Mak Ivan: другие произведения.

Предрассудки разума

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предрассудки разума


  
   Предрассудки разума.
  
   Тело выворачивало наизнанку и ломило от боли, но я шел, подчиняясь приказу хозяина. Не мог не подчиняться, потому что так действовала магия. Иногда мне удавалось сопротивляться, но заканчивалось это вот такой болью, и после подобной обработки тело на некоторое время переставало меня слушаться и слушалось только своих инстинктов, а они не имели разума и не противились приказам. Вот и сейчас, очнувшись я обнаружил себя выходящим на арену, где несколько стражников удерживали человека, явно предназначенного для казни. Он смотрел на меня, и я чувствовал ужас, в его мыслях. Ужас, который иных заставлял дрожать и кричать, вставать на колени и просить милости у моего хозяина. Но этот человек был другим. В нем ужас порождал лишь гнев на тех, кто приговорил его. Гнев на хозяина, гнев на меня, потому что он знал, что я с ним сделаю. И я это знал. Знал и не мог остановиться, потому что телом управлял не я, а инстинкты. А они желали этого действия, и не дали жертве ни единого шанса, когда удерживавшие его стражники толкнули его всей своей силой, и человек пролетев несколько шагов, свалился на песок перед моим носом. Я попытался остановить себя, но сил моих было явно недостаточно бороться против инстинкта, а тот не промедлил ни мгновения, и я ощутил, как на клыках разливается горячая кровь жертвы, как ее плоть заполняет мой живот, как инстинкт расслабляется, закончив пирушку. И тогда все тело начинает подчиняться мне.
   Первая моя мысль, сожрать еще кого-нибудь из стражей, останавливается, и я вижу, как стражники пятятся от моего взгляда, как разворачиваются и убегают за решетку, которая для меня и не является преградой. Но преградой для меня оказывается совсем другое. И вовсе не мысль о том, что людей нельзя есть, как это утверждает Закон. Он ко мне и не относится, ведь Закон писан для человека.
   Но не для дракона.
  
   Тьма.
   Новый проблеск сознания начинался с крика. Перед моим носом оказалась женщина, которая с криками и проклятиями кидалась на меня с кулаками, и била в нос изо всех сил. Вслед за этим последовал закономерный приказ хозяина, и на клыках вновь разлилась кровь жертвы, а до меня, дошла картинка, которую еще помнил тот зверь, в голове которого я сидел. Или это зверь сидел в моей голове? Я пытался понять, кто же я? И почему меня так задевает то, что я делаю? Почему в голове возникают странные ассоциации и всплывают ощущения, что я делаю что-то неправильно? Попытка осмотреть себя нарывается на гнев хозяина, который тут же заставляет зверя подчиниться. И я уже не сопротивляюсь тому, что делает зверь. Не сопротивляюсь, потому что знаю - это закончится совсем нехорошо. Мои мысли текут медленно и размеренно. Я вспоминаю слова. Я вспоминаю как называются дома, улицы, трава, камни. Я вижу людей, и они боятся меня и моего хозяина, что сидит на моей спине и командует зверем.
   А кто этот зверь? И что есть на самом деле? Я сижу в голове зверя или зверь сидит в моей голове? В сознании всплывает совершенно непонятное и в то же время предельно ясное слово - "шизофрения". И у меня она далеко не простая. Мое второе я - не разумное существо, а дикий зверь - хищник, которому совершенно наплевать на все. Он меня и не замечает почти. Или замечает? Этого я пока не вижу. И пока не стремлюсь увидеть. Мне еще надо понять, кто такой я сам? Откуда я взялся и что здесь делаю? Да еще и в таком виде. И, хотя я чувствую все свое тело, я еще должен его рассмотреть, чтобы понять. Вот только делать это явно - нельзя. Знает хозяин о существовании меня в голове своего дикого дракона или не знает - это мне еще надо выяснить. И я должен это сделать тайно. Так, чтобы не выдать себя.
   Дракон медленно движется через город. Хозяин явно имеет здесь власть. Это видно по взглядам и словам людей, по их поведению и отношению. Многие боятся. Впрочем, боятся они больше меня, то есть дракона, хотя и должны понимать, что в злодеяниях виновато не оружие, которым то совершается, а тот, кто это оружие держит в руке. Город остается позади, и я вхожу в ворота замка, где хозяин соскакивает на землю и я, наконец, вижу его. Типичный представитель "хомо-сапиенс паразитус недобитус". Откуда у меня в голове подобные слова, я не понимаю, но они вызывают пренепременное желание сделать с этим паразитусом что-нибудь этакое. Мысль перебивает резкий разряд боли, который пробивает сознание, и то мгновенно гаснет.
  
   Перед глазами девчонка. Кажется, ей лет восемь или семь... Она касается моего носа рукой, и первая мысль о том, что дракон ее сейчас сожрет, заставляет меня вздрогнуть.
   - Тебе еще больно? - звучит ее голос, - Не шевелись, дракоша. Сейчас станет легче. - Голос ее завораживает, и я внезапно понимаю, что у зверя к этой девчонке нет того чувства, какое у него было к другим людям. Остальные люди - это возможная еда, даже стражник, что стоит сейчас у двери, но только не эта девчонка.
   Из ее руки исходит странный свет, он проникает в тело дракона и разливается в нем ощущением облегчения и благодати. Кажется, она воздействует на него совсем не так, как это делает хозяин. И боль, которую тот принес дракону, отступает. Я пытаюсь осознать, что же это означает? Под воздействием девчонки дракон медленно засыпает, а вместе с ним и я.
  
