Mak Ivan: другие произведения.

В далекой-далекой галактике

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда-то давно, на Арене-2 была сделна попытка совместно писать книгу. Предложенное мною начало никого не заинтересовало и было обозвано "слишком кровавым". Здесь это начало - 1-я глава.


Ivan Mak

В далекой-далекой галактике


(звезды на крыльях)

Часть 1. Пришелец.
(конспект с A-2)

В неком мире "X" драконы и люди много лет живут в мире, согласии и в здоровой конкуренции.
В некий момент экспедиция людей находит в космосе замерзший корабль с пришельцем на борту. Пришелец имеет четыре лапы с когтями, два крыла, хвост... Короче − дракон, но он не дракон. Он − крылев.
Пришелец холоден как космос, и люди считают его мертвым. Из-за конкуренции люди не показывают находку драконам, привозят на планету, где происходит разморозка (случайно или из-за ученых-отморозков, не ведающих, что творят). В результате − крылев оживает, и, первым делом, просыпаются его хищнические инстинкты. Зверь убивает всех, кого находит вокруг, вырывается из лаборатории и уходит в лес, где начинает просыпаться его разум, а вместе с ним понимание экстремальности ситуации, в которую он попал.
О разгроме лаборатории становится известно всем. Тайна более не существует, и следствие приходит к неверному выводу, что убийца − дракон. Возникает конфликт, в котором драконы пытаются доказать свою непричастность.
Тем временем, крылев вспоминает свою силу − способность к телепортации и изменению вида, обращается в человека и пытается войти в первый контакт с местным населением. Инстинкты отправлены в глубины подсознания, а наружу вынуты некие иные "принципы", доставшиеся от предков, ничуть не уважавших людей (люди в древности уничтожили мир крыльвов, и не важно, что люди не те, они похожи на тех). Крылев (в виде человека) оказывается в поселении людей, где получает первые уроки общения, забирается в библиотеку и совершенствует знание языка, используя компьютеры и найденные контактные альбомы (которые люди всегда держат наготове, ибо постоянно ждут появления инопланетян).
Люди обнаруживают чужака по неправильному поведению, пытаются его задержать, в результате возникает стычка крыльва с полицией, которая приводит к новым жертвам. На этот раз, люди принимают крыльва за дракона (в ночи все кошки серы), вызывают спецподразделение драконов для задержания нарушителя порядка.
Крылев от драконов уходит, но попадает к ним в виде человека, которого те "спасают" от убийцы, шастающего где-то рядом. Да и сам "спасенный" имеет сильное желание узнать драконов поближе (что-то о них он уже узнал из книг в библиотеке, но далеко не все).
Однако, драконы не спешат принимать человека в свою компанию, так как он не понимает их языка, а это верный признак принадлежности к "конкурентам". Крыльва-человека отправляют в полицию людей, где выясняется, что он − белая ворона − человек без прошлого.
Расследование погрома, "устроенного драконом" в лаборатории "конкурентов", заходит в тупик. Драконы к этому расследованию не допускаются, а все главные свидетели "размазаны по стенам" и "наполовину съедены". Некоторые необъяснимые главной версией следы списываются на фальсификацию. Начальство "конкурентов" не заинтересовано в полном раскрытии дела, так как все указывает на версию с "захватом дракона для экспериментов", что есть противозаконно.
Крылев-человек из полиции попадает в психиатрическое отделение местной больницы, так как не умеет пользоваться элементарными вещами и не знает того, что должен и ребенок знать.
В первую же ночь "больной" покидает палату (телепортирует сквозь дверь) и отправляется на поиски информации. Он задерживается в местной библиотеке и проводит там все время до утра в изучении языка драконов по имеющимся там учебникам и учебным звукозаписям.
Утром крылев покидает заведение, решив более не попадаться. Ему не сложно бежать, телепортация позволяет проходить сквозь стены и даже подыматься на орбиту. Пролетев вокруг планеты в состоянии телепортации пришелец опускается в зоне "диких лесов", которая оказывается ареалом драконов. Ощутив себя разведчиком в новом мире, крылев ведет наблюдение за драконами, но недолго. Его быстро обнаруживают, и пришелец вновь меняет свой вид, на этот раз он становится небольшим серым драконом, которого принимают за малыша.

Конец 1-й части.

Часть 2. Больной.

Тихое утро, по тропинке идет человек. Рядом в кустах затаился маленький серый дракон.
Прыжок! Вскрик человека...

Гринд летел над лесом, совершая обычную утреннюю прогулку, когда внизу раздался вопль и зов о помощи. Дракон ничуть не сомневаясь метнулся вниз, проломился через кроны деревьев и едва поверил глазам. На тропинке сидел серый дракончик лет десяти, а в его пасти торчало тело человека.
Гринд не медлил и одним движением сбил драконенка с ног, опрокинул на спину, встал задней лапой на его живот, после чего выдернул едва живого человека из пасти.
− Ты что наделал? − зарычал Гринд. Человек в его когтях был без ног. Дракон сдернул с пояса веревку и перетянул останки ног пострадавшего, останавливая кровь.
− Отпусти меня! Это моя добыча! − зарычал малыш, и Гринд от неожиданности отступил. Серый драконыш не понимал, что совершил преступление!
− Ты сошел с ума?! На людей нельзя охотиться! − зарычал зеленый дракон. − Ты кто такой?! Отвечай!
Драконенок не ответил. Он поднялся с земли, встал на задние лапы перед Гриндом и оскалился, явно не желая отвечать.
Гринд взглянул на спасенную жертву и прыгнул вверх. Он взлетел над деревьями, и тут же взялся за телефон.
Первое сообщение в клинику людей о раненом человеке, второе − в полицию о сером драконыше, напавшем на человека и не понимавшем, что этого делать нельзя.
Раненого приняли в клинике без разговоров. После этого Гринд отправился назад и стал свидетелем поимки серого драконенка, который отбивался, пока его не накрыли сетью. Гринд подтвердил, что именно этот малыш напал на человека, которого он отнес в клинику.


− К сожалению, мы не сумели добиться успеха, − произнес врач. − Малыш Грэй не желает понимать и принимать наши слова. Я полагаю, что в нашем случае необходимо проведение жесткой психической коррекции.
− Психическая коррекция − это убийство личности, − тут же заговорила доктор Райт. − Грэй, очевидно, уже сейчас является сформировавшейся личностью, и именно это является причиной ваших провалов. Вы считаете его ребенком, а это не так! Его твердость является свидетельством сформированности характера. Я полагаю, прежде чем рушить чужую душу, мы обязаны ее понять и сначала применить все возможные неразрушающие методы коррекции. Вы же до сих пор даже не выяснили, что явилось причиной его нападений на людей, и считаете это блажью непонимающего юнца.
− Вы полагаете, доктор Райт, что подобная причина может существовать? − заговорил профессор Тангаро. − В нашем обществе подобное невозможно! Я уверен, что даже если малыш Грэй заявит о некой причине, то она ничего не будет стоить!
− А я уверена, что проведение психической коррекции по отношению к ребенку, пока не испробованы все иные методы, является преступлением.
Совещание продолжалось довольно долго и, под конец, было решено передать Грэя в исправительную колонию, где с ним могли работать психологи и попытаться исправить его психику неразрушающими методами. Им давался один год времени.


Грэй вошел в зал, где проводились занятия с драконами-подростками. Его провела туда доктор Райт, которую он уже достаточно хорошо знал. Синяя драконица искренне желала помочь малышу избавиться от навязчивой идеи о том, что "люди − враги". Грэй этого понимать не желал, потому что твердо считал наоборот.
Его знакомили с маленькими драконами. Грэю предстояло жить с ними вместе почти год. Этого никто не говорил, но Грэй знал все, о чем говорилось на "совете врачей", где было решено отправить его в исправительную колонию для малышей с психическими отклонениями.
Новые знакомые смотрели на Грэя с удивлением. Они еще не встречали драконов с подобной расцветкой. Местные генетики до сих пор ломали головы о происхождении Грэя, но ни один не докопался до истины. Все считали, что серый окрас является следствием редкой неизученной мутации. В истории драконов еще не бывало серых.

Учитель подошел к серому дракончику, некоторое время смотрел в книгу, что тот читал.
− Что это за книга, Грэй? − поинтересовался он, увидев рисунок странного реактора.
Грэй закрыл книгу, показывая название.
− Физические проблемы и задачи общемировой важности, − прочитал учитель.
− Ты хоть что-нибудь понял в этой книге? − спросил красный дракон.
− Понял. И уже решил четыре задачи из нее, − ответил Грэй.
Учитель чуть улыбнулся, решив что малыш себе на уме, и его "решения" − обычные детские фантазии.


