Mak Ivan: другие произведения.

Девятимечье: Меч Постижения Глупости

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    26.08.07 добавлено 26kb
    02.09.07 добавлено 45кб
    09.09.07 добавлено 90кб


Attension: html-codepage CP866
Kомментарии остaвлять здесь: zhurnal.Lib.Ru:comments

Главный документ находится здесь: Девятимечье: Меч Постижения Глупости
В связи с проблемами доступа в интернет, выкладываю полную версию с последним продолжением здесь.
редакция от 2 сентября 2007г.


Ivan Mak


Девятимечье


Фиолетовый меч − меч постижения глупости.


"Здравствуй, Глупость, − это я!"
цитата с IRC-канала #duraki

Маленькое вступление.


Так как пишется сей текст для мира Девятимечья, можно сказать, в качестве писательского развлечения, я сознательно пропускаю некоторые подробности, которые следовало бы писать, окажись он самостоятельным произведением. Однако, сам я не люблю повторов и разжевываний в чужих книгах, когда во втором, третьем и т.д. в десятом томе оказывается одно и то же − какая-нибудь прописная истина данной серии, поэтому не пишу этого здесь, и читателю предлагается самостоятельно понять, что за дела и почему оно так, а не иначе? Впрочем, если где-то по сюжету потребуется вставка из оригинального описания мира, она не будет пропущена.

автор


Глава 1. Вселенская глупость.


Вайл ощутил изменение, коснувшееся его словно слабое дуновение ветерка, но это был не ветер. Это было ощущение теплой живой руки, которая держала его за рукоять, как и полагается держать меч человеческой руке. У Вайла не было собственных глаз, и он не мог видеть, что происходит вокруг. Мог только ощущать, и ощущение подсказывало, что существо, державшее его вовсе не является правильным. То есть Вайл находился в руке, не имеющей права его носить. И это означало только одно. Могущественный Меч ничем не проявлял себя и вел себя так, как и подобало вести обыкновенной железяке, с той лишь разницей, что он не мог сломаться, как обыкновенная железяка, не мог быть расплавлен или разрушен каким-либо иным способом, ибо сутью его была неуничтожимая магия, созданная Высшими Богами много тысячелетий назад.
Вайл ощутил, как в нем нарастает старое забытое чувство. Где-то совсем рядом находилось существо, которое Вайл ждал не одну сотню лет, и это существо стремительно приближалось. Радость предстоявшей встречи настолько вскружило мысли Магического Меча, что он решился сделать то, чего не делал многие годы. Активировав свою силу, он коснулся сознания человека, в руке которого находился и глянул вокруг его глазами. Вместе с тем, он прикоснулся к сознанию человека, чтобы понять сложившуюся обстановку.
Дикарь мчался через степь, держа меч в руке и готовился к схватке с чудовищем, встретиться с которым ожидал с минуты на минуту. Что это за чудовище, Вайл не понял, понял только, что человек, державший его, и сам толком не понимает, с кем ему предстоит драться.
Впереди маячил странный белый камень, к которому и бежал дикарь, Вайл на мгновение заставил человека сфокусировать взгляд на камне, и едва не вырвался из его руки − это был не камень, а некий аппарат с металлической поверхностью.
В аппарате вдруг открылся выход, и дикарь остановился, увидев это, после чего он резко присел в траве, наблюдая за вышедшим из аппарата зверем. В мыслях человека не было и намека на понимание происходящего. Он решил, что вышедший из камня зверь и есть то самое чудовище, о котором ему рассказывали, и теперь воин должен был это чудовище убить, потому что оно угрожало не только скотине, пасшейся совсем недалеко от этих мест, но и жителям деревни.
Вайл едва верил своим ощущениям. На мгновение показалось, что с головой дикаря не все в порядке, и он видит зверя вместо человека, ведь согласно всем канонам, Дух должен возродиться в человеке, а не в существе непонятного происхождения. И Вайл внезапно всей своей сутью ощутил, как его тянет к зверю. И зверя тянуло к нему. Тянуло так, что он развернулся и глянув в сторону, где скрывался дикарь, двинулся к нему. Человек только крепче сжал меч и решил, что теперь схватка с чудовищем неминуема.
"Господи, что за идиотская ситуация!" − мысленно воскликнул Вайл, когда взгляды двух существ встретились. Теперь Вайл отчетливо видел, что хищник принадлежит некой инопланетной расе. И в то же время, в нем жил тот самый Дух, встречи в которым Меч ждал долгие годы.
Зверь прыгнул, человек подскочил на своем месте, подымая меч и готовясь рубить противника, но Вайл на мгновение завладел телом дикаря и теперь действовал сам. Он смотрел на летевшего к нему зверя, на его мощные острые когти, которые хищник готовился вонзить в тело дикаря, и все это движение выглядело для него столь замедленно, что человеческий организм под управлением Вайла совершил умопомрачительный маневр, успев не только увернуться от прыжка зверя, но и развернув в руке меч вонзить его со всей своей силой в загривок хищника.
Зверь взрычал от пронзившей его боли и рухнул в траву рядом с человеком, который тоже не удержался на ногах и отлетел от зверя, потому что Вайл совершенно не думал, как подействует на него сила отдачи и не беспокоился о равновесии в момент нанесении удара.
У Меча теперь была совсем иная задача. И он ничуть не сомневался в своих действиях, когда устраивался в позвоночнике крупного кошака и перехватывал в нем все жизненно важные функции.
Вайл ЗНАЛ − очередная Вселенская Глупость состоялась. Дух вновь встретился с Мечом, и начинались иные времена.

Глава 2. Больная.


− Так что же произошло? − раздалась рычащая речь, которую Вайл уже разбирал, потому что основательно покопался в мозгах своего нового Хранителя. Голос принадлежал командиру Фарсы − таково было имя большой черной кошки, телом которой теперь по необходимости управлял Вайл.
− В ее тело попал инопланетный паразит, − заговорил врач. − И, я боюсь, что не смогу его вынуть из нее.
"Паразит?!" − неслышно возмутился Вайл. − "Ну, докторишка, я тебе это еще припомню!.. Паразит!.. Каков нахал!"
А доктор, тем временем показывал командиру рентгеновские снимки, на который было четко видно "инородное тело", засевшее в позвоночнике Фарсы.
− Получается, что вместо спинного мозга, у нее сейчас вот это? − переспросил командир, глядя на снимок, где инородное тело было выделено цветом после обработки снимка на компьютере.
− Да, сэр, и оно полностью заменяет ей спинной мозг, из чего я и делаю вывод, что это не просто тело, а именно паразит, который, ко всему прочему, еще и перехватил все управление ее телом. Боюсь, что это существо поразило у нее всю нервную систему и, быть может, даже мозг. Исследование мозга я и собираюсь проводить в ближайшее время.
− Если поражен и мозг, какова вероятность, что она останется жива?
− Этого я не могу сказать, сэр, пока не проведены все анализы, пока не выяснено, что это за паразит в ней. Мне нужно время.
− Если это паразит, то он может поразить и других. Так, доктор?
− Да, но пока прямых признаков возможности заражения нет.
− Как вы считаете, надо ли вводить карантинные меры?
− Береженого бог бережет, сэр, − ответил доктор.
− В таком случае, прошу вас объявить о карантине и обеспечить его соблюдение в соотвествии с вашими рекомендациями. И я объявляю, что наш корабль переходит в режим внешнего карантина. Никто не имеет права отсюда улетать и сюда прилетать.
− Думаю, это правильно, сэр, − согласился доктор.
− Работайте, Как только что-нибудь выяснится важное, сообщайте мне.
− Сообщу вам первому, − пообещал врач, и командир покинул медицинский отсек, а доктор прошел к своему компьютерному пульту и ввел все необходимые данные для введения режима карантина на корабле.
− Ох, кошка-кошка, − проговорил он, подходя к Фарсе. − И какая муха тебя укусила, что ты понеслась на эту дурацкую планету?! Ведь предупреждали всех, что там живут дикари, для которых мы − чужаки. Предупреждали, что встречаться с ними опасно! Нет, понес тебя туда черт!

− Я никому не позволю портить мою шкурку, − раздалось рычание, и доктор вздрогнул. Он не боялся кошаков, но вдруг заговорившая безнадежно-больная напугала его.
− Фарса! − воскликнул он.
− Развяжи меня, − рыкнула она, дернувшись и обнаружив, что привязана к каталке, на которой лежала.
− Тебе нельзя подыматься, Фарса! − воскликнул доктор. − Ты больна!
− Чушь, фыркнула она. Я прекрасно себя чувствую, и я не собираюсь здесь валяться!
Доктор отошел назад, когда услышал, как затрещали ремни удерживавшие Фарсу, когда она уперлась лапами в поверхность, на котторой лежала, и начала медленно подыматься.
− Быть этого не может, − проговорил он, когда лопнул последний ремень. − Он глянул в глаза большой кошке и оторопел. Никогда он еще не видел такого взгляда. Взгляда, из-за которого в глубине его души родился древний неосознанный Страх Перед Хищником.
Фарса двинулась и грациозно, по-кошачьи соскочила с каталки, на мгновение остановилась, глядя в лицо доктору, затем двинулась в сторону и прошла к выходу из медицинского отсека.
Вайлу потребовалось несколько часов на полное изучение строения тела Хранителя, а затем еще не мало времени на перестройку организма большой кошки, что было необходимо просто потому, что физические повреждения, нанесенные в момент соединения были едва ли не смертельными. И виновен в этом был сам Вайл − он управлял человеком, наносившим этот удар. Впрочем, теперь почти все было позади. Почти, потому что ему оставался последний, едва ли не самый трудный этап. Он должен был объясниться с кошкой, рассказать ей, что она родилась избранной Духом Предела, и теперь ей предстояла непростая миссия − перемещение в иной мир и поиск Дракона, с которым она должна объединиться. Впрочем, эту информация для Фарсы Вайл не собирался раскрывать сразу. Сначала, она должна была познать Меч и принять его. Ведь объединение, происшедшее без воли Духа − не полно.

− Стой, Фарса! − раздался приказ, и кошка остановилась, оборачиваясь. К ней по коридору спешила группа вооруженных оберов из состава внутренней охраны крейсера.
Вайл еще несколько мгновений размышлял, как себя вести, а затем решил, что незачем об этом думать!

* * *


Фарса вздрогнула. Несколько мгновений назад она еще видела перед собой траву, чувствовала запах существа, на которого она охотилась, и вдруг перед ней оказалась группа оберов, которые вели себя как-то странно.
− Привет, мальчики, что это с вами? − заговорила она, делая шаг к ним.
− Не двигаться! − гаркнул офицер возглавлявший группу. Теперь она уже видела, что они окружили ее, что несколько оберов находятся сзади, что те, что перед ее носом напряжены и готовы действовать.
− Странные у вас игры, − буркнула Фарса и уселась на пол, не сводя взгляда с офицера.
− Ты больна, Фарса, и сейчас пойдешь в медотсек, − произнес офицер.
− И с каких это пор кошаки больными становятся по приказам оберов? − спросила она, хмыкнув и едва сдерживая себя, чтобы не начать глупо улыбаться.
− Это заключение глав врача, а не приказ, − проговорил обер. − А мы здесь потому, что ты сбежала из-под карантина.
− Я сбежала из-под карантина? Что за глупости?! − рыкнула она, и оберы вздрогнули. − А ну, пошли! − заговорила она, вновь подымаясь.
− Куда? − дрогнув спросил офицер.
− В медотсек, куда же еще?! Или здесь больных не в медотсек, а в карцер отправляют?
− В медотсек, − проговорил офицер. − Иди шагом и не беги, − приказал он кошке, и та не стала больше возражать.


− Так, и в чем дело, доктор? − заговорила Фарса, встретив его посреди медицинской лаборатории, куда оберов даже не впустили.
− Фарса! − воскликнул он, вздрогнув. Врач медленно обернулся, а Фарса уселась посреди помещения, как она обычно и делала перед врачами.
− У меня такое впечатление, доктор, что ты спятил, − произнесла кошка, глядя на врача не отрываясь. − Что за глупости с карантином?
− Если ты не желаешь получить от командира дисциплинарное взыскание, Фарса, ты немедленно отправишься в четвертый бокс изолятора и останешься там до тех пор, пока я не решу, что с тобой делать дальше, − заявил врач.
Кошка раздумывала не долго. Поняв, что выбора у нее нет, она прошла на выход из лаборатории и под взглядами охранников вошла в четвертый бокс, который по своему внутреннему убранству мог соперничать только с одиночной камерой карцера. Пройдясь по маленькому помещению, она взялась за анализ происходящего. И уже через минуту перед ней вырисовалась довольно неприглядная картина, в которой она − Фарса − и была виновна.
Итак. Фарса, подчиняясь внутреннему зову, природа которого оставалась неясна, прилетела к планете, рядом с которой она родилась. Причину, по которой ее тянуло к этому миру, кошка не знала, но именно эта тяга заставила ее совершить множество безумных поступков в детстве, таких как угон спасательной капсулы с космической станции. Из-за этого угона она попала в детскую колонию для свихнувшихся кошаков, откуда Фарса не раз пыталась сбежать, что только усугубляло ее положение. Побеги закончились, когда в один из дней, когда местная охрана вернула ее назад, здорово при этом избив, Фарса решила все делать не из глупого "хочу", а из разумного "осторожно и скрытно". Воспитатели тогда решили, что Фарса исправилась, потому что ее поведение перестало их задевать. Сама же Фарса проводила каждый день с пользой, училась, много читала, занималась своим физическим развитием, и под конец, она добилась своей цели!
Медико-психологическая комиссия не только не нашла в ней существенных отклонений, но и дала заключение, по которому Фарса получала возможность устроиться в обществе как нормальная кошка. В ее новые документы не было внесено упоминание о пребывании в спец заведении для ненормальных, и с этими документами Фарса отправилась в новое реабелитационное заведение, где проходили "лечение" кошаки, получившие серьезные психологические травмы во время опасных работ. Там кошка окончательно пришла в себя, получила специальное образование, с которым вскоре и поступила на работу, в объединенный космический флот кошаков и оберов.
И вот, она на крейсере "Кыскор", который несет дежурство в районе той самой планеты, рядом с которой она и родилась. И тут-то она "вспомнила" свой далекий детский бзик, который не давалй ей нормально жить все времена, пока она сама его на загнала в глубину своего подсознания. Именно он и заставил ее презреть все правила, взять челнок и рвануть с крейсера к планете, к которой ее тянуло все годы, пока она помнила себя.
Чем этот полет закончился, Фарса и не знала. Она помнила, как приземлилась, помнила, как вышла на поверхность планеты, которая оказалась пригодной для жизни. Более того, эта информация имелась в челноке, и его компьютер ничуть не воспротивился в момент выхода кошки наружу. А что было потом, Фарса помнила очень плохо. Помнила, что ее что-то подтолкнуло начать охоту, помнила, как нашла зверя, как прыгнула на него... и все. С этого момента тьма, не считая маленького просвета, когда она лежала и видела перед собой траву, и в этот момент ее тело ощущало боль, вошедшую в шею и спину.

Вайл, наконец, закончил разбор с сознанием кошки. Теперь он понял, почему не увидел сразу все! Фарса еще в детстве совершила неосознанное действие − скрыла свое происхождение и свои чувства, используя при этом Магию Предела. Как это произошло, Вайл не знал, но это и не нужно было знать. Достаточно того, что Фарса это сделала, а значит, она действительно была те, кого он искал! Она была носителем Духа Предела, и Вайл теперь знал, почему Дух попал в инопланетянку. В момент ее рождения, родители Фарсы пролетали на своем корабле около Земли, потому Дух летавший вокруг планеты и попал в только что родившееся существо. Для Вайла было очевидна причина такой путаницы, ведь Дух должен был возродиться в человеке, а не в инопланетянине. Причина была в том, что Дух искал рождение выдающейся личности, и при этом поиске совершенно не обращал внимания на внешний вид родившегося, потому и влип.

Фарса глубоко дышала и нервно смотрела по сторонам. Такого она совершенно не ожидала. Врач, наконец-то, соизволил рассказать ей, что же с ней произошло, и кошка едва верила, что в ее теле засел некий "паразит", который захватил ее спинной мозг и якобы как-то на нее влияет. Доказательством этому были рентгеновские снимки, в которых кошка не особенно разбиралась, но она все же была не настолько необразонанной, чтобы не увидеть на снимке позвоночник и не понять, что темный прямой предмет в позвоночнике не может быть чем-то врожденным, тем более, что прежде ее не раз просвечивали, и ничего подобного в ее теле не обнаруживалось.
− Значит, во мне сидит какой-то инопланетный паразит? − проговорила она вслух. − Эй, ты, инопланетянин, ты меня слышишь? − спросила она, чуть ли не смеясь над собой.
"Слышу-слышу" − эхом раздалось в голове, и Фарса подпрыгнула на лежанке.
− Что за дьявол? Я сошла с ума? − проговорила она и прислушалась к себе, ожидая очередного чужого ответа.
"Ты не сошла с ума, Фарса" − вновь раздался голос в голове, и кошка резко отпрыгнула в сторону, после чего замерла, прислушиваясь.
− Это глупые шутки, прекратите сейчас же! − зарычала она.
"Нам надо поговорить, Фарса," − вновь возник голос. − "Не вой в голос. Я услышу все, что ты просто подумаешь"
"Я точно свихнулась," − подумала она.
"С тобой произошло нечто невероятное, но ты не свихнулась. И я могу это доказать."
"Можешь доказать? И каким же образом?!"
"Доктор тебе уже сказал, что в тебе находится инопланетный организм. Ты ведь не подумала ему не верить. Так вот, этот организм − я."
"ТЫ! Ты, мерзкий паразит!" − мысленно зарычала Фарса. − "Какого черта тебе надо?!"
"Мне почему-то кажется, что ты не сделаешь того, что я скажу." − произнес голос. − "Для начала, перестань называть меня паразитом. Я не паразит, а очень даже полезное для тебя существо. Кроме того, у меня есть имя. Меня зовут Вайл."
Фарса поднялась и прошлась по изолятору, пока голос в ее голове произносил эти слова, и сделала первый вывод для себя. С ней говорили не извне, а изнутри ее головы, потому что любой звук, переданный извне имеет свойство меняться при перемещении приемника.
И теперь, когда она сама уверилась в том, что с ней говорит существо, оказавшееся у нее внутри, надо было что-то с этим делать. Фарса несколько мгновений размышляла, и пришла к единственному выводу. Помочь ей может только кто-то извне. Она подошла к двери и нажала кнопку вызова врача.
Он появился за дверью через минуту.
− Ты чего-то хочешь, Фарса? − спросил он.
− Мне нужна помощь, доктор. Я спятила.
− Сейчас тебе надо отдохнуть, Фарса, − заявил врач.
− Мне нужна помощь прямо сейчас, потому что именно сейчас я слышу в своей голове чужой голос! − зарычала она. − Вы должны что-то предпринять!
− Хорошо, Фарса. Я сейчас принесу тебе успокоительное, и ты его примешь. Согласна?
Она несколько мгновений раздумывала, а затем согласилась.
Врач ушел от двери и вернулся с таблетками через минуту. Он не открывал дверь, разумно опасаясь того, что большая кошка вырвется, а передал лекарство через имевшееся в двери окошко, предназначенное именно для передачи лекарств.
− Прими четыре таблетки, ляг и постарайся успокоиться. Если снова услышишь голос, не обращай на него внимания, Фарса. Постарайся просто уснуть. Ты все поняла?
− Да, доктор, − ответила она. − Спасибо. И еще... − она на мгновение замолчала.
− Я слушаю, Фарса, − произнес врач. − Я прошу прощения за то, что вела себя как дура во время последнего осмотра.
− Ложись, и не бери в голову, − ответил он.
Фарса вернулась к лежанке и приняв четыре таблетки улеглась поудобнее, приготовившись к отражению атаки наступавшего на нее безумия.

Вайл не стал больше ничего говорить своему Хранителю. Фарса и без того получила тяжелый моральный удар, и ее сознанию требовалось время для адаптации к случившемуся. Впрочем, принятая химия на кошку уже не могла повлиять, потому что Меч Предела не бездействовал то время, пока находился в теле носителя. Он завершил физическое преобразование ее тела так, что теперь кошку не убила бы и десятикратная смертельная доза самого сильного яда.

Фарса проснулась находясь на каталке в медицинской лаборатории. Доктор что-то делал со своими приборами, и кошка оглядевшись решила не пытаться вырываться, как в прошлый раз.
− Ну, что, Фарса, тебе больше не мерещились голоса в голове? − спросил врач, когда обнаружил ее с открытыми глазами.
− Нет, не мерещились, − ответила она, прислушавшись к себе и ничего не почуяв.
− Тогда, я полагаю, что карантин с тебя можно снять.
− Можно снять? − удивилась она. − Как это? А как же паразит в моем теле?
− Извини, Фарса, но это была ошибка. Я зря поднял тревогу.
− Ошибка? Как она могла возникнуть? Это же фотография!
− Фотография, обработанная компьютером. Не знаю, что с ним стало, но то что я принял за инородное тело, оказалось глюком компьютера. Извини.
− Значит, я могу быть свободна?
− Да, − ответил он, подошел к каталке и отстегнул все ремни. − Подожди только немного, я сообщу командиру, и об этом объявят по всему кораблю, чтобы тебя зря не задерживали.

Пять минут спустя Фарса уже свободно шла по коридору и вошла в кают-компанию, где ее встретили с радостью и поздравлениями. Но кошка чувствовала себя далеко не так радостно. Она ощущала странное напряжение, которое нарастало с каждой минутой. Приближалось Нечто Ужасное и Опасное.

Глава 3. Переход.


Кошка едва выдерживала, и в какой-то момент из ее горла вырвался дикий вой безнадежности, от которого все вокруг обернулись.
− В чем дело, Фарса? − спросили ее.
− Не знаю. Нам грозит опасность. Я не знаю какая. Это предчувствие!
− Предчувствие, − пробормотал кошак. − Давненько я не встречал Предчувствующих. − Фарса смотрела на кошака, и вдруг поняла, что это один из помощников командира. Он уже включил свой коммуникатор и что-то быстро говорил в него. Затем кошак вдруг сорвался с места и умчался из кают-компании. Фарса тоже не устояла на месте и понеслась вслед. Она догнала его, когда кошак вскакивал в рубку крейсера, и впрыгнула туда вслед за ним, прежде чем двери автоматически закрылись.
На главном экране вырисовывалась картина с появлявшимся из подпространства огромным чужим кораблем.
− О Демоны Ада! Это же Дестроер Варакаса! − воскликнул кто-то. − Они нас уничтожат в одну секунду!
− Без паники! − приказал командир, и вместе с этим приказом перед глазами Фарсы все уплыло, и она очнулась лежа на полу, когда рядом с ней оказлись двое офицеров.
− Что ты здесь делаешь, Фарса? − заговорил один из них.
И она поднялась с осознанием того, что прошла тьма времени. Тьма, за которую Фарса вновь переговаривалась с инопланетным существом, оказавшемся в ней. Вайл рассказал, как обхитрил доктора, внушив оберу, что ему все привиделось. И вместе с тем, Фарса узнала, что Вайл был существом иного порядка, что она сама стала таким существом, и теперь в одном из миров Вселенной ее будут называть не иначе, как Владыка, и в ее руках находится Мощнейшая Сила Вселенной − Магия Предела, которую Фарса может использовать как захочет, надо только научиться. Вот только на учебу совсем нет времени, потому что до момента, когда Варакасы уничтожат "Кыскор" остались считанные секунды.
− Ты можешь уничтожить моего врага, Вайл? − спросила она вслух, не думая о том, что ее кто-то слышит.
"Нет, Фарса у меня на это нет сил," − раздался ответ.
− Если нельзя уничтожить врага, от него надо сбежать, − произнесла она.
− С кем ты говоришь, Фарса? − вмешался один из офицеров.
"Сбежать ты можешь в любой момент. Только скажи, что ты согласна!"
− Одна? − переспросила она. − Нет, Вайл. Ты должен увести из под удара весь крейсер! Если ты это можешь, тогда я согласна!

− Проклятые демоны! Вы от нас не сбежите! − Взревел в рубке голос врага. И в ту же секунду Дестроер Варакаса исчез с экрана. Вместе с ним исчезла и звезда, рядом с которой находился крейсер.
− Нас куда-то переместили! − взвыл навигатор. − Дестроера рядом нет! Но и звезды нет! Черт...
− В чем дело? − тут же заговорил командир.
− Это не наши звезды, командир.
− Сила Глупости безгранична, − заговорила кошка. Фарса понимала, что это говорит не она, а Вайл, оказавшийся в ней и захвативший в этот момент управление ее телом. Она знала, что способна одной мыслью прервать этот захват, но у нее уже не было ни желания, ни сил это делать. Все силы ушли на Перемещение из одного космоса в другой, а Вайл продолжал говорить. − Ваш крейсер ушел от врага в параллельный мир. Вы сейчас рядом с миром Лаер-Паракс. Включите тепловые сканеры, и вы увидите две планеты рядом. Лаер − маленькая, Паракс − большая. Здешнее солнце находится за Параксом, из-за этого вы его и не видите. Кроме того, как это часто бывает, вы появились в момент противостояния между планетами, поэтому на второй сейчас происходит затмение, из-за которого вы ее и не видите в обычном свете.
− Часто бывает? − раздался голос командира, который уже подошел к Фарсе. − Фарса, с тобой все в порядке?
− Со мной не все в порядке, командир, − произнесла Фарса. − Мне жаль, но вы попали сюда навсегда, и я не могу вернуть вас назад.
− Ясно, что ты не можешь нас вернуть, Фарса! − воскликнул кошак, но что все это значит? Откуда ты знаешь то, что говорила сейчас?!
− Командир, мне нужен отдых. Давайте поговорим обо всем завтра. А пока постарайтесь не делать лишних движений. Не спускайтесь на планеты, не вступайте с ними в переговоры по ради, постарайтесь ни с кем не встречаться в космосе, если это возможно. Я не знаю, на каком уровне сейчас местная цивилизация, но вас могут прихлопнуть просто для профилактики. Поэтому не высовывайтесь. А я пойду спать...
Фарса равернулась и удалилась из рубки, отправляясь в свою каюту.

Глава 4. Лаер.


