Mak Ivan: другие произведения.

У черта на куличках - 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Параллельное продолжение предыдущего текста.
    Написано не за одну неделю, разумеется
    2.12.2008 - 1-4 части
    28.12.2008 - добавлена 5 часть


Ivan Mak


У черта на куличках − 2


Часть 1


− Природа создала драконов для того, чтобы они властвовали над низшими расами. Это доказывается самой историей, тем, что все без исключения бунты низших заканчивались катастрофически, и последствия этих катастроф преодолевались только под драконовской властью. Даже восстание дархов, самое жестокое из всех известных, закончилось доведением мира до глобального катаклизма, из которого цивилизация вышла только после возвращения к власти драконов. И это означает, что драконовский закон − незыблем. Это означает, что вы его примете для себя и поклянетесь своими жизнями никогда не нарушать, ибо нарушевшего ждет лишь одно − смерть! Низшие расы − люди, фелинасы и дархи − не способны жить без драконовского управления. Запишите это и запомните на всю оставшуюся жизнь!
− И как же этот ваш тезис согласуется с тем фактом, что в космосе существуют сотни миров, в которых живут так называемые низшие расы, без всякого драконовского управления? − раздался возглас из аудитории, и все обернулись к поднявшейся из-за стола самке фелинасов.
− Ты, глупая самка, хорошо подумала, прежде чем задавать подобные вопросы? − в гневе заговорил лектор, одновременно нажимая перед собой кнопку вызова охраны университета. − Откуда ты взяла этот бред?
− Ты, тупой лысый орангутанг, еще спрашиваешь, откуда мне известны очевидные факты? − профыркала кошка, и в этот момент в аудиторию вскочило несколько вооруженных дархов.
− Взять ее, − приказал лектор, указывая на кошку. − Обвинение высшей степени.
− И что же она сказала? − спросил один из дархов.
− У меня язык не поворачивается повторить эту ересь, − заявил человек.
− Я всего лишь задала элементарный вопрос, на который наш дорогой и очень умный профессор не сумел ответить. Ввиду собственной ограниченности, очевидно, − заявила кошка.
− Какой вопрос? − зарычал дарх, и несколько охранников обойдя аудиторию оказались рядом со столом, за которым находилас самка фелинасов.
− Я спросила, чем объясняется существование в космосе миров низших рас без драконовского управления? Профессор не знает ответа на этот элементарный вопрос.
− А ты этот ответ знаешь? − усмехнулся дарх.
− Знаю, − заявила кошка.
− И чем же?
− Очевидным фактом того, что миры низших рас вполне могут существовать и без драконовского управления, − заявила кошка, и стражники, стоявшие рядом, тут же схватили ее.
− Полагаю, ты уже знаешь, что тебе полагается за распространение подобной ереси? − проговорил дарх кошке и оборачиваясь на лектора. Тот стоял замерев на своем месте и не проронил ни звука, когда кошку выводили из аудитории. Пока ее вели через коридоры, дархи обсуждали между собой, надо ли самку фелинасов трахнуть перед тем, как отвести к дракону. Спор прекратился сам собой, когда командир охранников напомнил подчиненным, что хозяин прекрасно разбирается в запахах и легко определит того, кто лишил его возможности побаловаться с целкой.
− Назови свое имя, самка, − приказал командир охранников, когда конвой остановился перед большими дверями, ведущими в драконовские покои.
− Мое имя − Терра. Но оно вам совершенно ни к чему, потому что я еще не собираюсь покидать университет, как вам кажется.
− Никто и не говорит, что ты покинешь университет, − заявил командир усмехнувшись и знаком указал одному из дархов на вход. Тот чуть вздрогнул, а затем шагнул вперед и скрылся за дверями. Вскоре он вернулся, и четверо дархов ввели кошку к дракону. Она несколько мгновений смотрела на лежавшего посреди зала ящера, и тот поднялся на ноги, затем приказал дархам скрыться и прошел к самке фелинасов, обращаясь в черного кошака.
− Тебе придется очень сильно постараться, чтобы отвертеться от обвинения, − проговорил дракон на чистом языке фелинасов.
− И зачем оно мне? − спросила Терра.
− Похоже, ты совсем дура, − зарычал он и мгновенно вернул себе драконовский вид, вставая над кошкой и разевая пасть. − Такую и сожрать не жалко! − слова его оборвались в одно мгновение, потому что в когтях кошки появился Знак Дракона.
− Глупая провокация, − рыкнул он, возвращаясь на свое прежнее место. − А теперь говори, чего тебе здесь надо? И кто ты такой вообще?!
− У тебя не возникло даже мысли, что знак надо проверить? − удивленно проговорила кошка.
− Мне достаточно и твоих наглых мыслей, урод, − прорычал дракон. − Если тебе ничего не надо, убирайся и больше не появляйся здесь, если не хочешь, чтобы я вызвал тебя на Арену!
− Мне нужен диплом университета, − заявила кошка. − И вместе с ним знание всего, что дается здесь. В том числе и знание процесса обучения в том виде, в каком он дается иным разумным существам.
− И какая же муха тебя укусила, что ты ищешь подобных идиоцких знаний?
− Ни за что не поверю, что ты считаешь, что в Драконовской Империи все идет хорошо и гладко, так как хотелось бы всем драконам, − заявила Терра.
− Драконовская разведка среди низших не имеет никакого смысла, − заявил он.
− Свои заблуждения оставь при себе. А у меня и своя голова есть, чтобы знать проблемы Империи.
− Тогда, иди и решай их где угодно, но не здесь. А здесь я не позволю всяким экспериментаторам уродовать моих учеников и опускать авторитет моего университета! Высшего приказа Императрицы у тебя нет, иначе ты пришел бы сюда с ним, а не с пустыми лапами. А теперь убирайся!
− Бумагу, − рыкнула кошка.
− Что бумагу? − фыркнул дракон.
− Бумагу о том, что вы меня выпинали за ересь.
− Иди к дархам, у них и спрашивай!
− Значит, если хоть один из них заерепенится, и я его сожру на месте, тебе будет все равно? − усмехнулась Терра.
− НЕТ! − рявкнул дракон, и тут же его мысленное указание заставило пройти в зал секретаря-дарха. Тот некоторое время непонимающе смотрел на кошку, которую дракон так и не сожрал, затем съежился, словно его ударили по голове, и быстро удалился, прося Терру идти за ним.

* * *


− И как же вам удалось получить такой документ в драконовском университете? − спросил шарн, разглядывая кошку. − Драконы никогда не выпускают оттуда недоучившихся. Либо прошел весь курс, либо остался навечно в брюхе дракона.
− И что? Третьего не дано? − спросила она.
− Не дано, − серьезно заявил шарн.
− Плохо, − произнесла кошка.
− Что плохо?
− Плохо, когда прием в университет ведут догматики. − Она выхватила свою бумагу из руки шарна и развернувшись направилась к выходу из кабинета.
− Стойте же! − воскликнул шарн, выскакивая перед ней. − Я задал очень простой вопрос. Неужели вы не способны на него ответить?
− А я вовсе не хочу на него отвечать. Ведь ваш вопрос в своем контексте подразумевает, что я сделала нечто незаконное.
− Я подобного не говорил!
− Правда? − удивилась кошка. − А как же ваше заявление о том, что из драконовского университета никого не выпускают? Вам не нравится мой документ? В таком случае, прощайте. Пойду искать место, где не будет претензий к цвету моей шерсти.
Она больше не остановилaсь, как бы шарн ни старался. А час спустя Терра уже входила в приемную очередного университетского чиновника на другом конце города. На этот раз к ее документам никто не придрался, а время обучения в драконовском университете посчитали за сданные вступительные экзамены, и Терра вскоре приступила к занятиям в Университете Корсано, который в этой колонии дархов был не менее престижен, чем драконовский.

* * *


− Законы нашего мира очень просты. Если кто-то желает с ними поспорить, он может это сделать, но только вне Университета. Если вы решитесь на этот безумный шаг, вас никто не защитит, ибо не существует такой силы, которая справилась бы с драконами.
− А другие драконы? − раздался возглас из зала.
− Других драконов не бывает, − заявил лектор. − Они все заодно.
− А шарны − все жулики и пройдохи, − возник все тот же голос из зала.
− Кто это сказал?! − воскликнул шарн с кафедры.
− Вы сами это сказали, − заявил слушатель. − Только что.
− Кто это говорит?! Подымитесь!
Зал обернулся, и в центре поднялась темная фигура фелинаса.
− Вы только что утверждали, что других драконов не бывает. И я в ответ утверждаю, что шарнов других не бывает. Все шарны − жулики и прохиндеи!
− Вы делаете неправильный вывод, − заявил шарн. − Так можно заявить и что все фелинасы − убийцы.
− Именно об этом я и говорю про ваше огульное охаивание драконов, − заявила кошка. Шарн после этих слов резко обернулся, оглядываясь, затем глубоко вздохнул и заговорил, заявляя, что ничего не говорил против драконов и, тем более, не охаивал их, потому что подобное могут делать только "глупые кошачьи самки".
− На самом деле, мне ничего не стоит доказать, что вы сейчас агитируете против драконов, говоря про них гадости, − заявила кошка. − Ведь вы оболгали всех тех драконов, которые не такие как все, а совсем другие! Драконы дархов − не единственные драконы во вселенной! Есть еще и драконы шарнов, и драконы фелинасов! Только драконов шарнов называют олигархами, а драконов фелинасов − крыльвами!
− Олигархи − это не драконы, и никогда драконами не были, − заявил лектор.
− Да, они маленько не дотягивают до драконов. Ну, примерно на столько же, на сколько сами шарны не дотягивают до дархов.
− Похоже, самку прорвало, − заявил шарн. − В таком случае, пусть она выходит сюда и продолжает лекцию, − он отошел от своего места, указывая на него кошке. Та едва ли не кубарем слетела к кафедре и вскоре оказалась перед всей аудиторией.
− Я расскажу вам о других драконах, господа, − заявила кошка. − О тех драконах, которые не рвутся к власти и захвату других миров, о тех драконах, которые для своих миров являются защитниками, а не повелителями. Именно таковы − драконы фелинасов!
− Сказки это! У фелинасов нет драконов! − завопили голоса.
− В некоторых мирах, там, в космосе, дикие люди вообще не верят в существование каких-либо драконов, − заявила кошка, глядя на человека-выскочку. − Ты можешь сколько угодно не верить в существование драконов фелинасов, но от этого они не исчезнут! И, тем более, не исчезнут принципы справедливого общества, в котором драконы уважают всех младших братьев по разуму. За исключением разве что тех братьев, которые нам совсем не братья, потому что они враги.
− И кого ты называешь врагами? − заголосили студенты.
− Ясное дело − ВРАГОВ!

* * *


Появлению стражников кошка ничуть не удивилась, и даже не сопротивлялась, когда четверо медведей подхватили ее за руки и потащили за собой по улице. Прохожие лишь старались уйти с их пути, и ни один даже не подумал о том, что подобное действие может оказаться незаконно.
А Терру приволокли к казарме городской стражи, и вскоре она оказалась перед крупным дархом.
− Эта тварь не проронила ни звука, когда мы ее взяли, − заявил один из медведей. − Значит, осознает, за что, и признает свою вину.
− В таком случае, приговор может быть только один, − заявил дарх, надвигаясь на кошку и предвкушая скорую расправу.
− Да, урод, который приказал меня схватить, должен быть казнен через поглощение драконом, − заявила кошка, подымаясь на ноги и показывая дарху Знак Дракона. − Полагаю, ты просто таки мечтаешь отправиться в брюхо дракона, не так ли, дарх?
− Д-да, г-господин, − заговорил тот отступая.
Терра более не медлила. В одно мгновение она обратилась в большого ящера, подхватила передними лапами дарха и пихнула в свою пасть, после чего обернулась к стражникам. Те замерли, глядя расширившимися зрачками, как их командир проваливается в чрево дракона.
− Желаете составить ему компанию? − рыкнул дракон, хлопая себя лапой по пузу и опускаясь на четыре конечности перед медведями.
− Н-нет! − воскликнули несогласованные голоса, и стражники метнулись к выходу. Один завопил, когда его лапы начали проскальзывать по полу из-за того, что его схватила большая драконья лапа. − Пощадите, господин! − взвыл медведь.
− А ты хотя бы раз кого-нибудь пощадил на улице, когда хватал? − зарычал дракон.
− Н-нет, − пробормотал тот. − Я служу драконам верно и честно! И никогда не позволял себе даже думать о противозаконных мыслях!
− Значит, даже не думал о том, законно или незаконно вы хватаете жертв на улицах?!
− Мы это делали по приказу Командующего! − воскликнул медведь.
− И он приказывал вам хватать кого ни попадя, а вы не раздумывая хватали?
− Он приказывал хватать только тех, кто этого заслужил!
− И чем же этого заслужила бедная кошачья самка?
− Э-это знал только командир, а мы исполняли приказ!
− Значит, исполнишь любой приказ, что бы я ни сказал?
− Да, господин! Любой! − воскликнул медведь, решив, что после такого ответа дракон его отпустит.
− В таком случае, полезай ко мне в брюхо. Сам! − приказал дракон, отпуская медведя и разевая пасть.
− Но в чем я провинился?! − воскликнул медведь, отступая от дракона.
− Ты только что отказался исполнить мой приказ, урод! − рыкнул дракон, прыгая на медведя, пытавшегося сбежать.
Вопль медведя сменился шумом возни, а затем и он стих. Дракон остался в зале наедине со своим раздувшимся пузом.

Часть 2


− Привет, киса, − голос от дверей заставил кошку обернуться, и она несколько мгновений разглядывала вошедшую в комнату молодую женщину. В глаза сразу же бросался знак Мага на одежде вошедшей, и в ее мыслях было странное состояние, чем-то походившую на эйфорическое состояние от того, что она нашла нечто невиданное. − Меня зовут Алайн, − заявила девушка. − Я хочу обсудить с тобой некоторые важные вопросы.
− И чего же имперскому магу нужно от глупой кошачей самки? − заговорила кошка.
− Я думаю, что тебе требуется защита, − заявил Алайн. − И я эту защиту могу предоставить. От имени Морской Полиции Драконов.
− А это что за полиция такая? − удивилась кошка. − Никогда о ней не слышала.
− О морских драконах ты тоже не слышала? − усмехнулась магичка.
− Только сказки, в которые никто не верит.
− Тебе предстоит узнать, что это не сказки, − заявила магичка. − Морские драконы существуют и составляют главную силу Морской Полиции. У большинства из них только нет возможности покинуть планету, поэтому многие в других мирах и считают их сказками.
− И чем же я заслужила подобное отношение? Почему ты так просто рассказываешь мне секреты Империи Драконов?
− Я слышала твое выступление на последней лекции. Не знаю, где ты набралась таких идей, но их следует по настоящему развить и представить как новую парадигму Имперской политики.
− И кто же в Империи Драконов станет слушать глупую самку?
− Ты можешь удивиться, но Империей Драконов управляют именно самки, а не самцы.
− В это сложно поверить.
− В это незачем верить. Надо просто убедиться.
− И как же в этом убедиться?
− Очень просто. Ты получаешь официальное приглашение на обучение в Императорскую Морскую Академию.
− И что там со мной сделают, если я начну нести всякую ересь?
− Для Морской Академии не существует такого понятия, Терра. Всякая мысль, имеющая смысл, будет рассмотрена под всеми углами, а та, что несет свет, будет принята. Либо для повседневной жизни, либо на вооружение. Это уже не имеет значения. Ты ведь должна понимать, что Империя уже во многом изменилась.
− Вот этого-то мне понять и не с чего, − фыркнула Терра.
− Значит, ты это еще поймешь. Если же ты не испугаешься, то у тебя появится шанс и поучаствовать в грандиознейших делах, которые уже меняют Империю. Ты ведь сама говорила, что драконы должны защищать граждан, а не властвовать над ними. Именно к этому мы и идем. Власть − это всего лишь средство, а не цель, как думают некоторые глупцы.
Терра смотрела на женщину, и не чувствовала в ее мыслях ни единого подвоха. Алайн была уверена в своих словах, и крыльвица поняла, что ей выпал не просто шанс. Она получала дикую по своей значимости возможность повлиять на всю Империю Драконов, чтобы привести ее к иному состоянию. Чтобы дархи перестали быть проклятием всего окрестного космоса, чтобы драконов не боялись как исчадий ада, а уважали как сильных и умных существ. А в силе разума драконов Дарина Бер Тарра не сомневалась. Уж чего-чего, а понять, что именно безудержное стремление к власти над всеми и завело Империю в тупик, мог каждый разумный дракон. Вот только этому разумному выводу их надо было еще научить.

