Маккристл Юджин Джозеф: другие произведения.

Длинная Зима

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Просто рассказик, похожий по сюжету на произведение Ника Перумова "Земля Без Радости"

  Длинная Зима.
   "Придет ваш час, наступят орды, И не жалей людской породы, Пройдутся пламенем во тьме"
   Гвилефар Рин-Хертлби - за 2 года до последующих событий.
  
   Пролог.
   Никому не стоит объяснять, что осень это самое унылое время года, тем более, здесь на севере где лето идет считанные недели, а дальше, лишь непроглядная мгла из снега, с небольшими промежутками, называемыми осень и весна. Осень всегда несла с собой не слишком хорошие вести, поэтому ее никто никогда не любил.
  В тот день небо было словно вытканное из свинца, ни лучика света не пробивалось сквозь его толщу. Моросил мелкий дождик, что неприятно заставлял морщиться и надвигать на лицо капюшон. Больше всего бесило то, что под таким не замечаешь когда промокаешь, вроде ты сидишь не двигаясь не чувствуешь что одежда полна воды, но стоит дернуться и, прощай иллюзия. Если не переоденешься, насморк обеспечен.
  Небольшой караван из пяти возов и дюжины всадников, рысящих по размытой дороге, двигался прямо на север. Вокруг были сплошные дикие леса не тронутые человеком. Кого-то они привлекали, а для кого-то становились сущим проклятием. Лес был действительно красив, вековые сосны вздымались на десятки метров над головами проезжавших. Высоченные кусты по краям дороге, где человек мог утонуть с головой. Если пройти чуть глубже в болотистую местность, что была прямо со всех сторон, можно было набрать ягод или грибов, хотя они, наверное, закрылись от дождя, и стоило бы не малого труда чтобы отыскать это богатство. Вот вдалеке мелькнул рыжий хвост лисицы. Все знали пословицу, если увидишь лисицу на закате, следующий день будет удачен как никакой другой. Вот только невозможно было понять, закат сейчас или середина дня.
  Молодой темноволосый парень повернул голову в сторону другого всадника и негромко сказал
  - Имарил, ты не знаешь долго еще ехать нам, у меня уже ноги затекли, а живот урчит, словно я не ел целую недели-
  - Не скули, еще немного, но если не успеем, придется эту ночь проводить в лесу под дождем - бросил он.
  - Эви - обратился к парню другой всадник - не ты ли это вчера хотел ехать без перерыва, чтобы быстрее добраться до хутора Халдо, а?
  - Ну, я же не знал, что пойдет дождь, тем более я первый раз в жизни езжу в город - нахмурился Эви.
   Тут всадник лет сорока подъехал к разговаривающим.
  - Эй вы, тихо. Тварь только на слух полагается в такую погоду, а вы шумите как назло, нехорошо будет, если кого-нибудь сожрут в одном дне пути от Мер-Морлейга-
  Разговор замер сам собой.
  
  Эви, его же настоящее имя Эвирон, но все, почему то звали его Гилэд. Сам он смутно знал, что так же звали великого героя Ровандора, но почему ему дали такое прозвище, он не имел ни малейшего представления. Это была его девятнадцатая осень и по приезду домой, в Мер-Вольманг он становился настоящим мужчиной и воином, получал кольчугу, меч и шлем. От одного только предвкушения этого события сердце его билось сильнее.
  Эвирон был не из самых храбрых и сильных парней севера, но в трусости и физической слабости его никто не упрекал, он был средним, не лучше, ни хуже. Умел обращаться с луком и часто с отцом и своим лучшим другом Брастом ходил на охоту. Бил со ста шагов косуль в шею, несколько раз приходилось стрелять в медведя, однажды с одним ножом, словно бывалый охотник, бросился на кабана Одинца и зарезал его. Это было его единственное достижение. В кузницу он редко заглядывал, да и то зимой, чтобы погреться. А вот со слабым полом он имел некоторые проблемы, ибо парни из тех, кто постарше и посильнее выбрали себе красавиц в жены, а остальным остались одни дурнушки. В городе Эви видел полно девушек, сам он знал рассказы о том, как девки влюбившись в кого-нибудь из хутора, бросали все и шли жить к ним. Но самому себе что-то не верилось, что на такое кто-то способен ради него.
  Иногда приходил в библиотеку единственную среди пяти соседних хуторов, ее еще основатель, сам Вольманг создал. Там было много книг, и парень учитывался ими в свободное время. Самыми любимыми были те, что рассказывали о великих подвигах, о драконах и конечно, о красавицах. Но сколько книг он не читал, сколько, ни пытался сравнить свою жизнь, на пример с жизнью очередного худосочного подростка, который в одно мгновение стал правителем и в тот, же момент был изгнан злым наместником путем коварства и обмана. Слишком все резко изменялось в книгах, да так, что это казалось каким-то несбыточным.
  Однажды одиноким морозным вечером, сидя в читальне, с очередным фолиантом времен заселения, он сошелся со старым хронистом неизвестно откуда взявшимся там. Позже спросив у остальных жителей хутора, Эвирон понял, что никто, мало того, что впервые видят старика да еще никто, собственно и не видел, как он появился, словно из воздуха соткался.
  Хоть все это и насторожило его, Эви все списал на обычную людскую невнимательность, тем более, немного пообщавшись с ним, было понятно, что ни какой этот старик не колдун и не волшебник, как он об этом мечтал, а просто обычный уставший от жизни человек решивший поискать утешение в знаниях. Был тот невысок, на голову ниже самого парня, однако как говорят горцы, неладно сшит, да крепко скроен, даже для старика.
  Несмотря на очень странное имя Гвилефар рин Хертлби, а именно так звали старца, позже Эви узнал, что это горское имя, оказался очень общительным человеком. Эвирон надолго запомнил его, постоянно после работы, когда выдавалась свободная минутка, он бежал в библиотеку чтобы послушать горские истории и поверья, ну или самому что-нибудь рассказать, а рассказывать это было любимое занятие с детства, когда еще маленький паренек получил звание первого фантазера на хуторе. Однако время пролетело быстро, даже слишком быстро, наступила весна и Гвилефар, на горе Эвирону, отправился в свой долгий далекий путь, который, как выражался сам старец, был еще далек до завершения.
  Для молодого Эви это было сильным ударом, ведь Гвилефар стал за все это время его лучшим другом. Но ничего нельзя было поменять, дни тянулись очень долго, пока Браст не сказал ему, что в начале лета в Белелрос, самый близкий город, пойдет караван за едой, травами, вином и многим другим, а также продать крицу, шкуры, рыбу и мед. Чтобы хоть как-то отвлечься от уже наскучившей однообразной жизни на хуторе, парень решил съездить в город. Однако потом оказалось, Браст подхватил, какую-то заразу и поэтому остался в хуторе. Эвирон никогда не выезжал дальше Мер Вольманга за всю свою жизнь, разве, что только на осеннюю охоту ходили далеко на север к горам, где рисковали нарваться на тварь.
  Твари с севера, так называли нечисть, постоянно делающую набеги на хутора. Жизнь в этом месте была бы раем, если бы не тварь. Не проходило и месяца как они ловили кого-нибудь и сжирали. Зазевавшийся стражник, маленькая девочка, пошедшая за грибами в лес и ушедшая далеко к северу, молодая девушка, пошедшая на свидание с парнем где-нибудь на поляне, все они становились пищей. Иногда устраивались набеги большими ватагами. Тогда было тяжело. За полтора века существования хуторских поселений севера, сожгли три хутора из пятнадцати созданных к северу от Белелроса и несколько десятков горских поселений. Но совместными усилиями удалось загнать тварь обратно в свое логово. Это произошло двадцать два года назад, огромными усилиями и большой кровью была вырвана победа, войска хуторов, ополчения горцев, дружины южных городов, гномы одиночки. Однако сейчас опять настали неспокойные времена.
  
  Эвирон старался разглядеть в непроглядной мгле очертания знакомых мест, тщетно, дорога размытая кое-где заросшая, все также шла вперед и вперед. Сверху продолжало моросить. Копыта лошади иногда скользили по грязи, и приходилось крепко держаться одной рукой за луку седла, что бы, не оказаться внизу. Парень натянул на лицо еще больше капюшон, чтобы не мешал мечтать назойливый дождь.
  
  Немногое изменилось с момента создания хуторов, все те же сплошные леса, ни каких топоров не хватит, чтобы все срубить. Появились новые постройки за бревенчатыми стенами хуторов, остроги на севере, ветряные мельницы южнее хуторов, пасеки, построенные возле реки, небольшие охотничьи зимовья, водяная мельница Виана - особое достояние (гномы построили), да еще много чего. Однако места остались такими же дикими. Вряд ли в ближайшие полсотни лет что-нибудь изменится.
  
  Дорога, если конечно можно было назвать дорогой, заросшую травой просеку, то поднималась вверх на холм, то опускалась с него. И так до самой опушки двенадцати сосен. Эти места были знакомы Эви, по крайней мере, весь поселок знал трагическую историю, произошедшую с отцом его подруги Синары. В холодную зиму, два с половиной года назад, Олфир, а именно так звали мужчину, отправился на это священное место просить могучих, помочь его семье и всем жителям хутора. Никто точно не знает, что произошло с ним самим, но отряд воинов направленных старейшиной Килиантом, попал в засаду и почти целиком был перебит. Когда подошли подкрепления, они обнаружили своих товарищей с распотрошенными внутренностями, лежащими каждый напротив одной из двенадцати сосен, по роковой случайности отряд воинов состоял из двенадцати парней. Единственный выживший, израненный, лежал посередине поляны, заваленный кучей мертвых тварей. Это было самым серьезным ударом для всего поселка за прошедшие три года.
  Рядом с дорогой стояли несколько деревянных строений. Бывший торговый пост горожан. Эти постройки всегда привлекали внимание проезжающих, ибо, во-первых, никто не знал, сколько лет они уже стоят пустыми, во-вторых, они были завалены кучей всякого барахла, которой кому ни будь, да и пригодилось бы. Ходила молва, что там якобы поселилась злая сила и поглотила хозяев. Эви этому естественно, как и вся остальная молодежь не верил, однако соваться туда боялся, а то вдруг, что произойдет. Был в соседнем хуторе один охочий до чужого добра, так после того как отправился прихватить, чего ни будь полезного, его больше никто не видел. Всякое бывает, и как говорил Гвилефар - даже самая непутевая небылица может оказаться былью. Может герой просто переселился жить в город, а наши думают, что сгинул на веки во тьме.
  Эвирон немного прищурившись, увидел большое серое пятно посреди зелени. Прямо посреди дороги, в траве лежала гранитная плита. Как утверждали старожилы именно здесь на это самом месте, много лет назад, тварь впервые познакомилась с мечами людей. И вел людей тогда сам великий Вольманг, основатель их городка. Как записано в хронике тех лет : "...кровь лилась два дня и две ночи. И было убито много славных витязей, и воинов без имени. И были они погребены без похорон, ибо телами гадов была завалена земля, что нельзя было найти свободного места. И почернела земля от черной крови гадской. И снискали тогда великую славу сам правитель Вольманг, брат его, неустрашимый Морлейг, ясноокий Бинрил, яростный Орус, непобедимый Гэрентон и многие другие воины их дружин, да будет вечна слава героев...". Книга, про "Резню на холмах", была одной из самых любимых у Эви. Может быть потому что, именно по ней он учился читать.
  
  Из раздумий Эвирона вывел кто из всадников, он не успел различить лицо быстро проскакавшего вперед воина, но судя по цветы волос выбивающихся из под капюшона это был либо молодой Флос, либо Алидд. Копыта его коня сильно скользили и разъезжались на мокрой земле. Неизвестный конник проскакал до того места, где дорога опять поднималась вверх, при этом чуть два раза не навернувшись с коня. Это мог быть только Флос потому что, из всех присутствующих здесь он очень плохо ездил на лошади. Нервно обернувшись к рысящему рядом командиру, Эви удивился, что тот не обращает никакого внимания на происходящее, точнее сказать, судя по виду его лица, он даже удивлен, что всадник все еще сидит на лошади, а не валяется где-нибудь в траве.
  -Успокойся Эви, Флос поскакал в разведку - положил руку на плечо парня подъехавший Имарил.
  -Зачем? - задал вполне уместный вопрос Эвирон.
  -Риэнору показалось, что он увидел какого то черного уродца - усмехнулся парень.
  -А почему Флос?-
  -Мы тут поспорили, что Флос не доедет до поворота. Ну ты понял? - уже чуть не захлебываясь смехом сказал Имарил. Гилэд лишь вытянул лицо от удивления.
  -Если хочешь, можешь догнать его... и вытащить из лужи или из кустов - парень запрокинул голову и звонко смеялся, не обращая внимания на подъехавшего командира.
  Конь сорвался в карьер и направился в ту же сторону, куда помчался Флос...
  
  Из кустов справа и слева послышались приглушенные щелчки, и сразу воздух вокруг Эвирона наполнился гудением кривых, чернооперенных, стрел. Несколько из них воткнулись в вовремя подставленный щит, одна попала в правое плечо, пара стрел попали в скакуна, тот сразу рванул вперед, но еще одна пробила ногу, потом еще под левую бабку. Всадник свалился и рухнул прямо на траву. Из-за падения сбилось дыхание, перед глазами поплыли черные пятна, и зашумело в голове. Где-то, совсем далеко послышался боевой клич и гул копыт бьющих о землю. Рядом уже слышно было чье то сопение и было такое ощущение, что кто-то разговаривает на чужом языке, на плохом языке. Удар который нанес неизвестный враг оказался очень чувствительным, грудь была рассечена и кровь нещадно хлестала. Эви попытался поднять голову с земли и оглядеться, но вокруг все плыло, да еще дюжина конников пролетели рядом с ним, едва не затоптав. Послышались крики визги, темных скрюченных уродцев разбросало в разные стороны кавалерийской атакой. Воины помчались дальше, преследуя противника. Кто-то подошел к парню, Эви не видел его да и не слышал тоже, но ощущение того, что поблизости кто-то есть не давало ему спокойствия. Конечно, могло показаться, но боялся, что его съедят эти твари. "Костяная рукоятка ножа легла в руку, последнее усилие и приподнялся с земли. Открыть глаза было сложнее чем подняться, словно фунтовые гири подвешены." Все вокруг было такое темное, только незнакомец словно светился каким то внутренним светом. Приглядевшись, парень понял, что это не из каравана.
  
  -Все - подумал Эвирон - мне конец -
  Тут незнакомец приблизился к парню настолько близко, что можно было увидеть его лицо. Последнее, что удалось рассмотреть Эви, это были большие ярко голубые глаза. Дальше он потерял сознание.
   Глава -1
   Неожиданный гость.
  
   ...Ночь, темно, страшно. Эви не понимал, где он находится. Тело его не слушалось, сильно ломила правая рука, липкая боль в предплечье, и изнутри, жгло что - то очень не приятное, словно вместо внутренностей были сплошь угли. Подняв взгляд наверх, парень догадался, что он находится в каком-то здании, знать бы только в каком. Обстановка была незнакома. Повсюду были расставлены потушенные свечи, рядом с кроватью, где он лежал, стоял массивный шкаф, такие делают жители хуторов из редкой породы сосны, и продают их на юг. В углу стояло огромное зеркало, накрытое белым полотном, Гилэд видел похожее у старейшины Килианта в опочивальне. Сразу бросалось в глаза, что мебель и стены были украшены чудеснейшей резьбой по дереву, причем не глухой, которую любят жители севера, а целиковой, очень тонкой и настолько умелой, что вся комната, наверное, обошлась хозяину в кучу золота.
  Эвирон попытался подняться и посмотреть в окно и определить где же он все, таки находится. Зашуршало одеяло, сразу же перехватило дыханье, опять черные круги поплыли перед глазами. Паренек свалился с кровати и довольно сильно ударился о пол. Последнее, что видел Эви это свою окровавленную руку и вбежавшую в комнату маленькую девочку. Что было дальше, он не видел. Тьма поглотила его...
  
  Сколько времени прошло, ему было неизвестно. Проснулся Гилэд оттого, что кто-то пускал зайчиков ему в лицо. Разлепив тяжелые веки, он увидел перед собой ту самую маленькую девочку. Заметив , что раненный очнулся, она кинулась из комнаты зовя кого-нибудь из старших и, уже через мгновение комнату заполнили люди, среди них Эвирон рассмотрел Алидда, Имарила и командира, но почему то знакомые лица его не радовали. Все о чем-то говорили, и голоса сливались в единый гул, в котором нельзя ничего было разобрать. Кто-то подошел к нему и начал осматривать рану и, судя по суровому лицу лекаря можно было догадаться, что рана была серьезной. Девочка поднесла к его губам кувшин с водой, и Эви даже пытался левой рукой удержать его, но ничего не получалось, рука дрожала, целительная влага расплескалась повсюду. Малышка заботливо вытерла пролившуюся воду и влила все, что осталось в кувшине прямо в рот парню. Постоянно хотелось пить, чтобы затушить огонь терзавший изнутри.
  Эвирон попытался поблагодарить ее, но из груди лишь вырвался сиплый хрип. "Неужели"- подумал он: "неужели я потерял голос, не может этого быть, я не хочу этого". Отчаяние захлестнуло Гилэда, он боялся, что эта рана окажется, для него последней и будет вечно так вот лежать, предоставленный лишь маленькой девочке - служанке.
  Было такое ощущение, что все происходит во сне, настолько происходящее было нереально. Во сне, в котором нельзя проснутся.
  
  Внимание парня привлек, человек только что вошедший в комнату. Он сразу отошел в сторону от толпы спорящих людей и устремил свой взгляд на Эви. "Небесно голубые глаза, опять они. Кто же ты незнакомец? Зачем ты явился ко мне?" - мысленно произнес Эвирон.
  Незнакомый человек был одет в одежды неприметных тонов: коричневого, зеленого. Просторный плащ, широкие штаны, охотничья куртка, но впрочем, также были одеты и половина людей находившихся рядом. Однако все это одеяние сидело на неизвестном с таким изяществом, словно это был парадный наряд. Волосы ... парень не знал, как описать их, едва покрывавшие плечи, они были чудеснейшего цвета, словно сделаны из серебра. В некоторых местах они были неровно обкромсаны, но это было не так сильно заметно. "Странно, сразу вспомнились люди, побывавшие на севере - искромсанные волосы, изможденные лица, отсутствующий взгляд, нелюдимость. Взять хотя бы Сенральда, тот три месяца не мог прийти в себя и перебаливал все тем, что ему пришлось увидеть. Точно он пришел с гор!" - рассуждал юноша.
  И тут ход его мысли прервал внезапно подошедший незнакомец. Все разговоры прекратились, взгляды направленный на странного юнца, а по виду он был не на много старше самого Эвирона. Одна рука его легла на глубокую рану в груди, другая на лоб. И тут произошло, что-то невообразимое, словно поменялись местами солнце и луна. "Он, что-то говорил, быстро, на непонятном языке. Языке колдунов." Гилэд чувствовал, что рана зарастает, уже совсем не болело, разве что чуть-чуть потягивало, словно давний порез. С простреленной рукой происходило то же самое. Этого не может быть, колдовства нет, оно не существует. Однако как было объяснить произошедшее, не иначе как колдовство
  Наконец, закончив врачевание, нежданный целитель опустился в находящееся рядом кресло и, судя по его виду, уснул глубоким сном.
  Эви тоже очень сильно захотелось спать, словно весь день дрова колол. Весь мир вокруг завертелся и превратился в одну жирную, черную кляксу. Мелькали образы, события - память. Что-то хотелось вспомнить, вертелось где-то в сознании. Что? Невозможно узнать.
  
  Вечер. На улице было темно и людей на хуторе почти не было. Эвирон шел домой, не оглядываясь по сторонам. Вечерний воздух был, чрезвычайно тих, разве, что трели лесных птиц изредка прорежали возникшее безмолвие. На стенах практически не было стражи, даже в дни середины лета не было такого, чтобы люди покидали посты в таких количествах - ведь с ордой шутки плохи. Неожиданно, из за угла парень услышал какое-то сопение. Невысокий дом находился на самой окраине хуторского поселения, и поэтому вокруг находилось множество хозяйственных построек как-то склады, амбары, зернохранилища. Из одного из таких нежилых зданий вынырнуло невысокое существо, всего лишь по плечо Эвирону. Гилэд бросился за ним благо охотничий нож, как всегда находился на своем месте, на левом боку. Существо ускорило шаг и уже почти бежало, но и Эви не отставал от него, пытаясь понять, откуда взялось оно, и почему оно бежит. Карлик добежал до стены, когда Гилэд увидел страшную картину. Вся стража, оказывается не ушла со своих постов, она была порублена и кровью обагрила частоколы хутора. Существо развернулось лицом к парню. Тот обомлел - это был естественно не человек, кожа была серо-коричневого цвета, вся в нарывах, словно после ветряного мора, узкие, раскосые глаза с огоньками безумия внутри, сплюснутый нос, кривые желтые зубы в непропорционально большом и ужасном рту, руки доставали почти до колен, на ржавой, давно пробитой кольчуге висел пояс, с длинным ятаганом. Существо хотело боя. Гилэд выхватил Эгет и бросился в атаку. Незнакомец в ответ выхватил свой страшный вороненый ятаган и попытался парировать удар парня, но ничего у того не получилось и нож пронзил его аккурат в горло. Паренек выполнив па, отошел на шаг, чтобы оценить обстановку... и тут же едва не закричал, тяжелый ком в горле не дал ему это сделать - убитый им только, что гад оказался его другом Брастом. Тот лежал на земле, как показалось сначала, со странной полуулыбкой на лице, и кровь толчками вытекала из пробитого горла. Эвирон хотел было помочь, но вдруг он оказался в тесной душной комнате с незнакомыми людьми. Коптили факела, горел камин, на улице шел сильный снег. Парню казалось, что он не может контролировать свое тело. Он с кем-то разговаривал, общался, выпивал, перед кем-то хвастался, но это был не тот Эвирон. Внезапно все снова поменялось. Открытая поляна, была перегорожена деревянными надолбами. Вокруг лежали одни кости, человеческие, маленьких существ, вроде того, что был убит, огромные скелеты больших монстров и даже кости дракона были здесь. Снова как будто помутнело и обстановка поменялась, как декорация в театре Белелроса. Лес, сосны мерно покачиваются, усыпляя своим медленным танцем. Вдалеке виднелся лишь небольшой ручеек, все остальное место занимал великий лес. Все вокруг завалено черными уродливыми трупами и залито черной, дурно пахнущей кровью. Он уже размахнулся и ятаган в его руке, не тот, что был у первого противника. Гораздо больше, гораздо острее, он уже изведал человеческой крови. Время идет медленно, очень медленно. Рядом кто-то еще сражается, но в целом видно, на чьей стороне победа. Бугай все еще заносит для удара свой меч. Эвирон обезоружен, но даже это не главная беда, он не может сдвинуться с места, словно корни пустил. Он лишь может смотреть, что происходит вокруг, не в силах повлиять на ход событий. Удар безупречен, будь Эви вооружен, все равно бы не отбил. Ятаган рассекает парню грудину, протыкая жизненноважные органы и в мгновении ока, лишая того жизни...
  
  Медленно приоткрыв глаза, парень боялся пошевелиться, вдруг опять боль, а все что произошло с исцелением лишь сказочный сон. Но, едва двинув туловищем, не чувствовалось даже намека на неприятные ощущения. Бывают такие моменты, когда лежишь вроде здоровый и невредимый, но вот такое состояние, словно боль затаилась где - то в глубине тела, будто хочет лишь подождать время, чтобы показать себя во всей силе.
  Наконец собравшись с силами, он приподнялся на одной руке и поглядел в окошко. Светило яркое солнце, двор был завален яркими, желтыми листочками. Осень. Люди неспешно ходили, каждый по своим делам, вон старая женщина шла с очередным шерстяным полотном, в дом старейшины, юная девушка несла воду коням, немолодой дружинник направился в кузню подлатать уже в некоторых местах пробитый доспех, маленький парень увязался за отцом на охоту - все они занимались своими делами и некому не было дела до юного вана.
  Эвирон встал с кровати и проверил, что было за повязками. На левой руке остался маленький шрам с той и другой стороны предплечья, на груди уже зарубцевался длинный cktl от правого соска, до живота. Ужасная рана. Все ровесники обзавидуются.
  Немного походив по комнате пробуя свое тело в разных положениях, даже несколько раз подпрыгнув, парень решил, что окончательно выздоровел. Открыв дверь в другую комнату, он увидел Браста, его очень хорошего друга. Видимо тот, не ожидал столь скорого выздоровления друга, поэтому реакция была соответствующей.
  -Стой, ты куда. Не дело тебе еще бродить без дела по дому, раны могут открыться - встревожено пробормотал друг.
  -А вот это видел! - сказал Эви, показывая рубцы.
  -Ух, ты! Это за несколько дней так? Не может быть! - удивился товарищ.
  -Еще как может, меня колдун лечил. Я сам сначала не поверил, а потом смотрю, на глазах все зарастает! - гордо поднял голову Гилэд.
  -Ну да, мне тоже говорили, что за мгновение они лечат даже самые тяжелые раны, а я вот не верил. - опустил взгляд Браст, и добавил и уже веселее - как я рад тебя видеть, мы боялись, что ты уже не жилец на это свете.
  -Да ладно пустяки Браст. Что с Флосом- продолжал Эвирон.
  -Убили. Мы его закопали возле Мер Вольманга.- шмыгнул носом Браст и через мгновение добавил - если бы не Имарил, он остался бы, жив, и с тобой такой канители бы не было. Хотя кто знает, может все, было бы гораздо хуже, а может лучше. Что было, то было, ничего не изменишь, разве, что твой спаситель, колдун, смог бы сделать.-
  -Где он - сурово спросил Гилэд.
  -Кто? - не понял друг.
  -Колдун где? Я хочу с ним поговорить-
  -Что прямо сейчас?-
  -Да-
  -Иди за мной - Браст открыл дверь в коридор. Они прошли два десятка шагов, свернули направо, поднялись по очень крутой лестницы, у Эви закружилась голова от подъема по ней. Массивная деревянная дверь, обитая железными пластинами, такие двери делают в тех местах, где держат самое дорогое - золото, серебро, картины, лепнину и многое другое. Дверь отворилась и взгляду обоих парней представилась похожая на ту, в которой лежал раненный комната.
  
  Уже знакомый колдун сидел напротив камина и заворожено смотрел огонь.
  -Я не побеспокою - робко спросил юноша.
  В ответ раздался мелодичный голос - нет конечно, проходи. Присаживайся, я так понимаю у тебя много ко мне вопросов-
  Браст остался ждать за дверью. Эвирон неторопливо подошел стоящему рядом креслу и со сдержанным достоинством сел.
  -Что же, начинай, что ты хотел узнать, юноша - голос его казался перезвоном колокольчиков, и добавил - мне, очень приятно видеть, что раны больше не беспокоят тебя.-
  -Я очень благодарен вам, за то, что вы спасли меня. Только вот я не знаю, как вознаградить вас. Ничего ценного у меня нету - опустил голову Гилэд.
  -Действительно вы люди такие смешные, даже когда речь идет о жизни вы начинаете торговаться - усмехнулся собеседник, и добавил - постарайся не обижаться нам меня, я всего лишь хочу побольше узнать о столь странном народе. А если уж ты настаиваешь на плате за врачевание, будь моим помощником в путешествие, по северным землям, я думаю, большого труда тебе не составит.-
  Парню казалось, что перед ним сидит его ровесник, с которым можно со смехом обсуждать всякую дребедень и ничуть не стеснятся. Но глазами он больше походил на умудренного опытом старика, вот сейчас беззаботно смеется, а через мгновение, словно какой-нибудь страшный момент из своей жизни переживает. Не понятный какой - то.
  -Я не знаю, смогу ли я чем-нибудь помочь столь высокой особе- в том же духе, опустив глаза в пол продолжил Эви.
  -Конечно, сможешь, ведь ты уже мне помог - поправил волосы колдун.
  -Как это? - от интереса, пропало всякое стеснение перед незнакомым человеком ... или не человеком.
  -Очень просто. Без тебя я бы не попал бы сюда, и не нашел бы столь прекрасного собеседника - продолжая улыбаться сказал незнакомец.
  -Да...-
  -Меня зовут Гаэльфин Идрелор, но для тебя Гаэл - неожиданно протянул руку колдун.
  -Я Эвирон сын Фермура сына Анвела - пожал протянутую руку юноша.
  -Ладно, Эвирон сын Фермура сыны Анвела, вот мы теперь знакомы...- но не успел договорить, его перебили - можешь называть меня просто Эви или Гилэд, меня все так зовут.
  -Хорошо. Просто я не знал ваших традиций, на далеком юге, где солнце почти, что никогда не заходит и повсюду сплошные пески, а люди ездят на странных горбатых зверях называемых велбудами, чтобы позвать человека по имени нужно назвать имя его самого, а также перечислить всех его предков аж до десятого колена иначе личное оскорбление роду - голос его стал таким напевным, именно таким по представлению самого парня рассказывают детям сказки, чтобы они уснули.
  