Фиолетовый дракон вздрогнул. Магические нити заколебались, и он ощутил, что произошло Изменение. В мир пришел ОН!
− Что случилось, Летт? − раздался голос маленького человека, находившегося рядом. Он не чуял магию, но чувствовал, как вздрогнуло тело дракона, рядом с которым сидел.
− Затмение, произнес дракон, не желая говорить человеку о своих ощущениях.
− Затмение? Оно уже второй час продолжается, Летт, и будет продолжаться часа четыре.
− И это хорошо, − странно проговорил дракон. − Очень хорошо, потому что Верховный Маг Ордена − глупый никчемный старикашка.
− Да что с тобой случилось, Летт?! − воскликнул человек и хлопнул дракона по боку.
− Скажи, Бурт, тебе Верховный Маг когда-нибудь говорил, что я − людоед?
− По-моему, это не смешная шутка, Летт, − произнес человек, отступая.
− Понимаешь ли, Бурт, когда-то давно, когда я был совсем маленьким несмышленым дракончиком, я жил далеко-далеко отсюда, там, − он глянул в окно, за которым половину неба закрывал Паракс. Мы жили не зная бед, пока в наш мир не явились люди с Лаера. Ты ведь знаешь историю. И знаешь, что тогда произошло.
− Разве ту войну не признали потом Самой Великой Глупостью, Летт? Мы ее не забыли, но зачем ее вспоминать?
− Тебе ее незачем вспоминать, хотя, как знать, как знать. Ведь именно из-за нее ты сейчас стоишь передо мной и дрожишь! − Летт шевельнулся, быстрым движением лапы подхватил человека и поднял перед собой. − Знаешь ли ты, человек, что я здесь нахожусь в заточении? Знаешь ли ты, что держит меня здесь только сильнейшая Магия, Сила которой зависит от расположения Лаера, Паракса и звезды? Знаешь ли, что в моменты затмений эта сила ослабевает настолько, что я могу вырваться?! И для этого мне надо совсем немного, Бурт. Мне нужна всего лишь Кровь Невинной Жертвы. Извини, парень, но тебе ужасно не повезло.
− Не делай этого, Летт! − воскликнул он. − Я же твой друг!
− Друг? − фыркнул дракон. − Будь ты моим настоящим другом, Бурт, ты примчался бы ко мне сам и стоя на коленях умолял взять твою кровь. Ты же сейчас делаешь наоборот. Ты не желаешь отдавать свою кровь ради того, кого называешь другом. Не желаешь, потому что ты мне не друг вовсе! Ты всего лишь − невинная жертва, Бурт!
− Я − не невинная жертва, − произнес Бурт.
− Что?! − рыкнул дракон, подымаясь.
− Да, Летт, я не невинная жертва, − повторил он. − Думаю, Верховный Маг не настолько глуп, как тебе кажется. И он предполагал то, что ты можешь попытаться воспользоваться жертвой с невинной кровью. Здесь, среди всех людей, которые тебе служат, нет никого с невинной кровью, Летт. Ты − ошибся. И я виновен. Несколько лет назад, когда я учился в магической академии, мы с друзьями устроили вечеринку, на которой здорово напились, а потом устроили резню в городке, где все происходило. Мы обратились в зверей и загрызли не мало народу, прежде чем нас остановила Магическая Гвардия.
Дракон слушал эти слова, понимая, что Бурт говорит правду. Понимая, что он этой правдой сейчас спасает себя, хотя и признается в своей нечистоте. Летт медленно опустился на камненный пол и разжал когти. Человек вырвался из его хватки и, продолжая рассказывать о своем грехопадении, двинулся от дракона к выходу из зала. Бурт и не заметил, что за дверями стояла одна из новеньких служанок, появившихся в Замке Дракона всего несколько дней назад. Он рванулся прочь и вскоре оказался в длинном коридоре, который уводил к крыло замка, где жила вся прислуга.


− Глупый Дракон! − раздался громогласный хохот. − Ты думал, я позволю тебе сбежать?! − И перед Леттом появился Верховный Маг. − Ты никогда не уйдешь отсюда! НИКОГДА! И никто тебе не поможет! Даже твой Владыка не сможет, потому что он не умеет летать между планетами! Этот Глупец никогда не умел, и никогда не научится!
Летт резко развернулся и попытался достать Мага хвостом. Но, Верховный уже знал все уловки дракона и увернувшись от фиолетового хвоста, Маг метнул в дракона заклинание подчинения, которое на миг сковало его, и взорвалось в теле Летта Жестокой болью, от которой дракон повалился на бок и взвыл. Его лапы, крылья и хвост застряслись мелкой дрожью, и Маг оставил дракона в таком положении, не убивая его окончательно только потому, что ему была нужна его сила, которую он каждый день высасывал из пленника с помощью Магии.
Покидая зал, маг тоже не заметил, спрятавшуюся за дверью служанку. Почему так произошло, никто не сумел бы сказать. Видимо, такова была воля Судьбы, не подчинявшейся никому − ни магам, ни драконам, ни людям.



Глава 5. Паракс.


− Что там за переполох в драконятнике? − спросил Повелитель, глядя в окно и прислушиваясь к шуму, исходившему из-за высокой ограды.
− Нерадивый слуга разбил драконье яйцо, Ваше Величество. Обезумевшая мать сожрала парня.
− Надеюсь, это дело не связано с затмением, − произнес Повелитель.
− Не связано, но после этого случая, половина слуг отказывается входить к драконам.
− Вы не знаете, что делать с теми, кто отказался? − спросил Повелитель.
− Я уже уволил всех, кто отказался, но из-за этого осталось только четверо, и они не справляются со всей работой.
− Так наймите в городе новых! − воскликнул Повелитель. − Мне что, надо все самому делать?!
− Простите, что заставляю волноваться Ваше Величество, я только что хотел сказать, что найм новых слуг для драконятника уже объявлен, и скоро все придет в норму.

* * *


Группа нанятых работников предстала перед Королевским Магом, и человек долго и внимательно рассматривал каждого, пытаясь понять, не пытается ли какой шпион среди новых слуг пробраться в замок Короля?
Магов среди новых слуг не оказалось, и только один парень слабо светился в магическом свете. Пригладевшись Маг понял, что это светится его происхождение. Молодой человек оказался не чистокровным человеком, а имел кошаков среди предков. Маг даже понял, что кто-то из кошаков был среди его пра-прадедов. А в остальном, нанятый был обыкновенным глупцом, который не мог оказаться лазутчиком.

Молодой человек вошел в драконятник почти без страха. Остатки его страха были связаны совсем с иным делом, нежели то, что показалось контролирующему магу. Оказавшись рядом с драконами, слуга взялся за дело, которое ему было дано − чистку одного из мест, предназначавшегося для дракона. Другие слуги так же занимались чисткой, и лишь четырем было дозволено пройти к драконьим яйцам, где они под пристальным вниманием матерей и отцов выполняли их указания − переносили яйца на места, куда в этот момент, пришло солнце.
Контролирующий маг на несколько мгновений отвлекся и не заметил, как один из новеньких оставил инструмент и проскользнул через заграждение, направляясь к драконам. Там он подошел к одному из самых старых ящеров и сказал несколько слов, от которых дракон резко поднялся на лапы.
Драконятник огласил мощный рев, и Маг резко обернулся. Он увидел молодого парня, показывавшего ему знак "дурака". Реакция Мага была на высоте, и он мгновенно атаковал, пытаясь захватить дракона вышедшего из-под заклятия подчинения. А в ответ пришла контратака, которая в мгновение выжгла все магические сповобности человека, и он рухнул на помост без сознания там где стоял.
− Помни, Дивер, месть − это самое последнее, чем ты должен здесь заниматься, − произнес парень, обращаясь к дракону.
− Я помню, Повелитель, − произнес дракон. − Ты не хочешь показать себя всем?
− Не сейчас, Дивер. Не сейчас. Забирайте яйца и улетайте за город, Ты знаешь, кого там искать.
− Да, − подчинился приказу человека дракон и расправив крылья прыгнул вверх.



Глава 6. Крейсер "Кыскор".


− Ты здесь? − тихо спросила Фарса.
− А куда я денусь с подводной лодки? − усмехнулся Вайл, говоря при этом голосом Фарсы так, что со стороны могло показаться, будто она говорит сама с собой.
− Мы в космическом крейсере, а не на подводной лодке, − произнесла Фарса.
− Ты хотела меня что-то спросить, Фарса?
− Я хочу узнать, зачем мы здесь?
− Ты забыла, что я тебе рассказывал?
− Не забыла. Ты рассказывал, что я должна найти Фиолетового Дракона Предела и объединиться с ним. Но ты не сказал, ЗАЧЕМ ЭТО НАДО? Только не надо мне рассказывать про мировые перевороты, Вайл! Я спрашиваю ЗАЧЕМ?
Вайл задумался. На несколько мгновений он поставил себя на место Фарсы и нашел ответ почти мгновенно.
− Ты ведь хочешь, чтобы Кыскор вернулся домой, Фарса?
− Да, хочу. Ты говорил, что для этого нужна Сила. Ты ее можешь получить здесь?
− Не я, а ТЫ, Фарса. Кыскор может вернуться только с помощью Магии Предела, а управлять ей надо учиться, и учиться ты можешь только там.
− Почему только там?
− Потому что только там есть магические школы и только там ты можешь экспериментировать со своей Силой не рискуя разнести крейсер на мелкие обломки.

* * *


− Что-то не так, − произнес Вайл.
− Что? − встрепенулась Кошка.
− Здесь, на этом корабле... − продолжил Вайл. − Маги...
− Что маги? − не поняла Фарса.
− Они здесь! И они хотят уничтожить корабль! − воскликнул он. − Ты должна их остановить! Бегом!
− Куда?! − рыкнула она, срываясь с места, и Вайл повел ее, мысленно говоря, куда надо бежать. Фарса ворвалась в реакторный отсек и обнаружила там мертвых дежурных. На экране в этот момент высвечивалось сообщение о критическом режиме и опасности взрыва через несколько минут.
− Черт возьми, как его заглушить?!
− Этого я не знаю, − заявил Вайл.
− Знаю, что ты не знаешь, глупый паразит!
Вайл смолчал на это оскорбление, а кошка уже нажимала вызов мостика.
− Кто-нибудь! Ответьте сейчас же! ЧП в реакторном отсеке! Здесь все убиты! Реактор идет вразнос, а я не знаю, как его остановить!
− Кто ты? − возник голос обера в ответ.
− Я − Фарса! Здесь сообщение, что взрыв через семь минут!
− Уходи оттуда, глупая кошка! − завопил обер.
Она бросила связь и унеслась на выход. В коридоре уже выл сигнал немедленной эвакуации, и вскоре начался бардак, какой Фарса видела лишь раз, во время учений, когда так же былва объявлена срочная эвакуация. Учения тогда были объявлены проваленными и командир долго поносил всех и каждого за неумение действовать в экстремальной ситуации.
Фарса сейчас знала только одно − номер эвакувационного модуля, к которому ей надо было бежать. И она мчалась туда, едва не сбивая с ног бегущих навстречу оберов.
"Как эти маги могли попасть сюда?" − спросила она мысленно, когда вскочила внутрь своего модуля и заняла положенное ей место.
"Телепортация" − объявил Вайл.
"Телепортация?!" − воскликнула она. − "Так значит, овладев магией я смогу телепортироваться?!"
"Да, но только не сейчас."
"Плохо, что не сейчас. Ты засек, откуда появились эти телепортанты и куда ушли?"
"Я − не компьютер, Фарса!" − воскликнул Вайл. − "Ты же должна была это понять!"
"Не ной," − буркнула она.
В модуле появилось еще несколько кошаков и оберов, после чего он дрогнул и отцепившись вывалился из крейсера, отправляясь в свободный полет.
− Внимание, эвакуация по классу два. Ненормированная посадка на плохо известную планету. Место посадки определено. Условия посадки неизвестны. Вход в атмосферу через сорок минут. Окончательный расчет посадки через двадцать три минуты.
Компьютер модуля продолжал отчитываться о своих действиях. Один из оберов быстро работал с одним из терминалов, и все выжидательно смотрели на него.
− Сядем, − объявил он, наконец. − Брякнемся не слабо, но вероятность того, что выживем − больше восьмидесяти процентов.
− Не сильно утешает, − произнес другой обер и взглянул на Фарсу. − Что там случилось с реактором?
− А я по чем знаю? − огрызнулась она. − Я видела только сообщение о взрыве на главном экране и убитых дежурных.
− Убитых чем?
− НЕ ЗНАЮ!
− Ладно, не вой зря. Мы и так все на нервах.
− А каким образом компьютер определил место посадки? − спросил один из кошаков.
− Во время исследований планеты, мы нашли зону, где живут существа, похожие на кошаков. И эта зона была назначена, как зона для аварийной высадки.
− Нам говорили, что на планете живут существа, похожие на оберов, − заговорил другой.
− По последним данным, на этой планете множество разумных видов. Не меньше десятка. Оберы, кошаки, ящеры и их разновидности. Уж и не знаю, как ваши Порвиуховы это определили, но, думаю, нам стоит ориентироваться на полученные данные, чтобы выжить. Одно хорошо − с воздухом там проблем не будет, если только в горы не брякнемся.
− Будь с нами хотя бы один настоящий Порвиухов, он бы не допустил такого безобразия.
Внезапный удар тряхнул модуль, и компьютер вновь заговорил, объявляя обнаруженные после удара повреждения. Они не были фатальными, а затем на одном из экранов появилось изображение разлетающегося во взрыве крейсера.
− Командир на связи, − заявил связист. − Фарса, он требует тебя! − Обер развернулся и протянул кошке блок связи.
Некоторое время она объяснялась на счет того, что видела в реакторном отсеке и какого черта ее туда понесло вообще. Закончив объяснения, Фарса получила приказ от командира сразу после посадки связаться с ним и двигаться к месту встречи, которое будет назначено после приземления, независимо от того, в каком состоянии окажутся все остальные пассажиры модуля.

* * *


Квараван Бероха медленно пересекал пустыню. Погонщики не спешили, прекрасно зная, что у них достаточно времени, а гнать лошадей и драконов на измор было себе дороже.
Внезапно, средь ясного неба раздался гром, и странная прямая молния необычно огненного цвета перечертила небо наискось и скрылась за барханами. Мгновение спустя послышался новый грохот, от которого лошади занервничали, потому что он пришел из-под земли, а затем кто-то показал на поднявшийся над барханами столб пыли и песка, словно там в пески грохнулся большой небесный камень.
− Хозяин, смотрите! − крикнул один из караванщиков, показывая в небо и в сторону от места где нечто упало с неба. Берох едва поверил глазам. В небе висел бело-оранжевый купол, под которым болталась черная точка.
− Охрана! Все ко мне! − приказал он, и рядом собрались два десятка всадников. − Пятеро остаются охранять караван, остальные за мной, − приказал он, пуская лошадь вперед и направляясь в сторону, куда опускалось нечто на большом парашуте. То, что это именно парашут, Берох не сомневался, потому что читал о них в старых книгах. − Без моего приказа не стрелять, кого бы вы ни увидели! − приказал он охране, и отряд молча приняв указание продолжал движение.

Они нашли упавшую небесную карету через полчаса. Никак иначе, как небесной каретой, Берох и не мог назвать непонятного вида объект, из которого на песок выбралась группа невиданных доселе людей и кошаков-оборотней. Прилетевшие некоторое время не замечали отряд всадников, а когда заметили, тут же зашевелились. От них отделился крупный черный кошак и направился навстречу всадникам.



Глава 7. Много лет назад.


Над площадью разносились удары хлыстов. Сильные щелчки сопровождались сдавленным рычанием избиваемого зверя. Продолжалось это действие довольно долго, затем раздался резкий окрик сержанта, командовавшего этим действием. Избитого окровавленного кошака подняли, протащили через площадь и бросили с высокого помоста в загон, где находилось несколько драконов.
Четверо взрослых ящеров окружили попавшее к ним существо, и люди были уверены, что сейчас ему придет конец − хищники разорвут оборотня в клочья и сожрут. Но произошло нечто, чего никто из людей не ожидал. Один из взрослых драконов, поднял окровавленное тело, что-то прорычал остальным и прошел к лежавшему у дальней стены молодому ящеру. Двое других взрослых подняли молодого, раскрыли его пасть и первый опустил в нее жертву так, что она провалилась в чрево дракона целиком.

* * *


− Вы что наделали! − разнесся по площади голос Мага. − Чья это была глупая идея бросить кошака драконам?! − Маг смотрел на воинов, и их поведение не скрыло от него ничего. Идея принадлежала сержанту, командовавшему наказующими. Маг пальцем подманил к себе человека и приказал идти за ним, а сам прошел к загону, в котором держали содраконов.
− Как звали этого кошака? − спросил Маг.
− Ирхол. Он нарушил закон, Господин. И получил наказание за это!
− Наказание, − пробормотал себе под нос Маг. − Иди за мной! − снова приказал он воину и начал подыматься по лестнице рядом со стеной, за которой находились драконы. Маг глянул в вольер и мгновенно понял, кто из драконов проглотил полумертвого кошака.
− Ирхол! − произнес он настолько громко, чтобы его услышали все драконы. И Маг не ошибся. Дракон вздрогнул, услышав имя. − Подойди сюда, Ирхол, − приказал Маг. − Иди же и не трусь. Ты же теперь дракон, а не паршивый кошак!
Дракон поднялся на лапы и медленно прошел к месту, над которым стоял Маг.
− Узнаешь его? − спросил Маг, указывая на сержанта и оборачиваясь к нему. Сия ошибка и стала роковой для Мага. Потому что дракон подпрыгнул, словно кошка и, едва не достав края стены, свалился назад, но падая его хвост проделал в воздухе умопомрачительный маневр, в результате которого маг и воин оказались сброшены в загон к драконам. Сержант завопил от ужаса, а Маг взглянул на Ирхола и приготовился к действию, которое по его мнению должно было изменить весь расклад. Вот только Ирхол оказался не из тех молодых кошаков, которые совершенно не смыслили в магии, и поэтому клыки дракона в одно мгновение вонзились в тело Мага, не давая ему даже подумать об атаке или защите.
Сила Мага за несколько мгновений перетекла в Ирхола, и он отступил от мертвого тела, давая остальным драконам подойти к жертвам. Крик сержанта оборвался хрустом перекусываемой шеи. А Ирхол отошел от драконов и улегся на свое прежнее место.
− Что нам теперь делать, Повелитель? − спросила драконица, укладываясь рядом с ним.
− Повелитель? − удивился Ирхол слову, а не тому, что понял ее слова, сказанные обычной драконовой речью. − Два часа назад ты называла меня своим сыном, а не Повелителем.
− Ты и есть мой сын, − ответила она. − По крови. A по духу и делам ты теперь Повелитель Драконов. Это признали все, и я в том числе.
− А что хотите вы сами? − спросил Ирхол.
− Мы хотим вырваться из рабства, − заявила драконица.
− И что вам мешает? Вы же можете просто взмахнуть крыльями, перелететь через стену, и никто не сумеет вас задержать!
− Никто, кроме Мага, − ответила она. − А он установил магическое заклятие, из-за которого мы не можем никуда лететь без его приказа и не можем разрушить эту стену без его воли.
− Мне показалось, что этого Мага я несколько минут назад высосал досуха, а вы сожрали останки его тела, − произнес Ирхол.
− Так, он мертв?! − воскликнула драконица и резко прыгнула к остальным драконам. − Маг мертв! Мы свободны! − зарычала она и взмахнув крыльями прыгнула вверх. Ее ничто не задержало, и мгновение спустя над загоном раздался общий рев драконов. Они взлетели над своей тюрьмой, затем вернулись и нанесли вокрушительный удар своим огненным диханием по стене, окружавшей загон.
Вместе с грохотом взрыва, разворотившего стену, над площадью поднялся крик людей. В разгоревшейся панике никто не остановил четырех взрослых и одного молодого дракона, когда они разгромив загон, атаковали Замок Повелителя города.

* * *


Этот день в последствии был назван Драконьей Революцией. В отличие от многих драконьих бунтов, заканчивавшихся как правило усмирением и смертью бунтовщиков. Ирхол оказался не просто талантливым драконьим вожаком. Кошачья хитрость и осторожность привели его к победе и через несколько лет, драконья армия, насчитывавшая сотни драконов и сотни тысяч иных разумных, прокатилась по континенту, сметая прежних властителей и устанавливая свои порядки.
Никакие иные армии не были способны сдержать атаки драконов. Когда же Повелители и Императоры пытались встречать армию Ирхола раконами, Ирхол сам вступал в бой и заканчивалось все освобождением драконов из магического рабства и их переходом на сторону Ирхола, которого драконы признавали своим Повелителем. Многим магам пришлось покинуть Паракс и убраться на свой далекий Лаер, где и находилась Магическая Империя. Драконы туда и не пытались соваться. Знали, что попадут в плен к магам, который закончится для них рабством, как это стало много веков назад с Величайшим Драконом мира − Леттом. Когда-то давно, Летт попытался атаковать Магов в их собственной цитадели, проиграл схватку и попал в плен, где и находился все последующие годы. Никто больше не ведал о его судьбе, не считая магов, державших дракона в плену и не убивавших его по каким-то своим причинам.


Глава 8. Лаер.


Аливер осторожно пересекла зал, подошла к дракону и коснулась его фиолетовой чешуи.
− И что ты здесь забыла? − тихо проговорил дракон.
− Я слышала все, − произнесла Аливер. − И я хочу помочь тебе.
− Чем ты мне можешь помочь? − безнадежно спросил Летт.
− До конца затмения остался еще час, − произнесла она. − И ты можешь взять мою кровь. Тебе ведь нужна невинная кровь, дракон?
− И каким же образом ты оказалась здесь, если невинна? − спросил он, отрывая наконец, голову от пола и оборачиваясь к девушке.
− Меня оболгали и отправили сюда, с обвинением в том, чего я не делала.
− Маги не могли это упустить.
− И ты можешь это проверить, − произнесла она.
− Как? Верховный Маг высосал из меня все силы, и я сейчас абсолютно слеп настолько, что скажи ты заведомую ложь, я этого не увидел бы.
− В таком случае, есть только один метод проверки, − произнесла она.
− Какой?
− Ты принимаешь меня в жертву, и, если я вру, то это будет наказанием для меня. А если не вру, ты получишь то, что тебе нужно. В любом случае, тебе нечего терять!
− Иногда Великая Глупость затмевает мне мозги, − произнес Летт и, не медля более ни мгновения, схватил добровольную жертву клыками.
В глазах сверкнуло пламя, и дракон понял − ОНА НЕ ВРАЛА!
Летт не сомневался в том, что делал. Он одним мощным движением всосал кровь жертвы, и вместе с тем, захватил ее сознание так, чтобы когда-нибудь его можно было вернуть в другое тело. И теперь Летт знал, В КАКОЕ тело вернет эту девчонку.

* * *


Магическая крепость содрогнулась от удара.
− Не-е-ет! − завопил где-то Верховный Маг, и в ту же секунду перед ним материализовалось мощное фиолетовое тело, Жалкие потуги атаки перешли в не менее жалкие потуги защититься, но защиты от Фиолетового Дракона Предела у Магов не было! Они могли его держать лишь когда он не имел сил. Но теперь Летт был абсолютно свободен, и у него имелось достаточно сил для победы над всеми врагами!
Маг обратился в кучку пепла от одного драконьего огненного плевка.

Глава 9. Караван Бероха.


Отказать пришельцам в помощи хозяин каравана не смог. Уж, кого-кого, а дураков обижать кошаков Нархола в этом мире давно не было. Проблема была лишь в паре молодых драконов, которых караван вел с собой, из-за которых нархольцы могли выкинуть что угодно. Однако, кошаки и их люди осмотрев караван, не сказали ни слова о драконах. Возможно, они приняли этих молодых за добровольцев, и именно этой легенды решил придерживаться Берох, если бы разговор зашел о драконах. Он и не знал, какой разговор на счет драконов состоялся в голове кошки, которую Берох принял за командиршу, потому что остальные слушались именно ее.
"Ты говорил, я должна встретить фиолетового дракона, разве это не фиолетовые драконы?" − спросила Фарса.
"Это молодые драконы, Фарса. Совсем малыши. Летт, если бы ему потребовалось маскироваться, не стал бы совершать такую глупость, как обращение в малыша."
"Если мне надо искать фиолетового дракона, а они здесь на каждом шагу, то этот поиск может ничем не закончиться. Как я найду того, кто мне нужен? Буду вопить на каждом углу − Летт выходи?!"
"Успокойся, Фарса. Когда ты его встретишь, ты его ни с кем не спутаешь."
"Хотелось бы мне верить, да что-то не получается" − проворчала кошка.
"На твоем месте я не стал бы доверять первому встречному караванщику," − заявил Вайл.
− Можно подумать, что краванщики вокруг нас ходят толпами, и я могу привередничать, выбирая, − фыркнула Фарса.
"Не говори вслух, кошка!" − взметнулся Вайл.
"Успокойся, здесь рядом только свои" − заявила она.
− Tы что-то сказала, Фарса? − заговорил командир группы.
− Я спросила, нет ли связи с другими? − проговорила она.
− Нет. Радиоэфир пуст, словно здесь дикий доэлектрический мир.
− Здешние обитатели в космос летали еще две тысячи лет назад, − заявила она.
− Откуда ты это знаешь?
− А откуда я вобще знаю местный язык, спросить не хочешь?
− Хочу. Но ты отвечать не хочешь.
− Я еще сама не разобралась во всем, − ответила Фарса. − Держитесь все время на приеме. Боюсь, что другие могут попасть в неприятности, если встретят местных.
− А почему тогда эти встретили нас словно своих?
− Нас приняли за гостей из страны, которой тут все боятся, − ответила она. − Некой империи Нархола. Я так поняла, что именно в этой империи существует высокая технология, позволяющая летать в атмосфере. А они видели, как мы приземлились.
− Значит, они видели и падение модуля.
− Видели. Он упал в пески и взорвался. Вы там что-нибудь забыли?
− Нет. Я и не собирался искать останки спасательного модуля. Просто неизвестно, что они об этом думают.
− Я попробую это выяснить во время стоянки, − объявила Фарса. − А пока, нам надо надеяться, что у хозяина каравана нет никаких дурных намерений.
− Об этом надо было думать раньше.
− Об этом не поздно думать никогда. И подумай, командир, что делать с оберами, если нам придется бежать.
− У оберов свой командир, и мы давно решили, что разделимся, если это будет необходимо для побега. Связь у нас есть, и это главное. И, мне кажется, на них местные смотрят не так косо, как на нас. Они ведь больше похожи на оберов.
− В этом мире есть существа похожие на нас. Нас приняли за них, потому и смотрят косо, что боятся.

* * *


Глава 10. Нархол.


