Макара Дэйв: другие произведения.

Потерявший имя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не скажу, что это роман. Скорее Недороман или переповесть? Думаю, читатель сам ответит на стиль. Прошу принять и понять - книга недописана в 1999 году, так что и мировоззрение и мышление - юношеско-максималистское. Не первая попытка творчества в жанре фэнтэзи, не самая лучшая, но и не самая убогая. Если суд читателей решит - перепишу в большой и нормальный роман. уже с нынешним уклоном:) оставляйте в комментах свои пожелания, жить или умереть этой сказке!


Потерявший имя.

Этого никогда не было...

Но, если будет...

Часть первая

   Пронзительно синее небо.
   Белые облака.
   Вялые, словно корки съеденного на прошлой неделе арбуза, мысли.
   Где-то, возможно, идет дождь.
   Удары сердца отдаются в ушах и, кажется, что ходит ходуном земля.
   Кровь приливает к мозгу, затем к ногам и все тело горит, словно в огне.
   Ноют мускулы, в глазах иногда темнеет, но сердце упорно колотится: стук-стук, словно заставляя умирающий мозг додумать какую-то, очень нужную, мысль.
   Тихий ветер, желтый песок, темно-зеленая вода, нежно ласкающая подошвы грубых, армейских сапог с высокими голенищами на шнуровке.
   Тяжелый вздох и легкие обжигает горячий воздух...
   Что-то подсказывает мне, что лежать на пляже, в это время, в одежде - не дело, но встать, раздеться...
   Может, просто чуть-чуть сползти?
   И тогда, набежавшая волна зальет ноги, перекатится через грудь и животворным ручьем омоет разгоряченное лицо...
   Нет. Это тоже не выход...
   Чуть-чуть приоткрыв глаза наблюдаю за небом: там, высоко, белые громады облаков плывут по своим незатейливым делам. Им до меня нет никакого дела. Да и мне - тоже...
   Сколько может лежать под палящим солнцем человек? Час? Два? Двадцать минут?
   Закрыв глаза, мрачно думаю о том, что-же будет дальше...
   ...Капли дождя упали на лицо и, словно живая вода, вернули...
   Откуда?
   Из сна?
   Провала?
   Или - тривиального обморока?
   Жадно ловлю губами капельки дождя и смеюсь.
   Нет, не смеюсь - Хохочу!
   Хохочу от удивительного чувства жизни вокруг...
   Раскат грома веселит меня еще больше; налетевший порыв ветра срывает пенные верхушки волн, бросает к ногам и, легко оттолкнувшись, я парю над песком, заливаемым приливом и дождем.
   Кувыркнувшись, для пробы, устремляюсь вверх, к тучам, изрыгающим дождь и красивейшие зигзаги молний, а затем вниз, к бушующему морю...
   Задеваю, нечаянно, камень и тот вдруг взрывается миллиардами разноцветных осколков, которые, замерев на мгновение, наперекор всем законам, взлетают вверх и висят, освещая море над камнем, частью которого они были...
   Ну, вот и всё...
  

*****

  
   Огромный, на полстены, экран, сверкал яркими красками.
   - Ну-с, начнем, пожалуй? - Монтажер глупо ухмыльнулся.
   ... За окном уже давно висит ночь и в тихом шелесте снега слышится музыка, далекая и нежная.
   Экран наполнен бесконечной вереницей кадров - студия в работе:
   - Нет! Не этот, следующий... Ага...
   - Сколько еще?
   - Хватит и повеситься, и замотаться...
   - Прекратить балаган! - Это режиссер.
   "Зверь-баба, ну да ничего - к утру спечётся, а там мы все сделаем по моему!"
   Монтажер, с темными кругами под глазами тянется к сигаретам.
   - Ну ты и задал задачку... А ведь, черт побери, красиво получается!
   - Ага. Слушай, а если без "компрессии"?
   - А если без советов? - Монтажер злобно вбил сигарету в пепельницу. - Тащи еще кофе. Будем дальше делать...
   Внезапно студию залил яркий свет.
   Журналист и монтажер зажмурились и тихо, сквозь зубы, выматерились: "настраивай теперь этот чертов экран, по новой!"
   - А, вот Вы чем здесь занимаетесь... Ну, извините, что помешал! - Продюсер студии, мило улыбаясь, выключил свет и закрыл за собой дверь.
   Выждав пять минут, оба потянулись за сигаретами.
   - Можно подумать, этот... Не знает, что завтра...
   - Сегодня.
   - ... Сегодня, в 22.00 - эфир!
   - Он знает. Потому и волнуется. Это первая передача, такого типа...А ее еще копировать, цифровать...
   Журналист в ответ только вздохнул. Яркие огоньки сигарет описывали грациозные дуги, то угасая, то разгораясь.
   - Хотелось бы мне знать, где он шунгОвый экран раздобыл?
   - Мама, на Рождество, подарила. - Предположил монтажер и внимательно посмотрел на кресло у стены, в котором, откинув голову на высокую спинку, спал режиссер.
   - Всё. Спеклась. - Констатировал факт журналист и загасив окурок, встал с тихо скрипнувшего стула. - Надо цвет вернуть...
   Монтажер потянулся, что-то переключая на пульте.
   - Минут семь делать по новой?
   - Нет. Секунд сорок. Повезло: ждал, что ты за кофе пойдешь, закрепил...
   - Слушай... Ты настраивай, а я, эту... В "КО" откачу. А то, сопит, отвлекает...
   - Давай, - согласился монтажер.
   - И, кофе, не забудь! - Шепотом крикнул он вдогонку.
   Через минуту дверь тихо скрипнула, журналист рыбкой-угрем скользнул внутрь и торжественно водрузил кофейник на заляпанную столешницу, рядом с двумя кружками, мельком глянул на часы и устало опустился на стул.
   - Минус сорок секунд, со слов "Хорошо ли это..." - Монтажер поправил растрепанную, взмокшую прическу и махнул рукой, давая отмашку.
   - ... Хорошо ли это? Плохо ли? Решать не нам. Каждый делает то, что умеет лучше всего. Люди, о которых мы Вам рассказываем - разные. Но, объединяет их одно - Жажда Жить, стремление жить так, как живут здоровые люди, жить среди людей... Давайте вспомним "Повесть о Настоящем Человеке" и поклонимся низко тем, кто имеет огромную волю к победе...
   - ...Отлично... Нам с тобой, за эту передачу, отвалят кучу "комплиментов"!
   - Брось, Витя... Тебе, может быть - да. Мне - вломят по первое число, за то, что мало рекламных пауз... Или еще за что-нибудь...
   - Зато: три месяца по командировкам! Заграничным!
   - Ага. Из ЮАР в Корею, которая Северная. Из Кореи - в Германию и так почти тридцать стран. - Журналист устало потер виски. - И почти три года подготовки. Три года полунищего существования...
   - И, как результат - двух часовая передача, в прайм-тайм, по всему миру! Во всех часовых поясах! На всех языках!
   - И седые волосы, когда выходишь из госпиталя или больницы, для детей-сирот... Нашей долбанной стране крупно повезло, что Наступающий год, провозгласили "Годом Человека"! Иначе, не было бы этой передачи в прай-тайм, по всем каналам...
   - Эк ты раскис... Ничего, доделаем - напьешься... Враз соберешься!
   - Уже собрался. Даже билеты взял, на самолет до островов. До тех самых, где эта передача показываться не будет. Стоп-стоп! Далеко замотал... Назад, до нуля сорока трех.
   - Это что - Германия?
   - Швеция. Последняя четырехминутка.
   - Сколько там?
   - Без пяти восемь. Все, Витя. Теперь этот "кусок моря" и - "ключи на старт"!
   - А ты знаешь... Передача-то не веселая...
   - "Тихая печаль наполняет комнату.
   В голове туман и приходит боль.
   Осень отшумевшая, золотой листвой." - Тихо продекламировал журналист.
   - Ага. "Тупой и гнутый нож,
   Пирог, исчезнувший в ночи.
   Вокруг тебя обман и ложь,
   Поди, хоть что-то разбери..."
   Дружный взрыв хохота был прерван внезапно открывшейся дверью:
   - А! Сволочи! Кто из Вас догадался устроить меня в а-а-а-апчхи, апчхи, в аппаратной?! Там же дубак!
   Громкий хохот потряс стены "монтажки".
   Разгневанная подобным обращением, режиссер схватила кофейник и обнаружив, что он пуст, злобно выскочила в коридор.
   - Тыбыдын, тыбыдын... - Грустно, сквозь смех, сказал монтажер, отбивая пальцами такт.
   - Тыбыдец! - Весело закончил журналист и в этот момент, в коридоре раздался грохот.
   - Хорошо хоть кофейник железный! - Плача от смеха и сползая со стула, добавил он.
   - Пойди, глянь, цела она там? - Внезапно обеспокоился Витя.
   С "нежной" улыбкой на устах, журналист вышел из студии, и, сделав буквально пять шагов, наткнулся на валяющийся стул. Зашипев от боли, он нащупал выключатель и включил свет: режиссера не было, только в углу, возле решетки, темнела кучка кофейной гущи.
   "Ну, хоть не убилась и то ладно..." - Решил он про себя и поспешил вернуться в "монтажку".
   - Слушай... А ты где снимал этот берег?
   - А я его не снимал. Мне подарил его один человек... Ему очень понравилась идея, и он попросил закончить передачу этими кадрами.
   - С душой снято. - Мечтательно сказал Витя. - Оператор - редкий "Стервь"!
   Прищурившись, журналист внимательно всматривался в вид, на экране:
   Пронзительно синее небо, горячий песок и бездонно-зеленое море. Видимо, именно так и выглядела Земля много лет назад.
   - ... Человек - как Океан. Хорошее или плохое настроение - Прилив и Отлив. Ревность - Шторм. Любовь - тихий плеск волн у ног. Человек, как Океан, в силе своей не имеет границ...
   За спиной раздались тихие хлопки.
   - Прекрасные слова. Витя, все готово?
   Погасший экран был ответом продюсеру.
   Когда он включил свет, то просто потерял дар речи: шунговый экран был украшен черным силуэтом человеческой фигуры.
   Виктор так и никому не сказал, что он видел перед тем, как вырубился свет...
   Черная фигура журналиста, лежащего на золотом песке...
  

*****

  
   Мокрая куртка противно липнет к телу и, в тоже время, какое-то непонятное чувство бродит по нервным окончаниям. Непонятное, но не неприятное.
   Гроза пронеслась над берегом и умчалась в глубь материка, оставив после себя долгожданную прохладу, мокрый лес, в полукилометре от берега, и, "о, черт возьми, какой аромат!" - запах жареного мяса...
   Все, решено - иду на запах!
   Лес, омытый дождем, капли воды, падающие с листьев - непередаваемое чувство свободы. Даже небо, освободившееся от облаков - прекрасно, как танцующая дева!
   Однако, это уже бред.
   Температура явно перевалила за мои критические 37 и 9.
   Вот тебе и прекрасная прогулка под дождем!
   Подхватить простуду - это привычка моей судьбы.
   Дать мне капельку счастья, а затем, хорошенько вытереть об меня же, ноги!
   Да... Сейчас уже не до мяса - придется разводить костер, обсыхать...
   И, все-таки, это здорово!
   Костер получился не большой, дымный, но горячий. Растянув на ветках куртку и рубашку, просто наслаждаюсь его теплом, изредка чихая, от хитрых колечек дыма, попадающих в нос.
   Скоротать бы еще часика два, а там и рассвет. И снова, иди, куда хочешь...
   Минут через сорок, рубашка и куртка, подсохли и я, с блаженством, натягиваю их, обнаруживая во внутреннем кармане две пачки сигарет - открытую и запечатанную.
   "Золотой Pall Mall" - единственные сигареты, которые у нас - пока! - не подделывают.
   Закурив, провожу ревизию в карманах: швейцарский нож - подарок от фирмы-производителя; две зажигалки - китайская и "SubMariner's" - такая в городе только одна, у меня; две пачки "полленого молла"; три ручки, два карандаша; записная книжка; деревянная расческа-гребешок "From Siberia with Love"; фонарик "Varta", под квадратную батарейку; связка ключей; кусочек можжевельника и часы "Слава", с металлическим браслетом.
   Если эти часики сжать в кулаке, получается отличный кастет, вы уж мне поверьте, проверено - ни одна челюсть не выдерживает, выпуская зубы наружу!
   Сизый дымок сигареты смешивается с дымом костра и тает в вышине, над головой. Небо сереет и очень скоро, над поляной встает солнце.
   Тушу костер, тщательно затаптывая все угольки, цепляю на нос очки и с грустью прощаюсь с приютившей меня на недолгую ночь, поляной.
   - Что день грядущий мне готовит? - Спрашиваю у тихо шелестящего листвой дерева и иду, куда глаза глядят.
   Солнце уже давно перевалило за полдень, а лесу конца-краю нет.
   У маленького ручья утоляю жажду - хорошая вода, холодная и кристально чистая.
   На другом берегу - отчетливая тропинка, может быть, даже не звериная...
   "Эх ты, стежка-дорожка!"
  
  

*****

  
   - ... Да Вы что, с ума посходили?! Как пропал?! Так найдите, мать Вашу! У меня тут пять жирных задов сидит, пять продюсеров! Где хотите! - Трубка, с громким "бздынь", шмякнулась мимо аппарата.
   - Займи иносранцев, минут на двадцать! - Приказал директор, секретарше.
   - А... Как?! - Растерялась та.
   - А - как хочешь! Хоть танец живота показывай, лишь бы они на 20 минут заткнулись! - Грубо ответил он и вышел из приемной.
  
