Макаренко Сергей: другие произведения.

Дэйман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.13*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Казалось бы, что может случиться с автомобилем в дороге? Колесо может пробить? В аварию попасть? Но волей судьбы разряд молнии попав в машину, переносит друзей на непонятный остров. И какие тайны и загадки таит в себе этот остров, ни знает никто.Обновление от 15.03.11. Текст в черновом варианте, с 1-й по 19-ю главу, до конца еще не вычитан, так что сори за опечатки.

  Книга 1
  
  Дэйман
  
  Отступление
  
  Небольшую рыбацкую деревушку озарила яркая красная вспышка, которая произошла посреди небольшой площади. Было раннее утро, и большинство жителей спали. И пока еще никто не обратил внимания на зверей, родившихся в ярком сиянии. Спустя несколько секунд окрестности огласило три одинаковых жутких воя, которые заставили тут же проснуться от безумного испуга жителей деревни. С охваченными ужасом сердцами мужчины высыпали из домов, чтобы защитить свои семьи. Но многие даже успев еще покинуть свои дома, оказались во власти поглощающего пламени, которое охватило их жилище.
  
  Казалось бы, громоздкие и неповоротливые твари, созданные самой бездной, не озаботятся судьбами мелких букашек, которыми для них являлись люди. Но как только деревню огласили вопли, крики полные первобытного ужаса, начался невообразимый хаос и паника. Но внешне неподвижные демонические создания ожили, почувствовав охватившую людей предсмертную агонию, и их устрашающие тела вспыхнули, словно объятые порохом. Огромные тела по размерам сравнимые с ящерами, превышающими четырехметровую длину, и достигавшими почти два метра в высоту, одним своим видом уже вселяли ужас. Из огромной пасти вырывался длинный расстроенный язык, который скользил по длинным клыкам, словно массажируя их в ожидании мягкой плоти. Твари, ощущая радостные эмоции, которыми для них являлись страх и ужас людей, приготовились собрать свой кровавый урожай.
  Уже несколько домов было охвачено огнем. В уже разрушенных строениях звери вгрызались в пытавшихся безуспешно спрятаться людей. Между пары охваченных пламенем домов, среди которых пронесся один из ящеров, в небольшой озаренной красным светом вспышке, появилась девушка с сияющими золотистыми волосами, которая замерла на пути рвавшейся к одному из домов ужасных созданий. Огромный зверь, совершив десятиметровый прыжок, намеревался просто растоптать светловолосую красавицу, оказавшуюся на его пути. Издав радостный рев от предвкушения сладкой плоти, которую он отведает, он уже приготовился сомкнуть свою зубастую пасть на красивом теле. Как в этот момент из рук светловолосой девушки вырвалось светлый столп пламени, встретивший зверя в метре от себя. Время словно замерло, и тварь зависла в воздухе объятая силой света. По лицу девушки заструился ручьями пот, от боли она прокусила свои розовые губки, из которых просочилась алая кровь. Не выдержав натиска, который испускал зверь, девушка вскрикнула, и время вернуло свой привычный ход.
  Монстр продолжил свой прыжок и, врезавшись во внезапно появившуюся заступницу деревенских жителей, уже вместе с ней покувыркался дальше. Спустя несколько метров объятый клубок тел распался. Как оказалось, тварь была мертва, и охватывающее ее пламя стало медленно затухать. Девушку отбросило от ужасного ящера на несколько десятков шагов, и она также затихла, как и зверь, не делая больше попыток подняться.
  Люди, видевшие этот скоротечный бой златовласой незнакомки, было, испытали надежду на спасение, но вид неподвижной красавицы лишил их всякой надежды на чудо, и оставшиеся люди поспешили укрыться в своих домах, в ожидании скорой смерти.
  Двое оставшихся зверей от вида своего мертвого собрата впали в полное безумие и стали крушить деревянные дома, словно картонные домики не оставляя после себя ничего живого.
  С каждым уничтоженным домом ярость и кровожадность все больше захлестывала зверей. Разворотив очередной дом, они направились к уцелевшей части постройки, которая вся пылала, но огонь все никак не мог добраться до женщины с ребенком, которую окутывала небольшая полупрозрачная пелена. В охваченном пламенем углу жалось женщина со своим маленьким сыном, которого крепко прижимала к себе, не обращая внимания на его дикий плач и попытки вырваться. Мальчик лет семи не видел ужасных монстров и никак не мог понять, почему мать не хочет его выпустить и спастись из горящего дома. Женщина знала, что ей с сыном осталось жить всего несколько секунд, сил у нее уже почти не осталось. Поэтому она молила богов о том, чтобы их смерть была как можно быстрой и без мук, так как беспощадное пламя становилось все ближе и своим жаром уже не выносимо обжигало обнаженные руки и молодое лицо, а ее воздушный щит уже почти разрушился.
  Звери словно ощущая душу полную ужаса и страха наслаждались каждой секундой своего кровавого пира. И вот когда уже один из зверей приготовился проглотить свои жертвы, а женщина с мокрыми глазами полными горестных слез, склонила свою голову к волосам сына и, зная, что это ее последний вздох, приготовилась к смерти, как неожиданно все переменилось.
  Раздался приближающий свист, а за ним явившийся кнут сомкнулся на пасти зверя, который уже собирался опустить ее на головы своих жертв. Кнут тут же натянулся, не дав монстру завалиться на женщину и зависнув над ней всего лишь в нескольких дюймах, зверь только обдал своим жаром зловония несостоявшуюся жертву. А затем вибрирующий канат выиграл противоборство и ящер, увлекаемый неизвестной силой, оказался вырван из, почти разрушенного здания, и по широкой дуге выброшен на центральную площадь. Больно ударившись о землю, зверь несколько раз по ней прокрутился, пока его хаотичное движение не остановилось через десяток метров. Тут же перевернувшись на свои четыре лапы и злорадно зарычав, выпуская клубы пламени, он приготовился к нападению на незнакомца, замершего перед ним. Второй монстр, проводивший глазами полет своего собрата развернулся и, выскочив из полыхающего огнем разрушенного строения, замер с другой стороны от черноволосого парня осмелевшего бросить вызов властителям огненных стихий.
  Женщина тем временем, не веря в свое чудесное спасение, и подгоняемая жаждой жизни устремились к спасительной свободе, которая заставила переступать непослушные ноги. Как только она выбралась из объятий яростного пламени, за ее спиной обрушились останки еще чудом стоявшего угла здания. Но грохот оказался заглушен воем одного из зверей, которой бился в судорожной агонии, пытаясь остановить горящую кровь, бьющую из отрубленной передней лапы.
  Забывшая обо всем на свете, женщина в этот момент смотрела на парня и молила богов, чтобы он дал ему силы противостоять тварям бездны.
  Черноволосый парень первым же ударом, выхваченным из-за спины меча, срубил лапу уже раненому зверю, который пылал злостью и жаждал как можно быстрее расквитаться со своим обидчиком. Но вместо этого сейчас был в положении жертвы. Второй зверь, словно усвоив преподанный урок своему собрату, уже не спешил совершать быстрых и опрометчивых поступков.
  Попеременно атакуя передними лапами с остроконечными когтями, которые успешно противостояли, полыхающему синим пламенем клинку, также не дали парню приблизиться для смертельного удара. Помимо лап зверь атаковал еще и хвостом, на котором, как, оказалось, был смертоносный клинок сияющий таким же пламенем, что и меч парня. Тем временем раненый ящер, все еще невыносимо вереща, вой которого заставлял стыть кровь в жилах, решил помочь своему собрату который стал заметно проигрывать схватку странному человеку. И зверь, пожалуй, впервые испытывал не понятные чувства, так как вместо привычного людского страха охватывающего сердца, этот человек испытывал эйфорию. Но, все же подгадав удачный момент, как он считал, ящер прыгнул, намереваясь приземлить на спину человека и подмять его под свои могучие папы. Но неожиданно владелец длинного клинка исчез из желтых глаз зверя, и он ощутил, как его бок кольнула жалящая боль, а вместе с ней и догадка о том, кто же этот человек. Но этак догадка так и не смогла до конца родиться в мозгу зверя, на землю он приземлился уже мертвым с распоротым левым боком.
  Последний рептилоиод впав просто в безумие от смерти своего собрата и зарычав, что сама бездна, заставил, было выглянувших выживших людей, лишь обратно спрятаться в своих схронах. Парень лишь усмехнулся, увидев охватившую бездумную ярость зверя, и проверив, как лежит клинок в руке, приготовился нанести один сокрушительный удар. Несколько раз отступив от сверкающих длинных когтей он подгадал удачный момент и скользнув к зверю и чуть в сторону, взмахом своего меча отрубил голову, разрубив шею монстра словно была небольшой тростинкой а не толстым бревном покрытой толстых слоем панцирных пластин.
  Еще раз, взмахнув широким клинком и погасив его сияющее радостное пламя, парень убрал его за спину. Тем временем, достав нож, закрепленный на поясе, он подошел к своим поверженным противникам и отрезал им их длинные хвосты. Найдя взглядом третьего зверя, он приблизился к нему. 'Жаль не мой трофей, третий бы риг решил все мои проблемы, а так придется еще попотеть, - и он перевел свой взгляд убийцу первого зверя. - А девушка-то просто красавица, - подумал он, рассматривая красивую фигуру. Его темные глаза не спеша скользили по стройным ножкам, не пропуская каждого сантиметра белоснежной кожи. На девушке было всего лишь только полупрозрачное коротенькое платьице, которое еще больше подчеркивало фигуру, и делало молодое стройное тело настолько привлекательным и манящим, что парень с большим трудом отвел свой взгляд, которой уже начал туманить его разум, рисую различные соблазнительные образы.
  Чтобы сбросить охватившее его возбуждение он замотал головой в разные стороны, прогоняя от себя слишком сладостные мысли, которые привели в действие все его органы.
  'Пора отсюда сваливать о то, как бы дров не наломать' и в это момент он ощутил, как в его ногу что врезалось, и в него вцепились маленькие ручки.
  'Ну вот и допрыгался' - укорил он себя рассматривая малыша который крепко вцепился в его ногу.
  В этот момент в углу площади ожила от ступора женщина, которой чудом удалось избежать смерти. Не заметив рядом с собой сына, она тут же вскрикнула, но у видев его рядом с явившимся спасителем, она всхлипнула и с трудом переставляя ноги направилась к победителю чудищ.
  - Да сохранят вашу жизнь боги наш спаситель, - простонала женщина, останавливаясь в нескольких шагах, и опускаясь на колени, стала кланяться парню
  'Ну вот, началось. Нет, чтобы сразу свалить. Так теперь придется с местными жителями еще припираться.
  - Пусть всегда будет светлым ваш путь...
  Эти слова только вызвали широкую улыбку, расползшуюся по лицу парня, но женщина это не видела и продолжала восхвалять молодого человека. В это время оставшиеся жители деревни стали выбираться из своих убежищ, все еще не веря в свое спасение. Но увидев странное зрелище, не торопливо потянулись к одинокой женщине, что говорившей парню с ребенком.
  Парня начавшая не запланированная хвалебная речь начала выводить из себя. Он бы уже давно смылся отсюда, если бы не его любопытство. Но теперь было уже поздно, ребенок намертво вцепился в его ногу, а оторвать его от себя с помощью силы он мог, но крайне не хотел этого. И все призывы к женщине чтобы та забрала своего сына ни к чему не приводили.
  Плюнув на женщину, парень обратил сой взор на паренька, который уже во все глаза смотрел на спасителе его деревни.
  - Ну что малыш, страшно тебе?
  Тот на удивление, отрицательно покачал головой, чем ни сказано удивил парня. Хоть мальчуган и был еще маленьким, но назвать его не смышленым было нельзя. И если он не испугался огненных ригов, то он действительно заслуживал похвалы, так как это были одни из самых страшных демонических зверей, которыми пугали своих детей ни один десяток жителей разных стран. А храбрость, которая так и распирала грудь маленького героя, просто удивляла парня. И за свой подвиг бесстрашия малыш заслуживал не просто похвалы, а даже небольшую награду. Парень, оглядевшись вокруг и ища чтобы подарить мальчишке за его храбрость, наткнулся взглядом на раскрытую пасть одного из ригов.
  - Идем со мной, - проговорил он, беря малыша за руку.
   На удивление тот уверенно схватился за протянутые пальцы и крепко сжал два из них, при этом втору руку так и не отцепив от ноги.
  'Явно не простой малыш. Жаль, у меня нет времени, что бы разобраться в нем, и так уже слишком задержался...'
  Подойдя ближе поверженному зверю, темноволосый парень склонился над зверем, и, схватившись за один из его выступающих передних клыков, который был шириной в ладонь, со скрипом зубом вырвал окровавленный клык.
  - Держи. Это тебе за твою храбрость, - и он протянул мальчишке его награду.
  Малыш радостно запищал, и, забыв обо всем, обхватил свой подарок двумя руками, и, взглянув на героя своим кристально чистым голубым взглядом, развернулся и умчался к матери похвастаться своим трофеем.
  'Ну, вот теперь можно и отчаливать, - улыбнулся парень сам себе.
  Вокруг него стал искриться воздух окрашиваться темно-синими красками.
  - Подожди, - донеся до него голос женщины обхватившей своего сына. - Как тебя зовут? - Донесся голос, сквозь уплотнившийся воздух пространства.
  Парня ту же озарила улыбка, которая расплылась на всем лице.
  - Д-е-э-.-м-ан, - раздался голос, который исчез в синей вспышке, скрывшей в себя спасителя небольшой рыбацкой деревушки.
  - Дэйман, - послышалось женщине.
  - Дэйман, - еще раз тихо прошептали ее губы, запоминая это имя.
  
  
  Пролог
  
  Песчаный пляж подставил свой шикарный обнаженный торс под сияющие лучи солнца, которое высоко светло на горизонте. Прозрачные волны небольшими накатами подкрадывались к пляжу, нежно касаясь своими мелкими перекатами теплого песка. Прибрежная полоса сохраняла мир и безмятежность, и ничто не нарушало ее покой. Внезапно раздался всплеск силы и прямо возле накатившей очередной волны в синей вспышке появился человек.
  - Как же хорошо, - чуть ли не блаженно простонал молодой парень, втягивая прохладный воздух побережья.
  Несколько минут он стоял просто неподвижно и делал глубокие вздохи, которые наполняли его сердце радостью.
  - Как же это было давно и в то же время недавно, когда я был здесь последний раз, - тихо проговорил он, окидывая своим светлым карим взглядом линию моря, тонущую за горизонтом.
  Его мысли хотелись понестись вскачь и отдаться воспоминаниям, но он остановил их порыв, и вместо этого еще раз окинув окрестности взглядом, зашагал вдоль берега в сторону маячащих в вдалеке скал.
  Ноги, облаченные в невысокие кожаные сапоги, мягко ступали по песку. В то время как мысли блуждали по закоулкам памяти стремясь вырвать на поверхность особо яркие образы воспоминаний, суженный взгляд постоянно скользил по морской глади, в надежде обнаружить какой-либо корабль. Через несколько сотен шагов, когда он уже на половину преодолел расстояние до скал, его поисковая сеть, небольшого радиуса, активизированная на всякий случай, обнажила что-то интересное. Как оказалось, за следующим пригорком кто-то затаился.
  Бур тут же приготовился к бою. Не зная, кто там и зачем прячется, Макс притушил свою ауру и эмоции. Он осторожно прокрался к небольшому укрытию, которым служила небольшая яма. Всмотревшись внутренним зрением, он обнаружил в ниши человека, по виду мага, которого окружала цветная подрагивающая аура. Обнаружив, что незнакомец ранен, Бур еще больше напрягся, готовый к неожиданностям. Неизвестный маг, словно ощутив чужое внимание, стал нервно озираться, ища свою причину беспокойства. Приняв все за и против, Макс решил больше не таиться и показаться на глаза незнакомцу. Прежде чем что-либо предпринимать, нужно было выяснить, с кем он столкнулся. И если это враг, то уже тогда покончить с ним.
  Открыв свою ауру, он выпрямился и направился к незнакомцу, до которого уже оставалось десятка три-четыре шагов. Не успел он зайти еще на небольшой холм, с которого можно было разглядеть человека, как в него выстрелила молния. Крутанувшись в сторону, Макс рваным шагом устремился к агрессору. В считанные секунды он преодолел последние шаги до своей жертвы и приставил к ее горлу клинок.
  - Можешь добить меня падаль Рогстара, я тебе все равно ничего не скажу, - прохрипел молодой парень с кровью на губах и потерял сознание.
   Отодвинувшись от парня, только тут Макс заметил, как сильно изувечен незнакомец.
  'И за кого же он принял меня? - Мрачно подумал он, оглядывая тело'.
  Весь песок вокруг тела был мокрым от пропитавшей его крови. Одежда представляла собой кровавые ошметки. Руки все были искусаны и в рваных ранах, словно парень отбивался от собак. Правая рука к тому же, была отрублена по локоть, и было заметна, что в спешке перемотана, и вся повязка уже сильно пропиталась кровью. Обгоревшие штаны от дырочных ожогов, показывали запекшуюся плоть. На лысой голове было также несколько глубоких шрамов. Но, несмотря на все эти увечья, человек был еще жив. Но с каждой секундой, сил у него становилось все меньше.
  Макс тут же склонился над умирающим, отодвинув в сторону потухший жезл и стал вливать в парня небольшие порции силы, изолирую небольшие участки повреждений из общей системы. Через несколько минут когда, Бур почти закончил убирать боль, но парень так еще и не пришел в себя, он почувствовал, как к нему кто-то быстро приближается.
  Развернувшись, он обнаружил, что его тело тяжелым взглядом, сверлит еще один незнакомый воин.
  'Ну вот и неприятности, - мрачно усмехнулся он. - А я-то думал, что здесь отдыхать буду'.
  
  Оказав последнюю почесть молодому магу, который только что умер у него на руках, Макс предал его тело огню. Простояв еще несколько минут, пока ветер не развеет прах по ветру, он также изгонял мрачные мысли, атаковавшие его мозг. Очистив разум, с последним дуновением, развеявшим прах, Бур направился к скалам. Его путь до возвышающихся прибрежных рифов длился около часа, и все это время его мозг буквально раздирали яркие картинки прошлого, которые старались прорваться сквозь сдерживающую их платину.
  
  - Ну, здравствуй дружок, давно не виделись, - радостно проговорил парень, проводя ладонью по пыльному крылу своего мини-вена.
  'Кажется, что это было всего лишь несколько месяцев назад, когда я здесь оказался впервые, а ведь для меня за это время прошло уже несколько лет'.
  И мысли, которые так и будоражили мозг еще с момента появления на пляже, наконец-то дали решающий бой, сдерживающий их китайской стене и, проломив в ней брешь, устремились в сознание, погружая его в пучину воспоминаний.
  
  Глава 1
  Начало
  
  - Макс, ты, где пропал? - раздался мелодичный голос в трубке. - Все только тебя и ждут.
  -Уже лечу солнце, как раз в машину сажусь. Так что минут через двадцать-тридцать буду, если в пробке не застряну, - и он оборвал связь.
  Настроение было не к черту. Мало того, что он уже задерживался более чем на два часа, так он еще мог надолго застрять в плотном потоке машин. Он еще раз чертыхнулся, помянул своего нерадивого начальника, который еще вначале неделе согласился его отпустить с обеда. Но сегодня в предпраздничный день Сан Саныч не явился, сославшись на приступ, и парню пришлось взвалить все обязанности на себя как его заму.
  Макс был молодым человеком, возрастом двадцати семи лет, который вот же три года успешно работал в кампании по продаже технического оборудования для различных производств. Но сегодняшний день у него не задался прямо с утра. Наступали большие майские праздники, которые Макс вместе с друзьями собирался провести за городом, на даче своего старого приятеля, которая располагалась в живописной местности. Поэтому, заранее договорившись с начальником отпустить его с обеда, он ожидал, что уже к вечеру будет купаться в теплых водах озера. Но как оказалась, его мечтам не удалось сбыться. Сан Саныч не пришел, да к тому обещанную на сегодняшний день зарплату решили выдать после праздников. Ко всему этому добавился покупатель, явившийся за десять минут до конца рабочего дня и которому понадобилось срочно пару дорогостоящих станков.
  И уже задержавшись больше, чем хотелось, он, проклиная все и вся, спешил по проспекту к себе домой, где уже ждали друзья. Чудом, избежав пробок, он на своем мини-вене подъезжал к подъезду, где его уже с нетерпением ждали.
  - Каюсь ребята, каюсь. Но раньше никак не мог.
  - Да не парься ты Макс, - весело отозвался Пашка, потрясся уже почти пустой полтарашкой. - Мы тут совсем не скучали.
  - Катька с Киричем минут пять назад только подвалили, - продолжил долговязый Василий, за что тут же получил под ребра локтем от стоящей рядом белокурой Таньки, с кроткой стрижкой.
  - Привет зай, - и Макс приблизившись к своей невысокой Настене, и попытался ее поцеловать.
  Но она, сверкнув своими голубыми глазками, сделав обиженный вид, увернулся и, подхватив свою сумочку, устремилась к машине.
  - Ну что, мы тут будем долго стоять и ли все же поедем? - прозорлива, проговорила она, сверкая голубыми глазками в сторону своего парня.
  - И так всегда, - со вздохом произнес он, жалуясь Пашке на его сестру.
  Пока вещи грузили в машине, молодой человек успел со всеми поздороваться. Через несколько минут, когда вещи были уложены, друзья тронулись в путь.
  - Нам вообще до дачи Палыча сколько ехать то, - спросил Пашка.
  - Зависит от дороги и пробок. Сегодня ж все стремятся свалить из города на пять дней.
  - А километров сколько? - уточнил он.
  - Вроде триста, - не уверено отозвался Макс, перестраиваясь на крайнюю полосу, ведущую на выезд из города.
  - Похоже, я все-таки мало пивка себе захватил, - обреченно глядя к себе в сумку, произнес Павел, где уместился целый ящик двух литровиков.
  - Ни че себе? - произнесла Катька, с длинной копной кудрявых волос. - И ты это называешь мало?
  - На одного нет. А если делить на всех, то точно мало.
  Катерина уже не стала говорить о том, как она относится к спиртному, и обратился ко всем присутствующим.
  - А кто-нибудь подробно мне может рассказать, про ваш этот 'кордон Кузьмича'. А то мне Кирич толком ничего и не рассказал.
  - И правильно сделал, - проговорил Василий, принимая бутыль со светлым пивом. - Потому что никакие слова не смогут передать того великолепия, которое откроется твоим глазам.
  - И все же, - не остовая спросила белокурая девушка.
  Пока ребята присосались к горлышкам своих бокалов, Танька решила просветить новую подругу Кирилла.
  Пока в салоне на задних сидения развилась беседа, Настя включила радио и настроила его на одну из волн, где исполнялся новый хит. Затем, не говоря ни слова, она достала из сумочки бутылку безалкогольного пива, и, открыв ее, протянула Максу.
  - Спасибо солнце, - проговорил он и, сделав глоток, которой помог снять жажду, поставил его в специальный подстаканник на панели. - Зая, но я не мог раньше, - проговорил он, но Настя, отвернувшись, уставилась в окно, все продолжая делать обиженный вид.
  - Все-таки как с тобой тяжело, - закончил он и сделал звук радио громче, но котором только что объявили песню плаксивого дуэта, по которому сохли многие девчонки.
  Выехав на автостраду, машину понеслась вперед, набирая обороты в полный объем свои легких.
  Кто-то вспомнил прошлогоднюю поездку, когда молодые люди посещали загородный дом Палача и том, как тогда весело провели время на берегу небольшого озера. Веселые разговоры, смех и песни все подняли настроение и даже начавшейся ливень не смог подавить приподнятое настроение.
  Сбавив скорость и включив на полную мощность щетки Макс, стал лавировать между медленно плетущимися автомобилями. Несколько раз раздался небесный рев, шум которого перекрыл даже орущую из динамиков очередную песню. Где-то радом засверкали молнии, бьющие прямо в зеленные поля.
  Голоса вдруг стихли и все уставились на гнев небес, который стал срываться с облаков все чаще.
  - Ну и темень ни черта не видно, - проговорил Макс, еще больше снижая скорость.
  -Вы видели серию этих молний?
  Но никто Кате ответить не успел, так как раздался новый гром, звук которого оглушил всех сидящих в машине.
  - Что та не припомню на своей памяти так сильных майских гроз, - донеся голос Пашки, с трудом прорываясь сквозь оглушительный шум дождя.
  Но не успели его мысли поддержать остальные, как раздался возбужденный голос Насти.
  - Смотрите, - и она дрожащей рукой указала вперед.
  - Какого черта, - выругался Макс, наблюдая, как впереди них, в дорогу стала бить череда молний.
  - Она приближается, - истерично визжа, прокричала Катька.
  Молния била прямо в центр дороги, почти не переставая, и быстро приближалась к движущейся на встречу машине.
  - Держитесь, - закричал Макс, стараясь перекричать гром, который разрывал, казалось само пространство.
  Скидывая резко скорость, он вывернул руль вправо, машина накренилась, готовая перевернуться. В этот момент, кто-то истошно закричал, кто-то помянул тех на ком свет стоит.
  - Проклятье - прошептал Макс, видя как разряды молний, изменили направление и устремились к машине.
  Следующий удар пришелся прямо в машину. Раздался взрыв, который утонул в громоподобном реве. Раздалась яркая вспышка, которая разлетелась световыми осколками, а на месте взрыва осталось выжженная черная воронка.
  
  ***
  
  - Не-е-е-т-т, - раздался раздирающий пространство голос, полный горечи и утраты.
  От этого голоса, крутящиеся рядом клыкастые псы, поджали хвосты и тихо заскулили.
  - Кто бы ты ни был, но ты горько пожалеешь о том, что стал у меня на пути, - смотря сквозь туман, в том же направлении где недавно скрался автомобиль, проговорил высокий человек.
  - Хозяин, что мы теперь будем делать? - проговорил рядом сгорбившийся слуга, явно не принадлежащий к человеческой расе.
  - Что? - хищно улыбаясь, проговорил он. - Мстить и жестоко мстить.
  
  ***
  
  - Монсеньер, маги наконец-то вычислили, где находилось последнее убежище лорда Вакрамера.
  - Это точно Аль-ер, - произнес могучий бас.
  Молодой человек, склонился еще ниже.
  - На этот раз они уверены в этом полностью. Они уверяют, что наконец-то смогли преодолеть последний защитный барьер узника и вытрясли из него всю правду.
  - Ну что ж это радует, - довольно потеря волосаты руки, произнес грозный на вид мужчина. - И кто бы мог подумать, что такой никчемный старикашка, может являться ближайшей слугой великого мага прошлого тысячелетия.
  - Да монсеньер, - не поднимая головы, произнес Аль-ер.
  - Ну что ж, за столь приятные известия ты будешь щедро вознагражден.
  Засиявший молодой юноша уже собирался выйти предаваясь своим счастливым мечтам, но его остановил голос.
  -И где же оказалось это убежище?
  Аль-ер вздрогнул, но все же произнес ответ, которого он так боялся.
  - На одном из островов Майтаны.
  - Что? - взревел голос, оглушая парня.
  
  Глава 2
  Прибытие
  
  - Макс. Макс очнись, - тряся уже в который раз своего парня, проговорила Настя.
  Организм, словно уставший от пощечин и постоянных дерганий решил ответить. Парень застонал, и над ним тут же склонились остальные друзья.
  - Наконец-то он приходит в себя.
  Открыв глаза, он увидел перед собой шестеро лиц, внимательно изучающих его.
  - Чего уставились?
  - Ты в порядке? - дрогнувшим голосом спросила Настя.
  'Что это с ней? Я ее такой взволнованной еще ни разу не видел'.
  - Может, хватит меня уже взглядами сверлить, - произнес он, пытаясь встать.
  На него тут же легло несколько рук, не давая шанса даже приподнять голову.
  - Лежи, тебе сейчас нельзя шевелиться, - сразу сказало несколько человек.
  -Это еще почему? - Удивленно произнес он, но новую попытку решил пока не предпринимать.
  - Ты себя хорошо чувствуешь? - Опять с дрожащим голосом произнесла Настя.
  'Да что это с ней? Даже когда я сломал руку на ее глазах, и у меня торчала кость, он не была такой испуганной', - удивлено глядя на свою девушку, подумал Макс.
  Глядя на дрожащие голубые глаза, парень прислушался к своим чувствам, пытаясь понять, что твориться с его телом. Несколько раз, пробежавшись по нему, с головы до ног и обратно он ничего не обнаружил.
  'Руки ноги на месте. Голова вроде тоже. Двигаться, кажется, могу. Только все мышцы болью отзываются. Но это вроде нормально, учитывая мою вчерашнюю тренировку и то, что я сейчас был без сознания. Что может быть еще не так? И что эти шесть пар глаз на меня так смотрят? Я им, что призрак что ли?'
  - Может, я встану? - окидывая взглядом друзей, произнес он.
  - Ты точно в порядке? - уже с удивлением и без испуга, спросила Настя.
  В то время как Пашка с Васей перекинулись недоуменными взглядами.
  - А ну свалили, - гневно прорычал Макс, отбрасывая руки придерживающие его.
  Все содрогнулись от жесткого голоса, особенно от его интонаций, а Катька ощутила, как по ее рукам стали карабкаться мурашки. Макс разозлился на ничего не говорящих друзей и рявкнул на них так, что сам себе удивился. Одной фразы хватило и все отошли. Лишь Настя чуть отодвинулась, помогая встать на ноги.
  - И что? - разводя руки в стороны, проговорил он, видя расширенные глаза друзей.
  Никто не произнес и слова и все лишь уставились на Макса и смотрели на его тело, и только Настя, с блестящими глазами, от проступивших слез, смотрела на его лицо.
  'Да что, черт возьми, происходит? Настя, я ведь никогда не видел твоих слез'.
  - Солнце, - нежно проговорил он, легко сжимая ее пальчики. - Скажи мне, что тебя так испугало?
  - Посмотри на свое тело, - дрогнувшим голосом произнесло она.
  'Да что они к моему телу приста...'
  - Твою мать, - удивленно воскликнул он, увидев свою разорванную окровавленную майку и джинсы.
  От вида окровавленной одежды, Макса замутило, голова пошла кругом, к горлу подкатил ком. Избавившись от желчи, он сел на песок.
  Мозг разрывало от бешено скачущих мыслей: 'Что за херь? Где, когда? Это просто бред...'.
  Взгляд, как и мозг, был в прострации и блуждал по песку. Неожиданно он зацепился за руки лежащие на согнутых коленях. Поднеся их ближе, он увидел множество ран на кистях. Пальцы покрывали множество резаных шрамов. Все косточки был сбиты в кровь, и они уже успели покрыться розовой пленкой.
  Безумие мозга стало затухать, словно остановившийся взгляд, послужил для этого якорем. Горячая голова быстро остывала, а родившаяся в ней боль отступала. Вспомнив про майку, он содрогнулся, от вставшего перед внутренним взором, ее вида. Борясь с появившейся дрожью, он осторожно раздвинул края майки.
  - Бл... - выругался он, откидываясь на спину.
  Рядом присела Настя, по щекам которой уже катились слезы.
  'Теперь понятно солнце, что же так тебя испугало. Меня и самого сейчас трясет. Хоть бы это все было сном'.
  А ужаснуться было от чего. Если еще на руках отсутствовало только часть кожи, вид которых еще можно было переносить, то живот было лучше не видеть. Обтянутый мышцами пресс был буквально разрезан на полосы, которые непонятно как держались на теле. Единственная ассоциация, которая возникала при виде живота, наводила на мысль, а маньяке Крюкере, который своими ножами порезал его на куски.
  'Непонятно как еще жив. Все мясо раскромсали на части. Словно надо мной поработал кот с огромной лапой '.
  Маленькая ладонь Настя продолжала гладить волосы, а по ее щекам катились редкие слезы. Все остальные стояли в паре шагов и молча наблюдали.
  'Стоп. Это вообще-то бред. Это нереально'. - Мысли вновь уже перестали панически метаться и приобрели осмысленность.
  Сделав несколько глубоких вздохов, он успокоил свое сердце, которое набрало бешеные обороты, и готово было толкать хоть поезд.
  'Теперь по порядку. Первое, и самое главное я жив. Второе, мое тело полный фарш, но при этом я не чувствую боли. Хотя меня еще может сдерживать шок. Третье, я, похоже, не имею ни малейшего представления, из какой мясорубки вылез. Да-а-а. Больше всего это походит на безумный бред. Слишком невероятны и безумны факты'.
  Бледное лицо украсило улыбка. Скользящий взгляд вдруг зацепился за белые облако парящие высоко в голубом небе.
  'А может мы все умерли, и попали в рай? Хотя в раю на мне, наверное, бы не осталось таких жутких шрамов. На ад это тоже не похоже...'
  - Как ты? - раздался взволнованный голос Насти.
  - Пока не знаю, - честно признался он, беря маленькую ладошку в свою руку и нежно ее сжимая. - Может, расскажешь, что произошло?
  - А рассказывать-то особо не чего. Мы ехали по трассе, потом началась гроза. Появились множество молний. Затем они стали бить прямо в асфальт перед нами. Ты хотел отвести машину в сторону, но нас занесло.
  - Я еще крикнул держаться.
  - Ну да. Это было последнее, что я помню и остальные.
  - А потом?
  - А вот про потом, мы хотели у тебя спросить, - проговорил Пашка присаживаясь рядом. - Мы пришли в себя, когда машина уже стояла посреди пляжа.
  - Пляжа? - удивленно переспросил он.
  - Ну да. Ты же на песке лежишь. А за моей спиной вон море плещется.
  - Море? - еще больше удивляясь, проговорил он.
  Приподнявшись, он действительно увидел не так далеко синие перекаты волн. И тут до него даже донесся его запах и шум, которые он ранее не почувствовал.
  -Я наверное сплю, - проговорил он, с совсем кислой физиономией, окидывая взглядом всех друзей.
  - Увы нет, - печально произнесла Настя.
  - Так что произошло? Почему мы оказались здесь? - Спросил Вася.
  - Не знаю, - кивая головой, произнес он.
  - Точно не знаешь? - с нажимом на последнее слово проговорил Кирилл.
  - Тебе еще раз повторить? - жестко ответил Макс.
  Потом для всех добавил:
  - Я понятия не имею, откуда на мне эти раны. Последнее что я помню, так это молнию, ударившую перед моей дверью. Все. Вопросы надеюсь, отпали?
  - Но это ничего не объясняет, почему здесь находимся? - подола голос Танька.
  - Но может, хватит? - взорвалась Настя, вскакивая с места. - Вы не видите, он весь в крови.
  Все смутились и виновато стали отводить глаза.
  - Зай, успокойся, - нежно проговорил он, усаживая девушку на место.
  - Если честно, то я не совсем нормально себя чувствую. Вернее сказать ввиду наличия на теле таких ран, я себя вполне нормально чувствую, что странно.
  - Ты уверен?
  - Да. Я даже их не ощущаю и не чувствую боли, - стараясь сделать как можно веселое и безболезненное лицо. Хотя с каждой минутой, это становилось делать все труднее. Боль в теле от ран стала появляться, и мысли о том, что он еще до сих пор находился в шоке, показался ему реальной.
  - Может, пока раны не открылись, перевяжем меня, - спокойно и с улыбкой произнес он.
  Настя тут же обозвала себя дурой, и хотела метнуться к машине, но к ней уже помчались Павел вместе с Таней. Принося аптечку и чистую воду, Настя с подругой принялись обмывать раны и перевязывать их. Спустя полчаса Макс был плотно укутан, и он облегченно вздохнул. Боль полностью вернулась в теле с каждым мотком бинта, приходилось до крови закусывать губы и делать вид, что ему не больно.
  'Хватит и того, что Настя из-за меня и так уже с мокрыми глазами. А ее слезы для меня хуже этих ран и боли от них. Хорошо хоть эти мучения уже закончились. А то еще пару таких повязок и я точно сознание потеряю. Так, теперь пора что-то делать, а то так и панике недолго родиться'.
  - Я похоже позже всех в себя пришел? Насколько интересно?
  -Минут на двадцать, - проговорил Пашка - Все почти одновременно проснулись кроме тебя. Все до сих пор в шоке прибывают от этого пейзажа, - и он с угрюмым лицом, покрутил рукой, словно показывая окрестности. - А еще и ты со своими ранами нас просто добил.
  Павел не стал про должать, но Бур его прекрасно понял.
  - Значит, о том, где мы оказались никто ни сном, ни духом. Осмотреться тоже не успели. Ясно, - произнес Макс.
  'Хотя б, хватило ума окрестности проверить. Не ужели все в штопоре от страха, и все бояться признаться себе, что мы угодили в задницу и надо что-то делать. Хотя, что тут говорить, сам как тормоз, а от этих жутких ран, кошки на душе так и скребутся. Ладно не об этом сейчас. Главное не давать мыслям разбегаться. Интересно, если бы не боль, я так же мог бы реально мыслить. Или бы все еще отказывался бы верить во все происходящее, и на смотрел на все глазами тупого барана? Твою.... Похоже, одна из ран открылась. Слишком туго перевязали. А-а черт с ним, еще раз перевязывать я себя все равно не дам. Лучше уж сдохнуть тогда. Ребята хотя вообще-то молодцы. Поджилки у каждого наверное неслабо трясутся, да и душа с маткой уже в пятках, но держатся. Это хорошо. Мои ранения, наверное, спасли их от паники. Зря я на них начал гнать. Ведь и глупых воплей не слышно. Даже Катька не пищит, хотя от нее подобного можно и ожидать. Похоже, всех пугает неизвестность, и никто не хочет первым убивать надежду. Только вот надежду на что? Находимся непонятно где, плюс я со страшными ранами, да к тому же еще с провалом в памяти. Да-а, непоняток хватает.
  В общем, пора всех приводить в чувство, а то все уже странно озираются, а так и самого скоро накроет'.
  - Присаживайтесь. Солнце пока еще высоко, будем надеяться, что это оно.
  - Что значит, надеется? - переспросила Катька, не отпуская руки Кирилла.
  'Ну вот, началось', - горько усмехнувшись, подумал он, пока все усаживались полукругом.
  - Так давайте по порядку. Каждый высказывает свои мысли, и предположение что с нами произошло, и почему мы оказались здесь, пускай будут даже самые нелепые. Пашка начинаем с тебя.
  - Мне кажется, что мы попали в какой-то портал, который нас сюда и выкинул. Только вот твои ранения никак с этим не вяжутся, - пожимая плечами, произнес он. - Второе предположение, что мы попали к инопланетянам, и они ставят над нами опыты. Ты их первая жертва.
  'Вполне разумные мысли. Похоже, в себя уже пришел'.
  От сказанных слов почти все перевели взгляд на перевязанное тело, а девчонки побледнели, лишь Настя только со страданием посмотрела на Макса.
  - Все. Хорошо. Вася ты следующий.
  - Мне кажется, что мы могли попасть под эксперимент правительства, которое могло испытывать на нас свое новое массовое оружие. Мы выжили и нас забросили сюда, посмотреть, как на нас будет влиять полученное нами облучения или радиация.
  - А как же раны... - начала была Катька.
  - Все обсуждения потом, как все выскажутся - жестко перебил ее Макс.
  Девчонка в ответ только обиженно надула губы.
  - Если все, то Кать, ты следующая.
  - Мы умерли, и эта наша загробная жизнь, - просто сказал она, пожимая плечами.
  Вы стали высказываться по кругу, выдвигая даже самые бредовые варианты. И с каждым говорившим появлялось все больше гипотез. Так что пришлось пройтись еще несколько раз по кругу, что бы засушить все варианты. Макс прекрасно понимал, что вариантов на самом деле не так много, но людям надо было выговориться, что бы сбросить сковавшее их напряжение. И даже обиженная Катя приняла живое участие в последовавшем обсуждении.
  - Ну что ж, - начал Макс. - Похоже, мы уже обсудил все возможные и невозможные варианты. У меня даже голова от них кругом идет. Но ответов так и не нашли, так что предлагаю закончить пока этот спор и заняться более полезными делами, - произнес он, вставая, но тут же схватился за бок и был вынужден вновь сесть.
  - Что с тобой? - тут же заволновалась Настя.
  - Нормально, - сквозь зубы проговорил он, борясь с болью, из-за которой на лице выступил пот.
  - Тебе больно? - не унималась его девушка.
  'И когда это она такой заботливой успеть стала? Раньше сама была не против, мне бока намять, а сейчас, прям, не узнать. - И он удивленно посмотрел на нее, глядя в ее встревоженные глаза. - Хоть может, она всегда такой была, только виду не показывала'.
  - Не очень, - не став совсем врать, проговорил он. - Ну что ж парни, похоже, пока я вам не помощник.
  Те согласно закивали головами, видя, как напряжено его лицо, и как тот на самом деле борется с болью.
  - Парни вам надо сейчас будет осмотреть территорию и найти подходящее место для ночлега. Так как вряд ли нам здесь предложат гостиничные номера, - улыбаясь, произнес он.
  И хмурые лица посветлели.
  - И неплохо было бы пообедать. А девчонки?
  Те весело заулыбались, ощутив, как затаившийся голод, проснулся в их желудках. Девушки тут же устремились к машине, которая до отвала была завалена продуктами. А Макс тем временем предупредил парней, чтобы те вооружились хоть чем-нибудь и поодиночке не шастали. Раздав указания, которые все стали выполнять, раненый погрузился в свои мысли.
  'Пара отверток и монтировок, вряд ли может служить настоящим оружием, но так ребятам спокойней будет. А теперь предпримем мозговой штурм. Хотя, как ни хочется этого делать. И так бьет озноб от боли, а если добавить к этому еще и пугающую неизвестность, то вообще хочется сквозь землю провалиться. Но теперь баста, заднего хода нет. Похоже, я взвалил на себя бремя лидера и мне теперь нельзя проявлять слабость. И на хрена мне это надо было? Пускай бы Кирич всех и тащил, а я бы даже раненым пополз этот пляж осматривать. Он ведь вроде как у себя на работе вроде шишка, да и профсоюзе числится не последним, так нет же, решил сейчас отмолчаться. Мог бы и Пашка впрячься. Хватка есть, тут ему бухать нечего будет. Мог бы уже и давно все разведать. Так нет же, любитель выпивки, пиво все время хлебал. Хотя, что с него взять, был бы один, землю рыть стал, а так, когда рядом кто-то есть, всегда предпочитает быть в тени. Что с него взять. Халявщик одним словом, привык плыть по течению. На Васю тут рассчитывать не приходится. Раньше вроде нормальный пацан был, и решение сам мог принимать, ни то, что теперь. Подмяла его под себя Танька и все тут. Без нее он сейчас как без рук. Так что, как тут не крути Макс, все карты тебе и в руки. Только что и остается колоду сдавать. В общем, выбора нет, раз полез в гуж, ни говори, что не дюж. Так с этим разобрались... Вот черт, сейчас захлебнусь. Какой запах'.
  И он повернулся в сторону суетящихся девчонок, которые уже разожгли костер и что-то колдовали над котелком. Настя, постоянно что-то обсуждая с подругами, иногда возьмет да стрельнет странным взглядом на Макса.
  'Да что это с ней? Неужели это мои раны на нее так подействовали? Я, конечно, понимаю, что на теле живого мета нет. Что меня скорей всего пропустили через отбивную мясорубку с ножами, и ее испуг за меня понятен. Сам за себя испугался, че тут говорить. Но вот это какой-то любопытный взгляд, словно под кожу готов залезть. Ладно, я с ней по этому поводу потом наедине поговорю. Тем более нужно обмозговать, что же произошло. И так молнии вроде по асфальту никак бить не должны были. А те более чем очередь из двух десятков, прям себе дорожку выбивали. И так, если предположить что молния попала в машину? Кстати, на ней ведь должен остаться тогда след. Следует проверить'.
  С трудом поднявшись, он заковылял к своему 'Доджу', чем вызвал неодобрительный взгляд своей курчавой подруги. Соврав, что тело затекло, и ему нужно пройтись, он поплелся к машине. Обойдя вокруг нее, он не обнаружил нигде обгоревших пятен, и это его смутило. К тому же, непонятный след на капоте, раскроивший его надвое, и отсутствие бампера, добавило еще больше непонятных вопросов. Порывшись в машине он пытался найти свой складной нож, но увы, тот бесследно исчез. Присев в тени своего 'Каравана', он тут же почувствовал, как что уперлось в боковом кармане. К его большому удивлению, это оказался нож, весь испачканный засохшей кровью. Оттерев его песком, он вернул его назад. Прячась от палящегося солнца, которое хоть уже и стремилось к горизонту, он погрузился в свои мысли и незаметно для себя уснул.
  - Макс, просыпаясь, а то и то твою пайку сейчас съедят, - раздался веселый голос Кирилла, за которым донеся шум ложки, стучащий уже по дну тарелки.
  На него ту же шикнула Настя, но, видя, что ее раненый подопечный уже пришел в себя, притянула ему миску полную рисовой каши, а также с куском домашней вяленой колбаски.
  - Спасибо, - проговорил он, принимая свою небольшую порцию. - Ну как разведка, парни? - обратился он к друзьям.
  - Да ничего особенного, - начал Кирич. - За песчаным холмом шагов через пятьсот, по прямой начинается лес. Деревья, какие странные. Определить смогли только пальмы или их представители.
  - Я бы даже сказал, - добавил Пашка. - Что он больше похож на амазонский, если искать ближайшее сравнение. Хотя можем и ошибаться, на Амазонке из нас же никто не бывал. Но если это так, то можно предположить, что мы оказались в Южной Америке.
  - Хорошо. Что-нибудь еще?
  - Слева лес граничит с песчаной пустыней, а справа начинаются известняковые скалы. Пройти по ним можно, но далеко мы заходить не стали, и так два часа до них плелись. Вот и все, - закончил Кирилл.
  - В общем, ничего нового мы пока не узнали, так что буем считать, что мы находимся все еще на Земле, где-то в районе похожим на амазонию. Похоже, ночевать придется здесь, - подвел итоги Макс, и, отставив почти нетронутую кашу, сам полез доставать Плотки.
  - Да отдыхай ты. Сами справимся, - отозвался Вася, забирая, вытянутые две палатки.
  Спорить он не стал, лицо перекосило от боли, и он отвернулся к морю, не желая, чтобы кто-либо увидел его кривляния. Закат был красивым. Большое солнце медленно утопало в бордовых барханах облаков, серебря дорожку голубых перекатов стремящихся к берегу.
  - Как ты? - спросил голос, и он ощутил, как к его спине прижалась Настя, а е руки скользнули под мышками, легли на плечи, которые не пострадали.
  - Нормально, а ты?
  - Как и все. Стараюсь держать. Девчонок подбадриваю, хотя внутри все трясется.
  - Да все мы трясемся от неизвестности, если, честно говоря.
  - Но ты, похоже, вселил в нас некую надежду, во теперь все и пытаются за нее держаться.
  - Это ты серьезно? - Скептически произнес он.
  - А ты думаешь, сейчас время для шуток настало?
  - Почему бы и нет?
  - Хоть как-то обстановку разрядить надо.
  - Если честно то, не смешно.
  И она еще сильнее прижалась к спине.
  - Ты знаешь, я так за тебя испугалась, когда увидела твои раны. Я думала, что ты умер. А все растерялись, когда увидели что ты весь в крови, что даже никто не знал что делать. А я дура, в истерику впала, все била тебя по лицу. Прости.
  - Ты же знаешь, что мне не нравится, когда ты себя обзываешь солнце. И ты все делала правильно.
  Женские руки сильнее сжали плечи, и Макс ощутил, что, несмотря на их хрупкость в них чувствуется немалая сила.
  - Как же хорошо, что ты жив, - продолжила она. - Если бы ты умер, я бы не знала что делать.
  'Не волнуясь Настен, что бы со мной не случилось, я тебя ни за что не оставлю. Говори дальше, тебе сейчас надо выговориться, чтобы успокоиться, а то ведь даже не смотря на всю твою стойкость, так и ощущается, как тебя колотит'.
  - Потом когда ты очнулся, у меня прям, все от сердца отлегло. А то я даже дышать перестала.
  - А я ведь сразу и не понял что с вами. Смотрели на меня как на приведения, да еще своими дрожащими руками меня держать пытались.
  - А что нам оставалось делать. Мне ведь сразу показалось, что у тебя весь живот наружу вернут, все же в крови было.
  И Макс ощутил, как ее передернуло от ужасных воспоминаний.
  - Давай лучше не будем о моих ранах.
  - Макс? А ты мне ничего рассказать не хочешь?
  'Ну вот и объяснения ее странному взгляду.'
  - Ты поэтому так на меня, странно смотрела?
  - Заметил?
  - Как же не заметить, когда в тебе дыру прожигает. А остальные также считают, что я что-то скрываю?
  - Не знаю. Я с ребятами по этому поводу не общалась. Танька сказала, что вроде верит. А Катька сказал, что ты нагло врешь.
  - А ты как думаешь? - спросил он, разворачиваясь к ней.
  - Не знаю, - честно призналась она, смотря в его карие глаза.
  - Настя, я действительно ничего не знаю и не имею понятия, откуда у меня появились эти раны. Ты мне веришь? - Глядя в ее бездонные голубые глаза, произнес он.
  - Верю, - и она прижалась к его груди. - А ты уверен, что мы еще на Земле?
  - Тебе врать не буду. Не уверен. Но пока еще надежда, что мы на Земле, то это все же лучше чем пугающая неизвестность.
  - Как же хорошо, что ты рядом, - прижимаясь сильнее, произнесла она. - А то я даже не знаю, чтобы бы мы без тебя делали. А ты так быстро всем указания раздал, что тебе даже никто возражать не стал.
  - Прям уж никто? - не поверил он. - Даже за спиной никто не шептался?
  - Ну, Танька что там говорила, про то с чего ты вдруг себя главным возомнил, но я ее быстро успокоила.
  'Представляю как, - улыбнулся он. - Бедная Танюха, нарваться на гневную Настю это все равно, что добровольно лечь под каток'.
  - Я ведь себя никаким главным и не объявлял, - попытался, было спорить он.
  - Да это и так все поняли. Пока ты был без чувств, все полчаса просто шатались по берегу, не зная, что и делать. Но как только ты проснулся так все сразу же забегали кто куда.
  - И что это значит?
  - А то, - и она оторвала голову от плеча и посмотрела глаза. - Макс не зли меня. Если никто с тобой спорить не захотел, то значит, все признали в тебе лидера.
  - Ты серьезно? - делая удивленный вид, произнес он.
  - Макс? - уже закипая, произнесла она.
  'Это хорошо, что ты злишься. Чем больше злости, тем меньше места для страха'.
  - Сейчас вмажу.
  - И ты не пожалеешь моего израненного тела? - Уже во всю улыбаясь, проговорил он.
  Настя занесла руку и хотела со всем серьезным видом заехать по менее пострадавшему боку, но Макс перехватил ее руку и притянул к себе. И не давая возбужденной до гнева девушке прийти в себя, впился в ее губы страстным поцелуем. Сначала Настя пыталось сопротивляться, но с каждой секундой все ее попытки становились вялыми. И спустя мгновение она уже крепко вжалось в парня.
  - Ну что злюка, успокоилась?
  - Ага, только желание тебе уши отодрать появилось, - весело отозвалась она.
  - Ладно, пошли уже к остальным, а то нас уже все косятся.
  - Ну что делать будем? - спросил Павел, внимательно глядя на подошедшую пару.
  'Не ужели все безоговорочно приняли игру? И братец засранец, еще и специально на меня глаза таращит. Ну и черт с ним. Сейчас сразу и пойму, согласны они, что я здесь главный или нет. Судя по тому, что все молчат и по примеру Пашки пялят на меня глаза, бунтарей нет. Ну родственник ты мне еще за подставу заплатишь. Как всегда, руки умыл и теперь ухмыляешься'.
  - Как что? - удивлено, переспросил он, осмотрев всех. - Мы ведь ехали на отдых, так что давайте отдыхать. Выпивки у нас хватает, жрачки тоже. Вокруг нас чудесный пляж, а за спиной теплое море, - весело проговорил он, наслаждаясь растерянным видом остальных, особенно Павла.
  - Но...- пытался, было возразить Кирич, но Макс не дал ему договорить.
  - Ни каких но. Сегодня у нас праздник. Так что давайте устроим гудеж.
  - А я только за, - быстро сориентировавшись, отозвался Павел, сверкая весело пляшущим взглядом, пронизывающим Макса.
  'Не ожидал? А что ты хотел, что всех поганю спать. А вот на тебе. Съел. Лучше сейчас всем нажраться до поросячьего визга, чем трястись от каждого шороха, что будет, доносится за пределами палаток. Спиртное, пожалуй, самое лучшее средство, от стресса и страха. А это сейчас нужно как ничто другое. Так что пускай все расслабляются. Да и самому, пожалуй, можно пару банок пиво пропустить. А может даже и самому напиться, а то от боли аж выть хочется'.
  За Пашкой и все остальные живо согласились. В несколько минут они накрыли шикарную поляну, и через несколько рюмок водки, вина и шампанского, все уже забыли о страхах, и о том, где находятся, и стали веселиться во всю. Еще через пару тостов, вспомнили про магнитолу, и тут же организовали дискотеку. Пьянка продолжалась всю ночь. Так что к концу гулянки все здорово набрались кроме Макса, который только и ограничился полторашкой пива. Пашку даже пришлось в палатку затаскивать.
  Когда все уже разошлись и Макс с Настей зашли в свою палатку, где уже храп ее брата сотрясал все пространство.
  - И вот попробуй ту усни, - пожаловался Макс.
  - А ты разве спать хочешь? - нежно проговорила кудрявая девушка, сильней прижимаясь к его телу. - Я думала, что ты уже выспался перед закатом.
  И не дав ему ничего возразить, впилась в его губы страстным поцелуем. Парень был не в силах сопротивляться возбужденной Насте, и ее горячее желание спустя секунды передалось и ему. И через десяток минут палатку заполнили горячие стоны, сквозь которые иногда прорывался могучий храп Павла.
  После часа или даже двух безумного секса, Макс пытался все еще унять не отпускающее его горячее желание. Но Настя уже была обессилена, и неподвижно лежала на его груди, пытаясь унять тяжелое дыхание. У нее уже даже не было сил, чтобы пошевелиться. Борясь с ожившим внутри сексуальным маньяком, он пытался успокоить проснувшегося в себя похотливого зверя. Нежно поглаживая кудрявые волосы, он чувствовал, как выравнивается дыхание Насти, и она блаженно засыпает, крепко сжав его в объятиях.
  'Все-таки страх и алкоголь ядерная штука для секса. А я, похоже, мазохист...' - улыбнулся он своим мыслям, вспоминая все пережитую боль вместе с удовольствием. Как бы ему не хотелось просто отдохнуть, но он просто не мог оттолкнуть от себя Настю. Макс прекрасно понимал, что это девушке нужно сбросить не посильное тягостное напряжение. Да и ему самому тоже это было нужно.
  И погрузившись в недавние сладкие ощущения, он уснул со счастливой улыбкой на губах.
  
  Глава 3
  Первые дни.
  
