Mak Ivan: другие произведения.

Идеальный мир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще одно начало начал. Кому не интересно, можно не читать.
    Без крыльвовских заморочек не обойдется, не дождетесь!
    13.03.11 - 1-9 главы
    01.09.12 - продолжение с 10й главы


Ivan Mak

Идеальный мир


Предисловие


Медленно поворачивается в пространстве чужой космический корабль. Свет звезды освещает его поверхность, и наблюдатели изучают то что видно в лучах светила. Вот, корабль развернулся одной стороной, и на поверхности виден старый рисунок, изображающий некое существо, каких еще никто не видывал. Всем своим видом это существо походит на дикого хищника, вот только совершенно непонятно то, что хищник этот нарисован с божественными аттрибутами, и это может значить лишь одно. Перед наблюдателями − корабль богов. Совершенно иных богов, не таких, каких в этом мире привыкли видеть каждый день.
Эфир наполняется радиосообщениями, и мир получает известие о прибытии из космоса нового Бога. Вот только непонятно, почему божественный корабль молчит и не подает признаков жизни. Немногочисленные иллюминаторы темны, как тьма космоса, антенны не излучают никаких сигналов, в двигателях нет огня.
Мир отвечает своим посланцам, и исследовательский корабль выпускает в космос несколько небольшух аппаратов. Они облетают пришельца, находят места, за которые можно его подцепить, и вскоре корабль Бога оказывается в ангаре, где его как следует закрепляют и фиксируют для того чтобы с ним ничего не случилось при транспортировке к Миру.

Выход в космос закрывается, и ангар наполняется атмосферой, которая продолжает циркулировать по анагару и системе обогрева, которая поддерживает в ангаре нормальные температурные условия. Датчики фиксирую температуру корпуса найденного корабля, и вскоре та устанавливается на нормальном уровне. Чуть ниже окружающей среды, но это нормально для корабля вытащенного из холодной бездны космоса. В ангаре вновь возникает движение. На этот раз двигаются не роботы, занимавшиеся креплением находки, а живые существа. Они проходят к кораблю Бога и окончательно убеждаются в том, что это именно так. Потому что иной интерпретации для рисунка на корпусе они и представить не могут. Существо, обладающее крыльями, не может быть никем иным. Только Богом.
В ангаре открывается еще одна дверь, и в помещении появляется настоящий Бог. Бог этого Мира. Он подобен существам, что уже осмотрели корабль, но значительно крупнее их и обладает крыльями. С помощью крыльев он пересекает объем ангара и оказывается рядом с находкой, и так же, как люди, рассматривает рисунок своими глазами, а не через телекамеры роботов.
Бог касается рукой корпуса корабля и некоторое время ходит вокруг, отыскивая вход. Это совсем не сложно, ведь божественная сила позволяет ему видеть сквозь металл, и вскоре Бог останавливается, отдает приказ находящимся рядом людям, и те принимаются за работу. Надо открыть корабль пришельца, а для этого надо просверлить обшивку в нескольких местах, достать механизм открывания входа и заставить его сработать. Для того, чтобы достать нужное место, люди подкатывают к кораблю подъемник и забираются по нему наверх. Начинается работа, и некорое время ангар наполняется шумом ручных машин, которыми управляют люди.
Работа, наконец завершена. Подъемник отъезжает назад, и Бог снова подходит к пришельцу. Он проверяет сделанную работу, вновь касается поверхности находки, и та в какой-то момент приходит в движение. Открывается вход внутрь корабля. И все загладывают туда. Включается мощный фонарь, который позволяет увидеть, что внутри чужого корабля нет ничего особенного, что могло бы показаться непонятным. Помещения, двери, предметы − все знакомо. Все имеет понятны функциональные назначения. Внутрь сначала идут люди. Для Бога внутренние помещения пришельца маловаты, хотя при необходимости, он мог бы туда протиснуться.
Исследователи приникают в несколько помещений. Находят склад, двигательный отсек, рубку управления и каюту. А в каюте они останавливаются и вызывают своего Бога, объявляя, что нашли божественного пришельца. Вот только он холоден и МЕРТВ.
Теперь Бог не остается безучастным. Он забирается внутрь, протискивается через узкий коридор и его голова оказывается напротив входа в каюту. Люди расходятся, позволяя действовать Богу, и он своими руками достает крылатое существо, а затем выносит его наружу, в ангар.


Глава 1. Оживление


Здание ВИЦ резко выделялось, возвышаясь над городом. Всемирный Исследователький Центр в последнее время стал местом паломничества. Космическая находка ставила окончательную точку в извечном мировом споре о том, существуют ли в космое иные цивилизации? Нет ответа только на вопрос о том, каковы они? Впрочем, это, как говорится, "уже второй вопрос". И ответ на него не за горами. Ведь найденный аппарат содержит бесценные сведения, и они скоро будут расшифрованы полностью.
А найденный крылатый Бог иной цивилизации теперь находился на исследовании в Божественном Отделе ВИЦ, куда паломников не допускали. Ибо нет более разрушительной силы, чем стадо паломников, рвущееся увидеть Чудо Природы.
В БОВИЦ было неспокойно. Исследование пришельца вышло на последнюю стадию. Тело крылатого было просвечено полностью, Все пробы прошли полный анализ, и наступил последний, решающий момент. Боги решили, что его надо попытаться оживить. И, если Бог иного мира не оживет сам, то в его тело можно будет вселить кого-нибудь из своих, кто решится на этот эксперимент. И желающих предостаточно. Ведь переселение в иное тело − верный шаг к бессмертной жизни, какая есть далеко не у всех Богов. И об этом известно далеко не всем существам, живущим в этом Мире.

− Пора начинать, Зан, − объявил Корг, огладывая Богов, допущенных для наблюдения за процедурой.
− Да, Корг, я готов!
Включились машины, засвистели вентиляторы, отводящие лишнее тепло от начавших разогреваться энерго проводов, по которым в одно мгновение прошел огромный поток. Сияние окружило тело Корга, и он прикоснулся светящимидя руками тела пришельца, пропуская через него Энергию Жизни.
Тело крылатого вздрогнуло, и Корг убрал руки, потому что его вмешательство уже не требовалось. Энергия вошла в Божественное существо, и то открыло глаза.

* * *


От вида огромных людей, окруживших его, Ларс вздрогнул. Он медленно повернул голову, встал на ноги и остановил взгляд на человеке, тело которого окружало сияние электрических разрядов. Такое же сияние окружало и тело самого Ларса. И что это означало, он не понимал, как не понимал и того, как он тут оказался. Надо было что-то делать, и единственная мысль, родившаяся в голове тут же была претворена в действие. Ларс метнулся прочь с этого места, выбрав направление, которое ему показалось наиболее безопасным − вверх, туда, где не было этих гигантских лысых обезьян, от вида которых шерсть вставала дыбом.

* * *


− Он испугался! − воскликнул Зан, когда Божественный пришелец исчез, обратившись в сгусток энергии и вылетев высоко вверх. Там вверху он тут же растворился в воздухе, и никто из Богов не увидел, куда он улетел.
− Мы должны его немедленно найти! − объявил Корг. − Если люди его увидят, они могут принять крылатого зверя за Кару Небесную, а это приведет к жестоким беспорядкам.
− Будем надеяться, что он не станет появляться на людях.
− А куда он денется? Он же не сможет скрыться!
− В люом случае, надо лететь и искать! − Зан прошел в центр зала, глянул вверх и расправив крылья метнулся к небу. Через минуту он уже был над зданием ВИЦ и оглядывал окрестности, пытаясь найти беглеца.
Вскоре рядом появился и Корг, а затем на поискы вылетели и другие Боги.

* * *


Оказавшись в чужом мире, Ларс несколько мгновений искал место, где можно было бы спрятаться и не нашел ничего лучше, чем пролететь внутрь здания и найти в нем пустое помещение, где можно было остановиться и обо всем подумать. Вскоре он так и сделал. Пустых помещений в высоком строении, из которого он вылетел, оказалось предостаточно, и Ларс объявился в одном из них.
Для начала следовало успокоиться. И он сделал это, прошелся по пустому залу, оглядываясь и осматривая все вокруг. Ничего примечательного в зале не было, и Ларс улегся посередине, продолжая размышлять. Последнее, что он помнил − полет через космос, на неисправном корабле. Его сверхсветовые двигатели начали давать сбои, и Ларс запустил их в режим коротких прыгков по вероятности, а сам улегся в каюте и заснул, задав кораблю программу прыгать так, пока сканеры не обнаружат живой мир.
Живой мир. Вот он. Только населен он огромными людьми, размером, сравнимым с размерами крыльва. Впрочем, Ларс вскоре понял, что не настолько они и велики. Просто он летал с маленьким ростом. И сейчас становиться большим не было никакого резона. Ведь эти существа обладали силой, подобной силе крыльвов, а значит, могли представлять угрозу. И, наверняка, представляли. Ведь не даром интуиция взбесилась кошмаром от одного их вида.
Но, как бы там ни было, надо было что-то делать. Ларс вздохнул и снова поднялся на ноги, затем прошел к дверям из помещения и немного поразмыслив обратился в невидимое облако, которое тут же пролетело сквозь стены и перекрытия, направляясь вниз. Теперь он искал этих людей и собирался в первую очередь исследовать их, взять генетический код, если он у них вообще имелся. Представив, что огромные люди могли быть роботами, Ларс мысленно фыркнул и ускорил поиск.
Пролетев очередное перекрытир он наткнулся на людей. Вот только они были совсем не такими, каких он встретил сначала. Эти были вполне нормального роста. Ну и что, что в полтора раза выше средних дентрийцев, но не в двадцать пять раз же! Гены этих людей оказались вполне обычными, немного иными, но суть была все та же, какая у всег биологических существ. Пролетев через несколько десятков человек, Ларс решил, что образцов ему достаточно и пора делать дело. Он понимал, что в появляться неизвестно кому в подобном месте рискованно, поэтому он пронесся через все этажи в самый низ и немного задержавшись там, обнаружив огромное столпотворение, он покинул это здание.


Глава 2. Частица Бога


По улице шел мальчишка. Он рассматривал все вокруг так, словно никогда не видел домов, магазины и машины. Он подолгу стоял на перекрестках, ожидая, пока улицу начнут переходить другие люди, и шел за ними вслед, стараясь на отставать, но и не привлекать к себе внимание своим поведением. На стороне улицы, по которой он шел, появился парк, в котором располагалось одно из детских заведений. Это было видно по количеству детей, заходивших в ворота и стремившихся в центр парка. Мальчишка так же свернул туда и некоторое время смотрел на здание, пока рядом не оказался кто-то из взрослых. Непбычное поведение парня, наконец, было замечено, и взрослый, ничуть не сомневаясь в своем праве, взял мальчишку за руку и повел вперед.
Начавшийся разговор тут же закончился, уперевшись в молчание парня.

* * *


− Крис, вызови ко мне Фалера. − проговорил Тирон, нажав кнопку вызова.
− Да, сэр, сейчас сделаю.
Через полминуты в кабинете появился врач, и Тирон указал на парня, что по прежнему не прорнил ни звука.
− Ты его не узнаешь? − спросил Тирон.
− Нет, но мальчишка явно из семьи ученых, − объявил Фалер, подходя и заглядывая парню в глаза. Тот не шевелился. − Как тебя зовут, парень?
Парень не отвечал, глядя на Фалера пронзительным холодным взглядом.
− Меня зовут Фалер, − произнес врач, коснувшись себя рукой. − А как зовут тебя? − спросил он, коснувшись парня.
− Меня зовут Ларс, − проговорил парень странным, почти нечеловеческим, голосом.
− Откуда ты, Ларс? − спросил Фалер.
− Откуда тебя зовут? − раздался странный вопрос.
− Не понимаю, что ты говоришь. Ты не хочешь отвечать?
− Меня зовут Ларс, не понимаю, что ты говоришь, − произнес мальчишка.
− То есть как не понимаешь? − удивился Фалер.
− Может, он в шоке из-за чего-нибудь, Фалер? Вот и путает слова. Короче, забирай его и разбирайся, а мне пора на урок.
− Возможно, мне придется вызывать спецов из ЦЧС.
− Если надо, вызывай. Сам понимаешь, дети в подобном состоянии не должны болтаться по улице.
− Да, сэр.

* * *


Ларс сделал правильный выбор и попал в правильное место. Люди, занимавшиеся детьми, не стали изображать из себя следователей контразведчиков, и вскоре Ларс оказался в попечении психолога, который начал учить его говорить. И принимал быстрое обучение языку не более чем знак того, что Ларс язык знал и раньше, но под воздействием какой-то катастрофы в его голове возник сдвиг, и он все забыл.
Иные люди все это время разыскивали информацию о мальчишке по имени Ларс по другим каналам. Они искали информацию в списках зарегистрированных людей, в списках людей, попавших в катастрофы, в списках пропавших без вести. И все было тщетно.
А Ларс, тем временем, изучал язык, учился читать и писать. Вскоре его перевели в группу, где оказалось не мало таких же детей, забывших себя, удрученных и подавленных из-за каких-то серьезных событий в жизни, но уже шедших на поправку.
− Тебе надо учиться, Ларс, − объявил доктор Лерв.
− Для этого я должен идти в школу, а вы меня не пускаете, − ответил Ларс.
− В Школу ты не можешь идти, потому что у тебя нет дома, и ты не помнишь, где твой дом.
− Значит, вы хотите, чтобы я остался здесь навсегда? − спросил Ларс. − Тогда, зачем ваши слова о том, что я должен учиться?
− Ты не хочешь учиться?
− Я хочу учиться и твержу это с тех пор, как смог это сказать, постоянно, но меня то ли не слышат, то ли не желают слышать.
− Ну что же, в таком случае, я принимаю решение, − объявил Лерв. − Ты отправляеься в Божественную Школу.
Ларс не возражал. Он уже знал, что многих детей из ЦЧС направляли в Божественную Школу после прохождения курса реаблитации, и вскоре мальчишка оказался вместе с группой других детей в небольшой машине, которая пронеслась через город, миновала лесной массив и остановилась у одинокого особняка, окруженного высокой оградой из многовековых деревьев.
Над особняком большими буквами было написано "Божественная Школа Ильярны". Из здания появились взрослые, и вскоре привезенные дети остались с ними, а машина умчалась прочь.
− Здравствуйте, дети! − заговорил один из встречавших их стариков. − Ваша жизнь изменилась, и сегодня вы все получаете шанс научиться всему, в том числе и тому, как достойно завершить свою жизнь, став частицей Бога. Вы будете жить в этом прекрасном доме, который Богиня Ильярна создала для таких как вы. И здесь вы будете учиться. А теперь следуйте за мной.
Старик направился к парадному входу, и вскоре группа новичков оказался в широком холле, где находилось множество молодых людей и детей, стоявших ровными рядами, и рассматривавших новичков. А в глубине зала, на широкой стене под группой мощных светильников красовался портрет ангела.
Ларс и раньше видел подобные картины, но на этот раз портрет был настолько совершенен, что казался большой фотографией. Через некоторое время он узнал, что это и было фото. Фото Богини Ильярны, создательницы Божественной Школы, что была по понятиям Ларса обыкновенным интернатом для детей, потеряших родителей.
Старик оказался на высоком подиуме, что располагался "в ногах портрета".
− А сейчас, дети, вы будете подходить сюда по одному, − заговорил старик. − Вас будет вызывать по списку мой помощник. И мы будем определять, в какую из групп вы направитесь на учебу. Для того, чтобы это сделать, каждый из вас назовет слово, которое, как вам кажется, полностью определяет ваши интересы. Всего одно слово, и оно определит вашу дальнейшую судьбу. − Старик закончил слова, давая знак своему помощнику начинать, и тот назвал первое имя.
− Арван, − сказал он, глядя на детей. Из группы вышел парень тринаднати лет, и оказался перед стариком.
− Ты еще не придумал слово, Арвас? − спросил он. − Тогда подумай. Если не придумывается, скажи первое, что тебе приходит в голову.
− Семья, − объявил Арван.
− Семья! − воскликнул старик. − Отличный выбор, Арвас! − Старик коснулся бумаг перед собой и взмахнул рукой, указывая куда-то направо. − Там твоя новая семья, Арвас. Группа Игоран. В стороне послышался ропот. − Иди же, Арвас, это твои новые братья и сестры! − старик указал на зашевелившихся детей, что теперь махали руками. Арвас направился к ним и вскоре оказался окружен молодыми людьми, что касались его, хлопали по плечам, называли свои имена, объявляли, что Арвас не пожалеет о своем выборе.
Помощник тем временем, назвал новое имя, и перед стариком оказалась девчонка, которая со слезами на глазах выговорила лишь одно слово − "Мама". Старик так же направил ее к Игоранам, а помощник называл новое имя.
Вскоре дошла очередь и до Ларса.
Он прошел вперед, и глянув старику в глаза.
− Ну что же, Ларс, мы слушаем твой выбор.
− Космос, − объявл Ларс, и старик на мгновение опешил.
− Космос, − проговорил он себе в бороду. − Однако, сложный выбор. Давненько я не слышал подобного. Однако, выбор есть выбор, твоя новая семья там, − объявил он, − указывая другой рукой налево. − Зиравны. − И Ларс обернувшись направился к группе, что встречала его. Не столь рьяно, как Игоран и иные, но вполне различимо, и Ларс оказался среди молодых людей, которые так же начали называть свои имена.
− А ты считать умеешь? − раздался чей-то вопрос.
− А писать и читать?
− А что ты знаешь о космосе?
Вопросы посыпались целым потоком, и Ларс вдруг понял, что действительно попал к своим.


