Макаров-Соловьёв Владимир Викторович: другие произведения.

Ёжик-Ёж и К* (последняя редакция)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главный персонаж постоянно сочиняет стишки и напевает песенки... хоть и простые.

  Владимир Макаров-Соловьёв
  
  Ёжик-Ёж и К*
  Сказка из сказок
  
  Часть 1-я. Ёжик и репка
  
  Жили-были дед да баба. И гостила у них раз летом внучка Машенька.
  Раз под вечер, когда внучка ещё не вернулась домой с прогулки, случился у деда с бабой такой вот разговор:
  - Давно мы чтой-то, баба, сладостей не пробовали, - говорит вдруг дед ни с того, ни с сего.
  - Ага, давно, давно, - соглашается баба.
  - Всё зу-убы свои бережём, - протяжно продолжает дед, строя гримасы, будто перед зеркалом. - Скоро и беречь-то будет нечего...
  - И то правда, - поддакивает баба, причмокивая губами.
  - Тогда испарь, - говорит дед, - мне, баба, сладкой, репки. Наверное, репка-то наша поспела в самый раз.
  - Испарю, а чего не испарить, - отвечает баба. - И тебя, старый, накормлю, и сама угощусь, да и внучку нашу сладостью порадую.
  Так и порешили.
  А репка-то росла в огороде с краю, у самого плетня.
  Взяла, значит, баба лукошко, надела калоши, накинула телогрейку и пошла в огород. Идёт медленно, за спину держится, охает.
  Идёт мимо огуречных грядок, мимо кустов помидоры, мимо кочанов капусты. Радуется урожаю. Прошла под яблоней, зашла за грушу... Пришла.
  А солнце уже к закату склонилось, комары злющие кусают - с улицы прогоняют, ветерок прохладный задул. Листья на деревьях зашуршали. Трава у земли зашевелилась, будто в ней кто ползает.
  Наклонилася баба к репке-то, чтобы вытащить её из земли, а из-под листов: "Пых - пых - пых! Фых!"
  Напугалась баба от неожиданности, вытаращила глаза, разинула рот, чтобы выразить свой страх, а голос-то и пропал. Комары да мошки только в рот понабились, глаза залепили. Подобрала тогда подол баба и бегом по тропинке, по дорожке назад, к дому. Быстро побежала, даже лукошко по дороге выронила.
  Прибегает, - голос к этому времени уже нашёлся, - впопыхах жалуется деду:
  - Дед, - говорит, чередуясь со вдохами и выдохами и отплёвываясь мошками, - в огороде зверь... завёлся невидимый. Пыхтит, фыхает, к репке не пускает...
  - Стой, баба, погоди, не тараторь, - возмущается дед. - Говори по порядку... Ничегошеньки не понимаю... Что за зверь? Где?
  - Да там, в огороде, говорю, там... - показывает баба.
  Дед посмотрел туда, куда баба показывала, почесал затылок, собрался с мыслями.
  - Глупости ты, баба, напридумала, - отвечает с упрёком. - Насмотрелась сериалов, будь они неладны, вот тебе, черти и мерещатся.
  А бабе обидно.
  - Иди сам, посмотри, - говорит она сердито. - Ничего мне не "мерещилось". Слово-то какое выискал, ругательное!
  - И пойду! - стал храбриться дед, а сам думает: "Ничего там, в огороде, нет и не было. Старая стала баба, видит плохо, а очки не носит", а задним умом всё ж кумекает: "А может, и в правду зверь какой?.."
  - Иди, иди! - подстрекает баба.
  - И пойду, не переломлюсь, вытащу репку, коль тебе охоты нет...
  И пошёл. Только валенки с калошами надел и куфайку. И фуражку тоже.
  Подобрал брошенное на тропке-дорожке лукошко, идёт, кряхтит, охает, бормочет что-то, бабу ругает.
  Идёт мимо грядок огурцов, мимо кустов помидоры, мимо кочанов капусты, прошёл мимо яблони, груши, подошёл к репке. Огляделся вокруг, осмотрелся, - никого нет, вроде. Нагнулся к репке, а из-под листов: "Пых - пых - пых! Фых - фых!"
  "Ну, дела!" - опешил дед, напугался шибче бабы. Настроила, видать, его баба на испуг-то, он и того... растерялся, что ли. Ничего больше не придумал с испугу, не сообразил - решил бежать. Да и не решил вовсе, само как-то вышло...
  Так прямиком, не по тропинке, не по дорожке и прибежал домой. Лукошко вгорячах тоже где-то посеял.
  В избу вбежал, отдышаться не может. Сознаётся бабе, хоть и стыдно:
  - И правда, - говорит, - есть там зверь невидимый, только я его не видел, а только слышал. Пыхтит и фыхает - правда, не пускает, враг, к репке, пропади он пропадом... - И добавил в конце: - Ну и дела!
  - А я что говорила? А ты мне "мерещится"! Сам от телевизора не отходишь, - политика ему нужна, видишь ли, обстановка в мире... А меня ещё и ругает...
  Дед, не зная, что ответить-возразить, попросил водицы испить. Принесла баба водицы из кадушки; отпил дед из ковша, успокоился, и баба тоже приутихла.
  Уселись они на лавочку, отдыхают, думу думают.
  Подумали немножко, говорит баба деду:
  - Ты что молчишь-то, дед? А?! Делать-то что будем? Этот зверь невидимый в огород нас теперячи не пустит...
  Дед молчит, не отвечает, сурьёзничает.
  Тогда вынула баба платочек, шмыгнула в него и продолжила причитать жалобно так, чуть не плача, вытирая платочком скупые слезинки:
  - Ой, что делается-то?! Ой, как жить дальше будем?! Старые мы, некому нас защитить, пожалеть, некому накормить. Так с голоду и помрём...
  - Что ты, баба, окстись, - возмущается дед, пытаясь подбодрить, вразумить бабу: - Рано ты собралась помирать-то. Нам ещё жить да жить. Что-нибудь придумаем...
  А солнце уж почти село. Закат по небу разлился багряный. Только баба с дедом им не любуются, горюют. И спать не ложатся, - им теперь не до сна.
  В это время пришла с улицы внучка Машенька. Нагулялась она с подружками, набегалась, наигралась с ними за день. Проголодалась. Дверь отворила, глядит: дед и баба, печальные такие, сидят тихонечко на лавочке, не встречают её, не зовут к столу.
  - Что случилось? - спрашивает она их.
  Рассказали тогда дед с бабой внучке про зверя невидимого, про то, как хотели они репку спелую вытащить и испарить, а зверь этот их к ней не подпустил. Всё рассказали, да ещё приврали малость для прикрасу.
  Выслушала их внучка, говорит:
  - Пойду я, сама схожу-погляжу, что там за зверь такой...
  А старики и не рады, что рассказали ей про зверя-то; они наперебой стали её отговаривать.
  - Не ходи ты к репке, - просили они, говорили внучке, удерживая её. - Схватит тебя зверь невидимый, затащит в нору глубокую и съест, а на косточках твоих покатается. Мало нам одного горя, - говорят, - не хотим ещё и тебя потерять... - И добавляют: - Бог с ней, с репкой-то, и огород пущай зарастёт сорняком да крапивой, коли так... Не ходи!
  А внучка упрямая выросла. В городе, откуда она приехала погостить на каникулы к старикам, она в секцию карате целых полгода ходила. Она и "музыкой будет заниматься, и по-английски научится говорить". Сама хочет, никто её не заставляет. Ей уже восьмой годик пошёл, и осенью она пойдёт в школу. Она считает себя взрослой, - нельзя ей бояться-трусить.
  Не послушала, посему, Машенька стариков, не уговорили они её остаться.
  - Ждите меня скоро! Готовьте ужин! - кинула она в ответ деду и бабе и юркнула в дверь
  Пошла она в огород, значит. По тропинке пошла по знакомой, по дорожке хоженой (не раз в огород забегала то за малинкой, то за клубничкой...) Нашла-подобрала брошенное дедом лукошко.
  А на улице совсем темно стало. Ветер дует, шумит листвою, шелестит травою. Ветки деревьев по ветру раскачиваются, словно чудища-уродища какие-то.
  Идёт Машенька тихонечко, в тропинку всматривается, - не оступиться бы. Глазки-то молодые, - всё видит во тьме востроглазая, всё примечает.
  Вот и огуречные грядки, а за ними кусты помидор, и дальше кочаны капустные... А вот и яблонька и груша...
  Подошла она к репке, что у самого плетня росла. Вставила руки в бока, сдвинула брови и говорит так сразу громко, смело и сердито:
  - А ну выходи, зверь невидимый! - говорит она, притопывая ножкой, - Выходи, а то худо будет!.. Ты по что не пускаешь нас к репке?! - говорит она, помахивая ручкой, грозя пальчиком, - Что ль мы не в своём огороде?!
  Прислушалась Машенька - тихо. Никто ей не ответил. Тогда второй раз говорит она уже не так громко и не так сердито:
  - А ну покажись мне, зверь невидимый, - говорит она, наклонясь к репке и заглядывая под листы. - Не бойся. Я же тебя не боюсь...
  В это время на небе из-за тучек, словно из-за крутых берегов, выплыла лодочка-месяц. В огороде светлёхонько стало и не так страшно, как казалось.
  И в этот самый момент ботва над репкой зашевелилась, закачалась, и из-под неё показалась чья-то мордочка.
  Наклонилась Машенька пониже, чтобы зверя этого разглядеть... да как всплеснёт ручками, да как хлопнет себя по коленочкам.
  - Да это же Ёжик! - обрадовалась девочка. - Ах ты, проказник!.. Ты зачем нас пугаешь?!
  А Ёжик в ответ:
  - Не пугаю я! - говорит он человечьим языком. - Я так здороваюсь: "Пых-пых! Фых-пых!" - это значит: "Здравствуйте! Привет!"
  - А-а! - удивилась Машенька. - А зачем это ты здороваешься?
  - Понимаешь, - отвечает ей Ёжик по-свойски, - живу я здесь неподалёку, в лесу. - Ёжик кивнул головой в сторону леса. - Всю жизнь я только и мечтал что отпробовать сладко-сахарной пареной репки. Однажды по весне я приходил к вам в огород и видел, как баба сеяла репку. Всё лето я ждал, когда репка вырастет-созреет. И вот теперь, когда она поспела, я и хотел попроситься к вам в дом на ужин... - Ёжик остановился, будто вспомнил что-то, затем продолжил. - А дома меня детки малые ждут. Я им обещал принести кусочек сладко-сахарной пареной репки...
  - Ага, теперь мне всё понятно, - перебила его Машенька. - Ну, тогда пошли в дом, - сказала она решительно.
  - А можно? - засомневался Ёжик.
  - Можно! - разрешила Машенька. - Только я тебя в лукошко посажу. Так быстрее...
  - Согласен, - обрадовался Ёжик.
  Так и договорились.
  Затем Машенька вытащила из земли три самые спелые репки, - Ёжик подсказал ей, какие послаще, - положила их в лукошко, посадила осторожно туда Ёжика и, не торопясь, пошла обратно домой.
  Идёт, песенку какую-то напевает. А месяц вслед за ней плывёт, дорожку освещает. И не страшно девочке, не боязно.
  С груши груш нарвала немножко, те, что увидела-достала. С яблони яблочек. Помидорок сорвала несколько, огурчиков. Всё в лукошко складывает осторожно, чтобы Ёжика не прижать. Капусту не стала трогать, - лукошко и так наполнилось до краёв, аж тяжёлое стало.
  Приходит она домой, дверь открывает, ей навстречу дед с бабой спешат, расспрашивают: "Что, мол, и как?.."
  Отвечает им внучка гордая:
  - Принесла я вам гостинцы с огорода. - С этими словами Машенька стала выкладывать из лукошка на кухонный стол разные фрукты-овощи. - И ещё принесла вам зверя страшного, зверя невидимого... - Машенька тихонечко хихикнула в ладошку так, что дед и баба ни о чём не догадались. - Ёжика! - выкрикнула она шутливо, но неожиданно, и быстро выложила Ёжика на стол.
  - Пых-пых-пых! Фых-пых! Здравствуйте! Привет! - сразу пропыхтел Ёжик - это он так поприветствовал деда и бабу, и по-своему, по-ежиному, и по-человечьи.
  Увидев зверя невидимого, услышав его речи мудрые, дед с бабой так и отпрянули от стола, попятились.
  А внучка им и говорит:
  - Эх вы, - с упрёком говорит, но ласково, - Ёжика испугались. А ещё большие.
  - Так мы ж не знали, - стал оправдываться дед.
  - Не знали мы, - вторила ему баба.
  - Это ты, старая, всех взбаламутила, - Дед "перевёл стрелки" на бабу. - "Зверь!.. Невидимый!.." - кричала.
  - Так я ж... Так он... - не нашла чего ответить баба. - А ты чего убежал из огорода, - перешла она в наступление.
  - Я-то, - стал обороняться дед. - Я-то ничего...
  Тут Машенька их разъединила-примирила.
  - Ладно вам браниться-ругаться, - сказала им внучка. - Я и сама немного боялась... Давайте лучше стол накрывать.
  - И то правда, - вспомнилась баба. - Пойду репку парить-готовить. А ты, дед, не мешкай - стол собирай, - наказала она деду.
  - А ты, того этого, по старинке парь, в чугунке, в печке, - на всякий случай стал научать дед бабу, хоть заранее был уверен в том, что баба и сама знает своё дело.
  - Ну а я фрукты-овощи выложу-вымою, разложу-порежу... - предложила Машенька.
  В конце концов, все разошлись по своим углам, занялись делом. А Ёжик, которого Машенька обратно в лукошко посадила, чтоб не потерялся, стал за ними наблюдать-посматривать. Интересно ему было видеть, как дед с бабой хлопочут, суетятся, и как внучка им помогает...
  Вскоре, хоть времечко и перевалило за полночь, все сели за стол ужинать. И дед, и баба, и внучка Машенька, и Ёжик.
  Гостю, разумеется, отдельное место выделили, постелили ему мягкую салфеточку, налили в одно блюдечко молочка, другое подготовили для репки пареной, чтоб удобней было.
  А когда баба сняла с чугунка крышку, то от репки сладко-пареной, от репки сладко-сахарной такой приятный ароматный запах по избе разошёлся, что слюнки у всех так и потекли. И чтобы они совсем не вытекли, все принялись за еду...
  Поужинали на славу. Наелись до отвала. Репка пареная, сладко-сахарная оказалась такой вкусной-превкусной, - пальчики оближешь. И всем репка, конечно, понравилась, особенно Ёжику.
  А после ужина Ёжик сразу заторопился домой.
  - Пора мне домой, - говорит, - к деткам моим малым... Ждут они меня, голодные, ждут гостинцев со мной...
  - Что ж, иди, коли надо, - в два голоса ответили ему дед и баба. - Гостинцев мы тебе соберём, на иголки приколем...
  - А ты в следующий раз приходи вместе со своими ежатами. Репки на всех хватит, - сказала ему на прощание Машенька.
  - Благодарю за приглашение. Приду, - ответил Ёжик, подставляя под гостинцы свои иголки.
  - Ты уж нас, стариков, прости за то, что сразу тебя не поняли, а приняли за зверя лютого, - за двоих: за себя и за бабу попросил Ёжика дед, пока Ёжика "украшали" кусочками репки и маленькими яблочками.
  - Ладно, чего уж там, - ответил Ёжик. - Я тоже был хорош... А за ужин вам большое спасибо!
  
  Наконец, когда все иголочки оказались занятыми гостинцами, гость сказал "До свидания!", помахал лапкой и ушёл в ночь.
  Старики и внучка Машенька пожелали ему удачи, помахали на прощание ручками и пошли спать.
  Они быстро уснули, и им снились только хорошие сны.
  
  А Ёжик шёл домой к своим малым деткам и по дороге напевал песенку, которую, кстати, только что сам и сочинил:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Ты скажи: куда идёшь?
  По тропиночке лесной
  Я иду к себе домой.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  На прощанье нам махнёшь?
  Лапкой я вам помашу,
  "До свидания!" скажу.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Что на спинке ты несёшь?
  Репку сладкую нашёл,
  На иголки наколол.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  В гости снова ты придёшь?
  Да, понравилась мне крепко,
  Сладко-пареная репка.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Поспеши, чего ты ждёшь?!
  Я спешу к своим ежатам,
  В норке ждут меня, лежат там.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Что за песню ты поёшь?
  "Пых-пых-пух, фых-фых-фух!"
  Песенка моя: "Фых-пух!"
  
  Ноты для песенки Ёжика:
  
  
  
  Апрель - май 2000 года
  
  
  
  
  
  
  
  Часть 2-я. Ёжик и Колобок
  
  Глава 1-я. Дед и баба
  
  Вот и подошло к концу лето. Лето тёплое, лето звонкое и весёлое.
  Почти два месяца гостила у бабы и деда внучка Машенька. Погостила и уехала домой. Ей ещё нужно было успеть к сентябрю подготовиться к школе: школьную форму примерить, новые туфельки и бантик, портфель собрать-приготовить, тетрадки, учебники там всякие, ручки, пластилин, карандаши...
  Погоревали дед с бабой, привыкли они к внучке, она и весёлая и умная, а теперь они одни останутся на целую зиму. А что делать, внучке ведь учиться нужно, да и родители по ней тоже соскучились.
  Так вот, попрощалась Машенька со стариками, поцеловала их, обняла на прощание, пообещала к ним на следующий год на каникулы обязательно приехать; а ещё пригласила деда с бабой к ней в город на праздник Первого сентября. И уехала; за ней папа с мамой на машине приезжали.
  И дед с бабой одни остались. Скучно им стало, не весело. К тому же дожди начались, - ещё и они скуки добавили.
  Как-то раз под вечер, когда на улице моросил зануда-дождь, случился у деда с бабой такой вот разговор:
  - Слышь, баба, - вдруг говорит дед. - Я тут на печке книжку нашёл-обнаружил... внучкину. Видать, она её там забыла-потеряла, когда с котятами играла-нянчилась; читала, небось, им сказки... Книжка так и называется: "Сказки".
  Дед стряхнул с обложки тонкой книжицы пыль и открыл её на первой попавшейся странице. Как раз на этой странице начиналась новая сказка, и дед прочитал её название.
  - Колобок, - сообщил он. - Народная сказка.
  И видя, что баба внимательно его слушает и ждёт продолжения, даже вязание своё отложила, дед продолжил читать... А когда прочитал половину, говорит:
  - Баб, а баб, так ведь тут про нас написано, глянь!..
  Баба ничего не поняла, спрашивает деда:
  - Где это, покажи; без очков что-й-то ничего не разберу...
  - Да в сказке энтой... - объясняет дед. - В сказке ведь тоже: и дед, и баба, прям как мы с тобой...
  И дед ещё раз прочитал: "Жили-были дед да баба...", а потом и говорит:
  - Давай и мы, баба, Колобка слепим, испечём, ходить-говорить научим... А как научим - внучке в подарок и пошлём... На праздник.
  - Да что ты, дед, - удивляется баба, - умом тронулся, что ли?! Это ж только в сказках колобки говорят да ходють...
  А дед настаивает, упрямится:
  - А мы и рождены, - говорит, - чтоб сказку сделать былью (он эти слова из песни взял). И не спорь...
  - Ладно, - уступает баба. - Как скажешь. Я тебе Колобка испеку, а учить-воспитывать ты его сам будешь.
  Баба собралась было за мукой идти, за яйцами, там, за маслецем, привстала с лавочки, но дед её остановил, усадил на место.
  - Постой, баба, - говорит он ей, - не спеши. В энтом деле всё по написанному надо... Во-первых, я должен тебе сказать э-э-э... как уж там (ищет нужное место на странице в книжке, нашёл), вот: "По амбару помети, по сусеку поскреби", а уж опосля ты к амбару и ступай... А я за дровами пока схожу - печку топить. - И, кряхтя, встаёт.
  - Да у нас и амбара-то нет, - говорит баба, вставая вслед за дедом.
  - А это уж твоя забота, не моя... - на ходу поучает дед.
  - Ладно, - соглашается баба, махнув на деда рукой. - Всё веселее будет... Пойду "мести".
  А сама думает-сердится: "Вот как взбредёт ему в голову, хоть ты тресни... Амбар ему, видишь ли, подавай... Где я найду, амбар энтот?! Колобка выдумал... Скульптор-агроном!.. Сделаю-ка я вид, что мету в энтом самом амбаре, которого на самом-то деле у нас нет, а мучку из мешка, что в сенях стоит, зачерпну-насыплю".
  И она пошла в сени...
  ...Прошло время.
  Колобок получился румяный и ровный, хоть баба и не старалась вовсе. А уж ароматный какой!..
  Порадовался дед, глядя на это "чудо-произведение", похвалил бабу.
  - Знатный Колобок вышел, - сказал он. - Прямо как в сказке... Даже лучше. Ты у меня, баба, прямо кутюрьё самая, что ни на есть, лучшая...
  Слово "кутюрьё" он по телевизору слышал, только забыл, что оно означает. Но баба всё равно ничего не поняла из того, что он сказал; она услышала-поняла только слово "лучшая" и была этим вполне довольна.
  Она немного подобрела к деду и уже не так на него сердилась. Ей и самой Колобок этот начинал нравиться.
  - Видишь дед, - говорит она деду, - я своё дело сделала. Теперь твоя очередь: обучай свово Колобка ходить да бегать... - И тихонечко украдкой посмеивается, но не зло, а по-доброму.
  А дед ничего этого не заметил и воспринял её слова, как призыв к действию.
  - Завтра и начну, - вполне серьёзно ответил он.
  
  Поужинали дед с бабой окрошкой, Колобка не тронули; поставили его на видное место: на подоконник, покрыли салфеточкой, и рядом с ним книжку положили, внучкину.
  И ушли спать.
  А ночью гроза началась, буйный ветер стал в окна ломиться. Распахнул он, лиходей, окно, в том самом месте, где Колобок стоял, пролистал стремительно книгу, подхватил её и Колобка тоже, да и выдул их на улицу во двор.
  Упала книга на землю рядом с конурой и осталась недвижима лежать-мокнуть под дождём.
  А Колобок ударился оземь, очнулся в миг ото сна, вскочил на ножки, что сами собою выросли, и пустился бежать по лужам, сам не зная куда, лишь бы от дождя подальше спрятаться...
  Подбежал он к конуре (там давно уж никто не жил), закатился внутрь, остановился в темноте - отдышаться с непривычки не может, присел, дрожит от холода - промок немножко. Вдруг чувствует: кто-то его обнюхивает и тычется в него холодным носом. Испугался Колобок, дрожать перестал, замер... А потом как осмелится, да как оттолкнёт того - неизвестно кого и говорит:
  - Не трожь меня! Я бабушкин, я дедушкин...
  И слышит в ответ:
  - Не бойся, не трону, - говорит этот неизвестно кто, и пыхтит, и фыхает вдобавок, вот так: - Пых - пых! Фых!..
  - Ты кто? - спрашивает его Колобок.
  - Я-то? Я - Ёжик, - отвечает этот "Неизвестнокто". - А кто ты?
  - Я - Колобок, - говорит Колобок.
  - Что-то раньше я тебя здесь не видел, - сомневается Ёжик.
  - А меня только сегодня испекли, - объясняет Колобок. - Я свеженький, тёпленький ещё... А ты что... живёшь здесь? - в свою очередь спрашивает он Ёжика.
  - Нет, - отвечает Ёжик. - Живу я в лесу. Я в гости шёл, к Машеньке. Дождик меня в конуру загнал, вот здесь и сижу... А ты девочку в доме случайно не видел? - спрашивает он Колобка.
  - Нет, не видел, - отвечает Колобок, а потом как вдруг заплачет-запричитает: - Упал я из окна прямо в лужу, испачкался в грязи, промок под дождём... Никому теперь такой не нужен...
  - Успокойся, Колобок, не плачь, - говорит ему Ёжик и гладит его лапкой по круглой голове. - Вот кончится дождь, что-нибудь придумаем... Утро вечера, говорят, мудренее... А сейчас давай спать.
  От этих слов Колобок притих-успокоился, и вскоре "новоиспечённые" друзья-приятели уснули. И, пока лил дождь, спали крепко-крепко.
  
  Под утро дождь перестал, хмурые тучки на небе разошлись, показалось солнышко. Умылось оно дождём, засверкало, принялось за дело. А сделать ему предстояло много-премного: и землю высушить, и лесных пташек и зверушек разбудить и обогреть...
  Проснулись Колобок и Ёжик от шума, который доносился из дома из окна. Это баба, обнаружив пропажу, громко звала деда.
  Дед живо пришёл-появился, ничего не поймёт; поискал он Колобка в доме, под лавкой - нигде его нет, перегнулся, кряхтя, через подоконник, поискал под окном, осмотрел двор - тоже нет.
  После этого говорит он бабе:
  - Вот тебе и сказки!.. Молчала бы... Ушёл наш Колобок...
  - Молчу, молчу, - испугалась баба, готовая верить теперь во что угодно, хоть в чёрта лысого.
  - В лесу, небось, ходит топерячи, - продолжал "гнуть" дед, довольный своей правотой. - Песенку свою поёт м-м-м... волку, наверное...
  Тут дед в двух-трёх словах повторил-напомнил бабе все сказочные похождения Колобка, взятые из книжки, и в конце добавил:
  - Съест его лиса, - сказал он и расстроился. - Как пить дать, съест.
  Баба даже охнула от испуга, услышав от деда такие мрачные предсказания-прогнозы.
  Колобок тоже всё слышал, только издали, и тоже забеспокоился.
  - А кто это лиса? - спросил он Ёжика.
  - Да есть тут одна рыжая, - с досадой ответил ему Ёжик. - Совсем никому проходу не даёт... Хитрая-прехитрая...
  - Ой, боюсь, - заранее испугался Колобок и прижался к стенке конуры.
  - Да-а... Ситуация... - задумался Ёжик, и было над чем.
  А в это время дед с бабой заговорили про внучку, про книжку, про сказку, - про всё кряду. И так как они у окна стояли-разговаривали, Ёжик с Колобком их разговор невольно подслушали: и про то, что внучка в город уехала, и про то, что Колобка они испекли, после того как книжку внучкину нашли, забытую, и про их замыслы-помыслы: послать Колобка внучке на праздник...
  А пока дед с бабой разговаривали, а Колобок слушал, Ёжик всё время во двор смотрел. Вдруг его внимание привлёк предмет, лежащий посреди лужи неподалёку от конуры. Издали он был похож на тонкую дощечку или на кусок древесной коры, но это было что-то другое. Ёжик решил обследовать эту свою находку.
  Он выбрался из конуры, подошёл к "дощечке", обнюхал её. Затем осторожно вытащил её из лужи и перевернул... Как и подсказывало Ёжику его чутьё: дощечка оказалась не дощечкой, а чем-то гораздо более значимым: потерянной книжкой. Но что это? В книге было ещё что-то.
  Из слипшихся и мокрых страниц книжки выглядывал белый прямоугольный краешек плотной бумаги. Затаив дыхание, Ёжик осторожно раскрыл страницы, - там лежало письмо.
  В эту секунду дед и баба как раз говорили о каком-то письме, которое прислали родители Машеньки, прямо перед тем как за ней приехать. А раз есть письмо, значит, есть и адрес, - Ёжика внезапно осенило, прямо как по голове стукнуло.
  Он быстро схватил книжку и вернулся в конуру.
  - Знаешь что, - сказал он Колобку: - мы тебя сами внучке отправим, раз ты к бабе и деду вернуться не можешь-боишься...
  - Как это отправим? - удивился Колобок, растерялся.
  - Да вот так, - стал объяснять Ёжик. - У меня в лесу есть знакомая одна: ворона Галя. Она в школе в живом уголке целых два года в первом классе училась. Грамотная очень, всё знает, читать и писать умеет. Вот она-то нам и поможет. - Ёжик показал Колобку мокрую книжку с конвертом. - Вот здесь, на конверте, должен быть Машенькин адрес... Понял?
  - А адрес этот мне на лбу, что ли, напишем?! - недоумевает Колобок.
  - Если понадобится, то и на лбу... Вон у тебя сколько места, - "успокоил" Колобка Ёжик, и добавил: - Пока не знаю.
  В это время дед говорит бабе:
  - А внучка-то нас ещё на праздник к себе звала...
  - Да, звала, - кивает головой баба.
  - А мы-то и подарок наш потеряли и книжку её... - вздохнул-выдохнул дед.
  - Потеряли... - выдохнула баба.
  И они отошли от окна вглубь дома. А Ёжик с колобком быстренько выбрались из конуры и скорым шагом направились прямёхонько в лес искать ворону Галю.
  
  Идучи по лесу, Ёжик по привычке стал сочинять и весело напевать песенку про свои приключения.
  (Вообще, Ёжик очень любил сочинять незамысловатые стишки к своей песенке. Иногда они сочинялись сами собой. Мотивчик у песенки был простой и всегда один и тот же, и Ёжику нравилось её петь-напевать между делом. К тому же, рифм на "ёж" Ёжик знал очень много, около ста. По этой причине песенку можно было продолжать до бесконечности...)
  Вот эта песенка (вернее, очередная её часть):
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  А теперь куда идёшь?
  В гости к Машеньке иду,
  Распеваю на ходу.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  И кого ты там найдёшь?
  В гости недошёл пока,
  В будке встретил Колобка.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Как по лужам без калош?
  Хоть и дождик лил всю ночь,
  Надо Колобку помочь!
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  В город Колобка пошлёшь?
  Только Галю вот найдём,
  Вместе с книжечкой пошлём.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Как же адрес ты прочтёшь?
  На конверте адрес есть,
  Надо нам его прочесть...
  