  Наступило, какое-то неуютное молчание. Гаэльфин все также смотрел в глаза - словно в душу. Юноша не хотел начинать разговор на неприятную тему, но пришлось.
  -Другой молодой человек, который ехал передо мной, разве вы не могли его спасти-
  -Понимаешь, не все раны лечатся, тем, чем вы называете магией. Тебе повезло, Флосу, ведь так его звали, нет, слишком много yrchen яда - от былого веселья на лице колдуна не осталось и следа - прости.
  -Тебе не за что просить прошения - снова опустил голову, и тут резко поднял глаза, зеленые и темно - голубые глаза встретились - научи меня магии, я хочу стать таким же, как и ты, колдуном, я хочу помогать людям, чтобы они не умирали. Я буду стараться, только научи меня. Пожалуйста.
  -Послушай Эви, ты не первый кто просит обучиться магии, и я надеюсь не последний, ведь любопытство свойственно роду людскому, также как и другим родам. Но я не могу тебя обучить не, потому что ты плохой ученик, нет, потому что так устроено. Edhel Не могут учить Firiath потаенным способностям скрытых в их разуме и в силе их народа. Но даже если бы ты принадлежал к моему народу по крови, вряд ли я бы смог обучить чему-то серьезному. Пойми у нас разные пути, они могут на время соприкасаться, но они разные. Единственное, что я могу для тебя сделать это, лишь легко подтолкнуть к этому пути. Надеюсь, со временем ты поймешь меня.-
  -А магия, или как она у вас называется, появляется прямо с рождения у вашего народа - поинтересовался Эвирон.
  -Да, но только ее надо еще суметь развить. Мало кто из нас становится сильными колдунами, хотя потаенными силами управлять могут все, даже дети. Меня еще не называют колдуном, хотя я стараюсь им стать, слишком мало я повидал - чуть придвинулся к юноше собеседник.
  -Обязательно станете, ведь спасение жизни человека это не самое простая магия, которой пользуется бродячий чародей - Эви говорил, заворожено глядя в глаза Гаэля.
  -Ты наивно полагаешь, что я спас тебе жизнь? Я всего лишь изгнал яд из организма. Помнишь, ты не мог говорить и то жжение внутри, это он. Yrchen, наверное, долго варили эту гадость на костре-
  -Да, такое не забудешь, но как же рана так быстро зарубцевалась, я думал, что это волшба какая то - продолжал Гилэд.
  -Твой организм, сам сделал это, а всего лишь указал, как это делать. Ты сам себя вылечил мальчик - Гаэль выпил немного вина из бокала, стоявшего на столике - Только, не надо спрашивать, как у тебя это получилось, потому, что я не знаю, мне очень тяжело понять возможности вашего народа.
  -Ты все говоришь, про какие-то народы, а как зовется твой народ, где вы живете, и как, расскажи - в глазах парня сверкало любопытство.
  -Наверное, мой рассказ займет много времени, если ты не занят, конечно, я могу начать - глядя в огонь, сказал собеседник.
  - Какое время, я сейчас пластом должен еще лежать в кровати. Нет уж, упустить момент, чтобы узнать о таком, ни за что-
  -Ну ладно. Люди называют нас по разному, да мы и являемся разными. Кто-то живет в лесах, кто-то в горах, кто-то на побережье, кто-то за великим, восточным морем, в обители света, где зарождается солнце, кто-то на далеком западе, где оно находит покой. Тех к кому принадлежу я по крови, называют лесными духами, гномы, их ты точно знаешь, мастерами жалящих веток, но больше всего известно название, которое нам дали горцы - Эльфы, на западе альфы, за морем сильфы, но все мы единый народ. Надеюсь, сейчас ты понял, наконец, о ком идет речь - Эльф смотрел на него двумя темно-синими безднами.
  Эви ударил себя по лбу, эльфы ну конечно, во многих книгах было так много про них написано. Мудрые, могучие, высокие, самые великие создания этого мира... Гвилефар говорил, что знал нескольких, но больше ничего парень из старого скряги не смог выдавить про столь чудесный народ.
  Тем временем Гаэль продолжил - мы живем везде, где пытаемся скрыться, где наоборот пытаемся показать всем, что это наши владения. Соседство с людьми нас сильно беспокоит, да и людям это приносит не мало хлопот, но без людей мы не можем жить, и иногда какой-нибудь бродячий бард или воин, охотник или колдун как я, приходит в людские поселения, просто ради любопытства, узнать побольше о вас.- Гилэд перебил рассказ - один странник говорил, что эльфы, которые живут в горах, являются лучшими кузнецами по эту сторону морей, разве такое возможно? -
  -Да, вполне, уж не знаю на счет лучших, но с гномами, эльфы с Ered-Gwaerwet могут тягаться на равных - ответил колдун.
  -Откуда ?- не понял парень.
  -С Ветренных гор. А эльфов, которые там живут, люди называют серыми. Очень даже интересно было узнать почему? Они величайшие мастера, живут в основном в горах или предгорьях. Они не очень уважают людей, да и других эльфов, не особо приветствуют в их городах - крепостях, поэтому о них очень мало знают. Есть эльфы моря. Фалмари, они превосходные мореходы, избороздили все моря, севера, юга, запада, и востока, живут естественно на побережье. Они очень хорошо относятся к людям, и в их великих и красивых городах-дворцах живет не мало Firiath. Эльфы востока, очень мудры, несут вечный свет в этот мир, иногда их корабли приплывают к нашим берегам, и мы встречаем своих собратьев, которых давно не видели. Говорят, что все мы раньше жили на востоке. Мы пришли с востока, когда мир еще был един, и не было разделения на материки. Эльфы запада, эльфы тени, это те кто боролись с тенью, на протяжение многих веков. Они очень похожи на серых эльфов и внешне и внутренне. Очень странный народ, но именно их стараниями в наши земли никогда не приходили серьезные беды, и именно по этому их осталось так мало. Ну и лесные эльфы. Их больше всего и живут они небольшими поселениями, да княжествами, не превышающими населением трех-четырех тысяч. Очень добрые и общительные, хорошо относятся ко всем, кто не причиняет вреда их лесам и им самим. Наш король остался на востоке, и правит там оставшейся частью лесного народа. Его дети перебрались сюда и правят сами своими княжествами, они очень редко находят единое решение, поэтому поселились отдельно друг от друга. Печальная история, расскажу ее, тебя в другой раз. Есть правда еще эльфы, о которых я тебе не рассказал. Они живут во тьме их колдовских лесов и стараются не показываться на глаза. Предпочитают появляться в свете луны, глубокой ночью, они очень коварны и не любят чужаков, однако они остаются эльфами, а эльфы добрый народ. У них странные способности, они могут сделать так, чтобы путник, идущий через их леса, никогда оттуда не вышел. Нет, они никого не убивают, но любят делать так, чтобы ты не помнил ничего о том, где ты был и чем занимался. Когда я был в их владениях, мне приходилось видеть нескольких людей, они были среди эльфов и выглядели вполне довольными. Боятся их, не стоит, но недооценивать тоже. Непредсказуемый народ. Кстати единственные живут в подземных дворцах, как Гномы. Вот, вроде все. - Закончил Гаэль.
  
  -Честно, я не знал о таком разнообразие. Наверное, ты хочешь, чтобы я рассказал тебе о людях, о их нравах. Но у меня нет таких познаний- парня так и распирало от услышанного.
  -Ну, это не проблема, ты будешь мне рассказывать о ваших обычаях. А про тех кто живет вдали отсюда, я могу тебе рассказать сам. - Подмигнул Эльф.
  -По рукам.- кивнул в ответ юноша.
  -С чего начать, с юга, востока или запада? - уточнил колдун.
  -С юга - все хотелось узнать про людей ездящих на странных горбатых зверях и живущих на земле сплошных песков.
  -Начнем с самого побережью южного океана. Там, живут забавные люди, они все черные, с ног до головы, словно полезли чистить дымоход, да так и не отмылись. Но это еще, что их обычаи внушают ужас даже самым храбрым. К примеру, они съедают чужаков или того, кто не так посмотрит на высшего по рождению, варят в огромно котле - лицо Эвирона скривилось в ужасной гримасе - Чуть севернее, поселились смуглокожие люди они уже больше похожи на вас, но в манерах, в общении, в традициях, они не особо отличаются от тех углекожих, хотя конечно друг друга они не едят. Еще севернее в основном на восточном побережье поселились, пираты. Они живут разбоем, грабежами, убийствами, единственное, что они создали хорошее, это единый пиратский кодекс, которому обязаны, подчинятся все без исключения. Чуть западнее раскинулась огромная пустыня, там живут такие же смуглолицие, но уже более цивилизованные. Там очень много интересных людей, их еще называют , звездочетами - мудрецы. Правит единый король, все ему подчиняются, но не как у вас, чтя происхождение, а представляя себе вроде божества.
  У самых отрогов Ветреных гор раскинулась широкая степь. Лихой народ там живет, степняки. Превосходные всадники, постоянно переносят свои города, они представляют собой просто скопище шатров и палаток. В Ветреных горах, а также в предгорьях и в Бледном перевале находятся поселения горцев. Они живут очень хорошо, может из за того, что тесное общение с гномами помогает. В лесах раскинувшихся по всему западному нагорью живут Нельхалад, родственники горцев, переселившиеся на равнины. Живут в больших городах и поселениях, предпочитая жить общиной, нежели хуторами как на западе. Северным городом их является Белелрос. А ведь вы и есть большей частью Нельхалад и Эверлинги. Эверлинги живут немного восточнее. Хоть жизнь этих двух народов и похожа, но внешне они отличаются, если первые ниже ростом, светловолосы и голубоглазы или зеленоглазы, то вторые, высокие, темноволосые, имеют карие и за редким исключением зеленые глаза. Эверлинги очень тесно общаются с Фалмари, с морскими эльфами. Далеко на западе живут племена варваров. Особо ни чем не примечательны, род и племя максимум на, что они способны. Разве что те, кто пошли одной дорогой с эльфами заката оказались более цивилизованы. Но самое интересное происходит на востоке, за великим морем, где восходит солнце. Там люди создали огромную империю, простирающуюся на многие дни пути. Там правит великий император, вместе с советом всех людей его земель. В их городах очень много обителей мудрости и естественно сила их народа очень сильна. Они способны на многое, разве, что стремление к безграничной власти может затмить их разум, но пока, что их род их еще не на столько ослаб, будем надеяться и не ослабнет еще на долгие века. - Эльф перевел дыхание и продолжил свой рассказ, а Эвирон, словно чумной слышал его, разинув рот. Естественно он не заметил, как наступил вечер, а за ним медленно, но верно наступала ночь. Ничего не интересовало парня кроме этого странного монолога, который как ему казалось, мог продолжаться вечность. Иногда он задавал вопросы рассказчику, тот охотно на них отвечал. Никогда еще в жизни Гилэд не находил себе столь прекрасного собеседника, разве, что Гвилефар, да и тот любил больше слушать, ну иногда вставлять пару фраз. Все же юноша был рад тому, что с ним случилось, хоть это принесло собой столько боли. Быть может это начало его новой жизни, не тратить же ее бесценные мгновения на бесцельное существование в четырех стенах.
  От разговора обоих отвлек, стук в дверь.
  -Ты кого-то ждешь - спросил Эви.
  -Нет - Гаэль покачал головой - наверное, это твой спутник.-
  -Возможно- Эвирон посмотрел в окно, а там ночь уже полностью вступила в свои права и простерла свои черные крылья над всем миром.
  Юноша медленно поднялся из кресла и подошел к двери. Скрипнул засов, и в комнату ввалились Браст и Синара. Девушка буквально мгновение смотрела в глаза раненному, а потом бросилась к нему в объятия.
  -Я так, боялась, что не увижу больше тебя - она расплакалась, не веря своему счастью.
  -Все хорошо, я жив и здоров. Все хорошо. Хорошо. - Юноша гладил ее по волосам, по плечам, по спине пытаясь успокоить. В глубине души он давно мечтал о подобном моменте.
  Она продолжала заливаться слезами, словно он уже умер и тело его, остыло.
  Браст бросил недоверчивый взгляд на юного колдуна все также сидящего в кресле. Тот ответил ему добродушной улыбкой.
  -Меня зовут Гаэльфин, просто Гаэль. А тебе дано имя Браст? - протянул руку Эльф.
  -Да. Очень приятно. - пожал протянутую руку парень, но Гаэль не отпустил его ладонь, а согнул его и свою руку и ударил кулаком в предплечье.
  На непонимающий взгляд Браста колдун ответил.
  -Так ведь горцы приветствуют друг друга? А ты относишься к народу гор по крови. -
  Эви аж испугался, смотря на друга. На том лица не была, вообще он не верил в эти колдовские штучки и тут такое, ведь практически никто не знал, что он был чистокровным горцем, хоть и внешне не похожим на них. Русые волосы и зеленые глаза вряд ли можно отнести к признакам жителей гор.
  -Да ... но как ты догадался? - присев в то кресло, в котором недавно сидел Эви, произнес Браст.
  -Эльфу многое известно, тем более колдуну - продолжал улыбаться Гаэль.
  -Эльфу - настал черед, удивится Синаре, Браст совсем опешил и не мог издать ни единого звука.
  -Да, ты не ослушалась юная nissi, Эльфу, Гаэльфэн Идрелор к вашим услугам - Гаэль продолжал удивлять всех присутствующих, в том числе и Гилэда. Он поднялся с кресла и отвесил легкий поклон в сторону девушки и добавил - а вы...
  -Синара, можешь называть меня так, Гаэльфен - щеки ее начал заливать румянец.
  -Просто Гаэль. Очень приятно - или Эвирону казалось или эльф откровенно издевался над всеми присутствующими.
  Естественно на этом разговор не закончился, и они продолжали спрашивать, а потом, разинув рты, долго слушали ответы на свои вопросы. Никто даже не заметил, как на улице начало светать, грянули петухи, послышалась ходьба по лестнице. Наступило утро нового дня.
  Эвирон быстро вскочил и постарался вытолкать своих друзей из комнаты.
  -Прости, мы наверное сильно помешали тебе - сонным голосом произнес парень.
  -Ничуть. Мне очень приятно было с вами. - как обычно бодро и звонко ответил эльф, словно и не было бессонной ночи.
  -Собственно ... нам пора - Эви заправски зевнул и неверным шагом направился за своими друзьями.
  -Жаль. Я еще так много вам не рассказал. Продолжим нашу беседу вечером. - Гаэль поднялся с кресла и вышел из комнаты.
  
  Добравшись до комнаты, где он лежал Гилэд рухнул на кровать и мгновенно уснул.
  
  В тот же вечер Эви повидал приехавших к нему родителей. Они были очень счастливы, видеть сына живым и почти здоровым, отец все даже рвался дать денег колдуну, спасшему его мальчика. Но Эвирон сказал, что будет сопровождать незнакомца какое - то время и показывать обычаи хуторов. Родители мальчика огласились на такое, ибо избытка серебра и золота не имели, а боятся человека спасшего их сына вряд ли стоит. На том и решили, что к весне сын вернется Мер - Вольманг, а пока пусть показывает любопытному, как живут северяне.
  Позднее Эвирон, Браст и Синара решили забежать к эльфу, но того уже и след простыл. На вопросы, куда делся колдун, жители хутора показывали рукой в неопределенную сторону.
  -Слинял твой эльф - подытожил Браст.
  -Может, бродит где - предположил Гилэд.
  -Да точно слинял тебе говорю, на кой черт ему сдались какие - то людишки.- упрямо нагнул голову друг.
  -Не может быть, он же говорил, что у нас до весны будет - не верил раненный.
  -Может быть все, зря пришли сюда - спускаясь вниз по лестнице, бросил Браст.
  -Ну, да так всегда, сказка никогда не становится явью - ввязалась в разговор Синара.
  -Надо в лесу поискать может он там - скорее себе, чем друзьям сказал юноша и пошел вниз.
  Синара подошла сзади - не расстраивайся, найдется - Гилэд ей ничего не ответил.
  
  В лесу вокруг хутора никого не было. Эвирон захватил с собой лук и пару стрел может хоть дичь, какую-нибудь случайно забредшую в обитаемые места, удастся подстрелить.
  
  Еловые лапы раскинулись в разные стороны, поэтому дальше двух десятков шагов ничего не было видно. Легкий морозец не мешал, но было все-же немного неприятно дышать холодным воздухом - может рана все еще давала о себе знать. Под ногами не громко хрустели замерзшие шишки, листья, и ветки. После недавнего дождя сильно подморозило, и теперь вся земля была покрыта тонкой коркой льда. Совсем, рядом шагах в двадцати, мелькнуло серое пятно. Парень быстро вскинул лук, натянул тетиву и ... тут же выронил лук вместе с натянутой стрелой. Кто-то схватил его одной рукой за плечо, а другой закрыл рот. Сердце пропустило один удар и начало биться в таком темпе, что казалось, сейчас вырвется из груди.
  -Тихо - знакомый голос прошептал прямо рядом с ухом.
  Гилэд резко повернулся и увидел перед собой Гаэльфина. Тот был одет в свой плащ, с длинным луком в одной руке и стрелой в другой. На общем фоне эльф был совсем не приметен и если-бы не то, что сейчас произошло, парень бы так его и не нашел.
  -Что ты делаешь? - негромко, но твердо произнес Эвирон.
  Тот не ответил, лишь поднес указательный палец к губам, а потом показал в противоположную сторону. Эви обернулся и увидел уже взрослого оленя. Тот мирно копался мордой возле сгнившего пня, не обращая внимание на происходящее. На голове у него было целое дерево - не один год живет. Вот это добыча достойная истинного охотника.
  Не издав не единого звука, эльф натянул тетиву его страшного по силе лука, за одно мгновение и тут же отпустил ее. Стрела, не скрипнув, не лязгнув о перекладину лука, вырвалась навстречу жертве. Олень умер, не успев понять, что же его убило. Стрела вошла в правый глаз.
  Расстояние было пустяковым даже для парня, но так просто попасть в глаз, не целясь, даже мастера стрельбы не могут позволить себе такого. Этот колдун явно не такой слабый, как кажется внешне.
  Эльф в несколько движений преодолел расстояние, что разделяло его от жертвы, и ловким движением ножа распорол глазницу животного, освободив тем самым застрявшую стрелу.
  -Ух, ты - с нескрываемым восторгом сказал Гилэд - где такому научился? -
  -Все представители моего народа, от мала до велика, умеют хорошо обращаться с луком, это как у вас мальчики обязаны владеть мечом. Но единственное отличие, наши дети получают этот навык, с самого рождения бесконечно шлифуя его в течение своей долгой жизни - Эльф попытался поднять тушу зверя, но у него не получилось.
  -Помоги, донести его до хутора Халдо - попросил охотник.
  -Мы думали, что ты ушел от нас - схватившись удобнее за рога, выронил юноша.
  -Правильно думали, я действительно ушел, но лишь на время - эльф сделал первое движение, но тут, же понял, что вдвоем его не унести.
  -Мог бы позвать нас, мы пошли бы с тобой, все равно здесь как не в своей тарелке - Эви поправил волосы, которые лезли в глаза.
  -Извини. Я хотел побыть один. Мне очень тяжело постоянно находится в компании людей, становится, как бы, шумно, вот я решил найти себе подходящее занятие за стенами - глядя в глаза, сказал Гаэль.
  -Ааа, особенность твоя народа - протянул парнишка.
  -Да вроде того - улыбнулся эльф и добавил - вдвоем нам его не унести, может завтра, утром вернутся, а то уже темнеет -
  -Да, пожалуй, стоит вернуться завтра, а то мало ли-
  
  В лесу действительно становилось темнее. И как показалось Гилэду, похолодало. Пальцы его окончательно задубели, а с каждым выдохом вырывалось облако пара. Парень повернул голову в другую сторону, и увидел далеко, посреди бесконечных лесов, на холме, маленький огонек - Мер Вольманг, его дом, где он прожил все свои восемнадцать с половиной лет. Высокая ель закрыла обзор, и парень уставился вперед на тропинку, которая вела вперед, к хутору. Эльф бесшумно скользил рядом, не издавая ни единого шороха при ходьбе. Как показалось, Гаэль будто спал на ходу, глаза его были направлены в неизвестную даль и окрасились в уже привычный темно синий цвет. Именно такого цвета сейчас было небо, оно с каждым мгновением становилось все темнее и темнее, лишь на западе, над тенью деревьев, была видна тонкая полоска света. Кое-где на небосклоне засияли первые звезды. Был уже видна полная Луна, которая в отличие от своего светлого сородича только набирала силу.
  Где-то восточнее глухо завыли волки. Протяжный длинный вой, от которого мурашки бегут по коже. Рядом мелькнул огонек избушки лесника, значит хутор уже совсем близко.
  Страшно, наверное, быть одному в маленькой каморке посреди коварного не терпящего ошибок леса. Уже редкие деревья, расступились, и перед спутниками открылась большая площадка, возвышающаяся к центру. На верху же находилось огромное строение, напоминающее собой большой дом. На дозорных башнях горели огни, стражники заступили на ночное дежурство. А жители хутора коих, было, почти пять сотен уже готовились ко сну после наполненного тяжелой работой дня.
  
  -Кто такие? Почему так поздно? - сверху раздался скрипучий голос стражника.
  -Это Эвирон сын Фермура и колдун Гаэльфин - крикнул в ответ парень.
  Эльф одним движением накинул на голову капюшон, но все же Гилэд успел рассмотреть странный блеск в его глазах.
  Ворота тяжко скрипнули, а потом открылись, навстречу вышел стражник средних лет, в длинной кольчуге до колена и с мечом в ножнах на левом боку.
  -Что вы делаете в такое время, не безопасно ведь. Эви опять хочешь на тварь нарваться! Разве тебя отец не предупреждал? - Сурово сказал привратник.
  -Мы охотились, к северу от хутора. Парень мне помогал- вcтупился Гаэль.
  Стражник лишь покачал головой и впустил обоих внутрь, негромко сказав то ли для себя, то ли для окружающих - зря ты с этим бродячим колдуном водишься, вреда он принесет, не знамо сколько. А ведь и отец твой и дед известные люди, а ты вот и сам еще ничего не стоишь, да еще и с нечистыми людьми общаешься. Тьфу ты, пропасть! -
  Тем временем двое уже скрылись за соседним зданием, и воин остался один со своим караулом.
  
  -Нэрри, пойдем что - ли выпьем, а то что-то сегодня день не задался - бросил он наверх.
  -А кого в карауле, за главного оставим? Сэлеха? - послышалось сверху.
  -А пусть молодежь отдувается, а то все старики да старики - сплюнул Сэлех.
  
  Через пару минут из караульной башни слышался веселый смех, и стучали борта больших дубовых кружек. Дюжина мужчин пили за здоровье всех присутствующих.
  Совсем неожиданно, с неба посыпались белые хлопья снега, покрывая все деревья, хуторские постройки, да и саму землю непроницаемым белоснежным, ковром. Наступала зима.
  
  Глава - 2
  Зима.
  
  Эвирон проснулся потому, что его нагло растолкал Браст. Сейчас лежа в кровати, так хотелось дать другу молодецкую затрещину.
  -Подъем. Новый день требует новых свершений - смеялся над Эвироном парень.
  -Да пошел ты со своими свершениями, я спать хочу - Гилэд целиком накрылся одеялом.
  Синара сдернула с него одеяло и громко сказала
  - Если ты не встанешь, мы пойдем без тебя-
  -Куда вы собрались в такую рань - на улице еще было темно, разве, что небо на востоке было светлее, чем на западе, напоминало о том, что сейчас утро.
  -Гаэль хотел сегодня показать нам настоящую охоту - подала штаны юноше Синара.
  -За окном снег, так что одевайся теплее - добавил Браст и вывел девушку из комнаты.
  
  Четыре фигуры неспешно следовали по лесу. Но если смотреть на следы, можно было предположить, что здесь проходили не четверо, а трое. Ноги одного вовсе не оставляли следов на первом снегу, что в принципе было не возможным, но результат был виден на лицо.
  -Ты, точно уверен, что мы его там оставили? - засомневался Эвирон.
  -Да, именно в той стороне - не оборачиваясь, сказал Гаэль.
  Снег все также продолжал сыпать, и если бы не присутствие эльфа рядом все трое бы побоялись уходить далеко от хутора, места не знакомые, а следы быстро заметет.
  Наконец проводник остановился, бросил взгляд вниз, прислонился к дереву. Два юноши и девушка не понимали, что происходит.
  -Он, должен быть здесь. Мы его тут оставили, я помню - в глазах охотника читалось удивление.
  -Может, ты ошибся - опять начал свое Эви.
  -Ведь снег выпал, по нему очень тяжело определить был ты здесь или нет - закончила за него девушка.
  Но эльф словно не замечал их присутствия . Прошел несколько шагов. Прикоснулся обеими руками к дереву. Еще пара шагов. И еще мгновение возле дерева.
  -Здесь побывал кто - то до нас - в никуда бросил Гаэль.
  -Ты думаешь, что кто-то из наших его забрал?- предположил Браст.
  -Нет - отрезал он.
  -Тогда кто?- подошла чуть ближе Синара.
  -Yrchi- лицо его скривилось, губы что-то шептали.
  -Но, как они же далеко на севере - недоумевал Браст.
  -Так. Как они, по-вашему, оказались на лесном тракте и напали на караван, в котором ехал Эвирон? - наконец развернулся эльф.
  -Ну, они же не летают по воздуху - предположила девушка.
  -Нет. Зато могут без проблем прорыть туннель и вылезти где они хотят, хоть в подвале самого Халдо. Или, что еще хуже воспользоваться готовыми, заброшенными выработками гномов - скороговоркой выпалил эльф.
  -Ну, а олень то им покуда сдался? - пришла очередь Браста.
  -А есть они, что будут. В туннеле много не принесешь. Разве, что себя есть, это они конечно могут. Траву не едят, а олень это столько мяса, скольким можно прокормить маленькую ватагу, так, что хватит на несколько дней, а то и целую неделю - Эвирон больше не сомневался в том, что это загадочное существо уже имело дело с орками и гоблинами.
  -Надо вернутся обратно и сказать всем, что случилось - повернулся в ту сторону, откуда пришли путники Гаэль.
  -Подожди, ты же не собираешься, из за какого то пропавшего оленя поднимать на уши всю округу - встрял Браст.
  -Нет, но все же остальных нужно поставить в известность. Может, ты думаешь иначе? - ответил Гаэль.
  -Нет. Ну а если предположить, что ты ошибся, ведь снег все же мешает с ориентироваться на местности - упорно стоял на своем парень.
  -Все- таки, мне кажется, что стоит сказать об этом старейшине Халдо. Хуже то не будет - сказал Эви, разминая в руках комок снега.
  -Ладно, сдаюсь, делайте как хотите, но уже без меня- Браст развернулся в сторону скрывшегося охотника, но того и след простыл. Лишь ворон упрямо ходил вокруг старого сгнившего пня. Ни звука не было слышно, разве, что чуть - чуть поскрипывали деревья от налетавшего северного ветра. Оба юноши направили свой недоумевающий взгляд на девушку стоявшую у соседнего дерева.
  -Я не знаю - ответила на незаданный вопрос Синара все время находившаяся рядом с эльфом.
  -Ну, и куда он опять делся, не полез ли он к этим, своим гоблинам за оленем - недоумевал друг Эвирона - неужели не может, нормально сказать куда направляется.
  -Как обратно возвращаться будем - поинтересовался Гилэд - по верхушкам сосен, наверное?!-
  -Завел, проводник хренов - разразился Браст, но его эмоции прервал странный знакомый смешок, откуда-то сверху.
  Гаэльфин сидел на самом верху огромной сосны находившейся неподалеку. Он полусидел между широко раскинувшихся лап дерева.
  -Стреляй в него. Чесс слово пусть навернется он с этой сосны, может впредь умнее станет - Браст первым пустил снежок в висящего между ветвями эльфа. Однако с первого раза он не попал, помощь Эвирона оказалась кстати. Теперь снежки летели в два раза быстрее и один раз кто то из парней даже чуть не попал в колдуна, но, тот ловко увернулся от несшегося прямо на него снежного комка. Гаэль ловко спрыгнул на нижнюю ветку и несколько раз, довольно сильно ударил ногой по стволу. Сверху рухнула лавина снега и сбила обоих стрелков с ног
  -Тьфу...ты, что совсем? - отплевывался от попавшего в рот снега Эвирон.
  Эльф уже спустился с дерева, и теперь, вместе с девушкой они громко смеялись над неудачными стрелками.
  
  Наконец когда все успокоились, Браст и Гилэд вытащили весь попавший им за шиворот снег, Гаэль решил вернуться на хутор и рассказать о пропавшей добыче. Дорога не заняла много времени. Эви даже показалось, что они идут тем же путем, что и вчера, тот же вид, та же дорога, даже избушка лесника, точно также.
  