Грэй проснулся среди ночи от воя в соседней палате.
− Я его не убивал! Я его не убивал! − слышались слова сквозь вой, и Грэй покинул свою комнату. Он вошел к соседу и включил свет.
Посреди комнаты сидел четырнадцатилетний Арива и выл, держа в когтях маленькое зеленое крыло. Увидев Грэя, он метнулся в угол и попытался спрятать крыло. Он еще выл, но больше не говорил ничего.
− Что случилось, Арива? − спросил Грэй, подходя к золотому дракончику.
− Ничего, − буркнул тот сквозь всхлипывания. − Уйди отсюда!
− Я пришел, и я уже не уйду, − ответил Грэй. − Я видел у тебя в руках зеленое крыло.
− Оставь меня! − взвыл Арива, но Грэй не оставил его, подошел к самому носу и коснулся руки, которой он прятал крыло за спиной.
− Покажи его. И не трусь, я не отниму.
− Нет!
− Ну, коли так, как хочешь, − буркнул Грэй. − Но, если ты снова будешь выть ночью, я приду и не отстану!
Грэй пошел из комнаты Аривы и погасил свет выходя.
Позади вновь послышались всхлипывания, и Грэй, немного подождав под дверью, вернулся в комнату соседа невидимым облаком.
Арива держал перед собой крыло маленького зеленого дракончика и плакал над ним. В его мыслях было воспоминание о страшной катастрофе, происшедшей несколько месяцев назад. Грэй прислушался и узнал только, что Арива со своим братом попали в завал во время землетрясения, а зеленое крыло − это то, что осталось от маленького брата Аривы.
Грэй, так и не понял, почему Арива винил себя в его смерти. Золотой дракончик заснул, и Грэй вернулся в свою комнату.
На следующее утро он сразу же отправился к врачу и рассказал о ночном происшествии.
− Почему он считает себя виновным в смерти брата? − спросил у врача Грэй.
Драконица взглянула на Грэя несколько иным взглядом, чем это бывало раньше. Грэй, по ее мнению, вел себя почти как взрослый, хотя ему приписывали десятилетний возраст.
− Я не буду отвечать на этот вопрос, Грэй.
− Почему? − спросил тот.
− А почему ты не желаешь отвечать на мои вопросы, Грэй? Ты ведь прекрасно понимаешь, что здесь никто не желает тебе зла, но ты молчишь и до сих пор так и не ответил ни на один мой вопрос.
− Понятно. Вы просто боитесь, что я сделаю Ариве плохо, если что-то узнаю о нем, − проговорил Грэй, подымаясь. − Ну, раз вы не желаете сказать, тогда я пойду, мама Илина. − Серый дракончик вышел за дверь, а врач вскочила с места. Она впервые услышала от Грэя подобное обращение к себе. Так ее называли только несколько самых маленьких дракончиков из тех, кто находился на лечении.
Грэй ушел в столовую, взял завтрак и сел рядом с Аривой. Тот лишь недовольно покосился на серого, но не сказал ни слова против.
− Я слышал, как ты выл сегодня ночью, Арива, − тихо сказал Грэй.
− Это не твое дело, − фыркнул золотой дракон.
− Да, это не мое дело, поэтому, я рассказал об этом врачу Илине, − Грэй смотрел в глаза Аривы, а в том разгоралась какая-то ярость. − Ты мог бы и рассказать мне о том, что с тобой случилось, Арива. И о том, кого ты не убивал − тоже.
Арива зарычал подымаясь и выпустил когти. Он был раза в полтора больше Грэя, но серый дракончик ничуть не испугался и встал перед золотым на задние лапы.
− Ты зря злишься на меня, Арива. На самом деле, я могу тебе помочь.
− Ты не можешь мне помочь! Ты не бог, и!.. − Арива замолк, затем бросился прочь из столовой, и Грэй остался на месте. Он доел завтрак и уже отправился на выход, когда по местной радиотрансляции прозвучал вызов для дракончика Грэя. От него требовали пройти в кабинет главного врача, и Грэй отправился туда, прекрасно понимая, что непослушание не приведет ни к чему хорошему.
Его встретили трое взрослых драконов: глав-врач Кориан, врач Илина и врач Ариза.
− Сядь здесь, − приказал черный Кориан, показывая на место в центре кабинета, очерченное белым кругом на полу. Грэй прошел туда и сел, затем обернулся и подвернул хвост так, чтобы он не вылезал из круга. − А теперь говори, почему ты сделал плохо Ариве?
− Я не делал ему плохо, − ответил Грэй. − Он полночи выл, мешая мне спать, и я только хотел узнать, почему. − Грэй взглянул на Илину. − Я пытался это узнать у вас, но вы не сказали, поэтому, я спросил у самого Аривы, а он только зря разозлился.
− Арива болен, и ему больно вспоминать о том, что случилось! − зарычал Корнан.
− Если бы вы объяснили мне это сразу, я не стал бы спрашивать его. Но вы, почему-то считаете, что мне знать об этом не надо, что я сам должен мучаться.
− Ты? Мучаться? − фыркнула Илина. − Да я скорее поверю, что ты крокодил зеленый, чем в то, что ты способен мучаться из-за чьих-то страданий!
− Илина! − зарычал Кориан, обернувшись к ней.
− Я знаю, что я говорю! И он прекрасно все понимает! − зарычала драконица. − Видите, он даже не возразил мне!
− А зачем мне вам возражать? − фыркнул Грэй. − Вы здесь спецы, а не я. А я − обыкновенный убийца. Вы ведь так считаете. Вы не имеете понятия о том, каковы причины моего поведения и считаете, что я псих.
− Ты сам ничего не говоришь и требуешь от нас понимания действий убийцы! − зарычала Илина.
− Я не требовал от вас понимания. Если же вы ПОЙМЕТЕ мои действия, вы сами пойдете на улицу и начнете их убивать всех подряд!
− Почему ты так решил? − спросил Корнан.
− Потому что мои причины выше вашего разумения, − буркнул Грэй. − Вы их понять не способны, и я желаю, чтобы вы их никогда не поняли! НИКОГДА! − Грэй с гневом зарычал последнее слово. − И, поэтому, я не стану вам ничего рассказывать.
− И это только означает, что ты пытался убить человека намеренно, Грэй, − заключил глав-врач.
− Я удивился бы, если бы вы сделали иной вывод, − фыркнул Грэй. − Разумеется, я это пытался сделать намеренно. С намерением его сожрать. И я жалею, что мне помешали.
− И это только означает, что выйдя отсюда, ты будешь продолжать нападения на людей.
− Если в вашем заведении появятся люди, можете не беспокоиться, я их съем быстро, незаметно и совершенно безболезненно!
− Выйди за дверь, Грэй, и жди там, − приказал Корнан.
Грэй глянул на черного дракона и исполнил его приказ. И, хотя дверь была "звуконепроницаема", серый дракончик прекрасно слышал слова врачей, обсуждавших его между собой.
Ничего нового Грэй не узнал. Илина по-прежнему считала, что Грэй ведет себя не по возрасту взросло. Она считала, что драконы ошиблись в определении возраста серого дракончика. Корнан пришел к выводу, что лечение Грэя возможно только по особой схеме. Дракончика следовало поставить в экстремальную ситуацию, когда следовало спасать людей или принять, что они должны жить. Ариза в этот спор просто не вмешивалась. Ее спициализация была немного в другом, и на ее попечении находились пять малышей с настоящим слабоумием. Остальные пациенты клиники были на разных стадиях эмоционального срыва. Грэй тихо сидел под дверью и слушал обсуждение других больных.
Из этого он узнал, что Арива страдал из-за "комплекса вины". Он считал себя виновным в смерти маленького брата, с крылом которого он не расставался все время.
Одиннадцатилетняя Айяра была в состоянии депрессии из-за какого-то свершенного ею проступка. Айяра знала, что сделала плохо, и это событие так повлияло на нее, что она перестала о чем-либо думать и существовала, словно растение. Ее могло вывести из этого состояния только что-то сверхнеординарное, почти катастрофическое, но врачи не считали возможным подвергать маленькую драконицу такому воздействию.
Еще двое малышек были просто в шоке из-за приключившихся с ними трагеий. Их лечение шло в обычном русле, как это и бывало. И именно эти двое называли Илину мамой, хотя оба понимали, что она не их мать.
Совещание врачей закончилось. Грэй немного отошел от дверей кабинета и лег у стены, сделав вид, что он спит.
Драконы вышли из кабинета, и Грэй тут же "проснулся".
− Видите, его ничто не колышет, даже здесь заснул! − произнесла Илина.
− Не третируй малыша, Илина, − приказал Корнан, и драконица промолчала, глянув на начальника. Тот взглянул на Грэя и приказал малышу идти за ним.
Через несколько минут Корнан привел Грэя в кабинет химиотерапии, усадил перед собой и повел старый разговор о том, что людей убивать нельзя, что это есть преступление, и что каждый дракон обязан это знать с детства, а тот, кто убивает людей − тот есть преступник и убийца. Затем врач подозвал лаборанта и приказал тому приготовить смесь "антиложь".
− Ты будешь сидеть и не будешь дергаться, иначе, я тебя свяжу, − заявил Корнан, когда его помощник подошел со шприцем.
Грэй молчал. Он только глянул на синего дракона, что приблизился к нему, и ничего не сказав взглянул на Корнана.
− Вы считаете, что я вам врал? − спросил Грэй. − Можете быть уверены, я не скажу вам ничего нового, когда вы примените свой садистский приемчик.
Корнан дал знак синему дракону, и тот сделал инъекцию в плечо серого дракончика. Прошло несколько минут, появились первые признаки действия лекарства. Они выражались в изменении цвета глаз дракончика, и Корнан начал свои вопросы.
− Скажи, почему ты хотел убить человека? − спросил врач.
− Я хотел есть, − произнес Грэй.
− Ты мог съесть и что-то другое. Почему ты напал на человека?
− Других зверей рядом не было.
− Ты, разве не знаешь, что людей нельзя убивать?
− Не знаю. Людей убивать можно. И нужно.
− Почему?
− Они это заслужили, − произнес Грэй.
− Чем они это заслужили?
− Своими действиями.
− Какими именно?
− Всеми.
− Перечисли их, Грэй.
− Это невозможно.
− Почему невозможно?
− Их слишком много, чтобы перечислить все.
− Назови хотя бы одно их действие?
− Люди дышат.
− За это действие убивать нельзя. Драконы тоже дышат. Ты убил бы и дракона за это?
− Я не убивал драконов.
Разговор продолжался и продолжался. Врач так и не сумел заставить Грэя сказать что-либо существенное. Грэй либо отвечал невпопад, либо уходил от настоящего ответа, либо говорил так, что повторение вопроса становилось бессмысленным.
− Скажи, почему ты спрашивал об Ариве? − спросил Корнан после нескольких секунд молчания.
− Я хочу ему помочь. Он считает себя виновным в чьей-то смерти, хотя он в ней не виновен.
− Откуда ты это узнал?
− Арива плакал ночью и говорил, что "он его не убивал".
− Кого?
− Я не знаю, кого. Вы это знаете, но мне не захотели сказать.
− Почему ты не желаешь лечиться, Грэй?
− Мне не от чего лечиться.
− Ты пытался убить человека, а это есть преступление. Ты считаешь себя правым?
− Да, я считаю себя правым.
− Почему?
− Дракон всегда прав.
− Но ты считаешь, что мы не правы в попытках заставить тебя не убивать людей. Почему?
− Я так не считаю. Вы в этом правы.
− Тогда, почему ты этому сопротивляешься?
− Потому что я не хочу этого понимать. И я этого никогда не пойму.
− Значит, ты всегда будешь убивать людей?
− Нет, не всегда.
− А когда ты их убиваешь?
− Тогда, когда мне этого хочется.
− И ты хочешь это сделать и сейчас?
− Сейчас − нет. Рядом со мной нет людей.
− А если бы были, ты захотел бы?
− Не знаю.
− Почему не знаешь? Ты не знаешь, как будешь себя вести?
− Все зависит от обстоятельств.
− Скажи, сколько тебе лет, Грэй?
− Я не знаю.
− Совсем не знаешь? Можешь назвать примерную цифру?
− Пять тысяч.
− Тогда, почему ты выглядишь, как десятилетний малыш?
− Мне это выгодно.
− Значит, ты нас обманываешь?
− Я никого не обманываю.
− Ты не желаешь ничего объяснять, значит, обманываешь.
− Это неправильная логика. По ней и вы меня обманываете, а потом желаете, чтобы я что-то объяснял врунам.
− В чем я обманул тебя?
− В том, что вы не пожелали объяснять, что происходит с Аривой.
− Тебе это не следует знать, Грэй.
− В таком случае, и вам незачем знать, что происходит со мной.
Взгляд Грэя изменился, и Корнан понял, что действие препарата закончилось.
− Ну что же, Грэй. Отправляйся на занятия. Ривз, проводите его до выхода из лаборатории.
Синий дракон выпроводил Грэя, и тот ушел, решив, что следить за глав-врачом ему в этот момент незачем. Корнан собирался снова прослушать запись, сделанную во время беседы в лаборатории. В ней психотерапевт действительно не узнал ничего нового. Подобных разговоров с Грэем уже было много.
Занятия уже начались, и Грэй объяснил учителю, что был у Корнана, когда опоздал. Зеленый дракон Рраум на это объяснение ничего не ответил и только указал Грэю знаком занять место в классе. Грэй прошел мимо своего прежнего места, глянул на Ариву и направился к синей Айяре, сидевшей почти в самом конце. Драконица не смотрела ни на кого. Перед ней был чистый лист бумаги, ручка и листок с заданием по математике. Рраум знал, что Айяра ничего не будет делать, но вел свою работу по всем правилам.
Он прошел к Грэю и передал ему листок с заданием. Грэй прочитал его и взглянул на учителя.
− Что-то не так, Грэй?
− Это задание я уже выполнял две недели назад. У вас нет чего-нибудь посложнее? Задачи для десятого круга, например.
Рраум чуть фыркнул, вернулся к своему месту, некоторое время молча рассматривал свои бумаги, затем написал что-то на листе и принес Грэю задачу. Это была задача из экзаменационных билетов выпуска средней школы.
Грэй принял ее без слов, затем взял свой чистый лист и начал быстро писать. Рраум, заметив это, прошел к Грэю и некоторое время смотрел за его рукой, выводившей решение.
− Откуда ты это знаешь? − спросил Рраум.
− Меня учила математике моя мать, − ответил Грэй. − А вместо математики я лучше бы учил историю или географию. Их я знаю плохо.
− Почему?
− Потому что в нашей пещере не было учебников географии и истории.
− А учебники математики были?
− Математика не зависит от расположения звезд на небе.
− От них не зависит и история.
− Неправда. История очень зависит от расположения звезд. Представьте, что в вашем небе днем светила бы не Бельвейза, а Альхарда. Вся история была бы другой. А география и подавно!
− Ты хочешь сказать, что не желаешь заниматься математикой?
− Вы вполне могли бы отпустить меня в библиотеку, − ответил Грэй. − И можете назначить мне экзамены по математике, физике и химии за среднюю школу в любой момент.
− Хорошо. Иди, Грэй.
Он ушел. В библиотеке его встретил старый серебрянный дракон. Он уже хорошо знал Грэя и только спросил, почему тот не на занятиях. Получив объяснения, дракон пустил Грэя к полкам с книгами, и тот долго выискивал книги, после чего вернулся в зал и лег на место для читателей.
Грэй учил местную географию и историю. Захватил большой кусок биологии и звездной навигации, после чего принялся за изучение законов.
Он уже давно знал, что в этом мире драконы и люди живут в согласии. Войны в истории космоса были, но в них люди сразу же оказались в союзе с драконами. Вышло это почти случайно. Первая встреча возникла во время боя в космосе, люди и драконы оказались на одной стороне в стычке с космическими пиратами, пытавшимися захватить космопорт на одной из колоний. В результате стычки, пираты проиграли, а люди вступили в контакт с драконами и вскоре подписали соглашение о союзе, в котором колонии около Бельвейза и Альхарда объявлялись совместными. Через несколько сотен лет возникло острое противостояние между людьми, сотрудничавшими с драконами и теми, кто не желал с ними встречаться. Последних прозвали "конкурентами". Противостояние вскоре закончилось подписанием мирного соглашения, в котором конкуренты получали право основывать свои колонии с запретом на посещение их инопланетянами из "запретного списка". В него позже попали почти все пришельцы с других звезд. Конкуренты фактически сами отрезали себя от многих достижений братьев по разуму и вели затворническую политику, которая впоследствии привела к серьезным проблемам среди людей. Они вылились в войну колоний "конкурентов" друг с другом. Война закончилась после вмешательства "людей-драконов". Они просто аннексировали одну из колоний, заставив ее правительство прекратить войну, после чего подписали новое соглашение с конкурентами, в котором те признавали и аннексию и право драконов посещать их миры в случае необходимости. Ограничивалось лишь число драконов, которые могли находиться на планетах конкурентов. По этому же соглашению драконы давали разрешение на посещение конкурентами их миров и их право на организацию там своих поселений со всеми ограничениями из "запретного списка".

