Mak Ivan: другие произведения.

Эксперимент

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:



Ivan Mak


Эксперимент



− Экземпляр номер 4 вышел из под контроля, сэр, − доложил капитан.
− Уничтожить, − возник властный голос.
− Уничтожить? Но он же один из лучших...
− Он давно мне не нравился. Уничтожить! − с гневом приказал голос.
− Да, сэр!
Капитан покинул штаб, вызывая на связь командиров вертолетных подразделений. Несколько минут ушло на подготовку взлета. Машины поднялись в воздух и двинулись через территорию базы. Отыскать зверя не составило труда. Капитан еще раз попытался приказать Четвертому немедленно подчиниться, но в ответ пришел только отказ. Зверь несся через лес, радиопередатчик в его шее четко указывал положение.
− Огонь, − приказал капитан, когда четыре ракеты были готовы для стрельбы.
Вертолет дрогнул. Ракета ушла вниз, развернулась и ударила в лес. Одновременно, в то же место ударили еще три ракеты. Сигнал передатчика на мгновение остановился, а затем исчез. Вертолеты висели над местом, спецгруппа спустилась вниз.
Людям пришлось ждать, пока стихнет пожар. Влажная погода и моросящий дождь сделали свое дело. Команда добралась до места, и через час обгоревшие останки зверя были доставлены в лабораторию, где профессор Харнго проводил свои эксперименты над животными. Мало кто знал, чем занимался этот человек. Результаты оставались в тайне и лишь изредка приезжали люди из высших кругов, которым профессор рассказывал о своих достижениях. О лучших же достижениях знали многие на базе, потому что они разгуливали в виде подчиненных животных, среди которых были и безобидные кролики с мышами, и огромные тигры, которым вживляли компьютерные системы управления. Под номером 4 числился именно такой зверь, но теперь его не существовало. Профессор, не удовлетворившись своим детищем, принял решение уничтожить его.
Вторым направлением деятельности профессора была генетическая модернизация. Профессор проделывал множество опытов, скрещивал самых разных животных, птиц, рыб. В его лабораториях жили диковинные звери, каких не видывал мир, и некоторые были довольно опасны. Для тигров и подобных зверей был отведен целый павильон, в котором существовало три яруса. Здесь жили как подопытные экземпляры, так и несколько пар тигров, еще только готовившихся к экспериментам.

Ворота базы открылись, небольшой микроавтобус въехал на территорию и остановился. Подошедшие солдаты проверяли приехавших людей. У всех в документах были проставлены специальные штампы, которые означали разрешение въезда на территорию. Автобус был тут же отогнан на стоянку. Дальше ему двигаться не разрешалось, а группа после проверки проследовала за офицером. Четверо солдат сопровождали ее, и каждый приезжий знал, что секреты базы охраняются очень строго.
Группу проводили в зону отдыха, разместили в местной гостинице. Им выдали все необходимое, прочитали инструкции по поведению в случае каких-либо непредвиденных ситуаций, а так же напомнили о порядке пребывания на базе. Никто не имел права покидать гостиницу до особого распоряжения. Вся группа должна была отправиться дальше на следующее утро.
И в это утро восемь человек встретили своего нового начальника − профессора Харнго. Сначала он внимательно осматривал каждого прибывшего, затем сделал пару замечаний на счет того, что он не любил пьяниц и курящих. Курение запрещалось полностью, а спиртное разрешалось в очень ограниченых количествах и только в выходные дни.
Далее вся группа следовала в сопровождении профессора и еще десятка охранников. Людей проводили во вторую секретную зону, где они и должны были начать свою работу. В этой же зоне располагались и жилые помещения. Каждый приехавший знал на что шел. По сути база становилась для молодых ученых тюрьмой, но только в отношении свободы перемещения. Саму работу каждый признавал для себя интересной и увлекательной. Тем более, что лаборатории профессора работали на передовом крае науки.

В этот же первый день, после размещения по квартирам, молодые люди собрались в зале, где предполагалось провести распределение на работу в различных лабораториях. Первые два места были непосредственно в лаборатории самого профессора, остальные в дополнительных лабораториях, которыми управляли помощники Харнго. Новичков так же распределяли по двое в три лаборатории, и выбирали места не сами прибывшие.
Харнго сам назначал кого и куда отправлять. Он некоторое время рассматривал список, в котором были данные на всех и их краткие характеристики. Наиболее выделялось имя Аргисса Синяя Кошка. Необычными были не только имя, но и способности молодой женщины. Харнго долго раздумывал, стоит ли ее выделять сразу или послать в обычную лабораторию, чтобы посмотреть со стороны. Он склонился в конце концов ко второму варианту, и Аргисса оказалась в лаборатории Моеро, старика, который еще не мало мог сделать, но был почти на издыхании. К тому же, Моеро имел некоторые наклонности, которые могли помочь рассмотреть Аргиссу получше. Старик частенько вспоминал про научную мораль, особенно в экспериментах с живыми...
Распределение было закончено, и все отправлялись по домам. Настоящая работа начиналась со следующего дня.


