Mak Ivan: другие произведения.

У черта на куличках

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 3.29*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    что тут сказать?... -- про крыльвов... время - несколько неопределенно
    8.11.2008 - добавлена 2 часть
    16.11.2008 - добавлены 3-6 части
    23.11.2008 - добавлены 7,8 части


У черта на куличках.


Часть 1.



Ква Кун открыл глаза и несколько мгновений осматривал собравшихся вокруг существ. Одно из них оказалось под самым его носом и словно напрашивалось к нему в пасть. Вспомнив о голоде, Ква Кун понял, что медлить смысла нет, и первая жертва в мгновение ока оказалась проглочена. Сотни существ вокруг подняли крик и вой, а Ква Кун поднялся, стряхивая с себя каменные оковы. Несколько каменных осколков, слетевших с его тела ударились в пол и разлетаясь поранили находившихся рядом существ. Запах крови тут же ударил в ноздри, и Ква Кун более не сдерживал своих диких инстинктов. Он шагнул вперед, наклоняясь и хватая очередную жертву. Разыгравшийся аппетит тут же пробудил и другое чувство. Ква Куна потянуло на игру с жертвами, и он остановился, а затем прыгнул в гущу существ, мгновенно накрывая их своим телом. Они бросились бежать, но убежать от такого хищника, как Ква Кун они просто не могли. И Ква Кун продолжил свою трапезу. Он хватал жертв лапами, закидывал себе в пасть и глотал. Он катался по полу широкого помещения, подминая существ под себя, а затем просто собирал тех, что оказались придавлены, и глотал их не считая...

Дверь бара открылась и в нее вошел монах в зеленой рясе Храма Ква Куна. На его груди красовалась вышитая белыми нитками оскаленная морда зверя.
Монах уселся за свободный стол, и вокруг все словно отпрянули от него.
− Хозяин, чтоб тебя Ква Кун сожрал! − воскликнул монах. − Мне тебя долго ждать?!
− Я иду-иду, господин! − раздался заискивающий голос хозяина, и поспешил семеняюим шагом через зал к монаху. − Чего желает господин?
− Глупый, не понимаешь?! Обед подавай! Да нормальный, а не цыплячий! − воскликнул монах.
− Хорошо кормите монаха, его сегодня Ква Кун съест и может оказаться недоволен, если его обед будет не полон! − раздался чей-то возглась в баре, и люди обернулись на него. В углу сидел молодой парень и все поняли, что это он высказал крамолу.
− С ума сошел, дурень, такие слова говорить! − зашипел кто-то, сидевший неподалеку.
− Я все слышал, − с угрозой проговорил монах.
Полчаса спустя, выйдя из бара, монах позвал стражу и приказал схватить парня. Никто вокруг и не посмел возразить его приказу и вскоре пленника доставили на двор местного Храма Ква Куна, где связанным положили на жертвенный постамент перед каменной статуей божества. Монах после этого прочитал молитву, перемежавшуюся обзинительными словами против парня и объявил, что Храм приносит 'этого преступника' в жертву Ква Куну, и тот может его забрать, если пожелает, или позволить самим служителям храма лишить преступника жизни за его богохульства.
Парень лежал почти не двигаясь и в какой-то момент его глаза широко раскрылись, словно от удивления или от страха. Монах это заметил и глянул в ту сторону, куда смотрел парень. А там, статуя Ква Куна медленно поворачивала голову, отряхивая с себя каменные крошки.
− О, великий Ква Кун! − воскликнул монах, вставая на колени. Зверь поднялся с постамента, снова дернулся, стряхивая теперь камни со спины, после чего рыкнул, широко раскрыв пасть и спрыгнул с постамента на землю.
− Зови сюда всех, кто находится в Храме и всех стражников снаружи! − приказал рычанием зверь Ква Кун.
− Да-да, я немедленно все исполню! − воскликнул монах, вскакивая с колен и направляясь к храму. Он и не увидел, как зверь подошел к месту, где лежал парень, поднялся на задние лапы, поставив передние на камень рядом с пацаном и тихонько лизнул парня в лицо.
− Хочешь ко мне в живот, детеныш? − спросил зверь тихим голосом.
− Нет! − чуть ли не закричал парень.
− Значит, будешь служить мне до конца своей жизни. Согласен?
− Только, если ты добрый бог, − произнес парень.
− Условия ставишь. − фыркнул зверь, отходя от него. − Ну что же, ищи своих добрых богов, коли они тебе нужны. А я − не бог. Я − Ква Кун.
Рядом уже начали собираться монахи, и зверь усевшись когтем подманил того, с которым встретился первым.
− Ты ведь добрый монах, правда? − спросил он.
− Да, господин мой, бог мой! − воскликнул он. − Добрый, конечно!
− Вот и отлично, значит ты спасешь этого детеныша от злого и ужасного Ква Куна, не так ли? Отдашь себя на растерзание в обмен на то, чтобы этот ребенок остался жив. Не так ли, добрый монах?!
− Н-но, за что?! − воскликнул он, вставая на колени перед зверем.
И Ква Кун больше не медлил. Прыгнул на человека и с хрустом откусил ему голову... по пояс.
− Есть здесь хотя бы одна душа, которая отдаст себя за жизнь этого мальчика? − заговорил зверь, огладываясь вокруг. Монахи стояли не двигаясь, подошедшие стражники так же не жаждали геройской смерти, и Ква Кун глянул на парня.
− А ты говоришь, добрый бог, − произнес он. − Откуда взяться добрым богам у столь злого народа? − Зверь поднялся на задние лапы, взметнул передние к небесам и зарычал нечто совершенно непонятное людям. Когда же Ква Кун опустил лапы вниз, раздался мощный гул из-под земли, после чего пришел внезапный удар, от которого люди вокруг попадали, а Храм начал рушиться. Раскололся и жертвенный камень, на котором все еще лежал парень.
− Если бы ты согласился мне служить, все могло бы быть иначе, парень, но теперь поздно. Прощай, − И Ква Кун побрел прочь от останков храма.
− Подожди! − выкрикнул парень.
− Что еще?
− А если я соглашусь? − спросил он.
− Ты уже опоздал. Все кончено. − Ква Кун взмахнул передними лапами перед собой и исчез, а парень так и остался лежать на расколотом камне, пока рядом не появились люди и не развязали его.

Ильман довольно долго рассматривал статую. Луч фонаря ощупывал каменное изваяние зверя, и человек удивлялся мастерству, с каким была выполнена фигура. В камне были четко видны все подробности, ворсинки шерсти, мелкие детали строения лап, когтей, носа, ушей, глаз. Казалось, зверь был взят прямо из жизни и просто обращен в камень. Исследователь подошел к голове зверя и наклонившись посветил фонарем внутрь полуоткрытой пасти. И, на этот раз Ильман снова удивился, потому что в пасти каменного изваяния была глубокая и широкая дыра, уводившая вглубь статуи. Любопытство одолело человека, и он изловчившись засунул голову в пасть каменному зверю и попытался заглянуть еще дальше, в его каменную глотку. Вот только ничего интересного он там не увидел, потому что луч света фонаря потонув в каменном чреве не вернулся ни единым отсветом, словно там была далекая и глубокая пещера, а не внутренность каменной статуи. Человек дернулся и внезапно ощутил под собой какое-то движение. И тут ужас охватил его, потому что каменные челюсти зверя сошлись и зажали человека так, что он не смог выбраться назад. Вопль человека потонул в каменном чреве, и Ильманвдруг ощутил, как камень под его руками обращается в мягкую и теплую плоть.
− Ква Кун! − только и сумел выкрикнуть он, окончательно проваливаясь в чрево хищника.

Галактические часы исправно показывали, что прошли очередные три тысячи лет. Ква Кун на этот раз проснулся почти в одиночестве. Единственная жертва ничуть не утолила его жажду крови и зверь сойдя с постамента прошелся по древнему храмовому залу, располагавшемуся в глубине пещеры, почти недоступной местным жителям. Впрочем, неодступность эта оказалась мнимой, потому что люди постепенно учились, и теперь Ква Кун уже не был так уверен, что ему удастся свершить свой обряд мести безнаказанно. Тем не менее, он не собирался отступать, и вскоре покинул пещеру, изменив перед этим своий вид со зверя на молодого человека. Спускаться по каменной стене в виде человека оказалось не особенно удобно, и Ква Кун чуть задержавшись решил спускаться иначе. Он прыгнул со скалы вниз, в падении обратился крылатым ящером и понесся над долиной в сторону, где в полуночной тьме виднелся свет некоего человеческого поселения.
Там Ква Кун и начал свою первую охоту. Уже утром в поселке стоял переполох из-за пропавших людей. Никто еще так и не понял, что все пропавшие стали жертвами проснувшегося хищника. Ква Кун продолжал свою охоту будучи крылатым ящером. Он сидел на какой-нибудь крыше, высматривал добычу сверху и быстро спикировав на нее, хватал и тут же заглатывал, после чего или возвращался наверх или атаковал очередную жертву.
Первый вопль 'Ква Кун вернулся!' раздался примерно через пару часов после рассвета, и после этого хищник больше не скрывался, атаковал открыто и не улетал назад. Люди встретив хищника повели себя совсем не так как раньше. Они попытались сопротивляться и в Ква Куна полетело множество пуль из огнестрельного оружия, а под конец его пытались даже подорвать. Вот только никакие гранаты не брали Ква Куна, и он продолжал свое пиршество до самого вечера, пока не выжрал почти все население небольшого поселка. Некоторым людям удалось бежать, но это Ква Куна ничуть не беспокоило, и закончив пиршество, он улетел в лес, где нашел место для отдыха, с которого и двинулся в очередное путешествие по миру, подобное тем путешествиям, какие он совершал в прошлые свои нашествия.

Вой разносился над лесом. Дикий и протяжный вой, от которого у любого человека все переворачивалось внутри, потому что каждый чувствовал и понимал, что это воет зверь − хищник. И воет он вовсе не от того, что к нему подобралась смерть...

Ква Кун вспоминал. Вспоминал свое безоблачное детство, вспоминал охоту на родной планете, вспоминал своих родственников и сородичей. Вспоминал тот почти проклятый день, когда он решил лететь в космос и взял с собой в этот полет свою подругу Квау Лин. Они летали не мало, и ничуть не испугались, когда провалились в бездну космоса и оказались в диком мире, где правили люди. Те самые люди, которые обладали тайной оружия огромной силы, оружия, которым они атаковали пришельцев. Ква Кун помнил ту ночь и никогда не забывал. Именно это воспоминание и стало ключом к его всеобъемлющей мести против этих существ. Уже через год их цивилизация прекратила существование. Их дикое оружие более никогда не выстрелило, потому что Ква Кун нашел его и обезвредил навсегда. Уничтожил и само оружие, и места, где его строили, и людей, его придумавших. А затем он начал планомерное истребление тех, кто был виновен в смерти его любимой. Он мстил и за нее, и за неродившихся тогда детей. И месть эта продолжалась столь долго, что одичавшие люди стали принимать Ква Куна за Бога, вознесли его имя на самые высочайшие пъедестялы своей религии, совершенно не понимая реального положения вещей. А он поклялся самому себе, что будет мстить всегда. До тех пор, пока до этого мира не деберется кто-нибудь из цивилизации Ква Куна, или до тех пор, пока не изменится сам мир, пока не придет время покидать его, чтобы не оказаться убитым какой-нибудь дикой силой природы.
За тысячи лет он прошел через множество перевоплощений и обрел силу, какой редко достигали представители его родного мира. Просто потому, что здесь он был один и распоряжался всеми силами мира безраздельно. Ква Кун накапливал силу в себе, изредка пользуясь ее каплями, чтобы вершить свое дело.


− Корабль храмовников прямо по курсу! − сигнализировал наблюдатель с мачты.
− О, демоны ада, их нам только и не хватало! − воскликнул капитан. − Все наверх! К оружию! приготовить пушки!
Атака была столь же стремительной, как и появление корабля храмовников на горизонте. Не прошло и десяти минут, как стальной корабль оказался рядом, и моряки воочию убедились в силе храмовников, о которой по всему миру ходили легенды. Ядра, выпущенные по кораблю храмовников сгоряли в ярких вспышках, не долетая до цели, а оружие храмовников действовало безотказно, и уже через минуту после сближения, команда парусника лежала на палубе без сил.
Храмовники действовали достаточно быстро, и вскоре парусник был захвачен, а команда переправлена на корабль храмовников, где попала в железную клетку. Капитан парусника оказался в клетке вместе со всей своей командой, и ничего не мог поделать. А храмовники вскоре появились рядом, и вид их мог показаться ужасным. Они носили длинные серые хламиды, на руках у храмовников были перчатки с когтями, а головы скрывали шлемы, изображавшие головы зверей с оскаленными пастями и длинными клыками.
− Что они с нами сделают? − спросил кто-то из молодых, еще не знавших всех "прелестей жизни".
− Ясно что, − ответил другой. − Скормят нас своему чудовищу − Квакуну.
− Но мы же ничего против них не делали! − воскликнул молодой.
− А корова, которую ты ел вчера, что-нибудь против тебя сделала? − спросил второй, и разговор стих.
Они так и оставались в неведении о том, что происходило снаружи, знали только, что корабль храмовников куда-то поплыл, потому что это движение ощущалось всеми моряками.

* * *

− Мы сделали, как ты просил, Повелитель, − произнес старший храмовник, проходя к лежавшему посреди зала серому зверю. Тот глянул на человека, чуть оскалив клыки и поднялся. Храмовник опустился на колени перед своим Повелителем, и зверь подошел к нему вплотную.
− Приведите сюда их капитана, − приказал зверь. − В мою комнату внизу.
− Да, Повелитель...
Храмовник ушел, когда Повелитель приказал идти, а зверь прошелся по залу, подошел к решетке, за которой сидела его обеденная жертва и вскрыл ее.
− Иди сюда, − приказал он жертве, и та подчинилась, прекрасно зная, что неподчиняться бессмысленно. Иного выхода из клетки не было, а Квакун, согласно историям иногда отпускал жертв. Впрочем, это был не тот момент, и вышедшую к зверю жертву обхватил длинный язык, после чего она с воем улетела в пасть хищника.
Зверь улегся и некоторое время наслаждался ощущением сытости, глаза его медленно закрылись, затем открылись, и он резко поднялся и в мгновение ока изменился. Вместо зверя теперь стоял человек − точная копия того, что был съеден Квакуном несколько минут назад.
Человек осмотрел себя, развел руки в стороны, и на нем появилась одежда, но не хламида храмовника, а одежда обычного человека и лишь одно теперь указывало на его связь с храмом. На запястье человека был наколот Знак − оскаленная пасть зверя − означавший, что человек этот принадлежит Храму Квакуна. Храмовникам этот знак был знаком, и они знали, что обязаны подчиняться каждому человеку с таким знаком на запястье, потому что то что он делает − то угодно их божеству − Квакуну.

* * *

− Капитан Гоэн, на выход! − приказал храмовник, открыв выход из клетки. Пытаться вырываться или сопротивляться в этот момент не было никакого смысла, и капитан сделал шаг к выходу, после чего клетка за его спиной вновь захлопнулась, а конвой храмовников перводил его через железный коридор к лестнице, которая вывела на палубу корабля храмовников. Вид огромной палубы мог поразить любого капитана, но не это было столь впечатляющим в этот момент. Самым впечатляющим было то, что напротив выхода из трюма посреди палубы стоял настоящий Храм, в который капитана и проводили. От вида картин, на стенах храма становилось не по себе. Все они изображали божественного Квакуна − огромного зверя, и в каждой картине были элементы указывавшие на то, что Кавкун − людоед. На одних, он непосредственно пожирал кого-то, на других, рядом со зверем были человеческие кости, на третьих, перед зверем в клетках были его будущие жертвы. Капитана подвели к тому месту, где на картине Квакун просто лежал и смотрел на зрителя. Картина эта раздвинулась, открывая проход внутрь храма, и Гоэна повели туда.

− Полагаю, вам, господин Гоэн, известно, что по Мировому Соглашению, Храм Квакуна имеет право казнить захваченных в море пиратов? − заговорил голос из полутьмы. − И вам глупо отрицать, что вы именно пираты, потому что трюм вашего корабля забит награбленным. − После этого, тьма расступилась, и перед Гоэном оказался человек, которого он ни за что не заподозрил бы в причастности к храму, ибо выглядел он как "натуральный пират".
− Кто вы такие? И что вам от меня надо? − произнес Гоэн, решив, что признавать в этом человеке представителя Храма Квакуна ему незачем.
− Очень интересный вопрос. И, главное, правильный. Вы, господин Гоэн, заключите сделку с Квакуном. Если откажетесь, вместо вас ее заключит ваш заместитель или заместитель заместителя, а вы станете Квакуну обеденной жертвой. Вам понятны мои слова, господин Гоэн?
− Я не могу давать ответ, пока не знаю, что за сделка, − произнес Гоэн, решив для себя, что отвертеться от сделки с храмовниками ему не избежать. А то, что ее назовут сделкой с самим Квакуном, его не задевало.

* * *

− Парни, нам неслыханно повезло, − заговорил капитан, когда его вернули в камеру. − Мы все выйдем из этой переделки живыми, если согласимся выполнить кое-какую непыльную работенку для Квакуна.
− Что за работа, Сундук? − тут же оказался рядом первый помощник капитана.
− Работа непыльная − доставить к берегам Фарандии одного храмового шпиона.
− Фарандии? − заголосили пираты. − Да нас там сразу же потопят, как только наши мачты появятся на горизонте!
− Вы не поняли, парни, того, что я сказал. У нас выбор простой. Либо соглашаемся на сделку, либо отправляемся в пасть Квакуна. Кто-то желает стать вторым?
Они примолкли, и никто не желал становиться обедом для Квакуна или любых иных монстров, которым храмовники вполне могли скормить пойманных.

На своем паруснике они оказались на следующий день. Вместе с пиратами туда спустился и пассажир − тот самый человек, с которым и говорил капитан. Он объявил, что его зовут Кун, и, как только он оказался на палубе деревянного судна, стальной корабль храмовников тут же исчез из вида, оставив после себя лишь слабую воронку на воде, что вызвало среди моряков чуть ли не шок.
− Корабль Храма будет следовать за вами невидимым, и, если вы замыслите неисполнить договор, возмездие вас настигнет в тот же час, − произнес храмовник, и матросы тут же уняли свои мысли о том, чтобы избавиться от него, как только они ыйдут подальше от страшного места.
− Если корабль Храма может плавать невидимым, почему он сам не переправил вас туда, куда надо? − спросил капитан, оставшись с Куном наедине.
− Ты, капитан, спроси еще, почему Квакун не переправил меня туда с этого места в одно мгновение? Ведь он это может!
− Значит, не может, раз не переправил, − объявил капитан, усмехнувшись.
− Глупец, − буркнул Кун. − Зря, видимо, я сказал за тебя слово Квакуну.
− Подобными баснями ты можешь кормить кого угодно, но не меня, − вновь усмехался капитан. − Я не верю и ни за что не поверю, что этот твой Квакун существует!
− Ну что же, стало быть, ты очень удивишься, когда он придет к тебе, чтобы сожрать. И это будет презабавненькое зрелище! − Кун сам рассмеялся, потому что видел, как капитана перекосило в гримассе страха.
− По моему, ты обещал именем Квакуна, что мы все останемся живы, если согласимся на сделку, − заговорил он. − И мы согласились! Значит, ты обязан исполнять договор! Иначе тебя твой же Квакун и сожрет!
− Договор следует сначала исполнить, − объявил Кун. − И мой тебе совет, Гоэн, постарайся не злить Квакуна своими идиотскими выходками!
Дверь в каюту капитана резко раскрылась.
− Капитан, корабль на горзинте!
− Какой корабль? Чей?! − воскликнул капитан и тут же помчался к выходу. Кун проследовал за ним и вскоре они оказались на палубе.
− У него марийский флаг, капитан, − произнес помощник после долгого рассматривания вероятного противника. − И он идет прямо к нам.
− Мариец? − удивился капитан. − Какого черта он делает в этих водах?
− А снаете ли вы сами, в каких водах находитесь, капитан? − усмехнувшись спросил Кун. − Могу поспорить, что не знаете, потому что здесь марийские воды. И вам еще предстоит объясняться, какого черта вы делаете здесь.
− Мы не могли оказаться в марийских водах! − воскликнул капитан.
− Вы так уверены? − усмехнулся Кун. − Ну-ну.
− Что это значит, черт побери?! − воскликнул капитан, хватая Куна за рукав. Сделал он это столь сильно, что рукав оборвался, и человек увидел на запястья Куна татуировку с ликом зверя.
− Глупые вопросы, капитан, − усмехнулся Кун. − Вы же не верите, что Квакун способен перенести через океан не то что занюханый пиратский парусник, но даже одного человека!
− Перенести?.. но это... − человек не договорил. Марийское судно уже было довольно близко, и надо было что-то предпринимать. Он глянул вверх, на мачту, где на ветру развивался флаг, и чуть не рухнул на палубу. Флаг был Фарандийским.
− Как полагаете, марандийцы осмелятся атаковать Фарандийское судно, капитан?
− Но, если они подойдут, они поймут, что здесь не Фарандийцы! − воскликнул капитан.
− И каким же это образом они поймут? − усмехнулся Кун, встряхивая руками. От возникшего действия капитан по настоящму свалился на палубу, потому что отступил назад и споткнулся о канят, попавший ему под ноги. Одежда Куна изменилась, и он уже был не в простом наряде "непойми-что-надето", а в фарандийском офицерском мундире.

− Когда Квакун придет за тобой, капитан, чтобы спросить за неисполненный договор, не удивляйся зря, − произнес Кун. − Но он тебя точно сожрет, это я тебе обещаю.
И Кун сошел с пиратского парусника, переходя на патрульное марийское судно. Там его уже встречали, и его тут же проводили в отдельную каюту, которую закрыли на замок. Через день каюта поменялась на натуральную камеру в одном из марийский портов, и Кун ничуть не противился этому. Его план изменился, но действие шло по намеченному пути.
Марийский офицер, проявивший особое рвение в допроса, учниенных фарандийцу, совершенно не ожидал, что этим своим действием навслек на себя гнев самого Квакуна. Н получив от марийца ничего вразумительного, он уехал с базы домой, чтобы уже там встретиться с чревом хищника, которого боялся весь мир. Между марийской империей и Фарандией не было особо хороших отношений, но именно поэтому пленный офицер вскоре оказался в одном из пограничных с Фарандией городов, чтобы там быть обменянным вместе с группой других фарандийцев, на марийских засланцев, пойманных в Фарандии.

− Ирвис Верижен, ваша история столь же лжива, как и глупа, − произнес фарандийский контрразведчик. − Но, полагаю, она заинтересует кое-кого, поэтому вы отправляетесь в столицу. Под конвоем. У вас будет время в дороге, полагаю, вы как следует подумаете и расскажете что-то более правдоподобное, нежели идиотскую байку про потопленый дикарями фарандийский корабль.
В этот же вечер поезд увез заключенного Ирвиса Верижена в столицу, а контрразведчик, допрашивавший его, в этот же вечер познакомился с желудком Великого Квакуна. И знакомство это было очень тесным. Квакун не жалел своих врагов. И особенно тех, что задели его лично во время длинного пути. Только с пиратами он не стал рабираться сразу, потому что те еще могли ему послужить в ином деле.

* * *

− В наше время, когда космические корабли бороздят просторы космоса верить с Квакуна может только полный кретин, − говорил какой-то человек. Перед ним был монах в черной одежде с вышитым на груди зверем, и не надо было особо напрягаться, чтобы понять − этот монах принадлежит местному Храму Квакуна. Монах молчал, глядя на человека, оскорбившего его бога, и так и не сказал ни слова, когда богохульник ушел.
− Трудно с ними, брат? − спросил очередной посетитель забегаловки, опустившийся напротив монаха. − Совсем не верят?
− Кто ты? − спросил тот, сумев наконец, открыть рот для разговора, а не для запихивания в него еды.
− Я тот, кого вы давно ждете, − ответил человек, закатав рукав и показывая татуировку.
− Закрой, если кто увидит, беды не оберешься, − проговорил монах.
− Со мной сила Квакуна, мне здесь нечего бояться, брат, − проговорил незнакомец.
− Почему же тогда, ты не пришел прямо к Храму? − спросил монах.
− Потому что во всех местах, где раньше были Храмы в этой стране, где я побывал, остались лишь развалины и мертвые камни. Я узнал, что остался целым только один Храм, и ты мне его покажешь. А откажешься, Квакун тебя не помилует.
− Квакуну незачем кого-то миловать, − произнес монах заученную фразу. − Я покажу, но тебе придется приготовиться пройти через такое, чего нет нигде больше. Храм в нашей стране не имеет прежнего влияния и существует только потому, что новые местные власти оставили его как историческую достопримечательность и не более.
− И ты здесь тоже, как достопримечательность? − спросил человек.
− Я здесь всего лишь обедаю, и нахожусь вне Храма по делам, необходимым Храму.
− Какие именно дела, ты, конечно же, не скажешь. Вы ведь забыли почти все Законы Квакуна, − произнес человек. − Вижу, что веры в тебе совершенно не осталось, потому ты и позволяешь всяким проходимцам безнаказанно оскорблять свою религию.
− Оскорблять эту уродскую религию в нашей стране никому не запрещено, − проговорил какой-то человек, остановившийся рядом.
− Мальчик, − собеседник монаха обернулся. − Пойди отсюда, и поверь мне, как только ты выйдешь за дверь этого заведения, тебя сожрет Квакун.
− Да неужели?! − рассеялся тот. − Вот сейчас и проверим! − он все еще смеялся и пошел на выход. Дверь перед ним открылась, в заведение вошел какой-то человек, и посетитель вышел. Он отошел от входа, взтал напротив широкого окна и глядя внутрь заведения начал кривляться, словно псих. И тут все посетители замерли, потому что позади богохульника появился огненный светящийся силуэт зверя. Мгновение спустя его широкая пасть сомкнулась на человеке, и тот сложившись пополам рухнул на моствую, а силуэт растворился в воздухе. Видели это все, в том числе и монах.
− Великий Квакун, − проговорил он, подымаясь со своего места.
− Да это же провокаторы! − завопил кто-то. − Зверь то не настовщий был, а лазером на стекле нарисованный! А тот артист − подсадной!
На улицу выскочило несколько посетителей заведения, и вскоре вокруг лежавшего человека стояла толпа. Он лежал в луже собственной крови, которая вытекала из обширных ран на груди и спине. Появилась полиция, и толпа разошлась. Догадливый все еще сторил свои предположения по поводу рисованного лазером зверя, а по поводу ран он объявил, что их лазером выжгли.
Тем не менее, полиция схватила и монаха, и человека, что был с ним. Монах пытался показывать какую-то свою охранную грамоту, а его собеседник ткнул рукой в "догадливого", заявляя, что вот он все знает "про лазеры", значит, он и связан с исполнителями. Полиция взяла и его, после чего задержанных увезли в отдел по расследованию убийств.

− Что же вы, господин Ширд, ввязались в такую мерзкую историю? − спросил следователь монаха.
− Я уверен, что это вы все подстроили, чтобы уничтожить последний Храм в стране. Это ваши методы, а Храм не обладает подобными силами.
− Да за такие слова, вас, господин Ширд, ваши же храмовники богохульником назовут! − рассмеялся следователь. Он сделал шаг и остановился напротив клетки с молодым человеком, что сидел на нарах понурив голову. − А тебе, студент, повезло, − произнес он. − За тебя сказал свое слово университет, и мы тебя отпускаем, потому что у нас уже есть пара других козлов отпущения. Выходи.
Охранник подошел к двери камеры прогромыхал ею, открывая, и студент вышел. Через несколько минут он уже бежал по улице, радуясь, что выбрался из этой переделки.
− Ирвис Верижен, − произнес следователь, оказавшись напротив его клетки. − С вами мы еще поговорим по душам, но вы можете быть уверены, завтра с вами будет разговаривать контрразведка. Уж она-то выяснит, кто ты такой на самом деле! Вряд ли тебе кто-нибудь поможет. Родственники то твои давно исчезли, и еще не факт, что их уничтожили не твои наниматели.
Этот пленник оставался невозмутим, как скала и, пока следователь говорил, он не проронил ни звука и не отвел взглядя от решетки, за которой разглагольствовал человек. В голове Куна крутилась лишь одна мысль о том, что этого следователя Квакун точно сожрет.

Поздним вечером намеченного пленника проводили в спецкабинет следственного отдела, где его уже ожидали тров садистов. Человека привязали к креслу, охрана удалилась и закрыла звуконепроницемую дверь, давая тем самым садистам работать "без помех".
Появился и следователь, обещавший этот разговор пленнику.
− Контрразведка не оценит, если мы отдадим им мертвеца, − произнес следователь, − Поэтому работаем в категории "Б", всем ясно? − спросил он трех других садистов уже приготовившихся к своей "работе".
− Да, сэр. Мы его порежем на ремешки, но так, что они еще будут держаться друг за друга и не разучатся говорить.
− Ты понял, шпион, куда попал? − ухмыляясь произнес следователь, приближаясь к связанному пленнику.
− Да, сэр, я понял, − произнес тот. − Я попал на пир к Квакуна. У него сегодня целых четыре даже не невинных жертвы. Впрочем, вполне возможно, что этой ночью в этом здании никто не выживет.
− Смотрите, как шпиончик запел! Прямо, как святоша какой! − рассмеялся следователь и обернулся к своим помощникам, почуяв что-то неладное.
Помощников было только двое, а позади них сидел огромный зверь и почесывал лапой свой живот. Двое садистов тоже обернулись и завопили хором, увидев разинутую над ними пасть.
Следователь дрожал, пока Квакун на его глазах заглатывал две вопящие жертвы. Люди пытались от него убежать, но первого Квакун не отпустил, а второй не успел далеко убежать, когда его сбил с ног удар большой лапы.
− Не-ет! − заорал следователь, глядя на приближавшегося зверя.
− Ты боишься лазерной иллюминации, человек? − фыркнул зверь остановившись перед лицом упершегося в стену человека.
− Чего тебе надо?! − завопил следователь.
− Ну, до чего же глупый народ пошел! Всего за три тысячи лет забыл, чего Квакуну надо! Тебя мне надо. − рыкнул он и сбив следователя с ног улегся на пол, держа его лапой. − Ты ведь не обидишься, после того, как я тебя скушаю?
− Обижусь! − завопил тот.
− Значит, буду откусывать от тебя помаленьку, чтобы обида прошла. − произнес зверь, поймал языком руку человека и с хрустом перекусил ее на запястье. Жертва вопила не долго. Уже после третьего откусывания человек потерял сознание от боли, и зверь больше не стал медлить, схватил жертву за голову и проглотил целиком.

− Вставай, монах, − раздался тихий голос, и человек мгновенно вскочил с нар. Вскочил он от того, что открыв глаза увидел перед собой толстое серое пузо большого зверя.
− Великий Квакун, − пробормотал он и едва не повалился на нары без сознания.
− Сейчас мы перенесемся в Храм, а утром ваши туристы станут жертвами, − произнес зверь, и монах ничего не ответил. Он смотрел на свое божество и боялся пошевелиться.
Нары под его задницей внезапно исчезли, и он плюхнулся с высоты в воду пруда, находившегося на территории Храма.

* * *

− Крейсер храмовников! Мы пропали! − завопил дежурный на весь фрегат. Через минуту и экипаж, и пассажир фрегата собрались в рубке, где начинались первые переговоры с храмовниками, которые вел командир. Вел он их совершенно неуклюже, и храмовники объявили, что фрегат будет уничтожен, если не сдастся.
− Передавайте им сообщение о том, что сдаетесь, − произнес пассжир.
− Вы спятили, господин Верижен! Они же нас Квакуну скормят!
− Не в правилах Квакуна спасать космических пиратов, но на этот раз вам просто повезло, потому что мне нужно лететь именно туда, куда мы летим, − произнес Верижен. − Передавайте им то, что в сказал! Иначе от вас даже не останется ничего, что можно будет скормить Квакуну!
Капитан чуть вздохнул, глянул на своих людей и взялся за микрофон, передавая сообщение о сдаче.
− Воины храма прибудут на ваш фрегат прямо сейчас. Если попытаетесь сопротивляться, пощады вам не будет! − объявили храмовники, и в ту же секунду в рубке возникла вспышка света из которой появилось несколько вооруженных существ. Всем своим видом они изображали зеленых чешуйчатых ящеров, но говорили и отдавали приказы на человеческом языке, и оружие у них было человеческое. В одной руке бластер, в другой − энергетическая дубинка. С действием ни того, ни другого никто не желал встретиться.