  Глава 2-я. В лесу
  
  Лес стоял недалече. Прямо за плетнём (где репка росла, помните?!) начинались кусты, за ними рос молодняк, а за ним высились старые деревья: дубы, берёзы, клёны - вперемешку. Трава меж деревьями росла не высокая, приземистая; и там, где сквозь густые кроны деревьев пробивались к земле солнечные лучи, - встречались цветочки и ягодки; а грибы - те попадались прямо-таки на каждом шагу.
  Идут, значит, Ёжик с колобком по мокрой после дождика травке, промокли насквозь, устали. Колобок раскисать стал.
  Вышли на полянку, остановились. Тут их солнышко пригрело. Решили они передохнуть и обсохнуть. А солнышко печёт нежно так, прямо как в печке...
  Разомлел Колобок, разрумянился вновь, да и уснул. И Ёжик уснул тоже.
  Разбудил их чей-то грозный окрик.
  - Эй, вы! - кричал-рычал кто-то из-за кустов. - А ну-ка подойдите ко мне поближе!..
  Голос тот хоть и был страшен, но в то же время казался каким-то жалким и несчастным.
  Ёжик и Колобок спросонок не сообразили: подойти им поближе или прочь убежать, - подошли. Заглянули в куст, видят: волк сидит, мокрый весь, грязный, истрёпанный, поскуливает будто плачет.
  Посмотрел волк на Колобка и спрашивает:
  - Ты кто такой будешь? - А сам принюхивается к Колобку и от хлебного запаха дуреет; и говорит, проглатывая слюнки: - Давно-о сижу я здесь, почти два дня. С голода отощал совсем. Вот щас я как раз тебя и съем-перекушу... А потом и приятеля твоего.
  Колобок испугался-растерялся и с испугу песню свою, да и запел. (Откуда он слова этой песни знает - неизвестно. Должно быть, все Колобки эту песню знать просто должны-обязаны, она в них, вроде как безусловный рефлекс, заложена генетически).
  - Я Колобок, Колобок, - запричитал он, - по амбару метён, по сусеку скребён, на сметане мешён, в печку сажён, на окошке стужён... Я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл...
  Волк слушал, слушал и говорит:
  - Хватит, хватит!.. Слышали, знаем, не первый год...
  Что там "не первый год" он не досказал, - Ёжик его перебил.
  - Волк, - смело обратился он к волку, - вот ты такой большой, сильный, а мы такие маленькие, слабенькие... Так ты сначала попробуй: догони нас, тогда и съешь.
  - У-у-у!... - завыл волк, верно от обиды. - Не могу я в догонялки играть, - сам пойман. Видишь, капкан какой?..
  И волк передней лапой показал на железку в траве, к которой он был "прикован": в ней застряла его задняя лапа.
  - Эх ты, волк, - стал ругать его Ёжик. - Почему ты злой, как собака?
  - Не злой я, - отвечает волк, чуть не плача, - голодный и больной... Помогите мне освободиться, тогда я вас не съем. А?..
  - Слово даёшь? - в два голоса спросили Колобок и Ёжик.
  - Обещаю-у-у... - поклялся волк.
  - Ладно, поможем, чем сможем, - сказал тогда Ёжик.
  И друзья стали думать, как беднягу волка из капкана вытащить. Подумали-придумали: отыскали длинную, крепкую палку; один конец палки сунули в капкан, на другой налегли изо всех сил, да так, что аж повисли на нём; капкан слегка ослабился, - и этого оказалось достаточно, - волк вынул распухшую лапу.
  - Уф, спасибо!.. - выдохнул волк. - Если б не вы - не жить мне на белом свете... - А затем и говорит, стараясь не глядеть на Колобка и не вдыхать его хлебный запах: - А теперь уходите-ка поскорее!.. Уходите, пока слово моё голод не пересилил.
  Ёжик и Колобок повернулись и пошли. Но Ёжик вдруг остановился.
  - Да, чуть не забыл... - спохватился он и оглянулся, чтобы спросить волка: "Не видал ли он сегодня ворону Галю?"
  - Видел. Она вон туда полетела... - сказал Волк, указав лапой в чащу леса.
  И Колобок и Ёжик сразу зашагали в ту сторону.
  А волк остался сидеть на месте; он долго ещё провожал своих спасителей голодным, но благодарным взглядом, пока они совсем не исчезли в зарослях.
  
  Идут Ёжик и Колобок дальше. Вдруг слышат впереди какую-то возню и чьё-то сердитое рычание-урчание. Подходят ближе, видят сквозь кусты: медведь вкруг пня ходит, вроде схватил-поймал кого-то - вытащить не может.
  Вдруг медведь становился, поводил носом, принюхался и говорит грозно так, но всё же не уверенно как-то:
  - А ну, выходи, - говорит Колобку и Ёжику. - Выходи! Не то поймаю - съем!
  Куда деваться, - вышли Колобок с Ёжиком к медведю, а он их и спрашивает: "Кто вы такие будите и что здесь делаете?"
  А сам принюхивается да всё чаще на Колобка посматривает. От такого взгляда у Колобка сердце в пятки провалилось; и он машинально затянул свою старую песню.
  - Я Колобок, Колобок, по амбару метён, по сусеку скребён... - И так далее.
  А Ёжик в это время шепчет ему на ухо что-то очень важное, даже лапкой заслонился, чтоб медведь не услышал.
  - Постой, постой, - шепчет. - Не суетись. Не съест он нас...
  Как ни старался Ёжик говорить тихо, первым его услышал медведь.
  - Это почему же, - возмутился он. - Вот прямо сейчас поймаю и съем...
  - А вот поймай сначала, - говорит ему Ёжик.
  - Да, поймай, - осмелел вдруг Колобок, сам не зная почему.
  И друзья сделали вид, что уходят, хотя самим в эту минуту было очень страшно: вдруг медведь и вправду их съест...
  Но они зря боялись.
  - Эй вы, постойте! - закричал им вслед медведь, осознав, что угрозы его не сработали. - Да погодите же вы, ну!..
  Ёжик и Колобок остановились и развернулись к медведю. А медведь им и говорит:
  - Не буду я вас ловить. Я сам попался... Вот лапу прищемило, - говорит, кивком головы показывая на лапу. - Одному мне никак не выбраться. Я уж и так и сяк...
  Ёжик и Колобок посоветовались-пошептались и говорят медведю один за другим:
  - Ладно уж, поможем, чем сможем, - говорит Ёжик.
  - Если обижать нас не станешь, - говорит Колобок.
  - Не стану, - соглашается медведь, обещает.
  Тогда Ёжик и Колобок поискали-нашли длинную крепкую палку, сунули один её конец в пень, а на другой налегли, что было силы, да так что и повисли на палке; щель у пня расширилась, - медведь вынул распухшую лапу.
  - О-ох, у-ух!.. - выдохнул освобождённый зверь. - Ох, и долго же я проторчал здесь. - А затем и говорит: - Уходите-ка отсюда поскорее, пока голод слово моё не пересилил...
  - Уйдём, уйдём, - говорит Ёжик. - Только ты скажи сначала, не видел ли ты ворону Галю?
  - Видел, - отвечает медведь. - Она вон туда полетела...
  Медведь показал лапой в чащу леса, и Ёжик и Колобок сразу же отправились вослед. А косолапый великан остался на месте и долго ещё провожал своих маленьких спасителей голодным, но благодарным взглядом, пока они совсем не исчезли в зарослях.
  
  Идут они дальше. Долго ли, коротко идут...
  По пути Колобок спрашивает у Ёжика, допытывается: "Как, мол, он догадался, что и волк, и медведь меня, Колобка, не съедят, не тронут?" На что Ёжик ему деловито ответил: "Поживёшь с моё в лесу, - не то знать будешь! А самое главное, говорит, - это чутьё; оно меня никогда не подводило..."
  Идут они, идут...
  Вдруг к ним наперерез из-за кустов выходит лиса. Та самая, хитрая-прехитрая. Ёжик и Колобок, который, сразу же, догадался, что это и есть лиса, потому что рыжая, прямо-таки застыли при виде её. Двинуться-шевельнуться не могут, стоят, будто каменные; от испуга рты разинули, а крикнуть-сказать не в силах, - язык не ворочается. Во как испугались!
  А лиса им:
  - Здравствуйте, - говорит. - Куда путь держите?..
  Сладенько говорит, как мёдом мажет, только глазки прищурила, хитрая. Потому что сама думает так: "Сейчас я их съем-перекушу: сначала этого кругленького, а затем и того другого..."
  Не дождавшись ответа, покрутилась она вокруг неподвижных "камней" и спрашивает Колобка:
  - Так как тебя зовут, румяненький?..
  А Колобок все слова и буквы: гласные и согласные со страху чуть не позабыл, не перепутал, - они у него какими-то несогласными стали. И запел он ей новую песню, слова которой сами собою придумались:
  - Я Колобок - весь промок... Рано встал, поздно лёг... - запел он.
  Вот что придумал! Ёжик даже удивился, от чего его страх сразу пропал-улетучился. А лиса остановилась на секунду в раздумье, наморщила лоб: "Что-то здесь не так, - подумала она. - Хитрить, видно, вздумал, этот пирожок-оладышек!.." Но затем опасенья свои позабыла-оставила и всё ближе, ближе к Колобку подходить стала, и всё принюхивается...
  Ёжик-то знал, что лису так просто с толку не собьёшь, он-то знал, на что способна рыжая плутовка. Но как это Колобку внушить? И Ёжик решился: он шёпотом предупреждает Колобка:
  - Это не поможет... - шепчет он ему на ухо. - Это не сработает...
  Но Колобок, будто ничего не слышит, поёт и поёт себе дальше незнамо что, словно заколдованный, и выдумывает-то как... Он ведь ещё не знает, что лиса - себе на уме.
  - Я Колобок - восемь ног, - поёт Колобок. - Налетел на пенёк...
  А лиса притворилась глупенькой и глухой и говорит ему:
  - Что-то я стара стала, не пойму я твою песенку... Восемь ног, говоришь... Может, со слухом у меня что?.. Может, со зрением?.. Подойди ко мне, дружок, на шажок да пропой ещё разок.
  Колобок шагнул к ней и снова запел:
  - Я Колобок - руки в бок... Я от бабушки убёг... И хожу поперёк, без носок и сапог...
  А лиса опять:
  - Ничего я не пойму, - говорит-удивляется. - Какой носок? Какой сапог?.. Подойди-ка ты ещё на шажок...
  Колобок ещё шагнул.
  - Я Колобок - скок-поскок... Развязался шнурок...
  А лиса:
  - Ближе, ближе, - говорит. - Ещё на шнурок... то есть на шажок...
  Колобок уж к самому лисьему носу подошёл.
  - Я Колобок - теремок... Поломался замок...
  А лиса опять:
  - Ничегошеньки не пойму, - вроде как и вправду удивляется. - Замок какой-то?! Сядь-ка лучше ты ко мне на носок и пропой ещё разок...
  И нос свой прямо Колобку под ноги подставила, и даже глаза свои закрыла от сладкого предвкушения и удовольствия.
  Колобок только хотел на лисий нос шагнуть, Ёжик его остановил-придержал.
  Он оттолкнул Колобка от лисы, едва успев тихонько сказать-бросить ему прямо в ухо: "Молчи!" А сам вместо Колобка на нос лисе и встал. А как встал, так и запел, подражая Колобку; и получилось у него складно, только не очень.
  - Я Колобок - молоток, - запел Ёжик. - Щас как дам по зубам!..
  Но лиса то ли не расслышала этих слов, то ли не придала им должного значения, и поэтому не догадалась о подмене, - уж больно она была самоуверенная.
  Довольная тем, что обманула доверчивого Колобка, она в миг подкинула его носом в воздух, - в этот момент "Колобок" свернулся клубком и расправил иглы, - разинула пошире свою зубастую пасть, чтобы враз его проглотить... Да как ГАМ!..
  И вдруг как глаза выпучит, будто стрельнуть ими собралась, как подпрыгнет, как взвизгнет, - не сладкие, видать, у "Колобка" иголки, да как завоет... и выплюнет его обратно. А как выплюнула, так и убежала, поскуливая... далеко-далеко. И поделом ей!
  А счастливые друзья, как увидели убегающую лису, прямо-таки и заплясали от радости: за руки взялись, хоровод водят-кружатся, смеются-веселятся...
  - А ты чего это песню какую-то другую-новую запел? - сквозь смех спрашивает Колобка Ёжик.
  - Да всё ждал, когда ты что-нибудь придумаешь, когда твоё чутьё проснётся, - смеясь, отвечает ему Колобок. - Вот время и тянул... Ещё б чуть-чуть и всё - не дождался бы, недотянул...
  - А я думал, что ты испугался, - говорит ему Ёжик и смеётся.
  - Нет, что ты... - отвечает Ёжику Колобок и смеётся тоже. - Ни капельки...
  Что в их разговоре было правдой и что выдумкой, - это вы уж сами судите. Только получилось у них лису прогнать-проучить - как нельзя лучше.
  В этот торжественный момент Ёжику опять на ум пришли стихи к песенке. И он стал напевать её, - чем ещё больше развеселил Колобка.
  Вот эта песенка:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  До чего же ты хорош!
  Да, с моим чутьём всегда
  Нам: и горе - не беда!
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Я колючий, ну и что ж?!
  Не завидую врагу,
  А друзьям я помогу.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  А медведя ты спасёшь?
  Да, медведя я спасу,
  Напугаю лишь лису.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Волка тоже ты спасёшь?
  Волка тоже я спасу,
  Прогоню затем лису.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Значит, нос лисе утрёшь?
  Нам лисица не помеха,
  Убежала - вот потеха!..
  
  Глава 3-я. В город
  
  Колобок и Ёжик от радости так расшумелись, что к ним на шум прилетела ворона Галя. Так уж вышло, что не они её нашли, а она их, хоть и не искала.
  - А вы знаете, что в лесу творится? - как появилась, так сразу и спросила ворона Колобка и Ёжика.
  - Нет, не знаем, - ответили Ёжик и Колобок в два голоса.
  А сами переглядываются, не понимая о чём разговор, плечами пожимают.
  - Волк в капкан попал, медведю лапу прищемило, а лиса из леса убежала, - выпалила ворона.
  - А-а! - догадались друзья, улыбнулись. - Это мы знаем.
  - Откуда? - удивилась ворона.
  - Да ведь это мы и волка освободили, и медведя, - отвечают Ёжик и Колобок. - И лису прогнали тоже мы...
  - Как так?! - ещё больше удивилась ворона.
  - Да так!...
  И друзья наперебой стали рассказывать вороне свою историю от начала и до конца. А ворона их слушала и слушала и всё удивлялась и удивлялась...
  А когда рассказ закончился, ворона сказала:
  - Сколько лет живу, отродясь такого не слыхала и не видала!.. Когда в школе жила в живом уголке два года в первом классе, там такого насмотрелась - прямо жуть!.. Мальчишки девчонок за косички дёргают, бантики им развязывают, мелом им на стульях рисуют, сорванцы. А девчонки мальчишек учебниками по башкам бац-бац!.. Только страницы летят!.. Но такого!.. Чтоб и волка и медведя... и лису!.. Ну и ну!.. Давайте сюда ваше письмо...
  Ёжик достал из книжки письмо и подал вороне. Ворона посмотрела на конверт с одной стороны, затем с другой... На мокром белом бумажном прямоугольнике не промокло-уцелело лишь одно только местечко - уголок, где был написан обратный адрес.
  - Так, - довольно сказала ворона Галя, - Именно это нам и нужно... Тут неподалёку в доме у лесника я видела очень подходящий ящичек, маленький такой...
  Ворона крыльями показала размеры этого ящичка: судя по всему, ящичек и в самом деле был небольшим.
  - Так вот, - продолжала ворона, - В этот ящичек книжка как раз и поместится...
  - А я?.. - забеспокоился Колобок.
  - Ты тоже поместишься, - деловито сказала ворона. - Мы тебя утрамбуем...
  Колобок вовсе не хотел, чтобы его трамбовали, поэтому испугался такой перспективы. Но ворона его успокоила.
  - Шучу!.. Не обращай внимания, - сказала она. - Два года в первом классе не для кого даром не проходят...
  - Значит, идём в дом лесника, - подвёл черту Ёжик.
  - Вы идите, а я полечу, - сказала ворона и скомандовала: - За мной!..
  
  ... Спустя некоторое время они добрались до избушки лесника.
  Хозяина не было дома, и друзья без особого труда отыскали тот самый ящичек, про который говорила ворона. Ящичек этот они быстренько перенесли на лесную полянку, от избушки подальше. И затем принялись осматривать его да примерять...
  Догадливый Ёжик попросил ворону поискать ещё верёвку, которая пригодится для того, чтобы перевязать посылку, а также карандаш и листочек бумаги, для того, чтобы написать адрес и письмо-записку. Ворона в пять минут отыскала и принесла то, что было нужно.
  Затем Ёжик и Колобок стали сочинять письмо Машеньке, а ворона писать его на бумаге.
  Вскоре на листке появилась запись:
  "Колобок к празднику от бабушки и дедушки. И книжка тоже".
  Ворона очень старалась. Даже слово "Колобок" два раза обвела, чтобы понятнее было. В общем, что ни говори, письмо получилось отменное, не смотря на неровный подчерк и помарки.
  Вслед за письмом-запиской ворона "скопировала" с конверта и вывела на крышке ящичка адресат, намеренно приписав в конце: "для Машеньки". С этим она повозилась чуточку дольше...
  Примерно через полчаса ворона, наконец, выдохнула: "Готово!"
  Затем, прочитав-проверив все свежие надписи несколько раз, письмо-записку вместе с конвертом вложили в книжку, а книжку положили в ящичек. А дальше Ёжик с колобком и ворона Галя стали думать-придумывать: как бы эту посылку на почту доставить...
  Вдруг из-за дерева-дуба на лесную полянку выходит медведь. Тот самый. Вышел и говорит так сразу:
  - Я вам помогу!..
  Ёжик и Колобок даже растерялись от неожиданности. А ворона с испугу на ветку дуба вспорхнула.
  А медведь говорит им дальше, объясняет:
  - Я тут за деревом стоял-прятался, всё слышал...
  Не успел он договорить, как из-за куста появляется волк. Ёжик и Колобок только и успели взгляд от одного зверя к другому перекинуть. А волк уже и говорит-сообщает:
  - Я тоже всё слышал. Я тоже прятался... за кустом. И я тоже вам помогу...
  Ёжик и Колобок, услышав это, немного успокоились: волк и медведь теперь показались им не такими страшными, а наоборот даже - добрыми и дружелюбными, может потому, что были сытыми.
  И ворона Галя, глядя сверху на происходящее, решила то же самое. Поэтому она спрыгнула с ветки на землю и присоединилась к компании. И дальше друзья по счастью и несчастью вместе стали думать-решать что делать...
  Они решили-придумали, что посылку с книжкой и Колобком подбросят почтальону, когда тот почту развозить будет. А почтальон этот на своём мотоцикле-муравье обычно по утрам ездил во вторник и пятницу; и его привычный маршрут от села к селу пролегал как раз через лес, - он всегда завозил газеты леснику. А сегодня, по счастливой случайности, в аккурат понедельник был, и до завтра (то есть до вторника) оставалась ещё целая ночь...
  И чтобы не терять времени даром, звери-заговорщики, один за другим и наперебой стали предлагать всякие-разные способы подброски посылки почтальону и тут же сами критиковали их и отвергали. Даже немного устали от споров.
  В итоге предложенный Ёжиком план оказался из всех наилучшим; его приняли единогласно, и общий сбор наметили на час восхода солнца. А сейчас, то есть ночью, всем участникам операции надлежало хорошенько выспаться-отдохнуть.
  Уже совсем стемнело, когда волк, медведь и ворона разбрелись-разлетелись кто куда, оставив Ёжика и Колобка одних рядом с ящичком-посылкой.
  Проводив товарищей и пожелав им вслед спокойной ночи, Ёжик и Колобок залезли-разместились в ящичек, накрылись крышкой и быстро заснули.
  Во сне Ёжику приснилась его песенка, только с другими-новыми словами. Всего три куплетика, потому что сон был каким-то быстрым, то есть очень коротким-маленьким.
  Вот эти куплетики:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Ты посылку соберёшь?
  А в посылке Колобок,
  Он от бабушки убёг.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  План осуществить рискнёшь?
  Мы посылочку подбросим,
  Почтальона мы не спросим.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Ты в посылочке уснёшь?
  Только раз-другой зевну,
  После этого усну...
  
  А Колобку всю ночь снился кошмарный сон, в котором он, Колобок, боролся со злой, хитрой и ужасно страшной лисой; и лиса всё пыталась укусить его за бочок. В общем, спал он плохо...
  
  Ночью зарядил дождь; где-то далеко, за лесом, загрохотал гром, и засверкали молнии, но друзья этого не слышали и не видели, потому что спали крепко-крепко, и ещё потому, что их коробка стояла под старым, ветвистым дубом, - плотная листва лесного гиганта надёжно защищала её от капель дождя...
  
  Проснулись Ёжик и Колобок от сильной тряски и какого-то шума. Их буквально кидало из стороны в сторону на стенки ящичка-посылки, и то вверх, то в низ...
  Ничего не понимая, они попытались приоткрыть крышку ящичка, но та почему-то не поддалась; они попробовали кричать, но без толку...
  А дело было вот в чём. Так как всю ночь шёл дождь, - небо сплошь заволокло тёмными тучами, и восхода солнца видно не было. И поэтому волк, медведь и ворона проспали, вернее, чуть не проспали. А когда они спохватились, тут такой переполох начался!..
  "Проворонили!.." - первой закричала ворона и захлопала крыльями, "Ох! Ух! Вот и оказал я им услугу медвежью!.." - ругая себя, подхватил на бегу медведь, "Эх, серый я, серый... Вот говорят, что меня ноги кормят, а у меня не ноги, а лапы..." - запричитал не к месту волк.
  Прибежав-прилетев спросонок на полянку, они впопыхах быстро-быстро обвязали ящичек верёвкой, и даже не удосужились глянуть внутрь. Затем они бегом потащили посылку к дороге, по которой должен был проехать почтальон. И так как, не переставая, шумел-лил дождь, - он неистово барабанил каплями по листве и траве, - крики Колобка и Ёжика из ящичка никем услышаны не были. А усердные помощники: волк, медведь и ворона решили, что Ёжик тоже проспал, и именно поэтому он не пришёл-опоздал к намеченному часу. А Колобок и книга вроде как должны быть на своём месте - в ящичке. Где ж им ещё быть?! Отчасти это так и было.
  Примчались-прилетели звери-заговорщики к дороге как раз вовремя, - через минуту на дороге показался мотоцикл почтальона.
  Теперь уж раздумывать-ждать было нечего, да и некогда, - звери стали действовать...
  
  Как только мотоцикл поравнялся с засадой, на дорогу выпрыгнул волк...
  Как и предполагал Ёжик (ведь это он придумал план), мотоциклист, увидев волка, от неожиданности иль от испуга резко затормозил; его трехколёсный мотоцикл занесло по грязи и опрокинуло на бок. Но это было только начало грандиозного плана.
  Пока бедняга почтальон, оглядываясь по сторонам и ругаясь на чём свет стоит, выбирался из-под мотоцикла, на него с отвлекающим маневром налетела ворона. Она стала бить-хлестать его крыльями по шлему (не сильно, конечно), не давая ему оглянуться и увидеть медведя, который в это время подкладывал посылку в кучу к другим таким же.
  Подложив посылку, медведь, надо думать, искренне желая помочь почтальону, без лишнего шума приподнял мотоцикл и тихонечко поставил его на три колеса. И только после этого поспешил скрыться в кустах.
  Ворона и волк тут же последовали за ним и оттуда, из кустов, притаившись, стали наблюдать за происходящим на дороге.
  А почтальон, который так и не понял: что же с ним произошло, ругаясь, - эх и досталось же ему! - стал собирать выпавшие на траву ящички-посылки и класть их обратно в кузов под тент. Подброшенный ящик он тоже, конечно же, взял.
  Затем он огляделся, обтёрся от грязи, поправил шлем, очки... наконец, завёл мотоцикл и быстро уехал прочь. Впопыхах он даже не удивился тому, что его перевёрнутый мотоцикл вроде как сам по себе встал-поднялся на колёса.
  После того, как мотоцикл почтальона исчез за поворотом, звери облегчённо вздохнули-выдохнули. Задание было выполнено полностью. Только одно для них осталось загадкой: почему так и не пришёл Ёжик?..
  
  ... Много ли времени прошло, мало ли - день или два, только вскоре посылка эта пришла адресату.
  Таинственный ящик получили, принесли домой и раскрыли...
  И каково же было удивление домочадцев, когда, раскрыв, там обнаружили Ёжика(!), который тут же напугал всех своим "Пых-пыхом!", Колобка(!) с запиской "Колобок к празднику от бабушки и дедушки...", который сразу стал распевать свою весёлую песенку и даже станцевал немножко... И ещё забытую в деревне "книжку тоже".
  
  
  Апрель-май 2000 г.
  
  
  
  Часть 3-я. Ёжик и Золотая Рыбка
  
  Глава 1-я. Подарок
  
  Удивились папа и мама (родители Машеньки) подарку, даже и сказать ничего не смогли, - столь необычной оказалась посылка. Поначалу испугались даже: может, адрес кто перепутал или пошутил. Но всё было верно: и адрес правильный и записка "от деда и бабы", да и содержимое посылки говорило само за себя...
  Как услышали папа и мама "дежурную" песню Колобка - рты поразинули, глазами хлоп-хлоп... Никогда ещё они такого не слышали и не видели, быть может, в сказке только или в кино. Но ведь "сказка ложь...", - думали они. А здесь всё взаправдашнее: и Колобок, который и поёт и танцует, и Ёжик, который человечьим языком разговаривает и пыхтит и фыхает, к тому же.
  Слушали, папа с мамой, слушали, смотрели-смотрели, ахали-охали и решили: знать, так тому и быть; и пока Ёжик и Колобок пусть в квартире поживут, а потом видно будет...
  Решили, успокоились и вскоре привыкли к необычным гостям. А дочке Машеньке поручили-доверили заботиться о них: утречком умывать, вечерком спать укладывать, молочком поить-кормить...
  И Машенька стала заботится о Колобке и Ёжике, старалась, ни на шаг от них не отходила.
  Колобок с Ёжиком этому только рады были, ведь у них получилось всё, как они задумали... Почти всё.
  Вот только Ёжик волновался немножко: дома, в лесу, у него ребята-ежата остались, и хоть выросли они уже большенькие, всё равно внимания к себе требовали и заботы. А Ёжик не предупредил их о том, что отправится в город, и не сказал когда вернётся; он сам не ожидал, что так получится...
  Эх, пролетала бы мимо ворона Галя, заглянула бы в окно, увидела б Ёжика, - он с ней весточку домой бы и отправил. Но, кроме голубей, никто мимо окна не пролетал. Самолёты только.
  Так вот, хорошо было Ёжику в гостях у Машеньки, но вернуться в лес ему нужно было обязательно, и чем скорее, - тем лучше. Об этом он и рассказал Машеньке.
  - Погощу у тебя, Машенька, немножко и домой пойду, - сказал Ёжик.
  - Да как же ты пойдёшь-то? - обеспокоилась Машенька. - До деревни-то далеко-далёко, и опасностей в пути полным-полно, - и не сосчитаешь!.. Нет, - говорит, - не отпущу я тебя... - Машенька на минуту задумалась, придумала что-то и затем сказала-добавила: - Я лучше деду с бабой письмо напишу... Телеграмму. Я уже знаю, как телеграммы отправляют. Сама видела... Напишу-ка я им, чтоб на праздник Первого сентября приехали... срочно. Они и приедут. А как уезжать станут, - тебя с собой и заберут...
  - Ладно, - вздохнув, согласился Ёжик, - подожду их. Только ты "срочно" написать не забудь.
  - Не забуду, - уже на ходу ответила Машенька.
  И чтобы не откладывать на потом, она решила тотчас идти-бежать на почту-телеграф.
  Она вытащила из-под дивана свою копилку, достала из неё денежки, те, что мама с папой на мороженое давали, и, в спешке надев сандалии, выбежала из квартиры.
  Почта была рядом, в трёх шагах...
  
