Mak Ivan: другие произведения.

Ангелы и демоны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любое совпадение названия данного текста с названием других книг, фильмов, песен и иже с ними яляется абсолютно случайным ввиду ограниченности алфавита русского языка.
    10.01.2011 - На кону мочало, начинаем все сначала.
    30.01.2011 - добавка, она и в Aнтарктиде добавка +25kb

(c) Ivan Mak

Ivan Mak


Демоны и ангелы


Предупреждение! Любое совпадение названия данного текста с названием других книг, фильмов, песен и иже с ними яляется абсолютно случайным ввиду ограниченности алфавита русского языка. Ну, не китайскими же иероглифами русский текст писать!

Рев ракет возвестил о посадке очередного космического пришельца. Корабль прошел над посадочной площадкой, опалил гранит и плавно опустился в центре. Рядом никого не было, поэтому некому было оценить ювелирную точность пилота, опустившего аппарат ровно в геометрический центр предоставленного посадочного места. Выглядела космическая машина как старая ржавая развалюха с кучей вмятин и царапин на корпусе. Одна из посадочных опор была сломана и кое-как залатана куском металла, явно не предназначенного для кораблей, летающих в космос.
Выход из аппарата открылся, и из него на гранит выскочило существо, ничуть не походившее на местных жителей. Оно некоторое время осматривало свой корабль снизу, затем закрыло выход и зашагало прочь от машины, направляясь к комплексу зданий, находящихся вдали от места посадки. Когда половина дороги была пройдена, ему навстречу попалась открытая машина, за рулем которой сидел абориген, выглядевший как маленький человечек с большими ушами.
− Я могу подвезти вас до административного корпуса, − заявил он пришельцу.
− И сколько ты за это хочешь получить?
− Две монеты, сэр, − заявил лопоухий, и инопланетянин запрыгнул в машину, не утруждая себя открыть дверцу.
− Поехали уже, что ли? − проговорил он, протягивая шоферу раскрытую ладонь с двумя монетами.
Лопоухий принял их, пуская машину вперед.
− И давно здесь все подорожало в два раза? − спросил он, когда здания уже были рядом.
− Что-то в два, а что-то и в три, − заявил лопоухий. − Лет пять уже.
− Пять? − удивился пришелец, − А два года назад за такую же поездку я платил одну монету. И не с середины дороги, а полностью за всю.
− Кто работает по старинке, тот давно раззорился, − объявил шофер останавливая машину перед входом в административное здание. − Вас ждать сэр? − спросил он, когда пришелец выскочил из машины.
− Еще неизвестно, сколько меня здесь промурыжат, − ответил он. − И неизвестно, в какую сторону я поеду после того, как освобожусь. И монет лишних у меня нет, чтобы платить за ожидание.
− За ожидание платить и не нужно, − расщедрился лопоухий. − Если будет нужно на ту сторону, я и отсюда могу вас туда довезти.
− Ну, если так, тогда жди, − объявил чужак и прошагал ко входу.

− Вы должны заполнить анкету, сэр, − объявил служащий, передавая гостю лист буммаги со множеством вопросов.
− У вас изменилась процедура приема? − удивленно спросил тот, разгладывая бумагу.
− Да, сэр. Заполните анкету, передайте ее назад, и мы сделаем все что нужно. Теперь процедура проще и быстрее. Вы можете воспользоваться столиками в холле, если желаете.
Он отошел и начал заполнять

Ваше имя (псевдоним) .... Гревс Ливийский
Биологический вид .... крылев
Краткая характеристика вида (хищник/нехищник и т.п.) .... хищник
Степень опасности (для врагов) .... исключительно опасен
Степень опасности (для всех остальных) .... опасен
Наличие родственников/сородичей на планете .... неизвестно
Наличие врагов на планете .... нет (исключая идиотов)
Наличие собственности (недвижимости) на планете .... нет
Социальный статус (по привилегиям) .... отсутствует
Ввозимая наличность (указать приблизительное число в золотом эквиваленте) .... 200
Предполагаемый срок посещения планеты (приблизительно).... несколько лет
Цель посещения планеты (личная/деловая/комерческая).... личная и деловая
Вид деятельности (наемник/торговец/турист и т.п.).... наемник

Вопросов была целая куча, и пришелец старательно вписывал ответы. Когда он закончил, за окном уже были сумерки.
Служащий терпеливо ожидал, когда он закончит, и получив бумагу, едва не выронил ее, прочитав вторую строчку.

Полчаса спустя удостоверение личности было готово, и Гревс Ливийский покинул административный корпус, объявив, что ночевать он будет в своем корабле, а утром займется оформлением стоянки.

* * *


Дверь ночного бара с шумом распахнулась, и на пороге появилась довольно разношерстная компания существ, которые прошли внутрь словно к себе домой и сразу же расселись за одним из столов в центре, заняв все места вокруг него и использовав для этого дополнительный свободный стул, взятый от другого столика. Компания не церемонилась, гремела стульями, говорила громко и, казалось, всеми своими действиями старалась привлечь к себе внимание окружающих. Появился официант − лопоухий − и пришедшие немедленно сделали заказ, явно заботясь о том, чтобы все услышали, сколько мяса, какой салат и какое пойло они себе заказывают. Официант удалился исполнять закаяз, а шумные клиенты начали громко обсуждать свои дела, договаривась о том, сколько и какие продукты они будут брать, какое нужно докупить оружие, где взять карту гор...
Некоторые посетители следили за ними, иные постарались удалиться, чтобы не влезть в возможную потасовку, которая легко могла возникнуть с такой шумной компанией. В темном углу бара сидел незврачный клиент и под шумок заглатывал зазевавшегося соседа. Тот молчал, принимая происходящее за эротический массаж.

* * *


− Я здесь одна из наших, учитель. И это значит, что я должна перехватить Искру, прежде чем это сделают темные. Я должна это сделать сама, не дожидаясь никого. Никто из наших не успеет прилететь, а времени осталось совсем мало.
− На этот раз ты права, Пег. Но ты должна быть очень осторожна и ты не должна выдавать себя до последнего момента.
− Я уже засекла Искру. Уверена, темные тоже это сделали.
− В таком случае, действуй, Пег. Действуй не смотря на ночь или день. Главная задача − увести Искру от темных. Не важно куда. Куда бы ты с ней ни улетела, мы тебя всегда найдем.
− Да, учитель. Я отправляюсь немедленно. Свяжусь, как только появится возможность.
− Удачи, Пег.

* * *


Гревс обнаружил слежку сразу же, как только оказался в городе при космопорте. Он буквально шерстью чувствовал взгляды и внимание, обращенное к нему, и это создавало довольно сильный дискомфорт. Впрочем, это положение ему ничуть не мешало, и он не подумал даже изменить себя под взглядами самых разных инопланетян, явно не благоволивших к появившемуся на улице человеку.
Тем не менее, люди на улице появлялись, и многие носили особые знаки, которые означали принадлежность тому или иному местному клану. Гревс знал об этой системе знаков еще с прежнего посещения планеты. Не знал только, что она стала повсеместной, и теперь ему следовало найти клан к которому можно было бы примкнуть.
Очередной переулок, куда он свернул из-за рекламы бара, закончился тупиком, и Гревс осмотрев стему, перекрывавшую дорогу, завернул к дверям бара. Внутри было шумно и дымно. Будь Гревс в своем виде, он и носа не сунул бы в подобное вонючее заведеие, но для человека эти запахи не были столь резкими и неприятными. Он пересек зал, подошел к стойке и некоторое время рассматривал меню, где было несколько разделов для самых разных существ. Раздел для людей был не на самом первом месте, и он чуть усмехнувшись сделал заказ, после чего прошел назад и не обнаружив ни одного свободного столика подсел напротив человеческой девушки, которая ничуть не возразила и, казалось, даже желала, чтобы он сел рядом. Знак принадлежности на ее груди изображал раскрытое крыло, и Гревс неузнал его.
− Меня зовут Гревс, − объявил он. − Я не помешаю вам своей болтовней?
− Ничуть, − тут же оживилась она. − Я − Пег. И я искала вас, господин Гревс.
− Даже так? − удивился он. − Мне трудно представить поиски кого-либо сидя в баре.
− Я здесь появилась за минуту до вас и еще не успела сделать заказ. Официанты явно не торопятся его принимать.
− А я подошел к стойке и заказал что хотел.
− Я видела. Я искала вас, господин Гревс, потому что вам угрожает опасность.
− А откуда вы вообще знаете обо мне? − поинтересовался он. − Еще и суток не прошло с момента, как приземлился мой кораблик.
− Это сложно объяснить, господин Гревс. Люди обычно не верят в подобные вещи. Но я скажу. Все дело в магии нашего мира. Вы о ней когда-нибудь слышали?
− Все, что я слышал о магии, сложно принять более чем за байки, рассказанные под пивом.
− Вы думаете, что я выпила? − проговорила она, усмехаясь.
− Я вижу, что вы еще не успели, − заявил он. − Но вы с помощью своей магии очень ловко уклонились от моего вопроса. Зачем я вам понадобился?
− Я хочу помочь вам скрыться от темных магов.
Рядом появился официант и поставил перед Гревсом его заказ, после чего взял заказ у девушки. Та пожелала только легкое вино и пирожное.
− И вы уверены, что мне надо от них скрываться? − спросил Гревс. − А откуда вам знать, что я сам не из них?
− Можете мне поверить, я прекрасно вижу, что вы не из них.
Он некоторое время молчал, продолжая свой ужин, затем остановился и усмехнулся.
− Дожили, − проговорил Гревс. − Когда наши космические корабли тысячи раз пересекли галактику от края до края, я сижу тут и слушаю сказки про магов. Поверить невозможно! Кому расскажу − засмеют!
− В нашем мире, Гревс, смеются только над тем, кто не верит в магию, − произнесла она, подымаясь из-за стола. − Мы должны уходить, Гревс, и прямо сейчас!
В двери бара ворвалось несколько крупных существ.
− Черный ход перекрыт! Они не уйдут! − раздался голос одного из них.
− Наверх! − выпалила Пег, и схватив Гревса за руку потащила его к лестнице. Он не сопротивлялся. Гревсу вся эта история начинала казаться забавной. Дверь чердачной надстройки вылетела от ее удара, и два человека выскочили на крышу. Впрочем, Гревс уже видел, что она − нечеловек. Только нечеловек мог обладать силой достаточной, чтобы выбить стальную дверь так, чтобы она прогнулась и вылетела с петель. Через минуту на крышу ввалилась целая толпа уродов, над которыми Гревс в иной раз просто посмеялся бы. Но сейчас они были были вооружены и наступали, прижимая к краю крыши.
− Босс, эта стерва из крылатых! Если она взлетит, мы ее не догоним! − закричал кто-то из наступавших.
− Заткнись, идиот! − выпалил тот, что видимо и был боссом.
− Ничего не бойся и не вырывайся, − произнесла Пег, оказываясь позади Гревса и обхватывая его руками вокруг груди. Он замер, несколько удивляясь, и его удивление резко выросло, когда он обнаружил позади большие крылья, вырвавшиеся из спины девушки. Она прыгнула вверх и назад, падая с крыши, набирая скорость и одновременно двигая крыльями.
− Не стрелять! Он нужен нам живым! − раздался крик с крыши. А Пег уже уносилась прочь, набирая высоту. Будь это где-нибудь на другой планете, Гревс удивлялся бы еще больше, потому что крылатых людей он никогда не встречал. И вот, теперь он оказался в объятиях крылатой девушки, которая уносила его все дальше и дальше.
Где-то внизу мчалась машина, и Гревс увидел ее, увидел, потому что она двигалась вслед уже довольно долго и поворачивала по дорогам в ту сторону, куда летела Пег.
Полет продолжался почти полчаса. Мощные взмахи ее крыльев держали в воздухе двоих, и Гревс прекрасно понимал, почему так происходит. Этот мир был особенным. Плотность атмосферы у поверхности планеты была намного выше плотности стандартной атмосферы, и поэтому здесь существовала авиация еще в средние века, когда было достаточно небольших крыльев, и в воздух мог подняться обычный человек. Планерные войска были одними из наиболее распространенных мобильных подразделений во всех местных странах, и сейчас было странно, что вслед за Пег еще не увязались какие-нибудь самолеты-истребители, которые могли легко ее догнать и сбить.
Лес под крыльями сменился на зеленое поле, Впереди появилась горная гряда и широкая долина, в которую и направлялась крылатая девушка. В начале долины обнаружился большой город, и Пег пролетев над ним спустилась на высокую площадку возвышавшуюся над городом и находившуюся на территории какого-то замка.
− Сюда они не дойдут, − произнесла девушка, отпустив Гревса.
− Ты не устала? − спросил он.
− Нет, я могла бы и еще столько же пролететь.
− Просто невероятно. Никогда так не летал.
− А ты летал как-то иначе?
− На своих крыльях. И на своем космическом корабле.
− Идем вниз, Гревс, − объявила она и открыв вход на лестницу прошла туда. Он двинулся вслед, и вскоре они оказались во дворе замка, где стояла башня. Рядом появилось несколько человек и иных существ.
− Они видели, куда я улетела и могут организовать нападение на крепость, − объявила Пег старшему. − А это − Гревс Ливийский. Тот самый.
− Что значит тот самый? − заговорил Гревс.
− Иди за мной, Гревс, я тебе расскажу все, − она взяла его за руку словно ребенка и повела ко входу в храм, оказавшийся рядом.
Все происходившее было так странно и необычно, что Гревс слушал и слушал, почти не перебивая, а Пег рассказывала о древних временах, об орденах магов, дравшихся за себя и за власть над окружающим миром. Она рассказала, что в мире есть несколько мощных сил, адепты которых и определяли все отношения между живущими на планете существами. Главным же разделением сил считалось разделение на темных и светлых. Между ними постоянно шла борьба, и большей частью она заключалась в перехвате молодых магов, которые еще не определились с кем быть. Так или иначе, кем быть, определал сам маг, но решение это всегда зависело от того, с кем он встретился впервые, кто его нашел и открыл.
Значит теперь я должен выбрать сторону темных магов, потому что первой меня встретила ты? − спросил Гревс, когда Пег рассказала о выборе.
− Ты не должен выбирать сторону темных магов, Гревс! − воскликнула она. − И как у тебя язык повернулся такое сказать?!
− А как же иначе, по твоему я должен выбрать твою сторону, а твой цвет определяется твоими делами. Похищение человека − это дело однозначно темное, значит ты − темная. Я не прав?
− Ты не прав! Я − светлая! − воскликнула она. − И я не похищала тебя, а спасла от темных!
− Спас рыбак рыбку от того, чтобы не утонула, − усмехнулся Гревс. − Обман − это тоже темное дело, Пег. А твои слова о том, что за мной охотятся какие-то темные − не тянет ни на что другое кроме обмана.
− Ты мне не веришь?! − воскликнула она.
− Тебе-то я, как раз, верю, − ответил он. − А вот в сказки про магов, извини. Я понимаю, что такое магия. Понимаю, что дикари и спички магией назовут, а на самом деле вся магия это всего лишь знание природы и умение ими пользоваться.
− Ты! − воскликнула она и замерла.
− Вот, ты и поняла все, Пег, − раздался голос рядом, и в помещении появилось несколько человек. Все они, кроме одного, были со знаками крылатых, а у того, что говорил, на груди было белое солнце − белый круг с расходящимися от него лучами.
− Учитель? − проговорила она, глянув на человека с солнцем.
− Он − не искра, Пег. Он − темный. Очень сильный темный, а ты так и не научилась различать темных, если этого не видишь.
− Очень невежливо так говорить, − заговорил Гревс. − Если вам так хочется приписать мне цвет, то вы ошибаетесь. Я − не темный. Я − серый.
− Это одно и то же, − заявил учитель, глянув на него. − И тебе пора убираться отсюда. Тебе удалось обмануть ее, но ты не обманешь нас.
− А за оскорбление ты можешь и в морду схлопотать, − проговорил Гревс. − Я сюда не сам пришел, и никого не обманывал!
− Взять его, − приказал учитель, и люди с крыльями на одеждах подскочили к Гревсу, схватили его за руки и не дали куда-либо двинуться. − В клетку. На цепь, − приказал учитель.
Гревс не сопротивлялся. Чтобы не оказаться в ловушке он с самого начала был не настоящим человеком, и мог бы уйти из любой клетки. Ему не хотелось чтобы все закончилось побегом, и он продолжал играть человека. Пусть теперь пленного темного мага, это ему было не трудно. Клетка находилась в подвале, и в ней было даже зарешеченное окно, выходившее на двор, окруженный каменной стеной. Для Гревса ни решетка ни стена не были преградой. Он мог легко телепортироваться из камеры и не делал этого лишь потому, что ждал развития событий.