   Понимать, сколько проходит времени, я начал далеко не сразу. Я просыпался очень редко. И совершенно без всякой системы. Иногда видел себя в походе, иногда в замке.
   Однажды очнулся посреди ночи на палубе большого корабля и долго разглядывал все вокруг. Обнаружил, что тело мое связано цепями, и те прикованы к палубе. Попытка вырваться привела к возникновению шума и вскоре рядом оказалось множество вооруженных людей. Они не подходили ко мне, а зверь во мне еще дергался и злился. Его злили эти люди и державшие его цепи. Вот только с цепями он ничего не мог сделать. В отличие от меня.
   - Закрепите цепь и не спускайте с него глаз! - приказал кто-то из людей. - А я сейчас приведу эту ведьму и заставлю ее успокоить дракона.
   Женщину привели, и зверь увидев ее мгновенно перестал дергаться. А я внезапно понял, что это та самая девчонка. Вот только она уже была взрослой, и чувство зверя меня на мгновение удивили. Он считал ее хозяйкой.
   - Прикажи ему не шевелиться! - потребовал человек.
   - Я скорее прикажу ему тебя сожрать, чем то, что ты требуешь, бандит, - проговорила она.
   - И как же он это сделает, будучи закован? - усмехнулся тот, а затем развернулся и со всего размаху влепил кулаком ей в лицо. Дракон взревел, пытаясь вскочить. Цепи зазвенели и натянулись, но они были сильнее дракона, и дернувшись еще пару раз зверь остановил свои порывы.
   У меня не было особого желания защищать хозяйку. Впрочем, окружавшие ее люди мне тоже не нравились, поэтому я решил, что мне надо действовать. Вот только как? В первую очередь я осмотрелся. Взгляд хорошо фиксировал положение всех людей. Я видел их словно сквозь палубу и сквозь постройки. Я слышал их слова и понимал, о чем они говорили.
   Пойманную ведьму и ее дракона люди везли как подарок своему Императору. Женщину держали запертой в одной из кают. Согласно словам тюремщиков, ее лишили магии, и поэтому она не могла применить свои трюки. А дракон был всего лишь "диким зверем", укрощать которых люди давно умели.
   За мной следили. Вот только делали это довольно небрежно. Настолько, что я удивился, почему дракон все еще не освободился сам? Впрочем, удивление это быстро прошло. Ведь мое второе я не имело разума, а было всего лишь клубком диких инстинктов с наложенным на него поведением хорошо выдрессированного зверя.
   Я попытался осторожно двигать лапами и головой. Цепи мешали движениям, но далеко не так, как это следовало бы сделать с настоящим разумным пленником. Зверь во мне насторожился, и я понял, что он почувствовал мое присутствие. Почувствовал и попытался подавить все мои попытки двигаться. И это ему удалось бы, если бы я не был настолько сосредоточен. Я должен был убедить зверя не сопротивляться своему второму я, вот только инстинкт его резко сопротивлялся, и я вспомнил. Вспомнил, как зверь, обнаруживая меня, уже делал так не раз. Он загонял меня внутрь себя, повинуясь вложенной в него программе. Делал это, потому что за любое проявление разума прежний хозяин его жестоко наказывал, о он давил в себе этот разум. Давил меня, пока мог.
   А сейчас была другая ситуация. Как его заставить слушаться, я еще не знал. Но первые попытки принесли понимание, что это возможно. Во первых, он прекращал сопротивляться, если я не проявлял себя действием. Он не мешал мне думать, а это надо было использовать, и я начал прокручивать в голове самые разные мысли. От воспоминаний о девчонке зверь насторожился, и я напомнил ему тот самый случай, когда девчонка освободила его от боли. Что-то сдвинулось в его голове, и зверь словно заигрывая со мной, начал подкидывать мне другие воспоминания.
   Вот они сидят в каком-то зале, и маленькая хозяйка что-то рассказывает большому зверю. Ее голос звучит словно музыка в ушах, но слов зверь не запомнил, и я не понимаю, о чем она говорит. В ответ я вновь вспомнил о первом своем "знакомстве" с ней, и дракон вспомнил другую картину. Он в поле и бежит за женщиной. Бежит, играя. Догоняет ее, чуть задевает лапами, и она падает перед ним. Вдали слышится чей-то вопль, и дракон переключается на него. В голове возникает желание поймать другого человека и сожрать его, а женщина рядом с ним подымается, касается его шеи и что-то говорит. Что-то ласковое и успокаивающее. И с этими словами исчезает желание нападать на другого.
   Я вспоминаю ее последние слова, сказанные бандиту, и зверь резко вскидывается. Звенят натянутые цепи. Слышится крик дежурного, следящего за драконом. Рядом появляется множество людей с факелами, а я пытаюсь мысленно успокоить зверя, и тот подчиняется мне. Собрание людей после короткого разговора расходится. Двое проверяют цепи, кто-то уходит проверить, что делает ведьма, а та спит.
   Я направляю дракону свое видение того, что его хозяйка спит, и он резко меняет свое поведение. Тут же исчезают все порывы, и он уже не сопротивляется моим действиям. А я наблюдая за своими надсмотрщиками начинаю осматривать кандалы, а
   вместе с ними и самого себя.
   Ночь проходит довольно быстро. Наступает день, а вместе с ним понимание того, что плыть еще далеко и долго, а это означает, что у меня пока есть время. Есть время, чтобы разобраться с собой, научить зверя в себе не сопротивляться моей воле, а вместе с тем, придумать, как освободиться?
  
   Я учился. Учился жить вместе с драконом, учился не противиться его инстинктам, когда это было нужно и учился управлять его инстинктами и его поведением. Мысленное напоминание о хозяйке было очень действенным, вот только не всегда помогало заставить дракона поступать так, как я хотел. Проходили дни и ночи. Я спал вместе с драконом и просыпался вместе с ним. Иногда обнаруживал, что он спит, когда я сам о чем-то раздумываю. Логические мысли он не понимал. Не понимал и того, что освободившись он поможет ей. И поэтому он всячески сопротивлялся моим действиям по освобождению от цепей, почему-то считая, что именно хозяйка его и посадила на цепь, а ее он ослушаться не мог.
   Время все же не прошло даром. Через неделю плавания дракон уже легко отдавал себя мне. А я довел почти до автоматизма все свои "доводы", когда надо было что-то делать, он не желал. Впрочем, отказаться от жертвы я его заставить не сумел, и когда в пасть дракона было засунуто тело еще живого, но находящегося без сознания, человека, он его без всякого промедления сожрал.
   Почему меня это так задевало, я понять не мог, как не мог понять и того, кто же я такой на самом деле? Пока была лишь одна теория о том, что я действительно дракон. Разумное существо, доведенное пытками и побоями до шизофрении, в которой моим вторым я оказался дикий драконовский предок, явно не обремененный предрассудками разума.
  
   Как порвать цепь? Нужна сила, нужно приспособление, чтобы увеличить силу. Самое простейшее приспособление - рычаг. Где его взять? Рядом ничего подходящего нет. Рядом валяется несколько палок, но они явно слишком тонкие, впрочем, и они для чего-нибудь еще сгодятся. Я наблюдал за людьми. Наблюдал что они делают и обнаружил местного техника, у которого был нужный мне инструмент из металла.
  
   Очередной дурак оказался слишком близко ко мне. Я не дотянулся бы до него клыками, но вполне мог достать задней лапой, надо всего лишь подтолкнуть его. Не просто толкнуть боком, а сделать так, чтобы он свалился поближе к задней лапе. Я чуть изогнулся и резко дернулся. Восклицание человека сменилось воплем, когда он свалился на палубу у меня под боком, и я развернувшись пнул его задней лапой. Рядом были другие люди, и они всего лишь усмехались глядя на своего собрата. Они совершенно не понимали, что с тем произойдет, а человек, подлетел в воздух от удара задней лапы дракона, пролетел над его плечом и оказался в прямой досягаемости для клыков. Я лишь отпустил на волю дикий инстинкт охотника, и драконья голова резко развернувшись лязгнула клыками. И над палубой разнесся последний вопль жертвы.
  
   Командир бандитов ругался долго, но не на меня, а на идиотов, решивших, что с драконом можно играться. Под конец он приказал все же отлупить дракона палками, на что последовало возражение, что удары палок это чудовище не чувствует, что его уже лупили палками, и ничего не вышло. Говоря это человек указывал на палки, что валялись рядом.
   - Идите вниз и принесите железные дубины! - приказал командир, и вскоре началось "избиение". Бок, лапы и хвост оказались почти не чувствительны к ударам. Зверь только злился из-за них. И поэтому, как только кто-то оказался рядом с его носом и попытался ударить дубиной в нос, дракон перехватил удар, и железо оказалось в его пасти, а человек отлетел в сторону.
   Для меня это было чуть ли не удачей. Я перехватил управление телом, и вместо того, чтобы выплюнуть железо, как это хотел сделать дракон, затянул его в пасть языком, и сделал вид, что пытаюсь проглотить. Зверь на это взглянул с явным удивлением, а я "убедившись, что в пасть попало нечто несъедобное", наклонился и выплюнул железяку себе под брюхо. Дракону было без разницы, а человек вряд ли бы полез туда доставать утерянное.
   Поняв, что и металлические дубины не помогают, люди ушли. Командир вновь их отчитывал, заявляя, что не пошевелит и пальцем, если какой-нибудь идиот снова угодит в пасть дракона. И они стали обходить меня стороной.
  
