Mak Ivan: другие произведения.

Загадка Кальмедо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 4.33*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Цикл "Иу - повелительницa рода", объединенный в одно произведение для конкурса "Вторая Стрела".


Ivan Mak


Загадка Кальмедо


Часть I


Иу − Повелительница Рода


Глава 1. Детство.


− Наша цель − служить драконам. Наша цель − служить драконам. Наша цель − служить драконам. − Голоса повторяли и повторяли фразу. Это казалось невыносимо скучно, но еще более непонятно. Учителя не говорили почему − заявляли, что это так, что это закон, что...
Появившийся рядом Учитель обрушил кулак на голову Иу. Она сразу поняла, за что получила наказание, и быстро заговорила:
− Наша цель − служить драконам! Наша цель − служить драконам!.. − Ученица повторяла и повторяла слова, а Учитель сверлил ее взглядом не отходя. Казалось, это никогда не закончится, и только спасительный сигнал окончания урока освободил Иу. Она сказала фразу еще раз, дабы ублажить Учителя, и тот ушел от нее.
Иу пыталась понять, почему так? Почему ее заставляют говорить подобные слова сотни и сотни раз. Казалось, это полная глупость, но высказывать подобные мысли Иу не решалась. Она знала, что за них получит жестокое наказание − либо удары плеток, либо...
Учениц согнали в кучу и провели в столовую.
− Ешьте больше, вам еще работать до самого захода! − произнес Наставник. Учитель скрылся, и Иу надеялась, что он не рассказал Наставнику о ее оплошности на уроке. Обычно она следила за Учителем и вовремя начинала раскрывать рот, но в этот раз задумалась слишком сильно и прозевала.
Наставник прошел мимо. Иу ела как все − старалась не смотреть на него. Это едва удавалось.
Обед заканчивался. Вновь и вновь, как и в прежние дни, учениц вели на работу, где они выполняли все приказы. Иу не противилась им. Она знала, что будет только хуже, если начать задавать вопросы или задуматься, как это случилось на уроке.
В этот день группа попала в сад на уборку урожая. Иу не раз участвовала в такой работе, и делала все достаточно быстро и хорошо.
Наставник остановился рядом с ней. Он стоял некоторое время, затем зарычал, отчего Иу перепугалась, и вскочила.
− Ты снова нарушаешь порядок! Учитель рассказал мне! Если ты не соберешь сегодня в два раза больше нормы, ты будешь наказана! Работай!
Иу опустилась и, ничего не говоря, принялась за работу. Она двигала руками быстрее, фрукты не редко улетали мимо корзины, что сильно мешало набрать темп. Она выполняла работу почти автоматически. Ей не хотелось получать наказание...
А как все было просто и легко раньше? Иу вспоминала далекие дни, когда вместе с сестрами бегала по лужайке. Никто не заставлял малышей работать, никто ничему не учил, и только двое воспитателей наблюдали за игрой детей.
Тогда Иу с завистью смотрела на старших, уходивших за большие ворота в Школу. Знай она тогда, что происходит за этой красивой ширмой, Иу не согласилась бы идти туда. Но тогда она мечтала о школе, мечтала о том, чего не знала. Маленькая девочка думала, что там будет еще лучше чем здесь, что там настоящая сказка...
Работать, работать, работать. Иу едва справлялась с набранным темпом, и к вечеру выполнила задание Наставника. Когда он оказался рядом, она заявила об этом. Тот встал и некоторое время молчал.
− Ты не выполнила задание. Тебе не хватило одного ящика, − объявил он. − И ты будешь наказана!
Иу едва не взвыла. Она прекрасно знала, что набрала больше, но спорить с Наставником − означало нарваться на еще более жестокое наказание.
Девчонка стояла у столба получая удары плетки. Иу взвыла, когда удар прошелся по ней в третий раз. Но вой этот был не от боли. Боль она давно научилась терпеть.
Это был вой обиды и отчаяния...

Пролетели годы. Иу изменилась. Учитель уже не ругал ее, а Наставник не видел в ней ничего особенного. Она была как все, и в то же время другой. Она научилась исполнять приказы помимо своих мыслей − действовала как заведенная. Руки сами выполняли работу, а голова могла раздумывать об ином, одновременно не упуская ничего из виду. Иу видела Учителей и Наставников, она следила за соседями, и времена, когда ее заставали в раздумьях, канули в прошлое.
Она умела работать, умела служить и исполнять приказы. Повтор глупых фраз не доставлял ей ни капли труда. Иу отвечала автоматически на любые стандартные вопросы, а нестандартных никто не задавал.
Прошло то время, когда Иу искала среди учеников подобных себе. Она поняла, что рядом находятся тупые, ни о чем не думающие люди. Они так же четко исполняли все приказы, но, судя по всему, совершенно не осознавали свою индивидуальность. Они были группой, командой, коллективом, но только не личностями.
Вокруг жили люди и драконы. Драконы имели темнозеленую чешую, огромные лапы с когтями, и большие клыки. Люди служили драконам, и это считалось нормой.
Занятия подходили к концу. На одном из последних уроков Учитель вновь объявил, что главная цель жизни людей − служить драконам. Он всегда начинал уроки подобным образом, но на этот раз в его словах звучало нечто иное. Иу обнаружила, что Учитель сам задумался на несколько секунд, прежде чем продолжил урок.
− Сегодня вы узнаете еще один вид службы. Вы увидите это на моем личном примере. Я буду служить Великому Дракону свою последнюю службу. И каждый из вас будет обязан сослужить ее, когда настанет время!
Учитель продолжал свою речь, говорил и повторял слова. Он ничего не доказывал и не выводил, а просто закреплял получаемое знание в головах учеников, под конец объявил о начале демонстрации. Группа под руководством Наставника направилась через школу, к воротам дворца Великого Дракона. Внутрь заходить никто из учеников не имел права, и молодые люди наблюдали со стороны, как человек прошел через ворота, а там появился Великий Дракон − огромное темнозеленое существо, самое большое из из всех драконов. Любой другой дракон выглядел перед Великим словно ребенок перед взрослым.
Учитель встал на колени и заговорил:
− Я пришел к тебе, Великий Дракон, чтобы сослужить последнюю службу! Возьми меня.
Человек скинул с себя халат и остался полностью нагим. Дракон наклонился и схватил его в пасть. Послышался крик человека, который смолк через мгновение. Великий Дракон поднял взгляд на группу, перехватил тело человека иначе, и проглотил его.
Ученики еще оставались на месте, когда дракон удалился.
− Наша цель − служить драконам, − произнес Наставник. − Повторяйте!
− Наша цель − служить Драконам, − послышались голоса. Они усилились, и под этим лозунгом группа направилась прочь от ворот дворца Великого Дракона.
Иу ощутила кошмар охвативший ее. Подобного ужаса она и представить себе не могла. Ее взгляд коснулся Наставника, и тут же ушел. Иу надеялась, что человек не заметил этого. Раньше она иногда слыхала о съеденых драконами людях. Тогда Иу не верила, а спрашивать было нельзя. Да и не у кого спрашивать. Среди учеников у нее не было друзей.
Группа вернулась в класс. Иу вновь смотрела на Наставника, но теперь так требовалось. Ее взгляд был совершенно тупым и отрешенным. Она смотрела на человека... Человека ли?... Возникшая мысль словно нож вонзилась в сознание. Наставник давно выглядел как чудовище. Началось все несколько месяцев назад, когда его руки покрылись странными лохмотьями кожи. Затем эти места позеленели, и теперь Наставник только напоминал человека с зелными чешуйчатыми лапами вместо рук. Не раз эти лапы касались Иу, и она видела на них когти. Теперь же, когда взгляд Наставника ходил по ученикам, словно выискивая жертву, Иу вдруг поняла − Наставник не человек, он − дракон. И от этого ей стало страшно.
Голос Наставника зазвучал почти неожиданно. Он требовал от всех тишины. Иу так же замолкла, вспомнив, что постоянно бубнила заученную фразу, как и все. Она не дала себе вольности взглянуть на других учеников, хотя, многие из них сделали это, и теперь Наставник начал вызывать их и задавать вопросы, в том числе и об увиденном.
Не многие сумели ответить складно и верно. Наставник назначал наказания направо и налево.
− Иу! − произнес он.
− Я, − автоматически ответила она.
− Отвечай, как ты относишься к тому, что увидела?
− Наша цель − служить драконам, − произнесла она.
− Я спросил, как ты относишься к?...
− Наша цель − служить драконам, − повторила Иу, как ни в чем не бывало.
Наставник изменил вопрос.
− Что ты обязана делать?
− Я обязана исполнять все приказы, − произнесла Иу.
− Тогда, почему ты не отвечаешь на вопрос?
− Наша цель − служить драконам, − опять повторила она.
Наставник, казалось, опешил. Иу не отвечала на заданый вопрос, но говорила слова, против которых он не мог возразить. Он не видел, что происходило в ней. Снаружи все было спокойно, никакого волнения, а внутри себя Иу едва ли не смеялась. Она издевалась над ним. Наставник этого не понимал, и просто отступил.
− Садись на место, − приказал он.

Иу сдавала экзамен. Вместе со всей группой она предстала перед драконами, которые задавали вопросы. Ученики отвечали. Отвечала и Иу. Она ни разу не запнулась, и ни секунды не задерживалась с ответами. Иу отвечала как заведеная. Вопрос − ответ.
Среди экзаменаторов находился и Великий Дракон. Он лежал немного дальше и не задавал вопросов, смотрел на учеников только одним глазом.
Иу вышла вперед и ответила на все вопросы. Экзаменаторы готовились дать решение...
− Ответь, что ты думаешь о своем Учителе? − возник голос Великого Дракона. Тот поднял голову и смотрел в упор на Иу.
− Наша цель − служить драконам, − произнесла она тут же.
− Я спросил, как ты относишься к Учителю, а не про цель.
− Наша цель − служить драконам, − повторила Иу. Она не думала ни о чем. Она не собиралась выдавать себя и играла куклу, которая отвечает только то, чему ее научили.
− По моему, она не понимает вопрос, − произнес Первый экзаменатор.
− Ты понимаешь вопрос? − спросил Великий Дракон.
− Я понимаю вопрос, − ответила Иу.
− Тогда, почему отвечаешь неправильно?
− Я отвечаю, − произнесла она.
− Ты отвечаешь неправильно.
− Наша цель − служить драконам.
− Какова твоя личная цель? − зарычал Великий Дракон.
Иу не раздумывала. Она понимала, что у нее есть только два выхода из этого положения. Либо умереть, либо доказать, что она выучила все. Она прошла к Великому Дракону, встала на колени перед ним и произнесла:
− Я пришла к тебе, Великий Дракон, что бы служить последнюю службу. Возьми меня. − Иу поднялась и скинула с себя платье.
− Ты еще слишком мала, чтобы служить последнюю службу. Одевайся и возвращайся на свое место! − зарычал Великий Дракон.
Иу вернулась, а комиссия не дала никакого ответа. Учеников выпроводили из зала, отправили по своим комнатам. Иу надеялась, что сделала все верно. Она поняла, что не станет обедом для Великого Дракона сейчас, когда она молода, когда еще может не мало выполнить работы. Не зря ее учили многому.
Так и вышло. Не знала она только иной стороны. Того, что происходило в этот момент среди драконов.


− Ты превратил ее в ничто! − зарычал Великий Дракон. − Ты никчемный Наставник! Ты − пустое место!
− Но я... − Наставник не договорил. Удар огромной лапы прошелся по его груди, и Наставник свалился на пол.
− Заткнись, − зарычал Великий Дракон. − Она моя дочь, ты понял?!
− Но они все ваши... − едва вымолвил Наставник.
− Она была лучшей! Она!... − Дракон умолк. − Вон отсюда!
Наставник вылетел в дверь, получая удар в спину. Он едва поднялся за дверями, и ушел под взглядами своих недругов, что стояли в ряд на прием к Великому Дракону. Тот, что стоял первым совсем не радовался, понимая, что Дракон в гневе, и это может отразиться на его здоровье. Это вообще может закончиться... его смертью.


Школа осталась в прошлом. Иу по-прежнему жила в своей группе, которая стала рабочей бригадой. Молодые люди выполняли разные дела, начиная от строительства, кончая уборкой территорий вокруг замка и просто на улицах города.
С момента окончания школы почти ничего не изменилось. Лишь Наставник исчез, и остался только руководитель работ. Однако, в отличие от Учителя и Наставника, руководитель относился к группе иначе. Наказания стали редкостью, хотя и остались. За плохую работу, за неправильные действия, за непонимание приказов. Иу выполняла все четко и правильно. К ней у руководителя претензии отсутствовали, и тот почти не замечал ее среди подобных же послушных работников.
Мысли Иу гуляли в иных сферах. Она изредка вспоминала детство, а все остальное время отдавала раздумьям о мире, о жизни, о происходивших вокруг событиях. Она видела жесткую структуру власти. Все подчинялись драконам. Учителя и Наставники служили только одному − обучению молодых послушанию. Затем обученные люди отправлялись на работу. Что происходило с теми, кто не сумел научиться всему, Иу не знала, но теперь предполагала. Она видела, что стало с Учителем. Тот отдал себя на съедение Великому Дракону. Очевидно, остальные люди либо становились послушны, либо оказывались на обеденном столе. Этот вывод казался самым простым и потрясал своим ужасом. Иу не собиралась подавать и малого повода, чтобы ее посчитали непослушной.

Шел очередной день. Иу с несколькими работниками из группы попали на новую работу. Они становились носильщиками. Иу не отметила бы ничего особенного, не окажись новое место работы за городом. Она едва сдержала себя, когда узнала об этом. Возникшее в голове множество мыслей тут же стихло. Иу взяла себя в руки − она не собиралась попасться из-за оплошности.
Сначала надо узнать, что там, и только после решать, что делать дальше. Давняя идея сбежать, внезапно приобрела смысл и возможные очертания. Иу поняла, что у нее скоро появится шанс...

Этот шанс пришел. Несколько дней работ вне города дали возможность Иу не только узнать, что там происходило, но и понять, что у нее есть выход, что он более широк, чем казалось. Надо только остановиться. Надо бросить работу и...
Иу продолжала исполнять приказ. Ее мысль едва не взорвалась... Она внезапно поняла, что заперта в собственном теле, которое подчиняется иным приказам, и эти приказы приходят извне. Иу чуть не взвыла.
Она вновь попыталась взять контроль над своим телом, а затем словно возник взрыв света перед глазами.
Иу дрогнула и остановилась. Ее тело прекратило работу, а сознание вырвалось наружу и теперь воспринимало мир вокруг. Рядом работало несколько женщин, Руководитель отсутствовал, а Иу, сделав усилие над собой, пошла в сторону.
Никто не посмотрел вслед, а она продолжала идти, затем побежала. Иу неслась через лес, бежала и бежала, надеясь, что ее никто не нагонит. Только одно желание − уйти. Как можно дальше. Спрятаться.
Словно бес вселился в нее, и Иу бежала без оглядки. Вперед, вперед, вперед...
Куда?..
Этот вопрос внезапно заставил ее затормозить. Иу обернулась. Вокруг только лес, лес, лес... День близился к концу, в сознание вошло иное ощущение. Иу никогда не оказывалась вне дома ночью, а теперь...
Она приказала себе не бояться, и, проплутав среди деревьев, села на кочку. Постепенно становилось темно...


− Что? Что ты сказал?! − воскликнул Великий Дракон.
− Иу сбежала. − повторил Руководитель. − Простите, Великий Дракон, это я виноват. Я не углядел.
Дракон стоял над Руководителем, а тот опустился на колени. Достаточно одного приказа, и этот человек исчезнет навсегда. Однако, руководитель не понимал реально, какую весть принес своему Повелителю.
− Ты можешь идти и продолжать работу, как раньше, − зарычал Дракон.
− Я отдам приказ, и ее найдут.
− Нет, это не твое дело, − ответил Дракон. − Если она вернется, приведешь ее ко мне! Иди!
− Да, Великий Дракон, − ответил Руководитель, подымаясь и покинул зал.


Первые дни стали для Иу жестоким испытанием. Она внезапно оказалась перед фактом, что у нее нет пищи. Поиски растительных плодов заняли не мало времени. Иу сумела найти нужные деревья, и ее постигла неудача. Плоды еще не поспели. Их вовсе не было. Она внезапно поняла, что совершила непростительную оплошность − совсем не подумала о том, что будет после...
Походы по лесам, пробы различных ягод и плодов привели ее в полуживое состояние. Иу едва двигалась. Она теряла силы и чувствовала это, но терять жизнь она не собиралась. Собравшись с силами, Иу продолжила поиск, который, наконец, привел ее в нужное место. Иу остановилась рядом с полем, где росло множество съедобных растений, и тут же накинулась на них. Она не думала о том, что это за поле, кому оно принадлежит. Она думала только о еде, о том, что ей нужно как следует насытиться, чтобы...
Звуки голосов вдали отвлекли ее. Иу увидела идущих через поле людей. Они не шли, они бежали к ней!
Иу вскочила и метнулась к лесу. Она неслась что было сил, надеясь, что ее не поймают, и ничего не произошло. Люди не пошли в лес, и Иу остановилась.
Хороший обед, небольшой отдых... Мысли прояснились. Теперь Иу поняла, что делать. Чтобы вырастить свой урожай нужны семена, а для этого их следовало достать. Где угодно, даже в городе. Иначе Иу не выживет.

Время меняло все. Иу достала семена. Достала полудиким способом − прошла в город словно простой работник, добралась до склада и забралась туда. Через несколько минут за ней гнались, но Иу не дала себя взять. Она легко скрылась от людей, и только драконы продолжали погоню за человеком, уходившим из города.
Она умчалась в лес, ворвалась в него, пронеслась мимо деревьев и вдруг поняла, что погоня отстала. Это казалось странным и непонятным, но давало иную надежду. Если за ней не идут в лес, она сможет там прожить...


− Мы нашли ее, Великий Дракон.
− Что она делает?
− Она построила свой дом.
− Что? − удивился дракон. − Серьезно?!
− Не совсем, − произнес другой сыщик. − Я бы сказал, это маленький домик и вокруг небольшой огород.
Дракон молчал. Он смотрел куда-то в сторону и вдаль.
− Что нам делать, Великий Дракон?
− Ничего.
− Ничего? Но она же!..
− Вам не ясен приказ?! − зарычал Дракон.
− Ясен, − заговорили сыщики. − Мы оставим ее.
− Раз в неделю вы будете отправлять туда одного наблюдателя и сообщать мне о том, что она делает, и каково положение ее дел. Вам все ясно?
− Да, Великий Дракон.
− Можете идти...


Жизнь Иу изменилась − она работала только на себя, служила только себе, у нее оставалась масса свободного времени на множество иных дел. На то, о чем она мечтала когда-то, что хотелось исполнить, и что теперь оказалось возможным.
Она изучала мир, лес, зверей вокруг. Она не мало наблюдала за городом и людьми. Иу не редко видела и драконов, но о ней словно позабыли. Идея найти где-либо бежавших людей пошла прахом. Иу не нашла ни людей, ни их следов.
Возможно, так и должно быть, возможно, они хорошо скрыты, и, наверняка, следят за ней, изучают и наблюдают, как и она сама. Да. Нужно только время, чтобы они поняли, и тогда они появятся. Они придут. Иу узнает еще больше и все поймет. Быть может, настанет время, когда все люди станут свободными.
Мечты, мечты... Время уходило. Наступала зима. Иу знала о ее приближении и как следует готовилась. Она утеплила дом, раздобыла спички, и вскоре в ее доме появился огонь. Когда холодало, Иу подкидывала дрова в печь, и становилось вполне уютно...


Ветер выл в вершинах деревьев. К этому вою прибавился новый странный вой, и Иу вскочила. До нее донесся вой райзигов − зверей, которые бродят где-то рядом и ищут жертвы.
Иу проверила дверь и взглянула в окно. Там стояла кромешная тьма, и только падавшие редкие снежинки отсвечивали от горевшего в печи огня. В эту ночь ничего не произошло, но на следующую райзиги оказались рядом. Иу готовилась к встрече. Теперь, даже если звери ворвутся в дверь, они не смогут ее взять, они нарвутся на колья.
Райзиги выли и рычали. Копали снег под дверью, кто-то пытался влезть в окно, но с визгом улетел назад, когда кол ударил ему в голову. Зверь свалился, и через несколько секунд был загрызен своими же.
Это стало спасением. В эту ночь Иу убила еще одного зверя, и райзиги, съев его, удалились.

Зима шла на убыль. Появления райзигов продолжались несколько ночей, но в какой-то момент они вдруг исчезли, Иу не нашла даже их следов в окресностях. Возможно, их что-то спугнуло? Или кто-то?..
Мысль о появлении рядом драконов вызвала страх. Иу поняла, что драконы могли легко выследить ее дом и тогда... Тогда ей придет конец. Она долго раздумывала, как обезопасить себя, но ничего путного не приходило в голову. Возникла только идея спрятать дом, но его не спрячешь просто так. Нужно радикальное решение.
Иу оставила решение на следующий год, на лето, когда будет время и возможность что-либо построить...

Новые поиски, новые походы, все больший и больший круг. Иу отчаялась в поисках свободных соплеменников. Она не нашла никого. Везде все одинаково. Города, драконы, люди, служившие драконам. Это казалось кошмаром. Иу поняла, что у нее нет ни едного единомышленника.
А, может, они есть? Может, они подобно ей самой ждут чего-то, скрываются? Иу искала новые пути. Она не раз встречала людей и пыталась с ними говорить, но все оказывалось бесполезно... Вся жизнь бесполезна. Все поиски напрасны, а труды никчемны.
Она боролась. Боролась с этой мыслью, с этой подавляющей жестокой действительностью. И все же, Иу была свободна. Скорее всего, на нее не стали тратить силы. Зачем искать бежавшего человека? Уйдет масса сил, а в результате, максимум, на что сгодится пойманный, так это на один обед дракону. Не сильно высокая цена...

Иу прошла через множество лесов, пересекла сотни полей, побывала в десятках сел. Она путешествовала по миру, и ее не останавливали. Изредка, какой-нибудь косой взгляд дракона касался женщины, но та вела себя легко и свободно. Она делала свое дело так, словно оно приказано драконом.
И проходили годы. Поиски свободных людей провалились полностью. Иу это уже не тревожило. Как бы там ни было, она была первой. А раз она первая, значит, появятся и другие − когда-нибудь. Мысли о будущих свободных людях обнадеживали, но вгоняли в тоску, от того, что не с кем поговорить, не с кем поделиться.
Путешествия заканчивались зимой. Иу возвращалась к своему новому дому, скрытому в горах. Ей не составляло труда делать запасы на зиму. Она легко делала посадки, затем собирала урожай. За растениями не приходилось особо смотреть. Фруктовые деревья не требовали постоянного наблюдения. Свободного времени оставалось уйма.

В очередной день, в походе по лесу, Иу внезапно столкнулась с драконом. Зверь встал, сверкнув глазами, и Иу замерла. Она была готова ко всему, и смотрела на него прямо.
− Ты что сдесь делаешь? − зарычал дракон.
− А твое какое дело? − произнесла она, как можно более жестко, и из ее груди внезапно вырвалось рычание.
Дракон фыркнул и свернув с дороги пошел в сторону.
Странная встреча. Странный оборот. И странный голос. Иу ушла далеко в лес и заговорила. Она говорила нормально, своим голосом, а затем сделала усилие и звуки переменились. Они превратились в рычащие, и подобное показалось почти невозможным. Рычание? Откуда?!..
Вопрос остался без ответа. Возникшее беспокойство сменилось иным отношением. Иу внезапно поняла, что рычание для нее спасительно. Отвечая рычанием она могла сбить с толку любого дракона. Вряд ли они искали ее, и вряд ли кто из драконов стал бы останавливать человека с подобным голосом. Таких они принимали за своих.

Лес, дорога, слабый снег. Иу спешила к горам. Она задержалась в очередном путешествии и теперь возвращалась домой слишком поздно.
Рядом послышалось рычание, Иу резко дернулась, увидев летевшего на нее райзига. Зверь вцепился в ее руку и разодрал в кровь. Иу взвыла и зарычала. Она схватила зверя и со всей силой бросила его. Новый прыжок хищника закончился для него плачевно. Иу выхватила нож и зверь нарвался на удар. Райзиг взвизгнул и свалился рядом. Только теперь она почувствовала боль возникшую от ранения. Она покинула место схватки и поспешила вперед, перевязав рану на руке кое-как.

Иу почти не помнила, как добралась до дома. Там ее ждали тепло, чистая вода, лекарственые травы и покой. Раны начали заживать, и через неделю никак не тревожили Иу. Она могла работать по-прежнему, отправилась в свой сад, где предстояло не мало работы, хотя часть продуктов погибла от холода. В доме оставались запасы с прошлого лета. Иу не беспокоилась за наличие пищи. Она знала, как доставать ее даже зимой.
И все же, нечто изменилось. Неуловимое действие, ввело в силу новый механизм, и Иу чувствовала, что с ней не все в порядке. Стояли глубокие морозы. Дом окружала белая пелена. Вдали выли райзиги, но Иу не думала о них. Хищники обычно не доходили до ее дома в горах.
Вновь мысли о прошлом. Беспробудная тоска и полное отсутствие цели в жизни приводили Иу к диким идеям, о которых не хотелось даже думать. Но они лезли в голову. Одна такая мысль ударила Иу, она вскочила, сдернула халат и стала рассматривать свою руку и раны, оставленные клыками зверя.
Мысль оказалась неправильной. Иу решила, что ранение могло обнажить под кожей ее иную сущность − сущность дракона. Мысль об этом давила. Иу вспоминала Наставника, который на глазах учеников менялся, обращаясь из человека в дракона. Иу внезапно поняла, почему могло не существовать свободных людей. Их могло не быть! Они все рано или поздно обращались в драконов и... И это предстояло самой Иу?
− Нет! Нет! − закричала она, вскакивая.
Кошмар отхлынул, но остался.
Кто я? Кто люди? Откуда они? Как они рождаются?.. Иу поняла, что не знает ответов. ОНА НЕ ЗНАЕТ, ОТКУДА ПОЯВИЛАСЬ САМА.

Ответа нет. Иу силилась вспомнить, что было в прошлом, как она жила вместе с малышами, как появлялись новые? Она не помнила. Помнила лишь, что их приводили и уводили.
На очередной год целью своего путешествия Иу избрала поиск информации о людях и драконах. Она желала знать все. О том откуда появлялись люди? Откуда появлялись драконы?
Идея поиска привела ее в поселок, но там ответа не оказалось. Люди не знали, да и ответить не могли. Руководитель работ, с которым заговорила Иу, хлопал глазами, смотрел на нее словно на привидение. Под конец он приказал схватить Ину, но она ушла словно ветер и скрылась в лесу.
Да. Силы и ловкости у нее достаточно, и Иу решилась на шаг, который мог показаться безумным. Она отправилась к городу Великого Дракона. Ей требовался ответ, и решимость, с которой она продвигалась к цели, могла сломить любое сопротивление.

Она вошла в город, несколько часов вела поиски, расспрашивая людей. Она взбудоражила всех, а когда стало ясно, что пора уходить, Иу понеслась к выходу.
Она не рассчитала только появления множества драконов на своем пути. Иу не собиралась сдаваться, но силы оказались не равны. Ее поймали и связали, после чего принесли во дворец, к Великому Дракону. Тому давно рассказали, что она делала, какие вопросы задавала, и Великий Дракон взвыл смеясь.
− Ты скоро узнаешь свое предназначение, девочка! − зарычал он. − Сбросьте ее в яму с райзигами!
Иу не дрогнула. Ее протащили через зал и коридор, втолкнули в широкую комнату. Дракон, проделавший это, дернул когтями за веревки и они распались, освобождая Иу.
Дверь захлопнулась. Иу огляделась. Вокруг остались голые стены, сверху потолок, в котором зияло несколько дыр. Через них в комнату попадал свет. Внезапно послышался шум, пол ушел из под ног, и Иу упала вниз. Она услышала рычание и вскочила. Два зверя бросились на нее, но Иу не собиралась сдаваться.
Один райзиг вцепился в ее руку, другой свалился от удара. Иу выдернула нож из-за пояса. Она едва не рассмеялась, поняв, что драконы оставили ее вооруженной.
Визг зверя, затем второго. И тишина.
Иу смотрела вокруг. На стены, на потолок, что теперь был еще дальше. Рядом лежали два трупа райзигов.
− Ну?! Где вы там?! − закричала она. Ее голос разлетелся эхом по комнате и остался без ответа. − Вы еще ответите за это. − Произнесла она и села на песок.

Тик-так. Время уходит, время проходит. Что происходит?...
Иу вздрогнула от полубезумной мысли. Она вновь искала выход, пыталась использовать веревку, которой была связана раньше, и нож, но все оказалось тщетно. Каменные стены не собирались ее выпускать, а драконы, словно забыли о ней.
− Нет, я не сдамся! − закричала Иу.
Она упала на песок, и новая мысль заставила ее рыть. Она выкопала яму и наткнулась на камень. Пол. В одном месте, в другом, в третьем...
Выхода нет.
А время уходит. И жажда мучает, и голод. А рядом еще два трупа зверя...
Коснувшаяся Иу мысль заставила ее обернуться. Она взглянула на райзигов и решила, что вполне могла бы съесть мясо этих тварей. Мысль не показалась противной или плохой, хотя раньше Иу никогда не ела мясо.
Она прошла к зверям. От холода, исходившего от песка, оба зверя закоченели, но Иу это не помешало. Она распорола шкуры зверей, вырезала кусок мяса и съела.
Вполне съедобно и даже не противно. Иу села около стены и закрыла глаза.

Зверь, зверь... Люди-драконы. Ты станешь драконом − ты будешь драконом!..

Иу вскочила проснувшись. Все тихо и спокойно. Иу огляделась, взглянула на себя, но ничего не изменилось. Глупый сон. Голод вновь брал свое. Она подсела к раскромсаному телу зверя. Иу вновь ела мясо, на этот раз больше чем раньше. Она полностью утолила свой голод и оставалась на месте.
И вновь тишина и покой. Вновь иные мысли.
Что сейчас делали драконы? Что думали? Они не пожелали даже проверить, что Иу мертва. А, может, им это и незачем? Они явятся только когда потребуется казнить еще какого-нибудь человека.
Но почему так? Почему драконы не разодрали ее сами и не съели? Они же... Может, Иу не поняла? Может... Нет. Она видела все сама. Да и глупо доказывать обратное, когда она знала... Что же они хотят?..

Пролетали дни. За прошедшее время от райзигов не осталось почти ничего, кроме костей и шкуры. А Иу чувствовала себя нехорошо. Голова кружилась, руки словно немели и чесались.
В какой-то момент не осознавая того Иу так расчесала руку, что порвалась кожа и... Она вскочила.
− Нет! Нет!... − взвыл ее голос.
− Почему же нет, когда да? − вдруг возник ответ, и она резко подняла взгляд. Над ямой стоял дракон. − Ты не узнаешь меня, Иу?
− Я не узнаю тебя! И знать не хочу!
− Я твой Наставник.
− Отлично, спускайся сюда, я тебе шею сверну!
Дракон фыркну и взвыл, от того, что кто-то столкнул его в яму.
− Вот тебе шанс, Иу. Сверни ему шею! − зарычал голос Великого Дракона.
− Нет! − взвыл Наставник, глядя вверх.
− У тебя тоже есть шанс, − ответил Дракон. − Победишь ее, и будешь свободен. Я не буду злиться. Если она слаба, то она мне не нужна.
Наставник резко обернулся к Иу, и их взгляды пересеклись. В одно мгновение в сознании Иу выстроилась цепочка. Если она нужна Великому Дракону, если она победит, значит, она останется жива, а тогда... Тогда у нее будет шанс − уйти, скрыться...
Дракон прыгнул. Иу внезапно поняла, что у нее нет ножа, он валялся в стороне рядом с остатками хищников. И у нее не осталось иного выбора. Иу ступила в сторону и приложив все силы, нанесла удар. Мощный, точный, резкий.
Дракон захрипел рухнув на землю, а Иу взглянула на свою руку. Кожа на пальцах лопнула, а под ней оказались окровавленные когти. Кровь принадлежала врагу. Иу смотрела на него без жалости. Дракон извивался на песке, дергаясь в конвульсиях. На его шее зияла разорванная рана, из которой текла кровь.
− Я не сомневался, кто победит, − прорычал Великий Дракон. − Достаньте ее.
Иу была готова драться, но в такой момент глупо сопротивляться. Ей надо выбраться из ямы...
Драконы спустили лестницу, и она поднялась.
− Иди за мной, − зарычал Великий Дракон.
− Зачем это мне нужно? − спросила Иу, и Дракон обернулся.
− Ты желала знать, как появляются люди и драконы. Как появляются драконы − ты уже знаешь. Остался только первый вопрос. Иди, и ты узнаешь...
Иу пошла. Она поняла, что иного выбора нет, она должна знать. К тому же, глядя на себя, она понимала, что стала драконом. Но почему?..
Она прошла через коридоры и залы дворца за Великим Драконом. Иу чувствовала себя не особенно хорошо. Дракон вошел в большой зал, остановился около окна. Иу подошла к нему и замерла, глядя на улицу. Там, в парке бегали маленькие дети. Играли, резвились, говорили о чем-то друг с другом. Мгновенно нахлынувшее воспоминание оборвал голос Великого Дракона.
− Они все − мои дети, Иу. И ты − тоже.
− Твои? Почему твои?! − зарычала она.
− Потому что я их породил. Они все − часть меня, так же, как и ты.
− Но это не так!
− Ты всего-лишь считаешь, что это не так. Ты не знаешь, как сама появилась на свет. Но, самое смешное, это то, что ты не знаешь, что и ты можешь породить на свет своих детей, Иу. И они будут твоими детьми, так же, как они − мои.
− Но ты сказал, что я твоя.
− Да. Но я не сказал и другое − ты еще очень многого не знаешь.
Он отвернулся от Иу и вновь смотрел на бегавших внизу детей.
− Ты можешь идти куда хочешь, Иу. Ты свободна, − зарычал Великий Дракон.
− Ты не рассказал всего!
− И не расскажу. Ты не желаешь меня слушать. Ты меня ненавидишь за то что я дракон, а не человек. Можешь уходить, Иу. И живи как тебе хочется. Ты не желаешь понимать. Ты не знаешь, что мне известно все о твоем доме в горах. Я знал, что ты ходила по лесам и селам, чего-то искала, но ничего не нашла. Иди, Иу.
− Куда?
− Куда хочешь.
− Я не хочу никуда идти, − произнесла она.
Дракон обернулся к ней.
− Это почему же?
− Потому что "наша цель − служить драконам". Ты это забыл? Ты забыл, как твои слуги вдалбливали это я меня несколько лет подряд, давили меня! Ты забыл, как вы издевались надо мной?! И не только надо мной! Над всеми людьми!.. Я уверена, вы и сейчас делаете то же самое. Вы ломаете их, превращаете в ничто! А затем еще и жрете!..
− Я сказал тебе, что ты свободна. Можешь идти куда хочешь. Можешь строить свою семью и устраивать в ней свои порядки. Давай, Иу. Вперед. А я погляжу, каким образом ты сумеешь родить не съев ни одного человека. Уходи!
− Я не уйду, пока не получу все ответы!
− Ты их уже получила. Только признавать не желаешь. Я все сказал, и мне нечего добавить. Наставника, который тебя якобы мучал, ты убила сама. Учитель, который учил тебя, сослужил последнюю службу. Так что тебе некого наказывать. Разве что руководителя, но он ведь этого и не заслужил, Иу?
− Я желаю наказать тебя, − зарычала Иу.
− Это твое желание неисполнимо. Ты физически не способна на это. Максимум, можешь рычать и ругаться. Не более. Даже если свершится чудо, и ты меня убьешь, Иу. Вместе со мной ты убьешь здесь всех. По очень простой причине. Здесь нет никого кроме меня, кто способен продолжить наш Род. На это даже ты не способна, потому что ты еще не доросла. Когда же ты дорастешь, здесь не останется никого, кто сможет помочь тебе родить. Это могут сделать только люди, а они либо умрут, либо обратятся в драконов. Так что, гуляй, Иу. И можешь делать все, что тебе заблагорассудится. Я не собираюсь вмешиваться в твои дела.

Иу ушла. Она покинула город и наткнулась на выходе на группу людей, шествовавших во главе с руководителем. Тем самым, которому служила Иу.
− Иу! − воскликнул он. − Это ты!
− Чего тебе.
− Ты должна...
− Я ничего не должна! − зарычала она, и человек отпрянул.
− Но как это. Это же невозможно...
Она фыркнула в ответ, обошла человека и пошла дальше. Группа послушных кукол, двигавшаяся за руководителем даже не обернулась, а тот отправился вскоре предстал перед Великим Драконом, рассказывая, кого встретил.
− Ты желаешь сослужить мне последнюю службу? − прорычал Великий Дракон.
− О, да, Великий Дракон! − ответил руководитель, вставая на колени.
− Тогда, приготовься. Сейчас...


Иу уходила все дальше и дальше. Давно закончились поселения людей и драконов. Она двигалась через леса, переплывала через реки, блудила по болотам и шла в одном направлении, туда, куда уходило по вечерам Солнце. Она решила идти только туда, только прямо и никуда не сворачивать. Иу не желала больше ничего. Только уйти, как можно дальше. Она поняла, что жизнь под властью Великого Дракона не может измениться. Ей было больно сознавать, но иного она не видела. Слова, сказанные Великим Драконом, убивали все идеи о свободе. Люди не могли жить свободно. Но почему? Почему?!..
Огромные просторы воды словно возникли из ниоткуда перед Иу, когда она взошла на холм. Куда ни глянь − половину пространства занимала огромная вода, у которой не виден другой берег.
Иу остановилась. Ей никогда говорили о подобной воде, и мысль сама пришла к выводу, что это край мира, что там дальше нет земли вообще. Она простояла некоторое время, а затем двинулась вдоль берега, направляясь на юг. Выбор пал на это направление, потому что приближалась зима, а на юге было теплее.
Но главное действие состояло в другом. Еще недавно Иу твердо намеревалась идти прямо и только прямо по своему пути. Теперь же, когда перед ней встала настоящая непреодолимая преграда, установленная самим Миром, она ПОВЕРНУЛА... не задумываясь...


Глава 2. Друзья.


Иу путешествовала несколько месяцев. Леса сменились полями и песками, в которых не оказалось пищи. Иу двигалась вперед забыв о пище, а когда поняла, что попала в пустыню, поворачивать было поздно. Она уже не знала точно направления, куда возвращаться, а через четыре дня похода через пески наткнулась на полосу буйного дикого леса, совсем не похожего на тот, в котором жила раньше. Лес раскинулся вдоль берега реки. Иу прошлась среди деревьев и нашла съедобные плоды.
Новое утро началось со странного шума. Над рекой внезапно пронеслось ужасное чудовище, которое гремело и выло как десять драконов. Иу спряталась под деревьями, и монстр не заметил ее. Но ей стало не по себе от такого явления.
Летающий монстр пронесся вокруг, пролетел в стороне, а Иу двинулась вдоль реки. Первые страхи прошли. Верх взяло любопытство. Двигаясь к истоку реки, Иу рассматривала лес, замечала не мало интересного. На очередном изгибе берега лес внезапно оборвался, и Иу оказалась перед поселком. Рядом в поле работали люди, а в стороне слышался странный шум непонятного происхождения.
Иу двинулась по краю леса. Она шла осторожно, стараясь чтобы ее не заметили, приблизилась к месту где работали люди. Послышался непонятный разговор, а позади вдруг возник резкий свист. Иу от неожиданности выскочила из леса и обернулась.
Меж деревьев стояли два человека. Оба засмеялись и заговорили на чужом языке.
− Что? Что вы говорите? − произнесла Иу.
Снова слышался непонятный говор. Слова раздались и позади. Иу обернулась и отскочила из-за того что чужаки оказались совсем близко...
Люди собрались в кучу, что-то обсуждали меж собой.
− Я не понимаю, − заговорила Иу.
Слова стихли. Кто-то прошел к Иу, и она подняла руки, показывая когти. Человек отступил.
Иу почувствовала неладное. Она ощутила, как к ней приближается нечто опасное, и инстинктивно бросилась в сторону, но было поздно. Сверху опустилась сеть. Иу взвыла. Она попыталась вырваться, но люди набросились все вместе. Ее скрутили сетью и понесли через поле... к селению...


− Что там за шум, Мальмиду?
− Дракона поймали. Представляешь, он разыгрывает из себя глупого, будто языка не знает.
− Ладно, подавай его сюда, мы быстро разберемся, что к чему.
Мальмиду покинул пост и прошел на площадь.
− Эй, спокойнее! Спокойнее! Разойдитесь! − приказал он людям. Толпа расступилась, и Мальмиду прошел к связанному. От того слышалось только рычание. − Кончай рычать, ты попался, зеленый! − произнес Мальмиду.
− Чего ты тянешь, Мальмиду?! Разделать его и все! − послышались крики. Толпа загудела.
− Спокойно, спокойно. Шеф приказал доставить его к нему. А разделаные драконы ему не требуются, таких у него и так полно, ясно?! А этому язык развяжут, глядишь, он и расскажет, что на этот раз задумал Грасхент!
− Да что он расскажет? Он языка не понимает!
− Я все сказал! Кому еще не ясно?! − Люди слушались человека в форме, и больше не возражали.
Мальмиду подошел к связанному дракону. Тот сверкал глазами, но теперь не дергался. Мальмиду только усмехнулся.
− Фальс, я долго буду ждать? − спросил он.
Фальс со своей командой, наконец, пробился через толпу к Мальмиду. Они подхватили сеть с драконом и понесли его к гаражу. Люди проследовали за ними, но не пытались мешать.
− Спокойно, ребята. Когда шеф вытрясет в него все что надо, думаю, он отдаст вам этого дракончика, позабавиться.
− Ты ему напомни об этом. Его мы поймали! − заголосила толпа.
Дракона погрузили в машину, положили в кузове. Мальмиду сел рядом с пленником. Фальс оставил половину своих людей в поселке, а с другой сел в машину.
− Я поведу, − объявил он. − А вы глядите в оба, драконы могут нагрянуть в любую секунду! − приказал он оставшимся людям.
− Обижаешь, начальник. Они у нас все на мушке.
Дракон, лежавший на дне кузова, дернулся и зарычал непонятные слова, когда машина завелась и поехала.
− Ну ты, не дергайся! − восликнул Мальмиду. Дракон обернулся к нему и смотрел словно не понимал слов. − Машин никогда не видел, косолапый?
− Да прикидывается он, − бросил Фальс из кабины.


Иу плохо понимала, что происходит. Иногда казалось, что люди хотят ее убить, но затем все изменилось. Ее повезли на странной гремящей телеге. Иу немного успокоилась. Если ее куда-то везли, то вряд ли для того чтобы убить, а там, возможно, найдется кто-нибудь, кто знает слова.
Ее привезли в город, протащили в здание, где развязали, не давая возможности вырваться и приковали к большому столу, на котором ее и повезли дальше.
Происходившее становилось все более непонятным. Чужаки крутились вокруг Иу, что-то делали. Иу не видела, что. Вскоре почти все удалились, а рядом осталось только трое. Два человека рассматривая ее, а третий надевал ей на руки и на голову странные предметы, которые можно было бы назвать украшениями, будь красивы. Слышалось жужжание и непонятные писклявые голоса, сильно действовавшие на уши.
Человек мудривший с Иу и своим предметами заговорил, обращаясь к ней.
− Я не понимаю, − произнесла Иу.
− А так понимаешь? − Спросил тот вдруг на языке Иу и усмехнулся.
Два других тут же оживились, третий их остановил, сказав пару слов.
− Меня зовут Иу. Я не понимаю, почему вы так поступаете со мной, я не сделала вам ничего плохого.
− Не сдела... Что? − проговорил третий с удивлением. Он сдернул обрывки одежды с Иу, и внезапно заговорил совсем иным тоном. Слова непонятные для Иу, взбудоражили двух других, и они замолчали на мгновение.
Один из двух незнакомцев, тот сидел рядом с Иу в гремящей телеге, зашевелился и начал снимать кандалы с ее рук. Второй, видимо, попытался возразить, но...

− Что ты делаешь, Мальмиду?! − воскликнул Фальс, когда тот начал расстегивать цепи на лапах дракона.
− Успокойся. Ты совсем ослеп?! Это же Повелительница Рода, никакий идиот не станет посылать ее в разведку! Ты понял?!
Мальмиду расцепил все кандалы и взглянул на Иу.
− Иу, − сказал он, показывая на нее. − Мальмиду. − Он показал на себя.
− По-моему, ты... − заговорил Фальс и остановился под взглядом Иу. − Дьявол, мы даже не знаем, кто она и откуда?!
− Это не имеет значения, − заявил Мальмиду. − Шеф, по-моему, надо брать ее и рвать отсюда когти. Чья бы она ни была, он явится сюда и не будет церемониться. Ты понимаешь меня, Иу?
Иу заговорила на своем языке.
− Она не понимает, − произнес шеф.
− Скажи ей, что мы извиняемся за то что произошло, скажи, что ее приняли за другого дракона.


Извинения человека и объяснения говорили за себя, но Иу все еще не была уверена.
− Я похожа на кого-то другого? − спросила она.
− Нет, но твое появление здесь было так неожиданно, что мы решили, что ты пришла от наших врагов. Но ты уже доказала, что это не так.
− Я не понимаю. Кто ваши враги? Драконы?
− Драконы принципиально не могут нашими быть врагами, ты же понимаешь. У нас есть только конкретный враг. Его имя Грасхент. Ты знаешь кого-нибудь с таким именем?
− Нет.
Мальмиду что-то заговорил, и второй человек перевел их.
− У нас есть некоторые проблемы, Иу. Мы должны уезжать отсюда. И чем быстрее тем лучше.
− Почему?
− Потому что наши враги могут явиться сюда в любой момент. И, поверь, тебе лучше пойти с нами, чем попадаться им.
− Хорошо. Но вы должны будете научить меня своему языку.
− Да, конечно, Иу. Но не прямо здесь, надеюсь.
− Да.
− Тогда, идем.
Они вчетвером прошли через здание.
− Вы не сказали своих имен, кроме Мальмиду, − произнесла Иу.
− Я Тренг, а он Фальс, − ответил человек. − А еще они называют меня шефом. В переводе на твой язык, это означает − начальник.
− Начальник? Ты им приказываешь, и они все выполняют?
− Ну, скажем, не все. Я не могу приказать все что угодно.
− Почему, ты же...
− Иу. Давай попозже разберемся. Здесь не время.
− Мне не нравится, когда одни люди командуют другими.
Иу остановилась, и все три человека встали.
− Иу, − заговорил Мальмиду. Он сказал еще несколько слов и показал странный знак, словно куда-то шел. В его взгляде было что-то странное, словно, умоляющее.
− Хорошо, идем, − согласилась она, и четверка двинулась дальше...

− Шеф, поменьше болтай языком, − произнес Мальмиду. − Черт возьми, ты можешь своими глупостями ее против нас настроить.
− Сам лучше заткнись, − буркнул Тренг. − Я не дурак, чай.
− Ладно, но помолчи лучше, хорошо?
Тренг не ответил. Все четверо, наконец, вышли на улицу и направились к вертолетной площадке.
Иу заговорила что-то, ее смутил вид вертолета...

− Это машина, Иу, − сказал Тренг.
− Что значит машина? Я не понимаю этого слова.
− Машина, это что-то похожее на телегу.
− Но эта телега летала в воздухе, я видела!
− Разумеется. Мы сейчас сядем в нее и полетим. А ты ничего не бойся, Иу. Мы не дадим тебя в обиду никому.

Они сели в вертолет. Иу чувствовала себя неуютно, но Тренг сумел убедить ее в безопасности.. Мальмиду подошел к ней и застегнул ремень, показывая, что и Тренг сделал то же самое. Он сел рядом с ней с улыбкой на лице.
− Мальмиду, не забудь, что тебе еще и оружие может потребоваться, − сказал Тренг.
− Не забуду, шеф.
Фальс сел за управление, включил радиостанцию. Тренг уже заводил двигатель. Иу дрогнула, когда послышался вой мотора. Слова Тренга вновь успокоили ее.
− Скайр, выйди на связь. Скайр, это срочно!
− Что там еще, Фальс. Дракон сбежал?
− Не сбежал. И не важно сбежал он или нет, Фальс. Ситуация 74.
− Ты не шутишь?!
− Мне не до шуток. Мы атакуем немедленно. Все, связь окончена.
− Надеюсь, Грасхент не раскусит наш код, − сказал Мальмиду.
− Если раскусит, он всбесится, так что молись, − фыркнул Фальс. − И не приставай к Иу, последний вальс тебе с ней не играть.
− Я не дурак, Фальс. Но заткнись, пожалуйста!
Вертолет взлетел, набрал высоту и взял курс к берегу океана.
− Иу, − заговорил Мальмиду. − Пожалуйста, отпусти мою руку. − Он знаком показал ей, потому что она не поняла слов.
Иу отпустила руку человека, разжав когти, после чего заговорила.
− Она извиняется, − перевел Тренг.
− Скажи ей, что я прощаю. Если захочет, она может меня съесть.
− Не говори глупостей, Мальмиду. Она еще девчонка и от таких слов может всбеситься.
− Ты уверен?
− Уверен. Ты не видишь, что она еще недавно человеком была? Преобразование даже не довершилось. По-моему, она этого и не понимает.
Заработала радиостанция, Фальс включил прием.
− Фальс, плохо дело, этот гад, похоже, всбесился, − произнес голос.
− Уходите, Скайр.
− Фальс, у него четыре "Сиркана". Ты понял? Фальс! Четыре "Сиркана"!
− Я понял, Скайр! Сматывайтесь! Бросайте все и уходите! Мы меняем курс!
Фальс взглянул на Тренга и показал знак вниз. Вертолет начал спускаться к воде, а Иу вновь забеспокоилась.
− Иу, прошу тебя, только не дергайся. У нас некоторые проблемы, − произнес Тренг.
− Телега падает?
− Нет. Я снижаю высоту, чтобы нас было хуже видно. Грасхент летит за нами. У него четыре машины, которые быстрее нашей.
− Я могу чем-то помочь?
− Можешь. Тебе надо тихо сидеть и не создавать нам помех, Иу. Понимаешь?
− Понимаю, − ответила та.
− Фальс, свяжись с нашими, пусть высылают подмогу. Объясни им все!
Фальс включил передачу и около минуты вызывал базу.
− В чем дело, К-4, вы вышли на связь в неустановленое время.
− У нас на хвосте четыре "Сиркана". Пока еще не видны, но скоро будут рядом. Нам нужна помощь!
− Четыре "Сиркана"? Что вы там, черт возьми, натворили?!
− Мы захватили Центр Вселенной. Вы поняли?!
− Это шутка? Она же!..
− Это не шутка, черт возьми! Высылайте перехватчиков и как можно быстрее! Иначе, все к чертям!
− Он не станет...
− Он станет! Она не его, ясно?!..
− Фальс, что там у вас за выкрутасы? − послышался голос полковника.
− Мы играем последний танец, командир. Вы обязаны нам помочь. Я говорю открытым текстом, у нас на борту Повелительница Рода! Вы обязаны ее защитить.
− Откуда вы ее взяли?
− Бог послал! Действуйте, черт возьми!
− Перехватчики вышли, Фальс. Но, считай, что я вас предупредил. Сам понимаешь.
− Не дурак.
В салоне внезапно раздался свист, который перешел в рычание.
− Вам пришел конец! − взвыл голос.
− Тормози, Тренг, − приказал Мальмиду.
− Ты шутишь?
− Я не шучу. Единственный выход, выскочить, пока он не видит и увести вертолет в сторону...
− Понял, − произнес Фальс. − Тормози!
Вертолет замедлил движение, Мальмиду отстегнулся и взглянул на Иу.
− Что происходит? − заговорила она.
− Иу, ты должна прыгнуть в воду. Вместе с Мальмиду, − как можно спокойнее сказал Тренг. − И, прошу тебя, быстрее. Нет времени.
− Но отсюда даже землю не видно!
− Отсюда видна смерть. Иу, прыгайте. Только так ты спасешься...
− А вы?
− А мы уведем его от вас. Я уведу. Фальс тоже выпрыгнет.
− Но...
Тренг заговорил что-то непонятное. Мальмиду открыл дверь, дернул Иу на себя и прыгнул вниз. Фальс подтолкнул ее, она с воем улетела вниз.
Иу плюхнулась в воду рядом с Мальмиду, через мгновение рядом свалился Фальс, а вертолет резко пошел в сторону....
− Прощай, Тренг, − тихо сказал Мальмиду. Он подплыл к Иу, коснулся ее и показал направление, куда плыть.

Далеко в стороне послышался вой грохот и грохот боя. Над горизонтом появилась вспышка.
− Тренг погиб за тебя, Иу, − произнес Мальмиду.
Она ответила свое "не понимаю", и он кисло усмехнулся. Троица продолжала плыть. Солнце зашло за горизонт, вокруг осталась только тьма.

Иу держалась за человека, а тот плыл непонятно куда. Положение казалось безумным, но иного выбора не оставалось.
− Фальс, кто-то летит, − произнес Мальмиду.
− Похоже, "Финтерс".
− Думаешь?
− Я же слышу. Тихо.
Они замерли. Слышался только плеск воды, затем слабый приближающийся шум. Внезапно заговорила Иу.
− Спокойно, Иу. Все в порядке, − попытался успокоить ее Мальмиду.
− Он прошел в стороне, − сказал Фальс.
− Кинь знак, Фальс.
− Сейчас поздно. Он должен пройти на второй круг. Минут через десять.
− Хорошо, ждем.
Шум повторился. Фальс выстрелил сигнальной ракетой. Иу взвыла и закричала из-за яркого зеленого огня над головой.
− Тихо! Тихо, Иу! − воскликнул Мальмиду. − Ты чего пугаешься? Тихо...
Он чувствовал, что она дрожит и приблизился к ней.
− Успокойся, Иу. Все будет нормально.
− Он идет на нас, Мальмиду, − сказал Фальс. − Не знаю, как ей объяснить.
− Ничего. Веди себя спокойно, и все будет нормально.
Шум приблизился. "Финтерс" спустился на воду, в стороне включился маяк, и Фальс включил свой, махнув им пару раз.
Небольшой катер подобрал трех пловцов.
− А где четвертый? − спросил капитан катера.
− Он погиб, − ответил Мальмиду. − Увел вертолет от нас, и его уничтожили.
Капитан ничего не ответил. Через несколько минут троицу проводили в самолет, тот разбежался по палубе и взлетел. Десять минут спустя машина спустилась на палубу крупного авианосца, и троицу проводили в каюту.
− Сейчас вам надо отдохнуть, − объявил капитан.
− Да, − ответил Мальмиду. − И не сообщайте по прямой связи, что подобрали нас.
− Не дураки.

Иу спала. Мальмиду и Фальс остались с ней в одной каюте.
− Я думаю, нам не поверили, Мальмиду.
− Думаешь?
− Да. Там наверняка решили, что мы психанули из-за хвоста. В общем, ты понимаешь.
− Завтра узнаем. А сейчас спать.
Утром всем троим доставили сухую одежду. Мальмиду выпросил у капитана пару перчаток для Иу, и тот не стал возражать. Он усмехнулся, показав свои перчатки.
− Два года ношу и ничего, − сказал он.
− О нас информацию еще не передали?
− Нет. Уйдет с очередным сеансом. Но, по-моему, ребята, вы влипли по-крупному.
− Ничего мы не влипли, − возразил Фальс. − Перехватчики не вышли? Не вышли, значит, ничего и не было.
− Было или нет, это не мое дело, − ответил капитан. − Пока вы свободны, но не советую сопротивляться, когда придет приказ.
− Не беспокойтесь, капитан. Мы люди военные, нам подчиняться не впервой.
Капитан ушел, а Мальмиду и Фальс сели рядом друг с другом и рассмеялись. Зашевелилась Иу. Она что-то заговорила на своем языке, и Мальмиду ответил на своем.
− Думаю, пора браться за язык, Иу, − сказал он, а затем начал показывать предметы вокруг и называть. Иу поняла достаточно быстро, и вскоре начала повторять слова.
Урок оборвал матрос, который вошел в дверь и объявил о завтраке. Троица направилась за ним. По дороге другой матрос передал Иу белые перчатки.
− Что? − спросила та, не понимая.
− Что что? − не понял матрос.
− Иу немного не пришел в себя, − вступил Мальмиду, принимая перчатки. − Спасибо.
Матрос ушел, а Мальмиду показал, что делать с новым видом одежды.
Перчатки положительно подействовали на Иу, и она некоторое время шла, рассматривая свои руки. Они добрались до столовой. Там был продолжен урок языка с Иу. Она не плохо усваивала и хорошо выговаривала незнакомые слова. После завтрака троицу пригласили к капитану, и тот объявил о пришедшем приказе. Три человека поступали в распоряжение командира корабля на время плавания, до штатного прибытия в порт.
− Надеюсь, вам приказ ясен? − спросил капитан.
− Да, капитан, − ответил Мальмиду. − Но есть один маленький нюанс.
− Я слушаю.
− Иу не может служить. Собственно, он не из нашей команды и является гражданским лицом.
− Почему вы не сказали раньше?
− Мы сказали, видимо, кто-то этого не понял, капитан. Иу останется с нами. Мы за ним присмотрим. Возможно, он даже поможет нам с какой-нибудь работой. Но вы понимаете.
− Хорошо. Надеюсь, он знает все правила? − Капитан глянул на Иу.
− Нет, сэр. Должен вам сказать, он − дикарь.
− Только дикарей мне здесь не хватало!
− Капитан. Он с нами, он нам доверяет, так что проблем не будет, если их не создавать искусственно.
− Он может куда-нибудь влезть.
− Не влезет. Он боится техники. И мы не будем отходить от него. В конце концов, не выкинете же вы его за борт?
− Что за намеки?
− Это не намеки, капитан. Он здесь, и большого выбора, как поступить с ним нет. Вряд ли командование решит посылать из-за него катер или самолет.
− Хорошо. Но я сообщу о нем.
− С рабочим сеансом.
− Разумеется. И это будет скоро.
− Скажите, что нам делать, капитан?
− Драить палубу, − ответил тот.
− Как прикажете, капитан. К кому обратиться за инструментом?
Капитан указал на своего помощника, и вскоре все трое принялись за работу.


Капитан смотрел за работой новичков. Усердие работников радовало. Все трое о чем-то говорили. Один иногда начинал что-то показывать руками, словно дикарь не понимал слов. Капитан только усмехнулся этому.
Наступил момент текущего сеанса связи, и капитан передал сообщение о штатском человеке, присутствовавшем в троице.
− Почему вы не сообщили ранее о нем, капитан? − спросил Командующий.
− Извините, сэр. Мы их выловили ночью в воде, они не могли и пару слов связать нормально. А в темноте было не разобрать.
− Хорошо. Что они сейчас делают?
− Драют палубу.
− Хорошо драют?
− Хорошо, сэр. По моему, пытаются задраить свою вину.
− Ясно. С ними все так же, как и раньше. Продолжайте свой рейд.
− Да, сэр.


Пролетели две недели. Иу научилась довольно сносно объясняться на новом языке. Мальмиду сумел втолковать ей, что находясь на корабле надо подчиняться капитану. Ей это не нравилось, но в просьбе Мальмиду не стала отказываться. К тому же, капитан по ее мнению, вел себя достаточно корректно.
Корабль шел в порт. Рядом все чаще появились другие корабли. Иу смотрела на них с удивлением, а Мальмиду объяснял.
− Я никогда не думала, что такое может существовать, − сказала она. − Мне никто не рассказывал. У нас не было никаких машин.
− А урожай вы возили на себе?
− Да. Грузили в телеги и тянули сами, но они никогда не двигались без людей.
− Я думаю, твой род, Иу, сильно оторван от всего мира. Вы, наверно, жили где-то посреди диких лесов.
− Там много городов и поселений, но они действительно в лесах. Это разве плохо?
− Нет, Иу. Это не плохо. И мы рады, что там еще кто-то живет. А еще мы рады, что встретили тебя, и надеемся, что ты поможешь нам.
− Я помогу.
− Это очень хорошо.
− Но вы расскажете мне обо всем, − сказала она. − И о машинах и обо всем другом.
− Разумеется, Иу. Мы найдем для тебя учителей...
− Мне не нужны учителя!.. − Вспылила она тут же.
− Тогда, как ты хочешь все узнать, Иу? Мы же не волшебники.
− Я хочу, чтобы это рассказывали вы, а учителей с меня достаточно тех, что были там.
− Я думаю, Иу, это слово означает не то, что ты считаешь. Учитель, это человек, который рассказывает тебе все-все-все. Все что ты захочешь знать.
− Да? Тогда, это действительно не так. Хорошо. Если найдутся такие люди, я приму их. Но я не приму никого, кто будет командовать!
− Командовать будешь только ты, Иу.
− Я не собираюсь командовать.
− Тогда, я не понимаю. Ты хочешь жить в хаосе?
− Что значит, в хаосе?
− Хаос это беспорядок.
− Я не хочу жить в хаосе...
− Тогда, кто-то должен командовать.
− Почему?
− Это сложно объяснить, Иу. Я думаю причина все в том же. Ты воспринимаешь командование иначе чем мы. Для нас любое командование не есть абсолютное.
− Я не понимаю. Что это значит?
− Это значит, что мы, в принципе, можем отказаться от выполнения приказа. Приказ для нас, это как совет, что делать. Если мы уважаем человека, мы это выполняем. Если нет, то нет.
− Но тогда, нам незачем было выполнять приказы капитана.
− Возможно, тебе и было незачем. Но мы уважаем его. И мы выполняли его приказы. И лучше уважать друг друга, Иу. От этого больше пользы. А от неуважения только вред.
− Все равно, это не понятно.
− Ты поймешь. Это не сильно сложная наука.


Корабль прибыл в порт. Троицу проводили на берег и передали в руки прибывших за ними офицеров.
− Здравствуйте, сэр, − произнес Фальс.
− Ты еще паясничаешь? − фыркнул полковник. − Вы пойдете под трибунал.
− Надеюсь, перед этим вы дадите нам возможность высказаться? − спросил Фальс. − В спокойной обстановке. Без свидетелей.
− Не вижу в этом смысла. Центр Вселенной остался на месте. Нам это прекрасно известно, и только идиот мог поверить в иное.
− Вы не выслали к нам помощь, полковник. Наш командир погиб. Он оставил нас в море и увел истребители противника. Он сделал для нас все. Вы не сделали ничего. А по сему, господин полковник, мы отказываемся от службы. И прямо сейчас. Ваш трибунал бессмысленен.
− Ну что же. В таком случае, сдайте свои удостоверения и погоны.
− Вы явно шутите? Они все у вас, мы отправлялись не на прогулку.
− Да. Можете не беспокоиться. К вам больше не будет никакого уважения.
− Прощайте, господин полковник, − произнес Фальс.
− Прощайте, − добавил Мальмиду.
− Прощайте, − произнесла Иу.
− А вас я вообще не знаю.
− И незачем знать, − ответил Мальмиду. − Иу не служит вам. Идем, Иу.
Три человека оставили полковника.
− Болваны! − крикнул тот вслед. − Вы не получите даже своего жалования!
− Положи его себе в карман! − издевательски бросил Мальмиду.
Полковник дернулся, но остановил себя, и троица удалилась.


− Что будем делать? − спросил Фальс.
− У нас есть только одна цель, − ответил Мальмиду. − Иу, я хочу тебе сказать кое-что. Я хочу служить тебе. И только тебе, Иу. И хочу, чтобы мы остались вместе, навсегда.
− Я тоже хочу служить тебе, Иу, − произнес Фальс. − Навсегда и только с тобой.
− Я не понимаю. Почему?!
− Тебе многого не объяснили, Иу. Не знаю, почему, думаю кто-то просто не желал, чтобы ты знала всю правду.
− Я всегда чувствовала, что от меня многое скрывали, − ответила она.
− Ты еще молода, Иу, − произнес Мальмиду. − Но уже сейчас полностью определено твое будущее преназначение. Тебе надо держать себя, Иу. Потому что твое предназначение − стать новым родоначальником.
− Я должна буду произвести на свет детей?
− Да, Иу. Они все будут твоими детьми и все будут служить тебе.
− Но я не хочу, что бы мне служили!
− Иу. Служба, это не зло и не проклятие. Это способ жизни. Вся жизнь направлена только на продолжение рода. Только единицы из многих миллионов людей способны продолжать род. Ты избрана самой Природой. Все твои дети будут обязаны тебе жизнью. Не будет тебя, не будет и их. Это ты понимаешь?
− Я понимаю.
− Поэтому они и будут служить тебе, Иу. Чтобы ты продолжала жить и продолжала свой Род.
− Но это означает, что я обязана тому, кто породил меня. Это так?
− Твое положение, Иу, освобождает тебя от этой обязанности. Если тот кто породил тебя не дал тебе свободу, он совершает преступление перед самой Природой. Он не дал тебе свободу, Иу? Да?
− Он дал мне свободу, − ответила она. − Но он был слишком жесток ко мне.
− Я не знаю, какова причина этого, Иу. Но, надеюсь, ты сама будешь другой.
− Я буду другой.


Глава 3. Предназначение.


Они отправлялись в Центр. Требовалось не мало средств для проезда, и это казалось Иу очень странным. Она не понимала, что такое деньги, и почему за них кто-то что-то обязан делать. Объяснения Мальмиду показались ей столь же непонятными. Он просто попросил Иу поверить его словам, и она согласилась.
Чтобы получить деньги, требовалось найти работу. Три человека бродили в ее поисках по городу два дня, пока Иу не наткнулась на торговца, которому требовались грузчики.
− Иу, ты думаешь, это хорошая работа? − спросил Фальс.
− А чем хуже чем никакой работы? − удивленно спросила она.
− Ладно. Идем, Фальс, − произнес Мальмиду. Иу направилась вместе с ними, и Мальмиду удивленно взглянул на нее.
− В чем дело? Я ее нашла, и я ее буду выполнять. А вы помогать.
− Хорошо, как скажешь, − ответил тот.

Вскоре они таскали тяжелые мешки. Хозяин поглядывал за работой, да говорил, что куда нести. Под конец он отсчитал скудные монеты, передавая их Иу. От вида когтей на ее руках человек дрогнул, а монеты просыпались на землю.
− Ну, в чем дело? − произнесла она, наклоняясь.
− Нет, я случайно, − проговорил тот.
Иу подобрала деньги и ушла.
− Да, заработок не ахти, − произнес Мальмиду, считая монеты.
− Сколько нам надо, что бы доехать?
− Еще двадцать раз по столько же.
− Может, проще пешком дойти? − спросила Иу.
− Идти месяца два придется.
− Ну и что? Я годами ходила по лесам и не померла.
Мальмиду усмехнулся.
− Ладно. Ты просто скажи, что идем, и все.
− Идем.

Они покинули город на рассвете и направились по дороге, ведущей к столице. Мимо изредка проносились машины. Иу не пугалась их как раньше.
− Вы обещали, что расскажете мне все, − напомнила она. − По-моему, сейчас есть время.
− Да, − ответил Мальмиду. − С чего начнем?
− С самого начала. С рождения детей.
− Думаю, ты знаешь, что дети появляются из яиц.
− Не знаю.
Мальмиду от неожиданности остановился, и Иу обернулась к нему.
− Ты серьезно, Иу?
− Я серьезно. Мне ничего не объясняли! И что значит, из яиц? Они откуда?
− Их производит на свет Родитель. В будущем, это будешь ты.
− Но как? Я этого не умею.
− Это не нужно уметь. Это произойдет само собой, Иу. Так же, как это произошло с твоими руками. Ты ведь ничего для этого не делала.
− Я не делала. Но я не понимаю, из-за чего это случилось.
− Из-за того, что ты ела мясо.
− Мясо? Это из-за мяса?
− Да. И для того, чтобы завершить преобразование, ты должна есть мясо, Иу. Зверей или людей...
− Я не собираюсь есть людей! − взвыла она.
− Иу! Успокойся! − воскликнул Мальмиду. − Собираешься ты или нет, если ты желаешь, чтобы твой род существовал, тебе это придется сделать. Это жизнь, Иу. Иного нам не дано.
− Но я не хочу!
− Тебя не заставляют. И тебе не придется никого заставлять. Приходит время и просто появляется такая потребность, Иу. Это только звучит страшно, но в действительности, происходит объединение твоего тела с телом человека. Он оказывается в тебе и только в таком случае ты становишься способной родить новых людей, Иу. Иначе, ты никого не родишь. Все люди умрут, и наш род исчезнет.
− Но это значит, что у вас есть свой родитель.
− Он был, Иу. Но его нет. И уже давно. Грасхент убил нашего родителя, Иу. Поэтому он наш враг. Его цель уничтожить наш род. И сейчас он ждет, когда мы все умрем, Иу. И мы умрем, если ты не поможешь нам! Мы умрем, если ты не станешь для нас новым Родителем. Не для нас, разумеется, а для своих детей, но их ты родишь с нашей помощью.
− Но я не хочу вас есть! Я хочу, чтобы вы оставались со мной, но не так, что бы!.. Вы должны оставаться рядом.
− Мы останемся рядом, Иу. Ради тебя мы сделаем все что угодно. Мы станем защитниками своего Рода, такими, какими нас сделает природа.
− В смысле, это какими?
− Мы станем драконами, Иу. Для этого нам надо есть мясо зверей. Тогда, мы сможем быть рядом с тобой.
− А без этого нет?
− Без этого мы проживем еще лет десять, не больше. За десять лет ты даже не успеешь вырасти до состояния, когда сможешь родить детей. И мы боимся, как бы не стало поздно. Людей становится все меньше и меньше. Только самые молодые из нас смогут отдать себя тебе, чтобы продолжить род. Если ты не вырастешь к тому времени, пока наши люди способны к продолжению рода, то для нас это станет концом. Навсегда. Пойми это. И прими.
− Хорошо. Пусть будет так. Может, через десять лет мне это будет проще воспринять. А сейчас. Что делать сейчас?
− Мы должны добраться до центра. И там найдутся люди, которые нам помогут.
− Непонятно только, почему их нет здесь.
− Здесь нет наших знакомых, Иу, а рисковать обращаться к чужим, не стоит.
− Но все же должны понимать.
− В том все и дело, Иу, что понимают далеко не все. Многие люди остаются в полном неведении откуда они рождаются на свет.
− Но почему?! Почему этого никто не говорит?!
− Таков закон. Так было всегда.
− Так больше не будет.
− Это может привести к серьезным последствиям, Иу. К непредсказуемым.
− Сейчас это не так важно.
− Да, − согласился Мальмиду.

Дорога уводила все дальше и дальше. Мимо пронеслась машина. Она вдруг затормозила, затем проехала назад.
− Эй, народ, чего пехом? − спросил шофер.
− Денег нет. − бросил Фальс.
− Ха... − усмехнулся незнакомец. − Куда хоть идете-то?
− В центр.
− А... Ходоки, что ли?
− Угу, − буркнул Мальмиду.
− Ладно. Коли так, забирайтесь в кузов, подвезу.
− За так? − спросил Фальс.
− А за как же еще, если денег нет? Я до Скернаго еду, так что на полпути считайте вам повезло.
− Ты настоящий друг, − произнес Мальмиду. Троица забралась в кузов. Они сели рядом друг с другом и улыбнулись. Машина двинулась по шоссе.

− Как видишь, некоторым и объяснять не надо, − сказал Мальмиду.
− Да, наверно, − ответила Иу. Она смотрела на шофера, что вел машину, и думала о своем. Мысль о том, что ей предстояло, казалась едва осуществимой. Больше всего пугал способ воспроизведения детей. Казалось, это какой-то дьявольский план, чтобы заманить Иу в ловушку, но она не видела ничего подтверждавшего подозрения...

Машина затормозила. На дороге стояло несколько драконов. Позади из леса выскочило еще двое.
− Платите денежки за проезд, или прощайтесь с жизнью! − зарычал зверь.
− По-моему, мы так не договаривались, − произнесла Иу.
− Мы вообще с тобой не договаривались! − зарычал зверь. Он вскочил в кузов и прыгнул на Иу.
Она уклонилась в сторону и почти инстинктивно нанесла удар дракону в горло. Зверь взревел и перелетев через борт рухнул на землю.
− Ах ты мерзкий слизняк! − взвыл второй и метнулся к Иу.
Еще один дракон рухнул на дорогу дергаясь в конвульсиях.
Иу проскочила вперед, к зверю, что пытался влезть в кабину и дракон взвыл от удара когтей, что получил в глаза. Он свалился на землю и зарычал, корчась от боли:
− Убейте их! Убейте!
Иу не чувствовала себя. Словно зверь вселился в нее, и она выскочила из кузова. Два дракона, подбежавших к ней получили удары в живот. Они успели вцепиться в Иу, но почему-то промедлили и не сумели ничего сделать. Одежда Иу окрасилась кровью, но она осталась на ногах и прыгнула назад, в кузов, потому что туда лезли два оставшихся дракона...
От вида Иу они отшатнулись назад. Один получив удар слетел с кузова, другой вывалился, когда машина дернулась с места. Иу тоже упала. Мальмиду схватил ее за ногу и не дал вылететь на дорогу, когда машина набирала скорость.
Позади слышался рев зверя, но тот не пускался в погоню. Он выл над шестерыми... мертвецами.

Машина остановилась только в следующем поселке.
− Вы живы?! − воскликнул шофер, выскакивая из кабины.
− Живы, только Иу ранен.
− Едем в больницу, − произнес человек. Машина двинулась вперед и вскоре затормозила около медпункта.
− Эй-эй, что за!... − взвыл голос и умолк, увидев раненого.
− Вы должны что-нибудь сделать доктор! Вы должны! − воскликнул шофер, проскакивая к человеку. − Его ранили драконы!
Иу перенесли в медпункт. Она находилась без сознания и ничего не чувствовала.
− Вы должны выйти, − произнес врач.
Шофер пошел на выход, а Мальмиду и Фальс остались.
− Мы останемся. И не оставим Иу!
− Вы!...
Врач не стал пререкаться, а принялся за свою работу.
− Вы все равно должны, вы... вы... − Врач захлопал глазами, когда снял с Иу одежду, затем раскрыл рот и рухнул в обморок.
− Черт возьми?! − выкрикнул Фальс и проскочил к человеку. Он привел его в чувство и поднял на ноги.
− Это.. это...
− Мы знаем, кто это, делай свое дело! − приказал Фальс.
Человек подошел к Иу, Фальс держал его.
− Не держите меня, вы мешаете! − произнес доктор.
− Держите себя в руках. И спокойнее, спокойнее...
Раны были промыты и зашиты. Человек под конец сел на стул и взглянул на Мальмиду.
− Она Повелительница Рода... − произнес он.
− Полагаю, вы понимаете, какое это имеет значение, доктор? − спросил Дальс.
− Да, конечно! Надо позвонить в Правительство!
− Болван. Тебя за психа примут, ты это не чуешь?
− Д-да. Да, но...
− Мы едем в Центр. В любом случае, дорога только туда.
− Конечно... − согласился врач.
− Думаю, и вам стоит тоже ехать туда, − произнес Мальминду.
− Да. Но ей сейчас нельзя...
− Что мне нельзя? − возник голос Иу.
− Иу! − мальмиду проскочил к ней.
− Где мы?
− В поселке, в больнице, ты ранена, лежи!
Иу расслабилась и прикрыла глаза.
− Что там было? − спросила она.
− По-моему, ты прикончила шестерых драконов, Иу, − сказал Мальминду и взглянул на врача.
− Она могла, но... − он вскочил. − Ей нужна кровь. И срочно!
− Кровь?! Вы шутите, доктор?! − воскликнул Фальс.
− Кто здесь врач?! − воскликнул человек. − Я сказал, что она потеряла силы и нужно их восстановить. − Не мешайте мне!..
Человек что-то вытащил из сейфа, затем прошел к Иу.
− Будет немного больно, но надо потерпеть, − сказал он.
Иу промолчала. Врач поставил перед ней прибор, вставил в него колбу с темной жидкостью и ввел в руку Иу иглу.
Оставив все так он ушел и вернулся с водой, которую влил в рот Иу. Она очнулась и начала глотать.
− Не шевелите рукой.
− Что с ней?
− Ничего, я делаю вливание крови.
− Что?!
− Тихо, Иу! Спокойно! − произнес Мальмиду, проскочив к ней. − Врач сказал так надо. Мы ему верим. Хорошо?
− Хорошо, − ответила она, закрыв глаза.
В дверь постучали и Фальс открыл.
− Что там? − спросил шофер, появившись у порога.
− Уже легче. Заходи, − произнес Фальс.
− Здесь не нужны посторонние! − воскликнул врач.
− Он не посторонний, он наш друг, − ответил Фальс. − Если бы не он, шли бы мы сейчас по дороге, а его косточки драконы глодали бы...
− Я... Я... − произнес шофер и загремел, падая в обморок.
− Какой слабый народ пошел в последнее время, − буркнул Фальс.
Врач привел шофера в чувство. Тот едва поднялся и хлопал глазами.
− Она спасла вас, и вы обязаны служить ей.
− О-о.. Кто? − захлопал глазами человек.
− Он не знает об этом, − сказал Мальмиду.
− О чем?! − воскликнул шофер.
− Послушайте. Откуда она? − спросил врач.
− Вообще-то, с другого материка, − ответил Фальс. − Грасхент нас едва не прикончил.
− Вы ее у него увели?!
− Не у него, но с его территории. Иу пришла туда из диких лесов.
− Ди... Там же... Там кто-то есть?
− Есть.


Шофер оставил все свои дела. Врач не думал ни о каких больных. Мальмиду и Фальс не отходили от Иу. Тайна оставалась тайной пару дней, а на третий в больницу заявилась полиция.
Иу могла вставать, одежда скрывала ее сущность, а никакие иные признаки еще не выдавали в ней Повелительницу Рода.
− Что вы хотите, господа? − спросил врач у вошедших.
− Нам стало известно, что здесь скрывается преступник, совершивший убийство на дороге. Убиты шестеро граждан...
− Самооборона Повелительницы Рода не может считаться преступлением ни при каких обстоятельствах, − произнес врач.
− Вы в своем уме? − в гневе заговорил полицейский.
− Я-то в своем. А вот вы в своем уме, господа? − Врач встал в позу, уперев руки в бока. − Где это вы видели, чтобы люди наносили раны когтями? И где это вы видели, чтобы недодракон был способен убить шестерых драконов?
− Откуда вы узнали, как и кто был убит?
− Какую глупость вы спрашиваете, я врач, а ваш паталогоанатом подчиняется непосредственно мне. По-моему, дело очевидно. Они друг с другом подрались. Кстати, кто свидетель? И как он сам из драки вышел живым?
− Он... Вы уверены, что убийство совершено драконом?
− Господа, иного не дано. Подобной силы удары способны наносить только драконы. При чем очень сильные драконы. Ну и, как я сказал, еще один вариант, это защита Повелительницы Рода. Их сила даже в переходный период значительно выше, чем у драконов. Такова природа.

Полиция удалилась, и Мальмиду оказался перед врачом.
− Ты псих, ты едва не выдал ее!
− Послушайте, сэр. Даже если бы я ее выдал, произошло бы только одно. Они убрались бы по ее приказу.
− В любом случае, мы уезжаем. Вы можете ехать с нами.
− Возможно, я когда-нибудь и появлюсь там, но сейчас у меня есть обазанности здесь. − Ответил врач, внезапно перевернув свои же слова, сказанные день назад.
− Идем, Иу, − махнул рукой Мальмиду.

Шофер растерянно смотрел на Иу, не зная что говорить и что делать.
− Ну, ты что, совсем сдрейфил? − спросил Фальс.
− Нет, я... Я должен служить вам, − сказал он, обращаясь к Иу.
− Не должен, − ответила она. − Если не хочешь, мы расстанемся.
− Но я хочу! − воскликнул человек.
− Тогда, не произноси этого дурацкого слова! − вскипела Иу. − Должен!.. Хочешь, значит хочешь, а не должен!
− Да, − согласился шофер и прошел к кабине.


Машина въезжала в ночной город. Иу смотрела на множество огней в окнах домов. Они никогда не видела таких огромных зданий. Подобное казалось почти невозможным, но глаза не обманывали. Машина проехала по улицам города, и остановилась недалеко от стены, за которой располагался замок.
− Что теперь? − спросила Иу. − Взглянув на Мальмиду.
− Теперь спим и ждем утра, − ответил он. − Ночью только психи туда звонят.
Иу усмехнулась. Она легла в кузове машины и долго наблюдала за звездами прежде чем заснула.

Утром четыре человека прошлись по плошади и направились к воротам Центра.
− Мы должны встретиться с Управляющим, − сказал Мальмиду охраннику.
− Управляющий не занимается гражданскими делами, − возразил человек.
− Мы пришли не по гражданскому делу. Мы пришли по делу первоочереной важности.
− Единственное первоочередное дело, которое мне известно, это поиски Повелительницы Рода.
− Именно по этому делу мы и пришли.
Человек с недоверием осмотрел пришедших, затем лениво включил связь.
− Сэр, здесь четверо каких-то людей, заявляют, что пришли по делу номер один.
− Проводите их ко мне, − послышался ответ, и охранник открыл вход.
Через пять минут все четверо оказались в полутемном помещении, окруженные десятком вооруженных солдат.
− Итак, я слушаю.
− Я понимаю шутки, полковник, но не такие, − произнес Мальмиду, рассматривая незнакомого офицера. − Мы пришли к Управляющему Центра, а не к вам.
− Управляющему нет до вас дела, − ответил полковник. − Выкладывайте все.
− Ложитесь на землю, − произнесла Иу, взглянув на Мальмиду.
− Это не разумно, Иу.
− Прекратить балаган! − крикнул полковник и прошел к четверке. Он оказался напротив Иу, и она не медлила.
Сверкнул клинок в темном свете, и полковник оказался в руках Иу с ножом, приставленным к горлу.
− Мой вам совет, полковник, прикажите своим людям сложить оружие, или это минута станет для вас последней в жизни.
− Я не боюсь смерти.
− Ваша смерть будет более позорной, чем вы в состоянии себе представить, полковник. Вы будете убиты как преступник. Я имею все полномочия, у вас нет выбора.
− Хорошо, я прикажу, − ответил он. − Огонь! − Взвыл он.
Солдаты открыли стрельбу. Три человека упали раньше чем начались выстрелы, а Иу стояла и держала перед собой человека.
− Именем Повелительницы Рода, я приказываю прекратить огонь! − выкрикнула она. − Стрельба стихла. Полковник все еще стоял, но он был мертв. Иу держала его перед собой, − вызовите Управляющего, и немедленно! − приказала она.
Солдаты не знали, что делать. Полковник стоял и молчал. Кто-то, возможно, и видел, как по его мундиру течет кровь, но никто не понял, что человек стоял мертвым.
Наконец, возникло движение, в зале вспыхнул свет, и позади солдат появился дракон. Он прошел к Иу, и она отпустила полковника. Человек рухнул у ее ног и рядом упал нож.
− Ты зря его убил.
− Его убила не я, а его собственные люди. Он сдох как последняя свинья, потому что ослушался приказа Повелительницы Рода.
− Кто?! − взвыл зверь.
Иу сбросила платье и зверь замер.
− А теперь прикажи всем бросить оружие, или я не знаю, что с вами станет!
− Всем бросить оружие! − зарычал дракон. − Я н-не понимаю. Откуда?!
− Откуда бы ни была. Какая вам разница?
− Н-никакой. Вы... Я не знаю, как сказать.
− Не знаете, тогда лучше помолчать, − ответила Иу и прошла к Мальмиду. − Мальмиду, ты жив?!
− Жив, вроде. Но Иу, ты не имела права так рисковать!
− Я не рисковала. Они не попали бы в меня.
Из трех друзей Иу только Фальс оказался легко ранен. Пуля задела ему руку.
− Надеюсь, теперь все будет иначе, − произнесла она и взглянула на дракона еще стоявшего рядом. − Вы так и будете изображать статую? − спросила она.
− Приготовьте все для экспертизы, − приказал Мальмиду. − И вызовите всех кого следует, особенно бывшего Главнокомандующего.
− К-какого бывшего?
− Такого, который еще не знает, что он бывший, − объяснил Мальмиду.
− Пока ничего не подтверждено, ничего не может быть! − зарычал дракон.
− Мы не дураки, господин Управляющий. Мы долго будем оставаться в этом гадючнике?
− Нет. Вы можете пройти куда захотите.
− Проводите нас туда, где следует находиться Повелительнице Рода, − ответил Мальмиду.
− Но...
− У вас проблемы? Боитесь, что там пол провалится?
− Нет. Я проведу вас...

К середине дня во дворце собралось множество людей и драконов. После экспертизы неверующих не осталось. Все однозначно приняли Иу как Повелительницу Рода. Теперь ее только приветствовали...
Главнокомандующего вынесли из зала, когда Иу заявила, что по его вине она подвергалась опасностям множество раз. Человек не выдержал обвинения и скончался на месте от сердечного приступа. Министр Внутренних дел попытался требовать отчета с Мальмиду и Фальса, но Иу тут же вмешалась, и человек поспешно ретировался, прося прощения. Повелительница Рода прямо заявила, что Мальмиду и Фальс ее друзья, и никто не имеет права требовать с них отчета, кроме нее.
Лишь поздним вечером Мальмиду, Фальс и Иу оказались наедине.
− Я думаю, Иу, тебе надо завершить переход, − сказал Мальмиду.
− Так же, как и вам обоим, − ответила она. − Вы мне это обещали!
− Да, Иу. Мы это выполним.


Время изменилось. На всю страну прогремело объявление о появлении в Центре Повелительницы Рода. Иу быстро освоилась с новым положением. Она теперь ела мясо и приняла это как необходимость. Через несколько дней начали проявляться изменения. Появились изменения и у двух ее друзей. Оба вошли промежуточную фазу преобразования от человека к дракону.
Одновременно Иу училась. Она узнавала такие вещи, о которых раньше и не догадывалась. Больше всего ее интересовала биология, в которой и находились ответы на вопрос: "Почему все так?"
Поражал факт, что потенциально любой человек мог стать Повелителем Рода, т.е. родить. Однако, в жизни все оказывалось не так. К моменту рождения Природа определяла, кому суждено остаться навсегда человеком, кто в принципе способен стать драконом, и лишь единицы из миллионов рожденных имели способности к порождению новой жизни. Таковой была Иу. Это определилось давно, в момент когда она родилась, но по непонятной для Иу причине, ее учили как всех, вдалбливали покорность и выбивали всяческие зачатки самостоятельного разума.

− Мне нужно поговорить с Повелительницей Рода, − произнес Управляющий Центра.
− Я вас слушаю, − сказала Иу.
− Я имею в виду, что разговор должен быть наедине.
− У меня нет тайн от Мальмиду и Фальса. Они останутся. Говорите, что вы хотели сказать.
− Как пожелаете, − ответил Управляющий. − У меня есть неопровержимые данные, компрометирующие ваших так называемых друзей. Они не достойны находиться при вас.
− У меня, господин Управляющий, есть данные, компрометирующие лично вас, − объявила Иу. − Однако, я не делаю опрометчивых заявлений о том, достойны вы или нет, где-либо находиться!
− Но я не понимаю! Какие еще данные?!
− Вы только что оскорбляли моих друзей, господин Управляющий. − Гневный взгляд Иу заставил дракона отступить на шаг. − Ваши подчиненные едва не убили меня, когда я пришла сюда. Полагаю, этого достаточно? Я не желаю ничего слышать ни о какие компроматах, так что можете их выбросить. Других дел у вас ко мне нет?
− Н-нет.
− Тогда, оставьте нас... наедине, − приказала Иу.
Дракон скрылся за дверью, а Иу обернулась к Мальмиду и Фальсу.
− О чем он хотел рассказать? − спросила она. − Что это за дела такие?
− Я думаю, это дела нашего прошлого. Еще до того, как мы встретили тебя, то дого, как пошли в армию. Мы были молоды и глупы, − сказал Фальс.
− Я хочу знать, что именно вы сделали, − произнесла она, взглянув на Фальса. − Неужели, это так трудно сказать?
− Мы расскажем все, Повелительница, − сказал Мальмиду.
− Что еще за Повелительница, Мальмиду?!
− Ты сейчас допрашиваешь нас именно как Повелительница.
− Ничего подобного. Я хочу знать о вас все, что бы не было подобных глупых сцен со всякими компроматчиками! Друзья не должны ничего скрывать друг от друга, Мальмиду!
− Мы с группой молодых ребят делали набеги на магазины, − заговорил Фальс.
− Ничего особенного, обыкновенный вооруженный грабеж, − добавил Мальмиду. − А потом, чтобы скрыться, мы пошли в армию.
− Ты спятил, Мальмиду, − произнес Фальс.
Иу фыркнула, усмехнувшись. Она отошла к окну и некоторое время смотрела туда.
− Ты нас не выгонишь? − спросил Мальмиду, подходя к ней.
− Нет. Глупо гнать за то, в чем я и сама грешна.
− Ты? − удивился Мальмиду. − Но как же это?
− Я сбежала от своих хозяев, пряталась в лесу, а когда пришел голод, мне пришлось идти и воровать. Вы, я так понимаю, не от голода воровали, а от безделья? − Иу глянула на Мальмиду.
− Да, в общем. Мы были в компании, а там поступать не так как все было не принято.
− Так вы не руководили этими налетами?
− Нет. Мы вообще были пешками, когда полиция навела шороху, струсили и сбежали.
− В армию, где лезть в драку и чуть ли не на смерть?
− Это другое. В армии понимаешь, что это дело правильное...
− Вот и отлично. Я сама не сразу поняла, что воровство это плохое дело. Я считала себя правой, когда крала продукты и семена.
− Семена? − удивился Мальмиду.
− Да, именно семена. Мне было нужно что-то посадить, чтобы выжить. А потом все изменилось, я легко находила пищу даже зимой.
− Однако, и местечко же это было. Леса кругом, да еще и зима... Брр...
− Ты это о чем? − спросила Иу. − Ты что, зиму не видел никогда?
− Вообще-то, нет. Здесь зимы не бывает.
Иу замерла. Она взглянула на Фальса, и тот подтвердил слова Мальмиду.
− Так здесь, что, совсем-совсем?.. − произнесла она.
− Да, Иу. Зима бывает только на севере. И еще далеко-далеко, на юге.
− Невероятно. А я никак не могла понять, почему никто заготовками не занимается, думала, все давно готово, а тут...

Время летело быстро. Теперь к Иу стекалось не мало информации. Многие члены местного Правительства считали, что должны переговорить с Повелительницей Рода, обсудить все дела. Иу принимала и выслушивала их. Наиболее серьезным был разговор с Военным Министром и Министром Безопасности. Последний открытым текстом объявил Мальмиду и Фальса преступниками, но Иу и ухом не повела.
− Ваше нежелание признавать этот факт только бросает тень на вас лично, − произнес Министр, когда Иу промолчала.
− По-моему, я ясно выразилась, − заговорила Иу. − Я не желаю ничего об этом слышать. А будете настаивать на их изгнании, я уйду с ними.
− Вы не можете так сделать! Это неразумно!
− Неразумно совать нос в чужие дела! − зарычала Иу. − Они мои друзья, и точка! Если они у вас там убили кого-нибудь, мне плевать, я сама убивала и не мало! Вам все ясно?!
− Д-да, − произнес Министр Безопасности.
− За исключением одного вопроса, − добавил Военный Министр. − Как вы собираетесь защищаться, когда сюда явится Грасхент?
− Никак, − ответила Иу. − Я уже знаю, что он управляет несколькими родами. Вряд ли он откажется еще от одного!
− Иу, ты не можешь! − воскликнул Мальмиду. − Ты потеряешь свободу, если попадешь к нему!
− Я потеряю свободу, если буду слушать всякую грязную ложь всяких Министров, которые только и желают, что задавить меня! А перед этим хотят устранить все препятствия! − Иу смотрела на Военного Министра, и ее глаза сверкали. − Мне плевать на вашу ложь, господа! Мальмиду и Фальс − неприкосновенны, и этот закон устанавливаю я! И я не желаю больше ничего слышать на эту тему, вам все понятно?!
− Нам все понятно, − ответил Военный Министр. − Это был последний вопрос, который мы хотели обсудить. Полагаю, мы можем быть свободны?
− Вы свободны, − ответила Иу.

− Иу, по-моему, ты перебрала на этот раз, − произнес Мальмиду.
− Я не перебрала, Мальмиду. Можешь не сомневаться, я не собираюсь становиться собственностью Грасхента. Но мне было нужно, чтобы эти остолопы не считали, что у меня выходов никаких нет.
− Они могут это не так понять, Иу. И могут задумать что-нибудь против тебя.
− Пускай попробуют. Толпа их разорвет.
− Толпа? Иу, ты о чем?!
− О том, что у меня достаточно опыта по побегам. Я уйду и скроюсь в лесу, а здесь оставлю маленькую бумажку с прямым указанием на то, кто виновен.
− А ты не так уж и безобидна, Иу, − произнес Фальс.
− Может, ты забыл, как я шестерых драконов прикончила? Они были не первыми, Фальс.
− Я это понимаю, Иу. Но и ты должна понять, что лишний раз зря нарываться не стоит. И, тебе надо иметь в виду еще один возможный исход. Нет никаких гарантий, что у них нет иного кандидата, кроме тебя, Иу.
− Что? Ты имеешь в виду, что может быть еще кто-то?
− Это совершенно не исключено. Да и все вокруг только и занимались поиском, так что, не факт, что ты одна. А то что ты здесь, это всего лишь результат нашего напора. Тебя могут заставить уйти силой.
− Хорошо. Мне надо будет подумать над этим.
− И подумай как следует. Если у них есть другая Повелительница Рода, ее будут защищать, в том числе и от тебя.
− От меня?! Я что?!... − Иу запнулась. − Фальс, как ты мог подумать такое?!
− Извини, Иу, но я сказал прямо то, что есть. И мы с Мальмиду не зря давали тебе клятву. Именно тебе, Иу, а не кому-то там еще. Мы будем защищать тебя от кого бы то ни было.
− Спасибо, Фальс. Я тоже не дам вас в обиду. Думаю, нам не следует расслабляться. Надо действовать.
− И что делать? − спросил Фальс.
− У меня есть мысль, но надо время, чтобы решить, что и как. Мне надо подумать. А вы попробуйте узнать все, что там происходит. Мне кажется, что за этими стенами может быть все совсем не так, как мне рассказывают. Мне нужны новые люди. Понимаете?
− Да, Иу. Мы найдем их, − ответил Мальмиду. − Кажется, я понял, что ты имела в виду, говоря про толпу. Если тебя поддержат люди, им будет сложнее заставить тебя что-то делать силой.
− Да, именно так, − ответила Иу.

Идея Иу оказалась простой. Она решила начать с поиска двойника, и на это ушло почти две недели. Подходящая кандидатура обнаружилась в соседнем городе, это был человек, очень похожий на Иу по внешнему виду, и, когда в его дом заявилась сама Повелительница Рода, он не сумел сказать ни слова от неожиданности визита.
− Меня зовут Иу, − произнесла она. − Я пришла к тебе, чтобы предложить одну чрезвычайно важную роль.
− Я сделаю все, что вы пожелаете, − произнес человек.
− Думаю, ты видишь, что мы похожи внешне?
− Д-да.
− Вот и отлично. Я хочу предложить тебе роль своего двойника.
− Но з-зачем? − не понял тот.
− Ты ведь не трус, правда? И ты понимаешь, что мне нужна защита.
− Да, но я не особенно силен.
− От тебя не требуется сила. Ты займешь мое место.
− Но я не могу! Я же не...
Иу сделала знак тишины и некоторое время молчала сама, рассматривая человека.
− Маргиу, − заговорила она медленно. − Я не собираюсь тебя ни к чему принуждать. Ты можешь отказаться от этого дела, мы найдем кого-нибудь еще, если ты откажешься. Но, если ты согласишься, ты будешь находиться на виду у всех вместо меня. Принцип этой защиты в том, что любая атака нацеленная на меня окажется нацелена на тебя. Это ужасно опасно в смысле возможности покушений. Но тебя будут защищать не какие-нибудь хлюпики, ты понимаешь, надеюсь.
− Да, я понимаю, − ответил человек и еще несколько мгновений молчал. − Я сделаю все, что вы прикажете.
− Ты сделаешь это сам и по своей воле. Я не буду ничего приказывать. Я только сказала, что это мне нужно и все. Если ты откажешься, мы просто уйдем.
− Я не могу отказываться! Я же... Я готов на все, ради продолжения нашего рода!
− Хорошо. В таком случае, будем считать, что ты принят на службу. С этого момента тебя не существует. Ты − Иу. Ты все понял?
− Да.
− В таком случае, собираемся и едем.

Маргиу потребовалось время, чтобы привыкнуть к своей роли, но нашлись и учителя и возможности. Он принял как данность необходимость превращения в недодракона, и вскоре стал почти неотличим от Иу. Постепенно он стал заменять ее на разных встречах. Иу при этом оставалась рядом, но в обычном одеянии охранника и с гримом на лице, чтобы ее не узнавали.
Очередная встреча с Министром Безопасности заканчивалась чуть ли не скандалом. Маргиу едва выдержал, Иу подсказала ему знаком, что делать, и Министр был выставлен за дверь.
Мальмиду и Фальс проверили, что рядом никого не оказалось и прошли в зал, к Иу и Маргиу.
− Ты отлично справился, Маргиу, − сказала Иу.
− Я чуть не провалил все. Я едва выдержал!
− Не волнуйся. И запомни простую вещь. Если на тебя давят, дави сам. И как можно сильнее. Вплоть до применения силы. Просто выкидывай тех, кто тебе не нравится.
− Но Министр был прав. Он же говорил о безопасности, а я...
− Министр выполняет свою задачу, Маргиу. Я его не назначала и не снимаю. И от того, что он мне рассказал, сколько там у него проблем, ни мне ни ему лучше не стало. Это его обязанность их решать, а он хочет, чтобы решала я, а я этого не хочу. Понимаешь?
− Да, − произнес тот, хотя по виду человека было ясно, что он не понял.


С момента появления в Центре Повелительницы Рода, прошло почти полгода. Правительство осталось на месте, Управляющий Центра, наконец, сообразил, что единственная цель Иу в том, чтобы нормально жить, а не повелевать городом и людьми. Министры все реже появлялись в замке, и Иу больше времени проводила в учебе.
Только семеро человек в замке знали о присутствии двойника Иу. Мальмиду, Фальс, сама Иу и Маргиу. Еще главврач, который постоянно проводил осмотры и следил за здоровьем Повелительницы Рода. Узнал об этом и Первый Учитель. Он легко раскусил подмену по знаниям Маргиу, который проявил их с излишним рвением. Иу не дала учителю ни единого шанса рассказать об этом. Она объяснила суть присутствия двойника, и человек согласился, что это имеет смысл.
Последним о двойнике узнал Управляющий. Дракон долго мотался из стороны в сторону, пытался в чем-то убедить Иу, а когда пришел к своему заключению на счет отсутствия у нее желания властвовать над родом, пришел к ней, рассказал о своих выводах и потребовал объяснений.
Маргиу и сказать ничего не сумел, после чего Иу сама вышла к Дракону, подтвердила его догадку и вместе с этим раскрыла присутствие двойника.
Изменения в теле Иу продолжали нарастать. Вскоре ей не требовалось наносить грим, чтобы отличаться от Маргиу. Человеческая кожа сошла с тела Иу, и она стала похожей на молодого, только что явившегося дракона. Одежда скрывала признаки Повелительницы Рода, и Иу почти не беспокоилась, что ее узнают.
Маргиу все больше входил в роль. Он перестал бояться проявлять властные нотки в голосе даже в присуствии Иу.
Встречи с Военным Министром прекратились полностью. Человек был занят активизировавшимися военными действиями на востоке. Грасхент построив новый флот предпринял очередную атаку, и на берегу шли жестокие бои.


Глава 4. Заговор.


Управляющий Центра в очередной раз пришел к Иу.
− Я слушаю сводки с фронтов, Иу, − сказал он. − И они мне не нравятся. Герасхент ведет наступление. Оно сильнее, чем обычно. Думаю, он знает о тебе и его цель ясна. Если наступление продолжится, скоро его самолеты появятся здесь, и тогда он постарается уничтожить Центр.
− У вас есть какие-либо предложения? − спросила Иу.
− Да. Мы делали так раньше. Центр имеет несколько филиалов далеко на западе. Вы должны переехать туда.
− Меня больше волнует другое, господин Управляющий. Я достаточно сильна, у меня есть возможности уйти. В конце концов, просто скрыться в лесу. Герасхент потратит сотню лет на поиски и не найдет меня. Но Центр и его филиалы на виду. У вас находится не менее важная часть, необходимая для продолжения рода. Вы меня понимаете. Это ваши дети.
− Да, я понимаю. Мы будем их защищать всеми силами.
− Я хочу предложить вам один из вариантов действий, господин Управляющий. Думаю, у вас найдется не мало людей, которые сделают все для продолжения рода. Они должны взять детей небольшими группами и разъехаться во все стороны.
− Во все стороны? Вы шутите?! Как же мы их потом соберем?!
− Это проще простого. Надо сказать об этом людям. О том, что через десять лет, или сколько там потребуется, они должны будут вернуться. Если здесь сохранится прежняя власть, то сюда, если здесь будет властвовать Герасхент, то в иное место. В такое о котором он не узнает.
− Если объявить это место всем, то Герасхент о нем узнает.
− В таком случае, надо выбрать не одно место. А десять, двадцать, сто, в конце концов. Все их буду знать только я, а вы разным группам дадите разные данные. И тогда, как бы там ни было, Герасхент сможет накрыть далеко не всех. Я же не буду являться туда прямо, а пришлю своих людей, когда это потребуется. Вы понимаете?
− Да, Повелительница. Я составлю списки всех возможных мест сбора и предоставлю их вам. В том числе и филиалов. Они могут вам потребоваться, если Герасхент туда не дойдет.
− Хорошо. И последнее. Здесь останется Маргиу. Он будет играть меня, как и прежде. Когда потребуется, вы эвакуируете его в соответствии с планом, что предлагали, в один из центров.
− Я понял. Я так и сделаю. И, можете не беспокоиться. Он Герасхенту не достанется. Если будет нужно, я сам убью его.
− Постарайтесь все же этого не делать, − ответила Иу. − Я понимаю, Маргиу может проболтаться, если попадется. Но, в любом случае, вам придется как следует потрудиться, чтобы Герасхент в этом случае остановился на выводе, что здесь была только подложная Повелительница Рода.
− Да. Я сделаю все возможное. Герасхент никогда не узнает о вас всей правды.

Иу еще оставалась в замке. Она приняла решение не уходить до тех пор, пока это не будет объявлено официально. Она не желала оставлять Мальмиду и Фальса, но и не могла уходить с ними, пока Маргиу находился в замке. Иу объяснила двойнику, что собиралась делать.
− А вы скроетесь в другом месте? − спросил Маргиу.
− Да. Я сделаю это не привлекая внимания. Чтобы никто не понял. Но тебе надо быть готовым ко всему. Даже если тебя захватит Герасхент, ты не должен выдавать меня.
− Я же не буду знать.
− Речь о том, что он не должен узнать, что я есть вообще. Если он найдет тебя, надо будет сделать так, чтобы он решил, что другой Иу и не существовало. Понимаешь?
− О, да! Я... Он ведь меня убьет, да?
− Если он дойдет туда, Маргиу, вряд ли кто выживет.
− А вы?
− Мне придется долго скрываться. Пройдет не мало лет, пока я смогу родить, а потом еще много лет, прежде чем мои дети станут взрослыми. Если Герасхент будет здесь, ты понимаешь, что я открыто не смогу существовать.
− Да. Я понимаю. Я понял все. Наш род обречен. Вы можете его продолжить только с самыми молодыми, и их тоже надо прятать!
− Разумеется, Маргиу. Об этом есть кому позаботиться. А у тебя цель только одна. Отвести удар от меня. Надеюсь, ты не испугаешься.
− Не испугаюсь. И, по-моему, мне не обязательно скрывать страх совсем. Это ведь может вызвать подозрения. Вы же тоже боитесь.
− Да, Маргиу. Хотя, мне легче, чем тебе. Если уж ты напугаешься, направляй страх в нужное русло, чтобы он служил делу.
− Я постараюсь.


Первый налет на город произошел ночью. Тревога подняла замок. Иу ушла в недавно выстроенное бомбоубежище, и там же спрятались почти все обитатели замка.
− Началось, − произнес Управляющий, глядя на Иу-Маргиу. − По-моему, больше нельзя ждать. Вы должны уехать, Повелительница. На запад.
− Да, − согласился Маргиу.
Отъезд сопровождался сбором Правительства. Министр Безопасности предлагал Иу довольно большую охрану, и "она" согласилась. Одновременно проходила тайная операция, которая отделяла от Повелительницы Рода двух ее главных охранников.
Произошло это по "банальной" причине. Охранники "чем-то" отравились за завтраком и попали в медчасть, когда отправлялся конвой. Иу оставила их, попросив "нагонять побыстрее", и машины уехали.
Прошло около получаса после отъезда. Настоящая Иу вместе с Мальмиду и Фальсом встретилась с Управляющим. Он передал ей списки, которые обещал.
− Я отправляю вместе с вами надежду, что наш род выживет, − произнес он. − И да помогут вам Боги.
Молодой дракон с двумя недодраконами покидали замок через черный ход. Два охранника, стоявшие в темном выходе, проверили документы и открыли дверь. Этим входом пользовалось не мало людей, чтобы не ходить вокруг замка. Покидавшая Центр троица не вызывала никаких подозрений.


− Я ждал вас минут пятнадцать, − произнес Министр, встретив Управляющего. − Где вы были?!
− Прошу прощения, господин Министр, но давайте не будем об этом. У нас сегодня тяжелый день. Какое у вас дело?
− Хорошо. Перейдем к делу. Я считаю, что эти двое недо... − Министр запнулся. − Не должны находиться при Повелительнице Рода. Они ведь сейчас здесь, не так ли?
Управляющий молчал некоторое время, затем прошелся по залу.
− Вы не желаете отвечать? Вы же были против них!
− Господин Министр, я могу попросить вас об одном одолжении? − тихо спросил Управляющий. − Личного характера.
− Что вы хотите? − Министр не скрывал раздражения.
Управляющий подошел к человеку и взглянул ему в глаза.
− Возможно, через несколько дней ваши подчиненные обнаружат в соседней речке пару утопленников... Похожих на эту парочку... недо... − Министр, казалось, едва понимал сказанные слова. − Я хочу, чтобы вы это дело по возможности прикрыли.
− Что? − спросил тот. − Как это прикрыть дело?
Дракон вздохнул.
− Хорошо. Коли вы не понимаете, я вам открыто заявляю. Я этих двоих убил. Подложил им яд в завтрак. Им стало худо, а когда Повелительница с ними распрощалась, они... умерли.
− Так вы...
− Я сделал именно то, что вы просили, министр. Может, это грубо, но вы сами говорили, что они бандиты, не так ли?
− Да, конечно. Но все же это...
− Идет война, господин Министр, а врагов следует убивать, не так ли? Я долго их терпел. Вам было на много легче чем мне. Здесь! Рядом с ними!.. Вы желаете меня арестовать?!.. Если да, не тяните резину! Если нет, тогда прошу вас, не напоминайте мне больше о них...
− Хорошо. Я, конечно, не ожидал, что вы... Ладно. Будем считать, что дело закрыто. До свидания, господин Управляющий.
− До свидания, господин Министр.


Иу, Мальмиду и Фальс двигались на запад. Машина неслась по дороге. Мальмиду и Иу дремали на заднем сиденье, Фальс сидел за рулем. Впереди появился полицейский пост. Машина затормозила по требованию сержанта. Так случалось не раз. Фальс, как обычно, показал свое удостоверение, в котором стояли знаки Центра. Для полиции такие знаки означали необходимость пропускать всех, кто имел подобные документы, но, на этот раз, полицейский почему-то не пожелал выполнять свои обязанности.
− Я хочу видеть документы всех троих.
− Ребята, покажите ему бумаги, − сказал Фальс зевая.
Мальмиду и Иу проснулись, вынули документы и передали их человеку.
− Выходи из машины, − сказал постовой, глядя на Иу.
− В чем дело? − спросила она. − Вы не имеете права нас задерживать.
− Я имею все права. Мне твоя рожа не нравится. Выходи, сказал! − произнес человек, вынимая оружие.
− Ладно, ладно, я выхожу уже, − ответила Иу.
Она выбралась из машины и огляделась вокруг. С другой стороны стоял еще один постовой с идиотской улыбочкой.
− Показывайте, где у вас здесь оружие и контрабанда, − приказал полицейский. − И руки на машину, дракон! − Резко проговорил он, толкая Иу.
Только шорох пронесся по воздуху. Послышался глухой удар, когда постовой брякнулся на дорогу.
− Черт! − закричал второй, выхватывая оружие.
В ту же секунду грянул выстрел, и человек упал с дыркой в голове. Иу направила оружие на будку, где заметила за окном третьего человека хватавшегося за телефонную трубку.
Выстрел. Человек вскрикнул и свалился под пульт.
− Иу, черт возьми! − воскликнул Маймиду, выскакивая.
Он едва удержался на ногах, когда Иу схватила его когтями за грудь. Ее глаза сверкали. Казалось еще одно мгновение, и она убьет его.

Иу едва сдержала себя. Она зарычала и отпустила Мальмиду, когда тот схватился за машину. Только теперь в сознание пришло понимание свершенного.
− Черт... − произнесла она.
− Иу, что с тобой? − произнес Маймиду.
− Я не знаю, что. Это... Я не понимаю...
− Садись в машину, Иу! Поехали, пока не поздно! − воскликнул Фальс. − Мальмиду, забери наши бумаги у этого козла!

Иу села в машину. Она держала себя, но в сознании все кипело. Казалось, ярость вот-вот вырвется наружу.
− По-моему, мне нужен психиатр, − произнесла она. − Это... То же самое было там, на дороге с драконами. Только...
− Только ты осталась в сознании и ранила меня, − произнес Мальмиду.
− Извини.
Машина мчалась по дороге. Фальс свернул, когда появился перекресток. Впереди появился небольшой городок, и машина въехала в него.
− Фальс, не останавливайся, − приказал Мальмиду. − Едем дальше.
− Хорошо. Только садись ты за руль. Я почти всю ночь вел.
Мальмиду пересел. Машина двинулась дальше и вскоре пристроилась в поток на новом шоссе.
− Иу, ты пистолет не выкинула, − проговорил Фальс, заметив оружие.
− А надо? − спросила она.
− Конечно. Это же улика.
Фальс взял оружие из руки Иу и бросил в окно, когда машина проезжала через реку по мосту. В воде появился небольшой фонтанчик, и недодракон облегченно вздохнул.
− Тебе надо учиться держать себя, Иу, − сказал он.
− Надо, − буркнула она. − И многому другому тоже. Поверить невозможно. Мы встретились всего полгода назад, а кажется, что вечность прошла.
− Чувство времени очень часто зависит от количества информации, что ты получаешь, Иу. Полгода в ничегонеделанью пролетают очень быстро, а за эти полгода очень многое изменилось.
− Что им было нужно, Фальс?
− Думаю, эти придурки просто решили поиграть. Бывают такие. Возьмут ни в чем не повинных и так все обставят, что...
Мальмиду резко затормозил.
Машина заскрипела колесами и встала в полуметре от грузовика, остановившегося впереди. Через мгновение позади послышался удар...
− Черт возьми! − взвыл Мальмиду, выскакивая.
− Ты, идиот! − завыл он, проскакивая вперед.
Иу вышла из машины и едва устояла на ногах, когда в нее влетел Мальмиду. На дороге стоял дракон и рычал.
− Дистанцию соблюдать надо, придурок! − Дракон влез в кабину грузовика и укатил.
− Вот, скотина, − послышался голос позади, и Иу обернулась.
Человек, увидев ее взгляд, отпрянул назад.
− Я не про вас, а про него, − оправдываясь проговорил тот.
− А ты сам почему спал за рулем?! − взревел Мальмиду и пошел на человека. Он едва не свалился, когда Иу задержала его.
− Нам ехать пора, − произнесла она.
− Ехать?! А я?! − воскликнул человек.
− А ты куда торопишься? С фронта бежишь? − спросила Иу.
− Да я... Да вы не понимаете, чем я занимаюсь даже! − выкрикнул он.
Рядом остановилась встречная машина. Шофер выглянул из кабины и присвистнул.
− Как это вы на ровной дороге то?
− Да так, − ответил Мальмиду. − Какой-то урод на грузовике передо мной вкопался тормозами, я успел затормозить, а этот мне въехал...
− А чего ждете? Полицию здесь не найдете. Это дорога вневедомственная.
− Это как? − удивилась Иу.
− Так. Построили ее давно, сдали. А тот кому сдали, не принял. В результате, дороги словно и не существует. Ладно, пока.
Машина уехала. Иу вопросительно взглянула на Мальмиду и тот пожал плечами.
− Вы не местные, что ли? − спросил шофер.
− Не местные, − ответила Иу. − А ты сам откуда?
− До моего города пятнадцать километров. Я домой ехал из Управления.
− Что еще за Управление? − спросил Мальмиду.
− А это уже не ваше дело, − огрызнулся человек и прошел к своей машину. − Черт возьми, мне теперь сколько за ремонт платить!
− А нам не надо платить, да? Само выпрямится! − выпалил Мальмиду. Он сел в машину, отвел ее немного вперед и пошел смотреть, что разбито, − Ну! Ни одного фонаря не осталось целого!
− Мальмиду, по-моему, ты переигрываешь, − произнесла Иу.
− Я что, играю?
− Поехали.
Мальмиду не ответил и пошел за руль.
− Эй, эй! А меня вы бросите?! Я же не доеду! У меня мотор заглох! − воскликнул человек.
− И что? У нас здесь, грузовой тягач, что ли? − спросила Иу.
− Нет, но вы могли бы дотащить меня хотя бы до города. Вы же понимаете, что виноват тот, а не я...
Иу еще стояла, и Мальмиду взглянул на нее.
− Что?
− Нам его трудно дотащить?
− Да нет, в принципе, − ответил Мальмиду.

Две машины, сцепленные тросом кое-как добрались до города. Мальмиду заехал в автомастерскую, где сразу же нашлись мастера... Иу и Мальмиду отправились на поиски забегаловки, чтобы позавтракать, а Фальс давно храпел в машине.
− То ли у меня с глазами что-то, то ли это тот самый козел, − произнесла Иу, глядя на остановившуюся за окном машину.
− Точно он, − подтвердил Мальмиду обернувшись. Дверь заведения загремела, и в нее вошел дракон. Бармен за стойкой залебезил, а дракон взяв пару больших бутылок сел за стол в паре метров от Мальмиду и Иу.
− Эй вы, двое козявок! − зарычал он. − А ну, встать!
− Сиди, Мальмиду, − произнесла Иу и поднялась.
− Я сказал оба! − зарычал зверь, когда Иу прошла к нему.
− Извини, друг, но ты влип, − прорычала она.
Дракон вскочил, и в эту же секунду молниеносный удар когтей Иу вошел в его горло. Зверь отшатнулся назад и рухнул на пол, дергаясь в предсмертных конвульсиях.
− О, боже! Что вы наделали?! − завыл бармен.
− Стой там, идиот! − зарычала Иу, оборачиваясь к нему.
Бармен застыл на месте с ужасом в глазах.
− Вот так. И улыбайся. Ну!
Человек через силу начал улыбаться.
− Отлично. Одним козлом на свете стало меньше. Меня это не смущает.
Мальмиду прошел к Иу и некоторое время рассматривал мертвого.
− Смерть за пару разбитых машин... Немного жестоко, мне кажется, а?
− Ты же понимаешь, что это всего лишь предупреждение более жестокого преступления.
− Да, конечно. Но он мог бы и послужить... если бы...
− Вряд ли. Такие скоты только мешают нормальной жизни. Нам пора идти.
Иу и Мальмиду покинули заведение и оказались на ремонтной площадке, а там и конь не валялся.
− Поехали, пожалуй, − сказал Мальмиду, сел в машину, завел двигатель и повел ее со стоянки.
− Эй! Эй! Стой! − закричал человек, проскакивая к выезду.
− В чем дело, умник? − зарычала Иу. − Это наша машина! Вы ее чинить не пожелали, так что, вон с дороги!
− Мы не успели!
− Ты сказал мне, за час сделаете. Прошло почти два. К машине никто не подходил! А нам ехать пора. Ясно! Будешь мешать, полицию вызову, и никакие адвокаты тебя не отмоют!
− Вы явно не здешние, и не знаете нашей полиции.
− Мальмиду, задави этого придурка, − сказала Иу, закрывая дверь.
Мальмиду нажал на газ и машина пошла вперед. Человек едва успел отскочить с дороги.
− Я этого так не оставлю! − взвыл мастер позади.
− Давай, давай, − фыркнула Иу.
− Иу, если шоссе негосударственное, здесь и полиции настоящей может не быть, − заметил Мальмиду.
− Ты же знаешь мой главный козырь.
− Да, но кто их знает, на что они пойдут?..
− Не важно. Заезжай на заправку, а там и из города.
На заправочной станции все прошло без проблем. Человек залил полный бак, получил деньги и вернулся в свою будку. Иу заметила, что он звонил куда-то по телефону, когда машина выехала на дорогу.