Аргисса вошла в полутемное помещение, вслед за ней в лабораторию вступил Верд Андерг, второй новичок. Знакомство Аргиссы с Андергом состоялось совсем недавно, на сборах, что проводились в столице. Аргисса приехала из университета города Торбедо, где весьма успешно закончила биофак по специализации "биоинженеринг и генетика". Верд заканчивал столичный университет, но, в отличие от Аргиссы, уже проработал четыре года и чувствовал себя асом перед ней. Его специализация так же была связана с генетикой, но называлась "биофизика".
Два человека прошли в глубь помещения. Профессор Моеро сидел за столом, на котором стояла единственная включенная лампа.
− А... Молодые ученые, − произнес он, наконец. − Пройдите пожалуйста туда, включите свет и подождите. − Он указал на дверь рядом. Аргисса вошла в комнату первой, включила свет и уселась на диван, который был единственным местом, где можно сидеть. Напротив располагался шкаф с множеством книг, а рядом с диваном стоял маленький столик с парой журналов на биологическую тематику.
Андберг сел рядом с Аргиссой и некоторое время рассматривал книги, а затем чему-то усмехнулся, взглянув на Аргиссу. Та не подала вида, что заметила, стянула журнал со столика, пролистала его, затем пролистала второй. Верд не предполагал, что она таким образом все прочитала, и решил, что Аргисса что-то искала.
Профессор, наконец, появился в дверях, прошел через комнату и попросив Андберга подвинуться, уселся между Аргиссой и Вердом.
− Полагаю, вы в курсе, что в наших лабораториях отменены некоторые законы, запрещающие проведение биологических экспериментов над людьми? − спросил Моеро.
− В курсе, − произнес Верд.
− Можно уточнить, эксперименты по перевариванию человеческой плоти в желудке дракона здесь разрешаются? − спросила Аргисса.
− Нет, до такого мы еще не дошли, − ответил профессор. − Вы полагаете, что сказки о космических драконах имеют какие-либо основания?
− Пренепременно, − ответила Аргисса.
− Мы поговорим об этом после того, как вы прочитаете Историю Космоса, том номер 4.
− Тогда, можно остановиться на мнении профессора Гостевского. О том, что отсутствие драконов в космосе не доказано, пока мы не побываем на каждой населенной планете и не удостоверимся, что там драконов нет.
− Проще считать, что их нет, пока никто их не видел, − произнес Верд.
− Никто, это кто? Дворник Василий Федорыч? Свидетелей, которые их видели и описывали, предостаточно.
Разговор был прерван резким сигналом, затем послышался голос Харнго.
− Профессор Моеро, пришлите ко мне Аргиссу, если она у вас.
− Вас вызывает профессор Харнго, − сказал Моеро и усмехнулся непонятно чему.
Аргисса поднялась и направилась из лаборатории. Через две минуты она вошла в кабинет Харнго, и тот предложил ей сесть в кресло, после чего он защелкнул замок кабинета и сел напротив нее.
− Итак, начнем знакомство, − произнес он. − Думаю, у вас есть что мне сказать?
− Да, профессор. У меня есть что сказать. Прежде всего, хочу сказать, что я и сама хотела переговорить лично с вами наедине и без лишних свидетелей. И, самое первое, что мне хочется узнать, это цель. Какова главная цель всех ваших работ?
− Совершенствование человека, − ответил профессор. − А так же создание помощников для человека. Послушных и достаточно умных, чтобы исполнять все точно.
− Совершенствование человека. Увеличение силы, продолжительности жизни, борьба с болезнями?
− Да. Плюс повышение интеллекта, это один из основных показателей.
− А как на счет способности летать?
− Летать? Это слишком нереально. Мы ставим цели, которые возможно реально достичь, но не путаем жизнь с фантастикой.
− Мне все же кажется, что это есть ваше собственное ограничение. Если дать человеку крылья, его возможности сильно возрастут.
− Я думаю, это излишество. Уже есть самолеты, значит, летать можно и на них.
− Так же можно сказать о физической силе. Незачем ее увеличивать, ведь есть сильные машины.
− Именно, поэтому она и не имеет приоритета.
− Но тогда, так же можно говорить и об уме. Есть счетные машины.
− А это неправильно. Машины не умеют думать. Счетные машины помогают, но не в такой степени. Люди могут превзойти машины в скорости.
− Люди могут ошибаться, а машины ошибаются только если они сломаны. Скорость счета машин повышается с каждым годом и давно превышает все возможности человека.
Профессор сдался, наконец.
− Что вы хотите этим сказать? − спросил он. − Что человека не следует совершенствовать?
− Нет, я хочу сказать, что не нужно оглядываться на машины, и совершенствовать всесторонне, вплоть до самых красивых фантазий. Вот представьте себе, что вы сумели усовершенствовать себя так, что оказались способны превратиться в тигра.
− Я вижу, вы знаете мою слабость. Откуда вы об этом узнали?
− Давайте, не будем об этом сейчас, я скажу, но чуть позже. Я хотела бы знать, каково ваше отношение к возможности изменения вида? Человек-оборотень.
− Я не вижу смысла в обсуждении нереальных возможностей.
− Я не предлагаю обсуждать, просто хочу узнать ваше отношение. Что вы сделаете, если вдруг вы обнаружите подобный образчик?
− Я буду его изучать, разумеется.
− Но ведь изучение человека ограничено. Закон не позволяет...
− Закон здесь вообще не работает. Это существо уже не будет человеком!
− Вот! Вот именно это я и хотела услышать! Это существо уже не человек. И точно так же не будет человеком тот усовершенствованый, с силой богатыря и умом как у десятка профессоров. Он уже не человек, и говорить о том, что это усовершенствование, нельзя.
− Можно, до определенных пределов.
− До пределов, которые вы посчитаете пределами, не так ли? Человек это конкретный вид, конкретные рамки разума и силы. Выход за пределы означает, что это уже не человек.
− И эти пределы можно расширить.
− До новых пределов. Но где окончательные?
− По развитию разума этих пределов нет.
− Боюсь, что есть. Представьте себе супер-разумного человека, который в один миг проводит перерасчет генетики самого себя и вводит в себя некий препарат, изменяющий генетику на столько, что он обращается в тигра.
− Это уже фантазии. Есть физические ограничения на способности человека. Мозг нельзя увеличить беспредельно.
− Значит, имея физическое ограничение тела, человек имеет физическое ограничение своего разума. И что бы ограничение разума снять требуется снять ограничения тела, не так ли?
− Возможно, но вряд ли реально. Великаны с головами в несколько метров диаметром не смогут существовать.
− Есть и иные возможности развития. Например, уменьшение размера клеток мозга.
− И, все равно, есть предел.
− Да, есть. И это означает, что существо, обладающее разумом выше этого предела чисто физически не способно быть человеком, не так ли?
− Да.
− Вот именно это мне и хотелось услышать. И остался последний вопрос. Этический так скажем. Допустим, вы встречаете такое существо, которое своим разумом во много раз выше того самого предела. Можете ли вы его изучать?
− Полагаю, вряд ли. Скорее, оно станет изучать нас. А изучать себя не позволит, как мы не позволили бы изучать себя каким-нибудь собакам или крысам.
− И оно будет вправе не позволять, не так ли?
− Да, думаю, вполне. Вы удовлетворили свое любопытство?
− Вполне.
− Тогда, я задам свой вопрос. Кто вы? И кто прислал вас сюда?
− Я Аргисса. Это мое имя. Пришла я сюда сама, по своей воле. Ежели вы имеете в виду вашу планету, то занесло судьбой так скажем. О своей цели я скажу прямо. Мне интересно поизучать вас. Посмотреть, кто вы такие и на что способны. У вас, профессор, есть один маленький недостаток. Вы отрицаете фантазии. Это плохо. Это ограничивает, профессор. А еще я хочу, что бы вы сейчас поняли, что я не собираюсь нападать на вас. И прошу вас сидеть спокойно.
Харнго не успел больше ничего сказать, потому что перед ним оказались руки женщины, которые засветились огнем. Через мгновение вспыхнуло все ее тело, а еще через одно, перед профессором оказалась не женщина, а существо, больше похожее на кошку с иссиня-черной шерстью.
− Пределы фантазии, профессор, это ваш стопор, − произнесла она. − Как у вас и записано, я − Аргисса Синяя Кошка.
− Оборотень... − произнес Харнго.
− Если говорить точнее, профессор, то я − драконица. Из тех самых, о которых вы писали, что это бред и такое невозможно. Меня эта ваша книжка сильно повеселила.
Человек внезапно вскочил, пробежал к двери и замер, когда перед ним вспыхнула решетка из молний.
− Не стоит так нервничать, господин Харнго. − Он обернулся и увидел, как зверь в кресле вновь обратился в человека, но на этот раз сделал это плавно. − Прошу вас, сядьте.
Профессор вернулся на место и еще некоторое время смотрел на огненную решетку. Та погасла, и человек вновь взглянул на Аргиссу. Молчание продолжалось уже несколько минут. Харнго боялся проронить слово, а Аргисса ждала, когда он это слово произнесет.
Но тишину нарушил стук в дверь, после которого в кабинет вошел высокий человек в форме капитана.
− Сэр, Графсен сбежал!
− Что?! Он же мне обещал! − воскликнул Харнго, вскочив и тут же замер, глядя на Аргиссу.
− Думаю, вы могли бы показать его мне, профессор, − произнесла Аргисса.
− Хорошо, − ответил тот и решительно направился к двери. Капитан смотрел на это с явным непониманием. Аргисса не имела никакого доступа к секретам, но слово профессора...

