Mak Ivan: другие произведения.

Демон революции

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 3.57*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    знаю, что мало, но что есть, то есть


Ivan Mak


Демон Революции



Управление Защиты лежит на лопатках. Некоторые люди еще не совсем понимают, как это возможно, почему человек, помеченных хищником еще находится на посту Командующего. Им объясняют, что метка находится не на конкретном человеке, что при передаче поста она перейдет току, кто его примет.
Люди пытаются что-то обсуждать, но периодически кто-то в зале напоминает, что хищник все слышит и никакие секретные дела не могут обсуждаться открыто. Под конец становится ясно, что они не могут обсуждаться вообще. Либо дела делаются людьми, которых Командование не знает, либо хищнику становится известно об этом.
Встает вопрос о тайных организациях. После открытого обсуждения люди приходят к выводу о необходимости снятия запрета. Хищник может контролировать действия Правительство и Командование УЗ, но он не может контролировать всех людей.
Встает вопрос и о существующих незаконных тайных организациях, кто-то считает, что им нельзя давать законные основания, но выясняется, что отсутствие регистрации тайных оргнизаций делает невозможным разделения их на законные и незаконные. Разделение решено проводить по деятельности организаций и возложить проверку на местные органы полиции.
Обсуждение фактически приводит к пониманию, что централизованное управление остается лишь номинально, оно выпускает законы, но почти ничем не управляет, почти никем не распоряжается. Выбора у людей не остается из-за того, что они не хотят отдавать хищникам секреты. Но они не хотят и открыто заявлять о поражении. Хищник сам бездействует, и у людей еще есть свобода, они еще могут найти в себе силы. Могут найтись такие люди, которые не связаны с УЗ и Правительством, но которые смогут найти силы против хищников, хотя надежд на это практически нет.
Вновь проводится обсуждение возможности уничтожения хищников глобальными методами, но ни один из них не дает необходимого результата. Все такие методы приводят и к уничтожению людей. Биологически хищники более живучи, чем люди, это теперь известно всем. Оспаривается только более высокий интеллект, но в зале звучит мнение, что реально угроза исходит вовсе не от интеллекта, а от диких инстинктов, которые будучи подкрепленными даже небольшим интеллектом могут смести с лица планеты всю цивилизацию людей.
Мнение это звучит словно из зала и с ним соглашаются просто потому, что люди не желают признавать высокий интеллект противника. Собрание заканчивается решением о выработке законов о тайных организации о новом самоуправлении, о передаче власти на места, о снижении ответственности Правительства, об изменении стуктуры Управления Защиты.
Законы выработаны через несколько дней, после чего принимаются почти сразу и уходят в средства массовой информации.
Революция начинается сверху. Закон о тайных организациях разрешает все организации, не занимающиеся противозаконными действиями. Решение о том, что противозаконно, что нет, возлагается на местные органы, суды, прокуратуру, полицию.
Мир взбудоражен. В десятках крупных городов проходят демонстрации населения, которые полиция не разгоняет, даже если там звучат антиправительственные лозунги. Машина управления государства в шоке. Во многих местах просто происходят перевороты, и начинается полный беспредел.
Армия получает приказы о наведении порядка на местах, и это действие перерастает в гражданскую войну, в которой появляется фронт и народная армия, которая сметает на своем пути все своей массой.


Айриль вошла в квартиру и некоторое время оглядывалась. Она чувствовала присутствие чужака наверху и тихо прошла к лестнице, затем ушла дальше, не оставляя без внимания спуск. Человек спустился, стараясь сделать это как можно тише ипобежал к выходу. Его настиг удар сзади. Он упал, роняя нож, и попытался направить пистолет на женщину, но оружие выскальзнуло из его руки.
Удар.
− Мальчик-вор попался в когти, − произнесла Айриль.
− Я не вор! − выпалил он. А в его голове стояло "вор, вор".
− И кто же ты?
− Тайный агент, − выпалил он. − Тайные организации не запрещены!
− Действующие незаконно − запрещены, а ты влез в чужой дом и пытался нас обокрасть.
− Неправда! Я ничего не взял!
− Не нашел тайника, потому и не сумел, − усмехнулась Айриль. − Хочешь увидеть, где мой тайник? Его никто никогда не найдет, если я не покажу. − Она подняла человека и потащила его наверх. Тот пошел, плохо понимая, что это значит. У человека промелькнула мысль, что хозяйка − дура, коли хвастется тайником.
А она толкнула его на постель, начала раздевать и сама скинула с себя одежду, после чего вор просто обезумел и сам начал раздеваться, разглядывая голое тело женщины.
Она отдалась ему, после чего перевернула и легла сверху.
− Ты его съешь, Айриль? − возник голос, и человек широко раскрыл глаза, увидев рядом полупрозрачное четырехлапое существо. Он попытался заорать, но рот его заткнула рука женщины.
− Воры − это такая категория людей, от которых и сами люди не прочь избавиться, Анри, − сказала она, улыбаясь. − Понял, вкусненький? − спросила она вора.
Тот пытался вырваться, но женщина над ним стала полупрозрачной и стянула его тело. Вор дергался в чреве хищника не долго. Айриль наслаждалась ощущением и улыбнулась Анри, когда тот вскочил на постель и окружил ее собой.
− Чувствуешь, Анри?
− Да. Но мне то ты не разрешаешь есть людей.
− Это слишком большая зараза, − ответила Айриль. − Тебе лучше сдерживать себя, Анри. Столько времени, сколько сможешь.
− А ты себя не сдерживаешь?
− Я себя сдерживаю. Всегда сдерживаю, но иногда сдержаться просто невозможно. Особенно, когда попадаются воры и насильники.
− Малика будет дуться на тебя, когда узнает.
− Будет. А что будет с Эльвирой, вообще не знаю.
− Она может и сбежать.
− Сбежать ей некуда, Анри. И даже если сбежит, она, все равно, наша. Ты помнишь наше правило, Анри.
− Помню. Тот, кто наш, тот не враг, что бы он ни думал. Это ведь максимализм, Айриль. Такое положение не может держаться.
− Пока нас мало, вполне может. А потом будет проще.
− А когда потом, айриль? Ведь начинать надо уже сейчас.
− Начинать надо тогда, когда у нас будет возможность, Анри. А пока ее нет, начинать нечего. Мы не можем уйти от дел и прятаться сейчас. К тому же, кое-кто еще не совсем взрослый.
− Рон? Он, вроде все знает.
− Да, но у него нет опыта. Даже у тебя его еще маловато, Анри. И кроме Рона теперь есть еще и Эльвира. Не знаю, что из нее выйдет. Малика уже сколько лет хищница, а, все равно, не все принимает.
− Когда они приедут?
− Скоро уже. У меня там небольшая часть с Маликой. Эльвира уже научилась выглядеть как человек и чувствует себя очень хорошо.