− Тишина, благодать, ни бандита не видать... − произнес Мальмиду. − Не нравится мне это.
− Ты не знаешь, чем можно вертолеты сбивать? − спросила Иу.
− Ракетами обычно, а что?
− По моему, нас какой-то нагоняет.
− О, дьявол... − Мальмиду взглянул в зеркало заднего вида и нажал на газ.
Но толку от этого было мало. Вертолет с полицейскими знаками завис над машиной. Из динамиков послышался голос, приказывавший остановиться и с предупреждением об открытии огня.
Мальмиду затормозил, вертолет спустился на дорогу, и к машине проскочило несколько полицейских.
− Выйти всем! − зарычал голос дракона, командовавшего людьми.
Мальмиду и Иу выбрались из машины. Фальс едва продрал глаза и хлопал ими, непонимающе глядя на полицейских.
− Эй, что происходит? − произнес он. − Мы из Службы Центра! − Мальмиду вынул удостоверение, и дракон выхватил его из его рук.
− Служба Центра? Что это вам здесь понадобилось?
− Вы, ребята, поосторожнее, пожалуйста, с такими заявлениями, − произнесла Иу.
− Они бандиты, а не полиция! − послышался голос из вертолета. Вслед за ним последовал удар. Иу увидела шофера, того, что врезался в них пару часов назад.
− Вы обвиняетесь в убийстве, − произнес полицейский. − Ваши бумажки не действительны. Взять их!
Мальмиду дернулся, но Иу не шевелилась. Всех троих связали и отправили в вертолет.
Дракон остался последним. Он взял тряпку, поджег ее, бросил в машину и пошел к вертолету.
− Ну и дурак же, − фыркнул Фальс.
Поджигатель не спеша направился к вертолету. В этот момент раздался взрыв. Удар разнес машину. Слетевшая с капота крышка срезала голову дракону, и тот свалился на землю. Осколки попали в вертолет, разбив стекла и помяв бока.
− У вас там что было?! − взвыл кто-то из людей.
− Бомба была, − буркнул Фальс. − Оружие, гранаты. В наших бумагах записано все.
− Мы еще разберемся, кто вы такие! − вспылил человек.
Вертолет взлетел, поднялся над дорогой и пошел к городу.
Иу сидела прикрыв глаза и раздумывала, что произойдет, если...
− Вертолет ведет один человек, Мальмиду, так?
− Да, он за управлением, − ответил Мальмиду.
− Молчать! − приказал полицейский и поднялся.
Иу вскинула вперед руки. Сила удара выкинула человека в дверь вертолета. Человек выбил ее и улетел вниз. Машина начала болтаться, а Иу одним резким движением когтей провела перед собой, и еще два человека с воем рухнули на пол.
− Стреляй! − закричал полицейский, но вылетевшая из ствола пистолета пуля ушла в окно. Когти Иу оказались в горлах еще двух людей. пятый дергался, пытаясь достать оружие, застрявшее в кармане. Иу схватила его и вышвырнула в выбитую дверь.
В дверях кабины появился человек с оружием, но он растянулся на полу от подножки, что подставил ему пленник-шофер, лежавший у входа. Пистолет вылетел в угол, а полицейский повис в лапе Иу.
− Ты летать умеешь? − спросила Иу.
− Нет.
− Тогда, иди учись! − прорычала она, и человек с воем улетел в дверь.
Иу подошла к Мальмиду и Фальсу. Одним движение когтей она разодрала веревки, и оба человека поднялись.
Мальмиду поднял оружие и направился к рубке. Иу прошла вслед. В рубке послышался вой человека.
− Поворачивай, − прорычала Иу.
− Вы не посмеете меня убить! − крикнул человек. − Иначе вы разобьетесь!
− Фальс, тут какой-то идиот считает, что мы вертолетом управлять не умеем, − фыркнул Мальмиду, вскакивая на место второго пилота.
− Выкиньте его в окно, − ответил Фальс входя в кабину.
Человек за штурвалом попытался что-то сделать, но Иу уже схватила его. Мальмиду перехватил управление.
− Выкидывай его! − сказал он.
− Нет! Нет! − завыл человек.
− Ты, скотина, не знаешь, что нападение на Повелительницу Рода наказывается смертью. − Прорычала Иу и бросила его в салон.
Одновременно ее когти прошлись по горлу человека. Пилот упал, дернулся и замер.
− Там еще один свидетель, Иу, − произнес Мальмиду.
− Он же невиновен.
− Да, но сейчас идет война.
− Мальмиду, ты еще час назад говорил, что смерть из-за каких-то двух разбитых машин это жестоко. А теперь...
− Вы это про что? − спросил Фальс.
− Пока ты спал, тот козел, из-за которого мы в аварию попали, нарвался на когти Иу, − пояснил Мальмиду.
− По-моему, этот кровавый след пора обрывать, − пробурчал Фальс. − Что-тоявно у нас не так все сегодня.
− Пойду туда, − сказала Иу.
Она прошла в салон. Человек, находившийся там, оказался развязан и рассматривал раны на телах двух человек.
Он вздрогнул и замер, увидев Иу.
− Ты, вроде, был связан, − произнесла она.
− Да, но тут нож валялся и я... − Он замолчал. − Что вы хотите со мной сделать?
− Еще не знаю. Ты ведь понимаешь, что должен молчать?
− Молчать? Как это молчать? Они же... − Он взглянул на людей, затем на Иу. − Ты та самая Иу. Да?! Ни у какого дракона не может быть столько силы!.. − Человек поднялся на ноги.
− Собственно, да, − ответила Иу. − И об этом никто не должен знать.
− Я не скажу, − произнес тот. − Я клянусь!
− Ладно. Иди за мной.

Иу села позади Мальмиду, человек по ее знаку занял четвертое кресло в кабине.
− Как твое имя?
− Ардиен. Кельт Ардиен.
− Где-то я слыхал это имя, − произнес Фальс.
− Вряд ли. Я только в прошлом году закончил университет, и мое имя неизвестно.
− Университет? По какой специальности? − спросил Мальмиду.
− Социальная психология, − произнес Ардиен.
− Фальс присвистнул.
− Что это значит? − спросила Иу.
− Это значит, что он психолог, − ответил Мальмиду. − Ты говорила Иу, что тебе нужен психиатр, вот, пожалуйста.
− Вообще-то, я не психиатр, я только...
− В данном случае, это не имеет значения, Кельт, − перебил его Фальс. − От тебя не потребуется ничего сверхневозможного.
− Может, лучше найти более профессионального человека, а я...
− У нас нет такой возможности, − ответил Мальмиду. − Так что решай, ты либо с нами, либо...
− Я с вами. Я!..
− Не дергайся, − остановила его Иу. − Объясни лучше, что это за город такой, в котором преступники в полиции?
− Я не знал об этом раньше. Просто попал туда по распределению после окончания...
− Чего? − удивленно спросила Иу.
− Университета.
− Я не понимаю. Что значит попал туда? Ты в кости играл, выбирая город?..
− Я получил направление...
− Приказ он получил, Иу. Просто приказ. От учителей, − сказал Мальмиду.
− Да вы чего, какие приказы?! − воскликнул Кельт.
− Кельт, Иу не кончала университетов. У нее нет даже среднего образования.
− К-как это, − спросил тот удивляясь.
− Прими это как данность.
Разговор затих. Слышался шум мотора, винта, да ветра за окном. Машина неслась на запад. В кабине прозвучал радиовызов. Фальс несколько секунд колдовал над приемником. Голос настойчиво требовал выйти на связь.
− Что там такое, Фальс? − спросила Иу.
− Нас вызывают, но лучше не отвечать.
− Они знают, где мы?
− Нет, если где-нибудь нет радара.
− Что за радара? − не понимая переспросила Иу.
− Это прибор, который видит самолеты и вертолеты с большого расстояния.
Вызов прекратился. Затем послышались новые голоса. На этот раз кто-то обсуждал исчезновение вертолета. В эфире появилась и информация об убитом драконе − хозяине автомастерской.
− Вот гад, − фыркнул Мальмиду.
− Ты про что? − спросила Иу.
− Он машины ремонтирует, ему каждая авария доход приносит, поэтому он и затормозил перед нами!
− Может, вернемся чтобы попинать труп? − спросил Фальс с усмешкой.
Возник новый звук, а вместе с ним чертыхания Фальса.
− Горс, ваш вертолет идет на запад и довольно резво, − заговорил голос по радио.
− Попробуйте его вызвать, может, они нас не слышат.
В стороне появился самолет, который ушел вперед.
− Пойду в салон, гляну, нет ли там хлеба, − сказал Фальс и поднялся.
− Ты это зачем, какой еще хлеб? − спросила Иу.
− Он имеет в виду оружие, − ответил Мальмиду.
− В-вы хотите их сбить? − спросил Кельт.
− Если заставят, то да. Защита Повелительницы Рода не может считаться преступлением.
− Но вы могли бы объяснить им!
− Кому им? Бандитам? − спросил Мальмиду. − К тому же, тебе было сказано, что о нас не должны знать. Это стратегическая информация, ясно?
− Да, но все же...
− Ты ничего не скажешь, Иу?
− Он может нас сбить? − спросила она.
− Чисто физически, может. Формально, не имеет права, если мы не нарвемся на какой-нибудь стратегический объект. Но и в этом случае нас предупредят сначала о подходе к запретной зоне...
По радио начался запрос к вертолету. Мальмиду не отвечал. С истребителя ушло сообщение об отсутствии ответа.
− Там пусто, − сообщил Фальс, появляясь в дверях.
− Возможно, мы сумеем уйти, − сказал Мальмиду. − Впереди лес.
− Оазис, наверно, − сказал Фальс. − Не знаешь, что там за лес, Кельт?
− Нет. Я так далеко на запад не ездил.
− Ясно. В любом случае, там можно скрыться.
Вертолет прошел к лесу и начал снижение. Вновь заговорил голос с сопровождавшего самолета, и стало ясно, что лес действительно был оазисом.
− Нам пора возвращаться, − сказал пилот самолета. − Вы уже знаете, где они сели.
− Они могут взлететь.
− А у нас топливо на нуле. Еще немного, и до базы не дотянем.
− Ладно. Мы вышлем к оазису своих людей.

Самолет ушел. Мальмиду взглянул на Фальса и завел двигатель.
− Ты собрался куда?
− Разумеется. У нас топлива еще на пару сотен километров. Уйдем и все.
Машина поднялась в воздух и понеслась вперед. Заметив внизу дорогу, Мальмиду свернул и двинулся вдоль нее. Вскоре впереди появилось поселение. Вертолет опустился в степи, и четыре человека покинули его. Топлива почти не осталось, и летающую машину можно было смело бросать.

Поселение оказалось пустым. Мальмиду, Фальс, Кельт и Иу некоторое время бродили по улицам, искали кого-нибудь, но тщетно.
− Здесь много пустых поселков. Об этом говорили в городе, − сказал Кельт.
− Почему они пустые? − спросила Иу.
− Люди уехали. Кто куда. Здесь не так легко жить.
− А раньше жили?
− Жили. Я не знаю, почему они ушли.
− Эй, а здесь кто-то есть, − сказал Фальс. Все прошли к нему, и через минуту оказались у двора обжитого дома.
Из дверей дома послышалось рычание.
− Убирайтесь вон отсюда!
− Да мы уберемся, нам бы переночевать, да узнать, в какой стороне город, − сказал Мальмиду.
− Кто вы такие?! − зарычал голос.
− Служба Центра, − произнес Фальс.
− Центра. На кой черт нужен центр без Родителя!
− Ты, наверно, здесь мхом оброс? − спросил Мальмиду. − Уже полгода, как найдена Повелительница Рода.
− Что?! Когда?! Где?! − взвыл голос, и из дома выскочил дракон. В его лапе было оружие. − Вы лжете! − зарычал он.
− Идем отсюда, − сказала Иу. − Этот пень нам точно не поможет.
Четверка двинулась со двора.
− Стойте! − зарычал дракон.
− Что за глупости, то пошли вон, то стойте! − зарычала Иу.
Она знаком указала людям идти, и они пошли от дракона.
− Оставайся, где стоишь, пень, − прорычала Иу и пошла от него. Она была готова ко всему, но дракон остался стоять, и не сказал больше ни слова.

Они отправились в путь по старой дороге, и прошли около десятка километров, прежде чем Солнце опустилось за горизонт.
− По-моему, там огни впереди! − Произнес Кельт.
− Точно, − подтвердил Фальс, взглянув вперед. − Может, пойдем туда? − Часа за два дойдем.
− Идем. Вроде еще не сильно темно, − ответила Иу.
Они подходили к стенам старого города почти в кромешной тьме. Отсветы огней исчезли за высокими стенами. Четыре человека приблизились к воротам. Мальмиду постучал в дверь, и через минуту послышался скрип открывающегося окошка.
− Кто там? − спросил голос.
− Люди, − ответил Мальмиду. − Переночевать не впустите?
− Ночевать можно и снаружи, там нет зверей, − сказал голос.
− Мы из Службы Центра, − заговорила Иу.
Заскрежетала и открылась дверь.
− Чего же вы сразу не сказали? − буркнул человек.
Позади него стояли двое других, с ружьями и факелами в руках.
− Там никого больше нет? − спросил человек, закрывший дверь.
− Никого, − ответил Мальмиду. − Что здесь за странные порядочки?
− Здесь давно так. Я вызову Служителя.
− Какого Служителя? − спросил Фальс.
− Вы же сами сказали. Или...
Иу вынула свой документ и показала человеку.
− Это Кайранский Филиал, вы сюда шли? − спросил он.
− Не сюда, − ответила Иу. − Но будем считать, что нам повезло, что мы попали сюда. − На нас напали, и мы едва ушли от бандитов с вертолетами.
− Хорошо. Служитель, все равно, должен знать о вас.
− Вы покажите нам место, где можно отдохнуть, и делайте что хотите, − сказал Фальс.
Четверку проводили в здание, где нашлись комнаты на всех, но Иу, Фальс и Мальмиду остались втроем. Через некоторое время появился стражник и объявил, что Служитель примет четверку утром.
− Хорошо, − ответила Иу, и человек ушел.
− И что мы ему скажем? − спросил Мальмиду.
− Какая разница? Завтра решим.


Утром, после завтрака, четверка представла перед старым драконом.
− Давно здесь не появлялось никого из Центра, − произнес он. − Какие новости?
− Разные, − ответил Мальмиду. − Герасхент снова наступает.
− Это к лучшему, − произнес дракон.
− Ты в своем уме?! − воскликнул Фальс.
− Я в своем. Когда зверь бьется в предсмертной агонии, его лучше добить, чтобы не мучался.
− А вылечить, значит, хуже? − спросила Иу.
− Для этого нет лекарства.
− Темные вы здесь все, − фыркнул Мальмиду. − Тоже не слышали, что уже все есть?
− Что? Что есть?! Какая-нибудь девчонка?! Даже если она и есть, у нее нет времени.
− Неужели, за двадцать лет люди все вымрут?
− Какие двадцать лет? Ей должно быть сорок, что бы осталось двадцать!
− И какие проблемы, когда ей за пятьдесят?
− Вы смеетесь надо мной?! Об этом было бы известно!
− У вас электричества нет, радио не работает? − спросил Мальмиду. − Или вы уши затыкаете, чтобы не мучаться из-за новостей?
− Чего его слушать, ясно, что он предатель и шпион Грасхента! − произнес Кельт.
− Ты, мальчишка! − зарычал дракон, делая шаг к человеку.
Иу в ту же секунду оказалась промеж ним и драконом.
− Ты не забывайся, старый пень! − зарычала она.
− Тоже мне защитник... − фыркнул дракон отходя. − Толку то от вашей защиты!
− Служитель, там!.. − воскликнул человек, вскакивая в дверь. − Там вертолет! Он идет сюда!
− Наверно, вас ищут? − спросил дракон.
− Возможно. Но это могут оказаться и бандиты, − сказал Мальмиду.
− Бандиты. − фыркнул дракон и пошел на выход. − Сами то, неизвестно кто! − зарычал он, выходя.
Иу прошла вслед и остальные двинулись за ней.
Они вышли во двор, где уже приземлился вертолет со знаками полиции.
− Что вам надо? − зарычал Служитель, встречая полицейского.
− Нам известно, что у вас скрывается банда преступников.
− Ты в своем уме?! Здесь Филиал Центра! И здесь нет твоей власти!
− У вас скрывается банда преступников. Они убили семерых полицейских. И следы их ведут сюда. Самые настоящие следы, они у ваших ворот! Так что отпираться бессмысленно!
− Я не собираюсь повторять дважды. Вон отсюда! − зарычал Служитель.
− В данном случае, у меня есть все полномочия, − ответил полицейский. − И мы не уйдем, пока вы их не выдадите. В противном случае, я вызову подкрепление, и вся ваша лавочка полетит к чертям!
− Ты еще армию вызови для полного счастья, − произнесла Иу, выходя из-за спины Служителя.
− Это он! − взвыл какой-то человек из вертолета. Он выскочил на землю, в ту же секунду загремели выстрелы, и под ногами человека ударили пули.
− Что за... − зарычал Служитель. − Ты не имел права вылезать!
− Я имею все полномочия, − ответила Иу, показывая свой документ полицейскому. − Ваши так называемые убитые полицейские в действительности есть бандиты. Так же, как и вы! А теперь сложите оружие, господа, − позади Иу появились три человека, вооруженные автоматами. − Кто дернется, получит пулю в лоб! − зарычала Иу и одним ударом свалила полицейского с ног.
Служитель едва понимал, что происходило. На его глазах три человека и молодой дракон вытащили из вертолета всех полицейских, обезоружили их и уложили на землю.
− Черт возьми, вы с ума сошли! − зарычал Служитель.
− Успокойтесь, пожалуйста. Я знаю, что делаю.
Иу взглянула на Фальса.
− Я думаю, там есть все для связи, Фальс? − сказала она.
− Да.
− Тогда, вызови сюда армию. Они обязаны охранять Филиал от бандитов.
− Мы не бандиты! − произнес полицейский, лежавший на земле.
− Если вы не бандиты, вам незачем дергаться. Полежите, отдохнете, вас проверят и отпустят. Ежели вы бандиты, то вам лучше лежать, потому что кто встанет, получит пулю. А так, вы еще и пожить сможете, глядишь, смертную казнь вам и не присудят. − Иу зарычала вновь. − Хотя следовало бы, чтобы другим не повадно было!
− Есть связь, − произнес Фальс, прошел к Иу и передал ей трубку телефона.
− Вы слышите меня? − спросила Иу.
− Я слышу. Кто говорит? − ответил голос.
− Я представитель Центра, нахожусь в Кайранском Филиале, вы можете назвать себя?
− Я Командующий Кайранской базы, что у вас произошло?
− На центр было совершено нападение. Налетчиков шестеро, и все в полицейской форме.
− Может быть это все же полиция? Вы проверили их документы?
− Проблема не их документах, а в том, что они не желают признавать мои документы. Поэтому я прошу вас прислать сюда кого-нибудь, чтобы разобраться. И, прошу, не присылать полицию, потому что я им не верю!
− У нас не так много людей...
− По-моему, господин командующий, охрана Филиала Центра должна быть одной из ваших первоочередных задач. Вам это не кажется?!
− Да, конечно.
− В таком случае, я жду вас здесь. И замечу, что проблема о которой я сообщила, не единственна. Есть и другая. Вчера на нас так же было совершено нападение этой самой бандитской полиции. Они взорвали нашу машину на дороге и пытались нас задержать.
− Хорошо. Я вышлю к вам два вертолета со спецназом. Этого будет достаточно?
− Думаю, да.
− Тогда ждите. Они прибудут к вам через пятнадцать минут.

Командующий прибыл в Филиал собственной персоной. Спецназовцы взяли контроль в свои руки, Мальмиду, Фальс и Кельт отдали оружие, а полицейские были подняты с земли.
− Я хочу видеть ваши документы. Их я знаю, а вас нет! − произнес Командующий.
Иу показала свой документ, затем их показали Мальмиду и Фальс.
− А четвертый?
− Он местный, − ответила Иу. − Вас удовлетворяют бумаги, или будем звонить Управляющему Центра, что бы он их подтвердил?
− Они меня удовлетворяют, − ответил человек, возвращая документы Иу.
− Но они убили семерых полицейских! − воскликнул офицер, стоявший позади.
− Что вы ответите на это? − спросил Командующий.
− Имеют ли право настоящие полицейские задерживать нас? − спросила Иу. − С этими документами. Имеют или нет?!
− Нет, − ответил человек.
− Следовательно, они не были настоящими, потому что они это сделали. Более того, сделали это в грубой форме. Так поступают только бандиты. Я их убил, потому что в соответствии с задачей, которая стоит передо мной, я имею право убить любого.
− Этого нет в вашей бумаге.
− Это есть в другой бумаге. Но ее вам видеть незачем, потому что достаточно и того, что вы услышали. Достаточно, или вы будете настаивать?
Человек раздумывал довольно долго, и, под конец, сдался.
− Хорошо. Я не буду наставивать. Мы свободны?
− Нет, вы не свободны. Вам предстоит еще одна задача. Город Мальвинг. Вы должны выпотрошить это бандитское гнездо. − Иу взглянула на полицейского. − Вы не отделаетесь испугом, господа. Вы все поняли, Командующий?
− Вы, наверно, шутите? Я не могу штурмовать города.
− Вы можете устроить образцово-показательные учения, − произнес Мальмиду. − У вас же есть планы с учебными вылетами. Пара десятков вертолетов в полном снаряжении вполне могут совершить вынужденную посадку недалеко от какого-нибудь города, Мальвинга, например. А дальше все просто. И не пытайтесь отказываться. Нам прекрасно известно, что вы обязаны выполнять наши приказы. Конкретно, приказы, полученные из Филиала Центра. Сделайте это, и вам же будет спокойнее.
− Хорошо, − ответил Командующий.
− Но ты не можешь! − воскликнул капитан полиции.
Командующий не ответил, и знаком приказал своим людям взять полицейский вертолет. Через пять минут три машины поднялись в воздух и взяли курс на военную базу.


Министр получил странное сообщение с дальней западной базы. Обычно подобные сводки принимал адьютант, и большинство небольших дел решал он. Но в этот раз дело имело странный оборот.
Командующий получил прямой приказ от Представителя Центра из Кайранского Филиала с требованием атаковать город Мальвинг с целью захвата власти.
− Они там совсем спятили? − проговорил Министр и взялся за телефон. Переговоры с Управляющим Центра ничего не дали, тот не имел понятия о тех событиях и объявил, что с Кайранским Филиалом у Центра давно нет прямой связи. Там вышел из строя энерго-генератор и все запасные системы, в результате, не имелось электричества. Подобная ситуация была во многих Филиалах, и причина подобного разбитого состояния была в отсутствии нормального финансирования из-за войны и потери Родителя. Филиалы фактически не работали.
Управляющий попросил держать его в курсе дел и был готов к сотрудничеству, когда появится связь с филиалом.
С базой связь была получена сразу.
− Что там у вас за дела, Командующий? − спросил Министр.
− Я передал все в докладной записке. И еще ничего не предпринимал. Я не совсем уверен, стоит ли выполнять этот приказ.
− Я говорил с Управляющим Центра, у него нет связи с Филиалом. Вы не можете ее установить? Протянуть кабель или что там у вас?
− Кабель протянуть нереально. Можно отправить команду связистов для установления радиоканала.
− Тогда, сделайте это. Я хочу переговорить с этим Представителем. Что там еще за дела такие?
− Он утверждает, что это город бандитов. Очевидная глупость.
− Установите связь. Как сделаете, сразу же вызывайте меня.
− Да, господин Министр.

Связь была установлена через полчаса, и Министр был готов говорить.
− Здравствуйте, господин Министр, − зазвучал голос. Человек едва не выронил трубку из руки. − Алло, вы меня слышите?!
− Д-да, я слышу, − ответил Министр. Он узнал голос Иу − Повелительницы Рода.
− По-моему, вы желали о чем-то поговорить. Или мне это показалось?
− Вы передали приказ на нашу базу атаковать город Мальвинг.
− Ничего подобного. Приказ звучал иначе − выпотрошить бандитское гнездо. Я ясно выражаюсь?
− Вполне. Но почему вы решили, что там бандиты?
− Потому что полиция этого города не пожелала принимать мои документы за настоящие. И мне пришлось убить семерых этих бандитов. После этого они имели наглость прилететь в Кайранский Филиал и угрожать физической расправой. Вы понимаете, что произойдет, если они эту угрозу исполнят? Здесь нет даже связи с базой, которая обязана нас защищать. Вам все понятно, господин Министр?
− Да.
− Очень хорошо. Надеюсь, вы проследите за исполнением, и не будете церемониться с теми, кто не желает понимать важность выполнения Первой Задачи.
− Да, разумеется. Я лично прослежу за исполнением приказа.
− В таком случае, до свидания.
− До свидания.

Министр глубоко вздохнул и на мгновение замер. Мысль переключилась в иное русло, и человек включил связь совсем не с той базой.
− Господин Кераус?
− Да, сэр.
− Ваши части готовы к действию?
− Так точно сэр. В любой момент, сэр!
− Поднимайте всех по схеме Альфа. Цель − Кайранский район.
− Кайранский? Я не ослышался?
− Нет, Кераус. Именно Кайранский. Ваша задача установить полный контроль над районом и, в особенности над Кайранским Филиалом. Главная задача − охрана Филиала и всех, кто там находится. Вы все поняли?
− Да, сэр! Санкция Премьера получена?
− Она будет до того, как вы долетите туда. Я сейчас же с ним свяжусь.
− Я понимаю, сэр, но если...
− Все под мою ответственность, Кераус. Я уверен, санкция будет.
− Хорошо, господин Министр. Схема Альфа запущена в действие.
− Исполняйте и докладывайте.
− Да, сэр.


− Наивное дитя, − фыркнул Служитель. − Ты полагаешь, они пошевелят пальцем, чтобы что-то сделать? Они ничего не сделают!
− Они все сделают. Министр знает меня лично.
− Это ничего не изменит. Тебя послали к черту на рога. Что это за дурацкая задача, о которой ты не можешь сказать никому?! Тайна из пустоты. Ты им не нужен, вот тебя и выкинули в пустыню.
− Поживем, увидим, − ответила Иу. − По твоей же теории − ты сам пустое место.
− Фактически, так и есть. Меня вышвырнули как котенка. Из-за чего, спрашивается?
− Из-за чего?
− Из-за идей!
− Что за ерунда? Как это из-за идей?
− А так. Из-за идей. Из-за опасных идей. А тебя задвинули потому что слишком много о себе возомнил! Явился, раскомандовался! Город ему подавай! Ты глупый. Ты не понимаешь, что они все повязаны. Все до одного. И полиция, и бандиты, и этот Командующий!
− Что?! И ты не сказал?!
− Кому говорить? Ему в лицо, чтобы он со своими вертолетами сюда прилетел? Еще, слава богу, отделались! Да и то еще неизвестно. − Дракон вздохнул. − Ты жизни не знаешь, вот и лезешь на рожон! Впрочем, когда я был молод, тоже лез во все. И считал, что мне все подвластно, что я смогу убедить любого! Ничего подобного...
− Значит, поэтому ты на них в обиде, и считаешь, что лучше бы Грасхент победил?
− Ты глупец! Глупец! − взвыл дракон. − Обида! Какая обида?! Выбили из меня все обиды.
− Что значит выбили?
− То и значит. Палками выбили и плетками.
− Так они?! Они тебя били?!
− Били. Боль − ничто. Тебя когда-нибудь били?
− Били. И очень много. Вбивали всякую чушь и хотели, чтобы у меня своих мыслей не осталось никаких вообще.
− И ты выдержал?
− На это не похоже? Я сбежал от них. И долго жил в лесу. А через много лет встретил Мальмиду и Фальса. Они стали моими первыми друзьями.
− Они жулики. Это видно с первого взгляда.
− Мне плевать. Пусть они хоть трижды жулики, они будут жулить в мою пользу.
− Ты так уверен в этом? − усмехнулся дракон.
− Я уверен. И не советую тебе задевать их.
− Очень надо! − фыркнул зверь. − Мне и без них забот хватает. Ты можешь ответить на один вопрос?
− Не знаю.
− Почему не знаешь?
− Потому что не знаю, что за вопрос. Я не учился в университетах и многого не знаю.
− Да. И это очень странно.
− Почему?
− Родился черт знает где, потом бежал, встретил двух жуликов, и вы оказались в Центре, да еще в таком положении, что...
− Что? − спросила Иу, когда дракон умолк.
− Что там за шум? − произнес Управляющий, подымаясь. − Черт возьми! Что это?!
Он пронесся из комнаты, выскочил на балкон и смотрел вдаль, в небо. Иу оказалась рядом.
− Господи... Это же...
− Министр, похоже, переборщил с усердием.
Дракон взглянул на Иу.
− Кто ты? Кто?!
− Я Иу − Повелительница Рода, − ответила она. − Так что, все твои теории летят прахом.
− Но почему здесь? Почему сюда?
− Ни почему. Веление Судьбы, если хочешь.
В небе были видны десятки самолетов.
На балкон вскочили Мальмиду и Фальс.
− Иу! − взвыли они.
− Это свои, − сказала она.
− Ты уверена?!.. − воскликнул Мальмиду. − Ч-черт... − Его взгляд упал на дракона.
− Можешь не чертыхаться, он уже знает. А свои самолеты от чужих вы отличить не можете, что ли?
− Они наши, но кто их знает, что им нужно?
− Я говорила с Военным Министром, Мальмиду. Он знает, что я здесь. Поэтому, думаю, он и прислал их. А еще, я думаю, ему было известно положение в районе, только дела не было до того.
− Думаешь, он знал о бандитах?
− Наверняка.
Вокруг центра высаживалась армия. Десантники падали за стенами города, некоторых заносило даже на его территорию.
− Фальс, там вроде, связисты есть. Думаю можно связаться с командующим?
− Да, Иу.

Вскоре появилась связь, а затем появился и командующий Кераус. Он пришел в зал, где находились Служитель, Иу, Мальмиду и Фальс. Кераус остановился и некоторое время смотрел на Служителя.
− Не ожидал встретить тебя здесь, − фыркнул он. − Я получил приказ установить контроль над этим районом и охранять Филиал и всех, кто в нем находится. Полагаю, вас надо охранять особо, поэтому вы отправитесь с соответствующие этому положению места.
− Судя по всему, вы плохо поняли приказ, господин Командующий. Мой вам совет, свяжитесь с Министром и уточните!..
− А вам следует вообще молчать! − произнес дракон.
− Да ты понимаешь, с кем говоришь?! − зарычал Служитель, выступая вперед.
− Не надо, − произнесла Иу, останавливая его. − Командующему совершенно не обязательно знать кто я есть. Он же получил приказ взять дыру просто так, по прихоти Министра. Он совершенно не понимает главные причины подобных прихотей. Вы поняли мои слова, Командующий? Или вы желаете, что бы я их повториЛА?!
− Повто... − дракон запнулся.
− У вас есть единственный шанс загладить свою вину, господин Командующий. Вы будете иполнять все приказы! Вам все ясно?
− Д-да, − ответил тот.
− В таком случае покиньте нас, пожалуйста. И постарайтесь, чтобы ваша охрана не показалась мне издевательством!
Командующий покинул зал.
− Думаю, они тебя быстро оседлают, − произнес дракон.
− Им это будет сложно сделать, когда у них на шее сидит Грасхент и бомбит Центр.
− Грасхент не станет бомбить Центр.
− Я это видела своими глазами!
− Вряд ли ты видела это. Тебе только сказали, что это так, но на самом деле все было иначе.
− Что иначе?! Он желает меня убить!
− Это есть то самое, что тебе успешно вбили плетками и палками, − ответил дракон и пошел к выходу.
− Стой! − выкрикнула Иу.
− Мне незачем стоять. Я все сказал.
− Ты ничего не сказал! Когда меня били, я не знала ни о каких Грасхентах!
− Значит, были другие.
− Не было других! Это было много лет назад, до того, как я попала на земли Грасхента!
− Ты была там? − удивился дракон, останавливаясь.
− Ты же все сказал.
Служитель взглянул на Иу несколько странно, затем пошел вперед.
− Идем ко мне, там и поговорим.


− Господин Премьер, − произнес Кераус. − Я извиняюсь, но вынужден обратиться именно к вам.
− Я слушаю вас, господин Кераус.
− Я, надеюсь, вы знаете, какая задача мне была поставлена?
− Да, разумеется.
− И вы в курсе, что в охраняемом мною Филиале находится Иу − Повелительница Рода? И что меня поставили в положение полного идиота, потому что я не был в курсе?
− Что? В каком Филиале?!
− В Кайранском, сэр.
− Иу находится в другом Филиале, и это мне известно абсолютно точно. Я не буду его называть.
− Вы хотите сказать, что здесь...
− Кто бы там ни был, господин, Кераус, там не она. С чего вы это взяли?!
− С ее собственных слов. И, я полагаю, что Военный Министр в курсе, что она здесь, потому что этот приказ на занятие ничего не значащего района не имеет никакого смысла!
− Хорошо. Я переговорю с Военным Министром. И с Управляющим Центра, надеюсь, они все прояснят. Я свяжусь с вами.
− Что мне делать сейчас? Выполнять все что она прикажет?
− Она многого требует?
− Нет пока, но я не хочу оказаться идиотом во второй раз.
− Постарайтесь не подставляться. Выполняйте поставленую задачу, я свяжусь с вами.
− Да, сэр.

Премьер решил выяснить все в личной встрече и вызвал к себе Министра, затем договорился о встрече с Управляющим. Тот был свободен и приехал.
Дракон и два человека остались наедине.
− У меня только один вопрос. Кто сейчас в Кайранском Филиале? Настоящая Повелительница Рода или нет?
− Я что-то не понял... − произнес Военный Министр. − Что значит, настоящая или нет? Вы не знаете в каком она Филиале?!
− Я знаю, что не в Кайранском, но в Кайранском объявилась вторая. И кто из них кто? − Премьер взглянул на Управляющего.
− Настоящая в Кайранском, − произнес тот.
− Но почему вы не сказали?!
− Потому что она сама мне не сказала, куда отправится. В Сате ее двойник, как подстава на случай попыток покушения. Информация о ней в Кайранском не должна никуда попасть.
− Кайранский район взят под контроль армией, − произнес Военный Министр. Думаю, противник об этом уже в курсе. Что он посчитает, я не знаю.
− Почему вы не сообщили мне о ней?! − воскликнул Премьер.
− Потому что я считал, что вам известно где она! Мне это было неизвестно, я узнал, что она там, поднял войска, потому район в глубокой... извините, заднице! Сообщил об этом вам, вы дали согласие не спрашивая, и я не говорил зачем, чтобы!.. Чтобы... чертова секретность... Мы могли ее потерять из-за этого! И вы тоже! − Министр обернулся к Управляющему. − Не понимаете, от кого надо держать секреты в тайне, а от кого нет?!
− Я полагаю, что единственный максимальный уровень секретности − ее личный. Если она сказала, никому не говорить, значит, никому!
− Довольно криков, − произнес Премьер. − Нужно решать, что делать. Я так понял, Кераус там уже поцапался с ней, не понимая кто она.
− Что?! Как это поцапался?! − взвыл Министр.
− Не знаю как, − ответил Премьер. − Он дозвонился до меня и заявил, что был поставлен вами в положение идиота, который не знал, кого охраняет. Ему то вы почему не сказали?!
− Я не понимаю, с какой стати он вдруг мог поцапаться с охраняемыми людьми? Может, он действительно идиот?
− Мы это еще выясним. Итак, каковы наши действия?
− Район уже взят, какие могут быть действия?
− Кераус ждет указаний на ее счет.
− Он что, дурак?! − воскликнул Управляющий. − Какие еще указания, кроме прямого подчинения?!
− У него нет прямых подтверждений, я так полагаю, − ответил Премьер, взглянув на Министра. Премьер взялся за телефом и приказал связать его с Кераусом.
− Господин Кераус. Я вас поздравляю, − произнес Миниистр. − Под вашей охраной сейчас находится настоящая Иу − Повелительница Рода. Вы, разумеется, обязаны ей подчиняться.
− Спасибо, господин Премьер, − голос Керауса звучал подавлено.
− Информация об этом не должна распространяться, − произнес Премьер.
− Я понимаю. Я не понимаю только одного, почему меня не предупредили!
− Вы можете объяснить, почему вы оказались с ней в конфликте, когда вам был дан приказ охранять?
− Конфликт возник из-за известной вам личности. Думаю, вы знаете, кто является Служителем Филиала, раз направили ее сюда?
− Она выбирала это сама, и никому не сообщала, − произнес Премьер. − Кто там Служитель?
− Альсерго. Тот самый Альсерго, господин Министр. И он не где-то сейчас, а именно с ней.
− Вряд ли он продержится с ней долго, − произнес Министр.
− Да, − подтвердил, Управляющий. − Лет сто, не больше. Альсерго уже стар и смерть его близка.
− О чем вы говорите? Вы полагаете, она его примет? − удивился Премьер.
− Она рассказывала мне о себе, о своей жизни. Их судьбы совпадают как две капли воды, господа. Можете быть уверены, она его примет. И никому не отдаст.
− По-моему, все эти ее детские замашки следует пресечь на корню! − произнес Министр.
− Вы ошибаетесь и на счет ее возраста, господин Министр. Иу далеко не ребенок. Ей больше пятидесяти лет.
− Вы шутите?! Она выглядит на... − Министр осекся, а Управляющий усмехнулся.
− Вы поняли. Повелительница Рода выглядела бы молодо и в сто лет, и в двести. Ее личные взгляды на много более близки к взглядам Альсерго, нежели к вашим.
− Но тогда она может перейти на сторону Грасхента!
− Ну, это дудки, господа. Променять свободу на рабство способен только полный кретин. И, уж, тем более, это не Иу.
− Альсерго говорил...
− Вы не имеете понятия, господа, о том, что говорил Альсерго! Ваши учителя вам врали. Если кто и предаст, то скорее ваш Кераус, нежели Альсерго. Существуют принципы, господа. Существуют те, кто их соблюдает, и те, кто их не соблюдает. Альсерго своих принципов не нарушал никогда. И в этих принципах нет места предательству, так что об этом вы можете не беспокоиться. Беспокоиться следует о тех, кто способен продать и себя и свой род, господа. Таковых, увы, не мало. Иу не ребенок. И я убедился в этом. Ее инстинкт сохранения рода на столько силен, что выдал целый ряд решений, которые не пришли в головы вам. Она рассказала о них мне, и привела их в действие. Что это за решения, я говорить не буду, потому что это ее личная тайна, и она свята. Придет время, возможно мы доживем до них, и вы узнаете. А пока, мой вам совет, господа. Уберите оттуда Керауса. Замените его, потому что она вряд ли станет ему доверять, а это ни к чему хорошему не приведет.
− Было время, совсем недавно, вы говорили, что ее буйство следует обуздать, господин Управляющий, − произнес Министр.
− Да, было. Но я ошибался. Причиной тому была потеря мною веры в возможность восстановления рода. Она мне ее вернула. Я принадлежу ей и только ей. И более всего, я не могу простить себе свое участвие в вашей идиотской затее с запугиванием и бомбардировкой Центра. Когда-нибудь, она узнает правду. И, надеюсь, мне не придется пережить этот позор.
− Что стало с летчиками? − спросил Премьер, обернувшись к Министру.
− Двое застрелились, когда узнали, − ответил тот. − Третий был убит при попытке вооруженного нападения на центр управления полетами.
− Думаю, господа, мы все выяснили. − Управляющий поднялся. − Тогда, до встречи.
Он вернулся в Центр, некоторое время ходил по залу, затем достал оружие и еще стоял с ним, рассматривая предрассветный город. Зазвонил телефон. Дракон не желал отвечать, но его заставил это сделать голос человека.
− Господин Управляющий, звонок! − выкрикнул тот.
− Откуда? − Спросил тот.
− Из Кайранского Филиала...
Дракон вздрогнул, промчался к телефону и поднял трубку.
− Управляющий, вы нужны мне, − произнес знакомый голос. − Здесь...
− Да, конечно. Я вылетаю к вам... Немедленно!..
Оружие осталось рядом с телефоном, когда дракон положил трубку и быстро направился к выходу.


− У тебя будет доказательство в любом случае, Иу, − произнес Служитель. − Либо он прилетит, и расскажет все сам, либо он не долетит, и это будет означать, что они убили его.
− А если он не расскажет?
− Он слишком стар, чтобы держать такой грех, Иу.
− Но он же не говорил!
− Одно дело просто молчать, другое − не ответить на прямой вопрос. Он ответит. Либо ответят они.
− Ты так и не ответил мне на вопрос. Кто такой Грасхент?
− Ты хочешь знать все сразу, Иу?
− Я хочу знать, то что хочу знать! Я не понимаю, почему ты молчишь!
− Он правитель в своей стране, Иу. По сути, нечто Премьера плюс Управляющего.
− Как это плюс?
− Он совмещает обе функции, Иу. Управляет страной и своим Центром там. В его Центре семь Родителей. И они все подчиняются ему.
− Почему не наоборот?
− Это мне неизвестно. Я не знаю, какими силами он их держит, но факт именно таков. Все наши люди, побывавшие там, ни разу не встречали случаев, что бы приказы отдавались от имени Родителей. Все исходит от Герасхента. Рассказы о жестокостях там, сильно преувеличены. Да, он более жесток, чем наше собственное Правительство.
− Наше Правительство жестоко?
− Я говорил тебе это. Управляющий прилетит сюда, и ты это узнаешь. Это так, Иу. По сути, управление не может существовать без наказания за проступки. Жаль только, что не все, что считается проступком, является таковым в действительности. Тебя наказывали за то, что ты не считала проступком?
− Меня всегда наказывали только за то, что я не считала проступком. Может, и было, но я такого не помню.
− Такое ощущение, что ты прошла школу еще более жестокую, чем у самого Герасхента.
− Не знаю, как его звали. Великий Дракон, и все.
− Это наиболее распространенное имя для Родителя. У Герасхента самого лучшего Родителя называют Центром Вселенной.
− Я это уже знаю.
− Знаешь? Ты знала, что у него семь Родителей?
− Не знала, что семь, знала, что несколько и имя одного Центр Вселенной. Когда мы драпали оттуда, ребята сказали, что похитили Центр Вселенной. Им не поверили.
− Глупость, конечно, спороли, вот и не поверили. Центр Вселенной невозможно похитить на вертолете.
− Почему?
− Потому что не влезет.
− Что не влезет?
− Сам Родитель. Ты же видела, каков Великий Дракон?
− Так он... Я... Я стану такой?!
− Не сразу, конечно, Иу. Но только рост даст тебе возможность родить.
− Мне это трудно представить.
− Придет время, Иу, и это будет для тебя так же легко, как то что ты видишь сейчас.
− Ты знаешь все о Родителях?
− Не все, но многое. Что тебя интересует?
− Откуда берется сила?
− Ты ощущала ее?
− Да. И не раз. В первые разы мне было сложно контролировать себя. Потом я старалась держаться, но не всегда выходило.
− Это природный инстинкт, Иу.
− Что? Что значит, инстинкт?
− Это значит, что так тебе дано от рождения. Твоя сила дана тебе для защиты. Сейчас ты способна убить любого дракона, хотя и выглядишь молодой и слабой.
− Я знаю.
− Попадались?
− Не то слово. В первый раз, когда я ощутила силу, я убила шестерых драконов. Правда, и они меня едва не убили.
− Не убили бы.
− Почему не убили бы?
− Тоже инстинкт. Поранили бы, но не дальше. У тебя другая кровь, Иу. Ты не замечала?
− Нет. Я не видела разницы.
− Она ощущается в запахе. Это почти неуловимо, но инстинкт бьет с огромной силой. Если ты просто махнешь рукой со своей кровью перед драконом, его отбросит словно ударом электричества.
− Так значит...
− Тоже было?
− Да. В тот раз, последний остался жив потому что вылетел из кузова машины, когда я вскочила туда. На мне была кровь...
− Значит, оно и было.
− Значит, если я поранюсь, то ни один дракон не сумеет подойти ко мне?
− Сумеет. Действие возникает при резком возникновении этого запаха. Это проходит почти сразу, но действует почти как шок. Отбивает всякую охоту нападать.
− В детстве такого не было. Били до крови и без шоков.
− В детстве это не выражено. Появляется только с началом трансформации в дракона.

В зал быстро вошел Мальмиду.
− Иу, по-моему, этот прохиндей что-то задумал нехорошее, − произнес он. − Кераус только что говорил с Военным Министром, они собираются сбить вертолет с кем-то, кто летит сюда.
− Вы подслушали его разговор? − произнес Служитель.
− Да, я подслушал. Иу?
− Я иду к нему.
− Это может быть опасно, Иу, − сказал Служитель.
− Только если он полный идиот, а такие мне не страшны, − ответила Иу.
Она отправилась с Мальмиду в штаб Командующего. Тот в этот момент говорил с кем-то по связи и прервал ее, когда вошла Иу.
− Господин Кераус, я делаю вам предупреждение, − заговорила Иу. − Если Управляющий Центра не долетит сюда, если с ним что либо случится в пути, вы умрете самой позорной смертью, как предатель своего Рода!
− К-как это не долетит? П-почему?
− Прекратите увиливать, Командующий, я слышал, как вы получили приказ от Министра, − сказал Мальмиду.
− Мне плевать на все ваши преступления в прошлом, какие вы желаете скрыть от меня, − произнесла Иу. − Но сейчас я вас предупредила. А теперь остановите своих убийц, пока еще не поздно. Вы все поняли?!
− Да, Повелительница, − ответил Кераус.
Он вышел на связь и передал приказ истребителям на отмену задания и возвращение. Через минуту появился вызов, и Кераус ответил на него. Слышался гневный голос Министра, требовавшего ответа, почему не исполняется его приказ.
− Он отменен Повелительницей Рода, − произнес Кераус. − Она сейчас здесь и слышит вас.
− Вы идиот, Кераус. У вас есть только одна возможность выжить. Схватить ее.
− Я уже сказала вам о преступлениях прошлого, господин Командующий. Я их простила. Преступления будущего вам никто не простит. Я теперь выбирайте, кому вы подчинаетесь, Министру или Повелительнице Рода!
− Я подчиняюсь вам, Повелительница, − ответил Командующий и выключил связь, где слышались крики Министра.
Командующий смотрел на Иу, а затем опустился на колени.
− Твоя единственная задача, Кераус, охрана Цвнтра. И, надеюсь, ты понимаешь, что Центр сейчас здесь, а не где-то еще. Когда прибудет Управляющий, вы немедленно проводите его ко мне.
− Да, Повелительница.
Иу вышла из зала, прошлась по коридору и встала около окна. Мальмиду остановился рядом.
− У меня такое чувство, что в этом мире нет безгрешных, Мальмиду, − тихо сказала она.
− Безгрешны только дети. Потому что они просто не успели.
− Но почему так? Разве нельзя все сделать иначе?!
− Я не знаю, Иу.
− Не знаешь? Значит, вы и сейчас способны?
− Сейчас мы служим тебе, Иу. Может, это и глупо, но если ты прикажешь что-то, что другие могут посчитать за преступление, я выполню это не задумываясь.
− Я говорю не об этом. А о другом, вы же не машины для исполнения приказов, у вас и свои желания есть.
− Есть. Но преступлений в них нет уже давно. С тех пор как мы пошли служить в армию. Разве что иногда возникают бредовые мысли, не более.
− Что за бредовые мысли?
− Есть подозрение, что Служитель связан с Грасхентом.
− Это от глупости, Мальмиду. Я доверяю ему. И не меньше чем вам с Фальсом. Он сказал, что Грасхент не мог бомбить Центр, что это сделали наши.
− Но это же безумие. Никакой летчик не станет делать подобное!
− Ты думаешь?
− Я это знаю абсолютно точно.
− Тогда, я не знаю, что думать. Не хочу ничего. Прилетит Управляющий, тогда все и станет ясно.
− Ему лететь еще часа четыре, если на вертолете.
− Хорошо. Мне нужно отдохнуть перед этой встречей.

Иу вновь оставалась наедине сама с собой. Все вокруг, казалось, держится только на воде. Лишь трем людям она доверяла полностью. Мальмиду, Фальсу... И Служителю. Почему старый дракон так запал ей в душу, она не понимала, но он словно внушал доверие. Чем-то неуловимым, каким-то невидимым действием. Может, он знал об этом? Он знал об инстинктах, природе, и мог использовать, чтобы Иу доверяла? Она не желала, чтобы так было. Она не желала, чтобы пропало ее доверие к Мальмиду и Фальсу. И она боролась за это. Боролась внутри себя и боролась снаружи. Она не собиралась их отдавать. Пусть что угодно, путь они совершили любые преступления когда-то. Сейчас... это уже не важно...


Министр стоял перед Премьером. Оба человека молчали. Они понимали, что все летит кувырком, что Иу уже перехватила инициативу. Она стала совершенно недосягаемой. Группа войск под командованием Керауса подчинялась ей, и никакой иной более существенной силы рядом не было. Только армия на фронте, но она вела войну с Грасхентом, рвавшимся к столице всеми силами. На фронте тоже стоял бардак.
− Управляющий уже прибыл туда, − сообщил Министр, взглянув на часы.
− У вас есть предложения к действиям?
− Нет, сэр.
− Тогда, нам остается только ждать. Ее решения.
− Вы думаете, она не убьет нас?
− Мы нужны ей не меньше чем она нам. Судя по всему, она это понимает, господин Министр.
− Это ожидание невыносимо.
− У нас нет выбора.

Прошел почти целый час. Солнце зашло, когда адьютант-связист доставил сообщение с вызовом на связь, пришедшее из Кайранского Центра.
− Уже Центра? − переспросил Министр.
− Так сказано в сообщении, сэр, − ответил связист.
Два человека прошли в зал связи, где все было готово. Вспыхнул экран и на нем появился молодой дракон.
− Вы, конечно же, не узнаете меня, господа, − зазвучал голос Иу. − Но, полагаю, это не на долго. Вы меня слышите?
− Да, Повелительница, − ответил Премьер.
− Управляющий рассказал мне о ваших грязных махинациях, господа. Но я на это плюну. Пусть это остается на вашей совести. Как я и сказала Кераусу, я прощаю вам все преступления прошлого. Но за преступления в будущем прощения не будет. Вы все поняли?
− Да, Повелительница.
− Отлично, господа. В таком случае, слушайте меня как следует. Вы управляете этой страной, и вы продолжите это делать так же, как и раньше. Ваша основная задача − Грасхент. Не знаю, сумеете вы его остановить или нет. Не важно. Вы должны задержать его как можно дольше. В лучшем случае отправить за океан, но это если вам повезет. Задача сохранения Рода остается у меня. Вам не нужно прикладывать никаких усилий к ее исполнению. Вам нужно только не мешать. Вам прекрасно известно, что продолжить Род могу только я и дети, которые еще не выросли, но которые уже не мало понимают. Защищая страну вы должны понимать, что главным образом вы защищаете их. Лично мне большой защиты не требуется, поэтому Кераус скоро вернется в ваше распоряжение, оставив здесь небольшую часть сил для поддержания порядка в районе. И последнее, господа. Не забывайте о Сате. Там ваша надежда на будущее. Грасхент не должен туда попасть, и наша тайна не должна стать известна ему.
− Вряд ли от этой тайны что-либо осталось, − произнес Министр. − У Грасхента полно шпионов.
− Есть такие тайны, господа, о которых неведомо знать даже вам. Их Грасхент не узнает. И что бы он их не узнал, я прошу вас, не оставлять Сате без внимания. Сате − ваш последний форт, сдав который вы проиграете войну навсегда. И закончим на этом.
Связь прервалась. Два человека переглянулись, понимая, что им дан шанс.
− Пора задать жару этому Грасхенту, − проговорил Премьер...


Глава 5. Война.


Кельт сидел за столом и рисовал что-то на бумаге. Он не заметил появления рядом Иу и вздрогнув вскочил, когда она вышла перед ним.
− Ты еще пугаешься меня? − спросила она.
− Н-нет, я...
− Кельт, ну врать-то зачем, когда очевидно, что испугался?
− Извините, Повелительница, я не хотел...
− Мы уже столько времени вместе, а ты так и не научился выговаривать мое имя, Кельт. Неужели оно такое сложное?
− Нет.
− Тогда, я еще раз прошу тебя называть меня по имени.
Иу смотрела на человека, и тот молчал несколько мгновений.
− Д-да. Как прикажете... Иу.
Она взяла стул и села за стол напротив него.
− Садись, Кельт. Что стоишь? − Он сел. − Не желаешь рассказать, что рисуешь?
− Я делаю расчет.
− Расчет чего? Ты говори смелее, Кельт, я не обижаюсь на правду.
− Это рассчет поведения Повелительницы Рода.
− Ты можешь рассчитать, что я буду делать дальше? − удивилась Иу.
− В глобальном смысле. В стратегическом, исходя из конечной цели.
− И ты его сделал или не закончил еще?
− Почти.
− Тогда, расскажи мне. Посмотрим, на сколько твой расчет сходится с реальностью.
− Я мог чего-то не учесть.
− Не важно, Кельт. Впрочем, если ты не готов, скажи, когда будешь готов, тогда и поговорим.
− Мне нужно несколько дней.
− Хорошо. Пусть так и будет. И постарайся, Кельт, мне это очень интересно. Потому что я смогу понять кое-что.
− Что?
− Подобный расчет можешь сделать не только ты, ведь так?
− Да. Он не особенно сложен для выпускников университета с подобной специальностью.
− И он не особенно сложен для противника, Кельт, не так ли?
− Да. Вы хотите понять, что будет думать он?
− Да. И сделать так, чтобы он не понял. Сбить его с пути понимания.
− Я постараюсь сделать все как можно быстрее.
− Как можно лучше, Кельт, а не быстрее. Время терпит. Меня интересует другое. Ты понимаешь психологию, но почему-то дрожишь передо мной. Почему, Кельт?
− Вы Повелительница Рода. А я... Я простой человек, даже не смогу стать драконом в будущем.
− Ты же понимаешь, что это положение не от нас зависит. Я не хочу, чтобы ты дрожал, Кельт. Я не хочу, чтобы меня боялись.
− Но с другими людьми вы говорили иначе, наоборот.
− С ними было нельзя иначе. Я должна была заставить их делать то что нужно. Но ты то делаешь все сам, мне не нужно тебя заставлять.
− Да, но вы не приказывали мне ничего почти.
− И не хочу приказывать. Я хочу, чтобы ты помогал мне, но не потому что служишь, а потому что ты мой друг, Кельт. Ты стал им. Тебе может это показаться странным, ты ведь еще ничего не сделал для меня.
− Я понимаю, почему.
− Понимаешь? Ты действительно понимаешь?
− Да. Когда придет время, и ты сможешь родить, я буду в состоянии отдать себя тебе.
− Это действительно? Я даже не думала об этом.
− По срокам все сходится. Но мне страшно об этом думать.
− Поэтому ты и дрожишь? Боишься, что может случиться через двадцать лет? Я сама не знаю, что будет через двадцать лет. И мне страшно думать о том, что мне придется делать. Год назад я вообще не знала об этом, и считала, что есть людей нельзя, что это преступление.
− Год назад? Ты не знала? Но почему?
− Потому что мне никто не говорил этого. Я не буду давать тебе никаких обещаний, Кельт, на счет того, что будет через двадцать лет. Я сама не знаю. Я видела своими глазами, как люди отдавали себя дракону. Они делали это по собственной воле, и я не собираюсь никого заставлять.
− У тебя не получится не заставлять. Инстинкт потребует иного.
− А от тебя он не потребует иного?
− Потребует. Это неизбежный конец для меня.
− И начало для твоих детей, Кельт.
− Моих детей? − усмехнулся человек. − Они будут твои.
− И твои. Потому что без тебя их не будет. Или без другого человека, но тогда они будут и его. Не думай об этом, Кельт. И не бойся. Я не буду никого заставлять. Надеюсь, это не потребуется. А когда придет время, ты решишь все сам. Мне пора идти.

Иу ушла к себе. Она внезапно отчетчиво осознала, что будет происходить. Люди, которых она примет как друзей, через несколько лет окажутся перед ней совсем в ином качестве. В какой-то момент начинало казаться, что сама Природа издевается над ней. Именно законы Природы устанавливали все порядки, и подобное казалось невыносимым! Иу не хотела убивать своих друзей. Она просто не могла! Но ей предстояло именно это. Иногда от этих мыслей хотелось взвыть, и только старая выучка держать все эмоции в себе, не давали вою вырваться наружу.

− Иу! − воскликнул Фальс. − Срочное сообщение!
− Что там?
− Плохие вести, Иу. Грасхент прорвал оборону в Стакрадо и ведет наступление на столицу. Перед ним нет никаких сил.
− Совсем никаких? А резервы где?
− Их нет, Иу. Все давно израсходовано.
− А Кераус? Он не сможет их остановить?
− Задержать, не больше. Его раздавят через день-два.
− День-два может дать возможность, Фальс.
Иу вместе с Фальсом предстала перед Командующим. Тот уже был в курсе событий, и приказ о выступлении воспринял почти с непониманием.
− Но вы останетесь здесь без защиты! Так же нельзя!
− Я ухожу в Сите, − ответила Иу. − Там еще есть силы. И туда должны прийти все, кто сумеет уйти от удара Грасхента. Вы передадите эту информацию Министру и Премьеру. Вы все поняли?
− Да, Повелительница. Вам, наверно, нужен вертолет?
− В небе слишком много вражеских истребителей, Кераус. Мы отправимся на машине.
− Хорошо. Я передам вам пару взводов для охраны.
− Пару отделений, Кераус, − сказал Мальмиду, появляясь в дверях. − С двумя взводами мы станем слишком крупной мишенью.
− Хорошо.

Иу забирала с собой Мальмиду, Фальса, Кельта и Служителя.
Управляющий заявил, что он слишком стар, что может только помешать в дороге, если что-то случится. К тому же, он имел другой план с отвлечением Грасхента, и Иу дала ему возможность действовать самостоятельно.
Небольшой микроавтобус выехал с базы. Вслед за ним вышли две машины сопровождения, и одна, обогнав автобус, ушла немного вперед. Иу сидела около окна, напротив Служителя и смотрела на него почти в упор.
− Почему я не знаю твоего имени? Ты покинул свой пост, так что пора, мне кажется, его назвать.
− Меня зовут Альсерго, − ответил он.
− Альсерго?! Тот самый Альсерго?! − воскликнул Фальс.
− Тот самый, − ответил дракон, взглянув на Фальса. − Что не так?
− Ты служил Грасхенту!
− Это клевета.
− Какая клевета, это всем известно, Иу! − не успокаивался Фальс.
− Фальс, прекрати. Даже если он служил десяти Грасхентам, он сейчас служит мне. И не дергайся. Вы с Мальмиду тоже магазины грабили в детстве.
− Что?! − воскликнул Альсерго. − Иу, так ты знала, что они?!
− Кельт, ты никаких преступлений не совершал? − спросила Иу.
− Н-нет, − произнес тот.
− Вот, господа. Единственная невинная душа среди нас, − произнесла Иу. − Так что хватит шуметь из-за ерунды.
− Какая это ерунда, Иу?! Он же предатель! − продолжал Фальс.
− Фальс, ты не способен исполнить простой моей просьбы?
− Я... Я способен, но...
− Прекрати. Здесь нет предателей, это говорю тебе я. Подумай хотя бы своей головой, стал бы настоящий предатель называться именем, которое всем известно. И еще более смешно, каким образом он оказался бы на высоком посту будучи тем кем ты его назвал? Ты понимаешь, Фальс?
− Да, − ответил тот. − Возможно, я погорячился.
− Твоя беспринципность не доведет тебя до добра, Иу, − произнес Альсерго.
− У меня есть свой принцип. И он сейчас только в одном. Выжить любым способом. В вашем законе прямо записано, что никакие действия Повелительницы Рода не могут считаться преступлением.
− Это просто неверный закон.
− Неверный закон! Что тогда у вас верно? Министры и Премьеры, готовые на черт знает какие дела, лишь бы остаться у власти! Дела даже против Повелительницы Рода! Посмотришь на таких и начнешь думать, куда же это я вляпалась-то? Закроем этот вопрос раз и навсегда. Ни у вас, ни у меня нет никаких альтернатив, кроме как оставаться вместе. Кто-то желает служить Грасхенту? Пожалуйста, можете прыгать в пропасть хоть сейчас. Вы понимаете меня? Я надеюсь, вы все понимаете.

Группа машин остановилась в небольшом городе. Иу собрала всех вместе.
− Я собрала вас, чтобы кое-что выяснить раз и навсегда, − произнесла Иу, глядя на солдат и офицеров. − Я не уверена, что вам объяснили вашу задачу до конца. Вы не просто сопровождаете нас. Вы являетесь нашей охраной и обязаны выполнять все распоряжения без исключения, потому что я − Иу − Повелительница Рода. − Люди зашевелились и стали переглядываться. − Я вижу, это не всем известно, и прошу командира подтвердить мои слова.
− Да, я подтверждаю, − произнес он. − Мы выполним все ваши распоряжения.
− Отлично. Первое мое распоряжение будет следующим. Мы изменяем маршрут следования и отправляемся на запад. Сите более не является нашей целью. И второе, об этом изменении никто не должен узнать. С этого момента вы не можете выходить на связь с кем-либо без моего разрешения.
− Но мы обязаны это делать, иначе, нас начнут искать.
− Нас не начнут искать, господа. Ситуация более чем жесткая. Вся группа Керауса после нашего отбытия ушла в район столицы, чтобы остановить наступление Грасхента. По прогнозам, они задержат его не более чем на пару дней. После этого его путь сюда будет открыт, и это значит, что он сразу же направится в Сите. Там почти нет сил, поэтому идти под удар нам нет никакого смысла.
− Но это означает, что война будет проиграна?
− Увы. Война за власть в этой стране будет проиграна. Это было предопределено уже давно. Сила вашего рода была подорвана, и сейчас нет никакой возможности ее восстановить. Вы все это понимаете. И мне лично предстоит очень сложная задача. Значительно более сложная, чем может показаться. Не просто восстановление рода, а восстановление рода в условиях враждебной власти. Мне придется делать это тайно, копить силы, и я не знаю, что произойдет потом. Возможно, сам Грасхент к тому времени сдохнет, и тогда будет проще. Для вас война продолжается и будет продолжаться еще очень долго, но не в виде открытых боев. И последнее, если кто-то считает, что все это глупость, что ничего не выйдет, что воевать бесполезно и бессмысленно, он может уйти прямо сейчас. Я не буду никого винить и осуждать.
− Мы не уйдем! − заговорили солдаты. − Не уйдем! Это наш последний шанс!
− Очень хорошо. Надеюсь, со связью мы договорились, командир?
− Да, конечно. Но у меня есть одно предложение.
− Я слушаю.
− Я могу послать связистов по прежнему маршруту, они будут выходить на связь и сообщать, будто все в порядке.
− Очень хорошо, − ответила Иу. − Пусть так и будет. Сейчас можно разойтись, сбор через час. Кого будете отправлять с передатчиком, представьте мне.
− Хорошо.


Городок, в котором появилась воинская группа, едва дышал. Иу со своими друзьями зашла в бар, хозяин которого в первый момент напугался подобного нашествия. Больше всего его пугало вооружение Мальмиду и Фальса.
− Ну что, обед готов? − спросила Иу.
− Готов. − ответил хозяин бара.
− Тогда, подавай на стол. − Иу положила перед человеком крупную денежную купюру.
− Сей момент, господин.
Человек вскоре пришел в себя, а затем совсем осмелел и поинтересовался, тем, почему два человека вооружены.
− Ты прям как с луны упал, − сказал Мальмиду. − Вокруг война, а ты спрашиваешь, что здесь солдаты делают.
− Вокруг? Где вокруг? − испугался человек.
− В стране, где же еще? Ты не беспокойся, твой бизнес и при Грасхенте выживет.
− Вы шутите?! Я не останусь, если он!..
− В море прыгнешь, что ли? − усмехнулся Мальмиду.
− Кончай ерунду болтать, − произнесла Иу. − Человека зря пугаешь. Выкинут этого супостата. Еще есть силы.
Хозяин бара вздохнул и ушел.
− Ну ты даешь, − усмехнулся Фальс. − Ты же понимаешь...
− Какая разница? Людям веру давать надо...


Сбор прошел без задержек. Командир представил Иу двух человек, объявив, что те уже нашли машину, на которой поедут.
− Хорошо. У меня к вам будет большая просьба, − сказала Иу. − Не попадайтесь, ребата. Лучше всего, если вы доедете до Сите, а там все бросите и уйдете. Если встретите на дороге противника, тоже уходите сразу же.
− Мы могли бы еще послужить в армии, пока...
− Это только в том случае, если Грасхент будет отбит от столицы. А там. Вы меня поняли. Что бы ни случилось, вы не должны говорить обо мне. Они не должны узнать. У них не должно быть никаких шансов.
− Мы поняли, − ответили солдаты.


Кераус бежал на машине. Он понял, что все кончено. Его войска попали в настоящую мясорубку. Авиация Грасхента давно господствовала над столицей, и рядом с ней уже был высажен десант...
Машина вылетела из-за поворота. Шофер взвыл, резко ударив по тормозам... Кераус едва не потерял сознание, ударившись в дверцу машины, когда та перевернулась и встала на бок. Через несколько секунд его уже вытаскивали из машины. Он сопротивлялся, но это было бессмысленно.

Дракон Грасхент выглядел ужасающе. Кераус смотрел на него с ужасом, и понимал, что это его смерть. Противостояние длилось больше минуты, затем Грасхент зарычал, оглушая Керауса своим голосом.
− Еще один маленький Командующий! Господин Кераус! − дракон взвыл смеясь. − Ну что же, поговорим? Отвечай, где эта Повелительница?! Ну?!
− Я не знаю. Я только Командующий...
− Какая чушь. Я знаю все твои переговоры с Министром и Премьером! Ваш шифр был столь примитивен. Ты ведь хочешь быть свободным? Просто скажи, где она, и будешь свободен. Говори, Кераус. Это твой последний шанс выжить.
Кераус вздрогнул. Дракон сделал шаг к нему, и вид окровавленных когтей стал для человека последней каплей.
− Она в Сите, − сказал он. − Она уехала туда.
− Сите, − произнес Дракон и взглянул на карту. − Как плоско.
− Это правда! − взвыл Кераус.
− Очень хорошо, Кераус. Ты свободен. Можешь идти куда хочешь. − Дракон махнул лапой, показывая знак выпустить человека и отвернулся.
Кераус пошел от него, вышел в дверь и направился через коридор здания, надеясь, что его действительно выпустили...


− Тигри, ты видела его? − спросил Грасхент.
− Он мне не интересен.
− Ты же хотела поохотиться. Он твой, Тигри.
− Да? Ты же его отпустил.
− Ну и что? Я не обещал, что стану защищать его, когда ты побежишь за ним.
Из темного угла выскочила тигрица и умчалась в дверь. Грасхент лишь усмехнулся, когда издали послышался вопль человека и рычание зверя, напавшего на него.
− Сите, Сите, − проговорил Грасхент. − Что-то здесь не то... Курс на Сите!

Огромная армада развернулась перед столицей и двинулась к городу Сите. Слабое сопротивление по пути ломалось как солома. Впереди была только одна армия, и она окружала сам город Сите. Либо это уловка, либо глупость, либо... Грасхент еще не знал, что это могло значить.
Он победоносно шествовал по стране, которая билась в конвульсиях. Ему было плевать на жителей. Они умерли бы и так. Главной задачей было недопущение возрождения рода, а для этого надо захватить Повелительницу Рода.
Ушедшие в Сите разведчики принесли весть, что в Филиале Сите действительно находится некто, кого скрывают от всех. И, судя по охране, этот некто довольно важная персона. Армейские группировки разошлись в стороны, взяли город в кольцо, и атаковали.
Жители Сите бились как звери. Давненько армия Грасхента не встречала столь жесткой битвы со стороны населения городов, а затем появились сообщения от разведчиков, что перед людьми Сите выступила Повелительница Рода, призвав их помочь ей, защитить ее... Да, это был ход отчаяния.
И в то же время Грасхент понимал, что его цель не город. Новый приказ ввел в действие десантную спецгруппу, и под прикрытием наступившей ночи она захватила Филиал и всех находившихся в нем людей. В руки группы попала и Повелительница Рода, которую вскоре доставили в штаб.

Перед Грасхентом оказался молодой дракон. Слуги сдернули с него одежды, обнажая признаки Повелительницы Рода.
− Какой приятный сюрприз, − произнес Грасхент. − Иу − Повелительница Рода у нас в руках. − Грасхент взвыл смеясь. − Теперь ты послужишь мне, дорогая моя.
− Ты полный кретин! Ты дерьмо! Ты козел! − зарычала Иу. − Я не буду служить тебе! Я скорее сдохну!
− Сдохнуть тебе не дадут. Это слишком большая роскошь для тебя. Ты отправишься в мою страну, и там тебе язычок подрежут.
− Не дождешься, сосунок недоделаный, − прорычала Иу.
− Какие мы ужасно грозные, − буркнул дракон.
Иу сорвалась с места и бросилась к нему. В ту же секунду дорогу ей перекрыла Тигри, и Повелительница Рода отлетела от нее, растягиваясь на полу.
Что-то Грасхенту показалось в этом странным.
− Свет! − взвыл он. Вокруг вспыхнули мощные лампы Дракон подошел к Иу и увидел оскалившуюся смеющуюся пасть.
− Ты недоносок! − зарычала Иу. Грасхен махнул когтями перед ней, и с тела дракона слетел кусок искусственной кожи.
− Подделка! Ты не Повелительница Рода! − взвыл он.
− Кусок дерьма. Ты думал тебя здесь не ждали?! Ты мертвец, Грасхент! Ты уже мертвец! Ловушка захлопнута!
− Ничего подобного!
Вокруг послышался вой. Грасхент отскочил от лже-Иу и пронесся к выходу.
В небе шла армада бомбардировщиков.
− Машину! − взвыл дракон.
− Бомбу не хочешь? − зарычал голос позади, и Грасхент обернулся. Он бросился к дракону с желанием убить его на этом месте и взвыл, увидев появившийся из-под останков кожи металл.
Удар огромной силы отбросил его. В глазах остались лишь разлетающиеся ошметки тела молодого дракона...


Армия продолжала наносить удары по растянувшимся силам Грасхента. Монстр, глубоко влезший в пасть другого Монстра, теперь бился в конвульсиях.
Несколько достаточно мощных группировок Грасхента еще дрались в тылах, окруженные войсками, возникшими почти изниоткуда. Но их часы были сочтены. Отрезанные от тылов, части Грасхента не могли долго сопротивляться.
Лишь редким группам удалось прорваться по горевшей под ногами земле к своим, но и там было уже не все хорошо. Смерть Грасхента, державшаяся в тайне его командованием, не была тайной для жителей воспрявшей страны. Вражеские силы горели. В небе почти не осталось истребителей и только мощный поток бомбардировщиков утюжил занятые врагом территории, уничтожая тыловые укрепления и склады...


− Поздравляю с победой, господин Министр, − произнес Премьер. − Ваш план был просто гениален.
− Да. Жаль только Керауса, − ответил Министр. − Но что поделаешь. Девчонка решила, что у нас совсем нет сил.
− Но это дьявольски сыграло нам на руку. Отчаянный шаг, высадка группировки спецчастей около столицы прямо в лапы зверя... Жаль их, конечно... Что там со связью с Кайранским Филиалом?
− Опять проблемы. Похоже, она выслала абсолютно всех.
− Значит, у нее не осталось никакой охраны?
− Никакой.

Связь, наконец, восстановилась. На радиоволне оказался Управляющий Центра.
− Вы получили последние сводки, Управляющий?
− Да, господин Премьер. Я получил.
− Что говорит Повелительница?
− Ничего, сэр. Ее здесь нет. Они выехали в Сите, когда...
− КУДА?! − взвыл Министр. − О, дьявол! Там же была война!
− Война? В Сите? Вы шутите, господа?!
− Мы не шутим! Грасхент узнал о Сите, пошел туда, и мы накрыли его там!
− О, дьявол. Что там с Филиалом?!
− Он был захвачен десантной группой. Если она была там!..
− Ей больше негде было быть. Группа сопровождения в последний раз передавала сообщение, когда они подъезжали к Сите...
Министр и Премьер переглянулись.
− Мы победили, но мы проиграли... − едва выговорил Премьер. − Какого дьявола ее туда понесло?!
− Вы забыли ее слова? Она вам прямо сказала, что Сите − последний оплот. Вы не поняли?!
− Но!..
− Секретность. Это дьявольская секретность! − взвыл Министр. − Вот до чего доходит, когда нет единой власти!.. Мы убили ее...
− Возможно, еще нет... Наверняка, Грасхент отправил ее на свою территорию.
− Вряд ли он успел.
− Но все же. Надежда еще есть. Мы должны никого из них не выпустить! Перекрыть море!
− Хорошо. Действуем!


Глава 6. Тигри.


Тигри, глупая Тигри, оставшись без хозяина, рвала и метала. Грасхент взорвался у нее на глазах, и выхода теперь не было. Несколько командующих вокруг пытались что-то сделать, а с неба падали бомбы, и был только один путь. Удирать! Удирать из этой ловушки! Да, это ловушка! Так сказал тот зверь. Он смеялся над Грасхентом, а затем убил его! Он!..
Но он мертв, а Тигри надо бежать. Бежать! Бежать! Иначе, она погибнет в лапах врагов!.. Она бежала. Командир сопровождавшей группы бросил всякие мысли о том, чтобы доказывать ей что-либо. Он исполнял приказы, терял людей в засадах, но Тигри оставалась жива. Ей удавалось уходить. Новый прорыв из засады стал почти спасительным. Впереди были леса и открытая дорога. Группа, наконец, получила передышку от боев и теперь уносилась через вражескую территорию.
Где-то еще шли бои. По радио слышались разные голоса, в том числе и торжествующих врагов, которые радовались смерти Грасхента. Что теперь? Что теперь? Тигри не понимала. Без хозяина она не представляла, что делать, а вокруг не было никого, кому бы она доверилась...
Новый бой, новая схватка!
На этот раз, все было еще более ужасно. Тигри металась меж огней и вырвалась из боя, но потеряла всех. Возвращаться? Нет! Нет! Там уже никого нет. И за ней по следам идут враги!..
Она уходила все дальше и дальше. Но куда идти? Враги отстали. Тигри теперь бродила по лесам, пытаясь найти кого-нибудь своего. Но вопросы вновь возникали. Кто свой? Кто? Как их разобрать! Одни люди и драконы, другие тоже люди и драконы, а она... Она не могла их отличить, не знала как. Был только один признак. Свои скрывались, а чужие их искали. Чужие жили в селах и городах, и Тигри сторонилась всех селений.
Она продолжала движение, совершенно не понимая, куда идет. Наткнувшись на почти сплошную заселенную зону, она развернулась и пошла назад, решив, что в зоне врагов ей точно делать нечего, и в их стороне нет своих...


− Есть хорошие вести, Иу, − сообщил Мальмиду.
− Да? Что?
− Не знаю как, но наши наступают. И еще, Грасхент мертв.
− Серьезно?! − воскликнула она.
− Да, это передают везде, на всех волнах.
− Значит, нам пора возвращаться, − сказал Командир.
− Не пора, − перебила его Иу.
− Ты думаешь, это мог подстроить Грасхент? − спросил Фальс.
− Не знаю, но не вижу смысла сейчас высовываться. Зачем? Чем плохо здесь, например? Леса, вокруг никого. Мне все равно нечего делать там.
− Но людям надо знать, что ты жива, Иу, − сказал Мальмиду.
− А с чего они решат, что я убита, если наши победили? Не маленькие, сообразят, что я скрываюсь. В любом случае, еще ждать и ждать.
− Думаю, не стоит спешить, − заговорил Альсерго. − Иу права. Здесь не плохое место. Во всяком случае, месяц-другой можно остаться точно, а за это время разведчики разузнают настоящее положение дел. Грасхент может любую пакость выкинуть ради поимки Повелительницы Рода.
− Хорошо. Не будем спешить, − согласился командир. − Эта победа действительно кажется странной. Не было сил и вдруг...
− Ну, вдруг тоже может появиться, − ответил Альсерго. − Тактика может быть разной. Заманить противника подальше, отрезать от тыла и, глядишь, он и сам сдастся без боеприпасов.
− У нас есть время. С этим, думаю, все согласны, − сказала Иу.
− Да.

Жизнь в лесу постепенно налаживалась. Иу немного раскомандовалась, и вскоре посреди небольшой поляны появился не плохой и достаточно удобный дом. С питанием проблем не предвиделось, и хищников вокруг не наблюдалось.
Впрочем, в очередной день солдаты вернулись с вестью об обнаружении следов большого тигра.
Иу удивилась их словам, после чего стала расспрашивать о самих тиграх. Она их никогда не видела и не слышала даже такого названия. Попытка описания зверя наткнулась на смех Иу.
− Что смешного, Иу? − спросил Мальмиду.
− Да нет, просто странно это, полосатый зверь, − усмехнулась она.
− Ты на себя то посмотри. Цвет, не-пойми-какой. Не желтый и не зеленый, − усмехнулся Мальмиду.
− Думаешь, раз у тебя лапы темнозеленые, значит, это лучший цвет да? Ты давай, не заговаривайся!
− Ладно-ладно, − усмехнулся тот. − Но с тиграми надо быть осторожнее, это хищники, Иу. И они довольно сильны. Человек с тигром не справится.
− А дракон?
− Дракон с тигром − да, а с тигриным драконом − нет.
− Тигриный дракон? У них что, тоже?
− А как же ты думаешь? У них все тоже. И у тигров и у райзигов. Ты что, не знала? − рассмеялся Мальмиду.
− Нет, я не думала. Но я все равно, хочу посмотреть на этого тигра.
− Завтра пойдем и поищем его, − ответил Мальмиду. − Только одна не ходи, мало ли что.
− Ладно.

Следующий день начался с поисков следов тигра, и вскоре они обнаружились, к тому же совсем рядом с домом. Через полчаса распутывания группа солдат во главе с Иу и Мальмиду наткнулась таки на крупного тигра.
− Эй, эй, спокойнее! − произнесла Иу, не давая солдату подымать оружие. − Не стрелять! Такого красавца убивать, да вы что?
Зверь дрогнул, затем прошел немного в сторону и встал, глядя на Иу.
Тигр действительно был полосатым, и размером почти в три раза больше райзига. Они смотрели так друг на друга некоторое время, и зверь вдруг пошел к Иу.
Послышались щелчки предохранителей.
− Не стреляйте, я своя, − возник вдруг рычащий голос.
− Ты умеешь говорить? − удивилась Иу.
− Умею.
− Вот это да. Я никогда не встречала говорящих зверей.
− Ты.. Ты.. Ты Повелительница Рода? − спросил зверь.
− Да. И ты, похоже, тоже...
− Да, я Повелительница Рода − Тигриного.
− Чудеса, − усмехнулась Иу. − Так вы, значит, живете где-то здесь?
− Нет. Я живу не здесь. Я заблудилась. Я была с людьми.
− Ну, если так, тогда, пойдем к нам, − сказала Иу. − Будешь гостем.
− Не, я лучше пойду. Мне надо...
− Хорошо. Только у меня к тебе просьба, не трогай людей, хорошо?
− Ладно, я и не трогала. Я ищу своих. Мне надо идти.
− Ну, иди, раз так.

Вся группа вернулась в дом. Остававшиеся там люди не поверили, что Иу говорила с тигрицей, Повелительницей тигриного Рода.
− Ну шуточки у вас, плоские совсем! − произнес командир. − Где это видано, что бы тигры говорили?
− Повелительницы Тигров могут говорить, − заговорил Альсерго. − Это научно установленный факт.
− Они что, разумны? − удивился командир.
− Да, − ничуть не смущаясь ответил Альсерго. − Не на столько как люди, но разумны.
− И остальные тоже? − спросила Иу.
− Зачатки разума или разум есть у всех Повелительниц Родов различных видов существ. Повелительницу райзигов, например, можно научить говорить на уровне пяти-семилетнего человека. У тигриц разум повыше. Некоторые способны даже людей перещеголять, хотя, реально такого не наблюдалось.
− Тогда, как это решили?
− Изучением строения мозга, Иу. Так что, ты встретила существо равное по разуму обычному человеку. То что она жила с людьми, это просто удивительный факт. Непонятно вообще, как она здесь могла оказаться. Тигры в природе встречаются только на трех материках, а на нашем их никогда не было. Судя по всему, ее привезли люди Грасхента, только вот совершенно непонятно зачем.
− Действительно, непонятно зачем, − произнес Мальмиду. − Не для развода же тигров здесь?
− А кто его знает? Этот гад мог и такое удумать, − сказал Командир.
− Смысла в разводе тигров, вообще говоря, мало, − ответил Альсерго.
− Я договорилась с ней, что она не будет нападать, надеюсь, никто не станет в нее стрелять, − сказала Иу.
− На сколько можно доверять словам зверя? − спросил Фальс.
− Скорее всего, можно, − ответил Альсерго.
− Так наука ничего не говорит об этом?
− Науки о доверии вообще-то как бы и нет. Увидим.

Тигрица больше не появлялась. Вскоре вернулись разведчики с разных сторон. Все несли весть о победе, о том, что Грасхент был пойман в ловушку около города Сите, где и был убит.
− Ну что же, значит, нам действительно пора возвращаться, − сказала Иу. − Сегодня-завтра оставим на сборы, а послезавтра можно будет двигаться.
Сборы прошли достаточно быстро и весело. Вечер второго дня был свободен, и люди разошлись вокруг решив погулять по лесу напоследок.
− Место действительно хорошее, − произнес Мальмиду. − Даже и уезжать не хочется.
− Может, мы и вернемся сюда когда-нибудь. Для отдыха.
Поздним вечером все собрались отдыхать. Иу ушла в свою комнату, и через минуту к ней зашел Кельт.
− Ты что-то хотел?
− Да. Мы были в поселке сегодня, на севере. Думаю, тебе это будет интересно, там люди поймали тигрицу.
− Ту самую?
− Скорее всего. Вряд ли здесь есть другая. Они держат ее в железной клетке.
− Хорошо. Мне это действительно интересно. Завтра поедем сначала именно туда.
− Я думаю, она будет зла на нас.
− Придумаем что-нибудь, − ответила Иу. − Не знаю как с ней быть, но в клетке это нехорошо для разумного зверя. Там увидим.

Утром машины по указанию Иу отправились к северному поселку, и вскоре остановились на площади рядом с клеткой, в которой сидела тигрица. Иу выскочила на землю и прошла к ней. Тигрица зарычала, сверкая глазами.
− Вот это да. Ты как здесь оказалась? − спросила Иу.
− Это вы виноваты! Ваши люди меня!.. − зарычала та.
− Ты не злись, я сейчас разберусь, что это за дела такие, − ответила Иу. − Мальмиду, найдите начальника этой деревни.
− Сейчас найдем.
Солдаты вышли из машин, окружили клетку и Иу.
− Ты меня выпустишь? − спросила тигрица без прежней злости.
− Выпущу. Я думаю, тебе надо с нами остаться, а то снова влипнешь во что-нибудь.
− Но ты же командуешь всеми.
− Да с чего ты взяла-то? Я командую только своими людьми. Собственно, нам ждать нечего. Фальс, найдешь инструмент какой? Клетку открыть?
− Найду, − ответил тот. − Ты хочешь взять ее с собой?
− Вообще-то да, но это уже как она сама решит.
Фальс вернулся от машины с монтировкой и взглянув на зверя в клетке усмехнулся.
− Эх, вспомним былое, − сказал он, вставил железяку в замок и одним движением разломал его.
− Эй, вы что там делаете?! − послышался крик. В ту же секунду послышались щелчки затворов оружия, и человек рьяно бежавший к солдатам затормозил. − Вы-вы-вы что?! − выкрикнул он заикаясь.
− У тебя имя есть? − спросила Иу выводя тигрицу.
− Тигри, − ответила та.
− Ну так что ты решила? Пойдешь с нами?
− Да, я пойду, − ответила та.
− Тогда, забирайся в эту машину. − Иу показала на микроавтобус. Тигри вошла туда, а рядом появилось несколько человек в полицейских формах. Их привел Мальмиду.
− Что такое, в чем дело?
− Мы забираем тигра, − сказала Иу. − Собственно, уже забрали.
− Но вы не можете! На это нужно разрешение!
− Приказа Повелительницы Рода вам мало? − спросил Мальмиду.
− Ко-ко-ко-кого?! − закудахтал человек.
− Повелительницы Рода, − произнес командир военной группы и показал свой знак. − Мы поставили вас в известность, на этом вопрос исчерпан. По машинам.
Иу зашла в фургон и села в самом конце, где в этот момент сидела тигрица. Чувствовалось, что она боится.
− Не бойся, Тигри. Все будет как надо.
− А тебя как звать? − спросила Тигри.
− Иу.
− Иу?! − завыла та. − Ты-ты... но... там...
− Что случилось, Тигри? Ты где-то слышала мое имя? Наверно, и про Грасхента слышала?
− Грасхент был моим хозяином, а ты! Он говорил, что ты враг!
В салоне еще никого не было. На улице стояла перебранка между Мальмиду с Фальсом и полицейскими.
− Я враг ему, Тигри, я не тебе, − произнесла Иу, наклоняясь к уху тигрицы. − А ты мне сразу понравилась. Ты же помнишь, как мы встретились.
− Да? Ты не будешь меня убивать?
− Не буду. И желания такого у меня не было никогда. Я о тебе и не знала ничего раньше. А ты от него что убежала, что ли?
− Нет. Его убили... Его... − Она замолчала, глядя на Иу.
− Расскажи, Тигри. Расскажи все и не бойся. Как это случилось?
− К нему привели дракона, который назвался твоим именем. У него было что-то... Я не знаю. Его приняли за тебя, а потом он бросился на Грасхента, я его сбила, а Грасхент понял, что он не ты. А он смеялся и обзывал его по всякому, потом сказал, что Грасхент мертвец. Но он был жив, но потом... У этого дракона была бомба, и он взорвал себя и Грасхента, когда он бросился... А я... Я осталась одна! И меня хотели убить твои люди!
− Тебя больше никто не тронет, Тигри. И про Грасхента не рассказывай никому. Спросят, с кем была, скажи с хозяином и все. Чтобы никто не знал.
− А ты? Ты же... Ты что, против них?
− Я не против, Тигри. Просто не хочу, чтобы тебя убили. Ты ведь Повелительница Рода, как и я. Нам надо быть друзьями. Понимаешь?
− Я понимаю, но не понимаю, почему.
− Просто мне так хочется, Тигри. Тебе ведь тоже чего-нибудь хочется?
− Я хочу есть. − Ответила та.
− Это я тебе устрою. Только немного потерпи. Хорошо?
− Хорошо. А когда?
− Сейчас разберемся с полицией, тогда и найдем тебе поесть. Жди здесь.
Иу вышла из фургона. Рядом уже находилось не мало людей. Офицер полиции в этот момент что-то усиленно доказывал, размахивая руками, и остановился, взглянув на Иу.
− Полиция снова не признает документов Центра? − спросила Иу, подходя к Мальмиду.
− Вы не имеете права здесь распоряжаться! − крикнул офицер.
− Господин офицер, я вас разочарую. Лично я имею право распоряжаться где угодно. В законе на этот счет все прописано очень четко. Вам не достаточно моих слов?
− Я не знаю, кто ты такой, но твоя наглость!... − заговорил полицейский, делая шаг к Иу.
Дорогу ему тут же перекрыли два ствола автомата.
− Да вы спятили! − воскликнул он.
− Ты совершенно ослеп и оглох? − спросила Иу. − Сколько раз тебе надо повторять, что я − Повелительница Рода, чтобы ты понял это?!
− Вы-вы-вы меня не проведете! − выкрикнул человек.
− Действуйте по седьмой схеме, − произнесла Иу.
Начавшаяся схватка закончилась через полминуты. Семеро полицейских были обезоружены, уложены в ряд на мостовой и связаны.
− По машинам, − приказала Иу.
Солдаты разбежались к машинам, Иу вновь села в фургон, и рядом оказались еще шесть человек.
− Куда теперь? − Спросил Командир.
− В ближайший Филиал Центра, − ответила Иу. − Сколько до него?
Человек развернул карту и смотрел некоторое время.
− Через час будем там, − ответил он.
− Отлично. Надеюсь, там полиция к нам не будет приставать.
− У вас нет бумаги, где было бы прямо подтверждено, кто вы?
− Есть, но ее применение ограничено до определенного момента времени. Срок истек.
− Я думаю, надо выходить на связь со столицей.
− Приедем в центр, там и выйдем на связь. Спешить сейчас некуда.
− Хорошо.
Человек смотрел на тигрицу, сидевшую в глубине салона. Возможно, он хотел что-нибудь выяснить и на ее счет, но не стал спрашивать в присутствии зверя.
− Мы скоро приедем, Тигри, − сказала Иу.
− Я поняла, − прорычала тигрица. − Мне можно лечь?
− Конечно, можно.
Тигри улеглась на пол, оказавшись в ногах Иу. Она молча поглядывала на нее, затем положила голову на лапы и закрыла глаза.


− Господин Министр, срочный вызов из Маскерского Филиала Центра, − произнес адьютант.
− Что там?
− Некий лейтенант Дарвиг требует на связь лично вас. Говорит, что дело чрезвычайной важности.
− Вечно какие-нибудь лейтенанты звонят с мировыми проблемами, − проворчал Министр. − Соединяйте.
− Господин Министр? − послышался голос.
− Немедленно говорите, зачем вызывали меня, лейтенант! − приказал Министр.
− Вы, наверно, ищете Повелительницу Рода, господин Министр. Она сейчас здесь, в Маскерском Филиале Центра.
− Что?! Где?! Дайте мне с ней связь! − воскликнул Министр, вскакивая.
− Что это вы так волнуетесь, господин Министр? − послышался знакомый голос.
− Господи, где вы были?! Мы вас по всей стране ищем! Думали, что вас уже и в живых нет!
− Мы в лесу отсиживались. А тут, оказывается, победа. Ну, мы не дураки, мы сначала проверяли, не дезинформация ли. Понимаете?
− Да, я понимаю. Но я не понимаю, какого черта вас понесло в Сите!
− Шутить изволите? Я и близко там не была. Передатчик только туда уехал с сообщениями, что мы будто бы едем в Сите. Вы не волнуйтесь зря, господин Министр. Мы, как только связь закончим, сразу же уедем отсюда в неизвестном направлении. Мне еще минимум десять лет гулять, а вы свою задачу знаете.
− Мы должны знать, где вы находитесь!
− Не, спасибо. Мне как-то легче, когда это знаю только я сама, да люди рядом. С полицией у нас и так проблем хватает, а с вашими бомбардировщиками их совсем не хочется иметь.
− Какими бомбардировщиками?!
− Крылатыми. Теми, что Центр бомбили. Помните? Вот и хорошо, что помните. Я не пропаду. Я просто скроюсь от лишних глаз. До встречи через десять лет, господин Министр.
− Нет! Стойте! − воскликнул человек, но связь оборвалась.
Министр вызвал адьютанта и передал приказ связать его с Премьером. Через две минуты он объяснял о происшедшем звонке.
− Вы уверены, что это она?
− Это ее голос. И говорила как всегда. Она заявила, что не была в Сите и что собирается скрыться на десять лет от всех.
− Если это действительно она, то нам остается только радоваться. Скроется, ну и пусть. Нам будет проще.
− Но что мы скажем людям?
− То и скажем, что Повелительница Рода нашлась, и что место ее пребывания останется в тайне. Элементарная безопасность, никто не упрекнет.


Положение после победы над Грасхентом оставалось довольно серьезным. Противник, хотя и получил мощный отпор и был сброшен в океан, по-прежнему оставался силен. За морем, наверняка, найдется новое подобие Грасхента, а пока страна начинала восстановление после войны. Приподнявшийся дух после победы был еще более поднят сообщениями о том, что Повелительница Рода жива и что она останется в своем никому не известном убежище до тех пор, пока не наступит момент времени для возвращения в Центр.
Военные действия прекратились, но борьба на воде продолжалась. Корабли противников не редко встречались в океане и вступали в схватки. Океан оставался почти полностью под властью флота Грасхента, но он не мог контролироваться все. Слишком много на это требовалось сил, да и распылять их по океану тоже не имело смысла.


Тигри неслась через поле. Перед ней с криком бежал человек. Зверь настиг его в несколько секунд, сбил с ног. В этот момент грянул выстрел и тигрица взвыла.
− Тигри! − послышался новый вой. Из леса выскочила Иу и пробежала к тигрице.
− Я умираю... − завыла Тигри едва слышимым голосом.
− Ты не умрешь.
− Не двигайся, ты, дракон! − закричал человек. Иу обернулась и увидела человека с ружьем.
− Ты совсем ослеп?! − зарычала Иу. − Не видишь, что перед тобой Повелительница Рода?!
Человек выронил ружье, едва раскрыв рот и встал на колени. Иу давно уже выглядела не так как все драконы. Она стала больше и только полный кретин мог не признать в ней Повелительницу Рода. Человек что-то забормотал, но Иу не смотрела на него.
− Ты выживешь, Тигри, держись, − сказала Иу, подняла тигрицу и понесла через поле. Человек, которого Тигри сбила, поднялся позади и только смотрел вслед уходившей Повелительнице, уносившей зверя.

Иу принесла Тигри в лагерь, и ей сразу же занялся врач. Он не спрашивал, что и как, просто делал свое дело. Рядом объявился Кельт и забегал.
− Что с ней?! Что случилось?!
− Ее ранили, − ответила Иу. − Говорила ей не прыгать на людей, нет, не послушалась.
− Она убила кого-то?
− Нет. Баловалась просто. А там какой-то болван с ружьем оказался.
− О-она выживет?
− Выживет, − ответил врач. − Ранение не серьезное. Она только крови потеряла много. − Врач уже закончил свое дело, промыл и перевязал рану. Кельт прошел к тигрице и провел рукой по ее шерсти, гладя. − Она без сознания. Очнется через день-другой.
Тигри пришла в себя на следующий день, но все еще чувствовала себя плохо.
− Будешь неделю лежать, − сказал врач.
− Почему?
− Потому что ранена, вот почему. − Человек ушел оставляя ее наедине с Иу.
− Тигри, я же предупреждала тебя, что нельзя бегать за людьми.
− Но они же знают!
− Ничего они не знают, Тигри. Они тебя не знают. Видят зверь бежит на человека, и стреляют не думая. Хочешь поиграться, играй со своими. Вон, Кельт с удовольствием от тебя побегает.
− Он все равно не по-настоящему бежит.
− А когда по-настоящему, Тигри, тогда и раны у тебя настоящие. От настоящих пуль, которыми люди защищаются по-настоящему. Поняла?
− Поняла, − пробурчала Тигри. − Мне совсем плохо без охоты.
− Ты же охотилась на зверей. Чем плохо? Тем что они чаще убегают? Ясно же, что человека ты всяко поймаешь, а за зверем и потрудиться надо. Или ты не хочешь да? Хочется легкого?
− Чего ты меня учишь! Я не маленькая! − зарычала Тигри.
− Да ладно тебе. Вон меня учат тоже сколько угодно. Я не обижаюсь. И вообще, я тебе, считай, жизнь спасла. По-настоящему после твоей настоящей охоты.
Тигри не ответила. Она едва держалась, и Иу оставила ее.

− Тебе нравится с ней возиться, Иу? Она же зверь, − произнес Фальс. − Это нападение только доказывает...
− Фальс, чего ты меня учишь! Я не маленькая! − воскликнула Иу.
Фальс захлопла глазами от удивления, а Иу рассмеялась.
− Что это с тобой? − спросил Мальмиду.
− Да ничего. Надо ей мяса принести.
− Я схожу, − тут же вызвался Кельт.


Тигри лежала одна и в мыслях была обида. За то что ее ранили, за то что ранивший ее человек даже наказания не получил. А она же не какой-то там зверь, она Повелительница Рода! Хотелось зарычать, но сил не было. Рана болела, тело едва подчинялось. Тигри забылась на какое-то время и очнулась от шума. В палатку вошел человек.
− Я принес тебе поесть, Тигри, − сказал он. Она дрогнула. От такой наглости этого маленького... Впрочем, он и с Иу говорил почти так же.
Человек подошел к ней, положил рядом тушу райзига.
− Может, мне тебя покормить? − спросил он.
− Чего привязался?! − зарычала Тигри.
− Я не привязался. Я принес тебе поесть. Ты же хочешь есть.
− Меня ранил человек!
− Ну и что? Иу сказала, что ты баловалась, а он с перепугу пульнул в тебя. Баловство должно быть в меру. И обижаться надо не так сильно, как ты.
− К-как это не так сильно?
− Так. Пообижалась немного и достаточно. А того человека, что в тебя пульнул, может, еще встретишь в темном переулке и голову ему откусишь.
Тигри фыркнула, отворачиваясь.
− Тебе надо есть, Тигри, и побольше. Ты же Повелительница Рода, а ешь словно ципленок. Вон, посмотри на Иу. Три года назад она была даже меньше тебя, а теперь наоборот стало.
− Я тигрица, а не дракониха, − произнесла Тигри.
− Тем более, − ответил он, оказываясь перед ее носом с куском мяса. − Открой ротик, я тебе покушать дам.
Тигри повернулась и схватила своими зубами мясо вместе с руками человека.
− Не балуй, Тигри.
Она отпустила его руки и проглотила мясо.
− Когда-нибудь я тебя точно съем, − зарычала она.
− Ты сначала вырасти. А то не успеешь, и меня Иу съест первой.
Тигри больше не отвечала. Аппетит еще больше взыгрался из-за съеденного куска, и она принялась за райзига. Кельт сидел рядом и улыбался чему-то.
− Чего улыбаешься? − зарычала Тигри.
− Смотрю на тебя. Ты красивая, − ответил он. − Иу сказала, чтобы я тебя позлил побольше, чтобы ты за мной лучше бегала.
− Ты бегать то не умеешь.
− А ты охотиться не умеешь. Только и умеешь, что за теми кто бегать не умеет.
Тигри на мгновение пришла в ярость и зарычала, сверкая глазами.
− Ладно, я пойду пожалуй, коли ты просишь, − сказал человек, покидая палатку.


Тигри пролежала почти десять дней. Потом начала подыматься, но передвигалась плохо, и от этого Кельт дразнил ее, а затем убегал и смеялся, что Тигри его догнать не может.
− Еще один ребенок, − фыркнул Мальмиду. − Доиграется, что она его поранит.
− Ничего, обоим будет урок, − ответила Иу.
− Обоим? − удивился Мальмиду. − Ты так думаешь?
− Думаешь, я ей после этого головомойку не устрою?
Мальмиду все еще смотрел, как человек уходил от тигрицы, а та хромая и рыча двигалась за ним.

Из поселка вернулся Альсерго с Дэвиром, Командиром охраны Повелительницы.
− Что там? − спросила Иу.
− Думаю, от греха подальше нам луше поменять место, − ответил Командир. − Невменяемые они.
− Их не устраивают даже мои слова? Хозяин поселка заявил, что ты им не Родитель и они не будут подчиняться твоим приказам.
− Ясно. До завтра время у нас есть, надеюсь?
− Да.
− Что он там делает, черт возьми? − произнесла Иу, глядя на Кельта. Человек стоял в траве на коленях и тигрица с оскаленой пастью стояла перед его лицом.
− Инстинкты дают знать свое, − произнес Альсерго.
− Инстинкты? Она же тигрица, а не человек.
− Не имеет значения, − ответил старый дракон. − Химия одна и та же. Природный механизм одинаков. Она действует на него не меньше чем ты, Иу. Не будь ты Повелительницей, я решил бы, что она и на тебя действует.
− Ты тоже считаешь, что я зря ее держу при себе?
− Нет, Иу. Это, конечно, затея довольно опасная, но с ней проблем, думаю, не будет. К тому же, она может нам не плохо помочь.
− В чем это? − спросил Мальмиду.
− В продолжении рода, − ответил Альсерго, взглянув на Иу.
− Ты шутишь, Альсерго?
− Нет, Иу. Чисто биологически Тигри способна родить даже людей. Впрочем, так же как и ты − тигров. Родители по физической сути являются некими машинами для размножения. Словно копировщики. Ты съедаешь одного человека, порождаешь тысячу. И нет особых ограничений, какой вид ты будешь копировать. Съешь тигра, родятся тигры, человека − люди, райзига − райзиги. Понимаешь?
− А если я съем яблоки, то родятся яблоки?
− Нет. С растениями совместимости нет. У них принцип размножения иной чем у животных драконьего класса. Действие распространяется на класс. Мелкие исключения не в счет.
− То есть, если найти Повелительницу какого-нибудь райзига, то она и людей родит? − Спросил Мальмиду.
− Принципиально, да, фактически это не получается. Повелительница райзигов несколько мала. Она раньше убивает человека, чем съедает.
− Я что, должна буду есть людей живыми, Альсерго?!
− Для рождения − да. Мертвое тело человека в течение нескольких часов после смерти становится бесполезным в смысле рождения. Только живые клетки могут породить живое существо. В случае же с Повелительницей Райзигов, ей просто собственный инстинкт не позволяет есть только что убитого зверя, не считая самих райзигов. Это механизм защиты рода. Ты тоже ощутишь его действие, Иу. Ты будешь испытывать отвращение к любому мясу, кроме мяса человека. Не особенно сильно, но будешь. Голод его, конечно, быстро перебивает, но смысл остается. Природа защищает род от бессмысленного рождения иных видов.
− Но тогда получится, что и тигрица будет чувствовать это отвращение?
− Да. Но у тигриц это чувство менее сильно. Впрочем, у них в ином плане есть проблемы. Некоторые тигрицы частенько поедают своих же детей, едва вылупившихся, и даже невылупившихся. Это единственный подобный нонсенс в природе, его механизм неясен. Но формально он сильно сдерживает размножение самих тигров. Можно сказать, это саморегуляция. Если вокруг пищи много, тигрица ест зверей вокруг, если мало, она ест своих детей и численность тигров падает, в результате нет проблемы с перенаселением.
− И она это все понимает?
− Вряд ли. Тигри больше действует по инстинктам. И по тому, чему ее научили. Подчинению людям ее научили довольно не плохо, поэтому я и не вижу особых проблем с ее присутствием.
Иу вздохнула. Она еще раздумывала над сказанным. Альсерго много рассказывал и о природе и о людях, и о поведении Повелительниц различных видов.
Кельт вдали вновь бегал ит Тигри и, прибежав в лагерь, забрался в свою палатку. Тигри отстала от него и ушла к себе.
Объявление о сборе Иу сделала за ужином.
− У меня есть идея, просто проехаться по стране, − сказала она. − Посмотрим на людей, они посмотрят на меня и получат дополнительные подтверждения.
− Думаю, это вполне резонно, − согласился Альсерго. − Тем более, что война закончилась и, судя по всему, на той стороне не появилось никакого нового Грасхента.
− К-как это нового? − зарычала Тигри. − Он что, мог появиться снова?!
− Не он именно, Тигри, а кто-то другой, с другим именем, но похожими идеями, − сказала Иу. − Ты то как, Тигри? Вроде тебе получше уже?
− Да. Но еще болит.
− Пройдет. Против путешествия то ты ничего не имеешь?
− Чего? − не поняла та.
− Ну, возражений. Вдруг тебе не хочется на мир поглядеть.
− Мне хочется.
− Тогда, проблем нет. Завтра и отправляемся.

Шествие Повелительницы Рода начиналось достаточно тихо, но весть о ней быстро разлетелась вокруг. Не прошло и двух дней, как группу стали встречать во всех городах и поселках по пути. Люди радовались, кричали. Бегали вокруг. Некоторые безумцы просили Иу взять их, но таких быстро отваживали местные власти.
Полиция более не доставала Иу неверием. Ее вид говорил сам за себя. Появились и письма и телеграммы. Среди первых посланий было и приветствие от нового Премьера, который занял пост ушедшего. Иу отвечала очень редко, только на важные послания.

Время летело довольно быстро. За две недели путешествия вслед за тремя машинами протянулась целая колонна машин, в которых ехали люди, желавшие вновь и вновь видеть Повелительницу Рода.
Во время редких выступлений перед людьми Иу просто знакомила их со своими друзьями, не забывая представить и тигрицу, Повелительницу тигриного Рода.

Колонна прибыла к Столице, где ее так же встречала огромная толпа. Полиция и армия стояла на страже, не давая людям перегородить дорогу и открытая машина, в которой сидела Иу, проехала по улицам города, к самому Центру. Иу объявила, что останется там, но не на долго, что она была намерена продолжить свое путешествие по стране.


Несколько дней прошли чехардой встреч, прогулок по столице, роскошными ужинами, устраиваемыми в честь Повелительницы Рода. Ни один Правительственный чиновник не получал подобного внимания. Сотни тысяч человек встречали Иу, приветствовали ее. К ней являлись самые разные люди, выражая свою приверженность, принося подарки, предлагая службу. На одной из встреч Премьер в шутку пожаловался Повелительнице, что его личный эскорт был задержан полицией, когда она прогуливалась по городу.
Иу только улыбнулась в ответ. Она чувствовала этих людей, их энергию, что вселяла убежденность в правильности выбора. Никто не заикался, о каких-либо неудобствах, возникших в результате ее появления в городе. Для всех оно стало праздником.

− Я... Я и не думала, что они все твои, Иу, − произнесла Тигри, рассматривая огромную толпу на улице.
− Они приняли меня, Тигри. И я приму их, − ответила Иу, улыбаясь. − А ты чего-то пугаешься, что ли?
− Я ведь одна. И у меня никого нет.
− Это не так страшно, Тигри. Твои родственники живут за океаном. Когда-нибудь ты туда вернешься, и у тебя будет свой род.
− И ты меня отпустишь?
− Ты все еще думаешь, что я тебя держу, Тигри? Ты можешь уйти когда пожелаешь. Теперь уже проще. Мне будет не сложно найти людей, которые тебя проводят до океана, а там и через океан переправят.
− Но... Но я же никого из них не знаю! Они могут!..
− Боишься, что они что-нибудь сделают с тобой по дороге, Тигри? Что бы этого не было, тебе надо найти друзей среди людей. Настоящих друзей.
− А ты? Ты же мне друг.
− Да, конечно. Но я не смогу плыть туда с тобой. Я должна оставаться здесь, Тигри.
− Я не смогу вернуться. Меня здесь никто не принимает!
− Почему никто? Кельту ты, например, очень нравишься.
− Он же просто человек, слабый совсем! Кто его послушает, если на меня нападут другие?
− Это проблема, конечно. Давай поживем, Тигри, а там увидим. Может, и придумается что-нибудь.

Перед Иу стоял Управляющий Центра. Он был слаб и просил Повелительницу найти замену, потому что почти не способен управлять делами.
− Наши дети почти все выросли. Большинство Филиалов сейчас закрылось, − произнес он. − Служители будут ждать вас.
− Я, надеюсь, что все будет нормально, − ответила Иу.
− Я должен сказать вам еще кое о чем, − произнес дракон и прошел в сторону. − В четырех Филиалах уже сейчас появились новые дети. Это был шаг отчаяния, и его никто не прерывал. После того, как Родитель оказался убит, мы искали все возможности и решили, что использование диких Повелительниц Рода иных видов может дать нам шанс. − Дракон вновь прошел к Иу и передал ей бумагу. − Здесь список этих мест. Не знаю, как вы поступите с ними, это вам решать, а мне советовать нечего.
− О них знают в Правительстве?
− Да. Именно оттуда и пришло указание провести подобные эксперименты. С точки зрения закона они запрещены.
− Странные у вас законы. Вроде законы, а нарушения сплошь и рядом, и даже исходящие от Правительства.
− Мне больше нечего сказать. Я могу быть свободен?
− Да, Управляющий.
− Я просил...
− Вы освобождены, − ответила Иу. Она говорила это, читая бумагу, и дракон удалился ничего больше не говоря.

− Альсерго, − произнесла Иу.
− Я здесь, Иу.
− Что ты можешь сказать об этом? − Иу передала лист с информацией о центрах, где фактически проводились незаконные эксперименты.
Альсерго фыркнул, усмехнувшись.
− Они таки это сделали. А сколько было криков, что это незаконно... − Альсерго взглянул на Иу. − Мы когда-то говорили на подобную тему. Ты знаешь, что я не считаю подобную схему рождения плохой. Это шанс усилить Род.
− Хорошо, Альсерго. Я согласна с этим. Я думаю, надо провести закрытые переговоры с Правительством по этому поводу.
− Иу, ты можешь им просто приказать.
− Не хочу. Впрочем, я пожалуй отдам один приказ лично тебе, Альсерго. С этого момента ты становишься Управляющим Центра.
− Ты шутишь, Иу?
− Я не шучу. Кроме тебя некому, а старый Управляющий ушел. Сказал, что у него не в порядке со здоровьем, что он уже не способен следить за всеми делами. А ты, я думаю, сможешь.
− Я почти не разбираюсь в этих делах, Иу. Меня не было здесь...
− А я была? Кого мне назначить? Мальчика с улицы? Ты был Служителем Филиала, и ты сможешь. Я прошу тебя, Альсерго.
− Ладно. Раз ты просишь... − ответил он. − И с чего мне начать?
− Начать с ужина. Кстати, когда-то ты обещал мне рассказать все о рождении детей, показать, что где и как происходит. Ты сказал, что для этого нужно идти в Центр.
− Я расскажу. Можно начать после ужина.

Иу смотрела на странные сооружения Инкубатора. Ничего подобного она не видела раньше. Огромное множество полок особой конфигурации, техника поддержания нормальных условий, обогрев, вентиляция. Полки перемежались с целыми стеллажами с растениями, уходившими к потолку. Окна, которые в это время были закрыты, в моменты нормальной работы открывались полностью и в Инкубаторе все освещалось солнечным светом.
Вторая часть Инкубатора состояла из множества небольших клеток.
− После того, как дети вылупляются, их переносят сюда, − продолжал рассказ Альсерго. − Здесь они проводят примерно два года своей жизни, подрастают, и отправляются в ясли.
− И они здесь находятся в клетках? − удивленно спросила Иу, рассматривая решетки.
− Да. Это для того, что бы они не разбежались. В это время дети еще не понимают ничего. Они залезают во все места, куда можно и куда нельзя. В природе из-за этого множество детей гибнет. А здесь только таким образом их можно уберечь. Эти клетки не такие маленькие для них, Иу. Они же сами совсем маленькие, и для них одна такая клетка, как для тебя большая комната. Каждый день для них устраиваются прогулки, для этого есть большие хорошо огороженые площадки.
Альсерго рассказывал обо всем. О том, как в Инкубаторах работают люди, как создаются условия для роста детей, как проводится профилактика болезней.
Затем он показал ясли. Они располагались в соседнем здании, и Иу узнала в этом месте что-то похожее на то, где она была совсем маленькой. Лес, трава, большой дом. В этом месте встретились люди, и даже несколько молодых подростков. Появление Иу для них не было сюрпризом.
− Дальше мне все понятно, Альсерго. Я помню, что потом начинается школа и...
− Да. Только она здесь не такая, о какой ты рассказывала мне. В нашей школе дети чувствуют себя значительно свободнее. И работают они не так много, как это было у вас. При существующей безработице заставлять работать детей просто смешно.
− А безработица от того, что здесь нет зимы, и не требуется столько работы, как там где я была.
− Плюс помощь техники, Иу. Продовольственным обеспечением у нас занимается не больше двух процентов населения.
− Ты не рассказал мне еще кое-что, − сказала Иу. − Сам процесс рождения. Каким образом появляются сами яйца?
− Они вырастают у тебя сами.
− Да, но все же. Где, как, что я должна делать для этого. Может, что не делать?
− Тебя жестоко наказали, Иу, не рассказывая этого, − произнес Альсерго. − Пойдем в школу, там я расскажу и покажу все на картинках.
Они зашли в биологический класс. Альсерго прошелся по шкафам, вытащил несколько крупных плакатов и развернул их перед Иу. Представленные картины на первый взгляд казались ужасными. Словно разрезаные на части люди, драконы и... Родитель.
− Это же только картинки, Иу, ты испугалась?
− Я не видела подобного никогда. Они же...
− Здесь показано строение тел людей, драконов и Родителей. Ты сейчас фактически являешься драконом, но в тебе идут процессы перерождения. Сейчас они медленны, но потом наступит более быстрая фаза, и ты изменишься. Из Повелительницы Рода ты обратишься в Родителя. А сейчас забудь о страхе, Иу. И не думай о том, что здесь части людей. Это всего лишь рисунок, чтобы ты смогла понять, что находится внутри каждого из нас.
Альсерго говорил достаточно спокойно и медленно. Он объяснял какие органы и где находятся, какие функции выполняют. Он говорил о скелете, кровеносной системе, нервной системе, мышечной, пищеварительной. Иу не запомнила все сразу, но картина в целом была достаточно ясна. Она вспоминала, как читала книги по биологии несколько лет назад. Тогда в них было почти ничего не понятно. Иу только нахваталась некоторых слов и терминов, связь которых почти не понимала. Сейчас было проще. Альсерго и раньше рассказывал Иу о людях и драконах, о некоторых системах их организмов. Теперь это было в наглядном представлении.
Весь род людей делился на четыре основных типа по своему развитию. "Человек-рабочий", "Человек-разумный", "Человек-дракон" и "Родитель". Рабочие составляли основную массу населения. С виду они почти не отличались от разумных. И название "рабочий" вовсе не означало отсутствие разума. Просто разум их был построен немного иначе, чем у "человека-разумного". Большая часть мозговой ткани находилась в спине, и основное природное назначение этих людей было в работе под управлением "человека-разумного". У разумного мозговая ткань имела иную структуру и иначе распределялась в организме. Основная часть сосредотачивалась в одном месте, в голове, и "человек-разумный" имел более высокие показатели интеллекта, но более низкие физические данные по реакции, силе, выносливости. Основное назначение "разумного" было в управлении группами рабочих. "Люди-драконы" с точки зрения природы являлись защитниками рода. Они имели высокий интеллект, большую силу, и значительно более высокий срок жизни из-за появления фазы дракона, которая наступала через пятьдесят-сто лет жизни в виде обычного человека, в роли "человека-разумного". Люди-драконы так же исполняли роль управляющих, но большей частью оказывались в армии или в местных подразделениях защиты, подобных полиции. С ролью "Родителя" все было уже ясно. Иу желала знать только, как происходило рождение.
− Главный орган деторождения находится в нижней части живота, − произнес Альсерго, показывая его на схеме. − Здесь находится полость, в которой имеются десятки тысяч ячеек. В них и появляются зародыши, из которых вырастают яйца. Схема появления яиц достаточно проста. Это оболочка, наполненная питательной средой. Она постепенно наполняется и сама оболочка твердеет к концу созревания. Но появление яиц не гарантирует появление детей. Яйцо, это подобие дома для зародыша. А сами зародыши образуются в ином месте. Это происходит в тонких иглах, что растут на внутренней стенке желудка. Иглы защищены от переваривания и свободно находятся в желудке сколько угодно времени. При попадании в желудок родителя пищи иглы впиваются в эту пищу и выискивают в ней еще живые клетки. Реально подходят даже полуживые и мертвые, но еще целые. Важна целостность совсем небольшой части клетки, чтобы в иглах произошло появление зародыша. Найденные живые клетки разрушаются, но из них вынимается основной элемент, который несет всю информацию о биологическом виде. Это элемент транспортируется в основание иглы, где происходит его копирование. Вокруг скопированного элемента выстраивается новая оболочка, и появляется новая живая клетка, которая и является зародышем. Каждая игла имеет обратный канал, связаный с ячейкой детородного органа, и зародыш по этому каналу попадает в еще не сформировавшееся яйцо, в маленькую каплю питательной среды, где и начинается его развитие. Вместе с каплей зародыш попадает внутрь оболочки, и за четыре месяца развивается в яйцо. Зародыш внутри яйца состоит уже не из одной клетки. За четыре месяца клетка множество раз делится, растет, делится, и получается маленький живой комочек, у которого еще нет никаких органов, но уже пропоявляется структура будущего тела. Вместе с яйцом зародыш оказывается в Инкубаторе и там он продолжает развиваться, пока не превращается в маленькое существо − ребенка человека.
Иу слушала рассказ, представляя себе, как все происходит. Ей казалось, что все это какое-то чудо. Все движения, превращения. Ими что-то должно было двигать, но что?
Альсерго не сумел ответить на этот вопрос. Он знал многое, но далеко не все, но не знал внутренней сущности явлений.
− Многие процессы более детально знают ученые-биологи, Иу. Я не биолог, поэтому не знаю. Но основу знают все. Это нам рассказывают еще в школе. Я помню, когда мы были совсем маленькими нас водили в Инкубатор и показывали как вылупляются маленькие дети. Это действительно чудо, Иу. Я понимаю твое стремление знать все до конца, Иу, но это нам не дано. Даже когда ученые открывают новые тайны, они обнажают иные вопросы и иные тайны. И так происходит бесконечно. Так произошло и с тобой сейчас. Я рассказал тебе в подробностях процесс рождения, и у тебя появились новые вопросы. Их тысячи, Иу. Например, даже сейчас не ясен процесс копирования информации о виде. Известно только, что происходит именно копирование, но не использование старой структуры в новой клетке. Кроме того, тебе надо знать, что для рождения тебе будут нужны достаточно молодые люди. Умирающие своей смертью старики уже не могут дать необходимую информацию для игл Сите.
− Сите? Что значит Сите?
− Это их название, Иу. По имени ученого, который их открыл. Сите принадлежит огромное количество научных работ по биологии Родителя. Около четырехсот лет назад он работал совместно с молодым Родителем Террахео. Террахео и Сите были друзьями, они родились в одно время и жили вместе. Сите стал ученым, и Террахео позволил ему провести изучение самого себя.
− А потом? Родители живут более четырехсот лет, значит, Террахео жив и сейчас?
− Да, Иу. Террахео сейчас в стране Грасхента. Более двухсот лет назад он был похищен, тогда и началась эта война. Грасхент появился позже, но он совершил еще больше страшных дел. И это он убил нашего Родителя Рагсано.
− Его не смогла защитить армия?
− Увы. Тайна этого убийства до сих пор не раскрыта. Возможно, в Правительства знают больше.
− Но он точно убит? Это известно?
− Да. Его разорванное тело осталось как свидетельство преступления. Вместе с ним была уничтожена и вся охрана, и множество людей. Кто-то выдал его местонахождение, и в это место Грасхент отправил диверсионную группу. Они выследили Родителя и убили его. Поэтому, Иу, и тебе опасно находиться в известном месте. В столице, конечно, легче. Сюда сложно ворваться кому-либо просто так. Но Рагсано был не здесь. Он любил попутешествовать, и его застали на одной из остановок в небольшом городе.
− А каким образом определяется, какой вид будет рожден? Рабочий, разумный, дракон или родитель.
− Это определяется, в каком именно месте детородного органа развивалось яйцо. − Альсерго подошел к схеме, затем ушел к шкафу и некоторое время копался там, пока не принес новую. В ней была картинка в с детородным органом в раскрытом виде и множеством яиц, больших и маленьких. − Здесь, в центре, вот в этой узкой полосе появляются драконы. Здесь, две полосы с двух сторон − разумные, и самые крайние части − рабочие. Зона, где появляется Родитель, находится в центре, вместе с драконами. Это происходит очень редко и случайно. Просто одно из яиц дракона оказывается яйцом Родителя. Оно не отличается от яйца дракона. Яйца вообще сложно отличить по виду. И рождение Родителя определяется после вылупления. Всех родившихся драконов просматривают на наличие признаков. Ты его знаешь, Иу. Развитый детородный орган достаточно хорошо виден в виде полосы на животе. У драконов ее нет или она слабая и полностью сросшаяся. У Родителя она явно выражена, и выглядит подобно губам. Там, чуть дальше у тебя находится полость. Сейчас она закрыта достаточно хорошо, но в момент перевоплощения в Родителя она раскроется. И эту картинку ты сможешь увидеть у себя сама. − Альсерго указал на плакат.
− И он так же раскрашен?
− Нет. Здесь раскраска только, чтобы понять, где какие зоны. Они даже не такие резкие, немного размытые. Размыты и границы между видами людей. Есть рабочие с достаточным развитием ума, есть ученые-полудраконы. Вот их, кстати, Иу, я советую тебе беречь, потому что именно в этом классе появляются гении науки. Сите был именно таким.
− А кто Кельт?
− Самый стандартный "человек-разумный". Он это знает, Иу.
− А наши охранники, значит, должны быть драконами?
− Да. Они все будущие драконы.
Иу еще рассматривала схему, затем просмотрела другие плакаты, нашла и схему иглы Сите в крупном виде. У нее возник новый вопрос.
− Если рождение вида зависит просто от положения, то от того, кого я съела, рабочего или дракона, это не зависит?
− Нет. Это совершенно без разницы. Есть только один нюанс. Иглы Сите не способны проткнуть кожу дракона. Поэтому съев его ты, скорее всего, не родишь. Разве что раздерешь его в клочья перед этим.
Иу фыркнула.
− Это природа, Иу. От нее не уйдешь. И в этом нет ничего страшного.
− А в том, что драконы едят людей, тоже?
− Ты шутишь, Иу? Это уже противозаконное дело.
− Я родилась в таком месте, где это было нормой. Умерших людей съедали драконы, провинившихся, тоже съедали.
− Ты жила в жестоком обществе, Иу. В очень жестоком.
− Да. Тогда я и не думала о том, что может существовать иное. Я хотела изменить то, потом искала свободных людей. Я считала, что они... Что люди могут жить без драконов и без чьей-либо власти вообще.
− Мы едины, Иу. Существование власти заложено природой, но все же ее предназначение не в самой себе. Власть служит всему Роду, Иу. Это управление, которое необходимо для организации жизни. Она нужна так же, как нервная система в организме человека.