   В эту же ночь несколько звеньев цепи были разогнуты. Дежурный проспал на посту и даже вскрикнуть не успел, когда я обхватил его языком за шею и втянул в свою глотку. Осторожно пройдясь по палубе, я добрался до вахтовых, и те так же молча упокоились. Вряд ли они ожидали, что дракон начнет их убивать молча и без шума. А я держал в себе зверя. Держал от дикого порыва, с каким он желал кинуться к своей хозяйке, и мне удалось его удержать. Я добрался до всех, кто не спал, и прикончил их, затем проник к каютам. Дракону было не особенно легко лезть в узкое помещение, но у меня не было выбора. Освободить хозяйку я мог только изнутри. Дверь с тихим скрежетом рассыпалась, когда я воткнул в нее драконьи когти и медленно выдрал ее со своего места. Женщина проснулась от шума, но ничего не видела во тьме. И ничего не смогла сделать, потому что лежала связанной. Я всунул голову в каюту, осторожно подхватил ее языком и затянув в пасть начал выбираться назад. Она не сопротивлялась и не пыталась кричать, хотя была явно удивлена поведением своего дракона. Не меньшим стало ее удивление, когда дракон оказавшись на палубе улегся, положив ее перед собой и осторожными движениями когтей перерезал ее путы. Она поднялась, молча прижалась к голове дракона, направляя в него свою странную успокаивающую силу. Я приспустил контроль за зверем, и тот с блаженством принял прикосновение своей хозяйки, а затем она оказалась на спине дракона, тихим голосом приказала ему встать и взлететь.
   Я едва не выдал своего восторга воем, меня остановило лишь понимание, что нес стоит будить врагов. Впрочем, хозяйка была иного мнения. Она управляла драконом в полете, тот пронесся вокруг, набрал высоту и вернулся к кораблю, выполняя ее приказ. А затем прозвучал новый приказ: "Огонь!"
   И тут мое удивление перешло всякие пределы.
   Из груди зверя вырвалась клокочущая ненависть, и вместе с резким выдохом полыхнуло яркое пламя, которое в миг охватила корабельные надстройки. Послышались вопли людей, а хозяйка продолжала и продолжала наносить огненные удары с помощью дракона, пока корабль не оказался в огне весь. Несколько человек прыгнули в воду, они ее уже не интересовали. Дракон поднялся высоко-высоко в ясное звездное небо по приказу хозяйки и развернувшись понесся в сторону, ведомую только ей.
  
   Кто она мне? Друг? Враг? Хозяйка? Поймет ли она, если ее дракон внезапно обретет разум? И что сделает? Испугается и вбежит? Или же наоборот, обратит на дракона свой гнев и применит все известные методы дрессуры болью? А она это может. В этом я был уверен. Задумывается ли она о том, как дракон освободился и как освободил ее? Формально даже дикий зверь в принципе способен на то, что я сделал. Как получить все ответы? Я продолжал свои раздумья, а дракон был полностью под властью второго я. Он был тем же зверем, каким был раньше, и я не вмешивался в его игры с хозяйкой. Наблюдал за ними и не вмешивался. Даже когда зверь играя задел ее когтем, и она отчитала его за это. Он понял свою вину и старался ее загладить поведением. А она вскоре просто забыла о полученной ране, когда та затянулась под воздействием слабой магии.
   Я уже не сомневался, что она - магичка. Да и прежний хозяин был магом. Иначе не объяснить его влияние на дракона и способность причинять боль.
   Через три дня и две ночевки дракон оказался в местах, которые знал. Я это почувствовал из его воспоминаний, которые периодически появлялись в голове зверя.
   Вторая ночь стала для меня сюрпризом. Сначала была игра как обычно, затем хозяйка уложила дракона на спину, взобралась ему на живот и уселась промеж задних лап, касаясь его и возбуждая мужское начало. Мне все это дело показалось чудовищным извращением, а зверю нравилось, и он несколько раз порывался подняться, чтобы вылизать ее, но она его останавливала и продолжала свое дело. Под конец он только лежал и наслаждался. Крылья дракона слегка подрагивали, хвост трепетал, а женщина касалась и ласкала его, после чего прикасалась губами к его началу ловила в рот струю спермы.
   Я не сразу понял, что она делает, а когда увидел, едва не выдал себя удивлением. Попавшую в рот сперму она сплевывала в склянку, после чего продолжала и продолжала возбуждать дракона. И так продолжалось почти до самого утра. Утром я понял лишь, что склянка наполнена полностью. Хозяйка упаковала ее в свой мешок, после чего короткий приказ поднял дракона на лапы, и он вновь обратился в ездовое животное.
   Два часа спустя дракон спустился посреди утреннего городского базара, и хозяйка оставив дракона около одной из лавок ушла внутрь. Я слышал все, что она говорила торговцу, как предлагала ему некий сорболис, а торговец утверждал, что цена на него в полтора раза ниже. Женщина настаивала, заявляя, что цены на сорболис нынче растут и через месяц он будет стоить в пять раз дороже. А ее товар - самый свежий, самый чистый и самый качественный. Когда же они так и не сошлись под конец на цене, она заявила, что найдет другого скупердяя, и что этот сильно пожалеет, если попытается ей мешать. Зверю эти слова ничего не говорили. Он чувствовал лишь, что хозяйка на что-то злится и был настороже. Пять минут спустя она торговалась с другим человеком, сразу назначив цену в два с половиной раза больше обычной. Поторговавшись они сошлись на цене, которую женщина предлагала первому торговцу, и я понял, наконец, что такое сорболис. За мешочек с монетами она отдала склянку с драконьей спермой. У меня сразу же возникло желание спросить, а по какой цене здесь купят драконий кал? Но я вовремя вспомнил, что неразумным драконам не полагается задавать вопросы. Следующий перелет привел нас в холодный заснеженный лес. И хозяйка меня вновь удивила, потому что уложив дракона и раздевшись, она залезла к нему в пасть и используя приспособление из веревок и крюков зацепилась так, что провалившись в глотку дракона остановилась на полпути, и он зверь не пытался ее глотать дальше. Он был явно обучен к подобным процедурам и довольно быстро заснул. А я не спал еще довольно долго, раздумывая над всем, что узнал. А проснувшись обнаружил себя в воздухе. Дракон несся над снежными горными вершинами. Хозяйка сидела, привязанная к седлу и закутанная в теплые меховые одежды. Когда она успела их приобрести, я не заметил. Впрочем, мне это было без разницы.
   Когда горный массив внизу закончился, он перешел в густые зеленые леса, среди которых изредка встречались поселения. И я видел в них бегающих и кричавших людей. Кричали они отнюдь не приветствия, их слова доходили до дракона, и он их воспринимал, как враждебные, хотя я их совсем не понял, потому что это был язык, которого я не знал.
  
   Месть это ужасно. Особенно, если мстят от души и с помощью дракона, способного изрыгать пламя. Меня в этом деле почему-то больше интересовало, каким образом это пламя образуется, а не то, что оно жжет дома людей, а вместе с ними и их жителей. Хозяйка была на них сильно разозлена, и быть может, я тоже был бы зол, если бы знал, из-за чего она мстит? Но дракону она не объясняла причин своих действий. И он не требовал объяснений. И не заморачивался угрызениями совести, когда приходилось жрать людей, независимо от пола, возраста и рода занятий.
  