Грэй сидел на крыше. Вверху в темном небе сияли звезды, и серый дракон смотрел на них, на маленькие точки спутников, двигавшиеся над планетой. Его мысли были далеко в прошлом, во временах, когда он жил на своей планете, когда вся его жизнь была другой. Ему не приходилось заботиться о себе и думать о будущем. Он был совершенно свободен, как и все его сородичи. Они не ждали беды, даже не думали, что она может придти. Но беда пришла, и Грэй оказался в космосе, вдали от своего мира, совершенно один и практически без надежды вернуться. Он попал в чужую галактику, в иные миры, где встретил не мало самых разных существ, но никто так и не стал ему близок. У него не появлялось друзей, а если и появлялись, то совсем ненадолго. Приходило время, и Грэй улетал.
И теперь все было почти так же. Он уже был способен улететь и из этого мира. Достаточно взлететь в небо, в космос, захватить корабль, и...
Рядом свистнули крылья, на крышу приземлился золотой дракон. Он видел Грэя, но еще не понял, кто это. А Грэй узнал Ариву. Тот подошел и несколько мгновений смотрел на серого дракончика, лежавшего на спине и глазевшего в небо.
− Ты что здесь делаешь? − зарычал Арива.
− Смотрю на звезды, Арива, − ответил Грэй. − А ты куда летал?
− На базу ДС-22, − ответил тот и отправился к лестнице вниз.
Грэй поднялся и прошел за ним вслед.
− Хочешь стать спасателем? − спросил Грэй, спускаясь вниз за Аривой.
− Оставь меня в покое! − зарычал Арива.
− Ты смешон с такими заявлениями, Арива.
− Ты желаешь нарваться на мои когти?!
− А что мне твои когти? − фыркнул Грэй. − На мне все раны заживают за пять секунд, так что можешь попытаться что-нибудь сделать.
− Ты псих, − фыркнул золотой дракон, продолжая спускаться.
− От психа и слышу! − выпалил Грэй.


