Mak Ivan: другие произведения.

Судьба принцессы. Часть I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все что случилось, то и случится. А что случится, то и случилось.
    Скоро квадратная дата! 49 лет полета Ю.А. Гагарина.

Ivan Mak


Судьба Принцессы


Часть I. Двухвостая


Предисловие


Жестокий бой закончился. Враг был повержен, но сотни раненых солдат остались лежать на поле битвы, и их еще было надо вывозить и отправлять в полевой госпиталь.
Айвира служила в полевом отряде медиков. Она одной из первых оказалась на поле боя и соскочив с лошади приступила к поиску раненых. Она находила людей, оказывала первую помощь и помогала грузить их на приехавшие подводы. Те, как только наполнялись, отправлялись назад, к госпиталю, раскинувшемся на другом берегу реки, и выгрузив раненых возчики немедленно возвращались назад, к полю, где еще продолжалась битва. Не оружием и не с врагом, а с самой смертью, кружившейся над полем, и отчаянно собиравшей свой урожай.
− Ты должна отдохнуть, Айвира! − произнесла одна из женщин, помогавших переносить очередного раненого на подводу.
− Сейчас, каждая минута моего отдыха равна смерти человека. Пока здесь еще кто-то дышит, я должна делать свою работу!
И Айвира вновь умчалась помогать очередному найденному раненому. И, ей было все равно, что этот раненый сражался на стороне врага. Айвира и не различала людей. Просто прикладывала руку к сердцу человека и впускала в него свою Любовь. И раненый оживал, его разум очищался от безумия войны, человек открывал глаза и, глядя на красивую девушку перед собой, понимал, что он уже никогда не подымет оружия против своих собратьев. Его подхватывали сильные руки и уносили, а Айвира отправлялась на поиски новых раненых, тех, кого еще не успела найти смерть, кружившаяся над полем. В деле поиска ей помогали другие люди, и как только кто-то находил живого, над полем раздавался резкий свист, и Айвира мчалась туда, чтобы делать свое дело.
Солнце зашло, над полем остались лишь огни факелов и костров, на которых хоронили мертвых. Айвира поджав ноги лежала на одной из подвод, рядом у костра сидели люди, обсуждавшие день, сколько погибло и сколько спасено. Кто-то поглядывал на Айвиру, та открывала глаза и смотрела на человека, от мыслей которого ей самой хотелось сжаться и спрятаться, но уйти от себя она не могла, ибо таковой была ее судьба.

Часть 1


Девчонка плакала, лежа в постели.
− Мамочка, мне больно! − выла она, расчесывая больные места на ногах. Мать пыталась ей помешать, но ее просто не хватало на то, чтобы следить за больной дочерью и одновременно делать домашние дела. А бросить дела женщина не могла, потому что другого времени на них у нее не будет, а с утра надо снова идти на работу, и еще неизвестно, как она это сделает, ведь оставлять больную дочь совсем без присмотра − нельзя.
В доме, наконец, появился врач, вызванный соседкой, которую мать попросила помочь найти врача.
Врач некоторое время рассматривал девочку, проверял температуру, затем приказал матери раздеть ребенка полностью, и когда девочка предстала перед ним без одежды, доктор внезапно дернулся и попятился от девочки и с воплем "двухвостая!" бросился прочь из дома.
Женшина взглянула на дочь и едва поверила глазам. За спиной девочки словно змеи шевелились два хвоста.
− Мамочка, помоги мне! Я не хочу буть хвостатой! − заплакала девчонка, и мать, наконец, поняв, что перед ней именно ее дочь, а не демон, кинулась к ней и обняла плачущего ребенка.
− Как же так, как же так? − говорила женщина, не зная ответов. Она пыталась успокоить дочь, и в конце концов девчонка смирилась со своей участью, с тем, что ей теперь быть настоящим изгоем, чудовищем, от которого все будут шарахаться. Разве что двухвостые демоны примут ее в своем кругу, но она совершенно не желала с ними общаться и вообще не хотела иметь с ними ничего общего.
− Отруби их, мама, − произнесла девчонка ранним утром.
− Как отрубить? Тебе же будет больно!
− Лучше пусть будет больно, чем я буду такой, − ответила девочка. − Я боль я вытерплю, мама!
Решиться на такое было сложно, но мать слишком сильно любила свою дочь и не желала ей судьбы демонессы.
Она принесла в дом топор, затащила в комнату большую чушку, на которой колола дрова, и некоторое время сидела вместе с дочерью, стараясь ее успокоить, вновь и вновь спрашивая не передумала ли она рубить хвосты. То что боль хостами она чувствует, девочка поняла, трогая их и пытаясь выдрать своими силами. Но хвосты сидели в ней очень крепко и были буквально продолжением спины. Рассматривая себя, она поняла, что хвосты до этой ночи находились в ногах, в тех самых странных темных полосах, которые были у девочки с самого рождения. Подобные полосы были у девочки на руках, и она с содроганием думала о том, что не только из ягодиц, но и из ее плечей могут появится хвосты, и тогда...
Боль резанула по спине и девчонка вцепилась в спинку стула, на котором сидела так, чтобы хвосты можно было положить на чушку для отрубания. Левый хвост отлетел в сторону и упал на полу. Девчонка сжалась, ожидая второго удара, и он пришел вместе с диким воплем, вырвавшимся из ее горла, когда боль стала совершенно невыносимой. И вместе с этой болью, ее руки словно обожгло кипятком. Мать вскрикнула и выронив топор упала, а девчонка поднялась со стула, глядя на обрубленные хвосты, и ощутила, что за ее спиной что-то шевелится.
Она обернулась и закричала, потому что за ее плечами развивались два новых хвоста, вырвавшихся из темных полос на руках.
Мамочка, спаси меня! − завопила девчонка, кидаясь к женщине. Та приняла дочь в объятия, и девчонка обняла мать, не понимая, что у ее проснувшейся сути совсем иные желания. А мать девчонки ощутила, как ее обхватили не только маленькие ручки, но и два хвоста, что выросли из плеч девочки. Обрубки нижних хвостов в этот момент вспыхнули магическим светом, взлетели и приросли назад к местам, откуда они были срублены. И в то же мгновение два вернувшихся хвоста обвились вокруг женщины. − Мамочка, спаси меня, − продолжала плакать девчонка, и тут она повалилась вместе с матерью на пол, Мать не проронила ни звука, и девчонка увидела ее омертвевшие глаза смотревшие вникуда.
− Мамочка! Мамочка! − закричала она и оторвалась, наконец от нее. Расцепила руки и хвосты. И расцепляя хвосты, она внезапно поняла, что именно они убили ее мать. − Не-ет. Не-ет! НЕЕЕТ!! − закричала она, что было сил.
Грохот ударов за окном на мгновение остановил ее крик, а затем посреди комнаты возникяркий свет, и девчонка увидела, как светятся ее хвосты. Четыре хвоста, даже не два!
Она взвыла вновь, с ее хвостов сорвались молнии и ударили во все стороны, разнося мебель и посуду, поджигая шторы, стены и постель.

− Демон! Двухвостый демон! − раздались вопли с улицы и вместе с ними обрушилась полусгоревшая крыша дома.
Девчонка стояла посреди полыхавшего огня и выла от бессилия что-либо сделать. Ее хвосты по-прежнему светились, и, казалось, впитывали в себя пламя вокруг. С в этот момент рядом появились вооруженные люди. С копьями, луками и мечами. Деревенский священник бегал промеж них, прося опомниться, угрожая тем, что демон убьет всех, если они начнут стрелять.
Они не послушали. Стрелы воткнулись в тело девчонки, и она закричала от боли. Когда же в ее сердце воткнулось толстое копье, ее крик перерос в дикий вой, а ее хвосты разразилис молниями, которые в один миг поразили всех людей вокруг. Не пощадив никого. Замертво упал священник. В ярких вспышках сгорели дети, в которыми девчонка еще день назад играла на улице. В муках боли скорчились воины, выронившие свое оружие, и никто более не увидел, что происходило дальше, лишь маленькая демонесса сошла с горевших углей, прошла мимо убитых людей и направилась к лесу, совершенно не понимая, что там ее никто не ждет, и ей еще придется возвращаться в свою деревню.
Она бродила по лесу несколько дней, пока не оказалсь у дороги и не услышала слова людей, говоривших о ее деревне, о том, что она проклята, что там все жители убиты двухвостым демоном, что никто там ни к чему не прикасается, потому что все имущество убитых людей проклято, а проклятое никому не нужно.
Девчонка в этот момент решила, что должна вернуться в деревню, чтобы найти для себя какую-нибудь одежду, ибо без одежды в лесу было холодно, да и неудобно ей было ходить голой, да еще и четырьмя хвостами размахивать. Впрочем одно преимущество они уже дали. Попавшийся в лесу дикий лев, завидев демонессу перепугался и сбежал вместо того, чтобы напасть, как это могло бы быть с обычной девчонкой.
Деревня была пуста. Трупы людей оказались погрызены хищниками, и те не ушли даже, когда увидели демонессу. Она старалась не обращать внимания на хищников и прошла в один из домов, где нашла для себя и одежду, и обувь. С хвостами она поступила просто − привязала их к ногам и рукам так, как они были до того, как открылись. Оделась так, что перевязи не были видны, и вышла из дома, решив, что первым делом надо похоронить сельчан. Как бы там ни было, а оставлять их на потребу хищникам она не хотела. Хищникам это ее решение явно не понравилось, и они попытались прогнать девчонку, приблизившуюся к их добыче. Та поначалу их испугалась, а затем в ней словно проснулся зверь, и она взрычала таким голосом, что звери перепугались и сбежали.
На похороны ушло не мало времени. Надо было выкопать десятки ям, и девчонка не остановилась, пока не похоронила последнего человека. Когда же похороны закончились, она ушла в дом, где ночевала все последние дни и дала волю слезам. Ведь их все равно никто не видел, а значит и нечего было стыдиться.