   *****
  
   - ...Ох, нет! Это слишком... Что бы быть правдой! - Невольно вырывается у меня, когда сквозь ветви деревьев, показываются стены какого-то то ли замка, то ли - крепости.
   Продираясь сквозь густой подлесок, пытаюсь прикинуть размеры, но мало что, получается - проваливаюсь по колено в ледяную воду.
   Со вздохом, выбираюсь на берег: "Ну, вот нафига мне, такое счастье, а?!"
   Не люблю я грязную и мокрую обувь.
   Хуже нее только нестиранные носки.
   Или трусы.
   Речушка не большая, почти заросшая кустами и заваленная обломанными ветками. Пока не болото, но приятного мало. В сапоге хлюпает, мышцы подергиваются в судороге.
   Примерившись, перепрыгиваю на другой берег.
   Через секунду, чувствую - не рассчитал!
   Быстро выбираюсь на полувлажный берег, раздвигаю руками ветки и выхожу из леса.
   Метрах в трехстах, высится громада замка.
   "А время то, уже обеденное!" - Напоминает мне мой животик, издавая громкое бурчание.
   Быстрым шагом направляюсь к воротам, виднеющимся в стене, прямо напротив меня.
   Вот только, не видно в них людей.
   Ни стражи, ни крестьян.
   По умирали они, что-ли?!
   От быстрой ходьбы нога согревается, но теперь, мокрый сапог начинает шоркать ногу, гарантированно обещая мозоль.
   В довершение праздника, запинаюсь обо что-то и падаю на колено.
   С шипением встаю, потом быстро сажусь: в двух шагах от меня, в пышной траве, весело скалится белый череп. А запнулся я, об обломок меча, ржавый и иззубренный.
   Хорошо хоть обувь у меня не китайский ширпотреп, а то остался бы, к чертовой матери, и без обуви, и без ноги, за компанию!
   Прихрамывая, добираюсь до полуоткрытых ворот и вхожу.
   Никого.
   Тишина.
   Запустение.
   Левый бастион обвалился внутрь, придавив какую-то хозпостройку. Одна из сторожевых башен покосилась, словно пьяный над унитазом, того и гляди, извергнет пару тонн камня.
   - Бр-р-р-р!
   Ладно, пожрать мне тут явно не светит. А жаль! Весьма и весьма, жаль!
   Поднявшись по широкому крыльцу, вхожу в сам замок, не плохо сохранившийся, на первый взгляд.
   Четкая цепочка следов в пыли за мной, пустые комнаты, потемневшие от времени картины.
   Что-то не похоже, что крепость взяли с бою.
   Скорее всего, отсюда драпали, чего-то испугавшись - вон, валяются на полу истлевшие тряпки и черепки битой посуды, хрустят под ногами.
   "Чего-то испугавшись..." - Я замер. - "Надеюсь, не сибирской язвы!"
   Пустые коридоры, запах плесени.
   Интересно, сколько лет сюда никто не заходил?
   Следующий поворот привел меня в тронный зал. Огромный зеленый трон - явно из малахита или нефрита?! - покрыт причудливым узором. На стене - герб, весь в пыли и паутине и оттого непонятный; несколько грустно болтающихся флагов.
   Закрыв глаза, представляю себе, как выглядел этот зал давным давно, когда люди оживляли его своей суетой...
   ... Герцог задумчиво поглаживал дорогие ножны меча, разглядывая шумное застолье. Сегодня, приперлись соседи и шустрые поварята тащат на стол все новые и новые закуски и подливают гостям в кубки, новый и новые порции хмельного питья... Аромат жарящегося на вертеле кабана защекотал ноздри...
   - А-а-а-а-а! Так не честно! - Сказал мой желудок, напоминая о своей пустоте.
   Поспешно отогнав видение, вышел в коридор и закурил, пытаясь обмануть голод, сигаретным дымом.
   Оружейная меня пока мало интересовала, библиотека, со всеми двумя шкафами - тоже.
   А вот ведущая вниз лестница, была весьма и весьма, привлекательна, с точки зрения новых открытий. Тем более, что на ней лежал тяжелый поднос, а вокруг валялись ножи, ложки, две мятых кружки и бронзовое блюдо.
   Спустившись, оказываюсь там, куда стремился мой желудок - на кухне.
   На пустой, кухне.
   Все, что было можно - сгрызли мыши, остальное подчистили муравьи, а время лишь выбелило косточки.
   Бр-р-р!
   Обойдя огромное помещение, по периметру, наткнулся на огромную дверь, выкрашенную под цвет стен.
   Нет, я не любопытен.
   Просто - любознателен, до кошачьей погибели!
   И, как кошка, ненавижу запертые двери!
   За дверью оказалась еще одна лестница вниз - широкая и удобная. Правда, темная, но луч фонарика высветил целую вереницу факелов, замерших на стене.
   Быстро спустившись, обнаруживаю: то, что я принял за стены, на самом деле - огромные бочки, рядом с каждой, чуть сбоку, закреплен факел, под факелом - стол.
   "Понятно. Винный погреб. Не поем, так напьюсь! Если не все прокисло..."
   На одном из столов, что-то блеснуло.
   "С этим я разберусь позже!" - Завязал я себе мысленный узелок и со вздохом отправился вдоль шеренги бочек, вглубь подвала.
   Коридор изогнулся дугой и вывел меня к следующей двери.
   - Готов поспорить - там тоже будет лестница! - Решил я блеснуть эрудицией перед самим собой и вдруг, такая волна лени накатила на меня, что хоть прям здесь, ложись и подыхай! - Ох, как же жрать-то хочется!
   За дверью, как и ожидалось, оказалась лестница.
   И тянуло с нее, диким холодом.
   Поскользнувшись и пересчитав ребрами добрую дюжину обледеневших ступеней, оказался внизу.
   "Так я и подумал - ледник." - Мелькнула и пропала мысль. - Вот и весь сказ...
   Подобрав фонарик, как он еще держится, бедолага, осматриваюсь по сторонам.
   Огромный стеллаж, почти пустой - на нем держали копчености, судя по запахам.
   Дальше - лед.
   А на льду - разделанные туши.
   Горы мяса!
   Рот наполнился слюной, желудок требовательно заурчал, заставляя пошевеливаться.
   Минут десять искал кусок мяса, который бы смог отпилить своим швейцарским чудом.
   Отхватив соблазнительный кусок задней ноги, поволок добычу к свету, наружу.
   "Ох, ну и наемся же я!"
   Через полчаса, разложив на зеленой травке костерок и разыскав на кухне решетку-рашпер, устраиваюсь удобнее.
   Пока мясо стаивало рядом с огнем, в одной из ближайших комнат нашел столик и некое подобие кушетки.
   Некоторое время раздумываю о бочках внизу и прихожу к выводу, что, сколько не думай, а идти придется - хочется попробовать - раз, да и к мясу, сам бог велел, хоть и не на прямую, разумеется...
   Ополоснув у колодца кружку, задумчиво гляжу на шкворчащее над углями бывшего костра, мясо.
   Решив, что все едино его, кроме меня есть не будет - в радиусе 15 км я ни одной живой души не встретил.
   Отрезав на пробу кусочек и жуя его на ходу, важно прошествовал по коридорам и спустился в винный погреб.
   Мимоходом, вспомнил, что видел что-то блестящее на одном из столов, двинулся по памяти, прямо к нему.
   Фонарик, чудо враждебной техники и передовые технологии загнивающего запада, подзарядился на солнце и теперь ярко освещал мою дорогу.
   Проглотив последний кусочек мяса, я осветил стол и замер, разинув рот - на столе, под пыльным, стеклянным колпаком блистала драгоценными камнями здоровенная чаша, литра на два, не меньше!
   Сдвинув колпак, как оказалось не стеклянный, а хрустальный и оттого тяжеленный, как мои грехи, я поднес к ней фонарик.
   Ярко заиграли всеми цветами радуги самоцветы, украшающие ножку , тонкий узор, выложенный, скорее всего сколами алмазов, на боках чаши, разбросал колючие искры на потемневшие от времени бока винных бочек, стол и потолок.
   Залюбовавшись тонкой работой мастера, я едва не забыл обо всем на свете, но странный шорох отвлек меня и вывел из этого состояния.
   "Бум пробовать!" - Решил я, открывая кран у бочки, стоящей рядом.
   В нос шибанул острый запах уксуса...
   Следующая бочка была пуста.
   Зато третья содержала в себе прекрасное, белое вино. Правда была эта бочка емкостью литров в 500, если не больше!
   Посветив фонариком по углам, нашел то, что именно сейчас было нужным - маленький, литров на 10-15, бочоночек.
   Крякнув - бочонок оказался полон - потащил его к столу.
   Швейцарский нож с трудом справился с туго вбитой пробкой.
   Втянув носом запах, идущий из бочонка, я обомлел...
   Коньяк!
   Плеснув на дно чарки, я долго катал напиток по стенкам, "оживляя" напиток. Затем, сделал глоток.
   Словно все пламя ада ринулось ко мне в глотку. Огненной струёй коньяк пошел по пищеводу, булькнул где-то в животе и жаром растекся по крови.
   Закупорив бочонок, сунув в карман куртки драгоценную чарку, я отправился в обратный путь.
   И даже скользкая лестница оказалась уже и не такой скользкой!
   Успел я как раз.
   Еще чуть-чуть и мясо бы начало подгорать.
   Положив противень на стол, я нарезал мясо на куски - пусть остывает, не люблю горячее - налил себе еще коньяка.
   "Приятного мне аппетита!"
   Наевшись до отвала и устроившись поудобнее на кушетке, я закурил, наслаждаясь тишиной и покоем.
   Внезапно, земля дрогнула и я услышал над собой громкий голос:
   - Та-а-а-ак! Еще один наглец явился!
   Покрутив головой по сторонам и никого не заметив, я решил: "Перебор" и поставил чарку на стол.
   - Вот так хам! Ты что, плохо слышишь?!
   - Слышу. - Ответил я призрачному голосу. - Но не вижу. А разговаривать с воздухом - "белая горячка"!
   - Ты, голову-то, вверх подними! - Голос протяжно вздохнул-выдохнул и запах серы окутал меня плотным туманом.
   Впрочем, через секунду туман рассеялся и я увидел говорившего.
   Оглядев его с головы до хвоста, я выпил еще чуть-чуть и задал, наверное, самый дурацкий, за все время работы журналистом, вопрос:
   - Ты Кто?!
   - Я? Я? Я?! Я - Дракон!
   - Ага... Поня-а-а-а-атно... - Сказал я, чувствуя непреодолимую жажду. - Ну, раз Ты - Дракон, то моя первейшая обязанность, взять у Тебя интервью!
   - Что-что? - Не понял уже Дракон.
   - Зубы - у меня забрать хотели... - Он офонарело начал загибать когти на лапах. - Голову - хотели, золото - хотели...
   - Да не нужно мне Твое золото! - Чарка внезапно оказалась пуста и пришлось доливать. - Один карась, когда я проснусь\протрезвею, ты исчезнешь!
   - А ты мне не "тыкай" - Внезапно обиделся мой пьяный бред. - а то я тебя съем. Или живьем, сожгу!
   - Так давай познакомимся. И выпьем, на брудершафт!
   - На что?!
   - Ну, за знакомство...
   - Ага. А что пить будем? Я сегодня крови уже того, отведал... Видеть ее не могу. Потому и ты, живой... Пока.
   Последнее "пока" мне не понравилось, но коньяк уже давно делал свое дело и я был почти "готов". Ну, максимум, еще пару часиков я протяну... Если не буду курить...
   - Так что пить будем? - Вновь осведомился Дракон, которому мои мыслительные процессы явно казались замедленными.
   - Коньяк! - Весело хихикнул я, представляя, как Дракон выдыхает пламя и спирт огненной рекой течет ему в глотку. - Тебе понравится. Он гореть может!
   Внезапно, великан-дракон уменьшился до размеров бульдозера.
   - Если ты меня попытаешься отравить... - Начал он, но я уже налил себе в чарку коньяк, и, приподняв слегка над головой, залпом влил в себя. Выдохнул, хэкнув и зажевал кусочком мяса, жалея, что забыл о соли.
   - Вот так...
   Дракон протянул лапу, забирая у меня чарку.
   Обнюхав ее, он на секунду задумался, а затем сказал:
   - Ну, наливай!
   - Не "нукай", не запряг еще... - Вяло огрызнулся я
   Разлив коньяк по свободной таре, я сказал:
   - За нашу случайную встречу! - Добавив мысленно: - "Сказала Белая горячка, укладывая алкаша в гроб..."
   Дракон залпом тяпнул почти поллитровую кружку и зажмурился...
   - Дыши в сторону! - Резко приказал я - инстинкт самосохранения сработал как часы.
   Выдохнув в "сторону" яркое пламя, дракон слегка передернулся... И, потребовал добавки!
   - ... И, чего Ты такой злобный?
   - Станешь тут добрым... То рыцари налетают -орут, выходи, мол, мы тебя... Тебе, башку сносить будем! То, потом, принцесс всяких таскают, задабривают. А, между нами говоря, эти принцессы... Такие стервы... О них... Я о них даже зубы не мараю... Беру в лапы, и - через стену, через стену... По кусочкам, чтобы всем, неповадно, было!
   - Правильно! - Согласился я. - Некоторых из них, точно, по кусочкам, надо! У меня раз, случай, был: затонул корабль, команда погибла вся, кроме одного... Я сюжет сделал, смонтировал, а текст, просил одну... Дуру, наговорить... Так ты представляешь, что она в конце ляпнула?! "Судно затонуло. На борту остался один член от экипажа"! Позор на мою седую голову!
   "Добивал" бочонок уже один Дракон.
   По-моему, ему очень импонировало, что я тоже пускаю дым изо рта и поэтому я совсем не помню, что он там дальше говорил, но одно я помню точно: когда бочонок опустел, дракон, заливаясь слезой умиления, пускал, икая, в ночное небо, разноцветные струи пламени...
  

*****

  
   - ... Если каждый будет считать себя крутым - докажи ему, что он крупно ошибается!
   - ... Никогда не бойся ударить первым!
   - ... Учись прятать глаза, мысли, эмоции! - Триада принимала новых "шестерок"...
   - Нет, ну надо-же было ему вляпаться со своей камерой! - Офицер службы безопасности сидел в кресле, курил вонючие "Голуаз" и усмехался, глядя, как на экране, журналист рассказывает о человеке, который, пострадав от взрыва в подземном переходе, не только вернулся к прежней работе программиста, но и смог придумать, а самое главное - убедить всех окружающих, в том, что это удобно...
   - Хитрюга! - Офицер хлопнул ладонью по колену. - Ведь мог же просто сказать: Перед Вами - Киреке Окава, создатель электронной программы "Спирит", которая превращает работу монтажера из тяжелой... В очень тяжелую, непосильную...
   - Не, ну какова удача! Снять рабочую монаду "Триады"; остаться при этом в живых; да еще и умудриться показать это по всему Миру! Мне положительно нравится этот доходяга! - Сидящий перед телеэкраном тихо рассмеялся...
  

*****

  
   -... Ох, Витя-Витек... Ни фига ж себе, собрался... - Голова не болела, нет... Но вот во рту...
   Похлопав рукой вокруг себя, сперва попадаю в воду, затем сбиваю со стола кружку. Нашарив упавшую чашку... Или - кружку?! Зачерпываю ей воды.
   Половину выпиваю, половину - на лицо.
   Ну, вот теперь, можно и глаза открыть!
   Плотная темнота окутывает меня.
   Кто-то сопит.
   Рядом стоит бульдозер.
   "Твою же! По-моему, мы в гараже у Санька... Не знал я, что он и бульдозеры, ремонтирует... Все, баста! Больше я ТАК не пью!"
   Закрыв глаза, пытаюсь изгнать алкоголь из крови - этому меня научили в Японии. Хотя, конечно, пьют они меньше... Намного, меньше... Скажу прямо: Хреново они пьют! Но, головы у них на месте!
   Расслабившись, отключаю "внутренний диалог", сдвигаю "точку сборки" и... Благополучно засыпаю!
   Солнечный луч, яркий и чистый, отразившись от лужи, заиграл на драгоценном кубке...
   В этот раз пробуждение было легким. Открыв глаза с интересом уставился на зеленую траву, яркое, весеннее небо, а в голове билась мысль: "Ну, хоть на самолет не опоздал!"
   На столике рядом, вижу пачку сигарет.
   Закуриваю и усмехаюсь вчерашнему своему сну: "Надо же: интервью у Дракона!"
   Зверское чувство голода заставляет меня встать, размять ноги, а заодно и пошукать еды.
   Впрочем, жареное мясо лежит на столе...
   Подцепив приглянувшийся кусок ножом, и оглядев его со всех сторон, на предмет мух, муравьев и прочей мелкой живности, отправляю его в рот.
   Блин, не солено!
   Сзади кто-то тяжко вздыхает, а затем говорит, на чистом, русском, языке:
   - О-о-ой-й-и-и... Плохо то...и-и-и-ик...Плоховасто, мне...
   - А ты - поешь! - С легкой ноткой садизма в голосе, говорю я, оборачиваясь на голос страдальца.
   Мучительное икание над головой, заставляет меня поднять взгляд выше. Потом - еще выше.
   Чувствую, как волосы встают дыбом: "Белая горячка" продолжается.
   Дракон, замок, развалины каких-то построек - все осталось на месте.
   Закрыв глаза, щипаю себя за тыльную часть ладони.
   Боль - адская!
   Но, открыв глаза, вижу: кошмар только начинается!
   Дракон, услышав слово "еда", из черно-стального, стал серо-ржавым и ринулся, странно икая, за развалины...
   - Проанализируем ситуацию: Я допился до белой горячки, попал в "трезвяк". Оттуда - в больничку. Там я и лежу. Видимо, у меня бред. Нет! Так нельзя: во-первых, я пью очень редко... А, во-вторых - я прекрасно соображаю! - Что бы успокоить самого себя, я вспомнил сперва таблицу умножения, потом - пару-тройку любимых песен, со словами, которые пьяный человек выговорить не в силах, хоть ты его лопатой бей!
   В этот момент, мой "бред", пошатываясь и тяжело дыша, появился из-за развалин.
   - Сволочи вы, все-таки, люди! - Сказал Дракон и опустился на хвост. - Вечно придумываете всякую мрз.. Мерзопакость!
   - Водички попей, полегчает... - Предложил я, от чистого сердца.
   - Да? А не врешь?
   - А ты, что, никогда раньше не напивался? - Удивился я и хлопнул себя по лбу: "Нигде, ни в одной книге, не было пьяных драконов!"
   - Да...
   - Ну... Тогда остается только одно: похмелить тебя!
   Захватив опустевший бочонок и фонарик, я понуро поплелся в погреб, за "похмелином".
   Пересчитав собственной *..., спиной, последние ступени лестницы и почти потеряв бочонок, я оказался в винном погребе.
   Высветить нужную емкость и, открыв кран, наполнить бочонок - дело минут десяти...
   Когда я поднялся наверх, дракон уже почти вернул свой первоначальный цвет и стоял, опустив голову в колодец, пуская иногда, пузыри и опираясь лапами на сруб.
   "Ы-ы-ы, джакузи!"
   - Вылазь! - Проорал я, ставя бочонок на землю. - Будем поправляться!
   Мокрая морда дракона вынырнула из глубин колодца, глубоко вздохнула, а затем поинтересовалась:
   - А как?
   Молчком налил ему вина в чашу.
   Дракон нюхнул, побледнел, но выпил.
   Прикинув его размеры, я наполнял чашу еще три или четыре, раза.
   После каждой выпитой кружки, зверь кряхтел, морщился, расправлял свои огромные крылья и пробовал взлететь.
   Поднимавшийся ветер выносил со двора горы пыли и мусора...
   Яркое солнышко разморило "поправившегося" дракона и он, устроившись в тени стены, прикемарил, слегка похрапывая.
   Глядя на не исчезающую галлюцинацию, я оттащил кушетку-лежак в прохладную тень крыльца и лег размышлять над случившимся.
   По трезвому размышлению выходило:
   А) Я - Псих.
   и
   Б) Я - Не Псих!
   Если вариант А, то я тихо лежу и жду санитаров, которые не преминут явиться. А там - по обстоятельствам.
   Если же дела идут по варианту Б, то... Это черт знает что! И мне придется приспосабливаться к жизни в этих адских условиях, где есть драконы, замки, а может и еще какая-нибудь, живность... Без удобств...
   Чем больше я размышлял, тем больше приходил к выводу, что вариант Б - наиболее вероятный...
   К сожалению...
   Проголодавшись, я разогрел мясо над углями костра и, сидя прямо на земле, съел все, до последнего кусочка.
   Окончив трапезу, я окончательно уверился в своей психической внемл... вмнемл... Вме-ня-ем-ос-ти, тьфу! И, следовательно, в реальности происходящего.
   Закурив - так мне обычно легче думалось - я продолжил анализ сложившейся ситуации и пришел к выводу, что без еды, воды и оружия, здесь не выживешь.
   Вспомнив, что где-то видел целую комнату, заваленную разным оружием, решил нанести туда визит...
   "Оружейка" оказалась складом барахла: лезвия мечей рассыпались прахом, стоило вынуть их из ножен. Тетивы луков когда-то промокли и теперь висели на стенах, словно вросли в них.
   Ни лат, ни шлемов... Кольчуги - это вообще, отдельная песня...
   Освещая горы перевернутого и искореженного оружия, я с трудом удержался от соблазна схватить со стены заржавленный "моргенштерн" и запустить его в эти россыпи.
   Прихватив с собой странной формы кинжал, который не хотел вылазить из ножен, я вышел на свет.
   Дракон уже проснулся и теперь приплясывал от счастья, что голова не болит.
   Или, может быть от того, что неаккуратно двинувшись во сне, обрушил ветхую кладку стены себе на лапу.
   Или ногу?
   - А! А! - Орал Дракон, показывая пальцами - или когтями? - на что-то, у себя за спиной.
   "Не уж-то хвост, тоже, придавило?!" - Не понял я, но в этот момент, огромное копье, перелетев через груду камней, вонзилось в стену сарая, разнеся его по кирпичикам.
   - Придурки! Смотрите, куда пуляете! - Крикнул я, невидимому стрелку.
   В этот момент, дракон что-то рявкнул и мгновенно вырос до размеров семиэтажки.
   Развернув огромные паруса крыльев, он без единого звука взмыл в высоту и исчез с глаз долой...
   Правда, очень скоро он вернулся, пикируя из поднебесья, на кого-то за стеной.
   Огненная река, павшая на землю, вывела меня из ступора.
   Почти кубарем свалившись с крыльца, я в два прыжка добрался до развалин стены. Перепрыгивая с камня на камень, с трудом, забрался наверх.
   Вид, открывшийся оттуда, меня очаровал: войско, человек в сто- сто пятьдесят, дружно прикрывшись щитами, под яростным огнем моего знакомого дракона, перло прямо к бреши в стене.
   Залюбовавшись батальным полотном, я сел на камень: представьте себе толпу, прикрытую щитами со всех сторон, как черепаха, летающего над ними дракона, огромные, черные проплешины на земле в которых виднеются скрюченные останки... Прибавьте к этому обгорелые остатки катапульты, языки пламени, нежно пожирающие стоящие в отдалении телеги и яркое солнце!
   Нет, ну какой житель моего времени может похвастать тем, что видел Такое?!
   Ну, разве что, Спивен Стилберг или этот... Ну, как его... А, черт с ними обоими, уже не важно!
   Толпа редела - за ней оставалась цепочка тел, но тем не менее, продолжала упорно топать к пролому.
   Дракон свечой взмыл в небо и исчез с глаз, оставляя меня наедине с разъяренной толпой, человек в тридцать.
   Опустив щиты, они злобно воззрились на меня, сверкая глазами и разминая плечи.\
   Очень я не люблю подобных ситуаций...
   Один что-то крикнул, другие - подхватили и вот тут-то я и удивился: на их доспехах и щитах был выкован "атомиум" - Самый настоящий, уж можете мне поверить, я рос в городе атомщиков, видел!
   От удивления я вытянул сигарету и прикурил...
   Все тридцать мужиков, как один, дружно повернулись ко мне спинами и задали хорошего стрекача!
   В этот момент из поднебесья упал Дракон.
   Следом - еще два...
  

