Максимов Альберт: другие произведения.

Путь Сашки. Книга третья.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Редакция 2016г.


   П У Т Ь С А Ш К И
  
   В этом мире есть только два пути: или тебя будет ломать более сильный, или ты будешь ломать того, кто тебя слабее. Но если оба пути тебе неприемлемы? И тогда ты выбираешь третий, свой собственный путь. Но можно ли выжить, выбрав его? Куда приведет в этом жестоком мире твой путь, ПУТЬ САШКИ?
  
   КНИГА ТРЕТЬЯ
  
   Глава 1
  
   1002 год эры Лоэрна.
  
   Барон Компес, командир личной сотни ларского графа опешил, когда узнал от рыцаря Ястреда, одного из своих заместителей, что в отряде рыцаря появился Эйгель, мальчик-посыльный - бывший гендованский баронет, младший брат барона Севир, доставленного под конвоем накануне из Гендована.
   О роли Рисмуса, барона Севир в оскорблении и попытке убийства брата его сюзерена он знал еще с весны, когда из Гендована пришло известие, что Ксандр Ларский, чьи поиски по всему Атлантису безуспешно продолжались полтора года, наконец-то найден. Знал также, что бывший баронет во время тех ужасных событий находился в замке вместе со своим преступным братом и, кажется, был даже заодно с ним. Но он знал и о роли юного баронета в последовавшем спасении виконта. Именно баронет успел вовремя сообщить герцогу Гендована, что виконт Ларский отдан храмовникам, и тем самым, получается, спас жизнь брата его графа.
   А теперь такая неожиданная новость. Что делать? Как отнестись ко всему этому, барон не знал. Но, в конце концов, хоть этот мальчишка теперь и не баронет, и даже не дворянин, хоть он отказался от брата-преступника, но в момент совершения этого неслыханного злодеяния он был с ним вместе. А он, барон Компес, командует не простым воинским отрядом, а личной сотней графа. Поэтому отказывается принять в свою сотню этого мальчишку. Так он и сказал Ястреду.
   Рыцарь, молча выслушав вердикт своего командира, отправился к виконту. Он знал, что того связывают с Эйгелем непростые, несколько странные отношения. И он помнил о случае, произошедшем еще в Брейдене.
   Тогда, спустя полторы недели после чудесного (а как еще иначе назвать?) спасения Сашки, то есть милорда Ксандра Ларского, от герцога прибыл офицер с десятком солдат-стражников с приказом арестовать Эйгеля и отправить его в темницу гендованского замка, в которой уже находился схваченный Рисмус, барон Севир.
   Сашка, уже начавший вновь, хоть и с трудом, ходить, узнав об этом, пригласил офицера, гендованского баронета.
   - Баронет, почему вы хотите арестовать Эйгеля?
   - Он нанес оскорбление вам и в вашем лице Ларску.
   - Оскорбление нанесено мне, значит, мне и решать, что делать с ним.
   - Нет, приказ герцога - отправить негодяя в Ларск к графу. Вопросы отношений между властителями таковы, что их должны решать коронованные особы. Вы - нет.
   - Вот как? А почему герцог приказал схватить Эйгеля? Герцог, а не мой брат?
   - Баронет Эйгель, как и его брат, барон Севир вассалы герцога.
   - Рисмус - тот, да. Но Эйгель не вассал. Он и не баронет. Уже с неделю назад в Храме Клятв Эйгель отказался от родового имени и родства, теперь он обычный простолюдин и служит в ларском войске. Как известно, наемники подпадают под юрисдикцию тех властителей, где они служат. Ваш герцог не может решать его судьбу. Решать судьбу наемника, пусть даже мальчика-посыльного, теперь право Ларска. Право моего брата.
   - Но у меня приказ и я его обязан выполнить.
   - Тогда сначала вам придется скрестить со мной меч.
   - Но я не могу это сделать, и вы еле стоите, милорд.
   - Но ведь стою.
   Находящийся рядом Ястред, внимательно слушавший всю беседу, вмешался в ее ход:
   - Простите, милорд, - и, обращаясь к гендованскому офицеру, сказал:
   - Баронет, вы хотите больших осложнений с Ларском? Не забывайте, что дочь вашего сюзерена является супругой брату милорда.
   - В таком случае, я подчиняюсь обстоятельствам.
   Больше ларцев гендованцы из-за Эйгеля не тревожили. Вот поэтому Ястред и пошел к Сашке.
   - Пригласи этого барона Компеса.
   - Слушаюсь, милорд.
   Сашка, до сих пор не привыкший к новой своей роли, скривился. Все эти почтительные слова со стороны тех, кого он хорошо знал, неприятно резали слух.
   - Милорд я не могу допустить, чтобы в личной сотне графа служил человек, чей старший брат будет вскорости казнен.
   - Барон. Это мое решение. Эйгель будет находиться в вашей сотне в отряде Ястреда.
   - В таком случае я должен получить подтверждение его светлости графа.
   - Барон, правом, данным мне братом, напоминаю, что моими устами говорит граф. Я принял решение. Если желаете, можете попытаться его оспорить у моего брата.
   - Я это сделаю, милорд.
   Барон сразу же отправился к Дарберну.
   - Ваша светлость, ваш брат приказывает взять юного Эйгеля, брата гендованского барона Севир в вашу личную сотню.
   - Вот как? И кем же?
   - Мальчиком-посыльным.
   - Слово моего брата - мое слово. И я не буду отменять это решение. Брату виднее. Хотя... не мешало бы разобраться во всем этом. Пригласите этого баронета. Бывшего баронета...
   Спустя час Эйгель стоял, опустив голову перед ларским графом. Тот долго смотрел на подростка, не начиная разговора. Дара раздирали противоречия. Он не мог понять причин решения Сашки.
   - Твой брат уже в темнице моего замка. Ты это знаешь?
   - Нет, милорд.
   - А за что его схватили и завтра казнят, знаешь?
   - Да, милорд.
   - Он не погибнет от меча, как полагается благородным. Его ждет бесчестная смерть. Смерть, которая полагается рабам. Но его не просто посадят на кол. Это слишком быстрая смерть. Он умрет по-хаммийски. Будет корчиться день, два, три. Сколько протянет. Жаль, что я не могу его казнить несколько раз. Очень жаль... Это он отправил моего брата храмовникам?
   - Да, милорд.
   - Ты присутствовал при этом?
   - Да, милорд.
   - И что делал?
   - Ничего, милорд. Я молчал.
   - Не просил за моего брата?
   - Нет, милорд.
   - А когда он приказал дать пятьдесят плетей брату, тоже молчал?
   - Нет, милорд... Это я приказал начать исполнение. И двадцать плетей из пятидесяти были моими.
   - Даже так? Яблоко от яблони... - Дар был зол. - И как тебе, понравилась экзекуция?
   - Я... не смотрел. Только слушал. Я хотел сам его бить, замахнулся, но не смог и убежал за угол. Но все слышал. И... я злорадствовал.
   - А когда ты узнал, что он не раб, а виконт, что он мой брат?
   - Уже после того как милорд Ястред его освободил. От господина Хелга.
   - И сразу же помчался в Храм Клятв?
   - Нет, через три дня, как мы прибыли в Брейден.
   - Но успел. Ловкий мальчик. И ты думаешь, раз успев сообщить в Гендован о том, что моего брата увели храмовники, ты теперь чист?
   - Нет, милорд.
   - Вот как. Картина полного раскаяния... Маленький негодяй. Нет, ты не маленький, ты большой негодяй. Мерзавец почище своего братца. Такой же, только похитрей и поизворотливей. Думаешь, что раз отказался от прошлого и показал раскаяние, то все забудется?.. Я редко клянусь, но сейчас я тебе точно обещаю, что завтра ты получишь по заслугам. Я надеюсь, что буду в течение нескольких дней слышать твои хрипы и стоны.
   Лицо Дара искривилось.
   - Барон!
   - Да, милорд.
   - Отведите этого мерзавца в подвал. Передайте начальнику стражи, пусть посадят к его брату, а на завтра готовят второе место на помосте.
   - Слушаюсь, милорд.
   - И пусть потом, когда начальник стражи все выполнит, он зайдет ко мне...
   Командир личной сотни графа Ларского повел Эйгеля по коридорам замка, спустившись на его первый этаж. Здесь Компес, оставив мальчишку под присмотром стражника, зашел в одну из комнат. Вскоре он возвратился вместе с высоким бородатым мужчиной. Барон ушел, а мужчина стал рассматривать Эйгеля, стоявшего с опущенной головой.
   - Да... - наконец произнес мужчина. - Демус, - обратился он к стражнику, - отведи это отродье к гендованскому барону и посади его на цепь.
   - Рядом с ним, ваша милость?
   - Да, в другом конце камеры. Теперь им не суждено расстаться.
   Стражник грубо схватил Эйгеля за шею и потащил сначала вдоль по коридору, а затем свернул по лестнице вниз, в подвал замка. Там он передал мальчишку двум местным надсмотрщикам, сообщив о приказе начальника стражи. Один из них подтолкнул Эйгеля к двери в камеру, которую уже отпирал второй. Затем второй, войдя внутрь, зажег факелы, торчавшие в стенах темницы, а первый надсмотрщик толкнул Эйгеля через порог.
   Мальчик удержался на ногах и застыл. Справа на полу сидел его брат, прикованный за руку и ногу. Тем временем второй надсмотрщик уже толкал Эйгеля к левой стене, с которой свешивались толстые ржавые цепи. Такие же цепи были вделаны и в пол. В камеру вошел первый, неся в руках нехитрый кузнечный инструмент. Эйгеля, надавив ему на плечи, посадили на грязный пол. Первый надсмотрщик подхватил одну из цепей, умелым движением вдел ногу Эйгеля в кольцо и забил большую заклепку, обхватив кольцом ногу. То же самое он проделал и с его рукой, вдев ее в кольцо цепи, приделанной к стене. Погасив факелы, надсмотрщики ушли, громко лязгнув замком. Камера погрузилась в темноту.
   Эйгель сидел на холодном полу и плохо соображал, в голове странно стучало и пульсировало. Все надвинулось на него столь стремительно, что он не успел даже испугаться. А пугаться было чему. Ведь завтра его казнят. О, боги! Неужели это правда? Нет, трудно в это поверить, но вот свидетельства этому: темница, цепи и до сих пор не забыть жестокие стальные глаза графа.
   "Мне ведь всего пятнадцать... и завтра смерть".
   Он вспомнил другого мальчика, своего ровесника, мальчика, который мог стать его другом. Тот тоже этой весной ждал смерти. Ксандр! Он брат графа! Может быть, он его спасет? А почему он должен его спасать?
   "Опять спасать, в который раз. Это же я приговорил его к плетям, и я отдал приказ началу жестокого избиения, от которого редко кто выживал. И еще злорадствовал, когда слышал свист хлыста и крики Ксандра. Значит, завтрашняя смерть заслуженна. И зачем Ксандру меня спасать? Но я же его потом спас. И даже дважды. Как и он меня два года назад. Так что сейчас мы квиты. Но может все-таки?.. Нет! Граф же поклялся, а клятва коронованной особы священна, нарушить ее нельзя. Я ни разу не слышал о таких случаях. Ни разу..."
   - Эйгель, это ты? - донесся до него хриплый голос.
   "Кто это? Ах да, это Рисмус. Я же его видел, когда меня втолкнули сюда. Что ему надо?"
   - Эйгель, почему молчишь?
   - А... что?
   - Наконец-то до тебя докричался. Ты что, оглох?
   Оказывается Рисмус уже давно к нему обращался, а он не слышал.
   - Нет, Рисмус, задумался, ничего не слышал.
   - Ты как здесь очутился?
   - Привели. По приказу графа. Завтра нас казнят.
   - Завтра? Казнят? Нет, я не хочу подставлять шею под меч.
   - Меч? Нет, Рисмус тебя меч не ждет. И меня тоже. Граф обещал кол. Но по-хаммийски. Ты не знаешь, что это такое?
   Из угла Рисмуса донесся визг, быстро перешедший в скуление. Через некоторое время его брат немного пришел в себя и с дрожью в голосе сказал:
   - Это кол с жердочкой, которая задерживает тело.
   - Ах, вот что. То-то граф сказал, что мы будем мучиться несколько дней.
   - Он не имеет право! Я же барон! Меня надо мечом, по-благородному! И тебя тоже.
   - Я не благородный. Я теперь простолюдин. Так что это казнь как раз для меня.
   - Все из-за тебя, отродье!.. Они не имеют права!
   Эйгель больше не слушал криков брата, он снова впал в какое-то оцепенение. Странно, если бы не крики брата, он бы тоже, наверное, мог закричать от ужаса приближающейся расплаты. Но теперь почему-то стал спокоен. Пусть будет то, что будет. Ксандр этой весной тоже спокойно встретил известие о предстоящей смерти. Но Ксандр виконт, а он обычный простолюдин. И Ксандр вел себя как настоящий благородный. Не трясся, не хныкал. А его брат Рисмус? Он же барон, аристократ, а сейчас скулит. Может, и в самом деле Ксандр был тогда прав, что поступки людей не зависят от благородства происхождения? Вот он, Эйгель, простолюдин, а не скулит.
   "Как все странно устроено, так быстро не разобраться. Впрочем, теперь мне уже некогда разбираться. Скоро наступит утро следующего дня. Последнего моего дня..."
   Ястред узнал об аресте Эйгеля от своего командира, барона Компеса.
   - Даже не пытайся что-либо сделать, граф дал слово его казнить и он от клятвы отказаться не сможет. Казнь обоих завтра.
   Не надеясь на успех, да и особо не стремясь к нему, рыцарь все же пошел в покои виконта. Хотя бы сообщить о произошедшем он должен был. Сашка, как и следовало ожидать, бросился к Дарберну.
   - Дар, ты приказал арестовать Эйгеля?
   - Да, этого маленького мерзавца вместе с его братом ждет кол по-хаммийски.
   - Нет, Дар, нет! Ты этого не сделаешь!
   - Сделаю. Я обязан сделать после того, что они сотворили с тобой.
   - Эйгель не виноват в этом!
   - Разве не он назначил тебе двадцать плетей вдобавок к тридцати от его брата? Разве не он приказал начать тебя бить? Разве не он собирался лично тебя хлестать? Кто радовался твоим крикам? Он! Он!
   - Дар, милый Дар. Все не так просто. Я догадываюсь, откуда у тебя эти сведения. От Рисмуса, брата Эйгеля. А он и не такое может...
   - Ксандр, пожалуйста, не защищай этого маленького негодяя. Я прошу. Я это узнал от него самого.
   - От Эйгеля? Надо же... Опять... Это чувство вины, оно до сих пор на нем лежит. И сколько еще будет, пока он не оправится...
   - До завтрашнего утра.
   - Нет. Все не так. На словах все верно, все было, как ты говоришь, но в действительности по-другому. Это Рисмус, мастер интриг, все подстроил. А вина Эйгеля лишь в том, что он еще плохо знает жизнь и людей. Вот Рисмус его и подловил. И еще у него этот бзик на аристократизме. Но он уже в прошлом. И еще Эйгель тогда испугался. Но можно ли его винить? Ведь Рисмус ему почти не оставил выбора. Или он, или я должны лечь под хлыст. Так тогда Рисмус сказал.
   - И этот негодяй выбрал тебя, так?
   - Так... Но можно ли винить...
   - Да, можно! И нужно. - Дар говорил жестко. - Ведь ты бы поступил иначе.
   - Не знаю...
   - Я зато знаю. Я очень хорошо знаю. Ты всегда поступал не так, как этот...
   - Это было при тебе, а до этого и я ломался. Поэтому я не могу судить Эйгеля. Просто у него в жизни еще не было возможности себя проявить. А тот случай, он, наверное, первый у него, все произошло слишком неожиданно, вот он и...
   - Но ведь сделал? Поэтому завтра его ждет то, что он заслужил.
   - Дар, брат, ты не знаешь всего. Если и есть вина Эйгеля, то он давно ее искупил. И намного в большей степени. Я стою перед тобой, живой и невредимый...
   - Невредимый?
   - Да почти все уже прошло.
   - Когда мы встретились, и я тебя обнял, я что-то не заметил твоего здоровья.
   - А что ты хотел после двух недель поездки верхом? У здорового спина отнимется. Сейчас отлежался, почти ничего не чувствую. На днях хочу заняться упражнениями... Да, живой я, живой! И только благодаря ему. Но даже не это главное. В ситуации с Эйгелем важен не итог, а как все было. Его брат бросил меня в подвал. Я был без сознания, истекал кровью, почти уже умер. Эйгель один меня выходил. Ведь Рисмус запретил всем мне помогать, даже спускаться в подвал. И Эйгель сам менял солому, пропитанную кровью, обкладывал спину мазью, обогревал камеру углями. Смачивал мне рот. Отдал все свои сбережения за дорогое лекарство. И кормил меня с рук, я ведь не мог шевелиться. И так несколько недель. С рук, понимаешь, Дар?
   Дарберн стоял, хмурясь и кусая нижнюю губу. Эйгель кормил Сашку с рук, как когда-то делал сам Сашка с ним, Даром. Но ведь он поклялся казнить мальчишку! А клятву нельзя отменять. Слово коронованной особы. Будь оно проклято!
   - А потом он спас меня от храмовников. Я узнал, что он отдал свой кинжал, самое ценное, что у него было, единственное, чем он гордился и о чем мечтал долгие годы, отдал, чтобы его довезли до Гендована. Он ведь в темноте, когда ушел из замка, вывихнул ногу, вот и понадобилась лошадь.
   - Но ведь он не стал просить брата, чтобы тот тебя не сдавал храмовникам, - последняя соломинка, за которую цеплялся Дар.
   - Это я так ему велел. Он хотел, но я запретил.
   - Почему?!
   - Там была очередная ловушка Рисмуса. Я получил бы отсрочку, небольшую, но взамен он заставил бы меня, да и Эйгеля страдать до последних дней. Вместо меня храмовникам отдали бы другого мальчишку, как я понял, очень хорошего, всеобщего любимца. И вина была бы на мне и на Эйгеле. А я себя бы не простил.
   - Я дал слово...Эй, кто там? Позовите Компеса!
   Когда командир личной графской сотни вошел в покои графа, Дарберн встал и, обращаясь к нему, сказал:
   - Барон, я обещал Эйгеля завтра казнить. Вы это слышали. Я приношу вам свои извинения за то, что я не смогу выполнить обещание. Мой брат против, а раз так, то как я сказал на приеме, те мои приказы и распоряжения следует отменить, если они противоречат решениям моего брата. Следовательно, мое сегодняшнее обещание вступает в противоречие с моими словами на приеме. И вот что еще, барон. Вина Эйгеля не столь велика, как он здесь говорил. И она окупается последующими его поступками. Поэтому, барон, я прошу вас передать начальнику стражи мое распоряжение освободить Эйгеля.
   - Как прикажете, милорд. А что делать с ним? Взять в сотню?
   Дар повернул голову к Сашке. Тот, глядя на барона, сказал:
   - Да, в отряд Ястреда мальчиком-посыльным.
   Компес перевел взгляд на Дарберна.
   - Барон, вы слышали ответ. Слова виконта - мои слова.
   - Слушаюсь, милорд.
   Когда барон спустился на первый этаж к начальнику стражи, он сообщил ему распоряжение графа освободить мальчишку.
   - Никак, передумал?
   - Так решил виконт Ксандр. Наш граф под полным его влиянием.
   - Но ведь милорду виконту всего пятнадцать.
   - Вот об этом и я подумал. А мы о нем ничего не знаем. Может быть, он будет более решительным?..
   Кто из них двоих оказался несдержанным на язык, сказать трудно, могло случиться, что оба рассказали про этот случай, но с тех пор в замке, а затем и по всему графству распространилось мнение, что виконт Ксандр имеет неограниченное влияние на графа. Сашка с этих пор совсем не испытывал проблем внимания со стороны ларской знати. Правильнее даже сказать, испытывал из-за этого неудобства. Ведь многие хотели заручиться поддержкой столь влиятельного человека. Тем более, по сути, еще мальчишки. Мальчишки-несмышленыша, ведь что он видел в своей жизни? Рабский угол и хлыст хозяина? По крайней мере, так почти все считали. И ошибались. Да, действительно, Сашка многого не знал, для него жизнь и обычаи Атлантиса до сих пор во многом были непонятны. Но он родился не здесь, в обществе, застрявшем где-то на полпути от древности к средневековью, а был продуктом цивилизации двадцать первого века. И пусть он был всего лишь мальчишкой, но опыт и память десятков поколений его предков, генетически заложенные где-то в глубинах его разума, не могли остаться без вызова.
   После ухода барона Компеса Дар повел брата в свою спальню.
   - Ты хочешь похвастаться своим малышом?
   - А... видишь ли, Винтольд находится на женской половине, а Эльзине в последние дни после приема что-то нездоровится. Поправится, вот тогда покажу сына.
   - Жаль. На кого хоть похож?
   - На меня. Вылитый я, - Дар расцвел.
   - Ну ты даешь! А Эльзина? Как она?
   - Она? Она хорошая. Ласковая, внимательная, умная. Очень умная. Чтобы я без нее делал!
   - А ее брат?
   - Ильсан? Я не знаю. Нет, знаю! Что-то не то. Он ведь ее брат, дядя Винтольду. Я пытаюсь хорошо к нему относиться... Нет, в самом деле, я хорошо отношусь к Ильсану, но почему- то душа не лежит к нему. Как будто какой-то червячок у меня в душе завелся. Мне кажется, что он высокомерный, но, наверное, он просто другой, не такой, как ты. С тобой я, как со вторым собой. А с Ильсаном я почему-то в напряжении. И мне порой кажется... нет, я не прав. Нельзя так думать о близком родственнике.
   - Что думать?
   - Я не могу... Ой, что это я? Вот что значит долгое расставание. Видишь ли, Сашка, порой мне кажется, что Ильсан меня ... презирает. Я, наверное, дурак?
   - Презирает? За что?
   - Ну, не совсем так. Может, не презирает, а видит во мне простолюдина, что ли. Это как тогда в Гендоване, в удаче. Я был изгоем, Обрубком. Даже мальчишки-рабы из удачи были меня выше. Я это видел, чувствовал. Это было постоянно. И вот с Ильсаном у меня появляется такое же чувство. Почему это? Ведь Эльзина полная ему противоположность. Может, это из-за того, что он проиграл два сражения? Потерял с тысячу солдат.
   - Я слышал об этом. Рассказывали. Так бездарно воевать! Даже я никогда не бравший меч в руки и то это понимаю. Ведь должна же быть какая-то стратегия и тактика... Хм! Вот заумные словечки сказал! Сам не могу объяснить, с чем их едят.
   - А если бы ты вел войска? Как бы поступил?
   - Не знаю. Я ведь не военный. Да и откуда мне знать? Хотя... раньше что-то читал, слышал. А что сделал бы? Так просто не скажешь. Надо знать, что за войска, что за местность, что за враг. Насколько опасно оставлять вражеские замки в тылу. И уж в дурацкую лобовую атаку на замок людей бы не повел. И без разведки ехать нельзя, а он поехал.
   - А говоришь, не военный.
   - Но все это элементарно!
   - Да? Но почему-то не для Ильсана. И граф Тратьенский с ним был, опытный человек, а получили полный разгром.
   - А правда, что здесь войска сходятся друг с другом и просто рубятся между собой. Кто более сильный, тот и побеждает?
   - Конечно. А как иначе? Слабый не может победить.
   - Но Ильсана разбили. А лоэрнцев было, как мне говорили, в несколько раз меньше, чем вас.
   - Это случайность. Не заметили врага. Вот если бы в поле сошлись друг с другом, мы бы их разбили.
   - Но ведь получилось наоборот. Что мешает такую тактику повторить? Так можно бить любого более сильного противника.
   - Нет. Там была только случайность. На то и случайность. В обычной ситуации все было бы наоборот.
   - Так нужно создавать такие случайности.
   - Если бы это было возможно, считаешь, раньше бы не додумались до этого? Нет, не зря уж сколько столетий в Атлантисе по-другому не воюют.
   - А что мешает попробовать? Ведь глупо же выстраивать войска друг против друга и биться на мечах, выясняя, чьи солдаты лучше.
   - Хорошо рассуждать в спальне.
   - А это у тебя такая спальня?
   - Что, нравится?
   - Наверное. Но как-то непривычно, очень большая.
   - Это спальня моего отца. Была.
   - Будешь мстить Черному Герцогу?
   - Буду! Но он не один виноват. Френдиг, оказывается, тоже замешан. А значит, и Пургес. Они все заодно были. Но сейчас рано. Войско у меня маленькое. Черный Герцог, Пургес и Эймуд - каждый порознь меня сильнее. Одна надежда, что перегрызутся между собой. И у меня нет командующего. Я не могу вести в бой за собой, за безруким не все пойдут. Ильсан дважды опозорился. Назначь его снова командовать, половина войска сразу же разбежится, а вторая половина уйдет к врагу. Среди ларских баронов нет явного лидера. Это, с одной стороны, хорошо, не будут мечтать о моей короне, но назначь одного барона, другие обидятся. Ведь вся военная верхушка графства полегла при штурме города войском Черного Герцога. Вот и получается, что командовать ларским войском тебе.
   - Мне? Ты в своем уме? Мне всего пятнадцать!
   - Скоро будет шестнадцать.
   - Вот обрадовал. Как много. Старый умудренный муж!
   - Сашка, другого выхода я не вижу. Тем более вон как ты рассуждаешь. Попробуй воевать по-своему. Может и получится? И к тому же все равно больше некому. Да и в Ларске ты единственный виконт. Кроме Винтольда, конечно. Но ему еще рано брать в руки меч.
   - А мне, боюсь, уже поздно. С какого возраста дети знати учатся владеть мечом? Да меня любой двенадцатилетний баронет побьет.
   - Так уж и побьет? Вот как вымахал.
   - А сам-то? За два года на голову выше стал.
   - Я на голову, а ты на полторы. Раньше мы были одинакового роста, а теперь ты выше меня на полголовы. И еще будешь расти. А я уже все. Почти все. Мне уже семнадцать лет. Отец и братья были выше меня.
   - Это из-за голодного детства. Откуда росту взяться?
   - Наверное. Но ты же вырос, хотя был в рабстве.
   - Мне еще повезло. Мельник кормил хорошо. Сытно. Хотя эта мучная болтушка насколько приелась, до сих пор тошнит от воспоминаний о ней. Но ты знаешь, я ел. И когда есть хотелось, и когда мутило от нее. Будешь есть - будешь жить. Вот я и ел. Силу качал. Мне ведь мешки с зерном и мукой таскать надо было.
   - Такие тяжелые? Как ты их поднимал...
   - Целых два мешка за раз. И поднимал, и таскал, и забрасывал наверх. Наловчился, силу накачал.
   - Здорово!
   - Дрова рубил. Топор большой, тяжелый. Вначале небольшой был, но таким много не нарубишь. Наловчился большим - только щепки и летели.
   - Мечом, говоришь, тебя двенадцатилетний побьет? Мечом ты, конечно, поучись владеть. Только не меч твое оружие будет. Секира. Боевая секира. Это тот же топор, только с длинной ручкой и тяжелый. Не думаю, что тяжелее двух мешков с мукой. Секирщики всегда были лучшими воинами в войске. Да и немного таких, кто может управиться с секирой. Поэтому к ним особый почет и уважение. Попробуй секиру.
   - Хорошо, попробую. На днях все равно хотел начать разминаться. Спина-то уже почти зажила.
   - У моего старшего брата был замок. Личный замок. Феод. Видишь ли, Ларск находится не на очень удобном месте. Для торговли удобен, почему он и поднялся, а вот для обороны не очень. Он на самом востоке графства. А основные баронские замки расположены на западе, на той стороне Барейна. У короля и у герцогов есть свои личные сотни, а вот у графов - лишь полусотни. Только в Ларске была сотня. И даже не потому, что ларский граф - первый граф короны. Причина в городе. В других доменах столичные города находятся в центре своих владений в окружении баронских и рыцарских замков. А Ларск нет, он уязвим. Как и произошло восемь лет назад. Вот поэтому ларские графы держали не полусотню, а личную сотню. Да и ее оказалось мало.
   Замки очень редко, если нет войны или каких-то мятежей, остаются пустыми, без наследников. Если чей-то баронский род вымирает, находится их родня, которая и претендует на замок. А вот замок Броуди остался без претендентов из числа родни последнему барону. Да и феод оказался крупным, размером с несколько баронств. Отец отдал его Ренберну, моему старшему брату. А после его гибели снова остался пустым. Бароны, что были в округе, сцепились за право обладания им. Один из них, Твостер, побежал к Черному Герцогу. Тот дал солдат, и замок стал собственностью Твостера. А как герцог увел с ларских земель солдат, я прогнал Твостера и вернул наш семейный замок. Теперь он твой.
   - Мой? Как мой?
   - А ты что думал? Одним титулом обойтись? Нет, к титулу и феод должен прилагаться. Поэтому принимай свои владения. Кое-какой порядок я там навел, но ведь все равно полтора года пустовал. А тебе нужны слуги. Можно крестьян взять на барщину, но это ведь временно. Да и на полях они сейчас. Много не возьмешь. Значит, надо туда рабов. Два-три десятка.
   - Как рабов? Ты что, в своем уме? Чтобы я рабов имел?!
   - А что такого? Рабы везде есть. У меня в замке их полно.
   - Рабов у меня не будет!
   - Но почему?
   - Ты еще скажи, чтобы я их плетью стегал.
   - Сашка, я все прекрасно понимаю. После того что с тобой было. Но ведь иначе никак. И если ты не хочешь их наказывать - дело твое. Можешь им вольную пообещать. Отработают несколько лет - и вольные. Все в твоих руках.
   - Не хочу.
   - Жалеешь?
   - Да.
   - Тогда взгляни по-другому. Они ведь все равно рабы. Если не у тебя, то у другого. Значит, достанутся другому. А другой будет как этот Рисмус.
   Сашка вздрогнул.
   - И где им будет лучше, у тебя или у Рисмуса?
   - Я подумаю. Только и рабы разные бывают. Одни, как тот Пантюх. С ним по-хорошему, а он только в раж входит. Но есть и нормальные.
   - Во, понял.
   - Да это я знал и раньше.
   - Я о другом. Кто-то работящий и честный, а кому без хорошей порки никак нельзя.
   - Бить не буду, не хочу.
   - Это ты сейчас так говоришь, а сядут на голову? Этот твой Пантюх сядет?
   - Сядет.
   - Ладно, сам разберешься. Хотя рабов тебе не подобрать. Я распоряжусь, чтобы подыскали хороших. А дальше уже сам. Но слуги - это только полдела. И к тому же не главное.
   - А что главное?
   - Солдаты. В замке должен быть гарнизон. Броуди стоит на этой стороне Барейна, на юго-западе от Ларска. Южнее - Лоэрн. Правда, там к югу леса и возвышенность, но все равно воины нужны. Три десятка солдат. Я тебе выделю треть моей личной сотни. Хочешь Ястреда дам?
   - А сам-то как?
   - У меня еще останется семь десятков. Наберу еще.
   - Хороших солдат?
   - Откуда хорошим взяться? Даже эти сто пока не самые лучшие. Набрал кое-как. Учат их.
   - Ты хочешь оголить свою спину?
   - Тебе без солдат нельзя.
   - А если я сам подберу их? Лично. Ведь они же называются личными сотнями, десятками.
   - А где командира найдешь?
   - Отдай мне Хелга.
   - Ты в своем уме? Он почти мальчишка, семнадцать лет, как и мне. И командиром личной полусотни? Он даже не солдат, все еще оруженосец у Ястреда.
   - Плохой воин?
   - Да нет, мечом владеет хорошо.
   - Вот и прекрасно. Пока будет у меня десятником, со временем десяток превратится в полусотню, или, как там называется отряд из тридцати солдат.
   - Так и называется, полусотня. Неполная. Но посуди, семнадцатилетний десятник будет командовать взрослыми солдатами?
   - Зачем взрослыми? Разве в Ларске не найти его ровесников? Через год-другой станут хорошими солдатами.
   - Думаешь, есть столько времени?
   - Пока Пургес с Эймудом будет драться, время и пройдет. А на нас опасно нападать. Нападут - проиграют, даже если захватят Ларск. Войско положат. Нет, не нападут, пока разбираются друг с другом.
   - Надо же, ты даром время не терял, пока болел и лечился.
   - А здесь ничего сложного нет. Это как в драке втроем.
   - Не знаю, я ведь не дрался.
   - И я не дрался. Ну, почти. Было дело, когда нас с Эйгелем в Гендоване трое пацанов постарше начали задирать.
   - Ты мне не рассказывал.
   - А когда я б успел, Дар?
   - И то верно. Эйгеля тоже возьмешь в личную полусотню?
   Сашка задумался.
   - Нет, лучше не надо.
   - А что так? Я думал, что ты...
   - Дар, как тебе объяснить... Тут все очень сложно. Эйгель ведь почему пошел на этот дурацкий обряд в Храме Клятв? Вину на себе чувствует. Вот и перед тобой не оправдывался, а ведь мог. Но взял вину на себя. Он ведь себя этим обрядом наказал. А вот за что?.. И за то, что виконта, получается, оскорбил, а у него к титулам бзик какой-то был, уважение особенное. Аристократы, благородные, белая кость, одним словом. И все остальные - чернь. И еще причина была. Тогда в Гендоване, когда мы познакомились, он был одинок, у Эйгеля никогда не было друзей, а тут я появился. И эту дружбу из-за своего бзика он сам расстроил. Не может себе это простить. И еще. Это, может быть, самое главное. Там, в Гендоване, в гостинице был раб. Мальчик младше нас. Для Эйгеля рабы были не люди. Лентяи, которые не хотят работать, чернь из черни. А он, накопив денег, через полгода спустя поехал в Гендован выкупать мальчика из рабства.
   - И где он, этот мальчик, сейчас?
   - Он его не нашел. Новый хозяин гостиницы продал всех рабов, и Серри тоже.
   - Нигде не найти?
   - А где искать? Прошло больше года. Кто вспомнит, куда его продали?
   - Жаль.
   - Когда Эйгель попросился мальчиком-посыльным, - а куда ему еще идти? - я понял, что Эйгелю нужно. Это как лекарство. Пусть пройдет жизнь с низов. Только помочь ему надо, чтобы не сломался, но помочь незаметно, так, чтобы в глаза не бросалось. Пусть вытерпит и сам добьется всего в жизни. Дворянство заслужит. А рядом со мной ничего не получится. Я буду ему напоминать прошлое. А в твоей сотне все-таки под присмотром, пусть и незаметным, будет. Ястред хороший человек. Просто так не обидит. И я перед глазами не стою. Понимаешь?
   - Кажется, понял. Хорошо, что ты остался прежним Сашкой, хотя на тебя всего столько свалилось. А я, наверное, изменился. Жестким каким-то стал, а в нужный момент вдруг нерешительный. Что со мной?
   - Ты теперь граф, коронованная особа, может быть, в этом причина?
   - Проклятье! Как мне тогда, когда мы с тобой познакомились, было безразлично, граф я или простой мальчишка из воровской удачи. Тогда было легче и проще. Тогда я был счастлив. Нет, сейчас тоже. Ты нашелся, у меня теперь есть Эльзина и Винтольд. Но стало все сложнее. Этот этикет. Условности, правила, законы. За прошедшие два года мне пришлось учиться приказывать. Вот и научился. Обещания дурацкие стал давать, властителем себя почувствовал.
   - Да, ладно, я понимаю.
   - Значит, не сердишься?
   - А вот за эти слова теперь рассержусь!
   И Сашка толкнул Дара на спину, повалившись рядом с ним. Все было как два года назад. Мальчишки! Они до сих пор остались мальчишками. Друзья и одновременно братья - что может быть крепче?
  
   Глава 2
  
   0 год эры Лоэрна.
  
   Рени проснулся от непонятного звука, доносившегося откуда-то издалека. Возможно, даже со стороны моря. Может быть, это морской лев ищет себе спутницу жизни? Морских львов он никогда не видел, но старикам из его деревни давным-давно удалось повидать это морское страшилище. Из десяти лодок обратно вернулись лишь две. Но с тех пор прошло сорок лет, морского льва больше никто не видел, но память о той страшной ночи оказалась цепкой.
   Неужели морское чудовище снова появилось поблизости от их деревни? Хотя какое это теперь имеет значение? Его деревни уже нет. Точнее, дома-то, конечно, сохранились, только стоят совсем пустые. Набег орков оказался столь внезапным, что жителей застали врасплох. Ни одна лодка не успела выйти в море, так и не бежав от ужасных людоедов.
   Рени спасся просто чудом. Случайно подвернул ногу, неудачно спрыгнув с каменного откоса. Друзья пошли в деревню за помощью, взяли на соседнем подворье лошадь, одну из четырех, что имелись в их в деревне, прицепили подводу и поехали за ним.
   Как все произошло, он видел хорошо. Как-никак лежал на высоком, почти отвесном склоне. Пара сотен орков появилась из-за поворота столь внезапно, что люди вначале остолбенели, а когда бросились бежать, то расстояние между ними и орками значительно сократилось. Вначале парни метнулись в сторону деревни, но увидели, что орки подрезают им путь. Тогда они бросились в сторону моря. Если бы его друзья бросили лошадь с подводой, то, наверное, кто-то смог бы спастись, бросившись в воду. Но лошадь из-за каменистой и неровной почвы уступала в скорости оркам, которым ничто не мешало в их беге. Надо было парням соскочить с подводы, но они только крепче вцепились в борта, боясь выпасть при тряске. Через пять минут орки их нагнали, и через минуту все было кончено.
   Не задерживаясь, твари бросились в сторону деревни. Дозорные то ли проспали, то ли на что-то отвлеклись, сигнал об опасности подали слишком поздно. И его деревни не стало.
   Был бы жив Канвид, прежний староста, односельчане сумели бы спастись. Рени помнил, как тот тщательно проверял дозоры и наказывал тех, кто плохо относился к службе. Но три года назад Канвид умер, при новом старосте к охране деревни стали относиться спустя рукава. До очередного нашествия орков еще оставалось больше года, вот и расслабились. Не зря, значит, покойный староста частенько предупреждал, что не стоит рассчитывать на дисциплинированность этих тварей. Среди них всегда найдутся те, кто самовольно захочет полакомиться свежим мясом. Жрецы ослушников потом накажут, если сумеют найти, конечно. Отдадут на съедение своим же сородичам, но через какое-то время появятся другие дикие орки, кто не захочет ждать следующего срока начала охоты на людей.
   На их землю орки вторгались каждые двадцать четыре года. Люди готовились к этому, рыли подземные укрытия, делали съестные запасы перед тем, как уйти на целый год в дремучие леса. А жители их деревни спасались в море, соорудив что-то вроде больших плотов с домом на них. Живи, лови рыбу, только от берега далеко не отплывай. Все бы хорошо, вот только в сезон штормов приходилось прибиваться к берегу. К счастью, орки не очень-то любили непогоду, тем и спасались.
   А три дня назад на год раньше срока появились орки. И теперь он остался один. С больной и распухшей ногой, без еды и воды. Последние капли, что оставались на донышке пустотелой тыквы, он выпил еще вчера, и сейчас ему ужасно хотелось пить. Спуститься вниз? В принципе даже с больной ногой он смог бы это сделать. Медленно, но сумел бы. Но куда направиться? Ближайший источник был в деревне, но там хозяйничали орки, свежуя то, что осталось от его односельчан. А ползти к дальнему источнику, значит, потратить на это день, а то и два. Сможет ли он преодолеть этот путь, голодный и мучимый жаждой? Рени сомневался. Но даже и с сомнениями в том, что ему удастся добраться до дальнего родника, он двинулся бы в путь, если бы не орки. Когда они закончат хозяйничать в деревне, то пойдут как раз в сторону дальнего родника. И ему тогда не уйти с его больной ногой.
   Вот поэтому он и решил дождаться дня, когда орки, насытившись и заготовив копченого мяса, уйдут обратно. Вопрос лишь в том, доживет ли он без воды и еды до этого момента? Поэтому Рени ничего не оставалось, как смиренно ждать, большую часть времени подремывая в найденной им норе на склоне горы.
   А сейчас его разбудил странный далекий звук, доносившийся со стороны моря. Как будто кто-то равномерно стучал в медный лист, висящий в центре их деревни. Только от ударов по листу звук был негромким и глухим, а здесь он был намного звонче. И время от времени раздавался рев неведомого морского чудовища, наверное, морского льва. Что его сюда привело? Запах орочьего пиршества? Но вряд ли ему что-нибудь удастся урвать у этих людоедов. Он в море, а орки на суше. Орки воду не любили, вот почему его односельчане всегда спасались от их набегов, уходя на плотах в море.
   Уже начало светать, но утренней зари еще не было видно. Причиной тому - туман, сгустившийся у берега и заволокший все окрестности. Но здесь, на верхней точке отвесного склона, воздух был чист и по-утреннему прохладен. Рени, всматривавшийся в сторону моря, откуда раздавались эти непонятные звуки, вдруг заметил расплывчатое движение, а затем внезапно в море появился шест с какой-то большой тряпкой, свисавшей с его вершины. Куда уходил вниз шест, Рени не видел из-за сгустившегося внизу тумана. Но затем до него донеся скрежещущий звук, шест несколько раз дернулся и перестал двигаться, а звук перешел в какой-то нечеловеческий стон.
   Там же подводные камни. Но они глубоки, до поверхности от них почти с его рост. Плоты и лодки спокойно проходили над подводными скалами. Тогда откуда этот звук, как будто какая-то лодка напоролось на каменное препятствие? А странные звуки прекратились. Теперь до него изредка доносилось что-то похожее на человеческие крики, но издаваемые с каким-то напряжением. В них не чувствовалось отчаяния или страха, горечи или безнадежности. Рени пытался понять, что же это такое, но странные звуки скоро прекратились, и наступила тишина.
   Ожидая разгадки непонятных событий, Рени задремал, а когда очнулся, то сразу вздрогнул. В полусотне шагов от берега виднелась фигура чудовища, морского льва, которого описывали в своих рассказах старики-односельчане. Громадное туловище, над которым возвышалась на длинной шее зубастая голова. И это морское чудовище смотрело в его сторону. Рени испуганно отполз назад вглубь дыры. Когда, немного успокоившись, он осторожно выглянул наружу и присмотрелся, то оказалось, что за морское чудовище он принял большую странную лодку, носовую часть которой украшала искусно вырезанная фигура морского льва. Точнее, не фигура, а только часть ее - длинная шея с оскаленной пастью.
   Сама же лодка была настолько большой, что на ней могло поместиться несколько домов из его деревни. Неужели такие большие лодки бывают? И кто эти люди, что смогли ее построить? Ответ пришел скоро. От большой лодки отчалило другое суденышко, немногим больше лодок из его деревни. Расстояние до берега оно прошло всего за десять взмахов веслами и быстро уткнулось в каменистый берег. Из него вышли шесть мужчин в странной одежде из металла. То, что это был металл, Рени догадался по солнечным бликам, отражающимся от одежды пришельцев.
   Все мужчины были вооружены длинными мечами, у одного из них был в руках топор на длинной рукоятке, а двое держали наготове луки с наложенными стрелами. Кто они? Люди или морские звери? Две руки, две ноги, но с рогами на голове. Если большой корабль увенчивала голова морского льва, не являются ли эти существа воинами морского чудовища? Рогатые головы вполне говорили о такой возможности.
   Пришельцы осторожно двигались в его сторону. Их внимание привлекла телега, оставленная после нападения орков. Одно из этих непонятных существ остановилось возле нее и внимательно оглядело землю. Затем выпрямилось и что-то сказало своим спутникам, показывая рукой вниз. Что же пришелец там увидел? Конечно же, кровь, обильно пролитую орками, убивших его приятелей вместе с лошадью. То, что следы были свежими, догадаться совсем не трудно. А рогатые существа уже смотрели в сторону его деревни. Но ее отсюда не видно даже ему, лежащему на склоне высокого и отвесного холма. Им и подавно с этого места деревни не увидать. Тогда почему же они смотрят в ту сторону? Ну, конечно же! Орки уволокли в ту сторону трупы парней и лошади. Кровавые следы-то остались!
   Тем временем лодка уже сделала еще одну ходку до большой лодки пришельцев. И привезла еще четверых, отправившись в обратный путь за новой партией воинов.
   Рени настолько увлекся изучением происходящего, что позабыв об осторожности, высунулся слишком далеко из своей норы. И тут же был замечен одним из рогатых воинов. Рени быстро юркнул обратно, но понял, что уже поздно, его заметили. Теперь найдут, а затем убьют. Сами ли зажарят и съедят или преподнесут своему повелителю, морскому льву, для него это теперь никакой роли не играет. В любом случае его ждет смерть. Хотя и так с больной ногой и без воды и пищи он тоже долго бы не протянул. Разница всего лишь в сроках смерти.
   И когда отверстие норы закрыл чей-то силуэт, а затем сильные руки потащили его наверх, Рени не сопротивлялся. А вскоре и вовсе потерял сознание, ударившись больной ногой о камень, попавшийся на его пути. Когда он очнулся, то не сразу понял, что нога перестала болеть. Он скосил глаза и увидел, что она крепко забинтована лоскутом какой-то ткани. А затем в рот ему что-то засунули, и потекла живительная влага. Впрочем, вода отдавала какой-то затхлостью. Но все равно казалась удивительно вкусной и бодрящей. Хотелось ее пить и пить бесконечно долго. Но, к его большому сожалению, плоскую посудину с водой бородатый воин вытащил из его рта. Рени продолжал лежать на каменистой почве и смотрел на стоявших вокруг него рогатых воинов. А ведь это не настоящие рога, а металлические шапки с приделанными рогами! Может быть, это обычные люди, а не спутники морского чудовища?
   Тем временем пришельцы стали что-то ему говорить, но Рени совсем не понимал их язык. Он так и сказал им, те же в ответ, услышав незнакомую речь, только нахмурились. Убьют сейчас или захотят отдать живым морскому льву? Пришельцы стали о чем-то спорить, время от времени указывая на Рени руками или кивком головы. После этого снова о чем-то спросили и, подав руку, подняли его на ноги. Уф, а нога-то почти и не болит! Значит, это был не перелом, а вывих, и они, когда он лежал без сознания, вправили ему ногу. Но зачем это делать, если человека ждет смерть? Или они не будут его убивать?
   Один из бородатых людей протянул Рени ту же плоскую посудину, в которой еще оставалась вода, а затем сунул ему в руку кусок сухого мяса. Вот как! Значит, его оставляют живым. Когда Рени съел мясо и выпил оставшуюся теплую и немного затхлую воду, один из воинов выжал на ладонь несколько капель воды и, показывая на нее, сказал: "Vatn".
   - Vesi, - ответил Рени, показывая на капли воды.
   Бородач стал тыкать рукой во все стороны, кроме направления моря и задавать какие-то вопросы, в которых постоянно звучало название воды. Рени догадался, что он спрашивает, где есть источник с водой.
   Рени ткнул рукой в сторону деревни и повторил слово на языке пришельцев: "Vatn". Но тут же сделал испуганное лицо и сказал: "Орки". Затем подошел к брошенной телеги и, показывая на следы крови, снова повторил "Орки". А затем, показав на меч, висевший на поясе ближайшего бородача, резко провел ладонью возле своего горла. Пришельцы, кажется, поняли, что он хотел им сказать, нахмурились и стали о чем-то спорить между собой.
   Тем временем суденышко сделало еще несколько ходок и высадило на берег новых воинов. Всего Рени их насчитал около сорока человек. Все были одеты в кожаные куртки, на которые нашиты металлические пластины. А у нескольких человек поверх курток надеты металлические сооружения, сделанные из колец. Металл не был ни медью, ни тем более бронзой. Может быть, это железо? О нем он знал от своих односельчан, что бывали на торжище. Там можно было встретить предметы из железа, но они стоили слишком дорого для жителей рыбацкой деревни.
   Один из бородачей жестами объяснил Рени, чтобы он провел к деревне трех воинов, но действовал бы осторожно. Рени кивнул головой в знак согласия и повел бородатых воинов таким путем, чтобы они могли выйти к утесу, возвышающемуся рядом с их деревней. С него можно было увидеть всю картину того, что сейчас происходит в его селении.
   Когда они поднялись на вершину холма, Рени замутило от увиденной картины, а одного из бородачей и вовсе вырвало. Сцена кровавого орочьего пиршества пришельцев основательно потрясла. Рени видел, как изменились лица морских воинов, когда разведчики рассказывали им об увиденном. Но надо отдать им должное, пришельцы быстро пришли в себя, построились в колонну в виде клина, во главе которой встали трое одетых в броню из металлических колец. И соблюдая построение, вся масса пришельцев двинулась в сторону его деревни. Сам Рени шел позади них и видел, что в задних рядах шли бородачи, вооруженные, кроме мечей, еще и луками.
   Когда до деревни осталось совсем немного, их заметили орки, громко завизжавшие и сразу бросившиеся на появившихся врагов. Впереди на четырех лапах бежали безоружные орки, привыкшие своим напором сбивать людей с ног, а затем добираться острыми зубами до их горла. Сзади же, немного отстав, бежали на двух лапах орки, вооруженные толстыми дубинами.
   Когда расстояние до пришельцев сократилось до сотни шагов, передние воины присели, а идущие сзади лучники послали поверх их голов стрелы в набегавших орков, полтора десятка которых упали, пронзенные меткими выстрелами. Бородачи успели выстрелить еще раз, но напор орков не ослабел и передние из них уже добежали до острия клина. Воины выпрямились во весь рост и встретили орков остриями своих мечей. Рени, стоявший за спинами пришельцев, плохо видел, что происходило на месте битвы, лишь громкий визг орков разносился по всей округе.
   Откуда-то сбоку выскочила группа из полутора десятков орков, вооруженных дубинами. Их Рени видел отчетливо. И видел, как налетевших тварей встретили бородачи. Удары дубинок, способные сбивать человека с ног, воины принимали своими овальными щитами. Их Рени рассмотрел хорошо. Щиты были сделаны из древесины и обиты по краям и поперек железными полосами. В их центре располагалась остроконечная бляха.
   Воины умелыми и выверенными движениями не принимали удары дубинок на щит, а отводили их в сторону, сами же вонзали свои мечи в открывшуюся грудь орков. Хватало по одному удару, чтобы убить очередного людоеда. С напавшей группой орков покончили в считанные мгновенья. А тем временем стоявшие во главе клина воины яростно закричали и бросились бежать вперед, добивая удирающих орков. После этого бой распался на маленькие фрагменты. Бородачи рассыпались по деревне, настигая обезумевших орков. За краткое время с тварями было покончено. Ни один из пришельцев не был даже ранен. Орки же все были перебиты.
   Вот это настоящие воины! По прикидкам Рени, бородачи убили около полутора сотен людоедов. А его односельчане в смертельной схватке с орками смогли убить лишь полсотни и погибли все сами. Из его деревни никто не уцелел. Потайных погребов не делали, традиционно спасаясь от орочьих набегов уходом в море. Вот и поплатились за свою беспечность.
   Бородачи, наполнив кожаные мешки свежей водой, ушли из деревни к месту, где стояла их большая лодка. До конца дня они перевозили на берег какие-то тяжелые предметы, как потом Рени понял, для облегчения лодки. А затем, дождавшись прилива, поставили парус, и их лодка снялась с мели. Днище оказалось целым благодаря тому, что подводные камни были плоскими, а лодка лишь слегка о них задела, остановив свое движение.
   Следующие несколько седмиц Рени был в центре внимания. Все время парня окружали пришельцы, упорно старающиеся изучить его язык и уже добившиеся определенных успехов. По крайней мере, он теперь, пусть и с трудом, но понимал, что хотят от него бородачи. Но вот освоить язык пришельцев ему не дали, быстро наложив на это запрет. Как он понял, они не хотели, чтобы кто-то посторонний мог понимать, о чем они говорят.
   Сами же воины хотели знать о мире Рени все. Вот только он сам знал не очень много. И что находится за пределами территории, принадлежащей двум храмам, он не знал ничего. Перемещаться между зонами разных храмов могли лишь хаммийские торговцы, но те никогда не распространялись о других землях. Кто такие хаммийские торговцы? Это купцы, живущие в Хаммие. Это земли такие, наверное, где-то на юге. Почему на юге? А все хаммийцы очень смуглые, как будто только и делают, что находятся на солнце. У некоторых и вовсе чуть ли не черная кожа. А в этих краях зима, хоть и недолгая, но пасмурная. Да и осень с весной не часто балуют солнечной погодой. Здесь разве так загоришь? Нет, конечно. Вот и получается, что торговцы пришлые с юга.
   Бородачи, как понял Рени, согласились с его выводами. И задали вопрос про храмы? А что он сможет ответить? Здесь два храма. Один посвящен богу Ужасному Паа, а другой богу Великому Ивхе. В храмах живут жрецы, которые приносят в жертву богам людей, приводимых в их храмы. Кто приводит? Орки. Только не эти, которых убили пришельцы. Эти орки - дикие, а те, что при храмах, прирученные. Они служат жрецам и собирают по всей территории, которой распоряжается храм, жертвы для своих обрядов.
   А еще храмы есть? Конечно, эти два храма не единственные. Есть и другие, но до них далеко и где они расположены, никто не знает. Потому что это запрещено. Кем? Жрецами. Виновных находят и приносят в жертву. И не одних, а еще забирают кучу народа из тех селений, откуда родом ослушник. Вот поэтому никто и не интересуется, что же расположено за землями их храма.
   А ближайший город здесь где? Город? Что это такое? А, большая деревня. И не просто большая деревня, а очень даже большая и с каменными стенами вокруг. Нет, про такие деревни он не знает. Мужчины из его селения ездили продавать копченую рыбу на торжище. Там есть деревня, но она без внешних стен, да и не такая большая, как думают пришельцы. А других больших селений Рени не знает.
   Кто владеет деревнями? Как, кто? Жрецы, конечно. Еще есть старосты. А больше никто. И так по всей округе. Есть, правда, те, кто живет в лесах. Они жрецам не подчиняются и дань людьми и снедью не платят. Вот у них, говорят, существуют вожди. И власть свою передают по наследству. Но это только в лесах. А по всей остальной земле совсем по-другому. И если в каком-то селении староста решит передать власть сыну или внуку, то ни он, ни вся его семья и даже дальние родичи долго не проживут. Прознают жрецы, пошлют своих слуг-орков, те схватят и приведут в храмы виновных со всеми родичами, а жрецы принесут их в жертву богам.
   Дикие орки появляются в набегах раз в двадцать четыре года. Набег длится целый год. Им разрешается делать все, что хотят. Кем разрешается? Жрецами, конечно. За это дикие должны отдавать половину добычи оркам-храмовникам. Но орки на то и дикие, поэтому часто ослушиваются и уходят в набеги раньше времени. Что делают орки в оставшиеся двадцать три года? Чем питаются? Да все тем же самым. В другие годы они нападают на земли других храмов.
   Как отнесутся жрецы на нападение диких орков на его деревню? Если узнают, кто напал, то ослушников убьют. Да, убьют. Да, за жрецами сила. Почему жрецы разрешают диким оркам охотиться на человеческих землях? Что им мешает запретить оркам охотиться на людей? Этого Рени не знает. Жрецам виднее, они мудрые.
   Сколько времени длится охота орков на людей? Год. Как же люди спасаются? Уходят в другие земли? Нет, конечно. Тех, кто пытается уйти за пределы своей земли, орки-храмовники отдают жрецам, а те приносят пытавшихся убежать в жертву. Люди спасаются, как могут. Жители этой деревни уходили на целый год в море, изредка причаливая на пустынных берегах. Орки воду не любят. Но так спасаются лишь жители рыбацких деревень. Остальные по-разному. Кто уходит в густые леса, кто прячется в горах, кто копает подземные убежища. И живут в них год, пока орки не уйдут.
   Чем питаются? Тем, чем успевают запастись до орочьего нашествия. В лесах проще, там можно охотиться, да и речки есть, от жажды не умрешь. Вот только орки и в лесах охотятся на людей. Разве что в непролазные чащи не ходят. Лишь малая часть людей, ушедшая в леса, выживает. А те, кто прячется в горах или под землей, тем часто не хватает запасенной пищи, а воды и подавно. Кто-то умирает от жажды и голода, кто-то попадается оркам, когда выходит в поисках воды и пищи. Так что так на так и выходит. Что скрываться в лесах, что в горах или под землей - все равно в живых остается меньшая часть.
   Почему люди не могут дать отпор этим людоедам? Тех больше и они сильнее. Да и чем отбиваться? У людей нет железного оружия. Бронзовый меч - большая редкость и стоит неимоверно дорого. Вот если бы у людей было такое оружие, как у спасших Рени воинов!
   Слушавший парня бородач громко рассмеялся. Его смех подхватили и другие слушатели. Один из них достал из ножен меч и протянул его Рени.
   - Нападай на меня.
   Рени взял меч и неуверенно посмотрел на бородача. Тот стоял безоружный, только чуть прикрываясь своим щитом.
   - Но я тебя могу... убить.
   Бородачи только громче засмеялись.
   - Бей, не бойся. Бей в полную силу. Если сможешь меня задеть, чуть ранить, этот меч будет твой. Я обещаю при всех!
   Рени поудобнее перехватил меч правой рукой, потом помедлил и взял его обеими руками. Затем размахнулся и... попал по щиту. В то же мгновение сильный кулак, одетый в кожаную рукавицу повалил его на землю. Рени сильно ударился и потерял сознание. Когда он пришел в себя, то увидел склонившиеся над ним бородатые улыбающиеся лица.
   - Хочешь еще попробовать? - спросил его противник.
   Рени лишь покачал в ответ головой, а бородачи вновь рассмеялись.
   - И много орков смогли бы убить твои односельчане, будь у вас такие мечи?
   Рени только поник головой.
   - Конечно, железные мечи лучше, чем палки, но этого мало. Нужно умение, нужен дух. Есть он у вас? Нет! - продолжит говорить бородач. - У вас нет вождей. А в бой вести должен вождь. А староста выбирается из числа старейшин?
   Рени в ответ согласно кивнул головой, все еще находясь в расстроенных чувствах.
   - Старики, они мудры и без их совета тоже бывает нельзя, но в бой они не поведут. Здесь нужен вождь, а его у вас нет. А те, кто живет в лесах, они с вождями?
   - Да.
   - Я думаю, что и воины у них хорошие. А скажи-ка, Рени, насколько обильны эти земли? Много ли живет на них людей? Из-за этих вторжений орков как только вы все не вымерли.
   - Земля обильна и урожаи хорошие. На юге, говорят, даже умудряются по два урожая снимать. А у нас в море много рыбы. Сколько дичи в лесах, я не знаю. Но говорят, что ее все меньше и меньше. Орки ведь охотятся не только на людей, а вообще на все живое. И на лесную дичь тоже.
   - А какие селения рядом с вами? Далеко?
   - Пожалуй, да. К югу есть рыбацкая деревня. Плыть не очень долго. А вот к северу рыбацкая деревня далеко, треть дневного пути, да и маленькая она. Есть деревни землепашцев. Они к закату. Одна в трети пути, а две других чуть к югу, но пешим только к вечеру доберешься, если утром выйти.
   - И большие деревни-то?
   - Первая - десять или одиннадцать дворов, а те две чуть больше.
   - А земля родит хорошо?
   - Хорошо.
   - Вот тебе, Рени, и ответ, что с вами сделали орки. На день пути - только шесть селений. Теперь и вовсе только пять. Да и то неизвестно, что сталось с другими из-за набега орков. Хорошая плодородная земля, так? И только три селения землепашцев. В сорок домов всего. Скоро вообще людей здесь не останется.
   Рени молчал.
   - Одни орки будут, - продолжил бородач.
   - Подожди, Кнут, - перебил его другой. - Одни орки, говоришь, останутся? А жрать что они будут? Воды боятся, в море не ходят. Остается земля. В лесах дичи осталось мало. Ведь передохнут с голоду! Уже сейчас, думаю, голодуха у них. Вот и напали раньше времени. А на следующий год, когда настанет время орде прийти, что ей достанется? Вашу деревню разорили, могли и другие селища погубить. Не земля, а пустыня достанется. Сейчас орда другие земли разоряет?
   - Наверное, - кратко ответил Рени.
   - В тех землях тоже с едой у них плохо. Скажи, когда орда приходит, в какое время года?
   - По весне, когда подсохнет все.
   - Вот! За зиму от орды останется немного. За весну и лето селения разорят, к осени пусто будет. А к зиме друг друга орки жрать будут. Вот считайте. На день пути здесь осталось пять маленьких селений. Сорок дворов. Две сотни человек. Пусть три сотни. Еще есть скотина. Немного, но есть. Но ведь не всех людей найдут, кто-то спрячется. Двести человек, немного живности - надолго оркам хватит? А им год здесь надо пробыть. Сколько орков на вас напало? Сотни две? Вот и получается, что две сотни орков не прокормятся с земли в округе в несколько дней пути. Сколько всего может быть орков? Считайте! Таких орочьих орд, как мы недавно порубили, всего-то десяток наберется. Или чуть больше. Нам они на один прикус!
   - Но есть же жрецы с другими орками! - возразил кто-то из воинов.
   - А те чем питаются? Святым духом? Тех тоже должно быть мало! С разоренных земель много оброка не соберешь. А лишь крохи. Есть еще орки при храмах. Но тех и вовсе самая малость!
   - Если жреческих орков мало, то как им удается наказывать ослушников из диких орков?
   - Как-как! А мечи на что? Скажи-ка, Рени, ты видел жреческих орков?
   - Видел. Приходили они за данью.
   - Ну и как, с оружием те были?
   - С оружием! С мечами, даже с большими топорами. Почти как у вас.
   - Вот и я про то говорю, за счет оружия, да умения держат они власть. Но теперь есть мы. Земля эта велика и обильна, только порядка на ней нет. Вождей нет. Вот и наведем на ней порядок. Орки нам не сила, а жрецы и подавно.
   - Но жрецы... великие колдуны, - вмешался в разговор Рени.
   - У нас свои колдуны есть. Даже колдунья! С собой привезли.
   Пришельцы не соврали. Колдунью Рени скоро увидел сам. Вёльва, так ее называли воины, явно отличалась внешностью от пришельцев. Те были высокими, круглолицыми с длинными светлыми волосами и голубыми глазами. Колдунья тоже подпадала под это описание, разве что роста была среднего. Но отличительной ее чертой были большие высокие скулы. Голубые глаза имели совсем иной разрез в сравнении с воинами. И нос тоже отличался своей формой. У пришельцев носы были или прямые или курносые, а у колдуньи нос был сильно вогнут, чуть ли не сравнивался с основанием лица. Но в самой его середине выступала заметная горбинка.
   На вёльве был синий плащ, спереди завязанный ремешками. На голове высилась черная меховая шапка, на шее висели стеклянные бусы. На удивление Рени, все бусины были одинакового размера. И круглыми. У них в деревне стеклянных шаров было мало и размерами они друг от друга сильно отличались и формой тоже. Едва ли пятая часть бусин напоминала по форме шар, а другие - все были разные, даже бесформенные.
   В руках колдунья держала посох с желтым набалдашником. Но это не было золотом, как вначале подумал Рени, уже потом, один из бородачей на вопрос Рени ответил, что набалдашник сделан из желтой меди. Медь такого цвета Рени была незнакома. Из такой же желтой меди сделаны и пряжки на мохнатых ботинках. На руках у колдуньи имелись белые перчатки из кошачьего меха.
   Вёльву бородачи почтительно приветствовали и что-то ей сказали. Та уселась на высоком помосте, двое пришельцев стали певуче выкрикивать заклинания, сопровождая их песнопениями. Сама колдунья стала в такт возгласам вертеть по кругу головой, все больше и больше входя в транс. Взгляд у нее стал отрешенным, а темп верчения головой усилился. Наконец она остановилась, стукнув посохом о помост. Ее помощники застыли на месте, а сама вёльва стала дергаться, изгибаясь вперед. Затем ее отпустило, она приоткрыла глаза и негромким, но завораживающим, а временами леденящим голосом стала что-то говорить. Бородачи стояли неподвижно, с напряжением вслушиваясь в ее слова, а под конец, когда вёльва обессиленно откинулась спиной на помост, громко закричали, потрясая оружием: "Тор!".
   Как сказал после окончания ворожбы один из бородачей, помогавший колдунье, вёльва предрекла славную смерть большинству чужакам, а оставшимся в живых - обретение короны. Но колдунья предостерегла бородачей от желания надеть корону за пределами этих земель. "Здесь одна большая корона, семь маленьких, а дальше - чужие, но они поклонятся вам и будут кланяться вечно. А если вечность исчезнет, то исчезнет и род людской", - так перевел на местный язык бородач предсказание колдуньи.
   - Она сильна в ведовстве. Мы основательно проплутали в море, виной тому шторм и туман. Еще таких пару дней и мы остались бы без воды. Наш драккар совсем заплутался. Плыли на запад, день плывем, два плывем, а утром оказывается, что идем на восток. И так несколько раз. Вёльва обряд совершила. И чем глубже погружалась в ведовство, тем темнее становилось вокруг. А ведь был почти полдень! А как ударила посохом, так сразу солнце выглянуло. Снова взяли курс на запад и на следующее утро уже почти сели на мель. А рядом ты, - бородач неестественно хохотнул. - Да, если бы не ее ворожба, так бы и мыкались по морю.
   - Но она предсказала, что большинство вас погибнет.
   - Славной смертью! Что еще можно желать лучшего! Она и себе смерть нагадала. Сильные здесь у вас жрецы! Силы много накопили. На десяток таких, как она хватит, да еще столько же и останется. От такой силы, как у жрецов, никому не спастись, даже Тор не поможет. Страшная у них сила, все сметет. Вот только знает она один способ как эту силу, нет, не остановить, никто не сможет остановить, а оттолкнуть ее в сторону. А в стороне уже не властны жрецы над ней. Бери почти голыми руками и делай все что хочешь. Собирается вёльва напоследок схоронить силу эту в амулетах. И ты помочь ей должен.
   - Я?! - удивленно воскликнул Рени.
   - Да, требуется помощь местного мужчины, девственника. Ты девственник?
   - Да, - покраснел Рени.
   - Это хорошо. Значит, помочь должен. Силу-то она захватит и закупорит, вот только направить ее должен ты.
   - Почему я?
   - Направлять нужно мужчинам. Да и местным к тому же. Сила-то принадлежит этой земле, а ты ее часть. Вот тебе и направлять. Любой из нас не сможет это сделать, чужие мы этому миру. Любой чужой, столкнувшись с этой силой, долго не проживет. День, два, а то и мгновенье.
   - А вёльва как же?
   - Она тоже. Я же сказал, что она и себе смерть нагадала.
   - Из-за того, что соприкоснется с чужой силой?
   - Да, именно из-за этого.
   На следующий день на берегу царило оживление. Суденышко постоянно циркулировало между берегом и лодкой, которую воины называли драккаром, перевозя на него различные вещи, до этого свезенные на берег. Во второй половине дня настала очередь и Рени, который с интересом и каким-то трепетом вступил на палубу лодки пришельцев. Но когда он назвал судно лодкой, воины нахмурились: какая же это лодка? Это корабль!
   По обоим бортам судна были расположены весла, их на каждой стороне Рени насчитал целых три десятка. Но самым удивительным были щиты, закрепленные по бортам. Щиты оказались металлическими и не из бронзы, а железные!
   Бородачи расселись вдоль бортов, взмахнули веслами, и корабль двинулся в открытое море. Однако вскоре со стороны днища раздался скрежет и треск. Гребцы задержали весла, но все обошлось, драккар уже свободно плыл дальше. Впрочем, плыли недолго, путь на север до соседней маленькой рыбацкой деревушки прошли быстро, но остановились, немного не доплыв до нее. Уже смеркалось, поэтому решили отложить высадку до утра следующего дня.
   Вечером после шумных разборок, когда воины успокоились, Рени спросил у Торсена, одного из пришельцев, который не отмахивался от расспросов парня, а подробно разъяснял все непонятное. Оказывается, пришельцы плохо рассчитали проход корабля среди подводных скал. Ведь в утро прибытия драккар спокойно прошел эти скалы, очутившись на мели уже почти у самого берега, а сейчас чуть снова не сел днищем. Причина была в осанке корабля. Перед отплытием на него погрузили несколько десятков бочонков со свежей водой, вот поэтому и вес прибавился, из-за которого драккар чуть не сел на мель или чего доброго, не пропорол днище.
   Утром двинулись дальше. Впрочем, гребцам понадобилось всего пару десятков дружных взмахов веслами. Впереди заметили несколько плотов с людьми на них. Значит, орки были и здесь, только соседи оказались везучими, успев сбежать в море. Лорн, предводитель пришельцев, что-то отрывисто крикнул и снова раздался стук весел о железные уключины. Плоты бросились в разные стороны, пытаясь сбежать от несущегося на них судна, увенчанного головой морского льва, но уже через десяток взмахов весел драккар поравнялся с одним из плотов. Рени велели успокоить рыбаков, что он и попытался сделать. Но людей на плоту охватила паника, Рени видел, что те уже готовы были броситься в море, лишь бы спрятаться от морского чудовища. Но вероятно рыбаков все-таки сдерживала мысль, что в море, вотчине морского льва, их настигнут еще быстрее.
   Пришельцы наставили на попавших в ловушку людей луки, выдвинувшись над планширем корабля. Постепенно паника у людей затихла и сменилась обреченностью. Несколько воинов, держа наготове мечи, спрыгнули на плот, безошибочно найдя среди затихших людей главу семьи. Его подняли в драккар и допросили. Оказывается, орки появились у рыбацкой деревушки совсем недавно и до сих пор там оставались. Но в отличие от селения, где жил Рени, местные жители оказались более расторопными, успев погрузиться на плоты. Потеряли, правда, несколько человек, которые замешкались или находились вне деревни, да оставили на съедение оркам всю свою малочисленную живность. Зато взамен живой плоти тварям достался большой запас копченой рыбы. Ее орки ели почти с тем же воодушевлением, что и убитую живность.
   - Что же вы так обмишурились, что оставили оркам все свои запасы? - спросил старика один из бородачей.
   Тот только испуганно хлопал глазами. Рени решил вмешаться в разговор.
   - У нас всегда делают тайники для продовольствия, но копченую рыбу не спрятать - найдут по запаху.
   - Вот как? Значит, есть тайники? - это уже спросил сам Лорн, вождь пришельцев.
   - Есть, - подтвердил Рени, - но там у нас хранится запас зерна, которое мы вымениваем на рыбу. Еще сушеные фрукты, есть немного овощей.
   - И ты нам про них ничего не рассказал?
   - А вы не спрашивали.
   - А у этих есть тайник с запасом еды?
   - Должен быть. Ведь вторжение орков длится целый год, море, конечно, кормит, но все может случиться и тогда без запаса еды будет трудно.
   - И где устроен тайник? В самой деревне? - продолжал расспрашивать Лорн.
   - У нас два тайника, но держать их в деревне глупо, там же орки хозяйничают. Тайники на берегу, в противоположных местах. Сделаны так, чтобы можно незаметно причалить к берегу и все достать.
   - Понятно. Значит, и эти должны иметь запас пищи впрок. Хорошо, нам как раз не помешает ее восполнить. Твои два тайника ты покажешь потом.
   После этого вождь стал отдавать приказы на своем языке. Вскоре раздался скрип уключин, это воины развернули драккар к берегу. Высадив примерно треть воинов, корабль пришельцев взял курс в открытое море, но держа в виду полоску земли. Драккар обогнул по дуге деревушку и высадил вторую группу воинов к северу от нее. После высадки корабль вновь развернулся и пошел в обратную сторону, но на этот раз ничуть не скрываясь.
   При подходе к селению его наконец заметили орки, продолжающие хозяйничать на захваченном месте. Раздались знакомые орочьи крики. На их зов отовсюду сбегались новые и новые твари. А драккар подходил все ближе к берегу. Лорн отдал какой-то приказ и полдюжины бородачей во главе с вождем, спустившись в лодку, стали править ее как раз к месту скопления орков.
   Тем временем напротив лодки на берегу уже неистовствовала целая куча тварей. Сотни полторы, как насчитал Рени. А эти бородачи как будто не замечали столь внушительного количества страшных врагов, многие из которых вооружились кто дубинками, кто баграми, а у некоторых в лапах были даже мечи.
   Не доплыв совсем немного до врагов, пришельцы достали луки, и... шесть орков замертво полетело на песок, пронзенные меткими выстрелами. Хотя не попасть с такого расстояния нужно было очень сильно постараться. Второй залп, третий и толпа орков с диким ревом раскололась на две неравных половинки. Большая ее часть бросилась бежать в разные стороны, а чуть меньше полусотни тварей, встав на две лапы и шумно расплескивая воду, ринулись к лодке.
   Воинам удалось сделать еще один залп, после которого им пришлось срочно вынимать мечи из ножен. Засвистели, рассекая воздух, мечи пришельцев, прибрежные воды стремительно окрашивались в красный цвет, а орки все лезли и лезли вперед. Но когда их остались чуть меньше двух десятков, твари остановились и метнулись обратно в сторону берега.
   Бородачи тут же сели за весла, и лодка заскользила к берегу, догоняя орков. Удалось зарубить еще несколько тварей, но остальные, пользуясь тем, что они в своем бегстве разбежались в разные стороны, и достать их с лодки не представлялось возможным, успели добежать до спасительного берега, где и остановились, злобно повизгивая. Это было их ошибкой. Они никак не ожидали, что люди, количество которых было в несколько раз меньше, чем число уцелевших тварей, решатся выпрыгнуть из лодки и с ходу вступить с ними в схватку. С последними полутора десятками тварей покончили быстро, не потеряв ни одного человека. Теперь оставалось выяснить судьбу сотни орков, сбежавших с берега еще в начале схватки.
   Шум побоища и орочьи визги, раздававшиеся с обеих окраин деревушки, сообщили, что оба воинских отряда успели одновременно подойти к селению и встретить добрым железом убегающих тварей. Как развивались события на окраинах, в отличие от схватки на берегу, Рени не видел. Лодка с двумя вернувшимися воинами причалила к драккару и в нее погрузились еще четверо бородачей, а когда она ткнулась носом в берег, все шесть воинов вышли и присоединились к первой четверке, уже обходящей дома, вылавливая и убивая скрывающихся орков.
   Во второй половине дня Рени наконец-то удалось выбраться на берег. Вместе с ним туда же отвезли и старосту с захваченного плота. Пройдя по деревушке, парень увидел картину полного разорения. На каждом шагу попадались убитые орки и следы их пиршеств. Но не меньше его поразила картина амбара, где хранились запасы еды, в основном копченой рыбы. Орки за несколько дней не могли съесть все захваченные припасы, тем более в первые дни они ели свежее зажаренное мясо - людей и скотины. Но и на запасы амбара твари тоже обратили свое внимание. Много ли могли съесть орки? Конечно же, нет, самую малость, но умудрились загадить все припасы. Твари попросту надкусывали от жадности бока рыб, тут же испражнялись, ничуть не заботясь, что будут и дальше есть эту рыбу. В самом амбаре вялилось и несколько трупов орков.
   От всей увиденной картины бородачи лишь громко ругались. Как понял Рени, они надеялись, что большая часть припасов достанется им в целости и сохранности, но теперь, глядя на испорченное съестное, никому забирать его не хотелось, несмотря на то, что запасов пищи на драккаре оставалось мало.
   Лорн допросил захваченного старосту о тайниках с едой. Даже силу применять не пришлось: старик быстро сломался и отвел бородачей к двум схронам, сразу же подняв настроение пришельцам. Найденных припасов было столько, что их свозили на корабль остаток дня и весь следующий день. Теперь даже не понадобилось плыть к тайникам, сооруженным в районе его погибшей деревни.
   Во время схватки с орками пришельцы не потеряли ни одного человека. Теперь они, воодушевленные двумя бескровными победами над тремя с половиной сотнями орков, рвались в новый бой.
   Вождь бородатых воинов Лорн решил на драккаре спуститься к югу и высадиться на берег в районе, откуда был самый короткий путь до одного из двух главных храмов. Сам драккар он планировал оставить в каком-нибудь укромном месте, а сам со всеми своими воинами собрался начать поход для завоевания этой земли.
  