− Я − представитель Храма Квакуна, − произнес Верижен, когда допросы добрались до него.
− Храм Квакуна не имеет власти над храмом Ра, − ответил зеленый полуящер-получеловек. − Но Великий Ра тебя примет и выслушает, представитель Квакуна. Он тебя ждет.
− Где?
− Тебя проводят.
Верижена провели через крейсер, и вское он оказался в зале, который здесь видимо, и заменял храм, потому что был украшен так, что в глазах рябило от золота и бриллиантов. А в самом центре зала, позади большого трона был огромный рисунок, изображавший Великого Ра. Выглядел тот для Верижена несколько странно, хотя в этом виде ему почудилось что-то слегка знакомое. Существо стояло на задних звериных лапах. Тело его было покрыто огенно рыжей шерстью, шею окружала пышная грива. Лицо его было странной смесю лица зверя и человека, из-за чего было сложно сказать, человек это или зверь?
− Иди сюда, − разгался странно знакомый голос, и Верижен обернулся. В стороне от всех картин и украшений стояла женщина. От одного ее вида у него перехватило дыхание, и он едва сумел произнести только одно слово: "Мин!" После чего рухнул на пол без сил. Женщина промчалась к нему и присела рядом.
− Тайга, − пробормотала она. − Боже, сколько же времени я тебя искала! − воскликнула она и обняла его.
− Мин, это ты? Это не сон? − проговорил он, придя в себя.
− Я это, Тайга, я! Кто же еще?! − воскликнула она, обнимая его. − Боже ж мой, что же ты там натворил, Тайга?!
− Я мстил им, Мин. За тебя!
− Я же говорила тебе, Тайга, что месть − это злое дело! ЗЛОЕ!
− Я знаю, Мин. Но я и был зол, − произнес он. − Но как ты выжила?!
− Так же, как и ты, Тайга. Только в прошлое теперь отправилась не я, а ты. Ты этого еще не сделал, и тебе это предстоит, Тайга. Но ты справишься. Я знаю.
− Но, если ты была жива, почему ты не нашла меня?! − воскликнул он.
− Потому что ты со своей местью зашел так далеко, что я не понимала, куда ты прятался, Тайга! Четыре раза я прилетала на эту планету, когда Квакун просыпался и начинал свои действия, но всякий раз он уходил так, что я его не могла найти! Что ты делал, Тайга? Каким образом прятался?!
− Я становился камнем, − ответил он.
− О, господи, − пробормотала Мин. − Ты сделал что-то такое, Тайга, чего не делал ни один крыльв, понимаешь?
− Не понимаю. Это ведь ты меня учила!
− Ладно, разберемся, когда вернемся домой.
− Ты все это время прожила там? − спросил он.
− Да, почти. Иногда только спала. Но там у меня были друзья, Тайга. Они мне помогали. И ты их не тронешь!
− Не трону. Ты жива, значит, я никого больше не трону, Мин. А пиратов ты тоже жалеешь, Мин?
− Пиратов пусть судят те, против кого они пиратствуют, − ответила она, прижимаясь к его груди. − А мы с тобой не должны вмешиваться, если только их дела не коснулись нас. Ты хочешь что-то сделать с теми пиратами, с которыми ты летел, Тайга?
− Нет, с ними я уже ничего не хочу сделать. Только одному из них я обещал, что его сожрет Квакун.
− За дело обещал?
− За дело, − ответил он. − Хотя, я не всегда исполнял это обещание. − И они оба рассмеялись.

* * *

Мир Фаранд встречал крейсер Храма обычным столпотворением кораблей, спутников и станций на орбите. Стандартная процедура опознания прошла за несколько минут, и крейсер получил координаты орбиты, на которую мог встать не мешая другим.
− Фарандия так называется по имени этой планеты? − спросил Тайга, рассматрвая новый мир. Он был в той же системе, где и планета, с которой он вылетел, только на более низкой орбите вокруг звезды.
− Да, Тайга. Фарандия появилась, когда первые корабли отсюда прилетели туда и прилетевшие люди организовали свою колонию. Ты ведь не удивишься, узнав, что и там и здесь живут одни и те же люди?
− А эти зеленые?
− Это местные. Люди сюда прилетели от других звезд, как и мы с тобой.
− И ратионы прилетели?
− Да, Тайга. Тебе надо многое вспомнить, такое чувство, что ты все позабыл из того, что я тебе рассказывала.
− Я слишком долго пробыл один, Мин. И мне казалось, что эта вечность не закончится.
− Она закончилась, Тайга, закончилась! И скоро мы с тобой отправимся в новое путешествие!
− И куда?
− Вернемся в нашу галактику. Ведь здесь совсем не тот мир, где ты родился, и не тот, где родилась я. Это свершенно дикое с точки зрения астрономии место, Тайга. Одиночная звезда с планетной системой, оказавшаяся вдали от галактик. Можно сказать, у черта на куличках. Кстати, на Фаранде планету, где ты был, так и называют Чертовы Кулички.
− Она же не так далеко по космическим меркам.
− По космическим − не далеко, а по человеческим − очень далеко, Тайга. Четыреста миллионов километров − это тебе не кошкин хвост.
Он усмехнулся.
− А что мы будем делать сейчас? − спросил он.
− Когда приземлимся на Фаранд, мы с тобой пойдем гулять. Мне надо будет только переговорить с Великим Ра перед этим.
− Разве он не ты? − удивился Тайга.
− Нет. Он − не я. Я всего лишь у него на службе. А он − ратион. На Фаранде довольно большая колония ратионов, Тайга. Численностью около миллиона, и она постепенно развивается. Ратионы построили космический флот Фаранда. Они заключили соглашение с людьми и аборигенами, и на Фаранде царит мир и спокойствие. Редкие волнения не в счет. О том, что я крылев, знают очень немногие. А о том, что Квакун мой муж − не знает никто, поэтому, не заикайся об этом и даже не думай. Ратионы слышат мысли.
− Врать?
− Ври. Для дела оно не вредно.


Часть 2.



− Мы летим в прошлое, исправлять твои дела, Тайга, − произнесла Мин.
− Исправлять прошлое? Ты же говорила, что то, что случилось исправить невозможно.
− Это всего лишь теория, которую не грех проверить еще раз, ведь один раз мне исправить прошлое все же удалось.
− Мне тогда показалось, что ты сама меня от себя же из прошлого и похитила, − произнес он.
− Это уже не важно, Тайга. То что было, то было.
− Ты меня совсем запутала, Мин.
− Не бери в голову, Тайга. Учиться всему надо в детстве, а оно у тебя давно закончилось, так что, просто понимай так, как понимаешь сам, и не ломай себя.
− Я и не ломаю, − усмехнулся он.
− Вот и прекрасно, − Мин прыгнула к Тайге и повалив его на пол начала вылизывать. Он в шутку отбивался, но не так, чтобы мешать ей делать то, чего она желала.
Они продолжали игру, а маленький кораблик, который нес их в бездну прошлого, уже пересек черту, за которой не было возврата. Тайга и представления не имел о том, что в это время происходило с космосом, а Мин могла лишь догадываться, но и она не догадывалась, что дозволив им прорваться в прошлое, Природа подготовила для Мин совсем другую судьбу, судьбу, которая не изменит прошлое, а всего лишь завершит причинноследственную петлю, возникновение которой было предрешено Природой.
Совершенно невероятно и непредсказуемо. Для кольца причинно слественной связи нет причин и следствий. Все существует только потому что существует, и Природа, позволившая свершиться этому невероятному, создает и способы защиты своего детища. Совершенно дикие и необъяснимые способы, которые появляются так же, как кольцо и так же, как кольцо, эти способы нерушимы и не преодолимы для тех, кто желает вырваться из ловушки Природы.

Огненный боллид перечеркнул небо планеты задолго до появления на ней пришельцев. Ворвавшись в атмосферу внепланетное тело раскалилось до немыслимых температур, врезалось в поверхность и взорвалось, выворотив из-под толщи песка огромные валуны, содержащие в себе множество минералов, которые и привлекли космических пришельцев.
База пришельцев раскинулась на многие мили. Огромные заборы, выстроенные первым делом, не давали возможности разбегаться рабам, которых и заставляли копать песок, долбить камни и добывать минеральное сырье, которое тут же грузилось в контейнеры и отправлялось на орбиту с помощью космической катапульты. Катапульта закидывала контейнер на стационарную орбиту, где их подбирали транспортники и отправляли на переработку, к заводам, что находились здесь же, недалеко от планеты с разработкой. Остатки отработанного сырья скидывались обратно на планету, и в метрополию отправлялась только готовая продукция − чистые металлы и широкоиспользуемые сплавы.
Орбитальная группировка находилась под охраной боевых кораблей, и к планете с заводами не смогли бы прорваться ни враги, ни грабители. Пропускались только свои − приходящие транспорты с новыми рабами и уходящие с продукцией.
Очередной сигнал тревоги разбудил спящую охрану, и та с упоением взялась за свое дело, ибо случаев с вторжением мелких чужаков в систему почти не случалось. И этот случай, по сути, представлялся охранникам развлечением. Чужак оказался довольно вертким, и первые выстрелы прошли мимо. Однако, один из метких стрелков все же достал вертлявого пришельца, и тот рухнул вниз, на планету. В падении его провожала группа боевых истребителей, которые не собирались давать чужаку и шанса на спасение. Однако, кораблик не достиг поверхности и взорвался, войдя в плотные слои атмосферы, после чего охрана вернулась назад, на базу. А в атмосфере, на месте взрыва в этот время происходило нечто, чего они не увидели. Невидимое технике облако спустилось к поверхности и влетев в дикий лес, который покрывал большую часть суши, преобразилось к виду некоего существа − разозленного существа, ибо подобного приема оно давно не встречало.

− Извини, Тайга, но в такой обстановке я тебя выпустить не могу, − произнесла пришелица вслух совсем не для того, чтобы ее услышали. − Мы снова влипли, но разбираться со всеми делами теперь я буду одна.
Мин прислушалась к своим ощущениям и, поняв, что биополевой технологией здесь и не пахнет, взлетела над лесом в невидимой энергетической форме. Полет ее был не долог. Еще с орбиты она заметила наземную базу пришельцев, и теперь направлялась именно к ней.

− Посмотри вверх, Зара, − рыкнула соседка.
− И что я там не видела, зафыркала Зара, продолжая тащить нагруженую телегу.
− Летающего кошака, − заявила Мрага.
− Не пори чушь, − зафыркала Зара, но взгляда не подняла.
− Оторвите мне хвост! И вправду, летающий кошак! − раздался вой. На этот раз Зара не выдержала и взглянула вверх, ожидая увидеть там диковинную машину дархов, однако, над деревьями росшими вдоль ограды, махая крыльями действительно летело некое живое существо, по виду похожее на кошака. Зара от неожиданности остановилась и, широко раскрыв глаза, уставилась на чудо. А то медленно развернувшись по дуге, направилось к группе рабов, таскавших телеги. Через минуту уже никто не сомневался в том, что это именно кошак, и только крылья превращали приближавшееся существо в нечто мифическое и сказочно-невозможное.
Существо грациозно опустилось на землю и величественной походной приблизилось к группе рабов.
− Бер Тарра, − раздался чей-то голос. − Это Бер Тарра, не иначе! − так кошаки называли своего легендарного ангела, к которому обращались с молитвами в минуты отчаяния и боли.
− Не может такого быть, ангелов не бывает, − скептически заговорил другой кошак, а ангел тем временем приблизился, и кошаки побросав телеги оказались вокруг него, разглядывая со всех сторон.
Крылатый кошак осмотрел рабов и заговорил на своем языке.
− Кто-нибудь из вас понимает этот язык? − услышала Зара слова древнего языка шарнов.
− Я понимаю, − отозвалась она. Ангел взглянул на кошку пронзающим до костей взглядом и сделал к ней шаг. Зара едва не бросилась бежать от возникшего страха.
− Не бойся, − раздался голос ангела. − Я не причиню вам никакого вреда, скажи это всем.
− Кто ты? − заговорила Зара. − Ты ангел?
− Я не понимаю этого слова, оно не из этого языка. Мое имя − Мин. Я − крыльвица.
− Мин... − пробормотала Зара. − Не может быть.
− Что значит, не может быть? Это мое имя и ничего более.
− Мин − на нашем родном языке очень плохое слово. Так называется очень злое существо.
− Значит, мне придется сменить имя. Но ты так и не ответила, что означает слово "ангел"?
− Ангел − противоположность Мин.
− В таком случае, теперь я могу отвеить на твой вопрос. Я − не ангел. Мой род называется крыльвами. Я прилетела сюда из далекого космоса, и мой корабль был сбит рядом планетой. Полагаю, это сделал кто-то, не принадлежащий вашему роду, хотя мне и непонятно тогда, что вы здесь делаете.
− Мы здесь − рабы.
− Рабы? − раздался удивленный возглас пришелицы. − И какие же это идиоты держат рабов?
− Нас держат Дархи. И, если мы не выполним работу, они нас накажут. А наказывают они нас очень жестоко.
− Я не буду вам мешать. И, даже наоборот, помогу с вашей работой. Но мне нужна некоторая ваша помощь.
− Помощь? − переспросила Зара. − Хотя, что за глупости я спрашиваю? Конечно же, я сделаю все, чтобы тебе помочь! И каждый из нас поможет тебе!
− Мне это кажется, или наш разговор никто больше не понимает? − спросила крылатая.
Зара обернулась вокруг, встречая недоуменные взгляды сородичей.
− Она − наш друг, − объявила Зара. − Мы говорим на древнем языке шарнов.
− А ты откуда знаешь этот язык? − спрсила Мрага.
− До того, как я попала сюда, я жила в доме, где кроме кошаков держали шарнов. И поэтому я знаю их язык.
Кошаки внезапно дрогнули и Зара резко обернулась, чтобы понять, что так подействовало на остальных. Она и сама не удержалась, чтобы не раскрыть пасть от удивления. Крылатая уже стояла рядом в виде самого обычного кошака.
− Я могу изменить себя и выглядеть как захочу, − объявила она. − Думаю, если я буду такой, дархи не найдут меня среди вас.
− Чего она хочет? − послышались голоса кошаков вокруг.
− Ей нужна наша помощь, − заявила Зара. − Чтобы спрятаться от дархов.
− Она же может просто улететь в любой момент.
− Что за глупости вы говорите?! Кто-то из вас не желает помочь Бер Тарре?
− Мы такого не говорили! Если ей надо, пусть остается!
− И будь проклят тот, кто выдаст ее дархам!
− Ты чего, Зара, совсем нас за идиотов держишь?!
− Если бы среди кошаков не было идиотов, мы не попали бы в рабство!
− Думаешь, мы можем их победить, Зара? Разве что Бер Тарра нам поможет.
− Она поможет. Если мы поможем ей. А теперь пора возвращаться к работе, иначе, когда дархи вернутся, нам снова будет очень плохо!

Вечером, когда дархи явились проверять работу, все было сделано, и план работы выполнен полностью. Проверяющие довольно долго ходили рядом с гружеными контейнерами, пытаясь найти подвох, но они так ничего и не обнаружили, потому что кошаков они не считали, и лишь иногда проверяли, чтобы их было не слишком мало. А мало их становилось, если кто-то умирал или сами надсмотрщики забирали кого-то для своих "развлечений". − На завтра ваша норма не десять, а двенадцать контейнеров! − заявил главный дарх, и кошаки начали переглядываться. Взгляды их остановились на Заре с пришелицей, и дархи это заметили. Главный прошел перед кошаками, остновился напротив Зары и указал на нее когтем. − Ты сейчас пойдешь с нами, − заявил он. − Но за что?! − взвыла Зара, понимая, что это конец. Развлечение у дархов было одно. Сначала изнавиловать самку до невменяемости, а затем разодрать ее и сожрать. − Взять ее! − приказал дарх. Двое его подчиненных подскочили к Заре и схватили за руки. − Немедленно отпустите ее, или вам же будет хуже, − раздался голос пришелицы, и дархи внезапно бросили Зару, после чего быстро отбежали от нее. А Зара, падая на землю увидела, как в когтях пришелицы медленно угасает голубое свечение. − Это олигарх! − выпалил кто-то из дархов. − Сваливаем! Командир дархов бежал прочь так же, как остальные, а Зара теперь смотрела на инопланетянку совсем по-другому. − Ты олигарх? − спросила она со страхом. − Этого слова я тоже не знаю. − Как это не знаешь, оно из этого языка! − Не из этого. − Из этого. Это язык шарнов, а шарнами правят олигархи, и они... − Зара остановилась, не в силах говорить дальше, потому что в когтях пришелицы снова горел голубой огонь. − Тебе знакомо слово 'дракон'? − спросила пришелица. − Драконы − это правители дархов. − Черт возьми, и все то у вас исковеркано! − выпалила крыльвица, заставив этим Зару вздрогнуть. − Ты больше не желаешь мне помогать, Зара? − Ты же сама все можешь сделать, − пробормотала Зара, не понимая, чего от нее хочет пришелица. − И как ты полагаешь, если я начну действовать подобно этому самому олигарху, дархи не сровняют здесь все с землей, совершенно не думая сколько вас погибнет? − Значит, ты все же не олигарх, − проговорила Зара. − И что тебя в этом убедило? − Олигарх не стал бы думать о нас, делая свои дела. Извини, но ты, похоже, совсем здешней жизни не знаешь. − Именно поэтому мне и нужна ваша помощь. А разных дел я могу наворотить столько, что дархи во век не расхлебают. Более того, я почти уверена, что у дархов и оружия такого нет, которым они могли бы меня убить.
− Убивать олигархов они умеют.
− Я то не олигарх. Но, надо признать, я не знаю, какие силы есть у дархов, я с ними раньше вообще не сталкивалась. И я надеюсь, вы мне поможете во всем разобраться.
− Я уже сказала, что поможем, − напомнила Зара. − Но, для начала, тебе надо сменить имя.
− Ты можешь подсказать, на какое?
− Наши уже называют тебя именем Бер Тарра − это имя существа из легенды, способного совершать многие чудеса. Но ты, как я понимаю, не хочешь, чтобы тебя называли кем-то подобным?
− Не хочу. Хотя, если народ что-то вбивает себе в голову, ему лучше не перечить.
− Это точно, − улыбнулась Зара. − Значит, назовем твой род именно так, а имя, думаю, его проще взять из языка шарнов. Его мало кто знает. Здесь, например, только я одна. Думаю, имя Дарина тебя не смутит, когда никто не знает языка шарнов.
− Значит, Дарина Бер Тарра, − вздохнула пришелица. − Хорошо. Пусть так и будет. Но ты мне пообещаешь научить своему языку, и что мы начнем им заниматься при первой возможности.
− Мы можем начать прямо сейчас, − объявила Зара. − Если только у тебя нет иных планов.
− А вы сами чем занимаетесь после работы?
− Ничем. Просто отдыхаем, иногда делаем что-то необходимое для жизни. И все. Когда становится совсем темно, спим. Утром дархи нас кормят и снова гонят на работу. И так каждый день. О том, что такое выходной день здесь даже далеко не все знают. Некоторые родились в этом рабском состоянии.
− А ты, похоже, знаешь не только рабство, Зара.
− Я родилась в доме дархов, где среди рабов были шарны. Кошаки их не особенно уважают, но рабство уравнивает, и у меня среди шарнов были настоящие друзья. Они мне и рассказали о том, что кроме рабства могут быть и иные отношения. Я не все понимаю, но ты, я так думаю, знаешь все.
− Зара, Карде очень плохо, ей нужна помощь! − раздался вой в полутьме, и Зара подскочив на месте помчалась на зов на четырех лапах. Дарина Бер Тарра поспешила за ней, и вскоре они оказались около камня, где лежала завернутая в старые шкуры маленькая кошка.
Зара подошла к ней, коснулась лап, груди, шеи, обернулась, взглянув на Дарину.
− Карда больна, а здесь нет даже нормального врача, − произнесла Зара. − Хозяева и не думают о том, чтобы нас лечить. Тех, кто не может работать они убивают. О Карде они еще просто не знают, а когда узнают, заберут и продадут, если она выживет.
− А где ее родители? − спросила Дарина.
− Ее мать умерла после родов, а отца мы никогда не видели. Ее сюда привезли уже беременной. Она скрывала это от дархов и ходила на работу вместе со всеми, пока могла.
Дарина приблизилась к Карде и, подобно Заре, коснулась тела малышки в нескольких местах.
− Ты умеешь лечить? − спросила Зара.
− У нее врожденная болезнь, − произнесла Дарина. − Я не уверена, что смогу, но попробую ей помочь.
В когтях Дарины вновь возникло голубое свечение, и она коснулась светящимися когтями груди Карды. Едва заметная искра ушла в тело малышки, и оно на мгновение вспыхнуло ярким светом, после чего маленькая кошка дернулась и резко вздохнув открыла глаза.
− Ты кто? − спросила она незнакомку.
− Меня зовут Дарина, − она взглянула на Зару. − Скажи ей, что ее болезнь закончилась, − произнесла она на языке шарнов.
− Ты это сделала?! − воскликнула Зара и подскочив к Карде вновь взялась за свои манипуляции, проверяя ее состояние.
− О боже! Дарина, такие ччудеса под силу только настоящим ангелам, и ты должна это признать!
− Ты действительно считаешь, что я после этого что-то должна? − спросила Дарина.
− Мама-Зара! Я не понимаю, что вы говорите! − заголосила Карда, и Зара обернувшись к ней начала ее раскутывать из шкур.
− Ты больше не больна, Карда, − проговорила Зара. − Дарина тебя вылечила!
− Она − настоящий доктор?
− Да, − Зара обернулась к Дарине и перевела ей сказаные слова. − А от того, что ты − доктор, ты отказываться уже не можешь.
− От этого я и не отказываюсь. Я умею лечить, но я делаю это не так, как это делают обычные доктора.
Маленькая кошка поднялась со своего ложа, пошатнулась, и Зара поймала ее, чтобы она не упала.
− Ей нужна еда, чтобы востановить силы, − произнесла Дарина. − Она сильно ослаблена болезнью.
Зара взглянула на Карду, подняла голову вверх и взвыла, призывая всех кошаков. Через минуту рядом собралась большая толпа с вопросами "что случилось?"
− Дарина излечила Карду, и ей срочно нужно мясо для восстановления сил после болезни, − объявила Зара.
− Она и до утра не можеть подождать? − спросил кто-то. − Что же это за лечение, если излеченый не может дождаться утра?
− Скажи им, что я могу излечить кого-то еще, если они найдут еды для ребенка, − произнесла Дарина, и Зара перевела ее слова для всех.
− А слепоту она излечить может? − раздался возглас из толпы кошаков.
− Сакжи им, что проще сразу проверять на деле, чем спрашивать, что я могу, а что нет.

Толпа рядом с Дариной не иссякала. Она лечила только серьезные вещи, объявляя, что у нее не так много сил, чтобы излечивать все-все-все. Но и после такого кошаки меняли свое отношение к пришелице. Излеченные уходили и возвращались, принося, кто кусок вяленого мяса, кто найденые в лесу ягоды и фрукты. Кто-то расплачивался за лечение шкурами для одежд.
К ночи, Карда уже прыгала рядом, словно и не болела, и не мало других кошаков оставались рядом и не отходили от Дарины, а она посреди ночи поднялась на ноги и двинулась по лагерю кошаков, разыскивая тех, кто не мог придти сам.

* * *

− Заг, что за бред про олигарха обсуждают твои остолопы? − раздался гневный рык над ухом бригадира надсмотрщиков.
− Я уже сообщил обо всем Господину Дракону, Двир, − заявил Заг. − Потому что в пошлый раз, когда на разработке появились проблемы, ты меня выгнал и не стал слушать, а потом меня же во всем и обвинил, когда стало хуже! И теперь у тебя этот номер не пройдет, Двир!
− Ты мне сейчас ничего не сообщал вообще! − взревел Двир.
− Ты слышал про олигарха, которого мы встретили на разработке, так что, тебе все известно! − выпалил Заг. − И теперь Хозяин накажет тебя за все что произойдет!
− Ах ты, мерзкий пупырчатый ящер! − в гневе завопил Двир и кинулся на Зага. Тот увернулся, и Двир пролетев мимо своего подчиненного влетел головой в дверной проем, где в этот момент появился крупный силуэт.
− Как ты меня назвал, глупая ящерица? − раздался голос дракона, и Двир повис в воздухе, удерживаемый за хвост большой чешуйчатой лапой.
− Господин! Простите, я не вам это говорил! − заскулил Двир.
− Кто прислал мне сообщение про олигарха? − зарычал дракон, глядя в упор на Зага.
− Это был я, господин, − ответил тот.
− Ты уверен, что это был именно олигарх?
− Я не уверен, господин, но кто это может быть еще? Ведь у обычных кошаков когти не могут светиться просто так! Я понимаю, что тревога может быть ложной, но лучше перестраховаться и объявить ложную тревогу, чем потом расхлебывать результаты недосмотра.
− Мне нравится твой подход к делу, Заг, − зарычал хозяин. − А это тот самый твой начальник, который тебя прогнал, когда ты принес важное сообщение?
− Да, господин.
− Он врет! − завопил Двир. − Он не приходил ко мне ни с какими сообщениями!
− И ты, значит, все узнал из болтовни надзирателей, Двир? − спросил Заг.
− Да! Ты мне ничего не сообщал!
− Довольно препирательств! − рявкнул дракон, и оба дарха умолкли. − Сегодня рядом с планетой произошло чрезвычайное происпшествие, и всем службам на планете были разосланы специальные распоряжения − в случае возникновения особых ситуаций немедленно о них докладывать! Ты, Двир, то ли пропустил их мимо своего мозга, то ли не выполнил приказа, и за это ты получаешь наказание! Такое, какое заслуживаешь по совокупности своих проступков. Хозяин ничуть более не промедлил, и Двир взвыл, когда окзался поднят еще выше, и перед ним оказалась широко разинутая глотка дракона. Вой дарха стих, и дракон, только что сожравший свою жертву взглянул на сжавшегося от страха Зага. − Полагаю, ты прекрасно знал, что я с ним сделаю, когда писал свой донос, Заг! − Заг дрожал от страха, понимая, что хозяин вполне способен отправить в свое брюхо и его вслед за Двиром. − И эту манипуляцию я тебе прощу только потому, что ты передал важное для меня сообщение про олигарха. Кроме того, в связи с бесследным исчезновением твоего бывшего начальника, − дракон хлопнул себя лапой по вдувшемуся животу и смачно рыгнул, − Я назначаю тебя на его место! А теперь, подымай бевую бригаду, и готовь ее к немедленному выходу на разработку! Через три минуты я жду вас у ворот в полной готовности!
− Да, господин! Будет исполнено, господин! − воскликнул Заг, опомнившись и метнулся к выходу в коридор, а там он ничуть не сомневаясь промчался к казарме, влетел в нее и взревел, всем своим командирским голосом, приказывая дархам быстро подыматься, вооружаться и двигаться за ним, ибо боевую группу у ворот ждет сам Хозяин, а он − Заг − теперь командир всей базы, потому что Двир смещен лично Хозяином.

Вооруженные от хвостов ящеры двинулись к зоне разработки и прибыли туда уже, когда семнело. Ночь им не помешала, чтобы начать свои действия, и дракон, командовавший тим походом, прямо указал, в какую сторону двигаться, потому что именно там он обнаружил "магические действия". Вот только действия эти совершал не олигарх, а настоящий дракон, отчего хозяин некоторое время мешкал с прямой атакой. Это промедление с решением и стало роковым, потому что боевики, сидевшие без дела долгое время, оказались не столь разумны и ринулись в бой. Заметив во тьме небольшие вспышки света, они приняли их за выстрелы в свою сторону и открыли "ответный огонь"...

* * *

Предчувствие редко подводило Дарину, и она была готова к тому, что враг пойдет в наступление. И все же, атака стала совершенно внезапной. После очередного группового излечения кошаков, над лагерем кошаков вспыхнули красные огни, а вслед за ними принеслись снаряды, и земля вокруг начала вставать на дыбы. Дарина не медлила с ответом, тем более, когда командир нападавших оказался таким идиотом, что не побеспокоился о скрытности ни своих подчиненных, ни самого себя. Отсветы выстрелов дали лишь направление, где искать атакующих, а яркое ночное освещение, устроенное самими дархами, позволило Дарине сразу же увидеть врага, и она атаковала в ту же секунду.
"Крылев убивает мгновенно и всех" − такую поговорку придумали дентрийцы во времена древней войны с крыльвами, и сейчас Мин применяла свое умение в полную мощь, претворяя сие изречение в жизнь. Ее ничто не остановило, даже возникший среди вооруженных дархов силуэт огромного дракона. Он то и стал целью номер один для удара крыльвицы, и дракон рухнул замертво в ту же секунду, ибо не имел и понятия о том, как защищаться от атаки крыльва.
Кошаки подняли вой, поднятые прошедшин скоротечным боем.
− Пришло время действий, − зарычала Зара, переводя слова Дарины Бер Тарры. − Мы идем против дархов, и сейчас каждый, кто способен держать оружие, должен отправиться с нами, ибо бой будет жестоким, и все наши силы должны быть с нами!
Оружие дархов кошаки знали, не все, но большинство из тех, кто уже встречался с ними в бою, поэтому они легко подхватили трофеи, оставшиеся после уничтожения отряда дархов, и задержались лишь увидев огромную тушу мертвого дракона.
− Похоже, этот дракон кого-то недавно сожрал, − произнес один из знатоков, разглядывая его вздутый живот.
Дарина резко шагнула вперед и начала меняться. Кошаки тут же отступили, потому что она обратилась огромной кошкой, раз в пять больше любого взрослого кошака. Крыльвица шагнула к дракону, тронула когтями его живот и быстрым движением вспорола его, раздирая желудок. Перед глазами кошаков оказался мертвый дарх, и они теперь ошарашенными взглядами смотрели на Дарину.
− Никогда не видели кошачьих драконов? − спросила она, используя те слова из языка кошаков, которые узнала за последние часы.
− Н-нет, − раздались ответы напуганых кошаков.
− Значит, теперь увидели. Дело не закончено! Идем дальше!

Взять незащищенную базу дархов оказалось довольно просто. Вооруженные кошаки ворвались на территорию базы никем не сдерживаемые, а крыльвица, шедшая вместе с ними, обеспечила полную победу, как только кошаки столкнулись со своими врагами в открытую. Группа дархов, оставшаяся на базе, не была вооружена и только некоторые из них успели взяться за оружие, когда кошаки ворвались внутрь. По приказу Дарины нескольких дархов все же не прикончили на месте, чтобы допросить, и этим допросом крыльвица занималась до самого утра. Кошаки все это время изучали базу дархов, выискивая что-либо полезное для себя.
− Ты можешь их сожрать? − спросила Зара, когда допрос, так ничего и не дав, закончился.
− Тебе этого так хочется, Зара? − спросила Дарина.
− Ты ведь говорила им, что сожрешь, если они отвечать не будут, а они не сказали ничего существенного.
− И после этого ты перестанешь трястись от страха при взгляде на меня? − спросила крыльвица.
− Я и не трясусь, − заявила Зара. − Я верю, что ты не станешь делать кошакам ничего дурного. Если ты не хочешь их сожрать, я позову наших, и они сами прикончат этих тварей.
− Зара, я понимаю, что вы злы на них, но в мире существуют и иные отношения, − заявила Дарина. − Врагов надо уничтожать, но, если эти враги не способны причинить вред, то это уничтожение будет считаться обыкновенным убийством. Тебе такое понятие известно?
− Известно. Именно так дархи расправляются с нами. Убивают без всякой жалости.
− И ты желаешь уподобиться им?
− Кому?
− Дархам. То есть убить этих без всякой жалости.
− Я не буду делать то, чего ты не хочешь, Дарина. не хочешь их убивать, так и скажи, что не хочешь, но не надо доказывать мне, почему ты этого не хочешь. Сейчас этого никто из нас не поймет, как бы ты ни старалась. Извини, но это так есть, и этого не изменить.
− Значит, так тому и быть, − объявила Дарина, подымаясь со своего места. Связанные дархи задергались в углу и в ужасе смотрели на огромную кошку, которая несомненно могла бы их сожрать. Однако этого не случилось, и пленники остались наедине с собой в закрытом помещении, когда кошаки покидали базу.

Мертвое тело дракона Дарина уничтожила, когда возвращалась к лагерю кошаков. И все же, этого было не достаточно для обеспечения безопасности кошаков, и крыльвица отправилась на орбиту, чтобы разобраться, кто из дархов там остался и что они могут предпринять против восставших рабов.
Полеты в энергосостоянии дархи не видели, и Мин легко добралась до космических баз, где ее ожидал сюрприз. Боевых кораблей дархов не было на месте, а несколько транспортов стояли на приколе без всякой охраны, и это решило все. Дарина Бер Тарра оказалась за управлением одного из транспортов. Молнии крыльвицы прошли сквозь пульты и схемы управления, добрались до исполнительных механизмов, и космическая машина сошла с орбиты, опускаясь к лагерю кошаков. Те были напуганы, решив, что из космоса явился десант дархов, но появление из приземлившегося аппаерта одной Дарины их успокоил. Когда же кошаки поняли, что этот транспорт может увезти их с планеты в космос и даже доставить в родной мир, они тут же собрались, погрузились в него, и Дарина с легкостью подняла аппарат на орбиту. Где все так же никого не было.
− Теперь вы должны объяснить, куда лететь, − объявила Дарина.
Кошаки перегланулись, и вперед вышел один из стариков. Разговор с ним оказался долгим, потому что Зара не смогла перевести все термины, и кошаку пришлось их объяснять обычными словами, чтобы Дарина сумела понять, что он говорит. Фактически прочитав лекцию по навигации, кошак назвал координаты места, куда следовало отправиться, и Дарина ввела нужные координаты в компьютер дархов.
Минуты отделяли их от момента прибытия. Когда же транспорт дархов оказался у цели, вокруг него довольно быстро собралось множество боевых кораблей, которые, как оказалось, принадлежали кошакам. И с этого момента Дарина более не вмешивалась в происходящее. Кошаки сами нашли способ, как дать знать своим о том, что транспорт им не опасен, и вскоре в одном из шлюзов появился десантный бот кошаков, на котором прилетела боевая группа космодесанта.

* * *

− Вы действительно способны изменить свой вид и стать крылатой Бер Таррой? − задал первый вопрос седой кошак, перед которым оказалась Дарина. Она ответила действием и перед кошаком оказалась кошка, за спиной у которой распахнулись широкие серые крылья. − Прошу прощения за недоверие, − заговорил кошак, изменившись в лице. Глаза его широко раскрылись, а в сознании появиля некоторый страх перед существом, сила которого превышала все мыслимые рамки. − Мы не каждый день встречяем в космосе дарховские транспорты с бежавшими рабами, − начал он оправдываться.
− Я вовсе не обижаюсь на вас, − заявила инопланетянка. − Я прошу только, чтобы вы не считали меня тем, кого выдумали ваши сказки, из-за того, что я на нее похожа своим видом.
− После всех чудес, которые о вас рссказали и которые мы видели сами, никто из нас не может сомневаться в том, что вы − та самая Бер Тарра и никто иной.
− И после этого вы открыто признаете, что не верите моим собственным словам, так?
− Нет! Как можно?! − воскликнул кошак.
− КАК МОЖНО?! − мощный рев львицы едва не сбил кошака с ног. − Я сказала, что я − НЕ ОНА! И ты еще смеешь мне в лицо заявлять, о каких-то ваших суеверных мнениях?!
− П-р-ростите!.. − заскулил кошак, едва не заикаясь.
− В таком случае, выдайте мне все документы, которые необходимы для спуска любой другой кошке, и прекратите меня задерживать!