  Глава 2-я. Новые знакомые
  
  Так Ёжик и Колобок оказались дома одни. Вернее, почти одни.
  Машенькины папа и мама утром ушли на работу, и в квартире, кроме Колобка и Ёжика, остались ещё кошка на диване, попугай в клетке и Рыбка в аквариуме.
  Ёжик и Колобок решили познакомиться с ними со всеми и подружиться. Сначала они подошли к кошке.
  Кошка была рыже-полосатая, породистая, только незнай какой породы. Она лежала, раскинувшись, на диване и, должно быть, спала и во сне ловила мышку. Она поминутно вздрагивала, колотила воздух передними и задними лапами, будто бежала и догоняла свою жертву. И ещё шевелила ушами. Но глаза её были закрыты.
  Решив познакомиться с кошкой, Ёжик ни чуть не сомневался, что кошка - самый подходящий для дружбы зверь. А Колобок на сей счёт своего мнения не выказывал, - он покамест плохо разбирался в жизни.
  Но случилось непредвиденное. Подойдя к дивану, Ёжик внезапно для всех и для самого себя чихнул, наверное, от пыли, что, бывает, иногда скапливается под диванами...
  Эффект получился потрясающий: Ёжик даже опомниться не успел, как полусонная кошка в миг вскочила на лапы, взъерошилась, выгнулась в дугу и грозно, как змея, зашипела. А Колобок, ещё секунду назад стоявший рядом с Ёжиком, исчез, словно его ветром сдуло. Он, должно быть, с испуга укатился под кресло, стоявшее напротив дивана, и спрятался там.
  Ёжик, испугавшийся не меньше других и того же, что и другие, тоже решил спрятаться. На всякий случай. И как обычно в минуты опасности, он свернулся клубочком и расправил иголки, сквозь которые стал наблюдать за происходящим вокруг.
  А вокруг ничего особенного не происходило, только кошки на прежнем месте уже не было. Она запрыгнула повыше, на спинку дивана, и теперь свысока глядела на серый комок иголок, стараясь понять-сообразить: кто ж это её напугал-разбудил.
  Так прошла минута и ещё полминуты...
  Прячась за иголки, Ёжик задумался: "А чего, это, я испугался? И от кого, собственно, я прячусь?..", и сам же ответил: "Да, ни чего! И не от кого!" А как понял, что бояться нечего, - распрямился: высунул мордочку и лапки. А когда распрямился, поискал глазами Колобка.
  Колобок испуганно выглядывал из-под кресла.
  Ёжик лапкой подозвал его: "Выходи, мол, бояться нечего", и Колобок вышел. С опаской поглядывая на кошку, он быстренько подошёл к Ёжику и спрятался за ним. Эта кошка Колобку теперь явно не нравилась; чем-то, наверное, рыжей шёрсткой, она напомнила ему лису.
  А Ёжик тем временем, взяв себя в руки, начал с нею знакомиться.
  - Здравствуйте, - приветливо сказал он, обращаясь к кошке.
  - Чего ещё... - совсем неприветливо прошипела кошка.
  - Мы хотим с Вами дружить, - наивно продолжил Ёжик.
  - Вот ещё... - ответила кошка.
  Вот незадача. Ёжик и Колобок растерянно переглянулись. Они не поняли, согласна кошка дружить или нет? Но сомнение на сей счёт уже закралось в их души.
  - Может, поиграем вместе, а?.. - снова попытался Ёжик, но уже с угасающим энтузиазмом.
  - Нет уж... - резко и однозначно ответила кошка, жестоко отвергнув предложенную дружбу.
  Что ж, нет - так нет, как говорится. Вот теперь нашим друзьям окончательно стало ясно, что вопреки ожиданиям кошка дружить с ними вовсе не собирается. Вот какая недружелюбная была эта кошка, видать, порода такая.
  Ёжик махнул на неё лапкой и отвернулся.
  - Не хотите - как хотите! - с досадой сказал он напоследок, уже не глядя на кошку. - Плакать не станем!..
  И отошёл от дивана.
  А дружок Колобок, напротив, не расстроился ни капельки. Ничего не говоря Ёжику (потому что был уверен, что Ёжик поступит точно так же), он быстренько побежал-покатился в другую комнату; там, на высоком столе, стояла клетка с попугаем.
  Ёжик поспешил вслед за Колобком, и, пока шёл, про кошку стишок сочинил, но песенку петь не стал, - запомнил до случая.
  
  ...С пола клетку было видно только издалека. И когда Ёжик и Колобок подошли к столу поближе, клетка совсем исчезла-скрылась за крышкой стола, словно за высокой горой, - так не то чтоб познакомиться, докричаться до попугая было невозможно. Друзьям ничего не оставалось делать, как забираться на эту "гору"...
  Через некоторое время, примерно через две по три минутки, потратив чуть ли не все свои силы, они вскарабкались на эту высоченную гору-стол. Цепляясь за скатерть, взбираясь на табурет, они подсаживали и подтягивали друг друга всё выше и выше...
  И вот, наконец, "вершина" была взята. Усталые, но довольные друзья-единомышленники с нетерпением и с надеждой подошли к клетке, сделанной из тонкой железной проволоки.
  
  На столе, покрытом чистой светлой скатертью, вокруг клетки было грязно: тут и там пестрела шелуха от семян овса и проса, валялись остатки кусочков яблок и тут же высохшая цедра апельсина, рядом были рассыпаны ещё какие-то крошки... И что вы думаете, - это были следы недавней трапезы маленькой красивой птички.
  Ёжик и Колобок, конечно же, заметили весь этот мусор и сразу догадались, откуда он взялся.
  А виновник беспорядка - большой белый попугай, которого, кстати, звали Попка, невозмутимо и преспокойно сидел на жёрдочке в центре клетки и, кажется, не обращал ни на мусор, ни на гостей никакого внимания. Наверное, он важничал потому, что раньше, давным-давно, быть может, сто лет назад или более, он жил на пиратском корабле и сам был немножко пиратом. А может, потому, что в зоомагазине за него заплатили крупненькую сумму денег. Не важно. В общем, он важничал.
  Но когда Ёжик и Колобок подошли к клетке вплотную, попугай вдруг заговорил первым. Наверное, не выдержал своей же важности.
  Ёжик даже глаза вытаращил от восторга, когда услышал:
  - Попка-дуррак! Дуррак!..
  - Во, даёт! - поделился с колобком Ёжик. - Это он себя ругает, наверное... Намусорил нечаянно - виноват, мол...
  - Нет, это он так знакомится... - предположил Колобок.
  А попугай меж тем продолжал "знакомство".
  - Хочу пить! Попей водички!.. - несколько раз кряду повторил он.
  На этот раз Ёжик и Колобок оказались не готовы что-либо ответить, в их глазах застыло недоумение. И пока они думали-гадали, что бы такое сказать, попугай залепетал снова.
  - Каши давай! Каши давай! Давай! - проговорил он, своеобразно по-попугайски кивая головкой.
  - Ну и запросы у него, - шёпотом пожаловался Ёжику Колобок.
  А Ёжика от возмущения так и распирало. Надо подумать, ещё и познакомиться толком не успели, а он уже требует... Каши ему, видите ли, надо! Пить он, бедненький, хочет!..
  - Где ж мы тебе каши-то возьмём? - заявил Ёжик.
  И услышал в ответ целую тираду:
  - Хочу пить! Гаси свет! Каши! Каши давай! Попей водички! Попка-дуррак!..
  Тут попугая, видно, прорвало, и он совершенно не к месту понёс полную околесицу.
  - Попка-дуррак! Дуррак!.. - снова закартавил он, продолжая: - Умница-дочка! Попей водички! Чего надо! Хочешь блинчик?! Смотрри серриальчик!..
  "Ага! - догадался Ёжик, слушая эту бессмыслицу. - Это он не сам... Нет, сам, конечно, но не сам... И не нам... Короче говоря, это он просто повторяет; его так научили..."
  И его догадка оказалась правильной, ведь рядом со столом, на котором стояла клетка с попугаем, на тумбочке стоял телевизор, и все слова и фразы, которые теперь так старательно выговаривал Попка-дурак, были взяты им из этого "ящика", - а чего только по телевизору не показывают(!)
  - Хочу есть! Каши давай! Попка-дуррак!.. - не унимался попугай.
  - Ну и оставайся один, раз "дурак", - сказал ему Ёжик.
  - Я тоже так думаю: ну его, - согласился Колобок. - Зря только время потеряли, на стол лезли...
  - Это точно, зря... Пошли обратно, - вздохнул Ёжик.
  - Пошли, - согласился Колобок.
  И они зашагали прочь от клетки обратно к краю стола...
  А Попка всё не унимался; он ещё долго и громко выкрикивал им вслед словесную абракадабру, вроде "Хочу жевачку!", "Ты где был? Пиво пил!", "Надень памперсы!", "Все на выборы!", "Украли!..", "Деньги давай! Давай деньги!", или "Сам дурак!..", пока, наконец, не устал и не проголодался.
  Ёжик про глупого попугая тоже стишок сочинил, но песенку петь пока не стал по той же причине. Да и настроения не было.
  
  Глава 3-я. Рыбка
  
  И вот Ёжик и Колобок подошли к высокой подставке, на которой стоял небольшой аквариум, и в котором среди подводных растений плавала одна маленькая Рыбка.
  Её плавнички блестели серебром, а чешуйки отливали золотом. И когда из окна на чешуйки падал солнечный свет, то во все стороны: на стены, на потолок и на пол яркими, ослепительными вспышками брызгали золотые искры отблесков, да такие, что иной раз приходилось жмуриться и закрывать глаза.
  Так вот, подойдя к аквариуму, друзья уже колебались: стоит ли начинать знакомство и вообще разговаривать с этой маленькой рыбёшкой?
  Ёжик вдруг засомневался на счёт своей идеи знакомства с новыми друзьями. Очень недавний опыт подсказывал ему, что "не всё то золото, что блестит": ведь и рыже-породистая кошка и красавчик попугай оказались совсем не такими, какими они виделись вначале, и друзьями они не стали.
  Но попытка - не пытка, и Ёжик решился, тем более что отступать было уже некуда: знакомиться было больше не с кем.
  - Здравствуй, Рыбка!.. - робко сказал он одновременно и с тревогой и с надеждой в голосе.
  - Здравствуй, Ёжик!.. - вдруг ласково и звонко ответила Рыбка, и эхо повторило её слова.
  Услышав эхо, Ёжик оглянулся по сторонам. Странно это... Эхо!.. Откуда оно взялось?.. Ёжик пожал плечами и вопросительно посмотрел на Колобка. Колобок растерянно развёл ручками, мол, он тут не при чём.
  Ёжик вновь повернулся к Рыбке.
  - Давай дружить!.. - предложил он Рыбке.
  - Давай! - был ответ, и опять эхо.
  - А ты не обманешь?.. - вдруг встрял Колобок, который поначалу ни с кем разговаривать вроде бы не собирался, но теперь почему-то круто переменил своё решение. Наверное, эхо повлияло...
  - Нет, что ты!.. - уверила его Рыбка.
  И опять это доброе, звонкое и продолжительное эхо, которое повторило её слова. Эхо, видимо, исходило из мелкой ряби на воде, дальше отражалось от стеклянных стенок аквариума, и затем, вместе с золотыми искрами, радужными переливами разлеталось по потолку и стенам квартиры. Отчего вся квартира, казалось, на миг преображалась и превращалась в маленькую сказочную страну или, точнее сказать, в театральную сцену с прекрасными декорациями и живыми куклами.
  Ёжик, да и Колобок тоже, были просто потрясены этими хоть и кратковременными, но неожиданными и необычными изменениями, происходившими прямо на их глазах.
  - Ух, ты!.. Здорово!.. - удивлялись они вслух, оглядываясь по сторонам и не веря своим глазам.
  Они бы так и глазели, если б не Рыбка. Она отвлекла их, спросив:
   - А во что мы будем играть?.. Что вы умеете делать?..
  И как и прежде, её словам вторило эхо.
  - Я песни пою и танцую... - с радостью признался Колобок. Он забрался на какую-то коробочку, и сразу заплясал и запел: - Я Колобок, Колобок, по амбару метён, по сусеку скребён, на сметане мешён, в печку сажён, на окошке стужён...
  И так далее.
  Пока он пел и приплясывал, Рыбка его внимательно слушала; а когда он петь закончил, - Рыбка сразу же зааплодировала ему плавничками, только тихо, не слышно; отчего лишь по воде пробежала разноцветная перламутровая рябь.
  Ёжик тоже похлопал в ладошки. А Колобок в ответ раскланялся ему и Рыбке, словно знаменитый эстрадный артист со сцены.
  Далее настала очередь Ёжику показывать своё умение-мастерство.
  Он сказал:
  - Я песенки тоже сочиняю...
  И Ёжик, пританцовывая, запел свою песенку с новыми, недавно и только что придуманными словами:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Ты кого в друзья возьмёшь?
  Нам не нужно с Колобком,
  Чтобы друг был "дураком".
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Попугая не поймёшь!
  Глупый Попка-попугай,
  С нами лучше не играй!
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Кошку тоже не тревожь!
  Кошка эта не добра -
  От неё уйти пора!
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Кто здесь друг - не разберёшь!
  Мы хотим друзей найти,
  С кошкой нам не по пути.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Нам в друзья найти кого ж?
  Рыбку обо всём мы спросим,
  С нами поиграть попросим!
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Так кого в друзья берёшь?
  Мы теперь на век друзья:
  Рыбка, Колобок и я...
  
  А когда закончил петь, добавил-сказал:
  - А ещё я могу пыхтеть и фыхать вот так: пых-пых!.. фых!..
  И с особым старанием он продемонстрировал Рыбке эти свои возможности. И получилось как нельзя лучше: и смешно и интересно. Рыбка была в восторге и от песенки и от демонстрации, - ей очень понравилось выступление Ёжика. А в завершение своего мини-концерта Ёжик показал Рыбке, как он сворачивается в клубок и выпускает иголки.
  Рыбка поаплодировала Ёжику тоже и даже похвалила его.
  Затем Ёжик и Колобок стали рассказывать Рыбке интересную и смешную историю о том, как они проучили хитрую лису и как они попали в город. Рассказывая, они то и дело дополняли друг друга смешными подробностями, лихо показывали лесные сценки: изображали медведя, волка, лисицу и ворону, говорили их голосами, и при этом они сами смеялись, да так, что от смеха хватались за животики...
  Когда они закончили рассказ и немного поостыли от смеха, то в два голоса спросили Рыбку:
  - А что умеешь ты?..
  На что Рыбка тихонько сказала:
  - А я умею исполнять желания...
  Ёжик и Колобок как-то сразу растерялись-опешили. Они же не знали, что золотые рыбки бывают волшебными.
  - Да-да, - продолжила Рыбка, видя их замешательство. - Я волшебная. Но здесь я нахожусь в неволе...
  - Как так? Не может быть!.. - удивились Колобок и Ёжик.
  - Может, ещё как может... - стала объяснять Рыбка. - Там, откуда меня похитили, я была царицей и владычицей целого моря. Но однажды я попалась в сети... А дальше... Дальше помню плохо, словно в кошмарном сне... Было темно, тесно и холодно, нечем было дышать... И, кажется, я была не одна в этой своей тюрьме. А потом вдруг я увидела мир, но сквозь стеклянные стены... Было очень много людей... А рядом со мной, только отгороженные стеклянными стенками, плавали такие же рыбки, как и я...
  Рыбка горько заплакала; и её крохотные слезинки, раскачиваясь в воде, словно падающие по осени с дерева листочки, жемчужным бисером медленно опустились на дно аквариума.
  - Не плачь, Рыбка! Пожалуйста, не плачь!.. - стали утешать-успокаивать Рыбку Колобок с Ёжиком. - Ты же волшебная... Ты же всё можешь исправить...
  - Нет, не могу, - сквозь рыдания сказала Рыбка. - Я исполняю желания других, понимаете? А своё... не могу. - И она вновь разрыдалась.
  А Ёжик и Колобок вдруг живо переглянулись, будто о чём-то догадались. И это было так.
  - Это беда - не беда, - тотчас сказал Ёжик, успокаивая Рыбку.
  - Мы поможем тебе, - сказал за ним Колобок.
  - Мы желаем, чтобы ты вернулась к себе домой... - сказал Ёжик, повышая голос командного уровня.
  - Да-да-да, мы этого хотим, - поддержал Ёжика Колобок. - Плыви себе в открытое море...
  Услышав такие речи, Рыбка встрепенулась, перестала плакать и сразу повеселела. Она проворно закружила по аквариуму в радостном танце, её чешуйки заблестели ещё ярче, а перламутровая рябь на воде заискрила ещё живее, отчего вся квартира буквально залилась-заполнилась золотым волшебным светом.
  
  Глава 4-я. Пока ещё дома
  
  Вдруг Рыбка остановилась; золотой свет в одно мгновение исчез.
  - А как же Машенька? - вдруг спросила она своих освободителей: Колобка и Ёжика. - Она ведь расстроится, если я вдруг исчезну... Она была так добра ко мне и внимательна...
  Колобок и Ёжик переглянулись и призадумались. Машеньку обижать они никак не хотели. Но как же быть теперь? Может быть, рассказать ей обо всём?..
  - А вдруг она не поверит?.. - сказала Колобку и Ёжику Рыбка, словно прочитав их мысли. - Если кто-то не верит в волшебство, оно пропадает, вы разве не знали? - спросила она Ёжика и Колобка, те в ответ отрицательно покачали головами. А Рыбка продолжила: - Если Машенька не поверит, моё волшебство пропадёт, и я уже никогда не вернусь домой...
  Ёжик вдруг вспомнил свой дом, своих детишек, и ему стало жаль Рыбку вдвойне...
  - Мы ей объясним. Мы ей всё расскажем. Всё-всё... - начал было Ёжик.
  - Она поверит. Она хорошая... - поддержал Ёжика Колобок.
  И Рыбка почти уж согласилась остаться и ждать Машеньку... Как вдруг, откуда ни возьмись, на крышку аквариума запрыгнула кошка.
  - Нет уж!.. - грозно прошипела кошка. - Улизнуть вздумали? Ничего у вас не выйдет!.. - сказала она, хитро и зло блеснув щёлками зелёных глаз.
  Она быстро и ловко сбросила с аквариума прозрачную крышку и, запустив в воду свою огромную когтистую лапу, стала ловить маленькую волшебную Рыбку...
  Раз провела лапой - мимо... Другой - опять мимо... Ещё раз - зацепила когтём за плавничок...
  - Ой-ой-ой!.. - застонала-испугалась Рыбка.
  - Ёй-е-ей! Что ты делаешь?! - закричали Колобок и Ёжик недоброй кошке. - Вот Машенька узнает... Она тебя...
  К сожалению, в этот момент они оказались бессильны помочь: на аквариум забраться они никак не могли, тем более не могли прогнать-напугать кошку... От испуга они позабыли, что Рыбка-то волшебная и что стоит ей приказать, - она превратит кошку во что захочет, да хотя бы в лягушку...
  Но Ёжику пришло на ум другое...
  - Колобок, - крикнул он Колобку. - За мной!..
  Он поспешил в угол комнаты; Колобок побежал за ним.
  - Качай это... вот так, - скомандовал Ёжик Колобку, указывая на высокий торшер. - Быстрей раскачивай!.. И... раз!..
  Колобок не понял зачем раскачивать "это", но без лишних вопросов принялся за дело...
  - Два, взяли... Пых-пых... - запыхтел Ёжик.
  - Три, взяли... И... - изо всех сил толкал Колобок.
  Высокий торшер стал медленно раскачиваться...
  Вдруг откуда-то сверху на Ёжика и Колобка спикировал, словно упал, попугай. (Как он выбрался из клетки - не понятно.) Попугай стал кружить над ними и хлопать их крыльями, мешая им и не давая опомниться. При этом он что-то бормотал, но понять что - было не возможно. Одно было ясно: попугай был на стороне кошки.
  - Ещё немного... взяли... Давай-давай... - в это время приговаривали Колобок и Ёжик, раскачивая торшер и одновременно уворачиваясь от попугая.
  А кошка, как бы, не обращала на них никакого внимания. Она всё ближе и ближе подтягивала к себе свою добычу - маленькую Рыбку.
  - Рыбка превращайся!.. - из последних сил выкрикнул Ёжик в тот момент, когда раскаченный торшер поддался и начал падать прямо на аквариум...
  
  А в эту самую минуту в дверном замке залязгал ключ, дверь распахнулась, в квартиру взошла-вернулась Машенька.
  Она увидела падающий торшер, бросилась его спасать. Но неожиданно ей в ноги метнулся попугай. "Банзай!.." - закричала глупая птица.
  Машенька вздрогнула и оступилась...
  
  А тут: БУМ!.. ДЗЫНЬ!.. ДЛАНЬ!..
  Торшер на бок, аквариум вдребезги, вода из аквариума по всему полу... Кошка с испугу на шторы под самый потолок вскарабкалась, попугай в люстре спрятался...
  А во всей квартире невесть что творится: и тут и там золотое свечение, да перламутровые отблески, да вокруг разноцветные радужные переливы... И не квартира это уж вовсе, а терем какой-то сказочный или дворец...
  
  Глава 5-я. В сказку
  
  Опомнилась Машенька, очнулась, словно ото сна, глядь, и впрямь стоит она во дворце.
  Присмотрелась, видит: на троне сидит старуха, уж больно на бабушку, что в деревне осталась, похожа. Перед ней на коленях стоит старик, как две капли воды на деда, что в деревне остался, похож.
  Говорит старику старуха:
  - Воротись, - говорит, - поклонись Рыбке... Не хочу, - говорит, - быть царицей. Хочу быть владычицей морскою...
  Тут Машенька сообразила, куда она попала, только не поняла, как и почему она здесь оказалась.
  Подошла она к старикам, говорит им ласково:
  - Уж не нужно вам большего желать, - говорит. - Хватит того, что есть.
  Посмотрела старуха на девочку, грозно блеснула очами.
  - А ты ещё кто такая будешь? - спрашивает.
  - Кто я буду - я ещё не решила, может, врачом или спортсменкой... А пока я просто Машенька, внучка ваша, - смело ответила Машенька.
  - Это как же? - удивилась старуха, подняла брови.
  - А Вы моя бабушка, - продолжила Машенька. - А вот и дедушка мой... Я вам телеграмму послала, чтоб вы ко мне в город приехали... На праздник. Да вот сама к вам, не знаю как, попала...
  Призадумалась старуха. Где это видано, чтобы девочки царицам телеграммы слали и указывали им приезжать или не приезжать...
  Отвечает ей царица строгая:
  - Ты, - молвит, - пойдёшь к Рыбке... Ты попросишь у неё для меня владычество...
  Делать нечего. Не признала, видать, старуха свою внучку, Машеньку, внучку милую, родимую...
  (Не знала тогда Машенька, что старуха в сказке - не та что в жизни, она заколдованная. Не знала Машенька и того, что случилось в квартире в её отсутствие, не знала пока и того, что Рыбка золотая аквариумная - волшебная. Не знала она и того, что волшебница-Рыбка в самый последний момент, перед тем как торшер разбил аквариум, загадала вернуться к себе в открытое море, но что-то у неё не получилось: то ли кошка плавничок волшебный повредила, то ли что-то напутала Рыбка... В общем, попали все, кто тогда был-находился в квартире, в сказку.)
  Так вот, пошла, значит, Машенька к синему морю. А сама и не знает, что делать и как быть. Неужели и вправду она в сказку попала, или снится ей всё это.
  Ущипнула себя Машенька за коленку - подпрыгнула.
  - Ой, - вскрикнула от боли и сразу пригорюнилась. - Как же мне теперь домой вернуться? Папа с мамой волноваться будут, искать станут... Да и учиться мне надо, в школу ходить, а не по сказкам разгуливать. Тем более - праздник "Первое сентября" на носу... А я им телеграмму послала... - с досадой подумала девочка.
  Вдруг ей навстречу из-за пригорка выходят Колобок и Ёжик.
  - Пых-пых! Фых! - громко пропыхтел Ёжик.
  - Это мы! Мы это! - закричал Колобок.
  Машенька так и встала, огорошенная; обрадовалась неожиданной встрече. Взяла она Колобка и Ёжика за ручки, встали они в кружок - и давай хороводы водить-отплясывать...
  Ёжик и здесь успел спеть свою песенку, вернее один (свеженький ещё) куплетик:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Как дела и как живёшь?
  В сказку я попал случайно;
  В сказке всё необычайно...
  
  Но только не долго продолжалось это веселье. Вспомнила Машенька где она находится, - опять загрустила. Присела она на травку, обняла ручками колени и тихонько заплакала...
  Тут Ёжик и Колобок стали её успокаивать, да заодно и рассказали ей историю про то, как хотели они со всеми познакомиться, и что из этого вышло. И про попугая рассказали глупого, и про кошку недобрую, и про Рыбку несчастную, волшебную.
  Удивилась Машенька их рассказу.
  - А мы-то думали, что он умный, - сказала она про попугая и за себя и за своих родителей. - А он лишь глупости повторяет, значит. Вот ведь какой!.. А кошка-то, кошка, а?! - возмутилась Машенька, хлопнула себя по коленочкам. - Притворялась, значит... Вот вернусь я домой - всё расскажу папе с мамой. Вот только вернуться как?..
  В этот момент Ёжику на ум пришла одна интересная мысль и вместе с ней стишок к песенке. Вернее, стишок к песенке и интересная мысль - было одно и то же. По этой причине петь песенку Ёжик не стал.
  А стишок был такой:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Ты из сказки нас вернёшь?
  Да, исправим мы ошибку
  И помочь попросим Рыбку...
  
  - Рыбку найти надо, - заявил Ёжик. - Она, наверное, тоже сюда, в сказку, попала.
  - А то куда же?! - поддержал его Колобок. - Раз мы в сказку, - то и она, стало быть, тоже... Давайте её искать!..
  - Я знаю, где она, - сказала Машенька. - Идёмте!
  И все вместе друзья пошли к морю.
  Вышли они на берег, глядят: почернело синее море.
  Стали они кликать золотую Рыбку. Приплыла к ним Рыбка на лёгкой волне; удивилась неожиданной встрече. Спрашивает:
  - Что вы здесь делаете?
  Отвечают ей по очереди, сначала Ёжик:
   - Да вот тебя ищем-разыскиваем...
  За ним Колобок:
  - Попали мы вместе с тобой в сказку, и не знаем, как обратно домой вернуться...
  За ними Машенька:
  - Я всё про тебя знаю, - мне Ёжик с Колобком рассказали, - ты волшебная... Помоги нам, пожалуйста, домой вернуться. Пожалуйста!..
  - Помогу, конечно, чем смогу, - отвечает Рыбка. - Только вот, боюсь, что не получится у меня... Повредила мне кошка плавничок волшебный.
  - Я вот ей покажу, когда вернусь, - погрозила пальчиком Машенька.
  - А ты попробуй, Рыбка, - попросил Рыбку Ёжик.
  - Да, попытайся. Может, получится... - попросил Колобок.
  - Рыбка, пожалуйста!.. - взмолилась Машенька.
  Рыбка подумала, поразмыслила.
  - Ладно, попробую, - сказала она затем и добавила: - Нате вот, возьмите-ка эти жемчужинки, они не простые...
  С этими словами рядом с берегом из-под волны всплыла-показалась большая морская раковина. Раковина тут же раскрылась, и из неё вылетели и упали прямо в ручки Машеньке, Колобку и Ёжику три большие жемчужины.
  - Если что не так, - продолжала напутствовать Рыбка, - киньте жемчужину в речку со словами: "Камушек катись, к Рыбке воротись, превращенье-возвращенье снова повторись", и тогда моё волшебство опять повторится... Это на случай, - заключила Рыбка, - если моё волшебство не получится.
  - Спасибо тебе, Рыбка, - говорит ей Ёжик, кланяясь.
  - Спасибо, - благодарят Рыбку Колобок и Машенька.
  А Машенька ещё добавляет:
  - Рыбка, дорогая, - просит она. - Ты только о стариках моих не позабудь. Пускай они тоже к себе домой вернутся, ладно?! Нечего им здесь делать... Да и какая из бабушки царица?!
  - Ладно, будь по-твоему, - согласилась Рыбка. - А теперь пора прощаться, - молвила она. - Мне пора... Больше уж не увидимся.
  И друзья стали прощаться.
  Они не видели и не догадывались о том, что за ними из-за пригорка следят-наблюдают кошка и попугай.
  
  Глава 6-я. Сказка за сказкой
  
  Попрощавшись, Рыбка ударила о волну хвостом и нырнула в глубокое море-океан. Лишь брызги заискрили над водой серебристым туманом, да разноцветная повисла над волнами радуга.
  Туман стал расти и густеть, и вскоре всё вокруг заволокло серебристой дымкой так, что не видно стало ни неба, ни моря, ни земли.
  Началось превращение.
  Вокруг явно происходило что-то особенное, но видеть это друзьям волшебный туман не позволял - так уж было задумано. Туман был тёплым и каким-то добрым, нежным. Он вовсе не пугал, а наоборот, успокаивал. И лишь однажды, на какое-то пустячное мгновение неизвестно откуда повеяло холодком.
  Но Ёжик, Колобок и Машенька не испугались ни капельки. Они крепко держались за ручки. И им вдруг показалось, что обрели они необычайную лёгкость, и что неведомая сила подхватила-приподняла их вверх, и что находятся они теперь не на берегу синего моря, а посредине огромного облака, парящего высоко над землёй.
  И это было почти правдой, ведь именно так происходят все настоящие чудеса-превращения.
  Но вскоре туман стал рассеиваться, - друзья вновь почувствовали в воздухе тяжесть, а под ногами твёрдую почву. А когда туман исчез совсем, Ёжик, Колобок и Машенька увидели, что стоят они на махонькой лесной полянке, а вокруг густой, дремучий лес.
  Солнечные лучики едва-едва пробивались к ним на полянку сквозь густые кроны высоченных деревьев; а деревья эти, грозно раскачиваясь на ветру, нависали над полянкой, словно хотели на неё упасть-повалиться.
  Ёжик очнулся первым.
  - Вот те нате! - сказал он с досадой. - Теперь ещё и дорогу придётся искать...
  - Да... - почесал затылок Колобок - Ни дорожки, ни тропинки... И вечер скоро, - напомнил он.
  - Ладно, пошли. Чего зря время терять?! - скомандовала Машенька. - Ёжик, ты первый... Веди нас!
  Тут Ёжику на ум опять пришли стишки; вот они:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Ты куда нас поведёшь?
  Нам дорогу бы найти,
  И по ней домой идти.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Что, места не узнаёшь?
  Не был здесь я никогда,
  Нам, наверное, туда!..
  
