Mak Ivan: другие произведения.

Кошачий квартал. Главы 1-25.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот вы и попали, господа хорошие! Начинаю писать некоторую задумку, задуманную уже давно, но так и не осуществленную ввиду занятости. А теперь время есть, и надеюсь будет и дальше. Можно пинать, ругать, бросать гнилыми помидорами. Только без рук!..
    19-26.06.2009 - главы 1-7.
    10-12.07.2009 - главы 8-20.
    18-19.07.2009 - главы 21-25.


Ivan Mak


Кошачий квартал.


Часть I


Кошачий квартал.



Глава 1


Стражники смотрели на вышедшую из кошачьего квартала девицу, словно бараны на явление святого козла.
− Ты сдурела, глупая девка, ходить ночью в кошачий квартал? − заговорил офицер, выскочивший из будки охраны. − А ну, иди за мной, сейчас же! − Он вновь вернулся к будке и открыв туда дверь обернулся, глядя на незнакомку.
− С какого бодуна, дядя, ты решил, что я полезу за тобой в твою конуру? − заговорила девчонка. − Или ты ослеп и не видишь вот этого? − Она показала медальон висевший на ее шее.
− Думаешь, твоя кошачья защита здесь что-нибудь значит, глупая девка? − проговорил офицер. − Схватите ее и ведите сюда! − приказал он солдатам, а сам скрылся за дверью.
− Лучше вам ко мне не прикасаться, мальчики, − произнесла девушка, переворачивая свой знак другой стороной. Там вместо львиного оскала была Корона Империи, и солдаты увидев ее отступили, понимая, что Защита Империи означает куда больше, нежели приказ пьяного лейтенанта.
− Мне долго ждать?! − раздался вопль из будки, и вслед за ним в дверь вошел удар огненного шара, сорвавшегося с руки девчонки. Будку разнесло взрывом, а лейтенант остался стоять на ее останках. Его форма разлетелась в клочья, и он оказался в одних трусах посреди падавших сверху обломков.
− Желаешь еще, лейтенант? − спросила девчонка. − Если ты прямо сейчас не скажешь то, что обязан сказать, твои родственнички получат Имперское уведомление о твоей смерти из-за того, что ты оскорбил мага своей глупостью.
− Простите! − взвыл он, падая на колени.

Лайра покинула это место, уходя в глубь человеческого города. Она там еще никогда не бывала, но правила и условности знала, потому что им учили в школе магии. Лейтенант еще получит наказание за свою глупость от своего начальства, если только то само не состоит из подобных идиотов. Но идиоты среди начальства держатся не долго − это Лайра знала, поэтому она не беспокоилась о том, что ее начнут ловить в человеческом городе.
Поиски она начинала с суда, откуда пришла бумага о разбирательстве дела об убийстве льва. Судья глянул на магический документ девчонки, некоторое время раздумывал над ее словами о том, что она − ученица школы и у нее задание по магическому расследованию, в котором она должна узнать все о некоем очень старом деле, о котором все давно позабыли.
− Почему вы решили заняться именно этим делом? − спросил судья, наконец. − И откуда у вас эта информация?
− Вы ведь знаете, что в магической школе не делается расовых и видовых различий, − заговорила она. − И там, среди учениц есть одна львица, которая и подкинула мне это дело. Этот убитый когда-то был соседом ее родителей.
− И вам дают задания расследовать подобные дела? Это ведь не кража какая-нибудь, а убийство. А убийцы − опасны.
− После того, как их оправдали на суде? − усмехнулась девчонка. − Или вы знаете по этому делу какие-нибудь подробности, меняющие суть дела?
− Нет, подобных подробностей я не знаю. И не думаю, что они есть.
− Значит, я ничего не теряю, если вы дадите мне возможность изучить архивные материалы по этому делу, а потом проведу магическое следствие по всем правилам и сравню результаты.
− А если обнаружится несоответствие?
− Тогда, я расскажу об этом вам, напишу об этом в своем отчете и приложу к нему ваш вердикт по этому несоответствию. Вы ведь знаете, что копать в таком случае можно до бесконечности. А мне надо лишь показать, что я эти раскопки умею вести.
− А документ о том, что вы получили такое задание в школе, у вас есть, молодая леди?
− Есть, разумеется. Только в нем все сказано общими словами, и нет направления на конкретное дело. Дело нам предложено выбрать самим, и, если вы пожелаете, я могу заняться каким-нибудь другим делом, которое вы мне поручите из своих соображений. Но гарантий, что я что-то найду ценное, сами понимаете, я дать не могу. Я всего лишь ученица. − Девушка достала бумагу из своей сумочки и судья некоторое время читал ее. В ней все было по правилам, и он уже имел дела с подобными заданиями для учеников следственных школ. Не встречал только, чтобы задание давали ученикам магических школ. Но бумага на его взгляд была подлинная, и он сел за свой стол, взял бумагу и перо, а через минуту выдал девушке пропуск в судебный архив, с указанием того, что она имеет право доступа лишь к материалам далекого старого года.

Служителем архива оказался седой старик. Он принял распоряжение судьи, проводил девушку в подвальное помещение, где располагались архивы давно прошедших дел и показал полку с делами того года.
− Ищи сама то дело, какое надо, и выноси его сюда. Оформлять пользование будем по всем правилам.
Лайра нашла нужную папку достаточно быстро, она давно знала правила ведения магических расследований и давно выполнила задание, данное в школе, но в документе с направлением на практику в суд не стояло даты, и он действовал по сей день. А отбирать его в школе не собирались.
− Имя свое назовешь? − спросил старик, записывая в журнал дату, время и номер папки, которую взяла девушка.
− Лайра Леорина, − объявила она.
− Вот как! − воскликнул он, усмехнувшись. − И как же это ты такое кошачье имя получила? Не хочешь сказать любопытному старику?
− А мало ли кошачьих имен у людей и человеческих у кошаков?
− Не мало, но так чтобы и имя кошачье и фамилия львиная − такое не часто встретишь. Может, ты в кошачьем квартале жила?
− Аха, − усмехнулась она. − И папка мой − король у львов!
− Ладно, не хочешь говорить так и сказала бы.
− Учитель говорил, что настоящий сыщик может раскопать преступление даже в имени ребенка.
− Имя твоего учителя, надеюсь, не секретно? − спросил старик.
− Зачем оно вам?
− Хочу знать, кто посылает девочек на расследование подобных каверзных дел.
− Его зовут Корхин Флавур. Знаете такого? − Лайра говорила это без какого либо сомнения в голосе, а старик глянул на нее и не поверил, потому что она назвала имя Перового Следователя Империи. Он лишь махнул рукой, показывая ей двигаться вперед.
− За пределы здания документы уносить нельзя. Копии можно делать только в копировальном отделес соответствующей регистрацией. Ограничения на копии по твоему делу только финансовые. Расценки на копии прямо там и узнаешь.
Они поднялись в зал, где не мало других людей сидело с документами по старым делам. Лайра села за свободный стол и занялась изучением бумаг. Нужный адрес она узнала сразу же. Узнала и адреса людей, участвовавших в убийстве льва. В деле они были признаны "невиновными", потому что разбирательство доказало факт насилия над женщиной со стороны зверя, а в таком случае закон оправдывал все действия против насильника.
Она сделала копии с документов, описывавших участников дела, вернула папку хранителю, и тот пожелал молодой сыщице удачи, когда она покидала архив.

− Зачем тебе эти оборванцы, красавица? − спросил полицейский, когда Лайра заявилась в участок со своим вопросом о поиске людей, живших ранее в квартале, который давно преобразился и теперь был застроен новыми домами.
− У меня учебное расследование старого убийства, сэр, − произнесла она. − Я должна найти свидетелей дела и опросить их.
− Убийства? − удивился он. − Сейчас с учебке такие дела дают студентам?
− Дают, если эта учебка называется Императорская Магическая Школа, − объявила она, показывая свой медальон с изображением короны.
− Ну и? Есть идеи, как искать?
− Вот я и пришла к вам их искать, − ответила девушка. − Если вы чего дельного не подскажете, пойду архивы ворошить.
− Архивы ворошить в таких делах − это святое, − усмехнулся человек.
− Та-ак, и что у нас тут делает Магическое Следствие?! − раздалось внезапное рычание. Лайра обернулась и сошлась взглядом с черным волчарой оказавшемся в дверях. Тот прошел на двух лапах вперед, направляясь прямо к ней и остановился напротив, уперевшись в знак на ее груди. − Не желаешь ответить? − спросил ее волк. − Или испугалась?
− Кого пугаться? − фыркнула она, отворачиваясь.
− Ученица ищет каких-то людей по старому делу, − заговорил человек за ее спиной. − Учебное следствие, сэр.
− И почему она до сих пор не в архиве? − фыркнул волк, обходя девицу и заглядывая в ее глаза. − И почему от тебя кошками воняет?
− Это от тебя псиной воняет, − прорычала Лайра. − Я расследую дело об убийстве льва, так что отвали, пес!
− Сэр, − проговорил человек позади и начал что-то усиленно жестикулировать, Лайра не видела, что он делал, но волк в последний раз сверкнул на нее взглядом и быстро ушел в сторону, направляясь к двери кабинета начальника участка.

Глава 2


В глаза бросались две больших каменных статуи, изображавших львов, готовых к схватке, у ворот. Лайра несколько мгновений рассматривала их, затем еще раз взглянула на бумагу с адресом и, поняв, что не ошиблась, шагнула к воротам.
− Кто вы? И что вам нужно? − заговорил вышедший с обратной стороны ворот стражник.
− Мне нужно встретиться с хозяевами, − заявила девушка. − Конкретно с Звертой Бикар.
− Вы не назвали себя?
− Я − Лайра Леорина, − Стражник смотрел на нее довольно странно некоторое время, затем объявил, что сообщит хозяйке, и пока не будет ее приказа, ворота останутся закрыты. Он ушел в глубь парка и вернулся через несколько минут в сопровождении уже немолодой женщины, в которой Лайра увидела нечто неуловимо знакомое. Чувства подсказывали, что эта женщина − и есть ее настоящая мать. Вот только смысл всего дела начал ускользать от девушки. Она внезапно поняла, что хозяйке особняка может совсем не понравиться явление незаконнорожденной дочери.
− Кто ты? − спросила женщина, останавливаясь у ворот.
− Вам известно имя Дарт Риадар? − спросила Лайра в лоб. − Это имя льва, убийство которого я расследую. − Она увидела, как женщина дрогнула, услышав имя. − Если вам что-то известно об этом деле, я прошу вас рассказать мне.
− Не понимаю, кому понадобилось расследовать убийство пятнадцатилетней давности? − проговорила хозяйка, стараясь сдержать рвущиеся из ее души эмоции.
− Это понадобилось его дочери, которая уже выросла и желает знать правду о своем отце. − заявила Лайра.
− И это означает, что я могу ничего не отвечать, − заявила хозяйка.
− Можете, хотя, в этом случае, мне придется добавить в своей отчет о расследовании то, что вы отказались отвечать и то что вы скрываете некие важные детали того давнего дела.
− С чего вы взяли, что я что-то скрываю? − встрепенулась женщина.
− Эта девчонка − магичка, госпожа, − проговорил охранник. − И она сама не говорит всего, что хочет.
− Это так? − спросила женщина, глядя на Лайру прямо.
− Пятнадцать лет назад, мадам, в дождливый осенний день, некие люди принесли в кошачий квартал корзинку с только что родившимся младенцем, оставили ее посреди улицы и ушли.
Женщина замерла, что-то вспоминая, затем шагнула к самым воротам и уверенно открыла засов, после чего открыла ворота, давая знак гостье проходить.
− Госпожа, так поступать неразумно! − воскликнул охранник.
− Неразумно с твоей стороны мне перечить, Харвон! − воскликнула она, оборачиваясь к нему и одновременно протягивая руку девушке. − Что стало с тем ребенком? − спросила она, обернувшись к ней.
− Ее подобрала семья кошаков и вырастила как свое дитя, − заявила Лайра.
− Ее?! − воскликнула женщина. − Это была девочка?!
− А если бы это был мальчик, что изменилось бы?
− Ничего. Я хочу знать, где она?
− Сначала, вам придется объяснить этот интерес.
− Ты же заговорила о ней не просто так!
− Разумеется, мадам. Я имею некие подозрения на ее счет, но не выскажу их до тех пор, пока не услышу ваши объяснения.
− Она резко остановилась и развернула Лайру лицом к себе.
− Пятнадцать лет назад, я родила ребенка. Мне сказали, что ребенок родился мертвым, и я его не видела. Отец этого ребенка − Дарт Риадар. Его за это убили.
− В судебных документах утверждается, что его убили за изнасилование.
− Он любил меня. По-настоящему. И я его любила. Мы скрывали свою связь, но мои родственники об этом узнали, подловили нас и убили его в тот момент, когда мы были вместе. Я в тот момент едва с ума не сошла, и меня несколько месяцев продержали в психиатрической клинике. А когда пришло время рожать, меня вернули домой, где я узнала, что мой отец договорился с сэром Бикаром, что тот возьмет меня в жены. И, когда я рожала, я была уже замужем.
− О том, что ребенок мертв вам сообщил сам Бикар?
− Какая разница?
− Хочу знать, какая сволочь бросила меня на улице? − произнесла Лайра. − Потому что, если все это правда, то ты − моя настоящая мать.
− Ты! − воскликнула Зверта Бикар. Она вдруг прыгнула к ней и обняла. − О, боже! Как же так?! Как же так?! − На ее глазах появились слезы. − У тебя должны быть все доказательства этого, доченька! Должны быть! Иначе, они не поверят!
− Разве не достаточно того, что веришь ты? − удивилась Лайра. − Я вообще боялась, что ты меня выкинешь.
− У тебя нет доказательств? Совсем нет?
− Люди так жестоки, они каждый день выкидывают только что родившихся младенев на смерть. Какие могут быть доказательства, кроме прямых признаний тех, кто это сделал? А ждать признаний от подонков бесполезно. Да и незачем.
− Как это незачем?! Ты должна жить в моем доме! Рядом со мной, а для этого все должно быть законно!
− Законно только одно. Я − удочеренная дочь кошаков по имени Лар и Риле. Мой попечитель − лев Корос. И ничего другого мне не нужно. Да и смысла нет в том, чтобы менять семью.
− Но ты же пришла сюда не просто так!
− Да, не просто. Я лишь хотела знать правду о себе. И теперь я ее знаю. Этого достаточно.
− Этого недостаточно! − воскликнула женщина. − Не достаточно! − Она вновь обнимала Лайру, прижимая ее к себе. − Ты ведь моя дочь! Моя ! Я это просто чувствую! Я сразу же почувствоала нашу связь, как только увидела тебя! Ты не можешь просто так уйти!
− И что на это скажет ваш муж? − спросила Лайра.
− Какая разница, что скажет мертвец? Он стерпит все молча!
− Мертвец? − удивилась Лайра.
− Он пять лет назад погиб на службе.
− Тогда, о ком вы говорили, когда требовали доказательств, мадам?
− Что еще за мадам, доченька! − воскликнула она. − Не говори так! Я твоя мать! И я вто верю!
− Кто они? − жестко спросила Лайра. − Кому здесь еще нужны доказательства?
− Родственники со стороны Бикара. Они всегда считали меня уличной шлюхой. И они не примут тебя без прямых доказательств родства.
− Их нет. И быть не может.
− Почему не может! Мы можем ой найти!
− Зачем их искать? − спокойно поинтересовалась Лайра.
− Ты не понимаешь?! − воскликнула женщина. − Хотя, что за вопрос! Откуда тебе понимать, если ты выросла среди зверей?! Это надо, чтобы тебя приняли в высшем свете, девочка! Понимаешь?!
− Что-то мне совсем не хочется проваливаться в ваш высший свет, мадам, − проговорила Лайра. − На кой черт он мне сдался, если я и так принадлежу высшему свету Империи. И не какому-нибудь там, а магическому. Я − магистр магии. − И Лайра продемонстрировала своей матери медальон, подтверждающий это.
− О, боже, доченька! − воскликнула та. − Я и подумать не могла! Пойдем в дом. Пойдем же! Ты должна еще кое с кем познакомиться!

Знакомься, это твой брат − Зарх, − произнесла Зверта Бикар, вводя Лайру в комнату, где за столом сидел паренек лет десяти.
− Мама? − удивленно проговорил он, подымаясь и глядя на девушку.
− Ее зовут Лайра, и она некоторое время будет жить у нас, − заявила мать парня. − Не вздумай привередничать!
− Лайра − на языке волков означает − шлюха, − проговорил он.
− Зарх! − воскликнула мать.
− Зарх − на языке кошек означает − заморыш, − объявила Лайра, глянув на мать.
− Дети, не ссорьтесь в первый же день! − воскликнула женщина. − Как ты мог такое сказать, Зарх!
− Я знала, как звучит мое имя для волков, − заявила Лайра. − А вот он явно не знал, как его имя звучит для кошек. И кто же его таким наградил? − она взглянула на мать.
− Отец назвал его так в честь деда.
− Деда? − переспросила Лайра. − Уж не тот ли это Зарх Бикар, который?..
− Провозгласил Закон Равенства всех разумных видов, − продолжила Зверта. − Это именно он.
− Меня в школе загрызут, если узнают, кто мой родственник.
− Что же это за школа такая странная? − спросил Зарх. − В нашей школе никто никого не может загрызть.
− Интересно, что там скажут, если туда приду я со своим кошачьим запахом? − проговорила Лайра.
− Отправят в баню отмываться, − объявил парень.
− Вот, завтра и проверим, − усмехнулась Лайра. − Я ведь могу туда пойти? − спросила она у матери.
− Можешь, но для этого потребуются документы, а у тебя их нет.
− Ну, документов то у меня, как раз, навалом. Вот, и проверим, как тут выполняются законы о равенстве? − усмехнулась она.

− А куда ты свой медальон спрятала? − спросил Зарх, когда Лайра оказалась вместе с ним и матерью за утренним столом.
− Его незачем видеть лишним глазам, − ответила Лайра. − И ты не говори никому, что видел его.
− Я знаю, что в квартале зверей все люди обязаны носить такие знаки, а кто не носит, с того сразу же спускают шкуру, а если он еще и сопротивляется, то его съедают.
− И как же, по твоему, я там выжила? Или ты думаешь, там все люди рождаются с такими знаками на шеях?
− Лайра, зачем ты так разговариваешь? − заговорила мать.
− В спорах рождается истина, мама. А в жестоких спорах рождается жестокая истина. Разве ему не предстоит узнать жестокую истину? Вот, я его и готовлю к этому.
− К чему это? Какая еще жестокая истина?
− Давай, доживем до вечера, Зарх, а там я и решу, надо ли мне рассказывать о том, что хотела рассказать? Может, выйдет так, что я и не права.
− У кошек все так разговаривают? − спосил он. − Может... я... не... права... − растянул он слова.
− Далеко не все, − усмехнулась Лайра. − Так позволено разговаривать только избранным.
Зарх рассмеялся, а Лайра, как ни в чем не бывало, продолжила завтрак.


Глава 3


− Эй, заморыш, ты опять пришел в школу держась за маменькину ручку?! − раздалось со стороны, когда Зарх и Лайра входили в школу. Матери рядом уже давно не было, и Зарх смолчал на брошеное оскорбление, а Лайра глянула на группу старших учащихся, среди которых и находился забияка.
− Эти псы всегда тебя так достают, брат? − спросила она.
− Они ко всем всегда пристают, − ответил он. − Я на них внимания не обращаю. Чего с дураков взять?
− С паршивых собак и вправду брать нечего, − усмехнулась сестра. − Ну, ты идешь в свой класс, а мне надо сначала к директору.
− Не боишься?
− А зачем мне его бояться? Я с ним уже встречалась вчера. А сейчас надо только узнать, что он решил.
− Ты сама не знаешь, в какой тебе класс надо идти учиться?
− Это то я знаю, только в этой школе несколько старших классов, и все зависит даже не от директора, а от учителей. Кто из них примет меня?
− Ладно, на перемене встретимся, − бросил Зарх и свернул в дверь очередного класса, где собирались такие же как он подростки.
− А вот и она, − произнес директор, когда Лайра вошла в кабинет. Кроме директора там находились еще трое учителей, один из которых сразу же направился на выход. То что он − волк-оборотень, Лайра поняла своим чутьем сразу же, а оборотень прошел мимо нее лишь чуть фуркнув про себя и не сказал ни слова.
− Перед тем, как принять решение, ты должна ответить нам на пару вопросов, Лайра, − произнес директор. Во-первых, как ты относишься к волкам?
− Я к ним никак не отношусь, господин директор. Я отношусь только к кошкам. И немного к людям.
− Почему немного? − удивился человек.
− Потому что я принимаю этот факт лишь вынужденно. Будь моя воля, я стала бы львицей, а все остальное отбросила бы.
− Значит, если ты встретишься в классе с волками, ты станешь к ним задираться? − спросил один из учителей.
− Зачем? − удивилась Лайра. − Думаю, вполне достаточно и того, что волки станут задираться ко мне, а я им взаимностью в этой волчьей любви отвечать не собираюсь.
− Значит, ты все-таки к ним настроена отрицательно? − спросил директор.
− К кому именно? − переспросила Лайра. − У меня нет ни одного знакомого волка, чтобы говорить, как я к нему настроена. Если же говорить вообще, о моем настроении к расе волков, то вы можете не беспокоиться, я их не боюсь и вряд ли найдется волк, который сможет мне чем-либо досадить.
− Вопрос не в этом, Лайра, а в соблюдении закона, по которому все разумные обязаны относиться друг к другу уважительно.
− Я никогда не нарушала этот закон, и не собираюсь его нарушать, − объявила Лайра.
− Вот это мы и хотели узнать.
− Можно было прямо спросить, а не юлить по десятой окружной.
− Ну что же, я думаю, лучше всего, если она пойдет в смешаный класс, − объявил директор, глянув на учителя, что задавал свой вопрос. Тот кивнул соглашаясь, и вскоре он уже представлял Лайру Леорину ученикам класса, что ожидали начала урока. Лайра уселась на свободное место, указанное учителем, и урок начался.
Сначала речь шла о новой политике Империи, в которой равенство разумных было поставлено во главу угла, а посреди своего рассказа учитель остановился и обратившись к Лайре спросил, все ли ей понятно?
− С законом мне все понятно, но не все понятно с существующей действительностью, мэм, − произнесла она, поднявшись из-за стола.
− Что именно непонятно?
− Закон провозглашает равенство всех, но в действительности этого равенства нет.
− Как это нет? − переспросил учитель. − Согласно закону равенство есть и закон выполняется.
− Тогда, объясните пожалуйста, каким образом нищий пацан из соседнего двора равен, например, льву, принадлежащему Высшему Магическому Обществу Империи? Или как крестьянин, пашущий на барона, и рабочий, вкалывающий на фабрике, принадлежащей кому-нибудь из великосветских князей, равны этим самым баронам и князьям? Этого равенства нет, не было, и вряд ли появится. Закон говорит, что они равны, хотя это далеко не так. Можете объяснить, как так и почему?
− И где же ты нахваталась таких вопросов, девочка?
− Там, где я училась раньше, этим вопросам уделялось очень много внимания. Ведь это далеко не праздные вопросы. Это вопросы жизни. Вопросы будущего Империи. И если их забыть, отбросить или игнорировать, закончится все очень плохо. Потому что внутренние противоречия в общественных законах приведут к жестокому конфликту, и он уже не за горами, мэм. Близятся времена, когда Империя снова погрузится в хаос войны, в которой брат пойдет на брата, дети на родителей, и эта война окажется пострашнее чем та, которая совсем недавно закончилась. Закон равенства рас закрыл лишь одну дыру в безопасности Империи, но осталось еще столько дыр, что жить в таком обществе становится страшно. Я все сказала, − Лайра села на свое место и смотрела в глаза учителю, а та усиленно раздумывала, как ответить? Ведь девчонка задела действительно серьезную тему, которая в школьной программе старшего класса ранее даже не затрагивалась.

− Как прошел урок? − спросила Лайра, встретив брата во время обеда на большой перемене.
− Как обычно, − ответил он. − Скукота. А у тебя как?
− А у меня был очень интересный урок. Познавательный можно сказать.
− Ну да, ты наговорила какого-то бреда! − раздался возглас с соседнего столика, и Лайра обернулась туда. − Ты, случайно, не из революционеров? Это они такие вопросы задают!
− Они задают вопросы? − удивилась Лайра. − Они ничего не задают, а используют темных личностей, не понимающих правды в своих целях. А я не из них.
− А из кого? − раздался смешок.
− Из ВМО, − ответила Лайра и обернулась к брату. Тот полураскрыв рот слушал перебранку.
− Что еще за ВМО? − послышался шепот от соседей.
Начались гадания, но никто так и не сказал правильных слов, а Лайра не стала подсказывать.
− Эй, кошка драная, у тебя здесь защиты-то нету, так что, плати денежки! − раздался мерзкий голос со стороны. − Лайра обернулась на него и встретилась взглядом с настоящим волком. Вернее, волчонком, волком-подростком, которому на вид можно было дать лет четырнадцать.
− Ищешь себе проблем, недопесок? − проговорила она, подымаясь из-за стола.
Вокруг внезапно наступила тишина, и все ученики разошлись с пути, соединявшем волка и Лайру.
− Это ты уже нашла себе проблем, кошачья оторва! − взрычал волк и кинулся вперед.
Драки не было, просто волк, подпрыгнув на месте вдруг завис в воздухе, подхваченный невидимой силой, задергал лапами и замер, когда сила, державшая его, растянула его за четыре лапы во все стороны.
− Ты что-то спрашивал про защиту драной кошки, недопесок? − спросила Лайра, подходя к носу волка. Тот и пасть открыть не сумел из-за державшей его силы. − Тебенравится положеньице? Или желаешь прямо отсюда попасть в тюрьму? Или ты предпочитаешь сразу очутиться в желудке дракона? Отвечай!
Волк взвыл, когда его пасть освободилась, и он сумел разжать челюсти.
− Что здесь происходит? − раздался вопрос учителя, появившегося в холле, где возникла стычка.
− Этот волк чего-то перехимичил с магией, и его распяло прямо в воздухе, − произнесла Лайра, отходя от своего противника. Тот вновь не сумел ничего сказать, потому что пасть его опать захлопнулась под действием чужой силы.
Учитель приблизился к висящему в воздухе волку и остановился, почуяв, как его коснулось нечто невидимое, отталкивая назад.
− Вызовите сюда директора, быстро! − приказал он, обернувшись и глянув на дежурных, что как и все стояли в толпе.