  На хуторе их внимательно выслушали, все вести связанные с тварью, слушались настороженно, даже бредни шестилетнего ребенка могли приводиться как серьезный аргумент, но в этот раз, ни старейшина, ни командиры его дружины, ни даже простые жители не поверили в опасность. Ведь пропавшая оленья туша, это не пропавший живой человек, тем более тварь никогда не шарила так близко к хуторам, разве, что при серьезном набеге, а об этом естественно и речи идти не могло.
  
  Однако история с оленем постепенно забылась, а время все шло. По ночам уже били жестокие морозы, да и днем особо много на воздухе не постоишь, поэтому Эвирон решил быстрее добраться до Мер Морлейга пока не поздно. Прошел почти месяц с того момента, как его чуть не убили. Вечерами в светлой горнице сидели они то вчетвером, то втроем, а то и просто он и эльф. Парень рассказывал Гаэльфину истории своего народа про красавицу Барлин и свирепого волка, про Морлейга и его дружину, о войнах севера, ну и конечно про Гилэда победившего правителя драконов.
  -... Гилэд был сильно ранен в бою с драконом, да и старые раны его открылись, после долгих странствий по горам, но все же когда его нашли жители Мер Гельвина, а это было, как говорят предание через два после убийства дракона, тот был еще жив. Опечаленные жители похоронили его рядом с костями дракона, а меч его неповторимый "!!!!!!!!!!!!!!!"до сих пор хранится Мер Гельвине и никто им не пользуется, ибо не могут поднять его, столь тяжелый он для простых людей...- Парень, наконец, закончил и перевел дыхание после длительного монолога.
  -Восхитительно, неужели столько всего может произойти с вами. Но вот в истории про Ульрона и гномов, неужели он в одиночку осилил два десятка гномов? - поинтересовался Гаэль.
  -Да, по крайней мере, так говорят сказания, а они никогда не врут, разве только преувеличивают - почесал затылок парень.
  -Я конечно не сомневаюсь в силе Ульрона С Севера, но все же подгорный народ отнюдь не шайка безумных разбойников, и глупо погибать в таких количествах им отродясь не принято. Все же они великие мастера делающие великие доспехи, которые пробьет не всякий человеческий меч -
  -Ты знаком с гномами? Расскажи о них, пожалуйста - глаза юноши загорелись от интереса и предвкушения новых знаний.
  -Когда-то я был знаком со многими гномами особенно на севере, там была великая держава гномов. Много их было в давние времена, и все они облагораживали этот край. Правили ими великие и могучие короли богатству и силе, которых завидовали гномы по обе стороны великого моря. Последним из династии Ледяного Щита был король Аин XI - глаза эльфа на миг устремились вверх и взгляд его сталь мечтательным - он действительно был достоин этого титула. Король был, как и все гномы, силен и могуч, но, основное, что отличало его от остальных его сородичей, было несвойственное подгорному народу равнодушие к драгоценностям. Именно он собрал все гномьи кланы в решающий час, когда вернулся правитель драконов и дал им бой. Возле горы Evendim, по-вашему, горы Морок произошла великая битва. Но, увы, все его искусство, и сила и мощь не уберегли его и его армию от поражения. Драконы и объединенные под силой одного вождя орки, гоблины, тролли и другие существа, берущие свою жизнь в смерти других, обрушились на королевство Ледяного Трона. Гномы сражались яростно, но опять, же лишь числом победил тогда враг. Тогда Великий и Гордый правитель гномов призвал на помощь людей и своих собратьев из Ветреных гор, однако и мои сородичи не остались в стороне от надвигающейся войны. А потом были бесконечные битвы. Все шло с переменным успехом, только какая-нибудь ватага вылезала наверх или отбившийся от своих дракон вылетал из под тени гор - все они находили свою смерть на просторах великих лесов. С запада наступали горцы, гномы правителя Гайны, Серые эльфы с Ered - Gwaerweth, с востока и юга дружины Эверлингов и Нэльхалад, Эльфы леса. Но в подземелье войска терпели поражение за поражением, сначала пали все города гномов, один за другим, орки и гоблины просто заваливали своими трупами обороняющихся. Потом пал Нулзур, столица царства. Выжившие говорили о великих бедах обрушившихся на головы обороняющихся, словно вся тяжесть гор находящихся над городом разом упала на каждого жителя и воина. В конце осталась лишь цитадель Галазар. Ее обороняли гвардейцы Аина, успевшие подойти на помощь несколько кланов гномов с Ветреных гор, пара сотен людей - все они нашли свою смерть на стенах неприступной цитадели и в ее прекрасных чертогах, вместе с крепостью пал и Аин XI, да не треснет никогда скала над его могилой. После этого у всех гномов разом опустились руки, и сражения мгновенно перекинулись на поверхность, тогда именно появились Вольманг и Морлейг. Победа была вырвана дорогой ценой, гномов Ледяных гор почти не осталось, а те, кто выжили либо ушли к родичам в Ветреные горы, либо разбрелись по всему свету ища лучшей доли для себя. Мы тоже долго не задержались, эльфам и людям подземелья были чужды, и класть свои жизни в непроглядной тьме никто не хотел. Через несколько лет после этого из отдаленных уголков Подгорного Царства ушли последние гномы. Ворота царства Аина захлопнулись для гномов навсегда, отныне там новый король - на этом эльф завершил свое повествование, он выглядел так, словно это произошло еще вчера, словно вчера он зачехлил свой смертоносный лук и вложил меч в ножны.
  
  Они продолжали разговаривать еще очень долго, Эви рассказал ему об обычаях Хуторов, праздниках которые так любили здесь на севере. Рассказал про "недавнюю" для эльфа войну, про особенно удачные набеги твари или наоборот рейды дружины прямо к горам, об отбитых пленниках и еще много о чем. Постепенно слушая один из очередных рассказов, парень просто уснул.
  
  На следующий день обнаружилось, что эльф уехал в сторону Мер Вольманга. Не стал задерживаться и сам Эвирон, собрав все вещи, он, Браст и Синара направились домой. Дорога до Мер Вольманга занимала меньше дня, поэтому если выехать рано утром, когда только-только начинало светлеть, к вечеру, если немного поторопится можно успеть. Все трое вели своих коней походным шагом, так дружинники ходят к горам, чтобы не утомить своих скакунов. Даже так, они могли не успеть, поэтому иногда переходили на рысь.
  Дорога была хорошо знакома, и здесь нечего было, боятся, разве что простуды. Постепенно углубляясь в лес, друзья разговорились и за беседой естественно не заметили, как оказались на расчищенной площадке, такой же, как возле Мер Морлейга. Высокий оплывший холм возвышался посередине. На нем находилась настоящая крепость, каменное основание у стен и башен, высокий частокол, крепкие дубовые ворота и на своих местах неусыпная стража. Вот с караулки помахал знакомый Эвирону человек, скрипнули ворота, как-то даже по-домашнему, встретил их начальник стражи, но надолго задерживать не стал, сразу пропустил внутрь хутора. Везде знакомые лица, Гарон вел с собою под руку двух девок, молодой Лейрон все никак не мог взгромоздить свое толстое тело на лошадь, женщины во главе Галарой шли со стороны пруда, белье, наверное, стирали, вот и Пламиан выбежал с караульной башни встречать друзей.
  Все - подумал Гилэд - я вернулся домой.
  На улице постепенно темнело, когда трое путников подъехали, еще было светло, а сейчас зажглись факела на дозорных башнях, по всюду мелькали огоньки домов. И Эвирона, и Браста, и Синару окружила толпа, пытаясь узнать какие нибудь новости за пределами хутора, но друзья ничего нового не сказали, лишь Синара обмолвилась, мол, не проезжал ли здесь бродячий колдун, на что ей ответили.
  -В библиотеке сидит. Красивый гад, словно русал какой то из сказки вышел. - сказал один из парней, Эви не рассмотрел кто.
  -Все девки теперь по нему мечтают.- добавил другой.
  -Надо, бы с ним будет поговорить - ухмыльнулся третий.
  Не успел Эвирон среагировать, как из дверей своего дома вышел старейшина Килиант, вместе с командиром и родителями друзей. Вся толпа сразу как-то приумолкла и расступилась перед старшими.
  -Я рад, что вы вернулись, не буду задерживать, сперва отдохните после дороги, а завтра поговорим - искренне поприветствовал их старейшина.
  Постепенно все разошлись по домам, настала пора расставаться, и троим путникам.
  -До завтра Эви - Синара поцеловала того в щеку - пока Браст.
  -Удачи
  -До завтра
  -Хм, ну что, пора прощаться. Увидимся завтра у Килианта - Эви пожал руку друга, тот лишь кивнул на прощанье головой, и рванул домой, где его еще ждал долгий разговор с родителями.
  
  На следующий день Эви направился к Килианту, и он ничего хорошего не ожидал от этой встречи, ведь по голове, за произошедшее с ним, не погладят. Но все страхи его исчезли, когда он вошел в главный зал хутора.
  Войдя в залу, парень очень сильно удивился - там было полным-полно народу, как показалось несколько сотен человек. Перед ним стояла вся дружина хутора, да помимо нее почти все мужское население стояло в доспехах и при оружие, а это без малого триста человек. Как же он мог забыть про посвящение в дружинники, ведь все дни, что он находился на юге, он считал, когда, наконец, его посвятят в защитники хутора. Рядом с ним находились несколько таких же, как он незнакомых молодых парней - все приезжие из южных городов. Килиант по очереди вызывал к себе каждого и что-то им говорил. Естественно после этого, по обряду вручал всю воинскую справу. Когда подошел черед, Гилэда идти, он немного замешкался, но никто даже виду не подал - не каждый, же раз в жизни дружинником становишься. Юноша робко подошел к Килианту, воины взяли на караул.
  -Ну что, с сегодняшнего дня ты, Эвирон, сын Фермура, сына Анвела, становишься полноправным членом дружины. Пусть не дрогнет в твоей руке меч и не треснет перед врагом щит. Служи верой и правдой славному народу севера и жителям хутора, что вырастили тебя - старейшина отсалютовал мечом и передал парню длинный меч и кольчугу со шлемом.
  Парень поклонился старейшине Килианту, а затем, развернувшись к дружине, произнес выученную заранее речь.
  -Благодарю вас славные воины севера, воистину, это самый лучший день моей жизни. Я никогда не посрамлю славные имена наших предков и не повернусь спиной к врагу - парень произнеся заготовленные слова сразу же направился в сторону оружейной. Официальная часть посвящения в дружину закончилась, осталось лишь пройти самую сложную ее часть ...
  
  В низком зале за большим широким столом собралось почти все населения хутора за исключением караульных, да детей. Коптили факела, бродячий менестрель, вместе со своей труппой, пришедшие в хутор еще весной, играл очередную песню об ушедших временах, самые отчаянные лихо отбивали ритм песни каблуками сапог, одеваемых по особому случаю, все остальные ели всяческие яства, сохраненные в подвалах хутора, специально для посвящения дружинников и для празднования начала года. Кто-то из мужчин, как показалось Эвирону, это были Фрианир и Глонван, уже мирно спали в углу зала. Имарил показывал собравшейся вокруг него толпе девушек всякие фокусы с пропадающими предметами и возникающими из ниоткуда мышами. В дальнем углу зала мужчины из тех, что покрепче, с кружкой эля, рассказывали друг другу охотничьи байки одна другой причудливее. На самого молодого дружинника Эвирона наступил небывалый голод, и он уже предварительно съев две кабаньих ножки, не мог остановиться, ибо, когда еще выпадет, такой шанс наестся от пуза. Когда третий кусок мяса подходил к концу, к нему подскочила Синара.
  -Пойдем танцевать Эви - присев рядом сказал она. Юная девушка выглядела просто прекрасно, на ней было длинное тонкое шелковое платье с юга и замечательные туфли опять же оттуда, светлые волосы ее были распущены и на висках заплетены в тонкие косы, как у девушек охотниц, глаза смотрели ясно и твердо. Сказать ей нет было просто не возможно и Эвирон с завистью глянул на тех мужчин, что уплетали еду за обе щек, и согласился. Девушка вовлекла его в круг танцующих. Руки легли на плечи парня, он в свою очередь коснулся ее тонкой талии. Танец был сам по себе не сложен, да и Гилэд знал все немудреные фигуры на зубок, но все же в столь тесном кругу было тяжело увернуться от грозных тучных тел, танцующих рядом тетушки Гвелиан или одноглазого Брана, поэтому пары периодически налетали друг на друга, парень даже видел, что один раз кто то из танцующих упал. Наконец изрядно утомившись плясать в образовавшейся толпе, пара направилась ближе к выходу на хуторскую стену.
  -Нда, тетушка Гвелиан показала, как надо плясать, бедняга Ларон надолго это запомнит - смеялась Синара.
  -Точно - кивнул хохочущий Эвирон.
  -Смотри, кто это там стоит - подруга показала на участок крепостной стены, где стояла одинокая фигура, сначала парню показалось, что это стражник, но, присмотревшись, он не различил ни доспехов, ни даже меча.
  -Подойдем?- спросил он, девушка кивнула в ответ.
  Гаэль стоял, устремив свой взгляд в сторону восходящей луны, казалось, он даже не замечает друзей.
  -Гаэль, ты, что здесь делаешь? - парню казалось, что он не видел эльфа уже много времени, хотя прошло всего меньше двух дней.
  Тот встрепенулся и обернулся на голос.
  -Сегодня прольется кровь людей, лес не спокоен - начал он.
  -О чем ты? - подивился молодой дружинник.
  -Лес говорит, что скоро земля покроется кровью людей. Он будет скорбеть по погибшим - глаза его окончательно потемнели, казались черными.
  -С чего ты решил?- удивилась Синара - неужели набег?-
  -Нет, еще не пришло их время, но оно скоро наступит. Сегодня убили двоих, на севере, возле Мер Галлахар, и возможно убьют еще нескольких, воздух еще хранит в себе их предсмертные крики -
  -Ты их слышишь - сказал, глядя, в глаза эльфа парень - что ты можешь сказать о них -
  -Да... двое мужчин, патруль, они направились искать троих заплутавших детей, лес поможет им. Калон и Фелар, так их зовут - эльф продолжал смотреть глаза в глаза, парень больше не смог это выносить и отвел взгляд.
  Пара решила оставить эльфа в одиночестве, тем более, что сам Эвирон последнее время побаивался его, столь непредсказуемым стало поведения колдуна - охотника.
  -Вот ведь новость, кажется, недолго мне придется прохлождатся на хуторе, если то, что сказал Гаэль это правда, в чем я и не сомневаюсь - Начал юный дружинник.
  -Может это, что-то вроде кошмара только наяву. Ведь ты не знаешь эльфов, вдруг это просто сон ему приснился, очень яркий и жизненный, ведь у них же есть сны - предположила девушка, а потом оборвала сама себя - хотя нет, я с тобой согласна, он не ошибается-
  Мгновение они смотрели друг на друга, а потом заговорили разом, девушка засмеялась, а парень сказал.
  -Ну, чего давай говори -
  -Странно да, ведь только ты приехал, чуть не умер при этом, да еще через месяц тебя опять почти на самоубийство отправят. Не хорошо как-то - по щеке ее потекла слеза.
  -Ну я же дружинник - Эви обнял подругу, пытаясь успокоить, больше ему сказать было нечего.
  ...
  Глава - 3.
  Бервин Гиниссон.
  
  Стрелы с тупым стуком, одна за одной, втыкались в деревянного болвана стоявшего в тридцати шагах от лучника. Несколько торчало из квадратного подобия головы, пара из левой руки, одна даже из ноги, но большинство все же закончило свой полет в туловище.
  -Неплохо, даже если бы не ранение я мог бы признать тебя хорошим лучником - сказал немолодой мужчина стрелявшему.
  -Спасибо, стараюсь - ответил Эвирон.
  -Не хочешь помахать мечом немного, а то тут некоторые личности сомневаются в правильности назначения тебя в дружину - продолжил тот.
  -С удовольствием, давно не разминался - отбросил лук в сторону Гилэд.
  -Давай за мной - отрезал собеседник и направился из заднего двора оружейной в сторону дружинного дома, парень проследовал за ним. Пара поворотов, несколько десятков шагов и они очутились на дворе рядом с большим, наполовину каменным домом. Было несколько дуэльных полей представлявших форму круга, на одном из них уже шла нешуточная борьба, пятеро на пятеро в полном вооружение, на другом сидели несколько юношей и мужчин и ждали предстоящего зрелища.
  -Ну, что готов - спросил Эви один из сидевших и не дожидаясь ответа крикнул- Риэнор, выходи-
  Из двери небольшого деревянного сруба вышел уже знакомый по каравану, парень. Он был немного выше Эвирона и немного плотнее, хотя в силе его юный дружинник сомневался. Зато тот был ловчее, соперник был явно быстрее и проворнее него самого, да и рана в груди все же, как никак давала о себе знать, но что сделаешь.
  Оба были в кольчугах и с мечами, у Риэнора за спиной болтался небольшой, деревянный, обитый железом, круглый щит. На боку висело подобие кинжала. На голове был стандартный северный остроконечный шлем, с полумаской.
  -Слышь, ты тоже возьми щит или хотя бы меч второй, а то ведь и пару ударов не простоишь - сказал ему кто-то сзади. Юноша последовал совету и взял один из стоявших рядом деревянных щитов, на удивление оказавшийся очень легким даже для дерева.
  Подошел Маарон и проверил мечи и у того и у другого, затуплены они или нет.
  Последнее приготовление, Эвирон накинул на голову кольчужный шлем, Маарон стал между ними.
  -По лицу не бить, в пах не бить, лежачего не добивать, заканчиваем бой по желанию. Бой-
  Быстрый выпад снизу и Гилэд пошатнулся, тут удар, еще удар, еще. Со щита полетели щепки, слишком легкий. Размашистый удар справа, но юный дружинник увернулся и ударил в ответ. Кончик меча лязгнул по кольчуге. Его противник наступал не жалея сил, несколько раз громко вскрикнув Эви атаковал соперника, но безрезультатно, слишком быстрый оказался. Зато Риэнор понял, куда надо бить, его меч все чаще и чаще метил не в открытую часть груди или ноги, как Эви, а по левой руке, по щиту. Постепенно простреленная рука стала отниматься, парень пошел в отчаянную атаку и тут уже понял, что силы противника не безграничны, в самом начале боя тот сбил дыхание и теперь не мог собраться. В очередной раз меч дружинника ударил по щиту противника, послышался сначала скрежет металла, потом треск, Риэнор отскочил к самому краю круга, чтобы избавится от обломков. Парень продолжал атаковать, ведь за круг выйти нельзя, а подавать оружие никому не разрешено во время боя. Противник выхватил кинжал и бросился вперед прямо под щит. Меч встретился с мечом, послышался лязг скрещенных лезвий, кинжал нырнул под щит, чувствительно закололо в правом боку. Эвирон со всей силы освободил меч и ударил рукояткой прямо в лицо противника, полумаска только ухудшила положение, еще больше вмяв уже расквашенный смачным ударом нос. Хлынула кровь, Риэнор с глухим стоном рухнул на заснеженную землю.
  Послышались немногочисленные хлопки и поздравления.
  -Молодец; -герой, как ты его рубил; - истинный дружинник, жаль маловат немного, но не страшно.
  Маарон похлопал по плечу победителя, что-то произнес. Двое из сидевших рядом, подхватили Риэнора и понесли его к знахарю в дом, что был неподалеку.
  Эви посмотрел место, где как ему казалось, была боль. Кольчуга выдержала удар острого кинжала, но подкольчужник сейчас казался мокрым, это значило только одно, его тоже зацепили. Парень быстро скинул доспех, и осмотрел ранение. На правом боку виднелся не слабый синяк, посередине синяка была небольшая кровоточащая ранка.
  "Ааа, ничего серьзного" - подумал Гилэд - "до свадьбы заживет". И направился в сторону оружейной, скинуть ненужную поклажу. Возвращаясь обратно на склад, Эви успел рассмотреть идущего за собой человека, но он не обратил на это особого внимания.
  -Я видел, как ты дрался, неплохо скажу. Не хочешь научиться большему? - послышался сухой, словно стариковский голос. Юноша обернулся и увидел перед собой мужчину лет сорока, в длинном, подбитом мехом, походном плаще, справа у него висел длинный такой, как и у всех дружинников, меч, с левой короткий, раза в два меньше. Поверх кольчуги незнакомец носил еще тонкую кожаную броню, судя по всему, чтобы не было лишнего звука, кольца кольчуги имели плохое свойство - скрипеть, но если надеть поверх, что-нибудь плотное, то этого не будет. На боку у него болтался пояс со всяческими приспособлениями, о назначение которых парень даже не догадывался. На ногах у странного человека были меховые сапоги, от обычных они лишь отличались тем, что имели мягкую, кожаную подошву и при движение не издавали практически не звука.
   Карие глаза смотрели твердо и ясно, сильный излом бровей подчеркивал гордость собеседника, через всю правую сторону лица шли два ужасных шрама, и нетрудно было догадаться, что это следы орочьего скимитара или ятагана.
  -Ну, допустим, хочу. Что с этого? - Эвирон явно не доверял ему.
  -Что?- он рассмеялся - разве тебе не хочется, чтобы твоим именем пугали друга друга грязные горные твари. А при виде тебя они забивались в самую глубокую нору и не хотели больше вылезать оттуда, даже под страхом смерти. Ведь знаю, хочешь, сам был таким! - глаза его сощурились, стали какими то хитрыми, как у торговцев с юга в Белелросе.
  -А ты кто собственно такой - поинтересовался парень.
  -Меня зовут Бервин Гиниссон, я командую отрядом следопытов, собранных среди всех хуторов и поселений горцев, есть даже несколько человек из Карледайна, Дильвенхейма и Белероса. - гордо поднял голову лучший лучник севера. Парень слышал много историй про этого человека, что он может превращаться в невидимку, что стрелы его не знают промаха, что в лесу он может совершенно спокойно прожить без еды и воды, питаясь только тем, что дает ему лес, да и много чего другого.
  -Простите, я вас не узнал - опустил глаза в пол юный дружинник.
  -Ничего страшного. Ну, так, что, ты согласен? - он явно торопился, поэтому пытался сделать все быстрее.
  -Я не знаю, можно мне дать время поразмыслить? -
  -До завтра, не больше, я просто уеду на север и не известно вернусь ли вообще - присел на лежавший рядом валун Бервин.
  -Хорошо, завтра я разберусь со своими мыслями, посоветуюсь с родственниками и друзьями и решу. Где я могу вас найти? - тоже усевшись напротив, сказал Гилэд.
  -В доме Килианта, я остановился у него он мой старый знакомый. Не забудь завтра.- тут он резко вскочил и направился быстрым шагом в сторону пруда. Эвирон остался в гордом одиночестве наедине со своими мыслями. Разве, что соседский пес, бегавший по оружейной в поисках добычи, теперь лежал рядом с Эвироном, требуя чего нибудь пожрать.
  С одной стороны его терзало желание повидать много чего нового, с другой боязнь неизвестного, да еще и эльф, которого нельзя было оставлять одного. Парню казалось, что голова сейчас лопнет от обилия мыслей, но верное решение так и не приходило в голову.
  Но, просидев немало времени на холодном камне, Эви собрался с духом и решил сказать все родителям. Он решил пойти вместе со следопытом.
  Дома естественно его решение не одобрили, но парень даже не обратил на это внимание, мол, поставил в известность и все. Сделать ему естественно ничего не могли, разве, что попросить одуматься, но Гилэд был не приклонен. Наконец отцу надоело все, и тот, скрипнув зубами, согласился с решением сына.
  Друзья тоже не очень то обрадовались уезду Эвирона, но изменить уже ничего не могли. Браст и Пламиан пытались урезонить друга, мол, кровь от головы отхлынет, и трезво решишь, но и их попытки были тщетны. Синара и так бывшая все это время не в очень хорошем расположение духа, ничего не говоря лишь поцеловала на прощанье юного дружинника. Попрощался он и с остальными близкими, Эдхельмир, недавно приехавший с севера подарил парню оберег, якобы спасающий от твари, Браст лишь пожав плечами, ушел, ни сказав, ни слова.
  Гилэд забежал к Гаэльфину, жившему на самом верхнем этаже дома старейшины. Тот был как всегда в хорошем расположение духа.
  -Ты куда то собрался - поинтересовался колдун.
  -Да, я уезжаю на время из Мер Вольманга -
  Эви сел рядом с эльфом.
  -Извини, мне кажется, твою просьбу придется отложить на несколько месяцев, скорее до весны. Просто это единственный для меня шанс - начал парень.
  -Ничего страшного, то чего я хочу, может и подождать. Но можно я задам тебе один вопрос?- Гаэль повернулся лицом к парню и глядел в его глаза, не отрываясь.
  -Да, конечно -
  -Уверен ли ты в своем выборе - сверля взглядом, произнес он.
  Эвирон привычным движением почесал затылок и неуверенно выдавил из себя
  -Да...наверное да-
  -Ну что - же, это твое решение, не пожалей же, что выбрал именно этот путь. Удачи тебе, храбрый воин, со столь непонятным будущим - глаза его ярко сверкнули.
  -Спасибо тебе колдун со столь странной судьбой - парень бросил эту фразу, уже выбегая из комнаты. Он уже был готов к любому приключению, которое подкинет ему судьба.
  
  На следующее утро, Гилэд заглянул к Бервину Гиниссону.
  Тот был уже не один, крупный отряд воинов, стоял на площади возле дома старейшины.
  "Человек пятьдесят с небольшим" на вскидку определил юный дружинник..
  Все были одеты также как и сам Бервин, свободные одежды, плащи неприметных тонов, кожанки поверх кольчуг, легкие меховые сапоги, у многих, если не у всех были луки и длинные мечи, несколько воинов постарше носили аж по два длинных меча за спиной, некоторые были с короткими метательными копьями. Все собравшиеся казались разными хоть и одеты в похожую одежду - смуглые и относительно низкие горцы дивно смотрелись вместе с огромными жителями ледяного моря, темноволосые и высокие Нельхалад спокойно общались с несколькими светловолосыми уроженцами степей, только Эверлинги коих было больше всего в отряде поодаль от остальных. Но взглядом и движениями они были чем-то похожи. Словно незримое бремя давило на них.
  -Господа, я рад, что все собрались здесь - начал речь Бервин, парень даже сначала не узнал его.
  -Совет хуторов решил, что нам следует отправиться на север к горам, где будем нести свою службу, аж до весны - продолжал следопыт. Помимо собравшихся воинов Гиниссона, к площади стеклись многие жители хутора не занятые повседневной работой, мелькали даже шлема дружинников.
  -Я призываю вас, воины, это будет наша последняя служба в этом и следующем году, весной нас сменят ребята из Дильвенхейма и Карледайна под руководством Галарона, а потом сами жители северных хуторов - толпа воинов ответила одобрительным ревом.
  -Мы выступаем завтра на рассвете, так, что если у кого есть какие то дела, делайте их быстрее - закончил Бервин. Толпа разбрелась по всему хутору, большинство, конечно, направилось в сторону медового двора.
  Гилэд подошел к лучнику который сидел вместе с двумя такими же как и он не молодыми воинами.
  -А это ты - как бы невзначай бросил охотник и добавил - наконец решил, я боялся ты не придешь, мало ли из за девушки или там еще чего-
  -Так вы хотите, чтобы я пошел с вами на север - поинтересовался парень.
  -Ну да, разве все так плохо - Бервин засмеялся, вместо него продолжил другой воин.
  -Ты был, когда-нибудь в горах, парень, это такая красота, за таким видом и не жалко подрезать и пару тварей. Видел бы ты эти могучие, ослепительно-белые, вершины, видел бы ты звезды ночью, до которых кажется, можно спокойно дотянутся рукой, видел бы ты горные озера, что с самых высоких вершин видны и словно бусы усеивают горные долины. Нет, такое можно увидеть только там, на севере - на мгновение говорящий поднял глаза вверх и этим движением жутко напомнил парню эльфа.
  -Ну, видишь разве это не прекрасно - выдавил, как показалось, самую добродушную улыбку Гиниссон.
  -Ужасно, прекрасно - тихо сказал юноша.
  Они еще долго сидели в душном помещение и разговаривали. Воины хвалились своими победами и рассказывали о страшных существах служащих тварям.
  