Первое, что бросалось в глаза на улице кошачьего города − разномастность жителей. Кошаки или фелинасы, как они назывались официально, были самых разных размеров и расцветок. И, можно было бы подумать, что мелкие − это всего лишь дети, но Дарина замечала иные вещи. Такие, что говорили сразу − этот − взрослый кошак, хотя и выглядит мелким, а этот − еще малыш, хотя по размеру крупнее большинства тех, кто находился на улице. Дарина медленно двигалась по широкой полосе улицы, отведенной для крупных кошаков, и смотрела по сторонам. Кроме кошаков здесь оказались и инопланетяне, в том числе люди, которые носили прямые знаки своего положения − рабские ошейники. Иногда встречались и, казалось бы, обратные картины, когда человек водил кошака на поводке, но при более тщательном рассмотрении оказывалось, что этот человек − всего лишь нянька для кошака-малыша.
− Чего еле ноги переставляешь, глупая самка?! Иди вперед или сходи с дороги! − раздалось рычание позади, и Дарина обернулась. Вслед за ней двигался крупный кошак с большой нагруженой телегой. − Чего уставилась?! − зарычал он в гневе.
− Мог бы и повежливее разговаривать, глупый самец, − рыкнула она едва слышно и сошла с полосы, перескакивая через ограду на другую сторону улицы. Там она сразу же направилась в обратную сторону, продолжая все так же разглядывать все вокруг.
Очередная улица на перекрестке показалась менее оживленной, и серая львица свернула туда, решив продолжить свое изучение кошачьего города. Вскоре улица преобразилась, превраюаясь в обыкновенный предпортовый базар. Слева все еще было не мало многоэтажных строений, а справа было множество лавок и лавочек, за которыми виднелись высокие мачты местных морских судов. Из-за угла очредной лавки выскочил человеческий мальчишка и влетел под лапы Дарины, едва не сбив ее с ног. Вслед за ним выскочил рычащий кошак, который тут же затормозил всеми четырьмя лапами перед серой львицей, потому что был в два раза меньше ее размерами.
− Г-госпожа, п-р-ростите, − начал заикаться кошак, а детеныш человека тперь в ужасе смотрел на львицу, которая прижала его лапой к земле, не давая убежать.
− Это твой зверь? − спросила Дарина, глянув на кошака сузившимися глазами.
− Да, г-госпожа, то есть, он не мой детеныш, но принадлежит мне, − сбивчиво заговорил кошак. − Если он причинил вам неудобство, госпожа, он будет наказан.
− В наказание этот звереныш пойдет со мной, − заявила Дарина.
− Но, го-гопосжа... − залепетал кошак.
− Может, ты желаешь оспорить мое право на Арене, самец?! − взрычала Дарина.
− Нет-нет, − залепетал тот. − Забирайте его, госпожа! Все равно, от него одни только неприятности.
− И почему он не на поводке, если так? − рыкнула Дарина.
− Он сорвался с поводка, перегрыз его и сорвался!
− Значит, его надо держать на железной цепи?
− Да, госпожа, но где же бедному кошаку взять столько железа, чтобы цепь сделать?!
− И по какому же праву ты, такой бедный, держишь этого звереныша у себя? − продолжала допрос львица.
− Его мать принадлежит мне, госпожа. Потому и детеныш был у меня.
− Его мать, говоришь? Она говорить то умеет?
− Умеет, госпожа, и детеныш этот умеет. Он все слова понимает.
− В таком случае, проводи меня к ней. Немедленно!
− К рабыне? − удивленно вопросил кошак.
− Может ты полагаешь, что я тебя прошу проводить меня к коврику, на котором она спит?! − взрычала Дарина.
− Не-нет... − залебезил кошак. − Я... то есть, да, я провожу вас, г-госпожа!
Лавка, в которой и жил кошак вместе с рабыней, была переполнена рыбой. Женщина-рабыня что-то делала в глубине, когда кошак пришел туда и привел за собой серую львицу. Пацан уже был снова в ошейнике и привязан к лапе львицы, рядом с которой ему и шришлось идти. Мысли о побеге в его голове, может быть, и были, но Дарина еще не понимала мыслей здешних людей, потому что еще не встречала этот вид. Одежда на женщине едва держалась и сквозь дыры на ее теле были видны следы когтей, старые и новые.
− Кто ее поцарапал? − спросила Дарина, разглядывая рабыню.
− Она получила это в наказание за непослушание и неправильно сделанную работу, − заявил кошак. − Никчемная самка, но другой у меня нет.
− Полагаю, эту никчемную самку ты тоже можешь просто отдать мне, − прорычала Дарина.
− Да как же это?! − взвыл кошак, − А кто здесь работать будет?!
− Ты сам и будешь работать. И наказывать будешь сам себя за плохую работу, а попытаешься сбежать, отрежешь себе хвост!
− Но, госпожа! Не губите! − взвыл он. − За что?!
− За то, что ты пошел против воли Бер Тарры, глупый самец! − прорычала львица. − За то что не освободил рабов в тот день, когда весь мир был освобожден от рабства, и рабство было объявлено вне закона!
− Но этот закон относится только к фелинасам!
− Желаешь защищать это свое заблуждение на арене, самец? − рыкнула Дарина и шагнула к кошаку.
− Н-нет! − промямлил он, вжимаясь в пол.
− В таком случае, делай все, что должен делать для освобождения их из рабства!
Час спустя на руках Дарины были документы об освобождении двух человек. Пацан кое-как понимал происходящее, хотя и не понимал, зачем большая кошка это делает, а женщина вела себя не более чем овца, ведомая на поводке.

Реабелитационный центр для освободившихся из рабства нашелся довольно быстро. Дарина воспользовалась адресом, который ей передали перед посадкой, и в центре, предназначавшемся для реабелитации фелинасов, как оказалось, были отделения и для инопланетян, в том числе и тех, что освобождались из-под власти фелинасов.
− Рабство досталось нам в наследство от прежних хозяев, − говорил старый седой кошак. − К сожалению, мы так и не смогли от него избавиться полностью, но мы помогаем всем, кто освободился и нуждается в помощи, независимо от происхождения. И мы ведем работу по разъяснению аморальности рабства для тех фелинасов, кто до сих пор держит рабов. Мы боремся за то, чтобы рабство было отменено во всем мире навсегда. К сожалению, для этой борьбы нам не хватает самых обычных физических сил.
− Физических сил? − переспросила большая серая кошка. − Разве закон о рабстве может быть отменен применением физического насилия?
− Речь не о насилии, а о Законном Введении. Вы понимаете, что это такое?
− Не понимаю, − заявила кошка. − Вы можете объяснить?
− Разумеется. Для того я здесь и говорю с вами, чтобы объяснять и учить вас, − объявил кошак. − Законное Введение − это древний обычай, согласно которому спорные вопросы решаются на Арене. Две стороны выбирают своих самых сильных воинов, и в схватке решается главный вопрос спора.
− Когда вопрос спорный, подобное разрешение спора еще можно принять. Но, если вопрос стоит в чем-то ином? В том, что для большинства является чем-то дурным, а тем, кто способен драться, это нечто попросту дает выгоду?
− Если большинство полагает нечто дурным, об этом и спора не возникает, решает большинство. Но, когда за и против оказываются равные голоса, то вопрос и выносится на арену.
− И фелинасы до сих пор не решили, что рабство это зло? Почему?
− Потому что в этом уверены только те, кто был рабом, а те, кто держит рабов − против. И таких хозяев не мало.
− А какова процедура выноса вопрса на Арену? − спросила серая. − Я спрашиваю, потому что не собираюсь сидеть поджав хвост, а собираюсь выступить той самой физической силой, которой так не хватает для отмены рабства.
− Вы спрашиваете серьезно? − удивился седой кошак. − Я почти уверен, что среди нас вы действительно можете оказаться сильнее всех физически, но законники выставляют на арену таких зверей с какими вы вряд ли справитесь.
− Я уверена. И судить о моей силе по внешнему виду − смешно. Я еще не встречала такого зверя, который бы победил меня в схватке. Но вы так и не ответили на мой вопрос. Как вынести вопрос об отмене рабства на Арену?
− Вопрос этот вынесен уже давно, и схватки ведутся постоянно. Если вы решили все для себя, то попрошу вас по окончании лекции подойти ко мне, и мы обсудим, как действовать дальше.

− Зраган, − позвал седой, и к старику подошел крупный черный кошак, что только что выбрался с тренажера, где накачивал свои не слабые мускулы. − Взгляни на эти самку и скажи, сможет ли она выступить на арене по нашему вопросу?
Фелинас взглянул на серую кошку и некоторое время стоял молча.
− За пару лет тренировок, возможно, из нее и выйдет толк, − заявил черный
− Уверена, ты меня и с места сдвинуть не сумеешь, − заявила кошка, и черный подал знак к схватке, вызывая ее в круг, что был очерчен тут же, рядом со множеством спортивных приспособлений.
Схватка была недолгой. После того, как черный фелинас в четвертый раз оказался сбит с ног, он сдался и подтверил, что с такой подготовкой кошка, возможно, и выиграет пару схваток с кем-то наподобие него самого, но не с Дикарями.
− Что еще за дикари? − спросила кошка.
− Это надо видеть, а не рассказывать. Дикари − это кошаки, которых еще никому не удавалось побеждать, кроме самих Дикарей. Но в законных схватках они никогда не оказываются по разные стороны. Кто больше заплатит, тому они и служат.
− В таком случае, я должна их увидеть.
− Это можно сделать только завтра, на утренних схватках. Наверняка там будут и Дикари.

Все оставшееся время до утра Дарина посвятила изучению правил боев и Законов Арены. И утром онауже была готова принять любой бой. Не готовы к этому оказались лишь кошаки, про показывали ей дорогу к Арене.
Схваток было несколько, в том числе две с участием Дикарей. Дикарем оказался кошак, раза в полтора больше самого крупного фелинаса из тех, что видела Дарина, и дрался он почти нехотя. Противник был не слаб, но Дикарь с нимрасправился очень быстро и под конец схвати оторвал противнику заднюю лапу и сожрал ее прямо на арене. Поверженого унесли, а через некоторое время начались новые бои.
− Теперь понимаешь, что твоя затея бессмысленна? − спросил старик.
− Не говори гоп, дед, − рыкнула Дарина. − Я уже говорила, что ни один кошак меня никогда не побеждал? Так вот, это не просто слова. И Дикарь этот мне ничуть не страшен. В этом я уверена.
− Ну и зря, − рыкнул Зраган. − Он тебя порвет как кролика.
Дарина взглянула на Зрагана молча и пройдясь по трибуне начала спускаться вниз. Ее никто не сумел остановить, и она оказалась рядом с организаторами боев, заявляя о своем желании провести тренировочную схватку, в которой ее противником должен был стать кто-то из Дикарей.
− Спятила глупая самка? − спросил диспетчер.
− Желаешь, чтобы я вызвала на схватку прямо тебя за оскорбление, плешивый кот? − зафыркала серая.
− Ищешь себе смерти, можешь дваться с Дикарем, − ответил кошак. − Если среди них найдется желающий возиться с тобой.
Желающий нашелся после того, как Дарина обозвала Дикарей трусливыми жирными скотами.

Трибуны вновь заполнились зрителями. Два кошака попытались отговорить Дарину от ее затеи, но она лишь усмехнулась, объявив что, согласно Закону Арены,тренировочная схватка не может быть смертельной.
Схватка была объявлена, и противники вышли на арену. Дикарь смотрел на кошку злыми глазами, и едва вступив в круг объявил, что он не станет убивать глупую самку, но о том, чтобы не калечить в правилах ничего нет.
− Согласно Закону Арены можно делать все, что не запрещено, − заявила Дарина, вступая в круг. − Против меня ты не выстоишь и одной минуты, глупый самец, − прорычала она, и схватка началась. Противник кинулся в атаку, намереваясь решить все одним ударом, но вместо того, чтобы задеть самку, он встал на месте, потому что противник перед ним исчез, чтобы через мгновение появиться на недосягаемом для его взгляда месте.
Резкий удар по ушам, и Дикарь оказался дезориентирован. Дарина, возникшая над его спиной, нанесла второй удар в основание шеи, где у кошаков находилась довольно чувствительная зона, и ее противник вскинулся, подымаясь на задние лапы. А она в этот момент как ни в чем не бывало, переместилась вниз и очередным ударом по задним лапам повалила его на спину.
− Это магия! − завыли на трибунах. − Магия в схватках запрещена!
− Запрещена, только не в тренировочных и не в смертельных схватках, − взрычала Дарина во всю мощь своего голоса. − А я не собираюсь более размениваться на тренировки. Следующий мой бой будет в Защиту Нового Закона. И это будет бой насмерть, если сторонники старого не передумают и не сдадутся сразу.
− Какого Закона?! − взвыли трибуны.
− Полный и абсолютный запрет рабства! − прорычала Дарина. − Навсегда и везде!
− Ты думаешь, лузеры тебе за это заплатят?! − раздался чей-то смех, − Да у них денег нет даже на жратву для самих себя!
Дарина чувствовала, что происходит позади нее, и не сдвинулась с места, когда огромный Дикарь поднялся и одним движением лапы прижал ее к арене.
− Схватка закончилась, но ты еще не ответила за оскорбление, глупая самка, и ты ответишь. Здесь и Сейчас! − взрвел он, и последнее его слово смешалось с воем боли, потому что Дарина обратилась в огонь, и он одним мощным рывком охватил лапу Дикаря.
− Ты напал на меня со спины после того, как проиграл схватку, − прорычала огненная кошка, встав перед мордой зверя. − Согласно Закону Арены, это означает, что ты сам назначил себе смертельную схватку, и сейчас ты сдохнешь. − Она метнулась вперед, и Дикарь взвыл в последний раз в своей жизни, когда пламя охватило его тело.
Огонь стал ярче и больше, а над спиной огненной кошки, ставшей не меньше убитого дикаря по размеру, взметнулись огненные крылья, в которых ярким белым светом сияли Знаки Бер Тарры, какие всем фелинасам были известны с детства. Даже тем, что когда-ро родились в рабстве.
− Кто-то еще желает оспорить мое Право Силы? − спросила Бер Тарра, быстро обращаясь из огненной в обычную серую львицу.
− Бер Тарра! − прошелестел ропот над толпой зрителей. − Это настоящая Бер Тарра!

Часть 3.


− Сегодня знаменательный день! − вещал старый кошак с трибуны. − Сегодня мы подтверждаем, что с этого момента наш мир обретает новый Главный Закон, который мы по праву можем назвать Законом Бер Тарры. И в подтверждение того, что мы принимаем все законы Бер Тарры, мы объявляем, что отныне и навсегда, Дарина Бер Тарра является для нашего мира единственным Повелителем, и любое ее указание для нас станет законом, как только она этого пожелает! И, чтобы подтвердить эти слова для нашего ангела, я попрошу Дарину выйти сюда и сказать любое, самое невероятное пожелание. Просто скажите, что вы хотите, и мы это исполним. − Кошак развернулся в сторону, и вокруг взревели тысячи кошачьих глоток, сливаясь в единый вой, поднявшийся над площадью, чтобы приветствовать Дарину Бер Тарру, и серая крылатая львица вышла из-за занавеса, который скрывал ее до этого момента от зрителей.
− Просто скажи, Дарина. Назови свое желание, − повторил кошак.
− Ну что же, я назову свое желание, и вы не сможете его исполнить, − объявила Дарина. − Полагаю, оно станет очень простой проверкой для меня того, достоен ли ваш мир, чтобы я взяла на себя обязанности управлять им.
− Говорите же! Мы ждем, Дарина! − воскликнул старик.
− Я хочу, чтобы мир Фелинасов стал одним из учредителей нового межзвездного содружества, с инициативой организации которого несколько лет назад сюда прилетала делегация людей и шарнов. Полагаю, вы не способны исполнить это мое желание немедленно, поэтому я даю вам для этого очень небольшой но вполне реальный срок. Один год. Один оборот вашей планеты вокруг звезды. Знаю, вы шикированы этим моим желанием, но оно ничуть не унижает фелинасов. Вы всего лишь одна из многих рас разумных существ, живущих в космосе, и у вас есть шанс стать не просто расой, а великой расой! Я всего лишь дала вам направление, куда двигаться, чтобы достичь этой цели. Если сумеете, я буду очень рада за вас, и тогда я вернусь сюда. Вернусь, чтобы продолжить начатое и дать вам то, что вам будет необходимо в тот момент. А сейчас я прощаюсь с вами, потому что настало мое время покидать эту планету и искать дорогу к моей цели. Прощайте и до встречи!
Старик не успел ничего ответить, потому что серая львица подпрыгнула вверх, взмахнула крыльями и в несколько мгновений оказалась высоко над собравшимися. Кошаки выли, задрав головы, и они уже не могли остановить Дарину Бер Тарру, потому что она решила вопрос о своем отлете уже давно. И лишь ждала подходящего момента для расставания с миром, ставшим для нее очередным домом в космосе.

Космодром фелинасов еще не видел подобного. В течение получаса по двум железнодорожным колеям на космодром прибывали части нового космического крейсера, Фелинасам оставалось лишь наблюдать за происходящим, и на их глазах самые обычные на вид контейнеры, привозимые на стандартных железнодорожных платформах, внезапно оживали, приходили в движение и самостоятельно отправлялись на стартовую площадку, где собирались в мощный космический аппарат, постепенно приобретающий вид огромного крылатого фелинаса, пока еще только лежащего на площадке, но готового подняться, расправить крылья и лететь. Никто из фелинасов не сомневался, что корабль Дарины Бер Тарры взлетит, как бы необычно он ни выглядел для инженеров и ученых, что в этот момент наблюдали за происходящим событием, потому что они все получили об этом предупреждение и приглашение прибыть на смотровую зону космодрома, откуда старт будет виден наилучшим образом.
Когда сборка корабля закончилась, с неба явилась сама Бер Тарра в виде крыльвицы. Она не стала произносить проящльных речей, а просто пролетела к своему крейсеру, приземлилась перед его огромным носом, лежавшим на бетоне и спокойно вошла в приоткрытую пасть, после чего гигантский крылатый кошак поднялся на лапы, раскрыл крылья и начал менять свою форму. Постепенно фелинасы стали узнавать возникающую форму, и многие пришли в ужас, потому что крейсер Бер Тарры приобрел форму заклятого врага фелинасов − дракона дархов. Дракон сделал несколько шагов по площадке, прошел к стоявшим на рельсах платформам и начал их глотать собирая по несколько штук в стопку. Фелинасы и не знали, что эти платформы были произведены из того же астерианского материала, что их весь корабль Бер Тарры. И она пока не собиралась отдавать эту технологию кому бы то ни было.
Закончив "пиршество", дракон вернулся на прежнее место, остановился на несколько мгновений и резко изменил свой цвет, обращаясь из серого в серебряно голубого. Голубизну придавал отраженный свет неба. На этом метаморфозы закончились, и огромный крылатый ящер взмахнув крыльями легко взлетел в воздух, после чего изменил ориентацию в воздухе сложил крылья и ракетой метнулся ввысь, с той лишь разницей, что у этой ракеты не было и намека на огненный хвост реактивного двигателя.
− Дарина, вы действительно нас покидаете? − разочарованый голос на радиоволне достиг крыльвицы, и она решила, что не ответить на этот вопрос будет совсем не вежливо.
− У меня есть не мало своих дел в космосе, но я сюда еще вернусь. Как только смогу, так и вернусь. А о том, как ускорить мое возвращение, вы уже знаете.
− Наш мир, это ведь всего лишь колония, а не метрополия. Мы готовы исполнить твое желание, но нам нужно время, чтобы убедить всех в необходимости подобного шага.
− У вас есть на это время. А я за это время успею сделать не мало других дел. Прощайте.
Сигнал Дарины Бер Тарры оборвался, и вслед за обрывом пришло сообщение космических наблюдателей о том, что крейсер Дарины ушел с орбиты в сверхсветовой прыжок.

* * *

Мощь десятков тысяч астерианских фрагментов могла разорвать пространство множества звездных систем вокруг, но не могла дать крыльвице желаемого, потому что желание Природы было превыше всего, и оно выражалось в дикой неумолимости запретов Вероятности, которая словно чуяла, что ее желают обмануть и с упорностью тупого барана вела Дарину Бер Тарру к одной единственной цели.
Когда несколько суток самых изощренных уловок и хитростей не привели ни к желаемому результату, Мин сдалась, и запустила таки программу последовательных приближений с прыжками по ветру вероятности. И каково же было ее удивление, когда выскочив у очередной звезды астерианец оказался под натуральным обстрелом, и вокруг него закружилось множество космических истребителей неизвестной Дарине конструкции.
Она не стала медлить, и открыла ответный огонь. Изумрудные лучи пересекли пространство, настигая противников, и в течение десятка секунд вражеские истребители оказались уничтожены полностью, после чего Дарина взялась за анализ того, что же произошло, на кого она нарвалась и кого прикончила.
− Немедленно назови себя и цель прибытия, − заявил голос по радио. И язык ратионов в этом олосе больно резанул по нервам Дарины. Она несколько мгновений собиралась с духом, чтобы ответить, и ответ нашел ее откликом сканера. Ратионов рядом не было, а были только дархи.
− Сначала палишь, а потом спрашиваешь, дикарь? − выпалила Дарина ответ на том же языке и используя похожий голос. − Сам кто такой?!
− Я олигарх Кенар, Повелитель этого мира! Ты не назвал себя, подлый трус!
− Я − кошка Дарина, − заявила Мин, − Я тут просто мимо гуляла, когда ты на меня напал. И теперь тебе придется ответить за это нападение, глупый олигарх!
На последнем слове корабль Дарины содрогнулся от удара, и она поняла, что враг применил драконовский метод со стрельбой камнями, летящими с околосветовой скоростью. Следующий удар оказался размазан по сфере защиты, и Дарина больше не медлила. Расчет уже показал, где находился источник радиосигнала, и крейсер прыгнул к нему.

Термоядерный взрыв, возникший рядом, лишь инициировал задумку Дарины, и вместе со светом взрыва к планете ушла едва видимая энергетическая форма крыльвицы, в которой содержалась вся энергия крейсера и все его фрагменты, кроме малой тысячной части, оставшейся на месте атаки, чтобы сымитировать взрыв крейсера, а заодно затмить уход крыльвицы к планете.

− Не стрелять! − раздались первые слова, какие Дарина услышала, оказавшись на земле, принадлежавшей шарнам. То, что это именно шарны, сомнений не было, потому что пролетая над поселениями в невидимой форме, она видела их и не только их. Были в этом мире и кошаки, что предопределило решение крыльвицы, кем становиться, когда стало ясно, что погони нет и не предвидится.
− Как замечательно слышать подобные слова, − заявила серая кошка, усевшись посреди дороги, вышедшей из леса. Впереди было военное укрепление, в котором и находились шарны, защищавшие непонятно что.
− Никогда не видел кошака свободно говорящего на древнем языке, − заявил шарн, вышедший из-за бугра. Выглядел он как лохматый медведь, и будь Дарина человеком, а не крыльвицей, она бы испугалась этого чудища. А чудище прошагало навстречу кошке, открыто демонстрируя свои когтистые лапы, и Дарина не осталась в долгу − уселась на задние лапы, приподнялась и продемонстрировала передние, не забыв выставить напоказ и когти, как это сделал шарн. − Кто ты? И откуда здесь взялась? − заговорил медведь, подходя к ней.
− Мое имя − Дарина Бер Тарра, и я здесь... э... как бы это правильно сказать?.. С неба упала. − А вы против кого оборону держите?
− Мы здесь постоянно дежурим. По приказу олигарха Кенара, мы должны защищать дорогу к Храму, если туда попытаются прорваться дархи.
− И что? Часто они пытаются прорваться?
− На моей памяти ни разу не пытались. Их и нету в наших землях уже лет сто.
− Значит, вы здесь зря сидите? − удивилась кошка.
− Вовсе не зря. Приказ олигарха надо кому-то выполнять, вот мы и выполняем. Кстати, согласно другому приказу, мы должны проворить тебя в Серый Храм.
− Именно меня? − удивилась кошка. − Откуда вы знаете, что этот приказ говорит именно обо мне?
− Потому что в нем сказано − провожать в Храм всех серых фелинасов, каких встретим где бы то ни было.
− Ну что же, провожайте, коли вам так приказано, − вздохнула кошка. − А то, мне уже любопытно, кому это понадобились серые кошаки?

* * *

− Историческая значимость дел олигархов неоспорима, − вещал с кафедры лектор. − Олигархи внесли огромный, если не сказать − наиболее значимый, вклад в победу шарнской цивилизации над драконами дархов и окончательное освобождение нашего мира из под владычества чужой расы. Однако, нельзя не заметить и тот факт, что со времен, как дархи были изгнаны, жизнь шарнов мало изменилась. Они по прежнему порабощены и не владеют собственным миром, потому что миром владеют и распоряжаются олигархи, дела которых в последнее время на столько стали похожи на дела драконов дархов, что некоторые поговаривают о том, будто бы олигархи − это замаскировавшиеся драконы дархов, оставшиеся, чтобы править нашим миром. Это суждение в корне неверно, ибо каждому просвещенному шарну известно, откуда появились олигархи. Олигархи − это высшая ступень развития магического искусства шарнов. А черные дела олигархов происходят из черных душ тех, кто получил власть над миром и безнаказанно пользуется ею. Мы ЗНАЕМ это! И мы боремся всеми силами с черными душами магов, с теми, кто стал черными олигархами, с теми, кто попрал все нормы морали и не признает прав всех граждан мира! И мы знаем это благодаря тому, чья душа осталась чиста, тому, чей разум остался незапятнан черными идеями всевластия и безнаказанности! Мы знаем это, потому что в древности существовали не только черные, но и белые олигархи! И имя того, кто вселил в нас надежд, кто повел нас к пониманию устройства мира и к надежде, что когда-нибудь все изменится, останется с нами навсегда! Вы ожидаете, что я его назову? − чуть усмехнулся в седые усы шарн. − Зря! Ибо тайна сия может быть раскрыта лишь тому, кто чист душой, тому, кто всеми своими делами заслужит веры со стороны нашего Тайного Ордена, который существует до сих пор благодаря магии великого сына мира, оставившего нам свои заветы и давшего нам защиту величайшей силы, которую не способен преодолеть ни один олигарх!
Дарина слушала слова шарна и удивлялась тому, как свободно он это делал перед множеством свидетелей, которые с легкостью могли бы его выдать власть придержащим. И в то же время, кошка видела в слушателях заинтересованность, словно они все давно были в сговоре против властей мира, против олигархов, которым мир был обязан освобождением из под власти дархов. Еще больше удивляло, с какой легкостью на это собрание попала она сама. Первый шарн, которого она встретила у дорожного поста давно с ней распрощался, и она оказалась под опекой других шарнов, тех, что и не знали о ней ничего вообще. Но шарны вели себя так, словно серая кошка была кем-то наподобие кумира всех шарнов. И следствием этого странного отношения и стало ее появление на собрании заговорщиков.
Лекция закончилась, и сопровождающий проводил Дарину за собой, и вскоре она оказалась перед седым шарном, тем самым, что только что выступал с кафедры со своей антиолигарховской пропагандой.
− Меня зовут Дарина, − произнесла кошка, и седой шарн вздрогнул.
− О, черт! Великому магу плохо! − воскликнул кто-то из окружения старика, и падающего шарна подхватило несколько рук. − Его надо немедленно вынести наружу! − воскликнул другой шарн. − Бегом! − завопил он, и толпа шарнов, несущая седого, двинулась вслед за тем, что приказывал.
Дарина отправилась вслед за ними, и ее сопровождающий ничуть этому не воспротивился. Несколько минут бега закончились остановкой за воротами храма, где старика уложили на траву, а командир склонился над ним, пытаясь что-то сделать.
− Почему ничего не выходит?! − воскликнул он. − Сила Храма не действует за воротами!
Дарина на мгновение остановилась и внезапно поняла, в чем дело. Храм действительно имел "силу". Только сила эта заключалась в "обессиливании" всех, кто пользовался "магией". И "действовала" она в радиусе превышавшем расстояние от храма до ворот в пару раз.
− Отнесите его еще на пару сотен шагов от ворот в сторону от храма! − рыкнула Дарина, и шарны обернулись к ней.
− Исполняйте приказ! − резко рявкнул командир, и тело седого вновь было поднято, а через пару минут опущено на землю на значительном удалении от храма. Теперь Дарина чувствовала струившуюся в шарнах "силу". Все они были магами с точки зрения местных жителей, и теперь их сила была направлена на попытку вернуть к жизни старика. Делали они это старательно и упорно, но время оказалось упущено, и шарн остался мертв.
− Первая часть древнего Пророчества свершилась, − объявил шарн, командовавший остальными, взглянув на серую кошку. Имя серого фелинаса убило Верховного Мага. И теперь, согласно пророчеству, в этот же день этот же фелинас уничтожит последнего олигарха тьмы. − Шарн приблизился к Дарине и остановился перед ней в паре метров. − Странно, я не вижу в этой кошке и самой малой силы.

дыра в этом месте не означает, что тут совсем ничего не будет. Но, пока пусто


Часть 4.


− Капитан, вы срочно нужны в рубке! − раздался голос из коммуникатора.
− Что произошло? − спросил человек, быстро направляясь к лифту.
− У нас непрошенные гости, капитан. Только что из гиперпространства вышел тяжелый крейсер Дархов в сопровождении четырнадцати боевых рейдеров. Если они атакуют, они порвут нашу станцию как тузик тряпку.
− Они строятся в атакующий порядок, лейтенант?
− Нет, сэр. Вышли и остановились в сотне километров от станции, но нам хватит и одного залпа их крейсера с такого расстояния.
− Не будьте пессимистом, лейтенант. Проверьте не вызывали ли они нас на связь?
− Не вызывали, сэр. Есть только прерхват связей между крейсером и рейдерами.
− Что-нибудь существенное?
− Нет, сэр, но они готовы к бою.
− Подготовьте систему связи к включению, как только я приду.
− Да, сэр.

− Есть изменения? − поинтересовался капитан, едва появившись в рубке.
− Дархи молчат, − объявил лейтенант. − Изменений нет. Сканеры показывают, что они готовы к бою, но после построения в защитный порядок вокруг крейсера рейдеры не двигались с места.
− В таком случае, включайте связь, лейтенант, − приказал капитан, выходя в зону видеопередачи.
− Я − капитан Бхарс, командир станции Омега Межзвездного Союза, вызываю на связь командование Дархов, ответьте! − заговорил капитан, когда на пульте включился сигнал, что передача пошла.
− Ответа нет, сэр, − произнес лейтенат, и капитан повторил вызов, после чего некоторое время стоял на месте, ожидая возможного ответа, но ответа не поступило ни через минуту, ни через две.
− Как думаете, лейтенант, что им здесь надо? − спросил капитан.
− Не знаю, сэр. Но можно предположить, что они устроили здесь ловушку и кого-то ждут.
− Дьявол! − вспылил капитан. − Сегодня же должен прибыть посол фелинасов!
− Сэр, зафиксирован еще один выход из гиперпространства! − воскликнул дежурный. − Корабль неопознан, но он небольшой, одно или двух местный челнок. О, черт! Дархи его атакуют!
− Командир станции Омега, командованию дархов! Немедленно прекратите обстрел чужого корабля, иначе, мы будем вынуждены принять ответные меры!
− Заткнись, грязная вонючая обезьяна! − раздался резкий ответ с крейсера дархов.
− Черт... они его уничтожили, − произнес дежурный.
− Подлые холоднокровные ящеры! − выругался капитан. − Когда-нибудь они еще за это заплатят!
− Они уходят, капитан, − заявил дежурный. − Сделали свое грязное дело и свалили, а нам теперь расхлебывать.
− Капитан, выведите в район пораженного корабля группу истребителей. − Может, они что-нибудь найдут.

− Сэр, в нижнем отсеке снова беспорядки, − произнес лейтенант Расстан. − Группа Альфа-4 обнаружила там неизвестного инопланетянина. Я думаю, вам надо на него взглянуть, капитан.
− Что-то необычное?
− Можете представить себе ангела фелинасов, капитан. Так вот, я думаю, что этот иноплантянин на него очень похож. Неужто белый крылатый фелинас?
− Только серый, а не белый. Но я не возьмусь сказать, какой это цвет для фелинасов. Может оказаться и подобием нашего белого.
− Вряд ли. Но посмотреть действительно стоит. Куда вы его поместили?
− Отправили в медблок. Щерги его здорово потрепали, прежде чем мы добрались до места схватки.
− А Щергам он чем не угодил?
− Они заявили, что он шпион и сейчас требуют его выдачи, чтобы судить.


Существо, лежавшее на каталке, могло внушить ужас любому человеку. Похожесть на фелинаса этому только способствоала, но наибольший страх вызывал его размер. Пришелец оказался в два раза больше самого крупного фелинаса, а его клыки, торчавшие в полуоткрытой пасти, внушали суеверный страх даже в самых цивилизованных представителях людей.
− Я не советовал бы вам близко подходить к нему, − заявил врач. − Это существо уже несколько минут в сознании и способно сделать что угодно.
− В сознании? Оно понимает, что мы говорим?
− Этого я сказать не могу, но судя по приборам оно нас слышит, даже когда мы находимся за стеной.
− Телепатия?
− Я не могу сказать, что именно, сэр. Чтобы это установить нужны более глубокие исследования, но они невозможны, пока нам неизвестно, как на это среагирует он.
− Капитан, только что из гиперпространства вышел корабль фелинасов. Они сразу же вышли на связь и требуют вас, капитан, − раздался голос Расстана из коммуникатора.
− Сейчас буду, − ответил капитан, кивнул врачу и удалился из медблока.