Вертолет поднялся над базой и пронесся через небольшой лес. Две минуты спустя он оказался над полем.
− Он движется значительно медленнее, чем мог бы, − сказал капитан. − Странно.
− Вы его не ранили? − спросил Харнго.
− Нет, профессор, мы же не можем... − Капитан запнулся.
− Вот он, − произнес пилот. − Да он не один!
Машина пролетела над полем, а внизу под ней проплыли две фигуры − тигра и человека.
− Приземляйтесь! − приказал Харнго. Машина опустилась впереди беглецов, и Харнго вышел из нее первым. Вслед за ним выскочила Аргисса, затем капитан и двое солдат.
− Графсен, стой! − приказал профессор. Тигр остановился и обернулся. − Ты обещал мне, Графсен!
− Ты лжец! Ты врал мне с самого начала! − зарычал тигр. − Я знаю все, что ты сделал со мной!
− Ты послушал эту глупую бабу? Она ничего не понимает в биологии!
− Мне плевать на твою биологию!
Аргисса в этот момент прошла немного вперед, направила руку на тигра и огненная молния вошла в зверя. Профессор дернулся, женщина рядом с тигром вскрикнула, солдаты позади защелкали оружием, а тигр зарычал, поднялся на задние лапы, его тело вспыхнуло, а затем преобразовалось к виду человека и застыло.
− Он хотел быть человеком, профессор. Зачем ему мешать? − произнесла Аргисса с рычанием.
Харнго взглянул на нее и дрогнул. Рядом на задних лапах стояла тигрица. Она села и некоторое время смотрела на профессора, затем взглянула на солдат, что держали ее на мушке.
− Вам лучше опустить оружие, − произнесла Аргисса. − Убить меня им вы не сумеете, а разозлить запросто. Профессор, скажите им, чтобы убрались в вертолет.
Харнго обернулся и взглянул на капитана.
− Выполняйте, − приказал он.
− Но это же...
− Это приказ, капитан!
Капитан, наконец, зашевелился, а затем пошел к вертолету, отзывая и солдат.
− Что вы хотите? − спросил профессор, вновь обернувшись к тигрице.
− Мы заключим договор, профессор, − ответила она. − Я буду помогать в вашей работе, а вы будете помогать мне в моей. Они немного различны, но, думаю, вы поймете, что получите большую выгоду. Вы, как-то сказали, что тот, кто имеет более высокое развитие вправе проводить эксперименты над менее развитыми. Вы это не станете отрицать сейчас?
− Не стану, − ответил тот и взглянул на все еще стоявших рядом двух человек.
Аргисса поднялась и обратилась в женщину вновь, вызвав этим короткий вздох женщины, что смотрела на нее.
− Первое мое условие, профессор, это полная и безоговорочная добровольность. Кто не желает участвовать в эксперименте, тот покинет базу. Это и к вам относится, господин Графсен, и к вам, барышня. Вы подписываете документ о неразглашении информации и покидаете базу.
− Он будет врать! − воскликнул профессор.
− Он не будет врать. Я ведь вернула ему человеческий облик, и даже более того.
− Что еще за более? − произнес Графсен.
− У тебя был маленький физиологический изъян. Я излечила тебя от него. Какой именно, сам узнаешь. − Аргисса вновь обратилась к профессору. − Вы согласны на эксперимент, профессор?
− Я должен знать, какой это эксперимент, − ответил он.
− Мы говорили с вами о пределах человеческого познания, профессор, вы помните. Я хочу провести эксперимент и определить этот самый предел. Метод довольно простой, я просто буду учить вас. Биологии, физике, химии, всему что знаю сама. Посмотрим, сумеете ли вы все это выучить и до каких пределов. Но вам, профессор придется закрыть все свои эксперименты.
− Это невозможно сделать сразу. У меня есть несколько договоров, по которым я веду работу.
− Мы просмотрим все договора и определим, что продолжить, что закончить. В конце концов, любой эксперимент требует подготовки, доделывание работ по договорам можно считать одним из этапов подготовки, профессор. К тому же, вполне возможно, вам не придется что-то делать, результаты уже могут быть у меня.
− Хорошо, − согласился он. − Но вы сказали, что все это добровольно.
− Разумеется. Если вы не желаете, я просто покину вас и поищу других людей, которые согласятся. У меня изначально был выбор, и он пал на ваш центр из-за близкой тематики. Мне, конечно, пришлось покопаться в секретных материалах, но не думаю, что вы сейчас против этого.
− Мне нужно время, чтобы все обдумать.
− Сколько?
− Одну неделю.
− Хорошо. Чтобы вам не мешать, я покину базу, профессор. Встретимся через неделю.
На глазах людей Аргисса обратилась в летающего зверя и взмахнув крыльями быстро поднялась в небо. А через минуту они потеряли ее из виду.

Аргисса лишь для вида покинула базу. В действительности же, она невидимой вновь присутствовала здесь. Профессор Харнго вовсе не был просто ученым. Его жажда знаний переплелась с жаждой власти, и Харнго сам не знал, что в нем сильнее. Однако, он знал, что власть позволит ему очень многое, в том числе и добиваться знаний любыми путями, вплоть до незаконных и бесчеловечных. Он считал, что науке требуются жертвы, и уже не раз их производил. Тот же Графсен прошел через жесточайшие муки, в которых его разум оказался в теле тигра. Профессор добился этого своим трудом и терпением, мозг человека был помещен в череп тигра, где соединился с нервами зверя... Эксперимент этот длился годами и привел к успеху. Графсен сумел не только научиться владеть телом зверя, но обрел голос, зрение, чувства зверя. Он стал тигром, но сознание его, пройдя сквозь мучения ожесточилось. Бывший человек решил, что все эти мучения слишком жестоки и напрасны, что эксперимент этот никому не нужен, что людям не нужны разумные тигры. Харнго же был иного мнения и использовал все возможности, вплоть до игры судьбами людей. Именно такой игрой и стала встреча тигра Графсена с женщиной, которую этот человек когда-то любил. Она же давно считала его мертвым и имела новую семью. Ради своего эксперимента Харнго эту семью уничтожил, а женщина попала в его сети, сама того не понимая. После катастрофы, в которой погиб ее муж, она сама была ранена и попала на лечение к профессору, который сделал все, чтобы женщина считала свое излечение чудом. Она не знала, кем был Харнго и не узнала бы, если бы тигр Графсен не научился говорить. С помощью этой женщины Харнго и заставил зверя подчиняться, потому что Графсен вспомнил ее. Вспомнил, и уже не мог относиться к ней как к остальным людям в этом проклятом для него месте.
Драконица наблюдала за действиями профессора. Тот довольно долго метался, не зная, что делать, но в конце концов решил, что знания для него важнее всего. Пришелица обещала именно их. Властью же он мог и пожертвовать на некоторое время. Потом, когда знания будут у него в руках, ему может, и удастся все изменить! Быть может, все эти ее трюки вовсе не так противоестественны, быть может, они постижимы. Дух захватывало у человека при мысли о том, что можно было бы сделать, имей он возможность менять свой вид! Ведь именно об этом говорила она, о том, что отрицание фантазии ограничивало, и Харнго не должен был отрицать все фантазии!
Он сел в кресло, закрыл глаза и представил, что могло быть, каких высот он добился бы, имея знания, власть и силу всех существ, в которых можно было бы обратиться. Драконица. Действительно ли она могла стать огромным сильным существом? Если не ограничивать фантазию, то да, да и, еще раз, да!
Договор. Теперь он понимал, что должен заключить с ней договор. Что бы там ни было, он становился бы учеником существа, превосходившего людей по своим знаниям и возможностям, а значит, Харнго научился бы очень многому! И даже, если бы он не достигнет всего, он окажется выше всех людей, он станет могущественен и властен...

Аргисса раздумывала над тем, что ей делать. У нее была своя цель, а цель об "определении пределов разума человека", была лишь предлогом. Она же собиралась заняться собственной работой, изучением нескольких десятков магических предметов, что попали ей в руки на другой планете, а так же она собиралась разобраться в биологии тройки сверхсуществ, в которых она сама могла обращаться и в виде одного из которых пробыла почти все последнее время. Это был вид небольшого, но сильного, существа. Ему не были страшны пули, мечи, копья. Его можно было разорвать на части, но зверь остался бы жив. К тому же, он с легкостью менял свой вид без применения магии.
База, расположенная довольно далеко от всех и имевшая прямое научное назначение, могла быть очень подходящим местом для экспериментов. К тому же, ученые имели здесь свою власть, а военные лишь охраняли, да мотали на ус некоторые возможности. В этом-то Аргисса могла навешать им сколько угодно лапши на уши. Одних только способов "улучшения" оружия она знала бесчисленное множество. Если же идти в этом вопросе до конца, она могла вооружить базу настолько, что вся армия планеты не сумела бы ее захватить, разве что снести до самого основания прямыми ядерными ударами. Магического оружия здесь не было, и Аргисса не собиралась давать его в руки местных людей. Исключения могли составить лишь отдельные, преданые ей личности, но таковых пока не намечалось.

Харнго был готов к встрече. Более того, он доложил наверх, что у него, возможно, появятся новые научные дела, которые потребуют больших сил, отчего он собирался сократить часть работ. Наверху это встретили не с восторгом, но Харнго пообещал, что не собирается сворачивать важнейшие программы в ближайшее время, и Командующий дал ученому время на то чтобы переработать свою программу. Харнго и раньше так делал, но никогда еще его "переосмысление" не переворачивало все с ног на голову, как это могло произойти теперь. Он ждал когда прибудет Аргисса Синяя Кошка, и отдал все распоряжения на этот счет для охраны.