Сколько прошло времени с тех пор, она не знала. Отгремело грозами лето, отшумела ветрами осень, пришла с трескучими морозами зима. В брошенной деревне, никем не узнанная, жила девчонка. Она собарала урожай, какой сумела, сделала заготовки на зиму, как когда-то делала ее мать, сама колола дрова для печи, сама стирала и штопала себе одежду.
А ранней весной, когда с крыш текла талая вода, в деревне появились всадники.
− Эй, народ! − закричал один из них. − Куда все попрятались?
− Нет здесь никого, раздался ответ из-за закрытой двери дома, у которого остановились воины.
− А ты кто? − спросил другой.
− А я здесь одна. − Девчонка вышла из-за двери, и воины застыли на своих местах.
− И почему же ты здесь одна, красавица? − спросили они.
− Потому что всех остальных убил двухвостый демон.
− И как ты не боишься жить в проклятой деревне?
− Мне уже нечего бояться. Всех своих друзей и родственников я похоронила.
− А если двухвостый вернется?
− Зачем ему возвращаться туда, где все убиты? − спросила девчонка. Ответ этот возник в ее голове внезапно и сам собой. И она сама "поверила" в то, что так и должно быть. Двухвостым незачем возвращаться туда, где они всех убили.
− А ведь и вправду, парни! − раздался громкий возглас. − Мы ведь тоже можем здесь остановиться! Место не плохое, никто лишний не придет, зная, что деревня проклята. А если кто забедет, мы его быстренько заставим поверить, что тут демоны живут!
Всадники громко рассмеялись, и начали спешиваться.
− Ты ведь не станешь нам запрещать здесь останавливаться, хозяйка? − спросил тот, что был явно заводилой.
− Вы же и не послушаете, если я стану запрещать, − произнесла девчонка. − Вы же разбойники, и это видно с первого взгляда.
− Побежишь к стражам доносить? − спросил заводила.
− К каким стражам? Здесь давно нет никаких стражей.
− Вот именно! − раздался смех. − Первелись стражи-то!

С этой весны и стала деревня разбойничьей. Девчонку разбойники так и считали хозяйкой, хотя она и не была таковой по-настоящему. Когда же в один из поздних вечеров, после долгой пьянки, случившейся по случаю хорошей добычи, какой-то не в меру выпивший разбойник забрался в дом к девчонке, он познакомился с ее настоящей сутью, а молодая демонесса получила очередной урок, подсказанный ее сущностью, поднявшейся из самой глубины тьмы в ее сознании. Ее хвосты вновь светились и обняв ими человека, она в одно мгновение выпила всю его жизненную силу, оставив на полу иссохший труп. А вопль жертвы, прозвучавший в ночи, так и не был услышан из-за продолжавшейся пьянки в одном из соседних домов.
Двухвостая покинула свой дом и была готова бежать, если разбойники подымытся против нее. Но они не поднялись, и она без всякого страха выкопала яму в своем огороде и зарыла останки своей жертвы.
На утро его и искать никто не стал. Когда же всплыл вопрос об исчезновении человека, прошло уже слишком много времени, чтобы кто-то помнил обстоятельства, когда это случилось.

− Слушай, хозяйка, а у тебя имя-то есть? − спросил один из разбойников, оказавшийся рядом с ее домом, когда девчонка копалась в своем огороде, занимаясь весенним севом.
− Опомнился, − буркнула она. − Третий месяц здесь околачиваетесь, а имя мое так и не спросили! Хороши, мальчики! Иди прочь, пока лопатой не получил!

Второй жертвой стал Козлер, постояно добивавшийся от девчонки внимания, но не получавший ничего. Откуда ему было знать, что она его боится? И боится совершенно напрасно, ибо силы у демонессы хватило бы справиться со всей бандой.
Козлер подкараулил ее в лесу, накинулся, содрал с девчонки платье и попытался сделать то, чему она, быть может, и не сопротивлялась бы. Вот только вместо секса, девчонка узнала о себе очередную дикую на взгляд любого человека, подробность. На ее груди была большая хищная пасть, зубами в которой служили ее ребра, и сила с которой она смыкала чудовищные челюсти была достаточна, чтобы расправиться с любым человеком.
Козлер повалил девчонки на землю и оказавшись на ее груди, уперся взглядом в раскрывающуюся демонову пасть. Вопль человека напугал ее, и она обхватила его голову руками, вжимая его лицо в свою грудь. Инстинкты сделали свое дело, и с громким хрустом, шея человека оказалась перекушена. Поняв, что происходит новый ужас, девчонка сбросила с себя мертвеца, вскочила и поняла, что хвосты − далеко не самая ужасная вещь, какая может быть в ней. Откушенная голова человека осталась в ее утробе, и она не поняв этого сразу бросилась бежать от места преступления.

Примчавшись к деревне, девчонка остановилась, потому что на ней не было платья грудь была в крови, а за плечами шевелились проклятые хвосты. Она скрылась в лесу, прошла вокруг и оказавшись напротив своего дома засела в кустах, решив дождаться темноты. Под вечер в деревню пробажал кто-то из разбойников с воплем об убитом Козлере, и все отправились смотреть мертвое тело. А Хозяйка воспользовалась этим моментом, промчалась к своему дому и занялась тем, чем ей еще не раз приходилось заниматься в будущем − избавлением от следов расправы над человеком. Чудовищная пасть на ее груди сомкнулась и, казалось, почти исчезла, но она ощущала ее и ощущала, как ее внутренняя суть пытается выйти наружу, требуя новых жертв.
В первую же ночь ей приснился кошмар, в котором она не просто защищалсь от нападавшего человека, а сама напала на него и сжевала своей чудовищной пастью, проглотив по частям. Видение было столь явно, что проснувшись она не сразу поняла, что это только сон. Да и ощущение тяжести в животе мешало сосредоточиться.

Смириться с очередным убийством ее заставило лишь осознание того, что люди, жившие рядом, были разбойниками. И все же, что-то было не так в их поведении по отношению к ней. Или ей казалось, что разбойники давно должны были что-то сделать − показать свою бандитскую сущность, которая, по ее мнению, должна была закончиться дракой. Но все было иначе. Разбойники, как и прежде называли девчонку хозяйкой в деревне, ходили на свои дела, не скрывая того, что занимаются разбоем.

Она давила в себе возникавшие желания. Старалась о них не думать, а если вспоминала, то уходила от людей, туда, где не смогла бы никого задеть. Либо в свой дом, либо в лес. Лес не особенно помогал забываться, но уводил от чудовищных мыслей.
И все же они приходили. Приходили во снах и при солнечном свете. Приходили при случайных встречах с людьми и не только людьми в лесу.
В очередной раз, осознав себя думающей о нападении на человека, она вдруг поняла, что не просто думает об этом. Она была в лесу и выслеживала человека, с которым случайно встретилась во время сбора ягод. Поймав себя на подобном деле, она решила действовать осторожнее, контролировала каждый шаг, и поняла, что буквально каждую встречу в лесу воспринимает, как подталкивание к началу охоты. Зверь, рождавшийся в ней, набирал силу и его стремления все чаще и чаще проявлялись в ее поведении.
Когда же новая лесная встреча привела к тому, что человек, заметивший ее, сам направился к ней с "неправильными мыслями", и мысли эти оказались слышны, девчонка отпустила своего зверя, и тот с диким рычанием накинулся на жертву. Вместе с эхом рычания над лесом разнесся вопль "Двухвостая!" и на этом жизнь жертвы оборвалась, а девчонка, бросив обезображенное тело на том же месте, кинулась бежать. Бежала она молча и не разбирая дороги. Впрочем, это не помешало ей добраться до своего дома, и она вскочила туда, закрыла за собой дверь и кинувшись на кровать, закрылась одеялом с головой, словно это ее могло спасти.
Зверь на некоторое время утих и не рвался наружу. Несколько дней она даже не вспоминала об охоте и жертвах. Напомнили ей об этом разбойники, притащившие в деревню пленников. Их заперли в недавно отстроенной клетке посреди двора дома предводителя банды. Девчонка видела это, но не сказала ни слова, скрываясь в своем доме, чтобы задавить возникшие в голове мысли. Они были не менее чудовищны, чем раньше, вот только она их допустила сама, считая что может своей силой расправиться с теми, кто ей не нравился, а именно, с рабойниками, издевавшимися над пленниками.

− До чего же ты докатилась, доченька? − раздался голос женщины.
− Мамочка! − завопила девчонка, кидаясь к ней и тут же останавливаясь, потому что из-за ее спины выглядывали развивавшиеся в воздухе хвосты со змеиными головами, готовыми вцепиться в плоть жертвы. − Не-ет!! − закричала она и проснулась, вскакивая с постели. Хвосты ее действительно шевелились и светились слабым магическим светом. Вот только змей на концах хвостов не было.
Она глубоко вздохнула и забралась под одеяло, стараясь успокоиться от дрожи из-за нахлынувших воспоминаний.