   Глава 3
  
   1002 год эры Лоэрна.
  
   Смотреть на казнь Сашка не пошел, хотя Дар его и звал. Рисмус получил заслуженное наказание, но злорадствовать или тем более наслаждаться мучениями своего врага Сашка не захотел. Может быть поэтому и Дарберн долго не пробыл рядом с помостом, хотя каждый раз, выходя во двор замка, останавливался у тела все еще живого Рисмуса. Стоял с мстительной улыбкой. А Сашка вышел из замка, лишь когда узнал, что Рисмус наконец-то отмучился. Его тело еще торчало на колу, ожидая приказа графа о погребении. Вот только тогда Сашка подошел к месту казни и стоял, глядя на мертвого барона Севир. Лицо его оставалось бесстрастным, поэтому какие чувства обуревали виконта Ларского, никто не узнал. Больше о казненном Сашка не вспоминал, кроме случая, произошедшего в тот же день, когда он шел на плац. Сашка встретил во дворе замка рыцаря Ястреда и лицо его полыхнуло от замешательства. Он ведь забыл об Эйгеле. Каково мальчишке видеть казнь брата!
   - Ястред, а как там Эйгель?
   - А что ему будет? Работает, как и положено.
   - А... он видел казнь?
   - Нет, милорд. Накануне вечером, когда его привел в казарму барон Компес и передал мне, я отправил мальчишку на конюшню помогать конюхам. Там же он находится до сих пор.
   - Он видел? Не выходил оттуда?
   - Нет, милорд. Я нарочно его туда отправил, ведь он и так был не в себе после пребывания в камере смертников.
   - Ястред, спасибо тебе. Ты молодец, а вот я забыл. И мне стыдно. Ты посматривай за Эйгелем. Ему сейчас очень трудно. Но он должен пройти через это. Сам пройти. Только проследи, чтобы над ним не издевались. Есть же такие, кто захочет поглумиться, покомандовать над бывшим баронетом. Хорошо?
   - Да, милорд. Не беспокойтесь. Если увижу, то пресеку.
   - Ястред, Дар говорил с тобой о Хелге?
   - Нет, а что такое?
   - Ему уже семнадцать. Воин он, говорят, хороший. Так?
   - Да, милорд. В личной сотне графа он уступит немногим.
   - Тем более. Не пора ли ему стать солдатом?
   - Я уже думал об этом. И хотел предложить барону Компесу взять его в сотню.
   - Граф сказал, мне положено иметь свой отряд. Он мне дает замок Броуди. А туда нужны солдаты. Отдашь мне Хелга?
   - Если так нужно вашей милости...
   - Ястред! Пожалуйста! Не надо так официально. Меня от этого всегда коробит. Не привык я ко всему этому, тем более от тебя. Давай будем проще.
   - Милорд, проще я не смогу. Но... постараюсь.
   - Спасибо. Так как насчет Хелга?
   - Мне хотелось, чтобы он был рядом со мной. Он мне как сын. С девяти лет. Думал, что со временем десятником, как его отец, станет. Но вам отдам. А кто будет командиром вашей полусотни?
   - Пока никто. На первых порах будет только десяток. А десятником я хочу... Хелга.
   - Но...
   - Да, я понимаю, что опытным солдатам будет не очень удобно оказаться под началом вчерашнего оруженосца. Но ведь ты говорил, что Хелг мало кому уступит из графской сотни. Пусть сам подберет себе десяток. Из таких же молодых. А затем... Скажу лишь тебе. Об этом знает только граф. Я хочу со временем, чтобы Хелг был командиром моей полусотни. Не сразу, конечно.
   - Даже так? Неожиданно. Но может получиться. Это будут лично преданные вам люди?
   - А разве это плохо?
   - Если бы на вашем месте был кто-то типа Ильсана, это было бы плохо. Для графа и графства. Но вы не Ильсан, полная противоположность. Во всем этом есть только один недостаток.
   - Какой же?
   - Хелг для всех мальчишка. А вы, простите... - Ястред замялся.
   - Да, понял я, понял. Тоже мальчишка?
   - Да, милорд. Но ведь у нас война, пусть пока и спокойная. Его светлость не может возглавить войско. А вы? Да еще с таким командиром личной охраны. Как отнесутся аристократы Ларска?
   - От Хелга я не откажусь. - Сашка ответил, упрямо сжав губы. - Свое умение он пусть покажет. Если не трудно, пусть на днях проведет несколько боев. Только, пожалуйста, не выставляй против него лучших. Хорошо?
   - Да, милорд.
   - Тогда останется проблема со мной. Меч я в руки никогда не брал. Копье тоже. Из арбалета стрелял. Даже убил. Было дело. Только не думаю, что смогу стрелять лучше других, даже наоборот. Из лука тоже не стрелял. Дар предлагает попробовать секиру.
   - Секиру? - Ястред провел глазами по Сашкиной фигуре. - Попробовать можно. Но вы еще не оправились.
   - Ждать не хочу. Может, сейчас и попробуем?
   - Тогда я отдам распоряжение все подготовить. Здесь есть площадка, подальше от чужих глаз.
   - А что такое? - Сашка немного удивился словам Ястреда.
   - Плохо будет, если увидят, что брат графа...
   - Опростоволосится?
   - Да, милорд.
   - И вызовет смех? И пойдут насмешки?
   - Вы правильно понимаете, милорд.
   - Нет, будем пробовать на плацу. При всех. Как там сегодня?
   - Сейчас закончили заниматься мои солдаты, а потом ждут маркиза со своими людьми.
   - Ильсана? Что же, пусть будет при маркизе.
   - Но, милорд... Вы держали раньше секиру?
   - Секиру - нет. Видел издалека. Но ведь это тот же топор?
   - Почти.
   - Когда мне подойти?
   - Я вас приглашу. Но, может, вначале опробуете секиру? Они разные.
   - Нет, все сразу, - упрямо ответил Сашка.
   - Тогда я распоряжусь, чтобы из оружейной принесли три-четыре вида секир.
   - А всего их сколько?
   - В оружейной их больше. Но все, наверное, не стоит пробовать.
   - Хорошо. Пусть будет по-твоему... Хотя... Все принести будет трудно?
   - Нет, что вы, милорд. Но там есть тяжелые, двуручные. Их не стоит брать.
   - Мне не поднять?
   - Нет, самые тяжелые весят больше половины пуда, но с ними надо работать.
   - Всего-то? Я думал, что намного тяжелей. И Дар меня не разуверил. Хотя, откуда ему знать о весе секир. Он, наверное, никогда не брал их в руки... Пусть будут и тяжелые.
   - Как скажете, милорд.
   По прошествии часа или двух Ястред зашел за Сашкой, и они спустились во двор. Труп Рисмуса уже убрали, а помост разобрали. Но Сашка не обратил на это внимания, он заметно нервничал. Понимал, что сейчас будет испытание для него. А он ведь брат ларского властителя!
   На плацу собралась довольно большая толпа. Слух о том, что виконт Ларский хочет попробовать себя в упражнении с секирой быстро облетел замок. Помимо маркиза Ильсана, стоявшего в окружении гендованских аристократов, во дворе замка было много представителей ларской знати. Когда появился Сашка, находящиеся на плацу ему поклонились, только Ильсан с улыбкой, непонятно, снисходительной или пренебрежительной, легонько кивнул головой. Сашка ответил ему тем же, разве что постарался улыбнуться более доброжелательно.
   У стены стояло около дюжины разнообразных секир. Сашка, пройдясь вдоль их ряда, остановился на крайней справа. Это была большая секира, выше его роста, древко было обвито металлической лентой, в то время как у других секир древки были полностью деревянными.
   - Эта и есть та самая двуручная?
   - Да, милорд.
   Сашка протянул руки и потрогал ее, приподнял. Действительно, где-то больше полпуда веса.
   - Виконт, будьте осторожны, эта секира тяжелая, - Сашка услышал насмешливый голос Ильсана у себя за спиной.
   - Спасибо за предупреждение, маркиз, - ответил он, обернувшись. - Я ведь никогда прежде не брал в руки секиру.
   Сашка подхватил секиру двумя руками и немного покрутил, затем взяв ее правой рукой за середину древка, вытянул руку вперед. Держа секиру на вытянутой руке, он огляделся. Все собравшиеся внимательно смотрели на него, а он продолжал стоять, вытянув руку и только тогда, когда рука наконец начала подрагивать, перехватил древко второй рукой. Почти все зрители смотрели на него доброжелательно. Лишь маркиз и несколько его приближенных хмурились.
   - Вы правы, маркиз, секира не из легких. - И Сашка направился к деревянным фигурам.
   "Ага, это типа манекенов. Бревнышки, на некоторые надеты металлические полоски, часть бревен с вырезанными головами, некоторые с сучьями, торчащими вверх. Это руки? Ну да, руки. На конце некоторых сучьев были приделаны палки, обозначающие меч. У части сучьев места стыка с основанием были закрыты металлическими полосками. Значит, это типа брони? А мне, получается, надо поработать этим большим топором? Тогда попробуем?"
   Он, покрепче сжав древко, сделал замах и обрушил секиру на ближайшее бревно. Полукруглое лезвие, пробив металлическую пластину, глубоко вошло внутрь. Сашка, чуть поведя лезвием вверх-вниз, довольно легко освободил секиру. Следующий удар пришелся на широкий сук, обвитый у основания металлической лентой. Удар пришелся точно под корень, пробив металл, и подрубленный сук с треском упал на землю. Разве это сложно? Та же рубка дров, в которой он неплохо преуспел.
   Тем временем, не останавливаясь, Сашка продолжал с завидной упорностью взмахивать секирой, то рубя бревна, то подрубая сучья, обозначающие закованные в металл брони руки врагов, то в возвратном движении обухом секиры продавливая металлические накладки. Получи такой удар вражеский воин, тот, безусловно, оказался с пробитой головой или поломанными ребрами.
   Все! Больше бревен нет. Только сейчас Сашка почувствовал боль в спине. Он повернулся к зрителям. Да, картина была весьма любопытная. Маркиз Ильсан стоял с мрачным, даже почерневшим лицом. Некоторые его приближенные тоже хмурились, другие выглядели растерянными, но большая часть гендованцев смотрела одобрительно, даже восхищенно. Такое же восхищение было на лицах ларцев. Стоявшие неподалеку барон Компес и начальник графской стражи удовлетворенно переглянулись и, повернувшись к Сашке, с почтением ему поклонились. Их примеру последовали и почти все остальные зрители Сашкиного триумфа. Именно триумфа. Конечно, техникой он не блеснул, даже наоборот. Зато показал свою силу и прекрасную точность ударов. Разве они знали, что рубка дров почти не отличалась от его сегодняшней тренировки? Ведь чтобы разрубить полено с одного удара, надо было понимать, или догадываться, где в дереве слабые места, по которым нужно нанести тот единственный, но точный и сильный удар.
   Они этого не знали. Да и откуда всем этим аристократам ведать, что умели делать рабы? Они лишь знали, что брат их сюзерена - пятнадцатилетний мальчишка, пусть на вид крепкий, но с больной и измученной спиной, бывший раб, работавший на мельника и никогда не бравший в руки ни меч, ни секиру или копье. И он им всем сегодня показал. Что же в таком случае от него ожидать через некоторое время, когда он сможет как следует освоить секиру?
   Это самое и сказал начальник ларской стражи баронет Равсан, зашедший к барону Компесу вечером того же дня.
   - Через пару лет из милорда выйдет лучший секирщик графства.
   - Двух лет у нас не будет.
   - Год должен быть. Этим летом или осенью маловероятно нападение лоэрнцев. Им бы разобраться с Эймудом и Черным Герцогом.
   - Или, наоборот, те разберутся с Лоэрном. Хотя год или почти год, думаю, есть. Милорду хватит и этого, чтобы достойно возглавить ларское войско. Правда, этого мало.
   - А именно?
   - Ильсан неплохо владеет мечом, но мы потерпели два поражения. А какой полководец из его светлости мы не знаем. Ему всего пятнадцать.
   - Через год будет шестнадцать, почти семнадцать.
   - Мало. Все равно мало. И, не забывай, что у него нет никакого боевого опыта. А воевать с Лоэрном, бросать войско в бой, совсем не то, что бросать мешки с мукой на подводу. Или куда их там бросают.
   - Думаешь, не получится? - Равсан немного напрягся.
   - Теперь не знаю. Этот виконт для меня загадка. Я разговаривал с Ястредом. Он его знал еще два года назад. Правда, Ястред не очень-то был разговорчив. И знаешь что? Я остался без ответа. Я так и не понял, что можно ожидать от милорда Ксандра. И его светлость Дарберн...
   - Что Дарберн?
   - Он его по сути сделал соправителем. Взять этот случай с мальчишкой, бывшим баронетом. Его светлость пошел на попятную.
   - А ты обратил внимание, что виконт на казни не присутствовал?
   - Да, кстати. Непонятно.
   - Вот именно, непонятно. Сейчас непонятно, - поправил себя Равсан. - Три дня назад я думал, что виконт болен, лежит со своей спиной, а сегодня убедился, что все не так. Если спина и побаливает, то она не повод не явиться на казнь своего врага. Злейшего врага. Но Ксандр не пошел. Почему?
   - Вот и мне непонятно. А сегодня я узнал, что мальчишка Хелг, оруженосец Ястреда, стал солдатом полусотни виконта. Хелг будет сам собирать полусотню. Сам! Уже собирает. Граф приказал не мешать ему подбирать людей.
   - Хелгу?
   - Вот именно, мальчишке Хелгу. Ты понимаешь, что это значит?
   - Тот столь высоко поднимается?
   - Не бойся думать шире. Хелг, как я понял, будет не только подбирать солдат для личной охраны милорда, но и сам будет, как минимум, десятником.
   - Как минимум? - Равсан был обескуражен.
   - Вот именно!
   - Или полусотником? Глупо!
   - Я тоже так думаю, но, кажется, все идет к этому. Завтра Ястред хочет сделать показательные бои с участием Хелга.
   - И если тот справится, то...
   - То люди за ним пойдут.
   - Как думаешь, с Хелгом придумка графа или виконта?
   - Граф его знает с детства. - Барон Компес нехотя продолжил. - Они были теми двумя мальчишками, кто смог спастись от Черного Герцога. Но дружили ли они тогда в детстве? Сын графа и сын десятника? А милорд Ксандр Хелга знает уже два года. Насколько я понял, он питает к нему самые дружеские чувства. Они почти ровесники и Хелг спас милорда, а полгода спустя уже милорд Хелга. Тот большой шрам на лбу виконту оставил меч солдата, который чуть не убил Хелга, но милорд, кстати, безоружный, бросился солдату в ноги и сумел задержать его.
   - Даже так?.. Не трус...
   - Вот именно! И в последнем спасении милорда Ксандра Хелг играл, думаю, не последнюю роль. И наконец, им легче было сойтись, когда милорд выздоравливал.
   - Виконт - брат графа и простой оруженосец?
   - Но виконт только-только освободился от рабства. Я думаю, это вполне уравновесило их положение.
   - Отношение виконта к Хелгу понятно. Но как сам Хелг относится к милорду?
   - Думаю, не менее лучше, если не больше. И милорд спас ему жизнь. А сейчас поможет сделать такую карьеру. К тому же Хелг отличается честностью и преданностью.
   - Значит, выбор милорда Ксандра верный?
   - Завтра мы узнаем. На плацу.
   На показательный бой Хелга пришло не меньше людей, чем днем раньше, когда Сашка пробовал свои силы в работе с секирой. Против Хелга в первом бою Ястред выставил опытного солдата из своего отряда. Конечно, не самого лучшего, но и не худшего. Соперники, облаченные в легкие кольчуги и вооруженные тупыми мечами и большими щитами, медленно приближались друг к другу.
   Первым в атаку бросился солдат. На Хелга посыпались удары, но тот, уйдя в оборону, без особого труда отбивал их, то своим щитом, то встречным ударом меча. Зрители разделились на две явно неравные группы. Большая часть присутствующих поддерживала солдата. Странного здесь ничего не было, ведь он был свой, из той же личной сотни графа, большая часть солдат которой присутствовали на плацу. Хелг же был им менее знаком, по крайней мере, он, в отличие от солдата, не делил с ними общий быт в казарме, а ночевал в доме Ястреда. Но и у Хелга нашлись болельщики. Конечно, виконт Ларский и те, кому импонировал юный брат графа. А таких сторонников после вчерашнего его действа с секирами у виконта явно прибавилось.
   Солдат, успокоенный оборонительной тактикой Хелга, проиграл бой быстро. Он в очередной раз направил на Хелга удар, но тот вместо того, чтобы прикрыться щитом или отвести удар мечом, неожиданно резко опустился на колено, пропуская над головой меч противника. А когда солдат по инерции пролетел немного вперед, без труда сильно всадил мечом противнику в левый незащищенный бок. Солдат рухнул на землю, а Хелг быстро вскочив на ноги, прислонил кончик меча к шее солдата. Бой выигран!
   Сашка первым поздравил Хелга с победой. Вслед за виконтом потянулись и все остальные. А как иначе? Ведь победителя поздравил брат их сюзерена. Да и сам Хелг показал себя прекрасно в этом бою.
   В следующем поединке Хелга ждало уже двое противников. Пока не начался бой, присутствующие стали спорить на победителя. Да это же тотализатор! Ставки были небольшие, не больше серебрянки, да и то самые крупные монетки ставились на двух бойцов. На Хелга ставили мало и только медь. Сашке стало немного обидно за парня, хотя понимал, что победить тому будет очень трудно. Семнадцатилетний, еще вчерашний оруженосец против двух опытных солдат личной графской сотни. Сашка покопался в кошельке и достал золотой, который поставил на Хелга. Сашкин поступок придал тотализатору активность, уже было сошедшую на нет. Кто-то, привлеченный возможностью получить в случае победы пары солдат пропорциональную часть золотого, поставленного виконтом, бросился ставить на двух солдат. А кто-то, наоборот, решился поставить на Хелга. Уже пошли серебряные монетки. Время ставок подошло к концу, начинался поединок.
   А рисунок боя стал совсем иным. Все ожидали, что Хелг уйдет опять в оборону, ведь на него нападали уже двое, но парень вопреки этому первым бросился на противников. Он, сдвинувшись вправо, прикрылся от левого солдата щитом, а сам нанес несколько сильных ударов по ближнему к себе солдату. Удары оказались настолько неожиданными, что тот потерял равновесие и упал на спину. Хелг сдвинулся еще правей. Сейчас лежащий на земле солдат был преградой для его напарника. Теперь Хелг прикрылся щитом от меча лежащего солдата, но тот никак не мог быстро развернуться и ударил лишь вполсилы. Его меч проскользнул по щиту Хелга, даже не доставив тому неудобств, в то время как парень ударил с размаха и в полную силу по груди солдата. Тот охнул и выронил меч. По правилам поединка этот солдат выбыл из боя.
   Теперь Хелгу противостоял лишь один противник. Солдат занервничал и стал осторожно пятиться назад, прикрываясь щитом и мечом. Хелг не спеша двинулся вслед за ним. Парень стал пробовать прочность обороны противника, нанося довольно безобидные удары, одновременно пытаясь заставить противника перейти в атаку, но солдат никак не реагировал, уйдя в глухую защиту. Тогда Хелг усилил удары. Скоро на противника обрушился их целый град. Солдат только успевал подставлять щит и меч на постоянно меняющиеся направления ударов. Но и сам солдат время от времени пытался подгадать момент для нанесения единственного и верного удара. И вот уже Хелг пошатнулся и открыл грудь противнику, сдвинув щит влево. Обрадовавшийся солдат бросился добить противника, но оказалось, что попал в искусно поставленную ловушку. Хелг развернувшись резко влево, тем самым перевел направление удара меча противника на свой щит, а сам, взмахнув мечом, ударил противника по вытянутой руке. Удар был не очень сильным, иначе можно было покалечить солдата, но тот все-таки выронил меч и, слегка скрючившись, прижал правую руку к животу.
   Вот и второй бой выигран. Теперь уже все, даже проигравшие свои ставки, бросились поздравлять парня. Радостный Хелг снял шлем, и наскоро приняв поздравления, повернулся к Сашке. Тот шагнул вперед и обнял парня.
   - Молодец, дружище!
   - Спасибо, милорд!
   - Как я рад за тебя, Хелг!
   - А не желает юный воин провести еще один бой? Только не со слабыми противниками.
   Сашка и Хелг обернулись на голос Ильсана. Тот стоял в стороне и улыбался. Только его улыбка почему-то казалась глумливой.
   - Я готов, ваша светлость.
   - Вот мой боец, - Ильсан показал на стоящего рядом ним рослого мужчину. Это был командир личной охраны маркиза, один из лучших бойцов в Гендоване.
   - Этот бой проведем позже, когда Хелг станет немного постарше, - ответил Сашка.
   - Почему же? Этот подросток испугался? - Ильсан специально подначивал Хелга, пытаясь его оскорбить и вывезти из себя.
   - Нет, как вы слышали, дорогой кузен, - Сашка специально так назвал Ильсана, - он готов сражаться, но я против.
   - Отказать в поединке своему солдату может только командир личной сотни, раз этот мальчик входит в сотню, как оруженосец. И может запретить наш граф. Или вы снова прикроетесь графом, приняв на себя его решение?
   - Нет, маркиз. Дело в том, что Хелг уже не относится к личной сотне графа.
   - И давно ли?
   - Со вчерашнего дня.
   - Его выгнали? - Ильсан с улыбкой обернулся на свою свиту, которая сразу начала смеяться.
   - Нет, вы снова ошиблись. Хелг теперь возглавляет мою личную охрану. Я думаю, что он не затянет с набором нескольких десятков солдат моей личной полусотни.
   Глаза Ильсана злобно вспыхнули, а на плацу раздался шум - эта новость была для всех неожиданной.
   - И поэтому вы боитесь выставить его против моего Джебрала?
   - Нет, любезный кузен. Просто еще рано. Кстати, вы назвали Хелга подростком. Не потому ли хотите, чтобы ваш столь искусный воин сразился с Хелгом сегодня, когда он еще столь молод? Я понимаю, что через пару лет такого желания уже не будет. - Сашка ответил обратным уколом.
   Ильсан замешкался, а Сашка двинулся в его сторону. Туда же стали смещаться и ларские воины, окружая гендованцев. Теперь Ильсан уже заметно нервничал. А Сашка стоял в нескольких метрах от него и зловеще ухмылялся. Ильсан резко повернулся и пошел прочь с плаца. За ним следом ушли и гендованцы. Это моральная победа принесла Сашке дополнительные очки популярности среди ларских солдат. А от желающих попасть под начало Хелга не стало отбоя. Ну, или почти не стало.
   В течение трех недель первый десяток личной полусотни виконта Ксандра Ларского был сформирован. Все солдаты были почти погодками - от семнадцати до девятнадцати лет. Младшие баронеты, оруженосцы, два наемника. К последним двум Дар отнесся негативно. Не принято в Атлантисе брать в личную охрану наемников. Только люди из местного дворянства или солдат, опять же местных уроженцев. Это только у самозванца Тарена в личную охрану принимали любого, кто готов был раскошелиться на хорошую сумму. Дабы еще этих наемников приняли по причине отсутствия желающих ларцев. Но ведь Сашка отказал не одному и не двум таким желающим.
   - Не смогу я с ними ужиться. - Ответил он на упрек брата. - Понимаешь, Дар, гонора у них много. Кто-то жесток или нагл. Нет, не уживемся.
   - А эти двое?
   - Нормальные парни, без хитрости. Без гонора и комплексов. А то, что чужие, так быстро станут своими. Уже почти стали. Попасть в элитный отряд, без всякой протекции для них уже очень много. И стараться будут. Я ведь всех взял с испытательным сроком на год. К тому же лучшие могут пробиться в десятники. Я сказал, что теперь все зависит от них самих. И на знатность смотреть не буду. Сколько, думаешь, они тренируются? Да почти весь день. В казарму еле приползают.
   - Да и ты от них не отстаешь.
   - Все ты знаешь. Но мне чуть легче. Половину тренировок составляет занятие с лошадьми. Я ведь совсем в седле держаться вначале не умел.
   - А сейчас?
   - Меньше чем за месяц нельзя наверстать то, что другие постигают с раннего детства. Хотя в седле уже держусь.
   - Скромничаешь. Я ведь узнавал, говорят, что успехи налицо.
   - Какие там успехи, - махнул рукой Сашка. - С мечом пока плохо дело идет. Даже не с самим мечом, а с техникой. Там ведь нужно, чтобы все тело двигалось в одном ритме. И гибким было. А я и раньше гибкостью не отличался, а теперь и вовсе. Кожа на спине, конечно, наросла, но вся в рубцах. И это уже ничем не излечишь. Так что не быть мне даже посредственным мечником.
   - Зато секирщик из тебя получается знатный.
   - Ну, с секирой проще. Ведь там главное сила и точность удара. А техника... Гибкость тела не главное. Совсем не главное. Но мне помимо коней еще управляться со щитом научиться надо. Когда я на коне, секиру более легкую беру. И щит требуется. А в пешем бою держу двуручную. Вот здесь все проще. И конь не мешает. И щита не надо.
   - А ведь у других наоборот, им сложнее с двуручной обращаться.
   - Двуручная для пешего боя. А я ведь виконт, - вздохнул Сашка. - Мне не подобает пешком ходить. И в бой на коне скакать надо. Вот теперь и мучаюсь, наверстываю за все эти прошедшие годы. Но помимо тренировок еще сколько других забот. С той же полусотней. Надо в каждом претенденте разобраться. А они, знаешь, не все идут на контакт. И часто молчуны оказываются как раз теми, кто мне нужен.
   - Тебе уже пора побывать в своем замке, - напомнил Дар.
   - Ну, вот еще одна проблема.
   - Разве это проблема?
   - А разве нет? Вместо того чтобы тренироваться ехать в какую-то даль.
   - Совсем не даль. Утром пораньше выедешь, обедать будешь уже там. Я тебе подобрал управляющего. Зовут Ксенон. Он уже в возрасте. Будет смотреться контрастом с твоими парнями.
   - А почему такого старого?
   - Зато хороший. Нет, в самом деле хороший. Специально подбирал. Не жестокий. Просто так не ударит. Я ведь понимаю твое отношение к рабам.
   Сашка нахмурился.
   - Мне бы самому их подобрать.
   - А стоит ли? Ты только себя изведешь, а то и дров наломаешь. Вместо двух десятков сотню, а то и две купишь. Ведь жалеть будешь?
   - Буду, Дар. Я не такой, как вы все здесь.
   - Знаю, Сашка, знаю. Но ведь всех жалеть...
   - Эх... Разбередил ты мне все. Всех, не всех, но... Я ведь понимаю, что и не все достойны. Пантюха жалеть? А Серри? За что ему такое? И сколько таких, как Серри, бредет в рабских ошейниках?
   - Знаешь что, Сашка. Я скажу Ксенону отобрать рабов для твоего замка прямо из моих. Что они за люди давно уже ясно. А новых, что он купит, поставим на их место. Если кто-то окажется достойным, то тоже отправлю тебе. Ну, как?
   - А что? Мне нравится. Спасибо. Только тогда у тебя окажутся худшие.
   - Не так уж их и много. Замок-то большой. Да и мой управляющий мужчина серьезный. Чуть что на конюшню. Опять хмуришься? Не можешь забыть? Кстати, мне герцог из Гендована тут написал. Еще весной мельника вместе со всеми в рабство продали.
   - Как продали? - удивился Сашка.
   - А ты что думал? Обратить виконта в рабство, подделать купчую, да и бить его. Да за такое я бы на кол мерзавцев посадил. И мельника и братца его младшего, что документы ему подделывал.
   - И где они теперь?
   - Продали. Куда? А тебе зачем? Ведь не мстить же?
   - Нет, конечно. Просто как-то внезапно все произошло.
   - Внезапно?
   - Нет, не так. Твое известие для меня внезапным оказалось. Я ведь про мельника и не думал.
   - А я думал. - Глаза Дара потемнели. - Герцог мне сообщил после того, как я ему отписал. И не спорь со мной. С твоими врагами разбираться буду я. Ты слишком мягкий. Мальчишку этого простил.
   - Дар!
   - Да, ворчу я, ворчу. На твоего Эйгеля злопамятствовать не буду. Убедил ты меня тогда. Уж как я был зол на него, а как ты сказал, что он тогда кормил тебя с рук, я вспомнил нашу удачу. И как ты кормил меня с рук. Из нескольких десятков мальчишек только ты один такой оказался. А все остальные дерьмом были.
   - Тебя травили. Многие или от глупости, или за компанию. А некоторые, окажись в другой компании, и повели бы себя по-другому, - мягко возразил Сашка.
   - Так уж и по-другому?
   - Не Бельмо, конечно. А вот, например, Ловкач. Я до сих пор не знаю, как к нему относиться. Не знаю, хотя он уже давно убит жрецами в храме.
   - Тебя он как избил! - Дар помрачнел. - И бил в полную силу. Не жалел.
   - А когда меня Бельмо ударил, он с ним сцепился. Меня стал защищать, хотя только что пинал. Забыл?
   - Помню.
   - И когда мы впервые встретились, он со своими пацанами меня ограбил. Потом ножом пригрозил. А когда я пошел на их ножи, мне тогда безразлично все стало, он не зарезал, а вернул половину денег. А другой зарезал бы. Или хотя бы избил и ушел, ничего не возвращая.
   - А ты на его месте бить бы не стал. Ты другой.
   - Не знаю, стал бы или нет. Серьезно, не знаю. А то, что Ловкач меня избил, так то Ржавый приказал. Да и кто я был Ловкачу? Один день знакомства.
   - Когда ты появился в удаче, ты мне сразу понравился. И мне стало завидно. Очень. Ты словно пришел из другого мира, который я давно потерял. Независимый, с деньгами, одет хорошо. А я - Обрубок. Я все время смотрел на тебя украдкой.
   - Я видел. Несколько раз замечал твой взгляд, но ты его быстро отводил.
   - А когда тебя били, мне казалось, что били меня. Но я постарался все это забыть. Даже и в мыслях у меня не было, что ты снова пойдешь против Ржавого. Тем более на следующий день ты отличился. Ведь любой другой возгордился и забыл бы про калеку. А ты снова полез подбирать кусок мяса с пола и кормить меня. Когда ты меня кормил я был просто раздавлен. Такого не могло быть. А было.
   - Слушай, сейчас я упаду спиной на пол.
   - Почему?
   - Возгоржусь, нос задеру высоко-высоко, вот и опрокинусь.
   Мальчишки засмеялись.
   - Значит, как решили? Я пошлю десяток своих солдат вместе с управляющим и набранными слугами. Отправлю где-то через седмицу. Еще за седмицу они смогут подготовить замок для тебя. Стало быть, где-то через полмесяца ты можешь выехать в Броуди и вступить во владение...
   Дорога до замка, действительно заняла меньше дня, можно было добраться и быстрее, но Сашка ехал в окружении своего первого десятка личной охраны не спеша. Первая половина дороги была ему знакома, по ней он приехал в Ларск. Но затем пришлось свернуть на юго-запад, дорога явно испортилась, да и встречных путников заметно поубавилось. Местность вокруг все больше становилась холмистой, заросшей высокими соснами.
   Уже далеко за полдень с правой стороны на высоком пригорке показался небольшой замок. Точнее, развалины замка, настолько тот был в запустении. Ехавший рядом с Сашкой проводник его удивил:
   - Милорд, вот этот замок принадлежит вашей светлости.
   - Как!? Эта развалюха - мой замок?
   - Да, ваша светлость, только это не Броуди. На ваших землях стоят четыре замка: но кроме Броуди три замка в запустении. Они выморочные. Как, впрочем, и сам Броуди. Эти три замка потеряли своих владельцев более ста лет назад, во время вторжения Черного Герцога, прадеда нынешнего пиренского герцога. Все они входили в домен Броуди. Последний барон Броуди умер более десяти лет назад. Домен вместе со всеми землями, включая три пустующих замка, отошел графской семье. А теперь вот вам.
   - А отремонтировать этот и другие два замка можно?
   - Да, милорд. Но, простите, ваша светлость, вы ведь еще не женаты.
   - А при чем здесь это?
   - Но, ваша светлость, замки предоставляются в пользование наследникам. Достаточно самостоятельным.
   - И что?
   - Простите, но у вас еще нет наследников. Или я ошибаюсь, милорд?
   Сашка покраснел. Это, что же, ему жениться можно скоро? Дар его на два года старше, а уже отцом стал. И женился, между прочим, тоже в пятнадцать лет. Но Сашка еще даже не думал о таком, поэтому он не стал развивать не очень приятную для него тему и молча продолжил путь. А вот и Броуди. Неслабый замок. Уж точно, не развалюха. Но тридцати человек для обороны мало будет. Стена-то какая длинная.
   - При нападении врага на защиту встает ополчение из местных крестьян. Замок - единственная защита для них в случае набега, - сообщил Сашке Хелг. - А с ополченцами взять такой замок будет трудно. Здесь потребуется пяти или десятикратное превосходство в людях. Ладно, возьмут враги замок. Но какой ценой? Половину войска своего положат. Если еще сумеют взять. Год назад Ильсан даже с двумя тысячами не смог захватить первый попавшийся лоэрнский замок.
   - Могут попытаться взять? Лоэрнцы?
   - Они самые, милорд. Земли Лоэрна здесь совсем неподалеку, в семи-десяти верстах. Но зато прямой дороги от них сюда нет.
   - А тайно подойти не могут?
   - Могут, конечно. А часовые на что? Ров глубокий, стены высокие. Пока подступятся, тревога сработает.
   - Но тогда в замке не будет ополчения.
   - Зато и солдат врага будет не много. Большому количеству сложно тайно подойти. Поэтому так на так и выйдет.
   - Хорошо. Ополчения не будет, тайно подошедших врагов будет немного. Но их больше, чем защитников. Так?
   - Так.
   - Больше, чем защитников, но не настолько, чтобы удачно штурмовать замок. Так? - Сашка продолжал разбираться в проблеме, которая могла возникнуть в будущем.
   - Так, милорд.
   - Тогда подошедшие окружают замок и ждут подхода основных сил. Как это сделал Черный Герцог восемь лет назад, захватив Ларск.
   - А ведь точно, милорд. Все так и было! И что же делать?
   - Не знаю, я ведь не воин.
   - Но теперь вам ими командовать. И принимать решения. Вы - виконт.
   - И зачем вы меня тогда подобрали на дороге, а я во все это ввязался? - Сашка притворно вздохнул.
   - Милорд...
   - Нет, надо было тогда соглашаться на предложения Ястреда. Был бы слугой у него, проблем не ведал!
   - Так вы смеетесь?
   - Знал бы ты, Хелг, как мне надоел этот вежливый этикет. И твое выканье!
   - Я бы тоже не отказался вернуть те старые отношения, милорд. Но ведь - нельзя!
   - Да, нельзя... Но если очень хочется - то можно. Что скажешь?
   - Давай...те продолжим позже, мы уже подъехали, слуги уже высыпали во двор.
   Действительно, в открытых воротах замка стояло несколько десятков человек во главе с управляющим Ксеноном. Въехав во двор замка, Сашка опешил: все, кроме низко кланяющегося управляющего, повалились на колени, низко склонив длинногривые головы. Сашка замер от отвращения.
   - Встаньте и больше на колени не вставайте. Мне это неприятно. И снимите ошейники.
   - А если их нужно будет послать куда-нибудь, ваша светлость?
   Сашка задумался. Действительно, если раб попадался без ошейника, то поймавшие были обязаны найти хозяина раба, и, вернув его, получали серебрянку награды. Но как найти, если пойманный станет твердить, что он не беглый и работает на виконта в его замке Броуди? Кто-то поверит и пошлет гонца с известием или проверкой, а кто-то посчитает это уловкой раба, опасающегося быть посаженным на кол, и решит добиться правды от беглого раба. Как это делается в этом мире, Сашка знал. Стоит ли выход из замка без ошейника на шее возможности получить обратно калеку? Сашка, взвесив все это, ответил управляющему:
   - За пределами замка пусть одевают ошейники. Но это временно, для их же блага.
   Поднявшись в свою комнату, Сашка приятно удивился созданному для него уюту.
   - Спасибо, Ксенон. Все очень хорошо.
   - Я рад угодить вашей светлости. Мне можно идти?
   - Да, иди.
   - Милорд, в прихожей я оставил Верди, он будет вашим слугой. Если вам одного будет мало или слуга не понравится, я исправлю.
   - Хорошо. Спасибо. И еще. Если кто-то захочет подстричься, пусть стригутся. И... постарайтесь обойтись без плетей.
   - Слушаюсь, ваша светлость...
   "Надо же! Постарайтесь обойтись без плетей! Рабовладелец хренов! А есть ли другой выход в этом жестоком мире? А мой родной мир разве не был жесток? Да временами почище этого, если вдуматься. Но все равно подстраиваться под этот мир не буду. Иначе недалеко и до Рисмуса дойти. Буду тем, кем есть. Сегодня отдых, обустройство, знакомство с замком. Завтра с утра тренировки. В полную силу. И обязательно надо объехать все владения, все дороги и тропочки. Узнать, что за люди работают на этих землях, что от них ожидать. И подумать, как оборонять замок в случае нападения врагов. Времени на скуку не будет!"
  
   Глава 4
  
   1 год эры Лоэрна.
  