  Три последующих дня, ничего нового для друзей не принесли. Они оставались все в таком же неведении своего место пребывания. Новых идей у них также не появилась, и они оставались на берегу спокойного моря. Молодые люди чувствовали себя словно туристы, попавшие на дикий пляж, и если бы не пугающая неизвестность, то Максу, взвалившему на себя бремя лидера, можно было вообще ни о чем не беспокоиться. А так его все время терзали беспокойные мысли, но окружившая их тишина оставалось такой же безмятежной, и он немного успокоился.
  Несмотря на отсутствие какой-либо опасности, Макс, хотел, было переместиться ближе к скалам. Как ему казалось, там можно будет чувствовать себя защищенным, чем на открытом пляже. Но машина оказалась глуха к его желаниям, и ему, вместе с Киричем, пришлось возиться с ее внутренностями, пытаясь разобраться, в чем дело. И вот уже три дня, почти не вылезая из-под капота, и перемазавшись, что негры, они перебирали почти все запчасти, пытаясь найти причину поломки. Машина же была полностью забита сумками с различными вещами, а отсутствие какого-либо выбора, делала почти бесценной даже самую мелкую безделушку. Поэтому Макс на отрез отказался отставлять своего железного дракона и парни упорно пытались его оживить.
  Свободных от ремонта, Пашку с Васей, обязали к рыбной ловле, тем более снастей хватало, да и различные крупы следовало поберечь. Также помимо рыбалки, парни занимались исследованием ближайшей лесной паласы. Тем более запасов воды у них было не так много, и задача найти родник стояла первоочередной. Но два дня три дня поисков так и не принесло свои плоды, и поэтому оставшиеся литры воды пришло экономить. В остальном же, у попаданцев пляжа дела складывались удачно. Море оказалось щедрым на дары, и почти каждый заброс спиннинга приносил хороший улов. Как оказалось прибрежные воды кишели рыбой, среди которых модно было различать вполне знакомых осетров, морских окуней, рыб-игол да и других, внешний вид которых был вполне знаком. Само же море оказалось теплым, да к тому же настолько саленным, что утонуть в нем, было практически не возможно. Девчонки почти не во что не привлеченные кроме готовки пищи, были предоставлены сами себе, чем и воспользовались сполна. Солнце щедро одаривало своими лучами, и девушки почти весь день загорали на пляже и купались в теплых водах. Но на четвертый день их везение закончилось, хотя день начался очень удачно.
  Парни как всегда отправились на разведку в лес, но через два часа они вернулись с радостной вестью, что наконец-то нашли родник с чистой водой. Новость всех радостно приободрило, так как воды в бутылях осталось всего литра два. Наскучившая однообразность дней, потянула девчонок к действиям, они тут же вызвались вместе с ребятами отправиться за водой. А, узнав, что рядом есть еще и небольшое озеро, где можно отмыться от шелушащейся соли, уже определило их действия на ближайшие часы. Максу, почему-то не хотелось пускать девчонок в лес, но причин отказа, он найти не мог. Он и сам прекрасно понимал, как девчонкам хочется смыть саленный покров с тела, который покрывал и его самого. Он даже хотел, было пойти с ними в лес, несмотря на Павла и Васю в их компании, но у них с Киричем вроде стало что-то получаться, и у них был шанс еще до обеда оживить железного зверя.
  - Только поосторожней там, - предупредил он всех.
  Хоть за четыре дня, лес сюрпризов им и не преподнес, ни в виде хищной живности, ни виде ядовитых растений, у Макса было стойкое желание не отпускать их. Но Кирич вроде нащупал, в чем дело, и, отвлекшись от невеселых мыслей, он продолжил колупаться в машине.
  Буквально через час, в груди, что-то дико взвывало. Он тут же оторвался от уже ревущего двигателя и уставился в лес. Спустя секунды из него вырвались друзья и быстро помчались к машине.
  'Только не Настя' - пронеслась у него в мозгах мысль, когда он увидел на руках Васи одну из девчонок.
  Но, увы, его худшие опасения оправдались. Спустя несколько минут, запыхавшийся здоровяк, осторожно уложил на теплый песок бледную Настю. Глянув на нее, он заметил, как ее уже загоревшее лицо, сильно побледнело, а на висках проступили темные сосуды вен.
  - Ну? - чуть ли драконьим ревом, взревел Макс, чем заставил отступить молчащих ребят.
  - Не надо Мак, - тихо произнесла Настена. - Я сама виновата.
  - Да что с тобой такое? - дрогнувшим голосом произнес он, стараясь сохранить самообладание, но уже понимал, что произошло что-то страшное.
  - Мы уже возвращались назад, как на краю леса на меня напала змея и укусила за ногу.
  И тут он увидел на внутренней поверхности бедра две маленькие красные точки.
  - Сколько времени прошло? - перебил он, пытавшуюся заговорить свою девушку.
  - Минут пять не больше, - виновато подал голос Пашка.
  Времени накладывать жгут уже не было, поэтому уже ни на что, не обращая внимания, Макс извлек свой складной нож, тут же раскрыл его, и к ужасу вскрикнувших Таньки и Катьки, принялся делать надрезы, увеличивая края небольших точек. Настя при этом, надо отдать ей должное, даже и звука не издала. Припав губами к ране, парень стал высасывать яд. И как бы его сейчас не лихорадило от мысли, что его единственная и любимая может умереть, он старался не поддаться панике. Раньше, никогда не сталкиваясь ни с чем подобным, он действовал сейчас рефлекторно, по какому-то наитию, родившемуся внутри. Он не знал, правильно ли он все делает, но он не мог бездействовать. И сейчас, выплевывая очередную порцию крови с горьким привкусом, он надеялся, что у него есть шанс спасти свою Настю.
  Несколько долгих минут, сохранялось гробовое молчание. Бледность никуда не уходила, и Макс не останавливалась ни на секунду. Ему даже казалось, что он сейчас высосет всю кровь, но желанного результата так и не добьется. Минут через десять бледность медленно стала отступать, и на лице появился легкий румянец. Подруги радостно завизжали, да и Макс сейчас хотел запрыгать от радости. Но, еще продолжив пару минут, свои спасательные действия, он прижег рану и сам наложил плотную повязку.
  Только теперь впервые взглянув на Настю, после того как он достал нож, он увидел, что лицо уже приобрело привычные краски, а в глазах дрожат бисера зарождающихся слез. Не выдержав, она схватила Макса за шею и, притянув его к себе, вмести с ним, упала на песок. Слезы уже нельзя было сдержать, и они щедро орошали мужскую грудь, которая также глушила тихие всхлипы.
  Стоявшим рядом парням и девчонкам стало неловко, и они оставили пару наедине. Настя плакала долго, и Макс не пытался ее успокаивать. На это у него сейчас не было сил. Он еще не мог до конца прийти в себя, и поверить то, что он смог высосать весь яд. Ради своей Насти он готов бы на все, и теперь осознав, что чуть было ее не потерял по нелепой случайности, он понял, как много она для него значит. Ведь если бы не она, то он бы пустил здесь все на самотек и предоставил все решать другим, точно так же как это сделал Пашка. Теперь он понимал его взгляд, который тот бросал на него. Ведь пока он был без сознания, тот с легкостью мог бы все уже организовать. В чем, в чем, а в организации других людей у него были прекрасные способности. Теперь же он понимал, что это было своеобразной проверкой для него, словно он спрашивал у него 'если ты достоин моей сестры, то докажи это'. И сейчас, когда Настя была при смерти, Павел считал себя виноватым, за то, что он не смог защитить свою сестру. А Макс понял, что сестра Павла для него Все.
  - Ну хватит Настенек, - проговорил он, наконец-то придя в себя, и стал нежно гладить ее плечи и волосы.
  Через несколько долгих минут она успокоилась и опухшими красными глазами посмотрела на своего спасителя.
  - Мак, - начала она, но он перебил, приложив указательный палец к ее губам.
  - Ничего не говори солнце. Я все знаю, - тихо проговорил он, а затем, приблизившись к ее лицу, нежно поцеловал ее.
  После долгого поцелуя, она уже повеселевшая прижалась к его плечу.
  - Я тебя люблю, - прошептала она.
  - И я тебя, - ответил он, - и ради тебя готов на все. Даже если мне придется умереть, я готов пройти сквозь ад, что бы вновь увидеть тебя и быть с тобой.
  - Обещаешь? - тихо спросила она, смотря в карие глаза.
  - Обещаю, - твердо ответил он, несмотря на пронесшее воспоминание как он пару раз проглотил горькую кровь
  Помолчав еще несколько минут, они поднялись и направились к костру, где суетились остальные ребята. За это время парни перетащили всю воду, которую бросили на краю леса. Девчонки уже сварили уху и как раз разливали ее по тарелкам. Несмотря на то, что Насте стало лучше, без посторонней помощи, она идти не могла. Нога была парализована и отказывалась сгибаться. Устроив Настю возле костра, девчонки подали ее легкого бульона, который ей сейчас был очень кстати.
  Разговор не клеился, никто не желал вспоминать произошедшую трагедию. Посидев еще некоторое время возле огня, все стали расходиться спать, пожелав всем спокойной ночи.
  Пашка задержавшись у костра, не торопился идти спать. Максим понимал, что тот хочет с ним поговорить, поэтому, уложив девушку, он вернулся к оставшемуся в одиночестве парню.
  Огонь продолжал еще поглощать оставшиеся небольшие запасы сухих веток, но никто из парней так и не стремился первым заводить.
  - Макс, - не выдержав тягостного молчания начал Павел. - Я должен перед тобой извиниться.
  - За что? - устало, произнес он.
  - За подставу, - горько произнес он.
  - Ну извиняйся, - безразлично произнес он, смотря на огонь.
  - В общем, прости Макс, за то, что я тебя подставил быть главным. Если честно я тебе немного не доверял, считал что ты не подходишь моей сестре, но я об этом никогда не обмолвился бы. Но я всегда относился к тебе как другу, но во мне все сидело это не доверие к тебе, но, несмотря на него, я считал бы тебя хорошим мужем для Насти.
  - Ну и что? - несколько удивленный неожиданным оборотом ответил он.
  - Я просто не хочу, что бы между нами не осталось непоняток. В общем, когда ты был без сознания, я мог все организовать, даже, несмотря на появившиеся странным образом твои раны, но я спустил все на тормоза. Решил посмотреть, как ты себя будешь вести себя в такой ситуации?
  - Ну и как? Посмотрел? - не скрывая сарказма, проговорил он.
  - Посмотрел, - серьезно ответил он. - И хочу тебе сейчас заявить, что у меня больше не осталось сомнений на счет себя. Макс ты настоящий мужик, и сегодня ты это еще раз показал.
  - Ты то же себя показал, - не удержался он и ответил, а чем тут же пожалел.
  Пашка виновато склонил голову, принимая в свой адрес справедливые обвинения.
  - Ладно Паш, это я погорячился. Ты ничего не мог изменить.
  - Нет мог, - зло ответил он. - Я был рядом и должен был что-то сделать...
  - Все Павел завязывай. Твои извинения приняты и хватит себя корить. Ты сделал все правильно. Настю отдал нашему качку, который может и с сотней килограмм так бегать, а что касается яда, так у тебя ножа с собой не было.
  Павел пытался, еще было спорить, но Макс быстро его успокоил. Настя, тем временем борясь со сном, и охватившей ее тело слабостью пыталась расслышать, о чем там говорят ребята. Она догадывалось, что между парнями происходит не простой разговор, и даже могла предположить, о чем именно они беседует, но сон сморил ее гораздо раньше.
  Выяснив до конца отношения, парни крепко пожали друг другу руки.
  - Ну что Пашка, пока остались вдвоем, может, все-таки скажешь, куда мы попали, а то твое валяние дурачка тогда меня изрядно рассмешило.
  - Ну надо ж было как взбодрить всех, вот и пришлось под шута заделаться. А если серьезно, то я, так же как и ты, не знаю что по этому поводу думать. Но все же, как это не горько осознавать, ... - и он замер на полуслове с открытом ртом.
  Макс насторожился, но, осмотревшись кругом признаков опасности, он не увидел.
  - Мы не на земле, - закончил он, безнадежным голосом.
  Глянув на небо, куда неотрывно смотрел Павел, парень почувствовал, как в душу заползает страх.
  В звездном небе, которое впервые было чистым от туч, сверкали незнакомые звезды. И на фоне неизвестных созвездий друг за другом выстроились три луны, которые сияли на небосклоне. Первая, самая младшая из сестер спутников была бледной и похожей на земную Луну. Вторая, почти в полтора раза крупнее сияла желтым цветом. Ну а третья, самая крупная была покрыта бледно-розовыми оттенками.
  - Вот нам Пашка и ответ, - совсем безрадостно произнес он.
  Но помимо этого как в мозге, окончательно умерла надежда о Земле, и появилось твердая уверенность, что это новый незнакомый мир, Макс ощутил, как страх ушел, а вместо него пришла необыкновенное ясность и спокойствие.
  - Знаешь, я, думаю, остальным пока не стоит об этом говорить.
  Павел согласно кивнул, глядя на лицо друга полное твердой решимости и уверенности.
  - Согласен. Пускай у ребят еще хранится надежда.
  Парни еще долго сидели возле затухшего костра и рассматривали звездное небо. Незаметно для себя они стали подбирать звездам и их скоплениям названия. И часть из них была иногда настолько необычными, что вызывала у них только смех.
  - Ладно Макс, пошли спать, а то уже скоро рассвет.
  Прошло не более пару часов и недавно уснувшие ребята, оказались разбужены могучими раскатами грома. Не прошло и нескольких секунд, как с неба сорвался дождь. Причем, находясь в палатке, создавалось такое ощущение, что она попала под водопад. Пашка пытался, было высунуться из укрытия, но тут же юркнул обратно, получив по голову удары крупными ледяными градинами, каждая из которых была размером с вишню. Повторить сою попытку он отказался, потирая ушибленную макушку.
  Дождь уже продолжался больше часа, но прекращаться никак не собирался. Хоть град и перестал, но высунуться наружу по-прежнему никто не желал. Спустя пол часа неожиданно в палатку ворвались соседние жильцы. Как оказалось, порыв ветра опрокинул их палатку, а в такую погоду снова ее поставить было не возможно.
  Все это время пока властвовала стихия, Макс корил себя, что медлил с переселением и теперь вынужден платиться потерей одной платки. Дождь успокоился лишь к обеду. Выбравшись наружу, ребята оказались поражены тому, что увидели. Если же на Павла упали небольшие градины, то вокруг их палатки расположились, куда посерьезней снаряды. Всего лишь в двух метрах от них в мокрый песок было воткнуто несколько ледяных копий, часть из которых достигала даже до груди высокого Кирилла.
  Машину так же не пощадило. Ее крышу проткнуло пара метровых сосулек. Также как и вторую палатку не дав ветру разбросать ее по пляжу. Если сказать что ребята были поражены, то это значит, ничего не сказать. Они еще не могли поверить, как смогли избежать участи быть пораженными ледяными копьями, которые даже нельзя было обхватить.
  - Похоже, пора нам подыскать более серьезное укрытие, - произнес Макс, срывая полог молчания сковавших всех остальных.
  Аномальный дождь заставил всех по-другому взглянуть на окружающую их действительность. Если же до этого они относились к своему появление на пляже, как к обыкновенному приключению, то теперь, они осознали всю серьезность своего положения. Парни весь остаток дня занимались поиском надежного убежища. Их старания оказались вознаграждены, им удалось отыскать небольшую пещеру. Она располагалась на одинаковом расстоянии, как от леса, так и от моря. Уже спустилась ночь, кода молодые люди расположились на новом месте. Павел опасливо поглядывал на Макса, указывая на то, что скоро появится второй полумесяц. Парень скрипел зубами, но сделать ничего не мог, он лишь торопил всех, стараясь как можно быстрее укрыться в пещере. К его большому облегчению, никто так и не заметил появления второй луны. Разведя костер, молодые люди устроились вокруг него.
  - Ребят, может все-таки кто-нибудь объяснит, что это произошло на пляже, - спросила Катя.
  - А что тут объяснять, - удивленно сказал Павел. - Дождь как дождь. Подумаешь град чуть крупнее выпал.
  - Это ты называешь чуть-чуть? - добавил Кирич.
  - Да вполне обычный дождь, - добавил Вася.
  - А как тогда на счет града? - не унимался Кирилл.
  Между молодыми людьми разгорелись не шуточные споры про град. Заручившись поддержкой Васи, который внезапно оказался на стороне Макса с Пашкой они все пытались убедить девчонок и их несговорчивого друга в том, что подобный аномальный град может быть вполне реальным для Земли.
  - Все Кир ты меня достал, - не выдержал уже довольно рассерженный Макс.
  Мало того, что его стало лихорадить с утра, так к тому же его состояние к вечеру только ухудшилось. До сих пор он держался только из своего упрямства, и каждые слова ему приходилось говорить с трудом, поэтому этот нескончаемый спор его совсем доконал.
  - Ну что ты хочешь от меня услышать? - уже дрожащим голосом проговорил он. - Да признаюсь, это не обычный град, и на земле таких не встретишь. Ты это хочешь услышать?
  Но Кирич молчал и девчонки притихли.
  - Или что я должен тебе сказать, что мы провались в какую-то дыру и оказались неизвестно где? Да я понятия не имею где мы все находимся и какой урод, засунул нас сюда и почему все мое тело в кровавых ошметках.
  Ребята виновато, склонили головы, но Маска понесло.
  - Я тут как придурок, перед вами распинаюсь, стараюсь сохранить в ваших мозгах надежду на то, что мы находимся хоть на каком-то экзотическом острове, но еще на Земле. Так нет же, все правды хотите. А вы уверены, что у вас крышу не сорвет оттого, что вы узнаете, где находитесь? - чуть ли не крича, выпалил он.
  Его вид сейчас был страшен, все лицо заливал пот, небольшие темные волосы были взъерошены, глаза были подобны двух взбесившимся красным углям.
  - Ну что затихли, - обводя своим взглядом, где испуганные, а где обеспокоенные и удивленные лица. - Ну что? Что, хотите правду матку, о том, где мы? Тогда прошу все взглянуть на ночное небо, если кто еще не догадался проверить по звездам, где мы находимся.
  Он пытался, еще что-то сказать, но внезапно зашатался. Левая нога подогнулась, и он стал заваливаться на бок. Но Павел, видя состояние друга, ожидал что-то подобное и успел того подхватить.
  - Что с ним сразу же забеспокоилась Настя
  - Похоже, простыл, - ответил брат, догадываясь о настоящей причине жара атаковавшего тела.
  Пока брат с сестрой укладывали Максима, остальные ребята выскочила из пещеры, и стали глазеть на звезды.
  - В общем, мы не на Земле, - проговорил он сестре. - Мы вчера с Максом видели ночное небо. Мы там не нашли ни одной знакомой звезды, но больше нас заворожило зрелище трех лун.
  Но девушка, кажется, не расслышала его.
  - Настя, ты поняла, о чем я сейчас говорил?
  - Да.
  - И тебя это совсем не пугает.
  - Единственно, что меня сейчас пугает так это состояние Макса. Мы можем что-нибудь для него сделать?
  - Честно не знаю, если только менять повязки на холодные. Слишком уж у него лоб горячий.
  Невысокая девушка тут же метнулась к машине и уже вернулась от нее с полуметровым ледяным копьем, которое в руках крутил Кирич пока они ехали к пещере.
  - Насть там три луны? - раздался голос прибежавшей Таньки.
  - Я знаю, - коротко ответила она, пристраивая на горячем лбе повязку со льдом.
  - Ну что, - начал Павел. - Я так пологая теперь все знают, что мы в ином мире, - проговорил он, обводя взглядом лица с различными чувствами.
  
  Глава 4
  Неожиданные гости
  
  Бывшие земляне уже более двух месяцев провели на острове. За все это время они уже не мало раз столкнулись с неприятностями. Свалившая Макса лихорадка чуть его не убила. Не отходившей от него Насти, даже показалось, что у него один раз остановилось сердце, и она тут бросилась делать ему искусственное дыхание. Но как потом оказалось молодое сердце просто замедлилось, борясь с охватившим тело жаром. Но все закончилось благополучно. Через семь дней, парень смог самостоятельно передвигаться, несмотря на небольшой оставшийся жар.
  Всю эту неделю командование на себя принял Павел. За это время парни исследовали ближайшие территории. Нашли недалеко ручей проточной воды, обустроили пещеру. Даже на ее широком входе соорудили что-то вроде небольших запирающихся ворот. В общем, время скучать им не было. Запас круп подходил концу, и их пришлось жестко экономить. Рыба стала основным блюдам, но с каждым днем она начинала надоедать. Также запасы соли были не бесконечны, и ее лишь добавляли в общею похлебку, которая готовилась в котелке.
  Через три недели раны на теле Макса затянулись, оставив после себя уродливые шрамы. Весь живот и правая сторона груди балы покрыта бугристой вязью срастающейся кожи. Он даже стал комплектовать по этому поводу, но Настя быстро выбила из него эту дурь. И уверила в том, что они его нисколько не уродуют и теперь он в его глазах выглядит только еще мужественней. Поддержка любимой придавала ему силы с твердой уверенностью смотреть на их будущее.
  В один из дней, Макс с Васей, забравшись на один из высоких холмов, смогли разглядеть границы своего места обитания. Они оказались заперты на довольно крупном острове, который был вытянутым в длину. И они как раз располагались в одной из двух его крайних частей. Что бы исследовать весь остров понадобилась бы несколько недель. Поэтому Макс решился пока ограничиться лишь территорией, граничащей с высоким холмом, располагавшимся в пяти километрах от моря. И как оказалось, он был прав.
  В начале пятой недели, уйдя с сумкой за местными кокосами которые оказались очень питательны, а заодно, и проверить силки, расставленные на местных куропаток и перепелок, Макс опять столкнулся с новой неприятностью. Этим сюрпризом оказался зверь похожий на черную пантеру, с огромной зубатой пастью. При чем зубы, словно ножи, торчали больше чем на ладонь из широкой и длинной челюсти. Местный хищник был своеобразной помесью крокодила и пантеры. Это самое ближайшее описание, которое смог подобрать парень. Помимо этого он также успел отметить мощные лапы, которые заканчивались длинными когтями. В доли секунды, оценив представшего перед ним хищника, парень успел поразиться тому, так быстро оценил его способности, а также в тот момент готов был поклясться, что он знает, как будет дальше атаковать зверь. За это время, уверовав, что на острове нет крупных хищников, ребята утратили бдительность, и Макс за это чуть не заплатил жизнью. Все это время они постоянно носили собой копья, сделанные из прочного и твердого дерева. Но как оказалось, Макс просто забыл прихватить его с собой. Единственное что у него было с собой из оружия, так этого верный нож, подаренный его старым другом.
  Зверь, размером не превышающий и метр не собирался своему будущему обеду давать время на раздумья. Зарычав, он прыгнул на свою жертву. Макс не растерявшись, бросил в него свою сумку и выхватил нож. Первый бросок зубастой пантеры оказался неудачным. Жалкий человек успел увернуться. Недовольно зарычав, пантера развернулась для нового броска. Даже вид опасно сверкающей стали, не заставил ее изменить своих намерений. На этот раз бросок был стремительней. Парень не успел избежать встречи с лапами, его груди уже коснулись когти, но в этот же момент, острейшая сталь вонзилась в темный глаз. Безумный дикий вопль сотряс окрестности. Зверь тут же рвал в сторону, попутно разукрасив своей лапой лицо парня, оставив после себя на память след. Через левый глаз пробежали три кровные дорожки, которые тут же залили его, лишая возможности видеть. Пантера, получившая смертельное ранение попыталась убраться с поляны, но через несколько шагов, она завалилась на бок и захрипела. Пошатывающимся шагом к ней подошел Макс и, придавив зверя коленом, перерезал ей горло. Черное тело еще несколько раз судорожно дернулось, а затем затихло. Кровь из рассеченных брови и щеки сильно хлестала. Кое-как, заматовав своей майкой голову, он поспешил в лагерь, не забыв при этом захватить с собой и свою добычу. Туша весела килограмм пятьдесят, и ноша оказалось не слишком тяжелой.
  Его возвращение наделало не мало шуму. Катя подняла крик, переполошив всех. Окровавленный вид Макса всех сильно напугал, что даже никто не обратил внимания на черного зверя. Лишь только когда разобрались что с их другом, почти все в порядке, ребята обратили внимания на пантеру. Макса сейчас больше же волновали его кровоточащие раны на лице. Как оказалось, из трех полос, средний разрез был самым глубоким, пришедшимся как раз через середину глаза, благо, что тот не вытек. Раны пришлось зашивать, и эту операцию на себя пришлось взять Пашке. У девчонок тряслись руки, и он первый кто вызвалась заштопать случайного охотника, избежавшего участи быть съеденным зверем. Всего пришлось наложить десять швов, по два на крайние и целых шесть на центральный разрез. Раны на груди оказались не такими страшными, и зашивать их не пришлось, ограничились лишь тугой повязкой.
  Это происшествие заставило их всерьез задуматься о безопасности. Парни укрепили свои входные ворота, также изготовили большое количество кольев, которое установили сразу же после входа, и только после этого смогли вздохнуть спокойно. Сделав дело, новоявленные робинзоны решили сделать себе праздник. Выпивка у них еще осталось, а из мяса пантеры получились чудесные шашлыки. И мрачный день превратился в шикарный праздник.
  
  Переезд в пещеру оказался не напрасным. Ураганный дождь с градом повторился еще не один раз. Ребятам даже удалось вычислить его периодичность. Дождь повторялся каждые две недели, при чем количество ледяных копий каждый раз было различным. Иногда их всего пару штук можно было найти на пляже, иногда же от них была даже не ступить на песок. Непонятная аномалия так и не нашла у них ответов. И все только махнули на нее рукой. Уже заранее зная о приближающейся грозе, все спешили укрыться в пещере. Пожалуй, только это обстоятельство и останавливало Макса от попыток исследовать весь остров, но, решив, что после следующей грозы, он все возьмется за исследования всей территории.
  Рассказ всем о своих планах, он вызвал шквал различных эмоций. Настя наотрез отказалась его отпускать и никакие доводы никак не помогали. К тому же он планировал с сбой прихватить еще и рослого Кирича, круглый выступающий мозоль которого, исчез прямо на глазах. Но Катька, как и Настя уперлась на своем и была против их похода. Почти три дня уговоров все-таки принесли плоды. Парни пообещали, что в первый раз уйдут не более чем в трехдневный переход от лагеря, а затем вернуться. На это девчонки согласились и на следующий день ребята отправились в путь.
  - Так что все-таки хочешь найти?
  - Честно говоря, не знаю Кир, - отозвался Макс, осматривая окрестности с очередного холма покрытого сплошной зеленью. - Возможно, этот остров не такой уже и необитаемый как мы считаем.
  - С чего ты взял?
  - Даже не знаю. Просто у меня чувство, что кроме нас в этом мире должны быть люди. Даже если посмотреть на деревья и животных, да и тех же рыб, то можно найти много сходства с нашими земными. Но, а если флора с фауной имеют одни и те же сходства, то в такой же среде наличие человека как раз вполне правдоподобно.
  - Это ты кончено, верно, подметил, вот только бы хотелось знать, что это все-таки за мир, в котором мы оказались.
  - Это Кир мы можем только у местных выяснить, если их конечно найдем. А так можем пока строить кучу различных гипотез о параллельных мирах. Ты же ведь, наверное фантастику с фентази читал?
  - Так, пару книг когда-то прочел.
  - Так что можешь фантазировать на тему эльфов, гномов и орков. Можешь и несколько новых рас как раз придумать. Все равно пока делать нечего.
  Парни замолчали и дальше двигались молча. Сейчас их путь предстоял через небольшое плато с высокой травой. Благо на их пути им не встречалось крупных хищников, и их путешествие было спокойным. Пару раз, правда, им на глаза попадались несколько огромных животных, с виду походивших на носорогов, Только вот вся спина их еще было утыкана костяным панцирем, что парни даже готовы были поверить, что они попали в мезозойскую эру. Поэтому весь дальнейший путь они были настороже. Мало ли какие здесь есть еще обитатели помимо зубастых пантер и костяных носорогов. К всеобщему удивлению Макса, он мог безошибочно читать следы. Он, конечно, не знал, кто их мог оставить, но по непонятно каким признаком, которые вдруг вырисовывались в его голове, он мог определить в общих чертах кто же недавно проходил по траве. Уже на обратном пути он даже пытался разобраться в появившихся у него способностях, но все это было без толку. Он лишь только отметил, что у него появилась еще одно странность, которая еще больше пугала его. А копаться слишком глубоко в себе ему сильно не хотелось. Просто он побаивался того что упорно скрывает его память, и ворошить этот улей он никак не решался. Поэтому возвращаясь в лагерь, он лишь только пытался как можно лучше читать следы на тропе, от тех подсказок, которые появлялись у него в голове. К их облегчению за проведенную почти неделю в джунглях, они так и не наткнулись на хищников. Макс был расстроен тем, что так и не нашлось следов пребывания человека, да и каких либо других признаков существования здесь другой разумной расы. Но чем ближе он оказывался к лагерю, идя по уже знакомых дорожкам, его разум все не давал ему расслабиться.
  Его мысли погрузились в события прожитых недель. И среди, казалось бы, череды почти однообразных дней, его вечно не спокойный мозг улавливал непонятные странности, которые с ним происходили. Он не мог никак это объяснить, но чувствовал что с ним, что не так. В первый раз он это заметил, когда внезапно взвывший внутренний голос об опасности, заставил его погнать всех в пещеру, и как оказалось не напрасно. Менее чем через час начался второй ураган с огромными ледяными иглами. В случаи с зубастой пантерой, тоже было не все ясно. Как ему показалось, он двигался быстрее своих обычных возможностей. Также он знал, что нет нужды бояться косно-панцирных носорогов. И кроме это было еще большая куча различных мелочей, на которые он раньше не обращал внимание, а теперь они казались ему довольно странными. И чем больше он погружался в свои мысли, тем больше в нем появлялось подобных сомнений.
  Для Васи же весь обратный путь выглядел совсем угрюмым, и все его попытки разговорить друга, ни к чему так и не привели.
  Поднявшись на знакомый холм, взгляду парней открылся вид их пляжа. Увиденное зрелище заставило сердце Макса сжаться от боли и страха. Недалеко от берега замер корабль. В своей жизни Макс повидал не так уж много морских судов, но сейчас, перед его глазами, представив лицезреть свою корму, замер образчик каперства, быстроходный корвет. Его три главные мачты высоко возвышались над самим судном, словно подпирали сами небеса. Но парню некогда было рассматривать старинный образец верфи-строения восемнадцатого или девятнадцатого века. Он заметил, что от корабля отделилась шлюпка и довольно быстро приближается к берегу. На пляже же радостно махали руками его друзья. Почувствовав неминуемую беду, он вихрем сорвался в низ. Весь его спуск занял не более двадцати минут, у Васи на это ушло на пару минут больше.
  Когда Макс оказался на пляже, матросы уже высадились и к этому времени уже связывали обезоруженных парней и девчонок. Ненависть в этот момент затопила разум, когда он увидел, как один по виду из главных матросов ударил Настю, которая оказывала сопротивление. Озверев, он в считанные мгновения преодолел расстояние в три сотни метров и даже не запыхавшись, метнул одно из двух копий в одного из воинов. Бросок оказался удачным и сильным. Тело одного из пиратов, которого покрывали сплошь татуировки, отшвырнуло на несколько шагов, а из его груди торчал наконечник копья. Втрое копье он метнуть не успел, ему пришлось отбивать атаки сразу двух подпрыгнувших к нему бородатых корсар, один из которых при этом был одноглазым. Не слишком уверено владея своим орудием, он его лишился через несколько полученных довольно легких ударов. Второй же собирался в этот момент его прикончить, но, удачно пропустив меч который собирались ему вонзиться грудь, он уже оказавшимся в руке ножом вонзил его в грудь одноглазого, а остановившегося второго капера проткнул выставленным клинком его же товарища.
  Будь всего лишь пират еще два три, то Макс надеялся, что мог бы с ними справиться, но вид шести перекошенных злостью лиц лишали его всякой надежды на долгую жизнь. Сейчас, он даже был абсолютно не уверен, что ему помогут его навыки тайского бокса, которым он занимался, последние семь лет.
  Оставшиеся воины всерьез отнеслись к потерям своих друзей, и они решили напасть все сразу. Но внезапно они замерли остановленные властным твердым голосом, а от шлюпки поднялся ранее не замеченный еще один пришелец судна. Он разительно отличался от остальных матросов. Вместо цветных маек, и платков покрывавших, где лысые, а где и длинноволосые головы, он был одет в длинный плащ, достававший до верхнего края сапог, заканчивающихся почти у колен. На голове была широкополая шляпа, которая скрывала лицо своего господина и не позволяла его рассмотреть. К этому времени уже рядом стоял Вася.
  Не успел Макс на него взглянуть, как тут же ощутил, как в его живот врезался невидимый кулак, который его отбросил на несколько шагов и заставил харкать кровью. Василий замер как вкопанный не смея пошевелиться. Тем временем Макс поднялся и увидел, как сверкает белоснежная улыбка из-под полога шляпы, при этом в одном месте он заметил золотистый блеск.
  Не успев еще до конца подняться, он, словно расслышал нарастающий свит, и в его ухо зарядил новый невидимый удар. Так получая невидимые тумаки, которые стали все быстрее сыпаться с разных сторон, Макс все продолжал им противостоять, но с каждым новым пропущенным ударом он ощущал, как его тело разрывается от боли. И как он не пытался он никак не мог защититься от невидимки, который методично продолжал его избивать. Но в месте с болью в нем росла и ярость. И вот когда ему показалась, что она сейчас его затопит, то очередной удар отправил его в забытье.
  
  Глава 5
  На корабле
  
  Сон для Макса был странным и жутким. Сам он оказался, словно заперт в огромном лабиринте серого камня, стены которого покрывала пелена тумана. Белое покрывало устремлялось в высь, где всего лишь в десятке метров над головой венчало черно-бордовые небеса, которые так и давили своей тяжестью. Среди многочисленных ходов и проходов ему все время чудились разные страшные образы. Но все время, перемещаясь, ему удавалось избежать встречи с темными силуэтами, которые наполняли его сердце страхом и ужасом. И еще ему казалось, что эти неизвестные существа ищут именно его. Затаившись за одним из поворотов, он не знал куда дальше двигаться, ему казалось, что страшные шаги раздаются отовсюду. Спустя мгновения он услышал, как дикий вой сотряс дымящиеся стены, а небеса словно сгустились над его головой, а в душу ворвался раздирающий ее ужас. И словно почуяв, где находится незваный гость, твари, окружившие его, устремились к нему. Парень не смог сдержать своего вопля страха и закричал во весь голос. Но вместо привычного его баритона, окружающее пространство охватил подобный рев, который издали приближающиеся тени.
  Сознание не могло вынести пожирающего ужаса, и вытолкнула его в реальность. Дернувшись от остатков страха, он пытался вскочить, но его тело, как оказалось, было связано, и он лишь с трудом пошевелился.
  - Что за черт? - выругался он, но память явила воспоминания, и он ощутил вкус запекшейся крови на своих губах.
  - Как ты? - Раздался рядом обеспокоенный голос Павла.
  - Все здесь? - Вместо ответа спросил он.
  - А ты разве не видишь? - раздался чуть сбоку голос Кирилла.
  Развернувшись, у противоположной стенки, он увидел темный силуэт, который принадлежал его другу. Больше кроме трех парней в комнате не оказалось
  - А остальные где?
  - На палубе, - ответил Кирилла.
  Глаза Макса уже совсем привыкли к темноте, и он смог рассмотреть, где он оказался. Узница оказалось небольшой, может три на четыре метра. У одной из стен сидели Максим и Павел, а напротив Кирич. Оказалось что все связаны одинаково. Парни находились в сидячем положении, их руки были схвачены тугой веревкой и висели над головой и были привязаны к толстому кольцу, торчащему в стене.
  - Давай по порядку. Что произошло, когда меня вырубили на пляже?
  - Тебя избил какой-то невидимый боец, - начал Кирилл. - Мне со стороны казалось, что вокруг тебя крутиться небольшой вихрь, который при более близком контакте наносил тебе удары. Вася же в это время замер и не мог пошевелиться. Превратился, словно в истукана и наблюдал за твоим избиением. После того как ты упал, пираты радостно закричали. Одиноко стоящий мужик в плаще как мне показалось, был чем-то не доволен. И ты мне не поверишь, стал выпускать со своих рук молнии в песок.
  Кирилл хотел, было произвести впечатление на своего друга, ожидая такой же реакции как от Павла, но Макс промолчал, и даже не повел бровью и стал ждать дальнейшего рассказа.
  - Через несколько минут он успокоился, и матросы, обходя его стороной, закинули всех нас в шлюпку. Многие из нас были без сознания, я же пытался рассмотреть корсарах. Честно сказать пацаны, то я перетрухал. Никогда бы не подумал, что со мной может подобное случиться. Каждый из пиратов нагонял на меня больших страхов своим видом. Все руки в шрамах и извращенных татуировках, да к тому каждый выглядит посильнее нашего качка. Но больше всего страха нагонял мужик в плаще, и как я понял не только на меня. Его даже сторонились пираты, он так и оставался сидеть один на носу шлюпки. Когда мы оказались на корабле, все пришли в себя кроме тебя. Девчонок вместе с Васей оставили на палубе, а нас загнали сюда.
  Не успел он закончить свой рассказ, как открылась дверь, и веселый голос что-то пролаял. Затем капер отступил в сторону, и в их камеру влетело тело.
  От этой внезапности Макс оказался в шоке. Его голову сейчас раздирали вопли, которые с трудом сдерживались, стиснутыми зубами.
  'Что за хрень. Я похоже брежу. Я ведь не мог понять, что этот урод сказал. Но все же его слова сейчас раздирают мой мозг. - Держите свого дружка, - сказал он. Но как? Что за шутки?'
  Но мысли были прерваны.
  - Это же Вася.
  - Что с ним?
  На перебой закричали друзья. И только Макс просил совсем другое.
  - Вы не разобрали, что он там сказал, а то у меня голова до сих пор еще трещит.
  - Макс, ты шутишь? Да разве поймешь эту помесь китайского и арабского, - произнес Павел.
  'Я точно спятил. Это все из-за дурацкого сна. Тут даже не знаешь что хуже реальность или сон. Там чуть на куски не разорвали, да и здесь похоже не лучше'.
  - Да они его убили, - в панике завопил Кирич.
  - Да не похоже. Вроде дышит хоть и с трудом. Похоже, его избили до полу смерти. Поэтому он весь и в крови. А ты что скажешь Макс?
  Боксер, который вспоминал свой проигранный поединок невидимке и пытался разобраться с растущим комом бешеных мыслей, посмотрел на друга. Он сразу понял, что тот жив. Неизвестно откуда взялась эта уверенность, но в этом он был абсолютно уверен. Он даже знал, что на теле нет ни одной сломанной кости и по нему били словно специально, что бы ничего не сломать.
  - Похоже, эти уроды решили сделать для себя развлечение и устроили что вроде кулачного боя.
  - Откуда знаешь? - сразу оживился Пашка, внимательно глядя на друга.
  Ответить Макс не успел. Вновь раздался скрежет открываемого замка, и в камеру вошло три посетителя. Один из них походил на странного типа со шляпой, который был на берегу. Но, не заметив золотого блеска на зубах, парень понял, что это другой воин.
  
  - И ты хочешь меня уверить в том, что этот парень убил троих наших людей и заставил истощить наполовину весь запас Крогсара? - указывая на Макса, проговорил странный воин.
  - Да ор-Ксарк. Именно этот парень, а не тот, - указал на бессознательного Васю, - уложил троих наших и пять минут выстоял против духа.
  - Странно, а по его виду не скажешь, - все продолжал пожирать глазами Макса, сказал один из магов корабля.
  Парень же понимая, о чем они говорят, переводил взгляд то с одного, то на другого.
  - Слушай Маталь, а он что, понимает, о чем мы говорим? Ты смотри так и пожирает нас глазами, да еще с такой ненавистью.
  Широкоплечий корсар, обтянутый плотной синей майкой, рванной в нескольких метах, а также опоясанный на руках красными повязками перевел взгляд на Макса.
  Не сказать что, глядя на своих тюремщиков, парень испытывал к ним ненависть. Просто в свете масляной лампы, которой отсвечивала его изумленный расширенный карий взгляд вызвал совсем другие чувства.
  - Не знаю ор-Ксарк. Но взгляд действительно дикий.
  - И откуда они только взялись на этих проклятых островах? - подал голос, второй пират, лишь немногим уступавший габаритами первому.
  - Скоро узнаем, - довольно проговорил, длинноволосый маг. - Крогсар сейчас занимается восстановлением своей энергии. Как говорится, совмещает приятное с полезным. За одно впитает в себя знание одной из девок, после того как насытиться ее плотью.
  - И с кого же он решил начать? - весело спросил выходящий Маталь, предвкушая, что ждет несчастную. - Неужели с мелкой, которая похожа на дикую кошку?
  - Конечно. Так расцарапать лицо нашего мага, после того как он ее ударил. Кто бы мог подумать, что в ней столько силы, чуть оттащили, - улыбаясь, произнес Ксарк. - Она даст гораздо больше силы, чем остальные. Лакомый кусочек. Я бы и сам был не прочь отведать ее плоти. Страх как обожаю непокорных...- но он так и не спел договорить.
  Терпение Макса кончилось, боль и ненависть застелила глаза. Он прекрасно понял, о ком из девушек сейчас говорили пираты. У Насти всегда был буйный нрав и тяжелый характер. Иногда даже Максу казалось, что легче покорить Эверест, чем добиться благосклонности своей девушки. Но, несмотря на все трудности, он смог завоевать ее сердце и любовь. Он прекрасно знал, что она никогда не сможет стерпеть насилия над собой. Вот и сейчас ненависть захлестнула ее, и слабая девушка без страха бросилась на своего мучителя.
  От мысли, что его любимой, кто-то сейчас смеет касаться против ее воли и причинять ей боль, он ощутил, как в его душе просыпается кровожадный зверь. И когда он не смог вынести очередной фразы о предстоящем насилии Насти, он взревел как невидимые твари из его сна. Взревел, как и сам, но просыпаться ему уже было некуда. Его руки с легкостью разорвали связывающие его крепкие путы. Менее чем за секунду, он оказался возле стоящей троицы. Первым же ударом он пробил грудь Маталя, вторым, пытавшегося что-то наколдовать ор-Ксарка. Схватив окровавленными руками последнего пирата и взглянув на него бешеным взглядом, горящим красным пламенем ненависти, он с трудом выговорил одно слово.
  - Крогсар, - его голос был подобен утробному рычанию, но как оказалось, оставшийся матрос понял его, и указал рукой в сторону двери.
  Схватив его рукой за шею, он вытолкнул его в коридор, заставляя идти впереди. Капера просить дважды не пришлось, он весь, трясся от страха и не делал попытки сопротивляться. Пройдя по небольшому коридору и свернув пару раз, он остановился напротив крепкой двери.
  - Каюта ор-Крогсара, - с трудом проговорил капер, с ужасом смотря на налитые кровью глаза.
  Схватив матроса, он толкнул его в дверь, которая, не выдержав натиска, вместе с телом оказалась в каюте.
  - Что это значит? - Закричал маг, сияя золотым зубом. Отстраняясь от девушки.
  Не обращая внимания на воина со спущенными штанами, Макс сразу же впился взглядом в Настю
  Повернув голову, она сильно округлила глаза, увидев своего парня. Он же напортив, испытал прилив еще более жгучей ненависти и злости. На ранее прекрасном загоревшем личике вокруг левого глаза расплывался огромный синяк. Ее нежные губы были окровавлены. Обтягивающая майка была разорвана на части, и обнажала прекрасную грудь, на которой уж проступали синие кровоподтеки. Пытаясь чем-либо закрыть свои обнаженные бедра, Настя с ужасом смотрела на взбешенного парня.
  Сознание Макса от вида избитой девушки, полностью утонуло в звере. Вновь взревев еще громче прежнего, он бросился на мага. Но ор-Крогсар быстро пришел в себя - и выпустил в Макса огненное копье.
  Тело парня, пробивая деревянные перекрытия, вылетело на палубу. Он тут же поднявшись вновь зарычал, и хотел броситься назад, словно в него и не попадало копье огня . Но корсары уже были наготове и стояли с взведенными арбалетами. Как только парень оказался на ногах, в него тут же впилось несколько стрел, которые отшвырнули его к одному из бортов. На палубе появился Крогсар, из носа, которого струилась кровь. Быстро выкрикнув еще одну фразу, он вновь выпустил свое огненное копье, которое, врезавшись в тело, выбросило его за борт.
  
  - Что здесь происходит? - раздался сухой царапающий голос седовласого старика только что вынувшего из каюты капитаны.
  То, что он увидел, совсем ему не понравилось. Палуба, сделанная из крепчайшего дунка северных лесов Арании представляло собой одни щепки. Лица корсар, прошедших сотню кровавых схваток, одного из самых грозных кораблей всех водных просторов было полно не скрываемого ужаса.
  А растерянный вид одного из самых талантливых молодых магов, замершего посреди всего погрома наводило на мрачные мысли.
  - Это был..., - но двух двухметровый корсар, держащий двуручную секиру, так и не успел договорить, так как рядом с кормой разорвалось ядро, накрывшее палубу водой.
  - Все по местам. Поднять паруса, Курс на север - тут же стал раздавать команды капитан, появившейся вместе со странным стариком.
  - Пока наши матросы будут пытаться уйти от преследования, ты мне Крогсар расскажешь, что же здесь произошло. А то ведь всего лишь оставил вас на полдня, а вы тут с братом бойню устроили.
  Начал говорить старик, возвращаясь в каюту капитана даже на глядя на приближающие три галеона которые появились из неоткуда.
  - Кстати, где он? - спросил старик, закрывая дверь и пропуская своего молодого ученика в шикарную каюту.
  - Он мертв учитель, - мрачно проговорил он.
  Жесткий взгляд вцепился в угрюмое лицо, пытайся по нему прочитать, что же произошло за время его отсутствия, пока он странствовал в верхнем мире.
  
  Макс не понимал что происходит. Казалось, он только увидел свою истерзанную Настю, как ощутил, что вокруг его уже тела уже сомкнулись теплые объятия морской воды. Его тело потянуло вниз, в легкие врывалось вода, но в это момент в голове словно сработал какой-то механизм. Время словно замерло, и сознание окунулось в представшую картину недавнего прошлого.
  
  Глава 6
  В тумане
  
  Макс чувствовал себя словно тесто, которому только что намяли бока. Он помнил все мельчайшие события, которые с ним произошли и, исходя из всей логики вещей, после удара молнии в машину, он должен был умереть. Но вместо этого перегруженный мозг был зажат в черепной коробке, и он явно не мог понять, где же сейчас находится его тело. Каким-то ты неимоверным усилием он все же заставил свой разум выплыть из окружающей пустоты и вновь вернуться в тело, заполненное болью, которое казалось, находится где-то снаружи.
  Открыв тяжелые глаза, он увидел перед собой белую ткань сработавшей подушки. Попытавшись двинуться, он ощутил, как по телу прошелся хруст, вправляемых обратно суставов.
  - Во черт, - проговорил он, стерев наплывшую на глаза кровь, сочившуюся из рассеченной брови.
  Распоров складским ножом подушку, оказавшимся в боковом кармане двери, и отстегнув ремень, он облегчено вздохнул. Проверив свою Настю, он убедился, что с ней все в порядке. Освободив ее от подушки безопасности, и осторожно устроив в кресле, он стал осматривать своих друзей. Но они также все были без сознания, и их никак не удавалось привести в чувства. Оставив эту затею, он стал осматриваться, где они оказались. За окном находился плотный туман, который поблескивал серебреными образами. В душе зашевелился трусливый червь. Но, подавив приступ слабости, он все же решил выйти из машины, хотя все его естество было против этого. Он бы и не выходил, но все попытки запустить двигатель ни к чему не привели, да и к тому из-под капота шел пар. Поэтому хочешь, не хочешь, а покидать показавшеюся такой надежной крепостью, салон машины, все же пришлось.
  Макс переживал, что разряд молнии ударивший в машину мог спалить все ее мозги и ее придется оставить. О том, что он жив, он старался как-то не думать. Так как после разряда в десять тысяч вольт, только кучка пепла должна была остаться. Поэтому подобные мысли он гнал от себя, как проказу, отсрочивая момент осознания своего чудесного спасения. Избегая впадения в стопор, он начал действовать.
  Осторожно открыв дверь, он тут же ощутил, как в нос ударил запах серы, или чем-то с ним схожий. Прислушавшись, он ощутил вокруг полную тишину, и это было странно. Так как где-то рядом должна быть автострада, и он ожидал услышать шум проезжающих машин. Но несколько минут напряженной тишины, так и не разразились каким-либо звуком. Неприятные домыслы, стали стучаться как таран в дверные створки. Ощутив предательскую дрожь, он все же вылез из машины. Ноги тут же увязли в каком-то месиве похожем на грязь.
  Помянув черта и бога, он ощутил себя уверенней. Появившийся внезапно ветер, Макс даже не заметил. Открыв капот и глянув по сторонам, он стал осматривать дымящий двигатель. На первый взгляд ничего страшного не произошло. Все выглядело целым. Масло и тосол оказалось на уровне. Компьютер вроде не расплавился. Скинув аккумуляторные клеммы, он их вновь накинул и собирался уже закрыть капот, как вдруг невидимая иголка впился в правый бок. И повинуясь взвывшему внутри чувству опасности, он метнулся влево. Не успев еще отскочить, он услышал скрежет и хруст машины. Развернувшись, он увидел как на том месте, где он только что стоял, передний края машины раскроил серповидный отросток, обладатель которого скрывался под покрывалом тумана. Новый порыв ветра приподнял серебристую завесу и Макс обомлел, увидев пред собой ожившего монстра.
  Фантастический зверь, был ужасен. Серповидная конечность уходила за рогатую голову и похоже являлась хвостом. Голова была воплощением пугающих страшных снов. Прямые рога торчали больше чем на локоть. Под ними располагался выступающий широкий лоб, чуть ниже которого распложалось четыре темных провала глазниц. В них сияла сама тьма, которая впитывала душу, словно губка. Ниже глаз разместился выступающий пятачковый нос с тремя костяными наростами. Но взгляд Макса приковывал жуткий оскал, который вряд ли можно было где-либо еще увидеть. Всю широкую ухмыляющуюся пасть покрывали острые клыки, походящие на пики. Особенно устрашили крайние нижние и верхние клыки, которые были длиннее в три раза остальных. Вся голова явившегося чудовища была более чем в два раза больше человеческой. Тело представляло собой перекаченный стероидами образец для бодибилдеров стремящихся к совершенству. Бугры мышц покрывал каждый сантиметр черного исполина. Его длинные могучие руки украшали остроконечные ноги, сверкающие черным блеском. Помимо этого, от локтя от них отходили пластинчатые серповидные костяные наросты, больше напоминающие вросшие в тело клинки. И эти длинные, острые клиновидные наросты были способны двигаться вперед и назад и могли рассекать даже металл.
  Макс в первые секунды оцепенел, узрев своего противника. Но как только явившийся зверь из тумана пришел в движение и стал приближаться к человеку, оковы страха, связавшие тело исчезли, и мозг привычно включился в работу, оценивая сильные и слабые стороны соперника. Сем лет постоянных тренировок тайским боксом давали о себе знать. Даже не смотря на ужасающий вид стоящего перед ним создания, все мысли парня сейчас были направлены на то, чтобы выиграть этот поединок. Он даже не осознал что этот бой просто безумие, так как было просто не возможно что-либо противопоставить такому демону. Но для Макса это было совершенно не важно, для него сейчас существовала лишь сама схватка, в которой есть он и его противник, и он должен быть побежден. Вбитое в голову установку '...если дерешься, то дерись, даже, несмотря на все преимущество соперника. Ибо если ты уже сражаешься, то у тебя всегда есть шанс победить...' навсегда засела в ней.
  Тело привычно ушло вправо, пропуская стремительно проносящуюся над головой когтистую лапу, а вслед за ней и костяной клинок. Тело качнулось вперед, доведенное до автоматизма движение, и рука сама совершает удар. Правый джеб приходится как раз в сплетение торчащей из локтя кости. Невыносимая боль, тут же вернулась в мозг, как только состоялся контакт с чужой плотью. Отскочив назад, боец готов был поклясться, что его удар пришелся в железо.
  Зверь же, не ожидавший такой прыти от человека, даже хрюкнул, ощутив удар. Вновь развернувшись, он издал истошный вой и бросился на человека. Парень чуть не упавший под обрушившейся звуковой волной, совсем немного не успел увернуться от смертоносных когтей, которые лишь раскроили на полосы кожу на торсе. Но на полученные раны у него он даже не обратил внимания, уходя от очередного убийственного выпада.
   Начавшийся смертельный танец, мог оборваться в любой момент, если Макс ошибется. Но если он не успевал, то тело, закаченное рефлексами, само приходило на помощь. Полностью погрузившись в схватку, боец одного из азиатских искусств, действовал как автомат. Он пробовал различные связки. Чередуя ряд уклонов, он тут же взрывался атаками из двух и более ударов, даже, невзирая на боль, получаемую в руках и ногах. Но все было тщетно. Могучее, не поворотливое тело монстра, словно не ощущало этих потуг жалкого человечишки. И Макс начал это осознавать. Трехмесячный перерыв в тренировках давал о себе знать. Перемешиваясь с болью, тело начинало наливаться усталостью. Осознав это, парень испытал мондраж прокатившийся по телу. Он стал понимать, что не сможет совладать с неизвестно откуда появившимся демоном. И если он потеряет свою скорость, то могучие руки непременно свернут ему шею.
  Зверь свирепея, что не может разорвать шуструю жертву, вновь бросился на парня. На этот раз размашистый удар достиг своей цели. Могучая рука буквально смяла тело, а острые когти почти раскроили тело. Макс готов был поклясться что после такого удара, не то что не встают, после такого просто не выживают. Но к своему удивлению, улетев на десяток шагов, он довольно бодро вскочил, даже боясь опустить взгляд в низ, на свою рану. 'Пока можешь биться, бейся до конца, зализывать раны будешь потом, если жив, останешься' - проговорил он себе, крепче сжимая зубы.
  Пропущенный удар словно отрезвил его, и сейчас он внимательней посмотрел на надвигающегося, на него зверя. Показавшиеся ему длинные рога, на самом деле были обломаны почти у самого основания. За спиной между разделяющим его хвостом угадывались обломки крыльев. Глянув на могучий торс, он поразился тому, что ранее не увидел множество разорванных ран, которые были по всему телу. Даже внимательней присмотревшись к походке демона, как он все-таки окрестил зверя, он увидел, что тот прихрамывает на правую ногу. Новые данные тут же обработались его бойцовским разумом, и он стал атаковать, используя слабые стороны противника. Смертоносный хвост слишком редко, да и медленно пытался настичь свою жертву, и Максу вовремя удавалось избежать встречи с ним. Как ему показалось, демон слишком устал и двигается уже гораздо медленней и поэтому его удары руками и ногами все чаще находят свою цель.
  Уйдя очередной раз под правую руку, он тут же нанес сокрушительный хай-кик в голову, но не успел он обрадоваться тому, что демон пошатнулся, как получил незамеченный удар в левую часть тела. И даже руку пытавшаяся сыграть роль блока не смогла уберечь тело. Он ощутил, что в него словно врезалось бревно, а сам он находится уже не в поле зрения противника. Вся рука тут же налилась не выносимой болью и, похоже, оказалось вывихнута. С трудом, пытаясь подняться, он ощутил, как чуть успевший закрыться левой глаз, что-то сильно оцарапало, оставляя на лице бороздки глубоких шрамов. Появившиеся царапины помогли проясниться сознанию. И он тут же оторвал свою склонившуюся голову к земле и успел заметить, как из нее метнулся небольшая зубастая челюсть, а вслед за ней еще одна. Тут же отскочив от злополучного места, он рассмотрел, что там, где он только что лежал, находится небольшая лужайка вся покрытая темно-желтыми зубастиками. Рядом уже раздался вой приближающегося зверя. Переведя взгляд на демона, он стал строить план как заманить противника в зубастый островок.
  Став на самый край клацающих за спиной челюстей, он смотрел на вдруг замершего монстра. Зверь стоял и не двигался, он смотрел так, словно о чем догадывался. Несколько раз он втягивал воздух своим пятачковым носом, словно пытаясь что-то уловить. Принюхавшись, Макс ощутил сладковатый запах витающий вокруг. К этому моменту парень заметил, как увеличились раны зверя, словно это он нанес часть из них. Демон заревев, бросился вперед. Парень тут же поднырнул уже под левой рукой, чудом разминувшись с костью торчащей из колена. Тут же атаковав под коленную чашечку, заставил демона подвернуть ногу. Затем небольшой отскок назад и прыжок вперед коленом, и удар, приходящийся в район печени, заставил тварь опрокинуться на замершие в ожидание своей жертвы черепки.
  Демон не удержался и, пытаясь обхватить человека, стал падать на зубастики. В огромную спину тут же вгрызлись острейшие зубы, которые, несмотря на ее стальную прочность, смогли вкусить желанной плоти. Зверь издал истошный вопль боли, и стал стремиться раздавить человека. Ощущая, как через секунду тело будет разорвано огромными лапами, он тут же пустил вход свой нож, неизвестно когда уже оказавшийся в руке. Истошный вопль двух голосов слился в один унисон. Один из них прощался со своей жизнью, а второй же наоборот, выцарапывал ее из цепких когтей смерти. Как только крик прекратился, закончилась и борьба. Макс лежал на неподвижном мертвом теле, еще не смея поверить в то, что он жив. Он с ног до головы был залит черной кровью, которая смешалась вместе с его.
  - Не может быть, - с трудом прошептал он, поворачиваясь и сваливаясь с глыбы мышц, после чего сознание утонуло во мраке.
  Длительный бой закончился и даже недавние движущиеся как волны зубастики и те молчали. Несколько мгновений ничего не происходило. Даже ветер, развеявший плотные сполохи тумана и тот затих. Мертвые глаза смотрели в пустоту. А от могучего тела демона стал подниматься легкий пар, который, клубясь, стал собираться над телом парня. С каждым мгновением замершее облако увеличивалось в размерах, а тело зверя становилось все прозрачней. Как только плоть преобразовалось в густой неподвижный туман, он стал втягиваться в тело парня. И за считанные мгновения он рассеялся, оставляя после себя лишь тихо дышащее тело, под которым в землю жались, замершие зубастики.
  - Чтоб я сдох, - раздался тихий глосс Макса, который пытался оторвать свою голову от мягкого покрывала.
   Восстановив в памяти свой не давний бой, он тут же подорвался и стал в боевую стойку. Завертев головой, он никого не обнаружил, лишь замершую сбоку свою машину. Задавшись вопросом, где же делась тварь, он позволил себя чуть расслабиться, и его тело тут охватила слабость, и чтобы не потерять сознание он присел. Придя в себя окончательно, парень двинулся к машине, опасаясь нового появления исчезнувшей твари. Он помнил лишь то, что они упали в зубастые растения, а затем все было словно в тумане.
  Закрыв капот, он сел за руль. Его друзья все также были в отключке. 'Везет же им'- подумал он. Повернув ключ, двигатель противно завизжал. 'Да заводись ты' - проговорил в сердцах парень. И автомобиль, словно услышав его, рыкнул, набирая холостые обороты.
  - Так-то лучше, - весело проговорил он. - Только куда вот ехать, завертел он головой, смотря по сторонам.
  Но тут до его слуха донесся раздирающий вой нескольких утробных голосов. И Макс ощутил, как душу пронзили иглы страха.
  Не раздумывая больше ни секунды, он до упора нажал педаль акселератора. Взревев словно в ответ стае зверей, и вздымая всполохи земли, машина рванула вперед. Парень не зная куда ехать, правил вперед, лишь бы оказаться подальше от этого ужасного места. Вдруг впереди сквозь серебристый туман заблестел светлый огонек.
  'Куда угодно, только бы подальше от монстров', - шептал он, приближаясь к сияющему уже различными цветами облаку. Через несколько мгновений машина скрылась в объятиях цветного тумана.
  
  Глава 7
  Неизвестность
  
  Если сказать что, Макс был удивлен, то это значит, ничего не сказать. Последнее что он помнил, так это то, что его тело, разрываемое на части от полученных ран, тянуло к морскому дну, а легкие стало заполнять саленная вода. И прежде чем его мозг окончательно померк, вокруг себя он заметил голубоватое свечение. А теперь, лежа на спине, он не понимал, жив он или нет. Глаза были закрыты, а желание их открыть не возникало. Находясь без движения, тело оставалось в покое, и даже казалось, что его не существует. 'И как это понимать? Выбраться из воды сам, я никак не мог. У меня уже не было ни времени, ни сил. Я просто захлебнулся. Если так, то я должен был умереть, но вместо этого, похоже, еще живой'. И словно в подтверждения своих мыслей он пытался пошевелиться, но лучше бы он этого не делал. До этого момента не ощущаемое тело, наполнило о себе дикой болью, попытавшейся взорвать мозг. Вырвавшейся полу-стон, полу-крик не удалось удержать внутри, слезы тут же высыпали из глаз, заставляя их открыться. Перед взглядом оказалось темнота, но желания в нее всматриваться не было никакого. Сознание, кричащее от боли, тут же восстановило короткую битву на корабле, в ходе которой его тело проткнуло несколько арбалетных болтов. Стрелы длинной в локоть и толщиной в палец, застряли в нескольких местах. Одна пробила плечо, вторая руку. Еще одна застряла в животе, и из этой раны шла самая невыносимая боль. И последний болт застрял в бедре, упершись в кость.
  Малейшее движение причиняло ни с чем несравнимую боль. Все тело в считанные секунды охватил жар. Руки было практически невозможно поднять. Начавшаяся мелкая дрожь правой ноги заставляло не выносимо стонать, от постоянно касания острого наконечника о кость. По нервным окончаниям, боль стремилась выше и, достигнув живота, усиливалось в стократ. После чего, словно надсмехаясь над человеком, закрутившись вокруг его рук, врывалось невыносимой болью в его сознание. Максу казалось, что на его животе, разложили раскаленные угли, которые сейчас сжигают его кожу. Теплая кровь, расползающаяся вокруг раны, словно масло, добавляло только еще больше жара. Парень не был доктором, но прекрасно понимал, что задет один из важных внутренних органов. Почка или это было что-то еще, ему было уже не важно. Он прекрасно понимал, что без срочной медицинской помощи, он точно умрет. Мысли о его чудесном спасении из объятий морской воды уже давно пропала. Весь его разум сейчас был под мучительным воздействием боли, которая словно наслаждалась своим триумфом. У Макса даже мелькнула мысль, что он попал в ад, и эта нескончаемая мука будет длиться вечность. А окружавшая его непроглядная тьма словно подтверждала его безумные мысли.
  Неизвестно сколько уже длящаяся мука заставила парня, желать только одного, что бы она как можно быстрее закончилось. Закричав от боли, которая усилила натиск, когда он потянулся к стреле на локте. Острый наконечник, пробивший плоть насквозь, торчал из руки больше чем наполовину. Тьму заполнил долгий вопль страданий, пока Макс вытаскивал стрела. Обессилено уронив руки, он тяжело задышал, все лицо покрывали крупные капли пота. Сил кричать уже не было. Выждав несколько долгих минут показавшихся ему бесконечностью, он протянул свою освободившуюся руку к плечу. Отсутствие в ней арбалетного болта, хоть немного ослабело в ней боль, а отдых придал сил. На этот раз стрелу пришлось тащить на себя. Возможности вытянуть ее за наконечник не было. Пещеру вновь заполнил дикий вопль боли, закончившийся падением обессиленной руки на твердый каменный пол с зажатой в ней стрелой. Мимолетная радость от того, что наконечник не застрял внутри, оказалось безжалостно погребена под нахлынувшим приступом боли. От охватившего бессилия парень тихо застонал. Пред мокрыми глазами уже плыли различные размытые образы, сознание то и дело пыталось покинуть тело. Но каким-то неимоверным усилием человек цеплялся за невидимую грань, продолжая, находится при памяти, постоянно выныривая из темных омутов. Он знал, что если потеряет сознание, то уже в себя вряд ли ему удастся прийти.
  Почему то его охватила непонятное желание, что он должен вытащить все стрелы сидящие в его теле. Он не знал, зачем это нужно, если он уже все равно умирает, но засевшая мысль не давало ему спокойно испустить дух. И вот продолжая балансировать на краю бездны, которая так и манила к себе, и все не могла понять, зачем человек пытается еще сопротивляться, если его участь уже предрешена. Цепляясь за обрывки сознания, несмотря на сжигающий жар внутри тела, он смог дотянуться до стрелы, торчащей в ноге. Ее грубый захват, тут же отозвался противной болью охватившей раннею конечность. Приподнятые плечи уже не в силах держать измученное тело увлекли его назад. Крепко сжатые руки потянули за собой стрелу, увеличивая края раны, а также еще больше оцарапнув кость. Голос к этому времени уже охрип и из окровавленных губ вырвался лишь только стон, а тело замерло на неподвижных камнях.
   'Осталось последняя, только одна. Еще нужно усилие и потом можно будет спокойно умереть', - подумал он, выныривая из очередного омута тьмы.
   Даже потухающее сознание никак не желало расстаться с бредовой мыслью, до конца освободиться от арбалетных болтов. Макс понимал, что ему остались считанные минуты, и можно просто полежать, чтобы не испытывать ужасной боли при малейшем движении. Но он упорно продолжал цепляться за мысль о том, что так нужно. Пускай он умрет, но до своего последнего вздоха, он сражался за свою жизнь. Пускай, надеясь даже на чудо, он все равно не сдался на милость злодейке судьбе. Он просто знал, что должен вырваться из себя эту проклятую стрелу. Но сил уже на этот рывок не было. Тело уже охватывали судороги, но его упорно долбила одна и та же мысль.
   'Я должен ее вырвать'.
  Он пытался дотянуться до нее, но не мог даже приподнять истекшие кровью руки. Они так и продолжали лежать вдоль тела, в образовавшейся луже, которая уже стала остывать. Охваченный безумной мыслью мозг, стал медленно затухать. Одинокая мысль все реже и реже проносилась в сознании. Мучительная боль, терзающая тело, стала уходить, а вместо нее приходило спокойствие. Дыхание стало замедляться, и обгоревшая грудь, куда угодила два огненных шара, уже почти перестала вздыматься. Говорят, что перед смертью проносится вся жизнь, но в этот момент охватившего тело необыкновенного спокойствия перед внутренним взором парня появилась Настя.
  '...- Обещаешь? - и ее прекрасные голубые глаза, так внимательно смотрят на лицо Макса. - ...я готов пройти сквозь ад, что бы вновь увидеть тебя и быть с тобой... - Обещаешь?'
  - Обещаю, - тихо прошептали губы.
  И пещеру заполнил уже не тихий хрип, а звериный рев, вырвавшийся из могучей груди. Две руки, обхватив последний болт, рванули его вверх, выдирая из плоти, которая так стремилась от него избавиться. Сознание тут же окутала пелена мрака и боли, но это было уже не важно. Он избавился от болтов и теперь может умереть спокойно. Но прежде чем его разум потух, его губы еще успели произнести.
  - Обещаю... - и за последним словом, последовало нескольких медленных вздохов, и грудь молодого парня, который так отчаянно боролся, остановилось. А окружавшая тьма, сомкнувшись вокруг тела, наполнило пространство тишиной.
  