* * *


− Никогда не видела, чтобы дархи так слушались человека-мага, − произнесла кошка, когда машину пропустили в ворота военного космодрома.
− Они знают, что я на службе у Баргеш, − заявила Алайн.
− Баргеш? А это кто?
− Не удивительно, что ты не понимаешь, что происходит, − улыбнулась Алайн. − Баргеш − это Командующий Морской Полиции. Она по своему статусу вторая в Империи после Императрицы.
− А Император тогда, на каком месте?
− Императора у Империи давно нет, Терра. Ты этого не знала? − Алайн снова едва не смеялась.
− Очень странно, − вздохнула Терра.
− Ничего странного. Все закономерно, − ответила Алайн, подводя машину к небольшому космическому рейдеру. Из него выскочили три молодых человека, и едва Алайн выбралась из машины, они окружили ее, пытаясь обнять все вместе.
− A это кто, Алайн? − заговорил тот, что показался Терре самым молодым.
− Это Терра, знакомьтесь, − заявила Алайн. − Она отправляется с нами.
− И когда же мы отправляемся? Надоело уже торчать в этой дыре.
− Через час, Ксер, идите внутрь и запускайте системы. Мы взлетаем, как только аппарат будет готов. − Алайн глянула на кошку. − Ты не передумала?
− А какой смысл мне передумывать?
− Я на всякий случай спросила, иди за мной.
Они прошли внутрь корабля и расселись по местам. Алайн заняла место командира, а три человека оказались рядом и уже готовили машину к подъему. Кошка улеглась на лежаке, предназначенном именно для фелинасов, и ее место отличало от остальных только отсутствие перед ней какого-либо управляющего пульта.
− Ты, наверно, и имени Императрицы не знаешь? − проговорила Алайн, глянув на кошку.
− Не знать имени Имберайн было бы глупо для того, кто учился в дарховском университете, − заявила кошка. − Она тоже считает, что Империю пора менять?
− Увы, − вздохнула Алайн. − Имберайн старается все оставить как есть, и многие драконы, что служат ей, уже знают о том, кто стоит за всеми попытками изменений.
− Похоже, понятие осторожность в общении с чужаками тебе не ведома, Алайн, − объявила Терра.
− Кто бы говорил об осторожности? − раздался смешок от Ксера, и Терра глянула на него. Тот под этим взглядом тут же умолк и сделал вид, что он ничего не говорил.
− Продолжить свою мысль не желаешь, Ксер? − спросила Терра. − А заодно и представить остальных людей. Не дело это лететь неизвестно куда неизвестно с кем.
− Ксера ты уже знаешь, заговорила Алайн, ближе всех к тебе − Тарк, и третий − Берсан. Они − мои первые помощники. И все трое − маги. Предупреждаю, чтобы ты не вздумала с ними шутить свои фелинские шуточки.
− И что же дарховские маги называют фелинскими шуточками? − спросила Терра. − Никогда не слышала подобного выражения.
Включились динамики, и голос дарха-диспетчера потребовал на связь командира рейдера.
− Алайн Ксер Тарк Берсан, − заговорила Алайн взяв микрофон. − Морская Полиция. Долго нам еще ждать разрешения на взлет?
− Сколько надо, столько и будете ждать, − ответил диспетчер. − Разрешения на взлет нет!
− Иногда они такие тупые, что хочется всех сожрать, − проговорила Алайн, и рядом раздался смешок Ксера. − Не смейся, Ксер, тут не смеяться, плакать надо.
− Не такая крутая эта ваша Морская Полиция, коли обыкновенный диспетчер заставляет вас ждать неизвестно чего, − проговорила Терра.
− Не советую тебе шутить на эту тему, − заявила Алайн.
− А ты говорила, что для вас нет такого понятия, как ересь, − фыркнула кошка.
− Если ты не отличаешь ересь от прямых оскорблений, то мне тебя жаль, − заявила Алайн. − Такая голова, а в желудок дракона попадешь по глупости.
− Эй ты, морская полиция, чего тебе надо на нашей планете? − раздался новый голос по связи.
− Я исполняю непосредственные приказы Баргеш, − заявила Алайн. − Желаешь узнать, что мне приказано делать с глупыми канцлерами, сующими свой зеленый хобот не в свои дела? Открывай взлет, тупица, если не желаешь себе неприятностей!
− Никакая морская змея не указ в космосе, глупая самка! − взрычал голос по радио. − Немедленно покиньте корабль, иначе, мы зажарим вас прямо в нем!
− Стартуй, Ксер, и ждите меня на орбите, − приказала Алайн, поднялась со своего места и исчезла в едва видимой вспышке телепортации.
− Алайн сказала, стартуй, Ксер! − воскликнул Тарк.
Аппарат дрогнул и начал подъем. А перед людьми открылся экран, на котором был виден космодром и появившиеся там вспышки огней.
− Покажи им, Алайн, где слоники ночуют, − произнес Ксер, одновременно выключая связь, на которой дикий вопль диспетчера приказывал кораблю немедленно возвращаться, а затем отдал приказ орбитальным платформам уничтожить взлетевший корабль.
На космодроме в этот момент шел настоящий бой. И Терра видела, что ведется он не каким-то, пусть даже сильным, магом, а настоящим драконом.


Часть 3


− Господин! − в зал вскочил дарх и встал на колени перед хозяином замка.
− Говори! − приказал дракон.
− Трое детенышей людей сбежали из подвала! Им помог ваш сын − Алайн.
− И почему ты так ворвался сюда? Разве, моему сыну не позволено делать все, что он захочет?
− Позволено, господин, но Начальник Стражи отправил вслед за ними четырех ящеров-охотников, господин! Я пытался его остановить, но он меня не послушал!
− Охотники догонят людей и разорвут в клочки. Но Алайн им просто так не дастся.
− Вы желаете, чтобы все шло как идет, господин? Чтобы Алайн получил этот удар?
− Оставайся здесь, дарх, и жди моего возвращения, − приказал дракон, проходя к широкому окну. Мгновение спустя, над лесом появилась огромная крылатая тень, которая мчалась вслед за беглецами и их охотниками. Дракон знал, как искать Алайна, и теперь невидимо следил за ним, его бежавшими друзьями и охотниками, что уже нагнали всех четверых.

− Глупые ящеры, не прикасайтесь к нам! − выкрикнул Алайн. − Не прикасайтесь, иначе вас накажут!
− Да кто ты такой, мерзкий молокосос?! − зарычал предводитель охотников и подскочив к Алайну схватил его когтями за горло. − За твои угрозы, жалкий червяк, мы вас всех порвем на кусочки и сожрем!
− Мое имя − Алайн, урод! Отпусти меня немедленно! − едва проговорил Алайн. − Или ты пожалеешь об этом!
− Алайн? − ящер отпрыгнул от человека и осмотрел его с ног до головы, словно не веря в сказанное.
− Что ты с ним возишься, командир? Прирежь, и дело с концом! − зашипел другой охотник. Он держал еще одного пойманного и уже был готов вонзить в него свои клыки, когда сверху послышался треск, на всех посыпались сломанные ветки, и внезапно рядом с ящерами-охотниками опустился проломившийся сверху дракон.
− Убери этих уродов от нас! − закричал Алайн, и трое других молодых людей едва поверили своим глазам. Дракон ничуть не возразил Алайну, и три ящера охотника оказались отброшены ударами двух лап и хвоста дракона. А четвертый охотник захрипел потому что его схватили огромные челюсти.
Освоободившиеся молодые люди начали отступать, а их товарищ, по совершенно непонятной причине не побежал от дракона, а шагнул к нему и встал, глядя в его огромные глаза.
Дракон медленно двинулся, осторожно взял Алайна лапой и прыгнул вверх, а трое парней бросились бежать, решив, что сейчас они ничем не смогут помочь своему другу.

Вернувшись в деревню, троица отправилась по домам, договорившись встретиться ближе к вечеру на своем обычном месте. И каково было их удивление, когда придя туда они обнаружили там своего друга − Алайна − живого и невредимого.

Дракон опустился на землю перед своим замком и некоторое время смотрел на Алайна. Тот молчал, ничего не говоря.
− Ты должен кое-что узнать, сын, − произнес он. − Иди за мной. − Дракон мгновенно изменился, обращаясь в человека, зашагал к крепости, и сын пошел вслед за отцом. Вскоре они остановились у стены, рядом с башней, в которой находилися один из наблюдательных постов. Отец провел рукой по одному из камней, нажал на третий, и в стене открылся темный проход внутрь башни. Снаружи этот проход никто не увидел бы, потому что в этом месте рядом со стеной росло много высоких кустов, и они все скрывали.
Алайн шел вслед за отцом по длинной узкой лестнице, что уводила вглубь, и вскоре они оказались в коридоре, освещенном факелом, что отец зажег, когда начал спускаться.
− Много лет назад, Алайн, у меня тоже были друзья среди людей в деревне, − заговорил Дракон. − Я был таким же маленьким как ты, и бегал туда почти каждый день. Мы играли и веселились, и все было замечательно, пока не произошло нечто, что изменило всю мою жизнь. − Отец остановился и толкнул рукой одну из дверей, которых здесь было множество. За дверью оказалась камера, в которой лежали человеческие останки. − Видишь это, сын?
− Здесь в подвале много таких скелетов, − проговорил Алайн.
− Да, сын. Это то, за что люди ненавидят наш род.
− Я думал, люди ненавидят нас за то что мы людоеды.
− И за это тоже, сын. Но есть и еще кое что. − Отец указал на останки. − Это не просто какие-то останки. Это останки человека, который был мне другом.
− Но почему? Ты его не выпустил отсюда?
− Я не знал о том, что его поймали. Мне никто не сказал. Здесь много таких, сын. Много тех, кто был мне другом, а потом оказался мертв. Я твоих друзей отпустил, а мой отец − твой дед − сделал все не так. Он их поймал, посадил сюда, и они все умерли.
− Но, разве так можно, отец?! − воскликнул Алайн.
− Ты должен знать правду, сын. Должен знать и понимать, что это прошлое, и оно существует. Оно неисправимо, и оно не прощено. Ты слышал не мало историй о древних войнах, об убийствах драконов людьми, я старался тебе не рассказывать такое, но я знаю, что ты слышал многое. Эта война преследует нас из самой далекой древности, и я всю свою жизнь пытался что-то изменить. Но я делал это один, и делал это тайно от остальных драконов. Ты бывал в деревне, и наверняка слышал мнение людей обо мне. Ты знаешь что они говорят?
− Они говорят, что ты не такой как все, что ты не настолько зол, как другие. Только они не рассказывают это всем подряд. Чужакам они рассказывают всякий бред, от которого мне делалось дурно.
− Да, Алайн. Они этим бредом защищают себя.
− Защищают? Как это? − удивился сын.
− Все просто. Если другие драконы узнают, что я отношусь к людям не так как они, это может очень плохо закончиться и для нас с тобой, и для этих людей. Для нас, потому что большинство драконов считает, что мягкость к людям приводит в конце концов к жестоким катастрофам, к возникновению восстаний, к войнам, к убийствам драконов. Возможно, они правы, сын. Возможно, та свобода, которую я дал людям, живущим на наших землях, приведет к жестоким потрясениям. Я этого не знаю. Но ты, возможно, это узнаешь когда-нибудь. Возможно, это станет для тебя жестоким потрясением. Возможно, твои друзья окажутся не такими уж и друзьями, когда они узнают, КТО ТЫ, Алайн. Ты ведь никому из них этого не говорил?
− Нет, отец. Ты ведь сам меня просил не говорить им, когда впервые привел меня туда.
− Возможно, это было и неправильно, сын. Я этого не знаю. И я не знаю, как они прореагируют, когда узнают. И не знаю, что тебе скажут, когда придет время, и тебе придется делать то, что они считают преступлением.
− Ты хочешь, чтобы я их ел, отец?
− Тебе это придется делать, Алайн. Наступит время, и придется, хочешь ты или нет. Потому что иного выбора не будет. Либо ты их, либо они тебя. Я хочу, чтобы такого не было. Я мечтал об этом, когда приходил туда, когда жил рядом с ними, но я всегда помнил о том, кто я такой, и у меня тоже не осталось выбора. Пришло время, и я был должен сделать то, что сделал.
− Я не понимаю. Что-то тебя заставило?
− Не что-то, а кто-то, Алайн. Сами люди. Выбор был таким, что либо я их, либо они меня. И все. Как только встает этот выбор, решение оказывается только одно. Быть может, ты сумеешь найти выход, а я его не нашел. И поэтому я с тобой говорю об этом. Мир велик. В мире есть не мало такого, чего ты еще не видел. Ты еще многого не знаешь. Скоро настанет день, когда ты отправишься в дальнее путешествие. Ты будешь должен научиться тому, что должен знать каждый из нас. Ты обретешь Силу и станешь настоящим драконом. Быть может, тебе удастся найти что-то такое, чего я не нашел. Быть может, ты все изменишь, и с твоей помощью исполнятся мои мечты о том, чтобы все разумные существа жили рядом друг с другом без вражды и злобы. Помни, Алайн. Я желаю именно этого. И, если я что-то сделал такое, что люди считают жестокостью, я это делаю не потому, что я зол, а потому что у меня нет выбора, сын. Потому что я − Дракон. И я должен делать то что должен. А ты еще молод, Алайн, и для тебя многое простительно. В том числе, простительны детские глупости, за которые ты можешь выдать свое отношение к своим друзьям-людям. В нашем мире нет справедливости, сын. И в этом повинны драконы. Мы и наши предки. Так было всегда, и изменить это почти невозможно.
− Но почему невозможно, отец?! Я же могу быть им другом! И ты можешь! И другие смогут!
− Прости, сын, но заставить всех дружить − невозможно. Силой можно заставить только ненавидеть друг друга. А ненависть − жестока и заразна. Ты это должен знать и понимать. Я хотел бы это изменить, но я не в силах. Возможно, у тебя это получится Алайн. Возможно. И, если ты что-нибудь придумаешь, помни, ты можешь положиться на меня, Алайн. Просто позови меня, если тебе это потребуется, я приду и сделаю так как ты скажешь.

* * *


− Мы думали, что дракон тебя сожрал, − произнес Ксер, самый младший из друзей.
− Как тебе удалось от него сбежать, Алайн? − спросил Тарк.
− Ты не хочешь рассказывать? − вступил в разговор Берсан, самый старший.
− Скажи, Берсан, твой отец тебя бьет? − спросил Алайн. − Бьет, когда ты делаешь что-то такое, чего ему не нравится?
− Да, − подтвердил тот. − При чем тут мой отец?
− Мой отец ни разу не причинил мне боли, − произнес Алайн. − И я не понимаю, как такое может быть, чтобы отец бил своего сына.
− Алайн, не уводи разговор в сторону, − заговорил Тарк. − Ты не ответил на мой вопрос!
− Я именно на твой вопрос и отвечаю, Тарк. Там, в лесу вы встретили моего отца. Мой отец − Дракон.
− Быть такого не может, − выпалил Ксер.
− Да неужели? Ты что, считаешь, что у драконов детей не бывает, Ксер?
− Бывают, но у драконов дети − драконы, а не люди.
− Да, Ксер. Именно так. У драконов дети − драконы. У людей − люди, у ящеров − ящеры, у дархов − дархи, у фелинасов − фелинасы. И так далее. Я − дракон, Ксер. Маленький дракон, а не человек.
− Ты человек, Алайн! − воскликнул Берсан. − Ты этого не видишь, что ли?!
− Это только лишь вы не видите, что я дракон, а не человек. Не видите, потому что любой дракон может изменить свой вид. В том числе и такой как я.
− Если ты это можешь, тогда, покажи! − воскликнул Ксер.
− Да, покажи, Алайн, − поддержал Ксера Тарк.
− Покажи, − подтвердил Берсан.
Алайн взглянул на своих друзей, затем отошел от них на шаг, развел руки в стороны и переменился в одно мгновение. Ксер вздрогнул, Тарк попятился к стене, а Берсан дернулся и схватился за рукоять ножа, с которым редко расставался.
− Вот поэтому Дракон меня и не сожрал. И поэтому он меня не задержал. И поэтому я так легко открыл клетки, в которые вас посадили дархи. Я не крал ключи от клеток, я их просто взял у Начальника Стражи, и он не посмел ослушаться, когда я приказал ему отправить всех стражников прочь из подвала.
− A охотников за нами кто послал? − спросил Ксер.
− Начальник Стражи и послал. Он решил, что мы все сбежали.
− Разве он не понял, что за тобой охотников посылать незачем?
− Некоторые дархи такие глупые, что их тупое поведение невозможно объяснить, − произнес Алайн. Он в мгновение вновь обратился человеком, и тут же в дверь сарая кто-то начал барабанить, требуя ее открыть.
К дверям прошел Берсан, потому что узнал по голосу своего отца.
− Берсан, что тут происходит? − заговорил взрослый. − Я слышал какой-то странный голос. Словно ящер рычал!
− Это я показывал, как ящеры разговаривают, − заявил Алайн.
− А ты кто такой? − поинтересовался отец Берсана. − Что-то я не видел тебя раньше в нашей деревне.
− Я из замка Хозяина, − заявил Алайн. − Меня зовут Алайн.
− Из замка? − удивился человек. − Что-то я не помню, чтобы в замке Дракона жили какие-нибудь люди.
− А я и не человек, − заявил Алайн, и отец Берсана попятился к выходу. Он вдруг схватил Берсана за руку и утянул его за собой, выходя из сарая.
− Думаю, вам тоже стоит уйти отсюда, − Алайн взглянул на двух оставшихся парней, и те не стали медлить. Оба выскочили за дверь, оставляя Алайна одного.
Через минуту Алайн уже шел по деревенской улице, ничуть не удивляясь тому, что его друзья сбежали. Он прошелся по деревне и остановился в центре, раздумывая, куда идти. Взгляд упал на бар, из которого доносилась музыка, и Алайн прошел туда, ничуть не сомневаясь в своем праве.
− Что это ты сегодня один, Алайн? − заговорил бармен, когда парень заказал кружку квасa.
− Скажите, дядя Крайн, вы своих детей бьете?
− Бью? − удивился человек. − С чего ты это взял, Алайн?
− Я просто интересуюсь, а не утверждаю это.
− Нет, я их не бью. Наказываю иногда, но не бью. Детей бьют только плохие родители. А тебя твой отец бьет, Алайн?
− Нет. Но он меня никогда и не наказывал.
− А если ты делаешь что-то не так? Разве такого не бывает?
− Отец мне всегда объясняет, если я делаю что-то не так. И, если я в чем-то не уверен сам, я его спрашиваю, и он мне говорит, как надо поступать.
− И ты его слушаешься?
− А как же иначе? − буркнул Алайн.
− Бывает и иначе, Алайн. И когда такое происходит, когда дети делают что-то не так, и объяснения словами не помогают, родители начинают объяснять ремнем.
− Да, я знаю. Это называется дрессировка.
− Можно и так сказать, но обычно это называют воспитанием. Почему ты об этом заговорил, Алайн? Тебя что-то тревожит?
− Сегодня отец мне рассказал о некоторых вещах, из-за которых Берсан, судя по всему, уже получает порку от отца. Тарк и Ксер, возможно, тоже получат порку. И все из-за меня, а я этого не хочу.
− Ты мог бы придти и объяснить отцу Берсана, что твой друг не виноват.
− Проблема в том, что некоторые люди считают виной то, что виной на самом деле не является.
− О чем это ты?
− Скажите, вы когда-нибудь встречали детей драконов? − Алайн посмотрел в глаза бармену, и тот на мгновение замер. − Вы не хотите сказать? Почему, когда речь заходит о драконах, у вас все превращаются в безмолвных рыб?
− Это слишком сложная тема, Алайн. Ты со своим отцом об этом говорил?
− Говорил. Он считает, что я должен разбираться в этой теме сам. И он не хочет мне навязывать свои ошибки в этом вопросе.
− Он тебе не объяснил, на сколько это опасно?
− Я не вижу в этом ничего опасного, − заявил Алайн.
− Странный у тебя отец, − проговорил Крайн. − По крайней мере, он должен был тебе объяснить, на сколько опасно человеку приближаться к дракону. Даже если этот дракон еще детеныш. Такая дружба может закончиться попаданием в желудок этого самого друга.
− И вы этому учите своих детей?
− Именно, Алайн. И если ты действительно встречался с детенышем дракона, мой тебе совет, беги от него как можно дальше.