   Ларс, выбравшись на твердую почву, устало повалился на пожухшую траву. Сегодня ему повезло. Если бы не вогнутая пластинка на его куртке он уже давно бы беседовал со своими предками. Хорошо еще, что копье было с костяным наконечником, который от удара о железную пластинку отвалился с древка. Но удар, надо признать, был сильным. Ларс даже потерял сознание. И это тоже спасло ему жизнь. Прорвавшиеся лайцы посчитали его убитым, и пошли дальше. А дальше их уже встретили аскеманы. Сеча, видать, была славная, в том месте нарубили целую груду лайцев. Но и сами потеряли сразу четверых. И теперь аскеманов осталось только одиннадцать, включая и его, Ларса.
   А отступить, бежать пришлось опять из-за этих жрецов. Те своей черной магией превратили почву в болота, из которого и пришлось быстро уходить. Иначе засосало бы всех, как это произошло с оставшимися на поле сражения. И четверо погибших аскеманов так и не смогут попасть ни в Вальхаллу, ни в Фолькванг.
   Ларс достал из подсумка фигурку рогатого воина. Сегодня он снова не помог. Вёльва, умирая, сообщила, что воин не сможет часто помогать. Он ведь маленький и ему нужно восстанавливать силы. Жаль, он ведь так им помог три дня назад, когда аскеманы нарвались на большую орду орков. Тех было несколько тысяч. А их всего двадцать два. И с орками были жрецы. Но не эти, в красных одеяниях, а другие - в оранжевых накидках. Те сразу же стали кидать в них молнии. Первые две ушли на левый фланг, где стояла пятерка Эрика. Он них не осталось ничего, только бесформенные кусочки металла. А следующие молнии полетели уже в его сторону. Он это понял по тому, что жрецы направили свои длинные трубки как раз на него. Трубки полыхнули и... на их месте образовался большой огненный шар, поднимающийся клубящимся облаком ввысь.
   На том месте, где стояли жрецы, буйно полыхал огонь, какие-то фигуры, объятые пламенем, бежали в стороны. А орда диких орков, уже начавшая свой звериный бег в их сторону, стала притормаживать. Напирающие задние ряды налетали на передних. Одни орки топтали других.
   Увидев гибель жрецов, Ларс достал своего рогатого воина и благодарно посмотрел в его глаза. Он понял, кто их спас. Хотя еще рано было говорить о полном спасении. Спас от огненных молний, но никак от многотысячной орды орков. А аскеманов оставалось уже всего семнадцать. Ларс, преданно глядя на своего покровителя, тихо прошептал: "Помоги... пожалуйста... еще помоги...".
   Фигурка подала голос и повернула голову в сторону орочьей стены, которая вновь начала набирать обороты, приближаясь к аскеманам. А затем рогатый воин издал звонкий и протяжный звук, и передняя часть орочьей стены стала рассыпаться на мелкие фрагменты. Такое Ларс видел, когда под ударом пращи полетело брызгами мозаичное полотно, которое его старший брат привез из похода. Только здесь вместо мозаичных кусочков падали в осеннюю грязь мертвые орки.
   Лорн поднял вверх меч и с криком "Тор!" бросился в сторону тварей. Ларс, быстро засунув фигурку в подсумок, вместе с остальными аскеманами бросился за своим вождем. Сеча была знатная! Они зарубили около двух тысяч орков, но и сами потеряли в побоище двоих. Это было три дня назад. Их тогда оставалось всего пятнадцать. До сегодняшнего дня.
   Несколько месяцев назад, когда они прибыли на эту землю, Торвальд, его старший брат, ошибся, решив, что диких орков много быть не может. Мало пищи, мало еды, значит, голодная смерть. По идее выводы были правильными и все аскеманы с ним согласились. Но оказалось, что брат не знал всей картины орочьих вторжений. Те совершали набеги с периодичностью в двадцать четыре года. На каждую землю отводился один год. Но земель этих в Атлантисе было не двадцать четыре, а восемь! Правда, был еще южный Хаммий, но туда орки не доходили. Спрашивается, а где находились орки в оставшиеся шестнадцать лет? И чем питались? А обитали они на своих северных землях. И чем-то ведь питались! Голодно, конечно, но пищу находили. Два года впроголодь на севере, один год в набеге. Потом снова север, потом набег и все дальше по кругу. Вот и оказалось, что диких орков не несколько небольших орд, а намного больше, несколько десятков тысяч. А то, что в первые дни после прибытия аскеманов на эту землю орков оказалось совсем немного, то это лишь потому, что только малая их часть решила, не дожидаясь следующего года, пойти во внеплановый набег, прельстившись тем, что земли, выбранные для набега больше двух десятков лет лежали нетронутыми орками.
   И орки-храмовники тоже отнюдь не столь малочисленны, как можно было предположить. Мало оброка с разоренных земель? Во-первых, за двадцать четыре года, людям более-менее удавалось восстановиться, а во-вторых, был еще южный Хаммий. Богатый, плодородный и ни разу не пострадавший от нашествий орков. Наоборот, на юг постоянно шли караваны с невольниками с северных земель. Вот оттуда и поступала значительная часть оброка для храмов. Конечно, долго так продолжаться не могло - люди здесь бы вымерли (их и так почти не осталось), но кто знает, что у жрецов на уме?
   А с жреческими храмами надо что-то делать. Не взять их штурмом аскеманам. Их теперь все меньше и меньше, а храмы хорошо укреплены. Может быть, ему поможет его покровитель? Но тот уже три дня не подает никаких признаков жизни. Все еще восстанавливает силы? Наверное, вёльва была хорошей ведуньей. Ей удалось закачать силу в несколько фигурок, которые аскеманы привезли с родины. Вот и в этого рогатого воина. Он раньше принадлежал Эрику, но вёльва велела отдать ее ему, Ларсу, как самому младшему из аскеманов.
   Хотя не это было основанием для воли вёльвы. Причиной был Рени, местный паренек, единственный, кто остался в живых после набега орков на рыбацкую деревню. Вёльва качала от жрецов силу внутрь фигурок, а Рени ее направлял. Для этого требовался девственник, Рени им был, и так сложилось, что из всех прибывших на эту землю воинов только юный Ларс оказался таким же девственником. Он был на год младше Рени. Вот почему и Эрик, и другие аскеманы безропотно отдали фигурку рогатого воина в его руки.
   А Торвальду достался крылатый лев с человеческой головой. Эту маленькую статуэтку брат привез из похода на земли франков, а вёльва вдохнула в нее силу и оставила крылатого льва у брата. И еще она сказала, что лев теперь будет охранять Торвальда и всех его потомков по мужской линии. И Ларса с потомками тоже. А теперь, когда брат пал в сражении, фигурка крылатого льва досталась ему. Но лев не помог Торвальду, да и его, Ларса, спас рогатый воин, а не этот лев. Может быть потому, что лев знал, что рогатый воин ему поможет? Тогда сейчас, когда воин молчит, настало время крылатого льва?
   Размышления Ларса прервал Лорн.
   - С нами Тор и Фрейя! Они сильнее этих жрецов! Нам нужно их догнать и убить! И тогда никто не встанет на нашем пути! Тор и Фрейя!
   - Тор и Фрейя! - подхватили голоса остальных воинов.
   Ларс почувствовал, как в него вливается живительная сила. Она текла отовсюду. Ее было много, нужно только почувствовать ее, слиться с ней и наполниться ею. Усталости уже не было, а наоборот, в нем кипела и бурлила энергия. Ларс вместе со всеми, выкрикивая имена своих богов, бросился вдоль склона небольшой возвышенности, за которой скрылись жрецы в красном.
   Когда аскеманы выскочили из-за поворота, то увидели шестерых жрецов, запыхавшихся, усталых и... испуганных. Жрецы что-то пытались сделать, но это у них почему-то не получалось, они ругались и пробовали сотворить свое колдовство снова. А между жрецами и аскеманами стояло не менее сотни орков, но не этих, диких, а более благообразных, даже одетых в толстые куртки и подобие шлемов. Это были орки-храмовники. Опять они! Да сколько же здесь храмовников? Намного меньше, конечно, чем диких орков, тех аскеманы уже убили семь, а то и девять тысяч. Но и храмовников уже уничтожено сотен шесть-семь. По всем расчетам, их не могло быть так много, но вот, видишь, все же оказалось!
   Орки-храмовники стояли в три ряда. Передние держали в своих лапах мечи. Во втором ряду тоже были мечники, а в третьем расположились орки с секирами. Ларс ожидал, что Лорн бросит аскеманов вперед на орочьи ряды, но вождь еще раз показал свою мудрость. Это уже потом Ларс понял, что могло произойти, если бы аскеманы бездумно бросились на орков. Они бы завязли, пусть на малое время, но все равно завязли в первых двух рядах орков, вооруженных мечами, и единый строй аскеманов расстроился бы. Кто-то из воинов сумел бы быстро прорубиться к третьему ряду орков, кто-то занялся истреблением тварей из первых двух рядов. А орки-храмовники, воспользовавшись этим, а также используя длинные секиры, нанесли бы на расстоянии чувствительные удары по окруженным ими аскеманам.
   В самом деле, рубишь орков, вооруженных мечами, которые окружают тебя со всех сторон, а в это время из-за орочьих спин неожиданно появляется острое лезвие секиры, которого ты совсем не ждешь, отвлеченный рубкой с тварями из первых рядов. Да, у этих разумных орков голова соображает. Дикие орки не такие, те прут напролом, не думая ни о чем.
   - Кнут, Бьорн, доставайте луки и подстрелите-ка этих жрецов. А остальным ждать атаки орков. Пусть у них рассыплется строй. Посмотрим, что будут делать секирщики.
   Кнут и Бьорн были лучшими лучниками из оставшихся в живых аскеманов, а расстояние до скучившихся в кружок жрецов было вполне доступным для прицельного выстрела. Две пары выстрелов и четверо жрецов падают, пронзенные стрелами, а храмовники начинают свое движение на аскеманов. Еще пара выстрелов и живых жрецов не остается.
   Аскеманы образуют малый клин и не спеша идут навстречу врагу. Нестройный первый ряд орков рассыпается о железный клин воинов. Теперь клин не движется вперед, а медленно пятится назад. Убитые орки мешают живым, те шатаются, падают, спотыкаясь об орочьи трупы. Зато перед аскеманами всегда чистое пространство для небольшого маневра, им ничто не мешает наносить точные и выверенные удары. Кожаные куртки храмовников из толстой кожи никак не спасают от крепкого железа в сильных руках.
   Железное оружие в Атлантисе большая редкость. Немногочисленные воины кланов и родов, скрывающиеся в густых лесах, не были достойным противником храмовникам, чьи толстые кожаные накидки весьма сносно защищали своих владельцев от примитивного оружия лесных обитателей. Ведь у лесовиков основным оружием были простенькие луки со стрелами с деревянными наконечниками, которые для придания большей твердости обжигали на огне. Деревянные копья с таким же обожженным концом, да дубинки. Жители деревень даже кое-где использовали каменные топоры.
   А сейчас храмовники впервые столкнулись с более сильным противником, вооруженным железным оружием. И постоянно проигрывали стычки и сражения. Вот и сейчас люди планомерно перемалывали орочьи ряды. Оставив перед воинским клином несколько десятков своих сородичей, орки-храмовники повернули назад и бросились бежать. За ними в преследование устремились аскеманы. Орки на двух задних лапах в скорости уступали людям, а вот на четырех - их превосходили. Но для этого требовалось бросить оружие, которое храмовники держали в передних лапах. Кто бросил - тот спасся, а упертых храмовников наказывали за упрямство железом.
   Конечно, атаковать врага, до сих пор во много раз превосходящего в численности, было довольно опасно. Хотя бы по причине возможной засады. Пусть не на всех аскеманов, а на двух-трех воинов, которые могли увлечься преследованием врага и нарваться на крепкого противника. Ведь аскеманов осталось слишком мало, и каждый воин был на вес золота.
   Но воинский дух отметал всю осторожность, к тому же имелись причины для преследования врага. Разве плохо, что можно убить лишний десяток храмовников, численность которых в храмах стремительно сокращалась? Да и железные мечи и секиры, которые храмовники в панике побросали по всей округе, были очень нужны. Такие мечи - здесь редкость, глядишь, если так пойдет дело, то скорее у храмовников закончится хорошее оружие, чем аскеманы их всех перебьют.
   Лорн оказался не только сильным и храбрым вождем, но и хорошим организатором и политиком. После этой победы он разослал по соседним землям гонцов, которые направились к наиболее сильным родам с предложением предоставить их главам герцогские короны и право властвовать над всей землей. Более слабым родам придется подчиниться вновь назначенным герцогам, которые должны были раздать среди них графские титулы с выделением земли в ленное управление. А те, в свою очередь, разделить свои земли среди лучших своих воинов, раздав баронские и рыцарские титулы. Для усмирения тех родов, кто откажется подчиняться, Лорн передал свежеиспеченным герцогам часть железного оружия, добытого им в стычках с орками.
   Себя же Лорн объявил королем и раздал графские титулы десятерым своим сподвижникам, оставшимся в живых. Лорн подгадал так, что в каждой из новых земель, возглавляемых герцогами, оказалось по два храма, чьи воинские силы в лице орков-храмовников оказались существенно подорваны. По словам пленных, в храмах осталось немногим более десятой части храмовников от их первоначального числа. После последнего поражения орки уже не могли сколько-нибудь активно выступать против аскеманов и назначенных ими герцогов. Но и храмы, окруженные каменными стенами, по-прежнему были недоступны для штурма.
   Патовая ситуация разрешилась неожиданно. В расположение аскеманов прибыло двое жрецов, один в оранжевой накидке, другой в красной. Парламентеры предложили заключить вечный мир. Они признавали короля и назначенных им герцогов, а взамен требовали право осуществлять свои обряды. В качестве подтверждения своих намерений жрецы обязались предоставить аскеманам и их людям большое количество металлических орудий, которые они собирались заказать у гномов.
   Предложение было заманчивым. Пришельцы как раз крайне нуждались в топорах, кирках и других предметах для строительства замков и городов. А что касается храмов, то они ведь особо и не мешают. Пусть молятся своим богам и приносят им жертвы. Тем более что жрецы обещали помочь новым властителям этих земель в укреплении их власти. Все враги и недовольные будут сдаваться в храмы, где жрецы принесут их в жертву.
   Ларсу, ставшему в одночасье графом, претило такое сотрудничество со жрецами, виновными в гибели его старшего брата и остальных аскеманов. Но это приказ вождя, он обязан его выполнить. С другой стороны, стать графом в шестнадцать лет - что может быть соблазнительнее? Ларсу досталась земля на севере королевских владений, непосредственно граничащая с дикими землями, где обитали орки. Жрецы, кстати, обещали, что дикие орки больше не будут тревожить людские поселения. Как они собирались это сделать, было непонятно. Впрочем, на то они и жрецы, общающиеся со своими темными богами. Тору и Фрейе Ларс никогда не изменит!
   По приказу Лорна герцоги, давшие вассальную клятву верности, обязались перевести на королевские земли десятую часть своих подданных вместе со всей их живностью и имуществом. И еще выделять в течение десяти лет десятую часть людей для строительных работ. К тому времени, когда на землях Ларса появились первые переселенцы, жрецы выполнили свое обещание, передав в распоряжение аскеманов требуемые металлические изделия. Вот теперь можно думать и о строительстве замка. Замок Ларса - Ларск!
   Но самые большие строительные работы развернулись на юго-востоке, где поднимался королевский замок. Его так и звали - Лорн или Лоэрн, на местный манер. С внешней стороны замка пристраивались дома - местных жителей, торговцев, строителей. Неказистые, но со временем они исчезнут в пламени пожаров, столь часто бытовавших в средневековых городах, расчистив местность под новое строительство. Но земли, примыкающие к замку, уже займет поднявшаяся и окрепшая аристократия, новые дворяне, выслужившиеся из простых воинов. А для плебса найдутся земли уже поодаль. Вокруг посада, быстро становящегося городом, построят вначале деревянную стену, а со временем и каменную. Но все это будет потом, а сейчас Ларс строил свой замок.
   Когда на охоте погиб Кнут, его сосед, чьи земли находились на западном берегу Барейна, Лорн отдал большую часть его земель Ларсу. Остальные аскеманы немного поворчали, но их земли почти и не граничили с владениями Кнута, самого западного вассального феода королевства. Да и Ларс к тому времени стал старше. Так Ларское графство выросло в два раза. Но с приобретением новых земель стало больше и проблем. Теперь графство Ларса только с южной стороны граничило с королевскими землями - феодом Бьорна, по прозвищу Каркелэбни. От этого прозвища замок, а с ним и растущий город стал называться Каркел. На севере начинались дикие орочьи земли. А с востока и запада к Ларскому графству примыкали владения местных герцогов - Пирен и Амарис. Спокойной жизни такое соседство не предвещало. Без сильной дружины и умелого ополчения было бы трудно.
   Ларс убедился в этом уже на пятый год своего правления. Замок еще только строился, зато крепкие каменные стены уже были возведены. Прискакавший гонец почти загнал коня, но успел вовремя сообщить, что из земель Пиренского герцогства в сторону Ларска движется большой вооруженный отряд. К счастью, конных воинов там почти не было. Поголовье лошадей после постоянных орочьих набегов не успело разрастись. Выручали лошади, получаемые в виде оброка из Хаммия и западных земель. Весь оброк шел в Лоэрн и в вассальные ему графства. А местные герцоги оставались ни с чем, если только не покупали излишки лошадей на рынке по баснословной цене. Вот и помогло отсутствие конного войска у соседей. Пока еще пехота доберется на своих двоих, да еще и нагруженная! Копье, меч или палица, лук-однодеревка, колчан со стрелами, запасная одежда, пища в дорогу - все это нужно нести на своих плечах. Хотя с пищей было проще: ее попросту отбирали в захваченных ларских селениях.
   Пока собиралось войско, новые гонцы сообщили, что данное вторжение на земли Ларса предпринял пиренский граф Белей, отличавшийся своевольным и жестоким характером. Он был конкурентом Пирену в борьбе за герцогскую корону, возглавляя один из двух самых сильных родов на соседской земле. Но Лорн выбрал Пирена и Белей затаился, понимая, что не сможет одновременно бороться против Пирена и пришельцев, вооруженных железным оружием. Даже сейчас, по прошествии нескольких лет от создания королевства, большая часть войска Белея не имела железного оружия. Но зато их было много, и они спаяны родовым единством.
   Вскоре в Ларске появились и первые беженцы. Почти все - из числа пришлых подданных, выделенных герцогами. А местные жители, привыкшие укрываться во время орочьих набегов, попрятались по своим укромным местам. Их теперь днем с огнем не сыскать, а пришлые люди земли в округе знают плохо, вот и пошли на запад, под защиту графской дружины.
   Ларс сразу брал мужчин, кто покрепче, в оборот, выделял оружие, кое-как их обучали владеть мечом или секирой и формировали новые десятки ополчения. Вскоре пришел час выступать. Люди Белея уже стояли в нескольких днях перехода от Ларска. Впрочем, учитывая скорость движения налетчиков, тем еще долго придется добираться до строящейся крепости.
   Ларс достал из подсумка фигурку рогатого воина и долго ее рассматривал, пытаясь отыскать следы движения. Но безуспешно, прошло уже пять лет после того памятного дня, когда рогатый воин спас его от огненных молний жрецов, а фигурка так и не ожила. Неужели воин уснул на тысячу лет?
   Вёльва перед смертью изрекала различные непонятные пророчества, которые остались загадкой для аскеманов. Ларс помнил ее слова, которые тогда он никак не отнес к своей фигурке, а теперь все чаще и чаще стал вспоминать тот день и задумываться.
   "Рогач спасет и убьет.
   И замрет, как умрет.
   Тысяча зим пройдет и тысяча лет
   для того, кто держит в руке арбалет.
   Придет с секирой рогач
   и снова проснется трубач".
   Что же имела в виду колдунья? Рогач. Это фигурка рогатого воина.
   Спасет и убьет. Воин спас его от неминуемой смерти и убил всех орков, что оказались впереди их лавы.
   Замрет, как умрет. И здесь все понятно. Воин с тех пор молчит, не подает признаков жизни.
   Все сходится, как в предсмертном пророчестве вёльвы! А дальше? Что означают остальные два двустишья? О какой тысяче лет пророчила колдунья? Что же, теперь его рогатый воин, получается, уснул на тысячу лет? И про какого человека она говорила, что держит в руках арбалет? И что за рогач с секирой? В руках фигурки никакой секиры нет. Наконец, слова о проснувшемся трубаче. Здесь, вроде бы понятно. Рогатый воин издавал звуки подобные звукам трубача. Трубач - это и есть фигурка воина. Уснувшего. Но потом трубач проснется. Проснется, когда придет какой-то рогач с секирой. А арбалет? При чем здесь арбалет? Может, это тоже про рогача с секирой? Да нет же! Секирой вооружены самые сильные воины, а арбалетом пользуются в основном слабосильные, не способные выстрелить из тугого лука.
   И что же теперь? Воин ему уже не поможет? А фигурка льва? Она же должна защищать его и все его потомство. Но до сих пор никак себя не проявила. Правда, вёльва, когда отдавала крылатую фигурку его брату, как-то вскользь сказала что-то о слабых и юных. Лев поможет и защитит только слабых людей, его потомков? Чушь какая! Это у него могут быть слабые потомки? Не было в его роду слабых. Род Ларса всегда гордился самыми сильными воинами. Уже в десятилетнем возрасте мальчики становились воинами, получая меч! А до этого у всех мальчишек были длинные кинжалы. Чуть ли не с младенчества. Хотя здесь он немного преувеличил. Кинжал он получил в пять лет. Какой же он слабый и беззащитный?.. А до этого? Пожалуй, есть период, когда его потомки могут быть беззащитными. После рождения и несколько лет еще после. Это имела в виду вёльва? Тогда и поможет крылатый лев?
   Ларсу удалось собрать три с половиной сотни человек. Много это или мало? После долгих лет постоянных орочьих набегов земли Атлантиса основательно оскудели. А феод Ларса к тому же большей частью располагался на западном берегу Барейна, и Ларс так и не дождался людей с того берега. Поэтому три с половиной сотни вооруженных людей - все-таки неплохая сила. Тем более что целую сотню составляли латные воины на конях. Латные - это, конечно, слишком громко сказано. На их кожаные куртки были нашиты металлические бляхи. Однако и такой защиты не было у вторгнувшихся врагов. И щиты у его воинов, обитые металлическими полосками, явно надежнее обычных деревянных с натянутой на них кожей, что были у вражеских солдат, да и то не у всех. После первого же удара железным мечом такая кожа лопалась и свисала с деревянной основы. И железным оружием Ларс обеспечил почти всех выступивших в поход. Только последним четырем десяткам пришлось довольствоваться бронзовыми мечами. А у людей Белея железо имелось только у полсотни человек. Вот и получается, что его люди вооружены не в пример лучше вражеских солдат. Зато тех почти шесть сотен. Но опять же, противник растянулся по дороге на десяток верст.
   Чтобы немного соразмерить скорость верховых и пеших, Ларс распорядился снять со стройки все подводы, и теперь на них ехала пехота. С передовой группой противника встретились на исходе второго дня. Встреча оказалась неожиданной для всех. Передовая сотня, набирая скорость, помчалась вперед, а вражеские солдаты, увидев настигающую их конную лаву, задергались. Некоторые бросились в сторону от дороги, другие же выставили перед всадниками деревянные копья. Несколько лошадей, напоровшись об острие, повалились на землю, дергая ногами и давя своим телом всадников, попавших под удары копыт, но большая часть конных воинов смела заслон с дороги и помчалась дальше вдоль нее, находя новые и новые жертвы. Впрочем, тех было немного. Судя по всему, ларские солдаты нарвались на небольшой вражеский авангард, который и уничтожили.
   Довольные успешным началом кампании, всадники вернулись к месту встречи с врагом. Уже смеркалось, а врагов впереди было не видно. Тем временем подъехали телеги с ополченцами. Здесь же и разбили лагерь.
   На рассвете их обстреляли из луков. Стреляли из темноты по фигурам, заметным в пламени костров. Сонных ополченцев охватила паника, они метались по всему лагерю и падали, пронзенные стрелами. Немногим лучше обстояло дело с конной сотней. Часть тоже поддалась панике, а другая часть, возглавляемая Ларсом, выхватив мечи и секиры, бросилась к зарослям, из которых летели стрелы. Пока они еще были видны на фоне костров, нападавшим удалось подстрелить с десяток людей Ларса, да и сам он получил две стрелы. Одну из них в руку, а другая попала в грудь и отскочила от металлической пластинки. Но удар все равно был сильным, поэтому Ларс споткнулся, что и спасло ему жизнь. Он явственно слышал звук двух стрел, прошедших над его головой. Если бы не падение, они попали бы ему как раз в голову.
   Но выскочив из предела освещенности, люди Ларса практически слились с окружающей темнотой. Быстро добежали до кромки леса, где и застали вражеских лучников. Тем пришлось выйти из-за деревьев, чтобы ветви не мешали стрелять. Зато теперь лучники оказались беззащитны перед острым железом. Разъяренные ларские солдаты быстро покончили почти со всеми лучниками. Только нескольким стрелкам удалось скрыться.
   Ларс, вошедший в воинский кураж, повел своих солдат дальше вглубь леса, немного сворачивая в сторону от дороги. Это был бессознательный поступок, но он оказался верным. Люди Белея почему-то разместились именно в лесу, а не на дороге. При панике, охватившей ларских ополченцев, правильнее было бы нанести удар со стороны дороги. И сама дорога прямая и идти в темноте легче. Это ведь не ночной лес. Если бы Белей бросил своих людей по дороге на лагерь ларцев, он сумел бы быстро смести остатки сопротивления и методично вырезать всех, кто остался в лагере.
   Но Белей перемудрил. Он, опасаясь, что его воины в темноте попадут под стрелы своих же лучников, построил своих людей в лесу за спинами лучников. А теперь на них вылетели несколько десятков лучших ларских воинов. Разъяренные ларцы смяли передовых вражеских солдат, а дальше уже пошло избиение. От полного разгрома врага спасла темнота и лес, в котором остаткам людей Белея удалось скрыться.
   Когда на рассвете Ларс вернулся в лагерь и подсчитал свои потери, а затем ему сообщили о числе перебитых врагов, то он пришел в ярость. Оказалось, что Ларс потерял больше людей, чем Белей. К счастью, ярость быстро прошла, и урок ночного сражения заставил его задуматься. Если бы были выставлены ночные дозоры со всех сторон лагеря, разве врагам удалось бы незаметно подобраться на расстояние прицельного выстрела? Нет, конечно. Вот и получается, что виновным в гибели трети своего войска является он сам.
   Памятуя об этой ошибке, Ларс стал выставлять ночные дозоры. Первая ночь после нападения прошла спокойно, а вот во вторую дозорные подняли тревогу, предотвратив новую атаку врагов, которые быстро исчезли. Лучшая защита - нападение. Ларс, отправив в строящуюся крепость подводы с ранеными, двинулся дальше в поисках затаившегося врага. Конные разъезды быстро поймали несколько пленных. Выбить у них сведения труда не оказалось. Те сообщили, что пиренский граф Белей вместе со своими ближниками и родичами расположился в деревеньке, расположенной чуть в стороне от дороги.
   Не медля, Ларс бросил туда свое войско. Как оказалось, беспечностью страдал не только он. Ворвавшиеся ларские латники быстро погасили сопротивление на единственной деревенской улочке и окружили дом местного старосты, где засел Белей со своими людьми.
   Ларс проявил благоразумие, решив не губить лучших своих солдат, а дождаться подъезда ополчения. Сто пятьдесят человек после взмаха Ларсом руки, бросились на штурм дома. Рубка была изрядная. Недаром говорили, что Белей имел сильный и верный род. Все осажденные сражались до конца. Даже раненые находили силы, чтобы нанести врагу урон. Лежа на полу и истекая кровью, воины Белея не могли обратно подняться, чтобы поразить врага в грудь или спину. Тогда они, с трудом удерживая в ослабевающих руках мечи или ножи, поражали ларских ополченцев в ноги и умирали, захлебываясь кровью от новых ран.
   После захвата дома в живых осталась лишь пара вражеских воинов, да и то оба были ранены. Один вскоре умер, так и не приходя в сознание, другой же, очнувшись, лишь прошипел проклятья и через день тоже умер. Вместе со смертью они унесли тайну о причине, побудившей Белея вторгнуться на земли Ларса.
   О том, что такая причина была, и она имела конкретные человеческие очертания, Ларс узнал от других пленных, но те, будучи простыми солдатами и ополченцами, не знали деталей повода для вторжения. По их словам, Белея в последние дни перед выступлением в поход против Ларса, навещали какие-то странные люди. И навещали по ночам. А Белей после этих встреч ходил довольный, как кот, наевшийся сметаны.
   Остатки отряда Белея после гибели их предводителя бежали обратно в Пиренское герцогство, частично забрав с собой награбленное. В основном это были люди и домашняя скотина. Ларс бросил свою сотню вдогонку и настиг беглецов уже на территории Пирена. Отбив полон, отряд пошел дальше, захватывая деревушки и селения Белейского графства.
   Ларс остановился только тогда, когда разведка сообщила, что в полудне пути стоит войско пиренского герцога, ожидающего, когда отряд Ларса выйдет за пределы земель Белея. Разведчики насчитали почти восемь сотен человек - сила слишком большая, чтобы стоило ссориться с герцогом. Ларс посчитал, что он уже достаточно отомстил за набег на его владения, опустошив земли своего убитого врага.
   Больше происшествий и столкновений с соседями у Ларса не было. Зато неприятности происходили с другими аскеманами. Один умер от укуса змеи. Как в графской палатке оказались ядовитые змеи и как они вообще появились в той местности, выяснить не удалось. Другого графа зарезала в постели наложница, мстя за убитых отца и братьев. Третий граф отравился грибами, но выжил каким-то чудом. Все графские ближники, отведавшие соленых грибов умерли. У четвертого внезапно понесла лошадь, бросившись с крутого обрыва в ущелье. Граф должен был погибнуть, сомнений не было. Так и посчитали вначале, но когда спустились вниз, то нашли только тело лошади. Граф же остался жив, потеряв сознание, зацепившись ногой за ветви деревца, растущего под обрывом.
   Все несчастья, происходящие с аскеманами, заставили задуматься оставшихся в живых. Лорн собрал последних семерых графов в своем большом и роскошном замке, построенном на месте какого-то древнего и давно разрушенного города.
   - Побратимы! Мы последние, кто остался жив после того, как воля Тора нас направила на эту землю. Мы, люди племени Тора, ее захватили. Она наша. И мы ею правим. Еще совсем недавно нас было одиннадцать, но чужие боги за несколько лет забрали троих из нас. И это только начало. Они не успокоятся, пока все мы не умрем.
   - Это все проделки жрецов! Зря ты согласился на мир с ними! - воскликнул Торенфин, первый и пока единственный из графов, кому удалось построить замок. Его замок стал назваться по его имени Тореном.
   - Торенфин прав! - поддержал его Гуннар, считавшийся первым графом королевства.
   Другие аскеманы кивками головы и легкими возгласами показали, что они тоже согласны с мнением Торенфина. Ларс тоже был заодно со всеми. Не может быть стольких случайностей, преследовавших и губивших аскеманов. Кто, как не местные жрецы, их злейшие враги с самого момента высадки аскеманов на этой земле, могли с помощью своей черной магии все это сотворить? Эх, жаль, что вёльва погибла, борясь с магической атакой. Очень жаль!
   - А мы вместо того, чтобы заставить наших подданных поклоняться Тору и Одину, Фрею и Фрейе, позволили существовать этим мерзким храмам. Что скажет Тор, когда мы, закончив свой путь, приплывем к нему на ладье? Он ведь все видит. Не он ли позволил расплатиться смертями за наши грехи?
   - Тора здесь нет. - Сказал Лорн. - Ни здесь, ни там, - Лорн поднял глаза к потолку. Эта земля никогда не знала наших богов.
   - Что ты говоришь, Лорн!? Как такие слова могут извергать твои уста!
   - Это не мои слова. Слова вёльвы. Вспомните, как мы сюда попали. Плутали, почти погибли, а затем вёльва обратилась к Фрейе. И мы оказались здесь. Это все, что Фрейя смогла сделать. На этой земле никто из наших богов не властвует, они даже не могут сюда дотянуться, даже взглядом. Эта земля закрыта для них. А местные боги, Паа и Ивхе, слишком сильны, мы не справились бы с ними. Поэтому я и заключил с ними мир. Нам нужно было закрепиться на этой земле.
   - А теперь они убивают нас одного за другим.
   - Это делают не жрецы.
   - Как? Почему? Кто? - раздались хором голоса собравшихся.
   - Жрецы умны и хитры. И осторожны. Если мы узнаем, что убийства наших братьев их рук дело, то что мы сделаем с храмами и их обитателями?
   - Смерть!
   - Да, смерть. Сами погибнем, но их уничтожим. Разве это жрецы не понимают? Понимают. Есть у нас хоть какие-то свидетельства, что к убийствам наших братьев приложили руки жрецы? Нет! Не странно?
   - Ты же сам сказал, что они осторожны.
   - Как ни осторожничай, но все равно наследишь.
   - Они же магией.
   - Да? А Белея тоже натравили на Ларса магией? А Харальда зарезали тоже магией?
   - Зато лошадь могли одурманить магией и яд в грибах сотворить.
   - Могли. Наверное, так и было.
   - Как так? Ты же говорил обратное...
   - Я не говорил, что магии не было. Только это вряд ли дело рук жрецов.
   - Тогда кто же?
   - Вёльва перед смертью говорила много, только уяснить было никак. Но кое-что оказалось понятно. Не знаю, вначале я не верил ее словам, но со временем осознал, что вёльва была мудра безмерно. По ее словам, жрецы - ничто, но за ними стоит кто-то сильный. Тот, кого жрецы боятся, ненавидят и слушают. Думаю, что вот этот, кто стоит за жрецами, и насылал смерть на наших братьев.
   - Жрецы - слуги своих богов. Значит, этот кто-то - их боги, Паа и Ивхе.
   - Нет. Вёльва сказала, что тот, кто стоит за жрецами не бог. Но и не простой смертный. Если не бог и не человек, я думаю, что тогда это дух. Черный дух. Но не под нами. А где-то далеко в стороне. Мой замок стоит на месте древнего города. Я даже не подозревал, какой он был большой. Только недавно, когда работники стали расчищать окрестности, я узнал, что город был громаден. Но он погиб очень и очень давно. Два месяца назад я приказал расширить подземелье своего замка. Стали копать вглубь и нашли вход в древнее подземелье. Замок стоит на вершине горы. Вот и раньше на этой вершине тоже стоял, то ли замок, то ли дворец. Но подземелье у него оказалось большим. Но не это главное. Среди моих копателей оказались два местных шамана. Дикари, куда им до вёльвы. Когда открыли вход в древнее подземелье, шаманы находились за пределами замка, оба в разных концах. И оба быстро упали без сознания. Один пролежал бездыханным почти неделю, второй очнулся на следующий день, но его било и крутило несколько дней так, что тот даже откусил кончик своего языка...
   - И что ты нашел под замком?
   - Древнее подземелье. Запущенное. Много ходов, даже нор, по которым могут ходить разве что карлики.
   - И при чем здесь жрецы и тот, кто стоит за ними?
   - Шаманы грохнулись в глубокий и долгий обморок, когда открыли вход в подземелье. Они почувствовали дух. Очень сильный. Но это не Черный дух.
   - Под нами дух? Или ты открыл двери в Хель?! Ты выпустил духов царства мертвых!
   - Эти земли закрыты для наших богов. И для Локи тоже. Нет сюда ни пути, ни взгляда из Вальхаллы или Хеля. Здесь правят чужие боги. Но и они здесь - чужие, пришлые. Потому-то и у жрецов нет настоящей силы, питаемой от соков земли. А древние боги, что давным-давно властвовали здесь, умерли или крепко уснули. Но остались их следы. Они здесь, в подземелье этого замка.
   - И ты спокойно здесь живешь?
   - Вёльва сказала, что не надо их бояться. Они могут как-то нам помочь. Их враги - жрецы и те, кто стоит за ними. А мы не друзья жрецам. Я привык верить вёльве.
   - Почему же они не помогли нашим братьям? Трое убито, еще двое чудом остались живы.
   - Братья погибли до того, как открыли вход в древнее подземелье. Так? А ты, Снурри, и ты, Торенфин, когда готовились отправиться в Хель? Уже после открытия входа, не так ли? Но не отправились, чудом остались живы, хотя после грибов выжил лишь ты один, Снурри, а остальные отравились насмерть. И ты, Торенфин, настоящим чудом зацепился ногами за деревце. Ведь так? Вы остались живы и теперь сидите здесь за общим столом.
   - Выходит, нас спасли древние духи? Ха! Тогда нам нечего опасаться!
   - А хватит ли у них сил бороться с Черными духами, что стоят за жрецами? Ты не подумал об этом, Каркелэбни? То, что они спасли Снурри и Торенфина не значит, что у них хватит сил и дальше. Да и спасли с трудом. Из последних сил.
   - И что ты предлагаешь, вождь?
   Лорн встал и принес из дальнего конца зала резную деревянную шкатулку, открыл ее и достал золотую пластинку с вырезанными знаками. А затем фигурку дракончика, точнее, его передней части.
   - Мы - драконы моря и теперь, когда наши боги не видят нас, только дракон сможет помочь. На этой пластинке вырезаны имена наших богов. Вёльва перед смертью смогла накачать большую силу в эту пластину и теперь если не сами боги, то их имена будут нам помогать.
   Лорн достал кинжал и, вытянув левую руку, провел острием вдоль тыльной стороны руки. Полился небольшой кровяной ручеек, который Лорн направил на фигурку дракона.
   - Кушай мою кровь, запоминай ее и защищай ее.
   Лорн передал кинжал соседу. Тот повторил действия и заклинание вождя, передав кинжал дальше. Когда последний аскеман закончил обряд, фигурка дракона была залита кровью. Лорн осторожно приподнял дракончика и положил на его место пластинку, а затем, держа фигурку над пластинкой, смотрел, как та заливается кровью.
   - Тор и Один, Фрей и Фрейя, ваши имена станьте оберегами для нас. - И Лорн поставил дракончика на пластинку.
   В комнате стала сгущаться тьма, а из-за стен замка послышались удары молота. Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь.
   - Боги приняли нашу кровь! - Воскликнул Лорн, и в зале сразу же посветлело.
   - Теперь нам не страшны Черные духи. Боги нас защищают. Они защитят и наших детей, но лишь вполовину. А внуков, в которых будет течь четверть нашей крови - лишь в четверть. А дальше снова вдвое меньше. Поэтому мы должны переженить наших детей между собой. И внуков тоже, чтобы оберег действовал как можно дольше. Ларс, ты самый младший из нас, значит, ты имеешь больше шансов прожить дольше других. Возьми пластинку и дракона и сохрани их. На них наша кровь.
   - Я это сделаю, вождь. И мой король.
  
   Глава 5
  
   1002 год эры Лоэрна.
  
   Незаметно наступила осень, зачастили дожди, по утрам подмораживало. Сашка решил, что пора навестить Ларск, повидаться с братом, да и разобраться в накопившихся делах. Первый десяток охраны за три месяца, проведенных в замке, заметно прибавил в мастерстве. Теперь можно набирать новых людей в личную полусотню.
   Замок без охраны оставлять было нельзя, но разбрасываться своими людьми Сашка не стал. Весь десяток он взял с собой, а для охраны привлек ополченцев из местных крестьян, благо урожай уже был собран.
   Приехав в Ларск, Сашка понял, насколько суетно все вокруг, разве можно сравниться с его замком?
   "Его! Вот уже как стал мыслить, совсем стал заправским феодалом! Не прошло и нескольких месяцев. Быстро же я оперился!"
   Так, в хлопотах, нужных или ненужных, прошли две недели. На исходе второй в Ларск приехал человек от одного из местных баронов, соседа Сашки, и принес плохую весть. Его замок захвачен лоэрнцами. Еще через день стали известны подробности. Барон Шелвак, владелец того самого неуступчивого замка, который не смог взять в прошлом году маркиз Ильсан, с пятью десятками солдат без труда захватил замок Броуди. А теперь сгонял в замок всех окрестных крестьян вместе с их пожитками, в первую очередь свозя со всей округи собранный ими урожай.
   В тот же вечер граф Дарберн собрал совещание, пригласив своих доверенных лиц. Кроме Сашки на нем присутствовал маркиз Ильсан, барон Компес и еще три ларских барона из числа наиболее уважаемых в графстве. Лица баронов были у кого угрюмы, у кого просто серьезны, лишь Ильсан пребывал в хорошем настроении. На вопрос Сашки, насколько реально отбить замок у врага, один из приглашенных, барон Фурбег, ответил:
   - Милорд, отбить, конечно, можно. Но для этого нужно иметь под рукой не меньше полутысячи солдат. Большая часть которых погибнет при штурме.
   - Но почему? Лоэрнцев всего полсотни? Или могут еще подойти?
   - Подойти, конечно, могут, но и тех, что сейчас в замке, тоже достаточно для его обороны. Защищать замок будут не пятьдесят человек, а минимум две сотни. Я имею в виду согнанных в замок крестьян.
   - Объясните мне, почему мои крестьяне будут помогать лоэрнцам?
   - Барон Шелвак согнал в замок крестьян вместе с их семьями. Теперь они заложники. Я уверен, что вашим крестьянам сообщено, что в случае удачного штурма, их семьи будут убиты.
   - Кем?
   - Самими лоэрнцами.
   - Если у крестьян будет в руках оружие и Шелвак угрожает их семьям, почему они не поднимут оружие против лоэрнцев?
   - Если они попробуют выступить против них, их семьи обречены. В Атлантисе это практикуется. У многих замков часть подземелья уходит глубоко в землю. На самой глубине и держат заложников. Сколько в замке вашей светлости колодцев?
   - Два.
   - Я полагаю, они глубокие?
   - Насколько я могу судить, да, глубокие.
   - Один или оба соединяются с нижней частью подземелья. В случае измены крестьян-ополченцев или если те будут плохо защищать замок и наши войска ворвутся внутрь, то открываются заслонки, и вода из колодцев затопляет нижний этаж подземелья. Со всеми заложниками. Ваши крестьяне это знают, поэтому будут, как одержимые, биться со штурмовыми отрядами. Посему даже пятьсот человек, причем, не ополченцев, пожалуй, будет мало, чтобы отбить у Шелвака ваш замок.
   - А если у меня получится взять замок, то я потеряю на стенах большую часть войска и найду в замке одни трупы моих крестьян и слуг?
   - Да, все так, милорд.
   - Значит, захват замка принесет мне не победу, а поражение?
   - Да, милорд.
   - А если я штурмовать не буду, а возьму замок в кольцо?
   - У осажденных продуктов сейчас больше, чем необходимо. Урожай собран и перевезен в замок. Голод им не грозит. К тому же они в тепле, а вашим солдатам придется зимовать в землянках. Много ли останется к весне?
   - Заболеют?
   - И это тоже. Почти все сбегут.
   - А весной? Крестьянам нужно пахать, сеять, иначе урожая не будет.
   - А это и не нужно лоэрнцам. По весне получат подкрепление, крестьян с семьями из замка отправят на рабский рынок или поселят на землях Лоэрна, а осенью наберут новых крестьян из более дальних деревней и весей вашего домена.
   - И штурмовать нельзя и не штурмовать тоже. Да, проблема.
   - Виконту не следовало оставлять замок без охраны, - это уже вмешался в разговор Ильсан. Дарберн нахмурился, неприязненно посмотрев на шурина.
   - А в замке Шелвака кто остался? - спросил Сашка.
   Барон Фурбег искоса посмотрел на Ильсана и, вздохнув, ответил:
   - В его замке было где-то двести солдат, почти все присланы ему в помощь самозванцем. Своих у него немного, десяток или два. Если ваш замок, милорд, захватили пятьдесят человек, то можно предположить, что в замке Шелвака еще осталось полторы сотни солдат. Плюс ополченцы.
   - Они уже в замке?
   - Вряд ли, но будут, как только появится угроза замку.
   - Их семьи тоже окажутся заложниками в подземелье?
   - Нет. Зачем? Они же крестьяне Шелвака, сами свои семьи свезут в замок и будут оборонять его.
   - А кто сейчас в замке вместо Шелвака?
   - Думаю, его старший сын баронет Крисвел.
   - А что он за человек?
   - Я не понял, милорд.
   - Молодой?
   - Да, где-то чуть старше двадцати лет. Ошибок в обороне он не допустит. К тому же там есть и лоэрнские офицеры. Они смогут подсказать баронету.
   - Милорд собрался штурмовать чужой замок, раз не может вернуть свой? - вновь вмешался Ильсан.
   - Штурмовать? - несколько рассеянно переспросил Сашка. - Нет, штурмовать нельзя. Там еще больше людей, чем в Броуди... А на какие силы я могу рассчитывать, если выступим против лоэрнцев?
   Все обратили взгляды на Дарберна.
   - Я дам две трети своей сотни. Соберем людей со всего графства. Несколько тысяч будет.
   - Дар, спасибо. Но нельзя так разбрасываться сотней. Мне вполне хватит отряд Ястреда, это три десятка. Да и собирать людей по всему Ларску, уйдет больше месяца. Пока соберем, пока подготовимся, зима наступит. И где ночевать? Нет, ничего не выйдет. - Сашка в этом момент посмотрел в сторону барона Компеса и заметил, как тот доброжелательно отреагировал на его слова, значит, сказал все правильно.
   - И что делать?
   - Я не знаю. Пока не знаю. Надо подумать. Может, что и надумаю...
   В тот же вечер Сашка был у рыцаря Ястреда, взяв с собой Хелга. Конечно же, разговор шел о возникших проблемах.
   - Нападать на свой замок никак нельзя, сколько бы ни было у меня солдат.
   - Весной окружить замок?
   - Тоже не дело, и боюсь, что не успеем, Шелвак вывезет крестьян в Лоэрн, завезет новых, с моих же земель. Я вот что подумал. Представьте себе, что мы подошли к Броуди, встали лагерем, а затем узнали, что к Шелваку подходит подкрепление. Большое. Несколько сот человек. Мы бросаемся на лоэрнцев, что будет делать Шелвак? Сидеть в замке или ударит в спину?
   - Все зависит от ситуации, он человек опытный, в возрасте. Может выйти и ударить, может остаться в замке.
   - А если он молод, как его сын, то что?
   - Молодой, пожалуй, броситься ударить нам в спину.
   - Ладно. А если мы сразились с лоэрнцами и бросились бежать, разгромленные. Скажем, человек пятьдесят поскакали мимо замка, а победившие лоэрнцы в погоню не пустились. Что сделает Шелвак?
   - Он выйдет из замка и бросится вас, то есть нас, добивать. Но откуда такие мрачные мысли, милорд?
   - Наоборот, мысли хорошие. Я, кажется, знаю, что мы сделаем...
   На следующее утро из Ларска выехали гонцы в ближайшие замки для сбора войска. Сам же Ларск закрывался для выезда из него кого-либо. В городе набиралось ополчение для дежурства на городских стенах и у ворот. Из всех четырех ворот города оставались не запертыми только одни южные ворота. Да и то лишь для въезда в город. Теперь никто не мог сообщить, что происходит в городе и каковы силы ларского графа.
   Сашка, как и обещал, брал с собой только отряд Ястреда. Забирал и два своих десятка: старый, уже обученный, и новый, только что набранный. Кроме них он планировал набрать еще четыреста-пятьсот человек. Поэтому, как только набирается около пятисот человек, ларское войско под его командованием выступит в сторону Лоэрна. На вопрос, куда он поведет солдат, Сашка на очередном совещании у Дарберна, сказал, что решит на месте, будет ли он штурмовать замок Шелвака или же пройдет дальше к югу, захватывая местных крестьян в качестве компенсации.
   Барон Ильсан только презрительно усмехнулся, а ларские бароны сидели с нахмуренными лицами. Но не мог же Сашка рассказать, что он придумал! Военная тайна, она и в Атлантисе военная тайна!
   В свои планы Сашка посвятил только Дара, а тот заразил уверенностью в силы и возможности виконта многих своих подданных. Конечно, не всех, но через десять дней экспедиционный отряд, как его назвал Сашка, выступил к замку Шелвака. Через три дня ларцы уже разбивали лагерь неподалеку от стен вражеского замка. Штурмовать его Сашка, конечно, не собирался. Разве можно это сделать с пятьюстами воинами? Ведь гарнизон замка насчитывал чуть ли не такое же количество защитников. Правда, большей частью из ополченцев, но вряд ли это станет утешением для штурмующих, когда на их головы посыплются арбалетные болты и польется кипящая смола.
   Переночевав на виду обороняющихся, на утро Сашка снял лагерь и двинулся по дороге в сторону лоэрнских земель. Пройдя несколько верст, он, разослав заставы, остановился и занялся странным действом.
   Во второй половине этого же дня перед взорами лоэрнцев, высыпавших на стены замка, предстала удивительная картина. На южной дороге, куда утром уехало пятьсот всадников, появилось сто верховых человек, часть из которых была ранена, многие были без шлемов. А рядом ехали несколько десятков телег, на которых ларцы вчера привезли материалы для лагеря, а также запасы пищи и фуража, но теперь на них лежали тяжелораненые солдаты.
   В одном из ехавших верхом людей лоэрнцы признали ларского виконта. Только теперь тот ехал понуро и с перевязанной головой. Понять, что произошло, было не трудно. Ларцы встретились с лоэрнским отрядом, произошел бой, и они его проиграли. И вот теперь жалкие остатки лучших солдат Ларска пытаются уйти обратно к себе. И среди них брат графа! Допустить этого было нельзя, и баронет Крисвел отдал приказ готовить вылазку для того, чтобы настигнуть уходящего врага.
   Оставив в замке пятьдесят человек ополченцев, он с тремя сотнями человек, половину из которых составляли солдаты, а другая половина была из ополченцев, то есть местных крестьян, уже через три четверти часа выехал из замка в погоню за отступающими ларцами. Догнать тех не представляло труда, учитывая, как медленно они двигались. Предугадать исход предстоящего боя тоже было не сложно. Да это и не будет бой, скорее, избиение. Триста свежих людей против сотни усталых, к тому же еще и раненых. А сотня или полторы сотни тяжелораненых, лежащих на телегах, вообще не были противниками.
   Каково же было удивление баронета, когда, проехав всего полчаса, он уперся в стоящее в боевой готовности ларское войско. Отступать? Вот еще! Он все равно сильнее. Тем более эти ларцы его испугались, иначе они воспользовались бы ситуацией и бросились бы на лоэрнцев, еще не построившихся в боевой порядок. Но ларцы ждали, укрывшись за брошенными телегами. Как мужичье! Хотя, что еще ждать от их виконта, вчерашнего раба!
   Сашка подготовил хорошую ловушку для лоэрнцев. Его задумка удалась, и основные силы врага удалось выманить из замка. Теперь оставалось победить в бою. Лоэрнский баронет ошибался, считая свое войско более сильным. Да, по численности отряд баронета превосходил силы ларцев, но только ненамного. Зато ларский отряд состоял целиком из солдат, а половина лоэрнцев была крестьянами, к тому же вооруженными чем придется.
   И на трюк с телегами Сашка тоже рассчитывал. Ларские командиры неодобрительно отозвались на его решение поставить телеги впереди солдат. Они же будут мешать! Как солдатам сходиться с противником?!
   - А зачем? - ответил им Сашка. - Пусть враг сам бросается на нас, пытаясь пройти через телеги, а мы будем их ждать, благо копья лежат у ног каждого солдата. А еще есть луки и арбалеты. Атакующему врагу сложнее идти на врага под защитой щита, щиты не смогут их полностью закрыть, в отличие от ларцев. Главное для нас - чтобы баронет повел своих солдат в атаку, не отказался, не бросился обратно в замок.
   А для этого половина Сашкиных солдат до сих пор изображала тяжелораненых, лежащих тут же рядышком среди вставших в оборону ларцев. Хитрость сработала, и баронет совершил ошибку, бросив своих людей на врага.
   - Не забывайте, десять золотых за живого баронета! - напомнил Сашка своим людям.
   Напоминание было излишним, десять золотых - слишком большая награда, чтобы забыть о ней в горячке боя. Когда лоэрнцы приблизились к телегам, зазвенели натягиваемые тетивы луков, засвистели посылаемые на врага стрелы и болты. Лоэрнцы стали падать, подстреленные ларскими стрелками, но вокруг баронета словно образовалась мертвая зона: ни одна стрела, ни один болт не летел в его сторону. А когда первые лоэрнцы добрались до телег, их атака захлебнулась. Кто-то бросился в общей суматохе оттаскивать телеги, мешая друг другу, кто-то полез под телегами, кто-то пытался взобраться на них сверху. Но это было тяжело, учитывая вес солдатской брони. А когда первые лоэрнцы прошли преграду из телег, их встретила не сотня усталых ларцев, а две с половиной сотни свежих и умелых воинов. Большинство людей баронета так и не смогли скрестить мечи с врагом, значительная их часть полегла под ударами ларских копий.
   А на баронета Крисвела и вовсе бросилось более десятка воинов. Тот смог только пару раз взмахнуть, без всякого успеха, рукой с мечом, как оказался погребенным под телами ларских солдат. С лоэрнцами было покончено. Чуть меньше сотни их успело уйти с поля боя. Те, кто бросился в заросли деревьев и кустов, что росли по обеим сторонам поля сражения, смогли в основной своей массе благополучно добраться до соседних замков. Те же, кто кинулся по дороге обратно в замок Шелвак, были встречены на подступах к замку полутора сотнями ларцев, спешащих к месту боя.
   Это была часть второго ларского отряда, которым командовал Ястред. Отряд остался к югу от замка и, дождавшись, когда из замка выедет основная масса лоэрнцев, после того, как они скрылись к северу, не спеша, во главе своих тридцати солдат выехал с южной стороны. Ларские гербы на щитах не были видны, потому что щиты беспечно висели за спинами солдат.
   Оставшиеся в замке ополченцы-крестьяне приняли их за лоэрнцев, разбивших ларских солдат, чьи остатки час назад проехали на север. Ворота замка оказались открыты, и уже через несколько минут всякое сопротивление было сломлено. Оставив неполную сотню охранять захваченный замок, Ястред бросил отряд на север, на помощь Сашке. Но тот уже сам разделался с врагом, а на долю Ястреда достались лишь несколько десятков бежавших с поля боя лоэрнцев.
   Победа была полной и блистательной. Ларцы потеряли в бою чуть больше двадцати человек, да и то часть из них составляли раненые. Помимо взятого в плен баронета Крисвела, в замке была захвачена и вся остальная семья барона: жена, младший сын и две дочери. Лоэрнских крестьян Сашка собрался было отпустить, но затем передумал. Он же их обменяет на своих крестьян, которых захватил в замке Броуди барон Шелвак. А десять золотых пришлось делить на десять человек.
   Послав гонца с сообщением о разгроме лоэрнцев и взятии замка Шелвак, Сашка первые два дня занимался обустройством на новом месте. Нужно было расселить пленных, заложников, перевязать раненых, да мало ли забот и проблем может быть? На второй день Хелг подвел к Сашке одного из замковых слуг.
   Мужчина повалился на колени и начал взывать о пощаде.
   - А ну, тихо! - прикрикнул Хелг, и мужчина замолчал.
   - Ксандр, - Хелг уже перешел с Сашкой на ты, когда не было посторонних, - это здешний слуга, раб. Боится за свою семью. Здесь у него жена и дети. Боится, что разлучим и продадим новым хозяевам. Потому и рассказал интересную вещь. Верить или нет, тебе решать. Твой замок Шелвак взял по наводке из Ларска.
   - Как?!
   - Был гонец от нас, после этого барон с пятьюдесятью солдатами и гонцом спешно выехал из замка. Чем кончилось, мы знаем. А пять дней назад этот гонец снова появился в замке. После этого все стали говорить, что сюда идешь ты во главе с пятьюстами солдатами. И про Ястреда тоже знали, что он с тобой.
   - А где гонец?
   - Уехал на следующий день.
   - От кого он был, известно?
   - Раб не знает. Баронет должен знать, но вряд ли захочет рассказать. Можно его допросить с пристрастием...
   - Нет. Пытать не буду.
   - Как скажешь. Не догадываешься, кто?
   - Есть мысли, но... - Сашка посмотрел на раба, упершегося лбом в пол. - Кто еще знает, что он разболтал?
   - Только я.
   - Хорошо, а то ведь за такие дела по головке барон не погладит... Не бойся, продавать тебя и твоих родных не будут... Пусть идет к себе и не вздумает болтать для его же блага.
   Когда слуга ушел, Хелг повернулся к Сашке и спросил:
   - А теперь что дальше?
   - Теперь? Оставим сотни две в замке, а с остальными пойдем к нам в Броуди.
   - Применим ту же самую хитрость?
   - Нет, барон на нее не купится.
   Четыре дня спустя Сашка во главе трех сотен солдат стоял лагерем у замка Броуди. Ястреда с собой не взял, хотя очень хотел, но побоялся оставить замок Шелвака на кого-либо другого. С собой юный виконт привел и всех пленных лоэрнских солдат, а также обоих сыновей барона. Как он поступит дальше, в войске ожидали с нетерпением. Люди понимали, что самоубийственного штурма не будет, их виконт хоть и очень молод, но себя показал с самой лучшей стороны. Но как он решит проблему Броуди?
   На следующий день Сашка послал в замок парламентера, одного из ларских баронетов. Тот должен был сообщить барону Шелваку пренеприятную новость о взятии его замка и пленении всей семьи барона. Сашка предлагал выслать парламентера для обсуждения сложившегося положения, обещав тому полную безопасность. К удивлению, в лагере ларцев появился сам барон личной персоной.
   Дав ему повидаться с сыновьями, Сашка пригласил его в свой личный шатер, оставив при себе только Хелга. Барон долго изучал юного ларского виконта, оказавшегося к его удивлению столь удачливым в этой первой для него военной компании. Сашка не мешал тому это делать, спокойно устроившись в походном кресле.
   - Мои поздравления вам, виконт, - наконец заговорил Шелвак, - честно признаться, я не ожидал от вас такой прыти.
   - Спасибо, барон.
   - Что вы от меня хотите?
   - Мой замок.
   - Его штурм вам обойдется дорого.
   - Я знаю, поэтому штурма не будет.
   - А что будет?
   - Мне кажется, я смогу вас убедить решить вопрос мирным путем.
   - А именно, милорд?
   - Вы выходите из замка, я обещаю лично вам полную неприкосновенность. Мое слово! А дальше все зависит от вашего выбора. Вы можете уйти в Лоэрн и попытаться вернуть свой замок, там, кстати, сейчас двести ларских солдат. Хороших солдат. А можете войти в свой замок мирно, без боя и штурма. Для этого вам нужно проехать лишнюю пару часов, заехав в Ларск, и дать вассальную клятву графу Дарберну. Поэтому решать вам, барон, с кем вы, с самозванцем Тареном или с Дарберном Ларским.
   - А захочет ли граф вернуть мне замок?
   - Я же сказал, что вы получите немедленно свой замок после принесения вассальной клятвы.
   - Это ваши слова, - заметил барон.
   - Это слова мои и графа.
   - Граф так и сказал?
   - Нет, он даже и не знает о моем предложении вам.
   - И вы считаете, что он подтвердит ваши слова?
   - Он и не будет их подтверждать. Они мной сказаны. Этого достаточно. Мои слова - его слова.
   - Хм. Мне про это говорили, но я не поверил... Вы уверены, он не передумает?
   - Я уверен в себе. А я - это он, а он - это я.
   Барон изучающе смотрел на юного виконта, о чем-то размышляя наконец ответил:
   - Если это действительно так, как вы говорите, то мне кажется, что я должен сделать ставку на Ларск. Честно говоря, Пургес... то есть Тарен мне не очень-то и по нраву. Плебей в душе и по своим поступкам. Итак, виконт, вы даете слово?
   - Да!.. Но здесь есть один момент, который стоит заранее обсудить. Чтобы потом вы не говорили, что я вас обманул.
   - Интересно...
   - Скажите, барон, в моем замке вы кого-нибудь убили? Я имею в виду после его захвата.
   - Убили? Нет, не припомню. А в чем вопрос?
   - Видите ли, часто бывает, что при захвате чужих замков, победители начинают показывать свою крутость.
   - Не понял этого слова.
   - Ну, показывать свою силу, свою власть. Бьют, издеваются, убивают людей прежнего владельца. Считают, что так они будут более уважаемы в чужих глазах.
   - Странные слова, но я немного понял их суть. Нет, милорд, лично я никого не приказывал казнить, как и мои люди.
   - Очень хорошо, иначе мне бы пришлось казнить такое же количество пленных, захваченных в вашем замке.
   - Казнить солдат из-за каких-то крестьян?
   - Не только крестьян. В замке были и мои слуги.
   - Рабы, - презрительно сказал барон.
   - И тем не менее это мои люди. И за каждого убитого вами, крестьянина или слугу, я казню соответствующее количество ваших людей. Впрочем, если никто из моих людей не убит, то вам нечего опасаться.
   - Странно. Странно то, что вы говорите. Солдаты и какие-то там рабы!
   - Не только солдаты. Конкретных лиц определил бы жребий. И в нем участвовали бы не только солдаты, но и офицеры...
   - Как?!..
   - И как минимум, баронет Крисвел.
   - Что?!
   - Впрочем, это были бы только слова. Вы могли бы выбрать людей по своему усмотрению.
   - Но это гадко!
   - Вполне соглашусь, барон, мне самому противно такое говорить, но иного пути нет. Но если никто из моих людей не убит, я имею в виду время после захвата замка, то опасаться вам не надо. Плетьми моих людей били?
   - Плетьми? Каждый раб в первый же день получил по малой порции плетей. Били и после этого, и рабов, и крестьян, тех, кто провинился.
   - К сожалению, я это и предполагал. В таком случае, войдя в замок, я должен пересчитать на спинах моих людей число рубцов, оставленных вашими людьми. Это же количество ударов теперь получат ваши люди, включая старшего баронета или даже обоих баронетов. Ведь вы же били мальчишек-рабов?
   - Как, вы собираетесь бить и моего младшего? Плетьми? Но у благородных это не принято. И за что? За то, что выпороли каких-то рабов!
   - Людей. Моих людей. Это послужит хорошим уроком на будущее.
   - Милорд, благородный человек в праве наказать раба. Это даже обязанность!
   - Я это знаю. И не понаслышке.
   Барон понял, что имел в виду виконт. Барон знал о том, что брат графа провел полтора года в рабстве и слышал о том, что сделала плеть со спиной виконта. Действительно, благородный барон Севир поступил неверно. Но он же не знал, что купленный им мальчишка-раб окажется ларским виконтом.
   - Среди моих слуг были и дети. Поварята, посыльный. Им двенадцать-тринадцать лет. Их тоже били плетьми?
   - Да, - хмуро ответил барон.
   - Вашему младшему, если не ошибаюсь, четырнадцать? Тогда он тоже окажется вместе со всеми, кого подвергнут ответному наказанию. Если бы моих мальчишек не били, то и он был бы исключен. Однако вы можете по своему усмотрению выбрать тех из своих людей, кто получит наказание. Общее число плетей будет разделено поровну между ними.
   - И вы думаете, что после всего этого я захочу давать вассальную клятву вашему брату? - Шелвак презрительно оттопырил верхнюю губу.
   - Да, это будет сложно. Но другого пути у меня нет. Только так я смогу заставить своих противников задуматься, стоит ли им распускать руки.
   - А если я сейчас скажу, что я ни за что не буду другом Ларска, вы сдержите свое слово и меня отпустите или передумаете?
   - Я человек слова, барон.
   - Но ваши угрозы не говорят о вашей благородности. Даже Пургес смотрится на этом фоне предпочтительнее.
   - Я защищаю своих людей. Солдаты, крестьяне или рабы - все они, без разницы, мои люди. Я за них в ответе. Впрочем, для вас это не благородно.
   - Не так, милорд. Бить плетьми баронетов, да и солдат - это... простите, низко. И это собираетесь сделать вы, - чувствовалось, что барон с трудом себя сдерживает.
   - Скажите, барон, допрос с пристрастием позволителен в отношении благородных?
   - В отдельных случаях - да. Когда нужно узнать истину.
   - Мне предлагали провести такой допрос баронета Крисвела.
   - Что!?
   - Я отказался. Хотя мне очень хотелось узнать имя предателя. Того человека, что посылал к вам гонцов.
   - Откуда вам известно? - встревоженно бросил барон.
   - В вашем замке это знают даже собаки.
   - И вы отказались? Почему?
   - Я просто так не пытаю людей.
   - Но их бьете плетьми.
   - Не я. Ваших людей будут бить только те, кто пострадал от рук ваших солдат.
   - Вы странный человек, виконт. Мне вас не понять. Я на вашем месте не испытывал бы сомнений пытать моего сына или нет. Причина достаточная, чтобы применить допрос с пристрастием. Вы же... Теперь я не знаю с кем быть, с Ларском или Лоэрном... Может быть, вы откажетесь от экзекуции?
   - Если я откажусь, то через некоторое время все может повториться. Баронов в Лоэрне много. А так... возможно, некоторые задумаются.
   - Я не завидую этим баронам. А если бы я успел продать ваших крестьян в рабство?
   - Я продал бы такое же количество ваших людей. Не крестьян, а солдат и выше. Конкретно кого установил бы жребий.
   - Вы не боитесь, что я, вернувшись в замок, прикажу затопить подземелье? Там триста человек местных крестьян.
   - Тогда мне придется к двадцати восьми солдатам, двум баронетам где-то найти еще двести семьдесят солдат и баронетов.
   - Хм. Мне почему-то кажется, что вы их найдете. Бедный Пургес. Скажите, милорд, если я назову вам имя человека из Ларска, пославшего гонца, вы откажетесь от экзекуции моих солдат?
   - Но это не совсем благородно выдать человека, вам доверившегося?
   - Хм. Уел меня! Но все равно, что скажете?
   - Мне очень хочется узнать имя предателя. Но справедливость должна восторжествовать, иначе и дальше все будет точно также. А я намерен впредь защищать не только моих крестьян, но и всех жителей графства. Все они тоже мои люди. Люди моего брата.
   - И если я принесу вассальную клятву, то ваши слова будут относиться и к моим людям?
   - Да, барон.
   - Мне надо подумать... и отобрать солдат для наказания...
   Когда барон покинул палатку, Хелг, присутствующий при разговоре, обратился к Сашке:
   - Ты сильно изменился за эти два года.
   - В худшую сторону?
   - Не знаю, плохо это или хорошо. Но ты был намного мягче, податливей. Хотя и с гонором.
   - Жизнь заставила. Но это так, отговорка. Я ведь и сам понимаю, что делаю что-то не так, против себя. Ломаю себя.
   - Ксандр, ты и в самом деле хотел пороть баронетов?
   - Честно говоря, я рассчитывал, что барон примет второй вариант, выберет сам, кто получит плетей, что и вышло.
   - Теперь, получается, что Шелвак сам наказывает солдат?
   - Да. Но мне противно все это.
   - Что именно?
   - Да все! И представляешь, если бы он заартачился, тогда мне пришлось выполнять свое слово и отправлять баронетов на козлы. Ну, старшего, ладно. Он взрослый. А вот младшего. Не знаю, смог бы я это сделать.
   - Но барон повел себя так, как ты и предполагал. Можно спросить?
   - Да.
   - Скажи, Ксандр, а как ты поступил бы на месте этого барона, доводись тебе выбирать?
   - Не знаю. Сильный вопрос. Но у меня нет сыновей.
   - А если бы были?
   - Не знаю, Хелг, серьезно, не знаю. Хотя, я, наверное, сам встал бы вместе со своими солдатами под плети. Да и много ли их придется на одного человека? Три, четыре, пять? Вряд ли больше.
   - А баронеты?
   - Если они достойные, то сами встанут вместе с отцом. А нет, тогда... они недостойные.
   - Я не удивлен твоим ответом, совсем не удивлен. Но барон Шелвак при всех его словах о благородстве так не сделает. И не только он, все бароны, и Лоэрна, и Ларска, вообще все!
   - Серьезно?
   - Да.
   - Как же так? А Ястред, как он бы поступил?
   - Ястред...
   Хелг надолго задумался, вспоминая те или иные поступки человека, заменившего ему... кого? - отца, старшего брата? Но у него не было старших братьев. А Ястред...
   - Боюсь, что Ястред поступил бы также... Сашка! - Хелг впервые обратился к нему так, как называл его два года назад, - Я теперь знаю, как поступил бы я! Сказать?
   - Не надо, Хелг. Я это знаю. Спасибо тебе...
   Через час ларский отряд без боя вступал в замок Броуди. А через день из замка выехало почти четыре сотни человек. Триста ларцев и восемьдесят лоэрнцев. И если ларцы были веселы и довольны, то на лицах лоэрнских солдат поселились угрюмые гримасы. Почти все они получили по четыре-пять плетей. Да от кого? От каких-то жалких рабов, которые совсем недавно раболепно им прислуживали, выполняя любые их прихоти и распоряжения. Впрочем, небольшим утешением было обещание барона выплатить пострадавшим от ларских плетей по серебрянке за каждый полученный удар. Барон Шелвак прекрасно понимал, что иначе он недосчитается многих из них по дороге в свой замок. Но сейчас они направлялись совсем в противоположную сторону, не на юг, а на север, в Ларск.
   Погода окончательно испортилась, наступила глубокая осень, дорога из-за дождей, а по утрам и мокрого снега, раскисла во многих местах, поэтому к Ларску они добрались только к концу дня. Ненамного их опередил гонец, посланный с извещением о возвращении виконта. Барон Шелвак вместе со своими людьми был благоразумно оставлен на ночевку на постоялом дворе за городом. А сами ларцы проследовали до городского замка. Здесь их уже поджидал торжественный прием. Большая площадь внутри замка была переполнена так, что значительной части солдат, возвращавшихся с Сашкой, даже не удалось проехать внутрь.
   Как только Сашка смог пробиться через плотные ряды встречающих, он увидел брата, сбегающего с крыльца. Соскочив с коня, Сашка сразу же попал в объятья Дарберна.
   - Ты молодец, какой же ты молодец! - он смог услышать сквозь стоящий на площади гул голосов. - А ведь никто и не думал, что ты сможешь сделать что-либо большее, чем захватить крестьян Шелвака, не успевших укрыться в замке. Как хоть тебе это удалось? Никто до сих пор не может в такое поверить.
   - А разве не было гонца от Ястреда?
   - Был, был. Какой у всех случился шок. - И наклонившись к Сашкиному уху, Дарберн добавил:
   - Видел бы ты лицо Ильсана.
   Братья весело рассмеялись. Больше поговорить им не дали. На Сашку налетели с поздравлениями местные бароны, а затем Дарберн устроил пир по случаю первой и столь замечательной победы ларского оружия.
   Лишь на следующий день, да и то уже во второй половине дня братья, оставшись наедине, смогли пообщаться. Сашка сразу же рассказал Дару о гонце из Ларска. Брат помрачнел.
   - Ты кого-нибудь подозреваешь?
   - Есть мысли, но, боюсь, они из-за личных отношений.
   - Ильсан?
   - Да, я вначале подумал на него. А потом, когда немного остыл, стал сомневаться. Ведь твое возвращение в Ларск не всем вассалам пришлось по душе. Так?
   - Ну так.
   - Кто-то рассчитывал сам пробиться в графы. С помощью Черного Герцога или, наоборот, возглавив тому сопротивление.
   - То есть, получается, это мог сделать любой из членов графского совета? Проклятье! Кому доверять? Из-за одной паршивой овцы подозревать всех! Значит, мог и не Ильсан. - Дар слегка облегченно вздохнул, и это не укрылось от Сашки. - Характер у него, конечно, еще тот. Но одно дело важничать и показывать свой гонор, другое - стать предателем. Нет, это не он. Постой-ка, а когда прибыл гонец в замок?
   - За три или четыре дня до нашего подхода к замку.
   - Нет, это не мог быть никто из находившихся в Ларске.
   - Почему?
   - Последние десять дней перед твоим уходом из города Ларск был закрыт. Никто не мог из него выйти. Никто.
   - Получается, что гонец был не из Ларска? Но он сообщил сыну барона, что я собираюсь идти на него. И даже назвал цифру солдат у меня. Пятьсот человек. А это знали только в ларской крепости. И как тогда гонец сумел выбраться из города? Дар, а Ильсан или кто-нибудь из графского совета не мог как-то добиться выезда для своего человека?
   - Обо всех таких попытках мне докладывали. Но все по мелочи. Купцы, баронеты. Никого не выпустили. А уж про Ильсана мне сообщили бы в первую очередь. Да и не мог он. Ведь если бы тебя разгромили, то у Ларска в борьбе с самозванцем шансы оказались бы совсем невелики. Он же это понимает. Да и Эльзина...
   - И?
   - Как она переживала за тебя!
   - Она!?
   - Да, да! Она моя опора здесь. После тебя, конечно.
   - Вот уж не подумал бы.
   - А теперь подумаешь!
   - Мне казалось, что она меня недолюбливает. Какая-то холодность была.
   - Тебе это показалось. Она совсем другая! Мой друг и помощник. И какая умная. И добрая.
   - Я совсем не разбираюсь в женщинах. Хотя, наверное, пора бы. Мне ведь на днях шестнадцать.
   - Когда? Как же я забыл спросить о твоем дне рождения!
   - Когда не скажу. Я и сам точно не знаю. Прошлого своего не помню. Точнее какие-то странные воспоминания.
   - Ты мне никогда не говорил о своем прошлом. И не надо. Кем бы ты ни был, ты мой брат. И все-таки когда у тебя день рождения?
   - Вроде должен быть ближе к концу зимы, но здесь все перемешалось, сдвинулось. Поэтому, я думаю, что шестнадцать мне должно исполниться в первые дни последнего месяца осени.
   - А этот месяц как раз начался... Сашка, поздравляю тебя с днем рождения!
   - Спасибо, Дар.
   - А подарок? Ой, я же не знаю, что тебе подарить.
   - Ты мне и так подарил замок.
   - Замок - это не подарок, это то, что должен иметь виконт Ларский. А подарок будет за мной.
   - Только не надо специально напрягаться, а то я ведь тебя знаю.
   - Наверное, ты прав. Но я все равно что-нибудь придумаю.
   - За городом дожидается барон Шелвак. Он хочет принести тебе вассальную клятву.
   - Надо же! Ты и с ним договорился? Подружился с уже бывшим врагом?
   - Боюсь, что друзьями нам не быть.
   - Не может пережить свое поражение?
   - Нет, тут дело в другом. Я заставил его выдать своих людей для экзекуции. Да еще стращал, что его сыновей тоже плетьми отхлестают.
   - Ты что? - поразился Дар словам Сашки.
   - Он в моем замке разошелся. Приказал избить плетьми всех моих людей.
   - Но они рабы.
   - Дар, ты серьезно?
   - Ты не понял. Я-то как раз нет. Но для других это правильный поступок. Считается, что раб должен знакомиться с новым хозяином с помощью плети.
   - Да помню я. Тогда, когда солдаты нас с Овиком продали работорговцу, тот точно так нас и встретил.
   - Вот видишь. И ты отстегал солдат барона плетью?
   - Не я сам, а те, кого они били.
   - Если ты посчитал это нужным, значит, так и должно быть. Ох, и расшумятся мои бароны, когда узнают про это! У всех у них тоже есть рабы. Надеюсь, ты не собираешься объявлять указ о запрещении рабства?
   - А что, это мысль!
   - Сашка, не пугай меня. Я тебя прошу, не делай этого!
   - Ладно, шуток не понимаешь?
   - Ну и шуточки у тебя. Я ведь всерьез воспринял.
   - Я бы отменил рабство, но понимаю, что мне это не под силу. Слишком оно укоренилось. Глубоко, не выковырнешь. А вот с орками разобраться не мешало бы.
   - Орки?
   - Храмовники. Я вчера, когда сюда ехал, обогнал отряд орков. Они шли в сторону Ларска. Не догадываешься зачем?
   - Догадываюсь.
   - Эту нечисть надо уничтожать!
   - Но они работают на жрецов.
   - Я бы и жрецов вместе с ними. Даже в первую очередь.
   - Сашка! Это же жрецы!
   - Убийцы.
   - Не накликай гнев богов!
   - Да предрассудки все это.
   - А чудеса в храмах?
   - Фокусники.
   - Я привык тебе верить. Хотя мне сейчас немного не по себе.
   - Что будем делать с орками?
   - Запретить им появляться в Ларске?
   - Это не выход. Да и повод у соседей будет, чтобы наказать строптивцев. С них жрецы потребуют большую дань. Ведь так?
   - Ты прав. Значит, выхода нет?
   - Есть. Они остановились за городом. Сегодня или на днях получат дань людьми и пойдут к одному из своих храмов. Я со своими двумя десятками их нагоню. Заодно мои ребята попрактикуются на мечах. Ты не против?
   - Тебе я никогда не говорил нет.
   - Я знаю. Спасибо, Дар.
  
   Глава 6
  
   1002 год эры Лоэрна.
  
