Mak Ivan: другие произведения.

Кровавый Рассвет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Знаю, все ждали продолжения продолжения, а получилось непродолжение начала.


Ivan Mak


Кровавый Рассвет


Всадники ворвались в деревню на рассвете. Несколько десятков воинов с воем и улюлюканьем накинулись с мечами на ранних прохожих, подожгли огненными стрелами дома и захватили всех, кто еще остался жив.
− Нам известно, что вы не люди! − заговорил один из всадников. − И за это вы поплатитесь своими жизнями!
− Но мы же вам ничего плохого не делали! − воскликнула одна из женщин.
− Не сделали?! − в злобе выкрикнул всадник. − Вы − звери, а не люди! И ты, змея, еще смеешь говорить, что вы ничего не сделали?! − Он поднял меч подскакал к женщине и рубанул ее со всей силой.
− Мама! − раздался вопль из толпы пойманых. − Мамочка! − Он заплакал навзрыд, и кто-то из селян прижал его лицом к себе, чтобы пацан не смотрел на обезглавленную мать, на ее кровь, полившуюся на песок.
− Тот, кто будет нам перечить, закончита так же, как эта змея! − проговорил командир всадников, и пойманых погнали из деревни, по дороге, что вела в город князя, властвовашего над окрестными землями.
− Тебя как звать, парень? − спросил один из пленников, что шел рядом с ним. Парень не ответил. Он всю дорогу шел молча и ни на кого не смотрел.
− Его зовут Рассвет, − произнесла одна из женщин, что тоже была рядом.
− Вовсе не обязательно чужакам знать мое имя, − проговорил парень на мгновение обернувшись к женщине.
− Какой же он чужак? − заговорила она. − Он жил вместе с Керсами, а они − свои!
− Что-то у тебя не так с нюхом, Кошка Варга. От этих Керсов всегда за версту несло предательством. Они нас всех и продали князю!
− Да ты умом тронулся, парень, − возразил чужак. − Керсов эти воины первыми порубали, и дом их сожгли! Это-то все видели!
− Невелика потеря, − вновь заговорил Рассвет, глянув на человека. − Старый трухлявый дом! Вы же за нас получите столько золота, что и на дворец новый хватит.
− Прекрати нести чушь! − зашипела Кошка Варга. − Совсем разум потерял от несчастья, − прокоментировала она выступление парня, глядя на чужака.
− Ты ему побольше наших секретов расскажи, Кошка, − проговорил парень. − Глядишь, потом сама себе отгрызешь хвост от досады, когда поймешь чего наделала.
Кошка промолчала, и обвиненный тоже больше не говорил ни слова. Лишь погладывал на парня иногда. В этом взгляде проскальзывала и злоба и досада. Чужак и не понимал, что Рассвет − не простой парень.

В городе пленников сразу же отправили в темную тюрьму, где рассовали по клеткам и камерам. Сортировал новых узников старик, к которому подводили пленников по одному, и старик безошибочно называл суть каждого из пойманых. Кошек отправляли к кошкам, волков к волкам, собак и людей сажали в одну общую клетку, и туда же попал чужак, пытавшийся узнать что-то у парня.

Старик впился взглядом в парня и довольно долго молчал.
− Так что скажешь, Маг? − нетерпеливо потребовал стражник. − Куда этого сопляка?
Парень тоже смотрел на старика, внутрь него, и он видел этого человека насквозь.
− Этого парня вы отдадите мне, − заявил старик. − В нем есть скрытые магические способности, и он может стать магом, если не станет брыкаться. А если станет, тогда я из него суп сделаю! − Старик мерзко рассмеялся, и настоящий человек на месте Рассвета от этого смерха точно бы перепыгался. Но с парнем подобного не произошло. − Ну, чего рты раззявили?! − прикрикнул старик на стражников. − Привяжите его здесь! − И старая рука указала на стену, в которой торчало множество железных колец, предназначенный именно для приковывания узников.
− Хозяину может не понравиться подобное ряспоряжение его собственностью, − заявил стражник, когда его подчиненные выполняли приказ, привязывая цепями руки и ноги парня к кольцам.
− Поди к нему и пожалуйся, − усмехнулся старик. − А я потом погляжу, как Хозяин тебе будет башку отрывать за то что ты его побеспокоил из-за "какого-то сопляка".
Стражник отступился. У него еще было не мало другой работы, в том числе и с разбором поступавших пленников. Тюрьма уже едва вмещала всех, и от того, что старый маг заберет сопляка, хуже стать не могло. Так он считал.

− Полагаю, ты понимаешь, что я сделал и почему, − произнес старик, оказавшись перед парнем, когда стражники удалились.
− Ты решил получить большую кучу выгоды используя меня. Но у тебя ничего не выйдет глупый маг.
− У меня все выйдет, − заявил маг, − Выйдет, потому что я собираюсь инициировать твоего демона. И он подчинится мне.
− Глупец, − буркнул парень и отвернулся от старика. Он чувствовал, что маг собирается сделать именно то, что сказал. Вот только с подчинением демона Рассвета он просчитался. Просчитался, потому что его демон не мог подчиниться никому. Парень знал о нем из рассказов матери. Вспоминая об этом, он на мгновение забыл о старике, а когда вспомнил, маг перед ним уже затевал какую-то волшбу, и в ней не было ничего похожего на то, о чем рассказывала мать.
А волшба начинала действовать. И он уже чувствовал, как наступает предрассветное время, как кровь в его теле начинает бурлить и клокотать, как...
Огонь раскаленного металла коснулся руки, и парень взвыл. Он знал, что боль пройдет, но этого не следовало показывать мучителю. А тот продолжал и выжег раскаленным куском металла клеймо на второй руке. Затем маг сделал это в ногами и грудью. Старик делал это улыбаясь и продолжая бормотать какие-то заклинания, которые до парня уже не доходили, ибо он изо всех сил боролся с собственной сутью, что рвалась наружу.
− Ну же, не сдерживай себя! − воскликнул старик, и в очередной раз коснулся раскаленным железом тела парня.

В глаза ударил яркий свет. Парень ощутил, как меняется его суть, как выходит наружу тот, кем ему предстояло стать. Вот только он еще не знал, кем именно он станет, потому что давно в детстве маг-оборотень предсказал, что в парне родилось одно из сильнейших существ этого мира, а кто именно, магу так и не открылось.
Сильнейшая магия родилась в его теле и вышла наружу мощным световым потоком, исполнившим единственное желание родившегося существа − вырваться из лап мучителя.
Он очнулся высоко в небе и взвыл, ощутив падение. Но вой из его горла вырывался недолго. Инстинкты взяли верх, и Рассвет ощутил себя парящим в облаках на огромных крыльях, которые теперь он ощущла как свои крылья. И они слушались его, слушалось его желаний все тело, а мысль о том, что надо повернуть, опуститься или подняться, тут же приводила к ощущению, что он знает, как это сделать, и он это делал. Делал так, словно летал всю свою еще недолгую жизнь.
Первые минуты эйфории прошли, и Рассвет взглянул вниз, туда, где на самом краю видимости можно было различить дома, улицы и людей на них. И в то же время, он видел одного человека, как нельзя четко. Человека, инициировавшего его, и теперь, казалось, к нему тянется некая невидимая нить, которой Рассвет связан с этим человеком. Нить эта тянула его вниз, манила, словно обещая какие-то блага, но разумом Рассвет понимал, что никакого блага от этого человека он не дождется, потому что он вовсе не тот, кому хотелось бы подчиниться.
Взгляд еще рас прошелся по земле, и остановился на точке, в которой легко угадывалась та самая деревня, где Рассвет прожил все свое детство. И решение пришло само. Мощное крылатое тело рванулось вниз и помчалось к родному дому.

Солдаты, шарившие по дому, обернулись на звук открывшейся двери.
− А это что за сопляк? − раздался вопрос офицера. − Взять его! − приказал он солдатам и те кинулись к парню, что оказался в дверях.
Руки людей не успели коснуться его, потому что мальчишка внезапно резко переменился, и посреди дверного проема оказался вовсе не сопляк, а... настоящий дракон. Удар когтей откинул перого человека, что добежал до него и попытался схватить, а затем началась схватка, в которой люди не могли стать победителями. Удары когтей убивали мгновенно, и лишь когда четыре солдата свалились в лужах собственной крови, дракон замер, глядя на офицера. Тот вынул огнестрельное оружие и дрожащей рукой направлял ствол на дракона.
− Тебе лучше бросить эту дрянь, − прорычал дракон, и человек с воплем схватился за оружие второй рукой.
− Не приближайся! Убью! − вопил он изо всех сил, но дракон сделал шах вперед, и грохот выстрела его ничуть не задержал, а лишь разозлил. Мощные челюсти дракона сомкнулись на горле человека, и Рассвет ничуть не жалея о содеянном рванул горло человека клыками, мгновенно убивая.
Снаружи раздались вопли солдат, топот сапог. В дом ворвалось несколько человек и они замерли столпившись на пороге. Перед ними была картина кровавого помоища без единого следа того, кто это сделал.
Рассвет не забыл уроки боевого мастерства, которые давал ему старый кошак, убитый солдатами. Враг не должен понимать, против кого ему надо воевать, и тогда победа придет если не сразу, то постепенно.
Дракон оказался вверху, откуда было видно все, что происходило в разграбляемой деревне, и решение пришло мгновенно. Огненный плевок дракона в дом, где столпились враги, решил все и сразу. Огонь мгновенно охватил весь дом, и лишь один солдат остался жив после того, как огонь ворвался внутрь дома и выжег все изнутри. Его выбросило из двери дома, и солдат несколько секунд с воплями катался по земле, охваченный огнем.
Когда все закончилось, дракон вновь спустился в деревню и, на этот раз, начал поиски убитых. Вскоре он нашел их сваленными в одну яму, где люди собирались их закопать. Рассвет склонился над ямой и начал вынимать из нее мертвых селян. Соседей, друзей, просто знакомых. Когда же под грудой тел дракон нашел свою мать, он положил ее перед собой и взвыл словно дикий зверь. Вой его унесся далеко в лес, что окружал поселок, и Рассвет глубоко вздохнув принялся к подготовке ритуала похорон, подобающего роду оборотней. Когда-то давно о нем ему рассказывала мать, потом учитель, и теперь пришла пора претворять в жизнь то, что он когда-то воспринял так же просто, как все его сверстники, жившие в деревне.
Он снял с женщины всю одежду, сложил ее рядом, поднял мертвое тело перед собой и осторожно коснулся большим языком.
− Прощай, мама, − произнес он и осторожно втянул ее языком в свою пасть. Раньше он и подумать бы не мог о том, что сможет сделать подобное. Ему казалось, что его инициация придет очень и очень нескоро, потому что так было всегда, когда оборотни жили в мире. Рассвет вновь поднял взгляд к нему и издал протяжный вопль, от которого у любого человека перевернулось бы все в душе. А затем он начал процедуру похорон для всех остальных убитых. Он чувствовал, как его новая плоть поглощает все, что он принимает в себя, чувствовал, как растет его живот, как увеличиваются в размерах огромные лапы, как растут когти и вытягивается хвост.
На мгновение Рассвет остановился, когда в его лапе оказалась молодая девушка. Она тоже была оборотнем, и ее убили в ее оборотной ипостаси за то что она сопротивлялась, когда солдаты хватали жителей. Когда-то эта девчонка пыталась за ним ухлестывать, но закончилось это тем, что мать Рассвета подловила ее и что-то сказала такое, что та мгновенно бросила это занятие. Дракон коснулся ее языком, провел кончиком по лапам и ее женским прелестям, затем резко одернул себя и отправил ее в свое брюхо, вслед за остальными похороненными.
Церемония закончилась, и дракон издал последний прощальный вой, после чего встял на задние лапы и поднялся во весь свой новый рост. Он оказался выше деревьев, что росли между домов в деревне, но не выше тех, что росли в окружавшем лесу. До слуха донесся топот копыт и крики людей. Дракон чуть присел, затем его тело изменилось, и Рассвет вновь обратился в пацана, каким был до обращения. Его совершенно не заботило, куда из него девалась съеденная масса и почему он такой маленький смог обратиться в огромного крылатого ящера, способного сожрать за полдня несколько десятков человек и нечеловек.
Топот приближался, и парень скрылся в кустах у дороги, по которой к деревне приближался новый отряд. Солдаты ворвались в поселок и некоторое время рыскали по нему, пытаясь кого-то найти. Но нашли они лишь одно обгоревшее тело рядом с выгоревшим остовом дома. Нашли они и следы могилы, в которой солдаты собирались хоронить убитых селян. Но не нашли они ни следов дракона, ни каких-либо иных следов. Возвращаясь назад под дороге они яростно ругались, кляня неизвестно кого и неизвестно за что. Рассвет сидел не шевелясь и не собирался показываться, вот только эта его идея мгновенно растаяла, когда он узнал офицера, командовавшего отрядом. Это был тот самый, что приказал убить мать.

Лошади внезапно занервничали, заржали и попытались скинуть всадников. Люди едва удержались в седлах, и всадников накрыла огромная тень. Взглянув вверх они едва не лишились рассудка, потому что над ними, закрывая полнеба, встал огромный чешуйчатый монстр. Шея чудовища изогнулась, и гигантская пасть в мгновение сомкнулась на командире отряда. Тот завопил, потому что не был мгновенно убит метровыми клыками. Дракон поднял его и бросив поймал огромной лапой, после чего заговорил, требуя назвать того, кто приказал уничтожить поселение оборотней.
Человек в ужасе назвал все имена, после чего захотел, чтобы дракон его отпустил, за такое предательство.
− Ты еще не заплатил за то что сам сделал, урод, − прорычал Рассвет. − И я собираюсь предать тебя самой позорной казни, какую только можно придумать. Потому что ты приказал убить мою мать!
− Нет, это неправда! − завопил офицер. − Тебя обманули! Я ничего подобного не приказывал!
− Я слышал собственными ушами, как ты это приказал, и видел собственными глазами, как твои солдатики убивали мою мать! − зарычал дракон, − И за это ты умрешь!
Дракон двинулся и ударил задней лапой в землю. Когти разодрали дерн, и под лапами дракона в несколько секунд появилась большая яма.
− Ты не имеешь права! − завопил офицер.
− Какое еще к дьяволу право?! − взрычал дракон. − Ты получаешь смерть за то что убил мою мать!
Рассвет сумил офицера в яму, и тот продолжил вопли, требуя от солдат, чтобы те стреляли в чудовище, но всадники стояли в оцепенении и не могли пошевелиться. Они и не видели, что происходило на дне ямы, когда дракон сунул туда человека. Они видели только, как огромный ящер присел над ямой и опорожнился в нее так, что яма мгновенно наполнилась "с горкой", а затем дракон глянул на солдат.
− Вы знаете, за что он получил смерть, − прорычал он. − А теперь убирайтесь отсюда, а иначе я и вас закопаю так же!
Всадники рванулись прочь по дороге, даже не поняв, что отправились не в ту сторону.