Директор, осмотрев висящего в воздухе ученика, понял, что без мага вопрос не решить, и через несколько минут рядом появился дежурный раймаг. Он был человеком и осмотрев волка,а вместе с ним и заклинание, которое держало волка в ловушке, глянул на директора школы.
− Ваш ученик попал в учебную защитную ловушку магистра магии, − объявил он, его взгляд быстро нашел среди собравшихся Лайру, но выдавать ее он не стал, потому что ловушка была сделана по всем правилам, и сработала зафиксировав действие нападающего на мага волка.
− И что это значит? − спросил директор.
− Это значит, что он останется в таком положении до тех пор, пока не будет устранена причина.
− Какая причина? Мы не можем искать мага, который эту ловушку устроил!
− Его и не нужно искать, господин директор. Магический закон однозначно определяет виновного в подобных случаях. А виновный − он. − Маг указал на волка. − Потому что именно он атаковал некое существо, защищенное магистром магии с помощью этой ловушки. И он освободится из нее только после того, как по-настоящему осознает свою вину. Но, с этим субъектом, боюсь, что ловушка продержится не меньше суток. Потому что он и сейчас в ярости. И считает, что был прав, нападая на девушку.
− На девушку? Какую девушку?! − воскликнул директор.
− Он напал на меня, господин директор, − заявила Лайра, выходя вперед.
− Почему ты не предупредила, что у тебя магическая защита?! − воскликнул человек.
− Вы же сами мне обещали, что здесь никто не станет на меня нападать из-за того, что от меня кошаками пахнет? Кроме того, закон прямо определяет, что требование предупреждения о магической защите не может быть законным.
− Это именно так, − подтвердил маг. − Вы ведь можете его освободить? − спросил он Лайру. − Он ведь не станет больше нападать, если только он не дурак.
− Очень надеюсь, что он не дурак, − ответила Лайра, подняла руку перед собой и щелкнула пальцами. Волк взвизгнул и брякнулся на пол, когда магические оковы исчезли. − Вы ведь прочитали магическую запись происшествия, господин маг?
− Разумеется, прочитал.
− Значит, можете свидетельствовать, что именно он на меня напал, да еще оскорблял при этом и требовал с меня какие-то деньги.

Глава 4


Разборка закончилась появлением в школе отца волка-ученика и, узнав, что тот натворил, волк больно ухватил сынулю за ухо и поволок за собой, обещая устроить ему дома хорошую порку.
Уроки продолжились с некоторым смещением, и Лайра с Зархом вернулись домой немного позже, чем обычно возвращался Зерх с занятий.
В доме находились два каких-то человека, и Лайра мгновенно насторожилась, потому что ощутила в них угрозу.
− Мама, мы вернулись! − воскликнул Зарх, вбегая в холл.
− Почему так поздно? − спросила мать, выходя из своей комнаты.
− Послеобеденные занятия задержались на полчаса из-за того, что в обед была драка, − ответила Лайра. − Говоря эти слова она смотрела на двух гостей, а те поднялись со своих мест и двинулись в ее сторону.
− Лучше бы вы сидели там где сидели, господа, − произнесла Лайра, вытаскивая из-под платья свой знак.
− Кто ты такая?! − воскликнул один из них.
− Я − та, кого вы бросили пятнадцать лет назад посреди улицы в кошачьем квартале.
− Что за глупости?! − воскликнул второй.
− Вы, господа, уже вляпались, − продолжила Лайра. − Магия − это вещь неподвластная таким паразитам как вы. А я, хотя и была маленькой и ничего не понимала в тот момент, я вас видела, а магия позволила мне все увиденное вспомнить! Я видела вас двоих и еще одного человека, который вам приказывал. А ты, недоносок, − Лайра указала пальцем на человека, − еще предлагал меня задушить прямо в корзинке!
− Это ложь! − завопил человек, дрожа от осознания того, что вот и пришла расплата за старые грехи.
− Итак, господа, у вас есть только один ма-аленький шанс остаться сейчас на свободе. Вы прямо здесь и сейчас напишете признание в том, что сделали тогда, и если я пойму, что вы говорите правду, я вас выпущу из дома. Если же вы попытаетесь юлить, выкручиваться и врать, сюда прибудет магическая полиция, и правду из вас вынут иными способами, после чего вы оба сядете за решетку за попытку убийства ребенка.
− Мы не убивали! − вдруг завопил второй. − Мы только оставили корзину на улице и ушли! Мы это сделали по приказу господина Бикара! Он был с нам и приказывал на месте!
− Ах вы мерзавцы! − завопила Зверта Бикар. − И после такого вы еще смели приходить сюда и смотреть мне в глаза?! − Женщина кинулась на гостей и не успокоилась, пока не залепила им обоим фингалы под глазами.
− Мы не виноваты! − завопили избиваемые. Сопротивляться они не могли, потому что невидимая сила магии уже сдерживала их от подобных попыток. − Это ваш муж приказал!
− Очень легко сваливать вину на мертвого! Но вы соучастники преступления! Горган! Вызывай полицию и немедленно!
− Да, госпожа, − послышался ответ слуги, и он выскочил из дома, звать полицию.
Вскоре в доме появилась не только полиция, но и маг. Это был все тот же раймаг, которого Лайра видела в школе, и он почти не удивился, встретив ее и подтверждая признания двух человек в том, что они участвовали в том давнем деле, когда три человека бросили только что родившегося ребенка в кошачьем квартале.

− Не понимаю, как он мог поступить так со мной, − произнесла Зверта, когда полиция и маг ушли, уводя с собой арестованных.
− Разве, если мы начнем понимать поступки безумцев, мы не потеряем разум сами? − спросила Лайра.
− Ты считаешь, что я должна его простить?
− Он мертв, а я жива. Разве этого не достаточно, чтобы простить мертвеца? Оставь все и просто подумай о будущем. Вовсе не обязательно мучать себя воспоминаниями о прошлых бедах, тем более, когда сейчас все встало на свои места.
− Все ли, Лайра? Ведь я даже не знаю о тебе почти ничего. Где ты жила, с кем, чем занимаешься, кто твои друзья?
− Я расскажу. Не сейчас, а когда Зарх проснется. А потом я познакомлю тебя с теми, кого я всю жизнь называла мамой и папой. Ты ведь не боялась льва, значит, и кошаков не испугаешься?
− Не испугаюсь, − вздохнула мать. − Ты собираешься потом жить у них?
− Моя жизнь только начинается, и я еще не знаю, где буду жить, и чем займусь. Быть может, летом мне пришлют приглашение на учебу в Магическую Академию Империи, и тогда я уеду туда. Мне не надо загадывать на будущее, мама. Оно для меня было предопределено в момент рождения.
− Как это в момент рождения? − удивилась Зверта.
− Думаю, твой муж знал, что при кровосмешении некоторых видов рождаются не просто люди или иные разумные. Поэтому он и избавился от меня, потому что испугался. Дурак, если бы он не испугался и принял меня как свою дочь, быть может, все было бы иначе.
− Не понимаю, чего он должен был испугаться?
− Вот этого. − Лайра отошла от женщины, скинула одежду и переменилась, обращаясь львицей. − Я − оборотень. И не просто оборотень, а оборотень-маг, мама. Степень магистра магии − это всего лишь первая ступень в иерархии высшего магического общества Империи. И, по словам учителей, моя дорога лежит только на самый верх, потому что моя сила уже сейчас превосходит силу большинства магов Империи. − Лайра медленно подошла к женщине, и та протянув руку коснулась ее головы. − Я рада, что ты не боишься, мама, − произнесла львица и лизнула руку женщины.
− Я то не боюсь, − вздохнула женщина, а вот Зарх может испугаться.
− Зарх оборотней волков не боиться, так что, надеюсь, и меня пугаться не станет.
− Хорошо бы, а то ведь я вижу, что ты в таком виде себя лучше чувствуешь.
− Я в таком виде несколько лет прожила, мама. Пока училась в львиной школе. Потом училась в магической, а там было правило, чередовать облик. Один день человеком один львом. А кто умел больше, у того и круг обращений был шире.
− Ты хочешь сказать, что бывают оборотни со смесью кошки и волка?
− Бывают. Даже смесь кошки, волка, человека и дракона бывают.
− Ты видела драконов, Лайра? − спросила мать.
− Один раз в году между высшими школами львов и драконов проводится обмен учениками на один месяц. Один раз я просто видела драконов, прилетевших в нашу школу, а во второй раз я сама была в делегации обмена и целый месяц в драконьей школе училась.
− Тебе не было страшно?
− Страшно? − Лайра фыркнула. − Магический союз драконов и львов существует больше тысячи лет. Чего мне было пугаться? Самих драконов? Так они не более страшны чем львы.
− Они же сильнее львов.
− Сильнее. Вот я сильнее тебя, ты меня боишься? − усмехнулась Лайра. − И я их не боялась. Даже подружилась с некоторыми. А один дракон учил меня летать.
− Как летать? Ты умеешь обращаться в птицу?
− Нет, я просто забиралась на его спину, он отдавал мне контроль над своим телом, и я летала так, словно я сама этим драконом становилась.
− И он делал это просто так?
− Нет, конечно. Мы договаривались, что он дает мне эту возможность, а я даю ему другую возможность, и он пользовался моим телом столько, сколько позволял договор.
− Как это пользовался?
− Ну, мама, какая разница, как? − фыркнула львица. Женщина усмехнулась и не стала настаивать на ответе, а Лайра некоторое время вспоминала дракона Тирда, с которым провела несколько ночей наедине по собственной воле.

Глава 5


Рассказывать o себе Лайра начала с самого начала, с того момента, как ей когда-то рассказывал отец-кошак.

Лар тихо двигался по улице, прислушиваясь ко всем звукам и запахам. Дождь, лившийся с неба, мешал, но не на столько, чтобы ухо кошака не могло различить звуков, а нос запахов. Услышав человеческий говор, он замедлил шаг и осторожно выглянул из-за угла на соседнюю улицу. Та уходила к центру города, к кварталам людей, куда кошакам не было дороги. Однако, в обратную сторону люди могли проходить безпрепятственно. И лишь страх перед кошаками заставлял их не совершать подобных глупостей. Тем не менее, Лар увидел людей, зашедших на сторону кошаков, и они что-то делали в своей телеге, которую приволокли с собой. Кошак не вмешивался и только наблюдал. Люди выгрузили из телеги какую-то большую корзину и оставив ее посреди улицы собрались уходить.
− Ты уверен, что все будет так как ты задумал? − спросил один из людей. Он говорил довольно тихо, но Лар четко слышал все слова.
− Неужели ты думаешь, что эти звери обнаружив здесь человеческого ребенка, оставят его в живых? Или ты веришь в бред старика о том, что они такие же как мы?
− Не верю. Но для гарантии, его надо задушить.
− Тогда, давай, души. А я посмотрю, как ты это сделаешь.
Второй склонился над корзиной, некоторое время стоял так, затем поднялся, ничего не делая.
− Не смог? − усмехнулся первый. − Вот, поэтому мы и оставляем их здесь зверям, у них нет ни души, ни чести, ни веры, и первый же кошак загрызет выродка, а мы свои души ничем не запятнаем.
− Хватит болтать, − заговорил третий человек. − Нам пора уходить отсюда.
И они ушли, оставив корзину посреди улицы.
Лар медленно вышел и приблизился. Резкий человеческий запах его не испугал, ведь эти люди только что ушли, и он подойдя к корзине заглянул в нее. И тут его словно огрели по голове. В корзине лежал человеческий детеныш! И Лар внезапно осознал, слова, что услышал первыми. Эти люди бросили посреди улицы ребенка для того, чтобы его загрызли кошаки.
Как можно было желать смерти своему ребенку, Лар не понимал. Он глянул в сторону ушедших людей и понял, что идти за ними − бессмысленно. Там, на стороне людей он очень быстро попадется стражам, и те его прогонят назад, не слушая, а то и вовсе заколят прямо на месте, где встретят.
Мысли, оставить человеческое дитя посреди улицы, даже не пришла в голову кошака, и он подхватив зубами корзину понес ее в сторону своего дома.
Риле едва поверила в рассказ Лара. Она смотрела на человеческое дитя столь же ошарашенным взглядом, как и он, и мысли о том, что этого малыша надо загрызть и сожрать, у нее не возникло. Она взглянула на своего мужа и внезапно зарычала так, что он отпрыгнул от нее, а маленький человечек в корзине проснулся и заголосил.
− Надо что-то делать, − проговорил Лар. − Вернуть его людям мы не сможем. Они же и обвинят нас в его похищении.
− Если его бросили люди так как ты сказал, значит, его и искать не будут.
− Ты предлагаешь оставить его здесь? − удивился он. − Или хочешь его сожрать?
− Сожрать? − большая кошка склонилась к плачущему малышу и несколько раз лизнула его. Тот замахал рученками и вцепился пальцами в ее усы. Кошка отпрянула фыркнув, а малыш уже перестал плакать и смотрел во все стороны ворочая головой. − Ты его сам почему не сожрал? − спросила она, глянув на Лара.
− Я не идиот, Риле, − фыркнул он.
− И я не дура, − ответила она. − Завтра же пойдем к старейшинам, и они решат, что делать с этим детенышем.

Утром они поняли, что выходить на улицу с человеческим детенышем нельзя, потому что о нем сразу же узнают все вокруг, а в таком случае, наверняка найдется куча злых кошаков, которые попытаются отнять и убить человеческого детеныша. Поэтому Лар отравился к старейшинам один, Риле осталась с человеческим детенышем, который с утра заголосил, прося еды, и кошка без совершенно не думая, что это может что-то изменить, подставила малышу свой сосок.

Лар вернулся домой после полудня. Вслед за ним пришел старый лев Корос, и войдя в кошачий дом, он первым делом осмотрел его, затем направился к кошке, что лежала в углу вместе с детенышем человека. Тот в этот момент баловался рядом с ней, словно котенок.
− Давно она у вас? − спросил лев. О том, что детеныш был человеческой самкой, лев понял сразу, как только увидел малышку.
− С полуночи, − объявил Лар. − Те люди хотели, чтобы кошаки ее загрызли. Не понимаю, как такое вообще возможно, но я слышал своими ушами, что они говорили.
− Жестокость некоторых людей не знает границ, − проговорил Корос, приблизившись к кошки и детенышу. Риле поднялась, а малышка проползла навстречу льву и тут же вцепилась в его гриву, когда Корос наклонился к ней, чтобы обнюхать.
− Ты ее кормила своим молоком, кошка? − спросил он, взглянув на нее. В вопросе, казалось, был какой-то упрек.
− Ничего другого у меня нет, − объявила та. − Людей что, нельзя кормить молоком?
− Вы спасли от смерти вовсе не человеческого дитеныша, − произнес лев. − Ты, кошка, разве не видела, что с ней становилось, когда она сосала твое нолоко?
− Не видела. Я и не смотрела, а по ощущениям − то же самое, что было, когда меня сосал мой котенок.
− А где твой котенок сейчас?
− Он умер две недели назад, − мрачно проговорил Лар. − От проклятой болезни. Старейшины так и не нашли лекарства от нее?
− Нет, − объявил лев. − Эпидемия продолжается и сейчас. Мы приняли все меры к ее задержанию, но лекарства нет. Умирает каждый второй малыш. − Корос взглянул на кошку. − Если ты желаешь оставить ее у себя, сначала посмотри, кем она становится, когда пьет молоко. А потом решай сама. Одно могу сказать точно. Люди его не убили не потому что за души свои беспокоились, а потому что это существо невозможно убить просто так, ибо магия хранит его, и быть может, эта самая магия заставляет тебя принять его.
Лев ушел, а Лар и Риле некоторое время наблюдали за малышкой, затем кошка притянула ее к себе и начала кормить своим молоком. Ничего особенного с ребенком не произошло. Он никак не изменился, и Риле, глянув на Лара объявила, что Корос − просто старый маразматик и дурак, потому что наплел кошакам небылиц.

Впрочем, уже через несколько дней кошаки начали замечать изменения, происходившие с малышкой во время кормления, и вскоре стало ясно, что девочка была не человеком, а оборотнем. Корос через несколько дней вновь пришел в дом кошаков, чтобы убедиться в том, что это именно так и узнать, кто настоящие родители малышки. То, что ее мать − человек − было ясно безусловно, а вот, кто отец − можно было определить только по виду изменений происходивших в малышке, и кошаки не имели достаточного опыта в таких делах.
Старейшина некоторое время рассматривал, как ребенок сосет молоко кошки, как меняются ручонки девочки, которые на некоторое время становились когтистыми лапами, как меняются ее глаза, превращаясь из человеческих карих в желтые кошачьи с вертикальными зрачками.
− Ее отец − лев, − заявил Корос. − Для меня это очевидно.
Кошка вздрогнула, услышав эти слова.
− Вы ее заберете? − спросила она льва.
− Если бы у меня для нее нашлась мать, которая бы отдала ей свое молоко − забрал бы, − ответил он. − Но мне кажется, малышка уже привыкла к твоему молоку. Так что, пока она останется у вас. А когда немного подрастет, тогда я ее и заберу. Потому что для нее есть только одна дорога − в Прайд Магов.
− Как Магов? − удивилась кошка.
− Любой маг сразу же увидит в малышке Силу. Я не маг, но и я ее вижу, так что дорога у нее только одна. Она станет львиным магом. И еще одно. − Лев достал из своей сумки толстый кошель и положил его на край стола. − Есть у вас работа или нет, вы теперь будете работать на меня, и ваша работа − она. Вы замените ей родителей.
− Разве такое может быть работой? − переспросила кошка.
− Когда ребенок остается без родителей, иного не остается, − ответил лев. − Я оставляю ее у вас и оплачиваю это как вашу работу, потому что вы ее приняли. Но совет старейшин еще может пересмотреть этот вопрос и ее могут у вас отнять. Если так выйдет − не сопротивляйтесь. Совет будет решать все так, как будет лучше для малышки.

− Бедняшка-оборотняшка, − проговорила кошка, обнимая малышку, когда лев ушел.
− Не привязывайся к ней так, Риле. − тихо проговорил Лар. − Потом будет больно, если ее заберут.
Кошка глянула на супруга и, так ничего не ответив, ушла в спальню, забирая с собой малышку.
Корос продолжал навещать кошачью семью и в очередной раз объявил, что совет старейшин принял решение в вопросе о малышке. Мать встрепенулась и замерла, глядя на льва.
− Она не должна жить в таком месте, − заявил он. − И поэтому вы переезжаете вместе с ней в новый дом. Попечителем малышки совет назначил меня, поэтому я и буду распоряжаться всем, что с ней связано. Не волнуйся, мать. Я не стану отбирать ее у тебя. Просто теперь эта работа становится для тебя официальной и основной. Сегодня вечером я приеду сюда с телегой, на которую вы погрузите свои вещи, и уедете в новый дом. Свою мебель можете оставить здесь. Потом продадите или отдадите кому захотите. В новом доме мебель будет новая. И вы останетесь там жить навсегда. И еще одно, пока собираетесь, подумайте, как ее назвать. Как назовете, такое имя у нее и будет.
Корос ушел, а кошаки переглянулись, и мать едва сдержалась, чтобы не взвыть. Такого оборота дела они не ожидали. Имя для девочки они почти не выбирали. Просто решили, что лучшего имени, чем то, которым они называли умершего котенка − нет. И вечером Корос вписал в документ для малышки − ее имя − Лайра. Фамилию он дал ей свою, и полное имя девочки стало − Лайра Леорина.

Дверь в дом с шумом раскрылась, внутрь ворвалась львица. Она с разбегу прыгнула на кошку, повалила ее на пол и принялась вылизывать.
− Мамочка! Я так тебя люблю, что готова тебя прямо сейчас проглотить! − воскликнула львица, остановив лобызания.
− Лайра, боже! Как ты можешь такое говорить?! − Кошка, наконец, освободилась и поднявшись на лапы ткнулась носом в нос Лайры. − Разве можно глотать своих родственников?
− Ты ничего не знаешь, мама, совсем?! − воскликнула Лайра.
− Что не знаю?
− То что в школе магов мне сейчас уже платят за то, чтобы я кого-то проглотила, мама. Магия − это такая странная вещь, что действия, которые могут показаться ужасными на первый взгляд, вершат настоящие чудеса!
− И какое же чудо произойдет, если ты слопаешь свою мать? − скептически спросила кошка.
− Если слопаю, никаких чудес не произойдет, мама. А если проглочу и через минуту выпущу назад, то может произойти очень многое. Например, излечение от старых болезней. Даже таких, за лечение которых самые лучшие немагические врачи и браться не станут. − Лайра уселась перед матерью, взялась за свою сумку и вытащила из нее несколько бумаг. Часть из которых оказалась банковскими обязательствами на выплаты сумм, от которых кошка только рот раскрыла и сказать ничего не смогла. − Это все − оплата за излечение, мама. И я здесь не потому что с занятий из школы сбежала, а потому что меня ждут в магическом центре нашего квартала, а там полтора десятка пациентов, жаждущих подарить мне очередные миллионы за магическое излечение.
− А ты уверена, что эта магия не опасна для тебя, Лайра? Ты точно знаешь, что она не опасна?
− Единственная опасность в том, что меня могут засадить в тюрьму, если я кого-нибудь сожру по-настоящему в процессе этой лечебной процедуры. Но и от этого я застрахована тем, что перед процедурой каждый пациент подписывает свой отказ от каких либо претензий, если процедура закончится смертельным исходом или каким-либо иным неблагоприятным исходом. Думаешь, меня кто-то может заставить рисковать, мама? Не заставят. Это я могу кого угодно заставить что-то делать, а не наоборот. Ты, разве не получала сообщение от меня о том, что я уже стала Магистром Магии?
− Получала, доченька, но ты же мне сама говорила, что магистр − это лишь первый шаг на лестнице магических званий, а до последнего еще шагать и шагать.
− Но, вступив на первую ступень магической иерархии, мама, я вступила в магическое общество Империи, мама. Ты понимаешь, что это значит?
− Понимаю, − вздохнула мать. − Ты оказалась в зверинце, где каждый может убить каждого. И у тебя ничуть не прибавилось защиты от того, что было раньше.
− О боже, мама. Откуда у тебя столь превратное мнение о высшем свете Империи?
− Я родилась во время гражданской войны, доча. Не забыла?
− О-ох... − вздохнула Лайра. − Те времена давно прошли, мама. Сейчас я могу спокойно выйти из кошачьего квартала в город прямо в этом виде, и никто ко мне не прикоснется.
− Не делай так, Лайра! − воскликнула кошка. − Психов во все времена хватало и среди людей, и среди кошаков!
− Успокойся, мама. Я не дура, чтобы проверять на себе подобные вещи. Но в ту сторону я все же пойду. Потому что я должна узнать тайну своего рождения. Хочу вглянуть на тех людей, что бросили меня. Быть может, даже найду женщину, что меня родила на свет. Я должна ее узнать, мама. Ты это понимаешь?
− Понимая, Лайра. Но прежде чем ты пойдешь туда, сходи к Коросу. Я почти уверена, что он знает о тебе намного больше, чем говорил.
− К нему я пойду в первую очередь, мама. Ведь я должна выйти из-под его опекунства.
− А если он не отпустит? Он же может просто не подписывать ничего, Лайра!
− Корос не имеет права меня удерживать, мама. Не имеет просто потому, что он не принадлежит Магическому Обществу Империи. И его подписи нужны лишь формально. И не беспокойся ни о чем. Вы с отцом останетесь жить в этом доме. Если не в этом, то в другом таком же, а то и лучше. Я могу просто забрать вас и поселить в городе при Магической Академии. Там живут родственники магов.
− Я боюсь за тебя, Лайра. Очень боюсь! − кошка прошла к львице, и та обняла ее, прижимая к себе.
− Риле! Что там происходит? Почему дверь в дом на распашку?! − раздался голос снаружи дома.
− Иди сюда, Лар! Лайра приехала! − воскликнула мать, все еще пуская слезы в шерсть львицы.
Кошак вошел в раскрытую дверь, замер на несколько мгновений, глядя на Лайру, обнимавшую Риле, затем приблизился к ней, когда львица знаком поманила его к себе, и тоже попал в ее объятия.
− Ну, папка, ты тоже расплачешься? − спросила Лайра.
− Зачем мне слезы лить? Что случилось, Лайра.
− Да так, сущий пустяк, отец. Дочка твоя взрослой стала.
− О-ох, − вздохнул он, глянув в лицо жены, наполненное слезами, что было перед ним. − Время то как летит! Сколько лет прошло?
− Всего-то четырнадцать, − проговорила мать.
− У вас теперь будет новое покровительство, дорогие мои, − произнесла Лайра.
− Новое покровительство? − переспросила кошка. − И какую работу му будем должны делать за него?
− Будете бить баклуши или валять дурака − сами выберете, что из двух. − Лайра освободила кошаков и вновь взялась за свою сумку. − А эти знаки вы теперь должны носить с собой всегда, − львица достала два медальона, на которых была изображена оскаленная морда львицы с магическими письменами вокруг. Защита магистра магии, конечно, не так высока, но она всяко выше любой львиной, и выше даже человеческой.
− Корос хотел, чтобы ты зашла к нему, когда окажешься дома, − проговорил отец, принимая медальон. Он ничуть не сомневаясь снял тот, что висел на его шее и вместо него повесил новый. − А этот, надо вернуть Коросу, если я понял, так, доча?
− Я сама их ему верну.