   Гонец от барона Мейсика прибыл в Каркел в первый снежный день. Но еще стояла осень, хоть и поздняя, поэтому снег, поутру обильно устлавший землю, еще растает, как только сменится северный ветер. Мейсик был соседом барона Шелвака, но бароны друг с другом не ладили, поэтому Мейсик и не участвовал в рейде своего соседа. И вчерашняя зависть, что его недруг неплохо обогатится, теперь сменилась на нескрываемое злорадство. Впрочем, внешние его проявления барон не выносил за пределы своего замка.
   Про разгром, учиненный солдатам баронета Крисвела, сына барона Шелвака, Мейсик узнал от нескольких выживших в побоище солдат, прибежавших в его замок. Все они были лоэрнцами из числа двухсотенного отряда, присланного его величеством Пургесом Первым для усиления своего самого северного замка королевства. И вот теперь оказалось, что большая часть королевских солдат перебита, сам замок захвачен, а судьба юного баронета неизвестна. Скорее всего, погиб, хотя, может быть, просто тяжело ранен и попал в плен. Зато судьба остальных членов семьи барона Шелвака не вызывает сомнений. Все они находились в замке в момент его захвата и, следовательно, теперь в плену у ларского военачальника.
   Неужели в самом деле это младший брат безрукого графа, как это утверждают спасшиеся солдаты? Им откуда знать? Мало ли что говорили люди барона. Те тоже знать не должны. Узнал виконта юный баронет? А, даже не он, а кто-то из его окружения, что видел раньше виконта.
   Ларский виконт! Мальчишка-раб. Из мучных рабов. Посмешище на весь Атлантис. И он сумел разбить крепкий лоэрнский отряд и захватить замок, что не удалось в прошлом году маркизу Ильсану. Как это могло случиться? Нет, это, наверное, неправда. Но если все же солдаты не приукрасили, то успех виконта не более как досадная случайность, которую подарил мучному рабу глупый сынок его соседа барона Шелвака. Эти соображения вместе с имеющейся информацией Мейсик отправил вместе с гонцом в Каркел. И вот теперь виконт Аларес сидел вместе со своим отцом, графом Каркел, в малой зале графского замка. Сидел и надувался от злости. Даже его отец граф, всегда спокойный и рассудительный, кипел от негодования.
   - Этот олух Крисвел из твоих приятелей, а сын?
   - Отец, возле меня всегда околачиваются несколько десятков отпрысков наших баронов. Ну не гнать же мне их?
   - Нет. Баронеты когда-нибудь становятся баронами, опорой нашей короны. Не все, конечно, а только старшие в роду. Я припоминаю этого баронета. И впечатление от него не было плохим. Возможно, ему просто не повезло.
   - Слишком фатально не повезло, отец. А если человеку столь фатально не везет, то вина в этом только его. Я надеюсь, что он не выжил, иначе вам, отец, пришлось бы принять не слишком приятное для наших вассалов решение.
   - У Шелвака есть еще сын. Что-нибудь скажешь о нем?
   - Почти ничего, отец. Я такую мелкоту не подпускаю к себе. Мне хватает и взрослых баронетов. Кажется, я видел его несколько раз. Но так, мельком. Мальчишка, как мальчишка. К тому же слабый, по крайней мере, сильным не выглядел.
   - Теперь вся семья барона пленена. И замок захвачен. Хорошо, что Шелваку удалось захватить замок этого выскочки.
   - Надолго ли, отец?
   - Да, с такими силами, как у Шелвака, замок не удержать.
   - Значит...
   - Барон может добровольно освободить замок в обмен на свою семью.
   - А его замок останется в руках Ларска. Барон без замка? Пусть не показывается у нас в Каркеле.
   - Ты слишком горячишься, сын. Его величество может дать ему солдат, чтобы тот вернул свой замок. Но зная Пургеса, могу предположить, что солдат придется предоставить нам. Король же пришлет еще какого-нибудь баронета с десятком солдат, и будет считать, что помощь оказал.
   - А когда мы своими силами отобьем замок, этот баронет станет героем? Да, так и будет. И замок придется опять отдать Шелваку.
   - Шелвак наш барон и это его замок.
   - У нас в графстве есть достойные баронеты.
   - Ты имеешь в виду твоего дружка Капина?
   - А хотя бы и его? Чем плох Капин? Будет верным и преданным бароном. Если Шелвак погибнет при штурме замка, то Капин - лучшая кандидатура.
   - Ты забываешь о втором сыне Шелвака. Баронство отойдет к нему.
   - Он в плену и выкуп будет большим. Опять расходы?
   - Зато мальчишка будет как ручная собачонка.
   Виконт Аларес засопел.
   - Я обязан его выкупить, - продолжил барон. - Иначе наша аристократия нас не поймет.
   - И безрукий это хорошо понимает. Я представляю, сколько он запросит за семью Шелвака... Отец, говорят, что безрукий души не чает в своем приемном братце. За него он отдаст половину своего графства.
   - Ты хочешь его пленить?
   - После такого невероятного везения люди становятся беспечными. Отбить замок Шелвака и пленить мучного виконта будет не сложно.
   - С малыми силами замок не взять, а когда удастся собрать большие, то этого Ксандра уже не будет в замке. Уже сейчас, думается, он возвращается в Ларск в ожидании триумфа.
   - Проклятье! Вы правы, отец! Ну конечно же, что еще нужно быдлу, поднявшемуся на вершину власти, как не покупаться в триумфе славы победителя! И безрукому будет приятно. И это человек с самой древней кровью в Атлантисе! Единственный прямой потомок рогатых. Породнившийся с рабом не может считаться аристократом. Он испоганил свою древнюю кровь! Неизвестно еще, где этот Дарберн пропадал эти шесть лет. И как потерял руки. Нет, отец, человек, соединивший свою кровь с кровью раба, не может считаться потомком столь древнего рода. И нам нужно это объявить. Для нас это очень важно.
   - И почему же?
   - Отец, у короля Френдига было шесть графств. Ларск, захваченный Черным Герцогом. Тарен стал нашим новым королем. Свое графство он до сих пор никому не передал. Граф Сейкурский казнен Френдигом, его графство отдано барону Волану. Граф Снури стал мятежником и погиб. Вместо него теперь даже не барон - баронет Гвендел. И есть еще мятежный граф Эймудский. Вот и получается, отец, что из пяти графов королевства, двое - Ларский и Эймудский - мятежники. Еще двое - вчерашние барон с баронетом. И только мы после его величества самый древний графский род. Значит, Каркел сегодня должен быть первым графством Лоэрна. И в случае пресечения династии...
   - У Пургеса родился сын.
   - Младенец.
   - Аларес, я запрещаю тебе дальше говорить!
   - Хорошо, отец. Но что будем делать с замком Шелвака?
   - Собери солдат, держи их под рукой.
   - И долго?
   - Будем ждать новых вестей с севера. Если этот Ксандр поехал в Ларск, то в замке остался небольшой гарнизон, и ты возьмешь замок штурмом. Пошли людей проведать, что там происходит...
   Через десять дней в Каркел прибыл посыльный из Ларска. Туда под видом купцов уехали каркельские шпионы. Граф и виконт выслушали сообщение лазутчика с каменными лицами. Ксандр в Ларске не появлялся! А по сообщению барона Мейсика, полученному от крестьян Шелвака, ларский виконт уже давно покинул замок. Но и в замке этот Ксандр оставил серьезный гарнизон. За эти десять дней Аларес собрал пятьсот человек - численность, как он считал, вполне достаточная, чтобы взять штурмом замок Шелвака. Но теперь получалось, что численность его отряда слишком мала, чтобы вернуть утраченное.
   Куда подевался этот мучной раб, гадать тоже не приходилось. Ну, конечно же, окрыленный легкой, но в действительности случайной победой, этот выскочка решил вернуть свой собственный замок. И сколько с собой он взял солдат? Двести? Да хоть триста. У Шелвака с ополченцами на стенах будет не меньше. Он без труда отобьет первый штурм и если будет решителен, то и побьет этого выскочку.
   Отпустив гонца, граф сказал Аларесу:
   - Бери все, что собрано, и иди к замку Броуди. Постарайся не мешкать.
   - Я выйду уже завтра, отец.
   Но утром, сразу же после открытия городских ворот в графский замок прискакал новый гонец из Ларска. Его сразу же препроводили в графские покои, в которых гонец застал графа и виконта, уже одетого по-походному.
   - Ваша светлость, господин Кандид просил вам срочно передать, что в Ларске появился барон Шелвак с сыновьями. Барон и баронеты принесли клятву верности Ларску.
   Граф и виконт ошеломленно переглянулись. Наступило долгое тягостное молчание. Наконец Аларес спросил гонца:
   - А баронет Крисвел насколько сильно ранен?
   - Милорд Крисвел раненым не выглядел. Мрачным, хмурым - да, но в седле сидел прямо.
   - Даже так... - прохрипел Аларес.
   Отослав гонца, отец с сыном долго молча смотрели друг на друга.
   - Он переметнулся к Ларску, - наконец вымолвил старый граф. - Неужели ради возвращения своего замка и освобождения семьи? Я его знал с юных лет. Он точно так же, когда я был как ты виконтом, находился рядом со мной. Вместе с другими юными баронетами. Он же знал, что я в любом случае выкуплю его семью. В конце концов, это дело чести. Моей чести.
   - Значит, ради замка, отец. Это понятно.
   - Нет, совсем непонятно. И замок ни я, ни король просто так не оставили бы в руках Ларска. Неужели он посчитал, что у Дарберна больше прав на корону? Тогда зачем ему надо было нападать на Ларск? Я не понимаю.
   - Просто трусливая порода. Этот Крисвел даже не выглядел раненым. Он трус, сдался в плен сам и сдал замок. Я с самого начала так и говорил, отец, что этот выскочка-раб даже случайно не смог бы победить лоэрнских солдат. Предательство. И эта семейка подтвердила, дав вассальную клятву безрукому. Отец, дело нашей чести покарать предателей. Мы должны смыть их кровью это пятно. Как только предатели вернутся в замок, я их атакую.
   - Нет, спешить не надо. Уже наступает зима и если осада затянется, то это пойдет на пользу Шелваку. И надо дождаться, когда гарнизон в замке уменьшится. Не будет же Ларск вечно держать там столько солдат? Они же объедят все. Шелвак сам будет рад, когда ларские солдаты его покинут. Дождись весны.
   Известие, что предстоящий поход на северные земли не состоялся, быстро облетело весь столичный графский город. Кто-то огорчился, а кто-то вздохнул с облегчением. Торговцы и маркитанты были не в восторге от этого известия. Их кормят и, кстати, хорошо кормят походы. Цены можно ломить, пока войско идет по собственной земле, но когда оно переходит вражескую границу, солдаты и офицеры уже вполне могут обходиться без услуг торговцев. Свиней и куриц на захваченных землях хватит не только на аристократов и дворян, но и на простых солдат, заметно изменив традиционное меню в виде солдатских каш.
   Но торговцы отнюдь не спешат покинуть военный лагерь. Сейчас для них наступает пора больших денег. Серебро и медь, награбленное на вражеской земле, надежно покоится в офицерских и солдатских кошельках. Но помимо звонкой монеты есть то, что не унесешь в солдатских мешках. Вот это-то и спускается за четвертую, а то и пятую часть. А при отступлении можно скупить товар даже в десятую часть дешевле. Война - золотое время для таких торговцев.
   А вот владельцам гостиниц и постоялых дворов, мясникам и булочникам походы как раз не выгодны. Город начинает пустеть, ведь большая часть их постояльцев и покупателей уходит в поход. Конечно, город не остается без защиты, но все дело в том, что оставшиеся в городе офицеры и солдаты давно имеют собственное жилье, а их жены нередко содержат какую-нибудь лавочку, помогающую сэкономить лишние денежки.
   Лакасский баронет Корс, мужчина в полном расцвете сил, был явно обрадован известием о сорвавшемся походе. Об этом он узнал еще раньше, чем ему сообщил каркельский барон Свиряк, вернувшийся в расстройстве из графского замка. Стянув походное одеяние, тот сразу же прошел в гостиную, где его уже ожидал Корс.
   - Милорд, позвольте принести вам мои сожаления. Как же так получилось, что его светлость Аларес отказался от похода?
   - Ах, дорогой баронет, кругом измена, кругом!
   - Так значит, теперь похода не будет?
   - До весны точно, а то и до лета. Аларес сказал, что мы можем возвращаться по своим замкам.
   - Жаль, конечно, жаль. Но ведь поход все же будет, нельзя же оставлять замок в руках Ларска? Мой друг, надеюсь, вы останетесь у меня в доме до начала похода?
   - Нет, Корс, нет. Я и так в Каркеле пробыл почти... надо же, три месяца! Как же быстро время летит. Мы ведь с вами познакомились пять седмиц назад, и я принял ваше любезное приглашение погостить в вашем доме. Нет, скоро заметет дороги, надо возвращаться.
   - Что же, жаль, очень жаль. Впрочем, ваш роскошный замок разве может сравниться с моим маленьким домом.
   - Не такой он и роскошный.
   - Вы скромничаете, барон. Насколько я наслышан, ваш замок замечателен. Жаль, что я не смог убедиться в этом лично.
   - Почему жаль? Мой друг, я приглашаю вас к себе!
   - Вы очень любезны, барон. У меня здесь еще есть дела, а впрочем, какие могут быть дела, если столь прославленный барон королевства меня приглашает в свой замок. Я еду, милорд!
   - Тогда готовьтесь, я намерен выехать завтра утром!
   - Непременно, мой друг. А знаете, сейчас мне пришла в голову одна мысль. Мы ведь поедем по восточной дороге?
   - Конечно, не делать же крюк!
   - Милорд, вы мне сами говорили, что в двух верстах от этой дороги есть обходный путь, и он как раз идет через места, по которым бежал пиренский герцог сто с лишним лет тому назад.
   - Да, это так.
   - Не будете вы так любезны, показать мне те места?
   - Я готов, баронет. Но что вы хотите увидеть?
   - Насколько мне известно, только вы и ваш род еще помнит путь, по которому отступали солдаты Черного Герцога. Мой прадед принимал участие в их преследовании и погиб где-то в тех краях. Мне хотелось бы отдать долг памяти моему предку.
   - Я понимаю вас, баронет. Это благородное желание, но как вы найдете его могилу? Или вы просто хотите проехать по тем местам?
   - Да, вначале проехать, а потом, если вы не возражаете, я бы там, на ваших землях, все же попытался отыскать место последнего уединения моего предка.
   - Попытайтесь.
   - Я вам признателен, барон...
   Во второй половине дня, когда Корс остался один, он поднялся на верхнее чердачное помещение своего дома, где его дожидался человек в дорожной одежде.
   - Завтра, после моего отъезда, можешь отправляться обратно. И передай его сиятельству герцогу, что я выезжаю на искомые земли. Перекопаю все подозрительные места. А там - что получится.
   - А как к этому отнесется барон?
   - Этот дурак считает, что я буду искать могилу моего предка. Поэтому ничего не заподозрит. Ночевать буду в замке барона. Да и не только ночевать. С рытьем земли вполне справится Казьмир, с ним будут землекопы.
   - Хорошо, милорд...
   Корс был доволен, как пошло дело. Манипулировать людьми оказалось совсем не сложно. Зорг, действительно, был настоящим мастером. Правда, тому не посчастливилось два года назад в Гендоване, но тем не менее он смог скрыться, хотя и разыскивался всей гендованской стражей. Скрылся и вернулся в Пирен. Эти два года Корс и еще несколько человек учились у Зорга. И вот выполнение первого самостоятельного поручения Черного Герцога пошло как по маслу.
   Ранним утром следующего дня из восточных ворот Каркела выехало семь всадников, а двумя часами позже в ту же сторону направилась подвода с пятью мужчинами, внешний вид четверых из них и их инструмент выдавал в них людей, связанных с земляными работами. Пятого же человека, занявшего лучшее место, вполне можно было принять за зажиточного горожанина.
   И если всадники вполне успевали добраться до замка барона Свиряка еще до наступления сумерек, то люди, находящиеся на подводе, ехавшей с более медленной скоростью, остановились на ночевку на постоялом дворе, удачно попавшемся им по дороге. Утром следующего дня мужчины наскоро позавтракали и двинулись дальше. Не доезжая немного до владений барона, на месте, где с дороги ответвлялась даже не дорога, а по сути, тропинка, подвода остановилась, съехав немного с обочины, а мужчины не спеша перекусили. Закончив с едой, подвода осталась стоять на месте.
   Через пару часов впереди показался скачущий всадник. Зажиточный горожанин быстро соскочил с подводы и направился в его сторону. Всадник, немного не доехав до подводы, дождался слегка запыхавшегося горожанина, который поклонился прискакавшему аристократу.
   - Добрый день, милорд.
   - Как добрался, Казьмир?
   - Все нормально, милорд.
   - Это хорошо. Рейти на постоялом дворе еще не появлялся?
   - Нет, милорд.
   - Ну ладно. Сегодня землекопы не понадобятся. Пусть возвращаются обратно. А ты пойдешь со мной. Покажу тебе владения барона и то место. Только, боюсь, что барон и сам точно его не знает. Поэтому работы будет много. Вам нужно до морозов и снега определить все интересные нам места и успеть часть из них проверить. А потом придется палить костры, оттаивать землю.
   - Милорд, если подвода уедет обратно, то как мне вернуться? Темнеет быстро.
   - Не бойся, обратно довезу до постоялого двора, успеешь засветло.
   Аристократ, а это был баронет Корс, не обманул. Но это было уже позже, а сейчас Казьмир с трудом поспевал за конем своего господина. Две версты дались ему с трудом. Дождавшись, когда Казьмир откашляется и отдышится, Корс показал своему спутнику на поле, раскинувшееся перед ними.
   - Вот здесь пиренская сотня была настигнута большим отрядом союзных герцогов. Три подводы, каждая охраняемая десятком солдат, помчались вперед, расходясь в разные стороны, а остальная часть неполной сотни повернулась к врагу, задерживая его и предоставляя ушедшим возможность скрыться. Полегли все пиренские солдаты, но всадники и три подводы успели уйти. Где-то только через час или два оставшаяся в живых группа врагов пустилась в преследование. Одна из подвод вместе с десятком солдат сумела вырваться и достичь Пирена. Другая была настигнута остатками гендованской сотни и полностью вырезана. Третью догнали, но пиренцы сумели отбиться. Из десятка оставалось в живых четверо, двое из них оказались серьезно ранены. Понимая, что им не спастись от преследователей, они выгрузили с подводы сундук и закопали его примерно на глубину двух третей человеческого роста у большого дерева. Что стало дальше, неизвестно. Но никто в Пирен не вернулся.
   Спасшийся десяток шел крайним слева. Остальные исчезнувшие двигались правее. Как видишь, за полем начинается лес. Он сосновый, в основном из кедровой сосны. Им несколько сот лет, следовательно, в то время лес уже существовал и был почти таким же. Подводы не могли быстро ехать. Всадники имели преимущество в скорости. Значит, подводам далеко за час-два времени, на которое им удалось оторваться, уйти не удалось. На протяжении пяти миль от начала леса эта земля принадлежит барону Свиряку. Можете копаться в ней, не возбраняясь. Для его людей вы ищете могилу моего прадеда.
   В первую очередь обращайте внимание на большие одиноко стоящие деревья или пни. Вот возле них и копайте. Как только киркой достанете до крышки сундука, проверь сам лично, что это действительно сундук, а не какая-нибудь доска. Сундук не выкапывать, сразу же завалить обратно землей, а землекопов отправишь к другой раскопанной яме и там вместе с Рейти их зарежешь. И присыпь их землей. После сразу же направляйся к замку барона. Ты все понял?
   - Да, милорд...
   В замок баронет Корс вернулся уже в полной темноте. Было позднее время, но барон еще ужинал, поэтому Корс успел составить ему компанию.
   - Я уж было подумал, что вы заблудились.
   - Было дело, милорд. Ваши владения обширны, а я показывал своему слуге, где может быть могила моего прадеда.
   - Слуге? А где он?
   - Я велел ему остановиться на постоялом дворе. Не место простолюдинам в замке такого благородного человека, как вы, мой друг. Да и землекопов он там найдет быстрее.
   - Я дал бы своих крестьян.
   - Что вы, барон, стоит ли благородным людям думать о таких вещах? Пусть этим занимаются слуги.
   - Прадед. Я в первый раз вижу человека, столь интересующегося могилой дальнего предка.
   - Видите ли, барон, мой прадед был старшим сыном в семье и должен был наследовать замок и титул, но из-за этой гибели все унаследовал его младший брат, а мой дед почти ничего не получил. Он тогда был ребенком.
   - Вот как? Могу только посочувствовать. Но такое бывает часто, когда при живом деде все состояние отходит младшему живому сыну, а внук-сирота от старшего сына остается ни с чем. Замок был большим?
   - Обычным. И земли не очень много.
   - Все равно жаль, не так ли? Но что же вас подвигло так сильно искать могилу прадеда?
   - Все-таки мой прямой предок.
   Барон пристально взглянул в глаза Корсу, и тот с ужасом понял, что барон не столь уж и пьян, как он посчитал. Совсем не пьян. В жестких и насмешливых глазах Свиряка читалось, что барок ни на йоту не верит в объяснение Корса. А этот барон не столь простодушен, как он думал.
   - Трудно поверить в голос крови.
   - Вы правы. Дело в том, что накануне похода мой прадед совершил сделку с эльфийским старостой. И тот должен был по возвращению из похода отдать прадеду пять эльфийских луков.
   - Ого! Неплохо.
   - У них была договоренность, что луки прадед получит, если покажет некий знак. Но прадед погиб и знак исчез. А пять луков так и не получены. Если я найду этот знак, то смогу предъявить их эльфам и получить луки.
   - Настоящие эльфийские луки до сих пор имеют баснословную цену.
   - Да, их больше не становится. И цена на них только растет.
   - А вы не думаете, баронет, что кто-то уже давно обменял этот знак на луки?
   - Нет. Обмен мог произойти только, если этот знак предъявит человек моего рода.
   - Нашедший этот знак мог сказать, что он ваш родственник.
   - Эльфам? Обмануть эльфов? Но это невозможно.
   - Да, вы правы, эльфы чувствуют ложь. И что это за знак?
   - Увы, не знаю. Но, надеюсь, что он не сгнил в земле.
   - И как вы думаете найти могилу вашего предка? Ведь прошло более ста лет.
   - Не знаю, мой друг. Впрочем, я совсем не надеюсь. Боюсь, что от нее за столько времени ничего не осталось. Разве что небольшой холмик? Мой слуга походит по вашей земле, посмотрит, может быть, покопает в двух-трех подозрительных местах. Но я совсем не надеюсь.
   - Да, пожалуй, вы правы, баронет... Для любого другого человека этот знак, если он его найдет, окажется бесполезным...
   Когда баронет откланялся и ушел в свою комнату, барон Свиряк еще некоторое время задумчиво сидел в кресле.
   - Да, для любого человека бесполезен, кроме этого баронета или... его лакасской родни. Они ведь тоже той же крови. А пять эльфийских луков стоят больше ста золотых...
   Три дня спустя Корс встречался с Казьмиром на дороге, что вела к постоялому двору.
   - Что случилось? Почему ты дал сигнал?
   - Милорд, Рейти вчера заметил, что за нами следят.
   - Кто? Как узнал?
   - Четверо, посменно в два человека следили. Пока двое следят, другие отогреваются в подводе с сеном. У них там с собой два лука и пара рогатин. К вечеру, когда мы поехали назад на постоялый двор, они уехали в обратную сторону. Рейти не стал брать лошадь, а пошел за ними пешком. Подвода въехала в замок.
   - Чей?
   - Барона Свиряка.
   - Ай да барон. А потом?
   - Рейти вывесил для вас знак и вернулся обратно.
   - Значит, так? Интересно. Два лука, две рогатины и четверо мужчин. По твою душу, Казьмир.
   - Как так? - опешил тот.
   - Забрать зарытое хочет барон. А тебя с землекопами в землю.
   - Ай!
   - Ладно, тогда поступишь так...
   Прошло еще две седмицы. К радости кладоискателей зима пока еще не наступала. А все благодаря южному теплому ветру. Правда, время от времени шли дожди, и копатели возвращались на постоялый двор насквозь промокшие. И только добрый кувшин вина спасал от простуды. Зато копать непромерзлую землю было не в пример легче, чем отогревать ее кострами.
   В конце второй седмицы старания землекопов увенчались успехом. Кирка глухо стукнула, затем еще раз и еще раз. Подкопав немного, перед глазами кладоискателей появилась потемневшая от времени и сырости крышка сундука. Быстро окопав сундук, спереди нашли большой насквозь проржавелый замок. А на двух боковых стенках висели такие же ржавые кольца.
   - Хозяин, сбивать замок, али нет?
   - Не надо. Присыпьте сундук обратно, так, чтобы не видно его было... Хорошо, а теперь будете копать еще одну яму. Вот там.
   Сам же Казьмир пошел к костру, весело горящему в двух сотнях шагов от ямы с найденным сундуком. Порывшись в мешке, Казьмир достал тряпицу, развязал ее и высыпал ее содержимое прямо в костер. Тот сразу же окрасился в ярко-зеленый цвет. Даже не сам костер, а стремительно уходящий вверх дым. Столб дыма оказался таким, что был виден в полуверсте от костра. Именно на таком расстоянии находился тайный наблюдательный пункт, в котором лежал, закутавшись в тяжелые шкуры, Рейти.
   Увидев столб зеленого дыма, Рейти встал, слегка размялся и направился в сторону стоящей на дороге подводы с сеном. Подойдя к ней, он громко сказал:
   - Эй, есть здесь кто?
   Сено зашевелилось, и в нем появилась взлохмаченная физиономия.
   - Ну есть, а что?
   - До замка милорда Свиряка довезешь? Плачу медянку.
   - Это чего же? Как это?
   Тут же рядом появилась и вторая мужская физиономия.
   В руке Рейти появился короткий меч, он два раза ткнул в высунувшиеся головы, те почти без звука захрипели, дернулись и обильно полили кровью сено. Рейти деловито закидал сеном видневшиеся части тел убитых и терпеливо стал дожидаться появления одного из двух дозорных, следящих за землекопами. Ждать пришлось недолго. Мужчина шел быстро, похлопывая себя по замершему телу.
   - Эй, а ты кто та...
   Засыпав труп сеном, Рейти открыто двинулся к месту, где находился последний дозорный. Тот встретил его удивленным взглядом и с таким же взглядом быстро умер.
   Теперь уже немного расслабившись, Рейти направился в сторону костра, к тому времени переставшего выпускать дым зеленого цвета.
   - Ну как?
   - Все сделал. Нашел?
   - Нашел. Теперь очередь за этими.
   Казьмир достал из-за пазухи длинный кинжал и, держа его за спиной, пошел к землекопам, уже успевшим раскопать яму высотой в рост невысокого человека. Двое копали, а двое, чтобы им не мешать, стояли на пригорке с выкопанной землей. Первым ударил Казьмир, всадивший кинжал в живот ближнего к нему землекопа. Второго поразил в грудь меч Рейти.
   Двое копавших испуганно уставились на свисающие над ямой тела своих товарищей. Рейти нагнулся, встав на колено, и ударил с размаха мечом в голову третьего землекопа. Четвертый упал на спину на дно ямы, пытаясь руками загородиться от приближающейся смерти. Рейти перемахнул в яму и всадил свой меч в четвертого землекопа.
   Пока Казьмир ходил за своей подводой, его напарник сбросил тела первых двух убитых землекопов и четвертого дозорного в яму и засыпал ее землей. Затем они вдвоем расчистили от земли крышку сундука и вытащили его на поверхность, держась за ржавые кольца. Погрузив сундук на подводу, Казьмир направил ее к дороге, а Рейти пошел за своей лошадью, оставленной в соседнем лесу.
   Оба подручных Корса встретились у подводы с двумя убитыми дозорными. Погрузив на нее тело третьего дозорного, они отвели подводу в лес, а сами вернулись на дорогу. Здесь Рейти быстро переоделся в чистую и добротную одежду и поскакал в сторону замка, а Казьмир не спеша поехал по дороге, минуя замок, в сторону Пиренского герцогства. Через пару часов, когда уже стало темнеть, его догнали два всадника - Корс и Рейти.
   Баронет буквально впился глазами в лежащий на подводе сундук.
   - Он? Точно он?
   - Вам виднее, милорд. Но сундук старый, лет сто точно ему. Тяжелый. Внутри что позвякивало, только как-то глухо. И нашли его возле большого гнилого пня. На той самой глубине, о которой говорила ваша милость.
   - Хорошо, едем.
   - Здесь в часе или двух езды есть постоялый двор...
   - Нет! Нельзя. Если хватятся этих, что следили за вами, и узнают, что я не возвращался в замок, барон сразу поймет, в чем дело и пустит погоню. По всем дорогам. Поэтому будем ехать, пока лошади не выдохнутся. Если повезет, то завтра к вечеру въедем на пиренскую землю.
   Барон первыми по дороге в Пирен пустил двух своих помощников, а сам медленно двинулся за ними, держась на расстоянии версты. Если барон Свиряк пустит погоню по направлению к Пирену, то преследователи встретят только его. На этом все и закончится. Корс как-никак баронет. Кто из простолюдинов посмеет задержать аристократа? Это уже разбой, а за разбой вешают. Кстати, здесь, на этой дороге, как он слышал, пошаливают. Если бы не жадность барона Свиряка, то Казьмир и Рейти тихо зарезали бы землекопов, которых никто бы и не хватился. Не появились на постоялом дворе? Значит, свое дело сделали и уехали дальше на заработки.
   Ну вот, зарезали бы, прикопали их, как и сам найденный сундук, потом Рейти уехал бы в Пирен за подмогой. И трех дней не пройдет, как на поле появятся пиренские солдаты. Переодетые, конечно. Погрузят сундук и отвезут под надежным конвоем в Пирен.
   Но теперь из-за этого барона, пославшего следить за раскопками, приходилось в спешке покидать каркельскую землю и везти находку с небольшой охраной. Рейти воин хороший, а вот Казьмир лучше владеет языком или пером, чем оружием. И самому Корсу приходится ехать на расстоянии от драгоценного сундука, опасаясь преследования со стороны барона Свиряка.
   С такими не очень приятными мыслями баронет проехал почти всю ночь. Насколько оторвались от него Казьмир и Рейти, он давно уже не ориентировался. Но на востоке уже чуть краснела земля, вот-вот наступит рассвет. А вот и первые лучи солнца, не такого яркого, как летом. Еще удивительно, что нет облаков, постоянных спутников поздней осени. Зато сразу стало светло. И Корс увидел на дороге впереди себя два бесформенных мешка. Это же люди. Подъехав чуть ближе, баронет с ужасом узнал в лежащих своих помощников. У обоих в груди торчали древки стрел. Убиты наповал, даже вскрикнуть не успели. Подвода с драгоценным сундуком и лошадь Рейти исчезли.
   От всего произошедшего баронет даже не успел испугаться, а ведь бандиты могли до сих пор оставаться где-то поблизости. Одна стрела и они владельцы его лошади, одежды, оружия и кошелька, в котором звякает не только серебро.
   "О, боги! Что же делать? Черный Герцог не простит мне этого. Бежать? Будет еще хуже. Ехать в Пирен? С чем? Герцог не будет разбираться, кто прав, а кто виноват. Отправит в клетку с крысами. Вот если бы появиться перед очами Черного Герцога тогда, когда его гнев уляжется, тогда шанс уцелеть есть. Но как появиться позже? Посчитает, что специально скрывался и тогда точно в клетку. Потому что пока я буду хорониться, бандиты могут замести следы, продать лошадей с подводой, а сундук перепрятать. И посланные на поиски пропавших ценностей люди Черного Герцога вернутся в Пирен ни с чем. Хотя, постой-ка... Я останусь здесь вовсе не из трусости, а наоборот, проявлю хладнокровие и благоразумие, чтобы по горячим следам найти бандитов. А герцогу пошлю весть с кем-нибудь из пиренских купцов, которые ездят по этой дороге. Тогда надо найти постоялый двор, что поближе, и разузнать, кто же это грабит на дороге".
   Оставив трупы своих людей лежать на обочине, Корс поехал дальше. Через пару часов рядом с дорогой обнаружился небольшой постоялый двор - деревянное двухэтажное здание с пристройками. Дом не блистал ни размером, ни хорошим убранством. Представляя, что он обнаружит внутри, Корс с презрительным выражением лица перешагнул порог. Внутри оказалось еще хуже, чем он ожидал. Грязная большая комната, больше подходящая для крестьян, чем для уважаемых путников. Из-за дальней двери высунулась вихрастая голова, уставившись на вошедшего, а затем исчезла.
   Корс уже потерял терпение, когда наконец появился обритый наголо довольно неряшливый мужчина с солидным брюшком. Неужели хозяин? Толстячок осоловело уставился на баронета.
   - Ты хозяин?
   - Ну я.
   - Во дворе лошадь. Почистить, задать овса.
   - Овса? - мужчина еще никак не отошел от сна.
   - Овса. Овес у тебя есть?
   - Для кого?
   - Для моей лошади.
   - Нет, овес есть на кухне только для кормежки.
   - А сено?
   - Сено есть.
   - Ну так распорядись, чтобы занялись моей лошадью.
   - Миро, слышал?
   - Да, хозяин.
   Из-за спины хозяина постоялого двора появилась та же вихрастая голова мальчишки-раба.
   - Ну так иди. Пошевеливайся.
   Мальчишка быстро шмыгнул на улицу.
   - Завтрак есть?
   - Нет, господин. Надо готовить. Печь холодная.
   - Так готовь. Мяса, да не старого.
   Пока хозяин будил людей, те разжигали печь, жарили мясо, Корс брезгливо сидел на скамье в обеденной комнате. Скамья, как и сами столы, чистотой не отличались.
   "Да, - подумал Корс, - можно представить, какие здесь комнаты".
   Когда терпение баронета уже совсем источилось, появилась кухарка, или кто она здесь, с чашкой аппетитно пахнущего мяса и кувшином вина. Вино, как и думал Корс, оказалось кислым, зато мясо было на удивление аппетитно.
   - Это что, медвежатина?
   - Да, господин.
   - А что, здесь медведей много?
   - Встречаются.
   - А этого кто добыл?
   Кухарка неожиданно замолчала, а затем охнула: "У меня там подлива сгорела" и убежала в сторону кухни.
   "А ведь она испугалась моего вопроса, - догадался баронет. - Что-то здесь не чисто. Уж не бандитский ли это вертеп? Тогда здесь оставаться на ночь опасно, можно уснуть и не проснуться. Но лучше рискнуть здесь, чем ехать в Пирен".
   Рассчитавшись за еду, Корс спросил хозяина:
   - Комнаты свободные есть?
   - Есть, господин.
   - Тогда давай ту, что почище. Да сам можешь не идти, зови мальчишку, не ты же будешь чистить мои сапоги.
   Прибежавший мальчишка отвел Корса по скрипучей лестнице на второй этаж. Предоставленная ему комната вполне оправдала его ожидания, будучи довольно грязной и пыльной.
   - У вас комнаты не моют?
   - Моют, господин.
   - А почему такая грязная? Вон сколько пыли. Да за такую грязную комнату нужно скостить вдвое плату.
   Глаза мальчишки забегали.
   - Пойти пожаловаться твоему хозяину?
   - Не надо господин, я все приберу!
   "Ага, значит, мыть комнаты обязанность мальчишки, а он оказался ленивым".
   - Конечно, приберешь. А хозяин должен виновного все же наказать.
   - Господин!..
   - А, так это ты виновный? - Корс сделал вид, что только сейчас догадался.
   - Господин!..
   - Ладно, не буду жаловаться, но пыль вытрешь.
   - Да, господин, я быстро!
   Пока мальчишка мыл пол и ходил с сырой тряпкой по пыльным местам, баронет успел его разговорить. Тот, видимо, все еще боялся, что грозный постоялец нажалуется хозяину, и нерасторопный раб будет наказан.
   - Вино у вас кислое, а вот медвежатина хорошая. Медведь молодой был?
   - Молодой, господин.
   - Кто его так подстрелил?
   - Лесовики, господин.
   - В лесу медведей, кабанов, лосей много? Если захочу поохотиться, к кому обращаться?
   - Это, господин, надо к Ламинту.
   - Кто такой?
   - Он главный у лесовиков.
   - А не опасно тут ходить по лесу? Разбойников нет?
   Мальчишка перестал усердно тереть тряпкой и уставился на Корса.
   - Так, господин, это... господин, Ламинт главный в лесу.
   - Опасно с ним связываться?
   - Если заплатите, то тогда опасаться вам не надо. Слово Ламинта - железо.
   - Так уж и железо?
   - Он ни разу не нарушал данное им слово. Себе горло перережет, но слово сдержит.
   - А другим может? Глотку? - в руках Корса появились несколько медных монеток.
   Мальчишка сглотнул и заворожено уставился на них.
   - Ну так как?
   - Может, господин.
   - Держи, но с условием: рот на замке, а то можешь оказаться с открытым ртом, но без горла. Понял?
   - Понял, господин.
   - А теперь скажи, где мне разыскать этого Ламинта...
  
   Глава 7
  
   1002 год эры Лоэрна.
  
   Через день после триумфального возвращения из похода против барона Шелвака Сашка взял оба своих десятка и поехал в сторону городских ворот. Посыльный уже принес ему известие, что отряд орков-храмовников, собрав человеческую дань, утром снялся со своего временного лагеря и направился по юго-восточной дороге. В той стороне на лоэрнских землях располагался главный храм Ужасного Паа. Значит, обреченных людей ждала смерть от каменного ножа.
   Рассчитав выезд из города таким образом, чтобы догнать орков, когда те свернут с дороги и устроят лагерь на ночь, Сашка не спешил. Он знал, что эти орки обречены. Действительно, когда уже стемнело, с правой стороны дороги показались костры, расположенные кругом, как это практиковалось у храмовников. Подъехав к стоянке, один из Сашкиных людей сообщил подскочившим к нему оркам, что они разыскивают своего человека, который может находиться среди пленников. Тем временем солдаты охватывали кольцом лагерь храмовников. Орки забеспокоились, вышли наружу из огненного кольца.
   Сашка соскочил с коня, держа в руках свою любимую большую секиру. Рядом с ним по бокам встали двое охранников, которые должны были страховать виконта. А дальше начался бой. Хотя это трудно назвать боем. Орки в рукопашной схватке всегда уступали людям. Они могли побеждать только при значительном численном преимуществе. У полутора десятков храмовников не было никаких шансов устоять перед двадцатью неплохими солдатами. Сашка успел зарубить трех орков, прежде чем целые враги закончились. Остались лишь их части. На все у него ушло не более половины минуты, настолько скоротечным была стычка.
   Солдаты проверили все места стоянки, но никого, кроме измученных и испуганных пленников не нашли. Ведь известно, что орки, проигрывая сражение, любили прятаться. А когда победители беспечно проходили мимо, те бросались на них, метя в беззащитные спины людей.
   На площадку перед костром солдаты вывели пленных. Жалкое зрелище! Но отнюдь не ново для Сашки. Он ведь сам дважды побывал в таких вот обреченных колоннах. Людей он спас, но что с ними делать дальше? Об этом он как-то и не задумывался. Но сейчас эту появившуюся проблему надо было решать. Старики, калеки, дети, просто больные, измученные люди, они стояли перед ним, низко склонив волосатые головы. Рабы!
   Отпустить? Но куда они пойдут? Тем более с рабскими клеймами. До первого стражника. А затем их, как беглых рабов, попросту казнят. Разве поверят, что знатный вельможа, перебив орков-храмовников, их отпустил? Поставить в Храме Клятв клеймо свободы? Но уже вечер, опять же, куда им идти после? Кто-то, конечно, найдет такое место. Возможно, где-то до сих пор еще живут их родные или хотя бы хорошие знакомые со времен свободной жизни. Но много ли таких среди них? Почти всем идти некуда. А значит, оставался один путь - опять в долговое рабство.
   Отправить в замок Броуди? Почти три десятка нахлебников. Хороших здоровых работников храмовникам не отдавали. Какой прок от этого безрукого мужчины или вот от той худой старухи? Но, с другой стороны, почему он, Сашка, стал вот так запросто решать судьбы людей?
   Итак, отпустить - погибнут. Оставить у себя - всех не прокормить. Ведь это не последние, кого он спасет. Как все плохо! Так и не приняв решения, Сашка велел пяти своим солдатам остаться с людьми, а утром отправить тех в замок Броуди. Сам же решил посоветоваться с братом.
   В замок он вернулся уже поздней ночью и благоразумно решил не тревожить Дара. Утром же, еле дождавшись времени завтрака, Сашка помчался к брату. Тот как раз заканчивал есть и, увидев встревоженное и помятое лицо Сашки, отослал слуг, оставшись с ним наедине. После того как Сашка сбивчиво все рассказал, Дар ответил:
   - Да, ситуация. Ну, некоторых больных можно вылечить. Дети подрастут, да и сейчас могут работать. Не мешки же им таскать. А в поле работа по их силам найдется.
   - Но что делать со стариками и калеками?
   - Ты говоришь, что там был безрукий мужчина? Я ведь тоже безрукий. С трудом, но я выжил эти шесть лет. Просил милостыню, ел объедки с пола.
   - Ты это к тому, чтобы я его выкинул на улицу?
   Дар смотрел на Сашку и понимал, насколько тому сейчас тяжело.
   - Давай сделаем вот как. Скоро зима, им быстро не устроиться, на улице замерзнут. Пусть эти люди поживут у тебя до весны. А как потеплеет тех из них, кого не возьмут работниками твои крестьяне, ты отвезешь в Амарис. Дашь вольную, немного денег. Оставишь там. И все! После - забудь!
   - Почему в Амарис?
   - Я не хочу, чтобы ты мучился, когда увидишь их на улицах Ларска. Не хочу!
   - А те, кого выберут крестьяне, станут у них рабами?
   - Они и так рабы. А вот если дашь вольную, то они попадут в новое долговое рабство и поедут в Хаммий на рисовые поля. Крестьянам же ты запретишь продавать на сторону тех, кого они возьмут к себе. Только друг другу. Если окажутся плохими работниками, пусть тебе их возвращают, а ты отвезешь таких нерадивых опять же в Амарис.
   - Наверное, другого варианта нет. Я так и поступлю.
   За зиму Сашка еще два раза уничтожал отряды храмовников, освобождая пленных. Тех переправлял в замок. В последний раз вместе с орками нашли жреца. Тот спрятался, когда началась резня. Потом, конечно, быстро нашли. Сытного, опрятного. Жрец стоял, испуганно хлопая глазами. Сашкина охрана, уже разросшаяся до трех десятков человек, с интересом ждала решения своего господина. Виконт Ксандр зарекомендовал себя человеком мягкосердечным в отношении пленников. Ведь они безжалостно убивали только орков. А вот теперь было любопытно узнать, как поступит виконт со жрецом. Отпустит или отправит вместе со всеми в замок?
   - Повесить! - коротко бросил Сашка и солдаты, на мгновение замешкавшиеся от неожиданного приказа, ринулись его выполнять.
   После этого случая его люди совсем по-другому стали смотреть на своего сюзерена. Надо же, не раздумывая, приказал повесить. И кого? Самого жреца! Пусть, и не главного, но ведь жреца!
   А как только сошел снег, Сашка выставил восемьдесят спасенных им людей на смотрины крестьянам. Тем приглянулась лишь половина, да и то меньшая. Остальные остались невостребованными. Через неделю он планировал отвезти их в Амарис и оставить рядом с городом. Даст, конечно, немного денег на жизнь на первых порах, а там, кому как повезет. Повезет, конечно, немногим, но что он еще может сделать? Такова жизнь. Не сможет же он спасать всех? Их в Атлантисе сотни тысяч, миллионы, а он один.
   Дар теперь опасался за Сашку, ведь путь шел в Амарис, соседнее владение, пока союзное Ларску, но только пока. Что на уме у амарисского герцога будет завтра, никто не знает. Да и напороться можно на отряды из Лоэрна и Пирена. Да и не только на них. Жрецы однозначно не простят действий ларскому виконту, истребляющему их слуг-храмовников. Вот потому он, несмотря на возражения, дал Сашке часть своей охраны - отряд Ястреда. Впрочем, Сашка не очень сильно и возражал. Тоже ведь понимал опасения Дара. Шестьдесят хороших солдат - это лучше, чем тридцать.
   Путь до Амариса проделали без приключений и осложнений. Четыре десятка рабов отвезли на телегах и оставили у стен города. Сами же сразу поехали в обратную дорогу. На исходе второго дня пути, уже после того как добрались до оживленного перекрестка, на дороге, уходящей в Лоэрн, встретили орков-храмовников с колонной рабов. Те, поднявшись на пригорок, почти скрылись из глаз, направляясь дальше на юг.
   Как поступит виконт? Это ведь не Ларск, а чужие земли Амариса. Пойдет ли он на самоуправство? Сашка не пошел. А куда торопиться? Храмовники идут в сторону Лоэрна, через два-три дня пересекут границу, вот тогда никто не посмеет сказать, что он устроил произвол на чужой земле. Ведь Лоэрн - это земли его брата. Не самозванца же Тарена?
   Все так и произошло. Как только колонна храмовников покинула территорию Амарисского герцогства, шесть десятков воинов быстро сломили сопротивление полутора десятков орков. И освободили почти четыре десятка пленников. Большой оказалась колонна. Видимо из-за действий Сашки в Ларске, жрецы стали испытывать нехватку людей для своих жертвоприношений, вот и увеличили число перегоняемых пленников.
   Освобожденных сразу же перегрузили на телеги, благо число тех, кого они отвезли в Амарис, было таким же, как и численность пленных. Перейдя по проселочной дороге с коронных земель Лоэрна во владения Ларска, Сашка приказал устроить большой привал. Надо было разобраться с освобожденными, переписать их, а то и просто подкормить или перевязать.
   Переписывать поручили одному из Сашкиных солдат, а тот, узнав, что мальчик-посыльный из отряда Ястреда хорошо разбирается в грамоте, попросил мальчишку себе в помощь. Ястред не возражал, и Эйгель на целый день поселился в палатке, где устроили переносной писарский пункт.
   Пленных по одному заводили в палатку, а Эйгель, расположив письменные инструменты на седле, составлял опись освобожденных рабов. Перепись их подходила к концу, когда очередной назвал свое имя.
   - Серри, господин.
   Эйгель вздрогнул и всмотрелся в лицо вошедшего. Нет, конечно же, это не тот мальчик из гендованской гостиницы. Впрочем, с тех пор прошло чуть ли не три года, пусть даже два с половиной, но стоявший мальчишка никак не был похож на того, оставшегося в старой жизни Эйгеля.
   - Простите, господин, - сказал раб.
   - За что прощать?
   - Не знаю, господин. Я так всегда говорю, когда господа недовольны.
   Точно те же слова, что и три года назад. Совпадение или?..
   - Скажи, ты жил в Гендоване?
   - Да, господин.
   - И где?
   - Я был рабом у хозяина гостиницы.
   Эйгель подался вперед:
   - И что дальше?
   - На гостиницу напали, хозяина убили, а новый хозяин продал всех рабов, господин.
   Невероятно. Тот ухоженный гостиничный слуга, совсем не худой, как многие другие рабы и этот измученный, истощенный и грязный до черноты мальчик - одно и то же лицо?!
   - Простите, господин, - мальчишка вновь поклонился, а Эйгеля всего передернуло, и он оказался в каком-то ступоре.
   Эйгель очнулся только после того, как солдат дал ему затрещину.
   - Ты что, оглох?
   - Нет, господин Вертик. Я... мне нужно к милорду Ястреду.
   - А работу кто будет заканчивать?
   - Но мне очень нужно.
   - Надолго?
   - Нет, то есть, не знаю. Наверное, нет. Я постараюсь побыстрей.
   - Ладно, беги.
   Когда Эйгель получил разрешение войти в палатку Ястреда, там он застал Хелга. Эйгель поклонился и, обратившись к рыцарю, сказал:
   - Милорд, там среди рабов есть мальчик. Я его знаю. Он был слугой в гостинице в Гендоване. Нельзя ли что-нибудь сделать для него?
   - Сделать? - Ястред удивленно поднял бровь. - Мы и так много сделали, спасли его от храмовников.
   - Милорд, его нельзя отвозить к стенам Амариса. Он не выживет. Ему некуда идти.
   - Вот как? Таких, как он, мы вчера освободили четыре десятка. И чем он лучше других? Тем, что ты его раньше видел?
   - Не так, милорд. Его видел его светлость виконт Ларский. И он тогда за него вступился. И господин Хелг его видел. Когда его светлость ударили в голову и выкрали, этот мальчик проследил за бандитами и сообщил об этом господину Хелгу.
   Ястред повернулся к своему бывшему оруженосцу.
   - Что-то такое было. Какой-то гостиничный мальчишка, - Хелг передернул плечами.
   - И что ты хочешь от нас?
   - Я не знаю. Помочь мальчику. Он смелый.
   - Каким образом помочь? Дать побольше денег?
   - Нет, не то. Нельзя ли его оставить где-нибудь здесь? А то он пропадет.
   - И где оставить?
   - Можно его взять в сотню мальчиком-посыльным? Как меня.
   - Ты свободный, а он раб. Разницу чувствуешь?
   - Но ведь вы же освобождаете рабов. Тех, кого отвезли в Амарис, их освободили. Они теперь не рабы.
   - И все-таки я не вижу причины помочь твоему мальчику.
   - Его светлость два года назад помог. И сказал... ну... что он мог его выкупить, но не знал, как помочь дальше, как его устроить. А теперь его светлость владетельный господин.
   - Ладно, приведи мальчишку, хоть посмотрим на него.
   Эйгель умчался за Серри, а Ястред повернулся к Хелгу и сказал:
   - Что скажешь?
   - Не лежит у меня душа к этому бывшему баронету. Понимаю, что вроде ничего мальчишка, а когда увижу спину Ксандра, так такая злоба к этой семейке.
   - Понимаю тебя. Но виконт неплохо к Эйгелю относится. О нем недавно вспоминал, интересовался, как он.
   - Знать бы наверняка, что за причина у Эйгеля возиться с этим мальчишкой. Нет, мальчишка вроде ничего. Не побоялся пойти за бандитами, хотя там на каждом шагу лилась кровь. А Эйгель, кстати, под столом сидел, и слова от страха вымолвить не мог.
   - Значит, подходящий мальчишка?
   В это время откинулся порог шатра, и появился Эйгель с Серри. Тот низко поклонился опешившим офицерам и уставился взглядом в землю, как и положено поступать рабам в присутствии господ. А опешить было от чего. Настолько грязного и оборванного раба трудно было специально отыскать, но вот нашелся же.
   - Посмотри мне в глаза.
   Мальчик поднял голову. Усталый, измученный жизнью взгляд. Ястред нахмурился еще сильнее.
   - Господин, пожалуйста, простите, - захныкал мальчик.
   - За что?
   - Не знаю. Господин сердится.
   Ястред повернулся к Эйгелю.
   - Ну и кого ты нам привел? Вшивое и грязное пугало.
   - Милорд, пожалуйста! - Эйгель неожиданно бросился на колени. - Не прогоняйте его! Ему некуда идти.
   - А я и не прогоняю. Но такого грязнулю видеть не желаю. Приведи его в надлежащий порядок, только потом можешь его привести снова.
   - Спасибо, милорд!
   Когда мальчики ушли, Ястред спросил Хелга:
   - Узнал мальчишку?
   - Откуда? У него слой грязи в палец. Тот, припоминаю, был чистеньким, опрятным, а у этого заплата на дыре и дыра на заплате. К тому же штаны с рубашкой достались с какого взрослого. Излишки рукавов и штанин пошли на заплаты.
   - В вашей полусотне так и нет мальчишки-посыльного?
   - Ксандр не берет. Не хочет, чтобы тот обстирывал командиров.
   - Ну да. Это у него и раньше было. Помню.
   - Ты что, думаешь предложить этого мальчишку нам?
   - Ты же знаешь, что на каждый отряд положено не больше одного. Больше можно, но уже за счет командира.
   - Сумма не такая уж и большая. Две медянки мальцу на руки в седмицу. И по медянке в день в казну за еду. Итого в месяц серебрянка. И разовая трата: комплект одежды, кинжал. Еще лошадь.
   - Не в деньгах дело. Но в связи с этой арифметикой есть у меня задумка.
   - Какая?
   - У тебя, говоришь, не лежит душа к Эйгелю?
   - Я до конца так и не поверил в его искреннее раскаяние. Хотя сейчас, как мне показалось, он был искренним. Действительно хочет помочь этому мальчику. Так ты думаешь его брать к себе в отряд? Грязь отмывается. Сашка тогда тоже не был чистеньким, когда мы его нашли на дороге.
   - Вот здесь у меня и есть задумка. Проверю Эйгеля. Заодно и ты, думаю, изменишь к нему отношение.
   - А что за задумка?
   - Скоро узнаешь. Хотя отмыть этого грязнулю быстро не получится.
   Эйгель смог привести Серри только через несколько часов. Чистенький, вымытый, длинные темно-русые волосы связаны сзади в косичку. Одежда... Видимо, Эйгель отдал мальчишке свою запасную, была она ему великовата, но не очень, чтобы висела мешком. Даже глаза мальчика оживились. Войдя, тот снова низко поклонился, уставившись глазами в землю.
   - Вижу, что изменения есть. Только стоит по-прежнему, как раб. А, Эйгель?
   - Так, милорд, он еще раб.
   - Ну, да, да. Подстричь недолго, вольную выправить - не сложно. А вот рабскую сущность вытравить, возможно ли?
   - Милорд, я ему помогу.
   - Ты? Эйгель, ты знаешь, что в каждом отряде не должно быть больше одного мальчика?
   - Но в отряде барона Брамбера два мальчика...
   - За второго за еду нужно платить тридцать медянок в месяц в казну. И мальчишке на личные расходы по две медянки в седмицу. Итого - серебрянка в месяц. У тебя есть серебрянка?
   Эйгель поник головой.
   - Милорд, а если мы будем есть одну порцию на двоих, тогда платить в казну ничего не надо. И двух медянок в седмицу не надо.
   - Одежда у мальчишки откуда?
   - Я дал запасную.
   - А запасная откуда? Помнится, в первый месяц ты лихо тратил на сладости свои медянки. Пока не получил хорошей порки за грязную одежду. Целый месяц тебя за это драли по седмицам, пока не скопил денег и не купил сменную.
   - Милорд, нам хватит моих двух медянок.
   - А кинжал? А лошадь?
   Эйгель обреченно молчал.
   - Нет, двоих никак. Только один. Ты или он.
   "И вновь, как тогда в замке брата, надо выбирать. Тогда я струсил, Ксандра под плети подставил. А сейчас? Кто я? Мог быть и второй случай выбора, но от того тяжелого выбора меня спас Ксандр. Ведь надо было выбирать между Ксандром и маленьким Марисом. Кому жить, кому умереть. И даже если я отказался бы, то все равно бы мой выбор состоялся, Рисмус так подстроил. А Ксандр спас меня ценой своей жизни от этого ужасного решения, с которым мне пришлось бы ходить всю оставшуюся жизнь. И вот теперь третий выбор, который предстоит. Я или Серри. Кому остаться, а кому уйти в неизвестное. Хотя, скорее всего, ясно, что со мной будет потом. Долговое рабство. И плети от хозяина. Плети, которых я тогда испугался, подставив вместо себя Ксандра. Серри это уже прошел, теперь очередь за мной... За мной..."
   И Эйгель беззвучно заплакал. Стал отстегивать кинжал, протянул его Серри. Тот машинально его взял, непонимающе глядя на разыгравшуюся сцену.
   Ястред хрипло произнес:
   - Хватит. Прости, Эйгель. Я был неправ. Я беру обоих в отряд. Обоих. Когда вернемся в Ларск, сходишь в оружейную и подберешь Серри кинжал. И лошадь. Пока поедете вдвоем. И подстриги его.
   - Как?
   - А как ты думаешь? Наголо. Он уже не раб. В личной сотне графа Ларского рабов нет.
   Серри, до которого, наконец, дошло, о чем был разговор, бросился на колени.
   - Господин, пожалуйста! Господин, спасибо!
   - А ну встань немедленно! Чтобы я это видел в последний раз! Ты уже не раб, чтобы вставать на колени. Запомни это. Свободные люди могут вставать на колени только перед аристократами и только тогда, когда те потребуют этого. А в нашем войске его светлость виконт Ларский такое не терпит. А теперь быстро подстригаться!
   Когда мальчики убежали, Хелг сказал Ястреду:
   - Мне стыдно.
   - За меня?
   - Нет, за себя. Напрасно я на Эйгеля зуб точил.
   - Да и мне стало как-то не по себе, когда тот заплакал. Зря я это сделал.
   - Зря. Но ведь и мне нос утер?
   - Тебе утрешь. Чувствую, что мне скажет барон Компес, когда вернусь в Ларск.
   - А что такое? Из-за того, что появился лишний мальчик-посыльный?
   - Это мелочи. Серри на днях выправлю вольную, но как вытравить из него рабский дух?
   - Зато исполнительный будет.
   - Будет, - вздохнул рыцарь.
   - Эйгель, кстати, не взбрыкивает? Свое баронство не вспоминает?
   - Как ни странно, нет. Сегодня вообще первый раз, когда он ко мне обратился. А так тихий и исполнительный. Все обязанности выполняет без понукания. Как будто всегда был простолюдином.
   - Еще один плюс в его сторону...
   Работы в войске у мальчика-посыльного много. Бездельничать не приходится. Но теперь вся работа в отряде Ястреда стала делиться на двоих. И по утрам четыре пары сапог ждали не его одного, а двух мальчиков. Серри все делал проворно, только быстро уставал, сил было мало, а тело - кожа да кости. Зато теперь он усиленно отъедался.
   - Ты ешь потому, что все еще голодный, или еда, в самом деле, тебе так нравится?
   - Сытно. И вкусно.
   - Вкусно? - Эйгелю после баронского стола еда не нравилась - одни каши, хоть и разные.
   - Да, вкусно. Хотя в гостинице объедки вкуснее были. Но после рудников... Знаешь, когда мне в первый раз здесь положили каши, мне показалось, что я никогда такой вкуснятины в жизни не ел.
   - А когда подгорелая бывает?
   - Вкусно. Все равно вкусно. Не похлебка из гнилых овощей.
   - После гостиницы тебя продали на рудники?
   - Нет, вначале к одному господину в домашние рабы.
   - А как на рудниках оказался? Провинился у этого господина?
   - Нет. Жадный он был. Я могу сравнить, как мне жилось у него, с жизнью в гостинице. В гостинице все время хотелось спать. Ведь вставать с рассветом, когда только еще светает, а постояльцы спят. Работы много: чистить котлы, мыть посуду, пол вымыть в трактире. На этажах мыл редко, там другие работали, они же в комнатах прибирали. Зато в комнатах клопов ловил, собирал в кувшинчик. А они все обратно лезут. Из-под крышки.
   - А зачем собирать? Не лучше давить?
   - Нельзя. Запах будет, постояльцам не нравится. Вот собираешь, новых ищешь. Найдешь, крышку откроешь, а оттуда уже собранные лезут. А мало соберешь - накажут. Спать обычно получалось уже за полночь. Ни на миг не остановиться, все бегом хозяин требует, ведь работы в гостинице не переводится. Правда, днем немного давали подремать. А у второго хозяина почти высыпался. Работы тоже много, но уже мог немного передохнуть, когда хозяина дома не было.
   - Значит, у второго лучше было?
   - Не знаю. Нет. Второй жадный был. Он ведь меня купил на рынке, когда узнал, что я работал на кухне в лучшей гостинице Гендована. А парня, что был на моем месте, хозяин отправил на рудник. У него свой оловянный рудник есть. А парень уже подрос, чтобы работать в шахте. И меня, когда работу всю выполнял, заставлял бегать вокруг дома с мешком с песком.
   - Зачем?
   - Чтобы сила была. У него мальчишки в доме не задерживались. Чуть подрастут - сразу в шахту. Я и говорю - жадный. В гостинице я наедался, а у этого всегда голодный, аж выть хотелось. Объедки жалел. Свинью ими кормил, а мне крохи уже доставались.
   - Как объедки? Ты ел объедки?
   - А как еще? Домашние рабы обычно объедки едет, если рабов мало. Там, где много, там готовят для них. Нет, объедки хорошо. Такая вкуснятина в гостинице была. Только самое вкусное взрослые забирали. Чего только постояльцы не доедали. А вот на рудниках, там готовили. Похлебка из мороженых овощей. Часто гнилых. Или что-нибудь с червяками. Я первые два дня там ничего есть не мог. Потом ел, хотя и тошнило от такой похлебки. Не умирать же с голоду? А каши у вас такие вкусные. И не жалеют. Ешь от пуза.
   И Серри целый месяц ел за двоих, в прямом смысле этого слова. Быстро поправился, даже, кажется, где-то жирок появился. Впрочем, это только кажется, ведь бездельничать ни ему, ни Эйгелю не давали. Даже вдвоем не сидели без дела. А в свободное от текущей работы время десятники гоняли их на плацу, по большей части заставляя заниматься физическими упражнениями. Но и на технику боя время оставалось. Пока они будут мальчиками-посыльными мечи им не положены, но не до старости же они проторчат на этой низшей военной ступени? После того как исполнится восемнадцать, их могли взять полноправными солдатами в личную сотню графа. Вот к этому времени уже нужно было уметь владеть мечом, луком, арбалетом, копьем, щитом и так далее, и не просто уметь владеть, а владеть хорошо. Это ведь личная сотня графа, где служат лучшие из лучших воинов.
   Но на первых порах Серри никак не подходил на роль мальчика из личной сотни. И не только худобой и слабостью. За годы рабства плети хозяев оставили следы не только на его спине, но и в характере. Он кланялся каждому солдату и бросался выполнять любые их поручения. Хорошо, что почти все они были необходимыми. Но не все. Люди разные бывают. Некоторым очень нравится командовать, даже издеваться над тем, кто тебя слабее.
   Когда в сотне появился Эйгель, вчерашний баронет, на него обращали внимание все. Кто-то смотрел с любопытством, кто с непонятным злорадством. Ведь был аристократом, которыми им никогда не стать, а теперь простолюдин, как и все они. Да не как они, уважаемые солдаты, а всего лишь мальчишка для чистки солдатских котлов. Но издевки и подшучивание быстро пресекли десятники, получившие приказ от Ястреда приглядывать за новеньким.
   А про Серри Ястред ничего не говорил. И Серри своей рабской забитостью дал им повод. Через несколько дней после прибытия в Ларск, один из солдат, уже несколько раз до этого с издевкой подшучивавший над новеньким мальчиком, сказал ему:
   - Эй, бывший раб, вспомни, как ты был рабом, почисти мне сапоги.
   Серри вскочил, чтобы выполнить приказ. Но сидящий рядом Эйгель задержал его за руку:
   - Сядь.
   А солдату ответил:
   - А ты разве дворянин? Или десятник? Мы обязаны чистить сапоги только аристократам, десятникам, или хотя бы дворянам, а ты пока еще не дворянин.
   - А ты сам забыл, кто ты теперь? Был баронетом, а теперь ты чернь. Помалкивал бы. Я твоему дружку, бывшему рабу предложил вспомнить свое недавнее прошлое. Что такого: почистить солдату сапоги, с него не убудет. Он же каждый день лизал господину ноги, я же только предлагаю почистить сапоги. Ведь лизал же, а, малец?
   Серри стоял столбом, он только сейчас понял суть требования солдата, и он видел, что тот продолжает его оскорблять. А Эйгель тем временем ответил:
   - Вот как? Ты не имеешь права требовать, чтобы Серри почистил тебе сапоги, но все равно требуешь, потому что Серри бывший раб. Так?
   - Вот именно. Из рабов.
   - Значит, если человек был в рабстве, имеет клеймо и спину со следами плетей, то он тебе должен почистить сапоги?
   - Не убудет от бывшего раба.
   - Интересно, в таком случае потребуешь ли ты почистить свои сапоги у его светлости виконта Ларского?
   - Ах ты... - солдат вскочил и бросился с кулаками на Эйгеля, но не добежал, как его свалил удар кулака другого солдата.
   - Заткнись! Или ты хочешь попасть на правеж к его светлости? Тогда я скажу, как поступит он. Один из вас получит плетей. И это будешь ты, Тринис.
   - Да, - протянул другой солдат, - наслышаны, как его светлость виконт поступил со жрецом. Приказал повесить, не раздумывая. И собирался выдрать плетьми сыновей барона Шелвака. Смотри, Тринис, как бы кто не проболтался. И даже не виконту, а нашему графу. Тут и плетьми не обойтись. Наш граф за милорда виконта любому глотку перегрызет. А тобой даже не подавится.
   Тринис, потирая скулу, сидел побледневший. До него дошло, какую ошибку он совершил. Ведь брат графа тоже был рабом. И клеймо на спине осталось и сама спина в следах от плетей.
   - Эй-эй, - только и смог он вымолвить.
   - Пойдем, Серри, - Эйгель взял друга за руку, уводя его от солдат. Чем все у них закончилось, он не узнал, да и не стремился к этому.
   Оставшись наедине, он посмотрел на младшего мальчика, тот подавленно молчал.
   - Ну, чего ты так перед всеми унижаешься? Ты ведь теперь свободный человек. Зачем кланяешься? Делай, что прикажут, но не лебези. Я же не кланяюсь. Только командирам и то кланяюсь лишь слегка.
   - Но ты же баронет, пусть и бывший.
   - А вот и не из-за этого. Мальчишки в других отрядах ведут себя так же. А они не из благородных. Обычные мальчишки.
   - Я стараюсь, но у меня не получается. Привычка. Мне, наверное, никогда уже не исправиться.
   - Ерунда. Мне же ты не кланяешься?
   - Ты не такой! С тобой я чувствую себя совсем другим.
   - Так и с другими себя так же чувствуй.
   - С другими не получается. Они чужие.
   - А я тебе что, родной?
   - Не чужой. И у тебя могут быть неприятности.
   - С чего ты взял?
   - А вдруг накажут из-за того, что произошло? Обоих. Тебя и этого Триниса. И Тринис может потом тебе отомстить. Он такой, я чувствую. Нет, мне лучше почистить ему сапоги. С меня не убыло бы. Зато и скандала не было бы.
   - Нет, ты безнадежен, Серри! Одно дело, когда это воинская обязанность, ничего обидного в этом нет. Хелг, командир личной полусотни милорда Ксандра, чистил сапоги нашему Ястреду несколько лет. И не только сапоги. Потому что так принято. Но этот Тринис над тобой издевался!
   - Я это понял. Не с самого начала, а тогда, когда ты вмешался. И когда он про лизание ног хозяевам говорил. Он злой человек.
   - А ты... в самом деле...
   - Что?
   - Лизал?
   - Нет, не лизал. Целовать - целовал. И то всего несколько раз, когда работорговец меня приручал к рабству. Не будешь целовать - будет бить плетью. Быстро, за несколько дней выбили из меня свободу. Даже быстрее. И у хозяев, которым меня потом продавали, я должен быть послушным рабом. Поэтому тоже били. И так несколько лет. А ты хочешь, чтобы я сразу избавился? Мне до сих пор сны об этом снятся...
   Вечером того же дня Эйгеля окликнул один из десятников их отряда.
   - А ты молодец, не ожидал я от тебя. Такой тихоня, а за друга вступился.
   - Серри мне не друг.
   - Да? Нет желания дружить с бывшим рабом? Ты ведь из благородного рода.
   - Нет. Это не так. Просто я не умею дружить.
   - А что здесь сложного?
   - У меня никогда не было друга, друзей. Хотя вероятность была, но я сам виноват, загубил всю возможную дружбу.
   - Ты случаем, не про милорда Ксандра?
   - Да, про милорда.
   - Теперь жалеешь? Ведь милорд теперь виконт.
   - Нет, не из-за этого. Не за то, что он виконт. Хотя и это есть, но немного, совсем немного. Главное - что мог быть отличным другом. А теперь поздно, он виконт. А я простолюдин, мальчик на побегушках. Кто со мной таким будет дружить?
   - А Серри. Чем плох? Ах да, из рабов.
   - Знаете, я ведь совсем и не задумывался о его рабстве. Чем я лучше? Ничем. А друг Серри? Он, конечно, не такой, как милорд Ксандр. Вот тот - да! Но и Серри - он хороший. Наверное, и другом может быть хорошим. Не наверное - наверняка. Вон он как в гостинице. Только он не выдавил из себя раба.
   - Поэтому он тебе плох?
   - Нет, я так даже и не думал. Скорее, чем я хорош, чтобы Серри стал мне другом? Чем я его лучше? Я хуже.
   - Вот это ты брось! Надо же, двое мальчишек в отряде - и оба придурки! Один всем кланяется, другой еще почище...
  