  ***
  
  Пашка сидел с раскрытым ртом и с дикими глазами, готовыми выпрыгнуть из орбит, и было от чего. Его друг и парень его сестры, только что варварски вырвал сердца у двух человек, а на третьего нагнал такого страха, что он сам чуть не наложил в штаны. Да и к тому же сейчас на палубе происходила сражение, участником которого без сомнения был Макс. С трудом совладав со своими эмоциями, он перевел свой взгляд на Кирилла. У того также был довольно глупый вид. Отвисшая челюсть до пола и глаза все равно, что два прожектора. 'Я что тоже так по идиотски выгляжу' - подумал он. Но мысль его оказалось оборвана. Шум кипевшей на верху драки неожиданно прекратился. Несколько долгих минут, показавшихся Павлу часами, ничего не происходило. Затем он расслышал нарастающий свит и спустя секунду за стенкой что-то бухнуло. Взрыв на время оглушал парня и несколько долгих секунд он тряс головой, пытаясь прийти в себя. Взрыва случилось два, но для прикованных ребят они слились в один, так как разорвались они рядом с их трюмом.
  Как только Павел мог нормально мыслить к этому времени с пола стал подниматься Вася.
  - Что происходит, - держась за голову, простонал он.
  Но ответить ему никто не успел. В их небольшую камеру сейчас вогнали девушек, которые в слезах бросились обнимать парней. Только лишь одна Настя, с разорванной почти в клочья одеждой и отсутствующим взглядом подошла и уселась рядом с братом. Катька с Танькой жались в своих ребят, словно стараясь, стать частью их. И сейчас всем было совершено все равно, что за бортом продолжают разрываться снаряды. Слишком у ребят было пережито много потрясений.
  - Сестренка, что с тобой? - все же спросил Павел, предчувствуя что-то нехорошее. И тут же пожалел о том, что задал свой идиотский вопрос, как только увидел устремленный на него безжизненный взгляд.
  Там где раньше кипела жизнь, сейчас на ее месте была пустота. И окружающее пространство, словно почувствовав всю важность этого момента, наполнилось тишиной.
  - Они его убили, - произнесла она не своим сухим голосом, в котором не было и тени намека на бывшую Настю.
  Секундная пауза тишины, оказалась нарушена внезапным раздавшимся залпом. Павел, насколько позволяла свобода его рук, попытался обнять сестру. Ему хотелось что-то сказать, как-то приободрить сестру, но в место этого, все его слова застряли внутри горла. Где-то там внутри вырос ком горечи и боли, лишивший возможности произносить слова. 'Я не хочу врать тебе сестра, но я не верю в то, что Макс погиб' - произнес он про себя фразу, которую собирался сказать вслух.
  
  Глава 8
  Арги
  
  Арг Магорд Повелитель Мрака, шел по узкой тропе и попадавшиеся камни, под его могучими ногами, превращались в мелкий щебень. Он сам не мог понять, что же заставило его вступить на этот скалистый путь, окольцовывающий высокий пик. Еще, казалось бы, совсем недавно, он был бы рад шагать по ней, но в последнее время, он всегда предпочитал взлететь на вершину на своих крыльях, чем медленно плестись по узкой тропке. С одной стороны она упиралась в отвесную скалу, а со второй обрывалось пропастью, которая заканчивалось огненным кольцом охватывающим подножье еще недавно неприступного пика. Повелитель Мрака, погруженный в свои мысли даже не смотрел себе под ноги, совершено не опасаясь, сорваться вниз. Даже, несмотря на то, что его кончики крыльев цепляли подножья тропы, и то, что его костяные шипы рук и ног царапали каменную стену, это нисколько не мешало его продвижению. Хоть он и не топтал эту тропу уже тысячу лет, но арг хорошо помнил те времена, когда ходил по ней любя такие прогулки. В те далекие времена, которые сейчас стояли перед темными глазами Магорда, проносились одна картина за другой связанные с этим пиком Тьмы. Тогда он еще был молод, и его брат по духу, только что обрел свое имя. И чтобы соответствовать своему новому статусу лорда Драгда, Повелителя Тьмы, он возвел этот высокий пик.
  'Драгд, один из столпов Великой Тьмы, как же ты позволил себя уничтожить...' - вырвалась одна из глубоких мыслей на поверхность сознания.
  В то время как ноги делали широкие шаги, отсутствующий взгляд, даже не замечал повторяющуюся картинку. Кого-либо другого окружающее пространство могло сильно заинтересовать, особенно тех, кто впервые оказался бы здесь.
   Вокруг Пика Тьмы на различном расстоянии возвышались подобные скалы, которые стремились утонуть в низко нависающих огненно-красных облаках. Между остроконечными пиками наблюдались различные сооружения и разнообразные строения ни на что не похожих форм. Среди лабиринта построек протекали огненные ручейки, которые собираясь в один толстый рукав, затем превращались в огненную реку текущую рядом со скалой Тьмы. Вдоль реки можно было заметить, как по ее берегам возникают фонтаны и водовороты огня и плазмы, которые просуществовав несколько секунд, вновь возвращались в свое русло. Но привычный ко всему этому жесткий взгляд непроницаемого мрака, не замечал этого. Магорд наконец-то достиг цели своего путешествия. Он остановился перед черной плитой, сияющей своим зеркальным блеском.
  Его мысли все также продолжали блуждать по сознанию, пытаясь найти причину его внезапного появления на скале. Если бы Драгд был бы жив, то все было бы вполне объяснимо. Магорд испытывал непонятное чувство, что его старый друг словно послал ему едва улавливаемый зов. Но великий арг был мертв, о чем и говорил потухший огонь тьмы, ранее венчавший высокий остроконечный пик. Хоть арги и были высшими существами, которые обладали бессмертием, и в других мирах их считали богами, но все же и они не всегда могли избежать участи простых смертных. Единственным местом, где божественные создания утрачивали свою силу бессмертия, была тропа междумирья, которая ставила аргов в один ряд с остальными обитателями миров. Хотя кроме аргов было не так уж много избранных, кто мог путешествовать по тропам иных реальностей. Поэтому как бы все же не были могущественны арги, они редко пользовались тропами междумирья, которые таили в себе, слишком много неизвестности. А смерти своего друга он узнал, находясь в одном из срединных миров, и вот теперь вернувшийся, Повелитель Тьмы все время мучился вопросом, что же заставило ступить на тропу его старого друга.
  Высшие арги прошедшие посвящения в повелители мрака, всегда чувствовали уход одного из своих собратьев. Ведь все они были привязаны к Аде, планете на которой они существовали. И если в обычных мирах смерть аргов заканчивалось тем, что они воскрешали в своих скалах-пиках, над которыми всегда сиял факел первородной тьмы. То на тропе, которая связывали иные реальности, арги теряли эту связь, соединяющую их с родной Адой. И если в срединных мирах эта привязка существовала, сохраняясь во всех слоях манты, то на тропе был, лишь только серебристый туман, отсекавший все потоки энергий, не давая, проникать различным реальностям друг в друга. И смерть одного из высших аргов всегда болью взрывалась внутри каждого обитателей Ады, а вместе с этим и потухал символ власти повелителей миров гордо венчающий их скальные пики.
  Магорд стоял перед зеркальной черной скалой служившей входом и думал о погибшем друге. Внутри у него творилась непонятная неразбериха. Какое непонятное маленькое чувство говорило о том, что Драгд, вернулся, но все остальные мысли говорили, что этого быть никак не может. Так как никто не возвращался после смерти на тропе. Может, это было потому, что арг был его старым другом, и он до сих пор все отказывался верить в его уход. Мучаясь непонятными мыслями, он приложил свою большую ладонь к скале.
  
  Необыкновенную тишину непроницаемой тьмы, вдруг нарушил глубокий протяжный вздох. Неподвижно лежащее тело парня вдруг резко подорвалось, и он стал глотать воздух, которым словно не дышал, целую вечность. Максу потребовалось несколько долгих минут, чтобы восстановить свое дыхание. Как только сознание его прояснилась, он тут же бросился себя ощупывать. Не веря во все происходящее, он не понимал, что с ним происходит. По всем законам природы он должен был быть мертвым, и его тело должно было уже гнить на холодных камнях. Но вместо этого он был все еще жив, и мало того, все его ужасные раны от арбалетных болтов затянулись, оставив после себя лишь только зарубцевавшееся следы.
  - Я уже готов поверить во все что угодно, - мрачно проговорил он и его голос эхом разнесся по окружающей его темноте.
  Как ни странно Макс не поддался ни панике, ни истерии от своего странного воскрешение. Вместо этого еще раз, убедившись, что с ним все в порядке, он стал осматривать необычное место, в котором оказался. Как ему казалось, кроме каменного пола под ногами, окружающее пространство не имеет больше никаких границ. Ни раз, уже пройдя во всех направлениях, он так и не встретил никаких преград. Несмотря на странность места, мысли были совершенно спокойными, он все пытался понять, как ему найти выход из этой темницы. Уже проведя довольно долгое время глаза, привыкли к полной темноте, но кроме своего тела рассматривать ему было больше не чего.
  - Да что за хрень, такая. Хоть бы было понятно, в какую сторону двигаться, чтобы выход найти, - с досады проговорил он.
  И словно в ответ, темное пространство явило не большой просвет где-то в стороне. Обрадованный этим фактом он тут же устремился к изменившемуся ландшафту. Спустя сотню-две шагов, он оказался возле каменной стене, прямо перед зеркальной черной плитой, края которой светились тусклым бледным светом.
  'Если это выход, то, как открыть эту странную дверь' - подумал он, осматривая широкую поверхность шириной метра три, сияющую зеркальным блеском.
  Изучив плиту и не найдя никаких признаков замков он сильно задумался о том как же сдвинуть широкую монолитную сколу. Так ничего и, не придумав, он уже чуть было не отчаялся, как через несколько минут, он лишь улыбнулся от забавной мысли, заставившей вспомнить детский мультик о Али-Бабе и сорока разбойниках.
  - Сим-сим откройся, - чуть ли не смеясь, проговорил он.
  И к его удивлению высокая створка заскользила вверх, обнажая широкий проход. Но не успел он порадовать тому, что он наконец-то вырвался на свободу из странной пещеры, как он оказался вновь поражен замершим перед ним удивленным монстром.
  
  Магорд оказался поражен не меньше Макса, также замер перед человеком, взирая на обычного смертного который оказался прямо в сердце мира аргов.
  Замешательство парня длилось не долго. Он быстро оказался в стойке, готовый к бою с очередным зверем. Но на этот раз все произошло иначе. Не успел парень еще закончить свое движение, как невидимая сила оторвала его от каменного пола и тут же выбросила из пещеры заставив зависнуть над пропастью, где далеко внизу протекала огненная река.
  - Теперь тебе точно конец, - с грустной улыбкой подумал он.
   Арг испытав сразу же гнев, от того что недостойный оказался прямо в центре Ады, да к тому же еще в одном из пиков тьмы, стал немного остывать и, подавив первое желание уничтожить человека, сейчас с любопытством рассматривал парня.
  Макс, не понимающий, почему же медлит демон, все также неподвижно вися в воздухе, стал осматриваться, где же он оказался.
  'Прям ад какой-то, - мрачно проварил он, окидывая взглядом кровавые небеса, а также багрово-черные скалы с текущей между ними огненной рекой. - По-другому и не скажешь. Похоже, сейчас меня начнут медленно жарить на углях, - с какой-то глупой улыбкой продолжил он'.
  Как ни странно, но страха он не испытывал, было лишь только любопытство от нереальности всего происходящего.
  И словно в подтверждении только что промелькнувших мыслей, его одежда стала медленно тлеть под цепким взглядом трех больших зрачков.
  'Ну вот, процесс пошел', - проговорил он, ощущая как пепел, заскользил по его коже. Но вместо ожидаемой жаровни с углями, обнаженное тело несколько раз прокрутилось в воздухе, а затем опустилось перед задумчивым аргом.
  'Он что извращенец. Какого хера он меня так глазами пожирает, - подумал он, прикрываясь руками'.
  Не понимая, чем же он так заинтересовал демона, Макс проследил за странным взглядом. Как оказалось, монстр осматривал шрамы, оставшиеся после сражения с первым демоном.
  - Ты что голых мужиков никогда не видел? - не выдержав тягостного молчания, парень заговорил первым.
  Вместо ответа его оглушил дикий вопль смеха вырвавшегося из арга.
  Демон смеялся довольно долго, а Макс не смея сойти с места, все также стоял неподвижно, словно девица на выданье, которую осматривает как товар.
  - Ну на даже, кто бы мог подумать, что человек так может рассмешить. Это надо голых мужиков не видел... - арга вновь накрыл смех.
  А Макс больше всего оказался поражен тем, что с ним заговорили на чистом русском.
  - Ну и долго мне перед тобой яйцами потрясать.
  Арга вновь свалил смех, и он, уже не держась на ногах, присел.
  - Ну ты и шутник, - спустя пару минут отозвался он, все же совладав с приступами смеха.
  - Подумать только, что Магорд, похотливый сукин сын, готовый подмять под себя любую бабу мог запасть на мужика. Ну ты парень даешь.
  - А какого лешего я тогда перед тобой красуюсь?
  - Ну явно не для того о чем ты подумал.
  - Обрадовал. А я уж думал о том, как лучше ублажить такого извращенца.
  Вновь арга скрутил смех.
  - Слушай парень еще таких пару шуток и мне придется тебя убить, а то знаешь, не хочется ли от смеха надорвать живот.
  - А до этого разве не собирался?
  - Вначале было желание тебе шею свернуть, а сейчас как-то не очень.
  - Может одежку, какую дашь, а то яйца мерзнут, - продолжил парень, словно разговаривая со своим старым знакомым.
  - Да и так жарко. Здесь же шестьдесят по Цельсию.
  Но несмотря на эту жару Макс действительно мерз и ему казалось, что температура окружающего воздуха не выше десяти градусов.
  - Хотя возможно ты и прав, что-то меня озноб берет. Держи, - проговорил арг.
  А перед парнем появился небольшая горка одежды. Быстро натянув на себя почти такую же одежду, только более лучшего качества он почувствовал себя значительно уверенней.
  - Ну и что дальше, - спросил он, устраиваясь напротив арга в позе лотоса.
  - Рассказывай, как ты докатился до такой жизни.
  Макс только хмыкнул в ответ.
  - А стоит ли?
  - Стоит, если пожить еще хочешь.
  - Ну если до сих пор не убил, то и сейчас вряд ли станешь.
  - А ты всегда такой наглый?
  - Не знаю, - честно отозвался он. Макс сейчас не понимал, что сейчас творится. Он совершенно не представлял, что происходит и почему он пообщается со стоявшим перед ним демоном как со своим другом.
  - Просто гораздо будет лучше, если ты все расскажешь сам, чем я буду ковыряться у тебя в мозгах.
  - Да мне и скрываться то не чего.
  И Макс принялся рассказывать все вои приключения с момента его встречи с друзьями, перед тем как отправиться в поездку.
  Время за рассказом пролетело не заметно. По внутреннему счетчику Максу прошли, чуть ли не сутки. Но время, замершее в странном месте, и не думало меняться. Рассказав всю свою историю, Макс теперь сидел и ждал, что же дальше предпримет странный собеседник, которого зовут Магордом. Некоторое время арг сидел неподвижно и пытался расставить полученную информацию по полочкам, чтобы лучше представлять дальнейшие действия.
  - Ну что ж парень, - начал он. - Могу тебя поздравить. Я в правду не знаю, как это произошло, но ты, похоже, стал аргом.
  - Демоном? - по-своему понимая, переспросил он.
  - Можно и так сказать. Нас действительно так иногда называют в некоторых мирах.
  От нового заявления, мозг Макcа буквально взбунтовался готовый его в течение нескольких секунд отправить в нокаут.
  - Я похоже совсем спятил, - произнес он.
  - Э, ты куда собрался, - и Магорд влипал ему пощечину. - Не хватало мне только тебя еще откачивать.
  И Макс заставил себя взять себя в руки и смотреть правде в глаза.
  - Похоже, у меня сегодня слишком чудной день, - печально произнес он.
  - Да ты че, радоваться должен.
  - Ага, как бы новые штаны от такой радости не наложить. Знаешь ли, не каждый день узнаешь о том, что ты стал демоном.
  - Дурак ты. Нет, чтобы радоваться, что бессмертье обрел. Так нет готов сейчас зареветь что баба.
  - Да пошел ты, - процедил он сквозь зубы.
  - Ты лучше, давай в себя приходи. Скоро явятся другие арги, и если ты мне не поможешь, то тебя прямо на месте тут же растерзает, прежде чем поймут кто ты.
  - Сколько у нас времени.
  - Минут десять-двадцать.
  - Хорошо, - начал серьезно Макс, которого охватившая слабость уже прошла. - первый вопрос. Почему ты со мной общаешься как со старым другом и вообще как произошло, что я стал, как ты говоришь аргом.
  - Что до общения, так я говорю на родном для тебя языке и привычными для тебя фразами, чтобы ты лучше воспринимал мою информацию. Ведь мы арги, так устроены, что можем разговаривать на любом языке, как только слышим несколько слов. А что касается того, как ты им стал, то тут только одно объяснение. По пока еще необъяснимой причине ты оказался на тропе междумирья, где встретился с Драгдом. Ты победил и заполучил силу одного из высших аргов, хотя как это тебе удалось, я до сих пор понять не могу. Даже если мой старый друг был полностью истощен как физически, так и магически, то он от тебя все равно не должен был оставить мокрого место, но вместо этого ты его убил, и вся его сила перешла к тебе. Такие вот дела.
  - И что я теперь являюсь таким же могущественным магом?
  - Не магом, а аргом, и запомни это, - жестко проговорил Магорд.- А что до могущества, то ту не так все просто. Хоть ты и овладел силой, но управлять ею пока не можешь. Сперва, ты должен будешь пройти обучение, что бы получить доступ к своей силе и научиться, ею управлять.
  - У меня есть шансы остаться в живых?
  - Если сразу на куски тебя не порвут, то есть. Поэтому веди себя наглей, как и все арги, возможно тогда у тебя появится шанс. Все, время уходит. На подходе уже трое Повелителей Тьмы, гото...
  И не успел арг еще произнести последние слова, как рядом раздалось три хлопка и появилось трое новых демона.
  - Магорд как ты посмел, - зарычал один из них, как двое других двинулись к человеку, желая скрутить ему шею
  - Всех зарежу, - взревел парень, и понес всякую ерунда, желая выиграть время.
  Новый знакомый парня пытался что-то втолковать главному аргу, который заставил его уже корчиться на месте, хотя не делал для этого никаких движений.
  Макс не переставал браниться, хотя это все равно не остановило движение двух демонов, продолжал отступать к скале, затем вдруг резко прыгнул вперед и неожиданно ударил одному из аргов с ноги в голову, для которого подобная атака явилась полной неожиданностью. Резка смена действий заставила всех по-иному взглянуть на происходящее. Второй арг уже схвативший парня, тут уже хотел скрутить ему шею, но был остановлен приказом арга, на голове которого пылало небольшое темное пламя с красными языками.
   - Что ты тут говорил Магорд? - обратился он к аргу, которого почти уже втоптал по пояс в камень.
  - Только то Дар-Ракшард, что это человек теперь арг, - и он стал рассказывать историю о том, как это произошло.
  
  На небольшом скальном выступе уже собралось десяток высших аргов, и живо обсуждали судьбу человека, которому по стечению злостных обстоятельств выпало стать одним из них. Максим же это время чувствовал себя Прометеем, прикованным к скале и не имеющим возможности пошевелиться. Неизвестно сколько времени длилось обсуждение судьбы парня, но за это время все его конечности уже отекли, и он ничего уже не чувствовал. Закончив свое бурное обсуждение, арги повернулись к человеку, чтобы вынести свой приговор.
  - И так парень, нам все известно, что с тобой произошло. Но несмотря на это большинство против того чтобы тебя впускать в наши ряды, и они хотят прямо здесь перегрызть тебе горло.
  'Прям вампиры какие-то, - только и подумал он'.
  - Но Маргд, и еще кое-то все же хотят дать тебе шанс проявить себя и доказать, что ты не зря стал аргом. Поэтому Макс, я как один из владык Ады, даю тебе этот шанс, стать настоящим аргом, но если ты им не воспользуешься, то тебя ждут вечные муки вместе с твоим поручителем, - и он взглянул на подмигнувшего человеку двумя глазами Магорда.
  Как только он закончил свою речь, девять хлопков на скале, скрыли всех демонов, оставив одного довольного Магорда. Макс же лишившись невидимых оков, свалился на камни и пытался восстановить кровоток в своих затекших конечностях.
  - И что дальше? - спросил он, придя немного в себя.
  - Да все просто. Тебя бросят в яму испытаний, где проходят первую ступень обучения все молодые демоны. У тебя будет три года, чтобы ее закончить. Если ты этого не сможешь сделать, то, как сказал Ракшард, нас ждут вечные муки.
  - Я так понимаю, он ваш король или как у вас тут называют верховных правителей.
  - Он один из владык, а их всего четыре, по каждому на планету, которая принадлежит нам. Так что тебе парень лучше стать настоящим аргом, чем не оправдать доверие владыки. Ибо если бы не его согласие, то твои бы кости уже догорали в текущей внизу Вайнне.
  Слишком насыщенная событиями и переживаниями за последние часы жизнь Макса буквально перевернуло все его представления о мире с ног на голову, да к тому же прокрутив вокруг свой оси ни один раз. Но он словно испытав от этого необъяснимый кайф, как от самого сильного наркотика уже не мог по-другому. Макс теперь просто жаждал новых впечатлений и переживаний и все они должны были быть на грани жизни и смерти.
  - Ну что ж рассказывай, что же меня ждет впереди, - весело проговорил он.
  Но как только он услышал несколько слов, то тут же захотел умереть. Чем больше говорил арг, тем все меньше хотелось жить парню.
   - Может ты меня загрызешь? - Тоскливо произнес он, взирая в темные рыжие глаза.
  - Не дождешься. Ты у меня будешь зубами цепляться за свою жизнь. И не дай тебе милость анга за эти три года не выжить, ты у меня тогда всю жизнь в глубинах Вайнны проведешь.
  - А анги, что еще за уроды.
  - Тарах мат ган, - выругался Магорд, ты же ничего не знаешь. - Ну что ж, тогда слушай. Придется тебе сделать небольшой экскурс в историю.
  И арг прокашлявшись, словно лектор начал свою проповедническую лекцию.
  
  - В самом начале, когда еще не существовало ничего, была только пустота. Затем появился он. И имя ему было Творец. Он был единственным существом, в окружавшей его пустоте. В то время все пространство было лишено всякой жизни и упорядоченности, но однажды, словно навеянные внезапной бурей, разразившейся на бескрайних просторах, у Творца родились сильные эмоции. Они были настолько ярки и необычны как никогда, и он наградил их собственной жизнью, волей и мыслями. И создал он из образов своих двенадцать детей, названных Дайнами, или первыми богами как их еще иногда называют. Молодые боги были полны сил и жажды новых свершений. И они постоянно стремились что-то создать. Самым талантливым был из них младший сын Творца Вайлан, которому досталось чуть больше чем остальным. Ибо он впитал в себя последние желания и чувства своего создателя. И вот когда остальные его братья все продолжали что-то творить с просторами пространства, Вайлан пытался создать что-то новое, что до него еще никто не делал. Так первым его чудом оказались двенадцать планет, по числу его братьев и сестер. Но он хотел большего, и, не остановившись на создании газовых сгустков, он стал их совершенствовать, и так постепенно они приобретали свой законченный вид. Свое творение младший сын создавал втайне от своих братьев и сестер, ибо все они надсмехались над ним, считая его слишком странным, так как он предпочитал все время проводить один. Но последний отпрыск Творца полный жажды созиданий, продолжал твориться в тайне свое создание, спрятав его в далеких пределах пустоты. Каждый свой миг он продолжал совершенствовать свои планеты, наполняя их новой жизнью и своими законами. И вот когда он посчитал, что наконец-то достиг совершенства и все двенадцать планет обрели свои лица, он ощутил радость и счастью. И от переполнявших его чувств он поспешил поделиться своими свершениями с остальными детьми Творцами. Когда он рассказал и показал свои творения, тех охватили необыкновенные чувства и эмоции. Но как оказалось, дети творца по-разному восприняли новое создание их младшего брата. И их мнение разделилось на две половины. Одна из и них восхищалось тем, что создал Вайлан, другие посчитали, что он слишком возгордился и захотел возвыситься в глазах Творца, чтобы тот одарил его своей милостью. Но в то время, Создатель, уже отдав всю власть в руки своих детей, частично растворился в них, а также и в пустоте в которой он появился. И теперь лишь всегда оставался молчаливым свидетелем и никак не проявлял себя, несмотря на все создания и творения своих детей. А первые боги после того как узрев создания своего младшего брата не смогли сдержать своих переполняющих ощущений, и вот из них явилось новые создания которых и назвали аргами и ангами.
   Дети богов были беззаботными, и впервые же дни своего появления, стали боготворить своих создателей, пытаясь постоянно сделать им приятное. Боги, ощутив непонятную радость, которую им дарили их дети, наслаждались преклонением и перестали творить и создавать что-либо новое. Лишь один Вайлан все продолжал творить постоянно новое и совершенное. Но его братья видя постоянный труд младшего из сыновей творца, все чаще обращались к нему с упреками, что тот не придается радостям вместе со всеми и никак не оставит желания что-либо создавать, вместо того чтобы предоставить это право их детям. Постоянно притесняемый этими заявлениями, он покинул своих братьев и сеттер, чтобы не мешать им, радоваться наслаждению, и скрылся где-то на дальних просторах пустоты.
  Наконец-то обрекшие покой боги предались наслаждениям. А арги и анги наделенные разными желаниями, пытались все больше угодить своим богам. И чем дальше, тем больше между ними пролегала пропасть раздела некогда побратимых существ по разные стороны. Как оказалось в начале, арги были созданиями богов, которым нравились творения их младшего брата, и поэтому они являлись более открытыми существами, чем анги, родившие из противоречивых чувств к творению Вайлана. И чем дальше длилось восхваление богов, тем анги все больше ощущали свою ущербность перед своими собратьями. И когда они обратились к своим богам, что их все меньше признают дети творца и постоянно уделят мало внимания, они стали обвинять аргов в том, что те их постоянно притесняют. А боги, вняв мольбам своих детей, решили наказать аргов. К тому времени кроме первых двенадцати планет пустоту уже заполняло множество миров, где обитали различные существа. Первородные племена были слишком дикими, чтобы начать развиваться, поэтому боги повелели аргам взять их под свое покровительство. Анги дольные тем, что их собратья теперь были заняты заботой об обитателях простых миров, теперь просто наслаждались вниманием всех богов и были счастливы.
  Арги тем временем пытались развить первые расы, которые мало чем отличались от животных и постоянно стремились вцепиться друг к другу в глотку. И прежде чем привить людям, эльфам, гномам и всем остальным жителям миров простые устои мироздания и заботы друг о друге, прошло немало сотен лет. За это время арги впитали немало качеств от простых жителей, среди которых было много противоречивых чувств, которые вели их к жажде власти. И чем больше проходило времени, тем больше арги хотели властвовать над простыми мирами. И постепенно они стали насаждать свою власть, над жителями миров переняв их пороки. Тех же, кто не желал поклоняться им, они топили в крови их собственных тел. Боги тем временем довольные своей жизнью, совсем забыли о существовании простых миров. Они наслаждались любовью и заботой, которую им дарили анги. Но в один из дней они узнали правду о тех бесчинствах, что творят арги, и попытались их вразумить. Но было уже слишком поздно. Прошло много времени и арги даже уже потеряли свой первородный облик, превратившись в ужасных созданий. Боги, породившие аргов, осознав, что же они натворили, пытались воззвать к тем чувствам, которые они вложили в своих созданий, Но даже они не смогли до конца пробудить ту заботу и любовь, которая была в них первоначально.
  И началась тогда великая война, против аргов. Но так как дети творца не могли ступать по простым планетам, ибо их поступь приводила к разрушению всего мира они дали свои сила ангам, чтобы те остановили своих собратьев. Часть богов, создававшие аргов, не смогли вынести, начавшегося их уничтожения, и все же вступись за них. Так началось война между детьми Творца, которая не раз меняла облик мира, перемешивая миры между собой. Неизвестно сколько бы длилась эта нескончаемая война, если бы не явился Вайлан. Как только он увидел что натворили его собратья и и младшие боги он впал в глубокое отчаяние, и не выдержав мучительных терзаний которые буквально разрывали его на части, то он растворился в пустоте окружающие материальные миры. Сила, заключенная в нем была настолько велика, что она, растеклась между всеми мирами, связывая их между собой единой сетью энергий, которую впоследствии назвали мангрой. Часть детей Творца, не выдержавшие утраты, своего младшего брата, последовали за ним и слились своей силой с мангрой, которая уже стала простираться далеко за пределы обитаемых миров. А также чтобы больше не допустить сотворения подобного они навсегда разъединили миры младших богов, которые заселили их первые двенадцать планет. И между ангами и аргами расположились все миры называемые теперь срединными.
  Оставшиеся в живых первые боги, разрываемые на части охватившим их горем, чтобы не допустить уже полного уничтожения всех миров, а такое могло произойти, если бы они все слились своей силой с мангрой, решили навсегда покинуть пределы обетованного. Поэтому они ушли во тьму, туда, куда не могут ступить никакие другие существа. Они ушли по следу своего творца, который покинул одну реальность, чтобы творить в другой.
  И вот так и остались арги и анги без высшего благословения, превративших в самых могущественных существ на всех мирах. Но, несмотря на то, что тысячелетняя война была закончена, арги превратились в тех существ, которыми стали. И многие обитатели срединных миров считали их темными силами, приносящими только несчастье и горя, в то время как ангов восхваляли и почитали, считая их истинными спасителями и заступниками. Хотя вначале было всем совсем иначе. Но, увы, с исходом главных богов миры обрели свои окончательные очертания, и уже нельзя было ничего сделать. Арги и анги став разнонаправленными полюсами, подчинились законам сформировавшегося нового мира. Хотя мы и остались великими, но законы наших миров мы не вправе уже изменять. А такое лишь возможно если в наши миры вернется, хотя один из истинных первых богов.
  - А если явится сам Творец? - непонятно почему задал свой первый вопрос Макс.
  - А если Творец, то, пожалуй, и миру тогда конец, - стихами ответил Маргд. - Честно, то этого конечно никто не знает, но многие даже не желают, что бы дайны вернулись, так как даже невозможно представить какой это катастрофой все может обернуться. У тебя, наверное, уже куча вопросов в голове, а я тебе все байки о сотворении миров травлею. Так что ты давай, спрашивай?
  Макс, неожиданно задавший свой вопрос, сейчас пытался просто переварить всю информацию. А ее было столько, что он рисковал получить вулканическое извержение мозга по десятой школе Рихтера.
  'Вот ты и узнал все тайны вселенной, - мрачно подумал он, весь содрогаясь от внутреннего холода, который как невидимый студень, облепил его своим одеялом. - За что мне все это? Лучше бы тихо-смирно работал, да жил бы припеваючи. Женился бы на своей Настене, она бы родила мне пару ребятишек. А так не понятно что. Оказался, в каком аду. Сижу и слушаю, чуть ли не откровение одного из темных ангелов. А он к тому же еще и втирает, что я сам теперь в такого же демона и превратился. И как теперь-то жить...'
  Мысли словно ураган, носились по опухшему мозгу, готовя его отправить в нокаут. Лицо, из бледного, превратилось в серо-пепельное, сердце, словно локомотив разрывало грудную клетку. Лоб уже покрывали крупные капли бисера, руки стали мелко подрагивать.
  - Э, парень. Ты куда собрался? - Видя состояние парня, проговорил демон. - И не думай тут передо мной как девица в обморок падать. Соберись, - и тут же врезал ему пощечину.
   От удара по лицу Макс отлетел на несколько метров, и затряс головой, собирая вместе раскалывающийся от боли мозг.
  - Да, - протянул арг. - Похоже, придется прибегнуть к старому проверенному способу.
  Парень словно даже не заметивший пощечины, пытался представить невообразимые масштабы вселенной, а также понять в кого же теперь он превратился. Поэтому последняя фраза собеседника пролетела мимо его ушей. И он пришел в себя лишь только тогда, когда его вздернула рука и голос сказал:
  - Пошли.
  
  Каким-то отсутствующим взглядом Макс следил за всем происходящим. Как оказалось, парень шел вслед за высоким широкоплечим мужчиной, торс которого обтягивал черно-матовый костюм. Впереди него шла молоденькая официантка в короткой мини-юбке, и прекрасными белоснежными ножками.
  - Ваш столик, - проговорила миловидное создание, остановившись возле одиноко стоящего возле стенки стола.
  Счастливая улыбка, которой посвящалась коротко-стриженному темноволосому посетителю.
  - Спасибо красавица, - проговорил черноволосый высоким баритоном, и его ладонь, встретившись с частью тела чуть ниже спины, остановила движение, уже начавшей убегать девушки. - Сменись через пару часов, - продолжил он, и его лицо прорезала белоснежная улыбка, от которой официантка чуть не запрыгала на месте.
   И чтобы избежать повисания на своей шее, он подтолкнул ее к лестнице, и добавил:
  - Если не поторопишься, то я передумаю, - уже совсем другим голосом проговорил он.
  Не успел Макс еще даже усесться на мягком диванчике, как вновь появилась девушка уже с подносом в руках. Как только на столике оказался графин с белой прозрачной жидкостью, сидящий напротив парня франт, походивший на английского джентльмена, только без котелка, тут наполнил стаканы доверху и один из них протянул Максу.
  - Пей, - властно приказал он.
  Но у парня даже не возникло желания чему-либо противиться. Он сейчас был просто не в себе, от свалившихся на него новых знаний. Словно амеба он взял стакан и влил в себя двести грамм, которые в нем находились. Его чувства словно испарились, вкуса жидкости он совершенно не ощутил. Только его глаза в отличие от всех остальных органов чувств, были безучастным наблюдателем за всем происходящим. И вот перед его карим взглядом, замерла белоснежная улыбка незнакомца. А его рука уже протягивала новый стакан, в котором уже была цветная жидкость. В этот момент Макс ощутил, что с ним начинает твориться что-то непонятное. Внутренний организм, словно слитый куда-то в отстойник, стал вдруг подавать признаки жизни и вновь возвращаться на свое законное месте в тело. Родившись где-то внутри жар, стал обжигать все внутренности, возвращая жизнь в парня. Набравшее ход пламя, словно локомотив неслось к выходу. Ворвавшись в гортань, языки огня тут же устроили пожар, обжигая все участки. Уже оживший Макс, с хлынувшими из глаз слезами, тут же схватился за стоящий перед ним стакан, в котором как, оказалось, был апельсиновый сок.
  - Ну что, пришел в себя? - спросил британец.
  - Что это было? - Ответил парень, все еще борясь с остатками жара, который теплом разнеся по телу.
  - Ну и как тебе шестидесятиградусная водочка, - весело проговорил собеседник.
  Тем временем у столика вновь оказалась обворожительная официантка, и на этот раз ни ее прекрасная фигура, ни ее миловидное симпатичное личико не оставило его равнодушным. И даже не сопротивляясь своим желаниям, он залюбовался красивой девушкой.
  - Держи, - вновь вернул его внимание сидящий напротив крепкий мужчина.
  Взяв стакан на этот раз на половину полненный водкой, парень уже собирался спросить о том кто же такой его собеседник, как его взгляд задержался на внешности. Дорогой костюм, скрывающий широкие плечи, и переполняющие мышцами руки, только подчеркивал мужественную фигуру. Высокий лоб, короткая прическа, узкие брови, прямой нос, широкое лицо с прямыми скулами, и все остальное выдавало в сорокалетнем мужчине нетипичного представителя славянской внешности. Макс уже почти задал свой вопрос, как улыбка британца, как он окрестил его про себя незнакомца, показалась похожей ему на звериный оскал. Его сознание тут же подсказало ближайшее сравнение и из его губ сорвалось:
  - Магорд?
  - А ты ангела небесного увидеть хотел?
  Опять начавшаяся дрожь тела хотела его вновь вбросить в ступор, но, не дожидаясь нового паралича мозга, он маханул зажатый в руку стакан водки. Выпив его одним глотком, он протянул пустую рюмку к собутыльнику.
  - Еще.
  Арг без слов налил еще полстакана, уже из вновь принесенного графина, да и сам выпил в третий раз такую же дозу.
  Резкий прилив алкоголя в кровь начал сказываться, и это помогла парню расслабиться. Все еще избегая задавать какие-либо вопросы, он стал осматриваться по сторонам. Взглянув на идущую вверх лестницу, а также на стоящие рядом несколько столиков, а также услышав вдруг раздавшуюся живую музыку, его глаза невообразимо округлись и неописуемым диким взглядом уставились на арга.
  - 'Ратуша'? - не своим голосом спросил он и уже сам налил себе в стакан водки.
  Если бы не уже начавшийся хмель, то творящегося с ним безумия он бы просто не выдержал. Еще не так давно выдерживающий все передряги мозг сейчас просто отказывался принимать действительность и просто требовал того, чтобы его отключили и отправили на покой.
  Новая порция водки погнала его мозг, в дальнейшее опьянение, позволяя удержать его в сознание и не впасть в безумие. К этому времени, начавший спокойно закусывать кровавым стейком арг, без каких-либо эмоций смотрел на своего подопечного. После затянувшейся небольшой паузы, за которую глаза парня приобрели чуть большую прозрачность, он наконец-то заговорил.
  - Надеюсь, тебе хватило времени, чтобы прийти в себя, ибо у нас осталось его слишком мало.
  - Времени на что? - Переспросил он.
  - Лучше закуси, а я тебе кое-что еще расскажу.
  Парень, действительно почувствовавший звериный голод, пододвинул к себе большую тарелку, принялся закусывать.
  - И так ты прав. Похоже, ты здесь действительно не раз бывал, раз смог узнать окружающую обстановку. Мы сейчас действительно в твоем мире, и на мне как раз облик одной из моих ипостасей которую я могу принимать, находясь в средних мирах. Я понимаю у тебя сейчас огромное количество вопросов, которые ты даже не можешь озвучить, а у нас слишком мало времени. Поэтому большинство ответов ты получишь, чуть позже, когда столкнешься со своей новою жизнью. А сейчас все что тебе нужно знать так это то, что жизнь, какая бы она не была, но она одна. Даже у нас у аргов, несмотря на наше бессмертье. Поэтому парень, если у тебя еще нет цели, ради чего ты хочешь жить, то постарайся ее найти в ближайшие пару часов, ибо если ты не обретешь желание жизни, то ты не сможешь пройти испытания.
  Макс, разрываемый различными вопросами, даже, несмотря на начавшийся пьяный дурман, пытался из своего мозга вычленить самые главные вопросы которые могли бы его сейчас больше всего волновать. Но алкоголь уже начал свою поступь по организму и уже заставил притупиться его чувства.
  - А разве мало жить ради самой жизни? - спросил он.
  - Если для людей, то, наверное, да. Вы ведь немногие из всех кто обладает почти свободным правом выбора свой жизни, поэтому она у вас и имеет такой малый срок. Мы же, арги, первые из созданий детей Творца, были предназначены для того, чтобы творить что-то для других. Поэтому, несмотря на все пороки, которые мы во многом впитали даже от вас людей, главное условие жизни для нас осталось тем, что мы должны жить ради чего-то. Раньше этой целью для нас были молодые творцы и их радости, а после их исхода каждый арг уже стал уже сам избирать себе свою цель. У кого-то это оказалось жажда власти, у кого-то преклонение, у кого-то кровожадность, у кого-то развращенная похоть, у кого-то что еще.
  - То есть получается вы живете ради того чтобы приносить людям не счастья?
  - Не только людям, но и всем остальным. Но кроме этого мы можем награждать и тех, кто нам приклоняется.
  - И что же это за награда?
  - Жизнь гораздо больше положенного срока.
  Вопросов у Макса с каждым мгновением становилось все больше. И ему с трудом удавалось их сдержать в себе. Но кроме пугающей его неизвестности он сейчас хотел больше всего одного. Чтобы всего этого не случилось.
  - Я могу изменить свою участь? - Со всем серьезным видом спросил он.
  Магорд только усмехнулся.
  - Если бы ты был одним из двенадцати детей Творца или новым его сыном, то тогда бы ты смог быть хозяином своей судьбы. А так, ты лишь всего подчиняешься законам мироздания созданного первыми богами.
  Так и знав, что он ничего не сможет уже изменить, Макс понурил голову и лишь в пол уха слушал дальнейший голос арга.
  Все его желания и мучающие его душу вопросы сейчас уходили на второй план, а вперед них бежала пугающая неизбежность будущей страшной жизни, и от этого у него сейчас возникало только одно желание, напиться до поросячьего визга и забыться обо всем этом.
  Арг сидел напротив задумчивого парня и просто поражался ему. Ведь он немало общался с людьми, и ему попадались гораздо выдающиеся личности, но этот парень был другим. В отличие от остальных, которые жаждали обрести необыкновенную силу, власть, деньги, да и многое другое, сидящий напротив человек, пожалуй, впервые, случайно обрекший истинную силу арга, хотел от нее отказаться. Да к тому же желал больше всего вернуть свою прошлую жизнь, которую считал вполне счастливой. Поэтому предстоящее превращение человека в истинного арга, предрекало для Повелителя Тьмы, интереснейшее представление. Оно обещало быть, гораздо более насыщенное событиями, чем все остальные, с которыми можно сравнить пути проклятых, возжелавших получить покровительство аргов.
  - Давай нажремся? - предложил парень, подняв свой уже затуманенный взгляд на собеседника.
  И не дожидаясь ответа, наполовину заполнил стаканы водкой. Молча чокнувшись, парни выпили, и стали закусывать. За столом повисла напряженная тишина, и никто не спешил ее нарушить. Макс вновь наполнил стаканы, и вновь не произнеся ни слова, они выпили.
  - Кстати, чтобы для тебя не оказалось полной неожиданностью, твое посвящение уже началось, хоть не так, обычно, как и для всех молодых аргов.
  - А посрать. Если я все правильно понял, то теперь я вроде как бессмертный.
  - Я думаю, скоро ты узнаешь, что это такое. Я бы на твоем месте лучше и не думал умирать.
  - А водки больше нет? - Крутя в руках пустой графин, спросил он
  Но на столик тут же опустилась новая порция прозрачной жидкости, чем вызвала дикий восторг уже сильно охмелевшего парня.
  Магорд сказал, что ему нужно отойти, и оставил парня в одиночестве, и тот тем временем опрокинул еще одну стопку. Вновь появившаяся официантка стала убирать пустую посуду со стола.
  - А ты ничего, - уже с трудом произнеся слова, проговорил он, ущипнув девушку, за талию.
  - Что вы себе позволяете молодой человек. Ведите себя прилично, - иначе я сейчас позову охрану.
  - А зови, - притягивая к себе красавицу и усаживая ее на колени, произнес он, несмотря на все ее ярые протесты.
  Девушка стала отбиваться, но парень обезумил, словно маньяк и стал просто разрывать одежду на девушке, даже не отдавая себе отчет о том, что он делает.
  - Отпусты дэвушку, - произнес выросший тип перед столиком.
  - А? - и парень поднял опьяненный взгляд на нависшую перед столиком тройку крепких мужчин кавказской национальности. - Что здесь нормальных парней нет, только одни черномазые, - проорал он, выпуская официантку их своих объятий.
  И как только девушка выскользнула из рук Макса, то он получил удар, который опрокинул его вместе со стулом.
  - Вот уроды, - пытаясь подняться, произнес он, но тут же получил удар под ребра ногой и отлетел на пару шагов. - Вам пи....
  Трое парней довольно оскалились и стали приближаться с трудом поднявшемуся Максу, который утирал кровь с рассеченной губы.
  Один из напавших вновь пытался ударить кулаком сбоку, но Макс отклонившись, в результате чего чуть не опрокинулся назад но, все же удержавшись на ногах ответным ударом заставил упасть навзничь одного из громил. Стоящий напротив кавказец, пробил ногой в живот. Не сумев избежать попадания, парень, ухватив ногу, стал падать назад, увлекая за собой противника. Врезавшись спиной об стол, которое остановило падение, он смог боковым ударом встретить наваливающегося на него удивленного заступника официантки. Скатившись на пол Макс уже не смог подняться. Сверху, его тут же впечатал сорок пятый размер ноги, после чего последний противник продолжил свое избиение, целя свои удары в голову.
  На удивления парня не раз бывавшего в 'Ратуше', он просто поразился тем, что в их драку до сих пор никто не вмешался из охраны, которых было в заведении не менее трех. Поэтому укрывая голову, по которой уже был нанесен десяток ударов, он пытался все же отбиться. Перехватив ногу и повиснув на ней, он лишил своего противника преимущества. Опрокинув его и несколько раз, перевернувшись в объятиях, друг друга, Макс оказался сверху и стал методично избивать кавказца. Парня охватил безумный дикий восторг, а его кулаки продолжали превращать лицо в кровавую кашу. Раздался звон, и тут, голова разорвалась осколками, и перед глазами поплыли звезды, и сознание кануло в омут тьмы.
  
  Глава 9
  Воскрешение
  
  Макс открыл глаза. Его сознание, еще затуманенное алкоголем, наконец-то выпало из объятий пьяного омута.
  - Твою мать, - простонал он, обхватив свою голову, которую в этот момент сковали тиски, а перед глазами всплыли темные круги, которые даже не дали ничего рассмотреть.
  В голове творилось непонятно что. Каша различных образов лишала возможности понять, что же сейчас происходит. Невыносимая пульсирующая боль, убивала все мысли и желание в чем-либо разбираться. К тому же дикий сушняк, превративший все горло в выжженную пустыню, буквально добивал мучающегося человека и заставлял склонять медленно проносящиеся мысли к суициду.
  'Лучше сдохнуть, чем так мучиться', - мрачно произнес, осторожно открывая отекшие глаза.
  Через несколько метров, взгляд наткнулся на стенку, на которой висела большая картина с изображением парусного корабля восемнадцатого века. Единственное место, где могла находиться подобная вещь с изображением корвета, сражающегося с морской стихией, было только одно.
  - Палыч, - тихо произнес парень, отрывая голову от подушки и оглядывая всю комнату.
  Даже, не обращая внимания на головокружение, и заплывшее изображение перед глазами, он действительно был в комнате, в которой всегда ночевал, находясь у своего старого друга. Комнату заполнил смех, и парень радостно свесил ноги со своей кровати.
  - И бред же парою присниться, - проговорил он и потянулся к бутылке пива, стоящей рядом с кроватью. - Надо же, а я и впрямь уже было поверил, что стал демоном, - продолжил он, все еще истерически содрогаясь от смеха.
  Уже больше не обращая внимания ни на головную боль, ни на разбушевавшийся живот, он открыл пиво и приготовился влить в себя живительную жидкость, ради одного глотка которой, многие поутру желают даже расстаться с жизнью.
  Уже ощущая прохладный привкуса хмеля, который защипал ноздри и заставил зашевелиться от радостного предвкушения мозг, Макс приблизил бутылку к губам и наклонил ее, уже ожидая, как первый глоток согреет душу и вернет его еще мутное сознание к жизни. Но вместо этого, его закрутил внезапно явившийся серый вихрь, скрутивший окружающее пространство, и не раз заставил перекрутиться с ног на голову. И после не столь продолжительного падения вниз, сильно приложил его об выжженную землю. От удара парень чуть не испустил дух. Мало того что его мучило жуткое похмелье, так к тому же еще добавилось жестокое падение, и в мозгу опять родился ураган самых мрачных и бесперспективных реалией жизни.
  - Да что за чертовщина, ѓѓѓѓ- произнес он, рассматривая оказавшийся обожженный земной покров, а также непонятную серую массу оплавленных кусков.
  Парень стал медленно подниматься, пытаясь лучше рассмотреть то место, куда он попал. С каждой секундой его тело все больше бросало в холодный пот, и когда он выпрямился во весь свой рост, он уже был покрыт крупным бисером замершей на нем росы, капли которой как улитки медленно поползли вниз, заполняя его сердце первородным страхом.
  - Лучше бы я умер, - безжизненным голосом произнес он, мрачно обводя окружающий его пейзаж.
  Он находился в небольшой полукруглой воронке, которая впрочем, скрывала его рост. Запекшееся земля под ногами согревала его обнаженные ноги, в то время как ветер, дующий со стороны извергающихся вулканов, обдавал его тело, на котором были только трусы-боксеры, обжигающим жаром. Сразу за ямой, в которой он стоял, дыбилась земля, с торчащими из нее кусками разрушенных плит, от которых разило смрадом и копотью. Чуть дальше вздымались обгоревшие стволы деревьев, которые продолжали еще обугливаться. Правее от них располагалось несколько очагов огня, пламя которых возвышалось на несколько метров. Левее Макса, вдалеке виднелись высокие темные пики на вершинах, которых сияли темные маяки.
  - Красиво, да? - прервал его созерцание голос, раздавшийся сзади.
  Вздрогнув от неожиданности, но узнав, кому принадлежит, он развернулся.
  - Ну и сволочь ты, - произнес он, ненавидящим взглядом, смотря на Магорда.
  - Арг, есть арг, - только и ответил он. - Но придет время, ты мне еще и спасибо скажешь. А теперь о главном, - жестко пресек он попытку прервать его. - Как бы ты мне не был симпатичен парень, но у меня нет времени, чтобы тебя ко всему подготовить. Поэтому все будешь узнавать на своей шкуре, а иначе и сума сойдешь от того что тебя ждет впереди. Как я тебе уже сказал ты теперь арг, и как все молодые арги будешь проходить обучение со всеми. Все испытания будут длиться три года...
  - Что? - не поверил своим ушам парень.
  - Я сказал не перебивать, - и парня распластала по земле невидимая сила, вдавив в его отвердевший слой, заставив ощутить, что еще чуть-чуть и из него получится кровавое месиво. - Самое главное для тебя это пройти весь путь испытаний, потому что если ты не сможешь это сделать, то ты просто будешь, развоплощен как и остальные. Поэтому постарайся не расстроить меня, ибо, прежде чем рассеять теперь твою уже бессметную душу, я немало доставлю тебе мучений за то, что ты не оправдал мое доверие.
  Несмотря на унизительность своего положения, на пьяный хмель, на мучающую его невыносимую жажду, на боль во всем теле, его сейчас стала пожирать ненависть.
  - Ты можешь не волноваться. Я выживу, я пройду все испытания. А затем, я убью тебя.
  Тут же по округе разразился смех, подобный реву извергающегося вулкана.
  - Насмешил, так насмешил. Хотя, как я тебе говорил, арги живут ради цели. А месть и не ненависть не самая худшая в этом плане цель. Но чтобы достичь ее, тебе придется прожить гораздо дольше, чем три года. Ну и напоследок, чтобы выбраться наверх, делай все, иначе у тебя не будет шансов. Запомни это. Либо победа, либо смерть, третьего варианта у тебя не будет.
  И опять раздался смех, но арг уже скрылся из виду, а Макс обрел возможность двигаться. Обуреваемый мыслью свернуть ненавистному демону шею, он чуть ли не пулей взобрался на перевал, но Повелителя Мрака уже нигде не было. И в этом момент, когда парень ощущал, как все его тело разрывается от боли, желающей раскромсать его на куски, земля под его ногами содрогнулась. Уши заложило от звона трубы, донесшегося от горящих, далеко впереди, синим пламенем врат.
  Сразу же за звоном, который чуть было, не заставил выпрыгнуть душу из тела, парень услышал утробный вой выпрыгивающих из соседних ям аргов. Неожиданно оказавшиеся для Макса соседи, заставили забыть его сейчас о всех недугах, и закричав от охватившего его до дрожи страха, он помчался вперед, стараясь бегством спастись от ликующих демонов. Еще ни разу в своей жизни парень не бежал так, как сейчас. Он сейчас бил все мировые рекорды, спасаясь от несущихся буквально по пятам стаи аргов. Сейчас он проклинал все на свете, но страх все больше отравлял его и словно придавал силы мчаться дальше от нагоняющихся уже голодных тварей.
  Молодые арги, преследовавшие сейчас оказавшегося среди них человека, все продолжали завывать, ощущая себя хищниками, которым подарили наслаждение в виде такой приятной охоты. Прежде чем стать Лордом Ады, арг должен был пройти весь путь превращений. И лишь только потом, он становился демоном, которых уже видел Макс. Молодые же отроки аргов, сильно отличались друг от друга, не говоря уже про старшее поколение. Даже строение тел у многих было различным. Кто-то из них больше походил на людей, кто-то меньше. Парню казалось, что все они почему-то хотели разорвать его, о чем и говорил сияющий вид их озлобленных лиц. У многих голову украшали различные рога, у других были более оскаленные пасти с длинными клыками, и их крупные, широкие лица, больше напоминали звериную морду, делала этих двухметровых юнцов еще более ужасными тем их крылатых сородичей. Поэтому вид юного демона нагнал на него, гораздо больше страха. И сейчас он ощущал, что за ним несется целая стая различных уродливых монстров.
   Пробежав, наверное, с километр, Макс ощутил, как его тело начинает наливаться усталостью. С каждым шагом он двигался все медленнее. Невыносимая боль и алкоголь почти уже лишили тело выносливости. И даже радостно завывавшее его преследователей, не могли уже гнать вперед. Он уже понимал, что еще несколько шагов, и он умрет. Сейчас он жалел лишь об одном, что он так и не сможет отомстить. В этот момент когтистая рука ухватила его за плечо, но он смог вырваться. Но из-за небольшой задержки, он споткнулся и покатился по обугленной земле, где местами показывались небольшие языки огня. На него тут же бросилось несколько аргов.
  - Нет-т-т... - закричал Макс, когда его обхватили когтистые руки. И вместе с этим криком, его тело разорвали на куски, а обожженную землю заполнили восторженные вопли.
  
  ***
  
  В это время, под багровыми небесами, находясь на летающим острове скрытым от глаз молодых аргов, находилось несколько Лордов Ады.
  - Ну что ж вполне не плохо. Я и не думал, что ему удаться так далеко уйти, - произнес один из них.
  А лицо Магорда, прорезала широкая улыбка.
  - Посмотрим, что будет в дальнейшем, - мрачно произнес Дар-Ракшард.
  И уже утратив всякий интерес к дальнейшим событиям, он развернулся к остальным повелителям.
  - Что удалось узнать смерти Драгда? - Обратился он к остальным.
  - Почти ничего, - начал Магорд. - Считав память парня, удалось понять, что Драгд был уже сильно истощен какой-то битвой, и сил в нем почти уже не осталось. Поэтому совершенно непонятно, что же заставило его ступить на Тропу.
  - А как человек там оказался?
  - Здесь еще больше загадок. В его машину попала молния, и она перенесла его на тропу. Не знаю Дар, что там удалось узнать остальным, но у меня сложилось такое впечатление, что кто-то специально завязал бой с аргом и желал вытеснить его на тропу, чтобы там заполучить его силу. Хотя это больше похоже на бред, но каких других объяснений у меня нет. Только я не понимаю, как анги решились на такое.
  - Не думаю что это они, слишком все уж странно. Шамград, что у вас? - обратился он к трем Повелителям стоящим рядом.
  - Увы, ничего. В Дарии, где последний раз находился Драгд, чисто. Там даже ангов уже несколько лет совсем не появлялось. Выходит арга кто-то перехватил, пока он был в мангре, а уже оттуда, загнал его на Тропу.
   - Это все подлые анги. Опять они хотят войны, - разразился Крагрд.
  - Да нет. У них та же беда, - начал владыка. - В последнее время гибель, как наших братьев, так и ангов участилась. Если раньше за сотню лет могло на просторах исчезнуть один два повелителя. То теперь буквально за десяток лет, пропало уже больше дюжины аргов. А про ангов я уже и молчу. Несколько дней назад я общался с Ван-Анклаигом, так он сообщил, что за последние годы у них пропали больше двух десятков светлых повелителей.
  - Ты щутишь? - не поверив, отозвался Шамград.
  - Если бы. Кто-то решил начать на нас охоту. И плохо, что мы не знаем кто это.
  - А что говорят наши Дейвы.
  - Им тоже ничего неизвестно. Но они так же хотят знать, кто убил за год троих из них.
  - Не нравиться мне все это, - проговорил Магорд.
  