  На следующее утро, задолго до рассвета, большой отряд конников направился по направлению на север, за ними гулко захлопнулись ворота. Эвирону показалось, что вместе с воротами захлопнулась часть его самого, жившего на этом хуторе уже больше восемнадцати лет.
  Повсюду расстилались унылые пейзажи, вся земля была завалена снегом. Виднелись многочисленные просеки, прорубленные уже много лет назад, отряд проехал несколько заброшенных деревянных строений, где-то неподалеку находились делянки хлебопашцев.
  Отряд двигался все дальше и дальше, и расчищенные места уже попадались реже. Солнце, которое нельзя было рассмотреть среди многочисленных туч заполонивших небо, уже давно поднялось. Постепенно отряд шел по более запушенным местам, разве, что изредка попадающиеся избушки лесников или просто забытые хозяйственные постройки напоминали о людях живущих здесь. Постепенно еловые лапы все больше смыкались над дорогой, это немного давило на людей, но такая дорога длилась не долго. Уже начало темнеть, как снова появились просеки, избы лесников и другие признаки человека в этих забытых всеми землях. Они находились в дне пути до Мер Бинрила.
  -Заночуем за тем бором, не расслабляйтесь - подбодрил всех Бервин и действительно подуставшие за целый день следопыты, немного взбодрились. Охотник знал, на, что давить, если сказать о близком отдыхе, людям всегда становится лучше.
  Время прошло незаметно и бор закончился, перед всадниками открылась небольшая, раскинувшаяся на несколько сотен шагов поляна.
  Гиниссон скомандовал привал, и весь отряд свалился с лошадей, большинство воинов оказались еще совсем молодыми и пока что трудно переносили длинные переходы. Жгли костры, боятся в этих местах, было нечего, но все - же часовых поставили, а в лесу опять же на всякий случай подготовили секрет. Остальные мирно отдыхали, после долгой поездки. Эви даже не заметил, как уснул.
  Ночью парень проснулся от сильного холода, пронзившего все тело. Разлепив глаза Эвирон, понял, почему так холодно, костер потух, а воин, следивший за ним, уже давно спал, закутавшись в шерстяное одеяло.
  Про себя, обругав безымянного воина, парень попытался подняться и разжечь костер. Тело его плохо слушалось, ноги вообще закоченели и отказывались двигаться, но, все же, кое-как собравшись, он смог зажечь прутом заготовленный хворост. Снова приятно запылал огонь, тело вновь слушалось его, и юноша уже был готов, провалится в сладкую дрему, как он услышал странный разговор.
  Голос говорившего был очень странный, он проглатывал окончания слов, и было такое впечатление, что тот чем-то напуган.
  -...ОНИ сегодня снова приходили к нам, наверное, что-то их все же беспокоит в лесах. За последние несколько дней я и мои люди видели их не меньше восьми раз, точнее ОНИ сами давали себя увидеть. Нехорошо это, не к добру такие странные гости! Говорят, что "тогда", ОНИ тоже стали посещать людей! Что было дальше, вы сами знаете!-
  Другой голос потверже, но такой, же суховатый и скрипучий как предыдущий продолжил.
  -Не знаю, по мне вся эта затея общения с НИМИ никогда не нравилась. Гнать их надо взашей пока не поздно, а то ишь, понравилось им с людьми общаться. Шиш! Нам еще Карлов этих хватает, девать и так не куда!-
  Третий голос вмешался в разговор. Тот был не выше не ниже, принадлежал мужчине лет тридцати.
  -Я сам видел ИХ несколько раз. В Мер-Вольманге, поселился один, точнее просто остался до весны. Народ его принял нормально. Говорят колдун, даже какой то, парнишку вылечил одного. Но ваше отношение к ним я не разделяю, разве сделали ОНИ вам что-то плохое?- Эви невольно повел плечами. Он вдруг понял о ком идет речь. Сердце забилось чаще, а весь он превратился в слух. Но в глубине сознания его мелькнула мысль, что все это может плохо закончится... для Гаэля.
  -Я слышал про эту историю, во всех хуторах знают еще одно поверье. ОНИ крадут наших детей, ибо им нужны храбрые воины, готовые положить свою жизнь. А то, что ты Гвиридан Фар-Граенгир рассказал, это все сделано лишь для прикрытия ИХ доброго имени. Да, мне они ничего не сделали, но масса других людей рассказывали много историй бывших с ними по вине этих твоих эльфов - последние слова он сказал, словно плюнул.
  -Ну а ты больше других слушай! Ведь своей-то головы у тебя нет и, живешь ты первый день на этом свете! Давай говори всякие небылицы, которые ты подхватил в кабаке, или от какого-нибудь бродяги, про небесный огонь, про черных людей, про кровожадных эльфов. Чушь!-
  -А что же ты считаешь ложью, то, что нас с каждым годом становится все меньше и меньше, что наши дети уходят в лес и не возвращаются, что неизвестно кто жжет горские поселения и наши дома, что люди боятся заходить в лес дальше, чем на сто шагов от хутора. На кого еще простые люди вешают все это? На тварь? Нет, ее они боятся больше смерти, лучше уж кто-нибудь другой, вот, выходят крайними ОНИ -
  -Ну а ты, почему поддерживаешь тех, кто дальше носа своего не видит? Не будь слепцом, ОНИ пытаются нас оградить от твари, а мы их не можем понять из за таких как ты, которые думают, так, как думают все остальные, а они на этот раз не правы-
   На этом, начавший разгораться спор, затих, еще не успев дойти до своего апогея, хотя все предпосылки к этому уже появились. Трое мужчин замолчали и лишь треск мокрых дров разрывал тишины возникшую вокруг. Юный дружинник еще немного полежал с открытыми глазами, оставаясь наедине со своими мыслями, а потом провалился в сладкую дрему.
  
  Утро следующего дня не предвещало ничего хорошего. Пунцово - серые тучи заволокли все небо, создавая обстановку не вообразимой мрачности. Время от времени начинался снегопад, засыпающий все вокруг. Изредка налетающие порывы ветра пронизывали до костей, и тут уже не спасали, ни теплый, подбитый мехом плащ, ни стеганная шерстяная куртка. Отряд был снова в седлах и упрямо направлялся на север.
   Двигались, молча, люди явно были не настроены на разговор, и Эви оставалось лишь, зябко поводить плечами от первого же дыхания ледяных гор.
   Все никак не вылезал из головы, ночной разговор. Сколько еще осталось времени до беды и что надо делать, что бы предотвратить напасть. Вернется ли обратно, в свой теплый и как, раньше казалось укромный дом, молодой дружинник, или останется он лежать на замерзших предгорьях. Кто на самом деле такой, тот, кто спас ему жизнь, и зачем он пришел людям на помощь, и почему люди так не благодарно относятся, к протянутой им руке помощи. Эти и еще многие другие вопросы мучили Гилэда, все время поездки до близлежащего хутора. Наконец, сам, не заметив для себя, парень уснул, прямо в седле. Скакун, почуяв неуверенность хозяина, стал двигаться тише, дабы не помешать наезднику.
   Однообразные хвойные леса, засыпанные снегом, менялись на небольшие поляны и делянки служащие в летний сезон полями и пастбищами, и наоборот. Так происходило до бесконечности. Высокие, корабельный - как сказали бы на побережье, сосны слегка качались, словно на волнах, налетающего ветра, но в, то, же время почти не издавали, ни звука. Это усыпляющее действовало на людей и многие, естественно из тех, кто помоложе, уже клевали носом после не очень то приятно проведенной ночи на морозе. Из всего отряда нормально держались в седлах от силы два десятка, да передовой отряд, ускакавший далеко вперед, еще задолго до рассвета. Именно они и подняли тревогу, заметив среди белесой мглы и коричневых истуканов - деревьев, затаившиеся фигурки. Догадаться, кто это было, очень легко - вряд ли кто из поселенцев будет бродить так далеко от хутора тем более в такую рань, а больше здесь делать некому. Поэтому дозорному ничего не оставалось сделать, как крикнуть и припустить коня в сторону основных сил...
  -ТВАРИ!!!- среди глухой, казалось бы, даже вязкой тишины, раздался этот звонкий, но приглушенный, ни на что не похожий звук - ТРЕВОГА!!!- как он был знаком всем собравшимся на лесной просеке... и особенно тем, кто их поджидал.
  -Твари в лесу! - дозорные прискакали к Бервину, вовремя подняв тревогу, иначе участь разведчиков была бы не завидна.
  -Где? Сколько их? Сосчитать успели?- вместо командира ответил другой следопыт.
  -Не уверен, но их там не больше сотни - пытаясь успокоить взмыленного коня, произнес дозорный.
  -С северо-запада около двух десятков - ответил другой.
  -Еще западнее я видел завал на просеке, там тварей не меньше считанного - произнес командир передового дозора.
  Бервин взглядом окинул растянувшуюся колонну всадников, видимо бой был неизбежен - ведь путь на север был мастерски перекрыт, рассредоточившимися по лесу орками и гоблинами. Единственным правильным решением сейчас было стремительно атаковать разрозненные банды твари, в одном месте, ошеломить их и, надеясь лишь на удачу прорываться дальше на север к спасительным стенам хутора. Примерно таковы были мысли командира отряда следопытов в этот момент.
  -Расчехляем луки, возьмите побольше стрел, биться будем на дальних дистанциях. Слейдан, бери своих и обойди тех, что засели западнее просеки, не дай им вырваться на дорогу. Эвельвир, возьми пару разведчиков - пойдете первыми, пехом. Остальные - за мной, не кучкуйтесь, но и не разбредайтесь, держите, друг друга в поле зрения, не превращайте, бой в свалку и если появится возможность, уклонитесь от боя - уходите на север - Бервин, привычным тоном раздавал команды всему отряду.
   Эвирон, совсем потерялся в суматохе перед боем. Он пытался не отстать от других, но с другой стороны в нем рос страх остаться одному на поле боя. Правда, когда следопыты спешились и продвинулись в сторону противника, все разговоры закончились, осталась лишь слепая готовность к бою. Кто-то из молодых, судорожно крутил в руках связку с оберегами от твари, воины постарше проверяли остроту мечей, на всякий случай, легко ли достаются стрелы из колчана, не слишком ли скрипит тетива лука. Один высокий, курчавоволосый Эверлинг, в длинном плаще и с коротким копьем наперевес, ловко вскочил на вершину небольшого холмика, с которого обзор был все же лучше, чем с любого другого места на небольшой поляне, куда только выбрался отряд. Вскочил и тут же, буквально, свалился оттуда.
  -ТВАРИ!!!- громкий шепот разведчика расслышали все воины.
  Бервин поправил шлем и с ухмылкой тихо произнес - Ну, что братья - Мы сила. Пусть не отвернется от нас удача - и громко крикнул - В БОЙ!!!
   Слитный клич полусотни глоток, разорвал тишину утреннего леса. Твари знали, что люди находятся рядом, но даже не подозревали, что их так много и что они прекрасно обучены. Щелчки десятков спущенных тетив и гудение стрел продолжили зимнюю симфонию, однако через мгновение появились звуки, которые являются лучшей наградой для любого воина - рев и предсмертные крики, пораженных.
   Отряд полуокружил засевших на завалах орков и гоблинов, и методично обстреливал их. И уже земля покрылась черными трупами, а снег раскрасился темно-красной, почти бурой, кровью. Отряд Слейдана ударил с противоположной стороны, ошеломив отошедших на перестрел гоблинов. Твари, словно горох, посыпались с завалов, кто пронзенный серооперенной стрелой, кто под натиском дрогнувших товарищей.
   Следопыты тем временем, глубоко вклинились в оборону противника. Несколько раз возникали рукопашные схватки - не всех врагов удавалось отогнать стрелами, но в целом бой был удачен. Все это время из глубины леса стрелы, однако, меткость орков известна и потери отряда ограничились двумя легко раненными. Постепенно все небольшие группы разведчиков соединились с основным отрядом и вместе уже они рвались в сторону долгожданных и спасительных стен Мер-Гельвина. Выстроившись кругом, воины посередине вели храпящих лошадей, прикрыв их от шальных стрел стегаными ватниками. От прицельного выстрела эта защита помогала слабо, зато от ослабевшей на излете стрелы спасала почти всегда.
   Эвирон шел, озираясь по сторонам. Сам бой парень перенес очень удачно - когда началась атака, он высадил половину имевшихся стрел в колчане и, по крайней мере, большая их часть долетела до целей. Один раз, когда гоблинский секрет неожиданно атаковал из под завалов, пришлось схватиться за меч. Невысокие, скрюченные уродцы произвели очень сильное впечатление на юношу, того сначала чуть не стошнило от одного их вида. Но парень кое-как совладал с собой, и пришлось ему сражаться, дабы не оказаться съеденным. Гоблины были похожи внешне на небольшого роста человека. Практически лысые, за исключение редких, волос на голове, они выглядели еще ужаснее. Плоские лица, раскосые, чаще всего разного размера глаза, вертикальные зрачки, как у зверей, короткие и массивные шеи, а также не понятные знаки, нарывы и отметины на теле, больше похожие на клейма. Вооружены эти горе-вояки были короткими мечами и ятаганами, очень плохого качества и в большей части тупыми, но некоторые, особо удачливые гоблины обладали трофеями людей или гномов. На теле в основном носили всяческое тряпье - доспехов гоблины не признавали, разве, что куски кольчуги разорванные.
  С двумя такими тварями и пришлось столкнуться Гилэду. Одного он завалил легко - удар с размаху по голове не выдержал бы и дружинник, а вот со вторым оказавшимся неподалеку от первого пришлось повозиться. Они обменялись, как минимум десятью ударами, прежде чем уродца зарубил вовремя подошедший Бервин. Воины, увидев слабину, в рядах противника побежали в открывшийся проход. Бежали долго, без перерывов. Более опытные и выносливые бойцы, помогали молодым, кого подбодрить, кому помочь нести оружие, а кого и пинком наградить, чтобы быстрее бежал. Не было времени, чтобы перевести дыхание, вытереть пот, что просто ручьями затекал в глаза. Где-то вдалеке потерялась погоня - гоблины видимо были сильно удивлены, появившимся в этих краях людям.
  Наконец изнурительный бег через лес полностью вымотал юного воина, и сейчас, когда следопыты медленно продвигались на север, можно было хоть, немного, отдышатся.
   Бервин окинул взглядом свое "воинство". Результаты боя оказались вполне приемлемы - четверо легко раненных, все от стрел противника, пущенных дрогнувшей рукой, но все, же достигших целей. Твари потеряли около сотни убитыми и еще где то пара десятков сейчас ползали по снегу, пачкая его своей кровью и внутренностями. Однако оставшиеся в живых не отступили. Они с яростью смертельно раненного зверя вцепились в уходящий отряд и не желали его отпускать. Атакуя с разных мест, они пытались хоть как-то задержать воинов, но каждый раз отступали, оставляя на истоптанном снегу свои тела.
   Наконец отряд сел на коней и дело пошло на поправку, дорога была чиста и двигались в основном, галопом, пытаясь оторваться от наседающей погони. И результат не замедлил себя проявить, все реже и реже попадались небольшие ватажки орков. Наконец уставшие после боя занявшего почти целый день воины, дали себе волю - похваливались друг перед другом меткими выстрелами и точными ударами. Кто-то умудрился вырвать из лап гоблина ручной самострел, один из воинов мечом срубил сразу три гоблинских головы, сам Бервин отличился перед своими бойцами, подстрелив из лука вожака противников. Стены Мер - Гельвина были уже видны.
   Эви наконец мог успокоиться, снять шлем и ослабить затяжки на доспехах. Окинув взглядом он заметил, многие следопыты, особенно те кто были в самом сердце сечи, покрыты орочьей и гоблинской кровью, уже успевшей замерзнуть на морозе. Зрелище поистине не для слабонервных. На некоторых болтались даже части тел врагов, этакие боевые трофеи.
   Следопыты направлялись на север.
  
  Глава - 4.
  В ожидание неизвестного.
  
   Некоторые люди утверждают, то что, тварь рождается из тел умерших существ, не важно будь то человек, эльф, гном или какое-нибудь животное. В прочем с таким же успехом они могли рождаться, как и обычные люди - из чрева женщины. Беда в том, что никто точно не видел женщину орка или гоблина, а на половую принадлежность тварь, никому смелости не хватало проверять, поэтому хуторяне довольствовались лишь догадками. Однако если бы люди рождались в таком же количестве, как появлялась на белый свет тварь, они бы уже давно захватили весь мир - и ничто бы не удержало их, ни сверкающие серебром кольчуг дружины эльфийских королей, ни непоколебимые строи полков гномьих правителей, ни уж тем более другая живность, населяющая оба материка и многочисленные острова находящиеся посередине Вечного океана. Однако это было не так и человек выбрав, как и все остальные разумные народы, путь созидания не стал втягиваться в борьбу за мировое господство. Пока не стал. В данный момент отдельные особо удачливые особи человеческого рода умудрялись подчинить себе племена тех народов, что были ниже по развитию, чем люди. Орки, гоблины, тролли, молодые драконы, всевозможные виды огромных насекомых, выращенных волей древних колдунов и прочая живность, которая может напугать самого стойкого воина.
   Здесь, на севере, тварь дала о себе знать очень давно. Задолго до того, как люди пришли в эти края. Разрозненные княжества эльфов первыми встретили натиск злых существ, живших с давних времен в Ледяных горах. Встретили и победили их, на несколько столетий отведя угрозу нашествия от северных лесов. Следующий удар огромной силы обрушился на гномьи королевства, Каменного и Ледяного трона. Тяжело приходилось в те годы подгорным воителям, ведь вместе с уже известными орками, гоблинами и троллями, были, проснувшиеся после тысячелетней спячки драконы - порождения чье - то больной фантазии, самое совершенное орудие убийства. Даже горы пошли против захватчиков - обвалы сметали врагов в бездонные пропасти, тысячи снежных лавин сошли под тяжестью ног, десятки тысяч камней, сорвавшихся неизвестно откуда, забирали жизни неудачников, многие другие напасти преследовали вторгшихся. Победа была полной. Те, что выжили, бросились в леса, ища спасения на зеленых просторах. Но и лес был не беззащитен. Из темноты колдовских стволов, неслись не знающие промаха стрелы, корни деревьев цеплялись за ноги пришельцев, еще больше затрудняя их продвижение вглубь, а иногда сами деревья вставали и начинали крушить врагов. Обратно в горы не вернулся никто. Победа была омрачена тем, что много гномов погибло, и не могли они в одиночку окончательно добить ослабшего врага. Но проходили годы, за годами десятилетия и столетия, про войны практически забыли, лишь изредка разведывательные отряды звездного народа ходили к горам, поохотится на оставшихся злых существ. Через какое-то время появились люди. Великое переселение народов с запада на восток, всколыхнуло огромные массы людей, заставив их покидать насиженные места и идти в неизвестность. В горах, где издревле жили гномы, поселились горцы. Их родственники, эверелинги, поселились неподалеку, в предгорьях, великих равнинах, земле лесов. Нельхалад - самое большое племя, ушло еще дальше, заняв земли возле вечного океана, долин трех рек, земле озер и части великих лесов. Сумрачный народ Фордлингов, поселились по ту сторону ледяных гор, на побережье моря сумерек. Южнее, в степях появились родственники Нельхалад, ставшие позже степным народом и заселившими все земли от южных отрогов Ветреных гор и топей Фалькирка, по всему южному побережью Лаора до берега Вечного океана.
   Люди быстро освоились в новообретенных землях и уже через пару сотен лет, весь восток, был более-менее заселен. Постепенно захватывая все новые земли люди, столкнулись с тварью. Сначала, лишь пограничные стычки повысили уверенность в том, что люди непобедимы. Но последующее вторжение показало обратное. Удар был хорошо спланирован и подготавливался не один год. Основной целью являлось королевство Ледяного трона, где правил король Айн XI из династии Ледяного щита. Нападение оставило позади все остальные попытки твари захватить север. Гномы были наголову разгромлены, все королевство, от столицу Нулзура до самых дальних выселок и отнорков, было полностью захвачено. Но на этом успехи орды закончились - поражение за поражением терпели их бесчисленные армии, на просторах великих лесов. В то время появились первые хутора, как защита от шальных набегов, однако постепенно они стали прибежищем народа беглого, недовольного властью южных городов, там собирались самые стойкие и обиженные, и терять естественно им было нечего. Так постепенно заселили и лесной предел аж до самих Ледяных гор и Бледного перевала. Тварь не могла успокоиться и теперь, когда добыча жила в нескольких днях пути от их новых жилищ, на этот раз просторных и сделанных умелыми руками, могла делать набеги в несколько раз чаще, истребляя все на своем пути. Несколько крупных набегов пережили хуторяне, прежде чем нанесли ответный удар, опрокинув рати Правителя Драконов и загнав их обратно под горы. Но прошло два десятка лет, и снова появились черные вестники великой беды. Появились банды, снующие между хуторами, лишая покоя немногочисленных дружин.
   Ловко орудовали они, практически не попадаясь на глаза людям. Людям, но не эльфам, которые уже давно заподозрили неладное, но не могли ничего сделать в одиночку - их численность так и не восстановилась после жестоких побоищ прошлого, а ввязываться в бой для них было смертиподобно.
  
   Колючий, северный ветер крепчал. Последние дни он был постоянным спутником, живших в этих краях людей, неся снега с окрестных ледников. Сейчас сидя на верхушке дозорной башни, Эви не мог ничего разглядеть дальше сотни шагов, серебристая мгла накрыла непроницаемым покрывалом лесную окраину. Если пройти с лигу на север и выйти из подлесков, можно было полюбоваться величественной красотой Ледяных гор. Там же можно было, и остаться навеки...
   Небо никто уже не видел, начиная с осени. Даже оно отвернулось от людей в эти трудные времена. Редкие лесные жители заходили сюда, за все время, проведенное на заставе, Гилэд видел только стаю волков, да нескольких оленей забредших далеко на север в поисках корма. Несколько следопытов ушли на соседнюю заставу, проверить все ли нормально, но от них так и не приходило вестей. Бервин успокаивал всех, что в отряде была пара превосходных охотников, вряд ли с ними может, что-нибудь случится.
   Эвирон, разлепив, уставшие от бессонной ночи глаза, попытался подняться. В караулке было жарко натоплено, без малого, десяток человек спал в вповалку, в помещение размером похожим на отхожее место в хуторе. Огонь, горевший в камине, отбрасывал причудливые блики на окружающие предметы обстановки, создавая впечатление сказочной обстановки. Ощущение усиливал сильнейший ветер, завывающий в щелях. Лишь треск дров, да вой ветра...
   Накинув теплую куртку и плащ из куницы, парень отворил массивную сосновую дверь. На него дохнуло холодом, так, что Гилэд закашлялся. Снежинки кружились в безмолвном хороводе, заметая все, что так тщательно откапывалось прошлым утром.
  -Эви, не стой на ветру - крик охранника, казался глухим, словно в чулане.
  -Колейн, давно стоишь?- Эвирон, ловко запрыгнул на лестницу и начал подниматься на башню.
  -Достаточно для того, чтобы замерзнуть. Не принесешь теплого настоя?-
  -Фляги хватит? - парень взобрался на настил и закинул на пол небольшой бурдюк с настоем.
  -Разливай - лицо следопыта расплылось в улыбке.
  Темно - бурая жидкость потекла в небольшие кубки.
  -Твое здоровье парень - Колейн высоко поднял кубок и мелкими глотками быстро осушил его.
  Эви свой пил, немного дольше согревая пальцы, горячим дыханием.
  -Никаких вестей не было? - поинтересовался Гилэд.
  -Ни черта. Словно мы тут одни сидим. Даже птицы не летают, в этот адский холод -
  Эвирон устроился в углу башни, накрывшись своим длинным плащом.
  -А ты не боишься, что орда нападет?- Эви зябко повел плечами.
  -А че их боятся. Они же глупые как вон те камни, руби их да и все -
  -Ну, их же много-
  -Не всегда число играет важную роль. Разве не помнишь, как мы их под Мер-Вольмангом резали-
  -Ну это да... А все таки?-
  -Я не знаю. Я воин, мое дело мечом махать исправно, а думать пусть другие, у кого голова на плечах есть -
  -Вот ты живешь уже почти тридцать лет, и ты как будто ни разу не боялся твари? - юный дружинник, окинул взглядом равнину.
  -Почему? Боялся. И еще как. Когда, моих родственников убили, я боялся так, что потерял сознание. Просто нельзя давать страхам овладевать собой. Я превратил свой страх в ярость, как гномы. Чем им страшнее, тем сильнее они дерутся. Вот и я также решил, уж лучше меня будут бояться, чем я кого-то - воин стянул затяжку шлема и накинул на голову капюшон.
  -А ты не думал, что будет, если они возьмут тебя живым?-
  -Думал. Даже слишком часто. Они будут, есть меня, даже не есть, сжирать. Заживо.
  -Надеюсь, такого никогда не будет.-
  -Я тоже.-
   Тишина, прерываемая лишь налетающим ветром, давила. Парень не знал сколько они просидели вдвоем, не говоря не слова, и если бы так все и продолжалось он бы просто уснул. Но кто-то вылез из караулки и окликнул их.
  -Эви, Колейн! Вы живы там?- голос был очень знаком.
  -Да!- одновременно ответили охранники.
  -Спускайтесь сюда. Дело есть.-
  Бервин стоял, опершись на длинное копье, и держал в правой руке черный ятаган.
  -Надо кому-нибудь сходить к горам проверить ловушки, заодно и оглядеться. Не хотите?- взгляд бывалого воина был серьезен, никаких жестких шуток и, подколов от него, не следовало ожидать.
  Разведчики переглянулись.
  -Я схожу - отрезал Гилэд.
  -Я с тобой - добавил Колейн.
  -Отлично. Берите с собой Грана, Гвиридана и Альдона, и дуйте к львиному рогу. Пехом. -
  Эвирон был даже рад, наконец, уйти от изрядно надоевшей службы на обдуваемой всеми ветрами заставе, похоже такого же мнения был и его товарищ.
  Растолкав разморенных от тепла, соратников, без лишних разговоров следопыты двинулись в путь.
   Налетавшие порывы ветра со снегом резали глаза до боли, однако, обмотав лицо тряпкой, оставив мелкие прорези для глаз, вроде бы становилось полегче. Двигались медленно, держась колонной, не теряя друг друга из виду, а замыкал шествие самый опытный охотник - Альдон. Перед ним шли молодой и сильный Гран, и высоченный Гвиридан (один из лучших лучников в отряде). Колейн, как знаток этих мест, шел во главе колонны, ведя за собой Эвирона, несшего большую часть поклажи, на своем горбу.
   Постепенно подлески раздвинулись и перед, людьми открылись высоченные снежные вершины, окутанные белыми облаками, словно вуалью. Даже в такую погоду, можно было рассмотреть заметное количество щелей в горах - именно оттуда выходила тварь в свои знаменитые набеги. В предгорьях торчали останки, каких то не понятных исполинских сооружений - парень догадывался, что их соорудили руки народа гор. Некоторые башни были в более-менее целом состоянии и в одной из них охотники решили остаться на ночлег, чтобы следующим утром проверить ловушки и к вечеру вернутся на заставу.
   Подходы к башне были завалены, кучами снега и камней - видимо орда, тоже облюбовала эти места в качестве наблюдательного пункта. Еще бы, с вершины башни можно было разглядеть практически все, что творится в предгорьях. Но сегодня эти жалкие попытки замаскировать свои следы, не остановили разведчиков. Отделавшись парой ушибов и вывихнув палец, они прошли внутрь дозорной башни.
   Сооружение представляло собой небольшую караулку, для стражи и высокую башню, вырубленную прямо в скалах. Просторный зал караулки, соседствовал с тесными коридорами, ведущими к башне. Однако все было выполнено с высоким мастерством и искусством, которого людям никогда не повторить. Стены зала и гранитная дверь, были испещрены всевозможными рунами, посередине помещения находился огромный камин, в который влезло бы, целое дерево, даже на хуторе в каминном зале не было подобного сооружения. Повсюду висели потухшие гномьи светильники, видимо твари не хватило мозгов сорвать их. Но сам зал представлял собой жалкое зрелище - повсюду валялся разный мусор, остатки кухонной утвари, столы, стулья, камни и кости. Эвирон даже наступил на чей-то череп. Слишком широкий и мощный, чтобы быть человечьим, непробиваемая лобная доля, но разбитое темя - не надо было уточнять, кому он принадлежит. За камином лежали тщательно заготовленные дрова и маленький, с лезвием длиною с ладонь, ножик - похоже, Слейдан тоже здесь был. Что удивляло, хоть и на улице было мрачно, в караулке можно было свободно смотреть, несколько отверстий в скале свободно впускали дневной свет в закрытое помещение.
   Разведчики разожгли костер и сели возле огня. Боятся, было нечего, дым шел скрытыми путями, не обнаруживая их местоположение. Гвиридан и Эвирон поднялись на дозорную башню, посмотреть окрестности. Лестница, была очень тесной, сразу видно, что рассчитана не для людей, особенно мучался Гвиридан, даже несколько раз цеплял головой выпирающие гранитные плиты. Дозорная башня была двух ярусная. На первом находился небольшой камин, видимо для сторожей, на втором, большем, чем первым находились бойницы. Там же лежал сломанный стреломет, занимавший в собранном состоянии, наверное, половину башни. Таким можно было двух троллей пробить, стрелой навылет. Окинув взглядом округу, Гвиридан покрутил в руках согнутый в бараний рог большой топор.
  -Представь какая сила это сделала- Гвиридан показал находку юному дружиннику.
  -Ага. - только и смог кивнуть парень.
  -А если бы это на тебя напало? - однако ответа не последовало, Гилэд нашел в среди обломков отколотой бойницы, ручной стреломет.
  -Смотри, Гвин! - юноша протянул ему арбалет.
  -Ух, ты!!! Я таких никогда не видел. - болт лежал в желобе и горец спустил крючок.
  Стрела с визгом вылетела из отверстия и ударившись о противоположную стенку, высекла сноп искр.
  -Видал?- следопыт был явно в восторге от увиденного. И добавил - сходи к нашим, покажи.
  Гилэд скрылся в проеме люка.
  Гвиридан тем временам еще раз бросил беглый взгляд на равнину. Среди ближних холмов он рассмотрел два черных пятна, идущих в сторону гор. Ни один лук бы не дострелил до них, а единственный башенный стреломет сломан. Придется всю ночь дежурить, не смыкая глаз, дабы не попасться в лапы гадам.
  