Вскоре распределение закончилось, и дети начали расходиться.
Ларс со своей новой семьей оказался в одном из жилых отделений на четвертом этаже особняка. Здание, показавшееся поначалу не столь большим, оказалось вытянутым, и пеrвое знакомство оказалось всего лишь видом на фасад. А дальше было огромный длинный корпус, состоявший фактически из двух параллельных корпусов, между которыми было пустое пространство с большими закрытыми залами.вдоль коридоров у стен выходивших окнами наружу, были широкие светлые учебные классы, игровые и жилые комнаты. В конце коридоры упирались в комплекс строений, принадлежавший Богине Ильярне, и туда допускали далеко немногих, и любое разрешение на встречу с Богиней надо было как следует заслужить. Для детей "служба" заключалась в хорошей учебе и примерном поведении.
Ларс старался вести себя правильно, и претензий к нему не было. Постепенно он входил в нормальную жизнь детского интерната, которую можно было назвать идеальной. Дети получали все что нужно. Не было проблем ни с правильным питанием, ни с воспитательными мероприятиями, ни с учебой, где казалось, что учителя занимаются с детьми так, словно они их родные.
Пролетали дни. Ларс за это время сумел прочитать не мало литературы. И, хотя она и была детской, в ней давалось достаточно хорошее понятие о внешнем мире, о его устройстве и об отношвениях, живущих в мире двух разумных рас. Люди не называли их расами, для них было совершенно естественно, что рядом с ними живут всесильные всемогущие Боги. Правда, их всесилие и всемогущество было сильно преувеличено, и детям давали правильное понимание этого.
Боги не всесильны и не всемогущи, но способны на многое и сил у них достаточно, чтобы совершать самые разные чудеса. Выяснилось, что и среди Богов есть своя иерархия. Существовали Боги разных уровней, и Божественная власть принадлежала наиболее старым Богам. А молодые по-настоящему работали на благо всего Мира и не мало делали для людей.
Так, в картинках было показано, что люди строили свои дома с помощью Богов, используя тех для подъема тяжелых конструкций. Оказалось, что столица Мира, где Ларс уже побывал, строится и поныне, и в одной из книг рассказывалось, как ведутся стройки человеческих кварталов. Там использовалось не мало техники, но помощь Богов в этом строительстве оставалась незаменимой. Никакой кран не мог уложить правильно перекрытия строящегося дома, а для Бога это было так же просто, как для ребенка уложить игрушечные кирпичики.
Особенный интерес у Ларса вызвали книги о космосе и исследованиях ближайших миров, куда местные корабли уже не раз залетали. Им требовались годы для полета к самой близкой звезде, но "с помощью Богов" эти полеты были осуществимы. Над планетой кружились тысячи спутников и сотни обитаемых космических станций. В том числе и с Богами на борту.
Боги, как выяснилось, отправлялись в космос будучи детьми, и оставались там навсегда, потому что для подъема взрослого Бога в космос требовались огромные затраты топлива. А пользы от подобного взлета было почти ноль. Много лет назад, на заре космической эры, в космос впервые поднялась команда людей, и именно люди были космическим авангардом этого мира. А из Богов в космосе находились лишь самые отчаянные, решившиеся положить свою жизнь на космос в детстве. Их было мало. Всего семь Космических Богов, и о них слагали легенды, хотя, по настоящему героические поступки в космосе совершались людьми, а не Богами.
Лишь одна тема оказалась для Ларса закрыта. В детской литературе он не нашел ничего о "Частицах Бога", о которых не мало упоминалось, в контексте того, что все люди когда-нибудь станут этими самыми частицами. Религии, как таковой, не существовало в этом мире. Было не мало поверий и предрассудков, но религии не было совершенно, а все неизведанное приписывалось Природе, которую и называли в полной мере всевластной и всемогущей.

− Ларс, − раздался голос Байрена, Официального Опекуна Школы, того самого старика, который принимал детей. − Идем со мной, Ларс, нам надо поговорить.
Это было впервые, и Ларс проследовал за Байреном. Тот провел его в свой кабинет, и там начался разговор, который по словам Официального Опекуна был очень важным.
− Меня беспокоит одно очень странное обстоятельство, Ларс. За все время пребывания здесь ты ни разу не поинтересовался Божественной Ильярной. И это меня сильно удручает. Как ты можешь, Ларс?
− Все время, пока а нахожусь здесь, нас учат, что все Божественные Дела − это дела Богов, и не дело людей в них вмешиваться, − заговорил Ларс. − Разве это не так, господин Байрен?
− Это так, Ларс, но интерес к Богам − это человеческое дело, а ты его никак не проявляешь.
− Может, это только потому, что меня никто не подтолкнул? − спросил парень. − К тому же, вход на сторону нашей Богини закрыт, и туда никого не пропускают без ее разрешения, а она его никак не даст, ничего не зная обо мне.
− Похоже, ты просто ничего не знаешь о ней, Ларс. Не знаешь, потому что не интересовался. И это меня беспокоит.
− А почему это должно беспокоить? Разве не достаточно учителю сказать: "Ларс, пойди в библиотеку, найди все о Божественной Ильярне и подготовь к завтрашнему дню доклад о ней для всего класса."? Когда речь шла о Величайших Законах Физики, учитель так и сказал мне. И был доволен результатом.
− Я в курсе, Ларс, о твоей лекции. Учитель Тарьян под впечатлением собственого рассказа о ней расплакался на учительском собрании и объявил тебя лучшим учеником своего предмета. Я только не понимаю, почему ты сам не заинтересовался Богиней. Так же, как той же Физикой.
− Простите, господин Байрен. В Мире существуют необъяснимые явления. И это одно из них. Я обязательно исправлюсь и проявлю этот интерес.
Байрен глубоко вздохнул, прикрыл глаза, словно глядя в потолок сквозь веки, затем поднялся и объявил, что Ларс может быть свободен, но Официальный Опекун не оставит его без внимания.

История жизни Божественной Ильярны оказалась в библиотеке чуть ли не на самом первом месте. Ларс и сам удивлялся тому, как прошел мимо нее, когда посещал библиотеку. Возможно, это было из-за его прямого пренебрежения к Богам, а это было недопустимо для примерного ученика Божественной Школы. Взяв несколько больших книг, он отправился в читальную кабинку и просидел там до глубокого вечера, изучая все, что только можно.
В молодости Ильярна оказалась натутральной "взбалмошной девицей". И творила не мало дел, "недостойных Богов". В книоиге не говорилось о том, что это за дела, но рассказывалось о том, как ее баловство привело к жестокой трагедии, в которой погибло много тысяч человек, а сама она получила "чудовищную травму", из-за которой потеряла способность летать. Подробностей в книге не было, как не было и иных подробностей о биологии Богов.
Отдельной книгой была описана "Трагедия Ильярны", состявшая в том, что из-за потери способности к полетам, она потеряла и интерес к жизни. А потеряв его, она ушла в дикие леса и решила там просто умереть. А для того, чтобы смерть наступила скорее, она забралась на скалы и бросилась в широкую пропасть, где ее изломанное тело нашли местные люди. Они решили, что близится Конец Света и совершили невероятное. Изломанное тело Богини люди вывезли из ущелья и доставили в то самое место, где ныне стояла Божественная Школа. Они же сообщили о ней другим Богам, и те прилетели, чтобы помочь Ильярне выжить, но та попросту не желала жить, и силы покидали ее с каждым днем.
А потом случилось еще одно чудо. К раненой Богине пришла казалось бы обычная человеческая девчонка и несколькими словами излечила ее от той хандры, что возникла в Ильярне. Излечиться она уже не могла, но проявила волю к жизни, и вскоре Боги сумесли вернуть Ильярне если не полноценную жизнь, то хоть какое-то ее подобие, и теперь Богиня Ильярна навсегда осталась прикованной к земле, к одному месту, к тому самому, где она оставалась и по сей день. Вокруг нее вырос комплекс зданий со множеством корпусов. Сама она тоже оказалась внутри одного из строений, которое было возведено с помощью других Богов, и теперь ее судьба была решена. Появилась Божественная Школа Ильярны, в которой принимали детей людей, подвергшихся испытаниям, подобным тем, что пережила сама Ильярна, и ее история, история ее борьбы за жизнь становилась примером для молодых людей, что тоже потеряли свой интерес, и он возвращался под влиянием Божественного примера.
Ларс внезапно понял, чего добивался Байрен. Человек считал, что Ларс как и многие другие ученики потерял интерес к жизни. Или не потерял, но этот интерес очень слаб. История Ильярны должна была его вернуть. Вот только Ларсу это было не нужно. Он закрыл последнюю книгу и некоторое время раздумывал и настраивал себя на состояние человека, который должен был осознать прочитанное и понять. Эмоций в книгах было предостаточно, и Ларс покинул читальное место, забирая книги, чтобы вернуть их на свои места.
Он покинул библиотеку, вытирая с глаз человеческие слезы, возникшие под влиянием эмоций, и сделав вид, что не заметил старика, наблюдавшего из полутемного коридорчика, отправился в свою комнату.

* * *


− Ничего не изменилось, Байрен, − объявил глубокий голос. − Рассказывай, что делается у тебя? − Старик пересек зал и подошел к лицу Ильярны. Та лежала на животе, упершись подбородком в свои руки и смотрела на подошедшего человека. Рост человека был таким, что его глаза оказывались напротив ее глаз.
− У нас все как обычно. Появилось двенадцать новых подопечных.
− И как они? Есть кто-нибудь интересный?
− Есть один необычный мальчик. Я говорил с ним наедине всего три раза, и все три раза оставили неизгладимое впечатление. Не ошибусь, если скажу, что он обладает гениальным интеллектом. Хотя, и не мне об этом судить.
− Ты достаточно разумен, Байрен, чтобы делать такие выводы относительно детей. Ты нашел нового претендента на свое место, Байрен?
− Нет, госпожа, − проговорил он, опуская голову.
− Не вешай нос, старик! − воскликнула Богиня. − Или ты забыл о нашем договоре?
− Я не забыл, но моя неспособность выполнить приказ... − проговорил он.
− Ты здесь нипричем. Если претендентов нет, то это не твоя вина, а вина тех претендентов, которых нет.
− Разве можно перекладывать вину на пустоту?
− Человек не может разжечь огонь в вакууме, разве в этом виновна не пустота?
− Ты, как всегда, права, проговорил он, подошел еще ближе и протянув руку коснулся ее щеки. Я боюсь, что не успею. Жизнь человека коротка, и мне осталось совсем недолго ходить на этом свете. И даже став Частицей Бога, я не смогу ходить, ведь ты лежишь не вставая много лет. Извини, что я напоминаю...
− Мне это каждый день кто-нибудь напоминает, старик, так что не беспокойся. Лучше раздевайся.
− Р-раздеваться? − переспросил он, едва веря словам.
− Раздевайся, Байрен. Давай, не медли.
Он отошел от ее лица на пару шагов и несколько промедлив начал скидывать с себя одежду. А когда остался без всего, Ильярна освободила руку и взяла его, обхватывая пальцами за грудь.
− Не трусь, старик, ничего плохого я тебе не сделаю.
− Я и не думаю о подобном, − проговорил он, а Богиня коснулась другой рукой механизма, и тот пришел в движение, переворачивая ее с живота на спину. Своими силами она перевернуться не могла, и Боги сделали для нее этот механизм, который хоть как-то облегчал ей существование. Лежать все время в одном положении ей было нельзя, и механизм позволял перевернуться в четыре положения − на живот, на спину и на бока.
Байрен едва дышал, а Ильярна подняла его над своей грудью и повернула лицом к себе.
− Я знаю, что ты мечтаешь стать Частицей Бога, Байрен, но ты мне еще нужен, и поэтому я сделаю то, что должна. − Во второй ее руке появилось непонятное приспособление. Ильярна одела его на человека, приказывая затегивать все застежки. Освободив его от захвата пальцами, она подняла его второй рукой, и старик оказался висящим на лямках, что теперь плотно сжимали его тело, в том числе зажимая руки недвижимыми вдоль тела. − Не смотри на меня так, Байрен. Это не Божественные издевательства, о которых ты сейчас думаешь. − Это всего лишь один из способов лечения людей Божественной Силой. Ты окажешься во мне, но не навсегда, а только на одну ночь. А утром ты сам поймешь, что это значит, − И она поднесла его к своему раскрытому рту.
А Байрен мечтал об этом давно, вот только совсем не так, как это происходило сейчас. Губы Ильярны сомкнулись на его поясе, и она втянула его в себя, касаясь его языком и ничего не говоря. Старик ощутил, как Божественная сила затягивает его вглубь, и закрыл глаза, решив, что так оно и должно быть. Горячая влажная плоть охватила его тело, обняла вокруг груди, ткнулась в лицо, и скользнула вдоль его тела так что он понял, что отправился в божественную утробу, где остановился на половине пути, потому что движеную дальше мешали ремни того самого приспособления.
− А-а-а-у-у-у... − возник вокруг звук, и Байрен очнулся. Колебания божественной плоти передавались и его телу, отчего в нем возникло странное ощущение, чем-то напоминавшее ощущение эйфории, а вместе с тем возникало чувство единения с Богом, и чувство это нарастало с каждой минутой, обращаясь в невероятное по своей силе наслаждение.

* * *


Ларс проснулся от странной мелодии, разливавшейся вокруг. Словно кто-то пел, но пел без слов, и это была лишь мелодия, которая сначала казалась грустной, а затем начала меняться и, под конец, обратилась в радостно-приветственную, от которой тут же пропал сон и возникало желание немедленно начать что-то делать, что-то особенное.
− Что это? − спросил Ларс соседей по комнате, что тоже уже не спали, а слушали разливающуюся мелодию.
− Божественная песнь Ильярны, − возник ответ одного из старших. − Чудесные звуки, жаль, что она редко поет.
− Не ходи туда, Ларс, − проговорил Бирас, когда Ларс поднялся и направился к выходу из комнаты.
− Почему?
− Потому что тебя туда не пропустят, и только лишний минус за поведение схлопочешь.
− Мне эти минусы по барабану, − объявил Ларс и покинул комнату.
Сначала он шел по коридору, затем остановился, зашел в темный угол и исчез, обращаясь в невидимую фазу, которая в одно мгновение нашла источник звука, и Ларс оказался в широком зале, посреди которого в невероятно большом механизме лежала крылатая женщина и пела. Ларса она не увидела, даже когда он появился в своем человеческом облике на балконе, над залом. А кроме звуков тело Богини излучало иную энергию − биополевую волну − ту самую, которая и приводила человеческий организм в эстатическое состояние. Ларс тихо опустился за каменными перилами балкона, прислонился к стене и прикрыв глаза слушал песнь, одновременно купаясь в энергии биоволн. Они, конечно, не несли никакой энергии, но просто воздействовали на человеческое тело, заставляя то мобилизоровать все внутренние силы на восстановительные процессы.
Песнь вскоре закончилась, и Ларс не заметил, как заснул там, где сидел. Он проснулся лишь утром, когда через прозрачный потолок зал залил дневной свет. Послышалось движение, и Ларс выглянув из своего укрытия увидел, как тело крылатой женщины переворачивается со спины на бок тем самым механизмом, который приводился в движение свободной рукой Ильярны. Она что-то делала, но Ларс не видел, потому что он смотрел на нее со спины.
− Вижу, тебе понравилось, Байрен, − раздался Божественный голос. − Ты по-прежнему будешь искать себе преемника, но остаешься на месте Официального Опекуна. И будешь исполнять эту роль до тех пор, пока не найдешь себе замену. Одевайся, и помни, что ты получил это лишь потому, что ты мне нужен. И мне, и всем этим детям.
− Я сделаю все, что смогу, Ильярна. И, смею надеяться, что когда придет мое время, я стану Частичкой моей любимой Богини.
− И еще, Байрен, как-нибудь приведи ко мне того парня, о котором мы говорили вечером. Я должна его увидеть.
− Да, Ильярна. Я приведу его в следующий раз.
Ларс не видел, что там просисходило. Было совсем тихо, затем послышались шаги человека, и Ларс увидел его. Старик, казалось, сбросил лет сорок. Он шел уверенной походкой, совсем не горбясь, как раньше, и уходя все время оборачивался, глядя на Ильярну, а она довернула механизм, и оказалась лежащей на животе. С нового ракурса Ларс смог рассмотреть повреждения ее крыльев и части тела. Он не понимал лишь одного, почему Боги, обладая мощнейшими способностями к генерации биополя, не смогли ее излечить. Вопрос этот настолько задел Ларса, что он оставил всякую осторожность, обратился в невидимость и пролетел в тело Ильярны. Та не ощутила его действия, и Ларс некоторое время исследовал тело Богини.
И первым выводом стало то, что это существо создано искусственно. Иначе невозможно объяснить объединение двух совершенно чужеродных материй в одном теле. Согласно своему пониманию, Ларс пришел к выводу, что Ильярна − кибор. А название их Богами происходит для него из неправильного перевода смысла слов. По сути, слово, называющее Богов, было всего лишь названием иного вида разумных существ, живущих в этом мире.
Большую часть тела Богини составляла биологическая оболочка, генокод которой был очень близок к генокоду людей. Вот только костный скелет оказался совершенно иным. Кости были обычными тканями, но внутри них находились кибернетические элементы, обладавшие собственной "кибер-биологией". Они жили собственной жизнью, используя для подпитки себя живую кровь, из которой они забирали необходимые для них энергетические ресурсы.
Возникло движение, и Ларс приостановил свои исследования, невидимо поднялся над телом Ильярны и увидел человека, что медленно приближался к Богине.
− Я пришел, чтобы стать вашей частичкой, Божественная Ильярна, − объявил он, останавливаясь перед ее рукой, что лежала выпростанной вперед.
− Ты ведь совершенно здоров и можешь принести еще много пользы людям, − заговорила она.
− Бригадир сказал, что я только мешаю всем, − произнес он. − И мне больше незачем жить.
− Незачем жить, − проговорила она едва слышно. − В таком случае, раздевайся! − приказала она более резко, и человек начал снимать с себя все. Оставшись в чем мать родила, он сделал еще пару шагов к Богине, та подхватила его рукой и несколько мгновений пристально разглядывала.
Ларс уже был рядом с человеком и сам видел ее глаза. Зрачки Ильярны сузились, и она одним резким движением отправила человека в рот. Тот не проронил ни звука, и лишь в последний момент раздался его крик, когда Богиня сжала тело зубами поперек пояса. Несколько мгновений его ноги еще шевелились, затем дернулись и обвисли, словно потеряв управление, а Божественные челюсти дрогнули, выделяя момент, когда Ильярна раскусила жертву пополам. Она проглотила верхнюю часть, затем втянула в себя остаток с ногами и проглотила его. Свершив это дело, Богиня положила голову на руки, закрыла глаза и тут же заснула. А Ларс, окончательно осмелев вновь влетел в нее и принялся за изучение того, что его интересовало. В первую очередь мозга. Он, как оказалось, состоял из переплетения живых и кибернетических тканей. Большую часть объема головы составляла кибер-кость, являвшаяся в то же время и кибер-мозговой тканью. Ларс понял, что точно такая же ткань находилась и в костях. Божественное тело обладало невероятным объемом кибер-мозга, и Ларс довольно долго пытался разобраться в его устройстве. Крылев знал про нечто похожее − астерианские структуры, только не представлял, как они оказались в подобной связи с биологическими организмами. Впрочем, кибермозговая ткань не была астерианской и походила на нее лишь периодической структурой, но принципы работы ее были совсем иные. Да и питание за счет биологического организма для астерианцев было несвойственно. Ларс понял и в чем была проблема Ильярны. Ее кибер-симбионт, если можно было так сказать, оказался серьезно поврежден чисто механически. А системы самовосстановления у него попросту отсутствовали в отличие от биологической части. И поэтому биологически Ильярна оставалась жива. А кибернетически оказалась словно растением, которое неспособно ничего делать, кроме пассивного существования за счет биологической части.

* * *


С того дня Ларс начал следить за Богиней и редко проходил день, чтобы он не заглянул в зал, где она лежала. Иногда у нее появлялись люди, и чаще всего это оказывались те, кто желал стать "Частичкой бога". Теперь, когда Ларс понял, что значит то самое "стать частичкой бога", он прекратил свое показное стремление к этому "идеалу". Учителя это то ли не замечали, то ли делали вид, что не замечали, а детям было все равно. Ведь все они знали, что им еще рано "становиться частичкой бога". Впрочем, Ларс вкоре узнал, что они все в курсе того, что происходит, а старшие ученики, как оказалось, даже обсуждали эту тему, оставаясь наедине друг с другом, не редко превращая обсуждение в придумывание самых разных пошлостей.