− Вы знали, что он темный, учитель? − спросила девушка.
− Нет, − объявил он. − Но подозрения были, потому что подобное уже случалось. И поэтому мы немедленно вылетели навстречу. Ты едва не попалась в сети этого темного.
− Вы считаете, что кто-то способен меня обратить? − удивилась Пег. − Ты ведь видела, как легко он извратил весь смысл твоего действия. Именно таким образом они и запутывают тех, кто не достаточно силен.
− Я не достаточно сильна?
− В этом вопросе, очевидно, что нет, − объявил учитель.
− И что мне делать? − спросила она.
− Сейчас просто иди отдыхать, Пег. Тебе нужно время, чтобы от всего отойти.
− А что будет с ним?
− Ты волнуешься о темном? − удивился учитель.
− Я не уверена, что он темный, учитель. Вы должны понимать, что мне это доставляет очень сильное беспокойство!
− Завтра ты уверишься в этом окончательно, Пег. А сейчас иди и отдыхай. Забудь о нем. Завтра нам понадобятся все твои силы!
− Завтра? А что будет завтра?
− Завтра здесь ожидается нападение на крепость, Пег. Со стороны местных армий. И может оказаться, что их ведут темные. Гревс это наверняка знает, потому и не волнуется за себя. Надеется, что он вырвется.

Казалось странно, что кто-то посреди большого города собирается штурмовать крепость, но утром следующего дня это уже не казалось странным, потому что армия, шедшая в атаку пользовалась крыльями, и город ей ничуть не помешал нападать. Наоборот, для многих он стал лишь прикрытием для того, чтобы подобраться к стенам крепости.
Пег подняли на рассвете, и она уже была на стене, когда прозвучали первые выстрелы. Атака крылатых воинов не была новостью. Их ждали, поэтому их появление не стало неожиданностью. Неожиданностью стало появление всадников на черных драконах. Они появились внезапно из-за облаков и атаковали центр крепости, где защитников было не так много, как на стенах.
Пег была в воздухе, когда появились черные всадники, и на ее глазах удар черного мага обрушился на ее учителя. Тот тоже участвовал в схватке верхом на крылатом ящере. Но тот был явно меньше и слабее черных. Пег рванулась к месту, куда упал серебряный дракон с человеком на спине. Черные драконы кружились над крепостью, нанося удары и не спускаясь вниз только потому, что маги вели огонь с крыш, и всадники не были от него защищены, когда оказывались на одном уровне с крышами. Один из драконов рухнул вниз, когда меткий удар разворотил ему голову. Пег не смотрела на него, и пролетев к месту куда упал Учитель, приземлилась на мостовую.
− Учитель! − воскликнула она, оказываясь рядом.
− Со мной все в порядке, вот только Браск серьезно ранен. − Маг коснулся тела серебрянного дракончика и магией обезболивал его, пока подскочивший медик зашивал ранение на его боку. − Там не хватает твоих сил, Пег! − воскликнул учитель, указывая вверх.
− Ваших сил там тоже не хватает, учитель! − завила она, вставая рядом и обращаясь в крылатую лошадь. Медики этого словно не увидели, а маг заволновался.
− Пег, этого никто не должен видеть! − воскликнул он. − Особенно враг!
Она медленно переменилась вновь, принимая форму дракона.
− Не медлите, учитель! − воскликнула она, и человек подойдя к драконице взобрался на ее спину. Огненные крылья метнули их вверх, и через мгновение завязалась очередная схватка в воздухе, когда Пег с учителем на спине оказалась рядом с черным всадником.
Грохот выстрелов, огненные шары, свист стрел и пуль. У стен была другая схватка, там наземные защитники сбивали воздушных всеми имеющимися средствами, а в центре несколько крылатых воинов бились с черными всадниками. Их осталась только половина, а защитников и то меньше.


* * *


Гревс проснулся из-за шума, доносившегося из-за окна. Затем грохот донесся откуда-то из-за стен, и стало ясно, что снаружи начался бой, потому что не узнать грохот огнестрельного оружия и удары от взрывов бомб и гранат крылев не мог. Он приготовился ко всему и уже решил выбираться из камеры через оконную решетку, когда очередной взрыв разворотил стену в камере, что была напротив. Гревс больше не медлил. Удар выбил рештчатую дверь камеры, он проскочил на другую сторону тюрьмы и выбежал через пролом наружу.
Очередной взрыв кинул Гревса на каменную мостовую над ним пронеслась черная крылатая тень, и он вскочив замер на мгновение, когда рядом рухнула черная туша ящера на спине которой сидел человек. Взгляд человека на мгновение задержался на Гревсе и тут же раздался грохот выстрела. Пуля ударила Гревса в грудь, и он более не медлил. Он метнулся к всаднику. Тот продолжал стрелять, всаживая пули в человека, которым был Гревс. А тот быстро сократив расстояние молнией метнулся в тело черного дракона. Доли мгновений требовались на то, чтобы разобраться. Монстр был абсолютно мертв, и крылев принял окончательное решение. Мгновенное преобразование изменило тело дракона, и теперь вадник сидел не на спине мертвого дракона, а на спине Гревса. Тот поднялся на лапы, расправил крылья и обернулся к человеку. Тот так ничего и не понял. Только попытался приказать дракону взлететь, но вместо этого дракон извернулся и схватил мага клыками. Тот завопил, дергаясь и едва поверил, когда его "верное животное" начало его заглатывать.
В ход пошла и магия, и оружие, но результат для мага оказался плачевным. Он провалился в утробу дракона и только оказавшись там понял, что это уже совсем не тот дракон. Гревс не церемонился с магом. Сверху летали еще черные драконы со всадниками, и там шел воздушный бой.
Черный дракон прыгнул вверх. Крылья легко держали его, хотя крылев прекрасно знал, что лайинты с посодбным весом не способны летать. Все дело было в особой атмосфере планеты, и мысль об этом потонула в грохоте выстрелов. Очередные пули врывались в тело взлетевшего черного дракона, а тот продолжал подыматься, и вскоре оказался среди черных всадников. Те удивленно смотрели на черного, не понимая, где тот потерял седока.
− Атакуем! − резко выкрикнул один из всадников, и все они понеслись на групировавшийся строй крылатых, что находились в воздухе совсем рядом. Среди противников находилась странная рыжая драконица, и вся сила атаки оказалась сосредоточена на ней. Всадником рыжей был тот самый маг, что приказал засадить Гревса в камеру, и черный дракон без всадника метнулся вслед за стальными черными. Вот только он не атаковал, как остальные, а следил за боем.
С одной из крыш сбоку велась стрельба по черным, и сильный удар резко ударил по крылу Гревса, разворотил его и превратил в бесполезную тряпку. От этого он резко изменил полет и начал падать. До земли Гревс не долетел. Молния пронеслась по крылу, залечивая его. А вместе с тем, крылев создал в крыльях титановые стержни, которые увеличили жесткость в вместе с ней увеличились и возможности для полета. Резкими взмахами Гревс поднялся вверх и оказался рядом с рыжей драконицей. Черные всадники смотрели на него и это их отвлекло. Маг воспользовавшись их замешательством атаковал сразу всех, и шесть всадников оказались выбиты со спин драконов.
То был совсем не такой бой, как это могло бы быть там, где жил гревс раньше. Люди, лишившиеся драконов падали вниз не камнями, а раскрыли свои плащи, и те обратились в крылья, на которых можно было достаточно легко планировать. Вот только противники не медлили, и в падающих врагов полетели новые пули и стрелы. Несколько крылатых метнулись вниз, пытаясь их перехватить. Двоим падающим удалось вновь оказаться на спинах черных драконов, потому что те были явно хорошо обучены и потеряв всадников они не улетали, понеслись вниз и подставили спины своим седокам. Остальные же просто кружились рядом, ожидая, когда их всадники опустятся на землю, чтобы вернуться к ним.
Двое черных, вернувшихся в седло всадников присоединились к тому, что остался в седле после атаки, и группа из трех всадников отлетела в сторону, чтобы перегруппироваться и атаковать вновь.
А Гревс все это время оставался рядом с рыжей драконицей и та неотрывно следила за ним. Маг с ее спины попытался сбить назойливого черного, но тот увернулся от удара, проявив довольно таки необычный для дракона маневр, посдставляя под взрывной удар однон из крыльев. Тем не менее, магический взрыв ничуть не повредил черному крылу, и дракон снова оказался в воздухе перед рыжей.
Гревс несколько мгновений еще смотрел на драконицу, затем показал ей четыре когтя на правой передней лапе. После чего сжал лапу в кулак и словно метнул что-то вниз. Четыре невидимые молнии настигли четырех драконов у самой земли, когда они уже подлетали к своим всадникам. Воздействие крыльва мгновенно меняло поведение крылатых ящеров, и те подчинились приказу. Вместо того, чтобы позволить людям сесть себе на спину, драконы вцепились в них клыками. Трое были убиты сразу. Четвертый выжил потому что было одет в кольчугу, и клык дракона ее не прокусил. Человек попыталса магией заставить дракона подчиняться, но тот "словно всбесился" и удар когтей стал для его всадника последним. Когти вошли в глаза человека, и тот дернувшись в последний раз рухнул на камни.

