Макаров-Соловьёв Владимир Викторович: другие произведения.

Одари Зарей. Часть 1. Заря, Начало, Проклятие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть повести; будет 4-е части...

  
  
  Владимир Макаров-Соловьёв
  
  Одари Зарей
  (произносить непрерывно с ударениями на первую "А" и на "Е" так: "одАризарЕй"; в слове читать букву "Е", а не "Ё")
  
  Сказка-повесть-легенда-миф
  
  Предыстория. Заря. Драконьего рода... История, запечатлённая в настоящей повести, - одна из первых, произошедших на Земле. Все другие описанные людьми истории в какой-то степени являются её следствием или продолжением. И случилась она тогда, когда Земля ещё была... А впрочем, читайте! И узнаете.
  
  Глава 1. Проклятие
  
  Давным-давно, когда страх и колдовство правили миром, жили драконы. Страшные и злые они селились в холодных пещерах. Сколько их было - никто не знает, но было их очень много.
  В жизни они никогда не смеялись, лишь рычали, как волки, и шипели, как змеи. Питались драконы сырым мясом. Пожирали всё и вся. Не брезговали даже своим собратом, поэтому часто среди обглоданных костей попадались и драконьи. А то, что не могли проглотить, драконы уничтожали. Ведь законов у них не было, за исключением одного: "Выживут самые злые и жестокие".
  Словом, жили - не тужили, грызлись между собой, нагоняли страх на близлежащую округу. Одно было плохо: лежало на драконьем роду проклятие, что, мол, Добро уничтожит драконов. Что означает это проклятие, и откуда оно взялось, никто не знал. Лишь немногие, самые старые, помнили о нём, но и они говорили: "Зачем помнить о том чего у нас нет, ведь мы рождаемся злыми и кровожадными, а о Добре мы знать - не знаем и знать не хотим!"
  "Добро исходит от людей, - злобно рыча, заявлял вожак Дрод, самый злющий и жестокий из драконов. - Поэтому они опаснее любой молнии. - И, прищурив свои чёрно-кровавые глаза, шипел-добавлял: - Но у людей, у этих прямоходящих червей очень вкусное мясо".
  Именно поэтому при каждой встрече с человеком драконы испытывали особую ненависть. И, убивая и пожирая людей, не щадили ни стариков, ни детей, жгли и уничтожали их жилища.
  
  Однажды, когда пришло время обучать новый выводок мастерству зла, вожак Дрод собрал всех юнцов и сказал:
  - Сегодня мы полетим на охоту. Я расскажу о том, что должны знать настоящие драконы, и покажу вам то, что они должны делать. Слушайте и смотрите!..
  Дрод оттолкнулся когтистыми лапами от края скалы и, взмахнув огромными перепончатыми крыльями, стал подниматься к облакам. За ним, шипя, рыча и охая, один за другим стали взлетать совсем ещё юные, желторотые дракончики. Когда стая подровнялась, Дрод повёл её на восток к реке, туда, где жили люди.
  - Мы рождены злыми и жестокими, - кричал Дрод. - И чем мы злее, тем крепче наш род. - Дрод плавно взмахивал огромными, словно ночь, крыльями. Он продолжал: - Никто из нас не должен быть добреньким слюнтяем. - Дрод с отвращением плюнул вниз. - Иначе мы погибнем, таков закон. Две дюжины чёрных глаз внимательно следили за пастью своего наставника, две дюжины ушей впитывали каждое слово, вылетавшее из неё. И с каждым таким словом пока ещё "живые" сердца дракончиков каменели всё сильнее и сильнее.
  - Мы живём тысячи лет, - продолжал злобный дракон. - Мы разоряем гнёзда, сжигаем леса, убиваем и пожираем людей и всякую мелкую тварь. И мы не можем и не должны быть мягкотелыми... Ведь над нами "висит" проклятие... Никогда не забывайте об этом!
  Слова Дрода не требовали доказательств, дракончики и так верили всему тому, что он говорил, да и он не желал ничего доказывать, он просто жаждал крови.
  
  В это время стая подлетела к высокой скале и села на её край.
  Неподалёку, на берегу реки в маленьком поселении жили люди. Они и не подозревали, что где-то рядом таится опасность.
  - Смотрите и запоминайте! - крикнул Дрод своим ученикам и сорвался со скалы вниз.
  Подлетев близко к хижинам, он изрыгнул из пасти пламя, и две хижины с соломенными крышами вспыхнули, словно спички. Из хижин выбежали люди. С криками ужаса они стали метаться из стороны в сторону, стараясь спасти свои жизни, а увидев дракона, от страха цепенели, лишались рассудка.
  Тем временем, Дрод поджигал другие хижины...
  
  Людей селения охватила паника. Женщины, стараясь спасти своих детей, бежали к реке. Но и на берегу кровожадный дракон хватал их своими когтистыми лапами, разрывал зубами на части, топил и сжигал их своим пламенем. От этого вода в реке замутилась кровью.
  В считанные минуты от поселения людей осталось одно пепелище. Отовсюду слышались стоны умирающих людей...
  Уничтожив людей и спалив селение, Дрод взлетел на скалу и сел рядом с учениками.
  - Вот так! - злорадствуя, прохрипел он. - Всё видели?..
  Изо рта его всё ещё сочился дым. Его тело, чёрное от рождения, стало бурым от крови. С языка на землю стекала и капала кровавая слюна...
  Страшные, словно горящие угли, глаза учителя обожгли учеников ядовитым взглядом. Почти все молодые драконы или c восхищением, или с завистью, или со страхом-трепетом смотрели на старого, опытного сородича. Кончики хвостов у них дрожали.
  - Теперь найдите себе пищу, - приказал Дрод и брезгливо добавил: - Только не ешьте падаль!..
  Почувствовав голод, молодые драконы разлетелись в разные стороны.
  
  Глава 2. Другой...
  
  Тринадцатый дракончик был меньше и моложе всех. Когда он родился на свет, его назвали Одари-Зарей. И не назвали даже... Имя это само как-то вылетело из глоток старых и злобных драконов, когда они заметили в треснувшей скорлупе последнего яйца мордочку маленького дракончика. Кто-то выдохнул "О-о-о!", кто-то рявкнул "Дарр!", кто-то икнул "И-и!", кто-то зарычал "Зарр!", кто-то кого-то позвал "Ей!" Вот и получилось "О-Дар-И-Зар-Ей". И как ни странно, имя это попало в точку, потому что на драконьем языке оно означало "не такой, как все" или "другой, особенный". Мы же для простоты назовём его Заря. Но можно звать его и Одари и Одаризар...
  Как было сказано, он последний вылупился из яйца и в силу своей слабости всё время плёлся за братьями в хвосте, едва успевая за ними. Никто не радовался его появлению на свет. Братья теснили, толкали его и издевались над его неуклюжестью. А когда старые драконы приносили в пещеру остатки добычи: огромные тушки кабанов, оленей, маленькому дракончику из этого почти никогда ничего не доставалось, - всё съедали его старшие братья. И поэтому ему приходилось искать себе пищу среди растений, которые росли у входа в пещеру. Так продолжалось до того момента, когда Дрод повёл всех дракончиков с собой.
  
  Заря едва-едва поспевал за всеми и летел в самом хвосте стаи. Он не слышал и половины из того, что говорил дракон-вожак Дрод. Жестокость и безжалостность Дрода ранили сердце маленького дракона. Заря возненавидел своего учителя и в душе пожалел людей и ещё и то, что родился драконом. Но Дрод был рядом, и он был страшен.
  Приказ Дрода "искать пищу" прозвучал как нельзя кстати. Заря первым сорвался со скалы, лишь бы очутиться подальше от своих кровожадных собратьев.
  Приземлился Заря, как ему показалось, далеко от места кровавой драмы. Лес безмолвствовал. Ни единого звука вокруг. Казалось, что деревья, кусты, травинки и животинки были напуганы ужасным драконом не меньше, чем люди. Отчего жизнь в лесу, вроде как, замерла.
  Дым, окутавший лесные поляны, долго не развеивался. Было безветренно.
  Заря посмотрел в ту сторону, где по его представлениям ещё недавно кипела жизнь, а теперь лишь тлели угли, отвернулся и зашагал в другую, противоположную сторону, в чащу леса. Голодным себя он не чувствовал, совсем наоборот, ему было не по себе. Через несколько шагов впереди себя он услышал какие-то звуки, похожие на тихий плач. Он ускорил шаги и подошёл поближе.
  