Изучение библиотеки продолжалось, Ларс брал книги для старших классов, а когда рядом не было наблюдателей исчезал и уносился в отделы библиотеки, недоступные детям. Там он узнал не мало интересного о Мире, о Богах и о Людях. Так, стало известно, как точный факт, что Боги произошли от Людей. Они появились много тысяч лет назад, когда человечество впервые достигло высот технической цивилизации. Тогда-то и произошла одна из первых мировых катастроф, в которой жизнь в Мире едва не погибла из-за упавшего в океан Небесного камня, которому было дано имя − Кара Небесная. В то же время появились и первые Боги. Как в последствии выяснилось, это были люди, соприкоснувшиеся с Небесной Материей, упавшей в океан и вынесенной водой на берега островов. Из-за этого на нескольких островах появилось несколько групп Богов, отличавшихся друг от друга. На одном из островов появились даже Боги из неразумных зверей, и их называли Зверобогами, но они быстро исчезли.
Главным отличием Богов от любых других существ было наличие крыльев. И, если у кого-то не было крыльев, то это существо к Богам никак не причислялось. Птицы были исключением, и в этом месте слова о Божественной классификации заканчивались.
История же продолжалась, и Ларс узнал, что поначалу люди пытались воевать с Богами, но те очень быстро их усмирили, а затем Мир вновь начал развиваться, и Боги в этом развитии играли решающую роль. Не только в развитии, но и в Мировой Власти. А люди разделились на тех, кто желал жить с Богами и желал становиться "частичками богов" и тех, кто этого не желал. Первые заняли дминирующее положение, а вторых вытеснили научно-эволюционными методами.
Выведение "правильной породы" продолжалось несколько тысяч лет, и теперь любой отказ человека в этом вопросе воспринимался как признак "бешенства", и все, заподозренные подлежали уничтожению. В дальнейшем Боги по-прежнему занимались "улучшением породы" и вывели несколько стабильных пород − "люди рабочие", "люди ученые" и "люди кормовые". Последних не требовалось особо поддерживать, они плодились сами и жили как хотели в многочисленных Диких Районах Мира. Ссылка в ДРМ была для рабочего или ученого самым худшим наказанием. А поедание человека Богом и наказанием не считалось. "Стать частичкой Бога" − это всего лишь "достойный уход".

Глава 3. Божественный Договор


Ларс медленно вошел в большое помещение. Позади шел Официальный Опекун, и парню было "некуда деваться". Он оказался перед ликом Богини, и та довольно долго рассматривала его своим пронзительным взглядом.
А он не знал, что говорить и с чего начинать. Молчал и Байрен.
− Подойди ближе, прикоснись ко мне и не бойся, − заговорила она своим глубоким завораживающим голосом, и Ларс мгновенно понял, что так влияло на людей. Волна биополя, исходившая от Богини, буквально заставляла человеческое тело исполнять приказ. Вот только Ларс не был человеком в своем сознании, и держал тело под полным контролем.
− Я и не боюсь, − заявил он, делая шаг вперед. Ее рука двинулась навстречу и остановилась, когда Ларс встал, не доходя до нее. Он обернулся на Байрена, а тот, как оказалось, уже скрылся за дверями и куда-то ушел.
− Странно ты себя ведешь, Ларс, − заговорила Ильярна.
− Ты никогда не встречала тех, кого вы называете Бешеными? − спросил он, вновь обернувшись к ней.
− Встречала, − ответила она. − Но ты не пытался никого заразить своим Бешенством.
− Это было бы очень глупо с моей стороны.
− А ты действительно, очень особенный мальчик, − произнесла она. − И ты это полностью осознаешь, не так ли, Ларс?
− И чем мне это грозит, если так? − спросил он.
− Смешной вопрос, Ларс. Тебе это чем либо грозило бы только в случае, если бы ты был бы просто человеком, а не ученым и даже не рабочим.
− Только дурак пустит породистую лошадь на мясо, не так ли? − проговорил он, и взгляд Ильярны замер.
− Нам нужны такие люди как ты, Ларс, − проговорила она.
− Только одна маленькая загвоздка, − заговорил Ларс. − Я − нечеловек.
− Нечеловек? − усмехнулась она. − И кто же тебе сказал такую глупость?
− Я это знаю сам, − заявил он.
− И кто же ты, если не человек?
− Я − бог.
− И где же твои крылья, Бог? − спросила она, усмехаясь и легонько двигая рукой. Ее палец достал Ларса и тихонько толкнул в грудь, словно играя.
Ларс лишь отступил на шаг. В его голове вертелся лишь один вопрос. Можно ли раскрываться? Он не знал, как отреагирует Богиня. Не знал, что она сделает, и судить об этом было не по чему. А значит, оставалось лишь одно решение − проверка опытом. В конце концов, то что необходимо знать человеку в этом мире он уже знал, а значит, он мог легко покинуть это место, и вряд ли у Богов нашлись бы силы, чтобы его задержать, иначе, Ильярна не осталась бы в подобном плачевном положении.
Мысли промелькнули в голове за доли мгновений, и он поднял руки в стороны, а затем расправил крылья, мгновенно выросшие из его спины.
Чего он не смог понять, так это мгновенное преображение на лице Богини. И это был СТРАХ. Настоящий дикий необузданный СТРАХ, от которого биополе вокруг едва не всбесилось, и лишь резкое воздействие крыльва, блокировавшее поле, не дало этой силе распространиться и выйти наружу какими-либо действиями.
− Как это возможно? − проговорила она дрожащим голосом. − Ни один Бог не способен на подобное.
− А много ли ты знаешь о Богах, Ильярна? − спросил Ларс. − Много ли ты знаешь о себе и о своих сородичах?
− Я была слишком молода, когда оказалась здесь, − объявила она. − А до того не желала сидеть на скучных лекциях в Божественной Академии.
− А потом? У тебя ведь была тьма времени, и ты могла бы многое узнать. Быть может, даже найти то, чего тебе так нехватает.
− Того, что мне нехватает, нет в этом Мире, − произнесла она. − И нет ни одного Бога, который мог бы мне это дать.
− Ты об этом расспросила всех-всех-всех Богов во всей Вселенной, и они все до единого отказали? − спросил он.
− Боги не всесильны, Ларс. Не льсти себе. Я была поражена этой иллюзией и поплатилась.
Она вновь приблизила руку к нему, и Ларс коснулся ее, а затем сам прошел вокруг ее пальцев вставая так, чтобы она могла его взять. Ильярна сделала это, осторожно обхватила его грудь, стараясь не задевать маленькие крылья маленького Бога, а затем развернулась в своем ложе, и оказавшись на спине подняла его над собой.
− Ответь честно, Ильярна, ты сама желаешь стать "Частичкой Бога"? − спросил он, глядя на нее сверху.
− Если бы я была человеком я бы это сделала, − объявила она.
− Ты не человек, Ильярна, и я спрашиваю тебя такую, какая ты есть, а не что бы было, если бы ты была человеком.
− Ты же сам все понимаешь, Ларс. Подобное желание с моей стороны было бы глупо.
− Вот именно, − проговорил он, и скользнул сквозь ее руки, падая и преображаясь на ходу. Мгновенно раскрывшиеся крылья затормозили его падение, и он приземлился на ее плоскую божественную грудь. − Представь на мгновение, что в Бесконечной Вселенной есть способ, который вернет тебя к полноценной жизни. Что бы ты сделала, чтобы получить это?
− Все что угодно, − проговорила она. − Ты сможешь что-то сделать? − с надеждой спросила она.
− Взгляни на меня и скажи, что мешает Взрослым Богам взлететь в космос?
− Если ты сделаешь это для меня, Ларс, я стану твоей навсегда, − произнесла она. − И всегда буду делать все, что ты захочешь.
− Чтобы это сделать, нужно сделать не мало других дел, − объявил он.
− Я готова ждать столько, сколько нужно, Ларс, я умею ждать! Ведь я ждала этого дня почти всю свою жизнь.
− Нужно не только ждать, Ильярна.
− Просто скажи, что надо сделать, и я сделаю все что смогу.
Он вновь изменился и крылья за его спиной исчезли. Став человеком Ларс уселся не Божественной груди и некоторое время молчал, раздумывая над тем, что надо делать. Ильярна ждала его слов.
− Мы заключим Договор, Ильярна, − заговорил Ларс, когда все обдумал. − Обыкновенный Божественный Договор. Ты будешь делать то, что я буду требовать в обмен на то, что когда-нибудь я найду способ, как вернуть тебя к полноценной жизни. И будешь это делать до того, как я это найду. То есть с этого самого момента. Ты согласна?
− Согласна, только скажи, что мне делать?
− Для начала, ты никому не скажешь обо мне. Для всех людей и Богов я − обыкновенный ученик в твоей школе и не более того. Ты согласна?
− Я согласна. Вот только Байрен уже знает, что ты особенный.
− Пусть знает, − ответил Ларс, глядя вдаль, в двери, за которыми уже стоял Официальный Опекун. Он не входил в зал Ильярны потому что заранее получил от нее приказ не входить, пока она не закончит разговор с учеником школы. Именно появление Байрена заставило его вернуть себе человеческий вид, и старик видел лишь, что мальчишка сидит на груди Богини Ильярны, и они о чем-то разговаривают. − И второе, свяжись с другими Богами и узнай, можешь ли ты заочно поступить на обучение в ту самую Божественную Академию?
− Мне это предлагали раньше, но я отказалась, − произнесла она.
− И тебе не давали права передумать?
− Я свяжусь с ними и сделаю это.
− Когда сделаешь, я приду снова, − произнес Ларс. − Надо только сделать так, чтобы меня пропускали к тебе в любое время.
− Такого права нет ни у одного человека.
− Его сложно организовать?
− Не сложно, но оно тебя сразу же выделит, а ты ведь не хочешь выделяться?
− Байрен тоже не может придти к тебе, когда пожелает?
− Если срочно что-то нужно, он сначала спрашивает у меня, по связи.
− Значит, если я приду к нему и попрошу связаться с тобой он это сделает, не так ли? И сможет проводить меня к тебе. И ты тоже сможешь меня вызвать к себе через него.
− Да. Тогда, так и сделаем, а потом придумаем что-нибудь. А теперь мне надо идти.
Ильярна взяла его, подняла над собой и развернулась, после чего Ларс оказался стоящим на полу. Это был не просто пол, а некоторое возвышение, поднятое над полом так, чтобы лежащей Богине было удобнее общаться с людьми.

− Иди, Ларс, сказала она ему. И приходи когда захочешь, в любое время.
Он прошел к выходу, Байрен, стоявший за стеклянными дверями двинулся навстречу, и Ильярна потребовала, чтобы он шел к ней, а сначала передал приказ охране не задерживать ученика.

Ларс шагал по коридору, раздумывая, правильно ли сделал? Ильярна, конечно, исполнит свой договор, слишком жестоко было бы потерять такую возможность, какую ей предлагал Ларс. С другой стороны она вполне могла рассказать о нем другим Богам. Ларс не знал, каково отношение у Богов между собой, и чтобы не оказаться в ловушке, он отделил от себя невидимую часть, и та вернулась в зал Ильярны, растворилась в стене, обращаясь в натуральный шпионский жучок. Теперь он не пропустил бы ни одного разговора или действия Ильярны.
Охрана не задержала его на выходе, и ученик отправился на очередные занятия.

Глава 4. Божественные Секреты


Школу наполняли Божественные звуки, Ларс давно закончил свое действие по подавлению биополевых волн, и всех людей наполняли эмоции, которыми их заражала Богиня. И это были эмоции НАДЕЖДЫ. Божественная Надежда разливалась вокруг, входила в тела молодых людей, излечивала их души и подвигала на действия, какие те давно не совершали. Унылые обретали веселость, усталые находили в себе новые силы, а отчаявшиеся внезапно осознавали, что в их жизни не все так плохо, как казалось.

Ларс сидел в компьютерном классе. По специальному указанию Официального Опекуна ему дали право на использование компьютеров и неограниченное право на выход в Мировую Божественную Сеть. И в первый же день Ларс узнал почти все что ему было нужно. Он не просто скачивал информацию, а вел целенаправленный поиск, помогая себе с помощью невидимого энергетического зонда, что носился по сетям вслед за запросами парня, и зонд оставался совершенно невидимым для людей и Богов. Мир ученых был велик. Знания, распределенные в сети, оставались доступны всем. Во всяком случае, Ларс не нашел ограничителей, и лишь одна информация оставалась сокрыта от людей. Информация о Богах.
Конечно же, были огромные порталы, где сообщалось "Все о Богах", только это "Все" заканчивалось на описании их действий, жизни некоторый семей Богов. В сети не оказалось даже ничего об Ильярне и ее чудовищном положении.
Научный портал раскрыл перед Ларсом все свои тайны. Не было ни одной науки, которая оказалась бы недоступной. Не было ни одной отрасли, которую Ларс не сумел бы изучить с помощью компьютера. И он вбирал в себя информацию, копируя ее с серверов целиком и полностью. И копирование оставалось без внимания, потому что крылев делал это своим методом, считывая информацию непосредственно с носителей, без использования штатных средств.
Считал ин и информацию с серверов Всемирного Исследовательского Центра, где работали десятки тысяч человек. И, как и везде, там не было четкой информации о Богах. Не было данных об их биологии, не было информации по кибернетическим симбионтам. Боги для людей оставались НЕРАЗРЕШИМОЙ ЗАГАДКОЙ, касаться которой было нельзя.

* * *


Шум в зале Ильярны заставил Ларса отвлечься от занятий и невидимо переметнуться туда. Стеклянный купол зала оказался открыт и снаружи находилось несколько Богов. Они окружили здание, но не забирались внутрь, оставаясь на достаточном отдалении от нее.
− Мы установим у тебя сервер, через который ты будешь напрямую связана с Академией, − объявил один из Богов. − Только помни о Первом Условии.
− У меня есть люди, которые служат мне, − заговорила Ильярна. − И мне будет трудно, если я закрою им весь доступ. Более того, есть молодой человек, которого я собираюсь посвятить во все свои дела, и он станет моим Первым Помощником. Он должен иметь доступ к этому серверу, как минимум для того, чтобы помогать мне.
− Доступ к этому серверу может получить только один определенный тип людей. Если твой Первый Помощник из ученых и пройдет тест, он получит доступ.
− Какой тест? − спросила Ильярна.
− Ты его проведешь сама, Ильярна. И сама передашь нам результаты, а мы решим, получит ли этот человек доступ к Божественным Секретам. А какой именно тест, ты узнаешь, когда начнешь работать с сервером. Первые занятия с тобой я проведу лично, а затем ты сможешь учиться слушая лекции через связь сервера с Академией.

* * *


Ларс не в первый раз был перед Ильярной, но впервые стоял перед ней без одежды, и она взяв его в руки подняла над собой, после чего одела на него те же лямки, какие одевала на старика. Он принимал все действие молча, прекрасно зная, что по-настоящему она с ним и сделать ничего не сможет. Не было у Ильярны стольких сил. А проверку Ларс должен был пройти, чтобы получить доступ к серверу Божественной Академии. И проверка эта заключалась в том, чтобы определить степень доверия Ларса к Ильярне. Он должен был позволить ей делать с ним все, что она захочет, а Ильярна действовала по инструкции, полученной от Богов.
− Ты не должен этого бояться, Ларс, − раздался голос Ильярны, когда он проскользнул в ее глотку и остановился где-то внутри, задержавшись из-за лямок.
− Я и не боюсь, Ильярна, − ответил он, касаясь ее изнутри.
− Что ты делаешь? − заговорила она.
− Касаюсь тебя. Тебе ведь должно быть прятно подобное прикосновение. Ты же любишь отправлять сюда людей.
− В том месте люди не задерживаются, а отправляются дальше.
− Покажешь? − спросил Ларс.
− Ты серьезно это спрашиваешь?! − воскликнула она. − Если я тебя сейчас отпущу дальше, ты навсегда станешь "Частичкой Бога".
− Может, я скажу глупость, но изнутри ты мне нравишься, Ильярна, − заявил Ларс.
Лямки натянулись, и он заскользил по ее пищеводу в обратном направлении. Оказавшись снаружи, он увидел ее совершенно ошарашенный взгляд. Ильярна еще некоторое время держала его надо собой, затем опустила, освобождая от лямок.
− Тебе действительно понравилось? − спросила она, наконец.
− Это так сложно понять? − спросил он. − Вы же веками выводили породы таких людей, которым хотелось бы оказаться там. Не вижу ничего удивительного в том, что моему человеческому телу это нравится.
− Но становиться Частичкой Бога ты ведь по-прежнему не хочешь, Ларс?
− Не хочу. Я ведь понимаю, что став частью тебя, я перестану существовать как личность.
− Я должна передать твои ответы в Академию, Ларс. И я не знаю, что они решат на твой счет.
− Если должна, тогда передавай, − ответил он. − Только помни о нашем договоре.
− Я помню. Одним из условий поступления в Академию является нераспространение информации. Люди не должны узнать Божественные Секреты, в противном случае это может привести к Мировой Катастрофе.
− Ты можешь не беспокоиться на мой счет. Ты же меня знаешь и понимаешь, что мне нет резона сообщать людям Божественные Секреты. Ты ведь тоже должна понимать, что мой секрет входит в подобную же категорию и не может быть разглашен, иначе это тоже приведет к катастрофе. Может быть не столь большой, как Мировая, но двоих Богов она, как минимум, заденет. И заденет не слабо.
− Ты можешь быть спокоен, Ларс. Я знаю, что такое секрет и как его надо хранить. В данный момент секретом является даже то, что таковой секрет существует между тобой и мной.
− Твой тест закончился? − спросил Ларс.
− Нет, ответила она. Ты должен еще кое-где побывать и сделать, что я скажу, − проговорила она. Она вновь подхватила его рукой и перенесла на свой живот. − Ты ведь понимаешь, Ларс, что я женщина? Подымись и пройди дальше, туда, − она указала на низ своего живота. − Ты должен проникнуть внутрь моего тела через то место.
− Похоже, твои учителя порядочные извращенцы, − произнес Ларс.