* * *


Бой заканчивался. Три черных всадника отступили, пять черных драконов, оставшихся без седоков крутились рядом не нападая на крылатых. У стен бои закончились тем, что нападавшие отряды были отбиты, и вскоре все защитники собрались внизу, во дворе замка. Свободные черные драконы улетели, когда за городом послышался призывный сигнал рожка, к которому они были приучены. Не улетел только один черный, который приземлился рядом с рыжей драконицей и не отходил от нее.
− Странный он какой-то, − произнесла Пег, когда ее учитель спустился с ее спины на землю. Маг прошел к черному дракону, и тот оскалился зарычав.
− Пошел вон отсюда! − выкрикнул маг. − Прочь! Улетай!
− Ага, щас! Не накормил не напоил, и уже гонишь! − заговорил вдруг дракон человеческим голосом.
Маг резко отпрыгнул от него, с его рук сорвался огненный шар и полетел в грудь черного дракона. Магический удар отскочил от груди дракона словно детский мячик от стенки и улетел в сторону, где попал в каменную стену одного из зданий, и взорвался, пробив в стене крупную брешь.
− Проклятый вельд! − выкрикнул маг. − Убейте его! − закричал он, глядя на других магов вокруг.
Совместная атака магов вошла в черного дракона, и его тело вспыхнуло огнем. Огонь схлопнулся в яркую точку, и та медленно погасла, оставляя после себя только пустое место.

Поняв, что в прямом контакте ему ничего не светит, Гревс исчез и остался рядом с магами в невидимой фазе. Они его не увидели, и вскоре крылев получил то что желал. Маги собрались в одном из залов своего храма для обсуждения сложившегося положения. Обсуждение касалось в большей степени отношений темных и светлых, в которых темные "совершенно обнаглели". Коснулось обсуждение оно и пойманного темного мага Гревса, когда выяснилось, что тот бежал из тюрьмы, когда та была разбита ударами бомб, сброшенных черными драконьими всадниками. Некоторым сюрпризом для Гревса стало то, что рыжей драконицей была Пег. На общем собрании никто не ее не касался, и она оставалась там слушателем, а только потом, оказавшись наедине со своим учителем Пег высказала все что думала и по поводу бежавшего мага и по поводу черных драконов, что повели себя довольно странно. Раньше еще ни разу не случалось, чтобы драконы атаковали своих наездников.
− А говорящих драконов раньше кто-нибудь встречал? − спросила Пег учителя.
− Они встречаются и не редко, − объявил учитель. − Если маг заходит в своих экспериментах с прирученным драконом слишком далеко, бывает так, что он полностью переходит сознанием в ящера, а его собственное тело умирает, и тогда появляется дракон, умеющий говорить и знающий все, что знал маг. Таких драконов называют вельдами. И такой маг-вельд обычно очень быстро сходит с ума.
− А не мог этот вельд возникнуть во время боя, если мага сильно ранили, и он решил спастись, уходя в дракона? − спросила Пег.
− Раненый маг не сможет провести эту операцию, Пег. Для нее нужны все магические силы, и бой − далеко не лучшее место, где их можно тратить на эксперименты. Даже если маг ранен, лучше использовать магию для излечения, а не спасаться сомнительными экспериментами.

* * *


Караван двигался по лесной дороге. Впереди появился поворот, и группа защитников отправилась туда первой. Вместе с воинами на лошади двигалась магичка, и каждый в караване знал, что сил этой хрупкой на вид девушке не занимать. И не только магией она могла справиться с любым воином, не хуже других она владела и мечом, и луком, и ружьем.
За поворотом на поваленом дереве у дороги сидел человек. Воины оказались рядом, и чужак поднял на них взгляд.
− Ну, здравствуй, Пег, − проговорил он, подымаясь на ноги. − Неужели ты меня не узнаешь?
− Я не знаю, кто ты такой, − заявила она.
− Значит, и вправду это было вранье про Искру, − произнес он и ступив на дорогу переменился.
− Гревс?! − воскликнула она. − Какого черта тебе надо?!
− Вот это новость! Неужели среди вас есть черти?
− Убирайся вон с нашей дороги! − приказала она.
− И куда же мне убираться? − спросил он.
− Туда откуда взялся!
− Так ведь это ты меня сюда принесла. Или тебя уже память подводит?
Четыре воина направили на него оружие.
− Тебе сказали убираться! − проговорил их командир. − Желаешь получить пулю в башку?
− Какой грубиян. Я хочу, чтобы вы с лошадей попадали, болваны неуклюжие.
В ту же секунду четверо воинов повалились с лошадей и брякнулись на дорогу.
− Что ты с ними сделал, мерзкий темный?! − воскликнула Пег.
Воины зашевелились и начали подыматься, но вели себя так словно все были пьяны в дрызг.
− А я вовсе не темный, − заявил Гревс.
− Учитель сказал, что ты темный, значит, ты темный! − воскликнула Пег.
− Твой учитель явный дальтоник, − усмехнулся Гревс и махнул рукой. Четверо воинов, шатавшихся на дороге отлетели словно от удара и снова повалились на дорогу, после чего начали ругаться, а кто-то и плеваться из-за того хватил ртом песок, когда упал.
− У вас, мальчики проблемы с головой, − заговорил Гревс. − Явное непонимание того, как следует обращаться с магами. ПОка вы тут прохлаждаетесь со мной, ваш караван уже разбойники захватили.
Пег резко развернула лошадь назад и поскакала к каравану, задержавшемуся у поворота. Вскоре за ней примчались и воины, но у каравана все было тихо, и никакого нападения не было.
− Приготовиться к бою! − выкрикнул командир охраны. − По два человека в стороны, проверить лес!
Никого в лесу не было. А затем оказалось, что и темный маг за поворотом исчез.
− Он над нами издевается, что ли?! − воскликнул командир.
− Наверняка, − объявила Пег. − Всем быть на чеку! Двигаемся вперед!
До следующего города караван добрался без проблем. А в городе Пег нашла связь с Учителем и рассказала о происшествии на дороге и новой встрече с темным Гревсом.
− Совершенно очевидно, что темные провернули какой-то трюк с драконом, − объявил Учитель. − Они хотят добраться до тебя, Пег.
− Они же ничего не знают обо мне!
− Они могут подозревать. За тобой наверняка следят. Ты должна быть чрезвычайно осторожна!
− Я буду молиться Огненной Праматери.
− Молись, но помни, что все зависит от твоих действий и твоего расчета!

* * *


Гревс вновь был невидим. Местные маги его явно не чуяли, и это давало возможность легко за ними следить. И крылев не премянул установкой слежения за всеми магами, что он встретил. Его метки оказались и в маге с солнцем, и в Пег, и во всех остальных, каких Гревс заметил, пока находился в гуще боя над крепостью светлых.
Он знал магию. Понимал, что она есть проявление древней технологии, встроенной в гены жителей планеты. Далеко не всех, а лишь избранных. Вот только выбор этот осуществлялся слепым случаем и подчинялся вероятносным законам наследственности. Проведя анализ генетических цепочек, принадлежавших магам, Гревс выявил несколько цепочек, отвечавших за магию. Цепочки эти оказались в генах очень многих существ. Проверив несколько сотен человек, Гревс понял, что маги в этом мире появились очень давно, их гены растворились в генах жителей мира и изредка соединяясь магические цепочки порождали существ, способных своей магией управлять. Потенциальных магов постоянно искали, обучали и присоединяли к разным кланам. Темные и Светлые были всего лишь двумя полюсами воли магов, а в самой магии они не отличались совершенно. А значит, и вражда их была всего лишь междоусобицей, встревать в которую крылев совершенно не желал.
А вот, экспериментировать его тянуло постоянно, и Гревс в один из вечеров посвятил экспериментам с генами жителей мира. Взяв за основу гены дракона, которым он стал, Гревс воссоединил в них все магические гены, какие нашел, и изменил основу так, чтобы дракон обладал способностями к изменению вида, подобному обращениям лайинт.
− Неплохо, − проговорил он, глядя на себя в зеркало, что имелось в комнате, ставшей для него временным жиильем в последние дни. Из зеркала на него смотрел прямоходящий зверь с формами тигра и рыжим окрасом. Передние лапы выглядели как руки, и Гревс некоторое время смотрел, как на них появляются и исчезают когти. Затем он опустился на четыре лапы, прошелся по комнате и заскочил в постель, решив отдохнуть после долгого экспериментаторского дня.

* * *


− Если бы я не увидел его своими глазами, не поверил бы, − раздался тихий голос, и Гревс тут же проснулся. − Он просыпается, − заговорил тихий снова.
− Всем приготовиться! − приказал другой, более резкий голос, и Гревс тут же вскочил, мгновенно избавляясь от сна и переходя в готовность к действию.
Его окружало множество магов. И он это четко видел той своей новой сутью, какую обрел в эксперименте.
− Какого бешеного вируса вам здесь надо?! − взревел он, не сдерживая яростной мощи тигриного рыка.
Ответом было действие магов. Они атаковали все вместе, пытаясь своими силами лишить пойманное существо собственной воли. Вот только действовали они лишь на магические способности, и магия, воздействуя на Гревса, действительно резко ограничила его магические силы. Вот только не физические, и тигр рванулся в атаку, одном прыжком разворачиваясь и кидаясь на командира магов.
Кто-то сбил его в этом прыжке. Вслед за ударом, на него кинулось несколько существ, и Гревс более не сумел ничего сделать. Они скрутили и связали его, заткнули грязной тряпкой пасть и завязали так, что он не смог издать ни звука.
− Думал, мы с тобой не справимся, мерзкое отродье, − проговорил главный маг, оказываясь перед взглядом тигра, которого держали в вертикальном положении четверо дородных шкафов. − В магическую клетку его!
Мысли путались из-за влияния магии. Она давила и тормозила все процессы в оргамнизме, а затем к действию магии добавилось и действие химии, когда кто-то из магов влил Гревсу в горло противную мерзкую жидкость. Скулы свело, и он не смог ни проглотить ни выплюнуть отраву, а та протекла в горло и попала в легкиие, из-за чего возникла необходимость откашляться, но организм уже не слушался, и Гревс отключился, поняв в последний момент, что теряет сознание словно обычный зверь.