   Очередная деревня. Огни пожаров и вопли людей. Крики жертв съедаемых живьем. Беженцы уносятся по лесной дороге, кто как может. Первые на лошадях, вторые на телегах, третьи пешком и бегом. Дракон нагоняет отставших и без всякой жалости убивает всех без разбора. И это чудовищно. И я не понимаю себя. Не понимаю, какое мне дело до этих людей, когда я - дракон, а значит, мне должно быть на них плевать. НА ВСЕХ.
   Но это не так. Я лечу снова и нагоняю очередную несущуюся через поле телегу, в которой бегут от смерти люди.
   И МНЕ НЕ ПЛЕВАТЬ!
   Приказ - уничтожить. Дракон несется на новую цель и уже готов выпустить убийственный огонь. А я вижу людей. Десяток мальчишек и девчонок, кто-то из старших изо всех сил гонит лошадь, та и сама несется обезумев из-за приближающегося дракона.
   СТОП! Я резко перехватываю управление телом, и дракон вместо того, чтобы поливать людей огнем проносится мимо и приземляется на дороге впереди.
   - Что с тобой происходит, Дракон?! - Вопль хозяйки врывается в уши, но зверь уже не подчиняется ее голосу. ОН далеко в глубине, бесится и воет из-за того, что оказался заперт в собственной голове.
   - Достаточно крови! - рычание разносится над полем, лошадь с телегой резко несется в сторону. Животное падает, останавливая бешеную гонку. - Достаточно смерти! - я уже не боюсь последствий, и женщина падает с моей шеи, когда я резко прыгаю в сторону.
   - Поганый маг! Убирайся из моего дракона! - Ее вопль ничего не меняет во мне, и только резкая острая боль врывается во все нервы, мгновенно вырубая сознание, заставляя лапы дракона подкоситься. На краю уходящего сознания я вижу, как дети покидают остановившуюся телегу и бегут прочь.
   В первый момент после пробуждения кажется, что ничего не изменилось, что не было этого бешенства и не было боли. Я чувствую зверя, который по-прежнему любит свою хозяйку и готов по ее приказу убивать кого угодно и сколько угодно. Вот только я уже не готов это позволять. Я смотрю на нее, и мой взгляд явно меняется, потому что она резко меняет свое настроение.
   - Ты больше не будешь мне приказывать. - Последнее слово я произношу сквозь дикую боль, врезающуюся в тело. И я снова отключаюсь.
   - Чертов маг, я тебя вытравлю из моего дракона! - гнев в словах хозяйки заставляет зверя сжаться в комок, и он с легкостью позволяет мне взять тело под свое управление.
   И вновь боль, вспышка в глазах. Тьма, пробуждение, боль, вспышка, тьма.
   - Дура! - Боль. Вспышка. Тьма. Пробуждение...
   - Ты ничего не добьешься. - Боль. Вспышка. Тьма. Пробуждение...
   - Я дракон. - Боль. Вспышка. Тьма. Пробуждение...
  
   Рядом никого нет, небо закрыто тучами, и назревает дождь.
   Я поднялся, оглядываясь. Зверь во мне не просто спал. Он был в натуральном бессознательном состоянии. Видимо, так же, как я когда-то. В поле ни души, и это очень странно. Я еще раз обернулся, как следует рассматривая землю, и мне все стало ясно. Рядом было множество следов всадников. Видимо они захватили хозяйку дракона, пока тот лежал в отключке. Быть может, они следили за ней и видели, как она сама вырубала дракона, как только он просыпался, а это позволяло поймать ее, ведь врубленный дракон не страшен, а без дракона магичка мало что может сделать.
   Я поднялся в воздух и полетел в сторону, куда ускакали всадники. Лететь долго не пришлось. Поселок появился под моими крыльями уже через несколько минут, и я увидел толпу народа в центре. И мне не потребовалось думать о том, почему они собрались. Крылья сами сложились, и я рухнул вниз со всей возможной скоростью, Лишь когда меня заметили снизу я вновь раскрыл их и никого не опасаясь приземлился на быстро пустеющей площади, где осталась только одна женщина привязанная к столбу, стоящему над кучей дров и хвороста, предназначение которых было понятно и дураку. Она не смотрела на меня просто потому что уже ничего не чувствовала. А я, не особенно раздумывая разодрал веревки, подхватил ее тело в пасть и малость приглотил, так, что со стороны могло показаться, что я ее действительно сожрал.
   Я прошелся по площади, зашел на опустевший базар, забрал там пару мешков с мясом и еще один мешок с кучей других вещей, которые я набрал прямо с прилавков, продавцы которых стали невидимками и отдавали все бесплатно. Погони я не опасался. Магов с драконами тут явно не было поблизости, иначе они не напали бы на женщину, находящуюся рядом с драконом. Впрочем, я мог и ошибаться, поэтому улетел подальше и остановился в ложбинке меж двух холмов, попавшихся на дороге.
   Рядом было озеро, и женщина вывалилась из моей пасти в воду, после чего сразу же пришла в себя и начала барахтаться на мелкоте. Движения ее прекратились, когда она встала, наконец, на дно и поднявшись увидела меня.
   - В третий раз я тебя спасать не буду, неблагодарная моя хозяюшка, - проговорил я, и она от неожиданности села в воду.
   - Кто ты такой? - заговорила она, когда вновь поднялась.
   - Ты потеряла зрение и не видишь меня, женщина? Я - маленький лопоухий кролик. Белый и пушистый. И людей я не ем, в отличие от тебя.
   - Чего тебе надо от меня?
   - Вылезай из воды, тогда и обсудим, чего мне надо.
   Пока она телилась, я раздумывал, как и с чего начать разговор? С одной стороны мне было нужно, чтобы она отвечала честно и правильно, с другой, я не хотел что-либо говорить о себе, а без этого у нее вряд ли был какой-либо интерес ко мне, как к личности.
   - Рассказывай, - приказал я, укладываясь на берегу.
   - Что рассказывать?
   - Все рассказывай. Начни с объяснения того, почему я тебя еще не сожрал?
   - Ты не можешь этого сделать, - произнесла она.
   - Святая наивность! И с чего же ты это взяла? Думаешь, что сможешь остановить меня болью? У тебя реакции не хватит для этого, а все время держать меня болью ты не сможешь, потому что устанешь сама, потому что тебя найдут здесь и снова отправят на костер, а я и когтем больше не пошевелю, чтобы тебя оттуда вытаскивать!
   - Чего тебе надо? - заговорила она совсем другим тоном.
   - Ты расскажешь мне все. О драконах, о магах, об этом мире. О том, почему ты с помощью дракона убивала невинных людей? Чем больше ты рассказываешь, тем дольше живешь. Потому что твой отказ или попытка увиливания будет означать твою смерть. Поэтому, начинай.
   Рассказчик из нее получился довольно посредственный. Она плохо понимала, о чем надо говорить, и постоянно сбивалась с одной темы на другую, а я не знал, что из сказанного важно, а что не очень, поэтому старался не перебивать и слушал ее голос, иногда чуть не забывая о том, что происходит. Но контроля над собой я не терял. Зверь во мне в какой-то момент проснулся и едва не начал прыгать, услышав голос хозяйки. Та и не почувствовала его появления, а я подкинул ему воспоминание о боли, что хозяйка принесла мне и ему совсем недавно, и он замер, затем попытался вспомнить что-то другое, показывая, как он ее любит. И все же я не давал ему выходить наружу.
   Она остановилась на чем-то, и я уже не заставлял ее продолжать, потому что информации было не так мало, хотя она рассказала далеко не все. На все не хватило бы и целого месяца рассказов, не то что одного вечера.
  
   Очередное пробуждение. Несколько мгновений я пытался понять, что происходит. Еще минуту назад я был в другом месте, на мановение приотпустил зверя в себе, тот прыгнул к хозяйке, и наступила тьма. Безмозглое животное. Я посмотрел вокруг и едва поверил глазам. Рядом было множество людей, огромный базар, где появление дракона могло вызвать разве что панику, но вместо того, чтобы таращиться на меня, как это было всегда, они делали свои дела, ничуть не боясь меня-дракона. В голове стояло странное ощущение, перед взглядом появился новый силуэт, и я узнал хозяйку.
   - Все закончилось, Мяаа, - произнесла она, теперь этот поганый маг не доберется до тебя. - В ее руке появился непонятный окровавленный предмет, который она положила на камень и взяв другой прихлопнула им. - Теперь тебя никто не будет контролировать. Ты теперь свободен.
   - Госпожа, это не приведет ни к чему хорошему! - раздался голос рядом, и я обернувшись увидел рядом мага в сером балахоне. - Нельзя освобождать драконов! Вы же сказали, что вам надо заменить контроллер, а не вынуть! Дракон без контроллера наделает много бед! Этот зверь опасен! Вы должны это понимать!
   Я поднялся быстрым плавным движением, и маг завопил, когда мои клыки сомкнулись за его спиной.
   - Что ты делаешь, Мяаа?! - раздался возглас женщины, а я ничуть не сомневаясь в своем праве подкинул человека вверх и он с криком упал назад провалился в мое брюхо вниз головой.
   - Я свободен или нет? - спросил я, наклонившись к бывшей хозяйке. - Вот и не спрашивай, что я делаю!
   Земля ушла вниз, под крыльями раздался знакомый вой и крик разбегающейся толпы. Где-то там летел крик женщины "Мяаа, вернись!" Но до моих ушей он не долетел, потому что я резкими движениями крыльев удалялся от земли и уносился прочь от этого места. Мне уже ничего не было нужно ни от нее, ни от людей. Мне был нужен только покой, свобода и время для раздумий.
  