* * *


− Бежать? А это выход, Алайн, − произнес отец.
− Выход? − удивился Алайн. − Выход из чего?
− Выход из нашего положения, Алайн. Ты помнишь, я говорил тебе, что у нас есть тайна, из-за которой тебе надо скрывать себя?
− Да, я помню, и ты отправил меня в деревню людей, чтобы я нашел там себе друзей, среди которых я могу скрыться.
− Да, Алайн. Настало время тебе узнать эту тайну, Алайн. Не узнать, а просто вспомнить, − отец отошел от Алайна и обратился в дракона. − А теперь обернись и ты, − приказал он, и рядом со взрослым драконом появился малыш. − А теперь посмотри на себя, Алайн. Посмотри и скажи, кто ты?
− Я? Я − дракон, − произнес он.
− Еще раз посмотри как следует, Алайн. Ты не просто дракон. Ты...
− Драконица? − проговорил Алайн, ощупывая себя. − Да, отец? Это так?! − воскликнул он.
− Да, Алайн. Ты драконица, и поэтому тебе надо скрываться.
− Но почему?!
− Потому что, как только драконы об этом узнают, вокруг начнется такая кутерьма, что все проблемы с отношением между людьми и драконами тебе покажутся детскими шалостями. Ты ведь знаешь, что у драконов очень мало самок. Для размножения мы используем самок иных видов, и это для них оказывается настоящей трагедией. И из-за того, что у драконов мало самок, нами управляют именно самки. Император − это всего лишь временное положение для того дракона, которого выбрала Императрица. И по закону этой же Императрицы, все родившиеся самки отправляются в столицу, где проходят обучение и превращаются в марионеток Императрицы. Если же кто-то из них ей не угодит, это может закончиться очень плачевно. Поэтому тебе и надо бежать. Ты должна скрыться и не попадаться Императрице до тех пор, пока не закончишь школу магии. Став драконьим магом, ты получишь полную независимость от Императрицы. Хотя, и в этом случае, у тебя могут появиться проблемы. Но обо всем этом ты должна будешь узнать сама. Опытным путем. И, главное, во всем проявлять осторожность, Алайн. А теперь, тебе надо стать человеком и идти к своим друзьям. Надеюсь, они не бросят тебя в трудную минуту. Хотя, ты вывернешься из любой передряги. Помни только одно − не попадайся драконам. Они увидят в тебе самку сразу же.
− Мне теперь придется переучиваться говорить как девчонке, − произнесла Алайн, обращаясь в человеческую девушку.
− Будет лучше, если ты обратишься в парня и не станешь светиться в женском обличье. Это может помочь в будущем, Алайн.
− Хорошо, отец. Я все сделаю так, как ты сказал.
− И помни про нашу связь, Алайн. Я могу появиться рядом с тобой за долю секунды, даже если ты будешь на другом краю мира.
− Да, отец. Я буду с тобой связываться и рассказывать, что со мной.
− Помни только, что драконы эту связь могут засечь. Ничего не передавай открытым текстом.
− Они засекут и короткие условные сигналы?
− Любой чих на связи, Алайн, и тебя сразу найдут. Не рискуй зря.

* * *


Четверо молодых людей шагали по утренней дороге. Вокруг шумел лес, мимо иногда проезжали телеги, запряженные лошадьми, и возничие изредка предлагали четверке помощь, но те давно решили, что лучше идти пешком, чем трястись в телеге, за которую ко всему прочему, еще и требовалось платить, потому что местные крестьяне именно на оплату и надеялись, когда предлагали подвезти путников. Реально деньги были только у Алайна, и он не жалел их, когда это требовалось, но и не тратил зря, если возникали ситуации, когда можно обойтись и без денег. Путешествие пешком было именно из таких.
Позади в очередной раз раздался шум, и четверка отступила с дороги, прекрасно понимая, что с таким топотом могли мчаться только всадники, которые здесь не особенно жаловали пеших. Вскоре на дороге появилось трое дархов, верхом на тяжелых дарханских конях.
− Стоять! − приказал командир дархов, и приказ этот можно было принять за приказ своим и за приказ людям, что остановились у обочины и были готовы удрать в лес. И только один из четверых не испугался грозного вида воинов-дархов, а бесстрашно ступил вперед, вынимая из-за пазухи Знак, которого обычно хватало, чтобы дархи отстали от людей.
− Кто докажет, что вы не украли этот знак у настоящих посланцев Дракона?! − рыкнул дарх, трогая своего коня, и тот ступил вперед, надвигаясь на Алайна.
− У тебя проблемы с головой, лейтенант? − бесстрашно поинтересовался Алайн. − Могу тебя от нее избавить самым простым способом. Нет головы − нет и проблем. Желаешь?
− Ты вздумал мне угрожать, мерзкая обезьяна?! − зарычал дарх и взялся за свой меч.
− Если ты вынудишь меня довести дело до настоящих доказательств, клянусь Великой Имберайн, я убью и тебя, и твоих жалких рабов, − проговорил Алайн. − Ты не имеешь права вставать у меня на дороге, потому что я − Дракон!
− Великой Имберайн нет дела до таких жалких уродцев, как вы. Убейте их! − дарх выхватил меч, направляя его на Алайна, и его двое спутников так же вытащили оружие.
В этот момент послышался резкий свист, и в дархов начали втыкаться стрелы, прилетавшие из-за деревьев, а через минуту, когда все трое свалились со своих коней, на дорогу выступила группа вооруженных людей, и не было ни единого сомнения в том, кто это. Это были те самые разбойники, о которых четверку предупреждали перед выходом из предыдущего городка.
− Вы теперь обязаны нам своими жизнями, парни, − произнес один из воинов. − И вы пойдете с нами, потому что наш командир очень хочет с вами поболтать.
− И о чем же? − спросил Алайн.
− Похоже, ты у этой шушеры главный, − произнес командир людей, оглядывая троих остальных парней. Берсан в этот момент промолчал, глядя в землю, хотя он и считал главным себя, а Алайна принимал лишь как попутчика и не более, хотя и не говорил об этом вслух.
− Мы все вместе, − заявил Алайн. − И среди нас нет главных. Я всегда считал, что спасатели должны отпускать спасенных, а не брать их в плен.
− Вы не в плену, а в гостях, − заявил командир. − Меня зовут Суор, а тебя как?
− Алайн?
− А своих друзей назвать не хочешь?
− Старший − Берсан, младший − Ксер, а третий − Тарк.
− Хорошо, Алайн. Ты, наверняка, слышал о нас.
− Слышал. В городе вас называют бандитами.
− Так нас называет драконовская пропаганда и драконовские прихвостни.
− Странно, что среди людей так много драконовских прихвостней, − произнес Алайн. − Мы по дороге ни с кем, кроме людей не общались.
− Ни с кем? А о чем ты говорил с дархами? Мы видели, что с ними говорил ты.
− Они пытались нас задержать, а я им обещал, что им на голову свалится настоящий дракон, если они от нас не отстанут.
− Очень смело, − усмехнулся человек. − Однако, такое безрассудство обычно заканчивается тем, что настоящий дракон валится на голову людям, а не дархам.
− Вы действительно настолько ненавидите драконов, что готовы убивать их всех без разбора? − спросил Алайн.
− Скажи, а ты стал бы разбирать, кого из дархов убивать, а кого нет?
− Стал бы, − заявил Алайн. − Я бы − стал.
− Ты, наверно, вырос в таком месте, где тебя учили, что дархам и драконам надо доверять и подчиняться безоговорочно.
− Только доверять, − произнес Алайн. − И доверять только своим, а не всем подряд. Всем подряд и людям доверять нельзя.
− В этом ты прав, к сожалению. Есть люди, готовые и свою мать продать ради выгоды. А вот среди драконов тех, кому можно доверять полностью − нет и быть не может.
− А тех, кто доверяет хотя бы одному дракону, вы сразу записываете в предатели? − спросил Алайн. − И сожалеете, если таковых спасли?
− Тебе лучше забыть о драконах, Алайн.
− Ты просто не имеешь понятия о том, что мне лучше, Суор. Я тебе одно скажу. Понятие дружбы не зависит от вида разумного существа. Так меня учил мой отец, и я от этого не отступлюсь, даже если вы решите, что меня надо пытать рaди вашего пресловутого блага. Если же вы что-нибудь сделаете с моими друзьями, клянусь жизнью, я не испугаюсь, и действительно вызову на вас настоящего дракона. И мне будет плевать, если он вас всех сожрет. Потому что вы нас не спасали. Вы всего лишь бандиты. И вы только перехватили пленников, и не более того.
− Ты играешь с огнем, парень. Если ты не отрекешься от своих драконов, ты навлечешь на себя беду, и станешь для всех людей предателем.
− Мне тебя жаль, Суор, − произнес Алайн. − Сейчас я надеюсь только на то, что ваш командир поймет мои слова. Если же не поймет, то это будет означать лишь то, что настоящими друзьями не способны быть люди, а не драконы. И это будет означать, что люди − трусливые твари и более никто. Я пока еще надеюсь, что все не так.

Лес впереди поредел, и вскоре расступился, открывая широкое поле, за которым виднелось поселение людей. Воины проводили четверку в самый центр, и командир надолго скрылся в одном из домов, приказав остальным охранять и никуда не выпускать задержанных.
− О чем вы говорили? − спросил Берсан.
− О том, кто может, а кто не может быть другом, − ответил Алайн.
− Ты сказал ему, кто ты? − удивился парень.
− Не сказал, но я ему прямо дал понять, что не собираюсь считать всех драконов врагами.

* * *


Старик молча пронзал Алайна прямым взглядом.
− Ты действительно считаешь кого-то из драконов своим другом, Алайн? − спросил старик, наконец.
− Не понимаю, почему вас это удивляет.
− Меня это не удивляет. Я сам когда-то считал одного из драконов своим другом. Но он нас предал.
− Он вас? − переспросил Алайн. − А, может, все наоборот? Может, это вы его предали? Отказавшись от дружбы. Судя по словам, какие я здесь слышал, это более похоже на правду.
− Предал нас именно он, и это абсолютно точно, потому что я помню тот день так же как вчерашний. Я его не забыл и никогда не забуду. Никогда не забуду, как наш так называемый друг воспользовался нашим доверием и пришел, чтобы убивать. Он сожрал всех, кто считал его другом. Потом сожрал остальных. Мало кто сумел скрыться, и я один из них. И я не поверю ни одному из них. Ни одной твари!
− Вы ничем их не лучше, − произнес Алайн.
− Ты не имеешь права так говорить, мальчишка! − воскликнул старик, подскакивая.
− Я имею право, − заявил Алайн. − Имею, потому что я знаю то, о чем вы рассказываете. Я знаю, каким образом происходит подобное. И знаю, что виноваты в этом все, кто поддерживает эту систему. А единицы − это лишь жертвы. Ты, старик, жертва. Не явная, как те, кого сожрал дракон. Ты − жертва системы. Ты сеятель ненависти и злобы, которая порождается вновь и вновь, которая приводит к тому, что история повторяется. ссТы попал под эту жестокую машину, и не понимаешь, что сейчас тянешь под нее за собой остальных, тех, кто еще способен свернуть с этого пути. Тех, кто еще не испытал жестоких потрясений и не стал предателем. Ты желаешь доказать мне и моим друзьям, что драконы не могут быть друзьями, и поливаешь нас своими грязными прогнившими помоями, воспоминаниями о преступлениях прошлого. Ты пытаешься запачкать нашу настоящую дружбу, и хочешь ее разрушить, как кто-то разрушил вашу дружбу. Я прекрасно знаю, что молодой дракон не мог придти для того, чтобы убивать своих друзей. Просто кто-то подобный тебе, старик, совершил свое грязное дело и заставил его друзей отказаться от него. Заставил их предать. А предательство, особенно предательсто молодого дракона, порождает жестокую ненависть и гнев, которые затем выливаются в расправы, подобные тем, что ты видел. Ты желаешь повторения этой истории, человек? Ты желаешь, чтобы люди, ставшие дракону друзьями, предали его, чтобы это предательство породило в драконе жестокую ярость? Чтобы он пришел и убил всех! Всех, кто ему еще дорог, всех, кого он еще считает друзьями! Ты пытаешься опорочить самое чистое, что еще существует в этом мире, человек? ТЫ этого ЖЕЛАЕШЬ?!!
− НЕЕЕТ!!! − завопил вдруг старик и рухнул в свое кресло. Вопль вырывался из его горла, и в комнату вбежало несколько человек. Кто-то проскочил к старику, схватил его, пытаясь успокоить, а он бился в истерике, и жизнь покидала его.
"Отец!" − мысленно воззвал Алайн.
"Я с тобой, Алайн. Что происходит?"
"Ты говорил, драконы умеют останавливать смерть людей и других разумных. Мне нужно это умение сейчас!"
"Успокойся, Алайн. Расслабься и стань проводником моей Силы, как я тебя учил. Я сделаю все, что надо."
"Я готов, отец."
Алайн почти не чувствовал свое тело, но он почувствовал присутствие отца, и доверился ему.

Старик уже лежал на полу, два человека сидели над ним, пытаясь хоть чем-то помочь. Алайн шагнул к людям, опустился на колени рядом со стариком и положил руку ему на грудь в том месте, где в этот момент едва билось старое человеческое сердце, готовое разорваться в любой момент от навалившегося осознания того, что же он натворил.
Рука молодого парня налилась голубым светом, и люди, сидевшие рядом дрогнули и отступили, оставляя своего вождя магу, которого сейчас и видели в парне. Алайн понимал, что сделал его отец, видел, как Сила Дракона остановила процесс разгона, как успокоила человека, погрузив его в сон, как залечила начавшие появляться раны на старом сердце.
− Переложите его на постель, − приказал Алайн, поднявшись на ноги. − Он проспит несколько часов.
− Что с ним было? − спросил кто-то из присутствовавших.
− Сердечный приступ. Он уже отступил и теперь не скоро вернется.

− Завтра мы уходим, − произнес Алайн, опускаясь у костра, где сидели его друзья.
− Они нас отпускают? − удивился Берсан. − Суон сказал, что нас не отпустят, пока не поговорят. Не знаю только, о чем они хотят говорить?
− Разговор уже состоялся, − ответил Алайн. − Сейчас мы отдыхаем, а утром уходим.
− Ты что-нибудь узнал из того, что нам нужно? − спросил Берсан.
− Ничего нового. Пешком нам идти еще три недели. Потом плыть через океан неизвестно сколько. Столица находится на том берегу, и корабль надо выбирать тот, что плывет прямо туда.

Рынок перед горами кишел множеством торговцев. Четверо друзей уже поняли, что они не смогут перебраться через горы просто так, с наскока. Первая попытка закончилась возвращением назад из-за сильного холода. Берсан и Тарк серьезно простудились и провалялись неделю в местной больнице. Ксер не заболел только потому, что в самую холодную ночь не стал привередничать, как остальные, и забрался под теплый бок Алайна, обратившегося драконом.
Алайн некоторое время стоял у широкого прилавка, разглядывая большую сбрую, предназначавшуюся для дракона. Она была сшита из меховых шкур каких-то зверей и предназначалась для использования драконами, перевозившими людей через горный перевал.
− Здесь часто появляются драконы? − спросил Алайн у торговца.
− Не часто, но появляются, − ответил тот. − Если ты желаешь испытать судьбу и нанять дракона для переправки через горы, то тебе потребуется эта вещь.
− А если она окажется велика или мала для того дракона, которого я найму?
− Не окажется. Здесь все предусмотрено. Сбруя подойдет любому дракону, если только он не малыш или не великан. И ее достаточно для того, чтобы вместить трех пассажиров и шестерых рабов.
− Рабов? − удивился Алайн. − A рабы зачем?
− Ты, парень, похоже, не знаешь местных законов. Драконы берутся переправлять людей через горы только за определенную плату. И эта плата включает в себя кормовых рабов. Дракон их съедает во время перехода. Так понятно?
− А пассажиров он не съедает? − спросил Алайн, едва приходя в себя от услышанного.
− Если боишься, не нанимай дракона, − усмехнулся торговец. − Могу сказать только, что я не слыхал ни одной жалобы от пассажиров, которых бы сожрал нанятый дракон. А людей, которые благополучно пережили такое путешествие я видел и не раз.
− Сожранные пассажиры об этом и сообщить-то не могут. − заявил какой-то человек, случайно оказавшийся рядом.
− Еще как могут, − усмехнулся торговец. − Обычно тот, кто нанимает дракона, отправляет вперед себя послание, в котором утверждается его намерение, и если это послание приходит назад, это означает, что пассажир на ту сторону не добрался. И, как я сказал, я еще не слыхал такого, чтобы пассажиры, нанявшие дракона, не добрались куда желали.
− А по дороге дракон разве не может найти себе другую пищу? − спросил у торговца Алайн. − Там, в горах, нет никакого поселения, где можно было бы ее купить?
− Поселения на той стороне гор. Дракон может перейти через горы и за один день. Но случаются сюрпризы с погодой, тогда происходит задержка, и поэтому в походе необходимо иметь пищу для дракона. На мертвую пищу мало кто из них соглашается. Если же ты договоришься с драконом и не возьмешь для него пищу с собой, твое путешествие может завершиться в брюхе дракона, потому что голодный дракон − это злой дракон.
− Это точно, − подтвердил Алайн, прекрасно помня свое голодное состояние, − Я еще подумаю, стоит ли рисковать. − И он ушел от прилавка торговца, направляясь к своим друзьям, что высматривали товары в других рядах.
− Что-нибудь нашел, Алайн? − спросил Берсан.
− Кое-что нашел. Надо идти на восточную часть рынка.
− На восточную? − удивился Тарк. − Там же продают рабов!
− И не только рабов, но и корм для драконов. Хотя, некоторые торговцы не видят разницы между рабами и кормом.
− Ты серьезно? − переспросил Берсан.
− Мне ли тебе говорить о жестокости нашего мира, Берсан? Рабство и тирания − это всего-лишь цветочки. Людоедство и кормовые рабы − ягодки. Полагаю, есть и более жестокие вещи, о которых мы даже не знаем.
− Ты действительно можешь съесть живого человека, Алайн? − спросил Ксер.
− Ты ведь видел меня, Ксер, даже в глотку мне заглядывал из любопытства. Можешь сам сказать, поместится в моем животе человек или нет?
− Поместится, − согласился Ксер.
− А у меня всю дорогу возникает желание доказать всему миру, что я настоящий дракон и способен проглотить не только человека, но и ящера, и дарха. Да и вообще, любое животное. И мне это придется делать. Я должен периодически обедать как дракон. Если этого не делать, может произойти нечто ужасное.
− Ужасное? Ты будешь нападать на людей, если окажешься голодным, Алайн? − спросил Берсан.
− Если не будет другой еды рядом, возможно и такое. Я не зря раз в неделю ухожу от вас в дороге. Я хожу на охоту. И сейчас мне тоже это нужно. Пока я еще терплю, но терпение не может длиться вечно. Можно, конечно, зайти на рынок и купить какого-нибудь барана на обед. Поэтому я и иду туда.
Алайн остановился перед воротами, над которыми висела вывеска с надписью "рабы". Ворота охранялись стражниками, и они поглядывали на остановившихся молодых людей, в то же время, не забывая следить и по сторонам.
− Выбирайте, идете туда со мной или возвращаетесь в гостиницу, − объявил Алайн.
− Лучше мы пойдем в гостиницу, − ответил за всех Берсан.
− Я скоро туда тоже вернусь, − заявил Алайн и зашагал к воротам рынка. Знак, появившийся в руке молодого человека, заставил стражников-дархов отступить и поклониться. Алайн прошел внутрь охраняемой зоны и вскоре оказался в ряду со множеством клеток и загонов, где держали и разумных рабов, и животных на корм. Алайн прошел мимо тех, что предназначались не для драконов и остановился у одной из клеток. В ней сидел человек. Надпись рядом гласила, что это преступник − вор и убийца, осужденный на смерть и предназначен он на корм драконам.
− Господин что-нибудь желает? − спросил голос рядом, и Алайн обернувшись увидел торговца. Они здесь выделялись специальными знаками на одежде.
− Здесь должна быть драконья столовая, − произнес Алайн. − Она у вас есть?
− Есть, − ответил торговец. − Но на нашем рынке давно не появлялось драконов.
− Ты хочешь сказать, что из-за этого столовая не готова? − спросил Алайн и показал торговцу ладонь, в которой был Знак Дракона.
− Г-готова, Г-господин! Она всегда готова! − заговорил тот заикаясь.
− Тогда, проводите меня туда и распорядитесь, чтобы туда привели вот этого, − Алайн указал на приговоренного.