Пробуждение давалось с трудом. Гревс открыл глаза и увидел перед собой решетку, а за ней пару существ, дравивших каменный пол перед клеткой. Мысли едва ворочались в голове. Давление магии продолжалось, и Гревс поняв, что не сможет его преодолеть просто так, снова отключился из-за того, что потратил слишком много сил на попытку сопротивления магии.

Иногда он просыпался. Сознание улавливало очередное изменение, затем вновь приходила тьма, потому что маги держали его в жесткой химической зависимости, подавлявшей силу и волю. Мысли же давились магией, и очень редко Гревсу удавалось что-то осмыслить. Он помнил лишь...
Все это началось давно и продолжается неизвестно сколько времени. Впрочем, почему неизвестно? За окном падал снег, а значит, уже пришла зима...
Рядом появлялись новые существа. Они исполняли гразную работу, и было ясно, что для них эта работа − наказание. Кто-то из накзанных заметил открытые глаза пленного зверя. Тут же поднялся вой, принеслось несколько магов, а Гревс глаза уже закрыл и не подавал признаков пробуждения. Второй наказанный открытых глаз зверя не видел, и первый получил взбучку "за вранье"...
Магическая зависимость действует на генетическую структуру? Нет, не на генетическу, а на физическую. На структурую мозга и нервов, которые всего лишь зависят от генов. Надо изменить гены. Но для этого нужна магия. Или не нужна?..
Поменять структуру мозга. Для этого надо изменить свой вид, для этого нужна магия. Или не нужна?..
Как изменить себя, не применяя магии? Надо просто измениться, как лайинту...
Но если изменитьсявнешне, это заметят и примут меры...
Надо меняться внутренне, не меняясь внешне...
Слабое движение в животе. Что это? Я не двигался и ничего не делал. Откуда движение? Движение меняется по характеру, превращается в дрожь и замирает, а по телу начинает разливаться нечто. Что это?..
Снова не сплю. Но рядом нет клетки, Лапы не перед носом, а... Как это возможно? Я иду по дорожке! И что-то заставляет меня идти. Не что-то, а кто-то. Оборачиваться нельзя. Заметят − будет плохо...
Новое чувство. Что это? Я лечу! Но я же не менял себя. Я не превращался в птицу, но чувство полета не пропадает. открыть глаза? Заметят? Будь, что будет! открываю глаза. Подо мной мощное чешуйчатое тело, в стороны расходятся мощные плечи крыльев, которые медленно и размеренно движутся. Вокруг свистит воздух...
Что-то изменилось. Открываю глаза. Клетки нет. В помещении легкий свежий воздух. Окно открыто, за окном зеленая листва. Лето...
− Темные зашили в нем магию. − странный голос. Кажется, я его где-то слышал. − Его собственная магия задавлена единственным магическим воздействием, которое генерится им же самим. Поэтому рядом не работают никакие магические приборы. Он сильнее самого себя, сильнее всех магов, каких мы знаем. Сильнее самого сильного объединения магов...
− Химическое воздействие снято. Тоже была еще темная штучка. Встроенный генератор подавления, работающий от его же крови. Мы удалили его, и теперь он может придти в себя в любой момент времени...


Сознание медленно возвращалось. Гревс открыл глаза, поняв, что рядом никого нет и осмотрелся. Он находился в полупустой комнате. Из мебели в ней была только кровать, на которой он лежал. Окно было открыто, но выход перекрывала металлическая решетка. Подобная решетка была и на двери. А сама дверь была явно заперта. Чувства подсказывали, что рядом за стенами кто-то есть, но все они то ли спят, то ли отдыхают и не представляют для него опасности. Он прикрыл глаза и мысленно вошел в состояние внутреннего огня. Тело не забыло навыков крыльва, и Гревс соскочил с постели на пол, мягко казаясь кошачьими лапами камня. Он осмотрел себя, глянул на спину, и там плавно выросли крылья.
Раздался тихий шорох, и Гревс повернув голову увидел открывшуюся дверь, за которой появился человек. И первой мыслью было прыгнуть на него и загрызть. Вот только он взял себя в лапы и не двинулся с места, прекрасно понимая, что последствия подобного действия могут оказаться непредсказуемыми.
− Неправильно будет вот так удрать, не поблагодарив своих спасителей, − заговорил женский голос.
− Спасали рыбаки рыбку, − заговорил он.
− Гревс?! − внезапно раздался возглас женщины, и он резко развернулся, ожидая чего угодно.
− Кто ты? − прорычал он. Женщина скинула темный капюшон, что скрывал ее, и Гревс узнал ее лицо. − Пег? − проговорил он едва веря. Она была уже далеко не той девчонкой, какой он ее встретил раньше. − Сколько же времени прошло с тех пор, как мы встречались?
− Семдесят лет, − объявила она. − Я говорила, что за тобой темные охотятся, а ты не верил и попался.
− И где сейчас эти темные?
− Они проиграли войну, и их больше нет.
− Совсем нет?
− Кто не сдался, тех уже нет.
− Значит, и меня вы убьете? − спросил Гревс.
− Темные держали тебя в магическом рабстве, и ты не отвечаешь за то что творил.
− Я ничего не помню, чтобы я что-то творил. Последнее, что помню − гостиницу, где меня окружили и схватили, а потом только тьма.
− Иди за мной. И стань человеком. Я знаю, что ты это можешь. − Она взялась за замок решетки и вскоре открыла ее. Гревс прошел к ней, затем поднялся на задние лапы и переменился, становясь молодым человеком.
Она на мгновение замерла, разглядывая его, затем отступила, давая ему выйти. Они шли через каменные коридоры и залы. Встречавшиеся на пути люди и нелюди кланялись, и по сказанным словам было ясно, что Пег здесь не просто высокая госпожа. Она − хозяйка этого замка и всех, кто находился внутри.
В одном из залов Гревс задержался из-за множества картин, на стенах, и глядя на них можно было решить, что в них рассказана некая история. История страны или даже целого мира, в котором жило бесчисленное множество самых разных существ. Пег ждала, пока он рассматривал картины и пытался догадываться, что же они означали? Когда он закончил, она молча двинулась дальше, и Гревс прошел вслед.

Они пересекли еще пару залов, поднялись выше и оказались в широком холле, где находилось множество людей, явно ожидавших кого-то.
− Куда же вы пропали, госпожа Асус?! − воскликнул один из них, и приблизился, но не дошел до Пег, останавливаясь и глядя на Гревса. − Кого это вы привели? − спросил он.
− Представься господам магам, Гревс, − произнесла она, глянув на него.
− Я − Гревс Ливийский.
− Гревс Ливий... − проговорил человек, едва выговаривая слоги.
− Ский, − продолжил Гревс.
− Гревс Ливий Ский, ну и имечко. А покороче нельзя было назваться?
− Не нравятся имена − не спрашивайте, − проговорил Гревс.
− Вы так и не ответили на наше предложение, госпожа Асус! − заявил еще один маг, приближаясь.
− У вас, господин Йгоран, часы сломались, или вы считаете, что в сутках только полтора часа? − произнесла она. − Я сказала, что дам ответ только через сутки. Что вас еще не устраивает? Может, вы сами мечтаете взять на себя ответственность за этот гадючник?! Так признайтесь же! И все сразу же решится. Вряд ли здесь найдется кто-нибудь, кто будет против вашего тут командования!
Гревс смотрел на людей, и внезапно понял, что это не просто собрание. Это было собрание магов, которые сошлись, чтобы решить какие-то свои вопросы.
− Иди за мной, Гревс, − приказала она и направилась через зал. Он двинулся вслед и прошел под взглядами магов, слушая их мысли. И до ного дошла еще одна мысль. У Совета Светлых Магов был кризис. Прежний Глава погиб на войне, временно назначенный не справился с обязанностями, и они решали, кого назначить на место главы теперь. Первой претенденткой оказалась Пег. Пег Асус. Пегасус − слово было знакомым, и Гревс догнал ее в коридоре, куда она ушла довольно быстро.
− Пегасус − это крылатая лошадь, − произнес он, когда она остановилась у дверей одной из комнат.
− Откуда ты это знаешь? − спросила она, разворачиваясь.
− Это слово из языка, принесенного пришельцами из другой галактики.
− А кто ты? − произнесла она.
− Разве твой учитель не дал тебе определение того, кто я, определение, действуюшее до конца времен?
− Он погиб в войне.
− И ты разочаровалась в светлости светлых, не так ли, Пег? Я ведь говорил об этом еще тогда.
− У Светлых хотя бы есть принципы.
− И где они были эти ваши принципы, когда вы обвиняли невинного Гревса только за то, что у него шерсть серая была? Плясали под дуду старого прохвоста, который вертел ими как хотел в свою угоду?
− А что сделал бы ты на его месте?
− Не знаю, что я бы сделал, я знаю только то, чего бы я НЕ СДЕЛАЛ.
Она вошла, наконец, в комнату, и Гревс прошел вслед. Пег направилась к балконной двери и вышла на свежий воздух.
− Ты можешь улетать куда хочешь, Гревс, − объявила она. − Я не собираюсь тебя держать.
− Ты? − переспросил он.
− А ты ничего не понял? Мне сделали предложение занять место Главы Светлых Магов. И завтра я дам согласие на эту каторгу. Потому что больше некому.
− А как же Йгоран?
− Ему никто не станет делать подобное предложение. И он это прекрасно знает.
− Ну что же, − проговорил Гревс и прошел по балкону к самому краю. Ограда у края отсутствовала, в отличие от того, как это могло быть в доме обычных людей. Этот дворец явно принадлежал крылатым. − Могу тебе дать только один совет, перед тем, как возглавлять гадючник, поднимись как можно выше в воздух и ощути свободу в крыльях в последний раз... Перед каторгой.
Она остановилась у края балкона и некоторое время молча смотрела на Гревса.
− Я давно потеряла способность летать, − проговорила она.
− То есть как потеряла? − удивился он. − Здесь же невозможно не летать, если у тебя есть крылья!
Она шагнула в сторону, скинула плащ и развернула свои крылья. Гревс на мгновние сжался от того какими потрепанными, порваными и жалкими они были. Множество перьев были сломаны, иные просто сожжены и торчали обугленными остовами. Он подошел к ней, коснулся плечей крыльев, руками, и она сложила их, уже не скрывая настоящих слез.
− А как же магия? − спросил он. − Разве она не может это излечить?
− Магия подобное не лечит, − объявила Пег.
− Очень странно, − произнес он и обошел ее вокруг, встал со спины, и женщина не успела ничего сказать, когда он обхватил ее руками и толкнул вперед. Пег не успела вскрикнуть. Она услышала, как развернулись крылья за спиной Гревса, и они полетели вниз, быстро набирая скорость.