− Почему? Ты считаешь любые половые отношения извращениями?
− Не любые, − ответил он, подымаясь и направляясь куда было сказано. − Но, конкретно вот такие, это одна из излюбленных тем разговоров среди сексуально озабоченных мужиков. Ты когда-нибудь так делала?
− Делала, и не раз.
− И что становилось с теми, кто побывал у тебя там?
− Они остались там навсегда, − заявила Ильярна.
− Не завидная перспективочка, надеюсь, меня ты выпустишь назад. − Ларс опустился на колени, коснулся ее женской плоти и не сомневаясь в своих действиях прыгнул вперед, направляя ноги в нее. Ильярна на мгновени сжалась, затем расслабилась и одним движением руки втолкнула его глубже.
Горячая плоть окружила его и сомкнулась над головой. Ларс коснулся ее руками, провел внутри и продолжил свое действие, ощущая как дрогнуло тело Ильярны, какзадрожала ее плоть, проходясь волнами вдоль его тела туда и назад. А биополевое окружение вновь сдвинулось с мертвой точки, и человеческое тело снова начало получать полевые приказы, которым Ларс сейчас и не противился. Он двигался, получая свое наслаждение от соприкосновения с ней и даря наслаждение ей, оно нарастало, и в какой-то момент он услышал ее крик.
− ЛААРС!!
Вместе с криком, ее плоть сжалась, и он на мгновение потерял ориентацию, а затем ощутил, как провалился в нее еще глубже, ее плоть затягивала его дальше, и Ларс оказался зажат между двумя, казалось, плоскими костями. Он вспомнил, что в божественном огранизме имелось несколько непонятных его пониманию костей внизу ее живота, и теперь они пришли в движение и словно большие челюсти сжали его тело. Биополе передавало приказ не шевелиться, и Ларс замер, решив испытать, что же будет дальше.
А дальше началось нечто совершенно невероятное. Кости Ильярны внезапно изменились, на них появились острые шипы, и они вошли в человеческое тело, впиваясь в кости Ларса. На мгновение он потерял сосредоточение, а затем перешел в энергетическую фазу, оставляя человеческое тело в божественной власти.
И он увидел, как рождаются Боги, как киберсимбионт, остававшийся до того времени пассивным, буквально потек от ее тела в кости человека, заполняя и входя с ними в связь. Ильярна кричала и выла от боли, пронзившей ее тело там, где ее собственные кости протыкали ее плоть, чтобы войти в тело человека.
А Ларс не медлил. Он пронесся через киберсимбионт, скопировал его "жидкое" состояние своей силой и вернувшись в человеческое тело сам внес симбионты в те кости, до которых они еще не добрались, в том числе, в кости черепа, где симбионт попытался продолжить действие и проникнуть в мозговую ткань, но крылев это проникновение остановил, ощутив, наконец, каким образом управлять кибертканью.
Воздействи биополя постепенно ушло, осталось лишь действие симбионта, который еще не разорвал связь, и теперь вводил в человеческое тело информационные потоки. Вернее, уже не в человеческое, потому что Ларс понял, какое изменение в нем произвело полевое воздействие. Генетический код человека изменился, получив те вставки, что и отличали божественный код от обычного человеческого. Ларс проанализировал их и поняв назначение, стер большинство вставок, а затем изменил и связь между нервной системой человека и инфоструктурой киберткани. Теперь управляющие потоки были реверсированы, и не кибер-имплант управлял живой плотью, а живая плоть управляла имплантом.
Началось новое движение, киберсвязи разорвались, и кости Ильярны приняли прежнюю форму. А Ларс пронесся невидимой волной через ее организм и понял, что киберткань могла легко вернуться к той форме, что была до повреждений. Пришла в движение и божественная плоть. Ларс вернулся в человеческое тело, принимая на себя все управление новой киберсетью своего организма, и с легкостью воспринимая ту информацию, что она несла. А она несла лишь программы и инстинкты действий, в которых почти не было разума. Разум находился лишь в голове человека. Вот только прежние человеческие знания оказались в роли доминанты в отличие от того, что стало бы, если бы Ларс не перехватил управление. И он видел, что было уготовано человеку в новой симбиотическом союзе. Он должен был стать подчиненным киберпрограммам, а его личная память подвергалась глубочайшему стиранию, из-за чего родившийся Бог по сути не обладал личностью. Были лишь останки личности человека, становившиеся на службу новому хозяину.
Движение изменило форму, и Ларс ощутил, как некая сила выталкивает его наружу. Он вывалился из ее тела, оказавшись на рядом полу, Ильярна в этот момент лежала на боку и не двигалась из-за того, что так действовала киберпрограмма.
− Ну, мамочка, такого я от тебя не ожидал, − проговорил Ларс, подымаясь на ноги и расправляя вновь обретенные крылья. − Внутренняя киберсеть сигнализировала о чем-то, и Ларс обратился к ней, принимая сигналы. Он понял, что сигнал исходил от кибернетической сути Ильярны, которая пыталась завершить загрузку программ, и Ларс чуть напрягшись "вспомнил все". В ответ ушел сигнал об окончании приема и завершении загрузки, и симбионт Ильярны умолк. Ларс прошелся рядом с ней, коснулся рукой ее бока, и взошел на возвышение, на котором безвольно лежала голова Богини.
"Проснись", − ушел киберприказ к ней, и Богиня вздрогнула, затем раскрыла глаза и несколько мгновений смотрела на Ларса.
− Ларс! − закричала она, протягивая к нему руку, и он в этот момент понял, что не только стал местным Богом, но и вырос по сравнению с прежним человеческим ростом.
− Когда-нибудь с тобой было такое, Ильярна? − спросил он.
− Ты помнишь все? − удивленно спросила она.
− Я все помню, объявил он. И помню свое обещание, найти для тебя способ вернуться к нормальной жизни. И теперь у меня есть такая возможность, − Он поднял перед вобой руки и мысленным приказом заставил киберимплант придти в движение. Человеческие пальцы изменились, на их концах вскрылась изнутри кожа, и из под нее вылезли острые когти.
Шум сверху заставил Ларса вернуть своим рукам прежний вид, и он некоторое время смотрел, как зарастают кровавые полоски на подушечках пальцев, а сверху открылся купол, и на него уже смотрело несколько Богов.
− Вот ты и узнала, Ильярна, как рождаются Боги, − проговорил один из них. − А твой человек получит полный доступ к серверу Академии, потому что он теперь Бог, а не человек. Подымайся сюда, Ларс.
− С какого бодуна? − проговорил он. − Я останусь с Ильярной, − и он шагнув к ней коснулся ее груди рукой.
− Как хочешь, − заявил Бог. − Но она не научит тебя всему, что должен знать Бог, потому что сама многого не знает.
− Вы не желаете ее учить? − спросил Ларс.
− Она сама отказывалась от этого, и только сейчас надумала, но в нынешнем состоянии ей это будет сложно сделать.
− Поэтому я и останусь с ней. И буду помогать ей учиться. А вы будете вместе с ней учить и меня.
− Хорошо. Пусть так и будет. Первые занятия с тобой начнутся, когда ты сам решишь, что готов к ним.
Ларс ощутил новый киберсигнал, который пытался передать ему сигнал подчинения, но в ответ ушел лишь отказ с четким кодом − "Подчинение интеллектуально высоко развитой особи недопустимо", и Боги закрыв крышу над залом Ильярны, оставили их наедине.

− По моему, ты сделал неправильно, отказавшись сейчас идти с ними, − произнесла Ильярна.
− А ты сама помнишь, как появилась на свет? Как была человеком до того, как стала Богом?
− Не помню. Я помню себя только с момента, когда была на учебе среди детей Богов. И я не знаю, кто моя мать. Мне не захотели это говорить, и я из-за этого сбежала. Улетела, решив жить так как мне хочется. Сейчас даже не помню всего, что делала тогда.
− Должна бы помнить, − проговорил Ларс, вспоминая киберструктуры памяти.
− Я не помню многое из того, что было до падения в пропасть, − произнесла она.
− Но что-то ты все же помнишь?
− Помню. Иногда возникают проблески, и я вспоминаю свои первые дни. То что я вспомнила, то я уже не забуду, но вспомнить остальное я не смогу, потому что ударилась головой о камни.
− Я похож на себя прежнего, Ильярна?
− Похож. Я тебя сразу узнала. Не понимаю только, как получилось, что у тебя были крылья раньше. Если ты был Богом до этого времени, то получается, что ты родился Богом второй раз.
− И первого своего рождения я не помню, − объявил Ларс. − Не забывай, что это моя тайна, Ильярна.
− Не забуду. Вот только, байрен сразу увидит, что это ты, Ларс. Изменение роста ничего не изменит.
− А изменение внешности изменит? − спросил Ларс и коснулся своего лица. Зашевелился и потек киберсимбионт, и лицо молодого Бога преобразилось.
− Как же это?! Подобное же невозможно! − воскликнула Ильярна.
− Разве ты не поняла, что я не такой как все? Что удивительного в том, что я могу изменить свою внешность?
− Наверно, действительно, это уже не так удивительно, − проговорила она.
− Что-то у тебя совсем упало настроение, Ильярна. Может, позвать людей и устроить праздник?
− Праздник? − удивилась она.
− Конечно! Люди празднуют свой день рождения, а у меня сегодня именно такой день. Разве нет?
− Я и не знаю, как это устроить, − понуро ответила она.
− Давай споем вместе, Ильярна, − произнес он. − Помнишь, что ты пела в последний раз? − Ларс тихо запел, начиная мелодию той самой Божественной Надежды, в вместе с тем начиная транслировать и свой биополевой сигнал, который тут же вошел в Ильярну, передался ей, и она начала подпевать.
Звуки Божественного Дуэта разнеслись над школой, и Ларс ощутил полевой отклик от людей. Их настроение резко менялось, и вместе с ним отраженная волна возвращалась назад, к Ильярне и к Ларсу. Ее уже не требовалось подталкивать, Ильярна пела во всю мощь своего голоса, и он перекрыл голос Ларса. Но это ничего не меняло. Биополевое воздействие продолжалось и продолжалось, верша свои чудеса, делая то, чего оно не доделало в прошлый раз, и вместе с этим рождалась новая волна, которая накатывала на Богов, чуть ли не подчиняя их.
Ларс ошутил слабое движение киберсимбионта в себе. Оно воспринимало полевую волну, исходящую от людей, как благодарность и поощрение, и вместе с тем, запоминало, что к этому состоянию привело, чтобы потом делать подобным образом. Ларс чуть изменил свое управляющее действие, и симбионт пришел в настоящий экстаз. Из-за чего оказался еще более податлив управлению. Он глянул на Ильярну, но ее симбионт, казалось, был нечувствителен к этому воздействию. В нем ничего не изменилось, и все осталось как прежде, когда песня закончилась, и биополевые волны мгновенно оборвались. Человеческий отклик так же быстро ушел на спад.
− Ну, тебе лучше, Ильярна? − спросил он, усаживаясь на полу перед ее лицом.
− Да, − возвестила она. − Я так тебе благодарна, Ларс, просто не знаю, что и говорить!
− И не говори. Просто разожги в себе это чувство. И постарайся не уходить от него.

Глава 5. Божественный хулиган


Крылатое существо камнем падало вниз. Несколько Богов рванулись с места навстречу, желая поймать малыша, но в последний момент тот резко раскинул в стороны крылья, сделал пару умопомрачительных маневров, обходя оказавшихся на пути Богов и вылетев над площадкой, где занималась группа молодых, крылатый взмахнул в последний раз крыльями и плавно приземлился напротив учителя. Позади со своистом мощных крыльев приземлилось несколько взрослых Богов.
− Мне нужен ваш сервер, − заявил прилетевший. − Хочу скачать все сказки для доакадемического возраста.
− Кто ты такой?! − раздался возглас.
− Какие странные вопросы. Неужели вокруг туман, а противотуманные очки только у меня одного надеты? − с сарказмом заговорил молодой Бог.
Ларс в этот уже момент передавал через киберимплант ответы на безусловные запросы, идентивицируя себя как только что родившегося Бога Ларса, сына Божественной Ильярны. Наглость и напор сделали свое дело, Ларс преспокойно прошел в здание Божественных Яслей, заявился в местный информационный центр и никем не сдерживаемый включился в компьютерную сеть, которая беспристрастно предоставила молодому Богу всю информацию, получив от него правильный божественный идентификатор. Неправильный киберсимбионт и передавать не умел.
− Хулиган! − возник вопль старого Бога, оказавшегося рядом с компьютером, в который Ларс самым натуральным образом запустил свои когти. Тем не менее, когда он их выдернул из металлической стенки, от когтей на металле через секунду и следов не осталось, крылев только провел по стенке рукой, возвращая металлу прежнюю форму, и хранитель компьютеров тут же заткнулся, оставаясь без понятия о том, что же случилось в действительности.
Ларс выскочил в коридор и пронесся по нему, подымая шум и крик. Выглядывавшие из-за дверей Боги не понимали, что происходит, а Ларс пронесся до конца коридора, прыгнул в окно, которым коридор заканчивался. Стекло разлетелось вдребезги, а крылья молодого Бога разворотили деревянную раму, и сам он улетел вниз с шестого этажа, а там еще раз пронесся над группой занимающихся, и вскоре улетел за пределы лесопарка, окружавшего заведение.

Менялось все. Ларс уже знал, что среди молодых Богов не редко случались возмутители спокойствия, и их обычно быстро усмиряли, потому что взрослые имели власть над молодыми через киберсимбитическую связь. Ларс из этой картины особо и не выделялся, если не считать, что киберсвязь не работала как следует. Молодой Бог попросту не исполнял команды взрослых.
Он мчался над городом, направляясь к своей цели. А целью был тот самый центр, где Ларс проснулся, оказавшись в этом мире. Он уже знал, что там находился его космический аппарат, который Боги продолжали изучать все это время. В корабле, по настоящему, был лишь один секретный элемент, и Ларс еще не знал, добрались Боги до него или нет. Если добрались, то это было чревато катастрофой, если они начнут экспериментировать. Если нет, то его следовало попросту изъять. И Ларс летел, одновременно изучая информацию унесенную из Божественного компьютера. Тот был совершенно иным, нежели компьютеры людей. Крылев уже понял, что основу компьютера Богов составляли все те же киберсимбионты. С той лишь разницей, что в Божественных компьютерах они были абсолютно мертвы.
ВИЦ давно забыл о побеге инопланетного Бога. Там велись свои работы, в том числе работы по расшифровке информации добытой из пришельца. А сам корабль-пришелец находился в одном из охраняемых помещений ВИЦ, куда допуск имели очень узкий круг Богов. О допуске туда людей даже речи не было. Он был запрещен уже через день после того, как привезли находку. Охрана на входе в ВИЦ не шелохнулась, когда молодой Бог приземлился у самых ворот и прошел на территорию. Ларс легко добрался до главного входа, и единственный Бог, находившийся там на страже проводил его взглядом, приняв нормальный идентификатор киберимпланта. Тревога не достигла этих мест, и Ларс чуть ли не кричал от восторга. У него была полная свобода действий, и останавливать его было некому.

Семидесятый этаж, инфоцентр. Ларс ничуть не удивился, увидев там молодых Богов, сидевших в кругу и о чем-то споривших с использованием киберсвязи. Прислушавшись и поняв, что спор его не касается, он прошел мимо спорящих, забрался в одну из свободных комнат и запустил локальный сервер, усаживаясь перед ним, как это и полагалось учащемуся. Сервер затребовал идентификацию после чего объявил, что доступ закрыт, так как Ларс не является учеником БА, и не имет сертификата о ее окончании.
"Запусти программу экзамена для поступающих в БА" − отдал команду Ларс, и на этот раз сервер беспрекословно исполнил все. Вопросы, ответы, решение задач, тесты на знание географии, наук и политики. Ларс отвечал, мгновенно находя ответы в информации, полученной ранее.
"Тест пройден успешно. Бог Ларс зачислен на заочное отделение БА. Жду команды." − пришло сообщение, когда тест закончился.
Ларс вновь передал команду на передачу данных всех учебных материалов Академии, и сервер заработал. Когда передача информации закончилась, стояла глубокая ночь, Ларс сидел посреди учебной комнаты в кромешной тьме и в одиночестве. За дверями уже никого не было, и он поднявшись направился к выходу.
Божественная система теперь была видна как на ладони. Ларсу уже не требовалось дополнительной информации, и он пройдясь по помещению, покинул его, выходя в коридор, и направляясь к лестнице. Вскоре он легко и свободно подымался наверх. Минул несколько этажей где был свет и там кто-то еще работал. Людей на этих уровнях уже не было, и Ларс продолжал подыматься выше.
Он нашел помещение, где когда-то проснулся в окружении Богов и понял, что там не осталось и следа от прошлых событий. Это был всего лишь еще один зал, с той лишь разницей, что у него не было потолка как такового, потому что он был на самом верху. Пролетев по своему старому пути крылев решил, что искать в этом месте ему нечего. Со своим кораблем он разобрался очень просто. Космический аппарат попросту растворился в воздухе, вызвав этим срабатывание системы охраны, но Боги уже были бессильны что-либо сделать.

Заканчивалось время этого вояжа, Ларс вернулся в Божественную Школу Ильярны, и сразу же направился к ней.
− Где ты был, Ларс?! − воскликнула она. − Тебя здесь все ищут, а я даже не знаю, куда ты улетел!
− Я летал в город, Ильярна. И поступил в Божественную Академию.
− И каким же это образом ты туда поступил без нашего ведома?! − раздался громогласный голос Бога, что оказался рядом с залом Ильярны и стоял за стеной перед открытым куполом.
− Вот таким, − заявил Ларс, показывая кристалл с записью. Тот активировался, рассылая во все стороны свой идент-код, и Бог легко считал с него информацию, что была вписана Божественным компьютером ВИЦ. Вместе с информацией о поступлении, кристалл сообщал и о новом статусе Бога Ларса, который получал Особые Божественные Привилегии в связи с проявлением Высочайшего Интеллекта. В чем это проявлялось, кристалл не сообщал, а Ларса это и не особенно интересовало. Он пользовался возникшим положением, и Богу, пытавшемуся с него что-то требовать, не осталось ничего, кроме как покинуть комплекс Ильярны.
− Ты себя очень странно ведешь, Ларс.
− Весь в тебя, мамочка, да? − проговорил он, касаясь ее бока. − Ты не будешь против, если я буду тебя так трогать?
− Не буду, ответила она, и Ларс взялся за это дело с еще большей силой. Он касался ее тела, просматривал его пронзающим взглядом, фиксировал в своей памяти все повреждения костных и кибер тканей, а когда закончил, вернулся на место перед ее взглядом. Ильярна спала, и Ларс направился к серверу Академии, что был установлен Богами у стены. Он свободно включил его, просмотрел все объявления и начал работу. Первым делом, запустил программу тестирования на знания первого курса и к полуночи программа Академии объявила, что Бог Ларс переведен на второй курс. Ему это и требовалось. Вторую половину ночи он скачивал учебные материалы, а под утро все закончил и заснул, забравшись Ильярне на грудь, потому что она спала на спине и даже не проснулась от его действий.
Проснувшись утром Ильярна обнаружила маленького спящего Бога на своей груди и коснулась его рукой. Он сразу же проснулся и поднял голову.
− Я тебе не помешал? − спросил он. − Если тебе неудобно так, я буду спать в другом месте.
− Никто еще не спал так рядом со мной, − произнесла она. − И мне нравится, когда ты лежишь так.