Послание от Иу, Повелительницы Рода, Пришедшее в Правительство, с просьбой о встрече в довольно узким кругу лиц, было сразу же принято. Иу приехала туда вместе с Альсерго без особых церемоний, без перекрытий улиц и торжественных встреч.
Премьер и два главных Министра встретили дракона и Повелительницу Рода в небольшом кабинете. После формального приветствия все расселись по местам, и первую речь начал Альсерго.
− Вопрос, о котором пойдет речь, непосредственно касается продолжения нашего рода. Нам известно, что предыдущее Правительство санкционировало запрещенные законом эксперименты по рождению людей с использованием диких Родителей иных видов существ.
− Но подобное просто невозможно! − воскликнул Премьер.
− Я прошу вас не перебивать меня. Эта информация достоверна, она доступна нам полностью, нам известны все центры, а так же их результаты. Отрицать это так же смешно, как отрицать, факт что Солнце на небе светит. Эксперименты проводились в Филиалах Центра с санкции Правительства и представляют собой шаг отчаяния, который мы не намерены осуждать. Это было сделано до появления Иу, поэтому я не вижу смысла искать каких-то виновных. Более того, я считаю, что следует отменить закон, который запрещает осуществление продолжения Рода с помощью Родителей иных видов.
− Вы понимаете, что это значит? − спросил Премьер. − И, я не понял, вы тоже считаете, что это преступление должно остаться безнаказанным? − Премьер спрашивал это уже у Иу.
− С каких это пор дело продолжения рода стало называться преступлением, господин Премьер? − спросила Иу. − Вы в своем уме?
− Я.. Я... Вы что, считаете, что в этом деле все средства хороши?!
− Разумеется.
− Подобного кощунства не позволяли себе даже дикари! − выпалил Премьер, подымаясь.
− Очевидная глупость, с учетом того факта, что я пришла сюда именно от дикарей, − прорычала Иу. − Не вижу никаких причин, почему Род должен отказываться от миллионов новых людей, которые могут быть рождены с помощью науки.
− Это не наука! Это!.. Вы не понимаете, что они даже не будут принадлежать нашему Роду?!
− Ах вот даже как. А вы не задумывались над тем, будут ли принадлежать вашему роду мои дети?! По-вашему же утверждению − не будут! Я совершенно не ожидала, что вы будете на столько привязаны к подобным глупым идеям!.. − Иу замолчала, и в зале воцарилась тишина. − Хотите вы или нет, эта работа будет продолжена. Я не буду вам ничего приказывать, господа. Я всего лишь расскажу об этом всем людям, и они вас заставят отменить этот глупый закон, а не я.
− Этот закон незыблем как сама земля! Вас никто и слушать не станет!
− Увидим, господа. В конце концов, если вы не пожелаете принять меня, я обойдусь и без вас. И природа сама вас вычеркнет из жизни. − Иу поднялась. − Идем, Альсерго, нам нечего делать среди глуцов.

− Люди это осудят, Иу, − объявил Альсерго. − И даже хуже того. Толпа может и обезуметь.
− Но почему?
− Такие изменения не могут проходить мгновенно. Кроме того, это один из основных пунктов наших разногласий с законом страны Грасхента.
− Ты сам говорил, что ты не против этих экспериментов.
− Я рассуждаю умом, Иу. Но большинство людей рассуждают заученными догмами. Им было вбито с детства, что подобное рождение противозаконно.
Иу взглянула на Альсерго совсем иным взглядом.
− Да-да, Иу. Именно вбито. Не палками и не плетками, как это было у вас, есть более мягкие, но не менее эффективные методы.
− То есть эффективное вбивание, − фыркнула Иу.
− Закон всегда был догмой, Иу. Его и вбивают. То что выводится, доказывается, то не вбивается, но, все равно, любое доказательство начинается с аксиом, которые приходится принимать на веру.
− Если есть эффективные методы вбивания, то и наказание существует? − спросила Иу. − В школах.
− Да, Иу. Просто менее жестокое. Например, лишение неких благ. Например, наказанных сажают в классе учить урок заново, а кто выучил, пошел гулять на солнышко.
− Это наказание? − фыркнула Иу.
− Когда все гуляют, а ты сидишь со скучной книжкой, то да. Если умный, то выучишь, если дурак, то можно и в другой класс загреметь. Рангом пониже.
− Это как? − удивленно спросила Иу.
− Есть в Школе четыре Ранга. Максимальный. Его одолевают только самые умные. Средний ранг. В этом учатся почти все драконы и разумные. Малый ранг, в нем учатся рабочие и Слабый ранг, в нем тоже рабочие, но умственно-отсталые. Таких совсем мало, но встречаются. Из максимального и среднего ранга можно пойти учиться дальше, в университет, например. Из Малого ни в какой университет не примут, пока не пройдешь спецкурсы Среднего ранга для взрослых. Да и в этом случае будет сложно поступить, так как учителя будут придираться по-крупному.
Иу вздохнула.
− Не видать мне университета, − сказала она. − Я и Малого ранга не прошла.
− Тебе надо нанимать учителя, Иу.
− А ты?
− У меня специализация не та. Учитель должен быть профессионалом, чтобы ты знала все что нужно. Я и пропустить могу что-то.
Машина немного у ворот Центра и въехала туда. Иу с Альсерго вышли.
− Будешь будоражить народ?
− Буду. Поймут, хорошо. Не поймут, тогда в любом случае исследования будут свернуты. Ведь так.
− Да, так. Но ты, если не поймут, тоже кое-что потеряешь.
− Что? Уважение толпы? Нужно ли оно мне сейчас?
− Нужно, хотя бы для того, чтобы не скрываться.
− Ты думаешь, может до такого дойти?
− Иу. Фанатики бывают пострашнее войны. Решат, что ты чужая и все. Для них это будет смерть рода, а умирая прихватить при этом и чужой род им будет казаться благом.
− Да. Цивилизация, цивилизация, а дикарей и здесь полно.
− Увы, Иу.


Глава 7. За океаном.


Иу наблюдала за человеком, бегущим через поле. Он несся что есть сил, словно от зверя, но позади него никого не было. Поле примыкало к лесу, в котором и находилась Иу вместе со своими друзьями и командой охраны...
Как и предсказал Альсерго, услышав об экспериментах, народ всбесился. Появились новые голоса, и кто-то бросил в толпу слова, что Иу чужая Повелительница, и желает захватить Род, а вовсе не помочь ему. Это вызвало мощнейшую агрессию людей, из-за которой Повелительнице Рода пришлось бежать из Столицы. Ее друзья остались ей верны, и теперь сидели вместе с ней в лесу. Каких-либо дел у Иу не было. Да и не могло быть, ей надо было ждать еще пять, если не десять лет, чтобы стать Родителем.
Человек, несшийся через поле, достиг дороги, что шла около леса и помчался по ней, направляясь в сторону, где сидела Иу.
− Мальмиду, − позвала она тихо.
− Да, Иу. Задержать?
− Задержите, − ответила она.
Человек приближался, не понимая, что несся к ловушке.
Мальмиду и четверо солдат-недодраконов выскочили на дорогу, окружив человека. Тот рванулся в сторону. Мальмиду едва не схватил его, но человек вывернулся. Он проскочил мимо солдата, применив какой-то прием, от которого недодракон упал на землю.
А человек вылетел прямо под лапы Тигри, выскочившей из леса. Тигрица свалила его с ног, и подоспевшие солдаты скрутили беглеца.
− Какой верткий, − буркнул Мальмиду.
− Что вам надо от меня?! Не трогайте меня! − закричал тот.
Пойманного привели в лес, и он оказался перед Иу.
Человек дернулся, увидев ее, резко взглянул на Тигри.
− Вы шпионы Грасхента! − воскликнул он.
− Гениальная догадка, − фыркнула Иу.
− Я вижу, что ты тигриный дракон! − воскликнул человек. − Не прикасайтесь ко мне!
Он еще пытался вырваться из когтей дракона, державшего его.
− Кончай дергаться, ты уже влип, так что не выкрутишься, − прорычала Иу. − Бежал так, словно вор. Мальмиду, обыщите его.
Человек вновь задергался, но не сумел помешать. Мальмиду выдернул из-под его одежды папку приличного размера, а вместе с ней и документ человека.
− Так-так... Его имя Теаверс. Закончил школу по Максимальному рангу. − Мальмиду перевернул страницу и присвистнул. − И Технологический университет он закончил. Ученый!
− Отпусти его, − произнесла Иу. Мальмиду на мгновение взглянул на Повелительницу, затем освободил человека.
Тот дернулся, отскочив от дракона, а затем бросился бежать.
− Не надо, Тигри, − сказала Иу, и та осталась на месте, лишь проводив взглядом человека, уносившегося к дороге.
− Ты не зря его отпустила, Иу? − спросил Мальмиду. − Он довольно странный. Явно не просто ученый.
− А кто же тогда?
− Не знаю. Но приемчики борьбы он знает не плохо. Видимо, дракон.
Иу взяла папку, что осталась от человека и некоторое время рассматривала листы с картинками и текстом. Она не сумела понять даже несколько первых фраз, хотя язык был вроде свой.
− Кельт, глянь на это, − сказала она. Ардиен взял бумаги и некоторое время смотрел их.
− Это чертежи, Иу. Чертежи какого-то странного летательного аппарата, я не понял, на самолет не похож, но и не вертолет, точно.
К нему подошел Мальмиду и взглянул на бумаги.
− Фу ты! Ну ты ученый, Кельт! Это чертежи снаряда.
− Снаряда? У снарядов не бывает крыльев.
− Это тебе Министр докладывал, что ли? Все у них бывает. Это управляемый снаряд. Иу, я не знаю, что это за человек был, но, похоже, он шпион. Чертежи явно стянутые с какой-нибудь секретной базы.
− Чего же он тогда нас шпионами обозвал? − спросила Иу.
− Черт его знает. Какой-то псих.
− Там люди, Повелительница, − послышался голос Дэвира. − И довольно много, они бегут сюда.
− Вооружены?
− Не видно. Скорее нет.
Иу прошла к наблюдательному посту и некоторое время рассматривала бежавших через поле людей.
− Тоже, наверно, толпа шпионов, − усмехнулась она.
− По-моему, нам лучше уходить, − произнес Командир. − Лишние стычки ни к чему.
− Хорошо. Уходим, − согласилась Иу.
Лагерь быстро свернули, и группа направилась в лес. Позади уже слышались крики людей.
− Они нас нагоняют, − сказал Дэвир.
− Может, вы их пугнете? Если у них нет оружия, то...
− Да. Мы немного отстанем.
Иу, Мальмиду, Фальс, Кельт и Тигри ушли вперед, а группа охраны задержалась, и вскоре позади послышались выстрелы. Пятеро друзей бежали несколько минут. Впереди лес расступился и появилась река. Все встали на берегу.
− Поплывем, или куда? − спросила Иу, взглянув на Мальмиду.
В этот момент послышался шум мотора, и на реке появился катер. Кто-то махал с него рукой. Катер быстро подошел и остановился рядом.
− Забирайтесь быстрее! − бросил человек, стоявший за штурвалом. Пятерка забралась в катер, и тот отошел от берега. − А где Теаверс? − спросил человек.
− Нет его, − ответил Мальмиду, показывая тому документ Теаверса.
− Дьявол. Командир нас убьет. А чертежи достали?
− Достали, − прорычала Иу.
− Ладно. − Водитель катера прибавил скорости.
Мимо проносилась вода. Катер ушел за поворот и перед ним раскрылись огромные просторы воды и островов. Река впадала в океан, распадаясь на множество рукавов. Катер прошел по одному из них, и вышел в море.
− Куда мы плывем, Иу? − спросил Мальмиду тихо.
− За океан, я полагаю. Тигри, как раз, домой попадет.
Тигрица в этот момент сидела около борта и смотрела в проносившуюся перед ее носом воду.
− Иу, это безумие, − тихо буркнул Фальс.
− Главное, только спокойствие, − ответила она...


Дэвир легко отбил атаку. Люди были почти безоружны и сразу же отступили, когда заговорили автоматы. Группа двинулась по следам Повелительницы и вскоре уперлась в реку. Следы явствовали, что пятерка вошла в воду, и вся команда поплыла на другой берег. Надо было найти след, и Девир не обнаружив его сам послал людей в две стороны.
Они вернулись через полчаса с сообщениями, что следов выхода нигде нет.
− Черт, мы их потеряли. Надо искать! Расширить зону. Пройдите вперед и назад, как можно дальше!
− Командир, они могли проплыть по реке и выйти на тот берег.
− Да. По два человека на тот берег!
К вечеру команда оказалась вновь в сборе, но следов Повелительницы обнаружено не было.
− Не могли же они провалиться сквозь землю! Черт...


Катер подходил к крупному кораблю со знаками Империи Грасхента на борту. Водитель и пятерка друзей поднялись на борт. Их встречал капитан корабля и несколько солдат.
− Что за... Вы кто и откуда?
− А это не видно? − прорычала Иу.
− Я вижу, но я не вижу Теаверса.
− Теаверса нет, − произнес Мальмиду, передавая его документ капитану.
− Что вы мне суете эту дрянь! − воскликнул он и бросил бумагу, разорвав ее. − Где он?!
− Я его съела, − зарычала Тигри. − Он мне не понравился! − Капитан вздрогнул от голоса тигрицы. − Ну так что?! Чего тебе еще надо от нас?!
− Я... Мне ничего, − заблеял человек.
− Тогда, командуй возвращение! Или тебе важнее какие-то бумажки, чем Повелительница Рода?!
− Н-нет. Да. − Капитан обернулся к своим. − Поднять якорь! − приказал он.
− И предоставьте нам нормальное место! − зарычала тигрица.
− Да.

− Не плохо сыграно, Тигри. − произнесла Иу.
− А я и не играла, − прорычала та. − Я поняла, что я здесь у себя дома, а не у вас! Так что, теперь я командую, а не ты!
− Пожалуйста, Тигри. Ты просто избавляешь меня от тяжелой работы.
Тигрица от таких слов запнулась и не смогла ответить.
− Значит, теперь мы будем у тебя в гостях, Тигри, − сказал Кельт и подойдя к ней обнял.
Тигрица дернулась.
− Да ты чего ко мне пристаешь?! − зарычала она.
− Да ладно тебе, Тигри. Мы же друзья, − произнес он. − Ты мне это сама говорила, помнишь?
− Ну и что? − Фыркнула она. − Думаешь, я глупая, и не понимаю, кто вы?!
− А ты думаешь, что глупая я, Тигри? − спросила Иу. − И не понимала, кто ты, когда защищала тебя? Из под пуль вытаскивала, а, Тигри?
− Чего ты хочешь от меня?
− Да ничего не хочу. Ты прекрасно знаешь, кто я, и что мне нужно. И тебе нужно то же самое, что и мне. Впрочем, ты, конечно, можешь думать, что я с тобой обращалась хуже чем Грасхент.
− Я так не думаю! − зарычала Тигри и осеклась. − Господи, ну что тебе надо?! Я что, должна теперь!...
− Мы стали друзьями, Тигри. Вот и думай, что ты хочешь делать со своими друзьями.
− Ты хочешь, чтобы я не говорила, кто ты?
− Я же не говорила никому, что ты служила самому Грасхенту.
− Что?! − воскликнул Кельт, отскакивая от Тигри.
− Иу, ты серьезно?! − удивился Фальс.
− Скажи им, Тигри.
− Я служила Грасхенту, − объявила тигрица.
− Господи, во что мы влипли... − произнес Мальмиду. − Иу?
− А что Иу? − усмехнулась та. − Я ведь тоже домой плыву.
− Ты? Домой?! − взвыла Тигри.
− Ну да. Они же меня с той стороны сюда привезли, а Фальс? Помните? Сейчас то я понимаю, что вы тогда ощущали, поймав меня.
− Я тебя освободил, Иу, как только мы поняли, кто ты! − воскликнул Мальмиду.
− А еще вы оба клялись служить мне, чтобы ни случилось.
− Мы и не отказываемся. Только мы не понимаем тебя сейчас. Ты тоже служила ему?!
− Я рассказывала вам, откуда я появилась. И ни капли не врала.

Тигри так и не сказала никому о том, кто есть Иу, двое драконов и человек. Она продолжала командовать. Капитан вел судно через океан и вскоре получил подтверждение, когда на той стороне узнали, кто плыл на корабле.
Все пятеро прибыли на материк, и через два дня были доставлены в столицу Империи Грасхента. Тигри, Иу, Мальмиду и Фальс отправлялись в замок Императора. Кельта туда просто не пустили, потому что он был человеком а не драконом. Его оставили в гостинице, где было вполне прилично и находилось не мало других людей.


− Центр Вселенной, − объявил дракон, и в зал вошла огромная тигрица − Родитель рода тигров.
− Мама! − взвыла Тигри и бросилась вперед. Она подскочила к Родителю и ластилась, ластилась.
Иу, Мальмиду и Фальс смотрели на огромного зверя не двигаясь. Никто из них и не предполагал, что Центр Вселенной окажется Родителем рода тигров, а не людей.
− Невероятная наглость! − зарычал Родитель, и Тигри отскочила от него. − Это не тебе, Тигри, это ей. − Зарычал зверь, наклоняя огромную голову. − Ты думала, я не смогу отличить тебя от тигриного дракона?!
− Мама, я знаю кто она! Она мой друг!
− Глупая Тигри! Тебя провели как ребенка! На что ты рассчитывала, явившись сюда?! − зарычала тигрица, сверкая глазами на Иу.
− Не понимаю, что у тебя за проблемы, Центр Вселенной, − заговорила Иу.
− Тебе никто не давал права называть меня по имени! − взвыл зверь.
− Чего тебе не нравится? Я пришла сюда, чтобы прекратить эту войну.
Тигрица рассмеялась.
− Прекратить войну?! Ты ее уже проиграла! У тебя нет никаких сил, и твой Род сдохнет!
− Ну, вот этого то не будет. Уж ты не дождешься, − фыркнула Иу. − Не может сдохнуть Род, который еще не появился.
− Заглохни! − зарычала тигрица. − Ты мне уже надоела! Взять их!
− Но, мама! − взвыла Тигри.
− Замолчи!
Тигри, Мальмиду и Фальс были схвачены драконами. Их вывели из зала, спустили в подвал замка и заперли в клетках.
Иу сверкнула глазами на дракона, закрывшего его.
− Я Повелительница Рода людей! − зарычала она.
− Ищи идиота, который поверит! − прорычал дракон.
Иу скинула одежду, но дракон только усмехнулся и раскрыл свой халат, показывая те же признаки.
− Понял, идиот?! − зарычал он, и пошел прочь от клетки.
Иу едва выдержала это. На мгновение показалось, что она вполне могла оказаться и не Повелительницей Рода, раз здесь были подобные ей драконы, но сомнение прошло, когда она вспомнила слова Великого Дракона. Тот говорил, что она может родить, а тигриных драконов там точно не было.
Иу зарычала и собрав все силы обрушила их на решетку. Метал только зазвенел и все осталось по-прежнему. Она села на пол и затихла.

− Иу, − послышался голос Мальмиду. − Иу!
− Ты? Ты где? − встрепенулась она.
− Я здесь, за стенкой, Иу. Тут дырка есть.
Иу прошла около стены и поняла, откуда доносился голос. Она нашла небольшую дырку в кирпичной кладке, и поняла, что стена не такая толстая в этом месте.
Удар обрушился на стену. Затем еще один, еще более сильный, и первый кирпич вылетел с другой стороны.
− Иу?! − послышался удивленный возглас Мальмиду.
− Отойди, − зарычала она и прыгнула на стену.
Кирпичи посыпались и Иу проломила стену.
− Черт... − фыркнул Мальмиду.
− Где Фальс?
− Не знаю. Я не видел, куда его...
Иу не стала спрашивать, а просто начала крушить тонкие переборки между камерами. Охранники были где-то далеко и не услышали грохота, а Иу проломив еще четыре стены добралась до камеры, в которой был не закрыт выход.
− Умники, − фыркнула она, выходя. Вскоре нашелся и Фальс. Он захлопал глазами, увидев Иу и Мальмиду на свободе, а Иу быстро проломила еще несколько стен, и Фальс оказался свободен.
− Теперь надо как-то выйти, − сказал он.
− Да уж, не спать ложимся, − фыркнула Иу.


Тигри еще пыталась что-то говорить матери, но та и слушать не желала. Она смеялась из-за того, что в ее лапах оказалась Повелительница Рода Людей.
− Теперь они все будут моими! − зарычала она.
− Кто?
− Люди! А ты, Тигри. Ты глупая тигрица!... − Тигри смотрела на мать, а та сверкнула глазами. − Да, именно! Ты тигрица, Тигри! А я тут уже сколько лет ищу тигров! − Центр Вселенной сделала шаг к Тигри. − Ты... Иди ко мне, Тигри.
− Н-нет... − Прорычала Тигри, отступая.
− Иди же! Мы продолжим Род Тигров! Ты же понимаешь, что я не смогу родить тигров, если не съем тигра!
− Нет! − взвыла Тигри. − Нет! Я же Повелительница Рода!
− Это без разницы! − зарычал зверь.
Тигри метнулась в сторону и ушла от прыжка.
− Взять ее! Взять! − зарычал огромный зверь.
Тигри взвыла и бросилась бежать. Ужас охватил ее от мысли, что собственная мать ее съест! Несколько драконов оказавшихся на пути, не сумели ее удержать, и Тигри бросилась на выход.
Она промчалась по лестнице. У выхода ее уже ждали, кто-то бежал сверху, и Тигри метнулась вниз, в подвал. Она пронеслась несколько коридоров и вырвалась на площадку, где оказались еще три дракона.
− Тигри! − взвыл голос. Тигри метнулась в сторону, а затем вдруг поняла, что это голос Иу.
− Иу?! − Тигри остановилась и развернулась к ней.
− Что случилось, ты куда так несешься?
− Она хочет меня съесть! Она!.. − Тигри умолкла.
− Какой-то кошмар, − произнесла Иу. − Ты знаешь выход отсюда?
− Да, но там драконы!
− Драконы это ерунда. Я с ними справлюсь, − произнесла Иу. − Тигри, это наш шанс вырваться. И твой.
− Да, − согласилась та.

Два дракона взвыли и рухнули на пол. Их тела задергались от смертельных ран на горлах. Еще один влетел в дверь и нарвался на удар Иу, от которого свалился и больше не встал.
− Идем!
Иу понеслась вперед.
Еще два дракона пали под ее ударами, и четверка выскочила в холл. Перед Иу появились новые два противника, на этот раз они были крупнее. Тигриные драконы...
− Какая разница! − взвыла Иу и метнулась вперед.
Только свист воздуха пронесся перед двумя драконами. Они попытались задержать Иу, но получили смертельные ранения. Где-то сверху слышался вой, а четверка уже выскакивала в парк.
Они уходили. В городе было тихо, что показалось даже странно. Но вскоре появилась погоня и облава. Четверку теснили назад, к замку, и им пришлось отступить.
− Я знаю еще один выход! − зарычала Тигри. Все побежали за ней. Тигри вломилась в небольшую дверь, промчалась по узкому коридору и выбежала в большой зал.
Иу, Мальмиду и Фальс вбежали туда и на несколько секунд задержались.
− Боже, это же Инкубатор! − произнес Фальс.
− Идем! − взвыл голос Тигри вдали.
Три дракона пробежали за Тигри. Та стояла около выхода не высовываясь. А Иу словно завороженная уставилась на множество только что вылупившихся человечков.
− Боже, а такого еще не видела! − произнесла она.
− Иу, надо уходить! − крикнул Мальмиду, но она не слышала, прошла к лоткам и взяла одно маленькое существо.
− Оставь его, Иу! Идем!
− Нет, не оставлю! − вокликнула она. Фальс дернул ее за руку.
− Идем же, идем! − зарычал он.
В стороне громыхнула дверь, послышался вой, и Иу, наконец, вышла из оцепенения. Она побежала за Фальсом, но не выпустила маленькое существо из руки.

Тигри действительно нашла путь, который оказался не перекрыт охраной. Преследователи неслись позади, но четверка сумела уйти в городе.
− Мальмиду, это же гостиница...
− Да плюнь, Иу!
− В ней Кельт! − зарычала Иу, останавливаясь.
− Вот, черт... идем!
Кельт хлопал глазами спросонья. Мальмиду выдрал его из постели, и утащил по лестнице.
− Что случилось?! − воскликнул тот.
− Ничего. Мы в гостях у друзей, а это просто игра в догонялки, − фыркнул Мальмиду.
Кельт взглянул на Тигри, а та в этот момент выглядывала из-за угла, проверяя соседнюю улицу.
− Идем! − зарычала она.
Вновь бег, вновь рывок, прятки, уходы.
Тигри знала город, и это спасло. Они выбрались, к лесу, и там двинулись более спокойным и ровным темпом.


Почти полгода походов по джунглям и степям привели пятерых друзей в полупустынное место, где почти никто не жил. Редкие поселения людей не мешали, а драконов вокруг и видно не было.
С маленьким человечком все вышло очень печально. Иу не рассталась с ним ночью, а проснувшись утром нашла его под своим телом... раздавленным. Она выла над ним, словно над своим ребенком. Мальмиду пытался ее успокоить, говорил, что Иу не должна была брать. В конце концов, и ребенок то был не ее собственный, но это не утешало. Мертвое тело человечка в конце концов отдали Тигри. Иу не желала видеть, как тигрица съест его, а Тигри не стала того принимать. Переубедили Иу только слова Мальмиду о том, что пусть тело остается на земле, и его черви съедят. После этого Иу сама приказала Тигри съесть мертвого, и тот исчез.
Вокруг нового места жительства появлялось не мало разных зверей. Тигри охотилась на них, и постепенно стал заметен ее рост. Иу тоже же старалась есть больше, но не столько ела зверей, сколько плоды и траву.
− Ты, наверно, будешь злиться, Иу, − сказала Тигри.
− Почему это?
− Я ведь ела людей. По-настоящему. Мне их Грасхент отдавал.
− Ну и пусть. Я не злюсь, Тигри. В конце концов, даже если ты будешь есть людей и в будущем, я не буду злиться.
− П-почему? − удивилась та.
− Ты же Повелительница Рода.
− Я Повелительница тигриного Рода, а не человеческого.
− Это без разницы. Будешь людей рожать.
Тигри отскочила от Иу, хлопая глазами.
− Почему людей?! Я!..
− Ты меня смешишь, Тигри. Ты даже не поняла. Тебе твоя мать что сказала?
− Она хотела меня съесть, что бы... Я... Я... Я не найду тигров. Иу, я не смогу, да?! Их нет?! Она сказала, что никого нет!...
− Не думаю, что совсем никого, Тигри. Наверняка, где-нибудь есть. Надо только постараться найти.
− А почему ты говоришь, что я людей буду рожать!
− Ты видела Инкубатор, Тигри? там ведь дети твоей матери, и они были людьми. Она ест людей, Тигри, поэтому людей и рожает. И ты так же. Будешь есть людей, будешь рожать людей. Поэтому, я и говорю, что злиться не буду. Ты этим поможешь мне.
− А ты? Если ты тигра съешь, ты родишь тигров?
− Да.
Тигри молчала, разглядывая Иу.
− Я не хочу, что бы ты меня съела.
− Ну, тебя мне есть незачем, Тигри. Мы же друзья.
− Да, но что бы родить тигров, ты... Э... Ты же человеческая Повелительница Рода. Тебе не нужно рожать тигров, да?
− Нет, Тигри. Не нужно.
− А почему тогда я должна рожать людей?!
− Ты не должна. Просто это само собой получится, если ты людей будешь есть. Знаешь, что, Тигри. Я думаю, ты вполне могла бы мне помочь. Рожать людей. А я, возможно, помогла бы тебе рожать тигров.
− Т-ты серьезно?
− А почему нет? Друзья должны друг другу помогать. Если мы найдем тигров, я помогу тебе. А ты поможешь мне. Хорошо?
− Ладно. Но, если я найду тигров, я буду рожать тигров, а не людей!
− Конечно, Тигри.


Тигри сидела перед Кельтом и зевала.
− Ну у тебя и пасть, Тигри, − произнес он, подымаясь.
Тигри только оскалилась, показывая ему клыки.
− Ха, да у тебя пустота в животе!
Тигри тут же захлопнула пасть и фыркнула. Кельт рассмеялся.
− Ты, давай, не смейся надо мной! − зарычала она и ударила его лапой.
− Тигри, черт возьми, больно же! − воскликнул он.
Тигри дернулась, а Кельт повалился на землю и на его одежде появилась кровь.
− Кельт! Нет! − завыла она.
− Найди врача, Тигри! − проговорил он едва слышно.
Тигри умчалась, затем тут же вернулась и подняв человека потащила его на себе. Она пришла в дом врача и взвыла. Человек, выскочивший из дома, едва не вскочил назад.
− Он ранен! Ему нужно помочь! − зарычала Тигри, показывая на Кельта.
Врач сообразил, наконец, и пришел в себя. Он перевязывал Кельта. Тот пришел в себя только вечером. Он осмотрел бинты и повернулся к тигрице.
− Думай, когда бьешь, Тигри. Скоро ты вырастешь и... Ты меня просто убьешь так.
− Ты сам глупости про меня говорил!
− Я шутя, Тигри, а ты...

Кельт не стал лежать в поселке и на следующее утро вместе с Тигри покинул его.
− Что ты теперь скажешь Иу? − спросил Кельт.
− Не знаю, − ответила Тигри. − Ты же...
− Ладно, я скажу Иу, что на меня зверь напал, а ты меня спасла.
Тигри от удивления встала посреди дороги, и Кельт пройдясь несколько шагов обернулся.
− Почему? − произнесла она.
− Ну ты же все поняла, да? Зачем тебе выговоры от Иу.
− Не знаю, зачем. Она все равно говорит со мной, словно она командир!
− И совсем не так, Тигри. Она говорит с тобой как старшая. Тебе сколько лет?
− Тридцать.
− А ей шестьдесят скоро.
− А тебе сколько?
− А мне тридцать два. Мы с тобой почти одинаковые по возрасту.
− Ты хочешь, чтобы я с тобой дружила, да?
− Да, Тигри. Это же совсем не трудно, а?
− Нет, не трудно. Но я сильнее тебя!
− Как же иначе-то? Ты Повелительница Рода.
− А ты простой человек!
− Ну и что? Без простых людей никакая Повелительница не сумеет родить других людей. Так что, все правильно. А друзья от силы не зависят. Друзья, они всегда друзья.
− Друзья не должны врать друг другу. И я не буду ей врать, − ответила Тигри, пускаясь в дорогу.

− Ну что, набегались? − спросила Иу. − А ты, Тигри, похоже, доигралась с ним, да?
− Это я случайно поцарапался, − сказал Кельт.
− Ну да. Об когти Тигри. Я же вижу.
− Я не хотела, это вышло случайно, − ответила Тигри.
− Ну, ладно. Случайно, так случайно...


Они не оставались на одном месте. Останавливались, но потом уходили дальше и дальше. Вскоре исчезли дороги и остались только леса, поля и реки. Время неслось вперед. Иу начала ощущать нарастающие изменения в себе. И подобные же ощущения появились у Тигри.
Они обе менялись, становясь Родителями. Первой эта фаза завершилась у Тигри. Вместе с ее завершением исчезла игривость. Тигрица просто стала взрослой.
− Нам надо идти, но куда, я ума не приложу, − сказала Иу.
− Думаю, надо найти корабль и плыть назад, Иу, − произнес Мальмиду. − Вряд ли там остались те фанатики. Сколько лет прошло.
− Наверно. А что делать с Тигри? Оставлять ее одну?
− Не знаю. Спроси ее сама.

Тигри выслушала слова Иу и не отвечала.
− Я не знаю, Иу. Там у вас нет тигров.
− Нет. Но мне надо возращаться туда.
− Значит, мы расстаемся, Иу?
− Да. Но я буду помнить о тебе. И ты помни. Если тебе понадобится помощь, ты можешь обратиться ко мне.
− Спасибо, Иу. Я буду помнить. И, если тебе понадобится помощь, я помогу чем смогу.
− До встречи.
− До встречи.

Иу, Мальмиду, Фальс и Кельт уходили, оставляя Тигри одну.
Кельт в какой-то момент обернулся назад, затем встал.
− Кельт. − Позвал Мальмиду.
Иу тоже встала, и Кельт обернулся к ней.
− Извини, Иу, − сказал он. − Я хочу остаться с ней.
− Хорошо. Надеюсь, она примет тебя.
Кельт ушел. Он подошел к Тигри, и та некоторое время слушала его слова, затем зарычала что-то, и умолкла после ответа Кельта. Он коснулся Повелительницы Тигров, и они пошли в обратном направлении...


− Кельт, а не знаю, как это будет, − произнесла Тигри.
− Природа все сделает сама, Тигри. Я только прошу тебя, не ешь своих детей.
− Это как? − удивленно произнесла Тигри.
− В смысле, маленьких, Тигри. Тех что еще не выросли. У тебя может появиться соблазн, помни это.
− Ладно. Я буду помнить. Ты хочешь этого прямо сейчас, Кельт?
− Не вижу смысла тянуть. Это мое предназначение, Тигри. А ты родишь многих. Они будут людьми, но они будут твоими детьми. И они помогут тебе, Тигри. Обязательно.
Он смотрел ей в глаза, затем встал на колени, сбрасывая одежду.
− Возьми меня, Тигри. Не бойся. Возьми.
Тигрица тихо раскрыла пасть. Кельт закрыл глаза и ощутил прилив ощущений. Тигри взяла его и проглотила. человек ощутил, как тысячи игл впились в его тело, но они принесли не боль. Они обратили его ощущения в высшее наслаждение, которое разошлось по всему телу.
Он был счастлив. Его сознание уходило вместе с вытекавшей из тела кровью, и...

Тигри лежала закрыв глаза. Она чувствовала человека. Словно ощутила все его состояние, словно он стал частью ее!.. Это ощущение ушло, но осталось в памяти. Осталось навсегда, как самое первое чувство.
Она лежала в траве, из ее глаз текли крупные капли слез. Тигри понимала, что Кельт теперь будет жить в ней множеством зародышей, которые вскоре вернутся на свет, став ее собственными детьми...


Глава 8. Возвращение.


Появление Родителя вызвало в маленьком городке полный переполох. Огромный дракон двигался в сопровождении двух других, и никто не подумал что-либо сделать против него. Сотни людей видели, как дракон прошествовал в порт, где взошел на корабль. Капитан встал на колени перед Родителем, но остался жив и получил приказ вести судно через океан. Он исполнил приказ, и с тех пор никто в городе не видел ни этого корабля, ни его капитана.

Иу, Мальмиду и Фальс возвращались в едва дышавшую страну. Их встречали полупустые города, редко шатающиеся старики, которые падали на колени перед Иу, но она оставляла их, понимая, что Род могут продолжить только молодые.
А молодых не было.
Ни в одном, ни в другом, ни в третьем городе. Казалось, в этом мире уже не осталось таковых людей.
Родитель продолжал свое движение по стране, пока не достиг столицы. И только там оказалось довольно много людей, среди которых были и молодые. Вместе с людьми столицу наполняли драконы. Защитников было в достатке, но защищать им было почти некого.
Ворота Центра открылись и перед Иу оказался Альсерго.
− Здравствуй, Альсерго, − прорычала она. − Я надеюсь, здесь все готово?
− Да, Родитель.
− Иу. Только Иу, не забывай мое имя, − произнесла она.
− Я рад, что ты вернулась, Иу. Я надеялся и ждал.
Иу прошла в большой зал, легла и некоторое время молчала.
− Я готова, Альсерго. Я готова.

Иу принимала людей. Они шли сплошным потоком, и через несколько недель к ней подступило полудикое ощущение, что она стала не Родителем, а машиной. Просто автоматом по передработке людского материала. Он накапливался в ней, изменялся, преобразовывался, очищался. А через положенные четыре месяца появилась и первая продукция этого автомата.
Иу почти не говорила. Очень много времени она спала и просыпаясь обнаруживала перед собой очередь из людей, которые желали отдать себя для продолжения рода...

− Тебе надо подняться, Иу. Тебе надо подняться, − послышался голос. − Иу, проснись!
Она открыла глаза и увидела перед собой дракона.
− Иу, проснись же!
− Мальмиду? Что ты хочешь, Мальмиду.
− Ты должна подняться, Иу.
− Зачем?
− Твои дети. Они не могут выйти, когда ты так лежишь. Они заперты, Иу.
Она сделала над собой усилие, поднялась, едва сумев оторвать живот от пола. Показалось, что в нем что-то порвалось, затем что-то посыпалось на пол.
Иу обернулась и увидела яйца. Десятки, сотни, тысячи! Они сыпались на пол, некоторые разбивались, другие раскатывались в стороны.
− Не шевелись Иу! Не шевелись! − взвыл Мальмиду, когда она дернулась.
Рядом появились люди, и Иу увидела, как их руки брали ее детей, собирали, укладывали в соты... Она стояла, кто-то прошел к ее животу и коснулся.
− Стой, Иу. Просто стой и все. Они знают, что делают, − сказал Мальмиду. Появилось полотно, кто-то раскрыл живот Иу рукой, и на полотно посыпались новые яйца. Еще и еще.
− Боже... − Проговорила Иу.
− Все нормально, Иу. Все нормально.
− Они же пробыли там больше чем надо, да?
− Не важно. Это не страшно, Иу. Совсем не страшно.
− Но часть разбилась!
− Совсем немного. Ты просто не опытна еще. Потом будет проще. Надо не доводить до того, чтобы они сыпались.
− Не доводить? Как?
− Люди будут их вынимать раньше. Каждый день, утром и вечером. И все будет как надо.
Иу стояла. Она ощущала прикосновения к себе. Прикосновения не только снаружи, но и внутри, это вызывало совсем иные ощущения. Что-то неописуемое. Совершенно неведомое...

Сбор закончился. Иу, наконец, смогла двигаться и теперь смотрела на лежавшие разбитые яйца.
− Возьми их, Иу, и верни в себя, − сказал Мальмиду.
Это показалось лучшей идеей, и Иу прошлась по полу языком, затем взглянула на людей, стоявших вокруг. Они улыбались. Улыбались и радовались.
− Я могу их увидеть еще? − спросила она.
− Конечно, Иу. Ответил Мальмиду, и прошел через зал. Перед Иу открыли широкий вход в Инкубатор. В глаза ударил яркий солнечный свет, и Иу смотрела на яйца. Упакованые и уложенные на огромных стеллажах, они теперь казались малой каплей среди пустых ячеек.
− Сколько их? − спросила Иу.
− Семь тысяч двести сорок четыре. − сказал кто-то.
− Сколько? Сколько это? Мальмиду?
− Это норма за семь дней, Иу. Будет примерно по тысяче в день.
− Я не понимаю, Мальмиду, я не знаю что со мной, я не понимаю этого числа!
− Иу, успокойся. Все нормально. Просто все твои силы ушли в них, Иу. Тебе надо больше есть и больше двигаться. Тогда, твой разум прояснится.
− Я ем людей. Господи! Я...
− Иу, ты уже родила в десять раз больше чем съела.
− В десять? В десять раз? Да? Правда?!
− Да, Иу. Это всегда будет правдой. Это твое предназначение. А потом будет и еще больше. Это просто в первый раз так. Всего в десять, а потом будет и в сто раз больше, и в тысячу!
− В тысячу... За.. За семерых столько сколько здесь их сейчас, да?
− Да. Это ведь не много, Иу.
− Да. Немного, − она вздохнула.
− Пойдем, Иу.
− Куда?
− На воздух. Тебе надо прогуляться. Ты четыре месяца совсем не вставала. Теперь так нельзя.
Иу вышла на солнце. Она смотрела на мир вокруг и словно не узнавала мир. Словно все изменилось. Стало иным, приобрело другие цвета. А там, рядом, были ее дети. И в ней самой были ее дети, еще не родившиеся, но уже готовые родиться.
Она прошлась по кругу. Мальмиду провел ее словно ребенка, они вернулись назад, в зал, где было место для Родителя. Там все тоже изменилось. Пол блестел, окна были раскрыты и солнце играло на полу тенями от листьев. Почти в центре была большая постель.
− Зачем это? − спросила Иу.
− Это для них, Иу. Если они вдруг просыплются снова, они не разобьются. И не бойся, если что. Здесь все время рядом люди. Ты можешь звать их в любой момент, днем и ночью.
− А я?
− Иу, посмотри на свои когти, ну не сможешь ты их взять нормально. Для этого нужны руки. Нежные и мягкие.
− Да. Да. Я помню, Мальмиду. Я помню. Там был маленький, и я... И он... Почему мы отдали его Тигри? Я должна была сама...
− Ты не смогла сама, Иу. Тогда ты была не готова.
− А она была? Она?...
− Она хищница, она всегда готова. Тигри сейчас тоже рожает, Иу. Как и ты.
− Да. Пусть она рожает. Кого угодно. Только чтобы были...
− Ложись, Иу. Сейчас к тебе придет человек.
− Снова?
− Теперь всегда, Иу. Теперь это навсегда.
Иу смотрела на вошедшего, и, казалось, все словно в первый раз. Словно не было этих месяцев, а человек... Он подошел к ней, скинул одежду и начал просить, закрыв глаза.
− Возьми меня, Иу!
− Ты действительно этого хочешь? − спросила она.
− Я хочу. Я хочу, − произнес он, стоя на коленях перед ней.
Иу взяла его, проглотила, в ней вспыхнули и угасли новые ощущения, словно он стал ее частью... на мгновение.
Затем появился второй, третий...
− Сколько их? − спросила Иу у Мальмиду, стоявшего рядом.
− Десять, − ответил тот с опозданием.
Иу съела четвертого, и снова у нее возникло нехорошее чувство.
− Мальмиду, зачем они встают на колени? Зачем? Я не хочу, чтобы...
− Иу, это инстинкт. Только инстинкт. Они встают так, чтобы тебе было удобнее взять их. Не думай об этом. Думай о том, что у тебя будут дети.
− Да, − ответила она.
Они продолжали приходить, и Иу сбилась со счета не досчитав до десяти.
− Все? − спросила она.
− Все, Иу, − он смотрел ей в глаза. − Тебя бедную заставляют людей есть, Иу, да? − спросил он.
Иу фыркнула усмехнувшись.
− Это не смешно, − тут же сказала она.
− Сейчас в столице снова много людей, Иу. Почти как раньше.
− Да? Откуда?
− Они съехались со всей страны. Со всех мест. Их даже слишком много.
− Почему слишком?
− Потому что тебе не хватит тысячи лет на них.
− Они не проживут столько.
− Не проживут. Они там уже чуть ли не дерутся за места в очередь к тебе.
− Ты шутишь, Мальмиду. Не могу поверить в такое. Не могу.
− Спроси их.
− Нет. Я не в силах спрашивать. Мне трудно, когда я понимаю, что он человек, что он думает, что... Я представляла, что было бы со мной в такой момент.
− Ты не могла представить все, Иу. Это иное. Ты была Повелительницей, у тебя иные инстинкты. Ты не смогла бы отдать себя.
− Не смогла бы. Как Тигри. Она удрала от Центра Вселенной. Как можно есть своих детей? Это же нельзя, Мальмиду.
− Если хочешь, что бы они все умерли, не ешь.
− Мальмиду!
− Иу, ты же понимаешь!
− Да. Великий Дракон смеялся надо мной. Говорил, что я буду есть людей, а я выла и кричала, что не буду никогда...
− Ты была ребенком.
− Ребенком? Это в пятьдесят?
− Ты была ребенком, Иу. До тех пор, пока не стала Родителем.
− А ты был ребенком, пока не стал драконом?
− Да. Ну почти. Я тогда желал, что бы ты меня съела, Иу.
− Ты серьезно?
− Серьезно-серьезно. Я искал для себя тысячу отговорок, чтобы не перевоплощаться в дракона и дождаться тебя, но все сроки были против. Я не дожил бы человеком, а теперь...
− А теперь, чтобы мне родить от тебя, я должна тебя разодрать на клочки перед съедением.
− Иу, кто это тебе сказал такую чушь?
− Чушь эту мне сказал Альсерго. А что, Мальмиду? У тебя желание пропало, да?
− Я... я...
− Я знаю, что пропало, − сказала Иу. − Ты стал драконом, цель драконов выжить и защитить Род. Так что, не дергайся и не думай ни о чем.
− Не думать? Как же не думать?!
− А так же, как ты мне предлагаешь... не думать.

Часть II


Империя Тигри


Глава 1. Странная война


Тигри бродила по степям в поисках места. Ее гнал инстинкт, и она примеривалась то в одном, то в другом месте, но все было не так! Она искала, чувствуя, что время уже подходит, что у нее совсем его не осталось! Тигри бегала все быстрее, и вдруг мысль изменила все.
Мгновение. Впереди раскинулся поселок людей, и Тигри смотрела на него. Люди? Может, они помогут? У нее ведь дети человека! Они должны помочь...
Тигри вошла в поселок. Люди, увидев большую тигрицу, разбежались почти все. Осталось лишь несколько драконов, которые готовились стрелять.
− Не стреляйте! Не стреляйте! − зарычала она.
− Что тебе здесь надо, зверь?!
− Я Родитель тигриного Рода. У меня будут дети. Дети человека! Вы должны мне помочь!
− А кто докажет, что они дети человека?!
− Вы же... Вы же... Вы же увидите сами, когда... Помогите, прошу! Я рожу для вас людей сколько попросите!
− Родишь людей? А потом будешь их есть? Ты же хищник!
− Я Родитель! Какая вам разница! Ваш Родитель тоже должен есть людей, чтобы рожать людей!
− Да? А если ты родишь тигров на нашу голову?!
− Где я их рожу? Я тигров не видела уже много лет! Чтобы родить тигра, мне надо съесть тигра.
Люди что-то еще раздумывали, затем решили согласиться и вскоре Тигри оказалась в доме, где было всяко лучше, чем где-нибудь в яме на песке.
Тигри родила через несколько дней. Появилось несколько сотен яиц, которые теперь рассматривали люди. Она боялась даже заикнуться о своих правах на них.
− А по-моему, они пустые, − сказал кто-то.
− Они не пустые! Не пустые! − взвыла Тигри.
− Не вой, а не то выгоним! − сказал человек.
Тигри замолкла. На следующий день у нее появилось еще несколько десятков яиц, кто-то проверил ее живот и рассмеялся, заявляя, что у тигрицы больше нет яиц и не будет!
− Нет яиц?! Ты сказала, что родишь сколько мы попросим! А ты?!
− Но я... Но мне! Мне же надо!..
− Ничего тебе не надо! Убирайся! Ты сама сказала, что это люди, а не тигры! Вон! Вон!..
Вон... Крики людей словно утонули в мощном урагане, и он вырвался наружу из Тигри. Она сносила все и вся! Люди выли, бегали. Кто-то стрелял, но пули приносили боль и только злили тигрицу...
Через несколько минут вокруг валялись только разодранные трупы людей, а Тигри с воем носилась по деревне, пока не вспомнила о своих детях.
Она ушла в тот дом, где рожала и некоторое время искала свои яйца.
Люди их спрятали, спрятали, спрятали! Куда?!.. Вспомнив вдруг о совсем ином, Тигри остановилась, затем взяла след и пришла в другой дом. Яйца были разложены по полкам. Несколько оказались разбиты! Только злость возникла в мыслях и угасла. Мстить было некому. Тигри долго раздумывала, что делать. Оставаться в деревне было нельзя, а ей надо было забрать яйца. Мысли снова переключились. Нужна телега и хорошие мягкие подстилки. Они быстро нашлись. Кто-то из людей уже их сделал.
Тигри доделала все сама. Уложила яйца в телегу и повезла ее из поселка. Тянувшийся позади след ей совсем не понравился, и Тигри выбралась на дорогу. Там след терялся среди других похожих...
Место, где можно было ждать вылупления, Тигри нашла. Это был небольшой лесок около реки. Тигри устроила там укрытие для гнезда и остановилась. Теперь оставалось просто ждать...

Время приходило и вскоре в гнезде Тигри появились маленькие существа. Она заботилась о них, кормила, поила, растила и учила. Поначалу было просто, потом дети подросли и начали разбегаться. Тигри не знала куда и деваться, как следить за всеми!.. Она выла над погибшими и пропавшими, вспоминая, как Иу когда-то выла над раздавленым человечком. Тигри не смотрела на то, что у нее родились люди. Она любила их, ласкала не меньше чем если бы это были тигры. Проходило время. Дети начинали лепетать слова. Тигри учила их языку.
Опасности подстерегали их на каждом шагу. За три года из почти двухсот родившихся осталась едва десятая часть. За оставшимися следить было проще, и в последние месяцы Тигри не потеряла никого. Да и дети стали опытнее, не лезли в воду, не совались в ямы. Впрочем и с ними забот хватало.


Иу не думала о съеденых людях. Она смотрела на малышей, бегавших по лужайке и вспоминала далекие далекие времена, когда вот точно так же она смотрела на детей, но рядом был Великий Дракон, объяснявший ей будущее. Он был груб и сказал все так, что Иу не поверила. Она не желала верить тогда, но теперь все изменилось. Все...
− Мы получили сообщения о том, что Центр Вселенной готовит новое нападение на нас, − произнес Альсерго. − Ты говорила, что у тебя есть какой-то план, Иу?
− Сопротивляться у нас нет сил, − ответила она, взглянув на Управляющего. − Я думаю, надо действовать иначе. В ее страну можно попасть, так что, это будет не особо сложно. Нужно отправить туда диверсионные группы. Мальмиду и Фальс уже занимались подобным делом когда-то. − Иу взглянула на двух драконов. − Я хочу поручить это дело вам. Нам нужна информация обо всех их планах, объектах, заводах. Обо всем, что они задумали и обо всем, что делают. А там... Нужно сделать так, чтобы она решила, что вокруг нее все предатели, Мальмиду. Как угодно. Любыми средствами, заставить ее неверить своим же командующим, генералам, полковникам. Ты понимаешь?
− Да, Иу. У нас есть не мало хороших средств так сделать. Она будет драться сама с собой...
− Если же, она пойдет войной на нас, то вы сумеете предупредить, Мальмиду.


Уже все было готово к наступлению, когда до Императрицы дошли плохие сообщения. На севере начались беспорядки. Дикари они напали на поселки и города, разрушая и раззоряя их.
− Какого дьявола?! − взвыла тигрица. − Атакуйте их и!.. Срoвняйте с землей все их поселения!
Атака на северную часть страны со стороны своей же армии стала первой весточкой. Несколько диверсионных групп прошлись невидимыми тропами на южные территории и начали действия там, одновременно распространяя ложные слухи о больших беспорядках и проблемах.
Армия Императрицы пересекла страну в обратном направлении и разнесла дикие поселки с другой стороны. Новые сообщения пришли из центра. Группа боевиков ворвалась на один из военных заводов, захватила вооружение, технику, провела полномасштабное минирование и уничтожение завода. Наружу вышли обвинения в адрес Императрицы о ее жестокости по отношению к населению, о том, что это ответ за ее варварство на севере.
В Империи Центра Вселенной начинался хаос и неразбериха. Отряды, приходившие с другого материка разгуливали по стране, как по собственному дому. Армия металась из-за глупых приказов тигрицы, не имевшей представления о тактике военных действий...


− Я скажу ей об этом, − произнес Командующий. − Она ведет себя, как дура.
− Если вы это скажете, Командующий, больше вы ничего не скажете, − произнес Министр контрразведки. Надо объяснить, что это все действие шпионов Иу!
− Она настолько глупа, что пошлет нас туда, а они здесь все развалят! − прорычал Военный Министр. − Я думаю, господа, настало время иных действий. Мы должны изменить тактику.
− Каким образом?! Она этого не даст! − возразил Командующий.
− Ей не обязательно это знать, − ответил Военный Министр.
Все взгляды теперь устремились на него.
− Было время, Грасхент держал ее в узде. Не силой, он просто умел замылить ей глаза, представить все так как ему хотелось. Пора взять себя в руки, господа, и найти того, кто реально заменит Грасхента!
− Если она узнает?.. − произнес Командущий.
− Она не узнает. И, я что-то не вижу, кто взял бы на себя смелость. Если желающих нет, то это сделаю я.
− Можете рисковать, − прорычал Министр Контрразведки, а я рисковать не намерен.
− Вопрос решен. Я отправляюсь к ней...

Тигрица была готова разорвать любого и каждого. Она едва сдерживала рычание, сверля взглядом дракона, явившегося к ней на долкад.
− Я пришел предложить новый план действий, который решит все проблемы, Ваше Величество, − произнес дракон. − Я знаю все проблемы, и могу их решить. Для этого нужно только ваше согласие и пономочия, которые вы мне передадите.
− Ты знаешь, как расправиться с бунтовщиками и с этой мерзкой Иу?!
− Да, Ваше Величество. Я знаю. Для этого нужно только быстрое командование. Сообщения слишком долго ходят по стране прежде чем доходят до Вашего Величества. Но вы можете это изменить. Прикажите мне командовать на месте от имени Вашего Величества, и мы быстро расправимся со всеми дикарями, а затем разобьем вашего врага за океаном.
− Я уже думала. Дикари мне не мешают. Вы отправитесь сначала за океан и убьете ее! А затем вернетесь и расправитесь с дикарями.
− Ваш план великолепен, Ваше Величество! Мы так и сделаем! Дикари здесь никуда не денутся от нас.
− Хорошо. Отправляйтесь и начинайте наступление!
− Вы дадите мне все полномочия? Тогда наступление будет еще более эффективным. В этом случае можно будет даже одновременно убить врага за океаном, и разбить дикарей здесь.
− Действительно?
− Да, Ваше Величество!
− Хорошо. Я даю вам все полномочия! Я назначаю вас... Грасхентом!
− Это великая честь для меня, Ваше Величество. Я не пожалею жизни, чтобы выполнить все что вы пожелаете!
− Тогда, иди и выполняй!


Грасхент. Объявившийся внезапно, из ниоткуда. Вскоре стало ясно, что это совсем не тот, но взялся дракон за дело порядка в стране не менее сильно, что это было в иные времена...
− Внедрение, − прорычал Фальс. − Теперь это наша задача. Мы войдем в их новые структуры и будем действовать изнутри.
Наведение порядка, формирование новых армейских структур, поголовные наборы сделали идею Фальса более чем осуществимой. Уже через четыре месяца шпионы работали во всех значимых местах. Даже в контрразведке появилось множество драконов, служивших Иу.
Возникавшие диверсии стали более редкими, но более мощными и действенными. Почти беспрецедентной по масштабу диверсией стала операция по освобождению Террахео. Как только информация о его местонахождении дошла до Иу, ее решение было непреклонно. Выкрасть! Как когда-то давно это сделал враг.
Ударная группировка войск под прикрытием флагов империи Центра Вселенной, прошла к материку, свободно высадилась и прошлась по территории до самого центра, где содержался Родитель.

Родитель в недоумении смотрел на ворвавшиеся в центр войска. Через несколько минут солдаты-драконы оказались перед ним.
− Великий Родитель Террахео, − зарычал дракон. − Мы пришли за вами.
− Что значит, за мной? Кто вы?! − зарычал Родитель.
− Мы пришли из-за океана. Мы принадлежим вашему Роду, Мы дети вашего сына. Его убил Грасхент, но сейчас у нас появилась молодая и сильная Повелительница Рода, и ей нужна ваша помощь. Мы вернем вас домой, и вы сможете продолжить свой Род.
− Я могу это делать и здесь, − зарычал Родитель. − Я слишком стар, чтобы куда-то уходить.
− А Иу слишком молода. Ей нужна ваша помощь. Нам всем нужна ваша помощь! Вы не можете бросить свой Род из-за какой-то старости!
− А ты сам что для этого сделаешь?
− Я все сделаю. Все что угодно!
− И себя отдашь?
Дракон бросил оружие на пол, скинул одежду и пройдя к Родителю встал перед ним на колени.
− Возьми меня!
− Встань!
− Возьми меня! − зарычал дракон.
− Я не буду брать тебя. Ты сам слишком стар! Как вы собираетесь меня переправлять?
− Железная дорога до порта под нашим контролем. Связь с центром обрезана. В порту находятся наши корабли и как только мы прибудем, они смогут поддержать нас огнем, если появится армия Грасхента.
− Грасхент мертв.
− Грасхент жив. Центр Вселенной назначила нового Грасхента.
− Эта дура еще командует?
− Командует. Хотите, чтобы вами командовала дура?
− Когда будет готов поезд.
− Он уже готов. Вам надо только пройти туда.

Террахео переправляли на железнодорожной платформе, а затем и на корабле. Армия Грасхента была застигнута врасплох этим нападением. Сначала прошла дезинформация, нападение представили как очередное буйство дикарей, и на него не обратили внимания, посчитав, что местной армии достаточно, но, когда был захвачен Центр Террахео...
Войска, рванувшися через страну оказались бессильны. Флот уже увозил Родителя Террахео. Самые быстрые корабли уходили на запад, а мощная группировка стояла как прикрытие, не давая выхода погоне.

Корабли прибыли на место. Там Родителя ждал очередной транспорт − специально сооруженныая платформа, которую везли по автомобильным дорогам. Террахео проезжал мимо пустых городов, неработащих и разрушенных заводов. Перед ним проносились сгоревшие деревни и редкие старые жители. Что еще остались кое-где.
− Что произошло? Где все люди? − зарычал Террахео.
− Наш род был прерван более чем на двадцать лет, − ответил дракон Фальс, сопровождавший Террахео. − Все, кто еще остался, сейчас находятся в Центре. Там сейчас Иу. Она уже стала Родителем.
− Ты сказал мне там, что она Повелительница Рода!
− Для меня она всегда останется таковой. Я встретил ее еще в тот момент, когда она только начала превращаться в дракона.
Дорога продолжалась. Вскоре впереди появилась столица, и люди, появлявшиеся на улицах смотрели на Родителя, поначалу не понимая. Кто-то посчитал, что это Иу, и радостные крики наполнили улицы, затем появились и те, кто мог узнать Иу, но это не изменило настроения людей на улицах. Они двигались огромной толпой вслед за военным конвоем.

Террахео вошел в главный зал Центра и увидел Иу, лежавшую посреди. Она поднялась и прошла навстречу.
− Это же обыкновенная дикарка! − зарычал Террахео. Иу остановилась, ничего не говоря.
− Эта дикарка заткнет за пояс любого своим умом, − возник голос рядом. Из полутьмы появился старый дракон. − Кроме Великого Террахео, конечно, − прорычал дракон и встал перед Террахео на колени. − Я ваш прямой сын, Родитель, − произнес он.
− Назови свое имя?
− Альсерго.
− Альсерго. Когда-то я знал одного Альсерго.
− Это я и был.
− Ты?! Значит, это ты?! − взвыл Террахео.
− Вы можете убить меня. Я не буду сожалеть. Я прожил достаточно лет, и сделал все что смог для своего Рода. Жаль только, что ложь, которым покрыли мое имя, уже никто не сможет опровергнуть. Свидетелей не осталось. Не было никакого предательства. Мне незачем сейчас врать. Моя жизнь подходит к концу − врать глупо.
− Это только отговорки! − зарычал Террахео. Он был готов убить дракона, когда зазвучал другой голос.
− Не трогай его. − Террахео обернулся к Иу.
− Ты защищаешь этого предателя?! Он обманул тебя!
− Не говори того, чего не знаешь, − прорычала Иу. − Иди ко мне, Альсерго.
− Стоять! − зарычал Террахео, но дракон не послушал. Он прошел к Иу и сел рядом с ней. А через минуту вокруг Иу уже были все. И драконы, и люди. Даже звереныш райзиг оббежал вокруг Террахео и спрятался среди людей позади Иу.
− Предателей среди нас нет, − прорычала Иу. − Если здесь и есть предатель, то это ты сам, Террахео. Мальмиду рассказал мне, из какого уютного гнездышка тебя подняли. Вокруг тебя не было никакой охраны, кроме липовой. Ты мог легко вернуться сюда, но ты этого не захотел. Можешь возвращаться и служить своему любимому Грасхенту сколько тебе влезет.
− Ты не имеешь права так говорить со мной!
− Глупость старого осла, − фыркнула Иу. − Возврашайся в свою цивилизацию, а здесь остались, только дикари.
− Я пришел сюда не для того что бы выслушивать глупую болтовню!
− В таком случае, изволь сам не болтать здесь глупостей. Тигри была умнее тебя. Ты собираешься делать дело? Там, за дверью стоит очередь, я не в силах принять всех.
Иу пошла из зала, и вслед за ней ушли все остальные.
− И я пришел сюда, чтобы?!.. − взвыл Родитель. Он не договорил фразу. Открылась дверь. К Родителю прошел человек и встал на колени, прося принять его.
Террахео зарычал, отходя, затем вернулся. Человек стоял на коленях с закрытыми глазами. Он ждал только одного... Родитель поднял его и отправил в последний путь.


− Все остается, как и прежде, − объявила Иу. − Главная задача, задержать наступление Грасхента.
− Мы можем выкрасть и других Родителей, − сказал Мальмиду.
− Не думаю, что это будет легко, − ответила Иу. − Судя по Террахео, остальные могут и вовсе не согласиться.
− Может, их просто уничтожить, и тогда...
− Даже не заикайся о подобных вещах! Люди везде люди, Мальмиду!
− Я понимаю тебя, Иу. Но война не закончилась. Они уже убили одного нашего Родителя, они могут убить и тебя, Иу. Мы должны быть готовы ко всему.
− Самый крайний случай, уходить. И все. Грасхент убил Родителя и был убит. Маргиу его прикончил.
− Маргиу? Как это Маргиу?! − воскликнул Фальс.
− Так. Он заминировал себя и, когда Грасхент подошел, взорвал. Это Тигри рассказывала. Она все видела. Так что, не надо никого судить, Мальмиду. И, тем более, Родителей.
− Это просто твоя другая крайность, Иу, − произнес Альсерго. − Но это не страшно.
− Ты считаешь, что Родителей можно убивать?
− В мирной жизни нельзя, Иу. В войне, когда речь о выживании, вопрос стоит иначе. Либо ты его убьешь, либо он тебя убьет.
− Я хочу прекратить эту войну. Просто прекратить и все, − произнесла Иу.


Невидимый фронт расширялся. Иу едва не смеялась, когда новый Грасхент после провала одного из своих драконов, назначил на место Министра Безопасности ее агента. Дракон Иу, конечно, "проявил" себя, раскрыл несколько "баз" дикарей, поймал множество "предателей", уличил десятки драконов в "неверности".
Грасхент хвалил нового Министра, не понимая, что уже сидит на мине. Через два месяца министр принес весть о готовящемся покушении на самого Грасхента. Доказательства были "вполне убедительны", и дракон начал постепенно впадать в панику. Он словно чувствовал, что круг сужается. Он подозревал всех, но подозрения с Министра Безопасности были сняты "покушением" на него самого. Тот "едва спасся".
Вновь и вновь, диверсии, вылазки дикарей. Появились "подпольные организации", направленные против Императрицы, и страх передался и ей. Находиться в столице "стало опасно". Самый лучший Министр установил причину появления подполья. Она оказалась в недовольстве некоторых драконов властью Родителя тигриного Рода. Они желали поставить у власти своего Родителя, и Центр Вселенной обрушил ярость на своих возможных соперников.

Скентер и Скауни получили тайные послания от Повелительницы Иу. В них она предлагала покончить с войной и установить союз Родов. Послания эти пришли "как раз вовремя". Оба Родителя недавно были поставлены перед фактом, что Центр Вселенной ими недовольна и собирается установить над ними жесткий контроль.
Предложение Иу в этом смысле было более разумным и обещающим. К тому же, Родители человеческих Родов сами не были довольны тигрицей.
Все решалось очень быстро. Появились признаки давления, затем и открытое покушение на свободу Родителей, что и вызвало их панику, а вместе с ней и согласие на союз с Иу.
Диверс-группы уже контролировали целые районы страны противника, а тот это плохо понимал. Министр Безопасности работал на Иу, и информация приходила к Грасхенту совсем не та. Под таким прикрытием и были вывезены два Родителя.
Иу встретила их на другом краю океана лично. Скентер и Скауни еще не были уверены в правильности выбода, но Иу показала видео-записи, сделанные ее шпионами. Записи показывали как тигрица бесится, как воет и рычит со словами о предательстве Скентера и Скауни, после чего она приказывала тигриным драконам подготовить операции по ликвидации Родителей человеческого Рода.
Иу играла по-крупному. Она представляла Родителям все в таком свете, что тем не оставалось выбора. Оба отправились в крупные Филиалы, где все было готово для их жизни и продолжения Рода...


Власть в стране давно не принадлежала ни Министрам, ни Премьеру. Власть принадлежала Иу и окружавшим ее драконам. Она много думала об этом, и пришла к единственному заключению, что в сложившейся ситуации иначе нельзя. Старые знакомые Иу занимали высокие посты. Она доверяла им. Первыми среди довереных оставались Мальмиду. Фальс, Альсерго.
Миллионы людей расходились по стране, разъезжались по центрам и расселялись по городам. Род получал новые и новые силы, и по Закону, установленному Первым Родителем, было запрещено какое-либо разделение людей по признаку, кто у кого родился. Они были едины, в центры свозили детей от всех родителей и смешивали с самого начала.
Иу говорила об этом со всеми тремя Родителями, и те согласились на смешение Родов ради будущего.

Внутриполитическая борьба в Империи Центра Вселенной продолжалась. Министр Безопасности подмял под себя даже назначенного Грасхента, и командовал почти всем. Грасхент не касался дракона, потому что тот имел множество "компроматов", которые не выпускал в свет, но которые вышли бы в случае гибели Министра. Министр же все делал так, что Грасхент не имел достаточных оснований для его смещения.
Тигрица продолжала попытки уничтожить Иу. Впрочем, она уже не так рьяно требовала отправлять войска на ту сторону, когда у нее под носом оказались выкраны три Родителя. Еще трех она "спрятала". Они все были Родителями тигриного Рода, но рожали людей, потому что тигров по всей округе было не найти. Грасхент и Министры знали, почему не было тигров. Эта ситуация возникла очень давно, когда еще прошлый Грасхент истребил всех зверей, оставив только их Родителей для своих целей. Поиски тигров "продолжались", но безуспешно.
Центр Вселенной была достаточно умна, а три других тигриных Родителя практически не имели развитого разума. Он оставался на уровне детей, потому что те трое были пойманы дикими в лесах. Тигрица об этом не знала. Она считала, что люди служили ее роду, что они делали это только потому, что она и ее родственники рожали их в большом количестве.
Похищать тигриц Иу не пыталась и не собиралась. По числу Родителей у двух противоборствующих сторон теперь был паритет, но количество населения в Империи еще было на много выше. Отсуствие экспансии происходило только от действий драконов, служивших Иу, и от глупости руководства, которое так и не сумело выявить сеть чужой разведки. В довершение к этому бардаку, на месте Министра Контрразведки вскоре так же оказался дракон Иу, и это меняло все. Страна негласно управлялась распоряжениями из-за океана.

− У меня есть очень хитрый план, Императрица, − сказал новый Министр, когда его представили Центру Вселенной.
− Что за план? − зарычала та с недоверием. Ей не раз предлагали множество планов и все они плохо работали.
− Это очень хитрый план. Надо заставить Иу поверить, что мы не хотим войны, и тогда ей придется самой своих диверсантов остановить.
− Она не станет этого делать. Она же не дура! − зарычала тигрица.
− Она дура. Она считает, что может жить в мире с нами. Вот поэтому она и дура. А раз так, ее можно этим и обмануть!
− Каким образом?
− Надо подписать с ней маленькую бумажку, где будет сказано, что мы больше не воюем друг с другом. Мы сможем освободить очень много сил от борьбы со шпионами, перекинуть их на восстановление и строительство оружия, после чего у нас будет достаточно сил, чтобы атаковать!
− Вы в свом уме? − зарычал Грасхент. − Если мы это объявим, толпа станет неуправляемой!
− С чего это вдруг? − зарычал Министр Контрразведки. − Да, конечно, все глупцы решат, что у нас мир, будут друг друга поздравлять с этим. Какая нам разница, что они там болтают? Они будут делать что нужно нам. Они будут строить оружие. А умные поймут, что это хитрость и не будут мешать!
− Будет куча болванов, которые начнут драку из-за этого!
− Не начнут. Надо им объяснить, кому они служат! А кто не послушается, того наказать! Они не имеют права не слушаться Императрицу!
− Мне надоели ваши споры, − зарычала тигрица. − Вы не можете определить, что лучше?!
− Я считаю, что лучше сделать такую попытку, − сказал Министр Контрразведки.
− Я поддерживаю его, − прорычал Министр Безопасности. − Это хороший план. − Министр взглянул на Грасхента. − Ваш новый Министр действительно заслуживает это место.
Грасхент не сумел ничего ответить. Еще день назад он сам доказывал Министру Безопасности, что вновь назначенный дракон умен и заслуживает это место.
− Хорошо, − зарычала Императрица. − Вы подготовите весь план, и представите его мне! И я решу!

План уже давно был готов. Его разрабатывали в Центре Иу, но теперь Министр "усиленно готовил" его вновь. Он расписал все действия, что и как, представил, сколько нужно времени на все, в том числе и полную подготовку к новой войне против Иу. План оказался десятилетним.
Министр Безопасности в этот момент приводил в действие другой план. Он "капнул" на Грасхента, когда находился один на приеме у Императрицы. Просто заявил свои подозрения в его некомпетентности, так как Грасхент представлял множество планов, и все они проваливались. А теперь, когда нашелся умный дракон с новым планом, Грасхент его не хотел принимать. Более того, он уже был готов своего же человека затолкать назад, из-за того, что тот осмелился выставлять свои планы, а это уже смахивало на подавление хороших идей.
− Так значит, ты желаешь занять место Грасхента? − зарычала Императрица.
− Я хорошо выполняю свою работу, Императрица. Но, боюсь, на месте Грасхента я не справлюсь.
− Что?! − удивленно зарычала тигрица. − Как это не справишься?! Если я прикажу!..
− Если вы прикажете, конечно, я сделаю все, что в моих силах. Я просто хотел сказать, что есть более достойный кандидат. У него и план хитрый есть. Он очень подходит.
− Ты что-то темнишь. Я еще не видела таких драконов, которые не пожелали бы на место Грасхента встать!
− Я думаю о том, что будет лучше для вас, Императрица, а не для себя. Я служу вам, поэтому не скрываю правду и говорю прямо, что у меня меньше способностей, чем у представленного вам вчера нового Министра.
Министр уже стоял на коленях перед Родителем. Тигрица фыркнула и прошла по залу, затем взглянула на дракона.
− Ты ведь человеческий дракон, а не тигриный, − зарычала она. − Ты понимаешь, почему человеческие драконы умнее тигриных? Отвечай!
− Да, я понимаю, − произнес Министр.
− Почему?!
− Так распорядилась природа. Она раздавала ум и силу всем одинаково, и получилось так, что те кто поимел больше ума, тот оказался слабее по силе. Поэтому тигриные драконы сильнее человеческих, а человеческие умнее тигриных.
− А что ты думаешь об уме моем и уме Иу?!
− Мой ум слишком мал, что бы оценить вас по-достоинству. Для меня вы так же высоки, как само Солнце.
− А Иу. Я спросила про Иу!
− Она далеко, Императрица. Я ее не знаю и не видел никогда. Я не могу сказать о ней что-либо. Все что я знаю, я узнал либо от вас, либо от кого-либо, кто вам служит.
− И что они говорят о ней? Что говорят о ней все?
− В последнее время ходит очень много слухов. Некоторые драконы начинают считать, что Иу не такая глупая, раз Грасхент до сих пор не сумел ее обуздать. Я по долгу службы сталкивался с такими драконами, но все они глупы, и их мнение не имеет какого-либо значения.
− И что вы с такими делали?
− Таких мы наказываем, Императрица. Особо рьяных казним в назидание другим, а остальных отправляем в дальние колонии, где они продолжают служить вам, но им некому рассказывать свою ересь.
− Ты так и не сказал, кто умнее, она или я?
− Я отвечу честно, Императрица. Я этого не знаю. Но я знаю, что я служу вам и более никому! И я буду служить вам до конца своей жизни!
− А если ты узнаешь, что она умнее?
− Это ничего не изменит. Я буду служить вам, Императрица, в любом случае, что бы ни случилось!
Тигрица замолчала. Она решила, что этот безумец-дракон действительно глуп, коли так говорит. Впрочем, она решила и иначе. Раз он так предан, то он будет продолжать ей служить.
− Ты можешь идти, Министр! − прорычала она.
Дракон ушел, а через несколько часов Императрица назначила нового Грасхента. Старый при этом чуть ли не всбесился, выл и рычал, обвинял нового дракона в глупости и предательстве, но стражники вытащили его из зала, и Императрица оказалась наедине с двумя драконами.
− Он сказал, что ты предатель, − зарычала она, глядя на нового Грасхента. − И, что-то мне говорит, что это действительно так! − Тигрица смотрела на дракона сверкающими глазами, а тот молчал. − Отвечай! − зарычала она.
− Если вы считаете, что я предатель, убейте меня! − произнес тот. − Но, клянусь жизнью своего Родителя, я не предатель!
− Родителя, − фыркнула тигрица. − Ты не мой сын!
− Вы мать многих людей, Императрица. И я служу вам!
− Из-за людей. Окажись здесь тигры, ты и служить не стал бы!
Грасхент молчал и только взглянул на Министра.
− Показывай свой план. Когда наша армия сможет наступать?!
− Через десять лет...
− Через сколько?! − взвыла тигрица. − И я еще назначила тебя?!..
Она едва не сбила дракона с ног и сверкнула глазами на Министра, стоявшего рядом.
− Прежний Грасхент не сумел этого сделать и за двадцать, Императрица. Это дело не легкое, и на него надо много времени.
− У нас было время!
− Но его никто не использовал как надо. И диверсанты нам мешали! А теперь их не будет! Чем лучше мы подготовимся, тем сильнее будет наша армия.
Тигрица замолчала. Она прошла через зал, затем вернулась.
− Идите и начинайте исполнение плана! Будете докладывать о каждом шаге!


Дело сдвинулось. Через месяц состоялись первые переговоры, и Императрица постаралась сделать вид, что не злится на Иу, а та говорила так, что никто не смог бы придраться к ней за невежливость. Иу благодарила Центр Вселенной за ум, мудрость и силу, обещала что ее армия никогда не ступит на землю Империи, и что в ее стране теперь все узнают о том, что война закончилась, что наступил мир.
Тигрица обещала почти то же самое, не пытаясь хвалить Иу в чем-либо. Не вспоминала она и о диверсиях. Новый Грасхент подсказал ей, что слова о диверсантах могут вызвать подозрения в неискренности.
Уже через три месяца после "подписания" договора данные о диверсиях в Империи пошли на убыль, а через полгода их не осталось. Остались лишь сообщения о дикарях, разгуливавших по окраинам и властвоваших там как им хотелось.
Грасхент объявил Императрице, что первый этап плана закончен, и он приступает ко второму. Тигрица была удовлетворена, хотя и не чувствовала себя спокойно.

Освободившиеся внутренние силы пошли на восстановление приграничных районов, где уже действительно разгуливали дикари. Их быстро утихомирили, и только в далеких районах еще продолжались схватки, которые закончились почти через два года после подписания мира.
Пропаганда в стране теперь работала иначе. Всем вбивалось в головы, что в стране мир, что Иу не враг, что ее страна так же желает мира. Это поимело свое влияние. Возникшие противотечения были задавлены Контрразведкой и Безопасностью. Главных зачинщиков просто собрали вместе и Министр Безопасности в доходчивой форме объяснил драконам, что весь мир − блеф, что это часть плана по восстановлению страны, чтобы потом взять власть и над страной Иу. Сопротивление тут же прекратилось, но по стране прошлось множество слухов о том, что мир не настоящий. На это были закрыты глаза в обоих странах.


Глава 2. Тигры.


− Повелительница, − произнес дракон, входя к Иу. − Только что пришла весть из Империи. Вы когда-то давно просили найти тигров. Наши разведчики в дальних лесах обнаружили небольшую колонию и дикого Родителя вместе с ними.
− Родитель действительно дикий?
− Да. Это подтвердил эксперт, который вел поиски. Он спрашивает у вас распоряжений к действиям.
− Мне нужны все данные. Сколько их, на какой территории обитают, чем питаются и так далее. Все подробности.
− Часть данных есть здесь. Остальные приказы я передам.
− Мне будет нужен канал связи с группой. Секретный канал.
− Да, Повелительница.


Кирневу сидел в наблюдательной будке. Возникший шум заставил его вскочить. Человек дернулся, увидев рядом огромного зверя и взвыл. Удар лапы разворотил легкое строение. Кирневу пробежал несколько метров и споткнулся.
Он уже ничего не чувствовал. Перед ним появились огромные клыки и чрловек взвыл, вскакивая. Он влетел в огромную пасть Родителя тигриного Рода и на мгновение получил невероятное наслаждение, когда тысячи игл...

− Здесь была тигрица, − произнес полицейский. − И не простая тигрица. Это Родитель!
− Тигриный родитель? Здесь? − почти не веря переспросил рабочий.
− Да. Нам давно известно, что где-то здесь живет тигриный Родитель.
− У него могут быть и дети-тигры. Если они появятся в поселке...
− Знаю-знаю. Если они появятся, вы дадите нам знать. А пока будьте осторожнее. И еще. Не сильно волнуйтесь за него. − Полицейский указал на разбитую будку. − Тигрица его съела целиком, значит, родит людей.
− Да, но каких? Будет куча дикарей и проблем.
− Не важно. Дикари рано или поздно начинают служить нам. Эта тигрица явно шатающаяся. У нее нет тигров.
− Ты славно подметил, человек. У меня нет тигров! − зарычал голос.
Полицейский дернулся, подымая взгляд. Рабочий бросился в сторону, но удар огромной лапы сбил его.
− Не стрелять! − зарычала тигрица, приближаясь к полицейскому. Тот выронил ружье и уже почти не чувствовал себя. − Раздевайся, и пришла твоя пора... Рабочий не пикнул, отправляясь в пасть тигрицы. Там же исчез и полицейский.

Тигрица постояла несколько минут на месте и пошла прочь. Она легко уходила от людей, легко находила их. Их и не требовалось искать. Род Тигри уже был достаточно большим, но тигрица не особо старалась есть своих. Только изредка. Если совсем нечего есть или надо кого-то учить.
Тигрица вернулась к своему поселку. Ее встретили люди, и она отправилась в свой дом.
− Ты нашла обед, мама? − спросил Кельт.
− Да, я нашла, − прорычала Тигри. − Скоро у вас появятся новые братики.
− Ты обещала рассказать мне обо всем, мама, − сказал Кельт. − Как получается, что ты ешь людей, а потом у тебя рождаются дети?
− Как! − фыркнула Тигри. − Ты, малыш, не знаешь, что не на все вопросы можно ответить? Я не знаю как. Так получается. Съела бы тигра, родились бы тигры. Но тигров здесь нет.
− Я был в деревне, мама.
− Опять?
− Да. Ты говорила, что не будешь злиться.
− Я не злюсь. Я просто боюсь за вас. Забыл, как убили Таруса?
− Я не забыл, но он сам полез в драку. А я в драку не лезу.
− Ладно. Ты узнал что-нибудь?
− Узнал. Там все говорят, что война закончилась, что теперь Империя живет в мире со страной Иу.
− Серьезно?! − взвыла тигрица.
− Да, мама. Ты так...
− Я очень рада этому. Иу − мой друг! И ты, Кельт, принадлежишь ее Роду.
− Ее? Как ее? Я же твой!
− Да, ты мой. Но ты и ее. Тот человек, которого я съела и после которого родился ты и все твои сверстники, принадлежал ей.
− Так значит... И как же теперь? Что нам делать теперь?
− То же, что и раньше. Когда-нибудь, мы соберемся и отправимся к Иу. Но сначала мы найдем тигров.
− А когда наступит мое время, ты съешь и меня, мама?
− Если ты меня попросишь об этом, − ответила она. − Если не захочешь, можешь попросить Иу.
− Иу? Она тоже ест людей?
− Кельт, я же говорила тебе. Чтобы родился кто-то, надо чтобы Родитель этого кого-то съел. Понимаешь? Я съела человека, у меня родится десять других человек. Молодых и сильных. И они будут жить. Ты не расстраивайся, Кельт. Ты сам станешь драконом и будешь долго жить. И твое имя − это имя того человека, которого я съела, чтобы ты появился на свет. Я знаю, что ты не он, но все же, мне так легче.
− Легче? Он что-то значил для тебя?
− Он был моим другом. Мы прожили вместе много лет, а потом он пришел ко мне и сказал, что хочет, чтобы я приняла его. Я сделала это, и появились вы, потом появились и другие, и третьи. Видишь, сколько вокруг людей. Они все мои дети. И ты мой. − Тигри одним движением повалила Кельта на пол и лизнула его. − Погладь меня, Кельт.
Он поднялся и коснулся тигрицы. В нем боролись два чувства, но чем больше он оставался с Тигри, тем дальше уходило ощущение непонятной тревоги.

На этот раз, все складывалось хуже и хуже. В поселок прибыли войска. Они начали поиски тигрицы, и с этой информацией к Тигри примчался Кельт. Она поняла, что выход только один − бежать.
Тигри подняла людей, больших и малых. Все ее семейство двинулось прочь, пересекло реку и краем леса продолжало уходить. Маленькие дети отставали, кто-то из них уже не мог идти. Кого-то могли нести взрослые, но унести всех они не могли.
− Скажи мне, что делать, Кельт. Как нам уйти? Дети не могут идти быстро, а я не могу их бросить!
− Я не знаю. Если нас догонят, мы умрем, да?
− Вы не умрете. Вас заберут люди, а меня либо поймают, либо убьют.
− Но почему?!
− Потому что я тигриный Родитель.
− Значит, если дети попадут к ним, они выживут?
− Вы... Кельт, ты прав. Ты прав. Они выживут с ними! Надо их отдать!
− Но они же твои!
− Да. Поэтому я сделаю так как лучше. Со мной останетесь только вы и все, кто смогут хорошо идти. А ты, Кельт. Ты останешься. С детьми. И сделаешь все, чтобы их приняли. Это я тебя прошу. Ты сделаешь?
− Я сделаю. И постараюсь потом найти тебя.
− Если люди будут это знать, ты узнаешь...


Иу лежала на подстилке. Рядом несколько человек вынимали из нее созревшие яйца, и она наблюдала за ними. У нее не было другого выбора действий. Ее лапы с большими когтями не были приспособлены для того чтобы брать хрупкие яйца. Она только смотрела, а мысли блуждали по прошлому...

Не редко Иу выходила на улицу, ходила в ясли, где бегали маленькие дети. Она приходила туда, ложилась на траву, и дети бегали рядом. Они знали, что Иу их мама, что она всех их любит. Им показывали Инкубатор, как вылупляются маленькие человечки. Более старшие видели и как появляются яйца. Они только еще не знали, что Иу делала, чтобы эти яйца появлялись.
Она не часто приходила к детям, и для них это был скорее праздник. Их готовили к встречам, самые одаренные читали Иу стихи, рассказывали о своей жизни. Потом они просто играли рядом.
После одной из таких первых встреч Иу вернулась на свое место. У нее было странное чувство, и она выложила его Мальмиду, сопровождавшему ее почти везде.
− У меня было желание, Мальмиду. Я смотрела на них и... Я...
− Ты хотела кого-то съесть, Иу?
− Да. Не кого-то, а вообще...
− Это потому что ты мало ешь. Ты ограничиваешь себя. Десять человек и все. А тебе надо больше.
− Но я же... − Она не договорила. Глупо было утверждать, что она хочет их есть меньше, когда и без того ела по десятку в день.
− Тебе нужно не меньше двадцати, Иу. Террахео ест по двадцать, а то и по тридцать человек за день. И у него сейчас рождаемость выше твоей, Иу. Ты ограничиваешь не себя, а наш Род.
− Ладно, ладно. Тогда, сколько я должна есть?
− Сколько сможешь, Иу. Есть до тех пор, пока не почувствуешь, что сыта.
− Мальмиду, это ведь...
− Это единственный критерий. Даже если ты будешь есть в два раза больше, а родить на два процента больше, ты перекроешь этим количество съеденых.
− Всегда ты так считаешь...
− Иначе и никак. Тебе надо выбросить из головы свою догму, что ты придумала в детстве. Ты сильная, Иу. Просто выкинь ее и все. Не думай. Разум тебе доказывает, что правильно, а сердце подводит. Ты думаешь о единицах во вред тысячам других. Не думай так, Иу. Ты должна научиться этому!
Иу научилась. Научилась всему. Она призвала учителей, которые прикладывали все усилия. Иу узнала очень многое. Она прошла и среднюю школу и высшие курсы. Ни о каких университетах речи не шло, Иу просто заставила людей учить ее абсолютно всему, что те знали. За десять лет она узнала и физику, и химию, и биологию, и высшую математику. Историю, культуру. Она давно перестала быть той молодой Иу, хотя ее характер остался прежним, и она по-прежнему жила среди друзей, а не слуг. Единственные слуги вокруг, служили делу преумножения Рода. Одни работали в Инкубаторе и яслях, другие отдавали себя целиком...
Теперь Род преумножался. Четверо Родителей жили в разных местах страны, но продолжали общаться друг с другом. Иу просто не могла пустить все на самотек, и целая сеть связала Центры и Филиалы.
Террахео давно остудил свой высокомерный пыл, а двое других Родителей через несколько лет были поставлены перед фактом, что их перемещение стало результатом специальной акции, проведенной по плану Иу, с целью восстановления Рода. Ни тот ни другой не сказали ни слова. Но Иу просто спросила их, сколько у них было детей там, сколько здесь, и что они считали лучше. Впрочем, выбора у них и не было. Самостоятельно вернуться ни тот ни другой не мог. А кроме Иу перед ними на другом экране был и Террахео, который присутствовал при этом событии.


− Сообщение от Рантри, − объявил дракон, входя.
− Говорите, − приказал Иу. Люди рядом закончили выемку яиц и увозили последние контейнеры. Иу легла удобнее, и взглянула на дракона, − говори, Рантхо.
− Мы установили связь с ним. Через полчаса будет новый сеанс.
− Хорошо. Что он сообщает об обстановке вокруг?
− Они в лесу, где господствуют райзиги. Людей там нет в округе на сотни километров. Это зона с другим климатом.
− С зимой? − произнесла Иу.
− Да. Далеко на юге есть леса, где...
− Я знаю. Что с самим родом?
− Рантри обещал рассказать, когда будет новая связь. Первая была очень короткой. Но сейчас прогноз прохождения сигнала благоприятствует.
− Хорошо. Приготовьте все, чтобы мы смогли с ним поговорить, как только появится связь.
Иу вспоминала Тигри. Сейчас она понимала, что ее идея на счет возрождения рода Тигров опасна для людей, но что-то говорило, что тигры нужны. Какая-то неуловимая идея кружилась в голове, но Иу ее еще не осмыслила...
− Я на связи, Повелительница, − послышался голос человека.
− Рантри?
− Да. Что вы хотите знать о них?
− Прежде всего, состояние Рода. Какова сила, сколько особей, на какой стадии Родитель, сколько ей лет примерно?
− Это вымирающий Род. По оценкам около пятидесяти особей. Родитель довольно стар и ведет скитальческий образ жизни. Он почти не следит за яйцами. Их подбирают другие тигры и едят.
− Едят?!
− Они неразумны и не понимают. В нормальном состоянии Родитель их не подпустил бы к детям. Но есть и другое. Мы подобрали несколько яиц. Часть просто пуста, другие с райзигами. Мы не заметили молодых тигров. Все вокруг тигро-драконы. Они защищают Родителя, приносят ему пищу, но не отдают себя, хотя попытки с ее стороны взять кого-то из них были пару раз, пока мы наблюдали. Думаю, даже если она и поймает кого-нибудь из них, даже если родит, то при таком отношении к яйцам, шансы... Просто нет шансов.
− Ясно. В яйцах действительно нет ни одного тигра? Вы много проверяли?
− Около двадцати, либо ничего, либо райзиги. Их здесь полно...
− Я понимаю. Моя просьба вам может показаться странной. Мне нужны эти тигры. Хотя бы две-три особи.
− Их будет сложно поймать.
− У вас есть оружие. Вы можете ранить какого-нибудь отставшего и поймать его. Ранить лучше не сильно, просто, чтобы уйти не сумел. Это важно, поэтому с вами я и говорю.
− Хорошо. Я сделаю все. Я придумаю, как их поймать.
− И еще. Когда поймаете, сразу сообщите. Мы решим, как их доставить сюда, как можно быстрее и скрытно.
− Хорошо.


Дело было сделано. Через неделю спецтранспорт ушел через океан, а еще через две в Центр прибыли клетки с тиграми. Звери рычали и злились. У них не было возможности сбежать.
− Проходи, Рантри, − приказал Иу. Человек сел напротив нее. Рядом остались Мальмиду и Альсерго. Рантри смотрел на это соседство с некоторой опаской. − Ты ведь ученый, Рантри, − сказала Иу.
− Не совсем. Я инверс.
− Инверс? Что значит, инверс.
− Когда сигма-гены сходятся в северной зоне, Иу, − заговорил Альсерго, − возникает Родитель, когда в южной − возникает инверс. Инверс имеет все признаки рабочего, разумного и дракона. И появление инверса так же уникально, как появление Родителя.
− Даже так? − удивилась Иу, глядя на человека.
− Да. Можно сказать, что я неудавшийся Родитель, − подтвердил Рантри.
− Мы отвлеклись от основной темы, − произнес Альсерго. − Ты что-то хотела спрость, Иу.
− Меня интересует, какую роль в Природе играют тигры?
− Ту же, что и райзиги.
− То есть, просто очистка от больных и мертвых?
− В общем, да, − сказал Рантри. − Только они больше охотятся на райзигов. И на людей.
− Ты хочешь предложить их Центру Вселенной на откуп? − спросил Альсерго.
Иу дрогнула. Она внезапно поняла, что за неуловимая мысль говорила, что тигры нужны!... Она смотрела на дракона, и тот принял ее молчаливый взгляд как подтверждение.
− Против Империи это убийственное оружие, − заявил Альсерго. − Если там повявятся тигры, да еще и под покровительством Центра Вселенной... Мне сложно предсказать последствия. Но они точно сами себя перебьют. Но ты ведь не хочешь убивать людей, Иу?
− Не хочу. Но я знаю, что она желает войны и не остановится.
− Мы можем на этом сыграть, Иу. Но на обдумывание уйдет время.
− Год, − сказала Иу. − А то и больше.
− Год? Иу, они за год здесь просто сдохнут.
Иу взглянула на тигров, что были в стороне. Они еще возились в клетке и рычали, но не мешали разговору.
− Я их съем, Альсего.
− Иу, ты не понимаешь?! − воскликнул Мальмиду.
− Я понимаю. Появится куча тигрят. Большая куча. И торговаться можно будет сколько угодно. У нас здесь разве бывали случаи с воровством яиц?
− Я не знаю, как на это посмотрят люди, Иу.
− Людям надо объяснить. Это не сложно, по-моему. А ты что скажешь, Рантри?
− Как биолог, специализирующийся на тиграх... − заговорил он. − Я более чем за. Дикие тигры опасны, но выращеные людьми на людей не нападают. Ну, почти. Редкие случаи. Так и среди людей такое бывает.
− Вопрос с тем, что говорить людям, которые работают здесь? − сказал Альсерго. − В инкубаторе, в яслях. Они же все узнают.
− Надо объяснить, что тигры нужны для торговли с Центром Вселенной. И что старые тигро-драконы для этой торговли мало годятся, − сказал ученый. − Глупость, конечно, она их приняла бы и не рыкнула, но...
− Можно сказать, что они при смерти и не переживут новую переправку через океан, − произнес Мальмиду.
− Отличная идея, − усмехнулся Рантри.
− Ну что же. Вопрос решен, − произнесла Иу. − Я приму их завтра. Первыми.

Три зверя сопротивлялись. Их не выпустили из клеток, а сначала сцепили лапы веревками, затем замотали пасти и Альсерго своими когтями распорол шкуры зверей, сдирая их с животных.
Иу смотрела на это не думая, какую боль ощущали животные. Им оставалось жить совсем недолго. Она подошла к первому подготовленому зверю и проглотила его. Возникшие ощущения были совсем не теми, но Иу не думала. Она легла и закрыла глаза. Есть зверей надо было не сразу всех.
Рядом стояли еще два человека, служившие в Инкубаторе. Они наблюдали за действием и были не совсем готовы принять то что происходило.
− Это нужно нам, − произнесла Иу, глядя на них. − Примите это как должное. И не беспокойтесь зря. Когда они вылупятся, вы легко отличите тигра от человека.
− А потом? Что в ними делать?
− Потом решим. Продадим Центру Вселенной. Или сделаем ручными, и они нам послужат.

Большинство родившихся тигров умерло почти сразу. Выжило около двух сотен из четырех тысяч. Среди них не было рабочих. Род тигров разделялся на три подвида. Драконы составляли половину, а другая половина − "тигры-ученые", как их звали, имела предназначение для продолжения рода.
Как только маленькие прожили первые две недели, их выпустили в построенные специально для них ясли. По плану Рантри, который и заведовал всем хозяйством, к тиграм стали пускать детей-людей. Просто для того чтобы маленькие зверята привыкли к людям, играли с ними, дружили с ними. Иу наблюдала за их гуляниями и играми в окно.
Рантри выбрал из группы тигрят троих и взял их к себе. Иу не возражала. Тем более, что Рантри был ученым, и его специальность...


− Сообщение от Грасхента, − произнес дракон, вошедший в дверь. − Они завершают установление контроля над дикими районами. − Ваш план действует. Центр Вселенной не мешает его осуществлению и, как всегда, строит планы по захвату. Грасхент "помогает" ей. − Слово "помогает" было произнесено с соответствующим акцентом. Было ясно, как мог помогать дракон, служивший реально не Императрице, а Иу.
− Очень хорошо, − ответила Иу. − Что-нибудь особое в сообщениях есть?
− Да. Есть данные с одной из окраин. Там был обнаружен небольшой обособленый клан дикарей с тигриным Родителем. Если верить сообшению, то это пятый Родитель в Империи. Клан вступил в контакт с командованием армии. Тигрица передала людям маленьких детей, но ушла со всеми взрослыми от преследования. Само преследование было прекращено ввиду ее разумного поведения.
− Что еще о них? − спросила Иу, когда дракон закончил.
− Это все.
− Передайте особое распоряжение. Пусть они узнают все об этой тигрице. Откуда она, чему учила детей-людей. В общем, все...


Кельт исполнил приказ матери и встретился с людьми, что вели преследование. Он сказал о детях, сказал, что тигрица отдает их людям в обмен на непреследование.
Слова Кельта застали людей врасплох. Они долго молчали, пока кто-то не заговорил.
− Она что, сама тебе сказала?
− Разумеется, сама. Она моя мать. Она сказала, что вы не станете убивать малышей.
− Мы не станем. Говорить тебя тоже она учила?
− Да, она. И не только она. Когда мы были маленькими, у нас был учитель. Он учил нас говорить, читать и писать, а потом отдал себя ей.
− Мы не будем ее преследовать сейчас, но это будет решать Императрица, − сказал человек.

Командир отряда не знал, что сообщение о тигрице осталось в столе Грасхента и не дошло до Центра Вселенной. Человек и не думал, что Императрица может не получить его сообщение, и не считал, что приказ остановить преследование исходил от кого-то другого. Через некоторое время пришло новое указание, узнать все о тигрице, но не задевать ее при этом.
Найти взрослого человека, что передал детей, командиру не удалось. Тот исчез сразу после того, как дети попали в ясли и школу.

Кельт искал мать. Он долго бродил по лесам, но найти мать ему долго не удавалось. Та ушла так далеко, что он не мог представить. Возвращаться в поселок не хотелось, и он направился в сторону, куда, как ему показалось, пошла мать.
Несколько дней скитаний почти выбили его из сил, но Кельт не сдавался. Он вел поиск, спрашивал людей, и, наконец, узнал о месте, где видели тигрицу...

Тигри уходила. Она двигалась почти по прямой. Ее дети шли рядом, и Тигри по дороге рассказывала им далекую историю о том, как когда-то путешествовала вместе с Иу и ее друзьями. О том, как их встречали люди, как они оказались на корабле, где командовать стала Тигри. Она остановилась, вспоминая о своей матери. О тигрице, которая была явно не в себе, решив съесть дочь. Род тигров? Да, конечно. Но не такой же ценой!..
Последних мыслей дети не услышали. Где-то в стороне послышался шум, затем из леса вышел человек. Он остановился на мгновение, после чего направился прямо к Тигри и группе людей.
− Кельт! − взвыла она, узнав его. − Я же сказала тебе!
− Все в порядке, мама. Они их приняли и устроили очень даже хорошо. Я сам все видел.
− Ты уверен?
− Уверен. И еще. Они прекратили охоту, когда узнали, что ты говорить умеешь.
− Ты сказал им мое имя?
− Нет, мама.
− Ну и слава богу, − фыркнула Тигрица.
− Мы теперь можем не убегать? − спросил Кельт.
− Можем. Но мы все равно пойдем, куда идем.
− А куда?
− К берегу океана. Там есть порт и корабли. Мы найдем корабль, который переправит нас на другой материк. Мы встретимся с Иу.
− А как же тигры? Ты хотела их искать.
− Да. Но сейчас это невозможно. Потом будет проще. В конце концов, вернемся сюда снова...
Тигри не договорила. Она вздохнула глубоко и пошла вперед.

Порт встречал Кельта и Фальса. Два молодых человека тут же привлекли внимание полиции, но Кельт показал бумагу, что получил несколько недель назад в другом месте.
− Мы не дикие, − сказал он. − Мы только похожи на них.
− Оно и видно. Чего надо? − спросил полицейский.
− Нам нужен корабль.
− Корабль?! Вам?! − Человек на мгновение замолчал, а затем рассмеялся. − Зачем вам корабль, дикарям?
− Это наше дело. Вы не можете сказать, как его достать?
− Как достать! Работать надо, что бы достать. И много! На один корабль и тысяча дикарей не заработает за год.
− Хорошо. Спасибо, − сказал Кельт. Он пошел от человека.
− Эй! − крикнул полицейский и догнал его. − Парень, ты понимаешь хотя бы, о чем спрашивал?
− Не дурак, − ответил Кельт. − Я понял, что помощи от вас не ждать.
− Вопрос не в помощи. Вопрос в том, кто ты такой! − проговорил человек.
− Что здесь за шум? − зарычал дракон, появившийся из участка.
− Этот дикарь говорит, что ему корабль нужен на другой материк! − произнес полицейский.
− Да? − Дракон прошел к Кельту и осмотрел его. − Что это тебе вдруг?
− Да он шпион, не видишь?! − вокликнул полицейский.
− С каких это пор молодые тигриные драконы стали шпионами? − фыркнул дракон, взглянув на полицейского.
− Ти-тигриные?.. − заикаясь переспросил тот.
− Слепой совсем, да? Пшел!
Человек удалился, а Кельт смотрел на дракона с некоторым испугом.
− Ну так чего скажешь? Зачем тебе туда вдруг?
− Это не мне. И... − Кельт замолчал. Слова о том, что он тигриный дракон казались бредом.
− Что?
− Ничего. Мне надо идти!
− Ну, иди.
Кельт и Фальс ушли и убежали. Они вернулись в лес, где их ждала мать с остальным семейством.
− Что узнал, Кельт?
− Нам не найти корабль. За него надо работать и тысячи людей не хватит...
− Ерунда какая-то, − произнесла мать.
− Это полицейский сказал. А еще... Они сказали, что я тигриный дракон!
− И что?
− К-как что? Я что, тигриный?
− Разумеется, тигриный. Я же тебя родила.
− Ты говорила, что я человек.
− Человек. Все правильно. Всех людей-драконов, родившихся у тигров называют тигриными драконами. Ладно. Надо придумать, что сделать. Тысячу человек за корабль? Это вполне возможно.
− К-как? − удивленно спросил Кельт.
− У меня скоро будут новые дети, Кельт. Думаю, они дадут нам корабль за них.
− Мама, но они же...
− Ты же не остался там с детьми, Кельт? Я тебя не ругаю. И ты давай, не распускай нюни. Не погибнут они. И это главное.

Кельт уходил в город уже не в первый раз, но теперь нес иную весть. Он явился в полицейский участок и потребовал встречи с самым главным драконом в городе. Его слова поначалу вызвали смех, но смех-смехом, а добраться до высокого начальника ему удалось.
− Моя мать предлагает вам тысячу яиц людей за корабль, − сказал он.
− Ч-чего? − захлопал глазами дракон.
− Тысячу яиц людей. Они скоро появятся.
− Твоя мать? Ты спятил, парень?!
− Я не спятил! Может, это вы выросли как грибы, а я родился у своей матери!
− И где же она тогда?
− Она здесь. В лесу. И она тигриный Родитель. А я тигриный дракон!
− Д-дракон. Дорости сначала, дракон!
− Может, вы хотите, чтобы она пришла сюда? Совсем все безголовые здесь?!
− Марус, сходи с этим... драконом. И узнай, что там у него за Родитель такой в лесу, − приказал Начальник.

Марус отправился вслед за Кельтом, и тот вскоре привел его на поляну, где лежала мать. Рядом сидели люди, и Марус пройдя к тигрице остановился.
− Что там, Кельт? − зарычала Тигри.
− Это остолопы не поверили и прислали остолопенка, чтобы он проверил.
− Ну что встал, иди сюда! − зарычала Ригри и дракон прошел к ней. Он не мог и рта раскрыть, глядя на тигрицу. − Ты и сейчас не видишь, кто я?! Отвечай!
− Я.. в-вижу.. в-в-ваше... в-в-в...
− Хватит заикаться! Иди к своему начальнику и объясни ему, что мне нужен корабль! Все ясно?!
− Д-да! Я...
− Быстро!
Дракон развернулся и убежал в лес.


Марус вскочил в кабинет начальника.
− Там! Там!... − Он взглянул на висевший в кабинете портрет императрицы, который видел много раз.
− Ну что там?!
− Там Центр Вселенной! Я видел ее! − Марус показывал на портрет.
− Ты в своем уме?
− Я в своем! Она там, и ей нужен корабль! Я видел ее! Видел!
Начальник поднялся и прошел к своему подчиненному.
− Центр Вселенной? Здесь?
− Смилуйся! Она же нас всех убьет, если!.. Это, наверно, какие-нибудь ее развлечения! Пришла к городу как из леса и!...
− Ладно, не шуми. Идем.
Он решил все же проверить сам и взяв вертолет приказал Марусу показывать, куда лететь. Через несколько минут машина оказалась над поляной и пилот едва не выпустил управление, увидев Императрицу, лежавшую в окружении нескольких десятков молодых людей.
− О, дьявол, − произнес начальник.
− Что мне делать? − спросил пилот.
− Медленно спускайся и дай мне связь с городом, с Саркади!


Тигри смотрела на вертолет и не двигалась. Ей было сложно держать себя, но вряд ли бы люди стали стрелять в Родителя, когда вокруг него еще и дети.
Появившийся из вертолета дракон начал чуть ли не с молитвы. Он говорил странные слова, и Тигри едва не вскочила, когда под конец дракон назвал ее Императрицей. Но это было к лучшему. Тигри не стала даже говорить о яйцах, а начала с приказов.
Императрицу сопроводили к берегу океана, где она взошла на корабль. Капитан корабля стоял перед ней на коленях, но Тигри помнила похожую историю. Она знала, что без капитана корабль не поплывет, и не приняла его, приказав выходить в океан.
Океанский лайнер шел достаточно быстро. Через несколько часов корабль встретили новые суда, и капитан с испугом доложил Императирце, что их встретил в море противник.
− Какой еще противник, когда у нас мир?! − зарычала Тигри. − Дайте мне связь с ними и немедленно!
Командир подошедшего конвоя разговаривал с Тигри достаточно спокойно. Он заверил ее, что никакого нападения не будет, что глупо нападать на друзей, а затем предложил свою помощь.
− Вы сопроводите меня на другой материк, − сказала Тигри и еще, я хочу, чтобы кто-нибудь из вас прибыл на мой корабль.
Тигри свободно распоряжалась всем. Люди исполняли ее волю. На корабле оказалось несколько человек из "противников".
Тигри переговорила с ними, затем отдала приказ капитану, чтобы тот подчинялся Командиру конвоя, прибывшему вместе с группой. Капитан подчинился. Но оказавшись с Тигри наедине, он попытался объяснить ей, что это безумие, что Императрица не должна так делать...
− Подойдите ко мне, капитан, − прорычала Тигри. − Ближе, ближе.
Человек подошел к ней и Тигри наклонилась к нему.
− Ты просил, чтобы я взяла тебя еще в порту. Ты этого хочешь?
− Я.. Я... − Человек упал на колени и сбросил одежду. − Я хочу...
Тигри съела его, а через некоторое время вызвала помощника капитана, и тот получил указание подчиняться Командиру конвоя.
− Да, Императрица, − произнес человек. − Как прикажете.

Что думали эти люди, Тигри не знала. Но они подчинялись, и теперь дело оставалось за малым. Дойти до Иу. Возникшая мысль о возможности связи с ней тут же воплотилась в приказ. Тигри вместе со своими людьми перешла на авианосец "противника", где было оборудование для видео-связи.
− Передайте Иу, что здесь Тигри, и что я желаю с ней говорить, − прорычала Тигри.
Люди исполнили приказ и вскоре Тигри увидела на экране большого дракона Родителя, который лежал посреди зала.
− Это ты, Тигри, неужели это ты?
− Это я, Иу. Я плыву к тебе. Ты меня примешь?
− Конечно, Тигри. Я очень рада, что у тебя все в порядке. Ты сумела найти тигров?
− Нет, Иу. Я не могла искать. У меня были маленькие дети. Они все люди.
− Это твои дети рядом с тобой, Тигри?
− Да, они мои. Но они люди, и они будут твоими, Иу.
− Хорошо. Спасибо, Тигри. Я жду встречи с нетерпением.
− Я тоже, Иу.

Они не раз связывались, не раз говорили, пока корабли шли через океан, пока Тигри везли по железной дороге. Ждали этой встречи и дети Тигри.
− Что она с нами будет делать, когда мы приедем, мама? − спросил Кельт.
− Ничего особенного. Вы сможете с ней поговорить. А, если кто из вас захочет, Иу примет вас.
− Всех? − удивленно произнес Фальс.
− Лопух ты, Фальс! − прорычала Тигри. − Я же сказала, что тех, кто сам захочет. У Иу много людей, так что желающих и без вас хватит.

Платформа въезжала в крупный город. Сопровождающие объявили, что это столица, и Тигри смотрела вокруг. Когда-то она была здесь, но город она не узнавала. Узнала только Центр, к которому подъехала платформа. Железная дорога подходила прямо к нему. Тигри сошла.
Впереди появилась встречная процессия, которую возглавлял огромный дракон. Тигри встречала Иу. Да, это была именно Иу, и ее вид казался просто огромным.
− Ты так выросла, Иу, я не представляла даже... − произнесла Тигри.
− Да. А ты на экране мне казалась больше. − Иу подошла к Тигри и встала перед ней. − Я очень рада тебя видеть, Тигри. − Очень рада.
− И я тебя, Иу.
− Идем, я покажу тебе все.
Иу и Тигри прошли в большие ворота. Иу показывала своих детей. Пройдясь по парку они вышли к Инкубатору, и Тигри с удивлением смотрела на огромное количество яиц.
− Это все твои?!
− Да, Тигри. Здесь все мои дети. А ты родила совсем немногих, да?
− Да. У меня не было возможности...
− Я понимаю. Это не так важно.
− Ты хочешь, чтобы я помогала тебе, Иу? Мы говорили об этом когда-то.
− Да, Тигри. Я хочу, чтобы ты помогла мне. Думаю, ты сможешь родить не мало людей. А, когда придет время, ты сможешь родить и тигров.
− Их надо будет сначала найти.
− Найдем. У меня много людей, они отыщут тигров враз.
− И ты можешь это сделать прямо сейчас?!
− Да, Тигри. Пойдем ко мне, там и поговорим.
Они отправились через коридоры и залы, вошли в большой холл, который Тигри узнала. Именно его она видела на экране, когда плыла на корабле.
− Рантри, − позвала Иу.
− Да, Повелительница! − произнес человек, появившись из полутьмы.
− Рантри, найди нам пожалуйста тигра.
− Сей момент, Повелительница! − произнес он и ушел.
− О-он сможет? − удивленно произнесла Тигри.
− Смотри.
Рантри вернулся через две минуты и вслед за ним бежали трое еще маленьких тигров.
Тигри едва не вскочила и обернулась к Иу.
− Это тигры?! Да?!
− Они еще малыши, Иу.
− Малыши?! Здесь где-то их мать?
− Не где-то, Тигри, а перед тобой. − Иу смотрела на Тигри спвершенно иным взглядом. − Помнишь, Тигри, я обещала тебе, что помогу твоему Роду и рожу тигров для тебя.
− Ты их где-то нашла?!
− Мои люди нашли. Привезли сюда трех старых тигров, и я приняла их. Они не дожили бы до нашей встречи. Я и не знала, когда она состоится.
− Ты отдашь их мне, Иу? Да?
− Да. Только, Тигри, ты не спеши. Они все еще совсем маленькие.
− Я, я... Я сделаю все что ты захочешь, Иу! Все! Я буду служить тебе, Иу!
− Тигри, у меня столько людей, которые мне служат, что мне деваться некуда. Я хочу, чтобы мы были друзьями, с тобой, Тигри. Друзьями навсегда.
− Мы уже друзья. − Тигри коснулась Иу. − Навсегда.

Тигри осталась с Иу. Она не захотела даже уходить от нее, и они находились вместе в одном зале. Тигри увидела, как происходило появление яиц у Иу, как люди обращались с ними, как они обслуживали своего Родителя. После того, как все процедуры с Иу закончились, повелительница отдала приказ, чтобы люди посмотрели Тигри и сделали с ней тоже самое.
Тигри не сопротивлялась, и легла, как ей сказала Иу. Ее проверили, но яиц не было.
− Они еще не созрели у вас, − сказал человек.
− Я знаю, − произнесла Тигри.
− Вы можете быть свободны и продолжать свое дело, − сказала Иу. − Люди ушли, а Тигри теперь смотрела на человеческого Родителя, не зная что и говорить.
− Пока тигрята вырастут, Тигри, пройдет несколько лет, − сказала Иу. − Я думаю, ты можешь все это время рожать людей.
− Как ты, да?
− Да. Я уже рассказала всем, что ты мой друг, и что ты поможешь нам продолжать Род. Скоро здесь появятся люди, которые придут ко мне и к тебе просить, чтобы мы их приняли, Тигри. Думаю, ты не будешь против?
− Нет, не буду. Я ведь обещала тебе.

Тигрица была удивлена, когда оказалось, что Иу принимала людей каждый день и по несколько раз. Тигри так же начала их принимать, и вскоре оказалась перед странным для себя фактом. Она наедалась досыта, ела при этом людей, которых даже ловить не приходилось, как раньше.
Проходили недели и месяцы. И Тигри родила. Сначала это была небольшая группа созревших яиц от людей съеденых еще на другом материке, затем она начала рожать почти так же много, как и Иу.
− Я и не думала, что могу так... − произнесла Тигри, когда люди унесли в Инкубатор ее яйца. − Иу, получается, что и тигров будет столько же?
− Ты сможешь их родить столько же, Тигри, но они не смогут все выжить.
− Почему?
− Ты ведь знаешь, что тигры едят, Тигри. Чтобы один тигр жил, нужно множество других животных. А их не так много. Дикие тигры живут в лесу и охотятся на зверей, но там их мало. А здесь, я думаю ты не захочешь, чтобы твои дети охотились на моих детей.
− Но как тогда быть? Я же. Ты не хочешь, что бы мой Род жил?!
− Тигри, если бы я этого не хотела, я не стала бы рожать тигров. Твой род может жить, просто он не может оказаться столь же большим, как мой.
− А люди едят не мясо?
− Нет. Люди едят растительную пищу. В основном. Ее больше, но и ее не хватит на всех, если рожать бездумно. Мой Род тоже будет ограничен и не сможет увеличиваться все время.
− Но получится, что мой Род будет всегда слабее твоего.
− Твой Род будет слабее в целом, но каждый тигр будет сильнее человека если один на один. Тебе не стоит из-за этого расстраиваться. Такова Природа. Если бы ты была человеческим Родителем, твой Род мог бы стать таким же большим, как и мой. Если же ты хочешь много рожать, ты можешь рожать и тигров и людей. У тебя будет не меньше детей, чем у меня, просто они будут и теми и другими. Так же как у меня сейчас. Я ведь стала матерью многим тиграм.
− Они не умеют говорить, Иу? И никогда не научатся?
− Да, Тигри. Но они понимают некоторые слова. Рантри показал тебе только трех тигрят, с которыми он сам занимается. А я покажу тебе еще.
− Еще? Много?
− Пойдем, и ты увидишь.
Тигри прошла в соседний зал, Иу показала в окно, где находились ясли для тигров. Множество тигрят бегало по траве и баловалось. С ними были люди, они просто играли.
− Бо-бо-же... Сколько их, Иу?!
− Около двух сотен, Тигри, − ответила Иу, взглянув на тигрицу.
− Двести тигров?! Ты родила двести?!...
− Я родила больше, но многие не выжили. Не знаю, почему, но...
− Я понимаю. Из моих первых детей тоже выжили только двадцать из двухсот. А чем вы их кормите?
− У нас достаточно для них мяса. Есть фермы, где мы разводим зверей, и тигрятам есть что есть.
− А если этих ферм сделать много?
− Много не сделаешь. Сколько тебе надо зверей, Тигри? За год несколько сотен. И так будет нужно каждому тигру. То есть на каждого тигра должно родиться много-много зверей. Много больше чем самих тигров.
− А если их будет меньше?
− Тогда еды вам просто не хватит. В природе это приводит к тому, что тигры нападают друг на друга и едят друг друга. И их становится меньше, пока не восстановится баланс.
− Я мечтала, что моих детей будет очень много, Иу. Столько же, сколько твоих.
− Тебе надо просто подумать и решить, что ты хочешь по-настоящему. Чтобы твой Род продолжался, и всем тиграм хватало еды, или чтобы они перегрызли друг друга.
− А почему друг друга?
− Тигри, а кого же еще? Если тигров будет миллионы, они съедят всех зверей, потом съедят всех людей, и есть им останется только друг друга, больше некого.
− Ты боишься, что они будут есть людей, Иу.
− Да, Тигри. Я ведь тоже волнуюсь за свой Род.
− Получается, что тигры для твоего Рода − враги, да?
− Нет, Тигри. Вражда возникает только, когда мы не понимаем друг друга. Но ты то понимаешь меня. Ты обещала мне быть другом и исполнить все что я захочу. Но я не хочу тебе ничего приказывать. Я просто хочу, чтобы ты поняла. Твой Род может существовать без проблем только в небольшой численности. И, если бы я была тигрицей, Тигри. Я решила бы, что пусть мой Род живет хорошо, и пусть он будет небольшим, чтобы у него проблем ни с пищей, ни с врагами, чтобы врагов у него просто не было.
− Ты разрешишь мне подумать?
− Конечно, Тигри. И, если у тебя будут вопросы, можешь поймать Рантри и спросить у него.
− Рантри? Почему у него?
− Потому что он специалист. Очень многое о тиграх я узнала от него. И, кстати, это он нашел тех троих тигров, которых я приняла.


Тигри вошла в большую комнату. Рантри сидел за столом и что-то делал. Он поднял взгляд на тигрицу и замер.
− Иу сказала, что ты знаешь все о тиграх.
− Не все, но многое, − ответил человек.
− Я хочу, чтобы ты рассказал мне все, что знаешь. − Тигри прошла в центр зала и улеглась, глядя на человека. Тот вышел из-за стола и прошел к ней. − Это ты сказал Иу, что тиграм нельзя иметь большой Род?
− Я сказал. И это понимают все, кто что-либо знает о тиграх. А ты хочешь, чтобы твой Род погиб?
− Я не хочу! − зарычала Тигри.
− Тогда, ты все поймешь, Тигри. Это просто как два плюс два. Твои дети, если их будет очень много, съедят всех, затем будут есть друг друга.
− Да, Иу мне это уже говорила, но она боится за людей!
− Разумеется. А ты за тигров не боишься? Они ведь, когда и себя съедят, то их не останется.
− Как это себя съедят?
− Кончится все тем, Тигри, что поедая друг друга тигров станет очень мало. Но, самое страшное не в этом. Даже, когда их станет мало, им будет нечего есть, ведь они уже всех съели. После этого они просто умрут от голода.
− Если их будет мало, то зверей хватит...
− Каких зверей, Тигри? Они будут все съедены. Это же первое, что произойдет, когда тигров станет много.
− Они что, не родятся снова?
− Как родятся? Если звери съедены, Родители не смогут родить и...
Человек замолчал, глядя на Тигри. Он уже сидел прямо перед ее носом.
− Так мой Род вообще не выживет, если станет большим?
− Да, Тигри. Иу разве тебе не сказала это?
− Н-нет.
− Она, наверно, и сама не поняла этого, − произнес Рантри.
− Почему? Она могла что-то не понять?
− Каждый может что-то не понять. Ты ведь сейчас поняла, что я тебе объяснил.
− Я поняла, что мой Род не должен быть большим, чтобы выжить. Но я поняла, что тигров будет еще меньше, потому что люди не дадут им есть себя.
− Почему же не дадут? Дадут, Тигри. Надо только подсказать, как и все.
− Как?
− Людей много, и я знаю такой способ организации, когда все люди. Ну почти все, не считая тех, кто будет съеден Родителем, окажется съеденым тигром. Тигры могут спокойно есть умерших людей, Тигри. Понимаешь?
− То есть... Это как? Всех умерших?
− Да, всех. Конечно, сгоревше в катастрофе им не достанутся, но все, кто просто умер, могут быть съедены тиграми. Проблемы, конечно, могут быть, но они решаемы.
− И ты сам согласишься стать едой для моих детей после смерти?
− Я соглашусь и на большее. Я соглашусь стать твоей едой, Тигри. И хоть сейчас. − Человек уже стоял перед Тигри скинув одежду. − Возьми меня, Тигри. Я всегда мечтал, чтобы меня съела тигрица. − Он прошел к ней и почти сам влез в пасть.
Тигри проглотила его. Ощущение эйфории на мгновение затмило все вокруг. Тигри положила голову на передние лапы, закрыла глаза и... заснула.