− Я Рарса, посол Фелино Федерации, − заявил с экрана черный фелинас. По изображению на экране было сложно судить о его размерах. − Согласно договореннности, я прибыл сюда для того, чтобы занять свое место на станции Омега. Вы примете меня?
− Безусловно, посол, − объявил капитан. − Мы весь день ждем вашего прибытия. Для вас приготовлены апартаменты, согласно договоренности, а ваш корабль может припарковаться в одном из наших доков. Вы можете приблизиться. В пятидесятикилометровой зоне автоматика передаст сигнал связи, и ваш корабль должен на него ответить, чтобы провести автоматическую посадку. Если ваша автоматика неготова, это можно сделать и вручную, но ваш пилот должен будет исполнять все приказы диспетчера со станции.
− Наша автоматика готова, капитан, − объявил посол. − Мы скоро будем у вас.

Грохот раскрывающихся створок шлюза оповести о появлении посла фелинасов. В хорошо освещенном прямоугольном помещении, открывшемся за створками стоял большой черный зверь.

Веррант сделал шаг навстречу послу, и тот шагнул из шлюза на причальную палубу. Случись подобное где-нибудь в ином месте, в степи или в лесу, человек не выдержал бы подобного соседства и сбежал бы от огромного хищника, способного легким движением лапы сломать человеку хребет. Но Веррант уже был готов к этой встрече и бывал в подобной ситуации, потому он остановился и позволил послу подойти к нему и сделать все согласно сокращенному ритуалу фелинасов. Сокращенному согласно договору, по которому привествие языками, принятое у фелинсов, заменялось одним прикосновением конечностей, принятое у людей.
− Я буду говорить на вашем языке, − заговорил посол. − Меня зовут Рарса, и, согласно правилам вашего языка, меня следует называть в женском роде. Надеюсь, вас это не смутит, у нас есть сведения, которые позволяют сделать вывод, что вы не считаете самок равными себе.
− Согласно нашим законам, права самок и самцов одинаковы, госпожа посол, − объявил Веррант. − Но, у нас есть некоторые традиции, оставшиеся с древних времен, из-за которых некоторые дела принято исполнять мужчинами, а некоторое женщинами. Прошу вас идти за мной.

Поход через станцию сопровождался множеством любопытных. Часть из них показывались открыто, часть наблюдала из-за укрытий. На станции присутствовало не мало рас, считавших фелинасов безусловно опасными соседями и боявшимися встречи с послом хищников.
Капитан остановился перед широким проходом в апартаменты нового посла и обернувшись взглянул на хищницу, остановившуюся посреди широкого зала, в котором соединалось множество коридоров, уводивших к двугим посольствам. Все они были обозначены снаками соответствующих планет, и Рарса довольно долго рассматривала их.
− Здесь нет посольства Дархов? − спросила она.
− Посольства нет, хотя место для него предусмотрено. Нам, к сожалению, не удалось договориться с ними. Дархи до сих пор, непонятно почему, отказываются общаться с нами.
− Несколько лет назад фелинасы тоже не собирались устанавливать с вами какие-либо контакты. Причина, я думаю, та же самая, что и у дархов сейчас, − заявила Рарса.
− Вы можете ее назвать? − спросил капитан.
− Да, конечно. Вы пытались связываться с дархами не скрывая этих попыток. Наше правительство считало неприемлемым иметь дела с теми, кто пытается говорить с дархами. Полагаю, дархи сейчас не желают говорить с вами потому что вы заключили договор с нами.
− Но вы ведь сейчас не против наших контактов, хотя мы и пытаемся связываться с дархами.
− Этим мы и отличаемся от дархов, − заявила Рарса. − Полагаю, мой ответ вас не особенно удовлетворил, но сейчас я не могу дать все ответы. Мне нужно время на обуствойство посольства. Полагаю, я могу перемещаться по вашей станции? В моих инструкциях указано, что у вас есть места, куда мне нельзя заходить. Я надеюсь, вы их мне укажете.
− Да, разумеется, − согласился капитан. − Я сам провожу вас по станции, покажу и расскажу все. Сейчас могу сказать только об одном ограничении. Вам запрещено заходить на территории любых иных посольств, кроме тех, кто дает вам разрешение. В данный момент разрешение есть только от посольства людей. Вы можете посещать наше посольство, но только по предварительному уведомлению и подтверждению, что вам можно заходить. Надеюсь, на ваше понимание подобных мер. Это необходимо для обеспечения безопасности всех, кто окажется на территории нашего посольства в подобное время.
− Вы считаете, что я опасна для вас? − спросила Рарса.
− Я не имею права исключать любые возможности, − объявил капитан. − Кроме того, представители иных рас, присутствуют здесь только потому, что мы обещали им безопасность, в том числе и отсутствие встреч, которые они считают опасными для себя.
− Да, мне говорили об этом. Думаю, мы можем начать осмотр станции сейчас?
− Да, разумеется.

Поход по станции продолжался несколько часов. Пару раз капитан делал перерыв, затем экскурсия продолжалась, и Веррант рассказывал послу фелинасов обо всем, о чем считал нужным рассказать и отвечал на все вопросы, кроме тех, накоторые отвечать было запрещено. Таких, впрочем, Рарса не задавала. Да и сама она не молчала. Рассказывала о своем мире, об истории, в которой у фелинасов были разные времена. Времена войн и мира, времена рабства и насилия, времена справедливости и свободы.
− Тысячи лет назад дархи властвовали над нашим миром, − заговорила Рарса, когда Веррант спросил о них. − Тогда мы были рабами и животными, которых дархи разводили на мясо. В те времена дархи разорвали наш вид и своими экспериментами создали в нашем мире сотни и тысячи пород фелинасов. Малых и больших. Вы, люди, видели представителей разных пород, посчитали их сначала даже разными видами. Но вид у нас у всех один. Мы − фелинасы. Когда пришло время, когда наши предки научились строить оружие и побеждать, они выгнали дархов с планеты, но никогда не забывали о них. И, через тысячи лет, оказавшис в космосе, мы вновь встретили их, но на этот раз мы были достаточно сильны, чтобы не допустить их в наш мир снова. Мы встретили иных разумных, мы встретили иные планеты и начали борьбу за освобождение из рабства в тех мирах, где обнаружили своих сородичей. Во многих мирах из-за этого наступил хаос и неразбериха, из-за которой там до сих пор нас считают посланцами дьяволов, хотя мы всего лишь боролись за свою свободу и за свободу своих собратьев. Когда мы встретили вашу планету, мы поначалу решили, что и вы держите наших собратьев в рабстве, потому что это так выглядело для нас. Однако, лишь роковая случайность остановила нас от начала военных действий против людей. Роковая случайность... − повторила Рарса и смолкла.
− У нас ходили слухи, что вы приняли в нашем мире за своих сородичей диких животных из семейства кошачьих.
− Верить слухам, господин капитан, не особенно разумно, − заявила Рарса. − К счастью для вас, ваше правительство оказалось более разумно, нежели это бывало в иных мирах, и нам позволили высадить экспедицию, которая провела исследования этих самых животных. И мы выяснили, что дикие животные из семейства кошачьих являются одичавшими потомками наших сородичей, которые попали в ваш мир, по предположению, не без помощи дархов. Они одичали и опустились до дикого уровня, потому что в вашем мире не хватает некоторых важных веществ, без которых мозг фелинаса не способен развиться до состояния разумного. Ваши кошки − наши родственники, капитан. И это доказано самым прямым способом. Наша экспедиция увезла с собой несколько диких особей, и в нашем мире их потомки уже стали полноценными членами нашего общества, разумными членами. Эта информация передана вашему правительству и подтверждена вашими экспертами, участвовавшими в экспериментах. Сотрудничество в этом вопросе и дало нам возможность принять решение, согласно которому я здесь.

* * *

− Первая Межпланетная Конференция − открыта, − объявил ведущий. − На повестке дня сегодня три вопроса. Первый − Межпланетное соглашение о сотрудничестве в вопросах безопасности. Второй − вопрос о Границе Тьмы, и третий − Разное. Повестка утверждена учредителями конференции и может быть дополнена по запросу кого-либо из участников. Учредителями конференции являются три представительства − представительство людей, представительство фелинасов и представительство шарнов. Если у кого-либо есть предложения по дополнению повестки, прошу высказываться.
Начавшийся было шум прервал резкий сигнал, и все голоса быстро умолкли.
− Господа, перед началом конференции мы выслушали все предложения, и часть из них была отклонена, часть введена в раздел разное, поэтому попрошу не кричать тех, чьи вопросы будут рассматриваться и тех, чьи не будут. Сегодня наша главная цель − рассмотреть и принять главные документы, на основе которых бы сможем позже рассматривать и другие ваши вопросы.
В зале наступила тишина, и ведущий вызвал на трибуну человека с докладом о принципах сотрудничества и безопасности. По окончании доклада вновь начался шум. Кто-то был недоволен, кто-то желал ужесточить меры безопасности, кто-то, наоборот, ослабить. Самый жаркий спор разгорелся из-за пункта, в котороме было требование запрета на поедание хищниками животных с особым упором по отношению к фелинасам, которых обвиняли в поедании разумных существ во многих мирах.
Спор этот ничем так и не решился. Ведущий объявил перерыв, и послы разошлись по своим апартаментам.
− Мне показалось, что вы защищали право фелинасов есть мясо животных, − произнесла Рарса, когда она осталась в зале вместе с − Веррантом и Ши А'Ран представителем шарнов, но ведь дикие фелинасы и в вашем мире не жаловали ваших сородичей.
− Сегодня мы услышали здесь вовсе не голос разума, − заговорил Веррант. − Мы услышали голос перепуганного инстинкта, который живет во всех нас. Но страх − плохой советчик. Он заставляет действовать необдуманно и неразумно. Он включает другой инстинкт, который мы хотим в себе обуздать и заставить подчиняться воле разума. А разум говорит, что мы можем жить в мире и без запретов устанавливаемых из страха.
− До меня дошли слухи, что перед нашим прибытием здесь побывали дархи и расстреляли чей-то корабль, а вы на это просто смотрели и ничего не сделали.
− Последнее неверно. Мы попытались найти останки тех, кого расстреляли дархи. И ничего более мы не смогли бы сделать, потому что мы не могли открывать огонь по дархам, а они уничтожили пришельца первым выстрелом и тут же убрались. Было впечатление, что они прилетели сюда именно для того, чтобы встретить этот кораблик и уничтожить его.
− Вы что-нибудь нашли в его обломках?
− Ничего, что могло бы нас заинтересовать. Только мелкие обломки, по которым можно понять, что технология уничтоженного корабля не особенно высока. Титан, алюминий, железо. Органика, если была, то вся сожжена и остались лишь следы разлетевшихся органических газов.
− Капитан, вы нужны в медблоке и немедленно, − раздался голос врача в коммуникаторе.
− Что-то серьезное? − спросил Веррант, вскакивая.
− Да, сэр. Очень серьезное. Приходите и все увидите.
− Уже иду.

Напротив доктора за столиком сидела девушка. Странная девушка с необычной коричневой кожей на лице и руках, одетая в белый медицинский халат.
− Присаживайтесь, капитан, − произнес врач, указывая на экран, где появилось изображение палаты изолятора с серым пришельцем, изображение вдруг начало меняться, и в несколько мгновений тело пришльца изменилось, и вот уже вместо серого зверя на столе лежит обнаженная девушка с необычной коричневой кожей. Та самая, что сидела за столиком перед врачом.
− Что это значит? − спросил капитан, взглянув на врача.
− Это значит, что я позволила вам это увидеть прежде чем ваши эксперты в десять глоток заявят, что эти кадры являются компьютерной симуляцией, − заговорила незнакомка.
− Кто вы? − спросил капитан, глянув на нее.
− Мое имя − Дарина Бер Тарра. − Ваши друзья расстреляли мой корабль, как только он вышел из прыжка. Хотя ваш доктор и заявляет, что они не ваши друзья, но мне в это плохо верится, потому что вы не попытались их остановить, когда они стреляли.
− Стоп-стоп-стоп, − замахал руками капитан. − Прежде чем кидаться такими заявлениями вам придется объяснить, что за корабль, когда и где? Потому что таким образом как вы это сделали нас можно голословно обвинять в расстреле любых кораблей в радиусе десятка световых лет, только потому что мы тут рядом и не помешали это сделать. Но для начала я хочу узнать, кто вы. Не имя и не должность, а ваш биологический вид и происхождение.
− В данный момент мой биологический вид называется − дентрийка. Вам знакомо это слово?
− Нет, не знакомо.
− Я так и думала. И это значит, что объяснять что-либо дальше − так же бессмысленно, ибо вам окажется незнакомы ни названия планет на нашем языке, ни временные интервалы, назвнанные в чужих единицах. Единственная информация обо мне, которая вас возможно заинтересует, это то, что я прилетела издалека, из тех мест, которые вы и ваша наука считает недосягаемыми, из-за того, что вы называете Границей Тьмы.
− Ты прилетела из-за Границы Тьмы?! − воскликнул капитан.
− Капитан Веррант, не так ли? − произнесла девушка, глядя в его взволнованное лицо. − Информация, которой я владею, для вас не более полезна, чем знание закона всемирного тяготения для человека, мечтающего долететь до звезд в дотехнологическую эру.
− Вы хотите сказать, что у вас нет средств для преодоления Барьера Тьмы?
− Если вы страдаете забывчивостью, капитан, я напомню, с чего мы начали разговор. А начали мы с того, что ваши друзья уничтожили мой корабль. Я вполне могу поверить, что эти ваши друзья вам совсем не друзья, но пока у меня нет доказательств обратного, я буду считать, что вы были заодно с теми, кто это сделал. И это значит, что я сейчас нахожусь в том же положении, что и вы. То есть я не могу покинуть пределы этого заколдованного места, откуда ни один корабль не может вылететь наружу. Говоря прямо, я попросту влипла в ваше болото, капитан. Влипла и мне сейчас некуда улетать, потому что поблизости нет ни одного мира, где бы жили мои сородичи.
− Откуда вы можете быть в этом уверены?
− Из простой логики. Моя раса слишком заметна, чтобы о ней было бы ничего не известно в том месте, где кто-то из нас появлялся. Я уже поняла, что появись я в своем виде посреди толпы на вашей станции, здесь возникла бы паника, а то и что похуже. Мне это совершенно не нужно, потому я и предстала перед вами в виде, который, я полагаю, вас не особенно шокирует.
− Но вас уже видели в другом виде.
− Не так много кто меня и видел. Еще меньше видели, как я из той обратилась в эту. Так что, все это вызовет не более чем сплетни и сказки, в которые по большому счету мало кто поверит. А документальные видео свидетельства, как я уже сказала, легко принять за компьютерную подделку.
− Тогда, зачем вы мне все это говорите?
− Все очень просто, капитан. Мне нужен законный статус. Такой, чтобы вокруг меня не носилась со свистом толпа любопытных, желающих знать обо мне все, вплоть до того, из какой задницы я сру. Прошу прощения за язык, которым я изъясняюсь, я его учила в не особенно дружелюбной компании. Если же вы поможете мне получить такой статус, я могу помочь вам в каких-то ваших делах. В частности предоставить вам информацию о внешнем космосе, ту, что я знаю.
− А если я захочу получить информацию, которую вы считаете секретной?
− С вашей станции, капитан, каждый день улетает по несколько кораблей. Я могу в буквальном смысле прикинуться шлангом и улететь на любом из них так, что вы даже не заподозрите, на каком именно и в какую сторону я улетела.
− И все равно непонятно. Если вы можете так просто улететь куда угодно, то вы можете это сделать и получить законный статус на той планете, какой вам захочется. Там это сделать намного проще, чем здесь.
− Ну, что же, будем считать, что мы не сумели понять друг друга, − объявила Дарина Бер Тарра, подымаясь из-за стола и мгновенно меняясь. Капитан так же поднялся, потому что не уже мог сидеть, когда перед ним оказался огромный серый зверь.
− Дарина, не делайте этого! − раздался вдруг возглас врача, и он тут же оказался рядом.
− Вы не знаете, что я делаю, доктор, − заявила пришелица. За ее спиной широко распахнулись большие крылья, и все ее тело вдруг вспыхнуло ярким белым светом.
− Не уходите! − воскликнул врач. − Прошу вас, не уходите!
Он вдруг опустился на колени перед существом из божественного света, и капитан внезапно понял, что еще немного, и чудо исчезнет навсегда, если он что-то не сделает.
− Я сделаю то, что вы просите! − воскликнул он, глядя в широко раскрытые глаза ангелицы. Осознание этого факта пришло как озарение, и капитан понял лишь, что перед ним ангелица фелинасов, а не людей. Но это уже ничего не меняло. − На нашей станции много разных существ, − продолжил говорить капитан. Появление еще одного ни для кого не станет сюрпризом, и не привлечет особого внимания. Мы просто запишем, что вы прибыли на каком-нибудь из транспортов, и не важно на каком. Вы сами выберете.
− Хорошо, − раздался ее голос в ответ. − Вы меня уговорили. − В ту же секунду свет исчез, а на месте крылатого существа осталась странная коричневокожая девушка в белом медицинском халате.
− Доктор, у нас срочный пациент! − послышался вызов из коммуникатора. − Тяжело раненый шарн.
Врач тут же покинул свой кабинет, и вслед за ним вышла Дарина, а за ней и капитан.
− Что с ним? − спросил врач, когда рядом появилась каталка с раненым существом.
− Ножевое ранение в грудь, − объявил кто-то. − Была потасовка в баре. Там еще двое раненых, но полегче, чем шарн.
Врачи работали почти на пределе. Рану быстро обработали и зашили, но шарн потерял много крови, и его организм не выдерживал. Он умирал на глазах врачей и еще двух свидетелей оказавшихся рядом, но за стеклом.
− Вы ведь можете ему помочь? − спросил капитан, глянув на женщину.
− Достоин ли он этой помощи? − спросила она. − Пьяная драка в баре... − Она вдруг шагнула в сторону и никем не задержанная вошла в операционную. Кто-то из ассистентов попытался ее остановить, но Дарина обошла человека и встала рядом с врачом, что вводил пациенту очередную инъекцию.
− Это не в правилах хищников, но, − произнесла она, и врачи резко отпрянули от стола с пациентом, потому что на волосатую грудь шарна легла большая серая лапа с когтями. Вот только когти не впились в плоть, а вспыхнули ярким светом, который сошел с когтей на грудь шарна, и на мгновение осветил все его тело. Шарн дернулся и резко вздохнул, открывая глаза.
− Вы ничего не видели, − произнесла женщина, убирая руку с груди излеченного и глядя прямо в глаза главврачу. − Остальных вы излечите сами, у меня не так много сил, − заявила она и прошла на выход. Она лишь глянула на капитана и направилась к выходу из медблока.
− Куда же вы?! − воскликнул Веррант, догоняя ее в коридоре.
− Мне нужен хороший обед и каюта, капитан. Вы можете сделать такую малость?
− Разумеется! − тут же ответил он. − На станции есть несколько уровней, − начал свой рассказ командир станции. − Командный, посольский, военный и группа коммерческих. На командном есть несколько гостиничных номеров, предназначенных для гостей команды станции, и в одном из них вы и можете остановиться. Там же есть и все необходимые удобства для жизни. Столовая и бар, несколько увеселительных заведений, медицинский отдел, спортивно-тренировочный, хотя самое лучшее трениривочное оборудование у военных, но туда не пускают чужих. Если вы не хотите привлекать к себе внимание, туда лучше не ходить.
− Вы так это говорите, капитан, словно я настаиваю пустить меня к вашим военным. На самом деле, мне было бы достаточно и самого последнего закутка на нижнем уровне.
− Думаю, вы выберете сами, где вам будет удобнее, − объявил капитан. − A пока − здесь. − Перед ним открылась дверь лифта на командном уровне, и капитан провел Дарину за собой, одновременно давая распоряжения на ее счет оказавшимся по близости подчиненным.
К вечеру у нее был и номер, и новое удостоверение личности, и подобающая человеку одежда.

* * *

Щерг смотрел на вошедшего человека молча. Он понял, что это человеческая самка, и ожидал ее слов, потому что люди сюда приходили только для того, чтобы о чем-то просить. Но эта женщина не заговорила сразу, а прошлась по холлу осматриваясь и остановилась напротив щерга так и не сказав ни слова. А взгляд щерга привлек знак, что она носила на груди. Знак изображал вставшего на дыбы фелинаса, за спиной которого серебром сияли раскрытые крылья.
− Вы никогда не встречались с Дикой Местью? − вдруг заговорила женщина, глядя щергу в глаза.
− Не понимаю, о чем вы, − произнес тот.
− О том, что некое существо, которое случайно оказалось в вашем секторе, которое вы оскорблили нанесением ему телесных повреждений, может пожелать отплатить вам за это оскорбление. Вы его совсем не помните? − она подняла руку к груди и коснулась пальцами своего знака.
− Не понимаю, о чем вы говорите, − заявил щерг.
− Очень жаль, что не понимаете, − произнесла она. − Но, я полагаю, вы это поймете, когда обнаружите дыру в своем сундуке. Знаете, если бы вы хоть чуточку раскаялись бы в содеянном, Дикая Месть обошла бы вас стороной, но вы ничуть не раскаиваетесь, и это означает, что вы для нее − Законная Добыча. Прощайте. − Она развернулась, быстро прошла к выходу и скрылась за дверями. Щерг несколько мгновений обдумывал сказанное, затем бросился вслед за ней, но снаружи ее не оказалось, и он некоторое время ходил по коридору, безрезультатно выискивая ее след.

* * *

− Скажите, капитан, как вышло так, что здесь, у дикой звезды, рядом с которой и планет порядочных нет, оказалась ваша станция? Здесь ведь нет ничего, что привлекало бы ваш интерес.
− Звезду выбирали из принципа, чтобы она находилась в геометрическом центре между четырьмя крупнейшими населенными мирами нашей части галактики. Этим мы подчеркиваем равноправие всех, прибывающих сюда рас, как учредителей, так и малых, и слабо развитых рас. Вы, по-прежнему, не хотите, чтобы о вас знали, Дарина? В будущем это может вызвать осложнения политического характера. Кто-то может даже посчитать, что раз вы скрываетесь, значит, вам есть, что скрывать.
− Я и не отрицала, что мне есть, что скрывать. Однако, я действую так, в первую очередь, в ваших же интересах. Не в ваших лично, но в интересах всех разумных. Объявление обо мне, скорее всего, вызовет ненужные волнения и лишние вопросы, которые могут привести даже к трагическим последствиям.
− Какая может быть трагедия в информации о пришельце из-за Барьера Тьмы?
− Представьте себе свой мир в предкосмическую эпоху, капитан. Представьте, что у вас там появился кто-то из инопланетян и заявил о себе, но при этом он оказался не доступен всем и не способен вам помочь не то что в космос подняться. Он не может вам помочь и аэроплан из фанеры сделать. Но при этом все свидетели, что он прилетел из космоса, что его развалившийся в атмосфере корабль летал там, и наверняка мог не только садиться, но и взлетать с планеты.
− Садиться и взлетать − это разные вещи.
− Разумеется. Это вы сейчас знаете со своей высоты, а сколько времени ушло на то, чтобы это понять? Я не знаю вашей истории, но вы, наверняка, знаете свои примеры, когда появление пришельцев приводило к серьезным последствиям.
− Первый контакт действительно был серьезным событием, но он не принес никаких трагедий, − заявил капитан.
− Для вас − да, но не для пришельца, которого сбили ваши соседи на подлете. Вы ведь утверждаете, что мой корабль сбили не ваши друзья, но существа, которые это сделали, вам хорошо известны.
− У нас до сих пор нет никаких доказательств, что тот корабль был вашим. В космосе нашли некоторые фрагменты корабля, но в них нет ничего, что бы указывало на какую-то иную технологию.
− Я буду с вами предельно откровенна, капитан. Вы не нашли бы никакой иной технологии, даже если бы я посадила свой корабль в вашем причальном доке и бросила его вашим ученым на растерзание. Более того, в случае жестокой необходимости, я могу летать в космосе вообще без какого-либо корабля. Эту мою способность вы можете использовать для себя, если у вас произойдет что-то такое, что надо срочно что-то перердать на корабль, оказавшийся рядом со станцией, а у вас нет такой возможности из-за кских-нибудь технических неполадок.
− Ну что же, госпожа Дарина Бер Тарра, я думаю, нам пора заканчивать эту беседу. У меня еще много работы.
− Да, не буду вас более задерживать.

* * *

− А я вас ищу. Можно? − Человек в форме, получив разрешение, опустился за столик рядом с девушкой, − Я Берг Сарт, начальник службы безопасности станции. Я должен задать вам несколько вопросов, госпожа Дарина Бер Тарра.
− Я слушаю, господин Сарт.
− Командор Веррант меня предупредил, что на некоторые вопросы вы не станете отвечать, но я обязан их задать. И, первый вопрос, как называется ваша раса?
− Боюсь, что наше самоназвание окажется для вас неприемлемым для произношения или записи, − заговорила Дарина. − Но, если в вашем языке есть название для существ некоего особого типа, то вы можете использовать это название. В переводе оно должно означать нечто наподобие "крылатый фелинас".
− Но вы ведь не принадлежите расе фелинасов?
− Нет, разумеется. Я всего лишь похожа на них в том виде, который мы считаем своим. Если взять ваших фелинасов, добавить им крылья, то и получится нечто похожее на нас.
− Вы действительно способны изменить свой облик?
− Да, способна.
− Я могу знать, до какой степени?
− Я могу принять облик любого живого существа, вплоть до диких животных и растений.
− И это означает, что вы можете принять и облик крупного опасного хищника?
− Безусловно. Более того, мой собственный вид именно таков, и я еще не встречала на вашей станции кого-либо, кто был бы крупнее, меня в моем собственном виде.
− И это означает, что в своем собственном виде вы можете представлять опасность для других обитателей станции?
− Ровно в той же степени, в какой опасны вы, когда держитесь за свое оружие.
− Я себя контролирую, и мое оружие служит для защиты, а не для нападения.
− Я себя тоже контролирую, и мои когти и клыки служат для охоты, а не для нападения.
− И все же, может случиться так, что вы окажетесь чем-то недовольны и решите применить свою силу для того, чтобы получить желаемое? Так?
− Безусловно. Наш закон прямо указывает, что прав тот, кто сильнее.
− Такой закон не достоин называться законом разумных существ.
− Это закон природы, господин Сарт. А законам природы подчиняются все без исключения.
− Очень странная философия. И еще более странно, почему при такой философии Веррант считает вас чуть ли не ангелом во плоти.
− Предрассудки часто мешают понять истину. Я не ангел и не дьявол. Я − такое же разумное существо, как и вы. Ну, за некоторыми исключениями.
− И какими же?
− У нас есть некоторые способности, которые вы можете посчитать невозможными. То же изменение вида вам кажется если не сказкой, то фантастикой, как минимум.
− Пока я этого не увидел своими глазами, я и не поверю.
− Это ваши личные проблемы, господин Сарт.
− Мои? − удивился он. − Вы не желаете доказать свои слова?
− Похоже, я неправильно выразилась. Это проблемы не ваши личные, но проблемы вашей расы в целом. Вы не верите словам даже своих сородичей, зачем же мне пытаться что-то доказывать неверующим?
− А почему я должен верить?
− Вы не верите собственному начальству? Это к терапевту. Ничем не могу помочь.
− Берг, у нас проблемы в желтом секторе, − внезапно раздался голос из коммуникатора начальника СБ. − Ты нужен здесь, шеф, могут появиться трупы.
− Иду, − ответил тот и бросив свой завтрак вышел из-за стола ничего не сказав инопланетянке. Человек и не увидел, что она проследовала за ним, и когда один из служащих объяснял, что произошло, Дарина Бер Тарра была рядом.

− Этот бандит захватил заложника и требует, чтобы мы выпустили его корабль. Он перевозил запрещенное оружие и попался на этом с поличным.
Два человека еще обсуждали, как действовать, когда из-за угла внезапно донесся дикий вопль, а затем послышалось рычание, в котором угадывалась речь на человеческом языке.
− Вы можете пройти сюда, господин Берг Сарт, − говорил рычащий голос. − Бандит уже безоружен, а заложник немного в обмороке из-за моего вида.
Сарт выглянул из-за угла и увидел кошмарную картину. В коридоре стоял огромный зверь и прижимал лапой к полу человека. Рядом лежал еще один человек, а в стороне валялось оружие.
− Кто ты? − произнес Сарт, медленно продвигаясь вперед и не опуская оружие.
Зверь не ответил на вопрос, авнезапно переменился, и Сарт вздрогнул от этой быстрой перемены. Над поверженным бандитом теперь сидела женщина − Дарина Бер Тарра.
− Он ваш, − объявила она, и бандит дернулся, пытаясь подняться, но это ему не удалось, потому что женщина вновь обратилась в большого зверя и пришпилила его лапой к полу.
− Полагаю, мне здесь больше нечего делать, − прорычала она, когда задержанного увела охрана. − Очень жаль, что ваш закон не позволяет мне его сожрать прямо здесь.
− Это не смешная шутка, − произнес Берг Сарт и вздрогнул вновь из-за того, что инопланетянка перед ним исчезла. − Где она? − спросил он, обернувшись, но этого никто сказать не мог.

* * *

На экране была натуральная порнография с участием Дарины Вер Дарры и некоего мужчины человекоподобной расы. Они уже лежали в постели и занимались сексом, а коментатор, которым выступал хозяин борделя, утверждал, что перед этим женщина объявила мужчине, что собирается его сожрать после спаривания. Только он этому не поверил и "согласился", хотя, согласие его не имело смысла, потому что Дарина Бер Тарра в этот момент играла роль проститутки, которая обслуживала клиента того самого борделя.
Оргия продолжалась несколько минут, а затем женщина объявила, что пришло ее время получать наслаждение, напомнив, что собирается его сожрать.
− И как же ты это сделаешь? порежешь меня на кусочки, пожаришь и съешь? Или сначала сваришь?
− Нет, я тебя живьем проглочу, мой маленький, − проговорила она и в одно мгновение обратилась в огромного хищника, на животе которого продолжал лежать мужчина. Он открыл глаза, дернулся и завопил, но вопил не долго. Хищница подхватила его передними лапами, словно руками втолкнула в свою пасть и проглотила, после чего уселась посреди комнаты, некоторое время вылизывала свой живот и заднюю промежность, после чего вернула себе человеческий облик и одевшись направилась к выходу.

Инопланетянку задержали без боя. Она и не сопротивлялась, когда ее окружило три спецгруппы службы безопасности станции, и ее препроводили в камеру, где вскоре появились капитан Верант и Берг Сарт.
− Похоже, вы понимаете, почему вы здесь, − произнес Веррант, оказавшись напротив единственного окошка, через которое была видна внутренность камеры.
− Да, капитан, понимаю. Меня сюда привели ваши остолопы, и сделали это, надо сказать, очень грубо. Но я это стерпела, потому что глупо обижаться.
Веррант резко отпрянул от двери, потому что женщина шагнула прямо к окошку и прошла сквозь него и сквозь дверь.
− Вы могли бы прямо сказать, что вас беспокоит, а не устраивать спектакли с задержанием, капитан Веррант, − произнесла она.
− У нас появились свидетельства, что вы нападаете на людей и употребляете их вместо обеда, произнес Веррант, отступая от оборотня.
− И много у вас таких свидетельств? − тихо спросила она.
− А вы, похоже, их и не отрицаете.
− Отрицать, что у вас появились какие-то свидетельства, бессмысленно. Если что отрицать, то отрицать надо вранье о том, что я якобы на кого-то нападала. Нападения были совершены на меня. И уже не один раз. И нападавших я действительно сожрала. Но ваше обвинение почему-то врет о том, что это я якобы на них напала.
− Наш закон запрещает людоедство, и вы обязаны этот закон соблюдать, − проговорил Веррант.
− У нас разные представления о том, кто и что обязан делать. Это вы обязаны защищать обитателей станции от нападений, но вы, почему-то, защищаете тех, кто нападает, а не тех, кто этих нападающих окоротил. Может, они вам платят за то, что вы им разрешаете нарушать ваши же законы?
− После того, что вы сделали, вы не имеете права никого здесь обвинять в чем-либо! − воскликнул Веррант.
− И что теперь? Вы будете меня сажать в дырявые клетки или убивать? Убить себя я никому не позволю. А лишить меня свободы вы не способны в принципе. Вам следует забыть тех бандитов, которых я сожрала. Но, если это вас не устраивает, в следующий раз я их буду оставлять вам.
− Следующего раза не будет, потому что мы вам этого не позволим!
− Приставите ко мне охрану и будете разгонять всех бандитов вокруг? − усмехнулась она. − Пожалуйста. Можете начинать. − И она исчезла, растворившись в воздухе.
− Где она?! − воскликнул Сарт.
− Дьявол! − раздались голоса, но инопланетянку больше никто не видел.