   -Ты смотри. А если обычной палкой, с железным наконечником зарядить? - предложил Гран.
  -Только в ближнем бою можно так делать, а дальше двух десятков шагов не долетит. Точнее сказать, долетит, только не туда. Нет, нужно оперенье. Видимо, гномов, что здесь сражались серьезно припекли, раз они пользовались простыми палками с железными оголовками - с взглядом знатока сказал Альдон.
  -А гномы, что здесь жили, когда-то. Куда они делись? - Эвирон говорил негромко, но его голос высоко раздавался по большому залу, так что даже в самой дальней части можно было слушать, что говорят.
  -Не знаю. Кто погиб, кто ушел подальше от гор, не вынеся позора. Я за свою жизнь видел немало гномов. Они народ кряжистый и упорный и если за, что возьмутся, так делают до конца. Вот взять в пример хотя бы эту башню, можно было просто вырубить в скалах каморку и сидеть там. Но нет, это же гномы, все у них сделано с удобством, просторный зал, высокая башня, потайные тоннели. - блики огня прыгали по лицу Альдона.
  -Тогда почему же их всех перебили? - вмешался Гвиридан, спустившийся с башни.
  -Не, знаю. Наверное, удар был слишком силен даже для них. Ведь сами знаете, что без боя они никогда не уходят, а уж если гном вступил в бой, так просто его не остановишь -
  -Извините за лишнее замечание. Я в предгорьях, совсем неподалеку видел двух гоблинов. Сегодня ночью придется нести караул. И дверь стоит закрыть, на всякий случай - Гвиридан держал в руках обнаженный меч, словно готовясь к драке.
  -Гран, Эвирон, Гвин идите за мной я покажу вам пару штуковин гномьих - Альдон вскочил и направился в сторону выхода.
  -Вот эта кладка не целиковая - рука охотника нашла секретный рычаг, и дверь с грохотом закрылась - смотрите дальше. Вот здесь, бойница, из которой можно бить по тем, кто поднимается в караулку. Тут, ход, ведущий в предгорья, как раз туда где начинаются перелески. А это... Руками не трогай, гномья ловушка. Наступишь на эту плиту и тебя расплющит вон теми камнями. Это секретный выход в горы. Надо чтобы кто-нибудь сидел тут и караулил, скорее всего, тварь пойдет этим путем. Гран! Будешь первым.
  
   Ночью буря усилилась и охотники были рады тому, что они заночевали в дозорной башне. Ветер дул так, что в щелях навалились целые сугробы. Колейн наблюдавший с башни за округой изрядно продрог и когда пришла очередь Гвиридана дежурить на башне, тот лишь рухнул на землю и уснул мертвым сном.
   Эвирон тоже не стал долго противиться воле сна. Через пару минут древние своды подгорного народа огласились храпом юного дружинника.
  
   Парень проснулся оттого, что Гвиридан растолкал его.
  -Подъем. Твоя очередь дежурить -
  Гилэд поднял сонный взгляд. Вокруг все было также тихо. Мелькали всполохи пламени в камине, возле него сидели четыре человека, среди них парень узнал только Альдона и Грана. Последний не отводил взгляд от двух других спутников.
  Юноша подошел поближе, чтобы посмотреть, кто же посетил их скромное убежище в столь поздний час.
  По сравнению с двумя следопытами, пришельцы казались двумя невесомыми тенями, закутанными в темно - зеленые плащи, незаменимые в лесу или даже в горах, но совершенно бесполезные на открытой местности. Длинные золотые волосы лежали прямо и были ничем не покрыты, глубоко посаженные и необычно большие, зеленые глаза и высокие скулы, сразу, выдавали в них не представителей человеческой расы. Взгляды одного из незнакомцев и Эвирона встретились на мгновение. Парню показалось, что кто-то копошился у него в голове, пытаясь что-то узнать. Но эльф лишь мгновение глядел в глаза юноши, а потом уставился на огонь. Альдон, о чем то тихо разговаривал с другим эльфом.
  -Присаживайся. Будем вместе охранять - улыбнулся разведчик.
  Юный дружинник не говоря ни слова, плюхнулся рядом с незнакомцем. Тот в свою очередь протянул ему флягу с каким-то вкусно пахнущим напитком.
  -Выпей, станет легче - голос его звучал, как бы точнее сказать, хрустально.
  Парень лишь потер покрасневшие от усталости глаза и приложился к фляге.
  Терпкий аромат трав соседствовал с прохладным, сладким вкусом напитка. Пара глотков, сразу выбили желание снова лечь и уснуть.
  -Спасибо - протянул флягу обратно в руки хозяину парень. Тот в ответ лишь заулыбался.
  -Есть хочешь? У меня осталось немного хлеба и маленький кусок зажаренной оленины - не дожидаясь ответа, эльф протянул Эви сверток с едой.
  Парень уже глотал слюни. Хлеб оказался очень мягким, намного мягче, чем тот, что пекли на хуторе. И намного сытнее. А мясо, ммм, мясо было таким нежным, словно даже не оленина, а мясо молодого поросенка.
  Даже вода, что протянул парню, незнакомец казалась какой-то не такой, холодная, так, что зубы ломило, и немного сладкая.
  -Благодарю - Эвирон, улегся поудобнее возле костра. Ему это напомнило вечера, когда он общался с Гаэлем.
  Эльф, не отрываясь, смотрел на юношу. Наверное, у них так принято. Парень тоже не отводил взгляда от столь непонятного странника. Сейчас в свете костра можно было рассмотреть его получше.
   Он очень был похож на Гаэльфина. Такая же, расшитая серебряными нитями, зеленая куртка. Фибула в виде зеленого листка, держала на плечах длинный плащ, казавшийся сейчас черным. Золотые волосы лежали свободно. На куртке красовался изящный герб, напоминавший собой соединение листка, стрелы и арфы. Рядом с ним лежал колчан с зеленооперенными стрелами и длинный, почти такой же как и Гаэля лук, размером превышавший рост Гилэда. Там же лежал длинный, тонкий меч в чудесных, расшитых бархатом и украшенных серебряными нитями, ножнах. Из голенища высоких сапог торчали рукояти кинжалов. Приглядевшись поближе, эльф казался совсем ребенком, особенно по сравнению с тем, что сидел рядом с Альдоном. Ему можно было бы дать лет шестнадцать от роду, по человеческим меркам, а его спутнику, не больше девятнадцати. Кто знает этих эльфов, и вообще стареют ли они. Вон Гаэль помнит события тысячелетней давности, а выглядит словно и живет меньше двух десятков лет.
   Отличались лишь глаза. У этого, они были как изумруды, яркие, словно только ограненные, как у Килианта в рукояти меча. Сейчас, эти два изумруда уставились на него.
  -Вы давно здесь бродите? - поинтересовался парень.
  -Солнца поднялось пятнадцать раз, с того времени, как мы покинули эти места. Гильнор в первый раз взял меня в горы - гордо вскинул голову юный эльф и тут же добавил - Меня Ильвендил зовут.
  -Эвирон - парень пожал протянутую руку. Хоть тоненькая ручка эльфа и утонула в большой руке Эвирона, юный дружинник едва не вскрикнул от боли, настолько сильным оказалось рукопожатие.
  -А ты? Ты тоже первый раз здесь? -
  -Да. Мы шли проверить наши ловушки расставленные против твари -
  -Ха. А мы видели пару раз ваши поделки. Стоящая вешь, скажу. Вот только спрятаны плохо, можно было бы и лучше закопать. Тварь плохо так отпугивать, а вот зверю вы можете очень сильно навредить. Я сам видел попавшего в ваш капкан олененка - лицо юного Ильвендила исказилось гримасой боли.
  -Звери глупые, лезут, куда не надо - только и смог произнести парень.
  -Да мыслей в их головах явно не хватает. Они живут лишь инстинктами, порывами. Вот захотелось попить, пьешь, поесть, поел. А большем они не думают-
  -Почти, как твари. Только те знает одно - убивать - глаза Гилэда блеснули.
  -Даааа...-
  -А ты видел их?-
  -Несколько раз. Я лично подстрелил пятерых, Гильнор убил восемь -
  -Так вы сражались?-
  -Они пытались загнать стадо оленей в одну из своих нор. Я не смог смотреть на это со стороны просто так, пришлось перестрелять их всех.
  ...
  Вся дальнейшая ночь прошла в разговорах. Караульные подбрасывали дрова в огонь, и пили напиток эльфов, от чего спать не хотелось совсем.
  
  Под утро буря поутихла, и отряд выдвинулся в путь. Какое-то время с людьми шли и эльфы. Они помогали найти спрятанные капканы и ставить новые. Постепенно они вернулись в перелески. Вдалеке мелькнула их башня.
  -Нам, пора. Прощайте- Гильнор накинул капюшон на голову и направился на юго-запад.
  Ильвендил сунул в руку Эвирона свою флягу.
  -Не расстраивайся, мы еще встретимся - эльф улыбнулся.
  -До встречи - парень опустил голову.
  
   Весь путь до заставы, разведчики прошли в молчание, быть может бессонная ночь тому причина, а может и расставание с дивным народом, не давало никому покоя.
  Бервин встретил своих, словно разведчиков не было несколько дней. Эвирон заметил, что на заставе народу стало больше - вернулись посыльные.
   Вести были не очень хороши. Несколько банд просочилось за рубеж и попытались с налету взять Мер - Гельвин. Естественно у них ничего не получилось - хуторские стены не враз возьмешь. Несколько раз нападали на горцев. Их разъезды в Бледном перевале были перебиты. Разведчики, высланные вперед, рассмотрели большую банду, не меньше тысячи. На юге все подладилось, дружины хуторов разбили несколько крупных банд засевших рядом с поселениями. После этого за рубежом стало тихо, можно было даже одному свободно передвигаться между хуторами.
  
  Время постепенно текло, и зима уже становилась мягче. Реже били сильные морозы, только ветер, как всегда дувший из Бледного перевала, пронизывал до костей.
  Настало время отряду Бервина возвращаться по домам. Добравшись до высоких частоколов Мер - Бинрила, следопыты остановились на отдых. После долгого дежурства не было ничего лучше посидеть в просторном трактире и попить пива и медовухи.
  Эвирон за все время, проведенное в отряде, получил высокое признание. Несколько раз он подкрадывался к ничего не подозревающим оркам и перестреливал их до единого. За все дежурство отряд потерял, трех человек раненных и двух обмороженных. Потери были приемлимы, Бервин остался доволен.
   В Мер - Бинриле Эвирон, застрял надолго. Под праздник зимнего коловрата, снова ударили морозы. Эвирон очень сильно сдружился с Гвириданом. Они вместе ходили иногда за частокол пострелять диких зверей.
   Однажды ночью парень проснулся от жуткого шума, раздававшегося вокруг. Кто-то в суматохе чуть не спихнул его с кровати. Юный дружинник надел первое, что попалось под руку, и кинулся на улицу.
   Дружинники стояли в полной справе команды, женщины загоняли по домам детвору, следопыты высыпали на дворовую площадь. Посередине стоял, окруженный толпой, всадник. Конь под ним был заморен, на шее и на морде пена, лицо воина все в замерзшей крови, доспех на груди пробит.
   Бервин протолкался к дружиннику и громко спросил, что произошло.
  -Война!- коротко крякнул он.
   Эвирон отошел в сторону от гомонящей толпы. Сейчас ему так хотелось побыть одному.
  
  
  Глава - 5.
  Кровь на снегу.
  
   Эвирон скакал без оглядки. Осевшие под тяжестью снега, еловые лапы цепляли юношу, за голову и за плечи, норовя скинуть на землю. Позади, слышался сплошной гул, орда подобралась слишком близко. Пара раз просвистели ослабевшие на излете стрелы. Похоже, орки не хотели так просто отпускать юного разведчика из своих лап - все же, какой-никакой обед. Гилэд упрямо бил по запавшим бокам своего скакуна, но даже отрыв в скорости не давали преимущества, несколько банд уже окружали парня и тот начал подозревать, что до своих ему уже не добратся.
   Конь со всего размаху ринулся в гущу вражеских воинов. Первого удалось отбросить таранным ударом. Длинный меч сверкнул, и тут же голова одного из уродцев упала на истоптанный снег. Какой-то особо ретивый гоблин попытался обойти сзади всадника, но копыто Шейна нашло его голову, быстрее, чем тот успел хоть, что-то предпринять. Эвирон в упор разрядил гномий арбалет, еще одно тело на снегу, но кольцо вокруг одинокого всадника уже сомкнулось и оставалось лишь дороже продать свою жизнь. Еще два орка свалились разрубленные острым, совсем недавно заточенным мечом. И тут один из гоблинов скинул Эви с седла, однако Шейн продолжал отбиваться, до тех пор, пока два орка не перегрызли ему горла. Парень прижался к одинокой сосне - это был последний его товарищ, который прикроет его спину. Юноше показалось, что подул сильнейший порыв ветра.
   Тварей смело с поляны - около двух десятков легли мертвыми, не поняв, что происходит. Остальные продолжали переть на ускользающую добычу, но стрелы продолжали лететь и вырывать из рядов наступавших воинов, одного за другим.
  Гилэд оглянулся - Гиниссон и его бойцы выцеливали ближних из своих длинных луков.
  -Эви, беги сюда, быстрее - послушался хриплый крик Гвиридана.
  Парень ломанулся очертя голову навстречу своим спасителям.
  Кто-то подхватил его.
  -Парень, сегодня твоя звезда удачи в зените. Если бы Бервин не приказал нам прочесать окрестности, так бы ты и остался в этом снегу.
  Юноша даже не успел отблагодарить следопытов, орда была слишком большая, и пришлось отступать.
   Отовсюду летели стрелы, и было, даже страшно оглянутся. Тварь яростно бросилась на нового врага, ища крови. Кто-то упал пронзенный несколькими стрелами, его тут же подхватили за руки. Гвиридан уже давно опустошил свой колчан, поэтому приходилось забирать стрелы у раненных или просто подбирать те, что валялись на земле.
  Бервин выхватил второй меч и с яростным криком бросился на наседавших орков. Несколько неуловимых и быстрых движений и трое лежали на земле, уже успевшей окрасится в бурый цвет. Слейдан и Альдон, кинулись на помощь командиру, но тут, же первый упал со стрелой в груди. Колейн прикрыл щитом двух раненных и не подпускал к ним наседавшую тварь, пока тех не унесли. Гран и еще несколько молодых парней яростно прорубались к своим - примерно с полсотни уродов стояли между ними и основными силами.
   Звук рога звучал, как-то глухо, словно тогда, на лесной дороге. Боевой клич, хлестнул по сознанию, словно ведро холодной воды. Сотни воинов хлынули на помощь обреченным. Летели стрелы, вздымались мечи, обрушивались топоры. Кровь лилась ручьями. Орду отбросили, да и сами орки вкупе с гоблинами сопротивлялись вяло и не умело. Уже изрядно уставшие после долгого бега по лесу и жесткого боя с разведчиками, враги разбежались в разные стороны, чем стали отличной добычей для дружинников.
   Эвирон поднялся с земли. Вокруг лежали десятки трупов. Дружинники искали выживших в кучах убитых тварей.
  - Эви ты жив? - Гвиридан стоял, опершись одной рукой о ствол дерева.
  -Кажись да - жуткая вонь стояла полем боя, до рези в глазах.
  -Из наших кто-то еще выжил? - равнодушно поинтересовался стрелок.
  -Я видел только Грана и Эвельвира -
  -Бервин сидит с дружинниками. Кажется, ему пришлось туго сегодня - он один пошел против орды и, судя по всему сдержал ее, не дал ей пройти к раненным -
   Следопыты постепенно собирались в кучку. Итоги боя были ужасны. Окруженный отряд бился отважно, но их было слишком мало, и если бы не подошли дружинники, все бы легли на этом снегу. Семеро лежали мертвыми, среди них Слейдан, Дранг, Адрин. Еще двое в скором времени должны были умереть - слишком много ран нанесенных тупым оружием. Половина отряда была ранена, и все были жутко уставшими - не враз удержишь несколько сотен тварей.
  Колейн стоял, шатаясь, его поддерживал кто-то из дружинников. У воина в боку торчал кусок стрелы, кольчуга на груди была порвана, все лицо измазано в своей и чужой крови. Однако когда он увидел Гилэда, приветливо улыбнулся, словно и не было этого ужасного побоища.
  
  Несколько дней миновали очень быстро. Раненные шли на поправку, но с десяток человек все также не могли подняться с кровати. Постоянно подходили все новые силы и на поляне собралось уже больше тысячи человек. Беженцы с Мер - Бинрила, дружины сразу пяти хуторов собрались здесь, да еще следопыты Гиниссона и Галарона, несколько гномов встали плечом к плечу с людьми. И все они сейчас валили лес, делали засеку, то, чем можно остановить навал орды.
  Юный дружинник как-то потерялся в суматохе происходившей вокруг. Парень давно не видел такого столпотворения, с того времени, как он был в Белелросе. Рубить лес, Гилэд пока не мог, зато затачивать колья ему уже можно было. Иногда, работа просто сводила его с ума, целый день - взял бревно, срубил одну сторону, вторую, вкопал в землю и так до бесконечности. Но результат не заставил себя долго ждать, вся просека сейчас была перекрыта двумя рядами частокола. На таком можно было отбить даже очень
   крупную атаку.
  Парень боялся за близких - как там Синара, Браст, Пламиан, родители. Знают ли они о беде произошедшей здесь. Его очень интересовало, как там Гаэль не ушел ли к своим.
  Однажды ночью, когда люди сидели кучками, пытаясь хоть, как-то согреется вокруг костров, появился неожиданный странник в сером плаще. Сторожа сразу пропустили его и Эвирону показалось, что это разведчик. Однако он шел в сторону отдыхавшего юноши. Силуэт незнакомца показался знакомым, плащ, длинный лук. Незнакомец откинул капюшон - серебристые волосы уже почти доставали до плеч, голубые глаза смотрели все также строго и прямо.
   -Привет Эви - эльф легко прикоснулся пальцами ко лбу, а потом направил руку в сторону парня ладонью вверх.
   -Здравствуй Гаэльфин - Гилэд поднялся и поприветствовал друга.
   -Как у вас тут дела -
   -Очень, очень плохо. Теперь сидим на этой просеке и ждем боя. Разведчики говорят, что орда прёт прямиком на нас -
   -Да. И их очень много -
   -А ты откуда знаешь? -
   -Лес тоже имеет уши и глаза - как всегда загадочно ответил собеседник.
   -Мы видели твоих сородичей. В горах. - Эви хотели похвастатся.
   -Наверное то были Ильвендил и Гильнор, ведь они так тебе представились - глаза эльфа смеялись.
   -ДА но...-
   -Говорю же, лес мне все рассказал, а о твоем путешествие я и так знаю -
   -А ты где был все это время? -
   -Сидел у вас на хуторе. Синара оказалась очень толковой спутницей, и она предоставила мне очень много интересной информации. С Брастом пару раз ходили на охоту, били птиц влет, трех косуль принесли на хуторскую кухню. Пламиана и других юношей учил мечом махать правильно. Так, что не соскучатся. А потом узнал от бродячей группы, что началось вторжение, и пошел на север.
   -Учил дратся на мечах? -
   -Ну да-
   -Да ты же худой, как спичка, какой тебе меч -
   -Не сомневайся, мечом я учился владеть очень долго. У мастеров клинка - эльфов с Orod-Gwaerwet. Они самые лучшие мечники по эту сторону мор -
   -А ты не хотел уйти подальше от войны? Ведь сколько ты мне не рассказывал про свои путешествия, везде идут войны. Тебе это не надоело? - не с того не с сего спросил парень.
   -Хотел, когда-то и ушел даже. К людям. Они очень хорошо принимали в своих домах меня, кормили, поили, просили остаться. Но мне, было, тяжело долго находится с людьми, они такие странные. Они так быстро сгорают. Многие просили даже меня выйти замуж за их дочерей, один даже хотел насильно подтолкнуть меня на это, но я лишь скрылся в тенях ночного леса. Я был знаком с многими людьми, хорошими и плохими, умными и глупыми, но такими разными. Я уже почти тысячу лет изучаю ваш народ, но до сих пор не могу понять вас. Но не буду отвлекаться. Я жил во многих домах людей, и на севере и на юге, и на западе, и даже на востоке. Везде был совершенно разный быт, разные устои, но люди везде жили одинаково - от войны до войны. Я сначала не понимал их и был просто сторонним зрителем, но ужасы разрушения были так тяжелы для меня, что мне приходилось перекрывать зов воли и идти против одной из сражающихся сторон, чтобы остановить войну, но каждый раз война начиналась снова и снова, и я снова и снова вставал под одни знамена. Наконец я просто ушел, пропал, исчез. Наверное меня очень долго искали, ведь тогда я был лучшим воином королевства, мне предлагали любовь лучших красавиц, большие земли, тысячи рабов, горы денег.
   -А зачем ты ушел из своего дома?-
   -Понимаешь. Дом, в моем понятии, был лишь в детстве, когда я жил с сородичами. Тогда меня ничто не заботило, я любил проводить время без дела, просто так бегать, играть в одиночестве, мне никто не был нужен, я никому не был нужен. Но время шло, и я начал задумываться, в чем смысл моего существования. И в один прекрасный день я решил, что надо уйти, дабы найти, наконец, то, чем я должен заниматься. Я долго не решался убежать - может быть из-за родителей, может быть, природная робость не давала мне совершить задуманное. Помог случай. Однажды через наши леса проходил караван Эльфов с Orod-Gwaerwet, они шли на юг. Гордые, серебряные всадники на красивых скакунах произвели неизгладимое впечатление на меня. Я спрятался в одной из их повозок. Я не помню, сколько прошло времени, когда меня нашли, была ночь. Они разговаривали на своем не понятном языке, но я понимали отрывки их мыслей - они хотели забрать меня к себе, в тайный город. Так я поселился у столь странных представителей моей расы. Они учили меня, владеть разными видами оружия, мечом, копьем, даже топором. Учили видеть невидимое. Но с ними было как-то тяжело, они словно не цельные. Очень похожие на людей они постоянно стремятся к совершенству, но не как люди, они медленно накапливают знание, мастерство, технологии. Я видел изобретения их мастеров и поверь мне любые поделки гномов ничто по сравнению с тем, что у них есть. И от них я тоже ушел. Тогда я был уже почти взрослым и для меня открывшийся мир оказался в диковинку. Я поклялся самому себе пройти всеми дорогами которые только есть. Немного погостив и родичей с юго-западных предгорий Ветреных гор я отправился на запад. Там я попал в королевство Луны. Эльфы очень странные и не понятные даже для меня, они словно дожидаются чего-то, не вступая в войну ни с кем.
  Несколько лет я блуждал по степям, общаясь с местным людом, а потом... в один день изменилось все. Караван, в котором я шел на юг был разграблен пиратами с побережья. Я попал в рабство. Мне повезло, что они не знали кто такие эльфы и естественно посмотрев на меня они посчитали, что я не жилец - такие тощие не живут долго. Но им пришлось поменять свое мнение когда, всего два охранника остались рядом со мной. Они наверное были сильно удивлены - на лице эльфа появилась злобная насмешка - Однако они преподнесли мне маленький сюрприз - корабль на который они меня посадили, уплыл уже далеко на юг, где я ни разу не был. После дня беспрестанной борьбы с морем, последовали недели в пустыне. Тогда я думал, что умру. Я точно это знал, вся влага ушла из моего тела, и если бы не спасшие меня люди, я бы точно покинул этот мир. Охотники нашли меня, они посчитали меня юношей и охотно приняли к себе в дом. Для них белый цвет кожи в диковинку, поэтому приходилось всегда закутываться в тряпки, дабы не быть замеченным. Однажды приехали люди и убили всех в деревне, я пытался сражаться, но их было очень много. Наконец, когда я обессилел, меня связали и потащили к тамошнему правителю. Тот решил, как очень стойкого врага, съесть меня. Это очень страшно. Он поплатился за свою кровожадность - хорошо, что его жена имела доброе сердце. Я убежал оттуда. Бежал долго, пока меня не нашли, другие люди. Они долго пытались, что то узнать от меня, но от их мыслей я понял, лишь то, что они просто хотят продать меня подороже в рабство. Несколько раз я сбегал, и несколько раз меня ловили. Наконец спрятавшись в повозке ремесленника, я уехал. Королевство, находящееся на юге, встретило меня радостью и ликованием - эльфы для них сравни богам. Местный правитель, благоволил мне во всем. Там я познакомился с очень интересными людьми. Однако, и там, где, как мне показалось, было лучше всего, началась война. Местные вельможи хотели власти и, воспользовавшись небольшим восстанием крестьян, превратили в гражданскую войну. Многие города, некогда прекрасные сады стоящие посереди пустыни, превратились в руины. Тысячи людей были убиты, десятки тысяч обращены в рабов. Я был тогда приближенным правителя, и он часто советовался со мной. Когда началась война, он думал, что без особых проблем решит задачу. Но не суждено ему это. Я оставался с ним до конца, даже когда враги ворвались во дворец, и перебили всех до единого, когда личная стража отвернулась от своего правителя. Но правитель упал замертво, убитый не солдатами, ворвавшимися в покой, а проткнутый ножом собственного сына. Тогда я решил покинуть и эти места. Земли за Ветреными горами были мне плохо знакомы, и я решил посетить их. Очень много жил в горах, общаясь с тамошними обитателями. Я гостил у последнего короля Ледяного трона.
  
   Липкий снег, большими хлопьями опускался на землю, закрывая все и вся своим непроницаемым покрывалом. Ветра почти не было, поэтому это зрелище смотрелось завораживающе. Подняв голову вверх или просто откинувшись на спину посередине небольшой поляны, можно было наблюдать за происходившим действом. Белые пушинки медленно, словно не торопясь, но придерживаясь какого-то своего необычного ритма, спускались вниз. Сосны, стоявшие по краям опушки, слегка трещали от неуловимых человеку порывов ветра - а может это стонет земля? Редкие птицы, бывающие в этих краях совсем пропали, поэтому на верху небыло видно ни одного темного пятнышка.
   Мерное движение происходило на валах, словно река, закованных в доспехи воинов текла, превращаясь в небольшие водовороты. Посередине каждого сиял большой огонь - в такую погоду лучше обжечься, чем обморозится. Люди набирались сил перед предстоящим действием. Сил и храбростью, ведь именно сейчас были последние моменты жизни для некоторых, а может и для всех.
   Юноша, стянул с озябших рук перчатки и бросил их поближе к огню. Руки стали наливатся приятным и долгожданным теплом. Кисти приятно покалывали После целого дня в дозоре, держа в одной руке лук в другой стрелу, даже пальцы иногда не гнулись, а сейчас всего лишь покалывание.
  
   Гаэль, вчера снова появлялся в стане северных воинов. Он принес утшительную весть - его сородичи тоже примут участие в этой битве. Точнее сказать, те, кто оказались поблизости. Как сказал эльф, это не больше полусотни воинов. Старейшины и воеводы тогда лишь хмыкнули. Отказатся от предложенной помощи они никак не могли - каждый воин на счету. А ну их эльфов знает, может и впрямь, пятьдесят ихних пойдут как двести наших. Гаэль сразу же уехал в лагерь лесного народа. Парень думал, что тот, что нибудь скажет, подбодрит или расскажет очередную историю, случившуюся с ним. Однако ничего этого не произошло и Гилэду пришлось коротать время, перешучиваясь с товарищами следопытами, - которых, кстати, стало на полтора десятка меньше. Из шестидесяти двух вышедших тогда, с хутора, в живых осталось сорок семь. Но они не собирались сдаватся.
   Ночь приближалась и разговоров, вокруг становилось все меньше. Сейчас, если посмотреть на северо-восток, можно было отчетливо заметить огни, много огней. Вдалеке. Рать правителя драконов не скрывала свое появление в этих местах и вообще, наверное ничего не боялась. Со слов разведчиков и Гаэля, парень узнал, что им противостоят почти пять тысяч орков, гоблинов, троллей, огненных селезней, гигантских пауков, воргов (точнее сказать наездниках на воргах), а также много еще кого. Иногда парень замечал, что некоторые воины просили Могучих не приводить сюда драконов. Гилэд не знал, что делать, если над ихними частоколами вдруг взмоет могучая туша дракона.
  