"Тигри, ты слышишь меня?" − возник голос Рантри.
− Рантри?! Ты где?! − зарычала Тигри, подымаясь.
"Не вскакивай, Тигри, твои дети могут высыпаться от резких движений и разбиться. Я в тебе, Тигри. Ляг, и я все объясню. Ты узнаешь абсолютно все, Тигри. Все, что я знаю."
− Но где ты? И почему твой голос такой? − Тигри обернулась.
"Я внутри тебя, Тигри. Не говори вслух, произноси слова мысленно. Я их услышу. То что сейчас произошло, Тигри, есть доказательство одного очень старого и забытого факта. Дело в том, что я инверс, то есть неудавшийся Родитель. Когда-то я искал данные о себе и наткнулся на старые записи одного древнего Родителя, который так же принял инверса. При этом произошло объединение знаний обоих и формирование новой личности. Со мной и с тобой произошло то же самое."
"Ты хотел попасть в меня?! Да?!"
"Я хочу, чтобы ты все поняла, Тигри. Сейчас объединение еще не произошло. Я сам сдерживаю его. Мы можем только общаться так как сейчас. Я знаю, что ты могла не захотеть этого, поэтому у тебя есть выбор, Тигри. Ты можешь меня убить. Для этого тебе надо перевернуться на спину и все связи моего тела с твоим оборвутся. Если ты это сделаешь, я мгновенно умру, если нет, то я остановлю сопротивление и наши знания сольются в одно. Ты узнаешь все, что знаю я, я узнаю все, что знаешь ты, и мы станем одним целым. Я давно думал о такой возможности, Тигри. Думал даже сделать так с Центром Вселенной, но она враг Иу..."
"Почему враг?! Они же помирились!"
"Это поверхностно. На самом деле примирение не настоящее. Центр Вселенной готовит новую войну против Иу. Это мы все знаем. Когда появилась ты, Тигри, я решил, что пришел мой час. Я знаю, ты хочешь быть сама собой, Тигри. И я сразу говорю, что после объединения твои мысли изменятся. В них будет и то, что думаю я. Я не знаю, выйдет или нет, то что я задумал. Я хочу остаться пассивным в момент объединения. В этом случае, твой разум должен остаться доминирующим. И ты просто узнаешь меня, а моя личная воля исчезнет полностью. Останется только твоя."
"Но ты не знаешь, так будет или нет?"
"Да, не знаю. В том описании, что я нашел, были слова, что два сознания стали единым целым с едиными мыслями обоих. Так что, решай, Тигри. Желаешь ли ты окунуться в новую бесконечность тайн и разгадок, или хочешь остаться при своем, но быть именно собой. Если первое, ты должна сказать мне это. Если второе, можешь не говорить, а просто сделать, как я сказал."
"Мне будет нельзя переворачиваться после этого?"
"Только некоторое время, до завершения процесса. И еще, на него уйдет не мало времени. Около недели. Тебе будет сложно говорить с кем-либо. Просто гони всех и не разговаривай."
"Даже с Иу."
"Даже с Иу. Объяснишь ей после, как-нибудь. Она не обидится."
"Хорошо. Пусть будет так как ты сказал, бесконечность..."
Тигри не договорила. Она внезапно ощутила себя несущейся сквозь нечто, сквозь пламя и лед, сквозь землю и воду. Она упала на землю и увидела вокруг множество людей... Детей людей... И она сама была ребенком...

− Что-то случилось с Тигри, − произнесла Иу. − Она не отвечает ничего совсем!
Врач осматривал тигрицу.
− Она жива, но, похоже, без сознания.
− Я никак не могу найти Рантри! − прорычала Иу.
− И не найдешь, − ответил Мальмиду. Он поднял с пола одежду человека. − Он в ней, Иу.
− В Тигри?! Но она не могла?!
− Она могла, − ответил Мальмиду. − Думаю, это сам Рантри. Он был помешан на тиграх, Иу. Отдать себя тигрице для него было лучшим концом.
− Он же знал, что нужен мне! Мальмиду!
− Он сам все решал, Иу.
− Что с Тигри? − спросила Иу у врача.
− Внешне ничего. Только потеря сознания и все.
− Это может отразиться на ее детях?
− В общем, да, но физически она здорова. Я проведу все анализы и узнаю точнее. Но не знаю, как вы ее перенесете отсюда.
− Никак. Пусть лежит, − ответила Иу.
− У нее же яйца созревшие, наверно, появились.
− Не важно. У меня в первый раз они тоже появились и пробыли дольше чем надо. И ничего. Тигри! Тигри!... − Иу толкнула тигрицу, но та не подавала никаких признаков. − Из-за чего она могла так?! Может, это Рантри что-нибудь сделал?!
− Нет, Иу. Рантри не сделал бы ничего такого... Может, он говорил с ней о чем-то перед этим, а Тигри...
− Она хотела выяснить, почему ее род не может быть большим, − произнесла Иу. − Я объясняла, а она не поняла.
− Рантри, думаешь, объяснил, и она в обмороке?
− Не знаю, не знаю...
Прошло несколько дней. Тигри так и лежала без сознания. Вокруг нее постоянно находились люди, в том числе и ее дети. Кельт вообще не отходил от матери и часто гладил ее...

− Я соглашусь и на большее. Я соглашусь стать твоей едой, Тигри. Хоть сейчас. − Тигри словно произносила сама эти слова, словно сама видела себя и оказалась в своем животе... Она поняла все. Она знала все, и теперь встречалась с самой собой там. Она должна была доказывать самой себе, что... Что ничего доказывать не нужно. Все изменилось, Тигри открыла глаза и увидела перед собой Кельта.
− Кельт? − зарычала она.
− Мама! Мама! − завыл тот и бросился обнимать ее. − Наконец-то! Ты целую неделю не приходила в себя!
− С-совсем?
− Совсем.
− А как же... − Тигри попыталась встать.
− Не вставай! Не вставай!
Тигри осталась лежать.
− Надо же как-то их достать! Они же...
− Тигри, если ты встанешь, они посыплются на пол. Тебе надо медленно повернуться на бок, а мы все сделаем!
− Они пробыли целую неделю там?!
− Это не страшно. До десяти дней не страшно, Тигри.
Она повернулась, и вскоре вокруг нее закружились люди. Через несколько минут рядом появилась Иу.
− Тигри, мы так волновались, что случилось?
− Я знаю. Я все знаю, − ответила Тигри. − И что ты родила тигров не для меня, а чтобы продать их Центру Вселенной. Ты хотела выкупить таким образом мир для себя с ней.
− Тебе это Рантри рассказал?
− Да. Он мне все рассказал! − зарычала Тигри.
− Он все мои мысли знал, да, Тигри?
− Твои мысли? Ты думала обо мне?
− Я думала только о тебе, когда приказала привести сюда тигров. Я идею с продажей тигрят Центру Вселенной высказал Альсерго. Сказал так, словно она была моя, а я смолчала, потому что объяснить не могла.
− Ты думала о роде Тигров, не думая о людях?
− Тигри, я думала об обоих. Я обещала тебе это, и выполнила обещание. И тигрята все здесь, никого не продавали, хотя и могли. Уже несколько лет, как могли. Ты ведь понимаешь, что ей без разницы?
− Да, понимаю. Но ты. Ты меня как ребенка водила за нос.
− Когда мы встретились, я сама была ребенком, Иу. Таким же как ты, только чуть старше и все. Какую ерунду ты говоришь, Тигри! Какую ерунду! Мы друзья, и это все!..
Тигри молчала. Она смотрела на себя, на людей, вынимавших яйца, и словно это был иной, новый взгляд. Взгляд Рантри, который сейчас говорил все. О том, что Иу использует тигрицу для увеличения численности своего Рода. Тигри едва не вскочила, но голос Рантри остановил ее. Она еще думала. Для него в этом не было преступления, а для Тигри. Она взглянула на Иу.
− Я заберу тигров и уйду, − сказала она.
− Хорошо. А что будешь делать с людьми?
− За четыре месяца ты получишь их всех. И все.
− Ты изменилась, Тигри.
− Я узнала все. Все о тебе и о людях! О том, что вы используете нас для продолжения своего Рода, а тигров!.. Вы их убили!
− Рантри, конечно псих, − сказал Мальмиду.
− Сам дурак, − фыркнула Тигри. − Рантри... − Она решила больше ничего не говорить. Ей не хотелось говорить. Совершенно.

Прошли четыре месяца. Тигри освободилась от всех яиц и в последний раз встретилась с Иу. Они не говорили ничего друг другу. И только когда Тигри села на платформу, уезжавшую к берегу океана, Иу заговорила.
− Я буду считать тебя своим другом, Тигри, как и раньше. Надеюсь, ты когда-нибудь поймешь меня. Очень надеюсь.
Тигри не ответила. Она следила за тем, как грузили в поезд клетки с тиграми. С дикими зверями, что еще не понимали, что их ждало. Тигри вздрогнула. Голос Рантри говорил такие вещи, что она забеспокоилась и только силой воли заставила себя держаться.
"Они не умрут! Не умрут!"
"Многие погибнут. В дикой природе они не смогут жить нормально. Вспомни, сколько людей погибло у тебя."
"Я... Но что делать, что?!"
"Идти к Центру Вселенной."
Ответ поражал. Тигри боялась свою мать. Она помнила ее старые слова и содрогалась от мысли.
"Ты слишком большая, чтобы мать могла съесть тебя. Все изменилось."
Да. Тигри понимала, что все иначе. Что она может легко провести свою мать. Даже очень легко! К тому же, она знала и другую информацию! О том, что... Вокруг нее драконы Иу! Да! Они там, они!.. Они ведут Империю к миру с Иу. И тигры, который Иу готовила для Центра Вселенной, должны были сыграть эту роль... Но сейчас... Тигри поняла, что Иу не оставила себе даже одного тигренка. Она отдала все, и Рантри это подтверждал. Он знал точно, сколько их. Все они были здесь, рядом, в поезде, который шел к океану. Но почему?! Потому что Иу действительно так желала? Она... Она друг. Как и раньше. Как и всегда... Но это уже не важно.
Тигри возвращалась домой, и чтобы там ни было, она решила встретиться с матерью. Иного пути у нее и не было...


Глава 3. Империя Тигри.


− Что там за шум? − зарычала Императрица.
− Там... Похоже, к замку движется тигриный Родитель, − сказал слуга.
− Кто ему позволил?!
− Я не знаю...
− Так узнай!
Тигрица была почти вне себя. Слуга так и не вернулся, а тигриный Родитель вошел в замок и прошел в тронный зал.
− Ты не узнаешь меня, мама? − зарычал большой зверь. − Я Тигри.
− Ты?! И ты еще посмела прийти сюда! − взвыла Императрица.
− Я не только пришла сюда. Я намереваюсь здесь остаться. И ты будешь подчиняться мне!
− Да ты обнаглела совершенно, девчонка! − зарычала мать.
− Ты глупая как пробка. Вокруг тебя не осталось ни одного человека, который бы не служил Иу! Они все! Даже твои министры!
Два тигриных дракона выкинули перед Тигри Грасхента.
− Привет, Риджиго. Ты меня не знаешь, конечно, но я тебя знаю! Я все о тебе знаю!
Грасхент молчал, глядя на разъяренную тигрицу.
− Возьми его! Спроси, кому он служит! − зарычала Тигри и оттолкнула дракона от себя лапой. Тот влетел под лапы Центра Вселенной.
− Я служу только вам, Императрица! − завыл тот.
− Ты, мама, конечно же веришь этому человеческому драконышу больше чем собственной дочери, правда? − прорычала Тигри.
Императрица оскалилась.
− Он точно предатель?!
− Он не предатель. Он просто шпион. Самый натуральный! И не только он, мама. Они все вокруг тебя! Все эти человеческие драконыши!.. Они тебя обманули! Провели как ребенка.
− Я убью их! − взвыла Императрица. − Удар когтей обрушился на Грасхента, и тело дракона разлетелось на куски. − Я приказываю немедленно послать войска и!..
− Успокойся! − зарычала Тигри. − Какие это ты войска решила послать?! У тебя их нет! Уже давно нет!
− Как это нет?!
− А кто ими командовал? Кто их собирал? И кого они насобирали в эти войска. Соображаешь?!
− Так они!..
− У тебя есть только один выбор, мама. Сдаться. И отдать всю власть мне. Я с ними разберусь!
− Ты издеваешься надо мной?!
− Дорогая моя. Может, мне напомнить, как мы расстались? Как ты решила убить весь наш Род своей глупостью?!
− Я хотела его вернуть!
− Ты не вернула бы его убив меня! Ты его просто уничтожила бы! Потому что ты не нашла бы тигров никогда! Вокруг тебя одни... шпионы, мама. Так что, сдавайся. И я устрою тебе очень хорошую спокойную жизнь. Вокруг тебя будет слуг не меньше чем было, тебя будут лелеять и любить, тебе не надо будет думать ни о чем. И, самое главное, мама. Если ты меня послушаешься, если ты перестанешь заниматься ерундой, а займешься действительно своим прямым предназначением. Я подарю тебе парочку тигров. Настоящих, мама. Наших.
− У тебя есть тигры?!
− Ну я же не такая дура, как ты, мама. Давай, решай. Что для тебя важнее, продолжение нашего Рода или власть над людишками.
− Но ты сама хочешь эту власть получить!
− Разумеется. Я же умнее тебя. Это очевидно. И я сумею их использовать так, как надо, мама. Так, чтобы они действительно служили нам!
− И ты убьешь Иу?
− Зачем же? Это глупость, мама. Самая глупая глупость. Зачем мне ее убивать? Чтобы люди всбесились у нас убили?
− Они не посмеют!
− Дура! Ты дура! Они уже посмели! Они уже убили почти всех! Ты думаешь, твой любимый Грасхент заботился о тебе?! Черта с два! Он убил всех твоих детей-тигров, мама. Оставил только меня, потому что я была Повелительницей Рода. Он держал меня при себе как и тебя. Он желал только, чтобы мы подчинялись и рожали ему людей! А ты − глупая − не поняла ничего!
Тигрица завыла. Она зарычала и помчалась через зал. Удар открыл дверь и тигрица обрушила ярость на яйца, что лежали стройными рядами в инкубаторе.
− Ты опять дура, мама! Ты снова дура!
− Что еще?! Они мне не нужны! Они не тигры!
− Остановись, глупая. Это я тебе говорю! Ты этим ничего не изменишь!
Тигрица вернулась и подошла к Тигри.
− Почему я должна тебя слушаться?! Почему?!
− Потому что я знаю, как вернуть наш Род. А ты не знаешь. Ты все потеряла. Все, что у тебя было! И только от глупости своей! Ты и меня могла потерять, но я не дура. Я ушла и сделала то, на что ты оказалась не способна! Так почему ты должна меня слушаться? Мамочка моя. Ты должна. Потому что в этом мире у тебя только я одна родная твоя. Только я твоя дочь, твой Род. И только я могу позаботиться о тебе. Никакие твои люди не смогут это сделать лучше меня, мама. Ты ведь по сути отдавала власть им! А теперь что? Ты им отдавала все, а мне не хочешь дать ничего, да?
− Тебе же самой придется...
− Мне не придется. Я знаю на много больше, мама. Я могу сама управлять ими, без всяких предателей-грасхентов! Ты понимаешь это?!
− Хорошо. Хорошо, Тигри. Но я хочу, чтобы ты уничтожила ее!
− Нет, мама. Я этого делать не буду. И не проси. Не упорствуй в своей глупости. Она еще послужит мне, мама.
− Она? Тебе?! Ты думаешь, она подчинится?!
− Мамочка. Забудь про подчинение. Все это глупости! Подчиняется, не подчиняется! Она будет все делать так, чтобы угодить мне, мама. И все. Давай договоримся сразу. Ты не будешь лезть ни в какие дела. Ты будешь просто жить, рожать детей, развлекаться. У тебя не будет никаких забот, мама. И ты сможешь насладиться жизнью, а не мучаться в ней, как это было все время.
− А ты? Ты будешь мучаться?
− Я не дура, мама. Пойми это раз и навсегда. Пожалуйста.
− Ты сказала, что дашь мне тигров. Когда?
− Когда они вырастут. Сейчас они малыши, если ты их съешь, ты их просто убьешь, но никого не родишь. Потерпи, мама. Совсем немного осталось, ты много дольше терпела.
− Но сколько?
− Несколько лет. Они еще совсем малыши, мама.
− Я хочу их увидеть! Я хочу их увидеть! − взвыла тигрица.
− Увидишь. Их скоро привезут сюда. А пока мы уладим все формальности, мама. Ты согласна?
− Да. Ты не будешь на меня злиться?
− Я не могу на тебя злиться. Ты моя мать. Но ругать за глупости буду по-страшному. Так что, постарайся их не совершать. А чтобы ты поняла, что тебе делать, я тебе все объясню.
Тигри прошла к Инкубатору, в котором появились люди. Они смотрели на разбитые яйца с полураскрытыми ртами.
− Что здесь произошло?
− Соберите все, что уцелели и приведите все в порядок, − прорычала Тигри.
− Да, И... Ты кто? − зарычал дракон, командовавший людьми.
− Я − Тигри. И теперь здесь я командую. Так что, выполняйте!
Тигри закрыла дверь и прошла к матери.
− Вызови всех своих слуг, мама. И скажи им, что с этого момента Империя Центра Вселенной становится Империей Тигри. Давай.
И тигрица сделала это...


− Повелительница, поступил прямой запрос на видеосвязь с вами. Вас вызывает Императрица.
− Установите связь, − ответила Иу и прошла к видеоэкрану.
Вспыхнули точки, затем включилось изображение, и перед Иу оказалась Тигри. Иу смотрела на нее и едва верила.
− Тигри? Мне сказали, что связь будет с Императрицей.
− Именно так, Иу. Два часа назад Империся Центра Вселенной прекратила свое существование. Теперь это империя Тигри.
− Ты убила ее?
− Глупая. Зачем же мне убивать свою мать! Я просто рассказала ей все. О том, что Грасхент твой личный шпион, о том, что вокруг все твои шпионы. О том, что ее страна фактически подчинялась тебе, а не ей, Иу. Не отрицай это. Рантри рассказал мне все.
− И много он тебе рассказал?
− Много. Много больше, чем ты можешь представить, Иу. У нас был очень длинный разговор. Ты знаешь, Иу. Я понимаю тебя. Да-да. Именно понимаю. Ты заботилась о своем Роде. Разумеется, это твоя главная обязанность. На сколько ты заботилась обо мне?.. Это ведь была игра. Твоя детская игра, Иу. Ты, конечно, желала видеть меня другом, но ты не учла маленького нюанса. Я рано или поздно узнала бы все. И я узнала. Достаточно рано, чтобы не произошло непоправимого. Рантри рассказал мне. Он сказал, что ты чертовски умна. Дьявольски! Твой ум затмит тысячи звезд. Но ты не все знаешь, Иу. Ты не знала, например, что Рантри собирался отдать себя Центру Вселенной, и рассказать ей все так как он рассказал мне. Он рассказал мне, потому что в нем взыграло чувство обязанности своему Роду. Он знал, что я иначе отношусь к тебе. Извини, Иу. Но моей веры к тебе нет. Увы, она ушла. Я даже знаю, что было бы с тиграми, которых ты отдала бы Центру Вселенной. Да, она приняла бы их, пошла бы на многое, торгуясь с тобой. Но результат был бы однозначен. Глупая тигрица убила бы и себя и свой Род. Я еще могу тебе верить, Иу. То что ты не желаешь воевать, очень легко понять. Но вот то что ты действительно не желаешь власти над нами, тебе придется доказывать. И ты можешь это доказать. Не полностью, но достаточно сильно. Ты отдашь приказ всем своим слугам здесь, в моей стране, служить мне, а не себе. Не знаю, как ты это сделаешь, как сумеешь им доказать необходимость. Но ты же умная, ты сумеешь. Ну, а когда я пойму, что это действительно так, Иу, Тогда и поговорим. Я все сказала.
− Хорошо, Тигри. Я отдам приказ, о котором ты просишь. Меня интересует только один вопрос. Как ты сохранишь свою Империю, если у вас будут только тигры? Дикими неразумными животными управлять невозможно.
− Здесь останутся люди. И мы будем их рожать. Для себя, Иу. Надеюсь, ты не будешь против? Ты же сама мне предлагала такой вариант.
− Хорошо. Я получила сообщение, что Грасхент схвачен. Что ты с ним будешь делать?
− Его останки отдадут тигрятам на корм. Извини, Иу. Но Центр Вселенной была так всбешена, когда узнала... Она убила его.
− Он был умен...
− Это уже не имеет значения, Иу. Мне не требуются никаких Грасхенты. Твой умник знал на что шел, так что... Закончим на этом.

Экран погас. Иу некоторое время стояла, затем взглянула на Мальмиду.
− Ты отдашь их всех ей, Иу? Что она с ними сделает?
− Не знаю. Я отдам их. Ради остальных. Нам не нужна война. В ней будет только больше жертв. Если Тигри их убьет, значит, она глупа. Тогда ее Род вряд ли выживет. Если же нет, то лучше этого варианта и не будет.


Две Империи развивались параллельно. Иу не оставляла без внимания события, происходящие в Империи Тигри. Она отдала всех своих людей тигрице на той стороне. Отдала приказ всем безоговорочно подчиняться новой власти. Тигри поступила несколько опрометчиво, заставив их всех уйти со своих постов. Страна получила шоковый удар и осталась без нормального управления, но все менялось. Вскоре появились новые структуры управления. Тигри основной упор делала на развитие тигриного Рода, который, по мнению тигрицы, должен был стать главенствующим.
Впрочем, она понимала, что тигры не способны управлять. Дикие звери, что с них взять. Управление осуществляла она сама, а так же ее люди. Доверять им было сложно, но Тигри решила, что люди будут подчиняться, и они подчинялись.
Прошли годы, выросло первое поколение тигров, и Тигри передала часть своей матери, часть трем другим тигрицам, но большинство оставила у себя и вскоре сама начала рожать именно тигров, а не людей. Двух сотен реально хватало только на полгода, но рожденных было во много раз больше. Тигри видела, как к этому относились люди, но ее приказ был непреклонен. Тигры в ее Империи оставались неприкосновенны.
Из родившихся сотен тысяч, в живых осталось около десятка тысяч тигров. Тигри рьяно следила за тем, чтобы со зверями обращались нормально. Тигры были свободны, а закон устанавливал полное разрешение на любые их действия, в том числе и нападения на людей, если таковые возникнут.
Понимала Тигри или нет, к чему это приведет, но это понимал Рантри. Тигрица не давала ему возможности управлять собой, а он не сопротивлялся. Он был просто ее частью, которой Тигри часто пользовалась, но не давала ей пользоваться собой. Рантри большую часть времени просто в ней, иногда у нее возникало желание просто выкинуть его, но сделать это было невозможно...


− Нет. К черту все! К черту всех людей! Мне они не нужны! − взвыла Тигри. − Мне нужны тигры! − Она вскочила в дверь Инкубатора и начала крушить полки. − Они не мои! Не мои! − выла тигрица. Несколько человек, вбежавших в зал нарвались на когти, и Тигри, раскидав кровавые останки, выскочила наружу.
"Тигри, остановись! Тигри, что ты делаешь?! Это безумие!" − завыл голос.
− Убирайся вон от меня! Ты мне не нужен! Не нужна мне эта поганая власть! Не нужно ничего! Мне нужны только тигры, и больше никого! − выла тигрица. Она вскочила в ясли и теперь носилась за детьми, ловила их, убивала, ела.
Дети разбежались с воем, где-то еще слышался плач, какой-то человек, выскочивший из здания яслей попытался образумить тигрицу, но та прикончила его не слушая.
Она носилась вокруг, крушила все, затем вернулась в Инкубатор, где продолжила крушить полки с яйцами, разбивая их об пол. Ее вой разносился по всей округе, и уже никто не приближался к разъяренной тигрице.
Она еще бесилась и выла, но сил становилось меньше. Тигри остановилась посреди парка. Ее голос, требовавший от всех убираться вон, разносился по всей округе...


Иу не могла прибыть на место, но самолеты со спецчастями на следующий день прибыли в столицу Империи Тигри. Сообщения о том, что тигрица сошла с ума, взбудоражили всех.
Тигри еще лежала в парке не подымаясь, но и не подпуская никого к себе. Она не стала отдавать созревшие яйца, а просто съела их все, прихватив и не совсем зрелые. Она их не желала!
Прилетевшие спецчасти возглавлял Мальмиду. Иу перед отправкой предупредила его об опасности. Могло произойти что угодно, он понимал это, но пошел, понимая и другое. Тигри требовалась помощь, и только друг мог ее оказать.
− Тигри, − произнес он, проходя к ней.
Тигрица вскочила и зарычала.
− Тигри, это я, Мальмиду!
− Чего тебе надо?! Убирайся вон! − завыла она.
− Я хочу помочь тебе.
− Я не верю! Я никому не верю! − завыла Тигри.
− Ты зря не веришь. Если бы Иу было нужно уничтожить твой Род, она это давно сделала бы. Это то ты должна понимать, Тигри!

Тигрица понимала. Да, Иу убила бы ее, и ее мать, и всех, но... Она оставила ее, и даже тигрят родила... Казалось, это хитрость, но какая хитрость, когда и так все в ее руках! Даже здесь, даже сейчас, через столько лет... Люди вокруг подчинялись не Тигри, а Иу. Да, именно ей.
− Оставьте меня. Я хочу уйти отсюда! − зарычала Тигри. − В лес! − добавила она, поняв, что иного выбора и нет.
− Хорошо. Мы проводим тебя, только не трогай своих детей, Тигри.
− Они не мои. Вы использовали меня, даже сейчас! − зарычала Тигри.
− Но ты сама...
− Заткнись, идиот! − взвыла Тигри, и дракон отступил, замолчав.

Тигри уходила в лес. Уходила, чтобы навсегда оставить людей, чтобы никогда больше к ним не приближаться! Она не желала. Не хотела! Ей были нужны только тигры и, последним ее приказом, все они были переправлены далеко в леса, туда, где нет людей, где жили только дикие звери...

Часть III


Загадка Кальмедо


− Ренти Белла, − произнес командир. − Отличный зачет. Ты прошла подготовку.
Ренти вскочила и закричала радостным голосом. Ее крик поддержали сокурсники и только через минуту поднятая вверх рука командира остановила шум. Он называл новое имя и оценку, вновь слышались крики и поздравления.
Ренти была счастлива. Она смотрела на своих друзей, на их веселые лица, и представляла свой дальнейший путь. Далекие путешествия, новые миры и звезды. Конечно, это произойдет не сразу, но пройдет время...

− Капитан Белла. Командир просит вас пройти в рубку, − раздался голос по внутренней трансляции. − Срочно.
Ренти бросила завтрак и помчалась по приказу. Через минуту она вошла в рубку, рапортуя.
− Проходите, капитан, − сказал командир. Белла села в кресло рядом с ним и улыбнулась. Капитан не обращал на это внимание. Подобное отношение не полагалось по уставу, но Ренти так и осталась его дочерью, а не просто подчиненной.
− Мы около звезды Кальмедо. Много лет назад здесь уже бывали наши корабли. Этот мир населен разумными существами.
− Я знакома с работами по Кальмедо, − объявила Ренти.
− Это хорошо, − произнес капитан. − Потому что мы приняли оттуда сигнал бедствия. Там кто-то из наших. Судя по всему, они там давно.
− Кальмедо по всем параметрам близка к нормальным условиям. Там может быть только одна опасность − от местного населения.
− Мы отправляем туда команду спасателей. Вы ее возглавите, капитан Белла.
− Да, командир!

Ренти еще не знала, что произойдет. Она не думала, что ее полеты в космос закончатся столь печальным образом.
Мир Кальмедо оказался словно заколдованным. Вслед за крушением неизвестной экспедиции последовала авария челнока, на котором спускалась Ренти с командой спасателей.
Вслед за ней вышел челнок во главе с Командиром экспедиции, но и он потерпел крушение, рухнув в тысячах миль от места первой аварии. Некоторое время еще поддерживалась связь с кораблем. Командир приказал заместителю никого не посылать, предположив, что челноки либо сбивают, либо они разбиваются по непонятной причине, и вероятность крушения третьего слишком велика.
Чтобы это проверить, на планету вышел зонд, который через два часа полета в верхней атмосфере вышел из строя. Но, на этот раз, причина была зафиксирована. Зонд попал в зону сильного электромагнитного воздействия − в мощный атмосферный слой, где происходили странные электрические явления. Радиосигналы проходили, но техника оказалась не способна справиться с воздействием без дополнительной защиты.


− Мы задержали чужаков, Иу. Тех самых, что упали с неба. Трое из них убиты, но четвертый еще жив.
− Еще? Он ранен?
− Да. Биологи занимаются им.
− Доставьте их сюда, как только станет ясно, что они не опасны, − произнесла Иу.
− Да, Повелительница.
Странное появление пришельцев все больше и больше беспокоило Иу. Поначалу в это совершенно не верилось, но вскоре астрономы сумели зафиксировать и отснять пролет крупного космического аппарата, за пределами атмосферы планеты.
Чужаки, свалившиеся чуть ли не на столицу страны, теперь находились в лабораториях. По виду они немного напоминали людей. Иу не раз смотрела кадры, где был показан еще живой пришелец...
− Очередное сообщение от биологов, − произнес дракон, входя в зал. − Они установили, что пришельцы совершенно безвредны для нас биологически. Более того, их генетическая структура похожа на нашу.
− Похожа? На сколько?
− Это еще выясняется, но в основе она такая же. Просто другой код.
− И это значит, что аппарат копирования генов способен их воспроизвести?
− Простите, я не знаю.
− Передайте этот вопрос биологам.
− Да...

Копирование оказалось возможным. Иу словно предчувствовала, что это потребуется, и через несколько дней, когда пришелец оказался при смерти, она приказала привезти его в Центр.
Иу объявила ученым, что собирается сделать, и те после некоторых размышлений согласились. В общем-то, их согласие и не имело значения, потому что Иу решила принять этого пришельца и родить множество подобных ему существ.
Она сделала это, а через несколько месяцев стало ясно, что эксперимент прошел удачно. Родившиеся существа были похожи друг на друга, словно куклы, сошедшие с конвеера. Иу не придавала этому значения, а ученые получили множественный материал для изучения.
− Не забывайте, что они мои дети, − сказала Иу, передавая малышей в руки исследователей. − Они должны будут узнать о том, как появились и откуда пришел их прародитель.


Связь с кораблем оборвалась через несколько недель. Причина так и осталась невыясненной. У руках Ренти оказалась только примерная информация о месте падения челнока и сообщение о том, что люди с него были захвачены абборигенами. Иного было трудно предположить после того, как Командир передал сообщение о нападении на лагерь местных жителей и обрыва связи. О том, что люди погибли, думать совсем не хотелось.
И вот, теперь капитан Белла с шестью солдатами-разведчиками оказалась на чужой планете без связи со своими. Оставаться на месте не имело никакого смысла, и, оставив в упавшем челноке информацию о цели похода, Ренти направила группу на поиск...

"Белла, ты слышишь меня? Белла!" − Ренти вздрогнула и проснулась. − "Белла!" − повторил голос в ее голове.
− Кто это? Кто?!
"Это я, Белла, твой отец! Я слышу тебя! Я умираю!"
"Но отец!" − взвыла Белла мысленно.
"Мы далеко, ты не успеешь! Они хотят... Они принесли меня к своему чудовищу и хотят скормить ему! Белла! Я!... Бе-е-ел-ла-а..." − Голос словно унесся эхом и усилившись на несколько секунд протяжным криком, исчез навсегда.
"Отец! Отец, где ты?! Где?!" − Она вскочила, подняла людей и все бросились через ночь, не зная куда...
Ренти Белла выла. Она поняла, что ее отец был жив, но теперь... Теперь он мертв. Его убили!.. Ренти не могла успокоиться. Она рассказала о голосе отца всем, и никто не поверил. Это было почти как безумие, но Ренти знала и другое. Она знала, что в ее мире существовали люди-телепаты. Их не признавали, и только несколько семей, связаных знанием этого факта, верили в подобную возможность. Среди них было не мало телепатов, которые могли связаться друг с другом. Таковым был и ее отец, а теперь она поняла, что и сама обладала такой способностью...
Несколько дней Ренти не могла придти в себя от случившегося. Люди еще надеялись, что им удастся найти своих, а затем и улететь в космос. Поход продолжался, и вновь на пути людей возникали препятствия.
Путь оказался на много более длинным, чем предполагалось. Группа вышла к полупустынной зоне, преодолеть которую не представлялось возможным. Пробные походы вглубь привели к гибели одного человека. Ренти Белла в тот момент сама почти отчаялсь, что удастся вернуться из пустыни к зоне лесов. Начались новые поиски и исследования местности, которые вылились в несколько лет поисков прохода через пустыню. Он нашелся только у берега океана. Потребовалось пройти тысячи километров, чтобы найти это место и еще не мало для преодоления засушливой зоны. По берегу океана располагалось несколько оазисов, которые и помогли группе пройти дальше.
Они вышли к новым лесам, к иным джунглям, где, уже встречались местные разумные жители. Группа сумела вступить в контакт с ними, а затем один местный человек, которого Ренти спасла от зверя, остался в группе. Существо, только напоминавшее человека по своему виду, оказалось довольно добродушным, и с ним вскоре нашелся общий язык.
Аббориген, научивший людей языку, погиб после очередной стычки с местными зверями. У людей уже не было пуль к ружьям, и защищаться приходилось палками, копьями и стрелами. Лишь через две недели походов по лесам удалось достичь зоны, где не было хищников. Но здесь находилось не мало местных людей. Впрочем, как оказалось, пришельцев даже не принимали за чужих. Абборигены встречали их в лесу, говорили, словно встретили своих. После очередной такой встречи стало ясно, что люди принимали за своих всех, кто на них похож и кто умеет говорить. Причина оказалась в разнообразии пород самих людей. Среди них встречались даже ужасные уроды с зеленой кожей и когтями. Было ощущение, что у абборигенов произошло смешение нескольких видов существ. Встречались и полулюди-полудраконы, что доказывало это смешение.
Уверившись в почти полной безопасности, группа продолжила движение по местным дорогам, и не ошиблась. Вскоре ей удалось добраться до столицы, где их тоже не приняли за чужаков.
− Я думаю, у нас есть только один выбор. Обратиться в местное Правительство, − сказала Ренти.
Ей не возражали. Она иногда злилась из-за этого. Из-за того, что солдаты оказались послушными как куклы и не имели своих идей. Не сумев найти иного пути, Ренти так и сделала. Она обратилась в местную полицию, где изложила суть своей просьбы, как могла.
Полицейский, осмотрев ее и солдат, решил что-то для себя, и вызвал начальников. Вскоре вопрос решился, и шестерых человек отправили прямиком на встречу с Повелительницей Иу...

Чего не ожидала Ренти, так это увидеть огромного монстра, превышавшего по своим размерам все мыслимые пределы. Это чудовище и оказалось Повелительницей Иу.
− Я так поняла, вы пришли за своими, − прорычал зверь.
− Да, мы пришли за своими.
− Увы, но их давно нет в живых.
− Почему нет в живых? Что вы с ними сделали?! − воскликнула Ренти.
− Они были убиты при задержании.
− Вы не имели права их задерживать!
− Глупости. Они ворвались в наш мир, а мы не имели права? Ты думай о чем говоришь! Все. Их больше нет.
− Я знаю, что они не все были убиты, − сказала Ренти.
− Один из них был ранен, но и он умер.
− Не умер. Его отдали на съедение чудовищу. И, я полагаю, что это именно ты его сожрала!
− Да, это я его съела, − прорычал зверь. − Еще есть вопросы?!
− Дьявол. Это ловушка! Уходим отсюда! − Закричала Ренти.
Солдаты выхватили оружие, в ту же секунду раздался грохот стрельбы. Пять человек попадали на пол. А Ренти оказалась под прицелами охранников.
− Заприте его где-нибудь, − прорычал монстр позади.
Ренти схватили огромные лапы с когтями. Ее утащили из зала и засунули в клетку. Двое драконов остались сторожить, а остальные ушли.


− Черт возьми, вы не могли стрелять так, чтобы они не были убиты?! − завыла Иу.
− Они могли убить тебя, Иу! − прорычал Мальмиду. − Кому еще могло прийти в голову думать останутся эти уроды живы или нет?!
− Ладно. Оставьте их.
Иу прошла к телам, которые собирались уносить и съела их все.
− Ты хочешь их родить заново, Иу? Зачем?
− Не важно. Следите, чтобы тот зверь не сбежал. И не убивайте, черт возьми! Он один остался живой! Даже если он человека убьет. Ты понял, Мальмиду?!
− Да, Иу.


"Ты еще поживешь, Белла. Ты еще поживешь. Ты вырвешься и сбежишь!" − Она говорила это самой себе, успокаивая и пытаясь привести себя в норму после происшедшего.
Конечно, это не так легко. Звери не сводили с нее глаз даже теперь, когда она сидела в клетке. Может, они считали, что она может сбежать? Что у нее есть какие-нибудь хитрые способности?
Какая разница? Важно иное. Теперь нужно что-то продумать, что-то, чтобы как-то уйти, отвлечь этих мерзких тварей-драконов, но как?..
Появление абборигенов не вызвало у нее никаких чувств. Впрочем, уже через минуту они вскрыли клетку и вошли к ней. Казалось, сейчас начнется допрос или что-нибудь пострашнее, но... Они ушли, оставив на полу корзину с плодами. Ренти не желала этого принимать из рук врагов, но голод и желание жить перебороли ее, и она взяла фрукты.
Пусть они думают, что хотят. Она все равно не сдастся, она не отдаст себя просто так, и они не узнают от нее ничего!...
Ничего... Ничего... Они ничего не узнают... Но почему не спрашивают?... Сколько времени прошло?... Ренти потеряла счет дням. Все оставалось по-прежнему и только клетку ее вынесли из замка и установили на улице, словно она была зверем... Может, они так и считали? Ведь для них пришельцы не были кем-то особенным. Абборигены считали их своими...
Ренти не раз пыталась вырваться. Пару раз набрасывалась на приходивших людей, приносивших фрукты и воду, но результат был плачевным. Форма охраны изменилась. Клетка оказалась двойной и теперь никто внутрь не входил, а пища передавалась с помощью механизма через небольшое окно...
Прошло еще не мало времени. Охрана в какой-то момент вдруг просто ушла. Ренти не поняла этого сразу, но обнаружив тут же решила использовать момент, чтобы сбежать.
Она вырвалась из клетки с легкостью, какой не ожидала. Дверь клетки оказалась просто не закрытой.
− Черт возьми, что им надо от меня? − произнесла она вслух и пошла от здания через парк. Ренти уперлась в ограду, прошла в сторону и вновь и вновь... Она прошлась вокруг и поняла, что ее просто выпустили в вольер, где она могла перемещаться более свободно, но не могла сбежать!
Нет. Этого не будет! Она уйдет!
Ренти легко нашла длинные палки, просто обломав их с деревьев и попыталась перебраться через изгородь. Она взобралась на самый край, схватилась за решетку, что была над камнем и... Удар отбросил ее. Ренти свалилась в траву и потеряла сознание.
И только когда она пришла в себя, Ренти поняла, что решетка над камнями находилась под высоким напряжением. Оно не убило ее, но выйти через нее Ренти не могла...


− Он еще пытается вырваться? − спросила Иу.
− Да. Постоянно. Либо у него с головой не в порядке, либо мы ничего не понимаем.
− Ладно. Следите за ним. У нас есть время. Что там с их детьми?
− Все в порядке. Выжило около сорока. Сейчас все здоровы и учатся говорить. И не плохо учатся.
− Хорошо. Подождем еще. Время терпит...


Ренти потеряла почти всякую надежду. Она прекратила попытки вырваться. Они ничего не давали. Но мысль оставалась. Ренти вела поиск в иной плоскости. Она надеялась, что абборигены совершат ошибку, но ошибок не было. Они не делали почти ничего с ней. Просто держали в загоне и кормили, как зверя. Ренти чаще всего пряталась под деревьями. Она не желала, чтобы ее видели, но, судя по всему, местных жителей это не задевало. И чудовище рядом не появлялось, хотя Ренти и понимала, что оно здесь, совсем не далеко, в замке...
Очередной день начинался как обычно. Все было тихо, затем послышался шум, и Ренти увидела, как раскрываются ворота. Они не открывались ни разу, и теперь она смотрела туда, ожидая увидеть нечто ужасное.
Но за воротами оказалось только двое абборигенов, да трое детей. Ренти на мгновение решила, что ей надо бежать, но поняла, что это невозможно. За спинами вошедших были другие ворота, и они были закрыты.
Абборигены прошли вперед и вскоре оказались рядом с Ренти. Она едва держала себя, что бы не наброситься. Но почему она держала себя?!
Ренти бросилась вперед и увидев, что за дети находились рядом с абборигенами, свалилась в траву не сумев удержаться на ногах.
Это были дети людей! Людей ее вида, а не местных!
− Что вы сделали?! Что вы сделали?! − завыла Ренти.
Ее голос явно напугал детей, и те спрятались за двух взрослых.
− Прекрати кричать. Ты их пугаешь, − произнес аббориген.
− Какого черта?! Что вам надо от меня?! − завыла Ренти.
− Повелительница желает, чтобы ты взял детей и учил их.
− Взял? Вы, болваны, даже не понимаете, кто я?! − воскликнула Ренти. − Вы не имеете права так обращаться с нами! Вы убийцы! Убийцы!
− Тебя никто не убил. И ты жив до сих пор только по воле нашей Повелительницы. Она не хочет тебя убивать, потому что ты остался один взрослый из своего рода. И только ты можешь научить этих детей.
− Я осталась одна?! Одна?! А что вы сделали с их родителями?! Что?!
− О... о.. Т-ты что? Ты можешь родить детей? Ты?... − Абборигены заговорили это совершенно непонятно и со страхом в голове. − Ты будущий родитель?!
− Да, я будущий родитель! − воскликнула Ренти...
Она не понимала, что это значило для местных жителей. Два аббригена оставили и ее, и детей, помчались к воротам.
Ренти хотела было бежать за ними, но ее остановили взгляды трех детей, оставшихся рядом. Трое маленьких пацанов, похожих друг на друга...
− Вы знаете своих родителей? − спросила она. Дети что-то залепетали непонятное и собрались в кучу, отступая. − Я не трону вас...
− М-мы не понимаем, − заговорил один из пацанов на языке местных.
− Вы не поняли, что я сказала? − спросила Ренти, переходя на другой язык.
− Нет. Сейчас поняли, а до этого не поняли.
Ренти прошла к ним, и дети отступили со страхом.
− Не надо меня бояться, а не обижу вас.
− Т-ты злой. Мы видели! − проговорил пацан.
− Я не злая. И не злой. Вы знаете своих родителей?
− Да. Наш родитель − Иу.
− Иу? Иу не может быть вашим родителем! − воскликнула Ренти.
Дети от этого только напугались, и она выругала себя мысленно, затем попыталась взять себя в руки.
− Я не буду на вас кричать, − сказала она тихо. − Больше не буду.
− Но ты кричишь на нас. Ты злой!...
− Я не злой. Это... − Ренти поняла, что сейчас бесполезно что-либо доказывать детям. Конечно же, абборигены их научили всему. В том числе и подчинению себе. Возможно, с ними и обращались вполне сносно...
Громыхнула дверь. Дети обернулись и побежали к вошедшим абборигенам с криками и просьбами, чтобы их не оставаляли со злым человеком...
Детей просто увели, а перед Ренти оказались два абборигена-дракона.
− Повелительница желает поговорить с тобой. Ты должна дать слово, что не будешь ни на кого кидаться, и мы проведем тебя к ней. Повелительница не знала, что ты будущий Родитель. Она просила передать, что не стала бы обращаться с тобой так, если бы ты об этом сказала раньше.
− Что за чушь вы тут несете? При чем здесь то, что я будущий родитель?
− Она мать нам всем, и она не желает зла другим матерям.
− В это плохо верится.
− Ты пойдешь, или останешься здесь?
− Я пойду, − ответила Ренти. Она не понимала, что и почему, но иного выхода и не было...


Иу, узнав, что пришелец был будущим Родителем, едва не взвыла. Она отдала приказ привести пришельца, но только не силой. После она приказала немедленно доставить в замок ученых, занимавшихся исследованием пришельцев, и те явились как раз к моменту, когда в зал привели Повелительницу Рода пришельцев.
Иу лежала на месте и молча смотрела на маленького человека.
− Почему ты не сказала, что ты будущий Родитель? Тебя никто не коснулся бы, − зарычала Иу.
− Почему я должна была вам верить? Вы убили моих людей! − воскликнула женщина.
− Вы пришли на мою землю, и вы не должны были подымать оружие на меня. Если бы вы этого не делали, ваши люди были бы живы и сейчас.
− Что вы сделали с родителями тех детей, что я видела?
− Ничего. Я их родитель.
− Это ложь. И я в это не поверю никогда! Я не дура!...
Иу замолчала. Рядом с ней уже были двое ученых.
− Почему вы не смогли разобраться с ними? Почему не поняли, что она будущий Родитель? − зарычала Иу, обращаясь к ученым.
− К-кто? − заговорил один из них и взглянул на женшину-пришелицу. − Он?.. Она?... Но этого не было видно!
− Не было видно! − фыркнула Иу.
− Прекрати, Иу, − произнес Мальмиду. − Они действительно этого не видели. И я не вижу. А он, вообще может врать! − Мальмиду бросил взгляд на стоявшего чужака. − Кто докажет, что он будущий Родитель? И где ты видела, что бы будущих Родителей посылали на подобные дела? Он лжет, Иу!
− Я не вру! − выкрикнул пришелец.
− Не врешь? Тогда, объясни, почему ты оказалась здесь? − зарычала Иу. − Как твои люди допустили, что будущий Родитель отправился в опасное путешествие?!
− Я сама этого добилась!
− Сама, − фыркнул зверь. Он замолчал, затем взглянул на ученых. − Ты пойдешь с ними, и тебя проверят, − произнесла Иу. − Это в твоих же интересах. Докажешь, что ты действительно будущий Родитель, тогда ты будешь полностью свободна. Так что, выбирай. Но если ты лжешь... − Иу замолчала.
− Они могут и не понять этого. Откуда им знать все о моем роде? − спросила женщина.
− Поэтому, я и сказала, что покажешь все. Чай, не дура, коли сама добилась сюда влезть! Иди. Тебя не будут толкать. А попытаешься бежать, это будет прямым доказательством твоей лжи.
− Хорошо. Я пойду.
− Иди с ними, Мальмиду. Ты знаешь, что делать.
− Да, Иу.


Проверка была завершена достаточно быстро. Ученые доложили Иу еще до того, как пришелица вернулась назад вместе с Мальмиду. Она действительно могла родить, но все тесты говорили, что она не могла рожать по много людей.
− Это значит, что либо она недоразвитый Родитель, либо у них Родителей значительно больше чем у нас.
− Скорее первое, − произнесла Иу. − Очевидно, что она всего лишь Повелительница Рода, а не Родитель.
− Да, скорее всего. Но мы еще ведем изучение. Нам не ясен механизм их размножения. Возможно, он совсем иной.
− Иной? Какой именно? Как у растений? Родители и опылители?
− Возможно.
− Не буду спорить. Вам виднее, хотя и не верится в подобное у людей...


Ренти играла на самой грани. Она понимала, что еще чуть-чуть и может сорваться, но все же. Абборигены, судя по всему, имели сильные предрассудки на счет отношений к родителям. Впрочем, предрассудки ли? Может, у них матерей значительно меньше, чем отцов?..
Повелительница Иу, казалось, тоже играла. Ее слова о почитании Родителей и Повелителей Рода, казались чуть ли не бредом. И в то же время, Ренти с этих слов получала статус Повелительницы Рода, а вместе с ним не просто свободу, но и высокое положение в местном обществе.
Иу объявила, что все дети рода Ренти будут переданы объявившейся Повелительнице Рода, что ей будут переданы все средства для жизни, что у нее будут слуги из местных людей и драконов, которым вменяется в обязанность выполнять приказы Ренти.


В один миг жизнь Ренти переменилась. Она еще не чувствовала себя свободной, хотя и получила возможность свободного перемещения по всему миру. За ней тянулся хвост слуг-абборигенов. Те действительно выполняли приказы Ренти, но служили явно не ей, а своей Повелительнице.
Выкладывать свои мысли этим людям Ренти не собиралась. Она решила использовать их для своих целей и вскоре достигла точки крушения первой экспедиции. Там не нашлось ничего, кроме старого разбитого аппарата. Вокруг не было следов людей и не было следов их смерти. Ренти понимала, что все могло оказаться куда страшнее. Местное население, по всем признакам, было родом каннибалов. Для них явление поедания сильными слабых являлось чуть ли не повседневностью.
Поняв, что искать своих людей бессмысленно, Ренти взялась за иной вопрос. Она решила изучить местную природу до самого корня и разобраться полностью во всех нюансах местных законов.
Все оказалось просто. Нашлись даже учителя, но Ренти решила изучать все сама, по книгам. Она сама выбирала их и не показывала своей заинтересованности биологией. Ей было нужно разрешить главный вопрос − способ размножения.
Достигнув этой темы, Ренти едва сдержала себя. Местные люди оказались вовсе даже не людьми! Они появлялись из яиц, откладываемых Родителем. Более того, Родителей оказалось не просто мало, а катастрофически мало. Родитель по сути был похож на матку в крупном муравейнике. Ренти, наконец-то поняла, почему ее людей прикончили едва те взялись за оружие. Конечно же... Они не только не дали бы убить, они не дали бы чужакам и прикоснуться к своей матери.
Так кто же они? Насекомые? Ящеры?... Второе показалось более похожим. Ренти видела не мало существ, похожих на пресмыкающихся своим видом, хотя они и ходили подобно людям. Да. Теплокровные пресмыкающиеся, с организацией семьи подобно муравейнику... Оказаться съеденным своей же матерью в этом муравейнике оказалось не то что почетным, а просто целью каждого. Процветающий каннибализм здесь считался благом, а поедание матерью своих детей обязанностью.
Из книг становилось ясно, что поедание матерью детей приводило к акту оплодотворения и, таким образом, у нее появлялись новые дети...

− Ты знаешь, девочка, наши ученые тебя раскусили, − прорычал дракон. Ренти едва не подскочила, увидев его перед собой. От неожиданности и испуга она захлопнула книгу перед собой. − Боишься. Я вижу, что боишься.
− Ты не имеешь права ко мне заходить! − воскликнула Ренти.
− Это ты так думаешь. Но я служу Иу, а не тебе. И даже в слугах твоих не числюсь. Понятно? − Дракон зарычал, показывая клыки.
− Я пожалуюсь Повелительнице и!...
− И ничего не будет. Потому что мы уже получили все данные. Ты не Повелительница Рода. Ты всего лишь маленький цветочек. Почти одноразовый. Ты родить, конечно, сможешь, но за всю жизнь ты не сумеешь родить стольких, скольких Иу рожает в один день, девочка.
− Ты не имеешь права так говорть со мной! Ты!... Я будущая мать!..
− Да-да, конечно. Ты будущая мать. Так же, как и половина населения вашего мира. Так что, твоя самооценка, девочка, ужасно завышена! − Дракон зарычал, показывая клыки.
Послышался грохот, в дверь вскочили еще два дракона, и первый вылетел со своего места.
− Вы спятили?! − зарычал он вскакивая.
− И как это тебя угораздило попасть на такое место? − зарычал один из ворвавшихся. − Пошел вон, паразит! И беги подальше, пока цел, потому что в следующий раз, когда я тебя встречу, ты пожалеешь!
Дракон, убрался, а Ренти теперь смотрела на двух других.
− Иу желает видеть тебя, − прорычал дракон.
− Что она хочет?
− Не важно. Но не заставляй нас тащить тебя силой. Это глупо.

Ренти понимала. Все понимала. Она чувствовала, что ее положение вновь изменилось, но все же. У нее еще была какая-то надежда...
Она вновь оказалась перед огромным зверем-Родителем. Ренти теперь видела вокруг охрану. Они все стояли в тени, но все были готовы. Не дай бог, что случится... Ренти молчала. Зверь так же не говорил ничего, разглядывая ее.
− Ты очень ловко воспользовалась тем, что мы не знали вашего способа размножения, − зарычал, наконец, зверь. − Впрочем, это уже не имеет значения.
− Что вы хотите сделать со мной?
− Ничего. Я поняла, что ты всего лишь глупая девчонка. Впрочем, я надеюсь, что ты все же поняла, что я не желаю тебя убивать.
− Я полагаю, у тебя другие планы, о которых ты говорить не желаешь, − произнесла Ренти.
− Да-да. У меня мало проблем, захотелось их добавить, поэтому я и тебя живой оставила, и людей твоего Рода родила...
− Ты не могла их родить!
− Не говори глупостей. Я их родила, и это факт. Потому что я Родитель, а не непонятно кто, вроде тебя! Я могу родить и людей, и тигров и райзигов... И таких как ты, я тоже могу родить! Ты просто глупая, не понимаешь, каким образом я продолжаю свой Род!
− Я читала об этом.
− Вряд ли ты читала все. Вряд ли ты поняла, иначе, не говорила бы глупостей. Ваш способ размножения довольно забавен. Я и представить себе не могла, что подобным образом могут рожраться высшие разумные.
− Да ты сама ящерица яйцекладущая! − выкрикнула Ренти.
− Можешь ругаться своими словами сколько хочешь. У тебя есть только один выбор. Ты либо покиниешь этот город и отправишься куда угодно, на все четыре стороны, либо ты пойдешь к детям своего Рода и будешь учить их. Не знаю, чему, ты сама будешь определять что они должны знать, чтобы остаться принадлежать своему Роду. Но, сразу предупреждаю, их будешь учить не только ты. Их будут учить и мои люди. И, не дай бог, я узнаю, что ты плохо обращаешься с моими детьми!..
Ренти дрогнула от последних слов и взглянула зверю в глаза.
− Откуда тебе знать, какое обращение хорошо, а какое плохо?
− Если ты этого не понимаешь, то и не поймешь. Я все сказала. Будешь плохо с ними обращаться, вылетишь оттуда к чертям! Выбор за тобой. И ты сделаешь его сейчас.
− Я пойду к детям, − ответила Ренти.
− Отлично. Отправляйся...
Ренти проводили в ясли, где находились дети, и она войдя туда встала как вкопанная. Перед ней было не три... Здесь было тридцать детей! И все как один, похожие друг на друга. Они играли друг с другом, бегали, веселились. Рядом находились люди-абборигены.
− Иди, − прорычал голос дракона над ухом. − И забудь об убитых. Иу родила в три раза больше людей твоего Рода, чем их было убито...
Ренти дрогнула и обернулась. Дракон уже уходил, и два человека закрыли за ним ворота. Ренти прошла вперед. Несколько детей заметив ее прошли к ней и стали разглядывать словно они никогда не видели женщин. Впрочем, они их и не видели никогда...


Иу глубоко вздохнула, когда ей доложили, что Ренти принялась за свою новую работу, что дети приняли ее.
− Ты думаешь, они нам для чего-то потребуются, Иу? − спросил Мальмиду.
− Не важно, Мальмиду. Это не важно. Ты все еще вспоминаешь Тигри? Думаешь, она станет такой же?
− Не знаю. Она вообще не из нашего мира, и неизвестно, что она нам принесет.
− Что бы ни было, Мальмиду. Убить чужой Род, это самое последняя подлость, какую можно представить. Они будут жить. А когда придет время, мы поймем, надо было нам их оставлять или нет.
− Не было бы поздно.
− Не будет. Пора приниматься за новые дела.
− У нас так и остался вопрос с Центром Вселенной.
− Она все еще ерепенится?
− И еще как. Она глупая. Все еще ищет кого-то, кто будет ей служить честно. Находит только среди своих, а те все глупые как пробки. Да и мы их контролируем.
− Хорошо. Важно только чтобы расходы не превышали доходов.
− С этим проблем нет. Она рожает людей, как и прежде. И иногда тигров мы ей подсовываем. Для поддержки.
− С Тигри все в порядке?
− С большой или маленькой?
− Мальмиду... − зарычала Иу, глядя прямо на него.
− Ладно, ладно, я понял, − усмехнулся тот. − С обоими, конечно. С Тигрицей все как и раньше. Она бродит по лесам с тиграми как обыкновенная дикарка. И не отличишь, если не знать. Ну, а с дочерью твоей куча проблем...
− Что?! Почему мне никто не сказал! − взвыла Иу.
− Иу, ну, не волнуйся. Проблемы то все маленькие и глупые.
− Ты издеваешься надо мной, что ли?!
Мальмиду подошел к самому носу Иу.
− У тебя нервы в последнее время совсем ни к черту стали. Волнуешься по пустякам. О дочери беспокоишься, ладно. Но об этой инопланетянке то что? Она то тебе точно пустое место.
− Не тяни, Мальмиду, что с Тигри?!
− Ничего. Балует много. И чует, что с ней обращаются не так как со всеми. По-моему, Иу, ты зря обо всем всем рассказала. Надо бы ее учить как всех, а не как королевну. Понимаешь меня? Ты ее испортишь, если будешь баловать. Она потеряет понятие об ответственности.
− Ты думаешь?
− Да, Иу. Тяжело в ученьи, легко в бою. Вспомни себя.
− Я не желаю, чтобы она так же мучалась!
− Не так же. Но она не должна уже сейчас чувствовать себя выделенной. Природа не зря создает людей изначально одинаковыми, неразличающимися.
− Ладно. Придумаю что-нибудь. Думаю, ты прав, баловать ее нельзя, а то вырастет что-нибудь на подобие Террахео!...
− У-у... − взвыл Мальмиду, смеясь.
− Смешно, да? Знаешь, что этот старый хрыч учудил?
− Слыхал, − ответил Мальмиду. − Он хотел себе страну целую сделать.
− Вот-вот. Только, болван, не сообразил сразу, что отправится в Империю Тигри ее строить.
− Он не согласился?
− Нет. Ругался долго, да толку мало.
− Кстати, я тут недавно встретил одного дракона. Поговорили с ним, оказалось, мы были знакомы давно. Представляешь, Иу, это оказался тот самый капитан, который нас подобрал в океане давно-давно.
− И что? Где он сейчас?
− Нигде. Оказалось, корабль его давно потопили, а он сам остался без дела вообще. А когда я ему рассказал, так он и вообще взвыл.
− Пригласил бы его...
− Не получилось. Он удрал куда-то. Но, думаю, еще объявится.
− Ладно. Думаю, мне пора, Мальмиду.
− Хорошо. Пойду приглашать твой обед...


Тигри чувствовала себя свободно и весело. Переход на новое место казался принесет множество еще лучших ощущений, но все вдруг переменилось, и она оказалась совсем не в той обстановке, что ожидала.
Появились учителя, которые начали требовать с нее выполнения уроков. Кроме того, Тигри должна была сидеть целыми часами и слушать их слова. Иногда, они были и интересными, но не мало показалось просто скучным и ненужным.
Тигри вела себя по-прежнему, но требования Учителей еще более ужесточились, а когда она не стала их выполнять в открытую, ее увели из класса и отправили к матери.
Подобного Тигри не помнила. Она встречалась с матерью раньше, но вовсе не потому, что что-то не выполнила... Учителя привели Тигри к Иу. Мать была недовольна поведением дочери, и та ощутила гнев.
− Я тебе очень просто скажу, Тигри. Ты мне нравилась. Раньше. И ты была моей любимицей, но сейчас... − Мать прошла к Тигри, и та задрожала. − Через полгода в школе будет экзамен, Тигри. Я проверю, как ты учишь уроки, как их учат твои друзья, и я выберу себе другую любимицу. Ту, которая учится лучше всех. Ты поняла?
− Поняла.
− Вот и отлично. Учись, Тигри. И будь первой в учебе, тогда и останешься такой, какая ты есть. Ну, а не захочешь, тогда, твоя воля... А теперь иди, Тигри!
По-началу это оказалось почти невозможным. Как это так! Из-за какой-то учебы, вдруг!... Но все изменилось. Все дети в классе узнали, что Повелительница Иу, мать всех детей будет выбирать свою любимицу после первых экзаменов по тому кто как учится. Кто учится лучше всех, тот и будет любимицей.
Началось соревнование, и Тигри втянулась в него. Просто случайно, в какой-то момент выиграла маленький конкурс и поняла, что она может, что это не так сложно, а значит!...


− Проблемы с учебой больше нет, Иу. Она все схватывает налету и учится отлично, − сказал Мальмиду.
− И все же, она делает это не потому, что осознает...
− Осознавала ли ты, когда училась в школе, Иу. Она поймет позже. Как и все. А пока учеба для них почти как игра. Кстати, идея эта и в другие школы попала.
− Да? И как же я буду выбирать?
− Это будут выбирать другие. В конце концов, кто сказал, что у Повелительницы Иу должна быть только одна любимица? Их может быть много. Так же много, как и детей.
− Ладно. Думаю, это не помешает. Что там с пришельцами?
− Они тоже в первый класс пошли.
− Тоже? Мальмиду, я полагаю, их надо смешать...
− Кого?
− Детей. Пришельцев с нашими. Отправишь их в нашу обычную школу. В центральную.
− Ты уверена?
− А в чем дело? Они что, тигры? Людоеды? Или заразные?
− Нет в общем... Как ты хочешь, так и будет.
− Вот и отлично. А Ренти Белла... В общем, и ей пора учить детей. Всех подряд, без разбора. Нечего выпендриваться...
Мальмиду фыркнул, смеясь.
− Чему она их учить-то будет?
− Не важно. Хотя бы языку своему. Чем худо?
− Ладно. Твоя воля...
− Что-то ты в последнее время слушком часто меня моей волей тычешь.
− Да? − удивился Мальмиду. − Что-то не замечал. Случайно, наверно...


Ренти почти забыла о старых бедах. Она учила детей, и те принимали ее равной другим учителям. Это казалось совсем нехорошо. Они же принадлежали ее виду! Но они этого еще не понимали.
Очередной день начинался с прерывания первого же урока. В классе появились драконы, и Ренти забеспокоилась.
− По указу Повелительницы Иу ваша школа упраздняется, − произнес дракон.
− Как это упраздняется?! − воскликнула Ренти. − А с детьми что?!
− Ничего. Не песочные ваши дети, не растают. Пойдут учиться в обыкновенную школу. Вместе со всеми детьми. Нечего здесь устраивать особливости непонятно для кого. А вам, Ренти Белла, предлагается идти в ту школу в качестве учителя. Будете как и раньше учить своих детей. Только не отдельным классом, а в классах с другими детьми. Отдельно для них теперь никто не будет преподавать. На этом все. − Дракон прошел к столу и положил перед Ренти бумагу. − Это направление в центральную школу для вас и ваших детей. Там вас примут, разместят и все прочее. Будете учиться как все, а не как королевны...
Дракон оставил бумагу и ушел.
Ренти прочитала ее. Обыкновенный указ Повелительницы.
Появились другие учителя.
− Вставайте, дети. Мы едем в новую школу, − заговрил Первый Учитель. Ренти хотела было что-то сказать ему, но тот даже не посмотрел в ее сторону. Да и чего ему смотреть? Он исполнял приказ Повелительницы, это для него никакой трагедии не представляло. А что станет с детьми?...
Впрочем, с детьми ничего не стало. Их привели в новую школу, разместили в разных классах и теперь в каждом было по четверо-пятеро учеников.
− Как же я их учить то буду всех сразу? − произнесла Ренти, взглянув на Первого Учителя.
− А в чем дело? Тебе не нравится, что нагрузка у тебя поболее будет? Разболталась королевна. Ничего, потянешь и девять классов, как один.
Ренти ничего не ответила. Ее лишь задело это слово. Впрочем, ее уже давно так называли многие местные люди. Королевна и все тут...
Делать ничего не оставалось, и Ренти взялась за новые уроки. Она приходила в класс, чтобы учить своих детей, а вместе с ними учила и других. Первый Учитель предупредил ее сразу на счет возможного наплевательского отношения к другим. Если оно появится, то Ренти вылетит из школы и отправится гулять на все четыре стороны...
Ренти учила их. Всех. И своих и чужих. Среди чужих были и умные и глупые. После первого класса их разделили, и Ренти с облегчением узнала, что все ее дети попали в средний и максимальный Ранги Школы. В малом и слабом ее учеников не оказалось, а Первый Учитель объявил, что уроки Ренти в Малом и Слабом рангах отменяются в связи с сильной нагрузкой, которую они давали на детей.
Вместо девяти классов, Ренти теперь вела четыре. Один из Максимального Ранга, другие три из Среднего. В Максимальном оказались десять ее учеников, в средних остальные двадцать девять.

− Ренти Белла, я вас спрашиваю, − возник голос. Она взглянула на дракона − директора школы. − В чем проблема? Вам дети не нравятся? Так может, вам просто покинуть школу? Не будь вашей протекции, я бы вас, честное слово, выкинул бы и к детям на милю не подпускал бы!
− Какой протекции? − спросила Ренти, не понимая.
− По-моему, наша королевна сама среднего ранга не закончила, − произнес Первый Учитель.
− Вы действительно не понимаете, или прикидываетесь? − спросил дракон. − Протекции Повелительницы Иу, разумеется. Я уже говорил с ней на счет того, что вы не учитель. Вы и близко не можете быть учителем со своей мерзкой мордой!
Ренти вздрогнула, и в ней возникла какая-то злость.
− Да что ты понимаешь, ящер?! − выкрикнула она. − Сам на себя посмотри, уродище!
− Я не имею ничего против вашего вида, Ренти Белла. Мне не нравится, что вы выглядите всегда так, что посмотрев на вас вешаться хочется! Вы хотя бы раз подумали, как это на детях отражается?! После ваших уроков на них жалко смотреть! Половину из них вообще чуть ли не палками загонять в класс приходится!
− Ну так и не загоняли бы.
− Ах вот как?... − Дракон замолчал. − Ну что же. Пора преподать и вам урок, Ренти Белла. Сегодня все будет как прежде. А завтра, и на всю неделю мы объявим детям, что они могут сами выбирать, идти на ваши уроки или нет. Я сказал сами, это значит сами. И это значит, что вы не имеете права их загонять на свои уроки. Вы все поняли?
− Да.
− В таком случае, вопрос закрыт на неделю. А там будет видно...

Ренти почти не думала, что это означало. Она решила, что ей будет только проще, что ее дети смогут учиться без проблем, без соседства с чужаками...
Класс оставался пустым. Прозвенел звонок, Ренти смотрела вокруг, затем услышала крики вдали на улице. Она прошлась, вышла в коридор, где никого не было.
− Что за черт? Они их отменили что ли? − произнесла она и отправилась на поиски детей.
Весь класс бегал на улице. Дети играли, гоняли мяч. Вместе с чужаками играли и дети рода Ренти. Она прошла к ним и остановилась, когда тяжелая лапа легла на ее плечо.
Ренти вздрогнула и обернулась.
− Кажется, я вас предупредил заранее на счет загона детей на ваши уроки.
− Я не собираюсь...
− Вы именно собираетесь. Я же знаю. Они просто испугаются не послушаться Учителя и пойдут. Возвращайтесь в свой класс.
− Я считаю, что вы просто отменили мои уроки!
− Читать не умеете? А если умеете, пройдите к расписанию уроков и взгляните на объявление. Пожалуйста.
Ренти ушла и отправилась к доске объявлений. Она прочитала его, молча вернулась в класс и сев за свой стол заплакала. В объявлении было сказано, что все уроки Ренти Беллы дети могут посещать по своему желанию. Всем, кому они нравились, кому нравилась сама Ренти Белла, предлагалось на эти уроки идти...
Второй урок оказался таким же. Лишь какой-то ученик заглянул в класс перед началом, а затем тут же сбежал.
Она сидела молча и раздумывала над тем, что делать. Что же все это значило?.. Но идей не было.
Третий урок начинался с грохота дверей класса. Вошло около двух десятков учеников, которые расселись на свои места. Среди пришедших все были абборигенами, но ни одного своего. Они смотрели на Ренти, ожидая.
− Вы пришли? − спросила она.
− Мы пришли, − возник голос ученика. − Это глупые не пошли, те, которых гнать из максимального ранга надо.
− Кто это вам сказал?
− Я это сказал сам, − произнес ученик. − А вы не хотите нас учить, да?
Ренти смотрела на него. Казалось так просто не может быть, что этого ученика кто-то просто подговорил. С максимальным рангом, он мог и играть по указке взрослых.
Ренти поднялась и сама покинула класс ничего не говоря. Позади послышался шум.
− Ты обидел ее, идиот! − возник чей-то голос.
− Я ее обидел?! Да она сама обижается на всех! Королевна чертова!
Ренти замерла.
− Болван.
− Кончай ругаться, Тигри, − заговорил третий. − Она здесь чужая, вот и обижается на всех.
− Не чужая она, а дура, − произнесла Тигри совсем другим голосом. − Мама для ее же детей старается, а эта не понимает ничего.
− Каких еще ее детей, Тигри, ты спятил? Всех детей родила наша мама! А эта королевна никого не рожала и не собирается.
− Глупый ты, сам ничего не понимаешь.
− Мы чего, так и будем сидеть здесь зря? Королевна то ушла, − послышался новый голос. − Идем гулять, как все!
− Да, идем! − послышались голоса, возник шум, и Ренти удалилась побыстрее из коридора, чтобы ее не заметили.
В этот день ни один урок не состоялся. А вечером Ренти оказалась перед Первым Учителем и директором школы.
− Я так понял, к вам никто не пришел, − прорычал директор.
− Пришел, − ответила Ренти. − Половина максимального класса.
− Ну да, − усмехнулся Первый Учитель. − Они уже всем рассказали, как пришли. Пришли, а королевна ушла. Сама не захотела их учить, потому что среди них не было ее...
Учитель умолк не договорив кого. Это было и так ясно.
− Стало быть, никто из ваших же детей, к вам и не пришел, − произнес директор. − Ну так что будем делать? Полное неуважение детей к учителю означает только одно. Учителя на помойку надо отправлять!..
Дверь в кабинет раскрылась.
− Директор! Там драка в раздевалке! − крикнул какой-то ученик. − Эти лысые совсем обнаглели!...
− Что?! − зарычал дракон.
Ренти выскочила в дверь и помчалась через коридор. Она вскочила в раздевалку, где стоял гомон и шум. Целая куча детей была в свалке и большинство среди них были детьми рода Ренти.
− Прекратить! Прекратить! − закричала она, схватила какого-то пацана, и тот отскочил от нее. − Прекратите сейчас же!
Куча как-то рассеялась, дети разбежались. В центре лежало несколько побитых... В раздевалке оказалось еще несколько взрослых, затем появился врач...
− Это все лысые! Они толпой накинулись на них! − говорил кто-то из детей возбужденно. Лысыми дети звали тех самых тридцать девять человек...

Разбирательство так ни к чему и не привело. Ни виновников, ни причины выяснить не удалось. С детьми Ренти разбираться вообще оказалось невозможно из-за того что они все одинаково выглядели...
Ренти вздрогнула. Она внезапно поняла иную истину. До нее вдруг дошло... Клоны. Только клоны одного человека могли быть столь похожи. А если так... Если они клоны человека, рожденные зверем, скопированные генетически, то... Ренти внезапно поняла, что перед ней не просто дети. Они были клонами ее собственного отца. Того, что перед смертью сумел телепатически связаться с ней и сообщить... Да. Его отдали Повелительнице Иу. Она съела человека, и в ее организме произошло биологическое копирование. Перед Ренти стояло тридцать девять копий ее собственного отца...
От этой мысли в голове зашумело, в глазах засверкали звезды, и она упала, теряя сознание.

Клоны, телепатия... Ренти вдруг ощутила словно кто-то находится рядом. Она открыла глаза, и увидела перед собой нескольких парней. Одинаковых, как...
"Вы слышите?" − спросила она.
"Кто ты?" − возник внутренний голос.
"Я Ренти Белла."
"Но почему ты с нами здесь? Ты же не похожа на нас!"
"Я похожа. Мы принадлежим одному виду. Просто я старше вас."
"Тогда, почему ты нас не любишь?"
"Я люблю вас. Я люблю!" − Ренти едва не взвыла.
"А почему нас никто не слышит другой?"
"Потому что остальные другие. Почему вы дрались?"
"Они не поверили. Они сказали, что мы врем, что все слышим друг друга."
"Вы и сейчас все слышите меня? Все до одного?"
"Да. Когда ты сказала прекратить, мы все услышали. Это было странно. Ты говоришь иначе, не так как все мы."
"Потому что я старше. И я хочу, что бы вы приходили ко мне. На уроки."
"Но ты говоришь там все время одно и то же. Это так неинтересно."
"Я изменю все. Я уже поняла, что ошибалась."
"Ты ошибалась?" − возникло удивление.
"Каждый может ошибаться. И я тоже. Я во многом ошибалась. Но теперь. Теперь не буду."
"Ты не будешь нас ругать за то что мы подсказываем друг другу на уроках?"
"Вы? Так вы подсказываете?"
"Это получается само. Мы слышим все, кто что думает сразу."
"Ладно. Но вы все же должны учиться. Все. И как можно лучше. Прошу вас. Это нужно для вас же."
"Мы будем учиться."
"Хорошо. И я буду учить вас. Всему, что знаю. И... Все будет иначе. Все. Я обещаю."


− Я думаю, вам больше нечего делать в нашей школе, − сказал директор на следующее утро.
− А я так не думаю, − ответила Ренти.
− Даже так? Вы еще на что-то надеетесь?
− Вы сказали одна неделя, а не один день. Может, я ослышалась позавчера?
− Как угодно. Какая разница, будете вы в пустом классе или вообще нигде. Пожалуйста...

Первый же урок начался с того, что в класс пришло несколько детей. Детей Ренти.
− Я буду говорить не так как раньше, − сказала Ренти на своем языке и мысленно произнесла то же самое. − Вы теперь будете понимать все слова сразу. Вы ведь понимаете?
− Да, − ответили голоса.
− Вот и хорошо. Я расскажу вам сегодня не о языке. Я расскажу о другом мире, о планете, которая находится далеко-далеко отсюда, у другой звезды. Вы смотрели на небо?
− Да!
− Вот там, у одной далекой-далекой звезды есть другая планета, другой мир. И там родилась я. Там родился мой отец, и мы жили долго и счастливо. А еще мы летали в космос. Мы летали меж звезд, искали новые планеты, и вскоре оказались около этого самого мира. Здесь произошло несчастье. Мой отец погиб, а я оказалась на планете, и у меня нет корабля, чтобы лететь домой. Я не смогу туда попасть. И, думаю, вряд ли смогу. Мне было очень плохо из-за этого. Я была почти сама не своя и никого не видела вокруг. Видела, конечно, но пропускала мимо, как некоторые ученики пропускают мимо ушей уроки. − В классе раздался смех. Ренти тоже улыбнулась. − Но все теперь не так. Я встретила вас. Я поняла, что вы принадлежите моему Роду, и теперь я буду учить вас всему. Всему что знаю.
− Так мы из твоего Рода, а не из Рода Иу?
− Вы из моего Рода... − ответила Ренти. − А Иу − ваша мать. Я в это не верила сама, но теперь я верю. Я поняла, что здесь нет никого кроме нее, кто мог бы произвести вас на свет. Вы принадлежите моему Роду, но Иу ваша мать...


− Я наверно, сплю, − произнес Первый Учитель.
− Что там? Что она говорит?
− Если бы я понял. Они говорят на своем языке. Она несется так что...
− Они что, все понимают?
− По-моему да. Тут даже смеются над чем-то...
− Вот черт, похоже, мы сами что-то упустили. Но почему они вчера не пришли никто?
− Не знаю. Я думаю, надо сообщить об этом Иу.
− Да, − ответил директор. − Я сам сообщу Повелительнице...


Тигри сидела в классе и развесив уши слушала слова Ренти Беллы. Они были совершенно непонятны, но вливались так, словно имели смысл... Ученики через некоторое время начали говорить сами, и в классе начался бардак.
− Да тихо вы! − выкрикнула Тигри.
− Ты чего слушаешь?! Она спятила и говорит сама не понимает что!
− Кто не хочет слушать, идите вон! − проговорила Тигри.
Класс почти весь поднялся и скрылся за дверями.
Тигри осталась одна среди "лысых". Ренти Белла остановила свои слова и взглянула на нее.
− А ты чего же не ушел? − спросила она на обычном языке. Оставшиеся дети засмеялись и тут же смолкли от одного движения руки Беллы.
− Я конечно понимаю... Что я не понимаю, − произнесла Тигри. − Только одного не понимаю. Почему ты сразу не объявила, что они язык ваш знают? Разделили бы классы не вдоль, а попрек, и учились бы все нормально, а не по-идиотски!
− А именно так и было, до того, как меня с ними в вашу идиотскую школу не засунули! − произнесла Ренти Белла.
− Какие мы бедные и послушные. Аж жуть берет. Язык то что, отсох бы, после нормальных объяснений? Можете продолжать урок, Ренти Белла. Но мой вам совет. Объясните все директору, а не дуйтесь как не знаю кто! − Тигри поднялась и покинула класс...

На третий день все началось с очередного разговора Ренти и директора. Тот вел себя достаточно сдержано. После чего объявил о новом разделении классов именно на уроках Ренти Беллы. Тридцать девять детей на ее уроке теперь были вместе, а оставшиеся ученики были разобраны еще на три класса, которые были вменены Учителю как нагрузка....


− Привет, далеко бежишь? − спросила Тигри, останавливая парня.
− Я тебе какое дело? − спросил тот, отскакивая.
− Да никакого, просто познакомиться захотелось. Тебя как звать?
− Иргит.
− Вот это да, ты не шутишь?! − воскликнула Тигри.
− Какие еще шутки, ты чего, издеваешься?! − воксликнул тот, пытаясь уйти.
− Да ты послушай. Меня зовут Тигри.
− Ну и что?! Мне какое дело?!
− Понятно. Ты, наверно, из среднего, а не из максимального, раз не понимаешь.
− Не приставай ко мне! − выкрикнул тот и убежал, наконец.
− Тоже мне прыщ, − фыркнула Тигри. Парень этого уже не слышал, а Тигри развернулась и едва не наткнулась на Ренти Беллу, что оказалась перед ней.
− К детям пристаешь? − произнесла та.
− Да-да. Я к нему пристал. − Тигри нарошно заговорила на языке, что преподавала Ренти Белла. − Можете Повелительнице пожаловаться за то что я вас обижаю! Тоже мне Учитель! Гнать таких в шею надо, которые одних учеников учат, а других не хотят!
− Ты-ты откуда таких слов нахватался?! − воскликнула Ренти Белла.
− От верблюда. Да-да. От него родимого, того, что на вашей планете плюется, а на нашей они и не водятся!
Тигри обошла женщину и пошла прочь.
− Стой! − выкрикнула Белла. − Стой! − Она достала Тигри и схватила ее за руку. − Ты откуда язык знаешь?! Я не учила вас такому!
− Да-да. Именно, − усмехнулась Тигри. − Зачем мне такой Учитель! − Тигри ткнула в Ренти рукой. − Проще взять книжку и выучить! И нервы целы, и верно все!
− Какую еще книжку?
− Ты с Луны упала? Поди в библиотеку, да посмотри, какую! Учитель блин! Даже не знает какие книжки в библиотеке есть! Интересно, кому из нас десять лет, мне или тебе?
Тигри ушла, а Ренти Белла отправилась в библиотеку...


Она почти не верила, когда обнаружила там учебник своего языка. Ренти листала его и поражалась. Такое можно было сделать только имея прямую связь с людьми ее мира!...
Она взяла книгу и ничуть не раздумывая отправилась из школы в Центр. Иу приняла ее, и Ренти потребовала объясний о том, откуда взялся этот учебник, каким образом он мог появиться, когда по словам Иу в этом мире никого кроме нее и детей не было?!
Иу молчала какое-то время, затем вызвала своих людей. Те добрались до редакторов книги, и уже сам редактор предстал перед Повелительницей через час. Вопрос был переадресован ему.
− Я не понял, а проблема то в чем? − спросил тот удивляясь. − Мне на голову рухнул целый инопланетный корабль с кучей книг и всякой мути. Я нанял лингвиста, он мне весь язык на блюдечке через пару лет принес. А там не только простые книги были, там и книги с информацией первого контакта нашлись и видеозаписи и все... Мы еще пять лет назад научный симпозиум по этому поводу проводили.
− Очень хорошо, − ответила Иу. − Надеюсь. Ренти Белла довольна объяснениями?
− Кто?! − воскликнул редактор и обернувшись взглянул на стоявшую рядом женщину. − О черт, это же!...
− Продолжайте, кто это? − сказала Иу.
− Это дочь командира того корабля.
− Командир был Родителем? − удивилась Иу.
− Да нет. В общем да, но у них все не так, Повелительница. У них каждый второй может родить, и каждый считается родителем. Как у растений...
− Хорошо. Думаю, вопросов больше нет?
− Есть, − произнесла Ренти. − Я хочу видеть все документы с того корабля! Все! Оно не может принадлежать вам!
− Как это не может?! − воскликнул редактор. − Он ко мне во двор грохнулся! Все разворотил, все уничтожил, и я не имею права?!
− Прекратите споры! − зарычала Иу. − Вы отдадите ей все. И получите компенсацию. Это мой приказ. Ясно?!
− Да, Повелительница. Ваш приказ... − человек поклонился ей.
− Еще есть претензии у королевны? − зарычала Иу, глядя на Ренти Беллу. Та опешила. − Молчишь? Значит нет. Свободны оба.


Ренти сидела над грудой записей и плакала. Воспоминания давили, и еще больше казалось то совершенно дикое, чудовишное ощущение одиночества. Даже множество детей, что были рядом не помогали от него избавиться.
"Ренти, что с тобой, ты опять обижаешься?" − возникла мысль.
"Я вспоминаю своего отца. Я не могу его забыть."
"Ты говорила, что он давно умер, а сейчас думаешь, что он рядом."
"Рядом его вещи и записи. Он и ваш отец."
"Мы тоже должны плакать как и ты?"
"Нет. Вам это не нужно. Вы совсем еще маленькие. И вы его не знали."
"Нам грусно из-за тебя. Не плачь, пожалуйста."
"Ладно. Я постараюсь."


− Ты знаешь, Тигри, а эти лысые сильны как черти, − сказал Марко. − Ты не замечал?
− Они сильны? Нет, не замечал.
− Ну ты посмотри на физре.
− Ладно. Гляну. Они вообще не от мира сего. Вроде учимся вместе, и все равно.

Урок физкультуры начинался просто и легко. Как всегда, пробежка, затем упражнения. Тигри смотрела на то, как бегали девять одинаковых детей. Да, конечно, не слабо... Тигри пробежала вперед, нагнала их и ткнув одного крикнула:
− Догоняйте!
Они мчались за ней. Тигри набрав темп обошла всех учеников, выскочила вперед и бежала по кругу. Она едва не смеялась, хотя толпа из девяти детей действительно вышла вперед...
Послышался свисток учителя, он замахал лапами и встал на дороге перед Тигри. Она остановилась. затем рядом оказались девять учеников.
− Что это еще за фокусы, Тигри?! − зарычал дракон-физрук.
− Они сказали, что бегают быстрее всех, вот я и показал, что врут!
− Мы не говорили этого нигде! − воскликнул один из девяти.
− Да уж прямо, − усмехнулась Тигри. − Иргит так не говорил!
− Не говорил я! И все это знают! − воскликнул Иргит из толпы. Кто из них кто, увидеть было сложно.
− Мы все знаем, не говорил он! − заголосили ученики.
− Угу. Крутая у вас компания, ребята. Он не говорил, но всем вам уже рассказал, что именно он не говорил! − рассмеялась Тигри. − Кого хотите обмануть?!
− Ты, драконище, еще пожалеешь об этих словах!
− Да неужели? Вы и в десятером меня завалить не сумеете! Спорим?!
− Прекратить! Прекратить! − зарычал физрук. − Тигри, ты желаешь себе неприятностей?!
− Неприятности за правду, это хорошие неприятности. Выбирайте. Мы деремся сейчас, под вашим присмотром, или деремся потом, когда никто не увидит! Ну?!
− Я сказал, нет!
− Как хотите. У нас целый день впереди. − Тигри взглянула на девятерых. − Вечерком еще встретимся!
Попытка учителей помещать драке ни к чему не привела.
Тигри ушла от слежки и встретилась таки с "лысыми". Они пришли не просто вдевятером. Они пришли все, и Тигри усмехнулась. Впрочем, ей было явно не до смеха. Эти тридцать девять могли и все вместе налететь.
− Я вижу, честных борцов среди вас нет, − произнесла Тигри. − Ну что же, нападайте!
Драка оказалась почти странной. Несколько парней налетели на Тигри с разных сторон, она увернулась и одним ударом сшибла троих, после чего они не поднялись.
− Ты убил их! − завыли голоса. − Убил! Бей его!
Они бросились все вместе и началась свалка. Еще десять парней свалились на землю без сознания, но остальные завалили Тигри и теперь били ее не щадя.
− Прекратить! Прекратить! − завыл голос.
Тигри ощутила лишь как толпа отхлынула от нее, затем она увидела Ренти Беллу...
− Дьявол... − произнесла Тигри, и сознание ее ушло.

Они лежали в лазарете все вместе. Тигри, рядом пятнадцать "лысых". Почему пятнадцать, а не тринадцать, Тигри поняла чуть позже. Оказалось, что во время драки, сама Ренти Белла набросилась на детей и отбросив нескольких с криками "прекратить", пару покалечила не рассчитав силу.
Мимо постелей прошелся врач. Тигри почти не ощущала, что ей требуется находиться здесь, но врач не дал ей встать, заставив лежать. Время уходило, Солнце исчезло за окном, и наступила ночь.
Тигри лежала в полутьме и засыпала, а в сознании словно говорил чей-то странный тихий голос.
"Вы должны прекратить все драки. Никаких конфликтов!" − говорил он на едва понятном языке, но Тигри почему-то его понимала. − "Вы же могли его убить!"
"Он сам напросился!"
"Сам?! На драку со всеми вами?! Я поверю, что он напросился на драку с одним, но не со всеми! И вы не должны так делать! Не должны! Вы должны быть честны!"
"Он сам..."
"Не он, а вы! Вы виноваты в этом! Вы не должны были даже поддаваться на подобные провокации! Вы повели себя как бесчестные слюнтяи, которые только вдесятером на одного сильны! Так нельзя!"
"Нельзя?! А если нас будут убивать по одному?!"
"Кто вас убивал здесь? Кто?! Вы здесь, в этом мире не для того, чтобы драться!"
"А для чего? Зачем мы здесь?"
"Вы здесь для того, чтобы жить. Чтобы нормально жить. Они другие, но они разумны! А все разумные друг другу братья!"
"Ты не говорила такого раньше, Ренти. Ты говорила, что они убили наших людей!"
"Да, они их убили. Но они же и породили вас. Ваша мать − Иу. А ваш отец − мой отец. Он умер здесь."
"Он не умер. Ты говоришь неправду!"
"Иу съела его, что бы родить вас."
"Как это съела?! Она что, людоед?!"
"Да. И вы не должны об этом говорить никому! Вам это ясно?!"
"Но почему?"
"Потому что будут только проблемы. А нам проблемы не нужны! Мы должны жить, а не умереть! Наша цель − вернуться в наш мир. И для этого вовсе не обязательно всей шоблой детей избивать!"
Странный странный голос вливался в сознание. Тигри словно чувствовала его, но не говорила сама. Она слышала ответы, и вскоре поняла, чьи это голоса. Это говорили Ренти Белла и дети. Те самые, "лысые"...

− Подъем! Подъем! − закричал голос.
− Тихо ты идиот! − выкрикнул другой. − Здесь же раненые!
− В зад раненые! − засмеялся первый.
− А ну брысь, шпана! − зарычал голос взрослого, и за дверью послышался шум. Дверь открылась, в нее вошел врач, и первым делом подошел к Тигри.
− Я могу встать, доктор? Или мне прохлаждаться дальше?
− Вставай, коли хочешь, − ответил врач и прошел к остальным.
Тигри поднялась и едва не завыла. Боль пронзила бок, но она вытерпела.
− Да ты терплячий совсем? − усмехнулся врач.
− Давайте не будем, доктор. Не цирк же, а?
− Ладно, Тигри. Выбирай сам, остаешься или идешь куда хочешь, − врач уже осматривал первого "лысого". − Лапа у тебя тяжелая, Тигри, мог бы и полегче, дети же! − воскликнул он вдруг раздраженно.
Тигри прошла к нему и взглянула на парня.
− Вы повели себя как бесчестные слюнтяи, которые только вдесятером на одного сильны, − произнесла она, глядя на парня. Тот дрогнул от ее слов. − Ну так что, будем друзьями или будем драться снова? Решайте же! Вопрос то детский!
Словно шорох пронесся в голове. Тигри не поняла, что он означал, а пацаны в палате переглядывались друг с другом.
− Ладно. Когда решите, тогда и скажете, − сказала Тигри и ушла.


− Вы должны понять одну вещь. В мире есть зло и есть добро. Вы обязаны служить добру! Вы люди, вы разумные. И только добро может быть нашей целью! А зло, это цель преступников и негодяев. Тех, кто желает сделать плохо своим братьям. Вы не желаете зла себе, не желаете его своим братьям. Вы не должны желать зла и им! Потому что они ваши братья. Они... Ваша мать Иу, и их мать Иу. Вы − братья... − Ренти Белла замолчала из-за возникшего шума. Дверь в класс раскрылась и в него вошел Тигри.
− Директор разрешил мне перейти в ваш класс, чтобы язык учить, − сказал он свободно на языке Ренти и сел за первую свободную парту.
− Тигри, здесь мои дети. И я хочу говорить с ними без посторонних. Пойди и скажи директору, что ты возвращаешься в другой класс. Если ты понимаешь, конечно.
− Я понимаю, конечно, − ответил тот. − Но иногда и объяснять надо. Прямо, а не криво. И втолковать своим детям, что их здесь тридцать девять. А нас здесь семь тысяч. Я мог бы свистнуть, и вас раздавили бы как червей. Только я этого не сделал, пришел один, а вы явились всей толпой, как самые грязные слюнтяи!
− Я им уже объяснила это.
− Я этого не видел. Не видел, чтобы они повинились, не видел, чтобы они поняли. Они не поняли. Они языка не понимают. − Тигри вышла в центр перед доской и взглянула на детей, затем обернулась к Ренти. − Я несколько раз пытался подружиться с вами. Просто. Очень легко. Это элементарное действие, которое может совершить каждый из нас. Но вы, похоже, не способны на него вообще. Вы смотрите на меня зверем, так словно я виновен во всех ваших бедах! У вас видите ли людей поубивали! Интересно знать, вы хотя бы раз слышали упреки с нашей стороны, скольких людей убили вы? Слышали?
− Мы не убивали, − произнесла Ренти.
− Ах не убивали! Какое благородство! С какой же это стати, их захватывали тогда? Ну? Объясните мне! Зачем хватать невинных людей?! − Тигри прошла к Ренти и всунула ей под нос маленький клочок бумаги. − Это так тебе для справки. Чтобы ты знала, кто и сколько убил...
− Но мне никто этого не говорил! − воскликнула Ренти, прочитав сводку о смерти двух взводов, оказавшихся под огнем пришельцев...
− Почитай и подумай как следует. Зачем Повелительница с вами возится?! И не пытайся считать, что ты секретов знаешь тьму, ни фига ты не знаешь! Ты никто. Просто так, зверь с Луны свалившийся. Так что давай. Доказывай свое благородство дикарям. И учи своих детей дальше. Шоблой на одного. Из-за угла нападать. Очень эффективно будет.
− Я такому их не учила!
− Да ну!.. − усмехнулась Тигри. − В ваших генах это прописано да?..
− Да ты... − Ренти запнулась.
− Помнишь, в прошлом месяце, мы все тестирование проходили. И ученики и учителя. Одним разом. Какой у тебя индекс вышел, а?
− Это мое дело, а не твое.
− Боишься сказать, да? Извини, но у нас не принято об этом молчать. Мне директор сказал сразу, что у тебя 711 пунктиков.
− Можно подумать, что у тебя их больше! − Не выдержала Ренти.
− Жизнь такая штука, понимаешь ли... Природа очень причудлива. И раздает ум совсем не по ровну. Ты не падай пожалуйста, а сядь сначала. И я тебе скажу. − Тигри просто толкнула Учителя в кресло. − 7849 у меня, понимаешь?
− Но это невозможно!
− Возможно. Реакция у меня драконовская, понимаешь? Ты знаешь, я сначала и не поверил, что 711 у тебя. Думал, может 7110, и ошибка там. Так нет. Мне директор прямо сказал, что ты на самом деле то глупая. И учителем ты здесь только по требованию Иу. А он тебя выкинул бы сразу, не будь...
Тигри остановила свои слова.
− Пока, Иргит, − сказала Тигри, махнув рукой. − Уж не знаю, кто именно из вас с таким именем. Но весело, когда читаешь мое имя задом наперед и получается... Иргит.
Тигри покинула класс, хлопнув дверью.
− Почему он к нам пристает? − спросили дети. − И уроки свои прогуливает!
− Черт его знает, почему, − ответила Ренти...


Тигри вошла в зал, и тут же нарвалась на голос Иу.
− Тигри, ты почему не на занятиях?!
− Ты извини, мам, что я... − Тигри замолчала, глядя на людей, переносивших яйца. − Ладно, я отвернусь, но у меня разговор, мам.
Тигри прошла к Иу и села перед ее носом.
− Мне действительно надо там учиться, да?
− Да.
− Но я же выучила давно весь курс. Всю библиотеку облазила. Зачем дальше то?
− Ты хочешь получить диплом и идти учиться дальше?
− А почему нет? Потому что мне одиннадцать, а не пятнадцать?
− На счет диплома не мне решать. Спросишь у директора.
− Я говорила с ним, он сказал, с тобой говорить.
− Чушь. Ладно, я сама с ним переговорю, а там будет видно. Ты только из-за этого пришла?
− Нет. Я не знаю, что думает эта Ренти Белла, но ее дети...
− Они мои дети, Тигри.
− Я понимаю. Но они ненормальные. Они только сами с собой и больше ни с кем. Это же неправильно, а!
− Да, это неправильно. Но не раскидывать же их по разным школам совсем?
− Я не знаю, может, это бред, но они общаются друг с другом мысленно, мама.
− Как это мысленно? Тигри, ты не шути так.
− Я не шучу. Я это видела. Они не говорят друг другу ничего, а потом оказывается, что все все знают! Ты видела такое?
− Думаю, тебе просто показалось.
− Может быть. Но это надо проверить.
− И как же проверить?
− Я не знаю. Заставить их выдать себя. Взять одного, увезти его куда-нибудь, так чтобы он узнал куда. Если эти все за ним явятся, значит, мысленно передают...
− Брось эти глупые мысли, Тигри. Мысленно общаются только в фантастических книжках.
− Ну да. Они там и в космос летают на другие планеты, а эти...
− Тигри...
− Ладно, мама. Я не буду. Пойду я.
− Иди. И не бегай с занятий!..


Тигри ушла. Иу еще лежала на месте, пока люди не закончили процедуру с выемкой яиц. Затем все стихло, и она вызвала Мальмиду.
− Есть у меня к тебе одно очень деликатное дело, Мальмиду, − сказала она.
− Да, Иу. Кого-нибудь пришить или съесть?
− Да кончай ты муть пороть! − зарычала она, столкнув его на пол. Мальмиду усмехнулся. − Речь о Тигри. И о Ренти.
− Не дружат да? И не будут, по-моему.
− В общем так, Мальмиду. Надо устроить что-то вроде похищения. Понимаешь?
− Ренти или Тигри?
− Тигри и нескольких тех детей.
− И наших несколько?
− Да, можно. Но похитители должны будут требовать выкуп за пришельцев, понимаешь?
− Конечно. Надо подумать, как. И еще, в конце то что?
− Они должны быть освобождены.
− А похитители? Убиты?
− Разыграть нельзя убийство, что ли? Мальмиду?
− Ладно. Я понял все. Надо приглашать спецов, да план строить.
− Приглашай...


Кто-то свистнул. Тигри обернулась и увидела человека за оградой.
− Эй парень, не подойдешь, вопросик есть.
Тигри прошел к ограде с некоторым удивлением.
− Чего? − спросил он.
− Ну чего, через забор говорить будем? Неудобно как-то.
− Чего неудобно-то? Вон калитка рядом! − Тигри словно чувствовала подвох, но не понимала в чем.
Человек прошел туда и остановился. Тигри так же прошла.
− Ну чего? − спросила она.
− Ты дорогу не знаешь? Как к складу школьному подъехать?
− Ты что, не учился в школе, что ли? Вон въезд, вон склад! − Тигри показала их рукой.
− Макс, идиот, ты долго будешь возиться?! Спросить не можешь где?! − послышался чей-то голос еще. Тигри обернулась и увидела за кустом машину.
− Вон там ваш склад! − сказала она, показывая.
− Слушай, парень, залезай в кабину, покажешь куда ехать! − воскликнул второй. − А то этот козел ничего не знает!
− Я знаю! − выкрикнул второй.
− Да пошел ты со своим знанием! Тоже мне ученый нашелся!.. − выкрикнул человек
Тигри усмехнулась.
Она прошла к машине и села в кабину.
− Вперед и направо, − сказала она шоферу.
Тот поехал вперед, по пути отмахнулся от напарника и через минуту въехал в нужное место.
− Ну? Все? − спросила Тигри, усмехнувшись.
− Все, − зарычал голос позади. Тигри вскрикнул, когда лапа дракона выдернула ее с сиденья и утащила в фургон.
− Отпустите меня! − завыла Тигри, но ей заткнули род, и она не смогла больше ничего сказать.
− Все тихо, − произнес дракон. − Шпиндель, вперед!
Тигри плохо понимала, зачем все это надо, но похищение Повелительницы Рода могло иметь какое-то значение, если это враги... Она не могла ничего сказать.
Через несколько минут в фургоне оказались еще двое учеников, а затем и трое "лысых".
− Вот эти нам нужны! − зарычал дракон, показывая на лысых.
− А с этими троими что?
− Ничего. Берем с собой, профессор решит на месте, что.
− Может, выпустить? Дети же...
− Болван! Чтобы они всем рассказали о нас?! Вперед, пока никто не видит!
− Куда? Тут же школа...
− Назад, идиот!...
Исполнители были явно не в почете у Природы при раздаче мозгов. Половину дороги они ругались, но вскоре умолкли.
Машина проехала через город, выехала на шоссе и продолжала движение. Она остановилась только к вечеру. Шестерых детей выгрузили и посадили в клетки.
− Вы идиоты! Выпустите нас! − закричала Тигри. − Я Тигри, Повелительница Рода!
− Полоумный, − фыркнул дракон, показывая знак сумасшедшего.


Иу лежала посреди зала. Вновь, как много-много раз, люди вынимали яйца и уносили в инкубатор. Иу охватывала тревога при виде этого действия. Она чувствовала, что что-то не так, но ей не говорили.
− Мальмиду, я чувствую, что происходит нечто, о чем мне никто не говорит. Я не знаю, что это, но... − Иу взглянула прямо на дракона. − Ты должен сказать. Все, Мальмиду!
− Хорошо. Ты все равно узнала бы. У тебя снизилась рождаемость, Иу. Поначалу, мы думали, это временно, но снижение теперь очень хорошо видно, по отношению к максимальному числу родившихся в день, она в четыре раза меньше. И число снижается каждый день, Иу...


Земля дрогнула. Снаружи послышался вой, затем грохот. Где-то странным образом застрекотало нечто, мерным почти оглушающим звуком, после чего возникло множество глухих ударов...
За решетками возникло волнение. За дверями послышались крики. Затем грохот, и через несколько секунд в зал с клетками ворвались вооруженные солдаты.
Тигри проснулась от шума, и тут же вскочила. Ворвавшиеся в подземелье солдаты освободили шестерых детей. Их вывозили из особняка на небольшом автобусе, из которого был виден огонь позади. Горело несколько зданий, позади двигались машины военных. Тигри взглянула на старого дракона, командовавшего солдатами.
− Я уже решил, что вы никогда не появитесь, − произнесла она. − Что было нужно этим идиотам от нас?
− От тебя − ничего. Ему были нужны эти трое, − ответил дракон, показывая на детей пришельцев.
− Надо было этих недоумков оставить там, − ответила Тигри, отвернувшись.
− Очень странное у тебя отношение к своим братьям, − прорычал дракон. − То что они выглядят не так как все, это не причина.
− Причина в том, что они идиоты. Им в ранге для слабоумных надо быть.
− Это не тебе решать.
Тигри не ответила. Больше всего ее злило то, что эти трое за несколько дней, что пробыли в подземелье, не сказали ни одного слова. Вели себя так, словно ничего вокруг не изменилось, словно их не поймали и не посадили в клетку...


В школе почти ничего не изменилось. Шестеро детей прошли небольшой курс восстановления. Их почти сразу разделили, потому что Тигри не желала видеть трех "лысых". Она почти забыла о похитителях и не вспоминала о них. Ее решение было почти непреклонным. Она решила забыть о пришельцах. Занялась учебой и большее время теперь проводила в библиотеке, где готовилась к экзаменам на выпуск из максимального ранга.
Дети вокруг едва верили, что она делала именно это, но по окончании учебного года появилось общее объявление о Тигри, в котором ей назначались экзамены.
Математика, физика, биология, химия, история, география, литература, музыка... Тигри не просто сдавала экзамены на знание предметов. Она показывала свою высшую готовность к продолжению учебы дальше. Некоторые учителя пытались ее гонять по разным темам, но официально каждый экзамен был ограничен во времени, и Тигри не провалила ни одного.
Она сидела одна перед комиссией. Дети, желавшие видеть, как проходит экзамен, находились наверху, за толстыми стеклами и не могли помешать. Они видели ход экзамена, слышали слова и Тигри, и учителей. Они передавались по школьной трансляции.
Прошел почти целый месяц экзаменов. Они проходили плотной группой, по одному экзамену в три дня. День подготовки, день экзамен, день отдых, и так двенадцать раз.
В самый последний день Тигри сдавала экзамен по биологии людей. Она рассказала на отлично все, что знала, ответила на все дополнительные вопросы. Затем комиссия совещалась некоторое время. Тигри ответила еще на пару каверзных вопросов, и Учителя остановились. Им больше нечего было спрашивать. Они понимали, что Тигри знает все, хотя ей и исполнилось недавно всего одиннадцать лет.
− Это был последний экзамен, Тигри, − произнес дракон-директор. − Сегодня-завтра у тебя отдых, а послезавтра состоится церемония вручения диплома. Я рад за тебя, и, надеюсь, ты добьешься очень многого в своей жизни. Иначе и быть не может.
Дракон подошел к ней, обнял и подняв понес через зал. За дверью уже слышался вой. Их встречало множество детей, служащих школы и директор зарычал, призывая к молчанию.
− Пришло время, − произнес он. − Не мало из вас уже знают то что я сейчас скажу, но теперь это должны знать все. Тигри не спроста имеет ум ученого, силу дракона и ловкость рабочего. Пришло время, и вы должны узнать, что Тигри − Повелительница Рода!
Вой затмил все звуки. Кто-то кричал, кто-то выл. Слышались чьи-то голоса о том, что он знал, но они потонули в вое. Теперь все смотрели на Тигри, и она улыбалась.
Для нее это были праздники. Два дня школа ходила на ушах, и никто никому ничего не запрещал. Тигри была в центре внимания. Ее поздравляли, ей приносили подарки, ее слушали, когда она рассказывала что-то о себе, о том как сама узнала о том, кто она. Это было давно, и тогда Тигри как глупый ребенок решила, что ей все дозволено. Но те времена прошли, и теперь она знала на много больше.
Директор вручал Тигри диплом. Рядом оказалось не мало других гостей, среди них находился и Мальмиду служивший матери Тигри. Он принес поздравления Тигри от Повелительницы Иу, и официальное приглашение, по которому Тигри отправлялась в Центр после празднований в школе.
Прочитав эти официальные слова Мальмиду подмигнул Тигри, и она улыбнулась. Все это было только поверхностью, корочкой тех отношений, каковы были между Тигри и Иу.

− Ау-ау-ау! − выла Тигри. Она бегала вокруг школы, и за ней неслась свора детей. Они бесились, играли. В темноте ночи вспыхнул костер, и все прошли к нему. Тигри вновь была в центре.
− Спасибо! − выкрикнула она. − Спасибо! Мы всегда будем вместе! Мы еще увидимся! − Она махала руками. Дети еще не понимали, к чему эти прощания, но вскоре послышался шум. В небе вспыхнул огонь и в стороне от костра опустился вертолет, освещенный множеством внешних огней, что горели на борту. − До встречи! − выкринула Тигри и пошла к машине.
Вертолет поднялся над площадкой. Внизу, в свете огромного костра стояло множество детей и взрослых. Они махали руками улетавшей ввысь Тигри.
Машина сделала круг над ночным городом и опустилась в Центре. Там начиналась новая встреча. Не такая пышная, но не менее важная. Тигри провели через замок и представили Иу. Все действие транслировалось по кабельным видеоканалам. Встречу Повелительницы Рода с Родителем видели все. Весь город, вся страна. Весь мир.
Вновь был праздник, но на этот раз вокруг были только взрослые. Тигри знала далеко не всех, и ей представляли самых разных людей и драконов, руководителей крупных и не очень крупных ведомств страны. С этого момента Тигри получала все права Повелительницы Рода. Иу объявила это, заметив, что Тигри не стоит распускаться и баловаться, потому что за это она может получить наказание и от матери. Сказано было в шуточной форме, и Тигри сама делала вид, что смеется. Но она знала, что это серьезные слова. Впрочем, она не собиралась делать ничего такого, за что мать рассердилась бы на нее...


Ренти Белла ощущала, словно кто-то желает ворваться в ее голову, словно хочет заставить что-то сделать, но она не поддалась. Отпор, что встретил противник, тут же напугал его, и атака исчезла.
Мысль замкнулась, и Ренти поднялась. Кто это мог быть? Кто пытался к ней ворваться в душу?
Послышался шорох за дверью, и Ренти явно увидела детей. Они спорхнули словно напуганные бабочки, но этого было достаточно для возникновения подозрений.
Они? Но почему? И что это означает?
Следующий урок начинался с прямого вопроса, и Ренти наткнулась на стену. Впервые. А, может, и нет? Она помнила это чувство и возникло несколько далеких ассоциаций, когда возникало нечто подобное.
Что это означало? Они не принимали ее? Отчуждались? И что означала та попытка? Ответа не было, а дети смотрели в этот момент на Ренти совсем иными глазами. Она увидела в них холод. Почти безжизненный и жестокий холод.
Нет. Ее отец не мог быть таким!... Он был добр и ласков, он учил Ренти очень многому, в том числе и защите от подобных посягательств. Так что же это? Может, все не так? Может, гены и не определяют сознания? И перед Ренти совсем иное существо. Еще совсем молодое, но сильное и... злое.
Мысль об этом перевернула все.
− Я знаю, что это были вы. Больше некому, − произнесла Ренти. − Зачем вы это сделали?!
В ответ было гробовое молчание. Дети сидели, как прежде, и Ренти смотрела на них, а затем применив старые идеи, высказываемые еще ее отцом много лет назад, попыталась пробить установленную стену.
В ответ возник смех. Они все, как один взвыли и засмеялись. Зло и жестокость, а затем поднялись и пошли на Ренти.
− Вы с ума сошли! Вы!... − взвыла она. Поняв, что надо уходить, Ренти проскочила через класс. Несколько детей попытались ее задержать, но не сумели, и она выбежала в коридор.
Казалось, за ней мчалось чудовище. Вслед неслись злобные проклятия и угрозы. Ренти слышала их! Слышала и не понимала, почему?!... Почему?
Она убегала, и только ноги спасли ее. Чужие мысли отцепились и исчезли, а Ренти поняла, что заскочила в неизвестный ей район города. Она долго ходила по нему, пока не попала в руки полицейских...

− Не знаю, сэр, что это за человек. Даун какой-то. Заявляет, что учит детей, а сам не сумел назвать и имен трех современных ученых... − Слова, наконец, стали доходить до Ренти. − А офицер продолжал говорить с кем-то. − В нашей базе информации о нем нет, поэтому нужна более полная проверка...
Ренти слышала эти слова и поняла, что ее не принимают ни за какую пришелицу. Собственно, так было и раньше, когда она встречалась с людьми.
Она приподнялась, достала бумагу и ручку, написала номер телефона директора школы и свое имя. Кто-то из полицейских подошел к ней.
− Позвоните по этому номеру, и скажите, что у вас здесь Ренти Белла, − сказала она.
Полицейский взял бумажку и прошел к своему начальнику.
− Шеф...

Ренти отправили на военной машине. Люди по непонятной причине не поехали к школе, а остановились в стороне, и Ренти провели в крупный фургон, где оказалось несколько драконов и вооруженная охрана.
− Это их начальница, − произнес кто-то.
− Отлично. Теперь ты прикажешь им сдаться, − зарычал дракон, глядя на Ренти.
− Кому им? − не поняла Ренти.
− Своему зверью! − зарычал дракон.
Ренти закрыла глаза и попыталась связаться с детьми мысленно. Ответ не пришел, но она в жестком тоне потребовала от них сдаться.
"Мы захватили здесь всех, и теперь здесь все наше!" − пришел ответ.
"Вы сошли с ума. Если вы не сдадитесь, вас просто убьют..." − произнесла Ренти.
− Вы здесь спать собрались?! − сбил ее дракон.
Ренти открыла глаза, глядя на него и усмехнулась.
− Не вижу ничего смешного! Если вы не отдадите им приказ, ты умрешь первым!
− Они не подчиняются мне, − произнесла она. − Не верите, можете попытаться связаться с ними и отдать им любой приказ от моего имени.
− Они заявляют, что ты захвачен, что они будут держать заложников, пока мы не выдадим им тебя!
− Вы же видите, что это вранье. Сколько там заложников?
− Семь.
− Всего семь? − усмехнулась Ренти. − Семь! − Она рассмеялась и не удержавшись от смеха повалилась на пол. − У них семь! Семь! − Выла она и смеялась...
Кто-то схватил ее за руку, что-то вколол, и Ренти провалилась в черноту. Она очнулась в комнате. Рядом был врач.
− Вы должны встать и идти за мной, − сказал он.
− Мне некуда идти. − ответила Ренти.
− Не говорите глупостей! Хотите, чтобы вас выволокли отсюда силой?! − заговорил врач с гневом в голосе.
Ренти поднялась. Она прошла за человеком. В коридоре ее тут же окружила охрана, и Ренти проследовала вместе с ней в зал, где сидело несколько военных. Ее усадили перед ними в кресло, и начался натуральный допрос, в котором от нее требовали полной информации о том, чему она учила своих детей, и почему те озверели, и теперь держали в заложниках учителей.
Ренти сама этого не понимала. Впрочем, понять, почему они научились совсем не тому, она могла. Отчуждение возникло в действительности давно. Они не раскрывали ей всех своих чувств. И теперь. Теперь они стали настоящей бандой...
Ренти отвечала лишь, что не знает, а сама витала в своих мыслях...
Громыхнула дверь и голоса смолкли. Ренти медленно обернулась и увидела молодого человека, прошедшего к ней. Человека-абборигена. Что-то в нем показалось знакомым...
− Не узнаешь меня? − спросил тот. − Я Тигри.
Ренти усмехнулась, но через мгновение ей уже было не до смеха. Она оказалась в руках Тигри, и его сила могла только уничтожить ее. Ренти едва трепыхнулась и поняла, что бесполезно.
− Ну так что, ты собираешься что-нибудь делать, или нет?! − произнесла Тигри жестким голосом.
Ренти не сумела ответить. Она внезапно ощутила присутствие рядом иного разума, и ее взгляд сошелся со взглядом Тигри.
"Отвечай, что вам надо?!" − возник голос.
"Мне ничего не надо, это они..." − заговорила Ренти.
Сила, державшая ее, ослабла.
"Они сами? Ты потеряла над ними контроль?"
"Его никогда и не было."
"Свяжи меня с ними. Давай."
Ренти вновь вызвала на связь детей. Впрочем, и не детей вовсе. Она поняла, что там находилось тридцать девять почти взрослых людей со своей волей и своими...
"Ты нам уже надоела!" − возник ответ. − "Мы убьем их! Так и передай. Если они не выполнят условие!..."
"Привет соплякам." − возник новый голос. − "Не узнали меня? Я − Тигри, Повелительница Рода."
"Считай, что ты уже сдохла!" − возник голос. Затем Ренти увидела, как мысленная атака обрушилась на Тигри.
Та словно не сопротивлялась, а затем пошла в атаку и удар еще большей силы обрушился на тех, кто засел в школе.
Прошло около полуминуты. Издали послышался грохот стрельбы, затем кто-то ворвался в штаб.
− Они ведут с кем-то бой! − выкрикнул он.
− Атакуйте с севера и с востока, − приказала Тигри. − Немедленно!

Ее приказ был выполнен. Завязалась новая схватка. На этот раз в бой вступили спецчасти, а через полчаса остатки "воинства" выволокли наружу. Их осталось только одиннадцать. Рядом положили трупы убитых. Заложников отправили в медчасть. Среди них были только раненые.
− Ну что, телепаты, дотелепатились? − произнесла Тигри, встретив оставшихся "лысых". Она говорила на их родном языке, и рядом никто из солдат не понимал слов.
Одиннадцать человек выглядели почти взрослыми. Они по-прежнему были одинаковы, как и раньше.
− Что с ними делать? − спросил офицер, оказавшийся рядом.
− Ясно, что. Под суд. И не считайте их детьми. Они давно не дети.
− Но как суд выяснит, кто из них что сделал?
− Никак. Судите всех по совокупности, как одного. Потому что он один. − Тигри взглянула на пришельцев. − Запомни на всю свою жизнь, зверь. − заговорила она на языке, который люди не понимали. − Еще одна такая выходка, и ты просто сдохнешь. Я приду и убью тебя. − Тигри оставила их и вернулась в штаб.
Ренти уже выводили оттуда.
− Оставьте его, − сказала Тигри, показывая знаком. Женщину проводили назад, а Тигри прошла к Командующему.
− Я не знаю, как вам это удалось, но... − произнес командующий. − Спасибо. Вы нас просто спасли.
− Я училась в этой школе и давно знала, что это за шпана, − ответила Тигри.
− А почему вы сказали оставить его? − спросил дракон о Ренти.
− Потому что он отправится со мной. − Тигри взглянула на женщину. − Иди за мной. − Тигри отправилась на выход.
− Вам может потребоваться охрана.
− От кого! − рассмеялась Тигри и вышла.
Рядом остановилась машина, и Ренти Белла села в нее по знаку Повелительницы Рода.

− В университет, − приказала Тигри шоферу, и машина помчалась через город.
Они сидели рядом молча. Ренти не знала, что говорить, а Тигри раздумывала о чем-то своем и смотрела в сторону.
Жизнь казалась невыносимо жестокой и никчемной. Ренти понимала, что она никто в этом мире. Ей не интересуются как инопланетянкой. Чувство было таким, что местные жители никогда не мечтали летать. Это угнетало. Казалось, жизнь проходит в болоте, среди мерзких тварей... Ренти вздрогнула от возникшей мысли, что Тигри, сидевшая рядом, слышала ее мысли. Но Повелительница Рода даже не пошевелилась.
Машина пересекла город, въехала в ворота очередного особняка, оказавшегося на пути, и остановилась около парадного въезда.
− Маун, о чем ты думаешь? Я сказала в университет, а не домой! − возник голос Тигри.
− О, простите... − произнес тот и начал разворачивать машину.
− Прощаю. И не забывай, куда едешь, − сказала Тигри.
Машина выехала из особняка и направилась дальше. Через две минуты она остановилась на площади перед крупным зданием, в котором угадывались контуры Университета. Было странно, что здание не похоже на то, что изображали во всех рекламных проспектах...
− Выходим, Ренти. Или ты тоже спишь? − послышался голос Тигри.
Ренти обернулась к окну, за которым уже стояла Повелительница Рода. Сопротивляться? Глупо. Да и нечему сопротивляться, не было никакого насилия... Это больше всего угнетало, казалось, это верх издевательства.
Машина уехала, когда Ренти покинула ее.
− Тебе повезло, что Иу нет сейчас в городе, − сказала Тигри. − Иначе, ты была бы сейчас у нее. И не знаю, что с тобой стало бы.
− Что ты хочешь со мной сделать? − спросила Ренти.
− Ничего. Я поняла, что ты их не контролировала. Считай, что я увезла тебя от суда. А что ты будешь делать дальше, решай сама. Либо ты останешься со мной, сама останешься, а не из под палки. Либо катишься отсюда на все четыре стороны. Куда угодно.
− Вас не задевает то, откуда я прилетела? − спросила Ренти.
− Нас это задевает. И даже очень задевает. Только ты либо дура, либо тупая. Ты не понимаешь, что если бы нас это не задевало, тебя выкинули на улицу за твой непревзойденный тупизм еще двадцать лет назад, или пятнадцать, сколько там?.. И я увезла тебя только потому, что ты не такая как те. А тебе кажется, что мы должны вокруг тебя толпой ходить? И ученым нашим думать только о тебе и больше ни о ком, да? Чтобы узнать тебя, у нас достаточно других примеров. Десяток с лишним трупов в морозилке биофака. Изучай сколько хочешь. И даже по частям, там есть такие, у которых голова на севере, ноги на юге. Может, ты думаешь, что мы тебя не знаем? Ты от них не отличаешься. Разве только тем, что ты жива еще, а они сдохли из-за своего тупизма. Тебя удивляет, что мы не допрашиваем тебя, не выпытываем секреты космические, да? А ты их знаешь, Ренти? По-моему, ты их не знаешь. Разве что так, по макушкам, которые нам давно известны и так. Будь в тебе что-то, чего не было бы у нас, ты это нашла бы сама. И, не была бы дурой, использовала бы, чтобы поднять себя в обществе. Но ты этого просто не сумела.
− А ты сумела? Ты получила все только потому что оказалась... − Ренти умолкла.
− Поняла, что ляпнула? Именно, что я оказалась. Кем оказалась, там и нахожусь. Ты тоже оказалась не слабо. Только вот хочешь, чтобы тебя ценили как неизвестно что. Было время, тебя ценили. И даже очень. Иу еще тогда отдала приказ не прикасаться к тебе, даже если ты убьешь кого-нибудь. Но ты сама себе выдумала непонятно что, и сидела в клетке.
− Ты хочешь сказать, что меня оттуда выпустили бы?!
− Не выпустили бы. Однако, чисто физически, тебя никто не задевал. А дальше, будь ты поумнее, ты нашла бы способ как повести диалог, и не торчала бы в яме как дикий зверь, не понимающий языка! Это ты себя туда загнала. Своими истериками и тупизмом. Ты сейчас то понимаешь, из-за чего ты тогда выла как идиотка?! Тебя выпустили, когда стало ясно, что ты представляешь угрозы не больше чем даун неприрученый.
− Меня выпустили, когда...
− Можешь не рассказывать. Я знаю всю твою историю, Ренти Белла. Мне мать рассказывала все. Еще тогда, когда я пыталась стать вам другом, да вы не пожелали. Ты ведь этого и сейчас не желаешь. Просто не желаешь и все, из-за тупизма своего.
− Я знаю, что это невозможно.
− Твои знания, вон там, − ответила Тигри и пнула какой-то камешек, что попался под ногу. − И стоят они не больше.
− Тогда, какого черта ты ко мне привязалась?! − выкрикнула Ренти.
− Я тебе все сказала. − Тигри пошла от нее. − У тебя четыре дня на раздумывание, − проговорила та, разворачиваясь. − Четыре. Через четыре дня я уезжаю на практику далеко-далеко. И ты, либо поедешь со мной, либо останешься. Останешься, значит все. Больше мы не увидимся, и я забуду о твоем существовании. Ты единственный даун, на которого я еще обращаю внимание, Ренти. И шанс остаться со мной, а не оказаться на помойке, у тебя сейчас только один. − Тигри ушла. Просто убежала.