За два дня до назначенного времени все планы Харнго уже были ясны, и Аргисса отправилась немного отдохнуть и развлечься. Она гуляла в большом городе, ездила на роскошной машине, которую с легкостью купила по утру, посещала рестораны, где официанты сбивались с ног, таская ей большие порции мяса. Люди не могли сообразить, как это женщине удавалось все съесть. На следующий день в рационе ее развлечений появились гонки, и пару раз ее останавливали, выписывая штрафы за превышение скорости. На третий раз у нее должны были бы отобрать машину, но Аргисса решила все иначе, и третья попытка остановить ее оказалась для полицейского неудачной.
Вслед за машиной увязалась погоня, и она ушла из города, где легко оторвалась от преследователей на шоссе. Поменять номер машины не составило труда. Вместе с ним, поменялся и цвет машины, после чего Аргисса преспокойно припарковалась у придорожного кафе и как следует обчистила его хозяина на предмет свежего мяса и вина. За них человек, конечно же, получил красивые бумажки, с которыми Аргисса расставалась без сожаления.
Хозяин кафе с перепугу позвонил в полицию, когда женщина, выпившая изрядное количество вина укатила на красивой синей машине. Через полчаса Аргиссу остановили на полицейском посту, где проверяли алкоголь, но стрелка прибора упорно не желала сдвигаться с нуля. Полицейскому ничего не осталось, кроме как извиниться и распрощаться.
Машина неслась дальше. Аргисса некоторое время раздумывала, а затем нажала на газ. Стрелка спидометра уперлась в предельное значение, а машина продолжала с ревом набирать скорость.
Она неслась по шоссе, обходила попутчиков, проносилась мимо встречных машин. Аргисса легко справлялась с управлением, а в момент, когда авария оказалась неизбежной, ее машина взлетела в воздух, перескочила через грузовик и ушла вперед, вызвав сильное смятение у человека, что вел этот грузовик.
Не прошло и получаса, как за ней увязалась погоня, сначала из полицейских машин, затем вертолеты. Машины попросту не смогли угнаться, а Аргисса уже выскочила на полупустое шоссе, уводившее к горам, за которыми и находилась база. Полицейские вертолеты пытались ее остановить. Один из них даже сел на дорогу, но вовремя взлетел, иначе машина врезалась бы в него.
Впереди появился лес, и там Аргисса оторвалась от вертолетов. Те летели вдоль шоссе, но из-за густых крон потеряли машину из вида и только через несколько минут ее обнаружили вновь, когда в десятках километров машина вылетела в лесостепную полосу.
Вертолетам пришлось возвращаться из-за того, что заканчивалось топливо, машина же мчалась вперед, и по радио неслись удивленные возгласы, о том, что ей давно бы пора затормозить, чтобы заправиться. За три часа гонки баки машины должны были опустошиться.
Аргисса лишь посмеивалась. Чего чего, а заправлять машину на ходу она умела − простой приемчик с телепортацией бензина из цистерн заправочных станций в бак машины.
Горы. Ночь. Огонь горящих фар несущейся машины. Скорость пришлось сбавить, машина не могла двигаться по петляющей дороге с прежней быстротой. Но в горах было проще избавиться от полицейской погони. Вертолеты, оставленые полицей около въезда в один из тоннелей, взлетели на воздух в огненном взрыве. Аргисса лишь посмеялась над людьми! А полицейские с разинутыми ртами смотрели на машину, уносившуюся в тоннель. Никто во взрыве не пострадал, потому что вертолеты стояли пустыми.
Машина уходила вперед. Под утро она пересекла горный массив и ее встретили армейские подразделения, перегородившие путь тяжелыми бронемашинами. И вновь людям не удалось задержать несшийся синий автомобиль. Он не столкнулся с броневиками, а пролетел над ними. На дороге в месте прыжка остался лишь след взрыва, огонь и поднял машину так что она взлетела на несколько метров.
До базы оставались считанные километры. Машина Аргиссы приближалась к ней двигаясь не особенно быстро. Дорога сильно петляла. Позади неслась погоня, а сверху кружились вертолеты, которые уже пытались пару раз стрелять ракетами. Взрывы не достигли машины, и она продолжала движение.
Впереди появились плотно закрытые ворота базы. Дорога была утыкана ловушками, с двух сторон по приближающейся машине ударили минометы. Взрывы на мгновение поглотили машину и огненный ком продолжал нестись вперед. Солдаты бросились врассыпную от ворот, машина пробила ловушки, снесла ворота и ворвалась на территорию. Она неслась еще несколько секунд, затем мощный взрыв потряс землю, заставил людей попадать. Вертолеты едва удержались в воздухе, а на дороге оказались лишь обломки машины.
А чуть дальше в леске никто так и не заметил появления Аргиссы.

Харнго ходил на нервах. Сообщение о странной машине, рвущейся к базе, не давало ему покоя. Он чувствовал, что это машина Аргиссы, но не мог никому сказать. Она уже нарушила все законы, все запреты. Проезд через зону охранялся военными, но она не остановилась и вскоре ворвалась на базу. Телекамера на одном из вертолетов показывала, что происходило. Машина пылая в огне влетела на территорию базы и взорвалась, оказавшись в сотне метров от ограды.
Сердце человека сжалось от мысли, что пришелица поступила столь глупо и погибла. Профессор ничего не говорил и не приказывал. С обломками машины уже разбирались специалисты, что приземлились рядом с местом взрыва. На экране все это было прекрасно видно.
Хлопнула дверь и люди резко обернулись.
− Прошу прощения, тут сквозняк, похоже, − произнесла женщина.
− Аргисса?! − воскликнул профессор.
− Мы же договаривались, что я сегодня приеду и что вы предупредите свою охрану, профессор.
− Это была твоя машина?
− Нет, не моя. Это ваша машина. Не беспокойтесь, профессор, мне на нее плевать.
− Я... Я не понимаю, вы то на чем приехали?
− Я приехала на машине, которую вы подорвали. Разумеется, перед взрывом я оттуда ушла, а вы этого не заметили. Давайте, забудем обо всем, будем считать, что это мое маленькое развлечение.
− Раз... Вы серьезно?
− Я разве не говорила вам, что ваше оружие не может меня убить? Впрочем, я же пришла не за этим. Что вы решили на счет договора?
− Я согласен.
− Вот и отлично. Тогда давайте, пройдемте в какое-нибудь тихое место, там и подпишем все бумаги. Если вам нужно, вызовите всех людей, кто должен все засвидетельствовать.
− Вы не считаете, что это следует оставить в тайне?
− Вы можете оставлять в тайне все что считаете нужным, профессор. Лишь бы это не мешало самой работе. А для меня здесь нет никаких тайн, поэтому не спрашивайте об этом.
− Я бы хотел, что бы и вы держали в тайне то что необходимо.
− Хорошо. Вам только придется объяснить, что именно держать в тайне. Вы должны понимать, что для меня все ваши секреты кажутся... несколько смешными. Ну, как вам еще сказать? Представьте, что вы попали к людям, которые делают тайну из секрета добывания огня. Понимаете?
− Возможно, но пройдемте, − ответил профессор.
Три человека, сидевшие в этом же зале, так и не поняли всего смысла сказаных слов.