− Согласно постановлению комиссии, дракон Грэй одиннадцати лет должен быть подвергнут жесткой психической коррекции с целью уничтожения ненормального отношения к людям.
Грэй не сопротивлялся. Он уже знал, каким образом будет проводиться операция коррекции, и ничуть не волновался за себя. Он видел лишь волнение драконов, особенно тех, кто сомневался в правильности решения комиссии. Однако, решение принималось большинством, и голосовавших против оказалось меньше. Они были обязаны подчиниться.
В зале собралось десять взрослых драконов, имевших отношение к делу Грэя. Серого дракона уложили рядом с корректором. Ему на голову одели шлем с нейроиндукторами. Еще один специалист колдовал с компьютером, выбирая режим работы, одновременно советуясь с бывшим председателем комиссии − черным Корнаном.
Перед глазами Грэя оказалась Илина. Она смотрела на него почти с жалостью, но в то же время считала решение комиссии верным.
Грэй молчал, глядя на нее. Драконица не выдержала его взгляда и отошла.
Корнан объявил о начале операции, в зале выключился свет, включился экран с объемным изображением мозга молодого дракона, на котором фиксировались точки подключения.
Оператор постепенно подключал их, а компьютер начинал считывание состояния мозга пациента.
− Система готова к началу операции, − объявил зеленый дракон, взглянув на Корнана.
− Старт, − объявил тот.
Грэй закрыл глаза и несколько мгновений сопротивлялся действию индукторов. Он легко перекомпенсировал их воздействие своей силой, но он не собирался выдавать свои способности так просто, и, как только среди специалистов началось волнение, отпустил компенсацию и покинул тело, взлетая невидимым обралком над ним.
В зале взвыла сирена, компьютер объявил о потере сознания пациентом и необходимости немедленного прекращения операции.
Грэй увидел, как подскочили со своих мест драконы. Корнан тут же отдал приказ прекратить операцию, а рядом с дракончиком оказались медики, которые пытались привести его в чувство.
Грэй коснулся своего тела и легким действием остановил сердце.
− Он умер! − воскликнул кто-то. − О, боже! Мы убили его!
− Реаниматоры! − выпалил Корнан. Драконы уже делали свое дело, но никакими усилиями им не удалось оживить тело.


Грэй невидимо летел над городом. Он еще раздумывал возвращаться или нет в клинику и как это возвращение можно было бы объяснить. Внизу на улицах было множество народа, большей частью − люди, которых Грэй совершенно не любил, но желания убивать их у него уже не было. Просто потому, что убийства эти не привели бы к добру. Грэй не желал, чтобы гнев людей обрушился на драконов, ставших ему чуть ли не родными. Их вид был слишком похож на его собственный и, поэтому, Грэй принял решение, что не станет покидать эту планету, пока не придет время. А "время" это должно было стать неким серьезным космическим событием.
Внизу послышался крик. Грэй висел в этот момент около высокого здания и увидел летящего вниз человека. Мысль почти не останавливалась. Грэй в мгновение вернул себе форму дракона и метнулся вниз за улетевшим телом. Ничуть не сомневаясь в своих действиях, Грэй схватил падавшего человека зубами, раскрыл крылья и пролетел по дуге. Он взлетел вверх, поднялся на большую высоту и опустился на крыше соседнего небоскреба.
Человек свалился перед Грэем. Мысли человека быстро выдали все. Он был еще мальчишкой, и сиганул с небоскреба, считая, что он таким образом обратится в дракона.
− В-вы спасатель? − едва выдавил из себя мальчишка.
− Нет, малыш. Я не спасатель. Назови свой адрес.
Мальчишка молчал. Он вдруг насупился и отвернулся, но адрес проскользнул в его мыслях и, Грэй проскочив к парню в мгновение ока перенесся на другой конец города и оказался перед его домом.
Позади послышались вопли людей, а Грэй опустил парня на траву и прошел к выходу со двора.
− Какого черта ты тут делаешь, ящер недоделанный! − выпалил кто-то, оказавшийся рядом.
− Зеленого, − буркнул Грэй и исчез.
Он некоторое время наблюдал за происходящим переполохом. К парню выскочили двое взрослых людей и затащили в дом, ругая за то, что тот связался с драконом. А Грэй внезапно понял, что оказался в районе города, который был закрыт для драконов. Здесь жили "конкуренты", и явление дракона для них было жестким нарушением порядка.
Грэй уже был недосягаем для них. Он вернулся в клинику, где медики пытались разбираться, почему умер малыш. Но решить этот вопрос они не смогли.


− Говорила я, что вы когда-нибудь пожалеете о своем решении, − произнесла Райт, глядя на Корнана. − Не думала только, что это произойдет так быстро. Если бы я голосовала за это дело, я сейчас сложила бы крылья.
− Если бы все медики складывали крылья из-за умерших пациентов, у нас и больниц не осталось бы, − пробормотал Корнан. Он говорил это почти автоматически, прекрасно понимая, что едва сдерживается от того, чтобы сделать именно то, о чем сказала Райт. Он совершил непоправимую ошибку, и теперь в его душе зияла черная дыра, в которую проваливалось его сознание. Корнан едва держал себя, вновь и вновь доказывал себе, что сделал все правильно, что ошибка возникла не по вине медиков, а по какой-то другой причине. Может, техника подвела или произошло еще что-то непредвиденное.
Однако, малыш был мертв и теперь лежал на операционном столе, готовый к новой операции. Теперь он был в ведении других медиков. Тем предстояло выяснить действительную причину смерти Грея.
− Жизнь бьет ключом, − раздался голос со стороны, и драконы обернувшись увидели вошедшего в помещение человека. Тот был в форме полицейского.
− Вы по делу или просто так зашли? − спросил Корнан.
− По делу. К нам поступила жалоба на одного из ваших подопечных. В нашем городе только один серый дракон, так что это может быть только он, потому что свидетелей было достаточно.
− Что бы он ни сделал, сейчас это уже не имеет значения, − произнесла Илина.
− Это почему же? − удивился человек.
− Потому что он уже мертв, − ответила Илина, отворачиваясь.
− Это глупая шутка, − заявил полицейский. − Его видели в районе Зет, всего пятнадцать минут назад. Живым и здоровым, таскающим в когтях человека.
Корнан некоторое время смотрел на полицейского, затем поднялся и пригласил его идти за ним. Через две минуты человек рассматривал мертвое серое тело.
− Что с ним случилось? − спросил он.
− Несчастный случай. И он мертв уже более получаса.
− Значит там был какой-то другой серый дракон?
− Я не знаю, кто там у вас был, господин офицер. Может, кто-то над вами подшутил.
Человек некоторое время смотрел на дракона, затем развернулся и пошел на выход из помещения морга. Он так больше ничего и не сказал, только попрощался с драконами и покинул заведение.