− С кем это ты говорил, Тигри? − спросил Рохагар. − Я видел в окно, Ты с ним вместе приехал, а потом оставил его.
− Это даун, − ответила Тигри, проходя через лабораторию. − С чего это ты спрашиваешь?
− Да так. Странный он, не видел никогда таких... А что это ты с даунами возишься?
− Ничего. В школе были вместе, вот и все.
− И настроение у тебя явно не того. Из-за него, что ли? Тигри, ты это бросай такие фокусы.
− С каких это пор ты меня опекать вздумал, Рохагар? Может, ты дракон, а не ученый, а?
− Рабочий я, − фыркнул тот усмехаясь. − Дело делать собираешься?
− Успокойся. Еще десяти минут не прошло, а тебе результат подавай. Ну, на, бери! − Ренти включила передачу, и с ее прибора пошел сигнал, который тут же "взорвался" кучей ложных сообщений об обнаружении самых разных веществ в образце...
− Ну ладно, ладно! − воскликнул Рохагар. − Не мути мне здесь, и так ничего не понять!
Работа вскоре началась, как обычно. Тигри в последние дни находилась в помощниках у Рохагара. Тот не имел понятия, что рядом с ним Повелительница Рода, а не молодой студент, как он думал. Не знал Рохагар и того, что Тигри уже несколько месяцев назад защитила свой диплом и теперь работала в аспирантуре просто, чтобы дождаться обычного времени поступления.
− Эй, студент! Не заснул еще? − спросил Рохагар.
− А что такое? − фыркнула Тигри.
− Бросай все, идем обедать.
− Че, так все и бросать, разобьется же!
Рохагар прошел к Тигри и несколько удивился. "Студент" сидел с кусочком стекла и выделывал из него с помощью огня что-то такое...
− Что это ты делаешь? − удивился Рохагар.
− По-научному, это называется скульптура, − ответила Тигри, взглянув на Рохагара. Она закончила, остудила стекло и поставила кусочек на полку рядом с множеством других похожих поделок.
− М-да. Тебе явно заняться нечем, да?
− Не понимаешь ты ничего, − усмехнулась Тигри. − Идем обедать что ли?
− Идем.

Пролетели четыре дня. Тигри даже не задумывалась над тем, куда исчезла Ренти. Исчезла, и бог с ней. Не хочет − не надо.
− Ну. Все готово, − произнес Рохагар. − Завтра в дорогу. Думай, студент, чего мы забыли еще?
− Вроде, ничего. Ты так и не сказал, куда едем, − ответила Тигри.
− На запад едем. В Мальервские пустыни.
− Ну да, − фыркнула Тигри. − Ты еще скажи, что мы на облака сядем.
− Может, и сядем. Какая тебе разница-то? Ты же говорил, что хочешь наукой заниматься, а сам... Лепишь из стекла чучела какие-то! Кстати, ты куда их дел? Не с собой упаковал?! Ты это брось!
− Да не дергайся ты. Я их в галерею Таскадо сдал. Там выставка с такими поделками будет скоро.
− Интересно, кому они нужны? − усмехнулся Рохагар.
− Вернемся и узнаем, − ответила Тигри. − Может, даже продадут чего. Прибавка к зарплате не помешает.
− Зарплате? − усмехнулся Рохагар. − Может, к стипендии?
− Стипендия будет, когда учиться начну, а сейчас зарплата.
Рохагар остановился и взглянул на Тигри.
− Эй, так ты что, еще не поступил?!
− Поступил. Все экзамены уже сдал, а учеба начинается почти через полгода. Не будут же для меня одного курсы открывать, а? И чего ты дергаешься? У тебя чья рекомендация на меня?
− Ладно. С конце концов, если что не получится, будет на кого свалить вину, − усмехнулся Рохагар.
− Ты это, дружище, не забывайся. Я и кусаться умею.
− Шуток не понимаешь, что ли?
Тигри поднялся со вздохом и прошел к окну, не отвечая, затем обернулся к Рохагару.
− Слушай, а ты диск "Мергероса" взял?
− Я?.. О, черт!.. Ты откуда узнал то?!
− Ниоткуда. Разведка донесла, − ответила Тигри, усмехнувшись.
− А ты сам то музыку слушаешь какую? − спросил Рохагар.
− Не особенно. Я читаю больше.
− Ладно, мне надо сбегать кое куда... − сказал Рохагар и пошел на выход. − Кстати, я тут видел на днях твоего дауна. Не знаю, он или похожий...
− Где?! − воскликнула Тигри, вскакивая.
− Ну ты... − удивленно произнес Рохагар. − На западной стороне. Слонялся по улице, потом в помойке копался, когда туда что-то выбросили...
Тигри поднялась и пошла к выходу.
− Пойдешь его искать? − спросил Рохагар.
− Какая тебе разница-то? Ты же чувств не имеешь к братьям своим! − фыркнула Тигри и проскочив между стенкой и Рохагаром помчалась к выходу...

Полицейский выслушав слова Тигри несколько косо посмотрел на нее. Тигри не говорила о себе, а говорила только о Ренти Белле, о том, что ее надо найти, что ее видели на помойке...
− Ну, знаете ли. На помойках столько даунов, что нам следить за всеми никакого времени не хватит, − произнес офицер. − Хотите искать, ищите. Можете нанять кого-нибудь...
− А вы, стало быть, ничего делать и не будете? − спросила Тигри.
− У нас хватает и своей работы...
− Мне не хотелось говорить, но видимо придется добавить вам работы, − сказала Тигри и вынула свой знак. Полицейский, увидев его, поднялся и взглянул на Тигри. Теперь он узнал в ней Повелительницу Рода, которую должны были знать все полицейские, и приказы которой должен был исполнять каждый...
− М-мы найдем его. − произнес он.
− Найдете, и сегодня же. Завтра я уезжаю. И никаких силовых действий!
− А если он будет сопротивляться?
− Скажете ему, что его ищет Тигри и желает знать ответ.
− Какой ответ?
− Не важно, какой. Он либо останется, либо пойдет с вами, и вы доставите его ко мне. И не советую это делать силой, потому что я это все равно узнаю.
− Нам незачем нарушать приказ...
− Я просто предупредила, потому что и в полиции недоумки встречаются... Привезете ее ко мне в дом, вы знаете куда.
− Да-да, конечно.
Тигри оставила полицейский участок и уехала. Она сама еще некоторое время ездила по западному району города, но не встретила Ренти. По радиотелефону, наконец, пришло сообщение от полиции, в котором говорилось, что Ренти Белла найден и его скоро доставят в дом Тигри...


Все изменилось. Мир ушел из под ног. Поддержка исчезла так, словно ее и не было. Ренти осталась одна посреди улицы и... оказалась никому не нужной. Совершенно.
В первый день она еще держалась, во второй попыталась найти работу, но ее протестировали в паре мест и отправили восвояси. В третьем месте принимавший что-то просмотрев на компьютере выгнал Ренти сразу, и так повторялось еще пару раз. Ренти в четвертый раз потребовала, чтобы ей объяснили в чем дело. Ответ шокировал. Оказалось, что результаты двух тестов уже были в компьютерной сети, и наниматели просто смотрели их, после чего уже не смотрели на Ренти... Она потребовала провести еще один тест и с треском провалила его, когда оказалось, что неправильно понимала "элементарные" вещи из биологии, не сумела назвать имя известного физика, открывшего радио, неверно определила цвет... Цвет! Ренти едва не всбесилась, когда ей сказали об этом. Какой к черту цвет, когда она другая и видит иначе!.. После этого эмоционального взрыва ее выставили за дверь.
− Иди, получай свою пенсию, даун, и радуйся! − произнес кто-то. − Для тебя здесь нет работы. И не будет!
Какая еще пенсия? Ренти не имела ничего. Она была ужасно голодна и была готова есть все что угодно. На третий день ее уже не остановил вид помойки...

Несколько машин остановились рядом, высвечивая фарами сидевшего в углу тупика человека. Ренти едва не рассмеялась, когда в свет фар попал еще один человек, что оказался в противоположном углу этого же тупика.
Появились полицейские с какой-то бумагой в руке, затем один из них прошел к Ренти и встал не доходя нескольких метров.
− Ренти Белла, это ты? − произнес он. Ей не хотелось отвечать. − Тебя ищет Тигри, − произнес полицейский, и это уже задело. Ренти поднялась. Поднялся и второй человек непонятно от чего.
− Чего она хочет? − спросила Ренти.
− Чего она хочет! − закричал второй человек махая руками.
− Уберите его, − сказал полицейский кому-то, показывая на второго. Тот что-то закричал, но его просто уволокли. Полицейский дождался, пока крики исчезли и заговорил вновь. − Ты знаешь, чего она хочет. Ей нужен ответ. Ты можешь остаться здесь, а можешь проехать с нами, и мы отвезем тебя в ее дом.
Ренти некоторое время раздумывала, вздохнула глубоко и произнесла.
− Я поеду.
Ее посадили в машину. Ни один полицейский даже не коснулся ее.

Ренти вновь была перед особняком, который уже видела. Ее проводили внутрь. Тигри встретила и ее и полицейских, после чего поблагодарила офицера, объявляя, что все свободны.
− Что ты решила? − Спросила Ренти.
− Это не понятно?
− Нет. Мне нужны слова, а не намеки. Прямые слова. Мало ли? Вдруг, ты приехала сюда, чтобы поругаться еще раз?
− Я поняла, что я никому не нужна.
− А я это поняла очень давно, − ответила Тигри. − Еще тогда, в школе, когда ты отказалась учить меня языку не так как всех.
− Я не знала, кто ты.
− Это не имеет значения, кто я. Я сейчас учусь в университете, и там тоже мало кто знает, кто я.
− О тебе же рассказали всем.
− Ну да. В школе, в Правительстве. А по всей стране рассказали по радио, только вот никто не видел как я выгляжу.
− Показывали и по телевидению.
− Официальную встречу, где ничего не видно. Кончай спорить с очевидными вещами, Ренти. Я сказала, что почти никто не знает, и это так.
− Тогда, что ты хочешь от меня?
− Я ничего от тебя не хочу, − ответила Тигри. − Ты все какие-то умыслы ищешь в делах, где их нет.
− Но ты же не делаешь это для меня просто так! − воскликнула Ренти.
− Мне от тебя плакать хочется, − произнесла Тигри. − Я делаю это для тебя, и именно просто так. Просто потому что мы знакомы были и все. Потому что помогать ближнему, это обязанность каждого. Но не такая, какой ты ее видишь. Тебе кажется, что все все делают только почему-то и за что-то. Так вот это не так! Не знаю, что у вас там за планета инопланетянская! Может, у вас действительно никто никому не помогает, и за каждое слово каждый каждому платит бумажками с кучей нулей?! А? Это так, Ренти?
− Не так.
− Тогда, в чем дело, не понимаю. Я тебе просто помогаю. И не рассчитываю, что ты мне поможешь когда-нибудь! Может, да, может, нет! Может, ты мне свинью подложишь, как те устроили тебе! А, Ренти? Ты думаешь о том, как бы напакостить побольше?
− Я не думаю о таком!
− Тогда, прошу тебя, не думай, что другие так думают!
Ренти уже поняла. Она давно поняла, что она никто. Теперь она поняла, что с ней обращались просто как... с собакой. С собакой, которую хотелось погладить, которую любили просто так, как собаку... И такую роскошь могла себе позволить Повелительница Рода. Мысль об этом показалась дикой. Ренти вспоминая о том, что произошло, как к ней относились, каковы были результаты тестов, вдруг поняла, что сама оказалась вовсе не в обществе дикарей-абборигенов... В голову ворвалась мысль, что эти существао просто выше по развитию интеллекта, они...
В глазах потемнело от возникшего напряжения, Ренти ощутила как падает... Все исчезло...

− Он плохо ел, судя по всему, − послышался голос. Вместе с ним возник странный звук. − Кажется, он пришел в себя.
Ренти открыла глаза и увидела врача. Они всегда отличались своей одеждой. Врач подошел и тронул ее руку.
− Живой еще, − сказал он словно усмехаясь.
− Я сейчас принесу обед, − сказала Тигри и скрылась за дверями.
Ренти не говорила ничего. Для нее весь мир переворачивался. Она ощутила себя погруженной в океан. Хотелось выплыть, но поверхность была слишком далека. Слишком... Ренти просто не способна, и у нее нет иного выбора, кроме как подчиниться этому океану, стать его частью и двигаться с его течениями.
Тигри принесла обед, передала его Ренти. Это выглядело словно насмешка, словно очередное доказательство: Ренти − собака. Просто собака, которая понравилась хозяину, и тот готов кормить ее с рук. А у собаки уже не оставалось выбора...


− Так-так! Тихо вы! Осторожно! − воскликнул Рохагар. − Там стекло!...
Рабочий, управлявший краном, казалось, не понимал. Тигри прошла к нему в кабину и просто взяла за руку, останавливая движение стрелы.
− Ты недавно со школы, наверно? − спросила она его.
− Да, я... − заговорил тот нервничая.
− Успокойся. Отпусти рычаг, он не сбежит.
Человек усмехнулся, а Тигри взялась за управление, плавно перевела стрелу в нужное положение и тихо опустила контейнер на платформу.
− Тебе подучиться не мешало бы, − сказала Тигри. − Не управлять, а не нервничать, когда работаешь. Делай все спокойно, понял?
− Понял. А ты давно работаешь?
− Краном я управлял еще в прошлом году. Ладно, мне пора.
Тигри оставила человека и прошла к платформе.
− Черт возьми... − произнес Рохгар. − Я уже думал, хана приборам.
− Ты в заявке написал, что у тебя оборудование хрупкое?
− Нет, я...
− Вот-вот. Тебе и прислали абы кого. Контейнер-железяка...
− А ты откуда знаешь как с краном работать?
− Да не смеши меня, Рохагар, Это не сложнее чем уравнения решать. Рычаг туда, рычаг сюда, спокойно провел и все. Никаких сложностей. − Тигри взяла Рохгара за руку. − Да ты нервный совсем! − усмехнулась она.
− Он же мне чуть не угробил все!...
− Ты это, не волнуйся. Тебе еще десять раз угробят все по дороге, если не будешь сидеть на контейнере с указаниями как и что делать.
− Ты издеваешься, да?!...
Тигри рассмеялась и пошла по перрону к пассажирскому вагону. Рохгар еще стоял около контейнера. У него была новая работа. Контейнер надо было закрепить, чтобы его по дороге не снесло. Этим уже занимались рабочие, и Рохгар увидев в их руках какой-то тяжелый молот тут же поднял вопль, что бить контейнер нельзя!
Он еще о чем-то спорил с рабочими, а Тигри уже сидела в купе. Рядом опустились Раф и Дрэк, двое молодых недодраконов, которые служили Тигри как охранники.
− Ренти там еще собирается? − спросила Тигри.
− Собирается, − ответил Раф. − А что там с тем ученым? Он не свихнулся так кричать?
− Нервы у него. Вокруг куча болванов, которые всю его работу одним махом угробить могут. Впрочем, он сам болван, упаковал бы как следует оборудование, не было бы проблем. А так. Я почти уверена, что без осколков не обойдется в конце.
От слов Тигри в купе послышался смех. В дверях появился какой-то человек.
− У вас занято?
− Занято, − ответила Тигри. − А вы кто, простите?
− Профессор Маргандо. Физтех. А вы не похожи на студентов. Особенно эти двое.
− Я только поступаю, а они со мной едут.
− С вами? А на какие шиши, простите?
− А это очень просто. Смотрели передачу "Зеленый Лес"?
− Я такую муть не смотрю.
− А я смотрю, − ответила Тигри. − Я выиграла главный приз лотереи "Зеленого Леса". Приз − ПГО.
− Что еще за ПГО?
− Пожизненное Гос-Обеспечение. У меня есть все средства. Понимаете? − Тигри улыбалась.
− П-понимаю, − ответил профессор и пошел прочь. − Откуда только берутся такие! − воскликнул он издали.
− Оттуда же, откуда и все! − крикнула Тигри вдогонку.
Ответа не было. Тигри взглянула на перрон и увидела Ренти. Та стояла и глядела по сторонам.
− Ренти! − крикнула Повелительница, выглядывая в окно. − Иди сюда, в седьмое купе.
Ренти прошла к вагону и вскоре появилась в дверях. Она молча села напротив Тигри.
− Рафа ты уже знаешь, Ренти, а это Дрэк.
− Он говорить то умеет? − спросил Дрэк.
− Умею, − произнесла Ренти.
− Ну, извини, а то вошел, ни поздоровался, ни...
− Не приставай к нему, Дрэк, − сказала Тигри. − Ренти еще не привыкла.
− Не привык-ЛА? − удивленно произнес Дрэк.
− Раф уже знает, я ты Дрэк, тоже должен знать. Ренти − инопланетянка.
Дрэк внезапно рассмялся. Он гоготал на весь вагон и едва остановился.
− Ну вы шутники! − воскликнул он. − Инопланетян не существует. Это научно доказанный факт!
Теперь смеялись Тигри и Раф.
− Что смешного?! Что?! − взвыл недодракон.
− Да ничего, Дрэк. От жизни ты отстал, вот чего.
− По-моему, это не тема для смеха, − сказала Ренти.
− Ренти, все люди живут и умирают. Я понимаю твое горе, твои родственники погибли, но не пятнадцать же лет о них плакать, а? Что это за жизнь такая у тебя? Или там у вас все такие? Кто умер, остальные за ним прыгать с небоскреба? Да?
− Ты же все знаешь о нас, зачем вопросы задаешь?
− Ну блин, она еще и огрызается как райзиг! − воскликнул Раф. − Тигри, зачем ты с ней возишься? Или это из-за...
− Нет, не из-за этого, − перебила дракона Тигри. − У них там половина населения женского рода.
− Как это половина, это же глупость! − воскликнул Дрэк. − Половина! Они же всех в один день слопают!...
− Чудак ты, Дрэк. Биологию не учил совсем? Класс драконов, это не все существа. Есть и другие...
− Другие? Так они что, низшие-примитивные?...
Ренти попыталась вскочить, но Тигри схватила ее за руку и вернула на место.
− Из-за глупых слов сбегают только полные идиотки, Ренти. Поняла?!
− Я не хочу! Не хочу! Оставь меня! − закричала та.
Тигри знаком указала двум драконам выйти, и те ушли сразу же, закрыв купе. Ренти дернулась, но не сумела уйти от Тигри, а через мгновение оказалась в ее объятиях.
− Успокойся, пожалуйста. Успокойся, − произнесла Тигри в ухо женщине. − То что мы разные биологически, вовсе не есть повод для обид.
− Но они!...
− Они просто драконы. У них что в голове, то и на языке. Не дергайся. Я знаю, что ты не дура, просто ведешь себя как дура.
− Ты считаешь себя умнее меня, и я это знаю!
− А это, извини, факт доказанный. Раф и Дрэк не обижаются на него. И никто не обижается. А ты словно... Ты что, среди своих была умнее всех, что ли?
− Нет.
− Тогда, что за проблемы, Ренти? То что тебе не попались наши люди глупее тебя? Да ты их не замечала просто. Половина нашего населения квадратного уравнения решить не сможет.
− К-как это?
− Так. У нас нет равенства в развитии, как у вас. У вас тоже нет, но у вас функция распределения более ровная. А у нас, кто ученый, кто рабочий, кто дракон, определяется при рождении. Это закон природы, ты не поняла этого, что ли? Ведь читала же биологию!
− Я не поняла.
− Тогда, пойми пожалуйста. И не обижайся на глупости. − Тигри отпустила Ренти, и та села на место.
− Все равно, я знаю, что ты меня держишь как райзига, а не как...
− Дура ты, поняла? Райзигов я держу на цепи и в клетке. Ты даже сообразить не способна, что единственная реальная цель, для которой я могу тебя держать, находится совсем в другом месте. Она там. − Тигри показала вверх. − В космосе. В том, что там находятся иные миры, другие люди, такие как ты. И, когда они снова прилетят, они не смогут отмалчиваться как раньше. Им придется говорить, потому что здесь будешь ты. И ты будешь с ними говорить. Ты будешь все объяснять. Вопрос только в том, доживешь ли ты до того времени, как они прилетят снова. Боюсь, что нет. Но нам совсем не нужно, чтобы ты умерла. Тебе этого не понять, да? Ты не понимаешь, почему?
− Вы же знаете, что я скажу об убитых людях.
− Знаю. А ты знаешь, что мы тебе о них сами сказали. Сразу, не скрывая. Ты это помнишь? Ты хотя бы помнишь, что тебе говорили тогда?
− Я помню.
− И понять не можешь, что все эти смерти от глупости? От непонимания того, кто чего хотел. Не понимаешь? Ваши палили по нашим, наши по вашим. Потом вы встретились с Иу, она приказала не касаться вас в тот момент. Вообще, вас даже с оружием впустили к ней, решив, что вы поймете, что можно делать, а что нельзя. Но вы не поняли. Ты сейчас то понимаешь, что мы просто не могли допустить даже ранения своей матери? Понимаешь или нет?
− Я понимаю.
− Вот и пойми это. Пойми и объясни своим. Не знаю, как. Мы сами не сумеем объяснить. Ты здесь и то почти не понимаешь, а что будет с теми, кто будет над планетой? Что они будут думать? Откуда нам это знать? Иу провела эксперимент, она родила ваших людей, она хотела, чтобы они стали своими, но они. Ты знаешь, что с ними стало. Она сейчас не верит тебе, Ренти. Вообще не верит. Я уговорила ее, и она отдала тебя мне. − Ренти от этих слов дрогнула. Ее взгляд пересекся со взглядом Тигри. − И теперь все дела, что касаются тебя, будут проходить через меня. Поэтому меня вызвали, когда твои дети подняли бунт. Тебя отправили бы с ними, если бы я не остановила их тогда.
− Где они сейчас?
− В тюрьме. В подобной той, где была ты до того, как назвалась женщиной и Родителем. Их признали исключительно опасными для общества. Кроме этого суд учел их нечеловеческое происхождение и...
− Они люди! − воскликнула Ренти.
− Ренти, не тупи, пожалуйста. Речь о наших людях, а не о ваших. И учет этого происхождения был в их пользу, а не против. Иначе, их просто уничтожили бы. А так, они сейчас предоставлены сами себе на ограниченной территории без прямых контактов с нашими людьми. И все. Не знаю, сколько они проживут, но, быть может, они доживут до той встречи с вашими людьми в космосе. Тогда они улетят. И ты тоже. Это ты понимаешь?
− Вы отпустите нас?
− А зачем вас держать еще тогда? Тех вообще бессмысленно, они ничего не знают такого, чего не знали бы мы. А ты тоже явно не профессор университета, а просто исполнитель.
− Я не исполнитель.
− Не важно. У тебя не было ни высших знаний, ни высокого положения. Может, оно и появилось бы, но ты влипла в историю, Ренти. Просто влипла и сейчас расхлебываешь проблемы первого контакта.

Ренти взвыла, закрывая лицо руками. Она вновь и вновь оказывалась не права!.. Сколько раз ее учили!.. Сколько раз повторяли на уроках в космической школе, что в момент первого контакта надо вести себя как можно более сдержанно и терпимо. Нужно прощать, иначе, первый контакт может вылиться в войну из-за глупейших поводов... Ее мир уже получил две таких войны. Две войны с чужими мирами просто из-за непонимания в начале. Первый раз люди расхлебывали свое непонимание несколько сотен лет, во второй разгоравшуюся войну удалось остановить, хотя, напряженность так и осталась. И вот теперь, здесь... Ренти внезапно ощутила дикую ответственность на себе. Ответственность за Первый Контакт...
Поезд дернулся. Ренти вздрогнула и обернулась. В купе никого не было. Мимо окна поплыла платформа, дома. Ренти смотрела на них, смотрела на этот мир, и в ней возникали совсем иные чувства. Все менялось... Все...


− Что за глупости, Рохгар?! − возник голос Тигри. − Я же сказал, что нас четверо! Четверо!
− Мы же будем работать вместе и мы должны ехать вместе!...
− Ну ты тупой... − проговорила Тигри, входя в купе.
− Ты что сказал? − произнес Рохгар. − Ты понимаешь, что сказал?!
− Мальчик, освободи дорогу, − зарычал голос позади Рохгара.
− Я не мешаю вам, − произнес тот, входя в купе.
− Мешаешь! − Раф выдернул Рохгара из купе и прошел туда. За ним в купе вошел Дрэк, и оба заняли оставшиеся два кресла.
Рохгар уперся взглядом в Тигри и промолчал. Он вышел, с силой захлопывая купе и скрылся.
− Сказала бы ты ему, − произнес Раф.
− У него и так крыша слабая, − ответила Ренти. − Скажу, так она вообще рассыплется.
Раф и Дрэк усмехнулись.
− Ты извини меня, Ренти, − произнес Дрэк. − Я не хотел тебя обидеть.
− Я не обижаюсь, − ответила Ренти. − В нашем мире примитивными считают тех, кто вылупляется из яиц.
− Чего? − удивился Дрэк. − Как это?!
− Так. Класс драконов у нас называется классом яйцекладущих, а следующим по развитию является класс млекопитающих.
− Что за чушь? Что еще за... ..питающие? − Дрэк не сумел правильно повторить это слово.
− Это значит, что дети питаются молоком матери. У каждого из нас есть мать и отец, которые являются нашими Родителями. В нашем мире Родителем или будущим Родителем считается каждый.
− Ну, так не интересно. Если каждый начнет рожать, это же через год сколько людей будет?
− Наши Родители не рожают тысячами в день. Они рожают единицы в год, но их самих миллионы и миллиарды.
− Это что, правда? − удивленно спросил Раф, обращаясь к Тигри.
− Правда, − ответила Тигри. − И Родители у них не едят друг друга, чтобы родить. Это как у цветов, оплодотворение происходит при встрече двух родоначальных клеток женского и мужского пола. А для этого они соединяются в пары по одной мужской и одной женской особи. В нашей природе подобного нет нигде. Цветы − да, но они живут раздельно и их соединяет ветер. А у них все не так. Они живут семьями. Родители с детьми в одном доме. Школа у них просто как университет у нас. Приходишь туда на занятия и уходишь. И в яслях дети не все время, а только пока родители работают.
− Как это родители работают? − Раф спрашивал это, разглядывая Ренти.
− Так же, как у нас рабочие. У нас все разделено. Рабочие, ученые, драконы, родители. А у них они все объединены в одном. Каждый и рабочий, и ученый, и родитель, и защитник своей семьи.
− Когда нет специализации... − произнес Дрэк. Он умолк, не сумев закончить свою мысль.
− У вас остались все наши книги? − спросила Ренти у Тигри.
− И не только. Почти целый космический аппарат, что грохнулся в огород к одному умнику. Не забыла?
− Нет. Но мне тогда не отдали все.
− Тебе отдали все, что ты просила. А снятые копии с книг и записей, ты не просила. И корабль не влез бы в твою Учительскую комнату в школе.
− А что стало с тем?...
− Ничего. Баюк не успокоился, пока ему ПГО не вручили. Потом, глупый, обижался, почему его из Очереди выкинули.
Раф и Дрэк рассмеялись.
− Я не поняла, что за Очередь? − спросила Ренти.
− Очередь к Иу. На съедение.
Ренти хлопала глазами.
− Он что, хотел?...
− Ты будешь смеяться, Ренти, но хотят все. Ну почти, за редким исключением. Но не всех допускают. Это право надо заслужить. Ты удивляешься? А вы сами, что, каждому встречному даете право стать вашим супругом для рождения детей?
− Нет, не каждому. Но я не думала, что так...
− Так, значит, в этой Очереди все люди?
− Не все. Это не реально, чтобы все. Чисто принципиально ограничение стоит на десять тысяч человек. При населении пятьсот миллионов, выходит пятьдесят тысяч желающих на одно место. Такой вот конкурс, Ренти. Места даже в лотерее разыгрывают. И они ценятся больше чем ПГО. Только покупка/продажа этих мест запрещена по закону. Кто попал в Очередь может либо дойти до конца, либо отказаться от места. Просто отказаться и все. Никакая передача не может произойти ни по каким условиям.
− Почему? − спросила Ренти.
− А у вас что, есть такие люди, которые продают места своего супруга? − спросила Тигри.
− Встречаются, некоторые.
− У нас тоже встречаются некоторые отморозки, которые пытаются торговать этим.
− Я не могу вас осуждать за способ размножения, − произнесла Ренти.
− Иногда... − заговорила Тигри.
Дверь в купе в этот момент раскрылась и на пороге появился человек.
− Здравствуйте, − произнес Раф.
− Я начальник поезда, и хочу знать по какому праву вы здесь находитесь? − произнес он.
Тигри поднялась, достала бумагу из сумки, висевшей на стене и протянула ее человеку.
− Я.. Зде... − начал вдруг заикаться человек и замер, глядя на Иу. − Я прошу прощения, я...
− Я прощу, если вы выдумаете любую другую причину, которая всех удовлетворит, но без информирования пассажиров о том, кто я, − произнесла Тигри. − Кому надо, все знают, остальным знать не обязательно.
− Да, конечно. Я не буду говорить. Мне можно идти?
− Да, − ответила Иу, и человек ушел, тихо закрыв дверь за собой.
− Они всегда так? − спросила Ренти.
− Почти всегда. Не обращай внимания.
Где-то там послышался грубый голос, затем ругань. Что-то громыхнуло и стихло. Через поминуты дверь в купе раскрылась и появился Рохагар.
− Мы больше не работаем вместе, − сказал он.
− Твоя воля, − ответила Тигри. − Я могу и на другую тему перейти.
− Да. Сейчас! Так тебя и взяли! − усмехнулся человек. − Можешь не сомневаться, я всем расскажу, что ты ничего не умеешь!... С-студент!
Раф и Дрэк поднялись, и вытолкнули его из купе.
− У тебя проблемы, парень? Можем добавить! − зарычал Раф.
− Оставьте меня! − закричал тот. − Я буду жаловаться!...
Два охранника вернулись в купе и закрыли дверь.
− Что с ним случилось? Вроде же не был таким, − спросил Раф.
− Не знаю. Перегрелся, наверно, − ответила Тигри.

Поезд уходил все дальше и дальше. Разговоры заходили на разные темы. Тигри рассказала историю, что слышала от матери по поводу железных дорог. Их было очень мало поначалу. Считались нерентабельными и почти не строились. Несколько дорог пересекало страну, соединяло крупные города, и все. Но пришли иные времена. Страна оказалась в кризисе. Строительство автодорог оказалось значительно более сложным и трудоемким, чем строительство железных. К тому же, по железным дорогам могли ездить даже Родители. Для этого были построены спец-платформы, а затем появились и целые поезда, в которых находилась часть Инкубатора, так что Родитель мог путешествовать несколько дней по стране. Именно в подобное путешествие и уехала Иу, и теперь ее встречали в самых разных местах. В политике настали иные времена. Иу фактически стала единоличным Правителем Мира, хотя ей и не подчинялись огромные незаселенные территории, на которых даже встречались редкие племена дикарей. Теперь вся страна была опоясана железными дорогами. Рентабельность восстановилась из-за того, что на обслуживание железных дорог требовалось меньше труда рабочих, а он то и стоил дороже всего. Квалифицированный труд. Неквалифицированного так же требовалось не мало, но таких рабочих, как раз, хатало с лихвой и даже больше чем нужно.
А за окном проплывали леса, реки, озера, города. Поздно вечером все улеглись спать, а на утро, после завтрака все четверо покинули поезд, ожидавший времени отправления на стоянке.
− А чего он ждет то? − спросила Ренти.
− Сейчас узнаем, чего. − Тигри прошла по перрону, вошла в здание вокзала и вскоре нашла начальника узла. Тот был несколько недоволен явлением "молодых ученых", но не стал ничего говорить, а просто принял их.

− Говорите побыстрее, у меня мало времени, − сказал он, встретив Тигри.
− Собственно, я вас долго не задержу. Наш поезд отправляется всего через два часа, − заговорила Тигри.
− Если будете словоблудить по полчаса, он никогда не отправится! − воскликнул человек.
− Мы просто хотели узнать, почему задержка такая?
− Потому что ваш поезд пришел вне плана, а станция перегружена. Понятно?! Я уже объяснял это вам!
− Прошу прощения. Мы больше не будем вас задерживать.
Все четверо покинули кабинет начальника.
− Во разнервничался то, а? − произнес Раф.
− Ладно. Мы и вправду влезли не в свое дело, − сказала Тигри. − Идем куда-нибудь, раз у нас времени свободного такая куча.

Они прогуляли почти два часа по городу и вернулись к назначенному времени отправления поезда. Его не было на месте, и Тигри удивленно смотрела на пустой перрон и голые рельсы.
− Эй, а научный ушел что ли?! − воскликнула Тигри, останавливая рабочего-железнодорожника.
− Да никуда он не ушел, вон он там, в тупике стоит. − Рабочий показал на поезд в стороне.
− А когда он отправится?
− Откуда мне знать то? Придет время, и отправится.
Тигри, Раф, Дрэк и Ренти прошли к поезду, нашли свой вагон и забрались в него. Пустота в соседних купе заставила их подняться и идти искать людей.
Два проводника сидели на своем месте.
− А что случилось? Почему не едем? − спросила Тигри.
− Авария на дороге, − ответил проводник едва ли не зевая. − Стоять будем не меньше двух дней.
− И что, часто так?
− Ну, как вам сказать? Мелкие аварии каждый день. Где-нибудь, да что нибудь... Такие как эта у нас впервые. В других местах уже бывало.
− Столкнулись поезда, что ли? − спросил Раф.
− Нет. Просто грузовой слетел с рельс. Превысил скорость, торопился куда-то. Как говорится, "тише едешь, дальше будешь", ан нет. Погнался вот... И залетел...

Тигри почти не думала об аварии, но на следующий день выяснилось, что причиной был приказ начальника станции, которого кто-то "предупредил", что на научном едет Повелительница Рода, и что его надо побыстрее пропустить, ну и начальник передал указание грузовому идти на предельной скорости... Слова об этом Тигри услышала случайно, когда сидела в столовой вместе с другими студентами, а те базарили ничуть не стесняясь и не думая, что та самая "Повелительница Рода" окажется рядом.
Тигри добралась до начальника поезда и спросила его прямо, говорил ли он чего-нибудь начальнику станции на счет скорости и Повелительницы Рода.
Тот некоторое время молчал, а затем признался во всем, сказав, что сам требовал от начальника, чтобы встречный ускорил движение и требование это подкреплял словами о Повелительнице Рода, которая может оказаться недовольна...
− Да. Я действительно недовольна, − произнесла Тигри. − И ужасно неводольна!
− П-простите...
− Простите! Вы не выполнили простого указания. Я вам прямо сказала, не упоминать обо мне. Вы забыли?
− Н-нет, я...
− Вот это вот и есть то, что получается, когда не выполняются инструкции. Из маленькой вашей оплошности пострадала и дорога, и груз, и мы теперь стоим на месте и никуда не едем! Я что, всем должна объяснять, что надо выполнять свои же обещания? Я лично вас просила гнать поезд? Просила или нет?
− Н-нет.
− Ну так в чем дело?
− В-вы ходили к начальнику, и он...
− Он уже до моего визита знал, что я в поезде. Я это поняла, так как?
− Я приму любое наказание, − произнес человек. − Я виноват.
− Никаких наказаний от меня вы принимать не будете. И сейчас я требую, чтобы никаких слов о моем присутствии здесь не было! Вам ясно?
− Да.
− Вот и отлично. И нечего здесь пороть горячку. А то у вас еще что-нибудь поломается на путях из-за спешки...

Тигри оставила человека. Она прошлась по вокзалу, некоторое время наблюдала за приходившими вагонами с покореженным металлом. На второй день ее пригласили в здание вокзала, где собиралась комиссия, разбиравшая дело об аварии.
Тигри сначала предстала перед человеком − начальником комиссии.
− Я знаю, что вы Повелительница Рода, и что я не имею права вас винить или наказывать, но вы должны понять, что ваши действия повлекли слишком серьезные последствия, − произнес он.
− Я думаю, вы принесете мне извинения, господин Начальник Комиссии, − произнесла Тигри. − Потому что я не совершала никаких действий, из которых следовала бы авария. Я не пыталась никого даже просить ускорять движение или что-либо в подобном духе. Единственная моя ошибка в том, что я сказала Начальнику Поезда, кто я есть, когда он пристал ко мне, требуя с меня доказательства моих прав ехать этом в поезде. Он умудрился растрезвонить это, хотя я ему прямо сказала − никому не говорить. А на счет времени, я просто узнала, сколько мы будем стоять, и пошла гулять со своими друзьями, потом спросила у Начальника станции о причине задержки, он сказал о перегруженности станции, и все. Обо всем остальном спросите своих людей. И прошу вас, не принимать их слова о том что я БЫ, хотела БЫ, да что-то там еще БЫ... Спрашивайте с них, что они там себе придумали обо мне. Полагаю, это все?
− То есть вы не совершали никаких действий к ускорению движения, не делали даже никаких намеков на это?
− Нет. Я узнала только, сколько и почему задержка. И все. Остальное меня не волновало.
− Хорошо. Я приношу извинения за лишние подозрения, − произнес человек. − Я готов выполнить любое ваше пожелание.
− Спасибо. Мое пожелание будет таким − никогда больше не говорите мне таких слов на счет моих пожеланий. Задолбали уже. Если мне потребуется, я свистну, и у меня объявится сотня исполнителей желаний. Вы поняли?
− Да. − Человек явно чувствовал себя не в своей тарелке.
− Я могу идти?
− Да.


Только на третий день поезд двинулся дальше. Он медленно прошел по месту, где случилась авария. На одной стороне все еще валялись перевернутые вагоны и искореженные рельсы.
− Вот что происходит, когда паникеры-угодники начинают выслуживаться не по делу, − сказала Тигри, глядя на разгромленный вагон.
− А они тут при чем? − удивленно спросил Раф.
− Так они же аварию устроили. Погнали поезд на предельной скорости, когда кому-то взбрело в голову, что Повелительница Рода куда-то спешит.
− Они же ее угробить могли! − воскликнул кто-то рядом.
− Она была в другом поезде, − произнесла Тигри, взглянув на человека. − Этот то грузовой, мне рабочие сказали. Вон, видно же, что вагоны не пассажирские.
− У нас тоже не все пассажирские.
− Типун вам на язык, профессор Маргандо, физтех! − произнесла Тигри.
− А вы, собственно, где учитесь? − спросил тот несколько усмехнувшись.
− Биотех, − ответила Тигри. − Специализация − генная инженерия.
− Не рано о специализации думать?
− Поздно, − усмехнулась Тигри. − А у вас какая специализация, профессор?
− Ракетная техника.
− Оружие, что ли? − удивилась Тигри.
− Не оружие. Вы ракету настоящую видели когда-нибудь?
− Нет. Только в кино.
− Значит, увидите.
− Серьезно? Там?
− Прям дедсад... − усмехнулся профессор и скрылся в купе.

− Как-то я совсем упустила этот аспект, − произнесла Тигри, закрыв дверь купе. Она села на свое место и взглянула на Ренти. − Ты слышишь, Ренти?
− Что? − спросила та рассеянно.
− Спит она, − сказал Раф.
− Да? Ну, спи тогда. Да и нам пора спать. − Тигри забралась на верхнюю полку и растянулась там, − спокойной ночи.


За окнами полз пустынный пейзаж.
Ренти где-то ходила по поезду, а Тигри и Раф сидели вдвоем.
− То ли мне кажется, то ли эта твоя Ренти умнеет на глазах, − произнес Раф.
− Просто глупость ее покидает, похоже, − ответила Тигри. − Будем надеяться, что она все поймет как надо.
− Еще бы знать, как это надо, − ответил Раф. Тигри усмехнулась. − Ты, кстати, знаешь, что мой Родитель Террахео, а не Иу?
− Знаю, − усмехнулась Тигри. − Я это с самого начала знала.
− Да? И тебя это не задевает?
− А почему меня это должно задевать то? Мальмиду тоже не принадлежал Роду Иу, когда они встретились.
− Да, но родители Иу и Мальмиду не цапались никогда.
− Так ты чего, подраться со мной хочешь?
− Нет, Тигри, я просто хочу знать, что ты думаешь по этому поводу.
− Я ничего не думаю. Не вижу причин, чтобы думать что-то. Мы все вместе составляем один Род, а кто кому Родитель, это уже частности.
− Частности то, что Террахео подчиняется Иу.
− Кто подчиняется? − удивилась Тигри. − Раф, Террахео так же свободен, как и все. Иу предлагала ему целую Империю, он отказался.
− Как это предлагала?
− Так. Прямо. Бери людей, бери землю и командуй хоть до посинения. И он отказался. Все. Какие еще вопросы?
− Я не знал, что такое было. Тигри, может, там было еще что-то? Какие нибудь условия?
− Не знаю. Но, если ты хочешь уйти, Раф, пожалуйста, я не держу тебя.
− У-у... Да ты что?! − воскликнул он.
Тигри открыла глаза и взглянула на недодракона.
− Ты же сам эту тему начал, Раф. Разве не поэтому?
− Нет. Я не хочу уходить. Извини, Тигри, я...
− Да ладно, мы же друзья, что ты так распинаешься? Террахео научил, что ли?
Раф фыркнул.
− Будешь теперь меня им подкалывать?
− Зачем? Дрэка тоже Скентером подкалывать?
− Так он?...
− А кто ты думал? − усмехнулась Тигри.
− Я думал, он от Иу. Он не сказал мне.
− Я от Иу, ты от Террахео, Дрэк от Скентера, Ренти вовсе с Луны, осталось кого-нибудь найти от Скауни и от Центра Вселенной.
− Ну ты скажешь тоже! − фыркнул Раф. − На кой нам еще тигры?
− Ладно, на счет тигров я, может, и погорячилась. Важно, что ты с остальными согласился.
− Ну ты!... − фыркнул Раф и рассмеялся.


− Конечная станция! Конечная станция! − разносился голос по вагону. Поезд остановился, и пассажиры покинули душные купе.
Рядом раскинулся небольшой поселок. Вокзал выглядел как обшарпаная избушка. Путей было всего два, и оба соединялись, уходя назад, а впереди были только тупики.
− Туда дороги больше нет? − спросила Тигри, глядя за горизонт.
− Нет, − произнес незнакомый голос. − Там океан в десяти километрах. Конец мира считай.
− Прям таки и конец, − усмехнулась Тигри, взглянув на незнакомца. − А ты, похоже, местный.
− Да. Я пришел посмотреть, как ракету будут выгружать.
− Ну и как? Увидел?
− Нет. Ее еще не привезли.
− Чудак ты парень, − рассмеялся кто-то. − Ракета давно на старте стоит.
− Как давно?!
− Так. Уже вторую неделю, вот как. И полетит не скоро.
Вокруг было не мало интересного. Больше всего новых интересных людей, которые, как оказалось в большинстве служили на местном ракетном комплексе.

− Что за черт?! Ты будешь работать или нет?! − закричал профессор.
− А я уже закончил, − ответил голос.
− Как это закончил?! Еще не все разгружено!
− Ну и что? У меня рабочий день закончился, − человек захлопнул дверь крана и пошел от профессора.
− Эй! Эй! Стой! Здесь же работы всего на полчаса!
− А меня не волнует! − брякнул тот. − Я не нанимался там сверхурочно сидеть!
− Бывают же отморозки, − произнесла Тигри, глядя на уходившего рабочего. Тот даже не обернулся. − М-да, − вздохнула она и прошла к крану. Профессор еще некоторое время стоял, глядя на удалявшегося рабочего.
Затарахтел стартовый двигатель, взревел мотор, и человек обернулся.
− Эй, ты что делаешь там?! − воскликнул профессор.
− Да не волнуйтесь вы, профессор. У меня первый квалификационный разряд по крану. Говорите, что куда, и все будет как надо.
Маргандо решил не спорить. В конце концов, он и не подумал, что среди научных работников и свои рабочие могут ехать. Он прошел к платформам, показал что и как цеплять.
Тигри легко справилась со всеми делами и вскоре оборудование профессора оказалось погружено на машину. Тигри заглушила мотор крана и прошла к профессору.
− Ты извини, что я тебя так там... − произнес тот.
− Я и не обижался, профессор. Не вы первый, не вы последний.
− Ты о чем?
− Об этом. − Тигри показала ему свой документ студента университета. − Не всякому профессору дано управлять краном, а учащемуся это позволительно.
− Так ты что?! У тебя нет прав?!
− Да почему же нет то? Есть. Я курсы закончил и получил карточку крановщика. − Тигри показала и ее. − Я и шоферить умею, так что...
− Шофер здесь уже есть, − зарычал голос. Тигри обернулась и улыбнулась недодракону, садившемуся в кабину грузовика. − Все погрузили или нет? − спросил он.
− Осталось только меня погрузить, − ответил профессор.
− Ну, тогда, грузитесь, профессор. Здесь, в кабине для вас спецпосадка.
Маргандо ушел в кабину и машина двинулась с платформы, направляясь по проселку.

− Тигри, тебя только ждем! − воскликнул Дрэк.
− Иду-иду, − ответила она и пробежала вслед за ним. Небольшой автобус двинулся в путь, как только Тигри и Дрэк заняли места.
− Чего ты там застрял то? − спросил Раф.
− Да, отморозок очередной попался. Рабочий день у него кончился, он все и бросил. Вот я полчасика крановщика и заменял.
Вокруг послышался смех.
− А че смеетесь? − произнес Раф. − У Тигри квалификация есть.
− Что, правда что ли заменял? − спросил шофер автобуса.
− Правда. Могу и тебя заменить если ты забастуешь.
− С чего это мне вдруг бастовать? − усмехнулся тот.
− Да так, − ответила Тигри. − Сколько ехать то?
− Недалеко. Лагерь здесь рядом. За парой холмов. А на холм заедем, ракету будет видно. Там, на берегу. − Шофер показал в сторону, и все прильнули к окнам.
Вскоре она показалась вдали. Совсем небольшой, словно маленький беленький столбик.
− А ты ближе там был? Видел?
− Видел. И как взлетает видел, − ответил шофер. − Если ночью, так тут от огня аж светло становится по всей округе. А близко и не пускают. Взорваться может при старте. И взрывались раньше.
− А теперь? − спросила Тигри.
− Теперь они где-то высоко взрываются. Сколько людей погибло, кошмар просто...
− Ты это что за ерунду говоришь? − заговорил Рохагар. − Они без людей взрываются.
− Как же! А управляет ими кто? Там в кабине...
− Ну ты лох. Нет там никакой кабины. По радио все управление. И люди во время старта в укрытиях сидят, так что не мути воду зря, коли не знаешь!
Разговор затих. Автобус пришел в лагерь. Тигри видела, что настроение шофера испорчено из-за последних слов Рохагара.
− Ты не обижайся, − произнесла Тигри, подходя к человеку. Тот с силой захлопнул дверь машины. − Среди ученых тоже отморозков хватает.
Шофер взглянул на Тигри.
− Кто обижается-то? − спросил он.
− Ну и отлично. Меня зовут Тигри, а тебя как?
− Шофер меня звать.
− Шофер − это профессия. А имя?
− Зачем имя? Семь лет никто имени не спрашивал. Шофер и все.
− Ну так чего, ты забыл его что ли? Или назвать боишься?
− Я спросил, зачем?
− Да низачем. Просто знать хочу и все.
Человек вновь остановился и взглянул на Тигри.
− Сентор я.
− А я Тигри.
− Я уже понял.
− Ладно, Сентор. Мы еще увидимся. − Тигри пошла вслед за всеми.
− Увидимся, − проговорил тот себе под нос и пошел в обратную сторону.
− Ну что, умник? Перед работягой извинялся? − усмехнулся Рохагар.
− И как это я сразу не понял, что ты настоящий отморозок? − произнесла Тигри.
− Да ты думай, с кем говоришь! − воскликнул тот, проскочил к Тигри, схватил ее за одежду. Рохагар перелетел через нее, грохнулся на землю и захлопал глазами.
− Отморозок-отморозок, − произнесла Тигри. − Даже простых приемов борьбы не знаешь, ученый недоучка.
Рохагар поднялся и не посмел подойти к Тигри, потому что рядом с ней уже стоял Дрэк.
− Не худо ты его приложил, − произнес Дрэк, когда Рохагар ушел.
− И как это у тебя вышло, Тигри? − произнес Стерф. − Сдается мне, что ты... − Он замолк, увидев взгляд Тигри и Дрэка на себе. − Я молчу-молчу, − произнес он.
− Вот и помалкивай, коли понял. Ибо нефиг всяким отморозкам знать то что не положено, − произнес Дрэк.
Стерф ушел. Он был единственным свидетелем стычки Тигри с Рохагаром. Дрэк не считался. Он просто обязан был находиться рядом с Тигри все время.
− Ты училась борьбе? − спросил он, когда остался наедине.
− Училась. Чтобы бить, но не калечить и не убивать, − ответила Тигри. − Понимаешь ведь?
− Понимаю. Только что с этим Рохагаром делать теперь?
− Ничего. Сам нарвется. Уже не в первый раз.

Студентов размещали в общих бараках. Два здания, в которых селилось по двадцать человек. Арсегонхар, начальник лагеря, после всех дел по размещению пригласил Тигри, делая это незаметно для всех.
− Я приготовил для вас отдельный дом, − заговорил он почти сразу.
− Зачем это? − удивилась Тигри.
− Ну вы же захотите с удобствами, наверно?
− Странный народ. Все думают о том, что хочу я, а о том что я хочу, совсем не думают. − Тигри смотрела на человека, и тот хлопал глазами.
− Это как? − не понимая произнес он.
− А так. Я приехала сюда. Кем? Студентом, чтобы никто не знал, чтобы пожить вместе со всеми, как все, и нате! Опять, дома, удобства... Вы еще слуг наймите.
− Я уже подумал об этом, у нас есть...
− Да вы не поняли ничего! − воскликнула Тигри. − Мне не нужен отдельный дом и слуги. Ясно?
− Да.
− И забудьте обо мне. Нет здесь меня. Только студенты! И я не собираюсь селиться где-то отдельно!... Все понятно?
− Да.
− Вот и отлично. − Тигри пошла на выход.
− А как же?...
− Никак! − прервала она фразу начальника и хлопнула дверью.
− Еще один непонятливый? − спросил Раф.
− Не знаю. Если бы можно было совсем никому не знать!...
Раф не ответил. Он прекрасно понимал желание Тигри. Он провел с ней не один год и видел, как доставали Повелительницу Рода всякими глупостями.


− Ну-с... Что с вами будем решать? − спросил профессор Таго, рассматривая Тигри и Рохагара. − Аспирант Рохагар, понятное дело, продолжит свою работу, а вы?
− А я буду отдыхать и веселиться, если мне работы не найдется, − ответила Тигри. − Займусь вопросом влияния дауна на поведение недодраконов.
− Шутки шутками, но без этой практики вы не можете поступить, − произнес профессор.
− Это в каком смысле? − переспросил Рохагар.
− В смысле в аспирантуру, отморозок, − ответила Тигри.
− Вы слышали, профессор?! Вы слышали! − воскликнул тот, вскакивая.
− По-моему, вы переходите всякие рамки приличия, Тигри! − произнес профессор. − Вы либо извинитесь, либо...
− Я извинюсь только в одном случае. Если господин Рохагар принесет извинения моему другу, которого он оскорбил публично в присутствии всех студентов.
− Какому еще другу?! Какие оскорбления?! − воскликнул Рохагар.
− Ты обозвал его лохом и грубил несколько раз, − произнесла Тигри.
− Ты про шоферюгу этого?!
Тигри взглянула на профессора и показала ему знак, словно что-то передавала.
− И как можно работать с таким субъектом, если он своих братьев не уважает? Разумеется, у меня всякое уважение к нему исчезло, когда он понес такую ахинею, что мне едва дурно не сделалось.
− Вопрос сейчас не о нем.
− А обо мне какие вопросы? − спросила Тигри. − Я поступил в аспирантуру. Не поступаЮ, а поступиЛ. Улавливаете разницу? Мне нужна практика, но, если работы нет, то нет. И влиять она не будет.
В кабинет постучали, после чего дверь сразу же открылась и вошел профессор Маргандо.
− Я прошу прощения, господин Таго, срочное дело.
− Вы оба можете идти, − сказал Таго. − Позже поговорим.
Рохагар вышел первым и остановился, когда Тигри закрыла дверь кабинета.
− Ты еще заплатишь за это.
− Ты совсем окосел, Рохагар? Берешь билет и мотаешь отсюда, чем дальше тем лучше. Ты пустое место против Тигри − Повелительницы Рода.
Рохагар дрогнул.
− Я объяснила популярно, что тебе делать сейчас. Не сделаешь, я тебя просто размажу. Физически размажу, мне для этого и своих сил хватит без моих охранников. Ты все понял?
− П-понял, − проблеял тот.
− Тогда, вон отсюда... И только ляпни лишнего, я тебя из-под земли вырою. Понял, отморозок?
Тот сорвался с места и умчался...


Тигри прошлась по лагерю. Она встретила Рафа с Ренти в парке и присоединилась к ним.
− Что там с Рохагаром? − спросил Раф.
− Возможно, тебе будет интересно посмотреть, как он драпает?
− Серьезно?
− Да. Я ему сказала пару ласковых от своего имени.
− Тогда, я пойду. Посмотрю, чтобы он не выкинул чего.
Раф ушел.
− Ты странно себя ведешь, − сказала Ренти. − Словно одна половина зверя, а другая человека.
− И ты едва не познакомилась со зверем, Ренти. Считай, повезло.
− Действительно? − Ренти обернулась и взглянула в глаза Тигри.
− Ты же помнишь, как я тебя схватила, когда возник тот бунт. Я могла и убить. Если бы ты оказалась с ними тогда, вряд ли ты сейчас была бы жива.
− Я не могла оказаться с ними.
− Я поняла это. Я поняла, что вы совсем разные.
− И то что мы одного вида, не имеет значения?
− А ты не замечаешь? Сколько раз ты видела всяких уродов среди наших? Ты же не судишь по ним о всех, а?
− Не сужу.
− И я не сужу.


Работа для Тигри так и не нашлась. К тому же Рохагар сбежал, не оставив даже сообщения об этом, и его несколько дней искали по всей округе, хотя Раф и сказал всем, что видел как Рохагар уезжал на машине в сторону ближайшего города. Успокоились только через четыре дня, когда пришло официальное сообщение о появлении "бежавшего" в городе Бангеро, в тысяче с лишним миль от лагеря.
− Привет, Сентор, как дела? − произнесла Тигри.
Человек подскочил и ударился головой об открытую дверцу автобуса.
− Господи, да ты чего так пугаешься-то! − воскликнула Тигри.
− Ты-ты.. Чего тебе? − произнес он.
− Да ничего, я просто гулял тут, тебя увидел.
− Мне работать надо, автобус чинить.
− Ну так, может, я помогу чем? Инструмент там подать или подсказать чего, у меня квалификация есть, по второму разряду на шофера.
− А ты не должен быть со своими?
− Там для меня не нашлось дела, − ответила Тигри. − Ну так чего там у тебя сломалось?
− Колесо надо чинить. Прокол где-то.
− Ну, это... тогда, займемся, что ли?
Сентор больше не сказал ни слова, а взялся за дело, и Тигри прошла к нему. Сначала колесо надо было снять. Для этого приподнять машину, и Сентор несколько удивился, когда Тигри легко справилась с домкратом.
− Не дрейфь, не свалится, − сказала она, когда Сентор тронул домкрат. − Запасного колеса нет?
− Нет.
Они сняли колесо. Тигри помогла со снятием покрышки, после чего два человека долго смеялись друг над другом, когда не сумели засунуть надутую камеру под воду, чтобы проверить, где течь. Это удалось только, когда камера была почти спущена, и вскоре обнаружилась дырка, а вместе с ней и мелкий кусочек проволоки, из-за которого дырка образовалась.
− Э, да это покрышка наверно, совсем стерлась, − произнесла Тигри. Она подняла покрышку и некоторое время рассматривала ее внутри. − Во, точно! Смотри!
Сентор взглянул на место, где изнутри торчало несколько кусочков проволоки от армирования покрышки.
− Да. С такой покрышкой уже не ездить. Ее надо менять.
− Нету?
− Нету.
− Что будешь делать?
− А чего делать? Камеру заклею, а за покрышкой в район надо мотаться. − Шофер взглянул на Тигри с усмешкой. − А ты совсем не такой как все здесь. Наверно, потому что молодой совсем. Сколько тебе?
− Шестнадцать скоро.
− А мне тридцать два. В два раза больше, − усмехнулся он.
− А ты тоже на рабочего простого не похож.
− А... − Сентор махнул рукой и пошел к машине.
− Ну что ты, я не хотел тебя обидеть!
− Я не обижаюсь. Поздно уже обижаться. Они так и не определили, кто я, рабочий или ученый. Среднюю школу закончил, а все равно. Записали рабочим и гуляй.
− А ты сам-то что чувствуешь?
− Не знаю. Ничего.
Тигри села на землю и теперь наблюдала, как Сентор возился с покрышкой.
− Работа то хоть нравится?
− Нормальная работа. Только вот занесло меня сюда...
− На передовой фронт науки? − спросила Тигри.
− Передовой? Какой передовой-то?
− Ну так вон там, ракеты взлетают, это передовой фронт.
− Мне до них так же далеко, как до Повелительницы Иу, − произнес он.
Тигри от этих слов рассмеялась.
− Тебе смешно?
− А что? − спросила она смеясь. − Я представил, как это будет, если моя мать вдруг с десятке миль отсюда окажется.
− Интересно, как все все понимают, а. Вроде сказал почти в шутку, а ты это до смеха довел. Не смешно же.
− Кому как. Ты то сам чей?
− Скауни. − Сентор смотрел на Тигри, ожидая ее реакции, но ее не было. − Обычно, когда я говорю Скауни, все вокруг смеются, − сказал он.
− Вот тут действительно смеяться не над чем. Ты знаешь, как Террахео назвал Иу, когда встретил впервые?
− Как?
− Он сказал: "Да это же дикарка!"
− Ты серьезно? − удивился Сентор.
− Серьезно.
− У нас в школе за распоространение подобных слухов отправляли в класс для даунов.
− Очень странная школа. А у нас это рассказывал Учитель на уроке биологии. И никто никуда его не ссылал.
− Наверно, ее никто не контролировал совсем.
− Может быть. Столичная школа, кто подумает, что там такие дела творятся?
− Ты шутишь? Я поверить не могу в такое. Там же наверняка нашлась куча доносчиков, которые сообщили бы Повелительнице Иу, и все. Нет Учителя.
− Кто это тебя учил подобным гадостям про Иу? − спросила Тигри. − Иу никого не наказывает за слухи о себе. Разве что если будут врать по черному, но это то точно известный факт.
Сентор вздохнул.
− Может, я не в той стране жил, а? − спросил он. − Я говорю все как есть. И сюда меня отправили не за то что я плохо работаю.
− Тебя отправили? Силой, что ли?
− Почти. Просто сказал начальник, едешь туда или сядешь в тюрьму за... За клевету на Повелительницу Иу.
− И что же ты говорил о ней такого?
− Да ничего не говорил. Вообще ничего. Я о нем самом говорил. О том, что он работать не умеет, а указывает хорошим мастерам что и как делать. Вот и договорился. А здесь семь лет Шофер и все. И поговорить не с кем. К начальнику не подойдешь, а других рабочих раз два и нет. С половиной пару слов едва связать можно, а другая половина... В общем, самая натуральная дыра здесь. А тебе спасибо, конечно, что хоть человеком посчитал. Но ты уедешь, и все вернется назад.
− Ты мог бы уехать с нами.
− Куда?
− В столицу. Хорошего шофера там днем с огнем не найдешь.
− Это только кажется так. А в действительности, посмотрят в компьютер, увидят список "подвигов" и до свиданья.
− Подвигов, это каких же?
− Да все что начальник выдумал. Списал на меня две аварии гад. У меня в жизни ни одной аварии не было, не считая поломок в дороге. Но это-то техника, а не я. − Сентор взглянул на часы. − Мне ехать пора, пока магазин не закрылся в поселке.
− Ладно. Едешь то на чем?
− Есть еще пара колес, − ответил шофер.
Он вытащил из сарая мотоцикл, убрал части автобуса в сарай, закрыл все и взглянул на Тигри.
− Успехов тебе, ученый, − произнес он с улыбкой.
− Мы еще увидимся, Сентор, − ответила Тигри.
Она вернулась в лагерь и направилась в лаборатории, где студенты вели работу. Каждый приехал со своим оборудованием, и теперь готовил его к запуску на воздушном зонде, что предполагалось провести через неделю.

− Так ничего и не придумал, Тигри? − спросил профессор Таго.
− Нет еще, − ответила она. − Но придумаю.
− Ну давай-давай. А то так и не сделаешь ничего...
− Профессор. − К Таго подошел Маргандо. − Вы нашли то, что я просил?
− Еще ищем, − ответил Таго. − Как получилось то, что вы запчасти не взяли?
− Да второпях собирались и... − Маргандо остановил взгляд на Тигри. − Вы что-то хотите, студент? − спросил он.
− Да я тут думаю. У меня дела никакого, а вы что-то ищете, может, я помогу?
− Фиксатор Рангеро с насадками найти сумеете?
− А на космодроме такого пустяка нет, что ли?
− Да кто ж нам оттуда что даст за просто так? − произнес Маргандо. − Я связывался с ними, никто и ухом не повел, говорят, у них дел своих без нас хватает.
− Ну, ладно. Извините, коли так.
Тигри оставила профессоров и ушла в лагерь. Тот стоял пустым. Ренти где-то гуляла с Рафом. Уже не в первый раз. Тигри нашла только Дрэка, который сидел на воротах и просто зевал.
− О, Тигри. − произнес он, подымаясь.
− Как твой пост? − спросила она.
− Фигово. Связи нет, электричества нет, воды нет, ничего нет.
− Заметил движение противника?
− Есть немного. На западе колонна военная прошла. Сентор куда-то умотал на мотоцикле. А так все, вроде.
− Ясно. Сентор в поселок поехал за новой покрышкой. Я вот думаю, не смотаться ли на космодром.
− Не дури, Тигри.
− Я не дурю. Сделать все как надо, без инкогнитов. Это же можно?
− Так да, конечно. Но сейчас поздно, да и неначем.
− Подождем, когда Сентор вернется. А там и решим. Кстати, ты на мотоцикле ездил когда-нибудь?
− Ездил, а ты?
− А я нет. Даже не пробовала и не умею.
− Однако, что бы ты, да чего-то такого не умела!... − Дрэк усмехнулся. − Может, Сентор тебя и научит? У него, вроде, не много дел.
− Не много. И человек он явно получше некоторых. Я у него спрошу, думаю, он не откажется.
Сентор вернулся только поздно вечером. Он привез не одну, а целых шесть покрышек, на все колеса, и Тигри поняла, что учебы ей не видать, как минимум, несколько дней, пока он все колеса не переобует.
Впрочем, возникшая идея тут же воплотилась в реальность, и Тигри отправилась на помощь Сентору.
− Слушай, давай я тебе помогу их всех сделать, а ты меня научишь на мотоцикле ездить? − произнесла она заготовленую фразу.
− На мотоцикле?! − Сентор вдруг рассмеялся. − Ты не умеешь, что ли?!
− А что смешного?
− Да ничего. Просто я не встречал людей, которые... Не умеют на мотоцикле. Тигри, ты не шутишь?
− Я не шучу. Я их и не видела почти никогда. В столице их нет.
− Может быть, там же все на машинах.
− Не все, но.
− Ладно. Раз так, принимаемся за работу.
Сентор не просто справился со всей работой. Он организовал все так, что к вечеру следующего дня автобус стоял готовым к выходу.
− Ну что, прокатимся куда-нибудь?
− На космодром тебя не пустят?
− Нет. Там охрана на въезде, понимаешь же.
− Понимаю. Тогда, ты сам выбирай, куда ехать.
Автобус проехал через лагерь к выезду.
− Тормозни ка. − Тигри выглянула в окно. − Дрэк, поехали! − сказала она.
Дракон вышел из своей "будки" и прошел в автобус.
− Ну, куда едем? − спросил недодракон.
− Надо у Сентора спросить, − ответила Тигри. − Он обещался красивые места показать.
− О! Поехали...
Автобус проехал по песку, свернул между двух сопок и перевалив через еще одну, остановился напротив небольшого леса.
− И как это здесь колеса у тебя не буксуют? − спросил Дрэк, глядя на песок.
− Здесь песок такой. Утрамбованый, − ответил Сентор. − А вот дальше точно застрянем. Там, за лесом поселок.
− И много людей?
− Сотен пять. В основном смены для космодрома. Ну еще торговцы, да начальство.
− А связь там есть?
− Есть, конечно. Хочешь куда позвонить?
− Да, но не сейчас. Поздно уже.
− Ну, тогда, возвращаемся.

Автобус вернулся в поселок, и его встретил профессор Таго.
− Вы куда это ездили? − спросил он.
− Покрышки обновляли. − ответил шофер.
− Что делали? − удивился Таго.
− Проверяли покрышки, что все правильно поменяли и ничего не криво, не косо, не вылазят перья... − произнесла Тигри.
− Ну ладно, вылазьте, перья, − произнес Таго. − У нас здесь проблема. Расмед куда-то ушел и нет его до сих пор.
− Давно ушел? − спросил Дрэк.
− Утром. Пошел на юг.
− Это плохо, − произнес Сентор. − На юге только сопки, там заблудиться как нечего делать. Чего его понесло туда?
− А черт его знает. − Таго взглянул на шофера. − Вы хорошо знаете эти места?
− Сопки знать нельзя. Они меняются каждый год. Нужен вертолет, пока не поздно. Если он ориентирование не знает, то не выйдет.
− И, как на зло, нет связи ни с кем! − воскликнул Таго.
− Четыре года назад двое студентов так заблудились и не вернулись. − сказал Сентор.
− Ну, спасибо! Утешил! − воскликнул Таго, махая руками.
− Человек вам говорит, что дело серьезно, надо срочно предпринимать что-то.
− Сентор, у тебя же есть мотоцикл, − сказал Дрэк.
− От него толку в песках никакого.
− Да не с песках. Довезешь Тигри до космодрома, там он все что надо объяснит.
− Тигри слишком молод, ему могут не поверить, − произнес профессор.
− Там что, не люди, что ли? − спросила Тигри. − Сообщение о бедствии проигнорируют?
− Ладно. Надо быстрее!
− Едем? − спросила Тигри, взглянув на Сентора.
− Едем, − ответил тот. Вскоре они сидели вдвоем на мотоцикле. − Расслабься, и не двигайся, чтобы тебе ни казалось.
− Ты о чем?
− О равновесии. Чтобы не мешал, понял?
− Постараюсь.
Машина пошла вперед. Тигри поняла смысл слов Сентора почти сразу, и через минуту уже сидела словно слившись с машиной. Та набрала скорость, ушла по дороге на север, затем свернула на запад.
Всего пятнадцать минут, и мотоцикл прибыл к базе. Въезд был закрыт, и несколько солдат тут же вышли на дорогу.
− Эй, поворачивай назад! − произнес один из них.
− Нам нужно переговорить с кем-нибудь из командиров, − сказала Тигри, слезая с машины. − Мы из лагеря студентов, там ЧП, нужна срочная помощь.
Солдат махнул своему, и тот убежал в будку. Через пять минут к посту подъехала машина с другой стороны.
− Студенты, − проговорил дракон почти с усмешкой. − Ну и что скажете?
− У нас пропал один человек, мы не можем его найти...
− У нас ваш человек.
− У вас? − удивилась Тигри.
− У нас. Влез в неположенном месте. Теперь сидит в положенном.
− Ну, слава богу, жив. Жив?
− Жив. Что-нибудь еще?
− Передайте это письмо начальнику космодрома, пожалуйста. − Тигри вынула конверт, который готовила еще раньше, чтобы передать на космодром.
− Что здесь? − спросил человек.
− Письмо. − произнесла Тигри.
− А в нем что?
− Может, я тупой совсем? Письмо адресовано Начальнику Космодрома. Вы Начальник Космодрома? Нет. О чем тогда вопрос?
− Ты давай, не прикидывайся! Отвечай на вопрос!
− Там лунная бомба. Кто прочитает, тот сразу взорвется. Я отказываюсь отвечать на ваш вопрос.
− В таком случае, я отказываюсь его передать.
− Разворачивайся, Сентор.
− Взять их! − приказал дракон.
Три солдата, подскочив к Тигри, разлетелись в стороны и попадали на дорогу. Дракон едва увидев это тут же получил удар, от которого сам свалился и завыл от боли.
− Извини, отморозок. Я все поняла, − произнесла Тигри, тихо на ухо дракону и выдергивая из его руки письмо.
− Тигри, ты же!... − заговорил Сентор.
− Подожди меня пару минут, − ответила она.
Тигри вошла в будку связи и переключив пару тумблеров вышла на Дежурного по Охране Космодрома.
− Алло, дежурный? − спросила она.
− Кто это говорит?
− Пост номер два, − ответила Тигри. − Здесь четверо охранников на дороге лежат. По-моему, без сознания.
− Кто вы?
− Студент, − ответила Тигри. − Я письмо оставлю в будке связи для Начальника Космодрома.
Тигри выключила связь и вернулась к мотоциклу.
− Едем, Сентор. Он жив, нам не о чем беспокоиться.
Сентор довел мотоцикл до лагеря. Он не говорил ничего, и Тигри сообщила профессору, что потерявшийся студент пошел на космодром, где и был пойман охраной.
Тигри вернулась в гараж.
− Ты ведь умеешь хранить тайну, Сентор?
− Я умею. Но то что ты сделал. Я... Я не понимаю, почему!
Тигри подошла к нему, взяла за руку села рядом.
− Судьба у меня такая, Сентор. Я − Повелительница Рода, − он дернулся, но Тигри не выпустила его из рук.
− Это невозможно. Невозможно... − произнес он.
− Все возможно. Ты видел раньше студентов с охраной?
− С о... Так они?
− Они охранники, Сентор. И они мои друзья. А еще я хочу, чтобы и ты стал мне другом.
− А потом ты меня съешь?
− Извини, но этого я не могу тебе обещать. Ты старше меня, Сентор, я могу только Иу попросить за тебя.
− Я не... − Тигри усмехнулась, услышав мысль человека. Он спрашивал о съедении совсем в обратном смысле, он не хотел этого для себя...
− А ты чудной, Сентор. Если не хочешь, так и скажи.
− Ты не будешь считать это плохим?
− Не буду. Просто не распространяйся об этом и все. Хорошо?
− Я не знаю. Я просто с ума сойду.
− А вот этого не надо. Зачем мне сумасшедшие шофера?
− Ты хочешь забрать меня отсюда?
− Ты решаешь все сам. Я всего лишь даю тебе возможность. А желающих, можешь поверить, найдутся миллионы.
− Я верю. Я поеду. Если только это не сон.
− Завтра проснешься и все узнаешь. Но не говори никому.
− Хорошо.


Утро началось с шума машин. В лагерь въехал военный грузовик. Из него выгрузили нерадивого студента. Некоторое время ушло на переговоры Командира с профессором Таго, затем солдаты выгрузили ящик из машины, и та укатила.
− Тигри, ты... − Таго остановил на ней взгляд. − Как это тебе удалось их так?...
− А что случилось то? − спросила она.
Рядом объявился Маргандо.
− Вызывали? − спросил он.
− Да. По-моему, этот ящик для вас, профессор Маргандо.
− Что там?
− Не знаю, но предполагаю, что ваши прокладки...
Маграндо прошел к ящику, вскрыл его и захлопал глазами.
− Боже, кто свершил это чудо?!
− Тигри, − произнес Таго.
Маграндо поднялся, словно мальчишка пробежал к Тигри и обнял его.
− Ты меня просто спас! Ты!... Боже! Теперь все получится!..
Профессор бегал словно ребенок, затем скрылся с ящиком в своей лаборатории. А Таго в этот момент разбирался с Расмедом. Тот заявлял, что заблудился, но явно врал. Тигри это слышала, но не пыталась раскрывать перед всеми.
− Что здесь за шум? − спросила Ренти, появляясь рядом с Тигри.
Студенты вокруг начали смеяться. Все принимали Ренти за обыкновенного дауна, и ее вопрос звучал для них совсем комично.
− Расмед нашелся.
− А он куда-то пропадал?
Вопрос вновь вызвал смех.
− Он попал в когти военных, когда отправился шпионить на космодром.
− Я не шпионил! − воскликнул студент.
− Тебе лучше помолчать, Расмед. Считай, это последнее предупреждение, − произнес Таго. − Еще один самый маленький проступок, и ты вылетаешь из университета далеко и на долго.
Веселость Расмеда улетучилась.
− Профессор, я же объяснил!...
− Все! Расходитесь!


Маргандо еще крутился с прибором, что-то настраивал, подкручивал. Он не видел двух человек, стоявших в полутьме.
− Что он делает? − спросила Ренти.
− Настраивает фокус, судя по всему, − ответила Тигри.
− Что за вульгарщина? − проговорил профессор. − Чертов луч... Никак его не поймать!
− Что-то не понимаю, как это не поймать? − спросила Ренти, проходя к установке.
− Надо установить линзы, чтобы луч проходил по центру. Отъюстировать.
− А пустить простой свет нельзя? − спросила Тигри.
− Нет. Здесь фильтры и ничего не пройдет.
− А что за луч тогда здесь светится? − спросила Ренти, проводя рукой перед прибором, из которого выходил яркофиолетовый свет.
− Где? − спросил профессор.
− Да вот же, пятно у меня на руке.
− Ренти, ты шутишь, какое пятно? − спросила Тигри.
− Т-ты не видишь? Что, серьезно?! − воскликнула Ренти.
− Черт, ты же...
− О чем это вы? − спросил профессор.
− Профессор, я думаю, Ренти может вам помочь. У нее аномальное зрение.
− Аномальное? − удивленно переспросила Ренти.
− Ну ты же понимаешь, Ренти, какое же еще, если ты видишь смещенный спектр?
− Какой смещенный спектр? − Маргандо уставился на Ренти.
− Я вижу здесь фиолетовый луч, − сказала Ренти и показала его, проводя рукой. − Здесь щель, он выходит вот так.
− Щель? Там не должно быть щелей!
− Ну так надо проверить, наверно, − сказала Тигри. − Я верю Ренти.
− Я понимаю, но... − Профессор замолчал. − Ладно. Все равно времени потеряно уйма...
Они провозились почти весь день. Профессор убедился, что Ренти видит невидимый луч, проведя простые опыты с картинками, проецируемыми этим лучом.
− Просто невероятно, − произнес Маргандо. − Вы у кого родились?
− У своей матери, − ответила Ренти.
− Я понимаю, что у своей...
− Профессор, Ренти − инопланетянка.
− Да бросьте вы эту чушь пороть! Я не поверю! − воскликнул он. − Это все выдумки! Был установлен прямой факт, Иу родила от одного из этих людей. От инопланетян то она не могла родить!
− А другая планета и полеты в космос мне привиделись значит? − спросила Ренти.
− Полеты! Вы хотя бы понимаете, что там происходит?!
Профессор показал вверх, а Ренти рассмеялась. Она смеялась и смеялась, пока Тигри не обхватила ее и не успокоила мысленными словами.
"Не обращай внимания, Ренти. Ему самому скоро придется ходить на ушах."
− Профессор тоже меня за дауна принимает, − произнесла Ренти.
− Зачем же так грубо? − произнес Маргандо. − Вы не даун, это очевидно, но у вас просто отклонения, а ваши полеты....
− Мои полеты, это реальность. Это вы там никогда не были, не летали по орбите, не чувствовали невесомости! Вы никогда не управляли космическими аппаратами, и никогда не приземлялись на чужиих планетах!
− Я видел все, что касается ваших полетов. И корабль видел. Подделка натуральная и больше ничего! Он даже на метр подняться не может в воздух!
− А нафига ему подыматься, если это спускаемый аппарат? И что вы видели? Обломки? Или то что ваши ученые склеили из обломков?
− Так значит, вы сюда прилетели, и ваш корабль рассыпался? Так?
− Так. Не рассыпался, а потерпел аварию из-за сильных электромагнитных полей. Тех что на полсотни километров вверх начинаются.
− Что? Какие еще поля?
Ренти рассмеялась.
− Вы что, не знаете сами?! Обыкновенные поля. Электромагнитная штормововая зона в области ионизации. Корабль вошел в нее, и все приборы повыбивало. А дальше грохнулись, едва сумев спланировать на кусочках крыльев.
− Либо я псих, либо вы сошли с ума! − воскликнул профессор. − Если бы там были эти поля, здесь не было бы никаких условий для радиосвязи!
− А они у вас есть? Я что-то ни разу не видела маломальски нормальной радиосвязи здесь, у вас! Сплошной треск с помехами, а телесигнал тот и вовсе только по кабелям...
− Телесигнал невозможно передавать иначе. Он уходит в космос, а не огибает планету, как длинноволновые сигналы.
− Нормальные телесигналы передаются со спутников. И принимаются на огромных территориях. А дальше передающие башни. Достаточно высокие, чтобы охратить, например, крупный город...
− И ничего не выйдет. Помехи не дадут!...
− А с чего мы начали, как не с помех! Я сказала, что их та зона дает!
Профессор умолк. Он хлопал глазами, затем взглянул на Тигри.
− Черт возьми, и в правду не даун...
− Ты можешь сказать что-нибудь еще, Ренти? Именно связанное с космосом, что может помочь.
− А что мне говорить? Принцип реактивного движения и многоступенчатых ракет?
− К-каких ракет? − переспросил Маргандо.
− Многоступенчатых, − ответила Ренти, прошла к доске и несколькими свободными движениями нарисовала ракету, затем ее ступени и несколько стадий взлета, когда ступени с лишней массой отваливались...
Маргандо смотрел на рисунок несколько минут. Тигри ощутила, как он начал терять над собой контроль, подхватила его.
Человек пришел в себя через несколько минут. В лаборатории уже были раскрыты окна и шторы. Тигри использовала аптечку, чтобы привести его в чувство.
− Что со мной? − спросил он. − У меня галлюцинации, доктор?
− Да, профессор. Увы, у вас галлюцинации. Дело в том, что я не доктор.
Маргандо поднялся и еще некоторое время смотрел на схему ракеты на доске, затем на Ренти.
− Вы прилетели на такой? − спросил он.
− Нет. У нас двигатели помощнее, и принцип основного перелета другой.
− Помощнее, это как?
− На ядерной энергии.
− На какой? − не понял профессор.
− На ядерной. Энергия атомного ядра. Вы ее не знаете, что ли? − Ренти взглянула на Тигри.
− Ты на меня не смотри, на него смотри. У меня пять курсов биотеха, а не физтеха.
− Я не знаю ни о каких энергиях атомных ядер, − сказал профессор.
− А о физическом ограничении скорости вам известно, профессор? − спросила Ренти. − Скорость света в вакууме.
− Вы? − Профессор обернулся к ней. − Это же бред!
− Интересно, кто из нас отстал в развитии? Вы или я? − спросила Ренти. − Не знать элементарных вещей в физике... Да вы... Вы и квантовую теорию не знаете?... Боже мой... Я никогда не вернусь...
Ренти села на скамейку и уткнулась взглядом в пол.
− Даун! Вот это даун! − взвыла она. − Да вы все сами дауны! Ракеты нормальной построить не сумели!
Тигри прошла к ней и села рядом.
− Ты не убивайся так, Ренти. Построим мы и ракеты, и в космос полетим.
− Вы не улетите дальше своей Луны. У вас кораблей нет! И сто лет не будет!
− Это ты загнул, − произнес профессор. − Наши ракеты уже под шестьдесят километров вверх уходят.
− Ну и толку? Взлетела она туда, шарахнуло ее полем, и ба-бах...
− Полем? − переспросил профессор.
− Не надоело переспрашивать?
− Может, им только тебя и не хватает, Ренти? Ткнешь пальцем, здесь здесь и здесь... − Тигри словно показывая ткнула Ренти в голову в грудь и в живот. − Ракета и взлетит куда надо, а?
Ренти усмехнулась.
− Кто поверит-то?
− Ну, чего-чего, а с этим проблемы можно быстренько уладить. Один звонок Повелительнице Иу, и все решится тут же!
− Ха! Щас! − рассмеялся Маргандо. − Алло, Повелительница! Вам звонит студентка с дауном! Мы ракету строим, не одолжите сотенку миллионов?
− Может, он клоун, а не профессор? − спросила Тигри.
− Вы сами клоуны! − выкрикнул тот. − Все это чушь! Я не верю!
− И в ракеты? − спросила Ренти.
− Ну, идея не дура, она может прийти к тому, кто поумнее, − профессор взглянул на Тигри. − А уж дрессуру то ты знаешь, биотех, а?
− Что он несет? − спросила Ренти.
− Ничего. Идем, Ренти. А то у него нуль-гипотеза с минимальным действием уже возникла. Ну хочет человек проволочиться на телеге по холмам вместо комфортного перелета в суперлайнере. Пусть волочится.


Тигри дождалась пока студенты разойдутся по своим делам и прошла к профессору Таго.
− Что-нибудь надумал?
− Да. В общем, нечего мне здесь делать. Поеду я домой, сдавать документы из аспирантуры.
− Да ты что?! Так же нельзя!
− Почему нельзя? Мне все можно, − ответила Тигри. − Все. Поеду я. И, кстати, Сентор едет со мной в столицу.
− Это зачем? А мы что, без шофера останемся?!
− Да чего вы волнуетесь, профессор. Шоферов вокруг хватает. Найдете нового.
− А я его не отпущу!
− У нас рабство давно отменили, профессор. Что еще за "не отпущу"! Он сам решает, хочет или нет. На этом все...

Тигри оставила Таго, и тот попытался ее остановить, но выскочив из дома увидел автобус подъехавший к Тигри. Она вскочила внутрь, и машина пошла вперед.
− Эй! Стой! Стой! − закричал Таго, но автобус ушел.
Тигри села рядом с Ренти. Раф и Дрэк сидели чуть позади. Автобус мчался по дороге, ведомый Сентором. Через два часа пути он остановила около железнодорожной станции, и Тигри легко сделала все что хотела. Автобус был сдан местным властям с сообщением о необходимости вернуть автобус в лагерь студентов около космодрома, а так же о том, что там требуется шофер для этого самого автобуса.
Пока Тигри разбиралась с этим делом, Раф разобрался с другим. Поезда ждать не шлось − пятерка отправлялась дальше на междугороднем автобусе.
Сентор сев в кресло пассажира словно ощутил неудобство.
− Не привык, да? − усмехнулась Тигри.
− Да. Давно не ездил так... − Сентор взглянул на Тигри. − Я действительно тебе нужен?
− Ну что за вопрос, Сентор? Если ты про шофера, то да, мне нужен шофер. Ты, правда, не сумеешь им работать сначала.
− Почему?
− Да потому что города не знаешь. Но это не важно. Для начала мы отправимся в Центр и определим, что у тебя там с генами. Чтобы вопросов лишних не было.
− А там определят?
− Определят. Если нет, то уже нигде не сумеют. А там у нас генетики что надо. Они что хошь определят.
− И количество моих знаний?
− Не количество, а способность.


Сентор сидел в кресле. Рядом работало несколько человек. Гул, стоявший в зале, напоминал о работе множества компьютеров. Датчики уже давно сняли все показатели и Сентор просто ждал. могло потребоваться повтороное снятие данных, и все датчики оставались на нем.
− Так-так, − произнес Тамрадео, подходя к Сентору.
− Выяснили что? − спросила Тигри, подымаясь.
− Да, Тигри. В общем-то ничего не обычного. Довольно редкое, но известное отклонение. У него рабочий синдром дракона.
− Что это значит? − спросил Сентор.
− Господи, это же было так просто! − воскликнула Тигри.
− Да? − переспросил Тамрадео.
− Ну, не совсем, но почти. − Тамрадео показал знак подошедшим служащим снимать датчики, и через минуту Сентор освободился.
− Я не понял, что со мной? − спросил Сентор.
− Вы ранее считали себя рабочим, не так ли?
− Да, мне так сказали.
− Это только половина правды. Вторая половина − вы дракон.
− К-как это?
− Это значит, что ты смесь того и другого, − сказала Ренти.
− А точнее, вы смесь, у которой моторные функции рабочего, умственные и защитные − дракона. Кстати, очень редкое качественное совпадение. Коэфициент уникальности примерно один к десяти тысячам.
− Что-то мне не нравятся все эти коэфициенты, − произнес Сентор.
− Мы пойдем, профессор. Я все сама ему объясню.

Сентор ждал объяснений. Тигри села напротив него и махнув рукой вызвала официанта. Тот вскоре принес заказ, и Тигри начала свой обед.
− Бери и ешь, Сентор. Считай, что для тебя сегодня наступил праздник. Можно сказать, второе рождение.
− Ты мне ничего не объяснила.
− Объяснять то нечего. Ты дракон, Сентор. Вот и все.
− А рабочий? Я же был им.
− У тебя одно качество рабочего. Основное качество рабочего, это ловкость рук. У драконов этого нет.. почти. А у тебя все качества дракона плюс ловкость рук рабочего.
− Но почему меня приняли за рабочего, а не... Они что, определили неправильно?
− Ты сам мне говорил, что они не сумели определить. Так и есть, именно не сумели.
− Я не знаю, как я теперь буду с этим жить. Полжизни к черту!...
− Когда это тебе две с половиной сотни лет исполнилось? − удивленно спросила Тигри.
− Ч-что? − удивился тот.
− У тебя не полжизни прошло, Сентор. У тебя еще детство не закончилось. Ты дракон. Тебе отведено Природой пять сотен лет жизни. Ты понимаешь? В десять раз больше, чем ты думал раньше.
− Все равно. Мне надо...
− Тебе надо время, чтобы понять, да? У тебя оно есть. Поговоришь с Рафом и Дрэком, они тебе объяснят, что такое быть драконом.


Все почти наладилось. Тигри переговорила с Иу на счет ракетных технологий, и Повелительница передала ей эту часть жизни страны. Просто объявила, что все космические ведомства переходят в прямое подчинение к Тигри Повелительнице Рода.
Профессора, получив такой "подарок", были не особенно довольны, но возражать не могли. Приказы Иу не обсуждались. Хотя и могли быть отменены. Реально в стране существовало два ракетных комплекса. Один военный, рядом с которым уже побывала Иу, и другой научный. Он находился почти на другом конце материка.
Тигри отправлялась в научный. Она вооружилась множеством учебников, а так же двумя десятками оригинальных книг на языке Ренти, в которых была и физика и математика и ракетная техника. Четыре тома были специально посвящены возможностям строительства и старта с чужих планет, с применением самых разных примитивных технологий. В ведение Тигри попал и космический челнок, воссозданый из обломков. Ренти побывав в нем, долго смеялась, а потом плакала. Корабля фактически не было. Была только фанерина, на которой скреплены куски, да макет в натуральную величину из подручных сплавов явно не космических.


Сопротивление ученых было сломлено напором Тигри и знанием Ренти. Белла и не представляла, что ее скудные знания физики окажутся бездной нового для мира.
Мир, который имел радио, компьютеры, самолеты, но мир, который не имел адекватных физических теорий. В нем все строилось из опыта, но мало что рассчитывалось. В учебниках, что переводила Ренти и Тигри, оказалось множество такой информации, которую ученые просто не переваривали. Оказалось, что реально книги пришельцев не были прочитаны или были прочитаны неверно.
Тигри, просматривая множество старых статей в физических журналах, натыкалась на множество необъяснимых вещей. Она приходила с ними к Ренти, и они находили решения парадоксов вместе. Простые и не очень, но решения были.


Ракета стояла на старте. Тигри и Ренти смотрели на телеэкраны, где шел отсчет времени. Вспыхнул огонь, в воздухе пронесся удар и вой. Ракета начала подъем вверх.
Она уходила ввысь, все дальше и дальше.
− Отделение первой ступени, − произнес голос.
Взрыв. В воздухе все вспыхнуло и люди взвыли, но через секунду уже был виден уходящий вверх свет.
− Она идет! Идет! − закричали голоса...
− Перегрузка по электромагнитному потоку. Полное отключение и изоляция систем.
Ракета продолжала идти вверх. Где-то там в небе сверкала огненная точка. Она подымалась все выше и выше. Телеметрия молчала, и только глаз наблюдателя указывал, что движение продолжалось.
− Пройдена отметка 100 километров высоты! − произнес оператор. Вновь послышался вой, а ракета шла дальше...
В этот раз, подъем составил двести сорок километров. Датчики отфиксировали зону высоких электромагнитных аномалий в стратосфере, и теперь для новых пусков были ориентиры.
− Не так уж это и сложно, Ренти, а?
− Зачем мне на Луну? − спросила она.
− Странный вопрос, − произнес профессор Таом.
− Ты думай не про Луну, Ренти. Ты думай о том, что ты сможешь взлететь, если прилетят ваши. Понимаешь? Они не смогут спуститься, но ты сможешь взлететь туда.
− Ты думаешь?
− А почему нет? Ракета взошла. Немного добавить мощности, и она выйдет на орбиту. Если ты там окажешься, тебя подберут свои, ведь так?
− Да. Но их там нет.
− Ну, это извини. Мы не в силах такое тебе устроить. Хотя, если подумать, то можно построить корабль...



− Маргесон!
− Я, сэр! − произнес лейтенант.
− Ваш полет на Макоро отменяется.
− Но, сэр...
− Отставить разговоры! Это приказ! − выкрикнул капитан.
− Да, сэр!
− Скимсадер!
− Я, сэр!
− Вы отправляетесь с лейтенантом Маргесоном!
− Да, сэр!
− Драить верхнюю палубу. Оба! Марш!
Два человека вышли из строя. Вскоре они уже работали руками и ногами.
− И чего он взъелся? − спросил Скимсадер.
− Ясно что. Петух жареный его клюнул, − ответил Маргесон, продолжая работу. − Черт возьми, сколько я мечтал туда полететь, и на тебе! Какая-то сволочь...
Маргесон умолк. Он слышал, как по коридору приближался человек, и уже не сомневался, что это капитан Рукад.
− Чуешь, собака, чем пахнет? − произнес Рукад.
Маргесон резко обернулся и отскочил в сторону от удара ножа.
− Вы с ума сошли! − выкрикнул он, но атака продолжилась.
Маргесон уходил от каждого удара. Он видел их, видел, что собирался делать капитан, и уходил. Чуть раньше, чтобы только успеть.
− Ты чуешь! Чуешь, собака! − воскликнул капитан.
Словно из ниоткуда позади капитана оказался Скимсадер. Его рука описала полукруг и кинжал вошел в горло капитана.
− А ты совсем не чуешь, червяк, − произнес Скимсадер.
− Черт возьми, ты его убил! − воскликнул Маргесон.
− Мы и так уже оба смертники, − ответил Скимсадер.
− Почему? Что?!...
− Семь дней назад Правительство постановило запрет на организацию "Лоуренсия".
− Ну и что? Я то здесь при чем?
− Ты к ней приписан, Маргесон. Это называется: "без тебя тебя женили", но это так. Есть несколько признаков, по которым людей причисляют к лоуренсистам. У тебя эти признаки на виду. Так что, лететь нам отсюда и побыстрее, Маргесон.
− Куда лететь то?
− Домой лететь. На Лоренсию.
− Я родился здесь!
− Не спорю. Но твои родители. Или родители твоих родителей. Уж не знаю, в десятом поколении или в двадцатом... Они прилетели оттуда. Летим, Маргесон. У нас нет выбора. Ты видел, что он пытался тебя убить.
− Хорошо. Хорошо, − ответил Маргесон. − Летим, коли так...

Небольшой челнок покинул станцию. По радио понеслись запросы, и Скимсадер передал ответ, заявляя, что "капитан приказал"... Некоторая заминка вышла на поиски капитана, а система челнока в этот момент проводила рассчет на сверхсветовой прыжок.
− Мы не можем найти капитана. Где вы его видели в последний раз? − спросил голос по радио.
− На верхней палубе, сэр, − ответил Скимсадер. − С ним был еще какой-то человек, я его не видел раньше.
− Вы должны оставаться на месте.
− Мы стоим, сэр.
Скимсадер отвечал достаточно ровно. Маргесон так не сумел бы после всего. Система выдала сообщение о готовности расчета.
− Лейтенант Скимсадер. Возвращайтесь назад, это приказ Командира станции.
− Да, сэр. Возвращаюсь.
Челнок тихо дрогнул, и вокруг все исчезло. Сверхсветовой прыжок увел его на сотни миллиардов миль от планеты. Система уже считала новый прыжок, и вскоре корабль выскочил у нового мира. Едва он оказался там, рядом возникло несколько истребителей.
− Свои, − сказал Скимсадер непонятно почему. Он уже вел челнок, который вскоре оказался на космической станции.
− Вы прибыли вне плана, − произнес капитан, встречавших двух человек. − Что произошло?
− Это секретная информация, простите, капитан, − произнес Скимсадер. − Мы должны попасть в сектор Х-3.


Все прошло достаточно гладко. В X-3 находились свои люди, и Скимсадер договорился с ними почти сразу же. Оставались лишь формальности, которые были необходимы для окружающих. Пробыв еще две недели в космосе, два человека отправились на планету. Маргесон поступал в Школу Лоу, а Скимсадер сопровождал его. Правила оказались довольно своеобразными. Каждый новый ученик поступал по рекомендации людей, закончивших школу. Рекомендаций требовалось две. Но в случае Маргесона было сделано исключение, потому что сама рекомендация была получена директором от Скимсадера при личной встрече. Директор согласился с тем условием, что Скимсадер станет для нового ученика напарником в учебе.

− Мы так и не познакомились как следует, − сказал Скимсадер. − Меня зовут Дик.
− Мое полное имя Ракжей Венд Тиру Маргесон, − произнес Маргесон. − Можешь называть меня просто Тиру.
− Странно. Никогда не слышал таких имен.
− Ты можешь не поверить, но мой отец на Тагарисе занимает высокий пост. А этот побег...
− Ты хочешь сказать, что ты жалеешь?
− Я не знаю. Я давно не виделся с отцом и чувствовал, что что-то не так.
− Возможно, что твой отец уже не занимает этот пост. Кем он был?
− Губернатором Лерского Района.
− Извини, брат, − произнес Дик и обнял Маргесона.
− В чем дело? Ты чего?
− Надеюсь, твоему отцу удалось бежать. Первыми были сообщения о боях в Лерском районе, Тиру.
− Но я ничего не слышал об этом!
− О них не сообщали открыто, а я имел иной канал. Ты это поймешь, когда закончишь Школу Лоу.
− Ты учился здесь?
− Не здесь именно, но в подобной школе. А здесь специальная школа для людей подобных тебе, Тиру. В смысле, для взрослых.

Прошло несколько дней. Тиру оказался среди множества людей. Слухи, ходившие среди них казались почти фантастикой, но все говорили об этом как не о слухах, а о действительности. Более того, демонстрация телепатических способностей здесь была обычным делом. Тиру почти не верил, что сам их имел, но Дик объяснил ему все, в том числе и причину, почему Тиру "чуял".

-...три наших челнока были сбиты в атмосфере той планеты. Мы получили данные поначалу, что это атмосферное явление, но исследования показали, что только некое оружие могло подобным образом уничтожить корабли. Для природного электричества слишком сильное поле. − Человек рассказывал о своем полете, о корабле, где команда провела несколько лет, прежде чем сумела вернуться на Лоренсию. И вернулась она только через сто с лишним лет по местному времени.
− Тиру, − позвал Дик.
− Дик, я слушаю.
− Бросай слушать, Тиру, корабль с Тагариса пришел. − Тиру резко обернулся к Дику, забыв о лекции. − Там твой отец, Тиру, это точно, и он уже знает, что ты здесь.
− Он?! Он здесь?!
− Идем.
Тиру прошел вместе с Диком, и вскоре они оказались на космодроме.
− Они скоро приземлятся, − произнес Дик. − Ты, я вижу, волнуешься?
− Я не виделся с ним столько лет! − воскликнул Тиру.

Он ждал и едва не бежал к садившемуся кораблю. Охрана задержала Тиру, и тот остановился. А через несколько минут его уже не держали.
Тиру промчался через плошадку и бросился к отцу, когда увидел его.
− Ракжей, ты жив! Жив! − воскликнул отец, обнимая его. − Я так рад...
− Что там случилось, отец? Почему?
− Это все политика, сын. Не бери в голову. Как ты здесь?
− Я поступил в Школу Лоу. Ты знал о ней?
− Нет, но мне рассказали. Мы учились всему иначе, тайно.
− Но я ничего не знаю, отец!
− Я тоже узнал все на много позже. В твоем возрасте я даже не чуял.
− Ты? Ты сейчас знаешь все?
− Не все. Но это не важно.

Встреча с отцом изменила все. Словно камень с души упал. Стало легче и проще. А через несколько дней пришло известие о назначении Маргесона старшего командующим Войск Сопротивления Тагариса. Под его командованием собирались сотни и тысячи человек, что бежали с Тагариса от антилоренсийских репрессий.
− Тебе надо поступать учиться дальше, сын, − сказал отец, когда Тиру закончил Школу Лоу. Окончание это дало не особо много. Тиру не научился телепатии и не смог даже передать слова. Но его "чуяние" было развито на столько, что в простых схватках Тиру "видел" противника в темноте. Он его чувствовал, и уходил от ударов. Другим, новым для Тиру чувством, стало ощущение состояния окружающих. Он видел, зол человек или добр. Серьезен или смеется. Счастлив или несчастлив. Это помогало в общении. − Ты снова о чем-то думаешь, сын? − перебил мысли Тиру отец. − Ты слышал меня?
− Да, я слышал. Я думаю, куда мне идти.
− Просто закрой глаза и подумай, где ты себя хочешь видеть. Не думай ни о каких обязанностях, просто реши, что тебе нравится.
− Мне нравится летать в космос.
− Тогда, тебе идти в космическую школу.
− Я же ее закончил там.
− Да. Значит, здесь пойдешь на курсы повышения квалификации. На Лоренсии свои корабли, ты должен узнать все нюансы.
− Хорошо. А как же быть с нашей Родиной?
− Когда-нибудь, мы вернемся туда, сын. И не переживай. Много лет назад наши предки так говорили о Лоренсии. Когда-нибудь они вернутся сюда. Здесь наша Родина, сын. А на Тагарисе место, где мы родились. Я очень надеюсь, что нам не придется воевать. Очень надеюсь. И ты не должен думать о войне, сын. Думай о том, что ты хочешь делать. Просто о том. А война, если она начнется, и так никого не обойдет. Не думай о ней. Не думай.
Тиру усмехнулся.
− Ты прямо как гипнотизер, отец, − произнес он. − Ладно, я не буду о ней думать. Пойду в космическую школу, выберу самую мирную профессию.

− Генкай Ревс, − произнес студент, протягивая руку Маргесону.
− Тиру Маргесон, − ответил тот.
− Тиру? Мне сказали, что ты Ракжей и...
− У меня длинное имя, Ракжей Венд Тиру Маргесон. Но я выбрал просто Тиру Маргесон.
− Отлично. С чего начнем? − Ревс смотрел на лабораторию, где ему предстояло работать вместе с Тиру несколько месяцев.
− Сходим в бар, вдарим по пивку, − ответил Тиру.
Ревс усмехнулся.
− Ну, идем тогда, − сказал он, улыбаясь. − Ты местный да?
− Нет. А ты?
− Я местный, но здесь все изменилось с тех пор, как летал в космос.
− И далеко летал?
− К Икс-мандеру. Десять тысяч лет отсюда.
− Однако. И как эта звездочка вблизи выглядит?
− Не хилый костерок, − усмехнулся Ревс. − Но мы до него не дошли. Были рядом, но ближе одного года не добрались. Аномалия там какая-то в пространстве. Двигатель клинило. А потом залетели в на одну из местных населенных систем.
− Здорово. Я инопланетян и не видел никогда. Наверно, красивые там девочки, а? − Тиру смеялся, а Генкаю было явно не до смеха. Он лишь сделал вид, что усмехнулся. − Там что-то серьезное случилось?
− Мы потеряли там командира и полтора десятка человек. Те инопланетяне их сбили, когда они полетели спасать наших.
− Не понял. Как это спасать наших? Они сами за собой что ли полетели?
− Нет, там была другая экспедиция. Мы приняли сигнал бедствия с планеты и решили послать туда челнок. Но его сбили. И второй сбили. Потом послали зонд для проверки атмосферы, думали, что в ней дело, но зонд оказался под ударом электромагнитного импульса. Это явно были местные.
− А ваш корабль они не достали?
− Мы были значительно выше и летели быстрее. Думаю, они либо не попали, либо не стали стрелять, решив, что бесполезно.
− Не думаю, что сложно рассчитать орбиту движения.
− Ты так думаешь. А представь, что корабль появляется над тобой и за пару минут скрывается из вида.
− А сеть наблюдения отменяется что ли? Там поймали, здесь вычислили и сбили...
− Не знаю. Не знаю, − произнес Генкай.
− Ладно. Сейчас спорить бесполезно. Чужая планета, чужой разум. Кто его знает, что он решил?
Они уже сидели в баре, и Генкай рассказывал о том, что с ним случилось далеко-далеко. Тиру слушал его слова будучи почти пьяным. Он ругал инопланетян и грозился им отомстить за друга.
− У вас там девочки то были в экспедиции? − спросил Тиру почти не понимая.
− Были. Красивее всех была дочь капитана.
− О! Дочь капитана обязана быть красивее всех. Она то вернулась?
− Нет.
− Нет?! Инопланетяне и ее?!... Ну все! Мы им этого не простим!... − Тиру едва не рычал как зверь, говоря эти слова
Генкай уже не отвечал, потому что Маргесон был невменяем. Ревс довел нового напарника до общежития, и был не сильно доволен доставшимся ему пьяницей.

На следующее утро Тиру постарался прополоскать свои мозги, а после завтрака отправился в учебный корпус. Ревс сидел в лаборатории ничего не делая. Он просто смотрел в окно грусным взглядом и витал где-то в своих воспоминаниях.
− Извини, я кажется вчера перебрал лишнего. Ничего не помню.
− Да уж, − ответил Ревс, оборачиваясь. − Чего не ожидал, того не ожидал. − В его голосе звучал упрек.
− Я много наболтал?
− Много. Обещал всех инопланетян перебить, например.
− Ты же сам сказал, что они...
− Ты не понял ничего. Там иной разум. Мы не имеем права их убивать. Плохо, что снова война. Новый контакт и!... Господи, ну почему нельзя иначе?!
− Ревс, я не понял, ты страдал о погибщих людях, а теперь... − заговорил Тиру.
− Что ты мне фамилией то тычешь?!
− Извини, привычка армейская...
− Армейская? Так ты?...
− Я служил в армии. В космосе, около Тагариса. Я родился там.
Гернкай не отвечал.
− А ты где родился? − спросил Маргесон.
− Станция Алерсон-207, сектор Би-14, около Бетты-Мо.
Тиру захлопал глазами и встал.
− Там?! Около Бетты-Мо?!
− Что тебя смущает? Я и встречался с ними и за руку здоровался, и язык их знаю как свой. Война то закончилась давно. Или снова уже началась?
− Нет. Но, на сколько я знаю, контактов нормальных нет. Они держат наших на расстоянии.
− И правильно делают. Таких как ты только на цепи и держать.
− Послушай, Ревс... Извини. Генкай, я понимаю, что ты злишься на меня, но не понимаю почему не можешь остановиться.
− Тебе план работы известен?
− Известен.
− Понимаешь, что из-за твоего пива мы уже на два дня отстаем?
− На два дня? − Удивленно спросил Тиру. − Извини, не понимаю. − План рассчитан на месяц. Реально нам дано полтора. Работу, в действительности, можно за неделю выполнить. И, по-моему, приступать к ней глупо, пока мы не выясним отношения друг с другом. Я, конечно, перебрал, но ты должен понять.
− Что понять? Что ты пьяница?!
− Глупый. Я вчера пиво пил впервые за два года. В Школе Лоу его запрещали, до этого был в ар...
− Ты в Школе Лоу учился?! − воскликнул Ревс, вскакивая.
− А в чем дело, Ревс?
− Ни в чем, − ответил тот, не желая отвечать. Ревс прошел мимо Маргесона и скрылся в коридоре.
− Какой-то болван... − произнес Маргесон.
Тиру пересек лабораторию и взялся за учебник. Он некоторое время проверял все что необходимо для проведения намеченных экспериментов. Два прибора оказались неисправны. Маргесон расчистил место на одном из столов, достал инструмент...

Дверь лаборатории раскрылась.
− Есть здесь кто? − спросил голос.
− Есть, − ответил Маргесон из-за шкафа.
Человек прошел вперед и заглянул к нему. Маргесон сидел за столом, над которым горел яркий свет. Перед ним был полуразобраный прибор.
− Чем вы занимаетесь? − спросил человек.
− Ремонтом. А вы, простите, кто будете?
− Я доктор Танон. Вы должны были появиться вчера, но вас не было здесь.
− Шутите, доктор? Я был здесь вчера. И Грнкай Ревс был. Возможно, мы уходили на обед или еще куда.
− Здесь никого не было. И где этот ваш Генкай Ревс?!
− Да он просто вышел куда-то, доктор. По делу.
− Вы прочитали план работы?
− Разумеется.
− Тогда, почему я не вижу, что вы приступили к работе?
Маргесон поднялся, вышел из-за стола и прошел вокруг доктора.
− Что это еще за фокусы?! − произнес тот отходя.
− Доктор. Я понимаю. Вы встали не с той ноги. По дороге сюда вам упал горшок цветочный на голову, и вы злитесь. Может, вы все же пойдете куда-нибудь и сольете свою злобу в уголок, чтобы никто не видел? Вы сами-то свои уроки выучили? Прочитали все обо мне, о Генкае? Вам известно, что мы не дети? По-моему, вам это не известно. А еще, судя по всему, вам не понять и того факта, что работа начинается не с битья друг друга молотками по головам. Вам это известно? Ах нет? Тогда, прошу вас, доктор. Покиньте это помещение и не возвращайтесь, пока не выучите свои уроки. Вам все понятно?! Вон отсюда! − От последних слов доктор Танон вздрогнул.
− Вы здесь долго не задержитесь, − произнес он. − Это я вам обещаю.
Танон покинул лабораторию. Маргесон вздохнул глубоко, затем прошелся немного и занялся наведением порядка в помещении. Ремонт в состоянии раздражения лучше было не делать.
Уборка плюс упражнения, которым Тиру научился в школе Лоу исправили положение, потом обед и приятная беседа с незнакомой девушкой вернули Маргесона в колею, и он вернулся в лабораторию с намерением продолжить ремонт.
К вечеру оба прибора были исправны. Маргесон не стал себя торопить, вновь принялся за наведение порядка и подготовку места для эксперимента.
На следующее утро он явился в лабораторию раньше положеного и занялся делом. Генкай Ревс, объявился там почти в непотребном виде. В его руках была бутылка с пивом, и он предлагал ее Маргесону. Тот принял ее, вылил содежимое в раковину и запер Ревса в небольшой комнате отдыха при лаборатории. Ревс там некоторое время буянил, затем заснул, а Маргесон принялся за работу.
Еще один прибор барахлил, и полдня ушло на приведение его в порядок, а к вечеру пошли первые результаты измерений. Маргесон усмехнулся. По плану эти результаты следовало получить через неделю после начала.

Ревс проснулся и начал тарабанить в дверь. Маргесон открыл ее.
− О, ты наконец, встал! − воскликнул он. − Ну, слава богу.
− Что произошло?... − проговорил тот.
− По-моему, ты перебрал лишку, Генкай. И поболе моего, даже утром не пришел в себя. Иди, вымойся, приведи себя в порядок, поужинай где-нибудь, и возвращайся сюда.
Ревс взглянул на Маргесона и ушел. Он вернулся довольно поздно и некоторое время рассматривал лабораторию.
− Здесь сколько времени прошло? − спросил он.
− Неделя, а что?
− К-как неделя? − Ревс захлопал глазами.
− Неделя, − ответил Маргесон. − Уже результаты идут, а ты все пьянствуешь. Еще меня обзывал пьяницей, а сам...
− Ты ведь лоуренсист.
− Ну и что? Это не преступление быть кем-то. Кстати, я смотрел данные о вашей экспедиции. По всем признакам ваш капитан и его дочь тоже были лоуренсистами. − Маргесон улыбался. Он врал об этом в открытую и нагло. Любой чуявший, это увидел бы, но Ревс не увидел.
− Так они...
− Мы все люди, Генкай. Одинаковые, разные. Кстати, чтобы ты не особенно дергался, я тебя немного успокою. По шкале Лоу у меня всего двадцать баллов. Из сотни. Понимаешь?
− Нет.
− Это значит, что у меня только одна пятая часть способностей. Я даже не телепат, как стопроцентные лоуренсисты. У меня есть только чувство и все.
− Чувство? Какое?
− Это не объяснить. Словно некое видение. Я чувствую, когда рядом оказывается кто-то. Даже если за стенкой или в темноте. Я словно другого человека вижу спиной. Но это чувство слабо. Нужны особые условия, чтобы оно было четким.
− А в той школе ты чему учился?
− Тому и учился. Видеть и понимать, что вижу.

Они просидели до полуночи. Ревс еще не принимал лоуренсистов полностью, но у него не было выбора. Он находился в мире, где лоуренсисты давно занимали ключевые позиции. Мир не делился на тех и других людей, но незримый контроль присутствовал, и каждый, кто имел способности, хоть какие-нибудь, получал преимущества...
Эксперименты почти закончились. Ревс долго пытался понять, как Маргесон собрал все что нужно сразу, но разбирать установку ради ее новой сборки не думал. Приборы работали как часы. Фиксаторы записывали последние данные. Второй этап экспериментов подходил к концу, а по плану это должно было произойти через две недели. В руководстве далалась ставка на ручной съем информации, тогда как Маргесон внаглую использовал средства компьютера, собрав пару схем для ввода данных. Нигде в руководстве не было запрета на подобный ввод.

В лабораторию постучался и вошел человек.
− Я вижу, вы навели порядок, − произнес он. − Не плохо. − Он прошел к Маргесону и Ревсу. − Профессор Тиманд Керо.
− Прошу прощения, профессор, что не узнал вас, − произнес Маргесон, подымаясь.
− В первый день было общее собрание, но вы не пришли.
− О нем не было предупреждения, профессор. Мы с напарником проходили важный этап эксперимента. Он не требовал нашего присутствия в лаборатории...
− Доктор Танон говорил мне об этом. Говоря прямо, вы пьянствовали.
− Доктор Танон сильно преувеличил. Мы просто знакомились. Вы же понимаете, профессор, что без нормальных личных отношений никакой нормальной работы не было бы?
− Да, но вы явно не обратили внимания, что подобные отношения должны быть и с вашим научным руководителем.
− Я сожалею, что доктору не удалось нами покомандовать. Но, ничего не поделаешь.
− Как вы собираетесь начинать эксперимент?
− Вообще-то, мы не собираемся его начинать, господин профессор. Мы собираемся его заканчивать. Осталось часа два до окончания.
− Вы шутите? − произнес Керо.
− Никак нет, сэр! − произнес Маргесон. − Прошу прощения. Я не шучу. Мы отремонтировали неисправные приборы, собрали установку, написали программу сбора данных, и она сейчас завершается.
− Программу? Вы что... Вы снимаете данные с помощью компьютера?!
− Разумеется, профессор. Компьютер освобождает от рутины в эксперименте и высвобождает время для мыслей и идей. А вы рассчитывали, что мы будем все записывать на бумажку, а затем вводить в компьютер ручками?
− В общем-то да.
− Я извиняюсь, но, по-моему, это было бы издевательством над людьми.
− Тысячи лет ученые делали именно так.
− Ни за что не поверю. Компьютеры изобрели пятьсот лет назад. С тех пор применение автоматизации в экспериментах есть важнейший этап интенсификации исследований. Важен результат, а не умение экспериментатора писать цифры.
− Хорошо. Вы меня убедили, − произнес профессор. − Можете продолжать.
− А что с доктором? Он ведь зол на меня, − сказал Маргесон.
− Разберемся, − ответил профессор уходя.

Руководителем работы стал сам Керо. Генкай включился в работу с еще большей силой и влиял на нее не меньше чем Тиру. Маргесон был хорошим специалистом в технике, а Ревс взял на себя почти всю научную часть, в том числе и то, что казалось описания всего эксперимента, выводов и возможностей.
− Ну ты выдал, − произнес Тиру, прочитав полный отчет. − Я бы так не сумел написать.
− Нормально? − спросил Генкай.
− По-моему просто отлично. Круто! Ты просто гений!
Генкай усмехнулся.
− Я учился на исследователя, а ты, похоже просто техник. Впрочем, очень хороший. Я бы провозился с этой установкой весь месяц.
− Ну, тогда, нам просто грех не быть командой? А, Генкай? − Маргесон подал ему руку.
− Да, − ответил тот, протягивая свою.
− Ну, тогда, пора идти в бар отмечать это дело!
Они рассмеялись оба и пошли из лаборатории, выключая и закрывая все.

Керо смотрел отчет, иногда тер свой лоб, затем взглянул на двух учеников.
− Вы раньше учились уже где?
− У меня несколько лет опыта работы исследователя, − сказал Генкай.
− А у меня четыре года опыта работы замкомпотеха на космическом крейсере, − произнес Маргесон.
− Хорошо. Ваша работа принята. Думаю, вам следует готовиться к сдаче экзаменов.
− К сдаче? А как же учеба? Еще полгода, − сказал Маргесон.
− Судя по всему, она вам не требуется. Завтра приходите ко мне с утра, получите список литературы, список экзаменов, и идете в библиотеку. Если до окончания практики решите, что вам экзамены не осилить, будете учиться как все, если сумеете, то будете сдавать все с предыдущим потоком. Полгода на дороге не валяются.
− Да, сэр, спасибо, сэр! − произнес Маргесон. Профессор усмехнулся. − О, простите, профессор.
− Я все понял. Идите.


С экзаменами пришлось попотеть. Особенно Маргесону. Он легко сдал все, что касалось техники и методологии, но с наукой было не очень. Особенно с передовой. Теория физики Лоу вообще оказалась за гранью понимания, и Маргесон не получил по ней отличной оценки в отличие от Ревса. Для того подобное положение оказалось просто удивительным. Он не видел в теории ничего особо сложного, просто изначальные положения ставил под сомнение, но об этих сомнениях его не спрашивали.
Последний экзамен к науке вовсе не относился. Все ученики проходили тест на политкорректность. Маргесон отвечал на все вопросы, как их понимал, и под конец уже плохо соображал, что от него требовали.
− Значит, вы не верите в существование полей Лоу? − произнес какой-то старый профессор.
− Да что вы мне голову морочите?! − воскликнул Тиру не выдержав. − Верю-неверю! У меня у самого двадцать баллов по шкале Лоу! Меня едва не прирезали на Тагарисе за это, а вы!... Мой отец!...
− Нам известно, кто ваш отец, господин Маргесон. Не нужно так нервничать.
− Я не нервничаю.
− Не смешите меня, − произнес человек. Маргесон встретился с его взглядом, и понял, что это один из лоуренсистов. − Вы, судя по всему, не понимаете серьезность проблемы.
− Я вообще проблемы не вижу, − ответил Маргесон. − Одни люди, другие люди, нам что драться теперь из-за этого?
− Вы же служили в армии.
− Да, я служил. И вовсе не для того, чтобы людей убивать.
− Хорошо. Я думаю, на этом можно закончить экзамен.
− Комиссия зачитывает вам этот экзамен, − произнес председатель.
− Спасибо, господа, − ответил Маргесон.

Он покинул комиссию и вернулся в общежитие. Вскоре там оказался и Генкай.
− Сдал? − спросил Маргесон.
− Сдал, − ответил тот с явно нелучшим насроением.
− Словно изнасиловали... − произнес Маргесон.
− Ты? Они что, и тебя? − спросил Ревс.
− По-моему, они всех так. Просто зло берет, прямо!...
− Ты же вроде свой для них.
− Ну да, − усмехнулся Тиру. − Одна пятая часть от своего. А другая явилась с Тагариса. − Он взглянул на Ревса. − И как? Свой или чужой?
− Не знаю.
− Вроде умный, а не знаешь, − фыркнул Тиру.
− А ты сам что об этом думаешь?
− Я думаю, что люди все свои. И там и здесь. А кто считает Тагарис вражеской планетой, тот просто последний кретин. Уж теперь то ясно, чего Бетта-Мо от нас отгородилась. Мы со своими сладить не сумели, а к чужим лезем с нравоучениями о мире!... Идиотизм...
Наступило молчание.