  Мысленно пропев песенку, Ёжик поводил по ветру носиком, принюхался, видать, что-то учуял, затем скомандовал "За мной!" и засеменил прямиком в лесную чащу. Машенька и Колобок стали пробираться вслед за ним.
  
  Лес и вправду оказался дремучим, - идти было просто невозможно. Колючий кустарник царапал ноги, крапива обжигала колени и руки, густая трава сковывала движения. Тут и там дорогу преграждали поваленные деревья; на пути вставали трухлявые пни, обросшие мхом и поганками. Отовсюду из дупел пугающе ухали совы. Паутина встречалась на каждом кусте... А пауки на ней были такие большие - прямо жуть!
  Вдруг впереди средь густой листвы замаячили белёные брёвна маленькой избушки. Кто мог построить в такой глуши избу, - друзья не знали. А если бы знали, то вряд ли бы туда пошли. Но...
  Выбрались они из чепыжника прямо ко входу в избушку. Огляделись, потёрли синяки и ссадины, почесали крапивные ожоги и комариные укусы...
  - Не нравится мне это, - настороженно сказал Ёжик, принюхиваясь к запахам, струящимся из избы.
  - А мне, наоборот, нравится и даже очень, - перебил его Колобок. - Всё лучше, чем по кустам пробираться.
  - Мы только дорогу узнаем, и уйдём, - устало сказала Машенька.
  И она первой взошла в избу.
  В сенях никого не было; Машенька позвала хозяев, аукнула разок-другой, - ей никто не ответил.
  Машенька прошла в светёлку...
  Посреди комнаты стоял огромный дубовый стол; на нём стояли деревянные ушата до верху наполненные кашей... пшёнкой.
  "Вот здорово! - обрадовалась Машенька. - А пахнет как?! Съем немножко, подкреплюсь... Хозяева не обидятся.
  И она полезла на огромный стул, который первым стоял у неё на пути.
  - Идите сюда, скорее! - крикнула она своим друзьям, Ёжику и Колобку, которые пока что не решались зайти в светёлку.
  На зов Ёжик и Колобок тут же пришли-появились...
  А в это время Машенька уже взяла самую большую деревянную ложку-половник и зачерпнула и попробовала кашу из самой большой "тарелки".
  Ложка оказалась неудобной и тяжёлой, каша слишком горячей, поэтому Машенька пересела на другой стул, поближе к другой тарелке... Но и там ложка оказалась не достаточно удобной, да и каша на вкус была недослащёной. И Машенька пересела на следующий стул, ближе к третьей тарелочке...
  Пока Машенька пересаживалась с места на место, Ёжик и Колобок тоже забрались на стул, затем на стол и вслед за ней стали пробовать-угощаться кашей; они оба стали есть из одной тарелки без ложки, прямо ручками.
  Вскоре, когда все до отвала наелись (первый раз за день), то облегчённо вздохнули. А как вздохнули - зевать стали по очереди и на перегонки. Тут их в сон клонить стало...
  А в светёлочке и кроватки оказались, кстати. У оконцев.
  Слезла Машенька со стула, подошла, зевая, к первой кроватке, залезла на неё. Кроватка эта оказалась для неё слишком высока и широка. Нехотя и засыпая на ходу, перелезла Машенька на вторую кроватку...
  А Ёжик и Колобок вслед за ней ходят-лазают, тоже ищут себе тёпленькое и мякенькое местечко.
  Лишь на третьей кроватке наконец-то устроилась Машенька. Кроватка эта пришлась ей впору: и маленькая, и мякенькая...
  А Ёжик и Колобок на соседней кровати увалились... и сразу уснули... от изнеможения.
  И Машенька тоже уснула. И лишь в последний момент перед сном она мельком подумала о том, что где-то уже слышала про стулья, про кашу и про кроватки...
  
  Глава 7-я. Медведи
  
  Не прошло и часа, как в избу вернулись хозяева. Это были медведи: медведь-папа, медведица-мама и их маленький сыночек, медвежонок...
  Машенька, Колобок и Ёжик знать не знают и не догадываются, что медведей этих кошка с попугаем позвали. Не хотят они, чтобы Машенька домой вернулась, не хотят, чтобы Машенька рассказала своим родителям про них то, что ей Ёжик с Колобком поведали. Замыслили они дело недоброе.
  ...Взошли, значит, медведи в избу и затворили за собою дверь. И сразу принюхиваться стали; они ведь знали заранее, что в доме прячутся чужие.
  Как увидел медведь-папа, что на столе беспорядок, что все стулья с места сдвинуты, все тарелки переставлены, каша в тарелках кем-то пробована, и одна ложка прямо в каше торчит. Да как зарычит он громко и грозно:
  - Кто ел из моей тарелки?!
  А Машенька не слышит его - спит крепко, хоть из пушки стреляй. И Колобок с Ёжиком тоже, знай себе, сопят-похрапывают...
  Тут медведица-мама ткнула руки в боки, нахмурилась и как зарычит ещё громче:
  - А кто ел из моей тарелки?!
  Машенька только с боку на бок повернулась и дальше спать... Уж очень она устала за день, к тому же сон сладкий приснился: про дом, про маму и папу...
  И Колобку тоже дом, только в деревне приснился, а в нём баба с дедом.
  А Ёжику приснились его ребята-ежата.
  И просыпаться нет охоты...
  А кошка и попугай в окно подсматривают, посмеиваются, лапы и крылья потирают.
  А медведи ещё пуще шумят-возмущаются.
  Как увидел медвежонок, что его каша больше других разворочена и почти вся съета, да как запищит и закричит:
  - А мою кашу всю съели! А-а-а!..
  Медведица-мама его успокаивать...
  И тут Машенька просыпаться стала. Мама с папой во сне стали куда-то растворяться-удаляться; сколь не тянулась к ним Машенька - дотянуться никак не могла.
  И Ёжик и Колобок тоже вроде бы зашевелились...
  А медведи их ещё не видят, но всё ближе и ближе к кроваткам подходят.
  Смотрит медведь-папа, что его кровать измята, - ещё больше злится:
  - Кто, спал на моей кровати?! - грозно рычит он.
  Тут Машенька совсем проснулась, открыла глаза... А рядом медведи!!!
  Машенька с испугу как глаза вытаращит, как подпрыгнет на кроватке, да как закричит (первое, что в голову пришло):
  - Караул!!!
  Медведи сами перепугались - попятились; они только теперь её увидели-разглядели. А Машенька ещё громче:
  - Спасайся, кто может!!! - кричит.
  Ёжик с Колобком вскочили, спросонок ничего понять не могут, мечутся по кровати - не знают куда бежать-спасаться.
  А тут оконце раскрыто.
  Машенька увидела окно, ловко спрыгнула с кровати, подбежала к окну и друзьям своим машет, быстрей, мол.
  Ёжик и Колобок к ней...
  И медведи тоже... Очухались они, поняли, что гости непрошеные сейчас убегут-скроются, и наперерез - к окну.
  Пока Машенька Ёжика и Колобка на подоконник подсаживала, медведи уж тут как тут.
  Схватили они её, бедняжечку... и сломали бы ей ручки-ноженьки... Но вдруг...
  "Камушек катись, к Рыбке воротись, превращенье-возвращенье снова повторись", - закричал Ёжик, стоя на подоконнике.
  С этими словами он быстренько бросил свою жемчужинку в маленький ручеёк, который протекал прямо под окном дома. Чуть кошку не зашиб.
  Булькнула жемчужинка в воду...
  И тут же раздался хлопок, словно сразу хлопнули тысяча и одна новогодних хлопушек; время на миг остановилось, и всю избу заволокло серебристым дымом.
  И в дыму потерялись и изба и медведи...
  
  Глава 8-я. Корзинка
  
  Дым-туман вскоре рассеялся... точно так же, как и в первый раз.
  Поморгали-поморгали друзья глазами - ничего не видно. Потыкали впотьмах вокруг себя ручками - вроде стены какие-то, плетёные из прутьев; теснота зажимала их со всех сторон.
  Захотела Машенька встать, размять ноженьки - стукнулась головой о потолок.
  - Да что это?! - возмутилась она. - Не разогнуться даже!
  - Кажись, ящик какой-то... - предположил Колобок.
  - Не ящик, а корзинка, - догадался Ёжик. - Только очень большая. И мы в ней...
  Вдруг корзинка зашевелилась, закачалась... Кто-то снаружи стал рычать-ворчать, ругаться. Машенька и её друзья сразу приумолкли и прислушались.
  Меж тем корзинка приподнялась и поплыла, словно по волнам, - Машенька чуть не вскрикнула от неожиданности. А корзинка вдобавок ещё и подпрыгивать стала и трястись, словно в речке налетала на подводные камни.
  Машенька, Колобок и Ёжик тотчас припали к плетёным стенкам в надежде разглядеть сквозь прутья то, что творится снаружи.
  И вот что они увидели, увидели - не обрадовались: "плывут" они в корзинке по лесу на спине большого серого волка.
  - Ой, боюсь, - схватился за голову Колобок. - Волк нас съест.
  - Да тише ты! - шепнул ему Ёжик.
  А волк, знай себе, идёт и идёт, вроде как ничего не слышит и не чует.
  Вдруг он остановился, поискал что-то глазами и говорит:
  - Сяду на пенёк, съем пирожок...
  И сам вслух размышляет: "Ничего, - говорит, - не понимаю... Шёл я по лесу, никому не мешал, вот-вот должен был Красную Шапочку встретить... Вдруг, откуда ни возьмись, прямо на голову корзинка - БУХ! И откуда она взялась?.. И слова какие-то не мои из меня вылетают, вроде как не я говорю, а кто-то другой. Сяду на пенёк, съем пирожок. Тьфу! Ерунда какая-то..."
  Сел волк на пенёк, задумался о чём-то.
  А в это время Машенька вспомнила-сообразила, в какую они сказку попали. Только это была не одна, а сразу две сказки. Одна - про волка и Красную Шапочку, другая - про Машу и медведя. Сказки эти отчего-то перепутались: и вместо медведя корзинку несёт волк...
  Надо было что-то решить-предпринять, чтобы волк в корзинку не полез, и Машенька решилась.
  - Не садись на пенёк, не ешь пирожок! Неси бабушке, неси дедушке! Высоко сижу, далеко гляжу, вижу, вижу!.. - крикнула она в сторону, закрыв ладошками рот, чтобы показалось, будто кричит издалека.
  Волк наморщил лоб, вроде заподозрил что-то...
  А Машенька зажмурила глаза от испуга, сжалась. "Наверное, слова какие-то напутала-забыла", - подумала она. Вслед за ней и Ёжик испугался-съёжился, и Колобок схватился за голову и тоже, вроде как, свернулся клубочком.
  Но волк вдруг встал и пошёл дальше. Идёт себе, идёт, ругается, злится на то, что ноги сами его несут.
  - Фу, пронесло, - выдохнула Машенька и открыла глаза.
  Она вновь припала к щёлочке между прутьями в надежде увидеть что-нибудь новенькое, в надежде найти спасение.
  И Колобок и Ёжик тоже распрямились, тоже облегчённо вздохнули, и тоже глянули наружу.
  А волк тем временем вышел из лесу на бережок маленькой речушки, прямо к мостику; поискал глазами что-то, наверное, пенёк. Не нашёл. Тогда взошёл на мостик, скинул со спины корзинку, поставил её на брёвнышки, и сам сел рядом.
  - Сяду на... мосток, съем пирожок, - прохрипел он устало, облизнулся и сглотнул слюнки.
  Махнув лапой, он полез было открывать корзинку.
  А Машенька из корзинки снова:
  - Не садись на мосток! Не ешь пирожок! Неси бабушке, неси дедушке! Высоко сижу, далеко гляжу, вижу, вижу...
  Волк опять остановился и призадумался. Сбитый с толку странными приказами, он опять стал подыматься, чтобы дальше пойти...
  Но вдруг с того бережка к нему подошла кошка, на спинке которой сидел попугай.
  Машенька как увидела кошку, так сразу и решила, что дело - табак (так её папа иногда говорил-выражался). А кошка прищурила один глазок, мяукнула для виду и сказала волку:
  - Зря ты, волк, корзинку-то несёшь. Так пирожки не разу и не отведаешь...
  А попугай повторяет:
  - Зря, зря!..
  Волк почесал затылок. "И вправду зря", - подумал. И опять к корзинке повернулся.
  А Машенька уж и не знает, куда деться и как спастись. И Колобок с Ёжиком чуть не плачут от досады.
  Открыл, значит, волк корзинку, хотел было пирожок взять... Глядь, а не пирожки в корзинке-то, а незнамо что и незнамо кто. Охнул он от неожиданности, да и снова её, корзинку-то, и захлопнул. Затем нахмурил брови, задумался, пошевелил мозгами, сопоставил что-то, видать, не глупый был зверь. Затем резко открыл корзинку и давай рычать на Машеньку:
  - Ах, это ты, девочка, меня дурачила?! Ах, это ты меня! Ах, это ты! Ах, это! Ах!.. - от злобы у него все слова запутались-потерялись, и он хрипло вскричал: - Ну, теперь держись! В миг проглочу! Проглочу - не помилую!..
  И поднял было лапы, чтобы схватить девочку, но вдруг увидел Колобка.
  - Да тут и впрямь пирожки есть! - обрадовался серый, сам не зная почему. - Сяду на пенёк... иль на бережок, съем я пирожок, то есть Колобок! - пропел он.
  Затем от радости потёр лапы и быстро схватил Колобка.
  - Ой-ё-ёй!.. - завопил Колобок. - Больно!
  А волк, знай себе, ухмыляется-радуется; поворачивает колобка и так и сяк, - не знает, с какого боку куснуть.
  А Колобок надрывается:
  - Пусти!.. - кричит. - Я бабушкин, я дедушкин!..
  А волк не слушает его, готовится его съесть...
  Хотел было Колобок свою "дежурную" песню спеть, - она не раз его спасала-выручала, - но не успел.
  Подкинул волк Колобка далеко в небо, точно так же, как раньше лиса Ёжика вместо него подкидывала (видно, традиция у них, у хищников, такая), сам раскрыл зубастую пасть пошире, чтобы его, Колобка, враз проглотить...
  А Машенька растерялась, от испуга и беспомощности глазки свои зажмурила и ручками закрыла. В мыслях она уже простилась с Колобком. И Ёжик мысленно простился с другом...
  А кошка и попугай, знай себе, радуются - не нарадуются. "Теперь уж точно не вернутся домой Машенька и её друзья", - думают.
  Но вдруг...
  "Камушек катись, к Рыбке воротись, превращенье-возвращенье снова повторись", - послышалось сверху.
  Это кричал Колобок.
  Он бросил свою жемчужинку в речку в тот самый момент, когда почти уже влетел волку в пасть.
  Жемчужинка булькнула в воду...
  БАХ! БУХ! ХЛОП!.. - тут же раздалось со всех сторон. Это в раз хлопнули тысяча и одна новогодних хлопушек.
  Время остановилось. Всё вокруг замерло, застекленело. И облака, и речка, и ветер... Волк с раскрытым ртом застыл в недвижении. Бедняжка Колобок, испуганный до полусмерти, тоже замер в пасти зверя между огромными его зубами. И кошка с попугаем тоже застыли в испуганных позах. Они уж точно не ожидали такого поворота событий. И все вокруг остановились, даже муха, летевшая куда-то, - и та повисла в воздухе, словно прилипла к стеклу.
  Все... кроме тех, кто сидел в корзинке, кроме Машеньки и Ёжика.
  И в это время из речки на бережок потихоньку да помаленьку стал выползать густой серебристый туман...
  
  Глава 9-я. Путешествие продолжается
  
  Рассеялся туман, исчезли персонажи прежней сказки.
  Пришли в себя Машенька и Ёжик, огляделись вокруг. Место другое, лес другой, и речки нет рядом, и... нет рядом Колобка.
  - Бедняжка, Колобок! Видать, зацепил его зубами волк, - сказала Машенька.
  - И съел. Как пить дать, съел, - с грустью сказал-выдохнул Ёжик.
  - Съел, - согласилась Машенька.
  - Жаль его, - сказал Ёжик.
  - Да, жаль, - вздохнула Машенька.
  И они побрели по лесной тропинке, не очень-то задумываясь над тем, куда эта тропинка ведёт. В мыслях и сердцах они переживали потерю друга. И им было не по себе оттого, что никогда уж больше они не увидят Колобка.
  Ёжик всё представить себе не мог, что Колобка кто-то съел. Ведь они: и он, и Колобок вместе прошли "и огонь и воду"; осталось пройти лишь "медные трубы"...
  Ёжик задумался... И тут он ясно увидел Колобка. Но не воочию, а в мыслях, но как наяву. Словно идут они вместе и разговаривают.
  - А не кажется ли тебе, - спрашивал Ёжика мысленный Колобок, - что и волк и медведь явно кого-то напоминают?
  - И кого же? - мысленно заинтересовался Ёжик.
  - Да наших с тобой знакомых медведя и волка, - убедительно сообщил Колобок. - Тех, которым лапы прищемило, тех, которые нам с тобой помогли до города добраться...
  - Точно! - удивился-согласился Ёжик. - Мне это сразу подозрительным показалось...
  - Что это? - не понял Колобок.
  - Ну, это... и изба посреди леса, и корзинка, на наш "почтовый" ящик похожая... - пояснил Ёжик.
  - Но ведь это же сказка... - стал рассуждать Колобок.
  - Да, знаю, - мысленно кивнул Ёжик.
  - Наверное, поэтому они нас и не узнали, - продолжил Колобок. - Потому что сами заколдованные, вроде Машенькиных деда и бабы. Помнишь, Машенька говорила, что баба в сказке царицей стала...
  - Да, помню, - мысленно ответил Ёжик. - Теперь нам только и осталось что лису рыжую встретить... и ворону Галю, - пошутил он.
  Так шли они и шли. Рассуждали-говорили. Вернее, Ёжик шёл и мысленно вёл беседу, а мысленный Колобок плыл рядом по воздуху и, вроде как, говорил-отвечал.
  А Машенька ничего этого не видела. Наверное, потому, что шла впереди и не оглядывалась. Она шла молча и глядела себе под ноги.
  Вдруг...
  Опять это вдруг!
  Вдруг Машенька остановилась и прислушалась. Задумавшийся Ёжик чуть не натолкнулся на неё и тоже остановился. Видение-Колобок вмиг исчез-растворился в воздухе.
  Меж тем, тропинка, которая привела их к ельнику, почему-то кончилась; и идти дальше было просто некуда. А впереди, в ельнике, явно что-то происходило. Но что именно?..
  Ёжик, следуя примеру девочки, тоже прислушался.
  Издали, сквозь густые и мохнатые лапы деревьев разглядеть что-либо в лесной гуще было не просто. Поэтому Машенька и Ёжик решили осторожно подойти-подкрасться поближе к тому месту, от которого и доносились эти шумы-звуки. А звуки были очень странные.
  Сквозь шорох листвы и треск сухих веток кто-то, вроде, поскуливал, и кто-то, вроде, похлопывал крыльями.
  Подойдя вплотную к Месту и отогнув мохнатые лапы ели, Машенька, наконец, увидела...
  Сначала она увидела лису. Ёжик тоже увидел рыжую плутовку и сразу узнал её. Это была она, та самая. (Колобок-видение, Колобок-провидец оказался прав.)
  Лиса бегала-суетилась вокруг высокой ели и всё время высматривала себе что-то на ветках. Каждую секунду она задирала свой нос кверху и, облизываясь, принюхивалась к какому-то предмету, который, по-видимому, достать не могла. И от этого она была сама не своя...
  Переведя взгляд вверх, в крону дерева, Машенька вскоре увидела-различила этот предмет, а с ним и того, кто его держал. Это был кусочек сыра в клюве у вороны.
  "Вот это да! - едва не вскрикнула Машенька, кое-как сдержав эмоции. - Не может быть!" Сколько раз на ночь читала ей мама эту басню-сказку. Сколько раз Машенька ругала ворону за потерю бдительности, а лису за коварство и хитрость. Но то была басня, сказка, а здесь всё, вроде бы, настоящее, или почти настоящее...
  Наклонившись к Ёжику, Машенька шёпотом сказала о вороне Ёжику и затем ручкой указала на ту ветку, на которой ворона сидела.
  Ёжик глянул туда и сразу узнал ворону. Это была Ворона-Галя.
  От неожиданности или, наоборот, от смутного ожидания Ёжик растерялся и на мгновение замер, раскрыв рот. Но тут же очнулся и чуть не закричал Гале: "Беги!" или "Лети!", но Машенька успела зажать его ротик ладошкой и сдержала его от совершения необдуманного поступка.
  - Тихо, тихо, - пояснила она. - Если ты крикнешь, - ворона испугается, сыр упадёт... и достанется лисе.
  "Но в то же время, если не крикнуть, - подумала девочка, - сыр всё равно достанется лисе".
  - Надо что-то придумать, - шепнула она Ёжику, - чтобы и сыр сохранить-оставить и лису прогнать.
  - Быстрее, быстрее... - суетился Ёжик, пока Машенька думала.
  Наконец план созрел; наклонилась Машенька к Ёжику.
  - Вот что... - сказала девочка.
  И она шёпотом поведала Ёжику свой план... Затем Ёжик куда-то быстро убежал.
  А в это время под елью лиса, прямо как в сказке, начинала льстиво петь вороне.
  - Голубушка, как хороша!.. - запела рыжая так сладко, чуть дыша. - Ну, что за шейка, что за глазки!..
  Пока лиса пела, Машенька слушала и наблюдала, а заодно и вздыхала-переживала. Она все глаза высмотрела, ожидая возвращения Ёжика.
  - Какое пёрышко! Какой носок!.. - встав на цыпочки, пела плутовка. - И верно, ангельский быть должен голосок...
  А время шло, и уже приближалась развязка, а Ёжика всё ещё не было.
  - Спой, цветик, не стыдись, - продолжала льстиво петь лисица. - Что, ежели, сестрица, при красоте такой и петь ты мастерица?.. Спой цветик, не...
  Лиса вдруг запнулась. Она увидела нечто. Она увидела Колобка... И не Колобока вовсе, а чудище какое-то лесное. Но это было не чудище, а Колобок. Или почти Колобок. Или почти чудище. Или что-то среднее...
  В общем, это нечто шло себе по лесу и распевало такую песенку:
  - Я Колобок, Колобок. По амбару метён, по сусеку скребён, на сметане мешён, в печку сажён, на окошке стужён. Я от дедушки ушёл и от бабушки ушёл....
  Совсем, как настоящий Колобок.
  Но вы, друзья, конечно, догадались, кто это был. Это был наш Ёжик, наспех загримированный под Колобка. Он замотал свои иглы травою, вывалялся в жёлтой глине, которую нашёл-отыскал у ручья, нацепил себе на голову шляпку от мухомора. И стал похожим на такого вот страшного Колобка-дикаря, Колобка-бунтаря.
  Машенька как увидела его, чуть не рассмеялась. Таким он ей показался смешным, этот Ёжик.
  Тем не менее, Ёжик-лже-Колобок всё ж таки заставил лису обратить на себя внимание. Лиса в миг забыла и про ворону и про сыр, и в недоумении и с опаскою стала осматривать это чудище.
  - Ну, так что будем делать, лиса?.. - нахально начал лже-Колобок. - Будем конкурсы устраивать, или как?! Пых-пых! Фых!
  - А в чём, собственно, дело? - стала оправдываться рыжая.
  - А дело в том, что я тоже пою, и не хуже других... - хвастался ей лже-Колобок. - Дайте мне гитару... ну а лучше балалайку!..
  И не давая лисе опомниться, он запел ту самую песню, которую пел настоящий Колобок перед настоящей лисицей. И ещё чуток от себя добавил.
  Сперва он запел по-старому, подпрыгивая, притопывая и приплясывая для важности:
  - Я Колобок - восемь ног. Я от бабушки убёг... Что-то там... скок-поскок... А! Развязался шнурок, поломался замок...
  Лиса как услышала его песенку, которую и песенкой-то назвать смешно, совсем растерялась; так и села она на свой хвост, раскрыв от удивления пасть и вытаращив глаза...
  А Ёжик дальше, но теперь по-новому:
  - Если б я только мог, я бы лис всех упёк, - неожиданно для самого себя пропел он, вставив для рифмы едва знакомое слово "упёк", - Я бы их... э-э-э... их хватал за хвосток, - продолжил Ёжик после небольшой заминки, - и бросал за мосток!..
  Видят Машенька и Ёжик, - лиса пятиться стала. Вроде как, и вправду испугалась она такого внезапного напора со стороны странного и страшного Колобка. Опешила, бежать решила. (Этого нашим друзьям и надо было.)
  Так вот, развернулась лиса, прижалась к земле, поджала хвост, за который хотело схватить чудище, и тихонечко, легонечко побежала восвояси, оглядываясь-следя, не гонится ли за ней этот дикий и страшный зверь Колобок.
  А Ёжик никак остановиться не может, всё гонит и гонит её своею песней:
  - Погоди, погоди!.. - кричит ей вдогонку. - Я ещё не закончил... Ты ещё самого главного не слышала!.. - И тут же кричит: - Я Колобок - молоток. Щас как дам по зубам!..
  И в завершение сцены Ёжик погрозил ей в след своим маленьким кулачком...
  И тут опять стишки к песенке придумались, и Ёжик ещё и их проговорил-крикнул вслед лисе-плутовке:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  На кого же я похож?
  Притворюсь я Колобком,
  Пригрожу ей кулаком!..
  
  Как только скрылась лиса за кустами и кочками, Машенька и Ёжик подошли к ели, на которой сидела ворона.
  Ворона всё ещё держала сыр во рту. Почему она не улетела, она и сама не знала. Наверное, потому что в её сказке она должна была сначала спеть лисе в ответ, "каркнуть во всё воронье горло", и затем выронить сыр, а уж потом...
  Вот поэтому она всё ещё сидела на ветке, когда Ёжик и Машенька обратились к ней.
  - Привет, Галя! - сказал вороне Ёжик, одновременно стаскивая с себя странный "маскарадный" костюм. - Узнаёшь меня?.. Это я, Ёжик.
  - Мыр, - каркнула сквозь сыр ворона.
  - Ещё б чуть-чуть и сцапала бы лисица твой завтрак, - со знанием дела сказала Машенька, довольная, что вместе с Ёжиком они помешали лисе обмануть ворону.
  - Мы-ыр, - удивилась ворона.
  - И не сомневайся! - добавила Машенька. - Я эту басню наизусть знаю...
  Но вороне было невдомёк, о чём идёт речь. Она не знала кто её собеседники. Она их видела первый раз в жизни... В этой сказке.
  - Теперь можешь кушать свой сыр совершенно спокойно, - сказал Ёжик, немного завидуя вороне. - Тебе больше никто не помешает.
  И только он это сказал, как вдруг...
  Вдруг из-за веток прямо к вороне пулей вылетел попугай. Он выхватил у вороны сыр. Но и сам его не удержал. Выронил. Но как удачно. У самой земли кусочек сыра схватила кошка. (И откуда они взялись?!) Наверное, это был их коварный план.
  Машенька, Ёжик и ворона опомниться не успели, как попугай и кошка, и вместе с ними сыр, исчезли в кустах, будто их и не было. Лишь попугайские пёрышки, которые медленно летели-падали откуда-то сверху, напоминали о произошедшем.
  
  Друзья, и особенно ворона, остались ни с чем. Тут Ёжик стал хлюпать носом. Ему было очень обидно. Он так старался, а эти кошка с попугаем...
  Машенька стала его утешать. А ворона немного очухалась после внезапной атаки неизвестной птицы (попугая) и спустилась на ветку ниже.
  - Карр! - каркнула она освободившимся ртом.
  Но внимания на неё никто не обратил.
  Ворона ещё ниже спрыгнула.
  - Карр! - опять каркнула она.
  - Ну, чего каркаешь? Чего?! - упрекнула ворону Машенька. - Не видишь, Ёжику плохо.
  - Вижу, - спокойно ответила ворона.
  - Ба, да ты ещё и разговаривать умеешь! - удивилась Машенька.
  - А чего тут уметь-то, - ответила ворона.
  - Ну, тогда скажи, как зовут тебя, - серьёзно спросила Машенька.
  - А меня никак не зовут, - ответила ворона.
  - Нет, - встрял Ёжик, вытирая слёзы. - Тебя зовут Галя. Уж я-то знаю. Пых-пых! Фых!..
  - Галя, Галя, Галя... - примеряя имя, стала повторять ворона. - А ничего, хорошее прозвище!
  - Только ты в этой сказке другая и ничего не помнишь, - продолжил Ёжик, вытирая себе под носом. - И как в школе училась два года, и как нас с Колобком в почтовом ящике в город отправили...
  - Нет, не помню, - подтвердила ворона.
  - И значит, не сможешь нам помочь, - подытожила Машенька.
  - Почему, это, не смогу? - возмутилась ворона.
  - Да потому, что мы в сказках заблудились и ни как не можем домой вернуться, - пояснила девочка. - И где тебе знать: что нам делать.
  - Может, домой я вас не отведу, но накормить в дорогу смогу, - сказала ворона. - Идите за мной. Я одна знаю туда дорогу...
  Хлопая крыльями, она поднялась вверх и стала перелетать-перепрыгивать с ветки на ветку, с дерева на дерево...
  Машенька с Ёжиком вопросительно переглянулись: "Куда, это, туда?.." И пошли вслед за ней.
  