   Глава 8
  
   1002 год эры Лоэрна.
  
   Ламинт вернулся домой, когда уже давно стояло утро. Акси, встретившая отца на пороге, сразу догадалась по его раскрасневшемуся и довольному лицу, что охота была удачной. Брата рядом с отцом не было, что тоже подтверждало ее догадку. Добычу редко приносили к дому, тем более в охоте участвовали мужчины нескольких семей. По традиции, все добытое оставляли в лесной сторожке. А если это были лошади или иная живность, то там же был и сарай с сеном, заготовленным этим летом на лесных полянках.
   Но много ли травы можно найти в лесу? Да и когда ее резать, сушить, собирать? Да еще и нести в тюках на спине через лес? Поэтому живность долго не застаивалась у лесной сторожки, а переправлялась на другую сторону леса, в соседний Лоэрн.
   Здесь тоже были земли Лоэрна, но принадлежали они каркельскому графу, а там, на юге, где кончалась широкая полоса леса, уже были земли, которыми распоряжался назначенный королем новый граф Снури, заменивший мятежного графа, погибшего вместе со всей семьей в прошлом году. Все лоэрнские земли, которые не относились к Каркельскому графству, здесь было принято называть Лоэрном, вне зависимости от того, относятся они непосредственно к короне или управляются через лоэрнских графов.
   Добытых лошадей, а когда и коров или овец отводили через весь лес не ради того, что там, в Лоэрне, за них больше платили. Хотя действительно цены на тех же коней были немного больше, чем в Каркельском графстве. Но одна серебрянка разницы - не та сумма, ради которой стоило так мучиться, перегоняя живность через густой лес. Бывали случаи, когда лошади ломали себе ноги, и тогда приходилось добивать несчастное животное. А значит, лишняя серебрянка оборачивалась в потерю одного или даже пяти золотых, в зависимости от стоимости коня.
   Лесовики перегоняли животных для продажи в Лоэрн исключительно из осторожности. Потому что и лошади, и коровы с овцами доставались им разбойным путем. И нередко владельцы коней оставались лежать на каркельской земле со стрелами в груди или спине. Тем, кто не знал лесных тропок, тем до лоэрнских земель нужно было сделать крюк, обходя по дуге стену леса. Когда еще кто-нибудь, кто сможет опознать похищенного коня, успеет добраться по обходной дороге, да и где искать следы похищенного? Лоэрн большой.
   К тому же лесовики всегда следовали неписаному правилу: самим не торговать, а отдать все посреднику. Да, тот берет до половины цены, зато посредник надежен. В Лоэрне лесовики пользовались услугами хаммийцев. А если кто-то опознает у тех чужое имущество, хаммийский ответ простой: "Мы перекупщики, а где искать бородача, что сдал нам товар, никто из нас не знает".
   Живностью, продаваемой хаммийским торговцам, были не только лошади и коровы с овцами. Лесовики не брезговали и рабами. Точнее, захваченные ими в плен люди рабами не были. Но раз тем так не повезло и они оказались в хаммийских руках, то теперь от рабства не отвертеться. В плен лесовики мужчин старались не брать. Да и как с таким справиться, если человек окажется воином, и опытным к тому же? Скольких лесовиков он положит? А если все же и возьмут такого в плен, то были случаи, когда пленные умудрялись сбежать, убив кого-нибудь из лесовиков. Правда, это было давно, но с тех пор и мужчин, взятых в плен, было немного. В основном женщины и дети. Вот это товар денежный и не хлопотный.
   В прошедшую ночь им попалось двое мужчин. Крепкие на вид. Правильно, что не стали разбираться, насколько те опасны, а застрелили сразу. Тем более в темноте и не разберешь, кто едет, воин или старик. Когда подошли к тому месту, то оказалось, что один убитый, тот, что ехал верхом, действительно, был воином. И не каким-то захудалым. Хотя и не из лучших. Вполне добротная одежда, неплохой меч с кинжалом, лук. А вот второй оказался горожанином, не бедным и не богатым. Обычный горожанин, ехавший в подводе. А в подводе нашли сундук, довольно тяжелый. Вдвоем с трудом его подняли.
   Сундук был заперт на замок, весь проржавелый. Тентин хотел было его сбить, посмотрев на содержимое, но Ламинт запретил. Все равно и коня солдата, и лошадь с подводой надо везти к сторожке. В сундуке ведь не камни, что-нибудь ценное найдется. Вот там они и посмотрят.
   Добравшись до сторожки, распрягли лошадей, поместив их в сарае и задав сена, а сами отнесли сундук внутрь. Ламинт обухом топора сбил замок, и хотел открыть крышку. Но не смог, все проржавело. Тогда вдвоем с Тентином лезвиями топоров отодрали приклеившуюся крышку, распахнули и ахнули: внутри сундука оказалось вооружение. Десяток мечей, пара секир без древков, а сверху лежал шлем с рогами. Все основательно проржавело. Но даже за оружие, почти пришедшее в негодность, можно выручить деньги. Не всем хватит средств на хорошие мечи, тем же юношам и отрокам сгодится и такое оружие, если его хорошенько очистить от ржавчины. В бою мечи, конечно, уступят новым, но всяко лучше хоть такие, чем никакие. А секиры и вовсе сохранились лучше. То ли металл был хороший, то ли толщина повлияла. Ведь что такое секира? Тот же топор. А что топору сделается?
   А вот на глупый шлем покупателя не найти. Надо же так додуматься, из шлема воина сделали скоморошью шапку. Да и сам шлем сделан неважно, не цельнокованый, как это принято у воинов. Нет, такой не продать.
   Везти добычу на продажу решили следующим днем, пока еще не ударили заморозки. Тем более и с других ночных вылазок накопился товар на продажу. Теперь у них есть пять лошадей, бычок, две коровы и трое рабов, женщина, еще молодая, с двумя детьми. Бычка после споров решили оставить, не отправлять на юг. Обратно привезут побольше соли, бычка забьют и засолят. Хотя, если ты живешь в лесу, то без мяса не останешься. Лоси, кабаны, медведи - это только из крупного зверья. Но убитое зверье тоже часто идет на продажу, его охотно берет постоялый двор, что расположен в шести верстах от них. Позавчера удалось найти берлогу, где залег на зимнюю спячку медведь. Теперь медвежатиной балуются постояльцы того двора.
   А глупый шлем Ламинт отдал своему младшему сынишке, пусть играет. Акси он тоже, видать, понравился, раз хотела отобрать его у брата, но тот заревел, пришлось ей отказаться, хотя глаз со шлема не сводила. Так тоже еще ребенок. Пятнадцать лет исполнилось этой весной.
   Отец вместе с остальными лесовиками уехал, как и планировал, на следующий день. Возвратился он лишь через седмицу, позже обычного. И вернулся явно не в духе. На детей глянул хмуро, наорал на Акси за то, что мясо оказалось холодным, а эль кислым. Но эль-то не она готовила, а мясо оказалось таким, потому что не знала, когда отец вернется из поездки.
   Ламинт пожевал мяса, еще раз хмуро зыркнул из-за мохнатых бровей и завалился спать. Проснулся он только вечером. Умылся, сел за стол, на котором уже стояла вкусно пахнущая еда, и подобрел. Разговорился, стала ясна причина его плохого настроения. Одна лошадь в лесном сумраке провалилась в яму с водой, пришлось ее зарезать и бросить большую часть туши на съедение волкам. Один ребенок у женщины умер, простудившись от ночевки на холодной земле. Да и сама женщина выглядела плохо, постоянно кашляя. Поэтому хаммийцы за нее и второго ребенка дали всего четыре серебрянки.
   А на мечи и вовсе не оказалось спроса. Слишком старые. Когда испытали их в пробном бою, то один сломался почти сразу же, а другой продержался немногим дольше. И пришлось их сдать кузнецу за одну серебрянку. Все оставшиеся восемь ржавых мечей и два сломанных в придачу. И секиры купили в качестве топоров, да и то за сущие пустяки. Вот и получилось, что из последней охоты деньги принесла только одна лошадь, а сундук, на который возлагались хорошие надежды, дал всего пару серебрянок. И еще этот глупый шлем теперь напоминает об их неудаче. Знать бы, что оружие пойдет в переплавку, то тогда и шлем взяли бы с собой, хоть лишние две-три медянки с него могли получить. Надо будет в следующий раз забрать его с собой.
   - Ну-ка, сынок, дай-ка мне шлем. Хватит, поиграл.
   Мальчишка захныкал, ведь у него отобрали одну из лучших игрушек - хоть и ржавый, но настоящий воинский шлем.
   - Нечего хныкать, мал еще.
   - Хочу шлем!
   - А я тебе даю слово, что шлем ты не получишь. А за то что хнычешь, я его лучше сестре отдам, она не такая плакса, как ты.
   - Спасибо, отец, - вдруг сказала Акси и протянула к шлему руку.
   - Э, подожди, - немного растерялся Ламинт. - Не для женщин такие игрушки.
   - Но, отец, - вмешался Риум, его старший сын, - вы же только что сказали, что отдадите его сестре. Раз сказали, значит, и женщины могут им владеть. К тому же он старый и ржавый. Цена - медянка.
   - Я все-таки Акси не обещал, но раз предположил, то пусть берет. Теперь шлем твой. Я человек слова.
   - Спасибо, отец, - вновь повторила Акси, беря шлем из рук отца.
   - Но куда он тебе?
   - Не знаю, но он такой необычный. Эти рога...
   - Как у коровы, - фыркнул Риум.
   - Вот и я говорю, для скоморохов он, - добавил Ламинт.
   - Пусть, скоморохов, - не стала спорить Акси, - но мне нравится.
   - Ну и забавляйся.
   - А я? - вмешался младший брат Акси? - Он был мой! Хочу шлем!
   - Вири, между прочим, завтра последний день седмицы, а у меня после этой поездки что-то руки чешутся, не знаешь, к чему?
   Малец засопел и нахмурился, машинально почесывая одно свое место. Он прекрасно понимал, что нельзя сердить отца в конце седмицы, себе дороже.
   На следующий день Ламинт и еще двое старших лесовиков отправились к постоялому двору, поесть, попить, на людей посмотреть, так они делали часто, не все же время в лесу сидеть? Но все вместе обитатели маленького лесного поселка не уходили, а только несколько человек по очереди - осторожность никогда не помешает. Мало ли, кого можно встретить на дороге или в харчевне? Если троих схватят, то остальные уцелеют и даже, может быть, помогут спастись.
   Зайдя внутрь харчевни, Ламинт быстро оглядел зал и то, что он увидел, ему сильно не понравилось. В углу заведения за дальним столом сидело двое незнакомых людей. Но не чужие лица его смутили, мало ли кого заносит на постоялый двор? Путешественников много, и им нужно где-то поужинать и преклонить голову. А вот эти двое мужчин явно не вписывались в таких случайных посетителей.
   Почему? Дело идет к вечеру, но на дворе еще светло, еще можно ехать и ехать. А эти, видать, здесь сидят давно, вон сколько огрызков на тарелке. И сами мужчины. Один явный аристократ, но что аристократам делать в такой дыре, этот постоялый двор больше приличествует для местных крестьян, даже простой дворянин поморщится, прежде чем решит наведаться сюда. А этот мужчина несомненно аристократ. А от его спутника и вовсе исходили волны опасности. Не просто исходили, а протяжно кричали. Воин! И хороший воин. Их троих положит запросто, они даже и не пикнут. И спрашивается, что они здесь делают?
   Пока Бран и Ритор выбирали стол, шумно садились за него, отвечали на приветствия знакомых, Ламинт прошел к хозяину харчевни, громко поздоровался и тихо спросил:
   - Кто эти двое?
   Бравчен, хозяин, нахмурился и также тихо ответил:
   - Один, который слева уже вторую седмицу здесь, а тот второй приехал позавчера. Живут, к вечеру выходят в зал, жрут, пьют и ругаются.
   - А ругаются чего?
   - Вино им кислое.
   - Кем-нибудь интересуются?
   - Нет, только ругаются.
   - Что-то мне не нравятся они.
   - Мне тоже.
   - Нами интересовались?
   Бравчен только покачал головой.
   - Ну, ладно, сегодня долго задерживаться не стоит. Давай нам, как обычно.
   Ламинт прошел и сел за стол к своим напарникам. Вскоре местный мальчишка принес им мяса и вина в кувшине, который чудом не уронил, при этом громко охнув. Бран дал ему подзатыльник, и мальчишка отскочил с криком в сторону. Шум, вероятно, заинтересовал двух мужчин, которые перестали обгладывать кости и уставились в их сторону. Затем они переглянулись, и аристократ вдруг встал и направился в сторону стола с лесовиками.
   - Вы, гляжу, люди серьезные. Мне серьезные люди как раз нужны. Хорошо заработать хотите?
   - А что делать? - не вытерпел Бран, хотя отвечать должен был Ламинт, как старший из них.
   Аристократ повернулся к Брану, изучающего его осмотрел и улыбнулся.
   - Работа не сложная, но прибыльная. Вы человек слова, милейший, а я не хотел бы, чтобы мое предложение слышали и другие.
   Бран изумленно смотрел на аристократа.
   - Ваши друзья не будут против, если вам кое-что шепну? А заплачу я золотом.
   И аристократ в подтверждение своих слов достал кошелек и показал несколько золотых монеток.
   - Но вы должны дать слово, что сделка будет честной, милейший Ламинт.
   Бран еще больше изумился.
   Ламинт сидел рядом и все никак не мог понять, почему аристократ называет Брана его именем. Нет, то, что тот спутал Брана с ним, Ламинт уже понял, но откуда аристократ узнал имя Ламинта и то, что они трое лесовики? Ведь одеты они были как обычные простолюдины, таких, похожих на них, каждый второй в харчевне.
   - Ламинт это я, - наконец вмешался старший из лесовиков в разговор.
   Аристократ чуть смешался, а затем как ни в чем не бывало, повернулся к Ламинту.
   - Очень хорошо, милейший. Вы слышали мое предложение. Что скажете?
   - Прежде чем начать разговор, я должен знать, кто и как?
   - Что, кто и как? - изогнул удивленно брови аристократ.
   - Как вы узнали, что мы те, кто вам нужен. Как узнали мое имя. Кто сказал?
   - А, это? Это очень просто. Мальчишка-раб.
   - Миро?
   - Может, и Миро, я не запоминаю имена рабов.
   - Он специально чуть не обронил кувшин? - догадался Ламинт.
   - Конечно, милейший.
   - Но как он решился?
   - Несколько медянок и эти рабы сделают все, что мне нужно.
   - А Бравчен знает?
   - Это хозяин харчевни? Нет.
   - Ну, паршивец, - воскликнул Бран и громко стукнул кулаком по столу.
   Второй мужчина, сидящий через несколько столов от них, напрягся, правая его рука еще глубже ушла вглубь стола.
   - Эй, Бравчен, иди сюда! - шумел Бран.
   Хозяин быстро бросил свои дела и подошел к столу.
   - Твой Миро нас выдал за несколько медянок!
   Шея, а затем лицо хозяина харчевни стали наливаться кровью.
   - Запорю!
   - Всыпь паршивцу как следует!
   - Всыплю. Плетей по полной, и если выживет, потом еще добавлю.
   - Хорошо, Бравчен, - вмешался старший лесовик. - Но этого мало. Раб твой, мальчишка не свободный. Значит, ты несешь вину.
   - Ламинт, я...
   - Я возьму виру.
   - Какую?
   - Договоримся. Потом.
   - Хорошо, Ламинт.
   - Ладно, иди, ищи своего Миро. Только займись с ним где-нибудь подальше во дворе. Хотя, подожди, позови-ка его сюда на пару слов.
   Через минуту Бравчен, выкручивая ухо мальчишке, притащил его к их столу.
   - Выдал нас за несколько медяков?
   Мальчишка изменился в лице, заскулил.
   - А ну, тихо! Денег захотелось? На что рассчитывал? Или думал, что милорд тебя станет выгораживать? Он сразу же сказал про тебя. Если выживешь, то это будет тебе наука до конца твоей жизни. Запомни, никто тебе не поможет. Никто. Все.
   Хозяин потащил извивающегося и голосящего мальчишку прочь из харчевни. А через какое-то время раздались глухие крики мальчишки. Бравчен действительно отвел его подальше от харчевни, иначе крики заглушили бы дальнейший разговор.
   - Вы предложили нам золото, милорд? - продолжил разговор Ламинт.
   - Да. Полторы седмицы назад у меня пропал сундук. А двое моих людей были убиты. Я готов закрыть на это глаза. Хотя мог бы найти пару сотен солдат и прочесать весь лес. Причем они могут искать хоть месяц, хоть год, но все равно найдут. Где бы вы ни были. Но я, повторяю, готов забыть. Там был сундук. Мне нужно его содержимое. Я его выкупаю, плачу золотом. Я ясно высказался?
   - Да, милорд. Только...
   - Что только? Что там было?
   - Там были ржавые мечи, пара секир, тоже ржавых, и допотопный скомороший шлем. Больше ничего.
   - Вы даете в этом слово?
   - Да, даю.
   - Правда, что этот мальчишка говорил, что ваше слово - железо?
   - Я его еще ни разу не нарушал.
   - Значит, только мечи, секиры и шлем. Так?
   - Да, так.
   - Я плачу пять золотых за все. И не торговаться. Это очень много за ржавые вещи! Пока не наступила темнота, пусть кто-нибудь из твоих людей сходит за ними.
   - Это невозможно. Они уже проданы.
   - Как?!
   - Три дня назад мы их продали в Лоэрне.
   - Кому?
   - Кузнецу. На переплавку.
   - Проклятье! Вы должны немедленно вернуться туда и выкупить их, пока еще не поздно. Принесете, получите пять золотых.
   - Принесем и получим... железо в живот?
   - Если боитесь, можете продать по частям.
   - Мечи у кузнеца, секиры купили какие-то крестьяне. Вместо топоров. Крестьяне местные, найти не трудно. А шлем остался здесь.
   - Тогда сегодня шлем. За него золотой.
   - За скомороший шлем? - удивился Ламинт.
   - Почему скомороший?
   - А он с рогами.
   - Что?! - аристократ подскочил со скамьи. - Несите! Мне он очень нужен!
   - Не могу, я его отдал дочери.
   - Так заберите у нее!
   - Я ей дал слово.
   - Так выкупите. За золотой!
   - А это мысль. Я так и поступлю.
   - Перешлите с кем-нибудь шлем, а сами немедленно отправляйтесь за мечами и секирами.
   - На ночь идти не следует. Пойду завтра, как рассветет. Но милорд, все, что было в сундуке, основательно проржавело. Два меча даже сломались.
   - Мне нужно все! И сам сундук тоже. Где он?
   - В лесу. Его принесем. Сломанный замок нужен?
   - Я сказал - все!
   - Хорошо. Шлем принесет кто-нибудь из них. За золотой. Цену вы сами назначили.
   - Назначил. Идите. И поторопитесь!
   Не дождавшись заказа, все три лесовика поспешили обратно. Домой Ламинт пришел, когда уже стемнело, хотя вечер еще только начинался. Но дело было ранней зимой, да и сам лес нагонял темноту.
   Акси и сыновья встретили отца с удивлением и некоторой тревогой: что-то произошло, раз тот не остался в харчевне, если, конечно, вообще туда попал.
   - Что случилось, отец? - спросил Риум.
   - Покупатели появились на железный скарб, что был в сундуке.
   - Но вы же его продали.
   - Продал за пару серебрянок, а теперь предлагают пять золотых. Нет, четыре.
   - Как так? Они же ни на что не годные.
   - Видать, не простые это железки.
   - Неужто золотые?
   - Тьфу! Скажешь же. Если бы я сам их не держал в руках и не видел разлом тех двух сломавшихся. Самое обычное железо. К тому же ржавое и не самое лучшее.
   - Но зачем им нужно?
   - Не знаю. Но люди серьезные. Те двое, кого мы убили, были их людьми. Но они готовы забыть ради возвращения мечей. Иначе грозятся послать пару сотен солдат прочесать лес.
   - Люди графа? Или короля?
   - Как бы не Черного Герцога. Уж очень похоже на то. И ехали в сторону Пирена.
   - И что теперь будет, отец?
   - Завтра на рассвете пойдем обратно выкупать железо. Но им нужны еще сундук с замком и шлем. Риум, возьмешь Ригорна и принесешь из сторожки сундук и сломанный замок. А ты, Акси, давай шлем.
   - Нет, отец.
   - Как?
   - Ты его отдал мне, теперь он мой.
   - Акси, за эту скоморошью безделушку дают золотой. Понимаешь: золотой!
   - Отец, ты мало скопил золота? Одним больше, одним меньше.
   - Но зачем тебе шлем? Ты даже не мальчишка, чтобы с ним играть.
   - Им очень нужен этот шлем? Остальным содержимым не удовольствуются?
   - Видела бы ты, как этот аристократ подпрыгнул, когда я сказал про шлем с рогами!
   - Отец, посуди сам. Если им столь важен шлем, значит, золотой не цена. Проси больше.
   - С ними опасно торговаться. Видела бы ты того, второго, что был с аристократом. Очень опасен. Неприятности будут, если не отдадим шлем. К тому же мы убили двоих их людей.
   - Отец, ты дал слово, подарив мне шлем. Теперь он мой. Так?
   - Да.
   - Шлем скомороший? Не знаю, не разбираюсь я в них. Помнишь, шесть лет назад мы все вместе ездили в Каркел на ярмарку? Мама еще была жива. Мы с ней вдвоем посетили ведунью. И она наколдовала. Сказала, что мама скоро умрет. Осенью или зимой. Через два месяца мама умерла.
   - Ты мне не говорила об этом.
   - Мама просила. Не хотела тебя расстраивать. Она посмеивалась над пророчеством, но я видела, что смеется через силу. Она боялась. Поэтому мы и молчали. А когда мама вдруг слегла и в несколько дней... Я решила, что не буду говорить.
   - Как же так, доченька... - Ламинт явно растерялся.
   - Отец, там было и второе пророчество. Для меня. Ведунья сказала про рогатый шлем. Сказала, жди рогатый шлем и не упусти его. Когда ты принес шлем, я сразу же вспомнила то пророчество. А теперь ты хочешь, чтобы я отдала шлем?
   - А что еще там накликала эта ведьма?
   - Больше ничего.
   - И ты хочешь продать его подороже?
   - Нет, не хочу.
   - Но ты сказала, чтобы я просил за него больше.
   - Я не знаю, как теперь выкрутиться, но шлем отдавать нельзя. Потребуй у них больше... или еще сделай что-нибудь, только не отдавай его.
   - Нет, требовать больше нельзя. Назначишь за шлем пять золотых, думая, что не дадут. А если дадут?
   - Ой!
   - Вот то-то и оно. Надо думать. Риум, ты еще здесь?
   - Бегу, отец...
   В харчевню лесовики вернулись уже к полуночи. В помещении оставались только двое мужчин, остальные посетители уже разошлись. Увидев вносимый сундук, оба вскочили. Аристократ в нетерпении подбежал к входу, а его спутник остался в глубине зала, заняв удобную позицию, как для атаки, так и для обороны.
   Ламинт открыл крышку и достал сломанный замок.
   - А шлем? Где шлем?
   - Дочки с сыном я не застал, ушли, появятся не скоро. Куда запрятан шлем, так и не нашел. Ждать их возвращения или идти в Лоэрн?
   Аристократ вспыхнул, хотел что-то сказать, но остановился и задумался.
   - И когда они вернутся?
   - Может завтра, а может через день или два.
   - Тогда, в Лоэрн.
   - Хорошо, утром мы выйдем.
   - Мы пойдем с вами.
   - Зачем?
   - Шлема нет, детей нет, а потом и вы исчезните.
   - Хорошо. Но сейчас ночь. Утром, вместо того, чтобы идти в Лоэрн, мы потеряем полдня, пока дойдем сюда за вами, а потом обратно.
   - Зачем терять время? Вы останетесь на ночь здесь.
   - Все равно потеряем время, пока пешком дойдем до нашего леса.
   - Не пешком, а на конях.
   - Но нас трое, а вас двое, да и весим мы немало.
   - Нас девять. Плюс вы. А лошадей мы вам дадим. Еще трое наших солдат останутся здесь. Один в харчевне, двое в другом месте. И если мы не вернемся, то...
   - Я понял, милорд. Но в лесу лошади будут только мешать и задерживать.
   - Как это?
   - В лесу много бурелома, человек пролезет, а лошади или переломают ноги или придется делать большие крюки. То же самое с болотистой местностью. Человек пройдет, он более легкий, а лошади увязнут.
   - Но пешком...
   - До сторожки можно доехать верхом, это сэкономит время, но через лес лучше пешком.
   - И долго?
   - Если пешком, то этим утром выезжаем и прибудем на место послезавтра к вечеру. Путь с одной ночевкой в лесу. Если верхом, то на день дольше. И не все лошади дойдут.
   - Значит, пешком. Тогда ложимся, завтра рано вставать. Пусть хозяин даст вам место для ночлега, а мои солдаты вас будут охранять. Можете спать спокойно, - усмехнулся аристократ.
   Едва наступил рассвет, как все уже были на ногах, выведенные во двор постоялого двора кони уже оседланы, ждали только аристократа, вскоре появился и он, и всадники рысью двинулись в сторону леса. Въехав в него, Ламинта спросили, далеко ли до сторожки. Тот ответил, что меньше версты. Тогда аристократ скомандовал остановиться и велел всем сойти на землю. Передав лошадей одному из солдат, который должен был отвести их обратно, аристократ со своим десятником и шестью солдатами вместе с лесовиками двинулся вглубь леса. При этом, узнав, в какой стороне расположена сторожка, велел Ламинту сделать крюк и обойти ее стороной. "Осторожный, бережется, боясь стрел оставшихся в лесу его обитателей", - понял старший лесовик.
   С такой же предосторожностью выбрали и место для ночлега, отвергнув первоначально предложенное Ламинтом, разбив лагерь в нескольких верстах в стороне.
   Путники шли быстро, поэтому из леса вышли еще засветло. Деревня, где жил кузнец, виднелась вдали на пригорке, туда все сразу и направились. Хозяина кузни застали на месте, тот как раз что-то отбивал молотом.
   - Уважаемый, я тебе продал десять ржавых мечей. Ты их еще не использовал?
   - Ты получил плату и если считаешь, что она мала, то я тебя к тому не неволил.
   - Ты ошибаешься, кузнец. Я пришел не из-за этого. Уважаемый милорд хочет купить у тебя эти железки. Они его заинтересовали.
   Кузнец поклонился аристократу.
   - Какую цену ты хочешь за них получить?
   - Ползолотого!
   - В двадцать раз больше, чем я тебе продал? Пять серебрянок.
   - Пятнадцать!
   - За десять негодных мечей, два из которых сломались от первого же удара? Восемь. По серебрянке за меч.
   - Мечей десять, а то, что два из них сломаны, так их можно заново отковать.
   - Нет, нельзя трогать! - вмешался аристократ.
   - Хорошо, десять серебрянок, - продолжил торговаться Ламинт. - Сколько мечей, столько монет. Неси мечи.
   - Деньги.
   - Деньги будут.
   Ламинт развязал кошелек, вытрясая из него монетки в ладонь, затем подошел к своим спутникам-лесовикам. Те тоже стали копаться в своих кошельках. Когда вернулся кузнец, на ладони у Ламинта уже лежало десять серебряных кружочков. Совершив обмен, гости поспешили уйти с подворья кузнеца. Ламинт передал мечи аристократу, точнее, двум его солдатам, а сам протянул руку:
   - Милорд, с вас три золотых, как договаривались.
   - После секир.
   - Получу ли я вообще что-нибудь? И пока мы здесь стоим, уже начинает смеркаться, а нам еще искать того крестьянина.
   - Вот тебе твои деньги, иди за секирами.
   Дом крестьянина нашли быстро, обменяв две секиры на три серебрянки. Взамен Ламинт получил еще один золотой. Тем временем уже наступила темнота.
   - Где здесь поблизости постоялый двор? - поинтересовался аристократ.
   - Милорд, здесь нет его. Обычная деревня. В трех верстах замок барона Фредейла. Богатый замок. Хотите заночевать там?
   - Нет... Далеко идти.
   Ламинт ожидал ответа в таком духе. Если аристократ и солдаты являются людьми Черного Герцога, как предполагал лесовик, то, как известно, пиренский герцог поддерживает графа Эймудского против лоэрнского короля. А местный барон как раз из ярых приверженцев Пургеса. Он младший сын таренского барона, которому благоволит король. Кто же в здравом рассудке пойдет в замок своих врагов? Нет, конечно. Вот и аристократ не захотел.
   - Где здесь самый богатый дом?
   - Милорд, нам лучше заночевать в лесу. Здесь чужая земля, владения Пургеса, а он, как я слышал, не очень привечает чужестранцев, если они не хаммийцы.
   - Вторую ночь на мерзлой земле? А потом еще одну на обратном пути? Нет, это слишком. Будем ночевать здесь.
   - Как прикажете, милорд, - недовольно произнес Ламинт, ведь слово аристократа есть слово аристократа и не ему, простолюдину, перечить.
   Всем в избе, хоть та и была просторной, разместиться не удалось, благородный господин сразу забрал себе самую большую комнату с прихожей, где устроился на ночлег его десятник. А Ламинт и его спутники напросились на ночь в баньку, расположенную чуть на отшибе. Шесть солдат попарно стояли на страже, меняясь сменами. Двое солдат, отбывшие дежурство, спали тоже в баньке, а двое - в том же доме, но только в горнице.
   Ламинт, будучи осторожным человеком, опасался не зря. Все-таки отряд вражеских солдат появился на лоэрнской земле, такая наглость не могла остаться без ответа. Впрочем, он рассчитывал, что рано утром они уйдут из деревни, а лоэрнцы не успеют спохватиться, холодной и темной ночью никто не захочет ехать искать пришлых людей.
   Однако он не учел бешеной старательности местного барона, желающего выслужится перед своим королем. Сообщение посыльного о появлении в деревне вооруженных чужаков дошло до барона, когда тот уже собирался ложиться спать. Фредейл моментально поднял всех на ноги, велев слугам охранять стену замка, а сам во главе неполного десятка своих солдат направился к деревне. Гонца послал местный староста, в доме которого остановились на ночлег чужаки, туда посыльный и привел барона с солдатами.
   Зимний ночной холод сыграл злую шутку над караульными. Солдатам, чтобы не замерзнуть, пришлось громко топать и покрякивать. Подошедшие лоэрнцы заметили их еще издалека. Четверо солдат барона, пользуясь ночной темнотой, стоявшей из-за занесенного облаками неба, подкрались незаметно к караульным и, выхватив мечи, легко с ними разделались. А затем лоэрнцы бросились в дом старосты. Здесь удача от них отвернулась. Двое солдат, ночевавших в горнице, как раз собирались идти на дежурство. И пока лоэрнцы ломали дверь в большую комнату, солдаты-чужаки напали на людей барона сзади, сразу же убив троих из них и ранив двоих, включая самого барона. Шестеро лоэрнцев, включая раненого солдата, повернули мечи против напавших на них с тыла. Зазвенела сталь. Шестеро против двоих. Численное преимущество оказалось на стороне людей барона, которые быстро сломили сопротивление пиренских солдат, но потеряли еще одного убитым, а один был ранен.
   Тем временем распахнулась дверь комнаты, и вперед вырвался пиренский десятник, сам же аристократ еще оставался в спальне. Десятник, действительно, оказался хорошим бойцом, в первую же минуту повалились, обливаясь кровью трое лоэрнских солдат. На ногах оставалось только двое. Судьба их представлялась предопределенной, десятник должен был быстро убить оставшихся. Но вмешался случай в лице раненого барона. Тот, оказывается, был ранен очень даже легко, заработав не слишком сильный удар в плечо. Возможно, барон просто получил сильный ушиб, его спасла хорошо сделанная кольчуга.
   Когда пиренский десятник, тесня двух оставшихся солдат барона, продвинулся еще дальше, то оставил за своей спиной лежавшего на полу барона. Тот вскочил и с размаху рубанул мечом по шее десятника. Кольчужная сетка оказалась слабой преградой хорошему мечу, и пиренец рухнул с глубокой раной на шее. Но и сам барон прожил не дольше нескольких секунд, получив в спину удар от появившегося на пороге аристократа.
   Теперь в живых оставались лишь пиренский аристократ и два лоэрнских солдата. И еще двое пиренцев спешили на помощь, выскочив из баньки на раздававшийся шум. Когда они ворвались в дом старосты, аристократ смотрел остекленевшим взглядом в их сторону, а единственный живой лоэрнец прижимал раненую руку к туловищу. Два одновременных удара мечами покончили с последним из людей барона.
   Лесовики терпеливо дождались рассвета. И только тогда осторожно вышли из баньки. Рассмотрев место побоище, они отошли в сторонку. Бран сразу же засопел:
   - Надо кончить этих двух и забрать мечи и секиры обратно. И покопаться в их карманах. Кошелек у этого еще не опустел.
   Ритор, более сообразительней товарища, молча смотрел на Ламинта, ожидая, что тот скажет в ответ.
   - А потом пиренцы пошлют сотню солдат, прочешут весь лес и найдут всех нас. И эти железки тебя не спасут.
   - Откуда им знать? Этих двух убиваем, никто и не узнает.
   - Местные будут знать. Куда мы пошли, знают четверо пиренских солдат, что остались на каркельской дороге. Про них ты забыл? Пока эти железяки не окажутся у пиренцев, спокойной жизни нам не будет.
   - А если эти двое решат нас убить?
   - Вот поэтому и надо их отправить к себе, а нам уйти обратно в лес. Эти унесут в Пирен мечи и секиры, те четверо - сундук с замком. Свое их хозяева получат, мы им будем не нужны.
   - Но ты еще забыл про шлем.
   - Нет, не забыл. Про шлем теперь никто не знает. Знали-то только двое: аристократ и десятник, но они мертвы. При солдатах про шлем речи не было. Им достаточно будет мечей и секир.
   - Действительно, ты прав, - согласился с Ламинтом Ритор, а Бран продолжил недовольно сопеть, но при этом молчал.
   Ламинт, подошел к двум оставшимся в живых пиренцам.
   - Я говорил вашему милорду, что оставаться здесь опасно, но он меня не послушал. Эти подъехали на лошадях, возьмите их, погрузите убитых господ, мечи с секирами заберите, да езжайте быстрее к себе, пока здесь не спохватились. А сундук привезут ваши четверо оставшихся.
   Солдаты, судя по их лицам, были не против этого предложения. Лесовики, не дожидаясь рассвета, быстро покинули опасную деревню, направившись в сторону леса. В этот раз шли быстро, ничто их не задерживало. Переночевав следующую ночь в лесу, уже к полудню вернулись в свой маленький поселок. Здесь их обступили все его жители.
   - Можем жить спокойно. К нам они не вернутся.
   - А шлем? - спросила Акси.
   - А про него никто не знает. Кстати, принеси-ка нам его, всем, думаю, любопытно будет на него посмотреть. Что же в нем такое, раз эти были готовы так много за него заплатить?
  
   Глава 9
  
   1003 год эры Лоэрна.
  
   После возвращения из-под стен Амариса Сашка остановился в Ларске. Он часто мотался между Броуди и Ларском. В замке ему было спокойнее, почти никто не мешал, жизнь шла размеренно, зато времени на тренировки оставалось много. А в Ларске особо и не позанимаешься. Всегда на виду, а при всех отрабатывать приемы боя Сашке не нравилось.
   Да и с Ильсаном приходилось видеться каждый день, но они друг друга явно невзлюбили. И с графиней Эльзиной тоже отношения не заладились. Была она какая-то холодная. Сашка не знал, о чем с ней и поговорить. А стоять этаким истуканом очень не хотелось. Вот с Даром другое дело. Он хоть и изменился за эти годы, но братские чувства друг к другу совсем не охладели. Даже, наоборот, казалось, что Дар преображается, сбрасывает со своих плеч тяжелые камни забот, когда остается наедине с Сашкой.
   В тот вечер речь зашла о давних трагических событиях захвата Ларска Черным Герцогом. То, что пиренский герцог получал от этого какую-то выгоду, у них не было сомнений. И роль Тарена в захвате Ларска и убийстве графской семьи тоже была понятна, самозванец Тарен шел к трону, убирая стоящих впереди него соперников. Но в чем была выгода для жрецов? Почему они, по словам графа Бертиса, натравили Черного Герцога на Ларск?
   - Отец не очень ладил со жрецами. Нет, не ссорился, кто же с ними ссорится? Разве только ты. Я тогда был маленьким, поэтому мало что знал. Даже больше не от отца, а от Ренберна, моего старшего брата. Тот несколько раз упоминал про какой-то клад, зарытый где-то на наших землях.
   - Что за клад?
   - Я точно не знаю, рассказы Ренберна были типа сказки, но теперь мне кажется, что это не выдумка. И спросить не у кого. Все погибли. И моя семья, и все приближенные. Здесь ведь сейчас все новые, набранные по ларским замкам. Помню, что Ренберн говорил что-то про жрецов, мол, те уже сто лет охотятся за кладом, к отцу пристают, а тот против.
   - Так все-таки что за клад?
   - Да не знаю я. Какие-то не то магические, не то волшебные вещи. Плащ невидимка, меч, сам убивающий врагов. Детские выдумки. А клад, якобы, оставил прадед нынешнего Черного Герцога, когда удирал в свой Пирен. Закопал, удрал и вскоре умер, никому не рассказав, где сокровища спрятаны. А он эти чудесные вещи нашел в старом Лоэрне, когда его захватил и разрушил. Потом его побили герцоги, он бежал, а путь в Пирен лежал рядом с нашими землями. Вот он где-то здесь его и спрятал.
   - А Черный Герцог не мог его найти? Здесь, в Ларске, когда он его захватил?
   - Тогда, сто с лишним лет назад Ларск уцелел. Сюда прадед пиренского герцога не доходил, он шел южнее. Только девять лет назад его впервые взяли враги. Нет, в Ларске клада нет. И в подземельях замка никто не копался.
   - А вы их хорошо проверяли?
   - Слушай, я даже не знаю. Как-то не интересовался.
   - Выходит, что все обитатели замка здесь новенькие, а они могли и не лазить в подземелье?
   - Как не могли? Очень даже могли. Тот же баронет Равсан. Камеры для преступников как раз в подземелье. Он должен знать.
   - Уж на что мой Броуди совсем маленький по сравнению с ларским замком, но и там подземелье такое громадное и запутанное, что я до сих пор в нем не разобрался. Хотя и лазал по нему не одну неделю. А у тебя оно должно быть вообще громадным. Всякие там потайные комнаты, ловушки, раскрывающиеся люки, тайные ходы. Кстати, а подземный ход, который выводит за стены города, есть?
   - Не знаю, - растерянно сказал Дар.
   - А ведь наверняка должен быть. У меня и то есть. Точнее, был, но он обвалился и весь давно засыпан. А ход шел в сторону леса.
   - Если ход существовал, то мама и другие могли спастись.
   - Верно. Значит, хода нет... Постой-ка, а если ход все-таки был? Как крепость захватили?
   - Штурмом.
   - Это я знаю. Но не мог этот штурм быть отвлекающим маневром?
   - Это как?
   - По потайному ходу проникают враги, одновременно с другой стороны замка начинается штурм. А проникшие враги ударяют защитникам в спину.
   Дар сидел ошеломленный.
   - А чтобы уцелевшие защитники не проболтались, то их всех потом перебили. Ведь никто не уцелел, так?
   - Так.
   - Вот это-то и странно. Почему никто не уцелел?
   - Значит, Черный Герцог по потайному ходу может и сейчас пробраться в замок?
   - Ну, это если такой ход существует. Я ведь только пофантазировал. Но и фантазии, бывает, сбываются.
   Сашка это знал по собственному опыту. Смог же он каким-то образом перенестись три года назад сюда, в Атлантис. А это еще большая фантазия, чем наличие подземного хода в ларский замок.
   - Я поручу сегодня же Равсану заняться подземельем.
   - Это, конечно, не помешает. Даже нужно, но ты не очень-то обольщайся.
   - Это почему?
   - Если такой ход есть и пиренцы им воспользовались, а затем сделали все, чтобы о нем никто не узнал, неужели его так легко найти? Еще скажи, что табличку повесили с надписью: "Не проходите мимо - здесь тайный подземный ход".
   - Я серьезно, а ты издеваешься.
   - Ну, переборщил. Всего-то чуток. Но ход так легко не найти. И даже нелегко не найти. Если он есть, то замаскирован.
   - А чем можно его замаскировать?
   - Да чем хочешь. К примеру, стена, нажимаешь на камешек, а стена отходит в сторону, а за ней - ход!
   - Как это?
   - Это я к примеру. Какой-нибудь встроенный шкаф, а за задней стенкой не стена, а дыра с проходом. Хотя нет. Тогда в дыру будет лезть всякая гадость из подземелья, запахи тоже. Значит, вместо дыры за стенкой шкафа потайная дверь, а за ней лабиринт. С ловушками.
   - Какими ловушками. Зачем?
   - А затем, чтобы посторонний, случайно нашедший дверь, не мог воспользоваться ходом. Он идет по лабиринту, наступает не туда, куда надо, и - вжик! - на голову камень. Или стрела. Это если он заденет ногами веревочку. Или люк раскроется, и человек падает в подземный колодец с водой. А стенки гладкие, никак не вскарабкаться. Человек барахтается, пока не утонет.
   - Вот это да! И это все есть у нас в подземелье?
   - Да я это так, фантазирую. Хотя все может быть. Даже почище этого.
   - Но тогда и пиренцы могли попасть в такие ловушки.
   - А может, и попали. Может, половина полегла в ловушках, зато остальные прошли и ударили в спину?
   - И что же теперь, искать ход нельзя?
   - Почему нельзя? Пусть твой Равсан поищет. Только будет осторожен. Может, что-то и найдет, хотя не очень верится в это. Нам самим надо бы спуститься в подземелье. Но только уже после того, как стражники его прочешут. Посмотрим, может, что-то странное и найдем. Они не заметят, внимания не обратят. К примеру, тот же встроенный шкаф. А мы возьмем и проверим шкафчик-то.
   - Тогда вызываем Равсана?
   - Давай. Пусть займется подземельем, а мы тем временем проверим наши комнаты.
   - Наши? А зачем? Мы же на втором этаже.
   - И на втором бывают потайные ходы. Мало ли что случится, первый этаж будет захвачен, как спастись семье графа?
   - И как? По воздуху со второго этажа в подземелье не переместишься.
   - Какая-нибудь дверца в чулане или в задней стене, за ней узенькая винтовая лестница, ведущая вниз, в подземелье.
   - А внизу под нами большой зал. Там никакой лестницы нет.
   - Ты не понял. Эта лестница даже внизу идет через тайное помещение.
   - Внизу нет никаких тайных помещений.
   - А ты знаешь там все? Достаточно двух-трех футов, которые можно замаскировать между двумя стенами. Внизу ведь не только большой зал. Там же куча всяких помещений. Одна кухня чего стоит! Вы воду откуда берете?
   - Есть колодец на заднем дворе. И еще один прямо в углу кухни вырыт.
   - А его чистят?
   - Не знаю.
   - А как воду достают? Посудину вниз на веревке спускают?
   - Наверное.
   - Вот видишь! Надо все проверить. И начать с кухонного колодца.
   - Зачем? Там же на дне вода. Через нее ведь не пройдешь.
   - А между водой и крышкой колодца что?
   - А что?.. Стены.
   - А в стене колодца лаз. По нему враги доползают до стенки колодца. Внизу вода, а наверху вход в кухню.
   - А как они попадут наверх? Стены-то колодца отвесные.
   - А ты уверен, что там скоб нет?
   - Тогда по ним могли бы спуститься вниз и найти этот лаз.
   - Могли. А если скобы начинаются не у крышки колодца, а намного ниже?
   - Тогда по скобам наверх не подняться!
   - А арбалет на что?
   - Какой арбалет?
   - Привязываешь к болту веревку, стреляешь вверх, и лезешь по веревке вверх.
   - Веревка оборвется.
   - Крепкую взять.
   - А как она крепится будет? За что?
   - Болт вонзится в дерево. Или вот еще: на конце веревки сдать крюк. Он зацепится за край колодца, тогда можно спокойно лезть.
   Дар сомнительно покачал головой.
   - Солдат слишком тяжелый, чтобы веревка или крюк не оборвались.
   - А тяжелого не надо. Без вооружения, налегке. А еще лучше мальчишку похудее найти, он легкий, запросто вскарабкается и сбросит вниз веревочную лестницу.
   - И пиренцы так пробрались в замок?
   - Нет, ну что ты какой, я же сказал, что просто фантазирую. Но и в фантазиях может быть правда. Поэтому-то и надо все проверить.
   Не дожидаясь будущего утра, друзья детально обследовали все стены и пол в комнатах Дара, а затем то же самое сделали и у Сашки. Гобелены, висящие на стенах, осторожно снимали, обследуя каждую подозрительную щелочку, но ничего не нашли, только ужасно вымазались. Оказывается, пыли было столько, что, наверное, нужно было потратить не одну подводу, чтобы ее вывезти. И нашли кучу клопов. Друзей от этой мерзости даже передернуло, хотя еще не так давно и тот и другой, находясь на самом дне общества, почти спокойно с ними мирились, живя в воровском притоне. Но сейчас их статус был совсем иным, они были богаты и могли себе позволить очень дорогой, но действенный порошок, защищающий от клопов.
   - Завтра же прикажу снять все это старье и сжечь во дворе. А стены вымыть.
   - А не жалко? Гобелены-то старые!
   - Вот поэтому и надо от них избавиться. Закажу новые!
   - Ничего ты не понимаешь, Дар. Чем старее вещь, тем ценнее.
   - Какая чушь! Или ты шутишь, Сашка?
   - Нет, не шучу. Сколько, интересно, лет этим гобеленам?
   - Откуда я знаю.
   - Сто лет может быть?
   - Ну, может.
   - А двести?
   - И двести.
   - А еще старее могут?
   - Чего пристал?
   - Эти гобелены видели твоих давних предков. Вот что!
   - Вот теперь понял. Но ведь они же такие грязные и пыльные. И пахнут. И в клопиных следах.
   - Так выстирай, только аккуратно. Пускай прополощут в проточной воде. А стены пусть вымоют. Заодно и наши поиски объясним тем, что решили дать бой клопам и всяким там тараканам и крысам, для этого и стены смотрим, обстукиваем их. А кухонный колодец смотрим на предмет его чистоты. Зачем врагам знать, что мы ищем потайной ход?
   - И то верно. Так завтра и сделаем. А сейчас пора спать.
   Дар оглядел разгромленную и захламленную грязными гобеленами комнату, вздохнул и сказал:
   - Я пожалуй пойду спать на половину Эльзины.
   - Только, Дар, ты и ей не говори.
   - Почему? - удивился Дар.
   - Ну, она все-таки женщина, а у нас мужские дела.
   - Ты не хочешь, чтобы узнал Ильсан? - догадался брат.
   - Да.
   - Я тебя понимаю. Если узнает, будет смеяться, а то и насмехаться над твоей манией потайных ходов и всяких врагов.
   - Это и твоя идея тоже.
   - И моя, - Дар вздохнул. - Но надо мной смеяться не будет. Ни он, никто другой. Я ведь граф.
   На следующий день в замке забурлило, слуги бегали взад-вперед, таскали вниз гобелены, стирали их, мыли стены, полы, а граф со своим братом их подгоняли, иначе пришлось бы не одну неделю жить в неудобствах. А после обеда братья заглянули на кухню. Под предлогом изучения чистоты состояния стен колодца, спустили в него веревку, привязав к ней поваренка, что пошустрей. Конечно, про возможный лаз ему ничего не говорили, приказав лишь внимательно осмотреть стенки колодца. Увидит - скажет обязательно. Но ничего не нашли. Ничего не обнаружили и люди начальника графской стражи баронета Равсана. Получалось, что тревога была напрасной.
   Тем временем борьба за чистоту в замке затихла, чистые гобелены вернулись на свои прежние места, с клопами в отдельных комнатах замка покончили. Конечно, временно. А вот Сашка не успокаивался. Сам он на двух этажах не нашел ничего, что напоминало бы тайные ходы. А вот по подземелью походить стоило бы. Он и ходил.
   Действительно, громадное подземелье в несколько ярусов этажей, заблудиться не сложно. Он уже сжег десяток факелов, когда его внимание привлекла одна дверь с графским выжженным гербом.
   - Куда она ведет? - спросил он у баронета, сопровождавшего Сашку по подземелью.
   - Никуда, милорд. За ней стена.
   - Странная дверь. Зачем ее сделали, если за ней стена? Покажите.
   Дверь со скрипом открыли. Действительно, стена. Каменная. А в ней небольшое овальное отверстие с двумя углублениями. Да и глубина всего-то полпальца. Но что-то оно напоминает до боли знакомое. Точно! Медальон у Дара. Вот эта впадина соответствует изображению руки на медальоне, а от нее отходит впадина меча. А ведь все это не случайно. Зачем иначе делать дверь, которая никуда не ведет?
   Сашка обследовал всю стену, но никаких зацепок не нашел. Стена как стена. Но ведь все равно странно это. Не успокаиваясь, он сбегал за Даром. Привел, показал дверь и стену с углублением.
   - Вот смотри, углубление как будто выдолблено для твоего медальона.
   - Нет, медальон побольше будет.
   - Если только самую малость. Давай попробуем примерить.
   - Ладно, сними у меня с шеи.
   Сашка аккуратно снял медальон с шеи брата и осторожно приложил его к отверстию.
   - Надо же! Как влитое. - Он, уже не удерживая медальон, вложенный во впадину стены, повернулся к Дару лицом. А у того неожиданно расширились глаза. Он смотрел за Сашкину спину. Когда Сашка обернулся к стене, то она исчезла. Точнее, часть ее медленно отходила вглубь, открывая боковой проход.
   Сашка шагнул вперед, вытащил из отверстия медальон и, собираясь шагнуть в боковой проход, неожиданно отпрыгнул обратно. Потому что стена начала двигаться в его сторону, возвращаясь на исходные позиции.
   - Я, кажется, понял. Медальон, вложенный во впадину стены, открывает проход.
   Сашка вновь повторил предыдущее действие, и стена снова отошла вглубь, открыв проход.
   - Ты оставайся здесь.
   - Я с тобой.
   - А кто проход откроет обратно, если он сейчас закроется?
   - Мне без рук это все равно не сделать.
   - Позовешь Равсана, он откроет. А вдвоем идти неизвестно куда, согласись, это глупо.
   - А еще глупей идти неизвестно куда в одиночку. Ты, кажется, сам говорил о ловушках.
   - Действительно. Я что-то не подумал. Возьму пару стражников...
   - Возьмешь десяток своей охраны. С меньшим числом я тебя не пущу. Может там не только ловушки, а враги, которые хотят попасть в замок.
   - Ладно, уговорил. Кстати, про этот ход никто и не знает. А, значит, никаких врагов там нет.
   - Почему?
   - Посмотри внимательнее, - Сашка вытянул руку с факелом. - Видишь, сколько паутины. И какая старая, как трухлявая. Если ходом пользовались, паутины не было бы. А ей, наверное, не один десяток лет. Или даже несколько веков.
   - Этим ходом давно никто не пользовался, но могут быть другие. Могут?
   - Могут, - Сашка согласился. - Ладно, пойду за солдатами.
   Обратно Сашка вернулся с двумя десятками своей охраны во главе с Хелгом. Это были те, кто оказался под рукой. Остальные использовали свое личное время вне стен замка.
   Оставив один десяток с Даром, Сашка во главе другого десятка собрался шагнуть за порог открывшегося проема.
   - Виконт Ксандр, я запрещаю тебе идти первым. И последним тоже. Хелг, запомните мой приказ и не отпускайте виконта вперед вас.
   - Слушаюсь, милорд.
   Сашка понял деликатность Дара. Ведь он ради него сказал эти слова, назвав его столь официально. Теперь Сашка, выполняя пожелание своего брата, имел моральное право не рисковать, вырываясь вперед. Ведь впереди могли быть ловушки и иные опасности.
   Запасшись факелами, они шагнули в темноту проема. Тоннель был широким, в ряд по нему одновременно могли идти четыре-пять человек. Дорога быстро опускалась вниз, но вскоре им встретился перекресток. Влево тоннель уходил вниз, а вправо поднимался вверх. Сашка выбрал левую дорогу. Шли долго, пока не наткнулись на истлевший труп человека. Судя по остаткам одежды, он был солдатом. Человек лежал на спине, слегка выгнувшись. Когда один из солдат попытался его повернуть, одежда стала разрываться на части. Повернуть тело оказалось несложно, ссохшаяся мумия человека весила немного. Перевернув, люди поняли причину изогнутого положения останков человека. В его спине торчал арбалетный болт.
   Пройдя еще с десяток метров, солдаты обнаружили останки еще двух человек. Обшарив факелами окрестности находки, нашли несколько арбалетных болтов.
   - Похоже, это были ларские солдаты. Возможно, из личной сотни графа. - Прокомментировал находки Хелг. - И возможно, это произошло во время нападения войск Черного Герцога на Ларск. Солдаты шли по тоннелю, а им навстречу попались пиренцы, пробирающиеся по нему в замок. Двоих солдат убили выстрелами из арбалета, третий бросился бежать, его догнали и тоже застрелили выстрелом в спину. Оружие забрали.
   - Наверное, не совсем так. Если судить по находкам арбалетных болтов, то двое остались сдерживать врага, а третий бросился сообщить, что в подземном ходе враги. Пиренцы выстрели залпом. Убили всех троих, причем, третий уже успел отбежать от своих товарищей. Эти трое проверяли подземный ход, по которому должна была спастись семья графа. Солдаты погибли, а пиренцы неожиданно появились внутри замка. Вот так замок и пал. Давайте пройдем дальше, найдем выход, а затем вернемся в другую часть подземной галереи. Она идет вверх, наверное, выходит где-то в замке.
   Пройдя еще какую-то часть пути, перед Сашкой и солдатами оказалась дверь, окованная медными листами. Двери было много лет, она вся прозеленела.
   - Ваша светлость, - негромко воскликнул стоявший впереди солдат. - А ведь дверью не так давно пользовались! Посмотрите, на земле трава, похоже, прошлогодняя.
   - Действительно, трава. Но сейчас весна, значит, кто-то шел с той стороны и занес сюда траву. И дело было летом или осенью. Травы был целый пучок. Зачем ее принесли?
   - На той стороне могут быть заросли, человек пробирался через них, вот трава и налипла, зацепилась. А здесь упала, или ее специально стряхнули.
   - Получается, что полгода назад кто-то тайно проник в замок?
   - Или вернулся в него, - тихо произнес Сашка. Он теперь начал догадываться, как выбрался из города прошлой осенью гонец, посланный предателем и сообщивший о численности Сашкиного войска. Выбрался, несмотря на то, что город был закрыт для выезда из него.
   Тем временем несколько солдат, поколдовав над дверью, смогли ее открыть. За ней оказалось продолжение тоннеля, но зато вдали появилась полоска света. Вскоре тоннель вывел людей в какой-то овраг. Выбравшись из него и пройдя немного вверх по еле приметной тропке, Сашка и его люди оказались в сотне метров от городской стены. Место было пустынное. Значит, никто и не заметит ни входящих, ни выходящих из подземного хода.
   Возвращаться в темный и сырой тоннель никому не хотелось. Первой мыслью Сашки было желание вернуться в замок обычным путем, пройдя через городские ворота. Но у них не было коней, хотя все равно разница была - одно дело идти пешком днем по твердой земле, другое - осторожно пробираться по подземному ходу почти в темноте, при свете факелов. Но все люди основательно запачкались. В паутине, земле, еще в чем-то и вид у них, конечно, был еще тот. Но не это стало причиной отказаться от желания вернуться в замок через городские ворота. Не следовало давать повод для разговоров, которые обязательно пойдут по городу, когда увидят Сашку с солдатами. Врагам, которые пользовались подземным ходом, совсем не нужно знать, что виконт Ларский обнаружил их тайный ход.
   Поэтому и вернулись они тем же путем, каким вышли из города. Но прежде чем идти по другому ответвлению, Сашка вернулся к началу пути, ведь Дар совсем, наверное, извелся, дожидаясь его. И ведь точно! Вон как кинулся навстречу!
   Долгое путешествие по подземному ходу вконец измотало Сашку и его солдат. Надо бы на этом остановиться, отдохнуть, хорошенько пообедать, благо уже наступило обеденное время, прервать поиски, а завтра, отдохнув, с новыми силами продолжить поиски. Но ведь нельзя. Нужно, как в поговорке, ковать железо, пока оно горячо. Вот потому Сашка после небольшого перерыва, вновь ушел вглубь подземного хода.
   На этот раз после развилки он свернул в правую часть тоннеля. Сразу же почувствовали, что начался подъем. А затем и вовсе пошли ступеньки, вырытые прямо в земле. Шли совсем недолго, пока не уперлись в еще одну дверь. Тоже медную, но не такую зеленую, как дверь, выводящую из тоннеля на поверхность земли за городские стены. Эта дверь была полураскрыта, а когда солдат ее толкнул, она со скрипом повернулась на одной петле. Видимо, когда пиренцы проникли сюда, они просто ее выбили, сорвав одну из петель.
   За дверью была маленькая узенькая комната. Пустая, без других дверей или окон. Не могло же все кончиться тупиком? Значит, надо здесь искать какой-то выход. Сашку сразу же заинтересовал кружок размером с небольшую монетку, расположенный примерно на уровне его глаз. Кружок неожиданно легко повернулся, стоило лишь до него дотронуться. За ним оказалась маленькое отверстие, из которого полился свет. Прильнув глазом, Сашка неожиданно увидел коридор, вдали которого промелькнула знакомая фигура человека. Он его где-то недавно видел. Приглядевшись внимательно, Сашка понял, что видит небольшой коридорчик на втором этаже замка.
   Он вспомнил его. Коридорчик выходил в большой коридор, ведший в комнаты замка. Где-то слева были помещения Дара и его самого. А правее расположился маркиз Ильсан со своими приближенными. Этот маленький, почти неприметный коридорчик он не стал проверять на наличие потайных ходов. В нем не было ни мебели, ни гобеленов на стене. А, оказывается, все не так просто. Только где дверь и как ее открыть? А дверь на второй этаж замка должна быть где-то здесь. Он приказал сильнее осветить комнату. Зажгли еще несколько факелов. Внизу на земле, почти под глазком нашли рычажок, судя по всему действующий от нажимания ногой.
   Экспериментировать Сашка не стал. Вовсе не из-за боязни неизвестного. Конечно, все можно ожидать. К примеру с этим рычажком. Нажмешь, и они полетят в ловушку. Но причина все же была другой. Вот откроет он эту дверь. Выйдет в коридор. А если кто-то будет проходить рядом и увидит? Тогда вся секретность их поисков будет раскрыта. Нет, рычажок подождет. К тому же он не знает, сможет ли быстро закрыть обратно проход. Поэтому Сашка закрыл глазок и повернул обратно.
   Вернувшись к Дару, он все ему рассказал. А затем, наказав всем своим людям держать язык за зубами, друзья вернулись к себе. Умывшись и наскоро перекусив, они с нетерпением двинулись к тому самому маленькому коридорчику. Да, это точно он. Небольшой и совершенно пустой, если не считать мозаичной фрески на стене. Довольно бездарная картина. Какие-то люди бьются с орками.
   Где-то здесь должен быть глазок. Сашка помнил, на каком расстоянии от пола тот находился. Прощупав все мозаичные детали, он не нашел ничего, что говорило бы о том, что одна из деталей подвижна. Странно, но с той стороны он совершенно спокойно повернул кружок. Тот был на уровне его глаз. Не мог же Сашка измениться в росте? Постой-ка, а если уровни пола в той комнате и в этом коридоре различны? Сашка стал лихорадочно перебирать детали мозаики, расширяя зону поисков, пока не ткнул в глаз одного из орков, возвышавшегося на лошади над всеми остальными персонажами картины. Глаз был где-то на уровне двух с лишним метров, и он легко отошел в сторону. Значит, уровень пола в потайной комнате выше, чем здесь в коридоре. И выше довольно значительно. Сашка убрал руку, и глаз снова занял свое место.
   - С той стороны рычажок где-то на полу, а здесь он соответствует расстоянию от пола до колена. Это примерно.
   - Подожди, не ищи. Иначе здесь соберутся любопытные со всего замка.
   - Ты прав. А как и когда искать?
   - Не знаю, но только не сейчас.
   Вернувшись в комнату Дара, друзья продолжили разговор.
   - В наш замок можно запросто попасть, находясь за пределами города. И не просто в замок, а чуть ли не в графские покои. Приходи и бери почти голыми руками. В большом коридоре всего двое охранников. Пока на шум добегут другие, нас можно несколько раз убить. Времени хватит.
   - А если убить охрану без шума, то вообще до утра никто нас не хватится. Делай с нами, что хочешь: убивай, похищай.
   - И кто-то знает про этот ход и им пользуется. Прошлой осенью, я уверен, через него как раз и ушел гонец к Шелваку, когда город был закрыт для выезда.
   - Но коридорчик просматривается из большого коридора. Рано или поздно кто-то будет проходить мимо и увидит, как из потайной двери появляется человек, - резонно возразил Сашка.
   - Но если у входа будет стоять пара человек, то увидать что-либо за их спинами будет нельзя. Вот так и возвращались все эти гонцы обратно.
   - Нет, ты ошибаешься. Как узнать время возвращения гонца? Не будут же эти люди стоять день или два в ожидании возвращения? Это было бы слишком подозрительно.
   - Ты прав, - согласился Дар - Получается, что есть еще и другие выходы сюда из подземелья?
   - Ну, другие выходы, конечно, могут быть. Но и этот тоже можно без опасения использовать.
   - Как? Ты же сам только что сказал, что рано или поздно гонцов увидят.
   - Это днем, когда по коридору часто ходят люди. А вот ночью все спят.
   - Тогда будет виден свет от факелов. Ведь, чтобы выйти в коридорчик, нужно открыть потайную дверь, которую мы, кстати, так и не нашли.
   - Все просто. Гасишь факел, нажимаешь на рычажок и в темноте выходишь в коридорчике.
   - А охрана? Двое солдат.
   - Они стоят намного дальше. Ночью ничего не видно. Факелы слепят глаза. Если гонец не будет шуметь, он запросто уйдет в противоположную от солдат сторону.
   - А в той стороне...
   - Ильсан.
   Дар нахмурился и задумался. Сашка не стал ему мешать.
   - А ты знаешь, что мы упустили? - наконец сказал Дар.
   - Ну?
   - А гонцу и не надо было пробираться по потайному ходу обратно в замок.
   - Это почему?
   - Из города никого не выпускали, так?
   - Так.
   - Зато впускали всех. Любой желающий мог в те дни прибыть в город, вот выйти обратно он не мог. И к тому же, когда прибыл гонец в замок Шелвака? За сколько дней до того, как ты подошел к замку?
   - Ну и дурень же я! - Сашка стукнул себя ладонью по лбу. - Гонец уехал как раз перед нашим прибытием. Когда он покидал замок, мы уже выступили к замку, а ворота открылись для выезда всех. Гонцу и не надо было тайно возвращаться. Хотя, подожди. Тогда откуда пожухшая трава у двери, выходящей за городскую стену?
   - Да мало ли откуда. Ходом могли воспользоваться и не в те дни. А раньше или позже.
   - Но ход ведет к замку.
   - А ты хорошо смотрел его? Может, куда еще сворачивает?
   - Ты прав. Потайные выходы могут быть и в другие места, а не только в замок. В какой-нибудь городской дом.
   - Ага, - кивнул головой Дар. - А из этого дома можно незаметно выбраться из города или пробраться в замок.
   - Надо будет еще раз забраться в подземелье. Только дверей я что-то не видел. Осмотрю повнимательнее стены, может опять твой герб увижу.
   - Опять? Ты про что?
   - Дверь, которая закрывала вход в подземелье, была с твоим гербом. Специально выжгли, показывая, что за ней что-то есть.
   - А я не видел.
   - Так дверь мы уже открыли, и сторона с выжженным гербом оказалась прижатой к стене.
   - Герб, говоришь? - Дар снова задумался. - И отверстие в стене было под мой медальон... Пойдем, я тебе кое-что покажу.
   Дар встал и отвел Сашку в соседнюю комнату, где подошел к стене с окнами, выходящими на двор замка.
   - Смотри! - Он показал на стену между двумя окнами, сделанную в виде выступа.
   На стене на уровне Сашкиной головы был небольшой барельеф в виде графского герба - руки, сжимавшей меч.
   - Вижу, но за этим выступом стена, выходящая во двор. А толщина... Нет, даже если стена полая, то человек в полном вооружении внутри нее не поместится. Нет там никаких потайных ходов.
   - Жалко, - Дар огорчился. - Значит, барельеф ни при чем. Герб и герб. Сделан для украшения комнаты.
   - Не очень-то он и украшает ее. Не самый лучший резчик его делал. Или камень плохой попался, вон как истрепался.
   Сашка протянул руку и потрогал прочность камня. Нет, вроде прочный. Пытаясь чуть сильнее за него ухватиться, он неожиданно почувствовал, как барельеф подался в его руках. Он усилил давление, а когда потянул руку на себя, барельеф стал выходить из стены. А вот и полностью он вытащен. Внутри оказалась неглубокая выемка, в которую барельеф и входил.
   - Эй! - они одновременно воскликнули. Да и как не воскликнуть, ведь форма выемки была такой же, как выемка на стене, открывшей проход в подземелье.
   - Возьми медальон, вставь его.
   Сашка снял медальон с шеи Дара и приложил его в выемку. Размер вновь, как и в подземелье, подошел. А камень неожиданно пришел в движение, уходя в бок, открывая нишу внутри колонны.
   - Что это?
   - Что-то странное.
   Сашка вытащил предметы, спрятанные в колонне. Золотая статуэтка рогатого воина. Часть дракончика, вырезанная из какого-то камня, возможно, драгоценного. Золотая пластинка с непонятными знаками. Какая-то странная фигура с хвостом, лапами животного, крыльями, но с человеческой головой. Сама фигура вырезана, судя по всему, из кости. Слоновьей кости? А, может, бивень мамонта?
   - Рогатый воин, - Дар осторожно поглаживал своей культей фигурку воина. - Мой предок был, наверное, таким же. Мне в детстве мама рассказывала сказку, легенду. Или это было правдой? Много веков тому назад, когда вся земля была дикой, а на ней хозяйничали орки, в Атлантис прибыл корабль с рогатыми воинами. Среди них был мой предок. Люди тогда были дикими. Нет, не так. Не дикими, а неорганизованными. Они подчинялись оркам. Как рабы. Но часть людей ушла в непролазные чащи. А рогатые люди были великими воинами. Они разгромили орков, отбросив их на северные земли. И создали королевство. Лоэрн. Кажется, раньше он назывался Лорн. А Тарен - Тореном. Это со временем названия чуть изменились. Зато наше графство так и осталось без изменения - Ларск. Потому что моего предка звали Ларс. Рогатые самых сильных вождей из племен людей, которые не подчинились оркам, сделали герцогами, и те принесли вассальную клятву вождю рогатых людей, провозглашенному лоэрнским королем. А рогатые воины стали лоэрнскими графами. Только их к тому времени осталось мало, ведь было много битв, и большинство рогатых людей погибло. Вождь и семь воинов. Король и семь лоэрнских графов. Один из них стал ларским графом.
   - Но в Лоэрне шесть графств.
   - Было семь. После гибели старого Лоэрна, первый граф стал королем. Френдиг его потомок. А его графство стало столичной коронной землей.
   - Значит, все лоэрнские графы - это потомки тех рогатых?
   Дар покачал головой.
   - Нет. Ведь прошло много веков. Десять. До недавнего времени оставалось только два таких графа. И король. Но королевский род весь погиб, когда сто с лишним лет в Лоэрн вторгся пиренский герцог, сравнявший с землей столицу. Король и его род были потомками вождя рогатых людей. А Френдиг потомок одного из рогатых воинов. Как и мой отец. Но теперь и род Френдига с его смертью пресекся. Последним оставалась моя семья. Я - последний из потомков тех рогатых людей.
   - Нет. У тебя есть еще и Винтольд.
   - Винтольд. - Дар подтвердил, улыбнувшись.
   - У них в самом деле росли рога?
   - Нет, - Дар рассмеялся. - Это шлемы были такие. С рогами.
   Сашка задумчиво рассматривал фигурку.
   - Получается, ты был последним? И к гибели потомков рогатых людей приложили руки жрецы. Это они натравили старого Черного Герцога на Лоэрн, и он уничтожил всех потомков вождя рогатых людей. К гибели Френдига и его сыновей непосредственное отношение имеет Тарен, но и там, явно видны уши жрецов. И твою семью погубили они. Это утверждал граф Бертис. Черный Герцог выполнял их волю. Я не удивлюсь, что потомки других лоэрнских графов, чьи династии пресеклись, тоже стали жертвами интриг жрецов. Такое ощущение, что жрецам нужно уничтожить всех вас.
   - Зачем?
   - Откуда мне знать? Ты потомок рогатого воина, последний в роду. Тебе лучше знать. Что-то твой предок и его соратники сделали этим жрецам, если они до сих пор забыть не могут. А эти вещи, случаем, не из того клада, что зарыл старый Черный Герцог, когда сто лет назад бежал в свой Пирен?
   Дар только пожал плечами.
   - Золото, кость, камень, возможно, драгоценный, но ведь не алмаз. Вещи ценные, но не настолько, чтобы их так серьезно прятать. В замке золота было много?
   Дар опять пожал плечами.
   - Но вы ведь чеканите золотую монету. Откуда-то золото берете?
   - Все ларские графы чеканили монеты. Значит, золото было. Но мне достались пустые кладовые.
   - Вот и я об этом. Не сто монет же всего начеканили? А статуэтка и пластинка весят меньше, чем сто золотых монет. Даже на пятьдесят не тянут. А хранились в особом тайнике. Может, не случайно? Ты вспомни что-нибудь. Сказку или там легенду какую.
   - Была легенда. О шлеме с рогами. Это совсем сказка. Дескать, существует шлем с рогами. Он волшебный. Кто его наденет, тот станет непобедимым воином, и его меч будет без устали разить врагов. Дескать, шлем изготовили гномы, передали эльфам, а те накачали его магией. Поэтому рогатые люди и побеждали. Эту легенду знают все.
   - А рогатые как достали этот шлем?
   - Эльфы отдали. Они же вместе с гномами специально сделали этот шлем. Орки враги не только людям, но и гномам, и эльфам. Когда орки пришли на наши земли, то гномов загнали внутрь гор. Раньше те жили на земле, а в горах только работали. И эльфы водились по всему Атлантису. Лесов было много. А теперь эльфы остались только на дальнем западе. Орки постарались.
   - И где теперь этот шлем?
   - Он должен был быть в старом Лоэрне. Но тот разрушен, и сокровища разграблены. Пиренский герцог все вывез. Может быть, шлем как раз закопан в том самом кладе, что должен быть на ларской земле?
   - Найти бы его...
   - Мой отец и братья ходили в рогатых шлемах. В других, конечно. И Френдиг тоже. Это была только их привилегия. Я еще был маленький. Но мне как раз его хотели сделать. Надо будет заказать два рогатых шлема. Мне и тебе.
   - Но я не потомок тех рогатых людей.
   - Ты мой брат.
   - Не родной.
   - Все равно брат. Мы слились кровью. К тому же, почему ты не можешь оказаться потомком побочного сына одного из тех людей? А хоть и их вождя? - взгляд Дара изменился.
   - Ты что задумал?! - встревожился Сашка.
   - Нет, ничего.
   - Меня не обманешь.
   - А два шлема я сделаю. И один наденешь ты. Не отвертишься.
  