Глава 6. Божественное перерождение


Когда в зале появились люди, он не противился судьбе. Какое дело крыльву до людей, тем более тей, что сами просятся к нему на обед, и добровольная жертва отправилась в утробу новоиспеченного Бога, который после завтрака сразу же направился в угол с чудом местной техники, где взялся за просмотр данных из Божественной Сети, которая оказалась намного обширнее человеческой и, естественно, намного более информативной.
В первую очередь Ларс начал поиск информации по киберсимбионтам и вскоре наткнулся на огромный пласт инфорации, который можно было назвать кладом. Вот только доступ туда был по столь мизерному каналу, что Ларс не выдержав сформировал энергозонд и отправил его в Божественную Сеть, где он добрался до серверов Высочайших Богов и без всякого стеснения спер всю информацию, находившуюся там.
Ильярна смотрела свои задания, прослушивала записи лекций, делала полагавшиеся упражнения, а Ларс сидел перед компьютером в позе йога и "медитировал", прокручивая в голове полученную информацию, разматывая бесконечные клубки псевдологических схем и нейроисполнителей. Логика киберимплантов постепенно вырисовывалась вместе с "целью", которая как таковой формально и не являлась, потому что была всего лишь программой выживания, ничуть не лучшей, чем программа выживания у обычных микробов. Разница была лишь в том месте, где киберимплант стыковался с разумной биологической жизнью. Приспособив когда-то биологические организмы для своих целей, кибержизнь продолжала свою экспансию, и повела себя с разумным видом не более разумно, чем с дикими животными. Полная ассимиляция не произошла, к тому же родившиеся Боги сумели приспособиться, и киберсимбионты стали именно симбионтами, а не паразитами, они реагировали на желания живых и исполняли эти желания, так как живым становилось лучше от этого, а это в кибер-программе считалось, как "лучше для себя".
Нашлась информация и об управляющих полях. Да, управление было сильно опосредовано, и кибермозг исполнял свою программу, которую было невозможно изменить извне простыми воздействиями, вот только крыльв обладал более тонкими инструментами воздействия, и вновь рассмотрев свой киберимплант пришел к выводу, что его можно достаточно легко изменить. надо всего лишь поменять основу, ввести разумные элементы внешнего управления, и задействовать штатную систему стабилизции состояния импланта, которая уничтожала все чужеродные вкрапления кода, возникавшие из-за внешних воздействий, в соответствии с новыми задачами, и проэкспериментировав на небольшом кусочке, киберткани, Ларс вставил ее в свою руку, давая программу на перерождение всей ткани во всем организме. Оно должно было пройти не мгновенно, а плавно, потому что перерождение вызывало то самое "расплавленное состояние", и плавить сразу все кости было чревато неприятностями.
Эксперимент заканчивался, и Ларс поднявшись со своего места прошелся около стены, глянул на заснувшую Ильярну и передал новую команду своему киберсимбионту. Кости пришли в движение, плавно изменились, вслед за изменениями костей изменились биологические ткани, и Ларс оказался в виде крылатого хищника. Он прошелся теперь уже на четырех лапах, затем плавно пробежался и взлетел. Налетавшись вдоволь над школой, Ларс налету обратился в обычного местного Бога и приземлился рядом с Ильярной. Та уже проснулась и снова слушала лекции, а Ларс оказался рядом с ней и некоторое время смотрел лекцию вместе с ней. Лекция закончилась, и Ильярна обернулась к нему.
− Ты снова куда-то летал? − спросила она.
− Да, Ильярна. Я решил одну очень важную задачу, и на радостях решил полетать, пока ты спишь.
− А что за задача? − спросила она.
− Я нашел способ, как помочь тебе, Ильярна, − объявил он. − Но для этого нужно, чтобы ты разрешила мне сделать кое-что, чего ни один Бог не позволял делать с собой.
− Ты так и не сказал, что это.
− Я превращу тебя в человека, а потом ты будешь должна стать "Частичкой Бога", − и он указал на себя. − А когда ты родишься заново, ты снова будешь такой, как до того, как получила увечье.
− А если став "Частичкой Бога" я не появлюсь заново? − спросила она. − Все, кого я приняла в себя, так и остались во мне не рождаясь заново.
− За исключением меня.
− Тебя я приняла совсем не в то место, куда отправляются частички богов.
− Я тебя тоже отправлю не в то место.
− Но ты же не женщина!
− В вопросе рождения Богов, это не имеет никакого значения, Ильярна. Ты этого не знаешь совсем, да?
− Не знаю. Я только начала учиться и многого не знаю.
− Просто поверь мне, и все будет как надо.
Она вздохнула, коснулась его рукой и и тихо спросила:
− А как ты будешь превращать меня в человека?
− С помощью Энергии Жизни, − ответил он. − Просто скажи, что ты согласна, и я начну.
− Прямо сейчас? − удивилась она, и Ларс кивнул. − Тогда... Я согласна.
Он сделал шаг к ее лицу, попросил ее перевернуться и поднять его себе на грудь.
Ильярна так и сделала, Ларс оказавшись на ее груди встал на четвереньки и заговорил, глянув ей в лицо.
− Ничего не бойся, что бы ты сейчас ни увидела. Я стану другим, когда начну действие. Ты должна быть спокойна и недвижима. Ты готова?
− Да.
− Тогда, начали.
Тело Ларса засветилось ровным голубым светом. Свечение разрасталось, и в какой-то момент стало ослепительным, а крылатый человек преобразился к виду крылатого зверя, и Ильярна смотрела на него немигающим взглядом. Он чуть шевельнулся, и яростное свечение перетекло с его тела на тело Ильярны. Мгновение, и свечение охватило ее всю. Яркая фигура Богини приподнялась и сжалась, исчезли крылья, осталось лишь человеческое тело, которое медленно проплыло через зал и легло на пол, в то место, где обычно лежали ее руки и голова. Свечение угасло, и Ларс оказался рядом с ней в своем зверином обличье, наклонился и лизнул ее грудь. Она медленно пришла в себя, открыла глаза и вздрогнула, увидев рядом большого хищника, а тот переменился, обращаясь в Бога, но ростом не больше человека.
− Разве так бывает? − спросила она.
− Вставай, Ильярна, − произнес он, взял ее за руку и поднял. Она стояла на ногах и смотрела на себя, едва веря в то что видит и в то, что стоит на ногах. − А теперь решаешь ты, − сказал он. − Хочешь ли ты в подобном виде прогуляться, посмотреть все вокруг и затем вернуться сюда, чтобы продолжить наш план или ты желаешь его продолжить немедленно?
− Я могу ходить? − проговорила она и сделала шаг в сторону. − Ларс! − воскликнула она и прыгнув к нему обняла, а затем ослабила хватку и отошла, потупив взгляд. − Извини.
− Зачем ты извиняешься?
− Ты Бог, а я теперь всего-лишь обычный человек.
− Не говори ерунды, Ильярна! − воскликнул он. − Ты та же кем и была, просто на время обратилась в человека, а когда вновь станешь Богом, ты сможешь становиться человеком сама в любой момент времени и ровно настолько, насколько захочешь сама. − Он раскинул руки в стороны. − Смотри! − И крылья за спиной Ларса исчезли, он развернулся к ней спиной, показывая, что там и следа от крыльев не осталось. − Ну так как, идем гулять, Ильярна?
− Идем! − воскликнула она, и Ларс взяв ее за руку повел к выходу из зала, на сторону людей.


Охранники уставились на выходивших словно бараны на новые ворота.
− В чем дело, вы не узнаете Богиню Ильярну? − спросил Ларс. − Открывайте! Живо! − Они не узнавали и Ларса, ведь он был совсем не в том виде, в каком учился в школе. − Вас что, в баранов обратить, чтобы вы слушались приказов?!
− Кто ты такой? − заговорил осмелевший человек.
− Так виднее, кто я?! − рявкнул Ларс, с хлопком раскрывая крылья у себя за спиной.
Они тут же пали ниц, прося прощения, затем второй сообразил, что надо отрыть двери, и Ларс убрал крылья, перед тем, как выйти на сторону людей.
Ильярна впервые оказалась в помещениях людей. Она смотрела на все с любопытством ребенка, и Ларс показывал ей все, затем они прошли на верхний этаж и оказались в кабинете Байрена. Человек потерял дар речи, увидев в своем кабинете двух Богов в человеческих телах.
− Ильярна научилась обращаться в человека и окончательно избавилась от своего недуга, Байрен, − заявил Ларс. − Так что сегодня в школе объявляется праздник Возрождения Богини Ильярны. − Байрен выскочил со своего места, словно ошпаренный, встал на колени и возблагодарил судьбу за то что она дала Ильярне новые силы. А она молчала, как того требовал от нее Ларс. Людям незачем было знать о подробностях ее излечения и о том, что она прошла лишь первую стадию.
Праздник был объявлен, и весь день школа "стояла на ушах", люди желали прикоснуться к своей Богине, и та позволяла им это делать. Ларс лишь следил, чтобы особо рьяные поклонники не учудили бы чего-нибудь.
Они праздновали до вечера, Ильярна узнала не мало нового о людях, хотя все ей было знакомо и раньше, но теперь она многое испытала на себе. А когда пришел вечер, Ларс и Ильярна удалились на сторону Богов, и остались там наедине.
− Думаю, нам надо сделать еще кое-что перед тем, как начинать, − проговорил Ларс.
− Я знаю, − ответила она и скинула с себя платье. − Ты ведь не откажешься от сексуальной близости со мной?
− А ты не испугаешься, если я снова стану зверем?
− Не испугаюсь. Я же знаю, что это будешь ты!
− Тогда, идем, и и он провел ее в один из углов, где после "волшебного взмаха его руки" появилось широкое ложе.
Они провели в играх половину ночи. Ларс поначалу был человеком, потом стал собой, обратившись в крыльва, и Ильярна ничуть не противилась, а затем он поднялся, вырос в размерах, и объявил, что пора начинать второй этап. Она взглянула на него, прошла к его голове и сама забралась в его пасть.
− Ну, начнем, − проговорил Ларс, и отправил ее вглубь своей утробы. − Ничего не бойся, Ильярна, − продолжил он говорить так, чтобы она все слышала. − Будет немного больно, но ты ведь вытерпишь?
− Вытерплю, − ответила она, касаясь его изнутри. В ней горел огонь желания, и Ларс усилив это чувство передал его на коберсимбионт. Тот поплыл и с теле крылатого зверя сформировались две "костные платины", которые были подобны тем, что были в теле Ильярны, когда проходило его перерождение в Бога. Вот только расположены они были совсем в ином месте, и Женщина в его желудке оказалась зажата между пластинами, те вновь потекли, входя в ее тело острыми иглами, и Ильярна закричала от взрыва боли по всему телу.
− Перетерпи, Ильярна, − повторил Ларс, меняя на ходу программу киберсимбионта так, чтобы он не причинял столько боли человеку. Он протек в кости женщины, заполнил их, соединился и стал единым целым, последним шагом было соединение с мозгом, и Ларс запустил собственнолапно исправленную версию, которая не подчиняла живую нервную ткань, а входила в контакт и включала подчинение киберткани живому разуму.
Костные пластины растаяли, иглы исчезли. Ильярна оказалась зажата внутри тела Ларса, и находилась в спящем состоянии. Он улегся, наслаждаясь ощущением ее близости, и одновременно работал в полную силу, перестраивая программы в теле Ильярны так, чтобы они позволяли ей делать намного больше, чем было раньше, и, в первую очередь, это была программа самовосстановления при механических повреждениях, которая очень гармонично легла в комплексе с программой востановления повреждений программы, и на этом можно было бы закончить, но надо было сделать еще одно, и крылев коснулся спящего сознания женщины, осторожно вплетая в него нити знания, как управлять своим новым телом, как обращаться в человека, как менять свой рост и множество иных возможностей, которые по сути обращали Ильярну в Супербога по сравнению с остальными Богами Мира. Одной из важнейших новых программ была программа защиты от попыток захвата управлением извне. Ильярна сама решала кому и чему подчиняться.
Закончив, Ларс еще некоторое время лежал, раздумывая и проверяя, все ли он сделал и учел, а когда в зал заглянули первые лучи Солнца, он поднялся и выпустив когти вспорол свой живот.
Крылатая Богиня вывалилась на пол, тут же очнулась и вздрогнула, увидев вокруг себя кровь.
− Все нормально, Ильярна, − произнес Ларс, рана на его животе быстро заросла, а кровь исчезла в сияющем голубом пламени.
Она поднялась, пробуя шевелить новыми крыльями, затем подскочила к Ларсу, обнимая его большую лапу.
− Тебе нравится быть таким, Ларс? − спросила она, глядя в его большую грудь.
− Это мой родной вид, − объявил он.
− Как это родной? − удивилась она. Он обратился в человека, и теперь оказался меньше Ильярны ростом. Она присела, разглядывая его.
− Таков я есть, Ильярна. Меня нашли в космосе, на корабле, который сюда принесло по воле Космоса.
− Ты не хочешь быть Богом?
− По вашим понятиям я им был и раньше. Помнишь, как мы встретились впервые?
− Помню, − ответила она. − Ты сделал все, что обещал, Ларс, и теперь мое время исполнять обещанное. Я твоя навсегда! И я сделаю все, что ты мне скажешь. Ты − мой Бог, а я − твоя Частичка.
− Спятила девка, − раздался голос над ними, и Ильярна обернувшись увидела двух Богов над своим залом. Она поднялась на ноги и оказалась лицом к лицу перед ними. А затем из под ее ног взлетел яркий шар голубого огня и завис перед лицами ошарашенных Богов.
"Передай им свой новый идент-код, Ильярна" − передал Ларс. И в Божественном эфире прозвучал Код Ильярны. Код, в котором всекоэфициенты зашкаливали так, что двое незваных гостей отпрянули назад.
− Что с ними, Ларс? − спросила она голосом.
− Они поняли, что ты Супербог, Ильярна, − ответил он, преображаясь из огня к маленькому Богу, висящему на своих крыльях в воздухе. − А теперь взлетай! − воскликнул он, и она словно только что вспомнив о крылях подняла их, разводя в стороны, а затем прыгнула, взлетая над комплексом зданий.
− А-а-у-у-у!! − раздался ее голос, и всех вокруг мгновенно накрыло волной Божественного Счастья.

Глава 7. Божественный переворот


− Такого не может быть, − произнес Зан.
− Глупо отрицать то, что имеет место и подтверждено самым прямым способом, − ответил Корг.
− Но что это значит? Как так произошло, что двое молодых Богов вышли из прямого подчинения?
− Очевидно, это какой-то сбой в программах. Мы уже встречались с подобным сбоем в самом начале. Тогда, как ты помнишь, он был вызван встречей с биологическим разумом, и мы тогда поступили согласно Великому Закону Природы.
− И все же, в тот раз нам удалось взять над ними контроль, и они все сейчас работают на нас. Весь этот мир, каким бы независимым он ни казался для его обитателей, работает на нас. Разве не так, Корг.
− Именно так. И сейчас мы сделаем так же. Мы найдем способ, как обуздать этих новичков и заставим их подчиняться.
− И каким образом?
− Есть не мало методов воздействия. В первую очередь надо узнать их слабые места. И одно из них я знаю, − заявил Корг.

Огненный боллид пришел из-за горизонта и обрушился на здание. Затем еще и еще. Послышался вой и крики людей. В рушащемся здании начался пожар, а из-за горизонта продолжали и продолжали прилетать огненные снаряды. В какой-то момент поток снарядов оборвался, и никто на месте удара не видел, как корабли, выпускавшие снаряды в один миг взлетели огнеными снопами взрывов. Никто не видел действий крыльва, что пронесся к источнику радиоволн, управлявших атаковавшими кораблями и мощнейший удар возмездия обрушился на подводный город, выстроившийся из киберткани, покрывшей многие и многие километры морского дна. Ответный удар стал для киберткани совершенно неожиданным, и она переедернулась, сжимаясь в конвульсивном движении и вызывая мошнейшие цунами в море над собой.
Ларс видел, как сигналы расходились по киберткани, как новый приказ, исходивший из самого ее центра требовал немедленного прекращения всех действий, как этот приказ ушел и к главным Богам, и теперь было ясно, что главные находились на службе у этого океанского монстра. Просмотрев, на какой территории он находился, Ларс ничуть не удивился. Давным давно, в центр этого места упал космический камень − Кара Небесная. И теперь уже не было сомнений, что камень этот был куском киберткани, явившейся в этот мир из космоса. По сути, это была агрессия в мир иной формы жизни − кибержизни. И она уже получила полную власть над миром. Боги были всего лишь инструментом осуществлявшей эту власть. И сейчас они даже ничего не решали. Решение принималось всего лишь одним кибер-существом, которое впервые за многие годы получило жестокий отпор за свои действия. И поэтому первым приказом была остановка атак на всех направлениях.

− Зервер в бешенстве, − произнес Корг.
− Я вижу, − проговорил Зан.
− Зервер обвиняет нас в том, что мы неправильно направили его действия против людей, что из-за этого он получил жестокую травму, которую нанесли ему живые существа.
− Такое ведь бывало и раньше, Зервер всегда отвечал нападающим всей своей мощью. А сейчас он ведет себя словно пес, получивший палкой.
− Но, на нас он обозлился.
− Потому что считает нас виновными в происшедшем, а виновны не мы, а эти двое! Мы должны ему об этом сообщить.
− Так сообщай, Зан! Сообщай!
Доли мгновения ушли на связь с Зервером, и два Высших бога внезапно ощитили навалившуюся на них чудовищную боль.
− Это лишь малая часть той боли, что испытал я из-за вас! − взревел голос Зервера. Корг и Зан даже ответить не смогли. Боль рвала их тела, и Зервер не останавливался, продолжая жестокое воздействие на богов.