  Возле низенького деревца в траве лежал человек. Его обгорелое тело ещё дымилось. Он был мёртв. Рядом лежал свёрток шкур, внутри которого что-то шевелилось и издавало звуки, привлекшие дракончика.
  Заря подошёл ещё ближе. Когтистыми лапами он осторожно развернул тряпки. О, ужас! Там лежал человеческий детёныш.
  
  Глава 3. Гром среди ясного неба
  
  Маленький, розовый, безволосый человечек почувствовал чьё-то присутствие и затих. "Человек!? Живой маленький человек!? - удивленно прошипел Заря и сам же испугался своих слов. Сердце так и запрыгало у него в груди, готовое выпрыгнуть наружу. - Какой он маленький!.. Разве он опаснее молнии?"
  Первый раз Заря увидел людей со скалы, но так близко видеть человека ему, понятно, никогда не приходилось. Да ещё, к тому же, человеческого детёныша.
  Неожиданно сверху, ломая ветки деревьев, слетел Дрод. Он увидел розового человечка и радостно ухмыльнулся.
  - Ты нашёл его? - ядовито спросил наставник.
  - Да, то есть нет... Я не искал... - испуганно ответил Заря, но запнулся, не находя нужных слов.
  Что-то ему подсказывало, что он должен защитить маленького человечка от кровожадного Дрода.
  В это время Дрод посмотрел маленькому дракончику прямо в глаза, и тот, конечно же, ощутил этот огненный взгляд. Сердце дракончика, учащённо бившееся до этого, чуть не остановилось от страха.
  - Хватай его и глотай, пока он не подрос и не убежал! - ехидно приказал Дрод.
  Что-то перевернулось внутри у маленького дракончика, и на секунду Заря закрыл глаза. "Нельзя не подчиниться вожаку, но я не могу причинить вред этому крохотному, беззащитному существу", - эти добрые мысли промелькнули в голове дракончика с такой быстротой, что Заря мгновенно принял решение:
  - Не буду я его глотать и убивать не буду, - произнёс он чуть слышно.
  - Что-что?! - рассвирепел Дрод. - Что ты там мямлишь?!
  Ощетинившись и расправив свои перепончатые крылья так, что заслонил ими солнце, он надвинулся на дракончика.
  - Что ты не будешь? Глотать не будешь?.. Тогда отдай его мне! - приказал он, яростно наступая на дракончика.
  Ещё немного и он раздавит его.
  - Не стану убивать и тебе не позволю! - неожиданно для самого себя вскричал маленький дракончик, бросая вызов огромному чудовищу.
  С этими словами Заря встал было на пути Дрода, но тот брезгливо отшвырнул его в сторону, словно игрушку. И не обращая на Зарю внимания, повернувшись к нему спиной, чудовище стало приближаться к человечку...
  Ещё мгновение и человеческий детёныш будет убит.
  - Не тронь! - в отчаянии закричал Заря и, поднявшись, прыгнул Дроду на спину.
  Дрод не ожидал этого. Завязалась борьба. Огромный дракон не мог достать и сбросить своего маленького противника, - лапы были коротки, - к тому же, мешали огромные крылья. А Заря вцепился неповоротливому дракону в шею зубами и, что было сил, стиснул их.
  Дрод взревел от боли; он стал извиваться и шипеть:
  - Ах ты, гадёныш!.. Добреньким родился?! Проклятие!..
  Огромный дракон так мотал головой, что ломал толстые ветви деревьев. Он так вспахивал землю огромными когтями, что клочья дёрна и камни летели в разные стороны. Он так подпрыгивал и топтался, что сотрясал землю, приминал и ломал кусты и деревья. От злобы он изрыгал пламя, да так, что полянка в миг превратилась в пожарище...
  Борьба длилась недолго; силы стали покидать слабого дракончика. Он почувствовал, как челюсти его разжимаются, а лапы уж больше не могут держать. Последнее, о чём подумал Заря, когда Дрод сбросил его со спины: "Зря я родился на свет!" Затем он ударился головой о дерево и потерял сознание.
  И в это время раздался гром, и молния, расколов небо на части, поразила Дрода. Злобный дракон разлетелся на куски, словно разбитый глиняный горшок. А гром был такой силы, что, казалось, небо обрушилось на землю. Отчасти так и было.
  
  В это время на землю упали капли дождя...
  
  Глава 4. Неожиданные перемены
  
  Очнувшись от потрясения, первое, что увидел Заря, были огромные камни и кочки, необычно высокая трава и гигантские деревья, окружавшие его со всех сторон. Небо с медленно плывущими ватными облаками теперь почему-то казалось очень далёким, более далёким, чем раньше. Слабый ветерок был едва заметен. То ли он помог, то ли это сделал дождь... но дым и пыль улеглись-рассеялись, вроде как, их и не было, и в воздухе пахло необычной свежестью. А что за звуки!.. Сухой шорох травы на полянке и мягкий шелест листвы на деревьях, и с ними глухой хруст раскачивающихся стволов и веток, вроде как, слились воедино с тихим, но многочисленным хлопаньем крыльев птиц, их прерывистыми трелями и разноголосым щебетанием, с жужжанием и стрекотанием всевозможных жучков и кузнечиков. И эти звуки стали слышны гораздо отчётливей и громче, чем прежде. И, казалось, они заполнили собой всё пространство вокруг. Стало слышно даже как где-то неподалёку журчит ручей и как где-то, совсем рядом под землёй копошатся землеройки - кроты.
  
  Ещё недавно горевший лес вновь наполнился жизнью; а новый мир наполнился новыми звуками и новыми ощущениями.
  Наслаждаясь такой чудесной "тишиной", Заря стал вспоминать, что с ним произошло, и как он здесь очутился. "Люди... смерть... Дрод... проклятие... детёныш... детёныш, человечек!"
  Вспомнив о человечке, Заря встревожился: "Почему трава такая высокая? И почему деревья стали больше?.. Что произошло? Где Дрод? И где тот маленький человечек? И куда делись мои крылья?.."
  А случилось вот что: свершилось проклятие драконьего рода, и все здешние драконы исчезли. Мир изменился в считанные мгновения. Не стало Дрода. Исчезли все его злобные братья и сородичи. И виною тому был Заря. Он первым из драконов пожалел и защитил человека. Он и стал тем самым Добром, о котором говорилось в проклятии. Но сам Заря этого не знал. Не знал он пока и того, что милостью судьбы он был оставлен в живых, превращённым в крысёнка. Да-да! Он стал маленьким зверьком (видимо, так было предначертано судьбой), и поэтому всё вокруг казалось ему таким огромным.
  Заря посмотрел на свои лапки, - они сильно изменились, посмотрел на животик, - на нём появилась бурая шёрстка. Да и нос стал другим, длинным каким-то. "Я стал другим, вот это да!.." - подытожил он свои исследования и ощутил в душе вместе с тревогой радость. Тут он вспомнил о человеческом детёныше, который, должно быть, остался лежать в траве. Но где именно? Ведь трава высока, и где ж теперь искать человечка? "Его может съесть дракон или ещё кто-нибудь. Надо срочно его найти", - забеспокоился Заря и стал искать человечка.
  Потратив немало сил, пробираясь сквозь густую траву, Заря наконец-то вышел к тому месту, где, по его разумению, остался малыш. Человеческий детёныш оказался на месте. Засыпанный землёй и дёрном, человечек едва подавал признаки жизни. Человек, лежавший рядом с детенышем, куда-то исчез. Возможно, в пылу борьбы его отшвырнул в сторону своими когтищами Дрод, или, что более вероятно, его завалило землёй...
  Заря приблизился к нему и обнюхал лицо. Малыш чуть дышал. Заря принялся раскапывать его, раскидывая по сторонам тяжёлые комья дёрна и обгоревшие ветки. Человечек, ещё недавно казавшийся крошкой, теперь выглядел великаном. По сравнению с ним, Заря был так мал, что человечек мог спокойно прихлопнуть его своей ножкой, начни он сейчас брыкаться.
  Очистив человечка от грязи, Заря ткнулся носом в его пятку, - она оказалась холодной. И чтобы согреть малыша, крысёнку пришлось натаскать сухих листьев и травинок. Ими он укрыл малыша с головой.
  