− Внимание, Земля, − произнес командир. − У нас нерасчетное отклонение в скорости.
− Видим, Алеф. Отклонение неопасное. Через несколько минут будет расчет корректировки с учетом отклонения. Предварительный анализ указывает на несоответствие массы аппарата заложенным а машину значениям. Лишний вес около трех килограмм.
− Мина замедленного действия, − проговорил командир.
− Не шутитите так, Алеф.
− Я предполагаю самый худший вариант, будет лучше, станет легче.
− Ваш вариант исключен. Скорее всего, что-то не так произошло при расчете массы третьей ступени. Возможно, у вас просто лишнее топливо на борту.
− У меня пока полные баки, что там может быть лишнего?
− Разберемся. Ситуация некритическая.
Некоторое время стояло молчание. Затем земля вышл на связь и зачитала несколько пунктов с признаниями некоторых разработчиков о превышении массы аппаратуры на единицы грамм. В сумме набралось около сотни грамм, что не выходило за пределы погрешности.
− Еще тридцать раз по столько же ошибок, и окажется, что все в порядке, − усмехнулся Алеф.
− Расчет на коррекцию готов, − сообщила Земля. − Мы ведем вас.
− Хорошо. Я отдыхаю, − сообщил командир. Он знаком показал своему товарищу, что все нормально.
− Я в порядке, командир, − сообщил бортинженер. − Не вижу ничего страшного в маленькой ошибке по массе. Ракета вывела бы на орбиту и на сто килограмм больше.
− Вывела бы, но до станции уже не дотянули бы.
Появились сигналы предупреждения. Несколько секунд отработал двигатель коррекции и включился маршевый, после чего сработала другая коррекция и аппарат продолжил движение. На экране появились новые цифры, а затем компьютер сообщил о правильной отработке.
− Подтверждени превышение массы на 2.8 килограмм, Алеф. Прибудете на станцию, там разберетесь, кто вам подсунул соленые огурцы.

Полет проходил нормально. Корабль доставил на станцию последние части установки, которая называлась "Алеф-2". Это был суперкомпьютер, оснащенный мощными генераторами электромагнитного поля, рядом электронно-позитронных пушек и множеством другой аппаратуры для анализа результатов. Сначала предполагалось провести ряд тестов, а через два месяца начать выполнение программы профессора Ингеора, который когда-то руководил похожими исследованиями на земле, но там произошла катастрофа. База оказалась атакована хищником, и была им уничтожена.
Теперь эксперимент проводился в космосе, потому что таково было требование профессора, основанное на полученных ранее результатах.
Алеф − обозначение бесконечности, символизирующей мощность множества чисел. Алеф-ноль бесконечность натуральных, алеф-один − дйствительных. Алеф-два бесконечность всех действительных функций на действительной переменной. Подразумевалось так, что Алеф-2 может абсолютно все, и ученые почти не ошибались. В новой установке были заложены все последние достижения науки и техники. Установка монтировалась в отсеке станции, который во время запуска герметически закрывался и оставался без воздуха. Для работы прибора был просто необходим космический вакуум.
Первое включение было проведено через месяц после доставки последних частей. Сначала проверяись отдельные компоненты. В течение почти полугода проводились тесты, измерения параметров аппаратуры и компьютера, устранение найденных неполадок.
Алеф-2 был готов начать первые эксперименты и для этого платформу с аппаратурой выводили в открытый космос. На ней были смонтированы новейшие ионные двигатели, которые должны были поднять орбиту еще выше чем орбита станции, и увести установку на стационарную орбиту планеты, где она оказывалась над исследовательским центром Ингеора на прямой видимости и постоянной связи.


− Сэр, у нас проблемы, − произнес капитан, входя в кабинет директора Центра.
− Что за проблемы, капитан? − Профессор был серьезен. Он знал, что вокруг бушует стихия народного бунта, который в своей слепой ненависти мог обрушиться и на ученых, проводивших важнейшие исследования.
− Около энергостанции бой. Мы едва сдерживаем нападение толпы, у них оружие.
− Вы вызвали армию?
− Я связывался, они сами где-то воюют. Подмоги нам не ждать. Если они прорвутся, Центр останется без энергии. Потом они могут пойти сюда.
− Что вы предлагаете?
− У нас не хватает людей. Нужны добровольцы для обеспечения обороны до момента, пока армия не сможет прислать помощь. Вы должны понимать, что наука не может сейчас обойтись без защиты.
− Хорошо, капитан. Сколько вам нужно людей?
− Чем больше тем лучше. Сколько сумеете найти, только не присылайте стариков.
− Хорошо, капитан. Я сделаю все, что смогу. Я сейчас же сделаю сообщение по внутреннему радио. Вы услышите.
− Мне надо идти, профессор. Я пришлю вам человека с радиостанцией, мы будем держать прямую связь.
− Вы не хотите использовать телефон?
− Телефон ненадежен. Если исчезнет энергия. И станция находится вне нашей территории. Связь может оборваться в любой момент.

Центр был взбудоражен. Уже через полчаса собралось около полусотни добровольцев из младшего научного состава. Старших профессор просил не уходить. Появился солдат с радиостанцией. Ингеор связался с капитаном, и тот объявил, что полусотни будет мало. Охрана станции едва сдерживала атаки, а атакующих было более тысячи. Добровольцы ушли с солдатом, а Ингеор вновь выступил по внутреннему радио центра, сообщая ситуацию. Он уже обдумал, что делать и объявил о временном свертывании части проектов, тех, что не пострадали бы в случае паузы. Часть старших сотрудников переходила в подчинение начальникам важнейших экспериментов, где они должны были работать подобно молодым.
К вечеру положение стабилизировалось. Подкрепление защитникам энергостанции позволило остановить нападавших. Те заметили увеличение численности зщитников, остановили атаки и готовились к новым схваткам.