Моеро, Герьен, Хоминес, Дароглен и Сархадо сидели в кабинете профессора Харнго. Все они ожидали, появления своего руководителя, который собирался сделать заявление. Пятеро профессоров с нетерпением ожидали этой минуты, потому что в течение целой недели на базе происходили странные дела, самым странным из которых оказалось исчезновение недавно прибывшей выпускницы университета Торбедо − Аргиссы Синей Кошки.
Наконец, дверь открылась и в нее вошел профессор Харнго, а вместе с ним молодая женщина.
− Похоже, беглянка нашлась таки, − произнес Моеро.
− Она не беглянка, господа, − ответил Харнго. − Я прошу вас, Аргисса, занять это место. − Он указал ей на кресло, в котором раньше сидел сам, и женщина без церемоний сделала это. Сам же Харнго занял свободное место слева от нее. − Я прошу вас, начинайте, − сказал он ей.
− Начнем, − ответила она и положила руки на стол.
Профессора, устремив взгляды на женщину, увидели вонзикший под ее руками огонь. Через мгновение вспыхнул весь стол, а затем огонь оказался со всех сторон и внезапно исчез, а вместе с ним исчезли и стены кабинета. Вокруг оказалась зеленая трава, лес, над головой голубое небо и сверкающее солнце.
Люди резко поднялись и начали оглядываться.
− Что это?! − воскликнули они.
− В переводе на ваш язык, это называется "обыкновенная телепортация", − произнесла Аргисса. − Вы все сейчас находитесь примерно в семи тысячах километров от своей базы. Это довольно пустынная местность, до ближайшего поселения километров сто, не меньше.
− Этого не может быть! − воскликнул Моеро.
− Первый эксперимент, господин Харнго, это сломать барьер. Заставить поверить в существование того, во что ранее вы не верили.
Аргисса поднялась и прошла в сторону.
− Не ходите за мной, − приказала она, и Харнго остановился. Аргисса отошла на полсотни метров, подняла руки вверх и переменилась. Люди замерли, когда на месте женщины оказался огромный крылатый монстр. − Как вы уже знаете, меня зовут Аргисса, − прорычала она. − И вам, надеюсь, всем видно, что я не человек. Я − драконица. − Она поднялась, расправила крылья и взлетела, прыгнув в небо. Аргисса сделала пару кругов, после чего приземлилась на другое место. Люди отбежали в сторону, но задержались, потому что их руководитель стоял на месте. Более того, Харнго, подавив в себе страх, прошел вперед и подошел к драконице почти вплотную.
− Я поражен твоей силе, Аргисса, − произнес он.
Драконица двинула лапой, человек оказался в ее когтях. Она подняла его прямо перед собой.
− А ты удивляешь меня своей храбростью, человек, − прорычала она. − Жаль, что ты никогда не станешь моим другом.
− Почему не стану? − спросил он. − Мы можем быть друзьями.
− Нет, профессор. Мы можем быть только партнерами по договору. И ты сам прекрасно знаешь, что не станешь другом. Ты друг только своей науке и ради нее готов даже в когти дракона забраться.
− Но ты же не отказываешься от договора? − спросил он.
− Не отказываюсь. − Аргисса вернула человека на землю, отошла в сторону и обратилась женщиной, после чего вернулась за стол, где заняла свое место.
Через минуту за стол сел и профессор Харнго. Остальные все еще стояли вдали и боялись подойти.
− Господа ученые, в чем дело? − спросила Аргисса. − Вы так напуганы моим видом, что боитесь вернуться на свои места?
Люди, наконец, двинулись с места и вернулись за стол, который стоял на куске фундамента, торчавшего прямо из земли.
− Я надеюсь, никому не надо доказывать, что вы видели реальность, а не галлюцинации? − спросила Аргисса.
− Было бы не плохо это доказать, − произнес Герьен.
− В данном случае это нереально. Если вы галлюцинируете при солнечном свете, я бессильна вам помочь.
− Возможно, мы поверили бы, если бы увидели что-нибудь еще, − произнес Герьен.
− Лично вам, господин Герьен, я могу предоставить очень хорошую возможность прогуляться семь тысяч километров. Вы очень многое увидите и поймете, что действительно оказались так далеко от базы. Сюда не залетают ни вертолеты, ни самолеты. Это вообще даже не материк. Достаточно пройти километров пятьдесят на юг и вы окажетесь на берегу моря. В другие стороны так же, только чуть дальше.
− На этом острове кто нибудь живет? − Спросил Моеро.
− Людей здесь нет, не считая вас. Разных зверей в достатке. Поселение на другом острове, как я и сказала, в сотне километров.
− Но это значит, что я никуда не дойду, − произнес Герьен.
− Построите лодку и доплывете. Может, какой-нибудь корабль мимо пройдет и вас подберет. Возможностей вернуться много. Неверие в данном случае, вам не поможет.
− Вы хотите сказать, что оставите здесь всех кто не поверит? − спросил Хоминес.
− А почему бы и нет? Вы же ставили эксперименты с птицами, увозили черт знает куда, потом отпускали и смотрели, вернется ли домой?
Харнго вдруг рассмеялся, а Аргисса лишь улыбалась, глядя на профессора.
− Я полагаю, что подобные эксперименты над людьми незаконны, − возмутился Хоминес.
Аргисса выдвинула ящик стола, вынула бумагу и протянула ее Моеро, сидевшему между ней и Хоминесом.
− Передайте ему, пожалуйста, пусть прочитает.
Лист попал в руки профессора, и тот зачитал собственное заявление, написанное несколько лет назад, в котором соглашался на несвободу своего положения и любые перемещения, необходимые для проведения экспериментов.
− Это ваше заявление и ваша подпись? − Спросила Аргисса.
− Да, это мое, но речь шла о другом.
− О чем другом то, позвольте спросить? Вы согласились с любыми перемещениями лично вас, необходимыми для проведения экспериментов. То же самое подписано всеми, и сейчас вы все в условиях эксперимента. Вам не нравится, что это сделали без вашего позволения? Так это объяснить не сложно. Кто бы из вас поверил в телепортацию?
− Вы могли бы, по крайней мере спросить на это разрешения, − произнес Сархадо. − Откуда нам знать, что эта ваша телепортация не отразится на нашем здоровье?
− Это мне знать неоткуда, профессор. Более того, телепортация довольно серьезно сказывается на здоровье людей. Физическое здоровье обычно улучшается, а душевное нарушается. Второе есть побочный эффект неправильного воспитания, так скажем. Вас всю жизнь учили, что телепортации не существует, но это-то и неверно. Так же неверно, что не существует драконов. И еще очень многое неверно. В реальности возможно почти все что угодно.
− Что угодно? − спросил Моеро. − То есть вы можете, скажем, сделать человека молодым?
− Да, я это могу. Для этого необходимы несколько важных элементов. Один из которых − вера.
− Я не понимаю, при чем здесь вера? − возмутился профессор.
− Это, простите, я объяснить не в состоянии. Просто опытный факт. Если человек не верит, он не станет моложе, как бы я ни старалась.
− Старение, это всего лишь физическое состояние тела и состояние сознания не имеет значения, − произнес Моеро.
− Вы, оказывается, профессор в этом вопросе, господин Моеро. В таком случае, вам и предоставляется возможность омолаживать кого вы захотите.
− Каким образом?
− Не знаю. Вы же профессор, а не я.
Харнго усмехнулся.
− Вы до сих пор не верите, профессор? − спросил он. − По моему, это уже становится смешным.
− А покину вас, господа. Часа на два, − произнесла Аргисса. − Вы можете обсудить то что узнали и попробовать понять.
− А вы что собираетесь делать? − спросил Герьен.
− Я исчезну, − ответила она, поднялась из-за стола, отошла на пару шагов и исчезла.

Особых дел у Аргиссы не было. Она улетела с острова, некоторое время наблюдала за переполохом на базе, когда там не нашли профессоров, затем улетела в город, где обчистила один из игровых домов − просто села за рулетку и выиграла очередной десяток миллионов. Владелец не пожелал их отдавать сразу, но когти зверя заставили его подписать все документы о выигрыше. А через пять минут после этого, Аргисса уже получала все в виде золота и бриллиантов.
Хозяин игрального заведения заявил в полицию о нападении и ограблении, после чего его нашли в запертой изнутри комнате повешеным. Рядом был только телефон, по которому он "позвонил" жене и объявил, что решил повеситься.