   Глава 10
  
   1002 год эры Лоэрна.
  
   Граф Снури, бывший барон Фроскон, а еще ранее баронет Гвендел, этой ночью спал плохо. Какой может быть хороший сон, если серебряный череп опять ему нагнал новых загадок. Теперь появился какой-то рогатый шлем. Такой шлем, помнится, носил покойный король Френдиг. И сын короля юный принц Хловик тоже имел этот шлем. А еще говорят, что подобные рогатые шлемы носили ларские графы. Это было традицией, тянущейся с давних времен. Король с семьей и первый граф короны, тоже с семьей. И больше никто. Рогатый шлем стал вторым символом власти, после короны, конечно.
   Все ожидали, что его величество Пургес Первый, возложив на свою голову лоэрнскую корону, начнет надевать рогатый шлем. Но так и не дождались. Вначале это объясняли природной скромностью его величества. Скромностью? Это сказочка для народа. Те, кто лучше знал нового короля, в предыдущую бытность носившего титул графа Тарена, просто ухмылялись, когда слышали такие утверждения. И Гвендел тоже усмехался. Он ведь неплохо знал короля. Как-никак был таренским баронетом и выполнял деликатные поручения своего сюзерена.
   В более близком кругу тех, кто давно знал Пургеса, его отказ от ношения рогатого шлема вначале объясняли тем, что раз нет войны, то король и не носит такой шлем. Но когда он возглавит войско, вот тогда и появится перед народом и армией в знаменитом рогатом шлеме королей. Но прошел год и на лоэрнские земли вторгся мятежный граф Снури. Пургес торжественно выступил из столицы во главе войска. Но шлема на нем не было. Нет, шлем был, но обычный, без рогов.
   Пока все были встревожены обстановкой, лихорадочно раздумывая, что им делать в случае победы снурского графа и последующей его коронации, на отсутствие рогатого шлема внимания почти не обратили. А если и обратили, то мысли и заботы были заняты другим, нежели рассуждать о такой ерунде. Но вот мятежник убит, его войско разбито, королевская власть укрепилась, новым графом Снури стал он, Гвендел, теперь можно снова судачить и сплетничать по поводу явного нежелания короля надеть рогатый шлем.
   В самом деле, почему король отказывается? Гвендел тоже этого не понимал. Но став графом, он вошел в число высшей знати королевства. Их всего трое, кто носит графский титул. Он, старый Каркел и Сейкур, которого по-прежнему все звали Воланом. Волан получил титул и имя графа Сейкура еще при короле Френдиге, когда предыдущий граф был казнен за измену, а королевский фаворит и шурин Френдига граф Тарен протолкнул на графство своего верного, но туповатого барона Волана.
   Пургес, никому не доверяющий, тем не менее высоко ценил Волана. Может быть, за его безотказность и непролазную глупость. Даже объявил того первым графом короны. Пучеглазый коротышка светился радостью, а придворные за глаза смеялись над ним и над его прожектами. Пургеса, возможно, устраивала прилюдная глупость своего фаворита.
   Гвендел не сомневался, что в случае внезапной смерти Пургеса Волан станет королем. Ведь у короля не было наследников мужского рода. Правда, не так давно родился сын, но тому долго не прожить, если Пургеса не станет. О рождении младенца разговоров было много, но никто не видел его вживую. Кто-то объяснял это тем, что таким образом его величество старается обезопасить жизнь своего наследника. Но хорошо знающие короля люди догадывались об истинной причине. Пургес боялся конкуренции со стороны своего наследника. Сейчас он мал, еще младенец, но дети растут быстро, и кто знает, не захочет ли кто-нибудь из его ближнего окружения заменить Пургеса на юного принца? Но для этого сначала надо заиметь этого самого принца. А сейчас никто не знал, где находится ребенок.
   Из других возможных претендентов на корону, граф Каркел был стар, а его, Гвендела, всерьез никто из лоэрнской знати не воспринимал. Что из того, что он знаменитый полководец? Кому это в Лоэрне интересно? Здесь правят деньги. А пучеглазый коротышка был богат, очень богат. Казалось, что его природная глупость не распространяется на его умение делать деньги.
   Правда, есть еще виконт Аларес, сын графа Каркела. Если Аларес успеет стать графом до того, как умрет Пургес, вот тогда очередной раскол в Лоэрне произойдет обязательно. Лоэрнская знать Алареса не поддержит, и тот станет мятежником. И уж тогда Лоэрну точно не продержаться. Кто только на него, обессиленного, не накинется! Граф Эймудский, поддерживаемый пиренским герцогом. Граф Ларский, поддерживаемый герцогами Гендована и Амариса. И вот теперь каркельский граф. Интересно, найдет ли Аларес покровителей на стороне? Без них ему ничего не светит.
   А ведь такие покровители у Каркела есть, и появились они в последнее время. Вот только кто они? Если бы земли Гвендела, теперь графа Снури, не соседствовали с землями Каркела, он, наверное, так и ничего не заподозрил бы. Но интересоваться тем, что происходит у соседа, к тому же к тебе недружелюбного, обязательно надо. А откуда появиться дружелюбности, если в прошлом году Гвендел увел из под носа Каркела победу над гендованским маркизом Ильсаном, возглавлявшим ларское войско? И с тех пор виконт Аларес его просто ненавидит. Но еще больше ненавидит Ларск. И Ларск скоро это узнает. И он, Гвендел, не удивится, если в следующем году Аларес возложит на свою голову ларскую графскую корону.
   Поэтому, если не хочешь иметь внезапных неприятностей, то не поворачивайся к соседу спиной. Вот его соглядатаи и сообщили, что к каркельскому графу что-то в последнее время зачастили жрецы. И в первую очередь из главного храма Ужасного Паа. А барон Шелвак тоже не просто так решил напасть на замок ларского виконта. Думал взять брата ларского графа в плен, но в плен попал сам, да и со всей семьей. А теперь переметнулся на сторону Ларска.
   То, что Пургес долго не продержится, ясно давно. Королевство прогнило насквозь. Армия ослабла. В нее вливаются громадные деньги, но они уходят впустую, как вода через песок, оседая в карманах королевских приближенных. Уж кому-кому, как не ему, командующему лоэрнской армией, этого не знать. Но сделать он ничего не может, да и нужно ли? Хоть какие-то деньги теперь перепадают и ему. А куда этим ворюгам деваться? Не поделятся, он донесет королю. Головы рубить Пургес, конечно, не будет, как-никак свои люди, опора трона, но от кормушки отстранит, передав ее другим. Вот поэтому теперь стали с ним делиться.
   В последний раз заплатили целых двести золотых. Отличная сумма! Но сами положили в свои карманы в десять, а то и двадцать раз больше. Заморочили королю голову тем, что надо войско перевооружить. Вместо старых мечей дать новые, более крепкие и надежные. Старые собрали и продали за бесценок, почти даром, в западные герцогства. В действительности цена была другая, но разницу положили в карман. А взамен поставили новые мечи.
   Вот только каждый второй из них в бою против старых мечей долго не продержится. Сломается. А как не сломаться, если новые мечи заказали не у лучших оружейников Атлантиса, а в кузнях Лоэрна, теперь почти все из которых принадлежат хаммийцам. Вот те и куют, не сами, конечно, а их рабы, мечи побыстрее, да поэкономней. И вместо одного успевают выковать десять или двадцать. Но закупают у них по цене лучших мечей в Атлантисе, а разницу в цене делят с хаммийцами.
   И как теперь сражаться? Дать вместо мечей палки? Пока одна надежда на чудодейственную настойку хачху. Только она еще сдерживает графа Эймудского. А иначе тот давно вторгся бы в Лоэрн вместе с этим проклятым Черным Герцогом.
   Его Снурское графство не очень удачно расположено. На востоке - Пирен, на севере Каркел, а на юге Эймуд. И лишь на западе безопасные для него лоэрнские земли. Этим летом граф Эймуд, посчитав, что король вряд ли отправит на свои окраинные земли настойку хачху, решил разобраться со своим северным врагом. Чудодейственной настойки нет, мечи бракованные, местные вассалы чуть ли не все - ставленники лоэрнской знати, умеющие лишь делать деньги, да задирать нос. Пока Лоэрн соберет и бросит войска на помощь снурскому графу, они сумеют нанести поражение его немногочисленным силам и присоединить графство к мятежному Эймуду.
   Все так и должно было быть, если бы Гвендел не привез в позапрошлом году два мешка с листьями хачху. Два мешка листьев - это два бочонка настойки. А хватило и одного. И мечи у его солдат были старыми и надежными. Даже то, что больше половины вассалов проигнорировали его приказ и не явились к месту сражения, даже это не спасло мятежников. Полного разгрома не вышло, да и не могло получиться при тройном преимуществе в численности войска графа Эймуда. А пиренская тысяча, узнав о поражении своего союзника, так и не вступив в сражение, повернула обратно, не дойдя до столичного города графства всего десяток верст.
   То, что настойка творит с солдатами чудеса, он сам убедился год назад, когда разгромили войско мятежника Снури, чью графскую корону Гвендел получил от Пургеса Первого после той победы. Теперь он носит титул снурского графа. Но было бы непростительно глупо считать, что секрет его победы лишь в настойке хачху. Кто-то так и считает, другие, чуть поумнее, принимают его за отменного полководца. Во всех сражениях, которые принесли ему счастливые победы, он, Гвендел, принимал правильные решения. Вот и против Эймуда не стал сразу бросать людей в бой, а дождался, когда вражеское войско повернет немного в сторону, увлекшись преследованием его конницы, и только тогда он отдал приказ на атаку.
   Удар нескольких сот его солдат, превратившихся на время атаки в свирепых львов и волков, в подставившийся бок вражеской армии, оказался внезапным. Он ошеломил солдат Эймуда, создал панику, те дрогнули и... побежали.
   Но и эти другие, кто поумнее первых, тоже не правы. Секрет его побед в серебряном черепе, что предсказывает будущее. Но какой ценой ему даются эти откровения! Порой он просыпается в ужасе от того, что ему нагадал череп. И несколько дней ходит с больной головой и трясущимися руками. Вот и по весне серебряный пророк сделал ему предупреждение. Дескать, придется использовать листья хачху, из которых он сделает настойку. Использовать-то он использует, но об этом узнает Пургес. Вызовет к себе в Лоэрн, да и спросит, откуда у него листья.
   А откуда они могут взяться? Утаил во время последней экспедиции на гоблинские пустоши, где располагается плантация хачху. Утаил от короля? Пожалуй-ка на плаху. Другим такие делишки сошли бы с рук, в худшем случае попал бы человек в опалу, но ведь не на плаху же? Но у него слишком много недоброжелателей и совсем нет своих людей и союзников среди лоэрнской знати. Зато она, объединившись во влиятельные кланы, действует слаженно. Вот и нагадал череп, что ему отправляться на плаху, а значит, освободится вожделенное для многих графское место.
   Неделю Гвендел после того сна ходил сам не свой, даже думал бросить графство и бежать куда-нибудь. Денег на хорошее поместье хватит. А затем немного успокоился. Ведь серебряный череп не предсказывает то, что уже определено богами. Нет, череп только предупреждает. А случится это или нет, зависит от него самого. Сможет выкрутиться, направить ход событий в другое русло, значит, выживет.
   Придумал все же. Летом направил своих людишек по соседним городам, большей частью в столичный Лоэрн. Велел скупать листья хачху. Принесли ему всего пару десятков листочков вместо нескольких сотен, на которые он рассчитывал. А нет больше нигде! Оказывается, еще с весны кто-то тоже их скупает. И преуспел в этом, потому и опередил Гвендела.
   Он, конечно, расстроился. Да и цены их конкуренция только задрала вверх. А потом понял, что все это ему только на руку. И когда в конце лета, после победы над войском Эймуда, его призвал к себе Пургес, Гвендел поехал к королю хоть и с опаской, но и с надеждой, что сумеет выкрутиться.
   Когда Пургес, сузив глаза, спросил, откуда у него появилась настойка хачху, Гвендел, он же граф Снури, стараясь скрыть овладевшую им дрожь, ответил:
   - Ваше величество, листья мной куплены в этом году в Лоэрне и других городах Атлантиса.
   - Зачем?
   - Я видел, как настойка из них помогает солдатам, а мятежник Эймуд граничит с моим графством. И Пирен тоже рядом. Если падет Снури, то у них будет прямая дорога на Лоэрн.
   Глаза Пургеса стали чуть шире, и зловещих ноток немного поубавилось.
   - А ты так заботишься о Лоэрне?
   - Лоэрн - это вы, ваше величество. Вы подняли меня из простых баронетов, сделав графом. Теперь я только с вами. Другого пути нет.
   Пургес улыбнулся краешком рта, слегка дрогнули его тонкие губы. Он смотрел изучающе на Гвендела.
   - Хорошо, мой верный граф.
   На этом аудиенция закончилась. Но если кто хорошо знал короля, то был уверен, что Пургес не удовлетворится словами своего графа. Как только Гвендел вышел, Пургес подозвал начальника своей тайной стражи и приказал разобраться и сообщить ему всю информацию по положению дел с продажей листьев хачху на черном рынке Лоэрна.
   Через два дня начальник тайной стражи сообщил королю, что листья хачху начали активно скупаться с весны этого года. Да так, что цена на них взлетела вдвое. А в последние два месяца ажиотаж на них вырос еще больше.
   "Значит Гвендел не соврал, заявив, что настойку он сделал из купленных им листьев. Из купленных, а не сворованных у меня, - размышлял король Пургес Первый. - Это хорошо. Но только с одной стороны. Потому как получается, что за этим Гвенделом нужен глаз да глаз. Поступок не совсем понятный. Все воруют, а он, наоборот, платит из своего кармана. А все что непонятно, это плохо. Очень плохо. Ведь Гвендел теперь один из трех моих графов. Глупый Воланчик тоже в последнее время что-то стал чересчур самостоятельным. Да и Каркел. Нет, не сам старый граф, а его сынок. Слишком громко бьет копытами. Надо будет присмотреть ему уздечку. А для начала пусть этот барон Шелвак нападет на Ларск. Не на сам город, а на замок этого бывшего раба, вознесшегося в виконты. Дать ему в помощь пару сотен лоэрнских солдат. И все будут знать, чьи воины добились такого успеха. Это будет второй щелчок по носу этого молокососа. Первый дал ему Гвендел прошлым летом, когда он, а не Аларис, побил Ильсана. А теперь снова будет победа, а Аларес опять ни при чем. Что же, хорошая задумка. Пусть так и будет".
   Между тем известие, что новый граф Снури попал в некую опалу в глазах его величества, разнесся по городу. А раз так, то нужно добить этого выскочку и занять его место. Вот и появился перед королем один из его близких людей, барон Снорбас, сам, кстати, тоже, как и Гвендел, из бывших баронетов. Барон, льстиво улыбаясь, сообщил Пургесу о махинациях с мечами. Правда, сообщил только малую часть правды, потому что сам был замешан в этом дельце. Но то, что граф Снури, командующий войсками его величества положил в свой карман двести золотых, выкроенных на поставках вооружения, он сообщил.
   Пургес, на радость барону Снорбасу, нахмурился, даже разгневался. Отослав барона, Пургес задумался. Двести золотых - большая сумма. Но что делать с графом? Этого он не знал. В конечном итоге, этот Гвендел-Снури оказался таким же пройдохой, как и все его окружение. А значит, не такой уж он и непонятный человек. А это главное. Теперь надо будет накинуть уздечку на графа и немного успокоиться.
   Но этих рассуждений Гвендел не знал, готовясь к отъезду обратно в свой стольный город. Про поражение барона Шелвака он узнал много позже, уже к концу осени, будучи в своем графстве. Это поражение вызвало у него двойственные чувства. С одной стороны, приятно, что только он один в Лоэрне добивается побед, а остальные терпят поражения. Значит, будут больше его ценить. Хотя это вряд ли. Никто в Лоэрне так считать не будет. Даже, наоборот, вся лоэрнская знать только еще больше его возненавидит. А вот король Пургес Первый... Тот, пожалуй, будет смотреть на него косо, не любит он тех, кто способнее и удачливее его, потому-то и окружает себя ничтожествами. Но трогать Пургес его поостережется. Рано или поздно состоится новое сражение. И тогда перешагнет через себя и назначит его, Гвендела, командовать войском. Потому что собственная безопасность превыше его пристрастий. Любой другой во главе лоэрнского войска может быть разбит, и тогда Пургеса ждет гибель.
   Ну, а с другой стороны, чувствам Гвендела противостоял разум. Шелвак разбит, перебежал к ларцам, Ларск усилился, а дальше что? По трезвому размышлению, как бы это не привело к цепочке, концом которой будет падение Лоэрна, а значит, и его, Гвендела, графа Снури.
   Но все эти события происходили еще летом и в начале осени, а сейчас, этой ночью, в последние дни осени, ему приснился новый вещий сон, в котором появился какой-то рогатый шлем. И этот шлем все время пытался его боднуть своими рогами. А затем стал бодать какие-то клубни. Те разлетались от него во все стороны. Странный сон. К чему бы это? Вечером того же дня прискакал гонец из замка барона Фредейла. Вечером предыдущего дня на землях барона появились какие-то неизвестные люди, судя по одежде и вооружению, воины. Барон, не дожидаясь утра, взяв всех солдат из замка, поехал в деревню, желая взять чужаков сонными. И поплатился за свой рискованный поступок. Барон и все его люди были убиты. Там же, на месте столкновения осталось лежать четверо погибших пришлых. Со слов старосты деревни, в чьем доме и происходила резня, барон и его солдаты смогли убить командира чужаков и его помощника. Их трупы оставшиеся в живых чужаки забрали с собой. А уехали они в сторону границы с Пиреном.
   Гвендел на всякий случай распорядился послать в ту сторону десяток своих солдат во главе с расторопным и въедливым десятником. Надежды, что пришлые вояки останутся на его земле, конечно, не было. Но хотя бы можно попытаться узнать подробности о проезжавших этим днем людях. Через три дня десяток вернулся. Как и ожидал Гвендел, чужаки, нигде не задерживаясь, проехали в Пиренское герцогство. Значит, первоначальное предположение, что это были люди Черного Герцога, оказалось верным.
   Но что они делали на его земле? Десятник оказался дотошным, он проехал до деревни, где происходила стычка, и выяснил подробности. Оказывается, вместе с восемью чужаками было три лесовика, которые и раньше здесь оказывались, привозя на продажу скот, оружие, какие-то вещи. И рабов. До этого случая лесовики появлялись совсем недавно, где-то с седмицу назад. И привезли обычный для них товар. Среди проданного был десяток ржавых мечей и пара секир без рукоятей, тоже основательно проржавевших. А вот теперь те вернулись вместе с чужаками и выкупили проданное оружие по цене в десять раз превышающей цену продажи.
   - А шлем там был? - Гвендел задал вопрос на всякий случай. Сердце его учащенно забилось. Он чувствовал, что должен получить утвердительный ответ, но, к его разочарованию, десятник ответил отрицательно.
   - Ржавые мечи? - уточнил Гвендел.
   - Да, ваша светлость, очень ржавые, ни на что не годные, только в переплавку. Два из них даже сломались, когда лесовики продавали их.
   - Значит, только в переплавку... - задумчиво произнес граф.
   - Да, ваша светлость, - подтвердил десятник. - Кузнец даже предложил этим чужакам перековать сломанные мечи, так тот важный господин очень воспротивился.
   - Вот как? Почему?
   - Не знаю, ваша светлость. Кузнец сказал, что тот господин чуть ли не вскрикнул, когда кузнец такое предложил.
   - Даже так?
   Сломанные ржавые мечи, которые чужаки из Пирена выкупают по десятикратной цене от первоначальной. И очень не хотят их перековки. А мечи доставили из Каркела.
   - Не интересовался, много денег было у чужаков.
   - Нет, милорд. Виноват, простите.
   - Ну, ладно, ладно. Больше ничего не скажешь?
   - Нет, ваша светлость... хотя... кузнец сказал, что с ним расплачивались лесовики, а не тот господин.
   - А мечи достались тому господину?
   - Да, милорд.
   Странно. Очень странно. Такое ощущение, что этот господин из Пирена заставил выкупить лесовиков первоначально проданные ими мечи. И те это сделали. Себе в убыток... Убыток... Вместо прибытка... Или они выкупили и перепродали их тому господину... Но это уж слишком... Да, загадка. Но при чем здесь сон про рогатый шлем? Вещие сны просто так не снятся. Когда черепу сказать нечего, то и не снится ничего. Или снится, но как обычно, какими-то отрывками, которые тут же забываются, как проснешься.
   Конечно, сон мог и не иметь отношения к убийству барона. Но Гвендел давно уже понял, что если хочешь уцелеть, то не отмахивайся от таких снов. Да и барон Фредейл тоже ведь не из простых выскочек будет. Он выходец из Таренского графства, а коренные таренцы заполонили всю аристократическую верхушку королевства. Его величество считает их более надежными, чем других аристократов. Вот и его, тоже выходца из его родного графства, вначале сделал бароном, а потом и графом. Фредейл же был сыном одного из наиболее влиятельных в королевстве людей. А с его кланом ссориться опасно. После гибели Фредейла теперь к нему может возникнуть претензия. Не уберег. Поэтому, хочешь - не хочешь, а разобраться с этим темным делом надо. Может быть, и серебряный череп его предупреждает таким странным сном?
   Поэтому в тот же день Гвендел выехал к месту происшествия. Переночевав у одного из своих вассалов, он к полудню следующего дня уже был в той злополучной деревне. Расспрашивал не только старосту и кузнеца, но и других жителей, кто когда-либо имел отношения с пришельцами. Солдат и их господина раньше никто не видел, зато лесовики здесь появлялись время от времени.
   Откуда приходили? Так из леса, вестимо. А уходили куда? Опять же в лес. А пять дней назад куда ушли? Вот этого никто не знал, дело было в ночь, да и опасно следить, можно за свое любопытство и убитым быть.
   - Так куда они делись? Уехали с солдатами в Пирен? - Задал граф вопрос своему десятнику.
   - Нет, ваша светлость, в Пирен направились всего двое. Оба солдаты.
   Значит, ушли обратно в лес. Иначе, куда им деться?
   - А сами лесовики где обитают? - поинтересовался Гвендел у местных жителей.
   - Так в лесу, они же лесовики.
   - Это понятно, что из леса. А в каком месте? На чьей стороне леса, Снури или Каркела?
   - Кто же знает, ваша светлость, лесовики держат это в секрете, оно и понятно, остерегаются. Ведь скотину и рабов приводят, чай, добытых воровским путем.
   - Воруют, значит?
   - Мож и воруют, а мож и разбоем промышляют. Потому и стерегутся. Лес большой, ищи в нем человека - не найдешь.
   Значит, никто не знает. А лес большой. Тянется не только до Каркела, но и до Ларска даже. Скотину, может, и воруют, а вот рабов - тех берут разбоем. А рабы в отличие от скотины могут говорить. Но где их найти-то, местные перепродают дальше.
   - А ну-ка скажите, есть ли где поблизости рабы, приведенные этими лесовиками?
   - Как же, господин граф, есть. В соседней деревне у мельника. Понравилась ему одна молодка, вот и купил. Жена-то у него есть, так в наложницы взял, и в прошлом году понесла она от мельника.
   Обрадованный Гвендел помчался в соседнюю деревню. Точно, все как и рассказали. А молодку захватили в позапрошлом году, когда она задержалась на дальнем лугу и уже ночью возвращалась домой. Пленили, точно, лесовики. И где это произошло, тоже подробно рассказала. И дорога, по которой она шла, как раз проходит через лес. Исчезали ли раньше люди? Было дело, но не там, где она жила, а немного к восходу. Говорят, что там оборотни пошаливают.
   Гвендел догадался, в каком районе прячутся лесовики. Но что это ему дает? Найти и покарать? Но где точно искать? Район-то большой, а леса там непролазные. И отправлять солдат на чужие земли? Ведь территория принадлежит Каркелу, с которым у него не самые лучшие отношения. Тогда забыть? Тоже не выход, ведь Фредейл убит, а он был его вассалом, и испортить отношения с сильным кланом? Не просто испортить, а стать врагом. Нет, тоже нельзя.
   В таких раздумьях граф подъехал к выходу побочной дороги на тракт, по которому он приехал из города. Перед его глазами тянулась купеческая колонна подвод. Сам владелец, увидев подъехавшего графа, соскочил с коня и низко поклонился, так и оставшись в согнутом положении. Сцена была обычной, но в этот раз Гвендел не проехал с высокомерным видом, не заметив купца, а остановился и заинтересованно посмотрел на него.
   - Кто это? - спросил он через плечо.
   Сзади раздалось сопение, и через мгновение к нему приблизился Олитье, один из младших управляющих.
   - Это наш купец Тараскен, ваша светлость. Входит в верх богатых купцов графства.
   - А что еще ты о нем знаешь?
   - Налоги платит исправно, милорд.
   - А еще?
   - Больше ничего. Это же купец!
   - Плохо. Если он богат, то надо знать о нем больше.
   - Виноват, ваша светлость.
   Гвендел подъехал к купцу поближе. Тот все так и стоял, склонившись в низком поклоне.
   - Вот что, любезный...
   - Тараскен, - подсказал Олитье графу, уже забывшему имя купца.
   - Да, Тараскен. А скажи-ка, чем ты торгуешь?
   - Ваша светлость, всем помаленьку.
   - А сейчас что везешь?
   - Скотную репу, ваша светлость.
   - Репа - это такой фрукт?
   - Нет, ваша светлость, это овощ для простолюдинов. Вот пожалуйте посмотреть.
   - Они это едят?
   - Ну, это ест больше скотина, а люди - разве что с голодухи. Потому так и называют - скотная репа.
   - А везешь откуда и куда? Не из Каркела?
   - Нет, ваша светлость, это с ваших земель, а везу в Пирен.
   - Пирен? У них нет своей земли?
   - Есть, но им мало. В этом году как никогда много требуется. Наши крестьяне засадили, почитай, половину пахотной земли под скотную репу. Ну, так не только на продажу в Пирен, но и оброк для храмов.
   - Они берут оброк этим? И зачем?
   - Так храмовников своих кормить.
   Гвендел удивился. Кормить этим орков-храмовников? Уж он-то знал, что оркам достаются тела принесенных в жертву. И мяса тем хватает. А теперь выясняется, что храмовую десятину жрецы берут вот этой скотной репой. Гвендел посмотрел на откинутый верх телеги. Самая маленькая репа была размером с его кулак, а большие были размером с человеческую голову. Это же сколько подвод нужно, чтобы вывезти храмовый оброк! А еще больше, получается, уходит в Пирен. А там кого кормить всем этим? Гвендел начал догадываться и у него заныло под ложечкой. Он и раньше слышал, что Черный Герцог как-то связан с дикими орками. Многие до сих пор не верят этому. Где это видано, чтобы дикие орки знались с людьми? Какой им прибыток от этого? А теперь, вполне возможно, может оказаться, что дикие орки пошли на создание отношений с людьми, взамен получив корм. Хоть такой, но корм. Чем больше корма достигнет орочьих стоянок, тем больше орков выживут в очередную голодную зиму. Не надо будет забивать молодняк, который на следующий год дорастят до вполне самостоятельных особей.
   - Ты говоришь, в этом году Пирен покупает больше этой репы, чем раньше?
   - Да, ваша светлость, закупки поднялись, цены выросли.
   - И мои крестьяне вместо зерна засадили все репой?
   - Да, ваша светлость.
   - А откуда они узнали, что в этом году будет такой спрос на эту репу?
   - В Пирене еще прошлой зимой сообщили. А оттуда известие по соседним герцогствам разошлось.
   - Постой, ты хочешь сказать, что эту репу не только из моего графства везут?
   - Да, ваша светлость. Почитай из всего Лоэрна, включая мятежные земли, из Амариса, Крайдона, Гендована.
   Несмотря на холодную погоду Гвендела пробил пот. Нетрудно было догадаться, что Черный Герцог скупал кормовую репу для переправки ее на земли диких орков. И храмы тоже этим занимались, раз оброк брали репой. Готовится большое вторжение орков. Да они сметут весь Лоэрн! И даже не подавятся. И летняя попытка Пирена и Эймуда захватить его графство не более чем разведка боем.
   Теперь ему немного стал понятен тот вещий сон. Рогатый шлем расшвыривал какие-то клубни. А ведь это кормовая репа. Вот о чем предупреждал его серебряный череп, а гибель Фредейла и пиренцы, очень дорого выкупившие ржавое оружие, с этим сном вовсе ни при чем. Правда, не совсем понятно, к чему здесь рогатый шлем. Его величество Пургес разобьет или расстроит замыслы Черного Герцога? Но Пургес до сих пор избегает надевать шлем своего предшественника. Ларский граф тоже без такого шлема. Он вообще не воин, калека. Другие лоэрнские графы на такой шлем вовсе не имеют прав. По правде говоря, и Пургес не имеет прав, но он все же король, а королю дозволено все.
   Гвендел сидел в седле и размышлял. Снурский купец терпеливо дожидался, смиренно замерев перед ним. Купца граф остановил, подумав, что неплохо бы послать на поиски лесовиков не солдат или приближенных, от которых толку в таком деле не дождешься, а пронырливого купца. Вот и остановил такого и расспрашивать начал. А вон как вышло, узнал совсем нерадостные новости. Купец пока ему не нужен, лесовики подождут, теперь не до них. Убийство Фредейла он расследовал, куда ушли убийцы, он выяснил. В Пирен, вот пусть теперь разбираются с Пиреном. А он... Ему надо подумать.
   Отпустив купца ехать дальше по своим делам, Гвендел вернулся в городской замок. Теперь нужно дождаться ночи и узнать, что же еще ему напророчествует серебряный череп. Но прошла ночь, потом следующая, и еще одна, но никаких снов не снилось, хотя Гвендел регулярно вечером доставал из тайника и брал в руки свой драгоценный магический артефакт. А вечером следующего дня после третьей неудачной ночи в город прискакал гонец от короля: его величество Пургес Первый вызывал графа к себе.
   Уже не надеясь на успех, Гвендел в эту ночь, накануне отъезда, вновь лег спать с надеждой на долгожданный сон. И он пришел. В этот раз ему снился король. Его величество ехал по зимнему городу. Вокруг буйствовала восторженная толпа. Король милостиво ей улыбался. А затем вдруг дернулся и упал на спину. Из глаза короля торчала стрела с черным оперением. Стрела вошла на половину длины древка. Черная кровь вытекала из глаза. А затем король вдруг вздрогнул, его рука ожила и потянулась к стреле. Рывок и стрела вытащена, сам король начинает медленно вставать, и обводит невидящим взглядом окружающих.
   Тем временем кровоточащая глазница начинает затягиваться и вот уже король смотрит на всех двумя здоровыми глазами. Вот только их блеск здоровым не назовешь. Наконец взгляд Пургеса останавливается на Гвенделе, и тот с ужасом видит всю клокочущую ненависть вставшего перед ним человека.
   - Это не я! - то ли хочет крикнуть Гвендел, то ли на самом деле кричит, этого понять из той картины, что снится, никак нельзя. А затем сон прерывается. За окном уже начинало светлеть. Скоро вставать, собираться ехать в Лоэрн. Непонятный вызов к королю и такой странный сон. Пургеса попытаются убить, и тот подумает на Гвендела? Конечно, не без помощи прихлебателей, заполонивших дворец. А может быть, уже попытались убить и причина внезапного вызова в столицу именно в этом.
   Ехать или не ехать? Не поедешь - значит, подтвердишь подозрения в участии покушения на короля. Поедешь - сразу в темницу, а там пытки и позорная казнь. Гвендел растерялся. Еще ни разу после получения в свои руки серебряного черепа он не знал, что ему делать. Не так ли и череп переходит из рук в руки? Вот и сейчас, если его схватят и казнят, то череп обретет нового хозяина. И опять до поры до времени.
   Может быть, попытаться бежать? Поздно, надо было раньше это делать. Некуда бежать. На севере Каркел, чей виконт его ненавидит. На востоке Пирен, властитель которого Черный Герцог не простит ему летней компании. На юге Эймуд - там тоже самое. А на западе владения короля. Можно было бы раньше договориться с Пиреном и Эймудом, пообещав сдать им свое графство, но теперь поздно. Он ведь не владеет им настолько, что прикажи, то все вассалы склонят голову перед его решением. Нет. Вассалы-то в большей степени ставленники лоэрнских кланов, ему враждебных. А он, Гвендел, настоящей реальной властью не обладает. Разве что личная графская полусотня ему верна, да и то это не факт.
   Между тем время шло. Хотя он все равно в этот день не успел бы доехать до Лоэрна, сколь бы не гнал лошадей. И даже к завтрашнему вечеру не поспел бы. Как ни крути, без двух ночлегов не обойтись. Тогда надо все же ехать, но с осторожностью. По дороге выспрашивать все лоэрнские новости. Если было покушение, то слухи об этом должны распространиться из стен столицы. А если его будут ждать королевские стражники, вот тогда он окажет сопротивление. Сколько их будет? Сто? Вряд ли больше. А у него всего неполная полусотня. Но теперь стражники состоят в основном из хаммийцев. Какие из них вояки? Только покорных горожан хватать, да на рынках свои карманы набивать. Кстати, потому и цены в Лоэрне так подскочили, что продавцы, едущие туда, не знают, вернутся ли живыми обратно, а если вернутся, то не обдерут ли их хаммийские стражники.
   Нет, не сможет сотня хаммийцев противостоять его солдатам. И надо будет прихватить с собой немного настойки хачху. Лишней не будет. Тогда и две сотни стражников-хаммийцев его полусотня одолеет. А чтобы была верной, придется поднять им плату. Сейчас простой наемник имеет пятнадцать серебрянок в месяц, а солдаты личной сотни - уже тридцать. Надо дать по золотому в месяц. Это по три лишних золотых в год на человека. А всего в год его полусотня дополнительно съест сто пятьдесят золотых. Но это дополнительно, а всего получается шестьсот золотых. Однако! Все, что он заработал на закупке плохих мечей, все уйдет в качестве дополнительной платы его солдатам. Ну или почти все. А где еще денег взять? Вассалы платить не хотят, за их спинами маячат слишком близкие королю люди. Только тронь, как все на него насядут! И ведь затопчут.
   Перед выездом из столичного замка Гвендел объявил о повышении жалованья, чем вызвал бурю восторгов и здравицы в честь столь славного и щедрого правителя. Ехали не торопясь. Постоянно впереди отряда находился десяток солдат, разделенный на две части, каждая из которых двигалась по отдельности, но в пределах видимости друг друга. Если впереди окажутся стражники, то он успеет подготовиться к схватке, выдав по хорошему глотку настойки своим солдатам.
   Но поездка оказалась тихой. Графу все кланялись, сходя с дороги. Тревожных известий из Лоэрна тоже не было. Гвендел даже стал сомневаться в своем сне. Нет, то, что череп сообщил, Гвендел сомнению не подвергал. Но вопрос лишь в том, когда произойдут эти события. Череп часто посылал ему сны об отдаленном будущем. Может быть, и покушение на Пургеса произойдет не скоро?
   А следующей ночью, уже в его лоэрнском доме Гвенделу приснился новый сон. Король ехал на охоту, но все время хмурился. А сверху летала стая громко каркающих ворон. Ну, и как понимать этот сон?
   Утром, еще не отойдя от нового непонятного сна, Гвендел поехал в королевский замок на аудиенцию к королю. Мажордом встретил его, как обычно вежливо улыбаясь. И сообщил, что сегодня аудиенции не будет, так как его величество отправляется на псовую охоту. И его, графа Снури, тоже приглашает присоединиться. Оставив большую часть своей личной полусотни в городе, Гвендел с десятком солдат успел примкнуть к большой кавалькаде, выехавшей из замка. Приблизившись к королю, Гвендел ему поклонился, удостоившись в ответ вежливой улыбки. А затем все двинулись на юг. Вскоре к ним присоединились псари с несколькими десятками гончих собак.
   Охота продолжалась два часа, удалось загнать стаю волков. И тут король вдруг осел в седле и повалился мешком на землю. В правый глаз Пургеса попала стрела черного цвета. Личный десяток короля сгрудился вокруг него, выхватив мечи и выставив щиты. Но ведь поздно. Мертвому не ожить. Не ожить, как в его сне. Или?..
   - Вот он! Вот, на сосне! - раздались громкие крики.
   Гвендел повернул голову в ту сторону и увидел, как какой-то человек поднимается после прыжка на землю и прячется за стволом сосны. Зазвенели стрелы, многие участники охоты помчались ловить убийцу. Поехал туда и Гвендел. Когда он протиснулся к сосне, то увидел лежащего человека с перерезанным горлом.
   - Зачем? Надо было брать его живым. Могут быть сообщники.
   - Он сам себя кинжалом, - ответил один из всадников.
   - Не захотел даваться живым, - продолжил другой.
   - А что с его величеством? - раздался нарастающий шум голосов, и все бросились обратно.
   Убитого короля окружал его личный десяток. Король действительно был мертв. Но сон говорил, что он оживет. Непонятно. Гвендел огляделся и заметил, как вокруг графа Волана уплотняется масса лоэрнских аристократов Ну вот и на трон этого коротышку внесут.
   - В Лоэрн! В замок! - крикнул Волан, и почти вся масса участников незадачливой охоты поскакала в сторону города. Возле Гвендела осталось лишь несколько аристократов поменьше рангом. Видимо, им ничего не светило в случае восшествия на престол Волана. А если и могли что получить, так только место в темнице. Потому что были в плохих отношениях с графом Воланом.
   Тем временем десяток королевских солдат погрузил тело короля на его коня и тоже двинулся в сторону города. Когда грузили, то двое солдат для удобства расстегнули и сняли шлемы. Гвендел с удивлением не узнал в них солдат личного десятка короля. Неужели успел поменять? Интересно. Если бы они не сняли шлемы, то... Ах, ты! Они же все с самого начала ехали с закрытыми шлемами лицами. А король с открытым забралом. Неужели и остальные солдаты тоже не из первого десятка личной сотни короля. Тогда это означает...
   - Господа! - Гвендел громко обратился к оставшимся возле него людям. - Наш повелитель король Пургес Первый злодейски убит. Эти, - Гвендел кивнул в сторону удалившейся основной группы всадников, - уже поехали делить власть. Если его величество оставил завещание, то я с мечом в руке буду отстаивать его исполнение. Да здравствует его величество Пургес Первый!
   Аристократы мрачно смотрели на него.
   - Вы храбрый и удачливый военачальник. За вами пойдет войско...
   - Нет! - прервал одного из баронов Гвендел. - Нет! Мне корона не нужна. Я возвращаюсь в Лоэрн, и буду ждать итогов.
   - Итогов чего?
   - Чем все закончится.
   Аристократы слегка поклонились Гвенделу и ускакали в город. За ними следом поехал и он сам. Вернувшись в свой лоэрнский дом, Гвендел стал ожидать продолжения. То, что оно будет, он не сомневался. Волан, хоть и был первым графом королевства и имел множество сторонников, но врагов и завистников из других лоэрнских кланов у него было не меньше. Сейчас поедут к нему. Могут и корону предложить. Он один из трех лоэрнских графов, как компромиссная фигура кого-то и устроит. Кому-то больше будет мил граф Каркел. Он стар и потому как король идеален. Правда есть одно большое "но" - его сын, виконт Аларес. Если стар, значит, рано или поздно, точнее - рано, умрет. А Аларес в роли короля вряд придется им по душе. А он, Гвендел? Удачливый полководец, что немаловажно при наличии окруживших Лоэрн врагов. А как правитель он слаб, так, по крайней мере, все думают. Не смог навести порядок в своем графстве, допустив клановую вольницу. Это всем как раз здесь и нужно. Значит, скоро появятся посетители. И как ему быть? Серебряный череп ничего не говорил. Рискнуть и согласиться? Хоть и заманчиво, но нет. Раз череп добро не дал, никакой отсебятины. И Гвендел отдал приказ.
   Уже через полчаса у дверей его дома стали появляться лоэрнские бароны. Но каждый получал ответ, что его светлость граф Снури сегодня не может принять его милость по причине сильного расстройства от смерти его величества. Баронам приходилось уезжать обратно. Но поток быстро закончился. Последним прибыл гонец из королевского замка, который сообщил, что его величество Пургес Первый неотлагательно ждет графа Снури в своем замке.
   - Как Пургес?.. - в растерянности воскликнул Гвендел, но гонец лишь слегка тронул губами в подобии улыбки.
   - Почему? Отвечай! - но гонец стоял молча, всем своим видом на что-то намекая.
   Гвендел потянулся к кошельку. Развязал его и достал золотой, понимая, что от меньшей суммы гонец не разговорится. Тот принял деньги и сообщил в ответ:
   - Его величество король Пургес Первый жив. На охоте убили его двойника.
  
   Глава 11
  
   1003 год эры Лоэрна.
  