Назад они возвращались другой дорогой − когда обнаружили, что дорога только та, на которой их встретило чудовище, решили идти лесом и направились в сторону ближайшего города напрямик.

Рассвет провел в лесу у дороги целые сутки. Он вновь обратился в пацана и долго сидел, раздумывая, что делать, пока не вспомнил о селянах, угнанных в город князя. А вспомнив об этом, он понял, что должен идти туда и освобождать всех.

Дорога была знакомой. По ней Рассвет не раз ходил в соседнее село, где жило еще больше народу, и там раньше оборотни жили рядом с людьми не опасаясь за себя. Теперь все изменилось.
Село выглядело еще хуже чем его деревня. Многие дома были сожжены, трупы людей и нелюдей валялись прямо на улице, а группа солдат грабила дома и поджигала те, откуда уже вынесли все ценное. Дракон смотрел на это из-за деревьев, и в нем родилась такая бешеная ярость, что он опомнился только когда уже атаковал разбегавшихся солдат. Огненные плевки достали их всех за доли секунды, и дракон приземлившись посреди поселка на несколько мгновений остановился. Тут жили те, кого он не знал. Не знал он ни здешних оборотней, ни людей, но мысль о том, что убитых селян надо похоронить остановила его, и Рассвет весь оставшийся день занимался похоронами. Людей он хоронил так, как и полагалось, в общей могиле, а оборотней − согласно обычаям оборотней. Оборотни убитых съедали сами или скармливали их хищникам. У дракона вопросов не возникало, что делать с телами обортней и, когда все было закончено, он вновь поднялся в воздух и, на этот раз, не стал больше медлить, a взлетел повыше и спустился к городу князя, делая это так, чтобы его не увидели. Когда стало совсем темно, дракон перемахнул через стену на собственных крыльях и приземлившись на пустынной улице стал мальчишкой, которого в городе не должны были задевать.
И, первым делом, он направился к дому старика-мага, к которому его продолжало тянуть невидимой магической связью. Старик тоже ощутил возвращение парня в город и теперь усиленно колдовал, пытаясь подчинить выпущенного на свободу демона. Он и не подозревал, что демон сам явится в его дом, чтобы свести с ним счеты.
− Ну вот, я же говорил, что ты от меня не сбежишь! − воскликнул маг, когда открыв дверь увидел на пороге пацана. − Заходи! − приказал он. − Не вздумай брыкаться, парень. Ты теперь от меня не избавишься!
− Я и не собираюсь избавляться от тебя, маг, − проговорил Рассвет. − Я всего лишь собираюсь переподключить на себя тот конец нити связи, что находится у тебя.
− И как же ты это собираешься сделать? − усмехнулся старик.
Мгновение спустя он уже не смеялся, потому что перед его лицом оказалась широко разинутая пасть дракона. Рассвет не стал обращаться в форму максимального размера, а стал всего трех метров росту. Но для задуманного дела было достаточно и такого. Попытки мага что-либо предпринять ничего не дали, и он сумел только несколько раз дернуться, пока окончательно не провалился в драконье чрево.
− Мама говорила, что так нельзя делать, но из всякого "нельзя" есть исключения, − произнес дракон, укладываясь посреди гостиной.
Утро началось для дракона диким женским воплем. Рассвет резко подпрыгнул на месте и обернувшись на вопль увидел падающую в обморок женщину. Она пришла в себя после нескольких брызг воды, которой ее окропил пацан. Женщина резко вздохнула, увидев его, затем начала нервно огладываться.
− А где это чудовище? − спросила она.
− В смысле, маг? − переспросил пацан. − Он вышел.
− Не маг, а... − женщина осеклась. − Это он, что ли обернулся таким страшилищем?! − воскликнула она, быстро подымаясь на ноги и продолжая вой.
− Не знаю, в какое страшилище обращается старик, а дракончиком, из-за которого вы упали в обморок, был я, − проговорил пацан, и женщина замолкнув уставилась на него.
− Это не мог быть ты, проговорила она. Дети не умеют ни в кого обращаться.
− Тогда, сами разбирайтесь, кто это был, − проговорил парень и направился к выходу.
− А ну, стой! − приказала женщина. − Пока маг не дал разрешения, ты отсюда не выйдешь!
− А ты кто такая, чтобы мне приказывать? − обернулся он перед дверью.
− Я здесь домохозяйка! − выпалила она и пробежав к парню схватила его за руку. − Господин Маг! − завопила она на весь дом. − Сэр Колхис!
− Мадам, если вы не отпустите мою лапы, я вас живьем сожру, − заговорил дракон, и женщина отпрыгнула от него, отпуская чешуйчатую лапу, в которую обратилась рука пацана.
Визг ее разнесся по всему дому и выбрался на улицу. В результате, рядом сразу же оказалась стража и офицер, командоваший солдатами вошел в холл, где обнаружил только пацана. Женшины рядом уже не было, и голоса ее тоже было не слышно.
− Кто кричал? − спросил офицер.
− Домохозяйка, − ответил парень, − Глупая какая-то, − добавил он. − Работает в доме мага-оборотня, а напугалась обращения младшего ученика мага.
Стражник на мгновение дрогнул сам, потому что он не знал, что об оборотничестве старика-мага. Но человек быстро пришел в себя, решив, что пацан либо несет чушь, либо маг-оборотень не столь страшен, коли находится на службе у князя.
− А где маг? − спросил офицер.
− Сэр Колхис куда-то ушел, и я не знаю куда. Он же не обязан мне говорить это!
− Он должен был сказать хотя бы кому-то!
− Вот у него и спрашивайте, ответил парнь, отворачиваясь от офицера.
− У кого?
− У Кого-То, которому он должен был сказать! − рявкнул Рассвет.
− Что-то ты не похож на смирного ученика, − заговорил офицер.
− Если бы вас полночи каленым железом мучали, вы были бы смирным? − спросил парень, глянув на человека сверкающим взглядом.
− Да ты врешь! − раздался вопль сверху. − Сэр Колхис никого никогда не обижал!
Офицер и парнь глянули вверх и обнаружили домохозяйку, стоявшую на галерее второго этажа.
− А это, − Рассвет задрал рукав рубашки, показывая клеймо на руке, − Это мне цигане на базаре сделали?! − воскликнул он. − И это?! − он показал второе клеймо на другой руке. − И это само здесь появилось?! − он скинул рубашку, показывая клеймо на своех груди.
− Это знак принадлежности, − объявил офицер. − Ты, парень, вовсе не ученик мага. Ты его раб!
− И это означает, что никакая домохозяйка не имеет права выгнать меня из дома хозяина, − произнес Рассвет.
− Да ты сам хотел сбежать! − воскликнула женщина сверху. − И еще вчера ты был в бегах! Я поняла, что это из-за твоего побега хозяин вчера ругался!
Домохозяйка прошла по галереи до лестницы, осторожно спустилась вниз, затем прошла к офицеру, стараясь не приближаться к парню.
− Его надо связать, господин офицер, − заявила она. − Потому что он мне угрожал, когда я не дала ему убежать снова.
− Ты мне не хозяйка, чтобы подобное заявлять! − резко выпалил Рассвет. − И я не позволю никому меня связывать! − добавил он, глядя на офицера. − Если бы меня надо было связывать, хозяин не ушел бы оставляя меня свободным в доме!
− Ты слишком много рассуждаешь, дерзкий раб! − выкрикнула домохозяйка.
− Завидуешь, глупая баба, потому что сама рассуждать-то не умеешь!
− Заткнитесь оба! − рявкнул офицер и махнул рукой призывая в дом солдат, что пришли вместе с ним. − Идите в дом, мадам, и занимайтесь той работой, какая вам положена, − приказал он женщине. − А ты, парень, рассказывай все! Почему ты вчера сбежал и куда ушел маг?!
Рядом с офицером уже стояло несколько солдат, и парень оказался в некоторой растерянности из-за того, что двое из солдат принадлежали роду оборотней.
− Я никуда не сбегал, − заявил он. − Во время процедуры инициации меня магией зашвырнуло далеко за город, и я вчера весь день сюда добирался.
− Процедуры инициации, − протянул офицер. − Так это что же, значит, ты после этой процедуры стал магом?
− Я только научился принимать свой истиный облик. А стал ли я в этот момент магом, я не знаю. Скорее всего, нет, иначе, Колхис об этом что-нибудь да сказал бы.
− Зоргин, вызови сюда зеленый наряд. И немедленно! − приказал офицер одному из оборотней. − А ты, Старк, проверь дом и узнай, если получится, куда ушел маг? − добавил он второму.
Оба тут же начали исполнение приказа. Старк обратился серым волком и отправился исследовать запахи в доме, а Зоргин выскочил на улицу и метнулся в небо, обернувшись крупным ястребом.
Через минуту в доме вновь расдался вопль домохозяйки, а затем звук падающего тела и звон разбивающейся посуды.
Рассвет чуть фыркнул, глянув в сторону.
− Не вижу ничего смешного, − заявил офицер.
− Вы, очевидно, не боитесь обротней, − произнес парень. − Интересно, почему?
− Не вижу никакого смысла в том, чтобы их бояться, − ответил человек. − Кроме того, я вырос в квартале оборотней, и среди них у меня много друзей.
− И как же вы, тогда, допустили все эти беззакония.
− Какие беззакония?
− Массовые убийства оборотней. Из моей деревни всех угнали в рабство, а тех, кто попытался сопротивляться, жестоко убили. Армия князя, если ты о сих пор не понимаешь, кто!
− Я не верю.
− Дурак. Два дня назад я был свободен и уверен в том, что мой демон будет спать еще многие годы. А сегодня моего дома нет, моя мать убита, а мои односельчане угнаны в рабство, и до-обренький(!) Маг Колхис помогал бандитам распознавать, кто к какому роду относится. И меня он взял только потому что желал получить выгоду, заставив моего демона работать на него. И сделал это так, что те, кто должен был этому воспротивиться, не сказали ни слова, потому что ничерта не видели в магии!
− Если все так, то ты должен желать Колхису смерти, − произнес офицер и глянул на пацана.
Рядом возник столб огня и из него, как из двери вышло несколько магов, а вслед за ними шагнул Зоргин, в котором от его птичьего вида остался лишь крючковатый нос.
Маги все как один уставились на пацана и онемели.
− Колхис инициировал во мне дракона, − заявил парень все еще глядя на офицера. − И дракон его убил самым жестоким способом.
− Тебе придется доказать, что твой дракон действовал самостоятельно, а не по твоему приказу, − заявил один из магов.
− Зачем? − спросил Рассвет, глянув на человека. − Остановить его вы можете только одним способом − прекратив убийства оборотней и выпустив на свободу всех захваченных оборотней. Если же вы этого не прекратите, я сам приду к вам и спущу его на вас. Мне незачем жалеть тех, по чьей прихоти была убита моя мать!
− Ты не можешь обвинять нас в том, чего мы не делали, − заявил маг. − И тебе еще придется доказать, что то что ты сказал, где-то произошло.
− Может, мне надо и это доказывать?! − взрычал Рассвет, и перед людьми оказался трехметровый дракон.
Маги тут же выкрикнули атакующие заклинания, и дом наполнился яростным магическим огнем, который в одно мгновение выжег все вокруг, не щадя ни людей, ни оборотней. Дикая Сила просто взорвалась и забрала все, чего пожелала, оставляя только пепелище, в центре которого сидел дракон.

Столица кипела от происходивших событий. Начавшись с дома старого Мага, магические взрывы начали уничтожать дома знатных господ и государственные учреждения. За одно утро сгорело шесть домов, а затем мощный магический удар разнес ограду городской тюрьмы, после чего все увидели огромного дракона, атаковавшго город. Порушив ограду тюрьмы, дракон выворотил двери и окна, проломил стены самой тюрьмы и своими действиями выпустил из камер всех заключенных. А стражники, примчавшиеся к тюрьме, чтобы задержать сбегающих узников, попали под огненный шквал, которым их встретил дракон. Выстрелы ружей ему не вредили, а только злили, и дракон быстро расправился со всеми, кто пытался в него стрелять, а затем вышел на улицы города и атаковал всех стражников, которых встречал на пути.
Он шел через город, не особенно задевая дома, но огонь вышедших на улицы войск постепенно привел к диким беспорядкам и множеству пожаров из-за попадавших в дома снярядов и гранат, выпускаемых по дракону, но не попадавших в него. Дракон ловко уворачивался от них и наносил ответные удары, которые тут же обращали армию в бегство, а тех, кто не успевал сбежать, настигало огненное возмездие.
Князь попытался бежать, когда чудовище добралось до его дворца и с ходу разворотило все выстроенные перед дворцом преграды. Не помогла ни магическая ни армейская защита, и дракон вломился на территорию придворцового парка, огненными плевками поджег дворец и рванулся вслед за группой машин, что вырвалась из подземного гаража, намереваясь бежать от разъяренного чудовища.