*****

  
   "... Ох, нет! Это - бред! Так нельзя!" - Из сложенных лодочкой ладоней, ударил нестерпимый свет.
   Ударил в ворот колодца, отразился от полированной тысячью рук, рукояти и исчез в высоте, осветив облака "изнутри" и проделав в них огромную брешь, сквозь которую стали видны яркие звезды.
   Подкравшаяся ночь, облака, скользящие по изящно-черному небосводу, едва слышный шорох ветра в траве - верный признак перемены погоды...
   Где-то далеко, высоко в горах, жадно скользят лавины, унося покой у жителей предгорий, а иногда и чью-то жизнь.
   Сразу становится как-то уныло и обреченно, лишь слабый отблеск огня на камнях.
   Костер.
   Тепло.
   Можно прожить хоть сто жизней, но остаться дикарем.
   Можно - в хорошем смысле этого слова, а можно и в плохом...
   Если слова вообще могут хоть что-то значить.
   Закрыв глаза, представляю себе ту чуточку, которой нам всем, избегавшимся и издергавшимся, так не хватает...
   Чуточку тепла, чуточку ласки и любви...
   Каплю, капельку, тепла и веры...
   Приятно уметь останавливать время, растягивая удовольствия.
   Приятно верить в... Да хоть во что-нибудь!
   Что-бы чувствовать не только слезы на лице, но и капли ласкового, летнего дождя.
   Еще и еще бьет во все стороны, из ладоней, луч света...
  

*****

  
   - Так-так, три дракона на сундук мертвеца... - Окурок обжег пальцы и, фыркнув от боли, я отшвырнул его подальше.
   Посадка трех драконов оказалась довольно громкой и земли дрогнула весьма ощутимо, под их немалым весом.
   Уменьшившись в размерах, они, настороженно выгнув шеи, приблизились.
   - Вот! Он не опасен. Я Вам уже говорила! - Это явно голос моего собутыльника. Да и окрас, точно принадлежит ему.
   Или - ей?!
   - Айла... Ты вечно что-нибудь делаешь не так, как положено...
   - Джейл... Не суди ее строго... Лучше, поговори с бескрылым...
   "Ну ладно, поговорим..."
   - Можно ли убить зверя - плевком? - Вопрос явно задан мне.
   Припомнив всех плюющихся змей, киваю головой.
   - Джейл... А тебе не кажется, что ты начал не с той стороны?
   - Ах, вот ты как! Критикуешь меня перед недоумками? Ну и делай все сама! - Разобиженный дракон плюнул в кучу камней, подпрыгнул, и, развернув фиолетовые крылья, устремился вверх, оставляя после себя едкий запах какой-то кислоты, да кучку камней, которая растворялась, неприятно шевелясь.
   "Достаточно не уютно и показательно..."
   - Здравствуй, человек!
   - Здравствуй, дракон. - Немного ерничая, ответил я.
   - Как ты попал в замок Альденсхёрст?
   - Ножками... Шел, шел... И вышел. Точнее - пришел!
   - Так... - Со вздохом сказал очередной дракон, в моей жизни. - Так у нас никакого диалога не получится...
   Я с сожалением кивнул в ответ.
   Очень не люблю, когда меня держат за дебила...
   Я, конечно, иногда параноик, но не дурак!
   Дракон задумчиво нахмурил брови.
   - Я- Сайлег; Она - Айла. А как зовут тебя, человек?
   Вопрос не в бровь, а в нос...
   Хмуро перетрясаю обломки воспоминаний, а затем чувствую, что плачу и смеюсь, одновременно...
   - Я не помню!
   Драконы поворачиваются друг к другу, словно обмениваясь мыслями.
   - Неужели Ты ничего не помнишь? Совсем-совсем?
   - Я прекрасно помню, что в моем мире, Драконы - красивая сказка, а время рыцарей закончилось несколько столетий назад. Я прекрасно помню, чем я занимался... Но, как меня зовут - Убей бог! - не помню!
   Дракон тихо хрюкнула себе под нос что-то типа: "Шизоид"...
   - Слушай, а может ты - маг? Только не помнишь об этом? - Айла нервно била хвостом по земле, вырывая толстые полосы дерна.
   - Нет. - Сайлег шумно выдохнула. - Скорее - посттравматическая амнезия... Или - шизофрения. Впрочем, может быть что-то еще... Стресс или шок. Люди очень слабы на мозг и уязвимы.
   - Да... Полный анамнез... - Вырвалось у меня.
   Драконы вновь переглянулись.
   - Слушай, здесь, совсем не далеко, живет "Та, что ведает". Сходи к ней, она поможет! - Айла тряхнула головой.
   - Прежде чем идти, куда-либо, надо найти оружие. - Сказал и тут-же вспомнил про странный кинжал. - Кое-что, я ту уже нашел...
   Кинжал лежал на траве, возле пролома.
   То ли солнце согрело его загустевшую смазку, то ли еще какая-нибудь фигня сыграла свою роль, но клинок, мелодично звякнув, выскользнул из ножен.
   Волнистое лезвие поймало солнечный лучик и расцветилось яркими сполохами. Удобная рукоять украшена золотой насечкой, в торец вставлен странный, зеленый камень - непрозрачный, но удивительно теплый.
   Прикинув центровку, почти без замаха, легко метаю его в упавший столик.
   Миг. Сотые доли секунды, за которые кинжал словно превратился в солнечный луч и столик оседает кучкой праха, а клинок уже висит передо мной и словно просит: "Возьми меня в руки!"
  

*****

  
   - ... Как зануда жил - как зануда и сдох!
   - Ты не вопи. Подумаешь - выбросил тебя из завещания...
   - Ой... Да не в этом дело! Он же всем нагадил: На работе испортил оборудование; мне - жизнь искалечил! - Девушка коснулась идеально белым платком, кончиков сухих глаз. - А теперь, еще и трупа нет! Зануда! Даже...
   Тут ей не дали договорить: двое бывших коллег Журналиста по работе, с брезгливыми минами подошли к его бывшей жене и мило препроводили до выхода из ее бывшего дома.
   Впрочем, ее теперешний муж, остался на поминках...
  

*****

  
   - Айла! Тебе же сказали - проверь оружейку! 200 лет назад, сказали! - Сайлег была напугана. - Как Ты могла проворонить "Сакральный Нож"!
   Я, с удивлением разглядывал нож, скорее, даже - крис, такие ВОЗ запретила давным давно, но малазийцы на запреты плевали и ковали их потихоньку, для "внутреннего пользования", ну и для продажи туристам...
   - Сайлег! Если он признал его...
   - Кто "он"? Кого - "его"? Выражайся точнее! Ты дракон, в конце - концов, или человеческий детеныш?!
   - Если нож признал Потерявшего Имя - значит, Потерявший имя - Маг! Правильно?
   - Не может он быть магом!
   - Почему?!
   - Потому что!
   Драконы замолчали, явно обмениваясь мыслями.
   - Дамы! - Я не выдержал. - Расскажите мне, черт возьми, что это за хренотень! А то, я пугаться начинаю!
   - Мы отнесем тебя к "Той, что ведает". - Ответила Сайлег.
   - И, убери это чудовище, в ножны... Пожалуйста! - Попросила она, делая шаг назад, от меня, делающего шаг в ее сторону, с ножом, зажатым в правой руке...
   Полет на драконе, чем-то сродни "русским горкам", умноженным на "русскую рулетку", с одним патроном. С одним, вытащенным, патроном!
   Особенно - при взлете и посадке - так же не милосердно трясет и ощутимо подкидывает.
   А, если не удержишься на борту "авиалайнера", то...
   Зато виды сверху - не просто коллаж из разноцветных клеток, а ясно различимые поля и постройки.
   Скорость, правда, не велика, но свернуть шею - достаточна.
   К "Той, что Ведает", мы прилетели поздно вечером.
   Драконы долго кружились над небольшим озером в центре уже почти черного леса.
   Закат окрашивал вершины дальних гор в чисто розовый оттенок, играл на их высоких пиках, покрытых снегом и льдом.
   Снизившись, мы приводнились.
   - Бр-р-р-р-р! - Вырвалось у меня, когда я вылез воды, на небольшой песчаный язык пляжа.
   Драконы деловито вышли из воды и, волоча за собой хвосты, направились в сторону леса, предупредив меня, что "Ведающая" придет сама.
   Собрав валяющийся на берегу плавник, я развел костер, разложил одежду для просушки и вошел в воду.
   Что-то мягкое и теплое, оплело мне ногу и тихонько дернуло, приглашая нырнуть.
   Так я и поступил.
   Дно у озера, казалось выложенным из огромных, мраморных плит, которые переливались ровным бело-голубым светом, словно волны странного моря омывали их.
   От недостатка кислорода начало мутиться сознание и я поспешил наверх.
   Последнее, что я успел заметить на дне - огромный каменный цветок, распустившийся в самом центре озера.
   На поверхности меня ждали драконы.
   Сайлег печально смотрела куда-то вдаль, а Айла злобно била хвостом, оставляя на песке глубокие канавы.
   В полном молчании я вышел на берег и сел возле костра.
   - Как быстротечна жизнь людей... - Вздохнула Сайлег. - Прошло всего-навсего несколько десятилетий, с той поры, как я беседовала с Ней, а теперь нет даже следа от ее избушки!
   Через час одежда подсохла, стало холодать и, ничего не поделаешь, захотелось кушать.
   Драконы уже мерно посапывали, когда я, голодный как волк, наткнулся на спящего зайца.
   Жареный зайчишка - самое "то" к ужину. Жаль, что без соли!
   Прикончив половину тушки за ужином и отяжелев от еды, я устроился подальше от драконов и сладко уснул.
   Утром, драконы устроили большой "мысленный" совет, на который меня не позвали, и, видимо, так ничего и не решили...
   Айла, раздраженная до нельзя, улетела на восход. Сайлег, хмурая, то взлетала, то садилась, словно ожидая чего-то.
   Валяясь на пляже, под нежным солнышком, я то засыпал, то просыпался. Вобщем, не существование, а полный бред!
   Ближе к вечеру, уже слегка "прижарив" нос и пузо, я, вяло дожевывая остатки зайчатины, наблюдал за небом.
   Тонкая серая пелена облаков охватывала горизонт и быстро приближалась. Змеились молнии, иногда, в разрывах облаков, появлялись какие-то трепещущие тени.
   - Дождь будет. - Пожав плечами я принялся одеваться.
   Сайлег, уставшая от непрерывных взлетов и посадок, открыла один глаз, посмотрела на горизонт и вскочила.
   - Собирайся! Живей, живей, живее! - Командовала она таким голосом, что я поспешил.
   Буквально через минуту, мы уже улепетывали с озера на такой приличной скорости, что не держись я за щитки на шее драконицы, давно бы полетел вверх тормашками. Сайлег, иногда оборачивалась, косилась огненно-золотым глазом на тучу, что-то шипела себе под нос и меняла высоту.
   Ладно, если вверх.
   А если вниз?!
   - Так. - Услышал я внезапно в мозгу ее голос. - Сейчас мы уйдем от тучи. Только держись насмерть...
   Прежде чем я понял, что к чему, Сайлег завалилась на левое крыло, сделала какую-то совершенно невероятную фигуру драконьего высшего пилотажа - я, в буквальном смысле слова, чуть не выскочил из штанов, и начала пикировать, сложив крылья.
   Из темноты, навстречу нам, вынырнула отвесная ледяная стена - "зеркало".
   Дракон изогнулась, выпрямила крылья и на полной скорости устремилась к "Зеркалу".
   В ожидании удара и хруста моих собственных костей, я закрыл глаза и напрягся...

*****

  
   ... Тоннели перехода раскиданы по всей планете.
   Главное - знать как ими пользоваться!
   - Удача на моей стороне! - Вырвалось у меня, и, словно волна подняла на своем гребне и...
   Бросила на раскаленные до красна, до бела, иглы.
   Сотни уколов, а затем - ароматное, нежное, розовое масло!
   - Не-на-ви-жу эту га-дость! - Злобный рык из самой глубины души.
   Чья то тень тянет толи руку, толи - щупальца...
   И получает целый сноп разноцветных линий, которые оплетают ее, выводят на свет, сминают в комочек туалетной бумаги, который затем вспыхнув, летит вниз.
   ... Тяжелый, мутный глаз взирает на меня с высоты. Показываю ему всемирно известный, интернациональный жест и он, от удивления, теряет мутность и округляется.
   - Зашейся! - Кричу я и потоки энергий, словно нити, начинают стягивать веки наблюдателя.
   ... Дороги одних - могилы Других. Мы ходим там, где до нас уже кто-то был...
   - Живи, человече! - Говорю я чьей-то тени, сидящей и обочины Дороги Мироздания.
   Он, озадаченный, вскакивает, начинает бурно жестикулировать и - отстает...
   Из Земли?
   Из Эфира?
   Из Тумана?
   Появляется некое аморфное нечто и что-то меняется вокруг:
   Тонкие струны дорог между звездами, тихие аккорды мелодий, от идущих по ним, существ.
   Словно гигантская, Звездная Арфа...
   Тихое мерцание звезд.
   Бесконечные дороги, которые только и ждут тех, кто по ним решится пойти.
   И чья-то тоненькая ниточка сейчас может порваться...
   А может - Доведет...
   Повезет!
  