Часть 3. Спасатели.

Он шел по улице города, рассматривая дома, прохожих, машины. Все это ему было и знакомо и незнакомо одновременно. Знакомо, потому что он видел не мало миров, где была подобная техника и подобные же существа. И в то же время, здесь все было новое. Новым была и структура общества, в котором уживалось несколько разумных видов, даже столь сильно различающихся, как люди и драконы. Их объединял разум и желание жить. Их объединяло общее развитие, общая культура и общая наука. Они уже не представляли, как бы жили друг без друга, и не могли понять, как могут существовать те, кто ненавидит иных разумных только за то, что те иначе выглядят.
Грэй уже прекрасно понимал, что вся его старая ненависть здесь, в этом мире является не более чем атавизмом. Для этого общества его ненависть является жестокой болезнью, против которой они будут драться до последнего, потому что это их жизнь, это их общество, и им не нужна вражда и война.
Он остановился перед плакатом с объявлением о наборе добровольцев в отряды спасателей. В центре плаката был рисунок с драконом и человеком, которые тянули руки через космос к иным планетам, где требовалась их помощь. И тут же расписывались необходимые для спасателей качества, которые в первую очередь проверялись при поступлении. Тут же расписывались и блага, которые получали существа, поступавшие в отряды.
Грэй остановил взгляд на адресе приемной комиссии и чуть промедлив двинулся туда. Эта работа стоила его усилий. Стоила даже потому, что иной интересной работы здесь для Грея просто не было.

− ЗдрРавствуйте, − произнес Грэй, входя в кабинет. Он прекрасно знал, что там находились не только люди, но и драконы, и некоторый "драконовский" акцент в произнесенном слове им говорил "о многом".
− Здравствуйте, молодой человек, − ответил первым седой старик. − Вы пришли поступать в отряд?
− Да, − твердо ответил Грэй.
− Ну-с, тогда, назовите себя и расскажите нам, почему?
− Я − Лион Грэй, − объявил Грэй. Называя себя человеческим именем, которое здесь существовало и обозначало крупное кошачье существо.
− Серый Лев, − произнес старик, глянув на дракона, сидевшего рядом. − Это больше похоже на псевдоним, чем на настоящее имя, − добавил он, обернувшись к претенденту.
− В вашем объявлении указано, что вы принимаете всех, кто изъявит желание, в том числе и анонимно, − проговорил Грэй.
− Да, но там же указано, что мы в любом случае имеем право на проведение расследования на предмет того, кто к нам поступает, и в случае выявления проблем с законом, такой поступающий отправляется не в отряд, а в соответствующее заведение. Полагаю, вам известно его название, молодой человек.
− Разумеется. Вы можете проверять меня. Я от этого не отказываюсь.
− Тогда, пройдите в следующее помещение, − заговорил дракон, указывая на дверь в стороне и берясь за коммуникатор. Пока Грэй шел туда, дракон объяснил кому-то, что необходимо провести проверку человека на предмет его чистоты перед законом.
Через пятнадцать минут Лион Грэй предстал перед комиссией с бумагой, в которой говорилось, что он не просто чист, а АБСОЛЮТНО чист перед законом, и в архивах отдела внутренних дел планеты о нем нет никаких сведений.
И дело закрутилось. Грэй высказал только одно пожелание − оказаться на базе ДС-22, объяснив это тем, что там "возможно" работает его знакомый дракон, и против такого никто не возразил. Грэю надо было только пройти начальную подготовку перед новой службой, и он был направлен на две недели в школу спасателей.


− Срочный вызов, − произнес Ригон, − Центральный парк, Средняя Аллея, нас там должны встретить.
Добен тут же развернул машину, включил сирену, и она понеслась по улице, обгоняя транспорт. На перекрестках их уже ждал разрешающий сигнал, потому что система оповещения взаимодействовала с автоматическими регулировщиками движения, и те давали спасателям зеленую улицу.
Через пять минут машина уже была рядом с местом, где требовалась помощь. Четверо драконов окружили малыша, который лежал на земле и скулил из-за вывернутого крыла и сломанной лапы.
− Он летал, врезался в макушку дерева, поломал крыло и упал, − говорил кто-то из свидетелей. Дракон и человек уже были рядом. Первым делом, малышу вкололи обезболивающее, после чего выправили кости в сломанных лапе и крыле. Дракон просто помогал малыша держать, а человек перевязывал, накладывая шины. Такое разделение имело свои причины. Руки человека были просто более приспособленными для нежной работы, и потому перевязкой драконов обычно занимались именно люди.
Наконец, перевязка была закончена, малуша перенесли в машину, туда же зашла и его сестра, которая сама была в слезах не меньше чем малыш. Впрочем, малыш уже не плакал, а крепко спал, получив дозу снотворного.
− Возьми телефон и позвони родителям, − приказал драконице Ригон.
− Что я им скажу?
− То и скажешь, что случилось, и что ему уже оказали помощь. Или хочешь чтобы они тоже перенервничали, когда им позвоним мы, а не ты?
− Я п-позвоню, − ответила она, и взяв коммуникатор Ригона набрала номер. через минуту она уже рыдала навзрыд, а коммуникатор взял Ригон, представился, как полагалось, и объяснил сложившуюся ситуацию.
Через несколько минут, уже на базе они встретили родителей двух детей. Малыша им сразу не отдали, а переправили в госпиталь, где еще надо было провести обследование на предмет отсутствия иных повреждений.
Отдав пострадавшего на попечение профессионалов-врачей, группа вернулась на дежурство.
− Ну, Лева, с крещением тебя, − произнес Ригон, тихонько ткнув Грэя в спину кулаком. Драконовский тычок для человека мог бы быть довольно ощутимым, но Ригон знал меру, и Грэй лишь улыбнулся, обернувшись к нему.
− Я все правильно сделал? − спросил он, прекрасно зная ответ.
− Ты все сделал отлично, друг!


− В далеком прошлом практиковалось одно жестокое наказание для маленьких детей, которое применялось драконами. Малыша связывали, а бывало, что и нет, после чего один из родителей проглатывал его и держал в своем животе столько времени, сколько считал нужным. После этого малыша доставали. Обычно это делалось веревкой, которая был привязана ему за хвост. Не редко бывало так, что родители в безумной жажде наказания малыша за провинность забывали привязать веревку или делали это небрежно, так, что веревка развязывалась, и тогда, единственным методом извлечения малыша было хирургическое вмешательство. Второй родитель обычно просто вспарывал живот когтями первому и доставал малыша. Если же этого не делали, то наказанный более никогда не возвращался и погибал.
Лектор остановился и осмотрел присутствующих. Для многих людей слова старого дракна становились откровением. А драконы об этом давно знали, но все сидели тихо и слушали. Только на одном из дальних мест послышался тихий всхлип, и обернувшись все увидели молодого золотого дракона, что беззвучно рыдал, и только один всхлип вырвался наружу.
− Выведите его, − приказал лектор кому-то из драконов, и тот прошел к своему собрату.
− Идем, Арива, − сказал он. − Говорили же тебе, что не нужно тебе идти сюда.
Они ушли, а лектор чуть помолчав продолжил.
− К сожалению, в современном мире, эта дикая практика до сих пор не забыта. Мы ее осуждаем, но, по-прежнему, применяем. − Дракон говорил за всех драконов. − Так же, как люди, осуждают телесные наказаня детей, но применяют. И поэтому, у наших отрядов есть еще одна функция, которую мы обязаны выполнять. А именно − спасение проглоченных малышей. Взрослые еще как-то осознают, что делают и стараются применять веревки для того, чтобы затем вытащить наказуемого самим. Но среди наказующих не редко встречаются и молодые старшие братья и сестры, которые плохо понимая, что делают, сначала пугают малышей проглатыванием, а затем претворяют угрозы в действие. Если такое происходит, обычно вызывают нас, и мы помогаем спасти малыша. Маленький дракон способен продержаться в животе взрослого дракона до получаса, но обычно уже двадцать минут оказываются летальными. Поэтому, от скорости наших действий очень многое зависит. И в случае подобного происшествия очень большую роль играют люди. Сейчас вам будет показан небольшой фильм, и вы все поймете, чему мы предлагаем вам научиться. Разумеется, дело это абсолютно добровольное, а те, кто научится и поможет спасти хотя бы одного малыша, ждет почет и уважение от всех драконов.
Дракон покинул трибуну, погас свет, и на экране появилось действие. Сначала это была просто возня молодых драконов, среди которых был трехлетний малыш. Баловство дошло до того, что малыш что-то своротил в комнате, посыпалась мебель, разбился телевизор, и старшие, увидев такой разгром накинулись на него. Кто-то предложил наказать "виновника", и через мгновение все свершилось на глазах зрителей. Малыш оказался проглочен одним из старших, после чего тот не сумел его вернуть. Через пять минут они уже звонили в службу спасения, и та явилась незамедлительно. Наказующего вытащили на улицу, два взрослых дракона схватили его за лапы и крылья, подняли его голову верх, приказывая раскрыть пасть, и как только это было сделано, в пасть дракона на веревке опустился человек. Дракона держали, чтобы тот не вырвался или не захлопнул невовремя пасть, затем послышался тихий сигнал, и веревку потянули назад.
Внизу экрана тикали часы, и было показано, как на пятнадцатой минуте малыша дракона вытащили из чрева его же брата. Человек, крепко держал его за хвост, и малыш взвизгнул, когда свалился на землю.
И последним возгласом в фильме были голоса спасателей:
− Живой!
− Вот этому трюку мы и будем вас учить, − произнес лектор, вернувшись на свое место. − Разумеется, тех, кто пожелает. И, замечу, что нашей командой за этот год было спасено четырнадцать драконят и два человека.
− Человека? − послышался чей-то удивленный возглас.
− Да, именно человека, потому что дети балуют и глотают кого ни попадя. К сожалению, есть и смертельные случаи. В том числе и с людьми. Именно людей чаще всего мы не успеваем спасти, потому что для человека летальный срок чуть больше трех минут.
− Лекция окончена, − произнес дракон. − Желающих записаться на курсы мы ждем вот по этому адресу в любое время. − Дракон показал на табличку, что висела на трибуне с самого начала.