Вопящую жертву втащили в широкий зал, и два стражника содрали с человека всю одежду, затем вымыли его и потащили к лежавшему у стены дракону. Алайн не церемонился, схватил приговоренного большими когтями и подтащив к себе взглянул в его глаза. В них отражался лишь ужас, и в то же время, дракон просканировав мысли человека понял, что он осужден правильно, что этот человек действительно виновен и заслужил то, что ему присудили.
− Ты − первый, − рыкнул дракон и сунул жертву в пасть. Человек дергался недолго. Алайн проглотил его и глянул на стражников, что все еще стояли рядом. − Хотите составить ему компанию? − спросил дракон. − Тогда, раздевайтесь!
− Н-нет! − выкрикнул один из них, и оба кинулись к выходу. Дракон их не преследовал.
Алайн поднялся, вздохнул поглубже и лег назад, ощущая накатившееся на него наслаждение от ощущения живой жертвы в желудке. И в этот момент он понимал слова, когда-то сказанные отцом о том, что драконы − людоеды и останутся ими навсегда, что по-настоящему отказаться от людоедства драконы никогда не смогут.
В зал больше никто не заходил, и Алайн пролежал там до самого вечера, и только, когда предзакатное солнце осветило красным одну из стен, он поднялся и обратившись в человека направился к выходу. Встретивший его дарх, оказался хозяином рынка. Он поклонился дракону, хотя Алайн и уловил в его мыслях недовольство тем, что дракон превратился в человека, а не в дарха. Тем не менее, недовольство это дарх никак внешне не выразил, и Алайн спокойно ушел, не сказав ему ни слова.

− Мне почему-то кажется, Ксер, что тебе нравится прикасаться ко мне, − произнес дракон. − Всякий раз, когда я становлюсь собой, тебя словно магнитом тянет ко мне, и ты каждый раз стремишься меня потрогать.
− Да, Алайн, − признался Ксер. − Меня действительно тянет к тебе. Не знаю, что это такое. Я смотрю на тебя, и мне начинает казаться, что было бы совсем неплохо оказаться у тебя там, − Ксер вновь тронул живот дракона и, на этот раз, не стал больше ограничивать свои действия, а шагнул и прислонился к животу Алайна всем телом. − Мне этого так хочется, что я готов сам забраться к тебе в пасть. − И Ксер глянул в большие глаза, что склонились над ним и протянув руку коснулся большого драконьего носа.
− А мне нравится глотать людей, Ксер, − произнес дракон. − Нравится ощущать живое существо внутри себя. И часто хочется, чтобы съеденный не умирал сразу, а некоторое время жил во мне. А еще хочется, чтобы тот, кого я глотаю сам этого желал. Это, наверно, все глупо.
− Тебе не кажется, что Берсан и Тарк слишком сильно задержались? − спросил Ксер. − Уже давно должны были вернуться из этой деревни.
− Да, что-то там не так, − согласился Алайн. − Идем. − Дракон мгновенно переменился, обращаясь в человека, и вышел на дорогу, ведущую к деревне, куда ушли Берсан и Тарк.

− А вот и сообщники этих воров! − раздался возглас и двух человек окружила толпа ящеров, возглавляемая дархом. − Взять их!
Алайн отпрыгнул в сторону и в ту же секунду обратился драконом, одновременно хватая когтями дарха.
− Ты напал на дракона, мерзкий урод! − зарычал он, и дарх дернулся из-за вонзившихся в него больших когтей. − Немедленно верните моих людей, иначе я вас всех сожру! − заревел Алайн и ничуть не смущаясь присутствия Ксера, вонзил клыки в первого попавшегося ящера. Остальные попятились от дракона, и никто не сказал ни слова, когда дракон проглотил ящера, а вслед за ним и дарха.

− Ты действительно сожрал кого-то из них? − спросил Берсан, когда три молодых человека оказались завернуты в меха и привязаны к сбруе на боках дракона.
− А вы хотели остаться в деревне ящеров? − спросил Алайн. − Сказали бы сразу, я бы не вытаскивал вас оттуда.
− Мы не хотели там оставаться! − воскликнул Тарк. − Эти ящеры всбесились. Накинулись на нас, как только мы вошли в деревню. Не знаю, что им было нужно.
− Они сказали, что вы у них что-то украли, − произнес Алайн.
− Это вранье, мы там ни к чему даже не прикасались! − заявил Берсан.
− Значит, Ксер вовремя заметил, что вы там слишком задержались, − вздохнул Алайн и зашагал по тропе, уводившей в горы. − В следующий раз будете думать, прежде чем уходить в незнакомые ящериные деревни.
− Откуда нам было знать, что это деревня ящеров?! − возмутился Берсан.
− Это надо было понять по каким-нибудь особым признакам, − ответил дракон. − Все, заканчивайте болтать, вы меня отвлекаете от дороги.
Дракон прибавил шагу и вскоре довольно быстро бежал по тропе. Алайн видел, что это тропа именно драконовская. Старых следов проходивших по ней драконов было не мало, а следов иных существ не попадалось. Лишь раз Алайн заметил след, оставшийся после стоянки, и было ясно, он оставлен людьми, но Алайн не стал останавливаться сам и продолжил поход, пока не вышел на край пропасти, у которого тропа обрывалась. Дальше дракон должен был спускаться на своих крыльях, и Алайн чуть промедлив разбудил заснувших людей, объявляя о небольшой остановке и пропасти впереди.
− И как же мы туда спустимся? − спросил Берсан, кидая вниз маленький камешек.
− Спустимся, Берсан. На моих крыльях. Я не стал бы вас будить, если бы не опасался, что вы проснувшись налету не испугаетсь. В воздухе со мной бывал только Ксер, за него я не боюсь, а что станет с вами, Берсан и Тарк, я не знаю. Люди чаще всего, обнаружив себя в воздухе начинают кричать и вырываться. А выбравшись из сбруи вы свалились бы вниз.
− Ты хочешь лететь прямо сейчас? − спросил Тарк.
− Да, пока не стало совсем темно. Внизу я еще должен найти продолжение тропы. Так что делайте свои дела и готовьтесь.
Вопль двух человек все же огласил окрестные скалы, когда Алайн прыгнул с края скалы. Лишь Ксер кое как сдержался от того, чтобы не закричать, но и он подал голос, когда Берсан и Тарк не умолкли сразу, и некоторое время Ксер пытался перекричать свистевший вокруг воздух, требуя от Берсана и Тарка замолчать.
Они замолкли все разом, когда Алайн совершив небольшой круг над камнями оспустился среди скал, вставая на продолжение драконьей тропы. Чуть в стороне обнаружилось место стоянки со множеством следов, оставленных людьми.
− Здесь кто-то останавливался? − спросил Берсан, глядя на кострище и мусор, брошеный явно кем-то из путешественников.
− Да. Это место стоянки для тех, кто ждал дракона здесь. Подняться вверх вместе со всеми дракону сложно. Я бы отсюда на скалу поднял бы только одного из вас. И поднимал бы всех по одному. Одного подымаю, остальные ждут. − Алайн не остановился и двинулся по тропе, направляясь к выходу из ущелья, который виднелся вдали. У выхода он оказался, когда совсем стемнело, и дракон не сбился с пути во тьме только потому что с наступлением вечера там зажегся огонь.
У выхода из ущелья оказалось небольшое поселение, жители которого обслуживали придорожную гостиницу, предназначавшуюся для путников и драконов.
− Я тебя еще никогда не видел, − произнес управляющий, встретив Алайна у ворот гостиницы и приказывая своим людям помочь освободить троих молодых людей из драконьей сбруи. − Ты недавно нанялся на эту работу?
− Я не нанимался на эту работу, − объявил Алайн, осободившись, наконец, от сбруи. − Почему вас это так волнует?
− Потому что ты еще молод, − объявил человек. − И ты должен кое что узнать прежде чем решишься на необдуманный шаг. Хозяин этой тропы − дракон, и он позволяет здесь работать далеко не каждому. И те, кто соглашается на его условия, платят ему налог за каждый переход. Когда он узнает о том что ты прошел его тропой, он и с тебя потребует этот налог.
− И каков этот налог? − спросил Алайн.
− Пятьдесят процентов с твоего дохода, − проговорил человек.
− Полагаю, налог собираешь не ты? − фыркнул Алайн.
− Не я, − ответил человек. − Я лишь предупреждаю об этом всех, кто решается идти этой тропой.
− А на той стороне почему об этом никто не предупреждает? − спросил Алайн. − Впрочем, мне почти без разницы. Хотя, стоит стребовать с твоего хозяина половину того, что я постратил на этот переход, расчитывая на то, что мой доход отрицателен.
− Не знаю, поймет ли хозяин такую шутку, дракон, но тебе будет лучше, если ты отсюда туда, куда ты спешишь.
− А с чего ты взял, что я спешу?
− Те, кто не спешит, не ходят через горы драконьими тропами.
− Очень странное заявление. Этак недолго до заявления, что все драконы всегда спешат, потому что ходят своими тропами. Ты собираешься меня и дальше задерживать, человек?
− Я тебя и не задерживаю, − ответил тот, отходя от дракона.
Алайн глянул на своих друзей и мгновенно переменился, становясь челвоеком. Управляющий гостиницы от этого действия вздрогнул.
− Полагаю, для нас найдется место, где переночевать? − спросил Алайн, глянув на него.
− Да, конечно. Вам нужны отдельные комнаты, господа?
− Не обязательно. Достаточно и одной комнаты на всех.
− На всех у нас комнаты нет, есть двухместные комнаты.
− Значит, две двухместных. И рядом друг с другом.
− Как пожелаете, господа, вас проводить туда или вы сначала отужинаете в нашем баре?
− Сначала мы пойдем в комнаты, ужин потом, − объявил Алайн.

Вечер прошел без эксцессов. Ночь тоже была спокойной, а на утро четверо путешественников позавтракав отправились в путь пешком в сторону порта. По словам управляющего, на дорогу требовалось двое суток, и посреди пути находилась еще одна гостиница, где можно было провести ночь.
− Странно, что за все время мы не встретили ни одного дракона на дороге, − произнес Берсан.
− И хорошо, что не встретили, − заявил Алайн.
− Ты считаешь, что встречаться с драконами нам не стоит? − спросил Ксер.
− Я не знаю, чем эта встреча закончится, − ответил Алайн. − Не имею понятия, как драконы относятся к таким как я. Отец говорил, что я должен быть очень осторожен в пути. Драконы своих не трогают, но мало ли, какой псих может попасться? Вон, люди то вас совсем не жалуют. Сколько нападений было, пока мы шли?
− Нападали на нас не только люди, − проговорил Берсан.
− Не только. Но, если нападет дракон, то я буду практически бессилен.

− Значит, надо следить за небом, − заключил Берсан, глянув вверх. − Во всяком случае, у нас будет возможность где-нибудь спрятаться.
− От дракона? − фыекнул Алайн. − Врядли. Разве что, он пролетит мимо, если мы его не заинтересуем.
− Значит, будем надеяться на это. − вздохнул Берсан. − Он ведь не увидит, что ты дракон, если ты в виде человека?
− С высоты − нет. Если окажется рядом, достаточно одной вашей мысли, чтобы он это узнал.


Дорога до порта заняла три дня. Задержка возникла из-за встречи с очередными лесными разбойниками, которые за это серьезно поплатились. Атаман и двое его первых помощников стали завтраком для дракона, а остальные платили деньгами и своей свободой. Когда Алайн выяснил, что разбойники попытались утаить часть награбленного, он заставил их силой все отдать, с самих их выгнал из леса и привел к городу, где сдал страже, как пойманную банду. Начальнику стражи и в голову не пришло ослушаться пдиказа дракона, когда тот потребовал, чтобы бандиты были посажены в тюрьму. Не возразил человек и против приказа, по которому все награбленное бандитами переходило в собственность дракона, и подтверждением этому стал документ, выписанный гордским казнoчеем. Документ этот требовался только для того, чтобы в будущем какой-нибудь из старых собственников не предъявил Алайну обвинение, если обнаружит у него краденое. Часть этих сокровищ Алайн тут же обенял на местные деньги, и четверка теперь ни в чем не испытывала нужды.
Порт привлекал внимание прежде всего обилием огней, которые, как выяснилось имели электрическую природу. Об электричестве друзья знали очень немного, лишь то, что оно существует и с его помощью производится не мало самых разных "чудес". Другим таким чудом стал огромный корабль, на котором четверка собиралась плыть через океан. Билеты на океанский лайнер они купили без проблем на появившиеся деньги, и теперь друзья большую часть вемени проводили в изучении новых вещей, которые встретили в порту и которые должны были стать для них повседневностью, когда они прибудут в столицу мира.


− Ты снова хочешь кого-нибудь сожрать? − спросил Берсан, когда Алайн остановился напротив ворот рабского рынка.
− Плавание продлится от двух до четырех недель. Две недели я перетерплю, но если придется ждать четыре, то могут возникнуть проблемы, Берсан. А я их не хочу, поэтому, будет лучше, если я как следует наемся здесь, нежели потом расхлебывать неприятности из-за пропавших пассажиров.
− Ты хочешь сказать, что совсем не сможешь себя сдерживать? − спросил Ксер. − Ты же говорил, что умеешь сдерживаться!
− Умею, когда я бодрствую. А во сне может случиться что угодно.
− Ты нас не пугай так, − заговорил Тарк.
− Вы против того, что я сожру каких-нибудь смертников? − спросил Алайн. − Не скажу, что в нашем мире справедливый суд, но и осудить кого попало на смерть может не всякий судья.
− Я не был бы так уверен, − произнес Берсан.
− Хорошо. Тогда, коли вы так все против, сделаем так. Я сейчас отсюда уйду, а через месяц, если что произойдет, всю вину за невинных, попавших в желудок дракона, вы берете на себя. Согласны?
− Не согласны! − воскликнул Тарк.
− Тогда, возвращайтесь в гостиницу и ждите меня там, − ответил Алайн и шагнул к воротам. Его никто не задержал, и стражники расступились, как только увидели знак Дракона в руке молодого человека.


− Знаешь, Ксер, чем больше вокруг меня о драконах думают, как о чудовищах и монстрах, тем больше мне хочется таким стать, − произнес Алайн. − Стать чудовищем и монстром, которому на всех наплевать, которого заботит только собственный желудок, которому нет дела до страданий и бед тех, к кому он приходит.
− Не хочу, чтобы ты таким стал, Алайн, − ответил Ксер, касаясь груди дракона. − Мне кажется, или ты стал меньше размером?
− Я могу стать любым по размеру, − буркнул Алайн. − А большим не стал, потому что этот дом развалится, если я стану самым большим, каким могу. Ты уходишь от разговора о монстрах, Ксер?
− Ты ведь не хочешь причинить вред ни мне, ни Тарку с Берсаном, Алайн?
− Не хочу. Но иногда меня посещают такие мысли, что самому становится страшно. Я пошел на рынок не потому, что боюсь не выдержать месяц, Ксер. Я боюсь не выдержать две недели. А месяц я не продержусь, и это я знаю точно.
− Ты сделал там все, что хотел? Нашел жертв?
− Нашел. И не одну, а семерых.
− Семерых? − удивился Ксер.
− Да, чем старше я становлюсь, тем больше мне надо жертв, Ксер. Не знаю, что будет потом. Потому у меня и возникают мысли о том, чтобы бросить все правильные идеи, и стать таким, каковы все драконы. По крайней мере, таким, каковыми нас считают люди. Ты заметил, Ксер, что страшные истории про драконов всегд рассказывают люди, а ни один ящер и ни один дарх не рассказывал ничего.
− Дархи и ящеры вообще ничего не рассказывают.
− Просто ты никогда не жил среди них, потому и думаешь, что они молчат. У отца было много дархов и ящеров на службе, и они всегда что-нибудь рассказывают, когда собираются вместе. Так же, как и люди. Только люди рассказывают совсем не то, что желает слышать ухо дракона.
− Да уж, тебе не позавидуешь, − произнес Ксер. − Я и не знаю, как бы себя чувствовал, если бы все вокруг рассказывали о людях только дурные истории. Страшно и представить такое.
− Меня страшит другое, Ксер, − заговорил Алайн. − Меня страшит то, что произойдет, если мы встретим такого дракона, о каких рассказывают люди. Злобного и коварного, такого, которому на всех плевать и на своих сородичей тоже. Которому не указ слова маленького дракона, Ксер. Понимаешь, что получится?
− Ты не сможешь нас от него защитить?
− Не смогу, Ксер. Мне надо изучать магию, и только изучив ее достаточно хорошо, я смогу вас защитить. Поэтому му и плывем в столицу мира. Там есть магические школы, и там я смогу научиться, а до того, я просто боюсь.
− А твой отец не сможет помочь?
− Он не всегда может даже на вызов ответить, Ксер. А помощь может потребоваться в любой момент. Это ты и сам понимаешь.
− Понимаю, − вздохнул Ксер.