− Привет, Тин, как дела? − произнесла Айриль.
− Фигово, − буркнул он. − Только что сообщили по радио, бунтовщики окружили Центр Ингеора, и уже несколько часов подряд пытаются их захватить. Они держатся, но армия не может помочь из-за боев около Донбарга.
− И вправду, фигово, − буркнула Айриль, взглянув на Малику. Та большую часть времени считала себя обязанной защищать революционеров. − Я отправляюсь туда, Малика. Коли революция против науки, значит я − против революции. − Айриль поднялась и вслед за ней поднялась Эльвира.
− Айриль, ты серьезно?
− Можешь отправиться с нами, Малика. Но ты не можешь нам помешать.
Тин почти не верил глазам, когда женщины покинули квартиру. Он вышел за ними и Айриль закрыла дверь.
− Вы что, действительно пойдете туда? Это же глупо!
Айриль только усмехнулась.
− Пока, Тин. Думаю, мы не скоро увидимся.
Айриль выскочила на улицу и села в машину. Полчаса спустя она уже мчалась по дороге, направляясь к Центру Ингера. До него была всего пара сотен километров, и машина прошла почти треть. Наступил вечер, дорога погрузилась во тьму, но Айриль не снижала скорости. В наступившем хаосе о правилах на дорогах уже никто не заботился. Полиция почти не появлялась вне городов.
− Айриль, ты дашь слово, что не будешь убивать, − произнесла Малика.
− Не дам. Твои революционеры всбесились окончательно. Ты можешь идти куда хочешь и помогать им, если хочешь. Но твоя теория не действует здесь. Ученые не обворовывают рабочих, так что, можешь об этом не рассказывать. А нападение на научный центр − это уже преступление, и мне плвать, рабочие на него напали или буржуи. Я буду защищать его даже от нападения хищников.
− Айриль права, − произнесла Эльвира.
Малика промолчала.
Машина неслась сквозь ночь и через час остановилась у разрушенного моста.
− Хороши рабочие, − фыркнула Айриль.
Она вышла из машины и прошла к воде.
− Айриль, ты собираешься плыть?! − возник вопрос Анри.
− Да, Анри.
− По моему, проще перелететь! − выпалил он, соскочил с Айриль и стаей птиц перенесся на другой берег. Айриль усмехнулась и тоже перелетела туда.
− А давно заметила, что иногда ты лезешь в гору, когда ее можно обойти, − сказала Эльвира.
− Бывает, буркнула Айриль.
Они теперь шли по дороге и вскоре наткнулись на разбитую машину. Рядом лежали четыре мертвеца. Женщина была изуродована мужчина убит ударом в голову, двое подростков забиты насмерть. На машине красовалась надпись "Смерть буржуям!"
Айриль ушла вперед, Эльвира догнала ее, а Малика осталась там, пытаясь что-то найти.
− Она этого еще не поняла, Эльвира, − произнесла Айриль.
− Почему она так считает?
− Ты ее не спрашивала?
− Нет. Я думала, это блажь.
− Блажь. Она с этой блажью несколько лет носилась будучи студенткой. Потом ее революционный друг обозвал ее предательницей и едва не застрелил, а она еще верит им.
Впереди появился город. Айриль объяснила Анри, что делать, и тот изменил себя. Теперь на Айриль была "рабочая спецовка". Эльвира тоже оказалась похожей на рабочего человека. Рон просто повторил действия Анри.
− Ты не хочешь ее подождать, Айриль?
− Нет. Она будет действовать сама. Путь окунется в эту грязь с головой, а у нас цель одна.
Они вошли в город. Несколько вооруженных человек встретили их на улице, но не задержали, провожая взглядами. Айриль вошла в один из разгромленых магазинов и некоторое время искала что-то, непонятное Эльвире.
− Ничего не нашла? − спросила Эльвира.
− Все уже обчищено, − буркнула Айриль. − Надо где-то взять оружие.
− Вряд ли мы его найдем так.
− Да.
Они вновь шли через город и вышли на дорогу, что вела к Центру. Впереди появилась баррикада на дороге. Несколько вооруженных людей встретили двух женщин.
− Вы куда идете? − спросил один из них.
− Вперед, − ответила Айриль. − Освободите дорогу.
− Туда нельзя. Вас там убьют.
− С чего это вдруг там нас убьют? − фыркнула Айриль. − Мы работаем в научном центре.
Айриль пошла вперед, и ее задержали.
− Стой на месте! Ты туда не пойдешь! − выпалил человек.
Айриль чиркнула пальцами по его руке. В мгновение оружие выпало на землю. Несколько человек кинулись в драку, и вскоре лежали на земле с кровавыми ранами.
− Вам крупно повезло, ребятки, что я еще не сильно злая, − произнесла Айриль. Она забрала оружие. Часть передала Эльвире, а то что хищники не брали с собой сложили в кучу и подожгли обливая бензином, что нашелся здесь же. − Желаю вам никогда с нами не встречаться, − произнесла Айриль.
Две фигуры скрылись в ночи, ухода по дороге дальше от баррикады.
Позади послышался грохот выстрелов.
− Ружья в огне стреляют, Эльвира. Не беспокойся.
− Я не подумала, − буркнула та.
Они прошли около километра и вновь были остановлены, на этот раз солдатами охраны Центра. Айриль молча сунула офицеру свое удостоверение, где значилось, что она профессор биологии.
− Профессор? В таком наряде? − спросил тот с сомнением.
− А в каком еще наряде там можно пройти? В бальных платьях, что ли? Либо пропустите нас, либо свяжите с профессором Ингеором.
Связь состоялась через несколько минут. Солдат объяснил, что за люди перед ним, и передал Айриль трубку.
− Это Айриль Синтина, − сказала она.
− Что вы хотите, госпожа Синтина? У нас критическая ситуация, и все дела лучше отложить.
− Я как раз из-за критической ситуации и пришла, профессор Ингеор. Вы знаете, с кем я работаю.
− Я понимаю, но я не понимаю, при чем здесь наша ситуация.
− При том, что я могу вам помочь. И Анри может вам помочь. В любом случае, мы уже ввязались в драку, пока шли сюда, у нас нет хода назад, поэтому я попрошу у вас разрешения придти в Центр. Охрана нас пускать не желает.
− Хорошо. Передайте трубку охране.
Айрил отдала трубку офицеру и тот пару раз сказав "да" повесил ее.
− Вы можете идти. Мы не будем вас провожать, у нас мало людей.
− Мы не заблудимся, − ответила Айриль.