  Глава 10-я. Вот откуда сыр!
  
  Куда летела ворона, куда вела за собой, Машенька и Ёжик, конечно же, не знали. Но что-то подсказывало им, что они на правильном пути, тем более что ждать-выбирать было некогда и нечего.
  У Машеньки в кармане осталась одна последняя жемчужинка. Тратить её впустую девочка не хотела. Ведь нельзя было предугадать заранее и знать наверняка, что именно эта жемчужина вернёт их домой?.. А что если опять ничего не получится. Тогда они останутся в сказке. Навсегда. На всю жизнь. И что они тогда будут делать?.. И что тогда станется с мамой и папой?..
  Вот эти размышления и терзали девочку. "В сказке хорошо, а дома лучше", - с этой мыслью Машенька вышла из леса на поляну. Вслед за ней и с подобными мыслями из леса вышел Ёжик.
  И что ж они перед собой видят?
  Не поверите!
  Молочную речку - Кисельные берега - Сырные островки - Сметанные омуты - Йогуртовые заводи - и Компотные ключи. И топлёных пенок плотики. И запруды творога с изюмом. А печенье и пряники на кисельных берегах, словно камушки...
  А по берегам вдоль речки ещё и яблоньки растут-цветут. Одна краше другой. И на всех на них яблочки наливные разрумянились. А возле одной яблоньки печка стоит белёная, и из трубы её дым идёт...
  А под ногами цветов и ягод - видимо-невидимо. Негде ступить - жаль раздавить. Прямо - чудо!..
  - Вот это да! - удивилась-обрадовалась Машенька и побежала к речке.
  - Ура! Еда! - закричал Ёжик и поспешил за девочкой.
  А ворона села на ветку яблоньки, что возле печки росла, и стала терпеливо ждать-наблюдать за девочкой и Ёжиком.
  А Машенька и Ёжик наесться-нарадоваться никак не могут. Тут тебе и киселёк, и йогурт, и пенки топлёные, и печеньки, и прянички... И сметанкой хоть весь измажься, и сыром - хоть завались...
  "Дома хорошо, но и в сказке тоже не плохо! - в конце концов, решила Машенька, макая сладкий пряник в сметанку. - Эх, если б можно было сюда папу с мамой позвать-привести. Вот тогда б это был настоящий праздник".
  Ёжик думал примерно то же. Он тоже желал бы, чтобы здесь вместе с ним оказались бы его ребята-ежата.
  Наконец, Машенька и Ёжик наелись. Наелись вдоволь, до отвала, под завязку. Наелись на всю жизнь. И в эти счастливые мгновения, как это бывало и раньше, Ёжику на ум пришли весёлые стишки к песенке.
  И Ёжик спел:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Молочко из речки пьёшь?
  Молочком кисель запью,
  Песенку потом спою!
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Творожочек ты жуёшь?
  Эх, бы видел Колобок,
  Этот чудо-творожок!
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Пряник ты в компот макнёшь?
  И сырок и йогурт съем,
  Веселее станет всем!
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Яблочко затем куснёшь?
  Ой, не знаю, съем ли столько?!
  Вон вкуснятины здесь сколько!!!
  
  Дальше он сочинять не стал, ограничился четырьмя куплетиками; после еды сил на творчество совсем не осталось. Хотя тема Молочной Речки была неисчерпаема... и в прямом и в переносном смыслах.
  Спев и послушав песенку, Ёжик и Машенька нехотя отошли от речки и подошли к вороне и стали благодарить её за её доброту. Ворона засмущалась и сказала, что "долг всегда платежом красен", и что она была просто обязана помочь им, так как они помогли, вернее, старались помочь ей.
  Машенька и не знала, что вороны бывают такими добродушными, вежливыми и учтивыми. Она была очень удивлена и обрадована этим, потому что думала, что вороны все глупые. А оказалось совсем иначе.
  - А я что говорил, - настаивал Ёжик, повторяя свои слова. - Это Ворона-Галя, только в сказке она об этом не знает. А настоящую Галю, ту, которая не в сказке, я знаю давно. Она хорошая, умная, читать и писать умеет...
  На что ворона лишь ещё больше смутилась.
  .........................................................................................
  Вскоре наступила пора прощаться.
  У вороны, наверняка, были неотложные дела, и не порядочно было её задерживать.
  Выспросив у неё всё, что на ум пришло, Машенька и Ёжик попрощались с ней, и ворона улетела. На прощание она предупредила своих новых друзей об опасности встретить поблизости Бабу Ягу с её дикими гусями. "Баба Яга, - поведала ворона, - ищет какую-то девочку и её братца. Она поклялась, что если она их найдёт-поймает, то обязательно съест и на их косточках покатается. Это всем в лесу давно известно, - так ворона и сказала. А в ответ на вопрос: что натворили эти дети, ворона сказала: - Этого точно никто не знает. Кажется, тарелку у Бабы Яги разбили какую-то, яблочко какое-то съели и ступу какую-то сломали..."
  Ворона улетела. Машенька и Ёжик одни остались. Решили они немного отдохнуть-поспать. Улеглись они на мягкую травку-муравку под яблоньку. И уснули.
  Дело было в полдень...
  .........................................................................................
  Разбудили их странные крики-голоса и шум. Вроде как, скакал кто-то, но не на коне. Вроде как, летело что-то, но не птицы. И кричал кто-то, вроде, но не человек...
  А дело было уже под вечер. И стемнело уже порядочно. И похолодало.
  Машенька и Ёжик приподняли головы, навострили ушки и с тревогой стали всматриваться и вслушиваться во все стороны. Но из-за темноты так ничего и не увидели. И толком ничего не разобрали.
  Им стало страшно.
  - Что это? Кто это? - спросили они друг друга, потому что спросить-то было больше некого, - вокруг ни души.
  И услышали в ответ:
  - Выньте из меня пирожки печёные, скажу!..
  - Это, наверное, печка, - догадалась Машенька. (Она и эту сказку знала-читала, умница). - Сейчас, сейчас, печенька, потерпи немного...
  Машенька посоветовала Ёжику не отходить от яблоньки, чтобы не потеряться в темноте. А сама встала и направилась к печке. Ёжик с восхищением посмотрел на девочку: она такая умная, много книжек прочла. И знает, что нужно делать...
  Через пару минут противень с горячими пирожками уже стоял на траве. Печка поблагодарила девочку за доброту-заботу и поведала ей, что сюда за пирожками летит Баба Яга (вернее, Бабка Ёжка, - так печка и сказала). Летит в ступе. А ступа сломана. И в ступу ту, словно кони в телегу, запряжены Дикие Гуси.
  - Беги-спасайся, пока не поздно, - посоветовала печка девочке. - Бабка эта будет здесь с минуту на минуту.
  - Спасибо за предупреждение, - сказала ей девочка и повернулась, чтобы назад к яблоньке вернуться.
  Вдруг в сером вечернем небе сверкнула молния, и раздался гром. Небо в миг стало чёрным, как смоль. И в темноте исчезли и речка, и печка, и бережок, и яблоньки...
  И внезапно с неба полил дождь, да такой, что за полминутки Машенька промокла вся с головы до пят.
  - Ё-о-о-жик! - закричала она в дождь и темноту, но никто ей не ответил.
  Машинально она сунула ручку в карман проверить: там ли жемчужинка...
  О, ужас!.. Жемчужинка пропала.
  - Э-э-эй! - снова закричала девочка в надежде найти Ёжика.
  "Странно, - вслух рассудила Машенька. - Наш Ёжик куда-то исчез-пропал, а сюда летит какая-то Бабка Ёжка. Интересное совпадение! Ведь получается, что нету Ёжика, но есть Ёжка!!!"
  Сказала, но ничего, кроме шума дождя, в ответ не услышала...
  
  ... Ёжик тоже звал Машеньку. Но, как это ни странно, девочка тоже его не слышала. То ли дождь мешал, то ли волшебство какое-то...
  Ёжик испугался. Что если Машенька не придёт?.. Видимо, сказал он это вслух, потому что сразу услышал в ответ:
  - Съешь моего яблочка, скажу!
  Это яблонька говорила. К сожалению, Ёжик не читал этой сказки. Поэтому он испугался, свернулся клубком и замер.
  В такие особенные минуты, как это бывало и раньше, стишки к песенке сами собою придумывались. Так случилось и сейчас. Только на этот раз стишки были невесёлые, и, к тому же, не очень умные. Поэтому петь их Ёжик не стал.
  А стишки были такие:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Так с испуга и замрёшь!
  Гром гремит, темно вокруг,
  Что-то страшно стало вдруг.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Одолела меня дрожь.
  Вот свернулся я клубком,
  Стал почти что Колобком...
  
  ... А тем временем Машенька искала жемчужинку. Она ползала на коленях по траве и на ощупь пыталась найти потерю.
  - Ну, где же она? Где?.. - твердила девочка, зная заранее, что никто на этот вопрос ей не ответит.
  Лишь печка из темноты прогоняла её: "Беги!.. Спасайся!.." Но бежать было уже поздно...
  Машенька услышала, что где-то совсем рядом, прямо над её головой что-то угрожающе громко просвистело и захлопало и затем вдруг исчезло. Девочка насторожилась, слегка забыв о потере...
  Но через полминутки свист и хлопанье повторились, но к ним добавился гусиный гогот и ещё чей-то хриплый окрик. Все сомнения вмиг исчезли, и Машенька поняла: Баба Яга уже здесь.
  - Эй, гусиные перья, - кричала Гусям Баба Яга. - Заходи на посадку... Садись! Вы что, одурели, что ли!.. Приземлите меня поскорее, чёрт бы вас всех побрал!.. Пироги промокнут, - добавила Яга для пущей убедительности.
  В этот момент в чёрном небе одна за одной блеснули три молнии. И Машенька отчётливо увидела, что с неба и прямо в её направлении летит-несётся упряжка из целой стаи гусей, и за ними, болтаясь и кувыркаясь на поводьях, летит ступа с этой самой Ягой-Ёжкой.
  И опять стало темно.
  Всё, что произошло следом, произошло за несколько секунд. Вдруг где-то вдали в кромешной тьме засветился огонь. То засияла синим пламенем волшебная жемчужинка, которую потеряла Машенька. Но потеряла её не здесь, а в молочной речке, когда вместе с Ёжиком ели-пили киселёк со сметанкой. Именно тогда жемчужинка и выскользнула из кармашка девочки и, упав в молочко, быстро пошла на дно.
  Тогда Машенька не заметила потери...
  
  ... И вот теперь, когда Машеньке стала угрожать опасность, жемчужинка сама дала о себе знать. Она зажглась во тьме мерцающей звёздочкой так, чтобы девочка её увидела. И девочка увидела её, но слишком поздно...
  Упряжка гусей, словно подбитый самолёт, буквально врезалась в то место, где находилась Машенька. Гуси налетели на девочку не нарочно, - они просто не видели ничего вокруг и садились вслепую. Такой им был дан приказ.
  При посадке ступа Бабы Яги ударилась о землю и раскололась надвое. Баба Яга вылетела из ступы и, совершив в воздухе тройное сальто-мортале с переворотом, с грохотом и руганью рухнула в мокрую траву рядом с Машенькой.
  Её посох, вылетевший из ступы вслед за хозяйкой, просвистел по воздуху, и, кувыркаясь-падая, больно ударил Машеньку по голове. В голове затуманилось.
  Теряя сознание, Машенька успела сказать одну лишь фразу:
  - Камушек катись...
  .........................................................................................
  - Машенька очнись!
  - Очнись!..
  - Доченька очнись!
  - Очнись!..
  Эти голоса услышала Машенька некоторое время спустя. Это были добрые голоса. Даже эхо у них тоже было доброе.
  Голоса донеслись до неё как будто издалека, из облаков.
  Машенька попыталась очнуться, но с этой попыткой в её голове застучал молоток. Не смотря на боль, Машенька всё же попыталась открыть глаза...
  Вокруг стояли люди. Папа и мама тоже были здесь. Мама почему-то плакала. Над лицом девочки что-то колдовала какая-то женщина, похожая на Бабу Яга. Машенька закрыла глаза и опять открыла их. Баба Яга постепенно превратилась в тётю-доктора...
  .........................................................................................
  - Ну и напугала же ты нас, - сказала мама после того, как все разошлись. - Мы с папой с работы пришли... Дверь нараспашку, и ты на полу лежишь под торшером. А ещё аквариум разбит, и вода кругом...
  - Хорошо, что лампа отключена была, - с волнением добавил папа. - А то бы... Плохо было б...
  - Что случилось? - наконец спросила мама.
  Машенька ждала этого вопроса, но не могла на него ответить, потому что сама терялась-путалась в ответе.
  Она помнила всё. От начала и до конца. И про медведей и про волка помнит она, и про ворону и лисицу, и про речку, кисельные берега... И про печку, и про гусей...
  И про Колобка, бедняжку...
  Но как об этом сказать маме и папе. Они ведь ни за что не поверят...
  И где, собственно, Ёжик?..
  "А эти кошка и попугай у меня дождутся!.." - решила Машенька.
  - А где Ёжик? - спросила Машенька своих родителей.
  - Мы его не видели, - ответили родители. - Нет его нигде... Дверь открыта была... - намёком пояснил папа.
  - А попугай и кошка? - спросила девочка.
  - И они... наверное, ушли... улетели... - с жалостью сказала мама.
  "Нечего их жалеть, - подумала девочка. - Пусть только на глаза покажутся... Я их!.."
  - А вот Ёжика жаль, - сказала девочка, думая о том, что Ёжик, скорее всего, в сказке остался; ведь не было его рядом в момент этого последнего превращенья-возвращенья.
  - А Рыбка?.. - затем спросила она родителей.
  - Рыбку, наверное, кошка съела, - с сожалением качая головой, сказала мама. - Я давно за ней эту склонность наблюдаю. Как чуть, так к аквариуму...
  У взрослых всегда готовы ответы на все вопросы. Или почти на все... Это Машенька знала точно.
  - Ну, ладно. Теперь всё позади... - подводя черту, сказал папа. - А шишка на лбу до свадьбы заживёт...
  Машенька потрогала свой лоб, там и впрямь была шишка.
  - А я ведь деду и бабе телеграмму послала, - вспомнила-сказала Машенька. - Наверное, уже получили...
  - Да-а? - удивились родители...
  .........................................................................................
  В это мгновение раздался звонок в дверь.
  Папа и мама вскочили разом, словно их ущипнули, - слишком уж неожиданно прозвенел звонок.
  "Кто бы это мог быть?" - мысленно спросили они друг друга.
  - Вам телеграмма! Срочная! - сказал почтальон за дверью. - Получите и распишитесь! - добавил он после того, как дверь открылась.
  - От кого? - спросила Машенька маму и папу, когда почтальон ушёл.
  - Без обратного адреса, - сообщил папа и сразу стал читать эту срочную телеграмму.
  "Добрался хорошо ТЧК Был в гостях у деда и бабы ЗПТ Им всё рассказал ТЧК Телеграмму они получили ЗПТ Собираются к тебе на праздник ТЧК Привет от моих ребят-ежат ТЧК Ёжик ТЧК"
  - Кто это написал? - прочитав телеграмму, спросил папа.
  И они вместе с мамой вопросительно посмотрели на дочку.
  - Ёжик и Ворона Галя, - по секрету сказала им Машенька.
  (А вот как эту телеграмму им удалось отправить - наверное, навсегда останется загадкой).
  .........................................................................................
  Спустя некоторое время, примерно, через четыре месяца Машенька получила ещё одно послание. Письмо. Вот, что в нём было написано:
  
  "Давно собирался написать вам, но всё не было случая...
  Как проглотил меня волк, - ну, думаю, пропал... Но, к счастью, неподалёку работали лесорубы, они-то и пришли мне на помощь. Поймали они злого волка, вспороли ему брюхо. Думали, там Красная Шапочка, а там я оказался. Отнесли они меня к своим родственникам-старикам...
  Теперь живу хорошо, лучше не придумаешь. У деда и бабы. У сказочных, конечно. Дед больше рыбу не ловит. Теперь он пчёл разводит. Баба целыми днями в огороде возится. Там у неё и репка, и яблонька, и капуста, и лучок, и виноград даже...
  Так что у нас всё есть: молочко коровка даёт, шерсть - овечки. И сытно и тепло. Дрова на сто лет вперёд заготовлены, сена-соломы полным-полно. Потому что лес рядом. А ягод в лесу видимо-невидимо... Поэтому мёда и варенья у нас вдоволь.
  В общем, за меня не волнуйтесь, не скучайте. Потому что мне скучать не приходится. Летом с соломенным бычком на дворе играли, на смолу дичь отлавливали. Зимой со Снегурочкой снежные колобки лепим и через костры прыгаем...
  Недавно с вороной познакомился, со сказочной. Угадайте, как её зовут. Правильно, Галя. Это она помогает мне писать письмо. Ёжику (не знаю, где он сейчас) от неё персональный привет.
  А ещё она обещала показать мне молочную речку с кисельными берегами, но пока что не до этого. Дел невпроворот...
  Рыбка наша тоже привет вам шлёт. Видел её как-то, в проруби. Она здорово изменилась...
  Да, чуть не забыл. Здесь поговаривают, что в лесу у Бабы Яги поселились какие-то кошка и попугай. Выполняют её поручения. Гоняет она их, - не позавидуешь!.."
  
  Колобок явно спешил. Потому что его почерк (или это был почерк сказочной вороны Гали, - мы не знаем) в конце письма превратился из едва разборчивого в едва ли разборчивый.
  Но всё-таки дописал:
  "... Письмо заканчиваю. Кажется, бычок ещё кого-то поймал. Бегу ему на помощь...
  А допишу как-нибудь в следующий раз.
  Ваш Колобок".
  
  На письме был штамп-печать с изображением Золотой Рыбки и обратный адрес: "Сказка".
  
  Май 2000 года.
  
  
  Часть 4. Двенадцать месяцев Ёжика
  
  Глава 1. Встреча перед самым Новым Годом
  
  Прошла дождливая ветреная осень. Наступила вьюжная морозная зима. Холодно стало, зябко...
  От холода и голода маленькие зверушки попрятались в норки... Некоторые из них тут же уснули,... чтобы зиму переждать, другие же спать не стали. У них в норках хранились запасы на зиму.
  Наш Ёжик приготовился было к зимнему сну, но...
  За день и полдня до Нового Года, когда солнце, взойдя на горку, ещё пыталось разогнать снежные тучки, ворона Галя принесла ему письмо. Письмо это было от Колобка. Вот оно:
  
  "Здравствуй, дружок мой, Ёжик. Давно собирался написать тебе письмо, да вот только не было случая.
  Сразу передам тебе привет от Рыбки; она в нашей сказке щукой стала, в проруби живёт. Мы с ней частенько видимся... И ещё привет тебе шлёт ворона-Галя, сказочная; ты её от лисы защитил, когда в Колобка (то есть, в меня) в сказочном лесу наряжался, помнишь? Про это ворона-Галя мне сама рассказала. Кстати сказать, недавно она мне реку молочную с кисельными берегами показала... Теперь у нас в доме помимо мёда и варенья и киселёк, и печенье, и компот, и творожок имеется. Живём, как сыр в масле катаемся. Я поправился немного, больше стал, вырос-поднялся. И зовут меня теперь не иначе как Колобок Караваевич... Вот собираюсь к вам в гости. К бабе и деду, к Машеньке; у них и встретимся, поговорим о том, о сём...
  Твой дружок, Колобок"
  
  Прочитала Ёжику письмо ворона-Галя, настоящая. Ёжик сразу же засуетился и стал собираться в путь-дорожку... в гости к деду и бабе на встречу с Колобком. Хоть и снега намело немало, но идти всё равно было надо...
  Попрощался Ёжик со своими детишками (а они уже повзрослели, и, если б не зима, обязательно пошли бы с папой-Ёжиком, но сейчас нельзя было), попрощался с ежихой (ежиха его ругала, ругала и отпускать никак не хотела, но всё бесполезно), и вышел из норки... Что делать, таков наш Ёжик-Ёж. А ежиха с ежатами спать улеглись - и правильно сделали; сон их одолел, и они вскоре уснули.
  А на улице холод злючий (градусов 5 ниже нуля), мороз кусачий (для Ёжика любой мороз - кусачий), ветер воет, метель-позёмка стелет, сугробы кругом - не пробраться Ёжику, не дойти. Холодно бедняге, трудно, но он терпит, идёт-пробирается. Носик от мороза совсем замёрз, лапки озябли... И чтоб как-нибудь себя согреть-подбодрить (для стойкости), он песенку (которую только что сочинил) поёт-напевает:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Дружбу нашу сбережёшь?
  Да, назло морозной вьюге
  Буду помнить я о друге.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Ты назад не повернёшь?
  Нужно мне идти вперёд,
  Колобок меня там ждёт.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Лапки, чтоб согреть, потрёшь?
  Некогда мне лапки греть,
  Засветло прийти б успеть...
  
  Много уже прошёл Ёжик. И вот впереди показалась плетёная изгородь палисадника. А там и до дома было рукой подать, вернее, лапкой...
  Ёжик совсем окоченел, когда, наконец, взошёл-забрался на заснеженное крыльцо деревенской избы и подошёл к двери. Хотел было он постучаться в дверь... Вдруг дверь сама распахнулась. Из терраски на улицу выглянула Машенька: нет ли кого на крыльце, на холоде. Как сердце подсказывало! Там Ёжик оказался.
  Впустила Машенька гостя дорогого в дом, и скорее его к теплу, к печке. Грейся, мол, гость долгожданный, отогревайся.
  А в доме уже и стол накрыт. И Колобок Караваевич за столом сидит.
  Спрыгнул Колобок со стула и к Ёжику подбежал.
  - Здравствуй, мой дружок, Ёжик! - Весело крикнул Колобок и осторожно, чтоб не уколоться иголками, обнял Ёжика.
  - Привет, Колобок, - дрожащим от холода голосом ответил Ёжик.
  - А мы думали, ты не придёшь, - с сомнением заявил Колобок. - Вот Метелища-то какая! Грейся, грейся!..
  - А я, как только письмо получил, сразу и вышел... - немного "оттаяв", сказал Ёжик.
  - До-олго письмо моё шло... - Колобок почесал затылок. - Вернее, летело. А говорили: птичья почта! Быстрее нет!.. Я и то быстрее пришёл-докатился. Правда мне щука наша помогла. Я её недавиче, чем вчера, видел; поговорили с ней... Потом я письмо-то и написал, вернее, ворона-Галя, та, сказочная, написала... Вместе мы... В общем, я говорил, а она писала. А сегодня я уже здесь!.. По щучьему велению, по моему хотению! Вот!
  Эти сказочные слова-заклинания Колобок произнёс с особой важностью.
  - Здорово! - удивился Ёжик; к этому времени он совсем уже отогрелся.
  Тут Машенька пригласила Колобка и Ёжика к столу:
  - Садитесь за стол, гости дорогие! - сказала она и весело и немного печально.
  Ёжик, конечно же, уловил эти интонации в её голосе; Колобок, кажется, тоже.
  - Что случилось? - спросил Машеньку Ёжик.
  - Да, что произошло? - вторил ему Колобок.
  - Бабушка и дедушка заболели, - ответила внучка, - вот уже сутки спят - не просыпаются. И разбудить их не могу... К столу не выйдут... Там они...
  Машенька показала на другую комнату (в доме были терраска, чулан и две комнаты: задняя и передняя; Машенька, Колобок и Ёжик находились в задней, а дед с бабой - в передней).
  - Это плохо! - сказал Ёжик.
  - Чего уж здесь хорошего! - сказал Колобок.
  - Я и сама знаю, - ответила Машенька. - Только делать что - не знаю. - Сказала она и заплакала.
  - "Скорую" надо вызвать, - со знанием дела посоветовал Ёжик (и откуда он всё знает?!) - Телефон есть?
  - Да, врача позвать надо, лекаря, - подтвердил Колобок. - Звони, Машенька!
  Машенька тут ещё пуще расплакалась.
  - Телефон-то есть, - сквозь слёзы произнесла девочка, - только он не работает!..
  В этот момент с улицы по окну что-то ударило и стало барабанить. Это были телефонные провода, оборванные ветром или тяжестью налипшего снега или и тем и другим вместе. Они беспомощно свисали откуда-то сверху, наверное, из-под крыши; от порывов ветра они раскачивались и пружинили и ударяли по оконному стеклу.
  Ёжик и Колобок тихонечко подошли к приоткрытой двери и заглянули в переднюю комнату. Там, на кровати и диване, лежали тяжело больные люди: бабушка и дедушка Маши. Они спали. На табуретках, на столе, на серванте, тут и там, лежали всевозможные (вернее, только те, которые держат на случай запасливые люди) лекарства, градусник и горчичники, на полу стоял тазик, в котором больные парили ноги, рядом, на стульях висели мокрые полотенца...
  Всё это указывало на то, что дед с бабой поначалу пытались лечиться, но, видимо, лекарства им не помогли, и они внезапно взяли - да и уснули. Как будто, лечиться устали, решив, что сон - лучшее лекарство. Но спали они тревожно, ворочались и тихонько постанывали, как будто говорили что-то, предупреждали о чём-то.
  Ёжик и Колобок молча стояли и глядели. Затем Ёжик потянул Колобка обратно в комнату и тихонько прикрыл дверь в переднюю. Машенька всё ещё хлюпала носом.
  - Что будем делать? - спросил Ёжик Колобка.
  - Даже и не знаю, - Колобок развёл руками.
  Неожиданно печка "зашумела", "зашаталась", в ней что-то зашуршало и загромыхало, а из творила дунуло пеплом. Маша, Колобок и Ёжик растерянно переглянулись и осторожно заглянули внутрь... Из печки торчали чьи-то валенки!..
  Кто это? Что это???
  Вдруг тот, кому, по всей видимости, принадлежали валенки, завозился и чихнул. Затем он стал ругаться-причитать. Печка ему, понимаешь, засаженная, труба узкая... и вообще он застрял!..
  - Ну, помогите, что ли!.. - в конце концов, выкрикнул тот, кто сидел в печке. - Скорее! А то я совсем запарился...
  Маша, Колобок и Ёжик подошли к печному творилу ближе, взялись, кто как смог, за валенки и потянули...
  - Сильнее, шибче!.. - недовольно причитал печной пленник.
  - И раз! И два!.. - командовал Ёжик.
  От стараний и усилий с ноги печного пленника слетел один валенок, от чего Маша, Ёжик и Колобок отлетели назад...
  Случилось так, что Маша упала и стукнулась затылком о стену. При ударе у неё сначала искры из глаз полетели, а затем в глазах потемнело...
  
  ...............
  Очнулась Маша оттого, что рядом, в чулане в углу, кто-то возился и шумел. Маша, нащупала и легонько потрогала на затылке большую шишку, встала, отряхнулась и полезла в угол. Это Ёжик там шумел-возился; он запутался в венике, зацепился за него колючками. И Маше пришлось повоевать с чепыжными прутьями для того, чтобы освободить друга...
  Колобок тоже попал в передрягу. Он закатился под стол-шкаф и там застрял. Пришлось и его, беднягу, спасать-вытаскивать...
  Оправившись от падения-потрясения, и кинув презрительный взгляд на валявшийся в стороне валенок гостя, Маша, Колобок и Ёжик взялись за другой валенок... И вот что бросилось в глаза: обнажённый шерстяной носок хозяина валенка имел две протёртые дырки: одну на носке, другую на пятке. Наверняка, его близнец во втором валенке был такой же дырявый.
  Делать было нечего, - надо было спасать того - не знай кого, того, кто застрял в печке, того, у кого дырявые носки...
  Из последних сил Маша, Колобок и Ёжик поднатужились, поднапружились и... вытянули ЕГО!
  Перепачканный в саже, шапка слетела, шуба распоясана, волосы на голове взъерошены, в бороде, почему-то, застряли опилки и перья... но довольный и счастливый... Это был Дед Мороз!!!
  - Морозко, я!.. - сразу, как только освободился из печного плена, представился Дед Мороз и протянул здороваться широкую ладонь. Рукавица с руки осталась где-то там, в печке...
  - ???!!! - Маша, Ёжик и Колобок разом раскрыли рты, но застыли в безмолвии... Кого-кого, а Дед Мороза они никак не ожидали увидеть; они и сказать-то ничего не придумали в ответ.
  - Да ладно вам!.. - продолжал Дед Мороз, видя их замешательство. - Будто Дед Мороза никогда не видали?!
  - Не... Не ви... дали, - дрожащим голосом ответила за всех Маша.
  - Ну, так глядите! Вот он Я!.. - говорил Дед, навязчиво продолжая знакомство. - Морозко Иванович, можно просто Иваныч. Прошу любить и, как говорится, жаловать... Найдётся у вас что-нибудь поесть, а?.. - неожиданно сменив тему, спросил он.
  - Да, найдётся, - ответила Маша. А сама подумала: "Странный какой-то Дед Мороз... Наоборот, какой-то... Подарки не дарит, поесть просит. Голодный, видать, не кормят его дома!.."
  В следующую секунду, - Колобок, Ёжик и Маша подумать не успели, - Дед Мороз, приговаривая "Что тут у вас сладенького?!", уже хозяйничал в кухонном шкафчике, нашёл там какие-то конфетки, сунул их в рот и съел, после чего сел за стол (на место, предназначенном Колобку) и начал лакомился сладостями... Короче говоря, начал есть торт (!)
  