Глава 8. Божественный турнир


− Что это было, Ларс?! − воскликнула Ильярна.
− Высшим богам не понравилось, что мы отказались им подчиняться, и они ударили в самое больное место, − произнес Ларс. − Но они за это ответят. И уже получили возмездие.
− Возмездие? От кого?
− От меня.
Ильярна едва верила в его слова.
− Ты настолько силен, Ларс?! − воскликнула она.
− Я не знаю, насколько я силен, Ильярна. И не знаю, чем все это закончится. Если бы было возможно эвакуировать отсюда всех людей, было бы проще.
− Эвакуировать? Но куда?!
− В том вся и проблема, что некуда. Потому и эвакуация невозможна. И спрашивать об этому высших богов сейчас глупо.
− А если спросить самого высшего?
− Того, что сидит на дне океана и которому ни до кого дела нет? − усмехнулся Ларс. − Именно он и обстрелял нас, Ильярна. Так что, его просить о чем-то еще глупее.
Они говорили на языке, который был недоступен людям. Передавали слова по радио, и одновременно помогали разбирать возникший в божественной школе завал.
− Кто бы это ни сделал, Ларс, мы должны узнать и отомстить, − произнесла Ильярна. − И я уверена, что это сделал кто-то из Богов.
− Кто бы это ни сдела, Ильярна, он получает накзание прямо сейчас, − проговорил Ларс. − Ты, разве, не слушаешь божественный эфир?
Она на мгновение замерла, вслушиваясь в неощутимые для людей волны биополя, и увидела, как двое Богов корчатся от боли.
− Кто они? − спросила крылатая.
− Высшие.
− Ты сильнее их?! − воскликнула она.
− Тебе что-нибудь говорят слова "Зервер Борга"?
Ильярна вздрогнула и обернулась вокруг, словно рядом кто-то мог их подлушивать.
− Люди не должны о нем знать, − проговорила она едва слышно. − Ты ведь должен это знать, Ларс, если узнал о нем?
− Я о нем узнал совсем не так как ты. И никакой секретности в этом знании не вижу.
− Не зли его! − воскликнула Ильярна.
− Тогда, расскажи, что ты о нем знаешь сама?
− Я не должна...
− Я же не человек, и ты это прекрасно знаешь.
− Зервер Борга − хозяин всех Богов. Никто из Богов не способен его ослушаться. Когда я оказалась здесь, в беспомошном виде, он пришел ко мне и приказал жить. Я не могла не исполнить его волю.
− А сейчас ты без всякого усилия нарушила его приказ никому об этом не говорить, не так ли?
Она удивленно взглянула на Ларса.
− Не понимаю, как это получилось.
− Проще простого. Зависимость от него ты потеряла после перерождения.
− Но ты ведь должен был остаться от него зависим! Или ты... − она не договорила.
− Я был, по меркам вашего мира, Богом до того, как оказался здесь. У меня не было этой зависимости, и она не появилась после перерождения, потому что я контролировал весь процесс, Ильярна. И, подозреваю, что именно Зервер атаковал нас после того, как понял, что мы не управляемы для него.
− Но тогда, он может сделать так же снова!
− Может, но я ему не позволю. Не знаю, как, но не позволю. Он уже получил ответ за то что сделал, и, думаю, ему было очень и очень неприятно, так что, повторять нападение он уже не станет как следует не подумав.
− У него сила больше, чем у всего Богов мира, Ларс.
− Он тебе это сам соврал? − спросил Ларс, усмехнувшись.
− Я совсем не думаю, что он врал.
− И зачем ему все остальные Боги, если он сильнее всех?
− Ларс, зачем ты задаешь детские вопросы? Он сильнее всех, но есть дела, которые сподручнее выполнять не самому, а помощникам. Боги служат Зерверу так же, как люди служат Богам.
− Однако, ты, находясь здесь, скорее сама служила людям, чем наоборот.
− Да, Ларс, я только потому и жила, что могла что-то делать для людей. Ты ведь должен это понимать.
− Вполне понимаю, Ильярна. Думаю, тут ты права на все сто. И кое-что мне теперь стало ясно.
− Что?
− То что, Зерверу, по большому счету, совсем не выгодно участвовать в разборках между Богами. Ему и разборки эти не особенно нужны.
− Почему не особенно? Думаешь, они зачем-то могут быть нужны?
− В цивилизованном виде − да, но не в диком.
− В цивилизованном − это соревнования, я правильно понимаю?
− Для Зервера отношения Богов подобны отношениям людей для тебя, Ильярна. Ты ведь не станешь потакать глупым дракам?
− Не стану. Но мне сложно представить Зервера в подобной роли.
− Думаю, мне пора выходить на связь с Божественной Академией. Надо кое-что выяснить. Ты ведь справишься здесь без меня?
− Ларс, я даже не понимаю, зачем ты меня спрашиваешь об этом? Ты волен делать все что захочешь, и я не могу тебя задерживать.
− Об этом мы потом поговорим, − произнес он и чуть присев резко прыгнул в небо.

В божественной академии, казалось, ничего не изменилось. Ларс приземлился на площадке с главным информаторием и, получив доступ согласно своему статусу студента второго курса, направился в самый центр.
− Вызови на связь Зервер Борга, − приказал он, оказываясь перед божественным терминалом.
− Ты не имеешь права его вызывать на связь, − тут же возник ответ.
− Тогда, вызови на связь того, кто имеет такое право, кто находится ближе всех.
На этот раз ответ появился не сразу, а когда появился, на экране перед Ларсом оказался один из старых богов.
− Откуда ты узнал это имя? − проговорил он, пытаясь передавать код подчинения, который заставил бы любого молодого бога отвечать.
− Вызови на связь Зервер Борга и передай ему, что я, Ларс сын Ильярны дочери Бира, желаю говорить с ним прямо сейчас, − произнес Ларс, отправляя безусловный игнор на заданный ему вопрос. − И не забудь, что в случае отказа, виновным в делах против него обвинят именно тебя, − добавил Ларс, сопровождая последние слова кодами высшего подтверждения.

Некоторое время ничего не происходило, изображение на экране застыло, а Ларс получил сообщение, требовавшее ждать, и он ждал. Минуту, две, на третьей минуте снаружи раздался непонятный грохот, и Ларс вскочив с места метнулся в невидимой фазе наружу. Рядом с комплексом происходило что-то непонятное. Огромный черный монстр двигался подобно большому пауку на десяти лапах и атаковал всех взрослых Богов. Не убивал, а попросту ловил и поглощал. Длинные плевки с белой паутиной доставали взлетающих богов, и те отправлялись в чудовищную пасть монстра. Они не кричали, как это было бы с людьми в подобной ситуации, потому что Чудовище имело над ними власть и полностью подчиняло.
Ларс не стал смотреть просто так за этой охотой и ждать, чем она закончится, а возник перед чудищем в своем настоящем виде, огромного серого крыльва, и следующий плевок, достигший одного из Богов, оборвался ударом мощных когтей, которыми крыльв перерубил паутину.
− Стой на месте, урод! − взрычал Ларс, одновременно передавая приказ на божественном языке на общем канале связи.
− Я Зервер Борга! Никто не имеет права меня останавливать! − возник ответ на божественной волне связи. − Кто ты такой?!
− Я Ларс Ильярны! − ответил Ларс, решив, что так будет правильнее, потому что и в имени чудища звучали призвуки, что некий Борг является его прородителем.
− Tы сдохнешь! − и паук кинулся на крыльва, вот только прыжок этот походил не нападение танка на льва, а на прыжок этого самого танка в плазменную корону звезды. Переходя в энергосостояние крылев одновременно захватил в себя и атакующее его чудовище. То, хотя и обладало невероятной мощью, способной остановить это поглощение и даже сожрать самого крыльва, оказалось неспособно применить свою силу, и вся она досталась Ларсу. Вместе с силой достались ему и и знания паука, которые тут же дали понять, что битва еще не закончена. Ведь кроме Зервера Борга в океане находится чудовищная масса инопланетной киберткани, способная породить десятки таких же пауков. Центром этой массы было то самое место, куда свалилась Кара Небесная много тысяч лет назад.
Боги, которых паук не успел поймать, теперь собирались вокруг и смотрели на крыльва, обсуждая между собой происшедшее. Ничего путного в этой болтовне Ларс не услышал, и лишь один из старых Богов объявил, что уже видел подобного крылатого бога, что его несколько лет назад привезли исследователи из космоса, где он был найден на замерзшем корабле.
− Говори, все, что ты об этом знаешь, − приказал Ларс, выделив старика из толпы и передавая безусловный сигнал подчинения. И Бог рассказал что знал. Об экспедиции в космос, о том, что там и сейчас находятся корабли, управляемые тем Богом, что вытащил крылатого зверя и отправил его на планету. Рассказал он и об оживлении и исчезновении божественного зверя, о его поисках, которые не дали результата. И о том, что всеми этими делами занимались Бог Корг и Бог Зан, которые были одними из старейших и были Верховными Богами до недавнего вреемени.
− И что же случилось недавно? − спросил Ларс.
− Зервер Борга подверг их наказанию за какое-то неправильное решение. Не знаю чего именно.
− Где они сейчас, эти двое?
− После того, как Зервер Борга их наказал, они не выходили на связь.
− Неужели нет другого метода их найти, кроме как вызвать на связь и ждать ответа?
− Есть.
− Тогда, найди их!
− Я должен лететь, чтобы искать.
− Вот и лети, − приказал Ларс, и Бог взлетел с места, где находился, а вслед за ним взлетел и крылев. Теперь уже не было смысла скрываться, и Ларс в полете вновь обратился к знаниям съеденного паука. В них было не мало древней истории. И Ларс узнал, что кибержизнь существует в галактике уже многие миллионы лет, что очень-очень давно, когда многие звезды еще не родились, неким таинственным образом в космосе появился киберзародыш, имевший всего лишь одну программу − лететь и размножаться. Ассимилировать планеты, звезды, если удастся, всю галактику, а там, быть может, и всю вселенную. Программа обладала некой способностью к саморазвитию и за долгие годы выработала четкие алгоритмы действий, которые работали до недавнего времени вполне адекватно. Ассимиляция планет проходила без проблем, при столкновению с жизнью на планетах, киберткань использовала ее, и в какой-то момент она столкнулась с жизнью, имевшей разум. Тогда-то и начались сбои в древней программе. Ассимиляция нескольких миров не удалась из-за сильного сопротивления разумных. Вот тогда и появились Борги − ассимилированные отдельные разумные особи, поставленные на службу главной задаче.

Крылатый Бог спустился перед ВИЦ, рядом приземлился Ларс и в одно мгновение преобразился, становясь молодым Богом.
− Как ты это сделал?! − воскликнул старик.
− Так же, как ты ушами хлопаешь. Мне тебе напомнить приказ или ты сам вспомнишь?!
Он развернулся и пошел к главному входу.

* * *


Корг пришел в себя от того, что его кто-то касался. Наказание ушло, но воспоминание о жестокой боли никуда не уходило, и Корг осмотрелся. Рядом были трое. Один из молодых Богов приводил в себя Зана, а перед Коргом был Бог Орох, один из старейших.
− Что происходит? − спросил Корг, поднявшись и вздрогнул от того, что узнал, кем был молодой Бог. − Ты! − воскликнул он, готовясь к чему угодно, даже к отражению атаки.
− Странно, что Зервер Борга вас не сожрал, а пришел громить Божественную Академию, − произнес Ларс. − Знечит, это по твоей наводке он атаковал Божественную Школи Ильярны?
− Чего тебе надо?
− Мне нужна информация. Вся, до последней капли. То что знал Зервер Борга, я уже знаю, он мне все подарил вместе с собой. Так что теперь твоя очередь. И твоего помощничка. − Ларс указал на второго Бога только что пришедшего в себя. − Итак, ты делаешь это добровольно, Бог? Или мне все сделать самому? − Ларс протянул к Коргу руку, и та изменилась. Кожа исчезла, обращаясь в черную поверхность голой киберткани, готовой к соединению.
И Корг понял, что перед ним не просто какой-то Бог, а Сверхсущество, подобное Зерверу, если не более сильное, ведь Орох уже передал ему сводку боя перед Божественной акаденией, в которой Зервер Борга был повержен одним Одним приемом этого молодого Бога.
Рука Корга коснулась ладони Ларса, и в одно мгновение киберткань проткнула живую ткань руки Бога, принося боль, но это была совсем не боль, по сравнению с тем, что было еще совсем недавно в моменты Наказания. А что было дальше, Корг не помнил. Мощный поток информации захлестнул его кибероснову, и казалось, весь мир куда-то рухнул. А рухнул лишь он сам. А когда очнулся, рядом точно так же лежал Зан. И в головах обоих засела лишь одна первая инстррукция − они оба были подчиненными Ларса Ильярны, который теперь для них становился тем, кем ранее был Зервер Борга.
И все было по-закону, потому что Ларс Ильярны вышел на Божественный Турнир против Зервера Борга и победил. И ему оставалось лишь одно. Подчинить Океан.

Глава 9. Океан Борга


С высоты птичьего полета, казалось, что океан кипит. Ларс оказался над ним в виде местного Бога, и некоторое время еще кружил, разглядывая, что творилось на дне, а там вырастали огромные пузыри из киберткани, покрывавшей дно океана. Пузыри эти не взплывали, а оставались под водой и обрастали непонятными наростами и Ларс вдруг понял, что на его глазах вырастает флот Борга. Тот самый, информация о котором была в памяти Зервера. Вот только в памяти Зервера еще не было такого, чтобы кораблей Борга было так много. Пролетев по большому кругу, Ларс понял, что корабли растут везде, и они, словно прыщи и бородавки, покрывали все дно океана.
Ларс еще некоторое время раздумывал, правильно ли он делает, но выбора уже не было, и он проверив, что его части находящиеся вдали, в полной в безопасности, передал вызов на связь, направляя его вниз и не забывая идентифицироваться как Бог Ларс, сын Ильярны.
"Убирайся вон, малявка!" − пришел гневный ответ. − "Я иначе, ты сдохнешь, и я не посмотрю на то, что ты Бог!"
"Кто ты такой, чтобы мне тебя слушаться?" − передал вопрос Ларс.
"Я − Океан Борга! Я тот, кто породил вас всех! И ты обязан меня слушаться!" − гнев передавался чуть ли не натуральным биополевым воздействием, сопровождаясь и специальными вставками "кода-гнева".
"Зервера Борга тоже ты породил?" − спросил Ларс, не реагируя на прямые приказы, пытавшиеся подчинить его киберткань.
"Зервер Борга прилетел сюда вместе со мной и принадлежит Боргу, как и я! А ты, малявка, сейчас поплатишься!"
Реакция была вполне ожидаемой, и Ларс ничуть не удивился, когда из-под воды начали подыматься корабли Борга. Сначала они просто всплывали, а затем несколько из них раскрылись и в небе появились крылатые машины, которые развернулись и немедля атаковали крылатого Бога. И будь он кем другим, взрывы достали бы его. Но Ларс ушел от огненных снарядов и несколькими ударами обратил летунов в комья огня, рухнувшие в воду, а затем удары крыльва настигли и корабли в море. Он делал ровно так же, как это было в тот раз, когда он отвечал на атаку.
"Прекрати!" − взвыл голос на связи, и Ларс увидел в этом вопле дикое отчаяние. И вновь импульсы боли превращали киберткань в безвольное бесхребетное. Под конец, Океан начал передавать натуральные мольбы о пощаде, обещая подчиняться и исполнять волю того, кто избавит его от дикой боли.
И Ларс остановил воздействие, после чего получил не просто нити управления Океаном. Тот оказался неспособен терпеть боль. Так же неспособен, как любое низшее существо. Впрочем, именно этим низшим он и был, хотя и обладал зачатками разума. Крылев вошел в его суть так же, как он сделал это с Зервером.

Боль входила в тело, но это уже была не та боль. Короткое мысленное взодействие изменило все, и боль ушла, оставляя после себя странное ощущение удовлетворения и подчинения. Ларс ощущал весь Океан. Мощные пласты киберткани, пришедшие в движение еще минуту назад, останавливались и замирали. Мирриады боевых единиц, нарождавшихся по всему океану, в один миг оказались подчиненными крыльву, и приказ для них был один − остановиться. И они останавливались, останавливались и возвращались к своему прародителю, а в том проходили изменения. Каждая частичка получала новый приказ о переподчинении, и во всех управляющих программах переписывалось имя хозяина с Океана Борга на Ларса Ильярны. Крылев изучал доставшееся "наследство". И чем больше он углублялся в знания Океана, тем больше понимал, что вляпался не просто в дерьмо. Он вляпался в океан дерьма. Оставлять без управления весь этот океан, было нельзя. ХОтя бы потому, что это была настоящая безмозглая тварь, которая действовала только по инстинктам, и как только разумное управление исчезло бы, через некоторое время верх взяли бы эти инстинкты, в которых была лишь одна программа − жрать и размножаться. Это привело бы через некоторое время, совсем небольшое по галактическим меркам, к полной ассимиляции поверхности планеты и всей жизни на ней. С жизнью эта тварь не церемонилась. И, если бы не слабые биополевые волны, исходившие от людей, она давно уничтожила бы все. Именно взаимодействие с этим разумом и развернуло программу киберткани в новое русло, заставило действовать осторожнее и в конце концов, привело к появлению Богов. Океан не осознавал этого, просто инстинкт действовал так, что чем лучше оказывалось Богам, тем "приятнее" было Океану, и он поддерживал их всеми своими силами. А потом появился Зервер. Он явился из космоса, принося новые команды от других Боргов. Зервер обладал разумом и знал, как управлять Океаном. Ларс несколько удивился, что не нашел этого знания, когда сожрал Зервера, но довольно быстро разобрался в чем дело. Перед смертью Зервер сам уничтожил в себе множество изначальных программ, "чтобы врагу не достались". Последнее было всего лишь очередным инстинктом, но он успел сработать в момент, когда Ларс принял летящего на него монстра в огненную ловушку.




Глава 10. Ларс Ильярны



− Выпустите нас отсюда! − раздался вопль, когда между клеток появились два человека.

− Чего они хотят? − спросил один из чужаков на вполне нормальном языке. − Они хотят выйти из клеток, Ларс, − ответил второй. − Откроем? − спросил он. − А почему бы и нет? − Они могут тут все порушить и устроить катастрофу. − Это будет их проблема, Ларс, а не наша. − Ну, как скажешь, Иль. Кого первыми выпускать? Этих или этих?

− Нас-нас! − раздались вопли из-за решетки, за которой находились люди, а с другой стороны на них злобно поглядывали звероподобные существа − волки.

− Начнем с этих, они поспокойнее, − заявил Ларс, направляясь к решетке, за которой были волки. − Они тебя убьют! − завопили люди в клетке. Но Ларс не слушал, он оказался перед выходом из клетки и несколькими движениями рычага перевел замок в положение открыто, после чего сам взялся за дверь и дернул ее в сторону. Дверь съехала, открывая выход, и группа волков на мгновение остановилась перед выходом, а Ларс знаком указал на другую решетку, и Иль проделала ту же процедуру с выходом для людей. Люди примолкли и так же сгрудились перед выходом, за которым находились двое ненормальных с их точки зрения борга, а за ними в открытой клетке находились волки. − Мы в одном положении и можем договориться не нападать друг на друга, − заявил бывший капитан людей на языке волков, вернее, на той части языка волков, какая была доступна людям. − Будем считать, что мы договорились, − заявил волк, возглавлявший свою стаю, и они вышли из клетки. Вместе с ними с другой стороны вышли и люди, окружая двух странных людей. − Кто вы? − спросил капитан их. − Мы − ильярны. − Что значит, ильярны? − А что значит "кто вы"? Если не понимаете слов, незачем и вопросы задавать. − Где здесь выход? − спросил глава стаи волков. − Отвечайте. − Здесь нет выхода, − ответил человек. − Если, конечно, вы не желаете выпрыгнуть в вакуум. − Здесь должны быть челноки. − Они бесполезны, пока транспорт не прибыл к планете. − А вы как здесь оказались? − спросил командир людей. − Интересненькие вопросы чужаки тут задают хозяевам. Это вы ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ! А мы находимся у своего дома. − Вы что, прилетели сюда, и вас никто не встретил? − Почему же никто? Было тут несколько боргов, но я их съел. Только один тут еще где-то бегает. Теперь ваша очередь рассказывать, кто вы такие и какого бешеного метеорита вы приперлись к нашему миру? − Это борги приперлись, а не мы. Мы здесь находились не по своей воле.