Министр Безопасности Империи − старый коричневый кошак − слушал доклад о ночном происшествии у западной границы.
− Высадились шесть групп, пять из которых оказались на нашей территории, а шестая залетела в пустыню, и о ней ничего сейчас неизвестно. Пять групп нам удалось найти достаточно быстро, и, самым удивительным оказалось то, что они не с Лаера. Это − пришельцы из других миров. Часть из них похожа на кошаков-оборотней, но они крупнее и не умеют менять себя, другая часть человекообразны, хотя надо заметить, что они скорее человекобезобразны. Мы вступили с ними в контакт, и сейчас наши специалисты изучают их язык, а они изучают наш. Я полагаю, что в западную пустыню необходимо выслать разведчиков с самой современной техникой, чтобы найти последнюю группу, дабы из-за нее не возникло проблем, потому что пустынники могут их захватить, пленить и даже убить. Я бы рекомендовал для этого использовать самую современную технику и Драконовскую ГБР.
Министр поднялся и знаком приказав докладчику идти за ним, направился в заднюю дверь кабинета, за которой проходил коридор, ведущий через весь замок на сторону императорских покоев.
Охрана вставала по стойке смирно, и никто не подумал задерживать кошака, когда он бесцеремонно перешел на императорскую сторону.
− Я давно жду тебя, Баррид, − раздался голос фиолетового дракона, когда министр вошел в тронный зал. − Что там за дела с пришельцами?
− У нас все под контролем, Ваше Величество, − произнес кошак. − И, для полной гарантии, что все так и будет, нам нужна поддержка драконовской ГБР.
− Четвертая Группа Быстрого Реагирования сейчас в резерве, и вы можете ее задействовать в любой момент, − объявил Император. − Но я хочу знать подробности и прямо сейчас!
− Коррав расскажет все, − ответил Министр, указывая на своего помощника. Тот не стал ждать повторения указания и повторил все, о чем несколько минут назад рассказывал министру.
− Если это вылазка магов, то они поступили ужасно глупо, − заключил под конец Министр. − Поэтому, я полагаю, что нам следует придерживаться версии о пришельцах, не забывая при этом о возможных кознях Великого Мага с Лаера.
− О любых изменениях по этому делу, докладывайте мне немедленно, независимо от времени суток, − приказал Император Нархол. − Не знаю, почему, но мне кажется, что это не обычные пришельцы. Слишком много шума они произвели при появлении. И еще Баррид, свяжись с Министром Сатрино и постарайся найти с ним общий язык в этом деле. Это мой приказ, ты все понял?
− Да, Ваше Величество. Надеюсь, что и ему вы отдали такой же приказ.
− Не будь дураком, Баррид! − рыкнул дракон, и кошак отступил к выходу из тронного зала. Император знаком указал, что Министр свободен, и Баррид ушел, захватив своего помощника.
− Идем к рогатому, − сообщил он ему, и два кошака заспешили через коридоры в другой край замка.


Глава 11. Пустыня.


Первая остановка произошла рядом с оазисом, к которому пришел караван. Входить в оазис не позволяли местные жители, и к ним двинулся только один Берох, предварительно спешившись и оставив все оружие. Хозяин каравана прекрасно понимал, почему хозяева оазиса не пожелали пускать его караван. Причиной были кошаки и драконы. Берох и не надеялся войти в оазис, прекрасно зная нравы местных жителей. Он желал только получить из оазиса воду, о чем и пошел договариваться.
"Ты не хочешь сказать мне, кто там живет?" − мысленно спросила Фарса.
"Там живут потомки существ, получивших разум от Фиолетового Дурака"
"Ну-ка ну-ка подробнее, что за Фиолетовый Дурак? И какие существа?"
"Фиолетовым Дураком в этом мире называют одного из древних Хранителей, потому что он поступил как дурак. Вместо того, чтобы искать Дракона, он остановился в пустыном оазисе и использовал Силу для того, чтобы переместить сюда оленей из своего мира. Их он и наделил разумом, потому что с детства мечтал с ними поговорить."
"И что же они ему сказали?"
"Они обозвали его дураком и не пожелали разговаривать, потому что разум для них он отобрал у других существ, не думая об их желаниях."
"И на этом все закончилось?"
"Для Фиолетового Дурака − да. Он ушел от них и сгинул в песках."
"А ты, разве не был вместе с ним до самого конца?"
"Был, но я ничего не мог сделать против глупости."
"Ты же можешь перехватить управление моим телом, значит, мог перехватить и управление его телом!"
"Хранитель имеет возможность закрыть этот доступ, когда же им правила его собственная Глупость, он это закрепил Магией Предела так, что мне в тот момент и Фиолетовый Дракон не помог бы его вытащить."
"Я начинаю подозревать, что твои Хранители наделали не мало глупостей за все время. Это так?"
"К сожалению, это именно так, Фарса. И, я надеюсь, ты не совершишь что-либо подобное."
"Ну, спасибо, дорогой."
"Всегда пожалуйста."
"А теперь объясни мне, пожалуйста, почему ты не способен отсюда услышать, о чем горовит Берох с хозяевами оазиса?"
"С чего ты это взяла, Фарса?"
"С того, что ты не прореагировал, когда я сказала, что за ним надо следить, когда он пошел туда."
"Я за ним слежу. Он уже договорился, что его пропустят к ивсточнику, и он сможет набрать воды столько, сколько ему надо. Но к источнику с ним могут пройти только люди и лошади. Ни кошаков, ни драконов олени к себе не пропустят. Но ты можешь пройти туда, если обернешься человеком."
"Я не умею оборачиваться человеком, Вайл."
"Ты умеешь. Просто ты до сих пор в это не веришь, потому у тебя оно и не получалось. Впрочем, сейчас уже поздно пробовать. Олени следят за караваном и увидев обращение кошака в человека, не пустят этого человека к себе."
"А что на это скажет Берох, если увидит?"
"Магия и способность к обращению в этом мире не является чем-то редким. Берох уверен, что и ты и все кошаки умеют обращаться в людей."

Хозяин каравана вернулся и раздав указания своим, направился к Фарсе.
− Вождь Великие Рога желает говорить с вами, мэм, − произнес он, кланяясь. − И дает вам разрешение пройти в оазис вместе с людьми, но только вам одной.
− Что? − удивилась Фарса. − Они пропускают меня?
− Да, мэм.
− По-моему, ты не называл меня так раньше. Или ты забыл мое имя, Берох?
− Я не забыл ваше имя, мэм. Я узнал, что вы − очень сильный Маг. Рогатый народ очень хорошо видит магов, думаю, поэтому вас и пропускают.
"Вайл, ты почему молчал? Или ты этого не слышал?"
"Я слышал, но так твоя реакция получилась правильной. Бероху незачем знать, что ты можешь подслушивать все его разговоры."
− Ты меня проводишь к ним? − спросила Фарса.
− Да, Фарса, − ответил Берох, вспомнив, наконец, ее имя.
− Я только скажу своим, чтобы не беспокоились.

Вышедшее из-за деревьев существо в первый момент заставило Фарсу вздрогнуть. Вождь Великие Рога оказался столь огромен, что встань кошка на задние лапы, она осталась бы ниже него. В случае же возникновения схватки, Фарса не сомневалась, что этот монстр легко поддел бы ее на рога, и ей наступил бы конец.
− Приветствую тебя, Предводительница Хищников, − трубным мощным голосом, заговорил олень. − Надеюсь, древние распри между нашими народами не станут препятствием для разговора. − Он остановился на дороге с высоко поднятой головой, и Фарса некоторое время рассматривала животное, которое в иных обстоятельствах она могла бы принять за возможную добычу.
− И я, приветствую тебя, Вождь рогатого народа, − произнесла она. − О чем ты хочешь говорить?
− О магии, − заявил олень. − Я знаю, наш Мир ждут Великие Изменения, и нашему народу, как никогда необходимо найти магическое средство, которое позволит нам менять свой облик. Поэтому я и пожелал говорить с тобой. Ты − Великий Маг − это видит каждый из нас, и я хочу знать, не известно ли тебе такое средство?
"Скажи ему, что ты знаешь это средство, но оно позволит обращаться только их потомкам," − быстро заговорил Вайл, и кошка объявила об этом оленю.
− О, Великая! − воскликнул олень. − Откроешь ли ты это сокровенное знание перед своим верным слугой? − И огромный зверь опустился перед кошкой на колени поджав передние ноги и склоняя голову.
"Колись, Вайл!" − приказала Фарса. − "Что за средство?!"
"Если ты его назовешь прямо сейчас, то можешь остаться ни с чем. Но ты можешь потребовать с него чего-то более, нежели один поклон."
"Сначала, скажи мне, а дальше, я сама буду решать, говорить сразу или нет!"
"Для этого олени должны породниться с кошаками-оборотнями," − заявил Вайл.
"Ты в своем уме? Это же невозможно!" − мысленно воскликнула Фарса.
"Это было бы невозможно в том мире, где родилась ты, Фарса, но не здесь. Если боишься, можешь не говорить."
Кошка глубоко вздохнула и сделала шаг к оленю.
− Подымись, Вождь, и слушай, − заговорила она. − Древние распри между рогатым народом и кошаками-оборотнями стали причиной того, что вы до сих пор не умеете обращаться. Вы должны породниться, и тогда, ваши общие потомки получат этот великий дар.
− Так просто?! − воскликнул олень.
− Так просто, − подтвердила Фарса. − И так трудно, − добавила она, глядя в его большие глаза.
Олень несколько мгновений стоял, глядя на нее, затем поднял голову вверх и издал мощный трубный рев, который тут же привел в движение всю окружающую зелень, Из-за деревьев и из-за кустов выходили олени. Молодые и старые, самцы и самки.
− Рогатый Народ! − заговорил Вождь. − Вы все слышали! А теперь, отвечайте! Верите ли вы Предводительнице Хищников?
Вокруг начался шум, который быстро нарастал и оборвался в один момент по знаку Вождя.
− Они верят тебе, Повелительница! − провозгласил Вождь. − И сейчас я, Вождь Великие Рога, от имени своего народа, приношу тебе, Повелительница Фиолетового Меча, клятву верности! Мы − ТВОЙ НАРОД!
"Расслабься," − приказал Вайл, и Фарса поняла, что сейчас его надо послушаться. Кошка отдала власть над своим телом Вайлу, и...
Она поднялась на задние лапы, развела передние лапы в стороны и пременилась, обращаясь в человека. Огромный олень вновь стоял перед ней на коленях с преклоненными рогами, и женщина, чуть наклонившись, взялась рукой за вышедшую из ее загривка рукоять, и одним движением вынула из себя сияющий фиолетовым светом меч. Подчиняясь его же воле, женщина шагнула к оленю и опустив меч, коснулась его рогов.
− Я принимаю вашу клятву, Вождь, − произнесла она и вновь подняла меч над собой и ввела его в свою шею.
Фарса на мгновение потеряла ориентацию и едва не упала в траву. Ощущения ее были совершенно невероятными, и она понимала, что стоит сейчас перед оленями в виде человека − существа, подобного те, которые жили на планете, рядом с которой она родилась.
"Вайл, по моему, мне пора возвращать свой вид," − мысленно сказала она.
"Сделай это сама, Фарса. Вспомни ощущение и сделай!"
Само ощущение Вайл ей все же подсказал, и Фарса медленно изменилась, возвращая себе вид черной кошки.
− Мы всегда верили, что ты вернешься, − произнес Вождь. − Приказывай, Повелительница!
− Есть ли среди вас кто-нибудь, кто хорошо знает весь мир? Кто может стать для меня проводником?
− Разве мы можем предположить, что кто-то из нас может знать мир лучше чем Повелительница? − заговорил олень.
− Не будь глупцом, Вождь! − рыкнула Фарса, и олень от ее резкого голоса отскочил назад.
− Владыка! − раздался голос позади кошки, и она обернулась на голос хозяина каравана. − Позволь мне служить тебе! Я ходил по миру с караванами с самого детства, еще мой отец водил их тогда. И я хорошо знаю многие дороги.
Рядом раздался шум и из-за леса выскочила молодая олениха.
− Тундра, ты что здесь делаешь?! − заговорил Вождь, знаком указывая ей скрыться.
− Пусть она останется и делает то, зачем пришла! − заговорила Фарса, подчиняясь воле Вайла, что почти бесцеремонно снова перехватил управление ее телом.
− Позволь мне уйти с тобой, Госпожа, − заговорила олениха, опускаясь на колени, как это делал и Вождь.
− Почему ты хочешь уйти из своего племени? − спросила Фарса.
− Потому что это не мое племя, − ответила она, глянув на Вождя. − Я не знаю, к какому племени принадлежу, но в Вами у меня будеть шанс найти свой народ или не пропасть совсем!
Фарса смотрела на нее, пытаясь понять, почему та утвержадет, что не принадлежит своему племени, а та поднялась на ноги, не спрашивая и начала меняться.
"Ее отец − кошак, а мать − олень," − сделал свое заключение Вайл.
− Ты знаешь, кто твои родители? − спросила Фарса.
− В детстве я жила с людьми, − заговорила он. − Но, когда мне исполнилось восемнадцать лет, я вдруг обнаружила, что в лесу становлюсь оленем. Когда об этом узнали, меня обозвали ведьмой и прогнали. Я долгое время ходила по лесам одна, а потом узнала, что в пустыне есть оазис, где живут олени, и пришла сюда. А здесь выяснилось, что я совершенно бесплодна, и меня из-за этого никто не желал признавать за свою.
"Полукровки действительно бесплодны?" − мысленно спросила Фарса.
"Это, скорее всего, какая-то патология, нормальные полукровки могут спариваться с кем угодно. В этом мире все разумные существа совместимы друг с другом."
"И что ты думаешь по ее поводу?"
"Расслабься, и дай мне настроить твое видение, чтобы кое-что показать."
Фарса так и сделала, после чего женщина, стоявшая перед ней, вдруг обрела светящийся фиолетовый ореол.
"Что за фокусы, Вайл?"
"Забирай ее с собой, а о фокусах поговорим потом. Она − будущий маг."


Глава 12. Нархол.


Цокот копыт по камням разорвал тишину, и в раскрывшиеся широкие двери ворвалось крупное рогатое существо.
− Что происходит, Сатрино? − заговорил фиолетовый Дракон, когда олень припал на колени передних ног, опуская рогатую голову к полу.
− Много лет назад, когда ты принимал меня на службу, ты обещал, что отпустишь меня в любой момент, когда мне это понадобится, − заговорил олень. − И это время настало. Для моего народа пришло Время Перемен, и я в этот момент обязан быть с ним!
− Время Перемен? − переспросил дракон. − И что это означает? Что на него указывает?
− ОН пришел. ОН − Владыка моего народа − Фиолетовый Повелитель, и я должен с ним встретиться, чтобы принести ему Клятву вместе со своим народом. Прости меня, Император, но выбора у меня нет. Я − ОБЯЗАН сделать то, что говорю, как обязаны все мои сородичи, потому что ОН создал нас, и мы обязаны служить ЕМУ.

* * *


− Я уже думал, что мы отправляемся без тебя, Нар, − заговорил немолодой кошак, встретив командира группы, когда тот приземлился посреди базы и тут же обернулся старым черным зверем.
− И чего вам наговорил Баррид?
− А я-то думал, ты ничего не знаешь, фыркнул кошак.
− Как же не знаю, когда у меня прямой приказ Императора, о том, что группа поступает в распоряжение Министра Баррида.
− Баррид сказал, чтобы мы были к утру готовы к вылету и длинной дороге. Летим на запад, а там через горы и в пустыню. По дороге, только одна остановка перед горами, на базе, где мы получим дополнительные инструкции по результатам разведки. Не знаю, что происходит, но заваривается какая-то каша, которую расхлебывать придется нам.
− Словно раньше не нам все приходилось расхлебывать? − усмехнулся Нар и тяжко вздохнул.
− Что-то не так, командир? − спросил кошак.
− Скажи, что ты сделаешь, если узнаешь, что я тебя всегда обманывал? − спросил Нар. − Вот, с того самого момента, как мы встретились.
− Тебя опять меланхолия одолевает, Нар?
− Ты не ответил, Ирах.
− И не отвечу, − заявил кошак. − Потому что ты задал идиотский вопрос, потому что обман бывает разный. Есть что-то на что можно плюнуть, как ты плюнул когда-то на то, что я убивал врагов, которые потом оказалось и врагами не были. А есть такое, что простить невозможно − предательство, например.
Нар снова вздохнул и коснулся плеча друга.
− Я не назвал тебе своего настоящего имени, Ирах. Именем Нар меня называла моя мать, когда я был совсем маленьким.
− И ты считаешь, что это может нам помешать в предстоящем деле, Нар? − зафыркал Ирах.
− Может, если я не назову свое настоящее полное имя.
Ирах замер, ожидая и глядя на свого друга в упор.
− Мое настоящее имя − Нархол.
− Нархол, − проговорил тот. − И ты это скрывал?! − воскликнул он, едва не смеясь, а затемвдруг замер. − Погоди, так ты... ТЫ?!
− Я − Император, Ирах. И поэтому я так часто ухожу по делам, которые никого из вас не касаются.
− Так это что же, получается, что я пятнадцать лет назад окунал башкой в озеро самого Императора?! − воскликнул Ирах и резко присел, оглядываясь.
− А еще ты грозился Императору башку оторвать, когда мы в засаду попали в деле с Хакарскими магами. Помнишь?
− Почему ты не скзал? − спросил Ирах. − Ты нам не доверал?!
− Дело не в доверии. Поначалу я действительно сомневался в том, стоит ли об этом говорить, а потом то одно дело, то другое, и как-то оно само собой получилось, что не сказал. Потом, думал, скажу, когда подходящий случай выйдет. А ничего подходящего не было. Годы проходили, а я все сомневался и сомневался.
− А сейчас почему перестал? И вообще, откуда мне знать, что ты не разыгрываешь меня, Нар?!
− Помнишь, как пять лет назад ты возмущался из-за того, что вы четверо отправились сопровождать Императора на переговоры с Тайгой, а вашего командира куда-то услали?
− Да ты в виде дракона и не похож на Императора! − воскликнул Ирах.
− Встретимся завтра утром на полигоне, Ирах, − произнес Нар и скрылся во тьме улицы. Он унесся во дворец, где пробродил почти всю ночь и заснул только под утро, за час до момента, когда пришел первый слуга и разбудил Императора, что ему и было приказано делать еще с вечера. Слуги провожали Фиолетового Дракона взглядами. Они уже знали, что Император улетает по важному государственному дело, что дела Империи остаются на министрах, что вместе с Императором на запад страны отправляется и министр Сатрино, который умчался на летный полигон уже час назад, и его там ожидала воздушная карета, которую в воздух должны были поднять драконы. Не знал министр-олень только того, что в пятерке драконов, что понесут его на запад будет и сам Император.
Фиолетовый дракон выслушал последние доклады министров, затем подозвал к себе Баррида и сказал ему несколько слов так, что никто больше не слышал. Видели лишь, что Министр чему-то сильно удивлен, а затем Император-дракон изменился, став драконом поменьше размером. Дракон подхватил кошака, посадил его себе на спину и поднялся в воздух.
Группа драконов уже ждала появления своего командира. Не были они удивлены и тем, что на спине Нара прибыл министр Баррид. Некоторое удивление вызвало то, что министр не ворчал как обычно, и Нар, взглянув на Ираха понял, что тот никому не рассказал о вечернем разговоре.
− Вы готовы к полету, министр Саркадо? − спросил Баррид у оленя, что уже сидел в карете, висевшей на четырех тросах, привзанных к столбам на достаточной высоте, чтобы драконам было удобно взять концы, пристегнуть их к своей сбруе и начать движение.
Тот, кто знает воздушную технику, сказал бы, что олень сидел в кабине небольшого планера. А тот, кто знает лучше мгновенно бы понял, что этот планер не пролетел бы сам и нескольких десятков метров. Аэродинамика кареты была расчитана на то, что ее будут тянуть в воздухе, и именно так оно и было. Четверо драконов взялис за тросы, перецепили их со столбов на себя, пятый прошел вперед и взял еще один трос, что в этот момент лежал на земле − пятого столба здесь просто не было, и пятерка драконов двинулась вперед, постепенно набирая скорость для взлета. Они проделывали такое не один раз, и через несколько минут драконы поднялись во воздух, подымая вместе с собой и карету с оленем. Оленя они везли воервые, и Саркадо сильно волновался из-за этого, но вскоре полет перестал его страшить, и он стал с любопытством выглядывать наружу и смотреть вниз, на проплывающие под ним леса, пола и поселения.
Драконы набрали скорость, и в карете прозвучало требование закрыть все окна. Саркадо узнал этот голос и не посмел неповиноваться. Теперь он мог смотреть наружу только через стекла, но они и не мешали особо любоваться проплывающими внизу картинами.
В голове оленя было множество самых разных мыслей. Он думал и о судьбе своего народа, и о Великой Империи Нархола, которая стояла на грани Перемен сравнимых разве что с Переменами времен Великой Магической Войны, проходившей многие годы назад. Тогда Нархол одержал величайшую победу не без помощи оленей. Олени в Магической Войне играли роль вперед смотрящих, потому что они видели магов так же легко, как драконы видят зажженный вдали огонь. Маги, начавшие тогда войну, просчитались дважды. Во-первых, они посчитали, что олени ни за что не станут сотрудничать с хищниками драконами. Это оказалось не так, потому что Нархол многие годы готовился к агрессии магов, и за это время успел не только наладить отношение с оленями, но и сделал то, чего ни один правитель никогда не делал до него. Он принял Закон о Разуме, который запрещал охоту на оленей и иных разумных со стороны Хищников. Драконы ему подчинились, потому что именно Нархол дал им Свободу. Кошаки подчинились потому что по их мнению Нархол, родившийся кошаком, был ИХ Императором, и они просто не могли не подчиниться своему, чтобы не оказаться вне закона, как было когда-то на этих землях. Отношения оленей и кошаков не оставались безоблачными, не раз возникали стычки из-за хищнической натуры кошаков, не раз в Империи проходили громкие судебные процессы над кошаками, нападавшими на оленей, и они гасили возмущение, возникавшее среди оленей, но не делали оленей и кошаков друзьями. Когда же пришла война, сотрудничество стало необходимо обоим сторонам. Оленям, потому что они от магов страдали намного больше чем от хищников. Кошакам и Драконам от магов не светило ничего кроме рабства, и они сумели удержать свои хищнические инстинкты в узде, на таком уровне, что сотрудничество с оленями стало возможным, не смотря на старые инциденты.
А Теперь наступал новый переломный момент истории.



Глава 13. Лаер.