  Солнце, которое всё время пряталось за деревьями, наконец-то направило свои тёплые согревающие лучи на полянку, где лежал человечек. Теперь оставалось только ждать. Больше малышу ничем помочь было нельзя...
  Шло время. Заря вспомнил, что с утра ничего не ел. Поляна, на которой находились малыш и Заря, была усыпана спелыми ягодами. "И как это я раньше не заметил ягоды? Малышу, думаю, я пока не нужен, а подкрепиться мне не помешает", - с этими аппетитными мыслями крысёнок стал набивать свои щёки сладкой земляникой.
  Он не отходил далеко от человечка и часто поглядывал в его сторону, стараясь заметить у того какие-нибудь движения. Наконец малыш шевельнулся. Он почти согрелся, и громкое чавканье крысёнка побудило в нём голод. Малыш открыл глаза и повернул голову. Сухие листья слетели, и человечек увидел своего спасителя. В этот момент Заря тоже посмотрел на малыша. Их взгляды на мгновение встретились. Может, какой-нибудь другой малыш и испугался бы такого соседства с лесным зверем, но наш человечек ничуть не испугался; должно быть, потому, что был слишком слаб, чтобы бояться.
  Заря догадался, что подкрепиться человечку тоже не помешает. Но какую пищу едят люди, Заря не знал. Поэтому стал собирать землянику. Тем более что другой пищи поблизости просто не было. Сорванные ягоды Заря аккуратно складывал на лист лопуха. И через некоторое время на лопухе выросла целая горка спелых и ароматных красных ягод.
  Лопух лежал рядом с головой малыша, но малыш почему-то не обращал на ягоды никакого внимания. Это потому, что ему раньше никогда их есть не приходилось. Он знал только лишь вкус материнского молока. И, наверное, сейчас вспомнил о нём, потому что стал жалобно хныкать.
  Заря, которому ягоды показались вкуснейшей едой на свете, попробовал предложить малышу самую спелую и самую большую из ягод. Но малыш тотчас её выплюнул. "С ним придётся нелегко", - решил Заря и стал размышлять, как накормить человечка.
  Он поглядел по сторонам, и взгляд его упал на небольшое деревце, которое росло рядом с головой малыша. Молния расщепила дерево вдоль пополам. Одна половинка дерева под тяжестью ветки почти упала на землю. И план вдруг возник сам собой: "Расщелина станет хорошей соковыжималкой для ягод".
  Сообразив это, Заря принялся перетаскивать лопух с ягодами в расщелину дерева. Изрядно потрудившись, он смастерил из другого лопуха куль. Подложил его под лопух с ягодой и направил его остриём прямо в ротик малышу.
  Малыш с интересом наблюдал за странными действиями крысёнка, всхлипывая лишь тогда, когда крысёнок уходил из поля зрения.
  И вот, наконец, настал заключительный этап: крысёнок-Заря перегрыз тяжёлую ветку, которая держала упавшую половину дерева, и эта половинка стала подниматься...
  Заря был в восторге от своего плана, потому что всё произошло так, как он и предполагал. Сок раздавленных ягод устремился малышу в ротик. И, хотя малыш вертел головой, часть сладкого сока всё же попала ему в желудок. Этого, к счастью, оказалось достаточно, чтобы у малыша порозовели щёки.
  А сок всё ещё капал из куля... Малыш ловил ртом капли, и это его забавляло. Все, и малыш, и Заря, остались довольны.
  
  Но вот ещё то, что тревожило Зарю: "Как быть дальше? Скоро ночь, холод и новые опасности... Человек, верно, должен жить среди людей. Я должен найти их!.."
  
  Глава 5. Люди
  
  Тем временем, малыш наигрался, сделал все дела, которые делают все дети его возраста, и уснул. Заря ещё раз укрыл его сухими листьями, огляделся по сторонам: нет ли опасности, и отправился искать людей.
  А солнце уже склонилось к закату. И чтобы не потеряться самому и не потерять человеческого детёныша, Заря выбрал ориентир - заходящее солнце и побежал на него.
  
  Пробираться сквозь траву и кусты, прыгать с камня на камень - это совсем не то, что лететь над ними! Выбившись из сил, Заря остановился и оглянулся назад. Не так уж и далеко он отошёл. Дерево, повреждённое молнией, под которым находился человечек, было хорошо видно.
  "Людей так скоро не сыщешь!" - отдыхая, подумал Заря, но ошибся. Неожиданно где-то рядом раздались человеческие голоса и ещё фырканье каких-то незнакомых животных. Заря навострил уши и побежал на эти звуки.
  Преодолев глубокий (как ему показалось) овраг, крысёнок вышел на тропинку. Тут он увидел людей, - это были охотники на лошадях. Они возвращались с добычей домой и не догадывались, что дома их ждёт беда.
  "Мне нужно привлечь их внимание, иначе они пройдут мимо, - очень своевременная мысль посетила крысёнка-Зарю, потому что люди были совсем близко. - Я напугаю их, и они побегут в нужную мне сторону", - смекнул он.
  Заря быстро перебежал тропинку, вскарабкался на поваленное дерево и, собрав воедино всю свою смелость, решимость и силу, приготовился к действию.
  Как только вершник* поравнялся с ним, крысёнок прыгнул лошади прямо на морду... Трудно представить себя на месте этой лошади, - надо думать, она здорово напугалась. Она шарахнулась в сторону, сбросила седока и, брыкаясь, понеслась как раз туда, куда её направил Заря. "Лишь бы только не растоптала малыша-человечка!" - на этой мысли Заря сорвался и упал в траву.
  Охотники так и не поняли, почему взбесилась лошадь. Они спешились и, оглядываясь по сторонам в ожидании опасности, побрели ловить лошадку. А она, тем временем, уже успокоилась и принялась щипать траву рядом с расщепленным деревом.
  Малыш, которого разбудили шум и голоса, проснулся и заплакал. Этот тихий плач, конечно, привлёк внимание охотников, - и ребёнок был спасён.
  
  Глава 6. Новое превращение и знакомство
  
  В то время, когда один из охотников взял малыша на руки, с Зарей снова случились перемены. Упав с лошади в траву крысёнком, он поднялся на лапы волчонком. Новое тело - новые ощущения!..
  "О-го-го!" - удивился Заря и вдруг понял, что его заметили.
  - Волк! Волк!.. - закричали охотники.
  Они уже нацеливали на волчёнка-Зарю свои стрелы, когда тот сообразил, что надо бежать. И он бросился наутёк от неминуемой смерти. А стрелы засвистели над его головой, словно шершни, но, к счастью, его не задели.
  Охотники видимо решили, что именно волк напугал лошадь. Они даже и не подозревали, как были близки к истине.
  Тем временем, Заря выбежал к реке, прыгнул в воду и, в спешке, поплыл на другую сторону. Сильное течение снесло его далеко вниз. Выйдя на берег, он отряхнулся и посмотрел туда, где остались его преследователи. На берегу никого не было, и страх сменился разочарованием: "Делаешь, делаешь добро, а что взамен? Эх, люди..."
  