Дом Короса Лайра знала с детства. Не раз бывала у него, когда училась в обычной львиной школе, прислуга старейшины знала ее и пропускала всегда. Старый лев всегда говорил Лайре, что дорога ее лежит в высший свет Империи, и теперь эти слова окончательно подтвердились.
Старик вышел в холл, через пару минут, когда слуги сообщили ему о появлении подопечной.
− Ты пришла по своему делу, Лайра? − спросил он.
− У меня одно дело, и думаю, ты знаешь, какое.
− Конечно, − вздохнул он и прошел в сторону своего кабинета. Полминуты спустя он вернулся оттуда с бумагами.
− Это документы о твоем выходе из-под моего попечительства, Лайра. Я их давно сделал, хотел отдать, когда ты в последний раз была дома, но не успел − ты уехала раньше. Здесь же все документы на дом. Он теперь принадлежит тебе и твоей семье. Новую защиту ты для них организуешь сама, а старая формально закончилась в тот день, когда я покинул совет старейшин. Она действовала лишь по инерции. Думаю, ты это понимаешь.
− Понимаю. И они уже получили новую защиту, старик, − Лайра приблизилась к нему и лизнула в нос. − А ты еще должен принять от меня награду за то что помог и им, и мне.
− Я уже слишком стар, чтобы принимать такие награды, − произнес лев.
− Магические награды, Корос, принимать никогда не позно. − Она взялась за свою сумку, вытащила из нее карточку и вручила старику. − Это Внеочередное Право на обслуживание в ММЦ, Корос. Завтра я весь день буду работать там. Так что приходи, даже если у тебя нет никаких болячек. Приходи и получи свою награду. А у меня к тебе остался только один вопрос. Ты что-нибудь знаешь о моих настоящих родителях? Кто они?
− Точно о них я не знаю, Лайра. А предположения есть. − Он снова ушел в свой кабинет и вернулся с парой старых документов. Один был свидетельством о смерти льва, которого убили на стороне людей в тот год, когда Лайра появилась на свет. Вторым − был документ о расследовании убийства людьми. В его заключении говорилось, что лев был убит за изнасилование человеческой женщины. За этим делом его зстали ее родственники. Они же его и убили − зарезали на том же месте.
− Я совсем не уверен, что это твой случай, Лайра. В тот год я ходил в его дом. У него была сестра, и она рассказала, что он с этой женщиной знаком более года, и она его любила так же, как он ее.
− Она жива? − спросила Лайра.
− Не знаю, Лайра. Я не интересовался. Ее адрес в документах, если она не уехала куда-нибудь. А адреса человеческой женщины в документах нет. В те времена они никогда не давали своих адресов.
− Спасибо тебе за все, Корос, − произнесла она и обняла старика. − Не могу даже представить, кем бы я стала, не окажись тебя рядом.
− Нам дано то что у нас есть, Лайра. И гадать, что было бы, если бы чего-то не оказалось − бесполезно.
− Я и не гадаю. Не забудь придти в ММЦ завтра. И лучше с утра.

День в ММЦ закончился для Лайры поздно ночью. Она излечила не мало стариков и старух, получив за это банковские обязaтельства на несколько миллионов. Корос же получил свой подарок в виде омоложения и едва поверил в то, что увидел в зеркале, когда процедура закончилась. Магический Медицинский Центр работал уже много лет, и все процедуры проводились с соблюдением секретности, поэтому пациентов перед лечением усыпляли, и что с ними делала львица видели только посвященные сотрудники, которые все до единого имели магическое образование. И, хотя далеко не все имели магические способности, магию они видели прекрасно, поэтому Лайре и не требовалось ничего объяснять.
− Это же стоит не меньше миллиона, Лайра! − воскликнул помолодевший Корос, когда она провожала его поздно вечером.
− Два с половиной миллиона, если быть точнее, Корос. Помнишь Брилана?
− Этот индюк еще жив?
− Жив. У меня было желание сожрать его с потрохами, когда он пришел сегодня и ползал передо мной, прося прощения за все гадости, что он сделал мне сам и его сынуля.
− Он тоже получил молодость? − спросил Корос.
− Нет. Я ему только кости малость подлечила, а остальное осталось старым, как и было. Этот маразматик и не понял, что переплатил в двадцать раз за то что получил. Если же поймет − будет поздно. Ведь документ с согласием на цену он подписывал не чем-то а собственной кровью. Ты ведь знаком с этими правилами, Корос.
− Но я ничего кровью не подписывал.
− Ты − особый случай. Знаешь, как меня учитель инструктировал о том, как выжимать все деньги из таких как Брилан?
− Представляю, − проговорил Корос. − Он мне рекомендовал и из тебя так же все выжать, но я ему пообещала, что за подобные предложение он сам поплатится, и он заткнулся сразу.
− Когда я впервые тебя увидел, я думал вовсе не о тебе, Лайра. Я думал только о своей выгоде.
− Какая сейчас разница, Корос?
− Кажется, это та улица, где живет сестра твоего возможного отца, − произнес он, когда они дошли до очередного перекрестка.
− Сейчас поздно к ней идти. Да и что я ей скажу? Здрасьте, вы моя тетя?
Корос усмехнулся.
− Эй, девица, бросай этого молокососа и иди со мной! − раздалось рычание позади и Лайра обернулась ко льву, оказавшемуся там. Ее глаза полыхнули магическим огнем, и лев шарахнулся в сторону, после чего рванулся со всех ног, удирая.
− Что это с ним? − удивился Корос.
− Есть такая шутка, Корос, называется − Взгляд Голодного Огня, − произнесла Лайра. − Любого психа пронимает до костей.
− Для его выработки, разве не нужно голодать несколько дней?
− Либо голодать, либо проработать сутки без перерыва в магическом мед-центре.
− Тогда, ты должна прямо сейчас идти и что-то съесть!
− Думаешь, я не сожрала целого кабана перед выходом оттуда? − усмехнулась она. − Не беспокойся, Корос. Я ведь не ученица львиной школы, а магистр магии, как никак.
− Ты собираешься меня провожать до самого моего дома?
− Я хочу узнать, есть ли у тебя магическая защита, Корос?
− Давно уже есть, − ответил он. − С того самого года, когда я сообщил о тебе верховному магу школы, где ты сейчас учишься. Он тогда приехал сам, чтобы посмотреть на тебя, и выдал мне защитный орден. Ты того дня, видимо и не помнишь.
− Не помню. На меня ведь многие смотреть приходили.
− Да уж, было времечко, − вздохнул он.
− Не удивляйся, когда станут приходить смотреть на тебя.
− Почему это? − удивился Корос.
− Потому что история магии насчитывает так мало случаев столь глубокого омоложения, что кто-то может даже захотеть изучить этот феномен. Ты − третий, Корос.
− Третий по глубине омоложения? − удивился он.
− Да. Магия вершит чудеса, Корос. Это ты знаешь, но чудеса вершит не только магия. И, когда две чудесные силы складываются − результат перемножается.
− Вот мы и пришли, − объявил лев, останавливаясь перед воротами к своему дому.
− Надеюсь, тебя узнают в таком виде, − произнесла Лайра. − Или мне с тобой пройти на всякий случай?
− У меня среди служащих дураков нет, Лайра. И документ из ММЦ у меня есть, так что, спасибо тебе за все. И до свидания. Заходи в любое время, когда захочешь.
− Обязательно зайду. − Она развернулась, глянула еще раз на омолодившегося старика и направилась к своему дому, где ее ждали двое кошаков. Они знали, что дочь вернется с работы голодной и приготовили для нее роскошнейший ужин.

А на следующий день Лайра отправилась в к человеческому городу, чтобы узнать, как погиб ее отец и что стало с ее матерью.



Глава 6



Через неделю Лайра покинула школу, в которой учился ее брат. Директор получил от нее оговоренную договором сумму, и они разошлись. Человек был вполне доволен ученицей, хотя так и не узнал ее главной тайны, а Лайра и не собиралась ее раскрывать. Незачем.
− И куда же ты пойдешь, доченька? − спросила Зверта.
− Пойду искать Иразу, сестру моего настоящего отца, − ответила она.
− Иразу? Зачем она тебе? Да и не примет она тебя!
− А ты откуда знаешь?
− Мы с ней встречались. Еще, когда Дарт был жив. Она жестко осуждала наши отношения. И не думаю, что после гибели брата ее отношение к людям улучшилось.
− Каково бы оно ни было, мама, она − моя тетка. Прямая родственница. И я не могу просто так взять и оставить ее без своего внимания. Вдруг ей помощь нужна, а я тут гуляю?!
− Тогда, будь осторожна. Она может оказаться совершенно обозленной на людей.
− Не беспокойся, мама. Меня ни один лев не одолеет, если вдруг придется драться. А магических сил у чистокровных львов почти не бывает.
− Дай бог, чтобы все было, как ты говоришь, − произнесла мать.
Она проводила Лайру до ворот и распрощалась. С Зархом Лайра попрощалась еще раньше, когда он уходил на занятия в школу, и теперь ее путь лежал назад, в кошачий квартал.

− Привет, мальчики, как ваш лейтенант? Надолго в психушку загремел? − спросила Лайра, подходя к посту охраны. Два солдата смотрели на нее опешив. Но один тут же узнал магичку, что всего неделю назад порушила охранную будку и оставила лейтенанта без трусов посреди обломков.
− Ты! − воскликнул он.
− Я, я, − усмехнулась девчонка. − Будете меня снова задерживать?
Из вновь отстроенной будки появился человек в офицерской форме.
− Что здесь такое? − спросил он.
− Эт-то магичка, − проговорил солдат, что уже встречался с ней. − Это она! − Он отпрыгнул в сторону, словно та собиралась его ужалить.
− И что же ей здесь надо? − спросил офицер, глядя на Лайру.
− Мне надо знать, что стало с тем олухом, что в прошлый раз отказался признавать вот этот знак? − Лайра вынула свой медальон и подняла его перед своим лицом, показывая человеку. Медальон крутился и отблескивал золотом в лучах солнца.
− Значит, ты признаешься, что это ты разрушила охранное сооружение? − спросил он, приближаясь к ней и глядя на ее знак.
− Согласно закону, вина за разрушения, причиненные магией из-за незаконных действий против мага, лежит на том, кто пошел против мага, а не на маге. Вы обязаны этот закон знать. Если же вы снова будете на меня нападать, я вам и вторую будку порушу, и вас задену так, что следующему олуху и не взбредет в голову идти против мага. Стой там и не приближайся! − воскликнула она в последний момент.
− Чего тебе надо? − спросил новый лейтенант.
− Пройти в кошачий квартал. Туда, откуда я и пришла. Вы не имеете права меня задерживать.
− Мы тебя и не задерживаем, − заявил офицер.
− Тогда почему ваша полосатая дубина до сих пор проход перекрывает? − Лайра махнула рукой в сторону шлакбаума.
− Потому что ты не соизволила сразу сказать, чего хочешь, девка глупая, − ответил он и знаком указал солдатам открыть проход. Они это сделали, и Лайра прошла на другую сторону.
Она уходила от поста еще иногда оборачиваясь и перестала оглядываться, когда оказалась посреди улицы, по которой ходили кошаки. Те иногда поглядывали на девушку, но знак на ее груди однозначно указывал, что она имеет защиту, а значит, касаться ее нельзя.
Свернув на улицу, где ее уже не было видно от человеческого поста, Лайра остановилась и в одно мгновение обратилась львицей, после чего встала на четыре лапы и помчалась вперед, направляясь к дому своей тетки.

У дома Иразы Риадар происходило что-то непонятное. Стояла целая толпа львов и кошаков, а перед домом находилась трибуна, за которой стоял старый кошак и что-то говорил, одновременно ударяя молотком по металлическому бубну.
Подойдя ближе, Лайра поняла, что попала на торги.
− Что продают? − спросила Лайра, оказываясь в последних рядах зрителей.
− Дом львицы Иразы, − проговорил кто-то из кошаков, глянув на Лайру. − За ее долги.
Лайра, поняв, что пришло ее время действовать, протолкнулась вперед и прошла к ведущему.
− Остановите торги, − произнесла она, показывая свой магический знак.
− Здесь проходят гражданские торги, не относящиеся к магии! − заявил кто-то из львов позади Лайры, и она обернулась к нему.
− У тебя есть магическая защита такого уровня, что ты смеешь перечить магу? − спросила она его прямо.
− Торги приостанавливаются! − объявил ведущий, − А вас я попрошу дать объяснения, по какой причине вы вмешиваетесь?
− Согласно Магическому Закону Империи, никакие гражданские дела родственников магов не могут проводиться без участия магов.
− По нашим данным, у Иразы Риадар нет магов среди родственников, − объявил кошак, и это было установлено еще на суде.
− Эта информация устарела, − заявила Лайра, − Потому что совсем недавно было установлено, что у Иразы Риадар есть племянница, которая в настоящее время является Магистром Магии. − Лайра глянула в сторону, где сидела виновница торгов, и львица смотрела на Лайру совершенно не понимая, о чем та говорит.
− Какая племянница? − переспросил кошак, глянув в сторону Иразы. − Ее брата убили пятнадцать лет назад, и он в тот момент не состоял в браке.
− С каких это пор львам нужен какой-то брак для того чтобы иметь детей? − спросила Лайра и вновь взглянула на Иразу. − Подойди сюда, Ираза, − приказала она, и львица, поднявшись с места прошла к столику ведущего. − Тебе известно имя Зверта? − Лайра увидела, как львица вздрогнула. − Ну же, говори!
− Известно, − проинесла та. − Из-за этой человеческой самки его убили.
− Вовсе не из-за нее его убили, − объявила Лайра. − Убили его из-за расовой ненависти, которая до сих пор мешает жить всем. И даже ты сейчас не понимаешь, что твоя ненависть к женщине, которую любил твой брат, прямо сейчас работает против тебя.
− Да кто ты такая?! − взрычала Ираза. − И откуда тебе знать о том, что было тогда?!
− Я − Лайра Леорина, Магистр Магии, дочь Дарта Риадара, и это я знаю абсолютно точно, потому что сегодня утром я закончила магическое расследование по этому делу.
− Вы собираетесь оплатить ее долги, госпожа, Леорина? − вмешался в разговор кошак, ведущий торгов.
− Да, собираюсь. Сколько она должна?
− Согласно судебному постановлению, двести сорок тысяч, но в начале дела требований было более чем на пятьсот тысяч.
− Я могу увидеть судебное требование? − спросила Лайра, и кошак вынув лист передал его. Та несколько мгновений читала, затем достала личную печать, бланки чеков и прямо на месте заполнила поручение на выплату суммы согласно судебному требованию, заверив его своей подписью и магической печатью. − Вы удовлетворены?
− Да, госпожа, − объявил кошак и собрав все свои бумаги махнул кому-то лапой, указывая на трибуну, а сам прошел на выход со двора дома. − Дело закрыто, господа! − воскликнул он на недовольные возгласы толпы. − Вы же сами все видели!
− Ну, в дом ты меня пригласить не желаешь, тетка Ираза? − спросила Лайра.
− У меня нет возможности выплачивать долг, − произнесла она, опустив голову.
− И как же это вышло, что ты в долги влезла? − спросила Лайра.
− Мы взяли кредит на обучение сына, − объявила львица. − А когда его отец умер, я не смогла выплачивать все что нужно, и долг начал расти, а не уменьшаться.
− Так значит, у меня есть племянник! − воскликнула Лайра. − И где он сейчас?!
− В Сергальской военной школе.
− И не жалко было сына туда отправлять? − фыркнула Лайра.
− Он школу сам выбрал. Рвался именно в Сергальскую.
− Боевой значит, братишка, − улыбнулась Лайра, проходя вслед за теткой в дом.
Внутри казалось, что по дому прошелся смерч. Многие вещи были наскиданы горой в углу, мебель отсутствовала, а вместо постели посреди комнаты валялся один матрас.
− Продала все? − спросила Лайра.
− Да, − ответила тетка, усаживаясь на свободном месте. − Тебе ведь незачем меня содержать, а значит, все останется как прежде.
− У тебя работа то есть?
− Есть, − ответила львица, опустив голову.
− Какая? − тут же поинтересовалась Лайра.
− Работаю сукой в баре, − пробурчала Ираза едва слышно.
− Неужели ничего более приличного делать не умеешь?
− Умею, только все приличные места давно заняты.
− Когда тебе на работу идти?
− Вечером.
− Значит, оденешь вот это, − Лайра протянула львице свой знак, − И распрощаешься с этой работой. Теперь ты работаешь на меня. Что скажу, то и будешь делать. Скажу дом убирать, будешь убирать, скажу кошакам задницы лизать, будешь лизать. Получать будешь по сорок тысяч в месяц. Согласна?
− Согласна, − ответила та.

Глава 7


Сергал, как и все города этой страны, принадлежал людям. Отличием от большинства городов было отсутствие кварталов, населенных нелюдьми, а причина этого была проста. Испокон веков в Сергале обучали воинов, а те считали себя чуть ли не обязанными драться со всеми, кто выглядел иначе, чем люди, и поэтому любого кошака или волка отсюда гнали взашей, а то и похуже. Лишь в последние годы кое-что изменилось, и в сергальской военной школе появились ученики всех видов и рас. И, хотя новый закон был одинаков для всех, некоторые виды тут так и оставались равнее всех остальных.
Граниран Риадар Бера оказался в военной школе по собственной воле, но поступая, он и не думал, что тут его будут просто использовать в качстве тренировочной шкуры для выбивания. Тем не менее, его желание было таковым, что он терпел все. И издевательские смешки соучеников иных видов, и периодические избиения со стороны старших, и постоянные поддевки учителей, в которых те называли его бездарной скотиной, ибо драться по-настоящему лев не умел, а это и позволяло проводить тренировки новичков на нем.
И все же, тренировки эти были не для учеников военной школы, а для слушателей военной академии, являвшейся центром Сергала. А вместе с тем, с каждым поражением, с каждым избиением, в Граниране росло убеждение в том, что он должен здесь оставаться, пока не научится отбивать нападения любого вооруженного человека, пока при его появлении учителя не начнут шарахаться, а не посмеиваться над ним. И он со свойственной ему упертостью шел к этой цели. Тренировался больше всех, терпел издевки и несправедливость, а вместе с тем, копил силы для будущего рывка, о котором он еще не думал, но все его существо инстинктивно знало, что из этого места он когда-нибудь уйдет.
А пока, он шел на очередную тренировку, где ему предстояло вновь быть битым каким-нибудь молодым мнительным студиозусом академии. Граниран и не знал, что Судьба уже повернулась к нему лицом и шагала навстречу быстрыми кошачьими шагами.

* * *

− Лайра Леорина, − раздался голос человека, и львица прошла к нему. − Вы ознакомились со всеми правилами нашего города?
− Да, сэр, − ответила львица, − Я и раньше знала, что у вас тут закон джунглей во главе. Не думала только, что он в таком расцвете.
− Вы и после этого желаете пройти в город, мэм? − человек обращался к львице вполне нормально, потому что находились они всего лишь в административном здании перед воротами, за которыми и царили странные законы военного города, в котором каждый был обязан защищаться сам, и жаловаться на любые нападения было некому.
− Я уже назвала свою цель. Что вас не устраивает?
− Это моя обязанность − предупреждать каждого, − заявил человек. − Рапишитесь здесь и получите пропуск в Сергал.
Лайра пробежала глазами документ, который ей предстояло подписать, и размашисто расписавшись скрепила подпись печатью магистра.
Человек несколько мгновений рассматривал подпись и печать, затем вручил львице клочок картона, служивший пропуском.
Нападений не было. Лайра спокойно прошла по улице от ворот, направляясь в центр, где и находилась интересующая ее школа. На львицу иногда поглядывали косо, но ни один встреченный человек не сказал ни слова и даже не подумал, что на нее следует нападать.

− Чего тебе здесь надо, глупая самка? − раздался голос стражника, перекрывавшего проход за ворота военной академии.
− Мне нужен мой брат, − заявила она, глянув прямо на человека, и тот на мгновение замер.
− Здесь учатся только люди, и нет ни одного кошака, − заявил человек.
− Значит, ты утверждаешь, что администратор стражи Сергала меня обманул, направив сюда? − зарычала львица.
− Я такого не утверждал! − воскликнул человек, испугавшись. Не столько рыка львицы, сколько упоминания администратора.
− В таком случае, открывай вход, или ты боишься за хлюпиков, которых прячешь за этой решеткой?
− Без пропуска ты сюда не войдешь, глупая кошка.
Она ткнула карточку ему прямо в нос, и человек отпрянул из-за того, что ее когти оказались напротив его глаз. Но вход он все же открыл, и львица прошла на территорию военной академии, после чего направилась не к центральному входу, а вокруг главного здания, к тренировочным площадкам. Лайра уже знала, где искать двоюродного брата, потому что скрывать свои мысли стражник и не подумал, а в них было все, что ей нужно.

* * *

Граниран лежал на песке. Только что он получил очередную трепку от человека. Не потому что был слаб, а потому что таковы были правила тренировок. Лев поддавался новичкам, а те отрабатывали на нем боевые приемы. Он уже собирался подняться, когда странный шум вокруг остановил порыв льва.
− И не стыдно? − возник внезапно рычащий голос.
− Ты это кому говоришь, самка? − вопросил военный тренер.
− Ясно же кому, вам, кобелям! − взрычал голос в гневе, и Граниран открыл глаза, потому что запах гостьи донесся до него, и лев просто не мог не подняться, почуяв рядом львицу. − Не желаешь сразиться с тем, кто способен дать тебе по мозгам, глупый кобель? − спросила она, глядя на тренера бвз всякого страха.
− Да кто ты такая?! − выкрикнул человек, наконец.
− Не твое собачье дело, глупая лысая обезьяна, − вновь грубо ответила львица, и Граниран вздрогнул, потому что человек кинулся на нее, а та подняла лапу и одним невидимым движением отшвырнула атакующего тренера так, что он влетел в толпу студиозусов, стоявших наблюдателями рядом. − Подымайся, Гра, − проговорила львица, взглянув на него. − Закончилось твое время здесь.
− Что значит закончилось? − проговорил он, подымаясь.
− Это означает, что твое обучение в Сергале закончилось, − заявила она. − Надеюсь, ты здесь научился хотя бы чему-нибудь кроме того, чтобы быть подушкой для битья и тряпкой для вытирания сапогов? Вижу, что нет.
Львица развернулась и посмотрела на подошедших к ней людей вместе с тренером. Они были готовы кинуться в драку.
− Магический Закон Империи выше любого военного и, тем более, гражданского, господа. Желаете нарваться, можете начинать, а не желаете, убирайтесь, пока я не решила, что вас надо как следует проучить.
− Ты напала на меня без всякого повода! − в гневе заговорил тренер, и в ту же секунду студиозусы разлетелись в стороны от легкого взмаха руки львицы.
− Ты желаешь это доказать силой, самец, или мне забить твои лживые слова обратно в tвою поганую глотку? − прорычла она и раскинув руки в стороны внезапно переменилась, обращаясь в женщину. − Ну, что же ты встал, хлюпик, нападай!

Такой схватки здесь еще не видели. Противник знал, что женщина магичка, но все же нападал и нападал, а она отбивала атаки и атаковала сама, после чего человек в очередной раз падал, улетал в сторону или вскириквал из-за боли.
− Стиль Тарк Си Лин, − послышался голос позади, и Граниран отпрыгнул в сторону. Позади него стояла группа людей, и они наблюдали за схваткой.
− Да, именно так звали моего учителя, − заявила женщина, нанося последний удар, после которого тренер остался лежать на песке, не подымаясь, а женщина развернулась к новым зрителям и прошла к ним. − Кто-то из вас считает, что схватка была нечестной? − спросила она.
− Никто такого не говорил, − послышались голоса. − Но как такое возможно? Такого мастества способен достичь далеко не каждый мужчина.
− Мастер Тарк Си Лин и не берет в ученики мужчин, − заявила она. − Из принципа.
− И кто же тебе рассказал такой бред? − усмехнулся кто-то в толпе.
− Может, ты желаешь подтвердить свои слова силой, глупая бесхвостая обезьяна? − проговорила женщина, оборачиваясь и глядя прямо на последнего говорившего.
− Она львиный оборотень и магичка, − остановил выступившего было человека кто-то из соседей.
− С оборотнями у нас разговор короткий, − возник чей-то голос. Вслед за ним прозвучал выстрел и вскрик. Кричал человек, на которого попали кровавые брызги от того что стрелял, а тот рухнул навзничь не проронив более ни звука, потому что был мертв.
− Стреляя в магистра магии будьте уверены, что вы стреляете в себя, − произнесла женщина возвращая себе кошачий облик.

Люди остановились, и желание придираться к магичке с когтями у них исчезло. Лишь один человек сорвался с места позади и умчался исполнять приказ своего начальника, требовавшего привести в это место магическую полицию Сергала.
− Граниран Риадар Бера, − произнесла она, глядя на льва, что так и стоял не двигаясь на том месте, с которого он поднялся.
− Я? − подал он свой голос.
− Да, именно ты, − рыкнула кошка. − Твоя псевдоучеба в этом дурацком городе закончилась. Ты прямо сейчас отправляешься вместе со мной.
− И почему я должен тебя слушаться? − спросил он, раздумывая, не очередная ли это каверза, устроенная людьми?