  Маша, Колобок и Ёжик медленно сели за стол, но к еде не притронулись; тяжело было на душе, оттого что дед и баба были больны, да и к тому же это странное поведение Деда Мороза...
  - Что это вы какие-то не весёлые? - спросил, наконец, Морозко, слизывая с пальцев шоколад.
  - Да несчастье у нас, - заговорила Машенька. - Дед и баба захворали, а скорую помощь вызвать не можем. И лечить не знаем как...
  - Как это?.. - удивился Морозко. - А телефон?!
  - В том-то и дело, что телефон не работает, - провода ветром оборвало... - пояснила Маша.
  - Что и сотового нет?.. - спросил Морозко.
  - Нет, - коротко ответила Маша.
  Дед Мороз взял с полу свой мешок и стал в нём рыться. Через минуту он достал из мешка коробку и подал её Маше.
  - На, держи подарочек!.. - сказал он.
  И продолжил рыться. Ежеминутно он вытаскивал из мешка какие-то цветные палочки, шарики, кубики, колечки, чашечки, коробочки, о предназначении которых можно было лишь догадываться... Осмотрев, вещи эти он небрежно бросал на пол, словно мусор, видимо, искал что-то более важное, но что именно, видимо, не знал.
  Маша взяла коробку-подарок и раскрыла её. Внутри лежал телефон... маленький и красивый. Как он был кстати, и теперь на него была вся надежда.
  Маша вынула подарок, повертела его и, нажав кнопку включения, сразу стала набирать телефон "скорой".
  Но телефон вдруг взбунтовался: он задребезжал... и запиликал новогоднюю мелодию. В завершение мелодии из телефонного табло, словно из часов, выпружинила кукушка и, почему-то, прокаркала три раза. Затем кукушка скрылась обратно в табло, и телефон выключился.
  Маша ещё раз нажала на кнопку... Кукушка высунула голову из табло, посмотрела вокруг недовольным взглядом, что-то недовольно пробурчала, и опять скрылась в табло.
  Маша с разочарованием пожала плечами и показала подарок Деду Морозу.
  Морозко взял телефон... осмотрел его...
  - Видимых повреждений нет! - подытожил он. - Значит, сломалось что-то внутри...
  Сказав это, он бросил подарок обратно в мешок; из мешка донеслось недовольное "Ку-ку".
  - У меня только такие, - пояснил Дед Мороз.
  Маша чуть не расплакалась от обиды. А Морозко тем временем встал из-за стола, пригладил взъерошенную и испачканную шоколадом, вареньем и кремом и оттого разноцветную бороду, почесал липкими пальцами затылок и надел свою шапку.
  - Мне пора! - сказал он. - Столько дел ещё!..
  - А как же мы?.. - опомнилась Маша.
  - Да, нам-то что делать? - пришёл на помощь Ёжик.
  - Эй-ей! Эй! - недовольно заголосил Колобок.
  Дед Мороз остановился. Он задумался, хотя по его странному поведению было видно, что думать ему приходилось не слишком часто.
  Приоткрыв дверь, он просунул голову в переднюю комнату и мельком оглядел больных.
  - Есть у меня одна идейка, - после этого сказал он.- Слушайте!..
  Маша, Колобок и Ёжик подошли поближе и стали внимать словам Деда Мороза.
  А сказал он примерно следующее: "Где-то в глубоком лесу, в самой чаще живут Братья Месяцы. Они волшебники, могут всё, или почти всё. Имеется у них цветок, отрывая лепестки которого можно загадывать любые желания... И желания исполняются! Есть, правда, там кой-какие условности, но, в общем, дело обстоит примерно так. Куда точно идти и где именно искать этих Братьев Месяцев Морозко не знал. Да и Дедом Морозом он работает на полставки и не так давно..."
  - Больше я ничем помочь не могу, - завершил сказанное Дед. - Хотите, я вам свои валенки оставлю! - неожиданно предложил он, глядя наискосок на валявшийся у стены и так и не надетый им "первый" валенок.
  - Нет, спасибо, - ответила Маша. - Валенки у нас свои есть.
  - А мы и без валенок можем... - расхрабрился Ёжик.
  - Да! - поддержал его Колобок.
  - Ну, как хотите, - нисколько не смутившись, продолжил Дед Мороз. - Тогда я вам колокольчик оставлю! Если понадоблюсь, - позвоните, и я появлюсь... наверно, - добавил он.
  Дед Мороз достал из кармана маленький колокольчик, дзинькнул им пару раз и подал его Маше.
  - Спасибо, - поблагодарила Деда Маша.
  "Может, и пригодится, - подумала она. - Хотя зачем?! Не знаю".
  - Мне пора, - заторопился Дед. - Прощайте! И спасибо за угощения!..
  Сказав, Морозко Иванович стал забираться обратно в печку... Печка его впустила легко, втянула, словно пылесос, и его и оставленный-позабытый им "первый" валенок, надулась и трубою выплюнула в небо... Куда затем подевался, этот странный, не похожий на Деда Мороза Дед Мороз, никто из домочадцев не имел понятия.
  Наступила минута молчания, - это когда никто не знал что сказать и, тем более, что сделать-предпринять...
  Первым нарушил "минуту" Ёжик.
  - Что молчим? Кого ждём? - сказал он первое, что пришло ему на ум.
  - Да, правда, - вторил ему Колобок, - надо что-то делать...
  Маша подумала-подумала и сказала:
  - В лес собираться надо. Пойдём Месяцев искать.
  Сказала и подошла к двери в переднюю комнату. Тихонько отворив дверь, она одним глазом посмотрела на больных стариков. Они всё ещё спали, тяжело по очереди вздыхая.
  - Колобок! - обратилась Маша к своему меньшому другу. - Ты останешься здесь за главного! Мало ли что!..
  Пришлось Колобку согласиться. Ему тоже хотелось пойти в лес, но... Маша лучше знала, что делать, и Колобок подчинился приказу старшего товарища.
  - Ладно, останусь, коли надо, - сказал он. - Только делать мне что - научи!
  - Если вдруг помощь понадобится срочная, - вот, позвони в колокольчик, - сказала Маша и отдала подаренный Дедом Морозом колокольчик Колобку. - Невесть какая, но всё же помощь! - и добавила: - Если проснутся, водички попросят, подашь... Если ещё чего, - сообразишь по ходу...
  Колобок в ответ кивнул.
  А Маша Ёжику:
  - Ёжик, - сказала она, - ты со мной пойдёшь... Ты лес лучше меня знаешь. Собирайся!
  - А я... уже собрался... - ответил Ёжик. - Мне и собираться-то не надо, - я и так готов!
  - Нет, - не согласилась Маша, - так ты замёрзнешь... Надо тебя приодеть!
  Маша полезла на печку и стала там что-то искать-шевырять... Через минуту она слезла и подала Ёжику маленькие вязаные валеночки, телогреечку, шапочку и шарфик.
  - Это кукольные одежды... - объяснила она. - Когда я играла в куклы, - Маша сказала об этом в прошлом времени, как будто это было очень давно, а теперь она, вроде как, взрослая и в куклы не играет, - наряжала их в разные платья и сама шила для них одежды, сама вязала... эти вот валеночки и это...
  Маша подала Ёжику одежду.
  - Ух, ты! - обрадовался Ёжик. - Это как раз по мне!..
  - Вот и пригодилось... - Маша была довольна тем, что её старания не прошли даром... но радоваться было ещё рано, - дед и баба ещё не выздоровели...
  Ёжик быстро оделся; одежда, и точно, пришлась ему впору.
  - Пошли, Ёжик! - скомандовала Маша Ёжику, когда оделась сама; а, обращаясь к Колобку, немногословно сказала: - Не подкачай нас!
  На что Колобок согласительно кивнул.
  Затем Маша взяла в чулане старенький, но рабочий фонарик, и открыла дверь...
  
  Глава 2. В лесу
  
  Если для Ёжика мороз и казался кусачим, то это только потому, что он без валеночков был, без телогреечки, без шарфика и без шапочки... Но теперь ему и даже самый лютый мороз (5 градуса ниже нуля) страшен не был... Маша его тепло принадела.
  Идут они по сугробам, пробираются сквозь лесные завалы. Темно в лесу, страшно. Один фонарик им в помощь; лишь его слабый луч им путь указывает: вперёд и вперёд. Даже луна путникам не помогает; она за тучками да за верхушками деревьев спряталась; едва видно её серо-матовое, рассеянное пятно.
  Вдруг остановился Ёжик, встала и Машенька. Спрашивает она Ёжика:
  - Ты чего?..
  - Тихо! - шёпотом отвечает Ёжик. - Здесь кто-то есть!..
  - Кто? - тихо спрашивает девочка.
  - Кто-то!.. Вон тень мелькнула... - сказал Ёжик и прислонился спинкой к дереву так, что его видно не стало.
  Маша сообразила, - выключила фонарик; в лесу совсем темно стало. Затем она, следуя примеру Ёжика, тоже к дереву спиной прижалась, к дубу, как ей показалось. Смотрит вокруг, всматривается (глаза постепенно к темноте привыкают), видит... и правда тень какая-то мелькает... от одного дерева к другому, от одного куста к другому, от одного сугроба снежного к другому сугробу...
  Страшно стало девочке, боязно. Вокруг лес тёмный, ночь. (Ведь если бы не обстоятельства, если бы не нужна была деду с бабой помощь, - не пошла бы Маша ночью в лес ни за что на свете.)
  А тень мелькает всё ближе и ближе...
  Вдруг дерево, к которому Маша прижалась, закачалось, зашевелилось, заскрипело, загудело, заколыхало ветвями.
  Отпрянула Маша от него сама не своя от страха с одной только мыслью: "Бежать!.."
  Ёжик тоже напугался. Аж во рту пересохло!..
  Но...
  Говорит вдруг дерево:
  - Стойте!..
  А голос хоть и грубый, но добрый и не страшный вовсе; но не слышала Маша этот голос раньше, не знает, не видит в темноте, кто говорит...
  А Ёжик, кажется, узнал-догадался... но ещё не совсем. Чтобы успокоиться, он зачерпнул лапкой снег и, как бы между прочим, стал его есть-пить.
  Ждут Маша и Ёжик, что дальше будет-произойдёт...
  А "дерево" опять говорит:
  - Да не бойтесь меня! Я это!.. Ёжик, ну хоть ты-то меня узнал?!
  Только теперь Ёжик оживился.
  - Сдаётся мне, что это ты, Михал Потапыч. Голос, вроде бы, твой, - сказал он.
  - Да я, конечно, я!.. - радостно заявил медведь. - А то кто же?!!
  Покуда Машенька всматривалась в темноту, Ёжик ей сказал-успокоил:
  - Не бойся, Маша! Это медведь. Тот самый. Помнишь, я тебе рассказывал про то, как меня с Колобком посылкой в город отправили!.. Там были медведь, ворона и волк.
  - Да?! Тот самый?! - обрадовалась-удивилась Машенька, отчего страх её почти развеялся.
  Маша вновь включила фонарик и осветила его лучом старо-нового знакомого.
  - Ну, здравствуйте, Михал Потапыч! - сказала Маша после нескольких секунд нерешительности. - Неожиданно как-то... Но всё равно... рада познакомиться!..
  - И я рад, - ответил медведь. - Очень рад!.. Я тут случайно оказался...
  - А мы нет, не случайно, - сказала Маша. - Мы Братьев Месяцев ищем, чтобы бабушке с дедушкой помочь; и где они, Месяцы эти, - не знаем.
  - Не знаем, - подтвердил Ёжик.
  Медведь задумался.
  - Месяцы вам нужны, значит, - задумчиво пробурчал он, почёсывая за ухом (в темноте этого видно не было). - Найти их нелегко... Они ведь кочуют, на одном месте не сидят. Всё куда-то идут-уходят... Где они сейчас, - не знаю... Никто не знает. Искать их надо! - подытожил он.
  - Что искать - мы и сами знаем... Но где??? - вопросил Ёжик.
  От отчаяния и беспомощности Маша готова была расплакаться... Куда идти? Где искать?.. Да и ночь тёмная, да и лес вокруг, да и холодно, да и время терять жалко...
  Вдруг где-то высоко в ветвях деревьев что-то зашумело, - послышался треск ломающихся веток и одновременно с этим череда чьих-то неразборчивых ругательств. Это длилось недолго - секунды три-четыре. Затем оттуда что-то полетело вниз, и перед тем как зарыться в сугроб криком прокричало: "Кааааарррррр!.."
  От неожиданности медведь, Ёжик и Маша упали в разные стороны навзничь. Хорошо, что снег был рыхлый... Сверху их засыпало обломанными ветками и ещё вдобавок снегом, упавшим с веток.
  .......................
  Прошла минута... Первым из сугроба поднялся медведь. Он отряхнулся и стал искать Машу и Ёжика... Машу нашёл сразу. Когда вытащил её из сугроба, стал искать Ёжика. А Маша покамест отряхивалась от снега...
  Поискал, - нету Ёжика! Медведь снова стал искать - лапами снег разгребать. И нашёл... ВОРОНУ! Вернее, не он её нашёл, а она сама себя обнаружила, крикнув из-под снега:
  - Осторожней! Кости не поломай!..
  (Видимо, когда разгребал снег, медведь нечаянно задел ворону лапой)
  Услышав глухой крик, медведь остановился.
  - Ну что стоишь, как вкопанный?!! - из-под снега зашумела ворона. - Не видишь, дама в затруднительном положении...
  - Не вижу, - отозвался медведь. - Темно ведь, да и как сквозь снег-то?..
  - Вот она я! Здесь! - надрывалась ворона. - Вытащите меня отсюда!.. Копайте!!!
  Тут Маша пришла на помощь медведю, и они вместе стали откапывать крикушу-страдалицу.
  Как только откопали, ворона отряхнулась от снега и опять зашумела:
  - Летишь к вам, летишь!.. В темноте ничего не видать! А тут дерево на встречу... Бац!!! Вот так прямо к вам и свалилась... - Осмотревшись в темноте, ворона добавила: - В общем-то, удачно!
  - И зачем это ты к нам летела? - спросил ворону медведь, лишь только та успокоилась.
  - И где Ёжик? - заволновалась Маша.
  - А затем!.. - заявила ворона. - Я случайно услышала, - ворона перешла на шёпот, - что лиса хочет отомстить нашему Ёжику. Да-авняя это история... - протянула она, тряся в воздухе загнутым в форме кулака крылом и оттопыренном на нём указательным пальцем-пером. - А сегодня я узнала, что Маша с Ёжиком в лес пошли. Так вот я и решила предупредить вас о лисьих замыслах.
  - Ёжик-то где? - опять спросила Маша.
  Тут из-за дерева волк вышел. Маша, едва его разглядела, тут же за медведя спряталась. А ворона, когда волка увидела, напротив, прятаться не стала. Она и медведь знали, что этот волк - друг, и бояться его нечего.
  (В общем, здесь и сейчас собрались те самые герои, которые так или иначе были причастны к сказочным приключениям Ёжика; не хватало лишь Колобка, Рыбки... и самого Ёжика.)
  Волк откашлялся, поздоровался и сказал:
  - Пока искал вас, на лису наткнулся. Бежала она быстро... отсюда... и туда. - Волк лапой показал направление и продолжил: - Кажись, мешок в лапах несла...
  - Отсюда, говоришь?! - переспросила ворона. - И что за мешок?
  - Да где же Ёжик? - ещё сильнее заволновалась Маша. - Ёжик!.. - негромко позвала она.
  - Ёжик!.. - позвали все разом.
  Но никто не ответил. Ёжика нигде не было.
  Медведь ещё раз осторожно пошарил в сугробе, - но нашёл лишь Ёжика шарфик; а самого Ёжика не было ни здесь, ни там. Шарфик он отдал Маше. Маша погладила шарфик и прижала его к губам. Слёзы навернулись на глаза...
  Тут ворону прорвало:
  - Опоздала я-а-а! - запричитала она. - Похитили нашего Ёжика-а-а!
  - Кто похитил? - спросил волк, явно не понимая, что происходит.
  - Лиса! Кто же ещё! - как бы между делом пояснила ворона и снова завопила: - Ой, беда-беда-а-а!!!
   Тут все поняли, что Ёжика похитила лиса. Выбрав удобный момент, она выскочила из-за дерева, и пока медведь, Маша и ворона из снега выбирались, схватила Ёжика, сунула его в мешок! И бежать!.. В этот момент, её с мешком, в котором находился похищенный Ёжик, и видел волк.
  Вот чья тень мелькала во тьме!!!
  - Из-под носа увела-а-а!.. - не унималась ворона. - В мешке унесла-а-а!.. Будет его пытками пытать до погибели!..
  От жалобных причитаний вороны Маша всхлипывать начала, у медведя тоже слёзы на глаза накатились, да и волк понурил голову.
  Ещё минута-другая, - и все разрыдались бы!
  Но вдруг Маша плакать перестала.
  - А ну, хватит слёзы лить! - всхлипывая, и пока ещё нетвёрдо сказала она. - Слезами горю не поможешь!
  - Надо эту лису-воровку найти, проучить и Ёжика спасти, - предложил волк. - Я её по следам...
  - А как же Месяцы? - кивнув головой в сторону Маши, перебил медведь.
  - И Месяцы нам нужны, - заявила Маша, - и Ёжик.
  - Бедняга, - смахивая слезу, проронила ворона.
  - Но Месяцы где, - мы не знаем?! - Маша пожала плечами.
  - Не знаем, - подтвердил медведь.
  - А Ёжик у лисы... в плену, - продолжила Маша.
  - Тогда чего мы ждём?! За мной!!! - скомандовал волк и, не дожидаясь ответа, побежал по путаным лисьим следам.
  Через секунду его уже и видно не было. Делать нечего, друзья поспешили за ним.
  
  Глава 3. Погоня
  
  Первым за волком бежал медведь. Быстро бежал. Второй не так быстро бежала Маша. Позади, натыкаясь на деревья, летела, вернее, пыталась лететь ворона.
  Волк бежал во весь дух; медведь не отставал. Догоняя медведя и волка, Маша быстро выбилась из сил, - шутка ли в темноте да по сугробам прыгать! Она далеко от них отстала... Что касается вороны, - та вообще измучилась тыкаться в деревья. Она набила себе шишек и, упав под очередным деревом, тихонечко лежала и приходила в себя.
  Через некоторое время медведь остановился, чтобы узнать-проверить - в порядке ли Маша. Он оглянулся назад и, что и следовало ожидать, Машу не нашёл - не увидел. И только сейчас он сообразил, что бежал слишком быстро, и что девочка отстала.
  Медведь тихонько позвал Машу. Ответа не последовало. "Ау!.." - чуть громче крикнул он. В ответ - тишина.
  А волк убегал вперёд всё дальше и дальше...
  "Что делать? Догонять волка или возвращаться искать Машу?.. - Медведь стоял на распутье. - Да и ворона куда-то подевалась!.."
  Тем временем Маша села на пенёчек отдохнуть. Она поняла, что отстала и потерялась...
  Вдруг вдалеке, за деревьями, она увидела едва заметный мерцающий свет. "Наверное, рядом дорога, и по ней идёт машина", - решила девочка.
  Она подождала немного: не вернутся ли за ней медведь и волк, и не покажется ли откуда-нибудь ворона. Но никто не пришёл - не показался...
  Подождала ещё немного... И тут её кольнула жуткая мысль: "Уйдёт ведь машина!..", и Маша с надеждой на подмогу направилась в сторону дороги...
  
  Немного погодя, медведь вернулся назад по своим же следам, но Машу не нашёл...
  Так и потеряли в лесу друг друга волк, медведь, ворона и Маша. Волк, преследуя лису-воровку, убежал далеко вперёд. Медведь вернулся по следам назад. Ворона ещё не пришла в себя после очередного столкновения с деревом; она даже не слышала медведя, который рядом ходил - Машу искал-аукал, потому что над её головой по кругу "летали птички" - вот как сильно она ударилась...
  
  Глава 4. Пленник
  
  Попробуем представить себе то, что чувствовал Ёжик после того, как его похитила лиса.
  Он, бедняжка, и сообразить-то ничего не успел, как вдруг оказался запертым в пыльной мешковине. Он только и помнил, что на него что-то свалилось, и что от столкновения он упал. И только он свернулся клубком (по привычке), как вдруг какая-то неведомая сила его подняла-вынула из сугроба и кинула внутрь чего-то мягкого... Как оказалось, - в мешок. И теперь вот он трясётся и подрыгивает, будто на коне скачет. Только нет никакого коня...
  "Меня похитили-украли!!!" - почти сразу решил-догадался Ёжик. И от этой догадки стало ему ещё хуже: и страшно и не весело. Да ещё один зубок чего-то разболелся, наверное, от тряски или, может, от холодного снега, который Ёжик ел-пил...
  Но...
  Хоть не до стишков Ёжику было, не до песенки, но, как это бывало и раньше, стишки-куплеты к песенке почему-то именно сейчас стали рождаться-придумываться. И Ёжик, сам не зная почему, их повторял про себя.
  Вот они:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Ты мешок не прогрызёшь?
  Я бы рад прогрызть мешок,
  Только, вот, болит зубок.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  А мешок не разорвёшь?
  Мешковинка, ой, крепка,
  Жаль, нет рядом Колобка.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Не за грош ты пропадёшь...
  
  Ёжик погрозил воображаемому врагу своим маленьким кулачком и выкрикнул вслух:
  
  Всех ежей не украдёшь!
  И в темницу не запрёшь!!!
  
  Но его никто не услышал...
  Вдруг тряска прекратилась; сквозь плотную мешковину в "темницу" стали пробиваться едва различимый тускло-жёлтый свет и тепло. (Ёжик не видел, что мешок, в котором он находился, внесли в избушку и поставили на пол. Но что это была за избушка?!! А избушка эта была особенная... на курьих ножках. И хозяйкой в ней была Баба Яга.)
  Кстати сказать, в тот момент, когда мешок поставили на пол, Ёжику придумывался четвёртый стишок-куплетик к песенке; начинался он так:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Может, ты врагов кольнёшь?..
  
  Но стишок этот не успел сочиниться до конца; Ёжик отвлёкся. Он притих, навострил ушки и стал прислушиваться к звукам, доносящимся снаружи. И услышал такой вот страшный разговор:
  - Это ты хорошо-о придумала, что ко мне принесла!.. - растягивая слова, говорил кто-то скрипучим, точно несмазанное колесо телеги, голосом.
  - Стараюсь, - отвечал другой голосом тонким и "скользким".
  - Одного?.. - спрашивал первый.
  - Больше не было... - отвечал другой.
  - Испечём или сварим?.. - предлагал первый.
  - Зажарим!.. - поправлял другой.
  От этих слов Ёжику стало не по себе. Он догадался, что разговор идёт о нём, и испугался (перспектива быть сваренным, испечённым или зажаренным напугает кого угодно).
  А тут ещё стишок не вовремя решил досочиняться; его окончание получилось каким-то рваным и непонятным. Вот таким:
  
  ... Нет, кольнуть я не смогу
  Убегу... врагу... гу-гу...
  
  Дальше стишки придумываться перестали-испугались.
  А разговор злодеев продолжался.
  - Давно-о я такими делами не занималась, - говорил первый злодей. - С тех пор, когда Иванушку к себе заманила... Тоже сварить его пыталась. И что из этого вышло?!
  - Что?.. - льстиво отзывался второй.
  - А то, что он сам меня чуть не сварил! Прыткий оказался!..
  - Вот и делай добро людям!
  - Вот-вот и я говорю...
  - Да-да...
  Здесь злодеи перешли на шёпот. То, о чём они говорили, Ёжик уже не разбирал. До него доходили лишь редкие обрывки фраз и слов вперемешку со злыми смешками.
  "Эх, жалко, что нет рядом Рыбки, - подумал-размечтался Ёжик. - Она бы меня вмиг освободила... Или был бы у меня ножичек маленький или стекляшка острая, - мешковину эту я взял бы да и разрезал..."
  
  Глава 5. План злодеев
  
  То, о чём шептались Баба Яга и лиса, являлось их секретно-коварным планом. План заключался в том, чтобы использовать Ёжика, как приманку, для поимки его друзей.
  Особенно хотела Яга поймать Машу. Яга считала, что именно Маша разбила её драгоценную тарелку-телевизор и съела румяное яблочко-пульт управления, что именно из-за Маши поломалась её ступа и разлетелись Гуси, что именно из-за Маши она упала и больно ударилась костяной ногою о землю, и что все её неприятности - из-за Маши. И вообще, причины всех бед - дети.
  Помните, сказочная ворона говорила Маше: "Баба Яга ищет какую-то девочку и её братца. Она поклялась, что если их найдёт-поймает, то обязательно съест и на косточках их покатается..."
  Так вот сейчас и настал час мести.
  Но для этого злодеям нужен был план действий. Как же без плана?!
  По этому плану Баба Яга, переодевшись, ходила на рынок и торговала там всякой всячиной-ерундой: грибами-поганками, там, сушёными лягушками и пауками, ядовитыми ягодами... Никто у неё ничего не покупал. Но одну покупку всё же сделали.
  Машенькина бабушка проходила мимо и, чтобы порадовать внучку, купила у Яги килограмм "домашних" карамельных конфет. Она не знала, что конфеты эти были отравлены снотворной хворобой...
  Придя домой, баба угостила конфеткой деда и одну съела сама. Вот отчего старики и заболели. Заболели заколдованной болезнью... поначалу полагая, что это обычная простуда. А так как остальные конфеты баба в шкаф спрятала (до прихода с улицы внучки) и забыла об них, то кроме стариков никто эти конфеты, вроде как, и не попробовал. Никто, кроме Деда Мороза (!)
  По первоначальному замыслу Баба Яга хотела отравить-усыпить всех домочадцев, и всех их разом схватить... Но отравились и заболели лишь дед с бабой. В связи с этим в срочном порядке план пришлось изменить.
  Лисе в этом новом плане отводилось особое, почётное место Похитительницы Ежей. Ей надлежало схватить Ёжика и принести его Яге. Сама лиса хоть и держала злобу на Ёжика, но помнила-знала, что с колючками шутки плохи. Поэтому она и сговорилась с Ягой... И получалось у них, вроде как, одним выстрелом убить двух зайцев, то есть, и Ёжику отомстить и Машу и её друзей схватить-пленить...
  А Ёжика Яга с лисой стращали нарочно, чтобы ему (в мешке) страшно было, чтобы он задрожал и заплакал от страха. А лучше закричал и позвал на помощь своих друзей. Тут-то их всех и схватят...
  Вот такой коварный у злодеев был план!
  Были на службе у Бабы Яги ещё горе-помощники: кошка и попугай. Только сейчас они отсутствовали. Приказала им Яга выполнить ответственное задание, а какое, - держалось в тайне.
  