Вскоре впереди появились здания, и Айриль с Эльвирой были "арестованы" группой молодых ученых, патрулировавших вокруг. Они ни в какую не пожелали принимать объяснений на счет одежды, пока не связались с профессором, и тот не подтвердил, что ожидал появления Айриль Синтиной с помощницей.
Женщины вошли в кабинет профессора. Он выглядел почти стариком, человеку было почти семьдесят лет.
− Это ваша помощница Малика Тернева?
− Нет. Это Эльвира Сандер, из Горбинского Центра. Она тоже работает с хищником. А Малика осталась в городе.
− Там же опасно.
− Забудьте об опасности, профессор. Сейчас дело такое, что опасно почти везде. Мы пришли, чтобы помочь вам и готовы это сделать в любой момент.
− Но чем вы можете помочь?
− Хищник способен на многое. Около полугода назад мы проводили встречу с Командованием УЗ, и военными учениями, в который Анри показал всю свою силу. УЗ признало, что его сила эквивалентна армейскому батальону. И вы можете считать, что в вашем распоряжении четыре подобных подразделения.
− Четыре? Как это четыре?
− Четыре хищника, профессор. Они, конечно, не все одинаковы по умению, но в любом случае, мы можем вам помочь.
− Если толпа увидит здесь хищников, она вообще всбесится, сюда пойдут даже те, кто не хотел идти!
− Мы можем выступать и тайно. Хищник способен менять себя. Вы не отличите его от человека, если встретите и он не пожелает себя показывать.
− Они действительно на такое способны?
− Анри, покажись, − произнесла Айриль, и мысленно сказала, что делать хищнику. Он изменился и Айриль оказалась перед профессором в тигровом наряде. А затем изменилась и рабочая форма Эльвиры.
− Как видите, я не обманываю, − произнесла Айриль. − Анри вокруг меня изображает мою одежду. Ему это нравится. Вы же об этом знаете, наверняка читали обзорные статьи?
− Да, я читал. Но я никогда не думал с ними встречаться и... − Профессор замолчал.
− Вы можете не бояться высказывать при нем любые мысли. Анри знает все об отношеиях между людьми и хищниками, в том числе и то, что УЗ было бы радо его уничтожить.
− Вы не боитесь, что он от этого всбесится?
− Мне этого бояться незачем.
Зазвонил телефон. Профессор поднял трубку и некоторое время говорил с кем-то об эксперименте, после чего объявил, что его лучше отложить и повесил трубку.
− Что он может делать?
− Я думаю, нам надо идти туда, где непосредственно требуется защита. Перечислять, что он может, я могу до утра.
− Хорошо. Я вызову капитана Фастина, он командует охраной центра и вы договоритесь с ним.

Полчаса спустя Айриль и Эльвира были перед капитаном. Он несколько скептически отосился к участию в обороне хищников, но слова профессора его убедили.
− Что вы предлагаете? − спросил он.
− Нам надо знать дислокацию боевых действий и оружие. Лучше, если вы покажете все оружие, какое у вас есть в наличии, хищник способен управиться и с тяжелым вооружением.
− У нас нет тяжелого вооружения, максимум станковые пулеметы, но для них нет мест, где их устанавливать. Они здесь вообще оказались случайно и не были вывезены, потому что начался бардак.
− Возможно, они могут быть использованы, если к ним есть боеприпасы.
− Они есть. Но я не вижу хищников.
− Хищников? − усмехнулась Айриль. − Хищники перед вами, капитан. − Айриль подняла руку и показала, как ее пальцы стали полупрозрачными. Человек постарался дежать себя в руках.
− Мы здесь для защиты научного Центра.
− Хорошо. Я покажу все...


Малика оказалась посреди темной улицы. Она прошла немного вперед. Кто-то накинулся на нее сзади, и она отбилась.
− Буржуйка, поганая! − закричал человек, хватая камень.
− Я не буржуйка, идиот! − завопила Малика. − Я детдомовская!
− Ты меня не обманешь, я вижу, какая у тебя одежда! У детдомовских такой не бывает!
Он кинул камень, и Малика отмахнулась от него.
Человек продолжал нападение и закончил только, когда женщина разозлилась и ударила его между ног.
− Сука... − зашипел тот и отстал.
Малика умчалась и вскоре нашла себе одежду попроще, вытащив ее из разграбленного магазина. Там не было новой, но была чья-то брошеная.
Казалось, через город прошелся смерч. Многие магазины были сожжены. Часть разграблено. Машины, если и встречались, то только разбитые или в баррикадах. По улицам ходили вооруженные люди, но на женщину никто больше не нападал, только несколько "добряков" говорили ей идти домой.
На очередной улице она задержалась рядом с рабочим патрулем и спросила, где штаб. Ее тут же схватили и заламывая руки повели туда. А там кто-то "очень умный" заявил, что женщина − шпионка, что у рабочих женщин не бывает таких белых ручек.
− Я − работница научного центра, и я тоже за революцию! − произнесла Малика.
− Да ну? − усмехнулся бородатый командир. Он выпустил Малике дым сигареты в лицо и та отмахнулась от него. − Что, не нравятся рабочий табачок? Только дорогие цигарки куришь, да?
− Я вообще не курю!
− Да ну?! Не куришь?! Все революционеры курят!
− Это неправда!
− Ты еще смеешь мне перечить, белоручка?! В подвал ее! К крысам!
Ее увели и кинули в подвал.
− Вот тут мы и посмотрим, какая ты революционерка! − выпалил человек, вталкивая Малику в дверь.
Та с грохотом закрылась. В подвале сидело несколько человек. У многих были синяки, некоторые лежали на нарах. Но всем мест не хватало, а пол был сырым и с лужами.
Малика молча прошла и села на землю у стены, ни на кого не глядя.
К ней подошел кто-то, но Малика не смотрела.
− Да-а, − протянул он. − Только полный кретин мог поверить, что ты из них с такими ручками.
− Оставь меня в покое, капиталист!
− Да ты еще и с норовом? − буркнул он. − В этом подвале только два настоящих капиталиста. Ну, не буду вам мешать, барышня, коли вы защищаете убийц.
Он отошел, а малика даже не смогла возразить! Она видела убитых детей, ей хотелось, чтобы это было не так, чтобы убийцами оказались другие, но убийцы подписались не скрывая себя!
Через несколько минут в подвале появились четыре человека. Они подняли одну из женщин.
− Тебе сколько лет, сука? − спросил один из них.
− Двадцать семь, − проблеяла та.
− Да ты еще и врешь?! − выпалил второй и ударил ее.
− Я ничего вам не делала?! − закричала та, падая в лужу. Она отпользла, но ее схватили и начали бить.
− Говори, сколько тебе лет! − орал садист и бил ее в живот.
− Ты бандит, а не революционер, − произнесла Малика, подымаясь.
− Что ты сказала?! − выпалил тот, кидая избитую на землю.
− Бандит! Ты − БАНДИТ! − закричала Малика и кинулась в драку.
Они не поняли, что на них напало. Удар огромной силы обрушился на человека, вышедшего навстречу и тот свалился на землю.
Остальные кинулись на Малику, и та с остервенением била, пока все четверо не оказались лежащими на земле. Один из них взялся за камень, попавшийся под руку и выронил его с воем из-за нового удара. Малика била не жалея в самое больное место, а затем подошла к главарю и схватив его за руку вывернула ее до хруста костей.
Он заорал.
− Сколько тебе лет, мальчик? − спросила она.
− Тридцать девять.
− Прекрасный возраст для смерти ублюдка.
Рука Малики вошла в его горло, и он задергался в предсмертной судороге.
Она вышла наружу. Кто-то небрежно спускался по лестнице и Малика поняла, почему остальные не спешили на крики! Они знали, что там будут бить и мучать пленников, что те будут орать.
Человек взглянул на нее, раскрыл рот о рухнул, не успев ничего сказать. В его груди торчал кусок непонятного вещества. Малика схватила его, и часть хищника соединилась с ее рукой. В ней уже не было жалости. Она выхватила оружие из рук убитого и поднялась наверх.
− За Революцию! − выкрикнула она и открыла огонь по людям.
Стрельба еще долго продолжлась. Малика захватила другое оружие, затем в ее руки попал автомат и люди уже не могли с ней справиться. Грохот стих, когда вокруг не осталось ни одного живого человека. Малика подняла одного, оставшегося в живых.
− Говори, где штаб, ублюдок? − произнесла она. − Или сдохнешь.
Она приставила пистолет к его голове, и тот назвал адрес.