Глава 8


Небольшой обоз въезжал в ворота магической столицы. Знака Магистра магии и объяснений о переезде в столицу вместе с семьей и прислугой страже было достаточно, чтобы пропустить две телеги со скарбом и одну карету, а Лайра прошла в будку охраны и передала командиру список существ, которых привезла с осбой.
− Людей среди них нет? − спросил старый седой медведь.
− Нет, − ответила Лайра. − Но к чему такой вопрос?
− Бдительность − это моя обязанность, − заявил медведь, а лишние люди в городе всегда прибавляют забот. − И чему вас только учат в академии, если ты не понимаешь этого?
− Чему нас будут учить в академии, я узнаю, когда начнутся первые занятия, − заявила Лайра. − А сейчас я хочу знать, что тут такое случилось? Я чувствую, что что-то не так.
− И кто из магов станет докладывать страже о том, что случилось? − зафыркал медведь. − Вчера ночью тут был такой фейерверк, каких не было и на день рождения Верховного. А нам приказано охранять как раньше и не терять бдительность. Так что, иди и у своих выясняй то что тебе нужно. − Говоря эти слова, медведь проставлял печати в документах, и как только закончил, передал их магичке. Та взяла всю пачку, покинула будку и сев в карету приказала кучеру двигаться вперед.
Кучером был кошак, и многие, увидев, кто сидел в карете, решили бы, что двое кошаков в ней − обычная прислуга, а львы, управлявшие подводами − родственники магички. А в реальности все было не так.
Лишь кучер не был родственником Лайры, в карете вместе с ней на новое место жительства приехали ее приемные родител, а подводы вели ее родственники со стороны львов. Она могла привезти с собой и людей. В ее документах было такое разрешение, но Зверта Бикар не пожелала уезжать из своего дома, и Лайра не стала настаивать. В конце концов, у людей своя жизнь. А вот тетку Иразу и двоюродного брата Гра она забрала с собой. Граниран согласился, когда Лайра обрисовала ему реальную ситуацию, в какую попала его мать после смерти его отца, и лев решил, что ему действительно лучше поступить на службу к магичке, нежели оставаться подушкой для битья в человеческом городе, да еще и не бесплатно.

Квартал магов сам выглядел городом посреди города. И на въезде в него обоз проверялся более тщательно, чем на гражданских воротах. Дежурный маг довольно долго рассматривал двух кошаков и двух львов, после чего не говоря ни слова вписал свое резюме в документ и приказал охранникам открывать проезд.
− Как только устроитесь, магистр, отправляйтесь в магическую канцелярию города. Сейчас дел на всех магов хватит.
− А что произошло? Мне никто так толком и не объяснил!
− Никто толком и не знает, кроме Верховного и Первых. А всем остальным сказано лишь, что произошло магическое событие Мировой важности. Родилась Пятая Стихия. ПОнятия не имею, что это такое. Всегда было четыре, а тут... Но слухи ведь вам не нужны, магистр?
− Ладно, сама разберусь, − ответила Лайра, вернулась в карету, и та покатила по улице в сторону недавно построенных коттеджей.


Часть II


Ночь рождения


Глава 9



− Твоя дикая кошка меня пугает, Зарк, − произнес Эрол, когда они подымались на второй этаж. − Не понимаю, как ты можешь так спокойно оставлять ее одну в гостинице?
− Ты же знаешь, Эрол, что я держу ее своей магией.
− Знаю, но позавчера мне показалось, что твоя магия перестала действовать, и я едва не оказался для нее обедом.
− Но ведь не оказался же? А раз так, это не считается.
− Я бы на твоем месте не вел бы себя так беспечно, Зарк. Думаю, тебе следует хорошенько проверить свою магию.
− Ладно, Эрол. Ради твоего спокойстяи я это сделаю, но не требуй, чтобы я это делал у тебя на глазах.
− Я и не требую, − ответил Эрол, останавливаясь напротив своей комнаты. − До утра, Зарк.
− До утра, − попрощался Зарк и направился к своим апартаментам.
Он тихо вошел в комнату, закрыл за собой дверь и остановился, глядя в улыбающуюся морду Тайгры. Та лежала в постели кверху пузом и молча смотрела на вошедшего человека. Тот прошел к полосатой кошке, коснулся ее живота и несколько раз провел рукой по нему. Тайгра тихо зарычала от удовлетворения.
− Признавайся, кто у тебя там? − спросил Зарк. − Я ведь вижу, что ты недавно кого-то слопала.
− Это был соглядатай из четырнадцатой комнаты, − проговорила она нежным голосом. − Я уверена, что его послали маги, чтобы следить за нами.
− И ты ему показала себя, Тайгра?
− Он ведь больше никому ничего не расскажет, Зарк, так и какая разница?
− Разница в том, что он мог рассказать о нас раньше, и теперь его исчезновение станет доказательством того, что мы именно те, кого ищут маги.
− Разве ты не сможешь сделать так, чтобы его исчезновение списали на что-то другое, Зарк? − Ведь ничего кроме подозрений у магов нет, а мы и так ведем себя словно мыши в траве, а не те, кто на них охотится. И, потом, ты сам ведешь себя куда более беспечно. Я всего лишь сожрала врага, а ты прицепился к какому-то человеку, да еще и представился ему магом, не имея при этом никаких магических документов. Если он кому-нибудь брякнет о том, что ты якобы маг, у магов появится не только доказательство, но и повод, чтобы схватить нас средь бела дня никого не смущаясь.
− И ты к подобному повороту приложила свою лапу, Тайгра. Напугала его позавчера до полусмерти, так что он уже подозревает, что моя магия якобы ослабла.
− Значит, он тебе ничего не рассказал? − фыркнула Тайгра. − И о том, что он меня девственности лишил, не сказал?
− А у тебя эта девственность когда-нибудь была? − усмехнулся Зарк. − Мне плевать на твои забавы, Тайгра, но Эрол мне нужне для дела, и ты должна перед ним извиниться. И завтра же утром ты это сделаешь. Сама придумаешь что сказать.
− Ладно, придумаю. Но ты тоже кое-что должен сделать, − проговорила она и подцепив его когтями за одежду повалила на себя. Зарк не противился, и вскоре лежал на ее животе ничуть не смущаясь того, что в желудке хищницы находился один из ее любовников.
Ночью, когда в гостинице закончилась вечерняя ходьба, Зарк тихо покинул постель и шепотом приказав Тайгре не ходить за ним, покинул номер и тихо прошел к четырнадцатому номеру. Дверь оказалас закрыта не только на замок, но и магическим заклятием, которое для Зарка не составило труда обезвредить. Замок легко открылся от его действия, и он вошел в комнату соглядатая. О том, что это шпион, Зарк не сомневался с самого начала. Тайгра это тоже видела и, очевидно, заманила его в свой номер своими женскими средствами. И теперь Зарку предстояло понять, как лучше сбить магов со следа. Он некоторое время обследовал комнату, проверил вещи шпиона и обнаружив магическую ауру на одной из сумок, вытряхнул ее на диван. Магических предметов в ней было не много, но и двух хватило понять, что шпион был не прост. Одно только магическое удостоверение Ордена Слабых говорило за себя. Не смотря на свое название, Орден Слабых принимал к себе далеко не всех, и силы его адептам было не занимать. То что Тайгра с ним так легко справилась означало, что у нее самой не слабая сила, хотя внешне она почти не проявлялась. Оборотничество само по себе не считалось магической силой, хотя люди обычно боялись оборотней. А вот способность сожрать мага, да еще так, что тот и "пикнуть" не смог, на такое нужна не малая сила. Не будь ее, в момент убийства маг поднял бы такую тревогу своим магическим призывом, что к нему на помощь мгновенно примчались бы десятки магов, все, до кого дотянулся бы его крик. И Зарк, находившийся в этот момент не так далеко, услышал бы его. Но воплей убиваемых магов за все время, пока он отсутствовал в гостинице, Зарк не слышал. Значит, Тайгра его либо заглушила своей силой, либо сделала все так, что маг не сумел поднять тревогу.
Вторым магическим предметом окзался прибор магической связи. И документ и прибор Зарк забрал с собой, а все остальные вещи мага уничтожил самым слабым действием, одновременно затирая собственные следы и оставляя лишь один магический знак, который не увидел бы ни один человек, но для любого мага стал бы прямым указанием на то, что постоялец был уничтожен Тайным Орденом.
Зарк не принадлежал этому ордену, но однажды ему довелось наблюдать за действиями его адептов, и он запомнил, как они оставляли свой знак.

Утром казалось, что ничего не изменилось. Зарк и Тайгра покинули свой номер, как и большинство постояльцев, спустились вниз, где никто даже не заметил изменений, происшедших в хищнице. А Тайгра постаралась, чтобы этих измений в ней было и вовсе не видно.
− Ты все еще обижаешься на меня, Эрол? − спросила она, усаживаясь за стол напротив человека. Тот глянул в ее глаза, затем перевел взгляд на Зарка, усевшегося рядом с хищницей так, что она окзалась между ним и стеной. Таковы были правила в общественных местах. Если оборотни появлялись там без сопровождения, они не имели права садиться рядом с людьми, если только эти люди не сопровождающие. Сопровождающим же вменялось в обязанность садиться так, чтобы они оказывались на дороге у своих подопечных, если тем вдруг вздумается бежать от внезапной проверки, которую стража могла проводить в любой момент. А оборотней проверяли с особой строгостью, потому что оборотни, не имеющие документов, всегда оказывались вне закона.
На слова Тайгры Эрол не ответил, а она не стала настаивать на ответе, потому что рядом появился официант, и Зарк уже заказывал завтрак на всех троих.

− Я сопровождаю эту девочку к Заберским горам, − объявил Зарк, когда перед троицей оказалась группа стражников с требованием к хищнице предъявить документы.
− Девочку? − усмехнулся один из стражников. − Думаешь нас можно одурачить подобными словами, глупый прислужник оборотей?
− Ты командир этого олуха? − спросил Зарк, глянув на офицера. − Во таком случае, объясни ему, кто я, − Зарк ткнул офицеру в лицо документ мага, что он утащил у шпиона, и человек несколько мгновений вглядывался в эмблему на корочке, затем отступил на шаг.
− Вам следовало бы носить знаки отличия на видном месте, г-господин м-маг, − проговорил офицер заикаясь. Солдат, услышав подобные слова переменился в лице и начал нервно оглядываться, а его сослуживцы разошлись от него, и стражник дернулся, глядя на мага, после чего встал на колени и начал просить прощения.
− Киса, тебе нравится этот размазня? − спросил Зарк.
− Нет, − фыркнула Тайгра с презрением.
− Вам нужен специальный приказ, чтобы вы убрались с дороги? − спросил Зарк у офицера, − Или вы предпочитаете, чтобы я его прожарил перед тем, как вы уберетесь? − В руке Зарка вспыхнул оранжевый огненный шар, и офицер кинулся бежать вслед за уносившимися прочь стражниками. Убегая он подхватил с земли своего нерадивого подчиненного, и они все скрылись.
Зарк глянул на Эрола, что стоял рядом ничуть не боясь огня в руке мага. И огонь медленно угас.
− Нам следует уходить из этого паршивого городка и как можно быстрее, − произнес Зарк. − Магов здесь нет, но и дурацких проблем с местными безбашенными нам не нужно.
− Бежать, что ли? − спросил Эрол.
− Не бежать, а уходить, − ответил Зарк. − Лошадей, не боящихся хищников, мы тут точно не найдем.
Они двинулись дальше по улице, и Зарк отметил для себя, что местные стражники все же следят за ними, хотя бы из дали. Такое было не впервой, и они довольно быстро добрались до ворот, через которые собирались уходить. Стража на выходе проверила лишь документ, который троица получила на входе и не стала задерживать хищницу и ее сопровождающих.
− Идем по дороге, − объявил Зарк. − Как услышим топот, сходим с дороги и ждем в лесу, пока встречные или догоняющие не проедут.

− Я могла бы обернуться и лошадью, − заявила Тайгра.
− Действительно? − удивился Зарк. − Что-то мне в это не верится. − Он отошел с дороги и рукой сделал знак, предлагавший хищнице действовать.
Она глянула на Эрола, затем опустилась на четыре лапы и начала меняться. Через минуту на дороге стояла маленькая лошадь.
− Знаешь, даже если ты выдержишь двоих, Тайгра, каждый, кто увидит двух здоровых мужиков верхом на жеребце, тут же заподозрят неладное.
− В таком виде лошади не должны от меня шарахаться, и вы их возьмете в первом городе.
− А в виде девицы они от тебя почему шарахались? − спросил Зарк.
− Тьфу! − фыркнула Тайгра. − Эти бестии чуют мою суть в любом виде. Мне надо сожрать целую лошадь, чтобы стать размером со взрослую лошадь. − Она вновь обратилась в тигрицу и поднялась на задние лапы, вставая подобно людям. − Неужели у тебя нет никакого заклинания, Зарк, чтобы заставить их не бояться? − спросила она, глянув на мага.
− Ты же сама знаешь, что с лошадями делается от подобной магии.
− Знаю, буркнула Тайгра и поплелась вперед по дороге, понимая, что останавливаться незачем. К вечеру они добрались до очередного поселения, и в попавшйся на пути деревне нашелся хозяин, пустивший оборотня, мага и человека в свой дом на ночлег.


Глава 10


− Может быть вы знаете, уважаемые, − заговорил хозяин, выставляя на стол ужин, приготовленный его женой. − Не осталось ли где-нибудь на нашем свете оборотней лайбры?
Тайгра едва не подпрыгнула на своем месте от подобных слов. Эрол взглянул на Зарка, ожидая его ответа, потому что сам он знал об оборотнях только то, что рассказывал маг.
− Откуда ты о них знаешь, хозяин? − заговорил Зарк. − И что тебе о них известно?
− Когда-то я служил в королевских войсках и участвовал в двух войнах, − ответил тот. − Тогда я и услышал легенду о лайбрах, оборотнях, умеющих лечить все болезни и снимать проклятия. Тогда же королевский маг рассказал, что лайбр почти всех перебили драконы.
− Вранье это, − фыркнула Тайгра.
− Что вранье? − переспросил хозяин.
− Про драконов. Драконы никогда не убивали лайбр. Они на это просто не способны, − она глянула на Зарка, а тот молчал, пока хищница говорила то что считала нужным сказать. − А тебе лайбры зачем, хозяин?
− Я получил во время последнего боя, в котором участвовал, серьезное ранение, и только легендарные лайбры спосбны излечить меня.
− Неужели у людей нет достаточно сильных магов? − удивленно спросила она, глянув на Зарка.
− Есть такие ранения, которые излечить может лишь священная магия, потому что ранение получено от магов, служащих дьяволу. В тот бой, под ударом мага оказался весь наш полк. Не знаю, что он сделал, но армейские маги объявили, что эта магия есть проклятие, от которого можно избавиться только с помощью священной магии. Многие после этого разошлись по свету на поиски лайбр, но никому так ничего и не удалось найти. Вы что-нибудь о них слышали?
Тайгра вновь замолчала и глянула на Зарка.
− Мы знаем только то, что их ищут все, кто способен искать, и я не позавидую той лайбре, если ее найдут.
− Ее? − удивился хозяин. − Эта способность зависит от пола?
− И очень существенно, − ответил Зарк. − Самцы этого вида оборотней вообще магией не обладают. А самки действительно излечивают любые болезни и избавляют от проклятий. Только цена за это довольно высока.
− И сколько же? − спросил человек.
− Далеко не каждый согласится платить. Ибо тот, кто платит − получает смерть.
− Какое же это излечение, если оплата − смерть?
− Магия − очень коварна. Излечение не может просходить в нарушении равновесия. Кто-то излечился − кто-то умер. Вот и все. Если найдешь, того, кто отдаст за твое излечение жизнь − значит излечишься. Не найдешь − значит нет. − Зарк говорил эти слова не отрывая взгляда от Тайгры. − Лайбра забирает одну жизнь и излечивает другую. Баш на баш.
− Как же так? − проговорил хозяин. − Получается, что на излечение и надежды нет? Я же не чудовище какое-нибудь, чтобы жизнь чужую отбирать?
− В древние времена подобные вопросы разрешались существованием жестоких законов. Жизнь рабов принадлежала хозяевам, и они этим пользовались. Сейчас подобной магией могут пользоваться те, кто по закону имеет право на убийство. Во время войны смерть врага не покажется чудовищной платой за излечение своих.
− Но война давно закончилась, − проговорил хозяин. − Впрочем, какая мне теперь разница? Все равно, я никогда не смогу оплатить подобное лечение. Вряд ли жертва − единственная часть оплаты.
− Есть и еще одна оборотная сторона этого дела, − произнес Зарк. − Лайбры не могут лечить людей постоянно, и раньше их заставляли силой. Потом это насилие было остановлено. И сделали это драконы. Потому маги и врут о том, что драконы якобы перебили всех лайбр. Драконам незачем их убивать.
− Но драконам и их магия не нужна, у них своя есть, − проговорил человек.
− А еще у драконов есть ненависть ко всем, кто сеет насилие, − произнес Зарк. − Особенно, столь жестокое, как в случае с лайбрами.
− Разве излечение людей не стоит того?
− Ты только что говорил, что не согласен излечиваться за счет смерти другого человека, − разве нет.
− Да, но ведь есть же и другие способы получения магических сил.
− В данном вопросе − нет. Особенно, когда речь идет об отношении к лайбрам.

− Откуда ты столько знаешь о них? − спросила Тайгра, когда троица покинула деревню на утро и ушла довольно далеко по дороге, а она осталась наедине с Зарком. Эрол в этот момент ушел в лес за дровами для костра.
− Я знаю намного больше о них чем рассказал, Тайгра, − ответил он. − А вот, откуда ты о них знаешь? Я видел, как ты вздрогнула, когда он произнес это слово.
− Мне отец рассказывал, − ответила она.
− И он тебе явно не все рассказал, − произнес Зарк.
− Как это не все? И с чего ты это взял?
− Я это взял в того, что он не сказал тебе того, кто твоя настоящая мать.
− Он рассказывал мне о ней! − воскликнула Тайгра.
− Не вой на весь лес, − рыкнул Зарк. − Если не желаешь, чтобы тайна твоего рождения раньше времени не попала к врагам.
− Какая тайна? О чем ты говоришь, старый ящер?
− О том, что твой настоящий вид − вовсе не тигриный оборотень. Тигриность − это лишь удачное стечение обстоятельств, из-за которой никто до сих пор не увидел, что ты − лайбра.
− Что?! − взвыла она и одним прыжком сбила Зарка с ног. − Какого черта? − она оскалив клыки стояла над ним и не впивалась в его горло лишь потому что понимала, что это бесполезно. Ведь Зарк − настоящий дракон, и ему не повредит даже отгрызание тигрицей головы.
− А ты думала, за тобой маги охотятся, потому что им твоя шкурка понравилась? − спросил он, − Лучше слезь с меня, а то увидит кто.
− Почему ты сразу мне не сказал? − спросила она, отходя в сторону.
− Полагал по наивности, что ты сама знаешь, − ответил он.
− Не понимаю. Если это так, почему отец мне ничего не сказал? Он знал?!
− Он не мог знать наверняка, но о том, что стало с твоей матерью он знал наверняка.
− Он сказал, что она погибла через несколько месяцев после моего рождения. А я в тот момент оставалась с ним, потому и осталась жива, иначе погибла бы вместе с матерью.
− Ну что же, в таком случае, мне придется тебе рассказывать все о лайбрах с самого начала. Твой отец − лайгр, не так ли?
− Да, он сын льва и тигрицы, потому я и полосатая.
− Полосатая ты от матери, потому что она − зайбра.
− Не может быть!
− Это именно так, потому что лайбры рождаются от лайгров и зайбр.
− Лайгры же их просто убивают, как и все хищники!
− Жизнь, Тайгра, очень сложная вещь. Бывает по всякому. И далеко не всегда лайгр убивает зайбру при встрече. Особенно, если это не просто зайбра, а оборотень зайбры и человека. Отец ведь сказал тебе, что она − человек, так?
− Да, он говорил, что она − человек, потому я и обращаюсь в человека.
− И потому он не мог знать, есть ли в тебе способности лайбры. И не мог узнать до того, как ты не стала женщиной.
− Почему?
− Потому что твоя сексуальная активность является единственным признаком того, кто ты. Плюс желание запихнуть каждого человека себе в брюхо. Это тоже от лайбры.
− Почему? Разве я не должна желать излечивать людей?
− Значит, ты не знаешь и того, как происходит это излечение, − фыркнул Зарк.
− Как? Ты это знаешь?
− Знаю. Для излечения лайбра заглатывает человека и через некоторое время выпускает назад.
− Как это выпускает? − удивилась Тайгра.
− Через зад, − ответил Зарк.
− Да ты смеешься надо мной! − взрычала она, и вновь повалила его в дорожную пыль.
− Эй, что тут происходит? − раздался голос Эрола, и он появился из-за деревьев с охапкой сухих веток.
Тайгра отошла от Зарка и тот поднялся с земли.
− Что случилось? − заговорил Эрол, скинув дрова у дороги. − Вы что, поссорились?
− Я учил Тайгру, как валить человека на землю не задевая его когтями, − ответил Зарк.
− Зачем это? − удивился Эрол.
− Может пригодиться, − ответил Зарк. − Это все дрова?
− А что, мало?
− Посмотрим.