Машины сопровождения уже были разбиты. Вслед за машиной князя, в которой кроме него находился и верховный маг, несся поток огня. Маг изо всех сил плел заклятия, пытаясь остановить дракона и защитить машины от огненных ударов, но драконовский огонь выжигал все, не оставляя даже следов от магической защиты.
Машина резко встала, и князь едва не накинулся на шофера из-за этого. Не накинулся, потому что за окном перед машиной стоял огромный чешуйчатый монстр.
− Чего ему надо? − заговорил князь, и маг не дожидаясь указа вышел из машины. Он шагнул навстречу дракону, подымая руки вверх, и дракон шагнул навстречу магу, одновременно быстро уменьшаясь в размерах. − Разве такое возможно? − проговорил князь. А маг тем временем оказался рядом с драконом и что-то заговорил.

− Кто ты? И почему ты напал на нас? − заговорил маг, вышедший из машины.
− Вы со своим поганым князем приказали разрушить мой дом и убить мою мать! − зарычал Рассвет, едва сдерживая склокотавшую в груди ярость. Желание уничтожить и мага и князя одним ударом угасло, и вместо него появилось желание жестоко расправится с ними так, чтобы они осознавали свою смерть и осознавали из-за чего.
− Тебя обманули! − воскликнул маг, выбрасывая вперед руку и приводя в действие свое очередное бессмысленное заклятие.
Заклятие на дракона ничуть не подействовало, а вот в руку мага тут же попал огненный плевок, и маг завопил. Рука его тут же обратилась в обгорелый огрызок, и человек в бессилии рухнул на каменную мостовую.
Из машины выскочил шофер, а вслед за ним и князь. Шофер палил из автомата, а князь пытался стрелять по дракону из дурацкого пистолета. Дракон прыгнул вперед. Шофер свалился в сторону, а князь оказался под лапами дракона, и тот с хрустом перекусил руку с пистолетом.
− Ты грязный ублюдок, − прорычал дракон в лицо князя. − И ты сдохнешь, как ублюдок! − Мощные челюсти сомкнулись на второй руке человека, и тот заорал от боли и ужаса. − Ты убил мою мать! − рявкнул дракон, и вопль человека стих, потому что клыки дракона на этот раз пронзили его грудь. Хруст ребер смешался с грохотом автоматной очереди, которую выпустил шофер. Выпустил в упор, сунув дуло в ухо дракона.
Мощный удар хвоста разнес человеку голову, и он рухнул на мостовую рядом с мертвым князем. Маг все еще оставался жив, и дракон обернулся к нему. Тот сдерживался от крика из-за боли и пытался сплести оставшейся рукой последнее атакующее заклятие. Огненный плевок дракона оборвал эту потугу, мгновенно сжигая мага.
− А теперь мне пора исчезнуть, − произнес Рассвет. Если бы кто-то в этот момент его видел, он увидел бы яркую вспышку, в которой исчез дракон. И не увидел бы, как невидимый поток перенес оставшееся вместо дракона существо в другой конец города, где оно появилось в темном тупичке. И теперь это был не дракон, а пацан, которому по виду можно было бы дать лет двенадцать.

Толпы людей покидали город, никто их не проверял, никто не пытался задерживать оборотней и бежавших узников тюрьмы. Ворота города были раскрыты настежь, и жители проходили через них торопясь и оглядываясь на дымные столбы, подымавшиеся над центром города, где разыгралась чудовищная бойня.

Группа стражников перегородила дорогу, и парень, шедший им навстречу по улице, остановился не доходя до них десятка шагов.
− И куда же ты это намылился, звереныш? − проговорил один из стражников. − Не прикидывайся человеком, мы видим, что ты звереныш!
− Неужели вас вчерашний день ничему не научил? − проговорил парень. − Удите с дороги, пока сюда не пришел Кровавый Рассвет.
− Че за бред он несет? − проговорил другой стражник.
− Так ты, дядя, и не знаешь имени дракона, который вашего князя порвал? − усмехнулся парень. − С дороги, урроды! − рявкнул он и зашагал на людей. Те несколько опешили, но не разошлись и, когда парень оказался рядом, кинулись на него всем скопом.
Рука парня обратилась в чешуйчатую лапу, и в ней вспыхнул белый огненный шар.
− Это маг! − крикнул кто-то из людей, и они тут же рассыпались в стороны от парня.
Он сжал когти, гася магический огонь и ничего не говоря вновь двинулся по улице. На этот раз его никто не попытался задерживать, а те, кто оказался на пути, разбежались в стороны.
Рассвет уходил от врагов. Уходил, ощущая, как те готовятся стрелять ему в спину, но что-то людей остановило, и выстрела не последовало. Он свернул на очередном перекрестке и продолжил свой путь по городу, ничуть не скрывая своего оборотнического происхождения. На это указывал знак, изображавший когтистую лапу, на его одежде.
Очередное место, где буйствовал дракон, окружало множество стражников и людей. Они занимались разбором завала, под которым по заверением некоего мага находились живые люди.
Пацан прошел мимо людей, смотревших за работой, приблизился к магу, что руководил работами, указывая, где под камнями находятся люди. Маг в какой-то момент замер, увидев парня, а тот подошел к горе камней, встал, сложив перед собой руки и тихо заговорил.
− Достаточно смертей, прости их, и они простят тебя.
Маг вскрикнул, ощутив разгоравшийся в руках парня магический огонь, и мгновение спустя вспышка магии разрослась до огромных размеров, накрыла все развалины, и схлопнулась рядом с парнем, материализуясь телами еще живых людей. Кто-то из них застонал, кто-то закричал. Иные восприняли происшедшее молча. А окружавшие завалы люди кинулись к тем, кого только что вытащил из под завала молодой парень.
− Кто ты?! − заговорил маг, подскакивая к парню. − Как тебя зовут?
− Моя имя − Кровавый Рассвет, − проговорил он, глянув на мага, и тот вздрогнул, увидев на пдежде парня знак оборотня.
− Как ты это сделал?! − снова заговорил маг.
− Понятия не имею. Сделал и все, − объявил Рассвет.
Одна из женщин кинулась к парню в ноги, благодаря и обещая сделать все, что он захочет.
− Сделайте так, чтобы солдаты не убивали оборотней, − произнес парень, и рядом оказался офицер, командовавший солдатами, что разбирали завалы.
− Солдаты не убивают оборотней просто так, − объявил он.
− Мою мать убили из прихоти офицера, приказавшего это сделать солдатам, − произнес парень. − В тот день, когда я свершил месть и разорвал убийц своими когтями, я и стал называть себя именем Кровавый Рассвет. Но еще не все убитые отомщены.
− Те, кто это сделал − преступники, и их надо судить.
− Кто их будет судить? Тот кто отдал приказ убивать оборотней? − парень больше не стал ничего говорить, а отправился дальше по улице. Вскоре он добрался до развалин дворца князя, где тоже рыскали команды спасателей, возглавляемые магами. Впрочем, тут им ничего не светило, потому что дракон не оставил в развалинах дворца никого живого.
− Что ты здесь делаешь? − заговорил человек, оказавшийся за спиной парня.
− Я ищу тех, кто будет отвечать за убийства оборотней, − заявил Кровавый Рассвет.
− В районе оборотней этот чертов дракон даже не появлялся, − объявил человек, и Рассвет обернулся к нему. Перекосившаяся рожа офицера ему сразу же не понравилась, тот стоял, пялясь на знак оборотня.
− Ты, наверно, был среди тех, кто с радостью исполнял приказы о поимке оборотней и их убийстве, − произнес парень. И мысли человека подтвердили его догадку. Не только мысли, но и пистолет, оказавшийся в трясущихся от злобы руках человека.
Рассвет отвернулся от него и взглянул на приближавшегося с другой стороны мага.
− Стой на месте, звереныш, и не двигайся! − приказал офицер.
− Я стою, − ответил парень, − А ты сдохни на месте.
Маг дернулся от резкого всплеска Силы. Позади парня замертво упал человек, и маг уже видел, что его убила именно магическая сила. Столь дикая и мощная, что маг на мгновение потерял дар речи и заставила его остановиться, не приближаясь к парню.
− Если вы ищете тело князя, то оно там, на Паленой улице, − объявил Рассвет, показывая рукой в сторону одной из улиц, уходившей от дворца.
− Откуда ты знаешь? И кто ты? − заговорил маг.
− Меня зовут − Кровавый Рассвет. − Я дракон, − заговорил парнень. − Если не желаете сдохнуть, как сдохли все здесь, − он обвел рукой развалины, − вы будете мне подчиняться.

Правление дракона продолжалось семь дней. За это время в столице появился некоторый порядок. Стража стала исполнять приказ о неприкосновенности оборотней, если только те не оказывались замешаны в настоящих преступлениях. А дракон вылявливал тех, кто жаждал убийств оборотней, в первую очередь, старых начальников и хозяев, и наказывал их по-своему. Ничуть не жалея и не скрывая того, что делал от остальных людей. И их пробирало до самых костей, когда дракон при множестве свидетелей свершал очередную казнь и глотал осужденных.

− Господин! Простите! Я не виноват! − этот человек всегда начинал свои слова таким образом. Вот и сейчас он стоял на коленях перед новым Повелителем страны и бился лбом в пол, причитая и плача о том, что он не виноват.
− Подымись, прекрати выть и говори четко, в чем ты не виноват на этот раз! − заговорил Рассвет, подымаясь со своего ложа.
− Город окружен вражеской армией! − воскликнул человек. − Они хотят нас всех убить! Спасите нас, Господин! − продолжил выть слуга.
− Вражеской армией, − фыркнул дракон. − А я их давно жду. − Он поднялся окончательно и принял свой человеческий облик, в котором Рассвет уже не был похож на того пацана, каким был неделю назад. Он выглядел юношей шестнадцати лет, и в городе уже все знали этот его облик. А посему, Рассвет быстро покинул свой "дворец", коим стало одно из уцелевших правительственных зданий, раздал очередные указания командирам стражи, требуя, чтобы они не сопротивлялись, когда войска, пришедшие к городу, будут входить в него, а сам мгновенно перенесся к главным городским воротам, смотревшим на юг, в сторону, где располагалась большая часть страны. Именно с той стороны пришла армия, и Рассвет узнал о ее приближении еще несколько дней назад, когда летал на разведку. И теперь эта армия была здесь, а треугольные знамена с разрисованными на них лапами с когтями говорили о принадлежности этой армии. Это была армия оборотней.

Молодого человека, ходившего по лагерю и расспрашивашего о неположенных вещах, схватили и представили командиру лагрной охраны.
− Это драконовский шпион! − заявил самый ретивый охранник. − Ходил и вынюхивал, где находится наш штаб!
− Ты кто такой? − спросил командир, глянув на парня. − И что это за уродский у тебя знак? − добавил он, тыкая в знак на одежде парня и показывая свой. Лапа на знаке Рассвета была длинной и узкой − похожей на драконью лапу, а знак на одеждах оборотней изображал шурокую кошачью лапу, к тому же, покрутую густой шерстью, а не такую голую, как у парня.
− Меня зовут − Кровавый Рассвет, − заявил парень, и руки, державшие его тут же сжались еще сильнее, а некоторые обратились в лапы с когтями, и теперь парень не вырвался бы из этой хватки не разодрав об эти когти обе руки.
− Ведите его за мной, − приказал командир. − И не всей толпой! Хватит и четырех на этого молокососа! Остальным следить в оба! Чтобы ни одна мышь не проскочила!

Штаб армии оборотней оказался недалеко. Пару сотен шагов через лес, и группа стражников во главе с офицером оказалась на широкой поляне, где собралось командование армией, проводившее совещание по поводу предстоящего боя.
− Это лазутчик, которого поймали в северном лагере, − произнес офицер, и парня бросили перед группой оборотней, в которых угадывались командиры.
− Рассвет? − раздался женский возглас рядом. − Это ты?!
Парень поднял взгляд на женщину, выбравшуюся из-за спин оборотней.
− Тетка Варга, − проговорил он, вставая с земли. − А я-то думал, что меня теперь никто не узнает.
− Рассвет! − воскликнула она и выскочила вперед. − Ты что, правда служишь этому чудовищу?!
− Надо бы уточнить, кого именно ты имеешь в виду, тетка Варга, − заговорил он. − A то тут вокруг полно чудовищ, и совершенно непонятно, о котором из них ты спрашиваешь?
− Я говорю о том драконе, который захватил власть в столице и приказал убивать оборотней! − воскликнула она. − Ты не понимаешь, что ли?! − Рассвет фыркнул, стараясь сдержать смешок, рвавшийся наружу. − Это вовсе не смешно! − выкрикнула Варга.
− Правда? Разве это не смешно то что вы поверили наговорам какого-то урода, решившего стравить вас с тем, кто остановил все убийства? Не верите? Тогда, идите и проверьте! Идите в город, и вас пропустят без сопротивления, потому что таков приказ Кровавого Рассвета!
Армия вошла в город без единого выстрела, как и говорил Рассвет. Тем не менее, парня посадили за толстую решетку и провезли в город на телеге так, что это видели и стражники и жители города. Никто не заикнулся о том, что парень за решеткой − и есть тот самый кровавый дракон.

− Есть будешь? − раздался тихий вопрос, и Рассвет обернулся. Рядом с клеткой стояла красивая девушка, в которой чувствовалась некая скрытая сила, и в то же время, она казалась хрупкой и беззащитной. Девушка без всякого страха открыла дверь клетки, вошла внутрь и поставила перед парнем миску с супом и кувшин с каким-то напитком. − Ешь, − приказала она. − И не дури, − добавила девушка, закрывая за собой решетку.
− Ласка, где ты там застряла, а ну, бегом сюда! − послышался крик со стороны, и девушка в миг умчалась на зов.
Суп был вполне обычным и сытным, похожим на тот, что готовила мать. Рассвет съел все, выпил сок из кувшина и поставив посуду у самой рештки, так, чтобы ее можно было вынуть не заходя внутрь, улегся на деревянном настиле. Идея сбежать потолнула в ярком радостном сне, где Рассвет вновь был малышом и бегал за матерью, а та обернулась крупной серой кошкой и играла с сыном.