   Итак, я - дракон. Я свободен. Я освободился от шизофрении, которой меня наградил прибор подчинения, вставленный в мою голову магами. Моя звериная сущность более не отделена от меня. Она - моя часть, и я не вижу ничего зазорного в том, чтобы поймать на горной дороге человека и сожрать его, кем бы он ни был.
   Тем не менее, мой разум все еще все еще обременен предрассудками, которые заставляют меня думать о том, чтобы изменить свою жизнь. Чтобы перестать быть пугалом на дорогах. Я не человек, но разум людей притягивает и заставляет меня искать контактов с ними, потому что контактов с драконами у меня нет. Я уже встречался с драконами, которых маги держат в рабстве с помощью своих заклятий и приборов, вживленных в голову. Но поладить с ними мне не удалось. Ни один не сумел сказать ни слова, при моих попытках заговорить, а хозяева, если им удавалось застать меня рядом с их рабами, поступали слишком глупо, приказывая драконам захватить меня.
   Однажды мне удалось поймать мага, что наказал своего дракона посреди поля, где рядом никого больше не было. Его потуги наказать меня магией только смешили. Я прижал его к земле своей рукой и долго выпытывал у него сведения, что меня больше всего интересовали. Он рассказал мне, что драконы появились в этом мире очень давно, что явились они с неба, что поначалу драконы вполне мирно уживались с людьми, а потом начались нападения, и тогда маги придумали, как их остановить. Придумали контроллеры, которые устанавливали каждому пойманному дракону, и он после этого подчинялся магам. Подчинив часть драконов они захватили остальных. Старых убили, а молодых обратили в безмозглых животных и которых дрессировали, наказывая жестокой болью за непослушание.
   - Где живут свободные драконы? - прорычал я свой новый вопрос.
   - Свободных драконов не существует.
   - Ты меня видишь, глупый маг? Я существую или нет? Или ты настолько глуп, что не веришь, что я свободен, и думаешь, что все то только твой ночной кошмар?!
   - Ты обыкновенный свихнувшийся вельд, - заявил маг. - Да еще и дурак, если не понимаешь этого!
   - Объясняй, что это значит?! - взрычал я, прижимая его к земле еще сильнее. - Говори, если не хочешь, чтобы я тебе башку откусил!
   - Вельды - это маги, вошедшие в драконов полностью через контроллеры, - выдавил он из себя едва справляясь с собственным дыханием. Я чуть ослабил давление на его грудь, и он, резко вздохнув, продолжил говорить. О том, что вельды появились после того, как всех драконов захватили, что появились они из магов, что совершенно спятили, проводя эксперименты с драконами. И все они закончили одинаково - их души ушли в драконов и остались в них навечно.
   - И почему другие маги не помогли им вернуться? - прорычал я.
   - Вам некуда возвращаться. Тело мага, ушедшего в дракона - сразу же умирает, и обратное возвращение невозможно, если только не захватить тело какого-нибудь молодого раба и не вернуться в него с помощью контроллера. Если ты меня отпустишь, я помогу тебе найти такое тело.
   - И откуда же ты знаешь столько про вельдов, когда никто другой из магов не в курсе?
   - О вельдах знают все маги. Не знать могут только какие-нибудь недоучившиеся. Потому что каждый маг, перешедший за порог рискует стать вельдом навсегда.
   - Ты сказал навсегда? И каким же образом это навсегда, если можно вернуться в тело раба?
   - Это не так просто сделать. И никакой раб добровольно на это не согласится.
   - Еще бы. Только дурак согласится, чтобы ему вживили в мозг этот ваш контроллер, - зафыркал я.
   - Это не наш контроллер.
   - Не ваш? А чей же тогда?!
   - Эти контроллеры принесли с собой драконы. Сначала они с их помощью подчиняли людей. Но нашлись люди, которые оказались сильнее драконов своим духом, а контроллер подчиняется именно тому, кто сильнее духом, а не когтями.
   - И сколько же они принесли контроллеров, если их хватили на них всех и на всех других драконов, что родились позже?
   - Они принесли не сами контроллеры, а способ, как их изготовить.
   - Ты мне о нем расскажешь, маг!
   - Я не знаю об этом почти ничего! Кроме того, что есть место, где работает магическая артель, изготавливающая контроллеры. Они одинаковы для всех. И контролирует их изготовление Верховный маг и его помощники.
   - Как до них добраться?
   - Они держат все в секрете и только торгуют контроллерами по всему миру. Проследить за ними невозможно. Потому что они летают на драконах, а дракона не догонишь без другого дракона, а это невозможно сделать скрытно!
   - Так ты, значит, видел, как я к тебе подобрался? Это же невозможно сделать скрытно!
   - Ты воспользовался тем, что мой дракон спит, но он скоро проснется, и тогда ты об пожалеешь о том, что сделал!
   - Смотрите ка! Да у тебя голосок прорезался, птичка! - Я подхватил его, усаживаясь на хвост, и маг завопил, увидев тьму в моем чреве.
  
   Дракон очнулся только под утро. Всю ночь я ждал, а затем попытался говорить с ним. Разговор оказался совсем коротким, потому что это животное кинулось на меня с рычанием и желанием драться. Мне пришлось попросту удирать, потому что он был явно крупнее и сильнее меня. Вот только я был хитрее, и поэтому дракон быстро потерял меня из виду и еще долго кружился над местом, где потерял меня, а я вынырнув из воды далеко в стороне выбрался на берег под деревьями и скрылся в лесу.
   А через два дня я вновь обнаружил этого дракона в подчинении у магов. И в тот день я понял, что убить хозяев - это еще не главное. Ведь освободившийся от хозяина дракон не становится разумным, а остается диким и исполняет то, что от него требовал хозяин раньше. Это я понял уже потом, а в тот момент меня разрывала ярость, которая вылилась в странное ощущение, появившееся с хвоста. Оглянувшись я дернулся, и мой хвост проделав полукруг остановил движение вместе со мной. Хвост горел. Я в первый момент испугался, затем попытался потушить пламя, и это получилось прежде чем я достал до кончика хвоста лапой. Огонь потух сам, а ожидаемое ощущение жжения так и не наступило. Более того, хвост оказался таким же, как был всегда, ничуть не пах гарью и только обожженные места на земле свидетельствовали о том, что огонь был.
  