  Размышляя об этом и другом, Заря побрёл туда, куда глаза глядят. Волчья шкура не помешала ему остаться тем, кем он был на самом деле, а именно - самым миролюбивым существом на свете.
  По дороге он лакомился лесными ягодами (и ему они были по вкусу), гонялся за бабочками, прислушивался к щебетанию птиц. Он заново знакомился с миром, открывая в нём красоту, спокойствие и величие.
  Стало смеркаться. Солнце спряталось за деревья. Дорога привела Зарю на поляну, в середине которой стоял-рос огромный вековой дуб. Его могучие ветви раскинулись почти на всё пространство поляны. Из-за непроглядной листвы этого дерева сумрак казался зловещим.
  "Вот где я переночую", - решил Заря и устало подошёл к дереву.
  - Хорошо быть таким как ты: большим и сильным! - разговаривая сам с собой, но обращаясь к дереву, громко сказал волчонок. - Можно никого не бояться и много подвигов совершить!..
  - Что дерево?! - вдруг возразило дерево. - Тебе суждено стать гораздо лучше... Не везде решает сила: где - уменье, а где - и терпенье!
  - Эй, эй! Кто это со мной говорит? - задрав голову вверх, немного испуганно, но с возмущением крикнул Заря. - Кто ты?
  - Я? Не важно кто я. Важно кто ты! - ответил сверху незнакомый собеседник.
  - Важно, не важно... Ты что, и вправду дерево, что ли? - не унимался волчонок.
  - Если тебе интересно - я птица! - ответил незнакомец.
  С этими словами на нижнюю ветку дерева спланировал огромный чёрный ворон.
  - Меня зовут Трэй! - представилась птица. - Я очень стар, как... этот дуб.
  - А я дракон, вернее...
  - Знаю, знаю! - перебил Трэй. - Видишь ли, я достаточно стар, чтобы знать всё.
  - Ты что следил за мной? - удивился Заря.
  - Нет, что ты! - возразил ворон. - Я ведь не просто птица... Я, как и ты, был когда-то драконом. Да-да, драконом, но только морским. Со мной случилось то же, что и с тобой.
  Однажды, я пощадил рыбаков, плывущих по морю на маленькой лодочке. И был превращён в овода. Можешь себе представить?
  - Представляю!.. - с сочувствием сказал Заря, вспоминая летящие охотничьи стрелы, и спросил: - А почему в овода?..
  - Не знаю, - ответил ворон. - Наверное, так было предначертано...
  Заря тут же обрадовался:
  - Значит, я такой не один?!
  - Конечно, не один! - всплеснул крыльями ворон. - Есть я!.. И таких, как мы, много...
  Разговор продолжался, а солнце уже совсем скрылось за лесом, за горизонтом. Стало темно. Волчонок лёг на мягкую траву и устроился поудобней. Затем он спросил ворона, обращаясь в темноту:
  - Расскажи мне ещё что-нибудь, ворон Трэй, ведь я ещё мал и ничего не смыслю в жизни.
  - Мал, да удал! - похвалил Зарю ворон. - На свете найдётся не много таких, как ты, отважных и умных... У тебя впереди большая жизнь, - продолжил Трэй после непродолжительной паузы. - Каждому в этой жизни отведено своё место. Ты должен творить Добро, ты уже начал это делать. Ты был крысёнком, теперь ты волчонок. А всё потому, что ты совершил добрые дела... Так должно быть и так будет. И потому тот, кто дарит Добро, сам становится и совершеннее и красивее. Вот так!
  В своё время я этого не знал и сделал ошибку, - мрачно добавил Трэй, - обидел одно существо. И был наказан за это - навсегда остался вороном. А мог бы стать орлом или лебедем... кто знает?!
  Ворон замолчал. Ему вспомнилось то, далёкое время, когда он был ещё молодым.
  - Да-а!.. - Волчонок почесал за ухом. - Теперь я многое понял! Теперь я знаю, что мне делать!.. Благодарю тебя, ворон Трэй, за твою науку! И не отчаивайся, не грусти! Жизнь идёт, всё меняется. Никто не знает, что произойдёт завтра.
  Заря и сам не знал, насколько пророчески прозвучали его слова.
  Друзья разговаривали ещё долго, пока не уснули.
  
  Проснувшись утром, волчонок разбудил ворона, чтобы попрощаться с ним:
  - Доброго утра, Трэй! Я должен идти... Прощай, мудрый ворон! - С этими словами волчонок зашагал в чащу леса.
  - Ещё увидимся! - услышал он вдогонку знакомый хриплый голос.
  
  Глава 7. Новый враг и новый друг
  
  "Люди строят свои жилища у воды", - решил Заря, когда заметил недалеко от ручья высокую ограду. Эта ограда была возведена из неодинаковых по вышине, но непременно толстых и длинных грубо отёсанных брёвен. Вкопанные в землю, они были заострённые сверху. Преодолеть эту преграду не представлялось возможным не только маленькому зверьку, но и любому другому зверю покрупнее, - Заря понимал это. Но любопытство толкало его вперёд.
  Он подошёл ближе, отыскал в ограде щель и стал осматривать содержимое крепости.
  
  Посередине двора стоял дом. Вокруг дома, вдоль ограды были сколочены стайки*. Между ними в беспорядке стояли клетки и клетушки, валялся всякий хлам.
  Из загонов и клеток доносились незнакомые Заре шумы и звуки. Это галдели домашние птицы и звери. По двору, прихрюкивая, носился маленький одомашненный кабанчик с белыми пятнышками на рыжей спинке. Он выбрался из загона и теперь был весьма доволен собой и той свободой, которую получил.
  
  Вдруг в доме послышался шум, заскрипела дверь, и в дверном проёме показался заросший волосами, одетый в какие-то лохмотья мужчина. Его звали... Неважно, как его звали. Так вот, в руке он держал глиняный горшок, в котором плескалась брага.
  Он осмотрел свои владения осоловелым взглядом и громко икнул. Все животные в клетках притихли, как по команде. Затем этот человек допил содержимое "бутыли" и собрался зайти в дом, как вдруг заметил кабанчика. Красное до этого лицо человека в миг побагровело. "Как ты мне надоел?! Но это в последний раз!.." - заплетаясь, выговорил человек, затем выругался и запустил в кабанчика горшком.
  Тот едва отскочил в сторону и, как сумасшедший, метнулся к своему загону. Горшок едва не задел его. Он просвистела над головой кабанчика и разбился вдребезги об ограду. А бедный кабанчик?.. Ему сегодня явно не везло. Он сунулся не в тот лаз загона и там застрял. Предчувствуя неизбежное наказание, он жалобно завизжал.
  Тем временем, человек уже схватил хлыст и, пошатываясь, шёл к загону. Что произошло дальше, лучше б не видеть Заре, но он это видел. Человек стал избивать беззащитное животное сначала хлыстом, затем ногами. Но на этом он не остановился. Отбросив хлыст, он поднял с земли тяжёлую дубину...
  Трудно сказать, кто из этих двух существ в эту минуту был больше похож на свинью: человек или кабанчик? В эту минуту человек напомнил Заре дракона-вожака Дрода. Кабанчик же на свинью точно похож не был. Кровоточащие раны на спине, безумные от страха глаза... Его жизнь висела на волоске, и Заря взаправду испугался за него. Всё решали мгновения, но ограда была непреодолима, и помочь кабанчику было практически невозможно. Сердце волчонка бешено забилось в груди. От бессилия и растерянности, и неожиданно для себя волчонок-Заря завыл. (Иногда бывает, что голос подать - спасение) А человек уж занёс своё оружие, чтобы убить бедную скотинку, но, услышав вой, вздрогнул и выронил дубину из рук. Бедный кабанчик был спасён, но лишь на время.
  Человек тем временем побежал за дом. Там, рыча и лязгая зубами, метались в клетке огромные псы-волкодавы. Они ждали приказа, и они его получили...
  
  Заря не знал, что волки в этих краях редкость, и волчья шкура была в цене. Он почувствовал опасность слишком поздно: человек уже открывал тяжёлую калитку, чтобы спустить волкодавов.
  Волчонку ничего не оставалось делать, как бежать, и он бросился наутёк. "Лишь бы убежать отсюда подальше... к реке, - мелькали на бегу его мысли. - Подальше... к реке..." А волкодавы были уже близко...
  Заря был слишком мал и слаб, чтобы состязаться с волкодавами. И те нагоняли его огромными прыжками. Расстояние до волчонка быстро сокращалось. "Неужели смерть? Нет!.. Я смогу! Надо бежать! Бежать!.." Высокая трава бежать ему мешала, колючие кусты цеплялись за шерсть и больно ранили бока и лапы. Силы быстро покидали волчонка; убийцы настигали его. Вот они всё ближе и ближе. "Прощай солнце, прощай жизнь!.." - успел подумать Заря, и в тот момент кто-то цепко схватил его за холку.
  Заря закрыл глаза.
  
  Глава 8. Никакого чуда!
  