*****

  
   Сайлег отдыхала лежа огромном, альпийском лугу. Подставив угольно-черное брюхо теплому, горному солнышку, она, время от времени, блаженно-умиротворенно вздыхала, сопела; потягивалась, хрустя всеми суставами.
  
   Я, видимо, все-таки перегрелся: меня знобило, трясло, перед глазами прыгали ярко-красные, оранжевые и льдисто-голубые, зайчики.
   Поднявшись, буквально на десяток метров, я увидел кромку снега. Скатав снежок, провел им по горящему лицу, шее.
   Вернувшись, я увидел, как Сайлег, с видом дебила склонилась над ярко-желтым цветком, которого - я уверен! - еще пять минут назад здесь не было!
   - Слушай, давай, лететь, отсюда!
   Драконица подняла бессмысленные коровьи глаза и угрожающе пыхнула дымом.
   Перед глазами поплыли желто-бело-голубые "птички", а с языка сорвалось:
   - Но-но, Буренка! Не балуй! - И, недрогнувшей рукой залепил снежок в лоб несчастному животному.
   Дракон, от неожиданности, сел. Помотал головой. Собрался с мыслями. Засмеялся.
   - Первый раз в жизни, человек спас дракона от "Одуванчика" - "Драконьего кайфа"!
   Втоптав цветок в почву и попрыгав, для верности, Сайлег счистила снег с морды.
   - М-да... Правда, с помощью столь унизительного способа...
   - Слушай... А почему мы драпали от грозы?
   - Потому что это была - ГРОЗА! Раз в год, мАнты собираются в стаи и летят, куда-нибудь.
   - Манты умеют летать?! Мясо в тесте, сваренное на пару... Или морские животные...
   - Мясо у них не вкусное, а воды они не любят. Вдобавок, они аккумулируют энергию и маскируются серыми тучами...
   "Час от часу не легче!" - Подумал я.
   - А еще, они владеют магией. В день их перелета, все убираются с их пути или прячутся поглубже в землю.
   Покачав головой, я сел на валун и вгляделся в спокойное голубое небо. Жар спал и теперь, честно говоря, я бы вздремнул пару часиков, но Сайлег, что-то сердито прошипев по поводу бездельников и чего-то, что у них облазит от безделья, решила отправляться в путь.
   - Сайлег. А почему я понимаю Ваш язык, а язык людей, там у пролома стены - не понял?
   - Ничего, ты здесь всего трое-четверо суток, успеешь научиться! - Сайлег "технично" ушла от ответа.
   - Куда мы сейчас?
   - Танчен. "Город драконов".
   - Ага. А меня там, того, не грохнут?
   - Откуда я-то знаю?! - Легкомысленно ответила Сайлег и хлопнув крыльями, оторвалась от земли.
   Танчен, "город драконов", оказался высоко в горах, в котловине бывшего вулкана. Драконов здесь было не много - сотни три, а склоны гор чернели огромными пещерами - жилищами.
   Сайлег, после перелета отправилась на охоту, перепоручив меня двум молодым (всего-лишь с двухэтажный дом, если вытянут шеи вверх) драконам, которые проводили меня к входу в огромную пещеру.
   Громовой голос пригласил меня войти и я вошел.
   Стены и потолок казались полированными, светящиеся шары, прикрепленные к стенам, прекрасно освещали дорогу. После двух поворотов, налево и направо, я вошел в огромный зал, настолько огромный, что девятиэтажка с пятком подъездов, поместилась бы совершенно свободно.
   На входе лежало два дракона, загромождающих своими головами, проход.
   Вновь громовой голос, приказывающий меня пропустить и головы, с шипением, сдвинулись в стороны, давая мне дорогу.
   В центре зала стоял длинный стол, а на возвышении рядом - длинное ложе, на котором возлежал ДРАКОН, который внимательно меня рассматривал.
   Я почувствовал себя взвешенным, разделанным, вывернутым наизнанку, оцененным и вновь собранным.
   От всего этого, жутко захотелось курить, но сигареты - увы! - безвозвратно погибли при "посадочном купании".
   Дракон, видимо уловив мои мысли, посмотрел на меня еще более пристально, затем, отдав мысленный приказ кому-то, предложил мне сесть.
   Кресло появилось, словно по мановению волшебной палочки.
   Устроившись по удобней, я с чувством вздохнул.
   - Спасибо, любезный хозяин города.
   - Не за что. Сайлег рассказала, что ты споил Айлу? Драконы спиваются буквально за один присест, за маленький бочонок...
   - Увы... Я об этом не знал. И вообще - это были вторые сутки моего пребывания здесь.
   - Ладно... Это, как раз, не проблема. Проблема заключается в следующих вещах: Ты не знаешь своего имени; ты не маг, но некоторые чудеса у тебя выходят сами собой; и - самое главное - Ты приобрел "Сакральный Нож". Кинжал магических таинств!
   Я почувствовал себя очень странно: во-первых, жутко хотелось нахамить.
   Во-вторых - интересно узнать, что же именно, все-таки, происходит!
   Победил любознательность...
   Вру. Любопытство!
   - Имени своего я действительно не помню...
   - Это я и так знаю, - раздраженно прервал меня Дракон. - Да и не это, если честно, меня волнует. Эти проблемы - твои проблемы, а мне надо решить, какую угрозу ты можешь нести Нам!
   - Могу споить! - Улыбнулся я от всей души, вспоминая запасы замкового винного погреба.
   - Да уж, это ты, со своим языком, можешь устроить.
   Я пожал плечами. Жутко хотелось курить.
   Сунув руку в карман, я обалдел - пачка сигарет лежала там, как миленькая!
   - Видя удивление на моем лице, по поводу внезапного появления пачки сигарет, дракон аж пыхнул пламенем!
   Правда, на мое счастье - в сторону!
   - Как?! Это невозможно! Пещера закрыта для любой магии, кроме магии Дракона! Призови свой кинжал! - Внезапно приказал он мне.
   Я, блаженно затянувшись, протянул руку и представил, что нож, валяющийся где-то в озере, летит ко мне.
   И тут же рассмеялся бредовости этой идеи.
   Стряхнув пепел в стоящую на столе пустую тарелку, я нагло улыбнулся в морду правителя Драконов.
   - Ничего не вый...
   Тихий стук по столу отвлек меня. Скосив глаза, я увидел найденный мною кинжал, лежащим на столе, рядом с тарелкой - пепельницей.
   Дракон скривился, вскочил, сделал пару шагов по комнате, затем, совладав с эмоциями, вновь лег.
   - Значит так... - Сказал он. - Я прошу дать Тебя...
   От волнения дракон начал заговариваться.
   - Дай клятву, что не причинишь моему народу никакого вреда и я отпущу Тебя отсюда, дам оружие и припасы. И проводника, в придачу!
   - Клянусь! - С легким сердцем и чистой совестью пообещал я. - Даже более того, если Вам понадобиться моя помощь, то...
   Дракон, по-моему, удивился наглости человеческой.
   - Иди, выбирай оружие. - Вновь повело морду правителя в сторону. - Проводник тебе в этом поможет.
  

*****

  
   Мягкая темнота опутывает сознание. Колючий ветер выбивает из глаз слезу. Мелкий, моросящий дождь... - Тихое таинство ночи...
   Стена панельной многоэтажки, мокрый асфальт дорог и желтые листья под ногами...
   Осень...
   Окна домов, то подслеповатые, то яркие, словно звезды летней ночью. Перемигивание светофоров и легкий стук шагов...
   Печаль города...
   Голоса последних, опаздывающих по своим делам, прохожих. Закрытые двери последнего автобуса, ехидно отъезжающего от остановки.
   Пустота где-то внутри себя; поднятый воротник и долгий путь домой, по пустынным улицам и переулкам...
   Просто жизнь...
   Пустая, холодная квартира; покупные пельмени на ужин и долгое ожидание телефонного звонка - хоть какого-нибудь.
   Работа...
   И всего этого больше не будет.
   Ничего не будет.
   Ни ожидания, ни пути домой.
   Теперь будет только дорога в никуда.
   Да и ладно - пусть будет!
  

*****

  
   Если кто-нибудь скажет вам, что драконы - скряги, можете смело свернуть утверждающему шею!
   Они не скряги - они Феноменальные, Фантастические, Скряги!
   От всего того, что я увидел в их кладовых, мне чуть не стало дурно: оружие валялось вперемешку с мехами, золото - с едой; одежда рядом с благовониями...
   Прежде чем появился обещанный мне проводник, я успел подобрать себе небольшой вещмешок, хорошие сапоги и даже нашел пару "Кольтов" и обоймы, к ним.
   Последняя находка озадачила меня больше всего: существование пистолетов в этом пространстве-времени, наводило на мысль о возможных путях перехода...
   Пистолеты были новенькие, в масле. Патроны - тоже.
   Сунув все это богатство в рюкзак, я начал присматриваться к арбалету на столике у стены.
   - Ага. Вижу, ты присматриваешься к оружию... - Чуть хриплый, но явно девичий голос, заставил меня обернуться.
   Позади меня, у входа в кладовую, стояла девушка лет двадцати-двадцати двух, со светло-русыми волосами в короткой стрижке.
   Чуть полноватая, чуть ехидная, но...
   Вобщем, это не тот тип девушек, которые мне нравятся!
   - Давай, бери все, что захочешь. А я, потом, посмотрю, как ты все это потащишь!
   - Не хами... - Автоматически ответил я.
   - Ой, какие мы обидчивые!
   "Раз, два, три, четыре, пять...!"
   - Ты мой проводник. Чего мне надо больше...
   - Тебе надо научиться вести себя
   "Шесть, семь, восемь...!"
   Вместо ответа, вертевшегося на языке, я взял арбалет, оттянул пружину и вложил болт
   С брезгливой миной, она забрала арбалет из моих рук и бросила в кучу мехов.
   - Это - не лучший вариант. Лучше возьми лук. Дешево и сердито!
   - И смертельно. Если учесть тот факт, что я не умею стрелять из лука.
   Мои слова ее не остановили:
   - Будешь тренироваться... Делов-то!
   "Девять, десять, одиннадцать...!"
   Топая по кладовой, она то и дело останавливалась, внимательно разглядывая какую-нибудь вещь. Иногда предмет отправлялся в рюкзак, чаще - в кучу на полу.
   Через два часа у меня руки уже отваливались...
   В конце-концов, я выбросил лук и три колчана со стрелами, выбросил два из трех мечей и еще кучу вещей, которые мне, с моим умением, точнее не умением ими пользоваться, только бы мешали.
   К концу дня, проводник, в конце-концов, решив, что нагрузила меня достаточно, обернулась.
   К этому моменту, я уже упаковал рюкзак, нацепил под куртку пистолеты - повезло, нашлась и подходящая сбруя - выбросил последний меч, заменив его отлично подобранным набором "ниндзюшных штучек" и компактным арбалетом, с удобной деревянной рукоятью.
   Про котелки, ножи и прочую походную белиберду, я и не говорю - этого я взял впрок.
   Найденный в Альденсхёрсте кинжал, я пристегнул специальным наручем, на правую руку.
   Широкая, пятнистая куртка скрыла часть моего снаряжения, но видя, что из предложенного я оставил лишь малую часть, мой проводник зашипела, как рассерженная змея и, закусив губу, двинулась на меня с кулаками.
   "Тридцать семь тысяч, четыреста один, 37402,37403...!"
   - Лорд сказал, что я твой проводник. Следовательно, я за тебя отвечаю... Так?
   - Так. - Согласился я. - Но это не повод совать мне вещи, пользоваться которыми я не умею.
   - Даже мечом?! - Недоуменно посмотрела она на меня.
   - И им - в том числе.
   В конце-концов, я взял небольшой лук и полсотни стрел - для охоты.
   - Послушай... Тебя как зовут? - Не выдержал я, когда мы вышли на свежий воздух.
   - Дедра Ворти...
   "Ох, мать...!"
   - Слава богу, что не Плюкатина Ошкаманайтис...
   - В гостевом зале нас ждет обед! - Это первое известие, которое я воспринял не считая в уме, правда, принял с единственной поправкой - не обед, а ужин!
  

*****

  
   - ...Ты еще расскажи про "Исчезнувшего журналиста"!
   - Молодые вы, а ведь всего-то ничего прошло... - Витя нахмурился, думая о том, что-же все-таки увидел перед тем, как погас свет...
  