* * *

Темные сектора лихорадило. Началось с исчезновения нескольких человек и инопланетян. Затем произошла вооруженная стычка между местными бандитами и отрядом СБ станции. И все закончилось ктастрофически. Сектор оказался разгерметизирован в результате взрыва на одном из уровней и отсутствия межуровневых перегородок, которые оказались снятыми неизвестно кем еще до начала этих событий. Погибло более десяти тысяч представителей самых разных планет, и теперь персонал станции занимался сбором и переносом погибших из аварийных секторов к кораблям, увозившим погибших в космос.
В то же время, один из секторов оставался закрытым, потому что был захвачен одной из банд-групп, и проникновение в него затруднялось из-за большого количества взрывчатки, установленной бандитами в переходах, и взрывы в тех местах грозили смертью не только преступников, но и множества невинных, захваченных бандитами в заложники.
Совещание СБ станции продолжалось несколько часов. Доклады и обсуждения ничего не дали, и капитан Веррант уже собирался закрыть заседание, когда дверь в помещение внезапно открылась и перед множеством людей появилась инопланетянка.
− Что вам здесь надо? − заговорил Берг Сарт, выходя к ней навстречу и вынимая оружие.
− Мне нужно, чтобы вы сняли с меня все обвинения в обмен на некоторые бесценные услуги, которые я могу вам оказать в сложившейся ситуации.
− Откуда вам известно о том, какая ситуация у нас сложилась? − заговорил Веррант.
− Смешной вопрос, капитан. Откуда вам известно, что здесь светят лампы? Откуда вам известно, что я что-то сейчас сказала? Откуда вообще все? Я знаю, что на станции проблемы в нижних секторах. И я утверждаю, что способна вам помочь справиться с проблемами. Например, мне почти ничего не стоит сделать вот так.
Женщина на мгновение исчезла во вспышке света, затем появилась вновь, но вместе с ней рядом появился человек, которого все официальные лица станции уже знали, потому что он был именно тем самым террористом, что выходил на видео связь с требованиями предоставить корабль для его банды.
− Что за черт?! − завопил он и тут же получил тычок в спину, от которого влетел прямо в руки начальника СБ.
− Я могу в течение пяти минут доставить сюда всех его подельников, и они не успеют не только активировать свои бомбы, они не успеют и понять, что происходит, капитан. После этого вы спокойно дождетесь прибытия военных специалистов, которые проведут разминирование переходов между секторами. − произнесла женщина. − Вам это надо?
− Зачем вам это надо, если вам плевать на все наши обвинения? − спросил Веррант.
− Вам придется выбирать, капитан. Выбирать вариант объяснения, в который вы поверите. Вариантов этих не особенно много. Первый − я ужасное чудовище и делаю это потому, что хочу притупить вашу бдительность, а на самом деле желаю вас всех сожрать. Второй − почти то же самое, но я хочу все сделать так, чтобы вы сами мне дали разрешение жрать вас. И Третий вариант − все совсем не так, и я действительно хочу помочь вам справиться с вашими проблемами, а инцидент с людоедством был только следствием того, что я не все в вас понимаю, и ваш закон не считает, что за преступления надо платить. Выбирайте сами, а я свой шаг навстречу сделала. − И она умолкла, глядя на охранников, державших пойманного главаря бандитов.
− Вы требуете с нас сделать выбор, не предоставив никаких доказательств, − произнес Берг Сарт.
− Доказательств чего? − спросила инопланетянка.
− Доказательств того, какой из вариантов вы считаете имеющим место.
− Лично мне эти доказательства не требуются. Я назвала вам варианты, вы можете добавить к ним свои и сделать выбор, в какой из них вы верите.
− У нас так дела не делаются, − заявил Веррант.
− Да, я уже в курсе, что вы любите потянуть кота за хвост в то время, когда все висит на волоске от гибели. Если бы вы не рассусоливали, сейчас ваши люди уже приступили бы к разминированию и, быть может, даже его закончили бы. Но вас, почему-то задевает мысль о возможности получения помощи от меня. Из-за ваших предрассудков, я так полагаю. Знаю, что вы не решите все прямо сейчас, поэтому я уйду и подожду ваше решение в другом месте. Если захотите, вы найдете меня в той каюте, что вы мне выделили в первый раз. − В следующий момент инопланетянка исчезла, и вокруг тут же начался шум, который вскоре приутих и перешел в более спокойное обсуждение случившегося.
Команда станции, наконец, приняла решение, и к инопланетянке отправились двое − капитан и начальник СБ. Они объявили, что примут ее помощь, и вскоре началась работа.
Террористы появлялись в широком зале по двое, по трое, их тут же хватала и обезоруживала охрана, после чего захваченных отправляли в камеры, а Дарина Бер Тарра отправлялась за очередной группой. В течение десяти минут было захвачено и обезврежено более двух десятков бандитов, и группа минеров приступила к обезвреживанию зарядов, перекрывших проходы в сектор.

* * *

− Что вы здесь делаете? − рычание большой черной кошки могло бы напугать кого угодно, только не женщину, что вошла в холл апартаментов посольства фелинасов.
− Меня зовут Дарина Бер Тарра, − объявила незваная гостья. − Я здесь потому, что ваши секретари − тупые животные, которые не понимают, кого задерживать надо, а кого нет. − Голос инопланетянки рычал на языке фелинасов, и только поэтому, двое львов-охранников не кинулись на нее в этот момент, а остановились и теперь ждали указаний посла.
− Откуда ты знаешь наш язык? И кто ты такая? − заговорила Рарса, переходя на человеческий язык, который на станции считался языком межпланетного общения, потому что именно люди стали инициаторами этого строительства.
− Очень странно, что вы не знаете о том, кто я. Ваша раса является учредителем, и вы не имеете всей информации, которой располагает капитан станции?
− Вам не удастся расколоть нас, − зарычала Рарса.
− Расколоть? − удивленно вопросила женщина. − Я не пытаюсь раскалывать ваш союз. Я всего лишь пытаюсь понять, кто желает этого союза искренне, а кто только делает вид, что желает союза, а в реальности только вредит делу. Если до вас не дошла информация о том, кто такая Дарина Бер Тарра, то это означает, что вторые на этой станции действительно есть, потому что капитану станции известно, кто я, начальниику СБ станции известно, кто я, а вам это неизвестно. Значит, либо кто-то не передал информацию, либо кто-то ее не допустил до вас. У меня есть к вам одно предложение, посол. Вы сейчас попытаетесь разобраться со своими подчиненными, по поводу того, почему эта информация до вас не дошла, а я подожду. Здесь. − Женщина прошла через зал и опустилась на скамейку у стены.
Охрана по приказу Рарсы осталась рядом и не спускала с нее глаз, а посол вернулась в свой кабинет и через несколько минут выскочила оттуда чуть ли не пулей. В ее глазах горела ярость, и большая кошка остановилась напротив инопланетянки, задержав свое нападение только потому, что ее остановил разум.
− Что вам здесь надо? − зарычала кошка.
− Итак, вопрос остается тем же, но лишь немного меняется по содержанию. Вопрос − кто из вас по-настоящему не желает межпланетного союза?
− Это вы его пытаетесь разрушить! − зарычала Рарса, − Но вам это не удастся сделать!
− Значит, это я, по-вашему, утаила информацию? − усмехнулась женщина. − Это вы ее утаили! Вы, а не я! Вы не передали ни капитану, ни начальнику СБ информацию, которая помогла бы им сразу понять, кто я такая. В результате, они в неведении до сих пор! Полагаю, от шарнов вы тоже много чего скрыли. Так что, это не я пытаюсь разрушить союз. Это вы сами его не желаете создавать!
− Посол, на связи Кшиар'Ан, он желает с вами срочно переговорить, заговорил появившийся рядом кошак.
− Возможно, маг Кшиар'Ан хочет вам сообщить что-то важное, госпожа посол, − заявила инопланетянка. Рарса чуть промедлила, затем знаком указала никуда не выпускать гостью и умчалась в свой кабинет.
− Кшиар'Ан, − заговорила Рарса, появляясь перед экраном связи, на котором ждал шарн.
− Я уже сообщал вам, Рарса, что на станции появилось некое существо, обладающее Силой, − произнес он. − По моим сведениям, сейчас оно находится в вашем секторе.
− Это существо, господин Кшиар'Ан, − дракон − высшее существо расы дархов. И я только что с ним говорила. Не знаю, что ей надо, но ведет она себя очень странно и непонятно.
− Дракон? − удивился Кшиар'Ан. − Многие из нас не верят в существование драконов. Драконы − это миф.
− Для нашей расы драконы − это не миф, а олицетворение Самого Ужаса, против которого мы всегда дрались, Ужаса, который угнетал наш мир, ужаса, который управляет дархами.
− Это существо действительно так ужасно? − спросил Кшиар'Ан. − Ужасно по виду?
− По виду драконов различить невозможно. Они его меняют как захотят.
− В это сложно поверить, Рарса.
− Запросите у СБ станции информацию о женщине по имени Дарина Бер Тарра, господин посол. Когда прочитаете, свяжитесь с Веррантом и со мной. Мы должны срочно встретиться. Это дело слишком серьезно, чтобы пускать его на самотек.
− Хорошо. Я так и сделаю, Рарса. До скорой встречи.

Часть 5.


Дарина Бер Тарра все еще сидела на скамейке, когда Рарса вернулась.
− Полагаю, вы не станете возражать против моего присутствия на вашем собрании, госпожа посол, − произнесла женщина, подымаясь со своего места. − Вы ведь считаете, что я представляю ваших дархов.
− Дархи не мои! − гневно зарычала Рарса.
− Извините, я оговорилась. Но вы считаете, что я представляю дархов, и в таком случае, нет никакого смысла отказываться от общей встречи.
− Мне известны твои способности... − заговорила Рарса.
− Значит, ты понимаешь, что мне нужен именно разговор с вами, а не ваша смерть, потому что мне ничего не стоит с моими способностями взорвать эту станцию и уничтожить здесь всех.
− Чего вы хотите от нас?! − зарычала Рарса.
− Разговора. Я хочу разговора. Неужели это такое ужасное желание, что вы боитесь простого разговора?
− Я не верю, что вы желаете простого разговора.
− Неверие − это ваша личная проблема, Рарса.
Рядом снова появился черный фелинас и объявил, что Кшиар'Ан и Веррант ждут посла фелинасов в зале собраний.
− Вы возражаете против моего присутствия?
− Нет, − фыркнула черная кошка и направилась к выходу из сектора.

Когда вслед за Рарсой в зал встреч вошла Дарина Бер Тарра, посол шарнов поднялся со своего места и замер, глядя на нее широко раскрытыми глазами.
− Дарина Бер Тарра? − произнес Веррант. − Что вы здесь делаете? И кто вас сюда впустил?!
− Все дело именно в ней, и я не вижу смысла оставлять ее за дверями, − заявила Рарса. − Это существо является представителем расы драконов, управляющих дархами.
− Чтобы не вступать в споры, скажу сразу, это всего лишь догадка посла фелинасов не подтвержденная ничем, кроме схожести некоторых моих способностей со способностями тех самых драконов, − заявила Дарина Бер Тарра. − И, до тех пор, пока я не встречусь с драконами дархов, и не получу прямого подтверждения, что они мои сородичи, я их таковыми считать не собираюсь. И сразу скажу, что мне известно достаточно много разумных рас, которых очень легко спутать с нами из-за схожести способностей. Если же вы будете пытаться обвинять меня в преступлениях другой расы только на основании того, что я на них похожа, мне придется предъявить подобное обвинение вам самим. Обвинение в преступлениях людей против моей расы. Желаете?
Она замолчала, и послы некоторое время переглядывались, обдумывая сказанное.
− Вы считаете приемлемым находиться здесь и подслушивать наши мысли? − заговорил посол шарнов. − Согласно нашему закону, это абсолютно неприемлемо. Вы должны выйти, пока мы обсуждаем сложившуюся ситуацию.
− Прогнав меня отсюда, господин Кшиар'Ан, вы не добьетесь ничего хорошего, − заявила женщина. − Вы даже не будете уверены в том, что я отсюда ушла, потому что мои способности позволяют мне сделать вид, что я вышла так, что вы все это увидите, а на самом деле я останусь, чтобы узнать, до чего вы тут договоритесь.
− Мы не собираемся ничего обсуждать в вашем присутствии, − заявил Кшиар'Ан.
− Вам это придется сделать, − заявила Дарина Бер Тарра. − Придется, потому что для этого есть серьезные причины.
− Какие причины? − заговорил Веррант.
− Ну что же, я полагаю, что настало время, − объявила инопланетянка и мгновенно переменилась. Посреди зала оказалась большая крылатая львица. Веррант на это обращение почти не прореагировал, потому что уже видел такое. Рарса вскочила с места и замерла, глядя на крылатое существо, похоже на ангела ее расы. Шарн же выхватил из-за пояса некий прибор, направляя его на Дарину.
− Есть три причины, по которым вы здесь, − зарычала крылатая львица. − Причина первая − твоя, Рарса. Ты действительно желаешь того о чем говорила, а именно сотрудничества всех разумных рас. Вторая причина − ваша, Веррант. Вы здесь, потому что ваше правительство желает держать весь космос под контролем, и оно выбрало достаточно разумный способ для этого. И третья причина − твоя, маг, − крыльвица глянула на шарна, все еще державшегося за свой жезл. − Вы здесь потому что ваши предки предсказали нынешние события. Но не сказали ничего конкретного, а объявили лишь то, что эти события будут очень серьезны и решат судьбы космоса.
− Ты не назвала еще одну причину, − заявил Кшиар'Ан. − Причину, по которой здесь ты.
− Да, маг, ты прав. Я не назвала еще одну причину. Только эта причина не относится к вашему союзу. Не относится, потому что мой мир находится далеко отсюда, он там, в далеком космосе, за барьером, который вы называете Барьером Тьмы. Я застряла в вашей яме и уже не мало лет болтаюсь здесь, промеж разных миров. Я могу много чего рассказать, и я собираюсь это сделать прямо сейчас и здесь. Я не собираюсь исполнять ваши законы, господа. Ни законы людей, ни законы фелинасов, ни законы шарнов. Я исполняю только законы своего рода, которые вы для себя никогда не сможете принять, ибо для вас они невыполнимы. И я не собираюсь сохранять ваши секреты, которые вы создали на пустом месте. В первую очередь это относится к вам, господин маг, вы вступили в союз, но не посчитали возможным информировать своих союзников о том, кто вы и кто те, кто вас послал. Ваше правительство, господин Веррант, желало получить в первую очередь информацию об инопланетянах и инопланетных технологиях. Вы построили эту станцию с целью проведения наглого и неприкрытого шпионажа за всеми. К вам, Рарса, претензии те же, что и к шарнам. Вы тоже держите в секрете информацию, которая нужна союзу. Если бы вы ее не держали, Веррант в первый же день решил бы, что я − дракон. И наверняка, придумал бы массу теорий на счет того, зачем дархи заслали меня сюда. Он и не подумал бы считать уничтожение моего корабля дархами доказательством моей непричастности к ним. Впрочем, если бы и шарны не скрывали информацию о себе и своих технологиях, у Верранта появилась бы серьезная головная боль, из-за того, что экспертиза установила бы происхождение моего корабля по обломкам. Потому что я прилетела сюда на корабле, построенном в мире шарнов.
− Это означает, что ты шпионила против нас! − заявил шарн.
− Шпионила? − фыркнула крыльвица, усмехаясь. − Да, конечно, можно и так сказать...
В зале внезапно раздался резкий прерывистый звук, заморгал свет, из динамиков послышалась человеческая речь. Дежурный по станции вызывал капитана, объявляя о появлении флота дархов около станции и о начале их атаки.
Веррант метнулся со своего места и умчался в рубку.
− Я хочу получить гражданство на Фелине, − заявила Дарина Бер Тарра, глянув на Рарсу. − Я могу помочь вам справиться с некоторыми проблемами, доставшимися вам в наследство со времен господства дархов. И я не требую от вас немедленного ответа...
Пол дрогнул, зал наполнился гулом, в динамиках появилось предупреждение об обстреле и попаданиях. Шарн больше не оставался на месте, прошел к выходу и скрылся. Черная кошка прошла навстречу к крыльвице и остановилась.
− Ты ведь можешь изменить свой вид как угодно, − произнесла она. − И представляясь ангелом ты не сможешь доказать праведность своих намерений.
− Ангелом? − переспросила крыльвица. − В вашем мире появлялись существа, похожие на меня?
− Нет, не появлялись. Но именно такими рисуют ангелов в религиозных книгах.
− А какими рисуют драконов дархов?
− Их у нас никто не рисует, потому что нет надобности. Достаточно и видеодокументов.
− Но они не похожи на меня, так?
− Они способны менять себя и сравнение драконов по виду не имеет смысла.
− Для вас, да, не имеет, а для нас, это сравнение может иметь смысл, потому что каждая раса драконов имеет некий первоначальный вид, который считается своим. Я своим считаю вот этот, − крыльвица глянула на себя.
Очередной удар погасил в зале свет.
− Я отправляюсь в рубку, − заявила Дарина Бер Тарра, и перед взглядом Рарсы возникла лишь вспышка света во тьме. Черная кошка не стала больше медлить и сама отправилась в рубку станции, где вскоре обнаружилa Верранта и Кшиар'Ана спорящими по поводу действий инопланетянки.
− Что с атакой на станцию? − спросила Рарса, входя.
− Атака отбита, − произнес офицер, оказавшийся рядом. − Благодаря вовремя появившемуся крейсеру шарнов.

* * *

− Мы отбили атаку, и теперь вы обязаны нам подчиняться, − заявил командир шарнского звездолета.
− Подчиняться? − переспросил Веррант. − Вы шутите, капитан?
− Он не шутит, − раздался голос посла шарнов. − Согласно закону шарнов, который вы приняли, обязанность жизнью означает, что вы обязаны исполнять волю того, кому вы обязаны.
− Вы кое о чем забываете, маг Кшиар'Ан, − раздался голос Дарины Бер Тарры. − Согласно закону, обязанность считается только в том случае, если она не была навязана. Станция Омега отправляла сигнал с просьбой о помощи? Нет! Стало быть, такая обязанность ничего не стоит.
− Посол Кшиар'Ан, − пришел голос со звездолета. − Я приказываю вам применить силу и сместить Верранта. Немедленно!
− Это невозможно, − заявил Кшиар'Ан, глядя на Дарину Бер Тарру, что оказалась промеж ним и мостиком. В руке женщины горел голубой огненный шар.
− Почему невозможно?! − в гневе возкликнул шарн. − Немедленно исполняйте приказ, иначе сообщение о вашей некомпетентности уйдет в метрополию, и вы не только потеряете пост, вы потеряете и свое звание, и свою честь!
− Ваши сканеры действительно выбиты, капитан? − усмехнулась Дарина Бер Тарра. − В таком случае, сообщаю вам одно очень пренеприятное для вас известие. − Станция Омега находится под моей защитой. Меня никто не просил этого делать, но в моем законе нет идиотских ограничений по поводу того, что и как мне делать. Я − Дарина Бер Тарра − вызываю тебя на поединок Рага'Та. Ты прямо сейчас сдашься и откажешься от всех претензий на станцию, либо ты умрешь во время поединка, согласно всем законам шарнов.
− Да кто ты такая?! − выпалил капитан шарнов.
− Я сейчас приду прямо к тебе, недоумок, чтобы ты понял, кто я такая, − произнесла женщина и исчезла. Мгновение спустя со стороны шарнов послышался шум непонятной возни, после чего возник дикий вопль, в котором узнавался голос капитана, и еще через полминуты на волне связи раздался голос инопланетянки.
− Капитан Веррант, вы можете забыть о словах этого недомерка. Согласно законам Рага'Та, этот крейсер теперь принадлежит мне. Он останется здесь, на дежурстве, на случай новых атак дархов. Но вы можете больше не беспокоиться. Ни один шарн здесь не посмеет заявлять вам какие-либо претензии.
− Почему вы это делаете? − спросил капитан.
− Помните Гараанское Межпланетное Соглашение, капитан? Согласно этому соглашению вы определили политику отношения высокоразвитых цивилизаций к менее развитым и установили запрет на любое вмешательство в иные миры и культуры. Тем не менее, вы установили так же и возможные исключения, которые появоляют не считать преступниками тех, кто совершил вмешательство из-за событий стихийного характера. Мое вмешательство я считаю именно таковым. В силу того стихийного обстоятельства, что я грохнулась к вам и застряла здесь на неопределенный срок. Я не из тех, кто может спокойно сидеть в теплой каюте и смотреть как народы некоего мира истребляют друг друга в глобальной войне. Я не из тех, кто может с упоением безумного ученого наблюдать за распространением смертельной эпидемии и ничего не делать для спасения иного вида. С другой строны, я и не из тех, кто будет терпеть нападки со стороны дикарей, и даже если дикарское оружие не способно причинить мне вред, нападающий получит сполна, потому что в нашем роду есть один закон, который утверждает, что нападение на дракона является одним из способов самоубийства.

− Вы считаете свою цивилизацию более развитой, чем наша? − спросил Веррант.
− Подобное сравнение бессмысленно. Если бы вы прилетели к планете, на которой я родилась, вы решили бы, что это абсолютно дикий мир. И я уверена, что он останется таковым, каков есть сейчас, и через тысячу и через десять тысяч лет. Корни нашей цивилизации уходят на три с половиной миллиона лет в прошлое. И к нам неприменимо даже само это ваше слово − "цивилизация".
− И вы собираетесь устроить здесь у нас нечто подобное?
− Нет. Я уверена, что ваша цивилизация не способна жить по нашим законам. Чисто физически не способна. Я не собираюсь тащить вас к своему уровню. Я собираюсь сделать так, чтобы вы не стали нам врагами, когда пробьете свой Темный Барьер. Помните с чего начался Граанский конфликт? Он начался с вмешательства ваших медиков в ход распространения эпидемии граанского синдрома. Медики быстро остановили эпидемию и, казалось бы, конфликта быть не должно, но граанское правительство нашло иной повод для объявления войны. Оно объявило, что вы могли остановить подобную же эпидемию триста лет назад, но не сделали этого. Тогда из-за эпидемии граанская цивилизация была отброшена в варварские времена, наука ослабла, медицина не развивалась, и лишь через триста лет граанцы вышли в космос, хотя могли выйти еще в то время, когда произошла та страшная катастрорфа. Если бы я была там в то время, я не стала бы применять идиотские принципы невмешательства, и очень многое в истории было бы по-другому. И поэтому, я сейчас объявляю вам о том, что я не намерена сидеть сложа руки и смотреть, как вы здесь деретесь друг с другом. Я собираюсь встать на сторону тех, кто искренне желает мира и сотрудничества между разными народами, на сторону тех, кто идет на сотрудничество без всяких задних мыслей, без желания заполучить себе власть и захватить побольше миров. Я собираюсь совершать действия, которые согласно Граанскому Соглашению классифициеруется, как Злостное Прогрессорство. У меня нет выбора, ибо только таким способом я могу остановить назревающую здесь антидраконовскию истерию, которая вырвавшись в большой космос может наделать не мало бед в наших мирах.
− В таком случае, вы могли бы отправиться к дархам и объяснить их драконам, что они ведут себя неправильно, − заявила Рарса.
− Именно с этого я и намерена начать. И именно поэтому я просила у вас, Рарса, гражданства на Фелине, потому что там до сих пор проживает не мало дархов, оставшихся со времен вашего освобождения. Мне нужно только одно, Рарса − твоя вера. Я помогу вам добиться мира. Если же окажется, что драконы дархов невменяемы, я помогу вам справиться с ними.
− Ты призываешь меня поверить дракону? − заговорила Рарса. − Это идет в разрез со всем нашим опытом. Верить драконам − нельзя, потому что драконы − это самые хитрые и самые лживые твари, какие только существуют в космосе.
− Помнится, одним из пунктов Граанского соглашения был запрет на обвинения против видов разумных существ. Вы намерены нарушить этот запрет, посол?
− Я не намерена нарушать этот запрет, но в том же Граанском Соглашении прямо указано, что нарушения соглашения со сторны отдельных личностей не может признаваться нарушением соглашения стороной, которой эта личность принадлежит.
− Прекрасно. Значит, и я лично не обязана исполнять это ваше соглашение. Тем более, что моя раса под ним и не подписывалась.
В рубке возникла вспышка света, и на пол повалился связанный шарн. Рядом с ним оказалась большая серая кошка, которая сделала странное неуловимое движение, и на него среагировал Кшиар'Ан. Он тут же оказался рядом со своим сородичем, тот пришел в себя и открыл глаза.
− Ты! − воскликнул он, глядя на посла.
− Ты обязан ему жизнью, шарн, − заявила серая кошка, склонившись над поверженным. − Твоей силы больше нет. И она к тебе не вернется. НИКОГДА.
− Не-е-ет! − завопил шарн и попытался вскочить на ноги. Но вместо этого он лишь неуклюже приподнялся и повалился назад.
− Что ты с ним сделала? − заговорил Кшиар'Ан.
− На вашем языке это называется − Эфта'Азир. Ты должен понимать, что это такое.
− Я понимаю, но ты не имела права подобное совершать!
− Действительно, маг? − удивилась серая кошка. − Может ты забыл правила поединков Рага'Та, Кшиар'Ан? Я сделала официальный вызов, он его принял и проиграл схватку!
− Он не говорил, что принимает вызов.
− Он принял его действием, маг. Тебе напомнить кодекс поединков, или ты помнишь сам, что это означает?
− Я помню, но ты не принадлежишь роду шарнов и!..
Маг дернулся и замолк, потому что вместо серой кошки перед ним уже стояла шарнка, и знаки на ее одежде однозначно указывали ее принадлежность одному из Древних Храмов шарнов − Храму Таар'Ана.
− Помнишь легенду про Дикого Мага, шарн? − заговорила она на его языке. − Легенду о Диком Маге, обладающем Дикой Силой. В разных версиях называют сороковой или пятидесятый уровень. А в документах Храма Таар'Ана записано число − семдесят четыре. Официально объявлено, что писарь ошибся, когда записывал Уровень Силы, и пропустил десятичную запятую, между цифрами, однако, это всего лишь ХС-7 − Храмовый Секрет номер семь, который установлен на этот факт, дабы не смущать стройную идиллию официальной Храмовой Статистики, утверждающей, что магов более 12-го уровня не существует и существовать не может. У тебя ведь есть стандартный тестер уровня. Ты можешь проверить мои слова, шарн. Просто проведи тест и поймешь, как глупо будет выглядеть любая попытка идти против меня силой со стороны любого шарна.

Часть 6.


− Мы пришли к выводу, что ваше желание помочь должно быть вызвано некими причинами, и для нас очевидно, что за эту помощь вы потребуете от нас нечто такое, что вам сильно нужно. Мы хотим знать сейчас − что же это такое?
− Хорошо, я назову истиные причины того, почему я делаю вам такое предложение. Причина всего лишь одна. Я хочу, чтобы в будущем, когда ваши цивилизации станут сильнее, когда вы познаете все силы природы, мы не оказались под вашим огнем из-за каких-нибудь глупостей и предрассудков, возникших из-за неразумных действий некоторых наших сородичей и тех, кто на них похож. Я надеюсь, что получив от меня знания и новые силы, вы станете уважать мой род и не решите, что нас всех надо уничтожить. Вы удовлетворены моим ответом? − женщина смотрела на трех послов, и ждала их ответа.
− Мы удовлетворены ответом, − заявил Кшиар'Ан от имени всех. − И мы можем дать свое слово, что сделаем все для того, чтобы в будущем все так и было, как вы желаете. Мы это сделаем в ответ на исполнение ваших обещаний помогать нам в строительстве единого межпланетного союза и ждем вашей помощи прямо сейчас.

Крейсер шарнов вышел из прыжка вблизи крупной планеты, и тут же был встречен множеством радиосигналов, среди которых были и приветствия и простые запросы, отрабатываемые компьютерной системой корабля. Ответы отсылались автоматически и практически мгновенно, поэтому крейсеру сразу же было передано разрешение на проход к главной космической базе, которая и становилась первым оплотом нового Космического Союза.
Крейсер был слишком велик, чтобы поместиться в ангаре, и посланцев на базу доставил челнок. На базу прибыли послы фелинасов, шарнов и людей. Вместе с ними прибыла и Дарина Бер Тарра, которую сопровождала усиленная охрана. Не только потому, что союзники опасались нападения на нее. Они еще не были уверены в том, что крылатая хищница не обратится во врага. Тем не менее, покинув челнок в своем виде серой крыльвицы, инопланетянка обратилась в человекоподобное существо, отличавшееся от местных людей цветом кожи и некоторыми почти неуловимыми чертами лица. Посланцев после короткого приветствия проводили в приготовленные апартаменты, где им предстояло отдыхать некоторое время перед началом первого технического совещания, на котором созники собирались начать с раскрытия секретов, которые три расы вкладывали в общее дело.
Дарина понимала, что работы будет не мало. Она понимала, какую ношу взвалила на себя и ничуть не сомневалась, что справится со всеми трудностями. А трудности поджидали с самого начала работы. Сначала из-за остатков недоверия, которое были у всех трех рас, объединившихся в союз. Но трудности Тарра преодолевала. Не только мощной отдачей, не только работой, но и изменением своего поведения и своего отношения к разумным. Тарра отправила свои хищнические замашки в прошлое, удовлетворяя их во времена коротких отпусков, когда ей давали разрешение спуститься на планету, у которой располагалась база, а там было достаточно места и для охоты, и для отдыха, и для многих иных дел, что Тарра выбирала в качестве развлечения для себя.

* * *

Начинался очередной отпуск. На базе закончился этап испытаний нового вооружения, построенного с участием крыльвицы. Успех испытаний стал поводом для празднований, и крыльвица получила долгожданный отпуск. Она не стала дожидаться отправления рейсового челнока к планете и улетела туда сама. Телепортацию крыльвицы сенсоры людей, фелинасов и шарнов так и не фиксировали. Люди не нашли за что зацепиться, когда исследовали драконовскую телепортацию с помощью своих приборов. Ничего, кроме слабого электромагнитного излучения они не обнаружили, а на далеких расстояниях приборы ничего не фиксировали из-за высоких собственных шумов. У шарнов таких приборов не было. Фелинасы считали, что тратить на это время им незачем, потому что согласно планам развития, через несколько лет на базе должна была появиться высочайшая технология, которая позволит делать "любые чудеса".

Дверь бара открылась, и никто из посетитевлей не удивился, увидев вошедшую в заведение большую серую львицу. Она передвигалась на задних лапах, и была "одета", если одеждой называть ремни и некое подобие юбки, что было на инопланетянке. Львица прошла через зал, остановилась напротив одного из столиков, за которым сидел человек в форме, и уселась напротив него.
− Дарина? − произнес человек, едва слышно.
− Рада, что вы меня узнали, шериф, − заговорила она. − Я именно вас и искала.
− Что я могу сделать для вас? − спросил человек, бесстрашно глядя на хищницу.
− В прошлый раз мое появление здесь, на сколько я помню, стало для вас несколько обременительно, шериф. Сегодня, я так понимаю, у вас нет приказа поднять на уши всех своих людей для охраны и слежки за инопланетным чудовищем. Но я ничуть не изменилась с прошлого года, и хочу, чтобы вы переменили свое мнение обо мне.
− Переменил? − удивился шериф. − Каким образом? И зачем?
− В рекламных описаниях вашего города говорится, что он предназначен для отдыха и расслабления тех, кто работает рядом в космосе. Это главная задача, так?
− Для города − да, но не для полиции, − ответил он. − Задача полиции в том, чтобы все веселья оставались в рамках, и мы с этим справлялись до того момента, как появились вы.
− Да, я помню. В прошлый раз именно вы выдвинули против меня обвинение в том, что я дестабилизировала обстановку в вашем мирном городе. Вы объявили, что это я наводнила ваш город жуликами, что это я подговорила, так называемых, уважаемых людей начать конкурентную войну друг с другом, что это я − исчадие ада и главный бес, которого надо изгнать, и тогда у вас все станет хорошо. У вас стало все хорошо после того, как я отбыла в прошлый раз?
− По сравнению с прошлым разом, у нас стало лучше, но... − проговорил человек и остановился. − Что вы хотите от меня?
− Я хочу точно знать, в деяниях каких людей вы собираетесь меня обвинять на этот раз? Просто скажите прямо, в каких еще бедах я виновна?
− Я не собираюсь вас ни в чем обвинять. В прошлый раз я вам это говорил, вы это забыли?
− Я не забыла, просто я не страдаю склерозом, и прекрасно помню, что в прошлый раз все свои слова с признанием меня не виновной вы говорили по приказу начальства, а не по своей воле.
− Вы так и не сказали, что вы хотите сейчас, − заговорил шериф.
− Сейчас я хочу быть уверенной, что мой отпуск пройдет без жестокого напряжения, без постоянной слежки со стороны ваших людяй и без идиотских обвинений в мой адрес. И еще, я хочу сделать кое-что, что вам может сильно непонравиться, хотя, ничуть не противоречит задачам полиции.
− Что именно?
− Чтобы снять напряжение, мне надо выпустить на волю свой хищнический инстинкт. Надо найти жертву и вонзить в нее свои клыки и когти. Я, конечно, могу пойти в ближайший лес и поймать какого-нибудь протокабана, но меня интересует совсем другая охота. Охота на зверя, который был бы хотя бы чуточку умнее глупого кабана. Понимаете, шериф?
− Не понимаю, − произнес тот. − В наших лесах нет иных животных, которые бы вам подошли, кроме кабанов.
− Они есть здесь, в вашем городе, шериф. Те, на кого охотитесь вы. Ваша газета просто пестрит объявлениями о розыске самых разных людей и почти все такие объявления содержат предупреждение об опасности разыскиваемых людей. Некоторые опасны настолько, что вознаграждение предусматривается даже в случае предоставления полиции трупа разыскиваемого.
− Вы хотите устроить себе здесь сафари на разумных существ? − прямо спросил шериф.
− Можно и так сказать, − согласилась инопланетянка. − От вас требуется только целеуказания.
− Вы, похоже, не понимаете, чего просите, − произнес он.
− Я прекрасно все понимаю. Понимаю, что по вашим законам подобное запрещено. И понимаю, что вы мне не желаете давать разрешение из принципа. Я вам назвала свое пожелание. Если вы вдруг передумаете, я буду ждать вашего сообщения. Я сейчас, думаю, нам пора расставаться.
Серая львица поднялась из-за стола и удалилась, а шериф тут же взялся за свой коммуникатор, и вызвал своих помощников, объявляя о срочном совещании в центральном участке полиции.
Инопланетян в городе было достаточно много. На прогуливавшуюся по улицам серую львицу не особенно обращали внимание. Здесь уже видали не мало фелинасов, и Дарина отличалась от них лишь немного иным цветом шерсти. Серые фелинасы ей еще не встречались, хотя она знала, что на Фелине подобный цвет встречается не особенно редко. Шерсть многих фелинсов становилась серой к старости.