Глава 11


Обед закончился почти через два часа, и троица двинулась в путь снова.
− Что это она словно пришибленая? − спросил Эрол, когда Тайгра ушла в лес на охоту. − Ни слова за обедом не сказала, а обычно треплется по чем зря.
− Она о своей матери вспоминала, и настроение себе сбила.
− Ее мать погибла? И ты знаешь как?
− Люди убили.
− Она на нас наверно зла из-за этого?
− Не напоминай ей об этом.
− Ладно, не буду.
Из леса раздался грохот выстрела, затем громкое рычание и вопль, принадлежавший непонятно кому, можно было подумать, что и человеку.
Зарк сорвался с места и унесся в чащу. Вслед за ним умчался и Эрол. Человек бежал изо всех сил, но оказался на месте когда уже все было кончено. Эрол увидел лишь двуг загрызеных людей под лапами Тайгры и услышал последние слова Зарка:
− Сожри этих бандитов и возвращайся к дороге, Тайгра.
Зарк ушел назад, и через несколько шагов наткнулся на Эрола.
− Ты тоже считаешь, что бандитов следует жалеть, Эрол? − спросил он.
− Не считаю, но... − Эрол вновь глянул назад. − Она что, правда их съест? Это же безумие какое-то!
− Успокойся, Эрол. Тайгра имеет полное право сожрать тех, кто в нее стрелял в лесу. Это Закон. Или ты о таком не знаешь? Человек имеет право убить оборотня нападающего на него, а оборотень имеет право убить и сожрать человека стреляющего в него.
− Так не должно быть!
− Но так есть, Эрол. Идем!
Он взял его за руку и потащил из леса к дороге. Вскоре они сидели у дороги и просто ждали. В стороне послышался топот копыт, затем среди деревьев замелькала лошадь, тянувшая телегу и послышались вопли человека и удары хлыста, которыми он гнал животное так, что телега подскакивала на каждой кочке, попадавшей под колеса.
− Интересно, и где же пожар? − проговорил Зарк, подымаясь из травы, когда телега проносилась мимо. Она вмезапно резко сбавила ход и остановилась совсем. Загнанная лошадь хрипя встала на колени передних ног, а человек оказался перед ее носом и замахал плеткой, охаживая животное по бокам и прямо по морде.
− Вставай, проклятая скотина! − закричал он. − Вставай, или я забью тебя здесь до смерти!
Лошадь попыталась подняться, но не сумела и повалилась на бок. Очередной удар плети свистнул в воздухе и исчез вместе с плетью. Человек махнул рукой, затем глянул на обрубок древка и начал нервно оглядываться. В этот момент он и заметил приближавшихся к нему двух людей. Он резко пробежал к телеге, выхватил из нее ружье и направил на приближавшихся.
− Брось ружье идиот, или я спалю тебя, и никакой суд не признает меня виновным в твоей смерти, − проговорил Зарк, показывая огненный шар в своей руке.
− Какого черта? Что вам от меня надо, проклятые бандиты?! − завопил он, роняя ружье на землю.
− Бандит здесь ты, а не мы, − спокойно объявил маг подходя к телеге. Он направился к упавшему животному и остановился, увидев среди рассыпавшейся сбруи старую седую женщину. Та едва шевелилась, и рядом с ней оказался Эрол. Он помог ей освободиться от навалившегося хомута, и женщина начала закрываться от человека руками что-то пытаясь сказать, но вместо слов у нее выходило лишь фырчание.
− Ты ведь знал, что она не просто лошадь! − едва ли не взревел Зарк, хватая человека за одежду и припирая к борту телеги. − Знал?!
− З-з-нал.. − проблеял он. − Она всегда принадлежала мне!
− Вранье! Закон запрещает держать оборотней вместо скотины без их согласия! И это ты знал! Но ты ее не освободил, скотина двуногая!
− Я-я не виноват! − завопил он. − Это она!
− Что она?
− Она служила по своей воле, − проговорил тот чуть ли не со слезами.
− И она по своей воле разрешала себя лупить как скотину?! Не ври мне, урод!
Эрол в этот момент кое-как сумел поднять женщину, отвел ее от телеги и усадил в траве, после чего вытащил из своего мешка кусок хлеба и дал ей в руки. Она приняла его и взглянула на Эрола с такой тоской в глазах, что тот взъярился не меньше дракона и проскочив к вознице начал мутузить его кулаками по морде. Тот пытался закрываться, но у него не особенно получалось.
Из-за деревьев в стороне от места стычки вышла стройная кобыла, и Зарк махнув ей рукой показал какой-то знак. Та прошла к телеге, и рядом вдруг послышался непонятный стон. Эрол бросил извозчика, пробежал к женщине и попытался ее успокоить, а та в этот момент смотрела с полубезумным взглядом на подошедшую к телеге кобылу.
− Полоски твои в кустах потерялись? − спросил Зарк, тронув ее за шею, а Эрол, глянув на нее внезапно осознал, что это не просто кобыла, а Тайгра.
− Телегу везти сможешь? − спросил ее Зарк. Тайгра в ответ фыркнула что-то непонятное. − Тогда, смотри, разбирайся что к чему, и этого пройдоху не не упусти, − он махнул рукой на возчика, что забрался едва ли не под телегу.
− А там что за тетка? − спросила лошадь натуральным человеческим голосом.
− Она − лошадь. И она чует в тебе хищника, так что, не подходи к ней близко. Зарк прошел рядом с Тайгрой, проводя рукой по ее боку, чуть хлопнул по пузу и обойдя сзади направился к Эролу и старой женщине. Зарк подсел к ней, взял ее руку, чуть погладил по морщинам и коснулся рукой ее щеки. Не бойся. Тайгра тебя не обидит. Смотри на нее, смотри. − И женщина подняв взгляд некоторое время смотрела на Тайгру. А та пройдясь около телеги зашла к месту где валялся хомут и лежали на земле оглобли.
− Ты запрягать умеешь, Эрол? − спросил Зарк. − Тогда, пойди и помоги ей.
− А с этим что делать? − спросил он, показывая на поднявшуюся из-за телеги голову извозчика. Тот пялился на уже полосатую лошадь, что примеривалась к его телеге.
− Свяжи ему руки и привяжи его к телеге сзади. Пойдет вслед за нами пешком. А там посмотрим, что с ним делать, в каменоломни или сразу на корм хищникам. Эрол глянул на Зарка, затем поднялся и пошел в сторону человека, пытавшегося бежать. Но далеко убежать он не смог. Молодой воин поймал его и быстро вернул туда, где ему было положено находится. Убедившись, что пленник не сбежит, Эрол прошел к Тайгре и через пару минут она стояла запряженной в телегу с хомутом на шее.
Зарк в этот момент успокаивал освобожденную, заявляя, что она больше не будет ни чьей рабыней, что рабство вне закона уже много лет, что ее бывший хозяин получит наказание за то что творил с ней.
− Ты говорить то можешь? Попробуй. Вспомни. Ты понимаешь слова, значит, и говорить сможешь.
− М-м-ма... − послышалось от нее. − Н-на... рр... − Женщина попыталась что-то сделать рукой, но у нее не получилось.
− У тебя получается, пробуй еще, тренируйся, и ты вспомнишь, как говорить, − заговорил Зарк, гладя ее по плечу. Она взглянула на него грустными глазами и впервые за много лет улыбнулась.
Женщина снова пыталась что-то сказать и после нескольких раз ей удалось произнести по слогам слово "манар"
− Манар? Что значит манар? − спросил Эрол, и она глянув на него попыталсь что-то сделать рукой. Через некоторое время она снова начала пытаться говорить и жестикулировать, и вскоре у нее стало получаться слово "манара", а жест более походить на указание на себя.
− Манара − это твое имя? − спросил Зарк, и она быстро-быстро закивала. − Ну, вот и прекрасно, Манара. А меня зовут Зарк. Его Эрол, а Тайгру ты уже знаешь.
Зарк помог женщине дойти до телеги и забраться в нее. Она с некоторой опаской смотрела на запряженную Тайгру, но сказать еще ничего не могла. Два человека сели рядом с ней с двух сторон, и Зарк дал команду Тайгре двигаться. Та тронулась и телега двинулась вперед.
− И не беги сильно, Тайгра, − проговорил Зарк. − Мы ведь не торопимся никуда.
От Тайгры послышалось лишь фыркание, но она двигалась постепенно набирая ход, и пленник, привязанный позади телеги, в какой-то момент взвыл, свалившись с ног. Тайгра протащила его некоторое время волоком затем остановилась и дождавшись, пока пленник не подымется, пошла вперед не сильно быстро, но и не так медленно, чтобы человеку не приходилось топать обычным шагом.
Поселений по дороге не попадалось, и телега катилась вперед весь день. Под вечер она остановилась, и Тайгра сама освободилась от упряжи, затем переменилась, становясь человеком, прошла к пленнику и отвязав его от телеги потащила в лес.
Манара за время пути научилась говорить еще несколько слогов и слов, и постепенно начинала говорить. Она проводила взглядом Тайгру и ее вопрос озвучил Эрол.
− Куда это она с ним? − спросил он.
− Тебе опять жалко бандита? − спросил Зарк.
− Мне не жалко бандитов, но так же нельзя!
− Эрол, ты с облаков-то слезь. Тайгра с ним позабавится и вернется. Ты то с ней забавляться не желаешь уже.
− А ты сам? − спросил Эрол.
− А мне не положено по статусу, − заявил Зарк. − И Тайгра это знает.
− Что-то я не замечал раньше, чтобы магам подобное было не положено по статусу, − продолжил гнуть свое Эрол.
Из леса послышались громкие слова Тайгры, приказывавшей человеку раздеваться. Ответов слышно не было, но вскоре стало ясно, что сексуально озабоченая тигрица получила свое, после чего раздался вопль человека, сменившийся резким рычанием, и все стихло.
Тайгра вернулась из леса в виде женщины через некоторое время и вскочив в телегу села напротив троих. Манара от этого действия вздрогнула, но Зарк удержал ее от того чтобы вскочить.
− Твой бывший хозяин получил наказание за все, Манара, − объявил он. − И ты можешь о нем забыть.
− Манара? − удивленно переспросила Тайгра, приподымаясь.
− А в чем дело, Тайгра? − удивился Зарк. − Это ее имя.
− Мою мать так звали, − ответила она, все еще глядя прямо на старую женщину. − Ты случайно не знаешь лайгра по имени Ррхавр Терох?
− Рхавр?! − вырвалось из ее горла, и женщина внезапно разрыдалась, пуская слезы в плечо Зарка.

Глава 12


Стража остановила въезжавшую в ворота телегу и потребовала от сидящих в ней людей бумагу с разрешением использования зайбр в качестве лошади. Манара из-за этого оказалась напряжена, Эрол глянул на Зарка, а тот откровенно ухмылялся, даже не пытаясь показывать свой документ.
− Мне его лягнуть, Зарк? − спросила Тайгра оказываясь позади стражника. Тот дернулся и обернувшись отпрянул из-за вида оскаленых клыков полосатой "лошади", которая уже оказалась распряженной.
− Не стоит об него копыта марать, девочка, − произнес Зарк. − Тем более, что он усердствует формально ради твоего рода. Вот только делает это нарушая Закон Империи. − Зарк поднялся и выскочил из телеги, отчего стражник тут же ретировался подальше, а позади него появились его вооруженные подчиненные.
− Будешь заявлять, что ваш магический привратник сломан, и поэтому он не сообщил вам об этом? − спросил Зарк, открывая ворот рубахи и показывая под ним Знак, который обязаны были узнавать все в Империи, через которую они ехали, да и во всех окрестных странах − тоже.
− Привратник действительно сломан, господин маг. Уже несколько месяцев, и мы давно сообщили об этом Магистру Трогфу.
− Ну что же. Неуклюжесть стражи ты объяснил, а вот на счет зайбр я требую дополнительных объяснений.
− Простите, господин маг, но я всего лишь стражник, а зайбрами занимаются приближенные Императора.
− И с каких это пор он так изменил свое отношение к ним? Не далее как двадцать лет назад его армия ловила всех зайбр и их всех загоняли в рабство.
− Уже почти год прошел, − ответил офицер. − Молодой Император, как взошел на трон сразу же издал новый Закон, по которому зайбр запрещено держать в рабстве, потому что одна из них находится у него на службе, и он обязан ей своей жизнью.
− А старый Император из-за чего преставился?
− Его в прошлом году убил оборотень-лев на охоте.
− Значит, оборотни сейчас все в немилости?
− Только хищники-оборотни.
− И драконы в немилости? − спросил Зарк.
− Драконы? − забормотал стражник, чуть ли не в страхе. − Разве драконы могуть быть в немилости? Можно быть в немилости только у них!
− Это точно, − Зарк похлопал офицера по плечу. − Тебе повезло, что ты не попал в немилость к драконам.
− Мне незачто попадать к ним в немилость.
− Ну, тебе это и не светит, а вот, если твой Император попадет, то вместе с ним и вся его стража вляпается. А попасть он может очень просто, например из-за нерасторопности какого-нибудь стражника вроде тебя.
− На что это вы намекаете, господин маг?! − воскликнул офицер.
− На то что нам давно пора ехать, и вы обязаны проводить нас, как минимум, до комендатуры.

Комендант начал действовать правильно лишь когда понял, что перед ним не просто какой-то маг, а магон, а это согласно законам всего мира означало, что Зарк имеет право приказать сделать с комендантом все что угодно, если комендант сделает что-то не правильно. И человек делал все правильно. Тайгра получила документ, один вид которого должен был заставлять отставать от нее любых стражников, ибо подобные документы выдавали только оборотням-хищникам. Манара тоже получила бумагу, в которой значилось ее имя, а так же указывалось, что она − зайбра, которая принадлежит только самой себе и никому более. Эролу документ не требовался, и он получил лишь регистрационный лист с записью о прибытии в столицу Империи.
Пока комендант крутился рядом а его служащие оформляли документы, стражники сообщили во дворец о прибытии магона, и оттуда примчался гонец, приглашавший мага и всех его друзей в гости к Императору.
Вскоре четверка направилась через город, сопровождаемая гонцом. Тайгра вновь выглядела полосатой хищницей, и Манара уже не шарахалась от нее как раньше. За время пути они наговорились друг с другом вдоволь, и Манара поняла, что Тайгра − действительно ее дочь. К тому же, подсознательный страх перед хищниками в ней был очень давно задавлен, еще во время жизни рядом с лайгром. Манара рассказывала о нем, о том, как так вышло, что она полюбила хищника-оборотня, о том, как он защищал и ее и всех ее соридичей от охотников и о том черном дне, когда к их поселению явилась человеческая облава из тысяч обозленных людей. В тот день Манара отдала малышку в лапы отца и потребовала, чтобы он уходил, ибо никакой хищник не справился бы с тысячами вооруженных людей. Лайгр сделал это. Унес малышку в лес, где едва сумел уйти от погони. Об этом рассказывала уже Тайгра со слов своего отца. Она рассказала то что помнила, как они жили в лесу, как отец учил ее охоте и жизни с людьми, как через много лет в лесах появились охотники за оборотнями, и как лайгр погиб, когда попался им. Тайгра им отомстила, перебила всех охотников, затем заявилась в поселение, жители которого наняли этих головорезов и порешила там старосту и все его семейство, после чего она оказалась вне закона, и на нее объявили охоту как на убийцу. Она долго спряталась по лесам, уходила от преследователей, но они были профессионалами, и в конце-концов ее поймали и приговорили к смерти, но до казни дело не дошло, потому что в городке, где это происходило, появился маг Зарк, и он помог Тайгре бежать, после чего она едва не загрызла своего спасителя, считая его человеком, желавшим лишь наживаться на ее беде. Однако, маг оказался сильнее, а через некоторое время, Тайгра поняла, что его цели совсем другие.

Молодой Император встретил четверку гостей лично у самых ворот дворца.
− Приветствую вас, уважаемый магон Зарк, и вас, дамы, и вас, господин Эрол, − произнес он, кланяясь дамам и глядя прямо на мужчин. − Я давно ждал вас.
Гости поклонились в ответ.
− И мы рады видеть Ваше Величество в добром здравии, − произнес Зарк. − Но откуда вы знали о нашем появлении?
− Ваше появление здесь было предсказано Великим Магом Зарини. Его предсказания всегда сбываются. В его книге было предсказано убийство моего отца, и только поэтому я понял, что остальное, относится именно ко мне.
− Но как можно быть увереным, что все эти расплывчатые предсказания верны? − возразил магон. − Ведь, ваш отец отнюдь не единственный Император, к кому оно могло относиться. Более того, у пророчеств Зарини нет никакой временной привязки.
− Пройдемте в замок, уважаемые, я покажу вам документы о расследовании смерти моего отца и их сопоставление пророчествам. Вы сами убедитесь.


Глава 13


Книга Пророчеств Зарини оказалась чуть ли не самой главной книгой на столе Императора. Рядом стояли шкафы с другими книгами, но эта не только лежала на столе, но для нее было выделено специальное место, и в момент, когда Император привел гостей в свой рабочий кабинет, книга лежала в раскрытом виде посреди стола.
Одна из стен кабинета была увежала схемами интерпретации пророчеств. Одни были стары как мир, доказывая всем, что пророчества Зарини не раз сбывались, иные были новы, и Зарк первым делом направился к схемам.
− Вы в них разбираетесь? − спросил молодой Император.
− Мой вам совет, Ваше Величество, никогда не спрашивайте мага, разбирается ли он в схемах интерпретации пророчеств. Этот вопрос для любого мага так же оскорбителен, как вопрос "умете ли вы документы подписывать?" заданный Императору.
− Прошу прощения, но я уже встречал мага, который в них не разбирается.
− А я встречал Императора, который не умел подписывать документы. − ответил Зарк.
− Как это не умел? − удивился человек.
− Думаю, ответ на эту загадку мог бы быть не плохим тестом для тех, кого принимают на службу во дворец, − ответил Зарк. − Вызовите кого-нибудь из своих советников и спросите. Ответит правильно − значит, хорошо. Не ответит − значит его можно гнать в зашей.
− Но я то должен знать правильный ответ, чтобы проверить.
− Правильный ответ, если он прозвучит, вы узнаете сразу же. A ответ − "такого быть не может" − неправилен.
Зарк вновь уставился в схемы интерпретации, а Император дернул за веревочку, вызывая таким образом своего слугу из-за дверей.
− Четырехточечное совпадеие − еще не гарантия правильности, − произнес Зарк, когда слуга удалился с заданием найти Первого Советника.
− Не гарантия, но все же вероятность слишком высока, − ответил Император. − Особенно, если считать, что ваше прибытие есть не что иное, как пятая точка совпадения, − он подошел к схеме и взяв красный флажок воткнул в верхнюю точку схемы, а рядом написал мелом на доске пророческое высказывание Зарини о встрече сына убитого Императора с магоном, которому пророчество предписывало грядущий переворот в жизни Империи.
− И вы в это верите? − удивленно спросил Зарк.
− Да, верю, − ответил Император.
− Представляете, на сколько это безответственно? − спросил Зарк.
− И почему же? − удивился парень в короне.
− Потому что любой пройдоха, знающий вот эти знаки и о вашей вере, может очень легко запудрить вам голову, явившись к вам и представая в виде отого самого напророченного мага.
− Не простого мага, а магона, уважаемый Зарк. Вы хотите сказать, что среди магонов много пройдох?
− Скажу вам правду, Ваше Величество. Я считаю, что магоны − пройдохи все до одного. И иных магонов не бывает.
− Значит, вы и себя причисляете к пройдохам? По-моему, это неразумно, не находите?
− Для магона такие утверждения, и вправду, были бы неразумны. Только есть одно маленькое но в этом деле. Все дело в том, Ваше Величество, что я не тот, за кого меня приняли. Я − не магон, а лишь похож на магона, и моего отличия от магона не заметили ни ваша стража, ни ваш маг, который, судя по всему, наблюдал за мной из тени, и до сих пор не соизволил показаться. Думаю, он это сделал, прекрасно понимая, какую опасность для него представляет встреча с настоящим драконом-магом.
− Вы хотите меня напугать, уважаемый Зарк? − спросил Император. − Но вам это не удалось. Моего мага здесь нет по той лишь причине, что я его выгнал, когда он попытался силой заставить меня отказаться от моей веры в предсказания. К тому же, настоящим драконам совершенно незачем приходить в мою страну скрываясь под личиной простого мага, каковым вы прикидывались до того, как стражник на воротах посчитал вас магоном.
− Есть такие причины, которые совсем не связаны с тем, что здесь ваша страна, − проговорил Зарк. − Или вы будете утверждать, что дракону и пролетать мимо вашей страны незачем и откажете всем драконам в праве это делать?
− Не скажу, − тихо произнес Император. − Но тогда мне придется спросить, что вы здесь делаете?
− Честно? − усмехнулся Зарк. − Я шел мимо. И даже не собирался заглядывать в ваш дворец. Это ведь ваш гонец примчался ко мне с требованием, чтобы я явился во дворец пред ваши очи. Меня, конечно не радует то что ваши шпионы следили за мной и моими спутниками по дороге, но тут уж ничего не поделаешь. Впрочем, довольно забавно наблюдать за тем, как вы обходитесь с оборотнями. Ваши соглядатаи ведь уже доложили вам, что обе дамы, которых я сопровождаю − оборотни-полукровки? − Зарк замолчал, глядя на реакцию молодого человека. Тот едва не побелел от сказанных слов. − Не сообщили? − удивился Зарк. − Не такие уж они хорошие шпионы, значит, коли не сообщили.
− Что вы хотите от меня? − спросил Император, и теперь в его словах явно чувствовался страх.
− То что мне нужно, у вас нет, Ваше Величество. Так что завтра утром мы покинем ваш дворец и отправимся своей дорогой. И можете не беспокоиться, наша цель находится вне вашей страны.
Император молча смотрел на дракона-мага, и тот поняв что слов ждать больше не приходится, покинул тронный зал, где и проходила эта встреча.
Эрол уже спал, а Манара нервно ходила по комнате, когда Зарк вернулся туда.
− Что случилось? − спросил он, оглядывая комнату. − А где Тайгра?
− Ее увели два стражника, сказали, что к казначею, и ее нет уже почти полчаса.
− Старый пройдоха, − фыркнул Зарк. − Он мне сразу не понравился.
− Он же может с ней что-нибудь сделать!
− С Тайгрой? − усмехнулся Зарк. − Манара, с Тайгрой сейчас не справится и вся здешняя стража. Если кому что и угрожает, то только этому толстяку. Думаю, мне надо отправляться к нему, пока она не наделала глупостей. А ты никуда не ходи, Манара. Если что, буди Эрола. А я пойду найду Тайгру, пока она не подняла весь замок своими выходками.
Зарк прошел через коридоры, поднялся на этаж, где жили приближенные Императора и направился в апартаменты казначея. Там его остановила стража во главе с секретарем.
− Его превосходительство отдыхает и никого не принимает, − заявил он. − И никто не имеет права к нему входить в такое время, кроме Императора!
− К нему приводили девушку, которую я опекаю, и я должен знать, что с ней все в порядке! − проговорил Зарк.
− Девушку? − переспросил секретарь щурясь. − Вы это на что намекаете?!
− Значит, ее там нет?
− Нет! И быть не может! − выпалил человек. − Убирайтесь, если не хотите, чтобы вас отсюда вышвырнула стража!
Зарк закрыл глаза и мысленно перенесся за дверь. И он ничуть не удивился тому, что там увидел, а увидев вернулся в себя и ничего не сказав секретарю покинул апартаменты казначея.


Глава 14


Толстяк хотел секса, он его и получил, только в конце все произошло совсем не так, как он думал. Девица, которую он только что поимел, вдруг странно зашевелилась и человек, открыв глаза увидел перед собой широко разинутую розовую пасть. Закричать он не успел, да если бы и успел, его никто не услышал бы, потому что двери его спальни по его же приказу были звуконепроницаемы. И закричал он только когда его голова оказалась в широкой глотке хищницы. Дергался он недолго, а хищница в этот момент получала свое наслаждение. Жертва на несколько мгновений застряла в ее горле из-за большого пуза, и тигрица протолкнула его в себя, помогая лапами.
Тайгра нежилась в мягкой постели казначея. Можно было подумать, что эта кровать сделана специально для таких как она. Не длинная, но широкая настолько, что тигрица разлеглась поперек кровати словно вдоль и теперь нежилась, поглаживая лапами свой вздувшийся живот. Она не спешила покидать эту комнату, потому что за дверями тайного хода еще находились стражники. Те, что провожали ее к комнате казначея. И им еще предстояло вывести ее назад. Надо было только сделать так, чтобы они не заглядывали в спальню, чтобы не смогли увидеть следы разыгравшейся с их хозяином драмы. Впрочем следов Тайгра не оставляла, хотя у нее и возникало желание разодрать все вокруг своими когтями, а затем она решила все сделать иначе, и вернув себе человеческий облик открыла тайный ход и позвала стражников внутрь, предлагая им поиграться, пока хозяина нет в комнате. Два человека с опаской выглянули в комнату и, поняв, что девушка там одна, прошли дальше. Вскоре они уже занимались с ней сексом. Сначала поочередно, а затем и оба вместе.
− Ну, вам понравилось, мальчики? − спросила она ласково. Ответа не требовалось. Мужчины лежали в постели рядом с ней и оба были вдрызг пьяны, потому что Тайгра воспользовалась винным запасом казначея и опоила обоих. − Значит, настало время получать наслаждение и для меня, − проговорила она, подымаясь промеж них и упираясь одной рукой в грудь одного, другой в грудц другого.
− А тебе что, не понравилось? − усмехнувшись спросил один.
− А я еще не все сделала, мальчики, − ответила она. − Вы свое получили, теперь свое буду получать я. Полагаю, вы не станете сопротивляться, когда я буду вас кушать? − Она мгновенно изменилсь, и перед двумя людьми оказалась большая хищная зверюга, которая держала обоих мощными передними лапами вжатыми в постель. Широкий язык прошелся по лицу одного, затем, накрыл лицо второго, и первый увидел, как хищница схватила его напарника зубами за шею и начала затягивать в себя. Он и закричать не смог, потому что Тайгра стояла одной лапой на его груди и из-за ее веса он не мог ни вздохнуть ни вскрикнуть. И лишь ужас обуял человека, когда большая кошка проглотила его напарника, а затем склонилась к нему.
Этот момент и застал Зарк, когда заглянул в апартаменты казначея. Его ничуть не задевали похождения Тайгры, и дракон прекрасно знал, что она закончив свое дело уйдет так, что никто этого не увидит.

Так и вышло. Утром Тайгра, как ни в чем не бывало, вышла к завтраку из комнаты, где ночевала вместе Манарой. Зарк объявил, что после завтрака они уезжают из города. Император их не провожал, и только дворцовая обслуга вела себя так, словно четверка осталась как и прежде важными гостями. Замок они покидали в королевской карете, которую Зарк получил просто намекнув о том, что она нужна. В карету запрягли пару настоящих лошадей, и они едва не бесились из-за того, что чуяли среди пассажиров кареты хищницу.
− И не жалко тебе его было? − спросил Зарк, глядя на Тайгру.
− Кого? − спросила она.
− Толстяка? − уточнил тот.
− А зачем жалеть казнокрада?
− О чем это вы? − спросил Эрол.
− О моем вчерашнем ужине, − объявила девушка, глядя на человека. − Не думаю, что Империя что-то потеряла из-за его исчезновения.

− Ты расскажешь, как ты его встретила, Манара? − спросила Тайгра, укладываясь рядом с зайброй. Та уже не выглядела такой побитой и усталой, как тогда, когда ее встретили Зарк и Эрол. И тигрицу зайбра давно не боялась, хотя, Тайгра показывалась ей в своем виде лишь несколько раз.
− О ком? − переспросила Манара.
− О лайгре по имени Ррхавр Терох. Как ты с ним познакомилась?
− Расскажу, а потом ты расскажешь, откуда ты знаешь это имя и что еще ты знаешь о нем, − произнесла зайбра.
− Расскажу, − пообещала Тайгра.

Глава 15


История Манары


− Много лет назад мир был другим, − начала свой рассказ Манара. − Разные существа жили вместе в одних и тех же деревнях, и не было такой вражды, какая существует сейчас. И проблемы в те времена были совсем другие. Проблема, которую я тогда считала для себя трагедией, сейчас кажется смешной. Ты ведь не считаешь для себя проблемой то что у тебя смешанная кровь, Тайгра?
− Нет. И не вижу в этом ничего трагичного.
− В то время это было не так. Полукровки считались вторым сортом, и такие как мы оказывались обреченными на одиночество среди своих. И я среди зайбр была именно такой. Одинокой кобылой, которая никому не нужна. Львов мы боялись до ужаса. И, быть может, мы о них не вспоминали бы, если бы они не жили рядом, всего лишь на другом берегу за мостом, который соединял наш берег и их. Переходить на ту сторону отваживались лишь самые отчаявшиеся безумцы. А еще с нами жили люди. И с нами, и со львами. Они не боялись ходить по мосту туда-сюда, они этот мост и построили много лет назад. И вот, однажды, когда очередной кавалер бросил меня, узнав, что я не настоящая зайбра а только наполовину, отчаяние захлестнуло меня столь дико, что я решилась на безумный шаг, прошла к мосту и перешла на ту сторону. Не в виде зайбры, а в виде человека. Зайбру не пропустила бы охрана с нашей стороны. А с той стороны через мост не пускали хищников. Таков был договор между людьми. А я тогда решила, что мне больше незачем жить. И когда перешла, ждала, когда какой-нибудь зверь напрыгнет на меня и загрызет. Было уже темно. Я перешла на ту сторону, прошла мимо будки охраны. В ней не было огня, как в нашей, и я никого не увидела. Прошла дальше и ощутила, что кто-то идет за мной. Я решила, что это тот самый хищник, и что мне осталось совсем немного ждать до того, как он на меня прыгнет и вцепится клыками в горло.