Что разбойники делали с пойманными она не знала. Утром они уехали, забрав пленников, и деревня опустела на несколько дней. Наступившая мнимая свобода ничего не изменила. Девчонка вновь ощутила в себе звериные порывы и унеслась в лес, решив выпустить их при встрече с каким-нибудь зверем. Вот только встреченный зверь оказался не дураком и удрал от демонессы, а она его и догнать не сумела, хотя и пробежала по следам крупного хищника довольно далеко.
Следы привели ее к городу, и она вдруг вспомнила, что давно хотела сходить в город, чтобы купить там то, чего невозможно сделать своими руками. Денег у нее с собой не было, но она решила, что это не главное и направилась в город. Стен вокруг него не было, и девчонка, появившаяся на улице поначалу никого не привлекла своим видом. Вот только приближаясь к центру она заметила на себе косые взгляды, а затем ее остановил наряд стражников.
− Ты куда идешь, оборванка? − заговорил один из них.
− На базар, − объявила девчонка, пытаясь их обойти, но сильная рука ухватила ее за шиворот и не дала идти дальше. − Отпусти меня, безмозглый идиот, если не хочешь себе неприятностей?! − заговорила она, но человек лишь сильнее схватил ее, перехватывая за руку. Она замолчала, поняв, что влипла. Еще один стражник схватил ее за вторую руку, а третий приказал вести воровку-оборванку в комендатуру.
− Ведите ее в мой кабинет, − приказал начальник комендатуры, когда девчонку привели туда. Стражники не сомневались в том, что делать, и исполнили приказ. Вскоре девчонка оказалась наедине с начальником, и тот закрыл дверь кабинета на ключ, после чего развернулся к девчонке и риказал ей раздеваться.
− Раздевайся! − чуть ли не с рычанием повторил он, когда девчонка не послушалась в первый раз. Он проскочил к ней и с силой содрал с девчонки платье, после чего отступил назад, увидев ее хвосты, привязанные к поясу и к рукам. Только так она могла скрыть хвосты под платьем. Когда же она привязывала их к ногам, они были заметны под платьем. − Четыреххвостая девка, − пробормотал начальник и тут его тело словно взорвалось. Одержда разлетелась в клочья, из-за спины вырвались два длинных хвоста, и явившийся перед девчонкой демон мгновенно вырос, становясь в два раза больше в высоту, чем он был в виде человека.
Поняв, что пора выпускать своего Зверя наружу, девчонка чуть прищурилась и резко раскинула все четыре хвоста в стороны, разрывая легкие перевязи, которые она никогда и не делала крепкими. Хвосты рвали любую перевязь, а вот, на ногах и руках после такого оставались синяки, если перевязь рвалась с большим усилием.
Она ощутила в себе новые изменения и поняла, что стала такой же большой, как и демон перед ней. И ее тело так же, как и его, поменяло окраску и приобрело демоническую расцветку, такую же полосатую, какую рисовали в книгах, упоминавших о демонах.
Она не медлила и прыгнула к нему. Ее хвосты вспыхнули ярким светом, и демон внезапно взвыл.
− Пощади! − услышала она в его голосе, и это слово породило в ней такую ярость, что дальше все произошло в считанные мгновения. Она кинулась на него, раскрывая пасть на груди, и голова демона с воем погрузилась в ее грудь. А ее руки превратились в лапы с мощными когтями, которыми она вцепилась в бока чудовища и потянула его,проталкивая в свою утробу.
И только когда перед ее глазами остались два дрожащих хвоста и чуть подрагивавшие ноги с синюшным цветом и когтями вместо пальцев, она осознала, что заглотила демона целиком и даже не понимает, как это может быть. Она обернулась назад, на мгновение решив, что съеденный демон торчит у нее из спины, но там все было как всегда, не считая того, что спину покрывал все тот же демонический полосатый рисунок.
Жертва провалилась в нее целиком, и демонесса уселась на стол, разглядывая себя так, словно увидела впервые. Фактически, так оно и было. Раньше она была просто девчонкой, а теперь стала настоящим взрослым демоном. Да еще, четыреххвостым, а не двухвостым. Возможно, двухвостый знал о ней больше, чем она сама, потому и испугался не меньше чем обычный человек испугался бы двухвостого.
Зверь в ней совсем успокоился и был очень доволен, настолько, что казалось его можно погладить словно сытого тигренка, не боясь, что тот укусит гладящую руку. Она коснулась руками нижних хвостов и провела по ним с какой-то нежностью, Такое было впервые, и впервые она ощутила, что хвосты − это часть ее, что им тоже нравятся ласки, что ей то уж точно незачем их бояться и тем более, незачем от них избавляться.
Вот только прятать их все равно надо, и демонесса в очередной раз взялась за перевязи и завязала сначала два нижних хвоста, вокруг пояса, затем привязала верхние к рукам и остановилась, понимая, что не сможет выйти не показывая себя, если не вернет себе прежний вид девчонки. Зверь словно услышал ее мысль и ее тело быстро уменьшилось до прежнего размера. Она подняла с пола разорванное платье, некоторое время примеряла его, затем кое-как сшила в порванном месте. Нитку и иголку она давно носила с собой все время, и когда платье приняло прежний вид, она прошла к двери кабинета, прислушалась и решив, что за ней никого, осторожно открыла.
Стражники, находившиеся снаружи с полураскрытыми ртами смотрели на чудо, покинувшее кабинет их начальника, а девчонка прошлась через холл, глядя на людей и прекрасно слыша все их мысли. Они знали о том, что их начальник − двухвостый демон − и служили ему.
− Прикончить бы вас всех, да руки марать не охота, − произнесла она, оказываясь у выхода. Голос ее прозвучал так, что у тех, кто подумывал, что девчонку надо остановить, это желание пропало. Она беспрепятственно покинула комендатуру и прямиком направилась в сторону торговой площади, потому что уходя из кабинета начальника прихватила кошель с деньгами, что вывалился в момент обращения демона из разорванного кармана его одежды.
Базар был ей незнаком, потому что бывала она на нем в далеком детстве, вместе с матерью и помнила лишь красивые вещи, которые было нельзя ни взять, ни даже потрогать. Теперь все было иначе. Она прошлась межды рядов, выбрала для себя новую одежду и обувь, нашла лавку, где можно было купить инструменты, и загрузила большую сумку самыми необходимыми, как ей казалось, вещами. Кошель и не думал пустеть, деньги у демона были только золотые, а на все, что она напокупала хватило одной золотой монеты. Она остановилась, когда поняла, что купленная тут же на базаре новая сумка оказалась довольно тяжела, а ее еще надо было тащить через лес, и тут она поняла, что идти из города под вечер было неразумно. Не потому что она боялась темноты, а потому что в темноте можно было и заблудиться и покупки потерять, да что угодно могло произойти в ночном лесу. И решение пришло само, когда девчонка услышала разговор кого-то из покупаетелей о том, что на ночь надо остаться в гостинице, а не идти через лес по дорогам полным разбойников.

Хозяину гостиницы хватило одного серебряка, и он проводил девчонку в лучшую комнату. Вот только мысли человека, возникшие из-за того, что он увидел кошель с золотом, ей совсем не понравились. И она всю ночь оставалась начеку, просыпалась от малейшего шороха, звука за дверью или за стеной. Уличные шумы ее тоже постоянно заставляли просыпаться, и под утро показалось, что она совершенно не выспалась. И все же она решила не рисковать приобретенным богатством и золото из кошеля перекочевало в закрытые кармашки на платье, что она приобрела на базаре днем. Платье это предназначалось для домработниц, но подходило и для кого угодно. Множество карманов и кармашков, которые еще и застегивались, стали первой причиной для его покупки. Кошель опустел, и на его дне обнаруцилось тайное отделение, в котором была металлическая пластинка с гравировкой. Гравировка изображала двухвостого демона, а на обратной стороне оказалась надпись, которая гласила, что предъявитель сего знака является наследником рода Барлидов. Девчонка еще долго рассматривала знак в свете восходящего солнца, заглянувшего в окно, затем убрала его в один из карманов, одела новую куртку, брюки, сапоги и покинула комнату. Внизу никого не было, кроме старой служанки, крутившейся на кухне, и взяв у нее завтрак девчонка уселась за столик.
− Рановато вы в дорогу собрались, барышня. Наверно, далеко направляетесь?
− Далеко, − буркнула девчонка, не желая говорить. Да и не о чем ей было говорить с чужаками.
− Я ведь чего спрашиваю то, барышня. Может, собрать надо чего в дорогу-то?
− А ты за мной идти собралась, что ли, маманя? − спросила девчонка.
− Зачем с тобой? Я для тебя собрать чего хотела.
− У меня, по-твоему, ноша маленькая, что ли? Али ты указывать мне вздумала, чего с собой брать?!
− Да я ж тебе помочь хотела, а ты огрызаешься, аки демон двухвостый!
− Аки демон, говоришь? − проговорила девчонка, подымаясь из-за стола. − И откуда ж тебе знать, как демоны разговаривают? Али ты с ними цацкалась?
Женщина остановилась, развернулась и замерла, глядя на стоявшую перед столом девчонку. Впрочем, девчонка уже и не была девчонкой, а давно стала молодой красивой девушкой, за которой давно ухлестывали бы парни, если бы они ее знали.
− Господи, ну и напугала же ты меня?! − воскликнула женщина.
− Я так страшно выгляжу? − удивилась девчонка.
− Да, нет, просто мне хвосты померещились.
− Да ты чего несешь?!
− Не серчай, барышня! Я же не со зла!
− Не со зла? И кто же это не со зла демонов и хвосты поминает?!
− Так ведь, померещилось же!
− А если мне померещится, что у тебя рога на голове?
− О, нет, − воскликнула женщина и схватившись за голову кинулась прочь из обеденного зала, а девчонка взяла свою сумку и пошла на выход, решив не дожидаться реакции женщины, что могла чего угодно себе выдумать, а закончилось бы все намного хуже.

Старая дорога, ведущая к ее деревне, давно заросла, а перед входом в лес стоял плакат с оскалившимся двухвостым демоном, которому была пририсована звериная голова, а пасти на груди не было и в помине. Девчонка некоторое время смотрела на рисунок, на надпись гласившую, что вход в "Проклятый лес" запрещен, и тот кто туда пойдет − тот сам будет виноват в собственной смерти. Она не стала задерживаться, чтобы ее не заметили из города, и зашагала вперед, по заросшей дороге.