Последние пять минут до истечения двух часов, Аргисса находилась рядом с шестеркой людей, ожесточенно споривших о возможности или невозможности проведения эксперимента над людьми, в котором ведущим был бы не человек, а драконица.
Аргисса оказалась рядом в лесу, затем вышла к людям в виде тигрицы и прошла к столу. Люди тут же повскакивали, кто-то схватил стул, чтобы защищаться, а Аргисса влезла в кресло, уселась там, а затем переменилась, став женщиной.
− Бить меня стульями совсем не обязательно, − произнесла она. − Вам незачем беспокоиться, настоящих тигров на острове нет.
− Вы нас напугали, − произнес Герьен.
− Прошу прощения, я совсем забыла, что вы столь пугливы. Присаживайтесь. Думаю, вы пришли к какому-нибудь заключению?
− Не пришли, − ответил Хоминес. − Мы считаем, что эксперименты над людьми с вашей стороны недопустимы.
− Только трое так считает, − произнес Харнго. − Дароглен и Моеро согласны на эксперимент.
− Может, надо еще время? − спросила Аргисса.
− Не нужно никакого времени! − резко ответил Хоминес. − Мы требуем, что бы вы вернули нас на то место, откуда взяли!
− Это абсолютно нереально. В том месте давно уже вакуум, планета то улетела.
− Вы прекрасно знаете, что я имею в виду! − воскликнул Хоминес.
− Хорошо, я верну вас всех туда, − ответила Аргисса. − Только не прямо сейчас, а чуть попозже, после того, как мы заключим договор с теми, кто желает участвовать. А кто не желает, я прошу оставить нас и пойти прогуляться.
− Сколько мы еще здесь пробудем? − спросил Герьен.
− Не более, чем до вечера. Но далеко вам лучше не расходиться, может статься, что отправимся назад и через час.
Три человека переглянулись, затем поднялись и ушли. Дароглен пересел немного ближе, и Аргисса некоторое время рассматривала его.
− Ваших слов я еще не слышала сегодня, − сказала она ему.
− Я обязательно должен что-то сказать?
− Желательно. Хотя бы сказать, почему вы решились?
− Я профессиональный ученый, и не вижу проблем в том, чтобы ставить эксперимент на себе. И, полагаю, вы позволите нам ставить эксперименты на вас?
− Нет, не позволю. Смысла в этом нет никакого.
− Почему же?
− Вы ведь биолог, не так ли? Какой смысл вам изучать биологию именно меня, когда я сейчас человек?
− Вы хотите сказать, что вы сейчас именно человек биологически?
− Да, именно так. Вы не найдете таких экспериментов, которые увидели бы отличия.
− Тогда каким образом вы меняете себя?
− Ваша ошибка, господин Дароглен, в вашем неверии. Вы все считаете, что живое существо состоит из плоти, крови и более ни из чего. Так вот, это неверно. Есть и иная материя. Та, которую вы не видите. Ваши приборы ее не чувствуют, потому что они изначально мертвы.
− То есть это дух?
− В грубом приближении, возможно. Но совсем не в том, как его описывают в вашей религии. И я не дам вам экспериментировать над ним, потому что это слишком опасно. Вы же не позволите ребенку играть со спичками на куче пороха?
− Какой куче? Я не понимаю.
− Вот именно. Вы не понимаете. Но я вам сказала, что это именно так и есть. Не верите − мы просто расстанемся. Верите, значит, будете исполнять все инструкции.
− Но вы же можете нас научить? Или нет?
Аргисса улыбнулась, откидываясь в кресло.
− Именно об этом и речь, господин Дароглен. Мой эксперимент в том и состоит, что бы обучить вас. Если вы научитесь, тогда вы и поймете о каком порохе я говорю. Сейчас я могу сказать лишь одно. Сила, о которой идет речь, способна уничтожить весь этот мир. Она способна взрывать звезды.
− То есть вы эти действия можете произвести? − спросил Моеро.
− Да, профессор. Желаете демонстрации? − Аргисса улыбалась, спрашивая это.
− Нет, не желаю. Но в это плохо верится.
− Покажите дикарю гранату и спросите, верит ли он, что она дом его может в клочья разнести?
− Это вполне объяснимо, выделяется химическая энергия. Но, чтобы взорвать планету, потребуется нечто, размером соизмеримым с планетой.
− Да, разумеется. − Ответила Аргисса. − Размеры соизмеримы, достаточно примерно одной миллиардной по диаметру. − В руке Аргиссы возник огненный шар, который застыл сталью. − Вот такого примерно размера. − Она положила шар на стол и толкнула его к Маеро. Шар загремел по доске, а Маеро с испугом поймал его. − Это всего лишь железо, господин Маеро. Однако, энергия, заключенная в этом кусочке материи, способна уничтожить весь этот мир. Это не химическая энергия, это энергия самой материи. Возможно, вы слыхали об энергии ядер, ей занимаются в Тшерском Центре. Но даже ядерная энергия на три порядка ниже, чем та о которой я говорю.
− Тшерский Центр засекречен, и информация о нем никому не доступна, − произнес Моеро. − Откуда вам известно, чем там занимаются?
− Я просто залетела туда и посмотрела. Это для вас секрет, что там происходит, что там делают. Для меня в этом нет никакого секрета. Мне известны все принципы, а об оружии и говорить нечего. Какой, например, интерес у ваших генералов к лукам и стрелам? Примерно такой же и у меня к вашему секретному супероружию. И даже хуже, мне это оружие противно.
− Потому что оно может убить вас, − произнес Дароглен.
− Не может. Оно убьет лишь оболочку, а меня не затронет. Я могу пролететь сквозь звезду, и со мной ничего не станет. − Аргисса взглянула на Харнго. − Ваши солдаты могут стрелять в меня до потери пульса, профессор. Из любого оружия. Могут жечь меня, могут замораживать, но я останусь жива. Оружие, способное убить меня, в принципе существует, но у вас его нет и вряд ли появится в ближайшем будущем.
− Даже после того, как мы все изучим? − спросил Дароглен.
− Если вы действительно все изучите, господин профессор, вы более не будете человеком. Вы окажетесь способны так же как и я изменить свой вид на любой другой. И так же как и я, вас будет невозможно убить сбрасывая вам на голову авиационные бомбы. Чисто принципиально, это возможно, если вы действительно все изучите. Моя цель в том и состоит, чтобы определить, способны ли вы так обучиться.
− И что, если да?
− Ничего. Если вы научитесь, вы станете равными нам, только и всего. Это эксперимент, хотя он сильно подобен эксперименту с попыткой научить собаку разговаривать по-человечески.
− То есть, вы считаете, что результат будет отрицателен?
− Я, как раз, сомневаюсь в этом, но остальные драконы считают, что научить вас невозможно.
− Почему?
− А почему вы считаете, что нельзя научить собаку говорить?
− Это экспериментальный факт.
Аргисса лишь улыбалась, глядя на Дароглена.
− Такие эксперименты уже проводились?
− Да, проводились. Только результатов их у меня нет. Только болтовня, а она не в счет. Учить придется очень много. И много придется учить с нуля. К тому же, я полагаю, что в эксперимент надо включить молодых людей, иначе, он не будет чист.
− Так можно начинать прямо с младенцев, − произнес Моеро.
− Крайности мне не нужны. Достаточно найти одаренных молодых людей, которые готовы отдать себя науке. У вас, кстати, такие есть.
− Вы хотите сказать, что готовы учить и кого-то еще? − спросил Дароглен.
− В пределе, до полусотни человек.
− Я думаю, это слишком много, − вмешался Харнго. − Большое количество может помешать обучению других. Вы ведь не хотите получить неправильный результат?
− Хорошо. Какое количество вы считаете приемлемым?
− Не более десяти, − ответил Харнго. − Возможно, даже и меньше.
− Меньше это уже слишком. Вы прекрасно понимаете, что единичный эксперимент не будет являться точным.
− Да, конечно. Но, если группа будет большой, вы не сможете уделить внимание каждому в достаточной мере.
Аргисса только усмехнулась.
− Вы не совсем представляете мои возможности, профессор. Но я не буду спорить. Десять так десять. Просто я полагала, что из пятидесяти будет проще выбрать тех, кто сможет учиться дальше.
− То есть вы собираетесь кого-то отсеивать?
− Да, разумеется. Если я не смогла научить пса складывать два плюс два, за умножение приниматься и смысла не имеет. В моем случае, изначально речь пойдет об изучении физики, но совсем на ином уровне, нежели ее преподают в ваших университетах. Кто из вас слышал об интерференции электронов?
− Это же смешно, − произнес Моеро.
− В данном случае, это не смешно, это всего лишь ваше неверие, профессор. Элементарные частицы описываются волновыми уравнениями. И это только грубое приближение. Я уже сказала, что многое придется пересматривать с нуля. Если вы на это не готовы, то мы просто расстанемся. Времени на доказательства я тратить не буду, это слишком расточительно.
− Кого именно вы хотите обучать еще? − спросил Дароглен.
− Кого именно, я не могу назвать. Выбор еще не сделан. И мне хотелось бы, чтобы этот выбор не ограничивался одной вашей базой. Чем больше претендентов, тем больше вероятность успеха.
− Но тогда нельзя говорить о секретности, это станет всем известно.
− А я и не говорю о секретности. Я могу хоть сейчас выйди на радио и объявить о конкурсе для всех желающих.
− Это нельзя делать, − произнес Харнго. − Если вы объявите о себе, в мире начнется паника.
− Объявлять о том, кто я, вовсе не обязательно. Думаю, достаточно сказать, что я инопланетянка, это паники, надеюсь, не вызовет?
− Не вызовет, но будет обманом, − произнес Дароглен.
− Ничего подобного. Так можно дойти до того, что обманом считать факт, что никто не прикладывает поименный список рабочих к готовому изделию. А так же что в объявлениях о наборе в университет нет списка всех преподавателей. Более того, студент, поступив не имеет даже права выбрать преподавателя, кого назначили, у того и учись. Речь об обучении, и никакого вранья. Тем более, что этот запрет вовсе даже не мой.
− Вы не можете назвать свой вид иначе?
− А вот это точно будет обманом, потому что во всем космосе нас называют именно драконами.
− Это наше слово, которое из сказок...
− Которые появились после посещений драконами ваших планет.
− И это значит, что все эти рассказы правда?
− Они такая же правда как рассказы о том, что все люди − есть черви... У нас, драконов. Правда?
− По-моему, это уже слишком, − произнес Моеро.
− Вы это о чем?
− Вы считаете нас червями?
− Если бы я так считала, я даже не подумала бы говорить с вами. Я, как раз, хочу доказать, что это не так. Но тут выясняется, что вы сами этого не желаете?
− Отдельные личности не в счет, Аргисса, − произнес Харнго. − Мы же договорились, профессор Моеро, этот эксперимент нужен и нам. Мы ничего не теряем, а только получаем знания.
− Еще неизвестно, что при этом получат они, − ответил Моеро, подымаясь. − Я отказываюсь от эксперимента. Тем более, вам нужны молодые, а я уже стар.
− Я вас не держу. Хотя, вы могли бы помочь в другом.
− Помогать драконам? Увольте! − выпалил человек и пошел прочь.
− Вы тоже против? − спросила Аргисса, взглянув на Дароглена.
− Нет, я не против, − ответил человек.
− Я думаю, мы можем подписывать договор, − произнес Харнго.
Аргисса взглянула на него, на Дароглена, затем поднялась.
− Договора не будет, − произнесла она. − Похоже, я ошиблась. Соберите людей, профессор, мы отправляемся назад через пять минут.
Она отошла от стола.
− Но Аргисса! − воскликнул Харнго.
− Вопрос закрыт, профессор. Вы не прошли даже первого урока! Четверо из шести − неверующие! Все!
Харнго попытался идти за ней, но Аргисса исчезла, и человеку осталось лишь исполнять сказанное на счет возвращения. Вскоре все собрались за столом, кто-то уже спрашивал, куда делась Аргисса и не бросила ли она всех.
После этих слов, перед людьми возник огонь, а затем они все оказались в кабинете Харнго. Там же оказалась и Аргисса, только у самой двери. Она попыталась ее открыть, а когда не смогла, отошла чуть назад и метнула в дверь огненный шар. Взрыв разворотил и дверь, и косяк, вывернул множество кирпичей. За дверями оказались солдаты, и Аргисса шагнула к ним навстречу.
Ее попытались задержать, но Харнго оказался в дверях, приказал не касаться ее, и Аргисса ушла.