  ***
  
  Пустота. Боль. Туман. Темнота. Снова боль. Пустота. Боль, боль, и опять боль. Она вытесняет все. И пустоту, и туман, и свет. Она стремится заполнить собой все пространство, которое не имеет границ. Боль, не имеющая границ не очертаний, она сама как сущность, все приумножается и усиливается, возрастая в десятки в сотни раз.
  Она словно энергия, разлитая в пространстве, подчиняясь только ей известным законом, из неощущаемой ничем и никем бесформенности, уплотняясь и изменяясь, становиться похожим на бесцветную пелену. Полупрозрачная масса, подобно желе, все содрогается от судорог боли, сводящих ее. Достигнув своей критической массы, боль, сформировала свои потоки, и создала некое подобие энергоструктуры, центром которой стал пульсирующий шар. Боль, немеющая границ, переплетенная сложной сетью устремилась к бьющемуся центру, чтобы влить в него свою силу. Боль стекалась отовсюду, освобождая свое завоеванное пространство, и ее место вновь занимала пустота, которая как тень, по пятам следовала за ней. Уже переполняющийся потоками шар, бился все чаще готовый прорвать невидимые сдерживающие его границы. Боль уже заполнила его до основания, но все продолжала вливаться в него. Уже можно было различить, как из шара стал доноситься едва различимый звук. Сперва, ни на что не похожий это был просто гул. Но с каждой новой порцией он все больше походил на невыносимый стон. Уже с последними потоками, он перерос невыносимый человеческой боли крик. И вот как только последняя капля боли, наполнила бурлящий шар, крик прорвал сковывающие его границы. И, вырвавшись на свободу, словно таран, ревущий ураган боли, прорвал границу пустоты, и вырвался на просторы окружившей его мерцающей различными красками мангры. Словно вихрь он, понеся по просторам энергии, несясь навстречу небольшой сверкающей точке, с которой его связывала, едва улавливаемая нить. Преодолевая все преграды, и сковывающие движение границы, образовавшийся торнадо летел к своей цели. И вот достигнув ее, он исчез в ослепительной вспышке, вырвавшись за пределы мангры.
  
  - Нет-т-т, - заполнил обожженные земли невыносимый крик, далеко разнесшийся за пределы воронки, оповещая окружающих, что воскрес новый молодой арг.
  Вопль, разрывающий легкие, полный невыносимых и непередаваемых страданий, длился для Макса целую вечность. Парень, упав обессиленным на дно ямы, с выпученными глазами, полностью залитыми кровью от полопавшихся сосудов, пытался начать дышать. Казался бы он словно младенец, который только что попал в мир, и пытается к нему приспособиться. Время для Макса остановилось, перед взглядом замерли черно-бодровые небеса. Тяжелый воздух с привкусом гари, серы, обгоревшей плоти а также примесью и других запахов с трудом пробивался в грудь парня, заставляя того принять свою новую жизнь. Неизвестно сколько потребовалось времени, что бы сознание приняло тот факт, что оно не растворилась на просторах небытия, и вновь вернулось в заново созданное свое тело. Единственная мысль, которая с невыносимой настойчивостью долбила пока еще пустующий мозг, эта была месть. И наравне с невыносимой болью, которая спеленала все тело, месть явилась тем фактором, которая помогла разуму вновь впитать в себя утраченную вместе с телом личность.
  - О боже, - прошептал парень. - За что ты обрек меня на такие муки....
  Но дальнейший его голос утонул в новом крике оповестивший о том, что воскрес еще новый арг.
  Стон боли демона заставил горько усмехнуться Макса.
  'Хоть не одному мне хренова, - злорадно проговорил он. - И почему меня не зарезали два года назад, когда я случайно во дворе спас девчонку от трех насильников... А че те времена вспоминать. Это все равно, что загробную жизнь просматривать. Ладно, что тут у нас, за дела творятся, - и он перевернулся, чтобы встать на ноги'.
  'Во черт, хоть и новая жизнь, но похмелье то некуда не делось. Ну сволочь, доберусь я еще до тебя, - прошипел он злости'.
  Как только его взгляд наткнулся на край воронки, то все мысли стали вновь мрачнее тучи.
  'Твою мать. Вот суки, уже здесь...'
  На краю ямы зависла языкастая тварь, которая довольно облизавшись, с вожделением взирала на человека.
  Сев на заднюю точку от безысходности, Макс сплюнул от досады.
  - Ну что смотришь, ... - Дальнейший голос новь утонул в очередном вопле воскресшего демона.
  Невольно поморщившись, парень ощутил, как по его телу устремился караван противных мелких грызунов, которые нарвали как можно глубже впиться в плоть. И не успела еще спать накатившее оцепенение нового страха, как над воронкой, ставшей, похоже, домом парня, нависла еще одну уродливая голова, только уже с другой стороны. Тут его стал разбирать истерический смех.
  - Как говорится одна голова хорошо, но когда тебя жрут две, то еще лучше, - родилась у него сумасбродная мысль, и истеричный хохот, продолжил вырываться из обожженной полусферы.
  Истерика, доведшая парня до катания по земле, сильно вывела из себя уродливых мал-аргов, которые стали утробно рычать требуя того что он выбрался за пределы ямы. Они считали человека просто своим ужином, но никак не одним из них.
  Как бы ни велико было желание не прекращать истерию, но окружающая жуткая действительность, заставила прекратить свой безнадежный смех. За это время вокруг ямы уже собралось уже четверо мал-аргов, больше походивших на рогатых медведей, которые взирали на него как на свинью, которую вот-вот отправят под нож, чтобы насытить их звериный аппетит. Совершенно не зная, сколько прошло времени, и, мучаясь от похмелья и боли, а также проклиная одного демона, парень крутил вокруг себя головой пытаясь высмотреть хоть самую нелепую и глупую возможность для бегства. За прошедшее с момента воскрешения время, он также заметил что твари, замершие по краям его воронки, не могли преодолеть невидимый барьер. Но с каждым неуловимым мгновением, эта сдерживающая демонов граница, все ближе и ближе становилась к центру. Твари уже наполовину своих тел нависали по кроям обрывов.
   Поняв всю безнадежность ситуации, а также то, что у него нет ни малейшего шанса спастись от тварей бегством, Макс просто разлегся на земле и предался своим мыслям. Несмотря на то, что человеку противостояли демоны, они не слишком превосходили его. Потому, невзирая впечатляющие мощные габариты юных аргов, парень лишь немногим проигрывал им в скорости. Поэтому как он считал, что если бы не водка и падение, которое чуть не переломало ему все кости, то он бы еще побегал.
  'Ну да, побегал бы, и что дальше? В конце концом меня бы все равно загнали бы в угол, и так и так бы порвали. Поэму про бегство можно забыть. В принципе, чем я сейчас и занимаясь, лежу и жду когда до меня доберутся эти уроды и опять разорвут на куски'.
  От воспоминаний, первого раза разрываемой своей плоти, он в тот момент испытал ни с чем несравнимую ужасную боль, которая до сих пор преследовала его и не желала отпускать. Его тела взял озноб и заставил покрыться холодным потом. Этому не помешало даже то, что температура была вокруг под шестьдесят градусов, и его обнаженное тело чувствовало себя вполне комфортно. И так, не отогнав от себя мрачных охвативших его мыслей, он ощутил как на его шеи, неожиданно сомкнулись клыки и он захаркал кровью. В этот момент безвольно тело вдруг встрепенулась, пытаясь начать сопротивляться, но было уже слишком поздно. Вместе с болью, злостью, обидой на весь свет, из тела вытекали последние капли жизни.
  
  И снова боль. Пустота, боль, ... И новый ураган несет вихрь мести и боли.
  - У-у-м-га, - протяжный стон на это раз заполнил обгоревшие земли.
  И больше не было ни криков, ни стонов. Боль никуда не ушла, она металась внутри тела, сжигая каждою клеточку организма. Несколько долгих секунд понадобилось для того чтобы выровнять прерывистое дыхание. Максу невыносимо хотелось кричать от сжигающих его плоть непередаваемых болевых ощущений, но он держался. Осторожно выглянув за край своего убежища, он увидел страшное зрелище. Две шестиногие твари пожирали его тело вместе с телами рядом разорванных других аргов. Вид собственного мертвого тела, лишил его так твердо удерживающих сил. Он невыносимо закричал и бросился прочь от воронки в другую сторону.
  На крик обратили свой взгляд пара зверей. Неизвестные человеку твари, по виду напоминающих огромных шакалов, с жабьей головой и пастью дракона. Оставив свои трупы, словно лягушки, огромными прыжками устремились за бегущим человеком. Спустя сотню шагов, одна из тварей сомкнулась свою пасть шеи парня.
  
  Боль. Ненависть, Пустота. Ненависть, Боль умирает. Ее полностью сжигает ненависть. Торнадо первородной злости ко всему живому, прорывая покрывало мангры, вновь ворвалось в Аду. На этот раз ожидающие по краям ямы различные твари от предвкушения новой порции свежего мяса уже издали довольный утробный вой. Но как оказалось, он утонул в жутком реве, оповещающим, что в мир явился новой Арг.
   И не успели твари еще прижать свои уши, и жалобно заскулить, как из воронки выпрыгнул рычащий демон. Схватив первого попавшегося бульдрага, по виду напоминавшего, среднего лохматого дога, с рога и торчащими костяными пластинами на спине. В мгновение, свернув шею одной твари, Макс тут же расправился и остальными, которые оцепенели от ужаса, и просто замерли на месте. Расправившись с десятком мелких демонов, кому скрутив шею, а кому и разорвав пасть непонятно откуда явившимися силами. Еще раз, огласив окрестности, свои диким воем, весь обмазанный черной кровью парень устремился к горящим яростным пламенем створкам. С адским огнем в глазах, и сердцем полным только жажды ненависти он шел убивать всех, кто посмеет стать у него на пути. Во время очередного своего воскрешения, которое уже перевалило за третий десяток, он наконец-то смог пробудить в себе ту силу, которую обрел на тропе, победив Драгда. И сейчас полностью поглощенный ею, парень забыл о своей истиной сущности, и сейчас был тем, что унаследовал от арга, а именно, машиной для убийства, полностью лишенной каких-либо чувств.
  
  Счет времени для Макса потерял всякую связь и реальность. Были только его враги, те, кто пытался лишить его жизни. А их было настолько много, что было не счесть. Все что попадалось хоть отчасти живое, таило в себе угрозу. Единственным союзником парня был окровавленный красной пылью грунт, который согревал его тело в редкие минуты отдыха. После того как человек прошил первую ступень инициатиции и принял в себя силу арга, то с ним произошли сильные изменения. Все его сознание уступило место темной сущности поглощенной одним желанием, убивать все, что его окружает. Вместе с кровожадным желанием он также воспринял силу, которая буквально в десять раз увеличила силы человека, наделив его необычайными способностями. Помимо силы он обрел нечеловеческую выносливость и скорость. Также, ускорилась регенерация клеток, позволяя в течение нескольких часов заживлять самые ужасные раны. Кроме всего этого, он также усвоил ряд уникальных способностей арга, но из-за самых низменных желаний, которые подавили его сущность, все эти новые способности оказались сокрыты от него.
  Личность лишенного всякого смысла существования и цели жизни, кроме убийства и уничтожения живых тварей, кружила в нескольких сотнях метров вокруг своей ямы, в которой она обитала. Время, лишенное дня и ночи, слилось для демонического человека в одно бесконечное мгновение. За этот период он всего лишь один раз был разорван стаей клайстов, которые вырвались из огненного ручья, омывающего вход в подземный разрушенный лабиринт. Да и то, воскреснув в считанные секунды, он тут же вырвался из своей темной воронки сжигаемый гневом, и со второго раза покончил с огненной стаей решившей полакомиться свежим мясом человека. За это время уже не один мал-арг успел познакомиться с человеком, и для большинства из них эти встречи обернулись их смертью. И после нескольких таких интимных свиданий, когда черный взгляд сжигающей ненависти прожигал бессмертную душу, а его могучие руки разрывали панцирные тела, желающих полакомиться человеческой плотью, аргов почти не осталось. Как только Макс покончил с пытавшимися его постоянно схарчить аргами, в гости к нему стали наведываться различные твари всех мастей. Начиная от краксов, корнугов, бульдрагов, гадсотов, клайстов и остальных наземных тварей и заканчивая крылатыми демонами, охваченных кровожадным безумием. И если мал-арги быстро поняли что Макс, не просто случайно попавший человек в их родной мир, то с безумными тварями и порождениями Ады было все сложнее. Отсутствие в них разума, а также наличие лишь нескольких инстинктов, среди которых бал голод и кровожадность, они не могли просто понять тот факт, что человек, который для них всегда был пищей, может стать для них хищников. И почти каждую дюжину часов на жилище человека совершался набег тех или иных тварей. А зверь, вселившийся в парня словно понимая, что он является сладкой приманкой для местных тварей, так никуда и не уходил от своей ямы, которая стала его местом отдыха в минуты спокойствия.
  Но в какой-то миг наступил незаметный перелом. Твари словно наконец-то вняв крохам разума, стали все меньше и меньше тревожить обуреваемого яростным гневом человека. И чем меньше становилось кровожадных демонов в округе обитания Макса, тем больше его затуманенный разум стал успокаиваться. Сперва, пронеслась одинокая мысль вспыхнувшего сознания Макса, от ужаса окружающей его действительности, после чего поспешно скрылась в его глубинах плотно скрытых пластами ненависти. Но ее как раз хватило для того, чтобы дать дальнейший толчок глубоко спрятанной личности, которую стали обуревать различные сомнения и домыслы. И она подобна вулкану стала пробивать себе путь наверх, взламывая толстые слои ненависти. Чем дольше отдыхал человек, тем его сознание все больше возвращало контроль над своим разумом. В один из моментов покоя, сознание, наконец-то прорвав брешь в слоях ненависти, устремилось вверх, заполняя разум и беря под контроль свое тело. Но зверь так хорошо устроившейся в теле человека не собирался та легко сдаваться, считая его уже полностью своим. И ненависть поглощающая волю, схлестнулась со всеми остальными желаниями. Поединок чувств, длился целую вечность, и парень даже пожелал умереть лучше тысячу раз, чем подвергаться невыносимым мукам раздирающим его сознание на отдельные части и желающие его просто уничтожить. Так бы и произошло, и Макс, несмотря на свое бессмертие, растворился бы в пустоте, на пути к которой он уже стоял одной ногой. Последний шаг, на пороге раскинувшей объятия пустоты, остановила Настя, вернее ее образ.
  Перед мысленным взором парня явилась его девушка. Ее черные кудрявые локоны, чуть касаются плеч, лицо выглядит немного грустным, глаза полны печали, а по щекам видны мокрые дорожки. Плотно сжатые губы немного дрогнули и взгляд, словно стремится проникнуть внутрь сознания и даже еще дальше и от этого Максу становится не уютно.
  - Ты мне обещаешь? - проговорил ее хриплый уставший голос, донесшийся казалось сквозь ураган.
  От этих слов парня словно поразила молния. Его скрутила как тугую пружину. И уже готовый к последнему шагу, чтобы раствориться в вечности, он хлопнул дверью, перед раскрывшей свои объятия пустотой и устремился в свое тело.
  - Обещаю, - проговорил сухой голос, больше похожий на наждачный скрип.
  Вогнав свою ненависть в глубину своих казематов, парень сейчас намертво привязывал свое сознание к своему телу. Он словно сварщик скреплял сейчас их узами боли и своей клятвы Насти. Скреплял любовью и счастьем, разлукой и злостью, жаждой и страстью, и всеми остальными чувствами избегая ненависти. И как только он окончательно привязал свое новое Я к своей личности, его крик огласил багровые небеса.
  - Я иду к тебе.
  И покинув пределы своей воронки, он отправился на встречу горящей яростным пламенем арке.
  
  Глава 10.
  Лабиринт.
  
  Достигнув границ огненного ручья, Макс остановился. Неизвестно почему, но будучи поглощенным зверем, который сейчас глубоко сидел внутри, он так, ни разу и не ступал на другой берег, где находились обвалившееся здания древних строений образовавших лабиринт непроходимых каменных джунглей. Осмотр разрушенного города как обычным взглядом, так магическим ничего не дал. Приобретенное новое зрение было слишком ново для парня, поэтому, когда он вновь обрел свою сущность, то он долго не решался пользоваться этим новым знанием. Десять дней, как он про себя назвал период, который он добирался до лавы, ушел у Макса на адаптацию к новой возможности своего организма. Поначалу его пугали все жуткие воспоминания его ипостаси зверя, которые он помнил до мельчайшей подробности. К тому же все это бесконечное для него время, его новая сущность пользовалась только этим новым зрением. Поэтому, как бы ни манили к себе все плюсы и широчайшие возможности нового взгляда, парень лишь на пятый день решился их только применить. И каждый раз при этом на него накатывали кровожадные воспоминания оживающего внутри зверя, который бился в своей темнице, требуя свободы. Но темный оковы твердой воли были тверды, поэтому, несмотря на все попытки заточенного в темницы монстра он так и не смог пробить брешь через эту небольшую щель, которая появилась в парне. Поэтому лишь к десятому дню, парень более сносно приноровился к своему новому взгляду и мог им пользоваться, не опасаясь отголосков своей темной сущности.
  
  Новый взгляд никак не был связан с обычным зрением. Внутренние глаза, как их назвал парень, вырастали, словно внутри головы и располагались, как казалось позади обычных зрачков. Поэтому чтобы пользовать внутренним взглядом Максу приходилось закрывать глаза. Так до конца и, не зная своих истинных возможностей, парень действовал путем проб и ошибок, еще ни один раз наступая на грабли.
  Так для внутреннего зрения ему требовалась небольшая концентрация, и затем, собирая мысли в единый пучок, он посылал его вперед, к обычным глазам. И как только этот мысленный луч достигал глазных яблок, он словно проникал в них заставляя приподнимать невидимые веки, и человек уже новым взглядом смотрел на мир. Окружающее пространство, тут же наполнялось новыми красками, сокрытыми от обычных глаз. Так его тело предстало перед ним расплывчатым цветным коконом, который омывает различные потоки линий. Догадавшись, что эта расплывчатая структура, которая чуть больше охватывает края его тела, является аурой, он пришел в небольшой восторг от промелькнувших в голове воспоминаний детства, когда он, с одноклассником начитавшись различной бредовой фантастики, пытались научиться видеть ауры окружающие предметы. Из этой затеи у них, конечно, ничего не получилось. Но вот сейчас, достигнув этого результата, он испытал какое-то удовольствие от того, что его, когда глупая детская мечта все-таки сбылась. Как оказалось, аура окружала не только живые тела, но и различные предметы. Так, к примеру, камни были покрыты легким серым налетом, интенсивность которого позволяла говорить об их древности. Также ауры неживых предметов могли сохранять в себе следы, от тех или иных контактах которые с ними происходили. Если их касалось живая сущность, то цветной отпечаток мог храниться несколько дней, а затем он просто растворялся в пространстве. Помимо этого внутренний взгляд мог проникать сквозь небольшие преграды, словно прошивая их как игла, но это требовало дополнительных сил. Приходилось прибегать к сильной концентрации и словно надавливать сфокусированным взглядом на преграду. Но эти усилия всегда отзывались сильной головной болью.
  Помимо того что пространство разделялось на живые и не живые предметы, каждый из который отсвечивал только своей аурой, сам мир также менялся в красках. Земля под ногами была похожа на бледно-серый иней, который в тех или иных местах был то гуще, то походил на тонкую прерывистую паутину. Окружающий пространство воздух был похож на прозрачный бледный туман, который также ограничивал зрение до нескольких десятков шагов. И чтобы видеть дальше, также приходилось прилагать мысленные усилия и затем расплачиваться за них нестерпимой болью. Но больше все Макса удивило то, что окружающее пространство переплетали различные силовые потоки. Они, словно похожие на линии электропередач, были протянуты в разносторонних направлениях. Часть из них тянулась по воздуху, часть терялась, уходя в землю. Но больше всего поразила парня, что по этим линиям струится какая-то энергия или жизнь, особенно это хорошо просматривалось на близком расстоянии, когда эти потоки становились похожи на пульсирующие кровеносные сосуды. Но пульсацию удавалось только рассмотреть при очень сильной фокусировке внутреннего взгляда и сосредоточенности мысли. Окружающее пространство тогда же окутывалось плотным полотном тумана, и уже через шаг ничего нельзя было рассмотреть.
  Но как бы сейчас не напрягал свое новое зрение Макс, сквозь мертвую груда камня, которая еще хранила в себе остатки древней силы, ничего нельзя было рассмотреть. Печально вздохнув, парень перешел на привычный взгляд и стал осматривать берег по другую сторону не широкого огненного ручья. Как бы ему не хотелось заходить в подземные казематы, вход, в который освещали два факела сделанные из черепов, каких уродливых тварей, но другого, выхода у него не было. Так как огненная арка находилась за разрушенным городом, и подземный путь был единственным, который позволял приблизиться к заветной цели.
  Конечно, можно было попробовать и наземный путь, но повторять ужасную кончину нескольких мал-аргов, свидетелем которой он стал, он не хотел. Как только стоило кому-либо из испытуемых пройти несколько десятков шагов как прямо над ними, словно из ничего появлялись крылатые твари, имя которых было азгарды. Несмотря на все уже перенесенные ужасные муки и страдания, впервые увидев летящих монстров, он испытал, как зашевелились волосы на загривке, вселяя в его сердце страх. Крылатый ужас, в виде одного, а иногда и нескольких драконов обрушивающегося с небес и заставлял долго мучиться свои жертвы. Из десятка мал-аргов никому не удалось спастись. Да какое спастись, все жертвы были схвачены в считанные секунды, после появления азгардов. Их агония длилась неимоверно долго, и жуткие крики полные невыносимой боли и страданий, разносившиеся далеко за пределы разрушенного города, заставляли холодеть кровь.
  Пока Макс, находясь в своем небольшом укрытии, которым служил полуразрушенный навес, наблюдал за входом в темное подземелье, недалеко от него перепрыгнув пятиметровый ручей, появился еще один молодой арг. Парень только усмехнулся, видя, как шустро тот взобрался на пятиметровый каменный вал и, прыгая по возвышенностям, помчался к противоположной границе города.
  - Все равно у тебя шансов нет.
  И не успел он закончить своей фразы, как вновь окрестности огласил вой появившихся трех кровожадных тварей. На этот раз аргу удалось преодолеть чуть большее расстояние, чем его предшественникам, но его все же ждала та же участь, что и остальных. Макс, только приготовился насладиться зрелищем, как будут рвать на куски его самых ненавистных врагов, которыми для него стали все арги во главе с Магордом. Но внезапно беглец, почувствовавший на своей спине когти азгарда, по собственной воли налетел на торчащий железный штырь, который насквозь пробил его грудь. Ускользнувшая от истязаний жертва демонических драконов, разъярила их до невозможности. И теперь, тройка озлобленных тварей, вместо того чтобы уйти в свои чертоги, носилась над развалинами в поисках новой добычи над которой можно было бы сорвать свою ярость.
  И как назло, их новой целью стал Макс. Неожиданно подкосившийся навес заставил его выскочить из укрытия. Это конечно не осталось без внимания черных драконов, которые увидев свою новую добычу, понеслись к ней, даже, несмотря на то, что она находилась за границами их владений. Парень, понимая, что чуть промедли, и он станет новым подопытным кроликом разъяренных азгардов. Поэтому сорвавшись со своего полого берега, он устремился к огненной речушке и, перепрыгнув трехметровую ширину, устремился к спасительному зеву неизвестной тьмы. Ощущая, как зашевелись его волосы, то ли от страха, то ли от настигающего его черного пламени он в прыжке влетел в широкие створки, а за ним пытаясь ухватить ускользающую жертву и дракон. Каменные колоны факелов, ограничивающие вход, приняли на себя широкие крылья, и клацавшие зубы сомкнулись в считанных миллиметрах от ног скрывшейся новой жертвы.
  Скатившись по невидимым ступенькам и слыша злобное огненное рычание разгневанного зверя, и не веря в чудо, что удалось спастись, Макс от радости и ненависти запустил оказавшееся рядом камень в оскалившуюся пасть и устремился прочь от входа.
  Скользя как тень, по слабо освещенным темным переходам, парень уже несколько раз разминался с обитателями лабиринта. Иногда скрываясь в боковых ответвлениях, а иногда спасаясь бегством, от приближающихся тварей, Макс все же избегал, казалось не минуемых встреч. Но везти ему бесконечно не могло. И вот свернув в очередной туннель, он столкнулся нос к носу с новым зверем. Вернее сказать носом с грудью. Лицо парня наткнулось на широкую волосатую грудь, и только после этого он ощутил, как по нему ударил зловонный запах пота. Вместо того чтобы что-либо предпринять, бежать или атаковать, он успел подумать, что не ощутил сильной вони еще за несколько шагов. И его взгляд стал подниматься вверх, скользя по темно бурой шерсти, слипшейся между собой в клочья. Его голова уже была запрокинута назад, но его глаза еще только достигли широких массивных плеч, и лишь сделав шаг назад он увидел того с кем же он столкнулся.
  Как оказалось перед парнем стояло трех метровое существо, наполовину человек на половину зверь. Строение рук, ног и тела было вполне человеческим, несмотря на свои крупногабаритные размеры и покрой темной шерсти. Огромная голова заставляла крутиться в мыслях воспоминаниям о древнегреческих мифах. А именно вокруг одного существа чье имя было минотавр. Ибо рогатая голова больше всего походила на бычью. Но перед ним был не минотавр, а мавронг, кровожадный зверь, обитающий в темных глубинах, ненавидящий и не переносящий солнечный свет. Оно было настолько могучим, что даже истинные хозяева Ады, арги, не смогли его подчинить своей власти. А бессмертие, которым был наделен могучий демон, как и многие другие существа темного мира, делала его поистине ужасным монстром, встреча с которым грозила не минуемой смертью. Неизвестно кем вложенные знания о местных обитателях, тут же вспыхнули в голове, как только с ними встречался Макс, и поэтому он сейчас прекрасно понимал, что ему грозит. Ибо даже облаченный полной властью арг, носящий титул Повелителя Тьмы или Мрака предпочитал избежать столкновения с мавронгом, неподвластным никакой магии.
  Движение парня, сдернуло полог оцепенения со зверя, который казалось, также растерялся от неожиданной встречи, но демон быстро пришел в себя. Парень ощутил, как его прошибла волна страха, которая как цунами обрушилась на него, желая сбить его с ног и заставить преклонить колени от ужаса. Движение рук мавронга, которые направились навстречу человеку, начались вместе с его ревом, который мог сокрушить и гору от своей силы. Но громоподобный рев словно привел в чувства Макса от сковавшей его волны страха, и заставил действовать. Вместо того чтобы бежать как поступало большинство, парень неожиданно пробил ногой в живот, при этом сильно прогнувшись назад. Это его и спасло от растерзания острых когтей. Хоть он потерял свою большую часть силы, когда запер в глубинах своего сознания кровожадного зверя, но все равно его возможности были далеко за гранью обычного человека. Удар остановил было начавшего движения мавронга, а его руки схватили воздух прямо перед носом человека.
  Оттолкнувшись ногой, от не сдвинувшего ни на йоту зверя, парень отпрыгнул назад на несколько метров, перевернувшись в воздухе. После чего развернулся и устремился прочь от жаждущего крови монстра. Он прекрасно понимал, что даже выпусти на волю, своего кровожадного зверя он так и не сможет совладать с мавронгом, а загнать свою вторую ипостась после воскрешения будет совсем не просто, поэтому он решил все-таки бежать. Но как назло туннель оказался перед ним довольно широкий, да и высота его, ни сколько не мешала поступи великана. Да к тому же длинный коридор, утопающий во тьме не имел боковых ответвлений.
  'Проклятье' - подумал он, ощущая приближающегося зверя, от шагов которого содрогались каменные плиты пола. Надрывая свои мышцы и связки, Макс пытался, разорвать дистанцию, но мавронг был слишком силен и быстр. Парень старался что-либо придумать, как избежать участи, быть заживо растерзанным, но у него ничего не выходило. Тускло освещенный коридор, утопал во тьме, и казалось, никогда не кончится. Зловонное дыхание уже было прямо за спиной, и длинные могучие руки могли схватить человека уже в любую секунду.
  - Помочь? - Раздался внезапный голос справа, заставивший отпрыгнуть парня в сторону и от этого он чуть не попал под толстые ноги.
  - Твою... - выругался он. - Ты кто? - спросил он, прижимая голову и пропуская над ней волосатую лапу.
  - А то ты не знаешь? - Раздался ехидный голос.
  - Слипс?! - Тут же пронзила его мозг, пришедшая мысль.
  - А кто еще, - продолжил голос, и за ним появилось и тело.
  Чуть впереди и правее бегущего человека, появилось летящее существо. Единственное описание, которое он можно было применить для слипса, так это сравнить его с большой навозной мухой. И ключевым в этом словосочетании была Навозная, ибо вонь от летящего впереди урода было еще больше чем от догоняющего мавронга.
  'Проклятье... - ни один раз он помянул аргов, да и дайнов вмести с ними, за свои теперешние несчастья. - Мало того что от парящего перед носом вонючего родственника аргов, трудно избавиться как от назойливой мухи, так к тому же добра от них и в малейшей мере не стоило ждать. Лучше уж быть растерзанным заживо, чем доверить свою жизнь, маленькому уроду'.
  Пронеслись мысли в его голове, неизвестно откуда родившиеся. То ли они были наследством, доставшимся после победы над Повелителем Тьмы, то ли их вложил Магорд, парню это было не известно.
  Но времени на раздумья уже не было, его спину рассекли острые когти, оставив после себя глубокие кровавые борозды, заставившие по-иному посмотреть, на ожидающую его скорую смерть.
  - Да раздери тебя азгарды, - прохрипел Макс. - Что ты хочешь взамен?
  - Так ты согласен
  - Урод, - простонал он, когда его еще раз по спине оцарапали когти. - Да, я согласен на сделку, - выплюнул он слова в ненавистного слипа, которого сейчас хотел разорвать больше чем мавронга.
  Как успел уже узнать Макс. Слова арга, было не рушимо. И если он что-либо обещал, то он должен был выполнить свои обязательства, несмотря ни на что, даже ценой своей жизни и даже бессмертия. Иначе если арг нарушал свое слово, его ждала страшная и вечная мука, в сравнении с которой смерть это высшее наслаждение.
  Еще не зная всех тонкостей заключения подобных сделок с бессмертными, парень слишком рисковал, так глупо соглашаясь на предложение слипса.
  - Беги прямо на стену, - заявил довольный демон и исчез бесследно.
  - Что? - не веря своим ушам, вопросил уже пустоту парень.
  И словно в ответ туннель осветился яркими факелами и Макс увидел, что через несколько десятков шагов, он заканчивается тупиком.
  'Ах ты гавновоз. Ну только попадись мне, я все твои перепончатые крылья и уродливые конечности выдергиваю, а затем на кол посажу и буду наслаждаться как ты корчиш...'.
  И не успел он закончить свою садистскую мысль в отношении ожидающих мук слипса, как его нога провались в пустоту, не достигнув последних пяти шагов тупиковой стены. Тело, ударяемое о камни заскользило вниз, на дно внезапно оказавшейся глубоководной ямы, а сверху раздался могучий вой полной обиды и злости.
  'Ну мухасранск, я тебя на куски порву за такое спасение', - клял Макс слипса, во время своего долго падения.
  Очередной удар затылком о камень, прервал внутренний паток красноречия, и его яростные мысли вместе с болью рассыпались по всему мозгу. Вместе с раскалывающим звоном в голове, тело влетело в воду, поднимая кучу брызг. Оглушенный ударом, парень чуть выбрался из-под толщи воды и стал откашливаться от заполнившей легкие воды. С трудом избавившись от протухшей жидкости, он стал осматриваться вокруг, пытаясь понять, где же он оказался.
  Ни обычное, ни внутреннее зрение не позволяло ничего разглядеть. Одному взгляду мешала непроницаемая тьма, а второму плотный бестелесный туман. А еще не утихший колокольный звон внутри головы, невыносимой болью отдавался в теле, как только парень пытался хоть немного вглядеться в бесцветный туман.
  - Ну и где этот уродливый слипс? Куда это я из-за него теперь влипс?
  От такой проскользнувшей метафоры, он даже улыбнулся.
  'Это уж точно. Если повелся со слипсом, то непременно куда-нибудь да влипнешь с ним. Как бы я сейчас еще в худшем положении не оказался. От мавронга хотя бы я уже знал чего можно ожидать. А так. Впереди сейчас лишь одна неизвестность. Что хуже даже ожидаемой смерти. И надо же так было глупо вляпаться, из-за какой-то ямы под ногами...'.
  Словно в ответ в темноте послышался нарастающий шум воды, который медленно, но уверенно стал приближаться.
  - Скажи что ты еще не рад своему спасению? - раздался рядом противный голос.
  Обуреваемый злостью Макс бы сейчас с радостью схватил звенящего прозрачными крыльями мерзавца, но тот благоразумно держался в недосягаемости цепких рук.
  - Теперь твоя часть сделки, или ты хочешь нарушить свое слово?
  - Я тебя лучше с потрохами сожру, чем доставлю тебе такое удовольствие, - с раздражением ответил он.
  Слипс обхватив своими уродливыми руками свой огромный живот, забулькал, что означал его веселый смех, после чего продолжил
  - А ты забавный, - проговорил он, выталкивая слова из своего корчащегося рта. - За мою помощь ты должен добыть мне фалангу драгона.
  - Что? - не веря своим ушам, закричал парень.
  В его сознании тут же всплыл образ морского зверя, и Макс сейчас тысячу раз пожалел, что его не растерзал мавронг. А впереди него все больше нарастал шум накатывающей волны. Представив, что в этой протухшей воде находится драгон, он тут же захотел сам себе свернуть шею. Но нахлынувшая волна понесла его тело, и он, развернувшись и заработав, словно электромотор, устремился прочь.
  Но как бы, ни мчался пловец по воде, он не мог соперничать в скорости с властителем темных морских глубин. Уже ощущая, что ему ни скрыться от всплывающего сзади монстра он повернулся навстречу своей неминуемой гибели.
  Всплывший монстр был по истине ужасным. И словно давая насладиться его великолепием, пространство осветилось тусклым светом, исходящим от показавшегося недалеко берега. Глубоководный зверь был покрыт мелкочешуйчатым панцирным слоем, который отсвечивал темно-синим отливом. Его огромное тело сливалось вместе с головой, и передняя часть тела походила на обычную хищную акула или касатку особо крупных размеров. При этом огромная пасть казалось похоже на двух метровую стальную решетку толстых стрежней. Раскрыв ее, монстр обнажил стройные ряды острейших клыков, которые по размерам был в рост Макса. А ширина этой зубастой пропасти казалось, могла вместить в себя любой корабль. За оскаленной решеткой виднелась огромная дыра вся вокруг усыпанная длинными рядами острых зубов, которые терялись в дышащей тьме. Поверх огромной пасти, расходясь по краям от центра, симметрично располагались пять пар различных глаз. Чуть дальше на спине и по бокам располагались три широких длинных плавника идущих вдоль тела.
  Огромное вытянутое тридцатиметровое тело в хвостовой части превращалось в множество переплетающихся между собой щупалец и фаланг. Особенно среди них выделялись четыре, которые были особо длинные. Они словно руки возвышались над телом и оканчивались пятиконечным разветвлением, словно кисти, украшенные длинными когтями. Остальная часть тела, словно много щупальцевый осьминог удерживало огромное тело на поверхности воды.
  - Что б я сдох, - не своим охрипшим голосом прошептал Макс.
  И словно исполняя его желание, стальная решетка сомкнулась на теле человека, и вбросило его дальше в зубастый пищетракт. Парень ощущал, как его насквозь пронзенное тело, скользит вглубь желудка глубоководной твари, и его превращает буквально в куски кровавых ошметков от постоянно вгрызаемых в плоть острых зубов. К тому же кислотная среда зверя стала буквально растворять кожу, принося невыносимые страдания. Непередаваемый крик боли утонул в сомкнувшейся пасти драгона, которого уже скрала темная гладь воды. А человек умирал долго, и в непередаваемых мучениях, пока его душа не покинула тело.
  
  - Нет, - разнесся крик полной боли, по округе, когда он вновь оказался в своей яме.
  Макс сейчас лежал на спине и смотрел на кровавые облака, которые на этот раз быстро плыли по небосклону. Он все еще был в плену боли, которая не отпускала его тело. И его мысли вертелись вокруг не желания больше жить. Невыносимые мучения, которые грозили навеки стать неотъемлемой частью его дальнейшей жизни, лишали всякого оптимизма.
  Неизвестно сколько прошло времени, пока апатия стала отпускать сознание, но к этому моменту облака рассеялись и обнажили темно-розовый небосклон, который стал навевать тоску, а разлуке с его любимой девушкой.
  'Как ты там Настен, без меня? Надеюсь, тебя миновали страдания и боль, - печально подумал он'.
  И словно ему под настроение на края его ямы опустилась ванка, которая прокричав противным голосом, уставилась на человека, как на свой ужин. В ответ, парень спустил своего зверя, которого так долго уже держал на поводке. В одно мгновение и его рука сомкнулась на короткой шее небольшого дракончика, в глазах которого проскользнуло удивление, перед тем как он расстался с жизнью.
  - Настя, несмотря ни на что я иду к тебе, - разнесся новый крик по просторам Ады, и человек устремился к лабиринту.
  На это раз путь к развалинам занял у него всего несколько часов. Выпустив на волю свою кровожадную сущность, он лишь дал ей часть свободы, и его разум мог контролировать зверя. Он прекрасно понимал, что с голыми руками у него практически нет шансов справиться со всеми монстрами, даже если он вновь полностью отдастся во власть своей второй ипостаси. Поэтому он постоянно старался найти какое-либо оружие, которое могло бы помочь ему против демонов, обитающих в лабиринте, да и не только в нем. Так в одном из разрушенных зданий находящимся возле огненной речушки ему посчастливилось найти небольшой нож. Даже, несмотря на то, что он был покрыт толстым слоем ржавчины и не мог служить надежным оружием, он был рад своей находке как ребенок. Он сразу же почувствовал себя уверенней.
  Добравшись до входа, Макс столкнулся с одним из аргов, появившимся с другой стороны. Ожидавший немедленного нападения ненавистного демона он оказался удивлен тем, что тот пожелал ему удачи и скользнул в темный подвал. Парень, подавив желание своей ненависти наброситься со спины на арга, выждал несколько секунд и уже успокоившись, ступил следом.
  
  И вновь тускло освещенные коридоры, потянулись один за другим, и снова приходилось замирать от каждого шороха, который эхом разносился по туннелям. С каждым шагом, с каждым новым движением, Макс добивался совершенства и точности своих действий. Его усиленные и обостренные чувства, привели к тому, что он научился бесшумно передвигаться, даже его дыхание не выдавало его присутствия. Находясь, бесконечное количество дней среди хауса подземелий, он добился автоматизма своих действий. Он не делал больше лишних движений и шагов, при малейшем признаке опасности, он замирал словно статуя, которую не могли потревожить даже легко дуновение ветра. Благодаря своим способностям он научился скрывать запах своего тела. Словно полностью стирая его и впитывая окружающий его воздух, приобретая качества тех или иных предметов находящихся рядом. Также он научился управлять своей аурой. Если раньше она была подобна факелу, горящему во тьме, то теперь он мог настолько заглушить ее, что как бы ни пришлось напрягать внутреннее зрение, аура так и оставалась неразличимой в окружающем пространстве.
  Макс прекрасно понимал, что прежде чем покинуть пределы лабиринта, ему необходимо выполнить часть своей сделки связанной со слипсом. Поэтому, находясь сейчас среди темного террариума различных тварей, он старался по максимуму развить все свои новые способности.
  Страх еще иногда врывался в душу, но это был уже не тот парализующий ужас, сковывающий все движения. Даже если раньше он мог его побороть, то все равно не отпускал, а лишь только ослаблял свою хватку. То теперь же он научился обращать его в сою силу. Страх походивший на энергию, растекался по ауре и переклинивал между собой ее потоки. Из-за этого человек и впадал чаще всего в ступор и не мог противостоять своим врагам. То теперь же Макс преобразовал свой страх в силу, и измененную энергию встраивал в свою ауру, получая от этого дикий адреналин.
  Так вновь столкнувшись с мавронгом, он даже вступил с ним в бой, и если бы у него оружие было посерьезней чем нож, то он, возможно, смог бы одолеть зверя, а так ему все-таки пришлось спасаться бегством.
  
  Уже блуждая довольно долгое время по лабиринту, он прекрасно понимал, что ему пора возвращаться к длинному коридору который ведет к подземному уровню, где обитает драгон. Он уже как раз и искал необходимый ему туннель, как на него выбежала небольшая стая корнугов. Небольшие твари, по размерам схожими с бульдогами, были на самом деле не такими милыми как земные песики.
  Небольшое пухленькое тельце с жировыми складками, как на лапах, так и на всем остальном теле, крылышки на спине, больше предназначенные для увеличения прыжков, чем для полетов, а также унылый вид печальной морды, придавали зверю вполне добродушный вид. Но только стоило не внимательному путнику, оставить без внимания казалось безопасных крылатых псов, то он рисковал оказаться быть разорванным на части. Как только корнуги усыпляли бдительность своих жертв добродушным видом и к ним поворачивались спиной, их вид менялся до не узнаваемости. Внешне неповоротливые твари тут же превращались в быстроногих озлобленных зверей с признаками бешенства, а оскаленная пасть заставляла шевелиться волосы на голове. Так передние верхние и нижние клыки, которые вырастали на пасти зверя, были размером с его все остальное тело. И один захват таких острых зубов мог оставить без половины тела. Поэтому увидев притворившихся мирных псов, Макс первым бросился в атаку, так как бегством от этих шустрых тварей спастись было почти не возможно.
  Первого корнуга, он ударам ноги отбросил назад. Второго, уже прыгнувшего ему на лицо, он встретил ножом снизу. Потом вход пошло колено, подбросив нового пса вверх и не давая тому вцепиться в пах. Еще один, боковым ударом, оказался припечатан к стенке и раздался хруст ломаемых костей. Еще двое крунгов, улетели за спину, во время пригнувшемуся парню. Боковой удар ножа обратным хватам останавливает полет еще двух тварей. Уклон, отступ, еще шаг назад, а затем в сторону. И Макс разминулся с несколькими атаками оставшихся псов. Шумная схватка затягивались, да к тому же противный лай и жалобный скулеж раненых, привлекал внимание остальных. Уполовиненная стая, не желала оставлять своих нападок, поэтому она продолжила свои атаки.
  - Должек, - раздался рядом противный визг, заставивший парня от неожиданности дернуться, и подскочивший корнуг вцепился в левую кисть.
  - Твою мать..., - стал он клясть слипса, и его кровь закипела от злости.
  Корнуги, словно уловив изменившиеся эмоции, пытались разобраться, что же происходит с человеком, но не успели. Яростный огонь злости затопил сознание, скорость и сила парня возросли. Не прошло и минуты, как вся стая была разорвана на куски.
  - Неплохо, - неожиданно раздался за спиной голос.
  Парень тут же обернулся, готовый к новому сражению. Ярость еще не утихла, а аурный адреналин все еще призывал к действию. Глядя на замершего в нескольких метрах мал-арга, он обдумывал свои дальнейшие действия. Пока сила и скорость была при нем, все его сознание призывало к немедленной атаке. Но он уже не совершал глупых и опрометчивых поступков. Замерший перед ним арг не проявлял агрессии и не скрывал своей ауры, показывая тем самым, что он не хочет боя.
  - Ты кто и что тебе нужно?
  - Тот, кто и ты. Простой мал-арг желающий пройти этот лабиринт и добраться до арки.
  До этой фразы, Макс как-то воспринимал себя отдельно от молодых аргов, считая себя кем-то иным. И вот первый кто признал равенство между ним и сообществом демонов Ады, как раз оказался тот самый арг, пожелавший ему удачи перед входом в подвал. Это свершившийся факт, заставил смотреть на происходящие вещи новыми глазами. В его сознании произошел внутренний сдвиг, и помимо его воли ему пришлось согласиться с тем, что он теперь действительно является мал-аргом, стремящимся пройти свой путь, чтобы стать высшим.
  - А представляться у мал-аргов не принято? - Спросил он.
  - Тот, кто первым обращается тот и представляется, - спокойно произнес чешуйчатый демон.
  - Макс, - просто представился он.
  - Барон эд-Стонк, - ответил он.
  - Что? - не веря своим ушам, проговорил он, а всплывающие подсказки в мозгу пытались прояснить ситуацию, но от этого образовывалась только каша.
  - Макс, я тебе, конечно, могу ответить на множество твоих вопросов, но у нас мало времени, так как это не то место которое располагает к разговорам. Поэтому отвечу только на твой второй вопрос. Через несколько мгновений здесь будет мавронг, так что если не хочешь попасть к нему на растерзание, так что лучше спасайся бегством.
  - Но, как..., откуда, что...- начали, было сыпаться вопросы из Макса, на совершенно неожиданно разговорившегося арга.
  Но усмирив свое непомерное любопытство, он вдруг уловил приближающиеся шаги демона. Мысли галопом проносились по сжигаемому жаждой знаний мозгу, но в их широкий коридор уже ввалился мавронг. Тут парню уже стало не до странностей арга, и он уже хотел делать ноги, как его новый знакомец вступил в неравный бой.
   Барон был подобен вихрю, который мелькал между могучих рук человека-быка. И каждый его удар, оставлял кровавые следы на теле огромного зверя. Но эти мелкие раны только еще больше злили противника. С каждой секундой зверь становился все, свирепей, и его размашистые удары сотрясали толстые стены, которые были готовы обрушить свод плит над головой. Несмотря на всю свою скорость и силу, арг не мог нанести серьезных увечий противнику. Его когти были слишком слабым оружием против толстой шкуры зверя. Да к тому же, арг, не успевший во время увернуться от очередного удара мавронга, отлетел на несколько метров. Но довольно быстро оказавшись на ногах, стал вновь кружить возле разъяренной горы мышц. Казалось эд-Стонк не получил серьезных повреждений, но об атаках он уже и не помышлял. Он только и думал лишь о том, как бы ему избежать новых встреч с убийственными кулаками и когтями. Поняв всю безнадежность положения арга, и понимая что у того нет шансов выйти победителем в смертельной схватке, Макс уже хотел было развернуться и покинуть место битвы. Но внезапно в душу вгрызся противный червь, пытавший напомнить о его совести и том, что он все-таки человек. Вновь взглянув на арга, он увидел, как тот уже с неимоверным трудом избегает встреч с могучими руками. Также вспомним всех до единого своих убийц, которые не раз разрывали его тело, и, вспомнив лицо каждого, он убедился, что среди множества аргов барона среди них не было. Да к тому же любопытства, почему арг назвался титулом, а не просто именем, взяло вверх, и он решил вмешаться.
  Мавронг, не обращая внимания на Макса, который превратился словно в камень, о чем говорила его аура, продолжал наносить свои удары, которые хоть и вскользь, но все же находили свою цель. Осторожно подкравшись и приготовив нож, человек атаковал. Первым же ударом он перерезал сухожилие под коленом. И вместе с ревом и разворотом зверя, он прыгнул вперед и его нож скользнул под мышкой, врезаясь в плоть. Войдя в сплетение мышц и костей, он намертво застрял и парень уже приземлился без своего оружия. Но этого уже было достаточно. Не ожидавший подобной атаки зверь, пропустил внезапные удары, которые сковали его движения, заставив преподать на правую ногу и повиснуть плетью левую руку. Старый, ржавый нож, неожиданно оказался хорошим клинком, нанесшим глубокие раны на теле. К тому же неожиданной помощью тут же не преминул воспользоваться эд-Стонк. Запрыгнув на спину, отвлекшемуся демону, он вонзил свои когти в шкуру волосатой шеи, и оставил на ней глубокие борозды.
  За несколько мгновений ситуация кардинально изменилась. Зверь, словно уменьшился почти вдвое, его еще недавно грозный вид уже не казался таким жутким и страшным. А наоборот, кровавые раны вызывали отвращение от уродства его тела. Но несмотря на это, мавронг еще оставался опасным противником, за что тут же почти не расплатился жизнью Макс. Удар здоровой руки зверя, буквально впечатал его в стену оказавшеюся за спиной всего лишь в двух метрах. Его сознание стало уплывать, но он успел заметить, как в волосатое горло вцепились когтистые руки, и разорвали большой дергающийся кадык.
  
  - Эй, Макс? Очнись, - раздался чей-то голос, словно доносящийся из шипящего микрофона.
  Сознание восстановило последние обрывки воспоминаний, и он тут же словно ныряльщик, находящийся на глубине, рванул на поверхность.
  Тело рывком хотело подскочить с места, но крепкие руки его удержали и не дали вырваться.
  - Успокойся, это я эд-Стонк. Все уже кончено.
   Через секунду взгляд парня прояснился и он увидел неподвижное тело монстра.
  - Долго я провалялся.
  - Пару минут, наверное.
  - А с мавронгом что?
  - Пока что еще мертв.
  - Что значит пока?
  - А то и значит. Если мы его сейчас с тобой не разорвем на части, то через несколько минут получим гораздо более сильного и могучего демона.
  - Мог бы его и один уже порвать, - проговорил Макс, подходя к зверю и рассматривая его разорванное горло.
  - На внутренней части шеи у него самое слабое место, все остальное тело имеет гораздо прочнейшую шкуру.
  - Ясно. Ну и как мы его рвать будем?
  Барон видно только сейчас задумался над этим вопросом. Но время на раздумье уже не осталось. Могучий зверь непроизвольно дернулся. Испуганные лица взглянули друга на друга, и, не говоря ни слова, тут же схватились за его руки.
  Парень готов был поклясться, что ему еще никогда не приходилась так напрягаться в своей жизни. Глазные капилляры все полопались, и радужная оболочка окрасилась темно-красным цветом. Из носа заструилась кровь, а на зубах закрошилась эмаль. Связки, не выдерживающие перегрузок, готовы были вот-вот надорваться. И когда он уже все проклял, и хотел опустить свои руки, раздался хруст разрываемой плоти. Еще небольшое усилие и парень отлет в сторону вместе с оторванной рукой мавронга. Барон добился почти такого результата. Его рука держалось лишь на небольшом куске плоти.
  - А ты силен, - устало проговорил эд-Стонк, даже не делая попыток больше встать.
  - Я надеюсь, он уже не оживет? - раскинув руки и блаженно закрыв глаза, прошептал парень.
  - Уже нет. Мавронг хоть и бессмертен, но у каждого есть свои ограничения. Если на его теле нет серьезных увечий, то его душа через некоторое время возвращается в мертвое тело и оживляет его. А если перед смертью зверь получил телесные повреждения, такие как сейчас, то жизнь в эту оболочку уже не вернется. Душа, утратившая связь с телом вынуждена будет совершить полный круг воскрешения, подобный нашему. Так-то вот.
  Как ни странно, но этот рассказ, не нашел откликов в его разуме. Обычно всплывающие подсказки, которые были вложены неизвестным, на этот раз молчали. И Макс даже был рад этому. А то он уже немного побаивался того, что ему доступны все знания. А так, сейчас он уверился, что он лишь мелкая вошь, на одной огромной заднице, которая почему-то зовется вселенной. И чтобы чего добиваться в этом мире, ему придется набить еще ни один десяток шишек, да и лишиться своей жизни наверно тоже не раз.
  - А воскресает он тоже в вонючей яме? - Продолжил Макс.
  - Э, нет, - усмехнулся барон. - У каждой подобной бессмертной твари есть свое настоящее жилье, в пределы которой никто не может попасть без разрешения хозяина. А как уже выглядит это жилье, я увы не знаю. Да и честно говоря, знать не хочу.
  - Надеюсь, оно не за соседней стенкой?
  - На счет этого можешь не беспокоиться. Мавронг уходит на охоту слишком далеко от своего жилья, так что полчаса отдыха у нас точно есть, пока не подтянулись различные падальщики.
  - Это хорошо. А то двигаться совсем не хочется.
  - Не знаю, не знаю. Глядя на тебя, даже не скажешь, что несколько минут назад самого мавронга порвал. Даже не запыхался, - все еще тяжело проговорил эдѓ-Стонк, пытаясь выровнять свое дыхание.
  Макс блаженно внутри улыбнулся. Его легкие просто разрывались от нехватки кислорода, но у него просто не был сил набрать в грудь воздуха. Слова ему довались с большим трудом. И ему стоило не малых сил, чтобы не показывать своих слабостей. К тому же, малые порции кислорода поступающего внутрь, тратили все его внутренние силы, на то чтобы правильно расходовать такой ценный продукт. Умирать лишний раз ему совсем не хотелось, поэтому последнее замечание он оставил без комментариев. Для быстрой регенерации организму требовались все силы. Поэтому между двумя мал-аргами, которых разделял мертвый труп, повисла тишина. Барон также потратил немало своих сил и сейчас старался реанимировать свои повреждение сосуды и органы.
  Регенерация пострадавших тел у обоих примерно заняла полчаса. На их благо, за это время они не подверглись какой-либо атаки остальных тварей лабиринта.
  - Ну ты как? - первый заговорил барон. - Восстановился?
  - Да, уже вполне, - ответил парень, чьи карие глаза уже рассматривали трещинки на потолке. - Тебя вот ждал, когда ты проснешься.
  - Скажи еще, что я тут храпел.
  - А то. Своим сонным рычанием уже не одну стаю отогнал. Я даже обидеться, успел. Только собирался свои косточки размять, а ты как захрипел, что бульдраги жалобно заскулили и, поджав свои хвосты, убрались прочь.
  - Ну ты и шутник, - задыхаясь от смеха, ответил барон.
  - Ладно, пора двигаться. А то уже вроде кто-то к нам крадется, - вставая, произнес Макс.
   -Всего лишь пара краксов, - не задумываясь и на секунду, произнес эд-Стонк.
  Макс только что задавил жабу, которая позавидовала более лучшим способностям барона.
  - А ты мне ведь так и не ответил на мой вопрос.
  - Знаю. Но у нас, похоже, не так много времени. А к тому же, я еще должен тебе услугу за помощь. Без тебя я вряд ли бы одолел мавронга. Мне бы пришлось еще не раз умереть, прежде чем я бы смог убить этого зверя.
  - А зачем тебе вообще с ним связываться пришлось?
  - Да все из-за дурной головы. По глупости согласился на помощь слипса, а взамен он потребовал два рога мавронга.
  - Знакомая ситуация, - горько усмехнулся парень.
  - Ты что, тоже с этими уродами связался?
  - Да подставился, вообще жесть.
  - Ну а ты, что оказался должен.
  - Да так, мелочь одну, часть фаланги.
  - Понятно... Что? - Тут же опешил барон и посмотрел на него своими широко раскрытыми глазами. - Только не говори, что ты должен добыть ее у драгона?
  - Знакомая зверюшка?
  - Да ты псих... - И Остапа понесло. Поток красноречия так и лился из уст взбешенного эд-Стонка.
  От его яростных проклятий, которые разносились в обе стороны коридора, даже краксы передумали нападать.
  - Да хватит тебе барон уже бесноваться, - проговорил Макс через несколько минут, после того как череда потока бранных слов немного уменьшилась.
  - Да ты хоть понимаешь, в какую задницу ты вляпался?
  - В большую.
  - Да он еще и прикалывается. Нет, но ты точно ненормальный.
  - Ладно барон, хватит тут меня стращать байками об ужасным монстре. Я и сам это прекрасно знаю.
  Темные глаза внимательно вцепились в Макса.
  - Извини. Я действительно хотел бы тебе помочь, но если честно, то у тебя парень нет шансов. Я хоть и твой должник, но не могу пойти с тобой.
  - Да все понятно. Это моя задница, и мне самому ее сношать. Так что тут без обид.
  - Ты знаешь, все что я могу для тебя сделать, это поделится своими знаниями об мире аргов. Хоть они у тебя есть, но кое-что ты все равно не знаешь.
  - Вот и хорошо. Обо всем этом, ты мне как раз и расскажешь, когда я выберусь из этого дерьма, - весело проговорил он.
  - Надеюсь, что ты справишься. Ты мне очень симпатичен и я хотел бы, чтобы ты стал моим другом.
  Темные пары глаза встретились, и они, молча, протянули друг другу руки. Крепкое рукопожатие скрепило их узами дружбы.
  - И как скоро ты собираешься спускаться в бездну.
  - Да вот как раз и собирался, - вытаскивая свой нож, и вытирая его об шерсть, проговорил он. - Да ту по дороги тебя и мавронга встретил. Так что пришлось задержаться, хотя слипс уже пару раз упоминал, чтобы я поторопился.
  - Ну только попадись он мне. Как только одам ему рога, то с каким же наслаждением я скручу эту вонючею шею.
  - Ладно Стонк, рад был знакомству но мне пора на свидание, - улыбнулся парень и протянул руку. - Я не прощаюсь, - добавил он, видя, как сильно опечалились глаза его нового друга. - Ты ведь должен еще рассказать историю о том, как барон стал аргом.
  Руки скрепило сильно пожатие, но Эд-Стонк не торопил их разжимать.
  - Ты знаешь, я очень хочу, чтобы ты действительно выбрался из глубоководных подземелий. Но раз ты все-таки будешь в глубинах лабиринта, можешь попытаться добыть Драмагор.
  - И что это за штука?
  - Древний огненный меч, в который вложил свою душу один из первых аргов, чтобы его собратья могли на равных сражаться с богами и ангами которых они наделили своей силой. Пошли к твоему спуску в обитель драгона. По дороге я тебе расскажу все, что об этом знаю сам.
  