*****

  
   Айла и Джейл, очень недовольные тем, что отнести нас за пределы гор поручили им, хмуро поздоровались.
   По-моему, Айла... Недолюбливала Дедру...
   Я, в принципе, с ней был согласен.
   А вот Джейл, по-видимому, вообще не любил людей. Всех!
   И с ним я тоже был, в принципе, согласен.
   Подпрыгнув, драконы хлопнули простынями своих крыльев и величественно воспарили в небо.
   - Айла, вы где нас высадите? - Поинтересовался я, любуясь видами и блаженным, неспешным, парением.
   - Будь моя воля - до Рии, но Джейл... - Она вежливо пустила струю пламени в сторону вороны, летящей чуть ниже и правей.
   - Понятно. Придется ножками. Айла, а Дуд... Дедра, это - кто?
   - "Приемыш" драконов. Бывшая принцесса Авэя. Выкуп. - Лаконично ответила дракон.
   - Даже Ваши суровые края не смогли сбить с неё спесь и высокомерие...
   - А разве это не одно и тоже?
   - Ай, не важно.
   Айла, время от времени, находила себе - и на мои голову - развлечения:
   То ей вдруг взбредало в голову попугать крестьян и она, словно тяжелый бомбардировщик, проносилась над ними на бреющем полете, потом они с Джейлом устроили соревнование кто дальше плюнет...
   Вобщем, к вечеру, когда они приземлились, Дедра была зеленой и постоянно икала, а меня, болела пятая точка, отбитая на всех этих виражах. Попробуй-ка, усиди на змее!
   - Ну, ладно... - Сказала Айла. - До Рии дня два пути по земле. Я бы и рада довезти вас, но... - Она косо кивнула на Джейла.
   - Ладно... Может, еще увидимся! - Ответил я, прощаясь со своей первой встреченной женщиной, в этом мире.
   Фигуры драконов скрылись в стремительно наступающих сумерках, оставив после себя приятные воспоминания.
   И моего зеленого проводника...
   - Надо устраиваться на ночлег. - Скомандовала "Дудра" и отправилась в ближайший лес.
   Надеюсь, за дровами и валежником...
   Что же, мне оставалось только сесть на камень и закурить.
   Мой проводник вернулась достаточно быстро - не прошло и четверти часа. Пока она разводила костер, я сходил в лес и приволок небольшое деревце, сломанное ветром и хорошо высохшее - на ночь.
   Драконы снабдили нас провизией на неделю-две, но судя по питательности, это, в случае чего, можно будет растянуть месяца на два.
   - Завтра нам нужно будет купить пару "доходяг" - доберемся до города быстрее!
   - Да, тащиться до Рии два дня, на своих двоих... - Согласился я.
   - До какой Рии?! Рия осталась на севере. Мы идем в Рузаар! - Вскипела праведным гневом, Дедра. - Не знаешь - помалкивай!
   - Да при чем здесь я-то?! Айла, на прощание, сказала, что до Рии - два дня!
   - О-о-о-о, нет! Эти молодые придурки полетели не в ту сторону! - Схватившись за голову, девушка громко засопела.
   - Завтра... Всё - завтра... Все вопли, вздохи и охи - завтра! - Пробормотал я и отрубился.
   Ночь прошла, как в чудесном сне: тихо и мирно.
   Дедра разбудила меня перед восходом солнца.
   Наскоро перекусив, мы отправились в путь.
   К обеду мы вышли на торную дорогу и потопали по пыли, изредка чихая и оглядываясь.
   Повозка, догнавшая нас через пару часов, была обычной деревенской телегой, каких сейчас много где-то в глуши России и Казахстана, правда вот возница оказался шестилапым и с кошачьим зрачком, а лошади - помесью зебры и слона.
   Дедру это ничуть не удивило, впрочем, чего-то подобного я ожидал.
   Поговорив несколько минут с возницей, мы взгромоздились в телегу и тот, подхлестнув зеброслонов, поплотней закутался в оранжево-черный плащ.
   Всю дорогу Дедра и "кошкоглазый" мило пересмеивались. Некоторые из их слов казались мне достаточно знакомыми, но... Увы!
   Доехав до перекрестка, рядом с которым стояла разбитая развалюха, Дедра попрощалась с нашим милым владельцем телеги.
   - Ну и где мы?
   - Постоялый двор "Чужбинушка"!
   - Дедра! Это не постоялый, это - "полежалый" - двор!
   - Ой, какие мы умные... Пошли, тебе говорю!
   Мы вошли в развалюху.
   Я решил забрать свои слова назад: внешне заведение не "ах" и не "ох", но внутри...
   Пройдя по огромному залу, мы устроились за столиком, спиной к стене, лицом - к входу.
   Рядом, тихо потрескивали в камине поленья.
   Окон в заведении не было вовсе, но потолок светился мягким светом, что с лихвой возмещало их отсутствие.
   - Дедра, а у нас деньги есть? - Внезапно спросил я, вспомнив о том, что "гол, как сокол".
   - Да. Монет 400. Половина, кстати, твоя.
   О мешочке с драгоценными камушками - подарке Сайлег, я решил не говорить. О подарке Айлы - Пяти ее собственных чешуйках - тем более.
   Хозяин заведения, словно услышав разговор о деньгах, появился словно из-под земли.
   - Итак?
   К своему удивлению, я понял почти весь разговор между ним и Дедрой.
   Кинув монету на стол, она с чувством откинулась на спинку стула.
   Хозяин, хитро прищурившись, схватил монету и зло улыбнулся.
   Прежде чем я понял, что делаю - блеснул кинжал и его большой палец упал на стол.
   Рядом, звякнув, упали монеты: наша и фальшивка, из-за которой могла-бы начаться грандиозное шоу.
   Продемонстрировав сидящим рядом, две монеты, Дедра достала из кошелька еще одну, демонстрируя присутствующим, что фальшивок у нас нет.
   Хозяин метнул злобный взгляд на меня, потом на Дедру.
   - С-с-с-суки... - Прошипел он.
   - Только она. Я - кобель! - Пожал я плечами.
   - По-моему, мой друг поступил достаточно милосердно, отрубив тебе только палец. - Прищурившись в ответ, заметила Дедра. - Я бы снесла тебе руку!
   - Лучше уж голову! - Подмигнул я хозяину. - Во избежании повторения конфликтов!
   Не знаю, понял ли хозяин "Чужбинушки", что я сказал, но лицо у него вытянулось.
   Почти до земли, вытянулось.
   То есть, до пола.
   Раскрылась широкая пасть, усеянная пятью рядами мелких зубов.
   Посетители кинулись вон из заведения. Возле дверей получился мощный затор.
   Дедра, в мгновение ока оказалась сидящей на камине, с мечом в руках, а я, как последний лох, оказался лицом к лицу с пастью на коротких лапках.
   С тридцатисантиметровой "зубочисткой" в руках.
   Обычно, реакция у меня хреновенькая, но в этот момент словно кто-то подтолкнул меня.
   Собравшись с силами и духом, я толкнул тяжелый стол в "пасть".
   Зубы скрежетнули и на столе осталась глубокая зарубка.
   Выплюнув опилки, бывший хозяин заведения столкнул стол с дороги...
   Возле входа раздавались чьи-то крики, ругань и бряцанье железа.
   Дедра, убрав меч, дотянулась до лука и замерла - колчан валялся на полу, у моих ног.
   - Кип! - Донеслось от входа. - Бейте в пасть! В самый центр!
   Дальнейшее было как в кино: стена за моей спиной громко ухнула, взметнулась вверх пыль и чья-то рука дернула меня за шиворот, разворачивая и увлекая в пролом.
   Свистнула стрела с ярко-алым оперением и исчезла в глубине пасти, за рядами зубов.
   Хозяин "Чужбинушки", закрыл рот, что-то проскулил и рухнул на пол в конвульсиях.
   - Хм. А я думал, что знаю в лицо всех, способных... - Мордоворот, держащий меня за ворот куртки, слегка растерялся.
   Позади него стоял хрупкий юноша, крепко сжимающий в руках лук, с наложенной на тетиву стрелой
   В проломе появилось лицо Дедры, покрытое пылью и, по моему, копотью от камина. В руках ее был меч, а на лице - решимость лезть в огонь, но не упустить меня. По крайней мере - живым...
   - Спасибо за помощь. - Поблагодарил я, вежливо пытаясь высвободить воротник куртки из рук мордоворота. - Но воротник...
   - Ой, да не за что! - Ответил Мордоворот и расслабился.
   Дедра воинственно блеснула очами.
   - Это что за порядки такие?! Монтор - хозяин постоялого дома!
   - А что здесь такого? - Спокойствию мордоворота можно было позавидовать. - Они тоже разумные и мыслящие. Только иногда, на них находит...
   - Ничего себе - находит... - Воскликнул я. - Он же мог нас убить!
   - Ну, не убил же! - Резонно возразил мордатый.
   - А нож-то, убери. - Посоветовал кто-то невидимый и печально вздохнул: - Маг он и есть маг - ни понятия, ни понимания, ни совести!
   - Хватит. Давайте вернемся в "Чужбинушку". Поговорим, выпьем за знакомство.
   - Олло, не пугай людей, объявись.
   Из воздуха появилась еще одна фигура, напоминающая больше ангела, чем человека.
   Вернувшись через пролом в постоялый двор, мы уселись рядом с опустевшим входом.
   - Жрать хочется. - Просто сказал Олло, и от этих слов злобно забурчало в желудке. - Пойду, пошарю на кухне...
   Олло исчез, а буквально через минуту к столу принялись слетаться многочисленные тарелки, блюда, подносы и жбанчики.
   Пока невидимый ангел сервировал стол, мы узнали, что наших спасителей зовут Фэл и Бранд.
   Наконец, пятый стул сдвинулся и Олло материализовался воплоти.
   - Приятного аппетита! - Пожелал всем мордоворот Фэл и впился зубами в кусок истекающего горячим соком, мяса.
   Мы с Дедрой поспешили последовать их примеру.
   Через сорок минут неспешного пережевывания, я понял, что сыт.
   Откинувшись на спинку, достал сигареты и осмотрелся.
   Двое в черных комбинезонах споро замазывали пролом в стене, предварительно выбросив в него труп бывшего хозяина - монтора; кто-то, видимо бывший официант или повар, разбирал искалеченный стол и уносил его части в узенькую дверь, рядом со стойкой бара. Две девушки с тряпками и ведрами наготове дополняли картину.
   - Ох... - Бранд сладко потянулся. - Люблю я за это нашу работу...
   Дедра скривилась.
   - Ладно. Нам пора. - Сказала она решительно отодвигаясь от стола. - А то нам еще топать и топать!
   - Ты хотела взять лошадей. - Напомнил я и получил в ответ "круглые глаза".
   - Вам в какую сторону? - Лениво-вальяжно поинтересовался Олло. - А то, может мы сможем Вам дорогу сократить?
   - Это как? - Удивился я, искренне не понимая.
   - Через Город. Вместе и веселей и безопасней, будет.
   - Нам надо в Рию, а потом... - Дедра пожала плечами, давая понять, что после Рии наши дороги однозначно разойдутся.
   - В Рию? - Фэл замер. - Вы откуда выбрались? Заночевали у фей и ничего не знаете?
   Переглянувшись, мы дружно покачали головами.
   - Рия, теперь, часть Города...
   - А люди? Люди, жившие в городе? Что с ними? - Полюбопытствовал я и сразу же пожалел о своем любопытстве.
   - А никто не знает, куда исчезают люди, когда... Город приходит. - Бранд встал и вышел из таверны.
   Через час мы вышли из домика, над которым, на деревянной вывеске, красовался черный конь.
   Наши проводники плотно кучкой стояли рядом с "Чужбинушкой", весело переговариваясь с десятком закованных в латы всадников.
   - Городская стража. - Пояснила Дедра, разглядывая здоровых тяжеловозов, навьюченных устрашающим количеством колюще-режущего инструмента. - Они вечно опаздывают.
   Потрепав своего, свежеприобретённого конька по мягкой гриве, я с замиранием сердца представил себе тот момент, когда мне придется ехать верхом.
   Фэл, заметив нас, расплылся в улыбке и быстро распрощался со стражей.
   - Хорошие они ребята. - Сказал он подойдя к нам. - Только, вялые, какие-то.
   - Пошли. - Довольно грубо перебила его Дедра. - Некогда нам...
   - Да и мы здесь под задержались. - Умиротворяюще произнес ангел. - Пока кто-то лошадей покупал... Домой хочется!
   - Олло - страшный домосед! - Пояснил Бранд
   - Я не страшный, я - симпатичный, домосед! - Поправил Олло и исчез.
   - Давайте выйдем за территорию городка. - Предложил Фэл. - Чем меньше глаз - тем лучше. Да, и предупреждаю сразу - в момент перехода могут быть всякие... Неприятные ощущения. Это не смертельно и пройдет меньше чем за четверть часа.
   Приняв последнее сообщение к сведению, мы зашагали по пыльной дороге.
  

*****

  
   Если кто-нибудь, когда-нибудь, видел, как может стремительно разразиться летняя гроза, то поймет, что такое переход в Город.
   Не знаю, что почувствовала Дедра, а мне так показалось, что я вновь получил по черепу куском пластикового обруча, засыпанного песком, вперемешку со свинцовой дробью, а затем пересчитал копчиком десяток-другой ступеней.
   Правда, как нам и было обещано, через 15 минут неприятные ощущения исчезли и мы медленно потопали по дороге, усыпанной опавшими, огненно-красными, желтыми и оранжевыми, листьями.
   Улицы города были вымощены деревом, по краям, застыла в арыках вода. Тишина окутывала город в плотное одеяло, заматывала ватой и лишь иногда тихо, чуть слышно шелестел падающий лист.
   Ведя в поводу коней, я разглядывал пустынные улицы, яркие, словно вчера вымытые, оконные стекла и думал о тех, кто здесь когда-то жил.
   - Не нравятся мне наши попутчики... - Сквозь зубы пробурчала Дедра.
   - С чего бы это? Идут себе спокойно, тихо, нервы не трепят...
   - Почему же тогда скрывают, что Бранд - женщина?
   - Но ведь мы их об этом и не спрашивали. И, если хочешь знать, то когда несколько человек знают друг друга длительное время, то грань между полами слегка стирается. - Я посмотрел в глаза Дедре. - Есть наука такая, называется - психология.
   - Вредная наука! - Подвела итог Дедра и передав мне повод своего коня, скрылась в кустах парка.
   Город оказался не большим, что-то около четырех-пяти километров в диаметре. Распрощавшись с его домами, мы вышли к другому Городу, такому же пустому и тихому.
   - Сколько бы не ходила здесь, все равно, немного не по себе. - Бранд подошла не заметно.
   - И много, их, Городов? - Не любопытные в журналистику не идут.
   - Несколько десятков. Они все - Разные и очень часто меняются местами. Есть вообще... Странные, огромные, вонючие и на несколько дней пути...
   - И вы, как сталкеры, ходите по ним, как по Зоне... В поисках "золотого шара"...
   - Да.
   От удивления я аж полез за сигаретами: последние свои слова я сказал на русском языке, которого здесь никто - я в этом уверен - не знал.
   Точнее - был уверен...
   - Откуда ты знаешь русский? И Стругацких?!
   - Я пять лет провела в Городе, с... Одним человеком.
   - И где он? - Выдохнув синий сигаретный дым и замер.
   - Кто? - Не поняла Бранд. - А, Айвенго... Он был очень стар. Очень...
   - Нет! Я о Городе! Мне надо туда попасть!
   - Нам по дороге. Скажи Фэлу - он пройдет через него...
   Сунув поводья девушке в руку, я догнал Фэла и Олло.
   Мордоворот-проводник, внимательно выслушав меня, переглянулся с ангелом и усмехнулся.
   - Нужно, говоришь... Ну, раз нужно - тогда, сперва подкрепимся!
   Дедра, кося недобрым глазом, на нас с Бранд, занялась лошадьми.
   "Теперь она долго будет злиться!" - Подумалось мне, но...
   - Бранд, почему Олло сказал обо мне "ни понятия, ни совести?"
   - Олло вообще на очень-то жалует магов, делая исключение для Фэла, только и способного, что перемешать дороги... А ты, так азартно перебрасывал свой Нож из руки в руку...
   - Дело в том, что мне сказали, что я не могу быть магом!
   - Чушь и бред! В каждом человеке есть магические задатки. С той лишь разницей, что у кого-то они могут развиваться, а кого-то - нет! - Бранд сверкнула глазами. - Постой-постой, тебе в Рии, случайно, не к Мастеру Кард надо было?
   - Спроси чего полегче! Я, в этом мире, чуть больше недели болтаюсь. Знаю так мало, что... - Тут я мысленно дернул себя за язык.
   - Вот оно что... Значит и твой город стал частью Города! Ты, там, у себя, случайно, "таинствами" не баловался?
   - Ну, так... - Сказал я, перетрясая остатки своих воспоминаний и напрягая извилины. - Пустяки всякие...
   - Добро пожаловать в "Клуб Самоубийц"! - Произнес голос за моей спиной.
   - Погоди, Олло! Он - новичок! Мы, когда-то, были такими-же!
   - Ему надо поговорить со своим проводником. - Олло вновь растворился в тишине улицы.
   До нужного мне города, мы добирались больше суток.
   Дедра злилась, кусала губы и все время делала вид, что все мои вопросы - пустое сотрясение воздуха.
   Может быть, она и была права, но ее поведение меня взбесило и, на одном из проходов по тенистым улицам летнего Города, мы крупно повздорили.
   Думаю, что наши тихие, предельно вежливые обвинения в адрес друг друга, старинные, двухэтажные домишки запомнят надолго.
   Пока мы метали громы и молнии, Город, внезапно, как-то вздрогнул, стены домов пошли волнами, появившийся ветер согнул упругие ветви тополей, норовя сорвать с них лопухи зеленых листьев.
   - Вы! Двое! Хватит! - Почти завизжала Бранд, зажимая уши руками. - Уходить надо!
   - Хватайте руки в ноги! - Скомандовал Фэл и резво взял с места в карьер.
  

*****

  
   - Да кто же он?
   - Да какая, теперь, разница?! Прошло столько лет...
   - А как Вы узнали?
   - Диск, с копией передачи завалился за шкаф.
   - Что-же это за компания такая - шкафы три десятка лет с места не двигали?!
   - Солидная компания...
  

*****

  
   Как же все это кончится?
   Может быть, есть кто-то, кто сможет рассказать о том, что было "ДО"?
   Или?
   Может быть, где-то, на одном из привалов, слабое пламя костра взовьется выше деревьев и распадется огромными, звездными вратами?
   И тогда мы, вновь, встретимся там, где нет смысла в памяти и в прошлом?!
   "... Есть тонкая нить между прошлым и будущим..."
   - Да не нужна она мне! Хотите - забирайте себе! Я - отлично могу обойтись без нее или протянуть в любую сторону... Или - обрезать, без укоров или страха, без зазрений совести... Ведь это так тяжело - тянуть за собой нить из какого-то непонятного, далека... Тяжелую, нить...
  