Профессор обернулся к людям, поднявшимся из-за стола.
− Глупцы. Все глупцы! − Выкрикнул он и сам ушел прочь.


Аргисса лежала на кровати, в комнате, что ей выделили как новичку. Она так и заснула, раздумывая, браться за дело или нет. Вряд ли ей это дадут сделать так как она хочет. Просто слишком много будет неверующих, которые начнут ставить палки в колеса. А о собственной работе и думать не приходилось. Они начнут совать нос во все места...
Дверь с шумом открылась. Аргисса проснулась и по светившему в окно солнцу поняла, что наступило утро. Человек, открывавший дверь, остался снаружи, перепугавшись. Ему было чего пугаться. Аргисса поставила перед дверью пару стульев и водрузила на них ведро так, что открывая дверь его тут же с грохотом уронили.
− Кто там? − спросила она.
− Харнго, − ответил голос. Аргисса отставила стул и открыла дверь. − Что это загремело?
− Сигнализация, − ответила она, ткнув ногой ведро. − Вы что-то хотели, профессор?
− Вы действительно отказались?
− Да, я отказалась. Это бесполезно.
− Это не бесполезно. Из-за кучки глупцов!...
− Глупцов?! − воскликнула она. − Эти глупцы − ваши ученые! Передовая наука!... − Аргисса не стала жалеть слов и выматерилась. − Учить неверующих! Это бессмысленное занятие! Скажешь слово, а они десять поперек! Словно я их дерьмом кормить собираюсь! Я прошу прощения, профессор, вы всего лишь один мне поверили, но один это слишком мало.
− Почему один? Есть еще и Дароглен.
− Он не поверил. Вы этого не видели, что ли? Он просто притворился как змея, чтобы потом ужалить больнее! Все. Все закончено! Я улетаю отсюда с первым же рейсом! Правильно говорят, люди − черви! В дерьме живут и другого не знают!
− Но это неправда! Ты не можешь просто так все бросить! Это будет неправильно, Аргисса! Ты не пыталась даже спрашивать у молодых!
− А какой смысл? Молодые или старые?! Один хрен, у вас бабкины сказки впереди!
− Ты не хочешь дать нам шанс? Хотя бы еще один!
− Какой толк? − спросила Аргисса. − Зачем мне неверующие?!
− Я найду тех, кто поверит.
− Делай что хочешь, Харнго. Я не знаю, как ты собираешься искать тех кто поверит, но ты расскажешь им все обо мне. Чтобы не было такого, что они будут выть, когда окажется, что я драконица. Я дам тебе шанс. Но он будет последним. Ты найдешь молодых людей, которые будут желать учиться, которые будут верить, и которыв будут чисты! Ты понимаешь о чем я! Я не собираюсь давать знания грязным червям!
Аргисса захлопнула дверь перед человеком и пнула ведро так, что оно влетело в окно и разбив стекло свалилось на дорогу перед жилым блоком. Аргисса плюхнулась на кровать и закрыла глаза.
Она смеялась внутри себя. Гоготала, что есть мочи. Разыграный перед человеком спектакль очень сильно его задел. Не просто задел, он решил, что Аргисса чуть ли не святая среди драконов, что в ней течет благородная кровь, которой он сам, в действительности, и не достоин. Впрочем, собственные планы Харнго не менялись. Он решил скрыть все и реально играть честного порядочного человека, что бы пришелица не поняла его истиных намерений.