  Макс очередной раз прыгнул в пропасть. Как только его тело оказалось в воде, он тут же устремился только ему известном направлении. Он уже сбился со счета, сколько раз он ныряет в бездну, в которой обитал драгон. Все его предыдущие попытки заканчивались тем, что он мучительно умирал. Иногда его в клочья рвали щупальца, иногда его живьем проглатывали и он умирал в течение нескольких часов, ощущая, как каждый его участок плоти растворяется в желудочной кислоте. Самой легкой смертью было погибнуть на острых зубах, которые крошили го мозг. Но с каждой гибелью своего тела он ощущал, что ему все труднее и труднее становится возвращаться в мир живых. Он понимал, что еще несколько подобных смертей, и он уже навсегда останется в мире тьмы.
   Поэтому сейчас выпустив на свободу своего зверя, которого он уже полностью мог контролировать, он всю его силу направил в свои движения. И сейчас он мчался по воде, словно быстроходный катер. Но даже все доступные ему возможности тела, не могли дать ему фору, в отношения владыки морских просторов. С каждым мгновением драгон становился все ближе. Макс прекрасно понимал это, но сейчас для него это было совсем неважно. Он мчался к берегу, туда, где в прошлый раз он наконец-то нашел огненный меч. Тогда ему не хватило совсем чуть-чуть, каких считанных сантиметров. И цепкие фаланги, обхватавшие его плоть, не дали его руке сомкнуться на рукояти меча.
  На этот раз, он, чтобы не случилось, должен завладеть мечом, потому что это был его единственный шанс выбраться из этого подземелья живым. Позади уже нарастал гул приближающегося водного монстра. Но Макс все уже заранее распланировал и исключил всякие мельчайшие неточности в своих движениях. Несколько сотен метров он преодолел буквально на одном дыхании. Выскочив на узкую полосу песчаного берега, он пулей помчался по мелкой гальке. Впереди возвышалась небольшая каменная арка, в которой был вход в подземелье сокровищ. Один раз, уже задержавшись прямо возле входа, засмотревшись золотым колье, которое переливалась изумрудным светом, он поплатился своей жизнью. Длинные щупальца, в прошлый раз, вырвавшиеся из воды в считанные мгновения опутали его тело и утянули на глубину.
  На этот раз он помчался по длинному коридору, и цепкие фаланги обхватили пустоту. Послышался рев злости, который больно ударил по ушам. Не обращая внимания на звуковой удар, от которого по лицу заструилась кровь от полопавшихся сосудов, парень бежал дальше. Даже не вытирая обильно сочащуюся из ушей и носа кровь, он мчался вперед. Он знал, что через каждые несколько десятков метров, имеются большие окна, через которые драгон будет ломиться, чтобы схватить свою жертву.
  Уже промелькнули несколько залов, буквально до отказа набитые различными драгоценностями, но до конечной цели Максу еще было далеко. Он пока еще лишь только преодолел одну десятую пути если не меньше. Ему предстояло еще углубиться по стеклянным коридорам на несколько уровней вниз. Добравшись да самого нижнего, который уже находился более чем на тридцати метровой глубине, он должен был добраться до центра зала. Посреди просторной комнаты, которая вся была залита светом, располагался двухметровый колодец. Выступающее полуметровое кольцо, было сделано из черного адаманта. Зеркальная же вода в нем была чистой как слеза.
  Но до сияющего черным блеском колодца, ведущего на дно сокровищницы, было еще далеко. Макс только еще ворвался в стеклянную пирамиду, и до ее нижней вершины ему еще было нужно добраться. Наружные прозрачные стены башни, показывали, как за бегущим человеком спешит драгон. Несколько неудач на трех длинных коридорах, где строптивая жертва смогла избежать смертельных объятий щупалец, еще сильнее разъярили подводного монстра. Даже, несмотря на огромную толщину стекла, человек всеми органами ощущал волны ужаса и страха которыми дышал глубинный зверь.
  Но думать о своей злосчастной участи у него не было, ни желания, ни времени. Впереди располагались еще три окна, через которые могла ворваться смерть. Широкие рамки, похоже, обрамленные золотисто-изумрудной крошкой, не позволяли даже капле воды упасть на сияющий зеркальным блеском стеклянный пол. Но в тоже время могли пропускать через себя все живое. К тому же, окна были настолько огромными, что могли наполовину вместить себя драгона.
  Первые две рамки, можно сказать, удалось проскочить удачно. Его лишь слегка оцарапало на последней, когда он буквально за секунду проскочил над ворвавшейся в проем когтистой лапой. Даже не сбив дыхание, он устремился вниз. Оставался последний рывок до колодца и у него появится не большая фора. Но как всегда, злодейка-судьба любит преподносить не приятные сюрпризы. Выскочив из очередного поворота, за которым оставался всего лишь еще один, и путь к самому нижнему уровню сокровищ был открыт. В сорока шагах от него, в окно уже врывался морской монстр. Он стремился как можно быстрее своей тушей заполнить все пространство коридора, чтобы исключить любую возможность побега жертвы. Макс не сбавляя скорости, на полном ходу несся навстречу своей смерти. Толстые щупальце уже плотно оплели пол, потолок и стены не оставляя ни малейшего просвета между ними. Если у парня был бы нож, он бы попытался прорубиться сквозь толстый слой живой плоти. Но даже когда у него был клинок, который так хорошо себя проявил в битве с мавронгом, он оказался совершенно бесполезен против драгона. Его мышечное тело оказалось настолько прочным, что ржавый нож просто сломался. Поэтому, сейчас приближаясь к извивающемуся клубку смерти, он искал пути для спасения. Решение пришло само собой. Монстр перекрыл весь коридор, но в широком окне оставались просветы воды. Сблизившись достаточно близко, Макс набежав на стенку, и оттолкнувшись от нее, словно сжатая пружина, выскочил за пределы стеклянной пирамиды. Несколько мощных гребков и благополучно обогнув фаланги, он оказался по другую сторону баррикады. Кувырнувшись через голову, он пропустил поздно метнувшуюся пятипалую когтистую конечность и помчался дальше. Подавив приступ эйфории, он с разбега прыгнул в колодец, словно пловец по прыжкам в воду.
  Радоваться еще было рано. Еще предстояло преодолеть почто стометровый заплыв в глубину, а потом преодолеть зал славы и завладеть мечом. Пока еще Макс выиграл немного времени, но медлить было нельзя. Нижние адамантовые кольцо колодца были разрушены, и через них мог легко пробраться драгон. Парень спешил из-за всех сил. Преодолев разрушенный участок, он уже достигал, выхода из колодца, как почувствовал приближающуюся сзади силу. Поднырнув под последнее кольцо, на остатках сил он всплыл на поверхность и загреб к ярко освещенным каменным ступенькам, выполненным из синего тальта.
  Уже сильно уставший, он взобрался на ступеньки и пытался заставить ускориться свое измученно тело. Но как только он услышал бульканье приближающегося зверя, ноги словно забыли об усталости, понесли его к заветной цели. Наполовину затопленный зал был огромным. В нем находилось множество древних артефактов созданных первыми аргами и имевших огромную силу. Но как бы Макс не хотел обладать множеством из них, он сейчас лишь хотел одного. Поэтому проносясь мимо расположенных разных доспехов, клинков, и украшений, он стремился в один из маленьких залов, где на небольшом постаменте находился Драмагор, огненный меч, созданный великим мастером аргов, в который он вложил свою собственную бессмертную душу.
  Сегодня, это была его третья попытка, когда он приникал в сердце сокровищницы. Хоть барон и рассказывал, где может находиться клинок, но его точного расположения он не знал. Но Макс всем сердцем желал найти этот меч, который был для него единственной соломинкой, чтобы покинуть пределы ненавистного лабиринта. Поэтому, как только он всплыл, он сразу же почувствовал, что его тянет куда-то в сторону. Доверившись своему внутреннему чутью, которому он безоговорочно доверял, он устремился за невидимым проводником. С первого раза, он так и не достиг желанной цели. Спустя несколько десятков метров как он только выбрался из воды, его настигли черные фаланги, которые захлестнув его шею, медленно потащили назад. И с глазами полными слез, он смотрел, как таяла его надежда обрести свободу. Во второй же раз, он успел добраться до небольшой кельи, в которой как раз и находился клинок. Как ему показалось в тот раз, меч словно обрадовался его появлению и как будто потянулся к нему навстречу. Его пальцы уже ощущали горячую пульсацию, исходящую от рукояти меча. Но и в тот раз его спину заарканили острые когти, которые так и не дали завладеть оружием.
  И вот он вновь, преодолевает последние десятки метров. Но внезапно вспыхнувшее чувство опасности подсказывает ему, что он не успевает совсем чуть-чуть. Словно вырастивший на затылке глаза, он представил, как к нему стремится длинная, пятипалая щупальца, и готова вот-вот обрушиться на спину. Впереди уже сияет келья, где меч радостно приветствует своего будущего хозяина, которого он признал. Но Макса охватывает безнадежность, что его новую попытку вновь постигнет неудача. Сделав последний шаг, он прыгает вперед, словно собираясь нырять вводу. Правая рука же, ухватив тяжелую вазу, стоящую на тумбочке, не может помещать развороту тела. Уже в полете, спина оказывается параллельна полу, а на грудь парня уже опускаются пять острых когтей. В этот момент, бесценная ваза, по свой красоте и древности, врезается в щупальце-образную ладонь, заставляя ее промахнуться мимо тела. Приземлившись на пол, парень еще проскользив пару метров, больно врезается головой в постамент, на котором покоится меч, и его руки сами находят рукоять. Клинок словно сам прыгает в объятия, и от блаженства, которое теплом залило уставшее тело, он ощущает необыкновенную радость, которая призывает броситься в бой.
  Уже крича от восторга, Макс оказывается на ногах, и огненный танец стали сливается вместе с его песней. Взмах за взмахом, и он лишает драгона его фаланг, и буквально с каждым ударом пьянеет от дикого вострого охватившего его тело.
  -Слипс. Слышишь меня, - раздался твердый голос. - Забирай свою фалангу, - орет он на весь зал, и голос разносится далеко пределы сокровищниц. - Или ты решил нарушить нашу сделку? - С еще большей силой раздается его голос.
  - Мы в расчете, - раздался с боку чей-то недовольный голос.
  Но не успел, парень повернуть голову как слипс исчез. Обозленный тем что, навозный демон сбежал, он стал срывать вой гнев на драгоне, которого решил оставить совсем без конечностей.
  Но время очередного взмаха воздух вокруг Макса заискрился, и спустя несколько секунд он оказался стоящим на красном песке, а над его головой парили бардовые облака, отливающие темно-лиловым цветом.
  
   Глава 11
  Второе испытание.
  
  - Ну что же парень, тебя можно поздравить. Ты с честью прошел первый круг посвящения, - раздался голоса Маргорда, донесшийся до слуха Макса.
  Его мозг, еще охваченный битвой, не сразу воспринял изменившуюся реальность. Но как только его глаза согласовали свою картинку с мозгом, он, буквально валясь от усталости, свалился на песок.
  - Да пошел ты, - только и ответил в ответ парень.
  Бывшая жажда растерзать арга куда испарилась, а вместо нее появилась проятая злость и обида.
  - Ты знаешь, - продолжил арг, словно не замечая слов своего ставленника. - Ты очень неплохо себя проявил. Если честно, то я ожидал, что первый круг у тебя займет в два раз больше времени. А ты справился менее чем за два года, да к тому же, еще и добыл Драмагор.
  - Да пошел ты, - еще раз повторил Макс.
  Но арг, словно ведя монолог, продолжил.
  - Теперь, когда первый круг пройден, ты уже готов ко второму испытанию. Про него я могу тебе немного рассказать. Его суть заключается в том, что ты должен проявить все свои внутренние способности, и научиться, ими пользоваться. Если своей физической силой ты уже почти овладел, то вот твое освоение своей внутренней энергией оставляет желать лучшего. Поэтому твоим новым местом обучение станет не большой полигон, на котором ты должен будешь освоить все свои способности.
  Макс еще до конца не веря в свое избавление из казематов лабиринта, одурманенным взглядом смотрел на своего наставника. Мрачная зловещая улыбка скользнула по его лицу.
  - Я тебя убью, - жестко проговорил он.
  Маргорд только довольно оскалился.
  - Тут я тебя могу порадовать. Чтобы пройти второй круг посвящения, тебе придется меня убить. Ибо я буду твоим наставникам. А обучение заканчивается в тот момент, когда ученик способен убить своего учителя.
  Макса затопил истеричный смех. Арг же не пытался его остановить. Человек смеялся довольно долго, пока его глаза не засветились черным блеском, замершим на крылатой фигуре. Через секунду, парень был уже на ногах и его занесенный меч собирался опуститься на голову крылатого демона.
   - Добро пожаловать в Аду, арг - с нескрываемым удовольствием проговорил Повелитель Мрака, рука которого уже насквозь пробила грудную клетку человека.
  Парень ощутил, как теплая кровь заструилась по подбородку, а в районе груди стала зарождаться боль и о бессильенные руки лишь медленно опустились вдоль тела
  - Я тебя убью, - успел прошептать он, прежде чем замертво упал к ногам арга.
  - Если жить хочешь, то убьешь, - радостно прошептал он, и пустые окрестности заполнил жуткий смех больше похожий на разъяренный рев.
  
  Макс осторожно крался вдоль полуразрушенной стены. Его внутренне зрение точно показывало расположение двух стоящих за поворотом воинов. В его руках были зажаты два коротких, обоюдоострых клинка. Превратившись в невидимку и не издавая ни звука, он приближался к двух смертникам, которые еще не знали о своей участи. Замерев в шаге от края здании, он приготовился к атаке. До ближайшего противника была несколько метров, и их нужно было преодолеть менее чем за секунду. Ибо если двое охранников поднимут тревогу, то всю осторожность, которую он проявлял, пока крался к центру небольшого лагеря, летела прямиком к драгону. Поэтому сделав еще один шаг, его смертоносные клинки стали ближе к своим жертвам. Молниеносное движение и два безликих трупа тихо опускаются на землю. Придержав тела, он сделал контрольные надрезы на шеи. Рубить головы было слишком долго, да лишнего шума еще следовало избегать. Поэтому даже если охранники были бессмертными, то воскреснут они не ранее чем через час, а этого времени Максу должно вполне хватить. Еще раз, просканировав окрестности, он убедился, что зачистка периметра прошла успешно. Теперь предстояло проникнуть в подземный бункер, где также находился еще один десяток воинов. Отварив внешне не приметную дверь, он тихо скользнул на лестницу ведущую вниз. Прокляв про себя Магорда, он осторожно стал спускаться, высматривая любые признаки малейшей опасности. После того как он добыл свой Драмогор в глубоких подземельях лабиринта, он просто терпеть не мог подвальные залы. Они вызывали у него стойкую неприязнь, и его тело переходило в боевой режим, готовое к любым неожиданностям. Даже если небольшое подземелье оказывалось полностью безопасным и не несло в себе никакой угрозы, парень так и не мог чувствовать себя комфортно. Слишком уж яркими были впечатления, пережитые ценной более чем десятков жизней, которые навсегда оставили глубокий след в душе парня.
   Миновав несколько сингалок, которыми служили силовые лини, растянутые на разных уровнях, он ступил на каменный коридор. Макс толком даже не знал, что ему нужно сделать на этот раз. Обычно до этого момента все его задания, сводилось к тому, что он должен был просто победить своих противников, любым оружием которым он в тот момент владел. Но на этот раз он словно получил небольшой квест с неизвестной целью. Как ему удалось выяснить при подступах к охраняемой территории, противников всего было двадцать. Десять из них были на поверхности, остальные под землей. Хотя за это знание он расплатился получасовой болью и истощением тела. Поэтому ему пришлось долго отлеживаться в своем укрытии. Восстановив свои силы, он приступил к заданию.
  Решив, что лучше всего начать действовать на поверхности, он начал производить зачистку территории. Его операция проходила успешна, и когда он уже ликвидировал почти всех защитников в подземелье его душу затерзали сомнения. Слишком все гладко получалось. Оставались два еще охранника, которые стали опасливо озираться по сторонам, словно что-то почувствовав. Тревога их нарастала, и один из них стал опаслива, смотреть на двери за своей спиной. Догадавшись, что причина его здесь появления находится за кованой дверью, парень бросился в атаку, уже ничего не таясь. Воины, увидев своего противника, что-то закричали. Но парень их уже не слушал. Обрушив свой вихрь атак, на даже не попытавшихся защищаться охранников, он с удивлением смотрел, как опускаются их тела. Умирая последний из воинов, пытался что-либо сказать, но его слова так и оборвались на окровавленных затихших губах.
  Проснувшийся червь сомнений стал грызть его душу, но, несмотря на это, парень подошел к стальным дверям. В его мозгу, почему то застряли обрывки слова последнего охранника, и, пытаясь все же понять, что же тот хотел сказать, стал открывать двери. С трудом совладав со сложным замком, он стал отодвигать тяжелую створку. Но как только он стал дергать на себя тонны железа, освобожденные от скрепляющих его уз, с внутренней стороны раздался сильнейший удар. Парня отнесло на несколько шагов, а выбитая дверь осталась лишь висеть на одной петле. Из раскрытого проема вырывался плотный туман, который скрывал могучего узника. Только сейчас догадавшись, что охрана была специально предназначена для того чтобы не дать вырваться на волю тому кто был заперт в темнице.
  - Ох, парень, парень, - печально кивая головой, произнес Магорд. - И когда ты научишься головой думать?
  Но оставив ответ без вопроса, он с неотступным вниманием смотрел на туман, вернее на того кого он мог прятать.
  - Кто или что там? - спросил он.
  - Нет чтобы у охранников об этом спросить, так нет же. Нужно сначала их всех жизни лишить, а уж потом только думать. Неужели так сложно было оставить в живых хотя бы одного, чтобы узнать, что же за дверью?
  - Но я думал... - начал, он.
  - И чем ты думал, задницей что ли? Или ты все свои мозги в лабиринте и на подступах к нему оставил? А..., да что с тебя взять, - только и махнул он на парня рукой, и уже собрался уходить, но все-таки обернувшись, произнес. - Я бы на твоем месте лучше выбрался на поверхность, там возможно у тебя появится шанс усмирить дрейка. Хотя как был дураком, так, похоже, им и все-таки и сдохнешь, - безрадостно произнес он и исчез.
   Макс уже скакал по ступенькам, ведущим к выходу из подвала, и уже не слушал последнюю фразу арга. Он себя сейчас клял последними словами, какими только мог, и желал как можно быстрее куда-либо исчезнуть. То что он сделал самую свою большую глупость, он понял после того как услышал о дрейке. Ее даже нельзя было сравнить с прошлой, когда он заключил сделку со слипсом. В том, что он сейчас натворил, винить стоило только самого себя. А ведь стоило ему чуть промедлить, хоть с одним ударом клинка и все было бы иначе. Даже когда последний охранник умер уже почти со скачавшим из его губ словом, уже можно было догадаться, о чем хотел сказать, но Макс слишком слабо шевелил своим оплывшим мозгом, за что и поплатился.
  Сейчас уже захлопывая подвальную дверь, он уже ощущал, как разрушая подземные перегородки, на поверхность рвется зверь желающий уничтожить его.
  'И кто бы мог подумать, что я собственной рукой подпишу себе смертный приговор', - мрачно подумал он, убегая от набольшего лагеря, который как оказался, был ничем иным как инкубатором дрейков.
  А ведь стоило ему только заговорить с одним из охранников, его бы безоговорочно пропустили бы вниз. Туда, где рождался новый молодой дрейк. Ведь как оказалось, это был его инкубатор, который он получил в награду за свои успехи. И ему всего лишь требовалось стать наблюдателем за появлением дрейка, который стал бы принадлежать ему. А охранники, вернее даже слуги провели бы обряд принятия душ, и они стали бы неразрывными друзьями, верными друг друга до конца своих дней. А сейчас Макс создал зверя, единственной целью которого было уничтожить человека. И не просто его уничтожить, а убить его бессмертную душу, растоптав ее на просторах пустоты через которую она миную мангру, возвращалась к жизни.
  ' Ну я и тупой кракс, беззубый бульдрог. Помесь драгона со мавронгом, с которыми замешен азгард...' - Не переставал себя клясть парень.
  Ведь вместо того чтобы заполучить преданного Дрейка всей своей душой и любовью, он сейчас заполучил самого смертельно го врага. Ведь единственным кто мог провести обряд слияния бессмертных душ, чтобы привязать их другу к другу были безликие охранники.
  'Ну а что теперь, - произнес Макс, глядя как на поверхность, выпрыгивает дрейк, вынося дверь вместе со стенкой, ведущей в подвал. - И что теперь делать, - проговорил он, залюбовавшись великолепием зверя, который навсегда мог принадлежать только ему'.
  Дрейк, походивший на огромного скакуна, был прекрасен. Адамантовый отлив темного тела просто завораживал. Пышная огненная грива и хвост горели фиолетовым огнем, способным заставить содрогаться в страхе мужественные сердца. Но парень только радовался той красоте, которая исходила от жеребца. Могучие копыта, объятые красным пламенем, выбивали клочья из земли и заставляли плясать на ней небольшие паутины огненных искр. Из широких ноздрей вырывалось пламенные языки, словно извергаемые из пасти дракона.
  - Как же ты прекрасен, - проговорил Макс, рассматривая своего, не состоявшегося друга. - Жаль, что ты не сможешь стать моим верным скакуном. Хотя почему не сможешь? - возразил он сам себе. - Кто сказал, что слияние могут проводить только слуги, создающие дрейков?
  И парень возрадовался от ликования, пронесшегося у него внутри.
  'Либо мы с тобой подружимся, либо растворимся в пустоте... - и спустя секунду добавил. - Маркиз'.
  А дрейк, наконец-то освоившись на поверхности, уловил взглядом того, кто лишил жизни его слуг бросился на человека желая его растерзать свои копытами а также разорвать своими острыми зубами. Которые были больше присущи дракону. Хотя если дрейк не скалился, то его морда вполне могла сойти на лошадиную, если не обращать внимание на размеры. Но стоило только обнажить стройные ряды остроконечных клыков, как добродушный вид тут же сменялся жутким оскалом, не уступающим ничем азгардовым.
  Огненный жеребец, почти в два раза превышающих земных лошадей сейчас мчался на человека, и казалось, что от него нет спасения. Словно огненный смерч на Макса сейчас несся дрейк. Вид, казалось замершего на месте и растерявшегося парня, заставил радостно заржать скакуна. И вот уже ощущая, как его копыта втопчут в пыль наглеца посмевшего нарушить покой, он приготовилось предаться ликованию. Но вместо этого парень скользнул в сторону и, ухватившись за огненную гриву, заскочил на спину зверю. Почувствовав под своей спиной седока, дрейк еще больше поддавшись ярости, принялся брыкаться, стараясь сбросить наездника. Единственным выходом для парня в данной ситуации это было заставить зверя выдохнуться, тогда у него появлялся шанс приручить его и провести слияния душ. Иначе если эта единственная попытка не удаться, то дрейк будет везде преследовать своего несчастного наездника, и даже последует за ним во тьму, чтобы разрушить воскресающую душу, а затем самому растворится во мраке.
  Макс крепко схватился за обжигающую теплом гриву, и крепко сжал ногами круп Маркиза, будто стал с ней единым целым. И, несмотря на все попытки дрейка сбросить парня ни к чему не приводили. И тогда воспаривший к небесам зверь стал крутиться в воздухе, стараясь избавиться от седока, но и это, ни к чему не приводило.
   Борьба продолжалась целую вечность. Руки и ноги человека уже успели окоченеть, и он уже дано утратил их чувствительность. Голова, прижатая к шее, так и не сдвинулась ни на дюйм. Уже глубоко потрескавшееся губы, не переставая, продолжали шептать только одно имя смоляного жеребца. А его мысль пыталась пробиться сквозь толстые щиты злости, которые защищали разум зверя. В конце концов, измученный бесконечными полетами дрейк стал уставать. В последний раз, воспарив под небесами, бескрылый жеребец устремился вниз. Макс с ужасом уставился на приближающуюся землю. Ему оставалось совсем чуть-чуть, чтобы сломить последний защитный слой, но он понимал, что не успевает. Дрейк слишком быстро стремился к земле намереваясь превратить два тела в большую кровавую лепешку.
  - Маркиз, - закричал он во все свои легкие, разрывая голосовые связки.
  Даже не смотря на звенящий в ушах ветер его голос смог разорвать пространство, и последнее что успел заметить парень, это как перед глазами взметнулась земля.
  
  Парень стал приходить в себя, когда его лица коснулось что-то мокрое. С трудом открыв глаза, он обнаружил, что его продолжает лизать чей-то мокрый язык. Первым же его желанием было поддаться назад, но его голова упиралась в оказавшеюся позади каменую стену, и поэтому он остался неподвижен. С трудом поборов желание вскочить на ноги, он осторожно отодвинув ухмыляющуюся морду с острыми зубами, Макс уставился на довольного дрейка. Зверь еще раз радостно боднул парня в грудь и сделал шаг назад.
  - Маркиз, - осторожно проговорил он.
  Зверь в ответ приветственно стукнул передними копытами. Парень поднялся и, подойдя к дрейку, потрепал его по светлой гриве, которая от касания стала приобретать огненный цвет и по ней побежала дрожь синего пламени.
  - Марк, - уже уверенней произнес он, и зверь в ответ радостно фыркнул.
  Неизвестно как это произошло, но Макс ощутил, как внутри него забился радостный эмоциональный сгусток. Чуть ослабив свою защитную линию, он ощутил как в его сознание, устремился поток различных мыслей и образов. Среди них главной бала радость и счастье, от обретения верного друга которым оказался двуногий странный арг. А также ощущалось и небольшая обида за то, что человек так долго не отзывался на все призывы огненного жеребца.
  - Ну хватит дуться. Я же был без сознания, - начал он, но тут же за его спиной раздался смех, и дрейка охватило пламя, и он дернулся вперед, стараясь закрыть собой своего молодого арга.
  - Ну надо же. Кто бы мог подумать, что можно привязать уже родившегося дрейка, особенно после того как он возжелал растерзать своего не состоявшегося наездника. Скажи парень, ты всегда любишь свои дела решать через задницу?
  -Да пошел ты, - и Макс вместе с дрейком бросился в атаку.
   Маркиз первым напал на арга, и его копыта собирались подмять под себя Магорда. Но вместо этого, отмахнувшись от чешуйчатого зверя, как от мошки, которого унесло на десяток шагов, арг ударом открытой ладони остановил уже готового обрушить на его тело мечи парня. Оставляя после себя широкую борозду, парень зашуршал по земле, пока его тело не врезалось в камни.
   - Все-таки мозгов у тебя, похоже, нет, - склоняясь над харкающим кровью парнем, произнес он.
  Макс уже досконально зная свое тело, сразу же определил, в каких местах сломана грудная клетка. Также он понимал, что и шансов избежать очередной смерти, у него нет. Потому что чтобы залечить такие раны ему было почти не возможно. На это у него не было ни времени, ни сил. А лорд тьмы
  - Может быть, я в тебя зря поверил? - как бы ведя беседу сам с собой, проговорил он.
  Тем временем парень попытался двинуться, но ощутил, что на его грудь навалился словно грузовик и придавил своей тяжестью.
  - И не пытаясь, - мрачно усмехнулся арг.
  В это время уловив слабый позыв Макс выставил все свои щиты которые только мог чтобы скрыть свои мысли от Магорда.
  - Ну и что ты задумал? - видя, как изменились движения парня.
  В этот момент на спину присевшего Повелителя Мрака, казалось, неожиданно обрушился дрейк. Но словно знавший об этой атаке, арг, приподнимаясь, с разворота ударил своим крылом, сметая огненного скакуна.
  - И ты думал что я не замечу этог...
  И его слова замерли на устах, когда острое лезвие, оставило глубокий след на мощной шее.
  - Сдохни тварь, - радостно прошипел Макс и толкнул умирающее тело вперед. И не удержавшись, рухнул сам.
  Все силы ушли на то что бы сделать и скрыть свой удар, и вот теперь пришла пора умирать. В нескольких шагах от него грустно заржал Маркиз.
  - Тебе тоже досталось дружок, - с трудом произнес он, ощущая как из его тела, вытекают последние капли силы, и его душа уже теряет с ним связь.
  - Ну что ж можно тебя поздравить, - в стороне раздался веселый голос Магорда.
  Парень, испугавшись, что он все-таки не прирезал арга, быстро взглянул на впереди лежащее тело. Но вместо него сейчас клубилось только небольшое облачко дыма.
  - Тварь, - прошептал он, понимая, что он так и не убил Лорда Ады.
  - Ты куда это собрался. Ты думаешь, я тебе сейчас позволю умереть, когда оборвал жизнь одной из моих лучших элизий?
  И вместе с этими словами парень ощутил, как его тело начинает заполнять теплая волна, а душа уже не рвется покидать его.
  Несколько долгих минут ушил на то, что бы все переломы срослись, и сосуды вновь восстановились и возобновили свой кровоток. Парню уже стало гораздо лучше, и он ощутил, как его лицо коснулось что липкое и мокрое.
  - Ну и долго ты будешь тут лежать? - Раздался вновь веселый голос.
  - А ты все никак не нарадуешься? - Поднимаясь и приветствуя обрадованного дрейка, ответил он, даже не глядя на арга.
  - Ну ты парень и тупой. Слушай, ты никогда слабоумием не страдал? Тебя в детстве головой об стену никто не бил
  - Ты это о чем? - Проговорил он и вместе с ним зарычал его дрейк.
  - Ты когда мозгами научишься думать, а не задницей, - зловеще затрепетав своими крыльями, отозвался Магорд. - А, - безнадежно махнул он на парня рукой, после чего добавил еще одну фразу. - Ты прошел второй этап испытаний
  - Что? - раздался удивленный крик.
  
  Глава 12
  Дэйвы.
  
  'Ну что за жизнь. Что ни день так сюрпризы, - мрачно подумал Макс, окидывая выросшие перед взглядом окрестности. Еще недавно он стоял рядом с Магордом, и принимал поздравление по поводу прохождения испытаний второго круга. Да к тому же арг был сильно удивлено, но тем неимение очень рад, что его ставленник смог обрести еще один бонус. А парень был расстроен тем, что все лишь убил иллюзию своего ненавистного врага, а не его самого. Поэтому пришлось свою лютую злобу затаить, глубоко внутри, до лучших времен, а пока слушать о том, что же его ждет впереди.
  Как сообщил арг, третий круг является самым легким, но одновременно и сложным. Но самое главное в нем, как сказал Повелитель Мрака, это возможность получить самое большое и приятное наслаждение. И пока у Макса было еще время, он пытался понять, что же это бы значило. Арг никогда не говорил прямо, что нужно сделать и как. Всегда загадками и непонятными намеками, и парень, словно погружая свою голову в пекло, делал очередной шаг на своем пути становления аргом.
  
  Окруженный непроницаемой пустотой Макс не представлял, что же за испытание ждет его впереди. Ощутив холодную поступь изморози, которая заскользила по позвонкам, он прыгнул вперед, разворачиваясь к признаку опасности.
  - А ты чувствительный, это хорошо, - раздался мелодичный голос, который лучше стали пронзили сердце парня. От интонаций, исходивших от невидимки, которую скрывало полотно мрака, исходило столько будоражащих сознание вожделенных образов, что он ощутил, как по его телу устремились возбуждающая волна мелких мурашек. Нахлынувшая истома буквально охватило сладострастным желанием тело Макса, заставляя сознание впасть в эротическую фантазию различных образов с неизвестной обладательницей сексуального голоса. Парень ощутил, как что-то невидимое, слегка коснулось его груди, и его вновь окатило теплой волной, заставляя закипеть его кровь от начавшегося в ней извержения тестостерона.
   - Твою драгонью мать. Да что здесь происходит? - Прокричал он, старясь сбросить охватившее его жаркое желание женского тела.
  Раздался приглушенный смех, который буквально нежным касанием потрепал волоса на загривке парня, чуть ли не заставляя радостно застонать парня от наслаждения.
  - А ты сильный? - снова раздался сума сводящий голос. - Не зря я выбрала тебя.
  - Как твое имя дэйва? - Стараясь скрыть дрожь в голосе, произнес он.
  Но пересохшее горло подвело его, и охрипший голос только еще больше добавил возбуждения в его тела.
  - Леди Нокбейлу.
  - Макс, - ответил он в ответ, заканчивая официальную часть приветствия.
  - Хочешь меня увидеть? - раздался голос, которой словно нежнейшие объятия, обласкал тело человека.
  И помимо своей воли, которая спасовала перед напором обаяния, он сказал:
  - Да.
  - Можешь звать меня Ноки, - произнесла она, уже оказавшись перед парнем.
  И как только из темноты возник образ дэйвы, так окружающее пространство тут же обрела контуры небольшой залы.
  - Но...- так и не успев до конца произнести имя дэйвы, Макс обнаружил, что его сердце проткнул черный клинок, который отсвечивал лиловыми красками в свете ярких факелов, которые сияли над головой.
  Оставшиеся доли секунды, прежде чем проститься с жизнью парень успел поразиться, как сильно разниться между собой голос и тело дэйвы.
  Если до появления Нокбейлу, в сознании возник образ сексапильной обнаженной красавицы, с длинными смоляными вьющимися волосами и темно-коричневой кожей, то увиденный облик поразил парня гораздо больше, чем клинок пронзивший сердце.
   Дэйва возникшая перед человеком была по-своему прекрасна. Ее стройное тело было истине совершенным, о чем говорили и прекрасные пышные груди, и упругая попка, переходящая в стройные сильные ножки. А грива темно рыжих волос схваченных в хвост, который доставала до изгиба спины, делала Нокбейлу поистине желанной амазонкой. Но помимо всех достоинств совершенного тела, которые подчеркивали упругие мышцы, было одно большое отличие. Помимо желанной бархатистой кожи с золотым отливом, тело покрывал, словно одетый на него защитный мелкочешуйчатый покров. Чешуйки, искрящиеся в свете факелов от серебристо-бронзового до сине-платинового цвета, приковывали к себе взгляд своей переливающейся мозаикой и завораживали необыкновенной красотой. Каждое движение дэйвы, было подобно сиянию движущейся волны в лучах заходящего солнца. Более крупные чешуйки покрывали ноги руки, из-за того что по их тыльным сторонам находились острые костяные шипы, от ладони до локтя и от стопы до колена. Лицо было вполне человеческим и несмотря на свою темно-коричневую зернистость, было очень симпатичным. Полукруглые скулы, небольшой слегка вздернутый нос, ни сильно широкий лоб без челки, тонкие, словно прорезанные бисером брови, под которыми находились удивительные глаза с шальным блуждающим взглядом, помимо воли макса все-таки за доли секунд смогли оценить всю эту красоту и даже окрестить Ноки стервой, прежде чем он канул во тьму.
  
  Пережив весь ужас и боль, нового воскрешения, он ощутил, как его стал душить зверь злости. Даже впервые оказавшись в яме, он смог продержаться в несколько раз больше чем в самом начале третьего круга испытаний. И теперь он испытывал, как его начинает пожирать ярость. Но загнав ее в глубины своего сознания, до лучших времен, он устремился к порогу третьего уровня. Хоть он уже и преодолел две ступени своего обучения, но его дом воскрешения оставался все такой же, вонючей и зловонной ямой в самом начале пути. Но это для него сейчас было не важно. Он уже знал, кто ему будет противостоять в новом испытании. Но чтобы сейчас достичь дэйвы, ему было необходимо пройти лабиринт. И уже не раз преодолевая его после своей смерти во время второго круга, для него это было не сложно. Тем более на этом отрезке своего пути он мог пользоваться Драмогором. Как только он проходил лабиринт по верхнему уровню, то он тут же оказывался на контрольной точке второго испытания, где уже мог использовать свой второй бонус, дрейка.
  Развалины подземного города и его окрестности он предпочитал обходиться без помощи огненного клинка, несмотря на все его призывы и жажду крови, обещая ему, что позже устроит ему еще кровавый пир. Но оказавшись на равнине, на которой, то и дело возникали различные противники, как с оружием, так и без него, по мере ее преодоления он решил прибегнуть к помощи радостно рвущегося в бой Маркиза. Ненадолго задержавшись на туманном просторе, он довольно быстро преодолел его, оказавшись возле темного пульсирующего сгустка, который был порталом, ведущим еще на одну ступеньку вверх на его пути к становлению высшим аргом. Поблагодарив дрейка за помощь и набрав в грудь воздуха, он словно в воду нырнул, входя в обжигающую тьму.
  
  Перенос занимал мгновение, но в этот момент в сознание ворвались соблазнительные образы Ноки, и наплевав на все протесты Макса принялись терзать его душу, даже не обращая внимания на все его доводы не человечности дэйвы. И оказавшись в объятиях просторной залы, которая явилась перед его смертью, он выплеснул наружу свою затаенную злость.
  - Сука, - произнес он, уклоняясь от опять скользнувшего клинка, на этот раз нацеленного в голову.
  В ответ раздался только веселый смех, который словно острыми ногтями от затылка до пяток, устремился по все телу
  Нокбейлу вновь атаковала клинком, но на этот раз парень был не так удачлив, и обратно скользнувший меч рассек скулу как раз под его шрамом левого глаза.
  Несмотря на свою злость на этот раз Макс ничего не ответил, понимая, что это ничего не даст и лишь больше спровоцирует дэйву на его возбуждающие действия. Даже не смотря на свою злость, которая как цунами закрутила его, она не могла помочь ему укрыться от возбуждения, которое охватило его тело от вида прекрасной Леди. Он догадался о том, что Ноки каким-то непостижимым образом может воздействовать на его сознание, но ничего с этим поделать не мог и искал свое спасение в злости.
  - А ты шустрый, - проговорил завораживающий голосок, и парень ощутил, что словно невидимая ладонь слегка потрепала его волосы.
  - А ты стерва, - ответил он, старясь еще больше разозлить себя, но это у него плохо получалось.
  - Ну каков наглец - в притворном жесте вскинула она руки к груди, и обидно потупила глазки на которых запорхали длинные ресницы, и словно в такт им заволновались черные крылышки за спиной.
  Макс почувствовал как его броня злобы дает большую брешь и готова потянуть его в любвеобильные сети.
   - Мавронгова шлюха, доставшаяся ему после вонючего слиспса, - полил он пошлыми оскорблениями, стараясь укрыться за ними и не подставить свое горло под засиявший разноцветным пламенем небольшой клинок, который буквально стал увеличиваться в несколько раз.
   Не ожидавшая подобной реакции дэйва, словно на доли секунды впала в замешательство, но после этого перед Максом явился самым страшный демон, по сравнению с которым огромный драгон показался ему просто котенком. Лицо дэйвы просто перекосило от злости, превратив его сияющее красотой личико в маску оскаленного кровожадного азгарда, готового сейчас растерзать свою жертву.
  'Похоже, я слегка переборщил', - довольно улыбнулся он, ощущая как вместо стягивающих его сексуальных желаний, на него попыталась навалиться волна парализующего страха. Но привычно закрутив его в спираль, он погнал его по телу заставляя получить дикий восторг от своей удавшейся выходки.
  - Краксова похотливая самка, - добавил он, и чуть успел увернуться от метнувшегося к его груди взметнувшегося черного пламени клинка.
  Парень закрутился волчком, извиваясь от урагана смертоносных ударов. Несколько раз его уже серьезно зацепило, и оставался вопрос времени, когда сталь вонзится в его тело и дышащие ядом клыки сомкнуться на его шеи.
  'Будь у меня мой Драмагор, тогда мы слились с ней в экстазе танца стали', - горько подумал он, пропуская еще один выпад, оставивший глубокую прорезь на груди. На губах уже ощущался металлический привкус теплой крови, а рука от безнадеги потянулась за спину, чтобы лишний раз убедиться в отсутствии меча. Но к радостному удивлению, мозолистая рука сомкнулась на гладкой рукояти меча, и немедля, ни секунды он тут же пустил в бой свой клинок, который преградил путь сверкающей смерти готовой обрушиться на его лицо. Мысленно впервые возблагодарив Магорда, вместо привычного проклятья на его голову он воспарял духом и даже позволил себя насладиться удивлением пронзившим Ноки.
  - Ну и как вам мой клинок, - вызывающе проговорил он, осторожно обступая дэйву. - Прежде чем получить мою сладкую плоть и доставить мне удовольствие, ты сперва должна будешь ублажить его, ѓѓ- и он даже показал, как именно она должна это сделать.
  Последние слова буквально бешенством накрыли демоницу, засверкавшего зловещим цветом ее чешуи, и не щадя себя, она обрушилась водопадом атак на Макса. Звон клинков не смолкал ни на секунды, песня и танец стали, слились в объятиях друг друга, в то время как ненавидящий золотой взгляд старался испепелить его своей злостью. Парень же довольный своим достигнутым успехом, что он избежал участи жертвы, продолжал завоевывать новые позиции.
  - Что ты плохо стараешься, - грустно проговорил он во время небольшой передышки. - Если и дальше так же будешь без страсти сношать мой Драмагор, то придется тебя слипсом за услугу продать. А то знаешь, не люблю безучастных любовниц, которые лежат словно полена. Наверное, придется тобой побрезговать, - скучно произнес он и даже зевнул.
  - Да как ты смеешь, - аж задохнулась она от злости, - и ринулась в атаку.
  'Что может быть хуже рассерженной женщины стервы, только стервозная дэйва. Теперь, похоже, она не скоро успокоится, пока не зарежет меня раз десять. - Мрачно улыбнулся он, ожидающей его участи'.
  Он прекрасно понимал и ощущал, что во владении клинком, несмотря на все свои успехи, еще сильно уступает дэйве. И сейчас лишь оставался вопрос времени когда она его прикончит после того как он разозлил до ее точки кипения, что теперь прорвавшийся наружу вулкан злости еще долго не потухнет. Макс старался защищаться из-за всех сил, даже призвав на помощь своего зверя, запираемого в клетку, но против взбешенной Леди, он не мог устоять. А Ноки с каждым ударом, наносимым по телу парня, каждый из которых все ближе подбирался к сердцу, готовилась нанести самый смертоносный.
  'А на ее бы месте, наверное, хотела бы оказаться любая женщина, разъяренная поведением своего мужа или просто парня, чтобы вот взять и растерзать его ни один раз на части, так как это сейчас проделывают со мн...'.
  Но мысль оборвалась кода выросшие клыки, оторвали кусок шеи, а сталь пронзила его сердце.
  
  Вновь все приходится начинать сначала. Лабиринт, туманная пустошь и вот портал. Оказавшись возле дэйвы, как он и ожидал, она не успокоилась и вновь принялась стараться шинковать его как капусту на мелкие куски. На этот раз он продержался чуть больше по времени чем в первый, как ему показалось, и даже удалось немного зацепить разъяренной леди личико, оставив на нем небольшой порез. Но это мало чем помогло ему. Буквально после этого ранения он не продержался и нескольких минут и его вновь заставили пережить самые страшные муки.
  Макс уже несколько раз сходился в схватке с разъяренной Нокбейлу, но она никак не желала больше разговаривать. И даже издевательские сексуальные намеки оставила без замечаний, да и в обще превратилась, словно в немую машину убийства, которую только интересуют мертвая тушка парня. Плюнув на попытки разговорить дэйву он весь отдался бою, пытаясь найти какие-либо способы противостоять клинку, прерывающему его жизнь.
  Пережив уже десяток смертей, он так и не смог ничего добиться. Он понимал, что надо что-то менять в своих действиях, но что именно он не знал. Хоть парень уже и был отличным мечником, но он еще все не дотягивал до уровня дэйвы. Еще пару раз умерев он уже не так сильно стремился на новую встречу со тьмой. Во время очередного входа в лабиринт его взгляд случайно наткнулся на колючку, напомнившую ему о цветах. Усыпанная ветка с шипами больше походившая на засохший кустарник крыжовника, мало чем напоминал букет, но выбор был не велик. Посчитав, что хуже не будет, он прихватил его с собой.
  - Это тебе красавица, - выпалил он, как только на него бросилась рассерженная дэйва.
  А он не делая попыток защититься, стоял с протянутой рукой и стал медленно оседать после того как его грудь впитала холодное пламя черного клинка. Он пытался, что-то еще сказать, но слава замерли на окровавленных губах, и тело повалилось навзничь, а Нокбейлу замерла шокированная внезапным подарком.
  Парень решил, что добился определенных успехов, и вновь найдя колючку, отправился на новое свидание. На этот раз он опять не стал хвататься да Драмагор, от чего тот который страдал, что не может помочь своему хозяину. Но сталь оказался быстрее слов, и Макс умер даже не успев издать и звука. Но прежде чем умереть он почувствовал, как дернулась рука, наносящая смертельный удар.
  Так пробуя различные варианты он вновь добился того, что злость сменилась стервозностью, которая стала дразнить парня, желая сковать его горячим желанием покорного безволия. Какие бы приемы он не использовал, чтобы распложить к себе дэйву, все было напрасно.
  И вновь Макс не знал, как же ему поступить дальше. Если просто отдаться во власть Ноки, так это кроме его смерти, которая будет приносить ей удовольствие, ничего ему не даст. А если вновь разозлить ее, то опять же, смерть будет также преследовать его и это ни сколько не приблизит его к преодолению этого странного испытания, сути которого он так понять и не мог. Во время таких разрывающихся головною болью размышлений, он не заметил, как ослабла его защита разума. Этой возможностью выпотрошить мозг не преминула воспользоваться дэйва. А Макс даже не заметил скользнувшего по его сознанию чужого присутствия.
  
  - Может, сегодня сам себя в жертву принесешь, а то так пачкаться не хочется? - Жалобно простонала она.
  - А как насчет того чтобы покувыркаться? Я даже согласен чтоб ты сверху была.
  - Хам, - обидчива, произнесла она, чем удивила Макса.
  'И за эти слова во мне до сих пор не торчит клинок? И что же ты сегодня стерва задумала?'.
  - Может быть, ты все-таки за дамой по ухаживаешь? - Томно произнесла она, а парень ощутил, как в его горлу подкатил тугой ком, перекрывший дыхательные пути.
  И словно в подтверждении слов, помимо привычной соблазняющей широкой кровати и зеркал, в комнате появился стол, уставленный всевозможной едой.
  От представленного изобилия обычной человеческой еды, Макс чуть не захлебнулся водопадом слюны. Он уже давно позабыл привычный вкус земных блюд. Если ему чем и удавалось питаться, так это сырым мясом убитых им демонов, которое, скорее всего, походило на кусок жесткой резины.
  - Ну и чего ты еще ждешь? - потягиваясь, вновь лениво произнесла она, демонстрируя свои обнаженные прелести.
  
   'Похоже, я брежу, - проговорил он, переводя свой ошалевший взгляд то на стол с блюдами, то на Ноки, которая сейчас ему казалось обычной земной девушкой.
  Даже когда ее кожа стало вдруг матово-бледной, почти белой, и ее тонкие руки заканчивалось маленькие пальчиками с аккуратным маникюром. Смоляные шелковые волосы, вдруг потеряли свой темный окрас и длину, и незаметно окрасились, в светлый цвет пшеницы, кончики которых нежно обрамляли белоснежную шею. Тут его взгляд скользнул на лицо, и в этот момент его буквально пронзила молния.
  - Настя..., - с трудом прошептали его слипшееся губы охрипшим голосом.
  - А ты шалаву хотел здесь увидеть? - Ответила она своим веселым задорным голосом, подтверждающим, что это она.
  Макс, на деревянных ногах, заставляя их с трудом переступать, отправился к ложу, на котором стоя на коленях и, прикрываясь полупрозрачной занавеской, светилась лучезарной улыбкой его девушка. Четыре метра, показались ему сейчас самым огромным расстоянием в его жизни. Замерев, напротив белокурой девушки в нескольких дюймах, он вновь произнес.
  - Настен, - и его глаза задрожали, рождая горькие капли, которые устремились вниз, оставляя после себя две тонкие дорожки. Парень смотрел в голубые глаза и не мог поверить в то, что перед ним его любимая.
  Он подался вперед, желая ее осторожно поцеловать. Когда же до вожделенных губ остались миллиметры, в его живот вонзилось раскаленное железо, которое тут же стало разжигать пожар внутри тела. Ноги предательски задрожали и стали опускаться так и не дав коснуться самых желанных губ.
  - Нас..., - произнес совсем тихо голос, и на уголках губ появились красные капли.
  Все-таки несмотря на подогнувшиеся ноги, руки обнявшие талию, все же смогли наклонить к себе довольно улыбающеюся девушку и впиться в нею поцелуем. А она, словно не ожидавшая, что парень сможет это сделать, даже не успела этому воспротивиться. Но через секунду она уже оттолкнула Макса и вместо обожаемого женственного лица, перед ним, надсмехаясь, замерла злобная маска леди Ады.
  - Не-е-е-т-т-т, - заревел парень, ощущая, как его охватывает до сих пор не изведанная ему злоба.
  От перекошенного лица лютой ненависти даже отшатнулась дэйва, словно испытавшая страх.
  - Ненавижу, - рыча, прошипел он, не желая умирать.
  Меч все еще торчал в его животе и вокруг него словно извергался вулкан, пожирая своим пламенем все внутренности.
  Возрастающая злость словно вливала в него силы и не давала тьме заарканить его душу и затащить ее в свои пределы.
  Вытащив черный клинок, он ощутил, как вокруг раны резка возросла боль, устремившаяся утопить его сознание. Закрутив боль вместе с ненавистью, по много кольцевидной спирали, он стал черпать силу из этого тандема. И вместо того чтобы уже нестись душой во тьму, он ощутил как его смертельная рана стала стремительно стягиваться. И как только она затянулась, он почувствовал себя как никогда могучим и всесильным, а на него с издевательским видом продолжала взирать дэйва в нескольких шага от него, при этом постоянно меняя свой настоящий облик с лицом Насти.
  - Ненавижу, - разнеся могучий рев, от которого задрожали небольшие своды зала.
  А боль и ненависть, раскрученная до небывалой скорости, понеслось дальше. И Макс ощутил, как его начинает топить сила, которая охватывает его тело. И вместе с этим он ощутил, как изменяется и его строение. Как увеличиваются в своих размерах руки и ноги, как они меняют свой окрас, как за его спиной пробиваются крылья. Как чешуйчатый панцирь покрывает его увеличившееся тело, как его человеческое лицо приобретает более крупные заостренные черты, покрытые жестокой панцирной кожей и костяными наростами.
  - А ты красавец арг, - проговорил сладкий голос, без ноток стервозности.
  В этот момент парня обуревала пламя ненависти, но произошедшие изменения его тела заставили сдержать свой порыв растерзать дэйву и он с удивлением стал рассматривать себя. Ноки, больше не пытаясь, убить человека, стояла чуть поодаль и наслаждалась взбешенным видом, который медленно перетекал в растерянность.
  А Максу было удивляться чему. У себя за спиной он ощутил прочные и могучие крылья и, раскинув их в стороны, поразился ширине. Полный их шаг составлял почти пять метров. К тому же тонкая ткань кожи, обтягивающая крылья, была подобна самым прочным щитам, позволяя обернуть ими тело как кокон. Рост парня увеличился больше чем до двух с половиной метров, а то и до всех трех. Теперь стройная дэйва с трудом доставала ему до плеч. Могучие бугрящиеся мышцами руки, уже сами по себе были похожи на смертоносные оружия. Толстые пальцы, заканчивались острыми когтями, способными вскрыть любой доспех как консервную банку. А их сияющий блеск, абсолютно черным цветом, так и приковывал к себе взгляд. От кистей до локтя протянулись костяные наросты, больше похожие на десяток обоюдоострых ножей, образующих странный плавник. На плечах, оказались небольшие заостренные черные колышки, торчащие вертикально вверх. Увеличившийся в разы позвоночник скрывался за двумя парами крыльев, которые Макс с начало принял за одну. Верхние крылья, словно широкие мышцы спины, развивались в стороны, внушая трепет и ужас. Нижняя пара, словно была продолжением длинных мышц, стремились сейчас разломать под собой каменный пол, чтобы их можно было расправить во все свою мощь. Каждое острие заканчивалось длинным когтем блестящим темно-зеленным странным цветом. Ноги же, от колен до ступней, как и локти, были покрыты рядами острых клинков.
  
  - Что со мной, -ѓ пробасил не знакомый властный голос, а Ноки ощутила как от этой мощи у нее сладостно забегали мурашки, и внутри живота стало разжигаться пламя.
  - Поздравляю человек. Теперь ты стал аргом.
  Растерянным взглядом он посмотрел на дэйву, и словно в ответ на ее слова в мозгу стали мелькать образы, которые помогли сложиться целостной картинке, чтобы понять, что же с ним произошло. Как только он осознал тот факт, что он превратился в настоящего арга, на подобии Магорда и остальных его собратьев, у него нашлось множество ответов от происходивших с ним во время испытаний различных каверз.
  Так он понял, что все раннее перенесенные им испытания были предназначены только для того, что подготовить для перевоплощения его в новом облике. И это перерождение, возможно, было только после встречи с дэйвой. Чтобы принять свою новую суть, необходимо было до невозможности сильное чувство. В основном процесс превращения происходил от сильного возбуждения, которое буквально разрывало старое тело на части, тем самым рождая новое. Но случай с Максом был другим, хоть и не исключением, но очень редким. У него, как и у единиц среди аргов, нашлись силы сопротивляться возбуждающим чарам дэйвы, и поэтому Ноки пришлось действовать совсем по-другому чем в обычным случаях.
   За это длительное время она уже испробовала различные попытки, но все было напрасно. Она уже хотела было даже их прекратить, уверовав в то, что парню так никогда не стать аргом, и он как и большинство подобных ему, не прошедших посвящение, превратится в какого-либо блудливого демона на подобии слипса, азгардов или других. Но случайно подсмотренные образы памяти, среди которых главное место занимала какая-то земная девушка, все-таки помогли ей решить эту проблему. Вместо безумного возбуждения от своего вида, она смогла, вызвать к себе самую лютую ненависть, которая только могла зародиться в человеке, и как оказалось, это был именно тот ключ, который открыл догу парню к превращению.
  Макс все продолжал осматривать себя, еще до конца не верю в свое преображение.
  - Может ты, все-таки закончишь обряд, а осмотром своих прелестей займешься потом? - Слишком уж игривым и дико возбуждающим голосом проговорила она, подходя ближе и проводя своей ладонью по буграм мышц.
  От этого касания он ощутил, как в нем стал просыпаться дышащий похотью зверь, который был просто опьянен прекрасным телом Леди Нокбейлу.
  - Я тебя растерзаю, - довольно прорычал он, и впился самым страстным поцелуем, на который мог только быть способен арг.
  
  
  
  
  Часть вторая
  
  Глава 13
  
  Снова остров.
  
  Неизвестный шорох, раздавшийся снаружи пещеры, буквально вырвал молодого человека из его Клондайка воспоминаний. Обостренное чувство опасности, только подало небольшой сигнал о возможной угрозе жизни, как парень уже готов был к любому нападению. Просканировав пространство подступов к пещере, Макс не выявил признаков живых существ, но этого его нисколько не удивило. Его шестое или даже седьмое чувство не стало бы, просто так беспокоить, поэтому парень приготовился к серьезному бою. За спиной был закреплен меч, который при желании мог легко оказаться в руках. Словно легкий ветерок, не нарушающий спокойствия пещеры, он стал осторожно красться к выходу. Вновь послышался не понятный шорох, говоривший о том, что кто-то крадется к пещере. Перейдя на истинное зрение, парень также не обнаружил признаков живых существ.
  'А это уже интересно. Что же это за не прошенный гость, который полностью скрыт как в тепловом, так и в магическом поле' - подумал он, замирая рядом с входом.
  Неподвижность длилась уже несколько долгих минут, но новых признаков шума не появлялось, но парень все ждал, когда же перед входом появится противник. Хоть за время воспоминаний на берег опустилась ночь, но молодой человек не чувствовал усталости. Горячая кровь продолжала подогревать интерес к неизвестному зверю, который осторожно крался к пещере пытаясь скрыть свое присутствие. И если бы на месте Макса был кто-то другой, то он бы даже не заметил приближающейся опасности, но парень прошел самую жестокую школу выживания и поэтому был готов к любой неожиданности.
  Звездное небо уже освещали ярки диски трех лун, которые своим сиянием завораживали и притягивали к себе взгляд. Все внимание, прикованное к входу, позволило заметить тень, показавшуюся возле правого края пещеры. Победно улыбнувшись в душе, Макс приготовился к прыжку.
  Как только из-за камня вновь появилась тень, пытаясь учуять незнакомый запах, в нее тут же что-то врезалось, заставившее дико зареветь и начать отбиваться когтями.
  Бурый, оказался в нескольких шагах от пещеры, напротив своего противника, и радостно улыбался, представляя себе предстоящий жар схватки. Напротив человека замер зверь, который отливал оливковым цветом под ночным небом. Мощное хищно тело походило на тигриное. Шкура вызвало сравнение со стальным покровом, который скрывал под завязку залитые силой мышцы. Саблезубые клыки, выступающие в верхней части пасти, более чем на локоть, двигались в такт дыхания, словно предвкушая, как они вонзятся в мягкую плоть. Макс прыгая из своего укрытия, пытался ухватить хищника за выступающие уши, но шутка не удалась. Но так же и зверю не удалось оцарапать парня.
  Вид замершего напротив противника напомнил Буру его первого зверя, с которым он столкнулся в прошлый раз на острове, но только на этот раз, зверь был крупнее раза в четыре. И если в прошлый раз, человеку повезло по чистой случайности, то на этот раз у обитателя острова не было шансов, как считал Макс, учитывая его силу арга. Темно-лиловый хищник, возможно, что-то подобное чувствовал, поэтому не спешил нападать, но голод брал вверх над разумом, и зверь, зарычав, приготовился к атаке.
  Прыжок оказался молниеносным, и Макс чуть было не пропустил внезапную атаку. Но тело привычно скользнуло в сторону, пропуская оскаленную пасть с блестящими в ней клыками. Зверь, совершив трехметровый прыжок, и не заметил, как жертва ускользнула. И только он хотел повернуть свою голову, как сильный удар прилетел со стороны.
  Макс уже ожидавший, что зверь замертво свалиться с ног, расслабился, даже не обратив внимания на одну странность. И за это он чуть было не поплатился. Заревевший зверь, вместо ожидаемой смертоносной агонии, резво развернулся и своей когтистой лапой задел оказавшейся рядом бок Бура. Лишь в последний момент парень успел отпрыгнуть и из-за этого, длинные когти лишь только оцарапали кожу.
  - Что за краксова дер...
  Но удивляться, уже не было времени. Зверь словно молния бросился на человека, и парню, прилагая неимоверные усилия, пришлось уворачиваться от смертельных прыжков и огромной пасти.
  Макс просто не понимал, что сейчас с ним происходит. Он уже так привык полагаться на свою аргскую силу, которую мог легко призывать, пускай не всю, но хотя бы часть, зато без оборачивания. Но вот сейчас, той самой демонической силы он вдруг не ощутил в себе. И только в этот момент до него наконец-то докатились мелкие тревожные звоночки, которые раздались в его голове и на которые он не обратил внимание, когда сделал свой первый шаг, оказавшись на пляже.
  Начавшаяся было паника, чуть не погубила парня, и ему потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя. Лишь только совладав со своими эмоциями, Бурый наконец-то смог думать. И сейчас стал лихорадочно мыслить о том, как победить гораздо сильнейшего противника, который казалось ни в чем не уступает бульдрогу, а возможно даже и превосходит его.
  Завладев подобием оружия, которым оказался кол, подобранный во время одного из кувырков, он стал подготавливать атаку, чтобы завершить этот затянувшееся бой. Зверь вновь прыгнул, целясь в грудь, а Бур, уйдя в сторону и бросая руку над лапой, вонзил острый кол прямо в один из темных зрачков. Лапы все же изменившие свое направление зацепили тело, заставив парня опрокинуться и покатиться на спине. Макс, проклиная себя, за то, что слишком медленно встает, уже ожидал, как на нем сомкнуться длинные шипы, разрезающие плоть. Но к его удивлению, зверь лежал неподвижно на песке и даже не шевелился. Как оказалось, деревянный клин проник прямо в мозг, и смерть оказалось мгновенной.
  'Вот урод, - он даже пнул зверя ногой, - чуть ведь шею не перегрыз. - И он потер рукой то место, где совсем рядом сомкнулись длинные клыки'.
  Но вся радость тут же улетучилась как он вспомнил об исчезнувшей силе.
   Произошедшая схватка заставила по-иному посмотреть на все происходящее. Макс, было возомнивший себя богом, сейчас был вынужден с небес спуститься на землю. Уже привыкнув к тому, что сила является неотъемлемой его частью, во время боя он не ощутил ее. Нет, его сила человека осталось при нем, которая далеко выросла за обычные пределы, но вот могущества арга, которое буквально распирало его, сейчас не было.
  'И что это значит? - задал он сам себе вопрос, смотря на окровавленные руки, словно пытаясь найти в них ответ. - Или это опять шутка Магорда? А если?'
  И парень стал погружаться в себя, в глубины своего сознания, там, где раньше таилась непонятная злость и ярость, скрывая в себе его вторую сущность. Время словно замерло, даже прохладный морской ветер, перестал нести свежесть. А Макс с остекленевшим белесым взглядом, погружаясь, словно в темную бездну, пытался ухватиться за свое второе Я, за арга, чья сущность уже навсегда стала родной его частью. За последние годы практики и опыта, он мог перекидываться в считанные мгновения. Но сейчас было явно что-то не то. Там, где обычно всегда находился сгусток чужеродной силы, нашедший свою вторую жизнь, и ставший неотъемлемой частью новой сущности, которой теперь являлся Макс, было пустота.
  - Нет, ѓ- разнесся дикий вопль утраты, устремившийся в темноту.
   'Этого не может быть, - простонал он и опустился на колени. - Это ведь невозможно, - шептал он'
  Парень не мог поверить в то, что сейчас ощущал. Казалось что несколько минут назад, он был словно бог, всесильный и могучий. А сейчас его словно разорвали на мелкие кусочки, и в один, из них самых никчемных, бросили его душу, разрываемую горечью утраты.
  Еще раз, скользнув внутрь, он вдоль и поперек выпотрошил себя, пытаясь найти там, вдруг решившегося спрятаться зверя, но все было напрасно. От былой силы не осталось и следа, в место нее поселилась пожирающая пустота.
  От обиды на глазах Макса проступили слезы, и его бессмысленный взгляд смотрел на сливающуюся линию моря и ночного неба.
  -Пять долгих лет постоянных мучений, и все ради чего? Ради того что в один миг вновь стать человеком? - сам себе задал он вопрос
   'А разве ты не этого хотел? - Раздался в его голове зловредный голос ненавистного арга.
  - Ненавижу, ненавижу, ненавижу, - хрипел он, сдерживая свою ярость, чтобы не выплеснуть свои остатки сил, к которым теперь стоило очень бережно относиться.
  