* * *

− Дарина, у нас критическая ситуация. Только что появилось несколько крейсеров дархов, и они идут в атаку на нашу станцию.
− Я возвращаюсь, капитан. Прикажите начать подготовку моего Айландера.
− Но это же бессмысленно, Дарина!
− Исполняйте приказ, капитан, если не желаете упустить свой шанс! Я знаю, что делаю!
Невидимый поток поднял крыльвицу над планетой и перенес в станцию. Внутри ревел сигнал тревоги, и уже не мало кораблей вылетели в космос, когда Дарина вскочила в свой личный истребитель.
Его подготовка уже подходила к концу, и женщина, оказавшаяся в пилотском кресле опустила руку на пульт управления, передавая свои данные в аппарат.

− Дарина, что вы делаете?! − раздался голос по связи.
− Я делаю то, что докжна делать, капитан. Открывайте для меня выход со станции! Немедленно!
− Надеюсь, вы знаете, что делаете, − раздался ответ, и выход перед Айландером Дарины открылся.
− Внимание все, крейсерам! − вырвался в эфир голос Дарины Бер Тарры. − Я − Дарина Бер Тарра, именем Даминара Иссинга приказываю прекратить атаку! В противном случае, я буду вынуждена вас уничтожить!
− Жалкая глупая обезьяна! − возник ответ. − Думаешь нас можно провести подобными дурацкими сказками?! Ты умрешь сейчас!
− Ты сказал это в зеркало, недоумок, − проговорила Дарина, и вместе с радиосигналом крейсера дархов настигли первые удары оружия, которого они не ожидали. Шрапнель, несущаяся на околосветовой скорости, пробила обшивку крейсеров во многих местах. Взрывы разносили крейсера дархов, и командиры крейсеров не понимали, почему не срабатывала их "идеальная защита", которую они использовали в реальном бою не впервые. Дарина о ней уже знала, и знала, как ее обезвредить. Самый обыкновенный стабилизатор поля сводил на нет действие всех генераторов защитного поля.

− Дарина! − капитан Веррант выскочил навстречу и обнял ee, как только она покинула свой Айландер.
− Когда дархи поймут, что их сбило сейчас, они этого больше не допустят, − заявила Дарина. − Это оружие эффективно, но не всесильно. Кроме того, я потратила слишком много сил на него, а на восстановление нужно много времени.
− Разве мы не сможем воссоздать твое оружие с помощью нашей технологии? − заговорила Рарса, оказавшаяся рядом в этот момент.
− Вы сможете воссоздать только его часть, но не все. Главная убойная сила была выпущена мной, и, как я сказала, я истратила почти все свои силы.
− Ты, должна знать, как их быстро восстановить, Дарина, − произнес Кшиар'Ан. − Я видел, что ты использовала магию, а магические силы можно восстановить достаточно быстро, если использовать для этого наших магов. Кроме того, ты можешь и научить нас своей магии.
− Научить. Хм. И как это я сразу не догадалась сделать из вас драконов? − усмехнулась Дарина. − Ну, подумаешь, узнает народ, подумаешь, взбунтуется. Подумаешь, обвинят меня в том, что я вас сожрала и вместо вас посадила своих родственников. Знаете, глупые сказочники они такие. Навыдумывают всякой чуши, и глупцы в нее верят, потому что "потому" окончается на "у". Знаете такое доказательство?
− Не понимаю, о чем ты говоришь, Дарина, − заявил маг.
− Высший Кодекс Магии, Кшиар'Ан. Свод Запретов помните? О том, что не всякой магии можно обучать всех учеников без исключения. И о том, что принцип определения, кого обучать, а кого нет, является тайной Учителя, которую никто не имеет права с Учителя требовать. Вы подчиняетесь своему Закону, маг?
− Да, я ему безусловно подчиняюсь, ответил шарн, кланяясь, как это и подобало ученику перед учителем.
− Перед боем ты говорила, что тебе потребуются все пленные, если они нам попадутся, − заговорил Веррант. − Зачем они тебе?
− Я собираюсь удовлетворить с их помощью свой хищнический инстинкт, − заявила Дарина. − Не знаю, насколько мне это удастся, но в любом случае, я должна попробовать. Думаю, и вам будет лучше, если я это сделаю на врагах.
− Ты хочешь их съесть? − удивился Веррант. − В Законе Союза установлен запрет на поедание разумных. Мы не можем этого допустить.
− Вы над этим вопросом подумаете, капитан. Я пока сдерживаюсь, но не могу обещать, что это воздержание не приведет к каким-нибудь проблемам.
− Вы в своих мирах допускаете подобные дела, Дарина? Мне в такое трудно поверить.
− У нас свои законы, капитан. Я вам о них уже рассказывала, но вы посчитали, что такого быть не может, что я вас разыграла. Но у нас именно такие законы, какие я называла.

* * *

− А что случилось с предыдущим хозяином заведения? − спросила женщина, усаживаясь в роскошное кресло напротив нового хозяина публичного дома.
− К сожалению, полиция так и не разобралась, куда он пропал.
− А я слыхала, что его убили за разглашение тайны клиента.
− Разглашение тайны клиента у нас нереально, − заявил человек. − Более того, мы работаем под правительственной охраной, и имеем высшую разрешающую лицензию на свою деятельность. Вы ведь должны знать это, раз вам дали наш адрес и пароль для входа.
− Да, я знаю. Тем не менее, это знание мне не помогло избежать полицейского допроса в тот злополучный день, когда я впервые пришла сюда. И сегодня мне пришлось придти сюда, изменив внешность, чтобы не попасться вновь, как в прошлый раз.
− Приношу извинения за неудобства, мэм, − произнес человек. − Но сейчас я могу гарантировать, что подобное безобразие не повторится, потому что защита у нас стала намного лучше, и секретность повышена так, что каждый, кто называет некий особый пароль на входе, получает возможнсть беспрепятественно покинуть заведение в случае возникновения особых обстоятельств.
− Надеюсь, сегодня таких обстоятельств не возникнет, − вздохнула женщина, подымаясь. − Я иду в четвертое отделение, − заявила она, направляясь к выходу.
− В четвертое? − удивился человек, подымаясь. Она обернулась, глянув ему в лицо, и он больше ничего не сказал. То, что эта женщина − инопланетянка, было видно любому.

Часть 7.


Команда разведчиков медленно продвигалась по темным коридорам древней базы. Древность виделась во всем, во множестве пыли на полу, в состарившихся стенах с облупившейся краской, в прахе, что лежал кучками то там то тут. Эксперт-медик уже установил, что прах этот принадлежал неким человекоподобным существам, из-за чего называл мертвецов людьми.
− Здесь был бой, − заговорил майор Сегрон, разглядывая ржавые останки. − Я бы сказал, жестокий бой.
− Эти люди дрались за свою жизнь и были сильно напуганы, − произнес медик.
− Почему вы так решили, Райз? − спросил полковник Нобер, возглавлявший поисковую группу.
− Вот поэтому, − ответил медик, подымая с пола еще уцелевший череп, в котором была видна странная группа дыр. − Не думаю, что эти дыры от пуль, − продолжил он. − Скорее, это удар огромных когтей.
− Перестаньте пороть чушь, Райз, − воскликнул майор. − Почему обязательно когти, а не какие-нибудь железные грабли или кусок арматуры?
− Вряд ли вооружение граблями или арматурой вызвало бы подобную стрельбу, − заявил медик, показывая изрешеченную стену. − Они выпустили сюда целый магазин в одно место, значит очень хотели убить того, кто на них напал.
− Но не убили, − заключил майор, оглядывая останки.
− Не убили. Этот зверь убил их.
− Вы считаете, что это был зверь? − переспросил полковник.
− Условно говоря − зверь, − подтвердил медик. − Думаю, надо идти дальше и проверять. Может, там где-нибудь есть записи.
− Здесь и вправду не на что смотреть, − согласился майор, продвигаясь к выходу из помещения.
Разведчики продолжали обследование инопланетной базы еще несколько часов. Записей не нашли, но нашли не мало сохранившегося оборудования в других помещениях, что были законсервированы перед боем.
− Здесь нужна команда профессиональных исследователей, − доложил полковник Нобер на орбиту. − Нас троих не хватит физически. База слишком большая.

* * *

− Сэр, вы должны это увидеть, − раздался голос Райза в коммуникаторе.
− Что увидеть? − спросил Нобер, подымаясь из-за стола.
− Мне трудно описать, − заговорил он. − Это надо видеть. Здесь серьезные следы старых хозяев. Я встречу вас у входа на шестой уровень, сэр.
− Скоро буду, − ответил Нобер. − Кого-нибудь еще надо позвать?
− Мы ведь никуда не торопимся, сэр?
− Хорошо, решим на месте.
Коридоры шестого уровня не отличались по своему расположению от подобных коридоров остальных уровней базы.Разница была лишь в том, что здесь казалось чище, чем везде. Можно было даже подумать, что кто-то совсем недавно проводил здесь уборку, потому что останки старой мебели не валялись горками у стен, а металлический хлам был кем-то достаточно аккуратно сложен в одном из холлов.
− Здесь кто-то был до нас? − спросил полковник, рассматривая этот хлам.
− Думаю, это должно быть очевидно, − раздался внезапно чужой голос, и два человека резко обернулись на него. В коридоре стояла женщина с необычно темной кожей лица, вот только форма на ней была знакома − форма ФМС − Флота Межпланетного Союза.
− Вы не имеете права здесь находиться, − заявил полковник, делая шаг к женщине.
− В данном, конкретном случае, полковник Нобер, вы ошибаетесь, − заявила она. − Я здесь нахожусь по просьбе вашего Президента, а не сама по себе. А он меня просил об этом, потому что в данный момент у МС нет иной силы, кроме меня, которая смогла бы вас защитить от возможного вторжения эльфов на эту базу. Более того, я этот акт и не назвала бы вторжением, потому что для эльфов это было бы всего лишь освобождение их базы от вас. Более того, ваши возможные перспективы включают в себя и вероятность того, что существо, уничтожившее здесь всех, вполне способно вернуться назад и повторить сделанное, но уже не с эльфами, а с вами.
− Вы знаете, кто это сделал? − удивленно заговорил Райз.
− Знаю, господа. И еще я знаю, что этот зверь уже здесь. Он вернулся и наблюдает за вами.
− Кто он? − спросил полковник.
− Вы ведь знаете, с кем воевали эльфы в древности?
− С дрраконами? − переспросил Райз.
− Именно, − подтвердила инопланетянка. − Полагаю, вы не станете осуждать дракона за то что он сделал с существами, которых вы и сами недолюбливаете.
− Недолюбливаем, это мягко сказано, − заговорил Райз, чуть повышая голос.
− Но и драконы нам не друзья, − заявил Нобер.
− За некоторыми исключениями, − произнесла женщина. − До вас скоро должна дойти информация, в которой говорится не только о разрешении для меня находиться здесь, но и секретная информация о том, что МС изменил свою политику по отношению к драконам в связи с тем, что одна из рас драконов формально принята в Межпланетный Союз.
− Такого быть не может! − воскликнул Нобер.
− Вы сомневаетесь, что разумные существа способны договориться о нормальном сотрудничестве? − усмехнулась женщина.
− Так этот дракон, который здесь был, из тех, с кем у нас договор? − спросил Райз.
− Нет, не из тех, − заявила инопланетянка. − Потому я и здесь. Чтобы попытаться установить контакт, котоrый позволит избежать жертв.
− Ты, глупая мелюзга, думаешь, что способна что-то сделать против меня?! − раздался громогласный возглас. В ту же секунду рядом с людьми возник грохот из-за огромного существа, что появилось из воздуха и тут же брякнулось на пол.
Монстр кинулся в сторону людей, что оказались перед ним, но два человека внезапно исчезли и переместились в глубину коридора, а в захлопнувшуюся драконью пасть попало странное рыжее существо, которое немедля обратилось в белую пенящуюся массу, начавшую поглощать тело огромного ящера.
Борьба закончилась, и в коридоре осталась только белая масса, которая перекрыла весь проход, а два человека, наблюдавшие за происходящим, вдруг поняли, что отрезаны белой массой от выхода, и им совсем не хочется через эту массу идти.
− И что теперь? − проговорил Нобер, отходя от растекающейся белой каши.
− Теперь вы можете о нем забыть, − раздался голос позади людей, и обернувшись они снова увидели инопланетнку с коричневым лицом.
− A что делать с этой белой грязью? − спросил Райз, пробуя коснуться белой массы куском старой мебели.
− Ничего не делать, − заявила инопланетянка, проходя к затору. Она перехватила палку из руки Райза и швырнула ее в белую массу. Палка тут же исчезла в ней, растворившись на глазах человека.
− Не делайте этого! − воскликнул медик, когда женщина шагнула на белую полосу.
− Отойдите, господин Райз, и просто смотрите, − приказала она, разворачиваясь и разводя руки в стороны.
Белая масса внезапно пришла в движение, и два человека отпрянули от нее, когда белесые щупальца выросли из кучи и обвились вокруг женщины, заключая ее в большой кокон. Кокон разрастался на глазах и начал приобретать форму некоего четырехлапого существа, форма которого вскоре зафиксировалась, затем изменился цвет зверя, и он стал похож на большого серого фелинаса.
− Я и есть тот самый дракон, который вступил в ваш Межпланетный Союз, − зарычал хищник.
− А где та женщина, что была здесь?! − воскликнул Нобер.
− Какая женщина? − спросил зверь и в мгновение изменился, обращаясь инопланетянкой.
− Вот... эта... − пробормотал полковник, едва держась из-за навалившегося на него ощущения совершенной беспомощности перед драконом.
− Меня зовут Дарина Бер Тарра, − заявила она. − Вам пора подняться наверх и связаться с командующим Тринидом. Он только что прибыл на звездолете Союз-17.
− Откуда вы об этом знаете? − спросил полковник.
− Я прилетела сюда вместе с ним на этом звездолете. Сканер шарнов обнаружил дракона на этой базе, и я вылетела не медля, потому что дракон действовал, а не спал.
− Мы должны были услышать, если бы кто-то сюда спустился, − заявил Нобер.
− Даже, если сюда спустился некто, умеющий телепортировать с орбиты на поверхность планеты? − спросила инопланетянка. − Полковник, вы зря теряете время на препирательства. Пожалуй, мне проще исчезнуть, чем доказывать что-либо параноикам.
И женщина-оборотень исчезла.

Два человека вернулись на командный пункт через полчаса. Их встретили голоса, сообщавшие о появлении на орбите крейсера Межпланетного Союза и срочном вызове командующего Тринида, требовавшего полковника на связь.

− Что, черт возьми, она здесь делает?! − воскликнул Нобер, обнаружив, что коричневокожая инопланетянка находится в зале, где собралось командование двух экспедиций.
− Полковник Нобер, вы не удосужились прочитать инструкции, присланные вам перед отзывом с планеты? − заговорил Тринид. − Дарина Бер Тарра − наш союзник, и этот факт неоспорим, как неоспорим тот факт, что именно ей мы обязаны всеми последними достижениями в космической индустрии и космическом кораблестроении. Вас не устраивают мои слова?
− Меня не устраивает, что вы верите чудовищу! Вы не видели, какой спектакль она устроила там, на базе!
− Спектакль? − удивился генерал, глянув на женщину. − О чем он говорит, Дарина?
− Дело в том, что ксенофобия может порождать такие галлюцинации, что в них и дракону не разобраться, − произнесла женщина, глядя на полковника прямо. − Я совершенно уверена, что ему нужна помощь вашего псиатра, генерал. Если же я начну что-то объяснять здесь и сейчас, его болезнь усугубится.
− Вы считаете, что ничего не попытавшись объяснить, вы добьетесь нашей веры? − спросил генерал.
− Веры? − усмехнулась женщина. − Разве возможно переубедить кого-то, вбившего себе в голову догму, что драконы − есть зло? Я аппелирую только к вашему разуму, а не к инстинктам, которые и завели вашего человека в болото непонимания.
− Если вы все так хорошо понимаете, может, вы оставите нас одних? − спросил генерал.
− Хорошо, я ухожу в свою каюту. − заявила она. − Вызовите меня, когда я понадоблюсь.
С этими словами она исчезла в короткой вспышке света.

* * *

Крейсер приближался к планете. В радиоэфире давно прозвучали условные слова, и огромный космически аппарат занимал назначенное место над миром эльфов. В это же время, несколько небольших кораблей хозяев мира уже покинули атмосферу и выстраивались в боевой порядок, на случай, если пришельцы окажутся враждебными.
И еще один кораблик стремительно преодолел расстояние до крейсера людей и вошел в открывшийся ангар. Пять минут спустя, посол эльфов предстал перед группой людей, среди которых особенно выделялась инопланетянка с темной кожей.
− Вы сказали, что с вами будет шарн, но я его среди вас не вижу, − заговорил эльф, покинув свой челнок и сделав несколько шагов к встречающим.
− А еще мы сказали, что обеспечим безопасность этих переговоров, − заговорил Тринид. − Шарн всего лишь ждет, когда вы со своей стороны дадите слово, что не коснетесь его. В этом случае, и мы дадим ответное слово, что вас не коснется фелинас, который придет вместе с шарном.
− Вы сошли с ума?! − воскликнул эльф. − Мы так не договаривались!
− A вы считали, что мы договаривались так, что шарн для вас станет обедом? − заговорила Дарина Бер Тарра. − Вы желаете продолжения переговоров или сбежите не выслушав того, что мы собирались сказать?
− Если вы что-то сделаете со мной, наши истребители разнесут ваш жалкий кораблик в щепки, − проговорил эльф.
− Похоже, ваши сканеры облажались, − усмехнулась инопланетянка. − Или эльфы научились бороться с драконами и готовы рискнуть, выпустив одного из них на свободу у своей планеты?
− Вы обещали безопасность! − воскликнул посланец.
− Безопасность должна быть взаимной, − заявил генерал Тринид. − А о коварстве вашей расы известно во всем окрестном космосе. Мы пришли сюда для переговоров, а не для того, чтобы отдать себя под ваши вампирские клыки.
− Что вам от нас надо?! − воскликнул эльф, едва сдерживаясь от охватившей его паники. Он уже понял, что не сможет сбежать, если его попытаются задержать. И в присутствии дракона на прилетевшем крейсере он не сомневался, потому что сканеры эльфов вовсе не облажались.
− Нам нужно совсем немного, − проговорил генерал. − Чтобы вы прекратили набеги на соседние планеты и отказались от самой мысли охотиться на разумных. В обмен на это мы готовы обещать, что драконы, вступившие с нами в Союз не станут устраивать набеги на ваш мир. Плюс к этому, мы избавим вас от проблем с фелинасами в вашем мире, если вы не станете препятствовать их эвакуации на наших кораблях. А теперь идите и помните, наш дракон следит за вами прямо сейчас!
Эльфа не требовалось упрашивать. Он бегом вернулся к своему челноку и пулей покинул ангар, после чего крейсер союза получил приказ улетать с орбиты.
Тринид не спешил с этим и тянул некоторое время, пока крейсер в полете над миром эльфов не оказался над областью, где жили фелинасы, попавшие туда много лет назад и оказавшиеся на многие годы в осаде.
− Думаю, у тебя не скоро будет шанс провеить то, чему ты научился, Кшиар'Ан. Решай сам, летишь сейчас со мной или остаешься на крейсере.
Маг несколько мгновений колебался, смотрел на Рарсу, затем твердо заявил, что не готов к подобному испытанию, и ушел из ангара.


Город пробудился от воя в небе. Жители повскакивали со своих мест. Воины, дежурившие у зениток, готовились встретить врага огнем и не начали стрелять только потому, что еще очень древний приказ Командующего гласил − не открывать огонь по летающим кораблям, если те не похожи на вражеские.
Этот корабль чертовски не был похож на врага! Фелинасы смотрели на него, едва веря глазам. В небе летал черный крылатый фелинас.
− Это корабль предков, − произнес один из воинов.
− Корабли предков не были похожи на летающих фелинасов, − возразил другой.
− Откуда нам знать, какого уровня технологий достигли предки за время, пока нас не было?! − воскликнул третий. − Неужели кто-то думает, что проклятые эльфы стали бы строить что-то подобное?!
− Он спускается на площади! − раздался вой в стороне, и фелинасы сорвавшись со своих мест рванулись к центру города, чтобы встречать пришельцев.

Аппарат плавно приземлился посреди городской площади, не задев ни высокие постройки, ни лавки, стоявшие по краям. Жители города, наблюдавшие за посадкой, замерли, потому что никогда еше не видели подобного. Крылатый зверь опускался плавно и без шума. Первые звуки возникли, когда его лапы коснулись земли, и в этот момент послышался глухой удар, после чего с тихим гудением сверодвигателей пришелец уселся в позу сфинкса, подняв вверх крылья и голову. В его животе открылся ветлый проем, в котором появились две фигуры фелинасов.
− Я и представить не могла, что можно приземлиться таким образом, − заговорила одна из пришелиц. − Наверно, это сложная технология, иначе ты передала бы ее на наши космические заводы.
− Я не смогу передать эту технологию, даже если захочу, − заявила вторая. − Потому что она принадлежит другой расе, а не мне и не моим сородичам. Мы используем для себя их корабли, потому что они нам подходят лучше всего. Думаю, ты не станешь с этим спорить.
− Не стану. Сейчас не время для споров. Нас, кажется, встречают.
Двое пришельцев прошли навстречу приближавшейся группе фелинасов, во главе которой шествовал губернатор города.
− Приветствую вас, посланцы предков! − заговорил один из встречающих. − Мы чрезвычайно рады встрече и готовы сделать для вас что угодно!
− Mы тоже рады встрече, − заговорила та гостья, что была больше похожа на местных фелинасов цветом шерсти. − Так же, мы рады сообщить вам, что Фелая вступила в Межпланетный Союз с несколькими расами, и сейчас один из крейсеров Союза находится здесь, на орбите планеты и готов принять вас всех для того, чтобы вернуть на родину. Надеюсь, вы все готовы к возвращению.
− Мы готовы, но не все сейчас здесь, − произнес старый фелинас из встречающих.
− С этим проблем не будет, − заявила вторая гостья. − В моем корабле есть прибор, который найдет всех фелинасов в округе на тысячу километров. Надо только, чтобы кто-то из вас помог нам их собрать, потому что я не уверена, что любой из вас поверит первому встречному.
− Вы хотите начать эвакуацию немедленно?
− Да. Пока эльфы хлопают ушами не зная, что мы здесь.
Крылатый фелинас взлетал и возвращался назад, перевозя за раз до сотни фелинасов. Все они оказывались на крейсере, который не улетал с орбиты и не реагировал на требования эльфов убираться от планеты. Командир тянул время, требовал новых и новых встреч с эльфами, убеждал, что межпланетный договор необходим. А Дарина и Рарса продолжали работу, делая это так, что эльфы так и не поняли, что происходит, пока не пришло время вытаскивать с планеты шарнов. Для этого на корабле Дарины вниз спустился спецназ МС, который включал в себя и фелинасов, и людей, и шарнов. Сканер указывал цели для атак, и они проходили как по писаному. Реальная помощь крыльвицы потребовалась лишь в одном случае, когда группа нарвалась на хорошо защищенную базу, непонятно почему готовую к атаке извне. Появление дракона на стороне атакующих повергло эльфов в панику, и большинство из них сбежало, бросив охраняемый объект. После чего спецназ быстро выполнил свою задачу − ворвался в подземную тюрьму, обезвредил внутреннюю охрану и освободил группу шарнов.

− Мерзкие звери! Вы за это заплатите! − неслась ругань в радиоэфире от атакующих истребителей. Удары обрушились на защитную сферу, окружившую крейсер, и через минуту сфера приняла таранный удар нескольких эльфов-камикадзе.
− Вы отказались от договора с Межпланетным Союзом, ушастые идиоты, − прорычал в последний раз командир крейсера. − Радуйтесь. Скоро вашим пиратским налетам на другие миры придет конец! Мы не будем их терпеть, и вы теперь знаете, с какой силой вы столкнетесь, если попытаетесь атаковать кого-нибудь, находящегося под нашей защитой!
Последний удар эльфов пришелся по пустому месту. Крейсер с орбиты ушел в подпространственный прыжок и через несколько секунд оказался у другой планеты, где и предполагалось высадить эвакуировавшихся.

Часть 8.

− Господин генерал, − заговорил полковник Рорес, появляясь в кабинете. − Профессор драконологии Гровис закончил анализ данных по поведению объекта НД1 и готов представить результат.
− Вы с этим результатом ознакомились, полковник? − спросил генерал.
− Да, сэр.
− И, какова ваша оценка?
− Я бы сказал, абсолютный неуд, сэр. Я с самого начала полагал, что привлечение Гровиса к этому делу ничего хорошего не даст. Гровис − псих. У меня складывается впечатление, что он со своим научным интересом готов залезть дракону в глотку и позволить ему себя сожрать. Его результат нам не дает никакой пользы.
− Так все же, он ответил на главный вопрос? И как, если ответил?
− Согласно выводам Гровиса, мы должны верить НД1 так, словно она − сам бог.
− Это ваша интерпретация или его прямые слова?
− Это его слова, сэр. И, я думаю, мы ошиблись, что дали ему доступ ко всей информации о ней. Часть фактов из списка "Ч" он извратил так, словно они должны быть в списке "Б". Читая его отчет мне иногда казалось, что он просто засланец драконов, а не профессор с мировым именем.
− Вам предстоит большая работа, полковник. − заговорил генерал. − Вы возьмете отчет Гровиса и, применив его же методы, сделаете все так, как нужно нам. А потом мы решим, как это применить.
− Да, сэр! − полковник вытянулся по стойке смирно. − Я об этом уже думал, и у меня есть несколько идей, как преподнести дела НД1 в нужном нам свете.
− Действуйте, полковник, − приказал генерал, подымаясь со своего места. Рорес отдал честь и покинул кабинет, спеша приступить к работе, а генерал направился в оперативный отдел, где его уже ожидал один из лучших исполнителей.

* * *

− Вот мы и прибыли, − объявил майор Расстан, взглянув на Дарину. Та через широкое окно рассматривала огромную планету, к которой прилетел крейсер. − Согласно протоколам, мы должны ждать некоторое время, прежде чем получим разрешение на спуск вниз.
− Я знакома с протоколами, майор, − заявила Дарина. − Думаю, надо идти в общий зал, если здесь нет возможности посмотреть последние новости с планеты.
− Здесь такая возможность есть, − заявил майор, прошелся к соседней стене и открыл большой экран, на котором вскоре появилось изображение одного из телеканалов с планеты. Расстан переключал каналы, пока не попал на новостную передачу. Диктор, как раз зачитывал сообщение о предстоявшей встрече с союзниками на планете и подготовке к встрече фелинасов и шарнов. О драконе человек не упоминал, потому что эта информация была не для открытых каналов. Тем не менее, через несколько минут упоминание о драконах прозвучало в связи с сообщением о профессоре столичного университета Гровисе, который был первым специалистом планеты по драконам. Сообщалось, что профессор Гровис серьезно пострадал, попав в автомобильную аварию на одном из шоссе, когда возвращался с работы в свой загородный дом. Появившийся на телеэкране врач объявил, что состояние профессора тяжелое, и врачи делают все возможное.
− Похоже, мне придется нарушить протокол, − произнесла Дарина, глянув на майора. − Вы можете мне помочь, майор?
− Дарина, нарушение протокола в первый ваш визит окажет очень плохую услугу! − воскликнул он.
− Я летела сюда, в первую очередь, чтобы получить информацию о драконах, противостоящих вам, майор. Если же главный специалист умрет из-за этой аварии, все может закончиться жестокими последствиями в будущем. А я этого не хочу. Я отправлюсь вниз телепортацией, и вы сейчас должны решить, летите вы со мной или остаетсь здесь подымать панику из-за того, что я исчезла с крейсера.
− Что вы хотите сделать?
− Найти эту больницу, куда увезли Гровиса и сделать то, чего не могут сделать
ваши врачи. − Она смотрела человеку в глаза, и тот несколько мгновений просчитав все, решился.
− Я с вами! − проговорил он и тут же оказался в высокой траве посреди газона. А рядом с ним из травы поднялась обыкновенная женщина,
− Это я, Дарина, − заявила она тем голосом, какой майор уже знал. − Мы в парке этой самой больницы, если я правильно поняла карту города.
Майору ничего и не потребовалось делать, когда они пробежались к больничному корпусу и выяснили, где находится то отделение, куда увезли профессора. Дежурный медик, сидевший за компьютером, и не подумал не давать информацию о профессоре, когда женщина ему прямо заявила, что она родственница Гровиса, подсунув в доказательство некий документ.
Еще через две минуты Дарина и Расстан оказались у операционной, рядом с которой толпилась группа репортеров и медиков. Дарина в этот момент уже была в медицинском халате, и ее никто не задержал, когда она прошла в операционную. Лишь у самого входа ее кто-то попытался задержать, но она легким касанием мысли человека внушила ему, что он ее узнал, как свою.

Врачи работали как могли, и в то же время, Дарина слышала в их мыслях, что пациент почти безнадежен.
− Пропустите меня, − приказала она, и двое ассистентов разошлись, пропуская ее к столу, на котором лежало тело.
− Кто вы? − тут же возник вопрос главного хирурга.
− Дарина Бер Тарра, − объявила она, и люди вздрогнули из-за того, что женщина на их глазах обратилась большой серой кошкой, которая не смущаясь людей внимания выпустила когти на руке и опустила их на грудь оперируемого.
Возникшее голубое свечение под когтями инопланетянки быстро охватило тело человека, и люди вокруг едва сдержались от того, чтобы не закричать, когда все внешние повреждения на теле начали заживать у них на глазах.
− Похоже, я не опоздала, − произнесла Дарина, глядя в лицо Гровиса. Тот медленно открыл глаза, некоторое время крутил головой, оглядывая врачей и остановил взгляд на инопланетянке.
− Дарина Бер Тарра? − спросил он.
− Да, это я, − подтверила она.
− Я сплю, − проговорил профессор.
− Вообще-то, вы лежите на операционном столе, профессор, − произнесла она. − Думаю, вам уже можно встать. − Она взяла его за руку и помогла подняться.
− А что произошло? Почему я здесь? − заговорил профессор.
− Вы попали в аварию, профессор, − заявила Дарина. − Точнее должны знать врачи, − добавила она, глянув на главного хирурга.
− Господи, как это возможно? − произнес он. − Кто вы?!
− Я − Дарина Бер Тарра − дракон.
− Дракон? − зашелестели голоса людей.
− Мне казалось, ваше телевидение давно должно было объявить о моем прибытии.
− Эта информация наверняка засекречена, − заявил Гровис.
− Возможно, − согласилась Дарина. − Люди склонны делать секреты из технологии изготовления каменного топора. Нам надо поговорить, профессор, я собираюсь телепортироваться вместе с вами в подходящее место. Вы согласны?
− Согласен, − произнес он и тут же вскрикнул, когда пол под ногами изчез, и он словно спрыгнул с небольшой высоты на другой пол. Рядом так же вскрикнул майор Расстан. И меежду двумя людьми оказалась инопланетянка.
− Мы на крейсере, майор. Можете считать, что не было никакого нарушения протокола, если только вы не успели об этом раззвонить, пока мы были внизу.
− Мы в космосе? − удивленно заговорил Гровис.
− Обернитесь, и убедитесь, − улыбнулась Дарина, и человек обернулся, после чего осторожно прошел к огромному окну, за которым красовалась планета.
− Господи, я и не мечтал такое увидеть! − воскликнул человек.
− А с предметом своей науки вы не желаете поближе познакомиться? − спросила женщина. Профессор вновь обернулся к ней и едва устоял на ногах, потому что вместо женщины увидел огромную крылатую львицу.

* * *

− Сегодня Великий День! − воскликнул человек, взошедший на трибуну. − Договор о Союзе подтвержден и принят всеми участниками единогласно, и с этого момента, Межпланетный Союз становится единой космической страной, для всех разумных, вошедших в союз! И сегодня мы объявляем, что наш Союз открыт для сотрудничества со всеми разумными расами, в том числе и теми, кого многие еще считают врагами. Сегодня мы открываем для всех один из секретов, которым было окутано все последнее время. Это секрет нашего технологического рывка. Для многих уже не секрет, что им мы обязаны представителю иной планеты, вступившему с нами в дружественный контакт. Сейчас настало время назвать, кто это. И раскрытием этого секрета мы доказываем всем, что сотрудничество возможно между всеми! Потому что мы обязаны существу, узнав которое, всякий из нас назовет его драконом. Это существо − крылев, − человек развернулся на трибуне и вглянув в всторону, указал туда, а там на большой площадке возникло движение, и в свете голубых молний возникло огромное крылатое существо. − Смотрите и запоминайте, друзья! Это НАШ Дракон − наш друг! Крылатая львица некоторое время стояла не двигаясь, затем развернулась, показывая себя и под конец изменилась во вспышках молний, обращаясь в человека с необычно коричневым лицом.