Грохот выстрелов пронесся над улицами. Никто не спешил на помощь убитым, только пятнадцатилетняя девчонка с криком умчалась в подъезд, вырвавшись из объятий мертвого насильника. А темная фигура вооруженого человека ушла в сторону.
Малика больше не держала себя. Она шла туда, где находились враги. Она прокляла их и называла убийцами, а когда вошла в здание и на нее направили оружие несколько человек, она произнесла только одну фразу.
− За Революцию.
Грохот наполнил помещение. Люди взвыли. Ответный огонь обратил одежду Малики в кровавое месиво, но она не падала и шла вперед. Ее встречали огнем автоматов. Пули пробивали тело хищника не причиняя ему вреда.
− Это демон! − закричал кто-то.
− Я − Демон Революции! − взвыла Малика. Она ворвалась в зал, где находилось несколько человек. Охрана перед дверями пала, и люди пытались убежать в другой выход, но пули прошлись по их ногам, и Малика настигл их.
− Кто ты такой?! − закричали они, когда женщина в кровавых одеждах подошла к ним.
− Я пришла, чтобы свершить революцию. Ваша бандитская власть свергнута, а вы именем Революции приговорены к смерти!
− Мы за революцию, а не против! − заорали люди.
− Я этого не видела! Вы убивали людей, мучали невинных! Я видела детей убитых вашими погаными лапами!
− Мы не убивали детей! Это сделали бандиты, а не мы!
Малика стояла. Она видела, что эти люди не врут, что они действительно за революцию.
− Хорошо. Я вам верю, − произнесла она, убирая оружие. − И вы докажете это делом!
− Но ты нас ранила! Кто ты такая?!
− Я − Хищник. − Малика изменила себя и через несколько мгновений перед людьми оказалась женщина в нормальной одежде. − Я стреляла только потому, что считала вас командирами тех бандитов.
В зал вскочило несколько человек.
Они оказались рядом.
− Вызовите сюда врачей, и немедленно! − приказала Малика.
− Кто ты? − заговорили пришедшие.
− Можете называть меня Демоном Революции. Мне это имя понравилось. Делайте, что вам сказано, если не хотите, чтобы они умерли от потери крови!
Появились врачи, несколько человек увезли, но часть командиров осталась. Большинство были с ранениями в ноги и вполне могли говорить и понимать. Малика теперь командовала и никто не возражал, потому что не возражали командиры.
Появились новые люди. Пришли известия о стрельбе на улице, о разгромленом отряде революционеров.
− Они были бандитами, а не революционерами, − произнесла Малика.
− С чего вы это взяли? − произнес тот, что рассказал все.
− С того, что я видела все своими глазами. Они издевались над людьми, били и мучали невинных.
− С чего вы это взяли? И кто вы?
− Я − Демон Революции. И я буду убивать всех бандитов! Враг у Революции только один − капиталисты, а остальные люди невиновны!
− Кто она такая, Кремень? − спросил человек у раненого командира.
− Она с нами. Ты же слышал.
− Слышал! Здесь сорок семь человек убито! И там еще двадцать три! Если это сделала она, то! − Он выхватил оружие и тут же взвыл. Пистолет улетел в сторону от удара женщины, а ее автомат оказался направлен человеку в голову.
− Итак, ты считаешь, что кроме капиталистов надо убивать невинных людей? − спросила она.
− Н-нет... − проговорил тот.
− В таком случае, какого дьявола ты пытался напасть на меня? На невинных людей нападают только бандиты, а бандитов я убиваю!
− Не стреляй! − закричал тот, отскакивая. − Почему вы молчите?! − завопил он, глядя на остальных.
− Потому что я права, − ответила Малика. − И потому что я − хищник, а не человек. Здесь нет силы, способной меня убить.
− Ты лжешь! − выкрикнул человек.
− Прекрати, Винг! − приказал Кремень. − Она с нами, а не против. И она может рассказать, почему она с нами. Ты ведь расскажешь? − Он обращался к Малике.
− Расскажу. Я с вами, потому что я − разумное существо, которому не безразлична судьба народа. И потому что буржуи мешают не только вам, но и нам! Они обманывают вас! Врут, что хищники желают убить всех людей. Они заставляют вас думать, что хищников надо убивать всех без разбора, а на самом деле, хищники − это не червяки, которыми вас пугают. Хищники разумны, и хищники не желают убивать людей! Если бы я хотела только убивать, вас сейчас не было бы в живых! И вам врут, что армия защищает людей от нас! Армия не защищает. Она только убивает наших братьев. и в этой войне виновны буржуи! Вместо того, чтобы вступить в контакт, они устроили бойню и лгут вам, что хищники − дикие неразумные звери! А хищники разумны! И это было доказано наукой, но теперь буржуи не дают науке продолжаться дальше. Они запугивают вас небылицами про ужасных тварей, которые якобы желают всех убить, но это ложь!
− Ложь? О том, что все хищники − людоеды, известно всем, даже детям! − выпалил Винг.
− Это ложь! Хищники не все людоеды, я никогда не ела людей! Вас запугали, потому что разумных хищников мало, большинство хищников неразумно. Но они просто другие. А разумные хищники не нападают на людей. Есть только дикари, которых надо только научить не нападать на людей! Хищники не враги людям. Хищники − ваши братья по разуму!
− Братья по разуму? − с сомнением произнес Кремень. − Вы − инопланетяне?
− Хищники не инопланетяне. Все хищники родились здесь, на этой планете, и наукой биологией доказано, что хищники произошли из этого мира. И этой же наукой доказано, что люди прилетели сюда из космоса.
− Что?! Это вранье! − выкрикнул Винг.
− Это не вранье! Буржуи от вас это скрыли! Они скрыли, что люди уже летали среди звезд, что много лет назад из-за них потерпела аварию научная экспедиция, которая осталась здесь навсегда. Это доказывается очень простым фактом, тем, что в природе существует только семь видов животных, которые пригодны в пищу людям, а остальные тысячи − не пригодны, потому что они родились здесь, а те семь были привезены вашими предками!
− Это что же? Получается, что инопланетяне здесь мы? − спросил Кремень.
− Именно это и получается. А хищники − обычные дикари, которые не умели ничего раньше, но теперь все иначе. Хищники научились от людей разуму, и сейчас уже многие из нас цивилизованы и теперь мы ведем борьбу за то, чтобы нас признали за равных. Вы знаете, что такое неравенство, но вы еще не в таком плохом положении, как мы. По закону, мы не имеем никаких прав вообще, и если нас обнаруживают, нас пытаются убить не смотря ни на какие потери.
− Но ты стреляла здесь в нас, − заговорил Кремень. − Если все так, как ты говоришь, этого не должно было быть!
− Не должно?! − Выпалила Малика. − А убивать детей и подписывать "Смерть буржуям!" − такое должно быть?! Ни один ребенок не может быть виновен в том, что делают буржуи! Ни один ребенок не виновен в том, в какой семье он родился! И наказывать детей за преступления родителей − само есть преступление! Если бы это было одно преступление, но я видела и другие! Я видела избитых людей в подвале, людей, среди которых капиталистов почти и не было! Это были обычные люди!
− Откуда ты знаешь, что они не капиталисты? Они это тебе сами сказали?
− Сами. И я им верю, потому что я − хищник, и я слышу ложь и правду. − Малика взглянула на Кремня. − И вам я поверила только потому, что услышала, что ты не врал! Но те, кто лжет, те кто издевается над людьми, даже над буржуями, те не имеют права называться революционерами, они бандиты!
− Ты считаешь, что буржуев надо жалеть? − спросил Кремень.
− Буржуев надо свергнуть и отстранить от власти! А убивать надо бандитов. Тех, кто совершает преступления!
− Они и есть бандиты! Они совершают преступление!
− Тогда, судите их. По закону, который вы установите, а не так, как сейчас делается! Вы пускаете пулю в лоб первому встречному, на которого пьяный показал пальцем и сказал, что он буржуй! И это так, потому что со мной проделали это несколько раз! Я жива только потому что стрелять в меня бесполезно. Я не умру от пули!
− Но ты убивала и наших людей! Тех, кто невиновен!
− Революции без жертв не бывает. Вы допустили на много больше убийств невинных. Вы доверяете всяким бандитам, которые и сейчас ведут в городе террор, грабят и насилуют. Вы считаете, что защитили население, установив дежурство на улицах, но ваши дежурные сами не ангелы! Они не способны защитить всех. А бандиты разгуливают, потому что здесь нет полиции, потому что пострадавшим даже не к кому обратиться, а вас они боятся еще больше чем боялись полиции, потому что вы убиваете без суда по первому подозрению! И кто вы после этого, если не бандиты?! Вы говорите, что вы в этом невиновны, потому что так делают только бандиты, но вы виновны в том, что эти бандиты появились и получили оружие!
− И все равно, мы не убивали сами, как это сделала ты! И по тем словам, что ты сказала, ты сама − бандит!
− Я убивала бандитов. И я продолжу их убивать. Если же вам все равно, я просто уйду и сделаю так, что вам будет не все равно!
− Как это понимать?
− Как предупреждение тем, кто пойдет против Революции. Сейчас я уйду. Но я вернусь. И если я снова встречу сопротивление Революции, я буду убивать тех, кто нам мешает!
Она поднялась и вышла из зала.