*****

  
   - Давайте быстрей, Самоубийцы! - Поторапливал нас Олло. - Бёгом! Бёгом! Не хватало еще что-бы мы были в Городе, в момент Перехода!
   Я уже выбивался из сил.
   Рядом, упорно пыхтела Дедра, ее губы кривились в диком оскале.
   Умные лошадки покинули своих идиотов-владельцев, при первых же проблесках опасности, оставив нам лишь минимум запасов.
   Низким им за это поклон, пусть они долго избегают участи стать фаршем, за свое предательство!
   "Черт, ну почему всегда так? Всегда одно и тоже?" - Билась в голове усталая мысль. - "Рвешься из кожи вон, и, вот - все - руку протяни... Фигушки! Рвись дальше!"
   - Куда "Рвись"? - Не поняла Дедра. Она все еще злилась, но... Тут либо злиться, либо удирать...
   Мы бежали по пустынным улицам города, которые я узнавал и... Не узнавал!
   Маленькие, частные домишки, ветки кленов и тополей безмолвно провожали нас.
   Дорога пошла в горку и, через полкилометра, мы выскочили в район пятиэтажек по левую руку и взгорков с гаражами - по правую.
   - Еще десять, двенадцать... Километров... И мы выйдем за границы Города! - С хрипом вырвалось у Фэла. - Надо поднажать!
   "Проклятье! Как я хотел побродить по улицам этого города; зайти к себе в квартиру и в квартиры друзей... А теперь, вынужден бежать отсюда, выплевывая легкие..."
   Рысцой мы пробежали мимо бензозаправки, миновали полуразвалившееся здание ВДНХ...
   Асфальт под ногами пошел волнами, сбивая с шага.
   - Мы не успеем! - Выкрикнула Бранд, сворачивая на право.
   Асфальт вновь замер и через несколько минут мы оказались перед двухэтажным зданием с надписью "Аэропорт" и обвалившимся ажурным забором, за которым виднелась длинная взлетно-посадочная полоса.
   - У нас 15 минут, чтобы помолиться. - Вздохнул Олло, с тоской глядя на ровную, как стрела, бетонку. - Потом - всё!
   - А может и нет. - Вырвалось у меня.
   Метрах в 200-х, возле открытого ангара, стоял миниатюрный, бело-серебристый самолетик.
   Откуда взялись только силы в уставших ногах!
   Плюхнувшись на пилотское кресло, я взмолился всем богам и небесам и нажал на кнопку стартера.
   Чихнув сизым дымом, заработал двигатель, превращая пять лопастей в расплывающийся круг.
   - Быстрей! - Взревел позади меня, Фэл.
   Вырулив на взлетку, я перекрестился: позади послышался гул, что-то громко треснуло, вскрикнула Бранд и я нажал на газ.
   Самолетик побежал по бетонке и, задрав нос, без единого усилия с моей стороны, принялся старательно набирать высоту, унося нас прочь от Города.
   - Поверить не могу, что ты умеешь управлять этой махиной... - Склонившись ко мне, прошептала Бранд.
   Мне жутко хотелось сказать ей, что я намеревался не улетать из Города, а просто уезжать, но...
   Вцепившись в штурвал, я внимательно рассматривал просторы, расстилавшиеся под нами.
   Мой город остался километрах в пяти позади, иногда под нами проносились мелкие городки и просто замки.
   - Если мы сейчас не опустимся, - простонал Олло. - Я...
   Договорить он не успел: внезапно появившаяся скала заставила меня рвануть штурвал на себя.
   Двигатель взвыл, чихнул, что-то негодующе профырчал, но благополучно вытянул нас наверх.
   - Откуда здесь эта хрено... - Загнул ошарашенный Фэл, спихивая на пол Дедру, приземлившуюся ему на колени.
   - Ты имеешь ввиду скалу? Или девушку? - Вежливо поинтересовался я, в полголоса.
   - Обоих. То есть - обеих.
   - Слушай, а что произойдет, когда мы пролетим все Города? - Поинтересовалась Дедра, потирая ушибленное бедро.
   Олло, Бранд и Фэл переглянулись.
   - Верни нас на землю!
   - Быстро!
   - Немедленно!
   - Ишь ты... Хорошо Вам говорить "верни"! Пойди, найди здесь место для посадки! - Озвучил я, промелькнувшую у меня в голове, мысль.
   - Слушай, Фэл... Можно выйти в полете из Города, в Реальность?
   - Черт его знает. Никогда и никто не пробовал вынести что-то из Города...
   - Безнаказанно... - Добавил очень спокойным голосом Олло, разглядывая что-то в окно.
   - Хорошо. Тогда, все ищем какой-нибудь ровный кусок дороги или длинную поляну... - Скомандовал я.
   Пять пар глаз впились в землю, обыскивая каждый метр пути.
   Не помню, кто именно первым, заметил вырастающую на пути самолета скалу, но по ребрам меня явно двинула Бранд.
   Дедра, по-моему, уже громко икала, а Фэл - молился.
   Может и наоборот.
   А может и вообще это был бред моего скованного ужасом мозга.
   Помню только, что что я тупо глядел на приближающуюся отвесную скалу, потом заорал так, как орал, когда Сайлег пробила "Зеркало", спасая нас от мант.
  

*****

  
   - ...Провожая взглядом из окна очередную похоронную процессию, поневоле начинаешь понимать, что главный вопрос не "Быть или не быть"? И даже не "кто виноват?" или "что делать?", а - "Кто следующий?"... Кто это сказал?
   - Витя, пошел ты, куда подальше! Волос нет, зубов нет, а все вспоминаешь какого-то журналиста...
   - Не "какого-то"... Да и фраза это не его, так, к слову пришлась... - Витя замер, утопая в воспоминаниях. - Его передачу повторяли восемь раз, все добавляя и добавляя титров, с благодарностями от людей и даже Государств!
   - Ну и что?! Кого это интересует благодарность, через десятилетие?
   - Ну вот, опять старичье расшиперилось...
   - Да ладно, пусть поспорят, ведь, спорим, не подерутся?
  

*****

  
   Когда обдерешься, перебираясь через забор, в соседский огород - поневоле молчишь. Когда грохнешься пузом о камни, тоже не сладко, но...
   Но, вот когда ты тянешь за собой толпу, то за каждого - в ответе ты. За добро и зло - в ответе только Ты!
   - А! - Злобно взорвался голос внутри меня - Если есть придурки, которые пойдут за мной - в чем я сильно сомневаюсь, честно говоря - то, они прекрасно знают, что я за существо!
  

*****

  
   И был свет.
   И была радость.
   И долго хлопали пилота по спине!
   И захлопали.
   На смерть, блин!
   {чисто риторическое отступление, которого здесь могло и не быть, но уж раз появилось, то пусть остается - с ним тоже прикольно!}
  
  

*****

  
   ... Если сказать красиво, то мы - приземлились.
   Хотя, если честно, мы плюхнулись на "пузо", да еще и скапотировали!
   Я так боялся, что эта "летающая гробасть" рванет, что вытащил из самолета всех и все, что мог, за считанные секунды.
   Как раз, успел до взрыва...
   Вобщем, мы приземлились достаточно удачно:
   Дедра приложилась головой и ее правая сторона лица медленно наливалась синяком; Бранд я вывихнул руку, пока тащил из самолета и, скорей всего, не будь меня, она бы отделалась легким ушибом и испугом; Фэл сломал правую руку и выбил зуб; Олло сломал палец на левой руке и два ребра.
   У меня - проклятые пистолеты! - вся грудь от них превратилась в сплошной синяк, жутко болела голова и сознание "висело" и "плыло"...
   - Вот зараза! - Воскликнул Фэл, когда Дедра вправила перелом и начала его туго бинтовать. - Поосторожнее! Я - не корова, а ты - не мясник!
   - Ты не корова. - Вздохнула Бранд. Ты - бык-рекордсмен!
   - Производительности! - Подсказал я, хихикнув.
   - Заткнись, а? Чуть не угробил нас, а теперь... - Тут, мне кажется, Дедра получила шлепок пониже спины, от ангела.
   - Виноват не столько он, - внес коррективу Олло, - сколько мой старый друг Фэл!
   - Это почему еще?
   - Ведь это же ты, ткнул пальцем на поляну, после перехода?
   - Ну...
   - А потом, когда наша птица бежала по земле, ты радостно вспомнил, как весело кувыркался со своей первой девушкой.
   - Ну, правильно...
   - Но ты, кувыркался с ней в заброшенном рву!
   - Не рву, а окопе! Он...
   - Вот-вот! Там и остались колеса этой "птички"!
   - И мой зуб, между прочим - тоже! - Обиделся Фэл.
   - Ничего не поделаешь - за удовольствия надо платить... - Совершенно на "автопилоте", заметил я, разоружаясь.
   - Ну нифига себе! - Присвистнула Бранд, разглядывая "Кольты". - Я видела - в книге - подобное оружие.
   - "Кольт" калибра 0.45. Судя по серийным номерам - изготовлены за пару лет до того, как я сюда попал... - Пояснил я, отдирая рубашку от ребер.
   - Ух ты! Добро тебя приложило! - Восхитился Олло, сделав вокруг меня два круга "почета".
   - Что там? - Не выдержал я. - Так страшно?
   - Э-э-э-э, нет... Просто, на спине у тебя, длинная, синяя полоса...
   - Это ремень портупеи.
   - ... На ребрах - кожа содрана...
   - Это - пистолеты!
   - ... А на груди - полукруг, рогатый!
   - А это... Господи, от чего же эта то фигня?!
   Тщательно изучив синяк, пришел к выводу, что это след от штурвала.
   - Давайте с вещами разберемся... - Предложил практичный Фэл.
   Вещей оказалось почему-то очень много - кроме наших, еще штук пять лишних мест багажа.
   В двух была одежда - и это было просто очень кстати!
   Хотя, размер был только на нас с Бранд (девушке было великовато, но джинса, это джинса, ее всегда можно подвернуть...)
   Консервы оказались тоже кстати - они были свеженькие, а мы - голодные и переволновавшиеся!
   Отдельно я порадовался пяти блокам сигарет и взгрустнул, любуясь профессиональным альпснаряжением..
   Аптечка и куча медикаментов отыскались в пятой сумке, а в шестой - кружевное женское белье...
   - А это что такое? - Спросил Фэл, упираясь ногой в железяку.
   - Сдаётся мне, что это - домкрат... - Недоуменно пояснил я, пытаясь вспомнить, когда-же это я успел его зацепить-то!
   - Мальчики! Кушать подано! - Обрадовала нас Бранд.
   После сытного, "консервированного", обеда, я вскрыл блок, достал пачку сигарет и извлек сигарету.
   В нос ударил ядовито-кислотный запах...
   - Мерзость... - Вырвалось у меня.
   - Что-то не так? - Ангел уставился на меня.
   - Наркотики...
   - А-а-а-а-а...
   - Лучше скажите мне, где мы сейчас находимся? - Дедра, внимательно осматривала свое лицо в зеркальце.
   - Спроси у своего мага... Это он пользуется Дорогами Драконов!
   - Вот уж чего я не знаю, так это того, где мы сейчас... - Глубокомысленно покачал я головой в ответ на все инсинуации и сожалением выбрасывая сигареты - наркотики, однозначно, зло!
   - Хорошо. Давайте спать. - Решил Фэл. - Утром, оглядимся.
   Он внимательно посмотрел на догорающие останки самолета.
   - Наверняка, кто-то видел весь этот фейерверк...
   - Погоди... Ты же, вроде, из этих мест? - Я подозрительно уставился на мордоворота.
   - Знал. 20 лет назад. - Фэл скривился. - И, если честно, то я меньше всего хотел бы здесь очутиться!
   - Был скандал? - Навострила ушки Дедра.
   - Более чем!
   - Надеюсь, они уже забыли! - Легкомысленно махнула рукой, Бранд.
   Фэл лишь криво усмехнулся.
  

*****

  
   Как иногда бывает мерзко на душе.
   Смотришь в окно на ночное небо и невольно морщишься от света из окон напротив.
   И жутко хочется напиться.
   Просто смертельно...
  

*****

  
   - Особого выбора у Вас нет... Либо Вы чествуете своего Журналиста, как "открывшего новую эру телевидения", либо...
   - Либо - что?
   - Либо пишите патент на изобретение, на его имя.
   - Какое изобретение?!
   - То самое, которым ваша студия пользуется уже пять лет...
   - Это вы про камеру, что-ли?!
   - Нет, про... - Тут адвокат поперхнулся. - Да, я о камере. И о "сляпанном" им телесуфлере.
   - Боже ж мой! Да он же ни к черту не годится! И работает через раз!
   - Только за "суфлера", любая солидная студия будет в очереди стоять!
   - Что же там такого-то?
   - Можете мне поверить - техники пищат от восторга с того момента, как вы принесли его нам, на освидетельствование. И горят очень страстным желанием познакомиться с "тем автором, который так дилетантски-гениально, а самое главное - наобум, без соблюдений правил и технологий, спаял этот аппарат!" Последние слова - цитата! - Поднял вверх указательный палец, адвокат.

*****

  
   - Утро-утро, принеси душе покой! - Распевала Дедра, складывая вещи.
   - Заткнись... - Попросил я, уворачиваясь от летящего в мою сторону, домкрата. - Твой голос будет пострашней, чем сирена пожарной машины!
   Дедра обиделась, но не заткнулась.
   Яркий свет солнца слепил глаза. Вот именно сейчас я очень пожалело разбившихся очках...
   Выудив из пачки сигарету, закурил.
   Сизый дым сигареты таял в утреннем небе.
   - Фэл... Куда нам теперь? - Поинтересовался я у приближающегося здоровяка.
   - До Киджея часа три ходьбы. Там, если получится, мы возьмем лошадей или рэнков. - Фэл сосредоточенно собирал вещи, укладывая их в вещмешок. - Доберемся до Итэки и разойдемся, в разные стороны.
   - Киджей это город или деревня?
   - Большой поселок перед Долгим Лесом...
   Через четверть часа мы уже были в пути.
   Заливные луга, полные сочной, зеленой травы; милые холмы и адская жара - вот что преследовало нас три с лишним часа.
   Наконец, появились первые строения.
   Фэл побледнел.
   - Судя по всему, деревня вымерла. - Заметил наш ангел. - Причем, довольно давно. Лет 12-15, назад...
   - С чего такая точность? - Вскинулась Бранд.
   - Вот это растение - "Люцистус акосифера", или, по-человечески, "Несмеянник". - Олло выдернул из земли лианоподобное растение с листьями, как у клевера, только размером с мою ладонь. - Растет очень долго и цветет раз в 12 лет.
   Олло продемонстрировал нам метелку ярко-красных, мелких, цветочков.
   - Прибавьте сюда время на пока оно проросло, плюс...
   Громкий, оглушающий рев, заставил нас вздрогнуть.
   - Монтор... - Побледнел Фэл. - Попались...
   Рев повторился, приближаясь.
   - По-моему, самка... - Прошептала Бранд.
   - Это еще хуже.
   - Ну, маг... Это будет твоя битва! - Подбодрил меня Олло. - Мы, с Фэлом, отвлечем ее, а вы, с Дедрой - прикончите. Берите луки и...
   Самка монтора, это 2,5 метра полного и безоговорочного, окончания мирской жизни и покидания этой скорбной юдоли...
   Пасть у нее меньше, чем у самца, но, зато на ладонях - два бешено крутящихся диска, блестящих и зубастых...
   Заметив нас, она подняла руки и просто кинула их в нашу сторону!
   Олло испарился. Фэл, подхватив здоровой рукой камень, исчез за деревьями, слева.
   Бранд и Дедра - скатились в кювет, справа.
   А у меня, ноги словно вросли в землю.
   Один диск последовал за Фэлом, другой - стремительно приближался ко мне.
   Я закрыл глаза и приготовился к боли.
   Через секунду, которая показалась мне вечностью, я их открыл.
   Диск замер на расстоянии вытянутой руки, затем, разделившись на 4-е части, упал на траву.
   Моя правая рука сжимала Нож, на уровне левого плеча, словно приготовившись вновь ударить наотмашь.
   Монтор взревела - из ее левой ладони хлынула кровь - темно-синяя. Там, где кровь капала на траву, та начинала шевелиться, стремительно набирая длину, вырастая, быстрее чем тесто, на самых лучших дрожжах.
   Камень, брошенный Фэлом, попал ей в правую скулу, вновь выбивая капли крови.
   От удара, существо дернулось и повернуло к обидчику голову.
   В этот момент, моя рука, инстинктивно дернулась, посылая нож в цель - полуоткрытое горло.
   Фэл взвыл - диск оставил на его многострадальной, правой руке, глубокий порез и вернулся к хозяйке.
   По пути, он "шутя" боднул брошенный мной нож, сбивая его с пути и вернулся на правую ладонь хозяйки.
   Тихо свистнула стрела и вонзилась монтору в раненую ладонь.
   Тут ступор прошел.
   Оба "кольта", словно живые, прыгнули мне в ладони, сухо щелкнули сдвигаемые предохранители и град смертоносных пуль помчался к моему противнику.
   Это была дурацкая идея, признаюсь...
   Монтор, махнула раскрытой ладонью и, словно домохозяйка, смела летящие пули в сторону, отправляя их себе за спину.
   Через мгновение, она была рядом со мной и тыльной стороной ладони отправила меня не только в заросли кустов, но и в хороший нокдаун.
   "Ну, все... Не миновать мне сотрясения!" - Застучала в виски непрошенная мысль.
   О том, что сейчас монтор меня добьет, мозг предпочитал не думать.
   Спас меня Олло.
   Откуда он взял поржавевший лом - или это была обычная чугунная кочерга? - ума не приложу, но всадив железяку в череп монтора, он принял единственно верное решение: едва кость лопнула о удара, он повис на ломе всем своим телом, опрокидывая существо на спину.
   Лом вошел в землю, затем, видимо уперся в камень и, наконец, лобная кость монстра хрустнула и блестящий конец лома вышел наружу. Агонизируя, тело еще продолжало бороться, но...
   Через пару минут лишь плотный полог шевелящейся травы, указывал на то место, где покоились останки существа.
   Первое, что я сделал, когда прочухался - подкурил себе сигарету и, опершись о придорожный камень, выпустил сизую струйку в небо.
   - У-у-у-ф-ф-ф!
   - Слушай, а ты здорово отвлек ее от нас! - Улыбка на лице Фэла выглядела такой... Ехидной!
   - Спасибо... - Буркнул я в ответ. - Обращайтесь, на здоровье...
   Промыв рану Фэла и туго перебинтовав ее, Дедра устроилась рядом со мной.
   - Послушай, - начала она. - Нам надо поговорить!
   - О, нет! Только не сейчас! - Вырвался у меня жалобный всхлип. - Пожалей мои битые, встряхнутые, мозги!
   - Нечего тут жаловаться! - Скомандовал Олло. - Вам, обоим, давно пора поговорить.
   С этими словами он двинулся в сторону недалекого домика, с покосившейся входной дверью.
   - Дедра, поверь, я сейчас вообще не хочу разговаривать. Ни с кем. Ни о чем.
   - Кое-что, тебе знать надо: если бы мы вовремя добрались до Рии или Рузаара, то застали бы там Мастера Кэрд. Он - единственный, кто способен понять причину происходящего с тобой.
   - И что дальше? Он вернет меня в мое время? Или поможет вспомнить имя?
   - Он должен решить: жить тебе или умереть...
   Ответ Дедры был логичен и прост.
   Отшвырнув окурок, я уставился на ее лицо, украшенное синяком.
   - Значит вот как... Драконы не только скопидомы, но и убийцы! Забавно... - Хотя, если честно, мне было совсем не смешно. - А ты, значит, мой проводник и, по совместительству - палач?
   - Ты не понимаешь. - Покачала головой Дедра. - Кэрд... Он должен объяснить, почему ты, полная посредственность, с ужимками балаганного шута, можешь пользоваться магией...
   - А в голову Твоим хозяевам не пришло, что я узнаю об их плане? Хотя бы - случайно? Или они думают, что я не смогу найти их логово и выжечь его до тла?!
   - Прости, нам очень жаль, что все получилось именно так! - Послышался в моей голове знакомый вздох-мысль Дракона.
   - Ах, Вам жаль!
   - Ты обещал не причинять им вреда! - Вскрикнула Дедра.
   - Обещание, данное врагу, не стоит прошлогоднего снега! - Я закрыл глаза. - Но... Я сдержу свое слово. Иначе я буду похож на них.
   Только тут я понял, что был готов ударить Дедру.
   - Сдержу, хотя бы потому, что были Айла и Сайлег! "Ты слышишь меня, старая плевательница?" - Заорал я мысленно, надеясь, что меня услышат. - "Но, с Вас - должок!"
   - Они могли убить тебя там, в Танчене! Но не сделали этого - пожалели!
   - Никто не хочет портить кровью полы в собственной гостиной! - Ответил я Дедре фразой из знаменитого фильма. - А, может быть, они чего-то испугались? И отправили, от греха, подальше?
   Я чувствовал, что у меня начинается новый приступ паранойи.
   Подкуривая сигарету, я провел ладонью над огнем зажигалки.
   Боль остудила гнев.
   - Выкладывай, что они еще хотели от меня? Что еще должен был сделать этот ваш Карт или как его там...
   - Варраль Кэрд. - В разговор неожиданно вступила Бранд. - Значит, ты все-таки есть... И он Тебя ждал! Он знал, что ты придешь!
   - Ты знаешь Мастера Кэрд? - Дедра сжала кулаки.
   - Знала. Мерзкий был старикашка. Вздорный, похотливый и... Мертвый!
   - Ты уверена? - В очередной раз, все планы, выписанные Драконами, полетели в пропасть.
   - Еще бы... Я сама убила его! - Ответила на вопрос Бранд, глаза которой холодно-беспощадно впились в мое лицо. - И убью всякого, кто встанет на моем пути!
   - Так... - Я вновь уселся на камень. - А тебе что от меня надо?
   - Ничего. Мне. От тебя. Не. Надо! - Отчетливо разделяя слова, произнесла Бранд и отвернулась.
  