− Ненавижу подобные церемонии, − зафыркала Дарина Бер Тарра, когда делегация, наконец, оторвалась от журналистов и скрылась в широком гостиничном номере, который был ей предоставлен.
− Я ведь объяснял вам, что эти церемонии важны для нашего народа, − заговорил Гровис.
− Я помню, профессор. Но и вы должны понимать, что есть вещи, которые просто не нравятся, и я не могу заставить себя их полюбить. У моего народа тоже есть некоторые обычаи, которые вам вряд ли понравятся.
− Ты можешь рассказать, какие? − заинтересовался профессор.
− Могу показать, но тебе это вряд ли понравится.
− Ладно, тогда оставим это на потом.
− Оставим, − усмехнулась Дарина. − Сейчас надо обсудить кое-какие вопросы, о нашей будущей работе.
− Разве мы не все обсудили? − удивился человек.
− Не все, Гровис. Есть некоторые вещи, которые не стоит обсуждать в присутствии лишних свидетелей. У людей такое ведь тоже есть. Kажется, темы таких разговоров называются интимными.
− У нас такие разговоры ведутся только между близкими и родными людьми.
− А между друзьями, такое, разве невозможно? − спросила Дарина.
− Возможно, когда дружба перерастает в более тесные отношения.
− Я об этом и говорю, Гровис. О более тесных отношениях между нами. Я изучила всю информацию о людях, которая была мне доступна, и полагаю, что межвидовые отношения между человеком и драконом вполне возможны, если человек не станет устанавливать для себя искусственные моральные барьеры.
− Дарина, − заговорил он. − Господи, я о таком даже подумать боялся!
− Я видела, что вы боитесь об этом думать, − объявила она, проходя к нему. − И, я думаю, нам надо просто взять и сломать один из барьеров прямо сейчас. − Инопланетянка подошла к человеку вплотную и не обращая внимания на его слабое сопротивление начала раздевать.
− Я с ума сойду, − проговорил Гровис, когда закончилась одна из игр в постели.
− Не стоит сходить с ума, потому что мне не нужны сумасшедшие профессоры, − усмехнулась Дарина.
− Тебе нравится такой секс? − спросил он прямо.
− Мне нравится не только секс, Гровис. Мне нравятся еще и некоторые забавы, которые в ваших книгах называются извращениями. Например, такое, − она резко переменилась, и рядом с человеком в постели оказалась большая кошка. − Просто прикоснись ко мне и погладь.
Разговоров больше не было. Была только игра, секс и извращения, в котором драконица, казалось перепробовала все формы. Впрочем, к полуночки игры закончились, и утром человек проснулся в обьятиях большой серой львицы, которая сразу же принялась вылизывать его, как только открыла глаза. Человек не сопротивлялся. Ему это нравилось, и лишь когда в дверь номера начали стучать, он опомнился, вскочил на ноги и начал спешно одеваться.
Крыльвица оставалась лежать на месте, и когда человек оделся, она легко поднялась, обратилась женщиной, прошла к дверям и открыла.
− У вас все в порядке? − заговорил Веррант, оказавшийся за дверями вместе с охраной. − Вы долго не открывали, мы беспокоились.
− Разве ваши следящие камеры в номере не показывают, что здесь все нормально? − спросила Дарина.
− Следящие камеры? − занервничал Гровис. − Здесь есть следящие камеры?!
− Успокойтесь, профессор, − обернулась к нему Дарина. − Это же правительственная гостиница, а не бордель на улице погасших фонарей.
− Все следящие камеры в этом номере отключены, Дарина, − произнес Веррант, заглядывая внутрь. − Мы же доверяем друг другу, нам незачем за вами следить.
− Так вы стучали только для того, чтобы проверить не слопала ли я профессора? − спросила она.
− Дарина, это не смешно, − проговорил Веррант.
− Почему же? Меня очень забавляет наблюдать за реакцией новичков, не слышавших этой шутки, − усмехнулась инопланетянка, глядя на молодых охранников, что стояли позади Верранта. − Вы не хотите сказать, с каким делом пришли, полковник?
− Наше правительство желает встретиться с вами, − объявил Веррант.
− Тогда, не будем терять времени, едем, − она взяла за руку профессора и шагнула через порог.
− Господин Гровис не получал приглашения, − объявил Веррант.
− Не думаю, что Гровис будет лишним, о чем бы ваше Правительство не пожелало говорить со мной, − заявила Дарина. − В любом случае, решает оно, а не вы, полковник.
− Как скажете, − согласился тот.
Пятнадцать минут спустя Дарина Бер Тарра оказалась перед группой Министров-людей во главе с Премьером. Против Гровиса никто не возразил, и он оказался в на соседнем стуле за одним столом со всеми.
− Мы пригласили сюда вас, Дарина, чтобы обсудить некоторые вопросы, касающиеся безопасности, − заговорил Военный Министр Гартан. − Мы уже разговаривали с вами о секретности, и, тем не менее, вы просите для себя исключительных привилегий в том, чтобы не раскрывать нам всех подробностей ваших технологий. Совсем недавно вы сами говорили, что излишняя секретность между нами может привести к ненужным разногласиям, и на основании этого вы получили доступ к информации о всех наших секретных программах. А теперь оказывается, что у вас есть секреты от нас. Мы хотим получить объяснение этому. И мы хотим получить их прямо сейчас.
− Хорошо. Я дам все объяснения, − объявила Дарина. − Но для начала я попрошу вас вспомнить о том, что я уже говорила на счет некоторых ваших секретных программах. В частности о программе Хартада, в результате которой на одной из планет произошла катастрофа такого масштаба, что случись она на населенной планете, все живое на ней погибло бы. О том, что именно делал Хартад вы не знаете до сих пор. Этого никто не сумел выяснить. Не смогла разобраться и я, когда вы попросили меня об этом. Согласно предположениям ваших специалистов, Хартад экспериментировал с высокими энергиями и предположительно создал черную дыру, которая и поглотила четверть массы той планеты. Однако, я полагаю, что Хартад задел совсем иные силы природы, и создал не черную дыру, а разрыв пространства подобный тому, что создают сверхсветовые прыжковые двигатели. Я хочу сказать, что эксперименты в этой области чрезвычайно опасны, и поэтому информация об этой технологии должна находиться под секретом. Есть и другие подобные области. Например, в биологии. Ваши биологи достаточно трезво оценивают возможную опасность, поэтому катастрофических примеров в этой области я привести не могу, но могу предупредить, что они могут возникнуть. Саморазвивающиеся микроорганизмы − по моему мнению − являются фантастикой, но микроорганизмы, способные просто поглощать все и вся физически вполне возможны. Более того, я уже демонстрировала вашим ученым подобное состояние живого существа. У вас есть отчеты об этой демонстрации. Именно опасность подобных вещей и заставляет меня накладывать на них секретность. Если какой-нибудь такой демон вылезет из бутылки, виноватой, в конечном итоге, окажусь я. А я такого просто не хочу. Именно поэтому я и просила вас немедленно сообщать мне о возникающих неординарных ситуациях где бы то ни было, потому что вполне может возникнуть ситуация, когда я буду способна вам помочь преодолеть проблемы с минимальными потерями. Возможно, даже, используя опасную технологию. И поэтому я прошу соблюдения секретности, для того, чтобы раскрытие каких-то вещей не подтолкнуло горе экспериментаторов к катастрофе. Более того, я даже сейчас рискую тем, что рассказываю вам о том, что может оказаться опасно, потому что эта информация может подтолкнуть кого-то к началу исследований в опасном направлении.
− И все же, получается, что вы рекомендуете нам закрыть часть научных исследований из-за их опасности при том, что наш противник вполне может наплевать на эту опасность и в результате получить опаснейшее оружие против нас.
− Я не предлагаю вам закрывать исследования. Я просто говорю о том, какие направления опасны, и вы сами должны решать, желаете ли вы рисковать своим миром или иными мирами, проводя свои исследования. Да, враг может использовать опасные технологии. Более того, наличие среди ваших врагов драконов означает, что знания о таких технологиях у них есть. Если джина из бутылки выпустит враг, то отвечать на это теперь придется мне. В этом случае, вы можете быть уверены, я не стану делать секретов из возможной защиты, даже если эта защита окажется опасной для окружающих.
− И это означает, что вы дадите нам оружие против драконов, даже зная, что это оружие может оказаться повернуто против вас? − спросил Министр.
− Я приложу все усилия, чтобы мне не пришлось вручать вам подобное оружие, − заявила Дарина. − Да, я боюсь, что вы получив его повернете его против меня, и поэтому я не спешу открывать вам его секрет. Но, могу вас заверить, что в случае необходимости вы это оружие получите.
− А вы не боитесь, что нашему врагу это оружие известно, и он вполне может попытаться ликвидировать вас лично с его помощью, а мы из-за секретности не сможем даже адекватно ответить на это?
− О том, как убивать себе подобных, безусловно, известно любому дракону. Однако, в разборках друг с другом драконы вряд ли станут применять оружие, которое может быть построено людьми или фелинасами или даже дархами. Просто потому что построить такое оружие тайно будет невозможно. И дракон вряд ли пожелает, чтобы эту тайну узнал кто-либо. Даже союзник. Да, я боюсь. Боюсь, потому что в мире слишком много психов и фанатиков, которые могут сделать любую подлость. Да еще и вы со своим недоверием. Мне слишком трудно не бояться. Слишком трудно принимать ваше недоверие, особенно после всего, что я уже сделала для вас. − Она замолчала, ощутив прикосновение руки Гровиса. Он держал ее и, казалось, чего-то боялся сам.
− Не надо нас бояться, Дарина. Ты ведь уже получила безусловное Право на самозащиту, по которому любое покушение на тебя со стороны любого человека означает, что ты можешь применять против него любые действия, вплоть до самых экстремальных.
− Что? − раздался удивленный возглас Министра Безопасности. − Кто вам сказал, профессор Гровис, что Дарина получила подобное Право?
− Закон Межпланетного Союза, господа. Может, я его неправильно понял? В нем прямо записано, что любое действие одного разумного существа против жизни другого классифицируется, как прямое разрешение на охоту для того, на кого произведено действие, на того, кто действовал. У фелинасов этот закон является частью их Основного Закона, шарны его приняли, потому что этот Закон позволяет им защищаться всеми имеющимися средствами, в том числе и магией. Мы согласились для того, чтобы отбить желание заниматься охотой на иных разумных, как на зверей, что не раз случалось ранее. Разве не так, господа? Дарина получила это право, когда вы приняли ее, как равноправного участника Союза. Именно на этом законе основано полное оправдание ранних действий Дарины Бер Тарры, в которых ей приходилось защищаться от нападений обыкновенных бандитов. Вы должны прямо сейчас и немедленно подтвердить мои слова о действии этого Закона по отношению к Дарине. − Гровис в упор смотрел на Министра Безопасности. − Говорите же!
− Да, этот закон имеет силу и в отношении Дарины Бер Тарры, − заговорил Премьер-Министр, решив взять на себя ответственность в такую серьезную минуту. − И, мы надеемся, Дарина не станет считать наши вопросы здесь действиями, направленными против ее жизни. − Человек остановил взгляд на ней и умолк, ожидая ответа.
− Я не считаю, − заявила Дарина. − Не считала таковым даже направленное на меня оружие вашей охраны, хотя именно это и сорвало ваши неудавшиеся переговоры с драконами в Гернее. Вы посчитали, что драконы не выполнили условия перемирия, а дракон просто не выдержал присутствия оружия у вашей охраны.
Министры переглянулись друг с другом так, словно их только что огрели по головам.
− Да, мне известно, что вы рассекретили для меня далеко не всю информацию по вашим межпланетным делам. А я вам сообщала о себе, что способна проводить действия по разведке так, что противник этого не увидит.
− И вы применяли эти методы разведки против нас? − проговорил Министр Безопасности. − А как же наш договор об отсутствии враждебных действий по отношению друг к другу?!
− Этот договор не имеет обратной силы во времени, не так ли? Информация о попытке переговоров в Гернее имелась в базе данных космической станции Омега, именно там я ее и получила. Вы можете считать, что на станции Омега я получила всю информацию, содержавшуюся в ваших базах данных. Вы же поместили туда все, что могло потребоваться для работы станции, и с расчетом, что эта информация может быть передана кому угодно.

− Тебе надо быть очень осторожной в словах, Дарина, − произнес Гровис, когда они оказались наедине за столиком в кафе во время перерыва. − У нас многое может оказаться не так как у вас. Ты должна это понимать и не относить на свой счет, когда кто-то пытается добиваться какой-то выгоды для себя или выступает против тебя с какими-то словами.
− Я это прекрасно понимаю, Гровис. Ты ведь не думаешь, что я родилась в тот момент, когда попала на Омегу?
− Вот и хорошо, что понимаешь. Мне в тот момент показалось, что еще немного, и ты обратишься в дракона прямо там, доказывая свое силой, а не словами.
− Это ведь стало бы просто концом всего, разве нет?
− Скорее всего, да. Мне такого совсем не хочется.
− Мне тоже не хочется. И мне не хочется стать подопытной крысой у господина Забера. Он ведь хочет именно этого.
− Почему ты так решила?
− Ты ведь знаешь, что я слышу мысли людей, Гровис. А он именно об этом думал, когда говорил о раскрытии секретности с моей стороны. Он хочет найти способ заставить меня раскрыть все секреты. И, судя по всему, он вполне способен это сделать.
− Способен? Каким образом?
− Самым жестоким и незаконным. Ты знаешь, как действуют бандиты, захватывающие заложников?
− Он не посмеет, Дарина.
− Я в этом не так уверена, как ты. Ваш закон не запрещает применять любые методы при так называемой угрозе безопасности страны. И я совсем не против этого закона, если только он не направлен против меня. А развернуть пушку и палить по своим способен любой идиот или фанатик.
− Надеюсь, такого не будет, Дарина. И, прошу тебя, постарайся быть терпимее, когда слышишь подобные идеи от людей. Мысль о преступлении не является преступлением, ты это должна знать.
− Если только эта мысль не преступна сама по себе.

На второй половине встречи многие Министры не присутствовали, но появился представитель шарнов, и речь пошла о конкретном деле, в котором требовалась помощь Дарины как дракона. Дело оказалось в том, что мир Шарнов до сих пор не избавился от всех драконов, и один из них по прежнему властвовал в одном из районов планеты. Шарнам требовалась помощь по его выдворению с планеты или же уничтожению, если выдворения не получится. Дарина согласилась помочь в этом деле и договорилась о встрече на орбите мира Шарнов, куда она собиралась отправлятся в ближайшем будущем, после посещения метрополии фелинасов. Шарн согласился с тем, что вместе с Дариной к ним прилетят и несколько представителей фелинасов, которые, возможно, будут помогать в ее работе.

* * *

Над песками несся темный фантом. Наблюдатели снизу могли увидеть лишь проскользнувший в небе силуэт, который мгновенно исчезал за горизонтом, едва появившись.
− Альфа-Фокс, я Бета-Лайн, встречайте воздушную поддержку, жду от вас информацию с целеуказанием в формате САТА-4.
− Слышу вас, Бета-Лайн, я Альфа-Фокс. Запрашиваемая информация передается. Очень вас ждем, у нас тут слишком горячо.
− Мы уже рядом Альфа-Фокс. Информация принимается. Постарайтесь не подставляться зря. Еще немного, и жарко станет вашему противнику.
− Спасибо, Бета-Лайн. Мы вас не видим, то ли радар заклинило, то ли еще что-то мешает.
− Так и должно быть, Альфа-Фокс. До атаки осталось десять секунд, держитесь!
Эта война еще не знала подобной атаки. Фантом пронесся над расположением противника на бреющем полете, вслед за ним тянулась полоса вздыбленной земли и подымавшегося к небу огня.
− Это ваша работа, Бета-Лайн?! − раздался возглас на связи.
− Красиво, Альфа-Фокс? Сейчас мы их приутюжим, и вам останется пройти вперед по ровной дороге и сделать то что вы должны.
− Красиво − не то слово. СТРАШНО, − возник ответ.
− Страшно должно быть врагам, не так ли?
− Так, конечно. У нас, похоже, все изменилось. Закончился обстрел, но обстановка не ясна, пока не рассеялась пыль над позицией противника.
− Не расслабляйтесь. Мало ли, какая дрянь еще осталась недобитой. По каналу САТА-4 передаю информацию по воздушно-радарной разведке. Принимайте.
− Принимаем, спасибо.
− Наша задача, судя по всему, выполнена, еще раз пройдусь над фронтом и возвращаюсь на базу, дальше ваша работа, Альфа-Фокс.
− Похоже, нам и работы не осталось, Бета-Лайн. Спасибо!
− Мы теперь с вами будем часто работать вместе, так что ни пуха ни пера. Внизу чисто, мы уходим на базу.
− К черту! − воскликнул связист наземной команды, и через несколько минут началось окончательное наступление, которое показало, что действие нового оружия не только эффективно, но и практически безопасно, потому что после него не оставалось никакого химического или радиационного поражения. О принципе действия оружия никто не спрашивал. Те, кому надо − знали, а солдатам достаточно знания кодового названия и видения эффекта от применения.


− Мы уже закончили четыре довольно крупных военных конфликта благодаря новому вооружению, − произнес Военный Министр. − И, должен признать, что эффективность драконовского оружия выше всех наших ожиданий.
− И все же, я полагаю, что мы не можем давать ей такие права, какие она желает получить, − заявил Министр Безопасности. − Кроме того, мы уже установили некоторые довольно неприятные для нас факты относительно нее.
− Какие факты? − тут же заинтересовался Гартан.
− Например, тот факт, что наша драконица, по сути, есть большая развратная сука, которая способна для удовлетворения своей похоти на любую мерзость. Более того, наш профессор Гровис, оказывается, стал ее любовником и принимает все ее извращенные игры так, что готов выгораживать любые ее дела, вплоть до убийств и людоедства. У нас есть неоспоримые доказательства, что уже находясь здесь, в нашей столице, она самым натуральным образом сожрала около десятка человек.
− И вы способны предъявить эти доказательства всем? − спросил Гартан. − Если не способны, значит, их нет, господин Министр.
− Возможно, я выскажу крамолу, господа, − вновь заговорил Министр Безопасности, − Но мы пустили к себе не просто дракона, а настоящее чудовище, доверять которому может только псих, помешанный на драконах, такой как Гровис. И мы купились на его деферамбы в ее адрес!
− Значит, вы считаете, что мы должны разорвать этот союз? − спросил Военный Министр. − Я полагаю, что это не только опасно, но и вредно для всей нашей цивилизации. И, даже если цена за это исчисляется человеческими жизнями, то ее вклад в нашу военную промышленность давно превысил не то что десятки, а десятки тысяч жизней людей. По нашим оценкам, одна только остановка четырех военных конфликтов позволила избежать огромных военных потерь.
− А вы не думаете, что попустительствуя этой твари сегодня, мы рискуем тем, что завтра она придет в наш собственный дом и будет убивать не каких-то случайных людей с улицы, а наших родных и близких? − заговорил Министр Безопасности. − У меня двое детей дома, и я должен ими рисковать?! Мы сейчас даже не знаем, какие мысли у этой твари в голове?! Я сейчас ничуть не верю ее роскозням о том, что ее родственнички такие белые и пушистые, что не станут трогать людей, когда появятся здесь! Я полагаю, что мы должны произвести действия, направленные на выяснения ее истиных целей и мотивов! И, в первую очередь, надо допросить этого предателя Гровиса! Сделать это в соответствии с разработанными нами процедурами, которые не позволят ей получить информацию о том, кто его допрашивал. Если же она эту информацию получит, то получит наводку на наших врагов, а не на нас.
− Вы понимаете, чем рискуете, Министр?! − воскликнул Гартан.
− Прекрасно понимаю.
− Нет, вы не понимаете. Вы рискуете абсолютно всем, что у нас есть!
− Вы делаете то же самое, попустительствуя ее прихотям! Вы и не заметите, как она сядет вам на шею и заставит вас делать то, что нужно ей, а не нам!
− За полтора года нашего сотрудничества, единственное дело, которое мы выполнили по ее просьбе, было предоставление ей в собственность особняка за городом, и до сего момента она выполняла все, о чем ее просили мы, а не наоборот!

* * *

Человек некоторое время копошился, пытаясь выбраться из под бока большой серой львицы. Ему это, наконец, удалось, когда она приподнялась, выпуская его из-под себя. Гровис прошел через комнату к столу и взял трубку звонившего телефона, сразу же представляясь.
После короткого разговора он с чем-то согласился и повесив трубку направился к Дарине.
− Что-то случилось? − спросила она.
− Да, мне надо сегодня ехать в университет, − ответил он, широко зевая и потягиваясь. − Научный Совет на биофаке. Со всеми этими делами я о нем и забыл совсем.
− Ты будешь там выступать?
− Возможно, не думаю, что тебе там будет интересно, Дарина. У тебя же сегодня встреча уже назначена. Ты ведь справишься без меня?
− Справлюсь конечно, усмехнулась она. Если эти дети на меня нападут, я их быстро слопаю.
− С детьми так лучше не шутить, Дарина. Они могут не понять, а за психические травмы детям тебя по головке никто не погладит.
− А если я получу психические травмы от ваших детей? Они ведь могут наболтать чего угодно. И вряд ли смогут скрыть от меня свои настоящие мысли.
− Ты же все сама понимаешь, Дарина! Что за капризы?
− Ладно, никаких капризов. − Львица поднялась и мгновенно преобразилась, становясь женщиной, которую знали все вокруг, как инопланетянку Дарину Бер Тарру. − И не беспокойся за меня. Детям я просто обязана понравиться.
− Вот и прекрасно, − согласился Гровис, одеваясь. − Что там у нас с завтраком?
− Если ты спешишь, наверно, проще зайти в кафе.
− Да, туда и зайду.
− А я пойду в лес. У меня еще два часа до начала встречи.
− Тогда, до вечера, Дарина.
− До вечера.


"Дарина, ты меня слышишь? Ты говорила, что услышишь меня, если я буду звать тебя в своих мыслях"
"Я слышу тебя, Гровис. Что происходит?"
"Я прошу тебя не реагировать слишком резко. Но меня взяли наши эсбисты."
"Я буду рядом с тобой, Гровис. Они меня не увидят. И я уже рядом. Не дергайся, сейчас ты почувствуешь легкое касание к спине."
− Сэр, наш маг чувствует чужое присутствие, − раздался голос в коммуникаторе.
− Где?
− Здесь, рядом в комнате с задержанным.
− Включайте блокиратор, майор! − раздался резкий приказ, и в ту же секунду возник мощный удар. − Что у вас происходит?! Майор! Отвечайте же, черт возьми! Кто-нибудь!
− В здании что-то взорвалось, сэр. Третий этаж в огне. О-о, черт!.. А-а-а-а!!.. − голос на радиоволне смолк и возник непонятный чавкающий звук, который резко оборвался через полминуты.
− Четвертая группа, доложите обстановку!
− Наблюдаем сильный пожар на объекте, сэр. И больше ничего.


Гартан наблюдал за действиями спецвойск и СБ. Казалось, в них не было ни единого изъяна. План с отделением Гровиса от дракона прошел без единой помарки, но все же, что-то не сработало, потому что, как только Гровис понял, что угодил в ловушку, все резко изменилось. Первым пришло сообщение об исчезновении крыльвицы со встречи, проходившей в одном из детских домов столицы. Затем начали поступать сведения об исчезновении связи с агентами, находившимися в здании, куда поместили профессора. Под конец пропали видеоданные, поступавшие из комнаты с захваченным человеком, после чего сразу же грянул взрыв. Гровис и не знал о том, что у СБ есть козырь в рукаве с магом-шарном, что служил людям и участвовал в операции, направленной против дракона.

− Всем оставаться на местах! − грянул голос в командном пункте, и люди обернувшись увидели возникшего позади них большого крылатого зверя. − Это ваша работа, Министр Гартан? − зарычала драконица, глядя на человека. − Ах, не ваша. Ну, это уже не имеет значения! − Вокруг уже слышался грохот падавших на пол тел охранников и их оружия, что они направляли на дракона. − Полагаю, Министр Гартан, вы будете не сильно удивлены тем, что сейчас произойдет. Я объявляю вам, господа, что вы выиграли конкурс. Да-да, я сказала именно это! Вы ВЫИГРАЛИ КОНКУРС. Конкурс на звание самой лживой расы во всем окрестном космосе. Я думала, ими окажутся шарны, но лжецами оказались вы!
− Мы не лжецы! − раздался голос Министра Безопасности.
− А вот и вы, господин Предатель, − зарычала крыльвица. − Ну что же, значит, с вами мне и разбираться. − Драконица ударила лапой в пол, и из-под нее вылетела молния, которая окружила Министра Безопасности, и тот заорал от электрических ударов. Тело его тряслось еще некоторое время, затем свалилось на пол и замерло. И только дымок подымался от обожженных мест. − Он предал не меня, господа. Он предал всех вас! Потому что союз, который мы подписали, отныне не существует в том виде, в каком он был до сегодняшнего дня! Главного Гада я прикончила, а его помощник будет отвечать перед вашим судом. Да, Министр Гартан. Ваша операция вместе с вашим коллегой, будет стоить вам немного поболее, чем десяток мертвецов в том сгоревшем доме. Вы только что лишились комплекса Альдар-4, того, на котором было организовано производство сверхсветовых двигателей для ваших кораблей. Лишились, потому что без моего участия этот комплекс не выпустит и пустых корпусов для кристаллов. Когда же я доберусь до завода Бирза, вы лишитесь и второго моего подарка. А смерть тысяч и тысяч людей в войне, которую вы развязали, повесят на вас, а не на меня. А я просто покидаю вашу планету. Прямо сейчас. Вы сами себе насрали, господа. Прощайте.
Вспышка света − все что осталось на месте инопланетянки.

* * *

− Что происходит, Дарина? − закричал Гровис, оказавшись в совeршенно непонятном месте. Человека окружала мягкая и мокрая плоть, которая по всем его ощущениям была еще и живой.
− Я в раздумьях, Гровис. Переварить тебя заживо или высадить в какой-нибудь далекой колонии людей, где ты проведешь остаток жизни с мыслью о том, что тебя предало твое же правительство.
− Переварить заживо? Как ты можешь такое говорить, Дарина?! − воскликнул он.
− Мне это не трудно говорить, Гровис. Ты уже должен понять, что находишься сейчас в моем желудке, а не где-то еще. И я вполне способна сделать то, что сказала.
− Способна? Ты способна предать нашу дружбу, Дарина?! Я не верю!
На мгновение он оказался в падении и тут же рухнул на постель. Гровис вскочил и некоторое время оглядывался вокруг, но никого не увидел.
− Дарина, где ты?! − закричал он. − Дарина, не бросай меня! Не бросай! Сожри, но не бросай!
− Зря раззоряешься, − раздалось рычание позади, и человек резко обернулся. В раскрывшемся проеме двери, которую Гровис и не заметил раньше, стоял большой черный фелинас. Он медленно вошел на четырех лапах в комнату и некоторое время смотрел человеку в глаза.
− Кто ты? И где я? − заговорил Гровис.
− Если смотреть с формальной позиции, то я − твой хозяин. А находишься ты в Священном Храме Великой Тарры. Уяснил?
− Не уяснил. С чего это вдруг ты стал моим хозяином? Я себя в рабство не продавал.
− Я не советую тебе рыпаться, человек, − зарычал фелинас, наклоняя голову. − В этом мире люди могут жить только будучи чьей-либо собственностью. Ты, конечно, можешь сбежать. И я тебя даже задерживать не стану, но если ты после этого влипнешь, я тебя и вытаскивать не стану.
− Урас, ты какого черта там застрял?! − раздался снаружи чей-то голос. Он явно принадлежал человеку, и Гровис дернулся от этого.
− Иди за мной, человек, − приказал фелинас и ушел в дверь. Гровис осторожно проследовал за ним и вскоре оказался на широкой освещенной солнцем веранде, выводившей в зеленый сад. У выхода с веранды стояла женщина в довольно своеобразном наряде, который Гровис раньше принял бы за маскарадный костюм, а не за человеческую одежду.
Вскоре он увидел, что в подобных нарядах ходит все человеческое население поселка, в который он и попал. Люди приняли его достаточно хорошо, и вскоре разъяснили сложившееся положение, в котором все они действительно считались собственностью семьи фелинасов, живших неподалеку. Урас являлся главой этой семьи, насчитывавшей почти полсотни особей. Фелинасам принадлежала и вся окрестная земля. Формально рабское положение почти ни к чему не обязывало людей. Лишь иногда фелинасы требовали от них исполнения некоторых работ, а все остальное время люди трудились на себя, и жили вполне нормально, учитывая отсутствие доступа к высоким технологиям.
Время поначалу текло довольно томительно, но постепенно Гровис вживался в новую ситуацию и вскоре подружился со многими людьми и заслужил не малое уважение, когда занялся обучением детей.

* * *

− С ним все в порядке, госпожа, − произнес старый черный кошак. − Он поселился в деревне и нашел занятие, которое нужно для всех людей.
− Хорошо, Урас. Ты принес мне хорошую новость. И за хорошую службу ты получишь то, что я тебе обещала. − В лапе серой кошки появился свиток, и она передала его фелинасу. − Это документ, согласно которому весь Остров Храма теперь принадлежит твоей семье. У вас остаются все старые обязанности, но теперь не должно быть никаких проблем с набегами из-за моря. Если же кто-то посягнет на остров, вы имеете полное право отправлять на тот свет каждого нарушителя.
− Благодарю, госпожа. Я уверяю, что наша семья остается преданной Храму, и мы выполним все твои указания.

* * *

Грохот возвестил о приземлении космического челнока, и несколько машин сорвались со своих мест, как только по радио прозвучал приказ о начале действия. Через несколько минут машины остановились перед открывшимся пандусом, по которому на посадочную площадку вышло несколько вооруженных дархов.
− С каких это пор на Зартаке нас встречают подобным образом? − гневно заговорил один из дархов, оглядывая выскочивших из машин вооруженных фелинасов и людей.
− У вас мало проблем в космосе, желаете получить их еще и здесь? − зарычала серая кошка, вышедшая вперед всех и приблизившаяся к дархам без всякого страха, каковой испытывали пвеед дархами остальные фелинасы.
− Да кто ты такая?! − взревел главный дарх, делая шаг к кошке и готовясь нанести удар всей своей силой. Вот только сделать он ничего не успел, потому что в лапе кошки оказался Знак, ослушаться владельца которого ни один дарх не осмелился бы.
− У тебя еще есть желание спрашивать, кто я такая? − зарычала кошка. − Вы подымете меня на крейсер и немедленно!
Приказ был исполнен, и вскоре кошка со Знаком Власти Драконов вошла в рубку, где ее встретили вооруженные дархи, явно не собиравшиеся верить в то, что им передали с челнока, когда тот взлетал.
− Вы собираетесь сопротивляться моим приказам? − произнесла кошка, глядя на вооруженных дархов, что перекрыли ей дорогу у входа в рубку. − Значит, сами и виноваты в этом. − Проговорила она, в момент, когда дархи начали падать, выпуская оружие из своих когтей.

Командир крейсера стоял перед драконицей на коленях и молил о прощении. Крылатая ящерица была не столь крупна, как те драконы, с которыми дархи привыкли иметь дело, но ее вида им уже было достаточно, чтобы не сомневаться в том, кому они должны подчиняться.
− А теперь говори, дарх, что ты заслужил за то, что усомнился в том, кто я и подверг мою любимую шкурку опасности быть поцарапаной?
− Я заслужил самую жестокую смерть, какую вы можете для меня придумать, госпожа, − проговорил он, склоняя голову.
− Именно так, − зарычала драконица, делая шаг к дарху. − И ты получишь то, что заслужил, − В следующий момент она прыгнула вперед и налету схватила дарха широкой пастью. Никто вокруг не помешал ей это сделать, и дархи, ранее служившие провинившемуся, лишь смотрели, как драконица заглатывала их бывшего командира.
Покончив с наказанием, драконица улеглась посреди зала, приказывая остальным дархам оставить ее и не беспокоить, пока она сама не позовет их.
Крейсер все это время оставался на орбите над миром, принадлежавшим частично фелинасам, частично драконам и дархам. Дархи фелинасов не атаковали только потому, что те имели достаточно сил, чтобы отбить атаку и даже серьезно ответить. Фелинасы же сдерживали свои порывы выкинуть дархов из колонии, потому что по их сведениям на планете еще находилось достаточно много драконов, справиться с которыми фелинасы без поддержки из космоса не могли. А поддержку из космоса никто из не ждал, потому что там было еще не мало планет, где шла жестокая война, где все силы были на счету, а тут на этой планете царил в некотором смысле мир и порядок. Во всяком случае, оба противника чего-то выжидали.

− Вы связались с планетой? − прорычала кошка, входя в рубку. Теперь ее никто не пытался задерживать, и она оказалась в кресле командира, которое дархам пришлось переделать так, чтобы в нем было удобно сидеть кошке.
− Да, госпожа, − ответил дежурный. − У них нет того, что нам нужно.
− А что нам нужно? − спросила кошка, глянув прямо на дарха.
− Нам нужно топливо для продолжения пути, − ответил он. − А здесь нет ни одного завода, производящего топливо для наших крейсеров.
− А как на счет продовольственных запасов?
− Они в порядке, госпожа, − заявил дарх. − У нас полный склад продовольствия. Его хватит на год.
− Что еще есть в этом крейсере такого, о чем вы мне не говорили?
− В камерах содержатся несколько пленных, пойманных в космосе, госпожа.
− Пленных? Каких пленных? Кто они? И откуда?
− Они − глупые безмозглые обезьяны, госпожа, − объявил дарх, бывший когда-то старшим помощником командира крейсера.
− С каких это пор мы занимаемся ловлей безмозглых обезьян в космосе? − фыркнула кошка, обернувшись к бывшему старпому.
− Мы этим всегда занимались, госпожа. И особенно в последнее время, потому что у этих обезьян появилось новое оружие, от которого нам сложно защищаться. Из-за этого в космосе идут жестокие бои, в которых наши силы терпят поражения. Захват пленных в таком положении становится важной задачей для раскрытия их секретов.
− Вам не кажется, что безмозглость обезьян, за секретами которых вам приходится охотиться, сильно преувеличена?
− Подобные слова заставляют меня думать, что вы не разделяете наши общие политические взгляды на отношение к врагам, − заговорил дарх.
− Похоже, ты совершенно не понял, что вчера произошло, − тихо заговорила серая кошка. − Ты желаешь повторить судьбу своего бывшего командира, дарх? Он тоже пытался мне возражать и навязывать какие-то свои идеи так, словно я не дракон, а девчонка, которую можно поучать.
− Госпожа, я не пытаюсь вам возражать, − залебезил он.
− Ты только что возразил мне в том, что ты якобы не пытаешься возражать! − зарычала драконица, и дарх подпрыгнул на месте, потому что серая кошка в одно мгновение обратилась крылатой ящерицей, которая возникла перед ним. − Полагаю, вторая демонстрация заставит всех остальных подчиняться так, как это и полагается! − заревел ее голос, и она больше не медлила.
Второй дарх отправился в ее брюхо, а остальные поднялись со своих мест и склонились перед новой госпожой, заверяя, что ни один из них более не станет возражать ей ни в чем.