Рядом с энергостанцией появились вышки с пулеметами. Их сварили здесь же из подручного материала и установили вокруг. На трубах появились прожектора, которые вскоре осветили территорию вокруг. Несколько пулеметов с самодельными станинами было передано в другие точки охраны вокруг Центра. На дорогах появились более серьезные защитные сооружения, а в поле появились заградительная колючая проволока, на которую навесили таблички с указанием "мины". Настоящих мин там не было, но толпа вряд ли бы пошла через минное поле, обнаружив его.
Утро началось с нового наступления, и атакующих встретил шквальный пулеметный огонь, после чего толпа ушла и больше не возвращалась. Они поняли, что энергостанцию им уже не взять.
Капитан уже не дергался при встрече с Айриль и Эльвирой. Вокруг продолжалось строительство укреплений. Большая их часть была предназначена для отпугивания, нежели реально защитила бы.


Малика проснулась от шороха. Она открыла взгляд и поднявшись вышла из своего небольшого укрытия. Посреди разгромленой лавки стоял старик.
− Н-не убивайте! − заголосил он, увидев женщину с оружием. Она поняла, что это бывший хозяин лавки. Впрочем, совсем не бывший. Малика только шагнула через кучу разбитого стекла и вышла сквозь витрину на улицу. Там светило утреннее солнце и появились первые прохожие. Одни старались сразу уйти, другие вели себя более уверенно. Самыми уверенными в себе были вооруженные люди, и первый же патруль остановил Малику, требуя документ.
Она показала свое удостоверение личности.
− Что это такое? Где у тебя разрешение от Революционного Комитета на ношение оружия?
− Кремень не успел его подписать. Он был ранен сегодня ночью.
− Что?! − воскликнул второй.
− Вы, похоже не знаете, что в штабе был бой ночью? − спросила Малика.
− Ты нам зубы не заговаривай! Документ показывай! − выпалил первый.
− Идем в штаб, − произнесла Малика. − Все документы там.
− Ты пройдешь туда только без оружия.
− Да, пожалуйста. − Она сунула автомат в руку человеку. − Идешь, или ты сам без документов?
Он взял автомат и достал бумагу, показывая ее Малике.
− Это документ? Я таких одной левой напишу десяток за раз!
− Здесь подпись командира, не видишь?!
− Да хоть десять подписей. Кончай балаган, идем в штаб!
Малика сама пошла по улице, и люди двинулись за ней. Через десять минут они остановились около входа. Охрана требовала пропуск и Малика потребовала передать командирам, что к штабу пришел Демон Революции и требует впустить.
− Давай звони, а не то получишь расстрел за самоуправство на посту! − выпалила Малика, и человек потеряв смех позвонил начальнику.
Вскоре появился кто-то, взглянул на женщину и приказал пропустить ее. После чего она выдернула автомат из руки одного из патрульных и вошла, закидывая его за спину.
− Гоните в шею этих придурков без пропусков! − сказала она, и охрана задержала остальных.