− Не так уж он и силен, − раздался голос человека, и Рассвет проснулся. Он ощутил, что клетка снова стоит на телеге, а та куда-то катится, и рядом находятся несколько оборотней и людей.
− От той дозы снотворного, что в него влили, лошадь не то что бы заснула, но и сдохла бы, − заявил другой человек. − Эй, да он проснулся!
Телега замедлила движение, и Рассвет поднялся на четвереньки в клетке. Его шатало, и теперь стало ясно, кому эти люди влили снотворного.
− Не дергайся, парень, если не будешь слушаться, опять усыпим, − заявил первый.
− Кто вы такие? И что вам от меня надо?
− Нам от тебя ничего не надо. A вот магу, который тебя купил, что-то надо. Вот только он сейчас не здесь, так что ответить не сможет.
− Купил?! Кто посмел меня продать!
− Хозяева твои, кто же еще?
− У меня нет хозяев! Я свободен! − выкрикнул Рассвет, вскакивая. В то же мгновение раздался легкий хлопок, и в грудь вошла странная короткая и толстая стрела. В глазах помутилось, и парень свалился на дно клетки.
− Теперь проспит до конца дороги, − дошли до его сознания последние слова людей.

Дом мага выглядел очень странно. Казалось, на склоне холма лежит огромная раненая птица, а в боку у нее располагалась металлическая дверь. В нее и внесли связанное тело спящего парня.
Маг выглядел не менее странно, чем его дом, и, если бы пришедшие знали все, что должны о нем знать, они сказали бы, что это не маг, а пришелец из другого мира. По сложению тела он был похож на человека, но на этом сходство заканчивалось.

Рассвет проснулся в ярко освешенной комнате, и сразу же услышал слова, исходившие непонятно откуда, но все же понятные слова на знакомом языке. Неизвестный, скрывавшийся за стенами предлагал ему поговорить обо всем, в том числе и о возможном освобождении из рабства. Для этого требовалось всего лишь помочь новому хозяину в неких делах, которые тот назвал "научными экспериментами", хотя смысл этих слов до парня так и не дошел.
Тем не менее, предлагаемы договор сулил немалые выгоды, вплоть до частичной свободы, которую Рассвет мог легко обратить в абсолютную, но о таком варианте поворота событий разговор не дошел.
− Меня зовут − Профессор Франкенбрайн, − заявил хозяин. − Но ты можешь называть меня просто Профессором. − А твое имя, Рассвет, я уже знаю. Ведь это твое имя?
− Мое, − согласился парень, решив не уточнять о "кровавости".
− Некоторые эксперименты, которые я собираюсь проводить с тобой, Рассвет, могут оказаться несколько болезненными. Но это будет совсем небольшая боль. И, я надеюсь, ты ее легко вытерпишь.
− Один маг уже причинял мне боль, − объявил Рассвет. − Закончилось это очень плачевно. Для него.
− Давай договоримся очень просто. Чтобы определить, какая боль является безопасной для тебя, я эту болезненную процедуру проведу сначала с собой, а после этого ты сам решишь настолько ли ты боишься самой слабой боли?
− А откуда мне знать, что вы вообще чувствуете боль? Мама мне рассказывала, что бывают такие пришельцы, которым ничего не сделается, даже если им мечом голову срубить.
− Твоя мама, наверно, большая выдумщица, − проговорил Профессор. − Срубание головы ни один пришелец не выдержит.

Эксперименты профессора не показались Рассвету слишком больными или нехорошими. От того, что он проколол ему палец и взял несколько капель крови, оборотень не пострадал. И, тем более, не пострадал его драконий облик. К тому же, в драконьем облике раны заживали почти мгновенно. Рассвет решил, что для обретения настоящей свободы, при которой он получит не только возможность уйти куда угодно, но и настоящий документ, в котором будет подтверждена его свобода, можно и немного "пострадать" в экспериментах профессора.
− Да ты просто чудо, − проговорил профессор, когда огненное дыхание дракона прожгло дыру в листе белого металла, который профессор называл "титановым сплавом". − Вот, если бы ты умел его не только дырявить, но и сплавлять, цены бы тебе не было!
− А я себя и не продавал, − рыкнул Рассвет.
− Извини, что напомнил о больной теме. Но я говорю совсем о другом. − Профессор задумался о чем-то, затем подпрыгнул, как это делал не раз, когда к нему приходили светлые идеи, подхватил продырявленный лист металла и промчался с ним на выход. − Рассвет, иди сюда! − крикнул он, и дракон медленно повернувшись в тесной лаборатории обратился парнем и выскочил вслед за инопланетянином. Рассвет теперь понимал, что означает это слово, потому что профессор, помимо того, чтобы ставить свои эксперименты, учил его азам науки и экспериментаторства.
− Смотри, − произнес он, показывая лист. − Ты можешь его разрезать своим огнем вот так? − Он показал линию вдоль листа. Рассвет взял лист из рук профессора, глянул на лист и легким движением когтя, выросшего на его человеческом пальце, распорол его вдоль указанной линии.
− О, господи! Это надо изучить! − воскликнул Франкенбрайн.
Изучение новых явлений заняло не мало времени. И, тем не менее, для Рассвета оно не прошло впустую. Он узнал много нового о мире и материи, об энергии и силе. В том числе и о своей Силе, которую и изучал профессор.
− Я не могу верить ни в какие "потусторонние силы", − произнес он. − Понимаешь, Рассвет, наука эти силы отрицает.
− Разве отрицание того, что видишь своими глазами, не является глупостью? − спросил парень.
− В определенном смысле ты, конечно, прав, но все же, утверждение науки не столь тупо. Наука утверждает, что у всех наблюдаемых явлений есть материалистическое объяснение.
− Может, у этой науки не все в порядке с головой? − спросил дракон. − Разве ты сам не пришел к выводу, что материалистического объяснения изменению моей массы не существует?
− Я пришел совсем не к такому выводу, Рассвет. Материалистического объяснения этого явления нет у меня и нет у тебя. Но оно принципиально существует. Это объяснение где-то есть! Это есть вера в науку!
− И чем же она тогда отличается от веры во всемогущее божество? Я не вижу разницы, профессор! Верить в бога или верить в науку! Суть одна и та же − ВЕРА!
− Ты просто не понимаешь всего, что должен понимать, Рассвет.
− Думаю, не понимаю всего не я, а твоя любимая наука, профессор. А я все прекрасно понимаю! Все, что мне надо понимать!
− Тогда, почему ты не понимаешь необходимости учить высшую математику и физику?
− Потому что нет этой необходимости, − заявил Рассвет. − Мне они не нужны, чтобы делать так. − Рассвет переменился, и его тело внезапно исчезло, обращаясь в в едва заметную светящуюся дымку. Дымка двинулась, раскидывая в стороны едва видимые щушальца, и профессор вздрогнул, когда одно из них коснулось его руки, вызывая ощущение легкого покалывания. − Я думаю, что наша работа закончилась, профессор, − зазвучал голос Рассвета. − И теперь я свободен, а ты можешь поднять свой корабль на орбиту, потому что он полностью исправен. Прощай, Профессор Франкенбрайн...
Свечение перед глазами человека погасло, и он понял, что Кровавого Рассвета уже нет рядом, потому что именно так показывал один из приборов, чувствующих наличие или отсутствие рядом живых существ, подобных дракону.

* * *

− Кого это вы поймали, мужики? − раздался вопрос молодого парня, остановившегося рядом с телегой, в которой лежало связанное тело пойманного зверя.
− Иди своей дорогой, парень, и не суй свой нос в чужие дела, − проговорил один из охотников.
− Странно, а я думал, что всем уже должно быть известно, что Кровавый Рассвет запретил охоту на оборотней, а за головы тех, кто ею промышляет, назначил награду, − произнес парень, пройдя вперед и останавливаясь напротив морды зверя. Тот не мог ни слова сказать, ни пикнуть, потому что пасть его была завязана сильно стянутыми веревками.
− Вали отсюда, кому сказано! − воскликнул второй охотник, и схватив парня за шиворот попытался откинуть его от телеги.
Мощный разворот, удар когтей, человек летит прочь от парня. Второй выхватывает оружие, но удар когтей другой лапы оборотня валит его на землю с кровавой раной на горле. Третий охотник, находящийся за телегой, поняв, что ему с оборотнем не совладать, кидается наутек, и парень его не преследует, а подходит к телеге и острыми когтями осторожно разрезает веревки, связывающие пленника.
− Спасибо, − произнес зверь, подымаясь в телеге и оглядываясь вокруг. − Ты кто?
− Меня зовут Рассвет, а ты кто?
− Меня зовут Ласка, − объявил оборотень.
− Ласка, − чуть тихо вымолвил Рассвет, оглядывая зверя. − И вправду, Ласка, − добавил он, поняв, что оборотень в своем зверином обличье похож на большую ласку и замечая, что перед ним самка. − И за что они тебя поймали?
− Хотели мою шкуру на шубу пустить, идиоты, − хрыкнула Ласка. − Четвертый под телегой спрятался, − объявила она, и Рассвет быстро нагнулся, выпуская когти.
− Не убивай! − раздался вопль из-под телеги, и человек выскочил из под нее на другую сторону. Рассвет мигом перемахнул через телегу и оказался рядом с ним.
− Не убивай его, − остановил его голос Ласки. − Он − конь.
− Что значит конь? − спросил Рассвет.
− Оборотень-конь, − пояснила та. − Они его заставляли телегу везти.
− Ладно, − вздохнул Рассвет. − Не трусь, Конь, не трону, коли ты свой. Что думаешь делать, Ласка? − спросил он, оборачиваясь к... девушке, которой та обернулась.
− Домой пойду, что же еще мне делать?
− А живешь далеко? − хитро спросил Рассвет, становясь обычным на вид парнем.
− Нет. За час можно дойти, а ты что делать собираешься?
− Я несу всем весть о возвращении Кровавого Рассвета и его новых законах. − произнес Рассвет.
− Страшно оно как-то звучит, − заговорила Ласка, шагая по дороге. − Но, можешь и мне рассказать, я не из пугливых.
− Кровавый Рассвет − это имя дракона, который появился три года назад, когда солдаты старого князя убили его мать. − Знаешь, наверно, что жестокие события пробуждают вторую ипостась оборотней?
− Не всегда, но бывает и так, − согласилась Ласка. − Только в сказки про драконов я не верю.
− Кое-кто и рассказы про оборотней сказками считает.
− Это, наверно, где-нибудь в дико отсталых местах, − усмехнулась она. − Но, извини, я тебя перебила. Ты рассказывал про дракона, и я хочу послушать до конца.
− Я, собственно, рассказал уже все. А остальное надо рассказывать, когда будет побольше народу.
Позади раздался топот копыт, и двух путников догнал Конь.
− Там появились вооруженные всадники, и они обнаружили убитых людей, а рядом ваши следы и сейчас скачут сюда.
− А ты им помог и дорогу показал? − спросил Рассвет,
− Не злись на него. Он же ничего дурного нам не сделал, − проговорила Ласка. − И дорога здесь одна, так что показывать было ничего не нужно.
− Если вы примете меня в свою компанию, я помогу вам от них убежать, − проговорил Конь. − Меня никакая лошадь не догонит, и я могу нести вас обоих на своей спине.
− И не побоишься взять хищника на спину? − спросил Рассвет.
− Зря ты кичишься своей хищностью, − проговорил Конь. − Это многие из наших не считают достоинством.
− Ладно, так и быть, − произнес Рассвет, заметив приближавшиеся клубы пыли на горизонте. − Считай, что ты с нами.
Конь оказался рядом и встал боком, подствляя спину. Рассвет легким движением помог девушке вскочить на него, а сам оказался позади нее и обернулся к приближавшимся преследователям.
− Замри, Конь, − приказал он, и тот остановил свою попытку рвануть с места.
Рассвет глубоко вдохнул, а затем резко выдохнул, и из его рта в сторону преследователей вылетел огненный сгусток. На горизонте появилась вспышка, и преследователей тут же разметало в стороны.
− А теперь вперед, Конь, и не глазей зря.
− Что это было? − спросила Ласка.
− Я это называю "драконий плевок", − объявил Рассвет.
− Драконий? − удивилась она. − Ты маг, что ли?
− Недоучившийся, но маг, − признался он.
Конь в этот момент уже мчался по дороге что было сил, и нес седоков так плавно, что Рассвет удивился. Будь Конь обыкновенным конем, при такой скачке оба седока уже отбили бы себе задницы.
− Влево, − произнесла Ласка, когда на дороге появилась развилка, и Конь повернул туда.

Когда впереди появилась деревня, Конь немного сбавил шаг и вошел туда легким бегом. Ласка указала, где остановиться, и два "человека" соскочили на землю.
− Ты где пропадала, Ласка? − раздался голос из-за забора, и перед приехвшими появилась старая кошка, вырастая словно из-под земли.
− На охоте я была, только там меня люди поймали, а Рассвет мне помог от них сбежать, − она тронула парня за рукав. − И Конь нам помог сбежать от погони. − Конь нарисовался позади парочки молодых большим волосатым увальнем.
− Ладно, в дом гостей заводи, коли так. С охоты то ничего не принесла?
− Чего я могла принести, если сама едва не попалась?
− Что-то в последнее время охотников-людей развелось сильно много, − заговорила старуха. − Так и норовят нашего брата поймать. − Она в упор смотрела на Рассвета.
− Он свой, бабка, − проговорила Ласка, вытаскивая с полки какой-то чан. − Ой, ты, Конь, что есть будешь?
− Вряд ли у вас есть то что мне надо, − проговорил тот. − Захочу, пойду на луг и найду что мне надо. А тут так посижу, за компанию. И горилку выпью, если предложишь.
− Горилки в нашем доме не бывает, − заявила старуха. − Нечего травиться.
− Нету, так нету, − пробормотал Конь, усаживаясь на лавку в сторонке от стола.