*****

  
   Зачем меня позвал этот мир? Или, если быть до конца честным, почему мой мир выбросил меня сюда?
   Только затем, что-бы поиздеваться?
   Маловероятно.
   Привнести нечто новое?
   Так я и со старым еще не разобрался...
   В чем смысл всего случившегося?
   В Великую Цель я не верю.
   Неужели, действительно, мой родной город провалился сюда, прихватив и меня? Просто так, за компанию?
   ... Ровное дыхание и бесконечная пустота мыслей.
   Вереница еще не оформившихся мыслей.
   Ладонь описывает идеальный круг, который внезапно начинает изливать наружу разноцветные огни.
   Затем вздрагивает и стремительно превращается в полусферу, в самой глубине которой, вспыхивают отдельные видения:
   Вот я на пляже.
   Как же это было давно!
   "Чужбинушка".
   Вот наша пятерка зажатая в тисках моего проклятого и благословенного, Города.
   Как смешно мы выглядим со стороны!
   И Олло, кричащий: "Давайте быстрей, Самоубийцы! Бёгом! Бёгом!"
   "Кстати, почему - "Самоубийцы?""
   И тут же возник ответ:
   "Человек привык покидать свой город. Но он абсолютно не привык, когда Город покидает его..."
   Многозначительно... Пафосно... Глупо!
   Наверное, для кого-то, эта мысль объясняла все...
   Полусфера исчезла, обрывая видения.
   Какая разница, правда это или нет?
  

*****

  
   - Сколько нам топать до Итэки? - Поинтересовалась Дедра.
   - Ножками? Месяца полтора. Два... - Фэл хмуро смотрел на Бранд. - Дорога огибает Долгий Лес, затем выходит на Холмы Всевидца.
   - А если через Лес?
   - Срежем недели три. Может - больше. Но, не стоит. По дороге, всяко, верней. - Он поворошил костер веткой.
   - Быстро темнеет... - Констатировал факт, я. - Осень, на носу...
   - Ага. - Олло погрозил мне пальцем и, завернувшись в одеяло, растянулся у костра. - Спокойной ночи!
   - Последуем его примеру. - Предложила Бранд.
   Через полчаса наш лагерь погрузился в сон.
   Только тихо потрескивали угли прогорающего костра, да переливались звезды.
   Солнечный луч коснулся меня, озорно подсветил сквозь веки красным и исчез.
   Отдохнувший и забывший вчерашние страхи, я закурил, отправляя в голубое небо, вместо привычного "привет" - клубы сизого дыма.
   "Сигарета натощак - признак болезни!"
   Ну, да и черт с ними, признаками!
   Плотно позавтракав, мы отправились в путь.
   Добравшись до опушки Леса, наша пятерка мола попрощалась с дорогой и вошла под развесистые ветви лесных исполинов, прячущих от нас небо, своей листвой.
   С каждым шагом, с каждым часом нашего пути, Лес становился все мрачней и гуще. Кроны деревьев переплетались у нас над головой, создавая плотный щит от солнечных лучей, возможных капель дождя или первых снежинок, если мы здесь задержимся надолго...
   Изредка нам встречалась звериная тропка.
   Несколько раз Олло исчезал и возвращался с уже разделанной тушкой лесной живности.
   К вечеру первого дня мы проделали километров тридцать, тридцать пять.
   Все последующие дни казались похожими друг на друга.
   Мы упрямо шли вперед, иногда прорубая себе дорогу, иногда - пользовались натоптанными тропинками, что оставили лесные жители, если нам было по пути.
   За несколько дней мы с Фэлом обросли густыми бородами и все чаще и чаще думали о том, что, может быть, все-таки стоило пойти по дороге?
   Через неделю мы вышли к здоровенной реке, которая, неторопливо, важно и величественно несла свои воды, разделяя лес на две части.
   Постройка плота заняла чуть больше суток - не так сложно срубить дерево, как очистить его от веток и дотащить до берега реки...
   Нарубив жердей, мы, все, дружно оттолкнулись от берега.
   Уже в десяти метрах, жерди не доставали до дна и пришлось довериться случаю...
   После обеда, река описала плавную дугу поворота и понесла нас берегу.
   - Вам не кажется, что берега - сближаются? - Забеспокоилась Бранд.
   - А течение - усиливается? - Добавила свои пять копеек, Дедра.
   Фэл замер, прислушиваясь.
   - Пороги! Ищите, скорее, ищите дно! Живее!
   Несколько минут поисков отняли у меня, наверное, десять лет жизни!
   - Есть. Держу... - Наш ангел, с бисеринками пота на лбу и вздувшимися венами, навалился на жердину, отталкивая неуклюжую громаду нашего плота, к нужному берегу.
   Сколько времени мы, все вместе, двигали, упирались и толкали, толкали эти скользкие бревна к берегу? Наверное, Вечность.
   - В воду! Прыгайте в воду! - Закричал Олло и, схватив мешок с вещами, швырнул его в сторону уже такого близкого, спасительного, берега. - Быстрей!
   Через мгновение мы, все, оказались в воде, а по реке поплыли бревна, еще пару минут назад, бывшие нашим плотом, нашим творением...
   Плаваю я не очень, больше люблю нырять или лежать в воде, на мелком месте.
   К счастью, это и оказалось "Мелкое место" - мне чуть выше пояса.
   Добредя до берега, мы повалились на траву, наслаждаясь твердой поверхностью и теплом.
   - Как же здесь красиво! - Воскликнула Бранд, с восхищением озираясь по сторонам.
   Я открыл глаза.
   И словно попал на Дальний Восток, на берег Уссури, окруженный величественной стеной тайги.
   Слева от нас, возвышалась гранитная скала, на вершине которой возлежал громадный тигр...

*****

  
   ... Утес.
   Скала Тигра...
   Источник Воспоминаний.
   "Ты - это я! Нас двое: ты да я!"
   "Это я - летел над морем. И я - уменьшил чашу, что-бы ты положил ее в карман."
   "А, Дороги Драконов? Тоже Ты?"
   "Нет. Мы, вместе. Ты и Я!"
   "Я, та часть тебя, которую ты похоронил в самой глубине своей души!"
   "И - забыл..."
   "Да. И - забыл..."
   "Ты помнишь, кто - я?"
   "Поверь мне, я этого никогда и не знал. Да ведь и ты, Сам, не знаешь, кто ты есть на самом деле..."
   "И что нам делать?"
   "Решай сам..."
   "Ты можешь стать мной? А, я - тобой?"
   "Здесь возможно только два варианта: либо мы навечно - единое целое; либо - каждый идет своей дорогой. Выбирай. Только хорошо подумай. Это - навсегда!"
   "Я... Выбираю!"
  

*****

  
   Очнувшись, я внимательно изучал небо.
   Затем сел, достал из пачки сигарету и щелкнул зажигалкой.
   Из скалы бил источник, его звук напоминал тихий смех.
   Очень красивый, смех.
   Вокруг источника, сидели или лежали мои спутники.
   Дедра смеялась, хотя, нет - смеялась принцесса Авэя...
   Фэл хмурился и сжимал свои немаленькие кулаки.
   Олло, опершись о камень спиной, печально улыбался, глядя куда-то вдаль.
   Бранд то краснела, то бледнела, вскрикивала и ...
   Они что-то вспоминали.
   Только мне больше нечего было вспоминать.
   Жизнь началась.
   Началась, с белого листа.
   Тигр раскатисто прорычал прощание уходящему солнцу и грациозно-лениво потянулся; затем, соскользнул на землю так тихо, что мне показалось, будто это полосатая тень промелькнула у источника.
   "Ты останешься со мной?" - Услышал я тихий голос, легкий шепот, на грани "края слуха".
   - Да. - Громко ответил я и, словно это слово разбило прекрасную негу воспоминаний.
   Мои спутники очнулись.
   Тихим свистом-мыслью, я подозвал рэнков.
   - Нам пора. - Сказал Фэл. - О... Рэнки! Это - редкая удача! Жаль, что только четыре...
   В этот момент, Олло узрел странные перемены:
   - Дедра! Твой синяк! Он - исчез!
   - Фэл, а где повязка?!
   - Эге... Да мы снова целенькие! - Обрадовался Фэл, разминая руки.
   - Давайте спешить жить... - С грустинкой промолвила Бранд. - Эй, маг, ты что, замерз?!
   "Ведь ты останешься здесь, со мной?"- Услышал я вновь призрак шепота, испуганный и дрожащий.
   "Обязательно." - Подтвердил я, свое решение, а вслух сказал: - Вы езжайте, а я Вас догоню. Встретимся...
   Бранд подозрительно глянула на меня, но, затем, схватившись за шею рэнка, ловко вспрыгнула на него.
   - Нам пора... - Олло подмигнул мне. - Прощай, маг! Ни совести у тебя, ни - понимания!
   - Прощай я могу сказать только принцессе... И Фэлу. Их я точно никогда больше не увижу... А ты и Бранд...- Я усмехнулся, возвращая Олло его подмигивание. - Пока... До встречи!
   Проводив четверку всадников, исчезнувших в глубине стремительно темнеющего леса, я подошел к источнику и окунулся в его воды...
  
  

*****

  
   Энергия, кристально чистая, незамутненная энергия, омыла меня и я почувствовал, что растворяюсь в ней.
   "Ты остался со Мной!" - Тоненькая мысль источника.
   Закрыв глаза я, представил четверку людей, медленно двигающуюся по Долгому Лесу.
   У них все будет замечательно.
   Не просто, не без боли и метаний, но - замечательно!
   - Я догоню Вас... Встретимся. Пусть это будет не скоро, но... Ведь и я должен понять... До встречи... Когда-нибудь!
   И вспыхнул свет!
  

Часть вторая

  
  
   Что это?
   Краткий миг забытья!
   Где это?
   Там, где нет начал!
   Зачем это?
   Чтобы обрести покой!
   Кому это?
   Тому, кто не помнит краткого мига прошлого!
  

*****

  
   Словно забытые мысли,
   Тают воспоминанья во тьме.
   А где-то идет дождь...
  

*****

  
   - Кто-то стучится?
   - В такую погоду?!
   - Ну, слушай, пойди, посмотри!
   Старый, ангелоподобный хозяин "Чужбинушки", спорил со своим слугой.
   Наконец, тот, прошаркав по паркету, подошел к входной двери.
   - Кто там?
   - Путник. Издалека. - Голос глухой, с чуть скрытыми властными нотками. - Или мест нет?
   - В такую погоду?! - Слуга открыл дверь, впуская человека. - В такую погоду, места всегда есть!
   Путник вошел, скинул потрепанный вещмешок и подошел к камину.
   - Добро место... - Только и сказал он, протянув к огню руки.
   Отогревшись, он снял плащ, и, отступив на шаг, накинул его на спинку стула и вернулся к камину.
   - Кушать будете?
   - Только вина. Сухого и крепкого...
   - Белого?
   Посетитель кивнул.
   Через несколько минут, слуга накрыл стол и замер, не решаясь подойти к замершему у камина, человеку.
   Что-то удерживало его, от такого шага.
   Пламя в камине потрескивало, иногда взметало вверх веер багровых и желтых искр, отблески которых играли в глазах этого странного, ночного, посетителя.
   Устроившись на корточках, мужчина смотрел на пламя.
   Изредка, он протягивал руку к огню, и оно тянулось навстречу, обволакивая пальцы и отскакивая назад, словно шаловливый котенок, играющий с шебуршачей бумажкой.
   Хозяин, окинув взглядом пустое помещение, тихо скрипнув стулом, встал и подошел к путнику.
   - Издалека ли путь держите?
   - Из далекого, очень далекого, далека...
   После такого ответа, разговаривать расхотелось...
   Но, что-то было в этом уставшем человеке. Что-то, что было нельзя объяснить или передать словами.
   - Зима... - Одними губами сказал путник, и, словно все псы в округе взбесились - пурга забила в окна неистово и злобно, словно в очередной раз, проверяя на прочность.
   - Зима... - Вздохнул в ответ хозяин и отошел в тень барной стойки.
   На столе звякнула посуда и к путнику устремились бутылка и пузатый бокал.
   "Телекинетик?!" - Подумал владелец "Чужбинушки", опасаясь звона битого стекла и разлетающихся, острых осколков. - Могли просто попросить!
   - "Зачем?" - Звонкая стрела мыслеречи пронзила уставший от дневной суеты мозг. - "Я не калека."
   Наполнив бокал, путник маленькими глотками осушил его, не отрывая взгляда от играющего пламени.
   - ""Вино воспоминаний"... Ты угадал сорт, Хозяин"!
   Ангел, в ответ на мысль, тихо улыбнулся. Ему тоже была знакома тоска зимней ночи.
   Внезапно фигуру словно объяло пламя.
   "Утоли моя печали!" - Пламя исчезло и странный прохожий встал, со своего места.
   "Когда-нибудь..."
   Первые лучи солнца пробились сквозь замерзшее окно.
   - Пурга кончилась! - От радостного крика слуги, хозяин вздрогну и отвел глаза от мужчины.
   Через миг, когда он вновь взглянул на путника, тот уже подхватил свои вещмешок и шел к выходу.
   На столе блестела золотая монета, сверху - серебряная.
   - Здесь слишком много! - Попробовал было остановить клиента, хозяин постоялого двора.
   - Здесь? Здесь слишком мало, Олло... Слишком мало... - Человек открыл дверь и уже с порога, добавил. - Я же говорил тебе, Олло, до встречи!
   Дверь захлопнулась, отрезав все нити в прошлое.
   А, может быть, именно отсюда начались нити в будущее?
   В сердце уколола старая иголка...
  