Заря над Магическим Городом подымалась на час раньше положенного. Бисарг смотрел туда, едва веря тому, что видел. Над городом бесновалась Первородная Магия Предела. То ближе, то дальше вспыхивали магические удары, вслед за которыми возникала волна Боли и Ужаса, которая тут же пропадала, потому что маги, излучавшие ее, гибли под поступью могущественного существа, Несущего Смерть.
− Несущий Смерть, − произнес Бисарг вслух. − Сколько лет ты не появлялся? На сколько веков вперед ты теперь соберешь дань?
Фиолетовые вспышки озарили небо. и Бисарг метнулся со своего наблюдательного пункта вниз, к Порталу, который внезапно ожил и к которому устремились десятки и сотни бегущих от смерти магов. Поймав одного из таких бегунов, Бисарг выяснил, что же произошло. Выяснил, и понял, что не ошибся.
− Летт вырвался на свободу и убивает всех! − выпалил слабый магик, не способный вырваться из когтей Бисарга, потому что всю свою силу потратил на бегство из объятого магическим огнем города, из которого теперь бежали словно крысы от пожара все, кто мог.
− Летт, − пробормотал Бисарг. − Дракон-Маг, Великий Фиолетовый Владыка. − Слов Бисарга никто не слышал, да и ни кому в этой бегущей толпе не был нужен старый бескрылый ящер. НИКОМУ.
И тут Бисарг вспомнил то, о чем не думал многие и многие годы. Он вспомнил о далеких годах, когда он еще умел летать, когда маги не были над ним властны, когда они еще не лишили его неба и мечты.
Месть − страшная сила. Бисарг обошел здание портала, вошел в техническое помещение и чуть промедлив взялся за рычаг. Сверкнула магия, и вокруг погасли огни. Снаружи послышался нарастающий рев толпы, через полминуты кто-то вскочил в помещение управления, но перед чужаком вспыхнула огненная решетка Защиты.
− Эй ты, урод, бескрылый! Немедленно включай портал! − заговорил маг.
− Включу, урод бесшерстный, − проговорил Бисарг. − Как только вы принесете четырнадцать добровольных жертв, господа. − Он смотрел прямо на магов, набившихся в помещение перед защитной решеткой, но не решившихся испытывать защиту портала на себе. − Добровольцы есть? Ах нет? Тогда нет и портала. Не работает он без жертв, господа маги!
− Какого черта?! − зарычал один из магов. − У каждого портала должны быть НЗ с жертвами!
− Пойди на тот конец деревни и погляди, что стало со здешним НЗ, − буркнул Бисарг.
− Ты, мерзкий ящер, что с ними сделал?! − зарычал другой маг.
Бисарг медленно поднялся с места, где сидел, прошел к решетке, горящей магией защиты и взглянул через нее на магов.
− Четырнадцать добровольных жертв, господа маги. Стандартный заряд для портала. Не найдете, просите Летта, чтобы он вас пожалел.
Один из магов не выдержал, рванулся вперед и прыгнул на Бисарга, пытаясь перебороть защитный барьер.
"Зафиксирована атака на портал," − раздался беспристрастный голос машины в голове ящера. − "Жду указаний к действию"
"Принять атакующего в жертву," − приказал Бисарг.
"Команда противоречит базовым инструкциям, подтвердите или отмените ее."
"Подтверждаю команду," − мысленно произнес Бисарг, и маги, смотревшие на попавшегося в сети собрата, отшатнулись назад, потому что у них на глазах возникла жертвенная вспышка, и маг сгорел синим пламенем за несколько мгновений.
− Есть еще желающие? − спросил Бисарг. − Нужно еще тринадцать жертв. − И он шагнул сквозь решетку защиты так, что она оплела его тело и медленно на нем погасла, когда Бисарг вышел из защищеннго пространства к пятившимся от него магам.
− Ты еще поплатишься за это, мерзкий ящер! − завопил один из нагов.
− Глупец, − фыркнул Бисарг. − Платить за все будете вы, как только Летт появится здесь! И Вы не сбежите!
− Мы заставим тебя подчиняться! − зарычали другие, приближаясь к Бисаргу.
Ящер ничего не ответил и лишь шагнул к магам. Один из них не успел уйти с дороги и коснулся чешуи, оплетенной невидимым заклятием. Сверкнула магия, и очередная жертва сгорела на виду у остальных.
− Еще двенадцать жертв, и портал начнет работать, − завил Бисарг, прекрасно понимая, что произойдет после этого.
Сильные маги ничуть не сомневаясь в своем праве швырнули в ящера нескольких слабых, и Бисарг принял эти жертвы, не глядя на то, что они не были добровольными. В мире, где Вампирская Магия была Высшей Властью, давно не работали запреты, ограничивающие жерствоприношения добровольцами, и теперь Бисарг был уверен в том, что ему делать.
Он вышел наружу, обошел портал и взглянул на толпу магов, что собралась рядом.
− Есть двадцать четыре места, − заявил он. − Вы сами выбираете, кто пойдет первым.
Он предвидел, что произойдет. Маги рванулись к Порталу, и вперед полезли самые сильные. Они применяли свою силу, чтобы прорваться, и перед входом началась самая настоящая бойня. Они дрались друг с другом, дрались за места в камере перемещения, дрались, не понимая, что их ждало. А Бисарг смотрел на эту драку беспристрастным взглядом, словно драки за места в портале были для него привычным делом, и не подавал вида о том, что он задумал.
Когда победители определились, они прошли внутрь портала и усевшись в капсулу объявили, что пора запускать машину.
− Пора, значит, пора, − пробормотал себе под нос Бисарг и мысленно отдал первую команду.
"Включить защиту портала. Отбросить всех из зоны безопасности." − В этот момент остальных магов, продолжавших напирать на ворота, отбросило ударом магии защиты, против которой ни один из них не мог устоять. − "Запустить портал в режиме жертвоприношения."
"Режим жертвоприношения убьет всех перемещаемых перед перемещением. Требуется Потдтверждение." − объявила машина.
"Подтверждаю!" − рявкнул в мыслях Бисарг. − "После приема жертвы, остатки жертв переместить в мой желудок." − отдал он приказ и уселся на землю, готовясь к тому, что произойдет. − "ЗАПУСК!"
Включилась Магия, и портал вспыхнул фиолетовым огнем. Бисарг ощутил, как его живот наполняется мясным фаршем. Он уже испытывал подобное, и теперь был готов ко всему, даже к тому, что маги, находившиеся снаружи накинутся на него, увидев, как вздулся его живот. Вот только рядом с порталом не нашлось ни одного мага, понимавшего, что происходит. Они увидели только, что портал сработал, увидели выплеск магии, ушедший в небо, по направлению к Параксу. Не понимали они только того, что там, на другой планете, этот выплеск породит не более чем пару нежизнеспособных фантомов, которые распадутся через час-другой после рассвета, не сумев никому ничего сообщить.
Лишь один из присутствующих рядом магов заподозрил что-то неладное, потому что был связан с одной из жертв. Маг понял, что его связной не появился на той стороне и тут же кинулся к Бисаргу, требуя с ящера ответа. И Бисарг, ничуть не смущаясь присутствоваших, метнул голову вперед, подхватил мага на свои клыки и мгновенно высосал его, а останки проглотил, после чего объявил остальным, что портал снова "готов к работе".
Из-за кучи мертвецов вокруг, маги не обратили внимания на новое убийство, и рванулись в открывшиеся ворота портала. Очередная партия "добровольцев" ушла по назначению. Бисарг уже не сомневался в своих действиях и принимал жертвы почти не думая. Любить магов ему было не за что, и он не жалел никого, ни магов, ни их семьи, ни прислугу.
Магия невинных жертв смешалась с Магией виновных, и накопители портала оказались переполнены уже после "перемещения" восьмой партии. Бисарг и сам уже едва двигался, потому что его плоть была столь переполнена, что его едва не тошнило. Он держался из-зо всех сил, и в какой-то момент понял, что держаться уже нет возможности. Его либо стошнит, либо он лопнет. Надо было что-то делать, и ящер покопавшись в недрах собственной памяти, извлек из нее старое магическое заклинание, которое драконы-маги применяли много веков назад, когда попадали в похожее состояние.
Для включения магического пищеварения была нужна только магия. А ее в накопителях было столько, что она едва не достигала самого Предела.
Бисарг прекрасно знал устройство машины портала, частью которой он и был сам, прекрасно знал он и как устроен контроль, но сейчас это не имело значения, потому что маги, ответственные за портал были заняты совсем другим делом. Бисарг и не знал, что они давно сожраны разбушевавшимся Драконом Фиолетового Предела, но знал, что они не придут наказывать его за то, что он воспользуется накопителем магии портала без их ведома. Вспышка озарила тело ящера, и он принял свой обычный вид. Лишняя материя изнутри его плоти трансформировалась в иную суть, и осталась рядом в ином пространстве, готовая в любой момент подчиниться воле хозяина и наполнить его желудок.
Машина все же сработала не так, как хотел Бисарг. Вспыхнул магический сигнал тревоги, когда часть магии ушла из накопителей не по назначению, но этот сигнал не вопросинял никто, кроме одного существа, бесившегося над городом магов.
Бисарг увидел, как вновь вспыхнула Магия Предела, мощнейший поток метнулся к порталу, и рядом бескрылым ящером материализовалось огромное фиолетовое тело.
− Здравстуй, Летт, − произнес Бисарг, глядя в сверкающие глаза разъренного дракона.
Летт не медлил, и несколько огненных плевков достали разбегающихся магов, Бисарг увидел направленный на него взгляд и увидел, что Дракон предела задержался пережде чем уничтожить ящера своим огнем.
− Кто ты такой?! − зарычал Летт, глядя на Бисарга.
Ящер взглянул на себя, на свою почерневшую чешую, затем обернулся к Летту.
− Неужели ты не узнаешь меня, Летт? Не узнаешь дракона, которого ты сам когда-то учил магии?
− Ты не похож на дракона! У тебя нет крыльев! − зарычал Летт.
− У меня есть крылья, − ответил Бисарг. − Вот они. − И он указал на портал, возвышавшийся рядом каменной пирамидой. − Ты совсем ничего не помнишь, Летт? Не помнишь, как маги тебя поймали, как заставили подчиняться, как обратили твою силу против твоих же сородичей? Ты, Летт, не помнишь, как обратил меня в ЭТО? − ящер развел руки в стороны, показывая свое несчастное тело.
− Я не помню этого, но Маги за все заплатят! − взрычал Летт, подымаясь на задние лапы и оглядываясь вокруг. Он снова глянул на ящера. − Назови свое имя, чтобы я тебя вспомнил!
− Я − Бисарг.
− Бисарг, − произнес Летт, опускаясь к нему и подхватывая его большими руками. − Неужели, это и вправду я с тобой сотворил? − спросил он.
− Не по своей воле, Летт. Я, пока был здесь, пока был во власти Магов тоже сотпвприл много такого, за что иные разумные должны назвать меня чудовищем и убить с одобой жестокостью.
− В этом виноваты только Маги, − заявил Летт. − И еще один Фиолетовый Идиот, который нас предал! Но он за это еще заплатит!
− Остуди свой гнев, Летт, − произнес Бисарг. − Маги, безусловно, должны за все заплатить, но существо, которое ты винишь сейчас, давно сгинуло из этого мира, а то, что когда-нибудь придет на замену, не будет даже знать, за что ты на него злишься.
− Откуда ты об этом можешь знать, Бисарг? − заговорил Летт.
− Пока ты буйствовал там, Летт, я здесь свершил свою маленькую месть. Маги, бежавшие от тебя, попали в ловушку, и я их переправил не на другую планету, куда они хотели, а просто сожрал их плоть, выпил их магию, и высосал мозги. Я знаю то, что знают они. И, если сотня мелких магов уверена в том, что Фиолетовый Дурак давно сгинул, то это, скорее всего, и есть правда, Летт.
− И многих еще я наградил подобной гадостью по воле магов? − спросил Летт.
− Боюсь, что многих, Летт. Я знаю только нескольких из тех, которых ты обратил в живые порталы до меня. Потом маги стали строить порталы сами и использовали для их управления либо кого-то из своих провинившихся, либо ни в чем не повинных молодых магов, которых заставляли давать клятвы подчинения.
− Я многое забыл, Бисарг, − произнес Летт. − Я даже тебя едва помню.
− Выпей магию из накопителей портала, Летт. Только ты можешь воспринять ее столько, я сам не в силах. И магия поможет тебе многое вспомнить.
− Ты сам-то знаешь, как вернуть тебе настоящий вид, Бисарг?
− Знаю, Летт. Знаю. Но применить это знание я не могу.
− Почему?
− Потому что двенадцать невинных жертв должны умереть в жесточайших муках, чтобы вернуть мне крылья в прежнем виде. И, будь я проклят, если я приму эти жертвы, Летт! Лучше уж быть таким, чем нести на себе подобный груз.
− ОНИ ЗАПЛАТЯТ! − взревел Летт, и мощь Драконьего Гнева поразила землю так, что она дрогнула в сильнейшем толчке землетрясения.
− Летт, если ты разрушишь Лаер, в катастрофе погибнет и Паракс.
− На Параксе с магами тоже надо разбираться, − заявил Летт.
− Там проще. На Параксе есть силы, которые магов давное разгромили. Одна Империя Нархола многого стоит. Не удивлюсь, если окажется, что сам Нархол − дракон-маг.
− Нархол − дракон? Это точно?
− Он из жертвенников. Я не особенно много о нем знаю, но то что знаю, заставляет его уважать. Маги здесь просто бесились, когда Нархол их выбил с Паракса. Силой выбил. Уж и не знаю, какой.
− С Параксом я буду разбираться позже. Сначала, надо здесь навести порядок.
− Удачи тебе в этом, Летт. Только прими один совет. Не убивай всех подряд. Найди тех, кто станет тебе служить добровольно, а не по принуждению. Месть не может быть основой для нового порядка.
− Я именно так и думал сделать, Бисарг. Остался последний вопрос. Здесь, на Лаере, есть где-нибудь дикие драконьи стаи?
− Здесь вряд ли. Могут быть только драконятники. На Параксе они есть − это точно. Тебе нужны молодые драконы?
− У меня есть те, кому я должен дать драконье тело, − ответил Летт. − И ты можешь получить новое тело, Бисарг, ты ведь знаешь, как это делается.
− Знаю, конечно. Но я не могу далеко уйти с этого места. Магия меня либо вернет назад, либо убьет.
− С этим я разберусь, Бисарг. Обещаю, скоро ты сможешь снова подняться в небо!
− Спасибо, Летт.

Глава 14. Пустыня.


Караван Бероха продолжал движение по своему пути. Оазис давно остался позади, и вместе с караваном теперь шла олениха Тайга. Она старалась не отставать и не уходить вперед от Фарсы, Хотя из-за кошаков, шедших рядом она иногда еще вздрагивала, когда кто-нибудь из них случайно громко рычал или подходил к Фарсе зачем-нибудь. Теперь и кошаки, и оберы признавали ее командиром, потому что только через нее они могли общаться с караванщиками, и она распоряжалась, как надо себя вести с местными жителями.
− Я должен перед вами повиниться, Повелительница, − заговорил Берох, подходя к Фарсе во время первого привала после оазиса. − Если бы я знал, кто вы, я бы не посмел вас обманывать.
− Так и в чем дело? − заговорила Фарса, подняв взгляд на человека.
− Дело в том, что драконы, которых мы ведем с собой, в действительности, еще не имеют разума.
− И это все? − спросила она.
− Да, − ответил Берох. − Вы можете меня наказать за обман, как пожелаете.
− Что-то у меня нет желания кого-либо наказывать, − заявила Фарса. − Но, к этому вопросу мы вернемся потом. Сейчас ты мне объяснишь, чем отличаются драконы, не имeющие разума от драконов, имеющих разум.
− В дракона без разума может переселиться любое разумное существо с помощью процедуры с жертвоприношением. Это известно только магам и некоторым избранным. Магам оно не нужно, потому что они и так бессмертны, но иногда они таким образом продлевают жизнь своим слугам. А некоторые маги и сами так становятся драконами.
"Вайл," − мысленно вызвала Фарса. − "Ты это знал?"
"Знал. Так было всегда. И именно таким образом, через жертвоприношение происходит объединение Хранителя и Дракона."
"Что-то мне это совсем не нравится."
"Эта процедура не более опасна, чем обычная медицинская операция в вашем мире."
"Откуда тебе об этом знать?" − фыркнула кошка.
"Я знаю все, что знаешь ты, и могу сравнивать с тем, что знаю об этом мире."
"И почему ты до сих пор не сделал так, чтобы я знала об этом мире все, что знаешь ты?"
"Хочешь проваляться в инфошоке несколько месяцев, Фарса? Объем моих знаний, вываленный на тебя в одно мгновение − сразу же сведет тебя с ума."
"Тогда не вали все сразу, а прочитай хотя бы несколько лекций на тему о том, что я должна знать об этом мире, и что может быть важно, чтобы я не выглядела идиоткой узнавая вот такие вещи."
"Я тебе многое рассказывал, но ты меня слушала не умом, а тем местом, что у тебя под хвостом. Поэтому я и не торопился рассказывать тебе все, пока ты сама не осознаешь эту необходимость."
"В таком случае, считай, что я осознала, и начни все снова."
"И ты пообещаешь меня не перебивать."
"Не буду я такого обещать − Глупо. В любом учебном заведении, студенты имеют право прервать профессора вопросом о том, что непонятно."


* * *


Повелителей в разные времена звали по-разному. Самого первого прозвали Фиолетовым Недоумком, потом появился, Фиолетовый Неуч, Фиолетовый Козел. Хранители менялись, а их прозвища оставались такими же обидными, Фиолетовые Идиоты, Болваны, Ослы − таких было не мало. Не редко, одного и того же называли разными именами, но всегда смысл был один и тот же. Имя указывало на недостаток развития умственных способностей Фиолетового Владыки. Лишь у последнего народное имя носило иной оттенок, но не менее неприятный − его называли Фиолетовым Предателем, потому что он предал Фиолетового Дракона, отказавшись от слияния и тем самым сдав его магам.
Фарса слушала самые разные истории о хранителях и Повелителях мира, и всякий раз у Хранителя оказывался какой-нибудь странный бзик, вроде того, что привел в мир оленей и сделал их разумными.
А самый первый Недоумок, положил в основу Мира Вампирскую Магию и поначалу населил мир одними вампирами. Когда же стало ясно, что вампиры не могут жить без жертв, он привел в мир новых существ, положив Законом, что они все обязаны отдаваться вампирам по первому их требованию и не имеют права сопротивляться. Закончилось правление этого Хранителя тем, что вампиры его и убили, решив, стать всесильными за счет крови Фиолетового Повелителя. Всесильными они не стали, но перед смертью все же сумели убить первого Хранителя, и Вайл отправился в свое первое путешествие в иную Вселенную, на планету Земля, которую в то время еще никто так не называл, потому что дикари, жившие на Земле, не имели понятия о космосе, планетах, звездах и галактиках.
Так происходило много раз. Хранитель приходил на Паракс или Лаер, и наводил очередного шороху, отчего получал новое обидное прозвище. Впрочем, так было не всегда. Фиолетовый Козел, например, получил свое прозвище от того, что на Земле, в своем племени, его имя включало название этого животного, и оно не имело такого уничижительного оттенка для него. Человек воспринимал Козла как своего покровителя, и Вайлу тогда пришлось не мало потрудиться, чтобы Хранитель не ассоциировал Меч с козлом.
Фиолетовый Козел отличился тем, что устроил глобальную планетарную войну обычных существ против вампиров, и последние были выбиты с Южного Материка далеко на север, через Океанический пролив, на Остров Вампиров, получивший это название потом, а тогда, это была земля, на которую изгнали почти всех вампиров. В те же времена, Фиолетовый Козел произвел изменения и в этническом оставе мирового населения. Многих вампиров он магией обратил в обычных существ, и поэтому по Параксу до сих пор бродили племена полудиких недовампиров, часть из которых позже осела и образовала целые народы, для которых Фиолетовый Повелитель был врагом.
Вампиры однако, не смирились со своей участью. Во-первых, уходя они забрали с собой не мало рабов, которые стали для них кормом на время изгнания, а затем народили и новых рабов − новый корм для вампиров, а за долгие годы жизни на острове, вампиры сильно изменились, в том числе, изменились в своем отношении к иным разумным. Во всяком случае, они сделали попытку примириться со своими жертвами, создав для этого религию, в которой жертвы с детства приучались к тому, что смысл их жизни в том, чтобы накормить собой хозяев. Позже эту религию подхватили многие племена недовампиров, у которых она переросла в верование, что тот, кто верно прослужит хозяевам и отдаст им свою кровь, в следующей жизни родится вампиром и станет Хозяином. И поэтому Мир разделился на множество стран, с самыми разными отношениями внутри и между собой.

− A что с драконами? − спросила Фарса.

Драконы появились в этом мире неразумными тварями. Произошло это по воле третьего Хранителя, когда ему понадобилась новая сила против вампиров. С помощью Магии Предела, он пробил брешь в мироздании, проник через нее в соседнюю вселенную и принес оттуда самых страшных и ужасных тварей − драконов.
− Разве, Фиолетовый Дракон не был здесь раньше?
− Был. Этих новых существ и назвали драконами, потому что они были похожи на него. Они не имели разума, и чтобы дать им разум, Фиолетовый Владыка придумал магическую процедуру, которая переводила разум любого существа в тело дракона, и с ее помощью многие драконы получили разум. Процедура эта по своей форме похожа на жертвоприношение. Существу, чей разум надо переместить в неразумного дракона, наносят множество кровавых ран и отдают дракону так, чтобы он его проглотил целиком. После этого включается магическое действие, существо теряет сознание, и его разум переходит в дракона. В результате, еще в те времена появились сотни и тысячи разумных драконов, подчинявшихся Фиолетовому Повелителю, и эта армия обрушилась на врага, что вел захват континента. Маги и вампиры проиграли ту войну, а драконы оказались перед фактом, что не способны породить разумное потомство. Они так и рождались неразумными, а для обретения разума, был необходим обряд с жертвоприношением.

− Про магов ты тоже еще не рассказывал, Вайл, − напомнила кошка.

− Маги − это потомки вампиров, вырвавшихся из-под заклятия подчинения, которым их заставлял служить первый Фиолетовый Повелитель. Они не только вырвались, но и сумели скрыться на планете-спутнике, где, как выяснилось позже, есть все условия для жизни и даже нашлись подходящие для питания вампиров животные. Лаер очень долго не давал о себе знать, но в какой-то момент выяснилось, что он обитаем, что там живут люди, что ими правят могущественные Маги, и их цель − подчинить себе весь Паракс-Лаер.


* * *


− Повелительница! − всадник оказался рядом и остановившись соскочил на песок перед черной кошкой.
− В чем дело? − заговорила она, ощущая тревожное настроение человека.
− Мы прибыли к Пустынному Городу, но он осажден чужими войсками.
− Чужими войсками? − проговорила Фарса. − Я должна это увидеть.
Кошка прошла вперед, и человек вновь вскочил на лошадь, провожая ее. Они не выезжали на высокий бархан, а остановились внизу и осторожно поднялись наверх, где укрываясь за большими камнями, находилось еще несколько человек во главе с хозяином каравана.
− Это мечники, − произнес хозяин. − Они окружили город и никого не пропустят ни туда, ни сюда.
− Мечники, − пробормотала Фарса, выглядывая из-за камня и глядя на войско. − Они похожи на людей, − заключила она, глянув на Бероха.
"Мечники − это народ Фиолетового Меча," − заявил Вайл. − "Они будут тебя слушаться, как бога, если ты выедешь к ним в виде человека со мной в руках."
"Ты в этом уверен, Вайл? Уверен, что за прошедшие годы ничего не изменилось? Ты же говорил, что не был в этом мире много веков."
"Я не уверен, что ничего не изменилось, но я уверен в своем народе. Они − воины, и будут служить только тебе и никому более. Уверен, что они и сейчас верят в то, что идут на этот город по желанию Фиолетового Владыки."
Фарса снова выглянула наружу и теперь рассматривала воинов на стенах города. Они выглядели совсем не похожими на людей, хотя, среди них оказались и люди.
− Кто защищает город? − спросила она караванщика.
− В городе живут ящеролюди, они его и защищают.
− Ты говорил, что ведешь туда драконов. Для кого?
− Я выполняю заказ для Повелителя Пустынного Города. Он их может использовать и для себя, и для охраны города. Возможно, у него другие планы. Я о них не знаю.
− Скажи, чего ты боялся, когда я увидела их впервые?
− Нархольцы очень ревностно относятся ко всем драконам и особенно к молодым, не прошедшим Ритуал. А я сначала считал вас нархольцами.
− Хозяин! Стражи мечников обнаружили караван и идут сюда с большим отрядом! − воскликнул подбежавший человек.
− С какой стороны они приближаются? − спросила кошка.
− Оттуда, − он показал направление чуть правее от скопления войск.
− Я встречу их сама, − заявила Фарса. − Они должны мне подчиниться.
− Надеюсь, госпожа, − проговорил человек. − В противном случае, нам придется принимать бой, и мы вряд ли выстоим проитв них.
Фарса метнулась назад, на ходу договариваясь с Вайлом о том, как действовать.

* * *


Отряд воинов, вооруженный мечами и копьями остановился на вершине бархана, увидев на своей дороге женщину. Та стояла рассматривая их и ждала, когда они приблизятся. Луков у воинов не было, и ни у кого не возникло мысли стрелять в женщину. Воины спускались к ней по песку осторожно оглядываясь и вскоре приблизились настолько, чтобы можно было говорить.
− Остановитесь Воины Меча, и узрите своего Повелителя! − воскликнула женщина, наклонилась вперед и выдернула из своей спины светящийся Фиолетовый Меч.
− Повелитель! − раздался общий вздох воинов, и все тут же пали ниц, признавая Фиолетового Владыку.
− Вайло, Вайло! − послышалось от них.
"Ничего себе, они даже не забыли мое имя!" − воскликнул Вайл в мыслях Фарсы.
"Они его малость переврали, как мне кажется."
"Нет, Фарса. Окончание 'о' в языке этого народа означает самый высокий сан."
"Значит, они принимают меня за тебя?" − спросила она.
"Нет, они же видят сейчас меня в открытую."
− Повелительница! − раздался крик позади. − Повелительница! На караван напали! − Вместе с криком послышался топот, и из-за бархана появилась Тундра. Она промчалась к Фарсе и остановилась рядом с ней, склонив рога, но направляя их в сторону мечников.
− Кто напал? − спросила Фарса.
− Пустынники, ящеролюди. Они напали с юга, и я едва успела сбежать. Остальные сражаются, но они долго не продержатся.
− Воины Меча! − воскликнула Фарса по подсказке Вайла. − У вас появился шанс доказать свою преданность! Идите за мной!
− Садись мне на спину, − произнесла олениха, и Фарса не успев возразить вскочила на нее верхом по воле Вайла.
"Все под контролем, Фарса, так надо!" − объявил Вайл, и Тундра помчалась назад. Вслед за ней побежали Воины Меча, и через две минуты они оказались рядом с караваном, у которого шел бой.
− Остановить бой! − воскликнула Фарса, и ее голос, усиленный магией прозвучал с небес. Ящеролюди, дравшиеся с воинами Бероха и с кошаками, остановились. Люди тоже замерли, а кошаки все еще продолжали схватку, потому что не поняли языка, на котором отдавался приказ. Фарса громко мявкнула, и ее сородичи остановились.
Фарса промчалась к каравану и оказалась между нападавшими и обороняющимися. Ящеролюди отступили, и теперь она рассматривала их.
"Никогда не видела таких уродов," − проговорила она мысленно.
"Это не чистокровные существа. В них смесь ящеров и людей."
"А кто такие ящеры? Ты о них мне не рассказывал."
"Я о них и сам не знаю. Вижу только через магию, каковы родители этих уродов."
Мечники в этот момент уже занимали оборону в рядах защитников каравана. С другой стороны к нему спешил Берох с группой разведчиков.
− Кто ваш командир? − спросила Фарса, рассматривая ящеролюдей и пытаясь угадать, кто из них главный.
− Я − командир, а кто ты? − заговорил один из ящеролюдей, выходя вперед. Фарса и не поверила бы, что это щуплое чешуйчатое существо может оказаться командиром, но Вайл подсказывал, что он не врет.
Фарса спрыгнула на песок и уверенным движением вынула из спины Меч.
− Мне надо еще объяснять, КТО Я? − спросила она подходя к ящеру. Тот смотрел на нее немигая и не двигаясь. Он понял, кто перед ним и уже был Готов принять смерть.
− Прими мою жертву, Владыка, но не наказывай воинов. Они не виноваты. Виноват только я. Я не знал, что этот караван принадлежит тебе, Владыка, из-за этого я и совершил ошибку − отдал приказ атаковать, считая караван вражеским.
"Тебе решать, Фарса, принимаешь ты его жертву или нет. Если не примешь − его убьют свои."
"Почему?"
"Таков Закон о Жертвоприношении."
"Я не могу его изменить, Вайл? Я не хочу убивать разумное существо!"
"Изменить Закон Мироздания ты сможешь только после объединения с Драконом. Но до этого момента слишком далеко. Если же ты объявишь ему, что жертва не принята, то его будут презирать абсолютно все, как неполноценное существо."
"И все же, я не буду его убивать."
"Твоя воля, Владыка," − произнес Вайл.
− Воинов я наказывать не буду, − объявила Фарса. − А ты, командир, отправишься в Пустынный Город и передашь Повелителю города, что скоро Я приду к нему. Отправляйся! A чтобы тебя не задерживали войска мечников, они тебя проводят до ворот города.
Фарса обернулась к каравану и взглянув на командира мечников, показала ему пару знаков, подсказанных Вайлом. Командир понял знаки сразу же, и к Фарсе через минуту подошли четверо Воинов Меча.

− Вы проводите его до ворот Пустынного Города так, чтобы никто из ваших собратьев не коснулся его, − объявила Фарса, указывая на командира ящеролюдей. − Он исполняет мою волю, и должен дойти туда живым и невредимым. Вам все понятно?
− О, да, Владыка! − заговорили воины хором и чуть ли не нараспев. − Мы исполним твою волю.