   Следующий день начался рано. Суматоха возле валов усилилалсь. Больше тысячи воинов готовились встретить плечом к плечу навал противника. Самое главное было отбить первый удар - орда славилась своими внезапными мощными атаками. А дальше приходилось уповать на выносливость северных вояк. Две с половиной сотни отборных воинов, на конях, представляли собой некий секрет, на случай если придется догонять улепетывающих орков или же прикрывать отстующую рать. Разведчики Гиниссона стояли по правую сторону от основных укреплений и находились совсем близко с позицией эльфов, которые предпочли честной схватке на земле, острел наступающих с высоких сосен.
   Над валами вздымались незатейливые стяги хуторов. Волчья голова и и лисий хвост - Мер Орус, Орочий щит пробиваемый мечом - Мер Наэхар, Сосна и конская голова - Локерби, самый любимый стяг парня, простреленная орочья голова, с торчащим серооперенным древком - Мер Браэмар, Медведь, а под ним скрещенные ятаган и меч - Мер Гэрентон, Олень в полных рост - Мер Бинрил. Подгорные воители, коих было почти два десятка, каждый несли свой стяг, закрепив за спиной длинную палку - кузня и корона среди лесов, ледяной щит надтреснутый и пробитый, Молот и орочья голова и тому подобные рисунки. Стяга эльфов никто не видел, но Эвирон подозревал, что будь их хоть немного больше, они бы украсили свое войско не хуже чем все остальные.
   Разносили стрелы. Наверное, весь запас хранившийся в хуторах опустошили. Иногда орда не решается броситься на укрепления, тогда приходится надеятся на меткость лучников. Парень вместе с Гвириданом и еще десятком следопытов набрали столько стрел, что хватило бы на сотню воинов. Все это должно было в ближайщее время полететь на северо-восток в поисках цели.
   Глухие удары слышались совсем близко. Земля тряслась под ногами орды. Остались считанные сотни шагов до того, как она выйдет на открытую местность.
   -Мужики не падайте духом. Сегодня мы покажем этим гадам, где раки зимуют. - Гиниссон был как всегда в духе - не бойтесь смерти, она и так устала звать вас к себе на прием. Пускай сегодня вы сделаете невозможное. Нам нужна победа. Так что никакого бегства. Всем биться до смерти.
   Примерно тоже самое сейчас говорили на валах. Парень видел, как расчехлили луки стрелки, как вцепились в рукояти боевых топоров гномы, как построили правильный, нерушимый строй воеводы. Воины были готовы.
   Никто не заметил, кто выстрелил первым. Кто-то поднял руку, кто-то вскрикнул, но большинство почти одновременно спустили тетивы, выпустив на свободу поток стали.
   Первые ряды врага, легли, не поняв, что происходит. Стрелы летели плотно и очень метко. Но сейчас ихние начальники поймут, что и как и поведут войско на неизбежный приступ. А пока залп за залпом всаживали стрелки в черномазых уродцев. Невообразимый вой заполнил все пространство. Не только орки и гоблины были там. С десяток троллей лежали утыканные стрелами. Гилэд даже рассмотрел огромного паука, но тот получив пару стрел по башке, как то странно наклонился и осел.
   Ответный огонь орды не заставил долго ждать. Оголовки с тупым стуком врезались в стволы деревьев. Но били не прицельно, поэтому раненных и тем более убитых пока было не много. В отличие от твари. Те уже завалили своими телами всю верхнюю часть опушки, однако продолжали упорно переть на врага, не страшась смерти. Некоторые особо удачливые гоблины или орки добегали до первого ряда валов, но не дойдя каких-то десяти шагов валились пробитые стрелой. Где-то совсе близко со следопытами послышались уже знакомые крики твари. Наверное, атака их была хорошо спланирована, но фланг пока держался.
   Серо-коричневое тело перекрыло синеву неба. Оно приближалось к земле, но там ему были явно не рады. Стрелы отскакивали от плотной чешуи дракона, не причиняя тому вреда.
   -Люди! Сдавайтесь и мы сохраним вам жизнь. Не гибните по напрасному - голос дракона казался гулом горной реки весной. Такой-же четкий громкий и глухой. Но наводящий страх и ужас на всех.
   Никто из людей не ответил. Скорее просто не мог ответить. Те, кто послабже, выронили оружие и свалились на землю, посильнее просто крепче сжали в руках мечи и луки не отвлекаясь.
   -Кто ты такой, чтобы предлагать нам сдачу? - звонкий голосок прозвучал чисто, как ручей. И тут же зеленооперенная стрела попала аккурат в глаз.
   Дракон словно соринку вытащил лесную поделку и продолжил, кружа над полем брани.
   -Кто ты такой, чтобы говорить со мной? Я обращался к людям, но не к вам лесным демонам. Всех вас ждет гибель. Люди, неужели вы настолько слабы, что не можете со мной вести беседу? -
   -Они не хотят разговаривать с таким ничтожеством, как ты - десятки зеленооперенных стрел полетели из лесного покрова, пробивая чешую и входя глубоко в плоть.
   Дракон взревел. Огненная лавина сошла с неба и... прошлась по плотным рядам назедников на воргах. Летающая бестия с торчащими из глазниц десятками стрел, весь истыканный ими, не видел, что и куда лететь. Его последним действиям было рухнуть на землю и раздавить дерзких, ради Повелителя.
   Огромная туша низ ринулась, вниз сметая все на своем пути. Пролетев над частоколом, дракон врезался в сосны и наконец, пал.
   Но бой продолжался. Прорехи в войске Повелителя закрылись, и новая волна обрушилась на укрепления. Тут уже не спасали стрелы, многим воинам пришлось взяться за мечи и за топоры. И в нескольких местах, где тролли проломили частокол, появлялись разрывы в строе.
   Эвирон стрелял, как заведенный. Перчатке на руке уже протерлась, и каждая пущенная стрела больно проходилась по окровавленной ладони. Рядом кто-то упал, парень мельком посмотрел - раненного тут же оттащили и на его место встал, совсем молодой парнишка из обоза, он был на два или даже три года младше Гилэда.
   Из глубины леса доносились крики и визги - похоже орки добрались таки, до эльфов. Натиск орды постепенно ослаблялся, но и силы воинов тоже были не бесконечны. Парень видел, как один из дружиннков, пытаясь ударить мечом орка, не заметил стоящего рядом тролля. Удар. Воин повис словно тряпка, на своем же копье. Лучник, не успевший вовремя достать меч, упал рассеченный сильнейшим ударом невысокого орка. Сразу два бойца стоящие в проеме частокола, пали раздавленные огромным огненным селезнем, но тут, же гном мощным ударом обезглавил убийцу.
   Жестокая бойня была везде. Взыграли рога. Воины отступали за второй частокол, который был и больше и выше первого, хотя особой роли это не играло. Людей на частоколах стало меньше. Заметно меньше. Все кто могли держать оружие, включая женщин из обоза, сейчас бились не на жизнь, а на смерть. Один из стягов на левом фланге покачнулся и упал. Наверное, это послужило сигналом к атаке, а может и нет.
   Конница ударила в плотном строю. Первые ряды орков прорвавшихся за частокол разбросало в разные стороны. Надо отдать им должное, они не разбежались при виде более сильного противника, а приняли бой, как тому подобает, частоколом пик и ятаганов.
   Лучшие воины хуторов дождались, наконец, своего часа и сейчас они бились настолько яростно, что никакие твари не могли остановить. Серо-зеленая волна глубоко вклинилась в черно-бурые порядки. На левом фланге орда потерпела полное поражение. Орки бежали, густо заваливая землю своими трупами. Центр войска бился с отчаянием загнанного зверя - воины с частоколов, не смотря на усталость, ударили по ним всей силой. Там где соотношение сил было хотя бы три к одному, дело решалось легко. Враг побежал, обратно спасая свои шкуры и над полем брани наконец зазвучали победные крики.
   Неизвестно откуда появился этот воин. Зеленый плащ был в нескольких местах порван и весь испачкан в темной крови. Волосы и лицо тоже были все измазаны в крови, на этот раз не только бурой, но и ярко алой. В руках он держал меч, уже знакомый, тонкий, длинный, изящный, собственно, как и его обладатель.
   -Эви- тихо сказал он - уходите отсюда. Они обошли нас. Их очень много, мы не смогли их сдержать. Часть из них мы увели за собой в глубь леса, но большинство идет в вашу сторону. Бегите отсюда! - последнюю фразу он сказал, уже снова исчезая среди могучих стволов.
   -Ни хрена себе! - парень не видел, кто первым нарушил молчание.
   -Что делать будем? - это сказал уже Гвиридан.
   -А что еще остается. Отходим к валам - Гиниссон, не стал растолковывать всем, что да, как - Эви, Ирвид, Гвильвэ и как тебя там, обозник, дуйте бегом к нашим, найдите кого-нибудь из старейшин. Растолкуйте им, так-то, так-то, отходить надо, а то ляжем тут все. БЕГОМ!!!
   Они вчетвером рванул через сугробы, в сторону ликующих дружинников. Бежали недолго, кто-то заметил их и тут же появился старейшина Кейртон.
   -Там... орда.. уух.. много... обошли - сбивчиво начал Гвильвэ.
   -Какая орда? Мы всех перебили или отгнали. Ошибки быть не может - воевода явно не хотел расставатся с победой.
   -Их много. Эльфы увели за собой кого-то, но основные силы, прут аккурат на нас - Ирвид продолжил разговор.
   -Драные орки! Это точно?-
   -Да чтоб я сдох прям тут!- воин постучал кулаком в грудь.
   Сейчас собрать разбредшихся дружинников было очень тяжело. Большинство, не отойдя от схватки, продолжали преследовать и убивать улепетывающих тварей. Кто-то помогал раненным, кто-то искал выживших среди кучи убитых, но никто из них не был сейчас готов бежать с этого места.
   Старейшина что-то сказал своим помощникам и те рванули в разные стороны, видимо доносить страшную весть до остальных.
   -Ну, чтоже! Возвращайтесь к своему командиру и постарайтесь удержать хоть на сколько нибудь их. Удачи вам! - Кейртон и его свита развернули коней и галопом направились на северо-восток.
   Гиниссон тем временем отвел своих людей к краю опушки, совсем близко с левым краем частокола. Было отчетливо видно, как темные росчерки летели из леса - орочьи стрелы. Люди стреляли в ответ, но пока эффект такой стрельбы был никакой. Только бы тварь побоялась суватся на эти валы, только бы они отошли или хотя бы дали им пару часов. Но этому не суждено было случится.
   Женщины громко закричали, мужчины обернулись, пытаясь понять, откуда здесь вдруг неожиданно появился враг, тем более в таком количестве. На опушке, где должны были быть следопыты, стояло почти пять сотен тварей, другие продолжали переть из леса. Полетели первые стрелы в защитников, но им ответить было нечем. Со всех сторон бежали люди, воины, крестьяне, дети, женщины - все кто были на поле боя. Отступала и конница, но в отличие от других сохраняя строй и двигаясь наперерез наступающим.
   Эвирон стоял, как вкопанный. Рядом просвистело несколько стрел, и Ирвид толкнул на вал. И вовремя, Гвильвэ выцеливающий ближних орков из арбалет Гилэда, упал, битый стрелой в лицо. Парень даже не успел взглянуть на него, и вообще жив ли тот был или убит.
  Следопыты приняли неравный бой, но уже без четырех своих бойцов. Юный дружинник видел, как взметаются и опускаются на головы врагов, мечи его соратников, как стреляют в упор немногочисленные лучники... как один за другим гибнут те, кто стали ему, как братья. Колейн стоял перед Гвириданом пока особо ретивый орк не бросился на него. Ножом воин разрезал горло одной твари, всадив меч в живот второй, он был убит третьей - насажен на пику, как тот воин на частоколе. Альдон бился уже один, все кто стояли рядом либо лежали мертвыми, либо в страхе бежали. Следопыт ловко орудовал двумя мечами, рассекая в самых уязвимых местах, тела орков и гоблинов. Но и ему не повезло. Огромный тролль кинулся прямо на него. Тролль, наверное, так и не понял, кто-кого убил - он человека, мощным ударом лапы или человек его безупречным выпадом в горло. Рухнули оба. Гран и еще с десяток оставшихся в живых уносили раненных. Гиниссон и его лучший друг Брин, прорубились сквозь толпу наседавших гоблинов и побежали вслед за остальными.
   Люди уходили на юг. Большинство пехом, сбиваясь в небольшие группки, в надежде добраться до ближайших хуторов. Эвирон был среди последних покинувших валы, на которых сегодня пали сотни людей, но которые так и не уберегли их от поражения и неминуемой гибели.
  
   Орда не отставала. Некоторые группы людей были нещадно истреблены - слишком много раненных они пытались с собой забрать.
   В который раз за этот Гилэд слышал знакомый звук рога. Но именно сейчас его звук мог вселить в сердца людей надежду. Две сотни всадников двигались широкой линией, прямо на наседающего врага. Еще раз взыграл рог и всадники ринулись навстречу судьбе. Отступающие воины погнали остальных бегом на юг. Они поняли, что воеводы не стали искать путь к спасению, они останутся на этом поле вместе со своими воинами.
   Эвирон видел, как несутся всадники, как изготовились копейщики врага, как натянули тетивы лучники... Вечная слава павшим!
  
   Глава - 6.
   Проигранная война.
  
   Не счесть горечи выпавшей на долю проигравших... Воины уныло брели, глубоко проваливаясь в сугробах. За ними также понуро тащились те, кто их сопровождал к полю брани - жены, дети, слуги. Лошадей было мало, да и те, что имелись в наличие были, буквально завалены, тяжелоранеными. Почти две сотни человек, все кто ушли с валов в последние мгновения боя.
   Эвирон, Ирвид и еще несколько следопытов шли впереди, ведя за собой остальных. Несколько раз в поле зрения появлялись небольшие банды твари, но они даже не обращали внимание на обреченных. Шли прямиком на юг.
   Как доложили подошедшие после боя разъезды, орда с налета взяла штурмом Мер-Гельвин, Мер-Орус и Мер-Гэрентон. Жители Локерби, Мер-Бинрила, Мер-Браэмара и многих других хуторов сами покинули свои жилища и двинулись на юг, поближе к более мощным хуторам-крепостям Мер-Коумри, Мер-Долери, Мер-Бридвч, ну конечно Мер-Вольманг. Несколько раз к отряду прибивались небольшие группки людей - все они насчитывали не более двух десятков человек. Большинство из них были женщины и раненные.
   Как представил у себя в голове Эвирон, орда пробила северный рубеж обороны и двигалась кратчайшим путем на юг к основным укреплениям людей, ну а дальше к Белелросу, белокаменному Карледайну, Гленфиану, и может даже к Головиану. Если ничего не изменится, то люди проиграют эту войну и весь север снова будет потерян.
  
   Ночь проведенная в лесу на морозе, это тяжелое испытание, даже для подготовленного человека, ничего уже не говоря о раненном или ребенке. Костров почти не разводили, не считая того маленького огонька, который хоть как-то освещал округу. Словно в бреду прошла эта ночевка - под стоны и крики людей (на морозе у многих открывались вроде бы зажившие раны), не понятные тени мелькали возле караульных, пугая их и не давая нормально уснуть. Один раз, большая ватага орков, почти три сотни, прошла совсем рядом от ночующих. Пришлось потушить единственный источник света, заодно и попрощаться с товарищами - мало-ли, может это последние мгновения их жизни. Но на этот раз повезло. Твари громко гомонили и шли не скрывая себя, но даже это не главное. Людям повезло, что они находились с подветренной стороны. Орки славятся тем, что могут учуять запах человеческого мяса даже на очень большом расстоянии.
   Следующее утро началось также, как и три предыдущих. Наспех приготовленная еда, остывшая за ночь, погрузка раненных на лошадей и снова в путь.
  
   Следопыты вывели отряд на некое подобие дороги. Похоже где-то рядом находился хутор. Теперь идти стало гораздо легче, ноги почти не проваливались по колено в снег и дело пошло на поправку. Вечером даже встретили крупный отряд дружинников из Локерби - почти сотню, правда больше половины ранены. Но вместе с ними было легче.
   Эви очень сильно помог отряду. Он был один из немногих воинов, кого пощадило вражье железо, и теперь на его долю приходилось выполнять самую "тяжелую" работы - пройти вглубь леса и вернутся обратно, вместе с другими следопытами принести подстреленного кабана или оленя, да и много еще чего, что сам парень отказался бы выполнять по доброй воле, живя на хуторе. Просто так получилось.
  
   Неожиданно, совершенно непонятно откуда появились двое.
   -Эви, прости, что так получилось - воин снял капюшон, золотистые волосы рассыпались по плечам.
   -Ilwendil'- громко вскрикнул Гилэд.
   -Да. Я же говорил, что мы еще встретимся - улыбнулся он. Второй его спутник не снял капюшона и не скинул вуаль, закрывавшую почти все лицо.
   -Gaelfin сказал мне, что вам нужно помочь и я с небольшим отрядом лучников бросился искать тебя и твоих людей. Мы наткнулись на попавших в беду людей, совершенно неожиданно. Мы не смогли им не помочь. Врагов оказалось слишком много и большая часть моих бойцов была перебита, но мы продолжали вас искать. Отправили вглубь леса раненных и приступили к поиску. Среди лесов сейчас бродит так много ваших воинов. По двое, по трое, десятками, даже сотнями. Мы сначала отчаялись вас найти. Но потом, словно чутье какое-то, привело Kelyo'naro к вам. - парень узнал эльфа, хотя бы по его не сдержанной манере разговора. Он словно хочет рассказать все и сразу.
   -Ваша помощь окажется очень кстати. Среди нас много раненных, им нужен покой и отдых, поэтому без лошадей нам не обойтись. У вас есть заводные кони Ilwe? - юный дружинник сам не понял, откуда вдруг в его голосе появилась твердость. И еще больше он удивился, как эльф сразу стал подчиняться его приказам, не старших воинов, а именно его молодого дружинника и юного следопыта. Многие воины, завидев такой расклад дел, стали относится к Эви, как к равному или даже как командиру - ведь не каждый способен распоряжаться звездным народом.
   Постепенно, при подаче эльфов, отряд двинулся еще быстрее в сторону Мер-Вольманга минуя Мер-Бинрил и Мер-Лидей. Совсем перестали попадаться, банды орков и гоблинов. Хотя один раз кто-то из эльфов углядел в глубине леса, то-ли орка и то-ли гоблина.
   -Эви- вдруг неожиданно обратился к нему Гаэль.
   -У?- выдавил из себя, намерзшийся после дня ходьбы по снегу Гилэд.
   -Ты не думал, что будет со всеми людьми, что идут с нами?- как обычно, эльф не выбирал легких путей и если уж что-то требовалось, говорил прямо и глядя в глаза.
   -Мы их доведем, до хуторов, а дальше это их самих дело... Ты хочешь сказать, что мы просто приведем их на бойню?! - Вдруг дошло до юноши.
   -Да... именно это я и имел в виду. Мы приведем их на бойню - спокойно без лишней суеты произнес собеседник.
   -И что же ты предлагаешь? Может бросим их здесь, чтобы они померли от холода или от страха быть съеденными заживо? - юноша вскочил, его глаза пылали.
   -Я лишь хочу сделать лучше. Может будет безопасней довести их до наших границ? Там их никакая тварь не тронет.
  
   Лес был знаком парню. Здесь он, когда был совсем маленьким, играл вместе со своими младшими братьями. Там, возле погнутой сосны, он построил свой первый шалаш на дереве... тогда же он сломал себе руку, навернувшись с высоченного уступа прямо на землю. А тут, да точно, еще есть остатки небольшой сараюшки, которой два года назад он впервые поцеловал девушку... "Я уже почти дома."
   Стрелы веером воткнулись возле головы колонны. Почти сразу же ото всюду появились воины в доспехах вооруженные луками, но большинство окруживших были одеты в серо-зеленые плащи.
   -Кто вы такие?- вопрос прозвучал очень четко и громко. Эвирону показалось, что он знаком с неожиданно возникшим воином.
   Неожиданный громкий раздался над лесом. Один из воинов бросился к Эвирону. Капюшон слетел и под ним были видны светло-русые волосы.
   -Гилэд.....- держа парня в своих объятьях, произнесла девушка.
   Юноша лишь положил голову ей на плечо и сразу, как то осел на землю. Неожиданная усталость вдруг навалилась на него. Он вспомнил, что не ел почти двое суток.
   Дальнейшие расспросы были лишними. Хуторяне помогли довести людей и разгрузить раненных. Впервые за многие дни Гилэд увидел улыбки на лицах товарищей. Браст, Пламиан, Эдхельмир и многие другие встретили своего друга, как подобает друзьям.
  
   За семейным столом было, как никогда тихо. Отец, уставший после целого дня в дозоре уныло ел походную похлебку с кусками мяса. Мать, все время суетившаяся возле вернувшихся мужчин тоже поуспокоилась, и ела вместе со всеми ту скудную пищу, что могла приготовить в данный момент. Братья и сестра Эвирона спустились к себе в каморку и оттуда подслушивали, что говорят старшие, но пока никто не проронил ни слова. Сам юноша полу-лежал на небольшой кроватке для гостей. В детстве он любил лежат на ней, накрывшись теплыми одеялами и слушая рассказы отца или нередко заглядывающих к нему гостей.
   -Эви, может еще положить?- неожиданно спросила его хозяйка дома.
   -Нет. Я больше не смогу - парень почему-то корил себя за то, что оставил семью в столь трудное время. Если бы он знал...
   -Отец. Мне надо поговорить с тобой - произнес Гилэд.
   -Я тебя слушаю - воин нахмурил брови, словно готовясь к чему-то плохому.
   -Ты когда-нибудь видел смерть?-
   -Да.... и не раз. Когда мы ходили к горам.... В общем, когда я был немного старше тебя, мы пошли к горам Мер-Гудринг, правда его уже не существует. Там мы наткнулись на них. Их было не многим меньше десяти, нас было семеро и мы решили, что легко справимся с ублюдками. Все кто были со мной, были моими лучшими друзьями и мы не сомневались в победе. Но мы ошиблись. Мы не имели ни броней, ни нормального оружия, разве, что охотничьи ножи да луки. У Едри был короткий меч. Внезапное нападение дало свои результаты и больше половины врагов свалилось так и не поняв, что происходит. Но остальные... из кустов вылезли еще два десятка монстров и теперь осознав всю невыгодность положения мы кинулись в рассыпную. Но нас догнали. Я вместе с Вардоном, помнишь шрам на левой стороне лица, он получил его именно тогда, убежали вперед. Остальные... их поймали и съели... мы хотели вернутся за ними, но не нашли ничего кроме их остатков. Льеда, самого молодого среди нас, ему тогда даже и пятнадцати не исполнилось, даже не заметили. Его наверное утащили в горы. Это было за полтора года до набега орды. А ведь я по сути видел, как медленно, одного за другим, живьем, съедали моих товарищей.
  
   В самом большом доме хутора стоял такой смрад, что не привыкшему человеку, нельзя было, долго там находится. Раненные лежали вповалку. Обмороженные, израненные, уставшие, но не сдавшиеся. У входа росла груда тел - умерших. Почти два десятка, но за остальных раненных лекари ручались головой. По словам одного из целителей - с сегодняшнего вечера никто не должен умереть, если никому опять же не станет хуже. Наутро этот мир покинул еще один воин. Старый, седой, лицо все в шрамах, вместо грудины, груда костей и мяса. К вечеру скончался еще один, точнее одна. Женщина, средних лет. Ей стрела попала аккурат в живот. Страшная рана. Но на следующий день не умер никто. Некоторым раненным становилось лучше. Кто-то начал ходить, кто-то говорить, кто-то только-только открыл глаза и к нему вернулось сознание, но все, же трети из находившихся в палатах было еще суждено бороться за свою жизнь.
  
   Однако тем, кого миновала сталь врага, было отнюдь не легче. Приходилось постоянно держать дозоры. Кто-то из воевод предложил отправить на юг женщин и детей, но тут, же был прерван стариной Килиантом. "А кто тогда будет ухаживать за раненными? Кто будет помогать воинам во всем? Кто, в конце концов, будет еду готовить и штаны за вами стирать?". На это вряд ли можно было что сказать.
  
   Эвирон чувствовал себя опустошенным. Немногим в его возрасте приходилось испытать подобное. Он начинал вспоминать лица тех людей, что были рядом с ним и которых уже не стало. Уже как-то затерлись их имена, а представление о них выглядела словно, размазанный клубок воспоминаний, не четких и обрывочных. Его старые друзья практически не покидали его, если у них, конечно, оставалось время. Браст и Пламиан, как и многие другие юноши ходили в дозоры. Иногда они приводили с собой небольшие группки уцелевших людей. Палаты врачевания пополнялись с каждым днем и вскоре там стало не хватать места, поэтому Килиант выделил для раненных два соседних дома, которые использовались последние лет пять, как сараи.
   Синара тоже редко появлялась рядом с юным дружинником - ухаживать за раненными было, даже тяжелее, чем махать мечом. Юноша стал замечать, что рядом с ним постоянно сидели или просто крутились все те, кого раньше называли следопытами: Ирвид, обозник (его звали Моэл), Аловейр, Клегрон, Феллари. Остальные и их было почти с десяток, лежали в платах врачевания....Гвиридан (как он сумел спастись из той ловушки, в которую попал их отряд), еще лежал пластом, но когда к нему приходили навестить. Все время улыбался, на сколько позволяли раны, благодарил. В его взгляде, да и не только в его, но и у многих других ушедших с поле боя возле "Бурой теснины", в глазах появилась, словно горечь, надломленность...
   Кто-то из старших говорил - не хули удачу или она отвернется от тебя на всегда. Неужели людской род, так проклял ее, что она, злодейка повернулась к ним самым непристойным местом. Неужели это и есть их конец.
  
   Разведчики вернулись, засветло. Ржание десятков коней было, как-то даже не привычно, для уха хуторян. А когда кто-то из стражей глянул, что же происходит то обомлел.
   В полном боевом вооружение, сохраняя строй, с гербами родов и кланов шли десятки горских всадников. Их кони были не такие, как у хуторян, более кряжистые, жилистые, как и сами обитатели гор. На них на всех были клетчатые плащи одного тона - желто-сине-черного. Клан Рин-Болдвина. А за ними, конечно не так великолепно выглядя, но не менее устрашающе - воины Мер-Гэрентона со знаменем на перевес и ... почти дюжина следопытов, среди которых, подошедший Эвирон, разглядел Гиниссон, Брина и Грана.
   -Приветствуем вас славный народ гор и предгорий - велиричивво произнес привратник.
   -И мы вас приветствуем храбрейшие жители лесного предела. Не впустите ли вы к себе на постой девятнадцать десятков воинов, уставших от негостеприимности тварей? - произнес командир отряда горцев, усатый и уже в возрасте воин.
   -С превеликим удовольствием! - сразу несколько стражников бросились открывать ворота крепости.
  
   Вся хуторянская детвора высыпала на просторный двор хутора посмотреть на приехавших. Впереди шли, красуясь, воины гор. О, да. Это действительно зрелище. Поверх шикарных доспехов сделанных явно рукой гномов, они носили перекинутые через плечо клетчатые плащи. Все они были вооружены почти одинаково. У большинства были длинные широкие мечи, что твоя лопата, наверное, полутора ручные, короткие, тугие луки и запас стрел к ним. За спинами виднелись, высокие, каплевидные щиты, с которыми, при достаточном умении можно было легко держать строй, в течении долгого времени. У некоторых имелись топоры, а находясь в седле каждый держал при себе прочное копье с кованым наконечником и сулицей. За ними кто пехом, кто конным шли воины хутора гремящих ключей. Ничем особенным они не были вооружены. Разные мечи, щиты, топоры, шестоперы, луки, даже несколько самострелов, длинные пики. Но по броням они явно уступали. Сделанная из болотного железа, кольчуга хоть и могла вынести даже сильный рубящий удар, но при знании слабых мест, противник мог без проблем разрубить ее.
   Следопыты выстроились на крыльце где, когда то они начинали свой путь на север. Во главе их стоял Гилэд.
   -Ну значит, ты теперь тут командуешь? - улыбаясь прознес Гиниссон.
  Друзья обнялись. Еще бы, многие думали, что все остальные из их отряда уже давно стали пищей для тварей.
   -Сегодня в медовом зале будет жарко - кто-то из воинов улыбнулся. Эвирон давно не видел, чтобы кто-то улыбался или смеялся. А если и видел то это был или полубезумный, истерический смех или утешающий смешок.
  