Над замком слышались крики и вопли. Гревс летал вокруг шпилей, подымался вверх и резко падал вниз. А перед самой землей раскрывал крылья и вновь взмывал в воздух. Пег кричала что было сил. Не из-за страха, а из-за восторга от ощущений полета. Ночь давно перевалила за середину, на востоке появилась заря. Сделав последний круг над городом, Гревс вернулся к замку и приземлился на площадке, где находилось множество людей-магов. Среди них были и крылатые.
Он осторожно приземлился перед группой людей. Пег осовободилась из его объятий, затем развернулась и обняла его сама со слезами на глазах.
− Если ты поверишь мне, я останусь с тобой, Пег, и мои крылья станут твоими, − произнес он.
− Разве так бывает? − проговорила она. − Я же старуха.
− А я что, младенец? Мне больше лет чем любому из здесь присутствующих.
− Почему? − спросила она.
− Помнишь, как ты сделала так же, Пег. Ты уносила меня от мнимых врагов, но я запомнил не это. Я запомнил полет и то, что его мне подарила ты. Я, конечно, летал и раньше, но так как тогда − никогда. И потом мне тот полет еще не раз снился. И я не могу его забыть.
− Ты тогда сказал...
− Спасали рыбаки рыбку, чтобы не утонула, − усмехнулся Гревс. − Ты и сейчас считаешь, что я темный? − спросил он.
− Нет, − тихо проговорила она, не выпуская его из объятий. − Не оставляй меня, Гревс. Не оставляй, я буду тебе верить. Клянусь жизнью.
− Не оставлю, Пег, − проговорил он. − Идем, − И он взяв ее за руку повел внутрь замка мимо людей и нелюдей, смотревших на это явление с откровенным удивлением.
− Они будут считать, что я продалась, − произнесла Пег, когда они оказались в ее апартаментах. − Хотя, мне на это плевать. Пусть считают как хотят.
− Пусть они обзавидуются и сдохнут от зависти, − проговорил Гревс.
− Завидовать мне станет только дурак, − вздохнула она. − Никому такой судьбы не пожелаю.
− Ты поняла, что ваше деление на светлых и темных − всего лишь предрассудок? − проговорил он.
− Так ты темный или нет, Гревс? − спросила она, глянув на него.
− Значит, ты так и не поняла, − вздохнул он и подошел к ней вплотную. − Вы свою искру-то нашли или нет? − спросил он.
− Нет. Ее нашли они, и сделали из нее чудовище.
− Я хочу тебе кое-что подарить, Пег, − проговорил он. − В знак нашего единения. − Он взял ее ладонь одной рукой, накрыл другой, и Пег вздрогнула, ощутив вспыхнувший в его руке яростный магический свет. − Смотри и не бойся ничего, − проговорил он. − Это ведь твоя судьба, которую ты теперь никому не отдашь.
Он освободил ее руку, и Пег замерла, увидев в своей ладони яркий огонь. Он сиял словно неведомая магическая звезда, манил и звал к себе, а она стояла и смотрела, боясь пошевелиться.
− Она твоя, Пег. Прими ее в свое сердце, и, надеюсь, ты все поймешь. − Он снова взял ее за руку и прислонил ее к ее груди так, что светящаяся звезда вошла в ее тело.
В дверях возник шум, они резко распахнулись, и в комнату ввалилось множество людей и магов.
− Что здесь происходит?! − воскликнул один из них, и Пег развернулась, открывая свое обнаженное тело перед взглядами магов.
− Раскрой свои крылья, Пег! − воскликнул Гревс, и она сделала это, внезапно ощутив то, чего не чувствовала уже многие годы.
− Это не сон? − спросила она, оборачиваясь к нему.
− Это не сон, − объявил он. − Думаю, это та самая Искра, за которой вы гонялись.
− И ты отдал ее мне?! − воскликнула она.
− Не отдал, − заявил он. − Поделился. − Он шагнул к ней и раскрыв свои крылья обнял, глядя в глаза. − Может, я и идиот, что так сделал, но иначе я просто не могу. Я твой навсегда, и будь что будет!
Она не противилась и лишь прижалась к нему всем телом, давая волю слезам, которые нельзя было принять иначе, чем слезы счастья.
Незваные гости, наконец, разошлись, разнося новые сплетни по замку, а Пег и Гревс остались наедине и провели вместе всю ночь, дав полную волю своим чувствам, и не было в ту ночь более счастливой пары во всем мире. А маги мира всю ночь наблюдали за игрой ярчайшей магической звезды, которая явилась в мир совершенно неожиданно, и никто из них не мог предсказать что она принесет миру, чем одарит или что отнимет.

− Знаешь, я хочу тебе дать новое имя, Пег, − проговорил он утром, когда они поднялись с постели и вновь оказались рядом.
− Новое имя? Зачем? − удивилась она.
− Чтобы оно символизировало твое новое рождение и твою новую жизнь.
− И какое имя ты хочешь мне дать?
− Сейчас узнаем, − ответил он, немного отошел и взяв ее крыло отвел в сторону раскрывая. − Пег Стальное крыло, − произнес он.
− Стальное?! − воскликнула она. − С ними же летать тяжело!
− Не смеши меня, Пег! Стальной у твоих новых крыльев только цвет, а не суть, ты разве не чувствуешь?
Она повела новым оперением, чуть махнула, подпрыгивая на месте, а затем одним движением налетела на него, обнимая крыльями.

− Я прилетел сюда из космоса, Пег. Ты ведь знаешь о людях и иных существах, явившихся с небес, и я один из них.
− Тогда, почему ты остался со моной? − спросила она.
− Что-то не так у тебя в кансерватории, Пег, коли ты очевидных вещей не понимаешь. Твой учитель и раньше мутил тебе воду, но не будем вспоминать мертвых.
− Тогда, скажи, что не так, Гревс? Что?
− Жизнь − это очень сложная вещь. И в ней есть место всем возможным проявлениям, как добра, так и зла. Просто потому что так есть. Это опытный факт, Пег. Понимаешь?
− Я понимаю, но нашал задача в том, чтобы зла стало меньше.
− Невозможно уменьшить зло, Пег, с помощью этого самого зла. Его можно ограничить, можно закрыть и спрятать, но от этого зло не перестанет быть злом. И любое заявление о том, что оно уничтожено подобным образом, будет само по себе злом, которое называется ложью. В жизни существует множество полюсов понятий. Ты, волею судьбы оказалась в одном из таких полюсов. Совсем не в простом полюсе, а в полюсе абсолюта. Там, где все настолько отлажено, что никто, придерживающийся этих понятий не способен их отринуть или уйти от них. Уйти можно только через собственное осознание, через собственную ломку и боль. И сейчас, когда ты просишь меня все объяснить, ты просишь именно эту боль для себя. Ту боль, которая, возможно, тебя просто убьет. А я не хочу тебя убивать. Ты ведь в состоянии понять подобное нежелание?
− Я понимаю. Но я не понимаю, что такое ты можешь сказать о нашем миропонимании? Ведь оно незыблемо!
− Именно, Пег. Оно незыблемо. Согласно этой незыблемости ты была ОБЯЗАНА меня уничтожить при первой встрече. Просто для того, чтобы я не достался черным. Но ты не имела достаточного основания для подобного действия. Твои учителя попросту не дали тебе его. Уж и не знаю почему. Случайная это была ошибка или намеренная, но она тебя и привела к нынешнему состоянию. Черных вы уничтожили почти всех, называя натуральное убийство "добром". Тех, кого не убили, засадили в клетки подальше от остальных людей. Сказать, что это "добро" тоже сложно. Для кого-то да, избавление от злых магов − это добро. А для них самих? Дял тех, кого поймали, схватили, поломали и запихнули в клетки. Не глядя на то, что же они делали, просто за то, что они носили черные одежды.
− А ты считаешь, что их надо выпустить, чтобы они творили то же, что делали раньше?
− Есть иные способы, как остановить их зло, Пег. Есть. И я мог бы их предложить, если бы твоя белизна не ослепляла тебя саму. Она тебя ослепляет настолько, что ты не видишь, что делается у тебя под носом. И уже не отличаешь, что добро, а что зло. И ты не осознаешь, что грязь, отражающая твой свет, лишь кажется светом из тьмы, а на самом деле она как была грязью, так ею и осталась. Мои слова вызывают в тебе гнев. Извини, Пег, но иных слов от меня ты не сможешь услышать, потому что я − не белый, как бы ты о том не мечтала. И белым я никогда не стану. Чисто из принципа, так же, как ты никогда не станешь черной.
− Я не понимаю, как можно отвергать свет?
− Отвергать свет, − усмехнулся Гревс. − Вот в этом и состоит ваша первейшая ошибка, Пег. В том, что всех, кто думает не так как вы, вы мгновенно зачисляете во врагов. Знаешь, по моим представлениям подобное поведение − это самая что ни есть ТЬМА ТЬМУЩАЯ. ЧЕРНЕЙШАЯ ЧЕРНОТА, которую вы в силу свогое фанатизма не видите и видеть не хотите. Я не буду ничего сейчас объяснять, Пег. Потому что ты не сможешь понять все. Ты будешь драться за свое понимание, используя самые черные методы, не понимая, что они таковы, потому что такова природа твоего полюса. Потому что Белый Полюс − это самая жестокая машина, какая только может существовать. И применяет свою жестокость она к своим противникам. Будь они свои или чужие, неважно. Ты задаешь невинный вопрос, всего лишь хочешь что-то понять из того, что выходит за рамки понятия "белизны", и машина приходит в движение. Ее цель − защитить себя, свою белизну и свою незыблемость. И она будет это делать всегда, потому что так она устроена. Если же ты вступишь с ней в противоречие, она тебя сломает и сожжет... Убьет. До-обрая до-обрая Абсолютная белизна. И тебе будет намного лучше, если ты осознаешь, кто твой враг до того, как он начнет действовать, тогда, быть может, ты вырвешься из этого круга и, быть может, даже не сойдешь с ума от того, что тебе откроется. А я буду рядом, Пег. Я буду рядом, чтобы поймать тебя, когда тебя скинут с самого верха. Скинут, перекрасив в цвет углей. Я буду рядом, как обещал. Но ты можешь легко от меня избавиться.
− Я не собираюсь от тебя избавляться. Я вижу, что ты сам многого не понимаешь, и принимаешь позицию, которую проповедуют черные. Не самые черные, но черные. Ты останешься со мной, Гревс, и я покажу тебе свет, покажу таким, какой он есть, чтобы ты принял его в своем сердце и изгнал из сердца тьму. Я знаю, что ты на подобное способен, но не буду требовать, чтобы так стало сразу. Вот увидишь, пройдет время и все изменится. И ты все поймешь.
Они еще долго говорили. Пег пыталась в чем-то убедить Гревса, а тот давно остановил свои попытки, понимая их тщетность. Он даже мог с легкостью принять сторону Пег. Ведь ему это ничего не стоило, ведь его полюс не отвергает свет или тьму. Он их содержит как составные части, и Гревсу ничего не стоит подойти к краю белизны настолько близко, что всем покажется, что он "всех румяней и белее". И точно так же он мог приблизиться к тьме.