Собрание командиров проходило не так как обычно. Несколько, человек сидели в инвалидных креслах. Тех, кто не мог сидеть после ранения отправили в госпиталь.
− Мы все здесь без оружия, − сказал Кремень, когда Малика вошла, и она сняв автомат с плеча передала его охраннику, после чего села за стол.
− Здесь еще многие не верят в то, что вы не человек, а хищник, − произнес Кремень.
− А те, кто верит, дрожат от страха, − ответила Малика. − Даже ты боишься, я это вижу.
− Я не боюсь.
− Если ты будешь врать, я перстану тебя уважать, Кремень. Я еще не встречала таких людей, которые не боялись бы хищника. Этот страх вам буржуи с пеленок прописали.
− Мы не подчиняемся буржуям! − выпалил кто-то, вскакивая с места. − И ничего они нам не прописывали!
− Однако, ты ведешь себя именно, как буржуй! Твои товарищи тебе объяснили, кто я, но ты им верить не желаешь! Ты уперся, как буржуй, и считаешь, что тебе все все должны объяснять и доказывать!
− Ты на меня не наезжай! Я − сын рабочего человека! И мать у меня из рабочих, а ты − неизвестно кто!
− Именно. Я − детдомовская, и у меня родителей вообще нет! Так что, сиди на месте и не вякай, буржуй!
− Господа, мы здесь собрались не для того, чтобы обсуждать, кто у кого родился! − воскликнул очередной командир. − Рядом с городом идут бои, а вы!.. − Он замолчал. − У нас куча нерешенных вопросов.
− И первый нерешенный вопрос − с этой бабой! Никто из нас ее никогда не знал раньше, а теперь она здесь! С первого взгляда видно, что она шпионка буржуйская, вы на ее ручки посмотрите!
Малика подняла перед собой руки, и люди замерли, увидев полупрозрачные ладони.
− Ну что же, мальчик. Теперь ты точно знаешь, кто я, и ты сейчас умрешь за преступление перед революцией!
− Не делай этого! − выпалил Кремень, вскакивая.
− И почему же?! Он только что признался в преступлении, осудил меня за то, что ему цвет моих ручек не понравился! То же самое вчера сделали бандиты, которых я убила!
− Он ошибся.
− Слишком много таких ошибок! Вы хватаете людей на улицах только за то, что вам их вид не нравится, за то, что у кого-то платье чуть дороже, чем у остальных, за то, что кто-то выглядит не так как свинья с помойки! Революция для того и делается, чтобы люди стали выглядеть людьми, а не свиньями! Некоторые из вас считают, что надо не бедный людей делать богатыми, а богатых делать бедными!
− В этом цель революции! − выпалил очередной командир. − И ты со своими фокусами ей не помешаешь!
− Ты глупец, если так считаешь. Цель революции сделать так, чтобы всем людям жилось хорошо, а не отдельным буржуям! Если же ты считаешь, что надо всех опустить донищих, то ты враг революции и бандит! И таких мы будем убивать не жалея, потому что именно такие устраивают на улицах беспорядки, жгут дома, обворорывают магазины, насилуют девчонок и убивают кого попало!
− Вы что, будете ее слушать? − воскликнул безбашенный.
− Меня будут слушать все. А кто не будет, может убираться отсюда! Сядь на место, недоумок!
Сосед потянул человека за рукав, и тот сел, совершенно не понимая в чем дело. Этот командир был совершенно не осведомлен о том, кто такие хищники на самом деле.
− Вы, очевидно, плохо понимаете, что вам делать, − начала Малика. − И я скажу, что делать. Начинать надо с установления нового народного закона и порядка, с прекращения разбоя и грабежа на улицах города. Вы служите революции, а революция служит народу и никак иначе! Только люди могут устанавливать, что они желают для себя, и вы обязаны не навязывать им свою волю, а поддержать большинствоо и установить такой закон, который будет по нраву большинству!
Они слушали ее. Кто-то из-за страха, кто-то понял, что женщина говорит правильно. А Малика расписала первые главные законы о свободе слова, печати, личности, имущества, а так же об уважении всех прав людей и необходимости заботы о людях.
В зал вскочил очередной командир с донесением о провале операции по захвату энергостанции. Он заявил, что туда прибыли регулярные войска и вокруг уже ведутся работы по укреплению обороны, что ночью вокруг станции появились минные поля, а рядом несколько вышек с мощными пулеметами, из-за которых первая утренняя атака сразу же провалилась.
− Вы должны увести свое войско оттуда, − заявила Малика.
− Это еще почему?! − выпалил человек.
− Потому что если вы туда ворветесь, энергостанция перестанет работать. К тому же, захватывать ее могут только кретины, там работают не буржуи, а обычные рабочие!
− Тогда, почему они сопротивляются революции?!
− Они сопротивляются бандитам, а не революции!
− Что?! − Командир выхватил револьвер. − Что вы все сидите?! Взять эту буржуйскую шпионку!
Появилась охрана, но никто из них не двинулся к Малике.
− Именем революции, ты арестован, − сказала Малика командиру, и тот начал озираться.
− Не подходите ко мне! − выкрикнул он, оборачиваясь и выстрелил. Пуля попала Малике в грудь, и она прыгнула. Человек распластался на полу, выпялив на нее глаза.
− Я − Демон Революции, мальчик, меня не берут пули предателей!
Она выбила оружие из руки человека.
− Взять его! − Малику охрана послушалась, и человек бы схвачен. Он что-то еще кричал, когда его уводили. − Вы должны послать кого-то с приказом увести атакующих от энергостанции, − заявила Малика. − Есть добровольцы?
− По-моему, ты здесь не одна распоряжаешься, − заявил Кремень.
− Я здесь распоряжаюсь одна. Вы не распоряжаетесь, а сидите словно мумии, и у вас от страха языки отвалились! Кто-то скажет, что-нибудь против?
− Я скажу! − выпалил безбашенный.
− И что же ты скажешь? − произнесла Малика, глядя на него прямо.
− Мы здесь распоряжаемся, а не ты!
− Это все, что ты хотел сказать? В таком случае, садись на место и слушай дальше!
− Почему это?
− Потому что в твоей башке пустота. Ты даже сейчас не понял, что тот придурок в меня выстрелил.
− Он промазал.
− Он не промазал. Будь на моем месте человек, здесь сейчас был бы труп. А теперь садись на место, пока я не разозлилась! − Малика осмотрела остальныех. − Кто знает командиров отрядов около энергостанции? − Она поняла из мыслей людей, кто это знал и указала на одного из них. − Ты отправляешься туда и передашь приказ отступать. Сейчас же.
− А если я откажусь?
− Тогда, я сама туда пойду! − зарычала женщина, и человек дернулся.
− Хорошо, я уже иду, − сказал он.
− И запомни сразу, недоумок! На энергостанции находятся мои друзья, такие же хищники, как я, попытаешься сделать что-нибудь против революции, пойдешь пор революционный трибунал!
Он ушел, решив сделать, как приказано, тем более, когда остальные промолчали.
− Итак, продолжим, − произнесла Малика. − Сейчас некогда разводить болтовню, поэтому, каждый получит приказ. Именем революции.