   Разведчики вернулись сегодня очень рано... и не одни. Во время дежурства они наткнулись на кем-то вспугнутое стадо оленей. Сейчас почти с два десятка их лежало во дворе хутора, дожидаясь своей очереди попасть в желудки к жителям и воинам.
   Браст попросился на следующий день в дальний разъезд - почти до Мер-Бинрила. Сейчас он сидел с друзьями и жевал скромную пищу, которая осталась в погребе его дома.
   -Браст, ты точно хочешь туда идти? - Эвирон, не зная зачем, пытался отговорить друга от рискованного предприятия.
   -Эви, я должен там быть. Не сидеть же тут ждать неизвестно чего. - Друг упрямо нагнул голову и было уже понятно, что от своего он не откажется.
   -Эвирон. А ты себя вспомни, когда ты почти также свалил на границу? - вернувшийся со стен Пламиан решил втянуться в разговор.
   -Ну это было слишком резкое решение. По мне надо все хорошенько обдумать. Не надо швыряться своей жизнью словно, половой тряпкой -
   -Мне не сильно по душе эта затея с дальними дозорами. От них толку мало, а народ убивается быстро - Эдхельмир не любил мудрых длинных рассуждений, всегда все вопросы он решал прямо и без увиливаний.
   Широкий стол был на удивление мало заставлен всяческой посудой. Всего-то четыри тарелки да один кувшин. Именно его сейчас, нещадно опорожнял Эвирон. После еды ужасно захотелось пить и поэтому, он душевно приложился к воде.
   -Мы совсем забыли про эльфов. Из них-то точно кто-то должен идти, иначе вы и лиги не пройдете - предложил Браст.
   -Ха. Да они только о шкурах о своих пекутся, какая им дальняя разведка - засмеялся Эдхельмир.
   -Не правда!- юношу изрядно зацепило это вроде бы безобидное выражение его друга - они храбрые воины. Тогда возле кряжа, они бились вместе со всеми и победили бы, хоть было у них всего пять десятков - Эдхельмир изрядно потупился, не зная, что и сказать. Теперь больше всего знал о войне среди них, "тихоня" Эвирон. И с ним теперь приходилось считаться.
   -А если вместе все пойдем? - предложил улыбающийся Браст - возьмем следопытов, эльфов, еще кого-нить!-
   -Нет. Я не могу, я нужен в дружине - Пламиан нагнул голову.
   -Я бы пошел, да в кузне некого будет оставить. Кто же наконечники для стрел ковать будет? Нет я не могу... - Эдхельмир смотрел прямо в глаза другу.
   -Ну а ты?- с надеждой развернулся к Гилэду юноша.
   -Я... пошел... бы... Синара, она не вынесет если с нами обоими что-нибудь случится. Я конечно не хочу сказать что... - Браст оборвал юного следопыта, не дав ему досказать - Ну и ладно. Значит, так будет лучше - Браст ушел.
   -Мда! Ну, дела. -
  
   Ночью был совет у Килианта. Гиниссон и Эвирон были туда приглашены. Многие присутствующие удивлялись молодому и новому лицу, среди уже пожилых воевод.
   -Итак. Господа. Я вас всех сюда созвал, чтобы довести до вас одно решение. Завтра... все дети, раненные которых можно везти, женщины, помимо целителей, покидают стены хутора и в сопровождении трех десятков всадников двинутся в сторону Мер-Морлейга.
   Гробовая тишина повисла в зале.
   -Килиант ты уверен, что правильно поступаешь? Недавно ты говорил совершенно наоборот - кто-то из командиров дружины ошарашенный принятым решением высказал свое мнение.
   -В последнее время я ни в чем не уверен, но все же мне кажется, что это правильное решение. Я думал, вы меня поддержите - Старейшину, похоже, тоже терзали смутные мысли.
   -Я хотел поинтересоваться, как дела у наших разведчиков. Не обнаружен ли враг? -
   -Орда в двух днях ходьбы от хутора. Они встали на руинах Мер-Бинрила и чего-то ждут. Может быть, собирают силу в единый кулак? - Бервин был, как всегда краток и точен - если вы хотите предпринимать, какие-то действия, то желательно это делать быстрее. Следующей ночью будет не безопасно выходить из хутора.
   -Мы точно не знаем сколько их. Орда без проблем может захватить укрепления. Даже размен один к пяти будет для них приемлем - Один из эльфов разведчиков встал из за стола.
   -Завтра последние разъезды пройдутся по окрестности, в поисках выживших. После этого ни единая душа не покинет стены хутора без особого на то разрешения - глаза Килианта ярко сверкнули в полумраке дружинного зала.
   -Нам будут нужны с десяток бойцов. Желательно следопытов или жителей хутора. Воины пусть набираются силами перед грядущим - Ильвендил вскочил, как и все его воины - мы постараемся подойти поближе к орде и приблизительно узнать их численность.
  
   Браст на следующее утро был явно не в духе.
   Было рано. Очень рано. Солнце едва виднелось на востоке, и утренний мороз довольно неприятно щипал кожу. Два небольших отряда выдвигались с хуторской площади. В каждом около двух десятков разведчиков. Браст, Гран и один из эльфов двинули свой отряд на северо-восток. Ильвендил, Гаэльфин и остальные эльфы пошли тем, путем, которым должны были двигаться беженцы.
   -Браст, береги себя - Эвирон обнял друга.
   -И ты тоже. Не забывай про Синару. Как она без тебя будет.... Если, что в чулане лежит фляга. Вернусь, обещаю, выпьем всю до дна - друг улыбнулся и пожал руки на прощание остальным.
   Из палат врачевания выбежала Синара.
   -Браст.... не забывай, что мы тебя ждем, не рискуй по напрасному - девушку поцеловала его в лоб. Эвирону или показалось, или он точно видел, что на лице друга появились слезы.
   Ворота привычно скрипнули и отпустили на волю четыре десятка людей и эльфов.
  
   -Ты, как думаешь, стоит мне идти, или остаться здесь? - девушка появилась, так неожиданно, что парень вздрогнул. Он сидел возле караулки у ворот и глядел в лес, куда уже давно уехали разведчики.
   -Я не знаю....- юноша был в растерянности.
   -А если подумать? Мама сказала, что нужно уезжать. Надо помогать в дороге раненным. Она сама здесь останется... - Синара присела рядом с молодым дружинником и положила ему голову на плечо.
   -Если ты уйдешь, я буду боятся, что с тобой может произойти, что-нибудь в дороге. С другой стороны, если остаться тут... я бы не хотел, чтобы ты видела, что произойдет на этих стенах - Гилэд продолжал глядеть вдаль.
   -Я боюсь Эви.... - девушку била крупная дрожь - за тебя, за маму, за Браста, за тех, кто стали мне почти, как родными.
   Парень резко повернулся к ней и поцеловал ее губы. Сначала робко, потом все настойчивее. Она обвивала его шею руками...
  
   Гвиридан стоял на гребне стены. На улице была тихая безветренная погода. Темнело. Ночная стража уже заступила на свои посты и теперь сжимая в руках древки копий, они нервно глядели на север. Сегодня днем ушел караван с хуторянами в сторону Мер-Морлейга, а потом может и дальше на юг. С ними уехали и двое тяжелораненых следопытов и теперь на ногах стояли всего пятнадцать разведчиков, считая тех, что ушли утром.
   Солнечный диск давно скрылся за горизонтом, но на западе еще виднелась тоненькая алая полоска. На востоке небо было черное. На востоке и на севере... Вчера мужчина видел стаю пролетающих птиц. Значит еще не все звери покинули это проклятое место. Со стены он видел зайца беляка, искавшего убежища возле высоких стен хутора. Глупый, неужели он не догадывался, что станет лишь очередным блюдом на хуторской кухне. Разведчики и беженцы рассказывали, что зверье бежит с севера. Видимо им власть орды тоже не по душе.
   Факел на башне медленно прогорал. Весь хутор выглядел словно сгусток света... света среди бескрайней темени. Сзади были слышны мерные шаги стражника. Тихий разговор двух товарищей, скрип кольчужных колец, тяжелая поступь стражников и даже случайно столкнувшиеся щиты. Во всем этом воин слышал и видел свою предстоящую судьбу.... не предстоящую - предначертанную.
  
   Под утро погода ухудшилась, и пошел снег. Липкий, мокрый, не приятный. Одежда от него промокала в шесть секунд, но зато твари в такую погоду будет, ой, как тяжело передвигаться. Туман окутал всю округу, так что дальше ста шагов уже невозможно было ничего рассмотреть. Сосульки, выросли до невероятных размеров, особенно на медовом зале и палатах врачевания. Стены тоже обледенели, и теперь, передвигаться по ним приходилось с осторожностью. На хуторе было непривычно находится. Обычно в такую погоду, детвора высыпала во двор или в окрестные перелески поиграть в снежки или покататься с ледяной горки. Но не сегодня.
   На лицах воинов читалась усталость. Они устали ждать неизвестного. Эвирон вспоминал себя еще тогда, на заставе, возле самых гор. И снова похожие ощущения, словно огромный червь буравит изнутри. Над кузней не поднимался привычный дымок. Люди и гномы, без перерыва работавшие там, сегодня сидели без дела. Даже у самого трудолюбивого гнома опускались руки.
   Многие сидели в домах, полуопустивших и казавшихся такими одинокими. Война...
  
   Какой-то шум за вратами отвлек парня от раздумья, и он ринулся к северному входу.
   Два десятка уставших и голодных разведчиков вернулись домой. Сначала, показалось, что среди них мелькнула густая шевелюра Браста, но нет показалось.
  Гаэль и остальные эльфы вошли последними. Полупустые колчаны говорили сами за себя.
   -Довели, довели. Все целы - Ладорон, один из воевод Килаинта и выполнявшего на данный момент командира разведчиков, успокаивал встречавших.
   -Все было, как по маслу, даже и не верилось. Но эльфы во время заметили банду. Мы подошли с подветренной стороны и перестреляли всех. Они были одеты не как те, с кем вы сражались. Черные балахоны поверх... - один из воинов рассказывал о произошедшем.
   -Гаэль. Все целыми дошли?- Пламиан опередил юного дружинника.
   -Да. Никто не погиб, даже раненные, хоть и было им тяжко -
   -А что другие? Где они? - кто-то из толпы воинов, выкрикнул.
   -Не знаю. Они должны были прийти раньше нас, сам удивляюсь, что они еще не появились - продолжил тот же разведчик.
  
   День уже давно перевалил за середину, а от разъезда не было никаких вестей. Люди нервничали. Многие стояли на стенах и вглядывались в окрестные леса, надеясь увидеть хоть какое-то движение. Но лес был пуст.
  
   Они появились неизвестно откуда. Четверо. Пехом. За ними понуро шли двое скакунов. На них лежали тела...
   Эвирон подскочил к Грану и трясущейся рукой схватил его за плечо.
   -Что случилось? Где Браст? Где остальные? -
   -Это все - он опустил голову. Только сейчас молодой дружинник заметил, что воин был весь в крови. Доспехи пробиты. Хватка стала бережной.
   -Мы никого не нашли. Нашли только остатки от людей... а потом на нас напали внезапно. Они схватили эльфа живьем и съели его прямо при нас. Мы бросились назад к коням, но их уже не было. Они в страхе разбежались по лесу.
  Тогда мы решили пешими пробиваться домой. Но было поздно, нас окружили и мы решили биться. Потом я не помню, что было. Нас осталось пятеро: Я, Браст, Вьерон, Кней и Алиант. Мы успели выхватить раненных или мертвых, не успевали разобраться. Потом мы бежали. Долго. Двоих коней, которых мы нашли, использовали, для перевозки тел - строгий взгляд Гилэда, заставил следопыта рассказать о главном - мы шли на юг. Было утро и еще туман этот. Никто не видел, кто стрелял и откуда. Стрела пробила горло Брасту... он не почувствовал боли - дальше юноша не слушал сбивчивые рассказы разведчиков. Он рухнул на снег.
  
  "Браст! Друг мой! Зачем ты меня покинул, когда нам так тяжело? Кто будет помогать мне. Кто развеселит, в самый страшный час? Кто будет заботится о Синаре если я погибну? Зачем Браст? Зачем ты это сделал?"
  
   Крик души был, просто не стерпим. Захлебываясь слезами, дружинник убежал к себе. Отец даже не пытался остановить сына, он все отлично понимал и не мог ничего сделать.
   Юноша, свернувшись калачиком под теплым шерстяным одеялом, лежал на мокрой от слез подушке. Он до сих пор не мог поверить в произошедшее. Как ему хотелось, чтобы все произошедшее с ним за прошедший год оказалось лишь сном. Страшным и ужасным, от которого бросает в дрожь. Но где-то в глубине своих мыслей он понимал, что это не сон. Чудесного пробуждения не будет и тех, кого не стало уже не вернуть.
   Эвирон вспоминал в памяти лицо Браста. Веселый, жизнерадостный, он никогда не унывал. Конечно, он не обладал чем-то сверхъестественным, но он был другом, лучшим другом. И вот его не стало.
   "СУКА УДАЧА!!! Опять ты отвернулась от меня. Ну что-же пускай. Тогда я назло тебе останусь в живых и разорву твои оковы. Если ты только и можешь отыгрываться на моих близких, значит, ты и есть ничтожество, не способное даже поверит в собственное существо."
  
   Парень покинул свой дом лишь вечером. Он пошел туда, где были аккуратно сложены тела убитых. Рядом была выкопана большая яма. Там и будет проводится возжигание.
   Тело Браста лежало на холодной земле недавно. Его отмыли, переодели, даже причесали, хотя с его шевелюрой мало, что вообще получалось сделать.
  Он лежал и казался живым, словно раньше, его жестокий прикол, когда кабан пробежался всеми четырьмя лапами по нему.
   Юноше тогда еще и шестнадцати не исполнилось. Он набросился на зверя, словно одержимый. А потом, потом он подошел к другу. Он лежал весь в грязи, ранняя осень, всегда славилась обилием грязи. Лежал и не двигался. Ему казалось, что Браст умер. Весь в крови, как позже он узнал, это была кровь самого кабана. Он лежал и словно улыбался, не сильно, но все, же понять можно было, что это шутка. Но Эвирон всегда славился своей впечатлительностью и он даже не заметил этого. Друг резко поднялся и они очень долго и громко смеялись.
   Так и сейчас, вот вот вскочит и будет долго смеяться над юным дружинником. Но мертвенная бледность кожи, большое бурое пятно на шее и там, же рваная рана, говорили обратное. "Нету больше твоего друга Эвирон, он теперь свободен, как и вся его родня. Может там он найдет их и вместе с ними будет тебя ждать"
   -Браст, мы увидимся, я клянусь тебе слышишь - Слезы снова потекли по обеими щекам, но парень на этот раз контролировал себя и не дал себе волю. Он резким движением накинул плащ на тело друга и направился в сторону дома. Сегодня ночью будут проводить возжигание и он не мог не оказать последнюю почесть своему другу и придти в полном вооружение.
  
  Глава - 7.
  Осада!
  
   -Хэй, Эвирон ты видел, что творится за стенами? - Пламиан вбежал в комнату слишком быстро, чтобы кто-то успел среагировать, но он видимо хотел быстро донести весть до присутствующих - орда уже рядом! Давайте бегом собирайтесь и на стены! -
   Нестройные порядки окружили небольшую крепость с трех сторон. Под их ногами нельзя было рассмотреть даже снега, настолько их было много. Защитники пока молчали - никому не хотелось тратить попусту стрелы, пусть подойдут поближе.
   Маленькие драконы, в простонародье называемые огненными селезнями, здоровенные и не очень пауки и многоножки, сизые спины троллей, лохматые и вечно грязные, рычащие орки, тупые и плохо вооруженные, но многочисленные гоблины, невысокие, но очень широкие ворги (их грудина раза в два больше, чем у обычного лесного волка), даже пара каких то огромных чудищ, напоминавших собой смесь мамонта, тролля и того странного зверя, о котором так прекрасно рассказал Гаэль, называемый бегемот. Вся эта живность сейчас заполнила пространство в двух полетах стрелы от хуторских стен. Они мерно двигались, словно море. Иногда летели стрелы, орки лучники всегда славились своей "меткостью", и уже с десяток гоблинов лежал, расстрелянный своими же.
   -Бервин бери своих следопытов и три десятка дружинников, будете держать северо-восточную башню. С вами пойдут эльфы. Снабдите их стрелами, пусть бьют из за ваших спин, если твари, таки прорвутся. Ладорон, будешь держать северо-западную и надвратную, бери сколько тебе надо людей и закрепись там получше. Элеред, у тебя почти восемь десятков лучников. Рассредоточь их между южной и северо-западными башнями, Каэртон будешь их прикрывать со своими. Я возьму юго-восточную и стены до башни Бервина. Так остальные, ждете внизу, без команды не атакуете, если только враги не прорвутся через ворота, а так отстреливайте тех, кто прорвется на гребень стены. Иэн Рин-Болдвин, пускай твои воины на сегодня останутся в резерве, но если что, будьте наготове - Килиант стоял перед строем и командовал людьми которые могли быть и выше его по рангу, но он мог это себе позволить. Сегодня он оборонял свой дом, а ради жилища люди готовы на все и остальные командира его прекрасно понимали.
   Орда как-то нелепо качнулась и ринулась вперед. Воины успели занять свои позиции вовремя, хотя все итак были готовы к обороне.
   Первые гоблины уже дошли до места, где мог достать длинный лук, вчера следопыты поставили по кругу два десятка красных столбиков, чтобы знать наверняка. Стрелы хлестнули кучно и метко, словно осенний дождик. Невидимая коса прошла по рядам противника, но строй не поколебался, раненных и мертвых затаптывали и продолжали бежать вперед. За первым залпом последовал второй, третий, четвертый... десятый, на одиннадцатом Эвирон сбился со счета, быть потому что, над частоколом появилась рогатая голова. Появилась и исчезла, утыканная десятком стрел. Полилось масло и как результат невообразимая вонь поднялась над полем брани. Десятки если не сотни сгоревших тварей воняли едва-ли не хуже, чем отхожее место, в котором пяток лет не убирались.
   Стрелы начали цеплять оборонявшихся, но это их не останавливало, и раз за разом они подходили к стене и пускали убийственное железо во врага. Кто-то рядом свалился, битый стрелой аккурат в глаз. Ответный залп и от двух десятков лучников врага, остались лишь парочка раненных. Непрочные, шаткие лестницы были приставлены к стенам, так плотно, что поднимающиеся по ним орки и гоблины постоянно сталкивали друг друга вниз, на груду воющих, рычащих уродцев.
   Снова вражеский залп и снова ответ. На стенах появились первые убитые - люди и особо резвые гоблины, правда, последних было все равно больше, но это не меняло дело. Атакующие были лишь смазкой для клинка, за ними должны будут идти те, кто возьмет крепость, кому достанется нежное эльфийское мясо, кто будет насиловать женщин. А это лишь для отвода глаз. Чтобы люди измотались и у них кончились стрелы. Эвирон стал прекрасно понимать тактику орды. Если не можешь победить умом и выучкой, так победи числом и хитростью, убей тех, кто не достоин, жить и оставь лучших.
   Стороннему наблюдателю показалось бы, что хутор похож на огромного ежа. Истыканный стрелами и кривыми метательными копьями. Под стенами с каждой секундой росла гора тел - кривых, уродливых, но среди них можно было увидеть и пару тройку людей, изувеченных до невозможности.
   Эвирон слышал за спиной крики и шум. Орки пробрались на юге через стены и пытались закрепиться возле башни, но слитный и мощный удар не участвующих в бою воинов отбросил их обратно за стены. Ему самому не было никакого дела, что происходит вокруг. Он стрелял, как заведенный, а когда стрелы заканчивались, громким окриком звал подносчика - парня без руки. Мысли в голове путались, и сознание уходило очень глубоко, казалось, руки двигались сами без определенного приказа головы. Но даже так, юный дружинник не надеялся простоять долго, руки и ноги и устали, было тяжело дышать, да и друзья, стоявшие вокруг, тоже выглядели не лучше. Грану, кто-то рассек лоб, и он наспех замотав его повязкой, продолжал срубать своим затупившимся топором головы орков. Гвиридан стрелял практически в упор, выдергивал стрелы и снова, пускал их в оборот. Брин и Гиниссон крутились без устали вокруг, их четыре меча, за сегодня выпили столько вражьей крови, что страшно предположить. Пламиан стоявший рядом, сбрасывал на землю приставленные лестницы, бесполезное занятие, все равно, что бочку с пустым дном наполнять. Воины бились отважно, но сегодня, чтобы победить, одной отваги мало, нужна еще удача...
  
   Темнело. Недавно взыграл рог. Страшный, непривычный, резкий звук, похожий на скрип по металлу, огласил округу о том, что орада отступает. Сегодняшний день кончался. За стенами было черно от вражьих трупов. Во внутреннем дворе тоже росла еще одна гора, поменьше, во много раз меньше, но для защитников и это были существенные потери. Почти пять десятков человек.
   -Вот так. И не узнали мужики, что мы победили - мрачно пробормотал Бервин.
   Ночь прошла под крики раненных, раны тупым оружием страшная вещь.
   Тройные дозоры, выставленные предусмотрительным Килиантом, вовсю коптили факела и освещали всю округу. Орда не будет атаковать ночью.
  Лучники собирали вражьи стрелы, делая запас на "черный день". Кто-то сидел в одиночестве и курил трубку. Многие пытались забыться сном, особенно те, кто помладше. Но некоторые сидели в медовом зале и стучали кружками. Среди них был и Эвирон.
   -...от так! Прямо в пальце от головы пролетела. А еще один меня чуть не сбросил вниз. Представь! Лезет ко мне такая детина здоровая, шкаф не иначе, а ему хлоп, топором, по башке то его дурной, как рубану, хрясь - Гран повторил движение с топором, только вместо рукояти у него в ладони была полная кружка эля - И что ты думаешь. Живехонький! Все говно его наружу течет и вот тогда я испужался, да так шо чуть ли не до усрачки. Нет, серьезно. Думал прямо там придется погадить. Но нет стерпел. Так этот ирод, еще на стены влез. Схватил меня за шыворот и думал все, конец твой пришел Гран-из-темного-Чулана....
   -А дальше? Что потом было? - Обозник, внимательно слушал юного Грана.
   -А ничего.... зарезал я его! Как свинью на праздник меда! - никто уже не обращал внимание на говорившего, кроме конечно же Моэла - Обозника.
   -Эви, тут все уже о чем-то рассказали и похвалились. Тебя среди них не было или неужели ты вовремя схватки спрятался в уголок - по всему залу раздался дружный хохот - нет, ты был вместе с нами и сражался очень храбро. Неужели тебе нечего рассказать? - Брин был уже в ударе и ему хотелось послушать кого-нибудь, просто чтобы уснуть.
   -Как он снес головы сразу трем оркам, как он с одной стрелы пробил панцурь паучка, чтоб их всех, как он спас жизнь этому, как тебя там,.... обознику в общем - вместо Эвирон ответил Гвиридан.
   -Да сиди ты! Отговорился уже. Селезня он убил! Да эту "жар-птицу" эльфийская стрела не враз возьмет, не то что твои железки. Их поближе надо подпустить и потом в последний момент увернуться и топором по хребтине... а не как ты дернул веревочку железо полетело - гномы любили выпить, но теперь они нашли себе равных соперников, не с эльфами же пить ихние кислые вина.
   -Все же я хочу услышать парня! Где наш герой? Не каждый в его возрасте способен пережить такое! - Бервин вернулся к начатому и в честь этого осушил кружку до дна - Черт возьми еще эля. Сегодня мы гуляем.... в последний раз.
   Эввирон бросился вон из зала.
  
   Впервые за несколько месяцев он увидел звезды. На улице немного приморозило и от этого было ощущение словно, когда-то давно, в забытом детстве.
  Четыре года назад, когда он с Брастом, Синарой, Имарилом и еще несколькими юношами и девушками впервые отправились в Мер-Бинрил. Тогда Имарил был старше всех, и он ехал на лошади, а остальные тряслись в санях, и от этого становилось очень весело. Один раз ночью они решили остановиться, кому по нужде сходить, а кому просто вволю порезвиться на снегу. Тогда Эви сильно набегался и очень устал. Когда они снова двинулись в путь он лег рядом с Синарой и смотрел на звезды. Клубы пара вырывались изо рта, мороз щипал ресницы и все же на молодом лице жила улыбка. И тогда же Синара спела ему свою песню. Слова уже как-то потерялись в памяти, но мотив все еще играл где - то в глубине...
  
   Утром погода улучшилась и даже появилась солнце. Люди были в приподнятом настроении и когда первые ряды появились их легко отбросили и отогнали на перестрел. За день тварь предприняла всего две коротких попытки взять штурмом стены, но атаковали как-то вяло, и очень быстро разбегались. Следующий день был примерно таким-же, как по погоде, так и по успехам орды.
  
  На утро четвертого дня осады все изменилось.
   Плотные ряды орков шли немножко позади огромной массы невысоких, горных гоблинов, вооруженных дубьем, короткими копьями, кривыми мечами и практически без броней.
   Казалось атаку можно было легко отразить, если учесть, как и чем вооружен враг. Но первое впечатление обманчивое. Гоблином лишь проложили путь к стенам, а орки кинулись за ними, и урона от стрел у тех практически не было. Надо было отдать гоблинам должное, они сражались до последнего бойца и когда тех перебили , на стенах появился новый враг.
   Их доспехи были в разы лучше чем у других воинов врага. Эвирон разглядел клейма гномьих оружейников на некоторых из них. Ньярд, старый гном кузнец громко взревел и кинулся в толпу врагов. Его двухлезвенный, широкий топор рассекал орков в самых уязвимых местах. Следопыты бросились за гномом.
  
   Эвирон с трудом двигался после сегодняшнего боя. Один орк съездил по его шлему тяжелым ятаганом, шлем выдержал, хоть и прогнулся немного, а вот голова болела изрядно. Все тело покрылось синяками - доспехи выдерживали удары иначе бы парень уже давно лежал бы мертвым, как и многие другие воины, находившиеся рядом. Невозможно отразить удары сразу пяти, даже шести мечей одновременно, приходится принимать удары не только щитом, но и грудью.
  Сегодня был тяжелый день. Во дворе прибавилось трупов - почти три десятка.
  
   После боя старина Ньярд подошел к стоявшим в тесном кругу воинам и следопытам.
   -Смотрите все сюда! Я вам покажу сейчас одну вещь, только по клянитесь, что не будете использовать ее знание против гномов на всем свете. По клянитесь своей жизнью! - борода его встопорщилась, а глаза выглядели совсем бешеными, словно и не отошел он после боя.
   -Клянемся!!!- громом прокатилось вокруг.
   -Ну тогда смотрите! - из-за спины гном вытащил орочий труп, что сегодня так обильно устилал все подходы к крепости - видите этот доспех? Он сделан руками наших оружейников, а эти ночные воры у нас их украли и напялили на себя. Пробить его обычным выпадом в грудь практически невозможно, зато можно легко рассечь его вот, здесь - Ньярд показал на небольшой проем между стальными пластинам, там где у человека находятся подмышки - и здесь - основание шеи- рубите и колите там, где брони нет и вы их перебьете в два счета. Но помните, ни в коем случае, не применяйте знание этой тайны против гномов иначе горы пойдут против вас и ваших семей.
  