* * *


Повелитель, там происходит что-то странное! − воскликнул воин, подбегая к Рацуорту.
− Что? − рыкнул Повелитель.
− Вы должны сами увидеть, я не могу утверждать то, в чем не уверен!
Рацуорт поднялся со своего места и прошел к подъемнику. Вскоре он оказался на стене и выглянул наружу.
Глаза едва верили в происходящее. Войска мечников отступали. Кто-то из воинов показал в сторону, где двигалась небольшая группа существ, и вскоре все были свидетелями, что перед стеной на том месте, где полчаса назад бушевала битва, двигался ящер в сопровождении четырех мечников, и мечники шли словно на параде, словно сопровождаемый ими ящер был не врагом, а важной шишкой.
Конвой дошел до ворот и остановился, пропуская ящера вперед. Тот выглядел совсем не парадно, и каждый воин на стене видел, что он несет на себе очень тяжелый груз морального поражения, из-за чего взгляд ящера смотрел только вниз, а руки он держал так, чтобы они не касались оружия, висевшего у него на поясе.
− Это же командир южного разведотряда! − воскликнул кто-то.
− Что нам делать с мечниками? Подстрелить? − спросил другой воин, стоявший над воротами с луком в руках.
Мечники в этот момент отсалютовали и развернулись, чтобы уходить.
− Не стрелять, − приказал командир. − Не знаю, что происходит, но не бить же их в спину?
− А сколько они наших перебили?! − воскликнул солдат.
− Прекратить разговоры! − рявкнул командир, и все подчинились.
Луки были опущены, стрелы убраны в колчаны, и наблюдатели скрепя зубами смотрели в спину уходящим врагам.
В воротах, наконец, был открыт проход, и разведчик вошел внутрь, где немедленно предстал перед Рацуортом.
− Повелитель! − воскликнул ящер, падая на колени перед властелином города. − Я принес чудовищную весть. На Паракс вернулся Владыка Фиолетового Меча!
− Что?! Кто тебе это сказал?! − воскликнул Повелитель.
− Я видел его своими глазами, Повелитель! И я пришел с вестью от него. Он скоро придет сюда!
− Если он придет сюда, чтобы завоевать наш город, мы не сдадимся! − воскликнул Повелитель. − Мы не станем подчиняться врагам!
− Повелитель! − раздался человеческий голос рядом, и Рацуорт обернулся на голос Мага. − Много лет назад, поступая на службу, я поклялся Вам в верности своей магией и своей жизнью. Я клялся так же не вмешиваться в Ваши дела и политику, но сейчас, когда весь Магический Мир ощутил Перемены, о которых я вам докладывал несколько дней назад, я не могу молчать. − Маг на мгновение умолк, глядя Повелителю в лицо.
− Так не молчи, коли не можешь!
− Простите за дерзкие слова, но идти против Фиолетового Владыки не более разумно, чем восставать против Восхода Солнца. ОН ПРИШЕЛ, и этого уже не изменить. ЕГО многие пожелают убить, но всегда было так, что эти желания приводили только к возникновению жесточайших войн в мире, и в этих войнах Мир делился на два лагеря − тех, кто ЗА и тех кто ПРОТИВ. Как Маг я должен быть рад за то, что вы окажетесь против него, но как Друг и как Верный Слуга, я не могу поддержать ваше решение принять ЕГО за врага. Мечники присягнут ЕМУ, и это очевидно каждому, кто знает историю Мира. Они сейчас ушли потому что ОН отдал приказ отступить. Вернутся ли они к атаке с новыми силами или же ОН САМ придет сюда, и своей СИЛОЙ сровняет наш Город с песком, этого я знать не могу, но я знаю точно, что Тех, кто присягнет ЕМУ, кто даст клятву верности ЕМУ, ОН не станет убивать, и ОН не позволит никому из своих подданых нападать на СВОИХ. Присягнув ЕМУ, вы навсегда избавитесь от нападений Мечников и от их обвинений в нечистоте своего рода, потому что как Маг я знаю абсолютно точно, что жрецы Мечников врут в своей пропаганде. Они врут о том, будто бы их Повелитель запрещает смешанные браки. Я всегда это говорил и я верю в это. И поэтому, Ваша присяга Фиолетогому Владыке даст двойную выгоду Пустынному Народу. И при этом даст гарантию, что в будущем мы не окажемся разменной монетой в чужих играх, потому что присягнув Владыке одними из первых, мы станем одними из первых и в ЕГО армии, в ЕГО мире. Таков мой совет. Поверьте моим словам, и Вы не пожалеете.
− А если я им не поверю, что будет? − спросил Повелитель, одаряя Мага немигающим змеиным взглядом.
− В этом случае, если от Города еще что-нибудь останется, Вам придется вступить в союз с ЕГО врагами, среди которых будет Ваш злейший враг, который во много раз страшнее пустынников. − Маг указал на юг, в сторону, где за древними оборонительными стенами плескался Срединный Океан. − Вампиры и Маги. И, хотя в прошлом Вампиры и Маги не особенно ладили друг с другом, на этот раз их союз неизбежен, ибо только они будут ПРОТИВ. А Твой Город и Твой Народ, Повелитель, будет либо с НИМ, либо он будет раздавлен между молотом и наковальней, когда вспыхнет новая Мировая Война. Я сказал все, что хотел. − Маг склонил голову перед Повелителем, припадая на колени.

Глава 15. Военный Лагерь Мечников.


Полковник Муорг стоял у своего шатра и смотрел на выстраивавшиеся войска. Он был ужасно недоволен происходящим. Недоволен тем, что командиры полков самостоятельно остановили атаку, подчиняясь приказу, принесенному группой разведчиков якобы от самого Фиолетового Меча. Муорг в это не верил, но ничего не мог противопоставить фанатикам, свято верившим в том, что слова, подтвержденные Клятвой-на-мече, даже если этот меч − обычная ржавая железяка, а не Великий Фиолетовый Меч, не могут быть ложью. Теперь же Муорг был уверен в том, что те же самые фанатики через некоторое время порвут на куски лжецов, когда выяснится, что они послушались какого-нибудь прохиндея, строившего из себя Владыку Фиолетового Меча. А то, что они видели как доказательство, окажется не более чем трюком какого-нибудь жалкого магика. Ну, может быть, не совсем жалкого, но трюком и не более.
Войска строились. И строились они вовсе не для того, чтобы встречать Главнокомандующего и, даже не для того, чтобы встречать Матриархов или Патриархов, они строились, чтобы встречать самозванца − в этом Муорг был уверен и теперь он готовился к тому, чтобы разоблачить его, если самозванец осмелится придти сюда, как заявили те, что встретили его первыми.



Глава 16. 20 лет назад. Остров Вампиров.


Гила сидела в кустах. Она притаилась и не пропускала ни одного звука, ожидая, когда появится ее любимый. Это была просто ее игра. Она знала, что Лилон найдет ее, как бы она ни пряталась. Так было всегда и иначе не могло быть, ведь ее возлюбленный принадлежал совсем иному роду, нежели она.
Рядом раздался шорох, и Гила приготовилась, чтобы увидеть его, но вместо любимого лица, меж кустов внезапно появилась чужая рожа, и Гила от этого вздрогнула.
− Вы поглядите-ка, здесь жертва прячется! − заговорила чужая рожа, и Гила подскочив кинулась бежать. − Догоняйте ее! − раздалось позади, и девчонка прибавила шагу. Вот только уйти от преследователей она не могла, и они настигли ее уже через минуту.
− Лилон! − закричала она. − ЛИЛОН! ПОМОГИ!
Ее вопль разнесся по лесу, и был услышан тем кому предназначался.
Молодой вампир не медля метнулся на зов. Он мчался что было сил, но его скорости не хватило. Ворвавшись на поляну, откуда исходил крик, он увидел двух вампиров, сваливших жертву на траву и уже высосавших ее кровь. Они подняли окровавленные морды и с ухмылкой смотрели на молодого, что подошел к ним.
− Что вы наделали?! − завопил Лилон, увидев, что жертвой была его возлюбленная девушка. − Вы что, слепые?! Она моя!
− Была твоя, стала не твоя, − проговорил один из стариков. − Молодой глупец! − И он расхохотался на весь лес, понимая без слов, что его жертвой стала девка, которую этот молодой кровосос успел сделать своей любовницей.
− АААА!!! − резкий голос Лилона оказался похож на дикое "КААРР", одновременно с которым он кинулся на старика и нанес ему удар, от которого вампир отлетел в сторону. Второго Лилон так же схватил со всей силой и швырнул от Гилы, а сам прыгнул к ней, припал к ее лицу, разодрал когтями свою руку, пуская свою кровь ей в рот.
− Ты опоздал, недоносок, − проговорил один из стариков, поднявшийся после удара и подошедший к Лилону. − Надо было раньше думать, недоумок! Девка без вампирской метки − это законная жертва любого, кто ее встретит в лесу! А без предварительного ритуала, ты ее таким образом не подымешь, даже если бы мы пожелали тебе помогать. Но мы тебе помогать не будем, потому что ты − идиот. И ты еще заплатишь за нападение на нас, недоносок!
Она была мертва. Мертв был и плод, что она носила в себе. Лилон припал к ее груди и взвыл словно зверь. И столько было тоски в этом вое, что два старых вампира отступили назад, ощущая, что происходит нечто, чего они никогда не встречали.
− Вы заплатите, − проговорил Лилон, подымая пылающий взгляд на стариков. В его глазах пылало Фиолетовое Пламя Предела. Старые вампиры этого еще не понимали, но они поняли, что от чудовища, что смотрело на них надо удирать. И они побежали.
Лилон мчался за ними. Гнев, родившийся в его душе, сжег все остатки разумного поведения, и он мчался на одной лишь мысли о МЕСТИ. Два старика примчались в небольшой городок, где тут же скрылись за стенами, приказывая страже не пускать безумца, что гнался за ними. И ворота городка закрылись, а стражники тут же открыли стрельбу, как только безумец появился рядом и выскочил к воротам.
Фиолетовый огонь плясал в его глазах. Фиолетовые искры оплелил его руки, обратившиеся в лапы с когтями, Фиолетовый огонь сжег летевшие в него стрелы, и стражи замерли, ощутив Смертельную Магию, что вырастала в руках молодого вампира.
− БУДЬТЕ ВЫ ПРОКЛЯТЫ! − возопил во весь голос Лилон, и с его рук в ворота города ударил фиолетовый огонь. − БУДЬТЕ ВЫ ПРОКЛЯТЫ, УБИЙЦЫ! − кричал он на весь мир, и весь мир ощутил пришедшее Изменение. Весь мир ощутил, как ярость одного юнца выросла до бешенства и достигла ПРЕДЕЛА.
Маги Лаера вздрогнули. Граф − Повелитель Вампиров проснулся в своем гробу от настигшего во сне кошмарного вопля, в котором было столько боли и ненависти, что не осталось сомнения в том, КТО РОДИЛСЯ в этот момент в обезумевшем молодом вампире. Родился МАГ ПРЕДЕЛА, и у Повелителя Вампиров появилась новая головная боль. Он немедленно поднял тревогу, и армия, готовившаяся к очередному походу, получила приказ двигаться совсем не в том направлении, куда Граф собирался ее посылать.
Лилон смотрел на пепел, и в его душе не было жалости. Он ничуть не сомневался в правильности того, что сделал. Он наказал тех, кто лишил его Любви. Тех, кто их защищал, и тех, кто на свое несчастье оказался с ними рядом. Он не пожалел никого, и ничто в его душе не дрогнуло от осознания того, скольких он убил. Скольких вампиров, скольких недо и скольких жертв. Ему уже было все равно.
Он сидел на дороге, рядом с пепелищем и невидящим взором смотрел вдаль, туда, где над лесом подымалось Солнце. И он понял, что изменился. Изменился, как менялись многие из тех, что теряли Любовь. Такие истории Лилон знал с детства, и сейчас он едва верил, что стал таким же, Потерявшим Любовь. Он сидел у пепелища и в его голове проносились старые истории о вампирах-отшельниках. И ему не хотелось верить, что это о нем, что это ему предстоит прожить вечность с осознанием того, что он не сумел сберечь, не сумел спасти свою возлюбленную. Но он знал, что теперь его жизнь изменилась, и он проживет свою Вечность проклиная себя и ненавидя тех, кто повинен в том, что случилось. Он знал, что уже сейчас стал безумным, он знал это и видел свое безумие, горевшее в его душе неугасимым пламенем, отражавшемся теперь на его руках, что снова обрели форму человеческих, но под кожей рук до сих пор гулял фиолетовый огонь, который был готов вырваться из него, вырваться и наделать не мало бед. Лилон осознавал это, как осознавал и то, что он эти беды не станет в себе держать и обрушит на всех, кто ему встретится и чем-то не понравится.
Пепел остался позади. Лилон не помнил, как ушел от сожженного города, помнил лишь, как пришел на место, где осталось тело его возлюбленной. Какие-то хищники уже драли ее, и фиолетовый огонь ярости сжег их в одно мгновение. Лилон опустился рядом с израненным телом девушки и остался с ней, решив, что ему незачем куда-то идти.

* * *


Двадцать высших воинов во главе с Графом опустились на пепелище, оставшемся от города.
− Какой Маг это сделал, Повелитель? − спросил командир отряда.
− Это сделал не Маг, − объявил Граф. − Это сделал молодой вампир, ставший Магом. − Вы должны его найти и уничтожить прежде чем он успеет наделать новых бед. Он пока еще уязвим, и вы можете его убить, если быстро возьмете след, найдете его и внезапно нападете. Идите и ищите!
Граф поднялся в воздух обратвившись в конда − большую летучую мышь − и, пролетев вокруг, осмотрел местность. След вампира нашелся сразу же, и Граф указал воинам на него. Они немедленно пустились в погоню, и Граф теперь летел над лесом, отслеживая их путь. Вампир, уходя шел сильно петляя, но его уловки, если это вообще были уловки, не сработали.
Они нашли его через полчаса, лежащим рядом с мертвой жертвой, и воины, повинуясь указаниям Графа, не стали сразу же показываться безумцу.
Граф спустился в лес и оказался среди первых, вышедших на поляну. Молодой вампир, казалось, спал, но чутье подсказывало Графу, что это не так. Мысль Повелителя Вампиров осторожно коснулась сознания юнца, и отпрянула, получив сильнейший магический ожог. Маг Предела был недосягаем для Повелителя Вампиров. Его магия не подчинялась законам Вампирской Магии, властвовавшей над Миром. Вот только сама Вампирская Магия подчинялась Магии Предела, и Граф это понял на себе, потому что его попытка была обнаружена.
Юнец медленно, словно нехотя, приподнял голову и взглянул в сторону, где за деревьями скрывались вампиры со своим Повелителем.
− Вы пришли меня убивать? − проговорил он. − Ну так, убивайте.
− Он безумен, Повелитель, − произнес воин, стоявший рядом.
− Пройди к нему и сделай то, что он просит, − приказал Повелитель, и Воин двинулся к лежавшему в траве молодому вампиру. В руку Воин взял Клинок − Убийцу-вампиров. Он подошел к безумцу, осторожно склонился и вонзил клинок в его сердце.

Лилон очнулся от яркой вспышки в глазах. Он помнил, что его пришли убивать, и помнил, что позволил убийце подойти и сделать все, что нужно. Вот только смерть не пришла. Точнее, она пришла, но не за Лилоном. Она забрала Высшего Воина и отступила в страхе. Лилону, показалось, что он увидел этот Страх. Он увидел и осознал, что Смерть к нему больше не подойдет, потому что его защищала некая Высшая Сила, и эта Сила теперь рвалась наружу, желая поглотить вампиров, что оказались рядом, тех, что отступали в лес, тех, что взлетели над лесом и в ужасе удирали от чудовища, которым стал Лилон.
А он стоял на поляне, рядом оседал пепел от сожженного магией вампира, и рядом лежала мертвая Гила, которую он не мог вернуть.
Или мог? Мысль эта словно плетью ударила в сознание, и Лилон взглянул на мертвое тело совсем иначе. Он смотрел на нее своим новым взглядом − Взглядом Мага Предела. Он еще не осознавал этого, но эта неосознанность не помешала ему увидеть, что дух Гилы давно покинул тело, и уже не может вернуться. Магия подсказала ему лишь то, что он может сотворить нежить из мертвого тела − куклу, которая будет похожа на Гилу, но не будет иметь никаких собственных мыслей и собственной воли. Мысль об этом показалась столь отвратительной, что Лилон стоя над мертвым телом принял для себя Решение − НИКОГДА не делать такое, что бы ни случилось, а чтобы закрепить эту свою мысль и чтобы у него не оставалось соблазна сотворить такое, он поднял руку и выпустил из нее всепожирающий огонь, который в одно мгновение забрал мертвое тело девушки, обратив его в ничто.
Обернувшись к лесу, в котором еще несколько минут назад находились Высшие Воины во главе с Графом − Лилон внезапно осознал, что видел именно Графа вместе с ними − он глубоко вздохнул и шагнул через пепел, оставшийся от убитого магией воина. Шагнул, чтобы начать свой новый Путь в этом мире. Путь, в котором ему предстояло вечно вспоминать Гилу и мечтать о невозможном.

* * *


Дорога уводила на запад. Лилон лишь недавно осознал, что шел в ту же сторону, в которую когда-то неосознанно ушел из сожженного города, и мысль, что надо идти именно туда, ему поначалу показалась вполне здравой. Вот только теперь он оказался перед высокой стеной одного из городов, где жили люди, а вампиров сюда не пропускали, потому что город принадлежал одной вампирской семье, которая тут и заправляла всеми делами.
Лилон приблизился к воротам и некоторое время смотрел, как люди-стражники обыскивали телегу, на которой в город въезжал крестьянин. Лилон смотрел на них, снова раздумывая о том, почему так изменились его чувства? Глядя на людей, он уже не ощущал старой вампирской тяги к жертвам. Это Лилон заметил уже давно и давно об этом думал и о том, почему он, оставаясь без жертв столько времени, до сих пор не теряет рассудок при виде жертвы, как это обычно бывает с голодным вампиром.
Крестьянина, наконец, пропустили, и подошла очередь Лилона. Он приблизился к стражам, и те некоторое время смотрели на него, после чего один из них заговорил, объясняя, что вампирам вход в город разрешен только по пропускам, выдаваемых Семьей. Другой воин в этот момент уже во всю дергал за веревку, что вела к колокольчику, вызывавшему из охранной будки командира стражи. Тот вскоре высунул недовольную рожу из дверей, требуя ответа, какого черта ему мешают отдыхать?
− Этот не хочет показывать пропуск, − объявил стражник, вызвавший вампира.
− Так арестуйте его и отправьте в каземат! − рявкнул вампир, после чего из соседней двери выскочило еще несколько стражников, и Лилона окружили.
− Ты арестован, − объявил ему один из вышедших. − Иди вперед!

По приказу вампира-стражника Лилона поместили в клетку, что была в комнате стража, и люди тут же удалились, потому что знали, что вампир не потерпит их присутствия, когда у него на столе лежит приготовленная жертва.
− A ты смотри, что станет с тобой, если слушаться не будешь, − проговорил вампир, глянув на Лилона.
− Старик, ты никогда не слыхал о вампирах, пьющих кровь других вампиров? − спросил Лилон.
− Таких вампиров называют Высшими, глупец, − проговорил старик, подходя к своей жертве. Он и не заметил, как Лилон покинул клетку, потому что стражник, закрывавший ее, не сделал все до конца под слабым воздействием Лилона, и клетка осталась незаперта.
− Ты хорошо знаешь, старик, что жертва не имеет права вырываться, не так ли? − произнес Лилон, оказываясь за спиной вампира. Тот резко развернулся и вскрикнул, увидев светящиеся когти на руках человека. Когти в ту же секунду вошли в грудь вампира, и он повалился назад, упал спиной на грудь привязанной к столу жертвы, и в глазах вампира остался лишь ужас от того, что он встретил свою Смерть. Лилон упивался ощущением, которое он, казалось, уже забыл за время прошедшее с момента трагедии.
− А я-то думал, что мне больше не понадобятся жертвы, − произнес он, скинув выпитого вампира на пол и глянув в лицо жертве, что теперь с ужасом смотрела на него. − Не трусь, − сказал он женщине и легонько коснулся пальцами ее шеи, на которой стояло безобразное клеймо принадлежности Семье. Выглядело оно как неровный круг с буквой "П" в центре. − Ты принадлежала ему? − спросил Лилон.
− Нет, господин. Я принадлежу Семье. А он − член Семьи, − произнесла она. − Вы меня выпьете?
− Я уже выпил свою жертву сегодня, − объявил Лилон, не заостряя внимание на том, что этой жертвой был вампир. − А ты сейчас подымешься и будешь свободна. − Лилон одним движением разодрал путы, что держали ее на столе, и женщина поднялась, дрожа и придерживая руками разорванное платье.
Она вздрогнула, увидев тело старого вампира на полу. Оно уже иссохлось и начало рассыпаться.
− Твой дом находится в этом городе? − спросил Лилон.
− Да, господин, − ответила она.
− Сейчас мы выйдем, ты пойдешь туда, и я останусь в твоем доме на некоторое время.
− Как прикажете, господин.

"Фиолетовый Недоумок" − почему-то это имя пришло на ум Лилону, когда он шел через город вслед за женщиной, а та двигалась по переулкам, стараясь не показываться на глаза никому лишнему из-за порваной одежды. Она, наконец, остановилась недалеко от четырехэтажного дома, на который теперь и показывала Лилону.
− Я там живу, на четвертом этаже, − сказала она. − Моя квартира не подходит для господина.
− Идем туда, − приказал Лилон, и она больше не возражала.
Оказавшись дома она некоторое время кого-то искала в комнатах, потом умчалась к соседям, спрашивая про свою дочь. Ее, как оказалось, забрала одна из ее подруг, и женщина перестала беспокоиться.
− Как зовут твою дочь? − спросил Лилон.
− Гила, − произнесла женщина, и Лилона тут же шарахнуло болью. На мгновение у него потемнело в глазах, он прошел шатаясь через комнату и бухнулся на стул, едва держась на ногах.
− Что в вами, господин?! − воскликнула она, подбегая.
− Ничего, сейчас пройдет, − ответил он.
− Может, вам надо воды? − спросила она, пробежав через комнату к кухне, затем остановилась и вновь взглянула на Лилона. − Или кровь? − спросила она со страхом в голосе.
− Не нужна мне ни кровь, ни вода, − проговорил Лилон. − Мне надо где-нибудь лечь отдохнуть. Она подошла, подняла его за руку и проводила в спальную комнату, где уложила на свою кровать.
Лилон заснул и уже не видел, как женщина переоделась, затем покинула дом и вскоре вернулась назад с дочерью, которой приказала не шуметь, потому что в доме спит господин, которого мать и дочь обязаны слушаться.
Ночью Лилон проснулся от кошмара. Ему снова снилась Гила и ее убийцы, и он снова переживал ее гибель. Проснулся он от собственного вопля и обнаружил, что лежит в одной постели с женщиной, в чьем доме находился.
− Мамочка, я боюсь! − раздался детский голос, и Лилон резко обернулся, поняв, что рядом находится девчонка по имени Гила. Малышка была ничуть не похожа на его возлюбленную, и он глубоко вздохнув опустился в постель.
− Если господин желает, − заговорила женщина.
− Не надо, − резко ответил он. − Не надо, − повторил он более мягко и отвернулся, оборачиваясь к ней спиной. Она осторожно коснулась его плеча, затем убрала руку и ничего больше не сказала.
− Ты кричал во сне и звал Гилу, − сказала она утром, − Кто она?
− Она умерла, и не вспоминай о ней, − приказал Лилон. − Мне больно ее вспоминать.
− Я могу увести дочь к родственникам, − сказала она. − Чтобы не напоминать.
− Это не поможет. Ты же не сможешь о ней не вспоминать, − ответил он. − Где она сейчас?
− Еще спит.
Лилон поднялся и прошел в комнату, где спала маленькая девочка, Он глянул на нее, затем провел рукой по ее голове, убирая длинные волосы с шеи и взглянул на мать.
− У нее нет клейма, − сказал он. − Это значит, что ее может убить любой вампир.
− Семья разрешила оставлять маленьких детей без клейма, − ответила мать. − До десяти лет. Это риск, но в городе редко появляются вампиры из других семей. А если появляются, то им не разрешают свободную охоту.
− Моя Гила погибла, потому что я пожалел ее и не захотел причинять ей боль клеймом, − произнес Лилон. − Ты тоже можешь ее потерять, из-за этой глупой жалости.
− Я не собираюсь ее терять из-за жалости, − произнесла она. − Но, мне кажется, что ты здесь прячешься потому что находишься в городе без разрешения Семьи.
− Я их не боюсь, − заявил Лилон. − Даже если меня обнаружат, они ничего не смогут сделать, потому что я не просто вампир. Я − стал Высшим.
− У любого Высшего вампира есть уязвимость, − раздался голос позади, и Лилон резко развернулся. В его руках вспыхнул огонь, и Лилон не пустил его в ход только потому, что в дверях стояла женщина-вампир.
− Уйми свой огонь, Лилон, и мы, быть может, договоримся без глупой схватки, от которой могут погибнуть все живые, вокруг тебя.
− Кто ты? − спросил он, так и не убрав огненное напряжение с когтей.
− Я − Вторая Мать Семьи, − объявила она. − И я тоже Высший Вампир, как Первая Мать Семьи и как Отец. Я полагаю, что этой жертве незачем слышать наш разговор, − произнесла она, и Лилон схватив женщину рукой, спрятал ее за своей спиной. − Как хочешь, Лилон, − я могу говорить и при ней.
− Чего тебе здесь надо? − произнес он.
− Я хочу заключить с тобой сделку. От тебя потребуется совсем немного − всего лишь убить пару старых кровососов. И за это ты получишь полное право жить в этом городе, со всеми привилегиями Семьи.
− Убить, я так понимаю, надо тех, кто мешает тебе стать Первой Матерью Семьи, не так ли?
− Да, Лилон. Именно так. Ты можешь это сделать без каких-либо причин. Просто придти к ним, признаться, что это ты убил стражника каземата, и они сами бросятся на твои когти.
− И что после этого помешает тебе расправиться со мной из-за угла темной ночью? − спросил Лилон.
− Разве это не правда, что сам Граф со своими элитными Высшими Воинами сбежал от тебя, после попытки убить тебя спящим в лесу? Им это не удалось, а Воина, который пытался тебя убить разнесло в пыль твоей Магией. Ведь так все и было! Убить тебя может только сам Фиолетовый Идиот.
− Почему ты так уверена, что мне захочется остаться жить в этом городе?
− Я в этом совершенно не уверена, но право жить в Городе вовсе не означает, что ты будешь обязан здесь жить. Просто сделай небольшую работу, и ты получишь такое право, а потом можешь делать все что угодно. Ни один дурак не посмеет тебя задеть, если только этот дурак не окажется чужаком. Но чужаков Семья сюда просто так не пускает.
− Хорошо, − проговорил Лилон, ощущая новую перемену в себе. − Я сделаю то что ты хочешь, но с одним условием. Ты принесешь мне Клятву Верности. И сделаешь это прямо сейчас, а не после того, как я выполню работу. Ты согласна?
− Я согласна, − произнесла она опускаясь на колени, склоняя голову и убирая волосы с шеи, чтобы ее новому Властелину было удобнее делать с ней то, что он пожелает.
− Лилон шагнул к вампирше, и подчиняясь странной силе и непонятному знанию, возникшему в его голове, коснулся ее шеи тыльной стороной ладони.
Вспышка фиолетового света озарила комнату, и Вторая Мать Семьи взвыла от дикой боли, вошедшей в ее шею. Лилон убрал руку и замер на мгновение, глядя на возникший рисунок клейма на ее шее. Клеймо изображало вампирский клык, с перекрестием, словно этот клык был неким кинжалом.
− И запомни, если ты сделаешь хотя бы шаг против меня, этот Знак убьет тебя в ту же секунду, − произнес он.
− Приказывай, повелитель мой, − произнесла она, поднявшись.
− Проводи меня к Отцу Семьи, − приказал он, и она повиновалась.