К обеду она уже была дома. Разбойники за время ее отсутствия не появлялись, и девчонка занялась своими обычными домашними делами. Соседи явились почти через неделю, и были явно недовольны своим походом. Главаря банды среди вернувшихся не было, и спросив о нем, она узнала, что главарь был убит во время попытки получения выкупа за похищеных людей. Вместо выкупа банда получила вооруженный отпор, и погибли четверо, а многие остальные получили ранения и едва ушли.
− Вам что, нечего было делать, кроме как людей похищать? − спросила она.
− Голова сказал, что мы получим много денег за похищеных.
− Он то свое уже получил, − фыркнула девчонка. − Что будете делать? Кто теперь будет Головой?
Они перегладывались, не зная что и ответить. Кандидатов на главенство не оказалось, или они побоялись выступить.
− А ты сама выбери, хозяйка, кого назовешь, тот и станет Головой, − произнес кто-то, и все зашевелились, соглашаясь с такой постановкой вопроса.
− Я в вашей банде не участвую, так что, нечего с меня и спрашивать, − заявила она.
− Так ведь ты же хозяйка в деревне, − произнес кто-то.
− И что, вы будете меня слушаться? − спросила она.
− Будем! − раздались возгласы.
− А если я скажу вам брать плуги и пахать? − спросила она.
− Да где ж мы их возьмем-то?
− В городе. Пойдете к кузнецу и купите столько плугов, сколько нужно. А потом будете сеять, собирать урожай и делать все остальное, что делают нормальные люди, а не разбойники с большой дороги.
− Какая же мы банда, если просто крестьянствовать будем?
− А какая же вы банда, если у вас главаря нет?
− Мы его выберем! Или найдем!
− Тогда ищите, а меня к этому не приплетайте, − ответила она и ушла домой.
Несколько дней ничего не происходило, а на третий день утром деревня поднялась из-за воя, грохота и топота копыт.
Хозяйка проснулась из-за криков на улице и тут же вскочив выбежала во двор. По деревне неслись всадники в формах стражей, и вскоре все закончилось. Разбойники были схвачены и повязаны, кто-то оказался рядом с домом девчонки, и четыре стражника ворвались во двор, свалив старые едва державшиеся ворота.
− Не вздумай бежать, дура, от нашего хозяина не сбежишь! − произнес один из них.
− А вы, значит, демону служите, − произнесла она, сдерживая себя и в то же время готовясь к тому, что ей придется показывать себя, чтобы спровадить непрошеных гостей.
Из-за ворот появились еще несколько стражников, в том числе их командир, и девчонка мгновенно почуяла в нем двухвостого. Вслед за демоном во двор втащили Главаря разбойников. Вполне живого и здорового.
− Это и есть ваша хозяйка? − спросил двухвостый, глянув на Главаря.
− Да, это она, − ответил тот, глядя на девчонку и чему-то усмехаясь.
− А ты признаешься, что ты хозяйка этих бандитов? − спросил демон.
− Я хозяйка в этом доме и в этой деревне, а бандиты сами по себе. Я их сюда не приглашала, они сами приперлись, − заявила она.
− Сами, значит? − усмехнулся демон. − И что же, ты их спровадить не могла? Ты же хозяйка в деревне, сама призналась!
− И как мне их спровадить? − спросила она, глядя на главаря разбойников, а тот теперь смотрел на демона − своего нового хозяина, и она поняла, что это именно так. Не поняла только, почему?
− Как спровадить? − рассмеялся демон, проходя к девчонке. − Очень просто, показала бы им свои хвосты, они бы перед тобой на коленях ползали, − он обернулся к главарю. − Этот тот уж точно!
− А ты ему уже свои хвосты показывал? − спросила она.
− Я их ни от кого и не скрываю, − заявил он, и девчонка вздрогнула от этих слов.
− Разденьте ее! − приказал демон.
Стражники тут же исполнили приказ, и с девчонки буквально содрали платье. Под ним была коротка кофта, скрывавшая два верхних хвоста, а нижние были обязаны вокруг пояса, и она моментально разодрала перевязь, распуская хвосты. Стражники тут же отскочили от нее, разбегаясь в стороны.
− Пощадите! − раздался внезапно вой от главаря банды. − Я не виноват! Это все она!
− Заткнись, − приказал демон, и человека словно чем-то шарахнуло в лоб. Он умолк и откинулся назад, падая на спину, а демон приблизился к девчонке и протянув руку коснулся кончика ее хвоста. Она была готова к чему угодно, только не к этому. Хвост дрогнул, и она едва сдержалась от нового проявления, и вспышка магического света, зародившаяся где-то в корне хвоста, осталась там, не выходя наружу. − Меня зовут Барвид, − заявил демон, а как твое имя?
Она несколько мгновений молчала, не зная, отвечать или нет, а Барвид тем временем продолжал касаться ее хвоста и уже не просто касался, а гладил его, отчего возникали совершенно невероятные ощущения.
− Айвира, − произнесла она впервые за много-много месяцев.
− Пойдем в дом, Айвира, нам надо поговорить, − проговорил он, шагая в сторону крыльца и одновременно делая какой-то знак стражникам. Те зашвелились, подняли главаря разбойников и потащили прочь со двора.
− А где настоящая хозяйка этого дома? − спросил Барвид, оказавшись в большой комнате и рассматривая все вокруг.
− За деревней, на кладбище, − ответила она. − Я их всех там похоронила.
− Кого всех? − не поняв переспросил он.
− Всех сельчан, убитых демоном, − проговорила она едва слышно.
− Ты его видела? − спросил Барвид.
− Кого?
− Демона, который их убил.
− Ты дурак или прикидываешься?! − вспылила она, мгновенно подымая хвосты, разведенные в стороны и готовясь к чему угодно, вплоть до схватки прямо в комнате.
− Успокойся! − воскликнул он. − Я же вижу, что ты обыкновенная девчонка, которая ничего не понимает!
− Это ты ничего не понимаешь! − воскликнула она.
− И чего я не понимаю? − усмехнулся он.
− Того, что ты служишь злу!
− Ты сама ему служишь, − заявил он. − И доказательства этому имеются − твои хвосты!
− Я, в отличие от тебя, родилась человеком, − заявила Айвира, и реакция Барвида ее в первый момент напугала. Он повалился на пол и начал истерически смеяться.
− Человеком! Ой, не могу! − слышалось от него, и Айвира прошла от него в сторону, взяла с полки халат и накинула его на себя, завязывая на поясе хвосты.
− Мы все рождаемся людьми, − проговорил он, когда смех прошел, и он отдышавшись уселся на полу. − Если твоя мать не была демоном, значит, демоном был отец. Только и всего. Ты своих родителей видела когда-нибудь?
− Я жила здесь со своей матерью... до того дня...
− Так значит, это ты их?.. − проговорил он. − Ты убила всех жителей деревни?
− Какого дьявола тебе от меня надо, проклятый демон?! − закричала она, разворачиваясь и резко откидывая Барвида от себя из-за того, что он оказался рядом.
− Тебя жестоко обманули, Айвира. И, если это сделали не намеренно, то, как минимум, из невежества. Наш род − не является никаким проклятием. Просто есть в мире люди и есть демоны, такие как мы. И мы ничем не хуже людей. Просто так сложилось, что мы сильнее, и люди из-за этого нас боятся. А те, кто боится, всегда выдумывает себе оправдания для страха. А, по- настоящему, никакого оправдания для этого страха нет.
− Людей, пропавших в проклятом лесу, они тоже выдумали?
− Это уже другой вопрос, Айвира.
− Как же другой, если из-за этого люди и считают демонов проклятыми демонами?!
− Другой в том смысле, что среди демонов есть настоящие звери, − произнес Барвид. − Такие, из-за которых наш род и ненавидят те, кто нас не знает. А те, кто нас знает и знает по-настоящему, считают совершенно иначе. Иные готовы на все ради только возможности породниться с нами. Просто пойми, Айвира. Ты ведь сама не считаешь себя злобным чудовищем?
− Я совершила много ужасных вещей, − произнесла она.
− Это от незнания. Если бы тебя правильно учили с самого начала, ничего бы не случилось. Быть может, сейчас было бы множество людей, которые бы тебя боговорили только за то, что ты им сделала.
− Не вижу ничего из того, что я умею, за что можно было бы боготворить демона.
− Я не говорил, что это обязательно было бы. Но большинство демонов способны не только убивать, но и излечивать людей. Тебе самой решать, чего ты хочешь в своей жизни. Стать злобным демоном, каким их описывают людские страшилки, или жить полноценной жизнью среди тех, кто считает тебя другом, и не бояться каждую минуту, что тебя раскроют, потому что раскрывать будет нечего.
− И как я это решу, когда в жизни все наоборот? − спросила она.
− Жизнь можно переломить. Так же, как она переломилась в тот момент, когда ты осознала себя демоном, ты можешь переломить ее и теперь. Поняв, что быть демоном − это не проклятие и не зло. Просто идем со мной, и я приведу тебя к тем, кто тебя научит всему, как научили меня. Ну, решайся же, Айвира, − он протянул ей руку, приглашая идти за собой.
Она раздумывала недолго. В конце концов, у нее была иная сила, о которой еще никто не знал. И Айвира чувствовала ее в себе, как чувствовала то, что способна справиться с любым демоном, если это потребуется.
И она приняла его руку, а на утро половина отряда отправилась сопровождать демонов, а другая половина осталась в деревне наводить свои порядки.

Дорога лежала через множество городов и сел. Айвира раньше и не представляла, насколько велика Империя, а тут оказалось, что ее не пересечь и за неделю пути.
Столица осталась далеко в стороне, и объясняя это, Барвид впервые упомянул четыреххвостых, как самых злобных демонов из всех демонов.
− Тебе не кажется, что ты о них рассуждаешь так же, как люди рассуждают о двухвостых? − спросила Айвира, когда он заговорил о новом виде демонов.
− Может, оно и так, но с четыреххвостыми есть все доказательства их злобы.
− Доказательство − два лишних хвоста, не так ли?
− Да ты смеешься надо мной, Айвира! − воскликнул он, и она действительно рассмеялась, скрывая под этим смехом свое истиное настроение.