* * *

− Командир, незапланированное прибытие! − раздался голос дежурного по громкой связи в кабинете командующего станции Омега. − Это крейсер дархов, сэр! Они сами вышли на связь, и требуют вас!
− Какого черта им надо? − выругался командующий, срываясь со своего места. Через минуту он уже стоял в зоне передачи, в рубке напротив экрана, на котором находилось несколько дархов, окружавших серую кошку, стоявшую на задних лапах.
− Полагаю, вы должны меня узнать, командующий, − произнесла кошка.
− Узнать дракона по внешнему виду невозможно, − заявил человек. − И я не собираюсь покупаться на ваши уловки.
− В таком случае, вызовите в рубку станции посла фелинасов, − потребовала кошка. − Вы обязаны это сделать, по требованию любого гражданина Фелины, и не имеете права утверждать, что я таковой не являюсь.
Человек лишь сделал знак, чтобы это требование выполняли, и помощник взялся за связь, вызывая сектор фелинасов. Молчаливое противостояние продолжалось, пока в рубке не появился кошак. Он сразу же оказался рядом с человеком и заговорил, рассматривая пришелицу.
− Согласно инструкциям я не имею права доверять вам, пока не назван код идентификации, − заявил посол.
− Код давно передан, Посол. − заявила серая кошка. − Не знаю, что за болваны сидят в секторе связи Омеги, если они его не приняли, то это следует считать неисполнением служебных обязанностей и саботажем, если не предательством.
Кошак обернулся к людям, и кто-то из них поднявшись прошел к нему, передавая светящийся планшет.
− Почему вы молчали, лейтенант? − заговорил командир станции.
− Согласно инструкциям, сэр, − заявил лейтенант. − Я и сейчас не имею права говорить все, что должен сказать.
− Ваши инструкции до сих пор придумывают пустоголовые в пластиковых касках? − усмехнулась серая кошка с экрана. − Вы так ничему и не научились, − вздохнула она. − Лейтенант, просто подтвердите мои слова. Вы должны были принять мой идент-код, а так же зафиксировать присутствие на крейсере дархов группу людей и фелинасов.
Лейтенант лишь покачал головой, показывая командиру еще один планшет со всеми ответами.
− Я могу называть вас по имени? − спросил кошак, обращаясь к пришелице.
− Не можете, пока я сама не представилась, − заявила та. − Вы должны называть меня по имени Терра.
− Что мы можем сделать для вас, Терра? − поинтересовался посол фелинасов.
− Я хочу, чтобы вы открыли на станции сектор дархов и при открытии вписали в инструкции по безопасности, что в секторе дархов не действует пункт четыре основной инструкции по безопасности.
− То есть... − заговорил фелинас и осекся, глядя на командира станции.
− Как только вы подтвердите, что согласны это сделать, я вылечу к станции на челноке, который вы будете обязаны принять, − заявила серая кошка. − Знаю, что ваши пластиковые каски выдумают тысячу причин, чтобы не пускать меня на станцию, поэтому я ухожу со связи и жду вашего вызова с сообщением о том, что вы решите. И не забудьте, что от вас зависит и судьба нескольких десятков пленных, находящихся на крейсере дархов. Конец связи.
Экран погас и командир взглянул на черного кошака, стоявшего рядом.
− Вы должны выполнить ее требования, − произнес посол.
− Вы не хотите сказать нам, кто она, по настоящему?
− Я думал, вы и сами догадаетесь, что это Дарина Бер Тарра, − прорычал кошак. − Это ее код, и я не вижу смысла подозревать ее в чем-то. Мне известно, что во время визита Дарины в вашу столицу, ваша СБ сильно перехимичила, из-за чего она и улетела от вас. От вас она прилетела на Фелаю, где получила обещанное ей гражданство нашего мира и дала все разъяснения по поводу инцидента в вашей столице. Если вы об этом не знаете, командир, это значит лишь, что ваша СБ действительно по уши в дерьме. Улетая с Фелаи, Дарина собиралась вступать в контакт с дархами и драконами, чтобы прекратить войну между нами и драконами. Ее прибытие на крейсере дархов лишь подтверждает, что ее попытки не были безрезультатными.

Решение принималось на общем собрании послов, и единственным голосом против был голос начальника человеческой СБ станции, который в конце концов был вынужден подчиниться приказу своего командующего, а тот давно подозревал свою СБ в нечистоте и решил выяснить все сам через Дарину Бер Тарру. Поверить в ее рассказ было просто больно, но человек все же поверил и предоставил Дарине все, что она желала получить на станции. Дархи, появившиеся в секторе, что был открыт для них, постепенно начали исчезать. Согласно требованиям вопрос этого исчезновения оставался в ведении Дарины Бер Тарры, но командир станции в какой-то момент не выдержал и потребовал от нее объяснений в том, что происходит.
− Ничего особенного не происходит, командир, − заявила она. − Я их ем.
− То есть как это? − словно не понял человек.
− Так же, как вы едите салат, а я ем дархов. Для них такое положение дел совершенно естественно, и многие из них осознают, чем все закончится.
− И они не сопротивляются?
− Вы же сами прекрасно видели, как они сопротивляются.
− Я этого не видел.
− Именно.
Человек на несколько мгновений умолк, после чего сделал правильный вывод и не стал более расспрашивать серую кошку о том, что она делала с дархами и почему.

* * *

− Я думаю, у нас другая проблема, сэр, − происнес помощник командующего станции.
− Что еще?
− Помните рассказ Кшиар'Ана об олигархах шарнов? Один из таких сейчас находится на станции, я полагаю, что он уже захватил сектор шарнов, и у нас нет против него никаких сил.
− А как же полковник Торез? Он ничего не предпринял?
− В том все и дело, что предпринял, и я только что получил от него послание, в котором он сообщил о захвате сил СБ станции олигархом шарнов. А по своим способностям они равны драконам, если не более сильны. Шарны когда-то победили драконов именно с помощью своих олигархов, а потом вели долгую внутреннюю войну, пока не избавились от них.
− Если такой появился здесь, значит, шарны от них не избавились.
− Они каким-то образом появляются, сэр. Я не понял, как именно, но шарны это знают и знают, как с ними бороться, но сейчас у нас нет ни одного шарна под рукой, который мог бы подсказать.
− Значит, будем действовать так, как можем, − объявил командующий. − Вызови фелинасов и объясни им ситуацию, а я свяжусь с Центром, Возможно они нам смогут помочь. Если не силой, то советами.

* * *

Клетки постепенно наполнялись. В них кидали и людей и фелинасов и иных разумных, не разбирая, кто есть кто и кому с кем стоит или не стоит контактировать.
Командующий и несколько офицеров оказались в одной клетке только потому, что их поймали вместе и затолкали вместе в одну клетку, и теперь люди раздумывали, как им выбраться и что делать, как одолеть чудовище, захватившее всех.
Очередной грохот возвестил о появлении охранников, и на этот раз они приволокли с собой женщину, которую грубо втолкнули в клетку с группой людей, где сидели и бывшие командиры Омеги.
− Очень странные у вас развлечения, господа, − произнесла она, поднявшись с пола и оглядывая своих новых соседей.
− Здесь никто и не развлекается, − объявил ей кто-то из офицеров.
Она не сказав больше ни слова, прошлась по камере и уселась на свободных нарах а затем улеглась там и не проронила больше ни звука.

* * *

Осталась только одна дверь. Полковник Паргор еще несколько мгновений раздумывал, затем коснулся замка и шагнул к своей судьбе. Позади послышался грохот закрывающейся двери и вместе с ним вскрик человека − несомненно − майора Тарова.
А рядом уже слышалось тяжелое дыхание огромной Хищницы, и обернувшись Паргор успел увидеть длинный язык, метнувшийся к нему и широкую глотку, куда его затянул язык. Лицо уткнулось в мягкую теплую и скользкую плоть. Полковник ошутил, как на его поясе сомкнулись мощные челюсти, но они не сдавливили его и не перекусили, как это случалось с другими жертвами. Возможно, от того, что полковник не сопротивлялся, зная, что его ждет. И теперь он молился, взывая к разуму Дарины, прося ее пробудиться и понять, что происходит нечто, не входящее в первоначальные планы, что опасность нависля не только над всеми людьми, жившими последние два с половиной века под ее покровительством, но и над ней самой.
Теплая плоть окружила человека со всех сторон, он ощущал ее, чувствовал странное наслаждение, пришедшее словно из глубины сознания, и даже, когда лицо въехало в жгучую слизь, которая обволокла его плечи и грудь, полковник не переставал взывать к Разуму крылатой львицы.
Последний толчок, и человек оказался словно в широком гамаке, перевернувшись на спину. В уши ворвались странные звенящие звуки − полковник понял, что сознание покидает его из-за навалившейся на все тело жгущей боли.
Боль постепенно отступила и осталось лишь странное чувство, которое утверждало, что Паргор лежит не на спине, а на животе, и что живот его только что получил приличную порцию пищи, а в голове, казалось кто-то ведет жестокий спор, отчего казалось, что еще немного и голова расколется на части, одна из которых вопит о праве людей на жизнь, о запрете людоедства о том, что хищников надо убивать всех без разбора, независимо от того, с хорошими или плохими целями они явились на свет.
Вторая же половина явно превалировала над первой, утверждая свое право есть все и всех, кого она сочтет нужным сожрать, в том числе и тех самых врагов людей, против которых Дарина и заключила союз с людьми.
− Дарина? Дарина! − завопил полковник, решив, что она где-то здесь, рядом.
− Майор Паргор? − раздался четкий голос Дарины, и он увидел ее перед собой такой, какой увидел когда-то впервые − женщиной со смуглой кожей, короткими черными волосами и в длинном сером платье, развевавшемся на ветру, отчего иногда открывались ее женские прелести. − Разве я не говорила тебе держаться подальше от меня, майор?
− Ты говорила, но это было давно, с тех пор прошло больше тридцати лет, и еще двадцать лет назад я стал полковником, Дарина. А сейчас возникла чрезвычайная ситуация, и поэтому я пришел к тебе!
− Чрезвычайная ситуация? − удивилась она. − Я такого совершенно не ощущаю. Рядом с планетой нет ни одного шарна, имеющего Силу хотя бы восьмого уровня.
− Проблема не в шарнах, а в людях, − проговорил он.
− Понятно, послышался ее тягостный вздох. Расслабься, Паргор. Просто расслабься и пусти меня в свой разум, я сразу пойму все, что ты должен мне сказать.
И он сделал так, расслабился и в последний момент ощутил себя окруженным ее плотью, очнулся внутри ее желудка, чувствуя, как ее плоть обволакивает и сжимает его тело. Стенка желудка со жгучей слизью на мгновение коснулась лица, и Паргор внезапно понял, что падает. Под ним возникла ровная мягкая поверхность, и открыв глаза, он увидел себя на широкой кровати посреди большого светлого зала, за окнами которого зеленел лесопарк, окружавший Храм Дарины.
− Полагаю, ты о таком и подумать не мог, Паргор, но именно здесь я собираюсь проверять, годен ли ты на что-то еще, кроме того, чтобы стать обедом для дракона, − раздалось рычание, и человек обернувшись увидел большую серую львицу. Она вскочила на кровать, в которой он лежал и задержавшись на мгновение улеглась на него, прижимая его своим животом и грудью к постели. − Ты ведь еще не знаешь, полковник, какая я развратная тварь.

* * *

− Таров более не полковник, − заявила Дарина, быстро входя в зал. Паргор поднялся и некоторое время рассматривал ее стройное человеческое тело в белых одеяниях. − Ты удивлен моим видом, Паргор? Или ты до сих пор не веришь, что я способна обратиться в кого захочу? − женщина перед ним в одно мгновение обратилась крыльвицей, и Паргор не успел ничего ответить. Хищница прыгнула на него и повалив на пол взяла клыками за горло. Он не дергался, зная, что это всего лишь игра, что неосторожное движение может привести к ранению. И, хотя Дарина легко залечивала все его раны, ощущать это снова ему совершенно не хотелось.
− А что сказали другие?
− Они сказали, что я поступила слишком жестоко сожрав гада. Ты тоже считаешь, что Тарова не следовало казнить?
− Он всего лишь потерял веру. Разве такое следует наказывать смертью?
− Разве, согласно вашему закону, я не обязана устранять всякую угрозу, используя любые средства, которые я сама посчитаю адекватными? Что станет с колонией, если олигарх пойдет в наступление в то время, когда здесь властвует такой вот неверующий?
− Я не осуждаю тебя, Дарина, − произнес Паргор. − Я всего-лишь сказал, что твое средство жестоко. И это лишь мое мнение, которое, как я понял, совпадает с мнением других людей.
− Ты, я так полагаю, и сами жертвоприношения считаешь жестокими? − спросила она.
− Жертвоприношения − это жестокая необходимость, и я это понимаю. Я ничуть не сомневаюсь в том, что без них наша колония давно погибла бы. И я ничуть не оспариваю твое полное право выбирать жертвы, в том числе и право на казнь любого человека через жертвоприношение. У меня сложилось впечатление, что ты сомневаешься во мне, Дарина. Это так?
− Разве я не сказала тебе сразу, что буду тебя проверять, Паргор?
− Видимо, я не прошел проверку.
− Проверку не прошел только Таров. А ты ее прошел еще в тот момент, когда отдал себя в жертву, чтобы сообщить мне о проблемах в колонии. Все последнее было лишь для успокоения тех, кто устанавливал, какие проверки надо проходить, чтобы попасть в Круг Защитников. − Дарина развернулась и показала рукой в сторону, где в этот момент открылась стена, и Паргор удивленно поднялся со своего места, увидев множество людей, среди которых он узнавал тех, кто командовал колонией до него, начиная от легендарного полковника Тореза, что стоял у истоков основания колонии, того что много лет назад сумел поднять на борьбу людей и фелинасов на станции Омега, захваченной олигархом шарнов.
Круг Защитников, который вся колония считала чуть ли не виртуальным загробным клубом, оказался вполне реален, и Паргор получил в нем место не менее почетное, чем месту любого другого Полковника, которые попадали сюда все время, пока существовала колония, Паргор становился десятым членом Круга, и теперь ему предстояла особая работа, о которой он еще не знал, но вскоре должен был узнать, потому что каждому члену Круга были нужны помощники, а их можно было набрать только в колонии.
− Значит, легенда о Сайбране, который явился с того света, чтобы провести последнее жертвоприношение имеет под собой основание? − спросил Паргор, когда ему рассказали, что же он должен будет сделать?
− Более того, тебе ее предстоит повторить с некоторыми небольшими изменениями, − произнес Полковник Сайбран, проходя к Паргору. − Ведь Таров перешел черту не только относительно тебя. Он упрятал в камеры всех твоих помощников, которые отказались принять его командование.
− И у тебя осталось еще одно дело, которое надо доделать, − заявил Торез, подходя к Паргору сзади. − Ты должен назначить своего преемника, Паргор.
− И сделать это надо как можно быстрее, потому что волнения в колонии уже начались, − заявила Дарина. − Таров начал с попытки изменить Основной Закон, и в колонии сейчас бардак из-за этого.

* * *

− На самом деле, я не воюю с олигархами шарнов, − произнесла Дарина.
− Тогда, чем вы с ними занимаетесь? − спросил полковник.
− Я их ем, − заявила женщина.
− Это не смешно!
− Это было бы не смешно, если бы не было правдой, − заявила она.
− Сэр, они наступают! − раздался крик со стороны, и рядом началась стрельба, а затем полковник замер на месте, потому что перед ним изничего появилось большое лохматое существо, в котором всякий человек без труда опознал бы шарна. Этот же был не просто шарн. Это был тот самый Олигарх, и полковник уже ничего не мог сделать против него. Оружие выпало из рук человека, и он замерев стоял перед врагом, а позади того появилась большая серая львица, и человек вздрогнул, когда перед его носом щелкнули огромные клыки, и за ними скрылось тело врага.
− Можете расслабиться, полковник, − зарычала крыльвица, и его ноги подкосились. Рядом появилась группа солдат, и все их оружие оказалось направлено на серую хищницу.
− Опустите оружие! − раздался новый приказ. − Дарина, вам обязательно быть в таком виде? − прямо перед ее носом появился еще один полковник, и человек никого не смущаясь взялся за ее усы и легонько потянул за них.
Очередное превращение, и перед людьми уже не крылатая львица, а женщина.
− Вызывайте транспорт, полковник. Мы возвращаемся на базу. Здесь для меня больше нет дел.
− По нашим данным, на соседнем материке находится группа дархов, − заявил полковник. − ПОлагаю, мы вполне способны освободить планету и от них.
− Вы кое о чем забываете, полковник. Пока вы здесь играете в войнушку с дархами, где-то другие олигархи ведут наступление и захватывают ваших людей.
− Мы не играем! − резко возразил человек.
− Ах, извините. Вы с ними балуетесь, я слова перепутала. Мне напомнить вам, кто здесь отдает главные приказы, полковник?
− Нет, − буркнул он. − Транспортник уже в пути. Но я доложу о вашем нежелании сотрудничать.
− Отлично, я тоже доложу, что у меня начинает возникать идея сожрать какого-нибудь полковника из-за его нежелания понимать настоящих целей нашей борьбы.

* * *

Человек медленно прошел через зал, приблизился к лежавшей посреди серой кошке и ничуть не боясь хищницы коснулся ее бока и живота. Некоторое время он водил руками по ее шерсти, лаская ее и тихо проговаривая какие-то слова, затем подошел к ее носу. Львица открыла глаза и некоторое время разглядывала его нагое тело, затем между ее губ проскользнул длинный язык, и человек ничуть не сопротивляясь принял его объятия. Язык обвился вокруг его груди, чуть сжал его и потащил в раскрывшуюся пасть. Несколько мгновений − и человек скрылся в пасти зверя.
− Вы действительно находите подобные игры приятными? − спросил полковник, оторвавшись от экрана, на котором появилось продолжение игр человека с крыльвицей, где он снова и снова становился ее обедом.
− При условии, что я знаю о том, что эта игра для меня ничуть не опасна, сэр.
− Откуда вы можете знать, что это не опасно? Как вы это могли знать, например, в первый раз?
− В первый раз я действительно не знал. Более того, я сопротивлялся, но вы ведь понимаете, что физически она сильнее любого человека. И в первый раз она съела меня вовсе не для того, чтобы сожрать по-настоящему. В тот раз она по-настоящему спасла мою жизнь. По-настоящему она ест только настоящих врагов.
− Я читал все отчеты, и мне известно, что она по-настоящему глотала не только врагов, но и людей.
− На самом деле, я считаю, что некоторые люди вполне заслуживают быть переваренными в желудке дракона.
− А я так не считаю, − объявил полковник. − И я буду рекомендовать Правительству запретить ваши игрища с этим чудовищем.
− Порекомендуйте правительству заодно запретить светить Солнцу, − раздался тихий голос, и полковник резко обернулся и замер, увидев в дверях темнокожую женщину. − Думаю этот запрет окажется более эффективным, нежели тот, что предлагаете вы. Солнце, в отличие от меня, не способно разозлиться.
− Вам никто не давал разрешения сюда входить, − резко заговорил полковник.
− А кто мне это запрещал, полковник? − произнесла она, проходя к человеку, и тот попятился от нее. − Боишься? Значит душонка-то нечиста!
− Остановись, Дарина, − заговорил второй человек в комнате.
− Я ничего и не делаю, − заявила женщина. − Ведь полковник еще не совершил глупость, за которую его полагается сожрать.
После этих слов полковник сорвался с места и скрылся за дверями.
− Не понимаю, чего ты этим добиваешься, Дарина?
− Я постоянно ищу людей, Гровис. Таких, как ты, похожих на тебя своими чувствами по отношению ко мне. Ты ведь знаешь, какие игры мне нравятся.
− Да, но ты иногда делаешь так, что многие люди становятся твоими врагами, Дарина. Полковник, например. Он ведь теперь будет считать, что ты такой же враг, как и другие драконы!
− Его осадят свои же. Есть много людей, которые многое получают благодаря мне, но они не встречаются со мной лично и не знают моих закидонов, а значит, они будут бороться за меня и не станут верить каждому, кто будет пытаться меня очернить.
− Если очернителей наберется слишком много, Дарина, они же могут все перевернуть с ног на голову!
− Прорвемся, − усмехнулась она. − Есть драконовские методы, как затыкать очернителей.
− А чем мы будем заниматься сейчас? − поинтересовался человек.
− Сейчас мы собираемся и летим на планету Фева.
− Фева? − удивился он. − Это не та самая легендарная Фева, котрой нет ни в одном справочнике и которую все ищут много лет, потому что согласно легенде там находятся великие сокровища древности?
− Та самая, Гровис, − улыбнулась Дарина. − И мне не нужен справочник, чтобы знать, куда лететь. Нужно только, чтобы за нами не увязалась куча охотников за сокровищами.
− Что делать мне сейчас?
− Просто собери все, что ты хочешь взять с собой. Только не бери много. Не больше, чем ты сможешь унести.

* * *

− Итак, господа, полагаю, всем уже известно, что в этой экспедиции командую я? − прорычала серая кошка, выступая перед группой людей. − Кто этого не знал и не согласен, сейчас может остаться здесь. Остальные же будут обязаны подчиняться по всем правилам, согласно закону о Космичеких Экипажах, который вы все прекрасно знаете. Итак, кто-нибудь желает отказаться?
Люди переглянулись, и никто не высказал подобного желания.
− В таком случае, отправляемся на рейдер немедленно, − объявила кошка и подняв перед собой непонятный для людей прибор включила его.
Вспышка света на мгновение озарила площадку, и вся группа исчезла. Невидимый поток телепортации пронесся с планеты на орбиту и остановился в космическом рейдере, ожидавшем свою команду.
− Что это было? − проговорил командир наемников, оглядываясь. − Черт возьми!
− Не стоит поминать чертей, − заговорила кошка. − Черти тут нипричем.
− Тогда, что только что произошло? Где мы?
− Вы на космическом корабле, принадлежащем Дарине Бер Тарре, и перенеслись сюда с помощью технологии телепортации. Драконовской технологии. Слова понятны?
− Вы должны были об этом сказать раньше!
− Действительно? − удивилась кошка. − Кто-то из вас желает прямо сейчас отказаться от миссии? Давайте, говорите, еще не поздно телепортировать вас обратно на планету, пока корабль не улетел! − Люди вновь некоторое время играли друг с другом в гляделки, и закончилось все согласием со сложившимся положением. − Расходитесь и занимайте каюты. На обустройство полчаса. Через полчаса мы вылетаем.

− Мне эти люди не кажутся надежными, Дарина, − заговорил Гровис, когда остался в рубке наедине с кошкой.
− Я и не искала надежную команду, − усмехнулась она. − Мне надо было только, чтобы наш отлет зарегистрировали. А для поиска по правилам программы Фева-47 необходим экипаж из десяти человек, я же тебе объясняла. В нашем случае, девять человек и один фелинас − по закону Союза, такая замена полностью правомочна.
− Но у тебя какая-то другая цель в этом полете?
− Да, Гровис. У меня другая цель, и как только мы прибудем на Феву, мы отправимся Древний Город, где я получу нужную мне информацию, и уже там буду решать, что делать дальше.
− И ты знаешь, о чем эта информация?
− Знаю. О древних богах, Гровис. О существах, которые, как я полагаю, дали силу всем окрестным цивилизациям, в том числе драконам и шарнам. И я узнаю, почему они не сделали то же самое для людей и фелинасов.

* * *

За окном неслышно падал снег. Два человека сидели за столом, внимательно просматривая газеты. С улицы послышался далекий вой сирены проезжавшей спецмашины.
− Совсем не так я себе представлял это путешествие, − произнес Гровис. − Мы ищем, сами не знаем что, уже второй месяц. А ты говорила, драконовские методы, драконовские методы! − и он вдруг рассмеялся.
− Имей терпение, Гровис, − заговорила Дарина. − Главное мы уже нашли. Мы попали в развитый мир, в котором действует защита, направленная против драконовских методов. Нам повезло, что я успела телепортировать всех с падающего корабля на поверхность. И после этого, как ты помнишь, включилась эта защита. Возможно, это произошло не по воле местных жителей, а автоматически, когда система защиты обнаружила мое действие, включились блокираторы. Впрочем, они и сейчас не блокируют всех моих способностей. Ты сам знаешь.
− Но, если бы ты знала об этой защите раньше, ты бы полетела сюда все равно, не так ли?
− Я сделала бы это иначе. Например, наняла бы в команду не головорезов, ищущих приключений, а людей, умеющих вести направленный поиск. Да и о защите следовало бы подумать в таких условиях.

Грохот в прихожей прервал разговор, и два человека вскочили со своих мест, когда в комнату ворвалось несколько вооруженных боевиков в армейской форме.
− Ничего не делай, Дарина, − произнес Гровис, и женщина остановила свой порыв кинуться в драку.
− Как прикажешь, но потом сам будешь жалеть, − ответила она, глядя в лица людей, взявших ее под прицел автоматов. − Еще не поздно передумать, Гровис, − произнесла она.
− Я уже все решил, − заявил он. − Не сопротивляйся.
− Разумное решение, − заявил офицер, появившийся за спинами солдат. − Взять этих шпионов! − приказал он, и солдаты бросились исполнять приказ. Дарину и Гровиса связали по рукам и нога, вытащили из квартиры, спустили вниз и затолкали в железный фургон, кузов которого был оборудован мощными стальными клетками.
− Вперед! − приказал офицер, усаживаясь в кабину фургона. А рядом с клетками оказались четверо солдат, которые не спускали глаз с пленников и не позволили им говорить друг с другом. Впрочем, Гровис и не пытался говорить, хотя Дарина и предлагала ему обсудить сложившееся положение не глядя на охрану. За это предложение она получила прикладом по голове, после чего отвернулась и не проронила ни звука.

Подвалы Министерства Безопасности наполнял шум. Крики и стоны, вопли заключенных и ругательства надзирателей, звон цепей и бряцание оружия. Топот кованых сапогов и стук в двери камер с криками о невиновности и требованиями справесливости.
Избитую женщину втолкнули в одну из камер так, чтобы она споткнулась о порог и упала на каменный пол, Она медленно поднялась и осмотрела затравленным взглядом сокамерниц. Ни одна из заключенных не взглянула новенькой в глаза, и поэтому ни одна не увидела в ее взгляде затаившийся звериный огонь, который все больше и больше разгорался в ее сознании и требовал начинать действовать, а не терпеть издевательства, как этого требовал ее друг.
Обнаружив свободные нары новенькая подобралась к ним и взобралась на грязную постель, оставшуюся от другой женщины. Сокамерницы уже знали, что ее казнили, а новенькая лишь догадывалась об этом. Тем не менее, в ней не было страха, да и затравленность ее была наигранной. Оказавшись на нарах она улеглась там и сделала вид, будто заснула.


− И за что же ты сюда попал, старик? − спросил сосед.
− За шпионаж, − ответил новичок.
− За шпионаж?! − воскликнул сосед. − В пользу корвов?!
− Нет. Шпионаж в пользу инопланетян. А кто такие корвы?
− Придуриваешься, старик?
− Я действительно не знаю, кто такие корвы. Не хочешь сказать? Или ты трусишь говорить с драконовским шпионом?
− Драконовским! Ха-ха-ха! Ну насмешил! Драконов не существует!
Новый заключенный сам усмехнулся, но его собеседник увидел в этой усмешке вовсе не смех.
− Видать, ты и вправду гад, каких расстреливать мало, − произнес он.
− А ты сам здесь за то что левый и правый носки перепутал утром? − спросил новичок.
Вопрос оказался провокационным, и сосед кинулся на нового заключенного. Через минуту рядом уже была свалка − дрались все, кому хотелось драться, и вскоре в камере появилась охрана. Дерущихся растащили в стороны, и новичка увели на допрос, где от него потребовали ответа, почему он затеял драку.
− У вас господа с памятью проблемы? − заговорил заключенный. − Это вы посадили меня в камеру с головорезами, которым для драки достаточно любого самого глупого повода. Я всего лишь сказал, что меня посадили за шпионаж в пользу инопланетян и предположил, что тот, кто меня спрашивал сидит за то что носки перепутал, они из-за этого и всбесились.
− Ты собираешься нам тут дурака валять?! − закричал начальник, подымаясь из-за стола.
− Не получится мне дурака валять, господин начальник. Я связан, а дурак тут свободен, и может делать все что захочет.
− В карцер его! − приказал начальник, и заключенного уволокли из его кабинета. А через несколько минут ввели нового. Тот рассказал о том, что произошло с новеньким, и получил взбучку за устроительство драки, после чего был препровожден обратно в общую камеру, а начальник сел на свое место и взялся за изучение документов по новым заключенным, прибывшим в тюрьму. Особые пометки в делах двоих означали, что их надо как следует охранять и не позволить ввязываться в опасные стычки с заключенными, потому что эти двое еще были нужны имперской контрразведке. Кроме того, этих двоих следовало держать подальше друг от друга и не давать встречаться.


Утро в женском отделении началось с расспросов о двух пропавших ночью охранниках. От заключенных требовалась информация, кто и когда их видел в последний раз.
− Можно подумать, что это мы их здесь пасем, а не они нас, − раздался смешок из строя, и заключенные разошлись, открывая взорам охранников женщину, открывшую рот.
− Выйди вперед! − приказал ей начальник охраны, и женщина исполнила приказ.
− Назови свой номер!
− А тебе зачем? − спросила она, и два охранника подскочили к ней, хватая за руки. Третий подошел вплотную и наотмашь ударил ее по щеке. − Завтра утром не найдут тебя, − произнесла она, глядя человеку в лицо. − Так же, как этих двоих уродов.
− Говори, что ты об этом знаешь, сука! − выкрикнул охранник, хватая ее за волосы.
− Твоих дружков сожрал дракон, − произнесла она, и тут же получила еще один удар. На этот раз в живот от одного из державших ее охранников. − И тебя сожрет дракон, − проговорила она, глянув на него.

Два часа допросов ничего не изменили. Женщина по-прежнему говорила гадости в адрес своих мучителей, но не сказала ни одного полезного для расследования слова. Другая группа следователей уже добилась своего, расспросив сокамерниц заключенной, и те рассказали, что двое пропавших пришли ночью в камеру, и забрали новенькую с собой, потом ее вернули другие охранники. Опрос охраны так же мало чего прояснил. Выяснилось только, что двое пропавших периодически брали заключенных женщин для сексуальных забав, но это так же ничего не проясняло. В карцер женщину не отправили только потому, что там находился заключенный, с которым ей запрещалось контактировать.
А на следующее утро обнаружились еще три исчезновения. Один из исчезнувших был тот самый, которому угрожала новая заключенная, и теперь следователи были уверены, что она связана с исчезновениями людей, только еще не знали, как именно.

Очередной вопль разнесся по подвалу с камерами. На него мало кто обратил внимания, потому что вопль охранника ничем не отличался от вопля заключенного, и к призывам о помощи в этом месте все были глухи. Лишь через несколько часов стало известно, что пропал еще один охранник, но на этот раз место его исчезновения было четко обозначено кровавыми следами и кровавой надписью на стене, гласящей, что "так будет со всеми мучителями".

Эксперт по почерку некоторое время расматривал фотографию надписи, затем взглянул на начальника тюрьмы и повалился на пол.
− Это еще что за черт?! − воскликнул начальник. Двое охранников подняли человека, через минуту появился медик и приел эксперта в чувство. Тот смотрел на людей словно помешаный. − Вы скажете в чем дело или нет? − спросил начальник. − Чей это почерк?!
− Не убивайте меня! Я ни в чем не виноват! − завопил он, и охранники едва сумели усадить его не стул, потому что ноги не держали его.
− Вас никто ни в чем не обвиняет. Нам надо знать, кто это написал? Это так сложно определить, что вы думаете вас убьют за то что вы не способны ответить на заданый вопрос?
− Это Тарра.
− Тарра? Что еще за Тарра? − переспросил начальник.
− Тарра − это имя Древней Богини, создавшей наш мир. Ей поклонялись все без исключения до Великой Революции, и сейчас ей поклоняются корвы.
− Значит, у нас тут завелся бандит, притворяющийся богом?
− Никто из настоящих верующих не посмел бы написать подобное, да еще и кровью, − произнес эксперт. − Подобное богохульство всегда каралось смертью.
− Вряд ли этот бандит является верующим, − проговорил начальник. − Уведите его. − приказал он.
− Куда? − спросил охранник.
− Выпроводите его за ворота! Он тут больше не нужен! − махнул рукой начальник и охранники взяв человека под руки повели его на выход из тюрьмы. Снаружи его ожидала машина, на которой его и привезли в это зловещее место. Эксперт и не имел понятия, что уезжал не один, что его одежда уже была не той, в какой он приехал. Он это чувствовал, но относил не на реальноe изменение, а на пережитый стресс.

Дарина давно нашла путь на выход. Она попала в блокированное поле в состоянии лайинты и могла изменить себя как желала. Достаточно было обратиться в кого-нибудь из охранников, и путь наружу оказывался открыт. Ей надо было придумать только, как вытащить из тюрьмы Гровиса. Так чтобы тот не стал после этого обвинять ее в драконовских жестокостях. Тем не менее, она совершенно не отказывалась от своих драконовских методов, в которых большинство людей увидело бы дьявольские методы. Двое первых убитых охранников просто не понимали, с кем связались, кого пытались изнасиловать, когда попались. Женщина, обратилась перед ними в чудовище и не дала им ни шанса, чтобы спастись, после чего воспользовалась местной канализацией, чтобы отправить свои части наружу. Лайинтовская связь в условиях блокированного поля не действовала, и поэтому после первого пиршества Дарина разделилась на три самостоятельных существа с одинаковыми сознаниями, и двое отправились за пределы тюрьмы, чтобы продолжить начатые поиски.
Мир Фева действительно оказался достаточно высокоразвит. Однако, его космическая техника находилась на слишком примитивном уровне, и в космос летали только автоматы, которые не залетали дальше седьмой планеты системы. О существовании инопланетян здесь знали, и на планете было несколько зон, где жили пришельцы, но большую часть населения составляли люди, и они здесь были доминирующей расой, которая и распоряжалась всеми ресурсами планеты.







...продолжение следует...


















Оценка: 3.29*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"