   - Тут и дракон не поможет, - раздался голос человека, и я проснулся. Если говорить точнее, от я и не спал. Тихо сидел в зарослях, наблюдал за рекой, которую собирался переплывать, когда стемнеет.
   - Дракон бы помог, если бы захотел, - проговорил другой голос, и я понял, что человек рядом совсем не один. И было бы смешно, если бы он один говорил сам с собой в лесу.
   А мысль о том, что я вполне мог бы кому-то помочь, если бы знал, в чем помогать, и это не показалось бы мне слишком неправильным. Вот только, что я получу за эту помощь? Не попробовав не узнаю. А пробовать надо было давно, и более удобного случая мне бы не подвернулось.
   - Если кто-то желает получить помощь дракона, он может обратиться ко мне, - заявил я достаточно громко и стараясь давить рычание в своем голосе.
   - А ты кто? И где? - возник вопрос того, что заявлял, что дракон помог бы.
   - Я вас слышу, вы меня слышите, значит, я рядом, не так ли? - проговорил я. - Меня зовут Огненный Хвост. Я - дракон.
   - Драконы не умеют разговаривать, - заявил первый.
   Такой разговор через кусты, пока мы не видели друг друга, меня позабавил.
   - Так пройди сюда и попытайся доказать мне, что я не умею разговаривать или что я не дракон.
   Послышалось шуршание кустов, и я увидел их. Они еще не замечали меня из-за того, что передо мной было еще много зелени, а я по цвету был довольно темен, и на фоне тьмы леса меня было сложно рассмотреть.
   - Ну, и где ты? - усмехнулся неверующий оказавшись чуть ли не рядом с моим носом.
   - Не вздумай орать, если не хочешь, чтобы тебя услышали и обернись, - тихо произнес я, и он медленно повернулся, затем отпрыгнул назад, сбив своего товарища с ног. Они оба повалились в кусты, и я поднялся во весь свой рост, показывая себя. - У вас есть шанс получить помощь дракона, если вы расскажете, в чем она будет заключаться, и мне это дело не покажется неправильным, - заявил я. - И за это дело вы будете должны сделать для меня другое дело. Я еще не придумал, какое, но вы ведь сможете легко от всего отказаться после того, как ваше дело будет сделано. Не так ли?
   - Вряд ли можно легко отказаться от обещания, данного дракону, но я готов на все ради того, чтобы освободить свою сестру из рабства!
  
   По реке медленно плыла баржа, груженая рабами. Ее тащили другие рабы, сидевшие на веслах галеры, тянувшей баржу. Впрочем их работа была совершенно не нужна, ведь баржа и галера плыли по течению и могли вовсе не грести. Но хозяева явно куда-то спешили, поэтому гребцов на галере постоянно охаживала плетка надсмотрщика. И тот старался изо всех сил, отчего взмок не меньше гребцов.
   - Дракон! - закричал кто-то с палубы галеры. - Это дракон! И он спускается сюда! - истошно вопил он.
   Дракон спускался кругами, медленно и размеренно, как это предписывалось правилами для того чтобы показать, что он не атакует. Места на галере для приземления дракона не было, и он прицелился к барже, после чего охранники согнали часть рабов в сторону, и дракон опустился на освободившееся место. На его спине сидел человек и смотрел на рабов, затем обернулся назад, к галере, что остановилась, и теперь ее хозяин стоял на корме и заявлял, что везет собственность Императора, требуя ответа от мага, зачем он его задерживает.
   - Ты отдашь мне трех рабынь, - зарычал дракон, и хозяин галеры дрогнул.
   - Делай, что говорит мой дракон, иначе я прикажу ему спалить твои кораблики, а ты станешь ему обедом! - выкрикнул человек со спины дракона.
   - Рабыни стоят денег. Плати, и забирай сколько хочешь, - заявил хозяин галеры.
   Дракон чуть прикрыл глаза, затем резко плюнул в сторону галеры, и огненный сгусток поджег угол палубной надстройки.
   - Еще одно возражение, и он подожжет все остальное! - выкрикнул человек.
   - Забирай! - закричал хозяин. - Выбирай трех любых рабынь, забирай и убирайся отсюда!
  
   Стражники не мешали мне идти сквозь толпу рабынь и "выбирать". Выбирал мой наездник, и вскоре он увидел среди рабов знакомое лицо и указал на женщину. Та узнала своего брата и прошла к дракону, надеясь, что это ей не снится. За руку ее схватила какая-то другая женщина, пытаясь остановить, но та, что была первой целью всей операции, не собиралась упускать свой шанс и сама потащила вторую к дракону, тихо говоря ей, что на шее дракона сидит ее брат.
   Я подхватил руками двух рабынь и прыгнул с баржи, расправляя крылья. За время, пока мы выбирали, на галере затушили начавшийся пожар, и хозяин галеры смотрел, на меня, доверяя делать остальное своим слугам.
   На берегу нас ждал еще один человек, которому я и протолкнул двух женщин после того как приземлился поставил их на ноги рядом с собой.
   - Мы можем уходить, - заявил наездник соскакивая на землю.
   - Я отправляюсь за третьей рабыней, - заявил я и быстро взлетел. С воздуха я заметил в толпе рабов довольно крупную женскую фигуру и опустился на палубу напротив нее. Не знаю, что меня привлекло в этой женщине. По меркам людей она была безобразной толстухой. Рабы вокруг разбежались, а толстуха завизжала, когда я подхватил ее руками и поднял над собой, разевая пасть.
   - Не делай этого, дракон! - завопила она. - Я знаю много секретов магов и пригожусь твоему хозяину! - Последние слова она кричала уже провалившись в мою глотку по грудь, и их почти никто не услышал, а кто услышал, то не понял всего сказанного из-за визга других рабов, что отшатнулись от дракона-людоеда.
  
   - Какого черта ты это сделал? - заговорила одна из спасенных, когда я приземлился рядом с четырьмя людьми.
   - Тебе не нравится, что я сожрал эту толстуху, а не тебя? - зарычал я, наклоняясь и выталкивая из себя последнюю жертву. Та была без сознания. - Приведите ее в чувство! - приказал я людям, и те прошли к толстухе, когда я отступил на шаг.
  
   - Я умею собирать сорболис, - заявила она, когда я спросил о том, что она знает.
   - Если бы ты это умела, ты не выглядела бы такой старой толстухой, - перебил ее Люрк. - Среди нас дураков нет, и никто тебе не поверит.
   - Помолчи, Люрк. - заговорил я. - Что ты знаешь о сорболисе? Говори все, что знаешь, зачем он нужен и почему так дорого ценится?
   Она глянула на меня и заговорила словно на экзамене.
   - Метод сбора сорболиса является тайной магов и драконов. За его разглашение полагается самое жестокое наказание - смерть. Поэтому рассказывать я не буду. Ты это и сам знаешь, дракон.
   - О методе сбора я тебя и не спрашивал, - прорычал я, начиная злиться на ее глупость.
   - Сорболис применяется для приготовления эликсиров. В малых количествах для лекарственных эликсиров, в средних - для эликсиров здоровья и в больших - для эликсира молодости.
   Остальные после этих слов примолкли, молчал и я, ожидая продолжения ее слов.
   - Моя фигура - это тоже следствие применения сорболиса.
   - И откуда же такое противоречивое действие?
   - Для тех, кто его применял раньше, после прекращения применения сорболиса наступает обратный откат. Я выглядела раньше вполне достойно, но год назад хозяин, который держал меня на сорболисе, пропал, меня продали как бесхозную рабыню, а новый хозяин и слышать ничего не желал о сорболисе и его свойствах.
   - За разглашение тайны действия сорболиса, разве не полагается такая же жестокая смерть?
   - О действии сорболиса не знают только полные кретины и недоумки. Это не тайна. Тайна только в изготовлении эликсиров, и мне она известна.
   - И откуда же? Ты была магом раньше?
   - Магом можно стать только навсегда, до самой смерти. А смерть тем, кто способен покупать сорболис, не грозит, если только они не разозлят кого-то еще более могущественного, чем они.
  