* * *

Кудла − Вторая Мать Семьи − была почти уверена, что нашла не просто молодого сильного вампира. Про себя она уже называла его Фиолетовым Безумцем, тща себя надеждами, что он им и окажется. Именно поэтому она без сомнений принесла Лилону Клятву верности, решив для себя, что когда-нибудь он все же раскроется перед ней, и она не прогадает в любом случае. Тем не менее, вечером этого же дня она спустилась в древние подземелья, где хранились манускрипты с самого Начала Времен. В них была описана не только внешность Фиолетового Владыки, но и его способности, его магия, которую Кудла и узрела в Лилоне.
С Первой Матерю и Отцом Семьи Лилон расправился с такой легкостью, что у нее почти пропали сомнения в том, кем является Лилон. Как она и предсказывала, Первая Мать кинулась на вампира, признавшегося в убийстве охранника каземата, прыжок этот стал для нее последним в жизни. Ее убил и развеял один взмах руки Лилона, из которой в вампишу ударила мощная фиолетовая молния. Все это произошло на глазах множества других вампиров, большей частью, принадлежавших Первой Половине Семьи. Это их и сгубило. Подчиняясь приказу Отца, они кинулись в бой и получили смерть. К сожалению для Кудлы, в эту бессмысленную атаку бросились и ее дети − вампиры Второй Половины Семьи, что находились в зале, но она решила не виднить Лилона в их смерти, потому что просто не могла этого сделать − ведь она дала ему Клятву Верности, и всякую его ошибку она теперь принимала как должное. Схватка в Главном Зале закончилась, когда Лилон подошел к Отцу Семьи и хладнокровно прикончил его, обвинив в нападении.
Поняв, что Первая Мать и Отец Семьи мертвы, Кудла примчалась в Главный Зал Дворца и едва успела остановить вампиров, что готовились атаковать убийцу.
− Первая Мать мертва, это значит, что вы все должны подчиняться мне! − воскликнула она, ворвавшись в толпу вооружавшихся вампиров.
− Убийца вампиров должен умереть! − заговорил один из рвущихся в бой. Кудла глянула ему в глаза, и вампир замер. Он знал, что достаточно Второй Матери сказать слово, и он собственной рукой воткнет нож Убийцу-вампиров в свое сердце, но Кудла этого не приказала.
− Взгляните вокруг, ощутите себя и подумайте, что сейчас вы все стали вампирами Первой Половины Семьи, потому что те, что ими были − убиты! Подчинитесь моему приказу, и это так и останется!
− Это предательство! − раздался чей-то визг с другого конца зала, и вопль вампира смолк, когда в его сердце вонзился клинок Убийца-вампиров, принадлежавший Брезону, Первому Сыну Второй Матери. Кудла взглядом похвалила его за решимость и осмотрела остальных. Сейчас я войду туда, и, что бы ни случилось, вы это примете! − приказала она и вошла в зал, где средь оседавшего пепла, от мертвых вампиров, стоял Лилон.
Вторая Мать Семьи подошла к нему, встала на колени и повторила свою Клятву, после чего поднялась и заявила во всеуслышание о своем новом звании, как Первой Матери Семьи.
− Теперь, как Победитель и мой Повелитель, ты можешь назвать имя нового Отца Семьи, − объявила она, глядя Лилону в лицо. Она была уверена, что Лилон назовет себя и была готова это принять, но молодой вампир не сделал этого.
− Я назову имя нового Отца Семьи после того, как узнаю имена всех претендентов, − объявил Лилон.
− Первым претендентом являешься ты сам, − заговорила она.
− Не перечь мне! − рыкнул он, и Кудла склонила голову, прося прощения за то, что не поняла всех намерений Господина.

Брезон прекратил точить клинок на Лилона, как только Повелитель назначил его Отцом Семьи. Вампир, узнав об этом некоторое время ходил словно пришибленный и еще долго задавал вопрос, действительно ли он теперь Отец Семьи. Кого бы он ни спрашивал, все это подтверждали, и тогда Брезон решился найти Лилона и спросить его − ПОЧЕМУ?
− Да-а... − протянул Лилон, услышав вопрос вампира. − Для Семьи наступают тяжелые времена. Ведь Отцеом Семьи стал Идиот! Пойди к своей Матери, Брезон и задай ей этот вопрос, если не способен понять сам! Может, она тебя и вразумит. И, быть может, ты немного поумнеешь, и тогда у Семьи появится шанс выжить в будущей войне.
Брезон спрашивать об этом у Матери побоялся, но он, как и раньше, слушался ее беспрекословно, и поэтому Семья осталась с достаточно сильной властью, что не позволило ей развалиться и не дало отколоться останкам Первой Половины, которых Кудла начала постепенно изводить всеми способами, начиная от попыток убийств из-за угла, заканчивая интригами, в которых жертвы оказывались обвиненными в делах против Семьи или против Повелителя Семьи, которым Лилон не отказывался называться.
Тем не менее, вел себя молодой вампир далеко не по-повелительски. В частности, он подолгу пропадал в городе, в районах где жили жертвы. Его привязанность к одной женщине и ее дочери стоила жизни еще нескольким вампирам, которые попытались напасть на людей.
Кудла не могла сама направлять своих противников на такое дело, чтобы избавиться от них, подталкиванием к действиям, вызывавшим гнев Повелителя Лилона. Ей не давала это делать магия, которая часто напоминала о себе, если Мать случайно азбывалась и начинала думать о чем-то, что было против Лилона даже косвенно. Во всяком случае, именно эта боль заставила ее отказаться от отмены закона, направленного на защиту жертв против произвола вампиров. И Брезон по ее указанию только ужесточил закон, назначив даже наказания для вампиров-нарушителей. Многие этим были недовольны, но Первая Мать Семьи, собрав однажды всех сильных и старых вампиров, рассказала им историю появления Лилона, которую узнали ее шпионы в городе Графа. И, вампиры, проникшись пониманием, разошлись, решив как следует думать прежде чем устраивать вакханалии с жертвами, способные ввести в Гнев Повелителя.
Через несколько дней они получили и прямое подтверждение тому, что с Повелителем шутки плохи.
Одна из молодых вампирш, по собственной глупости или невнимательности, задела подругу Арсии − женщины, находившейся под защитой Лилона. Результат видел весь город, когда посреди ночи один из вампирских кварталов озарил фиолетовый огонь, и жесточайшая магия выжгла вампирский Дом провинившейся.
Лилон едва сумел остановиться. Его магия с жадностью пожирала вампиров и желала еще. Остановил его детский крик, раздавшийся из дома, которого уже коснулись его молнии и начавшего рушиться. И в тот момент разрушительный вихрь остановился, молнии, ушли в руки Лилона, а в его голове все еще вопил детский голос едва не погибшего из-за него ребенка.
Он ушел через руины, прошел мимо людей, что и не поняли, что это он − Лилон − разрушил городской квартал и поубивал множество народа. Пройдя мимо зевак, он направился к вампирскому дворцу и вскоре уже входил в него. Вампиры прятались от него по углам, и Лилон не обращал на это внимания. Они так делали всегда, когда он приходил сюда. Очень немногие не боялись выходить к нему навстречу.
− Тебя снова кто-то разгневил, Повелитель? − спросила Кудла, встретив его в Главном Зале.
− Ты, словно не знаешь, кто в этом городе может меня разгневить! − воскликнул он.
− Скажи, что мне сделать, и я сделаю все, что ты прикажешь, − произнесла она.
− Расскажи о том, что ты от меня скрыла? − произнес он. − Я вижу, что ты утаиваешь от меня что-то важное!
− Простите, повелитель! − воскликнула она. − Если я что-то и утаила, то только потому, что не посчитала это достаточно важным, чтобы отвлекать вас! У Семьи есть много тайн, о которых не принято говорить и есть много таких, о которых знают только Первые Матери и Отцы.
− Вот и рассказывай! − проговорил он, сверкая глазами.
− Идите за мной, Повелитель! Я покажу вам одну из тайн, которую Семья хранит с тех времен, как появилась в этом Мире, с тех пор, как в этом мире появился первый Фиолетовый Владыка!

Глава 17. Нархол.


− Я думаю, командир, они нам говорят не все, − произнес Леварс.
− Успокойся, обер, все они нам говорят или не все, они нас приняли достаточно хорошо.
− Хорошо, − буркнул Леварс. − Еще неизвестно, что означает это "хорошо". Может, они хотят нас откормить, чтобы потом отдать какому-нибудь чудовищу, вроде того, которого мы видели. И я верю Хиргу, верю, что он видел, как то чудовище сожрало одного из местных. Спроси у Куна, он в местной библиотеке уже не мало книг прочитал, если не до конца, то просмотрел, и там прямо видно, что они помешаны на жертвоприношениях, командир. Я почти уверен, что и наших кошаков они принимают за каких-нибудь местных хищников, которым жертвы приносят, потому и ведут себя так, словно вы хозяева. И я совсем не заметил, чтобы они шевелились в сторону поисков последней группы.
− Иногда, Леварс, у меня возникает желание откусить тебе язык, − проговорил командир. − И, если ты не перестанешь мне капать на нервы, они могут не выдержать, − зарычал он, оскалив клыки.
На поясе кошака зашипела радиостанция, и он взяв ее включил прием.
− Командир, у нас гости, − раздался рычающий голос из динамика. − Ты должен их видеть сам!
Кошак взглянул на обера, стоявшего рядом и ничего не говоря прыгнул в траву. Вскоре он уже мчался по дороге через лесок, к посту, откуда его и вызвала охрана.
Кошаки и оберы стояли у охранной будки словно пришибленные. А перед ними расхаживал местный кошак, на которого они смотрели так, словно он был Розовым Котом, а не обычным по виду кошаком с черной шерстью.
− Что здесь происходит? − спросил командир, проходя к своим.
− Это д-д-дракон, − проговорил заикаясь один из оберов.
− Дракон? − удивленно переспросил командир.
− Ты − командир этих оболтусов? − спросил черный кошак без всяких церемоний вставая перед пришедшим на задние лапы. Пришельцы уже знали, что местное кошачье население не редко делает так, подобно оберам и людям. Многие даже постоянно ходили на задних лапах.
− А ты кто? − спросил командир.
− Я − дракон, − заявил кошак, отошел назад, и внезапно переменился, обращаясь в зеленое чешуйчатое существо, каких пришельцы видели пару раз издали. − Мое имя − Нархол. Я − Император страны, в которую вы попали.
− Император? − переспросил командир, едва веря ушам, что это существо говорит на языке пришельцев. − То есть, ты − командир и хозяин всех и вся? Единоличный управитель, тот, кто отдает приказы? − продолжил кошак, вспоминая, что же означает это древнее слово. − Значит, это ты забыл отдать приказ, по которому в нашей деревне не сделали нормальные отхожие места? Это из-за тебя нам приходится ходить срать в кусты и подтираться совершенно нестерильными лопухами, словно дикарям? Из-за тебя! − Кошак остановился, глядя на дракона, что был раза в два выше, даже если бы кошак встал на задние лапы. Позади уже слышались тихие пофыркивания от сдерживаемого смеха, и в то же время кошаки и оберы были готовы вступить в бой, если бы это потребовалось, ведь их командир выпалил в лицо Императору "Древнее Обвинение", которое в той или иной мере присутствовало в любой кошачьей сказке, где речь шла об Императорах или Единоличных Управителях.
Дракон молчал, рассматривая кошака, затем вдруг оскалился, показывая огромные клыки.
− A не плохо сказано! − воскликнул он и обернулся назад, на дорогу, что уводила еще дальше от места, где поселили пришельцев. − Ирах, выходите, нечего прятаться! − зарычал он, и из-за леса появилась группа кошаков, вместе с которыми вышло невиданное пришельцами существо, в котором, тем не менее, угадывалось некое травоядное, потому что у него не было видно ни клыков, ни когтей, ни иных признаков хищного существования. И только большие ветвистые рога на голове завершали картину, давая этому травоядному признак не простой жертвы, а жертвы, способной дорого продать свою жизнь в случае нападения на него.

* * *

К вечеру кошаки и оберы сидели с Императором и его свитой в одном доме, за одним столом. По их разговорам было невозможно сказать, что черный кот по имени Нар является хозяином огромной Империи. Они говорили друг с другом, как друзья, рассказывали о себе и своих мирах. Нархол, оказался веселым шутником, который чуть ли ни весь вечер травил анекдоты про Императора, ходившие по его Империи. Не боялись эти анекдоты рассказывать и его сопровождающие. И только олень в этой компании, казалось, был лишним, хотя и лежал рядом с кошаками в одной комнате и был, как будто за одним столом с ними. Мясом, как кошаки он не питался, но вино пил вместе со всеми, и иногда его трубный хохот прокатывался по комнате после очередного анекдота или веселой истории.
− Не пора ли нам поговорить о деле? − заговорил Рахр, командир прилетевших кошаков и оберов.
− Да, пожалуй, − согласился Нархол, и его веселость исчезла. − Я начну с того, что раскрою все, что нам известно о последней группе вашей команды. Они высадились в пустыне − это очевидно. И сейчас, судя по всему, движутся через пустыню на запад или на восток, потому что двигаясь на север они давно пришли бы сюда, а двигаясь на юг, уперлись бы в берег срединного океана, и там, опять же, либо вернулись назад, либо пошли бы вдоль берега на запад или на восток.
− Я должен кое в чем прояснить картину, − вмешался в разговор Сатрино. − Движение Магии однозначно указывает, что они двинулись на Запад, и сейчас находятся либо в Пустынном Граде, либо рядом. Точнее сказать не могу.
− Ты в этом уверен, друг мой? − заговорил Нархол. − Это не может оказаться какой-нибудь магический обман?
− Не думаю, что кому-то выгодно создавать магический обман с силой десятибального магического шторма. Магические иллюзии подобной силы применялись последний раз только в Великой Магической Войне много лет назад. И тогда их смыслом был обман противника на счет движения войск.
− То есть, ты хочешь сказать, что там происходят события подобные движению войск? − спросил Рахр.
− Да, − подтвердил Сатрино. − Я бы сказал даже более. Там заключен Первый Союз между Врагами.
− Ты полагаешь, что близится новая война? − спросил оленя Нархол.
− ЕГО приход всегда означал, что близится Мировая Война, − ответил олень. − И я уже знаю, что Рогатый Народ уже присоединился к Первому Союзу.
− У тебя есть связь со своими? − спросил Рахр.
− Да. Мы всегда связаны Магией.
− Тогда, мы должны прямо сейчас связаться с нашей группой через эту самую магию, если это возможно! − Рахр взглянул на Нархола. − Ты, кажется, говорил, что в нашей группе сюда спустился некий сильный маг, так?
− С ней сюда спустился не просто сильный маг, − заявил олень. − С вашей группой в наш мир явился Фиолетовый Владыка, который скоро должен стать Властелином всего нашего Мира.
− Ну, нифига себе, − пробормотал кто-то из оберов. − И кто же из наших этот маг?
− Думаю, это Фарса, − заявил Доктор.
− У тебя есть этому подтверждения, Доктор? − обернулся к нему Рахр.
− Помните с чего все началось, командир? − спросил он. − С того, что спятившая кошка сиганула на планету, откуда ее пришлось вытаскивать в бессознательном состоянии. У нее было ранение, от которого обычный кошак умер бы за несколько минут. Она же не только выжила, но уже на следующий день бегала словно здоровая коза. А потом, в рубке, вы сами говорили, она несла какой-то бред в тот момент, когда мы оказались под угрозой уничтожения, и еще, она знала название этого мира прежде чем мы сюда спустились! То есть, она уже была здесь раньше!
− Все это очень странно, − проговорил Рахр. − Но, похоже, иных кандидатов на эту роль нет? − он осмотрел своих. − А, раз нет, будем придерживаться этой гипотезы. Итак, что мы о ней знаем?
− Почти ничего, − отозвался обер. − Ей совсем недавно исполнилось двадцать два года.
− Почему у нас нет связи с той группой? − спросил командир, глянув на связиста.
− Горы мешают радиосигналу.
− Перелететь через горы − это дело пары часов, − заявил Нархол.
− Тогда, надо это сделать прямо сейчас! − заявил Рахр.
− Здесь пять драконов, значит, вы можете выбрать пятерых, кто полетит с нами, − заявил дракон. − И вы должны к этому как следует приготовиться. Полет через горы − это не прогулка по лесу. Для драконов проблем не будет, а кошак замерзнет уже через минуту.
− Какие еще могут возникнуть проблемы после перелета?..

* * *

Утром к полету были готовы трое кошаков включая командира и двое оберов − Доктор и Связист. Доктор был нужен просто потому что он мог понадобиться тем, кто оказался за горами, Связист отвечал за связь, а кошаки составляли основную боевую силу команды.
Чтобы не замерзнуть, все пятеро облачались в теплоизолирующие скафандры − они остались целы после посадки спасательных модулей и не были выброшены, потому что, согласно всем инструкциям, могли потребоваться на чужой планете. Так и вышло.
Седельную упряжь Император получил от своих, и приготовив все, команда взобралась на спины драконам, после чего, те прошли к воздушной карете, прицепили ее к себе и взяв разбег взлетели над лесом.


Глава 18. Пустыня.


− Группа мечников на горизонте, − крикнул наблюдатель с башни, и сообщение тут же было доставлено Рацуорту. Повелитель поднялся на стену и некоторое время стояла там, ожидая. Пятеро всадников вскоре стали видны и ему. Они неслись согласно всем правилам Мечников − Посланник в центре, и четверо его охранников − ромбом вокруг него. У всех четверых в руках были фиолетовые знамена, которые означали самый высокий ранг посланника.
Солнце уже скрылось за западными барханами, когда всадники достигли ворот города, и по приказу Повелителя ворота открылись перед мечниками и их посланцем. Удивительным было то, что посланец двигался не на обычной лошади, а верхом на олене, который, судя по всему, всецело подчинялся седоку. Седоком же оказалась женщина, что только смутило Рацуорта, и на мгновение ему показалось, что все это только фарс.
Тем не менее, оказавшись во дворе перед воротами, женщина соскочила с оленя и, окруженная четырьма мечниками, все так же державшими, свои знамена, без страха прошла к ящеролюдям, вышедшим вместе с Рацуортом навстречу.
− Перед вами Владыка Фиолетового Меча! − воскликнул один из мечников, и четверо сопровождающих склонились перед женщиной, а она подняла руку и быстрым движением вытащила из своей спины меч.
Рацуорт ожидал чего угодно, только не яростно вспыхнувшего фиолетового огня, охватиевшего меч, что женщина подняла над собой.
− Я пришла, чтобы навсегда покончить с вашей войной! − произнесла она. − Народы Пустынь не должны воевать друг с другом! У тебя, Повелитель Рацуорт, есть только два выбора − подчиниться или умереть!
Рацуорт не отрываясь смотрел на меч, и в его голове вдруг зазвучал совершенно чужой голос.
"Преклони колени перед Фиолетовым Владыкой, и твой народ получит то, о чем он мечтал все время своего существования!" − объявил голос − "Или ты предпочитаешь, чтобы всемирный Царог смыл с лица земли твой город и всех твоих сородичей?!"
Повелитель на мгновение опешил, а затем сделал то, о чем решил еще до этой встречи − опустился на колени перед женщиной, державшей в руке Фиолетовый Меч и от имени всего рода ящеролюдей принес клятву верности Фиолетовому Владыке.
− Твоя клятва принята, − раздался ее голос над головой, и правая щека Рацуорта осветилась фиолетовым сиянием, когда Фиолетовый Меч коснулся его плеча. − Ты сделал правильный выбор, Повелитель Рацуорт. С этого момента Пустынный Народ получает верного друга и Союзника! В случае необходимости вы можете просить помощи у мечников, и они сделают все возможное и невозможное, чтобы помочь своим новым братьям! Подымись, Рацуорт, и услышь свою новую Силу!
Повелитель поднялся, и его слуха коснулся новый звук. Он исходил из-за стен города, там слышались крики воинов, которые провозглашали Вечный Союз Мечников и Пустынного Народа.
Сияние меча исчезло, когда Повелительница убрала его в свою спину, а черес открытые ворота теперь были видны войска мечников, вышедшие из-за барханов и повелитель на мгновение испугался, решив, что они таки его обхитрили, и сейчас начнется последний бой, в котором погибнет его народ.
"Не трусь, Рацуорт!" − вновь раздался голос в голове. − "Они пришли чтобы приветствовать своего нового союзника, а не для завоевания!"
− Мне пора уходить, Рацуорт, − заявила Повелительница. − Я не зову тебя с собой только потому, что твой народ не должен оставаться без Повелителя. Но ты можешь отправить со мной своих посланников, и они встретятся с Патриархами мечников, для того чтобы заключить с ними все договора и убедиться в том, что отныне в пустыне наступил Мир!

* * *


− Господи, я сейчас сдохну, − пробормотала Фарса.
"Что такое, Фарса?!" − забеспокоился Вайл.
− Устала до ужаса! И еще этот ужасный вид, меня от него мутит!
"Весь Мир знает, что Фиолетовый Владыка − человек. Он и так почти в шоке от того, что ты − самка. Если же все узнают, что ты еще и кошка, я не знаю, что будет."
− Как здорово, что ты чего-то еще не знаешь, − усмехнулась Фарса.
"Не смейся. Тебе еще с Патриархами мечников объясняться!"
− О, господи, а поспать я сегодня смогу?
− Госпожа, − заговорила Тундра. − Я могу нести вас и спящей, если вы привяжетсь ко мне. И я буду идти очень осторожно, чтобы не беспокоить ваш сон!
"Она права, ты можешь спать на ходу. И ночь пройдет не зря. За ночь мы пройдем, как минимум, половину пути."
− Ты кое-что забыл, Вайл. Я не одна!
"С твоими сородичами ничего не случится, если они придут туда завтра вечером, а не вместе с тобой. Они под надежной охраной, значит, им ничто и не угрожает!"
− Я думаю, что все будет не так, − ответила Фарса. − Сейчас дойдем до Муорга, я кое-что у него выясню, тогда и решу, что делать.
"Твоя воля," − согласился меч.
− Тундра, − позвала Фарса.
− Да, госпожа.
− Ты не испугаешься, если я стану кошкой и останутсь на твоей спине? Обещаю, что не стану тебя кусать.
− Я не испугаюсь, − заявила она. − И я не буду возражать, если вам захочется меня укусить.
Фарса глубоко вздохнула и глянув внутрь себя переменилась, становясь самой собой. Она улеглась на спине Тундры так, что ее лапы свешивались с двух сторон, приказала сопровождавшим мечникам привязать ее к оленихе, и они двинулись дальше. Кошка успокоилась и под мерные шаги Тундры заснула.

* * *


Муорг начал соображать только после того, как Фарса снова стала женщиной. Полковник, казалось, боялся даже упоминаний о кошаках, но указание Повелительницы о том, чтобы для ее сопровождения были выделены телеги, он исполнил, и вскоре кошаки и оберы отправились вместе с Фарсой в дорогу.
Тундра согласилась с тем, что Фарса поедет на телеге, а не на ее спине только когда Фарса уговорила ее ехать в той же телеге в виде женщины-человека.
В этой же телеге оказались еще двое кошаков и обер-связист, который так и не сумел связаться ни с кем за все прошедшее время. В его радиостанции уже заканчивался заряд аккумуляторов, но кошак знал свое дело, и на соседней телеге уже стояло несколько самодельных батарей, сделанных из подручных материалов − медных и железных листов, опущенных в бочки с песком, залитым морской водой, служившей хорошим электролитом.
Измерительный прибор, имевшийся у обера, показывал, что батареи выдают достаточное напряжение, и по расчетам, они могли прослужить питанием для приемника, как минимум, несколько дней. Для передатчика же они не годились, потому что не держали необходимой мощности − напряжение падало под большей нагрузкой. Обер, тем не менее, не волновался, обещая, что самодельные батареи можно использовать для приемника сколько угодно долго, а для передатчика, он обещал сделать схему заряда для аккумуляторов, от которых передатчик работал как надо.

Глава 19.


− Кыскор-1 на связи! − воскликнул обер. − Фарса! − завопил он не своим голосом, и кошка подпрыгнула в телеге от этого вопля. − Есть связь с нашими! − выпалил он, протягивая ей трубку.
− Кыскор-1, как слышите, это Фарса, − произнесла она в трубку. Рядом поднялась сонная голова Тундры, и она удивленно смотрела на свою госпожу, произносившую слова чужого языка.
− Фарса, ну, наконец-то! Это командир Рахр, − раздалось в трубке. − Что с вашей командой? Вам нужна срочная помощь?
− У нас все нормально, командир. Срочная помощь не требуется. Все живы и здоровы, царапины не в счет. Мы вступили в серьезный контакт с местными жителями. Я сейчас не могу всего объяснить. А как у вас? Может, помощь нужна вам?
− Мы тоже в плотном контакте с местными, − ответил командир. − Нам помощь не нужна. Я должен кое-что спросить у тебя. Тебе что-нибудь известно о Фиолетовом Повелителе?
− Все до конца я смогу рассказать только при личной встрече, командир. Вы помните мою специализацию?
− Кажется, ты специалист по связям с иными разумными. Так?
− Да. Я понимаю, что нужна вам там, но здесь такие дела, что я не могу вырваться.
− Если тебя кто-то держит, мы можем помочь, Фарса, − заявил командир. − У нас появился сильный союзник.
− Я надеюсь, вы не давали ему обещания действовать против Фиолетового Повелителя?
− Нет, Фарса. У тебя есть рекомендации, как нам действовать по отношению к нему?
− Единственная рекомендация − постарайтесь не связываться с его врагами, а если связались, то развяжитесь, как можно скорее.
− Фарса, у нас есть очень весские причины считать, что этим Фиолетовым Повелителем стала ты. Ответь сейчас прямо, пожалуйста, это так или нет?
− Да, командир, это так. И я сейчас не могу идти прямо к вам, потому что связана делами именно в этой роли. Вы можете мне не поверить, но дела таковы, что от меня зависит судьба всего мира, командир. И я не имею права все бросить!
− Я верю, Фарса. Оставьте включенным радиомаяк, и мы прилетим к вам, ориентируясь на него.
− Прилетите? Разве спасательные капсулы имеют возможность взлетать?
− Мы прилетим не на спасательных капсулах. Полагаю, ты знаешь, что в этом мире есть существа, способные летать?
− Вы вступили в контакт с нархольскими драконами, командир?! − воскликнула Фарса.
− Да, Фарса. Мы прилетим на драконах. Ты не будешь возражать?
− Не буду, но мне надо предупредить местных, чтобы они не развели панику при появлении драконов.
− Ты можешь сказать, с кем из местных у тебя связь? Это интересует наших союзников.
− Пустынный Народ, Рогатый Народ и Мечники, − объявила Фарса, называя их на местном языке. − Вы запомнили, командир?
− Да, Фарса, я все понял. Мне уже известны эти слова. Судя по всему, мы тоже будем должны тебе подчиниться, Повелительница.
− Не надо такого официоза, командир, − произнесла Фарса. − Вы − моя семья! И этим все сказано!
− Хорошо. Спасибо за откровенность, Фарса. Мы взлетаем прямо сейчас, и будем у вас к вечеру.
− Хорошо. Мы ждем вас, командир.