− И куда же ты собралась, зайбра? − раздался позади человеческий голос.
Женщина резко обернулась и замерла, потому что в свете далеких огней у моста перед ней оказался силуэт огромного кошака, ростом раза в полтора больше нее. Она стояла и смотрела на него ничего не отвечая и не двигаясь.
− Не хочешь говорить или со страха слова сказать не можешь? − спросил он все тем же человеческим голосом.
− Кто ты? − спросила она.
− Я − Ррхавр Терох, охранник с моста. Ты зря сюда пришла, зайбра.
− С чего ты взял, что я зайбра? − она уже почти взяла себя в руки, задавив в себе страх.
− Я видел тебя раньше, − ответил он. − На берегу реки. Ты часто приходишь на верхний пляж, а там, с нашей стороны хорошее место для наблюдений в лесу, подходящему прямо к воде. − И там ты ни от кого не скрывала, что ты оборотень зайбры и человека. Зачем ты сюда пришла? Хочешь загубить невинную душу какого-нибудь львенка?
− Что за бред? − фыркнула она.
− Почему же бред? Зайбры для того и существуют на свете, чтобы совращать маленьких котят. Это известно всем на нашей стороне.
− А львы существуют только для того, чтобы убивать маленьких зайбр, − произнесла она. − Так что, можешь начинать.
− Ты давно уже не маленькая, так что начинать мне и нечего. Тем более, когда я вовсе не лев.
− А кто же ты, если не лев?
− Так же, как и ты − ни то ни се, − произнес он. − Оборотень льва и тигра. Ты так и не сказала, зачем пришла на сторону хищников, зайбра.
− А тебе какое дело? − вызывающе заговорила она.
− А такое, что я не позволю тебе сделать то, что ты задумала. И, хотя меня тут не любят, я сделаю свое дело так как надо. И поэтому, тебе не удастся развязать здесь бойню.
− Какую бойню? Ты спятил, зверь?
− Понимаешь ты или нет, но твоя попытка самоубийства − не более чем провокация, которой сразу же воспользуются те, кто хочеть сжить нас со света. Ты заставишь какого-нибудь молодого глупца вонзить в тебя свои клыки и когти, и после этого тысячи уродов воспользуются этим для того, чтобы объявить войну против хищников и получат оправдание для того чтобы перебить нас всех. Ты ведь именно этого дибиваешься зайбра? Чтобы нас не стало!
− Неправда! − выкрикнула она, ощутив кошмар сказанных слов. Она вдруг представила, что кто-то вот так же решил избавиться от всех зайбр и ей стало не по себе. Ведь провокаторам было на чем основать ненависть к зайбрам, хотя те и не были опасными ни для людей, ни для кого-либо еще. Просто среди людей было много тех, кто просто ненавидел всех, кто не был на них похож. Об этом зайбра знала не по наслышке.
− Если это неправда, то ты сейчас развернешься и пойдешь назад. И я не отстану от тебя, пока ты не перейдешь назад, на свою сторону, зайбра.
Ей ничего не осталось делать, как подчиниться, и женщина вернулась к мосту, а там, перед тем как пройти на свою сторону, она оказалась свидетелем переговоров охраны с двух сторон. И ей они совсем не понравились, потому что на ее стороне ее просто не хотели впускать, заявляя, что не примут никаких хищнических оборотней. Люди, охранявшие зайбр от хищников, пропустили ее только после того, как она на виду у всех обратилась полосатой кобылой.
То был лишь первый раз, когда Манара встретила лайгра. Она вернулась в свой дом и некоторое время пыталась осознать происшедшее. Ей не давали покоя слова хищника о том, что кто-то желает сжить их со света, когда Закон Мира ясно давал ответ − любое подобное желание и − любые действия, направленные на разжигание вражды между разными видами разумных − вне закона.
А мир катился к катастрофе. В дальних странах уже бушевали войны, и волна ненависти и вражды расходилась вокруг возникшего очага, где некий человеческий клан возомнил свой вид единственно правильным и предназначенным для главенства над всеми. Они приходили в соседние страны и заражали своей ненавистью других людей и не только людей. В коалицию с людьми вступило несколько малых видов, и война поглотившая одну страну, продолжилась в другой.
Манара этого не знала. Знала лишь о слабых отголосках войны, докатывавшихся до ее деревни. И вопрос о войне ее не интересовал, пока в один далеко не прекрасный день в поселок не примчались императорские наемники, целью которых был сбор армии. Поначалу они брали добровольцев, которых оказалось не мало, а когда добровольцы закончились, стали набирать будущих солдат силой. Силой же они захватывали и зайбр, которым вменялось в обязанность служить всем без исключения независимо от пола, даже когда у людей брали лишь мужчин. Манара была в виде женщины, когда впервые увидела, как наемники забирали мужчин, а затем переключились и на зайбр. У нее не было ни капли желания подчиняться, и она отправилась сначала в свой дом, а когда и на ее улице появились вербовщики, она покинула дом от греха подальше и ушла дворами в сторону реки. Именно там, на берегу, она обычно отдавалась своим раздумьям, и на этот раз в ней родилась идея, которую она претворила в жизнь уже через несколько минут.
Она прошла к мосту, минула охрану, что в этот момент состояла из наймитов-пришельцев и оказавшись напротив будки охранников с другой стороны, прошла к ней, заглядывая в окно. Увденное показалось каким-то безумием. Двое хищников сношались лежа на полу охранной будки. Они заметили женщину в окне и тут же вскочили. Манара отпрянула от окна, а из двери появилась разъяренная морда льва.
− Какого черта тебе здесь надо, потаскуха обезьянья?! − зарычал он.
− Мне нужен Ррхавр Терох, − проговорила она, надеясь, что партнером этого льва был не ее знакомый.
− Зачем тебе этот ублюдок, дура? − зарычала вторая морда появившаяся в дверях.
− А это не ваше дело, глупые коты, − проговорила она.
− Ну так и вали отсюда! − взрычал первый. − Иначе, отправишься в тюрьму за то что мешаешь службе!
Манара еще дальше отошла от будки, затем повернулась и двинулась в сторону поселка хищников. Она не оборачивалась, но слышала, как захлопнулась дверь будки, и вслед за ней никто не пошел, а она двинулась вдоль улицы, что продолжалась за мостом и некоторое время оглядывалась, надеясь увидеть хотя бы одного человека. Но ни людей, ни хищников рядом не оказалось. Она добралась до широкой торговой площади и едва не бросилась назад, потому что в нос ударил запах смерти, исходивший с местного базара, где главным товаром было мясо. Обернувшись она увидела позади себя человека. Тот был вооружен, и от его взгляда несло чем-то невыразимо страшным.
− И что же ты тут забыла, козочка? − спросил он.
− Я не козочка, − возразила Манара.
− Извини, овечка, перепутал.
− И не... − она запнулась, поняв, что он над ней просто смеется, а взгляд ее попал на руки человека, и она внезапно поняла, что он не просто человек, а оборотень человека и хищника.
− Я ищу Ррхавра Тероха, − заявила она, вновь подняв взгляд на лицо оборотня.
− Хм, не знал я, что Ррхавр дружит с такими козочками, − проговорил он, почесав рукой подбородок. − Идем.
− Куда это?
− Я тебя провожу к нему, иначе ты тут заблудишься и в суп попадешь, − усмехнулся он.
Бежать было глупо, а страх Манары перед хищниками пропал уже давно, еще в тот день, когда она впервые встретила оборотня льва и тигра. Она согласилась идти с незнакомцем, и тот повел ее через базар, где пару раз притормаживал напротив мясных прилавков, а затем оглядывался на женщину и шел дальше. Манара старалась даже не смотреть на мясо, разложенное по столам. Заметила лишь то, что торговцами вокруг были одни люди. Базар остался позади, провожатый свернул на очередную улочку и пройдя мимо пары дворов остановился напротив двуэтажного особняка, во дворе которого росло множество цветущих кустов и плодоносящих деревьев.
Оборотень что-то громко гавкнул − Манара лишь потом узнала, что этот звук местный аналог стука в дверь.
− Кого там еще леший принес?! − раздалось рычание из дома, и дверь через несколько мгновений открылась. Манара замерла, увидев огромного полосатого кошака. То что это именно Ррхавр она поняла по донесшемуся от него запаху. Оборотень вышел во двор и несколько мгновений разглядывал оцепеневшего человека-оборотня. − Заяц? − фыркнул тигролев. − Чего тебе?
Он отошел, знаком указывая на женщину, что стояла чуть в стороне так, что ее от Ррхавра закрывал высокий куст. Лайгр прошел в сторону и остановился, глядя на нее. Пасть его приоткрылась в немом изумлении.
− Я могу войти? − спросила Манара, когда поняла, что приглашения от него не дождаться.
− Заходи, − ответил он и шагнув в сторону открыл калитку в заборе. Она больше не смотрела на провожатого, прошла к дому лайгра и остановилась, оборачиваясь к нему. Ррхавр что-то сказал человеку-оборотню, и тот удалился, а хищник обернулся к Манаре и уселся посреди двора, глядя на него. − У тебя какое-то дело, зайбра?
− Да, − ответила она. − Мне нужно место, где я могу спрятаться на время. А на нашей стороне таких мест теперь нет.
− Почему?
− Потому что в страну пришла война, и наших сейчас забирают в армию. Всех, независимо ни от пола, ни от возраста. И зайбр, и людей.
− Война? − переспросил Ррхавр. − Ты уверена?
− Я ее не видела, но те, кто набирают рекрутов не скрывают, зачем это делают. Их забирают на войну.
− И ты не испугаешься это повторить перед другими хищниками, зайбра? − спросил он.
− Меня зовут Манара, а не зайбра, − проговорила она. − И среди зайбр меня никто не принимает за свою.
− Я думал, ты не хочешь называть своего имени, и не спрашивал. Но ты не ответила. Ты повторишь перед нашими все, что только что сказала про рекрутов и войну?
− Повторю, − ответила она. − Только какой в этом смысл?
− Такой, что у нас некоторые тупоголовые не верят в то, что в стране началась война. А Тех, кто об этом говорит, объявляют провокаторами и лжецами.
− А меня они послушают?
− Не знаю, меня они отстранили от службы за то что я поверил в подобные слова, сказанные вернувшимися с той стороны людьми. Думаю, здесь просто кому-то выгодно держать нас в неведении о том, что делается на той стороне реки.
− Но какой в этом смысл?
− Не знаю, Манара. Если ты не боишься говорить перед хищниками, тогда надо идти. Если боишься, я пойду один, а ты можешь остаться в моем доме. Не думаю, что найдутся идиоты искать зайбру в доме лайгра.
− А тот оборотень, которого ты Зайцем назвал? Он же знает, куда я пошла и выдаст!
− Заяц? − фыркнул лайгр. − Он не дурак, и не станет выдавать тебя. Ладно, иди в дом коли так.
− Ты сказал, что я должна выступить перед хищниками, − возразила Манара.
− Мне показалось, что ты испугалась...
− Я не испугалась, − твердо заявила она. − Идем, и я докажу им все свои слова!


Глава 16


Вскоре Манара в сопровождении лайгра оказалась перед группой старых львов, которые смотрели на нее не скрывая отвращения. Каждый лев чуял в ней полукровку, а к таким они относились как к ублюдкам, независимо от того, свои они или чужие. Ррхавра слушали лишь потому что он был физически сильнее любого льва.
− Зачем ты притащил сюда это отродье, Ррхавр? − зарычал один из стариков. − Тебе мало позора, которым ты себя омыл, и желаешь получить окончательный приговор с изгнанием?
− Вам придется выслушать ее сообщение, потому что оно подтверждает то, чего вы пытаетесь отрицать словно болваны. И, я предупреждаю сразу, если кто-нибудь просто даже попытается прикоснуться к ней, я ему перегрызу глотку на том же месте, и Закон будет на моей стороне! − Он глянул на женщину и отступил назад. − Говори, Манара.
Она рассказал обо всем, о рекрутах и о войне, о забраных силой людях и зайбрах, о беззаконии, которое обратилось в закон на той стороне.
− Все это не более чем слова, − зарычал старый лев, выступая вперед и прямо глядя на женщину. − Слова, которым нет никаких доказательств!
− Ты говорила, что у тебя есть доказательства, и ты их предъявишь, − произнес Ррхавр, обращясь к ней.
− У меня есть доказательства, − объявила она и быстрыми движениями скинула с себя одежду. Старый лев отступил, а остальные зафыркали, обсуждая меж собой "глупость самки", которая решила что-то доказывать своей наготой.
А Манара обернулась вокруг, глядя, чтобы никто не оказался рядом, и в мгновение преобразилась, становясь полосатой кобылой. Вокруг раздалось рычание, и будь это в каком-то другом месте, зайбра рванулась бы со страху прочь, но Манара была готова к тому, что хищники нападут на нее. Но, никто не напал, и лишь Ррхавр встал рядом, поднимаясь на задние лапы и оказываясь в таком виде выше Манары по росту.
− Ну?! Кто еще не верит?! − Взрычал он, одновременно касаясь лапой спины зайбры. − Или, быть может, вы уже забыли подвиг Великого Заркада, повторенный сейчас этим существом, благородство которого теперь не может быть никем оспорено?!
− И что ты предлагаешь делать, Ррхавр? − загворил старейшил из львов. − Подыматься и идти войной против армии Императора?
− Откройте эту дверь, − проговорил Ррхавр, резко махнув лапой и указывая когтями на здание сдеревенькой тюрьмы. − И выслушайте теперь все, что скажет Рассмель! Теперь, когда у вас есть доказательство того, что ее слова − не провокация и не предательство! Ну же! − он рявкнул, оборачиваясь к охранникам, сторожившим тюрьму. − Или вам, идиотам, еще надо доказывать, что с вами сделают, если в стране победят Силы Зла?!
Старики знаками указали охране, чтобы те исполняли приказ, и Ррхавр прыгнул к воротам, чтобы помочь узнице выйти.
− Ты опоздал, Ррхавр, − произнесла Рассмель, появляясь на свету. Она волочилась едва переставляя лапы. − Сорхо мертв.
− Откуда ты?.. − заговорил он и умолк.
− Да, я уже это знаю, − произнесла она.
− Ты еще можешь помочь тем, кто жив, Рассмель, − проговорил лайгр.
− И зачем оно мне? − фыркнула она.
Ррхавр несколько мгновений молчал, затем наклонился к ней.
− Вспомни сама, Рассмель. Вспомни своего Сорхо, и подумай, остановился ли бы он в таком случае? И оставил ли безнаказаными тех, кто виновен в его смерти?
Она взрычала, подымая голову и глядя лайгру в глаза.
− Чего ты хочешь? − спросила она.
− Выйди перед всеми и еще раз расскажи то, что ты видела в последний раз на той стороне!
Она прошла в сторону собрания старейшин, на мгновение замерла увидев Манару, стоявшую перед львами уже в виде человека и поправлявшую только что одетое платье. А затем она заговорила.
Рассмель расказала о походе оборотней на другую сторону, о том, что они это делали как обычно для того чтобы приобрести на зайбровом базаре лекарственные травы и настои, которые там были намного лучшими, чем у хищников. А затем она поведала об устроенной оборотнями пирушке, что они закатили в местном баре. Рассмель так же в ней участвовала, но не напивалась как мужики, потому что прекрасно знала, чем это может закончиться. Оборотни могли потерять контроль над собой и обратиться на виду у всех там, где этого нельзя было делать. А затем в бар ворвались вербовщики и повязали всех, кто был пьян. Не хватали они только женщин, те и воспротивиться не смогли. Лишь Рассмель попыталась вырвать из рук вербовщиков своего мужа, но ее грубо оттолкнули, а когда она попыталась применить всю свою силу, ударили по голове так, что она очнулась лишь утром, выброшенная на двор.
Весь следующий день она пыталась освободить Сорхо, но того уже отправили в военный лагерь с очередной партией "добровольцев". Офицер, к которому она обратилась с требованием вернуть мужа, только посмеялся над женщиной, а затем ее запихнули в клетку, где держали еще нескольких пдообных "обезумевших" жен, матерей и сестер, у которых угнали родственников. Они то и рассказали Рассмель о том, что произошло, а она в конце концов призналась им, что пришла с мужем с другого берега реки на базар за травами. Женщины и не подумали, что Рассмель − оборотень, а она этого никак не показывала.
Их выпустили только когда всех собранных увезли, и в деревне остались лишь вербовщики, которые, по-прежнему занимались своей работой, хватали всех, кто был годен для службы в армии.
А у моста со стороны зайбр появилась новая охрана, и теперь на другую сторону не выпускали ни одного человека мужского пола.


Глава 17


Собрание закончилось, старейшины не собирались решать все прямо на месте и отложили это дело до следующего дня, а Ррхавр никого не смущаясь подошел к Манаре и предложил ей идти с ним и с Рассмель на некое иное собрание.
Вслед за ними ушло еще не мало оборотней, и вскоре они собрались в здании старой церкви, которое, как оказалось было местом сбора полукровок, где они обменивались новостями, решали свои дела, просто встречались и разговаривали о делах.
− Сегодня мы принимаем в свой клуб еще одного члена, − объявил Ррхавр. − Надеюсь, здесь нет никого, кто был бы против Манары, − он коснулся когтистой лапой ее плеча, − Надеюсь, и ты, Манара, не станешь возражать против вступления в наш клуб.
− Я не могу об этом ничего говорить, пока не узнаю, что у вас за клуб. А то, вдруг вы захотите на мне воду возить?
− Тогда, начнем со знакомства, − объявил Ррхавр. − Тебя сегодня уже все видели, кроме Рассмель, так что, тебя представлять не нужно. Меня ты знаешь, кое с кем тоже уже встречалась, − лайгр глянул на Зайца, сидевшего в дальнем углу. А с остальными будешь знакомиться по ходу дела.
− По ходу какого дела? − спросила она.
− Ты ведь пришла ко мне просить помощи, Манара. А раз ты пришла ко мне, значит, ты пришла ко всем нам. И мы предлагаем тебе руку помощи, − лайгр протянул ей свою лапу. − Ну, не руку, а лапу, какая разница? − вокруг послышались смешки. − Ну, будем друзьями, Манара? − Он замолчал, держа лапу протянутой и ожидая ответа.
− Будем, − произнесла она и взяла его лапу двумя руками.
Вокруг раздались вопли, крики, рычание, и все вокруг начали подходить к женщине, подавать ей кто руки, кто лапы, называть свои имена и говорить о себе несколько слов. Большинство просто называли свои оборотнические ипостаси.
Одним из последний подошел Заяц, проятнул Манаре волосатую руку и улыбнувшись объявил:
− Меня зовут Заркад.
Манара приняла его руку, глянула на Ррхавра и заговорила.
− А почему Ррхавр называл тебя Зайцем? − спросила она. Вокруг только шелест прошел, а Заркад сжал вторую руку в кулак и сунул его под нос лайгру.
− Его настоящее имя − Заркад, − произнес лайгр, глянув на Манару. А Заяц − это кличка, оставшаяся с детства, тогда он боялся почти всех, вот и заработал. А теперь боятся больше его, чем он.
− Он превращается в очень большого и зубастого зайца? − спросила Манара.
Вокруг раздался смех, а Заркад резко зарычал, из-под его одежды полезла густая шерсть, и перед Манарой оказался настоящий лев. Вот только одежда человеческая его обратилась в лохмотья, которые теперь ни на что не годились.
− Заркад своей несдержанностью уже озолотил всех деревенских портных, − объявил Ррхавр. − порвал одежды за год больше чем все остальные оборотни.
− Странная у него реакция на юмор, − буркнула Манара. Лев в лохмотьях фыркнул и ушел, скрываясь между оборотней.
− А что это за история про Великого Заркада? − спросила Манара, глянув на лайгра.
− Ты не знаешь? − удивился Ррхавр.
− На нашей стороне и имени такого никто не знает.
− А я думал, что ты знаешь эту историю и воспользовалась ей, чтобы доказать свои слова.
− Я ее не знаю и хочу узнать.
− Это очень древняя легенда. Легенда Хищников, − заговорил Ррхавр. − Много лет назад, когда мир еще только зарождался, многие народы жили во вражде, и войны преследовали всех вокруг. В то время самыми сильными существами в мире были драконы, и многие народы враждовали с ними, потому что не понимали, какова настоящая роль драконов в мире. Это сейчас все знают, что они защитники Закона Мира, а тогда они были всего лишь еще одной разумной расой. Сильной и могущественной, но живущей отделенно от всех. Драконов иногда видели в небесах и никто не решался приходить на их земли. Но однажды в одной из стран, где жили львы-хищники, разгорелась жестокая война, в которой львов загнали к скалам, за которыми была территория драконов. Они дрались за свою жизнь, и многие погибли, а затем один из них − лев по имени Заркад − объявил, что отправится к драконам просить защиты от варваров. Его объявили сумасшедшим, потому что каждый лев считал, что любой дракон встретив льва первым делом сожрет его, а не станет слушать. Но Заркад не слушал эти слова и ушел. Ему не мешали, потому что в отчаянии перед гибелью все были готовы ухватиться за любую соломинку. Заркад поднялся на скалу и ушел к драконам, а на следующее утро на войско врагов, окружившее львов, обрушила бешеный огненный поток. Их атаковали драконы, во главе которых был Тирон − принц драконов − тот самый Тирон, который через несколько лет стал Императором Мира и провозгласил те Законы Мира, по которым мы и живем сейчас. Законы, по которым все разумные существа равны в правах и обязаностях, по которым всякая межвидовая война является преступлением, независимо от причин ее породивших.


Глава 18


Два всадника мчались по пыльной дороге. Позади несся отряд преследователей, но догнать зайбр обычные лошади не могли, и беглецы вскоре скрылись из виду, когда дорога ушла в лес. В лесу копыта зайбр перестали поднимать пыль с дороги, и преследователи уже не могли видеть беглецов так хорошо как в поле.
У очередной лесной развилки беглецы затормозили, затем прошли в лес, где всадники спешились, а две зайбры обратились в женщин, и четверо человек прошли назад, перепрыгнули через лесную дорогу, чтобы не оставлять следов и пройдясь немного вперед, вошли в ручей, по которому и двинулись дальше, чтобы преследователи не сумели взять след.
− Ты не устала, Манара? − спросил молодой человек, шедший рядом со старой женщиной.
− Были времена, когда я носила на себе хозяев и побольше тебя весом раза в два, − ответила женщина. − Я ничуть не устала. Загнать меня никакая лошадь не способна.
− Поменьше болтайте, нас могут услышать, − произнесла Тайгра чуть задерживаясь.
− Мы могли бы и своим ходом от них удрать по дороге, − произнесла Манара.
− Там впереди большой город, а по городу мы далеко не удрали бы, − возразил Зарк. − Маги уже разослали сообщения во все стороны о нас, и у города нас наверняка встретили бы стражники.
− Чертовы маги, нигде от них прохода нет, − фыркнула Тайгра.