  Первое, что увидел Заря, когда вновь открыл свои глаза, было синее небо и огромный орлиный клюв.
  - Где я? - удивленно спросил волчонок.
  - Не дёргайся, виси смирно! - знакомым хриплым голосом ответила птица.
  - Жив я иль нет? - переспросил Заря.
  - Живёхонький! - ответила птица на выдохе.
  - Значит, меня не растерзали? - не унимался волчонок.
  - Что... за вопрос? - ответила птица на два выдоха.
  - Это ты, Трэй?.. Ты меня спас? - подозрительно спросил Заря.
  - А то кто ж!.. Ещё б чуть-чуть... и содрали б с тебя... шкуру, - Трэй был весьма доволен собой. И хотя он тяжело дышал, но всё же умудрялся говорить при этом. - А на счёт жизни... ты прав: жизнь меняется... и она прекрасна!..
  Заря вдруг вспомнил про кабанчика: "Где он сейчас? Может, в лес убежал..."
  В это время Трэй опустился на землю. Заря узнал поляну, где познакомился с вороном. Сильно ныли синяки и царапины. И волчонок-Заря принялся зализывать свои раны.
  - Ничего, заживёт!.. - подбодрил волчонка чёрный орёл. - Ящерица даже отбрасывает хвост, если хочет спастись, и ничего... вырастает новый.
  - Ну и дела! - опять и опять удивлялся Заря, поглядывая на Трэя. - Вчера, когда мы расставались, ты был вороном. А сейчас ты орёл!
  - Да! А ты что хотел?! Ведь я ж сам тебе сказал, что добрые дела меняют облик. И вот перед тобой "новоиспечённый" орёл. И горжусь этим! - Трэй стал выставлять напоказ то один бок, то другой.
  - Смотри не перехвались! - подметил Заря. - А за моё спасение тебя благодарю! - Заря зевнул и добавил: - А сейчас я хочу отдохнуть.
   Затем он свернулся калачиком на мягкой траве и заснул. Спал он беспокойно, поскуливая. Во сне за ним гнались волкодавы... Солнце нежно согревало его усталое тело и заживляло раны.
  
  Проснулся волчонок на следующее утро, проспав около суток. Ночью было холодно, и орёл укрыл волчонка, словно одеялом, какой-то шкуркой.
  Продрав глаза, Заря заметил необычное одеяло. Опережая вопрос, орёл стал оправдываться:
  - Дело в том, - сказал он, вздыхая, - что мы должны чем-то питаться. И хотим мы этого или нет, но... иногда мы должны убивать... не для забавы ради, но лишь для того, чтобы жить. Таков закон жизни. Главное - не перегнуть палку, то есть не зайти слишком далеко, то есть не переступить черту, то есть...
  Трэй, очевидно, настроился рассуждать и продолжал лекцию. Заря, тем временем, изрядно проголодался и с интересом обнюхивал тушку убитого кролика. Рассуждения орла пришлись кстати, и, раз уж всё так произошло, волчонок принялся жевать и проглатывать пищу.
  
  День пролетел без забот. С утра и до вечера друзья обменивались интересными рассказами и делились впечатлениями.
  Незаметно подкралась ночь. Орёл устроился поудобнее на ветке дуба и приготовился ко сну. Волчонку же спать не хотелось.
  - Я прогуляюсь немножко, - крикнул он Трэю и пошёл прочь.
  Трэй не возражал, он знал, что волки - ночные обитатели леса, и ночью с Зарей ничего не случится.
  Заря брёл вдоль ручья и смотрел на отражения звёзд в воде. Звёзды казались такими близкими, но всё же недоступными. Тонкий краешек месяца, словно лодочка, плыл по ручью. Где-то, совсем рядом, плескалась рыба, стрекотали кузнечики, квакали лягушки... "Люди тоже бывают злые и жестокие, - решил для себя Заря. - Может, их не зря убивал Дрод, - засомневался он. - Может, люди все такие, а я их защищаю..."
  Он почему-то почти всегда думал о них. Сожжённые дома, человеческий детёныш, охотники, а теперь ещё и тот волосатый живодёр - не выходили у него из головы. "Где сейчас несчастный кабанчик?.."
  
  Глава 9. Ловушка
  
  Почти всю ночь бродил волчонок по лесу. Он замечтался и отошёл от ручья. Тропинка, засыпанная сухими листьями, вела его в неизвестном направлении. Он забыл про осторожность, про опасности, окружавшие его. Он был счастлив, что остался жив, что жизнь продолжается, и что она прекрасна.
  
  Вдруг сверху из темноты, словно камень, на волчонка налетел огромный филин. Заря живо присел-пригнулся, - филин промахнулся. Но своими острыми когтями филин зацепил и разорвал волчонку ухо.
  От боли Заря прыгнул в сторону, споткнулся и упал. Кувыркаясь, он покатился по склону овражка и сквозь ветки провалился в какую-то глубокую яму. Когда он опомнился, то понял, что яма, в которую он упал - скорее всего ловушка, и что выбраться из неё будет не просто.
  Болело ухо, оно кровоточило. Заря погладил его лапой, - на лапе остались липкие и мокрые следы крови. Облизывая лапу, Заря сквозь ветки посмотрел вверх, на небо. Там, такие же недоступные, мерцали звёзды. "Надо же быть таким неосторожным! - поругал себя волчонок. - Теперь придут люди и сдерут с меня шкуру..."
  От таких мыслей становилось жутко, и Заря перестал думать об этом. Он попробовал вылезти из ямы - не получилось. Попробовал ещё раз - опять неудача.
  Неожиданно маскировочные ветки затрещали, и вместе с ними в яму свалился ещё кто-то. Заря едва успел отпрыгнуть в сторону, иначе незваный гость угодил бы прямо на него.
  Этот кто-то поднялся и завизжал. По визгу Заря узнал кабанчика.
  - Не ори, чего разорался! - прикрикнул волчонок.
  Кабанчик резко замолчал и прижался к земляной стенке. Он не предполагал и не догадывался, что в яме, кроме него, ещё кто-то есть; темень там была непроглядной.
  - Я тебя знаю, - приветливо продолжил знакомство волчонок. - Видел тебя там, у человека... Ты сбежал? Но как?
  Кабанчик чуть успокоился, но, побаиваясь соседства с неизвестным диким зверем, всё ещё не решался ответить.
  - Да, не бойся ты! - по-дружески успокоил его Заря.
  Доброжелательный тон подействовал на испуганное животное, и кабанчик успокоился вовсе.
  Он сказал, запинаясь:
  - Я... Они... Когда эти страшные волкодавы за кем-то погнались, злой человек не закрыл калитку. И я убежал... Всё равно б он меня не помиловал.
  - Ну и молодец! - одобрил его поступок волчонок и представился: - Меня зовут Заря, а тебя?
  - А меня - Хрюке-Фрюке, - смутился кабанчик. - Мама так называла...
  - Хрю... как? - удивился волчонок.
  - Хрюке, - повторил кабанчик. - А что?!
  - Да так, ничего, - пожал плечами волчонок. - Я буду звать тебя Хроке-Фроке. Так важнее. А что "хрю" - и так понятно...
  Друзья по несчастью обменялись короткими рассказами про себя и вместе стали думать как выбраться из ямы. Пробовали выпрыгивать - не получилось, карабкались по стенам - не вышло. Потратив немало сил, друзья, буквально, свалились от усталости.
  
  Светало. Первые лучи солнца уже выплеснулись на небосклон, поторапливая пленников.
  Вдруг волчонок встрепенулся:
  - Вставай, Хроке-Фроке! Вставай к стене!..
  Кабанчик тотчас выполнил приказ "командира".
  - Я понял! - пояснил Заря. - Меня, как по голове, стукнуло!.. По одиночке мы ничто, зато вместе - о-го-го!
  Волчонок вскарабкался на спину своему товарищу и, оттолкнувшись что было сил, выпрыгнул наружу.
  - И как это я раньше не догадался? Это ж так просто! - обрадовался он.
  - Эй! Как ты там? - донёсся из ямы голос кабанчика.
  - Я-то, ничего, а ты?
  - И я ничего... хорошего... - ответил Хроке-Фроке.
  Заря заглянул в яму, и вдруг ему в голову пришла одна мысль:
  - Эй, Хроке, я тут ещё кое-что придумал! Сейчас я сброшу в яму ветки... А ты отойди-ка в сторону, понял?
  Хроке-Фроке прижался к стенке, и Заря стал сталкивать ветки, которые прежде закрывали яму, вниз, одну за другой.
  - Ты, друг, положись на меня! Один раз выкарабкался, значит, и другой - не останешься!.. - поговаривал Заря между делом.
  Когда ветки кончились, Заря снова поглядел вниз. Хроке-Фроке завалило ветками с головой.
  - Хроке, где ты там? Скорее забирайся на ветки - всё повыше будет, - не громко скомандовал волчонок. - Шевелись!
  Хроке-Фроке попробовал залезть... Его не приспособленные для лазания по веткам ноги проваливались, но он старался, как мог. Заря подбадривал его, но, видно, веток было маловато, - кабанчик так и не смог выбраться на поверхность.
  - Постой, я принесу ещё веток! - заботливо крикнул кабанчику волчонок.
  И он хотел было сбегать в чащу, но замер, когда вдруг услышал неподалёку голоса людей.
  - Люди! - крикнул он Хроке-Фроке, который с испугу сразу же свалился с веток обратно вниз, на дно ямы.
  