   Сашка еще несколько раз спускался в подземелье, но новых ходов и галерей так и не нашел. То ли плохо искал, то ли не было их вообще. Достаточно и одного подземного хода из замка за городскую стену. Заделывать выход из подземелья на второй этаж замка не стали. Решили сохранить в тайне свои знания о существовании такого хода. А поступили проще: тот маленький коридорчик, в который вела через мозаичное панно потайная дверь, заставили тяжеленным шкафом из мореного дуба. Пусть теперь злоумышленники попробуют его отодвинуть. Если и сумеют, то шума наделают столько, что успеет сбежаться вся графская охрана.
   А вскоре Сашке стало не до лазанья по подземелью замка. Известие о появлении на границах ларских земель лоэрнского войска застало Сашку в городе, хотя он как раз собирался навестить свой замок Броуди. На следующее утро была послана разведка, выяснить силы и цели врага. Разведчики вернулись неожиданно быстро: уже на следующий день. Не доехав до границ графства, они встретили беженцев с юга, которые сообщили, что лоэрнцы захватили штурмом замок барона Шелвака, ставшего подданным ларского графа прошлой осенью. А еще через день новый гонец сообщил, что замок захватил каркельский виконт Аларес, а сам его отряд состоял из шести-семи сотен человек, из которых одна-две сотни солдат либо погибли, либо получили ранения при штурме замка. О судьбе барона Шелвака и его семьи известий не было.
   Стало ясно, что целью лоэрнцев был замок Шелвак. Тарен не мог смириться с тем, что лоэрнский барон принес вассальную клятву его конкуренту и врагу графу Ларскому. Дарберн собрал в очередной раз совещание с наиболее доверенными лицами графства. Когда он, завершив рассказ последних новостей и спросив у присутствующих их мнение, все повернули головы к виконту Ксандру. Тем самым показав, что они признавали не только его титул второго человека в графстве, но и выказывали уважение человеку, уже проявившему себя в деле.
   - Что можно теперь ожидать от Алареса? - задал вопрос присутствующим Сашка. - Пойдет он дальше вглубь наших земель, останется в замке или, оставив гарнизон, уйдет в Каркел?
   - А это вам, милорд, лучше спросить у самого Алареса, - ухмыльнулся Ильсан. - Или попросить жрецов, чтобы они узнали.
   Сашка немного смутился, ведь он действительно неточно сформулировал вопрос, вот Ильсан и поймал его на этом.
   - Как вы считаете, насколько вероятно, что Аларес пойдет дальше? - поправил свой вопрос Сашка. - По сведениям нашей разведки у него должно остаться человек пятьсот.
   - Пойти может, но не будет же он захватывать все замки? Один-два еще сможет, но потом останется без войска. На каждом замке потеряет по сто или больше своих людей, часть оставит в гарнизонах. Нет, вряд ли Аларес пойдет дальше. Разве что крестьян половить? Но для него это не цель, - ответил Сашке барон Фурбег.
   - Значит, не пойдет?
   - Захватывать замки не пойдет. Но сразиться с нашим войском может. Если будет чувствовать уверенность в победе. Если мы выставим двести-триста человек, то желание показать себя удачливым полководцем у него проявится. Вернется в Лоэрн победителем. Взял замок, нас разбил...
   - А если наше войско будет сильнее?
   - Аларес горяч, но не дурак.
   - И как он поступит?
   - В прямой бой не пойдет. Запрется в замке, а с таким отрядом, как у него, придется бросать на него все ларские силы.
   - То есть он будет ждать нас?
   - Может. Но насколько долго? Ему не менее выгодно оставить большую часть войска в замке, а самому с малым отрядом прихватить пленников и отправиться в Лоэрн. Ведь Шелвак для Тарена предатель.
   - И что будет с ним в Лоэрне?
   - Казнят. И его, и обоих сыновей. Женщин продадут в рабство.
   - А если мы, положив у стен замка многих своих солдат, ворвемся в него, то командир гарнизона затопит заложников?
   - Думаю, да.
   - Получается следующее. Если наш отряд будет мал, то Аларес его разобьет. Если соберем большое войско, то он запрется в замке. Сам или оставит командира взамен себя. И мы при штурме потеряем... сколько?
   - Давайте считать, милорд. Гарнизон замка четыреста человек. Это примерно. Плюс несколько сот ополченцев, которые будут драться до упора, ведь в подземелье их семьи. Мы потеряем больше тысячи или даже две тысячи человек.
   - И Ларск будет обескровлен?
   - Не совсем так, но близко этому.
   - И нам достанутся трупы солдат и крестьян с семьями. А если прособираемся долго, то Аларес уедет из замка с хорошей отговоркой, что прождал наше войско с полмесяца или месяц, но так и не дождался?
   - Точно так, милорд.
   - И семью Шелвака казнят... Брат, сколько сейчас людей ты можешь мне дать?
   - С моей сотней...
   - Нет! Твоя сотня в полном составе останется в Ларске. А может это ловушка Тарена? Может, он специально добивается, чтобы ты остался без солдат? Нет. На сколько человек я могу рассчитывать при условии, что Ларск не останется без защиты?
   Присутствующие переглянулись. Дар медлил с ответом.
   - Ваша светлость, разрешите мне? - нарушил молчание барон Компес.
   Дар кивнул головой.
   - Через пару дней у вас будет около пятисот человек. Люди уже прибывают. Пока только из ближайших замков.
   - Два дня? Хорошо. Я буду ждать два дня и выступаю к замку Шелвака.
   - Ваша светлость, с пятьюстами человек вам не взять этот замок.
   - Зато Аларес, я надеюсь, еще будет находиться в замке. И, как я понял, он вряд ли решится на открытое сражение.
   - Почему же? У него пятьсот и у вас пятьсот.
   - Нет, не правильно. У него не больше пятисот. А у меня пятьсот человек составляют только видимую ему часть нашего войска. Сколько еще солдат идет следом он же не знает.
   - Но разве будут еще солдаты?
   - Нет. Но он об этом не знает. Я еще два дня назад приказал перехватывать всех едущих в ту сторону, кем бы они ни были, крестьянами или людьми здесь присутствующих.
   Сашка специально произнес эти слова, теперь потенциальный предатель, если он сидит здесь, всерьез задумается, посылать ли гонца в замок Шелвак, как он это сделал прошлой осенью. Если гонца перехватят, тот выдаст своего хозяина. Нет, предатель теперь не решится отряжать кого-либо лоэрнцам.
   - Но, ваша светлость, как вы собираетесь освобождать замок с такими силами?
   - Не знаю, честно не знаю. Но не идти нельзя...
   Вечером того же дня, когда Сашка остался наедине с Даром, тот глядя встревоженными глазами, спросил у него:
   - Ты серьезно не знаешь?
   - Нет, Дар, не знаю. Я же не волшебник, два раза повезло, удалось придумать. А сейчас тупик. Пока тупик.
   - Тогда может не стоит торопиться?
   - И этого нельзя. Аларес вывезет барона с семьей в Лоэрн.
   - Зато у тебя будет под началом несколько тысяч солдат. Легче придумать, как взять замок.
   - И буду брехуном. Я Шелваку прошлой осенью обещал защиту, если он перейдет к нам. И это было не последним доводом, что он приехал и принес вассальную клятву. А теперь, получается, что я его предаю.
   - Но от тебя сейчас ничего не зависит, тебе не взять замок.
   - А мое слово от этого не станет меньше.
   - Эх, Сашка, Сашка. Другому я сказал бы, что Шелвак еще не очень-то и наш, ларец, но не скажу, понимаю, что это будет низко... Ты там будь поосторожней. Слово - словом, но если с тобой что-то случится, то кто выполнит твои другие обещания? Ты ведь теперь не только перед Шелваком в ответе.
   - Понимаю, Дар.
   - Что тебе нужно взять с собой?
   - Людей.
   - Это понятно. А если без шуток?
   - Возьму подводы. В прошлый раз они здорово нам помогли. Только повторить тот трюк уже не получится. И лоэрнцев сейчас больше, чем было прошлой осенью, и не попадутся они снова на ту же приманку... Возьму лопат, других каких инструментов.
   - А лопаты зачем?
   - Есть мысль. Окопаться попробую.
   - Где и как?
   - Около замка. Встану лагерем, а если Аларес внезапно ударит? Ведь замок рядышком. А он может. Мои солдаты не все время будут в доспехах. И ночью спать надо. Я бы на месте Алариса ударил ночью. А окопаемся, сразу до нас ему не достать. Еще надо бы взять побольше арбалетов и луков. Думаю, пригодятся.
   - А если Аларес из замка не выйдет?
   - Тогда не знаю. Буду думать.
   - Ты придумаешь, я уверен. Точно не нужно отряда Ястреда?
   - Тебе нужнее. Вдруг в мое отсутствие Тарен решит напасть на Ларск? Ты тоже будь повнимательнее.
   - Ты же знаешь, что еще позавчера по всем сторонам разосланы сторожевые отряды. И бароны наши все знают.
   - Я плохо представляю, как такой большой город защищать.
   - Я тоже, но бароны знают. Не впервой. В случае опасности на стены выйдут больше десяти тысяч горожан. Кстати, о баронах. Кого с собой возьмешь?
   - Фурбег, как он, надежный?
   - Да, один из лучших наших воинов.
   - Я спрашиваю не о его умении владеть мечом, а о том, насколько он умелый командир.
   - Хороший командир. Претензий к нему нет. Два года назад лоэрнцев отбросил, когда Ильсан спьяну бросился брать замок Шелвака.
   - Я бы его взял. Мне нужен тот, кому можно довериться. Тем более ему, а не мне лучше готовить войско к походу. Я ведь еще ничего не знаю.
   - Хорошо, я ему скажу. И ты знаешь, Фурбег тебя уважает. А значит, конфликтов не будет...
   Через два дня колонна из пятисот солдат выехала на юг. А еще три дня спустя она подходила к стенам замка Шелвак. Сашка выбрал место для лагеря на западной стороне, сразу же за небольшой речкой, точнее, не речкой, а ручьем. Получилось немного далековато от дороги на Ларск, зато лоэрнская дорога была рядом, в каких-то двухстах шагах от края будущего лагеря.
   Первым делом он приказал вырыть ров таким образом, что расстояние от лагеря до рва равнялось пятидесяти шагам, а между самим рвом и ручьем была бы буферная зона еще где-то в несколько десятков шагов. Солдаты, а особенно бароны, баронеты и рыцари встретили его распоряжение с непониманием. Всегда в таких случаях ставился лагерь, выставлялись рогатки, но никаких рвов никто не копал. Да и не благородное это дело копать землю. А солдатам лучше устанавливать палатки для их командиров. Ведь еще только весна и поутру землю подмораживает. Да и горячий обед давно уже просится в солдатские желудки.
   Пришлось Сашке личным примером показывать, что нужно делать. Если уж виконт не побрезговал взять лопату в руки, то что остается делать баронам? Правильно, тоже, пусть и с пренебрежением, но копать вместе со всеми. А что касается костров, то их развести не так уж и сложно. Хватит двух-трех десятков солдат, благо дрова привезены на подводах. Сухие дрова лишними как раз не оказались. Когда на следующий день в костры пошли спиленные деревья, собранный валежник, то лагерь окутало удушливым черным дымом. Сыро! Зато нет худа без добра. Дым от сырых дров, бесконечный кашель, раздававшийся по всему лагерю, надоумил Сашку на интересную мысль. А что, может быть, стоит попробовать?
   Сухие дрова вскоре привезли из ближайших деревень, покинутых крестьянами. А костры из сырых дров Сашка приказал развести под стенами замка, благо дул как раз западный ветер. Пусть Аларес с солдатами теперь покашляют. К тому же из-за дыма им ничего не будет видно. Решат, что ларцы готовятся к штурму, значит, станут бодрствовать. А это хорошо сразу по двум причинам. Во-первых, не смогут выспаться. А во-вторых, попробуй пободрствовать на стенах замка, окутанных удушливым дымом! Интересно, насколько хватит выдержки Аларесу? Хватило на два дня. На третий день рано утром открылись ворота замка и лоэрнцы бросились на ларский лагерь.
   Трудно спросонья надевать броню, но время на это есть. Кони лоэрнцев взбрыкивали, очумело мечась из стороны в сторону, сведя на нет преимущество верховых над пешими. Но и пеших было немало. Те, наоборот, бежали быстро, желая поскорее оказаться на свежем воздухе. А выбравшись, очутились перед ручьем. Тяжеловооруженные воины почти перестали двигаться вперед, с трудом передвигая ноги по илистому берегу. А сзади на них напирали новые волны лоэрнцев. Появились и всадники, внеся в атакующую толпу еще больше неразберихи и сумятицы.
   Но ручеек небольшой и задержка оказалась тоже недолгой. После ручья почва вновь стала твердой, хотя и слегка раскисшей от теплого весеннего солнца, все эти дни растапливающего зимнюю почву. Проскочив несколько десятков шагов, лоэрнцы наткнулись на вырытый ров. Со стен замка он не смотрелся серьезным, а теперь вблизи стал весомым препятствием. Конечно, и здесь задержка была бы не слишком долгой, и лоэрнцы, преодолев препятствие, смогли бы достичь вражеского лагеря быстрее, чем ларским солдатам удалось облачиться в броню и подготовится к удару. Но броню в спешке надевало лишь три сотни человек, а остальные две, вооруженные кто луками, кто арбалетами уже поджидали врагов с этой стороны рва.
   Стрелы летят быстро и не все успеют прикрыть лицо щитом. А кто и прикроет, то не остановит полет арбалетного болта, летящего в ноги лоэрнцам. Упавший раненый становится дополнительным препятствием для напирающих сзади новых солдат. Плохо, что арбалет требует времени на перезарядку, не то, что быстрострельные луки. Да и арбалетов всего с полсотни. Луков - в три раза больше. Но попробуй, прикрывшись щитом, пробираться через раненых или убитых, а дальше через ров с осыпающейся землей. Много ли увидишь, куда лезть, куда ставить ноги? А наконец, перебравшись через ров, лоэрнцев встречали уже облачившиеся в броню ларские солдаты, всегда славящиеся своим воинским умением во всем Атлантисе!
   В первых рядах ларцев стоял и Сашка, держа в руках грозную двуручную секиру. Удар тяжелой секиры нельзя отбить или отвести, от нее можно только отклониться. Но для этого нужно иметь хороший обзор, которому не мешал бы щит. Да и куда отклоняться - вправо или влево? И там и там стоят, страхуя своего виконта, бойцы его личной полусотни. Секира Сашки методично переламывала передовых лоэрнцев, разбивая вражеские щиты и разрубая шлемы.
   Когда лоэрнская атака захлебнулась и их уцелевшие остатки бросились к воротам замка, ларцы остались в своем лагере, таков был приказ их виконта. Непонятный приказ, но ведь и то, что сейчас совершили ларцы, тоже было им непонятно. Но ведь они это сделали! Полторы сотни убитых нападавших и столько же раненых осталось лежать на площади перед ларским лагерем.
   А почему он запретил броситься за отступающим врагом, Сашка объяснил уже после боя. Никак не удалось бы ворваться в замок, на стенах в ожидании результатов утренней атаки стояло еще несколько сотен врагов, большей частью ополченцев, силой взятых в замок Аларесом. А они, защищая жизни своих родных, запертых в подземелье замка, не допустили бы ларцев внутрь замка, положив многих из них точно таким же образом, как это сделали ларцы с лоэрнцами. И еще Сашка добавил. Он никак не мог допустить, чтобы погибли пленные и заложники. Замок ему нужно добыть без горы трупов.
   Вот поэтому после блестящей победы, когда враг потерял три сотни солдат из пятисот имеющихся, а потери ларцев составили лишь пару десятков человек, большей частью раненых, Сашка приказал заняться живыми и мертвыми. Многие лоэрнцы были ранены в ноги. Их перевязывали и складывали у костров в дальней части лагеря. Часть солдат была послана на рубку и сбор новой партии сырой древесины. Сашка приказал разложить еще больше костров вокруг замка. Пусть задыхаются в удушливом дыму! Глядишь, быстрее станут сговорчивей.
   Тем временем из Ларска подошло еще три сотни солдат. Но пришлось отправить обратно часть подвод с ранеными. На их охрану отвлекались силы, да и какое лечение может быть на сырой и холодной земле? Теперь в Сашкином распоряжении было семь с половиной сотен человек - больше, чем солдат и ополченцев в замке. Опасаться нового нападения из замка уже не стоило, хотя бдительность все же терять нельзя.
   Но и сил для штурма замка явно недостаточно, да и штурмовать его Сашка не собирался ни в коем случае. Ему надо взять замок мирно, без жертв. И освободить пленных. От раненых лоэрнцев узнали, что виконт Аларес все еще находился в замке и семью барона в Лоэрн не отправлял. Хотя и собирался это сделать со дня на день. Значит, правильно Сашка поступил, что решил поторопиться и не стал дожидаться сбора больших сил.
   Но как добиться капитуляции Алареса? Ничего, кроме костров из сырых бревен и прошлогодних листьев в голову не приходило. Катапульты? В этом мире их знали, но почти не применяли. Слишком сложны они были в изготовлении, быстро ломались, а камни зачастую летели совсем не туда, куда нужно. Горшки с горящим земляным маслом? Это так местные называли какую-то жидкость, наверное, нефть, но нефти Сашка раньше не видел, поэтому не мог сказать точно, что же это такое. Он взял с собой в поход несколько таких горшков, но как их закинуть внутрь замка? Да и будет ли эффект от этого? Нефть, конечно, должна гореть знатно, возможно, какие-то постройки она сожжет, но Сашкина цель от этого не приблизится. Тем более баронский замок построен из камня и дерева в нем почти нет. Даже крыша в местных замках сделана из камня - сланца, а он не горит, сколь его не поливай этим земляным маслом. Масло прогорит, а крыша останется. Прогорит... а ведь дыма от него будет еще больше. И жара тоже. А это уже интересно!
   Сашка приказал навезти как можно больше сырых деревьев, старой сырой травы, обложить ими замок с трех сторон, а потом полить все земляным маслом. После столь замечательной победы, авторитет Сашки вырос еще больше. Теперь его приказы выполнялись без рассуждений. Раз виконт это приказал, значит, он лучше знает, что нужно делать.
   Два дня ушло на заготовку материала, еще один день на доставку его к стенам замка. Защитники замка пытались помешать, обстреливая ларцев со стен замка. Щиты помогали слабо. Попробуй потаскай бревнышки и не подставься под стрелы. Поэтому пришлось деревья рубить на небольшие части для удобства переноски к стенам замка. И опять ушло на это время. А затем, к сожалению, ветер сменился, и лагерь пришлось передвинуть на новую наветренную сторону. На это тоже потрачено время, хотя новый ров копали быстро и без принуждения. Однако нет худа без добра, к концу подготовительных работ вернулись из Ларска две подводы, нагруженные земляным маслом. Теперь его у Сашки было много и он мог не жалея обильно им полить подтащенную к стенам замка древесину. В запасе осталась добрая половина неиспользованных горшков. Это хорошо, можно будет снова повторить операцию принуждения к капитуляции.
   Посланный парламентер к виконту Аларесу вернулся ни с чем. И тогда Сашка приказал поджечь громадную кучу сырого дерева, с трех сторон охватившую замок. Ларцы предусмотрительно отошли на несколько сот шагов от стен замка, но и здесь их достигли волны жара. Страшно было подумать, что творилось внутри замка. На его стенах точно живых людей остаться не могло. Сашка надеялся, что большая часть защитников успела уйти внутрь помещений. Но и там, надо полагать, стоял адский жар. Жар, конечно, можно было перенести, но вот черный удушающий дым? От него не могло быть спасения. Впрочем, в замке имелось обширное и глубокое подземелье. Переждать можно было там при условии, что спрятавшимся хватит кислорода.
   Деревья прогорели лишь к вечеру. Ларское войско думало, что виконт начнет штурм оставшихся без защитников стен, но он не стал этого делать.
   - Зачем? - только лишь спросил он на вопрос барона Фурбега. А затем добавил:
   - Да и как нам туда пройти? Стены раскалились. Нет, будем ждать. А завтра прикажите демонстративно свозить к стенам замка новую партию деревьев. Можете не спешить. Для нас главное, чтобы они увидели, что мы собираемся продолжить сегодняшнее.
   Через четыре дня, когда горка новой древесины заметно приросла, из замка прибыл парламентер. Сашка дал согласие на переговоры, обещав лоэрнцам безопасность на время их проведения. Через пару часов из ворот замка выехало четверо всадников. Один из командиров, как это было видно по его доспехам и трое сопровождающих. Парламентера проводили в Сашкину палатку.
   - Барон Пестак, - так представился крепкий представительный мужчина.
   - Виконт Ксандр.
   Пестак с интересом и даже каким-то удивлением смотрел на Сашку. Ведь тому сейчас всего шестнадцать лет. Да, крепкий, довольно сильный юноша. Но ведь только подросток. И этот подросток добился таких успехов. Несколько военных компаний и всегда яркие победы.
   - Я вас внимательно слушаю, барон, - Сашка старался сохранить невозмутимость и смотреть на парламентера холодно и равнодушно, хотя внутри него все бурлило. Ведь от сегодняшней встречи будет зависеть окончательный успех его похода.
   - Ваша светлость, вы поступаете не по правилам, еще немного и мы все задохнулись бы или зажарились.
   - Правила? Я не знаю правил. У меня лишь цель. Мне нужен замок.
   - Насколько я понял, вы собираетесь повторить то, что вы сделали несколько дней назад?
   - Да, это так, барон.
   - Но тогда вы застанете одни трупы.
   - Для меня главное - замок. А трупы? Выйдите, сдайтесь, трупов не будет.
   - Мой виконт намерен стоять до конца. Он скорее затопит подземелье, чем сдастся.
   - Тем быстрее я верну свой замок.
   - Но погибнет и барон Шелвак с семьей.
   - Ну и что? Почему я должен думать о человеке, полгода назад захватившем МОЙ замок?
   - А крестьяне? Их здесь почти тысяча человек. Насколько мне известно, вы очень близко приняли к сердцу порку рабов. А сейчас так спокойно говорите о предстоящей смерти крестьян, отнюдь не рабов.
   - Это крестьяне Шелвака. А плети получили МОИ рабы.
   Барон Пестак был обескуражен ответами Сашки. Он рассчитывал, что виконт Ксандр, чья жалостливость к рабам и черни была известна многим, окажется более податливым. И виконту Аларесу удастся, если не сохранить замок, то уйти в Лоэрн не с пустом, а с заложниками, которых он может представить в качестве свидетельства успешного захвата замка. Но оказалось, что жизнь заложников Ксандра не интересовала. Тем не менее Пестак решил продолжить.
   - В таком случае не соблаговолит ли ваша светлость объяснить, почему вы не бросились на штурм замка, когда на стенах не было защитников? Ведь вы могли свободно ворваться внутрь. Правда, в этом случае заложники оказались бы затоплены.
   Пестак намекал, что Сашка не пошел на штурм, опасаясь за жизнь заложников.
   - А зачем мне терять своих солдат? Сколько их обожжется и обгорит, пойди они на штурм стен? Да и внутри замка у виконта слишком много сил. Я мог потерять половину своих солдат. Нет! На штурм я не пойду. Только огонь. И дым.
   - Если мой виконт решит сдаться, обещаете ли вы ему жизнь и право на выкуп? И его людям тоже?
   Сашка задумался. Нельзя показывать, что тебя интересуют жизни заложников. Никак нельзя! А если за прошедшее после захвата замка время они кого-то уже убили? Он же обещал тому же Шелваку, что будет действовать по принципу "Око за око, зуб за зуб"! Но если сейчас пойти на принцип, капитуляция может не состояться и тысяча заложников погибнет. Да, ситуация еще та.
   - Да, я обещаю, никто из сдавшихся людей не будет убит. Все могут рассчитывать на стандартный выкуп. Как и те пленные, что отправлены в Ларск. Но при условии, что виконт не совершит, начиная с сегодняшнего момента, никаких действий против людей, находящихся в замке.
   - Но, ваша светлость, вы же сказали, что вас не интересуют судьбы заложников?
   - Крестьяне достанутся моему брату, а что он с ними сделает: продаст в рабство, компенсировав затраты на этот поход, или посадит на землю, это будет решать он. А барон Шелвак с семьей... Возможно, мой брат вернет ему замок, не просто так, конечно. А возможно, решит наказать за сдачу замка врагу.
   - То есть барон Шелвак тоже становится неприкосновенным с этого момента?
   - Безусловно. И барон, и его семья. Я же обещаю виконту Аларесу и вашим людям жизнь и право на выкуп. Да, кстати, возможно, придется кого-то выпороть плетьми. Увы, не без этого. Ведь ваши солдаты тоже кого-то били в замке?
   - Но вам все эти крестьяне, их жизнь неинтересна? - Барон вновь попытался поймать Сашку на несоответствии его слов. - Вы же безразлично относитесь к тому, утопят их при штурме или нет?
   - Барон, после капитуляции вашего сюзерена, все эти крестьяне становятся собственностью Ларска. Точно так же как они были его собственностью до появления Алареса. Я блюду интересы моего брата.
   - Хорошо, ваша светлость, я передам наш разговор моему виконту.
   После ухода лоэрнского барона, присутствующий при разговоре барон Фурбег, хмурившийся все время переговоров, спросил у Сашки:
   - Милорд, действительно ли вам безразлична судьба барона Шелвака? Я понимаю, он осенью напал на ваш замок, но теперь он подданный вашего брата.
   - Барон, все не так. Я не мог говорить по-другому, иначе этот Аларес добился бы слишком многого. Может быть, даже в обмен на жизнь заложников потребовал бы от нас снять осаду и уйти обратно в Ларск. Да этот барон уже почти намекал такое!
   - Простите меня, милорд.
   - За что?
   - Я было подумал о вас не очень хорошо, но я оказался не прав. Я теперь понимаю, что было бы бестактно спрашивать, намерены ли вы сдержать слово.
   - Слово, данное лоэрнцам, я сдержу...
   Аларес капитулировал в тот же вечер. Сашка приказал лоэрнцам выпустить всех заложников и ополченцев. Выходившие люди были измучены. Осунувшиеся, с потемневшими лицами, то ли от гари, то ли от тяжести осады крестьяне испуганно покидали стены замка. Несколько назначенных глашатаев извещали освобожденным, что они могут спокойно возвращаться в свои дома.
   Вот появилась и семья барона. Шелвак со старшим сыном, кособочась, шли впереди, а за ними следом несколько человек несли носилки с младшим баронетом. Дальше шли женщины из семьи барона и их слуги.
   - Что с ним? - спросил Сашка у барона Фурбега, когда вышли последние заложники.
   - Плети, милорд. Виконт Аларес приказал дать по двадцать плетей всем мужчинам в замке, в том числе и семье барона.
   Сашка сжал кулаки.
   - А еще, милорд, Аларес грозился дать барону и его сыновьям еще по тридцать плетей, когда их доставит в Лоэрн. После плетей всех троих ждала казнь. И, не знаю, как вам сказать...
   - Говорите, барон.
   - Аларес перед той утренней атакой обещал десять золотых тому, кто возьмет вас в плен. Он говорил, что повторит то, что с вами сделал этот негодяй Севир. И барону Шелваку с сыновьями он специально дал двадцать плетей, а потом в Лоэрне собирался добавить еще тридцать, всего пятьдесят, как это было с вашей светлостью.
   - Прошлой осенью я грозился Шелваку, что выпорю его сыновей, включая мальчишку. Но только грозился, я добивался, что тот вместо них поставил под плети своих солдат. Что и получилось. И его солдаты получили то число плетей, что получили мои люди в замке. Аларес же начал первым, и он не грозил, он бил. В этом разница.
   - Я понимаю, милорд. Что вы намерены делать дальше?
   - Сдержать свое слово. Я обещал, что все люди останутся живы, но я не обещал, что их спины будут целы. И еще я обещал тому же Шелваку, что я буду защищать моих людей, а Шелвак с семейством мои люди, подданные моего брата. Если вам не трудно, назначьте людей, чтобы они пересчитали число плетей, полученных всеми в замке от лоэрнцев.
   - Хорошо, милорд...
   На следующее утро ларские солдаты встречали сдающихся в плен лоэрнцев. Вид тех тоже был отнюдь не свежим. Пленным связывали руки и усаживали в специально подготовленном месте. После того как вышли последние люди, Сашка поехал в замок. Да, досталось тому изрядно. Больше выпало, конечно, стенам вокруг замка. Кое-где на них появились трещины, в ряде мест камни от сильного жара почернели и оплавились. Сам же замок был черным от копоти. Пахло горелым. Внутри замка тоже почти не осталось не тронутых копотью комнат. Теперь Шелваку придется долго его отмывать и восстанавливать.
   К самому барону Шелваку Сашка подъехал уже после посещения замка. Перебросившись несколькими фразами вежливости, он поехал смотреть на пленных. Его внимание сразу же привлек человечек, который пытался спрятаться за спинами солдат. Да это же жрец! Что он делал в замке? После расспросов удалось выяснить, что виконта Алареса в этом походе сопровождал не только жрец, но и специальный чиновник, прикомандированный к Аларесу от самозванца Тарена. Личность совершенно невзрачная, но, как говорят знающие люди, именно такие люди теперь окружали Тарена. И именно он нашептывал Аларесу, как следует поступить с бароном и его семьей. Ну-ну. Значит, идея с пятьюдесятью плетями барону и его сыновьям возникла отнюдь не у Алареса, а пошла от этого человечка.
   К полудню удалось примерно подсчитать число рубцов от плетей, которые оставили лоэрнцы на спинах людей, захваченных в замке. Четыреста шестьдесят шесть!
   - А сколько лоэрнцев взято в плен, не считая раненых?
   - С командирами, милорд?
   - Со всеми, включая виконта.
   - Двести три человека, милорд.
   - Получается, по два-три удара каждому... Всем, за исключением виконта, жреца и чиновника всыпьте по два удара. Еще шесть ударов разделите между теми, кто непосредственно бил. И пригласите местных крестьян, из тех, кто поближе и кого найдете. Пусть посмотрят.
   - Милорд, не сходится.
   - Что не сходится?
   - Число ударов. Двести солдат по два удара плюс еще шесть. Итого четыреста шесть. А люди Шелвака получили на шестьдесят ударов больше.
   - Я это знаю. Остальное - в Ларске. Аларес и эти двое должны получить то, что заслужили.
   - Милорд, простите, но вы давали Аларесу слово.
   - Оставить в живых? Разве я его нарушаю?
   - Нет, милорд, но... возможно, вы и правы.
   - Прав, я, прав! - взорвался Сашка. - Я этого Алареса отпущу за выкуп. Для его отца несколько золотых не деньги. Аларес отдал бы Шелвака с сыновьями Тарену. На казнь! А женщин семьи барона Аларес с таренским чиновником хотели продать хаммийцам. Я поступаю намного мягче. Намного!
   - Не спорю, милорд. Но мне кажется, что виконт Аларес совсем не ожидает, что будет подвергнут порке плетьми.
   - Я же предупреждал его парламентера, что, возможно, придется кого-то из числа сдавшихся наказать.
   - Аларес никак не рассчитывал, что это распространится и на него.
   - И напрасно. Почему он должен быть неприкасаемым? Он выдрал плетьми барона Шелвака и его сыновей. Шелвак для него предатель. Но в чем провинился мальчишка - младший баронет?
   - Вы хотите в Ларске дать им по двадцать ударов? Как и барону с семьей.
   - Я еще окончательно не определился. Завтра утром мы возвращаемся. Здесь следует оставить гарнизон. И слуг. Пока барон с семейством погостит в Ларске, в замке хоть немного приберут.
   - Барона берем с собой?
   - Я думаю, что им нужно быть в Ларске. А здесь... его семье в ближайшее время вряд ли захочется ночевать среди этой гари.
   - Работы будет много.
   - Пусть пригласят крестьян. Земля еще мерзлая, до сева далеко.
   - Хорошо, милорд...
   Через несколько дней Сашка с триумфом возвратился в Ларск. Все его поздравляли, даже маркиз Ильсан удосужился подойти с улыбкой и сказать несколько приятных слов. А на следующий день на центральной площади Ларска устанавливали большой помост. Времени на это ушло не много. Конструкция использовалась не раз, ведь казни преступников были не редкость. Виселицы, сейчас пустующие, и вовсе не разбирались.
   На предстоящее зрелище собралось, наверное, полгорода. Всем было любопытно узнать, кто же сегодня окажется жертвой. На помост ввели трех человек. Лоэрнского виконта Алареса, таренского чиновника и жреца. Действительно, любопытная компания!
   К краю помоста подошел Сашка.
   - Негодяй! - с бешенством воскликнул Аларес, - Так-то ты держишь слово! Впрочем, что ожидать от раба, поднятого на вершину власти!
   Стоявшие рядом стражники напряглись, готовые по первому жесту их виконта заткнуть рот, оскорбляющий брата их господина.
   - Я свое слово держу, - Сашка говорил специально громко, чтобы услышали многие. - Я обещал всем твоим людям сохранить жизнь. Никто из твоих людей не будет казнен. И ты тоже. Всем будет дана возможность выкупа. Цены за выкуп обычные, принятые в Атлантисе. За виконта выплачивается двадцать золотых, за барона десять, баронета пять, рыцаря три, дворянина два и простолюдина один золотой. Твой отец, граф Каркел, может проявить благородство и щедрость и выкупить всех пленных. Это ему обойдется в четыреста сорок - четыреста пятьдесят золотых.
   Площадь заволновалась, заахала. Сашка дождался, когда немного стихнет и продолжил:
   - В чем еще моя вина? В том, что ты сейчас получишь плетей? Я понимаю, это для благородного большое оскорбление. Но не ты ли оскорбил барона Шелвака и его сыновей? И собирался продолжить это в Лоэрне. А они подданные Ларска. Они получили шестьдесят плетей, и вы получите столько же... на двоих.
   На двоих? Но их же на помосте трое! Тем временем Сашка продолжал:
   - По тридцать на каждого. Кажется, столько ты обещал дать им еще, когда они попадут в Лоэрн?
   - Ненавижу!
   - Приступайте. Вначале виконта, потом этого, - Сашка кивком головы указал на человека Тарена. - Но они должны остаться в живых. Я дал слово.
   Через четверть часа все было кончено. Обоих в бессознательном состоянии унесли в замок. Сашка заранее позаботился о враче. Но теперь оставался третий человек на помосте.
   - Виконт отдавал приказы, а человек самозванца Тарена ему их нашептывал. А твоя роль какая?
   - Ваша светлость! Не губите! Я здесь ни при чем. Меня послал наш главный жрец. Просто посмотреть. Больше ничего.
   - Вот как? Если ни при чем, то и бить плетьми не следует. К тому же общее число ударов уже выполнено. А дополнительно я назначать не собираюсь.
   Толпа разочарованно загудела. Жрецов никто не любил, и сейчас от них уплывало зрелище, которого они никогда в своей жизни не видели! Тем временем испуганное лицо жреца разгладилось, появилась довольная улыбка.
   - Повесить, - коротко бросил Сашка.
   Жрец завизжал, когда его подхватили руки палачей, потащивших его к ближайшей виселице. Через пять минут тело жреца мерно раскачивалось. Толпа неистовствовала. Такого здесь еще никто не видел. Ведь предыдущего пойманного жреца Сашка повесил прямо у дороги.
   Когда Сашка подошел к месту, где сидела высшая знать графства во главе с Даром, брат спросил:
   - Сашка, но ведь ты обещал сохранить всем жизнь?
   Сашка ответил громко, так, чтобы слышали все:
   - Я обещал сохранить жизнь всем сдавшимся людям. А жрецы не люди. Они орки. Или еще хуже.
   Среди присутствующей знати сидел и барон Шелвак с обоими сыновьями. Три родных человека, но выражение лиц у всех было разным. Каждый по-своему воспринял разыгравшуюся сцену.
   Барона раздирали противоречия. Прошлой осенью виконт его оскорбил, заявив о возможности наказания плетьми его сыновей. И ему пришлось ставить под удары своих солдат. А затем платить им компенсацию. За это прощение виконту не было. Так он тогда считал. И вассальную клятву ларскому графу он давал без особого желания. Просто Ларск оказался сильнее Лоэрна, а виконт Ксандр обещал ему защиту.
   В падении своего замка барон винил только себя. Хотя вина была спорная. Слишком большие силы имел Аларес, сумевший почти с ходу удачным штурмом взять его замок. Ларск никак не мог ему помочь. Но виконт сдержал свое слово, быстро пришел явно с недостаточными силами под стены замка, тем самым спас его с семьей от отправки в Лоэрн. И разбил Алареса. Как ему это удается? Ведь еще мальчишка. И вот теперь барон благодаря виконту Ксандру оказался отомщенным.
   Вот и получалось, что с одной стороны он никак не мог простить Ксандру того, что тот сделал прошлой осенью. А с другой стороны, теперь Ксандр сделал для него и его семьи намного большее.
   Старший сын барона баронет Крисвел в отличие от обескураженного отца смотрел на Сашку угрюмо. Мало того, что этот молокосос наголову разбил его прошлой осенью, но и потом ларская знать, к которой он теперь относился, презрительно смотрела на него, когда отец давал вассальную клятву. И зимой во время поездки в Ларск точно также насмешливо смотрели на него ларские баронеты, его сверстники. И в Каркел, где у него остались приятели, обратной дороги не было. К тому же этот бывший раб хотел отстегать его плетьми. Его, наследного баронета! И за что? За то, что его отец отодрал жалких рабов этого Ксандра. А потом отец был вынужден подчиниться Ларску. Опять же из-за Ксандра. Не будь этого, разве виконт Аларес выступил бы против его отца? Двадцать плетей! Спина до сих пор дико болит. Позор-то какой! Теперь местные снова будут презрительно улыбаться. То, что Ксандр отомстил за него с отцом и братом, разве это компенсирует произошедшее? Нет! Вот и получалось, что виновником всех бед, свалившихся на него и на их род, был этот выскочка Ксандр.
   А выражение лица его младшего брата, баронета Альвера было совсем иным. Парнишка не сводил с Сашки восхитительно-завороженного взгляда. Прошлой осенью он его очень невзлюбил. Даже очень-очень. Было за что. За обиду отцу, разгром брата, захват их замка, за угрозу получения плетей. За все! Но как это часто бывает у мальчишек, ненависть быстро сменяется любовью, обида - радостью, презрение - уважением. Вот это сейчас и происходило с Альвером.
   Этот негодяй Аларес избил его плетьми. Да так, что он до сих пор еще сидит, боясь пошевелиться, а в первые дни мог только лежать и стонать. И отца с братом Аларес посмел избить. И собирался это продолжить в Лоэрне. А затем казнить. Если не соврал, то их ожидала позорная и мучительная казнь на колу. А матушку с сестрами продали бы в рабство.
   Но пришел виконт Ксандр и разбил Алареса, а потом заставил его капитулировать. А сейчас отомстил за всех них. Сильный, уверенный, красивый, настоящий воин! Говорят, во время того сражения с Аларесом, виконт Ксандр своей громадной секирой перебил чуть ли не половину всех лоэрнцев. И граф Дарберн, сюзерен его отца, любит и уважает своего брата. По сути, отдав половину своей власти. В каком еще домене Атлантиса младший брат властителя имеет такие, даже большие, чем у самого сюзерена права отдавать приказы?
   А когда виконт так легко дал приказ повесить жреца, юный баронет был полностью им покорен. Самого жреца! И граф не возразил, только спросил. А виконт ответил. Надо же, как: жрецы не люди, а орки, хуже орков! Это надо же так сказать!
   Когда все стали расходиться, Альвер спросил у отца, в задумчивости шедшего вместе со всеми к воротам графского замка.
   - Отец, а у милорда Ксандра есть оруженосец?
   Отец, погруженный в свои мысли только пожал плечами. А вечером, во время небольшого приема, на который пригласили и его отца вместе с сыновьями, баронет Альвер, дождавшись, когда возле виконта не окажется людей, смущаясь и краснея, подошел к нему.
   - Милорд! Ваша светлость, мне можно с вами поговорить?
   - Можно. Ты сын барона Шелвака?
   - Да, милорд. - Юный баронет стоял, переминаясь с ноги на ногу и кусая нижнюю губу.
   - Так о чем ты хотел со мной говорить?
   - Милорд! У вас, правда, нет оруженосца?
   - Нет.
   - А почему?
   Сашка пожал плечами. Он и в самом деле не знал.
   - Милорд, а вы не возьмете меня к себе? Я буду стараться! Я обещаю, что буду верным и надежным! И все буду выполнять!
   Сашка с удивлением посмотрел на раскрасневшегося и смущенного худощавого подростка. Отказать? Нельзя. Для мальчишки ведь и в самом деле это очень серьезно. Вон как смотрит большими глазами. С надеждой, которую нельзя отвергать. Взять? Но он хорошо обходится и без оруженосца. В его личной полусотне было кому таскать его оружие. Коня в походе он чистил сам, а в замке для этого были слуги. Они отрабатывали будущую свободу. И с сапогами то же самое. А раз появится оруженосец, то все эти обязанности падут на него.
   - Как тебя зовут?
   - Альвер, милорд.
   - Видишь ли, Альвер, я ведь секирщик. И секир у меня две. Одна тяжелая, двуручная. Весит больше полпуда. А помимо этого еще куча всякого, что придется возить и таскать оруженосцу. Сейчас секиры возят посменно солдаты из моей полусотни. Все они рослые и крепкие парни. Уже взрослые. А ты... Сколько тебе лет?
   - Четырнадцать. Летом будет пятнадцать, милорд.
   - Возраст более-менее. А вот фигура. Для оруженосца секирщика нужна сила. А сейчас у тебя и спина больная. Когда еще заживет...
   - А если я стану сильным, вы возьмете меня к себе, милорд?
   - Может быть.
   - Спасибо, милорд, - мальчишка расцвел. - Я вас не подведу. Я обещаю! Я буду заниматься! Уже сегодня.
   Сашка покачал головой.
   - Альвер, не торопись. Вначале подлечи спину. Пусть заживет.
   - Я понял. Спасибо, милорд. Мне можно идти?
   - Иди.
   Мальчишка неуклюже повернулся, слегка застонав - следы плетей не могли не дать о себе знать. Но пройдя десяток шагов, он остановился, а затем, повернувшись, пошел обратно.
   Странные глаза и плотно сжатые губы явно говорили, что он хочет сказать что-то важное, но не совсем приятное для него.
   - Милорд... Вы должны знать. Когда меня били, я кричал. Сразу начал кричать.
   - И?..
   - Подойду ли я вам такой?
   - Слабый?
   Мальчишка обреченно кивнул.
   - Когда меня били плетьми, я тоже кричал.
   - Вы?!
   Мальчишка растерянно хлопал расширившимися от удивления глазами. Затем опомнился и, сглотнув, сказал:
   - Милорд! Я вам обещаю.
   - Хорошо. Я верю.
  
   Глава 12
  
   1002 год эры Лоэрна.
  
   Лайс не успел. Дорогу заняли охотники и направлялись они как раз к тому месту. Мимо них не проскочишь: все-таки король едет вместе со своими графами и баронами. Хотя правильно сказать: человек, похожий на короля.
   Ехать в обход - терять полдня, а счет идет на минуты, в лучшем случае у него в запасе всего час. А если не в объезд, не по дороге, а через поле? Зима еще только начинается, почву как следует не подморозило, конь увязнет в земле. Маркиза жаль. Но сейчас главное не это: парень не должен попасть в плен. Тогда раскаленными щипцами из него вытянут все и Лайсу придется скрываться. И Тарен теперь станет еще осторожней. Хотя и так - куда еще больше?
   Кто мог подумать, что Тарен найдет похожего на себя человека и выдаст его за себя? Знал он или не знал о сегодняшней засаде? Вряд ли знал, иначе Лайс уже был бы схвачен, да и его парни тоже. Значит, не знал. А это говорит о том, что фокус с похожим на него человеком Тарен проделывает не в первый раз.
   Хитро, хитро придумано. И никто до сих пор не догадался. Иначе Лайс смог бы вытянуть это у своего десятника, как-никак он давно у него правая рука. Если бы тот что-нибудь знал, то Лайсу обязательно проговорился бы. Посидели бы в кабаке, подбросил Лайс ему лишнюю денежку и все узнал. Лайс уже давно приплачивал десятнику за свежую информацию. Десятник до денег жадный, ничего не утаивал.
   Хотя сегодня его жадность спасла Лайсу жизнь. Утром их командир вызвал два десятка личной королевской сотни к себе. Солдаты остались в коридоре, а десятники прошли внутрь. Спустя четверть часа оба вышли. Ноксон, его десятник, был хмур, зато лицо Углена было довольным. Что произошло в комнате их командира, десятник поделился с Лайсом лишь через пару часов.
   Командир устроил торги, кто больше ему заплатит, тот со своим десятком будет охранять короля во время охоты. Ноксон пожадничал, а Углен - нет. Непосредственно охранять короля - редкая удача. Если повезет и его величеству десяток приглянется, то и дальше будет брать с собой. А солдаты первого личного десятка получали вдвое больше остальных бойцов личной королевской сотни. И вот теперь Углен едет с королем, а десятке Ноксона придется стоять весь день в карауле.
   - А первый десяток где? Тоже поехал или нет? Я что-то не видел, чтобы он выезжал из замка.
   - А ведь точно, - ответил Лайсу Ноксон, - я тоже это не припомню. С королем был только один десяток. И все в глухих шлемах. Если бы я не знал, что это Углен со своими солдатами, то решил бы, что короля сопровождает его первый десяток.
   - Глухие шлемы. Раньше такое, помнится, было, но чаще выезжали в шлемах без забрал.
   - Сегодня закрыли лица, чтобы не догадались, что его величество поменял охрану. Сам-то он выехал с открытым лицом.
   И тут Лайс понял причину этих непонятных событий. Король-то, выехавший из замка, вовсе не король. Король-то не настоящий. Настоящий Тарен остался в своих покоях под охраной первого десятка. И значит, Маркиз сегодня убьет совсем другого человека. А если бы Ноксон выиграл торги у Углена, то с лжекоролем поехал бы его десяток. И Лайс впервые смог бы оказаться рядом с ненавистным ему Тареном. Он, отдавая долг мести, сам лично воткнул бы кинжал в горло этому человеку, думая, что тот Тарен. И был бы убит или взят в плен. Шансов на то, чтобы уйти мало.
   Теперь получается, что жадность Ноксона спасла ему жизнь, а смерть вместо него сегодня заберет Маркиза. Его парень не промахнется и убьет лжекороля. Маркиза ему было жаль, хороший боец и преданный до смерти. Впрочем, все его парни такие же преданные. Они живы до сих пор только потому, что так решил Лайс, их господин.
   Шанс спасти Маркиза еще был, можно попытаться опередить кавалькаду до того, как та свернет на боковую дорогу, ведущую на охотничьи угодья. Если успеть до их проезда, Лайс сможет предупредить Маркиза и тот уйдет в лес. А сам Лайс вернется по обходной дороге. В замок возвратится к вечеру, но все равно успеет. Правда, его десяток сейчас заступает на внеочередное дежурство, но за пару серебрянок отпроситься у десятника - не проблема. Несколько раз так Лайс уже делал. Даже причину придумывать не надо: у всех солдат были планы на сегодняшний день, которые им сорвали этим дежурством.
   Отдав две серебрянки, Лайс галопом погнал коня, надеясь выехать через другие ворота и обогнать кавалькаду охотников во главе с лжекоролем. Но не успел. Состоись разговор с десятником хоть на полчаса пораньше, то тогда Маркиз был бы спасен.
   Проводив взглядом хвост охотничьей процессии, Лайс с тяжелым сердцем вернулся в замок. Теперь надо было дождаться известий. Может быть, Маркизу удастся спастись. Или королевский выезд почему-то изменит свое направление и нужного расстояния для прицельного выстрела не будет. А если не повезет и парня схватят, то Лайс постарается выяснить подробности, воспользовавшись тем, что его десяток сегодня находится в карауле. Он, как помощник десятника, мог спокойно передвигаться по замку, контролируя, как несется дежурство. Конечно, район ворот не относится к участку его десятка, но ему позволительно ходить и там. А возле ворот он сумеет оказаться довольно быстро. Для этого не надо сейчас там маячить, достаточно занять удобное место у оконца башни. Все будет видно. И он успеет спуститься вниз.
   Далеко за полдень в районе центральной площади показалась большая группа всадников, гнавшая коней в галоп. Маркиз все же сумел, в этом нет сомнений, вон как торопятся. А первым мчится граф Волан, правая рука короля. Интересно, знает или нет, что вместо короля убили его двойника? Вряд ли, потому что Тарен не доверяет никому. И Волану тоже. Ему, наверное, в первую очередь. Потому что Волан глуп. И тщеславен. Ужасно глуп, потому-то Тарен его и приблизил, сделал первым графом. Но если человек так глуп и тщеславен, то этого вполне достаточно, чтобы мечтать о короне. Неужели Тарен не понимает? Может быть, и понимает, но приблизить к себе умного человека, возвысить его, для Тарена смерти подобно. Такие ничтожества, как Тарен, пусть и хитрые, всегда окружают свою персону еще большими ничтожествами. На их фоне они чувствуют себя великими и могучими правителями. Лайс это прекрасно понимал. И поэтому ему было любопытно узнать, чем же все у Волана закончится. Но главное сейчас - выяснить судьбу Маркиза.
   Спустя полчаса появились и солдаты, везущие чье-то тело. Лжетарен или Маркиз? Короля, даже мертвого, а солдаты принимали двойника за настоящего короля, бросить в поле не могли ни при каких условиях. Тогда где же Маркиз? Неужели тому удалось бежать?
   Лайс, замирая от нетерпения, не спеша спустился по ступенькам к воротам замка. Он как раз подгадал подойти в тот момент, когда десяток солдат поравнялся с воротами.
   - Эй, что случилось? - окликнул он Геньдика, солдата, которого знал лучше всех из этого десятка.
   - А, Лайс!.. Короля убили!
   - Как? Кто?
   - Стрелой прямо в глаз. Он умер, еще не успев упасть на землю.
   - Кто это сделал?
   - Какой-то молодой парень. Он прятался среди деревьев на расстоянии в четыреста шагов от дороги.
   - И где этот убийца?
   - Мертв. Перерезал себе глотку.
   Маркиз исполнил свой долг. Сделал точный выстрел и покончил с собой, чтобы не попасть в плен. Теперь Лайсу ничего не угрожает.
   Геньдик проехал вглубь двора следом за своим десятком, а Лайс поспешил в замок к своему десятнику. Тот был растерян.
   - Слушай, - обрадовался Ноксон появлению Лайса, - что же теперь делать? Пургес убит. Что нам делать?
   - Готовиться к похоронам. Его величество был великим королем. А кто будет вместо него, не нам решать.
   - Волан? Точно, Волан! Как бы он не разогнал нас всех. Убийство короля мы же проворонили.
   - Прогонит? А кто тогда будет его охранять? Где он найдет лучших солдат?
   - У Волана есть своя собственная полусотня.
   - Так полусотня, а не сотня.
   - Многих выгонит.
   - Нет. Разве что Углена с его десятком. И все, больше никого. Ты должен молить богов, что Углена, а не нас послали на эту проклятую охоту.
   - Но нас сто человек, а Волану недостает до личной сотни лишь пять десятков солдат. Половину нашей сотни разгонят!
   - Не разгонят. После сегодняшнего случая новый король еще больше увеличит численность личного войска. Не разгонит, а еще будет набирать.
   - Ты думаешь? - с надеждой спросил Лайса десятник.
   - Уверен.
   - А если изберут Снури?
   - Гвендел неплохой военачальник, но он по-прежнему чужой здесь. Но это не наше дело. А нам лучше помалкивать. Нам хорошо платят вовсе не за болтовню.
   Лайсу не хотелось, чтобы Ноксон в его растерянном сейчас состоянии обсуждал вопросы престолонаследия, ведь король, судя по всему жив, а по глупости из-за длинного языка своего десятника оказаться в числе бунтовщиков Лайсу не хотелось.
   - Давай, Ноксон, дождемся известий, а пока нас никто не снимал с дежурства.
   - Да, ты прав. Но все равно... Что же будет?..
   А еще спустя час сам десятник прибежал к Лайсу и прямо с порога выдохнул:
   - А король-то жив!
   - Как жив?
   - Убили не его, а похожего на него человека. Его величество догадался о засаде и послал вместо себя другого. Углена уже арестовали! И его ребят тоже! И даже не за то, что они проворонили покушение. За то, что не смогли взять убийцу живьем и даже не привезли его труп в замок. Сейчас туда послан отряд стражников. Только скоро начнет смеркаться, им придется уже искать в темноте...
   Вряд ли поиск окажется удачным. Там неподалеку находились еще двое его парней, которые должны обеспечить отход Маркиза, если тому удалось бы уйти с места засады. Так что, дождавшись, когда незадачливые охотники покинут место убийства, парни должны были вернуться и забрать тело Маркиза с собой. Нет трупа, нет ниточки к нему, Лайсу. А привези они с собой тело Маркиза, то... Конечно, маловероятно, но все могло быть. Здесь могли опознать Маркиза и вспомнить, что его видели несколько раз рядом с Лайсом. Но теперь никто ничего не вспомнит.
   А Тарен и в самом деле использовал похожего на себя человека. Зато сейчас его двойник убит. Теперь ему придется появляться на людях самому. И тогда... О, боги! А если он найдет нового двойника? А может быть, уже нашел. И не одного. Как узнать, кто из них настоящий? Если Лайсу все-таки удастся подобраться к Тарену, то убив его, не будет гарантий, что это не двойник. Но у самого Лайса второй попытки уже не окажется. У мертвых вторых попыток не бывает. Значит, нужно как-то гарантированно знать, где настоящий король. А располагают такими сведениями только солдаты первого десятка. Но как туда попасть? В этой стране за деньги можно получить все. Если не за большие деньги, то за очень большие. Все, кроме возможности оказаться в первом десятке королевской стражи. Тарен сам лично отбирает туда людей. И ни за какие деньги туда не попасть.
   Лайс пару месяцев назад в открытую предложил Ноксону деньги, если тот устроит Лайса в первый королевский десяток.
   - А разве там есть вакансии? - с усмешкой спросил десятник.
   - Нет, но ведь когда-нибудь будут.
   - И сколько ты дашь за это?
   - За место в сотне сейчас платят двадцать четыре золотых. Солдаты из первого десятка получают в два раза больше, чем мы, все остальные. Тогда получается, что место в первом десятке стоит сорок восемь золотых. Из них сорок командиру сотни и восемь их десятнику. А тебе за помощь... тоже восемь.
   - А ты, Лайс, гляжу при деньгах. Не спрашиваю откуда, но догадываюсь.
   - Что вы, Ноксон. У меня сейчас только меньшая сумма. А остальное думаю накопить со временем. Ведь место-то еще не освободилось. А возможностей солдата из личного десятка его величества явно больше, чем у нас всех остальных. К кому пойдут за помощью, как не к людям регулярно видящих его величество. Я так думаю.
   - Глуп ты еще, Лайс.
   - Это почему же, господин десятник?
   - То, что они постоянно возле короля, не значит, что он с ними общается. И им самим общаться не с кем, кроме, как друг с другом. Ты хоть раз видел кого из них, уходящего в город?
   - Нет.
   - И не увидишь. Весь десяток живет как в золотой клетке. У них есть все. И жрачка, и вино, и девочки, но это все только в той части замка. Дальше порога им выходить запрещено.
   - Но почему?
   - Чтобы их не подкупили. Или чтобы не шантажировали. Да мало ли чего. Поэтому никто к ним не побежит за защитой и помощью, никто не будет совать толстые кошельки.
   - Вот оно что!
   - Ну, ты по-прежнему хочешь попасть в первый десяток?
   - Теперь не знаю.
   - А если бы и хотел. И если денег имел бы сотню или даже две сотни золотых, все равно не попал бы. Туда за деньги не берут. Ты думаешь, один такой умный, кто захотел быть в первом десятке? Таких, как ты, знаешь, сколько было? Выбирать будет сам король. От меня только зависит, кого из моего десятка порекомендовать, не более того. Последний раз дело было еще весной прошлого года. Тогда командир приказал каждому десятку подобрать лучшую кандидатуру. Девять десятков - девять человек. Из них король сам выбрал одного. Поэтому, если хочешь, чтобы в следующий раз я назвал тебя, то за это заплати-ка мне четыре золотых.
   - Но я теперь не знаю.
   - А ты знай. Определяйся, чего ты хочешь. Хочешь в первую личную королевскую десятку - плати четыре золотых. Выберу от моего десятка тебя, а уж там дальше все зависит, сможешь приглянуться королю или нет. А если не будет желания туда идти, то за то, что я тебя не выберу, тоже мне заплати четыре монеты.
   - И так и этак - четыре золотых?
   - Да, парень, ты сам разговор затеял...
   Этот разговор у Лайса был два месяца назад, и с тех пор он больше его не заводил. Десятник тоже его не поднимал. Причина здесь простая: пока в первом десятке вакансий не было, то и разговора об интересах Лайса не происходило. Вот как освободится одно место, так Лайсу нужно будет говорить десятнику, хочет он в сотню или нет. И готовить четыре золотых монеты.
   Лайс тогда, два месяца назад, не очень-то поверил Ноксону, что солдаты из первого личного десятка не имеют отпускных дней. Следил за воротами, ходил по кабакам, думая найти кого-нибудь из них там. Ведь те солдаты могли воспользоваться каким-то тайным выходом из замка в город, но никого не увидел и ничего не разузнал. Похоже, в самом деле, солдаты из первого десятка живут безвылазно на королевской половине замка.
   Время от времени туда в закрытый дворик въезжали кареты с затворенными окнами. Сопровождением этих карет как раз занимались солдаты его сотни. Несколько раз случай сопровождать такую карету выпадал и его десятку. Лайс на правах старшего солдата вызвался сам лично ехать и узнал, кто же был в каретах. Один раз в ней оказался портной, вызванный для пошива одежды для господ королевских солдат. И два раза были жрицы любви. Первый раз он их упустил, те доехали до городского рынка и растворились среди толпы. Дело было утром, как раз многие хозяйки спешили за свежими продуктами.
   Ко второму случаю Лайс подготовился основательно. Парни были расставлены на основных местах возможного движения кареты, его напарник и помощник по делу священной мести Грейт поселился в доме на центральной улице столицы, утром просыпался рано, седлал коня и ждал. Жрицы любви возвращались после ночной работы уже утром, вот поутру он и ждал. Проезжая мимо одного из своих людей, Лайс сделал знак рукой, парень тут же бросился к Грейту, который почти догнал карету, но держался на расстоянии. Запомнить девиц в лицо и проследить, куда те направятся, труда ему не составило.
   А дальше все шло по накатанному пути. Появившись в женском заведении, найти нужных девиц оказалось не трудно. А узнать некоторые подробности, щедро за это приплатив, получилось столь же легко. Девицы подтвердили информацию, сообщенную Лайсу десятником. Королевские солдаты действительно из замка не выходили, а все необходимое им доставлялось прямо в их комнаты. Жаль, очень жаль. Лайс ведь рассчитывал выследить кого-нибудь из солдат первого десятка и придушить его, подстроив все либо под несчастный случай, либо под простой грабеж, закончившийся убийством сопротивляющегося солдата. Возникла бы вакансия, а дальше Лайса ждала попытка стать счастливым обладателем места в личном десятке короля. Но ничего не удалось. Однако Лайс не падал духом, рано или поздно он добьется своего и убьет Тарена.
   Так прошла зима, наступила весна 1003 года по эре Лоэрна. О выступлении каркельского виконта Алареса против Ларска Лайс узнал от своего десятника. И узнал совершенно случайно. Ноксон в этот вечер пригласил в трактир Лайса и нового солдата своего десятка - хаммийца Исасу. Это уже был второй хаммиец в их десятке. Процесс заполнения хаммийцами вакансий в личной сотне короля шел полным ходом. Чужаки быстро богатели на землях Лоэрна, и найти двадцать четыре золотых монеты для уплаты взятки для зачисления в привилегированную сотню для многих из них было не очень-то сложно.
   Шли они в сотню отнюдь не из-за жалованья, ведь оно составляло два золотых в месяц. Решение отдать разом сумму своего будущего годового жалованья выгодным быть не могло. Выгода была в другом. Пользуясь своим новым положением, налаживая связи с нужными людьми и опираясь на свою клановую сплоченностью, хаммийцы, попавшие в личную королевскую сотню, с лихвой возвращали потраченные деньги уже в первые месяцы существования в своей новой ипостаси. Действовали они как всегда сплоченно и нагло. Каждый вновь зачисленный в сотню солдат-хаммиец тянул вслед за собой еще несколько человек - родственников, друзей или подельников. А чтобы резко возросший спрос удовлетворялся предложениями самих вакансий, следовало образование этих вакансий ускорить.
   Вот и зачастили случаи исчезновения или гибели королевских солдат. Лайс догадывался, кто действовал так, ведь похожим образом поступил и сам Лайс, когда решил пробиться в сотню. Но тогда действовал именно он, а сейчас его же методы могли в любой момент обратиться против него самого. И через несколько дней после того вечера в трактире Лайс почувствовал, что за ним началась охота. Вероятно, хаммийцы посчитали его не очень опасным человеком, даже где-то слабым, а место старшего солдата в десятке должно казаться весьма заманчивым. Сегодня хаммиец солдат, завтра правая рука десятника, а затем, глядишь, каким-то странным образом место десятника освобождается. И командир их сотни, вначале решительный и разгневанный, вдруг становится покладистым человеком. Все зависит от того, сколько заплатить. А подсидеть место старшего солдата получается совсем просто.
   Вначале Лайс заметил, что кто-то рылся в его вещах в казарме. Раньше такое хоть и редко, но бывало, поэтому он не придал эпизоду значения. Три дня спустя во время тренировки лучников рядом с Лайсом пролетела случайная стрела. Если бы он в тот момент не дернулся из-за залетевшей в рот шальной весенней мухи, то, возможно, стрела нашла бы свою цель. Но тогда он тоже еще не понял, что это была отнюдь не случайность. Но прозрение наступило быстро - через три дня после случая со стрелой. Он накануне встречался в трактире "Черная бочка" с Грейтом. Его напарник был одет как обычный горожанин. Даже меча при нем не было, чтобы не привлекать чужого внимания. Лайс как раз сообщил своему напарнику, что поиск путей выхода на солдат первого десятка ничего не дал. А раз так, то Грейту и парням можно будет возвращаться в поместье и возобновить прерванные занятия.
   Грейту это не нравилось, он недовольно морщился. Это и понятно, столичный город давал гораздо больше свободы в своих поступках. А теперь снова сидеть в этой дыре и проводить учебные бои и тренировки. Но приказ Лайса - закон, Грейт это понимал. Понимал, морщился и не возражал. Закончив разговор, Лайс покинул трактир, оставив Грейта одного допивать свое вино, а затем расплатиться. Тот так и хотел сделать, подозвав для расчета слугу. Но одновременно с подбежавшим работником за столик к Грейту подсело двое незнакомцев, чей внешний вид выдавал в них хаммийцев.
   - Слушай, иди отсюда, - грубо прогнал один из них слугу. А затем, глядя наглыми глазами на Грейта, сказал:
   - Красавчик, хочешь заработать? Я плачу две серебрянки.
   - И что надо сделать?
   - А, так, пустяк. Отравить или зарезать одного. Хотя зарезать мы сами можем. А ты нет. Потому что баран.
   И оба хаммийца рассмеялись. В Грейте стала расти злость, все сильнее и сильнее заполоняя его самого.
   - Гляди, Муфата, он покраснел.
   Второй хаммиец довольно осклабился.
   - Значит так, баран. Дадим тебе яду, и ты сыпанешь его тому, с кем только что сидел за столом. Понял?
   Грейт, собравшийся уже хорошенько приложить обоих наглецов, вдруг замер и от неожиданности даже приоткрыл рот. А хаммийцы приняли это за признак растерянности и оба довольно усмехнулись.
   - Да... но почему? - только и удалось Грейту вымолвить.
   - А это не твое дело. Сыпанешь, получишь две серебрянки. А откажешься - пойдешь в рабы. Захочешь пожаловаться - нам же и расследовать. Говори, где живешь.
   Грейт от неожиданности происходящего, от того, что ему предлагают убить Лайса, назвал адрес дома, где он проживал.
   - Эй, какой хороший дом! Кем ты там служишь?
   - Я не служу.
   - А, сынок управляющего, да?
   Грейт кивнул.
   - Если не сделаешь, тебя в рабство, а папа-мама будем резать. Старые уже. Сроку тебе седмица.
   Когда незваные чужаки, оставив ему маленький кожаный мешочек, ушли, Грейт еще долго сидел за столом, переваривая полученную информацию. Эти хаммийцы желают смерти Лайса. И они имеют какое-то отношение к страже. Это-то и понятно, сейчас вся стража состояла целиком из южан. Узнали, кто такой Лайс? Нет, это глупо. В таком случае они просто попытались бы арестовать его или хотя бы убить. Тогда почему? Так и не поняв причины, Грейт вернулся к себе домой. Идти сейчас же и искать в замке Лайса не следовало. Если прознают, а за ним теперь могли следить, то догадаются, что он пошел предупредить об опасности. Вот завтра днем уже можно наведаться в замок. Пусть считают, что Грейт решил пригласить старшего солдата вновь посидеть в трактире. Так он и сделал.
   Вызвав Лайса через дежурного, Грейт, отозвав его в сторонку, пересказал состоявшийся разговор в трактире. Рассказал и замер в ожидании реакции Лайса. Тот стоял, опешив от полученных сведений.
   - Три дня назад в меня стреляли. Думал, что случайность. Выходит, что нет.
   - Кто стрелял?
   - Кто-то из наших... Хаммийцы, говоришь?.. Есть они у нас. В нашем десятке уже второй.. Исаса... Уж не его ли рук дело?.. В вещах у меня рылись... Значит, решили отравить.
   - Но так вот запросто подойти к первому встречному и дать ему яду, чтобы он отравил другого, это же глупость.
   - Хаммийцы хоть и хитрые, но глупые. И очень наглые, прут, как орки, когда идут ордой. А ты был одет, как простой горожанин. Таких они презирают, за людей не считают. А ты еще и хмурился.
   - Я?
   - Что, разве не так?
   - Ну, было дело. Просто твои сведения не очень-то утешительные были.
   - Вот они и подумали, что я тебе не нравлюсь, потому и выбрали тебя. Значит, так. Адрес, где ты живешь, они знают. Это хорошо. Собирай всех парней у себя. Срок дали в седмицу? Значит, наведаются они к тебе через шесть дней. Или чуть подольше.
   - Думаешь, рискнут? Дом хороший и связываться с его обитателями?
   - Пойдут. Эти пойдут. Они чувствуют себя хозяевами. Но это будет потом. А сегодня ближе к вечеру у ворот замка пусть подежурят Ловкач с парой парней. На конях. Если Исаса пойдет в город, я его им покажу. Проследите, куда направится.
   - Хорошо, Лайс.
   Но ни в этот, ни в следующий день Исаса, как назло, никуда не уходил. В первый день хаммиец мучился животом, а во второй их десяток был дежурным. На третий день Исаса ближе к вечеру засобирался в город. За ним следом двинулся и Лайс, намереваясь довести его до выхода из замка и передать наблюдение за ним своим парням. Но вместе с Исасой из ворот замка выехало сразу полтора десятка хаммийцев, служивших в личной королевской сотне. И это еще не все хаммийцы, столь активно заполонившие элитную сотню.
   Лайс тихо выругался, лишенный возможности дать знак своим парням, указав на нужного человека. Два следующих дня Исаса в расположении сотни не появлялся. А на шестой день срока, данного хаммийцами Грейту, Исаса, вернувшийся после отлучки, подошел к Лайсу и предложил сходить с ним в трактир.
   - В трактир? - Лайс задумался. - Давай. А куда?
   - В "Черную бочку". Там вино не такое кислое. Мой приятель хозяин трактира.
   - И давно?
   - А, несколько месяцев.
   - А старого куда?
   - Отправили на рабский рынок, как бунтовщика. А трактир купил Аграм. Посидим бесплатно.
   - Бесплатно - хорошо.
   Ближе к времени выезда, Лайс вышел из ворот замка и, разглядев в наступающей темноте одного из своих парней, подозвал его. Когда тот подбежал, Лайс приказал ему собирать парней в "Черной бочке", а двоим дождаться его выезда из замка и открыто ехать за ним следом, чтобы спутник Лайса видел, что рядом есть люди. Если Исаса захочет напасть на Лайса, то поостережется из-за наличия свидетелей. Отдав приказ, Лайс вернулся в казарму замка.
   До трактира Лайс вместе с Исасой добрался без осложнений. Значит, какая-то ловушка готовится или в самом трактире, или на обратном пути. Войдя внутрь, Лайс огляделся. Все его парни, за исключением Грейта и двоих, кто ехал следом за Лайсом, уже были на месте, попивая вино. Не обращая на них внимания, Лайс пошел следом за Исасой, который здесь вел себя как дома. С вышедшим хозяином трактира они по-дружески обнялись. Тут же за столик подбежал слуга, поставив кружки и кувшин с вином. Памятуя о яде, Лайс как бы невзначай взяв ближнюю к себе кружку, нацедив в нее вина, поставил ее перед Исасой, а себе налил в кружку, поставленную слугой перед Исасой. Оба одновременно выпили.
   Так. Значит, яда ни в кружке, ни в кувшине с вином нет. Пока нет. Теперь главное не терять бдительности. Разговаривая ни о чем, большей частью слушая хвастливые речи хаммийца, перемежающиеся лестью к спутнику, Лайс все время был настороже, но старался не подавать виду. Спустя пару часов в трактире появился Грейт. Лайсу он показался растерянным. Следом за ним вошли два довольно развязных хаммийца. А Грейт сразу же направился к их столику.
   - А, Лайс, и вы здесь? Разрешите присесть?
   - Давай.
   - Слушай, это твой приятель? - обратился Исаса к Лайсу.
   - Ну, немного знакомы.
   - Ай, молодца! Значит, будет с кем вино пить. А я не могу, меня девушка ждет. Пей, дорогой, сегодня все бесплатно.
   С этими словами Исаса поднялся с места и ушел из трактира.
   - В чем дело, Грейт? - тихо, чтобы не расслышали люди за соседними столиками, спросил Лайс.
   - Пришли эти двое. Спросили меня. Сказали, что завтра срок истекает. Я им ответил, что никак не могу тебя вызвать из замка. Они сказали, что через пару часов ты сам будешь здесь. Ну и чтобы я тебя отравил.
   - Вот как? Хитро придумали. Яд, надо полагать, быстро действующий. На Исасу никто не подумает. Свалят на тебя. Тебя сразу же схватят. Обещали две серебрянки? Вот жлобы. Могли с таким же успехом и пару золотых пообещать, ведь все равно платить не надо. Если эти двое, - Лайс чуть скосил глаза в сторону двух прибывших вместе с Грейтом хаммийцев, - из стражи, то они тебя сами же и схватят. Вот и все.
   - А если я начну говорить, что именно они дали мне яд, они же меня убьют.
   - Нет, Грейт. Зачем им терять деньги, которые можно получить за крепкого раба? Что бы ты ни говорил, что бы ни кричал - все бесполезно. Судьи-то ими давно куплены. Они даже не будут оправдываться, просто скажут, что ты на них показал, потому что решил отомстить за свой арест.
   - Даже так? И что же делать?
   - Хаммийцы уверены, что все получится. Поэтому других, кроме этих двоих, здесь нет. Сейчас спокойно допьем вино, ты обойди несколько столиков. Проходя мимо наших парней, скажешь, чтобы пятеро ждали тебя в укромном месте у выхода из трактира. Подождешь несколько минут после их ухода, тогда пойдешь сам. Эти пойдут следом, на улице упакуйте их и отправьте в дом. В подвале узнайте подробности и ждите новых гостей. Не думаю, что их будет очень много. Заодно покажете свои умения, чему вы научились за это время. После уходите. Снимите дом поскромней. И ждите моего сигнала.
   - А остальным сегодня что делать?
   - Меня до замка доведут и пусть возвращаются к тебе в дом.
   - Все ясно.
   - Тогда давай допьем кувшинчик...
   Все произошло так, как и планировал Лайс. Пятеро его парней вышли из трактира, после них ушел Грейт. Вдогонку за ним бросились обозленные хаммийцы. Спустя минут десять покинул трактир и Лайс. Вернувшись в казарму, он застал там Исасу, который не мог скрыть своего удивления, увидев живого и невредимого Лайса. Удивленное выражение лица хаммийца быстро сменилось разочарованием.
   - А, Исаса, ты уже здесь? А как же девушка?
   - А... Плохая она... Я разозлился и ушел. А как ты? Твой приятель?
   - Какой он мне приятель? Так пару раз встречались. Странный он какой-то. Пил вино, а всего так и трясло. Руки - как после сильного перепоя. Я допил вино и ушел.
   - А... понятно.
   На следующий день утром Исаса быстро оделся и, оседлав коня, уехал из замка. Жаль, ведь в такую рань парни еще не заступали на дежурство у ворот замка.
   Вернулся Исаса уже ближе к темноте. Настроение у него было хорошим, и Лайс украдкой наблюдая за ним, видел, как тот щерит губы в плотоядной улыбке, посматривая в сторону Лайса.
   На следующий день Лайс выехал из замка и, найдя возле него одного из своих парней, узнал новости. Как он и предполагал, вчера вечером в дом, где засели в засаде его парни, ворвались хаммийские стражники числом в целую дюжину. Вряд ли они думали, что в помещении им окажут сопротивление. Тогда почему так много стражников? Вероятно потому, что дом выглядел не бедным, значит, было чем в нем поживиться. Но поживились ими самими. Семь человек почти в один момент были застрелены из луков и арбалетов, а оставшихся пятерых его парни быстро скрутили, выбив выхваченные мечи. Впрочем, двое хаммийских стражников даже мечей не достали, тупо уставившись на убитых своих напарников.
   А после, уже в подвале, парни Лайса почти ничего нового от своих пленников не узнали, помимо того, о чем поведали вчера двое захваченных перед трактиром хаммийцев. Что-то мог знать их старший и его помощник, но те были убиты первыми выстрелами. После допроса всех пятерых убили, свалив трупы в подвале, а сами перебрались на новое место в скромный домишко, расположенный в другой части города.
   Теперь осталось разобраться с Исасой, главным организатором охоты на Лайса. Уж очень тому хотелось появления вакансии в их десятке. То, что Исаса метит на должность старшего солдата, Лайс не сомневался. Но что думает об этом сам десятник? Ведь следующей ступенькой к пути наверх была должность десятника.
   Как раз настал день, когда Лайс вручал десятнику Ноксону ежемесячный золотой, а тот приглашал Лайса в свой трактир. Вот там Лайс и решил поговорить с ним.
   - Ноксон, у меня такое предчувствие, что в нашем десятке может появиться вакансия.
   - Интересно. И чья же?
   - Моя.
   - Ты собрался уходить?
   - Нет, что, вы. Меня хотят убрать. На тот свет.
   - Так. Продолжай.
   - Полторы седмицы назад я чудом остался жив. Если бы не назойливая муха, то быть моей голове со стрелой.
   - Кто стрелял?
   - Кто-то из наших. Дело было на тренировке.
   - А может, случайность?
   - А вчера мне на голову чуть случайно не упал камень с галереи. Я остановился поправить перевязь, и к моим ногам упал камушек. С полпуда весом. Если бы не перевязь, то попал бы в голову.
   Лайс этот случай выдумал, не говорить же Ноксону о попытке его отравления? Тогда придется рассказать и про парней, и про убитых хаммийцев, и про теперь приговоренного к смерти им, Лайсом, хаммийца Исасу.
   - Забавные случайности.
   - Только забавные? Это все, что ты скажешь?
   - Нет. На твое место кто-то метит, это ясно. Только что ты от меня хочешь? Провести расследование?
   - Когда оно закончится, меня уже не будет на этом свете.
   - Вот именно, сам же знаешь, как у нас расследуют. Разве что заплатишь. И немало, тогда, глядишь, может и прок какой будет. Хоть шевелиться начнут.
   - А тебе разве не все равно, кто будет в твоем десятке? Я ведь регулярно плачу.
   - Не ты один. А после заполнения вакансии мне перепадет, сам знаешь, четыре золотых. Чем больше подвижка, тем больше выплат.
   - Вот как? Но, господин десятник, вы не догадываетесь, кто захочет стать старшим солдатом вместо меня?
   - Якир или Исаса.
   - Хаммийцы.
   - Хаммийцы. И старшим солдатом станет тот, кто даст больше. Лайс, ничего личного. Ты мне нравишься, ты хороший солдат, не то что эти. И платишь. Соображаешь. Но и они платят.
   - За место в сотне командиру идет двадцать золотых и четыре десятнику, то есть тебе. За место старшего солдата деньги получишь только ты или нужно поделиться с командиром?
   - Не слишком ли много ты хочешь знать?
   - Не обижайтесь, Ноксон. Я совсем не к этому. После старшего солдата идет десятник. Сколько командир получит за это место?
   Ноксон нахмурился.
   - Когда съедят меня, следующим будете вы.
   - Откуда у них такие деньги? - неуверенно произнес десятник.
   - У хаммийцев? Найдут! Сколько стоит место десятника? Пятьдесят? Сто золотых?
   - Так их еще окупить надо.
   - За полгода окупят. После того как разберутся со мной и с вами, уберут и остальных семерых не хаммийцев. Семь вакансий. Вот сразу двадцать восемь золотых новому десятнику. И этот трактир, я уверен, перейдет в его руки. И золотой в месяц с каждого солдата. Всего девять в месяц получается. Очень выгодное место. Но на пути стою я.
   - Не очень-то ты и стоишь. В десятники можно попасть и через твою голову. Кто заплатит затребованную командиром сумму, того он и сделает десятником.
   - Может быть и так, я не спорю. Но начинают-то сейчас с меня.
   - И что ты от меня хочешь? Где мне искать твоего недруга?.. Ладно, допустим, это Якир или Исаса, но как узнать, кто именно?
   - Я понимаю вас, Ноксон. Буду осторожным. К вам же у меня только одна просьба: в случае чего не очень радуйтесь возможности заработать четыре золотых. Они могут выйти боком.
   - Ладно, возможно, ты и прав. А если бы ты еще и компенсировал мои возможные потери, то было бы совсем замечательно.
   - Тогда договорились. Но я ничего не обещал. Компенсация будет возможна только если она того заслуживает.
   - Ну-ну, - ответил десятник.
   После этого они допили кувшинчик и Лайс, попрощавшись с Ноксоном, поехал в казарму. А тот остался в трактире, хозяина которого десятник взял на защиту, конечно, не бесплатно, для решения неких финансовых дел.
   Вернувшись поздним вечером в казарму, первым, кого увидел Лайс, был Исаса. Лайс удивился взгляду хаммийца. Злому - это было понятно. Но в уголках глаз чужака горели торжествующие искорки. Странно. Неужели он не знает о резне в доме Грейта? Ведь пошел второй день. Исчезновение двенадцати стражников не могло пройти бесследно. Да и сам Исаса еще до ухода Лайса ушел из замка.
   - Лайс, не желаешь пропустить по кружечке хорошего винца?
   - Спасибо, Исаса, но я уже его выпил изрядно.
   - А сыграть в кости?
   - Нет, завтра нам рано вставать. У нас же дежурство. Я иду спать.
   Глаза хаммийца радостно загорелись.
   - Тогда завтра после дежурства. Согласен?
   - Завтра можно.
   Странный разговор. Этот хаммиец что-то задумал. Но что? Пора с ним разбираться. Но теперь недолго осталось. Грейт его уже видел, запомнил в лицо. И если завтра вечером, как только закончится дежурство, Исаса уедет из замка, парни за ним приглядят, и постараются схватить. А если это будет трудно, то откуда-то издалека прилетит стрела или арбалетный болт. И проблема будет решена. С этими мыслями Лайс заснул.
   Утро следующего дня оказалось солнечным. Да, весна все больше и больше вступает в свои права. Лайс даже вышел во двор, чтобы немного погреться на теплом весеннем солнышке. Но почти сразу же вслед за ним из дверей замка показалась группа вооруженных людей. Командир стражников, десятник Ноксон и четверо стражников-хаммийцев. У Лайса неприятно засосало под ложечкой. Все они направились в его сторону.
   - Лайс, твой меч, - приказал десятник. И не дожидаясь, когда Лайс начнет его отстегивать, к нему подскочили хаммийцы. Двое вытащили мечи, приставив их к его груди и спине, а двое других стали его разоружать. После этого Лайсу связали руки.
   - Милорд, - обратился старший из стражников к командиру стражи, - надо бы обыскать его комнату.
   - Хорошо, пойдемте.
   Лайса повели в казарму. Здесь хаммийцы первым делом заглянули в его сундук и с довольным видом вытащили два золотых браслета. А потом старший из четверки стражников загнул матрац на кровати Лайса и достал оттуда золотую подвеску.
   - Золото не мое. Мне его подбросили.
   - Негодяй! - побагровел командир. - Ты будешь повешен!
   - За что, милорд?
   - За убийство уважаемого купца Фиридора с семейством.
   - Когда это было?
   Но командир уже уходил из казармы. Оставшийся рядом десятник, ответил:
   - Вчера вечером.
   - Но я же вчера был с вами в трактире.
   - Ты это сделал после трактира.
   - Когда же я успел? Я вернулся еще не очень поздно. Меня видели.
   - Исаса видел, что ты вернулся далеко за полночь.
   - Он лжет!
   - Хватит болтать, - вмешался старший стражник, - пора тебе и в темницу.
   А когда они вышли во двор замка, хаммиец сказал:
   - Тебе все равно умирать. Я обещаю убить тебя легко. За это отдай свои деньги.
   - Золото, что у меня нашли, подброшено. Этого для обвинения мало.
   - Тебя видела служанка купца. Она тебя опознала.
   - Когда? Я же не выходил из замка.
   - Когда опознала? - Хаммиец рассмеялся. - Сегодня, через час, когда ты будешь в темнице.
   Старшего стражника поддержали остальные хаммийцы, громко захохотав.
  