Собрание жителей деревни состоялось на следующее утро. На нем и представились Рассвет и Конь, прибывшие в деревню. Коня признали за своего сразу же, когда он пообещал помогать в пахотных работах, а Рассвет некоторое время не показывал свою оборотную сторону, пока рядом с ним не оказалась Ласка. Девушка объявила всем, что Рассвет ее спас от охотников, и она с Кошкой уже приняла его, стало быть, никто уже не может выгнать его из деревни.
− Знать то его оборотня мы должны все, чтобы не попутать с кем зря! − раздались возгласы. − Не стесняйся, парень, здесь все свои!
− Я и не стесняюсь. Не хочу, чтобы вы напугались, увидев меня, − проговорил он. − Страшен я.
− Страшен! − раздался смех вокруг. − Да кто из нас не страшен-то?! Вон, некоторые люди и Кролика боятся!
− Давай же, Рассвет, проговорила Ласка, коснувшись его мягкой лапой. когти то твои я уже видела, так что и остальное можешь показать.
− Ну, я вас предупредил, так что сами виноваты, − произнес он и отступив от девушки скинул одежду. Он начал меняться медленно, чтобы резкое обращение в большое существо не напугало жителей.
Через минуту перед оборотнями оказался крылатый дракон. Он поднялся на задние лапы и встал над всеми, глядя сверху вниз и ожидая стандартной реакции.
− Красавец, − раздался тихий голос Ласки, и Рассвет на мгновение опешил. Раньше его в драконьем обличье иначе чем чудищем не называли. − И чего же ты боялся, Рассвет?
− Мне бояться нечего, − рыкнул дракон и начал уменьшаться. Вскоре он стоял, окруженный селянами в не столь огромном виде, а всего лишь тремя метрами роста и полтоннами веса.

Строительство решили вести всем миром. Свой зодчий в деревне был, и Рассвет прослушав от него, что надо делать и какие материалы доставать, объявил о том, что может сделать своими силами. Вскоре работа закипела. Сначала Рассвет валил деревья на выделеном участке, затем Конь отвозил бревна в деревню, где их обработкой и укладкой занимались все остальные. Когда же дело дошло до закладки дома для дракона, Рассвет объявил, что желает строить его из камней и отправился через лес к скалам, откуда жители всегда брали камни для своего строительства. Заброшенные каменоломни выглядели довольно уныло, но это никого не напугало, и Рассвет претворил в жизнь свой план − первым делом он на пробу раскроил несколько крупных булыжников, сделав из них балки и плиты. Затем плиты погрузили в большую телегу, и Конь повез их к деревне, а Рассвет занялся скалой, решив, что стрстроительные камни надо вырезать из цельных пород, а не из кусков камней, вывалившихся из скал из-за природной эррозии. Мужики, наблюдавшие за ним, только диву дались, когда дракон за пару часов соорудил прямо на месте дом из каменных плит, соединив их не раствором, а расплавленным гранитом. Драконий огонь для этого расплавления очень хорошо подходил.
− И что ты теперь будешь делать с этим домиком? − спросил кто-то из мужиков, когда вышел из него по каменному же крыльцу и оказался рядом с драконом.
− А что с ним делать? Пусть здесь стоит. Я-то в это место теперь частенько буду наведываться, чтобы камни нарезать, так что и место, где на ночь можно остаться будет.
− А и вправду! − раздались веселые голоса. − Так ты что же, теперь камни для всех будешь резать? − спросили мужики.
− А почему нет? Нарежу столько, сколько надо, на всю деревню. А придет народ со стороны, буду за камни с них деньги брать. Сколько, думаете, такая плита может стоить? − Дракон проподнял с земли очередной ломоть камня, показывая его людям со всех сторон.
− Да уже, не мало, − согласились мужики. − Каменьщикам такую делать несколько недель, да еще и не в одиночку, так что заработаешь целую кучу. А с нами как, Рассвет? Тоже будешь за камни деньгами брать?
− С вас буду брать работой. Поможете мне дом в дерене поставить, и, как сказал, камней нарежу столько, сколько вам потребуется. Вы то сами что хотите построить?
− Храм нам надо построить, Рассвет. Вот, если построим в деревне Храм, новые власти дадут нам официальный статус свободной деревни, а с ним-то мы заживем!
− Надо бы мне разузнать, что это за новые власти и что за законы они устанавливают. А то развелось что-то в наших лесах бандитов тьма тьмущая. И охотники на оборотней шагу ступить не дают.
− Так ведь они и нас всех бандитами кличут. За то что живем в деревне без Храма.
− Храм то, надеюсь, свой надо строить, а не чужой какой-нибудь?
− Храм Кошки, дракон. С церковью у нас проблем нет. В последний раз именно священник нам помог остаться, когда солдаты пришли. Заверил их, что Храм мы построим, и они ушли, слава богам.
− Что-то я не заметил среди вас священника, − проговорил дракон, продолжая свою работу. Рядом уже была целая стопка гранитных плит, и теперь он нарезал из камня длинные балки, делая это особым способом, какой только что придумал. И в то же время он слушал рассказы мужиков, и сам не молчал.
− Священник вчера в Верховку уехал и вернется через два дня.
− По делам или еще зачем?
− В Верховке Главный Храм на весь наш район. И он туда постоянно ездит.
− Ладно. Дождусь уж, чего пороть горячку?
− А чего ждать то?
− Так ведь, чробы Храм построить, план нужен, а он у священника наверняка уже есть.
− Есть план. Только мы-то планировали небольшой деревянный храм построить, а из камня надо строить так, чтобы всем завидно стало!
− Это-то уж точно! − рыкнул дракон.
Из-за деревьев появился Конь. Он подошел к группе мужиков и уставился на каменный дом, что уже стоял рядом.
− Ну, запыхался? − спросил его Рассвет.
− Зачем это? − фыркнул Конь. − Я вам чо, кобыла старая чтобы запыхаться? Грузите что нагрузите, и я назад. Только в дервне надо чтобы кто-то тоже был, а то бабы едва справились с разгрузкой камней.
− От черт! − воскликнули мужики. − А мы тут лясы точим! Ты то как, Рассвет, сам с погрузкой справишься?
− Да уж, как не справиться? Вы когда с деревни вернетесь, вторую большую телегу возьмите и оставьте, я ее нагружу, да сам доволоку до деревни. А камни нарезать на сегодня достаточно.
− Запыхался? − с язвой спросил Конь.
− А ты попробуй хотя бы один камень отрежь, Конь! − воскликнул Рассвет.
− Да ладно, шуток не понимаешь, что ли? − фыркнул тот.
− Вы, мужики, смеряйте, сколько тут надо окон и дверей, − кивнул дракон на каменный домик. − Не дело стоять так без них.
− И как это вы его построить успели? − спросил Конь, входя внутрь домика.
− Что тут успевать то? − усмехнулся дракон. − Десяток глыб, поставил вместе, спаял огнем и все.
− Спаял? − удивился Конь и пройдясь по большой внутренней комнате коснулся рукой спаяного шва в углу. − Да за такие дома тебя на руках носить будут! − Конь вышел из домика и оглядел мужиков. Те заканчивали погрузку.
− Грузите больше, − приказал он. − Тут дорога то прямая, а дальше только под гору, так что, легко дотяну.

Священник вернувшись в деревню едва ее узнал. Несколько строительных площадок изменили ее до неузнаваемости. А работающие в поте лица мужики и не заметили его прибытия. Старый кот первым делом отправился в свой дом, где все осталось по-прежнему и только после этого двинулся к мужикам, занимавшимся возведением большого каменного дома. Одно это говорило, что дом стоит кто-то чужой, и священник не торопился показываться сразу, а решил посмотреть, кто командует стоительством. Командовал какой-то молодой парень, и рядом с ним почему-то крутилась Ласка.
− Хей, мужики! Священник вернулся! − раздался голос рядом, и на плечо старого кота легла тяжелая лапа.
− Что тут делается, Медведь? − спросил он. − Кто этот парень?
− Это Рассвет. Он теперь здесь жить будет. И мы все скоро заживем, потому что у нас будет свой Храм! Рассвет обещал помочь с его строительством. И не простой деревянный, а каменный!
− Да неужели, ему что, деньги девать некуда? − проговорил священник.
− Какие деньги? − заговорил Рассвет, оказываясь рядом. − Это ты, что ли, Священник здешний?
− Я, − подтвердил старый кот. − А ты откуда?
− Из деревни Хоржавка, что на северной дороге от столицы. Знаешь такую?
− Не знаю. И не слышал такого названия.
− А я там родился. Три года назад нашу деревню раззорили солдаты старого князя, а всех жителей угнали в рабство. И меня тоже. Только потом мы освободились.
− И где же ты был все остальные три года?
− Работал на одного старого мага. Маг отправился на небеса, а я решил вернуться в свой дом. Только от Хиржавки остались одни холмы, вот я и бродил, пока на Ласку не наткнулся.
− Рассвет меня от охотников спас, и я его привела сюда, − заявила Ласка. − А потом мы все собрались и порешили, что они здесь останутся.
− Они, это кто? − занервничал священник, оглядываясь и ища кого-то еще чужого.
− Рассвет и Конь, − заявила Ласка Конь сейчас с мужиками камни от скалы возит. − А Рассвет их нарезал своей магией так, что можно из них дома строить. И Храм из камня можно построить!
− И сколько же ты запросишь с Церкви за свою магию? − спросил Священник.
− А что, много у Церкви денег? − спросил Рассвет.
− Да откуда им взяться-то?! − воскликнул кот.
− Значит, придется принимать камни бесплатно, − тихо усмехнулся Рассвет. − Способны, али нет подарки от дракона принимать?
− Какого еще дракона? − занервничал Священник, и вокруг послышались тихие смешки, а окруживше мужики заулыбались. − Что тут за дела?! А ну, признавайтесь!
− Не кипятись, дед! − возник голос Кошки, и она появилась рядом. − Рассвет − хороший парень. Все уже убедились, так что, не кипятись! Забыл, как предлагал чуть ли не каждому встречному купцу Храм нам построить и за это сделать его Хозяином деревни? Так что теперь все именно так и будет! Построим Храм и официально Хозяином деревни запишем Рассвета!
− Похоже, вы все уже сговорились. − вздохнул Священник. − И не подумали о последствиях! − он смотрел в упор на молодого парня, говоря эти слова.
− Думать надо не о последствиях, а о будущем, − заявил Рассвет. − Ладно, отдохнули, пора и за работу, мужики! − добавил он и ушел на стройплощадку. Вслед за ним ушли и остальные, а рядом со Священником остались лишь женщины.

Откуда Рассвет взял план для Храма и храмового двора, священник не знал. Но план оказался на удивление хорош и правилен, Предусмотрено в нем было все. И залы для прихожан, и церковная гостиница, и дворовые хозяйственные постройки от конюшен до кухни. Территорию предполагалось обнести каменной стеной, и в таком виде комплекс занимал довольно обширную территорию. Когда же Рассвет открыл план самого Храма перед всеми, Священник уверился, что парень не просто знает церковные устои. Он их знал слишком хорошо, чтобы не понимать, каковы будут последствия! А, согласно канонам, тот, кто построит Храм Кошки, подобный по своему виду Главному Храму, еще при жизни причисляется к святым. И Рассвет метил именно туда.

Так считал Священник. Сам же Рассвет об этом не думал и даже не знал про подобные устои. Он просто занимался строительством, Один день резал камни, другие вывозил их к месту строительства, ставил и сплавлял как считал нужным. храм становился фактически монолитным. О возможности протекания крыш можно было забыть на многие годы. С окнами все было проще некуда. Местный плотник работал отменно, и нареканий к его работе у Рассвета не было. Была небольшая проблема со стеклами, но их Рассвет решил в один день, когда в деревню заехал очередной купец, который выкупил у него пару каменных поделок − статуэток, изображавших оборотня. Рассвет сделал их для себя, просто балуясь со своим огнем, а купец увидел с статуэтках возможность заработка и заплатил за них достаточно высокую цену, чтобы дракон задумался о другом виде заработка, а не только о нарезании каменьев для строек.
Через два дня он нагрузился несколькими поделками и улетел, а к вечеру вернулся с пачкой новых стекол, которые тут же пошли в дело для остекления Храма.
С художественным оформлением тоже проблем не оказалось. В соседней деревне жила одна художница, которую Рассвет и нанял для разрисовки стен Храма. А начала она с зарисовок того, как Храм строился, как Дракон резал камни, как возил через лес целые цепочки груженых плитами телег, как устанавливал и сваривал. Лисица заявила, что эти рисунки для истории Храма будут очень полезны, а заодно она и покажет свое умение. Рассвет в художестве почти ничего не понимал, но рисунки его впечатлили, и Лисица получила свой заказ. После чего целыми днями пропадала в сторящемся храме, пробуя то там, то тут что-то нарисовать. Для главной иконы она потребовала сделать большую каменную плиту и разрисовала ее в один день, изобразив все что нужно.
Ласка тоже была рядом и ни на шаг не отступала, следила, чтобы Лисица его парня не переманила. однако, все подозрения пропали, когда на третий день в Храм заявился матерый Волчара с требованием вернуть похищеную жену, и Лисице самой пришлось обещать, что она на работе, а не похищена. Оказалось, что кто-то в их деревне так неудачно пошутил, что Волк был готов порвать всех, кто попадется ему на пути. Ласку он не коснулся от того, что она самка, а Рассвета муж Лисицы так и не встретил. Дракон весь день пропадал у скалы и занимался нарезанием очередной пачки каменных плит.

− Так и дуешься, старый кошак? − проговорил парень входя в дом Священника.
− Чего тебе здесь надо? − фыркнул он. − Проваливай!
− Я пришел поговорить. По хорошему, а не ругаться, − заявил Рассвет и без приглашения уселся на стул. − Ты помогать мне с Храмом не собираешься?
− С чего это я тебе помогать обязан? − фыркнул кошак.
− Ну, как хочешь, − объявил Рассвет. − Завтра с утра я улетаю к Главному Храму. Расскажу им о том, что здесь построил и попрошу нового священника прислать. В связи с тем, что старый мне палки в колеса сует и Храм строить мешает.
− Я тебе ничем не мешал! − завопил старик вскакивая.
− Тогда, что тебя не устраивает? Цвет моей шерсти? Так он ни чуть не хуже, чем цвет твоей облезлой шкуры! Короче, выбор у тебя прост, Священник. Либо ты завтра отправляешься со мной и помогаешь со всеми церковными делами, либо собираешь монатки и сваливаешь из деревни от позора, которым тебя непременно накроет, как только я вернусь с новым священником для моего храма. Надумаешь, завтра утром будешь ждать меня у нового дома Ласки. − Рассвет развернулся и не дожидаясь ответа покинул дом священника. Тому предостояла не слабая борьба с собственной гордостью и упертостью.