Хвостатый замок появился на горизонте высоким темным шпилем, и с этого момента эскорт не сворачивал никуда. Барвид рассказывал о замке, о том, что он, если смотреть на него сверху, похож на официальный символ хвостатых, на котором был изображен демон.
− И какой смысл в таком построении замка? − спросила Айвира.
− На моей памяти ты первая об этом спросила. Возможно, учителя и знают ответ на твой вопрос. Приедем − спросишь.
Высокая каменная стена преградила дорогу от горизонта до горизонта. В первый момент стена показалась непреодолимой, и всадники у ее подножия выглядили словно букашки. Барвид указал одному из воинов на стену, и тот промчался туда, некоторое время двигался вдоль стены, что-то отыскивая, затем вернулся назад.
− Здесь семьсот четырнадцатый фрагмент стены, командир, − произнес он.
− Вперед, − приказал демон, разворачивая лошадь и направляя ее налево от места, где всадники выехали к стене из леса.
Постепенно стало ясно, что стена не прямая, а выгибается некой дугой, вдоль которой и двигался отряд. Солнце скрылось за стеной, и становилось темно, когда они оказались у больших ворот под стеной. Рядом с воротами стояли две огромные статуи, изображавшие демонов. Хвосты демонов шевелились, что могло привести в ужас и трепет любого человека.
− Главную свою функцию они выполняют очень хорошо, − заметил Барвид, глядя, как Айвира рассматривает шевелящиеся хвосты. − Дураков они отпугивают, Айвира. А умные очень хорошо подумают, прежде чем соваться в Хвостатый Замок.
На въезде в ворота стояла настоящая стража, и Барвид предъявил документ, которым оказалась металлическая пластина с изображением двухвостого. Айвира вспомнила, что у нее есть такая же, отобранная у съеденного ею демона. Она решила не вспоминать об этом до поры до времени.

Восточный бастард


− Почему о появлении восточного бастарда я узнаю едва ли не самым последним в столице?! − воскликнул Император, накидываясь на Первого Советника, едва он появился в тронном зале.
− Ваше Величество! − воскликнул тот. − Вы же знаете, что непроверенные слухи всегда лезут вперед настоящих фактов! А я перед тем, как передавать вам важные сообщения, как следует проверяю их!
− Что там происходит, черт подери! Говори, а не рассусоливай о слухах!
− Убит наследник рода Барлидов. Расследование показало, что это сделал некий четырехвостый, а так как все ваши родственники находятся под наблюдением службы безопасности Вашего Величества, и никто в предполагаемое время убийства не уходил из под наблюдения и не появлялся в том городе, следователь сделал вывод, что убийство совершил пресловутый Восточный бастард, о котором ходит куча легенд, и нет ни одного проверенного факта.
− Вечерем этот следователь должен быть здесь, − приказал Император.
− Будет, Ваше Величество, − пообещал Советник и заговорил о новом деле.

* * *


Следователь появился в тронном зале так, как это и предписывали неписанные правила − в своем демоническом обличии, и этот видничуть не способствовал его храбрости, потому что Император встречал его в своем истином обличии четырехвостого демона. От вида четырехвостого у любого двухвостого появлялась дрожь в ногах, отнимался язык и случалось много такого, что происходило с обычными людьми от вида двухвостых. Следователь не был исключением и решив, что Император на него зол, сразу же начал с оправданий.
− Я не распространял этих слухов, Ваше Величество! − воскликнул он с ужасом глядя на два хвоста, что развивались над плечами Императора вдобавок к обычной паре хвостов, какая была у каждого демона.
− Значит, слух этот возник на пустом месте, так? − спросил Император, приближаясь к следователю.
− Нет, но я не виноват! − снова пытался оправдываться он.
− Знаешь ли ты главное мое правило по отношению к таким вот словам? − спросил четырехвостый, оказываясь перед двухвостым на расстоянии вытянутого хвоста.
− Нет, − проговорил следователь. − Пощадите!
− Правило очень простое, дорогой мой друг, − медленно заговорил Император, беря двухвостого за голову руками. − Если ты оправдываешься и просишь пощады, значит ты − ВИНОВЕН! − И вместе с последними словами, он резко притянул голову следователя к себе и вжал в раскрывшуюся на груди пасть. Демон не успел ни вскрикнуть, ни попытаться вырваться.
− Советник! − позвал Император, и в тронном зале появился Первый Советник. Он выглядел обычным человеком и быстро просеменил к четырехвостому, что уже сидел на троне.
− Я сделаю все, что прикажут Ваше Величество, − проговорил он, поднимаясь на ступени перед троном и касаясь рукой одного из нижних хвостов Императора. Тот молчал, и Советник некоторое время ласкал руками хвост своего повелителя, пока тот не выскользнул из его ладоней.
− Отправь в Следственный Отдел приказ, чтобы они назначили нового следователя по делу изчезновения наследника Барлидов.
− Да, Ваше Величество, я сделаю это немедленно, − проговорил секретарь, и в ту же секунду хвост Императора обвился вокруг шеи советника.
− И ни слова о том, что ты здесь увидел, подглядывая в замочную скважину! − резко проговорил Император.
− Я никому не скажу! Я же не дурак! − воскликнул советник.
Император прекрасно знал, что советник не станет болтать лишнего. Он ведь знал и видел, что Император делает с болтунами.
− И вызови сюда хлыст-мастера! − приказал Император, когда советник покидал тронный зал.
− Вызову прямо сейчас! − крикнул советник, и двери за ним закрылись.

Мастер появился в зале через несколько минут. Он был даже не демоном, а обычным человеком. Впрочем, не совсем обычным, потому что далеко не каждый человеко может так спокойно как он поднять с пола обрубки демонических хвостов и подняв их рассматривать с неподдельным профессиональным интересом.
− Из этого материала должны получиться хорошие инструменты, − заявил Император, сходя с трона и приближаясь к человеку.
− Да, Ваше Величество! Мне редко попадается столь прекрасный материал! Вы получите из них инструменты самого высшего качества!

* * *


− Ничего не бойся, Айвира. Атакуй со всей своей силой, − произнес Барвид. − Бульвера в свое время даже наш ректор не одолел, и ты ничего особенного с ним не сделаешь. А даже если и сделаешь, у него регенерация не хуже чем у четырехвостого.
− Ты готова, Айвира? − спросил экзаменатор, и Барвид отошел от девушки, оставляя ее одну против огромного демона, державшего в руках стальную дубину, мечи от которой отскакивали словно детские мячики от стенки.
− Вкладывай всю силу и атакуй, − приказал экзаменатор. − Это твой тест.
Она так и сделала, представила всю свою мощь, зажгла ее в корхян своих хвостов, и перекачала огонь из хвостов в руку, а из руки в меч, с которым она кинулась в атаку.
Рев демона. Крики вокруг, и едва ощутимое касание, после которого рев демона обратился в дикий вопль боли, а девушка, обернувшись назад увидела, как демон повалился на бок, роняя свое грозное оружие. Меч Айвиры светился магическим огнем, и она усилием воли погасила огонь, после чего вернулась к демону, оставшемуся без ноги из-за ее удара.
К нему уже мчались другие демоны, и о тесте Айвиры все позабыли. Отрубленную ногу Бульвера приставили к месту, где она должна была находиться, над телом поверженного взметнулось несколько десятков хвостов, и Айвира увидела, как магия изливается из хвостов и из рук, как тело раненого принимает ее и заживляет нанесенное ранение.
Что-то было не так. Меч Айвиры уже лежал на песке, и она окзалась рядом с поверженным. Тот смотрел на нее огромными глазами, и в них не читалось ничего, кроме чудовищного ужаса.
− Не хватает седьмого элементаля, − раздался голос ректора, − У кого есть, давайте быстрее, нужно не меньше десяти единиц! Айвира не понимала, что они делали, но видела это. Видела передаваемую магию и видела сплетения магии в теле раненого. Видела, как полыхает магия, пытаясь восстановить тело. Видела, что ей не хватает самой малости. Того самого элеметаля, о которых Айвира и не знала раньше ничего. А теперь, присмотревшись она увидела, что демоны-маги, окружвишие Бульвера, излучают каждый только один собственный вид магического пламени. Какой из них какой, она еще не знала. Знала лишь, что одного огня не достаточно. Она приблизилась, и в ее руке вспыхнул огненный комок. Смесь самых разных потоков, смешанных воедино. Ректор увидел этот огонь и замер, глядя на демонессу, а та приблизилась к раненому и сделала так же, как делали остальные. Магический огонь вошел в соприкосновение с сетью магии демона и в мгновение пронесся сквозь его тело, восстанавливая всю сеть, со всеми лементалями. Свет в месте, где была перерублена нога, постепенно угас, и демоны разошлись в стороны.
− Кто-то мне сказал атаковать со всей силой, и что я ничего с ним не сделаю, − произнесла она, глядя на ректора.
− Кто же ты? − произнес ректор, оказываясь напротив Айвиры. Вокруг собрались все маги-демоны, и среди них оказался Барвид, который выделялся одеждой с более простыми знаками, чем у остальных.
− Мы − такие же как вы, − проговорила Айвира, глядя на Барвида. − Мы не несем зло или добро. Мы такие же. Просто так получилось, что мы сильнее. И поэтому вы боитесь. А бояться нечего. Надо всего лишь поверить в то, что мы такие же, как все.
Она в точности повторяла те слова, что еще несколько дней назад говорил сам Барвид перед новичками-новобранцами, принимаемыми на службу в Хвостатый Замок, а затем Айвира скинула с себя платье и развернула перед всеми свои четыре хвоста, одновременно вырастая до своего демонического роста.
− Четырехвостый! − раздался чей-то панический вопль. В тот же момент площадка озарилась вспышками обращений, и вокруг Айвиры оказалось несколько десятков двухвостых демонов выросших не меньше ее, а некоторые стали даже больше.
− Сбылось предсказание Ульвергорана, − послышался слабый голос, и Айвира увидела Барвида. Он так и оставался в человеческом облике, из-за чего выглядел карликом среди великанов.
− Ты так в этом уверен, ученик Барвид? − глянул на него ректор. Тем не менее, он не выпускал из своего поля зрения четырехвостую, не двигавшуюся с места.
− Разве это не очевидно, учитель? − спросил он, прошел к Айвире и никого не смущаясь коснулся рукой одного из ее нижних хвостов.
− Лучше бы ты этого не делал, − проговорила она, подымая хвост так, чтобы человек со своего роста не достал его.
− Это далеко не очевидно, − произнес ректор. − Ты слишком плохо знаешь пророчества Ульвергорана, чтобы делать подобные заявления.
− Но, разве Ульвергоран не предсказывал, что когда-нибудь сюда придет четырехвостый, и произнесет те самые слова, какие мы сами говорим людям? − спросил ученик. − Разве не эти слова есть основание для принятия любого демона в Замке? И кем мы станем, если сами же предадим дело, которому служим?
− Никакого нарушения не было и в помине, ученик! Ты не имеешь права обвинять нас в подобном!
− Я и не обвиняю. Идем, Айвира, − Барвид протянул ей свою руку. − Люди всегда долго думают прежде чем решиться. − Точно так же он сказал и тогда, когда объявлял людям о себе, как о демоне. Айвира шагнула к нему, меняя себя, и Барвид скинув с себя плащ накинул его на нее, после чего они ушли из круга демонов, молча наблюдавших за этим уходом.