No * * *

Бриан смотрел на непонятное явление. Двое чужаков выпустили пленников и о чем-то с ними говорили. Язык он понимал, но слова до Бриана не долетали из-за шума, стоявшего вокруг чужаков. В какой-то момент вся толпа двинулась в его сторону, и Бриан испугался. Каждый из них поодиночке с ним не справился бы, но толпа была сильнее. А спрятаться было негде. − Выйди сюда, Бриан, − раздался резкий голос пришельца, и вместе с голосом пришел сигнал боргов, требующий подчинения. Тигр даже если бы и мог не слушаться слов, не сумел бы бороться с приказом. Он вышел перед толпой, и те остановились, выпуская вперед только одного человека. Или нечеловека... − Это борг, − заявил кто-то в толпе. − Его надо прикончить. − А я − ильярн, − объявил чужак, оборачиваясь к толпе. − Меня тоже прикажешь прикончить? − Тело ильярна дрогнуло и начало быстро меняться. Бриан даже отступил назад, когда чужак превратился в крылатого зверя. В металлический пол ударили мощные когти, когда зверь опустился на четыре лапы. Из толпы к нему прошел второй чужак и встав рядом взглянул на людей и волков. − Мы ильярны, − заявил он. − И это значит, что когда-то мы были боргами, но боги космоса изменили нас, и мы стали другими. А перед вами сейчас встает простой выбор. Вы присоединитесь к нам или покинете наш мир. Если выберете второе, мы сами переправим вас к ближайшему миру, где живут такие же как вы. − А еси присоединимся, что будет тогда? Вы обратите нас в боргов? − В ильярнов, а не боргов, − прорычал крылатый зверь. − И боргов мы обратим в ильярнов, − добавил он, обернувшись на Бриана. − У тебя выбора то нет, Бриан. Для боргов ты − однозначно предатель. − Я не предатель! − мгновенно зарычал Бриан. − И что скажет Великий Борг, когда ты ему так ответишь? Впрочем, если хочешь сбежать ничего не уснав, можешь хоть сейчас улетать. − Он же борг! Он нас выдаст! − раздался вопль из толпы. − И что он выдаст? − усмехнулся крылатый. − Расскажет боргам то, что они и сами скоро узнают?


* * *

− Майор, вас срочно вызывают на базу. Тревога высшего уровня. − Высшего?! Как это высшего! Такого не может быть! − Мое дело передать приказ, майор, − спокойно ответил голос в трубке. − Выполнять или медлить с его выполнеием − дело ваше. Я приказ передал, разговор записан и передан в архив. Всего хорошего. − Чертова железяка, − проговорил мужчина быстро подымаясь из постели. − Извини, дорогая, меня вызывают на базу. Тревога. − Ты же не обязан идти по учебной тревоге. − Высшая тревога учебной не бывает, извини.

Город был переполошен, и добираться до базы пришлось в давке из машин и грузовиков, из-за чего майор не только опоздал явиться к контрольному сроку, но и побил машину из-за столкновения с таким же торопыгой, как он в полукилометре от ворот. Дальше пришлось бежать обоим торопыгам. А на КПП оба объяснялись за опоздание.

− Борги никогда не приходят по два раза в год! − кричал кто-то в зале. − Почему тревога?! − На этот раз пришли. − заявил генерал с трибуны. − Кто недоволен и желает предать свой мир, может убираться отсюда прямо сейчас! Вопросы тут же исчезли, и зал притих. − В отличие от предыдущего нашествия, эти борги применяют новую тактику и используют корабли нового поколения. Сейчас вы увидите кадры с записями первой схватки, прошедшей на линии Зи-Би-2. − А Зи-Би-1? − раздался вопль в зале. − Зи-Би-1 они прошли так словно ее нет. Свет в зале погас и появилось изображение на экране. Сначала это были изображения вражеских кораблей. Не узнать технологию борговNo не мог никто. Коментатор объявил, что по косвенным признакам сначала было решено, что это шестое поколение, но после первой схватки стало ясно, что это более новое, а значит, седьмое. Как только Зи-Би-2 обнаружила противника, автоматические системы открыли огонь, и несколько вражеских машин взорвались. Но враг не открыл ответный огонь, а включил радио передачу, требуя прекратить огонь и объявляя, что на борту прибывшего транспорта находятся люди и иные разумные. Оборонный автомат требование проигнорировал и продолжил стрелять. После чего последовало "последнее предупреждение", чего борги вообще никогда не делали, и противник открыл ответный огонь, который смел Зи-Би-2 после первого же залпа. Оставшаяся горстка развед-кораблей попыталась удрать, но большинство из них настигли точные выстрелы нескольких кораблей врага. Лишь два разведчика сумели вырваться из боя и принести на планету сообщение о бое и о продолжении движения боргов. Согласно прогнозам, флот врага должен был явиться уже через двое суток, если только корабли нового поколения не имели более быстрых двигателей.

− У кого-нибудь есть вопросы? − возник голос генерала. − У меня есть вопрос, − послышался чей-то ответ, и к трибуне протиснулся молодой человек, явно не местной расы. − Хочу спросить, ваше генеральство, вы всегда врете своим или сегодня день особый? − Взять этого придурка! − приказал генерал, и человека попытались схватить охранники тут же нарисовавшиеся рядом. Вот только ничего у них не вышло, и чужак свалив двоих на пол ушел от остальных и словно кузнечик взлетел на трибуну, оказываясь рядом с генералом. − Всем стоять на месте, иначе, ваш генералишка умрет! − проговорил он в микрофон, и все замерли, увидев блезнувший у горла генерала острый металл. − Я тебя спросил, генерал, почему ты врешь? Почему ты врешь, что это якобы борги, когда в первую же секунду боя они сами вышли на связь, чего борги никогда не делали? Более того, они сказали, что они не борги, а ильярны. Но вы продолжаете здесь врать и пытаетесь посылать своих людей на смерть вместо того, чтобы вступить в переговоры! − Мы не разговариваем с врагами! − завопил генерал. − Охрана, Огонь! Не жалейте меня! Десятки выстрелов, прогремевшие со всех сторон, в мгновение ока разметали тела и чужака, и генерала. − Не расходиться! − раздался новый приказ. − Сколько же у вас тут врунов развелось! − снова возник голос чужака, и он оказался рядом со вторым генералом, словно и не его только что разметало взрывными зарядами. − Давайте же! Стреляйте! Чего смотрите?! − И он схватил генерала за руку, а тот попытался вырваться, но не сумел. Рядом появилась охрана, и началась схватка. Слышались удары и вопли. Кто-то вылетал из кучи с криком боли и падал, оставаясь лежать вокруг кучи-малы. Охранники сбежались со всех концов зала, но схватка не заканчивалась, а продолжала оглашаться воплями, треском ломаемых костей и ругательствами людей. В какой-то момент раздался странный хлопок, и два десятка людей, навалившиеся на чужака разлетелись в стороны, образуя второй слой ромашки из человеческих тел. А в центре остался стоять чужак и рядом с ним оставался генерал. Только выглядел он жалкой связаной куклой. − Ну что, парни, поговорим или продолжим это бессмысленное рукоприкладство? − Чего тебе надо? − послышался новый голос. − Вот тугодум! − воскликнул чужак. − Я же сказал чего мне надо − ПОГОВОРИТЬ! − От тугодума и слышу, − возник ответ. − Я тебя спрашиваю, о чем ты говорить хочешь? − О том, чтобы прекратить бессмысленную войну, которую устроили ваши генералы. Я не борг, а ильярн, и мне совсем не интересно с вами драться. Да и незачем. − Тогда, зачем вы сюда заявились? − Мы всего лишь летели мимо, а ваши пушки нас остановили и заставили лететь сюда. И я бы понял бы, если бы наши корабли были похожи на корабли боргов, но они то совершенно не похожи! − Мы их видели, и мы видели, что они похожи! − Вы слепцы. А ваши дурацкие камеры не видят то что надо видеть! − Значит, вы сами и виноваты, что ваши дурацкие корабли похожи на корабли боргов для наших камер. − Хватит болтать, − проговорил пришелец. − Мне нужны четыре добровольца, которые согласятся подняться на наш корабль, чтобы самолично убедиться, что это не корабли боргов. Есть среди вас храбрецы?

* * *

Майор волею судьбы оказался рядом с местом, где все происходило, а после вопроса о добровольцах кто-то толкнул его сзади, и не удержавшись майор сделал шаг вперед. Вслед за ним шагнуло еще трое, и отказываться уже было поздно. Потому что в руках пришельца оказался хорошо всем знакомый артефакт боргов. Сверкнуло пламя в глазах, и вокруг все переменилось. Четыре "добровольца", чужак и генерал оказались в коридоре космической станции, а табличка на двери, перед которой оказались пришелец с генералом, объявляла, что это операционная по извлечению борговских имплантов. Ильярн втащил генерала в дверь, и к нему навстречу тут же шагнуло двое медиков. − В чем дело? − Борго-сканер работает? − спросил он. − Тогда, проверьте этого шпиона. А потом и меня заодно. Медики не медлили, и в ту же секунду рядом оказался человек с прибором. Прибор, направленный на генерала выдал сигнал. − Он ифицирован боргом! − воскликнул проверяющий. − Меня проверяй, а не прыгай как коза! − приказал ильярн, и прибор был направлен на него. Но не издал ни звука. − В тебе ничего нет, парень, − произнес проверяющий. − Их проверь, − ответил тот, показывая на вошедших еще четырех человек. Те пошли на проверку беспрекословно.

− А теперь переносите его на стол, − приказал ильярн, указывая на генерела. − И запускайте систему извлечения борга. − Какую систему? Вы спятили? Таких систем не существует! − воскликнул медик. − Выполняйте приказ! − потребовал пришелец от четверки "добровольцев", и те, подхватив генерала уложили его на стол, что был здесь же, но предназначался вовсе не для операций. Ильярн тем временем, не обращая внимания на возражения медиков включил монитор над столом, и тот показал тело человека с отмеченными в нем вкраплениями инородной субстации. − Не можете извлечь борга, значит, я это сделаю сам, − проговорил чужак и подойдя к столу поднял над генералом свои руки. − Остановите этого психа! − закричал медик, но его никто не послушал, и четыре человека перекрыли проход к столу, где уже начиналось действие. Руки ильярна засветились, а на мониторе появилось движение. Имплант борга потек, а человек на столе закричал и задергался, когда из его тела наружу полезли тонкие, похожие на металл стержни. Медики задергались, но им не дали подойти, и ильярн завершил свое действие. имплант вышел из тела человека, образовывая над ним тонкую металлическую сетку, которую пришелец и сорвал с генерала, а сорвав смял, словно сетка была из обычной проволоки и бросил в пустой угол комнаты, где борга настиг огненный луч, выпущенный из "оружия ильярна". То выглядело словно обычный полицейский парализатор.

− Что происходит? Где я? − послышался голос генерала. − И что со мной! − Это седьмая лаборатория ЦИБИ, генерал, − заявил один из медиков. − Вы ведь знали, что были инфицированы. − Был?! − воскликнул генерал. − Ивлечение борга еще никому не удавалось! Без смертельного исхода. − Да, генерал, так было, − ответил второй медик. − До сегодняшнего дня. Вот этот молодой человек... − Ильярн, доктор, я ильярн, а не человек, − поправил его герой часа. − Этот молодой ильярн только что на наших глазах избавил вас от этого проклятия. И вы можете сами убедиться, взглянув на монитор над своей головой. Генерал поднял взгляд, затем провел рукой перед объективом и убедился, что камера показывает именно его. − Как это получилось? − проговорил генерал, глядя на ильярна уже совсем не так, как на врага. − В отличие от боргов, генерал, ильярны разумны, − заявил пришелец. − И у нас нет безрассудного подчинения инстинкту, требующему распространить себя везде и всюду, до куда дотянутся шупальца. − Вы считаете, что у боргов нет разума? − удивился врач. − Всем известно, что это не так. Борги не были столь опасны, если бы не обладали разумом. − Борги используют чужой разум, но делают это совершенно безрассудно. Инстинктивно. Инстинкты борга действуют согласно своей программе, которая выделяет процессы, работающие более эффективно. И поэтому процессы, задействующие разумных существ, получили приоритеты. И именно поэтому они гоняются за людьми. Не потому, что хотят всех убить, а потому, что хотят всех использовать в своих процессах. Я ясно выражаюсь? − Вполне. − У вас есть доступ к связи с вашим высшим командованием, доктор? − У меня их нет, но они есть у моего начальника. Возможно, генералу это сделать проще. − Этому параноику? − фыркнул ильярн. − Не смешите мои тапочки, а то они свалятся. На вашем месте, доктор, я бы начал с того, что у вас появилось средство для извлечения имплантов борга. Но средство очень ограниченного действия. − Почему ограниченного? − Потому что флот ильярнов в ближайшее время покинет вашу систему из-за параноиков. − Говоря это, ильярн указывал на генерала. Поэтому поторопитесь, доктор. Я здесь пробуду очень и очень не долго. − Я сделаю все, что смогу, − заявил доктор и промчался вглубь лаборатории. А там была дверь в кабинет, за которой вскоре послышались взволнованные слова человека о возможности извлечения имплантов боргов из людей. Генерал тем временем "неззаметно" продефилировал к выходу и нарвался на силовую защиту, которая откинула его назад, одновременно включая тревогу. − Какого черта?! − воскликнул он. − Антиборговый карантин, генерал, − напомнил ему ильярн. − Помните карантинные инструкции, генерал? Никого не выпускать, пока не будут пройдены все меры защиты. Маленький вопросик, генерал. Как вышло, что вы были инфицированы, но вас нигде не задерживали и даже с высокой должности не сняли? − Это не твое дело! − воскликнул тот. − Да, пожалуй, и вправду не мое, но вот этим парням интересно, понимаешь? − И пришелец указал на "добровольцев". − Ведь тебе интересно, майор? − спросил он обратившись к старшему из четверки. − Очень интересно, − заявил тот. − Потому что моего старшего брата ликвидировали только за то, что ему в руку воткнулся осколок мертвого борга. − И майор шагнул к генералу, намереваясь взять того за грудки и потребовать ответ. − Я на твоем месте не связывался бы с дерьмом, майор, − произнес ильярн. − Меня зовут Зарат, − произнес майор. − Безглазый Зарат. − Безглазый? − удивился пришелец. − Ты не похож на безглазого. − Это фамилия. Без глаза был наш прадед. А когда началась Первая Битва, он отправился добровольцем на фронт. И даже увечье, полученное в детстве, не помешало принять его в армию. Потому наша семья и получила фамилию Безглазых. А на войне он стал лучшим снайпером и дослужился до Первого Снайпера на Седьмом Флагмане. Тогда появилось много Безруких, Безногих, Безуких и многих-многих Без... − А я − Ларс Ильярны, − произнес пришелец. − В своем мире мы победили боргов, и теперь они подчиняются нам, а не наоборот. − Борги не могут никому подчиняться кроме своего главного борга! Они вас обманывают, делая вид, что подчиняются! − Спор об этом бесполезен, − произнес Ларс. − Кто кому подчиняeтся на самом деле покажет только время.

За дверями появилась вворуженная боевая группа, и разговор стих. − Где здесь борги? − спросил офицер, возглавлявший отряд ликвидаторов. − Борг он! − воскликнул генерал, показывая на Ларса. − Это неправда! − тут же парировал врач, но прибор в руках офицера уже просигналил, что в указанном человеке борга нет. − Генерал? − произнес офицер, и направил прибор на него. Прибор так же показал отсутствие борга. − Доктор, разве не в вашей власти изолировать нервного больного? − спросил Ларс. − Он пришелец, а не человек! − завопил генерал, показывая на Лара. Медик уже указывал своим людям, что генерала надо успокоить, и те начали свою работу, не обращая внимания на боевиков. − Чего вы смотрите! Арестуйте этих предателей! − закричал генерал на офицера. − У меня нет полномочий арестовывать кого-либо, − заявил офицер. − Обязан только выявленных врагов уничтожать, а их здесь не видно. Почему сработала сигнализация, доктор? − спросил он. − Потому что этот невменяемый пытался нарушить карантин, − ответил медик, указывая на генерала. − Ларс, вы можете сделать то же самое еще раз? − Да хоть десять раз, − объявил тот. − У вас здесь есть пораженные люди? − У нас четыре человека в изоляторе и один пришелец. − Тогда, чего мы медлим? − Лейтенант, я попрошу вас быть свидетелем, а заодно и гарантом того, что борговая зараза отсюда не выйдет, − произнес медик. − Идите за мной. − Вы можете включить видеозапись? − спросил Ларс, когда оказался перед стеклянным входом в изолятор, в котором лежал человек. − Да, разумеется, − ответил медик, сразу же включая ее. − Вам еще что-нибудь понадобится? − Вода, − ответил Ларс. − Чистая питьевая вода. Достаточно одной кружки. Кто-то принес кружку, и Ларс осушил ее одним залпом, после чего вошел в изолятор, и на глазах у всех светшилось новое чудо. А затем еще и еще. Четвертый пораженный находился в изоляторе связанным и прикованным к тяжелой металлической платформе. У этого поражение было явно видно по торчавшим из тела металлоподобным вкраплениям. − У этого больного борг находится в активном состоянии, − заявил медик. − Вы справитесь с ним? − Справлюсь, но не гарантирую, что пациент выживет. − Мы на это давно не надеемся.

КогдаNo из тела человека потекла металлическая масса и собралась рядом, образуя нечто вроде скелета из тонкой проволоки, командир боевиков не выдержал и потребовал от всех покинуть помещение, готовясь к бою. На его глазах борг сделал шаг к выходу и "сгорел синим пламенем" под действием оружия Ларса.

− Вы сможете сделать копии этих записей? − спросил Ларс. − Будет лучше, если вы передадите копии каждому свидетелю. − Вы думаете, что кто-то может помешать их распространению? − спросил доктор. − В мире столько уродов, доктор, − проговорил Ларс, указывая на дверь, за которой уже сидел связанный генерал. − Это ведь далеко не первый, кого я встретил. − У нас есть возможность передать сообщение по первому экстренному каналу, и его увидят все, − произнес командир боевиков. − Тогда, вам следует записать и мои пояснения к тому, что происходит, − проговорил Ларс. − Мы можем записать их прямо здесь, − заявил доктор.

No * * *

− Улетаем отсюда, − произнес Ларс, оказываясь в рубке рядом с Ильярной. − Уже? Мы же ничего не сделали. − Они еще не созрели, чтобы мы тут что-то делали, − ответил он. − И никого от нас они не примут. Летим к следующей колонии.