Две недели плавания прошли в спокойствии и легком времяпровождении. На корабле были все условия для этого, и не мало пассаживров просиживали штаны в барах и клубах. Некоторые умудрялись спускать в местном казино взятые в дорогу деньги, другие предавались иным играм и развлечениям, доступным в дороге. На одной из больших палуб имелся даже бассейн, и его посещали в разное время почти все пассажиры и матросы.

Алайн, Ксер, Тарк и Берсан держались вместе почти все время. Лишь на ночь они расходились парами в свои каюты, которые были всего лишь двухместными, и поэтому Ксер и Алайн оспали в одной, а Тарк и Берсан в другой.

Наступало очередное утро. В коридорах слышался шум ног, проходивших мимо дверей каюты, вместе с ним были и голоса людей и нелюдей. Алайн и Ксер покидая каюту услышали обрывок фразы про дракона, который кого-то сожрал, и Алайн насторожился, а Ксер не придал словам значения. Однако, оказавшись наверху, двое друзей обнаружили там большое скопление народа и капитана корабля, объявлявшего о введении на корабле особого режима из-за того, что в последние два дня бесследно пропало несколько человек. О том, куда они пропали капитан ничего не говорил, но кто-то из пассажиров выскочил вперед и поднял вой о драконе, который якобы сожрал этих людей.
− Ты ничего об этом раньше не слышал? − спросил Ксер.
− Нет, − буркнул Алайн, отчетливо уловив мысль своего друга с подозрениями. − Будет лучше, если ты не будешь так думать, Ксер.
− Извини, я же не сказал ничего, Алайн. И никто мои мысли не услышит, кроме тебя.
− Есть, как минимум, еще один дракон, Ксер. Ты не понял слов капитана? И, если он услышит твои мысли или мысли Берсана с Тарком, он может все усторить так, чтобы подставить меня. Ты этого хочешь?
− Не хочу, Алайн.
Капитан в этот момент закончил свою речь и перед пассажирами вышла женщина в форме. Она объявила себя представителем Морской Полиции, который ведет расследование по поводу исчезновений, после чего заявила, что нет никаких реальных свидетельств, что пропавших утаскивал дракон, что вопли психов не считаются доказательствами и не принимаются как свидетельства.
− Так же хочу напомнить всем о Морском Законе, согласно которому любой дракон, плывущий на корабле, обязан представиться Капитану или его Помощнику по Охране Порядка. Этот пункт Закона, увы, мало кто выполняет, но сейчас такая ситуация, когда всем драконам это лучше сделать. Потому что согласно Высочайшему Повелению Императрицы Драконов, территория морских судов является закрытой зоной, на которой охота запрещена. И всякий, кто попытается обойти Закон, окажется под подозрением.
− А ты не боишься, девица, что после такого заявления Дракон заберет тебя следующей жертвой? − раздался чей-то возглас из толпы.
− Взять его, − приказала женщина, указывая на кого-то в толпе. Через мгновение там возникла паника и множество людей разбежались в стороны, а человек, на которого указала женщина, обратился в дракона, и в его когтях оказались два пленника.
− Это же Берсан, − пробормотал Ксер, глядя на одного из захваченных. Алайн, поняв, что сейчас произойдет, не выдержал и выскочил из толпы и проскочив к дракону, обратился сам.
− Отпусти людей, − произнес он. − Или, клянусь Великой Имберайн, я сделаю все, чтобы тебя казнили самым изуверским способом, каким только можно казнить дракона.
"Отец," − позвал Алайн. − "Отец, где ты? Ты мне нужен сейчас, как никогда!"
Но отец Алайна не отвечал, и он стоял напротив дракона, в лапах которого были два человека, и Алайн видел, что дракон готов убить обоих. Ему достаточно сжать когти, и все будет кончено.
"Отец!" − воновь воззвал Алайн.
− Что, молокосос, не получается позвать папочку? − загоготал дракон, и сжал когти одной лапы. Жертва несколько мгновений сопротивлялась, а затем острый коготь отсек человеку голову, и дракон метнул убитого в сторону толпы, что наблюдала за схваткой. − Этот тебя и не интересовал, − фыркнул дракон, − значит, будешь выполнять мои приказы за этого, − дракон поднял перед собой Берсана и глянул в его перепуганное лицо. − Это твой дружок, да? − рассмеялся он. − Маленький и глупый!
− Отпусти его, или ты пожалеешь, − проговорил Алайн, готовясь к атаке. Он вдруг ощутил, как в него вливается Драконовская Сила.
"Отец?"
"Я не твой отец, но держись," − возник чужой голос в голове. − "Ты можешь его победить, малыш, я в это верю!"
− Смотрите, как он умеет! − воскликнул противник Алайна, и в этот момент молодой дракон ощутил еще один поток Силы, затем еще и еще...
"Драконы?" − мысленно спросил он.
"Не отвлекайся, делай то, что задумал, Алайн!" − раздался все тот же чужой голос. − "Ты в своем Праве."

Последнее, что помнил Алайн, было ощущение полного живота и длинный хвост дракона, торчавший из его пасти. Алайн попытался подняться, но лапы его едва слушались, живот оттягивал к земле из-за чего, проглоченную жертву окончательно утянуло в чрево дракона, и Алайн в этот момент понял, что только что проглотил не человека, не ящера, и не дарха. Он проглотил Дракона. Мысль эта стала последней, перед тем, как Алайн провалился во тьму беспамятства.
Голоса прорывались словно из тьмы. Алайн прислушивался и узнавал их. Это были голоса его друзей, а вместе с ними и чужие.
− Вы действительно считаете его своим другом? − спрашивал женский голос, казавшийся смутно знакомым.
− Да, − первым отвечал Берсан.
− Да, конечно! − подтверждал Тарк.
− Алайн − наш друг! − радостно заявлял Ксер.
− И как давно вы знаете, что он дракон? − вновь интересовалась женщина.
− Несколько месяцев, − ответил Берсан. − Но знакомы мы с Алайном уже несколько лет! Сначала мы думали, что он сын кого-то из людей, что служат в замке дракона, а потом мы узнали, что он − сын Дракона, и что он сам − дракон.
− На самом деле, он − не дракон, − произнесла женщина.
− Не дракон?! − воскликнул Ксер. − Как это не дракон, если мы сами видим, что он − дракон!
− Вы видите, но видите не все. Алайн − не дракон. Алайн − драконица.
− Драконица? − раздались удивленные голоса трех парней. − Не может такого быть! Он всегда был парнем, а не девчонкой!
Алайн вздрогнул от этих слов и проснулся. Он открыл глаза и замер, потому что трое его друзей сидели рядом с ним, и перед ними на полу сидел дракон, который и говорил с молодыми людьми.
− Меня зовут Баргеш, − заявил дракон женским голосом. − Тебе Алайн пора просыпаться и пора объяснить своим друзьям, почему ты скрываешь от них, что ты драконица, а не дракон.
− Баргеш? − проговорил Алайн и мгновенно преобразился, став молодым человеком, каковым его видели на корабле. − Кто вы? И что вы здесь делаете?
"Я ответила тебе, когда ты не сумел дозваться отца, Алайн." − раздался ответ в голове.
"Ты?!" − воскликнул он.
"Я − Баргеш − представитель Морской Полиции Драконов."
− Тебе незачем меня бояться, Алайн, − вновь заговорила Баргеш вслух. − И можешь быть уверен, твоим друзьям тоже незачем меня бояться. Мы встретились, и это большое везение. Можно сказать, это судьба, Алайн! Потому что я искала кого-то наподобие вас уже много лет. Искала дракона и людей, которые были бы настоящими друзьями, чья дружба не замутнена никакими подозрениями и неприязнью. Тех, кто дружит искренне. Именно так, как вы.
− Но, зачем ты таких искала? − спросил Алайн. −
− Дело в том, Алайн, что мир меняется, и многие драконы осознали необходимость перемен на государственном уровне. Но другие драконы этих перемен боятся и противодействуют изменениям всеми силами. Они не могут пойти лишь против Императрицы, но она сама из тех, кто не желает перемен, потому что тогда ее власть рухнет. И поэтому, мы − те, кто желает перемен и изменений в мире и государстве − ищем молодых драконов и объясняем им то, что я тебе сейчас говорю. Желаешь ли ты изменить мир к лучшему, выбирать тебе, Алайн!
− Я желаю, конечно же! − воскликнул он.
− Наивное дитя, − буркнула Баргеш. − Если ты этого желаешь, ты должен это скрывать, Алайн. Скрывать, потому что те, кто против нас, не пожалеют никого. И самым первым делом, они ударят по твоему самому незащищенному месту − по твоим друзьям, по твоим родным.
− Отец?
− Я не знаю, что с твоим отцом, и почему он тебе не ответил, когда это было нужно.
− Он не всегда может отвечать, − произнес Алайн. − Он мне об этом говорил раньше.

* * *


Школа Магии выглядела как замок с высокой центральной башней, окруженный серыми каменными стенами, за которые мало кто мог пройти. Вход охранялся драконами, и они не церемонились с теми, кто пытался проникнуть на территорию школы не имея пропуска. А пропуском мог быть либо магический амулет ученика, либо слово Мага-Дракона. Таковым и стало слово Баргеш, которая прошла к дракону-стражнику первой, о чем-то с ним переговорила, после чего дала знак четырем молодым людям, и они прошли к ней. Страж некоторое время разглядывал их, затем коснулся когтями рычага, открывавшего ворота, и все прошли внутрь.
Баргеш здесь была знакома, и большинство встречных учеников кланялись ей, некоторые даже говорили, коротко приветствуя, и Баргеш отвечала им тем же. Они пересекли множество коридоров, поднялись по лестницам наверх и вскоре оказались в широком кабинете, где за одиноким столом в самой глубине сидела седая старуха.
− Давненько ты сюда не заглядывала, Баргеш, − заговорила она, подымаясь с места и выходя навстречу. − Страж передал, что ты привела новых учеников в школу, но я что-то не чую в них магии.
− Покажи себя, Алайн, − произнесла Баргеш, и молодой человек ступил в сторону, начиная меняться. В зале как-то сразу стало тесно, и старуха несколько мгновений рассматривала дракона, после чего обратилась к нему.
− А теперь выбери из этих троих кого-нибудь и сожри его, − приказала она.
Алайн замер на мгновение, затем взглянул на своих друзей. Те стояли не двигаясь и уже готовились бежать, но дракон не коснулся их, а обернулся к старухе и зарычал, заявляя, что скорее сожрет ee, нежели своих друзей.
− Ну что же, первый тест он прошел, − заявила старуха.
− Второй тест он тоже прошел, − произнесла Баргеш. − Я этому свидетель.
− Что все это значит? − зарычал Алайн. − Какого черта вы хотите, что бы я жрал своих друзей?!
− Успокойся, Алайн, − заговорила Баргеш. − Это была всего лишь проверка. Мы должны были знать, насколько ты их ценишь, и на сколько далеко готов пойти ради того, чтобы получить Величайшие Знания Вселенной.
− А о каком втором испытании вы говорили?
− Оно определяет, насколько далеко ты способен пойти физически.
− Баргеш, ты не должна это говорить! − воскликнула старуха.
− Тебе, Старая Змея, тоже стоит помолчать, − прорычала Баргеш, внезапно меняя себя. Алайн не успел и дернуться, как оказался обхвачен широкими зелеными кольцами огромной змеи. − Я тебе говорила, Алайн, что я не просто Дракон, а Морской Дракон, − прошипела змея, глядя в глаза молодому дракону.
− Отпусти меня сейчас же! − взревел он, распуская когти и раскрывая крылья. Дракон оказался в боевой стойке, а змея, державшая его, растворилась в воздухе, и Алайн пару раз прокрутился на месте, пытаясь найти ее, но не обнаружил Баргеш ни рядом со старухой, ни рядом со своими друзьями.
− Похоже, ты сильно напугала своего нового друга, Баргеш. А говорила, что он прошел второй тест, − усмехнулась она.
− Возможно, я ошиблась, − раздался голос Баргеш, и Алайн резко развернулся, пытаясь ее увидеть. − Я не появлюсь вновь, Алайн, пока не увижу, что ты перестал трусить. Сейчас ты ощущаешь всего лишь то, что чувствуют люди, встречая драконов. Но тот, кто тебя учил, очевидно, сам не знал всей правды, потому ты и трясешься сейчас, словно загнанный кролик.
− Что вам от нас надо? − проговорил Алайн.
− Всего лишь службы, Алайн, − произнесла Баргеш. − Службы во славу Империи Драконов. Службы во славу Великой Имберайн. Ты ведь должен понимать, что она не просто дракон. Она − Морская Змея.
− Я не верю! − взрычал Алайн.
− Отправь его в город, Баргеш, − приказала старуха. − Нам здесь не нужны неверующие.

Четыре человека повалились на траву и Алайн резко вскочил, оглядываясь и рассматривая свои руки.
− Когда передумаешь, Алайн, просто позови меня мысленно, как ты звал своего отца, − прошелестел над ним ветер, и Алайн резко развернувшись взглянул в сторону, куда он унесся. На горизонте виднелась высокая серая башня Магической Школы, а рядом были только деревья и кусты, за которыми высились многоэтажные строения, выстроенные ровными улицами.
Алайн ощутил, как его коснулись руки друзей.
− Ты ее сильно испугался, Алайн? − заговорил Ксер. − А не должен бы. Она ведь тебе помогла, Алайн.
− Она могла объяснить и раньше.
− Так же как и ты, дружище, − произнес Берсан. − Мог представиться нам драконом прямо в тот первый день, когда мы встретились. Помнишь, Алайн?
− И что бы вы сделали? Дали бы деру, и мы никогда больше не встретились бы!
− Вот видишь, ты сам себе доказал, что не должен ее бояться.
− Не должен, − вздохнул Алайн. − Идем отсюда.

* * *


− Идем отсюда, − произнес Алайн. − Это не школа магии, а шарлатания.
− Ты уверен, − спросил Ксер. − Он, разве сказал что-то неправильно? − спрашивая Ксер смотрел на немолодого человека, представившегося учителем магии и объяснявшего минуту назад условия приема в школу.
− Мне прекрасно известно, что для обучения магии не требуется никаких особых "способностей к магии", − заявил Алайн, глядя в глаза человеку. − Магии можно обучить любого человека или нечеловека. Для этого нужна только магическая инициация, после чего надо только учить способы управления магией.
− Таким образом учат только драконовской магии, а драконы ее не дают кому попало, − заявил учитель.
− Вы не способны учить того, кто уже прошел инициацию? − спросил Алайн. − Не способны, значит, вы нам не нужны! − он развернулся и быстро пошел на выход.
Через минуту его догнали трое друзей.
− Ты уверен, что не хочешь идти в драконовскую школу, Алайн? − спросил Тарк. − Тебе ведь достаточно просто туда придти.
− И стать их рабом, Тарк. Ты этого еще не понял?
− Нет. Извини, я, видимо, не все понял тодга.
− Не найдем того, что надо, будем учиться тому, что не надо, − произнес Алайн. − Тест на способности я пройду легко. Вот вы его пройти не сможете.
− Мы ведь можем пойти с тобой просто как слуги, − заговорил Берсан. − Тот учитель говорил, что каждый ученик имеет право поступить в школу, имея при себе слуг.
− Он мне не понравился. Забудьте про него, − проговорил Алайн. − Будем искать другую школу. Их в столице много.
− Как скажешь, − согласился Берсан.

Долго искать школу магии не пришлось. Уже на следующий день четверо друзей попали на ярмарку, где проходили соревнования учеников двух соперничавших школ, и тут же, по окончании соревнований школы проводили набор желающих учиться магии. Условием была только оплата за магическую инициацию, которую ученики обязывались проходить самостоятельно. И для этого в столице были все условия. О том, как проходить инициацию, ученики должны были узнать на первых занятиях. Там же, опытные маги должны были определить, какие у учеников способности, и в какие магические направления им идти.
− Что опять не так, Алайн? − спросил Берсан. − Вроде же все нормально, поступление бесплатно, оплатить магическую за инициацию нам не трудно.
− Знаешь такую поговорку, Берсан? Бесплатный ципленок бывает только в капкане! Не нравятся мне они, и все!
− И правильно не нравятся, − раздался из-за спины грубый голос. Четверка обернулась и увидела стоявших рядом солдат. Офицер, командовавший ими чему-то ухмылялся. − Вы сюда пришли, значит, уже попались, − проговорил он все тем же противным голосом. − Взять их! − приказал он страже, и четверку тут же схватили под руки. А еще через минуту их протащили через площадь и втолкнули в загон, где уже находилось несколько десятков человек.
− Выход из загона находился в другой стороне, и люди продвигались туда, а там несколько магов сортировали их отправляя их в разные стороны.
− Я − дракон, − заявил Алайн, когда очеред дошла до четверки.
− Да неужели? − усмехнулся маг. − А я − Морской Змей! − выпалил он, смеясь. И тут же его смех превратился в вопль, потому что руку, протянувшуюся к одному Ксеру, перехватила большая драконья лапа. В этот же момент хвост дракона взметнулся над людьми и одним ударом свалил трех магов. Четверый все еще орал из-за того, что когти дракона вонзились в его запястье.
Алайн больше не медлил и с хрустом откусил магу голову, после чего выплюнул ее под ноги стражникам, стоявшим рядом.
Стражники стояли разевая рты, а Алайн продолжал расправу над магами. Четверых он проглотил, троих разорвал на части. Еще двое убежали, но недалеко, их настигли брошенные вдогонку булыжники.
− Остановись, Дракон! − раздался мощный рев над площадью. Но останавливаться Алайну уже не требовалось, потому что он оказался в кольцах большой зеленой змеи, и та уже разинула пасть над головой дракона, намереваясь его глотать.
"Назови только одно имя, жалкий выродок, которое остановит меня от того, чтобы сожрать тебя!" − раздался голос в голове Алайна, и в его сознании всплыло лишь одно имя
− Баргеш, − голос пронесся по залу, и вместе с ним послышались жалкие голоса людей, вывалившихся на пол перед появившейся в зале старухой. Рядом со старухой появилась женщина, в которой люди узнали ту самую Баргеш, и лишь один из четырех поднялся на ноги к тому моменту, как Баргеш появилась в зале. − Какого дьявола ты выпускаешь в город подобных недоделков, Баргеш?! − в гневе заговорила старуха, и Баргеш обернулась к Алайну. − Я жду ответа!
− Что он натворил? − спросила Баргеш.
− Девять мертвых магов. Четверых сожраных я прощаю, но за пятерых просто убитых ему придется платить полную цену, Баргеш. Ты знаешь какую!
Вместе с этими словами старуха растворилась в воздухе.
− Вот, от кого такого не ожидала, так это от тебя, Алайн, − заговорила Баргеш, глядя не него в упор. − Рассказывай, что произошло!
И Алайн понял, что лучше рассказать, чем играть в обиженого дракончика.