− Почему ты не испугался, как остальные? − спросила она, когда собрание демонов осталось далеко позади.
− А ты уверена, что они именно испугались?
− Уверена. А ты не ответил на вопрос.
− Наверно, потому, что я слишком долго был рядом с тобой, Айвира. А еще, потому что я искренне верю в дело, которое мы делаем.
− Мне неизвестно, что это за дело, и я, похоже, уже подписалась на него, не зная, что это именно так.
− Идем в библиотеку, Айвира. Чтобы все объяснить, надо читать пророчества Ульвергорана, потому что все наше дело состоит в исполнении его пророчеств.
− Зачем?
− Что зачем?
− Зачем исполнять какие-то пророчества, Барвид? Разве нельзя просто нормально жить, не думая о них?
− Если бы все было так просто, − вздохнул он. − Идем же! − И он прибавил шагу, направляясь к одному из корпусов замкового комплекса.

* * *


− Господа, − заговорил ректор, когда Айвира и Барвид удалились. − Пришла время признать, что то, чего мы все так боялись, свершилось!
− Ты в этом уверен, Бергарт?
− Мы должны немедленно отправиться в библиотеку и изъять Первоисточник. Он не должен попасть в руки Принцессы Айвиры ни каким образом!- Ректор поднял руку в знаке, означавшем сбор магической энергии, и лишь некоторые из демонов не присоединились к этому знаку и не влили часть своей силы в создаваемый ректором телепорт.
− Вы весь замок на уши подымете, а паника до добра не доведет! − раздался крик одного из неприсоединившихся.
− Так и не подымайте панику, − глянул на демона Бергарт. В этот же момент телепорт открылся, и ректор ступил в возникшую перед ним голубоватую дымку.

* * *


− Что это? − спросила Айвира, ощутив странный всплеск магического света, пробившегося сквозь стены и потолок коридора, по которому они шли с Барвидом.
− Ты о чем? − не поняв переспросил он.
− Ты магический свет совсем не видишь, Барвид?
− У меня магии не больше чем у самого последнего площадного мага, показывающего фокусы на потеху публике.
− Магический пожар в библиотеке! − послышались вопли в коридоре.
− Черт возьми! − воскликнул Барвид. − Идем скорее, Айвира, пока Первоисточник не сгорел!
Они побежали вперед и вскоре оказались у входа в библиотеку, где столпилось множество учеников и учителей.
− Демон вас всех раздери, да пропустите же нас! − взрычал демоническим голосом Барвид, и толпа резко разошлась, оборачиваясь. Барвид держал Айвиру за руку не выпуская и тянул за собой. Он открыл дверь в библиотеку, толкнув ее ногой, и остановился. За дверью сиял яркий ослепляющий свет, от которого пришлось закрываться руками. Люди же просто бросились бежать от яркого света, который буквально вселил в них ужас.
− Принцесса Айвира, не входите сюда! − раздался демонический голос изнутри библиотеки.
− Принцесса? − удивленно переспросил Барвид и взглянул на демонессу.
− Твой кол по науке предсказаний, ученик Барвид, имеет лишь одно оправдание. Согласно предсказаниям мы никогда не обучали им в достаточной мере всех демонов с именем Барвид. И поэтому ты не знаешь главной и самой страшной тайны пророчества Ульвергорана. Появление в нашем замке четырехвостой Принцессы Айвиры означает начало не просто измений в мире. Это будут очень жестокие изменения. Начнется война, в которой мы потерпим жестокое поражение. И первым падет Замок Четырехвостого Императора. Это падение станет знаком для нас. Знаком для сбора всех наших сил и всех армий, что мы тайно готовили, зная что нам предстоит война с ужасным врагом. И страх людей перед двухвостыми, страх двухвостых перед четырехвостыми − ничто перед тем ужасом, что нас ждет. И наше дело − как следует подготовиться к встрече этого врага. Подготовиться самим и подготовить армию.
− Если все так, почему Принцессе Айвире запрещено знать все предсказания?
− Ей их не запрещено знать, Барвид. Она узнает все с твоей помощью, а не напрямую. Если же она напрямую соприкоснется с Первоисточником, произойдет чудовищный магический взрыв, который уничтожит весь наш мир. Вы слышите, Айврира? Ради всего мира, не пытайтесь добраться до Первоисточника. Огонь, который вы сейчас здесь видите − всего лишь одна из мер самозащиты Первоисточника. Его нам оставил сам Ульвергоран и предупредил о том, что вам нельзя соприкасаться с Первоисточником, если только вы не пожелаете уничтожить и себя, и весь мир.
− Получается, что я должна делать то, что требуют эти ваши предсказания, а сама я к ним и прикоснуться не имею права?
− Предсказания исполняются всегда, Принцесса Айвира. Как бы мы этому ни сопротивлялись или не помогали. Все будет так, как сказано в предсказании. Птому что предсказание − это всего лишь пересказ того, что для нас только еще будет, теми, для кого оно уже было. Наши потомки научатся путешествовать из будущего в прошлое, и Ульвергоран − один из таких путешественников.
− Все было так как будет, и все будет так как было, − произнес Барвид, ступая в огонь, всбесившегося Первоисточника. А оттуда к Айвире вышел ректор Бергарт, взял ее за руку и отвел в сторону.
− Вы видите, Принцесса, когда вы удаляетесь, магический свет меркнет. Это и есть доказательство того, что вам нельзя к нему прикасаться.
− Почему вы называете меня Принцессой?
− Потому что такова твоя судьба, Айвира. Так записано в книге предсказаний, а там все правда, до последнего символа, потому что книга предсказаний пришла к нам из будущего. Она не обманывает. Обманываться можем только мы сами и те, кто эту книгу писал и еще будет писать.
− То есть как это еще будет?
− В ней наша история, в том числе и то, что происходит сейчас, что произойдет через день или через год. У Барвида незавидная роль в этом деле, и он сейчас получает от Первоисточника те знания, которые предназначены для тебя. Ты узнаешь их от него. А мы будем служить тебе, Принцесса. Не сразу и не все. Сначала ты должна научиться многому тому, что ты должна уметь как демон, а что будет потом, ты узнаешь от Барвида. А сейчас я провожу тебя в место, где ты будешь жить. Ты ведь не откажешься поселиться в Хвостатом Замке?
− А мне есть смысл отказываться?
− Это зависит только от твоего желания. Увидишь место, решишь все сама. А я не могу настаивать.

Жилые сектора Замка располагались вблизи Хвостов. Там были самые толстые и самые высокие стены, под которыми для входа и выхода из Замка было оставлено несколько тоннелей, перекрываемых в случае необходимости каменными глыбами. Чтобы быстро перекрыть вход достаточно было перебить кувалдами несколько каменных стопоров, и глыба падала вниз, перекрывая проход, а чтобы поднять ее назад или снова неспешно закрыть, служил древнейший механизм, продуманный с такой тщательностью, что он еще ни разу не ломался. Некоторые детали приходилось менять, но эта замена была задумана с самого начала. Подобные древнейшие механизмы, сделанные из камней, работали и в статуях двухвостых, стоявших у главных ворот города. Они то и проводили хвосты в движение. Эти механизмы приходилось чинить много раз, потому что в дикие времена, набеги на Замок случались довольно регулярно, и нешибко умные налетчики частенько начинали бой с шевелящимися хвостами, перебивая их каменными катапультами.
− Кому же понадобилось строить подобный замок? − спросила Айвира, когда экскурсия подошла к концу.
− Его построили наши предки, чтобы защищаться от диких людей, не понимавших, что мы с ними − одного рода-племени.
− Мне трудно все это понять, − произнесла Айвира.
− Вы поймете, принцесса, можете в этом не сомневаться. Надо только учиться, и чем больше вы будете учиться, тем проще станет понимать то, что вы не поняли сначала.

* * *


− Что?! − мгновенно вскипел Император. − Какое еще оружие?! У людей не может быть такого оружия!
− Но оно есть, Ваше Величество, − проговорил Первый Советник. − И оно убивает по-настоящему!
− Я тебе говорил, что сделаю с теми, кто будет распускать подобные слухи, Советник? − взрычал Император, распуская свои хвосты.
− Помилуйте! Но это же правда!
− Неужели ты думаешь, что меня это остановит, глупец?! − Советник в последний раз захрипел, когда верхние хвосты четырехвостого демона свились вокруг его шеи, и более не проронил ни звука, потому что голова его оказалась в грудной пасти четырехвостого, и Император сомкнул грудные клыки, перекусывая шею своего первого слуги.

* * *


− Началось! − ворвался в кабинет ректора дежурный маг.
− Император только что убил своего Первого Советника! Завтра будет первая атака чужаков на Четырехвостый Замок, и послезавтра он падет! Первоисточник все подтверждает!
− Значит, время пришло, − поднялся из-за стола Бергарт. − Подымай Магическую Тревогу. Наша армия должна выступить немедленно! И не забудь записать все в Айнбук!
− Записывать прямо сейчас или, когда все подтвердится?
− Ты же знаешь Правила!
− Да, как только будет подтверждение − сразу же запишу!
− И не медли. Любой пропуск сейчас может обернутся поражением в будущем! Где Принцесса Айвира?
− Она на полевых занятиях. Я уже отправил туда гонца чтобы немедленно все возвращались в Замок.
− Правильно. Как только она появится здесь, немедленно направляй ее ко мне!
− Будет сделано!
− Иди!