На следующий день все было словно как обычно. Даже вручение дипломов прошло как обычный праздник, а не особое событие в жизни. Вечером Тиру потерял Генкая из вида и долго искал его, но безрезультатно.
− Ба! Какие люди! Маргесон! − послышался громкий голос.
− Ха! Скимсадер! А ты откуда?! − воскликнул Тиру, подходя к нему и хлопая по плечу.
− А я за тобой, брат. Мне сказали, что ты школу закончил.
− Я курсы уже закончил. Повышение квалификации.
− О! И кем теперь стал?
− Исследовательские технологии.
− Э.. Да ты что, в ученые подался?
− Да. Меня отец сюда направил. Ну а ты как? Где?
− Я командую группой истребителей, − ответил Скимсадер. − Сейчас в отпуск напросился. Так ты чего, в армию не возвращаешься, что ли?
− Исследования, это тоже фронт, Скимсадер. И не менее важный, а у меня способности есть. Так что, привет с одного фронта на другой! − Маргесон еще раз хлопнул Скимсадера по плечу. − Пойдем в бар, что ли, вдарим по пивку?
− Вдарим! − ответил тот с некоторым сожалением.
− Жалеешь, что я откололся, да? − спросил Маргесон.
− Ты был не плохим техником, Скимсадер. Жаль, что ты ушел.
− Ты не беспокойся. Я кем был, тем и остался. А придет время воевать, можешь не сомневаться, я отправлюсь на настоящий фронт. А наука это стерпит.
− Ты же потеряешь хватку.
− Не потеряю. Я же техник, а техника везде одинакова. Что военное судно, что научное. На научном даже поболе техники. И самая передовая.
− Ну, если так, тогда... Выпьем, чтобы все было отлично!
Они приложились к кружкам...

Генкай вернулся в общежитие совсем поздно. Тиру еще не спал.
− Ты куда-то пропал... − произнес Маргесон.
− Извини, я просто встретил друзей старых, а тебя предупредить не смог.
− Понятно. Я кстати, тоже старого друга встретил и весь вечер мы с ним в баре просидели. Вспоминали старое.
− Ну и как?
− А никак. Звал он меня к себе, но я решил в науку идти, а не в армию. А ты как? О чем говорили?
− Об экспедиции. К той самой планете.
− Что, кто-то летит туда?
− Нет. Два раза комиссия рассматривала вопрос и оба отклоняла. Завтра будет новое заседание. В общем, последний шанс.
− Может, мне туда пойти с тобой?
− А ты то что? У тебя даже научных идей нет, чтобы представить комиссии.
− Не важно. Если можно, Генкай, то я пойду туда.
− Можно. Я ребятам о тебе рассказал, думаю, они не будут против.
− Ну и отлично.

Маргесон смотрел фотографии планеты, данные об условиях, о звезде, об окружающем космосе.
− И они от этого отказались? − произнес он.
− Планета очень далеко и почти не исследована. Несколько аварийных невозвратных посадок, − произнес Натан Девор. − Это возражения комиссии, а не мои.
− Ну, такие возражения обычно отправляются в корзину сразу же, − ответил Маргесон. − Что в ней существенного, что действительно может затруднить освоение.
− Во-первых, там свой разумный вид, − произнес Генкай. − Так что освоение, ты это загнул, Тиру. Речь только об исследовании и не более.
− Может, я слепой, но здесь населена разве что десятая часть. Еще неизвестно, может, это население, само переселившееся.
− В любом случае, они там очень давно.
− Не важно. Впрочем, отложим это сейчас. Исследования самой системы проводились? Каковы планеты, каковы метеоры?
− Этих данных навалом. Если бы система была рядом, можно было бы строить базу в космосе по стандартным схемам.
− Это плюс. Дальность минус. Но не сильный. К тому же, рядом разумный вид. Как бы мы ни старались, мы с ним встретимся в космосе. Когда-нибудь. И лучше раньше. То что у них выхода в космос нет, нам только на руку. Можем летать сколько угодно и изучать сколько влезет.
− Это слишком грубо, − произнес Девор. − К тому же, у них может быть оружие...
− А вот это уже серьезно. У них уже сейчас оружие есть, что корабли сбивает, что будет, когда они взлетят?
− Я тебя не понимаю, − произнес Генкай.
− Не важно. Важно, чтобы комиссия поняла.
− Ты думаешь, мы тебя туда допустим с такими словами? − спросил Девор.
− А выбор у вас есть? Идеи относительно предыдущей комиссии? Реальные, не те, что типа "поплакаться в юбочку"? Я понял, что этот мир имеет значение. Если не сейчас, то потом будет иметь. Вы сейчас можете выбрать, двигаться своим путем, или ввести таки в бой тяжелую артиллерию.
− Это тебя, что ли? − спросил Ревс.
− Именно меня. Я не буду уговаривать, я буду бить в глаз. Фактами и стратегическими данными. Решайте. У вас еще час, вроде, а я пойду прогуляюсь.
Они решили рискнуть. Девор сдался, когда Генкай напомнил ему, что все дело вначале зарезали именно военные, которые имели зуб на средства. И тут применение знаний настоящего военного совсем не мешало.

Маргесон присутствовал вместе со всеми, как запасной вариант. Выступал Девор, отвечал на вопросы, затем его просто задавили словами о предвоенном положении, необходимости экономии, дальностью планеты и подобными вещами.
Маргесон уже открыто давал знак, что хочет выступить, и Девор перевел на него взгляд.
− В чем дело? − спросил Председатель.
− Есть некоторые данные, которые господин Девор почему-то боится высказывать, − ответил Маргесон.
− Какие именно данные? К кто вы?
− Я капитан Маргесон. Пока в отставке, но ничто не мешает, как говорится. И речь не о научных данных, не об открытиях, а о стратегической важности. Я, конечно, не генерал, чтобы ее определять, но и капитану видно, что мир этот уникален по-своему. Сколько у вас планет с разумом? Раз два и обчелся. А здесь третий. Неизученный вид. Очевидно, они на пороге выхода в космос, и нам оказаться там в этот момент просто необходимо. Они должны выйти в космос и наткнуться на нас. После этого мы будем очень многое определять для них. Я повторяю, очень многое, и это стратегически важно. На это нельзя жалеть средства, тем более столь мизерные. Один исследовательский корабль в войне не сыграет роли. Но в данном случае, он не просто сыграет. Он откроет мост между нами и целым миром. Одна только потенциальная возможность, что нас туда просто впустят и позволят что-то делать, имеет огромнейшее значение. И дальность уже не будет играть роли, полчаса на прыжок, это не дальность. Придет время, и мы будем летать по всей галактике. И неизвестно, с какими силами мы столкнемся. Так что, господа, вы решаете не вопрос о маленькой научной экспедиции, вы решаете вопрос о будущем отношении целых миров. Решайте, господа. Ну, а если не можете, мы обратимся дальше.
− И куда же это, позвольте?
− К Главнокомандующему. Думаю, он поймет важность вопроса, как только ему доложат об открытии мира, полностью совместимого по биологии с Лоренсией.
− Его совместимость не доказана.
− Это пустяки. Не доказана его несовместимость. А факт, что там люди уже были − на лицо. Плюс факт наличия разумного вида, который не просто разумен, а способен выйти в космос. Желаете получить третью Бетту-Мо? Если не желаете, то надо лететь и исправлять положение, пока не стало поздно.
− Какое положение?! Там ничего не произошло!
− Ну да. Корабли сбитые, сигналы о помощи от людей. Это ничего. Вы бы думали что говорите то.
− Вы всегда говорите в таком тоне, господин Маргесон?
− Я прошу прощения у Комиссии. Но уж как привык, так привык. Мы люди военные, не притязательные к языку. Что думаем, то и говорим, если только это не секрет.
− Думаю, надо обратиться за консультацией к военным, − сказал Председатель Комиссии.
− Мы уже обращались, и они дали исчерпывающий ответ, − ответил член комиссии.
− Вы, видимо, не с той стороны подошли к ним, господа, − ответил Маргесон. − Скажите сейчас прямо, не думая о военных, вам нужны эти исследования? Нужен этот контакт с иным миром? Не оглядываясь на экономии и тому подобное.
− Мы не можем не оглядываться.
− Вы можете не оглядываться. Сделать это как люди, а не как комиссия. Просто вам как ученым, это нужно или нет?
− Как ученым, это безусловно нужно, − произнес Председатель.
− В таком случае, давайте просто разделим функции. Вы отвечаете за научную необходимость, а я доведу до соответствующего круга информацию о военно-стратегической необходимости. Возможно, и средства найдутся.
− Вы предлагаете оставить этот вопрос открытым сейчас?
− Спешка нам сейчас не поможет, это очевидно.
− Хорошо. Когда вы сможете дать свой ответ? − спросил Председатель.
− Думаю, максимум, дня через три.
− Вы полагаете, что сумеете?
− Давайте не будем судить сейчас о том, что я сумею, а что нет.
− Хорошо, − председатель взглянул на свою бумагу. − Через три дня мы собраться не сможем. Через четыре.
− Хорошо, − согласился Маргесон.

Закончилось заседание, и Маргесон оказался вместе с группой исследователей.
− Не знаю, как ты будешь делать то что сказал, − произнес Натан Девор.
− Важно, что признал Председатель. Ты не расслышал это, Натан? Что научная ценность − бесспорна.
− Это было очевидно.
− Надо было, чтобы признала Комиссия. И какие у Комиссии будут возражения, если найдутся средства?
− Но как их искать? Нас и близко к Командующему не подпустят.
− Ну, это как сказать, − усмехнулся Тиру.
− Что ты задумал?
− Если расскажу, будет неинтересно, − ответил он. − Я еду в столицу.
Девор и Ревс отправлялись вместе с Маргесоном. Они легко добрались до штаба Командования. Маргесон ушел в отдел пропусков и вернулся через полчаса с бумагой на всех троих и сопровождающим лейтенантом.
− Я не понимаю, как... − произнес Девор.
− Не спеши, − усмехнулся Тиру.
Их провели на один из высоких этажей и подвели к пропускному пункту, где висела надпись Штаб Войск Сопротивления Тагариса, а еще через несколько минут все трое прошли в кабинет Командующего.

− Ракжей! Как давно мы не виделись! − воскликнул отец, обнимая сына. − Как дела? Как учеба?
− Учеба уже закончилась, − ответил Тиру.
− Как? Тебя выгнали? − забеспокоился отец.
− Нет, оказалось, слишком много знаю. Сдал экзамены экстерном. Сейчас у меня пара недель отпуска, а там работу буду искать.
− Мне сказали, что ты еще и по делу какому-то?
− Да. Но если у тебя срочные дела есть, лучше сначала их, а потом...
− Срочными делами займется мой зам. А мы пойдем. Не каждый день ко мне сын приезжает.
Маргесон подмигнул Девору. Тот стоял чуть ли не с раскрытым ртом, и едва отошел от оцепенения.
Они прошли через кабинет в другую дверь и оказались в квартире, где и жил Командующий. Он пригласил всех за стол, предложил выпить. Девор отказался, сославшись на важность вопроса, Ревс так же не стал.
− Давай после, а сейчас простого лимонада.
Отец согласился, убрал вино и взял другую бутылку. От лимонада никто не отказался.
− Ну-с. Рассказывайте, что за дело.
Маргесон знаком показал Натану молчать, и тот не сказал ни слова.
Тиру вынул бумаги, расстелил их на столе.
− Просто оцени, − сказал Тиру.
Перед Командующим было несколько изображений планеты, данные о составе, процент вероятности совместимости, превышавший пятьдесят. А так же данные по системе, по составу астероидов, по стабильности системы. Так же карта ближних звезд с указанием возможного их влияния.
− Где это такое чудо? − спросил Маргесон.
− Довольно далеко, но все же, − сказал Тиру.
− Ну так где?
− Туда тридцать минут в прыжке.
− Да, расстояние не слабое. А здесь что? − спросил Тиру, показывая на обозначенные пятна.
− Поселения разумных абборигенов. Они на уровне плюс ноль.
− То есть? − командующий взглянул на Тиру. − Они только начали строить ракеты?
− Думаю, уже начали. Тогда были только самолеты. Экспедиция улетела сто лет назад, вернулась сейчас. Есть и сложности. − Отец только намекнул, чтобы сын продолжал. − На планету спустилось три челнока, все потерпели крушение.
− Все три? − удивился Маргесон.
− Да. Подозрение, либо их сбили, либо проблемы в атмосфере, невидимые снаружи.
− Да, мир очень интересен. И каков же вопрос?
− Вопрос в том, что некая Комиссия решает лететь или не лететь туда, не имея при этом достаточных прав в решении стратегически важных вопросов. Нет средств, экономия, предвоенное состояние, вот их аргументы против.
− Это не аргументы, а отговорки. Средства есть, − ответил Командующий. Он взялся за телефон и попросил связать его с заместителем Командующего Армии Лоренсии по космической разведке.
Вопрос был изложен достаточно сухо, но этого хватило, и четыре человека получили приглашение на встречу. Они отправились туда сразу же. Заместитель находился в этом же здании и был заинтересован, как данными, так и их источником.
Через двадцать минут он уже смотрел фотографии.
− Откуда они? − спросил он. − Эти данные засекречены.
− Можно засекретить данные, но нельзя засекретить мозги ученого, − произнес Девор. − Я один из вернувшихся оттуда. Именно мы привезли эти данные, и теперь нам говорят, что все это никому не нужно, что нет средств на экспедицию!...
− Натан, побереги нервы, − произнес Тиру.
− Кто вам говорил, что нет средств на экспедицию? − спросил Заместитель, сделав небольшую паузу.
Девор несколько промедлив вынул еще один документ и передал его человеку.
Командующий прочитал бумагу, затем вызвал кого-то.
− Проверьте, что это за комиссия и из какой задницы она вылезла, − произнес он.
− Да, сэр! − ответил полковник и скрылся.
− Думаю, нет смысла сейчас скрывать. Экспедиция туда готовится полным ходом. Выход назначен примерно через месяц, − произнес он взглянув на Девора. − Почему вас не поставили в известность, не знаю. На сколько вы знакомы с тем миром?
− Мы летали вокруг несколько лет, надеялись найти способ спасти людей.
− Они оставались живы там?
− Во всяком случае, несколько месяцев мы держали связь по радио, потом она оборвалась.
− Это время они выжили на открытой территории или в челноках?
− На открытой территории. Я подозреваю, что биологически совместимость все сто процентов. У нас были проблемы с замерами из-за того, что зонды выходили из строя в атмосфере на больших высотах. А прорвавшиеся челноки оказались с полностью выведеным из строя оборудованием. Действие подобное электромагнитному импульсу, это сообщили те, кто оказался внизу, поэтому мы подозреваем, что их сбили, так же как и зонды.
− А каким образом у них остались целы радиостанции?
− Осталось цело все оборудование, находившееся в запечатанных железных ящиках. НЗ короче.
− Вы наблюдали радиосигналы местного населения?
− Да, но в очень малом количестве. Пара вещательных станций на весь мир и несколько нерегулярных связей в день. Данные о языке разобрать лингвистам не удалось. Он слишком разнообразен.
− А какой именно вид разумных там?
− Люди. Не такие как мы, но бесспорно гуманоидный тип. Фотографий нет, но есть описания со слов тех, кто был внизу. У них сильное разнообразие форм и, похоже, наших приняли за своих. Или играли так с ними.
− На сколько вы оцениваете возможность положительного контакта?
− Чисто физически сто процентов. Общественно-политически, сказать сложно. Там было обнаружено развивающееся общество, они могли измениться как угодно.
− Ясно. Вы проводили исследования лесов на предмет наличия абборигенов?
− Да. Они расселены везде. В некоторых местах обнаружены старые развалины. По оценкам не менее тысячелетнего возраста.
− Сэр? − произнес голос человека, появившгося в дверях.
− Да, проходите. Выяснили что?
− Да, сэр. Эта комиссия не имела компетенции выдавать подобное заключение. Они превысили свои полномочия. Но криминала нет. Новые положения еще не всем хорошо известны.
− Ясно. Поставьте их в известность, что вопрос полностью переходит в наше ведение.
− Да, сэр.

Все решалось достаточно быстро. Уже через два дня Девор, Ревс и их друзья оказались в команде новой экспедиции. Более того, Девор получил назначение заместителя экспедиции по научной части. Тиру Маргесон так же отправлялся туда и оказался на крейсере просто техником. Иных вакансий не нашлось, а Командующий Маргесон прямо дал указание никаких поблажек капитану не давать.

− Ну у тебя и отец, − произнес Генкай. − Мог бы и посодействовать.
− Ты смешон с такими словами, Генкай. Отец у меня лучше всех. И когда будет нужно, он первым придет мне на помощь. И я его не оставлю, если что. А покомандовать я еще успею. Вот шарахнет замкомпотеха током, тут я и нарисуюсь.


Старт проходил без всяких помп. Люди попрощались друг с другом. Челноки ушли в космос. Команда ученых заняла места в крейсере. Пара часов подготовки к старту, и отход от станции.
− Ну, с Богом, − произнес Командир. Его голос разошелся по крейсеру, и аппарат нырнул в черноту сверхсветового прыжка...


− Тигри, подымайся! Тигри!
− Что еще там? До утра нельзя подождать? − заворчала она.
− Тигри, корабль в космосе!
Она вскочила сразу же.
− Идем быстрее! − Закричал Сентор, выскакивая из комнаты.
Тигри плохо верила. Все могло оказаться розыгрышем, но уже через несколько минут ей показали снимки, сделанные из обсерватории...
Ренти так же привели в комнату, и Тигри показала ей фотографию с изображением маленького треугольника на фоне звезд.
− Это корабль? У нас, вроде не было треугольных...
− Ну не было, было, − фыркнула Тигри. − Не хочешь лететь, что ли?
− Я хочу! Хочу! − воскликнула она.
− Штайнсу здесь?
− Я здесь, Повелительница, − произнес старый ученый.
− Запускайте сеть Мано. Выловите его.
− Уже запущена. Уже выловили, − произнес старик.
− А злишься чего? Не выспался, что ли? − усмехнулся Тигри. − Гости у нас!
− Гости. Еще неизвестно, что за гости.
− Не важно.
Тигри прошла через зал и вышла в центр связи. Ренти прошла за ней. Они сели на место перед большим экраном.
− Изображения нет? − спросила Тигри.
− Только старое. Новое появится через несколько минут.
− Старое выведите сюда, − ответила Тигри, показывая на монитор рядом. Вскоре появилось изображение. Треугольник шел на фоне звезд, затем исчез.
− Ушел в тень, − сказал кто-то.
− На какой он высите? − спросила Тигри.
− Около пятисот миль.
− Есть изображение! − произнес голос. На экране понеслись звезды, в которые попал треугольник. Он был совсем размазан.
− Четкости нет? − спросила Тигри.
− Там слабый телескоп. Через десять минут будет более четко.
− Радиосигналы?
− Нет. Мы можем послать запрос.
− Ренти, ты готова?
− Да, − ответила она. − Что мне говорить?
− Ну ты спрашиваешь! Там же твои.
− Это не факт. Там может кто угодно оказаться, даже беттамоняне.
− А это еще кто?
− Они вовсе нелюди.
− Все равно. Выходишь на связь как со своими.
Ренти согласилась. Через минуту она уже вызывала на связь своих...

− Ренти! Ренти Белла! Это ты?! Неужели это ты?! − послышался вой в динамиках. − Ренти, как ты? Где?!
− Кто это говорит?
− Это Натан Девор, я летал вместе с вами сюда.
− Вы улетели, оставив нас.
− Мы потеряли связь, летали три года, пытаясь восстановить, и не могли спуститься, ты же знаешь. А потом подошли к концу запасы, и нам пришлось улететь. Замком отдал приказ и...
− Вы должны это понимать, Ренти Белла, − зазвучал новый голос. − Я Герм Таг, командир экспедиции.
− Я понимаю.
− Возможно, мы сейчас потеряем связь, луч уходит.
− Не уйдет, − произнесла Тигри и показала знак своим. Сигналы переключились. − Теперь лучше?
− Да. Кто вы?
− Я Тигри, Повелительница Рода.
− Кто она, Ренти?
− Она местная, − ответила Ренти, взглянув на Тигри. − Я осталась здесь одна.
− Очень странно, но я вижу двоих, как минимум, − произнес командир.
− Кого двоих? Рядом со мной все люди местные.
− Второй не рядом. Он далеко от вас.
− Это Иргит, Ренти, − сказала Тигри.
− Иргит? Что за Иргит? − заговорил командир.
− Это человек вашего вида, рожденный здесь. Впрочем, там их одиннадцать, а не один.
− Я вижу только одного.
− Наверно, в них только одиннадцатая часть от людей, а остальное от зверей, − ответила Тигри. − Он плод генетического эксперимента. Размноженная копия одного из ваших людей.
− По-моему, вы не имели права так делать.
− Возможно. Однако, мы посчитали это благом, нежели просто смерть того человека.
− Почему он умер?
− Все ваши люди были убиты, не считая Ренти Беллы. Ей просто повезло.
Человек молчал. Возможно, там наверху шло обсуждение полученного факта.
− Кем они были убиты?
− Солдатами и охранниками, − ответила Тигри. − Одна группа во время возникшего боя в лесу, другая во время попытки покушения на нашего Родителя.
− Вы считаете их виновными?
− Я считаю, что все эти смерти были от глупости. Полагаю, вас успокоит то, что во время боя они убили в три раза больше наших.
− Не вижу в этом ничего успокаивающего, − ответил голос. − Вы должны вернуть всех наших людей.
− Хорошо. Мы вернем всех, кто сейчас жив. Надеюсь, вы подождете, пока мы построим корабль для этого.
− Не вижу причин, чтобы ждать. У нас есть челноки, и...
− Ваши челноки бьются как стекла, когда садятся к нам. Три штуки разбилось по одной и той же причине.
− Вы их сбили.
− Не говорите глупостей. Нам незачем было их сбивать. Они разбились в зоне электромагнитных бурь в высоких слоях атмосферы. Чтобы эту зону пересечь нужно специально экранировать все оборудование. Вы можете это проверить, послав аппарат, только не сажайте в него людей.
− Вы утверждаете, что не сбивали наши корабли?
− Я это утверждаю. И утверждаю не просто так, а официально. Я имею все полномочия для этого. Моя мать − Повелительница всего нашего мира.
Ренти едва не усмехнулась, глядя на Тигри. Так мог сказать каждый пятый в стране.
− Хорошо. Вы убедили меня. Но проблему надо решать.
− Мы ведем разработки космической техники. Наши аппараты уже смогли преодолеть тот слой, но до сих пор мы не посылали на них людей. И вряд ли это будет возможно в ближайшее время. Несколько лет, как минимум.
− Вы можете сказать как защитить аппарат от излучения?
− Полная экранировка. В момент прохода зоны надо полностью закрывать аппарат и отключать все приборы.
− А каким образом контролировать, что проход завершен?
− Никаким. Мы ставили механический таймер, но он не сработал. Видимо, сломался на старте.
− Получается, что мы не можем никого вернуть? Так?
− В данный момент, да. Можете разве что послать сюда кого-нибудь на свой страх и риск. Впрочем, вы тоже можете провести разработки аппарата для спуска и подъема с учетом особенностей атмосферы.
− Это не так легко и не так быстро сделать.
− Именно. Это сложно для вас, тем более, это еще более сложно для нас. Вы уже летаете, а у нас нет никакого опыта.
− Вы хотите получить доступ в космос?
− Разумеется. Смешно было бы отрицать.


Натан слушал переговоры. Генкай сидел за приборами и отлавливал все сигналы, а Тиру Маргесон слушал слова инопланетянки, желая, чтобы в разговор вновь включилась Ренти Белла. Ее голос словно завораживал, но почему-то уже довольно долго не звучал. Герм Таг и Повелительница Рода обсуждали какие-то частности, о которых полчаса назад никто даже не задумался бы.
Генкай подал знак, и Тиру подсел к нему. На экране компьютера высвечивалась сетка, которая опоясывала планету. Десятки станций, которые сейчас сопровождали корабль пришельцев. Он был на виду, где бы ни находился. Лишь небольшие области над полюсами оставались невидимыми для абборигенов.
− Ты видел Ренти Беллу? − спросил Тиру.
− Видел. Ты о чем?
− Она красивая?
− Тиру, тебе думать не о чем, что ли?
− Не о чем. Там внизу красивая женщина, и у нее нет мужчины.
− Ты не учитываешь, что ей сейчас не меньше пятидесяти?
− Не знаю. Судя по голосу, она еще не старуха. Хотелось бы мне с ней поговорить.
− Ты, кстати, слыхал, что сказала эта Повелительница? Про генетический эксперимент.
− Ну так они же дикари, наверно.
− Дикари. Генетика, это наука такого уровня. Генетическое копирование. Ты понимаешь, что это такое? Какова должна быть технология?
− Наверно, не слабая, но ты это к чему? Что они в космос не вышли, а генетику развили?
− Может, и так. А, может, у них есть иной выход в космос.
− Да не смеши ты меня, − фыркнул Тиру. − Иной выход. Через женское влагалище, что ли?
Генкай сам рассмеялся, и утих под взглядом командира.
Связь с планетой закончилась.


− Тигри, я, наверно, не выдержу. Ты понимаешь?! Они здесь, здесь! А я!... − Ренти едва не закричала. Тигри схватила ее и удержала.
− Терпение, Ренти. Терпение. Если брыкаться, можно и убиться случайно, понимаешь?
− Да. Но что делать?! Что?!
− Строить дальше. Проект движется вперед. Следующий этап выход на орбиту, ты не забыла?
− Нет. Нет. Я буду ждать.
− Жди. И надейся, может и твои что-нибудь придумают. Наверняка. Им то проще, а?
− Да, наверно. Но я не уверена.
− В чем?
− В том, что они прилетели только из-за меня. Тигри, ты же понимаешь, что люди могут быть разные. Я не знаю, кто там.
− А тот твой знакомый.
− Я и не помню его. Наверно, был в какой-нибудь команде, но я всех не помню.
− Сейчас тебе, Ренти, главное не сорваться на самом конце пути. Держи себя и просто скажи, что уже скоро. Совсем скоро.
− Я боюсь, что будет поздно.
− Что поздно то?
− Тигри, ты ведь понимаешь, что я должна стать матерью.
− Да, я понимаю, но проблема в чем?
− В том, что может стать поздно. Это у вас поздно быть не может, а у нас не так. Есть предел возраста, за которым...
− Ты не сможешь родить? И сколько?
− Он близок. Он рядом. Если вообще уже не пройден. Я сейчас не могу сообразить, сколько мне лет. Должно быть, не меньше пятидесяти, а наши рожают в двадцать.
− Господи. И ты не сказала? Ну почему?!
− А что я скажу? И что это изменит?
− У нас же есть мужские особи...
− Ну да. Ты не городи ерунды. Я не хочу от таких особей детей!
Тигри замолчала. Ей было сложно представить, как можно не хотеть детей и при чем там какие-то особи, но не стала ничего говорить.
− Ладно. Хочешь, мы собьем этот корабль, и у тебя будет куча особей для выбора?
Ренти рассмеялась.
− Не пори чушь! − произнесла она.


Тиру сидел в рубке. Рядом находились только двое дежурных. Корабль продолжал кружиться над планетой уже несколько дней.
− Как там дела? Инопланетяне не появились? − спросил Тиру.
− Где? − спросил дежурный оборачиваясь. − Вам нечего делать, капитан?
− У меня есть одно дело, да вот никак его не могу осуществить. Вечно что-нибудь сломается, а как все чисто и хорошо, так мне дежурства назначают, словно нет никого больше.
− Ну так шел бы и делал. А мы и без тебя справимся, − ответил дежурный.
− О. Ну, тогда, я пошел.
Тиру скрылся из рубки и отправился к себе. Он давно готовился к этому дню и теперь оставалось осуществить задуманное.
Запустилась программа. Команды ушли в центральный компьютер корабля, и на пульте дежурного зажегся аварийный сигнал. Просто сообщение о неисправности в антенне.
Дежурный вызвал Маргесона, и тот сразу же "принял сигнал".
− Я понял. И снова мне нет покоя, − произнес он. В ответ послышался смех дежурного. − Я проведу тесты антенны, вы не обрашайте внимания на включение/выключение передачи.
− Хорошо. Мы отключим у себя прием.
− О'кей.
− Только сообщай сразу как поймешь, что случилось.
− Ладно.


Ренти сидела одна. Тигри уехала куда-то, и рядом находился только Раф. Он не мешал, но был все время начеку. Охранник оставался охранником до конца.
Ренти поднялась и пошла к центру наблюдения.
− Я там нужен? − спросил Раф.
− Как хочешь. Там сейчас никого почти нет.
− Тогда пойду, а то вдруг чего.
Ренти вошла в центр и некоторое время наблюдала за картинками на экранах. Они отслеживали движение корабля пришельцев. В этот момент там было время отдыха. Оно отличалось от времени суток на планете и уже несколько раз "день здесь ночь там" переходило в "день здесь и там".
Ренти включила компьютер. Она вновь проверяла все, что касалось программы полетов. Ускорять в ней было ничего невозможно, но следовало искать ошибки. Ренти не видела их, и программа шла сама собой.
Возникло движение в зал.
− Они вызывают нас, − сказал дежурный и включил связь. − Надо вызвать Тигри. Мы же не знаем...
− Алло, как слышите, проверка связи, − произнес голос.
Ренти прошла к техникам и показала знак включения связи.
− Алло, я слышу вас, вы слышите? − произнесла Ренти, когда связь возникла.
− Да, я слышу вас, Ренти Белла. Очень рад вас слышать. Кстати, меня зовут Тиру Маргесон.
− У вас какие-то проблемы, Тиру?
− Мелкие неполадки. Антенный блок передал сообщение об аварийном состоянии на центральный компьютер, но пока я не обнаружил неисправность. Возможно, просто сбой. Вы понимаете?
− Понимаю, − ответила Ренти. − Как там у вас?
− У нас все нормально. Все спят почти.
− Я про планету. Что там?
− Все, как обычно. Я родился на Тагарисе. Знаете такую планету?
− Слышала. А я с Лоренсии. Слыхали о такой?
В ответ послышался смешок.
− Да. У вас специальность какая была?
− Пилот. Командовала челноком.
− А я был замкомпотехом на крейсере. Сейчас просто старший техник.
− И почему понизили?
− Я с другом пошел в эту экспедицию, а здесь вакансии другой не было. Потому и старший техник. Сейчас вот ночь, а я антену чиню.
− Вроде все работает, я не чувствую проблем.
− Мы еще можем поговорить, если хотите. Пока тест полный пройдет, антенна должна работать.
− Я не против, − ответила Ренти. − Я давно не говорила с людьми.
− Да? А с командиром нашим не считается?
− Считается, но то было не так. Ты сейчас один?
− Да. А ты?
− Я нет, но здесь никто языка нашего не понимает. Смотрят на меня и ждут чего-то. − Ренти усмехнулась.
− Они там тебя не кусают?
− Нет. Они нормальные люди, только с приветом. А Тигри − мой друг.
− Так ты там не плохо устроилась, значит? При принцессе можно сказать.
− Да. Но отца моего убили. И всех других.
− Ты знаешь как это было?
− Четырех убили у меня на глазах. По глупости. Нас встретила Повелительница Иу. В общем, если бы они не вытащили оружие, были бы живы сейчас. Тогда я этого не понимала, сейчас знаю точно.
− А про вторую группу что ты знаешь?
− Они упали в огород к какому-то местному торговцу.
− Вот это да, и что там было? Торговец всмятку?
− Торговец, как ни странно, жив, наверно, на базар ходил. Но там был бой после этого, и почти всех убили. Остался только один тяжелораненый. Его они пытались спасти, но сам понимаешь. Впервые увидев такой вид врачи могли сделать не много. Он не выжил. И это был мой отец.
− Ты его видела живым?
− Последний раз только на корабле, когда летела вниз. Мы приняли сигнал бедствия, полетели спасать. Влетели сами. Затем и второй челнок влетел. Не будь меня на первом, отец, наверно, не послал бы сразу второй и не полетел бы сам.
− Да. Паника до добра никогда не доводила. Ты уж извини, Ренти.
− Я и сама понимаю. Тигри меня всегда успокаивает, когда я начинаю паниковать.
− Мы здесь даже не знаем, как они выглядят.
− Нормально. Я уже привыкла. Люди и люди. Я среди них как дистрофик-даун. Некоторые из них вовсе как страшилища с когтями и клыками.
− Шутишь?
− Нет. У них вид такой. В общем, как у наших собак куча разных пород.
− И что, тоже с шерстью?
− Нет. Волосатые на голове. Есть некоторые с шерстью, но редко. С видео то у вас что?
− Да пытались, ничего кроме помех. В радиотелескопе планета как звезда светится. Наш физик хватается за голову и понять не может как такое может быть.
− Представляешь, они здесь теорию относительности не знали.
− Да можно представить. Ты, небось там гений?
− Нет. Я здесь даун. А Тигри говорят, что я просто кем-то научена, как говорить.
− Странно. И что, не доказать?
− Ну, кто свой, тот знает. А чужие по виду судят. Представляешь, здесь ученые − это порода.
− Порода? Кошмар.
− Почему кошмар-то?
− Да, не знаю. Не хотелось бы, что бы меня метили из-за вида.
− У них это делают при рождении. В генах все записано, кто кем станет. Рабочие, ученые, защитники и родители.
− Однако. И что, рабочие не бастуют?
− Нет. У них умственное развитие не позволяет. Хотя, я не знаю всего. Я с ними почти не сталкивалась.
− А служат Повелительнице ученые, что ли?
− Нет. Защитники. Их еще драконами называют.
− Почему?
− Потому что страшилищами становятся после пятидесяти лет. Даже не знаю, как описать. Человек с толстой кожей, с когтями. И рожа как...
− Что здесь такое?! Кто вам позволил выходить на связь без разрешения?! − возник голос Командира Крейсера.
− Командир, вы слышите меня?! Я Ренти Белла! − Ренти поднялась.
− Я слышу. Что это значит? Вы не должны были выходить на связь во внеурочное время.
− Командир, я здесь много лет с людьми не говорила, а вы говорите внеурочное время! Что за глупости! Оставьте его, я хочу с ним говорить дальше!
− Пока я здесь командир, никаких левых связей не будет! − ответил тот.
− Идиот, − произнесла Ренти.
Связь оборвалась. Ренти взглянула на людей рядом. Ее едва не разобрал смех. Здесь − чужие − ей слова не сказали, а там свой влез со своим внеурочным временем.
− Что они хотели? − спросил Раф.
− У них антена поломалась, они связь проверяли.
− Мне показалось, что ты ругалась в конце.
− Да. Там какой-то болван пришел, нам договорить не дал.
− Для тестирования связи длинноват разговор, − произнес профессор Кортен.
− Мы больше болтали, чем тестировали связь. Вы же записали все, передадите Тигри, она переведет вам, что посчитает нужным.


− Что это значит? Ты что им говорил?! − произнес Герм Таг, хватая Тиру за руку.
− Да что с вами?! Совсем спятил?! − выкрикнул Тиру, вырываясь. − В антене сбой был, я связь проверял, они ответили, мне что надо было повеситься?!
− Что еще за сбой? Ты чего городишь?!
− Да ты... − Тиру смотрел на человека, в его глаза, и дернулся. Он ощутил мысленную атаку, и тут же отбил ее, как его учили. − Ну гад! − воскликнул Маргесон и проскочил в сторону. Он выскочил в другую дверь...
Казалось, командир всбесился. Подобного бардака на корабле еще не было. Маргесону удалось поднять тревогу и через несколько минут уже весь экипаж оказался перед командиром, который с пеной у рта приказывал черт знает что. Закончилось все тем, что врач вколол человеку успокоительное, тот оказался в постели и заснул.
− Это явно нервное.
− А по-моему, он просто спятил, − ответил Тиру. − Набросился на меня, словно зверь. Я ему говорю антену тестировал, сбой был, а он спрашивает что еще за сбой, чего я горожу.
− Там действительно сбой? − спросил врач.
− Да спросите у дежурных, они мне и передали сообщение о сбое.
− А по-моему, ты сам дежурный сегодня, − произнес Натан.
− Я просто вышел на минуту, − ответил Тиру.
− Так. Надо провести полный сбор и перекличку, − произнес Девор. − Мало ли чего. Капитан, возвращайтесь на дежурство.
Маргесон вернулся в рубку, где его тут же завалили вопросами о том, что случилось, что за шум на крейсере, отчего тревога.
− Проблемы с первыми психами, − ответил Маргесон. − Ничего особенного, бывает.

− Господин Девор, можно вас? − произнес врач.
− Да, − ответил Натан, проходя к нему. Врач закрыл дверь за собой. Это было не хорошим признаком.
− У нас проблемы, − сказал он.
− Я уже заметил. Что происходит?
− Проблема у Командира. Он явно не в себе. − Врач сел на свое место, пригласил Натана и включил видеозапись. На ней был капитан, привязанный к койке и кричащий о том, что...

− Там люди! Я видел их! Видел! Их много! Они держат людей в клетках!... Они не люди! Они звери-драконы! Они людоеды!..

− У него явный бред, − произнес Натан.
− Да, но он не спит. Он...
Раздался грохот. Натан вскочил и вместе с врачом выскочил в коридор. Дверь в изолятор была открыта, рядом лежал человек без сознания, а капитана не было на месте.
− Он сбежал! Сбежал!

Вдали послышался грохот выстрела.
− Господи... − произнес Натан. Он проскочил к системе связи и вызвал рубку.
− Дежурный. Внутренняя Боевая Тревога! − произнес он. − Внутренняя Боевая Тревога! Вы слышите?!
− Да, сэр, что случилось?
− Мне это сложно говорить, но Герм Таг свихнулся. Он сбежал из изолятора ранив человека. Закройтесь в рубке и никого не допускайте к управлению, пока все не успокоится!
− Да, сэр. Запускаю Режим Безопасности Управления.
Где капитан взял оружие было не ясно, но стрельба продолжилась, а врачу досталось два трупа и один тяжело-раненый солдат.

Девор, наконец, добрался до центра крейсера и прошел в техотдел.
− Таг? − Спросил Маргесон.
− Да. Он уже убил двух человек.
− Я не знаю, так или нет, но без Лоу здесь не обошлось, − сказал Тиру.
− Ты думай, что говоришь! − воскликнул замокомпотех Тседо.
− Я говорю то, что считаю, − ответил Тиру. − Он атаковал меня!
− Атаковал? Что значит атаковал?!
− То и значит. Это атака Лоу. − Тиру дернулся и перехватил руку замкомпотеха. − Ты не суйся в эти дела, понял?!
− Ты... − заговорил Девор. − Теру, держи себя в руках!
− Я держу. Просто некоторые болваны не имеют понятия некоторых о вещах. − Натан, не знаю как, но постарайся выяснить, сколько здесь лоуренсистов и постарайся связаться с ними всеми. Понимаешь?
− Думаешь они?...
− Не знаю. Я не знаю! Все. Я иду искать капитана.
Маргесон скрылся.
− Он псих. Он тоже псих! − воскликнул замкомпотех.
− Ты сейчас тоже псих, так что, сиди.
Девор прошел к пульту связи и вызвал рубку.
− Дежурный, вы слышите меня?
− Да, сэр. Сейчас, вроде все тихо. Я передал приказ никому не выходить со своих мест.
− Вы можете проверить крейсер. Кто сейчас где?
− Да. Запускаю команду на сканирование.
− И еще один вопрос. Мне нужны данные на команду. Сколько у нас лоуренсистов?
− Это закрытая информация, сэр.
− Вы понимаете проблему? Командир не в порядке. В такой ситуации Командиром экспедиции оказываюсь я.
− Да, сэр. Но пока не установлено, что капитан не в порядке...
− Свяжитесь с врачом и спросите. Время дорого, я говорил, уже убиты два человека.
− Хорошо. Мы будем действовать по инструкциям. Прошу прощения, господин Девор, конец связи.

Девор чертыхнулся, взглянув на замкомпотеха.
− Нет, у них дом горит, а они инструкции читают!
− Иногда, это полезнее чем паниковать, − ответил человек. − Зачем вы выпустили капитана? Он же сам...
− Не важно.
Включилась связь и появился дежурный.
− Мы отсканировали крейсер. В каютах закрыты почти все. Капитан находится в отсеке Б, он вооружен и движется в сторону отсека Ц. Маргесон только что прошел в свою каюту, но не похоже, что он собирается исполнять приказ о невыходе. Он не закрыл дверь.
− Вы связались с врачом?
− Да, сэр. Врач подтвердил ваши слова о капитане, но по инструкции в этом случае командование переходит к полковнику Веро. Мы уже поставили его в известность. Он готовится к захвату. Я могу связать его с вами.
− Хорошо. Свяжите его со мной. И скажите, что это важно.
− Да, сэр.
Веро вышел на связь через полминуты.
− Что вы хотели передать? − спросил полковник.
− Полковник, у вас есть кто-нибудь, знакомый со школой Лоу?
− Нет. А в чем дело?
− Проблема в том, что капитан владеет этими приемами. Судя по всему, у нас нет никого против него. Вы как командир можете узнать, нет ли кого еще, кроме капитана.
− Хорошо. Я узнаю. Но предупреждаю сразу. Я в их фокусы не особенно верю, так что они не пройдут со мной.
− Надеюсь, что вы правы, полковник.

Через несколько минут ситуация пришла почти в норму. Командир оказался в блоке Ц. Полковник Веро принял командование на себя и провел солдат в атаку. По дороге он захватил Маргесона и запер его в первой попавшейся каюте. Маргесон только матерился в ответ, говоря, что против Командира идти прямо и с оружием глупо.
А через минуту началась схватка. Бой оказался жестоким. Несколько солдат ворвались в блок Ц. Загремели выстрелы, затем все стихло, кто-то из солдат позвал остальных, и Веро вошел в отсек.
Перед ним оказался Командир с оружием в руке.
− Нет! − Закричал полковник и в ту же секунду удар обрушился на него.
Удар Лоу.
Полковник успел лишь выстрелить. Пуля ударила в плечо Командира. Три солдата, стоявших рядом открыли огонь, стреляя в Полковника. Кто-то снаружи это увидел, и солдаты в панике отступили, передавая слова об этом.
Девор получил сообщение.
− Болван. Я сказал же ему! − выкрикнул он в ответ.
− П-простите, сэр, вы о чем?
− Ни о чем. Откройте капитана Маргесона, сообщите ему, что случилось, и исполняйте все его приказы! Вы поняли?!
− Да, сэр.
− И свяжите его со мной, как только откроете!

Маргесон выслушал слова о смерти полковника молча. Он взглянул на испуганные лица солдат.
− Я пойду туда. Вы не должны приближаться. Чтобы ни произошло, пока я сам вам не скажу слова "Зеленый дуб". Вы поняли?
− Да, сэр.
− Это пароль. Если я его сказать не сумею, вы убьете меня. Вам ясен приказ?
− Д-да, сэр.
− Надеюсь, этого не потребуется...

Капитан взял оружие и направился вперед. Он прикрыл глаза и тихо пошел, ориентируясь по признакам, которым его учили, одновременно закрывая свое присутствие. Командир, конечно, так же скрывал себя, но для этого Капитан и не закрывал глаза полностью.
Он тихо вышел в коридор, прошел к дверям в блок. За ними стояли два человека. Прикинув, какова в этом месте стена и дверь, Маргесон вложил заряд в крупнокалиберное ружье. Он делал все достаточно медленно и спокойно.
Выстрел. Вслед за ним возник крик. Один человек за дверью упал, второй отскочил, затем начал бегать по помещению. Капитан не медлил, вложил второй заряд и вновь выстрелил, когда человек за стеной бежал к нему навстречу. Новый крик, на этот раз вместе с ним возникла странная невидимая вспышка. Маргесон увидел еще одного человека на полу. Он был еле жив и в нем словно горел тот огонь.
Капитан прошел к двери, толкнул ее ногой и медленно прошел вдали так, чтобы увидеть лежавшего. Оружия рядом с ним не было, Мергесон осторожно двинулся вперед. Рядом могли быть и другие люди.

Командир лежал на полу и тяжело дышал. Он взглянул на Маргесона и атаковал. Капитан отбил удар и прошел ближе.
− Я сожалею, Командир, но вы не оставляете мне выбора, − произнес Маргесон, подымая оружие.
− Я был там. Я был среди них, я захватил их! − произнес Командир.
− Но ты был глуп и напал на своих.
− Это был он.
− Он? Кто он?
− Он там. Там. Тот, второй. Они его заперли.
− И он не вышел?
− Они защищены. Все охранники...
− Да, сэр. Спасибо за информацию, − произнес Мергесон и поднял оружие.
− Нет! − закричал тот.
− Ради живых, − произнес Маргесон и выстрелил.
Пуля пробила голову человека. На мгновение возникла вспышка, и Маргесон увидел, как она ушла вниз. Мгновенно.
"Я убью тебя!" − прокричал голос...


− Зеленый дуб. − тихо сказал Маргесон выходя к солдатам. Те опустили оружие. − Все кончено. Командир мертв. Вызовите Девора на связь.
Девор принял все как должное. И только наедине с ним Маргесон объявил, что убил Командира, когда тот был ранен.
− Он захватывал людей? − спросил Девор. − Это возможно?
− Да. И именно так и было. Более того, есть вероятность, что он не умер, а ушел вниз в тех, кого захватил там.
− Это невозможно представить.
− Мне нужен отдых, Натан. Я чувствую, что сильно устал. Надеюсь, здесь все будет нормально, пока я...
Капитан не договорил и повалился с ног.


− Они не вышли на связь в назначеное время, − сообщил Кортен. − Уже второй пропуск.
− Вы можете предположить, почему? − спросила Тигри.
− В последний раз был незапланированый сеанс, с ними говорил Ренти Белла. Я не знаю, о чем... Но я считаю, что он виновен.
− Вы язык не способны выучить, профессор, так что оставьте свои расчеты при себе. Она говорила со своими, и ей позволено говорить с ними сколько угодно, о чем угодно, без перевода слов. Это ее право, вам это уже было сказано.
− Но после этого оборвалась связь и...
− Вы сами сказали, у них были неполадки, они тестировали, связь оборвалась. И я спросила о предположениях, а не о подозрениях. Все на этом.
Тигри ушла, оставив приказ вызывать ее в любое время, если появится связь. Она отправилась к Ренти. Та лежала в комнате и ничего не делала.
− Ренти, − тигри вошла к ней. − Связи так и нет.
− Наверно, антена сломалась. Маргесон говорил, что была какая-то проблема, и он пытался выяснить.
− Корабль, у которого одна антена, Ренти, это смешно. Нашлась бы и запасная, как думаешь?
− Да, я конечно сглупила. Антена на корабле не одна. Но что тогда? Они не хотят отвечать? Вы их вызывали?
− Обижаешь. Конечно, вызывали. Просили просто хотя бы сообщить, что связь есть, если она есть.
− Это либо политика, либо что-то серьезное.
− Какая политика то на корабле?
− Не знаю. Решили не выходить на связь. Почему, не знаю. Но глупо. И не думаю, что они там умерли вдруг.
− А если авария? Метеорит попал в корабль...
− Давай не будем гадать, а подождем.
− Хорошо. В конце концов, для тебя все, − ответила Тигри.
Ренти усмехнулась.
− Все для меня, ну как же.
− А как же? Думаешь, я жду от них чего-либо хорошего? Я уже поняла, что Командир у них с приветом. В последний раз, когда говорила с ним, казалось, что его вообще подменили.
− Почему?
− Не знаю. Просто иначе говорил. Словно... Даже не знаю, как сказать. Темнотой от него несло.
− Ну, это бред, − усмехнулась Ренти.

− Повелительница! − К Тигри прошел дракон. − Сообщение из Тево.
− Из Тево? − удивилась та. − Что за сообщение.
− Там одиннадцать инопланетян. Они хотят встретиться с вами.
Тигри взглянула на Ренти. Та пожала плечами.
− Идем в центр связи, − произнесла Тигри.
Связь вскоре была установлена. Включился экран, и на нем появились два молодых человека-пришельца.
− Мы знаем, что около планеты находится наш корабль, и требуем, чтобы вы переправили нас туда! − произнес один из них.
− Что еще вы требуете? − спросила Тигри.
− Ничего. Только это.
− Прекрасно. Вас вернут назад, и там вы будете требовать этого дальше сколько угодно. Вам не запрещается это требовать. Вы все поняли?
− Мы требуем, чтобы вы отправили нас туда!
− Требуйте дальше. Может, от ваших требований у вас на дереве космический корабль и вырастет. Если это все, тогда, конец связи.
− Это не все! Мы требуем, что бы вы вернули нам Ренти Беллу!
− Не выйдет. Она расстреляна четыре года назад.
− Ра-ра... Ты врешь! Мы знаем, что она жива!
− Не знаю, откуда вы это взяли. Ее нет. Что-нибудь еще?
− Вы не имеете права нас здесь держать!
− За преступления надо платить. И радуйтесь, что вас не расстреляли, ибо это и следовало сделать. Конец связи.
Экран погас и Ренти прошла к Тигри со стороны,
− Может, это жестоко, Тигри.
− Что?
− Я думаю, что их следует уничтожить. Ради нашего будущего.
− Ты же знаешь, что на крейсере о них известно.
− Знаю, но я чувствую, что из-за них будет проблем во много раз больше. В конце концов, Тигри, вы создали их из клеток моего отца. Он умер, и только я могу ими распоряжаться.
− Забудь об этом Ренти, и не проси. Они совершили преступление, но не на столько, чтобы их убивать.
− Ты же сама говорила...
− Я говорила это только им, Ренти. В действительности, в нашем законе расстрел как таковой вообще отсутствует, я его из вашего вытащила.
− С законом без смертной казни вы должны быть ангелами.
− Я не говорила, что смертной казни нет. Она есть. Но не такая.
− Отправление на обед к Родителю.
− Ну это уволь. Размножать дерьмо, Тигри, ты думай хотя бы!
− Тогда, что?
− Их убивают драконы. Когтями вспарывают живот и...
− Ладно, все, не надо... − Ренти отвернулась.

Пришельцы вышли на связь через четыре дня. Командиром теперь был Натан Девор, и разговор с ним у Тигри оказался совсем другим. Девор по непонятной причине часто сбивался, а Тигри своей логикой давила его, и это, видимо, мешало нормальному пониманию. С другой стороны иначе было и не поговорить. Старый Командир, как оказалось, умер от невыясненых обстоятельств по словам Девора...


− Здравствуйте, − произнес голос, которого Тигри не слышала раньше.
− Здравствуйте. Кто на связи? − спросила Тигри.
− Капитан Тиру Маргесон, старший техник. Я могу поговорить с Ренти Беллой?
− Да, но не сейчас, а попозже. Почему нет Командира на связи?
− Он немного приболел. Нервное перенапряжение. А я ему еще лишнего ляпнул. В общем, он выйдет на связь, скорее всего, только завтра.
− Вы выяснили почему умер ваш прежний командир?
− Да, я это выяснил. В тот момент, когда Командир умер.
− В тот момент? − удивилась Тигри. − Натан Девор не сказал мне.
− Он жалел ваш нежный слух и говорил расплывчато.
− Он сказал, что причина была не выяснена.
− Да. Мы еще не выяснили от первой пули он умер или от второй. Я вас не сильно шокировал?
− Ваши слова звучат очень странно.
− Иначе им и не звучать. Особенно в свете прошедшей ментальной атаки с вашей стороны.
− Может, расскажете поподробнее? А то я что-то не заметила, что кого-то атаковала.
− Что за объект находится у вас в районе с координатами 76-03?
− Вам надо знать прямо сейчас? Я не узнаю это за минуту. К тому же, район этот не маленький.
− Думаю, вы сумеете определить что там могло быть связано с нами. Именно оттуда была произведена атака, о которой я сказал. Я очень надеюсь, вы выясните и сообщите нам. Думаю, на этом можно окончить связь. Как только вы сможете что-то сказать, вызывайте. Я буду ждать.
Связь закончилась. Тигри еще стояла на месте.
− Психдом... − произнесла она и прошла через зал. − Кортен!
− Да, Повелительница.
− Найдите подробные карты района 76-03 по сетке пришельцев.
− Мне нужно перевести, я не совсем понимаю.
Тигри фыркнула усмехаясь и взялась за расчет. Получив координаты, Кортен ушел и вскоре вернулся с картами.
− Как прошла связь? − спросила Ренти, появляясь рядом.
− Так, что я ничего не понимаю. Что такое ментальная атака, Ренти?
− Это мысленная атака. Помнишь их? − Ренти мысленно сказала о людях-клонах.
− О, черт... Тево. Кортен!
− Да, Вот все карты.
− Где Тево?
− Вот здесь. − Кортен указал на точку. − Что случилось?
− Это сложно объяснить, Кортен. − Ренти взглянула на Тигри и они говорили уже мысленно.
"Они атаковали корабль, Ренти. Ментально."
"Я чуяла, Тигри. Я чувствовала, что они совершат еще большее зло! Что там?!"
"Видимо, был бой. Потом не было связи."
"К-как? Это было тогда?"
"Да, Ренти."
"Но тогда, это было до того, как я..."
"Возможно, чувство пришло после атаки."
"Тигри. Ты видела их. Ты слышала их слова."
"Да. Мы едем туда, Ренти. И там разберемся."
"Это может быть опасно. Они уже взрослее и сильнее."
"Я тоже не маленькая уже, Тигри. Справилась с тридцатью девятью, справлюсь и с одиннадцатью."

Вертолет приземлился на крышу здания. Тигри, Ренти, Раф и Дрэк спустились по лестнице вниз и прошли в ворота, за котороми находились одиннадцать человек.
Атака была мгновенной. Ренти едва защитилась, Раф и Дрэк выстояли благодаря инстинкту, а Тигри сломив удар нанесла свой.
Одиннадцать человек взвыли и набросились друг на друга. Тигри не жалела их. Удары били прямо в цель. Они бились сами с собой и с Повелительницей Рода.
И только когда остался один человек, драка прекратилась. Он пятился от Тигри, а она медленно шла вперед.
Мысль.
Человек взвыл, вскинул руки вверх и кричал. Его мышцы начало сводить, затем полопалась кожа на руках, брызнула кровь. Человек свалился на землю и бился в судорогах, а Тигри добивала его сознание. Она уже видела, что в нем не один, а два человека. Один − звереныш. И второй... Командир крейсера.
Удар Тигри ослаб. Человек попытался захватить Тигри, но она отмахнулась от его попытки как от мухи.
"Не дергайся! Остановись!"
"Я убью тебя." − произнес тот. − "Убью!"
Злоба, что еще пылала в полуживом человеке, заставила Тигри действовать дальше. Последний удар стал смертелен. Человек замер, его сознание на мгновение вспыхнуло яркой звездой невидимого света и исчезло.

− Ты была права, Ренти. Их следовало прикончить сразу.
Ренти не отвечала. В ней сидел страх, и Тигри обняла ее.
− Успокойся, и летим назад. Поговоришь со своим Тиру Маргесоном.
− Думаешь, его пустят после того что случилось?
− Чего ему не пустить самого себя?
− Самого себя? Он что, был на связи?!
− Да. И обвинил меня в ментальной атаке на крейсер. − Тигри взглянула на лежавших людей. − Интересно, осталось ли там от них что нибудь? А, Ренти, как думаешь, если бы я их атаковала вот так?
− Тигри, идем, а то меня стошнит.


− Вы выяснили, что я просил? − спросил голос Тиру Мергесона.
− Да, выяснили, − ответила Тигри. − Вы можете поговорить с Ренти Беллой. Я передаю связь.
Тигри взглянула на Ренти и та взяла микрофон.
− Я хочу знать! − воскликнул голос Мергесона.
− Что ты хочешь знать, старший техник? Или кто ты там на самом деле? − произнесла Ренти.
− Ренти, в чем дело?! С кем ты? У нас здесь восемь убитых!
− Мне абсолютно точно известно, что Тигри в этом не виновна. И мне точно известно, что в этом виновен ваш Командир.
− Откуда тебе это известно? Ты говорила с ним о чем-то?
− Тебе известно, что такое телепатические способности?
− Ты ими обладаешь? Да?
− Да. Ими обладал и мой отец.
− Тогда, что произошло? Кто на нас напал?
− На вас напал выродок, которого следовало давно убить, а не держать в тюрьме. Я сожалею, но ваш Командир вступил с ним в телепатический контакт и, судя по всему, они поменялись местами. Возможно, просто объединились в сознании. Вы понимаете меня?
− Я понимаю. И прошу тебя не называй меня на вы. То что я сейчас здесь, на месте командира, не должно никак влиять...
− Ты псих. Вероятность, что мы встретимся по-настоящему на столько мала, что я почти не верю в нее.
− Надежда умирает последней. Мы встретимся. И очень скоро, Ренти.
− О чем ты говоришь? У вас есть транспорт?
− Есть. В одну сторону.
− Не делай этого! Он может взорваться в воздухе!
− Что это вдруг ты так разволновалась-то? − усмехнулся голос.
− Прекрати издеваться. Кто у вас командир сейчас?
− Натан Девор. Но он немножко в больнице.
− Почему?
− Нервы. Нежная душа. Ты, похоже, не из таких, а? Мне Ревс рассказывал о тебе.
− Какой еще Ревс?
− Он тоже был в вашей экспедиции. Ты не знала всех совсем?
− Я пробыла на крейсере всего сорок часов после чего оказалась здесь.
− Ну, извини. Что вы будете делать с тем, кто напал на нас?
− Ничего не будем делать.
− Он же может повторить атаку.
− Вряд ли. Земля экранирует.
− Ничего она не экранирует!
− Экранирует. И очень хорошо. Особенно, если она сверху гроба насыпана.
− Не понял. Он что, уже мертв?
− Да. Его уничтожили. Тигри не хотела, но я настояла. Чтобы меньше проблем было.
− Странно это. Ты вроде там чужая, а...
− Я давно перестала ощущать себя чужой здесь. Но я, все равно, надеюсь вернуться. И, надеюсь, вы дождетесь меня.
− Мы дождемся. В любом случае здесь кто-нибудь да будет.
− Это может оказаться просто без толку.
− Ты обижена, Ренти? Или мне это кажется.
− Тебе кажется. Ты сам то можешь в телепатический контакт вступать?
− Нет. У меня только двадцать баллов из ста. Я только чую и все.
− Я тоже когда-то только чуяла и все.
− Ты думаешь, я смогу? Я учился в школе, где меня спецы пытались научить слышать, но не вышло.
− Тогда, не знаю. Меня учил отец. И школ тогда не было никаких, где бы учили такому.
− На Тагарисе их и сейчас нет. И не верят.
− Это не ново.
Разговор тек как-то странно и медленно. Иногда просто стихал. Ренти слушала шорохи шумов, затем спрашивала, там ли Тиру, и он откликался. Связь, почти странная.
− Тебе сколько лет, Тиру?
− Тридцать.
Ренти усмехнулась.
− А что смешного? А тебе сколько?
− Много. Сыном сгодился бы.
− Сыном?! Да ты врешь! Я же слышу по голосу, что ты молода!
− Не прикидывайся, Тиру. Я слышу по голосу, что ты сейчас врешь.
− Все равно, я хочу встретить тебя. Думаешь, это глупо?
− Мне так думать глупо. Я буду рада, если меня хоть кто-нибудь встретит.
Уже было темно за окном, а Ренти сидела и смеялась. Тиру взялся рассказывать ей анекдоты, и Ренти не успевала останавливаться.


− У тебя мозги не расплавились, Маргесон. Ты смотри, сколько времени прошло! Ты двадцать часов уже на связи!
− Да, пора и прерваться, − возник голос с другой стороны. − До встречи, Тиру.
− До встречи, Ренти, − ответил тот.
Связь закончилась, и Мергесон усмехнулся, глядя на Ревса.
− А ты чего здесь?
− Дежурство у меня.
− Ладно. Я пошел спать.
Маргесон прошелся покачиваясь.
− Невероятно, − произнес он...


− Этот аппарат проходил и не такие атмосферы, − заявил лейтенант. − Мы летали и в шторма и в грозу. Он выдерживает температуру расплавленной меди.
− Ты мне не про медь говори. Рядом с ядерным взрывом летал? ЭМИ нюхал? − произнес Маргесон.
− Издеваешься?
− Не издеваюсь. Замер показывает, что в атмосфере планеты аномалия подобная ЭМИ на расстоянии в один километр от стакилотонного взрыва. Обычные самолеты сыплются как горох после такой обработки.
− Он рассчитан на прямое попадание молнии. И уже выдерживал.
− Ясно. У нас выбора большого и нет, − произнес Девор.
− Он полетит на автомате, − произнес Тиру. − Или ты, Девор берешь на себя ответственность за риск для пилота.
− Я могу управлять и дистанционно.
− Вне. Внутри аномалии ничем не будешь управлять. Он должен сам пройти. Сумеет?
− Сумеет. Он все сумеет. И десять человек поднять обратно сумеет.
− Десять не надо. Одного поднять хотя бы. Вернее, одну.
Лейтенант взглянул на Маргесона.
− Ну чего смотришь?
− Тиру, ты не забывайся хоть, − произнес Девор.
− Ладно, − вздохнул тот. − Мы здесь год уже болтаемся. Кстати, что там слышно, лейтенант?
− А что? Будет натуральная база.
− Без спросу у хозяев?
− Спросим. Разрешат, будем строить. Не разрешат... будем строить.
Тиру прыснул со смеха.
− Шутники. Ну-ну.
− Вы имеете что-то против?
− Я не имею. Не моего ума дело рассчитывать будущее. Раз надо, значит, надо.


− Ренти, нам надо рассчитать топливо. Для этого надо знать массу при старте назад, − произнес Тиру.
− Хочешь узнать мой секрет? − усмехнулась Ренти. − Семдесять пять.
− И умножай на десять. − произнесла Тигри.
− Зачем это? − удивился Маргесон.
− Потому что кроме Ренти лечу еще я и три моих человека. Как и договаривались.
− Это как? Когда договаривались?!
− С вашим Командирон, − произнесла Тигри. − И вам лучше этот договор выполнить. Во избежание глупых недоразумений.
− Я не в компетенции это решать. Но передам Командущему. Думаю, завтра на переговорах вы с ним и договоритесь обо всем.
− Хорошо.

− Тигри, ты что правда? − спросила Ренти, когда связь закончилась. − Это же опасно. И, тем более, для тебя!
− Не говори ерунды. Для меня, как раз, меньше всего. Я выдержу поболе, чем любой человек. И не думай ничего. Этот вопрос решен, я уже говорила с Иу.
− Она не была против?
− Была. Но решила, что ради нашего Рода дело того стоит.
− Как она сейчас? Ты говорила, что у нее не было детей.
− Теперь есть, но меньше чем раньше. Причину не выяснили до конца.


Новые переговоры прошли в официальном тоне. Командующий передал просьбу о разрешении строительства в системе базы людей, объявляя это полезным для обоих рас. В обмен на это разрешение он предлагал услуги космического плана. Тигри уже говорила об этом с Иу, и выбор мог быть только один. Разрешение было дано. А вместе с ним был разрешен и вопрос о поднятии на орбиту Тигри, Повелительницы Рода вместе с Ренти Беллой.
Но для этого сначала надо было испытать спец-аппарат в полете в зоне аномалий.

Огненный боллид прошел над степью. Изменив свой цвет, он потускнел, а затем, изменив курс, пошел кругами, после чего возник над взлетной полосой и приземлился подобно самолету.
Вокруг стоял вой и крик. Люди смотрели на приземлившийся аппарат, затем прошли к нему. Тигри, Ренти, Раф, Дрэк и Сентор прошли к челноку. Открылся вход. Внутри корабля горел яркий свет. Ренти вошла внутрь первой и заняла место в рубке. Через некоторое время она вышла на радиосвязь с космосом. Рядом горели экраны, но на них были лишь помехи.
− Мы плохо слышим вас, и ничего не видно. Прорвался голос сквозь помехи.
− Атмосфера мешает, − ответила Ренти. Рядом появилась Тигри. Позади сели три недодракона. Ренти запустила программу и аппарат закрыв двери начал подъем...

Почти невероятные ощущения. Взлет, разгон. Машина подымалась все выше и выше. Экраны снаружи закрылись, приборы выключились и пятеро друзей оказались в кромешной тьме. Вокруг слышался только вой и какой-то грохот. Где-то рядом работали ускорители, унося машину вверх. Говорить было бесполезно, грохот заглушал все звуки.
Пролетали минуты. Приборы вновь включились и на экране перед Ренти появился лейтенант.
− Я вижу их! − закричал он. − Они вышли! Вышли!
− Вышли. Мы вышли! − воскликнула Ренти и закрыла глаза.
Машина рванулась вверх с еще большей силой, и теперь набирала космическую скорость. Еще несколько минут...
Невесомость. Тигри смотрела на Ренти, а та улыбалась.
− Чувствуешь?
− Д-да, − произнесла Тигри и замолчала. У нее не было слов, еще немного и, казалось, она взвоет. По ощущениям машина ПАДАЛА.


Аппарат медленно прошел по ангару. Вид его было довольно потрепан. От краски ничего не осталось, на металле было множество вмятин и выбоин, словно кто-то прошелся по поверхности сварочным аппаратом и исполосовал весь корпус.
Дверь кое-как открылась. Затем просто свалилась на пол.
− Так и знал, что одноразовый, − буркнул Тиру, глядя на аппарат.
Лейтенант смотрел на вид своей машины с полураскрытым ртом, словно спрашивая: "Что это же вы с ней сделали, гады?!"
Мергесон прошел вперед. В дверях появилась женщина, и он захлопал глазами. Его чувства было сложно описать. Капитан прошел к ней навстречу.
− Ренти? Это ты?
− Это я, − ответила она. − Боже, я с ума сойду. И ты еще говорила о какой-то старости?!
− Мне скоро шестьдесят, − ответила она.
− Все. Ни слова об этом. − Тиру подошел к ней и протянул руку. − Я рад приветствовать тебя, Ренти. Я счастлив видеть тебя.
− Тогда, встречай и моих друзей, − ответила Ренти.
Из дверей челнока вышли еще четыре человека.
− Л-люди, − произнес он. − Они люди... − Взгляд Маргесона проскользил сверху вниз и остановился на когтях, что были на руках трех человек. − Ну, почти люди, − добавил он. − А кто?...
− Я − Тигри, Повелительница Рода, − произнес один из четверых. Тот, у кого не было когтей.
− Я рад приветствовать вас, Тигри, Повелительница Рода.

Встреча прошла несколько странно. Маргесон больше напоминал клоуна, который не знал, куда себя приткнуть. Но он все же проводил прилетевших в зал, где намечалась основная официальная встреча. Там находилось не мало народа, в том числе и Командование.

− Что-то мне уже скучно, − проговорил Раф. Его слова поняли только свои.
− Имей терпение, Раф, − ответила Тигри.
Встреча подходила к концу, и, наконец, гостей проводили в приготовленные для них аппортаменты, где они и остались наедине.
− Тебе, наверно, с нами не хочется сейчас оставаться, Ренти? − сказала Тигри.
− Да. Я пойду туда. А ты?
− Мы будем отдыхать. Так и передай, кому надо.

Ренти ушла. Ничего передавать. Не требовалось, все было и так ясно. И только около выхода ее ждал Тиру Маргесон.
− Ренти, я.. − произнес он, затем встал на одно колено. − Я прошу, выходи за меня, Ренти.
− Ты псих, Тиру.
− Если ты откажешься, я застрелюсь.
− Если ты застрелишься, я сама застрелюсь. Я... Я согласна.
Тиру поднялся и обняв ее поцеловал. Они долго стояли так, потом отправились в местный бар. Говорить было и нечего. Они просто любовались друг другом, а все слова давно были сказаны. Еще тогда, по радио, когда они часами говорили друг с другом обо всем.
− Ренти, ты выглядишь как ангел, я тебе правду говорю!
− Не надоело повторять? − усмехнулась она.
− Не надоело. Я люблю тебя, Ренти. Я люблю...
Он едва не плакал. Это казалось почти невероятным, но Ренти чувствовала его. Чувствовала его состояние и удивительное ощущение. Они посидели в баре, потом отправились на отдых. Тиру проводил ее до каюты.
− Пойдем ко мне, − сказала она. Он улыбнулся и шагнул вслед за Ренти во тьму каюты...


Завтрак начинался с неофициальной встречи. Тигри знакомилась с капитаном и командой небольшого рейдера, на котором она отправлялась дальше, на Лоренсию, там должны были пройти официальные переговоры.
Небольшая заминка возникла, когда оказалось, что вместе с Тигри летит и Ренти Белла, и Тиру Маргесон. Но она была легко разрешена.
− Значит, ты его съешь, Ренти? − спросила Тигри улыбаясь.
− Я его уже съела, − ответила та тихо ей на ухо.
− Уже? Так ты?
− Если все нормально, у меня будут дети, Тигри. Я счастлива. Я просто счастлива. Ты чувствуешь?
− Чувствую. Я рада за тебя, Ренти. Ты скоро прилетишь домой. А я начинаю свое путешествие. Ты знаешь, что я сейчас и вернуться не могу?
− Не можешь? Почему? − Ренти замерла.
− Та машинка... одноразовая. Она развалилась.
− Но другие же такие есть.
− Нет. Других нет. Она была уникальна, − тигри усмехнулась. − Мне, конечно, проще, чем тебе.
− Ты просто еще не чувствуешь. А когда окажешься далеко от дома, когда возникнет чувство невозможности вернуться... Не дай бог, Тигри. Никому такого не пожелаю. Даже не знаю, как ты на такое решилась.
− А ты как решилась, когда полетела в космос?
− Я летела не одна.
− И я не одна.
− Я не об этом. У нас летают тысячи и миллионы.
− Ну прямо не знаю. Что это ты меня отговаривать вздумала?
− Я не отговариваю, Тигри. Ты сама все решаешь. − Ренти обняла ее. − А для меня ты друг навсегда, Тигри. Навсегда. И я хочу быть с тобой.
− Ну ты смешишь меня. Скоро ты будешь дома, а я после переговоров полечу назад.
− Я знаю, − вздохнула Ренти. − И мне грустно будет расставаться.
− Если захочешь, Ренти, ты можешь прилететь к нам в любое время, − Тигри обняла ее. − Знай, на Кальмедо есть твой дом.

Часть IV


Вернуться на Кальмедо



Они сидели рядом, разговаривали, смеялись, почти не думая о том, что творилось вокруг. А там, совсем рядом, всего в нескольких десятках метрах за стеной, стояла темнота, холод и ничто. Четыре человека в кабине наблюдали за экранами. Им незачем было смотреть в окна, там нельзя было что либо увидеть. От черных проемов веяло холодком, а на экране бежали цифры, выдавая оператору состояние Космического Корабля.
Все в норме. Полет проходит нормально. Небольшое вращение, создающее тяжесть в двух отсеках, система жизнеобеспечения в норме. Все семь блоков на ходу. При необходимости даже один смог бы обеспечить весь экипаж воздухом, держал бы нужное давление и температуру.
Таймер Главного Двигателя отсчитывал секунды сверхсветового прыжка. Они неумолимо неслись к нулю, и команда все чаще обращала внимание на него, готовясь к выходу. Впрочем, ничего делать в этом случае не требовалось. Прыжок заканчивался автоматически, и экипажу после этого оставалось лишь следить за компьютером, который должен был провести рассчет точки выхода и выдать корректирующий прыжок уже на более короткое расстояние. Длинные прыжки никогда не были точными, уходя на расстояние десять тысяч лет можно было с уверенностью сказать, что корабль попадет к назначенному месту с точностью до десяти световых лет, а в среднем получалось два-три световых года.
Экипаж молчал. Пассажиры где-то там, на другом конце корабля весело болтали о своем. Двое из них летели к себе домой, а четверо направлялись в гости к своим друзьям, чтобы не только узнать новый мир, но и закрепить достигнутые договоренности между Правительствами двух Миров.
− Внимание, тридцатисекундная готовность к выходу из прыжка. − Произнес компьютер. Это же сообщение ушло и к пассажирам. Там веселье прекратилось и все заняли свои места.
Таймер мчался к нулю. Число быстро убывало и в какой-то момент встало в ноль, который тут же замерцал.
− Э.. Что происходит?! − Воскликнул Командир.
− Нештатная ситуация, сбой в компьютере, генератор прыжка не отключился. − Возник голос. − Команда на отключение не проходит.
− Без паники! − Приказа командир. − Серхан, что у тебя?!
− Одну секунду, командир.
Таймер погас. Компьютер выдал сообщение о выходе из прыжка.
− Восемь секунд лишних прошли. − Произнес Серхан.
− Ну, это не так далеко, наверно. − Произнес Янди. В ответ послышались только кислые смешки.
Компьютер продолжал работу, Серхан что-то усиленно вводил на клавиатуре, затем замер, взглянул на соседний экран и перевел взгляд на командира.
− Ну что?
− Не, мы не сильно улетели. − Сказал он. − Всего семь тысяч световых лет от точки выхода.
− Как это получилось за восемь секунд то? − Спросил Янди.
− Ты теорию не учил, балбес? Прыжок у нас сколько длился?
− Мы же через тридцать минут были на месте.
− Не были мы на месте. Нас там не было вообще. Компьютер сбился, мы вылетели где попало, в радиусе десяти тысяч лет от места старта.
− Хватит, Серхан. Лекции будешь потом читать. − Приказал командир. − Что с генератором?
− С генератором порядк, с компьютером не порядок. − Ответил Серхан. − Я думаю, надо сообщить нашим пассажирам, Командир. Как думаешь?
− Да, надо. − Ответил тот, подымаясь.
Он перешел к видеотерминалу и включил связь. На другом конце оказался Тиру Маргесон.
− Чувствую, у вас какие-то проблемы, Командир. − Произнес он.
− Сбой прыжка. Мы не попали к цели.
− Причину выяснили?
− Нет еще. Техник разбирается.
− Я направляюсь к вам, Командир. Вы знаете мою специальность.
− Нет, простите.
− Последниее мое место работы − замкомпотех на крейсере класса Аура.
− Хорошо. Мне надо сообщить все нашим гостям.
− Они уже слышали.
− На сколько задержка? − Спросила Ренти, Повелительница Рода, появляясь на экране.
− Простите, но у нас по таким случаям очень дурные предчувствия. − Ответил Командир. Поняие "на сколько" уже неприменимо, мы можем застрять очень на долго. Пока не выясним причину сбоя, прыгать нельзя.
− Но мы, будем надеяться, доберемся когда-нибудь до цели? Сколько времени на это может уйти?
− Если неисправность найдется, то день-два, быть может. Если нет, можем застрять и на годы. И, неивестно, когда мы прилетим туда. Может получиться, что мы выскочили в будущее.
− Понятно. Говоря прямо, мы просто влипли, не так ли?
− Да. − Ответил Командир.
− Ренти, ты можешь радоваться, наше расставание откладывается на неопределенный срок. − Произнесла Тигри оборачиваясь. Ренти подошла к ней и взглянула на командира.
− У меня к вам прямой вопрос, Командир. Кто из вашей команды владеет телепатическими приемами общения?
− Н-никто. − Произнес тот с какой-то опаской.
Вспыхнул еще один экран с лицом Серхана.
− Командир, я нашел неисправность. − Произнес он, показывая маленький кусочек металла.
− Что это?
− Это жук-перехватчик, сэр. Я могу с уверенностью сказать, что кто-то желал, чтобы мы не попали к цели. Кстати, здесь явно отпечаток чьего-то пальца, так что легко можно выяснить кто именно.
− Хорошо, Серхан. Проведите анализ и выясните. − Командир взглянул на Тигри. − Я прошу прощения. − Произнес он. − Видимо, на нашем корабле перед отправкой кто-то побывал чужой.
− В каком смысле чужой? − Спросила Тигри.
− У нас есть враги в космосе. Они могли быть против нашего с вами контакта, и боюсь, что уже поздно что-либо делать. Ваша мать будет требовать отчета, куда вы пропали.
− И, как вы говорите, может оказаться, что мы "пропали" на много лет, так?
− Да. Я сожалею, но нам крупно повезет, если мы вернемся вовремя. Тот кто помешал нам, наверняка, ввел прыжок в будущее. Я прошу прощения, мне надо идти.
− Хорошо. − Тигри вернулась на свое место.
− Она может начать войну, Тигри?
− Нет. Но доверия это не прибавит. Она знает, что я могу не вернуться, но так чтобы просто исчезнуть для них. Я не подумала о таком варианте событий.
− Ты извини, Тигри, но я не думаю, что она до это сама сможет понять.
− Единственно утешает, что планета физически защищена. − Произнесла Тигри. − Далеко не каждый мир имеет такую естественную защиту, а, Ренти?
− По моему, ваш просто единственный такой. Ты боишься, что наши могут напасть?
− А ты скажи прямо, Ренти. Могут?
− Могут. − Ответила та.
− И не смогут. − Проговорила Тигри. − На десятке уникальных корабликов не повоюешь. И наши еще не скоро взлетят, так что, возможно, мы успеем вернуться вовремя.
− Надеюсь. − Вздохнула Ренти.


Маргесон поднялся вверх, пересек зону невесомости и продвигался к техническому отсеку. Словно чья-то мысль задела его, и он замер. Сигнал был в стороне, Маргесон проследил за ним и понял, что к техотсеку движется еще один человек.
Тиру медленно двинулся вперед. Он чувствовал неладное, и рассчитывал все по своим ощущениям. Маргесон оказался с коридоре, неслышимо прошел вслед за человеком и встал. Тот явно замыслил что-то неправильное, но Тиру не выдавал себя.

Сархан уже заканчивал тест, когда в его лабораторию вошел командир.
− Сейчас все станет ясно, Командир. − Сказал он, оборачиваясь. − Командир! Вы что?! Нет! − Закричал он, увидев в руке человека нож. Командир бросился в атаку, и Сархан едва увернулся.
Дверь резко открылась. На пороге объявился Маргесон, и Командир не медля атаковал его. Сархан почти не верил глазам. Маргесон увернулся от удара так, словно знал, что собирался делать нападавший, а через мгновение нож описал дугу вместе с рукой Командира и вошел в его живот...
Командир дрогнул. Его лицо перекосила гримасса, и он рухнул на пол.
− Что это за псих? − Спросил Маргесон.
− К-командир...
− О... − Маргесон отступил на шаг, затем опустился и перевернул тело человека. − Черт, я и не понял сразу, что это он... − Взгляд Маргесона упал на Сархана.
− Он спятил! Я не понимаю, почему он набросился на меня! − воскликнул Сархан.
− Видимо, он не хотел, чтобы ты починил генератор.
− Он? Но он не мог!
− Не знаю, мог или нет. Что там? Нашел чего-нибудь?
− Н-нашел... − Сархан обернулся к монитору и замер. Программа провела анализ и выяснила, что отпечаток пальца на жучке принадлежал Командиру. − Вот гад, это он! Он поставил жучка!
− Какого жучка? − Спросил Маргесон.
Сархан вынул из прибора небольшую пластинку с прикрепленным к ней приборчиком.
Маргесон присвистнул, разглядывая ее.
− Техника на грани фантастики. − Из-за этого генератор сработал неправильно?
− Он просто выдал не ту команду и все. Надо узнать, что это за зона. Он направлял нас прямо сюда!

Маргесон появился в рубке, и взялся за связь.
− Ренти, Тигри, вы должны все перейти сюда. Прямо сейчас. − Сказал он.
− Что случилось? − спросила Ренти.
− Командир-недоносок направил нас не туда куда надо.
− Это был он?! − воскликнула Тигри.
− Да, Тигри. Это подтвердила экспертиза. К тому же, он пытался убить техника. Я едва успел вовремя подойти. С этого момента я беру командование на себя. Ты не против, Тигри?
− Нет. Мы идем к вам.


Через полчаса все сидели вместе. Сархан и Янди были в страхе. Джеуро вел себя более сдержанно и старался не дергаться, но его выдали его же мысли. Ренти оказалась рядом, и через минуту уже смотрела на человека в упор, когда тот в мыслях проговорился о том, на чьей он стороне.
− Раф, свяжи его. − Сказала она тихо. Человек вскочил, пытаясь бежать, но тут же попался в руки недодракона и поцарапался о его когти, пытаясь вырваться.
− Вы, все равно, сдохнете! Сдохнете! − Закричал он.
Раф вскинул вверх когти, человек вскрикнул и отлетел от него. Его крик исчез, тело свалилось на пол, а одежда окрасилась кровью.
− О-он убил его! − Воскликнул Янди и сжался, увидев на себе взгляд Повелительницы Рода.
− Тигри, только не их! − Воскликнула Ренти.
Маргесон сам в этот момент застыл, глядя на Тигри. Он совсем не ожидал, что ее охранник просто убьет пленника.
Раздался удар. Вокруг все задрожало, на экраны вылетели красные надписи.
− Внимание, повреждение генераторного отсека. Повреждение генераторного отсека, − произнес компьютерный голос.
− Дьявол. Он его заминировал! − воскликнул Маргесон.
Он умчался сразу же. Тигри легким знаком остановила движение Дрэка вслед. Она не говорила больше ни слова. Два человека из команды сидели как загнанные кролики, боясь пошевелиться.
− Раф, унеси это мясо. − Произнесла Тигри. Недодракон взялся за тело убитого и утащил его из рубки.
− В-вы нас убьете, да? − Спросил Янди.
− Убьем. И съедим. − Ответила Тигри. − А перед этим откормим получше. Ты придурок или дурак? Не понял, что происходит?
− Н-нет.
− Эти двое паразитов сорвали мирные переговоры между нашими планетами. − Произнесла Ренти. − Так понятно?
− Д-да.
− Он еще мальчишка, Тигри. − Сказала Ренти.
− Не оправдывайся за них, Ренти. Меня больше всего волнует, что происходит там, у нашей планеты. Они могут атаковать. И корабли есть. Про уникальность того, могло быть и враньем, Ренти.
− Не знаю. − Ответила та. − Не знаю...


Командующий довольно легко нашел "общий язык" с дикой Повелительницей. Он понял, что та мало чего смыслила в космосе, и навешал ей лапши, рассказывая о том, что для нормального поддержания кораблей в космосе надо иметь несколько небольших станций на планете, как опорных пунктов.
Повелительница Иу дала разрешение на их строительство вдали от основных зон поселения местных людей. У нее было несколько условий, на которые Командующий согласился с легкостью. Он то знал, что придет время и на эти условия можно будет наплевать. А пока станции строились в степных зонах и пришельцам запрещалось вести охоту или вырубку лесов без разрешения Повелительницы.
Запреты выглядели смешно. Охотиться никто и не собирался, а проблем с лесами никаких не было.
Строительство станций начиналось со спуска небольших спец-челноков. Они спускались раз и навсегда, привозили людей, оборудование. И вскоре на планете появилось несколько станций с новейшими разработками космических мостов. Там, в своем мире, их применение было запрещено из-за опасности, а здесь никаких запретов не было.
И даже Повелительница не задумываясь подтвердила разрешение на размещение в точках высадки любого оборудования. Впрочем, пришельцы не "поскупились". В ответ на разрешение Командующий передал местным ученым довольно широкий пакет информации и технологий, в которых было не мало передовых для этого мира идей.
Впрочем, в области биотехнологий и компьютеростроения информация оказалась просто смешной для местных ученых. Но этот смех не вышел наружу. Более того, Иу понимала, что технологии пришельцев выше, нежели то что передали ее ученым. Она не обижалась на это. Просто не делала акцента, а вместе с тем пришельцы не имели понятия о том, каковы уровни технологий имелись у местных биологов и компьютерщиков.


− Все тесты закончены. − Произнес Мальмиду. − Система готова к запуску в космос. Моделирование прошло успешно.
− Тогда, предупредите наших друзей о выходе нашего спутника и запускайте. − Ответила Иу. − Что там про Тигри?
− Проблемы. Они потеряли связь со своими.
− Не нравится мне это.
− Мне тоже. По моему, они что-то темнят.
− Покажете мне игрушку, когда она будет взлетать?
− Разумеется, Иу.


− Сэр, абборигены собираются запустить что-то в космос.
− В кои то веки. − Усмехнулся тот. − В прошлый раз, кажется, это было полгода назад?
− Да, сэр. Их аппарат не вышел на расчетную орбиту, не сумел сориентироваться и упал в океан.
− Ну что же, посмотрим, куда на этот раз он упадет. − Усмехнулся человек.
Наблюдения велись достаточно тщательно. Вся информация была открыта и видеоканалы космической станции вели трансляцию запуска корабля абборигенов.
Старт. Огненный сгусток оторвался от земли и пошел вверх.
− Не плохо взял. − Произнес Командующий.
Ему никто не отвечал, а аппарат пришельцев продолжал подъем и прошел к зоне атмосферной аномалии. Факел резко изменился, стал едва заметен, но точка была видна. Аппарат продолжал набирать высоту и вскоре прошел через зону аномалии.
− Как там наши челноки?
− Готовы, сэр. Им разрешили пройти ближе к аппарату. Они просили передать видео-материалы со съемкой из космоса. Я дал согласие.
− Хорошо. Там разберемся, что им передать.
Аппарат набирал высоту и уже вышел за атмосферу.
− Он довольно шустро взошел. − Сказал помощник.
− Не смеши меня. − Фыркнул Командующий.

Полет машины абборигенов продолжался несколько часов. Он вышел на расчетную орбиту, прошел над всеми точками планеты, что было запланировано, а затем включил двигатели и начал подъем дальше. По заявлениям абборигенов, они собирались довести аппарат до естественного спутника, но результат оказался не тем. Истратив все топливо он не сумел выйти на нужную скорость и не добрал даже половины пути до спутника.
− Да. Крутые достижения. − Произнес Командующий.
− По правде сказать, впечатляющие. − Произнес профессор Марсонд. − Особенно, в свете этих снимков.
Он прошел к столи Командующего и положил перед ним фотографии объекта.
− Ну и что? Болванка болванкой. − Произнес тот.
− Тогда, взгляните на это. − Профессор показал еще один снимок, на котором была какая-то совершенно ржавая болванка.
− Перестаньте говорить загадками, профессор.
− Второй снимок, это наш аппарат, прошедший через зону аномалии. А это их аппарат. Вы видите, у них он не поврежден, а наш...
− Вы думаете, у них есть защита?
− Это очевидно. Хотя, возможен и другой вариант, вывод в более крупной упаковке.
− Ну вот и ответ.
− Да, только проблема, где сама упаковка? Он вышел, мы не видели никакого отделения чего-либо после прохода аномалии. Только перед ней он сбросил первую ступень и все.
− Вы хотите сказать, что они чего-то достигли?
− Это безусловно. Так что, мой вам совет, держите ухо востро. Дикари дикарями, а человека и стрелой можно убить.
− Хорошо, профессор. Я понял ваш намек. Мы будем более внимательны к их делам.


− Что вы скажете, профессор Маграндо? − Спросила Иу.
− Программа полета выполнена полностью, Повелительница.
− А полет к спутнику?
− Это был маневр хитрости. Мы рассчитали, что до спутника не долетим в любом случае. Но сказали, что летим туда. Пусть они не думают, что у нас все гладко.
− Зачем такая муть?
− Я полагаю, что они тоже мутят воду. Они передали нам информацию по старым технологиям. С космической техникой этого не видно, а во многом другом, просто очевидно. Мы провели новые анализы обломков их старых челноков и получили интересный факт, Повелительница. Они используют более грубые материалы для своей техники. Возможно, биотех пришельцев совсем не на том уровне, чем нам кажется. Возможно даже, что он ниже нашего.
− Это может быть и неверно.
− Я думаю, мы это узнаем. Я думаю провести несколько технологических экспериментов на орбите. В том числе с измерением параметров технологии пришельцев.
− Каким образом?
− Мы проведем рассчет следующего полет так, чтобы наш аппарат прошел прямо под станцией пришельцев, так, чтобы попасть в ее тень от Солнца. Солнечный свет поможет нам очень многое определить. А высокоэнергетические лучи позволят определить очень многое из их технологии, как минимум состав конструкционных элементов станции.
− Достаточно. Я почти поняла. Вопрос в том, чтобы они не заподозрили.
− Для них это будет выглядеть как случайность прохождения под ними. А набор инструментов, что будут на корабле, мы объявим набором для изучения излучения Солнца. Так что думаю, что все пройдет как надо.
− Хорошо. Что еще? Вы говорили о каких-то новых открытиях.
− Мы обнаружили особое излучение, исходящее от станций пришельцев. Оно возникает изредка, но приборы фиксируют его достаточно четко. Это же излучение, но очень слабое присуще живым существам. Возможно, там, на тех станциях, они проводят какие-то эксперименты с живыми существами.
− Вы можете по этому излучению опеределить есть ли там наши люди?
− Да. Нужно более тонкий приемник, но он возможен. Были даже старые прототипы, еще до войны, но они оказались неприменимы. Прибор не отличал наших или ваших. Сейчас, возможно, это будет проще.
− Хорошо. Будут результаты, сообщайте.


− Сэр. − Произнес капитан.
− Докладывайте.
− Аппарат абборигенов вышел на расчетную орбиту. Он немного ниже нашей станции.
− Немного? На сколько?
− На пятьдесят километров. Объявлено, что он будет на орбите до выработки ресурса, и его цель наблюдение за излучением звезды.
− Что сообщают наблюдатели?
− "На орбите расческа. Глядит на Солнце." − Произнес капитан, читая бумагу.
− Расческа? − Усмехнулся Командующий. − У него много приборов?
− Ощущение, что они натыкали его как бабушкин именинный пирог свечами. Куча антенн, каких-то датчиков, множество мелких тарелочек. Сигнал с него отфиксировать не удалось.
− Почему?
− Они использовали свч-диапазон. Несколько тарелок направлено вниз, узким лучом. Боковых лепестков нет.
− Ясно. Постарайтесь выяснить, что у них там за приборы. И проследите, чтобы он не оказался слишком близко с нами.
− Он пройдет под нами на полсотни километров через несколько часов.
− Тем более, следите. Если что не так, докладывайте сразу же.
− Да, сэр.


Изучение, эксперименты. Новые технологии. Космические материалы. Пятый аппарат не только взлетел на орбиту и отработал там, но и опустился вниз.
Моделирование на компьютерах давало огромный эффект. Аппараты работали практически без сбоев.


− Господин Командующий. Я должен заметить, что они не так просты.
− Я это вижу. Что вы еще обнаружили?
− Меня поражает ловкость, с которой они вышли в космос. Практически несколько запусков и ни одного аварийного.
− У них были аварии раньше.
− Да, сэр, но, когда наши аппараты впервые выходили в космос, аварии случались еще много лет. Взрывались и носители и аппараты. А здесь. Выходят словно по маслу, проходят зону, где наши аппараты едва остаются в живых. Что-то здесь не так, сэр. Возможно, у них уже была эта технология раньше.
− Даже если и была, они вылетают не так часто. И, судя по всему, они не способны сформировать сколь-нибудь мощный космический флот в ближайшее время. Вы же видите каково развитие их индустрии. С технологией согласен, мы погорячились назвав их примитивными. С силой... Простите, какая может быть сила у планеты, где собственное население не сумело заселить нормально и десятую часть территории. Максимальная оценка население, полмиллиарда. Реально, еще ниже. На данном этапе они не представляют для нас серьезной угрозы. Это очевидно. Поэтому, оставьте панику своим внукам. А лучше выбросьте, она им вряд ли потребуется...


− Сэр, драконы на горизонте. Движутся сюда. − Произнес сержант.
Капитан прошел к наблюдательному пункту и взобрался на вышку. Вдали виднелась группа абборигенов, двигавшаяся к станции.
− Объявляйте тревогу. − Приказал капитан, сняв трубку телефона. Станция забурлила. Через минуту все солдаты уже заняли оборону и готовились к отражению возможной атаки.
Абборигены приблизились и остановились около ворот.
− Вызовите своего Начальника сюда! − Зарычал один из них, выйдя вперед.
Капитан спустился с вышки и вышел в ворота. Он рисковал, но позади него была настоящая армия и абборигены это должны были понимать.
− Что вы хотите? − Спросил капитан.
− Великий Дракон требует ответа, кто вы такие, и по какому праву заняли его территорию! − Прорычал дракон.
− Мы прибыли сюда издалека и получили разрешение от Повелительницы Иу.
− Здесь территория Великого Дракона, и здесь не распоряжается никакая другая Повелительница! − Зарычал дракон. − Вы либо уберетесь отсюда, либо будете подчиняться Великому Дракону!
− Мы передадим ваши слова Повелительнице. Она решит, будем мы подчиняться или уйдем. Надеюсь, Великий Дракон даст нам время, чтобы спросить?
− Сколько вам надо времени?
− Один день.
− Хорошо. У вас один день. Завтра вы дадите ответ, если же он нам не понравится!... − Дракон рычал, сверкая глазами. Его голос оборвался на половине фразы, и он развернувшись пошел от ворот. Абборигены не ушли далеко, а расположились лагерем в сотне метров от ворот базы.

− Бред какой-то. − Произнес Командир, вернувшись на базу.
− Я думаю, они дикие, сэр. − Сказал сержант. − Подчиняются своему князьку и все.
− Думаешь? Возможно. − Командир прошел в центр связи и вскоре уже передавал информацию в космос. Она почти сразу же ушла дальше и дошла до Повелительницы Иу.

Связь между Иу и базой была установлена почти сразу же. Командир напрямую объяснил Повелительнице ситуацию, в том числе, обрисовал абборигенов и назвал их число. Он объяснил, что в случае нападения база не пострадает, просто нападавшие будут убиты.
− Я прошу вас не предпринимать жестких действий, Командир. − Зарычал голос. − Я пришлю к вам своих людей, они сами разберутся. Вы можете наблюдать, если желаете, но если вы отправитесь с ними к Великому Дракону, вы рискуете быть убитыми.
− Мы сможем защититься.
− Вы забываете один пункт нашего договора. Вы можете защищаться от людей, драконов, зверей. Но вы не можете защищаться от Родителей. Они неприкосновенны. Это условие, которое вы обязаны соблюдать. Чтобы не встречаться с ним, вам проще всего, не ходить туда.
− А если он сам придет?
− Он не придет. Шатающиеся по лесам и полям Родители очень редки. На этом все.
Связь прекратилась и Командира сразу же вызвали с базы.
− Я слышал все ваши переговоры, Командир, и все подтверждаю. Пусть они разбираются со своими сами, а вы не вмешивайтесь. Вы все поняли?
− Да, сэр.


Иу выла. Рядом находилось несколько драконов, а она выла и выла, затем взглянула на Мальмиду.
− Ты встретишься с моим Родителем, Мальмиду. − Произнесла она. − Думаю, тебе все понятно?
− Да, Иу.


Какие-то непонятные люди, драконы. Великий Дракон смотрел на них в окно и пытался понять, что там происходило, и кто это с такой наглостью прет в его дом?
Он вызвал слуг, и те через минуту доложили, что к Великому Дракону пришли люди с границы от другого Родителя. Ситуация оказалась почти невероятной. Десятки лет не было никаких подобных встреч, а в последний раз это были только люди, случайно забредшие на землю Великого Дракона, отбившиеся от своих, потерявшиеся... Великий Дракон, разумеется, "принял" их сразу и без разговоров. А теперь...

Делегация вошла в зал. Поведение вошедших в первый же момент разозлило, из-за того, что они явно не имели почтения к Родителю.
− Кто вы такие?! − Зарычал Великий Дракон.
− Мы из Рода Повелительницы Иу. − Произнес дракон. − Думаю, ты не забыл свою дочь, Великий Дракон?
− Иу? Она жива?!
− Она жива, и мы принадлежим ей. − Произнес Дракон. − Твои люди явились на границу и пытались выгнать из нашего поселка наших людей.
− Они не на границе, а на вашей земле, Великий Дракон! − Прорычал Слуга, проходя вперед.
Великий Дракон молчал. С одной стороны на его земле никого не должно было находиться, с другой. Иу была его дочерью.
− Я позволю им находиться там, если она пришлет ко мне вдвое больше слуг, чем там живет людей. − Произнес Великий Дракон.
− Благодарю тебя, о Великий Дракон за мудрость. − Произнес чужак. − Я передам Иу твое условие, думаю она решит положительно.
− У нее большой Род? − Спросил Великий Дракон.
− Большой. У нее очень большой Род. Мы можем идти?
− Идите.

Мальмиду смотрел вокруг, на город, на забитых людей. Казалось, жизнь здесь замерла. Кто-то проходил мимо группы драконов и быстро уходил.
− Представить сложно, что Иу родилась здесь. − Произнес Фальс.
− Иу мечтала все здесь изменить, Фальс. Помнишь?
− Да. Ты думаешь это возможно?
− Сколько их, Фальс? Тысяча? Две?
− Вряд ли Иу разрешит их завоевать.
− Не надо завоевывать. Надо просто прислать сюда своих. Да побольше. И додавить. Это очень просто. Так же, как с Центром Вселенной, а, Фальс?
− Да, наверно. Но он не тигр.
− Это не так важно. С ним будет говорить Иу.

Делегация не улетала. Некоторое время она находилась на базе пришельцев, где Мальмиду переговорил с Иу по всем вопросам. Она согласилась с планом Мальмиду, но только при условии, что тот получит согласие Великого Дракона на переселение в его города людей Иу.
− Думаю, я легко с ним договорюсь, Иу. − Произнес Мальмиду. − Кстати, там нет никакой нормальной техники и никакой связи. Думаю, она потребуется, Иу?
− Да. Будь осторожен, Мальмиду. Я не хочу, чтобы он убил тебя из-за какой-нибудь глупости.
− Я не буду подставляться, Иу.

Великий Дракон выслушал слова посланника. Тот объявил, что Иу согласилась и скоро в его город прибудет первая тысяча человек...
− П-первая тысяча? − Зарычал Великий Дракон. − Ты сказал, тысяча?!
− Да, Великий Дракон. Я прошу прощения, если этого мало, но пока тысяча. Чуть позже будет и еще. Вы можете быть уверены, они все молоды, здоровы и послушны. И все получат приказ служить вам.
− Сколько же их у нее тогда?
− О... Я даже сказать не смогу. Людей у нее много. Очень много. Вы не сумеете их всех съесть даже если будете их есть целый день напрополую.
− Ты врешь. Такого быть не может! Они не выживут таким числом!
− Что за разговоры? Врешь, не выживут!... Они придут к тебе, и ты своими глазами увидишь.
− Она не могла стольких родить! Для этого надо жить много сотен лет!
− Хм... − Проговорил Мальмиду. − Ну, я прямо скажу, она всех и не рожала. Я, например, родился вовсе не у нее.
− Тогда, почему ты служишь ей, а не своему Родителю?
− Во первых, я служу своему Роду. Именно ему. А Иу я встретил будучи совсем молодым. У меня даже когтей тогда не было. И ты представить не можешь, что я испытал, когда встретил ее! Ее, молодую Повелительницу Рода! Это было самое большое чудо в моей жизни! Я понял, что наш Род спасен! Что мы сможем жить дальше. Ты спрашиваешь, почему я служу ей? Все проще некуда. Наш Родитель погиб. Вот и представь, что чувствовали тысячи тысяч людей, оставшись без Родителя. Мы привели ее к себе и возвели на престол. И она стала новым Родителем для нашего Рода. И сейчас тысячи тысяч людей называют ее своим Родителем, потому что Иу родила их. А ты, старый чемодан, копаешься в своей норе и не понимаешь ни черта.
− Что?! − Взвыл Дракон. − Ты оскорбил меня! Стража!...
Вокруг оказалось несколько драконов, и Великий Дракон замер, увидев, что они все чужие.
− Я прошу прощения, Великий Дракон. − Произнес Мальмиду. − Но ваши слуги... Мы маленько поцапались, и они маленько померли.
− Вы! Я убью вас! − Взвыл дракон.
− Обернись ко мне, старый чемодан! − Зарычал голос Иу.
Великй дракон дернулся и обернулся. Перед ним вспыхнул экран, на котором оказалась Повелительница Иу.
− Что?! Что это такое?! − Завыл он, подбегая к экрану. Удар когтей сорвал материю, но изображение оказалось на стене.
− Кончай беситься, или ты не узнал меня?! Я Повелительница Иу!
− Ты?! Ты привидение!
− Псих. Ты видишь только изображение и слышишь звук, а я так далеко, что никакие твои слуги до меня не доберутся! А теперь, кончай выть, и слушай меня очень внимательно. Когда-то давно ты породил меня. И я благодарна тебе за это. Но породив меня, ты сделал так, что я пятьдесят лет жизни мучалась, не понимая кто я есть. И то же самое ты делал со всеми своими людьми, Великий Дракон. Я мечтала все это изменить, мечтала, что придет время, и твоя власть исчезнет навсегда, а в стране наступит справедливость и счастье для всех. Да, я была глупа, и не понимала, что это нереально, что это невозможно. Но сейчас я понимаю, что возможно иное. Я не могу осчастливить всех, но я могу дать всем шанс стать счастливыми самим. Я могу дать всем справедливость и нормальную жизнь. И сейчас, когда я вернулась к себе на родину. Я изменю все. И ни ты, ни твои слуги мне теперь не помешают. С твоими слугами разберутся мои слуги, а с тобой я разберусь сама, дорогой мой, любимый и единственный, Родитель. Когда-то давно я обещала, что убью тебя. Так вот, я прошу прощения за то что не смогу исполнить это обещание...
− Ты не имеешь права! − Зарычал Великий Дракон.
− Заткнись, старый чемодан, и слушай меня! − Зарычала Иу. − Ты более не властен в своей стране. Помнишь слова, дорогой мой? "Мы должны служить драконам!" Помнишь? Так вот, теперь ты будешь их исполнять. Ты будешь служить Драконам.
− Я сам Великий Дракон!
− Ты Старый Чемодан, а не Великий Дракон. В твоей халупе и в твоей деревне не осталось ни одного твоего человека. Все кончено. Теперь там все мои. И они все служат мне!
− Я убью их!
− Ты глупец. Убив их ты останешься один! И даже яиц собрать не сумеешь своими когтищами! У тебя нет выбора.
− Чего тебе от меня надо?! − Завыл Родитель.
− Ну, вот мы и подобрались к самому главному. Ты будешь рожать детей. И очень много. И тебя не должно заботить, как где они будут жить, это найдется кому решать. Твоя забота только одна. Побольше кушать и побольше рожать. Если ты это будешь хорошо выполнять, у тебя будет все, что было раньше за исключением мелких деталей. Тебе не потребуется тратить нервы на всяких придурков, которые чего-то не умеют. Тебе не придется думать о зиме...
− Как это не придется! − Взвыл дракон. − Ты не сможешь ее отменить никаким колдовством!
− Глупый. Какое еще колдовство? Заботиться обо всем будут другие. Ты видишь меня, дорогой? Ты видишь, где я, а теперь отойди чуть назад. Давай, не бойся. Сейчас мои слуги поправят экран, и ты увидишь еще больше.
Дракон отошел, и два дракона повесили перед ним новую белую материю, на которой все стало видно лучше.
− Помнишь, как я пришла к тебе, ты показал мне в окно маленький садик с детьми и сказал, что они твои? Я помню. И теперь я покажу тебе свое окно, и свой Город. Он не чета твоей деревушке, Великий Дракон.
Изображение на экране повернулось, и в нем появилось окно, за которым раскинулся огромный город. Сотни и тысячи домов до самого горизонта.
− Ты понял, где я живу?
− Тебе повезло. Тебе неслыханно повезло. Это...
Дракон умолк.
− У тебя есть выбор. Маленький, но есть. Ты можешь остаться при своем. Мои люди уйдут, твоих вернут на место, если кого-то убили, за них отдадут других. И после этого мы больше не увидимся. Ты будешь копаться в своей земле как и раньше. И второй вариант, ты принимаешь Мой Закон. И у тебя будет все. Твой Род возродится, твои люди смогут побывать где угодно, в любом конце света. Твой город станет больше, и у тебя исчезнут проблемы с зимой. И ты будешь просто выполнять свое Предназначение. Решай, чего ты желаешь больше. Власти над кучкой недоумков или процветания своего Рода.
− Хорошо. Я подчинюсь тебе. Но я хочу, чтобы мои люди вернулись сюда!
− Ты отдашь им приказ подчиняться моим. Полное безусловное подчинение. Твои личные слуги ими и останутся, но у них не будет права никого ни наказывать ни убивать. Кто нарушит, тот будет иметь дело с Моим Законом. Ты все понял?
− Да.
− Вот и отлично.


Иу требовала отчетов почти все время. Мальмиду и Фальс хозяйничали в городе Великого Дракона. Там менялось все. Прилетело множество людей, которые заняли все пустующие дома и начали строительство новых. Появилась техника. Стоители за несколько дней починили крышу над "дворцом" Великого Дракона, покрыли ее железом.
Ремонтные работы продолжались до самого конца лета. А рядом уже выросла теплостанция. Великий Дракон едва ли не метался из-за того, что на зиму не заготовили дрова, из-за того, что печи не проверяли во дворце, из-за того, что в стенах насверлили каких-то дыр... Во дворце появилось центральное паровое отопление, и с первыми холодами включились батареи. Окна были застеклены и закрыты, в залах включился электрический свет...
− Чем ты недоволен? − Зарычал Голос Иу. Дракон обернулся к ней. Иу вновь была перед ним на экране. − Я же сказала, что тебе не о чем беспокоиться. Все сделают как надо.
− Но откуда это?! Что это?! Как?!
− Какая тебе разница? Тепло, светло, чисто. Они умели это всегда. Еще до того, как я пришла к ним. Твое дело рожать, рожать, рожать. И ни о чем не думать. Они сами решат, кто чем будет заниматься. Они сами распределят свои роли. Они сами научат друг друга. И они придут к тебе, что бы возблагодарить за полученную жизнь и чтобы отдать себя для того, чтобы их род продолжался и дальше. Они будут тебя беречь, будут тебя слушаться. И будут тебя любить. Сами. Без палок и вбивания глупых идей. Они с детства будут знать, кто ты и кто они. Их не надо будет заставлять ничего делать. Они сделают все сами. И для себя и для тебя. Ты боишься, что тебя забудут? Не забудут. Они знают, что без тебя нет их. Так что, служи им, и они послужат тебе.


− Сэр, срочное донесение. − Полковник прошел через кабинет. − Нашим экспертам удалось выяснить каков принцип размножения у абборигенов.
− Полковник, вы не могли придумать ничего глупее для срочности? − Спросил Командующий раздраженно.
− Эта информация имеет стратегическое значение, сэр. Все население абборигенов порождены всего лишь единицами особей. В случае возникновения конфликта, это означает, что накрыв эти единицы мы просто избавляемся от них раз и навсегда.
− Это точная информация?
− Да, сэр. Она проверена и перепроверена. Повелительница Иу − Родитель. Существует она и еще несколько Родителей, которые и являются центрами рождения. Мы провели исследования путей, по которым производится перемещение детей в школы разных городов. Все эти данные однозначно указывают на существование четырех Родителей. Плюс пятый, которого они только недавно нашли. В том самом месте, где они внезапно начали крупное строительство недалеко от нашей базы. Там находится Родитель и, судя по всем данным, это Родитель самой Иу, которого она потеряла очень давно.
− Это выглядит довольно странно, но. Получается, что мы можем уничтожить их просто пятью точечными ударами?
− Да, сэр. После этого они будут еще драться, но это будет агония умирающего зверя.
− Проверить. Еще раз проверить. И никакой утечки информации. Вы понимаете.
− Да, сэр. Я думаю, проверить можно еще и косвенным способом, захватить нескольких диких зверей. И наши биологи смогут разобраться.
− Хорошо. Но делайте это в тайне. Вы помните...
− Запрет охоты. Они не так глупы, сэр. И эта тайна рождения...

Проверка полностью подтвердила теорию. За полгода было проведено не мало исследований, и стало ясно, что местное население порождено всего несколькими Родителями. На втором материке, судя по всем признакам, Родителей не осталось. Только несколько центров, где когда-то они существовали, да остатки населения, ставшего полудиким. Там давно была нарушена промышленность, множество городов стояло пустыми и, очевидно, причиной была прошедшая война, когда одна страна уничтожила другую, просто уничтожив Родителей противника.
Исследования пойманных зверей так же показали отсутствие у них половых признаков и наличие недоразвитых органов размножения. Прямые попытки достать информацию через агентов и "подкуп", выявили то же самое. Более того, выяснился способ оплодотворения, который мог показаться чудовищным. Родитель съедал человека, чтобы затем родить новых.

Командующий сидел над картой и раздумывал. Соблазн уничтожить Родителей и заполучить таким образом целый мир, был велик. Человек понимал лишь одно, что в случае срыва начнется глобальная война на планете. Все построенное будет снесено, о поддержке из космоса думать было бесполезно. Будь там хоть тысяча крейсеров, они не могли спуститься из-за атмосферной аномалии. С другой стороны даже сама мысль об уничтожении разумного вида могла стать для Командующего последней, если это станет известно в Правительстве каким-нибудь "добрякам-контактерам". Уничтожение Родителей могло произойти только одним способом "случайные" смерти. Однако, устроить пять "случайностей" было сложно, и мысли человека уходили дальше. Он прекрасно знал военную тактику. На планете было не мало мест, свидетельствовавших о войнах, и это могло дать ключ.
Новый приказ был передан адьютанту. Тот получил указание собрать всю информацию о местных войнах и предоставить ее Командующему.

Человек продолжал свои раздумья. Идея будоражила воображение, и он уже не мог от нее отступить. Данные о местных войнах говорили о том, что абборигены уже убивали своих Родителей. Это всегда делали "враги" и, конечно же, их проклинали все и везде. Четверо Родителей были не особенно сильно связаны. По данным разведки между ними не было особой дружбы. И даже в отношенияй Иу с Великим Драконом, не просматривалось этой дружбы.
Сопоставив все факты Командующий пришел к выводу, что конфликт следует создать между Иу и Террахео. Иу фактически занимала его место...


− Повелительница! Беда! − Взвыл дракон вскочив в зал.
− Что?!
− Скентер убит.
− Что?! Этого не может быть!
− В его центр ворвались драконы Террахео, Повелительница! Там все убиты! И Центр взорван!
− Драконы Террахео? − Прорычала Иу. − Откуда это стало известно?!
− Они передавали по радио сигнал о помощи, когда произошло нападение.
− Террахео, Террахео. − Прорычала Иу.
− Подымайте войска. Спецназ, Боевая Тревога Высшей степени. Авиацию в воздух.
− Но-но ку-куда? − Произнес Дракон.
− Исполняйте! − Зарычала Иу.
Ее приказ был исполнен. Через полчаса со всех концов мира поступили доклады о готовности.
Иу была перед экраном, на котором светилось множество изображений из различных центров.
− Вы уже знаете о том, что произошло. − Произнесла Иу.
− Да. Убит Родитель Скентер.
− В нашем мире есть только один враг, способный на подобную подлость. Вы уничтожите его. Вы сровняете их базы с землей. Все до единой!
− Базы? Какие базы?
− Базы пришельцев! − Зарычала Иу. − Только они могли совершить подобное! Уничтожьте их!
− Да, Повелительница. − Послышались голоса.
− Вперед.
Иу прошла через зал и включила новую связь, на этот раз с Командующим пришельцев.
− Что происходит? − Произнес он. − Что у вас случилось?!
− Ничего особенного, господин Командующий. Драконы Террахео взбунтовались. Они идут громить ваши базы.
− Что?! Вы не можете! У нас же договор!...
− Договор. К черту такие договоры! Ты, скотина безмозглая! Только в твою поганую башку могла прийти столь гнусная идея! Скентер родной брат Террахео! Ты это знаешь или нет, червь?! Прощайся со своими базами, придурок!
− Мы ничего не делали! Это не мы!...
− Больше некому. − Зарычала Иу. − И вы еще не заплатили за мою дочь. Сколько лет прошло?! Где она?!
− Но это космос! У нас нет связи! Это...
− Заткнись, свинья. Я аннулирую договор. Вы больше не имеете права находиться в моем мире! И вы не имеете права здесь ничего строить! И это ты сам сделал.
− Я ничего не делал. Вас дезинформировали!
− Именно. Драконы Террахео! Ты придурок, хотя бы понимаешь, что у нас нет такого понятия! Нет никаких драконов Террахео! Они все всегда были вместе, все смешаны!
− Вы просто не понимаете, что это он вас обманул! ОН!...
− Жаль, что мне тебя не достать, сопля. Иначе, размазала бы тебя об стену! Потому что ты, придурок, не понимаешь, что Террахео мой первый Друг. А ты − ВРАГ. Все кончено, Командующий. Можете собираться и валить отсюда, пока не поздно.
− Я не собираюсь улетать. И я докажу...
− Пшел вон, придурок...
Иу выключила связь.
− Рраскен! − Взвыла она.
− Да, Повелительница! − Дракон проскочил к ней.
− Что там? Что со Скентером?!
− Центр уже занят нашими силами. Там нет никого. Убийцы сбежали на вертолетах и скрылись.
− А Родитель?
− Я сожалею. Он мертв. Его взорвали....
− Чем взорвали?
− Эксперты скоро выяснят это.
− Террахео и Скауни. Подготовить все для их переправки в Укрытия.
− Я уже распорядился об этом, Повелительница. Вы тоже должны...
− Знаю. Но не сейчас, а чуть позже.
− Иу, тебя вызывает Террахео!
− Я иду. − Ответила она.
На экране был разъяренный Родитель.
− Ты убийца! Ты за это заплатишь! − Выл он.
− С каких это пор ты стал беспокоиться о базах инопланетян, Террахео? − Зарычала Иу.
− Что?! Я говорю и Скентере! Его убили твои драконы!
− Ну да. Их звали Драконы Террахео! Мне уже доложили.
− Что?!
− Заглохни придурок! − Завыла Иу. − Это сделали инопланетяне, что бы убить нас, ты не понял?!
− Ты уверена?
− Ты же не глуп. Ты прекрасно знаешь, что убивать Родителя с моей стороны... Я уже отдала приказ, тебя и Скауни переправят в укрытия. А мне еще надо позаботиться о Великом Драконе.
− По моему, это безумие.
− Безумие, что я как дура пустила их сюда. Вот это безумие. Нас всего четверо, Террахео. Ты понимаешь, что это значит? Это значит, что им для уничтожения нашего Рода надо убить только четырех. Но еще вчера было пятерых. Ты понял? Враги там, а не здесь! Я уже отдала приказ уничтожить их базы. Он скоро будет исполнен.
− Было бы лучше их захватить вместе со всей техникой, Иу.
− Не беспокойся. Мои люди не глупы. Они знают, что уничтожить это не просто разбить на куски.
− Ты тоже уйдешь в укрытие?
− Да. Они достаточно надежны. Никакие бомбы не достанут. И охрана будет получше чем раньше. К тому же, сам Мир нас хранит. Они не смогут провести массовые атаки...


− Она всбесилась. Она всбесилась! − Произнес Командующий. − Я не знаю, кто его убил!
− Это вы тоже не знаете, кто писал? − Спросил Председатель Комиссии, показывая лист с секретными приказами по делу о подготовке покушения.
− Это не мой почерк!
− Экспертиза установила.
− Это не я писал. − Произнес Командующий, глядя на Председателя.
− Я сожалею, но вы арестованы. Увести!
Председатель Комиссии взглянул на своих коллег и поднялся.
− Заседание закрыто. Полковник Крошен, прошу ко мне.

Полковник вошел в пустой кабинет. Через минуту в нем появился генерал Канкор. Он прошел за свой стол и знаком пригласил полковника садиться.
− Каковы данные оттуда?
− Никаких, сэр. Они поймали последних, кто еще мог связаться с нами. Базы захвачены вместе со всем оборудованием, документацией...
− Каким образом получилось так, что они поняли кто виновник через несколько минут после покушения?
− Это не определилось. Возможно, у них была какая-то другая информация.
− Итак, мы имеем третью Бетту-Бо. − Произнес Председатель. − Из-за чего, спрашивается?
− Очевидно, Командующий решил их просто уничтожить.
− Когда это будет доказано, его повесят. − Произнес Председатель. − Что вы выяснили на счет принцессы Тигри?
− Они улетели к Лоренсии на рейдере "Ксито", но там не появились. Иной информации нет.
− Каково положение с их собственной космической техникой?
− Последний запуск состоялся более года назад. Спутник вел сбор научной информации об излучении звезды. Через два месяца сгорел в атмосфере, выработав ресурс топлива. После этого никаких пусков. На космодроме ведутся только профилактические работы по поддержанию оборудования. Возможно, у них просто нет средств.
− Вряд ли, судя по тому, как они взяли базы. Эта армия появилась и исчезла.
− У них везде подземное базирование. Многие заводы тоже под землей. Возможно, это следствие предыдущих внутренних войн.
− И это значит, что они достаточно воинственны. Могли ли они пожертвовать своим Родителем, чтобы развязать этот бой? Все слишком чисто и быстро. Они взяли базы так, словно готовились к этому.
− Вероятность не исключена, но доказать это невозможно. Более того, улики против Командующего.
− Они могли их подстроить?
− Здесь нет их людей, это нереально.
− Но, вы помните, на что один из кораблей была проведена ментальная атака и достаточно успешно, если считать о ней как о тренировке.
− Она была проведена нашим человеком.
− Которого они убили и не предъявили нам. Мы не знаем, наш он или не наш?
− Да, мы не знаем наверняка. С другой стороны, Тигри полетела в космос, были установлены довольно хорошие отношения, и все было достаточно нормально.
− Изменится ли положение, если отдать им виновника?
− Вряд ли. Он не заменит им Родителя...


Планета словно замерла. Внизу была почти полное бездействие. Изредка летали самолеты, вяло ползали поезда по дорогам. На севере начался зимний период и светилась одна точка недавно отстроившегося города. По всем данным, там находился Родитель. Двое других были спрятаны в укрытиях, но их положение вычислили довольно быстро. Повелительница Иу по прежнему находилась в столице, и было сложно понять, что происходило внизу.
Базы пришельцев больше не существовали, на их месте остались лишь развалины после того, как все оборудование было снято и увезено. Самих пришельцев собрали в несколько поездов, увезли к океану и отправили на другой материк, туда где не было ни промышленности ни людей. Их высадили на берегах и буквально бросили на произвол судьбы. Впрочем, это был лучший вариант, нежели тюрьмы, клетки или просто смерть.
Мир по прежнему контролировался из одного центра. Несколько попыток высадок в разных местах, пресекались сразу же. Едва челноки объявлялись в небе планеты, появлялась группа истребителей местного производства и чаще всего челнок расстреливался до приземления. Иногда ему удавалось приземлиться, но и на земле его доставали и добивали.
За людьми абборигены не гонялись. Уничтожали всякую технику, давили связь, если она возникала, а на возникшие поселения около берега океана, смотрели сквозь пальцы, или когти.