Уже через час в городе появились листовки, в которых революционный комитет устанавливал новый порядок. Первым делом, в каждом квартале города создавался собственный отряд защиты. Им вменялось в обязанность защищать граждан от мародеров, защищать их собственность, в том числе вернуть все награбленное в магазинах и установить охрану в тех магазинах, где еще что-то осталось. То же самое делалось на предприятиях.
По приказу Малики были вызваны все рабочие одной из типографий, и она начала работу с выпуска революционной газеты, где говорилось о целях революции и осуждался бандитизм.
Малика прошла через все участки полиции, которые были заняты революционерами и освободила всех узников без исключения, не разбираясь кто есть кто. К обеду на свои места были возвращены полицейские. Малика выступила перед собранием комиссаров и объявила, что полиция вновь начинает работу. Но она обязана выполнять новый закон и главной ее обязанностью было поддержание порядка в городе, расследование грабежей и убийств, но полное невмешательство в политику.
− Никакие призывы к революции или против революции не могут быть причиной для задержания. Люди свободны выражать свои мысли. Аресту могут подвергаться только те, кто совершал преступления против жизни и свободы граждан. Ваша задача не допускать насилия, грабежей и убийств. #ам будет сложно это сделать одним, но вам помогут подразделения защиты, которые сейчас организовываются во всех кварталах города. Вы должны связаться с ними и действовать совместно.
− Кто вы такая, и почему мы вообще обязаны вас слушаться?! − воскликнул один из полицейских.
− Я − Демон Революции. Революционный Комитет, который управляет революционной армией, сейчас подчиняется мне. Вы проиграли войну, господа. Но цель революции не в том, чтобы убивать вас, а в том, чтобы установить справедливые законы. К сожалению, это не все понимают, поэтому начались беспорядки. Мне прекрасно известно, что среди вас революционеров нет, но от вас и не требуется ничего революционного. От вас требуется ваше умениеподдерживать порядок. Вы знаете старый закон и теперь знаете новый. И будете выполнять свою работу в той части законов, которые совпадают. В остальное попрошу не вмешиваться, потому что в этом случае, вы столкнетесь с нами и снова проиграете. Власть в городе принадлежит нам. На этом все, господа. Кто не желает работать и приносить людям пользу, может идти домой и плевать в потолок.

К вечеру была выпущена газета. В ней было все о революции, а так же расписывались преступления бандитов, которых не должно быть. В газете появилась и фотография с места убийства на дороге. Крупным планом были показаны убитые и от имени Революционного Комитета было заявлено, что это убийство совершено бандитами с целью дескридитации Революции. Тут же были осуждены разбой и грабежи и указано, что Отряды Защиты имеют право арестовывать мародеров, грабителей и убийц, если есть прямые свидетельства, даже если преступники оказались в революционных отрядах.
Революция − против преступлений!
Вечером город был уже другим. На улицах больше не было вооруженных патрулей. Полиция вела поиск грабителей и многие уже были пойманы, потому что нашлось не мало тех, кто действовал открыто, считая, что все пройдет безнаказанно.
Поздним вечером прошло собрание руководителей созданных Отрядов Защиты и перед ними выступила Малика. Она снова говорила о революции и ее целях, о новом законе, о правах граждан, в том числе о праве на защиту. Люди подняли крик и Малика выслушала нескольких человек. Они заявляли, что революция им не принесла ничего хорошего, что город был подвергнут нападению бандитов и грабителей, что эти бандиты до сих пор разгуливают на свободе, и их защищают негодяи с оружием.
− Нам не нужна эта ваша революция! У нас и без нее была свобода и все жили нормально! − кричал кто-то. − А ваш сброд явился неизвестно откуда!..
− Во-первых, господа, этот сброд не мой, − произнесла Малика. − Этот сброд явился из соседних городов, где люди живут в таких условиях, что вас всех поголовно посчитали буржуями! И я не из них, если вам хочется это знать, я живу и работаю в Морвиенском Центре. Я − Малика Тернева, помощник профессора биологии Айриль Синтиной. Айриль сейчас в научном городке. Она помогала установить оборону на энергостанции от сброда. Сюда действительно явилась самая последняя мразь, и чтобы взять их под контроль мне пришлось их убивать десятками. Они − не революция. Они − бандиты, на которых не нашлось управы. Не справилась ни армия, ни полиция, потому что наше правительство вместо того, чтобы улучшать жизнь людей вело политику разграбления и унижения народа! Вам прекрасно известно, сколько средств уходит на Управление Защиты, но мало кому известно, что еще десять лет назад биология доказала разумность хищников. И сейчас Управление Защиты вместо того, чтобы наладить нормальный контакт между двумя разумными видами, готовится к войне и готово пустить в ход ядерное оружие, считая, что лучше убить миллион людей и с ним одного хищника, чем договориться с этим хищником и прекратить убийства!
− Что это за чушь?! Хищники неразумны! − закричал кто-то из зала.
− Вы желаете доказательства обратного? Сейчас и здесь!
− И каким же образом вы это собираетесь доказать?
− Я − хищник. Вы не верите? Разумеется, вам же с детства рассказывали сказки о том, что хищники только и делают, что людей убивают! А это − ложь! Ложь, которую поддерживает правительство и армия. Из-за этой лжи огромные средства уходят на войну, которой не должно быть между разумными существами!
− Ты сумасшедшая! Нас не проведешь, мы знаем, как выглядят хищники!
− Вы знаете только то, как выглядят неразумные хищники, а о разумных вы ничего не знаете! Еще десять лет назад об этом были статьи и в научных журналах, и в газетах, но потом все материалы были объявлены секретными, а в газетах распустили слух, что это дезинформация! В конце концов, речь вовсе не об этом, а о том, что Правительству давно пора менять закон! На этом все, господа. Власть сейчас в ваших руках, как и должно быть, согласно Закону Революции. А я вас покидаю.
Малика ушла с собрания, дав людям возможность самим решать, что делать, а Революционный Комитет через два часа собрался вместе со всеми сбродом и покинул город. Они сделали это по приказу Малики, которая обозвала их трусами, отсиживающимися в теплом местечке, когда другие рабочие ведут бои за свои города.
Революция меняла курс. Не столько из-за хищника, сколько из-за убедительности слов Терневой, которая с детства знала, что такое настоящая Революция и каковы ее настоящие цели. И теперь эти цели стояли перед народной армией, которая внезапно получила мощного союзника в лице неуязвимого существа. И Революция начала побеждать, а вместе с победой она несла новый закон по отношению к разумным Хищникам.




















Оценка: 3.57*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"