− Приближается время Солнечного Зайца, − объявил Зарк.
− Это же всего лишь детская сказка! − воскликнула Манара. − Ты веришь в детские сказки, маг? − усмехнулась женщина.
− Бывали времена, когда и магию считали детскими сказками, − ответил дракон. − Скажи, Эрол, ты мне веришь?
− Конечно верю! Как я могу тебе не верить?
− Это хорошо, что ты веришь, Эрол, потому что Солнечный Заяц высветит твою Сущность.
− Ты обещал мне рассказать, что там не так с моей сущностью, − ответил Эрол.
− Я расскажу, но подтверждение ты получишь только когда придет Он. И тебе придется просто верить в то, что тебе покажется совершенно невероятным.
− Пока я верю лишь в то, что ты что-то темнишь, Зарк, − ответил Эрол, усаживаясь у костра, к которому они подошли.
− Ты до сих пор не привык, что он постоянно темнит? − усмехнулась Тайгра, встретившая пришедших у костра. − Вы все принесли, что нужно? − спросила она.
− Я все принесла, объявила Манара. А эти двое всю дорогу несли только чушь.
− Да-а, чушью никого не накормишь.
− Ну, в умении кормить чушью, Зарка вряд ли кто-нибудь переплюнет. Мы ею сыты по горло.
− Ты не собираешься ничего говорить, Зарк? − спросил Эрол. − Или ты, как всегда, только дразнился?
− Я начну говорить, когда наши барышни успокоятся и закончат все свои шуточки, − ответил Зарк и уставился в огонь.
Тайгра некоторое время снимала с Манары привезенные мешки, и зайбра освободившись обратилась женщиной. Вскоре две женщины оказались у костра и молча уставились на мага, ожидая его слов. Эрол так же ждал их, и Зарк, глубоко вздохнув глянул на молодого человека.
− Твоя сущность, Эрол, давно-давно приснилась тебе в детстве. Это было в ту ночь, когда ты проснулся, а вокруг твоей деревни бушевало пламя лесного пожара. Ты помнишь?
Эрол глянул на Зарка, и по его спине пробежал холодок.
− Я вижу, что помнишь. Вспомни, что тогда произошло, и расскажи мне. И не трусь, ты среди друзей, никто тебя не осудит, что бы тогда ни случилось.
− Тогда не случилось ничего, из-за чего я мог бы трусить, − произнес Эрол. − Когда я проснулся, я выскочил из дома и увидел Его. Он звал меня, и я пошел к Нему.
− Ты не сказал, кто тебя звал, − прервал Эрола Зарк. − Кто − Он?
− Огонь. Этого никто не видел. Люди бегали по деревне, кричали, пытались прятаться, но от огня было не спрятаться. А я прошел к лесу, к самому жаркому пламени и понял, что оно не жжет меня. Или мне так показалось. Я протянул к Нему руку, коснулся Его и, мне показалось, что это сон, что такого быть не может, потому что я гладил Его словно котенка. А потом я сказал ему, чтобы он не жег нашу деревню, и он не стал ее жечь.
− Огонь это сделал не просто так, Эрол. Он что-то попросил тебя сделать за это, − заговорил Зарк. − Ты должен это сказать.
− Он сказал, что видит во мне своего родственника и что он не станет нападать на деревню, если я впущу его в себя. Мне это казалось сном, и я согласился, потому что во сне мне ничего не должно быть страшно. Он сделал то что обещал, сжался в небольшую огненную птицу и влетел мне в грудь, а перед этим просил иногда выпускать его на волю, потому что он такой же живой, как все люди, и ему тоже нужна свобода.
− Ты об этом никому не рассказывал?
− Рассказывал. Матери и отцу. Когда пожар утих, я вернулся домой и рассказал все. Но они мне не поверили. Сказали, что бог смилостивился и послал дождь, который и затушил пожар, потому огонь и не спалил деревню.
Зарк некоторое время молчал, затем достал из своей сумку старую магическую книгу и раскрыл ее. Перед магом в книге появились картинки, и он быстро пролистав их остановился на одной, после чего подозвал Эрола.
− Смотри, эта огненная птица похожа на ту, что ты тогда видел?
Эрол глянул в книгу и несколько мгновений молчал, рассматривая огненное существо.
− Говори же, если это не она, я покажу тебе другие картинки с другими огненными птицами.
− Эта похожа, но что-то не так, − произнес Эрол.
Маг перелистнул страницу, и картинка изменилась. Эрол признал лишь четвертый вариант, и Зарк глубоко вздохнув закрыл книгу.
− Что это значит, Зарк?
− Как минимум, то, что я не ошибся, когда определил твою сущность и вырвал из лап убийц. Только тебе надо понять одну вещь, Эрол. Те бандиты не смогли бы тебя убить. Они просто пробудили бы тебя, и ты вряд ли их пожалел бы.
− Ты до сих пор не сказал, кто я, Зарк, − проговорил Эрол, начиная злиться.
− Ты − Плазменный Дракон.
− Кто?! − воскликнул Эрол.
− Успокойся, Эрол. Не нужно столько эмоций, это может плохо кончиться. Я помогу тебе научиться контролировать себя, а когда придет день Солнечного Зайца, ты станешь тем, кто ты есть. И, надеюсь, ты сумеешь воздержаться от убийственных желаний.
− А если не сумею? − спросил парень, успокоив себе собственной силой воли.
− Тогда тот пожар, что ты видел в детстве покажется огоньком спички перед тем пожаром, что ты устроишь в своем бешенстве.
− Не понимаю, зачем мне беситься?
− Ты даже сейчас еле сдержался, когда я назвал твою сущность, Эрол. Я знаю, почему.
− Почему?
− Это человеческая слабость. Очень многие люди считают, что быть человеком − это самое лучшее, что они могли получить от жизни. Когда же человек внезапно узнает, что он не человек, а кто-то другой, возникает жестокая ломка в сознании, которая не редко выливается в бешеное поведение. Если оборотня растить человеком и не говорить ему, кто он, первое обращение станет для него жестокой трагедией. Это опытный факт. Очень редко случается так, что подобного не происходит. И еще, Эрол. Ты еще ни разу не выпускал огнептера на свободу. На твоем месте я бы подумал, где его можно выпустить порезвиться.
− А если он не захочет остановиться? Он же сожжет все вокруг! − воскликнул Эрол.
− Впустив его в себя, Эрол, ты получил над ним власть. Он обязан слушаться тебя, потому что ты для него не просто какой-то человек. Ты для него − дом. Убить огнептера сложно, но не невозможно. Маги знают как это сделать, а люди вокруг им помогут всеми своими силами, так что ему нет резона не слушаться тебя, если только он не бешеный какой-нибудь. Но, он тебя уже послушался раз, так что послушается и снова.
− Все равно, это страшно, − произнес Эрол.
− Завтра мы заберемся далеко в степь, и решим этот вопрос раз и навсегда, Эрол.
− А разве мы не собирались идти завтра в сторону моря? − спросила Манара.
− Собирались, и мы пойдем в степь, но в сторону моря. Потому что нам нужно не какое попало море, а вполне конкретное, то, что находится за степью.
− Ты думаешь, что огнептер в степи не сможет разбеситься? − спросила Тайгра.
− Он и посреди океана сумеет найти для себя веселье, − ответил Зарк. − Просто степь это более подходящее место для переговоров с ним, чем поляна в лесу.
− Эти огнептеры всегда так жили? − спросил Эрол. − Внутри плазменных драконов.
− Они могут жить даже в обычном человеке, − ответил Эрол. − Достаточно самой слабой магии огня, и человек становится вполне подходящим домом для огнептера. Сильные маги огня раньше даже специално охотились за огнептерами, чтобы поселить их в себе. Так их сила многократно увеличивается.
− Это значит, что и у меня будет сила магии огня? − спросил Эрол.
− Неужели ты никогда не проходил магических тестов, Эрол? − спросил Зарк. − В твоей деревне совсем не было магов?
− Были и проходил, но никто ни разу мне внятно не объяснил, в чем моя сила. И чаще говорили, что никакой силы у меня нет.
− Ладно. Некомпетентность магов-людей мы можем и не обсуждать, − усмехнулся Зарк.
− Впрочем, надо будет все-таки зайти в какой-нибудь городок, чтобы провести тест. Если у тебя появится официальная бумага с огненной печатью, ловцы могут просто пропасть.
− А почему ты раньше об этом не подумал? − спросила Тайгра.
− Потому что пока мы были в Горной Империи, об этом можно было и не мечтать, а сейчас мы уже в Прибрежном Королевстве. Здесь другие законы.
− Разве вчера за нами не гналась свора магов? − спросила Манара.
− Мы пересекли границу, когда перешли через мост вчера, − ответил Эрол. − Не пора ли нам спать? − спросил он.
− Ложись и спи, − ответила Манара. − Тебе дежурить утром.

Глава 19


Солнце стояло высоко над горизонтом. Два человека сгрузили с двух лошадей вязанки с дрoвами и принялись складывать из них высокий костер. Лошади тоже начали им помогать, обратившись в женщин.
− А теперь отойдем все, − скомандовал Зарк. − А ты, Эрол, действуй. Выпускай огнептера.
− Я не знаю, как это делать. И никогда этого нe делал.
− Он, разве не сказал тебе, как вызывать его? Он должен был назвать тебе свое имя. Назов его мысленно и направь в дрова.
Эрол несколько мгновений смотрел в сложенные дрова, затем направил на них руку и стоял так около минуты. В какой-то момент воздух вокруг него дернулся и поплыл, а затем рука вспыхнула изнутри светом и в костер метнулась огненная молния.
− Неужели старый знакомый? − проговорил Зарк. − Санирс! Ты, старый тлетворник!
Огонь взметнулся вверх и едва не прыгнул на Зарка, но тот отступил на шаг и пламя над дровами не коснулось его. Лишь вспыхнуло ярче, обретая вид огненной птицы.
− Маг, − прошипело пламя. − Черт возьми, я должен был сказать ему, чтобы он не связывался с магами!
− Неужели ты думал, что сумеешь повелевать тем, чье пламя в тысячи раз горячее твоего? − спросил Зарк. − Может быть, поначалу тебе это и удалось бы, но совсем не долго. Ведь ты вселился не в какого-то молодого неинициированного мага огня. Ты вселился в настоящего Дракона!
− И этот дракон еще не прихлопнул тебя как навозную муху, маг?! − воскликнул огнептер. − Не верю!
− А я ему верю, − вступил в разговор Эрол.
Огнептер обернулся к нему, затем глянул вниз и словно опал, стал меньше размером, и вновь обернулся к Эролу.
− Ты обещал, что ты будешь меня выпускать, но ты не выполнил обещание. Сколько лет прошло с того дня?
− Если ты считаешь, что я тебя сейчас не выпустил, можешь оставаться здесь, а я просто уйду, потому что нафиг ты мне сдался такой привередливый! − выпалил Эрол и отвернулся от огня.
− Не смей отворачиваться от меня! − взвыл огнептер, взвиваясь над костром огромными огненными крыльями.
− Да кто ты такой, чтобы мне что-то приказывать? − проговорил Эрол, продолжая стоять спиной к огню.
− Я сейчас тебе покажу, кто я такой?! − взвыл огонь, но внезапно его вой переродился в шипение, и Эрол обернувшись увидел струи воды, которыми поливали костер две женщины.
− Предатели! − шипел огнептер прыгая между каплями воды, что летели в него.
− Ты без меня сдохнешь, глупая птица, а я без тебя прекрасно обойдусь, − произнес Эрол, глядя на птенца, забравшегося в еще горячие угли.
− Чего тебе от меня надо?! − запищал он.
− Поклянись истиным именем Солнца, в верности своему новому Хозяину, огнептер. Поклянись, что будешь его слушаться и исполнять его волю всегда и везде, − заговорил Зарк. − Делай то, что я сказал, Санирс! Или ты думаешь, тебя на этом месте удерживает не драконова магия?!
− Уберите воду! − запищал огнептер. − Я дам клятву! Дам!
Зарк сделал знак женщинам, и те перекрыли краны. Огнептер некоторое время еще сидел в углях, затем выбрался на мокрые парящие обугленные дрова и взглянул на молодого человека, что вновь стоял лицом к нему.

Слова были сказаны, клятва произнесена, и Зарк подсказал Эролу, как надо ответить, чтобы клятва оказалась принята и вступила в силу.
− Именем матери моей, Солнечной Плазмы, я принимаю клятву огнептера и нарекаю его Ширвой! − произнес Эрол.
− О, Плазма!.. − прошипел в последний раз огнептер и распластался на остатках дров, исходящих паром.
− А теперь прикажи ему, чтобы он возвращался, − произнес Зарк, и Эрол отдал приказ огнептеру словно собачонке. Тот взлетел над костром и одним рывком влетел в грудь человека.
− Без тебя я с ним и не справился бы, Зарк, − проговорил Эрол, садясь на землю.
− Ты и без нас не справился бы, − добавила Тайгра, усаживаясь рядом с ним в своем тигрином обличье. − Я только одного не поняла, − тигрица взглянула на Зарка. − Что это за плазменный дракон такой? Я слыхала про огненных и водяных, про воздушных и земляных, про обычных и волшебных, но про плазменных − впервые слышу.
− Обычно их просто путают с огненными, потому о них мало кто знает, − ответил Зарк. − Да и разделение между огненными и плазменными настолько условно, что для любых немагических существ оно попросту несущественно.
− Значит, я − огненный дракон? − спросил Эрол, глянув на Зарка. − Или когда-нибудь им стану?
− Всего лишь через полгода, Зарк, когда придет Солнечный Заяц.
− Ты обещал о нем рассказать, Зарк, − объявил Эрол. − С огнептером мы разобрались, теперь надо разобраться с моим драконством. Мне оно совсем не нравится!
− Недовольство собой − это одна из черт характера огненных драконов, − объявил Зарк. − Тебе надо учиться концентрироваться, Эрол. И держать свой характер. Твое недовольство не должно вырываться наружу, потому что именно оно будет призывать твою силу. Всбесившиеся огненные драконы просто жгут все, чем они недовольны.
− И себя? − спросил Эрол.
− Себя в первую очередь. Но сжечь себя они не могут потому что они сами огненные. И буйство вырывается наружу, обрушивается на всех, кто попадется под огненные плевки.
− Мне это совсем не нравится, − вздохнул молодой человек.
− Просто вспомни об этом, когда станешь собой, Эрол. Вспомни и не забывай, и тогда ты сумеешь обуздать самого себя.
− А если это произойдет, когда вы окажетесь рядом? Я не смогу себя контролировать?!
− Будем надеяться на лучшее, Эрол. Не стоит сейчас запугивать самих себя.

Глава 20

− Кажется, сюда кто-то скачет, нам лучше спрятаться, − произнес Эрол.
− Поздно, они нас уже заметили, − возразил Зарк. − Идем как шли, это местная стража, может, они проедут мимо.
Стражники оказались рядом, но на этот раз им хватило одной бумаги, в которой было сказано, что предъявитель ее является магом, выполняющим поручение Императора Прибрежной Империи. Зарк имел множество подобных бумаг, и всякий раз предъявлял подходящую. Просто, не всякий раз люди, обязаные подчиняться написанным словам, делали это. Не раз вооруженные люди пытались показывать свою власть, и не раз путешественникам приходилось удирать. Но время погонь уходило в прошлое, и теперь они находились на землях, где чужестранцы не были вновинку, и стража прекрасно понимала, с чем столкнется, если попытается мешать магу. Не верить же бумаге означало большую вероятность напороться на проблемы.
Портовый город появился на пути уже через час, и четверка без проблем прошла через ворота. Стража даже не спросила пришедших о чем-либо, и Зарку не пришлось доставать свою бумагу.
Они шли по улице почти не разговаривая. Все слова были сказаны, план действий обсужден, и теперь его следовало выполнять. К вечеру друзья погрузились на пассажирский корабль, направлялвшийся через океан на соседний материк. Предстояло несколько дней плавания, и Зарк считал, что проблем не будет, а остальные доверяли его мнению.
Единственной трудностью за неделю пути оказался легкий шторм, который пришлось пересечь кораблю примерно в середине плавания. Его предсказывал корабельный маг, команда прекрасно справилась с работой, и шторм быстро остался позади.
В глаза бросались огромные многоэтажные дома,которые подходили к самому берегу, и многие пассажиры смотрели на них с удивлением и востпргом. Кто-то впервые узнавал, что на этом материке города строят не так как на их родном, что высота зданий в десять-пятнадцать этажей в этой стране − норма, а не чудо из чудес, что кроме этого существует еще не мало чудес ЦИ-ВИ-ЛИ-ЗА-ЦИ-И, в которую и прибыли путешественники.
− Ты об этом знал, Зарк? − спросила Тайгра.
− Разумеется, знал, ты же знаешь, что я уже бывал на этой стороне. Мы должны пройти к администратору порта и зарегистрироваться как оборотни. Таковы местные правила.
− А если этого не сделать? − спросил Эрол.
− Тогда, как только нас обнаружат, нас объявят вне закона, и тогда у нас появятся большие неприятности.
− А если они не захотят нас пускать? − спросила Манара.
− Без весской причины такого не будет, когда же причина найдется, тогда мы и будем об этом думать.
− Зарк Грин Драмаг, − назвал себя Зарк перед чиновником. − Эрол Гласс, Тайгра Зайбра и Манара Зайбра, − представил он остальных, и чиновник записал имена. − Мы следуем по пути Тентара, в горы Вечного Лета. − В руке Зарка появился золотой медальон, корорый он снял со своей шеи и продемонстрировал человеку.
− Вы отправляетесь туда традиционным методом или воспользуетесь дарами цивилизации?
− Слабо верится, что Цивилизация дарит возможность воспользоваться ее дарами даром, − усмехнулся Зарк. − Мы пойдем традиционным путем. Для нас это важно.
− Тогда, советую вам приобрести новую карту, − произнес чиновник, выдавая бумагу с разрешением на въезд в страну. − Потому что дорога туда сильно изменилась в последние годы.
− Спасибо за совет, уважаемый, − поклонился человеку Зарк и приняв документ сразу же направился к выходу. Эрол, Тайгра и Манара так же молча отправились вслед, и вское они покинули здание.
Чтобы купить карту, как оказалось, сначала надо было купить деньги, на которые эту карту покупать, и на процедуру обмена золотых монет на бумажки, служащие деньгами в Цивилизации, ушло некоторое время, потому что торговец ничего не стал делать, пока золото не было проверено. Зарк этому не противился, и лишь терпеливо объяснял своим друзьям, что с цивилизованными методами проверок лучше не задерживаться, ибо противиться им было так же полезно, как биться головой в стену. Вскоре на руках четверки появилась карта, и тогда стало ясно почему чиновник советовал ее купить. Дорогу перекрывало новое море, которое появилось посреди материка из-за построенной на большой реке плотины. Море это следовало обойти, потому что вокруг него оказался затопленный лес, обозначеный на карте, как непроходимый.
− Некоторые "чудеса цивилизации" лучше не видеть, − объявил Зарк.
− Почему? − спросила Тайгра.
− Поймешь, когда наткнемся на нечто подобное в дороге.
Город был настолько огромным, что четверо путешественников покинули его только к концу второго дня.
− Как тут можно жить? − спросила Тайгра, когда высокие каменные дома остались позади, и дорога, наконец, вышла в лес. − В таком городе должно быть народу больше чем в целой стране!
− Так и есть, если брать страну на той стороне, − произнес Зарк, − А здесь страна, в которой сотни подобных городов, и все они вполне нормально существуют, потому что большую часть работы исполняют не люди, а машины.
− Машины? Кто это? − спросила Манара. − Здешние рабы?
− Вы их уже видели, − объявил Зарк. − И сейчас мы идем по дороге, предназначеной машинам, а не людям, поэтому мы идем по самому краю, и я уже говорил, что на середину дороги выходить нельзя.
− Машины − это самодвижущиеся телеги? − спросил Эрол. − Они, разве, не на магии движутся?
− Они движутся за счет внутренней силы мертвой материи, Эрол. Я уже объяснял тебе, что это такое.
− Да, но мне это кажется страшным.
− Только из-за слов о мертвой материи. Если бы я сказал просто внутренней силы материи, ты бы не так пугался.
− Может быть. Но, если у мертвой материи столько силл, сколько ее у живой?
− Не у всякой мертвой материи есть сила. У камней, например, ее обычно нет никакой. А вот алхимики на вашей стороне знают не мало веществ, в которых находится скрытая сила. Только они там врут всем вокруг, что это сила магии, когда используют ее и продают под видом своей работы.
− Почему ты не говорил об этом раньше?
− Смысла не было, да и примера, чтобы доказать − не было. − Зарк показал назад, где по дороге неслась очередная машина. Она промчалась мимо, обдав путником потоком горячего воздуха и оставив после себя смрадный запах.
− И долго нам ходить по таким дорогам? − спросила Манара, трогая асфальт. − Тут и копыта не долго разбить.
− Скоро доберемся до старой дороги, тогда и посмотрим. Если ее не заасфальтировали как эту, пойдем по ней. А иначе, придется искать дорогу через степи и леса.
Переход на путь Тентара оказался обозначен, и рядом находилось крупное селение, где четверка нашла приют на ближайшую ночь А на следующее утро они отправились в путь. Тайгра и Манара обратились полосатыми лошадьми, и на их спинах оказались два человека.

Глава 21


− Помогите! Помогите!! − вой несся через лес, и вместе с ним слышался треск сучьев, грубые голоса преследователей, ловивших кого-то. Четверо путников, оказались на пути бегущей через лес девчонки. Та вскрикнув слетела с бугра и попала в объятья девушки.
− Не бойся, маленькая, − проговорила она. − Мы тебе поможем. − Девчонка глянула в лицо женщине, и обернулась к выбегавшим из леса вооруженным людям. На их дороге оказались двое мужчин из числа встретившихся бегунье.
− Уйдите с дороги! − заговорил офицер, держа перед собой меч. − Вы не понимаете, кому помогаете! Эта девка − дочь болотной ведьмы!
− Последняя болотная ведьма исчезла больше ста лет назад, − заявил маг. Стражники еще не видели, что говоривший был магом.
− Мы тоже так думали, но недавно здесь на болоте обнаружили одну из этого отродья и не одну, а с девчонкой! И мы здесь для того чтобы уничтожить это дьявольское племя!
− Выжившая болотная ведьма? − проговорил маг и взглянул на девчонку совсем по другому. Та чуть сжалась под его взглядом и лишь крепче вцепилась в руку Тайгры, уже успевшей назвать ей свое имя. − Воистину, сами Боги ведут нас, коли мы встретились! − Он обернулся к стражнику. − Где ее мать? Отвечай, когда тебя спрашивает дракон! − В руке мага появился знак, который знали все люди этого мира, и стражник отступил на шаг назад.
− Что вы встали! − закричал он внезапно. − Убить их всех! − Он завопил и кинулся в атаку. Вместе с ним в бой бросились и остальные. Зазвенели мечи, послышались вопли падающих на землю раненых, и через минуту все стражники лежали повержеными, а перед горлом их командира оказался острый клинок мага.
− А теперь ты мне ответишь, − проговорил маг. − А иначе, сдохнешь на этом месте!
− Что вам надо?!
− Где это болото? Отвечай!
− Зарк, девочка знает, где болото, − возник голос женщины. − Она покажет дорогу. Только уже поздно.
− Не могут дурацкие мечи обыкновенных солдатиков убить настоящего болотного дракона! − взрычал Зарк, подымаясь. Он отошел от офицера, и через мгновение тот вскочил, а затем рухнул замертво со стрелой в горле. Зарк обернулся и увидел среди деревьев женщину.
− Мама! − раздался вопль девчонки, и она, вырвавшись из рук Тайгры промчалась к ней мимо валявшихся стражников. − Мамочка! Мне показалось, что они тебя убили!
− Ты должен показать, кто ты есть на самом деле, − заявила женщина, проходя к Зарку. − Я знаю, что вы помогли моей дочери, и не сделаю вам ничего дурного, кем бы ты ни был.
Зарк чуть помотал головой, затем взглянул на Тайгру, отошел в сторону и переменился, обращаясь в зеленого дракона, стоящего на задних лапах и ростом чуть больше, чем был мгновение назад. Манара от этого действия дернулась и не побежала только потому что ее задержала Тайгра. Но и тигрица была удивлена видом Зарка-дракона.
− Да ты еще мальчишка, − проговорила мать девочки, и переменилась сама, становясь огромным бескрылым драконом, стоящим на четырех лапах. Выглядела она так, словно только что вылезла из болота. Ее чешуя была мокрой и покрытой полусгнившими водорослями.
Пока все разглядывали друг друга, девчонка взобралась на шею драконицы и смотрела на четверых спасителей, прижимаясь к матери.
− Как же так вышло, что эти люди гонялись за твоим ребенком? − спросил Зарк. − Да еще и так, что ей показалось, будто тебя убили.
− Зачем тебе потребовалось мое болото, дракон? − заговорила мать, не отвечая на заданый вопрос.
− Твое болото перекрыло дорогу к горам Вечного Лета, − ответил Зарк, − А мы направляемся именно туда.
− Не моя вина в том, что так произошло, − заявила драконица. − Но, так и быть, я открою вам дорогу через болото, и вы пройдете старым путем Тентара беспрепятсвенно через мои владения.
− Ты действительно можешь так сделать? − удивился Зарк. − А если мы отправимся не своими ногами, а воспользуемся здешней техникой?
− Если ваша техника умеет плавать через моря, можете пользоваться. Мостов здесь нет.
− Значит, мы пойдем так, − произнес Зарк и взглянул в сторону женщин. Те, поняв его взгляд обратились лошадьми. Зарк вновь стал человеком, и вскоре два всадника двинулись к лесу, а через лес протянулась длинная ровная просека, которая возникала впереди и исчезала позади по мере того, как путники продвигались вперед.