  Глава 6. Костёр
  
  Тот мерцающий свет, на который шла Маша, оказался светом от костра. "Странно, - подумала девочка. - Посреди леса! Зимой!.. Кто бы это мог быть?" Не решаясь сразу выйти на поляну, Маша спряталась за деревом и оттуда-издалека стала присматриваться-прислушиваться.
  Вокруг костра сидели и стояли люди ("Туристы", - решила Маша); их было много - тринадцать человек. Выглядели "туристы" разнопёро, во-первых потому, что были по-разному одеты: кто в тёплой шубке, в ватных шароварах, в шапке и в валенках, кто в телогреечке с шарфиком, в береточке, джинсах и в резиновых сапогах, а кто и в лёгкой рубашонке, в бейсболке, в шортах и в шлёпках... Да и возрастом они тоже отличались: кто казался молодым, кто - не очень молодым, кто - не очень старым, были и старики с бородами, - и всё это вместе с их появлением ночью в лесу казалось странным и подозрительным. Вроде как, здесь и сейчас собрались артисты передвижного цирка Шапито или актёры какого-нибудь кочующего театра. Но зачем?!
  "Туристы" о чём-то разговаривали, только разговор их Маша не слышала, - слишком далеко от них пряталась. Рискуя быть замеченной, Маша подошла-подкралась ближе... Теперь, из нового укрытия, ей стали хорошо видны и лица "туристов", и подробности их одежды... да и разговор их Маше стал слышен.
  Вот о чём говорили "туристы":
  - А я говорю, что тринадцать!.. - видимо, продолжая начатую ранее тему, спорил один "турист", который стоял ближе всех к Маше.
  Маша присмотрелась к нему.
  "Турист" этот круто отличался от остальных. Он, как показалось Маше, был одет в костюм Бэтмена (недавно фильм про Бэтмена Маша вместе с мамой и папой смотрела). На голове "туриста", как и у Бэтмена, были рожки-ушки. Скуластое лицо "Бэтмена" скрывала чёрная маска так, что даже глаз "героя" видно не было. На месте глазниц зияли чёрные впадины. Чёрный плащ, завязанный у шеи шнурком, свисал с острых и, как ни странно, нешироких плеч "героя", точно с вешалки. Плащ этот не только скрывал собой всю остальную одежду его владельца; сбоку плащ топорщился, наверное, потому, что под ним "герой" прятал какое-то прикреплённое к поясу оружие. Снизу из-под плаща выглядывали лишь его сапоги, тоже чёрные. Рук "Бэтмена" видно не было. Только маска, плащ и сапоги.
  В общем, это был таинственный и странный тип. Даже голос его был странным. Голос бренчал и гремел, точно груда медных горшков, перемешиваемых в бетономешалке.
  Маше этот тип почему-то сразу не понравился.
  - Тринадцать!!! - бренчал этот странный "Бэтмен".
  - Не может быть! - отстаивал свою точку зрения его оппонент - седовласый бородатый старик, один из немногих, кто был одет по-зимнему правильно.
  На старике были: тёплая овечья шуба с высоко поднятым меховым воротником, из-под шубы выглядывали войлочные сапоги-валенки, на голове у него была высокая меховая шапка, из рукавов шубы торчали тёплые рукавицы... Вся одежда на нём было белого цвета, и это обстоятельство выделяло старика от остальных "туристов". Видимо, в этой труппе "туристов-артистов" он был главный. Он сидел на поваленном дереве, точно на троне, дальше других от костра, но ближе к тому месту, где пряталась Маша. (Другие "туристы", кроме "Бэтмена", сидели на пенёчках к костру ближе.) Правой рукой старик опирался на длинный посох. Поэтому издалека он был похож на белого Деда Мороза. Но это был не Дед Мороз.
  - Тринадцать! Говорю вам, тринадцать!.. - убеждал его "Бэтмен".
  - Всегда двенадцать было, а тут тринадцать! Кто это решил?! - не поддавался "белый Дед Мороз".
  - Да ошибочка какая-то вышла... - гнул своё "герой".
  Старик перешёл в наступление.
  - Чем докажешь?! - спросил он.
  - Да это же всем известно! - парировал "герой". - Сколько новых лун в году? А? - спросил он.
  Старик задумался.
  - Что, не знаете?! - продолжал "герой". - А я знаю! Тринадцать!!!
  - Кто тебе это сказал? - недоумевал старик.
  - Да вы что, в школе не учились, книг-газет не читаете?! - терял терпение "Бэтмен". - В году триста шестьдесят пять с половиной дней... Раздели их на двадцать восемь!.. Сколько получится?!!
  - Ну и сколько?!
  - Тринадцать!.. Тринадцать!.. - для убедительности "герой" произнёс эту цифру дважды. - И ещё останется!..
  - И ты, значит, тринадцатый? - не сдавался старик.
  - Да! - настаивал "герой" - Я он и есть!..
  Старик встал. Казалось, он был крайне озадачен неожиданной новостью. Да и новость эта от незваного гостя ему не внушала доверия. Но проверить её возможности не было.
  Старик молча поднял посох вверх. "Туристы", которые сидели у костра, прервали свои беседы и, как по приказу, встали и подошли к старику. Когда все "туристы" собрались, старик обратился к ним:
  - Внимание, друзья мои! Слушайте! - сказал он. - Я только что узнал, что... - Старик на миг замялся, видимо, что-то обдумывал, затем продолжил: - что нас теперь тринадцать... Нас Тринадцать Месяцев!..
  Маша, как услышала слово "Месяцев", от радости чуть не захлопала в ладоши и не выпрыгнула из своего укрытия. Но что-то сдержало её остаться на месте.
  Из Месяцев никто новости этой не обрадовался. Кто нахмурил брови, кто возмутился, кто сразу стал протестовать...
  - Как же так! - заявил один из протестующих. - Если нас больше, значит, мы меньше?!
  - И почему тринадцать? - возмутился другой. - А не пятнадцать или, скажем, сто пятьдесят?!
  - И кто это выдумал?! - спросил третий.
  - И где же он? Как его называть?! - говорил следующий...
  И так, по очереди, все Братья Месяцы выразили свое отношение к нежданному прибавлению.
  Меж тем, "Тринадцатый" Месяц, стоявший до сих пор в стороне, растолкнув присутствующих, протиснулся в середину собрания. Он поднял вверх свою, как оказалось, костлявую руку и громко пробренчал:
  - Братья! Дайте мне Цветок, и я докажу вам, что я - это я!.. Где у вас Цветок этот? У кого?..
  "Белый Дед Мороз" вновь поднял посох вверх. Сейчас этот жест означал "тишина".
  По наступлению тишины старик сказал:
  - Братья Месяцы! - старик говорил хоть и громко, но сквозь усы, отчего его голос казался немного приглушённым. - Всегда нас было двенадцать... Но, видно, пришло время всё менять... - Старик немного помолчал, затем продолжил: - Я, Декабрь, снимаю с себя полномочия и передаю их новому месяцу...
  Среди Месяцев послышался гул неодобрения. А старик обратился к Тринадцатому:
  - Как, бишь, тебя звать? - спросил он у нового Месяца.
  - Меня? - переспросил Тринадцатый.
  - Тебя, тебя, - повторил Декабрь.
  - Ну как... Ну, Коще... Коще... - замялся Тринадцатый. - Кошмарь! - наконец назвался он.
  Назвался, а сам подумал: "Как красиво звучит - Царь Кошмарь Тринадцатый! Вот получу цветок, - стану настоящим царём, а не сказочным..."
  Тут старик Декабрь прервал ход его мыслей-мечтаний, сказав:
  - Ладно. И чтобы проверить тебя, Кошмарь Тринадцатый, мы дадим тебе, как ты просишь, Цветок...
  
  Глава 7. Кошмарь
  
  "Тринадцатый", почувствовав победу, двинулся к старику. А когда подошёл, - протянул к нему худую, костлявую руку для того, чтобы взять Цветок...
  - Цветок! Цветочек!.. - затребовал Кошмарь. - Дай!.. Дай его мне!
  В этот момент "Тринадцатому" на одно плечо запрыгнула кошка, а на другое плечо откуда-то сверху спланировал и сел попугай. Откуда они взялись, - никто не заметил и не знал.
  Приглядевшись, Маша узнала их. Это были именно те кошка и попугай, которые когда-то жили в её доме, но затем, в силу известных обстоятельств, остались в сказке. Они, по словам (из письма) Колобка, служили Яге. Вот это встреча!
  До этого момента Маша не вмешивалась в события, только смотрела из своего укрытия и слушала. Но теперь, когда ей стало ясно, что тот, кто назвал себя Тринадцатым Месяцем, тот, кто скрывается под маской героя - скорее всего слуга Бабы Яги или, что более вероятно, её коллега-нечисть. Да и назвался он как-то уж больно хитро.
  Тем более, Маша знала точно, что месяцев в году двенадцать, и тринадцатого месяца просто не существует.
  Так вот, в тот момент, когда Кошмарь затребовал у Декабря Месяца цветок, Маша со словами "Стойте! Не давайте!" выбежала из укрытия.
  - Он не Месяц! - кричала Маша. - Не Месяц!..
  Увидев Машу, кошка выгнулась и зашипела, а попугай закричал "Полундра!", вспорхнул и куда-то исчез... А Тринадцатый сразу как-то осунулся-согнулся и стал пятиться назад...
  Сколько времени потрачено на поиски Месяцев и Цветка! (Это заслуга попугая и кошки. Именно они нашли-выследили Месяцев и доложили об этом своей хозяйке - Яге.) Сколько сил потрачено на составление плана, поиск подходящего костюма, заучивание роли!.. И всё прахом! И только потому, что появилась какая-то слишком умная девчонка...
  Вы, читатель, наверное, уже догадались, что под маской героя Бэтмена скрывался Кащей, Яги троюродный родственник. Жуткое дело замыслили вместе Кощей и Яга, неправедное. А замыслили они захватить-завоевать весь мир, и всех хороших людей (в первую очередь детей) превратить в мышей и крыс. Затем созвать всю нечисть лесную-болотную и прочую и поселить в пустующие дома. А самим сделаться над всеми ними верховными правителями... Но сделать это можно было только с помощью такого волшебства, какого ещё никогда не было. Волшебной палочки у злодеев не было (потерялась палочка, не нашли её злодеи), да и Рыбку Золотую они не поймали... А Цветок волшебный, вот он - у Месяцев. Только возьми-отними... Злодеи знали, что лепестки Цветка этого исполняли любые желания. Семь лепестков - семикратное волшебство!..
  И как близка была мечта! Только руку протяни!..
  Но!.. Дерзкая девчонка нарушила все планы...
  Чувствовала Яга, догадывалась, что Маша будет мешать осуществлять план, и поэтому заранее пыталась нейтрализовать и её, и её друзей, да видно, не смогла - не успела...
  А теперь уж поздно...
  Ёжик так и не закричал и не позвал на помощь...
  
  Глава 8. Колобок-дежурный
  
  Почти всю ночь Колобок не спал. По просьбе Машеньки он дежурил-караулил больных.
  Все было спокойно. Дед с бабой всё ещё спали, не просыпались...
  Как Вы помните, в доме было две комнаты. Дед с бабой находились в передней, а Колобок дежурил в задней. Для того, чтобы проверять больных, Колобок раз за разом заглядывал в переднюю комнату. Он тихонько, на цыпочках, входил туда, глядел на больных и также тихонько выходил, прикрывая за собой дверь. Больше ему и делать-то ничего не надо было, - только следить-караулить.
  В один из таких походов, чтобы себя занять, Колобок в чулане налил в кружку водички из чайника, принёс её в переднюю и поставил на стоявший там табурет, приготовил влажное полотенце, положил его рядом с кружкой. Пододвинул табурет поближе к диванчикам, на которых спали дед и баба. Затем вернулся в другую комнату, взобрался на кресло, стоявшее напротив телевизора, чтобы от усталости прилечь-отдохнуть...
  Караулил, караулил... и уснул. Под утро.
  И ему приснился страшный сон...
  Будто Баба Яга Ёжика в мешке держит, сварить и съесть его хочет. А Кащей, Яги этой родственник, над Машей меч двуручный занёс... Вот-вот её погубит-разрубит. И помогают нечистой этой силе лиса, кошка и попугай.
  Проснулся Колобок в холодном поту, вскочил с кресла и давай спросонок в колокольчик звенеть - Деда Мороза звать...
  Дед Мороз, как ни странно, появился сразу. На этот раз он не через печку залез, а просто из воздуха возник. Не было его, - и на тебе! Прошу любить и жаловать! В полном здравии и при параде!.. Единственно, он покамест не понял, куда попал, зачем и почему. Про свисток, подаренный Маше на всякий "пожарный" случай, Дед Мороз забыл сразу же, как только вылетел в трубу.
  В отличие от Деда, Колобок спросонок даже и не пытался соображать, что сделал, кого позвал и зачем. Но в его сне события были настолько реальны, что Колобок ничуть не сомневался, что так и есть на самом деле, и что Ёжик и Маша в беде. Да и колокольчик Маша ему доверила как раз для того, чтобы помощь звать. Вот Колобок и постарался!..
  Когда появился Дед Мороз, Колобок всё ещё звонил в колокольчик. Занятый своими переживаниями, он не сразу заметил Деда. И продолжал звонить, пока Морозко его не остановил.
  - Чего звонишь?! - сказал ему Дед. - Стариков разбудишь...
  Но волнения Мороза были напрасны. Даже от звона колокольчика старики не проснулись. Они лишь тяжело вздохнули, - уж очень сильным было колдовство Яги.
  Колобок же, лишь только увидел Деда, сразу стал рассказывать ему свой сон.
  - А Ёжик в мешке!.. А Машенька в беде!.. А там и Кощей, и Баба Яга!..
  Дед Мороз невнимательно, но всё таки выслушал Колобка, а пока слушал, огляделся, поправил красную шапку-колпак, стряхнул пыль с сапога... И вдруг случилось непредвиденное. Только что находясь в добром здравии, Дед Мороз на глазах стал бледнеть, зеленеть, пошёл пятнами... Он тяжело задышал, закачался из стороны в сторону... и рухнул на пол, будто подкошенный. Его посох откатился в сторону и едва не зашиб Колобка.
  Колобок испугался, отпрыгнул от посоха и замер. Могло показаться, что Деда Мороза сразил вражеский снайпер. Уж очень неожиданно Дед Мороз упал. А может, это рассказ Колобка так повлиял на Деда?! (Не выдержала, так сказать, его тонкая психика.)
  Колобок растерялся поначалу. Он не знал, что в желудке Деда Мороза начали перевариваться и действовать снотворные конфеты, которые Дед, когда его из печи вытащили, нашёл в кухонном шкафчике и горстью без разрешения съел.
  И Колобок, не долго думая, вновь зазвонил в колокольчик...
  - Эй, кто-нибудь!.. - закричал он. - У нас тут Дед Морозу плохо!.. Рыбка!.. Где ты?! Помоги!.. Снегурочка!!!
  Колобок и сам не ожидал, что его зов о помощи кто-нибудь услышит. Но!..
  Неожиданно дверь распахнулась... и в дом влетела вьюга. И вместе с вьюгой в дом вошла девочка. Это была Снегурочка. В руке Снегурочка несла деревянное ведро, в котором плескалась вода...
  Снегурочка быстро вошла в переднюю комнату, увидела на полу лежащего Деда Мороза, поставила ведро на пол и бросилась к Деду.
  В это время из ведра высунулась рыбья-щучья голова...
  
  Глава 9. Кто в тереме живёт?
  
  ...Волк, медведь и ворона, наконец-то, добрались до того места, куда принесла лиса пленённого Ёжика. Лисьи следы привели друзей к избушке.
  Походили медведь и волк вокруг избушки, полетала ворона над ней, ничего не увидели. Дверь в избушку была крепко заперта, и на единственном окне ставни были затворены. И хотя из печной трубы шёл дым, чьё-либо присутствие в избе не обнаруживалось.
  Но раз вошла лиса в избу, значит, она там, - друзья решили именно так. Значит, и Ёжик там. Но жив ли он? (Сердце замирало от тревожных волнений.) Вдруг лиса его съела?! Нет, не съела!.. Что-то подсказывало, что Ёжик жив. Но как вызволить его из плена, как выманить лису из избы, и, самое главное, чья это изба - этого друзья пока не придумали, не знали.
  Думали они, кумекали... И тут ворону осенило:
  - Мы на ночлег попросимся, - предложила она. - Только не все сразу, а по очереди... А когда проникнем в избушку, там...
  - Так ведь утро скоро!.. - напомнил медведь.
  - Значит, торопиться надо! - заявил волк.
  - А если лиса нас узнает? - засомневался Михал Потапыч.
  - Там видно будет, - подводя черту, продолжила своё предложение ворона.
  - Нас много, а лиса одна! - поддержал ворону волк.
  На том и порешили. А как решили - начали действовать... И для того, чтобы просьбы их звучали правдиво, решили проситься по-особому, по сказочному!
  Первой в избушку постучалась ворона. Постучалась клювом в оконные ставни.
  - Тук, тук, тук...
  В ответ из избушки послышался шорох, возня и чьи-то неразборчивые ругательства.
  Ворона снова:
  - Тук, тук, тук...
  Наконец дверь избушки приоткрылась, и из щели высунулась голова Яги.
  - Кого ещё принесло?! - проскрипела Баба.
  А ворона, хоть и не ожидала увидеть Ягу, но не испугалась её, и в ответ:
  - Кто в теремочке живёт? Кто в таком красивом живёт?
  - Ну, я живу, - ответила Баба Яга. - А тебе кого надо?.. Ты кто?..
  - Я ворона - чёрное крыло, чёрная корона, - заявила ворона. - Пустите меня на ночлег! А то я вся продрогла...
  - А мне-то что! - ответила Яга и стала дверь закрывать.
  А ворона опять:
  - Ну, пожалуйста! Я до пяти считать умею!..
  Как ни странно, на Бабу Ягу слова о математических способностях вороны произвели впечатление. Почему - неизвестно. Но ворону она всё ж таки впустила. Наверное, ещё и потому, что ворона была чёрная, а всё чёрное Яге нравилось.
  - Входи-влетай, - скрипнула Яга и открыла дверь пошире.
  Хлопнув крыльями, ворона влетела в избу. Как только влетела, стала приглядываться: где Баба Ёжика прячет, и куда делась лиса.
  А Яга, не обращая внимания на незваного гостя, полезла на печь спать-досыпать.
  Как только залезла, в избу опять постучали.
  - Тук, тук, тук...
  Это волк стучал когтями в дверь.
  Баба Яга опять с печи слезать стала. Ох, и ругалась она!..
  - Кто опять там?! - скрипела Баба, открывая дверь.
  А волк в ответ:
  - Кто в теремочке живёт? Кто в таком высоком живёт?
  - Да я здесь живу-обитаю, - ответила Яга. - Я! А ты кто?
  - Я волчок - серый бочок, острый клычок, - сказал волк. - Пустите меня на ночлег! А то я весь продрог...
  - А мне-то что! - так же, как и вороне, ответила Яга и стала закрывать дверь.
  А волк опять:
  - Ну, пожалуйста! Я песни пою... по ночам.
  Вокальные способности волка Ягу тоже заинтриговали, и она впустила волка. К тому же, волк был клыкастым и серым...
  Как только волк очутился в избе, стал приглядываться: где Яга Ёжика прячет, и где лиса...
  А Яга, не обращая внимания на волка, опять на печь полезла.
  И в это время опять стук в дверь... Яга как спрыгнет с печи, да к двери...
  - Сейчас я вам покажу, кто в теремочке живёт! - закричала она, открывая дверь.
  Открыла... А там медвежья морда!
  Баба от неожиданности так и села-упала на пол.
  А медведь:
  - А я ещё и плясать могу!
  - Не-ет! - завопила Яга. - Не надо мне тебя в избу... Ты же всё порушишь!
  А медведь:
  - Я с краешка...
  - И с краешка не надо! Ступай прочь!
  Тут лиса из-под печи вылезла-проснулась.
  - Что за шум? - спросила она.
  А сама зевает спросонок, лапами глаза трёт. И пока ещё толком ничего не видит, не понимает. (Лисе, в отличие от Яги, было известно, что ворона, волк и медведь - друзья Ёжика.)
  А медведь:
  - Ну, если меня в дом не пускаете, то я на крышу полезу!
  И полез.
  Зашаталась избушка, затрещала...
  - Ой-ё-ёй!.. - скрипом закричала Яга. - Хулиганы сна лишили, жить мешают - дом ломают!..
  А медведь, знай себе, лезет... Уже к трубе приближается.
  А Яга ещё громче:
  - Помогите! Выселяют!..
  Затрещала крыша от медвежьего веса и... провалилась.
  
  Глава 10. Ёжик спасён!
  
  Зимою утро наступает не сразу, как бы нехотя. Ждёшь-ждёшь, а утра всё нет. Как будто, солнышко не выспалось за ночь, нежится в постельке и вставать и выходить "на работу" (на небосвод) не хочет - не желает. Да и "с работы" оно убегает за горизонт слишком уж рано.
  В те минуты, когда медведь полез на крышу, в те минуты, когда выбежала Маша на поляну к костру, наступало утро...
  В это же время в деревенском доме Снегурочка пыталась поднять-разбудить Деда Мороза.
  - Что с тобой, дедушка, вставай!.. - причитала она. - Новый Год скоро, а тебя нет!..
  Но Дед Мороз не вставал. Возможно, он слышал Снегурочку, но подняться у него сил не было. Он, как и Машины дед с бабой, был заколдован снотворною хворобой, и вылечить его можно было лишь только расколдовав.
  Снегурочка, видимо, поняла это. Знала Снегурочка и то, что для того, чтобы расколдовать Деда, нужно знать, кто и каким колдовством его заколдовал. Она перестала тормошить Деда и, чтоб лежать было помягче, подложила ему под голову свой шарфик, затем взяла-подняла с полу Мороза посох...
  - Что здесь происходит?.. - спросила она Колобка.
  - Ёжик в беде... Машенька тоже, - ответил Колобок. - Я их во сне видел. И в колокольчик позвонил... А Дед Мороз как бухнется на пол!..
  - Похоже, что он заколдован, - сказала Снегурочка.
  - Там во сне и Яга, и Кощей... - продолжил Колобок. - Это всё они!..
  - Сейчас разберёмся! - решила Снегурочка.
  Она легонечко стукнула посохом об пол и сказала:
  - По щучьему велению, по моему прошению, покажитесь-ка мне и Машенька, и Ёжик!
  В ведре затрепетала-плеснула золотым хвостом щука... И во исполнение "прошения" Снегурочки вдруг зажёгся экран телевизора. Колобок и Снегурочка устремили взгляды на экран.
  А на экране появился похожий на снеговика диктор, который скороговоркой выпалил:
  - "Горячие новости". Телекомпания "Волшебная Рыбка". Комментатор Снеговик.
  И сразу стал комментировать... Страстно, горячо... Должно быть, он только и занимался, что комментировал футбольные матчи и боксёрские встречи.
  - Мы находимся рядом с избушкой на курьих ножках. У избы снесло крышу! Очевидцы утверждают, что это проделки медведя, который на эту крышу полез...
  На экране показалась сама избушка, у которой крыша была действительно провалена.
  - А вот и сам виновник!.. - продолжал Снеговик. - Ба!.. Да он здесь не один!..
  Объектив оператора устремилась внутрь избушки; на экране появились: медведь, волк, ворона, лиса, Баба Яга, все держатся за мешок
  - Посмотрите!.. Посмотрите, что происходит в избе?! - продолжал комментатор, подходя к избушке ближе. - Настоящая борьба!.. И скоро мы узнаем, кто окажется сильнее, а кто из них "самое слабое звено". - Здесь комментатор оживился. - Итак! В красном углу ринга Баба Яга и лиса. В синем углу - медведь, ворона и волк. А что в мешке?.. - здесь комментатор заслонил микрофон варежкой и, обращаясь к зрителям, заговорил шёпотом. - Из агентурных сообщений нам известно, что в мешке Ёжик...
  Далее Снеговик вновь вернулся к пламенному комментарию. Он рассказывал, борьба в избе продолжалась. И, что странно, на комментатора и на телекамеру никто из внимания не обращал, вроде как, их и рядом не было.
  Просмотрев часть репортажа, Снегурочка немедля решила помочь Ёжику. Она второй раз легонько тукнула посохом об пол и произнесла:
  - По щучьему велению, по моему прошению, пусть Ёжик будет спасён!
  В ведре хлопнула-плеснула золотым плавником щука... И во исполнение "прошения" Снегурочки медведь, ворона и волк оторвались от пола и каким-то чудом влетели-очутились на печке; Мешок с Ёжиком остался-оказался с ними. А Баба Яга и лиса отцепились от мешка и растянулись-упали на пол. Печка вдруг ожила, запыхтела, зашаталась и, проломив собою стену, выпрыгнула (по-другому не скажешь) на улицу на снег. Она задымила трубою, загудела, словно паровоз, и помчалась от избушки, от Яги и лисы прочь.
  Камера телеоператора последовала за печкой, вернее, как ни странно, впереди неё...
  
  Что касается волка, медведя и вороны... Они, разуметься, не поняли, как и почему оказались сначала на печке, затем на улице, но мешок развязать всё же сообразили...
  И вот наступила долгожданная минута!
  Ура! Ура! Ёжик спасён!!!
  То-то было радости!..
  Встретив дружеские взгляды, Ёжик даже чуточку прослезился. И от счастья на радостях песенку свою тут же и пропел.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  От Яги ты удерёшь?
  Я бы рад, но верно, братцы,
  За свободу надо драться!
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Мне не нужен острый нож!
  Положусь я на друзей,
  Дружбы нашей нет сильней.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Ах, зачем ты слёзы льёшь?!
  Страшно было мне вначале,
  Но друзья "не подкачали!"
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Нас, Яга, не проведёшь.
  Подружилася с лисой,
  Подавилась колбасой!
  
  (Про колбасу Ёжик просто так придумал, для смеху).
  
  Друзья так радовались победе, что никто из них не оглянулся назад... А там, вдогонку за печкой, прихрамывая на одну ногу, бежала избушка, из пролома в стене которой выглядывала и трясла кулаком лиса. А по небу, шарахаясь из стороны в сторону, летела ступа с Ягой, и несли её упряжью гуси.
  
  ...А Колобок и Снегурочка всё это видели по телевизору и наблюдали за происходящими событиями, затаив дыхание...
  
  Глава 11. Разоблачение
  
  В это время на лесной поляне происходило вот что:
  - Он не Месяц! - кричала Маша, выбегая из укрытия. - Не Месяц! Не давайте ему цветок!..
  Она так старалась помочь, что впопыхах споткнулась о снежную кочку и упала в снег. Стоявшие рядом Братья Месяцы тут же помогли ей подняться и отряхнуться...
  - Цветок ему нельзя давать!.. - твердила девочка, утирая лицо от растаявшего снега.
  В это время Кошмарь, предчувствуя неприятности, попытался незаметно скрыться. Он пятился назад и почти уже ушёл, но тоже обо что-то споткнулся и, эффектно описав в воздухе дугу, упал навзничь, и тем самым привлёк к себе внимание.
  - Да что ж вы все падаете? - весело возмутился Декабрь. - Объясните, кто не месяц?! Кому цветок нельзя давать?!
  - Вон тот, - Маша показала рукой на Кошмаря и уточнила: - Тринадцатого месяца не бывает! Этот Месяц - самозванец!..
  До сих пор весёлый Декабрь помрачнел. Он нахмурил брови и бросил суровый взгляд на "Тринадцатого". Затем, тукнув посохом по заснеженной земле, он указал им на самозванца. По этому сигналу Месяцы быстро окружили лежащего на снегу Кощея. Ему грозила такая "головомойка", что мало не показалось бы.
  Но Кащей, видно, и не собирался сдаваться. Он, словно чёрный паук, медленно поднялся-разогнулся, злобно оглядел своими чёрными глазницами окруживших его Месяцев и вдруг...
  Вдруг засвистел-свиснул, да так, что уши заложило... Но это ещё было не всё. От этого свиста где-то в вышине вдруг что-то загромыхало-зашумело, и оттуда рывками задул-загудел ветер. Этот ветер едва не затушил костёр, прибив его к земле, и поднял такую снежную пыль-вьюгу, что из-за неё никто ничего видеть не мог.
  - Ко мне, ко мне, мой верный раб!.. - сквозь ветер кому-то вверх кричал-бренчал Кошмарь.
  В ту же минуту на поляну сверху, словно идущий на посадку вертолёт, стал спускаться Змей Горыныч.
  - Сюда! - бренчал Кощей. - Скорее!.. Я вам сейчас покажу!..
  Пока Змей Горыныч спускался, Кощей незаметно подкрался к Маше и, схватив её, потащил с собой к Змею. Маша вскрикнула, но в такой суматохе-неразберихе её никто не услышал. Маша стала сопротивляться-вырываться, но никто ей не помог, потому что в снежной пыли-вьюге никто ни её, ни Кощея не видел.
  Что делать, для того чтобы спастись, Маше пришлось укусить коварного резидента-диверсанта за руку. Это случилось в тот момент, когда Кощей почти уже взобрался на Змея.
  - Ай-я-яй! - закричал несбывшийся царь-Кошмарь и отдёрнул руку, которой удерживал девочку.
  Маша упала на снег.
  - Ты ещё и кусаться!.. - завопил он. - Сейчас ты у меня получишь!..
  Сидя верхом на Змее, Кощей достал-вынул из-под плаща двуручный меч-кладенец и, вскинув его высоко над головой, замахнулся на беззащитную девочку. Вот-вот её погубит-разрубит...
  
  ...В тот момент на поляну из-за деревьев въехала-влетела печка. А за ней вбежала избушка на курьих ножках. И в ту же секунду на поляну сверху стала спускаться-приземляться упряжь гусей...
  
  И вот, представьте себе такую картину:
  
  Змей Горыныч вертолётом висит над поляной и, маша огромными крыльями, нагоняет снежную пыль-вьюгу;
  Ступа с Бабой Ягой запряжённая гусями несётся прямо на Змея, вот-вот в него врежется-разобьётся;
  Из леса на поляну печка "вылетела", на ней стоят и за трубу держатся медведь, ворона, Ёжик и волк;
  За печкой бежит-вбегает на поляну избушка, из неё лиса выглядывает, глаза вытаращив от страха;
  Кругом суматоха-неразбериха, шум-гам, Месяцы растерялись;
  Да ещё и злой Кощей Маше грозит-угрожает, замахнулся на неё мечом острым, хочет её погубить...
  
  Представляете?!
  