Глава 20. Ландлэнд



Окровавленное тело человека бухнулось на помост. Рядом появились двое громил и принялись пинать раненого сапогами в живот.
− Зачем же они так? − послышался тихий вкрадчивый голос.
− Не обращай внимания, дорогая, у людей так принято, − ответил ей второй не более громкий голос. − Двое смотрели, как люди истязали своего сородича и не вмешивались.
Рядом стояла большая толпа зрителей, но двоих главных толпа не замечала. И не могла заметить, потому что они находились за дверями Храма.
Церемония заканчивалась, избитого человека подвесили за ноги над помостом, и палачи быстро ушли.
Вслед за ними исчезли и все остальные, оставляя жертву, как это и требовалось согласно всем канонам. Закрылись ворота, отделявшие двор Храма от городских улиц, и наступила вечерняя тишина, которую нарушали лишь редкие звуки, доносившиеся из-за высокой стены.
Двери храма открылись, и из них во двор вышли три фигуры драконов. Две крупные и одна маленькая. Маленькую провели к помосту, над которым висело тело человека. Два взрослых дракона подошли к нему и некоторое время вглядывались в самую его суть − в душу.
− Я думаю, он подходит, − произнес дракон.
− Согласна, − подтвердила драконица, и взяв дочь за руку подвела к окровавленному телу человека. Драконица, ощутив кровь, лизнула ее и еще некоторое время работала языком, слизывая кровь с его ран, затем она остановилась и глянула на своих родителей. Мать знаком указала, что надо сделать, и малышка, подобравшись под жертву широко раскрыла пасть, захватывая голову человека и подымаясь так, что жертва опустилась в ее глотку. И, прежде чем она сжала челюсти, отец чиркнул когтями по веревкам, которыми человек был привязан к вертикальной перекладине над помостом. Маленькая драконица чуть вздрогнула, когда тело жертвы повалилось на нее, и поднялась, задирая голову вверх.
− Вот, и все, − произнес дракон, глянув на мать, когда жертва была проглочена. − Теперь надо только ждать.
− Ты уверен, что все сделано правильно? − спросила мать. − Может, нужно какое-нибудь заклинание?
− Всегда обходилось без заклинаний, и сейчас обойдется, − заявил тот. − Сейчас самое сложное будет в том, чтобы удержать ее после того, как она очнется.
− Тогда, давай сделаем так, как ты говорил! Отнесем ее в Храм и закроем в той комнате!
− Так и сделаем, − согласился дракон.
Они подхватили тело дочери, которое уже не держалось на лапах после происшедшего. Казалось, маленькая драконица потеряла сознание, и оно так и было.
Родители отнесли ее в Храм и закрыли в полутемном помещении, из которого был только один выход, и этот выход перекрывала мощная решетка. С другой стороны в комнате было только маленькое окошко наружу, выходившее в сторону берега океана.

* * *


Ночью драконов разбудил дикий вой, и они поднявшись прошли к комнате с дочерью. Маленькая драконица стояла посреди камеры и выла. Когда драконы появились за решеткой, она глянула на них, и родители на мгновение опешили от того, что в глазах их дочери сверкал фиолетовый огонь.
Драконица прекратила вой, и теперь смотрела на взрослых драконов, едва сдерживая рычание. Родители это видели и видели, что с ней что-то не так.
− Ты уверен, что мы сделали все правильно? − спросила мать, глянув на отца.
− Уверен, − ответил дракон и шагнул к решетке.
Драконица отпрянула назад и упершись в стену занервничала, глядя вокруг себя.
− Мы не сделаем тебе ничего плохого, − произнес дракон на языке людей. − Посмотри на себя, и увидишь, что ты стала драконицей.
Драконица глянула вниз, на свой живот, посмотрела на свои руки, затем дернулась и издала рычание без каких либо слов.
− С тобой не случилось ничего дурного, − продолжил объяснения отец. − Я − твой отец, а это − твоя мать, − он указал на драконицу, стоявшую рядом и заглядывавшую в комнату. − Я сейчас открою выход, ты выйдешь к нам, и мы пойдем домой. А дома ты узнаешь все. Не бойся ничего, пожалуйста.

* * *


Кирх вышел из камеры только когда драконы отошли от открытой решетки подальше. Он едва верил в происходящее, и единственное его желание было побыстрее убраться с этого места. Выйдя наружу он глянул по сторонам и через мгновение метнулся в сторону, где в длинном коридоре виднелся просвет.
− Стой! − раздался вой позади, и Кирх лишь прибавил шагу. Он бежал от драконов, спотыкался, подымался на ноги и бежал снова. Что-то позади ему мешало, и он еще не видел, что. Коридор вышел на широкую веранду, и Кирх оказавшись там, несколько мгновений искал выход, пока два огромных дракона пробирались через узкий коридор. Когда же они вылезли, Кирх понял, что выбора у него нет, и он прыгнул с веранды вниз. − Остановись! − снова послышался вой дракона, и Кирх убегая вдоль улицы, на которой оказался, заметил, как вверху, на фоне ночных звезд мелькнула тень взлетевшего над улицей дракона.
"Бежать, бежать, бежать!" − билось в голове, и он несся по улице вдоль стены, которая, как он понял, была стеной Храма. Куда бежать, он еще не думал, и просто уносился от кошмара, что, как ему казалось, несся вслед за ним.
Стена слева закончилась, и он оказался на широкой улице, проходившей вдоль другой стены Храма. Кирх замер на мгновение, затем метнулся вправо по знакомому проспекту, решив, что только так он сможет убежать. Впереди замаячила группа людей, и Кирх свернул в проулок, решив не нарываться на них, затем осторожно выглянул на проспект и никого не увидев, замер на месте.
В глаза вновь бросилось то, что у него другие руки, нежели были раньше, и он некоторое время рассматривал свою ладонь и пальцы, оканчивавшиеся длинными острыми когтями. Он действительно был драконом, и это пугало. Казалось, что в таком виде его быстро поймают, и в то же время, Кирх пытался понять, что же с ним произошло?! Перед тем, как оказаться в темной камере, он помнил лишь то, как его поймали, как приволокли во двор храма и сделали из него жертву. Он помнил как его били, помнил боль, помнил своих мучителей, которыми оказались его старые знакомые − они его предали! Эта мысль вызвала резкое изменение, и Кирх заметил возникшее рядом на стене странное светлое пятно, которое двигалось когда он поворачивал голову. И двигалось вслед за его взглядом.
− Что это за чудище? − раздался рядом чужой голос, и Кирх резко обернулся. − О, дьявол! Бежим! − Кирх увидел убегавших по переулку двух людей. Они заскочили в подъезд одного из домов, и над переулком снова спустилась тишина.
− Чудище? − проговорил он. − Я − человек, а не чудище! − воскликнул он, и вокруг вновь вспыхнул странный мертвенный свет, который теперь исходил из его рук и из всего тела. И веместе с тем, Кирх обнаружил, как его руки изменились, и обратились нормальными человеческими руками. Вместе с тем, и тело его стало нормальным человеческим. Он стоял посреди ночьной улицы, рассматривал себя и вдруг обнаружил, что стал не тем, кем был раньше! Он стал девчонкой, и дернувшись от этого, выбежал на проспект и снова побежал, уходя сам не зная куда.
Ноги принесли его в район, где он жил, и вскоре Кирх оказался у своего дома. Мысль, что надо идти домой, показалась самой правильной, и Кирх чуть промедлив, зашагал к подъезду.
Он подымался в темноте и тишине, шлепая босыми ногами по каменной лестнице, добрался до своей квартиры и остановился, поняв, что у него нет ключа. Домой было не попасть, и он встал у двери, прислонившись к ней спиной и ругая в мыслях своих врагов − тех, что его били и мучали. Тех, что продали его.
Прошел, наверно, час. Ноги совсем замерзли на каменном полу лестничной площадки, и Кирх раздумывал о том, как бы попасть в свой дом? Его ключ наверняка сейчас был у его палачей, еще один был у соседки, и Кирх глянул на соседскую дверь. Мысль, чтобы попросить ключ от собственной квартиры у тетки Гаруфы, показалась сначала глупой, но постепенно в голове Кирха появился план, как действовать, и еще немного померзнув, он подошел к соседней двери и дернул за ручку дверного звонка. Затем еще и еще, пока за дверью не послышались, наконец, шаги и ворчание.
− Кто там? − раздался голос женщины.
− Простите, вы Гаруфа? − заговорил Кирх и напугался собственного голоса, которого он просто не узнавал.
− Да, это я, − ответила женщина. Послышался щелчок открываемого засова, и дверь открылась. − О, господи! Ты кто?! − воскликнула она.
− Я.. Я подруга Кирха, − произнесла она. − Его нет дома, но он говорил, что ключ есть у вас.
− А одежда твоя где?!
− Меня обчистили на улице, − проговорил Кирх, ежась. − Я... Я замерзла.
− Боже мой, иди сюда, − проговорила Гаруфа, и взяв девчонку за руку провела в дом, и там Кирх вскоре оказался на ее кровати, закутанный в теплый халат. Женщина умчалась на кухню и вскоре вернулась с кружкой теплого чая, который и вручила девчонке.
− Выпей, согреешься хоть немного, − сказала она. − Я сейчас огонь разведу, а ты забирайся в постель и накройся одеялом!

Кирх не помнил, как заснул, а утром проснулся от вопля женщины. Открыв глаза, Кирх увидел, что она жмется к стене и пытается уйти к двери, и тут он понял, что лежит в постели в виде чудовища, что его руки покрыты фиолетовой чешуей, и пальцы оканчиваются когтями.
− Не надо кричать, − произнес Кирх, и Гаруфа затихла.
− Кто ты? И что тебе от меня надо? − проговорила она.
− Мне нужен ключ от квартиры Кирха, − проговорил он, вылезая с постели и одновременно оглядывая себя.
− Я отдам ключ, только не трогай меня! − воскликнула она и быстро проскочила в дверь комнаты. Через полминуты она вернулась, и протянула драконице ключ.
Кирх взял его, и прошел на выход из квартиры Гаруфы.
− Не говорите ни кому обо мне, − сказал он, выходя.
− Н-не скажу, − пробормотала Гаруфа заикаясь, и он закрыл за собой дверь. Руки с когтями слушались плохо, и Кирх чуть подумав вдруг понял, что снова может стать девчонкой. Через мгновение уже человеческими руками он сразу же открыл дверь в свою квартиру и ушел туда.
В квартире все было по-старому, и он некоторое время ходил по комнате, выглядывал в окно, зашел на кухню, где взялся за приготовление завтрака, а пока тот готовился, Кирх снова прошел в комнату, где забрался в сундук с одеждой, выбирая, что можно одеть.
В полдень в дверь вдруг кто-то позвонил, и Кирх замер с испугом, а затем решил, что выбора у него нет, прошел к двери и открыл.
На пороге стоял незнакомый человек, в длинном сером плаще.
− Здесь проживает Кирх Маринас? − спросил он.
− Да, а вы кто? − спросил Кирх, уже не пугаясь своего девичьего голоса.
Он вынул руку из кармана, показывая Знак Инквизитора. Будь это еще день назад, Кирх перепугался бы, но после всего что произошло, он даже не дрогнул.
− Я могу войти? − спросил инквизитор.
− Кирха нет дома, − сообщила девчонка чужаку.
− Я в курсе, − объявил он.
Рядом послышался шорох открывающейся двери, и послышался голос соседки.
− Кто вы? − спросила Гаруфа.
− Инквизиция, − проговорил человек, показывая свой знак.
− О, господи, − пробормотала Гаруфа, пытаясь уйти назад.
− Выйдете, пожалуйста, и пройдите со мной в квартиру Кирха Маринаса. Вы нужны как свидетель.
− Свидетель чего? − спросила женщина и дернулась, когда ее взгляд попал на девчонку, что выглядывала из квартиры ее соседа.
− Вы не можете отказываться, − заговорил инквизитор. − Это ваш гражданский долг, − добавил он, и Гаруфа выйдя на лестницу закрыла свою дверь.
А Кирх отступил назад, когда инквизитор прошел в его квартиру.
− Кирх Маринас вчера вечером был принесен в жертву Храму, − произнес инквизитор.
− Но за что?! − воскликнула Гаруфа.
− Вы всерьез полагаете, что жертвами Храма становятся за что-то? − проговорил он, глянув на нее. − Вот документ, это подтверждающий, − он вытащил бумагу и вручил ее девчонке.
Кирх глянул на документ, в котором стояло его имя, как жертвы, имена палачей и слова говорили о 'великой чести', которой удостоена жертва.
− Согласно Закону, − заговорил инквизитор, − собственность Кирха Маринаса должна быть передана его родственникам. Для этого я и здесь. − Он глянул на девчонку. − Ты ему кто? Сестра?
− Нет, − буркнул Кирх. − У Кирха нет сестер и нет никаких родственников.
− Тогда, что вы делаете в его квартире?
− Я его подруга.
− Подруга? − переспросил он. − То есть, невеста?
− Да, − буркнул Кирх, решив, что так будет лучше.
− Вы это подтверждаете? − спросил инквизитор, глянув на Гаруфу.
− П-подтверждаю, − проговорила та, не спуская глаз с девчонки.
− Наш Закон суров, но справедлив! − заявил инквизитор с пафосом. − В данном случае, в связи с особыми обстоятельствами, вся собственность передается невесте, Кирха Маринаса. Вы, полагаю, не возражаете? − спросил он соседку.
− Нет, − проговорила та.
− В таком случае, все решено. − Он прошел в комнату, сел за стол и вынув какую-то бумагу, начал быстро писать.
− Назовите ваше имя, − обратился он к девченке.
− Кир... − заговорил он и осекся.
− Кир? − переспросил он
− Кира, − поправилась девчонка. − Кира Маринас.
− Фамилию Маринас вы можете носить только если уже вышли замуж. Если это произошло тайно, вы должны предоставить свидетельство.
− У меня нет свидетельства, − объявила девчонка, покосившись на соседку, что так и стояла рядом. − М-мы только собирались, − добавила она.
− Вы подтверждаете? − спросил инквизитор Гаруфу.
− Да, − ответила та.
− В таком случае, я пишу документ на имя Киры Маринас, − сказал он, глянув на девчонку. − И советую вам, молодая леди, зарегистрировать свое имя и новую фамилию побыстрее, потому что, если вы это не сделаете в течение трех дней, эта бумага потеряет всякую силу. − Он продолжил писать и через минуту, закончив, потребовал поставить на бумаге подпись от свидетеля и от Киры. Для регистрации, вам надо предъявить жертвенный документ и предоставить два свидетельства, что вы собирались оформлять брак, − произнес инквизитор, поднимаясь и вручая девчонке документ о передаче собственности.
Он прошел на выход и перед тем, как закрыть за собой дверь, глянул на Гаруфу и проговорил:
− Помните! Наш Закон Суров, но Справедлив! − и быстро ушел по лестнице.
− Кирх знал, кто ты? − спросила Гаруфа, когда шаги инквизитора на лестнице стихли.
− Не знал, − произнесла девчонка, − Я и сама не знала до вчерашнего вечера.
− Как это не знала? − проговорила женщина.
− Не знала, − повторила она, глянув на Гаруфу. − Узнала только вечером после того, как его принесли в жертву.
− Так ты это видела?! − воскликнула Гаруфа.
− Да, − проговорил Кирх.
− Бедная девочка! − воскликнула вдруг Гаруфа, и Кирх снова взглянул на нее. − Ты, наверно, и не понимаешь, что происходит?! − Она подошла и взяв девчонку за руку села на стул. − Ты не понимаешь, да?
− Не понимаю, − пробормотала девчонка.
− Тогда, я тебе скажу, − заявила Гаруфа. − У тебя открылся магический дар, девочка. Он часто просыпается при жестоких потрясениях! Понимаешь?
− Не понимаю.
− Так бывает, Кира. Это не страшно! Тебе надо идти в столицу и поступать в магическую школу. Не бойся!
− Вы сами меня испугались утром, − проговорила девчонка.
− Я действительно напугалась, но если бы я знала тебя раньше! Кирх ведь мне ничего не говорил! Мы с ним и не разговаривали почти.
− Почему? − спросил Кирх, прекрасно зная, почему.
− Понимаешь, я с его родителями не особенно ладила. Жизнь такая!
− А он в этом был виноват? − спросила девчонка.
− Нет, конечно же! − Она сидела и со слезами смотрела на девчонку, и Кирх вдруг понял, что его соседка вовсе не такая плохая, как ему казалось раньше. Да и сам факт того, что Гаруфа ночью приняла замерзшую девчонку в своем доме, говорил за это. И теперь. Он уже думал, не рассказать ли ей все до конца? И в голове вдруг возникла мысль, что в этот рассказ Гаруфа может и не поверить! Ведь он и сам едва верил в то, что случилось!
− Надо сегодня же пойти в церковь и зарегистрировать тебя! − воскликнула она. − Ты пойдешь?
− Пойду, − ответила Кира. − Куда мне деваться-то?
− А твои родители не будут против?
− Мертвые не возражают, − вздохнула девчонка.
− Извини, я не подумала, − проговорила Гаруфа. − Значит, вечером и пойдем, перед закатом. Хорошо?
− Хорошо.

* * *


Священник несколько минут рассматривал документ, затем взглянул на девчонку и женщину.
− У тебя собственного документа нет, не так ли? − спросил он девчонку. − А это Значит, что ты несовершеннолетняя. И у тебя нет никаких доказательств того, что этот парень собирался взять тебя в жены.
− Я этому свидетель, − заявила Гаруфа.
− А вы, мадам, в этом деле вообще никто!
− Как это никто?! − воскликнула Гаруфа. − Этот парень вырос у меня на глазах! Он мой сосед!
− Ах, сосед! − воскликнул священник. − Значит, вы, господа хорошие, решили под шумок чужую собственность присвоить?! У парня нет никаких родственников, и это значит, что вся его собственность переходит к государству в лице Церкви!
Они стояли перед человеком и не знали, что говорить. Кирх поначалу плохо понимал о чем речь, а когда до него дошло, он понял, что квартиры у него теперь не будет, что эта церковная крыса!..
Священник смотрел на девчонку, затем вдруг попятился от нее, и тут Кирх понял, в чем дело. А дело было в том, что его глаза опять начали светиться, и теперь он это отчетливо увидел по отсвету на бумаге, что он держал в руках.
Он обернулся к Гаруфе и увидел, как та вздрогнула под его горящим взглядом.
− Спокойно, − проговорил он. − Спокойно, сейчас все пройдет.
И он ощутил, как это состояние отступило.
− Нам долго ждать? − спросил Кирх, вновь глянув на священника.
− Н-нет, − проговорил тот. − Я сейчас же все оформлю, госпожа!
− И удостоверение личности мне новое сделаешь, − заявил Кирх, вспомнив, что несколько лет назад, именно в церкви ему оформляли гражданские документы. Тогда он понимал далеко не все, и для этого в церковь его привела мать.
Кирх успокоился только когда все было сделано, и священник, извиняясь выдал ему все новые документы.
− Я думаю, тебе надо ехать в магическую школу как можно раньше, − сказала Гаруфа, когда они вернулись домой. − Священник испугался твоей магии и наверняка донесет в Магическую Полицию, а там все могут и оспорить.
− Спасибо, тетя Гаруфа. − ответила девчонка. − Я вашу помощь не забуду!
− Это, разве помощь? Это всего лишь совет.
− Любой хороший совет − тоже помощь.

* * *

Кирх оставался в своем доме несколько дней. Он поначалу боялся каждого звука за дверью, но постепенно это ушло, и он сидя в комнате изучал свое новое тело, как девичье, так и драконье. Он понял, что стал намного сильнее. В драконьем облике сила была просто очевидна, а в человеческом он это понял, когда решил в какой-то момент передвинуть мебель, и это получилось со значительно большей легкостью чем когда-то давно. Он обдумывал, как ехать в столицу, и понял, что для этого нужны деньги, а их-то и не было. Не было теперь у Кирха и работы, и он не знал, что с этим делать. Спрашивать совета у Гаруфы он просто побоялся, решив, что она может что-то заподозрить. Ему и без того приходилось довольно трудно из-за изменения тела на девичье. Многих вещей он просто не знал, а спрашивать опять же боялся. Ему пришлось самостоятельно изучать, какую женскую одежду и как одевать. На имевшиеся остатки денег он кое что купил, чтобы не ходить все время только в мужских нарядах. Кроме того, Гаруфа отдала Кире некоторые свои старые тряпки, объясняя все своим "пониманием", что девушку ограбили.
Работу он себе вскоре нашел, нянявшись на место посудомойщицы в одном из кабаков. Там-то он и узнал, каково приходится молодой девушке среди мужиков, у которых на уме только одно.
В очередной вечер, возвращаясь с работы, Кира столкнулась на улице с парой знакомых личностей. Она смотрела на них, пытаясь вспомнить, где видела, и до нее вдруг дошло! Эти двое были теми самыми палачами, что принесли в жертву Кирха.
− Смотри, какая деваха, − проговорил один из них. − По-моему, она хочет, чтобы мы ее трахнули.
− И вправду, − проговорил второй. − Эй, девка, а ну, подь сюды!
Кирх стоял не двигаясь. Он раздумывал, как поступить, бежать или принять бой и выдать этим себя с головой? Обернувшись, он заметил позади еще одного человека, и внезапно понял, что и этот из той же банды...

* * *

− Три загрызеных трупа, сэр, − произнес офицер, докладывая начальнику. − Это уже четвертое свидетельство того, что в городе появился оборотень-убийца.
− А маг что сказал? − поинтересовался начальник.
− Он сказал, что этот оборотень либо гулял с девкой, либо сам − девка, − объявил офицер. − У этих троих все признаки того, что их убивали перед попыткой изнасилования.
− Возможных свидетелей опросили?
− Еще опрашивают, сэр. Но, надежды, что кто-то видел − нет. Опросили знакомых убитых. Выяснилось, что все трое состояли в гильдии палачей. Вполне возможно заказное убийство, если они участовали в жертвоприношении кого-нибудь из первого списка. Я передал запрос в Гильдию.
− Думаете они признаются? − хмыкнул начальник.
− Я думал на них надавить тем, что если убийство заказное, то могут появиться и новые жертвы. Но, без вашего согласия я этого делать не пытался.
− Хорошо. Попробуйте в этом направлении. С Верховным Палачом я переговорю сам, чтобы он посодействовал со своей стороны.
− Да, сэр!
− Что-нибудь еще?
− В город прибыл Магистр Магии Дарэд. Неофициально.
− Это имеет отношение к каким-нибудь делам?
− Нет, сэр. Это просто информация, которая может быть вам интересна.
− Есть еще какая интересная информация?
− Больше нет, сэр.
− В таком случае, возврашайтесь к своим делам.
− Да, сэр!

* * *


Кирх едва не выл. Он катался по полу в виде драконицы, чесался и дергал лапами, но ненормальное состояние не проходило. Что-то тянуло его на улицу, и он опомнился, когда оказался на главном проспекте − просто бежал со всей возможной скоростью, не обращая внимания на людей. Остановившись, он взглянул на себя и на мгновение пришел в себя, осознавая, что выглядит девчонкой, и одет вполне правильно.
Из-за угла вышел человек, и Кирх глянув на него вновь ощутил в себе странную силу. Она тянула его к человеку и требовала-требовала-требовала!
Вновь очнулся он посреди какого-то переулка, рядом валялись окровавленные тряпки, а под лапами (драконьими!) лежало разодранное тело человека. На клыках чувствовалась кровь, и Кирх понял, что он только что рвал этого несчастного и жрал его плоть! И желание жрать у него не пропало. Неведомая сила вновь захватила его тело, и Кирх словно со стороны наблюдал за тем, как драконица, которой он стал, жрала человека. И ему даже не показалось, что такого не должно быть, он это сообразил только после того, как вернулся домой. И вернулся он девчонкой в своей одежде, что это означало − он не знал. Понял только, что он стал монстром − чудовищем-людоедом.

Следующую ночь он проспал до самого рассвета. Во всяком случае, ему так показалось, и пройдясь по дому, Кирх не нашел никаких указаний на то, что он выходил ночью из дома. Да и того ненормального состояния, что было до того, он больше не ощущал. Тем не менее, делать было что-то необходимо, а спросить ему было не у кого. Спрашивать о чем-то Гаруфу он опять побоялся и решил отправиться в школу, где он когда-то учился и прогулял не мало уроков, которые, как ему казалось, сейчас были просто необходимы.

Коридоры школы были пусты, и Кирх вспомнив дату понял, что сейчас время школьных каникул, потому никого и нет. Вдали хлопнула какая-то дверь, Кирх обернулся и увидел появишегося в коридоре человека. Он прошел навстречу, решив, что бежать сейчас глупо − побег вызовет только подозрения, и Кирх через минуту встретился со своим старым учителем, которого узнал только потому, что в школе его всегда боялись − еще бы не бояться! Преподаватель монстрологии Даргон − настоящий вампир!
− Вы кого-нибудь ищете, молодая леди? − спросил Даргон.
− Возможно, вы сможете мне помочь, − заговорила Кира. − Мне нужна консультация по монстрологии.
− Консультация? − удивился Даргон. − Консультации лучше брать в настоящй консультации, и там за это надо платить.
− Понимаете, проблема в том, что я плохо учила монстрологию в школе, а в настоящей Консультации меня со школьными вопросами, наверняка пошлют прочь.
− Возможно-возможно, − произнес Даргон. − Ну что же, я могу узнать ваше имя?
− Кира.
− А я − профессор Даргон.
− Профессор? − удивилась девчонка.
− Удивляетесь, что делает профессор в обычной школе? − усмехнулся вампир, делая это профессионально, так чтобы его клыки не показали себя. − Я здесь преподаю, Кира. И, вам неслыханно повезло дважды, потому что преподаю я именно монстрологию. А второе везение в том, что у меня сейчас нет особых дел, и я могу уделить время вашему вопросу. Давайте, пройдем в какой-нибудь класс, сядем и там поговорим обо всем, что вас беспокоит.

− Дело в том, что у меня есть один знакомый, и он − оборотень, − начала Кира. − Он нормальный парень, и я просто хочу ему помочь. Знаете, он иногда... как бы это сказать?..
− Сходит с ума, и это прекращается только после того, как он съест кусок сырого мяса с кровью? − спросил Даргон.
− Мяса? − проговорила Кира, вздрагивая.
− Наш Мир, Кира, основан на жертвоприношениях. Каждое живое существо состоит из плоти, крови и духа. И на каждую составляющую существуют вампиры. Обычные вампиры − это вамипиры крови. Оборотни − это вампиры плоти, а есть еще и вампиры душ. Всех их объединяют общие законы, в том числе законы поведения. Один из таких законов состоит в том, что вампир без ежемесячной жертвы превращается в чудовище − в монстра, который инстинктивно стремится к той жертве, которой ему не хватает. Чтобы не превращаться в монстра, вампир должен соблюдать некие правила поведения, а именно принимать каждый месяц законную жертву. Законную, понимаете?
− А как понять, какая жертва законная, а какая нет?
− Законная, Кира, это такая, какую разрешает закон. Вам надо прочитать Закон о Жертвоприношениях. Там есть разделы для всех трех типов вампиризма, и прямо указано, какие жертвы могут считаться законными, а какие нет. Вашему другу я посоветовал бы обратиться в полицию. Если он еще не натворил серьезных дел, он, скорее всего, избежит наказания, если чистосердечно признается во содеянном. Кроме того, именно в полиции оборотням проще всего находить законные жертвы, потому что таковой будет являться любой нарушитель закона. Если же он этого не сделает, и его поймают на незаконной жертве, то он сам станет законной жертвой для иных вампиров, Кира. Плохо, конечно, что ты не учила монстрологию в школе, да и твой знакомый, судя по всему уроки прогуливал, если не понимает того, что я сейчас сказал. Думаю, тебе надо сейчас просто бежать и спасать своего знакомого, Кира. Спасать, потому что полиция города сегодня на ушах из-за проделок какого-то оборотня. Если это не его дело, то то он может попастся за зря. Если же его, тогда у него осталсяв последний шанс решить все без наказаний.
− Спасибо, − произнесла Кира.
− Беги, и я искренне желаю, чтобы у тебя все получилось, девочка.
Она поднялась и еще раз поблагодарив учителя, пошла из класса. Понимая, что получила то что надо − совет, который должен спасти ЕЕ жизнь.