* * *


− Учитель, Магическая тревога! − произнесла Айвира, появляясь рядом с его палаткой.
− Откуда? − спросил тот, выскакивая наружу и оглядываясь. − Я не вижу никаких магических огней, Айвира.
− Дикий огонь пляшет над Хвостаты Замком, учитель. Я таких знаков еще никогда не видела.
− Каких знаков? − спросил он.
− Вот таких, − и в руке девушки вспыхнул огненный клубок, который начал пульсировать и меняться, действительно отплясывая какой-то танец.
− Ты точно все запомнила?! − воскликнул он. − Других знаков не было?!
− Этот танец продолжается и сейчас. Как же вы не видите?! − И она махнула рукой в сторону Замка. − Я же здесь копию сделала намного менее сильной, чем оно светится там!
− У меня нет дальновидения в магии, Айвира, − ответил он.
− Ты не хочешь сказать, что эти знаки означают, Учитель? − спросила она.
Он глянул на нее совсем по-другому, затем подозвал знаком дежурного, приказывая ему привести двух лошадей.
− То что это Магическая Тревога, ты поняла и сама, − произнес он. − Сигнал означает Полную Мобилизцию, Принцесса. Это значит, что Война Будущего уже пришла. Думаю, тебе надо немедленно возвращаться в Замок. Бери лошадь и скачи прямо сейчас. А мне еще балбесов по лесу собирать!
Она сделала, как сказано, и вскоре неслась по лесной дороге в сторону замка.
Небо вспыхнуло новыми огнями. Множество огненных точек зависли вокруг Замка и начали опускаться вниз, а вместе с ними пришла волна магии, говорившая, что спускавшиеся с неба существа, обладали магическими силами не меньшими, чем у хвостатых демонов.
Она мчалась вперед. Мчалась, не глядя на усталость животного. Чтобы лошадь не выдохлась окончательно, Айвира зажгла в себе огонь, и магией влила в лошадь дополнительные силы. Та заржала, ощутив это и подстегнутая новыми ощущениями немного прибавила скорости.
В поле вокруг Замка была армия. Армия Чужих. Айвира это поняла сразу, едва увидла их. Они светились магией совсем не так как люди или демоны. Да и выглядели они совсем не так, как люди. Больше походили на странных прямоходящих зверей. Звери заметили всадницу, и их взору обратились в ее сторону. Она уже собиралась затормозить скачку, когда в рядах чужаков возникло движение, и они расступились, открывая широкий проезд через свой строй к Замку.
Айвира не медлила. Лошадь получив очередной толчок силы рванулась через строй армии, осадившей Замок, и Айвира беспрепятственно пересекла поле, приблизившись к высоким стенам.

Где-то на стене вспыхнул магический вызов, и Айвира ответила, передавая свой условный магический код. Через секунду рядом с ней вспыхнул огонь телепорта, и из него появился ректор Бергарт.
− Айвира! − воскликнул он. − Как ты могла поступить так безрассудно! Враги могли Тебя убить!
− Враги? − переспросила она, спрыгнув с лошади? − Бергарт, ты потерял магическое зрение? Где ты видишь врагов?!
− В Первоисточнике было сказано, что враг спустится с небес на огненных колесницах, и это именно они!
− Я всегда подозревала, что в этом ваше Первоисточнике кроется какая-то гадость, Бергарт. Если вы атакуете их, я сделаю то, чего вы совершенно не поймете, потому что не можете понять никогда!
И она, развернувшись от ректора зашагала прямиком к выстроившимся колоннами полкам пришельцев.
− Не делай глупостей, Айвира! − закричал он, догоняя его.
− Ты обещал, что не будешь мне указывать, что мне делать, а что не делать! − взрычала она, оборачиваясь к демону, и он остановился, ощутив в ней бешеный гнев.
Айвира оставила его и продолжила свой поход в сторону пришельцев.
А от пришельцев тем временем отделилась группа из нескольких зверей, и вскоре они оказались друг перед другом.
− Приветствуем вас, Принцесса Айвира! − заговорил один из чужаков на чистом человеческом языке. − Мы − варгасы, пришельцы из будущего. Мы пришли для того, чтобы помочь вам победить в предстоящей войне.
− Вы уверены, что не ошиблись, выбирая сторону в этой войне? − спросила она.
− У нас есть вся информация из будущего, Принцесса Айвира, − проговорил варгас. − Наша галактика погружается в пучину жестокой Войны Времен. И ваш мир в ней играет одну из ключевых ролей. Враги об этом знают, и уже высадились на Обратном материке. Вы ведь знакомы с географией и знаете, что ваш мир представляет собой шар с огромным океаном, в котором расположены два больших материка?
− Вы ведь пришли сюда не географии меня учить?
− Да, мы пришли, чтобы встретиться с двумя существами и обеспечить им успех в будущем.
− Двумя существами? Это с кем же? − спросила Айвира.
− Первый − демон Ульвергоран.
− Ульвергоран в далеком прошлом, − объявила Айвира. − Даже не знаю точно сколько, но счет на тысячи лет.
− Мальчик-гигант! − возник удивленный возглас варгаса, и он обернулся к кому-то из своих. − Похоже, Ульвергоран нашего Ламана-то переплюнул!
− О чем вы говорите, не понимаю, − вмешалась Айвира.
− Простите, Ваше Высочество. Речь все же не о том Ульвергоране, которого вы знаете, а о том, которого вы еще НЕ знаете.
− То есть как?
− Ульвергоран родился в это время, Принцесса Айвира. Он примет участие в Войне Времен, окажется среди варгасов и получив знания варгасов вернется сюда, чтобы сделать то, что он уже сделал. Возможно, вам это сложно понять, но Ульвергорана мы должны найти пренепременно и защищать в первую очередь.
− В первую очередь по отношению ко мне? − спросила Айвира.
− Нет. В первую очередь вообще, так же как и вас, Принцесса. А теперь вы должны нас выслушать, Принцесса.
− Я же и так вас слушаю, − произнесла она.
− Вы можете представить себе карту своей страны?
− Могу, разумеется, зачем она вам?
− Речь не о ней, а о времени. Время и пространство едины. Они словно огромная страна, но намного больше, чем можно себе представить. И во времени и пространстве можно путешествовать так же, как по стране. Только есть одна разница. Если вы покинете свой дом, пройдете по дорогам и вернетесь назад, сделав круг, то найдете свой дом покинутым и пустым. Если же то же самое сделать во времени, то дом не будет пуст. Вы встретите в нем своих предков или потомков. А быть может, даже самих себя. Я надеюсь, это вам понятно?
− Это понятно, − произнесла она, вспоминая, как учителя вдалбливали ей это знание до тех пор, пока она действительно не поняла.
− Так вот, если вы из будущего попадете в свое прошлое, и что-то нарушите, то это будет довольно плохо. С другой стороны, если вы не нарушаете, а исправляете прошлое так, чтобы оно стало лучше, то результат тоже будет непредсказуем.
− Если все так, что вы делаете здесь, в своем прошлом? − спросила она.
− Исправляем то, что можно исправить и помогаем самим себе и своим друзьям. Союз варгасов и демонов в будущем является наипервейшим условием победы во Временной Войне. Враги пытаются его разрушить всеми средствами, не гнушаясь вмешательства в наше и ваше прошлое. И поэтому мы здесь. Чтобы предотвратить их вмешательство и снизить их влияние до минимума.
В стороне послышался шум, и Айвира взглянув туда увидела армию людей, атакующую пришельцев. Вместе с ними в атаку шли и демоны.
− Вы заняли очень дурную позицию, − произнесла Айвира варгасам.
− Их надо остановить! − воскликнул варгас. − Мы же не враги!
В руке Айвиры вспыхнул огненный шар магии, который в одно мгновение пронесся к месту, где вот-вот могла начаться схватка, и огонь вырос, вставая на дороге. Огонь пульсировал, отплясывая дикий танец, в котором каждый маг и немаг, знавший кодированную магическую речь прочитал бы открытый текст, означавший приказ немедленно прекратить атаку на армию союзников.
− Ульвергоран псих, парни, − произнес варгас, глядя на огненный шар. − Но не вздумайте это сказать ему!
− Мы что, дураки, командир? − голоса почему-то звучали на языке понятном Айвире, но она пропустила эти разговоры, потому что была занята правильным делом.
Атака остановилась, но маг потребовал объяснений, передавая послание своим магическим огнем.
− Все объяснения потом! − передала Айвира. − В Замке!
− Да кто ты такой?! − возникла нервная передача от мага-демона.
− Я − Айвира. Ты слепой совсем?!
− Выполняй приказ Принцессы, командир, − возникла новая магическая передача открытым кодом со стены замка.
Айвира глянула туда и отправила лишь один знак вопроса.
− Бери командира этих зверей, Айвира, если они действительно союзники, и сразу же идите к айнбуку!

− Вы зря используете эту связь, − произнес варгас. − Да еще о открытый код. Враг его видит так же хорошо, как вы сами.
− Хочешь сказать, что мы себя выдали? − спросила Айвира.
− Глупо, конечно, так говорить, когда мы сюда высадились посреди бела дня на виду у всех.

Они прошли темным тоннелем под стеной, пересекли широкий двор и прошли к скале внутри которой и располагался айнбук − место, где год за годом и столетие за столетием демоны писали свою историю в камне, выбивая ее своим кодом. Мастера работали денно и нощно, проверяльщики шли за ними, считывая то что они прописали и при необходимости мастера возвращались и делали исправения.
− О, демоны! − воскликнул варгас, оказываясь у подножия скалы, испещренной мирриадами точек, тянущихся линиями строка за строкой. − Вот он древний НДК.
− Что за НДК? − спросила Айвира.
− Наскальный Двоичный Код. Сорок тысяч лет наши умники его пытались дешифровать, а потом прилетел Ульвергоран и им весь кайф обломал.
− Нас ждет ректор Бергарт, − объявила Айвира и двинулась через зал в место, где слышался звук работающих по скале инструментов. Варгасы рассматривали скалу, пока шли, а она казалась нескончаемой. Некоторые места в скале были покрыты чем-то черным, и строки с НДК обтекали такие места, заполняя оставшееся пространство.