− Ты о чем-то задумался? − спросил Ригон, остановившись рядом с Грэем.
− Да. Никак не могу понять, что с Аривой. Может, ты знаешь?
− Это тот золотой? − переспросил Ригон. − Знаю, конечно. Идем, я тебе расскажу.
И Грэй узнал. Узнал, что Арива со своим маленьким братом попали под землетрясение, что когда оно началось, они были одни в доме, что малыш перепугался грохота, и Арива его поймал в пасть, когда тот попытался лететь по комнате непонятно куда, и в тот момент их настиг страшный удар, который обрушил дом. Арива оказался под завалом, его пасть зажало упавшим перекрытием. Он не выдержал веса, и его зубы перекусили крылья маленького дракончика, что торчали из пасти. А когда спасатели докопались до него, Арива был без сознания, рядом были окровавленные откушенные крылья малыша, а самого его не было.
− Он потерял сознание и инстинктивно проглотил своего брата, потому что в его пасти была кровь, а она действует на дракона, сам понимаешь как.
− И он не сошел с ума, когда понял, что сделал? − спросил Грэй.
− Сошел. Он почти год пробыл в клинике для душевнобольных, но там были хорошие доктора, и его вытащили. Сейчас он только хмурый, когда вспоминает или ему что-то напоминает о том. И еще, с тех пор он постоянно носит с собой крыло своего брата. Как напоминание.
− И потому он и пошел в отряд спасателей?
− Да. Если будешь с ним говорить, не напоминай ему об этом, хорошо, Грэй?
− Если он сам не вспомнит, не напомню, − ответил Грэй. − Я вообще об этом не в курсе.
− Ну, а как тебе лекция? − спросил Ригон.
− Думаю, я пойду туда, − ответил Грэй. − Всегда мечтал побывать в животике у какого-нибудь дракона.
− Да ну! Что же ты молчал?! − воскликнул Ригон. − Моя людоедская прорва только и мечтает какого-нибудь человека в себя затолкать!
− Через зад, − усмехнулся Грэй.
− Ну и извращенный же у тебя вкус, − усмехнулся Ригон. − Я тоже пойду на эти курсы. Надо же знать, как действовать, если что.


Зачет Лион Грей сдал на реальном вызове. Случилось так, что несколько похожих происшествий возникло в один момент, и по вызову выехала группа "недоучившихся" спасателей, и именно Грей оказался добровольцем, который первым полез в пасть дракона, чтобы вытащить проглоченного малыша.
Потом были экзамены со спасением манекенов, но для Грея он уже не требовался, и он получал вместе с дипломом награду за спасенного дракончика.

− Ты так и не побывал в моем брюхе, − усмехнулся Ригон, когда Грей вернулся со своими документами после вручения и награждения.
− А тебе понравилось глотать резиновых кукол? − спросил тот.
− Фу, гадость! − выпалил Ригон. − Что собираешься делать вечером?
− А у тебя есть какое-нибудь предложение?
− Есть, − объявил дракон. − Я приглашен на школьную встречу выпускников, и хотел бы, чтобы ты пошел туда вместе со мной.
− Прямо какой-то заговор, − усмехнулся Грей.
− Никаких заговоров, просто в нашей школе особое внимание уделялось межвидовому общению, и все придут со своими друзьями людьми и не только людьми.
− Ну, тогда, я точно пойду, Ригон, − ответил Лион Грей. − Давно хотел на инопланетян поглазеть, а по телевизору это неинтересно.
− Значит, после обеда сразу же едем ко мне, − объявил Ригон. − Надо сначала опробовать сбрую.
− Какую сбрую? − удивился Грей.
− Обыкновенную. Ту, с помощью которой ты сядешь мне на спину. Я не собираюсь выглядеть там идиотом, который не способен летать со своим другом на спине.
− А мне кто-то говорил, что подобный инструментарий оскорбляет драконов, − произнес Грей.
− Ты больше слушай конкурентов, Лева, они тебе и не такого наговорят!
− Среди драконов есть конкуренты? − удивился Грей.
− Среди драконов их нет. Это среди конкурентов есть уроды, придумывающие то, чего нет на самом деле. Сбрую придумали драконы задолго до встречи с людьми. Ты историю не учил, что ли?
− Извини, у нас в школе историк был таким занудой... Может, расскажешь, чтобы я идиотом не был?
− Расскажу, − усмехнулся дракон. − Первые сбруи применялись для безопасного переноса детей на спинах родителей. А сбруи для переноса людей были придуманы много позже. И не придуманы, а просто переделаны из детских. Это потом их стали делать отдельно. Так что и не думай, что мне будет неудобно тебя нести на себе. Для меня это так же просто, как перенести на себе драконенка. Все ясно?
− Ясно, ясно, Ригон. Ты не боись, я не струшу.
− Я и не боюсь, − фыркнул дракон.


Ригон легко приземлился на площадке, вокруг которой собралось множество драконов и людей. Были там и нелюди, и Грей смотрел на них особенно.
− Ригон! Неуж-то Ригон?! − ртаздались голоса.
− Я, я. Кто же еще? − заговорил дракон, проходя к своим старым друзьям. − И со мной Грей Лион. Мы вместе служим на ДС-22.
Грей быстро расстегнул ремни удерживавшей его сбруи и соскочил на землю.
− Ты же раньше с другим человеком работал, − заговорил кто-то, разглядывая Грея.
− Сонтер в прошлом году получил серьезную травму и ушел из действующего отряда на более безопасную должность.

Грей прошел к людям, и те начали представляться, называя свои имена и места, где они работают. Спасателей больше не было, были учителя и врачи, были космолетчики и просто рабочие. Были среди встречающихся и ученые.
Внимание Грея больше всего привлекла крупная прямоходящая кошка,
− Это сотиарка, сказал кто-то, заметив его внимание. С планеты Сотиар.
− Я и сама умею говорить, − произнесла инопланетянка. − Меня зовут Мийяра.
− Лион Грей, − для нее представился Грей. − Я где-то слышал, что существует сотиарская магия. Это не на вашей планете?
− На нашей. Только все маги по законам Космической Конфедерации являются персонами вне закона, и я не имею к ним никакого отношения.
− Все это брехня про магию. Никакой магии не существует, − произнес кто-то из людей. − Просто сотиарские кошки умело используют гипноз.
− Некоторые обезьяны просто несносны, − проговорила кошка, обернувшись к человеку.
− Друзья, мы здесь собрались не для того, чтобы оскорблять друг друга! − зарычал один из драконов и подцепив лапой человека, назвавшего сотиарцев кошками, легонько тряхнул его. − Извинись сейчас же! − приказал дракон.
− Да ни за что, − уперся человек.
Кошка уже уходила от людей. Она оказалась вдали от группы, в обществе пары молодых драконов, и просто уселась под боком у одного из них, а рядом начались разборки с упрямцем, который непремянул воспользоваться вниманием к себе и объявил, что на Сотиаре давно идет война, в которой кошки не гнушаются жрать людей, а драконов сотиарские маги обращают в рабов и заставляют работать на себя.
− Если бы это было так, флот Конфедерации давно блокировал бы Сотиар, а военнокосмические силы высадились бы там и прекратили эти бесобразия, − продолжал кто-то спорить, но толку в этих словах не было.