  В ожидании барка несостоявшийся арг провел еще три дня. За это время он пытался восстановить свой скудный запас энергии. По людским меркам его запас был не таким уж и маленьким, но вот по сравнению с аргами, это было ничто, просто крохи былых сил. Его сила не просто уменьшилась в разы, она стала просто на порядок меньше. Это все равно, что сравнить море с небольшим прудом. Да к тому же если же раньше ему хватало буквально нескольких часов чтобы восполнить свои резервы, то теперь же все обстояло совсем иначе. За эти дни, он пытался качать энергию, откуда, только можно, но этого хватило лишь для того, чтобы восполнить чуть больше чем одну треть, теперь доступного ему объема внутренней мангры. И по его подсчетам выходило, что если он полностью опустошит свои запасы, то для их восстановления ему потребуется минимум неделя. А возможно даже и больше, если он выпотрошит свой объем мангры до последних крох. То тогда процесс восстановления может занять до трех недель, так как полностью восстановить опустошенный кладец своей энергии, будет в три раза сложнее. И при этом необходимо было учитывать, что впитывать в себя энергии мангры он будет непрерывно в течение всего этого времени. Но как бы его не угнетали мысли об утрате небывалой силой, но назвать его простым парнем уже было нельзя. Куда бы ни исчезала его внутренняя сила, но кое-что от нее, все же, осталось. Так, к примеру, его внутреннее зрение не пропало, и он мог им все также пользоваться. Его обострившиеся человеческие реакции: скорость, координация, выносливость и другие, а также повышенная чувствительность органов чувств, ставили его гораздо выше остальных людей с их ограниченными возможностями. Поэтому переживаний от встреч с другими человеческими обитателями он не боялся. Больше его пугало то, что в обычных мирах можно встретить иногда чуть ли не толпы свободно разгуливающих демонов, которых крайне сложно убить. Против одного, может двух, Макс вполне мог справиться и теми силами, которые у него сейчас и остались. Но вот против толпы мелких демонов, даже на подобии краксов, не говоря уже про крупных, можно было даже и не думать, и оставалось только надеяться на свои быстрые ноги. К тому же уже достаточно привыкнув к магии стихий, которая была доступна аргам, он мог сейчас всерьез опасаться даже простых магов. Ибо кроме нескольких простых заклятий, не относящимся к стихиям, парню была еще доступна только лишь ментальная магия, хотя это стоило еще проверить. Вот, в общем-то, и весь список всех возможностей, которыми обладал потерявший свою силу арг.
  'Вот и выходит Макс, считай, что все чему ты учился теперь слипсу под хвост, - мрачно усмехнулся он. - Хоть бы была возможность разобраться, что же сейчас произошло, так нет же. Ни следов, ни причин исчезновения своей силы так найти и не удалось. А ведь в последний раз, когда я испытывал подобные чувства разочарования, были уже давно. Уже даже больше чем полтора года назад, когда я умер в последний раз, - и его лицо исказило злостная гримаса. - В последний раз, - жестко проговорил он, до хруста костяшек сжав сбитые кулаки'.
  Его мысли, выхватив воспоминания, как он считал глупой смерти, стали погружать его в сладкие грезы о том, как он с удовольствием будет долго мучить одного вредного мага, осмелевшего подло убить молодого арга. Но задавив свою месть, как надоедливую блоху, он загнал ее придушенную тушку в глубины своего сознания, заставляя забыть о ней. Мало того что он не смог выполнить в тот раз свое поручение порученное ему советом аргов, так теперь после своей смерти в том мире, он не мог вступить в пределы его границ, пока там не пройдет десять лет. Да и теперь ему похоже можно было забыть о свей прошлой жизни, ведь он утратил свою сущность арга, и теперь в душе от нее не осталось даже и намека, лишь только тоска и пустота.
  'Хорошо хоть находился в человеческом обличии, а если бы сила ушла, когда я находился в аргскам теле? То, что было тогда? Либо перекинулся бы в человека, либо так бы и остался демоном без сил и меня тогда бы любой таронец на мелкие кусочки разрубил бы при встрече. Так-то вот, - ухмыльнулся он себе'.
  В это время в последних лучах зевающего солнца, на горизонте замелькал давно уже ожидаемый корабль.
  - Ну наконец-то, ѓѓ- радостно воскликнул он.
  Хоть корвет уже и можно было разглядеть в быстро спускающейся темноте, Макс еще добавил дров в свой костер.
  
  Шлюпка к берегу причалила уже в сумерках, когда сияние сестер своим мягким светом стало сменять жаркое солнце. Вместе с десятком крепко сбитых матросов на берег высадились двое магов. Воины тут же ощетинились мечами, а один из магов, на голове которого находилась чалма, направил в сторону Макса небольшой жезл, на конце которого уже засветилась красная искра.
   Макс лишь нервно сглотнул слюну, почувствовав волны враждебности исходящие от хмурых лиц.
  'Как бы с дури в фарш не превратили. Главное самому еще удержаться, а то от такой встречи прям и хочется броситься в бой', - успел подумать Макс.
  Но воины не спешили нападать и неотрывно следили за парнем, который примирительно держал руки перед собой. Спустя несколько секунд переглядываний вперед выдвинулся второй маг, с полностью седой головой, но в, тоже время ярко рыжей густой бородой.
  - Кто ты? - Вполне миролюбиво, спросил он.
  Хотя как показалось Буру, от этого спокойствия веяло нескрываемой угрозой, в случае если ответ его не устроит.
  - Да так, один наглец, который только и ждет повода, чтобы на куски разрубить десяток опытных воинов и двух магов.
  Седой лишь усмехнулся, явно довольный ответом.
  - Да как ты смеешь..., - тут же вмешался второй, очень молодой маг, скорее даже походивший на юношу, но всю его браваду тут же сбил мах рукой, старшего отряда.
  Десяток воинов после этих слов так же позволили чуть себе улыбнуться, но расслабляться все равно себе не позволили. А маг же с жезлом, поняв свою оплошность, даже залился краской.
  - А у наглеца есть имя, который так смело, дерзит отряду Сулимата?
  - А откуда мне знать, что столь славный отряд принадлежит сулимтцем?
  - Могу тебя в этом заверить, что вся команда корабля является на услужении присветлейшего халифа Алмазафа, - проговорил он, при этом скосив свой серый взгляд на своего помощника.
  А тот от перечисления титулов только все больше выпячивал грудь и гордо вскидывал подбородок.
   'Похоже внучатый племянник этого самого халифата, или что-то в этом роде'.
  - Как мне известно, командовать отрядом должен Альдман Рыжий.
  - Вы правы молодой человек я и есть Альдман.
  - Все может быть. Но наличие рыжей бороды еще не делает вас тем, за кого вы можете себя выдавать.
  - Вполне разумно парень. Но хотелось бы все-таки понять, кто ты такой и откуда знаешь, как меня зовут? Ведь с тобой мы раньше не встречались.
  - Макс . Хотя мое имя вам совершенно ничего не скажет. Также вы правы, что мы с вами не встречались. И я уверен, что звание Рыжий, почтенный Альдман получил не за цвет своих волос.
  Маг с прищуром посмотрел на парня, но тот все также был, невозмутим.
  - Хорошо. Я так понимаю, что ты готов доверять Альдману Рыжему, раз требуешь доказательства его личности?
  Парень согласно кивнул.
  - Ну что ж, я надеюсь, что ты не зря затеял это представление. Иначе твоя смерть не заставит тебя ждать.
  Бур лишь неопределенно пожал плечами. Седой маг тем временем стал расстёгивать свою куртку. Скинув свой сюртук и теплую рубашку, он обнажил свой торс. Под одеждой, как, оказалось, скрывалось совсем не дряхлое тело старца, о котором можно было судить по лицу. Грудь, живот, да и руки покрывали тугие жгуты мышц, в которых чувствовалась сила. И было видно, что совершенство тела достигалось долгими и упорными тренировками, а не подгонялось под своего владельца магическими способностями.
  - Ну что, ты удовлетворен? Или тебе требуется еще, какие-либо доказательства?
  Макс лишь согласно кивнул, подтверждая, что этого вполне достаточно. Ведь кроме рельефного тела, которое больше подходило опытному воину, Бурый внимательно рассмотрел красочную татуировку, изображенную на всей верхней части тела. А физические данные отметил лишь как-то отстраненно, словно поставив какую-то галочку. Ведь все внимание к себе привлекало изображенная картина на живом теле. И возникало такое чувство, что она словно живая. Татуировка с изображением дракона, походила на азиатскую, из-за чего возникали ассоциации принадлежности человека к какому-либо клану Якудзы или Триады. На груди была распложена широкая пара ярких глаз, зрачки которых напоминали буйства различных красок. Поверх их расположились ветвистые коричневые брови, за которыми шел темно зеленый лоб. Чуть ниже глаз находилась чуть вытянутая морда. А из раскрытой оскаленной пасти с сияющими белоснежными клыками, вырывалось рыжее пламя.
  - Ну а теперь я тебя слушаю Макс, - с небольшой угрозой проговорил маг, одевая обратно свою одежду.
  - Сначала просмотрите запись с этого кристалла, - и он бросил к ногам Альдмана продолговатый камень, красного цвета. - Многие вопросы после этого отпадут.
  Увидев кристалл, лицо Рыжего сразу же осунулось, а губы лишь плотнее сжались, давя готовый вырвать хрип или стон. Воины, наблюдая лишь спину своего командира, не видели тех резких перемен отразившихся на лице старого мага. Бур сразу же понял, что за гамму чувств пытался скрыть Альдман, и лишь отрицательно покачал головой на его вопросительный взгляд.
  Печально вздохнув, маг махнул своим воинам, а сам подхватил кристалл и направился ближе к костру. Несколько воинов тут же выросли возле костра, отрезав Максу путь к темной полосе леса, остальные же стали за спинами двух магов.
  Не обращая внимания на враждебные взгляды со стороны спины, Бур остался напротив магов стоя перед ними в трех шагах.
  Рыжий бросил кристалл вперед, а тот словно подхваченный невидимой рукой завис в воздухе всего лишь в нескольких дюймах от песка. Еще секунда и кристалл осветился изнутри ярким сиянием, словно в него вселился дух огня, а затем явилась вспышка.
  
  - Оставь парня, и разойдемся миром, - сказал черный незнакомец низким голосом.
  - С тобой вряд ли, - отвечая не менее колючим взглядом, отозвался Макс.
  Скрытый черной маской воин, больше не произнося высокопарных слов, атаковал. В его руках засверкал черный меч, под стать его одежды и на вид тяжелый и длинный жезл, похожий на глефу, готовый раскроить тело надвое.
  Макс с трудом отбивался от всевозможных выпадов и ударов, которыми его стремился поразить противник. Соперник применял различные связки и постоянно менял угол атак, демонстрирую прекрасное владение своим оружием. И Буру приходилось применять все свое искусство, чтобы противостоять смертоносной стихии стремящееся его поглотить. Так и не совладав своим одним клинком, он выхватил второй. После этого дела пошли лучше. Бой уже продолжался на равных. И постепенно, взвинчивая темп Макс добивался своего превосходства и все чаще и чаще атаковал своего соперника вынуждая того уходить в глухую оборону. Маг измученный долгим преследованием и общим истощением стал постепенно сдавать. Проведя серию ложных атак, Бур смог выбить меч, из рук противника. А тот, словно этого ждавший, перехватит свой жезл двумя руками и из рубина, сверкнувшего в центре, вырвалось черное пламя, которое приподнявшись как морская волна, хотела обрушиться на парня.
  Макс, не ожидавший ничего подобного, лишь в последний момент перекатом успел уйти в сторону и разминуться с опускающимся полотном.
  'Вот урод'.
  Но ругаться было некогда. За одной волной последовала, вторая, а за ней и третья и следующая. А на скрытом маской лице, губы уже разошлись в злобной улыбке. Медленные перекаты тьмы словно набирали силы, и каждая последующая, была все стремительней и мощнее. Максу казалось, что еще его почти утративший силу противник вдруг становиться с каждым мгновением все сильнее и сильнее, от этого его атаки все труднее отражаться и уворачиваться от них. Противник, замерший с вытянутым в руках жезлом, заставлял все больше отступать от себя Макса, который уже с трудом с помощью своих клинков мог противостоять черным волнам.
  Противник громко рассмеялся своим голосом похожим на скрип колес, который больно бил по натянутым нервам. Бур понимал, что он начинает не успевать отражать постоянно увеличивающееся число атак. Осознавая, что время игр уже кончилось, и пришла пора обратиться к силе, он рванул вглубь себя, призывая своего зверя. Но еще не успев достичь границ узницы, скрывающей животную сущность, его пложение резко переменилось.
   В этот момент всеми позабытый раненный маг, с криком вонзил свой клинок в спину черному воину. Из груди вырвалась окровавленная сталь, вместе с изумленным стоном, и красные удивленные глаза с удивлением уставились на нее. И уже почти накрывшая собой черная хмарь, рассеялась над Максом, который перевел свой взгляд на два замерших тела. Через секунду оба из них повалились на песок.
  Макс тут же оказался рядом с раненным магом, у которого из губ сочилась кровь. Он хотел уже начать стягивать открывшиеся раны, но вцепившееся рука в запястье, остановила его.
  - Не надо. Я все равно уже не жилец, - харкая кровью, проговорил он.
  - Спасибо, ты спас меня.
  - Как тебя зовут?
  - Максим Бурый. Можно Макс или...
  - Так ты маг?
  - С чего ты взял?
  - Ну как же. Ведь у тебя же титул Бурый. У нас в храме (орден пламени), принадлежность к цвету означает уровень и возможности мага.
  Макс только усмехнулся.
  - Просто это мой фамильный титул. К вашему храму, я некого отношения не имею.
  - Хорошо, - проговорил, заходясь в кровавом кашле.
  - Не торопись, - ответил Бурый, придерживая молодого мага.
  - Время уходит, а я даже еще не представился. Лайтер Госье. Благодарю тебя Макс, ты дал мне возможность умереть как воин, а не под пытками прислужников Рогстара. У меня к тебе просьба. Раз ты не смог оставить меня в беде, то я надеюсь, что ты сможешь выполнить мою предсмертную просьбу.
   Макс просто кивнул головой, видя какие муки испытывает парень, отвоевывая последние крохи у старухи смерти. Израненная кисть еще сильнее сжала руку в знак благодарности.
  'И откуда у него, только силы берутся'.
  - Через три дня к этим берегам пристанет корабль Сулимата. Я должен был встретиться с Альдманом Рыжим, но моя судьба уже предрешена. Поэтому передай ему красный алмаз, который лежит позади меня, - и Макс увидел лежащий на песке красный камень.
  - Хорошо. Как я его узнаю.
  - О, это легко, - пытаясь изобразить улыбку, произнес он, но тело скрутила судорога боли. - Он носит рыжую бороду...- парень опять захрипел кровью. - Но титул получил за дракона извергающего рыжее пламя, - и новый приступ.
  - Понятно. Хорошо Лай. Я все сделаю, можешь не волноваться. Может что-нибудь еще?
  - Когда я умру, предай мое тело огню, не хочу, чтобы оно...
  - Хорошо, - тихо произнес он, закрывая рукой остекленевшие глаза.
  
  В этот момент рубин резку потух, и Макс вновь был в окружении воинов Сулимата. Рыжий только печально вздохнул, как только скрылся трехмерный ролик показанный кристаллом. Все воины стояли, понурив голову, и никто не двинулся с места. А местный араб даже пустил слезу.
  'Похоже, они хорошо знали этого Госье, что так скорбят'.
  Затянувшуюся паузу прервал маг.
  - Ждите меня я скоро, - произнес Альдман и скрылся во тьме.
  Пока отсутствовал командир отряда воины и не думали расслабляться. Даже наоборот, стали еще сосредоточенней, словно каждую секунду ждали нападения. Рыжий, появился также тихо, как и исчез. Бур отметил про себя, бесшумность мага и его внезапное появление. Даже он, обладая очень острым слухом так и не смог расслышать приближающиеся шаги.
  - Нам здесь больше делать не чего. Отплываем, - закончил он.
  И явно начавшие нервничать матросы вздохнули с облегчением и устремились к лодке.
  
  Глава 14
  Где-то в море
  
  'Все-таки жизнь веселая штука, а уж моя, тем более. И кто бы мог подумать, что она любит преподносить невообразимые сюрпризы. Еще недавно я был обычным парнем, закончившим универ, который любил в меру погулять, погудеть, и никогда особо не думал над тем, что будет завтра. Все размерено, просто и ясно. Каждый день, был почти копией предыдущего, и ничего не предвещало беды. Жизнь текла по своему руслу, особо не встречая на своем пути ни каких подводных камней, а тем более преград. Но один день все перевернул. Долгожданная поездка на отдых, перевернула жизнь с головы на голову. Даже не так. Вернее выдернула ее с плоского, черно-белого листа, придала ей объем и украсила различными красками. А спокойное русло небольшого ручейка, словно прорвав горловину, превратилась в широкий разлив, который поднявшись могучей волной, превратился в водопад, который со скоростью пикирующего самолета устремился вниз, стараясь утопить своей непредсказуемость и неожиданностью.
  Покрытое тайной попадание на остров, давшее мне и друзьям укрытие на несколько месяцев. Затем моя первая смерть, и моя душа и тело в аду, вернее Аде, где я узнаю, что стал одним из демонов, которых почти ненавидит весь мир, вернее множество миров. Поворот, так поворот. Скажу я вам та я еще перспективка. Хотя, оказалось не все так страшно, как показалось на первый взгляд. Несколько лет, похожих на нескончаемые муки, и я превратился в одного из аргов, тех самых демонов, которых так боятся простые люди. И самым приятным это было обладание и упоение той силой, которая подвластна только созданиям подобным аргам.
  И вот теперь опять крутой поворот, да к тому же на все сто восемьдесят градусов. Не успел я еще по-настоящему ощутить свою истинную силу арга, как она исчезла. Даже не так. Она просто ушла, испарилась, при этом вырвав из моей души огромный клок, образовав в ней пустующею дыру боли обреченности, ущербности и вечных страданий от того, что я жалкое существо в сравнении с бессмертными, кем уже давно считал и себя. Но на самом деле все оказалось гораздо хуже. Выполнив ряд поручений по повелению гнусного урода Магорда, которому надо же чуть было не стал доверять и называть другом. А он взял и выбросил меня на помойку за ненадобностью. Выдавил как гнойник, появившейся на теле, как только он созрел, да к тому же еще не забыли прижечь мерзкой гадостью.
  Да уж, настроение мертвое, мысли так и мечутся, а голова так и в петлю проситься, было бы кому только подставить. Хотя, что тут подставлять, только свистни. Вон, у пол команды, только руки и чешутся, как бы затянуть узел на моей шее. Даже сейчас чувствуются как ненавистные взгляды жгут спину.
  Да к драгону все. Макс, соберись, сколько можно уже сопли пускать, и так уже четвертый день идет, а ты все жалеешь об утрате демановой силы. Ну что поделать. Ну использовали тебя как подстилку, что тут себя сладкими мыслями тешить. Ты же в конце концов не баба, чтобы так раскисать и убиваться. Да обидно и больно, но жизнь есть жизнь. За все приходится платить. И если не сейчас, то потом. А так может быть и к лучшему, что меня жестоко окунули в дерьмо. А если представить, что я бы захотел воспользоваться утраченной силой во время боя, а ее не оказалось. Меня бы прихлопнули как муху, к тому же навозную. А так, придется полагаться только на свои силы, к тому же по меркам людей, они не такие и маленькие, так что не все так плохо парень. Да к тому же Рыжий, даже не прочь видеть меня в рядах своего ордена Пламени, а это что-то до значит. Да к тому же я и так кое-что умею. Конечно, с такими как Альдман, мне пока еще не тягаться. Так что мне на этом пути еще предстоит многому научиться. Так что Бурый, есть к чему стремится.
  Ну вот, уже и легче. И желание лоб об стенку расшибить пропало. Не все так плохо Макс, так что лучше улыбнись. К тому же вспомни ради чего ты здесь. Настена, Настенька, солнышко мое. Где ты? Как ты? Что с тобой? Надеюсь что с тобой все в порядке и всякие глупости, которые лезут ко мне в голову, тебя обошли стороной. От одной мысли, что тебя кто-то посмел обидеть, меня начитает колотить злость. Но я все время повторяю, что с тобой все хорошо, и не смотря на этот дикий мир, который как оказалось ничем не лучше средневековья, ты смогла преодолеть все трудности, как ты это всегда прекрасно делала, пока меня не было рядом. Ведь ты же у меня сильная и просто умница. Поэтому я всегда с улыбкой вспоминаю о тебе, и от этого все мои проблемы уходят куда-то на второй план. И вся боль об утрате аргской силы ничто, по сравнению с разлукой с тобой. Насть, как же я по тебе скучаю, и как я тебя давно не видел. Я уже даже сбился со счета. Даже не знаю, сколько прошло времени. Четыре, пять, а может уже и все шесть лет, но воспоминания о тебе словно невыносимый голод грызут меня изнутри и не дают тебя забыть. Хотя для тебя, наверное, прошло всего несколько месяцев, для меня это была разлука длинною в вечность. Но теперь, с каждым моим шагом, с каждым моим вздохом я буду становиться все время ближе к тебе. И несмотря на то что, у меня теперь в запасе нету жизней, сейчас никто не посмеет стать на пути нашей с тобой встречи. И пускай теперь ор-ксаги молят своих богов о спасении, их теперь ничто не спасет. И в каком бы ты...'.
  - Эй, ты, палубная крыса? - прогремел за спиной голос, готовый сотрясти скалы.
  'Ну вот, опять. Еще один громила, у которого самые крутые яйца. У них, что у каждого задница горит, или их природа, кроме мозгов чем-то еще обделила? Психи какие-то, так и рвутся свой пяток в каждую дыру сунуть'.
  - Ну ты, рыба, воды в рот набрал что ли? - И веселый гогот разнесся по палубе, заражая остальных матросов собирающихся возле конфликта.
  'И что им всем от меня надо. Я что медом так намазан, что они ко мне липнут. С утра урод кокой-то, весь в мастях, наехать пытался. Теперь вот в полдень, бык какой-то нарисовался. Интересно, а вечером, какой сюрприз будет?
  - Ты что оглох или ты убогий, - и бугай болезненно толкнул в плечо, свой широкой лапой и вновь весело заржал.
  'Интересно, его Зуб натворил? За ту шутку, что я с ним проделал, он не мог, не отомстить'.
  Губы Макса расплылись в улыбке, вспоминая утреннюю заварушку, с местным авторитетом, который любил баловаться со своим ножиком. А все началось с того, что на шестые сутки полсе отплытия с острова, команда двух кораблей, наткнулась на торговый барк, который пытался ограбить пиратский корвет. И если бы не помощь команды сулиматцев, то корабль Альтманы уже торговал бы с рыбами. И вроде бы ничего злополучного не произошло. Барк пошел в сопровождении с двух бригов. Но вот на пятый день на корабле Альтманцы забили тревогу. Первое неладное почувствовал еще капитан, уже на третий день, но сам пытался разобраться с проблемами. Но как он, ни старался, ему так и не удалось успокоить команду, непонятным образом доведенную до злости и неконтролируемых вспышек агрессии. И опасаясь очередной вспышки гнева, кого-либо из лихих моряков, готовой закончиться кровавой дракой, и дать толчок разношерстой команде на бунт, капитана Остун обратился за помощью к Альдману.
  Маг быстро определил, что на корабле поселилось гнездо скверны, отравляющей мысли людей, повелел двум своих помощникам разобраться, как он сказал с этим простым делом. Одним из миротворцев оказался уже хорошо знакомый Бурому Майзариф, другим же был молодой маг с тремя красными нашивками на рукавах. Умирающий от скуки уже несколько дней, Макс также попросился на барк, что вызвало на лице Рыжего улыбку, и он только одобрительно кивнул.
  Очутившись на широкой палубе, Бур сразу уловил разлитый воздухе горьковатый привкус темной магии аргов, а также кровожадность, которую источал буквально каждый матрос, о чем свидетельствами их горящие злостью и яростью глаза.
  'Ну надо же, кто-то не так давно обращался к аргам с призывам. Интересно, кто же из моих бывших сородичей, мог ответить на такую жалкую мольбу? Наверное мал-арг какой-нибудь. Ладно, надо выжечь эту заразу пока она не отравила души. Теперь нужно найти источник'.
  - А вы посмотрите, кто это у нас здесь прохлаждается как леди, - сверкая золотым зубом и играя ножиком в руках, проговорил конопатый и лысый матрос с обнаженным торсом, по кличке Зуб.
  'Как говорится на ловца и зверь бежит', - радостно подумал Макс, любуясь небольшими морскими волнами, в то время когда два мага рыскали по судну.
  Бур не спешил отвечать, словно не слыша, и еще больше свесился за борт, делая вид что залюбовался местными дельфинами, плывшими рядом с судном.
   - Парень, если ты сейчас не повернешься, то я тебя точно барышней сделаю.
  А Макс продолжая дальше игнорировать моряка, заложил за голову руки и стал делать глубокие вздохи, наслаждаясь чистым морским воздухом. В это время смешки за спиной стихли, а авторитет весь исходил злобой.
  - Да я тебя, - прошипел он, и крепче сжимая мелькавший в руках нож, которой порхал между пальцев как бабочка, сделал шаг вперед.
  В этот момент, Бурый развернулся, словно отмахиваясь от корабельной мухи, и будто случайно выбил из приближающейся руки нож, который прокрутившись в воздухе, упал на палубу гардой, и плотной застрял в оказавшейся щели. Острое жало, длиной с ладонь, сверкнуло в лучах солнца, предвкушая свой триумф. Не ожидавший ничего подобного и растерявшийся Зуб замер на полушаге, а Бур, строя из себя неуклюжего парня, случайно задел выставленную ногу, и потерявший равновесия лысый головорез грохнулся на палубу задницей.
  - О-о, - только и смог вымолвить он, и его губы мелко задрожали, а округлившиеся глаза с ужасом взирали на Макса.
  - Ой, простите меня я такой не ловкий, - делая реверансы и идиотский глупый вид, стал сыпать извинениями Бур. - Позвольте я вам помогу, - и, схватив за выставленные руки, потянул на себя.
  Матрос дико взвыл, чем вызвал еще больший испуг на лице взмокшего Макса.
  - Ой, вам больно? Вы так сильно ударились, что не можете даже встать? Ой, и что же делать?
  Зуб, исколотый картинами морских сражений и тварей, мотал головой, пытаясь удержать, готовый сорваться с глаз водопад слез боли, беспомощности и самое главное бессильной злобы на идиотского парня.
  - О, давайте я судового врача позову, - вмиг загорелся Макс. - Он вам точно помочь сможет.
  Моряк лишь только согласно кивнул, размазывая цветными руками горькие слезы, заструившиеся по своему лицу.
  
  'Да, за такую жестокую шутку убивают, как сказал Малькольм, бывший вояка и нынешний врач. Ну что ж, пора взглянуть на моего палача'.
  Резко развернувшись, Макс избежал очередного толчка, а бык чуть не вывалился за борт, но вовремя успел схватиться за борт.
  - Вы ко мне юноша, - твердо проговорил Бур.
  - А, - растерялся от такой неожиданности бугай, размеры которого нисколько не смутили парня, а вот впившийся в глаза темный тяжелый взгляд заставил нервно сглотнуть моряка.
  - Так ты убогий? - Добавил Макс. - Тогда ясно, обиженных природой я не убиваю, - проговорил он и направился в сторону кают.
  По палубе стал разноситься смех, и бык, понимая, что еще не много и он станет посмешищем всей команды, стал пунцовым от гнева и закричал.
  - А ну стой, - взревел бугай, но Бур и не думал останавливаться.
  И больше не медля ни секунды, бросился в спину парня. Шаг и еще один, не уловимое движение, выставленная нога и огромное тело распластавшись, заскользило по черному палубному настилу, остановившись лишь у трапа.
  Быстро поднявшись и уже заревев как настоящий бык, с перекошенным злостью и кровью лицом, моряк заскрежетал зубами, сквозь которые вырвались звуки:
  - Убью.
  Макс не говоря ни слова, смотрел на замершего перед ним бугая.
  'Жаль что мозгов у тебя нету. Если хоть бы капля была, так хоть бы живым мог остаться, а так, придется тебя к демонам отправить. Твою..., - стал ругаться Бурый. - Он же на поводке'.
  Громила вновь бросился вперед. Зашаг в сторону и неожиданный для матроса лоу-кик в бедро, гасит его скорость и заставляет захромать. Вновь замерев в паре шагов от противника, Макс, расслаблено смотрел на перекошенное злостью лицо. Вновь бросок вперед, зашаг в другую сторону, и еще один лоу-кик заставляет припадать на вторую ногу.
  - А ну дерись по правилам, - брызжа слюной, завопил бык.
  Вокруг дерущихся уже собралась толпа зевак, которые завывая, поддерживали своего громилу. Несколько офицеров все же подбадривали Бура и советовали как ему лучше победить громилу. Появившийся капитан удержал особо рьяных матросов, рвущихся в драку, с одной целью устроить побоище, чтобы спровоцировать всю остальную команду. Объявив поединок по кодексу, один на один, Остун облегченно вздохнул. Теперь, как бы ни закончился поединок, повод для бунта был сорван. Капитан с интересом стал следить за ходом поединка.
  Бур продолжал методично и не спеша избивать своего соперника ногами, повергая его все больше в звериное состояние. Матрос, уже залитый кровью, с отбитыми почками и печенью с трудом двигался по палубе, и казалось, судьба боя решена. Но собрав остатки сил, бугай выхватив у одного из рядом оказавшихся матросов клинок, рванул на пролом, желая в несколько замахов зарубить парня, который так безжалостно унизил его перед всей командой, для которой он был непререкаемым авторитетом.
  Не чувствуя усталости, Бур легко парировал медленные выпады клинка.
  'Ладно пора заканчивать этот цирк. Тот, кто должен был увидеть представление наверняка среди зрителей'.
  Новый рубящий удар, смещение в сторону, резкое приближение, захват руки, не большой излом и вот клинок уде в руках Макса. Обратный хват и палаш вонзается в грудь здоровяка. Все действие заняло не больше нескольких секунд. Со стороны послышались восторженные выкрики, но в основном палубу накрыла гробовая тишина. Основная масса недоуменно смотрела на поверженного моряка, который считался непобедимой грозой кулачного боя.
  'Твою азгарда мать...' - и не успел Макс продолжить мысль, как сорвался с места, метнувшись в трюм.
  Секунду спустя откуда-то снизу вырвался первый крик, а за ним, словно прорвав платину, донесся разноголосый хор полный страха и ужасов. Но жалобные животные стоны оказались погребены под громоподобным ревом, который сотряс палубу. Многие тут же попадали на колени, словно безумные, лишившись разума от демонического голоса. Единицы обратились к богам, чтобы он даровал им силы противостоять тьме, обрекшей плоть внутри корабля. Несмотря на страх, нашлись и стойкие отчаянные головы, которые, не пустив в свои сердца порабощающий тело и душу ужас, устремились в гущу событий разворачивающихся в глубинах корабля.
  Как только Бур пролетел лестницу, он сразу почувствовал зловонный запах, и прежде чем до него донесся новый вой демона, он уже уловил близкое жужжание стракзов.
  'Ну сопляк. Выскочка, недоумок, ублюдок. Краксово дерьмо...' - поток красноречия Макса было не остановить, пока он пробивался через толпы людей стремящихся выскочить из вдруг ставшего таким узким трюма.
  'Ну Майзариф, я тебя по кусочках этим мухам навозным скормлю. После того как с гавронгом разделаюсь. Надеюсь, он тебя еще кровавое дерьмо не превратил'.
  В этот момент как парень почти достиг места обряда, инициатором которого непосредственно был племянник халифа, в этом Бур не сомневался, он ощутил, как под ногами задрожали досками и из дверного проема, откуда исходили уже обрывки магических линий, с треском вырвался огненный темный шар, а за ним послышался утробный вой голодной твари. Двое магов свалившиеся буквально под ноги словно мертвые туши, подавали еще признаки жизни судорожно дергая конечностями.
  'Идиоты. Кто же против демонов огня, ставив огненный щит? Это все равно, что масла в костер подлить. Эх, пороть вас некому, неучи, - подумал он, и перевел взгляд на гавронга.
  Тварь, в основном обитающая на Гирзо, первой планете аргов, находящейся ближе всего к срединным мирам, сейчас с любопытством взирала на Макса. Хоть гавронгов и нельзя было отнести к здравомыслящим демонам, но зверь, почувствовав родство с аргами, сейчас явно испытывал некую растерянность. Призванный сюда одним из низших существ, которыми являлись маги, демон сейчас должен был все уничтожать на своем пути, не взирая ни на какие преграды. Но вот неожиданная встреча с тем, кого он посчитал аргам, мешала ему выполнить обряд призыва, ибо для свободных гавронгов, арги были высшими существами и они готовы были выполнить любую их волю, не взирая ни на какие остальные обстоятельства. Будь то обряд призыва или что еще. Если рядом находился арг, то гавронг даже помимо своей воли был вынужден ему подчиняться.
  Но вот сейчас, зверь словно уловил некое сходство, но оно было таким неявным, что демон, выпуская клубы ядовитого смрада, желал быстрее определиться с этим вопросом. И видя, что Макс бездействует, чтобы призвать зверя к покорности, демон отбросил появившиеся разумные сомнения, и, издав свой воинственный рев бросился в атаку.
  - Зеленый пары не кому не вдыхать, - успел крикнуть Бур, откатываясь в сторону, тем самым спасая двух несчастных магов от растерзания.
  'Ну что мы так злимся. А почему мы так ревем? Я тебя же даже не трогал еще. А если вот так, - и Макс как таран метнулся в лоб к твари, скользнув по клубами зеленного смрада и пропустив мимо себя ядовитый рог, вонзил свой клинок в горбатый загривок как ториодор. - О, не ужели больно, - пропуская мимо разъяренного быка, подумал он'.
  Управляя своим дыханием, и не позволяя себе глотать ядовитые пары, Бур легко разминулся с дышащим яростью буйволом.
  'Да малыш, далековато тебе еще до настоящего гавронга. Тот бы пару раз, махнув головой, уже бы раскроил надвое этот с виду крепкий барк. Похоже, у нашего партизана слишком низкие возможности, раз хватило сил только на демона ягненка. Ну а ты куда лезешь, осел? - Прокричал он про себя, когда возомнивший себя героем матрос метнулся к демону'.
  Но безумного порыва хватило только на то, чтобы безжизненным телом повиснуть на могучих рогах, сияющих в свете магических светильников зелено-красными бликами. Но как оказалось дурной пример заразителен. За одним безумцем устремилось еще четверо, но прежде чем двое из них достигли демона, вторая пара из них уже забилась в конвульсиях от ядовитого пара, забравшегося в легкие.
  - Краксы тупые, вам, что жить не хочется? - Срываясь в рев, и оттаскивая еще одного безумца, накинулся Макс на моряков, которые собирались своими телами, броситься под мощные капота зверя.
  А гавронг тем временем, превращал в кровавую окрошку два оставшихся тела. Крик Бура, больше походивший на рев самого демона, остудил многих, но не всех. Нашлось еще несколько самоуверенных героев возомнивших себя бессмертными и которые словно берсерки кинулись на демона.
  'Да что вас как магнитом к этому бычку то тянет? - Но стоило Максу посмотреть на происходящее внутренним взором, как ему стало все ясно. - Ну, я и тупой, - тут же кинулся он себя клясть. - Слишком уж затянулось игра, пора ее прекращать, - мрачно подвел он итоги своей закипевшей злости'.
  Набросив на замерших пока еще в растерянности матросов воздушную сетку, сковав их движения, он сам бросился вперед.
  Пока гавронг был занят, радостно втаптывая тела еще живых матросов, Макс прокравшись с левого боку, приблизившись в плотную, вонзил под лопатку свой клинок, который легко распоров мягкою плоть и не встретив на своем пути чешуйчатую пластину, пронзил горячее сердце. Тут же отскочив назад, словно и не совершив сокрушительного удара, он замер, наблюдая за демоном, который уже напорол предпоследнего вояку, оставшись, напротив, с еще одним. Зверь уже был мертв, но еще не осознавал это. Пробитое сердце еще по инерции качало кровь, но оно уже захлебывалось в смертельных судорогах. Оставшийся последний безумец, закричав от опьянившего его запаха крови и страха, обрушил свой клинок на могучую голову зверя. Но прежде чем клинок опустился на извергающую морду ядовитые клубы пара, передние ноги подогнулись и полукруглый клинок вонзился в расширенный глаз, который не успела скрыть полупрозрачная жесткая роговица. Демон, протяжно захрипев, свалился мертвой грудой к ногам пораженного победителя.
  Через секунду раздались восторженные крики и все бросились обнимать победителя демона, благо сковывающая сеть больше никого не держала. Макс тем временем, осматривал тела неудачливых магов, которые решились найти послушника демонов, обратившись к более темным слоям мангры. И это едва не стоило им жизни, ибо неизвестный приверженец темных сил, разместил ловушку, чтобы замести свои следы, а молодые маги попались в нее, как дети.
  'Повезло, что еще живы, - уже перевязывая ожоги, подумал он. - Теперь хоть под ногами путаться не будут, а к ночи я уже сам вычислю фанатика и поклонника демонов. Надеюсь, одержимый среди команды только один, иначе запаришься потрошить всех'.
  - Да защитят нас анги, от этих демонических сил, - зашептал кто-то рядом молитву.
  'Только их здесь еще не хватало, - и Макс сморщился от хвалебных слов светлым силам'.
  - Что здесь произошло? - Заворчал капитан, уверенно распихивая толпу моряков со своим десятком стражей, окованным в тяжелую броню.
  'А вот и кавалерия пожаловала. Как всегда вовремя, - но уже вслух продолжил'.
  - Да ничего особенного капитан. Просто господа маги наткнулись на ловушку прислужника темных сил...
  - Ваши никчемные маг.., - начал Остун, но Бур перебил его, не давая закончить.
  - И если бы не Майзариф и его друг, которые ценной своей жизни, закрыли начавшийся открываться портал в мир демонов, то на корабле сейчас бы толпилась стадо подобных тварей, - и он указал на мертвую тушу гавронга.
  У капитана мелко задрожали губы, а слова так и застряли в горле.
  - Так что дорогой капитан, - принялся добивать Макс. - Этим двум господам вы обязаны жизнью, и не только своей, но и всей команде. И если бы не они, то не было бы ни вас, ни корабля, и никого из команды не осталось бы в живых. Так что Остун, - и он понизил голос. - Я думаю, вы должны по достоинству оценить то, что для вас сделали эти молодые люди.
  - Да-да, - замахал капитан головой.
  - А теперь уважаемый Остун и все остальные позвольте вам представить вашего спасителя, который нанес смертельный удар, могучему демону.
  И Макс тут же представил, моряка который уже стоял рядом в сторонке.
  - Маркуз это ты? - раздался чей-то недоверчивый голос.
  - Вы бы видели, как он одним ударом заставил перед собой склониться эту тварь.
  - Это просто надо было видеть, - и Макс принялся расхваливать выжившего безумца.
  
  Чтобы разобраться с последствиями сражения, понадобилось больше трех часов. За это время Майзариф и второй маг пришли в себя. Как оказалось они вдвоем пошли по темной линии, петлявшей по всему кораблю. И вместе одновременно пришли к месту, где проходил обряд обращения к темным силам. Маги, недолго совещаясь, решили провести обряд, чтобы узнать что здесь был за приз к темным силам. Но не успели они еще даже хорошо выйти в мангру, как почувствовали толчок и на их прорывая слой за слоем из глубин неслось что-то ужасное. Прервать контакт и помешать появлению демона они уже не могли. Единственное что они успели так это выставить огненный щит, но в последнюю очередь Майзариф все ближе к телам выставил воздушный щит. И это их спасло. Уже всего остального действия свидетелем был Макс.
  
  'И что мы имеем, - думал Макс, глядя на удаляющуюся шлюпку к двум плывущим позади кораблям, в которой находилось два пострадавших мага, а также капитан с подарками. - Вряд ли до сумерек успеют, - продолжая наблюдение за медленно движущейся лодкой, продолжил Макс. - Надеюсь, кроме капитана мне теперь никто не помешает осмотреть закрытый склад. Нутром ведь чую, что там не все ладно. Да и при внутреннем взоре, когда я смотрел на стены, какой-то червь в душу пытается вгрызться. И что они такого обычно перевозят, что все стенки трюма закрыты непроницаемой стеной? Каким бы скрягой купец не был, но явно не пожалел денег чтобы скрыть груз от посторонних глаз. Да и кораблик этот не игрушка. Команда почти под сто пятьдесят человек, чуть ли не два раза больше чем положено. Да и корпус был под завязку защитной магией закачен. Хоть бриги Альдмана тоже не рыбацкие лодки, и также магией заправлены, хоть и команды не более семидесяти на каждом. Но то военные суда с полным пушечным арсеналом. А тут считай обычный сухогруз, имеет ничем не уступающее вооружение, легким военным судам. Ой, что-то сильно темнит Остун. Не зря же его барк атаковало два пиратских корабля. К тому же явно уступающие по вооружению. Да будь тут командование поумнее, они еще на подступах должны были в щепки превратить небольшие баркасы которые так быстро улепетывали со всех ног, вернее во все паруса, завидев бриги Судмалима. Все. Пора заканчивать мозг ломать, нужно идти смотреть груз. И плевать мне хотелось на их гриф секретности. Толку от него будет, если меня уже сегодня из-за их тайны обратно в Аду отправят, да к тому же еще в качестве грешника или как у них тут называются личности, не ведущие праведный образ жизни'.
  Лицо Макса прорезала злобная усмешка от воспоминания адаских рабских душ.
  
  ***
  
   - Ну как, не надоело тебе еще кишки рвать? И так весь полигон уже огнем залил, чего еще надо.
  - Да пошел, - обозлено отозвался парень, запуская очередь огненных шаров, в каменную стенку.
  После шестого или седьмого по счету шара, он резко, сменив направление, направил свою огневую мощь, на наблюдающего за ним арга.
  - О, хорошо-то как, - простонал в блаженстве демон, попеременно подставляя то спину, то грудь, то подмышки. - Прям домашний душ, - в блаженстве пробасил Магорд.
  - Рогоносец бессмертный, - в бессильной злобе простонал Макс.
  - Да успокойся малыш.
  - За малыша зубы выбью.
  - Слушай ты всегда такой, или только по праздникам?
  - А у нас что, сегодня праздник? А где выпивка, девочки, фейверк? Что-то я этого все не наблюдаю.
  - Еще бы тебе наблюдать. Если так и проторчишь на этом полигоне вечность, то точно все пропустишь. Собирайся и пошли.
  - Сейчас, подожди, пол подмету, и пойдем, - ехидно усмехаясь, проговорил он.
  - Ну ты шутник. То-то ты у дейв с языка не слазишь. Только и слышно разговоров про молодое дарование аргов, под названием Дэйман.
  - Еще одно слова и твои обломанные рога я засуну тебе в задницу.
  Арг в ответ только рассмеялся, и не преминул подлить масла в огонь.
  - Это надо же, спаситель нашелся. Прям местный анг, защитник слабых и обездоленных...- договорить арг не успел.
  На древнего демона обрушился смертоносный шторм огненного вихря. Вокруг крылатого арга закрутился его меньший собрат. В воздухе полыхнуло синее пламя засверкавшего клинка. Молодой арг покрытый ярко-зеленой чешуей двигался как молния, но ему все равно не удавалось достать своим великолепным Драмагором, довольно скалящеюся морду, которая просто выводила из себя. Танец смерти длился довольно долго, но время на полигоне, как и везде в Аде, замерло в одном мгновении, и поэтому было сложно определить какое сейчас время суток.
  - Все, хватит, - и из руки Магорда, вырвался объятый земной корой шар, который врезавшись в грудь Макса, взорвался пожирающими сгустками огня плоть, и отбросил тело на десяток шагов.
  - Козел, - выдавил сквозь зубы Бур, и обессилено откинул голову на запекшийся грунт.
  Тело выворачивало наизнанку. В груди, образовалось прожженная глубокая яма, почти достигшая спинных позвонков. Несмотря на крепость бронированной чешуи, она оказалась бессильна против разрыв-шара. Прочнейшие чешуйки, против которых была бессильна сталь, оказались расплавлены словно свинец, и образовавшееся вонючее желе, жгло не хуже раскалено огненной лавы.
  - Ты что подыхать собрался? Ускоряй регенерацию, - грозно скомандовал арг. - Иначе в яму на десяток лет сгною, - ѓ пригрозил он.
  Макс только бессильно застонал.
  'Убью суку'.
  Но, тем не менее, активизируя все свои внутренние резервы, он заставил ускорить рост своих клеток. Легкие восстанавливались прямо на глазах. В считанные секунды появлялись задние стенки, окрашиваясь розовой пленкой. За выросшими стенками дыхательных путей стала появляться мелкая сетка капиллярных сосудов, тут же скрываясь волокнами мяса. Среди мышц, словно из ничего вырастали белоснежные грудные кости. Последним штрихом, явился восстановившейся панцирь чешуи, более светло-зеленного цвета. Как только восстановилась последняя чешуйка, Макса выгнуло дугой, он закашлял и стал отхаркиваться кровью.
  - Тварь ты..., - продолжая выплевывать кровавые сгустки, прошипел Бур.
  - Ну вот, уже ближе к теме. А то урод, козел, не поверишь, но даже обидно становится.
  - Па..., - но кроме кровавых пятен на земле, парень так и не смог вымолвить и пары слов.
  - Ладно, тебя вообще-то можно похвалить, - проговорил он, похлопав по зеленой чешуе. - Сегодня у нас поход в город. Куда сходить то хочешь?
  Как ни странно, но простые хлопки, подействовали лучше, чем попытки исцеляющего заклинания.
  - Че, новую бабу на земле завел? Опять меня подставить под чурок хочешь?
  В ответ арг только рассмеялся.
  -А что разве в прошлый раз плохо повеселились? - И не дожидаясь ответа, продолжил. - Можно было кончено, но на этот раз пойдем в наш город. Ад-Кнут, конечно не столица, но вполне приятный городок...
  - Что? - воскликнул Макс.
  - Ты чего, уши восстановить забыл.
  - Это ты сейчас про ГОРОДА в Аде говоришь?
  - Нет. Про Энию. Конечно про Аду, про что же еще.
  - Но... - тут же осекся Бур.
  - Ладно не буду я тебе голову морочить. В общем, за твои успехи в обучении, я решил сделать тебе сегодня выходной. Так что у тебя сегодня первый выход в город. Чешую лучше оставь. Нечего тебе пока еще в городе мелькать в человеческом обличье. Хоть и имя твое уже на слуху, но в лицо тебя мало кто знает. Так что лучше не переворачивайся, а то порвут менее чем за секунду, приняв за какого-нибудь душника (грешника, - душа которого попал в аду), и воздух испортить не успеешь. Челюсть то подбери, - ехидно заметил он.
  - А я-то думал, что у вас кроме черных пиков ничего и нет.
  - Гавронг, тоже думал, пока голову об стенку не расшиб. В общем, держись поближе ко мне, иначе затопчут.
  Макс хотел что-то еще спросить, но не успел он еще моргнуть глазами, как дернулся в сторону от просвистевшего рядом огненного кнута.
  - Шевелись, - тут же рядом послышался рев, и железная карета, на козлах которой восседал толстый бурый арг, размахивал кнутом, и попеременно стегал четверку запряженных людей, которые упираясь из-за всех сил, медленно тащились в гору. Арг постоянно крича и подстегивая своим бичом, заставлял быстрее двигаться своих скакунов.
  От вида жалких людишек, чьи тела походили на разделанные шкуры, парня замутила. Но как только он отвернулся, то его глазам открылась широкая улица, по которой было оживленное движение как пеших, так колесных так и крылатых прохожих. Но эту разношерстную массу путников Макс даже не обратил внимание. Взгляд его приковывали столбы светильников через Вайну, в качестве которых использовались тела живых людей. И они-то, попеременно, то в унисон вспыхивали как факелы, горя ярким пламенем. Даже полностью обгоревшие человеческие тела, черепа которых были обтянуты черной запекшейся копотью, кричали непередаваемым человеческим голосом. Но это оказалось еще не все, стоило взгляду уткнуться под ноги, как он чуть не закричал. Благо голосовые связки настолько перехватило, что не было сил вымолвить и стона. Под ногами, спрессованной невероятной силой, находились неимоверно вывернутые и скрученные тела, которые своей кровью омывали стопы Бура.
  - Ну как? - весело спросил Магорд.
  - Кто это? - безжизненным голосом проговорил он.
  - Как кто. Грешники, которые вели не праведный образ жизни. И за свои заслуги угодили в наши владения. Я же тебе об этом рассказывал...
  
  От ярких воспоминаний, парня замутило, если бы не сила воли, то он бы вывернул сейчас свой желудок на мокрую палубу.
  'Фу-у-у, - замотал он головой, прогоняя наваждение. - Не стоит об этом. Так, пора идти смотреть груз, а то солнце уже село, а я тут все еще прохлаждаюсь'.
  Найдя первого помощника капитана, он устремился вместе с ним в трюм.
  - Анкунд, еще раз спрашиваю, что за груз вы везете?
  - Да не знаю я. Капитан только говорил, что он очень важен и нам за него заплатят большие деньги.
  - А он не сказал, что там находится, реликвия темных демонов, из-за которой сейчас все беды на корабле?
  Лицо помощника смертельно побледнело.
  - Кстати, Анкунд, а почему на корабле нет мага?
  - Капитан сказал, что это лишнее. Он ведь и сам у нас маг.
  - Ну да, видел я, какой он маг. Амулетами обвешан, как елку новогодняя.
  - Как кто? - переспросил русый моряк.
  - Да ты не обращай внимание. Я это так сам с собой. Так ты говоришь что капитан решил не нанимать мага?
  - Да. Мне и ребятам это несколько странно показалось, но Остун уверил, что это только привлечет к нам внимание. Правда и раньше мы не всегда прибегали к услугам магов. За последнее последний год, мы даже ни разу пиратов не встречали. Поговаривали, что их хорошо прижали у себя на островах, что они даже нос не высовывают. А тут прям под утро, сразу два корабля. Так что если бы не вы, то нас бы точно захватили.
  - Ну что открывай, - проговорил Макс, остановившись рядом с интересовавшей его дверью.
  - Что значит открывай? А как же пломба?
  'Остун себе, что специально тупых помощников выбирал, или ему есть чем их запугать что ли?'.
  - Слушай, не будь идиотом. Я тебе пять минут назад сказал, что из-за этого груза все неприятности. Так что открываешь дверь или я ее сейчас ломаю?
  Помощник думал недолго. Все-таки разум возобладал верх.
  - Только давайте вы сами...
  - Да не сцы. Скажешь Остану что я у тебя ключ отобрал вот и все, - беря в руки хитрый ключ, проговорил он.
  'Ну что господа делам ставки? Что у нас за дверью? Мне кажется, что какой-нибудь древний артефакт. И так барабанная дробь, - проговорил он, поворачивая ручку и снимая навесной замок.
   Открыв дверь, две пары глаз увидели в центре комнаты небольшой сундучок. Макс даже поежился, ощутив как от ларца, тянуло сырой темной силой.
  - Ну что теперь скажешь? - весело подмигнув, проговорил Бур.
  - Жуть как страшно, - покрывшись потом менее чем за секунду, дрожащим голосом проговорил он.
  - Не дрейф, сейчас крышку откроем и узнаем, что же тут храниться.
  - А может не надо, - жалобно проговорил он.
  - Надо Федя, надо, - еле слышно ответил он.
  Как оказалось, сундук закрывал еще более массивный замок, чем на дверях. Железная дужка была толщиной в два пальца.
  - Я так понимаю, ключа у тебя нет.
  Анкунд отрицательно покачал головой.
  'Ну что, посмотрим, что здесь можно сделать. И так сундучок простой. Без начинки магией. Ловушек тоже вроде не видно. Странно, даже как-то. Комната укрыта, как сейф, а сам груз в простом ящике'.
  - Лом бы здесь не помешал, - говоря вслух, продолжил он.
  - Так это мы сейчас найдем, - и, используя предлог, помощник скрылся в коридоре.
  'Ну вот, и крысы уже бегут с корабля, - усмехнулся парень. - Так что же ты скрываешь, - прикрыв глаза и напрягая внутренне зрение, подумал он'.
  Не успел он еще сосредоточиться, как он отшатнулся к стенке.
  - Азгардов вам всем, - выругался он, хватая ртом воздух и вытирая кровь, заструившуюся из носа.
  'Только попадись мне в руки Остун. Выпотрошу как кролика'.
  - Подойдет, - спросил неизвестный моряк появившейся в дверях, держа в руках лом.
  - Анкунд прислал.
  - Ага.
  - А сам-то где?
  - Да рулевой позвал. Говорит что странное там на воде.
  'Ясно. Сбежал в общем'.
  - Ну че стал, вскрывай, давай.
  Моряк, вполне крепкий на вид мужчина с легкостью завертел между пальцами лом, словно тот не весил несколько килограмм, а бал карандашом.
  Макс уже почти успокоил дыхание и восстановился после глупой попытки подсмотреть, что же в сундуке, наткнувшись на сильный магический фон, который просто давил свой энергией.
  - Это мы с легкостью. Ломать, не строить. Это мы запросто, - несколько странно заговорил моряк, заставляя тем самым обратить на себя внимания.
  Это и спасло Бура. Казалось бы, только матрос готов вставить свой инструмент под дужку, как тут же последовал замах, и если бы Макс не видел рывок, то он мог с уверенностью сказать, что через секунду лом бы проломил ему череп.
  - Ты ополомуил? - отскочив к стенке, закричал парень.
  Но жилистый мужичек, словно ничего не слыша, вновь бросился вперед, размахивая своим инструментов, который выглядел в его руках весьма опасным оружием.
  'Одержимый, - осенило парня. - Так ты и есть кукловод. Ну что ж это мы сейчас и узнаем, кто здесь дергал всех за ниточки'.
  Противник проявлял чудеса ловкости и скорости. Максу, несмотря на всю его подготовку, с трудом удавалось противостоять атакам одержимого.
  'А тебя не плохо силой накормили. Интересно и скольких жертв тебе пришлось принести, что обрести такую силу?'
  Но думать больше было некогда. Очередной замах на этот раз достиг своей цели. Железный прут пришелся прямо в плечо, заставив Макса взвыть от боли. Матрос радостно зашипел, и на губах проступила белая пена. Отлетев к стенке, Бур медленно сполз по ней. Моряк хотел нанести свой смертельный удар, намереваясь добить своего противника. Вовремя пригнувшись и уйдя в сторону, Макс пробив лоу-кик, затем боковой в голову и заставил противника опрокинуться на спину. Наступив на руку сжимающую лом, он второй ногой пробил в челюсть, заставляя выключиться противника.
  - Фу, чуть ведь пришиб, - потирая ушиблено плечо проговорил он, ощущая как оно наливается тяжестью и начинает опухать.
  'Вот урод, кость и мышцы порвал, - сплюнув кровью, проговорил он. - Добить бы тебя суку, но уж больно ты любопытная рыба. Ничего, ты у меня соловьем запоешь'.
  Подхватив здоровой рукой лом, Макс подошел к сундуку.
  - Ну что теремок, открывайся, - используя рычаг, и прикладывая всю силу и пыхча как паровоз, проговорил он.
  Но железо не думало так просто поддаваться. Бур же заливался краской, становясь похожим на свеклу.
  - Ну же, - сквозь зубы процедил он.
  Дужка неожиданно звякнула, отлетев от замка, а Макс, падая, чудом не расшиб себе лоб об острый угол.
  - Ну дурак, - накинулся он на себя.
  'Нет что б мозг включить. Ведь можно было просто магией срезать. Так нет же, геракакал нашелся, - улыбаясь своей широкой улыбкой, подумал он'.
  - И что у нас тут? - Открывая крышку, проговорил он, предварительно зарывшись воздушным щитом.
  Из черного нутра сразу выстрелила волна тьма, но благополучно миновав парня, она растворилась в комнате.
  - Что? - прокричал он, выхватывая кусок гавронсокй шкуры. - Убью. Раздавлю как блоху, - стал ругаться он на себя за то, что его провели как мальчишку, выходя из склада.
  Как только он перешагнул порог, на него обрушились звенящие звуки, доносящиеся с палубы.
  - Что за хрень? - впав в ступор, проговорил он.
  На верху шел ожесточенный бой, и, судя по звукам атаковавшие брали вверх. В этот момент Макс почувствовал легкий зуд в затылке.
  - А это кто еще?
  
  'Да, - ответил он внутренним голос, приняв зов.
  - Макс? - донесся взволнованный глосс Альдмана.
  - Да.
  - Ты?
  - Ну а кто еще?
  - Я думал тебя убили?
  - Почти, - мрачно усмехнулся он. - Ты просто так, или хотел чего? Знаешь ли, тут бой идет, а я тут в трюме, с тобой задушевную беседу веду. Так что если ты не против, то я пойду.
  - Подожди, - быстро отозвался Рыжий не давая оборвать контакт. - Я знаю, что у вас бой. Я поэтому и пытался с тобой связаться, чтобы предупредить.
  - Спасибо предупредил. Все?
  - Прости, - пустым голосом проговорил он, и парень почувствовал, как скривилось лицо мага. - Но мы не можем вмешаться. Пиратов слишком много, больше, чем в три раза. К тому же у них с десяток магов...
  - Не хочешь драться, тогда не мешай мне.
  - Послушай. Я не хотел тебя подставлять. Просто так вышло. Этот старый дурак Остун вез слишком важный груз, поэтому за него так сильно взялись. Если бы я знал раньше ...
  - Ладно Рыжий. Я все понял, к тебе претензий нет, в отличие от Остуна. Так что передай ему от меня привет. Мне плевать, что он вез, я так понимаю что груз теперь у тебя, но мне все равно. Ты ему скажу, что я скоро загляну к нему гости, так что пускай пикет пироги и подарки готовит. Все Альдман, я пошел, ко мне гости.
  - Только выживи..., - последнее, что расслышал Макс'
  
  Лом, длинною около метра, засверкавший в руках Бура, оказался совсем не игрушкой к несчастью для нападающих. Если бы они знали, чем для них обернется эта встреча, то они возжелали бы остаться на своем корабле и забиться в какую-нибудь глухую щель. Численное превосходство напрочь лишило их чувства страха, что и стало их ошибкой.
  Оказавшись в слабо освещенном грузовом трюме, и заметив впавшего в ступор еще одного пассажира, пираты ощутили себя весь вольготно, даже не соизволив обратить внимание на подрагивающий в его руках железный прут.
  - О, смотрите-ка, ѓ- воскликнул один из четырех воинов, приближающихся к Максу. - Наш торговец явно собирается охранять свой груз, - весло добавил он, заражая своим тупым схемам и всех остальных.
  Макса колотила злость и ярость. Даже, несмотря на то, что он уже считал себя аргом, он мнил себя по крайне мере выше всяких недоучек на подобии Остуна. Но как оказалось на самом деле, капитан обвел вокруг пальца, да к тому же, засунул его голову в петлю. Поэтому ему требовалось выплеснуть клокотавшую внутри бурю. И он стал действовать. Бур атаковал первым. Несмотря на разделяющее расстояние, шагов в семь, парень сблизился стремительно. Смех пиратов еще веселил их слух, как Макс был уже рядом. Лишь их глаза уловившее опасность широко расширились, но мозг и тело не успели среагировать.
  Первому противнику, который раготоал громче остальных, Бур снес пол челюсти, и когда тело отлетало в сторону а выбитые зубы еще летели верх, он гнутым концом загнал лом в череп второго. Третьего, двигаясь вперед, повернувшись, толкнул плечом, словно таран. Последнего же, ударом с разворота рукой заставил отклониться назад. Выдернутым ломом добавил ударом в пах, заставил согнуться пополам. Начав подниматься третьего противника ударом с ноги, отбросил к оказавшемуся уже рядом трапу. В хрипящего раком противника, вогнал в голову свой прут, все равно, что в консервную банку.
  Все действие заняло меньше чем минуту. Все противники были повержены и валялись в лужах крови. Оставшейся в живых пират, также прикинулся трупом и не подавал признаков жизни. Скоротечная схватка, помогла сбросить зарождающейся цунами злости.
  'Доманово отродье. Что же со мной твориться, - глядя на кровавое месиво проговорил он. - Краксова помесь, перед глазами только кадры перекошенных страхом лиц. Гры-ры, - зарычал он на себя. - Макс соберись. Возьми себя в руки. Главное контроль. Мля, все это аргское влияние...- но тут его внимание привлек застонавший пират'.
  Оказавшись рядом, Бур затряс хрипящего кровью воина.
  - Сколько воинов, сколько магов, где находятся? - тут же словно из автомата выстрелил вопросы Макс.
  Видя перед собой перекошенной гнева лицо и горящие яростным огнем глаза, пирата ощутил как от страха задрожало все его тело. А два горящих угля, которые словно стали прожигать дыру в душе заставили буквально выпалить все что было известно. Выслушав ответ, парень просто свернул шею изворачивающемуся в руках корсару, и злобно усмехнувшись, прыгнул уже на трап, по которому стали спускать следующие противники.
  