Глава 22


Вечером они остановились на отдых, и рядом с четырьмя людьми появились еще двое. Мать и дочь с некоторой опаской отнеслись к огню, разожженному на лесной поляне, но все же опустили рядом с путниками, чтобы продолжить разговор, начатый еще в пути. Зарк уже рассказал почти все о Тайгре и происшедших ранее приключениях, и под конец замолчал.
− Ты так и не назвала своего имени, − произнес он. − Ты боишься его назвать?
− Не боюсь, − заявила драконица. − Но от моего имени мало что осталось, хотя сейчас я и получила не мало новых сил из-за того, что люди перекрыли реку и создали озеро размером с море. − Она замолчала, затем тихо произнесла. − Раньше меня звали − Легендарная Вода.
− Ты?! − воскликнул Зарк. − Но как же ты докатилась до такого состояния?! Я знал, что водные драконы иногда превращаются в болотных, но чтобы сама Мать Водных драконов?!..
− Во время последней войны маги загнали меня в ловушку, в места, где не было воды, я потеряла силы и едва выжила в мелком пересыхающем болоте. И я так и оставалась бы там, если бы несколько лет назад на болото не пришла большая вода. Я воспользовалась ею, переселилась в реку, но поняла, что эта река ненадежна из-за того, что в любой момент вода может быть спущена людьми. И тогда я отправилась в мир людей, чтобы узнать, зачем они создали это море и болота вокруг него. Я этого не смогла понять, но поняла, что спускать воду они не собираются, и тогда я поселилась в прибрежных болотах, решив, что в случае опасности болота не сразу высохнут, а я смогу воспользоваться человеческим обликом, чтобы найти новое место с хорошей водой.
− Ты могла бы это сделать и сейчас, − произнес Зарк.
− Могла бы, если бы не Тина. − Женщина обняла дочь. − Ей нужно еще многму научиться, прежде чем идти в мир людей вместе со мной.
− Думаю, тебе надо кое-что сделать, Легендарная Вода, − произнес Зарк. − Отправить в горы Вечного Лета своего посланца с сообщением о том, что ты жива. Прошедшие годы многое изменили. Простых драконов осталось так мало, что мы изменили закон. Теперь мы и Стихийные живем вместе, и наш союз уже ничто не может разорвать.
− Мне показалось, что вы сейчас и с магами дружбу водите, − произнесла драконица. − Иначе, на тебе не было бы этого проклятого знака.
− Маги получили хорошего пинка под зад во время последней войны с драконами, − объявил Зарк. − А этот знак всего лишь помогает мне избегать мелких пакостей со стороны мелких прохвостов до сих пор мнящих себя всесильными божками. Согласно же закону, установленному после победы драконов, ни один маг, ни один человек или нечеловек не имеет права противиться воле дракона. Любого дракона, понимаешь?
− Ты хочешь сказать, что эти остолопы послушались бы меня, если бы я их прогнала представ драконом?
− Прогнозировать, что пришло бы в голову остолопам, я не возьмусь.
− А кто он? − спросила драконица, намекая на Эрола. − Я вижу, что дракон, но мне почему-то не разобрать, какой.
− Помнишь Легенду Бортака? Этот парень − ее прямое воплощение.
− Я в это не верю!
− Иди с нами в горы Вечного Лета, и ты поверишь, когда свершится чудо, и в мир явится Пятая Стихия.
− И ты так просто об этом рассуждаешь, Эрол? Согласно легенде, Пятая Стихия обладает столь разрушительной силой, что ее не смогут остановить ни иные стихии, ни даже союз всех четырех!
− Легендарные предостережения для того и существуют, чтобы мы могли воспользоваться своим разумом и свести все опасности на нет. Помнишь, что предрекала миру легенда о приходе Третьей Стихии? И что получилось? Мир жив до сих пор.
− В год прихода Файрагона в наш мир, катастрофа унесла жизни девяноста процентов населения. Ты, древесный дракон, и ты прекрасно знаешь, что Файрагон даже сейчас − твой враг номер один!
− Ты многое пропустила, Вода, − произнес Зарк, подымаясь с места и проходя к костру. Женщина подскочила на месте, когда Зарк внезапно обратился зеленым драконом и ступил в центр огня. − В тот день, когда маги едва не победили нас всех, была страшная битва, в которой они загнали Файрагона в каменную ловушку посреди пустыни, и тогда Старый Древень призвал нас, молодых древесных и сказал просто − идите к Огню и отдайте ему себя, но вырвите его из ловушки магов. И мы сделали это. − Огонь костра охватил дракона, и его крылья обратились в огненные полотнища. Зарк все еще стоял на месте и лишь смотрел горящим взглядом на водяную драконицу, которой обратилась женщина. Она была готова в любую секунду уничтожить огонь своей водой. − Мы вынесли Файрагорна в себе. Каждый из нас принес частичку огня, а когда мы собрались в своем лагере и выпустили Файрагона, он объявил, что вступает в Союз Драконов и, как подтверждение верности своих слов, одарил всех молодых древесных драконов огненной магией. − Зарк опустил крылья, и огонь вокруг него медленно угас. Он сошел с костра и вновь став человеком опустился на свое прежнее место. − Я знаю, что у тебя нет любви к огню, но поверь, мир слишком сильно изменился, чтобы выкапывать на свет древние обиды.
− Мне будет трудно это принять.
− Просто подумай и прими для себя, что существование в мире друг с другом и есть воплощение нашей мечты.
− Ты сказал, его загнали в каменную ловушку, значит, воины Гранита были на стороне магов?
− Нет. Мы поначалу тоже так думали, но когда пришел решающий момент, и маги едва не поймали нас, воины Гранита пришли на помощь и выдернули землю из под ног магов. Когда же Гранит явился собтвенной персоной и отправил всех магов, воевавших против нас в свое каменное чрево, война закончилась, и мы победили.
− Если драконы победили, почему во всех землях, которые я знаю, правят люди?
− Потому что ты видишь только самое дно пирамиды власти. Над властвующими людьми находятся маги, а над ними − драконы.
− Не понимаю. Если так, тот человек был обязан подчиниться твоему приказу, а не нападать, когда ты показал ему знак мага.
− Бунтарская природа людей давно известна, а у некоторых она еще и не подчиняется разуму, потому и происходят подобные события. Ты ведь Вода, ты можешь отделить от себя часть и отправить ее к людям, чтобы все узнать.
− Ты тоже можешь пустить корни на каждом месте, где остановился на минуту и уходя оставить их, позволив вырасти своей части, древесный. Разве не понимаешь, что получится?
− Да, глупость сморозил, − буркнул Эрол. − А Тина − твоя настоящая дочь?
− Настоящая. Ненастоящих у меня и быть не может.
− Мы не бросаем детей в беде, − произнес Зарк. − Даже чужих, − он смотрел в глаза маленькой девчонке, и та схватилась за мать, увидев в них что-то, что ее напугало.


Глава 23


Казалось, дорога была живой, она колебалась под копытами двух зайбр, но ни разу их копыта не провалились в переплетение тины и травы, по которой они шли через болото. С двух сторон стояли голые деревья, давно погибшие из-за избытка воды, и Зарк смотрел на них чуть ли не с ужасом в глазах.
− Ты не можешь ничего с этим сделать, Вода? − спросил он, когда четверка вновь остановилась на отдых вечером следующего дня. Вокруг был только мертвый лес и лишь несколько живых деревьев росло на бугре, возвышавшемся над поверхностью болота.
− Земля мне не подвластна, − ответила она. − Могу только своей силой снести человеческую плотину, но в этом случае погибнут миллионы разумных, а сколько новых лесов останется без воды, я даже не знаю. С той стороны озера каналы отводят воду на сотни километров в бывшие Знойные Земли. Тебе ли не знать, древесный, что там раньше и трава не росла, а сейчас цветут сады и раскинулись огромные зеленые поля, края которым и не видно с береговых холмов.

Река появилась на пути на четвертый день. Дорога из тины и травы закончилась у очередного островка, на котором оказались развалины старого каменного дома. В нем четверка и провела очередную ночь, а утром у берега оказался катер с мотором, ведомый напуганным человеком. Чего тот испугался, было не ясно, но по словам человека, привела его к этому острову девчонка.
Хозяин катера объявил, что собирается плыть через искусственное море на другой берег и может взять четырех пассажиров совершенно бесплатно.
По дороге ни хозяин катера, ни дочь драконицы воды не сказали ни слова, и лишь четверо путников тихо переговаривались, обсуждая разные мелочи, а под конец заговорили о погоде и о возможных штормах на искусственном море.
Катер причалил в порту, у каменного причала среди множества похожих катеров.
− А ты куда?! − воскликнул лодочник, когда вслед за четверкой на причал выскочила и Тина.
− Я пойду с ними, − заявила она.
− Как это с ними?! Твоя мать меня убьет, если я не вернусь с тобой вовремя!
Тина глянула на человека чуть косо, затем пробежала к каменной лестнице, что спускалась к самой воде у причала, и встав у воды на колени коснулась поверхности рукой.
"Я пойду с ними, мама" − передала она магической волной через воду.
"Хорошо, когда узнаешь все что я просила, возращайся или присылай весточку. И помни, вода всего мира едина."
"Я все помню, мама. До встречи!"
Девчонка подпрыгнула на месте и взбежала по лестнице на причал.
− Плыви, она тебя не станет наказывать, − приказала она лодочнику. − Ты же исполнил все, что обещал.
Ему не осталось ничего, кроме как отчалить.
− Легендарная Вода показала ему себя? − спросил Зарк, когда Тина присоединилась к четверке.
− Она умеет разговаривать через кровь, − ответила девчонка. − Ведь кровь всех существ содержит воду. А вода всего мира едина.
− Да, если не считать маленького нюанса, без непосредственного контакта с большой водой через посредство иной воды, единства то и нет.
− Его лодка же всегда в воде, что не понятного?
− Ладно. Я всего лишь древесный дракон.
− Древесный дракон, отмеченный огнем, не поверила бы, если бы сама не видела.
− Тебе сколько лет, девочка? − спросил Зарк вдруг.
− Семдесят, а что?
− Ты выглядишь как семилетняя, поэтому постарайся вести себя правильно, как полагается детям, если хочешь, чтобы люди принимали тебя за свою.
− Что бы со мной ни сделали, я могу утечь в любой момент, − заявила Тина.
− Мир не так прост, Тина, и нам не нужна реклама того, кто мы и что делаем.
− Я не такая глупая, чтобы этого не понимать, − буркнула девчонка.

Глава 24


От старого пути Тентара в местах, куда пришла вода искусственного моря, не осталось и следа. Пустыня, обращенная в цветущие поля и леса, действительно впечатляла. Два всадника, двигавшиеся по полевым дорогам, никого особенно не привлекали, и дорога протекала без приключений, в каковые друзья попадали на дикой стороне мира. Цивилизация все же имела свои прелести, и это теперь признавали все. Тина не мало знала о землях, по которым они двигались.
Ее мать прожила в этой стране много лет в виде человека, и драконица рассказала дочери обо всем, что знала. Даже о том, что в одном из городов, через который собирались идти путешественники, жил ее отец-человек. Она не особенно хотела к нему заглядывать, но запрета на это не было, и когда пять человек вошли в город Новый Тентар, стоявший на новом пути Тентара к Летним Горам, девчонка не выдержала и рассказала, что в нем живет ее отец, которого она и не знала, потому что Легендарная Вода рассталась с ним в тот год, когда Тина родилась, потому что человек не пожелал покидать свой город и уходить в далекие болота, где у драконицы был простой хутор на одном из островков посреди затопленых земель.
− Вот только, как мы его найдем? − спросил Зарк, когда Тина объявила о своем желании.
− У меня есть его адрес и телефон для связи, − объявила она. Для Эрола и двух женщин слово телефон ассоциировалось с чем-то магическим, а Зарк уже знал, что это, потому что был знаком с техническими новшествами, принесенными цивилизацией.
Пытаться звонить Тина не стала, и друзья отправились через город, по имевшемуся у нее адресу. Несколько часов пути по разным улицам, переулкам и проспектам, наконец, привели их к старому району города, застроенному двухтажными каменными домами. Часть домов уже развалилась, некоторые разбивали прямо на глазах путешественников, а люди вокруг заявляли, что на месте старых домов будут строиться новые и показывали в сторону строительных площадок, где было видно, как росли многоэтажные новые здания.
− Вы Дазвар Биро? − спросила девчонка, когда старая скрипучая дверь квартиры открылась, и на пороге появился седой старик.
− Да, это я, а ты кто?
− Я − Тина, дочь Воды, − заявила она. − Вы помните это? − она вынула старую фотографию, на которой была молодая пара.
− Вода... − проговорил старик. − Господи, как же давно это было. − Он взглянул на остальных людей, что толпились на площадке перед квартирой. − Что же вы там стоите, проходите в дом!
Одна из стен была обклеена фотографиями, из которых было ясно, что хозяин квартиры прожил длинную насыщенную жизнь, Об работал строителем, объездил всю страну, участвовал в стройке грандиозных сооружений, а на одной из фотографий он был вместе со своим дедом, на той самой плотине, из-за которой образовались болота и искусственное море.
− Вот здесь, в этих местах я ее и встретил, − произнес он, снимая фотографию с плотиной. Дед мой плотину эту строил и доживал свои годы там, рядом с ней, а я часто к нему приезжал. − Он осмотрел гостей. − Вы ее родственники? Иначе я и не могу объяснить ваш визит.
− Она − моя мать, − заявила Тина.
− Мать? − удивился старик. − Как это мать? Ей же сейчас должно быть не меньше чем мне, а в семдесят лет никто родить не может.
− Да, в мире людей такого не может быть, но не в мире магии, − объявила Тина. − Моя мать принадлежит миру магии, а не миру людей. Она − Вторая Стихия. Понимаешь, что это значит, Дазвар Биро?
− Не понимаю, − ответил он. − Я и в магию-то не верю.
− Ох уж эти гримассы цивилизации, − фыркнула девчонка. − Смотри на меня. − Она вышла в центр комнаты повернулась вокруг, подняв руки вверх, и старик раскрыл рот от удивления, когда руки девчонки вдруг словно расплавились и обратились в воду, а затем и она вся стала из воды, только по форме была девчонкой. − Глазам веришь или будешь думать, что ты спятил? − спросила она. − Я − Тина, дочь Воды. Я родилась в тот год, когда вы расстались, и ты − мой отец, Дазвар Биро. Просто скажи еще раз, что ты не веришь, и мы уйдем отсюда навсегда и больше никогда не вернемся.
Старик медленно поднялся, протянул руку к волшебному явлению, и водяная девчонка взяла его за руку, а затем обратилась девчонкой, оказываясь в прежней одежде.
− Неужели это правда? − произнес он, опускаясь перед ней на колени и заглядывая в глаза. − Я ведь с тех пор так и не женился, прожил один все годы, когда мог, ездил туда и пытался ее найти.
− Помнишь, как она тебе говорила, Дазвар, приди большой к воде, положи ладонь на поверхность и просто назови ее по имени, и она придет. Ты не поверил, потому и не встретил ее больше. А она ждала, что ты вспомнишь ее и сам позовешь.
− Но, если она ждала, почему не пришла ко мне сама?! − воскликнул он. − Она же знала, где я живу!
− Гордость пополам с обидой, − ответила Тина. − Плюс твое неверие, которому прямое доказательство есть.
− И уже ничего не сделать? − спросил старик.
− Зарк, ты ведь знаешь магию перемещения?
− Знаю, − подтвердил он.
− Можешь нас вот сюда отправить? − спросила девчонка, показывая на фото с плотиной.
− Подготовь его, и как будете готовы, говори, − ответил дракон, подымаясь с дивана.
− Ты пойдешь к ней, отец? − спросила Тина.
− Да, − ответил человек и взялся за протянутую детскую ручку.
Мгновение спустя он вместе с девчонкой оказался посреди плотины под проливым дождем и мощным ветром, что несся со стороны искусственного моря.
− В другое место переправить или справишься сама? − спросил Зарк.
А девчонка подняла руки вверх и произнесла лишь одно слово − "мама!"
Вода за плотиной вздыбилась, поднялась волной и обратилась в огромную водяную драконью голову. Старик смотрел на нее едва веря в происходящее, а девчонка схватила его за руку и шагнула навстречу разинутой водяной пасти.
− Ну, до встречи, Вода, − произнес Зарк, удаляющейся голове драконицы и через мгновение исчез, появляясь посреди квартиры старика. С его одежды лились струи воды, и трое друзей встретили это явление дружным смехом.

Глава 25


Проблеск.


Чем ближе четверка приближалась к горам, тем больше вокруг появлялось упоминаний о магии, магах и драконах. На входе в ущелье, которое являлось частью пути Тентара, путников ожидала уже магическая стража, и дежурный маг лишь склонялся, когда Зарк предстал перед ним в собственном обличье. Слов дракона хватило для пропуска трех остальных, и они вскоре двинулись горной дорогой. В горах они прошли через два поселения, пока не добрались до самого центра.

За окном сверкнула странная молния, и в ту же секунду над одним из домов взметнулось белое пламя, оно дернулось и затрепетало, словно кто-то пытался его задержать, а вслед за ним над деревянной крышей взметнулись огненные всполохи, и пламя дикого пожара охватило дом сразу и непоправимо. Несколько человек выскочили из вспыхнувших дверей с воплями об огненном драконе, оказавшемся в доме, а пламя пожирало деревянную постройку со скоростью, какая была недостижима даже для самого сильного дракона огня.
− Остановись, Эрол! Слушай мой голос, и делай, как я говорю, если не желаешь сжечь здесь все, если не желаешь, чтобы страдали невинные! − голос прозвучал словно в пустыне, одиноко, но резко и властно.
− Зарк? − раздался вскрик. − Где ты? Почему я ничего не вижу?!
− Не пытайся меня искать, Эрол, постарайся смотреть только в себя. Твой взгляд испепеляет все, на что ты смотришь, потому что ты − Плазменный Дракон! Что-то произошло не так, как я расчитывал, и твоя сила вырвалась наружу раньше времени.
− Что мне делать, Зарк?
− В первую очередь, уйми свои эмоции, как я тебя учил. Постарайся это сделать, Эрол. Твоя сила, как и сила огня, черпает энергию из твоих эмоций. Чем сильнее они, тем больше твоя сила. Просто представь, словно ты считаешь звезды на небе. Вспомни, как ты это делал, когда мы ночевали в степи.
− Я пытаюсь, Зарк, но я не чувствую изменений.
− Делай дальше, Эрол. У тебя начинает получаться. Огонь, который ты разжег уменьшается.
Во тьме ночи посреди деревни горел пожар. Огонь уже пожрал дом, вокруг которого собралось множество людей. Рядом две пожарные команды поливали водой соседние строения, чтобы они не вспыхнули под яростью проснувшегося дракона.
А посреди улицы, напротив сгоревшего дома стоял Зарк и рядом с ним две женщины. Они держались друг за друга руками, Зарк успокаивалих, объявляя, что случившееся далеко на самое страшное, что могло бы быть.
− Не самое страшное? − раздался голос человека рядом. − А кто заплатит мне за сожженный дом?! Какого черта вы привели сюда это чудовище?!
− Заткнись, если не хочешь, чтобы здесь появилось другое чудовище! − рыкнула на человека тигрица, в которую обратилась женщина, что стояла рядом с магом. Человек дернулся и бросился бежать, взывая о помощи ко всем жителям деревни.
Вскоре они начали собираться, а Зарк все еще стоял и смотрел на шевелящееся в углях пламя. Он уже не трепетало, как поначалу, а сияло ровным ярким светом и приобрело форму крылатого огненного дракона, что так и стоял на углях, но глаза его были закрыты, и дракон не пытался их открывать.
− Остался последний шаг, Эрол. Ты должен научиться возвращать себе человеческий облик. Не обязательно человеческий, достаточно любого иного существа, которое не будет так явно втглядеть огнем как это есть сейчас. Ты слушаешь меня, Эрол?
− Да, Зарк. Я слушаю. Я хочу сделать как ты сказал, но не знаю, как!
− Главное, успокоиться.
− Да, посчитать ворон, я их уже сосчитал, кажется что всех.
− Попробуй найти среди сосчитаных ворон черных синиц, притворяющихся воронами, − произнес Зарк. − Не нервничай, у тебя получится. У тебя все получится, и ты сможешь овладеть собственной силой, сможешь подчинить ее себе. Поначалу тебе может показаться, что это больно, Эрол, но это будет вовсе не боль. Просто пламя усиливает все ощущения, и то что раньше тебе казалось укусом комара теперь может показаться ударом кинжала. Но ты − дракон, и тебе не страшны никакие удары, Эрол.
− Я чувствую приближение чего-то непонятного, Зарк. С запада.
Зарк на мгновение оглянулся и увидел шедшего через деревню мага.
− Это просто маг, Зарк. Обыкновенный деревенский маг. Не обращай внимания. Он не способен причнить тебе вред. Теперь уже никто не способен это сделать, потому что твое рождение состоялось. Не понимаю, почему. Ты сам не помнишь чего-нибудь необычного?
− Я проснулся, увидев за окном свет. Словно на несколько секунд ночь обратилась в день.
− Это был Проблеск. − заявил маг, оказавшийся рядом. − Кто он и почему он напал на нашу деревню?
− Он не напал, маг. Он всего лишь родился здесь. И вам еще повезло, что я был рядом с ним последние месяцы и сумел его научить, как держать себя. Не вмешивайся, если не хочешь, чтобы возникли новые проблемы.
− Ты не можешь держать его под контролем?
− Не глупи, человек. Способен ли тебя, маг, держать под контролем обычный пастух? Ты стал свидетелем не простого события. Если хочешь смотреть, смотри, но не вмешивайся!
− А если он подожжет другие дома?
− Уведи людей подальше, если беспокоишься за них. А сейчас ты только нервируешь его, а чем больше ты его нервируешь, тем больше вероятность того, что его сила снова вырвется на дикую охоту.
− С ним что-то происходит, Зарк, − проговорила Манара, взяв Зарка за руку.
Плазменный дракон начал меняться. Свет на его теле местами начал темнеть, обращясь в плотные пятна, которые некоторое время еще двигались, сталкивались друг с другом застывали и снова плавились.
− Все нормально. Он умеет считать ворон, Манара.
− Я чувствую приближение еще кого-то с юга. − Раздался трубный голос Плазменного Дракона.
− Я вызвал на помощь магический патруль, когда ощутил удар магии посреди деревни, − заявил маг.
− Надеюсь, у них хватит ума не начинать бой, − проговорил Зарк. − Эрол, продолжай как и раньше. У тебя получается. Еще немного, и ты станешь просто драконом, и тогда я научу тебя, как становиться человеком.
− Зачем дракону становиться человеком? − спросил маг, все еще стоявший рядом.
− Уйди, глупец, пока я не приказал Тайгре тебя сожрать за глупость, − резко заговорил Эрол.
− Это огненные драконы, Зарк, я уже чувствую их, − заговорил Эрол своим человеческим голосом, и в ту же секунду его драконье тело вспыхнуло ярким светом, сжалось до небольшого размера, и он стал человеком по форме, только форма эта по прежнему горела ярким огнем. Эрол сделал несколько шагов пересек пепелище пожара и оказался на дорожке, что вела с улицы к бывшему крыльцу.
Маг хотел было что-то сказать, но в его спину вцепились когти тигрицы, и она оттащив его от Зарка толкнула к толпе крестьян, что уже стояли рядом с оружием в руках.
− Разойдитесь! − воскликнул маг. − Сюда летят огненные драконы, и они будут разбираться с тем, что здесь случилось.
− Они же сожгут нашу деревню! − завопил кто-то из крестьян. − Я уже видел такое!
− Собирайте всех и уходите из деревни! − воскликнул маг, подымая руки. − С драконами буду говорить только я! Это моя обязанность, а вам этого лучше не видеть! В любом случае, а сожженные дома они заплатят, а гибели людей вы должны сами не допустить, поэтому уходите и прячьтесь в скалах! Ну же!
Зарк прошел к Эролу, проятнул ему руку и осторожно взял за ладонь.
− Это я, Эрол. Все будет нормально. Ни один дракон не посмеет навредить своему собрату. А ты теперь один из нас, Эрол. Ты − Плазменный Дракон − Пятая Стихия.
− Откуда ты столько знаешь о плазменных драконах, если я первый? − спросил Эрол.
− Ты не первый Эрол, ты не первый. Ты всего лишь первый, с кем мы можем говорить нормально.
Небо вспыхнуло огнем. Издали послышались крики людей, уходивших из деревни. Теперь они вопили от ужаса и убегали, а деревню накрыли огненные крылья огромного дракона, спустившегося с небес.
− Потуши себя, Файрагон, − произнес Зарк. − И признай, что ты был не прав, когда заявлял, что я не смогу сделать то, что задумал.
− Ты сделал лишь первый шаг к задуманному, Зарк, а вовсе не все, что задумал, − объявил огненный дракон, оказываясь рядом в обличье обычного дракона с красным окрасом чешуи. − Но, я должен признать, ты сумел меня удивить, хотя и наворотил дел, когда ушел из-под нашей опеки.
Эрол оказался рядом и медленно открыл глаза, глянув на огненного дракона. Тот на мгновение отступил, но светящийся взгляд плазменного дракона ничего с ним не сделал, от взгляда Эрола не задымилась земля и не вспыхнули деревья вокруг.
− Просто поверить невозможно, как вышло так, что дракон, не умеющий сдерживать себя научил этому кого-то другого, − проговорил Файрагон.
− Это совсем не удивительно, Эрол − способный ученик.
− Это я уже заметил, − усмехнулся огненный.
− Когда это? − удивился Зарк.
− Он сказал мне, как обратиться в человека, − произнес Эрол. − Вот только я хочу выглядеть иначе.
− Тогда, просто стань тем кем хочешь, Плазма. Ты это можешь, − объявил Файрагон.
Все глянули на Эрола, и тот медленно изменился. Его тело приобрело черты зверя, и минуту спустя перед драконами и людьми оказался тигр, стоящий на задних лапах, Он глянул на Тайгру и та чуть фыркнула, показывая куда-то ему назад.
Тигр обернулся и подхватил лапой длинный светящийся хвост. Его свечение колебалось и медленно затухло, и рядом раздались смешки.
− Ну что же, с днем рождения, Плазма, − произнес Файрагон, протягивая ему свою когтистую лапу.
− Разве сейчас не ночь? − спросил Эрол.
− Ночь рождения, − повтосил огненный. − Как скажешь, пусть будет ночь рождения. Ты ведь согласен вступить в Союз Драконов, не так ли?
− Вступать куда-то не зная, что это такое? − спросил Эрол. − Сначала я должен понять, что это за союз такой, а то вдруг он мне не понравится?
− Ты не рассказал ему про Союз?! − воскликнул Файрагон, глянув на Зарка.
− Он рассказывал мне про Союз, но вряд ли он рассказал все. − Взгляд Эрола замер на Файрагоне, и тот оторвавшись от Зарка несколько мгновений утихомиривал вспыхнувшую внутри него ярость. − Ты не предложишь мне учебу, дракон? Или у вас принято бросать только что родившихся на произвол судьбы?
− Никто тебя не бросает, не выдумывай то, чего нет! − рыкнул огненный.
− Ты ему на вопрос не ответил, Файрагон. Я вел его в Летние Горы, чтобы учиться.
− Исключений из правил поступления специально для него никто делать не станет, − заявил Файрагон. − Приведешь, сдаст экзамены, тогда и будет учиться. Не сдаст, тогда сам все понимаешь.
− Он все сдаст, − заявил Зарк.
− Вот, когда сдаст, тогда и будет разговор, а сейчас вам придется расплачиваться за это самим, − Файрагон показал на сожженный дом и мгновенно исчез.
− Иногда он просто невыносим, − произнес Зарк, глядя на тигра-Эрола. − Ты в порядке, Эрол?
− Надеюсь, что да. Но, я не понимаю, почему так произошло? И что это был за свет ночью?
− Не знаю, − ответил Зарк. − Может быть, это и выяснится когда-нибудь, но, видимо, не сейчас.





− Вы думаете, рыжик − это белка, а лисичка − это фуррь? − ничего подобного! рыжик и лисичка − это грибы!



Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | А.Енодина "От судьбы не уйдёшь?" (Короткий любовный роман) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Приключенческое фэнтези) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги! Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Приключенческое фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | М.Рейки "Прозерпина в страсти" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"