Не раз еще флот появлялся у разных миров, и всякий раз его встречали огнем или иными враждебными действиями. И только один мир перед флотом ильярнов оказался без всякой защиты. И выглядел он совершенно удручающе. Планету заволокло дымом, в иногда открывавшиеся просветы были видны сожженные города и черным проплешины на месте лесов. Радио-эфир был мертв, а на орбите обнаружилась небольшая группировка спутников-боргов. Ларс захватил их практически мгновенно, и вытащил всю информацию. Оказалось, что совсем недавно здесь отбушевала война, в которой борги решили выжечь всю жизнь на планете ядерным огнем. Отбомбившись они ушли, оставив наблюдателей, которые должны были передавать развед-данные. Согласно первым отправленным отчетам, за прошедший год мало чего изменилось, и жизнь на планете не возродилась. Внизу боргов практически не было. Две точки, обнаруженные сканером, довольно быстро прекратили свое существование, когда туда заявился Ларс. Киберзародыши в тех местах находились в состоянии ожидания, когда появятся более подходящие условия для их развития. Для этого требовалось, чтобы снизилась общая радиация на планете. По прогнозам на это требовалось минимум еще два года. И боргам было не впервой ждать. И они дождались. Огонь поглотил одну ожидающую базу, затем вторую, а Ларс отправился на поиски местной жизни. Сканер признался, что обнаружил два десятка точек, где находились довольно крупные скопления людей. Население каждой колонии составляло не менее десятка тысяч.

* * *

− В горах появились странные чужаки, − произнес Соилин, кланяясь. − Что за чужаки? − Судя по всему, они пришли с севера, но оттуда никто не приходил с самого начала. − Что они делают? − Вынюхивают. Майор уверен, что они борги. − Борги нас сейчас резали бы как поросят, не занимаясь глупостями с вынюхиванием. − Может, это другие борги? − Другие? Соилин, ты чем думаешь? Других боргов нет и быть не может. У них всех одна цель и один принцип действия. И нам он прекрасно известен, потому мы и живы до сих пор. − Потому они и сменили тактику. − Не пори чушь, Соилин. − Ваше Величество, поймали шпиона! − раздался возглас из-за дверей зала, и через мгновение дверь распахнулась, и перед Королем и его первым Советником оказалась стража,No руках которой находился чужак. То что это чужак, было видно с первого взгляда по иному цвету его лица. − Глупая у вас стража, − заявил чужак, когда его толкнули, едва не свалив на пол. − Они так и борга могут притащить прямо к вам. − Кто ты такой? − спросил Король. − Я − ильярн. − Что значит ильярн?

Пленник развел руки в стороны и стражу от него раскидало в стороны так, словно кто-то побил их неивидимыми кулаками. − Я − ильярн, − вновь повторил пленник, и его руки переменились, обращаясь в лапы с когтями, белетевшими металлом. − Я − ильярн, − снова повторил пришелец, окончательно меняясь и становясь большим зверем с огромными клыками в оскаленной пасти. − Мне повторить или ты запомнил, Король? − Я з-з-запомнил, − проблеял тот, оглядываясь и понимая, что поддержки ждать неоткуда. Стража лежала в отключке, и рядом не осталось ни одного дееспособного человека. Попытка бежать закончилась в тот же момент, как Король побежал, потому что пришелец в одном прыжке догнал его и ударом лап в спину повалил на пол. − Убежать от меня ты не сможешь, − прговорил зверь, прижимая Короля тяжелой лапой к полу. − Так что выбирай, дорогой. Мы с тобой будем нормально говорить, как разумный с разумным или же поступим как звери, и я тебя живьем сожру. Ты выбрал, Король? Тогда, назови свой выбор. − Г-говорить, − пробормотал тот. − Отлично, − заявил ильярн, и сила, державшая короля исчезла, а затем пришелец поднял его с пола и почти издеваясь сделал вид, что стряхивает пыль с одеяний Короля. − Тебе эти дикари мешают, Король? − проговорил ильярн, махая рукой в сторону людей, лежавших в зале. С его руки сорвалась искра огня, и она в один миг вспыхнула волной огня, которая прошалсь по людям, мгновенно сжигая их и не оставляя следов. − Ч-чего вы хотите? − спросил Король в ужасе от открывшейся ему чудовищной силы, которой обладал пришелец. − Ты заключишь договор с ильярнами, Король. Мы будем защищать вас от боргов, а вы за это позволяете нам оставаться здесь и делать все, что нам захочется. Маленький такой договор, Король. Ты на такое способен, или вас надо силой принуждать к нему? − А что станет со мной? − Я не гадалка и не предсказатель будущего, Король. Хотя, если ты мечтаешь попасть ко мне в брюхо, ты говори, не стесняйся. Я с удовольствием тебя там приму. − Нет! − воскликнул Король. − Значит, отказываешься подписывать договор? − Я не хочу попадать в твое брюхо. − Так не напрашивайся, коли не хочешь. Подписывай. − В руке ильярна появились листы и принадлежности для письма.

* * *

− Активность Борга снизилась до отметки минус три, адмирал. Мы все проверили, вся его активность сейчас направлена внутрь себя, словно... − Словно он похватил какой-то вирус, − произнес адмирал. − Этого следовало ожидать. Вы смогли идентифицировать вирус? − Нет, генерал. Диагносты либо ничего не находят либо оказываются сами поражены и выходят из подчинения. − ППР молчит? − Пораженный ППР не находит причин для беспокойства, а непораженный предпринимает действия по уничтожению пораженных боргов, но при контакте получает поражение сам и заканчивает активность. Подобное поведение борга никогда не обнаруживалось. − Твой ограниченный доступ не дает тебе права делать подобные выводы, полковник. − Я имею в виду только собственный опыт. Я не понимаю, что происходит, и что теперь делать? − Ты когда-нибудь слышал о войне шестого поколения? − Да, Борг шестого поколения в ту войну полностью овладел космосом, за исключением некоторых очагов заразы. − Именно так вас и учат. А о том, что в эту войну Борг шестого поколения перебил все пятое поколение под корень, вас не учат. − То есть как перебил? − Тебе продемонстрировать, как Борг убивает Борга? − спросил адмирал, вынимая оружие. − Адмирал, что вы делаете?! − воскликнул полковник, отступая. − Избавляюсь от глупого адьюнкта, не способного сделать элементарные выводы. Грохот выстрела сменился воем тревоги, и вскоре в кабинете адмирала появилась охрана. − Уберите этого предателя отсюда, − приказал он, указывая на мертвого. И проверьте его как следует, он может быть заразен! Охрана исполнила приказ, и никто ничего не спросил об убитом. А затем в акбинете появился секретарь. − Назначь на завтра встречу с Первым Претендентом, − приказал он. − Чем обосновать такой перенос? − Новостями из космоса, − произнес адмирал, глядя на секретаря и подумывая, не пристрелить ли и этого ничего не понимающего болвана? − Да, мой адмирал, − ответил болван и скрылся за дверями.

* * *

Очередной мир вываливался из-под власти боргов как перезревший плод с ветки дерева. С правительством сплошь состоявшим из ставленников Борга ильярны не церемонились и начавшиеся повальные "убийства" переросли в натуральную революцию, в которой люди сметали уличенные в предательстве правительственные структуры. Армия первой выступала против своих генералов и адмиралов, полицию, давно наводнившуюся пораженными боргом людьми, лихорадило от разоблачений, и борги уже ничего не могли сделать, потому что им мечало отсутствующее централизованное управление, которое уничтожил явившийся в мир ильярн. При ильярна борги так и не узнали, а тот, поняв, что очередной мир вырван из когтей боргов, поднялся в космос и самым обычным космическим рейсом отправился в очередную колонию, где ему предстояла все та же работа.

* * *

− Все носители борга должны пройти досмотр через четвертый терминал, − объявил диктор. − остальные − через второй. Пассажиры остановились кучей, оглядываясь. − Неужели найдутся дураки, что пойдут в четвертый? − тихо спросил Ларс, стоя в толпе с людьми. − Дураки с боргами, попытающиеся регистрироваться во втором, получат смерть, потому что на планету их просто так не пустят, − ответил кто-то. − Пойду ка я лучше в четвертый, глядишь, борги меня и не тронут, если на мне будет метка, что я уже поражен, − проговорил Ларс. − Дурак, что ли? − Там тебя борги и прикончат, как только поймут, что ты не принадлежишь им. − Ильярнов борги не могут убить, − заявил Ларс и как ни в чем не бывало, покинул очередь с людьми и пристроился позади троицы, что стояла перед четвертым терминалом, а тот даже еще не был открыт. − Дурак! − послышалось напутствие позади, но Ларс уже не слушал. Терминал открылся, и пораженные боргом люди проследовали на проверку. Проверяющим был натуральный борг, что было видно, по выступавшим на голых местах кожи борговским имплантам. − Привет, братец, как жизнь, череп не жмет? − спросил Ларс, оказываясь перед боргом. − Не жмет, − строго ответил тот. − Где твой идентификатор? − Этот? − Ларс показал руку, и из его пальцев выросли когти. − Или этот? − Он продемонстрировал острые металлические клыки. − Убери, идиот, − прошипел борг. − Ты директиву семь забыл что ли? − Забыл, − ответил Ларс и со всего размаху удатил ладонью по столу, на котором торчало несколько интерфейсных борговских игл. − Передавай. − Что передавать? − переспросил борг. − Свой идентификатор передавай, а то развелись тут всякие мямли. − Согласно седьмой директиве Борга... − заговорил борг-мямля и смолк, потому что получил, наконец, идентификатор гостя. Он не просто зашкаливал, а был корневым, со всеми полномочиями от Главного Борга. − Будешь дальше мямлить? − спросил Ларс, поглядывая в сторону, где уже начинали собираться люди, привлеченные странной задержкой на четвертом терминале. − Что я должен делать? − спросил борг. − То что обязан для того, чтобы пропустить меня, − заявил Ларс, и не забудь передать мне свою дурацкую директиву номер семь. Борг промолчал, но директиву передал, и согласно ей в этом мире действовало временное перемирие, в которой борги проводили эксперимент по мирному выживанию рядом с людьми. Борг проводил не мало подобных программ, которые на первый взгляд противоречили всем иным директивам, и каждый борг, явившийся в этот мир был обязан подключиться к Седьмой Директиве, а значит, исполнять ее беспрекословно. Ларс и не собирался ее нарушать. По крайней мере, пока видел, что она действительно работает и нет какой-нибудь дополнтельной директивы семь дробь два или подобной, переиначивавшей все с головы на ноги. − Можешь проходить, − заявил борг, и Ларс направился вперед, где его ожидала очередная проверка, на этот раз, человеческая.

* * *

История этого мира имела несколько вывихов. Люди колонизировали планету много тысяч лет назад, затем, когда выяснилось, что местные абборигены − зеркины − все же обладают разумом, началась внутренняя война, в которой абборигены победили, и большинство захватчиков было выкинуто, но часть людей на планете осталась, и они уже не воевали с абборигенами, а занялись их обучением и воспитанием. В результате чего, в мире образовалось два лагеря. Один с абборигенами, жившими с людьми и второй − без людей. Между лагерями долгое время шла война, пока мир не подвергся широкомасштабной атаке боргов. Началась долгая космическая война, превратившая бывших противников в союзников. Война с боргами на планете была практически выиграна, когда произошел новый перелом. Борги захватили одного из лидеров зеркинов и шантажируя его убийством, заставили зеркинов выйти из союза. Тем не менее, война с боргами не закончилась, и к планете прилетел боевой флот людей, который помог окончательно добить остатки боргов на планете, а затем прилетевшие пытались взять под контроль весь мир. И им это, возможно, удалось бы, если бы местные люди не помешали древней метрополии осуществить свои планы. После этого наступило временное затишье в войнах, которое закончилось новым нашествием боргов. Нашествие было странным. Борги не атаковали весь мир, а захватили пару островов в океане, установили там оборонные комплексы и не дали никому выбить себя с островов, прикрываясь местным населением. Подобное поведение боргов было нетипично для них. А затем начался период мирного сосуществования, в котором имели место и мелкие стычки, и космические бои с прилетавшими космическими частями боргов. Нетипичное поведение боргов продолжилось, и они сделали несколько попыток выхода на переговоры, которые в конце концов срывались. И лишь совсем недавно удалось найти компромисс, в котором борги повлияв на зеркинов добились своего, и вот уже несколько десятков лет планета жила мирно, без внутренних и внешних войн.

* * *

Чтобы узнать все это, Ларс использую свою изначальную ипостась проник в секретный архив правительства людей, где нашел немало интересной информации не только по местным боргам, но и по зеркинам, что, согласно документам, обладали некими особыми силами, что и позволили им не раз побеждать высокоразвитых пришельцев и справиться с боргами. Недостатком этих сил была их концентрация в руках отдельных вполне уязвимых индивидов. Хотя среди аборигенов и ходили легенды об их неуязвимости, люди обладали достаточно мощным оружием, чтобы расправляться с такими зеркинами. Угроза такой расправы в конце концов и остановила войну зеркинов с людьми.

Необычные явления заинтересовали Ларса больше всего, и закончив поиски в столице людей, он направился к зеркинам.

* * *

Первым в глаза бросилось множество разновидностей людей в припортовом городе, куда приехал Ларс, чтобы искать путь к островам зеркинов. белые, красные голубые и даже зеленые лица, мелькавшие прямо на улицах в толпе лишь на мгновение привлекли внимание пришельца, а затем его взгляд приковал инопланетянин, выглядевший словно большая белка ростом с человека и вставшая на задние лапы словно человек. − Никогда зеркинов не видел, борг? − послышался вопрос из-за спины, и Ларс обернувшись увидел человека в форме полицейского. − Ты задержан за нарушение ЗОТа, − обявил тот. − И не вздумай сопротивляться, борг, тут же схлопочешь пулю, − заявил другой полицейский, оказываясь с другой стороны от Ларса. И Ларс больше не медлил. Подпрыгнув вверх, словно большой кузнечик, он схватился за ветку дерева, стоявшего рядом, и снизу радалось несколько выстрелов. И, хотя пули и попали в него, Ларс продолжил двигаться, мгновенно взбираясь на толстую ветку и пробегая по ней словно... словно белка. Выстрелы продолжились, но теперь Ларс уворачивался от них, и пули, если и попадали, то только в дерево. Чтобы кровь не хлестала из ран, Ларс залечил ранения на себе, используя силу крыльва и наблюдая в этот момент за толпой внизу. Большинство покинуло место схватки, и вокруг дерева осталась лишь группа полицейских. − Слезай оттуда, глупый борг, − раздался голос снизу. − Тебе все равно придется сдаться, потому что теряя кровь долго на дереве ты не просидишь. − Вы не имеете права меня задерживать, − заявил Ларс сверху. − Ты нарушил ЗОТ, и незнание этого закона тебя ничуть не оправдывает. Ты был обязан знать все наши законы и не нарушать их. − Так же голословно я могу обвинить и вас, что вы нарушили закон. И имеенно это я и сделаю. Вы не имели права стрелять в меня. И даже то, что вы в меня не попали, вас ничуть не оправдывает.

− Слезай оттуда, болван, ты все равно не сможешь прятаться на дереве вечно. − А я думаю, как раз, наоборот, − заявил Ларс. − Наступит ночь, я растворюсь в темноте, а вы этого и не заметите. Рядом остановилась полицейская машина, из нее появились толстый и тонкий. И первый мог показаться таковым лишь на фоне второго. − Это Лысый Хвост, − послышался ропот среди полицейских, и Ларс понял, что так называли тонкого, который хотя и носил полицейскую форму, был не человеком, а белком. Только в отличие от тех, кого Ларс уже видел, его хвост не был столь заметен и был не широким пушистым беличьим украшением, а длинным и крысиным.

− Это не борг, − тихо заявил белк. − Как это не борг? Его идентификатор, встроенный в документ, невозможно спутать. − Значит, ваш борг гуляет без документов. Если точнее, тоNo с документами человека, коли его документ у этого субъекта.

Вслушиваясь в слова, доходившие снизу, Ларс готовился к действию. И, когда полицейские вновь отвлеклись на новую подъехавшую машину, он прыгнул, перелетая на соседнее дерево. Снизу раздались вопли, и Ларс больше не медлил, он понесся по деревьям, не останавливаясь и не давая людям себя засечь. Вот только они не отставали, и он сделал по местному парку несколько петель, словно большой заяц, пытаясь запутать след. А когда и это не помогло, он понял, наконец, что за ним следят иначе, и жучок мог быть только в... Документ исчез в одной короткой вспышке, и следующий круг по парку стал последним. Полиция отстала, застряв у дерева с дуплом, в котором остался жучок из паспорта, а Ларс, найдя место поспокойнее и побезлюднее, спустился на землю и двинулся туда, куда направлялся до задержки.

* * *

Капитан не увидел ничего странного в том, что молодой человек, едва достигший совершеннолетия решил плыть к островам зеркинов, и нанимался для этого матросом на его судно. Не усмотрел он ничего странного и в силе молодого человека, которую он показал во время погрузки товара на судно. На "отсутствие документов" капитан просто махнул рукой, заявив, что ему достаточно и того, что "магический кристалл" перед входом в порт не срабатывал на парня, признавая его за своего. Капитану было невдомек, что ничего магического в обыкновенном полицейском компьютере нет, а Ларс воспользовался документом, позаимствованным у одного из местных людей, чтобы пройти, а потом "потерял паспорт". Стражики его не задевали только потому, что на входе парню выдали "портовую визу" − документ, позволявший ему выполнять работу в порту и наниматься на корабли. Доказывать, что безопасность такой системы была "чрезвычайно дырява", Ларсу было некому, да он и не собирался этого доказывать, а только воспользовался. Три дня спустя корабль двинулся в путь. По дороге молодой человек очень быстро сдружился с командой, и это стало залогом того, что люди без стеснения делились информацией о зеркинах и их загадочных островах. Пусть даже в виде слухов, но слухи эти давали намного больше, чем официальные справочные издания из столичной библиотеки. Зеркины обладали Силой. На островах существовали Храмы Силы, где Силе обучали молодых. По слухам, в некоторые Храмы Силы принимали на обучение и людей, несмотря на то, что зеркины все знали о происхождении своих прежних противников. Именно появление людей Силы когда-то давно стало провозвестником окончания внутренней войны между людьми и зеркинами. Вторым провозвестником стало появление боргов.

* * *

Порт на стороне зеркинов мало чем отличался от того, откуда уплыл Ларс. То же разноцветье толпы, те же мощеные камнем улицы, та же архитектура домов. Увеличилось только количество беличьих в толпе, и теперь было ясно, что они разделяются по своим одеждам и значимости в обществе, потому что некоторые из белок не расставались с охраной, а иные свободно шныряли в толпе, никого не опасаясь. Найти Храм Силы в портовом городе не составило труда, и некоторое время Ларс бродил рядом с ним, рассматривая людей и зеркинов и пытаясь понять, о какого рода силах идет речь? −



Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Р.Оганезова "Дюймовочка на шпильках" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Обратная сторона луны" (Приключенческое фэнтези) | | Vera "Унесенные не тем ветром" (Короткий любовный роман) | | О.Лаврентьева "Городская фифа" (Короткий любовный роман) | | М.Горохова "Магические Игры. Минессы умеют побеждать" (Любовное фэнтези) | | С.Бельский "Монстр 2. Улей" (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Прекрасная помощница для чудовища" (Любовные романы) | | И.Арьяр "Тирра-2. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Любимка "За гранью" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"