   Чтобы сохранить тайну сбора сорболиса, я ушел вместе с Арил от людей, объявив им, что сожру любого, кто попытается шпионить. А чтобы это никто не сумел даже пытаться, ядали от всех, я подхватил женщину и улетел подальше, на давно присмотренный пустой островок на большом озере. Туда никто не заплывал, потому что хозяин озера не разрешал кому-либо в нем плавать просто так. В чем была причина этого запрета, я не знал, но и не интересовался пока.
   На острове состоялась первая оргия, в которой я понял, что Арил действительно умеет делать то, что сказала. Она заполнила сорболисом все склянки, что достались мне в наследство из вещей съеденного мага. Под утро мы вернулись к месту сбора людей, становившихся теперь моей если не семьей, то командой. По крайней мере, я надеялся, что они не станут от этого отказываться, потому что обещали выполнить то, что я захочу за помощь в спасении сестры Люрка и Карина.
   - Вы ведь могли сбежать, пока меня не было, - заявил я, когда опустился рядом с импровизированным лагерем и костром, вокруг которого сидели четверо человек.
   - Сбежать от дракона? - переспросил Люрк. - Ты спятил? Это невозможно в принципе, если у тебя нет другого дракона и ты сам не дракон.
   - Ты придумал, чего будешь от нас требовать за спасение Мальры и Лауны?
   - Вы поступите ко мне на службу и будете исполнять все мои приказы. За соответствующее вознаграждение, - объявил я. - Будете считать меня хозяином. И вы прослужите мне не меньше четырех недель, после чего сами решите, уходить со службы или оставаться.
   - А если кто-то не исполнит приказ, то его убьешь? - спросил Люрк.
   - Нет. Он задохнется сам.
   - Как это сам? - не поняв переспросил Люрк.
   - Как самоубийца, решивший повеситься.
   - Получается, что мы станем твоими рабами, дракон, а это есть прямое невыполнение того, в чем ты обещал нам помочь, - заявил Карин.
   - Так значит, ты рабство от службы никак не отличаешь, Карин? Если так, то можете убираться. Будете сами искать себе службу и отбиваться от работорговцев, ловящих кого ни попадя.
   - Мы вовсе не отказывались от службы, - тут же пошел на попятную Люрк. - Но условия службы мы должны знать при найме.
   - Я вам их назвал. Не понравится, отработаете один месяц и уйдете.
  
   Появление дракона над городом стража заметила сразу же. Тревогу никто не подымал, потому что дракон передал знак маневром и теперь спускался к центральной торговой площади, где всегда было место для приземления драконов. Как только крылатый опустился, рядом оказалось множество торговцев, которые тут же окружили спустившуюся на землю хозяйку боевого зверя.
   Никто из них не заметил, что дракон подал ей какой-то знак, когда она спускалась, а женщина осмотрела людей и заявила, что будет продавать то что они желают получить, но не по какой-то конкретной цене, а на аукционе, где товар достанется тому, кто больше всех заплатит. Стихийный аукцион начался здесь же, и цены мгновенно выросли до пяти-шестикратных относительно тех, что были когда-то. И платили они настоящим золотом. К концу этого балагана цены возросли до десятикратных, а затем рядом появились стражники, требовавшие от хозяйки дракона, чтобы она уплатила полагающийся налог за продажу сорболиса.
   Женщина взглянула на дракона, а тот взрыкнул и резким движением плюнул стражникам под ноги огненным клубком.
   - Можете сказать спасибо своей страже за то что они лишили вас дорогого товара! - зарычал дракон, подхватил женщину передней лапой, усадил себе на шею и взлетел в воздух.
   А стражники разбежались и вопили о нападении дракона.
  
   Я довольно долго никуда не летал после этого дня. Люди исполняли все мои приказы, и они не были особо обременительными. Тем более, когда за работу они получили оплату натуральными золотыми монетами. Они ходили в города и села, узнавали новости, и стало известно, что "говорящего дракона" стража разыскивает по всей округе, что за ним числится множество самых разных правонарушений от ограблений и убийств до изнасилований, которые якобы совершал всадник дракона.
   Арил приготовила несколько склянок с эликсирами, и Мальра с Лауной продали его в городе, получив намного больше золота, чем если бы был продан сорболис, потраченный на изготовление эликсиров. Это предопределило мое решение, по которому на продажу шел не чистый сорболис, а средства, изготавливаемые из него. Требуемые для этого другие ингредиенты легко приобретались на любом базаре, и проблем с изготовлением эликсиров не было. Начались проблемы только с их продажей, когда по всей округе был распространен указ о новом налоге на продажу сорболиса и сорболисовых средств. Женщины, наткнувшись на стражу, требовавшую оплатить этот налог, были вынуждены бежать, и им это удалось, потому что они хорошо знали город, и им было у кого спрятаться.
   - По этому наместнику явно плачет драконье брюхо, - заявил я, когда Мальра и Лауна рассказали о том, как им пришлось бежать с базара, не закончив торговлю. Им повезло, что держали весь товар и деньги на себе, иначе их пришлось бы бросать вместе с лавкой, которую они наняли на несколько дней.
   - У него надежная охрана и, наверняка, есть драконы на службе, - заявил Люрк.
   - Вот, вы это и узнаете, - приказал им я. - Завтра вы полетите вместе со мной, я вас высажу рядом со столицей. Сам останусь в лесу, а вы пройдете в город и узнаете все о наместнике. Сколько и какая у него стража, охраняют ли его драконы? МОжет, он не все время под охраной. Короче, вы сами понимаете, что надо выяснить.
   - И ты его убьешь?
   - Я его поймаю и заставлю отменить этот налог. А если откажется, проглочу его живьем.
  
   Они выяснили все что нужно и вернулись в лес, после чего я отправился на свое дело. Единственный дракон, охранявший замок, не повел и ухом, когда я начал быстро спускаться ко дворцу наместника. Там началась тревога, появился маг, который решил захватить меня своей магией и передал сигнал генерирующий боль. Вот только подействовал он на дракона, что должен был защищать наместника, а я приземлился рядом с магом, который пытался мне что-то приказывать, посылая новые и новые импульсы боли. Я видел это по тому, как вздрагивало тело дракона, лежавшего рядом.
   - Ты сам подписал себе приговор, маг! - зарычал я и прыгнул. Удар когтей снес магу голову, и я тут же рванулся в бой на стражников, что бежали в мою сторону. Их оружие причиняло мне боли не больше чем укусы комаров человеку. Надо было только недопустить попаданий в глаза, и я сделал это, атакуя людей огнем. Стражники, объятые пламенем покатились от меня, и им было уже не до стрельбы, а я рванулся ко дворцу и некоторое время носился по нему, пока не нашел главный зал наместника, где меня встретили огнем из более мощного орудия. Было не ясно, откуда оно взялось внутри помещения, но это знание не было моей главной задачей. От первого выстрела орудия я ушел в сторону, и большое копье пробило лишь створку двери, а мой огненный плевок достал орудие и стрелявших людей.
   После этого я не медлил и атаковал остальных людей. Глупый наместник пытался бежать. Я бы на его месте бежал в тот момент, когда услышал о нападении дракона, явившегося по его душу. Вот только он явно не понимал, что я пришел именно к нему, поэтому он не сбежал сразу.
   Я догнал его в соседнем зале, и сбил с ног ударом хвоста, после чего прижал передней лапой к полу.
   - Если хочешь сдохнуть, говори прямо, что хочешь сдохнуть, и я тебя сожру прямо здесь! - зарычал я, наклонившись к его лицу.
   - Кто ты такой?! - воскликнул он.
   - Ты, урод, совершенно слепой и не видишь, кто я?! - взревел я всей мощью своего голоса. - Я - дракон!
   - Чего тебе от меня надо?! - раздался его визг.
   - Тебе надо было сразу начинать с этого вопроса, а не натравливать на меня свою стражу, урод, - проговорил я, усаживаясь посреди зала и отпуская его. - Ты выполнишь все, что я скажу, а иначе отправишься на интимное свидание с моей утробой. Ты все понял, наместник?!
   - Я понял, - проблеял он. - Если я все сделаю, ты не станешь меня убивать?
   - Я не стану тебя убивать даже если ты ничего не сделаешь. Потому что от этого ты задохнешься сам! А теперь зови сюда своих писарей, чтобы писали новые указы!
   Воображение у меня разыгралось не на шутку, и вместе с указом об отмене всех налогов на продажу сорболиса и эликсиров из него, я получил документ, в котором было объявлено, что дракон по имени Огненный Хвост находится под защитой государства, что никто не имеет права на меня нападать, а каждый напавший, даже если он случайно чихнул в мою сторону, становится для меня законным обедом. Согласно третьему документу в мое владение отдавались земли вокруг Белого Озера, того, на котором был тот самый остров, куда я летал вместе с Арил "добывать сорболис".
   - Я улетаю, наместник, - прорычал я. - И теперь тебе остается только довести до сведения всех жителей города и других поселений об этих указах. Потому что, если через три дня какая-нибудь свинья в шлеме и с мечом попытается что-то сказать моим людям о налоге на сорболис, я вернусь сюда и сожру тебя без всяких церемоний и разговоров!
   - Как же они отличат твоих людей от других? - проблеял наместник.
   - Ты полный кретин, наместник?! - взрычал я. - Может, мне сожрать тебя прямо сейчас?!
   - Нет! - взвизгнул он, отпрыгивая. - Я все сделаю как ты скажешь!
   - Налог на продажу сорболиса отменен, значит стражникам и незачем различать людей его продающих! Ты все понял?!
   - По-онял... - заныл человек, и я сиганул в окно, не заботясь о целостности рам и остекления.
  