  А Снегурочка с Колобком видели это по телевизору. Им (по крайней мере, Снегурочке - точно) и без комментария всё было ясно-понятно.
  И быстро оценив ситуацию, Снегурочка третий раз тукнула посохом...
  - По щучьему велению, по моему прошению, - скороговоркой проговорила она, - вся эта абракадабра прекратись! Маша с друзьями в дом воротись, здесь появись!
  И ножкой топнула.
  Сказано, - сделано. В ведре плеснула хвостом рыбка-щука, от чего на экране телевизора, словно зафиксированная плёнкой фотоаппарата, остановилась картинка. И в лесу на полянке у костра всё замерло-остекленело: и растерявшиеся Братья Месяцы, и машущий крылами Змей, и злой Кощей, и Маша, и печка, и избушка, и ступа, и гуси, и снежная пыль-вьюга...
  Затем экран телевизора погас и...
  Колобок и Снегурочка оглянуться не успели, как кто-то постучал в дверь...
  
  Глава 11. Рыбка-щука
  
  Вы, читатель, должны помнить, что в третьей части сказки Маша, Ёжик и Колобок путешествовали по разным сказкам и никак не могли из них вернуться домой... И помогла им вернуться Золотая Рыбка. И, как это бывает, потратив на волшебство последние силы, Рыбка тоже оказалась под властью метаморфозы. Сама того не желая, она оказалась в другой, незнакомой ей сказке и в совсем ином обличии. Она стала Щукой. Вы знаете, что виною всех этих недоразумений была зловредная кошка, которая повредила Рыбке плавничок. Поэтому Рыбкино волшебство не было, как бы это сказать, правильным, что ли. И пока плавничок заживал, волшебство работало плохо... Но время шло, - волшебство восстанавливалось.
  Деревянное ведро, которое принесла Снегурочка, и в котором находилась Золотая Рыбка-щука, было для Рыбки тесновато. И для того, чтобы чувствовать себя комфортнее и при этом наблюдать за происходящим, Рыбка высунулась из ведра чуть ли не наполовину и перевесила через край ведра голову. Так ей и дышалось легче, и было всё видно.
  Помогать Маше и её друзьям нравилось Рыбке. Но сама помогать-колдовать, как мы знаем, она не могла; волшебство работало лишь тогда, когда кто-то Рыбку о нём просил. Было и ещё одно обязательное условие: этот кто-то должен быть хорошим человеком или хорошим другом хорошего человека. Яга и Кощей об этом условии не знали; они, даже если бы и поймали Рыбку, приказать ей выполнить-осуществить их гнусно-коварные замыслы они бы не смогли...
  А вообще Рыбка исполняла любые желания, лишь одного не могла - не умела - расколдовывать от чужого колдовства.
  К тому времени, когда Кощей и Яга "объявили войну" Маше, её друзьям, и всему честному люду, плавничок у Рыбки почти уже зажил. "Прошения" Снегурочки Рыбка выполняла в полную силу. И волшебство работало!.. Но, понятно, и сама Рыбка нуждалась в помощи. Конечно же, она хотела вернуть себе прежнее обличие, а ещё больше хотела вернуться в свою сказку, в своё море, в свой дом.
  
  ... Снегурочка и Колобок ждали выполнения Рыбкой "прошения", хоть и не так быстро, как оказалось. Когда в дверь постучали, они, и вместе с ними Рыбка-щука, вздрогнули и глянули на дверь; дверь отворилась, и...
  
  Глава 12. Цветок
  
  Да, Вы, читатель, наверное, уже догадались, - в дверь вошла Маша. Зашла в дом и, ещё не скинув шубку, встала спиною к двери в переднюю комнату так, что загородила её. Пока дед с бабой больны, и их нельзя тревожить, - она это знала, а гости пока не знали.
  Вслед за Машей из тёмной терраски в комнату один за другим стали входить: смело вошёл Ёжик, за ним впрыгнула-влетела ворона, за ней, оглядываясь по сторонам и принюхиваясь, вошёл волк, за ним вошёл медведь, Михал Потапыч, и, вслед за медведем, стали входить Братья Месяцы...
  
  ... Декабрь-Студень, Ноябрь-Листопад, Октябрь-Жовтень...
  
  По очереди переступая порог, Месяцы кланялись-представлялись, желали хозяевам здравия и становились по разные стороны маленькой комнаты: кто к печке, кто к стене так, чтобы оставлять простор для вновь входящих.
  
  ... Сентябрь-Вересень, Август-Серпень, Июль-Липень, Июнь-Цветень...
  
  Приложив руку к сердцу, Маша и Снегурочка кланялись в ответ. Немудрено, но сейчас они обе были хозяйками дома. И хоть раньше знакомы они не были, но мыслили и действовали одинаково, словно были сестрами. Вроде как, Снегурочка - старшая, а Машенька - младшая. Да и внешне они были очень похожи.
  А Месяцы всё шли...
  
  ... Май-Травень, Апрель-Кветень, Март-Березень, Февраль-Лютый, Январь-Просинец.
  
  "Входите, гости дорогие! Будьте, как дома!.." - говорили по очереди хозяйки, приглашая гостей в комнату.
  - А что это у Месяцев имена какие-то необычные?.. - тихонько, прислонив ладошку к губам, спросила Маша Снегурочку.
  - Второе имя у них за место отчества... - ответила Снегурочка. - Их так раньше называли, в древности... А сейчас зовут по-новому, по импортному... Привыкли уж все...
  Это сообщение для Маши было новостью, поэтому она удивлённо качнула головой в ответ.
  
  А гости всё входили, и вскоре места в комнате стало не хватать...
  
  Пока Месяцы размещались в комнате, Колобок, Ёжик, медведь, ворона и волк теснились в углу, за печкой. Они тихонько радовались встрече с Колобком и своему удачному возвращению; им было что рассказать друг другу, но пока, чтобы не шуметь и не привлекать к себе внимание, они разговаривали вполголоса.
  
  ... Когда, наконец, все вошли, Декабрь-Месяц (именно он, как мы уже поняли, возглавлял компанию Братьев Месяцев) выдвинулся к Маше и ласково сказал ей:
  - Ты спасла нас от ошибки, которую мы чуть не совершили... Кто ты, добрая девочка?..
  Маша ответила, что её зовут Маша, и она здесь хоть и хозяйка, но сама в гостях у дедушки и бабушки...
  - Дед и баба больны очень, спят - проснуться не могут, - сообщила она с грустью. - А вылечить их можно только с помощью волшебного цветка. Это мне Дед Мороз подсказал, - пояснила она. - Вот мы (Маша посмотрела в сторону Ёжика) в лес и пошли... к вам за Цветком волшебным.
  - Да, - вторила ей Снегурочка, - мне тоже известно, что волшебный цветок может излечить от любой болезни, он даже может разрушить колдовство, снять заклятие... Дед Мороз ведь тоже в беде, он здесь...
  Маша посторонилась, - Снегурочка чуток приоткрыла дверь в переднюю комнату и рукой позвала Декабря посмотреть за дверь. Декабрь заглянул...
  - Похоже, что Дед Мороз и Машины дед с бабой заколдованы... - установил Декабрь. - Но кем и зачем?.. - Декабрь задумчиво почесал рукавицей шапку. - Не знаю, кому они помешали?!
  - Ясно кому, - встрял Колобок (Месяцы расступились, и все увидели того, кто говорил). - Я, когда дежурил, и Бабу Ягу и Кощея во сне видел... Это всё они!.. Я испугался... за Машу и за Ёжика, - пояснил Колобок, - и Дед Мороза в колокольчик-то и позвал... А он как бухнется... Не колокольчик, а Дед Мороз... А я опять звонить!..
  - Да-да-да, - подтвердил слова Колобка Ёжик. - Меня Яга даже в мешке-темнице держала... пока друзья не освободили, - Ёжик взглядом показал на своих друзей.
  - А мы с Колобком всё это по телевизору видели, - продолжила Снегурочка - Нам Рыбка-Щука помогла. - Снегурочка показала рукой на ведро, в котором находилась Щука...
  Для Братьев Месяцев столь обильный поток информации даже после суматохи на поляне оказался неожиданным. Они только и успевали, что переводить взгляд то слева направо, то сверху вниз и наоборот...
  - Выходит, это Кощей пытался Цветок украсть... - заключил Декабрь. - Хитростью!.. Мало ему бессмертия!.. И Яга с ним! - добавил он, хлопнув себя рукой (рукавицей) по коленям (по шубе). - А я-то, я!.. Поверил!.. Старею, значит.
  - Что Вы, дедушка, - пожалела Декабря Машенька. - Вы не стареете... А ошибиться может каждый.
  - Наверное, ты права, - кивнул Декабрь.
  Он, видимо, принял какое-то решение, и сейчас, желая его озвучить, поднял посох, отчего Месяцы, словно солдаты, стали по стойке "смирно".
  - За проявленную доблесть и отвагу, - генеральским тоном начал главнокомандующий Месяц. - Машенька и её друзья награждаются Цветком... Волшебным! - добавил он не так официально, сбавив тон.
  Декабрь достал из запазухи Цветок и подал его Маше.
  Маша осторожно взяла награду. Цветок оказался не таким большим и не таким красивым, как рисовался он в Машином воображении, - это был обыкновенный подснежник. Только семилепестковый.
  - Ура! Ура!.. - (вполголоса) закричали Машины друзья.
  А Братья Месяцы одобрительно закивали головами. А Снегурочка даже обняла Машу и поцеловала её в носик...
  - Что вы, что вы, - остановила всех Маша, - рано ещё радоваться... Вот сначала деда с бабой вылечим... и Деда Мороза...
  После этих слов, она осторожно оторвала лепесток от Цветка-подснежника и со словами (которые, между прочим, сами собою выдумались)
  
  "Лети листик-лепесток
  Прямо в небо-потолок.
  Побывай на солнце
  И влети в оконце.
  Лишь к ладони прикоснись, -
  Тот, кто спит, скорей проснись!.."
  
  ... сдунула лепесток с ладони.
  И лепесток, словно миниатюрная баллистическая ракета, выпущенная из шахты, оставив за собой дымный след сгоревшего топлива, который затем растворился-рассеялся маленькими искорками, с нарастающим, но тихим гулом стартанул-взлетел в направлении потолка. И потолок нисколько не остановил лепесток-ракету. "Ракета" насквозь пронзила его, будто водную гладь, только вверх тормашками, а за ним и крышу дома и улетела в небо...
  Машенька, Ёжик, Колобок и все друзья и гости так и застыли на месте с поднятыми вверх головами и с открытыми ртами. Тут было чему удивиться...
  Не прошло и пяти секунд, как лепесток-ракета вернулся. Как и было сказано, через маленькое окно в чулане. Оконные стёкла пропустили волшебный лепесток-ракету так же свободно, как немногим ранее до них это сделал потолок комнаты. И как только лепесток коснулся Машиной ладони, он неожиданно громко хлопнул хлопушкой и исчез. А по всей гостевой комнате разлетелось-рассыпалось разноцветное конфетти, и разлились радужные переливы. И тут же из комнаты передней донеслись голоса и вздохи очнувшихся стариков, послышалась их тихая возня.
  Услышав это, Маша вместе со Снегурочкой осторожно приоткрыли дверь в переднюю...
  
  Глава 12,5. Новый Год.
  
  Весь день прошёл в предпраздничных заботах и хлопотах...
  Бабушка Маши чувствовала себя превосходно, она совсем выздоровела и, кажется, даже помолодела. Она с удовольствием занималась кухонными делами: пекла пироги с лесными ягодами; ягоды, кстати сказать, "прилетели" в посылке из сказки, - это Рыбка-Щука постаралась.
  Дедушка чувствовал себя не хуже своей бабки. Он, после того как принёс со двора дрова и разжёг в печи огонь, целый день общался-разговаривал с Месяцами, много чего им рассказывал, много чего от них узнавал.
  Дед Мороз-Морозко после пробуждения, кажется, немного поумнел. Только забыл кто он, кем работает и зачем он здесь. Зато теперь он никуда без разрешения не лазал, ничего не брал, ничего лишнего не говорил, никого не "дёргал" и не отвлекал. Сначала он сидел рядом с Месяцами и слушал дедовы рассказы, затем слушал рассказы Месяцев, затем пошёл "помог" украсить ёлку - Колобка вместо игрушки повесил, но вовремя опомнился-спохватился и снял!.. Затем пошёл сел на табурет в уголок комнаты-зала, там, кстати сказать, стояло ведро, в котором ещё пока теснилась Рыбка, и принялся рассказывать-жаловаться Рыбке о своей судьбе. Рыбка его очень внимательно выслушала, и затем дала ему несколько важных советов. Каких - мы не знаем; знаем только, что после этого Дед Мороз заметно оживился и повеселел...
  Родители Маши (их Маша по телефону вызвала, который сам собой заработал, вроде как, и не обрывались провода вовсе) вместе со своей дочкой, со Снегурочкой, с Колобком, Ёжиком и друзьями Ёжика украшали ёлку... Кстати, ёлка тоже из сказки "прилетела". Раз! И встала посреди комнаты!
  Гостей в доме заметно прибавилось. Пришли все подруги и друзья Маши, знакомые, друзья знакомых, знакомые знакомых, соседи, а так же друзья и знакомые соседей и ещё соседи знакомых и друзей. В общем, все те, кто мимо проходил, - все и зашли в дом. Деревня же! По Щучьему велению вызвали из леса медведицу с сонными медвежатами (их пришлось разбудить), волчицу с волчатами, ежиху с ежатами (им тоже поспать не дали). И никто из присутствующих в доме не испугался соседства с лесными жителями, потому что думали, что это маски, и скоро начнётся бал-маскарад.
  А для того, чтобы поместились все приглашённые и не приглашённые гости (не выгонять же на улицу на праздник), "по щучьему велению" в доме пришлось раздвинуть бревенчатые стены, выгнуть-поднять потолок и немного приукрасить интерьер... В следствие чего дом заметно преобразился - превратился в сказочный дворец. И ёлка, стоявшая теперь в центре огромного зала с хрустальными окнами и мраморным полом и возвышавшаяся почти под потолок, похожий на звёздный купол, выглядела ничуть не хуже Кремлёвской...
  Что касается Рыбки-Щуки, то она захотела отпраздновать Новый Год вместе со всеми, с друзьями, и только после праздника отправиться к себе домой, в своё море. Единственное, что попросила Рыбка у Маши - это вернуть ей прежний вид, прежние формы. На это превращение-возвращение Маша с радостью потратила ещё один (второй) волшебный лепесток.
  
  "Лети листик-лепесток
  Прямо в небо-потолок.
  Побывай на солнце
  И влети в оконце.
  Лишь к ладони прикоснись, -
  Щука в Рыбку обернись!.."
  
  - произнесла Маша, и лепесток вновь улетел на солнце и вновь вернулся на ладонь... И как и в первый раз, он хлопнул новогодней хлопушкой и рассыпал конфетти, - Рыбка-Щука вновь стала Золотой Рыбкой. Её плавнички заблестели серебром, а чешуйки - золотом. И опять, когда из окна на чешуйки попадал солнечный свет, то во все стороны: на стены, на потолок и на пол яркими, ослепительными вспышками забрызгали золотые искры отблесков...
  Но в ведре Рыбке было не очень хорошо, - не было видно того, что происходит вокруг. Поэтому Рыбку (по её просьбе) временно переместили в большую стеклянную банку (Рыбка ловко перепрыгнула в новую квартиру); затем банку с Рыбкой поставили на табурет рядом с ёлкой.
  Так заметно-незаметно день и пролетел...
  Близилась полночь.
  Все гости и хозяева дома-дворца уже расселись за стоящим полукругом-подковой вокруг ёлки столом. Взрослые, как положено, налили в фужеры шампанское, дети - лимонад. Включили, как водится, телевизор (а телевизор-то "по Щучьему велению" вырос вместе с домом и стал большим, в полстены)... Там Кремлёвскую ёлку показывают. Смотрят... Видят, там Дед Мороз ходит, ёлку зажигает... Похож на нашего... А где же наш Дед Мороз?! - Забеспокоились гости. - Куда это он запропастился?.. Вроде, был здесь, раз - и исчез... Нету его нигде!..
  
  А случилось вот что: после разговора с Рыбкой неожиданно для самого себя вспомнил Дед Мороз, что он - Дед Мороз, и что не может он здесь, в доме деревенском, боле быть-находиться. Некогда ему, дел, оказывается, много, и так уже задержался... И главное: вспомнил Дед, что приглашали его в Москву, в Кремль, вот и "улетел" он на главную ёлку страны. Как улетел? Да, просто, стоял рядом с печкой, она Деда в себя втянула и трубою выплюнула в небо... А там его ветер попутный подхватил... А попрощаться... он просто не успел-не догадался. Вот такой он - что поделать!..
  Но, главное, не вспомнил Дед Мороз то, что Снегурочка на ёлке должна быть с ним, и "улетел" один. И не вспомнил бы, если б дети на кремлёвской ёлке ему не напомнили. Они завалили его вопросами, стали его за бороду дёргать-теребить... Подавай им Снегурочку и баста!..
  Но как Снегурочку на ёлку вызвать, и в Кремль её доставить, - этого Дед Мороз, хоть убей, не помнил. И пока он в своём мешке шарил, - искал что-то, наверное, вчерашний день, пришлось Маше (она вместе со всеми смотрела телевизор) потратить ещё один (третий) лепесток Цветка на то, чтобы Снегурочку выручить, - доставить в Кремль.
  
  "Лети листик-лепесток
  Прямо в небо-потолок.
  Побывай на солнце
  И влети в оконце.
  Лишь к ладони прикоснись, -
  Память дедушке вернись!.."
  
  Хлопнул лепесток хлопушкой и... в телевизоре Дед Мороз, вроде как, очнулся. Он встрепенулся, нахмурил брови, видимо, и в самом деле что-то вспомнил. И тут же тукнул посохом об пол, - волшебство надумал-загадал. А чтобы волшебство его получилось наверняка, он попросил детишек, которые на ёлку пришли, ему помочь - Снегурочку позвать. Так Снегурочку и вызвали.
  В доме деревенском успела она лишь "до свидания" сказать и помахать на прощание ручкой, и... растаяла. А в Кремле, стало быть, тот час и появилась, цела и невредима. Одним словом - телепортировалась.
  А время - почти двенадцать часов!.. А ёлка в деревенском доме-дворце ещё не зажглась!.. И огоньки-игрушки на ёлке ещё не засверкали!.. Дед Мороза ведь нет!
  Что делать???
  Вспомнила Маша, что Ёжик, когда в лесу лису от сыра отваживал, в Колобка переодевался, травою какой-то обматывался... Ловко у него тогда получилось. Значит, и в Дед Мороза переоденется-преобразится (!) И будет и у нас свой Дед Мороз - Ёж-Мороз (!)
  И Ёжику было дано задание - срочно заменить Мороза.
  И некогда было раздумывать-рассуждать!
  Достала Маша с печки старо-новый кукольный наряд (с куклы какой-то стянула): красную шапку-колпак, красный кафтан с поясом, красные сапожки.
  Одевай, Ёжик, быстрей! Наряжайся!..
  А время уже двенадцать!!!
  Одел Ёжик наряд...
  Был просто Ёжиком - стал Ёж-Морозом. Нашёл на полу в углу разноцветную палочку, ту, которую Дед Мороз, когда первый раз из печки появился, достал из мешка и выбросил, и подобрал её. Палочка эта пришлась кстати; в лапках Ёж-Мороза она смотрелась, как волшебный посох, и с ней Ёжик выглядел по-настоящему, по-новогоднему, по дедморозному.
  Часы двенадцать бьют!..
  - Ёжик, ёлку зажигай! - крикнула Ёжику Маша.
  - Эй, Мороз - Ёж-Мороз, ёлку зажигай!- закричали гости.
  Ёжик не растерялся, палочкой в воздухе повёл... А Маша тем временем оторвала четвёртый лепесток от Цветка и тихонько в ладошки произнесла:
  
  "Лети листик-лепесток
  Прямо в небо-потолок.
  Побывай на солнце
  И влети в оконце.
  Лишь к ладони прикоснись, -
  Ёлка-ёлочка зажгись!.."
  
  И гости хором сразу стали помогать-скандировать: "Ё-лоч-ка заж-гись! Ё-лоч-ка заж-гись!.."
  Вернулся лепесток, коснулся ладони...
  Хлопнула хлопушка, рассыпалось конфетти, - и засверкали огоньки на ёлке, засветились фонарики, заискрился дождь... И наступил Новый Год!!!
  - Ура! Ура!.. - обрадовались гости - чокнулись фужерами. - С Новым Годом! С новым счастьем!!!
  Вышли тут Месяцы из-за стола, подошли к ёлке, и под аплодисменты Декабрь-Месяц торжественно передал свой посох, а с ним и своё главенство своему преемнику - Месяцу-Январю.
  За ними вышли из-за стола и все остальные гости; кто-то догадался притушить свет и включить музыку... и давай все вместе веселиться-танцевать, серпантин разбрасывать и бенгальские огни жечь...
  А Ёжик ходит вкруг ёлки, Дед Мороза изображает, - важничает. А сам песенку свою поёт-напевает. Громко поёт - старается. На сей раз песенка его была такой:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Огонёк не разожжёшь?
  Вон на ёлке фонари,
  Ёлочка скорей гори!
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Знаем, ты не подведёшь
  Я друзей не подведу,
  Позови, и я приду!..
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Нас на праздник позовёшь?
  Да, всегда я рад друзьям,
  Приходите в гости к нам!..
  
  Слушали гости песенку Ёжика и весело и добро смеялись...
  А когда веселое гуляние вылилось на улицу, Ёжик и там продолжил петь-напевать - гостей забавлять. Его песенка сама сочинялась, и это было здорово! и Ёжику это нравилось, и он приплясывал и пел:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Ну, дружище, ты даёшь!
  Я приплясывать могу,
  Даже стоя на снегу!..
  
  Так всю ночку Новый Год и встречали... Веселились, танцевали, песни весёлые пели, в игры шумные играли, снежками бросались...
  
  ...А куда, вы спросите, делись-подевались хитрая Баба Яга, коварный Кощей, недобрая кошка, глупый попугай, и вся-другая нечисть лесная и болотная?..
  По "щучьему велению" замерзли они во льду, застыли в стекле телевизора на сказочной программе... Поделом им!.. Пущай подумают как себя вести! И как только надумают исправиться, потеплеют их сердца, - сразу растает лёд, расплавится стекло... А пока... нет им прощения!
  
  Глава Последняя.
  
  Сколь много добрых волшебников побывало в деревне на ёлке! И Месяцы, и Рыбка, и Маша с Цветком волшебным, и Дед Мороз со Снегурочкой... Сколь много случилось волшебства!.. А сколь подарков разных-всевозможных надарили волшебники и Ёжику, и Колобку, и Маше, и деду с бабой, и родителям и друзьям Машиным, и друзьям Ёжика, и всем-всем без исключения!..
  Подходили гости к ёлке, заглядывали под ветки... Оп, подарочек! Оп, ещё один! И ещё, и ещё!.. И все остались довольны: кто что хотел, - то и получил!.. И конфеты там были и сладости, и велосипеды там были и машины, и платья разных модельеров и туфли, и компьютеры, и телефоны, и путёвки на курорты...
  Ёжику подарили настоящий, но маленький карманный ножичек на тесёмочке; у ножичка этого было аж двенадцать всевозможных лезвий. И теперь Ёжику никакой мешок страшен не был!
  Ко всему прочему ворона в подарок получила калькулятор, волшебный, конечно, многофункциональный, так сказать, калькулятор-самосчёт. Говоришь ему, что нужно сосчитать, - тот и считает... Волк получил ноты, тоже волшебные, самозвучащие, медведь - самоучитель брейк-танца, тоже не простой, - ноги (а с ними и лапы) в пляс так и шли...
  Колобку подарили телефон. С виду обычный. Но в его записной книжке хранились номера телефонов всех, или почти всех добрых волшебников. А их было так много, что только на чтение списка ушёл бы целый день и полночи.
  Маше Месяцы подарили особые подарки, каждый - свой: шишку подарил Декабрь, снежинку - Январь, сосульку - Февраль, веточку вербы - Март, подснежник - Апрель, ландыш - Май, земляничку - Июнь, грибок - Июль, яблочко - Август, орешки - Сентябрь, жёлудь - Октябрь, маленькую, похожую на Машу куколку с зонтиком - Ноябрь.
  На первый взгляд получился, вроде как, букет-гербарий из разных растений, явлений и даров природы, и куколка в придачу (или наоборот, куколка и к ней в придачу букет-гербарий). Но, сами понимаете, эти подарки были не простыми, а волшебными; они сразу превратились в игрушки на Новогодней ёлке и слились-перемешались с остальными (обычными, неволшебными) игрушками... и никто, кроме Маши и Месяцев, об них не знал (!) И вот, что сказали Месяцы: "Как только понадобится тебе помощь-поддержка, возьми в руки волшебный подарок - игрушку, загадай желание, и... увидишь, что произойдёт!.."
  Маша была счастлива и, конечно же, поблагодарила Месяцев за подарки.
  - Спасибо вам, Братья Месяцы, - сказала она на прощание, когда и все остальные гости стали расходиться по домам. - И за Цветок волшебный и за подарки!.. Вы для меня теперь всегда желанные гости...
  На следующий Новый год Маша и Месяцы договорились встретиться снова, а Месяц-Январь пообещал Машиным друзьям помочь добраться до своих лесных домиков: дорогу показать и тучки развеять так, чтобы луна путникам путь-дорожку освещала... Месяцы попрощались и ушли-скрылись в утреннюю тьму...
  Маша помахала им вслед ручкой, Ёжик помахал им вслед лапкой.
  На этом праздник и закончился.
  
  Рыбка вернулась к себе в синее море. Колобок - в сказку. Волк, ворона и медведь - к себе в лес...
  Ёжик, уходя, на прощание спел Маше свою песенку, последние-заключительные куплеты. Вот какими они получились:
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Говорят, что сказка - ложь?!
  Что вы, сказка - это правда!
  Разве я не прав, да?
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  А случайно ты не врёшь?
  Расскажу я сказки эти:
  Всем друзьям на белом свете.
  
  Ёжик-Ёж, Ёжик-Ёж,
  Дружбу нашу сбережёшь?
  Сберегу, и обо всём
  Вместе мы ещё споём!..
  
  Спел и ушёл последним.
  Маша оторвала от Цветка пятый лепесток и (на всякий случай) загадала, чтобы все её друзья благополучно добрались до дома, и чтоб не мешали им ни мороз, ни вьюга, и чтоб у них всё в порядке было...
  Улетел лепесток и вернулся, и хлопнул хлопушкой...
  
  Думала-думала Маша, что с лепестками оставшимися делать; их ещё два на Цветке осталось... И придумала.
  Оторвала она лепесток от Цветка и произнесла:
  
  "Лети листик-лепесток
  Прямо в небо-потолок.
  Побывай на солнце
  И влети в оконце.
  Я хочу:
  Чтобы люди всей земли
  Стать счастливыми смогли!.."
  
  Произнесла, села на диванчик и глаза зажмурила. И уснула...
  Улетел лепесток и вернулся, коснулся ладони и хлопнул-исчез...
  
  ...............
  Открыла Маша глаза, оглянулась по сторонам, - ничего, вроде, не произошло - не изменилось. Лишь дом уменьшился до прежних размеров, и ёлка стала меньше.
  Лежит Маша на диванчике под одеялом. Папа с мамой рядом стоят, бабушка и дедушка тоже поблизости, - проснулись они, видать, раньше. Обрадовались они Машиному пробуждению и стали что-то обсуждать. Одно Маша поняла: родители срочно возвращаются домой, в город, и её берут с собой... К чему такая спешка?! Наверное, на работу вызывают... Не могут без них обойтись!..
  Немного болела голова. "Не выспалась", - решила Маша. А как долго она спала, - девочка не знала.
  Маша по привычке стала приглаживать на голове растрёпанные волосы и обнаружила на затылке большую шишку. Маша легонько потрогала её. Ничего себе шишечка! "И где это я так?!"
  И тут стала вспоминать... И вспомнила: и Деда Мороза, и Снегурочку, и Бабу Ягу, и Кощея, и Рыбку, и Братьев Месяцев, и всё-всё-всё... И как шишку получила, - тоже вспомнила.
  "Неужели, это был сон?" - засомневалась девочка.
  Она пошарила у себя под одеялом... Нет. Вот оно доказательство! Вот Цветок волшебный! Вот и лепесточек на нём седьмой-последний...
  Конечно, это был не сон, - Маша знала, но никому об этом говорить не стала. Даже разговор не стала начинать.
  Она завернула Цветок в платочек и спрятала поближе к сердцу...
  
  Где сейчас Ёжик? Где Колобок?.. Где Братья Месяцы?.. Где Дед Мороз и Снегурочка?..
  Когда ещё встретимся?
  Быть может, на следующий Новый Год...
  До свидания бабушка и дедушка...
  До свидания, праздник...
  Об этом и о другом думала сейчас Маша, сидя на заднем сидении машины и глядя в стекло заднего вида на стоящих у крыльца и медленно отдаляющихся деда и бабу, на запорошенные снегом дома и уходящее в даль село, на уходящую в прошлое сказку...
  
   Сентябрь 2006г.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"