  Люди показались из-за деревьев. Охотников было двое. Они заметили волчонка, пригнулись и притихли. Затем жестами что-то сказали друг другу и стали окружать яму с двух сторон.
  Заря представил себе, как его друга жарят на костре. "Будь, что будет!" - решил он и прыгнул в яму.
  Его лапы лучше стояли на тонких ветках. Он прижался к стенке и вновь скомандовал Хроке-Фроке:
  - Быстрее забирайся ко мне на спину и выпрыгивай!
  Что есть силы, Хроке-Фроке стал карабкаться наверх. Наконец он оттолкнулся от лохматой спины товарища и вылетел на поверхность. Увидев кабанчика, охотники поначалу растерялись. Они закричали и стали его ловить. Но не тут-то было...
  Они вдруг побросали своё оружие и живо бросились наутёк. Хроке-Фроке (он стоял спиной к яме) оглянулся и обомлел. Он даже присел от испуга, - из ямы выглядывала огромная медвежья морда.
  Вы, наверное, уже догадались, кто был этот медведь. Конечно же, наш герой - Заря.
  Надо сказать, что, несмотря на свой возраст, Заря всё же отличался своим ростом. Он был немного крупнее обычного зверя. И когда был крысёнком, волчонком. И теперь, когда стал медвежонком, ростом он был с крупного медведя. И сердце у него было необыкновенно большое и доброе.
  Вот этого-то медведя и испугались охотники и кабанчик Хроке-Фроке. Хроке-Фроке с испугу даже в кусты спрятался. А медведь в это время преспокойно вылез из ямы и сел на траву.
  - Люди бывают не только глупые и злые, но и трусливые, - с разочарованием сказал он.
  Тем временем на полянку опустился орёл Трэй.
  - Что ты ещё натворил? - спокойно спросил он медведя.
  - Ничего особого, - тихо ответил тот. - Ухо вот поранил...
  Из кустов высунул голову кабанчик Хроке-Фроке.
  - Ну и дела! - удивлённо сказал (хрюкнул) он.
  
  Глава 10. Сотоварищи
  
  Прошло несколько дней. Как-то раз в полдень три неразлучных друга: орёл Трэй, кабанчик Хроке-Фроке (или, как его называли, - Хроке) и медвежонок Заря прогуливались по лесу. Трэй сидел на Зарином плече, кабанчик Хроке бежал рядом. Вели они такую беседу:
  - Трэй, почему все люди, которых я встречал в жизни, оказались глупыми, трусливыми и злыми? - спросил Заря. - Они что - все такие? И есть ли среди них добрые, умные и смелые? Ведь родятся же они все одинаковыми, - я так думаю... Мой первый знакомый человек, вернее человечек, был очень симпатичный и вовсе не злюка...
  - Знаешь, - нерешительно ответил орёл. - Я и сам не знаю!
  - А я знаю! - недослушав, перебил орла кабанчик. - Наша хозяйка была очень добра ко мне, она мне щёткой чесала спинку. Хозяин и её тоже обижал. Так вот она говорила, что у него каменное сердце.
  - Да, да!.. - подтвердил Трэй. - Я тоже слышал, что бывают даже бессердечные люди. А бывают такие, у которых сердце находится в пятках. Наверное, оно очень маленькое, иначе ему в пятку не поместиться... Я над этим как-то не задумывался. Может, это и правда, а может, и нет.
  - Кто знает?! - рассудил Заря. - Может, и правда... А если так, то тёплое, большое и живое сердце может быть только у доброго и смелого человека...
  Их разговор может показаться наивным, но вполне возможно, что так оно и было и есть на самом деле: у злых, глупых, трусливых людишек сердца холодные, каменные, маленькие, или их нет вовсе.
  
  Лето было в разгаре. Стояла чудная погода. Жизнь в лесу кипела с раннего утра и до позднего вечера. Ночью, с приходом тьмы, жизнь немного затихала. Оживлялись ночные хищники. Они начинали рыскать по лесу в поисках пищи... Но наши друзья не боялись ни волков, ни сов. Ведь рядом был Заря - настоящий пещерный медведь.
  Это он подыскал небольшую пещерку для ночлега и натаскал туда сена. И как только наступала ночь, друзья преспокойно спали в этом домике, на мягкой травяной постельке. Трэй предпочитал спать на ветке дерева, которое росло у входа в пещеру.
  Утром, когда первые робкие лучи солнца освещали лес и проникали в пещеру, друзья просыпались, тёрли лапами и крыльями глаза и встречали рассвет.
  День обычно начинался с поисков пищи. Времени было навалом, пищи в лесу - предостаточно. И вместе с утренней прохладой, которая, нехотя, уступала место полуденному зною, утренний завтрак незаметно перетекал в обед, обед так же плавно превращался в ужин. И так каждый день.
  В перерывах между едой, во время отдыха друзья играли в догонялки, прятки, плескались в ручейке, рядом с запрудой бобров или просто, лёжа на траве, обсуждали что-то, фантазировали.
  В первые же дни своего пребывания в лесу друзья познакомились со всеми, или почти со всеми его обитателями, которые жили на пятачке леса по эту сторону реки. Новые знакомые с удовольствием принимали участие в их играх и забавах. В общем, скучать не приходилось...
  
  Дни летели незаметно, но каждый из них был по-своему приметным. Между прочим, Трэй был неплохим учителем и всё, что он знал о лесе и лесных жителях, он рассказывал Заре и Хроке-Фроке. Те, в свою очередь, были прилежными учениками и, иногда, просто одолевали орла вопросами. Трэй терпеливо и важно пояснял им, что, мол, и к чему: какие ягоды съедобные, а какие ядовитые, кто в лесу опасный, а кто безобидный, что можно делать, а что нельзя... Эти уроки жизни и выживания в диком лесу были очень полезны и даже необходимы нашим юным героям. Ведь, по сути, они были детьми, а старый Трэй, вроде как, заменил им родителей...
  Река, огибавшая лесной пятачок с трёх сторон, была достаточно быстрой и опасной для того, чтобы рискнуть поплавать в ней или переплыть её. Этого делать никто и не пытался, потому что и на этом берегу жилось не плохо. За рекой же стоял точно такой же дремучий лес, и размашистые ветви деревьев, растущих по берегам реки, склонялись с обеих сторон чуть ли не до её середины.
  В полдень, когда становилось совсем жарко даже в тени, вся жизнь в лесу перемещалась ближе к немногочисленным ручейкам, впадающим в реку. Там свои запруды делали бобры. В результате, маленькие ручейки превращались в большие лужи или, правильнее сказать, в маленькие озерца. И когда река отступала, эти озерца служили водохранилищами. А происходило это каждый год в самую жару. Река мелела, обнажая свои коварные глинистые берега, в которых можно было запросто увязнуть и утонуть. Именно поэтому звери предпочитали держаться вдоль ручьёв, пить и купаться в запрудах, пока река не обретёт свои прежние очертания, подняв свои воды до меженя*...
  Два старых голубя, Айки и Дайки, с которыми Зарю познакомил Трэй, рассказывали, что внизу по течению реки есть большой водопад. Из этого все звери сделали вывод: если кто-нибудь и проберётся сквозь трясину к реке и попробует плыть по ней, и по счастливой случайности не утонет в водовороте, то уж наверняка погибнет в водопаде... И ещё птицы поведали, что за водопадом живут люди. Эти люди были необычайно добры к птицам, потому что угощали их вкусными зёрнышками. На что бобёр Гуго, который научил Зарю плавать под водой и который никогда не ходил дальше своей запруды, сказал:
  - Все они одинаковые... Им бы только содрать с тебя шкуру.
  Но Заря в душе верил, что хорошие люди существуют, они где-то есть. Заря верил в то, что голуби говорят правду...
  