Церковники решили отправлять делегацию в новый Храм как только услышали о том, что он построен из камня. Собирались они несколько дней, и все это время Рассвет находился при Главном Храме и каждый день посещал занятия, устроенные специально для него одного. Хотя, присутствовали на занятиях еще не мало местных послушников, но они все были обязаны только слушать и не вмешиваться, что бы ни происходило. Лишь иногда учителя использовали их для того, чтобы продемонстрировать что-то. А Рассвет должен был просто слушать, смотреть и мотать на ус. Для того чтобы его причислили к Святым, было необходимо еще одно условие. Он должен был знать все о церкви, церковных правилах и церковной истории. Всему этому его и учили, не говоря ни слова о предстоящей церемонии причисленияк к Святым. Об этом знали только старшие церковники и Священник, с которым Рассвет прибыл в Главный Храм.
− Завтра мы отправляемся в путь, господин Рассвет, − объявил Первый Священник. − И уже в дороге вы прослушаете последний курс лекций − курс вольных историй, которые вам тоже следует знать.
Рассвет уже смирился с тем, что ему не дадут улететь назад самому, и теперь следовало признать, что и возвращаться придется по земле, а не по воздуху. Лекции его интересовали, потому что читали их опытные учителя, а уважать учителей он научился еще будучи с пришельцем Франкенбрайном.
− А теперь ты должен назвать свое полное имя. То, которое получил в день, когда познал свою вторую сторону, − объявил Священник. − Ты назовешь его?
− Назову, − ответил парень. − Мое полное имя − Кровавый Рассвет.
Священник отступил на шаг от него, затем резко сорвался с места, обернувшись черным волком и умчался из класса. Рядом остались только несколько послушников.
− Кровавый Рассвет − это имя демона, разрушевшего нашу страну, − заявил кто-то из них.
− Ты сам это видел или тебе бабка на базаре рассказала? − спросил Рассвет, обернувшись к нему.
− Об этом все знают.
− Все знают − это не доказательство. Если я всем расскажу, что ты козел, об этом тоже все будут знать! Оно станет правдой?!
− Это вранье! − воскликнул послушник, подымаясь.
В класс в этот момент ворвалось несколько священников и все встали, глядя на парня.
− Это правда? − спросил один из них.
− Смотря что, − ответил Рассвет. − Басни, рассказанные врагами, правдой быть не могут.
− Ты должен это доказать.
− Если вам это не очевидно, тогда мне нечего здесь делать, господа, − заявил Рассвет. − А вы, очевидно, желаете верить в ложь. Это не о храмовой вере, а обо мне. Я стал Кровавым Рассветом в тот день, когда те враги, в делах которых вы меня обвиняете, убили мою мать. И я мстил за нее. Жестоко мстил, и отомстил. Жаль только, что не всех гадов убил, потому что какие-то змеюки выползли и нашептали вам про меня гадости, а вы им с радостью поверили!
− Мы не собираемся верить в то, что не доказано, − заявил Первый Священник. − Этим делом будет заниматься наш Следователь. И, пока он не даст свое заключение, ни о каком освященнии вашего храма речи быть не может. А курс лекций вы прослушаете до конца. Вечером Следователь придет к вам и задаст несколько вопросов. Вы будете обязаны на них ответить. Вам все понятно, господин Рассвет?
− Все понятно, − ответил тот, опускаясь на место.
Все ушли, и остался только лектор. Тот некоторое время стоял на месте, затем объявил, что лекции на этот день закончены и он ждет всех утром на этом же месте.

От следователя, явившегося вечером в комнату Рассвета, за версту разило крысами. Впрочем, этому появилось объяснение, когда он назвал свое имя.
− Я − Следователь Мышь, − заявил он, усевшись без приглашения за стол и выкладывая перед собой какие-то бумаги. − Начнем с того, что ты расскажешь всю свою историю с самого начала. И начнешь с того места, с какого сам сочтешь нужным начать. Но, рассказывать будешь все по порядку без перескакиваний. Все понял?
− Понял, − отозвался Рассвет и начал с того самого момента, когда в Хоржавку приехали солдаты и начали выгонять из домов жителей.
Мышь слушал очень внимательно, иногда делал какие-то пометки на бумаге, но Рассвет на это не смотрел и продолжал рассказывать о событиях трехлетней давности. Когда дошел до рассказа о разрушеной тюрьме, Мышь потребовал рассказать об этом подробнее, и Рассвет рассказал все что помнил, вплоть до последовательности, в какой ломал стены корпусов тюрьмы.
− Чуял я, что тут что-то не чисто, − проговорил Мышь в какой-то момент.
− Что еще не чисто?! − вспылил Рассвет.
− Успокойся! Это не о твоем рассказе! − резко выпалил Следователь. − Дальше рассказывай, − приказал он, и Расвет продолжил.
Закончил он на рассказе о том, как встретил Франкенбрайна и о договоре, который заключил с пришельцем, после которого три года служил ему и освободился согласно договору.
− И почему ты его не прикончил в тот момент, когда узнал, что стал его рабом? − спросил Мышь.
− Он говорил со мной не напрямую, и сразу объяснил все так, что я ему поверил. И не зря. Он свой договор выполнил. олее того, находясь у него на службе я был фактически свободен во всем. Не мог только улететь навсегда.
− Ты ведь мог улететь и просто не вернуться.
− Нарушить собственное слово? Да ты спятил, Мышь!
− Ладно, − вздохнул тот, подымаясь. − Пошли на улицу. Покажешь мне свою оборотку. Я должен быть уверен, что это действительно ты.
− А откуда ты узнаешь, я это или не я? − спросил Рассвет выходя.
− Следователя из тебя не выйдет, это уж точно, − фыркнул Мышь. − Оттуда, что я тебя уже видел, когда ты тюрьму рушил в столице. Потому что в тот день я тоже там был! В одной из камер.
− С тех пор я сильно изменился.
− Не беспокойся. Я знаю, на что смотреть!
Они оказались на широкой площадке, где несколько послушников занимались упраженениями. Мышь прскользнул к тренеру, сказал тому пару слов на ухо, и кошак тут же остановил занятия, приказывая всем освободить площадку, а затем Мышь указал Рассвету на место в центре, и тот прошел туда, оглянулся вокруг и резко переменился, становясь драконом. Откуда-то издали прилетел чей-то визг, а послушники стояли по краям площадки и с удивлением разглядывали дракона. Из здания выскочило несколько священников, Мышь спокойно прошагал к дракону и тихо попросил, чтобы тот опустился к нему и показал когти на передней лапе.
Рассвет не понял, зачем это надо, но сделал, как просил Следователь, и тот коснувшись когтя дракона рукой, быстро взобрался ему на ладонь.
− А теперь подыми меня и развернись к Первому Священнику и ссади рядом с ним. − Рассвет так и сделал, едва сдерживая усмешку от того, что Первый Священник на мгновение испугался и уже собирался убежать.
− Трусишь, Бобер? − фамильярно выкрикнул Мышь, соскакивая на землю с лапы дракона, прежде чем та опустилась достаточно низко. − А зря.
− Ты ему поверил? − удивленно проговорил Первый Священник.
− Завтра утром и ты ему поверишь, − заявил Мышь. − Так что можешь продолжать собирать поход в Храм Рассвета. А его я забираю на всю ночь. К утру мы вернемся со всеми доказательствами.
− Так он знает, где их искать?
− Он не знает. Ему профессия следователя не светит ни в одном глазу, так что я прекрасно понимаю, как так получилось, что его настоящую историю никто не знает, а знают только ту, что выдумана профессиональным обсирателем.
− Ну что же, коли ты берешь ответственность на себя, Мышь, так тому и быть.

Дракон поднялся в ночное небо и взял курс на восток. Всего два часа полета отделяли его от цели, которой стал большой военный лагерь, где собрались тысячи и тысячи оборотней. Большинство в этот момент уже отдыхало, но часть стояла на страже, и появление дракона не осталось незамечено. Вот только приземлился он вдали от лагеря, еще в лесу, где Мышь соскочил на землю, приказывая дракону обращаться в человека. И дальше они двинулись пешком.
− Не трусь, пока ты со мной, никто не посмеет обойтись с тобой так же, как в прошлый раз, − заявил Следователь.
− А зачем мы сюда идем? − спросил Рассвет.
− Чтобы встретить одного человека, − ответил Мышь. − Не думаю, что ты его знаешь.
Из-за деревьев раздался приказ "стоять!" и Мышь тут же объявил о себе и своем звании, а в доказательство поднял в лапе какой-то знак, и чтобы его разглядеть караульный вышел из своего укрытия.
− А второй? − спросил он.
− Второй со мной, что не понятного?
− Прошу прощения, сэр, я обязан спрашивать! Вы можете идти!
− Идем, − Мышь бесцеремонно взял парня за руку и потащил за собой так, словно промедли они минуту и за ними отправится погоня.
Еще пару раз их проверяли в лесу, пока они не добрались до границы лагеря, обозначенной высоким забором. Правда, забор этот был столь хлипким, что его и ребенок проломил бы. В лагере они сразу же направились в зону командования, и через пару минут к ним навстречу вышел крупный черный кошак, который не премянул возможностью показать Мышу клыки.
− Какого черта тебе здесь надо, церковная крыса? − зашипел он.
− Зифс мне нужен, − заявил Мышь. − И не шипи на меня, я здесь по официальному делу!
Кошак глянул на парня, которого Мышь все еще держал за руку, развернулся и скрылся среди редких костров.
А еще через минуту рядом оказался оборотень-медведь.
− Мышь! − удивленно проговорил он, − И вправду Мышь! − воскликнул он и, на этот раз Мышь отпустил руку парня, потому что оказался подхвачен лапами медведя, поднят над землей и обнят, словно младенец.
− Отпусти меня, Зифс! Задушишь же! − выдавил из себя Следователь.
− Какими норами ты здесь? − спросил медведь, опуская Мыша на землю.
− Воздушными, − заявил Мышь. − Я здесь по одному очень старому делу. Помнишь того человека, что примчался три года назад из столицы и рассказал о Кровавом Рассвете?
− Как же не помнить! Столько шуму было! Столько не шумели даже, когда Сальфаг гнорбы осадили!
− И где этот прохвост сейчас? − спросил Мышь.
− Он в столице тогда и остался. А тебе он зачем?
− Так, пара вопросов накопилась по давним делам. Ты же знаешь, что я в то время в каталажке столичной сидел!
− Знаю. Только странно, что ты с этим вопросом сюда явился, а не в столицу, коли дела тамошние.
− Дела государственные, Зифс, а не тамошние. А здесь у меня есть еще одно дело.
− Так и знал, что ты здесь не для того, чтобы старого друга встретить, а по делам!
− Это уж точно, − усмехнулся Мышь. − Добавлять шансы оказаться со сломаными ребрами я себе просто так не стал бы! Да и кошаки у тебя не подарочные. Опять меня церковной крысой обзывали.
− Главное, чтобы когтями не трогали, разве нет?
− С такими словами и до когтей недалеко.
− Да хватит тебе ныть, Мышь! − воскликнул Медведь. − Пере коллегой хотя бы не позорься.
− Перед коллегой? − переспросил Мышь, обернувшись к парню, затем резко обернулся к Медведю и глянул на того довольно пристально. − Ты его не узнаешь, Зифс?
− Не узнаю, − заявил тот, бесцеремонно повернув парня лицом к ближайшему костру. − Кто он?
− Он крылатый, − заявил Мышь.
− Все равно не припоминаю.
− Ладно, не помнишь, значит не помнишь.
− Так ты его мне не представишь?
− Времени нет. Мы улетаем в столицу, − заявил Мышь.
− Могли бы и здесь переночевать, − заявил Медведь.
− Утром мы уже должны быть в Храме, так что извини.
− Ну, коли так, тогда летите. Только к Кродету не залетайте.
− А там-то что? Опять, что ли?
− Опять, − подтвердил медведь. − Второй день гнорбы его осаждают − не пройти, не пролететь.
− Ладно, спасибо за предупреждение.

Дракон взлетал за лагерем с другой стороны. Там было довольно широкое поле, и обращение Рассвета никто не увидел.
− И почему ты побоялся ему сказать, кто я? − спросил дракон.
− А ты о себе рассказываешь каждому встречному?
− Нет. Но он, вроде, твой друг. Или я чего не так понял?
− Друг, конечно. Мы с ним в одном городе выросли. Он меня всегда защищал. Особенно, от кошаков. А когда проявился мой талант, и я раскрыл пару первых дел, меня и кошаки уважать стали. Но только те, которые знают. Вот, с твоим делом разберемся, и тебя станут уважать. Я то уже уверен в том, что правда.
− И почему же?
− Да потому что я и раньше сомневался в том рассказе. Помнишь, что ты сделал, когда в одном из разрушеных корпусов на четвертом этаже несколько заключенных остались, и на них крыша начала падать?
− Кажется, я кого-то тогда на землю ссадил, − проговорил Рассвет.
− Вот именно. Четырех оборотней. Среди которых был и я. И мог ли я после такого поверить, что этот же дракон отдавал приказ убивать всех оборотней и жечь их поселения?
− А почему не рассказал об этом другим?
− Тем, кого знал, рассказал. Только все почему-то больше верят в ложь, чем в правду. Не знаю, почему.
− Потому что кому-то это выгодно, − буркнул Рассвет.
Лес, через который они шли, закончился и впереди появились городские ворота. Рассвет помнил их. Именно через эти ворота несколько лет назад его ввозили в столицу в клетке. Теперь же на страже стояли оборотни, и они не задержали двоих путников, когда те входили в город.
− Кажется, здесь проблем нет, − проговорил Мышь, когда стража осталась позади.
− А должны были быть? − удивился Рассвет.
− Пару лет назад пропускали только после проверки. Чтобы бандиты в город не пробрались. Тогда тут была целая куча людей, желавших вернуть себе власть.
− А гнорбы − это кто?
− Вот этих людей мы и называем гнорбами. Уж и не знаю, откуда это слово взялось. Знаю только, что ему больше ста лет.
− Я его и не слышал раньше.
− Три года назад его считали нецензурным. А после ты его и не мог слышать, коли был в рабстве у какого-то отшельника.
Очередная улица закончилась перекрестком, и двое путников свернули, а через минуту вошли в двери полицейского участка, где Мыша сразу же узнали, и он немедля приступил к своему делу. Найти нужного человека не составило труда, и вскоре туда отправились не только Мышь и Рассвет, но и группа оборотней-полицейских.