   Система безопасности, придуманная с нуля, работает пока все условности известны только своим, затем она начинает давать сбои. Особенно, если дело катится к прямому военному конфликту.
   Я так и не знаю, откуда во мне знания о том, как надо действовать. Люди, которых я принял в свой круг, давно перестали меня бояться. И даже мои обещания сожрать всех принимают не более чем шутку, хотя мне не раз приходилось так делать с другими людьми. С откровенными врагами и вредителями, с бандитами, пойманными в лесах ставших моими, с дураками, из-за которых не редко все начинает идти наперекосяк из-за какого-нибудь идиотского бзика.
   Вместе с землей, озером и островом на озере мне достался старый замок прежнего хозяина окрестных земель. Он, как оказалось, давно умер, не оставив наследников, и поэтому наместник без сопротивления отдал мне эту землю. Возможно, мне повезло, что я не запросил владения какого-нибудь живого барона, иначе не избежать бы мне войны с местным населением. В моих владениях местного населения было раз-два и обчелся. Пара деревень вдали от берегов озера, посещение которого действительно было запрещено, и туда никто из местных не совался, хотя охраны вокруг озера не было. Выяснить причину подобного запрета мне не удалось. Расспросы на эту тему вызывали у стариков панический ужас, а молодые были уверены, что туда нельзя, а почему нельзя, ни один объяснить не смог.
  
   - Эту бабу ты можешь съесть, - произнесла Арил.
   Над улицей города разнесся короткий вскрик, и мое брюхо потяжелело на три четверти центнера. Арил обернулась на меня и несколько мгновений смотрела на мою облизывающуюся морду.
   - В чем дело, Арил? Ты же сама сказала мне ее съесть.
   - Ты даже не переспросил, почему и зачем, - проговорила она.
   - Тебе пора понять одну вещь, Арил, - заговорил я. - Когда я кого-то жру сам, тогда мне нужно знать, почему и зачем.А когда говоришь ты, что я могу кого-то сожрать, я это понимаю, как то, что ты знаешь, почему и зачем, поэтому делаю так не раздумывая. Так что своими словами, пошутила ты или всерьез, ты подписала ей смертный приговор, как только сказала те слова.
   - А если я скажу тебе сожрать меня, ты тоже кинешься это делать не раздумывая? - спросила она.
   - Однажды я уже так сделал, если ты не забыла. Если тебе это понравилось, только скажи, и я с радостью все повторю.
   - И не мечтай, - заявила она.
   - Ты привела меня сюда чтобы болтать, Арил, или чтобы дело делать?
   - Мне надо идти на соседнюю улицу. А тебе там будет тесно.
   - Ну, так иди. Я буду ждать здесь.
  
   Я оставался на месте и ждал, когда она вернется, надеясь, что ничего страшного не произойдет. Через пару минут она вернулась с каким-то мешком в руках.
   - Ты кого-то ограбила? - удивленно спросил я.
   - Хвост, ты чем слушал, когда я говорила, куда иду?
   - Ты сказала, что идешь на соседнюю улицу.
   - Я сказала, что иду в свой город и в свой дом. Ты об этом забыл?
   - Не забыл. Только мне это ничего не говорит. Ты все свои дела сделала?
   - Еще нет. Надо лететь в центр города.
   Она взобралась на мою спину, навьючив сначала свой мешок, затем я взлетел по ее команде и приземлился распугивая толпу на площади. Через час она вернулась с новым мешком, и на этом прогулка по городу закончилась.
  
   Наступившее спокойствие и безмятежность были обманчивыми. Старый замок хозяина земель теперь принадлежал мне и моим людям. Количество этих людей постепенно увеличивалось, просто от того, что они встречали своих друзей, рассказывали об изменениях в своей жизни, и не редко это заканчивалось появлением в команде новых людей. Я на это смотрел без особого энтузиазма, как обычно, обещая сожрать любого, кто сделает что-нибудь не так. А о том, что из себя представляло это "не так", я им не объяснял, и им приходилось догадываться.
   Из столицы Империи приходили тревожные вести. Первой ласточкой стал указ Императора, по которому наместнику предлагалось самому разбираться с "говорящим драконом", что свободных драконов для наведения порядка в дальнем краю Империи в столице не было, что все драконы и маги заняты "священной войной", где-то на другом краю мира.
   Оставшийся без хозяина дракон в городе наместника некоторое время вел себя вполне обычно, но вскоре начал бузить и закончилось это беспорядками с пожарами, вызванными драконом и гибелью наместника, который оказался задавлен под какими-то обломками во время буйства крылатого. Обуздать его сумел только маг, явившийся из соседнего района. Он подчинил дракона, объявил всем, что разберется с "говорящим", которого многие винили в беспорядках, и на этом пропал. Я ожидал любой пакости - от военного нападения до тайных убийств моих людей, и все они действовали очень осторожно, так же, как и я. Но никаких явных действий против меня не происходило.
   Пролетели погода и еще год. Замок, который я теперь считал своим, был отремонтирован, рядом начал вырастать город, в котором все делалось по закону, установленному мной. Рабство я отменил сразу же. О налогах Императору никто не вспоминал. Новый наместник, казалось, обо мне и не знал. У него была куча своих проблем, от бунтов до голода на подведомственных землях. В моих владениях голодом и не пахло, потому что я изначально вел всe дела так, чтобы его избежать, и в каждой деревне теперь был кто-то, непосредственно связанный со мной и решавших все проблемы. Следующее лето началось с походов к моему замку "благодарственных делегаций", которые приносили хозяину дары, благодаря за помощь, которая была оказана всем нуждавшимся.
   В окрестных лесах перевелись бандиты. Кто-то из них вернулся домой, иные сбежали, поняв, что дракон на них попросту охотится и жрет каждого, кого поймает в лесу за неблаговидным занятием.
   А я не просто жрал бандитов. Я вытравливал из людей желание становиться таковыми, и когда окрестные леса освободились от любителей легкой наживы, расширил круг своей охоты, захватывая все земли, подчинявшиеся наместнику.
   Война, которую вела Империя доходила до нас лишь отголосками, да периодическими наездами вербовщиков, которым постепенно становилось некого забирать.
  
  
  
  
   <!--
   Арил - толстуха (бывшая)
   Лауна - подруга Мальры
   Мальра - сестра
   Люрк и Карин
   Мяаа - Огненный Хвост
   сорболис - драконья сперма
   -->
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Кукловод судьбы" (Магический детектив) | | Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"