  Глава 11. Пожар
  
  Вот уже несколько дней стояла жара. Едва заметный ветерок не приносил желаемой прохлады. Даже в тени деревьев было невыносимо душно.
  Начиналась сухороска*.
  Листья на деревьях свернулись, не препятствуя более горячим солнечным лучам. От этого тенелюбивые травы, привыкшие к особой лесной прохладе, быстро пожухли и почернели.
  Бурная река обмелела; вязкая грязь вдоль её берегов покрылась растрескавшейся коркой. По ней могли ходить только птицы. Эта прочная на вид поверхность была предательски коварной. Как только на неё ступала чья-нибудь лапа, корка проваливалась, и бедное животное медленно погружалось в пульпу. Выбраться из этой грязи ещё никому не удавалось.
  А в обмелевшей реке всё так же, как и прежде, плескалась рыба, но добраться до неё было никак невозможно. В такие дни в лесу зверушкам приходилось очень туго, потому что пищи хватало не всем.
  
  Был полдень. Заря и Хроке-Фроке сидели у ручья. Трэй с утра улетел на охоту и ещё не вернулся.
  Вдруг откуда-то поблизости послышался хруст сломанных веток и чей-то стон. Медведь и кабанчик обернулись, но из-за высоких кустов ничего пока не разглядели. Треск и стоны повторились, - кто-то явно шёл напролом через валежник.
  Наконец этот кто-то показался, - это был олень. И он, вроде как, и не шёл, не бежал, а прямо-таки ломился сквозь сухие, колючие кусты. И это несмотря на то, что задние его ноги волочились по земле. Он натыкался на пеньки и деревья, проваливался передними копытами в звериные норки, спотыкался, падал, поднимался и продолжал движение... Острые шипы и сломанные ветки кустов больно ранили ему бока и ноги. Казалось, что олень не видит куда идёт.
  Заря, кажется, узнал его. Оленя звали Вайк, Благородный Вайк. Могучий вожак Вайк был самым крупным оленем среди своих сородичей. И самым сильным... Трэй, который, как оказалось, в силу своего многолетия был знаком со всеми лесными жителями, присутствовал при их рождении и с малолетства общался с ними, рассказывал о Вайке, как о гордом и смелом вожаке, не раз спасавшим своё стадо от гибели...
  Но сейчас силы Вайка явно были на исходе. Потому что дойдя до ручья, где находились Заря и Хроке-Фроке, олень просто рухнул наземь.
  "Умер!" - решили друзья. Они подошли к нему. И то, что они увидели, шокировало их. Спина оленя дымилась. Чёрная обгоревшая кожа была разодрана и висела клочьями. Из ран струилась кровь. Глаза оленя были закрыты, веки обгорели. При виде этого Заре стало как-то не по себе; кабанчик - тот и вовсе стал пятиться назад.
  Вдруг "мёртвый" олень ожил. Он простонал, попытался поднять голову, но от бессилия уронил её вновь. Через мгновение олень приоткрыл глаза, но ничего не увидел, - он был слеп.
  - Кто здесь? - спросил он, с трудом вдыхая воздух.
  - Это мы, Заря и Хроке-Фроке! - взволнованно, но мягко ответил медвежонок.
  - Пить! Воды!.. - простонал олень.
  До ручья было дотянуться рукой, и Заря попытался подтолкнуть оленя к воде, но олень застонал, и медвежонок оставил эту затею.
  - Теперь твоя очередь, Хроке! - сказал Заря своему другу - кабанчику.
  Тот сразу всё понял. Все знают, что кабаны - отменные землеройки. И Хроке-Фроке быстро, как только мог, стал рыть своим пятачком канавку от ручья к оленю. Заря помогал ему отбрасывать землю, освобождая путь воде... Наконец, губы оленя коснулись мутной воды. Вайк почувствовал влагу и жадно отпил несколько глотков.
  - Благодарю! - тихо сказал он своим спасателям.
  Олень немного отдышался и вновь захрипел:
  - Идите, скажите всем!.. В лесу пожар!.. Пол дня пути отсюда.
  - Пожар?! - одновременно вскрикнули Заря и Хроке-Фроке.
  - К вечеру огонь будет здесь... Бегите! Скажите всем! - сказал олень из последних сил и уронил голову.
  Он умер, выполнив свой долг, предупредив своих лесных братьев о беде.
  - Пойдём! Ему уж ничем не поможешь, - глядя на мёртвое тело, сказал Заря. - Побежали! Где Трэй?
  Орёл появился в то же мгновение. Он приземлился рядом с телом Вайка.
  - Я всё видел! Я всё знаю! - невозмутимо произнёс он.
  - Что делать, Трэй? - взволнованно спросил его медвежонок.
  - То, что сказал Вайк - спасать своих лесных братьев, - не потеряв самообладания, пояснил Трэй и добавил: - Огонь скоро будет здесь...
  - Я знаю, что делать! - крикнул Заря. - Всем нам надо перейти через реку. Там огонь нас не достанет.
  Друзья кивком согласились с ним.
  - Ты, Хроке, беги к бобрам, зови их к большому дубу! Я буду там, - скомандовал Заря. - Ты, Трэй, лети и расскажи всем о пожаре! Пусть все идут к реке и ждут меня там...
  Кабанчик и орёл мигом исчезли. Заря последний раз взглянул на погибшего оленя и побежал к условленному месту.
  Через некоторое время к большому дубу прибежали бобры Буго и его брат Гуго. Остальные подошли вслед за ними.
  - Слушайте то, что я скажу! - Заря старался говорить кратко и убедительно. - Река непреодолима для тех, у кого нет мозгов. Мы же сделаем так...
  Медвежонок в нескольких словах объяснил бобрам, что нужно сделать мосты. А для этого надо повалить несколько самых высоких деревьев, которые стоят по берегам, уложив их поперёк реки. И тогда ни грязь, ни течение не помешают всем животным перебраться на другую сторону и убежать подальше от огня. Но... как бобрам перебраться на ту, другую сторону?
  На раздумья не было времени.
  - Гуго, Буго, прыгайте ко мне на спину! - решительно скомандовал Заря бобрам. - Попробую вас переправить... Всем остальным начинать работу здесь, немедля. За дело, друзья!
  С этими словами Заря шагнул в трясину. Два бобра крепко вцепились в его шерсть. Другие бобры, следуя приказу, побежали искать на берегу самые высокие деревья.
  
  Шагнув в трясину, Заря сразу же увяз по колена и с каждым шагом погружался в грязь глубже и глубже. "Хоть и не хочу... сейчас я рыбку съесть - всё равно придётся... в эту в воду лезть!" - твердил он сквозь зубы, напряжённо работая всеми лапами.
  Шаг за шагом он прорывался к реке всё ближе и ближе. И вот, когда над трясиной остались одни лишь головы медведя и бобров, река подхватила друзей и понесла.
  Плыть было гораздо легче, чем идти сквозь грязь. Но... Бурное течение снесло пловцов вниз на большое расстояние. И впереди их ждал другой, не менее коварный берег.
  Случайно повезло: Заря ухватился за ветку поваленного дерева и подтянулся к нему. Ещё немного усилий, и медведь взобрался на это дерево...
  - Как вы там? - заботливо крикнул он своим помощникам.
  - В порядке! - в два голоса откликнулись бобры.
  ... И скорее вперёд по дереву на твёрдую почву, - время не ждёт!
  На земле бобры спрыгнули с медведя и побежали рядом.
  Вот, наконец, то место, где напротив, на другом берегу, ждали их звери. Орёл Трэй собрал всех, кого смог. Он вновь и вновь облетал лес, и криком предупреждал зверей о пожаре. С высоты птичьего полёта ему хорошо был виден горящий лес.
  
  Неожиданно ветер резко усилился и сменил направление как раз в сторону реки. Огонь стал приближаться гораздо быстрее, чем ожидалось. Теперь нельзя было медлить ни секунды. И Гуго и Буго принялись за дело.
  А на другом береге бобры уже подгрызли и свалили несколько деревьев, которые, как и предполагалось, перегородили реку наполовину. Течение немного развернуло их, но не унесло.
  Ожидавшие спасения звери поначалу терпеливо наблюдали за работой бобров. Если кто и выражал беспокойство, то кабанчик Хроке-Фроке сразу успокаивал его. Орёл Трэй тоже был рядом, потому что летать над лесом стало опасно и бесполезно, - дым окутал всё небо. С каждым вздохом дышать становилось всё тяжелее и тяжелее. Отчего звери пригнулись к земле и подошли к самому краю твердого берега.
  Огонь приближался...
  Тем временем, на другой стороне в реку упало первое дерево. За ним второе... Они ложились так, как и задумывал Заря. Один за другим он раскачивал и сталкивал в реку надгрызенные бобрами деревья, а бобры принимались за следующие.
  А огонь был уже близко...
  