Вооруженная охрана не пропустила полицейских в дом, ссылаясь на неприкосновенность хозяина, которую тот имел согласно решениею нового правительства. Тем не менее, выйти для разговора его заставили, и человек вскоре оказался перед Следователем, который в момент этой встречи выглядел большой серой мышью.
− Что вы хотите от меня? − спросил человек, оказавшись наедине с ним.
− У нас появились доказательств того, что три года назад ты наврал, рассказывая про дракона, − объявил Следователь. − И сейчас я хочу получить разъяснения о том, по какой причине ты это сделал? И кто тебе приказал врать?!
− Я ничего не врал! − воскликнул человек. Мышь чуть прищурился, глядя на него, затем обернулся к полицейским и показал им кончиком хвоста всего один знак. Те действовали мгновенно. Четверо оказались между охранниками и их хозяином, а трое промчались к Следователю и встали позади человека, готовясь его взять.
− Властью Главного Следственного Отдела Церкви Великой Кошки я объявляю, что ваша неприкосновенность аннулирована, господин Врун! − объявил Мышь. − Вы арестованы за дачу ложных показаний! Взять его.
Полицейские тут же схватили человека, связали руки и одели ошейник с цепью, конец которой оказался в лапе большого медведя, которым обернулся один из них.
− Это неправда! − завопил человек. − Неправда!
− Ты оболгал дракона, который лично спас мою жизнь, человек! − проговорил Мышь. − Кроме того, у нас есть неопровержимые доказательства того, что в тот момент, когда по твоим словам он якобы правил в столице, он на самом деле был совсем в другом месте и еще даже не знал своей оборотной ипостаси. Так что, умолкни и вспоминай, какая сволочь тебе приказала врать про него?! А не вспомнишь или соврешь снова перед Слышащим Истину, тебя казнят за вранье самым жестоким образом! Ибо доказательств того, что твое вранье принесло множство смертей, скоро будет всем очевидно!
− Я не виноват! − завопил человек. − Охрана!
Но охрана уже стояла разоруженной перед оборотнями-полицейскими. А те, что находились в доме, не смели показывать и носа наружу.

− А я думал, что твой талант − расследовать разные дела, − произнес Рассвет, когда Мышь снова оказался с ним наедине.
− Это всего лишь мой второй талант, − ответил тот. И первый мне в нем очень помогает.
− А, может, у тебя есть и третий?
− Есть и третий, − вздохнул Мышь. − Но, за этот третий и сейчас сажают в тюрьму, так что, о нем лучше никому не знать.
− Тогда, зачем сказал мне о том, что он есть? − спросил Рассвет.
− Просто, тебе я доверяю, − ответил Мышь. − И, если тебе понадобится этот мой третий талант, то можешь на него рассчитывать.
− Ты его и не назвал.
− А ты не догадываешься?
− И как же я догадаюсь, если сейчас в тюрьму зажают за многое такое, за что и раньше сажали?
− Ну, по каким-нибудь другим признакам, например.
− Ты − тайный убийца, и твой метод − войти в доверие к клиенту и отравить его, − проговорил Рассвет. Мышь несколько секунд молчал, обдумывая сказанное, затем расхохотался так, что в его сторону обернулись все полицейские, стоявшие поодаль.
− Не угадал, − наконец выговорил Мышь. − На самом деле, я − вор. И в той тюрьме, откуда ты меня вытащил, сидел за воровство.
− И что, Церковь об этом знает?
− О таланте нет, а о том, за что сидел − да. Только они считают, что коли попался, значит плохой вор.
− А ты тогда попался не потому что плохо сработал?
− Тогда я попался, потому что меня подельники продали. Ладно, закончили об этом. Пора дальше дело делать.
− И куда мы теперь пойдем?
− Помнишь то место, где тебя Колхису отдали?
− Помню. Только от него три года назад камня на камне не осталось.
− И дом Колхиса тоже порушен?
− Да. Он взорвался, когда меня маги атаковали внутри.
− Значит, идем в Центральный полицейский архив. Может, там чего и осталось с тех времен.

Вскоре Мышь копался в старых документах, и ему помогало несколько молодых архивариусов. За пару часов они нашли необходимые документы, и вскоре в руках Следователя оказались списки арестантов из деревни Хоржавки. Затем был поиск данных о нынешней Хоржавке. И, когда они нашлись, Мышь тут же объявил, что надо лететь туда. Так они и сделали.
Хоржавку Рассвет не узнал, потому что она сильно изменилась. Дома в ней стояли новые, а от старых и следов не осталось.
− Что-то тут не так, − заявил дракон, приземлившись неподалеку от деревни. − Да и место это не то!
− Спокойно, дракон! Стань человеком и идем туда.
Они прошли в деревню, и уже через минуту Рассвет увидел старых знакомых. Вот только они его не узнавали, в том человеке, каким он стал.
− Эй, народ, старосту вашего где искать? − спросил Мышь через забор, за которым на огороде копошилось несколько жителей.
− В центре, большой зеленый дом, − отозвался кто-то. − А зачем он вам?
− Нужен, − заявил Мышь, не отвечая прямо.
Вскоре они оказались у зеленого дома, и староста сам вышел к гостям за калитку, а вслед за ним вышла женщина, которая тут же остановилась рядом.
− Кошка Варга? − произнес Рассвет, глядя на нее.
− Что вы хотите? − спросил староста.
Варга в этот момент разгладывала парня.
− Я − Церковный Следователь, − представился Мышь. − Мы ищем информацию о парне по имени Рассвет, который жил в деревне Хиржавка три года назад. И еще, нас интересует, почему деревня изменила свое место положения?
− Изменила, потому что на старом месте домов не осталось. А новые проще строить на новом месте, − заявил староста. − А про этого Рассвета я ничего не знаю. Я тогда не жил там.
− А я знаю, − заявила Варга.
− И что вы знаете? − тут же обернулся к ней Мышь.
− А что именно вас интересует?
− Он был с вами в тот день, когда в деревню пришли солдаты и увели всех?
− Был. Потом его какой-то маг в рабство увел, а нас всех в тюрьму отправили.
− А его вторая ипостась какая была? − спросил Следователь.
− В тот момент он еще не обращался ни разу.
− Ну, значит, все сходится, − произнес Мышь, глянув на парня. − И еще один вопрос, − он вновь обернулся к кошке. − Имя Кровавый Рассвет вам что-нибудь говорит?
− Да что я, дура необразованая, что вы меня так спрашиваете?! − воскликнула она. − Это имя сейчас всем известно!
− А то, что ваш Рассвет и есть Кровавый Рассвет − вам известно? − спросил Мышь.
Кошка чуть вздрогнула и некоторое время молчала, разглядывая следователя.
− Значит, таки известно, − вздпхнул Мышь, − Ясно.
− Я этого не говорила! − воскликнула кошка.
− Вы это подтвердили молча, мадам, − заявил Мышь. − Уж кто-кто, а я то такие вещи сразу вижу.
− И что вы с нами за это сделаете? − спросила она.
− По шее дадим, − заявил Следователь. − За то что промолчали, а вся страна из-за этого молчания друга врагом посчитала. Но теперь-то правда не потонет в море лжи! Идем, Рассвет, нам пора отправлятся дальше!
− Рассвет?! − воскликнула Варга. − Ты?!
− Я, − усмехнулся парень. − Странно, что сразу не узнала.
− Ты сильно изменился с тех пор.
− Еще бы. Три года в рабстве кого хочешь изменят.
− Как это в рабстве? − она захлопала глазами.
− А так. Продали меня твои дружки тогда!
− Продали?! Они сказали, что ты сбежал из клетки!
− Рассвет, у нас мало времени, − произнес Мышь. − Если опоздаем, будет нехорошо!
− Прощай, кошка Варга, − проговорил Рассвет и побежал вслед за следователем, а тот тоже прибавил шагу. Выбравшись на широкое место Рассвет обернулся драконом и взлетел взяв Мыша на спину.

Появление дракона над городом было встречено общей паникой. Тем не менее, дракон сделал именно так, как посоветовал Мышь, и приземлился прямо во дворе Храма, где его тут же окружила храмовая стража, и стрельбу она не открыла только потому, что на спине дракона сидел Следователь, который тут же соскочил на землю. А дракон обратился в молодого человека, которого все уже не так пугались.
− Расследование завершено, − заявил Мышь перед собранием Священников. − Следствие подтверждает правдивость собственной версии Рассвета, и все обвинения против дракона Кровавого Рассвета признаны неправомочными. Человек, распустивший клеветнические слухи о нем, в данный момент находится под следствием, и его лжесвидетельство доказано. Все отчеты я предоставлю в ближайшее время, и вы сможете сами убедиться в том, что я сказал.
− У нас нет оснований не верить вам, Следователь Мышь, − заявил Первый Священник. − Но, судя по всему, ты с драконом теперь в дружбе, не так ли?
− Да, − гордо объявил Мышь. − Рассвет − амечательный парень, и я думаю, он мне еще поможет распутать несколько давних дел. А так же и завершить кое-что из незавершенного. Но, для начала, надо сделать то дело, за которым он пришел сюда. Впрочем, это дело уже не в моей компетенции.
− Именно, − подтверил Первый Священник. − Ты можешь отдыхать, а когда понадобишься, мы тебя сами вызовем.
− Думаю, для начала, мы с Рассветом отметим завершение его дела, а потом я еще подумаю, что мне делать.

Когда Рассвету надоели толпы зевак и глупые распросы, он просто исчез, делая это так, что никто не видел, куда он телепортировался. Да и о своей способности к телепортации он не особенно рассказывал, а потому все решили, что он просто стал невидимым, и никто не решился даже пройти на место, где сидел дракон, чтобы наощупь проверить, там он или нет. Тем не менее, Мышь его нашел почти сразу, потому что направился именно в то место, куда ушел Рассвет − в его комнату, где он обитал в Храме все последнее время. Именно туда Рассвет и ушел, чтобы никого не слышать и просто поспать. Впрочем, долго спать ему не пришлось, потому что явился Следователь и потащил его по местным кабакам, куда Рассвет и не ходил ни разу, пока для него читались лекции.
− Скажи, Рассвет, ты когда-нибудь людей глотал? − спросил Мышь, когда они засели вдвоем в дальнем углу одного из баров.
− А ты как думаешь? Стал бы ты себя сдерживать после того, что они сделали?
− Значит, было дело, − заключил Мышь.
− Было, − подтвердил Рассвет. − А тебе это зачем? Будешь меня судить?
− Не смеши меня, Рассвет. Какой еще суд? Да я и не судья. У меня и права-то судить кого-либо нет, о чем я и сожалею.
− И почему же ты так об этом сожалеешь?
− Потому что есть некоторые личности, которых бы я осудил независимо от всяких процессуальных правил.
− И зачем ты мне это говоришь?
− Просто, ты мог бы мне помочь, Рассвет.
− Помочь в чем?
− В деле избавления этого света от некоторых темных личностей. Тех, по которым не то что тюрьма, по которым виселица плачет.
− То есть ты предлагаешь мне, говоря прямыми словами, мокрое дело, Мышь?
− Ну, для тебя это было бы не мокрое, а сытное дело. И я могу доказать, что они заслужили смерть.
− Знаешь, за несколько месяцев, пока я ходил по стране в поисках занятия для себя, я кое-что решил. А именно то, что я не буду заниматься ни чем противозаконным. Ни убийствами, ни грабежами, ни чем-либо еще. И, по правде говоря, мне твоя просьба, Мышь, кажется провокационной.
− Ты мог бы это сделать не нарушая закона, Рассвет. Впрочем, если не хочешь, то я не буду об этом больше вспоминать.
− И как же ты докатился до такой жизни, Мышь, коли предлагаешь незаконные дела?
− Много всего было, Рассвет. Я ведь еще не говорил тебе, сколько мне лет? А мне скоро уже сто будет.
− Сто? − удивился парень. − Ничего себе, а мне кто-то говорил, что оборотни малых видов долго не живут.
− Живут долго все оборотни. И мне жить не меньше трехсот лет, если только не прикончат раньше. Лимит возраста определяется вовсе не размером оборотной ипостаси.
− А чем?
− В первую очередь, наличием магических способностей. Если есть хотя бы одна, то будешь жить не менеше трехсот лет. А есть и такие, при которых и тысяча лет не предел. А твой демон, думаю, в этом смысле уникален. Не удивлюсь, если окажется, что ты бессмертен.
− Это вряд ли. В человеческом виде мне и копья в сердце хватит, чтобы умереть.
− Я говорю бессмертен в смысле, что не умрешь от старости, а не в том, что тебя не убить. Убить можно любого оборотня.
− А это что за гнорбики тут убийства оборотней обсуждают? − влез кто-то в разговор.
− Быстро отвалили, мальчики, − объявил Мышь, оборачиваясь и показывая знак подошедшим.
− Думаешь, мы тебя боимся, крыса полицейская? − грубо заговорил то же задира.
В руке Рассвета появился темный шарик, и он сильным движением метнул его в лоб забияке. Того откинуло назад так, словно ему в голову попало кувалдой, а шарик отпрыгнул как резиновый и влетел в руку праня, после чего точно таким же маневром свалил второго забияку.
− Что это за чудесная штука? − спросил Мышь, глядя на лежащих без сознания оборотней.
− Я ее называю вышибалой. Действует на всех одинаково хорошо.
− И дракона завалит? − спросил Мышь.
− Не встречал я дракона, чтобы попробовать, − объявил Рассвет, и рядом послышались смешки свидетелей, что собрались вокруг обморочных. Затем появилась стража, и тем хватило одного вида знака в руке Следователя, чтобы все решить как надо. Обморочных тут же унесли и, по приказу Мыша, отправили в кутузку на десять суток за хулиганство в баре.