* * *


В темном подвале стояла группа вооруженных солдат. Перед ними вывели грязных ободранных людей и поставили к стенке. А затем командир отдал приказ, и оружие было направлено на приговоренных. Грохот выстрелов и крики умирающих людей наполнили подвал. Мертвых уносили, а на их место приводили новых, и расстрел продолжался. Менялись тюремщики, приводившие заключенных, расстрельная команда тоже не была одна и та же, и лишь три человека, следившие за исполнением приговора оставались те же. Когда в камерах не осталось никого, они прошли туда сами и проверили, чтобы там никого не забыли, а затем они покинули подвалы и поднялись наверх, где собрались в чистом кабинете начальника тюрьмы. Того уже давно не было на месте, потому что начальник оказался столь наивен, что попытался перечить магам. За что и получил пулю в лоб. Его тело в этот момент покоилось под грудой мертвых заключенных, и он от них ничем не отличался.
− Мы закончили свое дело, − заявил старший из троицы. − Теперь черным пришел окончательный конец.
− Есть только одна маленькая проблемочка, − возник еще один голос, и трое магов обернулись к дверям кабинета. Там стоял странный человек с ведром в руках. Он размахнулся и плеснул содержимое ведра на людей. − Проблемочка, − повторил он. − Вы, господа, по уши в крови невинных жертв!
− Мерзавец! − закричал главный и кинулся через кабинет к незнакомцу, выдергивая на ходу оружие из кобуры. То почему-то не хотело выниматься, и маг из-за этого подскользнулся в кровавой луже на полу и рястянулся, так и не сумев достать оружие.
− Кто ты такой? − с гневом заговорил второй маг, а третий попытался помочь подняться первому.
− Я тот, господа, до кого у вас не дотянулись ручонки, чтобы расстрелять, − заявил нежданный гость, вступил в кабинет и раскинул за спиной огромные крылья.
− Гревс Ливий, − пробормотал главный. − Я ведь говорил ей, что ты черный! − закричал он, вскакивая, наконец. В его руках дрожал пистолет, направленный на крылатого.
− Толку от констатации известного ей факта, господин Бейг, нет ни капли.
Бейг нажал на спуск, затем еще и еще. Несколько красных пятен легли на грудь Гревса, но тот оставался на ногах.
− Убейте его! − завопил Бейг остальным магам, и те так же взялись за оружие.
Стреляли они недолго. Дольше вопили, когда закончились патроны, а Гревс обратился в тигра и гонял их по кабинету, пока не загрыз троих.
− Я буду твоим ручным злом, Пег, − проговорил тигр, доедая жертв. − Ты, быть может, этого и не увидишь. Да и незачем тебе это видеть. Ведь, когда ты поймешь все, тебе будет ужасно больно. И дай бог тебе не узнать этой боли. А я сделаю все, чтобы белые дьяволы не коснулись тебя своими кровавыми руками. Надеюсь, мне это удастся.
Вбежавшие в кабинет люди увидели только сюрреалистическую картину с кровавыми разводами на стенах и обрывки одежд магов, раскиданные по всему кабинету. Командир охраны отдал распоряжение ничего не трогать и не входить, пока не появятся эксперты, и те вскоре добрались к месту преступления.
Им предостояла долгая рабочая ночь.

* * *


Глорг сидел с хмурым видом и тупо смотрел в стол. Дверь, наконец, раскрылась и в кабинете появился Драгас.
− Спецы закончили работу, − заявил Драгас. − Результат ноль, как и в прошлый раз. Есть только опаленные клоки шерсти некоего оборотня, но ничего вразумительного по ним сказать невозможно. Нет даже уверенности, что это не шерсть какого-нибудь узника, которого начальник тюрьмы допрашивал за день до того момента.
− И никаких зацепок в сторону главной версии? − хмуро напомнил Глорг. − Хотя бы что-нибудь об этом прохвосте выяснили?
− Ничего, кроме подтверждения того, что он похож на того Гревса, которого она поймала в год последней Искры. Есть еще версия, как тот Гревс может оказаться этим. Подцепили одного спеца, доверия его словам особых нет, но если в них правда, то он в год Искры улетел в космос и вернулся совсем недавно. В космосе время идет иначе чем в нашем Мире.
− Если это так, то искать на него компромат в прошлом бессмысленно, − проговорил Глорг. − Эта версия нам ничего не дает, а играет на него.
− Ее легко побить, Глорг, он же мог улететь в космос, вернуться когда угодно, провернуть дела и снова улететь.
− Ты уверен, что так возможно?
− Не уверен, но я уточню.
− Найди эксперта по этим делам получше. Иди и продолжай. Я понял все что надо.
Драгас прошел к дверям.
− И последнее, Драгас, − проговорил Глорг, подымаясь из-за стола. − Я в бешенстве. − Драгас лишь кивнул и скрылся.

* * *


- Здравствуй, мальчик вор, − голос Гревса. − Смотрите ка, какой на тебе интересный жук! − сильный щелчок, шорох, хлопок окна, свист ветра...

− Его не нашли, − проговорил Сорбих.
− Жучка? Вам что, мало средств на технику выдают?! − воскликнул Драгас.
− Парня не нашли, сэр. Того, что пошел на дело.
− Считаете, что Гревс его убил, а тело спрятал?
− Простите, сэр, но я!.. − заговорил Сорбих, едва не падая на колени. − Я не знаю, что с ним стало! Я же не могу подобное думать о господине... − человек запнулся. − Кто я такой, чтобы так думать о Нем?!
− А кто он такой, что ты о нем не думаешь так? − спросил Драгас.
− Он подарил Госпоже новые крылья, и это, − человек запнулся.
− Это была взятка и подкуп, Сорбих. Понял?! Он ее купил таким образом, и она купилась, а ты распускаешь нюни, словно девица, которой наваляли слащавых обещаний! Мы должны ее спасать от него. А ты − ничего не понимающая РАЗМАЗНЯ! Найти вора не сумел, который бы не попался!
− Он же маг! Как может вор войти в дом мага и не попасться? Я ведь думал, что вам нужно именно это. Чтобы вор ему попался и что-то из этого сделать.
− И из-за этого ты послал туда какого-нибудь неумеху?!
− Нет, господин, как можно?! Это был Лирв, самый лучший из моих мальчиков! Это он достал вам ты вешицу в прошлом году. Помните?
− Я тебе приказал о ней забыть, а ты не забыл, паршивец! − выпалил Драгас, хватая Сорбиха за горло. − Думаешь, я не найду никого, кто будет все исполнять лучше тебя?!
− Простите, господин! Я виноват, но я же делаю все как вы просите и не лезу в ваши дела!..
И лишь одна мысль остановила Драгаса от того, чтобы не выпустить когти и оборвать никчемную жизнь этого бандита. Он вспомнил о том, что белый маг должен иногда жалеть свои жертвы. Хотя бы для того, чтобы когда-то и где-то ему это зачлось.

* * *


Полуразвалившееся здание появилось из-за поворота и вскоре остановилось рядом с каретой. Из кареты вышел молодой человек и прошагал к парадному входу, у которого его ждало четверо встречающих.
− Что здесь произошло? Почему такое запустение? − спросил он, когда первый встречающий представился начальником.
− О нас забыли, сэр, − проговорил начальник.
− А напомнить о себе вам религия не позволила или что?
− У нас нет среств для подъема в космос, сэр. А станция связи нагодится на орбите.
− Точно находится или рухнула давно, как ваш козырек перед входом?
− Станция еще летает, ее видно ясными ночами.
− А что с оборудованием космопорта? Что-нибудь хотя бы работает?
− Допотопное радио только. То что сумели здесь сделать. А нормальная аппаратура давно вышла из строя. Пятьдесят лет здесь никого не было сэр.
− И почему все исчезли, тоже неизвестно?
− Перед тем годом, когда все пропали, были слухи, что в космосе началась серьезная война. Боюсь, что всех наших давно разбили.
− Зря боишься, все может быть и не так плохо, коли та война сюда не докатилась. Или здесь были какие-нибудь залетные враги?
− Не было, сэр.
− А как на счет документов? Все в порядке? Информация о кораблях на стоянках, например.
− Так ведь, ничто столько лет не простояло!
− Я не про корабли, а про бумаги на них. Вы процедуры копирования бумажных архивов сколько раз делали?
− Так это ж... как следовало, так и делали, каждые десять лет все обновляли.
− Вот и показывайте, − приказал гость.
− Да, сэр, идите за мной. Только...
− Что только?
− Простите, сэр, вы не представились, когда приехали.
− Я − Гревс Ливий Ский, − объявил он, вынимая удостоверение Мага самого современного образца.
− Простите, сэр.
− Что же ты все прощения просишь? Неужели вину свою в чем-то признаешь?
− Я? Да что вы?! Как можно?! Я всегда все делал как надо, согласно инструкциям!
− Тогда, прекрати говорить это слово, старик. Ты ни в чем не виновен, так имей достоинство, и не проси прощения за то, в чем нет твоей вины!
− Да, сэр. Я ведь так... по старинке.
− Ты преемника себе приготовил?
− А как же! Сына своего и готовил! Он здесь работает, как и я. Сегодня только его нет. По уважительной причине.
− По уважительной, значит по уважительной, − проговорил Гревс. − Пойдемте к вам, покажете в каком состоянии архивы.
− Да, сэр. Они все в порядке, сэр!
− Я слышал, слышал, теперь хочу увидеть. Это можно или тоже причины уважительные?
− Какие причины? Можно конечно!
Они прошли в здание, обойдя аварийное крыльцо и вошли через служебную дверь. Та была сделана довольно-таки основательно и добротно. Металл не был старым, и стало ясно, что средств на ремонт здания здесь не экономили, когда эти средства имелись в наличии.
Гревс прошел вслед за стариком, тот провел его через здание, показал склады, забитые теперь уже антикварной техникой, годящейся только для музея. Они прошли в архив, и Гревс подивился порядку, царившему там. Главные инструкции все висели на стенах, и было видно, что люди соблюдают их неукоснительно. Во всяком случае, судя по вековому календарю с отмеченными в нем годами, когда проводились профилактические работы по сохранению архива, работа здесь была поставлена как надо.
− Ну что же, а теперь проведем еще одну проверку, − заявил Гревс и вынул из кармана кусок старого пластика с впечатанными на нем данными.
− Ох, − пробормотал старик, увидев этот реликт. − Это ключ от стоянки космического корабля, − объявил он. − Давно я таких не видел.
− А когда видел?
− Тридцать лет назад наследники приходили смотреть, что осталось от одного из кораблей.
− И что?
− Развалился он. Градами побило, ветром порвало, дождями размыло. Остался только скелет корабля, который и сейчас стоит, пугает неискушенных. Я все понимаю, но и мне страшно на него смотреть.
− А с этим кораблем что? − спросил Гревс, указывая на свою карточку.
− Надо смотреть, − заявил старик и взялся за бумаги. Через пару минут он достал лист, где было описание старого корабля, который и на корабль похож не было, потому что казался каменным, а "камни в космос летать не умеют".
− Ну что же, значит, сейчас туда и пойдем, − заявил Гревс, торкая в карту, где было обозначено место стоянки.
− Думаете, там что-то осталось? − спросил старик.
− Вот и увидим, осталось или нет, − заявил Гревс. − Точно то ты сказать не можешь. Давно, наверно, владения не обходил.
− Так ведь это и не владения.
− Идем или нет?
− Идем, − твердо объявил старик.