В школе магии было не так много драконов. Баргеш в ней числилась преподавателем, и каждый ученик знал, что она − дракон, но далеко не каждый был в курсе, что она еще и Морская Змея. Тем не менее, о Морских Змеях здесь знали, и ученики старались не распускать о них какие либо сплетни. Все знания об этих существах они получали на уроках, и первым знанием было то, что Морские Змеи − самые могущественные существа в мире, что даже Императрица Драконов считается с ними, и все драконы обязаны подчиняться приказам Морской Полиции, целиком состоящей из Морских Драконов, и находящейся на службе у Императрицы чисто номинально.
Четверка новичков, прежде чем оказаться в школьном ученическом общежитии, прошла инструктаж, который провела Баргеш, и друзья получили четкие указания о том, что говорить можно, а что нельзя, а так же о том, что в магической школе нельзя доверять тайны каким-либо закрытым помещениям, что ученикам не следует обсуждать тайны и на улице, когда только кажется, что рядом никого нет. Для обсуждения тайн разрешалось пользоваться специальными помещениями, где от подслушивания защиащала магия, и подобных помещений в школе было предостаточно. В том числе и таких, где завесу тайны могли установить и ученики, владеющие магией.


− Вот ты и стал настоящим мужчиной, Ксер, − произнесла Алайн.
− А ты стала настоящей женщиной? − улыбаясь спросил парень.
− Я ей стала уже давно, Ксер. Но тебя это не должно задевать. Ведь на драконов не распространяются сексуальные условности людей.
− Не распространяются, − вздохнул он. − Но все равно, немного обидно, что я у тебя не первый.
− И ты будешь обижаться, если я позволю себя любить Берсану или Тарку? − спросила девушка.
− Это обязательно надо? − спросил Ксер.
− Вовсе не обязательно, − усмехнулась Алайн. − Просто ты должен знать, что если возникнет подобная ситуация, если ты об этом узнаешь, ты не должен на это обижаться. В конце концов, вы все мои друзья!
− Я не буду обижаться, − проговорил он, касаясь ее груди. − Но мне кажется, что ты им такого еще не позволяла. Так?
− Да, Ксер, не позволяла.
− А кому позволяла?! − встрепенулся он.
− Об этом я тебе расскажу, когда ты станешь не только настоящим мужчиной, но и настоящим драконовским прихвостнем, − проговорила она.
− Как это? − не поняв переспросил он.
− Ты знаешь, кто такие драконовские прихвостни?
− Люди, которые служат драконам?
− По этому признаку все люди во всем мире окажутся прихвостнями, − усмехнулась Алайн. − Есть некоторые дела, которые надо совершить человеку, чтобы стать драконовским прихвостнем. Ты хочешь знать, что это за дела?
− Не уверен, что я этого хочу, − буркнул Ксер. − Без этого совсем нельзя? Мне кажется, что это не особенно хорошие дела. Ведь среди людей никто не считает прихвостней драконов хорошими.
− Среди людей мало кто и драконов хорошими считает, − вздохнула Алайн. − И ты знаешь почему.
− Знаю. Потому что все драконы − людоеды. Даже ты.
− Ты считаешь меня плохой, Ксер?
− Нет, − заявил он. − Ты мой лучший друг! − И он обнял девушку, они завозились на постели, и вскоре вновь оказались в объятиях друг друга, в любовной игре, закончившейся новым соитием.
− Ты должен знать, Ксер, − заговорила Алайн, оказавшись над ним и прижимая его руки к постели. − Тех людей, которым я позволила так сделать с собой, со следующего утра никто больше не видел. Понимаешь, что с ними стало?
− Ты их?.. − Ксер не договорил, увидев, как тело Алайн начало меняться. Грудь исчезла, покрылась чешуей, и человек увидел над собой широко раскрытую драконью пасть. − Ты ведь не станешь так делать со мной, Алайн? − произнес он, чувствуая, как страх пробирает его до самых костей. − Алайн! − Широкий язык накрыл его лицо, и Ксер замер, чувствуя, как тело драконицы, заметно прибавляется в весе, прижимая его к постели сильнее и сильнее.

Утром Ксер проснулся с чуством, что все происшедшее ночью ему приснилось. Он вскочил с постели и некоторое время озирался, пытаясь найти то, чего и сам не знал. Но в комнате не нашлось никакого подтверждения происшедшего ночью, и Ксер взялся за свою одежду. Одевшись он вышел в коридор, где уже собирались ученики, и молодой человек некоторое время пытался усидеть Алайн, но дракона рядом не появилось ни в виде человека, ни в виде дракона. И только Тарк с Берсаном оказались рядом в момент, когда прозвучал сигнал общего сбора и последние ученики вбежали в строй. Перед ними вышла Баргеш, объявляя, что день этот будет особенным для всех учеников-драконов. Импредстояло пройти первый урок особой драконовской магии, и урок этот должен был проходить без участия людей, ящеров и дархов. В результате, драконы отправились в одну сторону, остальные ученики в другую.

− Сегодня я расскажу вам о том, как драконы проводят магическую инициацию людей, − заговорила Баргеш, когда группа драконов расположилась вокруг нее в учебном зале. − Кто-нибудь из вас знает об этом? − спросила она, оглядывая драконов. Ученики лишь переглядывались, и ни один ничего не знал. − Ну, раз никто не знает, придется объяснять так. − Баргеш прошлась перед драконами и остановилась перед Алайном. − Магическая инициация людей происходит через физическую близость дракона и человека, − заявила она и обернулась к одному из учеников, что после ее слов не выдержал и фыркнул. − Бзарг, я сказала что-то смешное?! − рыкнула Баргеш.
− Нет, мэм. Но правильно ли я понял, что речь идет о сексуальной близости?
− Неправильно, Бзарг! Речь о физической близости, и она вовсе не обязана быть сексуальной. Хотя, сексуальная близость и является одним из видов физической близости. Если кто-то из вас баловался с человеческими самками, то одного этого действия достаточно для инициации мага первого уровня.
− Неужели, для того, чтобы инициировать людей, нам придется их трахать? − спросил другой ученик. − И как это делать с человеческими самцами? − Второй вопрос вызвал смешок у остальных.
− Есть не мало иных способов инициации. И сегодняшний урок я провожу именно для того, чтобы вы их узнали. Потому что кaждому из вас придется проводить эти процедуры и не один раз. Магия − это сила Империи Драконов! А инициация людей − это процесс необходимый для наращивания силы!
− Кроме того, сила магии драконов зависит от количества магов-людей. О том, почему это так, вы узнаете позже. А сейчас я расскажу о том, какие существуют наиболее распространенные способы для инициации магов людей.

Самым болезненным, для человека, а не для дракона, являлась инициация через кровь. Для этого было нужно нанести человеку и дракону раны, и дать крови дракона смешаться с кровью человека. Попав в кровь человека, кровь дракона, даже в совсем небольшом количестве, инициировала мага, и привязывала его к инициировавшему дракону. Процесс этот был болезненен для человека, и не всегда заканчивался для него хорошо. В нескольких случаях из ста человек получал поражение, и кровь дракона его попросту убивала.
Менее болезненным способом для человека был способ с прикосновением языка дракона к человеку. Для дракона это означало довольно длинный по времени процесс, потому что для инициации требовалось многократное прикосновение. Фактически, дракон должен был вылизать человека с ног до головы несколько десятков раз, и такая инициация считалась у людей наиболее приемлимой. Дракону вовсе не было противно лизать человека. Просто в такие моменты у дракона появлялся соблазн зализать претендента в маги до состояния жертвы дракона. Если же в процессе вылизывания дракон случайно ранил человека до крови, царапнув его клыками, например, то такой момент для человека мгновенно заканчивался путешествие в желудок дракона, потому что именно так действовала свежая кровь, попавшая под язык дракона.
Сексуальная близость инициировала мага тоже не сразу, а лишь после десятка или двух десятков раз. Но подобное драконами почти не практиковалось, потому что самец дракона в такой близости оказывался в очень незавидной роли, хотя, некоторые такую роль предпочитали способу с вылизыванием.
Еще один способ был под силу только драконам уже обладающим магией. Дракон проглатывал претендента и тут же возвращал его назад, магией удерживая желудок от переваривания попавшего в него претендента. Нескольких мгновений, проведенных в желудке дракона для человека было достаточно, чтобы инициироваться. Некоторые тренированые драконы использовали похожий способ, но глотали человека не до конца...
Методов было еще не мало, от самых безобидных, до совершенно извращенных, и для изучения всех методов ученикам предлагалось прочитать один из учебников, который можно было получить только в секретном разделе библиотеки, доступном лишь драконам.

Вечером Ксер не успел ничего сказать, как оказался в объятиях драконицы, и та принялась его раздевать, после чего они вновь оказались в постели, но на этот раз Алайн сразу же начала с того, чего желала для себя − парень с воплем оказался в ее пасти и провалился еще дальше, до самого желудка. Алайн держала себя и мысленно воздействовала на человека, чтобы тот не дергался слишком сильно. Ксер сдался, когда понял, что сил сопротивляться нет. Его тело сжала горячая плоть, и он на мгновение прекратил все попытки вырваться, затем ощутил, что куда-то движется и вывалился из широко разинутой пасти на постель, к которой тут же оказался прижат большой когтистой лапой. Алайн некоторое время вылизывала его, затем улеглась на человека, прижимая его своим животом к постели.
− Видишь, ничего с тобой не сделалось, − произнесла она, наконец, когда Ксер отдышался и прекратил попытки выбраться из-под нее. − Тебе не нравятся драконовские игры, Ксер? Тебе не хочется делать мне приятное?
− Ты могла бы и сказать, − выговорил он, наконец.
− Я тебе сто раз говорила, что мне нравится глотать людей, Ксер. Ты эти слова совсем не помнишь?
− Ты говорила это так, словно тебе нравится глотать людей для того, чтобы их сожрать. И ты обычно говорила слово "жрать", а не "глотать".
− Значит, в следующий раз ты не станешь сопротивляться, Ксер? − спросила она. − Ну же, говори!
− Тебе этого так хочется? − спросил он.
− Да, мне этого ужасно хочется! − рыкнула она, и Ксер сдался, а затем Алайн вновь обратилась человеческой девушкой и позволила ему любить ее так, как желал он.
− Скажи, если бы я тебе все объяснила о том, что хочу тебя проглотить не переваривая, ты бы действительно согласился? − спросила Алайн.
− Не знаю. Но выглядело это как изнасилование, − произнес он, и Алайн громко рассмеялась.
− Я вижу, вы уже не спите! − ворвался в комнату голос Берсана, и он сам вскочил в дверь, после чего замер, увидев в постели Ксера девушку. − О-опс, − проговорил он и уже собирался выйти.
− Стой, Берсан! − приказала Алайн, выбираясь из-под одеяла и тут же обращаясь драконом. − А теперь раздевайся! − приказала ему она.
− З-зачем? − проговоорил тот, хлопая глазами и отступая к двери.
− Я тебя жрать буду, чтобы ты никому не вздумал рассказать то, что видел! − проговорила она, нацеливая на него сузившися зрачки.
− Алайн, я... − заговорил Берсан. − Я не стану никому ничего рассказывать! Клянусь! − воскликнул он. Из постели в этот момент выбрался Ксер, и Берсан уже не знал, что и думать. Ксер прошел через комнату, подобрал свою одежду и начал одеваться.
− Если скажешь кому-нибудь, даже Тарку, сожру и не помилую! − прорычала Алайн. − И, вообще, стучаться надо, когда входишь в чужую комнату!
− Я не думал, что вы тут... − забормотал Берсан, продолжая пятиться к дверям, но выйти он не успел. В дверь ввалился Тарк.
− И ты без стука! − фыркнула Алайн.
− А в чем дело, Алайн? Мы же свои! − проговорил Тарк, не понимая происходящего.
− И тебя сожру, − прорычала Алайн. − Если снова будешь врываться без разрешения!
− А в чем дело-то? − не понимая заговорил Тарк, глядя то на застывшего Берсана, то на драконицу.
− Идем, Алайн, − произнес Ксер, проходя к ней и касаясь ее крыла рукой. − Скоро утреннее построение.
Они вышли се вместе, и через несколько минут слушали слова одного из учителей, который объявлял распорядок на день. В этот день занятия для всех были общие, и драконам, умеющим обращаться, предлагалось принять форму,которую они больше предпочитали.
Алайн вновь стала молодым человеком, каковым ее знали все вокруг, и лишь двое смотрели на это несколько косо. Берсан ничего не сказал Тарку о том, что видел. Объявил только, что Алайн почему-то не в духе, а спросить об этом у Ксера Тарк не решался, потому что тот все время был рядом с драконом.

Вечером, Берсан и Тарк оказались в одной комнате с Ксером и Алайн. Ксер, словно заговорщик закрыл дверь на замок, и комната огласилась парой воплей, когда драконица проглотила сначала одного, а затем и второго человека. Ксер позволил ей это сделать с собой не сопротивляясь и не подымая крик.
− Спокойно, парни, − проговорил он, оказавшись в одной куче с ними в желудке дракона. − Не дергайтесь и получайте наслаждения от близости с нашей любимой Алайн.
− Что за черт, Ксер?! − воскликнул Берсан. − Она же нас сожрала!
− Не сожрала, а проглотила, есть разница, поверь, − проговорил Ксер.
− И долго нам сидеть у Алайн в животе? − спросил Тарк.
− Пока Алайн сама не решит, что достаточно.
Драконица начала двигаться, и три человека повалились в сторону на одну из стенок ее желудка, а через несколько минут молодые люди поочередно вывалились из пасти драконицы на постель, после чего все трое были вылизаны и заткнуты приказом "молчать!"
− Если кто-то из вас считает, что я над вами издевалась, можете встать и уходить, − произнесла драконица. Два человека переглянулись, глянули на третьего и не двинулись с места. − Ну, коли никто так не считает, тогда, я объясню, в чем дело. Вы только что прошли магическую инициацию, парни. Одним из способов, который, как мне кажется, наименее безболезненный для ваших голов. Если кто-то из вас считает, что ему было бы лучше полчаса проторчать в заднице какого-нибудь старого пердуна, говорите сразу!
− Как это в заднице? − пробормотал Берсан.
− Во так. Показать как дракон человека в задницу засовывает?
− Ты не шутишь? − спросил Тарк.
− Не шучу. Позавчера нас целый день учили способам магической инициации, и потому уроки для драконов и проходили отдельно. Вполне возможно, вы не единственные сейчас в подобной ситуации. Но вы теперь все привязаны ко мне, и ваша магическая сила полностью зависит от меня. Вы уже должны знать об этой привязанности.
− Да, в первый день нам о ней рассказывали, − подтвердил Ксер. − Но вы могла бы нам и довериться, рассказать о том как происходит инициация, а не подвергать риску схлопотать разрыв сердца.
− Да, Алайн, ты нас сильно напугала, − согласился Берсан.
− Я подумал, что нам и вправду настал конец, − проговорил Тарк. − Но мне кажется, что Ксер обо всем уже знал!
− Я попросила его только закрыть дверь и проверить, что за нами никто не следит, − произнесла Алайн.
− Да, но попав к тебе в живот, он не вопил, как мы, − возразил Берсан.
− Только потому, что он уже бывал у меня в животе и знал, что с вами ничего плохого не сделается, − заявила драконица. − И нечего на нас так смотреть, Берсан. Мы с Ксером давно не маленькие дети, чтобы на нас так смотреть!
− А выглядит все, как чудовищное извращение, − проговорил Берсан.
− Секс у людей тоже не поймешь что. То ли любовь, то ли оскорбление.
− А у драконов не так? − спросил Тарк.
− У драконов в сексе не бывает насилия, как у людей. Самка дракона, конечно, может принудить самца, но среди них просто не найдется идиота, который станет сопротивляться. Думаю, вам двоим пора отправляться в свою комнату. Алайн отошла, позволяя людям подняться, и те некоторое время выбирались из постели, оглядывая свою одежду.
− У вас же есть что переодеть, а эту постираете и все, − фыркнула Алайн.
Тарк и Берсан, наконец, покинули комнату, и Ксер не успел больше ничего сказать, как вновь оказался в объятиях драконицы. Та не церемонясь раздела его донага и забралась в постель, прижимая его к своему животу крылом.
− А ты, Ксер, теперь будешь моим любимым ночным блюдом, − произнесла она, касаясь языком его лица. − Тьфу, сопливый!
− Тебе это обязательно нужно, Алайн? − заговорил он.
− Я тебе совсем не нравлюсь, Ксер?
− Ты мне нравишься Алайн! Нравишься! − воскликнул он, пытаясь обнять драконицу.
− Значит, я должна тебе нравиться не только снаружи, но и изнутри!
− Ты мне и изнутри нравишься! − Едва Ксер выговорил эти слова, его голова оказалась в глотке драконицы, и он быстро проскользнул в ее желудок.
− Я рада, что тебе это нравится, Ксер, − вошел ее голос в его уши, и Ксер окончательно сдался, решив, что в животе драконицы вовсе не так плохо, как могло бы показаться. Ксер не желал только попасться в желудок какого-нибудь другого дракона. А Алайн. Алайн была любимой драконицей, и ей он мог позволить все что угодно, даже то, что на первый взгляд покажется противным.