− И что, это всегда так? − спросил Грей, когда Ригон вернул его домой. − Каждая встреча превращается в политические споры?
− Не всегда, но это не в первый раз, − ответил дракон. − Извини, что так вышло.
− Ничего. Я узнал не мало нового. И ситуация с Сотиаром меня заинтересовала.
− С Сотиаром разбирается специальная комиссия. Сотиарцев на нашей планете единицы.
− Не хотел бы я оказаться в такой роли, как у нее.
− Не попадешь, если только не вздумаешь улететь на какую-нибудь полудикую планету, где людей за разумных не считают.
− Иногда я сам сомневаюсь в разумности некоторых людей, − произнес Грей.
− Ладно, Лева. Ну, не удалась вечеринка, но уж лучше так, чем совсем ничего.
Ладно, я и не обижаюсь, драконище, − усмехнулся Грей, ткнув Ригона в лапу.


− Куда ты собираешься переводиться? − удивился командир базы спасателей.
− В сотиарский контингент ВКС. − Заявил Арива. − Там есть спасательные спецгруппы.
Дракон смотрел на него почти не веря. Но не отпустить молодого дракона он не имел права.
− Здесь кто-то упомянул Сотиар? − спросил Грей, появляясь рядом.
− Да, − ответил командир. − Арива решил перевестись с сотиарский контингент ВКС.
− А такой уже есть? − удивился Грей, глянув на Ариву.
− Есть, − ответил тот.
− Командир, пиши и на меня перевод туда вместе с Аривой, − проговорил Лион Грей.
− Что? Как это и тебя? − удивился дракон.
− А что? Ты будешь против, Арива? − Грей обратился к нему.
− Не буду, но я не уверен, что туда берут людей.
− В ВКС людей берут всегда, − заявил Грей. − Это дракон в вакууме летать не может, а человек − запросто.
− Как это запросто? − переспросил Арива.
− Так. Одел скафандр и вперед! А для драконов скафандров нету.
− Ты серьезно, Грей? − вновь переспросил командир.
− Я серьезно, − ответил тот. − К тому же, сотиарки мне просто нравятся, и упустить шанс с ними повстречаться снова я не хочу.
− Где это ты с ними встречался?
− Да, было дело, − махнул рукой Грей. − Так что? Пишете перевод?
− Пишу, − ответил командир. − Но на твоем месте я бы как следует подумал, прежде чем соваться туда.


Арива, как обычно, был немногословен. Но ничего против того, что Грей "навязался" идти вместе с ним в ВКС, не имел.

В приемной комиссии и дракона и человека приняли без разговоров. Арива, уже там был и говорил с начальником, а Грей просто объявил, что работал вместе с золотым драконом на базе спасателей и решил идти вместе с ним.
В этот же день они попали в тренировочный лагерь, где начались занатия по подготовке к полету в космос, а вместе с тем молодых бойцов учили сотиарскому языку

Появление на базе подготовки Мийяры стало некоторым сюрпризом, но вскоре оказалось, что именно с ее помощью люди учили язык, и Грей в этом деле быстро оказался одним из первых.
Лучше всех язык знали те, кто уже бывал на Сотиаре, и учить его надо было новичкам, наподобие Грея и Аривы.

− Где-то я вас уже видела, − произнесла кошка, когда Грей оказался рядом с ней на первом занятии.
− Я был на собрании драконов и людей, где одна невоспитанная обезьяна повела себя сильно некультурно, из-за чего вечер встречи обратился в политический спор.
− Вы после этого решили идти сюда?
− Нет. Сюда я пошел с драконом Аривой, а почему он пошел сюда, я так и не понял. У него какие-то личные мотивы, совершенно не связанные с ситуацией на Сотиаре.
− Странно.
− Да, некоторые драконы очень странные. А вы почему оказались здесь, если не секрет?
− Не секрет. Я здесь, потому что обязана некоторым людям жизнью. И не окажись я с ними, меня сожгли бы по приказу магов. Вы тоже не верите в магию?
− С моей стороны не верить в магию было бы глупо. Я, понимаете ли, сам в некотором роде маг.
− Что? − в голосе кошки, казалось, прозвучал какой-то страх. − Как это маг?
− Вы зря боитесь, Мийара. К сотиарским магам я не имею никакого отношения. Но кое-какую магию знаю.
− Какую?
− Я умею обращаться в самых разных существ. В дракона, например. Но об этом никто не знает.
− Тогда, зачем вы это говорите мне?
− Просто, вы мне понравились. Глупая причина, да?
− Глупая, − подтвердила она, глянув на Грея совсем иным взглядом − взглядом хищника, готового к схватке.


Отправление на Сотиар состоялось через две недели. Группа прибыла сразу же на планету, где опустилась на базе ВКС, существовавшей на Сотиаре уже не мало лет.

− Правило номер один для новичков, − произнес командир. − Выход с территории базы запрещен. Особенно это относится к драконам, считающим, что раз заборов в небе нет, то летать можно где угодно. НЕЛЬЗЯ! Правило номер два. Все сотиарцы на базе − неприкосновенны. Кто попытается кого-нибудь из них задеть, отправится назад и сразу же под трибунал, кому не ясно?
В строю возникло шевеление и гул, но никто не возразил.
− Значит, ясно. Распорядок ваш прост как апельсин. С завтрашнего дня вы начинаете подготовку по местной программе, и она продлится четыре недели. Кто не справится, вылетит из контингента и отправится плакаться к своей мамочке. На этом все. Капитан Соан разместит вас в казармах и объяснит все! − командир указал на человека, стоявшего рядом с ним.


Учебный месяц на базе пролетел очень быстро. За это время Грэй успел не раз побывать в соседнем городе и много раз незаметно исчезал с базы, отправляясь в собственное путешествие по миру и изучая его. Узнал он не мало, в том числе и такого, что не делало пришельцам чести. Инопланетяне, явившиеся на Сотиар, нарушили многовековой уклад жизни сотиарцев, а он был хоть и примитивен, но достаточно отлажен и не так плох в смысле справедливости. Несправедливость появилась, когда пришельцы совратили умы многих сотиарцев, и в мире кошек началась внутренняя борьба, которая неминуемо привела к жестокой мировой войне за власть. В эту войну были втянуты и пришельцы, и теперь они находились на одной стороне во внутреннем в конфликте сотиарцев. Местные маги в этом конфликте были на другой стороне, и это приводило к серьезным проблемам даже для технически развитых пришельцев.
Магический захват рабов в арсенале магов появился во времена первого восстания, когда магам пришлось не особенно сладко. Восставшие убивали их не щадя, и маги проиграли бы схватку, не придумай они магическое оружие, с помощью которого они и отбились от насевших на них легионах повстанцев.
И теперь появление этого оружия магам ставили в вину, объявляли причиной применения технического вооружения, привезенного с иных планет.

− Ты о чем-то задумался, Грэй? − раздался голос Аривы. Грей обернулся к дракону и коснулся его шеи.
− Я о многом думаю, Арива. Обо всей этой планете о войне, которая здесь идет.
− Войне? − переспросил дракон. − Я не видел войны!
− Ты ее просто не видел, а с другими драконами ты говорил? Спрашивал, что они видели?
− Не спрашивал, − ответил он, опустив голову. − Что ты этим хочешь сказать, Грэй?
− То, что я не верю агитации, Арива. Ты же видишь, нам каждый день долбят, что маги враги, что их надо уничтожать всеми способами, что... А то что они разумные существа − никто не сказал ни слова!
− Разумные существа не имеют права держать других разумных в рабстве! И тот, кто это делает − не имеет права называться разумным!
− Ты всего лишь повторяешь слова агитаторов, Арива. − вздохнул Грэй, подымаясь со своего места. − Этот мир не так прост, как кажется. И мы вовюем вовсе не за справедливость. Мы воюем за ошибки политиков прошлого − таковы все войны.
− Рядовой Грэй! − раздался голос рядом.
− Да, лейтенант Сапура! − воскликнул Грэй, оборачиваясь и вставая по стойке смирно.
− Это что за разговорчики, Грэй?
− Кто-то отменил закон о свободе слова и мысли? − спросил Грэй.
− Отставить болтовню, Грэй! Ты нес чушь! И не какую-то чушь, а провокационную и предательскую! За подобные настроения ты получаешь три наряда в неочереди! Иди прямо сейчас чистить гальюны, рядовой!
− Есть, сэр! − ответил Грэй и тут же ушел.
− А вам, уважаемый Арива, следовало бы не слушать, а немедленно пресекать подобные разговоры! − произнес лейтенант, глянув на дракона.
− Грэй был прав на счет свободы слова, господин лейтенант, − произнес дракон.
− Полагаю, командора Аргюнта заинтересуют эти ваши слова, и что делать с вами, будет решать он. − Лейтенант развернулся и пошел прочь от дракона, а Арива еще долго оставался на месте, раздумывая над словами Грэя и Сапуры. Лейтенант был явно не прав, назначив Грэю наказание.