Уходя из школы, Кира и не увидела, как из окна четвертого этажа школы вылетела незаметная птица и быстро поднявшись в воздух умчалась в сторону одной из городских улиц.

* * *


− Даргон! − воскликнул офицер. − Ты когда-нибудь точно нарвешься с таскими выкидонами!
− а в чем дело, Симерс? Подумаешь, влетел в форточку! − усмехнулся старый вампир. − Помнишь хотя бы раз, чтобы я явился к тебе по пустяку?
Симерс насторожился.
− Выкладывай, − приказал он.
− Вчерашний вампирский циркуляр помнишь?
− Как же не помнить, если я его сам писал?! − воскликнул офицер.
− Так вот, скорее всего, я знаю решение вашей загадки. И девку-оборотня я видел сегодня.
− Где?! − воскликнул Симерс. Даргон несколько мгновений промедлил. − Хорошо, у тебя будет красная карточка, вымогатель!
− Девка сама ко мне пришла. Возрастные проблемы. Либо у нее самой, либо у ее дружка, про которого она мне втирала. Я ее направил прямо к вам, сказал, что пока не поздно, иди в полицию и признавайся!
− Втирала? − переспросил Самерс.
− Ну, знаешь ли, если бы у меня была хотя бы первая степень магии или рядом сидел маг-помощник, как у вас тут! − воскликнул вампир, − Тогда бы я точно сказал, втирала она или правду говорила. А искренне врать в наше время умеет любой бомж!
− Приметы девки называть будешь? − спросил офицер.
− Куда же я от тебя денусь? − усмехнулся Даргон и протянул Симерсу магифото, что он незаметно сделал во время разговора с Кирой.
− Ну и видок, прямо в дрожь бросает, − проговорил офицер.
− Извини, аппарат у меня барахлит, давно надо в ремонт сдавать, − ответил Даргон. − А с обычного глазу вполне ничего девка. Мне даже ее захотелось.
− Да ну? У тебя старого пердуна еще фурычит? − усмехнулся Симерс.
− Знаешь, у меня еще и клыки не затупились, − проговорил Даргон.
− Ладно, пошли вниз, к шефу, − ответил Симерс, не глядя на возможную угрозу.

Спускаясь по лестнице, они услышали шум в холле, и вскоре оказались свидетелями борьны нескольких полицейских с оборотнем, что пытался вырваться из их цепких рук.
− Поймали гада! − кричал кто-то.
− Держи его! Держи! − завопил другой, и оборотень в этот момент отшвырнул от себя нескольких человек и двинулся к выходу. Казалось, в него вселился сам дьявол, и он раскидывал полицейских-вампиров словно маленьких котят. Те ругались, снова кидались на него, кому-то опять удалось сцепить его руки стальными наручниками, но оборотень их порвал и очередными взмахами опять раскидал всех вокруг себя.
− Монстро-проблема тут у вас, − меланхолично заметил Даргон, но Симерса рядом уже не было, он пронесся вниз, чтобы помогать своим. − Вот дурак, − пробормотал Даргон. − Тоже монстрологию прогуливал в школе!
− Кто прогуливал монстологию? − раздался вопрос рядом, и Даргон обернувшись на мгновение замер и непроизвольно оскялил клыки от взгляда на молодую вампиршу, спускавшуюся вниз. − Так и кто прогуливал, учитель Даргон? − спросила она, усмехаясь.
− Они, махнул он назад, где еще продолжалась потасовка.
Оборотень, казалось, уже всех побил и теперь направлялся на выход, а там перед самыми дверями стояла молодая девчонка и смотрела на приближавшегося монстра отупевшим взглядом.
− Уходи с дороги, дуреха! − завопил кто-то из полицейских. − Он тебя сейчас порвет!
− Поррву! − зарычал оборотень, прыгая на нее.

* * *


Кира медленно шла по улице, раздумывая над словами учителя, и в ее голове не осталось ни одного приемлемого варианта действий кроме того, что сказал вампир. Остановилась она перед воротами, над которыми висел знак полиции, и Кирх решительно зашагал ко входу в участок.
Внутри стоял странный бардак. Несколько человек дрались друг с другом, и Кира вдруг поняла, что дерутся не просто какие-то люди. В центре потасовки находился огромный оборотень, которого пытались остановить полицейские. Драка быстро закончилась тем, что оборотень раскидал всех, и Кира теперь смотрела прямо на него.
В голове стучал странный звук и словно кто-то кричал "всех порву!" Она внезапно поняла, что это тот самый вопль который издает оборотень, и теперь он неотвратимо шел на нее.
"Он твоя законная жертва, останови его!" − раздался странный голос в голове, и Кира ощутила, как тело ее начинает меняться, как рвется одежда, а из ее горла внезапно вырывается рев. Руки обращаются в лапы с когтями и они словно сами взлетают вверх и встречают летящего на нее монстра.

* * *


Когда тела разобрали, выяснилось, что под кучей вампиров лежит мертвый оборотень-монстр, а под ним оборотень-девка, которая, поднявшись вернула себе человеческий облик, но осталась практически без одежды.
− Это и есть твой знакомый парень, который нормальный парень и вообще ничего? − спросил старый вампир, оказавшийся рядом с Кирой.
− Нет, − проговорила она, обернувшись. − А вы здесь как оказались?
− Прилетел, знаешь ли, девочка. Вижу, мой совет тебе пошел на пользу. За этого монстра тебе положено не меньше десятка красных карточек.
− Каких красных карточек? − не поняв переспросила она.
− Ну, знаешь ли, почитай Закон, а то это долго объяснять прогульщице.
Рядом оказался Симерс с планшетом в руках.
− Назовите свое имя, пожалуйста, − обратился он к девушке.
− Кира Маринас.
− Почему вы не регистрировались по прибытии в город? − спросил он.
− Я здесь родилась, − ответила она.
− Первое обращение когда было?
− Несколько дней назад, в день жертвоприношения Храму, − произнесла она, чувствуя, как по щекам текут слезы.
− Ну, не реви, не реви. Все уже закончилось, − проговорил офицер. − Работаешь где?
− Посуду мою.
− То есть как моешь?
− Руками, − ответила она, глянув офицеру в глаза.
− Та-ак, понятно. Курсы оберов не проходила?
− Нет. Мне было незачем.
− Совсем? Даже намеков не было раньше?
− Не было! − выпалила она и попыталась уйти, но позади оказалось несколько полицейских-вампиров, и ее не выпустили.
− Без прохождения магитеста, мы вас сейчас не отпустим, − заявил Симерс. − Это в ваших же интересах, госпожа Маринас.
− Не дави на ребенка, старый пройдоха, − вмешался в разговор Даргон.
− Если она тебя сейчас порвет, я и слова против не скажу, − произнес Симерс.
− Зачем мне его рвать? − спросила Кира, глянув на учителя.
− Не важно, − ответил Симерс. − Осталось выяснить последний вопрос. − У нас двадцать девять незаконных жертв, надо разобраться, какие из них твои, какие его? − офицер показал на мертвого оборотня.
− Двадцать Девять?! − воскликнула Кира, отходя от человека и оборачиваясь к убитому.
− Просто скажи, скольких ты помнишь, Кира, а остальных спишут на этого, − сказал Даргон.
− Да ты, старикан, ничего в расследовании жертв не понимаешь! − воскликнул кто-то из полицейских. − Личная роспись оборотня на каждой жертве! Ставлю красную карточку на то, что трое насильников − ее работа!
− Гурис, я тебя премии лишу, если ты еще раз при ребенке ляпнешь что-нибудь подобное! − воскликнул Симерс.
− А чего я такого сказал, шеф? − пробормотал вампир.
− И я не ребенок, − заявила Кира.
− Да уж, не ребенок, − согласился тот. − Такого монстра порвать, − вздохнул он. − Ты, главное, не нервничай, Кира. Закон сейчас на твоей стороне.
− На моей? − переспросила она. − Почему?
− Таков закон, − ответил он. − Сейчас пройдем в лаботарорию, пройдешь магитест, получишь регистрационную карточку оборотня, после этого мы с тобой немного поговорим и я тебя провожу до твоего дома. Да, и направление на курсы оборотней тоже получишь. С работы увольняйся. Не дело оборотню посуду мыть.
− А если хозяин не отпустит?
− Покажешь ему карточку с когтями − сразу отпустит.
− С какими когтями?
− Увидишь. Идем, − он взял ее за руку и повел к лестнице.

На втором этаже Симерс остановился перед кабинетом начальника, чуть промедлил и проводя за собой Киру.
− Шеф у себя? − спросил он секретаря.
− У себя. Он давно тебя ждет.
Офицер не говоря больше ни слова зашагал к шикарной двери и вошел в кабинет начальника, вводя за собой девушку.
− Что за дела, Симерс.
− Должен вам представить госпожу Киру Маринас, − произнес офицер, выводя из-за спины девушку. − И еще, наша история с оборотнем закончилась.
− Это она? − проговорил начальник подымаясь из-за стола. Было хорошо заметно, как дрожат его руки, которыми он опирался на стол, подымаясь.
− Она нам помогла обезвредить монстра, сэр.
− Тьфу ты черт! − воскликнул начальник. − Ты эти свои шуточки брось, Симерс!
− Какие шуточки, сэр? − не понимая проговорил офицер. − Двадцать шесть незаконных жертв законно отомщены, сэр. Монстр-убийца − мертв, из-за этого и был шум внизу.
− Карточки на кого оформлять? − спросил начальник.
− Двадцать три карточки на госпожу Маринас.
− Так она... − снова заговорил начальник, подымаясь.
− Оставшиеся три карточки списывайте на три оставшихся дела.
− Не понял, − проговорил Начальник. − Она кто?! − он прямо указал на девушку.
− Она − оборотень, Да вы не бойтесь, сэр, она не кусается!
− Симерс! − завопил начальник.
− Сэр, мы сейчас же уходим, − произнес он. − Полный рапорт я предоставлю завтра утром!
Симерс не дожидаясь ответа развернулся и пошел на выход, беря за руку Киру.
− Ты меня специально привел туда, чтобы его пугать? − спросила Кира.
− Ему это полезно, Кира. У меня вообще было желание оставить тебя с ним наедине на пару минут. Я ведь ничем не рисковал, у тебя сейчас ведь когти не чешутся?
− Откуда ты это знаешь?
− Если бы чесались, это было бы видно по тому бугаю, которого ты завалила. Извини за такую откровенность, но у меня работа такая, понимаешь?
− Мне это трудно понять, − ответила она.
− Ладно, сейчас идем на магитест.
Он провел ее дальше по коридору и вошел в очередную дверь, за которой и оказалась лаборатория.
− Закрытых помещений не боишься? − спросил он.
− В каком смысле?
− Тебе надо будет посидеть пару минут в темном ящике. Он подошел зеленому ящику и открыл в нем дверцу, показывая внутренность со скамейкой. − Вот здесь просто сядь и посиди, Это почти как магифото, только чуть подольше.
− Ладно, я посижу там, раз надо, − ответила она, вошла в ящик и села на скамейку.
− Дверцу закрой сама, пожалуйста. Так надо.
Она не противилась и закрылась, как ей было сказано. Прошло некоторое время. Симерс сам открыл ящик, объявляя, что все закончено.
− Прошу прощения, госпожа Маринас, если причинил вам неудобства.
− Никаких неудобств, − ответила она. − Я могу узнать, каков результат магитеста?
− Да, конечно, − ответил он. − У вас четыре главных линии, госпожа Маринас. − Первая − Проснувшийся Кошак. Вторая − Оборотень-Дракон. Третья − Высший Вампир. И Четветая − Магия Предела.
− Вы можете объяснить мне, что это все означает? − спросила Кира.
− Да, госпожа. Три линии я объяснить могу, четвертая − не с моей компетенции.
− Тогда, объясните те, что знаете.
− Проснувшийся Кошак − означает, что кто-то из ваших дальних предков был оборотнем-кошаком. Эта линия может спать на протяжении многих поколений, и ее обычно пробуждает некое жестокое потрясение в жизни, наподобие встречи в обезумевшим оборотнем-убийцей.
− А жертвоприношение в котором убивают твоего любимого, может его пробудить?
− Безусловно. Такое потрясение может пробудить любую спящую линию. Чаще всего пробуждается магия. Возможно, и ваша Магия проснулась тогда же, я этого не могу знать точно, потому что в магии я ноль.
− А как с остальными?
− Оборотень-Дракон − это особая линия. С ней вы можете превратиться в дракона. Законные жертвы для Дракона выбирает Хозяин Дракона. Если вы хозяйка своего Дракона, то их выбираете вы.
− Я могу не быть хозяйкой своего Дракона?
− Я знаю только, что подобное возможно, а как это выглядит − я не знаю. Никогда не сталкивался.
− Дальше?
− Высший Вампир − это означает, что любой вампир является для вас законной жертвой. Это не значит, что вы должны бежать и убивать всех встречных вампиров, но это значит, что вы имеете полное право так сделать в любой момент с любым вампиром. Об этой стороне вам лучше всего может рассказать Даргон. Но он может и просто испугаться и сбежать от вас, если узнает, кто вы. С четвертой линией, как я сказал, я вам не могу ничего подсказать. Разве что, собирать вещи и отправляться в столичную школу магии. Я в магии − ноль ио Магии Предела знаю только то, что она есть Высшая Магия нашего Мира.
− А где я могу узнать все о Драконе?
− Драконьих школ у нас нет, возможно, драконьи отделения есть в школе магии. В Магической Академии − уж наверняка.
Они стояли напротив друг друга и молчали еще довольно долго. Кира обдумывала все и поняла из всего только то, что оказалась кем-то круче крутых.
− Что еще у нас по плану на сегодня? − спросила она, наконец, оборвав тишину.
− Оформление документов. Их, наверняка уже готовят, но надо кое-что подкорректировать согласно магитесту. Сразу надо выяснить один вопрос, госпожа Маринас. Линию Оборотень-Дракон обычно никто не выставляет напоказ, и ее не обозначают на регистрационной карточке, вы имеете полное Законное Право ее скрывать и никому не показывать. Магическую Линию на карточке тоже не обозначают. Поэтому на вашей карточке будет только Проснувшийся Кошак и Высший Вампир. И Дракон − по вашему желанию, но я советовал бы его не выставлять.
− Да. Дракона выставлять не надо.
− Тогда, пройдемте вниз.
На первом этаже они зашли сначала в мастерскую, где делали карточки, и офицер передал мастеру информацию о том, что надо сделать.
Тот несколько мгновений смотрел на него с раскрытым ртом, затем перевел взгляд на девушку.
− Шеф, я не ослышался? Кровавый Кошак?
− И не простой, а Высший. Делай! А мы подождем в холле.
− Но, шеф, мне его делать не меньше суток!
− Фу ты, господи, − он взглянул на Киру. − Переживешь сутки без карточки?
− Переживу, − ответила она.
− Значит, идем за другими карточками, − и он повел ее в новое место. На этот раз они оказались в холле, рядом с чиновником, что-то писавшим в большой красной книге.
− Начальник распоряжение на счет карточек передавал? − спросил Симерс.
− Не передавал, а что?
− Так двадцать три штуки готовь.
− Двадцать три? Это за кого столько?
− Ты спал, что ли?! Не видел, как Монстра брали?
− Меня не было здесь в тот момент.
− Значит, готовь, коли не видел!
− Распоряжения не было!
− Ты, парень, с Высшими Вампирами дела никогда не имел? − спросил офицер, наклонившись. − Так вот, протормозишь с карточками для него − поимеешь, понял?
− Слушай, шеф, не гони волну, а? − проговорил тот, но Симерс уже не слушал его и снова направился наверх, уводя за собой девушку.
− Ты не против, что я тебя так за собой таскаю? − спросил он, останавливаясь напротив приемной шефа.
− Не против, − ответила она, усмехнувшись. − Мне даже интересно, как ты все делаешь.
− Ну, и прекрасно, − проговорил он. − Сейчас еще один фокус будет, ты только не говори ничего, хорошо?
− Хорошо.
Он резко раскрыл дверь в приемную и вошел туда, вновь проводя девушку вслед за собой.
− Начальник распоряжение на счет двадцати трех карточек не передавал? − спросил офицер секретаря.
− Не передавал, а в чем дело? − заговорил тот, подымаясь.
− Да ни в чем, пойди к нему и скажи, что если сейчас же не передаст, то ему придется познакомиться с Высшим Кровавым Кошаком. Давай, капитан, вперед!
Человек чуть ли не подпрыгнул со своего места и скрылся в дверях кабинета начальника, затем он появился оттуда, и вслед за ним выскочил Начальник.
− Симерс, какого черта?! − воскликнул он. − Ты должен был сам сказать капитану про карточки, чтобы он подготовил бумагу на них! − Он вдруг осекся, когда его взгляд упал на Киру.
− Думаю, мне лучше придти за всеми карточками завтра, − проговорила она.
− Да, госпожа Маринас, − тут же заговорил офицер. − Конечно же, лучше забрать их завтра, а то у нас тут полный комплект тормозов. Идемте, я вас провожу.

* * *


Поднявшись на свой этаж, Кира остановилась перед дверью и прислушалась. Что-то показалось ей странным и она внезапно поняла, что это нечто исходит из соседней квартиры.
Она резко бросилась туда, раскрыла дверь и вскочила в комнату. Гаруфа сидела на стуле безвольно свесив руки, а над ней стоял вампир, присосавшись к ее горлу.
− Тварь! − резко закричала девчонка и проскочив к вампиру схватила его мгновнно изменившимися руками. Когти вонзились в тело вампира, и она бросила его со всей силой в стену.
Женщина тяжело открыла глаза, из ран на ее горле потекли кровавые струйки.
− Кира, − проговорила она едва слышно. − Прости!
− Тетя Гаруфа! − закричала она, кинувшись к ней и попыталась закрыть пальцами раны на ее горле. − Не умирай!
− Забери меня, − проговорила женщина, собрав откуда-то еще немного сил. − Забери! Я знаю, что ты это можешь!
− Я не понимаю, как!
Гаруфа смотрела на нее остекленевшим взглядом, и Кира закричала, зажимая ее горло. Она увидела, как слабые фиолетовые струйки окутали тело женщины, обвились вокруг нее, протекли к рукам девушки и вошли в них. Кира отдернула руки и некоторое время смотрела на игравшее под кожей фиолетовое свечение, а затем ее сознания коснулся голос еще живого вампира.
− ТВАРЬ! − вырвалось из ее горла, и она кинулась к нему, на ходу обращаясь в чудовище − так ей показалось, но то что она сделала, не показалось ей чудовищным. Она всадила свои когти в грудь вампира и одним мощным движением вытянула из него все его силы.
Вампир дернулся, повалился боком на пол, а затем начал обращаться в прах и через две минуты уже лежал у стены кучкой серой пыли.
Она не заметила, как имерс подошел к ней, и девушка почти не осознавая приняла его объятия и позволила довести себя до кресла, куда и опустилась. Опускаясь, она поняла, что человек провел ее через комнату, когда она была в виде ужасного черного монстра.
− Почему так? − проговорила она, глядя на него со слезами.
− Таков Закон этого Мира, − ответил он. − Вампиры и жертвы. Не знаю, так это или нет, но ты сейчас выше всех − Высший Вампир и Высший Хищник.
− НО Я НЕ ХОЧУ!!! − закричала она.
− Этого не изменить, Кира. Так было, так есть и так будет.
− А ты? КТО ТЫ?! − воскликнула Кира.
− Я − потенциальная жертва. Пришибленный Вампир. Почти человек.
− Кто это все придумал? − проговорила она. − Кто придумал эти мерзкие законы?! КТО?!
− Фиолетовый Владыка, − произнес он.
− Я УБЬЮ ЕГО!!! − взвыла Кира. − УБЬЮ!!!
− Его сейчас нет в этом Мире, − проговорил человек.
− Как это нет?!
− Извини, я слишком мало знаю, − ответил он, подходя к креслу и садясь рядом на пол. − И все же, я знаю не мало другого.
− Чего другого?
− Я знаю, как тебе больно сейчас. − Он рукой коснулся ее черной когтистой лапы. − Знаю, потому что мне тоже было больно, когда я все это узнал. Я родился в семье вампиров. И все детство меня учили, что я буду таким как они. A потом все изменилось. Однажды я оказался в группе молодых вампиров, и они решили развлечься. Поймали нескольких человек в лесу и просто убивали их. А потом и меня заставили убить одного. Заставили, сказав, что я стану настоящим вампиром только после того, как убью. И я убил. Это было страшно. Я смотрел на кровь на своих руках, смотрел на кровавые рожи вокруг, и во мне что-то сломалось. Я понял, что не могу быть таким. И я не стал вампиром. Потом, через много лет, маг мне объявил, что вампир во мне убит, и от него остались только вампирская сила и долголетие. А кровь мне пить не нужно.
− Тебе повезло, − проговорила Кира. − Хотела бы я, чтобы и у меня так все сломалось! Чтобы вернуться и стать человеком!
− Извини. Ты уже стала тем, кто ты есть.
− Зачем ты пошел за мной? − спросила она.
− Прости, я не сказал тебе о еще одной линии, которую показал магитест. По всем инструкциям я не имею права о ней говорить, но я хочу помочь тебе, Кира. По-настоящему. Настолько, что я готов принести тебе вассальную Клятву на Крови. Я понимаю, как тебе трудно сейчас, и хочу помочь тебе найти свое место в этом безумном мире.
− Зачем мне это место здесь? − она обвела рукой комнату, в которой оставались следы кровавого побоища.
− Ты ведь хочешь это изменить? Я знаю, ты хочешь. Я тоже хотел, пока не понял, что у меня для этого нет сил. А у тебя эти силы есть. Просто поверь мне, Кира. Поверь. Ты можешь многое изменить. Потому что наш Закон Жесток, но Справедлив!
− Что это за идиотская справедливость?!
− Она и есть справедливость Фиолетового Идиота. Ты можешь наказывать любого. За все, что ты посчитаешь противоречащим твоему понятию справедливости.
− То есть я могу выйти на улицу и убить любого, кто чихнет мне на хвост? − спросила она. − И чем я буду отличаться после этого от Фиолетового Идиота?
− Просто подумай, ты стоишь над всеми, и это значит, ты имеешь полное право убить любого вампира, это значит, что убив его ты сохранишь жизни тех, кого этот вампир убил бы, оставь ты его в живых.
− И это значит, что все будущие жертвы всех вампиров, момо которых я сегодня прошла, окажутся на моей совести, так?
− Нет.
− Почему нет?
− Потому что таков Закон. На твоей совести только те жертвы, которых ты убила сама.
− Ты навешиваешь мне сказки про ту Справедливость, которая мне совершенно не нравится! − взрычала она и вскочила из кресла.
− Я рассказываю тебе о той Справедливости, которая есть в этом Мире, Кира. Другой здесь просто нет. Хочешь ее создать − вот это и есть то, что ты МОЖЕШЬ СДЕЛАТЬ ДЛЯ МИРА!
− Я не знаю, что делать, − произнесла она.
− Давай просто договоримся, я буду тебе подсказывать, что делать, а ты будешь решать, противоречит ли это дело твоим принципам или твоей Справедливости или еще чему? И, если нет, ты так и будешь делать.
− А если я сама захочу что-то сделать?
− Тогда, ты сама и будешь решать, что тебе делать. Просто, считай, что я твой советник.
− Советник − это, разве, не должность перед Повелителем?
− Именно так, Кира. Ты и есть Повелительница. Высший Вампир − Повелительница вампиров. Если ты согласна, надо будет завершить еще одну формальность.
− Какую формальность?
− Тебе надо принять мою Клятву Верности. Так будет лучше и для тебя и для меня.
− А для тебя почему?
− Потому что клятва Высшему Вампиру автоматически освобождает от любых дурацких обязанностей в полиции. И я оттуда уйду, хотя эта дурацкая полиция была лучшим моим достижением.
− Почему дурацкая?
− Потому что мы действовали по древним инструкциям, написанным еще Фиолетовым Идиотом, который так же как и ты желал изменить этот мир, но не придумал ничего лучше своей Идиотской Справедливости. Ничего не добившись он покинул Лаер, улетел на Паракс и занялся оленеводством.
− Глупость какая.
− Потому его и называют Фиолетовым Идиотом.
− Что-то я не поняла. Он стал идиотом раньше чем совершил свой идиотизм?
− Извини, я всех тонкостей истории не помню. Знаю только, что Фиолетовые Повелители никогда не отличались умом и сообразительностью. Потому наш мир до сих пор и живет с этими монстроидальными законами. Что ты решила?
− О чем?
− О Клятве.
− Ты так этого хочешь?
− Да, если не знаешь, как это сделать, я тебе подскажу.
− Тогда, подсказывай, − произнесла она.

Он стоял перед ней на коленях, с протянутой рукой, с порезанным ее когтями запястьем, с кровью, которая натекла в его ладонь.
− Моя кровь − Твоя кровь...
− Моя плоть − Твоя плоть...
− Моя душа − Твоя душа...
− Ты моя Госпожа, отныне и навсегда! Клянусь!
Черная Кошка коснулась языком его ладони, слизала кровь и легонько кусила его руку. В глазах Киры сверкнула слабая фиолетовая искра и она увидела, как маленькая струйка фиолетового света вырвалась из груди человека, пронеслась по его руке и исчезла в ее пасти.
− Я принимаю твою Клятву, Симерс! − прорычала она, отступив от него и выпуская его руку из пасти. В то же мгновение сверкнула фиолетовая молния вокруг руки человека, и все раны, нанесенные когтями оборотня исчезли.
− Спасибо, Госпожа моя. − произнес он, подымаясь на ноги и кланяясь.
− Ты будешь называть меня по имени без всяких приставок на счет госпожи, − объявила она.
− Я так и буду тебя называть при друзьях, Кира. Но иногда будет надо указывать и твое положение. Надеюсь, ты не будешь против этого возражать.
− Не буду. Она поднялась и обратилась в женщину, глянув через плечо Симерса на лестничную площадку за распахнутую дверь.
Симерс обернулся туда и тут же шагнул к куче свидетелей, что глазели на него и Киру.
− Разошлись все! − рявкнул он.
− Что здесь произошло? Почему были крики? − заговорил кто-то.
− Никогда не слышали, как кричат жертвы? − спросил он. − Прочь все, пока хуже не стало!
− Кира? − проговорил один из сосдей, узнав ее, когда она вышла на площадку. − Что происходит?
− Вампир убил Гаруфу, − ответила она. − Она там, в комнате. Родственникам ее сообщите кто-нибудь. А я отсюда завтра ухожу. − Она шагнула к двери своей квартиры и открыв ушла туда, схватив бывшего полицейского за рукав.

































Глава 21.


Глава 22.


Глава 23.


Глава 24.




* * *


мой вассал твоего вассaла − обоссал



Attension: html-codepage CP866
Kомментарии остaвлять здесь: zhurnal.Lib.Ru:comments




 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"