На месте корабля был заросший холм. Гревс обошел вокруг него, прошел к одной из сторон холма, взобрался на него и некоторое время разгребал нанесенный слой земли в одном месте, пока не добрался до черного камня. Когда Гревс спустился, старик стоял один.
− А остальные где?
− За инструментом побежали, сэр. Его ведь надо откапывать?
− Надо. Раньше почему не откопали?
− Я вспомнил, сэр. Еще отец мне говорил про этот странный корабль. Он тут очень давно стоит, и землей его занесло давно. Когда-то принесло песчаную сюда бурю, и засыпало все что можно и что нельзя. Тот песок потом еще десять лет выгребали с площадок. А здесь... Отец сказал, пусть стоит так, сохраннее будет под песком, нежели на голом ветру. Вот он и стоит.
− Ну что же, значит, пришло время для еще одного чуда, − произнес Гревс и достал еще один ключ, какого человек и не видывал. − Ты старик, главное, ничего не бойся. Держись за меня, если что.
− Да что я, дикарь что ли какой? − пробормотал старик, а Гревс направил свой пульт на гору и нажал кнопку.
Сначала ничего не происходило, затем послышалось ровное гудение, слорно рядом включилас сотня мощных трансформаторов. Дрогнула земля, и куча земли зашевелилась, поднялась и оползла с поверхности аппарата. Тот поднялся на больших ногах, мелко задрожал, вызывая этим дрож земли, и с его поверхности слетели последние комья земли. А машина вновь начала меняться и преобразилась к виду большого крылатого зверя.
− А я думал, сказки это, − проговорил старик. − Глядя на чудо.
− Не сказки, − объявил Гревс и огромный каменный зверь лег на прежнее место, втянул в себя лапы, голову и хвост, оставив как напоминание только крылья. Да и те стали небольшими и смотрели теперь в стороны. − Идем, старик, − проговорил Гревс, беря человека под руку и направляясь к кораблю. Тот на мгновени взбрыкнулся, а затем подчинился, вспоминая про себя, что он не дикарь какой-нибудь. Позади маячило трое человек с лопатами. Зверя они увидели и явно струхнули и притормозили.
Гревс тем временем отрыл вход в корабль, провел туда старика, и усадил в одно из кресел в рубке, после чего сам уселся в другое.
− Такое разве бывает? − проговорил старик, оглядывая все вокруг. − Столько времени прошло, это же невозможно так содержать без технологии!
− А кто тебе сказал, дед, что здесь технологии нет? Архив сколько лет сохраняется?
− Мы же его копируем все время, а старые бумаги уничтожаем.
− Именно. И здесь так же. Постоянно идет обновление и перерождение. Только без помощи людей, все на автомате. Только энергию подавай.
− Так ведь не подавали же энергию!
− Ну да? − усмехнулся Гревс. − За пятьдесят лет ни одного дождичка его не полило, но одного камешка на поверхность не упало?
− Корабль же не может так... − пробормотал старик.
− Другой не может, но не этот. А здесь высшая инопланетная технология, до которой людям миллион лет доходить надо. Может, и не миллион, но долго.
− А вы то откуда все это знаете?
− А мне грех не знать. Я ведь не человек вовсе.
− То есть как не человек? − воскликнул старик. − Ты на себя в зеркало не смотрел?!
− Начальник! Мы вам нужны?! − раздался вопль снаружи.
− Вот балбесы, − проговорил старик, подымаясь. Он прошел к выходу, и вскоре три помощника начальника тоже оказались внутри аппарата, а Гревс занялся проверкой систем, затем включил радиоперехват и довольно долго искал сигналы космических спустников, если такие еще были.
Эфир был мертв, и переключив приемник в режим ожидания, Гревс поднялся и покинул рубку. Двое "балбесов" драили коридор. И откуда только взяли тряпки и воду?
− Дед, это что за фигня? − спросил Гревс.
− Как же? Корабль сколько лет простоял, надобно все вымыть!
− Отставить, − приказал Гревс. − Ты слова мои забыл, что здесь высшая технология? Думаешь, инопланетяне держали у себя людей для мойки полов? − Старик только рот раскрыл, глядя на Гревса. − Отменяй все, дед. Кораблю нужна только вода. Сейчас я открою внешние водосборники, вот в них и зальете десять кубов воды. Можете лить любую воду, хоть из болота. Корабль все переработает, а теперь собирайте инструмент и на выход, − приказал он остальным людям.

* * *


− Сэр, альфа-тревога! − раздался вопль в динамиках, и человек тут же выскочил из-под одеяла. Одеваясь на ходу он слушал доклад дежурного о зафиксированной внизу электрической активности. Командир станции уже был готов выругаться, потому что подобная активность возникала уже не раз. На планете шел очередной виток технологического рывка, в котором местное население совершало открытие за отткрытием, и электричество оказалось в кругу этих открытий, из-за чего на станции не в первый раз возникала альфа-тревога. Она ничем не грозила, только действовала на нервы как любая иная тревога.
Ругань застряла в горле человека, когда дежурный, наконец, сообщил, что активность проявилась в зоне старого космопорта.
Работа уже велась во всю, когда капитан оказался в зале управления станции. На экране висело несколько старых фотографий поверхности в том месте, где были зафиксированы электрические колебания, характерные для активизации электрических систем небольшого корабля.
− Давно это началось? − спросил капитан.
− Примерно два часа назад, − заявил дежурный. − Мы сначала проверяли все сами, чтобы не получилось как в прошлый раз. Скоро мы пройдем над тем местом и сможем получить фото поверхности. Это участок старого посадочно-стояночного поля. По нашим данным там только старые корабли, которые не отвечали еще до разрыва связи.
− Какова вероятность того, что какой-нибудь из кораблей ожил из-за внешних причин?
− Внешщних причин не было, − заявил дежурный, указывая на ранние фотографии. Погода там отменная весь месяц, ветров в это время не бывает, поэтому причина скорее в живых существах, если она действительно внешняя, а не внутренняя. Какая-нибудь калоша могла просто запеть предсмертную песнь.
− А подтолкнуть ее к пению не пробовали?
− Думали, но не без вашего приказа, сэр.
− Тогда, начинайте контакт, как только будете готовы. − Капитан глянул на связистов, сидевших на своих местах.
− Мы готовы, − заявил связист.
− Передавай первый пакет.
Засвистели динамики, зашуршали самописцы, и зал наполнился новыми звуками.
− Господи, нежудели там еще кто-то летает? − раздался возглас на картавом дентрийском.
− Я капитан Теранион, слышу вас, ответье, если слышите! − заговорил капитан, включив свой микрофон.
− Капитан Теранион, рад слышать вас, − возник ответ, − Я − Гревс Ливийский. Можете называть меня просто Гревс.
− Как вам удалось запустить системы корабля, Гревс? Мы не имели связи с планетой больше пятидесяти лет.
− Просто хорошие системы самовосстановления. Вы меня хорошо понимаете?
− Прекрасно, − заявил капитан. − Почему вы спрашиваете?
− Да так, сто лет на этом языке не говорил. Вас там много?
− Семьсот с небольшим.
− И как вам удалось выжить в консервных банках? Или вы прилетели недавно?
− Я родился на этой станции, Гревс. И мой отец здесь родился. Так что, живем, не хуже других. Конструктора когда-то поставались на славу. Не удивлюсь, если окажется, что они же и ваш корабль построили.
− Не думаю. Если только ваши конструкторы не хийоаки из соседней галактики.
− А кто вы? − задал вопрос капитан, вспомнив, что это не менее важно, чем сам факт связи с планетой.
− Я Гревс... ой, я же это говорил.
− Кто вы по виду? − уточник вопрос капитан.
− Ну, это сложно сказать, на вашем языке названия этого вида нет. Я не знаю во всяком случае. Две руки, две ноги, две головы... тьфу, Голова одна, конечно. Хвост. Ну, вы уже представили. Шерсть на всем теле. Местные люди таких как я зверьем кличут, не понимают еще всего.
− А должны ведь понимать, − проговорил капитан, пытаясь нарисовать картинку с пришельцем. Действительно получался этакий зверь. − Может, их когти пугают?
− Может и пугают, − признался инопланетянин в их наличии. − Или клыки, кто их знает, они ведь мне свои чувства не выкладывали.
− А ты, Гревс, дентрийцев знаешь?
− Знаю, конечно, иначе как бы я с вами говорил сейчас?
− И встречал их на планете?
− Встречал. Ваших тут не много, больше местных людей.
− И как они живут? Нас это сильно беспокоит.
− Ну, если смотреть на местного начальника космопорта то вполне неплохо живут.
− Вы можете его вызвать на связь?
− Он сейчас далеко, капитан. Попозже, когда появится, я вас свяжу. А у вас совсем средств спуска нет?
− Нет. Все что были, остались без топлива и не летали десятки лет. А что там с твоим кораблем?
− Думаю, я его подыму через недельку, когда все тесты прокатят.
− Есть сложности? В смысле поломки?
− Только мелочи, но мелочи не в счет.
− А с топливом как? Хватит для взлета?
− Пока еще не ясно, капитан, но если что вы ведь подскажете, где есть месторождения зенкария?
− Зенкария? − переспросил капитан, глянув на помощника. Тот пожал плечами. − Я и названия такого не знаю. Может, вы его не так называете?
− Ладно, потом разберемся, − объявил Гревс.
− У вас-то с ресурсами как? За столько лет ведь все износится.
− Износится, но тут на орбите есть пара камней, иногда мы с ними сближаемся, и тогда подбираем ресурсы с них. Ремонт станции налажен, потому и живем.
− А с органикой что?
− Замкнутый цикл на солнечной энергии.
− Да, и вправду постарались конструкторы. Вам в пору молиться на них.
− Ну, молиться это уже слишком, а музей конструкторов у нас есть.
− Не хилая у вас станция, коли еще и музей в ней есть.
− Не маленькая. По плану до пяти тысяч человек здесь жить могут, а по нашим расчетам и все десять тысяч.
− А вы не пробовали просчитать спускаемую капсулу с неживым содержимым? Пролетели, скинули, она затормозила в верхних слоях, ниже выпустила закрылки или парашют, и приземлилась.
− Для чего?
− Например, спустить в зону космопорта связной блок. Здесь ведь целая деревня космачей, которые это приняли бы с радостью, и вас бы поддержали, если не делом, так хотя бы словом.
− Интересная мысль, но не думаю, что наши предки ее не продумали.
− Вы со стариками своими переговорите, может, они чего дельное скажут. − Переговорим обязательно.

* * *


Астерианская система была полностью исправна. Требовалось только насыщение структур водой, которая за прошедшие годы вся израсходовалась, а внешней поступало очень мало из-за засушливого климата в посадочной зоне. Обеспечением водой теперь занимались трое помощников начальника, а Гревс разыскал его и объявил, что вышел на связь с космической станцией, которая, как оказалось, живет и поныне, только там нет средств для спуска, потому все и выглядело так, словно они вымерли.
− Надо нашим это сообщить, − заявил старик.
− Надо, − согласился Гревс. − И надо собрать представителей космачей для проведения связи с орбитой при их участии. Так что, давай, дед. Организуй их. А если еще и каждый паломник по ведру воды принесет к кораблю, то и от них польза будет.
− А ты сейчас уходишь куда?
− Я в корабле ночевать буду. Надо следить за системой, чтобы все было впорядке.Полсотни лет ведь не включалась.
− Я бы побоялся включать сразу после такого перерыва, − заявил старик. − Наша-то техника за двадцать лет сдохла вся.
− Здесь все же другая технология, − напомнил Гревс. − Вот увидишь, мой кораблик еще и на орбиту взлетит!

* * *


Над поселком разносился металлический звон, из домов выбегали люди, вооруженные кто чем мог. Вилы, рогатины, луки, старые ружья. Все смотрели на высокую башню, где дежурный человек махал руками, передавая сообщение для всех.
− И что это значит? − спросил Гревс у молодого человека, у которого гостил в этот момент.
− Нападение на Северный Пост, − проговорил тот, глядя на размахивавшего руками сигнальщика. − Корболи, полсотни всадников. Надо идти к ним на помощь. Только бы успеть.
− Собирай народ, Марет, и попробуй им объяснить, что быстрее всего будет лететь, − произнес Гревс.
− Лететь? − с сомнением переспросил тот. − У нас здесь нет крылатых. И средств для полетов нет.
− У меня есть корабль, не забыл?
− Он же далеко! И не летает, − заговорил дентриец.
− Он уже совсем недалеко, − ответил Гревс, показывая в сторону леса, за которым находился старый космопорт. Там над деревьями несся темный силуэт. Он быстро приближался и вскоре над поселком с ревом пронесся самолет, из-за чего начался новый виток паники.
А машина Гревса плавно затормозила, зависла над площадью в центре и приземлилась.
− Идем, Марет, покажешь сверху, где этот Северный Пост.
Они промчались к аппарату, и Гревс первым вскочил внутрь, открывая вход своим пультом.
− Забирайтесь! − выкрикнул он. − Сколько поместится, со столькими и полетим!
Их набралось почти полтора десятка. Людей и нелюдей, дентрийцев и местных.
Гревс оказался за пультом, рядом опустился в кресло Марет, и через минуту в салоне уже слышался вой и крики.
− Показывай, куда лететь, Марет, − проговорил Гревс, берясь за штурвал и направляя взлетевшую машину на север.

Бой над Северным Постом еще продолжался, когда над поселком появилась крылатая машина. Марет указывал на врагов, и Гревс не раздумывая открыл огонь. Взрывы в несколько мгновений заставили врагов разбежаться, а затем началась натуральная охота с воздуха за бежавшими корболями. Между делом Гревс посадил машину посреди поселка, выпустил всех и вновь поднялся в воздух, оставляя при себе только Марета, что мог подсказать, кто свой, а кто нет.
− Пусть бегут, − проговорил Гревс, когда Марет указал на нескольких бежавших врагов. − Расскажут о бое, другие сюда побоятся соваться.
− Они могут и больше сил собрать.
− Сколько бы мыши сил не собирали, против льва они всего лишь мыши.