− Найдите тигриц. − Произнесла Иу в какой-то момент. − Особенно, Тигри.
Ее приказы просто исполнялись. Через два дня пришло сообщение и Центре Вселенной. Тигрица, грязная и ободраная ходила по вымершему городу с небольшой кучкой тигров.
Встретив драконов она попыталась атаковать, но грохот выстрелов ее остановил. Большая тигрица хотела уйти, но драконы оказались и с другой стороны. Они вновь стреляли, отгоняя диких тигров, и те сгрудились около матери.
− Что вам надо?! − Зарычала тигрица.
− С тобой желает поговорить Иу. − Ответил дракон. − И не дергайся, тебя никто не убивает.
− Чего ей надо?
− Здравствуй, Центр Вселенной. − Зарычала Иу. Ее голос разнесся эхом и тигрица обернулась вокруг. − Не ищи меня, я далеко. Я вижу, ты добилась именно того, чего желала.
− Это все из-за тебя! Из-за тебя!
− Да, конечно. Я сглупила, родила тигров один раз, подарила их Тигри, а она тебе. Теперь ты бедная несчастная...
− Ты! Это ты! Ты забрала всех моих людей!
− Нет, Центр Вселенной. Я не забирала их. Они просто ушли от тебя. От твоих котят. Они не желали быть кормом для них. Ты сама выбрала то, что желала. Ты теперь с тиграми и все у тебя отлично. Разве нет?
− Нет!
− Как же нет то? − Удивилась Иу. − Я же вижу, что тигры с тобой. Что такое, Центр Вселенной? Они тебе уже не нравятся?
− Я осталась одна.
− Ах одна. Ты же этого хотела.
− Я не этого хотела!
− А чего? Чтобы тебе люди служили и чтобы они кормом для твоих котят были? Это ведь глупо, ты же понимаешь.
− Они обязаны меня слушаться!
− Да пожалуйста. Твои котята тебя и слушают. Разве нет?
− Я говорю про людей!
− Не говори ерунды. Люди − не твой Род. С чего им тебя слушаться?
− Я их родила.
− Родила и съела? Знаешь, это как-то почти то же самое, что их и не было, не находишь? Хочешь иметь от них благодарность, рожай и отпускай. Сотня уйдет, десяток вернется. Пара психов и тиграм отдастся, чтобы тебя ублажить. Только силой такого не будет никогда. От силы бегут все. И ты это получила.
− Чего ты хочешь? Ты же не просто так меня выискала!
− Ты прекрасно знаешь, что мне может быть нужно от тебя. Будешь рожать людей. За это получишь все удобства, не надо тебе будет ходить вот так ободраной кошкой и прятаться от всех. И тигров своих будешь рожать, но в ограниченом количестве. Впрочем, я вижу, их и сейчас у тебя не ахти сколько, мы можем договориться, что их будет у тебя не меньше.
− Ты же боишься, что они людей будут есть.
− Не думай об этом. Это моя проблема. Мне нужны люди, сколько при этом у тебя окажется тигров, не особенно важно, лишь бы делу не мешали.
− Делу! Почему я должна тебе служить?!
− Какая еще служба? Мне будут служить люди, а не ты. Часть людей будут служить тебе за то что ты будешь их рожать. И все. Выбирай. Ты либо остаешься при своем, либо мы заключаем договор.
− Зачем тебе столько людей? Тебе своих мало, что ли?! − Зарычала тигрица.
− Я даже не вспомнила бы о тебе, если бы не одна возникшая проблема. Она касается и тебя, и меня, и всех людей и даже тигров, хотя они и не понимают. У нас появились враги, которые могут уничтожить нас всех. Весь наш мир. Поэтому мне и нужны новые люди. Они уже начали нас убивать и уже убили Скентера. Я не стану тебя принуждать силой, я этого не люблю, ты прекрасно знаешь.
− Я этого не знаю.
− Не знаешь, значит, теперь знаешь. Если скажешь, нет, мои люди просто уйдут и оставят тебя там, где ты есть.
− Ты не дашь мне времени подумать?
− Сколько?
− Один день.
− Хорошо. Завтра, если ты решишь согласиться, приходи на железнодорожный вокзал того города, где ты сейчас. Тебя встретят и отправят в приготовленное для тебя место.
− Ты его уже приготовила?! Ты же сказала, что я решаю сама!
− Помилуй, как же мне не готовить то? Если ты скажешь "да", а у меня не готово, это же нехорошо. Все, Центр Вселенной. У тебя день на размышление. Конец связи.
Тигрица взглянула на людей-драконов. Те еще немного постояв снялись и ушли. Ушли и те, что позади и с соседней улицы. Она двинулась вперед, и никого больше не обнаружила. Рядом было всего несколько совсем молодых тигров. Им было еще рано...


Тигри следила за резвящимися рядом тигрятами. Они бегали, прыгали. Немного в стороне ходили взрослые тигры, и их рычание предупредило о приближении чужаков.
Тигри поднялась, фыркнула и дети убежали в нору. Возникло новое рычание, затем выстрел. Тигри вздрогнула. На поляну выскочило несколько тигров, которые отступали от приближавшейся группы драконов.
− Что это такое?! Стоять! − Зарычала Тигри. Драконы остановились. Один из них отдал оружие своим и подняв руки прошел немного вперед.
− Отгони их, пожалуйста, Тигри, нам надо поговорить.
− Нам не о чем говорить! − Зарычала она.
− Нам есть о чем говорить, это просьба Иу, и дело слишком серьезно.
Тигри промедлив немного зарычала, и звери вокруг разошлись в стороны. Дракон прошел вперед и оказался перед ее носом.
− Ты не помнишь меня, Тигри? Я − Мальмиду.
− Говори, чего надо! − Зарычала она.
− Тигри, ты слышишь меня? − Возник голос. − Это Иу. У нас появились проблемы, Тигри.
− Мне нет дела до ваших проблем. − Зарычала тигрица.
− Это проблема не только наша. Это проблема всего мира, Тигри. Из всех тигров только ты одна можешь понять всю ее серьезность. На нашей планете появились пришельцы из космоса, и они угрожают жизни всех нас.
− Вряд ли им будет дело до тигров в лесах.
− Им будет дело до тигров, когда они поймут, что вы способны рожать людей. И просто за эту способность вас уничтожат вместе с нами. Постарайся это понять, Тигри. Ты можешь это понять.
− Я останусь здесь, и это мое последнее слово. − Прорычала Тигри. − Я просила тебя не присылать ко мне никого!
− Извини, Тигри, но мне в любом случае надо было предупредить тебя об опасности. Они могут прийти и убить и тебя и твоих детей. Там где ты живешь, людей нет, и пришельцы могут высадиться, считая, что территория пуста. Диких опасных зверей они убьют.
− Я уже ответила. Уходи! − Зарычала Тигри.
− Хорошо. Я ухожу.
− И не приходи больше!
− А это, извини, не могу обещать.
Дракон развернулся и пошел к своим. Через несколько минут они скрылись за лесом, а Тигри зарычала с такой злостью, что подошедшие к ней дети разбежались.
Она улеглась и закрыла глаза. Сколько времени прошло! Сколько все было легко и просто! И... Опять она. Опять!
"Тигри, Иу права."
"Уйди вон, паразит!"
"Я тебя не беспокоил, но эта проблема касается и твоих детей."
"Ты думаешь я верю в этот бред про пришельцев?!"
"Подобную причину выдумывать глупо. Ты же не считаешь, что Иу дура?"
Тигри не отвечала. Она мысленно загнала инверса в угол и в ярости нанесла удар, которого тот не ожидал.
"Тигри!"
"Я предупреждала тебя!" − Взвыла она все той же мыслью и последний удар разнес в клочья сознание человека.
И словно свет возник в мыслях, словно спала пелена с глаз. Тигри поднялась и огляделась.
− Давно надо было прикончить придурка. − Прорычала она. − Выходите, дети!
Тигрята высунулись из норы и Тигри вскоре забылась на время с ними...


− Я не могу так этого оставить, Мальмиду. Она должна быть с нами! − Зарычала Иу.
− Я думаю, Иу, она не пойдет сейчас. Сколько бы ты ни просила. У нее малыши там.
− Ты их видел?
− Да. Одного, он выглядывал из норы.
− Ладно. Оставь наблюдателей, и уходите.
− Она может их просто убить, Иу.
− Я понимаю, но что ты предлагаешь?
− Просто оставить ее. Уговорить не удастся, а разозлить еще больше, запросто. Она тигрица, куда ей понять то?
− Мальмиду, не говори глупостей, она все понимает.
− Хотелось бы этого, но извини, Иу. Я видел ее взгляд, не заговорила бы ты, в тот момент, я мог оказаться и мертвецом.
− Ладно. Возвращайтесь.


Тигри смотрела в звездное небо. Рядом спало несколько ее детей. Небо медленно поворачивалось, и звездочки поворачивались с ним. Странная точка странным образом прошла в сторону и Тигри раскрыла глаза, глядя вверх. Точка двигалась высоко в небе и не была похожа на самолет. Не было и никакого звука. Тигри поднялась, сделала несколько шагов в сторону и какое-то дикое ощущение открыло перед ней бездну, показывая, что летящее тело на огромной высоте, на гигантской недостижимой высоте...
"Пришельцы? Неужели пришельцы?" − Возник ее вопрос, и в ответ было молчание. Странное почти невероятное. Почти не бывало такого, чтобы инверс ей не ответил. Мысль коснулась его, и Тигри вспомнила, что просто убила в себе это существо. И смерть его освободила ее саму. Освободила ее мысли, ее собственные мысли!
Она взвыла, вскакивая, внезапно осознавая, что ее мысли держало все время! Он ее держал! Страх перед ним, нежелание раскрывать свои мысли! Тигри взвыла, поняв, что оказалась на свободе!...
− Мерзкий ублюдок! Паразит! − Завыла она. − Ее голос разносился по лесу. Тигри ругала человека на чем свет стоял...
− И этот гад заставил меня считать Иу врагом! − Завыла она. − Иу! Иу! Иу мой друг!
Вокруг послышался вой тигров, они словно подражали матери, да не могли ничего сказать. Дикие звери.
Тигри толкнула одного лапой, затем другого. Посреди ночи началась возня, от которой проснулась и заскулила мелочь в норе. Тигри зарычала, едва кто-то из старших подошел туда, и тигр тут же сбежал, понимая гнев матери.
Тигри легла около норы и лапой столкнула туда детеныша, что полез наружу. И ее рычание заставило детеныша сидеть внутри.

Наступало утро, а вместе с ним, словно иное время. Тигри поняла, что у нее нет иного пути, как вновь искать Иу. Впрочем, до этого ей надо вырастить тигрят. Год-два, какая разница? Ведь Тигри нужна Иу не для драки с пришельцами, а для рождения людей, а там год-другой роли не играет...


− Сэр, я не знаю в чем дело, но Семерка не отвечает.
− Другую волну пробовал?
− Все пробовал, везде молчание. Словно вымерли!
− Вы... − Командир вскочил. − Подымайте тревогу!
Взвыли сирены, экипаж станции занял свои места, несколько истребителей вышли в космос и пронеслись вокруг планеты к Семерке. Они летали довольно долго вокруг, пытаясь обнаружить станцию, но ее не оказалось на месте.
− Сэр, ее не видно нигде. Словно улетела.
− Этого нам только не хватало. Связь с Базой!
− Есть связь с Базой. − Произнес лейтенант.
Доклад Командира был принят. База предприняла меры для поиска, но результата не оказалось. Семерка просто исчезла.
− Может, ее сбили драконы, а мы не увидели?
− Мы увидели бы обломки! Не могли же они сами включить торможение и упасть! Да и увидели бы мы это!
− Вариант только с уходом на сверхсвете, но там и генератора не было.
− Генератор мог быть внешним, на каком-нибудь корабле...
Станция так и не обнаружилась...
Прошло несколько недель. Все вновь шло как обычно, хотя напряжение оставалось. Больше всего была сложность с неизвестностью того, что замышляли драконы. А они явно что-то готовили. Движение на планете заметно возросло, появилось не мало людей и на втором континенте, где велось новое строительство и восстановление старых городов.

Странный шум заставил дежурного подняться. Он огляделся, затем просмотрел экраны. Все было будто бы спокойно. Открылась дверь в блок, но за ней никого не было.
− Эй, что за шутки? − Произнес дежурный, проходя туда.
Человек взвыл, увидев появившегося из-за двери дракона. В следующее мгновение удар когтей вошел в живот дежурного, и тот пролетев в сторону рухнул на пол.
− Вперед! − Приказал дракон. − Вы в рубку, вы в центр связи!
Люди, случайно оказывавшиеся посреди "ночи" в коридоре, натыкались на драконов. Быстрые удары приносили им быструю смерть. Атака развивалась стремительно, и вот уже все ключевые посты станции заняты.
В центре сработала система космического моста и в станцию ворвалось еще несколько десятков драконов. Они брали людей спящими. И даже Командир станции был захвачен врасплох. Его тут же утащили в центр, в космический мост.
− Все прошло как нельзя лучше, Иу. Мы взяли станцию без потерь. − Произнес Мальмиду.
− Отлично. В силу вступает план "Иглы Сите". Вперед!

Космос был тих и спокоен. Невидимые потоки проносились от планеты и врывались в космические объекты людей. Взрывы, атаки, стрельба, когти драконов, кровь!..
Удара с планеты никто не ждал. На Базе не было даже достаточного количества войск, чтобы сдержать нападение драконов, а они продолжали прибывать. Люди кричали и умирали. Кто-то пытался сопротивляться, но даже стрельба в упор редко приводила к смерти дракона. Ранение, но не смерть, а стрелявшего разрывали когти.
Драконы нападали почти без оружия. Оно им не было нужно. Они атаковали тихо и убивали мгновенно. Лишь в некоторых местах люди сумели установить оборону.
Но уже было поздно.
− Сдавайтесь! − Зарычал голос. − У вас нет другого выбора! Либо сдаетесь, либо смерть! − Он разносился по всей станции. Драконы заняли главные стратегические пункты.
Люди не сдавались и гибли, гибли...
Несколько драконов ворвались в новый отсек. Послышались вопли и крики людей. Вновь и вновь когти входили в тела жертв. Пощады убийцам Родителя не было.

− План "Иглы Сите" исполнен, Повелительница. Все станции и база наши!
− Отлично, дети мои. − Ответила Иу. − Теперь у нас новая задача. Мы должны выстроить космическую защиту для нашего мира. Они где-то рядом, вокруг. И они могут снова вернуться, чтобы атаковать.



Четвертую неделю рейдер висел посреди космоса. Попытки заставить его лететь проваливались одна за одной. Два техника выбились из сил, пытаясь найти неисправность. Генератор вновь и вновь не работал... Впрочем, что там могло заработать после взрыва? Собрать генератор удалось, но...
− Видимо, его не хватает. − Произнес Сархан. − Не хватает силы для разрыва пространства. Не хватает элементов.
− Их нельзя сделать? − Спросила Тигри.
− Где угодно, но не здесь. У нас нет оборудования.
− И оборудование не сделать?
− Нет. Оно и в рейдер не влезло бы.
Тигри молчала. Представить себе было почти невозможно подобное. Корабль застрял посреди космоса, вдали от звезд. Двигатель неисправен...
Сигнал на терминале вывел из оцепенения людей.
− Эй, кто-то на радио! − Воскликнул Сархан. Он схватился за микрофон, включил связь. − Алло! Алло! Вы слышите меня?!
− Алло, алло, вы слышите меня? − Возник голос.
− Я слышу! Слышу! − Воскликнул Сархан.
− Я слышу, слышу. − Послышался ответ.
− Черт, это эхо, что ли?
− Алло, вы, меня, слышу, черт, эхо, ли, что, я... − Посыпались слова.
− Он языка не понимает. − Произнесла Тигри, подскочила к микрофону и заговорила на своем языке.
В ответ пошла смесь первого и второго языка.
− Круто. И что теперь? − Тигри взглянула на Ренти.
− Радиоконтакт? Мы вряд ли поймем друг друга. Надо попытаться их найти, где они, Сархан.
− Сейчас посмотрю. Вот... А.. Бог мой, мы падаем на них!...
Корабль дернуло. Послышался грохот и скрежет. Люди едва не вылетели с кресел. Удержались лишь из-за ремней, а Тигри улетела в угол из-за того, что стояла около пульта, а не сидела пристегнувшись.
По радио заговорил какой-то новый голос. Но понять его было невозможно.
Грохот, наконец, затих.
− Мы с кем-то столкнулись. − Сказал Янди.
− Невероятная наблюдательность. − Произнесла Тигри. На ее руке была кровь. Тигри села в кресло и протянуля руку Рафу.
− Чего, откусить, да? − Спросил тот.
− Сделай чего-нибудь, больно же. − Ответила та.
Раф слизал ее кровь и перебинтовал руку, после чего сел раскрыв рот и замер.
− Псих. − Произнесла Тигри.
− Что он сделал? − Спросила Ренти.
− Ничего. Глюкалова лизнул.
Шум возник через несколько минут, затем в коридоре послышался грохот и кто-то вскочил внутрь корабля.
− А ну всем встать! − Послышалось противное шипение.
− Бетамонянин! − Воскликнул Сархан. Он встал и грохнулся на пол, теряя сознание...

Пленников вытащили из корабля, и посадили в одну большую клетку. Через несколько минут в нее затолкали странного зверя, который пролетев кувырком свалился спиной на Тигри. Она обхватила его руками. Зверь дернулся, захлопал крыльями и схватил Тигри клыками за руку. Она не отпускала его, а зверь не кусал. Просто держал ее клыками.
Клетка с грохотом закрылась. Раф подошел к Тигри, зверь взглянул на него, отпуская ее руку и внезапно заговорил.
− Алло, алло, вы слышите меня?
Раф отпрянул, а Тигри от неожиданности распустила руки и выронила его. Зверь соскочил на пол, встал на четыре лапы и обернулся к Тигри.
− Может, он бетамонянский знает? − Спросил Янди и сказал пару слов на странном языке. Зверь ответил.
− А он знает. − Сказал Янди. Зверь заговорил, глядя на Янди.
− Он спрашивает, какого черта мы его поймали без спросу.
− Спроси, не дурак ли он, и какого черта навел на нас бетамонян. − Сказала Тигри.
Янди заговорил, зверь обернулся к Тигри, молча прошел в угол камеры и улегся там.
− Что это значит? − Спросила Тигри.
− Не знаю.
Зверь выглядел странно. Четыре лапы, два крыла на спине. Хвост...
Раздался грохот, все вокруг пришло в движение, люди кувырком пролетели через камеру, падая на стену, которая вдруг стала полом. А крылатый зверь преспокойненько в своем углу встал, сделал шаг и оказался на подобном же месте...
− Вот, черт, он знал... − Произнесла Тигри. − Что это было?
− Они поменяли ориентацию. − Ответил Сархан. − Видимо, лететь собираются.
− На Бетту-Мо? − Спросила Тигри.
− Возможно. Черт возьми, ну и влипли же мы!... − Сархан вдруг сорвался и закричав пробежал к решетке и начал что-то кричать непонятное.
Тигри взглянула на Маргесона и тот пожал плечами, показывая, что не понял.

Куда летел корабль было совершенно не ясно, но через полчаса пленников вытащили, заковали в цепи, прицепив к ним и крылатого зверя, после чего повели в неизвестном направлении.
Корабль явно находился на планете. Когда он умудрился совершить посадку пленники не поняли, но и спрашивать не хотелось. Несколько существ больше смахивавших на жаб, подгоняли пленников короткими дубинками. Их вывели в степь, провели несколько километров по пескам и втолкнули на огороженную территорию, где оказались люди. Они сняли с пленников цепи и, казалось, наступила относительная свобода...
− Идите вперед! − Возник грубый голос человека. − Вперед все!
− Вы что, против своих? − Заговорил Маргесон и тут же получил удар.
− Девку заберем. − Произнес другой человек.
Он попытался подойти к Ренти и нарвался на удар Дрэка.
− Да ты... − Человек отлетел назад, раскрыл рот и растянулся на земле.
− Эй, да у него нож! − Выкрикнул человек.
Четверо бросились на Дрэка и трое нарвались на Рафа и Сентора.
Схватка была короткой. Пять человек свалились на землю, получая смертельные ранения.
Зверь стоявший рядом что-то зарычал. Янди усмехнулся.
− Что он сказал? − Спросила Тигри.
− Он сказал, "мне бы такие когти".
− Спроси у него, откуда он такой?
Янди перевел слова, зверь ответил.
− О-он говорит, что из другой галактики. − Произнес Янди. Зверь зарычал еще что-то. − И он говорит, что он дракон.
− Дракон? Значит, защитник своего рода? − Спросила Тигри.
− Да. Он сказал, что это самый точный перевод названия его вида.
− А где его родственники?
Зверь что-то буркнул и пошел в сторону, затем сказал пару слов.
− Один он. − Произнес Янди.
− Что будем делать? − Спросила Ренти.
− Надо узнать, что это за зона. Похоже, что это лагерь пленных.
Они пошли вперед, а крылатый зверь куда-то скрылся.
Вокруг были только пески и лишь позади виднелась ограда. Вскоре начало светать, а вдали появились силуэты каких-то строений.
− О, черт. У нас проблемы, Тигри. − Произнес Сархан, показывая в сторону.
К людям приближался крупный зверь.
− Это монянский людоед, он!... − Воскликнул Янди.
Зверь побежал в атаку и люди разбежались в стороны, и только три дракона пошли вперед. Зверь набросился на Рафа, свалили его. Дрэк и Сентор вцепились в монянина когтями и тот взвыл. Раф освободился, вскочил и оказался вместе с двумя драконами. А зверь отступил на мгновение после чего вновь бросился в схватку. Когти Рафа вошли в горло зверя, Дрэк и Сентор нанесли ранения зверю в бока, и тот начал отступать. Удары драконов настигли его вновь. Монянин побежал от них, но уже шатаясь. С него текла кровь и зверь пробежав несколько десятков метров повалился на бок.
− Он разумен или нет? − Спросила Тигри.
− Нет. − Произнес Янди. − Дикий...
Люди обступили его, зверь еще дергался и хрипел. Песок под ним стал почти черным. В стороне послышался шум, а затем рядом оказалось множество людей.

− Боже, неужели мы избавились от этого людоеда?! − Произнес чей-то голос. Зверь еще хрипел. − Его надо добить! Добить! − Выкрикнули голоса.
Раф взглянул на Тигри, и она дала знак. Дракон прошел к телу зверя и вонзил когти в его горло. Люди замерли. Зверь задергался, а Раф просто выдирал из его горла какие-то жилы, а затем разодрал кровеносный сосуд, после чего кровь хлынула потоком, а зверь дернулся и замер навсегда.
Раф ушел в сторону и стер кровь с рук с помощью песка. Ее запах был противен, и первая мысль, что зверь может стать обедом, прошла тут же.
− Думаю, пора спросить у них, что это за место. − Произнесла Тигри. Маргесон взглянул на нее и прошел к людям. Они были явно не в духе от вида недодраконов с когтями на руках.
Слова Тиру отвелекли их от разглядывания туши зверя и когтей драконов. И кто-то заговорил отвечая.
− Это планета Сибу, она принадлежит монянам. А сюда они отправляют всех, кого ловят в космосе. Отсюда нет выхода.
− А зачем они ловят людей в космосе? − Спросила Тигри.
− Они не ловят. Просто, кто попался, тот и попался. − Ответил другой. − А вы кто такие и откуда?
− Из другой галактики мы, с планеты пентюхов. − Ответила Тигри. − Что за бандюки нас встретили, когда нас привезли?
− Ба... Какие бандюки?
− Не знаю, какие. Вашенские, здешние. Не успели шагу ступить, им сразу девок подавай. Ну и получили.
− Кто? Где?
− Там. − Ответила Тигри, показывая назад. − Идете и смотрите.

Кто-то отправился смотреть, другие заговорили о звере и о его логове, где были людоедские детеныши. Появился человек с ружьем, и все пошли по следам зверя, искать детенышей.
Через полчаса походов по пескам группа вышла к оазису, а еще через несколько минут нашли и нору зверя. В ней послышалась возня, человек приготовил ружье и выстрелил едва из норы появилась голова зверя.
− Е!... − Стрелявший выложил все маты из-за того, что Тигри выбила из его руки ружье и выстрел ушел вверх. Через секунду его уже держал Раф, а ружье оказалось в руках Дрэга.
А из норы выбрался крылатый зверь, выволакивая загрызенную жертву.
− Черт возьми, что это за... − Люди смотрели на инопланетянина, а тот ушел в нору и вернулся через полминуты с еще одним трупом.
− Отпустите меня! − Выкрикнул человек, которого держал Раф. Раф отпустил его, но ружье человек не получил. − Это мое ружье! − Воскликнул он. − Вы не имеете права!
− Это ты не имеешь права стрелять в наших зверей. − Произнесла Тигри.
А крылатый уже лежал и грыз убитого детеныша людоеда, не обращая внимания на возникшую перебранку.
− Да кончай орать, уши вянут от тебя! − Воскликнула Ренти. Человек умолк и все вокруг замолкли от ее голоса. − Крикуны... − Проговорила она.
− Отдайте ему ружье, это его ружье!
− Щас. − Фыркнул Дрэк. − Мы отдадим, а вы палить по нам начнете.
− Мы не начнем.
− Пусть он скажет.
− Я не начну. − Ответил человек.
Тигри знаком показала что делать, и ружье, вернулось к хозяину. Тот забурчал что-то и пошел прочь.
Вскоре ушли и люди, поняв, что появившаяся группа решила остаться в этом оазисе. Остальные жили в другом.
− Фу... − Произнесла Тигри и прошла к воде. Крылатый зверь вдруг сорвался и пробежав к ней зарычал что-то.
− Тигри, не ходи к воде! − Закричал Янди.
− Что такое?
− Отойди, отойди!...
Она ушла, зверь продолжал говорить на незнакомом языке.
− Там большой зверь в воде. Он может всех сожрать. − Сказал Янди.
− А он откуда знает?
− Он говорит, что видел его, когда еще никто не пришел. − Ответил Янди переводя слова.
− Ладно, мне надо прилечь, что-то я уже... − Тигри улеглась в траве и рядом с ней опустились все.
− Влипли так влипли. − Произнес Маргесон.
− Здесь всяко лучше, чем на рейдере с голоду дохнуть... − Произнесла Ренти.

Тигри уже спала. Она проснулась ночью, когда над ней сияли звезды. А рядом горела пара глаз, и Тигри ощутила рядом зверя-инопланетянина. Он лежал и рассматривал ее во тьме.
− И откуда только взялся такой, а? − Произнесла она.
− Откуда, откуда. − Заговорил зверь. − Из другой галактики.
− Ты язык понимаешь?! − Воскликнула она.
− Ты язык понимаешь? − Заговорил зверь. − И откуда только взялся такой, а?
− Повторялкин. − Фыркнула Тигри, усмехнувшись. Она вновь смотрела на звезды. Среди неподвижных оказалось множество движущихся точек, которые летели почти все в одну сторону.
− Тигри, не ходи к воде. − Произнес зверь.
− А я что, иду? − Спросила она.
− Не ходи. Там зверь, может всех сожрать.
− Ты хочешь поболтать?
− У него компьютер в голове. − Послышался голос Янди. − Запоминает все слова влет.
− Ну так научи его тогда. А то ерунда какая-то.
− Научится. Не за пять минут же.

Зверь учился. И очень быстро. И сразу два языка. И имя у повторялкина нашлось, оказался Рамзесом. И назвали его в честь какого-то древнего инопланетянского Правителя, о котором Рамзес ни слухом ни духом не знал, и Правитель этот сам из какой-то третьей галактики был.

− Стало быть, у тебя и корабль свой был? − Спросила Тигри.
− Был. И сейчас есть. Они его сбросили тут недалеко, миль пятьдесят. Решили, что это булыжник, а не корабль.
− Странные дела. И много вас там на булыжниках летает?
− Тысяч пять, наверно. А что?
− Ничего. Просто, думаю, что нам делать. Зона хоть и большая, а идти некуда. И моняне придурки, всех в одну кучу...
− А что плохого в куче? Познакомились вон.
− Мы бы и так познакомились. Вообще не понимаю, как три корабля в одном месте вдруг оказались.
− На самом деле то два. Просто я тащился на хвосте у этих монянов.
− Да? А заговорил с нами первым?
− Да. Думал, вы хоть увидите чего, а вы врезались в них.
− Их и видно не было. А ты если летел за ними, как влип? Не углядел что ли?
− Не. Я за вами залетел сразу. Они и не поняли. А когда нашли меня, решили, что я с вами был.
Тигри усмехнулась.
− Тогда понятно, чего они тебя в меня бросили. А ты мне чуть руку не оттяпал.
− Мог бы и оттяпать, если бы сильно сжала. Мне, конечно, без разницы, но все равно.
− Что тебе без разницы?
− Ну, задушить ты меня не сумела бы.
− Думаешь?
− Уверен. Я могу не дышать хоть полчаса. Прикинулся бы мертвым и все. А ты вообще, командирша, да?
− Я Повелительница Рода.
− Но тебя все слушают?
− Только трое. Остальным не обязательно.
− А если они ослушаются?
− Кто? Ну трое этих. Ты с ними что сделаешь?
− Ничего я им не сделаю. Они мои друзья.
− Друзья? Но тебе служат?
− А что такого то? Не встречал, чтобы начальники и подчиненные друзьями были?
− Не, не встречал. Либо друзья, либо начальники и подчиненные.
− Ну, стал быть, ты много потерял, коли так.
− Да? Действительно? − Удивился зверь. − У нас начальников отродясь не бывало.
− И дети никогда не слушаются родителей?
− Ну ты не мешай в кучу все то. Дети и родители, это не начальники и подчиненные.
− У нас все Родители начальники над детьми.
− И родители родителей приказывают этим самым родителям?
− Нет. Родители освобождаются от этого подчинения.
Тигри лежала в траве и почти дремала, а зверь продолжал расспрашивать.
− Наверно, у вас все не так как у всех. − Сказал он.
− Это у всех все не так как у нас. − Произнесла Тигри.
− По моему, ты сказала то же самое, что и я.
− Ты же видишь, что я засыпаю и соображать перестаю.
Зверь не ответил. Он приблизился к Тигри и лег совсем рядом.


Несколько десятков человек двигались через лес, направляясь к группе, сидевшей на бугре. В руках пришедших были палки, вилы, камни.
− Тигри, подымайся! − Произнес Раф.
Она встала почти мгновенно. Толпа приблизилась и с воем бросилась вперед, кидая камни. Тигри прыгнула в сторону, схватила Ренти.
− Уходим! − Выкрикнула она.
− Трусы! Мы убьем вас! − Закричала толпа. − Убийцы! Убийцы!

Преследователи не отставали. Тигри бежала, держа за руку Ренти. Вслед за ней мчался Маргесон. Сархан и Янди бежали парой, а трое драконов двигались позади всех. Рамзес куда-то исчез, Ему было проще сбежать.
А толпа гнала четырех драконов и четырех человек к ограде.
− Тигри, мы там не пройдем! − Воскликнул Тиру. − Сворачивай!
Она повернула и погоня продолжилась. Теперь они уходили вдоль ограды.
Раздался свист и через мгновение перед разъяренной толпой возникли два взрыва. Люди закричали, толпа рассеялась, а над ней пронесся темный силуэт. Он пролетел в сторону и развернулся. Люди бросили преследуемых и смотрели на летевшее нечто.
− Это зверь! Зверь летающий! − Закричал кто-то. Раздался новый свист и промеж людей влетела граната, которая разорвалась выпуская едкий дым. Люди разбежались еще дальше. Кто-то закашлялся, а зверь пронесся в высоте и ушел еще выше, скрываясь из вида.

Рядом спустилась птица и все увидели Рамзеса.
− Бог мой... − Произнесла Тигри. − Так ты...
− Угу, я и летать умею. − Произнес зверь. − А нафига крылья, если не уметь?
− Так ты и за ограду можешь улететь?
− Могу. А толку? Там тоже пустыня.
− А гранаты где взял? − Спросил Раф.
− Одолжил у монянина.
− И он дал?
− Дал. Чего не дать? Жить то ему охота была. − Фыркнул зверь. − А я не только летать умею.
− А что? И под землей можешь? − Спросила Ренти.
− А где угодно. Хоть внутри звезды. − Ответил тот. − Я, вообще, оборотень.
− Ну да, рассказывай сказки! − Воскликнул Янди.
− Не веришь, не надо. Это не моя проблема. − Заворчал Рамзес.
− Вопрос, куда мы теперь пойдем. − Произнесла Ренти.
− Можно в харейскую зону. − Произнес Рамзес. − Только вас там могут не принять. Особенно, четырех лоренсийцев.
− Я могу сказать, что они моя собственность. − Сказала Тигри.
− Что? − Удивился Тиру. − Ты шутишь?!
− Какие еще шутки? И чего ты дергаешься? Вы и так мне подчиняетесь. Сархан и Янди, вообще, обязаны подчиняться.
− Это почему? − Спросил Сархан.
− Вы получили приказ доставить меня на Лоренсию, забыли? И что вам было сказано? Что вы обязаны выполнять мои приказы во время полета. Мы уже долетели до Лоренсии?
− Мы не долетели, но...
− Никаких но. Хватат болтать чушь. Я говорю, как сделать, чтобы вас приняли, а вы упираетесь, словно барышни.
Ренти усмехнулась.
− А ты согласна, Ренти? − Спросил Тиру.
− С чем? Что я собственность Тигри? Согласна. А ты лопух, Тиру. Станешь собственностью какого-нибудь монянина и гуляй.
− Что-то у меня от ваших споров голова пухнет, пойду погуляю, пока вы решаете, − произнес Рамзес и взлетев унесся куда-то.

Идти куда-либо к людям было невозможно. Даже если бы восьмерых пришельцев и приняли, в любой момент на них могли напасть. Причин для этого было предостаточно. Оставался только путь к зоне харейцев.
− Кто они такие то? − Спросила Ренти. − Как выглядят?
− Да так и выглядят, не человек, не лошадь, а что-то среднее с четырьмя копытами, двумя руками и головой. Кентавр, одним словом.
− Господи, я таких и не видела никогда. − Произнесла Тигри.
− Мы и сами не видели. − Ответил Тиру. − Только когда на разведку ходили, тогда и узнали.
− А размера они какого? − Спросил Раф.
Тиру обернулся к нему.
− Ну, если тебя на лошадь посадить, так, наверно и будет. Против одного ты, может, и выиграешь когтями, а против табуна, вряд ли. Затопчут и все.
− Может, мы зря идем к ним? − Спросила Ренти.
− Может, и зря. А куда идти еще?...
Они все же дошли до первого поселения кентавров и те некоторое время рассматривали восьмерых пришельцев.
− Этого, этого и этого мы примем, остальные пошли вон. − Произнес старый хареец, показывая на Тигри, Ренти и Янди.
− Ну, у тебя от наглости такой хвост не отвалится? − Спросила Тигри. − Они все со мной.
− Да кто ты такой?! − Выкрикнул хареец.
− Я − Тигри, Повелительница Рода! − Произнесла она с гневом. − И они все мои! Так что, попридержи язык, если не знаешь, с кем говоришь!
− Тигри, ты зарвалась. − Произнес Раф, указывая назад. Она обернулась. Рядом стояло несколько десятков харейцев и восьмерка уже была окружена.
− Взять их и связать! − Произнес хареец.
Сопротивляться действительно было бессмысленно. Восьмерка оказалась пленными в квадрате и была препровождена в большой сарай.
− Доигрались. − Проговорил Тиру.
− Тебе помалкивать лучше. − Зарычал Раф.
− Пусть говорит чего хочет. − Фыркнула Тигри. − Я уже ничему не удивляюсь. Космос, цивилизация... − Она рассмеялась.

Снаружи слышался шум и топот. Иногда гремели проезжавшие телеги. Восьмерке бросили в дверь что-то наподобие большого плода, который видимо, следовало есть.
Лоренсицы попробовав его, тут же отказались, а Тигри и трое драконов, раскромсав плод когтями спокойно съели его без проблем.
− А по моему, так и вкусный даже, − сказала Тигри.
− Ну так ты травоядная, чего с тебя взять.
− Это я травоядная? − Фыркнула Тигри. Она взяла руку Ренти и засунула ее себе в пасть по локоть.
− Тигри?! − Взвыла Ренти, вскакивая. − Т-ты с-сума сошла!
Тигри рассмеялась.
− Испугалась, да?
− Нельзя же так!
− Это, чтобы ты меня травоядной не обзывала. − Рассмеялась Тигри. − Ты чего, пугаться вздумала? − Тигри сгребла Ренти в охапку. − Да не боись ты, я тебя не съем.

Время подходило к вечеру, когда сарай открылся.
− Выходите! − Загремел голос харейца.
Восьмерка вышла на свет и была представлена еще одному кентавру, который выкупал всех восьмерых.
− Теперь вы принадлежите ему, а попытаетесь бежать, вас быстро поймают! − хареец рассмеялся. − Бегать то вы не умеете! Ха-ха-ха! − Рассмеялся он и ускакал на своих копытах.
− Ну что, попалися! − Заговорил хареец гнусавым голосом. − Бум знакомиться, мое имя Рамзес-Второй!
− Что? − переспросила Тигри.
− Рамзес-Второй меня звать! А ты Тигри, не узнаешь меня, да? Не поверила, что я оборотень!
− Рамзес? Ты? − удивленно произнесла она.
− Я, − ответил он. − Ладно, пошли. И не отставайте, а то не охота снова в золото превращаться.
− Это как это? − заговорил Маргесон.
Тигри от одной его мысли рассмеялась.
− Идем быстрее, нас корабль ждет!
− Ко-ко-ко... − заговорил Сархад, заикаясь.
− Да-да, именно, петушок!
Они прошли по улице, свернули в проулок и вышли в степь. Впереди виднелись новые постройки, и группа направилась к ним. За постройками оказался новый поселок.
− А ну стоять! Стоять! − взвыл харейский голос.
Рамзес остановился и к нему наперерез выскочил кентавр.
− Рамзес-Второй значит!
− Ну да, в чем дело, начальник? − заговорил тот.
− А в том! Где ты взял золото!
− А-а!... − вздохнул Размес глядя куда-то на землю позади кентавра. Тот обернулся, отскакивая, а Рамзес просто исчез.
− Эй! Куда?! А ну вернись! − взвыл кентавр.
− Чего волнуешься, потерял кого? − возник новый голос, а вместе с ним шелест ветра. Рядом с кентавром оказался крылатый зверь. Он висел в воздухе почти перед носом начальника.
− Ты-ты кто?!
− Слепой, да?! Ангелов не видал?
− Т-ты ангел смерти! Отойди от меня!
− Ты сам отвали. Я не за тобой здесь, понял?! Я за Рамзесом! И он мой! Понял?!
− Понял.
− Тогда, проваливай, пока я не решил и тебя прихватить! Вали, вали! Я еще приду за тобой!
Кентавр попятился назад.
− З-за мной, п-покойнички! − прорычал крылатый зверь и полетел вдоль улицы. В один момент на его месте вдруг возник кентавр − Рамзес-Второй.
Они шли дальше молча, пока не вышли на площадку, где стоял старый потрепаный временем космический рейдер.
Рамзес вошел внутрь, стряхнул паутину в коридоре и прошагал в каюткомпанию.
− Брысь шпана! − зарычал крылатый зверь. Послышался шорох и люди войдя в помещение увидели разбегавшихся крыс. Рамзес стоял на столике и уселся посреди него. − Рассаживайтесь. Поболтаем, − сказал он.
Все расселись вокруг, на старые скамейки. Ни о каком полете на такой развалине речи и быть не могло.
− В сказал, идем на корабль, но я не говорил, что он летает, − зарычал зверь.
− Что значат все эти фокусы? Кто ты на самом деле?! − воскликнул Маргесон.
− На самом деле, я ангел смерти, − зарычал зверь. − И вы болтаетесь там в вакууме с метеором в боку. А здесь ничто. Это мир, в котором я проверяю, кто вы такие на самом деле! И вы все мне не нравитесь! Особенно ты, Тигри! Так что тебе первой и отвечать, почему ты людей не ела?!
− Мне еще рано их есть.
− Рано? Что еще за рано?! Ты кто такая, что тебе рано?!
− Кончай пудрить нам мозги, Рамзес! − сказала Ренти. − И ты, Тигри, нефиг подыгрывать этому короткошерстному!
− Ну вот, всю игру мне испортила.
− А что это ты за вопросы стал задавать такие? − спросила Тигри. − Ты сам людоед, что ли?
− Ну и что, что людоед? Если бы ты и вправду людей ела, я в тебя влюбился бы!
Тигри взвыла от смеха.
− А по моему, здесь нет ничего смешного, − сказал Тиру.
− Нет, точно нет, − ответила Тигри. − Ловлю тебя на слове, Рамзес. Потом не отвертишься.
− Ну да-да, конечно, − фыркнул он. − Ты решать что делать собираешься или как?
− А ты чего предлагаешь?
− А я ничего не предлагаю, − ответил зверь. − Мое дело, за ухом чесать.
Он поднял заднюю лапу и, как обыкновенный кот, начал чесать свою шею.
Послышался шорох, Рамзес обернулся к дверям, останавливая свое действие, и там появился хареец. Он стоял несколько мгновений замерев, а затем бросился бежать с воплями об ангеле смерти и покойниках в корабле.
− А что это они на нашем языке все говорят? − спросил Сархан. − Они же не должны...
− А действительно. − Проговорил Маргесон и его взгляд остановился на крылатом звере.
− А я то здесь при чем? − фыркнул зверь. − У них и спрашивайте.
− А я тебе сказал чего-нибудь?
− Сказал не сказал! Ты об этом подумал.
− А ты еще и телепат? − спросила Тигри.
− Ну телепат, ну и что?!
− А разволновался-то чего? У нас тут половина − телепаты.
− Кто это половина? − спросил Янди, взглянув на Тигри. − В-вы, что ли?
− Ты про лоуренсистов ничего не слыхал, Янди? − спросила Ренти. − Оно и видно, что не слыхал. Усмехнулась она.
− Бог мой, куда я влип... − прорычал крылатый зверь. − Все, можете делать что хотите! − Он прыгнул к дверям, поднял пыль в коридоре своими крыльями и унесся из корабля.
− Сумасшедший дом. По моему, мы все свихнулись, − произнес Тиру.
− Ты за всех не говори, ты за себя говори, − прорычал Раф.
− А ты считаешь, что мы в нормальном положении? Или тебе не положено что-либо считать? − Раф вскочил и сел назад, по знаку Тигри. Тиру от этого только засмеялся. В ту же секунду он слетел со скамейки и с хрохотом распластался на полу. Маргесон поднялся и взглянул на Ренти, что его столкнула. − Ты то меня за что? − спросил он.
− Чтоб гадости не думал о моих друзьях − ответила она.

Снаружи послышался вой и крик. Харейцы, собравшиеся около корабля требовали от людей вылезать из него, заявляя, что в противном случае корабль будет подожжен.
Тигри поднялась. Вперед вышел Раф и пошел к выходу. Через минуту вся группа оказалась рядом с кораблем, в окружении харейцев.
− А ну, разойдись! − Выкрикнул голос из-за спин кентавров. Они расступились. К людям и драконам прошел Рамзес-Второй. − А вы чего вылезли?! Сказал же, сидеть там, пока не вернусь!
− Да ты!... − Воскликнул Тиру и грохнулся на землю от ловкой подсечки Ренти.
В толпе кентавров прошел смешок.
− Тиру, не будь идиотом. − Тихо произнесла женщина.
− Они мои. Вам ясно?! − Заговорил Рамзес, проходя к кентаврам. − Так что, расходитесь все!
− Они пугали наших детей!
− Это ваши дети пугались, а не их пугали. Давайте, расходитесь! Сейчас сюда машина придет!
Вдали виднелся фургон, кативший по улице. Он подымал столбом пыль за собой и приближался к месту столпотворения. Машина остановилась немного в стороне, и Рамзес махнул рукой, показывая место.
Толпа разошлась, из грузовика выбрался шофер-кентавр.
− Ну и дыра у вас здесь. − Произнес он. − Что везти то?
− Их. − Ответил Рамзес. − В машину все, живо! − Приказал он. − В кузов!
Люди погрузились, Рамзес сказал шоферу, куда ехать и сам забрался в кузов.
− Интересно, зачем я это делаю? Чтобы вы на меня зверями смотрели? − Произнес он.
− А кто на тебя так смотрит то? − Спросила Тигри. − Эти двое, что ли? Они не считаются. Они вообще техники, а не люди.
− Кто это не человек?! − Воскликнул Сархан.
Машина двинулась вперед. Пыль из под колес залетела в кузов и Сархан вскочил, наглотавшись ее тут же. От толчка он свалился на пол и едва не вылетел за борт. Сентор поймал его за ногу и держал, пока человек не зацепился руками и не влез обратно.
Машина набрала скорость и пыль теперь оставалась позади.
− Вы как хотите, а я буду спать. − Произнесла Тигри и закрыв глаза прислонилась к сидевшему рядом Дрэгу.

Машина катилась через степь, уходя все дальше и дальше, куда-то в глубь зоны, которая оказалась значительно шире, чем это приняли вначале. Только к вечеру она добралась до поселка, где и остановилась. Рамзес приказал никому не вылезать и сам ушел куда-то с шофером. Мимо иногда проходили кентавры. Некоторые останавливались, глядя на людей в машине, затем шли дальше.
Послышался чей-то свист.
− Привет, работнички. − Заговорил человек, оказавшийся непонятным образом около машины. − Как там Корхан поживает?
− Не знаем мы никакого Корхана. − Произнес Маргесон. − А ты здесь что делаешь?
− Живу. И работаю.
− Среди этих?
− А в чем дело то? Этих не этих. Они всяко лучше чем бандит Корхан. Вы то сами не на экскурсию же едете?
− Мы на Лоренсию летим, − произнесла Тигри.
− Ч-что, серьезно? − заговорил человек. Его смех тут же пропал.
− Да врет она. У нас ни корабля, ничего нет, − произнес Маргесон. − Ну давай, скажи еще, что не врешь!
− Ты меня сильно разочаровал, Маргесон.
− И меня тоже, − сказала Ренти. − Раньше был человеком, а теперь стал тряпкой и придурком.
− Ренти, я же...
− Заглохни, − ответила Ренти, отвернувшись.
− Я вижу, вы не в духе совсем, − произнес человек. − Здесь не так плохо, как кажется. И наших людей в достатке.
− Ты, лучше, скажи, что это все харейцы на нашем языке говорят? − спросил Сархан.
− Ну так это известная история. Они же все здесь родились. А их предки были в космосе захвачены на нашем корабле. Детьми еще. Они были пленными, потому и не любят людей. А языка своего никто из них не знает.
− И много здесь таких? − Спросила Тигри.
− Каких?
− Пленных.
− Это смотря как считать. Можно посчитать, что весь мир из одних пленных.
− И моняне тоже? − Спросил Сархан.
− Монян здесь раз два и обчелся. Одна база там, около зоны Корхана, другие, даже не знаю где.
− Это в смысле? Там ограда что отделяет? Зону пленников или?...
Человек рассмеялся.
− Ну вы даете! Вам корханцы наплели, а вы и поверили?! Нет здесь никаких зон, Можете на другой конец планеты ехать.
− Эй, мелюзга, прочь от машины! − Возник голос шофера.
− Я до нее и трех шагов не дошел. − Ответил человек уходя. Шофер влез в кабину, Рамзес оказался в кузове и высыпал перед людьми содержимое мешка, который принес с собой.
− Слушайте, кончайте валять дурака. Будете дуться, я брошу вас здесь и идите вы куда хотите! − Произнес он.
− Ты мог бы и сказать, что здесь не зона пленников. − Сказал Тиру.
− А я что, говорил когда-то, что здесь зона пленников?! Ты с чего это взял то?!
− Нам люди сказали. − Произнесла Ренти, а ты...
− Я не знаю, чего вам там люди говорили, я языка вашего и не понимал раньше. Зона-зона, откуда мне знать, что ты себе выдумали? − Он вздохнул. − Берите и ешьте, пока дают.
− А плода такого же, как нам давали там, здесь нет? − Спросила Тигри.
− Какого плода то?
− Ну, большой, вот такой. − Тигри показала руками.
− Не знаю, увидишь, покажешь.
Машина двинулась вперед. Она выехала на ровную дорогу и набрав скорость помчалась в неизвестном направлении.
− А шофера ты как достал? Он что ехал оттуда? − Спросил Сархан.
− Нет. Он был в поселке, что мы проехали. Повезло, считай. − Ответил Рамзес.
− Ему, наверно, надо чем-то платить?
− Ты еще вспомни, что я за вас уже заплатил, когда вытаскивал из тюрьмы.
− Тот сарай был тюрьмой? − Удивился Сархан.
− Не-а. Гостиницей. − Фыркнул Рамзес. − Ты не заметил, что был заперт? Или ты сквозь щели умеешь просачиваться? Я, можно сказать, часть самого себя отдал за вас, а вы ведете себя как...
Он умолк, не договаривая.
− Ты в золото, что ли превратился? − Спросил Тиру.
− Не говори глупостей то? − Перебила его Ренти.
− А он и не говорит. Именно в золото я и превратил часть себя. − Произнес Рамзес. − А как вы за это расплачиваться собираетесь, мне не ведомо.
− Ты бы сказал, что тебе нужно в оплату, а не выеживался. − Произнесла Тигри.
− Сказал бы! − Усмехнулся тот. − А ты исполнишь?! Ну, давай, говори!
− Сначала скажи что, а потом спрашивай. Я не Бог. − Тигри уже зевала и говорила почти на автомате.
− Ладно. Я скажу. − Он наклонился к Тигри. − Ты родишь мне котят. Согласна?
− Согласна. − Ответила она. − Сколько захочешь. Все, Рамзес, мне спать пора.
Тигри уже заснула, а кентавр-оборотень смотрел на нее, затем на Ренти, что тихо смеялась сидя у другого борта машины.
− По моему, это глупая шутка. − Проговорил Рамзес.
− Видишь же, что она спит и не соображает. Завтра и спросишь. − Сказала Ренти.
Машина добралась до города уже в темноте. Шофер оставил ее и ушел спать куда-то, а все остальные заснули в фургоне.

Тигри проснулась от толчка и открыв глаза увидела перед собой пасть зверя.
− Рамзес, что за шутки?
− Ты сказала, что родишь мне котят, ты не забыла?
− Тебе что, прямо сейчас? Я же не смогу!
− А когда сможешь?
− Когда вырасту, тогда и смогу. Только тебе придется сначала на совместимость провериться.
− Про... Ты что, можешь родить не только людей?
− Не только. Моя мама и тигров рожала, например. Так что, давай, ты не будешь мне сейчас мешать спать.
− Тигри, я серьезно говорю. Если ты родишь для меня... Я сделаю все, что ты захочешь. Все что угодно!
− Тебе придется этого долго ждать. Возможно, ты быстрее своих найдешь, чем дождешься. Я еще не готова рожать, ты понять способен это или нет?
− Сколько нужно ждать?
− До пятисот лет.
− По моему, ты слишком загибаешь, Тигри!
− Ты не знаешь ни меня, ни мой вид, ничего, а обвиняешь во вренье? Ты сам слишком зарвался, Рамзес! Убери с меня свои когти!
− Извини. − Произнес зверь. Он отошел от Тигри и лег на свободное место. − Извини. − Произнес он вновь.
− Псих. − Фыркнула Тигри и отвернувшись заснула.

Они добрались до космопорта. Машина просто уехала, и никто не видел, как Рамзес расплачивался за нее. Космопорт принадлежал монянам, но в нем оказались и люди и харейцы и еще несколько разных разумных видов, которые смешались в небольшом городке, жившем почти одной торговлей. Здесь сходились купцы с разных мест, сюда прилетали космические корабли, привозя плоды цивилизации и увозя сырье, что моняне добывали где-то рядом. Что за сырье никто толком не знал, и его не касались. Вместе с транспортниками прибывали торговцы, которые получали свой навар на другом товаре.
Вид свободно гуляющих людей делал свое дело. Восемь пришельцев несколько расслабились. Они поселились в общем бараке, получив комнату на восьмерых. Хозяин брал не много. Четверо драконов довольно быстро нашли себе работу. Дрэг и Сархан нанялись в охрану к одному купцу. Их довольно устрашающий вид имел здесь значение. А Тигри и Раф взялись за более тяжелую работу и грузили мешки, ящики на одном из крупных складов. После пары инциндентов с мешками, когда дракон протыкал их когтями, хозяин попытался выгнать Рафа, но Тигри объявила, что тоже уйдет, и торговец решил не делать этого. Ему не хватало рабочих и Раф получил несколько иную работу. Грузил он только ящики, которые проткнуть было никак, а когда ящиков не было, возил несколько тележек с грузами. Хозяин остался доволен, когда оказалось, что Раф мог спокойно сцепить три тележки и тащить их один.
Для лоренсийцев работы почти не было. Они изредка получали разовые заработки, а остальное время проводили в поисках.

Ренти оказалась одна на базарной площади. Трое ее друзей получили работу, а ее хозяин-хареец не взял. Вокруг несколько торговцев кричали наперебой расхваливая товар. Немного в стороне кучка людей толпилась около прилавка, что-то обсуждая, но Ренти не пошла к ним, чувствуя не особенно приятные взгляды на себе.
− Эй, человек! Хошь сыграть?! − Послышался голос. Ренти обернулась, поняв, что обращаются к ней. Пара харейцев стояли около какого-то стола. − Игра, игра. − Заговорил второй. − Выиграешь, получишь много денег!
Ренти прошла к ним.
− Что за игра? − Спросила она, рассматривая харейцев. Тот, что предлагал первым объяснил пару незамысловатых правил, и Ренти едва не рассмеялась.
− Хорошо. Играем. − Сказала она. Игра была на угадывание, и Ренти смотрела на харейца, едва сдерживая свой смех...
− О, ты угадал... − Произнес тот не особенно удивляясь. Такое бывало. Ренти сделала новую ставку, хареец взял карту и Ренти взглянула на него.
− Семь. − Сказала она, ощутив мысль кентавра.
Тот дрогнул. Второй взглянул на карту.
− А тебе везет. − Сказал он.
Ренти делала новые ставки. После шестого раза два кентавра раздумывали, как отделаться от человека, который угадывал все их карты, а Ренти только повысила ставку, глядя на них.
Ведущий с дрожью вынул еще одну карту, смотрел на нее, затем на Ренти.
− Двойка. − Сказала она.
− Но этого не может быть! Ты!... − Воскликнул хареец.
− Деньги на бочку. − Произнесла Ренти. − Сколько там уже? Четыре тысячи.
Харейцы отсчитали деньги, и Ренти спрятала их.
− Играем еще? − Спросила она. − На тысячу.
− Нет! Нет, у нас нет столько денег! − Заговорил второй.
− Ладно, я тогда завтра подойду. − Ответила Ренти.
Она дала волю своему смеху только когда скрылась от харейцев. Четыре тысячи! Просто так, за игру!... Идея оказалась очень даже не плохой, и Ренти вскоре нашла еще нескольких лопухов, игравших на угадывание. К вечеру ей уже было сложно прятать купюры, сколько их набралось. Она вернулась домой и пересчитала деньги. Набралось почти двенадцать тысяч.
− Вот это работка. Не грязная, не пыльная. − Усмехнулась она. − И как это я раньше не додумалась?
Трое измучившихся людей вернулись поздним вечером.
− Господи, никогда больше туда не пойду! − Воскликнул Сархан. − Это же!...
− У меня сейчас руки отвалятся. − Сказал Янди.
Послышался тихий свист, дверь открылась и в комнату ввалились три дракона. Они не выглядели уставшими.
− Ну, сколько вы сегодня заработали? − Спросил Раф.
− Двенадцать тысяч. − Произнесла Ренти.
Вокруг наступило молчание. Тиру медленно обернулся, взглянув на Ренти.
− Ну и шуточки у тебя, Ренти.
− А я не шучу. − Ответила она и вывалила на стол пачки купюр.
− Бог мой.. Да как же это?! Ты что, ограбила кого? − Произнес Сархан. Все собрались вокруг стола.
− Что там случилось? − Возник голос Тигри.
− Ренти где-то денег надыбала... − Произнес Сархан.
Тигри прошла к столу и усмехнулась, взглянув на Ренти. Их мысли сцепились и почти мгновенно Ренти объяснила, что и как.
− Ну, Ренти, ты у нас теперь Королева. − Сказала Тигри. − На корабль, конечно этого не хватит, но...
− Нам все равно надо работать. Ты же это случайно получила, Ренти? − Спросил Маргесон.
− Я их выиграла. У лопухов. И выиграю еще.
− Лопухов не так много, Ренти. − Сказала Тигри. − Впрочем, игра того стоит.
− Их надо где-то спрятать. − Сказала Ренти. − И не думаю, что в этой комнате.
− Да. Банка здесь нет. − Произнесла Тигри. − Но, я думаю, что знаю как их спрятать. Надо выкупить какую-нибудь драгоценность, Ренти. И будешь носить ее на себе.
− Я? А если меня ограбят? Тигри, я думаю, лучше тебе их носить. Ты сильнее, и охрана у тебя есть.
− Хорошо. Завтра значит, так и сделаем. И, думаю, мне тоже надо лопухов на капусту подоить.
Ренти рассмеялась от такого словооборота.
На следующий день базар был просто очищен от "лопухов". С утра Тигри выиграла несколько тысяч. Ренти так же сняла немного сливок, после чего "лопухи" сговорились и поняв, что против них играют "суперугадыватели", просто смотались.
− Вот и кончилась игра.
− Все равно, это больше, чем мы заработали за все время. − Ответила Ренти.
− Мне можно слово сказать? − Спросил Маргесон.
− Говори. − Ответила Тигри.
− Я не думаю, что вам следует эти деньги вкладывать в побрякушки. Нужно открывать свое дело и зарабатывать дальше. Вот это будет точно побольше нежели то что мы получаем за таскание мешков. Ты должна это понимать, Ренти.
− Почему я должна это понимать?
− Ты же изучала экономику. Или нет?
Ренти не отвечала. Она, конечно, изучала ее когда-то, но практически не помнила. Она взглянула на Тигри, ища поддержки.
− Формально, большая часть денег твоих, Ренти, ты и решай.
− А ты не можешь сказать?
− Я в вашей экономике не разбираюсь. У нас своя была. Я понимаю, как торговцы зарабатывают, но из меня торговца не выйдет, это точно. У меня нет способностей прохиндеев. Может, они у тебя есть, Маргесон?
− Я мог бы взяться.
− А если ты все спустишь?! − Произнесла Ренти.
− А ты мне не поможешь, что ли? Чего чего, а чуешь ты вранье получше меня, так что без тебя этого дела не будет.
− В общем, я думаю, надо так сделать. Вы начинаете свое дело, а мы продолжаем свое. У нас приличная работа и платят не худо. − Сказала Тигри. − А если что у вас выйдет, тогда и мы присоединимся. Не выйдет, так хотя бы не все потеряем.
− Ты готова рисковать? − Спросил Маргесон.
− Не тупи, Тиру. Я начала рисковать как только вступила на борт вашего корабля, ты не заметил?
− Да, конечно. Только прошу тебя, перестань на меня злиться. А то у меня чувство возникает, что еще немного и вы нас сожрете.
− Я говорю с тобой так только по одной причине, Тиру. Ты не все рассказал о том деле. Ты скрыл какие-то важные факты и продолжаешь их скрывать. Я не знаю, какие, но я знаю, что они есть!
− Хорошо. Я не буду скрывать. Думаю, сейчас это глупо, бесполезно и даже вредно. Дело в том, что между Лоренсией и Тагарисом в тот момент существовало жесткое противостояние. Возможно, сейчас там уже идет война.
− Война?! − Воскикнула Ренти. − Так значит ты?!...
− Успокойся! − Выкрикнул Маргесон. − Я помог вам! И не имею понятия, кто пытался сорвать переговоры!
− Это могло быть выгодно только Тагарису!
− Это могло быть выгодно кому угодно, даже драконам.
− Ты чего несешь?! − Зарычала Тигри.
− Стой! − Выкрикнул Маргесон. − Убери его! Убери! − Тиру уже был схвачен Дрэком.
− Тигри, не надо! − Завыла Ренти.
Дракон отпустил человека, но Тигри еще смотрела на него почти с яростью.
− Ты лжешь о драконах, и я это вижу!
− Я только предполагаю. Я сам не верю, что это драконы, но маленькая вероятность есть. Совсем маленькая.
− Нет никакой!
− Тигри, он этого просто не знает. Он не знает! − Произнесла Ренти. − Не злись, это не приведет к добру, Тигри! Успокойся, господи! − Ренти проскочила к Тигри и обхватила ее. − Успокойся, сядь!
В мыслях Ренти были лишь воспоминания о том, как Тигри сама успокаивала Ренти там, на планете. Когда положение было с точностью до наоборот.
Тигри села и сама обхватила Ренти.
− Ты будешь за ним следить, Ренти. Но если что...
− Не беспокойся, я не дам ему ничего сделать против вас.


Все как будто оказалось на прежних местах. Только лоренсийцы теперь не маялись в поисках работы. Маргесон некоторое время разыскивал возможности бизнеса, а затем его словно осенило. Не прошло и двух дней, как в городке появилась мастерская по ремонту техники. Объявления о ней появились на всех улицах, а затем нашлись и первые клиенты. Маргесон не щадил их низкими ценами. Да клиенты и не особенно понятливые оказались. Многие не знали истиных цен на ремонт и соглашались. Янди и Ренти оказались в приемной и работали с клиентами, а Маргесон и Сархан занимались самим ремонтом.

Ренти шла по базару выбирая продукты.
− Ба, какие знакомые люди. − Возник харейский голос. Ренти обернулась. − Ну что, Рамзеса не узнаешь?
− Тебя узнаешь, когда ты... − Заговорила она.
− Ладно-ладно. У меня разговор есть. Отойдем куда-нибудь.
− Чего ты хочешь?
− Поговорить, Ренти. Я же вам помог.
− Ты нас бросил здесь.
− Извини, но я не король. Я сделал максимум, довел вас до города, где космодром рядом. В корабль я превращаться не могу, ростом мал, понимаешь?
− Ты не смог бы его купить?
− Не смог бы. Никто и не продал бы. Здесь нет торговцев кораблями. И дураков продавать корабль и оставаться в дыре, тоже нет. Ты хотела, что бы я вежливо с вами мешки таскал, да? Нет уж. Мне проще в поле слетать, да поймать зверя на обед. И небо голубое мне как крыша дома. Так что, извини, что я не человек, а зверь обыкновенный.
− О чем ты хочешь поговорить?
− Идем. Я не хочу, чтобы кто-то слышал.
Ренти согласилась и они вошли в небольшой бар, где нашлись отдельные кабинки. Официант не обращал внимания на вид посетителей и предложил меню обоим.
Рамзес заказал только напиток, а Ренти взяла небольшой ужин.
− Я хочу поговорить о Тигри. − Сказал он.
− Ты хочешь знать, кто она? Она Принцесса в своем мире. И мы везли ее на Лоренсию, на переговоры. Не я, конечно. Я просто летела вместе с ней, к себе домой.
− Мне все равно, какие там переговоры, Ренти. Я в политику не лезу. Мне в ней нечего делать. Меня интересует на сколько серьезно она говорила про детей. Мне показалось, что совсем не серьезно, словно ее дети это горох, а не... − Рамзес умолк, когда подошел официант и принес заказ. − Спасибо. − Сказал он, и официант удалился, клацая копытами об пол.
− Тигри − Повелительница Рода и будущий Родитель. − Сказала Ренти. − И это означает, что у нее будут миллионы детей.
− М-м... Ты не шутишь? Это же...
− Мне сложно объяснить. Я не знаю примеров в вашей биологии этому явлению. У них один Родитель на весь Род. На всей планете всего несколько Родителей. Так понятно?
− Значит, их совсем мало?
− Ты не понял. Их сотни миллионов. И все рождены десятком Родителей, поэтому тебе и показалось, что она детей принимает как горох. Это почти верное сравнение, если учитывать, что они из яиц вылупляются, а этих яиц целая куча, как куча гороха.
− Значит... Я понял. У них все иначе. И... − Он вздохнул. − Ладно, мне пожалуй пора. Извини, что потревожил.
Он поднялся и ушел, оставляя деньги. Официант появился почти сразу, взял деньги со стола и несколько косо взглянув на Ренти удалился. Она понимала, что Рамзес заплатил больше чем надо, но это не было важно.
Ренти вернулась домой. Теперь это была довольно приличная пристройка к мастерской, в которой жили и люди и драконы. Тигри жила в одной комнате с драконами, Ренти с Тиру, который охаживал ее как жену. Собственно, она уже чувствовала, что беременна, и это беспокоило больше всего. Рожать ребенка в чужом мире казалось почти безумием...
− Ты чем-то обеспокоена? − Спросила Тигри.
− Я встретила Рамзеса.
− И как он? В порядке?
Ренти взглянула на Тигри с удивлением. Вопрос показался более чем странным, чего чего, а беспокойства за инопланетянина Ренти не ожидала увидеть.
− Ну что, Ренти? − усмехнулась Тигри.
− Ничего, у него все нормально. Он о тебе спрашивал. О твоем обещании рожать для него котят. Я ему рассказала почти все о том, кто такие Родители и сколько у них детей.
− А он?
− По моему, он решил, что эта его затея ничего не стоит, что у него ничего не выйдет, и просто ушел.
− У него странное отношение к детям.
− У него оно, как раз нормальное. Это у тебя, Тигри, странное. Словно это горох, а не дети.
− Что-то я не помню, чтобы ты так считала раньше.
− Это он так сказал. После разговора с тобой ему так показалось. Вы ведь действительно не так цените детей, Тигри? У вас их много, и если кто-то не выжил, это не трагедия всей жизни.
− А у вас это трагедия?
− Если мой ребенок не выживет, я просто не вынесу этого. Это...
− Не надо, Ренти.
− Что не надо?! Воскликнула та.
− Не надо так думать. Он выживет. И я прекрасно понимаю тебя. Тоже самое чувство у Иу ко мне. Я одна у нее, понимаешь?
− Одна? И других дочерей у нее нет?
− Я была первой и других не было. И представь, что она сейчас чувствует, когда я пропала. Я боюсь, как бы она не решила, что меня убили, Ренти. Если она так подумает, если ей дадут повод...
− Если она начнет войну, Тигри, это будет очень плохо. Для вашего Мира. Среди людей есть плохие люди. Они могут просто убить вас всех. Это...
− Не думай так, Ренти. Не надо. Мы выживем. Я же жива. А пока я жива, жив и мой Род.
− А если там никого не останется, когда ты вернешься?
− Кто-нибудь останется. Не всех же в лесах найдут.
− Тигри, ты не понимаешь. Есть методы... Есть такие средства, когда ничего не останется, ни лесов, ни зверей, ни...
− Они могут их применить?
− Безумцы могут. Много ли безумцев надо, чтобы кнопку нажать? Тигри, это слишком сложно. А сейчас я поняла, что люди − дикари. В космосе все не так. Словно это лес, и если люди пойдут в него свои порядки строить, леса не останется...
− Вряд ли этот лес сдастся, Ренти. Найдутся защитники.


Дверь в мастерскую с грохотом раскрылась и в нее вошли три харейца.
− Подавай сюда хозяина! − Загремел один из них, когда Ренти не успела и рта раскрыть.
Из мастерской вышел Маргесон.
− Что за шум? Сломалось чего? − Спросил он.
− Сейчас ты сломаешься, если не заплатишь! − Загремел хареец. − Ты должен тысячу за это место!
− Я уже заплатил за него в муниципалитет...
− Совсем обнаглел, сопляк! − Хареец подскочил к Маргесону и схватил его за шиворот.
− Послушайте, я ничего вам не сделал!
− Ты не заплатил!
− Я.. Я заплачу, только отпустите меня!
Хареец толкнул Маргесона от себя.
− Плати! − Загремел он.
− Да-да. Я только хозяина вызову.
− Что?! Ты сказал, что ты хозяин!
− Я не говорил этого! Я спросил, не сломалось ли чего у вас?... Э-э! Осторожнее! − Маргесон отскочил от харейца, ступившего к нему. − Не надо так нервничать. − Маргесон поднял руки. − Сейчас мы все решим. Я просто техник, понимаете. Я работаю здесь.
− Зови хозяина, и не тяни резину!
− Ренти, ну что ты заснула там, что ли?! − Воскликнул Маргесон. − Вызывай Рафа, а то они еще мастерскую разнесут!
− Д-да, я сейчас... − Произнесла она и медленно прошла к телефону.
Раф на другом конце долго не соображал, пока трубку не взяла Тигри.
− Что там стряслось, Ренти?
− Тут три харейца, спрашивают хозяина, говорят, что он чего-то не заплатил...
− Ренти, ты объяснить нормально не можешь?
− Нет, не могу. Вызовите его. Иначе, от нас здесь ничего не останется.
− Хорошо, мы сейчас прибудем.
− Да-да. С деньгами...
Ренти положила трубку и взглянула на харейцев.
− Когда он будет?! − Загремел тот.
− С-скоро. − Ответила Ренти.

Три дракона вошли в холл. Харейцы не успели даже развернуться, как удары обрушились на их ноги и троица рухнула на пол. Послышались щелчки затворов, харейцы замерли, увидев оружие в руках драконов.
− Ни с места, или будете трупами! − Зарычал Раф.
Тигри вошла в мастерскую и оказалась перед харейцами.
− Я − Тигри, Повелительница Рода, если вам это неизвестно. − Зарычала она. − Кто вас сюда прислал?!
− Рассо. − Произнес хареец.
− Ах Рассо, наш дорогой Рассо. Раф, ты слыхал?
− Слыхал. − Зарычал тот.
Тигри прошла через комнату и взялась за телефон...


Рассо поднял трубку, секретарь объявил, что ему звонит Тигри, Повелительница Рода.
− Что еще за Повелительница? − Заговорил тот.
− Не знаю, хозяин. Сказала, что ей нужно с вами поговорить.
− Давай.
Зазвучал странный голос, который не показался принадлежащим ни человеку, ни харейцу.
− Я − Тигри, Повелительница Рода, хозяин. − Произнела она.
− Что вы хотите?
− У меня возникли некоторые проблемы с вашими посланцами. Они заявились в мой дом и решили похозяйничать. Но напоролись на когти моих охранников и сейчас лежат рядом.
− Кто ты такая, черт возьми, и откуда звонишь?!
− Я − Тигри, Повелительница Рода. Я прошу вас не нервничать, мне не нужны проблемы лично с вами. К тому же, два моих человека служат у вас, и не плохо служат.
− Что?! Ты еще смеешь заявлять, что у меня твои шпионы?!
− Вы не поняли моих слов. Они не шпионы. Вы прекрасно знаете их, это двое драконов.
− Драконы? Так они служат не мне, а вам?!
− Они служат вам, хозяин, по моему приказу.
− Это значит, что они служат вам, а не мне! И вы!.. Я требую объяснений!
− Объяснения элементарны. Мне нужны деньги, я отправила своих людей на заработки. Они служат вам и получают оплату.
− И отдают ее вам? Это же смешно! Я не верю!
− Я звоню вовсе не за тем, чтобы спрашивать, верите вы или нет. Ваши люди ворвались в мой дом, и пытались требовать деньги с моих людей, за просто так. Я могла бы их просто сдать властям за вымогательство, но, мне кажется, эта проблема не стоит того, чтобы раздувать конфликт.
− Мне плевать, что ты там себе выдумала. Но за свою наглость ты заплатишь. И прямо сейчас. Я уже знаю, что это за твой дом!...
Хозяин бросил трубку и вызвал помощника.
− Узнайте, где живут эти драконы, и едем туда! − Произнес он. − В полном вооружении!


− Тигри, ты зарвалась. − Произнес Маргесон. − Мы сматываемся отсюда прямо сейчас!
− Никуда мы не сматываемся. − Ответила она. − Раф, выкиньте эту падаль!
Двоих харейцев выпроводили за дверь, и они ускакали.
− По моему, Тиру прав. Они явятся сюда целой армией, Тигри! Ты не знаешь бандитов, что ли?!
− Я сама буду с ним говорить.
− У тебя ничего не выйдет. − Ответил Маргесон. − Это очевидно. Он хозяин города, и у него сотни слуг, ты же знаешь это!
Тигри стояла на своем и вышла на улицу, когда там появилось несколько машин. Вместе с ними явился и хозяин.
− Так это ты и есть та самая Повелительница Рода?! − Выкликнул он из машины.
− Да, это я. И я уже сказала, что мне не нужны проблемы.
− Ты их уже заработала! − Произнес он. − Взять их! Будут царапаться, стреляйте!
Кентавры выскочили из машин и в этот момент огненные стрелы ударили перед ними в землю. От взрывов первые попадали, вторые поотскакивали назад.
− Я разнесу вас вместе с машинами, если кто-либо попытается стрелять! − Возник голос, исходивший неизвестно с какой стороны.
− Что это значит?! Ты кто такой?! − Закричал хозяин.
− Мое имя Рамзес Второй. Помнишь, или тебе напомнить?!
− Какого черта тебе здесь надо?! Мы же договорились уже!
− Извини, я просто вышел на охоту, мне захотелось пострелять. − Возник насмешливый голос.
− Чего ты хочешь от нас? И где ты?!
− Не важно, где я. Я хочу я совсем немногого. Вот эту самую улицу, на которой ты стоишь. От базара и до речки. Ты согласен или нужны подтверждения свыше?
− Й-я согласен.
− Очень хорошо. А теперь вы сложите все оружие на землю, оставите свои машины и тихо мирно разойдетесь. Я разрешаю вам пользоваться этой улицей, ходить и пересекать ее когда вам вздумается, но вы не имеете права прикасаться к ее жителям. Тебе все ясно, хозяин?
− Да.
− Исполняйте.
Харейцы выполнили все указания и разошлись. Через несколько минут на улице уже никого не было, а перед Тигри возникла вспышка, в которой появился крылатый зверь.
Он взмахнул крыльями и опустился на землю.
− Я хочу сделать тебе подарок, Повелительница. Эта улица теперь твоя. − Произнес он.
− Господи, что это было?
− Где? Молнии что ли? − Зверь фыркнул. − Это был я. Я же оборотень, могу и в молнии превратиться.
− Бред... − Проговорил Маргесон. − Такого быть не может.
− Вредный ты! − Зарычал зверь и исчез с хлопком лопнувшего пузыря.
− Рамзес! − Воскликнула Тигри. В ответ была лишь тишина. − Вот дьявол, а? − Тигри взглянула на Ренти. − Чего ему нужно?
− Котят, наверно. − Ответила она. − По моему, он может обратиться во что угодно, только не в своих детей. А, Тигри?
− Может быть. − Тигри усмехнулась. − Подарочки еще раздаривает!
− Да, но, похоже, проблема решилась самым неожиданным образом. − Ответила Ренти. − Тиру, по моему, эти железки теперь наши.
− Думаешь?
− Берите и не думайте, пока не поздно.

Оружие оказалось на складе, машины заведены в гараж. Вскоре улица вновь зажила как обычно и только мастерская оказалась под пристальным вниманием жителей. Кто-то даже стал ее обходить.

Два человека в форме полиции и хареец со знаками стража порядка возникли около мастерской, вызывая хозяина. Тигри находилась там почти все время и вышла к полицейским, в сопровождении драконов.
− Нам стало известно, что вы незаконно храните оружие. − Произнес полицейский.
− Что-что? − Удивилась Тигри.
− Вы незаконно храните оружие.
− Вы верно, шутите, господа. Мои люди прекрасно знают оружие и соблюдают все инструкции по технике безопасности.
− Речь не о технике безопасности, а о разрешении на хранение. Его у вас нет!
− Возможно, я что-то плохо понимаю. Что значит, разрешение на хранение оружия? Я где-то потеряла право защищаться?
− Закон один для всех. − Произнес человек. − Вы обязаны либо иметь разрешение властей на оружие, либо должны его сдать. В противном случае, у вас будет конфликт с властями, вы его желаете?
− Нет, я его не желаю. Хорошо. Где я могу получить это разрешение?
− В данный момент нигде. − Ответил хареец.
− В таком случае, выходит, что конфликта желает ваш закон, а не я. Я по своему статусу имею полное право на защиту. В том числе и вооруженную защиту. Если вы отказываете мне в этом праве, это значит, что у вас нет никакого уважения ни ко мне, ни к моему Роду. И это значит, что вы не можете требовать с меня уважения к вашему закону!
− По-моему, вы плохо понимаете свое положение здесь. − Произнес хареец.
− Мое положение здесь не имеет никакого отношения к моему статусу. − Ответила Тигри.
− Тигри, может, ты просто намекнешь им, чтобы они шли решать все свои вопросы к Рамзесу? − произнес Маргесон, выходя из дома.
− Вы знакомы с Рамзесом? − спросил хареец.
− Да, − ответил Тиру. − И даже более. Он наш друг. Так что идите отсюда, пока целы.
Хареец взялся за передатчик и заговорил на непонятном языке, упоминая Рамзеса.
− Ты полный крети, Маргесон, − произнесла Тигри.
− А что я сказал-то?...
Он понял, что сказал через несколько минут, когда дом оказался окружен полицией. Его захватили штурмом, всех восьмерых схватили. Ренти пыталась вырваться, но ее крепко держали двое больших полицейских.
− Не прикасайтесь к ней, она беременна! − Выкрикнула Тигри. Ренти взглянула на нее так, словно это было предательство, но полицейские выпустили женщину, и та отскочила в круг. В этом же кругу оказались и восемь задержанных. − Спокойно, Ренти, разберемся. − Сказала Тигри.
− Ты не должна была говорить.
− Извини, но видишь же, тебя не стали после этого дергать.
Появился еще полицейский, перед которым все расступились. Из дома уже выносили оружие, которое сложили рядом в большую кучу.
− Итак, господа, вы пойманы с поличным за незаконное хранение оружия.
− Вы не имеете права меня арестовывать. − Произнесла Тигри. − Я имею все права на защиту!
− С какой это стати?
− С той, что я Тигри, Повелительница Рода!
− Видали мы всяких повелительниц. − Проговорил человек. − Это не дает вам никаких прав.
− Вы не понимаете о чем говорите. − Ответила Тигри. − Моя мать − Повелительница моего Мира!
− Да неужели? − Усмехнулся человек. − Вы можете рассказывать эти сказки сколько угодно!
− Она не врет! − Воскликнула Ренти.
− Не надо, Ренти. Ему просто приказали посадить нас в тюрьму. − Произнесла Тигри.
− Ты чего несешь?! − Воскликнул человек. Он прошел к Тигри и нарвался на удар Рафа.
Тут же защелкали предохранители.
− Раф... − Тигри задержала дракона. Но человек уже лежал и его подымали.
− Ты?! − Воскликнул он.
− Я еще раз предупреждаю вас. − Произнесла Тигри. − Вы не имеете никакого права прикасаться ко мне! Я являюсь Послом своего Мира на Лоренсию!
− Послом?! У тебя нет никаких документов! − Взвыл человек.
− У тебя проблемы со зрением, человек? Выказывая свою власть и норов сейчас ты ставишь под удар будущие отношения между двумя Мирами. Они уже находятся под ударом, потому что среди ваших людей нашлись те, кому оказалось выгодно, чтобы наш корабль не дошел до Лоренсии!
− Вы не предъявили доказательств!
− В данной ситуации твою упорство доказывает, что ты полный идиот и кретин. Никаких доказательств этому не требуется! Мой тебе совет, довести эту информацию до Правительства планеты, пока вы не поимели еще больших проблем! Не тебе, червяк, решать нужны здесь доказательства или нет!
− Ваши слова только доказывают, что вы никто! Пустое место! Вы арестованы за незаконное хранение оружия и связь с преступником и убийцей, которого вы назвали своим другом! Ваша игра окончена! Ваше положение может смягчить только чистосердечное признание и выдача информации о том, где находится Рамзес Второй! А теперь, взять их! Будут сопротивляться, стрелать на поражение!

Тигри, Раф, Дрэк и Сархан оказались в одной камере. Их руки и ноги были скованы цепями, прицепленными к кольцам на стене.
− Ты зарвалась, Тигри. − Произнес Раф.
− Ты зарвалась, Тигри. − Повторил Дрэк.
− Ты зарвалась. − Произнес Сентор.
Тигри фыркнула.
− Прям все против. − Произнесла она. − И что из этого? Они не убьют нас.
− Откуда ты знаешь, что это за звери?
− Мы же никого не убили.
− Ну да. Это здесь никого. А чуть дальше, сразу, как нас выкинули.
− Это была самозащита.
− Им этого не докажешь. Бумажки то у тебя нет.
− Даже если бы и была, чего они поняли бы в нашем языке? Идиотизм какой-то. И людей куда-то утащили!
− Думаю, у них с людьми будет свой разговор, Тигри. − Ответил Раф. − Не понимаю только, чего они от имени Рамзеса всбесились?
− Видать напревращался в молнии. − Ответила Тигри. − Наверняка, нашкодил где-нибудь.
Громыхнули двери, в камере появились люди и двое полицейских отцепили Тигри. Двое других стояли в готовности с оружием, а пятый, явно более слабый, но более начальник заговорил с освобожденным пленником.
− Вы должны пройти со мной. − Сказал он.
− Я никуда не пойду без них и предупреждаю, что буду сопротивляться, если вы попытаетесь разделить нас силой. − Произнесла Тигри.
− Вам ничто не угрожает. Я ваш адвокат.
− Я не верю вам и не знаю, что это за слово. − Ответила Тигри.
− Адвокат, это значит, что я буду защищать вас в суде.
− Вы не имеете права нас судить!
− Я не суд и не собираюсь вас судить, я собираюсь вас защищать в суде.
− Очень странное заявление. Я вас не знаю, вы меня не знаете и заявляете, что будете защищать меня? Что это значит?
− В нашем законе, каждый подсудимый имеет право на защиту. Эту защиту представляет адвокат, и в вашем случае, это я.
− В любом случае, я уже сказала вам. Я никуда не пойду без них!
− В таком случае, вы останетесь здесь. − Ответил человек и пошел на выход. Полицейские удалились и закрыли дверь тюрьмы.
− Что им было нужно? − Спросил Раф. Он спрашивал на своем языке, тогда как разговор с адвокатом шел на лоренсийском. Драконы еще не так хорошо понимали его.
− Не знаю, что им было нужно. Пришел какой-то, говорит, что будет защищать меня, сам не удосужился даже доверять мне.
− По моему, они не связали тебя снова.
− Да. И напрасно. − Тигри подошла к Рафу. − Тебе может быть больно Раф, но ты терпи. − Сказала она.
− От тебя? Боль? − Усмехнулся он.
Тигри схватилась за цепь двумя руками, закрыла глаза и рванула со всей силы. Звон металла, вскрик дракона. Какой-то кусок цепи защемил ему кожу на руке.
− Думаю, дальше ты сам, Раф.
− Да, Тигри. Ты уже совсем не девочка. − Произнес он.
− Раньше у меня это не получалось. − Она прошла к Дрэку и Сархану. Цепи на них оказались немного послабже и вскоре все трое драконов оказались свободны.
− А теперь надо найти выход. − Сказала Тигри.
− Может, дождаться темноты, Тигри?
− Да, наверно.
Они сели в полутьме камеры и некоторое время тихо говорили. За окном становилось темно и можно было идти, когда дверь камеры вновь загремела. В нее вошел человек-адвокат, явно не подозревая, что пленники уже свободны.
Движение драконов было стремительным, и только знак Тигри остановил их от прямого нападения.
− Вы?! − Воскликнул адвокат, увидев свободных людей с когтями на руках, и дернулся, оборачиваясь. Около дверей уже стоял Дрэк.
− Вы, кажется, говорили, что будете защищать нас, а теперь пугаетесь? − Произнесла Тигри.
− Я адвокат, вы не должны!... − Воскликнул человек. − Не трогайте меня!
− Тебя никто не трогает. − Ответила Тигри. − И нечего жмуриться. − Человек медленно обернулся к ней и взглянул снизу вверх. − Ну так в чем дело? Ты пришел, чтобы смотреть на меня?
− Мне надо выйти. − Сказал он.
− Ну так выходи. − Тигри показала знак Дрэку, и тот отошел от двери. Адвокат прошел туда, вышел и уже не сумел закрыть дверь.
− Они освободились! − Закричал его голос там.
Дрэк выскочил в дверь, вслед за ним вылетели два других дракона. Тигри вышла, когда там все стихло. Адвокат лежал на полу, закрыв голову руками, а рядом лежало трое полицейских в крови.
Дрэк и Раф вытащили оружие, за Тигри подняла адвоката. Тот завипил, словно его резали.
− Заткнись, если хочешь жить! − Зарычал Дрэк, и голос стих.
Раф уже проверял выходы. Он махнул рукой, и все прошли вслед. Тигри держала адвоката, который попытался вырваться, но не сумел.
− Что вам надо?! Не трогайте меня! Я вам ничего не сделала!
Тигри остановилась и дернула человека. Адвокат оказался женщиной, она увидела, наконец, разницу и фыркнула.
− Ты идешь с нами. − Сказала Тигри жестко, и женщина подчинилась.
Еще один охранник пал "смертью храбрых". Четверка выбралась на улицу, Раф захватил машину, на которой и выехали бежавшие. Женщина сидела в руках Тигри и пускала слезы, машина пронеслась из города и ушла в направлении леса. Там было достаточно мест, где можно скрыться.
Ночь не мешала вести машину. Раф даже не включал фары, хватало освещения от крупного низкого естественного спутника, висевшего почти над дорогой. Машина уходила все дальше и дальше. За ней никто не гнался, и было ясно, что уход пленников остался не замеченным.

"Тигри, ты слышишь меня? Тигри?!" − Возник тихий голос. Тигри открыла глаза. Вокруг стояла тишина и ночь. Машина не двигалась и все спали. − "Тигри! Отзовись, это я, Ренти!" − Снова заговорил тихий голос.
"Ренти? Ренти!"
"Тигри, я слышу тебя. Ты слышишь?!"
"Да, я слышу, где ты?"
"Мы в тюрьме. Нас будут судить, но здесь куча всяких бандитов, Тигри! Они могут нас прикончить раньше!"
"Вы сейчас можете выдержать?"
"Пока да, но завтра последний день. Они хотят от нас получить какие-то деньги, а у нас ничего нет! Тигри, где ты?!"
"Я здесь, Ренти. Мы за городом. Мы сбежали, Ренти."
"Вы? Так вы на свободе?!"
"Да. И мы что-нибудь придумаем! Ты знаешь где место? Где вы находитесь?"
"Мы в городской тюрьме, в общей зоне, Тигри. Здесь полно всякого сброда, даже нелюди!"
"Я что-нибудь придумаю, Ренти. Что-нибудь придумаю."
"Я боюсь, что ничего не выйдет. Здесь полно охраны, они вооружены."
"Не важно. Мы едем прямо сейчас."
Тигри толкнула Рафа и тот захлопал глазами.
− Мы едем в город, Раф.
− Что? − Переспросил тот почти не поняв.
− Мы едем за Ренти. Вставай, и быстрее. Ей нужна помощь.
− Хорошо, но как?
− На месте решим...
Машина выехала из леса и двинулась к городу. Тигри вновь говорила с Ренти мысленно. Та описывала ситуацию. В тюрьме почти все спали. Охранники ходили по периметру. Стены вряд ли можно было преодолеть.

Машина подъехала со стороны парка. Тигри расспросила Ренти обо всем, и уже видела охранников. Она чувствовала и место, где находилась Ренти.
"Мы уже рядом, Ренти. Есть только один вариант, устроить побег для всех, я думаю."
"Думаю, да, Тигри. Это возможно. Но что ты сделаешь?"
"Сколько охранников внутри?"
"Я насчитала десять."
"Я вижу только троих. Их мы легко нейтрализуем." − Тигри показала Рафу на людей, и драконы тихо прошли из машины к стене. За рулем остался Раф. Тигри вышла, вытащив женщину. Та плохо соображала, где находилась и заснула прямо под деревом в парке.
− Вперед, Раф. − Произнесла Тигри.
"Ренти, вы готовы? Мы начали!"
"Да." − Ответила та.

Машина выскочила из переулка и на всей скорости врезалась в стену. В ту же секунду удары камней сбили двух охранников. Вслед за ними слетел и третий.
Раф только что выскочивший из машины, пробежал к ней и вместе с двумя драконами вытолкнул ее из образовавшегося пролома. В тюрьме взвыла тревога, но заключенные уже сообразили и рванулись к пролому.
Первыми выскочили четыре человека, знавшие о том, что случится. Охранники где-то в стороне уже палили по бежавшим, а друзья промчавшись по улице вскочили в парк. Они уходили из города...


Кэисо Ларма проснулась от грохота. Она едва поняла, что происходит, увидела огни и поняла, что оказалась рядом с тюрьмой. Инопланетян не было видно, а где-то в стороне неслись какие-то тени. Бежавшие заключенные. Ларма вскочила и пронеслась через парк. Оказаться в лапах бандитов было совсем не кстати. Она добралась до своего дома, закрылась там и закрыла глаза. Казалось почти невероятно, что ей удалось вырваться, что пришельцы не прикончили ее, когда бежали. Это было даже странно. И совершенно не вязалось с образом бандитов-убийц...


− Тигри! − Ренти обняла ее. − Боже, я и не знала, что теперь с нами будет!
− Ты и сейчас не знаешь. − Ответил Маргесон. − Мы теперь вне закона.
− Можно подумать, что были внутри раньше. − Фыркнула Тигри.
− Раньше были в законе. Хоть немного, можно было не скрываться, а теперь...
− Не важно. Мы найдем выход отсюда. Тем более, что он не закрыт. Отдых закончен, подъем!
Тигри встала и пошла через лес. Вслед за ней двинулись люди и драконы. У них был только один путь, через лес, через незаселенную зону, к другому крупному центру планеты, где находися космодром харейцев.


Кэисо сидела перед Начальником, рассказывая о том, что случилось. Она ничего не забыла, никаких деталей. Она видела, как драконы убили полицейских, но они не убили ее...
− Вы можете объяснить, почему они не убили вас?
− Я не могу. Не могу! Они... Они не люди! Они не знают наш закон, вообще не знают и не понимают! И...
− Не нужно кричать, Кэисо, я понимаю ваше состояние. Просто скажите, все, что вы думаете о них. Это может помочь.
− Я не знаю, кто они. И кто она. Она говорила так, словно... Словно ей все подвластно. Я думаю, это правда, что их послали куда-то, что она действительно посол, а не... И эти драконы... Они действовали как настоящие спецназовцы! Я не успеля понять как все вышло, они расправились с полицейскими как с... Господи! Что я говорю! Что!...
− Говорите, Кэисо. Выговоритесь. Говорите все.
− Я не знаю, что говорить, не знаю.
− Что было потом? Когда они вас увезли.
− Они поехали за город, а потом я заснула. Не знаю как, но... Я проснулась совсем не там где думала сначала. Рядом была стрельба, грохот... Это было в парке, около тюрьмы. Это они организовали побег заключенных!..
− Они? Они были там?!
− Так вы их там даже не видели?! − Воскликнула Кэисо. − Это они! Это точно они!...
− Значит, они сбежали, затем вернулись, устроили побег для своих. Но как они узнали, где они?
− Я не знаю. Я даже не знала, где держали их людей, а они. Возможно, пока я спала, они это где-то узнали...
− Возможно.


Путь продолжался уже несколько недель. Тигри и трое драконов спокойно обходились фруктами, что находили в лесу. Тигри просто объедалась, когда находила тот крупный плод, которому так и не нашлось названия. Они росли на деревьях и достаточно было хорошо тряхнуть, чтобы какой-нибудь плод свалился.
С лоренсийцами было хуже. Им требовалась другая еда. А Ренти, к тому же была еще и беременна. Она едва могла идти, и Тигри под конец заставила ее забираться на носилки, на которых ее несли два дракона. Иногда за носилки брались и люди, но у них было значительно меньше сил.
Пройдя почти тысячу километров друзья решили остановиться. Ренти становилось хуже, и Тигри приказала Рафу и Сентору отыскать поселение людей и привести врача.
Драконы приволокли человека через день вместе с инструментом и всем необходимым. Человек пытался вырваться, но уйти от драконов он не мог. Его привели прямо к Тигри и Раф представил человеку Повелительницу Рода, по приказу которой его поймали.
− Это беззаконие! Вы не имеете права! − Закричал врач тут же.
− Вы ведь человек, и вам не безразличен ваш Род? − Спросила Тигри.
− Мне не безразличен! Но вы!...
− В таком случае, вы сейчас перестанете кричать, доктор и пройдете к моему другу. Ей нужна помощь. И именно ваша.
− Почему моя?
− Потому что она человек. И она беременна.
− Вы... Вы что не могли сказать сразу?!
− Вас проводят к ней, доктор. − Ответила Тигри.

Врач осмотрел Ренти, сделал анализ, затем объявил диагноз. Ренти не хватало витаминов и хорошей пищи. Ее надо было отправлять в деревню, как минимум.
− Мы пойдем туда. − Сказал Маргесон. − Я не хочу потерять своего ребенка!
− Ты? − Переспросила Тигри.
− А кто еще то?! − Воскликну Тиру. − Ты нас не выпустишь, да?
− Не говори глупости, Тиру. Если иначе нельзя, значит... Идите. И будьте осторожны. Мы будем здесь, Тиру. Пока еще здесь. Если что, ты все понимаешь.
− Понимаю. − Ответил тот. − Их ты тоже отпускаешь?
− Им давно было пора слинять. − Ответила Тигри, взглянув на Сархана и Янди.
− Мы же должны довести тебя до цели.
Тигри фыркнула.
− У меня ощущение, что я из-за вас скорее застряну, чем дойду. − Ответила она. − Идите. Вы не можете оставаться при мне до конца своей жизни.
− А при чем здесь конец то? − Спросил Янди.
− При том. Когда ты состаришься и умрешь, меня все еще будут называть Повелительницей Рода, и я буду ребенком.
− Это как это ребенком? − Спросил врач, обернувшись к Тигри.
− Так. Биологически я еще ребенок для своего Рода.
− Тогда, вам следует вернуться домой.
− Спасибо доктор. Выпишите мне пожалуйста космический корабль. − Рассмеялась Тигри. − И я сразу же вернусь. Можете?
− Н-нет. Но...
− Не нужно никаких но. Я ребенок биологически, но не ребенок в умственном развитии. Разные стадии, понимаете?
− Д-да-да... − Ответил врач, хотя и ничего не понял.

Они ушли. Шум в лесу стих. Тигри взглянула на драконов и уселась на траву.
− Просто не верится. Ты вправду ребенок, Тигри? − Возник голос. Тигри обернулась и увидела сидящего рядом Рамзеса. Он выглядел как и в первый раз, крылатым зверем.
− Ты за нами следил, что ли? − Спросила Тигри.
− Следил. А что? Нельзя? Я, между прочим, охотник, мне на роду написано следить за...
− За жертвой. − Продолжила Тигри.
− Это частности. − Ответил он. − Ходили слухи, что вы из тюрьмы сбежали, правда?
− Ты же следил.
− Ну не все же время. Иногда смотрел. А тут вдруг бац, и нет вас. Ну я и полетел искать. А сверху все видно. Особенно, когда вы толпой через реку переплывали. А дальше уже задачка для котенка по следу то пройти. Ты так и не сказала про ребенка.
− Ребенок она, чего не ясного?! − Зарычал Раф.
− Просто крупновата для ребенка.
Тигри только рассмеялась и повалилась на траву.
− А ты сам для взрослого мелковат, по моему.
− Да я просто кажусь мелким. Так, чтобы меньше дергались, когда видят меня.
− Значит, можешь и большим стать?
− Могу.
− С Луну размером?
− Ты думай головой, а не задницей! − Фыркнул он. − С Луну! А со звезду, не хошь?
− Но все же, каким можешь стать? Самое большое?
− Таким, что съесть тебя, так же просто, как тебе съесть бутерброд. − Ответил он. − Могу доказать.
− Спасибо, но не надо.
− Нечего было спрашивать.
− Получается, что ты разумный хищник, и чего в тебе больше? Хищника или разума?
− А когда как. − Фыркнул зверь. − Сейчас разума больше. А когда разум слетает, исчезает, испаряется, сгорает, тогда хищник остается. Потом разум возвращается, но, как говорится, съеденого не вернешь. Да и потребности такой не возникает.
− Значит, если ты спятишь, ты и нас съешь?
− Смешная ты. В нашем роду такого не бывает. Разум, он либо есть, либо нет. Если нет, то все зависело бы от желания, хотелось бы мне есть или нет. А когда есть, тогда есть. И тогда разум определяет, кого есть. Можно и людей есть, да смысла нет проблемы себе лишние создавать. Проще кабана поймать или лося.
− Странный ты.
− Я нормальный. Это вы бродите тут, ищете непонятно чего.
Тигри не отвечала.


Ренти, наконец, пришла в себя. Чувства подсказывали, что ей стало легче, и она поднялась с постели. Комната деревенского дома, в которой она оказалась, не внушала опасений, но мысль быстро переключилась, и Ренти прошла к дверям.
− О, вы встали! Вам лучше лежать! − Послышался женский голос.
− Где я? Что происходит?
− Вы в моем доме, ваши друзья скоро вернутся с работы. Идите лучше в постель, доктор не велел разрешать вам подыматься. Вы еще не здоровы, а у вас ребенок скоро будет.
Ренти остановилась. Женщина не показалась чужой или враждебной. В конце концов, вокруг была не тюрьма, и она вернулась в постель. А через минуту перед ней оказался обед.
− Ешь, тебе надо много есть. − Сказала незнакомка.
− Мы давно здесь? − Спросила Ренти.
− Вторую неделю. Еще немного и вам могло стать совсем плохо. Берите.
Ренти взялась за еду. Спрашивать что-либо еще она не решилась, а женщина вскоре ушла и вернулась через десять минут с незнакомым человеком.
− Это врач. − Сказала хозяйка дома.

Тиру, Сархан и Янди вернулись к вечеру. Маргесон обнял Ренти, а она ждала от него только слов о том, что с Тигри.
− А где Тигри? − Спросила она, когда Тиру так и не понял ее немого вопроса.
− Они не пошли в деревню. Не беспокойся, с ними все в порядке, я уверен.
Ренти не стала отвечать, а мысленно вызвала Тигри на связь.
"Тигри спит." − Возник вдруг ответ.
"Что? Кто это говорит?" − Взволнованно передала Ренти.
"Это Рамзес. Тебе стало лучше, Ренти?"
"Рамзес? Но ты же..."
"Я всегда так умел, и слышал все мысли. Только не понимал раньше."
"Где ты?"
"В лесу. А вас доктор еще не сдал в полицию?"
"Я не знаю. Что со мной случилось?"
"То что и ожидалось. Ты вляпалась. Беременным женщинам полагается быть дома, а не шляться по чужим мирам."
"Лучше бы ты об этом не говорил."
"Все. Я исчезаю." − Возник голос, и больше Ренти не услышала его.

Они остались в поселке. Трое мужчин работали, а Ренти ждала ребенка. Ей оставалось совсем немного, и вокруг уже начиналась суета. Врач вел наблюдение, а когда пришло время...
− У меня сын! Сын! − Кричал Тиру. Он бегал на улице, и выл. Врач не пускал его к Ренти, а та была едва жива и только слушала звуки. К которым в какой-то момент примешался плач ребенка.
Сын. Казалось, весь мир перевернулся. И Ренти чувствовала себя на самой вершине счастья. Врач объявил, что ребенок вполне здоров, что болезнь Ренти на нем не отразилась, и это только радовало.


Топот копыт наполнил шумом деревню. Послышались крики людей и громогласные возгласы харейцев. Ренти пробежала через дом и села рядом с маленьким.
− Мы ищем преступников, бежавших из тюрьмы! − Загремел голос снаружи. − И нам известно, что они здесь! Вы выдадите их или, вам же будет хуже!
− Хозяин, мы поймали одного! − Закричал голос. − Они здесь!
− Обыскать все! − Загремел голос харейца.
Какие-то люди зашли в дом.
− Куда прете! Там ребенок спит! − Закричала хозяйка.
Ренти забилась в угол. Кто-то влез в комнату, маленький от шума заплакал, и человек фыркнув чего-то пошел наружу. Хозяйка вошла в комнату, когда тот ушел, прошла к малышу и увидев Ренти показала ей знак молчать. Та сидела едва живая.
− Нет там никого, только хозяйка и ребенок. − Послышался голос снаружи, а вслед за ним топот копыт.
Крики на улицах продолжались. Ренти поняла, что харейцы поймали всех троих мужчин. Они искали еще одного человека, а затем начали требовать его выдачи.
− Кого вы ищете? − Возник голос врача.
− Их! − Ответил громкий голос, вслед за которым последовал ответ врача.
− Этот четвертый умер осенью. − Сказал врач. − Они принесли его из леса совсем больным.
− Вы хотите меня обмануть?! Где он?!
− Вы не понимаете? Вон там могила, идите и копайте, если вам надо! − Воскликнул врач.
Шум еще продолжался какое-то время, затем стих. А через несколько минут в доме появилась хозяйка.
− Их увели. − Сказала она. − Что произошло? Что они сделали?
− Ничего они не сделали. − Ответила Ренти. − Нас привезли сюда моняне и бросили.
− Как же ты в космос то полетела с ребенком-то?
− Я без ребенка полетела. И дома не была тридцать лет. − Ответила Ренти. − Потом встретила его, и...
− Ты его любишь?
− Да. Иногда он такой зануда, но... Я люблю его. − Ренти смахнула слезу.
− Тебе надо растить сына. А Тиру не пропадет. Он не маленький ребенок.
У Ренти не было выбора. Она осталась в деревне. Хозяйка, принявшая ее, стала ей самым первым другом, хотя Ренти так и не рассказала ей всего. Не говорила о драконах, о которых даже врач молчал.

Сыну исполнялся год. Ренти работала вместе со всеми в поле. Она почти не отличалась от местных, а деревенская одежда и вовсе скрывала это отличие. Люди в деревне жили вместе, сплоченной семьей. Они не давали в обиду своих, хотя это и не легко давалось. Вокруг были поселения в основном харейцев и жизнь деревни была отрезана от всего мира.


Пещера вполне подходила для жизни. Тигри вместе с драконами и Рамзесом поселилась в ней. Вокруг было не мало поселений, но в эти места почти никто не заходил. Харейцы не охотились, а люди больше держались около дома, опасаясь нарваться на кого-нибудь в лесах.
Лишь пару раз Раф и Дрэк натыкались на харейцев, и оба раза становились для кентавров последними в жизни. Выдавать себя драконы не собирались, и свидетели умирали. Гибель в диких лесах не была редкостью, и харейцы не особенно тщательно вели поиски, особенно, когда было не ясно, где искать.
В лесах встречались хищники, но не крупнее собак. Нападений на людей и харейцев с их стороны не было, но никто точно не знал, есть в лесу хищники крупнее или нет.
Ренти изредка переговаривалась с Тигри. Им почти не о чем было говорить. Они только обменивались информацией, если та появлялась, да говорили, что все вокруг осталось как прежде.
Трех человек отправили в местную тюрьму, где они и получили срок за побег и хранение оружия. Убийств охранников на них повесить не сумели. Побег из тюрьмы был совершен очень многими людьми. О драконах речи почти не было. Тиру на первом же допросе, когда речь зашла о драконах, заявил, что тех держали в другой тюрьме, и они не сбегали. "Разубеждать" в этом его не стали.
Как старшему, Маргесону присудили десять лет. Сархан и Янди получили по пять, и три человека на этом успокоились. Главное, что им не присудили смерть. Впрочем, тюрьма не была райским уголком. Троица сразу же оказалась в куче с людьми, от которых просто воняло злом. Спасала от стычек только тяжелая работа, в которой тратились почти все силы. Но зло местных на новичков явно накапливалось из-за их "неправильного" поведения.


Рамзес прохаживался по поселку. Он редко задумывался о своей безопасности, ему это не требовалось. Самый простой метод ухода заключался в простом исчезновении. Достаточно забежать за угол, скрыться в дверях какого-нибудь дома, просто отвлечь внимание, сказав "вон птичка!", и появлялась возможность скрыться.
Но сейчас он не собирался убегать. К тому же, в этом поселке его никто не знал, и Рамзес пройдясь по улице вошел в местный бар.
− Вы посмотрите на этого урода! − Воскликнул какой-то хареец, показывая на вошедшего. − Он даже ходить не умеет как следует!
Вокруг послышался смех. Рамзес прошел вперед и подошел к стойке. Хозяин заведения с презрением смотрел на него, а затем вздрогнул. В руке чужака оказались деньги. Не просто несколько купюр, а целая пачка сотенных бумажек, которую тот вынул из-за пазухи, вытянул из нее пару и остальное вернул назад.
− Дай ка мне бутылку газировки. − Произнес Рамзес, глядя в глаза харейца.
− Да, господин. Сей момент. − Произнес тот, и смех позади притих. Бармен принес бутыль, отсчитал сдачу с сотни, и Рамзес прошел к свободному месту. − Всем привет. − Произнес он, оглядывая собравшихся в баре посетителей.
− Ты кто такой?! − Загремел голос.
− Мое имя Рамзес-Второй. Слыхали?
− Не слыхали. − Загремел голос. − Чего надо?!
− Выпьем за знакомство. Бармен, налей всем, кто чего пожелает, за мой счет!
− Да, господин! − Произнес тот.
− Ты здесь не распоряжайся! − Загремел старый хареец, подымаясь. − Мы на такие подачки не покупаемся!
− А это не подачка. Это просто угощение, так сказать. Я пришел сюда по делу, и не плохо заплачу тому, кто мне поможет.
− Сколько?
− Десять тысяч, за вычетом мелких расходов. − Ответил Рамзес.
Хареец дрогнул и взглянул на остальных.
− Что за дело? − Спросил он более спокойно.
− Об этом надо говорить не здесь, а в более приватном месте. Мне нужен хозяин вашего поселка. Для разговора.
− И ты платишь десять тысяч тому, кто тебе его укажет?
− Не будь наивным. Я плачу за нормальное дело, а не за мелкие услуги. Никто не желает сказать, где его найти? − Рамзес поднялся. − Ну, как угодно господа, я и сам его найду.
− Его дом в центре, на площади. Самый большой.
− Отлично. − Рамзес прошел к бармену и полжил перед ним сотню. − Угощай моих новых друзей. − Сказал он и отправился на выход.

Хозяин уже ждал его, потому что в баре нашелся телефон и тот кто позвонил. Рамзес прошел в дом, его провели двое слуг хозяина, и тот некоторое время рассматривал молодого наглого харейца.
− Здравствуйте, Хозяин. − Сказал Рамзес.
− Говори чего надо, или проваливай!
− Мне нужен сущий пустяк. − Ответил Рамзес. − Всего лишь пара бумаг, которые подтвердят всему миру, будто я родился и вырос здесь, в вашем поселке. Свидетельство о рождении и свидетельство об окончании... скажем, семи классов школы. Вам это ничего не стоит, а я плачу десять тысяч наличными.
− Ты явно нахлебался, чего лишнего! − Загремел хареец. − Ты не думаешь, что после таких слов я тебя в полицию сдам?!
− Меня это не пугает. Совершенно. − Ответил Рамзес. − Ну, одним харейцем больше, одним меньше. Рамзесу это ничего не стоит.
− Ты что, угрожать мне вздумал?! − Загремел хозяин. Его слуги прошли к Рамзесу и уже были готовы схватить его.
− Зачем же мне угрожать то? − Спокойно произнес Рамзес. − Вы выдадите мне документы, и мне будет просто необходимо, чтобы, в случае чего, вы смогли подтвердить их силу. Иначе они мне и незачем были бы. − Рамзес взглянул хозяину в глаза. − Может, вам мало десяти тысяч? Тогда, назовите свою цену.
− Сто тысяч. − Произнес хареец.
− Ты, однако, хапуга. За сто тысяч можно и деревню такую выкупить.
− Не выкупишь. Моя деревня стоит не меньше миллиона.
− Мне без разницы. Я могу и старую халупу выкупить, что деревней зовется в документах. − Рамзес взглянул на хозяина. − Пятнадцать тысяч. − Произнес он. − Или я просто пойду к твоему соседу.
− Двадцать пять. − Произнес кентавр.
− Прощай. − Ответил Рамзес.
− Двадцать! − Выкрикнул тот.
− Пятнадцать, и ни цента больше.
− Я могу приказать схватить тебя.
− Друг мой, зачем тебе трупы? Они ничего не стоят, и беспокойство лишнее, а? Мое последнее слово − пятнадцать. Да или нет?
− Да. − Ответил хозяин.
− Вот и отлично. − Рамзес прошел к нему и выложил на стол пачку. − Здесь две третьи от суммы. − Когда будут документы, будет и оставшаяся треть. И, на всякий случай, я тебе советую, не связывайся с полицией. Они не сумеют выставить тебе пожизненную охрану. Сделаешь все документы на имя Рамзеса Второго. До встречи, хозяин. Я приду завтра.

Рамзес ушел и исчез. Через пару минут он уже наблюдал за хозяином, что пересчитывал деньги и проверял их на подлинность. Затем он вызвал своего секретаря и приказал подготовить все необходимые бумаги. Мысль о том, чтобы сообщить в полицию у него появлялась, но в любом случае, он намеревался получить сначала все деньги.
Затем появилась идея проследить за молодым харейцем, и хозяин отправил своих слуг на поиски. Те ничего не нашли кроме информации, что пришлый заходил в бар, где угощал всех пивом и спрашивал как найти хозяина.

Только следующий день Рамзес объявился в доме хозяина. Тот не ожидал такого появления. Ему никто ничего не сообщал.
− Ты как сюда вошел? − Спросил хареец.
− Просочился через щель. − Произнес Рамзес с усмешкой. − Ты приготовил документы?
Кентавр показал бумаги.
− А ты принес деньги?
Рамзес достал пачку и прошел к хозяину.
− Здесь пять тысяч, как и договаривались. − Сказал он, положив деньги на стол и забирая документы. Хозяин едва успел раскрыть рот и даже не понял как так вышло. Он не собирался выпускать бумаги из рук, решив еще поторговаться. − Дам тебе один совет на последок, хозяин. Не копай под меня. Не упоминай мое имя. Если сюда явится полиция или армия, тебе лучше сказать именно то, что ты вписал сюда. За это тебя не накажут. А за сотрудничество с Рамзесом нынче могут и под расстрел подвести. Жестоко, но такова жизнь.
− Да кто ты такой?! − Воскликнул хозяин.
− Тебе лучше не знать. Целее будешь. Прощай хозяин.
Рамзес ушел в дверь и исчез. Хозяин попытался найти его, вызвал слуг, но те и следов не обнаружили.


− Дело закрыто. − Произнес судья.
− Вы не можете! − Выкрикнул лейтенант Сарк. − Они убийцы!
− Вы их нашли, лейтенант? Сколько вы их уже ищете? Второй год? И никаких подвижек!
− Я знаю, куда они ушли, и поиски продолжаются!
− Вы можете продолжать поиски, лейтенант. − Ответил судья. − За свой счет. У нас слишком много дел, чтобы раскидываться на тупики.
− Все лейтенант. − Произнес Капитан. − Вопрос закрыт.
− Нет, не закрыт! Не закрыт! − Выкрикнул Сарк. − Я не собираюсь этого так оставлять! Я!... Я буду искать сам!
− В таком случае, вам придется сдать удостоверение полицейского и оружие. − Ответил капитан. − После этого ищите кого угодно и сколько угодно.
Сарк в ярости вытащил удостоверение и хлопнул его об стол перед капитаном.
− Погибли мои друзья, и я этого так не оставлю! Я их найду, и они заплатят!

Лейтенант быстро шел по улице. Он уже не думал о службе, у него больше не было ни прав, ни оружия. Впрочем, с оружием проще. Разрешение у него никто не отнимал, и достаточно было только зайти в магазин.
Сарк прошел домой, вскрыл тайник и вынул все деньги. Все, что накопил за время работы. Сейчас он не думал о том, что откладывал это на старость. Он думал только об одном. Найти убийц. И отомстить.

Новый пистолет легко вошел в кобуру. Хозяин магазина лишь улыбнулся покупателю. Иногда за такие улыбки хотелось стрелять. Но Сарк не обращал внимания. Он взял патроны, нож и погрузив сумку на плечо покинул магазин.
Ключ легко вошел в замок, мотор завелся, и машина двинулась по улице. Сарк знал направление. У него были все данные, фотографии. Он вел поиск и не намеревался жалеть времени. Даже если на это потребуется вся жизнь.
Деревни, поселки, города. Встреча с полицейскими и просто людьми, со старостами деревень, с хозяевами-харейцами. Сарк не думал, что эти хозяева сами по уши в дерьме. Его вел только один поиск. Он искал драконов − убийц полицейских.

Новый поселок. Небольшая деревня людей, в окружении харейских поселений. Лейтенант уже получил информацию, что именно здесь три года назад были арестованы три человека, что были когда-то пойманы с драконами. Сарк действовал осторожно. Он нанес себе слабое ранение, расцарапав руку, и обратился к местному врачу за помощью.
Тот взялся за свое дело, а Сарк словно случайно выронил фотографию с четырьмя драконами, когда "что-то" вынимал из кармана.
− Что это? − Спросил врач, подымая ее. Он взглянул на фотографию, затем на человека, и Сарк понял. Да, врач видел их. Видел! Лейтенант держал себя и не подал вида. Он взял фотографию второй рукой и спрятал ее назад.
− Это инопланетяне. − Сказал он, как можно более спокойно.
− Я таких не видел никогда. − Произнес врач, и Сарк почуял, что это ложь. Самая настоящая.
− Они прилетели несколько лет назад. Потерпели аварию и оказались здесь. − Произнес Сарк и зашипел, делая вид, будто ему больно. − Осторожнеее!... − Проговорил он.
− Извините, я вроде не задевал. − Произнес доктор.
− Ничего, я вытерплю. И не такое бывало.
− Как это вышло то?
− Да, пошел в кусты и ободрался. − Ответил Сарк, махнув рукой. − Болит теперь. У вас нельзя где-нибудь остановиться, на день другой?
− Думаю, найдется место. − Ответил врач. Он уже не беспокоился почти. − А фотография эта у вас откуда? − Спросил он.
− Давно она уже у меня. Одно время искали их много, фотографии всем раздавали. Вот и осталась. Выкидывать не стал. У меня много таких.
− Много?
− Да. Всякая шпана. И бандиты, и воры, и убийцы. Я раньше в полиции работал, а потом меня выгнали.
− За что выгнали то?
− За то что начальнику дорогу перешел. − Сарк уже не раз говорил подобные слова и у него была целая выдуманная история. − Теперь просто езжу, подрабатываю, как придется. Сюда тоже одного харейца вез, в соседнюю деревню. Спросил, нет ли людей где, они на вас и указали.
− Здесь людей вокруг почти и нет. Одни харейцы. − Ответил врач.
− А в лесах как? Бандитов нет?
− Нет. Волки здесь. В лес далеко лучше не ходить.
− Вы уверены, что волки то?
− Да куда не верить то? Вон, полдеревни зимой в полушубках из волчьих шкур ходит. − Усмехнулся врач.
− Да я так спросил. Волки иногда разные бывают. На двух ногах, да с когтями на руках.
− Это эти инопланетяне, что ли? − Спросил врач.
Сарк сдержал себя. Он понял, что врач их видел. Это уже стопроцентно, потому что на фотографии когтей не было.
− Всякие. − Сказал Сарк, расплывчато. − Что там, доктор?
− Уже все почти. Одну минуту.
Рука была перевязана, и Сарк поблагодарил врача, передавая ему деньги за услугу.
− Ладно. Пойду поищу какое-нибудь место. − Сказал Сарк. − С такой рукой лучше за руль не садиться.
Он вел поиск. Уже в этот же день, оказалось, что четвертый человек из той группы живет в деревне. Женщина, по имени Ренти Белла. И у нее был трехлетный ребенок от Тиру Маргесона.
Сарк подавил в себе минутную слабость возникшую по отношению к матери и ребенку. Он знал, что у него не будет возможности жалеть их, когда потребуется узнать, где находятся драконы.
Он искал эту возможность, и просто изучал людей в деревне. На глаза женщине он не показывался, словно не замечал ее.


Ренти Белла, как обычно, возвращалась домой. Она прошла мимо бара и словно холодок прошелся по спине. Мысль мгновенно уловила чужака в баре. Но Ренти даже не обернулась. Она пришла домой и после ужина расспросила Хайну, хозяйку дома о человеке, появившемся в деревне.
− Какой-то проезжий, с машиной. − Сказала та ничуть не задумываясь, откуда Ренти узнала. − Он руку расцарапал, заходил к врачу и остался на несколько дней подлечиться. А что, ты его встречала?
− Нет, просто заметила мельком.
− Вроде, нормальный человек. Говорят, служил в полиции, да выгнали его.
− Кто говорит?
− Да все. Он врачу рассказывал, а Линка слышала.
− Понятно. А в поле как?
− Все так же. Урожай скоро собирать будем. Лишь бы дождь раньше времени не пошел. Ты то в порядке? О своем муже вспоминаешь все время?
− Да. Не знаю даже что с ним и как. И Райджен без отца. Плохо это.
− У нас мужики нормальные, Ренти. Не беспокойся за парня. Научат всему, чему надо.
− Ладно. Спать пора.