  Предвидя панику среди зверей, Заря, размахивая лапами, громко прокричал-скомандовал: "Пора!". Но из-за шума реки и треска огня, его не услышали, но жесты его поняли; и звери тотчас двинулись на "мосты".
  - Не спешите! Осторожно! По одному!.. - кричал Заря.
  Звери по очереди влезали на стволы деревьев и, огибая ветки, осторожно шли вперёд. Лисицы и зайцы, волки и косули, белки и куницы, мыши, ежи и другие зверушки в миг позабыли про вражду. Единственным и общим врагом для них сейчас был огонь.
  Птицам было легче. Все они уже перелетели через реку. К несчастью, некоторые из них вынуждены были оставить своих детёнышей в гнёздах, чтобы не погибнуть вместе с ними.
  Тем временем, с другой стороны реки падали в воду новые деревья... Звери спешили к новым мостам и переходили реку по ним, но всё же мостов не хватало.
  Всё, огонь окружил бедных зверушек; из-за дыма вдруг ничего не стало видно.... И звери не выдержали. Они стали прыгать на мосты без очереди. Началась паника. В результате толчеи, животные стали падать в трясину и вязнуть в ней. Им срочно нужна была помощь, и Заря решил перебраться обратно на опасный берег. Ведь там, среди прочих зверей, оставался и кабанчик Хроке-Фроке.
  Держась за ветви поваленных деревьев, Заря быстро переплыл обратно.
  Большинство зверей всё ж таки успело перебраться на безопасный берег. А оставшиеся животные либо завязли в трясине, либо метались меж языков пламени горящих деревьев.
  - Сюда! Бегите сюда!.. - сквозь стоны и вопли и гул и треск пожара, во весь голос вскричал Заря, когда вылез на берег.
  Растерявшиеся животные кинулись на зов. Заря помог им забраться на "мосты", а потом поспешил на помощь тонущим зверушкам. Орёл Трэй тоже был там. Рискуя сгореть, он с лёту хватал и вытаскивал тех, которые поменьше и сразу переносил их на другой берег. Заря же вытаскивал всех подряд и выбрасывал их подальше в реку, давая им шанс на спасение.
  В итоге, в огне остались одни Заря и Хроке-Фроке. Хроке-Фроке не хотел уходить без друга и, задыхаясь от дыма, ждал Зарю. Наконец медвежонок пришёл. Он схватил кабанчика в лапы и взошёл на переправу. Трэй подлетел к ним и сел Заре на плечо. Он что-то закричал про огонь. Но это и так было видно: противоположный берег тоже был в огне. Ветер перенёс искры через реку, и там тоже загорелись и трава, и кусты, и деревья. Бежать друзьям было некуда. Спасти их могло только чудо...
  
  ........................................................................
  
  И в этот момент, с неба вдруг упали капли дождя. Кап, кап-кап, кап-кап-кап... И полил дождь...
  
  Несомненно, это был волшебный дождь. Дождь спасения, посланный судьбой. Воздух, земля и река вдруг и наконец-то стали наполняться долгожданной влагой. Тем временем капли становились крупнее, и нежданно на лес обрушился самый настоящий ливень.
  Дождь застал Зарю, Трэя и Хроке-Фроке на мосту, на самой середине реки. Они всё ещё не верили в спасение, - слишком неожиданно начался этот дождь...
  Вдруг прямо над ними вспыхнула молния, и ударил гром. От неожиданности Заря и Хроке упали в воду, а Трэй попытался было взлететь. Но... Сверху течения реки внезапно пришла-появилась огромная волна. Друзья лишь глаза успели вытаращить, как волна быстро выросла над ними, накрыла их с головами и унесла с собой.
  
  Глава 12. Там, за водопадом...
  
  Вниз по течению, недалеко от того места, где случился пожар, располагалось небольшое поселение людей. Был полдень. Шумел водопад, светило солнце, щебетали птицы...
  
  Для людей это был обычный день. Мужчины уехали на охоту. Женщины хлопотали по хозяйству. Дети ходили поблизости, собирали ягоды.
  Одна девочка рвала землянику вблизи водопада, на полянке у реки.
  - Ой, смотрите! - вдруг крикнула она подружкам.
  Все, кто был рядом, подбежали к ней.
  - Ого!
  - Вот это да! - от удивления дети разинули рты.
  Рядом с водопадом на большой поляне, на которой раньше ничего не росло, вдруг незаметно, словно из воздуха, появилось огромное дерево, дуб. Под этим деревом так же появился и теперь лежал большущий плоский камень, обтянутый медвежьей шкурой. На нём, под волчьей шкуркой лежал розовощёкий младенец в пинетках из шкурки крысиной. Он спал. Рядом, на лугу гулял черёмный*, в белых пятнах, совсем ещё малой жеребёнок.
  Дети бросили собирать ягоды и побежали звать взрослых. Люди пришли скоро. Одна немолодая женщина подошла к младенцу, улыбнулась и его взяла на руки. Все заметили, что на шее у ребёнка висит сверкающая золотая цепь из нескольких крупных звеньев с большим золотым амулетом, в форме солнечного круга и с изображением дракона на фоне солнца. Одно ухо ребёнка было изуродовано свежим шрамом.
  Человечек проснулся и посмотрел по сторонам. Женщина, которая держала его, понравилась малышу больше всех. Малыш улыбнулся и прижался к её груди. Среди людей послышались одобрительные возгласы.
  Жеребёнок, которому почему-то досталось меньше внимания, встрепенулся, забегал по поляне и заржал. А в это время, высоко в небе проплывала стая лебедей. Один чёрный лебедь оторвался от стаи, опустился пониже и покружил над людьми. Потом он что-то по-лебединому крикнул и, поднявшись в высь, полетел вслед за стаей.
  Люди так и не узнали, откуда взялись мальчик с амулетом и жеребёнок. Они взяли их к себе и стали о них заботиться.
  Один чёрный лебедь знал, кто эти двое: Заря - человек и Хроке-Фроке - жеребёнок. Лебедя звали Трэй.
  
  Послесловие
  
  Пройдя испытания, Заря стал настоящим человеком и внешне, и в душе. Он уже забыл, что был драконом, крысёнком, волчонком и медвежонком, и будет помнить себя только человеком. Он совершит ещё немало добрых дел. В этом ему помогут горячее сердце и верные друзья. Но об этом в другой истории...
  
  
  
  Декабрь 1997 года.
  
  
  
  
  
  Словарь (пригодится и во второй части и, возможно, в третьей)
  
  Альвин в славян. мифологии эльф
  Бербаланги с крыльями, узкоглазые вурдалаки, внешне похожие на людей; пожирают трупы людей...
  Вершник верховой впереди;
  Вир дивная страна у моря, из которой нет возврата;
  Витана от латин. сл. жизнь;
  Войверн в славянской мифологии крылатый змей с орлиными когтями, слуга Смерти
  Волкодлак оборотень
  Емпа от латинского сл. пустота;
  Ернишник берёзовый кустарник;
  Ества яства;
  Жальник могила;
  За утро рано с утра;
  Зень земля;
  Змий змей;
  Зрелки зрелые ягоды;
  Китоврасы получеловек - полуконь, кентавр;
  Косарь большой нож;
  Коты тёплая обувь;
  Меа от латинского сл. движение;
  Межень средний уровень воды;
  Мокос изменённое от Мокош; богиня в славянской мифологии, прядущая нити судеб.
  Морока туча;
  Норль произв. от русс. и англ. вариантов слова ноль.
  Ошибь хвост;
  Попелуйник (ца) пепел, зола;
  Путина время для рыбной ловли;
  Радеть заботиться;
  Рамо плечо;
  Росстань перекрёсток, где прощаются;
  Стайка загон для скота;
  Сухоросо засушливо;
  Тенётник паутина;
  Торок порыв ветра;
  Уменувель произв. от двух сл. увеличивать, уменьшать;
  Фарха произв. от двух англ. сл. огонь, мёд;
  Черемный рыжий, красный;
  Шушумара другое название - кикимора; злой дух, убивающий (детей) по ночам
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"