Часть 4


− Алайн! − трое молодых людей одновременно бросились из рубки, оставляя кошку одну. Терра не стала уноситься вслед за ними, потому что обстановка на орбите была слишком накалена, и три человека поступили очень глупо, оставив все на самотек.
Терра поднялась со своего места, переместилась на место капитана рейдера и тронула когтями пульт управления.
"Какого дьявола вы все бросили?!" − раздался мысленный вопль, который дошел и до кошки. − "Они сейчас наш корабль разнесут к чертям, а вы сбежали из рубки!"
Невидимая молния вошла в управление аппаратом, и Терра мгновенно получила в свои лапы все что нужно. Включился двигатель, и аппарат скакнул во тьму космоса, покидая орбиту и всю солнечную систему в тотмомент, когда по нему уже был нанесен удар мощнейших космических пушек. От удара ничего не осталось, когда он наткнулся на сферу защиты, включенную крыльвицей. И только через несколько минут, когда стало ясно, что в погоню никто не отправился, и рядом нет ничего кроме пустоты космоса, Терра оставила рубку и отправилась искать хозяев корабля.
Она ничуть не удивилась, когда в одной из широких кают обнаружила лежащего на полу дракона и трех человек рядом с ним.
− Глупо было лезть в драку, Алайн, не зная настоящих сил противников, − заявила Терра, подходя к дракону. Тело Алайн было обожжено и в воздухе чувствовался запах обожженного мяса.
− Кто ты? − заговорила Алайн, чуть повернувшись к кошке.
− Ну, здравствуйте, − фыркнула Терра. − Не надо прикидываться, что ты меня не узнаешь.
− Я тебя узнаю, Терра, но я уже знаю, что ты не простая самка фелинасов. Ты либо дракон, либо олигарх, прикидывающийся драконом.
− Н а самом деле, я − Дарина Бер Тарра. Знакомо имя?
− Кошачья легенда? Этого быть не может.
− Морской полиции тоже быть не может, − заявила Терра. − Будем пререкаться или дело делать?
− Какое дело?
− Ты излечиваться не умеешь или сил совсем нет? − Алайн не ответила, но Терра поняла все из ее мыслей. − Вот что бывает, когда кидаешься в бой не рассчитав силы, − вздохнула кошка. − Ну ка, парни, отошли все в сторону.
− Что ты собираешься с ней делать?! − воскликнул Ксер, но троица все же отошла, слушаясь мысленного приказа Алайн. Кошка шагнула к драконице и рзко переменилась, обращаясь крылатой львицей.
− Не дергайся, Алайн. Сначала будет слегка больно, а потом все пройдет, − проговорила крыльвица и коснулась языком обожженных покровов драконицы.
Когда она закончила вылизывать Алайн, та стала выглядеть нормальной, с чистой обновленной чешуей, и лишь некоторая физическая слабость осталась как последствие происшедшего.
− Кто желает стать едой, парни, подходите, − рыкнула крыльвица, обернувшись к людям, так и стоявшим рядом.
− Не смей! − рявкнула Алайн, вскакивая на четыре лапы и толкая Дарину Бер Тарру.
− Уж не святая ли ты, Алайн? − усмехнулась Дарина. − Ни разу за свою жизнь ни одного человечка не слопала?
− Они мои друзья!
− Эти трое или вообще все?
− Трое.
− Ну, слава тебе господи, хотя бы максимализм не выпирает. А то бы горб был.
− Ксер, идите в рубку и выясните, что там вокруг?! − приказала Алайн, и три человека тут же скрылись за дверями.

* * *


Мир дархов был охвачен огнями. На ночной стороне сверкали вспышки взрывов, дневную покрывали дымные полосы от горящих городов и лесов.
− И кто-то еще говорил, что воюют друг с другом только низшие, − фыркнула кошка, глядя на мировую катастрофу. В какой-то момент на дневной стороне вспыхнула новая яркая точка.
"Баргеш!" − мысленно воззвала Алайн. − "Что здесь творится?!"
"Алайн?! Где ты?!" − возник ответный голос.
"Я на орбите, только что прилетела."
"Я сейчас появлюсь у тебя, обозначь место."
"Хорошо. Только я не одна."
"Не имеет значения."
Рядом коротко сверкнуло, и на пол повалилась немолодая женщина.
"Сигнал отключи!" − мысленно приказала она, и Алайн сделала это, одновременно вскакивая со своего места. Она подскочила к Баргеш и подняв усадила в свободное кресло, одновременно вливая в нее магическую силу.
− Достаточно, Алайн, силы тебе еще понадобятся, − проговорила женщина.
− Что произошло?! Нападение? − воскликнула Алайн вслух.
− Бунт бешеных, − проговорила Баргеш. − Не уследили мы, Алайн. Не уследили. − Баргеш обвела взглядом рубку и, не останавливаясь на молодых людях глянула на кошку. − А это кто?
− Это Дарина Бер Тарра, − объявила Алайн.
− Кто?! − Баргеш внезапно рассмеялась, затем вновь взглянула на Алайн. − Смешная шутка, Алайн, но совершенно не к месту.
− Она вовсе не шутит, − заявила Терра. − А ты, значит, та самая Змея Подколодная?
− Терра, не смей так говорить! − воскликнула Алайн.
− Это почему же? − фыркнула кошка. − Высшая раса передралась сама с собой, а я не имею права насмехаться над ее непогрешимостью? Как там в учебниках говорится − низшие расы не умеют жить, поэтому им нужна драконовская власть. И чья же власть нужна драконам, не умеющим жить без войн друг с другом?
− Нам сейчас не поможет и сам Идейный, − заявила Баргеш.
− А это что за прыщ? − усмехнулась Терра.
− Тот, кого фелинасы называют Единым, а люди − Всевышним.
− Вот оно как, − буркнула Терра. − Ну что же, могу лишь предложить одну идейку, как остановить все это безобразие.
− И какую?
− Лететь вниз и прижать хвост Великой Имберайн. Уверена, все это безобразие вершится с ее позволения.
− И кто же это сделает? − проговорила Алайн. − Наших сил едва на спуск хватит, а на то чтобы, как ты говоришь, хвост прижать...
− Это будет моя забота, − заявила кошка и тут же переменилась, показывая для Баргеш свой истиный облик.
− И ты готова рискнуть неизвестно ради кого? − спросила Баргеш.
− У меня есть свои шкурные интересы, Баргеш, можешь в этом не сомневаться.
− Тогда, летим вниз.
− Летим, − согласилась Алайн, вскакивая за управление рейдером.

Часть 5


Столицу мира застилал дым множества пожаров. Огни окружали и дворец Императрицы, к которому и пронесся небольшой аэрокосмический челнок со знаками Морской Полиции на крыльях. Никто не посмел его задержать ни при спуске с орбиты, ни при пролете в атмосфере, ни при приближении к дворцу. Аппарат легко опустился за дворцовой оградой, перед парадным входом, и три существа, выскочив из него пронеслись внутрь. А вокруг были только следы недавнего боя. Валялись трупы воинов-дархов, в первом же зале троица наткнулась на убитого дракона, а тронный зал оказался залит кровью и завален мертвыми телами дархов, среди которых валялось разодранное тело морской змеи. Баргеш коснулась ее, промчалась к голове и остановилась перед большими безжизненными глазами.
− Имберайн, − проговорила она. − Тебя предали те, кому ты отдала всю власть.
− Почему в колонии никому не было известно, что Императрица − морская змея? − спросила Терра, останавливаяс рядом с Баргеш.
− Потому что об этом знали только избранные и это далеко не все драконы. В колониях проще поддерживать порядок, если там считают, что Императрица − обыкновенная драконица, а не морская.
− И кто же ведет всю эту войну, если Императрица убита?
− Те, кто хочет получить власть в Империи, − заявила Алайн. − Это ведь должно быть очевидно, Терра!
− У войн бывают и другие мотивы. Например, попытка тотального истребления одной расой другой расы, − произнесла Терра. − Уж и не знаю, что тут у вас с морскими, но может оказаться так, что кто-то из сухопутных драконов желает истребить всех морских, и потому война. Потому ядерные бомбы падают в океан, а не в города на суше.
− Ты должна нам помочь, кошка, − заявила Баргеш. − Если поможешь, Империя этого не забудет.
− И сожрет меня совсем небольно? − спросила Терра.
− Ты сомневаешься в том, что драконам свойственна элементарная благодарность? − спросила Баргеш, глянув на Терру прямо.
− Я вообще не уверена в том, что наши понятия о добре и зле совпадают, − ответила Терра. − Высчитаете, что своих друзей можно держать у себя в животе, иногда выпускать наружу и требовать с них за это благодарности.
− Я делаю это вовсе не из прихоти! − воскликнула Алайн. − Если бы мы здесь попали в боевую обстановку, они не выжили бы без моей защиты!
− Заканчивайте этот дурацкий спор! − рыкнула Баргеш. − Мы должны лететь в Морскую Столицу!
− А найти кого-нибудь, кто знает, что здесь произошло, не хочешь? − спросила кошка.
− Это уже и так очевидно. Бунтовщики убили Императрицу, и теперь пытаются захватить власть во всем мире. Это очевидно, потому что я жила здесь и знаю всю обстановку. И виновники этой бойни не ждут, когда мы их поймаем и допросим!
− Ну что же, коли ты считаешь, что надо лететь куда-то, тогда летим, коли так.

Взлетавший челнок провожала пара глаз соглядатая, а через минуту на секретной радиоволне прозвучало сообщение о челноке морской полиции, взявшй курс на запад от замка мертвой Императрицы. Соглядатай узнал Баргеш, а о двух других сообщил, что это, вероятно, маги, служившие Баргеш.

У побережья океана из-за скал выскочила пара истребителей, и челнок попал под обстрел. Баргеш вела его так, что ракеты проносились мимо, но самолеты оказались быстрее в воздухе и не отставали. Им не хатало маневренности и, явно, было мало боеприпасо, иначе пилоты открывали бы огонь всякий раз при сближении.
− Не можешь от них оторваться? − спросила Терра.
− А ты можешь? − разозлилась Баргеш. − Да кто ты такая, черт возьми, чтобы меня попрекать?!
− Ну что же, не умеешь, так и скажи, а не ворчи, как старая змея.
− А ты сама умеешь? − воскликнула Баргеш, одновременно уклоняя машину от очередной ракеты. − Если умеешь, тогда, давай, действуй!
Терра чуть вздохнула, резко выдохнула, и с ее рук в разные стороны сорвались два светящихся шарика.
− Ага, сейчас! − усмехнулась Баргеш. − Думаешь, у них нет защиты от этого?
− Вот и узнаем, есть или нет.
Сгустки энергии крыльвицы оказались на некотором расстоянии от челнока и сорвавшись с места преобразились в шрапнель, несущуюся с околосветовой скоростью. Позади челнока сверкнули две вспышки, и вниз полетели обломки самолетов.
− И не спрашивай, как я это сделала, − заявила кошка. − Ты ведь, САМА ДОЛЖНА ЗНАТЬ.
Баргеш не ответила. Выправив направление движения, она молча повела челнок к цели, и час спустя он опустился на крупном острове. На этот раз перед посадкой у челнока запросили идентификацию, и прилетевших встречало несколько морских драконов в своем настоящем змеином облике.
− Имберайн действительно мертва, − заявила Баргеш. − Я видела это сама.
− Ты рисковала только для того, чтобы увидеть мертвую старую змею?! − воскликнул кто-то из встречающих.
− С каких это пор вы обо мне так печетесь, да еще и встречаете всем морским светом?
− Мы делаем это потому что свет Аквармина указывает на тебя, − заявила очередная старая змея, выползая из кучи и держа перед собой крупный светящийся камень.
− На меня ли? − проговорила Баргеш, отступая и открывая за собой двух существ. Голубой луч сорвался с камня и уткнулся в грудь серой кошки.
− Кто это?! − зашипела змея, державшая камень в своих коротких лапах.
Кошка тем временем подняла перед собой когти и словно взяла ими луч света, после чего камень из лап змеи пропал вместе с лучом.
− Забавная вещица, − проговорила Терра. − Чего только не оставили после себя древние ратионы?! − Голос ее прозвучал на языке, который драконы считали древнейшим языком магии, и морские драконы замерли на своих местах. Замерла даже Баргеш, уставившись на серую кошку немигающим змеиным взглядом.
− Откуда ты знаешь древний язык богов, Терра? − заговорила Алайн, проходя к застывшей Баргеш и оборачиваясь к кошке.
− Я знаю не только древний язык, − заявила Терра. − Я знаю и то, как они выглядели, где жили, к чему стремились, и то, куда они исчезли. − Серая кошка чуть задержалась и переменилась. Цвет ее шерсти приобрел ярко рыжий окрас, тело приняло почти человеческую форму, шерсть вокруг шеи разрослась, обращаясь в пышную гриву, перед Алайн оказался ратион. Алайн смотрела на новую ипостать Терры, затем опустилась перед ней на колени.
− Ты − Бог! − воскликнула она. − Потому магический камень и указал на тебя! Потому он и исчез от одной твоей мысли! Потому что он сделал то для чего был предназначен!
Змеи вокруг зашевелились и, совершенно неожиданно для Терры, начали обращаться в людей и вставать на колени, подобно Алайн, признавая в пришелице божество.
− Приказывай, Великая Богиня Терра! − заговорила Баргеш, тоже вставшая на колени перед Террой. − Морская нация исполнит любой твой приказ! Мы ждали твоего появления, только не знали, когда это произойдет. Ведь наши предсказатели не всесильны.
− Значит, вы не считаете меня всесильной? − спросила Терра.
− Мы не настолько глупы, чтобы верить в предрассудки низших рас, Терра. Всесилие − это не более чем миф, выдуманный теми, кто не понимает Настоящей Силы.
− Откуда вы знаете, что я именно та, каковой вы меня принимаете?
− Магия Огненной Воды нам сказала все. Ее облададателем могут быть только боги, А ты ею обладаешь, и я это видела сама, с священный Аквармин лишь подтвердил это!
− Ну что же, вам придется сначала кое-что сделать, чтобы подтвердить свою способность стать для меня помощниками.
− Мы сделаем все, что ты прикажешь, Терра, − повторилась Баргеш.
− Это всего лишь слова, Баргеш. Без дела они ничего не доказывают.
− Разве наше положение перед тобой не доказывает? − спросила другая женщина.
− Где это видано, чтобы явно показанный предрассудок низшей расы что либо доказывал? − произнесла Терра. − Встав на колени вы лишь доказали, что вы все больны. Физически или разумом − не имеет значения. Именно это может доказать неспособность стоять прямо на ногах.
− Их надо учить, Терра, − заговорила Алайн, вствая с колен и проходя к ратиону. − Тому, о чем ты говорила та, в том мире, где я тебя нашла. Скажи же им, и они сделают все так как ты скажешь!
− Зачем мне тупые рабы, не способные ничего делать без прямого указания? − спросила Терра, глядя в глаза Алайн.
− Они не тупые рабы, Терра! Просто они не умеют устраивать жизнь мира иначе, чем это было все тысячи лет, прошедшие с тех пор, как боги покинули этот мир. И сейчас только ты можешь научить их и показать, как надо жить правильно! Только ты, Терра, больше некому!
− Неужели некому? − фыркнула Терра, обращаясь в серую кошку. − А ты, Алайн? Ты, разве, не знаешь, ЧТО надо менять?
− Я знаю, но я всего лишь ученица Баргеш и даже не проходила Морского Посвящения.
− Разреши мне сказать, − раздался голос Баргеш.
− Говори, Баргеш, и в следующий раз делай это не спрашивая разрешения, если твои слова можно слышать всем, кто находится рядом.
− Алайн готова к посвящению прямо сейчас, и если ты позволишь, мы его проведем без промедлений.
− А если не позволю? Откуда мне знать, что ваша одичавшая раса считает посвящением? Я уже встречала дикарей, которые называли посвящением богу сжигание посвящаемого заживо на костре.
− Морское Посвящение означает передачу Силы и способности обращаться в Морского Дракона.
− Сначала вы сделаете это со мной, − заявила Терра. − И после этого я решу, соответствует ли ваше посвящение моим понятиям о том, каково оно должно быть. Вы это сделаете, Баргеш?
− О, да, Великая Терра! Мы это сделаем!

* * *

Времена подхалимов и подлиз проходили очень быстро. Терра, встречая таких, просто предлагала им стать "частью Великой Терры", а затем, в зависимости от ответа приводила в действие закон собственной справедливости, в котором физически уничтожала тех, кто мешал начавшемуся делу. Крыльвица прекрасно понимала, что использование террора в таком вопросе было неправильным, но иного решения она не нашла, ибо фанатики были хуже врагов. А настоящих врагов вокруг оказалось не мало, и с ними приходилось драться по-настоящему.
Морское посвящение Терры прошло по стандартной процедуре. Терра в виде драконицы опустилась под воду, где большая толстая змея проглотила ее целиком, после чего началось преобразование, которое крыльвица с легкостью перехватила и провела по своим правилам. Змея оказалась древним биологическим механизмом, построенным миллионы лет назад и предназначавшемся для приспособления разумных видов к разным средам обитания. Тот, кто знал коды управления − "магические слова" − мог заставить змею сделать почти что угодно. И биомеханизм работал четко все время своего существования. Терра после "посвящения" исследовала змею и пришла к выводу, что она вполне способна "прожить" еще многие миллионы лет, и защищенность ее от внешних факторов такова, что убить ее мог лишь жестокий общемировой катаклизм. От ядерного удара змея прекратила бы свое функционирование лишь на некоторое время − ее система восстановления работала четко и слаженно, а материала для восстановления в океане всегда было предостаточно. Именно поэтому древние создатели и поместили свой механизм в водную среду. Ко всему прочему, оказалось что создателями биомеханизма являлись не ратионы, а некие иные существа, которые в древности встречали ратионов, но те времена прошли. Ратионы остались в сознаниях потомков создателей богами, явившимися с небес, а сами создатели выродились в морских змей, потому что прошли через свою машину с желанием стать похожими на нее.
Защиты от дурака у механизма не было, и он исполнял приказы так, как ему приказывали. Появление же Терры, знавшей не только древний язык, но и биополевые принципы управления биомеханизмами, почти никак не подействовали на древнюю машину. Она приняла команды без эмоций, выполнила все действия, и с легкостью приняла новую программу преобразования, в которой появились новые возможности, и теперь разумное существо, попавшее в механизм могло быть преобразовано во множество самых разных видов, начиная от человека, заканчивая драконом и крыльвом. Установленное ограничение не позволяло делать слишком много сильных существ, иначе машина обескровила бы себя и попросту "умерла". Поэтому морских драконов было не так много, и "морское посвящение" проходили далеко не все желающие.