Раннее утро обычно приносило успокоение, но на этот раз Ренти охватывала тревога. Она чувствовала нависшую над ней угрозу и была настороже. С утра она покормила малыша и попросив Хайну присмотреть за ним, отправилась в центр деревни.
Она шла, двигаясь по велению чувств, и нашла дом, где остановился чужак. Немного в стороне стояла машина, приктытая сверху брезентом, и Ренти встала, глядя на нее.
Незнакомец был рядом и уже не спал. Ренти двинулась дальше и обнаружила за собой слежку. Теперь все было по другому. Она пошла быстрее, прошлась по базару, взяв для вида пару пирожков.
Человек шел позади, старясь не показываться, а Ренти прошла через деревню и вошла в лес. Теперь решалось все. Она поняла, что человек искал ее, поняла, что его мысли были жестки и, очевидно, он искал ее друзей. Да, именно их, и не людей, а драконов. Теперь мысли человека были ясны.
Ренти двинулась в сторону, неслышимо проскользнула за кустами и ушла с глаз человека. Она закрыла свои мысли, и он потерял ее из вида. Человек шел через лес, пытаясь смотреть на следы и в момент, когда он обнаружил след, уходивший в сторону, Ренти оказалась позади него.
Атака. Человек бросился на нее, попытался свалить, но силы оказались далеко не равны. Удар Ренти Беллы оказался для него совершенно неожиданным, и бывший полицейский рухнул на землю. Его мысли теперь говорили обо всем.
− Добегался, сыщик? − Произнесла она.
− Ты уже попалась, стерва. − Произнес он. − Мои друзья знают, где я! И ты не скроешься!
− Ты очень красиво врешь, но меня не обманешь. − Ответила она. − Я знаю, кого ты ищешь, но ты их не найдешь!
− Найду. И убью!
− Не выйдет. Потому что правда на их стороне, а не на твоей!
− Они убийцы полицейских!
− Твои ублюдочные дружки получили заслуженное вознаграждение за твоих ублюдочных начальников! − Проговорила Ренти. − Вы решили, что имеете право распоряжаться чужими жизнями, но вы этого права не имеете. И тебе, придурку, невдомек, что все твои мелкие обидки есть не что иное, как преддверье войны Миров. Тигри была послана своей планетой для проведения мирных переговоров с людьми. И они закончились вот так вот. Их сбросили в поганый мирок, где теперь за ними бегают всякие отморозки вроде тебя, не понимающие ничего. Ты, ублюдок, самый последний. И мне плевать на твоих ублюдочных дружков, которых убили драконы. Они останутся жить, а ты сдохнешь. Сдохнешь, как червь, потому что ты их никогда не найдешь. Ты, ублюдок, даже сообразить не в состоянии, что уже давно нашлись нормальные люди, которые все поняли и помогли им улететь из этого мерзкого дерьма. А ты в нем как был, так и останешься. Будешь хлебать, радоваться и считать говно деликатесом. Можешь хлебать дальше и радоваться.
Ренти оставила человека и пошла прочь. Она не собиралась ему доказывать то что сказала. Достаточно было посеять сомнение, мысль о том, что поиск бесполезен.
Она двигалась среди деревьев и ощущала его позади. Человек взял оружие и был готов стрелять, но его рука дрогнула, а через мгновение послышалось рычание и стрельба.
Ренти резко обернулась. Человек кричал и катался по земле, а его драли два зверя-волка. Он выл, кричал, просил о помощи... Ренти смотрела на это и, казалось, что так и надо, что это его судьба, быть загрызенным...
"Спасай же его, дура." − Возник голос.
Кто бы это ни сказал, она дрогнула, а затем проскочила к волкам, схватила одного и со всей силой грохнула об дерево. И второй зверь взвыл от ее удара.
Человек лежал без сознания. Его одежда была разодрана, кровь текла из ран. Ренти обернулась, но вокруг никого не было.
"Кто ты?" − Спросила она мысленно.
"Твой друг − Рамзес. Неси его к врачу, пока он не сдох."
"Но где ты?"
"Я рядом. Ты меня здорово об дерево шарахнула."
"Волк?!"
"Ренти, он умрет, ты этого хочешь? Не допускай этого. Ты же человек."
Она взялась за человека и потащила его из леса, взвалив на себя.
"Рамзес."
"Убить его ты сможешь всегда. Но попробуй обратить врага в друга."
"Это невозможно. Он же бешеный!"
"Кто знает. Прощай, мне пора улетать."
"Куда ты?!"
"Я рядом, Ренти, но не каждую же секунду."

Врач едва справился. Жители деревни были напуганы возникшим оборотом. Волки раньше не нападали на людей так как в этот раз. Беспокойство это продолжалось довольно долго, но так и исчезло. Случай был очень редким.


− Доктор, где я? − Произнес Сарк.
− Лежите, лежите. Вам нельзя вставать. На вас волки напали в лесу.
− Но я... Я думал, что умру...
− Вас спасла Ренти Белла. Не знаю как, она этих зверей голыми руками прибила.
− Она? Она? Но как?
− Она сильная женщина. Вам повезло, что она рядом оказалась.
− Я не понимаю, не понимаю... − Заговорил он.
− Не надо волноваться, вы в безопасности.
− Она же была с этими зверями, с этими... Она...
− С кем она была?
− С драконами. Они убийцы. Убийцы полицейских.
Врач замер и не стал ничего говорить. Он вколол больному успокоительное, а когда тот уснул, отправился к Ренти, чтобы выяснить все, и Ренти рассказала о том, что драконы, с которыми он ее встретил, в действительности были мирными посланцами. Тигри являлась принцессой в своем мире, а три больших человека с когтями на руках, ее охраной. У них были стычки с полицией, и драконы защищали свою принцессу. Это была их обязанность...

О драконах узнала вся деревня. Кто-то решил даже, что на человека напал дракон, а не волки. Но убитых волков видели многие, да и врач подтверждал, что на теле человека раны от волчьих клыков и когтей. И все же, Ренти оказалась в странном окружении. С ней многие прекратили говорить, многие смотрели на нее косо, и она поняла, что ей больше не жить здесь. Ренти не могла допустить, чтобы ее ребенок вырос во враждебном окружении.
В какой-то день она взяла Райжена, собрала немного своих вещей и ушла в лес. Ренти мысленно связалась с Тигри и та выслала ей навстречу Рафа и Дрэка. Драконы встретили женщину на утро следующего дня, и Ренти могла идти уже не боясь.
Вскоре она встретилась с Тигри и они обнялись.
− Я рада видеть тебя, Ренти. Очень рада.
− Я тоже рада. − Ответила женщина. − И он рад. − Она показала на ребенка. Райжен крутил глазенками, разглядывая новых людей. Он еще не понимал, что вокруг чужие, для него все были свои, если рядом улыбающаяся мама...


Девчонка бежала через поле. Она кричала, звала на помощь. За ней бежали три человека, требуя остановиться, обзывая ее девкой и потаскухой.
− Ты все равно не уйдешь! Стой! − Кричал человек.
Девчонка выбежала на пригорок и закричала еще сильнее из-за того что перед ней оказался хареец. Тот проскочил к ней, схватил и поскакал с холма. Люди вбежав на пригорок только выругались, увидев, что хареец унес девчонку.
− Вот дьявол. − Самый крупный из преследователей, выложил все маты и развернувшись пошел назад.


Девчонка еще кричала, когда оказалась на свободе. Она отскочила от харейца, пробежала и споткнулась упав на песок.
− Оставь меня! Не трогай меня! − Закричала она.
− Я тебя трогаю, что ли? − Возник его голос. − За тобой гнались, я тебя спас от них. А ты воешь.
− Ты не человек! − Закричала она.
− Ну и что? Ты тоже не лошадь. − Ответил он. − Ладно. Прощай.
Хареец развернулся и помчался в сторону. Девчонка взглянула вслед и замерла. В переди раскинулся огромный город, какого она не видела. Она медленно поднялась.
− К-как это? Откуда?... − Город, который она увидела, казался едва ли не призраком. Сколько лет она жила, и прекрасно знала, что за холмами нет ничего, кроме пустыни, а тут... Город? Откуда?!
Она прошла вперед и вскоре обнаружила множество людей, лавки, дома, торговцев. Вокруг кипела жизнь...
− Что это за город? − Спросила она у торговца.
− Марофис. − Ответил тот.
− Маро... Но он же... Это же...
− Что?
− Н-нет, ничего. − Она пошла дальше и еще пару раз спрашивала, думая, что ее разыгрывают.
Но город действительно был Марофисом.

− Тебя как звать, красавица? − Спросила женщина, выглядывавшая из окна.
− Рахида. − Ответила девчонка. − Я... − Она запнулась, решив не вспоминать, кто она есть. Это могло закончиться очень плохо.
− Может, зайдешь?
− Н-нет, спасибо. − Ответила Рахида и пошла вперед быстрее. Незнакомка не внушала ей доверия. Да и после всего, что случилось, ей не хотелось ни с кем связываться вот так ни с того ни с сего.
Базарная площадь чуть ли не дымилась от множества людей и нелюдей. Здесь были и харейцы, и моняне, и даже скархи, похожие на длинношерстных обезьян. Больше всех было людей, но это и следовало ожидать в Марофисе. Самое странное оставалось то, как Рахида попала сюда. Но возникал вопрос и о том, что делать. У нее не было ни гроша в кармане.
− Привет, красавица, заработать не хочешь? − Возник противный голос. Рахида обернулась и отскочила от старухи, что тянулась к ней. − Ну что ты пугаешься, я тебя не обижу. − Проговорила та, но от одних только мыслей старухи становилось противно.
− Отстань! − Воскликнула Рахида и пошла прочь.
− Куда же ты? Куда!
Рахида убралась подальше от того места. Встречаться с подобными людьми ей совсем не хотелось. Она двигалась через базарную площадь и замечала, что вокруг почти нет нормальных людей. Торговцы казались мерзкими. От их мыслей хотелось сбежать, и Рахида помчалась по улице, выскочив с базара. Она едва не залетела под копыта старого харейца.
− Прочь с дороги, уродина! − Загремел тот. Девчонка отбежала и усмехнулась внутри себя от такого обращения. Наверно, действительно она выглядела уродиной для харейцев.
Улица была похожа на другие. Те же лавки, те же дома. Только побольше и побогаче. А впереди появились еще более крупные особняки. Теперь Рахида шла мимо ограждений, за которыми располагались сады и даже целые парки.
Она вышла к новому перекрестку и увидела большой дворец. Перед ним били фонтаны, около которых бегали дети. Рахида остановилась около ограды и смотрела на них, на эти игры. Она вспоминала, как когда-то давно сама играла так и резвилась в парке своего дома. Там не было фонтанов, но было озеро и речка...
− Эй, тебя кто обидел, ты чего плачешь?
Рахида обернулась. Рядом стоял парень, явно не из бедной семьи.
− Ты, наверно, есть хочешь? Вот, возьми. − Он протягивал ей бутерброд. Рахида и не хотела принимать, но голод подобрался к горлу и не дал ничего сказать. Да и парень явно предлагал еду без темных мыслей.
Она взяла бутерброд, села на камень у ограды и начала есть, поглядывая на него. Обычно, в таких случаях, она видела насмешку, но у парня были совсем другие мысли. Рахида остановилась, увидев, что он сам когда-то был подобен ей и ходил голодным.
− Тебя как звать? − Спросила она.
− Райжен. Райжен Белла. А тебя?
− Рахида. − Ответила она. − Ты там живешь? − Спросила она, намекая на дворец.
− Нет. Там только приближенные Короля и их дети. Я живу на другой улице. А здесь шел из школы. А ты в школе учишься?
− Нет. У меня денег нет на школу.
− И у родителей твоих?
− У меня их нет. А твои родители, наверно, богатые?
− Моя мама работает и зарабатывает деньги. А я учусь. Ты одна совсем, что ли?
− Одна.
Рахида съела бутерброд, и теперь смотрела на парня, раздумывая о том, что он станет теперь требовать с нее.
− Может, пойдем к нам? Мама что-нибудь придумает.
− Что придумает? Я не пойду никуда! − Вспылила девчонка.
− Извини. Мне пора идти.
Он оставил ее и ушел. И что то было в этом парне, что-то такое... Рахида так и не поняла. Она вскрикнула, когда увидела перед собой двух человек в форме. Ее схватили за руки.
− Ты что здесь околочиваешься, нищенка! − Заговорил один.
− В тюрьму ее! − Произнес второй. − Наверняка, воровка!
− Я не воровка! − Закричала девчонка, но ее не слушали.

В камерах оказалась куча всякого сброда, и Рахида благодарила бога, что оказалась в отдельной от всех конуре. А люди вокруг лезли к ней своими мыслями, думали всякие мерзости, от которых становилось плохо. Некоторые даже пытались говорить, но Рахида отвернулась от всех и уткнулась в стену, решив не слушать никого. Она постаралась отключиться, и это удалось...

− Ты оглохла, девка?! − Закричал голос. Рахида вздрогнула и обернулась. − Вставай, потаскуха! − Выкрикнул охранник. Второй вытянул ее из камеры и повел непонятно куда. Рахида видела себя, видела свое положение. Она чувствовала, что ее несет еще дальше. И скоро станет совсем плохо, ее выбросят вместе с отбросами, и она окажется в настоящей жиже, в болоте, откуда не будет выхода...
Ее привели в зал, где находился судья. Человек в этот момент отправлял какого-то оборданного нищего на каторгу за воровство. Того увели, и Рахиду привели к судье.
− Так, еще одна воровка. − Произнес он, не глядя на нее.
− Что-то не похоже. − Возник другой голос.
Судья поднял взгляд.
− Кто это сказал? − Спросил он.
− Я сказал, ты что, слепой? Я перед тобой. − Заговорил голос.
Рахида смотрела на судью, а тот аж встал со своего места.
− Что за шутки?! − Воскликнул он.
− Какие шутки, судья? − Заговорил неизвестный. − Ты же совсем тупой. Перед тобой Принцесса Рахида, которую похитили бандиты восемь лет назад, а ты даже не видишь! Да ты и меня не видишь, ты слепой совсем! Как же ты судишь то не глядя?!
− Я.. Я.. Но кто ты?!
− Ангел я. − Возник голос, и перед человеком вдруг вспыхнуло сияние. Рахида увидела крылатый силуэт, который словно висел в воздухе и светился. − Ну? Теперь видишь? − Спросил ангел.
− В-вижу... − Судья грохнулся на пол, а ангел обернулся к Рахиде и подмигнул ей. Что-то знакомое показалось ей в чертах его лица, но она не рассмотрела. Ангел взмахнул крыльями и исчез вместе с сиянием.

Все изменилось. Рахида вдруг оказалась во дворце. Она встретила своих отца и мать, она вспомнила очень многое, и узнавала все. Но прожитые в плену годы навсегда изменили ее. Она уже не была ребенком, не была просто девчонкой. Она видела людей вокруг, видела все те же гадкие и мерзкие мысли. Они окружали ее, и даже в мыслях родителей проскакивали подобные нотки. Очищение возникало лишь при мыслях о ней, о родственных отношениях.
Этого не хотелось видеть, и Рахида закрывалась, замыкалась в себе. Ее теребили, заставляя реагировать на людей. Она выполняла эти приказы, но все больше и больше замыкалась. А вокруг смыкалось болото, и, казалось, это настоящий кошмар!
Она оказалась с детьми, что бегали у фонтанов. Среди них были еще ничего не понимавшие, но и их уже коснулось болото, в них появлялись склизские мерзкие мысли. Старшие были ими просто поражены, как болезнью, а их проявление считали за свое за достоинство.
От этого хотелось уйти, убежать. И Рахида сумела выбраться из замка, покинуть его под видом служанки, когда обнаружила среди служивших во дворце девочек похожую на себя. Они обменялись одеждами, и...

Улица показалась совсем не такой ужасной как раньше. Словно глоток свежего воздуха. Рахида пробежалась по переулкам, выскочила на площадь и прошла дальше. Она остановилась около церкви, рассматривая ее, а затем вдруг вспомнила об ангеле. Да! Она должна была пройти туда и встретить его вновь!
В церкви оказалось множество людей. Они словно мешали, словно закрывали нечто чистое и далекое. Рахида пробилась к центру, но и там ничего не обнаружила. Она вновь искала и искала, молилась Богу, но тот выглядел пыльной неживой статуей посреди храма.
Она покинула церковь не понимая, почему так. Некоторое время еще бродила по улицам, затем вернулась в замок. Ее служанка выглядела напуганной, но все обошлось.

Так продолжалось уже не мало. Несколько дней Рахида уходила в город, а на ее месте оказывалась другая девочка. Та уже не дрожала и не плохо освоилась со своей ролью. И это давало больше свободы Принцессе.
В очередной день прогуливаясь в парке она встретила Райжена. Тот сидел с книгой в руке у берега.
− Рахида? − Удивился он. − Ты?!
− Я. А ты что делаешь?
− Читаю книжку. − Ответил он, показывая ее. − А ты, вроде, уже и не плачешь?
− Я устроилась служанкой во дворце.
− Вот это да! И тебя взяли?
− Взяли. А ты нигде не работаешь?
− Я учусь в школе. Тебе тоже не мешало бы, но раз у тебя работа и родителей нет. − Он вздохнул. − А ты сейчас то что делаешь?
− Ничего. Я сейчас свободна. А ты?
− Я тоже.
− Может, пойдем куда-нибудь? Погуляем!
Рахида смотрела на парня, и у нее возникало ощущение, что перед ней ангел. Мысли его были чисты и, если что и появлялось новое, то совсем не такое, как у других.
− Хорошо. Идем! − Сказал он, что-то придумав.
Они бегали и играли. Потом отправились в парк развлечений, где пробыли почти до темноты.
− Мне надо идти домой. − Сказал Райжен.
− Да, мне тоже пора возвращаться.
− А ты где живешь? − Спросил он.
− У меня в замке место. Комнатка. − Ответила она, вспоминая, где жила служанка.
− Ну, ладно. Тогда... До встречи как-нибудь.
− А завтра ты где будешь? − Спросила она.
− Не знаю.
− Ну, после школы, может, встретимся еще?
− А тебя отпустят?
− Отпустят. У меня не много работы сейчас.
− Хорошо. Тогда, давай в парке, так же как сегодня.
− Давай!

Они встречались вновь и вновь. Райжен познакомил Рахиду со своей матерью − Ренти Беллой. Женщина оказалась довольно старой, но сильной. Иногда казалось, что она годится Райджену в бабушки, но была матерью. Ренти Белла работала в одной из государственных контор и почти все время находилась на работе.
Встреча эта показалась Рахиде несколько странной. Мысли женщины были чисты, но в них словно присутствовала сталь. Она не просто говорила о чем-то. Ее слова были прямыми, точными, верными, почти не сгибаемыми.


− Рахида, прекрати свои капризы! Немедленно выходи! − За дверью звучал грозный голос матери. Она открыла дверь и застала Рахиду со служанкой. Мать не поняла, что настоящая прицесса была в этот момент в одежде служанки, взяла за руку ту, что была в одеянии принцессы. − И ты иди за ней, что застряла?! − Воскликнула Королева не глядя на "служанку", оставшуюся в комнате Принцессы.
− Мы едем на встречу к Принцу Тергесу. − Произнес Король. − Садитесь в карету!
Они спешили. Служанка и Принцесса переглядывались. Рядом сидела Королева со своей Первой служанкой, а Король выказывая свою удаль двигался верхом рядом с каретой.
Слова о Принце будоражили мысли служанки. У той едва сердце не выскакивало от мысли, что ей придется говорить с Принцем. А вместе с этими мыслями возникали кучи других, вплоть до идеи, не остаться ли ей на месте Принцессы навсегда, ведь это так просто, даже Королева не замечает подмену! Только Принцесса и знает, а ее можно и уничтожить как служанку...

Рахида от этих мыслей едва не вскакивала. Наглость девчонки казалась сверх всякой меры. Да еще и такая, что та думала о заговоре прямо в присутствии Королевы и настоящей Принцессы. Ясен становился факт, что Королева не слышала этих мыслей, не чувствовала, что ее дочь в опасности...
Карета приехала к крупному особняку. Ее встречало множество людей, и вскоре начался пир. Лже-принцесса вошла в роль и почти не смотрела на настоящую, говорила всякие глупости, отвечала на ухаживания принца, словно уже согласилась стать его невестой.
От очередной глупости Рахида не выдержала и задев принцессу пролила на нее бокалл с вином. Та обернулась, и взгляды двух девчонок сошлись.
− Ты что наделала, девка! − Закричала Лже-Принцесса.
Возник шум Принцесса отправилась переодеваться и служанка пошла за ней, сказав Королеве, что все исправит. Принцесса и служанка оказались вдвоем в комнате, и Рахида накинулась на девчонку, сорвала с нее одежды.
− Ты, стерва, чего удумала?! − Воскликнула она.
− Помогите! Помогите! Она меня убьет! − Заголосила лже-Принцесса.
В комнату вскочили другие служанки, затем появилась Королева и встала, глядя на одинаковых девчонок. Без наряда Принцессы на одной из них, это было отлично видно.
− Мамочка, она меня избила! − Закричала девчонка.
− Ты не Принцесса! − Воскликнула Рахида. Они вновь сцепились, но слуги развели их.
− Королева, за столом была вот эта. − Сказал какой-то человек. − Это очевидно.
− Она не Принцесса. И за столом была не Принцесса. − Произнесла Рахида.
− Как это понимать?!
− Она лжет! Она меня била! Она хотела занять мое место, мама! − Закричала девчонка.
− Это ты лжешь!...
Вопли, скандал. Различить девчонок мать не сумела. Не сумели и другие, в результате оказалось что ничего не понять.
Появились "мудрецы", которые должны были помочь разобраться, кто лжет, а кто нет.
− Вы не видите, что ли, что она лжет?! Она лжет! − Воскликнула Рахида.
− Это ты лжешь! Ты! − Закричала лже-Принцесса.
Королева требовала рассказать, как возникла подмена, и Рахида объяснила, что ходила гулять в город, а вместо себя оставляла служанку, похожую.
Принцесса кричала, что это вранье, что она и без подобных глупостей могла гулять где хотела...
Пир был сорван, но скандал оказался еще более развлекательным зрелищем. Народ вокруг едва ли не хохотал. Принц хлопал глазами, недоумевая, кому же он признавался в любви, Принцессе или служанке. Из-за этого он хотел, чтобы принцессой признали ту, что сидела за столом, а не подавала.
Нашелся очередной мудрец, что предложил матери спросить дочь о чем-нибудь из прошлого, несколько дней назад. И у Королевы хватило ума согласиться. Она вспоминала какие-то встречи, спрашивала о них и служанка отвечала, а Принцесса не могла.
− Я же была на улице тогда! − Воскликнула Рахида, когда ее схватили.
− Настоящая Принцесса была во дворце, а не на улице! − Произнесла Королева. − А ты отправишься на виселицу!
− Браво-браво, Королева. Дочь свою повесить решила так просто! − Возник голос. Рахида обернулась и увидела Ангела. Впрочем, он таковым не выглядел, а прошел через зал как обычный человек.
− Да ты кто такой, чтобы говорить со мной так?! − Воскликнула Королева.
− Меня зовут Рамзес, Королева. − Произнес он. − Да-да, именно Рамзес!
− Стража! Взять его!
Люди бросились к человеку, тот вскинул руки вверх и за его спиной возникли огненные крылья... Ангел... Ангел взмахнул крыльями и стражники разлетелись от него, повалились на пол.
− Приветствую Вас, Принцесса. − Произнес ангел, взглянув на Рахиду и немного кланяясь ей. − Он вновь обернулся к Королеве. − Да-да, именно свою дочь ты и хотела повесить, а она... − Ангел взглянул на самозванку. − Она самозванка.
Девчонка бросилась бежать и споткнулась об извивашийся на полу огненный шнур. Она завопила, задергалась, шнур обвился вокруг ее ноги. Ангел взмахнул рукой и огненный всполох пронесся по светящемуся шнуру. Тот исчез, а вокруг ноги самозванки оказалась цепь, с прокованным к ней чугунной гирей.
− Не-ет! Не-ет! − Завопила девчонка.
− Ну-с, Королева. Ты все еще считаешь, что Рамзес − бандит и убийца? − Спросил Ангел.
Королева повалилась в обморок и ее подхватили слуги.
− Красивый уход от ответа. Королевский! − Произнес Ангел. Он взглянул на Рахиду. − Пожалуй, и мне пора. − Ангел переменился, и обернулся харейцем. − Ты извини, что я не сказал сразу, но как-то не интересно, когда все и сразу. − Сказал он и поскакал через зал. Люди расступились перед ним и хареец исчез за дверями.
Королева пришла, наконец, в чувство.
− Кто?! Где?! − Воскликнула она. Ее взгляд остановила на девчонке с гирей на ноге. − Как же это?! − Она взглянула на Рахиду. − Доченька! Прости меня! − Она прошла к настоящей Принцессе и обняла ее.
− Я прощу. − Ответила та.
− А эту самозванку!...
− А ее отдай замуж. За него. − Сказала Рахида, показывая на Принца.
− Что?! − Возмутился тот. − Какую-то девку?! Я не согласен!
− Ты признавался ей в любви при свидетелях.
− Но она была!...
− Не важно, что она была. Ты это сделал. И ты не увидел в ней девку! А если увидел, то нафиг мне такой муж, который за любой девкой!...
− Да вы! Да я! − Закричал он. − Вон из моего дома! Вон!...

Рахида оказалась во дворце своей матери. Та не находила себе места. Король храпел, упившись в стельку. Он и скандала не увидел. А самозванка сидела на цепи в углу и пускала слезы...


− Как жизнь, Тигри? − Спросил крылатый зверь, возникая чуть ли не перед носом шедшего через лес дракона.
− Ну! − Тигри дрогнула и ударом руки сбила его в полете. − Да ты спятил, Рамзес, так появляться! − Воскликнула она.
От зверя послышался только смех. Он выбрался из кустов, куда залетел от удара Тигри и встал перед ней.
− Ну чего, тебе совсем не интересно, что происходит вокруг, да?
− Ты издеваешься, да?! Сам летаешь где попало, и являешься только чтобы похвастаться, где ты был и что видел!
− Я же это для тебя делаю. Ты то не умеешь летать. Шастаешь по лесам вместо того, чтобы пойти и как все люди...
− Ты же летал искать корабль. Нашел?
− Нет. Кораблей то куча, но в наем никто не сдается, продаваться никто не желает, а захватить ты сама не хочешь. Ведь не хочешь?
− Не хочу.
− Вот по этому мы и торчим здесь. − Произнес Рамзес. − А захватить корабль мне раз плюнуть. Проще простого.
− Рамзес, ты уже мне об этом говорил сто раз. И я тебе сто раз отвечала.
− Ладно, забудем об этом. Ты поболтать не хочешь совсем? Я, например, неделю назад Принцессу от виселицы спас.
− Меня не удивит, если ты ее и подвел к ней.
− Ну уж не надо. Это не я ее подвел. Даже близко не был. Там две девчонки одинаковых оказались. Одна из них Принцесса, другая служанка, и та что служанка решила Принцессой стать, и едва не стала. Королева чуть свою дочь не повесила.
− Идиотизм. Они что, детей своих вешают? Это же безумие!...
− Идиотов хватает на свете, Тигри, ты же знаешь. Ты бы сейчас не торчала здесь, если бы их не было.
− Это издевательство какое-то. Они что, до сих пор не могут понять, кто я? У них связи нет ни с кем?!
− Если уж прямо говорить, Тигри, то лучше бы им и не знать, кто ты. Потому что здесь колония людей с Тагариса. А Тагарис и Лоренсия сейчас в войне.
− Это точно, Рамзес?
− Да. И Маргесон говорил о том, что это возможно. Кстати, я его тоже нашел. Он давно освободился из тюрьмы и сейчас работает на той стороне. Я, конечно, мог бы его переправить сюда, но, боюсь, он рассудок потеряет.
− Почему?
− Понимаешь, все эти мои фокусы люди плохо принимают. Они видят и глазам не верят. Считают, что это у них галлюцинации. Особенно, когда всякие эффекты со светом показываю.
− Какие еще эффекты?
− Ну, там, прикинуться ангелом, например.
− Рамзес, тебе что делать нечего?! − Воскликнула Тигри.
− Мне? Нечего. Не сидеть же мне просто в барах? Меня вообще могут скоро оправдать с моими фокусами. Припишут к святым, и все будет наоборот.
− А нас так и будут демонами считать?
− Будут. Особенно тебя сейчас. Посмотришь, что с твоими руками делается и в обморок упадешь!
− С ними все нормально. У меня скоро когти будут как у недодракона.
− Да уж. И что Ренти скажет, когда увидит?
− Она знает об этом. Ты ее видел?
− Видел. И пацана ее. Парень совсем от рук отбился, в школе одни пятерки получает, книжки читает куда ни плюнь!
− Ты-ты чего говоришь то?!
− Да шутю я. Двоешник он!
− Рамзес, прекрати!
− Чего ты волнуешься. Ренти же его мать, а не ты.
− Все равно!...
− Да ладно тебе. Нормальный парень, я же сказал. Главное, чтобы не зазнался, когда узнает, что его мать лучшая подруга принцессы из другого мира.
Тигри уже смеялась от болтовни Рамзеса.
− Ладно. Я полечу, а то там вроде, приземляется кто-то, надо не прозевать... − Рамзес взлетел и исчез в голубоватой вспышке.


Капитан шел через зал, отмахиваясь от множества людей, что предлагали самые разные суммы за полет на корабле.
− Я не беру пассажиров! − Воскликнул он. − Все! Оставьте меня!
К нему, наконец, подоспела местная охрана и людей отогнали.
− Прошу прощения, капитан, вы не предупредили нас, что выходите.
− Я не думал, что у вас здесь бардак. − Ответил капитан, двигаясь дальше.
Он добрался, наконец, до представительства ИС, в которой служил, и передал все документы. Рейдер принадлежал Информационной Службе и вез в основном только почту, которую теперь должны были разгрузить.
Капитан отправился в гостиницу, под дороге заглянул в службу времени, чтобы убедиться, что его не разыграли на счет ста двадцати лет расхождения в прыжке. Это подтверждалось, и было довольно неприятно. Обычно ошибки в подобных длинных прыжках составляли единицы лет. Максимум, десятки, но сейчас. Фактически, рейдер безнадежно опозадл со всеми своими сообщениями. Вряд ли они кого интересовали.

Шум в дверях разбудил капитана. Он не успел встать, когда в номер вошло несколько человек в формах.
− В чем дело, господа? − Произнес человек, подымаясь.
− Вы капитан рейдера ИС Лоренсии, прибывшего вчера?
− Да.
− Вы задержаны, капитан.
− Но почему?! Вы не можете меня задерживать без...
Капитан не договорил. Его взяли под руки, одели наручники и выпроводили из номера.
− Я требую объяснений! Это произвол! − Выкрикнул Капитан, но его не слушали, а вывели из гостиницы, затолкали в машину и доставили в Управление Контрразведки, где капитан предстал перед полковником.
Говорить уже ничего не хотелось.
− Итак, вы заявляете, что прибыли с Лоренсии из времени сто двадцать лет назад. − Произнес полковник.
− Я этого не заявлял! − Воскликнул капитан.
− Нет? Вы сказали, что прибыли из 434-го года, не так ли?
− Да, именно так! Именно из 434-го, и это зафиксировано в бортовых журналах и системах! Вы не имеете права меня задерживать! Вы не предявили мне никаких обвинений!
− Обвинение желаете. Хорошо. Вы обвиняетесь в шпионаже.
− Вы спятили, полковник. Каком еще шпионаже?!
− Самом обыкновенном. В шпионаже в пользу Лоренсии.
− Что? − Переспросил капитан. − Что значит, шпионаже в пользу Лоренсии? Вы что не люди?!
− Ваше поведение вам же хуже. − Произнес полковник. − Вы прекрасно знаете о чем речь.
− Я не знаю о чем речь! Я не понимаю, что за идиотизм, какой еще шпионаж?! Вы здесь, что монянам служите?!
− Вы забыли к какой колонии прибыли, капитан?
− Я прибыл к колонии людей, и не понимаю ваших гнусных намеков!
− Вы отправитесь в тюрьму. Возможно, там вы станете более умны. Уведите его.
− Вы не имеете права! Что это такое?! Вы с ума сошли! Какая еще тюрьма без суда?!..
Капитан кричал, но толку от этого не было. Его увезли, и вскоре он оказался в камере с группой других заключенных.
− Вы здесь все тоже шпионы? − Спросил он, глядя на людей, и через минуту уже жалел что заговорил об этом. Заключенные избили его, а охранники даже не подумали что-то предпринять.
Капитан так и остался лежать, решив, что ему лучше прикинуться трупом, чтобы не нарываться. Что все это означало, он не понимал. Мысль была только одна, что колония оказалась оторванной от Лоренсии. Потому его и донимали люди, желавшие улететь, а теперь он оказался в тюрьме. Судя по всему, корабль уже был захвачен местными бандитами или властями...

− Наконец то я вас нашел, капитан, − произнес молодой человек, подходя к Арсену. Капитан не реагировал, а человек сел рядом с ним. − Ваш корабль конфискован и находится под арестом местного Правительства.
− Кто вы? И что вам от меня надо? − произнес Арсен.
− Меня зовут Рамзес. Вы вряд ли знаете мое имя, а здесь оно достаточно хорошо известно. От вас мне нужны кое какие услуги, в обмен за которые вы получите достаточно высокое вознаграждение, как минимум, вы улетите из этой дыры.
− Вы смеетесь? Мы в тюрьме сидим.
− Тюрьмы не вечны, капитан. В них случаются бунты, побеги. Кое кого могут выпустить даже просто так, за красивые бумажки. Я не буду вас томить, капитан. Скажу вам прямо, что вы влипли. И проблема не в вас и не в корабле даже. Проблема в политике. Все дело в том, что вы не просто прилетели с Лоренсии, вы пересекли линию фронта.
− Линию фронта? С кем, простите?
− Как это ни странно звучит, капитан, это линия фронта между людьми. Между Лоренсией и Тагарисом. Вам кажется, что подобной войны не должно быть, что смысла в ней нет. Я даже спорить не стану. Смысла в ней и вправду нет. Но сама война есть. Это не мираж. Дело в политике, как я и сказал.
− А вы, значит, воюете на стороне Лоренсии?
− Нет. Я вообще не воюю. С моей стороны влезать в войну глупо. Я ведь не совсем человек, капитан. Если же быть еще точнее, то я совсем не человек.
Рамзес смотрел на подошедшего к нему бугая.
− Ты, сопляк, кто такой?! − Произнес бугай, и Рамзес поднялся.
− Отвали, брат, по хорошему прошу.
− Ах ты ублюдок! − Воскликнул бугай, схватил Рамзеса за одежду...
В ту же секунду последовал удар. Кулак Рамзеса вошел промеж глаз бугаю и тот отлетел назад, ударился о противополобную стену и ничком рухнул на пол.
Несколько заключенных вокруг тут же поднялись. Встал и капитан, поняв, что будет большая драка.
− Ты убил его?! − Воскликнул кто-то.
− Он сам напросился. − Произнес Рамзес спокойным голосом и взмахнул рукой. На этот взмах и напоролся, проскочивший к нему заключенный с ножом в руке. От удара он закричал, подлетев вверх. Нож вывалился из его руки и зазвенел о камень, а человек орал, дергаясь и дрыгая ногами. Люди вокруг замерли, глядя на него и не сразу поняли, что человек висел зацепившись одеждой за крюк, что был под потолком.
− Вам лучше разойтись. − Прозвучал спокойный голос молодого человека. Но в ответ послышался рев и несколько заключенных бросились в драку.
Четверо отлетели сразу же, еще двое заорали, когда Рамзес сделал странный прыжок вверх. Заключенные отскочили от него. Рамзес опустился центре и вокруг осталось лежать шесть человек.
− Кто еще желает напасть на Рамзеса? − Спросил он.
− Рамзес.. Рамзес... − Послышались тихие голоса, и все разошлись.
Капитан смотрел на результаты драки. Новый грохот возвестил о падении с крюка подвешенного человека, тот плюхнулся с воем и умолк, ударившись головой о камень.
− Вы их убили? − Произнес капитан.
− В этом мире, капитан, жизнь мало чего стоит. А в этом заведении она не стоит ничего. Завтра их выкинут отсюда. И никто не будет разбираться, капитан, потому что вы находитесь в камере смертников.
− Но я же!.. − Капитан умолк, поняв, что ни о какой справедливости здесь думать не приходилось.
− Очень мало людей могут сказать, что Рамзес им друг, капитан. И я предлагаю вам стать таким человеком. И тогда, для вас раскроются стены этой тюрьмы, и вы уйдете отсюда.
− У меня нет выбора.
− Ну, почему же. Выбор всегда есть. Вы можете остаться здесь, и я уйду один.
− Но вы меня убьете в этом случае.
− Зачем? Рамзес никогда не убивает просто так. Только тех, кто нападает. Вы же не станете нападать на меня? Решайте. Вы идете со мной или остаетесь.
− А иду с вами.
Рамзес протянул руку и капитан взял ее. Он ощутил силу, и в этот момент Рамзес метнул что-то в стену. Огненная вспышка затмила на мгновение все. Грохот заложил уши, а на месте удара возник пролом в стене.
− Идемте, капитан. − Произнес Рамзес и пошел в пролом.
Завыла тревога, зазвенели сигналы. Вспыхнули прожектора и через мгновение погасли от взрывов, возникших на вышках. Послышалась стрельба, два человека в полутьме прошли к ограде, в которой уже был другой проем.
− Садитесь и скачите отсюда. − Произнес Рамзес, подталкивая капитана к лошади. Он подсадил его, и Арсен вдруг понял, что оказался на спине не лошади, а кентавра.
− Хареец?
− Хареец-хареец. − Проговорил кентавр. − Держись, человек!
Арсен не ожидал подобного, но вцепился руками в Харенца. Обнял его, и тот помчался куда-то в ночь.
Позади еще слышалась стрельба, сверкали взрывы, а хареец уносился от тюрьмы и вскоре оказался среди леса. Он несся все дальше, уходя неизвестно куда...

Арсен не помнил, как оказался на земле. Он проснулся около костра и обнаружил рядом Рамзеса.
− Вон там мешок, капитан. Поешьте и выпейте немного.
Арсен достал мешок, вынул фрукты и бутыль с легким вином. А Рамзес просто улегся в траве и его почти не было видно.
− Они будут искать нас?
− Будут. Только не нас, а вас. − Ответил Рамзес. − Я туда пришел сам по себе.
− Как это?
− Так. Сунул на лапу, кому надо и все.
− И они не поняли, что вы готовили побег?
− Нет. Я сказал, что уйду на следующий день, и они выпустили бы меня. Это было бы в случае вашего отказа, капитан.
− А убитые?
− Они были без сознания, капитан, а вовсе не убитые. Ешьте, капитан, да нам идти пора. Скоро поезд.
− Какой поезд?
− Наш поезд. Там, за лесом станция. Не пешком же идти.
− Но меня будут искать.
− Не здесь. Здесь харейская территория, капитан. Вы пересекли границу, через которую человек просто так не пройдет. И полиция людей здесь не имеет власти.
− А вы чем занимаетесь?
− Ничем. Я здесь семнадцать лет торчу. Жду у моря погоды, когда найдется какой-нибудь корабль до Лоренсии. Не знаю, как выйдет с вами, капитан. Вы ведь можете и передумать.
− Почему вы так решили?
− Опыт есть. Сколько людей на своем веку встречал, очень редко попадались такие, кто слово держал до конца. Вот, кто слово держит, с теми и дружим. А на нет и суда нет. Кто сам себе враг, тот нам точно не друг.
− Я не понял. Кому это вам? Вы что, действительно?...
− Я не человек, капитан, это так, можете не сомневаться. И среди моих друзей, кого надо на Лоренсию доставить, еще четверо не люди. Они драконы.
− Вы шутите?
− Я не шучу. Это у них название вида такое, в переводе на лоренсийский. Впрочем, на их языке дракон означает защитник, так что перевод неправильный. Его сделали по виду, а не по функции.
− Они похожи на драконов?
− Ну не на столько. Вообще-то, они люди. Но вид их малость не такой. Увидите, если не испугаетесь.
− А кто еще кроме них?
− Три человека. Лоренсийца. Отец, мать и сын. Они вместе с драконами на Лоренсию летели, а влипли сюда. Когда влипали, к ним прилип я. В общем, так с ними и остался. Вам, наверно, трудно все понять, капитан?
− Я все понимаю.
− Значит, вы понимаете, что я не бандит и не рецидивист-преступник?
− Но вы вели себя именно так.
− Я могу по разному себя вести. Вот вы, например, сейчас кого видите? Молодого человека, лет восемнадцать-двадцать, не так ли?
− Вы так говорите, словно я это вижу, но это не так на самом деле.
− На самом деле все не так, капитан. Вы, конечно видите меня таким каким видите, и я такой и есть. Но я уже говорил вам, что я не человек. И это не шутка. Я просто похож по виду на человека и не более того.
− В это можно поверить.
− Это хорошо. А вы встречали когда-нибудь инопланетян, прилетевших из другой галактики, капитан?
− Нет.
− А таких инопланетян, которые могут метать молнии или убить одним взглядом?
− Нет.
− А таких, типа колдунов, ведьм, оборотоней, наконец.
− Нет.
− И вы не верите, что подобное возможно?
− Вы шутите, да?
− Я не шучу. Просто я должен как-то вам объяснить, привети к пониманию, например того, что я − оборотень.
− Ну, это вряд ли, в такое поверить... − Капитан замер на половине фразе, потому что Рамзес встал и его вид внезапно переменился. В траве стоял уже не человек, а странный серый зверь с крыльями на спине.
− Думаю, теперь для вас очевидно, что оборотни могут существовать, капитан.
− Д-да. − Ответил тот едва выговаривая.
− Непонятно только, чего вы испугались. − Рамзес прошел вокруг огня и подошел к капитану. − У вас никогда не было дома собак или кошек?
− Н-нет.
− Ну, это не страшно. В конце концов, вы же, улетая в космос, не надеялись, что вам не придется сталкиваться с инопланетянами.
Рамзес вновь изменился, становясь человеком.
− Нам пора идти, капитан. Поезд скоро. − Он зачерпнул пустой бутылкой воду из лужи рядом, залил огонь и направился к лесу. − Поторопитесь, капитан. − Произнес Рамзес не оборачиваясь.
Арсен поднялся, взял сумку с земли и пошел вслед. Поезд подошел через пару минут после того, как Рамзес с капитаном взошли на платформу. Они сели в вагон, с надписью о наличии мест для людей и ехали довольно долого молча.
− Как мы оказались так далеко оттуда? − Спросил он.
− Ну, тут вопрос сложный. Что значит далеко то? − Ответил Рамзес. − Ваш дом отдыха был достаточно далеко от столицы.
− А космодром тогда где?
− Там и есть. Вы туда прилетели.
− Я не помню, чтобы меня увезли так далеко.
− Тут мне нечего сказать, куда увезли, там я вас и нашел. Хотите знать, как я вас нашел, так это просто банальная история. Мне на роду написано вести поиск и следить за добычей. Так что тут вопрос лишь в методах, а их пруд пруди. Я надеюсь, вы не будете против, капитан, когда мы пойдем на штурм, чтобы вернуть ваш корабль?
− Я не буду, но я не понимаю, как это возможно, если там охрана.
− Это уже наши проблемы. Я говорил вам, что драконы летят на Лоренсию, но еще не говорил, что одна из них является принцессой в своем мире, а трое других ее личная охрана. Они летели на переговоры, но им помешали.
− И что это значит?
− Это значит, что три дракона имеют все навыки спецназовцев и даже выше. Они профессионалы своего дела, так что обеспечить подход к кораблю они сумеют. Ну а взлететь в условиях полного дефицита космических средств для преследования и практически нулевой обороноспособности планеты, будет пара пустяков.
− Да, но корабль может оказаться просто не готов. Если они слили топливо, например.
− По моим данным никаких подобных операций не проводилось. Рейдер просто под охраной. К тому же, вы не передавали им коды доступа, так что что-либо сделать с рейдером им затруднительно.
− Думаю, они легко их взломают. Это не военный рейдер.
− Тогда, нам стоит поторопиться. − Ответил Рамзес.

Поезд пришел в столицу. Полиция на перроне проверяла приезжих, и Рамзес спокойно прошел вперед, вынимая документ.
Полицейский проверил его и вернул.
− А его? − Сказал он.
− Ну ты, соня... − Произнес Рамзес и вытащил из кармана на груди капитана карточку. Полицейский взглянул на нее и вернув открыл проход.
− Проходите. − Сказал он.
Капитан вышел и некоторое время смотрел на свой документ.
− Это откуда? − Спросил он.
− Ну что за вопросы, капитан? Не из глины же я его сделал, а? Идемте. Скоро вы встретитесь с моими друзьями, пока с двумя. У них и поселитесь.

Арсен оказался в доме довольно старой женщины с сыном. В то что паренек действительно сын женщины плохо верилось, но подозрений капитан высказывать не стал, а Рамзес исчез почти сразу же.
На следующее утро парень ушел в школу, мать отправилась на работу, и капитан остался один в доме. От нечего делать он взялся за книги и увлекся чтением одной из них.
В обед в доме возник шум, кто-то пришел. Арсен услышал чужой разговор, и насторожился. Вместе с новым голосом слышался голос Райжена, сына хозяйки.
− Господин Арсен, вы здесь? − Возник голос парня. − Идемте обедать.
Арсен вышел. Вместе с парнем оказалась молодая девушка, и Райжен познакомил ее с ним. Рахида довольно таинственно улыбалась, а Арсен раздумывал о том, как можно вернуть рейдер. Он почти не говорил за обедом, и двое детей вскоре убежали из дома...


− Ты скоро уедешь, Райжен? − Спросила Рахида. − Правда?
− Я не знаю, наверно, да. − Ответил он.
− А этот человек? Кто он?
− Его привел наш друг, Рахида. Он сейчас уехал за моим отцом, а я его даже не видел никогда.
− Совсем совсем?
− Совсем. Мама говорит, что он оечнь хороший, что он меня любит.
− Тогда, почему он не приезжал?
− Он был в тюрьме, а потом не смог. Он далеко и оттуда нет нормального транспорта.
− Ты сказал, в тюрьме? Он что, преступник?
− Нет. Он не преступник. В тюрьмы сажают не только преступников, Рахида. К сожалению.
− Но такого не должно быть!
− Ты тоже была нищей на улице. Такое должно было быть? В жизни всякое бывает. И мы действительно уедем, Рахида. Не сейчас, так потом. Когда-нибудь.
− Но я не хочу! Я хочу, чтобы ты остался!
− Я не могу остаться. Я не могу бросить мать. А она не может бросить своих друзей. Мы должны лететь.
− Лететь? Вы летите в космос, да?!
− Да. − Ответил он, взглянув на нее. − Я бы хотел, чтобы и ты полетела с нами, но не знаю, что скажет мама.
Рахида не отвечала. Она думала обо всем, о том, что происходило с ней, о том, что было в замке. А там было болото, и единственный свет для нее исходил от Райжена.
− Я полечу с тобой. − Сказала она. − Куда угодно, Райжен! Я.. Я люблю тебя. − Она обняла его, и ждала только его ответа.
− Я люблю тебя. Ответил он, обняв ее. − Он говорил это как-то странно, словно неуверенно. Но Рахида не думала об этом. Она знала, пройдет совсем немного времени и его неуверенность исчезнет. А о том, кто она... Он узнает потом. После...


− Что за черт, Рамзес?! − Воскликнул Маргесон.
− Кончай чертыхаться, и идем! − Произнес тот. − Времени нет! Ты хочешь увидеть своего сына или нет?!
Тиру шел, почти бежал вслед за Рамзесом. Он еще думал о своей работе, о том, что нельзя так все бросать, но Рамзес втащил его в вертолет, и тот поднялся в воздух.
− Забудь о своей работе, остолоп! − Воскликнул он, берясь за рычаги.
Вертолет понесся вперед, набрал скорость и пошел над дорогой.
− Он дотянет? − Спросил Маргесон.
− Дотянет, не беспокойся. Сядь и расслабься. Скоро в нас будут палить.
− Это как?! − Воскликнул Тиру.
− Ракетами. − Ответил Рамзес словно речь шла о конфетах, а не опасности.
Дорога внизу закончилась и под вертолетом оказался лес. Машина шла почти над макушками, едва не задевая деревья. Рамзес изредка поворачивал из стороны в сторону и вел вертолет дальше.

Грохот пробудил Маргесона. Он увидел вспышки позади. Вслед за вертолетом неслась огненная точка, затем другая вырвалась от вертолета, и точки встретились. Мгновенный взрыв, хлопок. Вертолет тряхнуло, но он двигался дальше.
− Не нервничай. − Произнес Рамзес.
− Ты и раньше так мог?
− Мог. Только рисковать зря было незачем. Ты мог найти путь и безопаснее. А сейчас времени нет, нас корабль ждет в столице.
− Корабль?! Вы нашли?!
Рамзес не ответил. Вертолет несся в ночи, и Маргесон вдруг понял, что машина летит черт знает куда в кромешной тьме.
− А ты как ведешь?!
− Ручками. − Фыркнул Рамзес. − Тиру, расслабься, пожалуйста! Чем меньше ты мне мешаешь, тем лучше!
Маргесон замолчал. Он смотрел в окно и, казалось, там мелькают деревья, промеж которых Рамзес ведет вертолет. Он еще смотрел, когда на горизонте появился огонь. Стало ясно, что это рассвет и теперь было видно, что машина несется достаточно высоко и не над лесом, а над песками.
Вскоре поднялось солнце. Рамзес не выпускал из рук штурвал и, словно дремал в кресле пилота. Машина двигалась вперед, двигатель гудел ровно и достаточно тихо. За окном свистел воздух...
Время уходило, солнце было довольно высоко, когда в стороне что-то сверкнуло.
− Ба, у нас гости. − Произнес Рамзес. − Залезь в салон, Тиру, и сбрось в дверь ящик, на котором нарисована ракета.
− Просто сбросить?
− Да, просто сбрось.
Тиру сделал так. Ящик улетел вниз, а затем там возникла вспышка. Ракета вылетела, выпустив пламя. Ящик просто разлетелся вдребезги, а ракета свернула в сторону и ушла куда-то.
− Кидай вторую, Тиру. − Произнес Рамзес, и Маргесон уже не спрашивал зачем. Он был готов кинуть и третью.
− Закрывай дверь и возвращайся в кабину.
Тиру не видел, что происходило в небе. Лишь в какой-то момент он обнаружил в стороне два самолета. По радио послышался приказ сдаваться.
− Отвалите, ребята. − Ответил Рамзес.
− Ты, щенок, выполняй приказ, или сдохнешь!
− Кишка тонка. − Фыркнул Рамзес в ответ.
Истребители ушли вперед, развернулись и двинулись в атаку. Рамзес шел на них. Самолеты внезапно свернули со встречного курса, и Тиры увидел две ракеты, которые словно вынырнули сзади вертолета и метнулись за истребителями.
− Катапультируйтесь, пока не поздно. Они вас не отпустят. − Произнес Рамзес. Самолеты скрылись из вида. − То-то же... − Фыркнул Рамзес. Вдали возникла вспышка, затем еще одна.
− О-они сбили? − Спросил Маргесон.
− Сбили. Сиди и не волнуйся. Рамзес знает свое дело.
Впереди появилась полоска леса, затем в стороне возникло поселение. Вертолет шел дальше. Внизу вновь мелькали макушки деревьев.
− Мы уже во второй зоне?
− Да. Если грохнемся, то ничего не будет. Здесь зона харейцев. Дальше снова люди, но мы сядем чуть раньше и поедем на машине.
− Просто не понимаю, как нам топлива хватило.
− Ну ты чудик. У него подвесные баки были. Я их спалил и скинул в пустыне. Не заметил, что ли?
− Нет.
− Все рассчитано, как надо.

Маргесон почти не верил. Машина, в которую он пересел с Рамзесом, двинулась через леса, затем свернула на проселок и долго моталась по бездорожью. Вечером она остановилась и Рамзес выскочил на землю.
− Все. Ждем здесь.
− Чего?
− Не чего, а кого. Тигри должна скоро подойти. Загрузимся в фургон и завтра утром будем в городе. Машину поведешь ты, Тиру. А на мне отвлечение полиции, чтобы на въезде не прицепились. Понял?
− Понял. С ними все в порядке?
− В порядке. Большие, сильные, повзрослевшие. Настоящие драконы. Кстати, вот и они.
Из леса появились четыре фигуры. В них было сложно узнать тех четырех существ, что Маргесон видел раньше. Он узнал только Тигри, а трое драконов изменились совершенно, стали совсем зелеными и выглядели теперь как настоящие чудовища.
− Господи... − Произнес Маргесон.
− Не волнуйся, тебя они не съедят, − сказал Рамзес, проходя навстречу Тигри.
− Все в порядке, Рамзес? − спросила Повелительница Рода.
− Все как в аптеке. Прилетели, приехали. Хвостов нет. Идем по плану, Тигри. Выезд утром, до рассвета. Маргесон поведет фургон, вы сядете внутрь. Если что, ты знаешь, что делать.
− Мы знаем. − Прорычал дракон.
− Маргесон припух, так что ты его приласкай, Тигри. − Произнес Рамзес. − А мне пора готовить полиции сюрпризы.
Рамзес сверкнул и исчез уносясь легким голоубоватым облаком.
Тигри прошла к Маргесону, и Тиру перетрусил совсем, увидев на ее руках когти.
− Ну ты даешь, Тиру. Старых друзей забыл?
− Я не забыл. − Ответил он.
− Тогда, идем в машину, раз не забыл. Надо выспаться как следует. Утром вставать рано.
− Мы не проспим?
− Не проспим. Ребята подежурят.
− Р-ребята... − Произнес Тиру.
− Может, ему голову откусить? − Зарычал дракон.
− Не надо, Раф.
− Раф... − словно попугай произнес Тиру.
− Раф. − Зарычал дракон. − А это Дрэг, не узнаешь? А это Сентор.
Из всех троих Сентор выглядел менее устрашающе. Впрочем, и его хватило бы, чтобы напугать любого лоренсийца.

− Вставай, Маргесон. − Произнесла Тигри. − Ехать пора. Вот, перекусишь, и вперед.
Тиру проснулся. В полутьме он едва различал крупные фигуры рядом. Он взял бутылку с бутербродом и поев забрался в кабину.
− Вы готовы? − Спросил он.
− Готовы. − Ответила Тигри и влезла в кабину. Она кое как разместилась рядом с Маргесоном, и усмехнулась глядя на него. − Езжай.
− Если тебя увидят здесь...
− Не дрейфь.


Рамзес выехал на дорогу на большой разукрашеной машине. Он проехал до полицейского поста и остановился.
− Привет, народ! − Произнес он.
− Езжай, идиот! − Проговорил полицейский.
− Ты сам то не идиот, а? Не видишь, кто я? − Спросил Рамзес.
− Проезжай!
Рамзес вынул оружие и направил в лицо человека.
− Жить хочешь? − Спросил он. − Ну, живи!
Рамзес выстрелил в руку человека, и тот взвыл.
Машина рванулась с поста и за ней тут же увязалась погоня.
Пост оказался свободен, и мимо него неспеша прошел грузовик. Он направлялся в город, а где-то в стороне куча полицейских уже гналась за разукрашеной машиной. Та к тому же светилась гирляндами, а шофер двигался как ему хотелось, нарушая все правила.

Неприметный фургон прошел по улицам, и даже несколько промчавшихся мимо полицейских не обратили на него внимания. Машина остановилась около дома, указанного в бумаге, что оставил Рамзес, а через минуту появился и он сам. Возник прямо перед Тигри и оказался крылатым зверем в ее руках.
− Что это ты здесь все место заняла? − Произнес он.
− Сам то. Сиди, коли сел. Куда ехать дальше.
− Вперед, до въезда в зону космопорта.
− Нас впустят?
− Впустят. Там уже все схвачено. − Ответил Рамзес.
Грузовик прошел через город и на рассвете въехал в ворота космопорта. Охранник просто открыл их и закрыл позади, не глядя. Машина прошла по проулку между складов. Рамзес показал куда ехать и грузовик затормозил, останавливаясь в ряду подобных же машин.
− Вот и все. Теперь отдыхайте, а я отправляюсь за второй половиной. − Рамзес выскочил из машины станоясь налету человеком. Вытащил бумагу. − Это вам, Тигри. План космопорта все посты, решайте как действовать. Когда соберемся все, решим окончательно.
Он ушел. Тигри скрылась в фургоне и только Тиру сидел в кабине. Снаружи иногда появлялись люди. В какой-то момент к кабине подошел кто-то.
− Эй, брат, запасного шланга нет найдется? − Спросил он.
− Извини, шофер отошел, я не знаю. − Проговорил Тиру.
− А когда вернется?
− Бог знает, может, к вечеру.
Человек ушел, а Тиру сидел как на иголках. Он выпил почти всю воду, что у него была и ждал. Солнце вышло из-за склада, жарило ему руки и ноги. В кабине было душно даже при открытых окнах. Но уходить, когда вокруг ходили незнакомые люди, не хотелось.


− Мама, мы должны взять ее, должны! Мы любим друг друга! − Произнес Райжен. − И я обещал ей!
− Обещал. Как ты мог обещать?!
− Ренти, не шуми. − Сказал Рамзес. − Рахида нормальная девчонка.
− Ра.. − Райжен обернулся. − Ты ее знаешь? − удивился он.
− Встречались тройку раз. Ты же с ней сколько бегаешь. Уже месяц, наверно.
− Если мы будем ждать, все может сорваться. − Сказал Арсен.
− Ничего не сорвется. Им откуда знать, когда мы начнем? И уж всяко не днем начинать, так что, подождем...

Рахида встретилась с Райженом как обычно, и он объявил ей об отъезде.
− Уже?! − Воскликнула она.
− Да. Сегодня, сейчас, и времени ждать нет. Я еле упросил маму дождаться тебя.
− Но я...
− Ты передумала?
− Нет, просто... Я не попрощалась ни с кем.
− Рахида, если ты прощаться еще будешь, мама не будет ждать. Мы и так задержались больше. А нас ждут там...
− Хорошо. Пусть так и будет!
Она отправилась вместе с Райженом.
− Ну, наконец то! − Произнесла Ренти Белла. − Идите в машину, быстрее!
Они сели в небольшой фургон, где уже сидел Арсен и Рамзес. В полутьме Рахида не узнала "Ангела", а тот не старался показаться знакомым.
Машина отправилась через город и вскоре проехала на космодром. Ренти и Арсен ушли в грузовик, а Райжен, Рахида и Рамзес остались втроем.
− Ладно, Мне тоже пора. А ты, Райжен, береги свою принцессу.
Рахида дрогнула, но поняла, что Райжен не понял слова как есть. Он только улыбнулся ей на эти слова.


− В общем так. − Произнес Рамзес. − Я думаю, мы сейчас сядем в машину все и поедем туда.
− Сейчас? − Удивился Ренти. − Тут же полно охраны. И там...
− Ну они же не ожидают такой наглости, а? Внешнюю охрану проедем, это точно. А с внутренней я быстро разберусь. Не вижу смысла откладывать. Что скажешь, Тигри?
− Ночью они будут охранять не меньше, это ясно. Так что, вполне возможно и сейчас.
− Тогда время. − Произнес Рамзес.

Две машины прошли через стартовую площадку. В маленькой сидел Рамзес и Тиру, в большой, в кабине была Ренти и Райжен с Рахидой.
Тиру показал охраннику документ, и тот некоторое время рассматривал его, затем пошел звонить и долго чертыхался с телефоном.
− Связь барахлит. − Произнес он вернувшись.
− Ну так чего, мы едем или как? Может, по сотовому звякнешь? − Спросил Рамзес, протягивая радиотелефон.
− Ладно. Что там в фургоне?
− Читать не умеешь, что ли? Написано − животные! − Произнес Рамзес. − Их нельзя открывать, выскочат не поймаешь. Давай, звони начальнику! А не то я сам позвоню!
Охранник взял таки телефон и "получил" приказ от своего начальника пропустить машины. А вместе с этим, узнав почему звонок не по той линии, объявил, что связисты скоро прибудут.
Машины ушли вперед, вскоре скрылись из вида охранников и свернули к рейдеру...
Рамзес исчез, уносясь в корабль.

− Командир, к нам кто-то едет. − Произнес дежурный.
− Кто там еще, никого не должно быть! Подымай всех! И связь давай с центром!
− А связь не работает. − Возник голос.
− Кто здесь?!
− Рамзес-Четвертый! − Загремел голос.
Люди увидели огненную впышку перед собой и попадали на пол.
− Кто-кто. Дед пихто! − Усмехнулся Рамзес и пошел из рубки. Через минуту охрана была парализована. Подошедшие машины остановились у рейдера. Драконы и люди перебрались в нее.
Только в этот момент Рахида увидела, с какими чудовищами она летела в космос. Она испугалась, но не показала вида из-за того, что Райжен спокойно смотрел на них и прошел вслед.
− Что? Уже все? − Удивленно произнес Арсен, взглянув на лежавших солдат.
− Да. Выносите их и складывайте в фургон. Не с собой же их брать.
− О-они живы? − Спросила Рахида.
− Спят они. Не чуешь, что ли? − Спросил Рамзес. − Арсен, ты в рубку идешь или что?
− Иду.
− Тиру, проверь технику! Главное без сверхсвета не остаться!
− Да... − Ответил тот и ушел.
− Во раскомандовался! − Фыркнула Тигри.
− Вы тоже, забирайтесь в салон, нечего светиться.
− А этих выносить кто будет? − Спросила Ренти.
− Мы, кто же еще? А вы их ко входу подавайте! − Сказал он драконам.
Работа пошла. Ренти переносила по одному человеку одна, Райжен и Рамзес еще по одному, а Рахида только наблюдала за этим делом.
− Ты не на нас смотри, ты вокруг смотри. − Сказал ей Рамзес. − Увидишь машины или еще чего, свисти сразу.
− Ладно. − Ответила та.
Когда все было сделано, Рамзес вскочил в кабину грузовика и увел его подальше. Маленькую машину отвела Ренти. Они, наконец, вернулись в корабль, закрыли вход и прошли в рубку.
Арсен проверял системы, Тигри сидела рядом и рассматривала все.
− Ну, капитан, теперь все зависит от тебя. − Сказал Рамзес. − Думаю, они скоро сообразят что что-то не так.
− Уже сообразили. − Ответил Арсен. − По радио переклличка идет. До нас дело еще не дошло, но уже...
Компьютер выдавал сообщение о готовности.
В рубку вскочил Маргесон.
− Они сняли главный генераторный элемент! Мы не улетим никуда! − Воскликнул он.
− Тиру, не паникуй. − Произнес Рамзес и прошел к нему. − Берешь его и ставишь. − Рамзес вложил в руку Маргесона круглуй металлический шар.
− Это...
− Это оно, поверь. Давай, времени уже нет!
Тиру ушел и через пять минут объявил по связи, что элемент установлен и тестовая программа прошла.
Включился новый сигнал, в рубке раздался голос диспетчера, вызывавшего на связь дежурного. Рамзес показал всем знак тишины и взялся за микрофон.
− База, я четвертый. Слышу вас.
− Какова у вас обстановка, четвертый?
− Не дует, сэр. − Проговорил Рамзес.
− Вы следите вокруг? Не видели две машины? Мимо никто не проезжал?
− В паре километров на юге было что-то, вроде заправщик проходил.
− Заправщик? Заправщики еще не выходили.
− Может, это фургон какой был, тут видно плохо, парит все вокруг.
− Хорошо, четвертый. Усильте охрану и если увидите кого, сразу сообщайте!
− Да, сэр.
Связь исчезла.
− Арсен, сколько времени минимум до старта?
− Четыре минуты.
− Хорошо. Как только, сразу стартуй. И не думай ни о ком, ясно?
− Ясно.

− Четвертый, что у вас происходит?! Мы зафиксировали энерго-активность на рейдере! − Возник голос.
На экране бежали цифры и до нуля оставалось несколько секунд.
− Мы решили немного полетать, сэр. − Произнес Рамзес. − Передавайте всем привет!
Рейдер дрогнул, вокруг вспыхнули огни и машина начала подъем.
− Четвертый, немедленно прекратите старт! Немедленно прекратите старт!
− Ваш четвертый, господа, уже давно стартует в четвертом сне! − Рассмеялся Рамзес. − Прощайте, мы не собираемся возвращаться сюда в ближайшие семь тысяч лет.
− Вы предатели! − Завыл голос.
− Мы передадим вашу шутку на Лоренсию.
Аппарат уже несся на огромной высоте. По радио неслась ругань, но толку от нее было мало. Рейдер вышел за пределы атмосферы и вскоре перешел в зону невесомости.
− Черт. Генератор некалиброван! Он не с моего Рейдера! − Воскликнул Арсен.
− Арсен, не трусь. Прыгай на пару лет, там и откалибруешь. А сейчас нам ракета в бок летит.
− Ра-ра... − Заговорил тот.
− Время. Рассчет и старт. Успеешь, если не будешь нервничать. Давай!
Арсен сделал все, и Рейдер выскочил с орбиты, уходя в космос.
− Ау! − Взвыл Рамзес и вскочил из кресла, взлетая. − Вот и все. Теперь тебе командовать, Тигри. − Произнес он и закружился в невесомости.
− Ты не балуйся в рубке! − Воскликнул Арсен.
− Ладно. − Ответил тот и оттолкнувшись пролетел к креслу Рахиды. − А меня Рамзесом звать, что б ты знала.
Она резко обернулась, и он отлетев вкрылся в дверях.
− Рамзес?! Он Рамзес?! − Закричала она.
− Рахида, ты чего? − Произнес Райжен.
− Кстати, она тебя обманула Райжен. Не служанка она, а принцесса. − Возник голос Рамзеса.
− П-принцесса?... − Произнес тот растерянно.
− Ты выходи оттуда! Выходи! − Выкрикнула Рахида и замолкла, когда из-за дверей вылетел крылатый зверь.
− Я, кстати, тоже тебя обманул, я не ангел вовсе!
− Но ты! Я же видела, как ты светился!
− Эт что ли? − Зверь засветился, стал почти прозрачным и вокруг появилась аура. − Это у нас каждый такие фокусы умеет показывать! − Рассмеялся Рамзес, а затем вновь стал серым и пролетел к Тигри. − Ну? Ты довольна, Тигри? Мы ведь летим!
− Еще не летим. − Произнес Арсен.
− А ты не воронь зря. Генератор перемещний Рамзеса никогда не подводил!
− Там твой генератор?!
− А чей же? Твой то они стибрили...
− Так у тебя был корабль?!
− Не-а. Я на своих крыльях из другой галактики припорхал, умник!
Арсен обернулся к Ренти, а Тигри уже хохотала и ее смех вырвался наружу.
− Ну ты комик, Рамзес! Ты, вроде, говорил, что на булыжнике прилетел.
− Ты спутала все. Я сказал, что мой корабль был похож на булыжник. Маскировался под него.
− Ладно. Мы совсем не летим, что ли? − Спросила Тигри.
− Летим, но криво. − Ответил Арсен. − Уточню калибровку, когда выскочим.

− Ты все еще боишься, Рахида? − Произнес Рамзес. − Кстати, совсем забыл сказать, я, когда мы улетали, послал весточку твоим родителям.
− Ты им написал, что я улетела?!
− Не-а. Я написал, что тебя драконы похитили и в тридесятое царство увезли. И что спасти тебя может только тот, кто тебя полюбит и за тобой отправится.
− Они же будут волноваться!
− Да, будут. Так же, как восемь лет волновались, когда ты в рабстве была. Только теперь будут больше волноваться, чаще балы и пиры устраивать для успокоения нервов. Отец твой реже будет просыпаться после пьянок.
− Ты кончай к девчонке приставать?! − Зарычала Тигри. − А не то я ревновать начну!
− Ты?! − Воскликнула Ренти, смеясь. − Ты то с чего это вдруг?
− Как это с чего, думаешь, а не знаю, что на уме у этого дракона? Он хочет, чтобы принцесса ему котят родила!
− Да ты!... − Рахида отпрянула от Рамзеса. − Ты дракон?! Ты?!...
− Мы прилетели к Лоренсии. − Произнес Арсен.
В рубке все затихло и только дверь зажужжала открываясь.
− Как дела? Все в порядке? − Спросил Маргесон, вплывая.
− Прилетели к Лоренсии. − Сказал Арсен.
− Уже?! Ну ты шустряк... Что там?
− Не знаю. Пройдем ближе и...

Радиопереговоры начались, когда рейдер оказался на довольно высокой орбите. Грубый голос требовал отчета, и Арсен назвал все свои атрибуты рейдера Инфо-Системы Лоренсии.
− Стой на месте и жди! − Произнес голос.
− Да что за ерунда?! − Вспылил Арсен. − За кого вы меня принимаете, черт возьми?!
− За шпиона. − Произнес голос. − Если свой, будешь стоять, если дергаться начнешь, значит, шпион, а ты уже дергаешься!
− Я не дергаюсь. Это вы сдурели все! Там едва удрал, здесь теперь свои же за шпиона принимают. У вас там что, война с драконами, что ли?!
− Ты кончай орать, какие еще драконы?!
− Обыкновенные, зеленые с клыками и когтями!
− Ты, кончай нам мозги пудрить!
− Это вы кончайте! Я сказал, у меня на борту инопланетяне, делегация с Кальмедо!
− Какая еще Кальмедо? Не знаю такой планеты!
− Рейдер ИС-211, что там у вас за концерт?! Немедленно прекратить! − Ворвался в разговор новый голос.
− У меня ситуацияй Х-4, а ваши идиоты понимать не желают! − Ответил капитан.
− Пройдете к станции Ми-2, там разберемся, что за ситуация.
− Мне нужны данные для прохода.
− Получите через минуту.

Перебранка, наконец, стихла.
− Ну? Все уже? Шум закончился? − Возник странный голос. Люди обернулись и увидели в рубке дракона, чем-то смахивавшего на Сентора.
− Сентор? − Удивленно спросила Тигри.
− Рамзес-Пятый, а не Сентор. − Ответил тот. − Что, не похож?
− Ты что, дракон?! − Воскликнула Рахида.
− Тихо все! Отставить разговоры! − Взревел голос Ренти Беллы, усиленный через микрофон.
В рубке наступила тишина.
− Все. Отношения выяснять будете потом!

Рейдер прошел к станции Ми-2, состыковался с ней и все пассажиры покинули корабль. Первыми выходили Ренти, Тиру, Райжен и Рахида. Вслед за ними появилась Тигри, а затем четверо драконов, в том числе и Рамзес. Замыкал шествие Арсен. По выходу из рейдера он закрыл переходной люк и объявил, что рейдер переведен на автоматическое управление со станции и в нем не осталось каких-либо живых разумных существ.
Встречавшие люди не ожидали увидеть драконов, и теперь ждали появления командира станции.


− Итак, вы утверждаете, что вылетели с Кальмедо для проведения мирных переговоров с нами. − Произнес Председатель Комиссии.
− Да, именно так. − Ответила Тигри. − И я не понимаю вашего отношения ко мне сейчас. Могу сделать предположение лишь о том, что вы не желаете с нами мира.
− Исходя из всех наших данных именно военные силы вашего мира нанесли первый удар по нашим базам, и в данный момент у нас нет с ними никакой связи. Скорее всего, наши базы разбиты, потому что у нас не было возможности выслать силы поддержки.
− Ваши заявления, по меньшей мере, безумны. − Произнесла Тигри. − Нашему Миру не нужны войны, и захватить ваши базы в космосе, не имея никакой существенной техники мы не могли физически. Вам прекрасно известно, в каком состоянии находилась наша космическая программа. Мы разрешили вам строить базы около нашей планеты и провели предварительные переговоры, в которых ваши люди согласились на мир и сотрудничество. То что сейчас выясняется, не лезет ни в какие ворота! Даже если наши силы и произвели какие-либо действия против вас, это могло быть вызвано лишь исключителными обстоятельствами, и я сейчас представить не могу, чтобы это могло быть.
− Это могло быть ваше исчезновение. Вы улетели и пропали.
− Мое исчезновение не могло быть этому причиной, потому что я улетая говорила со своей матерью на эту тему. Ей известно, что в космосе может произойти что угодно, и она не стала бы рвать отношения из-за того что исчезла наша связь с ней! Вы заявляете, что наши силы разбили ваши базы, и что сейчас у вас нет никакой связи с Кальмедо. Я вполне могу предположить, что вы просто ошиблись в оценке того, кто вас атаковал, и не смогли этого определить после. В конце концов, даже если это и произошло, даже если были причины, я не считаю, что конфликт должен продолжаться, и и предлагаю вам решить возникшую проблему иными способами.
− Какими же?
− Установить мир. Как бы это ни было сложно, как бы кому-то ни казалось. Я знаю, что вам не нужна эта война. И я знаю, что она не нужна нам.
− Получается, что вы уничтожили наши базы, и это останется безнаказанным?
− Получается, что вы вторглись в наш мир, и это останется безнаказанным. − Произнесла Тигри. − Давайте не будем спорить о том, кто виновен, а кто нет. Это сейчас не приведет ни к чему, кроме глупой болтовни, потому что ни вы, ни я не знам точных причин происшедшего. Я предлагаю вам заключить мир независимо от того, кто виновен. Возможно, мы это выясним позже, и тогда можно будет поставить и вопрос о наказании виновников, чьими бы они ни были.
− Даже если им окажется ваша мать?
− Она им не окажется. Я в этом уверена.
− Но мы не уверены.
− Если вы останетесь неуверены и после выяснения причин, если вы решите, что виновна именно она. Тогда мы и разорвем договор.
− Вы, наверно, шутите?!
− Я не шучу. Не вижу никаких причин для того чтобы шутить в подобном деле. Чтобы ни сделала моя мать, она это делает для всего нашего Рода. Если вдруг окажется, что цели нашего Рода и вашего Рода расходятся, то нам придется разойтись. В данный момент я не вижу этого расхождения, поэтому и желаю выполнить то, зачем прилетела. Если вы это видите, вы должны сказать, что именно, возможно, мы решим проблемы, и расхождения исчезнут. Если вы их не видите, то я не понимаю, что вас удерживает от подписания Договора о Мире.
− Нам мешают неясности с тем, что происходит около Кальмедо.
− Все неясности выяснятся когда-нибудь. И меня они не останавливают, потому что цель более высока, нежели разборки по поводу случайно возникшей драки.
− Это неизвестно, случайно она возникла или нет! − Воскликнул человек, сидевший рядом с Председателем.
Тигри взглянула на человека и оставила его реплику без ответа.
− Я сказала все, и жду вашего ответа. − Произнесла Тигри.
− Нам нужно время, чтобы обо всем подумать. − Произнес человек.
− Я буду ждать столько, сколько вам нужно. − Ответила Тигри.


Посланцев довольно долго держали на космической станции. Ответа так и не было. Тигри устала запрашивать Комиссию каждый день и очередной момент просто прекратила эти действия.
− Они ответят, Тигри. − Произнесла Ренти.
− Ты так уверена? Я уже нет. Твой сын еще здесь?
− Нет. Я отправила их на планету. Тиру улетел с ними.
− Может быть мне слетать туда и узнать о чем они думают, Тигри? − Спросил Рамзес.
− Нет, Рамзес. Пусть все идет так как идет. Ты внесешь только бардак.
− Ну, спасибо на добром слове, Тигри. − Ответил тот.
− А ты сам не понимаешь? − Фыркнула она. − Ты же прямо как где появишься, так прямо как бедствие... стихийное.
Он фыркнул.
− Эт, ты верно подметила. Именно стихийное бедствие. Возмущение самой Природы кощунством мелких двуногих. Я не совершаю зла, Тигри. Зло само рушится об меня, когда встречается.
− По моему, ты о себе слишком высокого мнения, Рамзес.
− Мне так положено. По уставу. Но я буду слушаться тебя. Как ты хочешь, так и будет.
− Зато когда родятся твои дети, вы с ними отыграетесь во сто крат, Рамзес?
− Да. Особенно, на тебе. Тебе достанется в сто крат больше любви чем ты можешь представить. Я, конечно, оптимист, Тигри, но буду счастлив, если ты родишь мне хотя бы одного.
− Боюсь, ты счастья своего и не увидишь, Рамзес. Ты же понимаешь, что получится.
− Понимаю. Но, давай не будем об этом. Мне больше нравится считать себя бессмертным. Так проще. И интерснее.
− Все мы смертны, Рамзес. Не хотелось бы только умереть в какой нибудь железной бочке, вроде этой.

Затягивание ответа вылилось в новое решение по поводу содержания Тигри и ее слуг. Их спустили на планету под предлогом соблюдения мер безопасности из-за участившихся налетов с Тагариса. Тигри лишь фыркнула, услышав слова об этом. Один лишь факт, что люди воевали со своими, ставил под большое сомнение возможность мира с чужими.


На планете стало несколько свободнее. Тигри не ограничивали в передвижении, хотя она оставалась все время под охраной как своих драконов, так и людей. Это ее не смущало, она привыкла все время находиться с охраной. К тому же, люди оказывавшиеся рядом не знали языка драконов, и это оставляло полную свободу в общении как между драконами, так и между Тигри и Ренти.
Ренти Белла по прежнему оставалась с Повелительницей Рода. Она только иногда уезжала к сыну и мужу, затем возвращалась вновь.
Правительство Лоренсии было явно занято иными вопросами. Рассмотрение дела о переговорах затягивалось все больше и больше. Прошло почти полгода с тех пор, как Тигри прекратила посылать запросы о течении дел. О многом она узнавала из средств массовой информации, в которых все больше и больше было сводок военных действий в космосе. Война докатывалась даже до столицы пару раз, когда Тагарские космические истребители оказывались в небе над столицей Лоренсии.
Они словно показывали силу и превосходство. В космосе шли бои за дальние базы, и Лоренсия теряла их одну за другой.

После очередной сводки о военных действиях, Тигри поднялась с решимостью действовать.
− Достаточно. − Произнесла она. − Мы насиделись здесь, насмотрелись. Пора возвращаться домой.
Она отправила в Правительство Лоренсии требование о предоставлении космического корабля, который ей обещали еще дома для возвращения назад. В ответ пришло сообщение, что свободных кораблей в связи с военными действиями на Лоренсии нет, а так же вопрос о том, собирается ли Посланница Кальмедо дождаться решения вопроса по переговорам.
Тигри отвечала довольно жестко. Она объявила, что Лоренсия ничего не потеряет, если выделит ей корабль, и что не собирается ждать решения вопроса о переговорах, так как не видит, что это решение кто-либо способен принять.
Переписка, возникшая в результате первого запроса, потянулась так же длинно, как ожидание переговоров. Чиновники переливали из пустого в порожнее, что-то отвечали, но ничего не решали.
− По моему, они не собираются меня выпускать отсюда. − Произнесла Тигри, прочитав очередной ответ.
− Думаю, есть только один метод действий. − Ответила Ренти. − Через частный сектор.
− У них есть корабли?
− У них все есть. Только бумажки покажи, они мать продадут.
− Мне такие не нужны, Ренти.
− Тебе нужен корабль, Тигри. Правительство тебе его не дает, значит, его дадим мы, твои друзья. Мы найдем его, чего бы это ни стоило, Тигри.
− А помощь Рамзеса вам не потребуется? − Спросил молодой дракон, взглянув на Тигри.
− Возможно. Но пока мы попробуем без. − Ответила Ренти.


Арсен сидел в баре, потягивая пиво. Вокруг стоял шум, гомон. Все казалось простым и легким. Он почти не вспоминал о своих приключениях. Полет в космос, прыжок через сто слишним лет, не особенно хорошо отразились на его нервах, и комиссия быстро списала его из пилотов после возвращения. Но Арсен не жаловался. Он получил довольно крупную страховку, на которую теперь можно было жить до самой старости не думая ни о чем.
Рядом появился какой-то человек и опустился напротив. Арсен постарался рассмотреть его и узнал, наконец.
− О, Ренти Белла. − Произнес он. − Какими судьбами?
− Я искала тебя. − Ответила женщина, и Арсен ощутил что-то не очень хорошее.
− Не-не, я все. Я закончил полеты, меня списали!
− Ты новости не смотришь, Арсен?
− И что? Что война? Ну и что? Меня туда не возьмут, даже если я напрашиваться стану.
− Тебя никто не гонит на войну. Даже в космос тебя никто не гонит. Мне просто нужен корабль.
− У меня его нет, он же не мой был!
− Ты всегда отвечаешь не дослушав? Ты пилот, ты знаешь людей...
− Ха! Сто двадцать лет назад я их знал! Да! А сейчас... Я никого не знаю. Не больше чем ты! Ты же сама пилотом была, или я ошибаюсь?
− Нет, не ошибаешься. Но все же, ты имел практику побольше чем я. И летал недавно, а я летала почти пятьдесят лет назад. Ты даже не понял, что я вылетела отсюда раньше тебя, Арсен.
− Извини, но... − Он замолк.
− Ну, как хочешь. Так и скажу Рамзесу, что он спасал тряпку, а не человека.
− Эй-эй! − Воскликнул тот. − Ты это!.. Ты чего! − Арсен был напуган. − Он же нечеловек!
− Ну и что? Он мой друг, а ты так себе. Тебе жизнь спасли, а ты и пальцем пошевелить не хочешь.
− Я же довез вас сюда!
− Болван. Твоим кораблем могла управлять я, мог управлять Маргесон, мог управлять Рамзес! Тебя вытащили только потому, что Тигри не желала оказаться на корабле незаконно. Но ты отблагодарить ее за это не желаешь.
Ренти Белла поднялась и пошла на выход. Арсен догнал ее на улице.
− Послушай, ну что я могу сделать то!
− Помахать своим билетиком, поспрашивать, узнать кое что, Арсен. Никакого риска. Надо просто найти людей, которые за хорошее вознаграждение доставят ее на Кальмедо.
− Судя по слухам, туда вряд ли кто отправится.
− Каким слухам?
− Есть всякие...
− Ты рассказывай! Ну!...
− Хорошо. Я расскажу. Драконы разбили там всех наших и захватили базы на земле и в космосе.
− На какой земле? − Удивленно спросила Ренти.
− На вашей, разумеется. Базы, понимаешь? Тьфу, я тебя уже за дракона принял, на их земле. Сначала им разрешили, затем что-то там случилось, и драконы снесли все под чистую в несколько дней. А через полгода захватили базы в космосе. Не знаю, как. Это рассказали те, кто сбежал оттуда. Дезертиры, грубо говоря. И официально они ничего не рассказывали.
− Значит, эта информация не достоверна.
− Возможно. Но дыма, как говорится без огня... − Арсен замолчал. − Информацию я могу поискать. Но лететь я никуда. Я дома и у меня есть все.
− Это мой телефон, Арсен. Но по нему ни слова о деле. Он прослушивается.
− Но тогда они узнают о встрече.
− Ты проси не так. Скажи чего-нибудь просто, типа встретиться поболтать о былом, в ресторанчик завалиться. Понял?
− Хорошо. Через день-два звякну.


Ренти продолжала поиски. Она обратилась и на космическую биржу, где сделала простое предложение о полете с оплатой по факту прибытия. Вряд ли бы кто согласился, но бог знает...
Коммерческих предложений оказалось не мало, но для них требовались деньги и не малые деньги. Цены росли на глазах из-за того, что военные действия приближались к планете.

− Без денег это будет сложно. − Сказала Ренти, рассказывая о том, что узнала.
− А у нас что, денег нет? − Удивился Рамзес. − А это не пойдет, что ли? − Он выложил на стол несколько крупных прозрачных камней.
− Ты где их взял? − Спросила Ренти.
− Не боись, в этом мире таких отродясь не бывало. − Ответил тот. − Не веришь, берешь и проверяешь. Экспертов вокруг сколько угодно, а?
Тигри взглянула на Рамзеса.
− Ну чего такого? − Произнес Рамзес. − Обыкновенный уголь, упаковал как надо и все. − Или он здесь не стоит ничего? Тогда, скажи, что стоит?
− Он стоит. Только как мы его продадим без документов?
− Что-то я вас совсем не понимаю. − Произнесла Тигри. − Камни наши, деньги ваши, какие проблемы? Что еще за документы такие?
− Вы ведь подписывали бумаги, что не ввозите ничего ценного.
− А откуда нам было знать, что здесь углерод пакованый в цене? − Произнес Рамзес.
Дверь в комнату раскрылась и в нее вскочило несколько вооруженных людей.
− Что это значит?! − Воскликнула Тигри. Четверо драконов тут же оказались перед ней.
Из-за группы солдат вышел человек в форме Генерала.
− Вы арестованы за проведение действий, квалифицируемых как шпионаж. − Произнес он.
− Ты, дядя, штаны сначала застегни, а потом говори, кто арестован. − Произнес Рамзес.
Генерал дернулся, его форма расползлась лоскутами и человек оказался в чем мать родила.
А из рук солдат посыпалось оружие. Кусками металла...
− О, дьявол... − Возник чей-то голос.
− Валите отсюда, пока ваши головы не начали раскалываться! − Зарычал Рамзес. Солдаты взвыли и бросились бежать, а генерал стоял как вкопаный.
− Тебе отдельное приглашение, чтобы ты свалил?! − Зарычала Тигри.
Человек дернулся и свалился на пол. Рамзес рассмеялся.
− Он к полу задницей прилип, наверно, клей жрал, недоумок!
Человек закричал. Он дергался и рвался, пытаясь отодрать от пола руки, ноги.
− Отпусти его, Рамзес. − Произнесла Тигри.
Человек, наконец, вскочил и убежал.
− Похоже, приближаются стихийные бедствия. − Произнесла Тигри, взглянув на Ренти.
− Я не знаю, как мы сможем уйти. − Ответила она.
− Уйти не сложно. − Произнес Рамзес. − Вопрос только, куда?
− Думаю, в мой дом на первое время. − Сказала Ренти. − Пока они очухаются, мы что-нибудь придумаем.
− Тогда, едем. − Ответила Тигри.
Рамзес махнул рукой, со стола исчезли камни. Ренти вместе с пятью драконами прошла вниз. Солдаты еще бегали там, но не долго. Короткая вспышка, и все свидетели оказались на полу.
− Они без сознания, Ренти, Рамзес не глупый. − Произнес молодой дракон.
Они выскочили в гараж, сели в машину, в которой всегда ездили по городу и отправились в путь.
− Они найдут нас сразу. − Сказала Ренти. − Надо думать.
− Чего думать, забираем твоих и едем дальше. − Ответил Рамзес. − А машину поменяем по дороге...


− Что?! − Воскликнул Командующий. − Куда сбежали?! Как?!
− Я не понимаю! Они применяют силу Лоу!
− Лоу? Это же невозможно! Они не люди!
− Они не люди! Они дьяволы! − Закричал Генерал. − Их сила больше чем у людей! Больше сотни!.. − Генерал что-то кричал еще совершенно несуразное и дикое. О том, что они оставили его без одежды, что солдаты оказались без оружия...
Командующий больше не слушал. Он некоторое время обдумывал факты, а затем передал приказ помощнику связать его с Президентом.

− Сэр. Я только что получил прямые подтверждения, что драконы обладают силой Лоу. − Произнес он.
− Прямое подтверждение? Это какое?
− Они ушли с помощью этой силы от ареста.
− Вы уверены, что это сделали они, а не человек, находившийся с ними?
− С ними была только Ренти Белла.
− Она обладает этой силой.
− Но мой человек сообщил, что был подвергнут атаке силой не меньше ста баллов.
− Он сам?
− Да. Он имеет полную силу, но он не смог произвести арест, сэр.
− Это только означает, что Ренти Белла обладает полной силой. И мы сумеем ее достать. Это будет не сложно.
− Да, сэр. − Ответил Командующий.
− Я назначаю сбор сегодня вечером, Командующий. Она подчинится Лоу.


Машина двигалась по ночной дороге. Рамзес показал в сторону и Тиру повернул машину на проселок. Через пару минут фургон остановился и все вышли из него.
− Здесь, думаю, можно заночевать. − Сказал Рамзес. − Но дежурить надо все время.
Драконы расположились на земле. Двое детей остались в фургоне вместе с Ренти и Тиру. Рамзес некоторое время наблюдал за звездами и объявил, что будет дежурить первым. Он остался один среди спавших друзей и лег, рассматривая звезды и слабые точки космических кораблей проплывавших над планетой...


Семдесят шесть человек собрались вместе в старом круглом зале. Они рассаживались на свои места ничего не говоря. Все они принадлежали одному существу, существу по имени Лоу, и сбор должен был пробудить его для того, чтобы осуществить задуманное действие.
Мысли людей сошлись и сомкнулись в круг. Они сидели не двигаясь, и только одна идея витала вокруг них в воздухе. Она нарастала, затем обратилась в слабую белесую дымку, что начала собираться в центре. Движение ускорялось и резко схлопнулось. Перед людьми возник огненный шар, который множеством щупалец касался всех собравшихся. Шар дрогнул и в его центре появился образ человека.
"Приветствуем, тебя, Лоу." − Возникли голоса.
Ответ не последовал. Лоу уже знал все, он знал все мысли людей и знал все, что они хотят сказать. Он напрягся и взглянул вверх. Слабый белый всплеск ушел во внешний мир и разлетелся по планете, тут же возвращаясь. Лоу обнаружил точку, где находился объект и теперь оставалось лишь пролететь туда и захватить...


Слабый сигнал сканера насторожил Рамзеса. Странный сигнал. Рамзес поднялся и увидел приближавшуюся огненную волну. Одно мгновение, и единственная мысль накрыла драконов и машину, где спали люди. И сам он стал похожим на лоренсийца.
Удар вошел в стену и отразился. Рамзес увидел белый огонь вокруг. Огонь вновь сжался атакуя, но не сумел пробить стену защиты.
"Ты, братец, пьян?" − Мысленно спросил Рамзес.
"Ты не сможешь стоять против меня!" − Возник голос в ответ. − "Сдавайся, и я оставлю тебе жизнь!"
"Так ты враг Рамзесу?" − Он передал искренне удивление.
"Я не враг. Я такой же как ты, и я сильнее!" − Возник голос. − "Во мне сила тысяч людей!"
"Вампир человеческих душ?" − Усмехнулся Рамзес. − "Лети отсюда куда подальше. И я предупреждаю тебя. Следующая твоя атака станет последней в твоей жизни."
"Ну что же. Ты не захотел сдаваться. Значит, это твоя смерть!" − Произнес голос.
Новый удар обрушился на Рамзеса. На этот раз огненный удар энергии разрушения.
Вспыхнула голубая сфера. Мгновенный прыжок, и Рамзес влетел в центр атаковавшего его демона. В то же мгновение мощнейший удар разорвал сферу сознания существа в клочья, огненные осколки разлетелись в стороны. Рамзес не щадил врага. Он достал все его части и уничтожил, затем проследил связь и ворвался в зал, где находилось множество людей. Они были связаны силами Лоу.
Огненный круг разорвался. Удары Рамзеса вошли в головы людей, и те очнулись. Вспышки исчезли, зал погрузился во тьму.
− Что происходит?! − Произнес Президент Мира.
− А что происходит? − Спросил Рамзес, вскидывая руки вверх. Вокруг вспыхнули факела и люди теперь видели и друг друга и его самого. − Вы не помните себя, господин Президент?
− Я помню. Кто ты?!
− Я ваш освободитель, господа. И, могу вас поздравить. Лоу мертв.
− Он не может быть мертв, пока живы мы!
− Да ну? − Удивился Рамзес. − Где же он? Эй, Лоу! Выходи, или ты трус?!
Люди переглянулись.
− Ты что сделал с нами?! − Взвыл Главнокомандующий. Он проскочил к Рамзесу и не добежав замер, потому что тело Рамзеса вспыхнуло белым светом. − Ты? Ты Лоу! − Произнес человек.
− Ты спятил, папань. − Усмехнулся Рамзес. Он резко переменился и перед людьми оказалась Ренти Белла. − Еще нужны объяснения? − Произнес Рамзес ее голосом.
− Ты! Это невозможно! − Взвыл Президент.
− Последний вопрос. Вы подчиняетесь мне или закону? Отвечайте!
Ответ оказался красноречивее всех слов. Люди опустились на колени и объявили о своем подчинении. Все, в том числе и Президент и Командующий.
− Отлично, господа. Слушайте мой первый приказ. Кто его ослушается, тот этим докажет, что он мой личный враг. И тот умрет. Вы готовы слушать?
− Да. − Ответили люди.
− Вы сдаетесь. Подписываете полную капитуляцию перед Тагарисом.
− Но они убьют нас!
− Я убью вас раньше, если вы не сделаете. А сделаете, глядишь, вас и помилуют за благоразумие. Итак, время пошло.
Белый огонь перед людьми исчез и растворился, разлетаясь во все стороны...

Рамзес вернулся к месту стоянки и еще некоторое время находился там в голубом сиянии. Он проверял все вокруг и не нашел больше никого рядом.
− Рамзес. Прекрати свой фейерверк, нас могут заметить. − Произнесла Тигри.
− Вообще-то, нас уже давно заметили и разметили. − Ответил он.
− Что?! − Тигри вскочила.
− Спи, Тигри. Ничего они уже не сделают. Я уничтожил Лоу.
− Как это уничтожил? Ты убил их?!
− Нет. Я убил только одно чудовище, что напало на нас, пока вы спали. − Рамзес лег на землю став молодым драконом, каким его приняли на планете. − Тигри, это невозможно объяснить просто так. Этим миром правили люди, подчинявшиеся сверхсуществу. И это сверхсущество − Лоу. Вот его я и уничтожил, потому что оно пыталось убить нас.
− Ты несешь какой-то бред. Когда оно пыталось нас убить?
− Пока вы спали.
− Может, тебе это приснилось, Рамзес?
− Ты мне не веришь? Тигри, ты не веришь?
− Я верю, но я не понимаю.
− Я так сразу и сказал, что этого не понять. Ты не увидела бы ничего, кроме фейерверка огней. Это борьба в ином измерении, Тигри.
− Ладно, коли ты навоевался, буди Рафа и ложись спать сам.

Утром все было как прежде. Машина выехала на дорогу с рассветом и помчалась вперед, уходя от столицы. Рамзес не говорил ни с кем. Его клонило в сон и он заснул в кузове.
− Что это с ним? − Спросила Ренти.
− Не выспался. − Ответила Тигри. − Ночью бредил про какое-то сверхсущество, с которым он будто бы подрался.
Ренти не стала спрашивать больше. Машина уходила по дороге к зоне полупустынь. Маргесон включил приемник на волну новостей. Поначалу не было ничего существенного. Передавались сводки действий в космосе, затем появилось Правительственное сообщение.
− Сегодня Правительство рассматривало вопрос о войне. − Произнес диктор. − Вопрос был поставлен радикально и было принято решение о немедленном выходе на переговоры с Тагарисом, по вопросу о прекращении военных действий. Рассматривался вопрос о целесообразности самой войны, и было принято заявление о несоответствии методов решения политических вопросов с главными целями. Сообщение с просьбой о выходе на переговоры было отправлено Командующему военнокосмических сил Тагариса. Так же, в связи с принятыми решениями были приостановлены все активные военные действия Лоренсии.
− Слыхали? − Спросил Тиру.
− Слыхали. − Ответила Ренти. − Сдались бы сразу да и все. Там же люди, а не звери.
− Ну, это как сказать. − Ответил Тиру. − Тебя с твоими способностями эти отправили бы на костер первой.
− Они на столько звери? − Спросила Ренти, взглянув на Тиру.
− Нет. Но тебе будет без разницы, один тебя зверь будет убивать или миллион. А один отморозок на миллион всегда найдется.
− Вот их и надо было давить, а не войны устраивать.
− Я их устраивал, что ли?

Они остановились в маленьком городке, где никому не было дела до приезжих. Драконы не показывались, а на людей и не смотрели.
Утром следующего дня городок ожил и загудел словно растревоженный улей.
− Что случилось? − Спросила Тигри.
− Не знаю. − Ренти смотрела в окно машины. − Надо узнать сходить.
Она ушла и вернулась через десять минут с таким выражением лица, словно ее облили холодной водой.
− Что там, Ренти? − Спросил Тиру.
− Они сдались. Подписана полная капитуляция Лоренсии перед Тагарисом.
Тиру присвистнул и толкнул Рамзеса.
− Эй, Рамзес, слыхал новость?
− Слыхал. − Ответил тот. − Не мешай спать.
− Да ты второй день напролет спишь уже.
− Да хоть третий. − Фыркнул тот и отвернувшись уткнулся в борт.
− Ты обиделся, что ли? − Спросила Тигри.
− Устал я, а не обиделся. − Промурчал Рамзес и больше не сказал ничего.

Через четыре дня над дорогой появились истребители Тагариса. Они прошли над двигавшейся машиной и ушли вперед. Через час фургон въехал в город, где был окружен вооруженными людьми в формах противника.
Солдаты едва сдержались, чтобы не стрелять, увидев драконов. Они не стреляли только потому что перед ними появилась Ренти Белла с поднятыми руками и криками "не стрелять".
Появился командир, и ему объяснили, что пойманные инопланетяне являются мирными посланцами с Кальмедо. Офицер не стал выяснять, почему мирные посланцы были с когтями и выглядели как чудовища, а просто сообщил об этом командованию.


Тигри, четверо драконов, Ренти Белла, Тиру Маргесон и Райджен с Рахидой оказались перед Главнокомандующим ВКС Тагариса. Тот довольно долго рассматривал инопланетян, затем прошел за свой стол и вынул какие-то бумаги.
− Вам предоставляется корабль для отправки на вашу планету. − Произнес он. − Люди, разумеется, останутся здесь.
− Мы отправляемся вместе с Тигри. − Произнесла Ренти Белла.
− Вы останетесь здесь, Ренти Белла. И Тиру Маргесон останется здесь. И уж тем более сдесь останутся дети, потому что очевидно, что они не ваши.
− Райжен мой сын! − Произнесла Ренти.
− Вы не имеете права их задерживать. − Произнесла Тигри, глядя на командующего. − Ренти Белла − мой друг. Ее муж, ее сын и невеста ее сына имеют гражданство в мире Кальмедо. И ваша власть на них не распространяется. Они прилетели со мной, со мной и улетят. Остаться они могут только по своему собственному желанию, а его я у них не вижу.
− Вы заявляете, что в вашем мире живут наши люди?
− Вам это было давно известно, если не вам, то тем, с кем вы дрались. Задерживать их с вашей стороны было бы неразумно, тем более, что они не участвовали в войне.
Главнокомандующий промолчал, затем вписал что-то в бумагу.
− Вы можете улетать вместе с ними. − Сказал он.

Рейдер был подготовлен к старту. Команда и пассажиры заняли места. Отправление происходило в полной тишине. Тигри ждала лишь момента входа в прыжок. Как только он был объявлен, она поднялась с места.
− Захватите команду. − Произнесла она, взглянув на Рафа. − Я им не доверяю.
Прошла всего пара минут. Три человека, попавшиеся в когти драконов выли и кричали, требуя соблюдения каких-то прав. Ренти и Тиру заняли места в рубке и не особенно раздумывая оборвали прыжок.
− Знаем мы ваши фокусы. − Произнесла Тигри, глядя на связанных людей. − Уже летали. Тиру, проверь все там, чтобы не было бомб!
− Я пойду с ним. − Сказал Рамзес. − Я тоже кое что смыслю в технике.
− Хорошо. − Ответила Тигри.
Дракон и человек ушли, а команда рейдера притихла.
− Вам лучше рассказать сразу, какую мерзость вы мне придумали. − Произнесла Тигри, глядя на капитана рейдера.
− Мы ничего вам не делали. Мы исполняли приказ доставить вас на Кальмедо! − Произнес капитан.
− Тогда, какого дьявола, вы координаты для прыжка не те ввели? − Спросила Ренти. − Кальмедо в десяти тысячах световых лет от Лоренсии, а не в пятистах!
− Каких десяти?! До Кальмедо четыреста семьдесят шесть лет! − Воскликнул капитан. − У меня все данные записаны!
− Этого придурка обманули, Тигри. − Произнесла Ренти. − Здесь все данные перепутаны.
− Совсем? − Спросила Тигри. − Ты можешь определить, где находится Кальмедо?
− Только приближенно, Тигри. Я помню место в галактике, но не точно.
− Надо лететь туда и искать.
− Да. Только перед этим все программы проверить. Они могли и их сбить.
Тиру вернулся в рубку.
− У нас проблемы, Тигри. Топлива хватит едва ли на несколько часов. О посадке даже говорить нечего, баки пусты.
− Дьявол. − Фыркнула она. − Ренти, ты можешь найти какой-нибудь мир рядом? Который подойдет.
− Попробую. − Ответила она.

− Когда прилетим, из этих придурков шашлыки сделаем. − Прорычала Тигри, глядя на пленников.
− Отличная идея, Повелительница. − Прорычал Раф. − Давненько я шашлыков не ел.
Пленники дрожали от ужаса, но бежать им было некуда. Рейдер под управлением Ренти совершил несколько прыжков, но все они заканчивались у слаборазвитых миров. Там можно было не думать ни о заправке, ни о последующем старте.
− Вы можете сохранить себе жизнь, если назовете координаты места, где мы сможем провести ремонт и заправиться. − Произнесла Ренти. − Это ваш единственный шанс, потому что в ином случае, вы точно сдохнете вместе с нами.
− Вы враги, и мы ничего не скажем! − Произнес капитан.
− За себя говори, отморозок. − Ответила Ренти и ткнула пальцем в человека, который в мыслях был готов сдаться. − Давай, говори. Ты же видишь, что мы с ними живы, тебя отпустят, если скажешь. Ну?!
− Я скажу. − Произнес тот.
− Ты предатель! − Закричал капитан.
− Я жить хочу! − Завыл человек.
Ренти мысленно сказала что нужно Тигри, и та приказала драконам увести двух пленников.
Третий, оставшись один, выложил все. Он был навигатором и знал реперы, знал координаты. Уже через пять минут перед кораблем сияла звезда, а на радиоволнах слышались сигналы маяков, означавшие, что здесь мир среднего класса по развитию. В нем можно было не только отремонтироваться, но и новый корабль купить.

− Чей это мир? − Спросила Ренти.
− Это мир Монтеро. Здесь есть колонии людей и харейцев. Здесь свои законы, вас никто ни о чем не спросит, если вы приземлитесь. − Произнес человек.
− Что у нас с топливом? − Спросила Тигри.
− Рамзес чего-то нахимичил, сказал, на сутки еще хватит. − Ответил Тиру. − Но сесть не сможем. Нужна станция.
− В общем, все зависит от вас, Тиру. Прикидываемся шлангами и летим.
− О, шлангом я еще не бывал! − Воскликнул Рамзес.
− Твои шуточки сейчас не к месту, Рамзес. − Ответила Тигри. − Постарайся быть тише воды и ниже травы.
− Ладно. − Ответил тот.


Прилетевших приняли на старой космической станции, а там, когда оказалось, что у команды нет средств, ее просто лишили рейдера и отправили вниз, на планету.
− Вот мы и влипли в очередной раз. − Произнес Маргесон.
− Ты то с чего? − Спросила Тигри. − Здесь есть люди, твои жена и сын здесь, можете спокойно остановиться и жить.
− Точно. − Произнес Рамзес. − А этих троих на шашлыки. − Он взглянул на трех человек команды, что еще находилась рядом по непонятной причине, и те рванули с места.
− Догнать? − Спросил Раф.
− Не надо. Пусть драпают. − Ответила Тигри.

Рамзес не долго ходил драконом. В какой-то момент он обернулся крылатым зверем и, полетав немного вокруг, опустился на землю.
− Наконец то, хоть собой побыть можно! − Воскликнул он и начал бегать по улице туда сюда, как пес.
Друзья вышли на новую пустынную улицу города и остановились.
− Не нравится мне эта пустота. − Произнесла Ренти.
− Мне тоже. − Ответила Тигри и обернулась. Позади появились две машины с вооруженными людьми, а затем еще три выехали с другой.
− Эй вы, зеленые! Сдавайтесь! − Загремел голос.
− Тигри, можно мне поразвлекаться? − Произнес Рамзес, подойдя к ней.
− Ты сможешь?
− Раз плюнуть.
− Хорошо. Действуй.
Рамзес пробежал от нее к машинам впереди и встал перед ними.
− Хррр! − Зарычал он.
Кто-то выстрелил, и крылатый зверь взмахнув крыльями взлетел.
Люди в машинах загоготали и начали пальбу по летевшему зверю. Рамзес в какой-то момент перекувырнулся в воздухе, а затем завис не двигаясь.
− О-о, черт... − Проговорил кто-то.
Из под крыльев зверя метнулись две огненные молнии и две машины взорвались, раскидывая людей. Рамзес развернулся и понесся на другие три машины. Из под его крыльев с грохотом пулеметной стрельбы понеслись трассирующие пули.
Машины попытались уехать. Люди палили по зверю, а тот нагнал их расстрелял одну из машин так, что в ней что-то взорвалось. Крылатый зверь поднялся выше, раздался свист словно падали авиационные бомбы и вдали возникли еще два взрыва...
− Никогда не пойму, как он такое может проделывать. − Произнес Тиру, взглянув на Тигри.
А в этот момент над улицей появился вертолет.
− О, черт... − Произнесла Ренти.
Рамзес оказался рядом с боевой машиной и два крупнокалиберных пулемета ударили по нему.
− А ну прекрати! − Завыл писклявый голос Рамзеса. − Мне щекотно! Ты! Прекрати, а не то винт откушу!
Рамзвес перекувырнулся в воздухе и словно прыгнул вверх.
Раздался удар, треск. Тигри чуть ли не взвыла. Вертолет резко дернулся в сторону, рухнул на мостовую и взорвался.
− Долетался, вертохвост. − Проговорил Рамзес, возникая в воздухе перед Тигри.
− Ты цел?! − Воскликнула она.
− Цел, только ты меня не бей! − Воскликнул он, отлетая.
− Я не бью. Он же тебя винтом!...
− Ну и что? Я ему под винт плазменную струю в миллион градусов подсунул, его и срезало, как траву косой.
− И ты все можешь объяснить с точки зрения физики? − Спросил Тиру.
− Могу. − Усмехнулся Рамзес. − Только с моей физикой, а не с вашей. − Ваша вот, например, не может объяснить телепатию. Что передает мысли, знаешь?
− Какое-то излучение.
− Во-во. Именно, что "какое-то"! − Фыркнул Рамзес.
− А ты его знаешь? − Спросила Ренти.
− Я его чую. И этого достаточно. − Ответил тот. − А физика и все расчеты, это для умников. Кому интересно, тот и считает.
− Не понял. Ты не рассчитывал ничего, что ли?
− А ты что, считаешь все перед тем как шаг ступить или рукой махнуть? А, Тиру? Ты знаешь с какой силой держишь ложку когда ешь и траекторию ее рассчитываешь, а затем химические реакции в желудке? Да?
− Но это же были ракеты, а не... не перья! − Воскликнул Тиру.
− Ну и что, что ракеты? У них что, электроны другого цвета были?
− Кончайте спор, тут кто-то идет. − Сказала Тигри. Рамзес взлетел и оказался на крыше лавки, стоявшей на тротуаре. Из-за угла вылезло нечто огромное, динозавроподобное.
Монстр остановился, затем его длинный язык метнулся к стоявшим людям и схватил Тигри.
− О, дьявол! − Взвыли драконы. Они все бросились к монстру, вцепились в его язык, и тот потащил всю кучу к своей пасти...
Удар молнии вошел в чудовище. Огненный сноп вышел из его спины, вырвался, разорвал тело зверя. Тот отпустил жертвы, дернулся, едва не встав на дыбы и рухнул, раскрываясь словно бутон цветка. Ошметки монстра полетели в стороны, взрыв, возникший в его центре разметал мерзкую жижу, которая облила все вокруг, попав и на драконов и на людей. Ошметки чудовища повисли на столбах, балконах домов, остатках проводов.
− Господи, мы чуть не погибли! − Произнесла Тигри.
− Чуть не считается. − Фыркнул Рамзес, с крыши так же покрывшейся мерзкой грязью. − Может, пойдем из этого дерьма, а?

Они добрались до воды, вымылись и искупались, очищаясь от вонючих останков убитого монстра. Отсутствие населения вокруг теперь можно было понять, но почему было совершено нападение со стороны военных?
Рамзес улетел и вернулся через минуту с сообщением, что в ближайшей округе никого нет, в том числе нет и подобных монстров.
− Ты бы нашел поселение нормальное, Рамзес. − Сказала Ренти.
− А я и нашел. Всего пятьдесят километров отсюда. Город, и там есть люди. А еще есть база, рядом с которой нас выкинули, у них здесь целый гарнизон военный, и вертолет их, только они решили, что его монстр сбил, а их сообщения о маленьком летающем звере, которого пули не берут, на базе приняли за бред сумасшедших.
− Они нас не примут?
− Не примут. − Ответил Рамзес. − Кстати, я не нашел тех троих, возможно, их уже сожрал этот зверь.
− Вряд ли он успел. − Сказала Тигри.
− Кто знает, если они нарвались на него, то мог и успеть. − Ответил Рамзес. − Мы идем или как?
− Идем.

Городок встретил пришельцев с подозрением. Особенно следили за тремя зелеными драконами и Тигри, но никто не приставал к ним. Рамзес летал над улицей. Люди от него поначалу шарахались, но уже к вечеру слух о крылатом звере, пришедшем с инопланетянами, разошелся по городу, и его не так боялись. К тому же, зверь оказался разумным и умудрился даже подружиться с парой лавочников, когда продал им по дешевке несколько драгоценных камешков.
− Да вы чего! Откуда взял, откуда взял! − Воскликнул Рамзес. − Я − Рамзес! У меня этих камешков навалом! − Он говорил это стражам порядка, не давая тем подойти.
− Может, ты их украл! Показывай документы! − Заговорил человек.
− Какие еще документы?! В гробу я видел ваши документы! − Зарычал Рамзес. − Рамзес не держит паршивых бумажек! − Зверь отскочил от края крыши, на которой стоял, а затем перемахнул через улицу на другой дом, когда на первый по лестнице полез какой-то человек. − Ладно, надоели вы мне! Болтать еще со всякими бескрылыми! − Он взмахнул крыльями и улетел в небо.

Стражники через некоторое время оказались перед драконами, и Тигри без всяких слов предъявила документы о прибытии.
− Здесь сказано, что вас пятеро, а не четверо. Где пятый?
− Гуляет. − Произнесла Тигри. − Вас что-то не устраивает? Эти бумаги мы получили от ваших людей.
− Это еще не факт, что от наших. Вы не заплатили, когда пришли в город!
− Мы заплатили. − Произнесла Тигри и всунула в руку стражника еще одну бумагу.
− Здесь сказано, что вы платили нашими деньгами, а у вас их не могло быть!
− Мы получили их продав драгоценности.
− Вы не имели права ими торговать, не имея разрешения и не имея права входить в город!
− Ты, придурок двуногий! − Зарычал голос Рамзеса. − А ну повернись сюда, сопляк, я тебе говорю!
Стражники обернулись и перед главным из них оказалися крылатый зверь. Он стоял на задних лапах, широко расставив их. Его крылья были раскрыты. В правой передней лапе Рамзес держал нечто вроде пистолета, дулом которого была небольшая ракета с армейскими знаками и значком ядерного оружия.
− Ты! − Рамзес ткнул боеголовкой своего оружия в человека. − Проваливай отсюда, а не то нажму на курок, и твои кишки будут по всему городу собирать! Нельзя входить! Нельзя входить! Я сюда влетел, а не вошел, понял?! Есть у вас закон, что влетать нельзя? Нету! Так что, вали, пока цел!
− Взять его! − Приказал стражник своим.
Рамзес махнул свободной лапой и подбежавшие люди шарахнулись назад, закрывая лица руками. Они взвыли и забегали.
− Ну, ты! Проваливай, я сказал! − Зарычал Рамзес и нажал на курок. Его ракета слетела с оружия, раскрылась словно захват для груза. Стражник оказался схваченным куском железа и завопил.
Огненная струя вырвалась из хвоста ракеты, стражник взлетел в воздух вопя и полетел вдоль улицы, набирая высоту.
− Мягкой посадочки тебе! − Фыркнул Рамзес.

Ракета пронесла человека над городом, над базарной площадью. Его видело огромное количество людей, но кульминацией стало его приземление. Человек летел спиной вперед, орал и не видел, что летит в окно дворца. Он ударился в него, разбил стекла и влетел в тронный зал, падая прямо перед Повелителем города. Ракета все еще пускала огонь из хвоста, став словно фейерверком и прижимая человека к полу. Тот орал, пока прибежавшие стражники не вылили на него и ракету несколько ведер воды...

− Рамзес, по моему, ты снова создаешь проблемы, а не решаешь их. − Сказала Тигри.
− Тигри, ну какие могут быть проблемы? Армии здесь нет, а стражники и сказать ничего не сумеют толком. Они же не понимают, что случилось. Сбежали и все.
− Что ты им прыснул в лицо? − Спросил Тиру.
− Сущий пустяк, несколько капель слезоточивого газа. Хошь нюхнуть? Это совсем не опасно.
− Не хочу. − Ответил тот.

Стражники вновь окружили пришельцев, и на этот раз Тигри приказала Рамзесу ничего не предпринимать. Всех девятерых доставили во дворец к Повелителю. Тот некоторое время рассматривал пойманных инопланетян и людей. Ему показали отобранные у пришельцев документы, в которых по непонятной причине стояли не совсем те цифры. Четыре человека и пять драконов вместо четырех человек, четырех драконов и крылатого зверя. Последнего держали особо, сцепив и его лапы и крылья, и зверь уже не сопротивлялся.
− Отвечайте, по какому праву вы напали на моих стражников и на меня?! − Загремел Повелитель.
− Мы не нападали ни на вас, ни на ваших стражников. − Произнесла Тигри.
− Вы еще смеете мне врать?! Я видел своими глазами, как из-за вашей железяки человека вбросило в окно второго этажа, и он чуть не сгорел! − Повелитель прошел прямо к Тигри, а та смотрела на Рамзеса.
− Ничего с ним и не стало, ну полетал, ну поорал... − Произнес Рамзес. Повелитель обернулся к нему.
− Ты кто такой?! Отвечай!
− Я? − Спросил зверь. − Ну ты, дядя, хам. Меня вся галактика знает! Я − Рамзес! Понял?!
− За твое хамство тебя повесят! − Произнес человек.
− Че, прям сейчас, что ли? − Фыркнул зверь. − Спорю на алмаз размером с кулак, что ты струсишь повесить меня прямо сейчас!
− Повесить его! − Прогремел Повелитель.
Драконов и людей вывели на площадь. Вокруг шеи Рамзеса появилась веревка, на его лапы навесили булыжники, крылья сцепили и таким образом зверь оказался на эшафоте. Палач с силой ударил по скамейке и Рамзес повис на веревке. Он хлопал глазами и смотрел на Повелителя.
− Че, повесили что ли? Это называется повесили?! − Возник его смех. Палач подошел к зверю сзади и наскочил на него, создавая лишнюю тяжесть. − Чего надо, придурок? Щас как дам хвостом промеж лап!
Стражник взвыл внезапно и слетел со зверя, хватась руками за больное место.
− Затрелите его! − Приказал Повелитель.
Стражники подняли оружие и выстрелили. Пули ударили непонятно во что, взвизгнули и полетели рикошетом во все стороны. Одна из них угодила командиру стражников в руку, другая разбила окно, третья зазвенела в бочке, что стояла рядом.
− Стрелки! − Фыркнул зверь. − Не умеете стрелять, не беритесь!
− Убейте его! Убейте! − С гневом выл Повелитель.
Люди набросились на висевшего зверя. Его били и камнями и палками, но все оказалось без толку. Зверь в какой-то момент чихнул, и стражники разлетелись в стороны, падая на землю.
Камни, что были привязаны к зверю, лежали на земле с обрывками веревок. Крылья Рамзеса расцепились и он взмахнул ими, скидывая останки цепей. Зверь все еще висел на веревке и немного болтался на ней.
− Слушай, если ты хочешь поиграть, ты бы сказал сразу. Я могу тебе устроить представление. И даже бесплатное! − Рамзес мотнул головой, веревка на его шее вспыхнула и сгорела словно порох. Он оказался на земле и встряхнул свою шерсть, как это делали собаки после купания. − Ну ты чего, совсем статуей стал? − Произнес Рамзес, подходя к Повелителю.
− Ты кто такой?! И чего тебе надо?! − Завыл тот, пятясь от зверя.
− У него такая короткая память? − Спросил Рамзес, глядя на Тигри. − Я, вроде, только что называл себя.
− Ты ему алмаз задолжал, Рамзес. − Произнесла Тигри. − За то что он тебя повесил сразу же. Ты проспорил.
− Да? Это он повесил меня?
− Повесил, так что с тебя алмаз. − Произнесла она. − С кулак размером.
− Ну, ладно, коли так. − Ответил тот, взмахнул лапой в воздухе и прошел к Повелителю. − Держи, ты его выиграл. − Сказал он. Человек едва удержал камень, что оказался в его руке. − Ну, мы пойдем, что ли? А то неинтересно здесь стало совсем.
Рамзес встал на четые лапы и пошел к выходу, немного задержался, взглянул на людей и драконов и усмехнулся. Молнии прошли вокруг них, уничтожая кандалы и веревки. Кандалы оказались на руках и ногах Повелителя, который тут же свалился на землю, не выдержав всего веса. Алмаз еще был в его руке, и он не выпускал камня.
− Не смотрите на него. − Сказал Рамзес. − Он заразный.
Они покинули дворец, ушли в город.
− Эти игры не доведут до добра, Рамзес. − Сказала Тигри. − Ты этого не понимаешь?
− Я понимаю. Но мы же уедем отсюда сегодня.
− Куда мы уедем то? И на чем? − Спросила Ренти.
− Дальше. − Ответил крылатый зверь. − На поезде. Станция на юге, вы не узнавали, что ли у людей об этом?
− Так здесь есть... И когда поезд? − Спросила Ренти.
− Сегодня. − Ответил Рамзес. − Через два часа.
− Надо идти туда и быстрее. − Сказала Тигри. − Нас могут и не взять.
− Возьмут. − Ответил Рамзес. − Я билеты еще вчера купил. Думал, вы поняли, а вы мне не поверили, что я билеты взял.
− Ты сам это так сказал, что... − Заговорила Ренти.
− Вечно вам все не так. И летаешь низко и свистишь не тем голосом! − Фыркнул Рамзес. − Идете на поезд или нет? − Спросил он, двигаясь по улице.
Они добрались до старого вокзала. Рамзес показал охранникам билеты, и те пропустили всех, хотя и смотрели на драконов с подозрением.
− Однако. − Произнес Тиру. − Прямо не поезд, а бронепоезд.
− А чего тебе не нравится? − Спросил Рамзес. − Это у них защита от динозавров. Они и поезд сожрать могут.
Охрана поезда, с которой говорила Ренти, заявила, что нападения случаются редко и монстры обычно уходят после первых залпов. Если же стрельба их не останавливает, тогда в ход идут настоящие боевые снаряды и их хватает, чтобы прикончить динозавра в случае чего.
Поезд вышел со станции и ушел из города по расписанию. Он не спеша двигался через степь. По прогнозам встреча с динозаврами не предстояла, а это выясняли с помощью спутников. Все монстры, находившиеся рядом с поселениями, были в прицелах наблюдателей, и без предупреждения встречи не обходились.
− Чертовы придурки. − Произнесла Тигри. − Какого дьявола они нас в город с динозавром высадили?
− А чего ты еще хотела от бандитов, Тигри? − Буркнул Тиру. − Еще неизвестно, куда мы приедем.
− В порт. − Ответил Рамзес. − А там на суперлайнере переплывем океан и будем в нормальной зоне, где динозавров нет.
− Можно и просто корабль нанять тогда. − Произнесла Ренти.
− Ну, возможно, если ты сумасшедшая, то и найдется тебе псих в пару. − Ответил Рамзес не открывая глаз. − А лично я с Тигри поплыву на самом большом суперлайнере.
− С чего это ты взял, что я тебя слушаться стану? − Зарычала Тигри.
− При чем здесь слушаться и не слушаться? − Усмехнулся тот. − Ты же не поплывешь в лодочке через океан, в котором морские чудовища водятся такие, что могут и приличный кораблик разбить ударом хвоста? Здесь дураков нет, Тигри. Народ давно не плавает через океан на маленьких кораблях. Тот динозаврик, что ты видела, просто дите по сравнению с теми, что в океанах плавают. Некоторые и на лайнеры нападают. Впрочем, их быстро отшивают. Ну так что скажешь, Тигри? Хочешь покататься в животике динозаврика?