− Вам кого? − спросила Аргисса, обернувшись к человеку, который тихо вошел в ее комнату.
− Тебя, девочка, − произнес тот и взмахнул жезлом. Аргисса лишь раскрыла рот, когда импульс подчиняющей магии вошел в нее. − Кончилась твоя свобода. Вставай и иди за мной!
Самодовольный маг развернулся к драконице спиной и попытался выйти, но ноги его вдруг за что-то зацепились, жезл из руки выдрала неведомая сила, и человек ощутил, как пол и потолок поменялись местами, а через мгновение перед глазами оказались огромные клыки драконицы. Он не успел даже закричать, как влетел в глотку монстра и клык драконицы вонзился ему в горло...
Аргисса не церемонясь отправила мага по прямому назначению. Желудок ее давно просил жертв, и подвернувшийся недоумок с жезлом оказался очень кстати. Немного пробыв в раздумьях в виде драконицы, едва умещавшейся в комнате, Аргисса вернула себе прежний вид, а затем тихо вышла в коридор и направилась к посту охраны.
− Сюда только что заходил человек, кто он? − спросила она солдата.
− Только что? Две минуты назад заходил сэр Марград. − Аргисса описала его пару примет и солдат кивнул, что это он. − Кто он?
− О-он... − Постовой вдруг испугался чего-то. − Он высокий начальник, я не знаю точно, но... У него допуск самой высокой группы. Он показывал документ. А... А где он?
− Этот тип зашел ко мне, нес какой-то бред, потом... Когда я вышла, его уже не было. Наверно, пошел еще к кому-нибудь. Он не говорил к кому пошел?
− Нет. У него же допуск.
− Ладно. Где сейчас профессор Харнго, не знаешь?
− Нет, это на центральном, наверно знают...
Аргисса прошла дальше, коротко поблагодарив солдата. А через полчаса вся база была поднята по тревоге, когда Харнго услышал описание пришедшего человека.
− Это Мэр Гарад. Он шпион! − произнес профессор, глядя на Аргиссу.
− Шпион кого? − холодно спросила Аргисса.
− Румской Империи. − Профессор был сильно разгорячен и еще продолжал раздавать приказы по поиску. − А что он хотел от тебя?
− Что бы я ушла за ним. − Аргисса взглянула человеку в глаза. − Вы его не найдете, профессор, − добавила она тихо.
− Почему? − Удивленно спросил он.
− Он мне сильно не понравился, и я его съела, − произнесла драконица. Харнго вздрогнул от этих слов и, казалось, искал в глазах Аргиссы подтверждения, что это шутка. − Вчера вы, говорили, что верите мне. Похоже, ваша вера закончилась? Полагаю, нам пора расставаться...
− Нет! − воскликнул профессор. − Ты же можешь все объяснить.
− Мне нечего объяснять. Вы же биолог, вы прекрасно знаете, что хищники не святым духом питаются.
− Он же...
− Прощайте.
− Нет! Я приму все. Я понимаю! − воскликнул он. − Ты решила, что он враг.
− Очень хорошо, что ты это понимаешь. Я тоже кое что понимаю, профессор. А именно, что дело со вчерашнего дня не сдвинулось ни чуть. Я не собираюсь без дела болтаться на вашей базе в ожидании. И дам вам один месяц на поиски учеников. Надеюсь, этого достаточно.
Аргисса в одно мгновение исчезла, и человеку некому было ответить. А через некоторое время его люди обнаружили в комнате Аргиссы следы крови на стене, а на полу глубокие царапины от когтей...


Игральный дом сотрясали удары. Внутри слышались крики людей, топот, звуки ломающейся мебели. Через полминуты все стихло, послышались едва различимые голоса, один твердый, другой дрожащий.
− Ты задолжал мне четыре миллиона. Плюс еще один миллион за это вот представление, − произнес твердый женский голос. − А теперь, выкладывай денежки, иначе, я прямо здесь тебя прикончу.
− У меня нет здесь стольких денег! − завопил дрожащий голос.
− Поднимись на второй этаж и вынь их из своего сейфа, − ответил тихий женский. − Или ты желаешь свою жизнь продать?
− Нет! Я отдам! Не надо!... − завыл голос.
Послышались шаги, голоса перенеслись на второй этаж. Бормотание хозяина игрового дома напоминало нытье, тот отдал деньги, а затем взмолился, прося не убивать его.
− Не беспокойся, я достаточно добра к тем, кто добровольно отдает выигрыши клиентам, − произнес спокойный женский голос. − До завтра, дружок.
Из дверей игрального дома выскользнула женская фигура, которая тут же проскочила через моросящий дождь к машине, и та покинула улицу.

Гастроли Аргиссы продолжались. Она объехала почти все крупные города, выиграла более двухсот миллионов. Многие попадались на ее удочку, редкое заведение не обходилось милионными проигрышами, и почти каждый раз выигрыши приходилось выбивать силой. Аргиссу не узнавали. Она часто меняла свой облик и выглядела то старой, то молодой, а то и вовсе мужчиной.
Полиция столкнулась со множеством странных одинаковых обстоятельств вымогательства денег у хозяев игральных домов, но вскоре пришла к выводу, что действует одна банда, а разноликость приписывали использованию масок и грима. Хозяева, конечно, не говорили о выигрышах, что получали "бандиты" перед нападением, в результате полиция оказалась сбита с толку. Некоторые перепуганые владельцы игральных домов, начали пользоваться полицейской охраной, в результате чего Аргисса получала с них оброк совершенно законно, без драк, на глазах изумленной публики. Полиция при этом только провожала ее.

Впереди вновь была столица. Аргисса спокойно въехала в город на своей машине, в этот же день в ее распоряжении оказался особняк с парком и фонтанами. Дом понравился Аргиссе своей мощностью и основательностью.
Его история насчитывала несколько веков, а продан он был в год, когда его хозяева раззорились. Имелась у дома и некоторая тайна, из-за которого его никто не покупал довольно долгое время. Прежние покупатели либо продавали его, либо умирали при странных обстоятельствах. Из-за этого оказалось не так легко найти слуг, но все же нашлись люди, которые либо не верили, либо просто не знали о слухах.
Центральный зал, открывавшийся сразу за парадным входом, мог вместить хоть десяток драконов. Стены его были облицованы зеленоватым мрамором, пол покрывали темнокрасные полированые гранитные плиты, свод украшен мозаикой, изображавший религиозные сцены. Большой центральный зал и стал основной причиной для покупки. Особняк имел множество комнат, как спальных, так и гостиных, не мало подсобных помещений, множество более мелких комнат для прислуги, целых три кухни, два обеденных зала. Был и глубокий подвал, который оказался закрыт тяжелыми массивными дверями из железа. Особняк мог смело называться дворцом.
Первые дни слуги занимались уборкой и мелким ремонтом. Аргисса наняла архитектора, чтобы осмотреть здание и определить, где требуется капитальный ремонт, но человеку оказалось не к чему придраться. Не считая мелких деталей, дом не требовал ремонта.

Ровно через месяц Аргисса появилась на базе Харнго и едва не рассмеялась. Профессора держали в камере, где несколько дней допрашивали по "делу о драконе". Профессора обвиняли в "жертвоприношении дракону", а так же применении "психо-изменяющих" препаратов, что сказалось на здоровье нескольких профессоров. В драконов никто из них не верил, а "полеты" называли гипнотическими. Жертвоприношение же приняли как реальность, потому что кровь на стене оказалась кровью человека, а следы когтей, по представлениям специалистов, кто-то специально сделал стальным инструментом, да и зверь подобного размера в комнату "не сумел бы войти". Превращения же стали доказательством психологического воздействия. В них просто не верили. Исчезновение Аргиссы Синей Кошки, списывалось на действия профессора. Кто-то считал, что она замешана в этом деле, другие считали девушку жертвой. Жертвой ее считали и семеро молодых ученых, недавно приехавших для работы.
Аргисса появилась в камере, где содержали профессора. Человек, увидев ее, вскочил и закричал. Он выл о своей невиновности, призывал охрану.
− Я думала вам помочь, профессор, но теперь мне совсем расхотелось, − произнесла Аргисса. − Счастливой вам жизни в психушке.
Едва охранники пробежали к дверям камеры, Аргисса исчезла. Профессор кричал и выл, проклинал драконицу... Когда же охранники открыли дверь они увидели как человек схватился за голову, а затем растворился в воздухе.

Яркое солнце ударило в глаза Харнго. Он перестал кричать, обернулся и замер, увидев перед собой огромного зверя. В следующее мгновение он оказался в когтях драконицы.
− Ты болен, − произнесла Аргисса. − И совершенно неизлечимо. Я облегчу твои страдания. − Человек заорал от ужаса, когда драконица поднесла его к своей пасти.
− Аргисса, нет! Нет! − взвыл он. Но голос его захлебнулся.
Драконица проглотила его и улеглась, блаженствуя от возникавших ощущений. Человек в ее чреве некоторое время был жив и дергался в предсмертных судорогах, доставляя хищнику удовольствие.
− Глупая была затея с этой учебой... червей. − Фыркнула она, поднялась и молнией перелетела в свой новый дом.





 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Минаева "Всплеск силы" (Приключенческое фэнтези) | | Х.Нина "Сатана" (Короткий любовный роман) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | Е.Бакулина "Невеста Чёрного Ворона" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Беглый жених, или Как тут не свихнуться" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Дибенко "Картежник - Реабилитация " (ЛитРПГ) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | | О.Гринберга "Свобода Выбора" (Юмористическое фэнтези) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | | У.Гринь "Швабра и шампанское, или Танцуют все!" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"