  

*****

  
   Каким может быть утро?
   Быть может - с похмелья.
   А может спросонок,
   Не видя ни зги.
   А может, забывши где-то очки?
   То поступает мудро,
   Кто после долгого веселья,
   Идет домой...
   {"Песенка еврея" в переводе со среднелатвийского вольными стрелками-каменщиками свободной Удмуртии}
  

*****

  
   Ветви деревьев, еще голые, но любители полакомиться соком уже провертели первые отверстия и подставили тару.
   Облака принесли с собой дождь.
   А потом, вновь пошел снег и ударили морозы, все злее и злее, набирая силу и размах.
   Природа, словно вышвырнув остальные времена года, оставила только зиму...
   Мороз сковал реки толстой стеной мутного льда, день вновь сократился, завыли злобные вьюги, заметая следы дорог и неудачливых путников, тронувшихся в путь еще тогда, когда едва стаял снег.
   Иногда, зверье приближалось к человеческому жилью, нападало на него, оставляя после обгрызенные кости, а буран заметал все следы, толстым слоем тяжелого снега.
   "Вечная зима", уже прочно вошла в свою силу, остановила жизнь и, только и поджидала, когда вновь напасть холодом, замести пургой и сравнять все - бураном.
   Лишь в редкие дни затиший, люди выходили на охоту и по дрова, проваливаясь в снег и обреченно мотая головами.
   Караваны приходили и приносили дурные вести: везде царило белое безмолвие.
   А потом перестали приходить и караваны.
   Так началось Время Зимы.
  

*****

  
   Черная точка приближалась к городу.
   Чем ближе она была, тем яснее было видно, что идет человек, с посохом в руках и ярко-зеленым вещмешком за спиной.
   В толстой городской стене открылась небольшая дверь, впуская смельчака внутрь.
   Горожане, с восхищением и уважением смотрели вслед идущему, который рискнул Один пройти через горный перевал, отделявший город, от всего остального мира.
   Хотя, как знать...
   Может быть, он - единственный выживший, из целого каравана смельчаков?
   Человек, попав в лабиринт улиц, засыпанных снегом и едва-едва расчищенных, словно не замечая адского холода, принялся методично его обследовать, словно разыскивая нечто, только ему известное.
   Наконец, он нашел постоялый двор на вывеске которого красовался белый олень, окруженный сворой черных собак - гончих.
   Толкнув обитую толстой кожей дверь, он вошел.
   Споры и разговоры сразу утихли, едва посетители узрели на пороге новое лицо.
   Устроившись за свободным столиком, коих было в изобилии, мужчина заказал выпивку и горячее мясо, становясь объектом пристального внимания.
   Завсегдатаи делали хозяину всевозможные, многозначительные знаки и тот, в конц-концов, не выдержал.
   - Извините, - начал он, обращаясь к хмурой фигуре, усердно вливающей в себя алкоголь. - Я так понял - Вы, только что пришли?
   - Да.
   - Что там, за перевалом?
   - Зима там... Как и везде...
   Хозяин всплеснул руками и отошел, ругая себя, на чем свет стоит - ну, какие могут быть расспросы с голодного?!
   Плотно поев, мужчина довольно откинулся на спинку стула, устраиваясь по удобнее, вынул из вещмешка кисет и трубку и принялся священнодействовать.
   Вскоре, под потолок устремились голубые клубочки ароматного дыма, завиваясь в кольца и собираясь в легкие облачка.
   Народ замер, в предвкушении.
   Пыхнув еще пару раз, путешественник отложил дымящуюся трубку в сторону, отпил из кружки и заговорил.
   - Везде одно и тоже - Зима. К югу она помягче, к северу - страшнее. Из двадцати деревень по ту сторону перевала, осталось всего восемь. Звери лютуют и набираются ума, отращивают теплые меховые шубы и учатся закапываться в снег... - Человек замолчал, раскуривая погасшую трубку. - Кто-то твердит, что Зима - за грехи расплата, кто-то болтает, будто бы Мир перевернулся...
   - А сам, как думаешь? - Вклинился тощенький старичок, со шрамом на правой стороне лица, горящими голубыми глазами и тяжеленной кружкой пива, которую держал без видимых усилий.
   - Нечистое тут дело. - Облако табачного дыма окутало человека, пряча от глаз вопрошающих.
   "Вот, как им рассказать, что изменения начались разом, со всех сторон..." - Думал путешественник, прячась в клубах дыма. - "Разом изменились все напряжения и движения магических струн и составляющих, словно некто нарисовал большую гептаграмму и теперь забавляется, загоняя сценарий ядерной зимы!"
   - Нечисто и ненормально. Я побродил порядочно по миру, что бы сказать, что это сделал "Кто-то". И сделал - не просто так - специально... И, мне очень хочется встретиться с этим существом и потолковать с ним, по свойски! - В руках путешественника блеснул тяжелый нож с волнистым лезвием. - Серьезно потолковать!
   - Может, все кончится само собой? - Дедок сделал глоток и замер, прикрыв глаза от удовольствия.
   - Ага. Когда мы все вымрем: замерзнем, подохнем с голода... Нет. Надо найти мерзавца! И - пристукнуть его! - Хозяин "Оленя с гончими", рубанул ножом по разделочной доске, на которой лежала луковица.
   - Развоевался... - Дедок проследил за траекторией полета луковицы, угодившей прямехонько в лоб одного из посетителей. - Как ты его найдешь-то?! Или будешь ходить, заглядывать во все дырки? Так, знаешь, сколько придется ходить...
   - Поэтому я и иду к Драконам. - Путешественник отложил трубку и разогнал ладонью дым от лица.
   - Они ж, поди, спят... В своих мусорных свалках! - Брезгливо скривился хозяин. - И не добудишься их. А разбудишь, так сожрут, за милую душу!
   - Есть способы и разбудить, и в живых остаться... - Волнистое лезвие ножа поймало огонек и отправило его далеко за спину хозяина постоялого двора, поиграть на крутых боках винных бутылок. - Только люди нужны.
   - Да кто Ты такой, чтобы тебе верить?! И знать Тебя здесь никто не знает! - Загалдел народ, привычно цепляясь за кружки и рюмки, лишь бы не стать "крайним".
   - Знают меня здесь, знают... - Перебил возгласы с места путешественник. - Не помнят, ну да это недолго напомнить. А как вспомнят, так... И, про способы, подтвердят...
   Народ загудел, а человек встал и подошел к столику, за которым сидел вышибала.
   - Ну что, Бранд, вспомнишь молодость лихую, когда по Городу бегала наперегонки?
   Бранд вскинула глаза и встретилась с глазами странника.
   "Вспоминай же, Бранд! Фэл и Дедра, Олло и ты и я! "Чужбинушку" вспоминай и Скалу Тигра..." - Яркие образы понеслись в ее голове.
   - Маг... - Вскочила она, опрокинув стул. - Проклятье, как же Ты изменился!
   - Годы не красят людей. - Пожал плечами человек, названный Магом. - В отличии от Вас, долери...
   Посетители "Оленя с гончими", замерли, переваривая услышанное.
   Долери, в качестве обычного вышибалы - и без того сногсшибательная новость!
   Слишком редко покидают свои обжитые места эти существа, слишком красивы их женщины и слишком ценна - кровь...
   А тут - одна и без охраны!
   Долго живут долери, века и века проходят для них незаметно, так же как и для их дальних сородичей - эльфов, существ мерзких и беспринципных.
   Как не любят эльфов, люди, так с уважением относятся к долери - слишком разные они, эти два народа.
   - Я знаю его. - Сказала Бранд, не повышая голоса. - Знаю и доверю ему свою жизнь!
   - А честь?! - Вечное ехидство рода человеческого, так и лезет из всех щелей, как его не воспитывай!
   - Если она ему нужна - да! - Ляпнула Бранд и покраснела, поняв, что именно только что ляпнула.
   - Ну... Раз такие дела... - Хозяин развел руками - Вы заночуете у нас?
   - С удовольствием.
   Поднявшись на второй этаж в сопровождении любезного хозяина, он вошел в свою комнату, за окнами которой уже ревела вьюга, стучась в крепкие ставни; расплатился за пару ночей, вперед и закрыв дверь, со стоном рухнул на кровать.
  

*****

  
   Под толстой коркой белого льда, неспешно несла свои воды река.
   Люди бурили лед и ловили рыбу, брали воду для своих нужд и ждали.
   Ждали своего последнего дня.
   Ему было хорошо там, в Источнике, но лед сковал воду, а Воспоминаний становилось все больше и больше.
   И он вышел...
  

*****

  
   Длинная зимняя ночь отнюдь не освежила его, не дала покоя, прощения или отдыха.
   Каждый новый день добавлял ему тяжести и торопил.
   Торопил действовать.
   Разглядывая в зеркале собственное лицо, он только и мог, что устало улыбаться, ведь стоит выйти туда, к людям, ему и эта улыбка станет недоступна...
   Кто бы мог подумать, что он, Журналист до мозга костей, окажется в сказочной, фантастической стране, в мире магии и меча, которые он так не любил там, у себя дома.
   - Стой не стой, а дело - прежде всего. - Сказал он своему отражению и пошел к двери.
   Спустившись вниз, он замер: за ночь, в гостиный дом прибыл еще один посетитель - укутанная в снежно-белые, в просинь, меха - девушка.
   Она вольготно устроилась рядом с камином, закинув ноги на стул и что-то объясняла хозяину.
   - Она Тебе знакома? - Коснулась его плеча, Бранд.
   - Лично - нет. Но слышал - много.
   - Она расспрашивает Хозера о Тебе.
   - Спасибо, Бранд. - Журналист прошел к столу у камина и замер, уставившись в глаза девушке.
   Хозяин, чувствуя растущее напряжение, растерянно улыбнулся, а девушка в белых мехах ответила на вызов, возвращая взгляд.
   - Я слышал, что Вы искали меня? - Потерявший Имя, не значит потерявший Здравый Смысл. Или - Вежливость.
   - О, да... Чертовски долго искала! - Девушка скинула меха на стул рядом с собой и жестом предложила мужчине сесть на стул напротив нее. - Меня зовут Вельда.
   - Повелительница Льда... - Криво усмехнулся маг.
   - Точно. - Сделав неуловимый пасс правой рукой, она окружила их столик тонкой пленкой "ледяной стены".
   - И, что же нужно Богу от мага?
   - Уже не Богу. Теперь, я тоже, всего-навсего, маг.
   Закрыв глаза, экс-журналист просканировал собеседницу: обычная зелено-льдистая аура, с черными крупинками и без малейшего следа Божественной сути. В мозгу пронеслось несколько очень впечатляющих образов.
   - Зима... Эк-же тебя перекорежило. Что, Богов тоже... коленкой под ...
   Вельда злобно ощерилась, мелькнули белоснежные, трехгранные, чуть загнутые вовнутрь, клыки.
   - Лучше не дергайся. - Со вздохом предупредил мужчина, демонстрируя замерший в воздухе волнистый клинок. - Не советую, но... Прости, не хотел обидеть.
   - Не хочешь начинать знакомство со ссоры? - Вельда холодно посмотрела в сторону Хозера, усиленно протирающего длинную стойку.
   - Не будем. - Миролюбиво согласился маг, убирая оружие. - Хозер! Вина и горячей еды, для меня и моей знакомой!
   "Н-да... Одичал я, однако..."
   Бранд сама принесла заказ и, пока расставляла тарелки, ловко уронила в руку мага скатанную записку.
   "С ней еще четверо."
   - Бранд, пожалуйста, позавтракай с нами. - Внезапно попросил мужчина, прочти записку. Выльда, Вы не будете возражать, если моя спасительница...
   - Нет. Тем более, насколько я знаю, боевое товарищество - свято!
   "Вот ты сука!" - Подумала про себя Бранд, но от приглашения отнекиваться не стала.
   - Сперва - поедим. Потом - поговорим. - Решил экс-журналист, налегая на горячую похлебку. - Тем паче, что явно разговор будет долгий...
   На полчаса у всех оказались заняты рты.
   "Последний раз мы сидели вместе... Перед рекой..." - Думала Бранд, флегматично нарезая на мелкие кусочки, мясо. - "Тогда мы были все: Фэл, Олло... Даже Дедра! Но только не эта черно-белая мымра!"
   Завтрак был молчаливо съеден, допита последняя капля вина и на столе появился горячий настой.
   - Ну, Госпожа Льда, я Вас внимательно слушаю...
   - Ситаль... - Начала Вельда и Потерявший Имя жестко прищурил глаза. - Да не тайна это, Властитель Воспоминаний, не тайна!
   Вельда смеялась, радуясь хоть такой своей победе.
   - Каюсь, следила! - Подняла она руки вверх. - Ситаль, мне интересно, что ты будешь делать? Понимаешь, мне совсем не нравится, то, что сейчас происходит с миром. С Моим Миром, ведь согласись, он больше мой, или вот ее... - Она кивнула в сторону Бранд. - Чем - Твой!
   - Если бы я знал, то не сидел бы здесь, теряя время. У меня есть пара идей, но... Сама понимаешь - от идеи, до реальности...
   Впервые Бранд заметила в глазах своего давнего спутника, неуверенность.
   - После того, как ты ликвидировал "каверну"? Пара идеек? Не верю! - Вельда крутила в руках пустой бокал, отказавшись от горячего напитка. - Ты ведь шел к Драконам? С твоей-то "любовью" и отношением, к их шкурам? С чего бы это, вдруг?
   - Зато Ты шла с четырьмя магами первой и второй степени посвящения. Причем посвященных отнюдь не Тебе! Значит, тоже были какие-то "идейки"?
   - Ситаль, мы тебе не враги - все пятеро...
   - Мы никогда не были врагами, Вельда. Я не лез в Божественность, а Вы не разевали пасть на Воспоминания. Вполне демократично, для Богов...
   - И не только поэтому. На сегодняшний день, мы - шестеро - единственные, кто сохранил Власть... А ты, между прочим, становишься сильнее, с каждым днем!
   - Погодите! - Воскликнула Бранд. - Я Вам тут не слишком сильно мешаю?
   - Нет. - Вельда устало улыбнулась. - Ни в коем случае. Я даже благодарна случаю, за то, что здесь именно Ты, долери Чаль-Бранд, дочь охотника и...
   Бранд грохнула кулаком по столу, останавливая Вельду.
   - Прости. Можно я позову своих? - Вельда, словно сникла.
   - Я не возражаю. - Поспешил ответить Ситаль. - А ты, Бранд?
   - Нет. - Пожала плечами долери.
   По едва заметному знаку Вельды, к столику приблизилось еще четверо: худой старик, кутающийся в длиннополую шубу, женщина, лет пятидесяти, в легком, лисьем, жилете и совсем молодая пара, в белых одеждах.
   Они молча устроились на стульях, вокруг стола, все еще уставленного грязной посудой.
   - Стоп! - Резко выдохнула Бранд. - Кажется, нам лучше подняться наверх и поговорить без посторонних ушей...
   И правда, на странную семерку, уже без зазрения совести пялились все обитатели постоялого двора.
   - Бранд права. - Веско сказал старик и первым встал. - Давайте в наши покои, там места больше... А стен соседних номеров - меньше!
   Поднявшись по лестнице, они прошли по скрипящему на разные "голоса", коридору и вошли в номер Вельды.
   Рассевшись на кроватях, стульях и даже подоконнике, все замерли, ожидая первого слова.
   - Что делать будем, маги и бывшие Боги? - Ситаль, которому уже осточертела вся эта ситуация, привычно полез в карман за кисетом, набил трубку и раскурил ее, устраивая присутствующим газовую атаку.
   Старик, с душой чихнув, потянулся и достал из внутреннего кармана своей шубы пачку сигарет.
   - Все не так просто. Это не ледник. И уж точно не всемирное обледенение. Это - не кара за грехи. Это - детская шалость... Или... - Старик скинул шубу на пол и, щелкнув зажигалкой, подкурил сигарету.
   - Покажите мне этого... Ребеночка... пеленками придушу! - Пообещала Вельда.
   - Или, шалость, которая вышла из-под контроля... - Женщина маг, молчавшая до этого времени, неприязненно посмотрела на Вельду. - Что-то вроде вызова ледяного демона, только без ограничений...
   - А куда смотрели учителя? Призыв - очень сложная, тонкая и кропотливая работа, даже для мага третьего-четвертого года обучения! - Бранд настороженно подняла глаза на Ситаля.
   - Учителей могло и не быть рядом. - Пояснил Ситаль. - Не так давно, начали рождаться дети с мощнейшими магическими данными. Если начать их обучать с трех-пяти лет, то, к десяти годам это будут маги первой степени, а потом...
   - Бр-р-р-р! Ну и перспективка, вырисовывается... - Донеслось с кровати, которую оккупировала парочка. - С такими "детками", врагов не надо - достаточно просто не дать конфет!
  

Ноябрь-декабрь 1999 года

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Огнев "Друг мой враг. Нереальный" (ЛитРПГ) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | | Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг" (Постапокалипсис) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | М.Халкиди "Фиктивная помолвка. Маска" (Любовное фэнтези) | | К.Вэй "Мечты "сбываются"..." (Боевая фантастика) | | П.Працкевич "Код мира (6) - Хеппи-энд не оплачен?" (Научная фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | |

Хиты на ProdaMan.ru Офисные записки. КьязаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарНа грани. Настасья КарпинскаяВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваВ объятиях змея. Адика ОлефирТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"