− Опыт Ламана с наскальными письменами не прошел даром, − произнес варгас, когда они оказались рядом высокой лестницей, которая вела к площадке, на которой работал мастер наскального кодирования.

Бергарт показал Айвире лист с текстом состоявшейся "беседы".

− Здесь варгасы. Кто они, друзья или враги? − гласила первая надпись, пробитая кодом на скале.
− Варгасы − первые союзники, если это они. Страшные наглецы, но помочь смогут вам. И вы им помогайте всем, чем сможете. − ответ был в Первоисточнике, и он в этот момент находился не особенно далеко, лишь настолько, чтобы не возникала реакция на близость Айвиры, что у магической книги проявлялось ярким свечением и постоянным сообщением с требованием не допускать принцессу Айвиру контактировать с Первоисточником.
− Они ищут Ульвергорана, − произнесла Айвира, и ректор тут же предал распоряжение отправлять послание в айнбук. А пока мастер наверху выбивал точки в камне, Бергарт расспрашивал варгасов о том, чего его интересовало в первую очередь. Айвира слушала их разговор, ощущая себя полной идиоткой из-за того, что не понимала половины слов про летающие машины, космос, ракеты, компьютеры и многое-многое другое, о чем ее просто не успели просветить на занятиях, которые она регулярно посещала.
− Умники! − ответ Первоисточника буквально светился эмоциами. − И зачем я им там понадобился?
− Ульвергоран?! Это действительно ты?! − вопрос ушел в айнбук с теми же признаками эмоций, что были в предыдущем ответе.
− Я! Кому же еще, как не мне здесь сидеть, в такой ответственный момент?! А кто ты?
− Принцесса Айвира.
− Ох, Принцесса! (знак глубокого вздоха) Ладно, считай, что я простил тебя за все, что ты сделаешь со мной в ближайшем будушем.
− Но где ты?!
− Ищите местечко Сольмига Пестеро Орбероуз на Обратной Стороне. И будьте осторожны. Враг − не дурак!
− Не хочешь сказать, что будет?
− Что было со мной то уже было, Айвира. А что было с вами я узнаю только после того, как вы сами это напишете. Отправляйтесь в дорогу, и можете особо не спешить. Вам еще полгода меня искать. И не прямо сейчас. Сейчас у вас бой на носу. У вашей столицы. Варгасам скажите, чтобы пасть заткнули, если будут возмущаться моим вмешательством.
− Они здесь и сами не с полицейской операцией, − ответила Айвира, и мастер пробивавший коды впервые высказал свои эмоции по поводу слов, о том, что в историю подобное можно и не записывать. Его остудил ректор, напомнив, что слова Принцессы Айвиры сами по себе ценны для истории, какими бы они ни были. И человек ушел делать свою работу.
− Пока не забыл, Айвира, постарайся не влипать.
− А разве я уже не влипла?
− Это другое, подруга. У тебя хорошая защита, Айвира, но все же она не абсолютная. У тебя прямая связь с будущим. Такими вас создали.
− Кто создал?
− Вы сами. Будущие ваши потомки вернутся в далекое прошлое и станут вашими предками. С ума можно сойти от попытки понять, но вы сами это поймете.
− А ты, разве, не один из нас? Ты не демон?! − передала Айвира.
− Я человек, Айвира. Просто человек. Надеюсь, ты простых людей не боишься?
− Не смеши меня, а то молоток на голову кому-нибудь уроню.

* * *


Война ворвалась в страну бешеным вихрем атаки из космоса, которая началась прямо на столицу. Атакующими оказались люди, и это в первый момент смутило всех. Особенно, когда оказалось, что люди эти принадлежали роду демонов. Лишь некоторое время спустя стало известно, что десант был набран из воинов с Обратной стороны планеты, где пришельцы высадились еще несколько лет назад, взяли все под контроль и использовали людей не только как дешерую рабочую силу, но и как пушечное мясо.
И они дрались как звери, получив в руки оружие, какого этот мир еще не знал, воздушную и космическую поддержку и дикую идею того, что хвостатых демонов надо убивать всех без разбора.
Армия Императора сдалась сразу же. Самого Императора поймали вместе со всеми министрами и советниками, провели судилище на площади и тут же при тысячах свидетелей сожгли боевыми плазмерами. А затем начался террор. Одних обвиняли в пособничестве демонам, других во вредительстве победителям, третьих вообще за то что шляпа не понравилась. И когда народ прочувствовал "освобождение" от демонов началось сначала повальное бегство из городов, затем появилась армия сопротивления, которая без особого рвения, но все же присоединилась к "демонической" армии Принцессы Айвиры, о которой узнала вся страна, после первых боев, в которых захватчики потерпели поражение.
Их гнали, гнали всеми силами, и люди уже не смотрели, что среди них в войне участвуют и двухвостые. Демоны сражались в рядах своих армий, где к ним было правильное отношение. Остальные же, присоединившиеся и просто нанятые такое положение терпели, понимая, что иначе им придет полный каюк или какой иной пушной зверь.

Маги-демоны играли в этой войне особую роль. Они почти не вступали в прямые военные столкновения, но приходили на поле боя после и собирали уцелевших. Когда же смертельно раненые внезапно понимали, что оказались чудесно излеченными не просто какими-то врачами, а двухвостыми демонами, их мировоззрение переворачивалось раз и навсегда.

* * *


− Ты не должна так себя изводить, Айвира, − произнес Барвид. − У тебя слишком ответственная роль, чтобы так надрываться!
− Мне не нравятся мысли твоих хвостов, Барвид, очень не нравятся. Я делаю то что делаю, и других дел у меня сейчас нет!
Рядом появился еще один раненый человек на каталке. Он со страхом глядел на демонессу и в какой-то момент решил, что она его попросту убьет своими хвостами. Вот только этого не случилось, и струи магического огня, сошедшие с ее хвостов, произвели очередное чудо, и излеченному воину тут же помогли подняться на ноги и сделать несколько шагов до другой каталки, на которой его увезли. А первая по конвееру уходила дальше, где ее готовили для приема нового пациента. Надо было снять окровавленные простыни, зателить новые и после этого каталка отправлялась дальше, за новым раненым.
Два часа пролетели как несколько минут. Айвира совершенно обессилев ушла в комнату, что была здесь же, рядом с ее местом работы, и улеглась на постель, поджимая ноги и обхватывая плечи руками.
Дверь комнаты открылась и в нее вошел человек. Он некоторое время смотрел на Айвиру, затем подсел к ней и коснулся ее плеча.
− Моих родных убили пришельцы, − произнес он. − У меня никого не осталось, и мне не для кого более жить.
− Не нужно этих слов, − произнесла Айвира. − Мне и без них тошно.
− Тошно? − переспросил он.
− А ты думаешь мне легко осознавать себя машиной для перемалывания людей? − спросила она. − Из четырех раненых я делаю двоих, иногда троих здоровых, а остальных окончательно добиваю.
− Я то не ранен.
− У тебя другая рана. Рана, от которой ты сам хочешь умреть. Разве не так?
− Так, − ответил он и ничего больше не сказал. − Я готов, − произнес он.
− Ложись рядом со мной, − приказала она. Человек несколько косо глянул на нее, затем скинул с себя халат, который был его единственным одеянием и осторожно прилег на краю кровати рядом с демонессой. Та обняла человека руками, а затем и хвостами. − Не трусь, ты ничего не успеешь почувствовать, − проговорила она и прикрыв глаза сжала добровольную жертву, мгновенно высасывая из нее все жизненные силы. Не так уж и много их осталось у человека, потерявшего интерес к жизни, но на пару тройку излечений должно хватить. Айвира поднялась с постели, несколько мгновений смотрела на скрюченное сморщеное тело убитого, в который раз задумалась над тем, что же она творит, и дернула за веревочку, которая тянулась до звонка, что давало знать другим людям, о том, что пора убирать очередной труп из комнаты отдыха демонессы.
А она в очередной раз появилась в процедурной, где проводила свои лечения.
Очередной раненый оказался настолько слаб, что Айвира не успела ему помочь. Будучи в сознании и увидев хвосты демонессы он попросту словил разрыв сердца находясь на столе перед ней, и демонова магия оказалась бессильна ему помочь. Вместо излеченного из процедурной вывезли очередной скрюченный труп, потому что Айвира не упускала возможностей забрать то, что мертвому уже не нужно. Ведь только что умершее тело еще содержало некоторое количество так необходимой другим жизненной силы.

* * *


Над планетой шел бой. Яркие огни выстрелов были видны даже днем, а ночью в небе разыгрывался странный и непонятный танец звезд, на который было трудно смотреть без содрогания. Люди боялись, демоны делали вид, что им не страшно, а варгасы переживали каждый раз, когда видели очередной взрыв в космосе или падающий с неба огненный сгусток, возникавший при падении сбитого корабля.

− Почему, Ульвергоран? − задала вопрос Айвира. − Почему происходит эта война? Кому она нужна?
− Прости, Принцесса.
− Что значит, прости?! Отвечай же! − молоток действительно вывалился из ее руки и с грохотом рухнул на нижнюю площадку.
− Дай руку, Айвира, − раздался голос рядом, и она резко обернулась на голос. Перед ней без всякой опоры висела женщина, которую она не могла не узнать.
− Мама?! − воскликнула демонесса. − Но как такое возможно?!
− Я вернулась, чтобы забрать тебя отсюда, доченька, − произнесла женщина. − Дай руку! − снова повторила она.
− Не делай этого! − послышался вопль Барвида снизу, но Айвира уже протянула руку, и холодная хватка смерти вцепилась в ее ладонь.
Огонь разрастался. Яростный безумный огонь, который поглощал все вокруг. Айвира видела огонь. Видела, как мирриады обломков мира разлетелись в стороны. Мимо нее проплыл обломок айнбука, но она на него даже не взглянула.

− ПОМОГИТЕ!!! − закричала она вместе с выходившим из груди последним выдохом.







 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"