Громыхнула дверь, и серый кот, сидевший за столом, обернулся к вошедшему молодому магу. Тот насторожился и тут же поднял тревогу на магической волне, объявляя о появлении в библиотеке храма шпиона.
Через минуту серого окружили, и он поднявшись встретился взглядом со старым учителем, являвшимся в этот момент старшим в Храме Магии...
"Полагаю, мы можем поговорить наедине и без свидетелей" − мысленно передал магу Грэй.
"Магистр?" − возникло удивление мага. − "Но я вас не узнаю! Кто вы?"
"Вряд ли вы знаете мое имя, меня не было в этом мире слишком долго" − объявил Грэй. − "Можете называть меня просто Грэй, и назовите себя"
− Я − учитель Рохе, господин Магистр Грэй, прошу прощения за такую встречу, вас никто не ждал, − Учитель дал знак всем вокруг, и те тут же разбежались. Остались лишь двое. − Вам что, особое приглашение надо, чтобы вы вышли?! − воскликнул Учитель, гневно глянув на них, и те тут же скрылись. − Я к вашим услугам, господин Магистр, − поклонился Учитель.
− Очень хорошо, господин Учитель. Мне как раз нужны услуги Учителя.
− Вам? − удивился кот.
− Да, мне. Впрочем, можно считать, что и не мне, но за него прошу я. Речь о молодом маге, которого я привез с собой. Он не учился в Храме, но он безусловно талантлив, и ему требуются особые уроки. Уроки в которых он узнает все правила и условности жизни магов. Вы можете дать подобные уроки?
− Да, господин Магистр! Как прикажете, господин Магистр!
− Прекрасно. Значит, он придет к вам. Думаю, через несколько дней, а сейчас вы дадите мне что-нибудь, что я передам ему как пропуск на территорию Храма, по которому вы сразу же поймете, что это именно мой ученик.
− Ордер Призыва подойдет? − спросил Учитель.
− Это вам судить, подойдет он или нет. Чтобы его предъявителя на заклевали как пытались это сделать здесь со мной.
− Прошу прощения, но Храм вас не ждал, и ученики не смогли понять, как вы прошли в закрытое помещение.
− Вы же прекрасно знаете о способностях Магистров, господин Учитель.
− О, да, конечно! Я ни о чем не спрашиваю!

Грэй пришел в Храм в виде молодого ученика, и получил все необходимые уроки, после чего остался "учиться дальше" на последнем круге, для того, чтобы "отточить мастерство", какового по словам Учителя у молодого мага оказалось в таком избытке, что через два месяца Грэй получил направление на обучение в Центральный Храм Магии, куда он и направился "после консультации со своим учителем, Магистром Грэем"

А на базе все это время шла подготовка и обучение. Арива и Грэй, разумеется, оказались в паре, и теперь периодически отправлялись в патрулирование, проходившее по расписанию.

− Началось! − воскликнул Арива, резко приземляясь недалеко от Грэя.
− Что началось? − переспросил тот.
− Атака магов! − выпалил дракон, и Грэй от неожиданности подскочил. Он уже не мало знал о магах, но никакого "плана наступления" у них не было даже в мыслях. Это Грэй знал просто потому, что общался с сильнейшими сотиарскими магами, а те к войне готовились, но начинать ее не спешили.
− Ну, что ты встал как вкопанный? − выпалил Арива, − Иди ко мне, мы должны лететь!
− Лететь куда? − спросил Грэй, проходя к дракону. − Ты собрался куда-то лететь один, Арива?
− Не один, а вместе со всеми драконами!
− Это смахивает на какую-то авантюру, − произнес Грэй, оказываясь на спине дракона.
− Между прочим, там не только дракон попал в беду, но и твой сородич-человек! − произнес Арива, взлетая.
− Я тебе что, предлагал кого-то бросать в беде? − спросил Грэй.
Арива уже несся над низким леском, а впереди было видно, как драконы кружатся над каким-то местом, и вскоре Грэй увидел. Там, на земле стоял Командор Аргюнт и что-то гневно рычал, размахивая руками и крыльями, но командир драконов не пытался взлетать, и лишь множество драконов с людьми на спинах летали над местом, где дракон говорил свою речь.
Когда Арива оказался рядом, Командор умолк, а драконы начали медленно спускаться и приземляться в построение, стихийно образовавшееся на земле.

− Хорошо летим, − произнес Грэй. Он оказался за спиной мага верхом на захваченном им драконе. Маг резко обернулся и замер, увидев нежданного гостя. А Грэй уже легким движениями когтей имитировал магические действия, которые маг тут же ощутил в ослаблении контроля над драконом.
− Ты кто такой?! И какого черта?! − зарычал маг, но Грэй не остановился, и быстро закончил свое действие. Теперь драконом управлял он, а не маг. − Верни его, иначе ты будешь иметь дело с Герс-Мрра! − взревел кот-маг.
− Ах, Герс-Мрра! неужто тот самый, которого Магистрат разыскивает вот уже несколько десятков лет?! − воскликнул Грэй. − А мне везет на улов!
− Да кто ты такой?! − возопил маг.
− Я тот, кто остановит эту мракову бойню, развязанную тобой и такими как ты, грязный вонючий маг! − зарычал Грэй. − И сейчас ты познаешь на себе Силу Магистра Грэя!
− Нет! − закричал маг, но голос его тут же стих, и сам он исчез во вспышке света. Грэй не стал сразу лететь в магистрат, а сначала развернул дракона и осторожно снял с него часть пут подчинения, ответствовавших за захват речевого центра и центра осознания.
Дракон вздрогнул и повернув голову, едва не рухнул вниз, увидев на себе серого кота вместо человека.
− Закрой глаза, вспомни, где ты оставил человека, и летит туда, дракон, − приказал Грэй, тут же заставляя магией дракона сделать это.


Герс-Мрра, оказавшись перед Магистрами, попытался свалять дурака и не признаться. Однако, среди Магистров нашлись те, кто сумел развязать язык пленнику, и тот выложил о себе все, в том числе и причины своего поведения, которые оказались в банальном желании отомстить кому-то из магов, по вине которого погибли его родственники. Вот только месть эта привела к таким жестоким последствиям, что Магический Магистрат без всякого сомнения приговорил мага к смертной казни. Каким образом казнить преступника, Магистры не решили сразу и отложили этот вопрос, посадив приговоренного в магический каземат, где тот должен был ждать решения своей судьбы.

− А теперь пришло время разобраться с учеником, − произнес Магистр Арс. − Вызовите сюда Грея! − приказал он.
Ученик вошел, как и полагалось, на четырех лапах и с опущеной в знаке почтения головой.
− Ты расскажешь нам, где и как ты встречаешься с Магистром Лионом, − произнес Арс. − Это приказ, ученик!
И ученику ничего не осталось делать, как "признаваться" в том, что Магистр Лион сам выходит на связь когда ему надо, что он умеет телепортироваться, что он способен за одну секунду перелететь на другой конец мира, что сила его во много раз выше, чем у любого Магистра.
− Откуда тебе знать, какова сила Магистров, чтобы сразнивать?! − воскликнул Магистр Теро.
− Я говорю это со слов своего Учителя, Магистра Лиона, − ответил ученик. − Он явится сюда только после того, как я пройду высший круг Магистрата.
− Ты не имеешь права ставить здесь условия, Ученик!
− Это не мои условия, это условия Магистра Лиона.
Магистры переглянулись. Кто-то сделал знак, означавший, что надо все обсудить без свидетелей, и остальные молча согласились, после чего Грея снова выпроводили за дверь, на которую наложили заклятие непроницаемости. Не понимали Магистры только того, что их противнику это заклятие ничуть не мешает подслушивать.
Решили они все просто. Ученика обучать до конца, а после встречи в самозванцем лишить Грея знаний. Способы для этого были, и никто не сомневался в их действенности.

* * *























 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Новолодская "Шанс. Часть вторая" (Любовное фэнтези) | | К.Амарант "Будь моей игрушкой" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | С.Суббота "Белоснежка, 7 рыцарей и хромой дракон" (Юмор) | | М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Не принц, но сойдёшь " (Юмор) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"