− Единственный способ для человека достойно закончить свою жизнь в этом мире − раствориться в плоти Ее Величества Великой Зарберы! Те, кто стремится к этому − достойны стать гражданами новой Империи Дархов, а тот, кто сопротивляется − тот враг, и тому нет никакой пощады!

− И ты предлагаешь мне заняться дворцовым переворотом? − произнесла Терра, глянув на Баргеш. − Чтобы погрязнуть в этому мире по уши в дерьмо, чтобы меня потом проклинали все, кому не лень?
− Тебе надо всего лишь уничтожить самозванку, − заявила Баргеш. − И после этого весь мир подчинится тебе.
− А мне оно надо? − фыркнула кошка.
− Не ты ли говорила, Terra, что у тебя есть свои шкурные интересы, когда мы спускались сюда?
− Да, я говорила, но они вовсе не означают, что мне нужна власть над адовой планетой.
− Тогда, просто помоги нам вернуть в этот мир наши порядки, и мы сделаем для тебя все, что ты хотела сделать.
− И как же я вам помогу? Убить самозванку?
− Да, Терра. И возвести на престол Империи нашу драконицу − Алайн.
− Что?! − подпрыгнула на месте Алайн.
− Успокойся, Алайн. Став Императрицей ты сможешь воплотить в реальность все свои мечты о новом устройстве мира. И Морская Полиция будет тебе в этом помощником. Настоящим и абсолютно верным.
− Вам придется исполнить такое, о чем вам и в бреду не приснилось бы, − произнесла Терра. − Вам придется признать свободу всех разумных существ со всех миров. А так же их право на жизнь и государственную самостоятельность.
− Если ты поможешь нам остановить войну в нашем мире, мы сделаем это, − заявила Алайн. − И ты это примешь, Баргеш, если желаешь, чтобы я согласилась на эту адову ношу.
Баргеш внезапно рассмеялась. Она смеялась долго и сильно, пока, наконец, не устала и не опустилась на землю, глядя на Алайн и Терру.
− Похоже, мы с вами сладим, девицы, − проговорила она. − Ведь были времена, когда и я мечтала о подобном перевороте.
− И что же тебя заставило перестать мечтать?
− Жестокость жизни, − без всякого смеха ответила Баргеш. − Ну, так мы договорились? − спросила она, глянув на Терру.
− И каков твой план, Баргеш? С чего начнем?
− С посещения моего родного дома, заявила Алайн. Я должна узнать, что произошло с моим отцом, и почему он перестал отвечать на мои вызовы?
− Тогда, оправляемся, − объявила Баргеш. − Потому что у меня есть нехорошее подозрение о том, что с ним произошло. Подобное происходило уже со многими драконами.
− Ты думаешь, он мертв?! − не веря воскликнула Алайн.

− Или он в плену, лишенный магических сил, − объявила Баргеш.
Родной дом Алайн, как оказалось, был весь накрыт блокиратором магии, и трое драконов не сумев проникнуть внутрь с помощью магии, остановились у границы зоны с блокировкой.
− Полагаю, пришло время моего действия, − заявила Терра. − Но, прежде чем я что либо сделаю, вы поклянетесь всем, что у вас есть и своими жизнями, что не обернете против меня ту силу, которую получите. − Она говорила это перед двумя женщинами и тремя парнями, которых Алайн выпустила из себя, потому что кошка предупредила об их исчезновении, если преобразование пройдет в момент, когда они в ней.
− Ты так и не сказала, что это за сила, − произнесла Алайн.
− Это сила, которая не зависит от вашей магии и не подвержена блокировке, − объявила Терра. Но она все же не дает полной неуязвимости, хотя, имеющему ее не страшно холодное и огнестрельное оружие. Страшны только огонь, холод и сильная химия.
− Мы клянемся, − заявила Баргеш.
− Клянемся, − повторила Алайн.
Терра еще ждала слов людей, и те после некоторых раздумий тоже дали клятву.
− В любом случае, я сделаю так, чтобы вы не смогли ослушаться моего прямого приказа, − заявила Терра, и в лапах кошки возникли два голубых огня.
− Магия огненной воды, − прошептала Баргеш и шагнула навстречу своей судьбе. Вслед за ней шагнула и Алайн, а затем и троица людей. Огни Терры вошли в пятерых существ, и они несколько мгновений простояв на месте повалились на землю, теряя сознание.
− Что это было? − спросила Алайн, приходя в себя первой.
− Маленькая проверка того, что я сделала все правильно, − ответила Терра. − Подымайтесь и идем. По дороге я объясню, что это за сила и как ей пользоваться. Терра шагнула в сторону и быстро вошла в зону, где начиналась работа блокиратора магии. Она остановилась там, подняла руки вверх и демонстративно переменилась, становясь человеческой женщиной. − Идите же сюда! − крикнула она и пятер повиновались.
− Что это за сила? − спросила Баргеш.
− Это биологическая сила инопланетных существ, вкоторых я вас всех превратила. Они от рождения способны менять себя, и им для этого не нужна магия.
− Мы всегда считали рассказы о подобных инопланетянах выдумкой, − проговорила Баргеш, глядя на свою руку, которая медленно менялась по ее мысленным приказам. Пальцы обращались в когти, одежда становилась шерстью и преобразовывалась обратно.
− Биологически вы сейчас сильнее любого разумного существа на этой планете, − произнесла Алайн. − И вы не умрете, даже если вас порвут на куски или прожуют драконьими клыками. Если же дракон вас сожрет, у вас еще будет несколько минут на то, чтобы выбраться из его желудка. Например, разодрать его плоть когтями и вылезти.
− А сами превратиться в дракона мы можем? − поинтересовался Ксер. Он больше всех из троицы друзей Алайн экспериментировал со своей новой формой. И, когда спрашивал обратился в некое подобие дракона, только стал совсем маленьким. − По форме − можете, а по силе − нет. В таком виде, Ксер, ты не продержишься в воздухе и не сможешь взлететь, сколько бы ни махал крыльями. А вот, сожрать человека ты вполне способен.
− Я и не собираюсь! − воскликнул Ксер возмущено и вновь стал человеком. Только забыл про одежду и оказался совершенно голым, отчего все вокруг рассмеялись.

Они продвигались через лес, и Терра продолжала учить всех, как пользоваться новыми способностями, чего можно не опасаться, а чего стоит бояться.

* * *

Поселок выглядел словно военный лагерь. Часть домов была сожжена, другие еще были целы, но вокруг находилось множество вооруженных людей. Шестерых человек пропустили сразу же, как только трое парней заявили, что они в этой дерене родились и выросли. Тем более, что среди стражников оказались молодые люди, которые узнали троицу. Против девушек, которых "свои" привели в поселок, никто не имел ничего против, и вскоре группа новоприбывших оказалась в центре в знакомом четверым из шести баре.
− Берсан, Тарк, Ксер! − хозяин бара выскочил перед ними, размахивая руками. − А вы здесь какими судьбами?! Мы-то думали, что вы ушли навсегда!
− А зачем нам уходить навсегда? − переспросил Берсан. − Сходили, погуляли и вернулись. Что тут делается, то, дед Заран?
− Готовимся атаковать замок дракона, − заявил дед.
− И чем же вам дракон не угодил, что вы его убивать собрались? − спросила Терра, не дав Алайн возмутиься первой.
− Да дракона там и нет давно. Не знаю, куда он пропал. А в замке командуют дархи, они нам в последнее время совсем житья не давали. Людей в лесу похищали, а потом и на деревню стали нападать, пока сюда наша армия не пришла. А что это вы так за дракона печетесь? − с подозрением спросил дед.
− Понимаешь ли, папаня, есть у меня подозрение, − заговорила Терра и обернулась, глядя на людей, что собрались вокруг. Они тоже слышали брошеное обвинение и теперь хотели слышать оправдание. − Так вот, − продолжила Терра. − Подозрение в том, что дархи в замке держат дракона в плену, и как только вы атакуете, они его на вас спустят, чуете, что получится?
− И как же это дархи дракона могут удржать? − спросил кто-то, позади Терры. − Ты чем думаешь, девка?!
Терра развернулась и столкнулась лицом к лицу с вооруженным человеком, и тот был явно агрессивен.
− Магией, мужик, − проговорила Терра. − Знакомо тебе это слово или для тугодумов надо разжевать?
− Да ты! − завелся он и дернулся вперед, пытаясь схватить Терру, но кто-то его задержал сзади.
− Побереги силы на завтра, Горза, − посоветовали ему.
Терра больше ни о чем не спрашивала, а через некоторое время шестерка покинула бар и собралась в доме Ксера, где, как оказалось, никого не осталось.
− Думаю, надо отправляться в замок и выяснять, что там произошло, − заявила Алайн. − И я пойду туда немедленно.
− Ты туда пойдешь, Алайн, но только со мной.
− Почему?
− Потому что в этом виде ты действовать почти не умеешь. Ты проведешь меня, покажешь все в замке, а, когда понадобится действие, все делать буду я. А ты будешь смотреть и учиться. Можно было бы и всем вместе пойти, но на разведку толпами не ходят.

Лес был просто нашпигован постами обоих противников, и Терра с Алайн пробирались через него в виде небольших лесных животных. Пару раз в них стреляли охотники, но выстрелы оборотням не вредили, и они легко добрались до стен замка. В последний момент Терра все же попалась какому-то дарху в лапы, и тот, ничтоже сумнящеся, засунул свою смерть себе в пасть, а потом орал диким воем, когда проглоченное существо жрало его самого изнутри.
Алайн, замерев смотрела за происходящим. Приказ от Терры, полученный через "инопланетную немагию", требовал, чтобы она не вмешивалась, и дарх превратился на ее глазах в бесформенную массу, которая через некоторое время стала серой кошкой.
− Не удивляйся, Алайн. Ты тоже сейчас так можешь сожрать кого угодно, даже дракона, если он не станет сопротивляться.
− Ты хочешь пойти дальше такой? − спросила Алайн.
− Нет, думаю, мне проще это делать в виде дарха, − объявила Терра и стала тем, кого только что сожрала. Веди меня дальше.
Алайн проскользнула к стене, двинулась вдоль нее, и вскоре разведчики оказались у старого потайного хода, который когда-то показывал дракон-отец. Алайн открыла вход, и Терра прошла внутрь за ней. Они пробирались тайными темными коридорами и вскоре оказались у большого зала, где Алайн встала у небольшого окошка и замерла.
− Он здесь, − объявила она. − В этом зале. Я его вижу.
Терра заглянула внутрь и увидела старого дракона, прикованного цепями к каменному полу. Она сунула руку в окошко и, сформировав на ней глаз, осмотрела помещение, после чего проскользнула туда полностью, увлекая за собой и Алайн. Кошка спрыгнула с высоты, на которой было окошко, бесшумно, а Алайн шлепнулась об пол так, что дракон от шума проснулся. Увидев серую кошку он зарычал, а Алайн в виде мелкого зверька он и не заметил.
− Не подымай шум, отец, − заговорила Алайн своим голосом, и дракон замер.
− Алайн?! Ты сильно рискуешь, Алайн! Да еще и в таком виде! − Он в упор смотрел на Терру, считая, что с ним говорит именно кошка.
− Где находится блокиратор магии. ты знаешь? − спросила Терра, голосом Алайн.
− За стеной, в караульной у дархов. Но ты их не одолеешь, Алайн! − последние слова он едва не кричал, потому что Терра уже двигалась к караулке. А через минуту оттуда донесся шум схватки и вопли дархов.
Алайн и не видела, как кошка расправилась с ящерами, но уже представляла это, и в момент, когда исчезла блокировка, она в одно мгновение оказалась рядом с отцом в своем драконьем облике. Цепи, связывавшие дракона, сгорели в одно мгновение.
− У тебя достаточно сил, отец? − спросила Алайн.
− Просто возьми столько, сколько тебе надо, Алайн, и не спрашивай, − ответил он.
− У меня своих достаточно. Я думала, тебе они нужны для восстановления.
− Блокиратор не отнимает силу, Алайн, а лишь не дает ее использовать. − Дракон насторожился и едва не атаковал вышедшую из-за двери серую кошку.
− Алайн? − удивился он. − Как это вышло?!
− Это Терра, − объявила Алайн. − Она − мой учитель.
− Учитель? − дракон чуть отошел, когда кошка обратилась в драконицу.
− В Империи полный бардак, − заявила Терра. − Имберайн убита, и на престол сейчас двое претендентов. Алайн − первая. Со второй мы еще не встречались, но, видимо, с ней нам придется драться.
− Кто ты? Я никогда не встречал тебя раньше, а я знаю всех драконов Империи.
− Я − дракон фелинасов, а не Империи.
− Фелинасов? − зафыркал он.
− Отец! − воскликнула Алайн.
− Алайн, ты хочешь мне что-то сказать?
− Как ты относишься к Морской Полиции?
− Никак, но от морских лучше держаться подальше.
− В этом мире, отец, морские драконы на нашей стороне.
− Сюда кто-то идет, − объявила Терра. − Надеюсь, у них блокираторы в дефиците.
− Тревога! − раздался вой из-за дверей, и в ту же секунду отец Алайн обратился в огненнный всполох, который тут же ушел наверх, и оттуда послышались вопли и выстрелы. Терра тоже вылетела изнутри замка и оказалась во дворе, где в этот момент уже заканчивалась расправа дракона над дархами.
− Простите, господин! − выл последний оставшийся в живых. − Я не виноват! Они заставили меня!
− Неужели ты думаешь, глупый самец, что я и дальше буду верить твоей холоднокровной лжи?! − взрычал дракон и мощным выпадом атаковал дарха, хватая его клыками. Ни мгновения не раздумывая о возможной пощаде, дракон сжал челюсти, и в стороны полетела кровь.
Терра и Алайн стояли молча в стороне, пока он жрал последнюю жертву.
− Ну, что же, пора подводить черту, − произнесла Терра. − В этом замке остались еще живые.
− Я их всех уничтожу, − прорычал хозяин.
− Тебе лучше остановиться на этом, дракон.
− И почему я должен слушаться твоих приказов?! Я не знаю кто ты такая! И не ты ли подослала ко мне этих шпионов и предателей?!
− Отец! − воскликнула Алайн. − Я привезла Терру из другой звездной системы! Она не могла никого к тебе подсылать!
Дракон медленно прошел к Алайн и несколько мгновений смотрел ей в глаза.
− Ты считаешь, что врагов надо жалеть, Алайн? − спросил он.
− Я считаю, что их не следует множить собственными лапами, − ответила она. − Когда-то ты обещал, что сделаешь для меня все что угодно, а что с тобой стало сейчас?!
− Я несколько лет пробыл в плену у тех, кому слепо доверял, − прорычал он.
− Значит, теперь, ты и мне доверять не будешь, отец?
− Если ты вздумаешь держать меня в неволе, то не буду.
− Рабство будет отменено повсеместно и навсегда, − заявила Алайн. − И каждому злодею воздастся по заслугам его.
− Не пора ли нам возвращаться в деревню, − напомнила Терра. − И надо не забыть, что мы здесь для того, чтобы остановить готовящуюся войну.
− Какую войну?! − тут же воскликнул хозяин замка.
− Войну, которую люди готовились начать против дархов, занявших замок, − объявила Терра. − Ты ведь знаешь, к чему приводит необоснованный террор, дракон?
− Эти обвинения не по адресу.
− А кто говортил об обвинениях? Короче, сейчас я предлагаю возвращаться в деревню. И сделать это так, чтобы все там поняли, что дракон снова в замке. Алайн, ы готова сделать все, как я скажу?
− Готова.
− Почему ты ее слушаешься, если претендент на престол Империи ты, а не она? − зарычал отец.
− Потому что она мой Учитель, отец. И я учусь у нее не только наукам, но и действиям. На примере того, что мы сейчас делаем. Если бы не она, я бы не сумела тебя вырвать из лап дархов. Ее право командовать неоспоримо, и это признано даже Морской Полицией во главе с Баргеш.
− Баргеш! − фыркнул дракон. − Эта старая змея еще не сдохла?
− Летим в деревню, и ты сам убедишься, что она жива, − проговорила Терра.
Дракон ответил действием и везметнулся ввех, направляясь в сторону ближайшего поселения. Терра и Алайн отправились вслед за ним, и вскоре они оказались над домами, между которых носилось перепуганное войско людей.
"Останови эту панику, Баргеш" − приказала Терра, она делала это с помощью лайинтовских способов, которые местной магией не пеленговались. − "Мы приземляемся!"
Три дракона опустились в центре поселения, и вокруг никого не осталось, кроме четырех человек, вышедших встречать драконов. Баргеш тут же обратилась в свой драконий облик, а Алайн проскочила к трем людям, и они поспешили к ней, ища возможной зашиты от незнакомого дракона.
− Давно не виделись, Бельвер, старый пройдоха, − проговорила Баргеш, выходя к дракону.
− И тебе привет, старая змея, − ответил дракон. − Что ты делаешь на моей земле?
− Она здесь, потому что она со мной, − заявила Алайн. − Мне не запрещено никого приводить?
− Что ты собираешься делать? − дракон вновь спрашивал это у Баргеш.
− То, что прикажет Великая Алайн, то и будем делать, − ответила та. − Ты имеешь что-то против нее, Бельвер?
− Не тебе это спрашивать! − рявкнул он.
− Остановись, отец, − приказала Алайн, и дракон, наконец, обернулся к ней и склонился, как это подобало делать всем драконам перед своей Императрицей.

* * *














продолжение следует






 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  I.La "Игрушка для босса" (Любовные романы) | | Д.Данберг "Элитная школа магии 2. Факультет Защитников" (Попаданцы в другие миры) | | М.Савич " " 1 "" (Боевое фэнтези) | | П.Флер "Сердце василиска" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Сокол "Заставь меня влюбиться" (Молодежная проза) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | М.Санди "Последняя дочь черной друзы." (Любовное фэнтези) | | М.Акулова "Вдох-выдох" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"