* * *

Вернувшихся из деревни Рассвета посланцев церкви слушали с раскрытыми ртами. Рассказы были столь удивительными, что Первосвященники едва в них верили. Однако, не верить своим они просто не могли. И поэтому уже на следующий день они выступили в поход, который готовили с самого начала. Изменилась только цель, и в связи с этим изменением поход был назван Великом Походом Церкви, ибо именно таким образом, согласно канонам, должен был называться поход в котором происходило переселение Главного Храма. А в том, что Храм Рассвета станет Главным Храмом новой страны, священники уже не сомневались.
Занятия с обучением Рассвета церковным законам и устоям продолжились. К концу похода, который продлился почти семь дней, потому что церковники не пошли прямо, а заходили во все крупные поселения и Храмы, что были по пути, Рассвет знал все, что требовалось знать тому, кто должен быть канонизирован и причислен к святым.
И о церемонии причисления уже говорили открыто, а Первосвященники, наслушавшись рассказов очевидцев, уже едва не вставали на колени, когда приходили к Рассвету с каким-нибудь очередным своим вопросом. И он давно им сказал, что построенный им Храм передается Церкви безоговорочно, и за него Рассвет желает получить лишь разрешение на любое строительство где бы то ни было. Церковники поначалу даже не поняли, что он просил, а когда Рассвет разъяснил подробнее свое желание, ему объявили, что право на труд и профессию строительства у него никто не отнимал, и он волен делать все, что посчитает нужным.
К нему благоволили, Великий Поход продолжался, и Церковь несла новые вести всей стране.
Одна из первых вестей состояла в полном оправдании дракона Кровавого Рассвета и снятие с него всех обвинений в войне, к развазыванию которой он не имел ни малейшего отношения.
Второй становилась весть о построенном новом Великом Храме Кошки, в который теперь и перемещается Главный Храм страны. Из-за этой вести к Походу присоединялось множество народа. И просто любопытных и церковников, уходивших со своих мест для того, чтобы лично засвидетельствовать великое событие. И уж эти то обсуждали все в открытую. И предстоящую церемонию причиелсния к святым строителя храма, и оправдание Кровавого Рассвета, и резкое изменение политического курса церкви, происшедшее еще до того, как Рассвет сообщил о построенном им Храме Кошки.

− Остался нерешенным еще один вопрос, − заявил первосященник Рассвету, когда до цели оставалось два дня пути. − Мы, разумеется, не сомневаемся в том, что вы построили Храм, господин Рассвет, но мой долг первосвященника велит мне сначала увидеть Храм самому, а не услышать о нем со слов моих коллег.
− И что же вам мешает его увидеть? − спросил Рассвет.
− Мы еще далеко до него, и поэтому я осмелился просить вас, господин Рассвет, помочь мне с этим делом. Как рассказывал ваш священник, вы сповобны летать с человеком на спине...
− Я донесу вас туда, господин Первосвященник. И вы увидите Храм своими глазами, − объявил Рассвет, поняв, к чему идет дело.
− Буду премного благодарен, если мы отправимся в дорогу прямо сейчас.
− Но тогда мы прилетим туда ночью, и вы мало что рассмотрите.
− Во-первых, мальчик, я вижу ночью не хуже кошки, − заговорил Первосвященник едва ли не оскорбленно. − А во-вторых, я именно ночью и хочу прилететь, чтобы встретить первый рассвет в Храме и оценить его в соответствии со всеми канонами. Итак, мы летим?
− Летим, − объявил Рассвет и обратившись драконом улегся на землю, предлагая Первосвященнику забираться ему на спину.
Минуту спустя он уже был в воздухе и взял нужный курс.

− Воистину, это чудо, − проговорил Бобер, стоя посреди главного зала Храма, поворачиваясь и оглядывая все вокруг. − Кто это рисовал?
− Есть у нас одна художница, которая все здесь разрисовала, − ответил Рассвет. − Вам нравится?
− Не то слово! Такого мастерства я не видел уже много лет! Кто же она?! Не тяни!
− Ее зовут Лисица, − заявил Рассвет.
− Она хищница?
− А это имеет значение?
− Имеет. Потому что только хищники способны все это нарисовать с подобным чувством причастности. Ты покажешь мне ее, Рассвет?
− Она не моя собственность, чтобы так о ней говорить. У вас что там, не только строителей, у вас и художников не хватает?
− А где Главная Икона? − спросил Первосвященник обернувшись к месту, где она должна была находиться.
− Она в мастерской Лисицы. И принести ее сюда могу только я.
− Почему?
− Потому что гранитная плита, на которой она должна быть нарисована, весит полторы тонны, и ее в одиночку поднять могу только я.
− Если твоя Лисица нарисовала ее как надо, она тоже получит великую награду от Церкви.
− Ну, типа предложения поступить на работу церковным художником и связать себя пожизненным обязательством не рисовать ничего на сторону?
− Откуда в тебе столько сарказма, Рассвет?! − воскликнул Бобер. − Или ты, по настоящему, не веришь в Великую Кошку?
− Я прочитал все ее книги, Первосвященник, и не верить в Великую Кошку после этого может лишь полный тупица. Надеюсь, вы не считаете меня таковым?
− Не считаю. Как ты мог такое подумать?
− А как вы могли такое спрашивать?
− Извини. Думаю, я увидел все, что хотел, осталось лишь одно. До рассвета я хочу встретить вашу художницу. Где ее мастерская?
− Не уверен, что она сейчас здесь, но идем. − Рассвет направился к выходу, и через минуту оказался перед входом в одну из храмовых построек.
Он тихо постучял в дверьц, затем вошел, и из помещения послышалось резкое рычание в требованием убираться вон. Бобер вошел вслед за Рассветом и обнаружил его стоящим напротив волка с почти черной шерстью. Волг рычал и ругался, требуя, чтобы "сопляк убирался из его дома".
− Что-то этот волчара не похож ни на художницу, ни на Лисицу, − проговорил Первосвященник из-за спины Рассвета.
− Ты опять, Волк?! − раздался голос Лисицы, и она появилась из-за спины серого. − Извини, Рассвет, я ему уже сто раз говорила, чтобы забыл свою глупую ревность!
− Я хотел бы увидеть то, зачем пришел, − заявил Бобер.
− Кто это? − сросила Лисица, выходя вперед и разгладывая незнакомца.
− Это − Первосященник Церкви Великой Кошки. − Если ты готова показать ему Главную Икону, то покажи, если нет, тогда мы уйдем.
− Как это уйдем?! − воскликнул Бобер.
− Ножками, друг мой, ножками уйдем! А нарушение таинства художника − есть грубейшее нарушение, из-за которого никакая Икона не может быть по-настоящему освящена. Ты готова, Лисица?
− Нет, − заявила она.
− В отсытствии Главной Иконы невозможно и освящение Храма, − заявил Бобер.
− А мы что, спешим куда-то? − усмехнулся Рассвет, − Не спеши, Первосященник. Доберутся сюда твои схоласты, еще и перерисовывать заставят!
− Да ты! − Бобер осекся, решив, что в сложившейся ситуации у него и права нет что-либо говорить против Рассвета. − Возвращаемся.
− Э... Рассвет! − воскликнула Лисица. − А когда ты здесь снова появишься? Ласка-то тебя каждый день ждет!
− Скажи ей, что через пару дней я буду здесь. И не один. Деревенским скажи, чтобы готовились встречать Великий Поход Церкви.
Лисица только рот раскрыла, глядя в спину уходившему Рассвету.

Восход Солнца первосвященник встречал на смотроеой площадке, на самой вершине Храма. Он стоял там несколько минут, почти не птрываясь от взглядя на Солнце. То было красным из-за утренней туманной дымки над горизонтом, и Бобер завороженно смотрел на раскрывашуюся перед ним картину. Красный свет залил двор храма, и словно возвестил от приходе Кровавого Рассвета.

Огромная толпа заполняла поля рядом с Храмом. Сотни допущеных к церемонии служителей церкви, да и просто граждан страны, большей частью имевших какое-либо влияние и власть, заполняли двор храма, а Первосвященник, его первые помощники и сам Рассвет стояли на трибуне, расположенной перед "грудью" Храма Великой Кошки. Первосвященник произнес полагающуюся речь в связи с освящением и открытием нового Храма, который становился теперь Главным Храмом страны, а затем он перешел ко второй части церемонии и начал с награждения участников строительства и обустройства Храма. Первой награду получила Лисица. Ей при всех свидетелях объявили о привсвоении звания Храмовой Художницы, и она получала право рисовать в Церквях любые картины, какие сочтет правильными, в соответствии с канонами Церкви. Вторую награду получала группа плотников и столяров, которые тоже отличились, изготовляя храмовую мебель, окна, двери и многое другое, необходимое Храму. Они получали крупную денежную премию и Церковный Заказ, суливший новые высокие заработки. Главную же награду получал дракон Кровавый Рассвет, который кроме звания Святого получал исключительные Права, которые фактически ставили его во главе всей страны, так как он мог устанавливать законы, мог распоряжаться всем государственным имушеством. Он получал право судить и исполнять приговоры, а так же право помилования. И с последним правом Рассвет получал возможность назвать имя нового Первосвященника. Перечисление всего списка Исключительных Прав заняло несколько минут. Рассвет все это время сидел перед выступавшим Первосвященником в виде дракона небольшого роста, и тот, закончив свою речь приказал одному из помощников вынести к нему последнюю награду, а пока помощники выполняли указание, обернулся к дракону и приказал тому наклониться ниже, чтобы он мог достать до его головы.
Появились два служителя церкви, несшие перед вобой нечто, покрытое белой тканью. Когда же ткань была сброшена, перед всеми появилась большая золотая Корона, которую Первосященник поднял и возложил на голову дракона.
− Отныне и Навсегда! − воскликнул он, оборачиваясь к застывшей толпе. Многие из присутствоваших поняли, что оказалось на голове Кровавого Рассвета. − Приняв Исключительные Права, дракон Кровавый Рассвет принимает на себя и Исключительные Обязательства! − во всеуслышание объявил Первосвященник. − Исключительные Обязательства Императора нашей страны! Да здравствует Император!
Толпа взревела, и уже через минуту над всек округой несся рев.
− Да здравствует Император Кроваый Рассвет! Да здравствует Император Святой Рассвет!

* * *

− Теперь ты не будешь говорить, что я предлагаю тебе незаконное дело? − произнес Мышь.
− О чем это ты?
− О том, чтобы сожрать пару гнусных пройдох. Они были гадами три года назад и остались гадами сейчас.
− А где доказательства? − спросил Рассвет.
− Тебе обязательно нужны доказательства? Моих слов мало?
− Ты забыл, как обвиняли меня с чьих-то слов? Я не собираюсь никого осуждать только с чьих-то слов! Без доказательств можешь забыть о них!
− Хорошо. Будут тебе доказательства. Какие ты предпочитаешь?
− Личное признание в моем присутствии. И не вытащеные пытками или побоями.
− А если они будут вытащены хитростью?
− Только если эта хитрость не перехитрит сама себя и не заставит говорить неправду.
− Хорошо. Я именно так и сделаю. Но, если они прикончат меня за это время, виноват будешь ты.
− Глупости не говори, Мышь.
− Я и не говорю.

* * *

Зифс стоял перед Императором-драконом и произносил слова присяги. Вместе с ним это делали все высшие офицеры армии. После того, как огненные удары обрушились с воздуха на наступавшие войска гнорбов у Командующего не осталось ни единого довода против Императора Рассвета, и оборотень открыто признал, что будь слова клеветника хоть немного правдой, Рассвета не остановила бы никакая армия. Ни бывшая армия страны, ни новая армия оборотней, ни их союз, ни даже союз всех армий с гнорбами. А гнорбы бежали. От их армии мало что осталось, а через некоторое время пришла новая весть. Правительства людей, организовавших нападение на страну оборотней, прислали своих послов к Императору оборотней с признанием поражения и просьбами о переговорах. Император принял их, и люди, приехавшие для переговоров, были удивлены, когда им представили молодого человека, которого все вокруг называли Императором Рассветом.
Договор был подписан. Согласно ему, весь мир признавал новую Империю, признавал власть Императора-оборотня в бывшем княжестве, ставшем Империей оборотней.
Страна впервые за три года вздохнула спокойно. Границы, конечно же надо было охранять как следует, и этой задачей занялась освободившаяся армия. Часть армии оборотней была распущена, и солдаты разошлись по домам.

* * *

− Знаете, как приятно, когда детеныш гнорба еще живой и дергается в животе? − говорил крупный черный кошак. Слушатели внезапно подскочили со своих мест, а рассказчик задергал задними лапами, повиснув над землей. Он не издал более ни звука, потому что его голова и грудь оказались схвачены огромной пастью чешуйчатого чудовища, которое не медля перехватило жертву удобнее, и втянуло ее в свое чрево.
− Это и вправду приятно, − проговорил ящер, усаживаясь у костра и разглядывая разбежавшихся оборотней. − Приятно, когда кошак еще живой и дергается в животе, − продолжил дракон, почесывая лапой свой вздувшийся живот. − Кто желает составить ему компанию, подходите, не стесняйтесь.
− Пощади, Император! − взвыли голоса оборотней.
− Узнали-таки, − усмехнулся дракон. − Так вот, запомните все! И передавайте это всем, кого встретите из своих подельников! Те, кто будут охотиться на детей, даже если это детеныши гнорбов, закончат так, как этот кошак! Вам все понятно?!
− По-понятно, − заблеяли голоса.
− А теперь, вон отсюда!
Их и не требовалось подгонять − все разбежались кто как мог.









Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Вишневский "Бегающий Сейф" (ЛитРПГ) | | Р.Вешневецкая "Хозяйка поместья Триани. Камни, кости и сердца" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Сплетая свет и тьму" (Любовное фэнтези) | | Н.Алексеева "Строптивые" (Короткий любовный роман) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Попаданцы в другие миры) | | М.Весенняя "Желание альфы" (Городское фэнтези) | | В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | Е.Кариди "Невеста по доверенности или сбежать из-под венца " (Приключенческое фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! " (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"