  На борту корвета, замершего чуть поодаль от двух бригов атакующих барк, замерев словно древние изваяние стоял черноволосый за ходом сражения следил
   Ощутив как в его защитные как кто-то осторожно постучался к нему в разум он ответил на зов.
  - Данг Олард, - заговорил маг, находящийся на барке, и непосредственно возглавляющий абордаж. - Все идет по плану. Защитники почти подавлены. Остался небольшой очаг сопротивления на носу корабля. Осман и Баральд уже потрошат каюту капитана. Дорман со своей командой уже направились в трюм.
  Слушая результаты, Командующей небольшой флотилией довольно кивал и сам себе улыбался тонким разрезом губ.
   - Что это? - Словно задаваясь себе вопросом, проговорил Пайла, и тут буря эмоций захватила Оларда.
  Лицо тут приобрело грозный вид, глаза сощурились, несколько складок прорезали широкий лоб. Данг словно пытался сейчас своим взглядом проскользить по невидимой линии зова. Вот он увидел расплывчатую фигуру, затем картинка прояснилась. Вот уже проступили знакомые черты лица Пайла, но их вид придал еще больше хмурого выражения главнокомандующему. Лицо выглядело необычайно удивленным взгляд выражал растерянность, а руки начавшие создавать защитный узор вдруг замерли, словно тело охватило внезапно в приступе паралича. Пожалуй, впервые увидев такую растерянность на лице своего помощника он скользнул дальше по линии зова. Проникнув в разум, что не составило трудов, даже если бы стояли на Пайле щиты, Олард тут устремился к глазам желая увидеть то что так сильно поразило всегда хладнокровного помощника.
   Подключившись к зрению, он тут увидел творящейся хаос. Перед широко раскрытыми глазами творилось что-то непонятное. Опытные воины Оларада, не раз выходившие победителями в схватках с имперцами да и многими другими воинами, часто сопровождающими корабли, сейчас выглядели просто неопытными мальчишками. Одинокий воин со сверкающим к его руках мечом уже сразил трех своих противников, ранил четвертого выключив его из битвы. И оставшихся двое воинов менее чем через несколько ударов оказались поверженными открыв дорогу к замершему магу.
  'Да действуй ты, - закричал Олард'.
  Но было уже поздно. Начавший защитный жест Пайле не успел даже поднять рук как его грудь пробил железный прут.
  - Да что там вас демоны забери твориться, - только и успев рассмотреть воткнувшейся в грудь лом, так и не успев разглядеть лицо. - Идиот, хоть бы лицо показал мне.
  
  
  'Как горько осознавать свою беспомощность, - уныло думал Макс, ощутив как в очередной раз тяжелый ботинок, впился в его сломленные ребра. - А ведь мне почти удалось, - горько усмехнулся он, даже не делая попыток подняться своего разбитое в кашу лицо из охватившей его кровавой лужи.
  Бур чувствовал как жизнь медленно вытекает из тела и он с этим ничего не может поделать. Боль в сломленном, покалеченном, а также в продолжаемым все еще избиваться тяжелыми окованными сапогами была просто ужасной. Но Макс не чувствовал этого, отодвинув ее в сторону, он вновь просматривал недавние картины своего боя, в котором он почти вышел победителем пока не вмешалась чужая сила.
  Макс покончив с несколькими пиратами на лестнице, вихрем ворвался на палубу. Секундного взгляда хватило, чтобы оценить обстановку. Оставшиеся два десятка уже с трудом сопротивлялись численному преимуществу корсар. Оставалось еще несколько минут и стойкие матросы последуют вслед за остальными членами команды, которые мертвыми телами устилали палубу.
  Оказавшись за спинами еще ничего не подозревающих пират, парень, словно торнадо ворвался в их ряды, став веять панику и хаос. Уже сломленные остатки команды, среди которых с трудом прямостоящих насчитывалось около два двадцати, ощутив втрое дыхание, волной накатили на растерявшихся пират. Корсары же считавшие уже победу своей, оказались не готовы к новой атаке защитников. Да к тому же мелькавший ужас в их глазах, когда они видели лом залитый кровью, страхом навалился на них, видя как на их глазах, соратники мертвыми телами устилают палубу.
  Макс, так и не расставшись с ломом, который слился с его рукой, и прихватив широкий палаш, каждым своим движением наносил раны своим противникам. Прорубившись к матросам, как таран который оставил после себя широкую брешь израненных и мертвых тел. Он возглавил обрекших новую надежду моряков, которые уже считали себя мертвыми. И небольшая горстка под предводительством Макса сейчас расправлялась более чем с трехкратным преимущество врага.
  - Господин, - крикнул одни из моряков смотрите, там маг, - указал он на замершего на носу мага и его свиту, что и стоило ему жизни.
  Макс вогнав свой лом в голову убившего его товарища пирата, а заметив замершую группу, устремился к ней.
  - За мной, крикнул он, - и врезался в ряды пират.
  За ним устремилась и оставшейся десяток, разбросав встретившихся на пути противников как катят, одному палаш в живот, второму лом в челюсть, боковым ударом, третьего с разворота, и обратным хватом вспорол горло, и его черный взгляд же успел отметить отразившийся испуг в расширенных глазах. Четвертый противник бросился прочь но его настиг удар одного из спутников. Оставшись без противников, Макс метнулся к трапу, за которым находился маг и его охрана, которая до сих пор бездействовала.
  В два прыжка преодолев десяток ступенек он оказался на верхней палубе. Воины только еще начинали поднимать свое оружие, как он уже сразил двоих, третьего задел по касательной, четвертого ранил и, не добивая его, вступил в схватку с еще двумя.
  Маг впавший в оцепенение все это время неотрывно следил за приближающейся своей смертью и как только упал последний его защитный он стал поднимать свою руку словно желая ей укрыться от смертоносного черного жала. Только бы сейчас поборов свой страх он вспомнил что он маг и уже собирался призвать свои силы, как через его грудь в тело ворвался холод. Спустив взгляд вниз, он увидел, как его руки до побелевших костяшек сжал железный прут, а по губам побежала тонкая струйка крови. Так и не подняв больше своего взгляда маг с зажатым в руках ломам повалился на палубу.
  В это время за спиной Макса раздалось радостное ликование. Оставшиеся в живых восемь моряков, сейчас рвали в радостном вопле свои глотки. Оставшиеся единицы пират видя смерть своего мага, поспешили сигануть за борта, чтобы избежать своей участи пасть кровавым трофеем.
  Лицо Бура стало прорезать довольная улыбка, и он стал окидывать поле свой битвы. Но как только он хотел обратиться к морякам, он внезапно ощутил, как на плечи навалилась тяжесть. В считанные мгновения, и восемь крепких парней распластались на палубе. Макс также не смог совладать невидимой силой, которая сначала заставила его опуститься на колени, а затем и совсем раскорячиться на палубе. И как бы его сейчас трясло от гнева, он был не в силах что-либо сделать.
  К одинокому растянутому на досках телу подбежал здоровенный бугай, который стал избивать парня, мстя ему за смерть многих людей его команды.
  
  'Ну вот и все, - думал Макс, ощущая как его тело все больше превращают в один кровавый кусок мясо.
  Его сознание грызла одна неуемная мысль, но давал ей пустить корни, даже прекрасно понимая, что ему осталось жить какие-то минуты, он так и не хотел соглашаться с тем, что не может выполнить свое общение, данное Насти.
  Очередной удар разгневанного капитана на этот раз пришелся в голову, заставив ее опрокинуться, а жизнь, словно уловив последний вздох, кнутом боли ударила по вискам и сознание начало тонуть в окруживших его черных сполохах тьмы. И прежде чем кануть во мрак, он успел еще расслышать фразу.
  - Ты что творишь мразь, ... - и так не ударивший по телу ботинок позволил тьме ласково сомкнуться над умиротворенным сознанием.
  
   Данг Олард стоял над мертвым телом, и смотрел на того, кто чуть было не нарушил все его планы. Казалось бы, вот она уже победа, так жарко греет и обжигает руки. Но внезапно появившийся парень, чуть не расстроил все планы. Мало того, что из полтары сотни бойцов двух кораблей в живых осталось меньше половины, так к тому же пираты потеряли еще и Пайла, не самого слабого мага. И вот теперь, смотря на того кто оказался неизвестным фактором чуть не склонившим чашу весов на свою сторону он и не знал что думать. По внешнему виду совсем обычный парень, ничем не примечательный, как и сотни и тысячи других, но по уверению своих воинов, что избежали смерти при встречи с ним, уверили, что он одержим демонами, ибо они еще никогда в жизни не видели, чтобы человек мог так сражаться.
  'Жаль, кончено, что ты умер боец, - думал Данг. - Ты бы мне мог принести не мало пользы. А все из-за тупого урода Борланда. Ублюдок жалкий отсиделся за спинами своих людей, а теперь хвост крутит. Задавить бы тебя как шавку, да толку. Ладно, пора идти смотреть, что за груз, и ради чего в мы потеряли столько людей'
  И он стал спускаться уже по трапу.
  - А с этим что делать? - спросил один из пиратов стоявшим возле тела.
  - Труп за бот выбросите.
  - Хорошо, - ответил старший из пяти корсар и, приказав двоим людям выбросить стал спускаться вслед за магом.
  Не успели маг и пират еще достичь трюма, как на верхней палубе раздался удивленный крик.
  - Не может быть?
  - Что там еще, - крикнул сопровождающий мага.
  - Господин Олард, этот человек жив.
  Маг хотел сначала эти слова принять за шутку. Но среди толпы, который он находился, никто бы так не осмелился смеяться над одним из главных магов островов Альдары.
  Никто из пиратов не заметил, как маг оказался возле Макса. Не ожидавшие такого быстрого перемещения, которое для них произошло, они в страхе отшатнулись.
  Положив руку на грудь парня, Данг долго прислушивался, затем словно кивнув самому себе, и его рука засветилась розовым светом. Через несколько минут показавшихся магу вечностью, он с трудом поднялся, его лицо было белее мела.
  - Куран, за жизнь этого парня отвечаешь головой.
  От голоса исходила такая сильная власть и металл, что несчастный матрос, несмотря на свои внушительные габариты, ощутил, как предательская дрожь охватила тело.
  
  'Твою, азгарда мать. Как хренова-то, - подумал Макс, приходя в себя. - И где я нахожусь? - задался он вопросом, открывая глаза.
  Кроме тьмы, окружавшей тело ему ничего не удавалось рассмотреть.
  'Похоже очередная задница, - мрачно усмехнулся он'.
  Попытавшись двинуться, он тут же стонал, ощутив как болью отозвался буквально каждый участок тела.
  - Не двигайтесь господин, вам лучше сейчас лежать, - сказал хриплый судорожный голос, скрывающийся под пологом тьмы.
  - Ты кто? - Спросил он, пытаясь разглядеть завесу тьмы.
  - Анкуд, господин, - и вслед за словами, взгляд наконец смог пронзить тьму, и увидеть осунувшиеся лицо.
  Еще недавно твердое лицо сейчас пересекал глубокий шрам, который уже местами успел зарубцеваться.
  'Вот дела. А я уже то думал, что окажусь в Аде, а тут такой сюрприз'.
  - Кто это тебя так?
  - Не знаю, господин...
  - Давай просто Макс, а то уже достал, договорились? - проговорил Макс которого просто коробило от господина.
  - Хорошо гос.., Макс.
  - Где мы?
  - В трюме для рабов на одном из пиратских кораблей.
  - Слушай Анкуд, давай ты мне сейчас расскажешь, что и как произошло, после битвы на корабле. Я если, честно говоря уже не думал что мне удастся остаться в живых. Так начинай, а то мне слова с большим трудом даются.
  - Хорошо, г... Макс. Так вот, прежде чем ты появился мы готовились принять свою достойную смерть. Но когда ты возглавил наши ряды, мы обрели надежду что сможем выжить и нам это почти удалось. Ты прикончил мага, которой руководил захватам, и это заставило обратиться в бегство остальных захватчиков. В этот момент мы стали радостно ликовать, как на нас обрушилась невидимая сила и придавила к палубе. Потом на корабль забрались новые воины и связали нас. Тебя же принялся избивать толстый капитан Борланд, и мы уже думали что он убил тебя. Даже кровавый Данг решил что ты мертв, но ты вдруг зашевелился и маг влил в тебя часть силы, и не дал тебе пересечь границы темного предела. После этого он приказал заботиться Курану о твоем здоровьи. После того как твое самочувствие стало не опасным тебе бросили к нам, уже велели нам за тобой приглядывать.
  - Нам?
  - Ну да мне и остальным.
  - И сколько вас здесь.
  - Я и еще семеро.
  - Все кто выжил из команды.
  - Не густо, - мрачно проварил, проговорил он.
  - Если бы не вы господин, то мы были бы все мертвы, - проговорил один из моряков.
  - А может быть наоборот, не вмешайся я, вас бы выжило больше.
  - Вы нам дали шанс на спасение и если бы не Олард, то у нас был бы шанс, а так нас всех ждет рабство.
  - И кто такой этот ваш Олард.
  
  Глава 15
  Сон или не сон
  
  - Маркиз, - крикнул Макс, разбегаясь и прыгая в пропасть.
  Да слуха тут же донесся характерный стук зубов клацнувший пустоту.
  'Не возьмете суки, - злорадно подумал Бур, разворачиваясь в воздухе и пуская огненный шлейф вверх, в свисающие и скалящиеся морды.
  Подталкиваемые задними рядами, передние бульдроги не смогли разминуться с широким столбом огня который охватил несколько тварей. На высокой скале разнесся дикий злостный вой, охваченных пламенем зверей. Остальная стая лишившись свой добычи уныла подхватила вой своих собратьев, который даже стал доносится до слуха макса, прорываясь сквозь шум ветра, стремительно падающего в огненную реку тела.
  'Марк, кабелина проклятая, где тебя копыта носят, - закипая от злости, думал Макс, смотря на быстро приближающеюся огненную лаву.'
  В этот момент чуть в стороне раздалась вспышка, и в огненно-рыжим свете, Бур увидел появление крылатого Азгарда.
  'Твою краксова мать. Что за слипсов стеб.! - уже начиная паниковать, орал про себе парень.
  'Я тебе рыжая шлюща в пасть противогаз засуну, если ты сейчас не появишься. Слышишь Маркиз? - и Бур, как кнутом погнал свою мысль только по ему ощущаемым невидимым узам, которые устремились в мангру, порывая границы миров, чтобы взорваться словно бомбой в сознании его дрейка.
  'Я тебя кастратом сделаю, и цыганам на мясо продам скотина не благодарная, - застонал Макс, ощутив как его опалило черное пламя демонического дракона, которое прорвалось сквозь выставленные Максом щиты'.
  Мчась как метеор к объятой огненной смертью реке, которая сейчас представлялась парню извращенной наковальней, и не с силах никак изменить своего падения. В это время он ощущал как молот, в виде черного огромного азгарда, 'нежно' приглаживает его по голове, на которой от его темно-каштановых волос не осталось и следа. Да к тому же легкое поглаживание черной хмари, превращало светлую кожу, уже лысого черепа, в гранатовую обвертку для запекшихся мозгов.
  'Вот же угораздило, мне смертушку выбрать. Лучше уж бы меня бульдроги порвали, чем шашлыком стать для летающей падали. И какой только краксов демон этих летающих ящеров, иммунитетом к магии наградили, - плевался злостью Макс, пытаясь все-таки хоть немного укрыть запекшеюся голову, от черной сажи'.
  Отчитывая последние секунды, до объятий Вайны, Макс развернулся к азгарду лицом надеясь хотя бы зацепить того Драмагорам, который так и просился в бой. Внезапно, рядом, словно дыхание, появилась волна ветра, а за ним раздалась дрейково ржание и тяжелые копыта обрушились на голову дракона заставляя весь его залп сажи устремиться в сторону.
  'Червям скормлю, ты где пасешься помошничек, а? - хватаясь за огненную гриву, буквально закричал в сознании дрейка Макс, опалив свои пятки об поверхность реки.
  Маркиз в ответ только жалобно заражал, прося извинения.
  'Ладно, разборки оставим на потом, пора кончать с этой тварью, - оказываясь на спине, проговорил Макс, уводя своего скакуна в сторону от залпа азгарда.
  Закрутив в воздухе неимоверную петлю, заставляя крылатого демона неудобно изворачиваться, Макс все-таки смог сбросить его со своего хвоста и разорвав дистанцию замер напротив него.
   'Давай в лоб, - скомандовал Макс, на что Маркиз только радостно заржал.
  Крылатый демон и всадник на своем жеребце устремились друг на друга. Азгад выпустил вперед свою волну черного пламени, Дрейк в ответ выплюнул небольшим облаком своего огня которого хватило, чтобы рассеять небольшое окно и прорваться слаженному дуэту. Закрутив впереди себя воронку мечом и при поддержки пламени своего верного дрейка Макс уверено прорубал себе путь сквозь испепеляющие полотна черной сажи.
  'В право и нырок, - велел Бур, и в следующий момент Драмогор, рассекая чешуйчатую броню распорол азгарда от левой ключицы до правого бедра.
  'Вверх, ѓ- добавил Макс, но дрейк уже не раз проделывая подобный маневр уже сам устремился вверх.
  Азгард в свой последней попытке пытался ухватить ускользающую добычу, чтобы восстановить вои силы, но промахнулся.
  'Сдохни тварь, и Макс послал воздушный кулак вниз откуда еще тянулась широкая пасть в надежде схватить свой шанс на спасение.
  'Я сказал сдохни, - и Макс закрутив не большой воздушный смерч и подхватив в него извергнутое дрейком пламя бросил вниз.
  Азгард замерший в воздухе и словно державшийся за невидимые нити не смог парировать последний удар, и издав протяжный вой, стал медленно, а затем все с нарастающей скоростью падать вниз.
  'Так-то лучше, - радостно проговорил Макс, потрепав гриву дрека и почесав того за ушами. - Тоже мне нашелся владыка небес, лучше дома седел бы, правда Маркиз, - добавил Бур, наблюдая как остатки черного дракона скрываются в лаве.
  'Ты тут сильно не хорохорься герой, - ощутив бурю эмоций и жажду кого-нибудь еще отправить в вечную тьму, проговорил Макс. - Сейчас вот разберемся ее с наглой толпой бульдрогов, а потом ты мне расскажешь, за какой ты юбкой бегал и ради чего я свою голову под шашлык готовил. И не надо мне тут, жалость разводить, - добавил он, пресекая неловкие попытки скакуна, чтобы смягчить своего хозяина. - И даже не думай, сейчас, пару шкур спустим, а потом и за твою примемся. Так поехали, - и, рассекая воздух, они устремились к обрыву, где все еще оставались бульдраги'.
  
  - Фу, ну наконец-то, - устало произнес Макс, разрубая последнего зверя.
  'Сейчас сдохну, - произнес он опускаясь на камень'.
  Вместе с дрейком, слаженный дуэт прикончил около полутора сотен злобных тварей. И парень себя чувствовал как выжатый лимон, из которого высосали все соки и теперь готовы выбросить его на помои. Выматывающий длительный бой, а также ранения по всему телу, вымостили широкий тракт для порабощающей усталости. Которая сейчас словно торжественный парад посвященный Дню победы величественно ступала, важно шествовала по телу, не оставляя за собой ни одного здорового и бодрого участка.
  У Макса даже не было сил, чтобы зачерпнуть хоть немного своей внутренней силы, и направить ее в изнемогающие тело.
  'И почему я не сдох. Сейчас бы проснулся уже в своей прохладной норке. Отлежался бы полчасика. Погрелся бы на теплой земельке. И все бы стало прекрасно, - грустно улыбаясь думал Бур, вспоминая свою яму, в которой он уже так давно не был.
   - Тоже мне тут разнылся, - словно раздался внутри другой глосс. - Сопли подбери щенок. Ты забыл, как происходит процесс перерождения или тебе напомнить? Умирать то ведь не больно. Страшно, мучительно и невыносимо больно, по крупице собирать свою душу во тьме. Когда тебя бездна постоянно терзает и разрывает на части, и каждый миг желает превратить в ничто, сделать частью себя... - И Макс представил себе картину своего последнего воскрешения, когда чуть навсегда не остался во тьме. - Вот это больно. Так что заткнись нытик, и давай себе лечи, а то и так уже похоже на кормушку для разведения опарышей. - Продолжил голос, разозлившийся сам на себе.
  - Да надо, но так не хочется двигаться, - продолжил он, пытаясь еще продолжить мину своего спокойствия'.
  Еще посидев несколько минут, макс все собрался с силами и стал погружаться в себя.
  'Марк, охрана на тебе, - бросил он дрейку, который в ответ довольно рыкнул ненадолго отрываясь от своего обеда'.
  Отрешавшись от действительности, Бур скрутил свою сознание в виде небольшого шарика и отправил его вглубь себя, заставив заскользить по невидимым каналам энергетических потоков.
  'Если бы не истощение, то, как бы было все проще, - печально подумал он, скользя по оранжевым потокам силы формирующих его ауру. - А так опять, приходится погружать в глубь себя, и зачерпывать сырой силы. Хорошо хоть Маргорд не знает об этом, а то бы устроил бы мне тут еще один судный день или год. С него станется, - размышлял он, все больше опускаясь в глубину свой души, минуя лабиринты потоков своей ауры'.
  Немного ускорившись, Бур, осторожно скользя по потокам, все ближе становился к своему источнику. Миновав глубокий кольцевидный туннель Макс, наконец, оказался в том месте куда стремился. Замерев от охвативших его восторженных чувств, он наслаждался открывшимся видам. Перед его взором раскинулось огромное море, не имеющее границ, в котором, переливаясь цветами радуги, колыхалась сила. Живая, сырая сущность, подобная мангре, которая жила своей жизнью, соединяя в себе симбиоз тела, души и ауры, и на этом безграничном для остального мира соединении, образовалась энергия, поддерживая связь живого организма под которым понимался Макс.
  Насладившись великолепным ни с чем не сравним зрелищем, Бур словно парящий в небесах над этим океаном сырой силы, устремился вниз. Нырнув в объятия сырой силы, он испытал поистине ни с чем несравнимые наслаждение. Все его мысли уходили куда-то сторону, и сознание стремились раствориться в этом неимоверное бездонным и бескрайнем море. Но как бы Максу сейчас не было хорошо, но где-то в глубине сознания словно заноза в заднице, звенел колокольчик, который не отпускал его и не давал полностью погрузиться в радужную стихию, распахнувшую свои объятия.
  'Как бы хорошо здесь не было, но пора возвращаться, - печально подумал он'.
  Сотворив большой ковш, он до верха зачерпнул силы, которая так и просила остаться, и грустно вздохнув, стал возвращаться назад.
  Как только нырнув в одну из ячеек, уводящих его из истока он ощутил как исчезла его легкость, а вместо нее появилась неимоверная тяжесть которая так и тянет вниз, призывая его вновь вернуться в морские объятия радости и наслаждений.
  'Твою дайна мать. Тяжело-то как. Не дотащу, - застонал он, ощутив, как больно врезались лямки в несуществующие плечи'.
  Поудобней перехватив свою ношу, и словно взвалив повыше рюкзак, запыхтев как паровоз, Бур стал пониматься.
  Если же спуск к источнику походил на прогулку, с постоянно дующим ветерком в спину. То путь наверх, был подобен скалолазанию, который приходилось преодолевать сквозь бурю, рискую каждое мгновение сорваться вниз.
  Сейчас проклиная себя за то что, позарился на легкий способ лечения, который на тот момент ему казался, Бур прорубался вперед уже не в силах сбросить свою ношу. Забыв про все предостережения, он сейчас явственно осознавал, какую глупость он совершил. Если же в первые три года он заглядывал к себе в душу, и его впечатления были весьма радужными и радостными моментами в жизни, то теперь он понимал, что засунул свою голову в такую петлю, из которой может уже и высунуть. Представ себе что если он хоть каплю прольет сырой силы, которую о тянет сейчас наверх в обход всех каналов, то падая вниз даже малая капля просто буквально разорвет его на куски. Душу вместе с аурой разотрет в пыль от которой не останется даже и следа. Да и тело скорей всего превратиться в пустое место или в крайнем случаи сделает из него овощ.
   'Вот тебе и сопляк. - Зло карил он себя.
   - Ну кто ж знал, - продолжал он.
   - А башкой своей тупой, что , тяжело было подумать?
  - Я же думал...
  - Кракс то же думал, засовывая голову в мышеловку.
  - Главное не пролей.
  - Без тебя знаю. Может подскажешь что-нибудь еще гений.
  - А может...
  - Хватит, уже насоветовал'.
  Словно раздвоив сейчас свое сознание Макс беседовал сам с собой пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. И единственное до чего он смог договориться сам с собой, так то что ему чтобы остаться не испепеленным своей же собственной силой придется вытянуть на поверхность этот ковш. Иначе путь в вечность ему уже заказан.
  'Ну это надо же, так самому себя подставить, - простонал он, как будто перекидывая свой рюкзак на небольшой выступ, чтобы воспользоваться минутой отдыха. - Ну вот передохнули, а теперь можно и дальше. Кляп в зубы, хомут на шею, а теперь только погоняй, - срочно добавил он'.
  Путь по лабиринтам своей ауры ему уже казался вечностью, он уже сбился со счета и лишь твердил про себя только не останавливаться.
  Ему уже казалось что если он остановится, то уж больше не сможет двинуться с смета, и постоянно оттягивающий мешок спину, утянут его к истокам.
  Мучения для макса закончились неожиданно. Вот он завернул по очередному изгибу, и перед глазами вдруг открылась красная насыпь земли.
  'Не может быть... - простонал он даже не в силах порадоваться своему успеху'.
  И уже не в силах больше терпеть боль, которая стал скручивать тело, он вылил на свое многострадальное тело зачерпнутый ковш сырой силы. Словно водопад ледяной воды на него обрушился поток энергии, который тут же стал заполнять его тело свежестью бодростью и энергией.
  'Хорошо-то как'.
   Ощущая заструившееся блаженство по затекшим сосудам и мышцам, которые сейчас стали наливаться силой, прогоняя усталость и боль.
  На теле в считанные мгновения открытые раны зарубцевались, покрывшись молодой розовой кожицей. Многострадальный череп, большей похожий на запекшеюся и потрескавшеюся скорлупу стал возвращать свой нормальный цвет. И на проступившей светлой коже появились каштановые волосы. Жизнь сейчас Максу казалось прекрасна и он был готов к новым подвигам как никогда. Тело просто излучало силу и энергию, и ему казалось, что он сейчас может своротить горы, стереть в порошок толпы мавронгов, и растерзать стаю летающих азгардов. О не давних перенесенных муках и страданий, он уже забыл, словно их и не было. Его сейчас переполняло чувство безграничной вседозволенности, и ему казалось что не найдется сейчас в мире той силы, которая способна ему противостоять.
  - Ну может хватит мечтатель, - раздался сбоку ненавистный голос.
  И прежде чем Макс успел развернуться его подхватила сила, и совсем не обращая внимания на его жалкие попытки противостоять ей, лицом протащило по жесткой земле. Протянув несколько десятков метров, пока лицо не превратилось в изодранный в клочья покров, она не успокоилась.
  - Ну что теперь скажешь, властитель мира? - Раздался сверху довольный голос полный сарказма.
  - Убью...
  - Это мы уже слышали, что-нибудь еще.
  Бура душила сейчас сила, и он до сумасшествия хотел сейчас разорвать на кусочки своего мучителя. Он стал перекидываться в свою темную ипостась, но как оказалось ничего не вышло.
  - Не дергаясь, герой. А то же мне нашелся, червь возомнивший себя всемогущим богом.
  И не дотрагиваясь до тела, надавил на голову парня, которая стала еще глубже погружаться в землю, которая тем временем превратилась в пахучую злавоную яму.
  - Это тебе надеюсь послужит уроком, за твою гордыню. Знай, свое место щенок, сначала зубы отрасти, а потом гавкай, а не скули. А то же мне нашелся арг, - злостью прошипел Повелитель Мрака.
  Макс захрипел задыхаясь, пытаясь оторвать свою голову от выгребной кучи. но небрежный взмах когтистой руки прервал его жалкие попутки, и тело парня распласталось на камне. Больно ударившись спиной, парень едва не лишился клацнувшей челюсти, которая едва не вылетела вместе со всеми зубами.
   - Ты знаешь, я-то считал тебя гением, но что бы вот так впустую использовать свою силу, это действительно надо быть полностью тупым и отмороженным гавронгом. Удивил, ты так удивил. Зачем стоило тащить столько сырой силы, чтобы затем ее так бездарно истратить. Ты мне это можешь объяснить.
  Злость и боль буквально топил в себе, но они даже, несмотря на жалкое состояние Бура заставляли его бросаться на арга. Но также понимая, что тот нешуточно разозлен все же ответил на вопрос.
  - Тело быстрее хотел восстановить.
  - Я же и говорю бездарь. Неужели нельзя это было сделать проще? Сейчас что опять нырнешь вглубь себя, чтобы свою рожу восстановить?
  Макс отрицательно замотал головой.
  - Почему же? Давай я тебе помогу. Я тебя даже быстрее чем за секунды отправлю в твой исток чтобы зачерпнул там новую порцию силу.
  - Не хочу.
  - Чего не хочешь?
  - Сдохнуть не хочу.
  - А какого тогда на дно Вайны анга, то затеял это? Кругом столько энергии, бери сколько хочешь.
  - Какой энергии?
  -О, - застонал в безнадеге арг. - Ну за что мне это на старости тысячелетий. У всех ученики, как ученики, а у меня самый тупой. Вот этой энергии, - затряс в воздухе мертвой тушей бульдрога Магорд.
  Макс недоуменно смотрел на арга, делая вид, что не понимает, о чем тот говорит.
  - Ну что за мне все это, - срываясь в истерический смех захрипел он швыряя в парня мертвую тушу.
  - Да же если я съем всех этих тварей, - проговорил Макс, успевший увернуться от брошенного в его сторону снаряда. - Я все равно не смогу восполнить свой запас сил.
  - Так, главное спокойствие, - заговорил арг. - Иначе ты меня во тьму раньше времени отправишь. Объясняю как младенцу. И так. Регенерация твоего тела может происходить несколькими варрантами. Первый способ. Тело восстанавливается само. Второй. Под воздействием своей силы, к которой ты можешь обратиться, через каналы. Но не как уж к не сырой, которая тебя просто могла убить, навсегда. Да и то, я даже не могу представить, как, не имея еще об этом полных знаний, ты умудрился вытянуть из себя такой большой объем энергии. Если тебе сказать что повезло, то это значит, ничего не сказать. У тебя был один шанс из тысячи, что тебе удастся выбраться из истока, с таким количеством сырой силы. Ладно, об потом. Третий варрант, регенерации происходит за счет поступления внешних источников, которых может множество. Как начиная от простой еды, так и заканчивая какой-либо энергией. Так вот, твой поступок можно официально объявить великой глупостью. Потому что возле тебя такое огромное количество энергии, но ты, как у вас говорят? Баран кажется. Так вот, ты полез за сырой силой, которую если и пользуются то во всяком случаи не для лечения, для коего она совсем не предназначена.
  - Ну а что мне бы дало, если бы съел, этого бульдрога? Да ничего, мне бы пришлось их сотню употребить, чтобы восстановить свои силы, - возразил Макс. - А я виноват, что ты мне ничего толком про регенерацию не объяснил?
  - А мозги тебе для чего? Чтобы дурью только забивать? Или я тебе мамка чтобы за тобой бегать и сопли вытереть. Я и так с тобой вожусь больше чем с кем. А по бульдрогам, даже если надо было, мог бы и сотню и съесть. Потому что это просто безопасней и тебя же никто отсюда не гнал. Мог бы и поразмыслить к чему их здесь целая стая.
  На это возражение Макс просто не знал что ответить.
  - Молчишь и правильно делаешь. А вот если бы еще мозгами думал, которых у тебя в прочем нет, мог бы обнаружить что необязательно есть всю тушу. Да вон хотя бы у своего маркиза спросил. Тот ведь сожрав пару лакомых кусочков, уже свеж и бодр, ни то, что ты. Что стоило взять профильтровать ауру, этого бульдрога, а?
  Бур, последовал совету, и после этого выпал в осадок. Его словесный поток приобрел такие обороты, что даже подслушивающий Магарод восхитился тебя склонениями, который применял парень.
  - Вижу что осознал, это хорошо. Но лучше бы ты это сделал до того как об этом указал тебе я, а так опять тебя придется в какую-нибудь навозную яму засунуть, может все же мозги появятся, - произнес арг, и стал растворяться. - Я бы на твоем месте, уже съел бы пару почек, а то ведь неизвестно где можешь оказаться через минуту.
  Макс тут сорвался с места, вскрыл первую попавшуюся тушку, вырвал левую почку и впился в нее зубами, и стал глотать целыми, не разжеванными кусками. Не успел он еще доесть второй кусок, как зубы клацнули друг об друга, и он заметил как вокруг него заискрился рыжий туман.
  
  Глава 16
  Остров Клешней
  
  Макс сидел в тени решетчатой камеры, скрываясь от магического светильника который висел над входной дверью. До его отстраненного слуха, доносился шум схватки протекающей на арене, граница которой находилась в нескольких метрах от его одноместного номера люкс. Уже проведший не одну схватку на подводном Колизее, Бур уже не находил в этом развлечении древним римлян что-либо привлекательное для себя. И вот в таких перерывах между поединками он предавался отдыху вальяжно развалившись на своем ложе и обдумывал свое нынешнее положение, а также различные способы как выбраться из подземного, вернее подводного города пиратов.
  Иногда в его мыслях мелькали воспоминания того как он оказался под куполом в самом сердце морского разбоя.
  Свои последние минуты сражения на корабле Макс помнил очень хорошо. Его душу и тела раздирала не боль, а беспомощность, что он вынужден так быстро умирать. Но к его большому удивлению, как оказалось, он не умер. Его просто пленил главный маг эскадры пиратов.
  За то время, пока он был без сознания, ему толи приснился сон, то ли приводились воспоминания, он так и не разобрался. Лишь вынырнув из объятий очередного испытания, где он сражался с различными монстрами, он обнаружил себя в трюме одного из кораблей с несколькими выжившими членами команды. Сам же он себя чувствовал измученным стариком, которого добил артроз, издевавшийся над организмом уже долгие годы. Только вот ответ на причину этой усталости и внутренней боли не удавалось точно найти. То ли боем на корабле, то ли битвой во время сна, из которого его выдернул шрам, появившийся на правом боку. Что явилось для него большим и неприятным сюрпризом, который явил еще больше загадок и тайн.
  Этот непонятно как появившийся шрам на теле, был первым с тех пор, как он оказался в Аде. То есть все увечья, которые были на его теле, никуда не делись. Жуткие шрамы на животе остались, также никуда не делся и шрам рассекающий левый глаз. Но вот за пять лет проведенных в Аде, как бы его тело не страдало, но на нем не сохранялось ни одного шрама. А вот теперь попав в срединный мир, он оказался изрядно обеспокоен тем, что по пробуждению обнаружил зарубцевавшуюся свежею рану, которую ему нанесла неизвестная тварь. Но вспомнив о том, что он потерял свою аргскую силу, он соединил эти два события в одну цепочку, которые могли иметь взаимосвязь. Мысли терялись в безумных идеях, но ответов это не прибавляло.
  После пробуждения он провалялся почти неделю, приходя в себя. А за это время его корабль узник достиг пределов Клешней. И Макс стал свидетелем одного удивительного зрелища.
  В день входа корабля в бухту, командир эскадры, маг Данг Олард, словно специально велел созвать пленников на палубе, давая им возможность насладиться необыкновенным зрелищем.
  Оказавшись под ярким солнцем и уже восстановив свой запас Бур раскинул свою сеть, осторожно ощупывая вырастающие из морских волн очертания берегов. Уже находясь довольно близко к берегу, Макс мог почти с уверенностью сказать, что три больших острова мало обитаемы. Ему удалось определить несколько сотен жителей в двух-трех поселениях. И это было явно не достаточно для того чтобы острова служили главным пристанищем пиратов.
  Подходя ближе к проливу, между двумя островами, похожими на раскрытые клешни, Макс заставил обратить свое внимание на широкий водоворот, который вначале даже не заметил. Но стоило ему обратить внимание на воронку, которая размером была с футбольное поле, Бур ощутил странную вибрацию, исходящую из нее. Его еще больше поразило, когда капитан приказал держать курс прямо на морскую бездну. Рядом же послышались безумные вопли нескольких пленных моряков, бросившихся читать молитвы своим богам о прощении грехов. Вид трясущихся от страха пленных несколько позабавил корсар, которые оскалились своими весьма недружелюбными лицами и стали весело глумиться над беднягами, потерявшими уже всякую надежду. Бур же спокойно смотрел на приближающуюся, как казалось его товарищам по несчастью, смерть.
  Как только корабль подхватило течение, команда быстро убрала паруса и корвет, набирая скорость, стал делать обороты вокруг погружающейся, словно в бездну воронки. После десятого или одиннадцатого оборота, когда вода уже престала сплошным покрывалом, готовым вот-вот сокрушиться на корабль, его внезапно вырвало из штопора. Повинуясь неведомой силе, которая стала притягивать судно, Макс ощутил мощные колебания, идущие от корабля к источнику силы.
  Как только корвет скользнул сквозь плотное покрывало, казалось, что его участь неизбежна. Тонны воды молниеносно превратят их в щепки. Но вместо этого, словно преодолев преграду, корабль продолжил двигаться по спокойной глади воды. Рядом кричали птицы, а впереди открылась красивейшая бухта с неописуемым удивительным пейзажем. От прекрасного по красоте вида, у Макса даже захватило дух. Уже успев за пятилетку позабыть подобные красоты, он сейчас наслаждался каждым мигом триумфа природных красок. Впереди утопали десятки различных кораблей, за которыми располагался широкий пирс, а за ним кольцами, словно башня располагался город, вершиной которого служил огромный по своей архитектурной красоте Колизей, на зависть всех строителям древностей. Да и наверняка, заставил бы от зависти, удавиться всех богов Олимпа.
  Посмотрев на зад Макс обнаружил водяную стену водопада, Устремив взгляд вверх он увидел как ступенями ввысь поднимается скалы, образовывающие красивейшие пороги. Ступени водопадов, часть громадной пирамиды, словно разделил водную стену на уровни, на каждом из которых можно было разглядеть десятки пришвартованных кораблей. А за ними полукольцом поднимаясь к самой поверхности, располагались различные здания и постройки.
  Уровней всего было семь, и как полагал Макс, попасть на самый нижний, простым смертным было не суждено. Здесь располагалась, как говорится местная знать пиратов и остальных жителей, которая представляя собой руководство местного анклава, которым служил совет старейшин. Всего совет насчитывал двенадцать членов, по числу тех, кому посчастливилось найти этот древний городу утопию. Как гласят легенды из всей команды корабля попавшего в шторм выжило всего дюжина. Когда они пришли в себя, то обнаружили что находятся, в огромном мертвом городе, окруженным расширяющимися водопадами колец с полосками земель, словно ступенями, ведущими вверх.
  Но самым необыкновенным в этом подземном острове и завораживающим зрелищем было морское небо над головой. Огромная толща воды таинственно нависла над головой, рождая различные образы. Страх иногда сковывающий душу от мысли, что древние заклятия падут, и вся эта масса воды обрушится сверху, предавала какое-то восторженное необыкновенное чувство. Это чувство давало ощущение, что человек прикоснулся к чему-то таинственному, словно стал его частью. И что теперь делать с этой частичкой древности каждый для себя решал сам.
  
  Макс теперь оказавшись узником, не раз, смотря на морской купол, который днем, освещался голубым сиянием, а ночью становился фиолетово-темным, со сверкающими в нем рыбами, пытался найти способы бегства с этого созданными древними магами или богами острова. Подводный город можно было покинуть либо черев воронки, с помощью корабля, либо, используя воздушные порталы, которые выводили на поверхность островов, где иногда пришвартовывались неугодные совету корабли.
  Но все сводилось к тому, что в своем нынешнем состоянии гладиатора, покинуть остров он никак не мог. Хотя и у гладиатора существовали способы покинуть пределы Колизея и острова. Можно было отдать свою душу старухе тьме, но это вариант Бура никак не устраивал. Остальные варианты, которые приходили в голову, так это выйти победителем на арене на одном из турниров, либо по выслуге лет. Во втором случаи означало выжить на различных состязаниях на протяжении пяти лет. Первый вараинт заключался в том, что необходимо оказаться победителем одного из трех турниров, проходящих в году. Каждый такой праздник был важным событием Валайнода. На этих грандиозных турнирам происходило почитание трех морских богов, которых чтили пираты. И считалось большей честью и заслугой участвовать в нем. А победить, означало стать одним из величайших воинов. Но вот победить на подобном турнире было практически невозможно. Хоть многие гладиаторы, да и лучшие воины различных стран, стремились принять участие в этих состязаниях, но победителей было крайне мало. За последние два века, по статистике победителем выходил один воин за пять лет, остальные же бесславно погибали. На сегодняшний момент, как знал Бур, последним гладиатором которому удалось выжить в лабиринтах Трех, так назывались турниров в честь богов, был легендарный Хронканд. Но это было уже семнадцать лет назад. С тех пор никому не удавалось преодолеть испытания турниров, хотя и были сильные претенденты. Как раз на последнем турнире, в честь бога Хотана, владыки темных глубин, все ожидали, что кто из двух гладиаторов наконец-то станет победителем. Главные фавориты, на которых все возлагали надежды, скрылись в лабиринте, последним испытании турнира. И все затаив дыхание, ждали, кто же первым достигнет алтаря, на котором герой получит благословение бога и выиграет турнир. Но к большему разочарованию публики, к финишу так никто и не вышел, и что же случилось с воинами так и осталось не известным. Следующий турнир как раз должен будет состоять через несколько недель, и все надежды освободиться из гладиаторского рабства Бур связывал с этим состязанием.
  Находясь в своем номере люкс, Макс мог любоваться большей частью трибун, а также почти всей площадью боевых сражений. К тому же между ним и краем арены проходила каменная дорожка, по которой прогуливались местная знать и приезжие гости. И они часто останавливались напротив той или иной клетки, чтобы посмотреть на одного из гладиаторов, в ходе выступлений, чтобы потом сделать на него свою ставку. Иногда этот смотр мог длиться от минуты до часа, все зависело как от самих гладиаторов, так и от их купцов. Некоторые гладиаторы даже любили позировать перед особо впечатлительными гостями, и каждый из них стремился как можно больше себя разрекламировать. К тому же такую показуху, приветствовали сами владельцы местных гладиаторов. Которые ценились как одни из самых лучших воинов по всему Сулимату. Гладиаторам от их хозяев за этот показ также были бонусы, в виде всяких привилегий. Начиная от простых потребностей и заканчивая удовлетворением почти любых желаний, от заказа женщин и остальных любых изысков. Некоторые, так даже могли себя чувствовать как свободные граждане, что позволяло им свободно перемещаться в пределах верхнего города, где находился Колизей. Единственное что отличало участника сражений на арене, так это два широких серебренных браслета одетых на руках. Иногда же особо понравившихся на смотрах воинов могли купить богатые купцы, не дожидаясь их выступлений. И цены за таких гладиаторов порой были в разы выше, чем за вольное баронство.
  К тому же на такие смотры для избранных, чьи покои находились вокруг арены, стремились попасть все гладиаторы, обитающие под ареной. Потому что здесь, на островах Клешней, самые лучшие гладиаторы считались, чуть ли не героями и о них даже слагали песни, которые затем часто раздавались в тавернах, из которых, кажется только и состоял весь город. В отличие от большинства бойцов, которые проходят тернистый и долгий путь, к вершинам гладиаторского олимпа, Бур буквально в течении полтора месяца смог превратился из не кому неизвестного оборванца, в одного из самых сильных и популярных воинов. Хоть его особо и не возлюбила публика за его манеру, быстро заканчивать свои поединки, но уж очень они выходили у него эффектными. И поэтому, публика всегда приветствовала его и скандировала его имя. В одном из первых боев кто-то выкрикнул Шторм, и толпа подхватила этот клич, который тут же заполнил всю арену.
  Макс в тот момент с удивлением обвел глазами трибуны, не совсем понимая, что они кричат и как только да него дошло, то на его лице появилась легкая улыбка. В тот день, Олард, даже похвалил его, сказав, что редко кому удается заполучить свое имя, после пяти проведенных боев. И после того как Бур обрел свое имя, он быстро устремился к вершине на которой обитали лучшие гладиаторы, так ни разу почти не оступившись.
  Проиграл он лишь только один бой, когда он пришел в себя после еще одного странного сна, вернее ночного кошмара. В тот момент он походил на выжатый лимон, к тому же на его теле появилось несколько глубоких шрамов, и ему казалось, что он воротил горы. Но неожиданно явившийся еще тогда в нижние камеры Олард, погнал его на бой, наплевав на его состояние, сказав, что на кону большие деньги, и драться придется в любом случаи. Макс же, на всякий случай предупредил, что совсем без сил, и сейчас может проиграть. Данг уверил, что это не имеет значение, бой лишь до первой крови, и здесь главное участие, а не победа. Бур еще тогда сильно удивился этому. Сражаться не было совсем никакого желания, и Макс решил сразу слить бой, несмотря на все увещания Оларда продержаться хотя бы несколько минут. Макс ожидая что перед ним появиться сильный противник, был удивлен когда оказался напротив совсем щуплого воина. Казалось передним юнец, решивший поиграть в гладиатора, и для своей грозности напялил на себя доспехи. Поэтому Макс решил просто подурачиться, и потешить публику. К его удивлению, противник оказался искусным бойцом и Буру несмотря на усталость пришлось прилагать все свою умение чтобы не проиграть на первых секунд как он собирался раньше. Но потом, приноровившись, он стал себя вести как шут, что сильно позабавило публику. Подобное поведение только сильно злило соперника что мешало ему вест бой. А уж после того как Бур наигрался он просто глупо подставился и получилось что он сам себя порезал о клинок противника. Этот устроенный спектакль вывел из себя соперника, и он тут же удалился с арены, не дожидаясь объявления результата поединка. Помимо публики, которая долго скандировала имя Шторма, доволен был и Данг. И именно после этого проигранного боя отношения между хозяином-пиратом и рабом-гладиатором установились, если так можно было выразиться добрые отношение отношения.
  Макс стал дальше продолжать участвовать в боях, и поражений у него больше не было, так в отличие от этого показательно боя, который был нужен неизвестно кому, все остальные имели большое значение. И Олард всегда интересовался физическим самочувствием Макса, что также во многом определяло исход поединков. Благодаря всем этим обстоятельств Бур и превратился в одного из гладиаторов элиты.
  Поэтому сейчас, как и остальные лучшие бойцы, он находился в специальной камере над ареной, что по традиции приезжающие на остров гости могли полюбоваться лучшими из лучших воинов Колизея. Хотя в отличие от большинства гладиаторов, он не любил ни позировать, ни красоваться перед публикой, и всегда предпочитал оставаться в тени своего номера люкс, не смотря ни на какие уговоры. Многие уже предупрежденные странным поведением Шторма, если и останавливались возле камеры, то все их внимание было приковано к небольшому кристаллу, при нажатии на который появлялась трехмерная голографическая картинка с небольшим самым красочным роликом одного из поединков. Такой небольшой информационный камень, был встроен в каждую клетку, где находился гладиатор.
  У конклава же корсар, который здесь и организовал райский подземный островок греха и всех запретных утех, имелась информация, обо всех поединках записанная на подобных кристаллах. Макс, даже в первый раз столкнувшись с записывающим и производящим видео-кристаллом, поразился этому простому способу хранения информации, которому была просто не нужна навороченная техника земного аналога. Достаточно было быть всего лишь магом, и знать ключ активации, и можно было пользоваться подобными кристаллами. Бур, конечно, был не против прошерстить пиратскую базу информации, но в качестве раба-гладиатора у него не было и шанса подойти к ней на пушечный выстрел, даже несмотря на хорошие отношения с Дангом.
  Более чем за две неделе после того как он оказался, на самом верхнем ярусе пирамиды гладиаторов, из тех кто останавливался возле его покоев, самых любопытных было всего лишь двое. Первым из них был высокий худощавый человек, с орлиным носом, и пронизывающим взглядом, который скорее походил на лом, стремящейся расколоть голову. Так незнакомец, даже особо не таясь, сразу же пытался проникнуть в голову к Бурому пытаясь выведать его мысли. Олард стоящий рядом и красочно описывающий все подвиги, заметил возникшую напряженность, и тут же поспешил его сгладить. Пояснив, что все гладиаторы арены не поддаются магическому влиянию, так как браслеты, одетые на руки специально предназначены для того, чтобы оградить участников от чужого влияния. Это сделано для того сделать бои максимально честными, исключив всякое влияние магов на того или иного участника. Но как понял потом Макс, эти наручи не только не давали магам влиять на участников, но также и запрещали им самим пользовать магией. Когда Бур узнал об этом, он только грустно усмехнулся, позавидовав своей участи.
  Вторым же человеком, который так сильно заинтересовался Максом, оказалось девушка. Хоть лицо и скрывалось под почти не прозрачной вуалью, Бур нисколько не сомневался что оно неописуемо прекрасно, и тело у незнакомки, просто служит образцом божественной красоты. Простояв несколько минут перед его комфортабельной камерой, в которой только для полного удобства не хватала кабельного телевиденья, девушка пыталась что-то рассмотреть в небольшом ролике, а также в темноте окутывающей одного из грозных гладиаторов. Так, не произнеся ни слова, она пошла дальше, вместе со своей многочисленной свитой, которая была гораздо разговорчивей. Максу же, только удалось рассмотреть небольшую прядь светлых волос, выскользнувших из-под капюшона.
  Увидев локон золотистых волос Макс, уплыл в свои воспоминания, когда в них не всплыл еще один образ девушки с похожими волосами. Но просмотреть ему их не дали. Перед камерой вновь возник очередной гость, который словно дрель сверлил своим взглядом Бура.
  Не выдержав столь пристального внимания Макс, открыл глаза и посмотрел на незнакомца.
  - Так значит вот ты, какой Шторм, - проговорил он, видя, что Бурый открыл глаза.
  Молодой гладиатор ничего не ответил, только продолжал, молча смотреть на парня.
  - Что ты не особо разговорчив. Жаль, а было бы неплохо поболтать.
  Только тут Бур, обратил внимание на руки. На них оказались такие же браслеты, как и у него.
  'Мясник или Кровавый Штопор, вольный гладиатор, - удивился Макс, догадавшись о том, кто перед ним'.
  - Вижу, ты уже догадался кто я, так?
  Но Макс продолжал все также молчать.
  - Ясно, разговора не получится. Я думаю, ты несильно желаешь обитать в этих клетках. Так что если будет желание поговорить, встретимся. Меня Кровавым Штопором, кличут, если захочешь то найдешь, - и парень пошел дальше.
  'Ублюдок конечно, жертвы любит мучить, но боец неплохой. Интересно, что за предложение он хочет мне сделать? Слишком как-то все просто. О, похоже, уже мой выход, - проговорил он, услышав голос местного диктора объявляющего следующий состав участников. - Ладно, после боя надо будет раскинуть мозгами, что к чему'.
  Услышав имя одного из лучших гладиаторов толпа взорвалась радостным приветственным воев.
  Хоть бои с участием Макса и были скоротечны, но они был настолько зрелищны, что захватывали зрителей и заставляли их упиваться тому мастерству с которым Бур расправлялся со своими противниками. И он не зря получил свое прозвища, так как во время боя, он действительно был похож на морской шторм, обрушивающийся на своего противника и просто сокрушал его. Но проделывал это так изящно, что публика придавалась ликованию. Хотя Макс и не стремился играть на зрителя, но все же он себе признавался, что его тешат подобные хвалебные возгласы, доносящиеся с трибун, и поэтому он все же зачастую, в ущерб эффективности своих атак, предпочитал эффектность. Для него это был единственный плюс в сложившейся ситуации. Еще вчерашний арг, а уже сегодня гладиатор-раб. Иногда ему это казалось просто смешным.
  После оглашения имени следующего гладиатора участника, Макс спустился на два уровня вниз, и оказался лицом перед вратами, скрывающими ход на арену. Чуть позади него стала пара охранников сопровождения, хотя скорее всего они считались почетным эскортом уважаемого гладиатора. Окинув взглядом арену, Бур увидел, как пара весчеров рвет на куски последних несчастных, которые сумели продержаться чуть больше остальных гладиаторов. Публика же уже заведенная до предела, только радостно вопила, наблюдая это зрелище.
  - Ты поосторожней Шторм, - заговорил один из сопровождающих, который по старше. - Сегодня эти звери порвали Стайла и Райдона.
  Макс, на секунду задумался, покопался в мозгах, пока в них не всплыли образы молодых парней примерно одного возраста. Один из них темнокожий и высокий, второй же викинг, коренастый крепыш.
  - Жаль, хорошие парни были,- ответил он.
  - И я о том же. Словно обычные звери, но как будто, в них демоны вселились. И кажется что эти весчеры, даже быстрее ветра.
  - Спасибо парни разберемся. Мой следующий выход?
  - Да.
  - Ну что ж открывай оружейную, что-нибудь выберем себе сегодня для души.
  - Прости Шторм, - мрачно проговорил все тот же полный и низкорослый охранник. - Приказ совета, всем гладиаторам выдавать только короткие мечи.
  Макс только хмыкнул.
  'Что-то это мне это нравиться все меньше и меньше'.
  - Олард интересно в курсе? - как бы сам себе задал вопрос он.
  - Ну что готов? - произнес один из них.
  - Вот твой меч, держи, - протянул второй чуть более долговязый и с отвисшим пузом.
  - Давай открывай, - пара этих бычков на шашлык пустить.
  Один их охранников стал открывать решетку.
   Приподняв на половину человеческого роста, Бур резко выпрямился и двумя точными ударами вырубил охранников.
  - Простите парни, - но лучше я воспользуюсь вашим оружием. - А то мне совсем не нравится эта подстава, - проговорил он, откинув свой меч.
  Быстро забрав два клинка и два копья, Макс проскользнул под закрывающейся решеткой. Сделав два шага, он остановился, а по трибунам всколыхнулась волна, скандируя его имя.
  Весчеры тем временем уже закончили рвать свою последнюю жертву и огласили арену своим диким ревом, но он утонул в восторженном крике толпы, возвеличивающим имя Шторма.
  'А не решились ли меня убрать? - мелькнула мысль, вспоминая рисунок подсунутого ему клика'.
   Увидев его своим внутренним взором, который не смогли заглушить никакие браслеты, он понял, что тот расколется на части после нескольких ударов, и он останется без оружия.
  Подвижные броненосцы, уже заметили свою новую жертву, и стали не спеша двигаться к ней. Макс тем временам спокойно взирал на приближающихся монстров. Мечи были прикреплены на поясе и свисали до колена. Два копья он держал в одной руке и ждал, когда звери подкрадутся ближе. С каждым шагом звери стали прибавлять в движении.
  'Сегодня будет не до игр, - мрачно подумал он, представляя, каким тяжелым будет бой. - Главное, хотя бы сразу одного прикончить, затем будет легче'.
  И Бур стал разгоняться на встрече зверям. Публика это приняла на ура, так как до этого, большинство воинов предпочитала убегать от зверей.
  Макс ощущал себя словно легковушкой несущейся навстречу двум грузовикам. Когда до зверей осталось буквально несколько метров, он сам себе закричал, 'пора', и, используя одно копья как шест, прыгнул вверх и вперед словно гимнаст. При этом он умудрился уже выхватить второе копья и переметить его во взведенную руку за спину, как толчковая, тем временем уже расставалась с шестом. Ближайший зверь пытался боднуть Макса в голову, но Бур, пресек эту попытку, вонзив копье прямо в глаз, погружая его больше чем на локоть вглубь. По арене тут же разнесся вопль смертельно раненного зверя, а Макс не поднимаясь, тут же прыгнул в сторону, спасаясь от копыт второго монстра.
  Первый весчер, не смотря на страшную рану, еще пытался подняться с подогнувшихся ног, но у него явно ничего не получалось. Второй зверь, подобный ветру, стал носиться по арене, пытаясь поразить вечно уворачивающегося парня.
  'Прям родео какое-то, с супер быком. Если так и дальше продолжится, то через пару минут я выдохнусь прыгая как кролик, - думал Макс.
  Весчер, по виду напоминавший вымерших земных динозавров, словно гончая, все настойчивей оттеснял человека к одной из каменных стен. Как раз прямо над трибуной принадлежащей совету пиратов. И чем ближе зверь становился к каменным плитам, тем все больше увеличивалось его скорость.
  'Да что за бычара местного происхождения, давно уже устать должен, а прыгает, словно молодой козлик. Что-то здесь не так'.
  Скользну в сторону, Бур пытался вскрыть бок древнего ящера, но его броня оказалась настолько прочной, что от удара о ней, у Макса чуть не вырвала меч, отскочивший от панциря.
  'Твоя мать, - только он мог и сказать, прыгая уже в сторону, спасаясь от дышащего гневом зверя. - Включай мозги, иначе скоро будешь как подопытный кролик ,прыгать на чьей-нибудь жаровне в Аде.'
  Макс закружился вокруг весчера вихрем, сыпля различными ударами, стремясь запутать противника, и стал постоянно двигаться в разных направлениях. Минут через пять такого захватывающего вальса, в котором он вел свою жуткую партнершу, он все же пришел к небольшому открытию.
  'И так, как только зверь отдаляется от правящей верхушки, так он сразу же становится чуть медлительней. Совсем чуть-чуть, и это даже почти не заметно. Но все-таки это есть. Значит, на трибуне есть кто-то, кто управляет этим зверем или имеет связь, и ведет свою игру. А учитывая, в какой гадюшник я угодил, то все может быть. И вполне возможно, что один из главарей просто готовит подставу, пока не выйдет его гладиатор. Если это так, то кто-то готовиться сорвать большой куш. А учитывая мою подставу с мечом, то это вполне самый разумный довод, - Макс даже усмехнулся от своих измышлений. - И не ужели кроме меня, никто до этого не догадался? Или я все сильно накручиваю. Вот ведь северный кракс. В общем, что бы ни происходило, но я путаю все карты, или меня сегодня решили все-таки пустить в расход. Надеюсь это не Олард, иначе я ему башку откручу и его ни какие браслеты, одетые на мои руки, не спасут. Ладно, этот вопрос я с ним потом решу. Пора заканчивать с этим ручным терьером пока он меня на рога не поймал. А что если попробовать... - и подавив улыбку, которую тут же чуть не размазал весчер, задев своим хвостом лицо парня, на котором тут же вспыхнула полоса красного цвета'.
  Грязно выругавшись и пропустив зверя за спину, Макс рванул к трибунам, на которых наслаждались зрелищем конклав владык острова.
  'Я вам сейчас по ухмыляюсь, - злорадно подумал'.
  На трибуне, низко нависающей над ареной, помимо отцов основателей подводной Тартуги, находились самые почитаемые гости, которые занимали вип-ложа, наблюдая состязания с лучших мест. С этой трибуны было лучше всего наблюдать за происходящим на самом поле, в то время как из многих мест подобное, возможно, было лишь с помощью проецирующих кристаллов, которыми казалось, был уткан весь Колизей. К тому же именно над этой трибуной располагался самый большой проецирующий кристалл, который располагался в непосредственной близости перед зрителями и во время остановок показывал самые интересные моменты произошедших схваток. Первую неделю Бур просто поражался чудо кристаллам накопителям, которые чуть ли не полностью совместили в себе всю информационную технологию двадцатого века.
  Выбросив все отвлекающие мысли, которые вдруг стали роиться в голове, Макс устремился к десяти метровой каменой стене. Отсчитывая последние метры до нее, он слышал как за спиной, тяжелые копыта содрагают землю под ногами, и как появившиеся мураши неистова забегали по спине ища спасения от приближающейся смерти.
  'Еще немного, - шею уже обдает зловонным дыханием, заставляя буквально гореть пятки, - три, - сердце бешенной скачкой рвет грудь, - два, - ноги готовы уже отказать от страха, не выдержав уже касания трезубчатых рог, - один, - и уже бег по стене, а тело толкают вверх уже впившиеся в него острые колья'.
  Макс видя удивленные и взволнованные лица, уже делает четвертый шаг по стене, словно бежит по ровной поверхности. На трибуне же, раздаются вздохи и ахи. Кто-то вскидывает руки в магических жестах, кто-то с зажатыми в них жезлами, готовится спалить обнаглевшего гладиатора, а кто-то просто сжимает кулаки. А Макс, успев окинуть взглядом почти полностью вскочившую на ноги публику, и ощутив, как спину покинули костяные копья, только злорадно ухмыльнулся, преодолев уже большую половину стенки. И под замершими лицами, с испуганными глазами все-таки не удержался от шалости.
  - Бу, - выкрикнул он, скорчив лицо и развернувшись, устремился вниз.
  Тут же в спину ударила пара молний и огнешаров, которые поглотились браслетами, и придали еще больше ускорения телу.
  А зверь тем временем, в прыжке остановленным своим кукловодом еще только стал опускаться, как к нему уже приближался сияющий меч, направляемый твердой рукой.
   Железное жало вонзилось прямо в глаз, погружаюсь по самую рукоятку, Мгновенно убивая зверя. А Бур падая все же насадил себя на один из ветвистых рогов, распарывая себя бок и падая дальше на арену.
  'Слипсава помесь, - ну что за лапать, - корил он себя, ощутив сладковатый вкус на зубах, и жесткий песок на языке. - Ну и надо так было вляпаться. - Тут над Колизеем разнесся гонг, оглашая окончание боя. - Ну и где это костолом прохлаждается, я ведь так загнусь, скрепя песком на зубах, проговорил он, пытаясь зажать руками дыру в теле.'
  - Ты как? - спросил появившейся Данг, разворачивая к себе парня.
  - Отлично, - проговорил он, хотя глаза его буквально вбивали в пирата целый барабан гвоздей, словно отбойный молоток.
  - Давай-ка руки убери, я тебя сам залатаю, - довольно ухмыляясь, заявил он.
  - Что, банк сорвал?
  - Еще какой? Ты даже не представляешь, как бесновались все остальные, особенно Бредран.
  'Еще бы, сложили ребят бот этих бультееров как котят, набивая себе цену'.
  - Кого кроме близнецов еще подставили еще? - с трудом сдержав крик от боли проговорил он. - По аккуратней там...
  - Что значит подставили, - перебил Олард, радость которого как рукой сняла и он даже замер в неподвижности.
  - Потом поговорим, мы уже не одни, - устало произнес он, глядя на приближающуюся первую четверку людей.
  - Как он, - спросил женский голос, обладательница которого скрывалась под янтарной вуалью.
  - В порядке, - произнес пират, в то время как Макс уставший держать голову и, пытаясь рассмотреть женщину, по бокам которой стало двое крепких парней, уронил ее назад на песок.
  Перед глазами поплыла красная пелена, и сознание утащила парня в небытие. К этому времени вокруг гладиатора уже столпилась куча народа, а к телу пытался протиснуться местный лекарь, представленный отвечать за выживших на арене воинов.
  