   Чудовища появились на рассвете. Их было немного, не больше пяти, но даже этого количества хватило, для того, чтобы напугать людей стоявших на стенах. Стрелы полетели вразнобой, некоторые и вовсе не долетели до цели, а те, что попали, бессильно торчали в прочной шкуре непонятных зверей. Твари были ростом с дом - все в шипах разного размера, от птичьего клюва до полуметрового рога. На них были, след свежей, темно-бурой крови. Кто-то из воинов, стоявших на частоколе, предупредил своих, что животные прут прямо на ворота, видимо для орды это место показалось самым слабым в обороне хутора.
   Расстояние до стен сокращалось, и стрелы уже начали цеплять гигантов. Вдалеке, было заметно, как разворачиваются в боевой порядок орки. Сейчас, только проломят массивные створки ворот своими тушами, и пойдет орда на приступ и не видать вам люди леса, завтрашнего рассвета.
   Пятиметровое чудище громко взвыло и тут же рухнуло на покрытую грязью, кровью и снегом землю. Из головы его торчало почти полтора десятка зеленооперенных стрел. Ильвендил и эльфы продолжпли стрелять по оставшимя четырем.
   -Эвирон, быстрее к воротам! - послышался хриплый окрик Гиниссона - все дуйте к воротам, если хотите жить!!
   Следопыты и жители хутора ринулись к тому месту где, через мгновение должен был появиться враг. Створки ворот дрожали от ударов, летели щепки, один из засовов отвалился от крепления и тут же был переломлен.
   -Гаэль... бейте не останаливайтесь - Килиант крикнул лучнику, тот лишь кивнул головой. Еще одно чудище оказлось повержено. Осталось трое.
   Окованная сталью, крепкая дубовая створка ворот не выдержала натиска и упала, едва не придавив собой нескольких воинов хутора. Послышался ужасный рев - враг наконец-то добрался до своей долгожданной добычи.
   Эльфы стреляли без остановки, вместе с ними пускали стрелы и другие лучники, оставшиеся на стенах и это дало результат. Истыканное десятками стрел исчадие подземных глубин повалилось на спину, бессильно дрыгая всеми четырьмя конечностями. Но оставшиеся в живых продолижли атаку. Их встретила новая стена, на этот раз из стали и железа и бьющая насмерть всех тех, кто рискнет подобраться ближе. Лучники успели дать два залпа, но эффекта не было никакого. Никто не понял, откуда за нападавшими взялась маленькая, коренастая фигурка.
   -Передай привет своему повелителю тварь - гном спрыгнул со стены прямо на голову зверя и с размаху всадил свою огромную секиру в череп. Чудище повело вправо, где оно и рухнуло прямо на лестницу, идущую к стене. Гном был попросту раздавлен, но дело он свое сделал. Лучники в упор расстреляли последнего монстра и принялись всаживать стрелы в набегающих орков. С этим врагом воины знали, как сражаться.
   Орда ринулась на штурм в удесятеренном количестве, почти все те воины, что стояли в виду хуторских стен ломанули на приступ. Никакие стрелы их не могли остановить, но, однако надо отдать должное лучникам и всем тем бойцам, что стояли в обороне - никто из них не дрогнул и не показал свою спину врагу. Впереди идущим оркам, пришлось густо уложить своими трупами подходы к хуторским воротам. Однако расстояние сокращалось, и орда уже находилась в пятидесяти шагах от непоколебимого строя дружинников.
   Эвирон стоял в первых рядах бойцов, готовых принять навал орков грудью. Он уже не боялся ничего. Сейчас оставалось лишь сражаться до последней капли крови не жалея ни себя, ни тем более своих противников. Сжимая в руках длинную пику, которым воины хуторов орудуют, при навале орды, юный дружинник приготовился встретить смерть лицом.
   Твари с невооброзимой силой врезались в порядки воинства людей. Треск ломающихся копий, вопли убитых орков и крики раненных людей, стали песней, лязг мечей и ятаганов превратились в симфонию. Почти все воины, стоявшие в первом ряду погибли в первые мгновения боя, забрав при этом с собой почти всех орков первой волны. Вторая волна уже не имела места для разгона, и она плотно увязла в хорошо построенных и обученных порядках хуторян.
   Высокие, массивные орки, их еще называли Уруги, с северо-западных предгорий Хребта Драконов, всегда отличались своей силой и выносливостью. Они были своеобразной элитой орды. Даже доспехи, которые они носили, отличались своей крепостью - вороненые, тяжелые пластины, которые очень тяжело пробить, не умелым, но сильным ударом, шлема-полумаски, скрывающие целиком уродливые морды этих страшилищ, огромные стальные щиты, которые сами по себе в умелых руках являлись превосходным оружием.
   Строй хуторян в первые мгновения боя подался немного назад, но не рассыпался, как это не редко бывало после такого массивного удара. Бойцы знали свое место и не рисковали по напрасному, стена щитов и добрые мечи товарищей пока удерживали наседающих тварей. Надолго ли? Дружинники рубили направо и налево, раненных и убитых бойцов оттаскивали вглубь строя, уставшие от рубки отдыхали в запасных рядах, лучники продолжали метать стрелы в противника. Но врагов не становилось меньше, словно те и не замечали своих потерь и дуром лезли вперед, урвать долгожданный кусок мяса, что еще живет и дышит. Порядки дружинников медленно, но верно редели.
   В воротах образовалась новая стена - стена орочьих и человечьих трупов, которую враг уже просто не мог без усилий преодолеть, что и понятно, тяжеловооруженные орки, поодиночке взбирались на импровизированный "холм" и тут же падали пробитые стрелой или же отточенным и метким ударом меча. На смену тяжелым и неповоротливым оркам, пришли ловкие и быстрые гоблины. Они шли кучно и в отличие от своих более сильных собратьев не пытались помериться в искусстве владения строем с дружиной. Они ударяли и отбегали, не все конечно, но некоторым это удавалось сделать, ввиду того, что воины людей уже изрядно измотались и бились не в полную силу.
   Гилэд, уже давно выбросил не нужное копье. Когда в проеме ворот появилась лавина орков, он взял острие пики чуть выше и сразу несколько тварей налетели своим телами на преграду, больше всего это напоминало на соревнование у кого из воинов-пикинеров будет больше насаженных на пику. Но сейчас, когда первых рядов не оказалось, все стали сами по себе. Началась свалка, в ней-то воины орды были мастерами. Оборона людей совсем иссякла. Кто-то сбивал щиты и ошетинившись копьями и сталью держал позицию, кто-то в одиночку бросался на наступающих, а некоторые уже лежали на земле и ничто больше на этом свете их не волновало.
   Несколько раз ятаганы цепляли парня, в грудь, по руке, по ноге, один особо ретивый гоблин, мощным ударом по голове, намеревался убить Гилэда, но не рассчитал, и просто сбил с его головы шлем. Кто-то из дружинников проткнул гоблина. Перед глазами юноши все поплыло и он уже начал заваливаться на бок...
   -Эви... Эви- Гвиридан, Пламиан и Эдхельмир прорубились к юноше. И во время, людей становилось все меньше и постепенно, все пространство от ворот до стен заполняли гоблины и вновь подошедшие уруги вместе с более низкими орками. Твари взобралось на гребень стены, где их встретили лучники. Гаэль и еще несколько эльфов держали в обеих руках по мечу и не подпускали к своим товарищам наседавших орков, те же в свою очередь били из за их спин. Небольшой отряд Уругов, почти три десятка прорвались сквозь заслоны дружинников и пошли вглубь хутора.
   Гвиридан схватил парня и потащил вглубь строя - ты хоть понимаешь, что ты делаешь?- вытерев перчаткой измазанное в чье-то крови лицо произнес следопыт.
   Парень не мог ничего сказать, он просто не был в состоянии говорить.
   -Да ты слышишь меня. Эвирон! - откуда-то издали послышался голос Пламиана.
   Ответа никто все равно бы не услышал, даже не потому, что юный дружинник уже не мог говорить.
   Видения и то, что происходило в реальности начали смешиваться и невозможно было понять, что истинно, а что лишь разыгравшееся воображение. Показалось словно строй хуторян дрогнул и начал медленно отходить в глубь, большая часть стены была потеряна и эльфы уносили раненных и убитых со стен. Появилась стена щитов причудливой формы, непонтяный боевой клич и воины кинулись на орков. Больше ничего юный дружинник не видел. Его сознание отключилось.
   Хуторяне отступали вглубь. Почти все пространство возле ворот было заполнено ордою, и те уже предчувствуя скорую победу, ринулись добивать своих противников. Кто-то пал пронзенный тяжелым ятаганом орка, кто лежал с разгрызенным гоблином горлом, а кто-то еще пытался забрать перед смертью побольше врагов.
   Какое-то гудение разнеслось над хутором. Пламиану показалось, что новый, очередной клич войска повелителя Драконов, однако по лицу Гвридана, понял обратное. Тот выглядел, так, словно не бежал от своих врагов, куда глаза глядят, а как будто находился перед строем конной дружины, готовой обрушится на врага, лишь по взмаху его меча.
   Из глубины хуторских строений появились сверкающие серебром кольчуг воины. Из за высоких щитов, хищно глядели оголовки копий. Над воинством гордом реял трехцветный стяг, а сами воины пели на неизвестном никому языку какую-то песнь. Воинам хутора не нужно было понимать слова, чтобы узнать о чем-же идет речь в этой песне. Воины шли либо победить, либо умереть. Волынка, которая доселе лишь громко шумела начала свою песнь.
   Слитный крик почти сотни воинов ошеломил орду настолько, что те даже не смогли собратся с силами и дать отпор. Горцы стеной щитов разметали в разные стороны противников и принялись за свои двуручные мечи. К закату победа была полностью в руках людей.
   Гвиридан вытер перчаткой испачканное вражьей кровью лицо и убрал, наконец, за спину двуручник, что хранил от всех в тайне.
   К нему медленно, шатаясь, подошел Эдхельмир.
   -Я не знал, что ты тоже горец! - произнес тот едва шевеля губами.
   -Я тоже об этом не знал. - тихо произнес Гвин.
  
   Он очнулся от того, что было очень жарко. Настолько жарко, что он весь взмок лежа под меховым одеялом. Кругом горели свечи. Сидели или лежали люди, но почему он не услышал ни одного отчетливого слова, лишь легкое перешептывание.
   Парень попытался выбраться из кровати, но тут же подошла знакомая женщина
   -Эвирон лучше лежи. У тебя очень тяжелое ранение. Тебе нужно отдохнуть - парень даже не узнал в лице подошедшей женщины, мать Синары, настолько она исхудала и выглядела бледно, а может это просто из за причудливых игр света и тени.
   -Что... случилось? - язык словно распух и говорить было тяжело. Почему вспомнилось парню его первое ранение, когда он также лежал беспомощный в незнакомом хуторе и не мог понять, что происходит.
   Теплая ладонь легла на лоб - Не беспокойся, все хорошо мы отогнали орду, они не осмеляться напасть на нас, как минимум до завтрашнего утра. Твой друг... колдун, смог убить ихнего вожака и теперь они в лучшем случае передерутся между собой, ну или просто будут сидеть и ждать пока не появится кто нибудь сильный. И еще Эви...- женщина подумала и все-таки решила не говорить - Пламиан скоро подойдет и все тебе расскажет. Если тебе захочется пить, вот кувшин с настоем луговых цветов и меда - женщина неспешно удалилась, смотреть других раненных.
   Парень перевернулся на кровати и посмотрел сквозь небольшую щель в плотно закрытой ставне - на улице была ночь. Виднелись какие-то силуэты возле дома старейшины.
   Пламиан вошел в помещение хромающей походкой, с рукой на перевязи и замотанным какой-то тряпкой лбом.
   -Эвирон, как я рад тебя видеть! - друг наклонился и слегка обнял парня - с нами тут такое случилось... ты бы видел! - в глазах его загорелись привычные огоньки.
   -Мы победили? - так давно этот вопрос рвался наружу, и теперь парень затаив дыхание ждал ответа.
   -Да.... но не совсем, если бы не Гаэльфин и горцы, нас бы уже давно не было в живых. Он из лука подстрелил ихнего вожака - дружинник сделал движение похожее на стрельбу - вот так, да. Потом они резко разбежались и мы законопатили ворота, чем смогли, но не всех орков выгнали из хутора. Несколько раз на нас нападали ихние беглецы - они прятались, да хотя, кто знает может и еще прячутся, в подвалах, на черадках, в сараях, да и в выгребной яме одного видели. - и тут лицо друга просветлело еще больше - самое главное Эви то ,что к нам пробился гонец из Белелроса. Он сказал нам, что ихний Князь уже ведет сюда рать, а Лорды Эверлингов, уже движуться с другой стороны, но их передовые отряды должны дойти до нас в ближайщие недели. Так что не все так плохо.-
   -Да...- лишь это смог ответить юноша.
   -Ладно я пойду, мне еще в патруль надо, сегодня будет тяжелая ночь. А ты отдыхай, надеюсь в ближайшие дни вернешься к нам - Пламиан поднялся и двинулся к выходу, через мгновение Эвирон снова остался наедине со своими мыслями.
   Юноша очень долго лежал. Ему казалось, что прошла уже вечность, хотя солнце поднималось и опускалось всего три раза. К нему приходили друзья, те, что в живых к этому моменту остались, они долго общались. От Эдхельмира парень узнал, что орда, наконец, отошла от стен хутора и сейчас сгинула в неизвестном направлении. Многие жители хутора были рады этой вести, учитывая то, что все уже готовы попрощаться со своими жизнями. Сказали ему, что сородичи Гаэль ушли в свои леса, дабы отвезти своих павших и раненных, однако сам он остался на хуторе.
   Ранило юного дружинника не сильно, скорее старые ранения дали о себе знать. Лишь плечо изрядно доставляло неприятностей. "Всего двадцать лет, а весь в шрамах и разваливаюсь, как старик" Подумал про себя Эвирон. Но это не было для грусти. Сейчас он даже не представлял, что с ним и его товарищами станет в будущем. Раньше он как-то не задумывался об этом. Не убили сегодня, убьют завтра, однако смерть так еще не дошла, пока до него.
  Эви вернулся в свой дом, где они сейчас жили вдвоем с отцом, и сейчас там было так пусто. Он не остался в палатах...
  
  Конец Зимы...
  
   Эвирон шел по знакомому с детства лесу. Так странно, раньше парень даже и подумать не мог, что когда-нибудь будет пробираться по исхоженным вдоль и поперек тропам, с опаской оглядываясь по сторонам и боясь неожиданного нападения. Но в последнее время все, во что юный дружинник верил, резко разрушалось и погибало...
   -Гаэль, не торопись так. Я уже сбил дыхание - парень положил руку на плечо эльфу, одному из нескольких гонцов посланных к подступающим силам южных городов.
   -Дойдем до тех сосен и сделаем привал - колдун махнул рукой в неопределенную сторону и продолжил движение в том же темпе.
  
   Снег кое-где начинал сходить и пару раз юноша даже видел оголившуюся землю. Снег открыл чудовищные результаты войны - пару раз эльф и двое его спутников видели чьи-то обглоданные кости. Но к этому зрелищу уже все привыкли, словно всегда так было. Казалось, все изменилось, и даже время пошло вспять. Лишь деревья оставались неизменны, хотя как говаривал Гвилефар, даже неразумные сосны не могут оставаться равнодушными к происходящим в мире переменам. Кто знает, может быть, действительно, деревья обладают такой же душой, как и у людей и других разумных существ, только им просто нечем выразить свою боль, радость и гнев. Эльфы ведь могут говорить с животными и растениями, однако спросить об этом Гаэля, парень как-то боялся.
   Легкий морозец начался под вечер. Снег покрылся тоненькой корочкой льда, и теперь было гораздо удобнее идти, ноги почти не проваливались. Темнело, поэтому черные тени сосен удлинялись, образую собой причудливые картины. Где-то в глубине леса слышались вои волков - хищники вышли на ночную охоту. Когда-то парень тоже боялся этих зверей, но отец однажды сказал ему про то, что волки это друзья людей и не будет без причины бросаться на них. Сейчас было бы спокойней, если бы их крохотный отряд сопровождала стая лесных охотников, ведь рядом находится эльф, да еще и колдун, он бы приручил этих зверюшек.
   Двигались медленно, постоянно осматривая окрестности, сейчас попасть в засаду, было смерти подобно.
  Эвирон не заметил, как эльф плавно натянул тетиву и пустил стрелу в непонятную, сторону. Лишь громкий визг, был хорошим показателем того, что наконечник нашел свою жертву. Полсотни орков высыпали из ближайшего перелеска и медленно начали окружать своих противников
   -Вот и все - как то тихо произнес Эдхельмир перед тем как зарядить из арбалета в подступающих. Эльф успел сразить троих.
   В голове юного следопыта, появилось необъяснимое желание убежать подальше от этого страшного места, но бросить спутников он уже не мог, а через мгновение уже и не мог убежать, еще с два десятка гоблинов в сопровождение огромного тролля не дали ему это сделать. Оставалось лишь одно - сражаться до конца.
   Неплотное кольцо вражеских воинов медленно и равномерно сжималось вокруг обреченных.
   -Эви, снимай лучников, не давай им выстрелить - эльф подстрелил очередного орка.
   Парен спустил тетиву охотничьего лука - орк ткнулся мордой в снег. Враги уже были в сорока шагах от трех разведчиков, и не оставалось ни времени, ни места, чтобы уклониться от боя.
   -Гаэль... нам нужно пробиться - крикнул на эльфа парень, но тот уже не обращал никакого внимания. Начался бой.
   Орки очень быстро преодолели разделившее между Эвироном и его спутниками расстояние. Кривые ятаганы блеснули на солнце тусклым огнем. Самый ближний орк упал пронзенный стрелой Эдхельмира.
   -An Sinara! An Mer Volmang - Боевой клич родился сам собой. Парень выдернул из ножен свой меч и бросился на тварь, примерно-то же самое сделал и Эдхельмир.
   Орки скучковались и прорывались большой толпой к своим врагам, не ожидая особого сопротивления, однако почти два десятка тел на снегу говорили об обратном. Эльф продолжал рвать тетиву своего лука, расстреливая остатки стрел, коих осталось не больше дюжины.
   Парень с размаху рубанул по плечу первого подвернувшегося уродца - тот упал, зажимая рукой глубокую рану в груди и громко визжа что-то. За первым последовал второй, голова его быстро распрощалась с телом, третий развалился пополам, перерубленный мощным ударом в бедро, четвертый остался на снегу, с проткнутым горлом....
   -За Браста - в левой руке вместо щита появился вороненый ятаган, теперь два меча рубили врагов. Эдхельмир пропал под грудой вражеских тел, эльф ловко орудовал двумя длинными кинжалами, рассекая орков и гоблинов в самых уязвимых местах.
   Огромный тролль вбежал в круг сражающихся, размахивая здоровенной дубиной.
   -Этот мой - выкрикнул эльф, лишая жизни очередного противника. Глаза перворожденного горели ярким пламенем - он уже нашел свою судьбу.
   Здоровенный тролль, не мог угнаться за ловким и быстрым эльфом, тот в свою очередь срубил по дороге еще одного неудачливого гоблина, наносил в бока тролля удары, один за другим.
   Парень не заметил, что произошло в следующее мгновение. На секунду отведя взгляд в сторону сражающегося друга, он не нашел его ни на земле ни где то еще, словно исчез.
   Высокий орк набросился на парня, махая ятаганом с удвоенной силой. Гиладан уже не успевал отражать удары, правое плечо наливалось тяжестью, а подкольчужник уже пропитался изрядным количеством крови. Кровь застилала правый глаз, и парень, поэтому постоянно вертел головой, глядя лишь одним. Орк ударил "яблочком" в лицо праня, тот с глухим стоном повалился на землю. Кровавые брызги полетели в разные стороны, сознание медленно покидала юного дружинника. Меч, коротко брякнув об импровизированную кольчугу убитого противника, улетел от его законного владельца.
   "Все это конец". Парень думал, что в такие моменты будешь вспоминать, все хорошее, что происходило с тобой за столь недолгую жизнь. Но в голове не было ничего кроме, тупой усталости и боли, все мысли резко покинули юношу. Словно и ничего не было. Только вот не сейчас, в данный момент, стоит перед тобой это страшилище, уже занесшее для удара свой меч. Даже время, как показалось, приостановило свой бег, давая насладиться последними моментами жизни. "Браст я иду..." Почему всплыло лицо Синары, тогда на хуторе две зимы назад. "Как грустно расставаться жизнью". Появились лица друзей и живых и мертвых к этому времени... "Прощайте, сражавшиеся, но не сдавшиеся"...
  Словно толчок произошел в сознание, как холодной водой после бани окатило.
  -Giladan!!!- Орк пошатнулся, правая рука, державшая меч как-то странно повисла, а сам он удивленно глядел, в глаза нового противника, еще более ненавистного, чем тот, что лежит перед ним. Гаэль смотрел в морду орка, глазами цвета ночи. В руках у него не было ничего кроме, ножика, того самого, что отдал ему Эвирон, перед походом. Удар... нож пронзил, казалось, сердце твари, но той даже не было. Два вековечных противника схватились между собой. Эльф закричал - второй закричал. Один с гримасой боли и отвращения выдавливал другому глаза, второй пытался задушить первого. Словно две противоположности схватились, как вода и огонь, как солнце и луна... яркий свет и сокрушающая тьма. Гаэль обхватил ногами мощное тело орка, пытаясь хоть, как-то уйти от его лап. Орк громко взревел - глаза чудища лопнул переспелыми вишнями, сделав морду еще более устрашающей. Огромные красные пятна на шее эльфа сильно разрастались под мощью орка. Эльф попытался сломать тому нос, но дважды ударив, понял бессмысленность сего поступка. Орк набросился на эльфа, громко клацая клыками, несколько раз даже умудрился зацепить Гаэля, в плечо и в руку. Тот сохранял ледяное молчание и спокойствие. Тварь выдернул кусок ножа, торчавший в груди и направил острием в эльфа. Тот лишь успел коротко ударить по атакующей руке. Второй рукой Гаэльфин всадил на полную длину в горло остаток гарды с частью клинка. Орк безвольно сполз на землю, как и эльф.
  Стоявшие вокруг гоблины и часть орков, увидев гибель вожака, итак поколебленные гибелью большей частью отряда бросились в разные стороны. Здесь власть повелителя на них не действует.
  Парень подполз к эльфу, ища взглядом пропавшего Эдхельмира.
  -Эвирон - говорить тому было очень тяжело. Кусок ножа торчал в груди, а глубокие раны, оставленные клыками орка, обильно кровоточили.
  -Гаэль я здесь - парень схватил руку своего друга - не уходи -
  Эльф лишь улыбнулся - я был прав Giladan -
  -Да, ты всегда был прав, но в одном ты все-таки ошибся. Ты еще навестишь моих внуков и споешь поминальную песнь на моей могиле - юноша крепче схватил руку Гаэльфина. Того била крупная дрожь - орочья кровь была сама по себе ядом для всех существ. Однако кровь перестала идти, наверно он применил то усилие воли, что помогает раненным выжить.
  -Гиладан... Эвирон - глаза эльфа устремились куда-то вверх и окрасились в цвет, похожий на небесную гладь весной - мы еще увидимся - парень сжал обеими руками ладонь эльфа, но хватка того уже совсем пропала. Прекратилась дрожь.
  -Не уходи... - слеза покатилась по щеке юноши.
  На небе проплыл ровный строй птиц летящих на север. Эльф лишь коротко улыбнулся. Глянул сначала на небо, потом на юношу и произнес - Весна идет... - Глаза как-то помутнели, грудь перестала, мерно вздыматься и сам эльф казался каким-то неживым. Словно сияние, окружавшее это странное существо, покинуло его. Мгновение назад, юноша отчетливо видел то, что его друг жив, а сейчас все... его больше нет.
  Ласковый луч солнца, пробился сквозь непроницаемый слой серых небес. Лизнул юношу, заставив того зажмурится, слегка коснулся тела убитого перворожденного и так же незаметно исчез.
  
  Вместо Эпилога.
  
  
   Горы взметались до самых небес, и казалось, цепляли своими вершинами, находящиеся так низко облака. Сильный туман, словно молоко разлился по окрестности, закрывая собою бренную и истерзанную землю непроницаемым покрывалом. На востоке едва-едва появилось долгожданное солнце, освещая своим, пока еще тусклым светом окрестные земли.
  Новорожденному рассвету исполнилось всего несколько минут, а люди уже умирали. Со своего места стоящий на коленях у дымящегося костра Эвирон слышал их крики боли, приносимые холодным ветром, дующим из лощины, и безмолвно вверял их души небесам.
  Лохмотья тумана цеплялись за землю, пока болезненное солнце медленно, словно нехотя, взбиралось на бледное небо, сменяя ползущую вниз полную луну и заливая своим мутным светом лощину, в которой две армии встречали новый день, готовясь уничтожить друг друга. Гилэд поднялся, массируя распухшее колено, и поморщился, когда его кости затрещали. Он слишком стар для того, чтобы снова спать на земле; все тело его ломило от пронизывающего насквозь холода.
  Тысячи солдат наполнили лощину: остатки воинов хуторов, многочисленные ополчения южных городов, дружины лордов Эверленна, конные сотни Кнесьев Нельхалад, горские кланы... полки гномов и эльфийские воины. С того места, где стоял Гилэд, он видел примерно две трети армии, около десяти тысяч бойцов людских правителей и еще три тысячи эльфов и гномов. Туман и горный склон скрывали от его глаз еще пять или шесть тысяч горских воинов.
  Много лет он командовал в боях солдатами, и сейчас, как и прежде, мысль о том, что придется послать этих храбрецов, многие из которых только-только начали бриться, на смерть, рождала в нем знакомую грусть и покорность. Ведь когда он и сам был таким же - послушной песчинкой, среди сотен и тысяч, подобных ему. Но времена прошли, осталась лишь память, которая нет-нет, да и терзает зрелого мужчину в невыполненных делах и смертях тех, кто был ему дорог.
  Сотни лошадей ржали и перебирали копытами, раздраженные присутствием такого множества солдат и запахом жареного мяса, витающим вокруг них. Слуги успокаивали жеребцов своих хозяев тихими словами, пока конники лесного предела раскрашивали шкуры скакунов в цвета войны и проверяли надежность крепления оперенных знамен к седлам. Священники в черных балахонах, представители духовенства Белелроса, ходили по лагерю, благословляя секиры, копья и мечи, а жрецы Бога Создателя громко читали псалмы. Несколько человек утверждали, что видели ночью двухвостую комету, и, хотя никто не был уверен, какого рода это знамение, жрецы истолковали явление как знак того, что божественный покровитель с ними.
  Гиладану тоже снилась комета, снилось, что он наблюдает, как она сияет, рассекая небеса, и купает землю в своем священном свете. Ему снились земли, разоренные войной, могущественные города, разрушенные до основания, снилось, что народ его родной страны истреблен: хутора уничтожены пожарами завоеваний, северный оплот Карледайн утоплен в крови, а его жители повешены на собственных кишках, на верхушках домов. Северяне и двуногие чудовища бесчинствуют в Белелросе, разрушая и сжигая все на своем пути, а какой-то юный золотоволосый мальчик, взяв в руки молоты своего отца-кузнеца, поднимается с ними на бой.
  Он тряхнул головой, отгоняя гнетущие мысли, и зашагал к лагерю. Он ночевал отдельно от своих товарищей, не в силах избавиться от чувства гнетущей тяжести перед боем. Словно это он обрек всех собравшихся здесь на бессмысленную гибель.
  Подводы, груженные провизией и всем необходимым, что нужно для войска, медленно тащились по грязи, а потные погонщики мулов и мускулистые возницы выбивались из последних сил, не давая телегам увязнуть окончательно. Кренясь, подводы двигались к возвышенности, на которой возвышались, развевались знамена всех собравшихся здесь народов.
  Эвирон обогнул подводу с алебардами, топорами и древками копий, направляясь к своему черно-золотому флагу, вздымающемуся рядом с пурпурной хоругвью последнего из династии ледяного щита и зелено-коричневым с белыми звездами стягом, эльфийского князя. Будущий царь северной державы преклонил колени в молитве вместе со своими воинами. Эльфы, воеводы и командиры отрядов, сбились вокруг своего правителя и пели песнь, на своем языке, о содержание которой можно было только догадываться. Гиладан не стал прерывать их, налив себе кружку горячего отвара, лесных трав из кипящего над ближайшим костром закопченного котелка.
  Рядом всхрапнул закутанный в шкуры Пламиан, и, несмотря на все, что случилось за последние годы, Эвирона захлестнуло чувство дружеского расположения к старому приятелю. Хотя бы из-за того, что тот оказался одним, из тех немногих, кто остался в живых, и тех, кого он знал в своей старой жизни. Он отхлебнул из чашки, жалея, что у него нет меда, чтобы подсластить кипяток, но тут, же улыбнулся такому нелепому здесь желанию и почувствовал, как остатки сна выветриваются из его головы. Он взглянул на север, в сторону входа в лощину, туда, где пятидесятитысячная орда Повелителя Драконов тоже готовилась к битве.
   - Совсем как в былые дни, а? - заметил Пламиан, выбравшись, наконец, из-под шкур и потянувшись к припрятанному бурдюку с медовухой. Он сделал огромный глоток и передал мех своему командиру.
   - Да, - согласился тот, хлебнув крепкого напитка. - Разве что мы стали на двадцать лет старше. -
   - Ну да, старше. А мудрее или нет, нам об этом неведомо.-
   - Тут я спорить с тобой не стану, не дождешься. -
   - Они уже поперли на нас? -
   - Нет, - ответил Гилэд, - еще нет. Но скоро они выступят. -
   - И мы надерем им задницы и погоним обратно на север!-
   Эвирон хмыкнул.
   - Надеюсь, что так, Пламиан. -
   Между двумя старыми друзьями повисла тишина, а потом Пламиан спросил.
   - Думаешь, мы сможем побить их? -
   Эвирон несколько секунд обдумывал вопрос, прежде чем ответить.
   - Нет, я так не думаю. Их слишком много. -
   - Гатта, дочь царя Ледяных гор, сказала, что мы победим, - заметил Пламиан.
   Гилэд посмотрел на вход в лощину - откуда-то издалека донесся унылый вой сигнального рожка, - отчаянно желая поверить в то, что Ледяная Королевна не ошиблась. Туман и дым лагерных костров заслоняли все, кроме огромных стоячих камней, давших лощине ее название.
   Драконьи клыки.
   Нарастающий рев покатился из устья ущелья - боевое пение воинов орды, которому вторило эхо звона их мечей и ятаганов об окованные железом щиты. К небесам взметнулись десятки огромных серых существ, наконец дождавшихся своего часа.
   Последний из династии Ледяного щита, утверждал, что эти камни стоят того, чтобы за них сражаться.
   Эвирону оставалось лишь надеяться, что они стоят также того, чтобы за них умереть.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"