Серый зверь, появившийся перед жителями Северного Поста, вызвал некоторое оживление, но рядом были те, кто его знал, и встреча прошла без проблем. Особенно после сделанного дела.
− И часто у вас такие набеги случаются? − спросил он, глянув на старого воина, что прилетел вместе с ним из поселка при космодроме.
− Если бы не случались, нам незачем было бы придумывать такую систему оповещения, − произнес он.
− Не плохо, кстати, придумано, − проговорил Гревс. − Но у меня есть предложение, как ее сделать лучше.
− Была бы у нас старая электроника, сделали бы лучше, − объявил один из жителей спасенного поселка.
− А у вас есть знатоки старой электроники? − удивился Гревс.
− Есть те, кто помнит все со старых времен, − ответил человек. − Это кентавры из Малых Космачей.
− Кентавры? − еще больше удивился серый зверь. − Никогда не слышал о кентаврах здесь. А думаю, надо прямо сейчас собрать всех старейших, чтобы решать, как жить дальше в новых условиях.
− Каких это новых условиях? Твоя машина ничего не меняет, и ничего нам не дает.
− На счет ничего, вы не правы. Но речь вовсе не о машине. А о том, что вы живете отдельно в окружении огромной страны, в которой с вами просто не считаются. И с этим надо кончать. Вы должны войти в Систему.
− Что за система, Гревс? − спросил Марет. − Ты мне о ней не говорил раньше.
− Я раньше не видел, что у вас тут все так запущено. Космодром фактически без охраны, на окрестные поселения нападают какие-то варвары с геннадиями.
− Ты так и не сказал про свою систему, − напомнил Марет.
− Система − это государственное устройство окружающего вас мира. Недавно там закончилась большая война, и вам стоит подумать, как вписаться в Систему так, чтобы все стало так как надо вам. И я помогу вам это сделать, потому что я хорошо знаком с Верховным Магом победившей стороны.
− А мы слышали, что она из крылатых демонов, и людей ни в грош не ставит.
− И каких же врагов вы слушали, коли такое услышали? − фыркнул Гревс. − Да сейчас тяжелые времена для всех, и ей приходится действовать жестко, а подчас и жестоко, но это все во благо мира. И если вы не будете упрямствовать в своем затворничестве, вы сможете вписаться в новый мир не как отшельники, а как основатели. А надо всего лишь внести туда свои знания.
− А ты сам готов отдать миру свои знания, Гревс? − спросил Марет. − Вот так взять и отдать, зная, что они способны обернуть эти знания против тебя же.
− Вот, для того чтобы этого не случилось, и надо действовать. Они должны понять, что вы не изгои, которых можно колотить когда вздумается. Вы должны стать полноценными гражданами мира, и тогда все эти нападающие исчезнут. А кто попытается снова, получит по шапке уже от своих. В общем, вам решать.

* * *


− Что у вас там произошло, господин Ливийский? − заговорил Теранион, когда Гревс вышел на связь в очередной раз. − Мы видели следы боевых действий рядом с одним из поселков.
− Бой это и был, − ответил серый зверь. − Местные варвары пытались захватить Северный Пост, их атака была отбита.
− Вы же говорили, что местное население ведет себя нормально и не станет нападать.
− К сожалению, я ошибся. Не знал всех местных реалий и судил о делах по делам в районе столицы мира. Вы обсуждали со своими стариками вопрос о спуске вниз неживых материалов?
− Обсуждали. Спуск возможен. И Возможен даже спуск живых людей, но нам к вам спускаться опасно по иным причинам.
− Да, я в курсе подробностей местной биологической обстановки. Местные дентрийцы уже приспособились, а для вас этот спуск будет рулеткой со смертью, в которой шанс выжить намного меньше альтернативы.
− Что вы хотите получить от нас?
− Собственно говоря, это нужно не мне, а местным космачам. Средства связи. Придумать, где взять электричество, они смогут, а вот электроника местная в диком упадке. Элементарный усилитель для телеграфа собрать не могут. Я местным умельцам предложил сделать электромеханический усилитель, они и обалдели, от того почему сами не додумались. А потом побежали делать. До сих пор ковыряются.
− Нам надо время на подготовку, − объявил капитан.
− Я вас не тороплю, сами понимаете, у меня-то связь есть. Думаю, вам имеет смысл установить связь и с местным правительством.
− И вы можете нам в этом помочь?
− Мне это совсем не сложно, учитывая, что я сам в этом правительстве далеко не мальчик на побегушках.
− Так вы представляете правительство мира?! − воскликнул Теранион.
− Я представляю себя и только себя. Ну, и еще местных космачей, к коим формально и меня приписывать надо. И все мои действия направлены только на одно. На такое обустройство жизни, чтобы в ней исчезли все проблемы. Ну, не все, но так большинство крупных.
− Мы для вас тоже представляем проблему?
− Капитан, не смешите меня. Ваша станция летает высоко и далеко. Высадиться вы не можете, а если кто сможет, то он вернуться не сможет, так что... − Гревс умолк из-за того, что рядом с кораблем послышался тихий шорох. Включив паузу на связи, он поднялся и прошел к выходу. У дверей стоял маленький лопоухий человек.
− Заходи, дед, − проговорил серый зверь. − И не трусь, я тебя не укушу.
Нарэк чуть вздрогнул от неожиданности, затем осторожно вошел внутрь аппарата и оказавшись посреди коридора, наконец, увидел Гревса.
− Меня зовут Алькеро, − проговорил нежданный гость. − Начальник сказал, что ты можешь мне помочь, Гревс.
− И какие у тебя проблемы, Алькеро? Рассказывай, а там и решим, что можно сделать.
− Мне надо попасть в Горы Безумия, − произнес Нарэк.
− Это название у них такое или фигура речи? − спросил Гревс, не припоминая гор с подобным названием.
− Название. Не знаю, как их местное население называет, мы там живем одни, и иногда сюда пробираемся через территорию Корболей. На собрании космачей должны быть наши старейшины, а я ни передать сообщение им не могу, ни сам дойти вовремя не успею.
− А сесть на спину крылатому не побоишься, Алькеро?
− На спину? − удивился нарэк. − Люди же летают внутри корабля, а не верхом на них!
− Корабль в незнакомые горы я не поведу, Алькеро. А вот, самому долететь мне не сложно. − И серый зверь поднявшись на задние лапы развел в стороны крылья, выросшие у него за спиной. У Алькеро пропали все слова, и он только приоткрыл рот, чтобы замереть на месте. − Ну так что, испугаешься?
− А ты меня поднять сможешь?
− Ты с аэродинамикой знаком, Алькеро?
− Нет. Но у нас есть специалисты.
− Тогда, просто поверь. На своих крыльях я не только тебя, я и дентрийца поднять смогу в воздух. Так что, идем на выход, если ты торопишься.
− А обратно как? Через Корболей пробираться будет долго и сложно.
− Придумаем на месте. В конце концов, Есть же и наземный транспорт.

* * *


Нарэк едва не вопил, когда крылатый зверь поднялся с ним в воздух. Чтобы налетающший воздух не мешал дышать, Гревс выдал ему противоветряную маску, какую в это мире придумали еще в древности, и лопоухий сидел, крепко вцепившись в длинную шерсть на шее зверя.
А вокруг свистел воздух, внизу проносились леса, поля и поселения космачей, а затем началась территория Корболей, и она разительно отличалась от мест вокруг космопорта. Гревс знал, что причиной этому являлась деятельность людей, что когда-то давно специально озеленили пустынный островок вокруг космопорта, и теперь этот островок довольно серьезно разросся из-за искусственно выведенной из-под земли воды.
Вид летящего зверя ничуть не задел корболей внизу. Для тех крылатые всадники в воздухе были столь же привычны, как рыцари на средневековых дорогах. Поэтому Гревс преспокойно пересек опасные места и оказался в горах, куда так стремился Алькеро. Вскоре Нарэк начал подавать знаки, что ему надо вниз, и Гревс спустился у подножия высоких гор, к которым приблизился.
− Мне надо, − пробормотал лопоухий, удаляясь в кусты. Крылев терпеливо ждал, а когда человечек сделал свои дела и вернулся, начал с объяснения того, как общаться в полете, и в первую очередь, нарэк должен был знать, как управлять полетом и указывать, куда лететь.
− Здесь уже недалеко, − заявил он, наконец. − Ты сможешь перелететь через эти скалы?
− Без проблем, главное, чтобы ты вверху не задохнулся и не замерз.
− Не задохнусь. А холод там сейчас не столь большой, как зимой.
− Тогда, летим дальше? Или ты хочешь отдохнуть?
− А тебе отдых не нужен?
− Он мне понадобится только по окончании полета. А сейчас я больше сил потерял из-за посадки и еще больше потеряю, если ты будешь медлить, дед.

Вскоре полет продолжился, и к вечеру Гревс оказался над горным поселком, где сразу же началась тревога, и приземление крылатого встретила большая толпа маленьких вооруженных человечков.
− Алькеро! − узнали они своего, и тот прошел навстречу сородичам, объявляя, что надо немедленно собирать общий совет, что крылатый зверь − друг, и его не следует бояться, что в мире наступили новые времена, и всем нарэкам надо 'подсуетиться', чтобы не оказаться вне новых дел.
Гревс тем временем вернул себе вид невзрачного серого зверя без крыльев, который встав на задние лапы был лишь немного выше нарэков. Это их ничуть не смутило. В конце концов, среди жителей их поселка были даже люди-дентрийцы, и они-то для нарэков были настоящими великанами. Впрочем, сами дентрийцы в этом мире не были великанами. Местные люди были намного крупнее, а крылатые еще больше, быть может, именно это и предопределило, что миром правили именно крылатые, хотя тут существовали иные крупные разумные. Чего стоили одни только драконы? Хотя они здесь и не были разумными.

Собрание старейшин было на редкость коротким. Гревса туда не пустили, но уже через полчаса он оказался перед фактом, что посланцы выбраны и готовы отправиться в путь.
− Сколько вас будет? − спросил он.
− Шестеро.
− Значит, надо подымать корабль.
− Какой корабль? − удивился кто-то из старейшин.
− Мой корабль. Космический. Он придет сюда через пятнадцать минут, и через час вы будете у Больших Космачей. Думаю, они будут сильно удивлены, когда вы явитесь первыми.
Нарэки ожились, а когда над горами появился силуэт летящей машины, сильно переволновались. Они не видели космических аппаратов много лет, и теперь это событие становилось поводом для настоящего праздника.
Машина пронеслась над поселком, зависла рядом с местом, где ее ждал Гревс и плавно опустилась. Для лопоухих это было почти как чудо. Тем не менее, чуда они не испугались и забрались внутрь по первому указанию Гревса. Тот вскоре оказался в рубке и сел на место пилота в ожидании назначенного времени полета. Гревс не говорил никому, чего он ждет, а ждал он лишь момента, когда на орбите не останется ни одного наблюдаельного спутника и не будет космической станции дентрийцев. Он не особенно стремился демонстрировать им рабочее состояние своего корабля, пока не получит всех гарантий, что дентрийцы не станут действовать против него и против нового правительства мира. Делал он так вовсе без всякого расчета, считая, что так надо, а почему так надо, он и объяснить бы не сумел. Так же, как и иные крыльвы не сумели бы объяснит все свои действия.
Он знал лишь то, что делает свое дело, и это дело правильно.






 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  LitaWolf "Неземная любовь" (Любовная фантастика) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовная фантастика) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | К.Амарант "Будь моей игрушкой" (Любовное фэнтези) | | Ю.Риа "Я не твоя игрушка, демон!" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список