  Глава 17
  
  - Хватит спать герой, - раздался голос, вынуждая парня открыть глаза. - И не вздумай жаловаться, что я тебя разбудил, - продолжил он.
  - Серьга, я только тут стал жизнью наслаждаться, пока тебя не было. Так нет же, заявился, даже поспать не даешь, - делая обиженный вид в ответ пробубнил Макс.
  - Ага как же. Не успел я в лазарет слечь, так ты без меня уже вздумал свою тушку выпотрошить, это надо же.
  - То же мне родственник заботливый нашелся, скажи еще и слезу по мне чуть не пустил? - поднимаясь и садясь на лавку, проговорил Бур, смотря на довольное черное лицо.
  - А как же, чуть ведь брата не потерял, - уже грустно проговорил он.
  - Только соплей, не надо, - тут же пресек наигранную попутку макс.
  - Рад видеть тебя в здравии, - весело пробасил негр, вставая и похлопывая по плечам Макса, который так же радостно обнял своего друга.
  - Уже на слышан?
  - А то. Тут сейчас последнюю неделю только и слухов о тебе. Двух тальзавров завалил, и чуть не весь совет с гостями не вырезал.
  - Ага, и весь Колизей в придачу, ѓ добавил парень. - Ты как, битву всю видел, или только нарезку.
  - Все кончено. Олард, на твоей победе нагрел кучу деньжищ, и вроде как говорят и пару баронств кажется, так что он просто лучится сейчас счастьем. Да к тому же еще пытается нагреться на кристаллах с твоей битвой, на которые также взвинтил небесные цены.
  - Да наш пират, из всего умеет извлекать выгоду.
  - Это точно.
  - Так ты говоришь я неделю в отключке провалялся.
  - Ну да.
  - Странно. По мне так, я вроде должен был очнуться через пару суток, а тут семь дней.
  - Это ты Дангу спасибо скажи. Он велел тебя на дней десять вообще усыпить. Как то уж сильно его взволновали твои ранения.
  - Чего это так?
  - Понимаешь ли, ѓѓ - замялся здоровяк.
  - Давай уже рожай, а не тяни быка за яйца. Че не договариваешь-то?
  - Делов в том, что тебя на арене пытались отравить.
  - Это как? - Удивленно возразил Макс. - Ведь всем известно, что арене можно применять только сталь, за все остальное полагается смерть.
  - Все это кончено так, ѓ - Возразил Серьга. ѓ - Но знаешь, я ведь побольше тебя здесь уже живу. И за три года, что я здесь нахожусь, навидался многого. И не раз травили уже нашего брата, да и магией бывают, кого сожгут. Так что тут сильно не удивляйся. Есть люди которые ради денег и наживи, пойдут на все. А деньги как ты понял здесь гуляют немаленькие. Вряд ли на всем мире найдется какой-либо банк готовой поспорить с оборотом который прокручивается здесь.
  - А я смотрю ты не только мечом махать умеешь. Ты прям клирик какой-то, только очков на носу еще не хватает.
  - Зря смеешься Макс. В моей стране каждый уважающий себя воин должен иметь достойное образование. Ну мы сейчас не об этом. Так что не перебивай. Так вот. Как оказалось тебя на арене пытались отравить, и это выяснилась когда ты ночью чуть не разрушил свою камеру став метать по ней как сражавшееся с тобой разъяренный тальзавр. Тело приобрело к этому моменту уже приобрело темно-лиловый оттенок, глаза твои были затуманены серой пленкой.
  Бур даже поежился, представив перед собой такую картинку.
  - Так что, когда Олард подоспел к твоим покоям, то там мало что осталось из живого. Ты там разрушил все, что можно было. Трое магов с трудом успокоив тебя, из-за наших наручей, - и Серьга затряс свои широким браслетом. - Удерживали тебя. Сначала все даже не поняли, что с тобой происходит. Сперва думали, что ты стал одержимым и тебя призвал кто-либо из демонов. Но Зарк, старый слуга нашего хозяина, все же не зря ест свой хлеб. Не знаю кем он раньше был, но вспомнил один подобный случай, рассказав о том что у его друга детства была подобная реакция когда его пытались отравить. То есть это аллергическая реакция на 'рейлу', сказал он. В итоге все оказалось как он и сказал. Кто-то умудрился намазать рога весчеров этой рейлой, и ее большое количество попало тебе в организм когда ты поранился об них.
  - Подожди, но как это возможно. Ведь все оружия и твари прежде чем попасть на арену, проходят сканирование на признак различных ядов.
  - Верно. Но ты наверное не знаешь что такое рейла. Так я тебе расскажу. Это такое редкое растение, которое произрастает только на Имшу. При чем только в восточной части, в пределах реки Джубы, которая протекает через долину духов смерти. Теперь ты понимаешь о чем я тебе говорю.
  Макс кивнул, вспоминая рассказ серьги о своей родине, а также о древней долине, которая хранит в себя тайны давно забытых войн.
  - В общем магам удалось очистить твою кровь и Олард велел предоставить тебе новую комнату. К тому же твое никем не замеченное отравление его сильно разозлило, и он велел представить меня в качестве твоей охраны. Вот я сижу уже здесь семь дней с тобой вместо того чтобы прохлаждаться в объятиях одной из девочек Джульены.
  - Радоваться наоборот должен, что отдохнуть можешь, а то мне тут скулеж разводишь.
  - А я и радуюсь, - довольно заулыбался негр своей белоснежной улыбкой.
  - Ладно давай дальше что еще произошло пока я был в отключке.
  - Да особо ничего, - если не считать двойного покушения на твою жизнь.
  - Что? - Макс даже поперхнулся от такой новости. - И ты еще говоришь, что ничего интересного?
  - Ну да. Ведь это обычная вещь. Когда пытаются убить гладиатора не на арене, - проговорил Серьга, всматриваясь в темные глаза.
  - Не лез в душу, - корча рожу ответил Бур. - Я не знаю кто желает меня отправить к демонам.
  - Ладно, - сдался, великан и расслабляясь откинулся в своем кресле.
  - Новостей точно больше нет?
  - Глобальных нет. И остальных тоже закончил он. Ладно, давай приводи себя в порядок и пойдем к Оларду, он хотел с тобой встретиться, как только ты придешь в себя.
  - Кстати, а где я нахожусь? - Спросил Макс, только сейчас внимательно осматривая комнату.
  А она того стоило. Высокие стены, заканчивались полукруглыми откосами, которые переходящими в серебреное полотно, заменявшее потолок, который освещал пространство не хуже солнца. Светлые стены, окрашенные в цветы персика, внушали спокойствие. Широкая кровать, на которой сидел Макс, так и манила к себе, желая принять в свои объятия, уставшее тело, чтобы предоставить ему блаженный отдых. По обе стороны спального ложа находились два небольших резных столика, а на их стеклянных крышках стояли широкие вазы, заполненные свежими фруктами. Перед кроватью находился еще один широкий стол уже из темного дерева, вокруг которого стояло несколько мягких стульев. Чуть поодаль от них находился два великолепных кресла, в которых можно было утонуть от обилия вмещающих в себя подушек. За ними находился трехстворчатый шкаф, на всю ширину стены. По кроям зеркальных створок, располагались два входы в ванные комнаты. В одной из них находился небольшой бассейн, а в другой со всеми удобствами и туалетными принадлежностями. Справа было окно, переходящее в лоджию, с которой открывался великолепный вид на чудесный зеленый сад. Входная дверь находилась же напротив окна, прятавшейся в арке перед которой стояла кровать негра.
  - Ни за что не угадаешь? - сияя улыбкой, ответил чернокожий гигант.
  - Прям дворец какой-то. Даже ни куда идти отсюда не хочется. Даже как-то не верится, что наш Данг так раскошелился. Единственное что на ум приходит так это одна из гостиниц Уэлрта.
  - А точнее? ѓ - Издеваясь, продолжил друг.
  - Обезьяна чернокожая, ты у меня сейчас допрыгаешься, - делая свирепый вид ответил Макс проводя рукой по теплой поверхности обеденного стола который от касания засветился мягким золотистым цветом.
  Серьга же думал так легко сдаваться и продолжал наблюдать за своим белокожим собратом.
  - Ну?
  - Что ну. Ты так спрашиваешь как будто, я бывал в подобных гостиницах. И не смотри так на меня. Единственную шикарную гостиницу, которую я знаю так это 'Золотой месяц'.
  От этих слов, негр только заулыбался во всю ширь своих зубов и согласно кивнул головой.
  - Ты это серьезно? - делая округленные глаза, переспросил он.
  Видя, что друг и не думает шутить, Бур обратно присел обратно на кровать.
  - Похоже мир сошел с ума, - ѓ тихо проговорил он. - Ладно, я пошел одеваться добавил он и направился в ванную.
  Чернокожий гладиатор лишь проводил своего друга взглядом и предался размышлениям. Левая рука потянулась к левому уху и стала перебирать десятка два различных колечек, которыми был полностью увешан небольшой участок тела, за что, кстати, и получил свое имя.
  Серьга был одним из лучших гладиаторов местного ристалища. Вот уже четыре с половиной года, как он принадлежал пирату и магу Дангу Оларду. Оман Рашид Аль-Гарун, так было полное имя чернокожего великана, который больше чем на голову превышал большинство людей. Попал же он в рабство после гибели своего принца, которого он должен был охранять ценой своей жизни. Нарушив клятву, принесенную богине Айле, Оман опозорил свое имя и потерял смысл жизни. Поле своего пленения ему было все равно, что с ним будет. После смерти принца, которого он не смог спасти, он стал отверженным, тем, кто даже не достоин смерти. За не выполненного своего долга, туйняни уходили в Долину духов, что обрести себя на вечные муки. Поэтому чтобы не опозорить еще и свой род Аль-Гарунов, Оману пришлось стать гладиатором, который имел шанс обрести свободу после пяти лет, проведенных в ристалища и битвах. За более чем четыре года, что Оман прожил на аренах, он стал одним из лучших воинов, которых любила и приветствовала публика, одаривая их овациями. И как казалось, что ничего не изменит оставшиеся пол года. Осталось только дождаться окончания своего срока и получить свободу, а потом вернуть на Имшу и отдать себя на растерзания духов долины смерти. Но все изменилось два месяца назад когда появился Макс. Новый гладиатор, схваченный во время одного из грабежей судами Данга.
  Сначала Оман даже не обратил внимания на парня, но увидев его бой, он словно очнулся от спячки, в которой прибывал последние годы, после своего, не выполненного долга. За это время он не проронил и нескольких слов, и был сильно замкнут в себе. Хоть он уже и давно обрек статус свободного гладиатора, который мог перемещаться в пределах верхнего города, он редко пользовался такой возможностью. Но все резко изменилась в один момент, когда он увидел первый бой Бура. То как парень держал клинок, то, как двигался. Его удары и блоки, стремительные атаки, слившиеся в единое мгновение, словно вдохнули в него новую жизнь. В обычном парне, ничем не выделяющимся из толпы он увидел того кого туйняни называли Айлары, духи Айле или духи воины, обрекшие плоть. И этот миг, когда он осознал это, удар его сердца ознаменовал новую жизнь. Ведь род Аль-Гарунов по древней легенде основал один из Айларов, и с тех пор каждое новое поколение ожидало появление нового духа Айле, и служить ему означало великую честь. Посчитав это знаком большой милости, он не переставал три раза в день благодарить Айле за ее прощение. И поклялся, что теперь будет служить новому Айлару, восславляющему богиню Айле.
  Через неделю открывшись парню в своем божественном озарении, и не желаю слушать никакие доводы, что он не посланник его богини, он принес парню клятву верности на крови. Буру же ничего не оставалось, как принять эту клятву, единственно, на чем настоял Макс, чтобы ними были просто дружественные отношения, иначе он просто отвергнет Омана и тогда все туйняни лишаться расположения Айле. После этого разговора, на следующий день, Оман словно стал другим человеком, до этого вечно молчаливый и равнодушный великан превратился буквально в ходячий парк развлечений. Словесный поток с него полился словно водопад, а шутки так и сыпались из него. К тому же слух, а его сексуальных оргиях, за несколько дней разнесся по всему городу. До этого гладиатора знали, как только великолепного бойца, но теперь у него появились такое множество прозвищ и поклонниц что он стал, чуть ли не героем всего города.
  - Ну что пошли, узнаем, ради чего так раскошелился наш пират, что снял самый лучший номер в самой дорогой гостинице.
  - Да это и так понятно. Если хочешь что-то спрятать, то прячь это на самом видном месте.
  - Ты думаешь в этом только дело? ѓ - Спросил Макс, спускаясь по витой лестнице, выходящий в небольшой полукруглый зал.
  Оман только в ответ пожал плечами.
  - И где мое сопровождение? - Окидывая взглядом широкую улицу.
  - Оно тебе больше уже не нужно. Держи - и он протянул небольшой золотой браслет.
  - Серьга, ты от меня больше ничего не утолил? ѓ - злясь, проговорил Бур, надевая браслет, означающий право свободного гладиатора.
  - Теперь точно все, - смеясь, ответил он. ѓ - Сюрпризы кончились.
  - Ну смотри, а то покалечу, и нечего мне тут мышцами играть.
  Оба друга весело рассмеялись и направились по мостовой к небольшому замку их хозяина.
  
  Впервые и без охраны, оказавшись так далеко от арены своих сражений Макс с удивлением крутил головой вокруг поражаясь изысканности и привлекательности сооружений. Казалось что каждый увиденный дом, краше предыдущего своим убранством и архитектурой. Раньше не имея такой свободы передвижений, он особо и не стремился гулять по городу, но теперь его буквально интересовало все.
   Строители, которые создавали эти удивительные улицы и кварталы, каждый раз творили что-то новое, ни разу так и не повторившись. Каждый особняк имел свою особенность, будь то крыльцо, то крыша, или неповторимые арки окон. Чувствовалось, что строители вкладывали душу в каждое свое творение, словно наделяя его жизнью, чтобы увековечить свою искусство.
  Пробираясь по оживленным улицам, которые буквально на каждом шагу предлагали развлечения, Макс просто восхищался тому многообразию которое его окружало. Встречались, как и живое кукольное представление, выполняющих каждое действие хмурящегося владельца игрушечного театра. И даже давилось быть свидетелем, чуть ли не бальных танцев местной разновидности муравьев, наряженных в платье. К тому же подобные вальсы вызывали только веселые визги столпившихся вокруг дам, что только вызывало веселую улыбку на лице Бурого. А через несколько шагов уже можно было увидеть шумную толпу сгрудившеюся возле доски, размерами чуть больше шахматной, на которой сражались местный жук-носорог и богомол. Вроде в этом представление не было ничего особенного, но присмотревшись, Бур заметил, как с рога жука срывается синяя вспышка и разряд молнии устремляется к противнику. Богомола же, в момент удара, покрывала полупрозрачная пелена, которая поглощала разряды. За магической битвой насекомых шли бега различной живности. Начиная как от тараканов, и заканчивая даже загонами для более крупной живности.
  Так, преодолев квартал разнообразных развлечений на любой вкус, два гладиатора вышли на небольшую площадь, по центру которой размещался фонтан, свободную от каких-либо лотков и палаток.
  - Странно, а где народ? - проговорил Макс, кивая на площадь.
  - А ты попробуй на нее ступи.
  Бур в недоумении посмотрел на довольную рожа, но та лишь оскалилась своей широкой улыбкой и сделала приглашающий жест рукой. Парню ничего не оставалось, как последовать совету. Сделав три шага, Макс неожиданно уперся в невидимую стенку, которая преградила его путь.
  'Странно. На ощупь как стекло, но не оно. И магии не чувствуется. Очень странно, даже мое внутренне зрение ничего различить не может'.
  - Теперь понятно?
  'И что тут понятно. Неспроста же колодец огородили невидимым барьером'.
  - Хотел бы я пообщаться с тем, кто этот город создал. Уж больно загадочным он выглядит.
  - Еще бы. Валайнод является одной из самых таинственных загадок прошлого.
  - Ты хочешь сказать что подобных мест много? - удивленно вскидывая брось и обходя площадь по полукругу, спросил Бурый.
  - Таких крупных нет. Может пять, шесть мест еще и все.
  - В местах похожим на это, - он обвел вокруг рукой, - не доводилось. В более простых бывал.
  - И как там?
  - По разному, - мрачно ответил он, окунувшись в своих воспоминания.
  Видя, что Оман ушел в себя Макс отстал с ответами и стал дальше осматривать улицы. Перед выходом с площади они миновали квартал жриц любви, оставив призывы жарких красавиц без внимания. Хоть Макс признался себе, что помимо настроения от взгляда на красный район у него стало подниматься и кое-что еще. Но сейчас ему было не до развлечений, и он устремился дальше, усмирив свое возбужденное желание. Пройдя несколько торговых улиц, на которых можно было найти все что угодно. Как начиная от обычных рабов, сильно действующих наркотиков, вызывающих зависимость после применения даже одного раза. Различных магических жезлов, которые можно было купить чуть ли не в каждой второй лавке, так и заканчивая изысканными шелковыми тканями южных стран, удивительной огранки алмазов, которым позавидовали бы правители обоих континентов, да и много чем еще. От богатства выбора просто разбегались глаза и просто хотелось обладать всем, что было на торговых рядах. Не удивительно что людской поток не ослабевал целый год, даже, несмотря на запреты многих стран посещать острова Клешней, так и не уменьшался. А наоборот прирастал каждый год на пять-десять процентов. Ибо запретный плод всегда сладок, а на Валайноде всегда можно было найти то, что не было больше нигде.
   - Почти пришли, - обронил Рашид, пропуская несколько небольших карет запряженных крылатыми ящерами, а Макс только удивлено проводил местное средство передвижение и их скакунов.
  Перешагнув широкую улицу, служившую своеобразной границей, Бур почувствовал как они миновали невидимый барьер. Всмотревшись внутренним взглядом, он увидел еле видимый контур отрезающий квартал местной знати от всей остальной части города.
  - Что замер? - Удивленно взглянув на друга, проронил великан.
  - Да так, что-то показалось, - ответил Макс, чей взгляд сейчас был прикован к окну одного из домов, из которого он ощутил сильное внимание, пока смотрел на едва светящийся барьер.
  - Тогда пошли, - продолжил путь Серьга, углубляюсь в квартал.
  Спустя еще полчаса Макс уже находился в особняке Данга, который, несмотря на свою красоту и кажущуюся хрупкость, походил на настоящую крепость. Три ряда высоких стен, высотой более чем в трех человеческий рост, скрывали за собой настоящую усадьбу, в центре которой располагался настоящий замок. За первой стеной шли небольшие постройки, в которых в основном обитали рабы и слуги, за второй, приближенные особы, а за третьей, вмещающие в себя большие запасы огромные склады, переходящие в настоящий донжон, где уже жил сам Олард со своей охраной и своими магами. С виду скромный особняк хоть окруженный высокой стеной был защищен гораздо лучше, чем множество замков различных королевств. А уж про магическую защиту и говорить не стоило. Стоило только взглянуть на мангру, как Бур уловил настоящий гул от звенящих в воздухе заклинаний, а невидимые глаза просто слепли от радуги цветов, которыми была переплетено пространство вокруг поместья.
   Внутреннее убранство было под стать же самому пирату. В помещениях не было того изяществ и красоты которые ожидал здесь увидеть. Не было неких особых изысков или дорогих махровых ковров, которые стояли целое состояние, ни резных шкафов выполненных из темной кости айратов, изделий из которых так дорого ценились даже на черных рынках. Все было просто, удобно и функционально.
  Бур сейчас находился, в гостином зале, удобно расположившись на одном из диванов. Рядом с ним находилась стеклянная барная стойка. Проигнорировав стоящие на верху бокалы, он вытащил себе закрытую бутылку с нижней части.
  - Ну и где тут официантки? - задал он вопрос в слух, пробуя открыть не податливую бутылку.
  Начиная закипать от гнева, от плотно закрытый бутылки, пробка которой никак не хотела поддаваться, он злым взглядом окинул в зал который все также продолжал пустовать.
  После того как его вместе с Оманом проводили в гостиную комнату, способную вместить около сотни людей Бур прибывал оставаться в одиночестве, после того как довольно симпатичная служанка увела великана в другую сторону.
  - Да пошло оно все, - выругался он, и подойдя к мраморному фонтану распложенному в центре, отбил об него горлышко стойкой бутылки. Вдохнув аромат темной бурой жидкости, которая приятно защипала ноздри он довольно улыбнулся.
  'Если я не ошибаюсь, то это что-то вроде бренди или виски. Попробуем'.
   Подхватив пустой бокал со стоящего рядом подноса на парапете, он наполнил широкую емкость. Осторожно прокрутив жидкость, он поднес стакан к лицу, вдыхая приятной аромат.
  'Да к драгону все, - закончил он издеваться над собой, и выпил бокал залпом'.
  Проглотив словно огненный шторм, он ощутил как пламя охватывает внутренности и по теле заструилось тепло.
  - Хорошая штука, проговорил он осматривая бутылку, пытаясь из причудливой вязи символов определить принадлежность напитка. - Еще бы название узнать, а то в гостинице только пойло подсовывают.
  - Дайрнак, - произнес голос за спиной.
  Бур резко развернулся и встретился взглядом с Олардом, пытаясь понять как тот бесшумно смог появиться за спиной.
  - Присаживайся, - первым прервал молчания один из глав пиратов, обводя рукой диваны.
  - А я уже думал про это и забыли.
  - Как же, забудешь тут. За последнюю сотню лет, пожалуй первый случай когда гладиатора пытаются убить наемный убийцы.
  - Ты не поверишь Данг, но я тоже в шоке, - разговорился Макс, опрокидывая во второй стакан дайрнака себе внутрь.
  - А ты наглец. Тебе этого никто не говорил?
  Макс улыбнулся вспомнив Магорда.
  - Ты знаешь Ол, - делая чуть охмелевший вид продолжил Макс. - Надо будет у тебя взять таких пару-тройку бутылок прихватить, да и отпраздновать как говорится мой новый статус, - и он затряс своим браслетом.
  - Шторм, я ведь могу и передумать, - делая тяжелый взгляд проговорил маг.
  - Да хватит тебя из себя уже злобного арга строить. - Раскидываясь в кресле и расплескивая дорогой напиток продолжал макс, за что заработал еще один злостный взгляд. - Да благодаря мне, ты своей состояние уже в разы увеличил. Так что ты мне еще и должен.
  - А теперь послушай меня, - сбросив маску вежливости, и превратившись словно в кобру зашипел корсар.
  Макс в ответ сделал скучающий вид, и повернув голову в сторону зевнул демонстративно игнорируя Оларда. Данг еще недавно прибывавший в хорошем настроении, сейчас зверел все больше. И обычно рассудительный и трезвомыслящий глава одной тринадцатой части города, сейчас закипал изнутри выведенный из себя казалось обычным парнем. Такое с ним случалась редко, даже пожалуй в обще не происходило. Такую перемену в себе он стал отмечать, как только началось его знакомство со Штормом, когда он в одиночку чуть не уничтожал половину одного из его кораблей. С того момент с ним и стали происходить странности. Непонятная причина нервозности, за частую переходящая в гнев, просто бесило его. Но причин своей повышающейся агрессии он никак не мог найти. Маг понимал, что причина в парне, но что с ним не так, никак не мог объяснить. Вот и сейчас вроде спокойный и вполне дружелюбный разговор, скачкообразно превратился в волну гнева, начавшую душить его разум. Его просто распирало желания, задушить и в клочья разорвать наглого гладиатора возомнившего о себе слишком многое.
  - Да если только я пожелаю, то от тебя кучка пепла останется.
  Поежившись после зевка, запинаясь Шторм продолжил.
  - Ну-у, тут ведь г-главное за-хотеть, - проговорил он , уставившись мутный взглядом, на залитые гневом глаза.
  - Да я тебя, сейчас, - и Данг стал плестись заклинание.
  Но прежде чем его руки успели сложиться в каком-либо жесте или мысли успели сложить вязь плетения, макс взорвался словно вырвавшейся на свободу шторм, сметающий преграды на пути.
  Бутылка безумно дорого напитка тут же разбилась оставив после себя небольшую розочку зажатую в руке. Ноги тем временем уже переносились над столом. И прежде чем маг успел что-либо сделать к его шею уже пропороло стеклянное острие, и по темно зеленному стеклу заструилась алая кровь.
  - Лучше бя я тебя прикончил, - проговорил Олрад, смотря уже на трезвый взгляд который стал еще темнее.
  Надо отдать должное корсару он не растерялся самообладания, и даже подкативший к нему страх был подавлен твердой волей. Олард умел принимать удары судьбы и теперь понимал что в общении со странным парнем позволили себя слишком многое.
  - Теперь это неважно ответил Макс, - продолжая давить своей силой воли.
  Но поединок взглядов длившейся с минуту так и не нарушил середину, каждый так и остался при своем.
  - А вот теперь поговорим серьезно и без масок, - закончил Шторм и сделав шаг назад отступил от удивленного Одарда.
  Не прошло и секунды, как в Бурого врезался огненный шарм отшвырнувший тело на десяток шагов заставив его опрокинуть несколько диванов.
  - Не знаю кто и что ты, но лучше бы мне не в жизни с тобой не встречаться, - мрачно проговорил корсар затягивая рану и одновременно. Переправив себе бутылку из нижней части за спиной стоящего стеллажа.
  Шторм поднимаясь из завала мебели, весь в дымке расплылся в улыбке.
  - Ты один из проклятых? - задал вопрос Данг наполняя два бокала.
  'Проклятый так проклятый'.
  - Встречался?
  - Доводилось, - мрачно усмехнулся один из глав конклава. - Бокал держи, - и Макс протянул руку, в которую приплыл горный хрусталь.
  - Похоже встреча бала менее радушна.
  - Да уж, чуть ваши ряды не пополнил, - проговорил он, потирая старый шрам на щеке.
  - У каждого свой путь. Судьба.
  - Это ты там на своих покровителей киваешь, - и он кивнул головой в сторону. - Да ну их.
  
  Глава 18
  
  Покидал Макс Данга с довольным видом. Хоть разговор произошел и не так как он ожидал, но результатом он был вполне доволен.
   'А вот теперь можно и отдохнуть новоявленный барон Оксар Тарнадел. Имя то дурацкое, но выбирать, как говорится, не приходится. Все же это лучше чем анклав в южной части. Северные баронства имеют больше вольностей и да спокойней там, если конечно Олард на подставу не решился. Да и на уродов ор-ксагов там очень сильный зуб имеют, что мне как раз на руку. Ладно, сейчас посетим местную красную алею, а потом думу будем думать'.
  И довольно потирая руки Бурый зашагал по тротуару, вздыхая свободный воздух. Бывший гладиатор, а теперь уже господин барон с улыбкой на лице двигался по улице, а мысли так и крутился вокруг разговора с одним из глав совета острова.
  
  - Ну что и мне делать с тобой Шторм? - задал вопрос Данг. - Убить бы тебя, да проблем же потом отгребешь, замучаешься отмываться. Я еще за прошлого поклонника темных сил не расплатился, так уж хватит с меня.
  В этот момент в голове Бурого что всплыло из воспоминаний одного из разговоров с аргом, когда он говорил о проклятье получаемым после смерти арга или проклятых. Но пропуская в основном, всю подобную чепуху, которой он стремился забить голову парня, приходилось пропускать мимо ушей, чтобы не свихнуться и как оказалось зря. Но как оказалось, одна из подобных множества лекций и пригодилась, но удавалось лишь вспомнить лишь обрывки и целостную картинку сложить, никак не получалась. Раздосадованный на себя, он лишь только согласно кивнул.
  - Да, убийцу откат не слабый накрывает, так что многие предпочитают сами себе горло перерезать.
  - Честно признаться и я себя чуть жизни не лишил. Ели совладал с эти вашим проклятьем. Сейчас хоть пару раз за год только слабые последствия проявляются, а в первый же месяц через день чернота накатывала. Думал уже все, съедят мою душу, но как-то выкарабкался.
  - Даже не буду спрашивать, чего тебе это стоило.
  - Правильно. Как говорится, меньше знаешь, дольше живишь. Хотя в моем случаи правильней будет, лучше умертвить противника сразу, чем у живого трупа узнать свою судьбу.
   - Рука не дрогнула?
  - Выбора все равно не было. Или он меня, либо я его. Сразу конечно не поверил в те байки, которые мне натравил слуга темных. Да как-то я и не верил, честно говоря, во все эти старые легенды, о древних владыках аргах и ангах. А оказалось зря. Как в первый раз накрыла темная стужа, думал уже все. Сердце ледяным ужасом сковало, словно в мертвеца превратился. Неделю свое тело отвоевывал. А потом уже началось. Мучительные и страшные схватки за свою жизнь. И была уже не страшна сама Тьма, а как ее ожидание.
  - Да, как говорят, нет хуже свидания со смертью, чем ее долгое ожидание.
  - Ладно, что-то мы отклонились от темы. Надо как-то решать твой вопрос.
  - Какие варианты?
  - Издеваешься, - усмехнулся маг. - Избавляться мне от тебя надо. Да не в этом смысле, - разговорил он, увидев удивленно вскинутую бровь.
  - Типо пошутил, - прожевывая сочный кусок мяса.
  - Ага. Ты лучше жуй, а я тебе пока расклад выложу. Получается что я твой хозяин, то есть ты мой раб. И в прямом и переносном смысле получается за тебя несу ответственность. И если с тобой что случится то отвечать за это придется мне.
  - Выходит, проклятье тебе достанется если кто меня прихлопнет? - И шторм не дожидаясь ответа заражал.
  - А ты думаешь с какой бы стати, я стал так о твоей жизни печься. Кровь бы тебе еще в камере пустили и все. Так нет же, мысли вокруг тебя всякие крутились, а обгадившись один раз с вами, уже второй раз в тоже болото лезть, не хочется.
  - Придусматрительный.
  - Если с волками жить, то приходится быть гапардом.
  - Ну что ж похож, тот же профиль, - улыбчиво произнес Макс.
  Олард промолчал, прислушиваясь к своим ощущениям. Еще пару часов назад его бы уже скрутила волна злобы, но сейчас поняв, кто пред ним, он чувствовал себя нормально. И подначки парня, на него никак не влияли.
  'Вот и хорошо', - довольно подумал он.
  - Так что бы не вляпаться из-за тебя, придется дать тебе свободу.
  - Уже неплохо. Что еще?
  - Да и этого должно уже хватить.
  - Может кому бы и хватила, но мне то маловато будет.
  - Почему так я и думал. Так что на твое имя уже через несколько часов откроют счет.
  - Какая сумма?
  - Десять тысяч...
  - Что? Да издеваешься? Да на последней моей битве, ты несколько сотен поднял, и ты мне о каком червонце втираешь.
  И тут уже пошел долгий спор. Хотя десять тысяч считалось уже приличным состоянием. Если ввести вполне размерный образ жизни, без особых изысков, то это могло вполне хватить на десяток лет, а то и больше. А если учесть что доход среднего баронства в год составлял пару-тройку тысяч империалов, то Макс мог быть доволен. Но как говорится, торгаш сидел у него внутри, так что ему было этого мало. В итоге сошлись на пятидесяти тысячах и небольшом баронстве окруженных небольшими раздробленными княжествами.
  - Тебе торговлей заниматься, а не мечем махать, - проговорил маг после того как обсудил все условия. - Как паук, всего раздел, - закончил он снимая браслеты гладиатора после того как посыльный принес печать с разрешением позволяющим разрушить клеймо.
  - Да не прибедняйся ты. Состояние у тебя пожалуй поболей будет чем халифа Сулимата.
  
  'Надо было больше стрясти, - проговорил Бур идя мимо широких витрин украшенных магическими светильниками. - Все-таки повезло, что Олард принял меня за проклятых, а иначе разговор мог состояться и по другому. Надо будет теперь найти укромное местечко и покопаться в своей памяти может удаться выудить какую-нибудь информацию о проклятых. А то если послушать Оларада, так они хуже аргов. Ладно это все потом. Сейчас мне надо сбросить охватившее меня радостное возбуждение. А то это чревато. Подраться не с кем, остается только красный квартал. Главное чтобы совесть не убила'.
  И Макс шагая по улице, вдруг стал мучиться угрызениями совести, которая словно обрела независимость и пыталась изменить его намерения.
  Без особых проблем добравшись до начала красного квартала, он замер в нерешительности.
  'Жаль Серьга сбежал, он же тут уже прославился как бог. Хоть бы заведение подсказал какое'.
  Совесть вновь решила напомнить о себе и принялась терзать душу. И чтобы не пойти у нее на поводу он зашагал вглубь улицы, где его уже обольстительно зазывали к себе жрицы любви забывая забыть обо всех остальных страстях. А потерять голову было от чего. Чуть ли ни каждая девушка своим образом могла украсить обложку глянцевых журналов. Бур даже поразился тому разнообразию, в котором он оказался. А тело под предательским порывом инстинктов так и толкало на каждую встречную. И приходилось прилагать немалую силу воли, чтобы справиться со своим спермотоксикозом. У Макса даже возникло ощущение, чтобы местные красавицы используют какие-то духи или чары, чтобы привлечь к себе внимание. Поэтому, как только он легким магическим касанием сбросил напряжение, он только подтверждали свою догадку о воздействии на его сознание чем-то необычным. Благо теперь, после того как сняли браслеты, вернее печати скрепляющие их, Шторм мог пользоваться свои небольшими магическими возможностями. Гладиаторские наручни Макс не стал скидывать, посчитав, что информировать общественность о своем новом статусе лучше не спешить. Олард также придерживался этого мнения, особенно учитывая ситуацию с неизвестным заказчиком который решил покончить с удачливым гладиатором.
  Уже достаточно углубившись в квартал, в сердце которого девушки были еще краше, Макс, наконец, решил посетить один из салонов. Проходя мимо одной широких витрин украшенной мозаичной подсветкой, Бур ощутил некий укол под сердцем, и прежде чем сделать следующий шаг удивленно повернул голову. Не понимая, что же могло послужить причиной беспокойства, он замер в нерешительности. Минутное размышление свелось к тому, что он решил довериться своему чутью, и шагнул внутрь заведения, дверь в который служила расходящийся в стороны бюст. Оказавшись внутри, гладиатор был немного ослеплен, чем количеством красок, которые тут же на него обрушилось.
  'Вот это я, понимая спецэффекты, - произнес он, с удивлением рассматривая себя словно новогоднюю елку, по которой забегали разноцветные гирлянды'.
  Через несколько секунд представление закончилось, включилось обычное освещение, а перед Максом оказалось заведующая гламурным заведением, а за ее спиной уже выстроился десяток девушек в различных соблазнительных позах.
  'Вот это сервис. На Земле о таких мечтать и мечтать, даже тому же району красных фонарей страны тюльпанов. Это я удачно зашел, - уже думая о другом, размышлял он'.
  Взгляд уже скользил по соблазнительным телам, рассматривая нарядных куколок в полупрозрачных сарафанчиках и чулках. Хозяйка заведения выдержала пауза, давая насладиться видом своего предлагаемого товара, после чего спросила.
  - Чем могу помочь уважаемый гладиатор.
  А Макс казалось бы не слышал ее, погрузившись в охватывавшую его дикую возбужденность. Но все же прогнав наваждение он взглянул на хозяйку.
  - Мое имя тетушка Изольда. Но вы можете называть меня Иза.
  - Благодарю за столь великолепное представление Иза. Но знаете ли ваши девочки просто супер, но...
  - У нас есть и мальчики, - поспешила добавить плотная женщина. Но увидев вид изумленного лица, тут же поспешила исправить положение. - Я так понимая они вам конечно ни к чему. Вам ведь нужен специфический экземпляр.
  - Вы знаете уважаемая Иза. Я вот просто шел мимо, и мне показалось, что в вашем заведении есть какая-то изюминка, отличающая ваш салон от остальных.
  - Возможно, я догадываюсь, о чем вы говорите.
  К этому времени приемный зал опустел. Но два раза хлопнув в ладоши, через секунду перед грозной на вид женщиной, которой больше подошел доспех, чем широкополое платье, появилось пару недавнишних служанок.
  - Приведите ко мне Инару, - улыбчиво проговорила она.
  Девушки вздрогнули, что не укрылось от внимательного взгляда Макса. Тем времен Изольда принялась расписывать перечень услуг предоставляемых их заведением, а также чем же оно отличалось от множества ему подобных. Бур уже через минуту устал слушать весь тот поток информации, которой на него голову вывалила словоохотливая мадам.
  - А вот и наша Инара загадочно произнесла тетушка.
  Макс вновь почувствовал укол, который на этот раз был чуть сильнее. Но стоило ему взглянуть на девушку, скрытую вуалью как он ощутил волну мелких мурашек пробежавшихся вдоль тела. Ибо под прозрачной тканью находилась девушка не человеческой расы.
  - Кто это? - Спросил он.
  - О, вам несказанно повезло, ибо Инара единственная женщина таинственной расы... - но Макс оборвал Изольду, подняв свою руку.
  То, что он видел перед собой, никак не укладывалось у него в голове. В нем стала просыпаться злость настоящего арга. И было от чего. Перед ним стояла самая настоящая Дэйва. И он не мог в это поверить. Как Высшая, могла быть рабой с ошейником, да еще и быть на услужении в дому утех. Хотя вспомнив свое нынешнее положение, он взглянул на себя. До недавнего времени самый обычный гладиатор-раб. Поэтому он уже совсем другим взглядом посмотрел на дэйву.
  Шелковая синяя накидка полностью скрывало красивое тело. Ее мелкочешуйчатая кожа соблазнительно переливалась красками, от попадания на чешуйки лучиков света. Помимо великолепия форм, которые только подчеркивала вуаль, Бурый прекрасно видел, как на нежной шеи одет толстый обруч. От этого ошейника шел золотистый шнурок, который держала одна из девушек.
  Дэйва подняла свой взгляд, и как показалось Максу, в нем была только обреченность и пустота. Вздрогнув, Бур изменил свое мнение о Высшей, увидев отсутствие жизни в удивительных глазах.
  - Впечатляет, - произнесла тетушка Иза, наблюдая как молодой человек затаив дыхание смотрит на ее главную достопримечательность.
  Тучная мадам только улыбнулась, улыбка которой, кстати, еще не утратила своей привлекательности, произнесла.
  - Эльга, вас проводит в вашу комнату. Она является переводчицей Уру, так что со всеми своими желаниями обращайтесь к ней.
  Бурый только кивнул, перенося свой взгляд на молчаливую Эльгу. Оказавшись в просторной комнате, основную мебель которой составляла просто огромная кровать, Макс первым делом провел все двери. Две из них вели в комнаты удобств. Одна выводила в небольшой зал. А еще одна притворяла широкий шкаф.
  Инара уже разделась и легла на кровать, прикрывшись шелковой простыней, а Эльга прицепив свою цепочку на специальную скобу замерла в дверях маленькой гостиной.
   - Господин, если бы хотите какой-нибудь изыск, то я переведу Инаре... - но Бурый только махнул рукой, заставляя девушку скрыться.
  Его сейчас волновало, что делать с дейвой, которой отвернув голову, отстраненно смотрела в окно. Но вдруг его ощущение почему-то взбунтовалось, и он не мог понять почему. Подойди чуть ближе к кровати, он понимал, что колющее чувство явно говорит ему не об этом. Было что-то еще помимо желания обладать женским телом, а также разрывающего желания спасти ее. Пытаясь понять, что с ним происходит, он стал ходить по комнате пытаясь разобраться в себе. Мысли словно ледяной шторм носились в горячей голове, пытаясь выискать причину. И когда он вдруг замер напротив кровати, а за спиной оказалось дверь в залу отдыха, он ощутил, как затрепетала колющая нить.
  'А что если, - и он развернулся и приблизился к Эльге'.
  И он ощутил, как звон колокольчика застучал у него в голове.
  'Вот оно что. И тем же она притягивает. Довольно миленькое личико. Без изъянов. Небольшая грудь, которая скорее можно отнести к плюсам, чем к минусом, белоснежнее руки маленькие изящные пальчики с аккуратным маникюром. Прямые каштановые волосы, до плеч, и круглое личико с несколькими конопушаками на щечках отдавались теплом в теле. Не понимая, что же его влечет к ней, он приказал ей раздеться.
  Она тут же замотала головой и стала твердить, что она просто переводчица, а не работница солона. Но Бурый, сделал злостное лицо, заставил только девушку жалобно пискнуть. После этого, она вся дрожа, стала раздеваться. И как только она сняла свою нижнюю рубашку, обнажив прелестную грудь, Бура словно пронзила молния.
  - Не может быть, - воскликнул он и бросился к девушке.
  Эльга напуганная до смерти сразу уже лишалась сознания и парень едва успел подхватить падающее тело. Осторожно опустив ее на мягкий ковер. Он дрожащими руками раскрыл золотой кулон на шее и застонал.
  На получившемся сердечке, он увидел две фотографии двух близких ему людей, Тани и Васи.
  
  Глава 19
  
  Макс сейчас сидел в одной небольшой таверне, и пытался унять захлестнувший его ураган чувств. Заказав себе лучшего вина, он вновь стал прогонять события произошедшие с ним немного раньше.
  Из-за внезапного приступа безумства, он чуть не разгромил салон, в котором был. Неожиданная находка, послужила первой ниточкой для поиска друзей, оказалось своеобразной чекой выдернутой из взведенного механизма.
   Увидев медальон, он с трудом помнил свои дальнейшие действия. От упавшей в обморок девушки он ничего не мог добиться и просто продолжал ее трести. Неожиданно появились охранники и попытались его скрутить. Но взбешенный Шторм просто раскидал их по комнате, при этом разгромив все, что можно было разбить. В результате небольших боевых действий комната превратилась в руины.
  С трудом совладав с проснувшейся кровожадностью и яростью, он немного смог успокоиться. К этому моменту девчонка пришла в себя и вжималась в угол и молилась о том, чтобы ее не заметили. Эльгу просто трясло от страха, и она боялась пошевелиться. Бур остановившись в нескольких шагах от нее протянул на вытянутой руке медальон и спросил:
  - Откуда он у тебя?
  Через паузу, она все-таки ответила.
  - Торговец Пауль Найриш подарил.
  Выяснив как найти этого Найриша, он покидал оплот утех в приподнятом настроении. По поводу разгрома заведения и возмещению расходов Бурый послал Изольду к Оларду, а сам уже шагал на улицу купцов. Из-за всей этой суматохи он даже забыл про рабыню дэйву, о которой так ни разу и не вспомнил, дойдя до дома торговца. Удивившись тому, насколько он быстро нашел нужный дом, он как раз застал небольшого человека, который возился с замком, закрывая входную дверь.
  - Не стоит торопиться Пауль, - произнес Макс, сжимая в руке медальон.
  От внезапности торговец вздрогнул и выронил ключ, но оглянувшись, он увидел перед собой гладиатора.
  - А я уж было подумал, это...
  - Вы не против, если мы продолжим разговор внутри, - произнес Бурый, толкая рукой незапертую дверь, а второй с зажатым кулоном поднял ключ, опережая Найриша.
  - Но я тороплюсь, - попытался сопротивляться Пауль.
  Но попытки тучного торговца выглядели смешно, и Макс просто втолкнул пухлое тело в раскрытую дверь.
  - Ну хорошо, если не надолго, то я вам уделю время.
  - Еще как уделишь, - мягко проговорил Макс, закрывая за собой дверь.
  - И что ж..., - договорить он не успел, неожиданный удар, прилетевший сбоку, опрокинул круглое тело, заставляя его перевалиться его через стол.
  - Да как ты посмел? - тут же закричал он, забыв о своей учтивости. - Я позову стражу, - грозно проговорил он, избегая смотреть в глаза нежданному гостю.
  Макс только рассмеялся.
  -Зови, сколько хочешь, но вряд ли твои стены способны пропустить хоть один звук.
  И тут Найриш задрожал. Его торговый дом, которым он так гордился, являлся неприступной крепостью. Но тот от кого он должен был защищать, был уже внутри. А учитывая что это был гладиатор, на которого не действовали самые распространенные заклятья которыми был напичкан дом, торговец задрожал. Осознав, что толстые стены являются дня него настоящей узницей, он понял, что пропал. Но Пауль, не зря был торговцем. Но то, что он еще жив, говорило о том, что неизвестному гладиатору что-то нужно. И поняв это, он стал торговаться.
  - Какие услуги я могу оказать достопочтимому гладиатору, - преклоняясь, произнес он.
  - А ты быстро соображаешь, - усмехнувшись, произнес Макс. - Меня интересует вот этот кулон, - проговорил он, показывая подарок, который он помогал выбирать своему другу.
   Найриш недоуменно уставился на золотое сердечко, сморщил лоб, пытаясь узнать украшение.
  - Я не знаю что это, - наконец произнес он, пожимая плечами.
  - Неправильный ответ, - и прежде чем что-либо успел возразить торговец, гладиатор приблизился на расстояние шага и прямым ударом отбросил несчастного торговца на стену со стеллажами. Тело врезалось в аккуратно стоящие ряды стеклянных бутылок и книжных полок.
  - Да, переборщил маленько, - удрученно проговорил Макс.
  И подойдя к образовавшемуся холму, из стеллажей стекла и книг, стал разгребать руины, доставая тело несчастного.
  - Давай просыпайся соня, - несколько раз легко похлопав по щекам, произнес Бур, стоящий напротив осевшего на стуле тела.
  Парень тут же задергался и порывался куда-то убежать. Но жесткая хватка за плечо удержала его на месте.
  - Только не бейте меня больше, - жалостливо застонал Найриш.
  - Это уже зависит от тебя. И так снова повторяя свой вопрос. У кого ты взял эту вещь.
  - Можно, - и торговец приблизил дрожащие руки, что бы взять медальон.
  Немного повертев кулон в руках, лицо его просветлело.
  - Я вспомнил, радостно завизжал он. - Это ведь медальон, который я подарил Кларе, - и, осекшись, посмотрел на страшного гладиатора.
  - Не волнуясь с ней все в порядке. Она жива.
  Найриш облегчено вздохнул и продолжил.
  - Где-то с полгода назад, хотя может и немного больше...
  
  Выпотрошив у Найриша всю информацию о медальоне, Макс попытался успокоить охватившее его радостное возбуждение в ближайшей таверне оказавшейся на пути. Но пропустив всего лишь стакан легкого вина, он понял, что это не поможет и решил возвратиться к себе в гостиницу.
   Настроение было просто превосходное. Он перестал быть рабом и гладиатором, обрел свободу, стал бароном. И самое главное нашел ниточку, которая может привести его к друзьям.
  Единственное что его омрачало так это то, что его друзья, если и были еще живы, а он именно так и считал, то находились они на разных континентах. Настя, Пашка и Танька на материке Сайтор. А вот Кирилл, Вася и Катя уже на родном для Аль-Гаруна материке. Хотя Фрайкана и была ближе к островам, но сердце Бура рвалось туда, где была Настена. Поэтому как бы он ни пытался себя обманывать, но путь его сейчас лежал в его новое баронство, а уже оттуда к ор-ксагам. Поэтому перестав себя мучить подобной делимой и определившись, что в любом случаи, сперва, будет искать Настю, а уже потом все остальным, заставил заткнуться свою совесть, несмотря ни на какие протесты.
  Теперь же самым главным для Макса было решить, как выбираться с острова. Решений этой проблемы было не так уж и много. Тем более находясь под водным куполом. Выбраться в основном можно было только через гавани круговоротов на кораблях. Либо через небольшие порталы, которые вели на самый верх, на поверхность. Но там встретить хороший корабль было тяжело. В любом случаи отчалить Буру необходимо было в ближайшие дни. Пока еще не разнеслась весть о том, что он свободный человек, а не гладиатор. Пока для основных масс на ней еще весит ярлык неприкасаемого в не стен ринга, то после объявления своего нового статуса барона, то на него, можно было не сомневаться тут же объявят охоту. Ибо с рассказа Оларда он слишком многим обломал планы, поэтому по совету самого мага, ему следовало как можно быстрее, линять с острова.
  Вот и теперь узнав все, что нужно, Макс думал о том, как бы это сделать, не привлекая к себе слишком большого влияния. И пока он был занят этими размышления, словно отрешенный от всего происходящего ноги словно несли его на автопилоте, но он тут резко остановился прямо посреди толпы, двигающейся в одном с ним направлении создав небольшую давку.
   Еще не понимая причин своего беспокойства, он отошел к окнам одной из витрин и пытался понять свои инстинкты и прихоти мозга, которые заставили его остановиться.
  Словно ощутив некий толчок изнутри, он глубоко вздохнул и тут в его мозг ударил знакомый запах.
  'Вот оно, - тут же догадался он. - Что это за запах? Откуда я его знаю? - Голову тут же стали разрывать подобные вопросы.
  А ноги уже сами понесли по следу знакомого и такого приятного аромата. То, что он принадлежал, женщине сомнений не было. Только вот какой и откуда его знает, Бур не понимал. Но ноги, словно обрекшие свою свободу, уверено шли по следу.
  Уже не обращая внимания на улицы и номера домов Макс шел только по ему ощущаемой линии необыкновенного аромата. Уже сбившись со счета времени и буквально потерявшись в закоулках многотысячного города, Бур с некоторой дрожью ощущал, что он скоро достигнет своей конечной цели.
  Макс, ведомый невидимой нитью, через несколько десятков шагов, наконец-то достиг конечной точки своего путешествия. И вместо ожидаемых шикарных дворцовых плат, божественный аромат завел Бура в настоящие трущобы. Но наслаждаться убогим видом, казалось на первый взгляд заброшенной магической лавки, в глухом и безлюдном районе, гладиатору не дали.
  Только он собирался сделать шаг вперед, как вынужден, был падать в грязь и скрываться за небольшой верандой лавки. Спасло его неминуемой смерти только то, что он повернулся лицом к двери и боком к улице, через которую пришел. Метательные ножи, выпущенные невидимым незнакомцем, должны были пронзить спину, но вместо этого хищно вонзились в руку, и бок.
  'Азгардова задница, - простонал Бур вытаскивания из ран три ножа'.
  Черные лезвия, окрашенные кровью, нехорошо блеснули зеленным блеском. Задрожавшие руки выронили недлинные клинки, которые упав на брусчатку, эхом разнеслись по пустынной улице.
  'Вот ко мне и подкрался северный кракс, - И парень в отчаянии откинул голову назад, полную мрачных предчувствий. - Ну и урод же ты недоделанный арг. Со своим баронством совсем забыл, что неизвестный доброжелатель очень сильно желает скрутить тебе голову. А ты тут еще шляться вздумал по темным углам'.
  В глазах уже стала двоиться картинка. Макс понимал, что яд уже струится по сосудам, и шансов выжить нет. На губах проступила горькая ухмылка.
  'Ну вот похоже и все герой. И вместо обещанных почестей пришел тебе бесславный конец, в самых убогих трущобах самого развратного города, но в тоже время и необыкновенно красивого города. Ну не парадокс? То-то сейчас наверное Магорд свою рожу довольно скалит.'
  Добивать его никто не стремился. Да и зачем? Усталость, словно тяжелый груз навалилась на плечи. Глаза заслезились и начавшееся расплываться изображение, растворилось в горьком потоке. С каждой секундой, яд все больше отравлял организм, уверенно забирая жизнь. Разум бросил все доступные ресурсы, чтобы справиться с заразой, но ничего не получалось. Сил чтобы бороться с отравой хватало, а вот знаний нет. Обострившиеся чувства, позволяли уловить множества звуков, казалось еще совсем недавно тихой улицы. Мышиную возню, скрипы хлипких дверей, шелест листвы под легким дыханием ветра. Даже удалось расслышать удаляющиеся шаги двух пары ног. И как показалось Максу, один из них прихрамывал на левую ногу, а второй звенел железными набойками тяжелых башмаков. Даже умирая, ученик аргов, пытался определить свои убийц, которые оказались весьма удачливы. Но кроме звуков, заполняющих слух, его на части разрывали запахи. И этот букет оказался настолько ярким, что заставил все ослабевающее внимание переключить на него. Среди вони и нечистот, которые составляли основную часть насыщенного букета, выделялся один единственный аромат который и привел его сюда. И вдыхая его, он вспомнил то, ради чего оказался здесь. И словно найдя в этом запахе свою опору, он стал подниматься, заставляя передвигать свои непослушные ноги.
  Выпрямившись, несмотря на всю тяжесть, которая прижимала к земле, Макс на деревянных ногах сделал первый шаг к тайне, которая и привела его к гибели. Это уже, наверное, и не имело никакого значения, что скрывается за серой дверью, но упрямство было сильнее смерти. Поэтому прилагая титанические усилия, он сделал второй и третий шаг. Каждый вздох давался все труднее и труднее. Казалось, что грудь сжимают не видимые тиски, которые стараются соединить свои стальные губки. Но как упрямый осел, Макс, уже не обращая внимания на боль, продолжал делать за выдохом и вдох.
  Гнилые двери, казавшиеся готовые рассыпаться от малейшего касания, оказались не хуже каменной стены, через которую словно настоящий бур пришлось прорубаться. Руку поднять не удалось и упершиеся тело не могло сдвинуть распашные двери. Чуть добившись от скованных мышц движений, удалось переместить центр тяжести вперед. Тело стало клониться вниз и, продавив буквально лбом распашные створки, Макс ввалился в лавку.
  Оказавшись внутри, сознание помимо воли стало улавливать отдельные запахи, картинки, звуки. Оно словно губка впитывало все окружающее пространство и запихивало всю информацию куда-то внутрь.
  А в необычной лавке, заставленной со всех сторон стеклянным витражом, было чем удивиться. И чего там только не было. И толстые фолианты, на высоких запыленных стеллажах на заднем плане. И различные черепа, как от огромных хищных тварей, так и мелких человеческих, еще не рожденных детенышей. На центральной витрине, в герметичных стеклянных колбах стояли небольшие прозрачные горшочки с разнообразными порошками. Чуть правее от них в подобных колбах находились различные жужжащие, шуршащие и пищащие насекомые, мелкие животные, пресмыкающиеся и остальная живность. С лева располагалась витрина резных жезлов и разнообразных по форме и цвету посохов. Также ряжом находился отдел одежды, обуви перстней и амулетов, несущих на себе магический след.
  На первый взгляд лавка казалась не такой уж большой. Но на самом деле свободная площадка для посетителей, три на три метра через несколько секунд, позволяла убедиться в действительно больших размерах магического магазина. И если в одном его углу происходила оживленная жизнь, так как в нем находился небольшой зоопарк и террариум редких животных, не лишенных магического дара. То в другой части царила тишина и древность, а также тяжесть веков, от обитающих в ней молчаливых манускриптов, которые только и ждали своего часа, когда их кто-нибудь разбудит.
  Но вся это обстановка улеглась в сознании как-то отстранено, словно мазок брошенный художником на картину, которого тут же отвлек более интересный набросок. Так и Макс впитав информацию об окружающем пространстве, уже не обращал на нее ни какого внимания, и она спокойно отошла на второй план.
  Бурый же, уже ожидавший найти разгадку чудесного аромата, чуть не упал духам и телом, когда понял, что нужно преодолеть еще пять метров и одну дверь. Захотелось взвыть, но сил на это не было. Сейчас самое главное для Бура было не упасть. Тело по инерции еще клонило к земле и пришлось делать тяжелые шаги, чтобы не растянуться на коричневых досках.
  Терпеть боль и сражаться с самим собой, уже не было сил. Закричав внутри себя, он на остатке воли сделал еще несколько шагов, по узкому проходу между стеллажами, и стал падать вперед.
  'Жаль, что не успел узнать, что же меня сюда привело, - была последняя мысль, мелькнувшая в затухающем разуме'.
  
Оценка: 4.13*14  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Э.Тарс "Мрачность +2" (ЛитРПГ) | | А.Крайн "Стальные люди. Отравленная пешка" (Научная фантастика) | | В.Кривонос "Магнитное цунами" (Научная фантастика) | | О.Бурцева "Лакуна" (Постапокалипсис) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"