   Глава 13
  
   1003 год эры Лоэрна.
  
   В один из дней после триумфального возвращения Сашки из замка Шелвака они с Даром обсуждали сложившуюся ситуацию.
   - Твои опасения, что нападение Алареса могло быть отвлекающим действием и что Тарен может напасть на Ларск, оказались ложными. Никто и не думал идти на Ларск. А отряд Ястреда тебе не помешал бы, а?
   - Лишняя помощь никогда не помешает.
   - Вот видишь!
   - Нет, Дар, есть здесь одна нехорошая вещь.
   - Какая?
   - Почему Аларес пошел брать замок Шелвака?
   - Шелвак раньше был вассалом его отца. Он решил наказать перебежчика и вернуть Каркелу замок.
   - Это понятно. Никто не спорит. Но ты не задумывался о том, что Аларес был не один?
   - Это как?
   - Большинство солдат - люди из земель его отца. Плюс наемники, нанятые на деньги старого графа. Лоэрнских солдат совсем немного.
   - Вот видишь, почти одни каркельцы.
   - Не совсем так. Я в Ларск привез не одного Алареса.
   - Ты про таренского чиновника? Какой-то слизняк, я даже не знаю его имени.
   - Я слышал, что Тарен таких привечает.
   - И я слышал, и что с того? То, что Тарен был заинтересован в походе Алареса на Шелвака? Конечно, заинтересован. Вот и человечка дал и сотню солдат вместе с ним добавил.
   - Я имел в виду не таренского человечка, а жреца.
   - А жрец при чем?
   - Вот именно, при чем здесь жрец? Особенно после того, как я уничтожил четыре отряда орков-храмовников и повесил одного жреца. Сейчас уже двух. И освободил сотню людей, предназначенных для жертвоприношения. Ох, чует мое сердце, что не просто так появился этот жрец.
   Дар задумался.
   - Знаешь что, Сашка, несколько лет назад, когда я еще не был графом, в Амарис приехал пиренский граф Бертис. Он правая рука Черного Герцога. И вот этот Бертис рассказал очень странную историю. О причинах, по которым Черный Герцог напал на Ларск и убил мою семью. По его словам его заставили это сделать жрецы. Но это не все. Ларские графы не всегда были первыми графами в Лоэрне. Сто с чем-то лет назад они ими не были. Просто ларские графы. Но тогда поменялась династия, предок умершего Френдига взошел на престол, а мы стали наследными графами.
   - Я это знаю, ты мне уже рассказывал. Династия сменилась потому, что предок Черного Герцога захватил старую столицу и сравнял ее с землей, а королевскую семью всю вырезал. И всех жителей столицы тоже. И про то, что, по словам Бертиса, старый герцог пошел в свой поход по воле жрецов. А они после того, как все выполнил, сколотили коалицию из других герцогов и нанесли ему поражение. Получается... Аларес и Тарен тоже действовали по воле жрецов?
   - Нет. Они самостоятельные фигуры, в возвращении замка и наказании барона-изменника были кровно заинтересованы. Но и жрецы, наверное, подсуетились, раз один появился с Аларесом.
   - Тогда все сходится. Эх, брат, подставил я тебя.
   - Чем?
   - Со жрецами рассорил.
   Дар только покачал головой.
   - Ты всегда, Сашка, поступал правильно.
   - Слушай, мне тут Хелг рассказал про то нападение Черного Герцога. Вас с ним и другими мальцами вывезли из города. Потом... ты потерялся, все тебя искали. Только нашли твою куртку на орочьей стоянке. Все решили, что тебя орки съели. Как куртка там оказалась?
   - Я бежал, прибился к беженцам. Они уходили на запад. Орки шли следом. Мне пешком было не уйти, да и есть сильно хотелось. Вот я и отдал куртку.
   - Но ты же сын их графа.
   - Я боялся сказать об этом. А если они выдали бы меня пиренцам? Нет, я решил молчать.
   - А куртка как оказалась у орков?
   - Орки настигли этих беженцев. Все бросились кто куда. Я спасся, ушел за реку, попал на земли Амариса. Амарис тогда был в дружбе с Пиреном, поэтому пошел дальше, в Гендован. А нового хозяина куртки, видать, догнали орки.
   - Дар, тебе не кажется странным такое совпадение: на земли твоего отца одновременно нападает Черный Герцог и орки? До этого случая они не очень часто вторгались, а?
   - Ты прав. Действительно, тут нечисто. Дело рук жрецов?
   - Ага.
   - Правильно, что ты их вешаешь.
   - Сейчас мы с тобой их враги. Нападение Алариса лишь первый звонок. А следующим будет...
   - Нападение орков!
   - Точно. И, наверное, крупное. Надо известить северные замки.
   - И как быстро это случится? Ты-то как думаешь?
   - Тянуть они не будут. Странно, что еще не напали.
   - Потому что еще ранняя весна. Дороги скоро совсем раскиснут. А через месяц солнышко будет припекать, время сева, крестьяне выйдут в поля. Только успевай ловить!
   - Жрецам мы нужны, а не крестьяне.
   - Одно другому не помешает. Для крупной орды бросить часть орков на лов людей ничего не стоит. А большая часть, ты прав, пойдет на Ларск. Нужно готовить город к обороне!
   - Дар, а как же крестьяне? Все, кто попадет к оркам, обречены. Ты будешь оборонять город, а они съедят всех в округе. Дойдут до самого Барейна.
   - Ты прав. Опустошат всю восточную часть графства. На запад не пойдут, не станут переправляться через Барейн, а по суше наши западные земли защищены от орков Амарисом. И что нам тогда делать?
   - Дар, отсиживаться нельзя. Ни в коем случае. Надо напасть самим, как только они вторгнутся на ларские земли. Прямо сейчас послать гонцов в северные замки, пусть срочно собирают своих крестьян, свозят запасы. Дозоры к орочьим границам выставляют. Дозоры конные. У орков лошадей много?
   - Откуда? Хотя тогда, девять лет назад, у них были.
   - В любом случае основная масса орков пойдет пешком, так?
   - Так. Даже конных будет немного.
   - Тогда предупреждаем. Люди собираются в замках, значит, для обороны народа будет хватать. На штурм рискнут пойти, как думаешь?
   - Нет. Они половину орды положат, прежде чем один замок захватят.
   - Даже так? Тогда, объясни, почему они пойдут на захват Ларска, если один замок может перемолоть половину их орды?
   - Сравни длину стен в баронском замке и стены вокруг Ларска. Прорвать оборону в Ларске проще. Пока добегут к месту прорыва, сколько времени уйдет! Если орда большая, Ларск, конечно, отстоим, но потеряем многих.
   - И опять получается, что нельзя отсиживаться за стенами.
   - Если орда будет большой, то помочь могут только стены. В поле орки просто сомнут своей численностью. А вот когда они разделятся на части, вот тогда их и бьют. Да и то не всегда получается. Так заведено издавна. Ни разу никто не выходил против большой орды.
   - И орки беспрепятственно шли вглубь человеческих земель?
   - Да, пока они не распадались на части и не разбредались в разные стороны.
   - Хватали людей, не успевших спрятаться в замках или уйти на юг?
   - Да. И замки, случалось, орки захватывали.
   - А когда их изгоняли или уничтожали, оказывалось, что земля обезлюдила?
   - Когда как.
   - Тогда надо обязательно пойти им навстречу, пока они не натворили бед.
   - На какие силы ты рассчитываешь?
   - Я привел с собой шесть с лишним сотен солдат. Думаю, что легко смогу довести их до тысячи. У нас есть еще пленные наемники. За выкуп они должны заплатить по золотому. Графу Каркелу не найти сразу четыреста, а то и пятьсот золотых. Поэтому он выкупать будет в первую очередь своих. Я предложу пленным наемникам подписать долговое обязательство с условием его отработать службой на Ларск. Думаю, большинство согласится. Да все согласятся! Ведь если Каркел их не выкупит, то пойдут на рабский рынок. Они это должны понимать. Вот еще сотня солдат добавится.
   - Все равно мало.
   - Понимаю. Значит надо что-нибудь придумать. У меня еще осталась целая подвода земляного масла.
   - Хочешь применить против орков?
   - Хочу. Только этого будет мало. Надо придумать еще что-нибудь. Только вот что?
   - Ты придумаешь, я тебя знаю...
   Утром следующего дня началась подготовка к военной экспедиции на северные земли. Сашка в первую очередь тщательно проинспектировал оружейные склады. Но результатами похвастаться не смог. Полсотни арбалетов с запасом болтов, столько же луков - все, что он взял оттуда. Их, правда, было больше, но оставить город без средств защиты он тоже не мог. Нашел у кузнецов несколько больших мотков железной проволоки, их тоже отложил для себя. Зачем они ему нужны, он не знал, но в походе все могло пригодиться. Точно так же в походном обозе добавились и разные другие предметы.
   Но настроения сборы не прибавили, наоборот, Сашка чувствовал, что он не знает, что делать, мечется туда-сюда, что-то приказывает, что-то закупает, но плана похода так и не выработал. Его помощники воспринимали как раз все иначе, считали его удачливым полководцем и, похоже, всерьез верили в полный успех экспедиции.
   В один из последних дней перед отправкой войска Сашка, уже механически прохаживаясь вдоль торговых и мастеровых рядов, вдруг обратил внимание на человека, стоявшего среди торговцев различным железным инструментом. Однако железа у него почти и не было, а вот небольшой горшочек, стоявший в центре прилавка, Сашку заинтересовал. Что же там было такого, что торговец посчитал этот товар достойным своего лучшего места?
   - Чем торгуешь, уважаемый?
   - Инструментом для горных работ, ваша светлость.
   - А горшочек?
   - В нем, ваша светлость, серый порошок.
   - А он для чего?
   - Он камни и горы разрывает.
   - Это как?
   - Посыпать в лунку и поджечь. Только самим спрятаться надежно, ваша светлость. Ненароком камнями может побить.
   - Ну-ка покажи!
   Порошок, как порошок. Пахнет не очень. То ли бензином, то ли уборной. И цвет, скорее, коричневый, чем серый.
   - А порошок откуда?
   - С Диких земель, ваша светлость. Гномы любят ими в своих горах дыры проделывать.
   - Как действует, показать можешь?
   - Так это, ваша светлость, порошок-то дорогой.
   - Я плачу за показ. Только смотри, знай цену. Я ведь потом проверю.
   - Ну как же, ваша светлость, неужто для вас цену заломлю? Нет, будьте уверены.
   - А порошка-то много у тебя или только этот горшок?
   Торговец замялся.
   - Говори, не бойся. Я никого зря не обижаю.
   - Можно еще поискать. Но будет чуть дороже. Издержки, ваша светлость.
   - Хорошо. Где покажешь?
   - Можно за городом, где камни есть. Можно и здесь, камней поплотней накидать, а я порошком их раскидаю. Даленько полетят...
   После демонстрации торговцем пороха, а это был порох или что-то близкое ему, Сашка заметно оживился. Он велел казначею скупить весь серый порошок, какой найдет. Как он его будет использовать, Сашка еще не решил, но предполагал, что сможет найти ему применение. Ведь к северу местность заметно повышалась. Где-то там были истоки Барейна, а реки, он знал, всегда брали начало на гористой местности.
   Вечером того же дня Хелг, который сопровождал Сашку по городу, задал ему вопрос:
   - Ксандр, а этот порошок зачем тебе нужен? Пещеру в горе хочешь сделать?
   - Пещеру?
   - Ну, да. Солдат спрятать, так?
   - Нет, Хелг. Я же не гном, пещеры делать. И с порошком этим уметь надо обращаться. А зачем взял? Я много чего взял с собой впрок. Вдруг что пригодится. Понимаешь, я ведь сам не знаю, что будет. И как поступить. Мне ведь всего шестнадцать лет. Только не повторяй за другими, какой я великий полководец. Просто я пытаюсь продумать, как лучше выпутаться из разных ситуаций. Вот сейчас тоже. Если орков будет пять тысяч, кто окажется сильнее?
   - Мы!
   - А сколько солдат погибнет? Половина?
   - Может, и половина.
   - Вот это и плохо. А если орков будет не пять, а десять тысяч? Может такое быть?
   - Может.
   - И кто победит в сражении?
   - Мы, - но уже неуверенно ответил Хелг.
   - А пятнадцать тысяч? Или двадцать?
   - Ну ты скажешь! Не будет столько.
   - Хорошо бы. А что касается порошка, то им, к примеру, можно подорвать скалу и осколками завалить отряд орков. Если, конечно, там будут такие скалы. Только многих не придавишь. Но паника, глядишь, пойдет. Или завалом из камней разделить орков на две части и поодиночке их разбить.
   - А это интересно!
   - Но есть ли там такие места? И если окажутся, пойдут ли по ним орки? Вряд ли. Тогда можно что-нибудь еще придумать с порошком. Вот только что именно, ничего в голову не приходит...
   Путь к северным границам Ларского графства длился почти неделю. Впрочем, войско двигалось неспешно. Во-первых, движение тормозил обоз, а во-вторых, Сашка повышенное внимание уделял разведке, посылая людей не только вперед по направлению движения солдат, но и в боковые дороги и даже тропинки. Получить неожиданный удар в бок колонны он не хотел. По мере продвижения на север места становились пустыннее, хотя деревушки встречались постоянно на их маршруте. Но сработало предупреждение о предстоящей возможной опасности, вот крестьяне и перебирались под защиту замков.
   Где пойдут орки, если, они, конечно, вторгнутся в ларские пределы, точно никто сказать не смог бы, но если орда будет не маленькая, то направятся орки, скорее всего, по широкой центральной дороге, по которой и двигался Сашка со своим войском. Чем дальше он забирался, тем выше становилась местность, но, к его огорчении, это были всего лишь небольшие возвышенности, а гор, о которых он думал, нигде, насколько хватал глаз, не было.
   А вот и последний замок, дальше к северу лежали пустынные земли, а за ними бродили орочьи орды.
   - До верховий Барейна далеко? - спросил он у одного из своих баронов, чей замок лежал к западу от их лагеря.
   - Два-три дня пути, милорд. Только это будут не совсем истоки. Истоки еще севернее, но там горы.
   - А орки?
   - Они дальше за грядой.
   - И прохода к ним нет?
   - Почему же, нет? Есть. И они им часто пользуются. Вот потому и людских поселений там нет.
   - А горы где, там же?
   - Горы еще западнее, а у истоков только крайняя их часть. На вершине расположено горное озеро, которое и питает начинающийся Барейн.
   - Я хотел бы съездить, посмотреть на ту местность.
   - Но, милорд, орки, хоть там и не живут, но наведываются в долину часто. Ехать опасно.
   - Тогда я возьму помимо своей полусотни одну из сотен, и мы постараемся обернуться за седмицу. Но, на всякий случай, пусть в нашу сторону движется и остальное войско. По крайней мере, расстояние между нами будет меньше, чем эти два-три дня. Кстати, а что за долину ты упомянул?
   - Гора, где горное озеро, круто обрывается и почти сразу же к горе примыкает долина. Отличное пастбище - и пустует из-за соседства с орками.
   - Ну вот и долину посмотрим.
   Сашкин отряд численностью почти в полтораста человек выехал на запад ранним утром следующего дня. Возвратился виконт лишь на исходе седмицы, когда командиры оставшегося без предводителя войска начали уже волноваться. Вернулся усталым, но довольным. А когда барон Фурбег, замещавший Сашку на время его отсутствия, сообщил, что впереди несколько раз видели орков, а один раз вместе с ними заметили и человеческую фигуру, Сашка, вопреки ожиданиям, обрадовался.
   - Это же хорошо! Нет, хорошо не то, что орки, получается, и в самом деле собираются идти на наши земли, а хорошо, что нас заметили. А этот человек, он когда появлялся, в первый раз или позже?
   - Позавчера, когда в предпоследний раз заметили орков.
   - Значит, не сразу. Увидели нас, сообщили жрецу или кому там еще, а он решил собственными глазами убедиться сколько нас... Постой... Но насколько нас много и сколь глубоко на юг растянулись, с севера не узнаешь. Орков видели только к северу?
   - Вчера, милорд, ближе к вечеру видели орков на юго-востоке от лагеря.
   - Отлично! Значит, они должны убедиться, что кроме нашего лагеря больше никого нет.
   - А что в этом замечательного?
   - Если орков одна-две тысячи, то они постараются нас обойти с востока и напасть на северные замки. Но люди предупреждены и такое количество орков для них не страшно. Если орков тысяч пять или больше, то они захотят напасть на нас. Им нужен я. Точнее, жрецам. А в чистом поле, вне стен замков, шанс у них есть.
   - С пятью тысячами? - барон покачал головой.
   - Или с десятью, а то и больше.
   - Тогда нам нужно идти обратно под прикрытие замка.
   - Нет, мы пойдем к истокам Барейна, в ту долину. И заманим орочью орду за собой.
   - А дальше что?
   - Мы ее уничтожим... Может быть... Но выступать надо сегодня. Если вчерашние лазутчики вернулись в орочий лагерь, то сейчас, я думаю, они снимаются с места. И завтра утром могут быть здесь. Нам надо торопиться. Хотя, если большая часть орков пешая, то они идут медленнее, чем люди.
   - Вы немного ошибаетесь, милорд. Действительно, люди идут быстрее орков, тем более все мы на конях. Но это в том случае, если орки передвигаются на двух лапах. На четырех они бегут очень быстро. Кони галопом, конечно, быстрее, но только если галопом.
   - Тогда нам нужно поторопиться. У нас сейчас преимущество в один день. Пока орки поймут, куда мы ушли, пока начнут преследовать, мы можем выиграть еще полдня, а то и день. Но это дополнительное преимущество исчезнет, если они встанут на четыре лапы. Надо торопиться. К вечеру третьего дня мы должны быть в той долине. И желательно поближе к каменной гряде...
   К исходу третьего дня войско смогло подойти к долине. Несмотря на общую усталость, Сашка приказал идти дальше, на другой ее край. Когда местность стала заметно повышаться, он приказал остановиться и строить лагерь. Были высланы дозорные. Причем таким образом, что в случае появления орков войско смогло бы успеть надеть кольчуги и приготовиться к атаке. На всякий случай Сашка приказал развести с трех сторон лагеря костры. Усталым людям вместо отдыха пришлось рубить деревья в небольшой рощице на южном краю долины и тащить их волоком к стоянке. Но все понимали, что эта предосторожность нужная. Лишь глубокой ночью лагерь заснул тяжелым сном.
   А ранним утром, когда лагерь еще спал, Сашка в окружении своей полусотни выехал в сторону гор. Вернулся он через пару часов, когда лагерь стал приходить в движение.
   Сашка соскочил с коня и, слегка пошатываясь от усталости и недосыпа, отдал Фурбегу приказ, как только люди позавтракают, сниматься с места и идти дальше в предгорье. Сам же, наскоро перекусив, и взяв с собой дополнительно полсотни крепких солдат, вновь выехал в сторону горного озера. Они отсутствовали весь день. Только когда совсем стемнело, Сашка вернулся в лагерь, но лишь в окружении своей полусотни. Первым его делом был вопрос, что известно об орках.
   - Ничего, милорд. На расстоянии в полудне пути орков не замечено.
   - И хорошо, и плохо. Хорошо, что у нас есть еще время, плохо, что они могут за нами не пойти.
   - Милорд, осмелюсь спросить, каковы ваши планы?
   - Мы находимся на краю долины, примыкающей непосредственно к району горного озера. Озеро большое, если нам удастся пробить сток на долину, вода хлынет на лагерь орков. Наш же лагерь находится на высоком месте.
   - И как вам удастся сбросить воды озера?
   - У меня есть серый порошок. Сейчас полсотни самых крепких солдат пробивают в камне кряжа дыры. Там есть пара мест, где гора очень удачно нависает над долиной. Сама природа проделала трещины в камне. Ломами и кирками их углубили. Завтра продолжим, заложим порошок, подожжем и посмотрим, что получится.
   - А если не удастся?
   - Тогда будем ждать орков здесь. Место неплохое. Им нужно еще постараться сюда вскарабкаться. Растянутся. Вот и будем бить тех, кто прорвется. У нас с собой сотня арбалетов, несколько сот луков. А у орков в лучшем случае кожаные доспехи. Если их будет тысяч пять, то пару тысяч, а то и половину их орды мы положим болтами и стрелами. А потом встретим мечами...
   Ранним утром следующего дня Сашка вновь умчался в горы и снова вернулся к позднему вечеру. Вернулся довольным, хотя и с темными кругами у глаз от усталости.
   - Ну как, что орки?
   - Разведчики три часа назад сообщили, что те на подходе к долине.
   - Замечательно! Сколько их?
   - Сосчитать невозможно. Спереди едут верховые. Их где-то больше тысячи. Но могут быть еще и сзади.
   - Так много? Но мы думали, что лошадей у орков сто, ну, двести от силы. Откуда у них лошади? Впрочем, я догадываюсь откуда. Вот почему они тянули с вторжением. А могли бы напасть одновременно с виконтом Аларесом. Я, признаться, думал, что они ждут поздней весны. А пеших сколько?
   - Разведчики не разглядели. Слишком много всадников, к тому же пешие орки, думаю, отстали.
   - Значит, сейчас они подходят к долине?
   - Да, милорд.
   - Усильте караулы, а ранним утром посмотрим.
   - Утром вы снова уедете в горы?
   - Нет. Там все готово. Только послать гонца с приказом. За час он доберется. Еще полчаса на взрывы. Итого полтора часа. Продержимся!
   С первыми лучами солнца лагерь людей пришел в движение. Суеты не было. Солдаты завтракали, натягивали кольчуги, еще раз проверяли оружие. Сашка забрался на высокий камень и всматривался в долину. Но ее укутал утренний туман. Где-то через пару часов, когда Сашкино терпение стало лопаться, дымка начала быстро рассеиваться, резкий южный ветерок рвал остатки туманной пелены. А когда долина открылась перед его взором, Сашка и стоявшие рядом с ним ларские бароны выругались. Все пространство оказалось заполнено орками. Не пять, не десять тысяч, а десятки тысяч орков двигались в сторону их лагеря.
   - Да их тысяч пятьдесят будет! - воскликнул кто-то за Сашкиной спиной.
   - Пошлите гонца, лучше трех на всякий случай, пусть начинают, - приказал Сашка.
   А верховые орки, вырвавшиеся вперед, уже скакали к человеческому лагерю. Было их явно больше тысячи.
   - Приготовиться стрелкам! - отдал Сашка приказ, как только спустился с камня и вернулся внутрь лагеря. - Всем за телеги!
   - Милорд, если орки прорвутся к лагерю, то верховые будут иметь преимущество над нашими спешившимися. А наша конница не получит того превосходства над орками, будь сражение на равнине.
   - Почему?
   - Здесь местность неровная, камни, валуны. Мы не сможем выстроиться в колонну. Придется биться порознь.
   - Но человек лучше орка владеет мечом.
   - Это так, но в условиях такой пересеченной местности, преимущество человека сглаживается. К примеру, конь оступится, дернет в сторону и это тогда, когда на одного человека будут наседать с разных сторон два-три орка. На равнине человек справится, здесь малейшая ошибка его погубит.
   - И что делать?
   - Мы никогда не заходили в горы, чтобы сразиться с орками. А на равнинной местности предпочитали сражаться не на развалинах.
   В самом деле, что же делать, что предпринять? Получается, что загнав своих солдат на каменистое плоскогорье, он подставил их под удар конных орков. Но кто же знал, что у тварей будет столько всадников? Между тем верховые орки значительно сократили расстояние до их лагеря. Правда, местность стала повышаться, кони уже не могли ехать галопом из-за попадающихся камней, орочья лава растянулась, кое-где сплошная их линия разорвалась, но напор не ослабевал, орки, пусть и медленнее, но приближались к линии костров, возле которых застыли ряды лучников. А за ними и арбалетчиков. Вот уже первая линия натянула луки и послала вперед тучу стрел. Десяток врагов упал на землю, но их место заняли новые, еще более многочисленные. Через несколько минут в бой вступили и арбалетчики, имевшие меньший радиус поражения. Но орков было столько, что казалось, человеческие стрелы и болты совсем не попадают в цели.
   Вскоре орки приблизились настолько, что стрелки били по врагам прямой наводкой. Вот передовые орки уже достигли внешней границы ее горящих костров, расположенных в шахматном порядке. Сашка увидел как несколько передовых лошадей, поравнявшись с кострами, вдруг начали дергаться в стороны, видимо почувствовав близкий жар костров.
   Сашка в своем рогатом шлеме, стоявший в окружении личной полусотни сразу же за линией арбалетчиков и уже готовый рвануть навстречу оркам, неожиданно отбросил свою большую секиру и, подбежав к ближайшему костру, выхватил горящую толстую ветвь и с криком: "Огонь по оркам!", бросил горящее дерево в ближайшее скопление орков. Ветвь, не долетев до врагов несколько метров, но перелетев через головы лучников, приземлилась россыпью огненных брызг. Лошади орков громко заржали, заметались, некоторые повернули в стороны или даже назад, сбрасывая своих наездников.
   Примеру Сашки последовали и другие воины. Атака орков сразу же захлебнулась. Хотя часть тварей сумела прорваться через рассыпающуюся цепь стрелков. Но здесь их уже встречали новые ряды людей. Часть солдат увлеченно расшвыривала костры в сторону орков, благо те были внизу, пытаясь подняться по склону наверх к лагерю людей. Другие солдаты встречали острым железом своих врагов. Сашка, уже поднявший свою секиру, ткнул острым шипом, что был на верхушке секиры, в морду лошади, та встала на дыбы, орк опустил меч, пытаясь удержаться, а Сашка одним ударом лезвия снес орку голову. Фонтаном брызнула кровь, орк упал под ноги лошади, а та испуганно повернула назад, мешая скачущим за ней другим всадникам. Через мгновение перед Сашкой выросли сразу два верховых орка. Одного он ловко ссадил в лошади, ударив в бедро, почти отрубив его, а на второго бросился кто-то из его личных солдат, но приблизиться к орку не успел. Запела стрела и орк, со стрелой в голове обмяк и свалился на землю. Это успели встать на новую позицию, сразу же за передовой линией солдат, стрелки. Теперь каждый второй прорвавшийся орк падал от меткого выстрела, а вторую часть выскочивших тварей легко обезвреживали солдаты, орудующие в основном секирами или копьями. А сзади стрелков выстроились конные солдаты, держа в руках мечи.
   Бой продолжался еще какое-то время, но напор орков стал слабеть, а затем и вовсе прекратился. На подступах к лагерю осталось лежать добрых пять сотен врагов, но еще большее их число отходило вниз по склону, не решаясь продолжить атаку. Причина этому была хорошо видна: к подножию склона подходили необъятные полчища пеших орков. Было ясно, что с таким количеством врагов людям не справиться. И задумка с расшвырянными кострами уже не поможет. Орки не лошади, огня не испугаются, а просто обойдут стороной горящие ветви и пойдут дальше вверх своей несметной лавой.
   В это время при ясном чистом небе раздался раскат грома. Почти никто из солдат не понял, что это за громовой звук, да и мало кто обратил на него внимание после первой схватки с орками. Но Сашка, его личные солдаты и несколько баронов облегченно вздохнули. А Сашка вдруг испугался - что если порох не сможет разрушить каменную стену, отделяющую горное озеро от долины? Тогда они все погибнут. Орки просто задавят всех своим количеством.
   Но как бы то ни было, нужно готовиться к встрече передовых пеших орков, которые уже подошли к подножью склона. Сашка приказал бросить в костры весь запас дерева. А затем, немного помедлив, велел бросать вниз в сторону орков и горшки с земляным маслом, как только орки начнут приближаться к краю плато.
   Напряжение нарастало, но орки, дойдя до подножия склона, остались стоять на месте. Они ждали, когда подтянется основная масса орды, и тогда несметными потоками твари хлынут наверх к лагерю людей. Так прошло почти полчаса, наконец вся орда выстроилась перед лагерем людей и по незаметному сигналу пришла в движение, бросившись вверх.
   Вновь запели стрелы, а затем засвистели арбалетные болты. Полетели вниз горшки с земляным маслом. Моментально на склоне возникла огненная стена. Раздался дикий оглушительный вой. Даже до людей донеслась гарь заживо горящей плоти. Несколько сот орков, успевших до образования горящей стены подняться по склону, бросилось на ряды людей. Зазвенела сталь. Тактика людей, благодаря которой стрелки могли безбоязненно стрелять во врагов, скрываясь за спинами орудующих секирами, мечами и копьями людей, вновь принесла успех. Орки были отброшены вниз, оставив на подступах к лагерю несколько сот своих трупов. Да и отброшенных оказалось меньше сотни. Стрелки за несколько минут быстро их добили. Новые орки так и не появились из-за по-прежнему горящей стены, правда, поубавившей свою силу и высоту. А орочий вой снизу не прекращался, казалось, он отдалялся, но набирал при этом силу. Сашка догадывался, в чем дело. Это могла быть только вода, затопляющая долину и добравшаяся до орков. Вопрос только в том, сколь много воды вырвалось из горного озера? И куда она потечет? К счастью, на севере и частично на востоке местность была холмистой, возвышенной. А долина лежала в низине, причем та ее часть, которая примыкала к месту скопления орков, была наиболее низкой. Сашка это понял по двум ручейкам, попавшимся ему в этой части долины. Оба ручья текли с северо-запада как раз в сторону их лагеря. А раз текут сюда, значит, здесь более низкая местность.
   Когда наконец земля, пропитанная земляным маслом, прогорела, перед людьми встала грандиозная чудовищная картина. Все пространство долины покрывала водяная гладь. По ней барахталось несметное количество орков. Впрочем, тех стало заметно меньше. Часть из них, вероятно, уже утонула. Некоторые счастливчики выбирались на твердую землю и ползли вверх по склону. Вновь запели стрелы. Счастливчиков становилось все меньше и меньше.
   Сашка, а за ним и все остальные двинулись вниз по склону, по пути добивая раненых орков. Подойдя почти к кромке воды, картина разгрома стала еще наглядней. Поток воды огибал склон и тек дальше на юг. Живых орков было немного, но и тех стрелки метко поражали. А в воде, несмотря на ее мутность, можно было видеть сотни орочьих трупов, проплывающих вместе с потоком воды.
   Так продолжалось несколько часов. Давно уже закончился запас стрел и болтов. Стрелки вытаскивали их из тел орков, плотным слоем лежащих по всему склону. Вода заметно поубавилась, оголив валуны и верхушки небольших возвышений. Все больше и больше из-под воды появлялось тел утонувших орков. Громадная орочья орда исчезла. Люди только сейчас стали понимать, что же они совершили. Нет, не так. Что совершил их командир, славный виконт Ксандр Ларский!
   Из пятидесяти-шестидесяти тысяч орков, уцелело, надо полагать, не больше пяти, в лучшем случае, десяти тысяч. Да и те были разбросаны по всей долине и за ее пределами, удирая на всех своих четырех лапах подальше от этих страшных людей, вызвавших ужасное наводнение.
   Тем временем уже темнело, и Сашка приказал всем подняться в лагерь.
   - Завтра утром нужно отсюда уходить. Будем идти почти по болоту. Вода вся не сойдет. Придется коней вести в поводу и оставить здесь часть подвод. А с теми, что возьмем с собой, мучений достанется. Дорога и без того была с камнями и ямами, а теперь и вовсе станет похожа на трясину. Но идти надо. Днем солнце припечет, и такой пойдет запах!..
   Обратный путь был медленным. Только к вечеру солдатам удалось выйти на нормальную местность. Переночевав, войско двинулось дальше на юго-восток. Через неделю показались стены одного из крайних ларских замков. Здесь Сашка узнал, что несколько тысяч орков все-таки прорвались на ларские земли. То ли это были орки, не захотевшие подчиняться общему руководству, то ли просто отставшие от основной орды и поэтому вместо того, чтобы двигаться вслед за ордой на северо-запад, пошли на юг для грабежа людских земель.
   Узнав от владельца замка примерное направление движения этой не очень большой орды, Сашка принял решение пойти вслед за ней и разгромить. Уж с тремя-четырьмя тысячами орков он теперь справится. Половина его солдат так и не приняла участие в тех сражениях, простояв во второй линии обороны. Теперь они желали обагрить свои мечи кровью ненавистных людям тварей.
   Преследование врага длилось три дня. Часть времени потратили, конечно, впустую, пытаясь найти верное направление движения. А когда нашли, то пошли намного быстрее. Ориентирами служили разграбленные человеческие деревни. К счастью человеческих костей, одежды людей на брошенных орочьих стоянках почти не встречалось. Успело сработать предупреждение, люди заранее спрятались в замках.
   На третий день пути, когда уже стало темнеть, передовой отряд наткнулся на отставших орков. Тех было немного, сотни две или три. Не дожидаясь подхода основных сил, неполная сотня людей бросилась на неготовых к такой встрече врагов. Схватка оказалась короткой. Большая часть орков осталась лежать, порубленная людьми. Лишь немногим удалось бежать. Но они теперь могли предупредить остальных тварей, что сзади на них движется человеческий отряд.
   Впрочем, это было хорошо. Ведь уцелевшие орки видели только неполную сотню, основной отряд еще не показался, когда те бросились бежать. Теперь можно ожидать выступление основных орочьих сил против небольшого человеческого отряда, как ошибочно считали сами орки.
   Тем временем совсем стемнело, и люди разбили лагерь. Чтобы не вспугнуть врагов, Сашка приказал развезти меньше костров. Пусть считают, что людей немного. Выслал он и дозорных как можно дальше. Ведь не спать же людям на еще холодной земле в кольчугах? Да еще и без тепла костров. Предосторожность оказалась верной. На рассвете дозорные дали сигналы в рожки, сообщив об опасности. Человеческий лагерь пришел в движение. Люди споро одевали броню, седлали коней. Часть из них, по заведенному порядку, успев только натянуть кольчуги, похватала копья и образовала линию авангарда, давая возможность остальным солдатам подготовиться к встрече врага. Так и получилось.
   Из-за дальнего поворота выскочили передовые орки и с визгом бросились на передовую цепь копейщиков. До людей добежала лишь меньшая их часть, остальные полегли под градом стрел и арбалетных болтов.
   Основная часть орочьей орды, появившаяся вслед за их авангардом, разглядев, что людей отнюдь не сотня, а минимум в десять раз больше, повернула вспять. Вот тут дело дошло и до всадников наконец-то в этом походе помахавших мечами. Преследование врага длилось недолго, хотя орки перешли с двух лап на четвереньки и показали замечательную скорость своего бегства. Но люди, пустившие коней в галоп, догоняя орков, только успевали взмахивать давно уже красными от орочьей крови мечами. С этой ордой было тоже покончено. Впрочем, нескольким сотням орков, вовремя свернувшим в лесные заросли, удалось спастись. Их еще долго потом отлавливали отряды местных баронов и рыцарей.
   Теперь можно спокойно возвращаться в Ларск. Победа была поразительной. Уничтожено пятьдесят тысяч орков, потери людей в этом походе составили не более двухсот человек, к тому же часть из них еще сможет поправиться и вновь взять в руки меч.
   Сашка с триумфом вступил в Ларск. Горожане, уже узнав о впечатляющей победе брата их повелителя, выстроились вдоль всего пути следования колонны победителей. Появление Сашки в рогатом шлеме вызывало бурю восторгов горожан. А лучшей наградой Сашке были объятия брата, встретившего его с радостными слезами у входа в замок.
   А через пару часов, когда Сашка немного привел себя в порядок, смыв грязь, пыль и копоть похода, он сидел вместе с братом в его комнате.
   - Их было действительно так много?
   - Да. И ты знаешь, мне стало страшно. Я в своей жизни никогда так не боялся, как тогда.
   - Если бы орки прорвались к Ларску, а они прорвались бы, городу не устоять. Да и крепости тоже. Они запросто могли прорвать оборону даже не на одном, а на нескольких участках стены. Затем ворваться в город. Хлынуть потоком. Это на стенах горожане запросто могут сдерживать вдесятеро большее число врагов. А на городских улицах с их-то вооружением. Даже орки, если выйдут один на один с горожанином, смогут их убить. Поэтому город был бы обречен. А крепость... При таком количестве орков нам тоже не выстоять.
   Покончив с нами, орки разбрелись бы по всему Ларску. Пусть даже их осталась бы половина от первоначальной численности. Все равно тридцать тысяч орков - слишком много для графства. Западные наши земли, что за Барейном, наверное, уцелели бы, но здесь они вырезали бы всех. Даже замкам не спастись от такой громадной орды. И это все дело рук жрецов?
   - Я уверен. Жаль, что не нашел того человека, что был с орками. Не думаю, что он спасся. Хотя, он мог быть и в задних орочьих рядах. Ему не нужно махать мечом. Мог спокойно наблюдать, как орки захватывают наш лагерь. И на коне уйти от потопа тоже мог. Но все-таки вода шла таким потоком, что даже на лошади трудно устоять. Жаль, что не нашли его. Лучше живым. Привез бы тогда его в Ларск. Тебе показал.
   - А потом повесил?
   - Обязательно. Ближайший храм от Ларска далеко?
   - Не очень. Ты что задумал?
   - Не сейчас, конечно, но надо бы пообщаться со жрецами на их территории. Как ты думаешь?
  
   Глава 14
  
   1003 год эры Лоэрна.
  
   Рахид родился и вырос в Хаммие. Самые ранние воспоминания, которые у него сохранились - это чувство постоянного голода. Отец имел земельный надел, но ведь его надо постоянно обрабатывать. Полоть сорняки, таскать в кожаных ведрах воду, а пруд находился далеко-далеко. Одним словом, работать без устали от зари до зари. И тогда плодородная земля и жаркое солнце тебя отблагодарят сторицей. Но разве их семья - рабы? Нет. А в их деревне на полях так работали только рабы. Но они были лишь у богатых и зажиточных крестьян. Чтобы купить раба, нужны деньги. А где их взять? Продать часть урожая? Так тех крох, что давал почти не обработанный надел, хватало только чтобы не умереть с голода. Вот и два брата и три сестры Рахида умерли в детстве. Кто от болезней, а кто и от голода. Но две сестры умерли, скорее, от тяжелой работы. Умерла и мать, надорвавшись на поле. Они, конечно, не рабыни, но ведь не мужчины? А удел хаммийских женщин - рожать детей и работать по дому и в поле на земле.
   А мальчики - они будущие мужчины и они не рабы. Им зазорно работать на поле. Хотя сеять-то надо? И урожай, какой-никакой собирать тоже надо. Тогда отец выгонял всю семью и заставлял работать. Но сам и мальчишки трудились кое-как, как говорят про рабов - из-под палки. Нерадивые рабы постоянно получали наказание, когда палками, а когда и плетью. Рахид видел, как их сосед богатый Фатрах постоянно наказывал своих четверых рабов. Рабы должны бояться своего хозяина и постоянно помнить, что они ничтожные и жалкие рабы. А плеть и палки - лучшее напоминание об этом.
   Свободный хаммиец почти не знает этого. Хотя несколько раз тот же сосед пребольно лупил Рахида. Да и других мальчишек тоже. А его старший брат Хатиб после основательной взбучки палками серьезно заболел и через пару месяцев умер. Но он сам виноват. Надо же так попасться! Мальчишки, постоянно голодая, добывали пищу воровством. А у кого полные амбары зерна и овощей? Только у богатых крестьян, как их сосед. Вот и лазали в амбары. Ведь воровать не зазорно, в отличие от труда на земле. Время от времени их ловили и били. Так прошло голодное детство Рахида, и настала юность, такая же голодная. Отец уже основательно сдал, их поле все больше и больше зарастало сорняками, а небольшие кустики, выросшие после весеннего сева, чахли и засыхали без поливки на жарком хаммийском солнце.
   Как только Рахиду исполнилось семнадцать лет, он ушел в соседний город, наниматься на работу. Конечно же, не водовозом и не грузчиком в порту, для этого существовали рабы, которых регулярно пригоняли с севера Атлантиса купцы. Ему повезло с работой. В город пришел караван, принадлежащий купцу Асмеду. В дороге с караваном приключилась беда - напали разбойники. Погибли трое охранников и два надсмотрщика. Вот и образовалось пять вакансий. Охранником Рахида не взяли - слишком молод, да и мечом владеть не умеет. А вот в надсмотрщики вполне пригоден, тем более по молодости ему положили лишь треть жалованья от обычного. На эти два места претендовало больше десятка человек. И все старше и солиднее Рахида. Только таким нужно платить две трети, а то и полную сумму. Потому-то Асмед и выбрал молоденького юношу, польстившись на хорошую экономию в жалованье.
   А для Рахида, никогда не державшего денег в руках, одна серебрянка в месяц показалось громадной суммой. И он несколько дней ходил, витая в облаках от счастья, пока не узнал, сколько получают охранники. Шесть серебрянок в месяц! То есть почти два золотых в год! Сумасшедшие деньги! Через десять лет работы охранником в купеческом караване, можно было жениться, приобрести надел с домишком и прикупить полдесятка рабов. И даже одну-две рабыни. Жена-женой, но разве смуглые хаммийки смогут сравниться с рабынями-северянками с белой и нежной кожей? А через год-полтора рабыни стали бы рожать, принося хозяину бастардов. Девочек можно было неплохо продать, а мальчишек-бастардов, когда те подрастут и если выживут после обязательной кастрации, отправляли работать на поля.
   Шесть серебрянок против его одной! А на севере, в землях Атлантиса можно было устроиться наемником в войско местного герцога или графа. Наемники и вовсе получали баснословные деньги - до пятнадцати серебрянок в месяц! Но хаммийцев северные аристократы к себе не брали. Нос воротили, считали слабыми и трусливыми. Так-то оно так, но ведь обидно, что кто-то там получает по четыре с половиной золотых в год.
   Все изменилось два года назад, когда в Лоэрне королем стал Пургес Первый. Тот сразу обратил внимание на хаммийцев. Местным он не очень доверял. Как, впрочем, и те ему. Ведь, говорят, что Пургес пришел к власти незаконно. Но разве Рахиду это интересно? Пургес платит неплохие деньги, а главное, дает возможность прилично заработать помимо основного жалованья.
   Два года назад Рахид стал получать две серебрянки в месяц, но для этого пришлось проработать на купца Асмеда целых пять лет. Зато после третьего года работы, когда умер один из надсмотрщиков от укуса ядовитой змеи, частенько попадающихся в пустынях к северу от Хаммия, которые разделяют его от остального Атлантиса, Рахид упросил купца взять на работу своего младшего брата Исасу. Тоже на одну серебрянку в месяц. Купец еще долго ломался, всем своим видом показывая, что он делает великое одолжение, принимая брата Рахида на работу. А ведь купцу было очень даже выгодно. Умерший получал три серебрянки, а сейчас будет тратиться только одна. Рахиду после того, как купец соблаговолил согласиться, пришлось целовать туфли купца в знак благодарности за оказанную милость.
   Милость называется! Хотя работа Рахиду нравилась. Ему было по душе вести купленных на севере рабов в Хаммий. Нравилось смотреть, как вздрагивают эти ничтожества, когда его хлыст громко щелкает. А когда время от времени можно было наказывать нерадивых за то, что они плохо идут или падают от усталости на землю, то Рахид с удовольствием щелкал своим бичом, стараясь попасть в наиболее болезненные места пленников. Жаль, что разрешалось это делать только в отношении мужчин, да мальчиков. А вот девушек можно было бить только по спине. Груди трогать запрещалось категорически - нельзя портить товар.
   Так Рахид проработал семь лет. А потом, узнав, что в Лоэрне можно устроиться на работу стражником, он, получив расчет, вместе с юным Исасой отправился в столицу королевства. И действительно, слухи подтвердились, стражники получали в месяц пятнадцать серебрянок - в полтора раза больше, чем в других землях Атлантиса. Конечно, это разорительно для казны, но Пургес Первый сознательно шел на это, ведь они, стражники из хаммийцев были опорой трона его величества. Даже Исасу, по молодости лет вряд ли бы куда устроенного, взяли на ту же работу и жалованье.
   Братья, проработав пару месяцев, быстренько смекнули, где и как можно неплохо заработать на стороне. Для этого надо лишь почаще арестовывать местных жителей, да найти общий язык с судьей. И тогда потекут к тебе рабы, купленные за полцены и тобой, кстати, арестованные. А еще Пургес Первый давал разрешение на покупку преступников с рассрочкой платежа. Здесь продавались не только люди, но и их дома и имущество. Братья как раз успели выгодно прикупить местного портного вместе со всем его семейством. Уже полгода спустя все лакомые кусочки в Лоэрне были распроданы. Конечно, в королевстве еще оставалась свободной большая часть местных жителей, но и эти аборигены тоже не сидели в ожидании своей участи стать рабами. Те, кто был чуть побогаче, нашли заступников из числа тех, кто оказался на королевской службе.
   Когда Рахид и Исаса подстроили так, что удалось схватить и отправить в суд по стандартному обвинению одного из местных трактирщиков, оказалось, что это была их ошибка. Трактирщика опекал один из десятников личной королевской сотни. Судье, конечно же, не захотелось портить отношение со столь влиятельным человеком, и он быстренько признал трактирщика невиновным. Поэтому вместо ожидаемого весомого прибытка, братьям пришлось раскошелиться на целый золотой, отдав его в руки десятника, да еще и принеся извинения.
   Но зато этот случай хорошо показал, куда следует обратить свое внимание хаммийцам. Личная королевская стража! Гвардейцы! Влиятельные люди, с которыми мало кто хочет ссориться.
   Узнать, как пробиться в королевские гвардейцы, труда не составило, к тому времени в личной сотне короля уже появились хаммийцы, число которых постоянно прибывало. Ведь здесь главное что? Правильно, деньги. А деньги у братьев уже были. К нескольким золотым, скопленных Рахидом в бытность работы надсмотрщиком, стали прибавляться деньги, полученные братьями на службе в королевской страже. А это девять золотых в год. Плюс деньги, которые им удавалось взять у местных жителей, где силой, а где и добровольно, в качестве отступного за провинности, увиденные братьями. Шел вклад в семейный кошелек и от местного преступного люда. Не секрет, что многие стражники были на довольствии у лоэрнских бандитов.
   И наконец, неплохие деньги давала семья портного, обращенного в рабство. Тот работал от зари и до зари, часто в прямом смысле слова. Когда портной был свободным человеком, то позволял себе по вечерам расслабиться и не работать в последний день седмицы. И спал в полной мере. Сейчас даже время на сон его хозяева-хаммийцы урезали, не говоря об остальном времени. Хорошим стимулом для такой каторжной работы были дети портного. Три дочки стали заложницами. Ни плеть, ни голод не могут с такой эффективностью заставить человека работать на износ. Но угроза продать дочерей в Хаммий оказалась действенной. Конечно, братьям было наплевать на чувства и мысли портного. Если будет выгодно, они без размышлений продадут девчонок. Но пока можно было и не продавать. Тем более что две старших девочки, достигших подросткового возраста, удовлетворяли братьев в постельных делах.
   Так что деньги, конечно, не рекой, а небольшим ручейком вливались в кошелек Рахида и Исасы. Правда, немного омрачало то, что часть этих денег уходила на платежи за купленное в рассрочку семейство портного с его имуществом. И еще часть денег приходилось отдавать старшему среди стражников.
   Узнав условия приема в число королевской сотни, братья задумались. Названная цифра оказалась для них неподъемной. Двадцать восемь золотых! Двадцать шло командиру сотни, четыре будущему десятнику и еще четыре запросил хаммиец Якир за посреднические услуги, а именно он должен был порекомендовать Исасу своему десятнику по имени Ноксон. А если денег нет, то на Исасе белый свет не сошелся клином: теперь в Лоэрне хаммийцев много, а значит, много и желающих неплохо устроиться в королевской гвардии.
   Чтобы найти такую сумму братьям пришлось продать всех дочерей портного. Но продали по хорошей цене, благо не зря Рахид семь лет проработал надсмотрщиком в невольничьих караванах. Правда, после этого пришлось основательно пройтись плетью по спине портного, нагло впавшего в какое-то оцепенение от известия об отправке его детей в Хаммий. Из-за простоя в работе портного братья потеряли несколько серебрянок, но правильные воспитательные меры заставили портного вновь трудиться в полную силу.
   Когда Рахид и Исаса принесли Якиру четыре золотых монеты, тот, взяв их, небрежно сказал:
   - А, принесли. Теперь ждите, когда вакансия откроется.
   - Как ждать? - ахнули братья.
   - Десяток сейчас полностью заполнен. Когда освободится место, я сведу вас с Ноксоном.
   - А когда оно освободится?
   - Не знаю. Может быть, завтра. Может через седмицу. А может и дольше.
   - А как дольше? Месяц?
   - Может, месяц.
   - А год может?
   - Все может.
   - Э-э, а почему ты нас не предупредил об этом? Мы бы не платили сейчас золото, а заплатили позже.
   - Позже не заплатили бы. Хотели, но не платили. Я не взял бы. Потому что другие заплатили бы. Желающих много.
   - Так что же, нам сейчас неизвестно сколько ждать?
   - Почему ждать? Можно и не ждать. Были бы деньги, да хороший ваш друг Якир.
   - Деньги? Опять платить?
   - Можете и не платить. Тогда надо ждать. Неизвестно сколько.
   - А если заплатим, то будет вакансия?
   - Смотря сколько заплатите. Больше - будет быстро вакансия, чуть меньше - сами будете ее делать.
   - Это как?
   - Все просто. Я показываю человека, говорю, где он будет, даже помогаю вывести его на темную улицу. И подпою еще. За мой счет. А дальше уже вы. Мечом, веревкой или еще чем.
   - И сколько все стоит?
   - Если сами справитесь, то четыре золотых, если мои люди будут делать, то шесть.
   - За два золотых мы уж сами справимся.
   - Вам решать, только если это буду делать я и мои люди, то никаких хлопот у вас не будет. Убьем чисто, никакая стража не подкопается.
   - Стража, говоришь? Так мы сами стражники!
   - Ах, ну да, подзабыл. Вам тогда проще. Значит, сами сделаете? Ладно, гоните еще четыре золотых, и я подберу вам человечка из моего десятка. Все без обмана!
   Чтобы найти дополнительные четыре золотых, братьям пришлось идти на поклон к ростовщику Сахету. Тот, узнав, что Рахид пристраивает своего младшего брата в королевскую сотню, предложил деньги без каких-либо процентов, взамен желая получить различные торговые возможности, выход к которым будет доступен с вступлением Исасы в королевскую гвардию. Так и поступили: деньги - вот они, бери и плати этому Якиру. И начинай отрабатывать проценты за них, благо возможностей у Исасы, как королевского солдата станет явно больше.
   А отработать можно и по-другому. И быстро. У ростовщика Сахета есть племянник. Чем он хуже Исасы? Тоже пусть станет королевским гвардейцем. А убрать человечка, стоящего на этом пути, ведь не сложно. Были бы деньги, а они у Сахета есть. И убирать, расчищая место, лучше старшего солдата десятка. Племянник Сахета пусть займет это место, Сахет готов за это доплатить кому надо.
   Да это же десять золотых! Как только Исаса станет королевским гвардейцем, он сразу же получит выход на этого десятника. А за доступ к нему Якир с них взял четыре золотых. И еще шесть - цена за то, что братья организуют вакансию для племянника ростовщика. Правда, Сахет захочет вычесть из этих денег проценты за кредит. Однако сумму процентов он так и не назвал. Но ведь племянник хочет сразу не в простые, а в старшие солдаты. Значит, это место стоит дороже десяти золотых. Вот эта разница и пойдет в уплату процентов. Но вначале надо Исасе устроиться в сотню.
   Когда братья отнесли Якиру вторые четыре золотых, они спросили, когда и кого им он покажет.
   - Ты, это, уважаемый, подбери солдата послабее, а то ведь мы не очень-то привычны держать меч. Больше плеть.
   - Э, нет. Подберу хорошего солдата.
   - Как? Почему? - удивились и возмутились братья.
   - Есть в нашем десятке Сабвел, сын лавочника, он хромой от рождения. Больше года, как в сотне, а меч держит, как женщина. Такого любой старик побьет. А есть хорошие и опытные солдаты. Одни из лучших. Вот одного из них я вам и отдам. А уж как сможете с таким справиться - ваши проблемы. Но, как обещал, крепко подпою.
   - Но почему сильного, а не этого хромого?
   - Когда твой брат, который меча в руках, наверное, не держал, станет гвардейцем, он поймет. На фоне сильных солдат, мы выглядим плохо. Так пусть их будет меньше, а хромых больше. Ведь случись чего, этим ветеранам мы будем как легкая закуска. Перебьют, не вспотев. К тому же не очень-то они жалуют нас, хаммийцев. Презирают. Вот за одно это и должны получить хороший клинок в спину. Понятно?
   - Понятно. Теперь понятно...
   Якир не обманул. Через два дня подал сигнал. В этот вечер в одном из городских трактиров Якир угощал солдата своего десятка. Как ему удалось выманить того в трактир, братья не узнали. А впрочем, почему бы солдату не пойти со своим сослуживцем и не попить-поесть за чужой счет? Никто из гвардейцев не был бессребреником, ни новички - хаммийцы и местные жители, ни ветераны, еще служившие при старом короле. Все они прекрасно видели, что творится в королевстве, какие новые порядки заводит Пургес Первый. А раз они ему служат, значит, их все в королевстве устраивает. И действительно, устраивает. И большое жалованье, и возможность подзаработать на стороне. А то, что ветераны презирают новичков-хаммийцев, то как не презирать слабых по сравнению с ними солдат? Но это отнюдь не мешает им выпить и закусить за хаммийский счет.
   Королевский гвардеец, которого братья убили в тот вечер, и в самом деле был сильным и опытным воином. С трудом забравшись на своего коня, солдат ехал и шатался в седле из стороны в сторону. Но внезапно появившегося из темноты Рахида с длинным кинжалом в руке сумел заметить и даже удачно приложить ударом сапога в голову. Рахид упал, потеряв сознание и выронив кинжал. Если бы и Исаса бросился на солдата с кинжалом или мечом, то и его ждала подобная участь. Но младший брат в последний момент поменял кинжал на длинную оглоблю, которой удачно приложился по плечу гвардейца. Хотя метил в голову, но солдат и здесь успел среагировать, но видать слишком большая порция бесплатного вина его и погубила. Не успел все-таки полностью уйти от удара.
   Удар оглоблей был слишком сильным, у солдата, скорее всего, оказалась сломана ключица, тот громко вскрикнул и мешком упал на землю. Однако, несмотря на ранение, сумел приподняться, но второй удар Исасы уже точно пришелся по голове гвардейца. После этого хаммиец, достав трясущимися руками кинжал, перерезал солдату горло. В этот момент очнулся его старший брат. Обыскав убитого и отобрав все более-менее ценные вещи, включая, конечно, и кошелек, забрав с собой коня, братья растворились в ночной темноте.
   Коня и другое награбленное пришлось продать за полцены: все-таки убит солдат личной сотни короля, а за такое вешают. Однако все обошлось, и через несколько дней, уплатив двадцать четыре золотых, Исаса одел камзол, который носили солдаты личной сотни его величества.
   Памятуя о желании ростовщика Сахета пристроить в королевскую гвардию своего племянника, да не просто пристроить, а протолкнуть в старшие солдаты, Исаса предпринял действия, чтобы немножко сойтись с тем, кто должен образовать эту самую вакансию - старшим солдатом Лайсом. Весьма кстати оказалось приглашение Исасы и Лайса поужинать в трактире, сделанное десятником.
   Посидели, попили и хаммиец вынес суждение об этом Лайсе: ничего особенного в нем нет, обычный молодой парень, куда ему до того опытного ветерана, которого он недавно убил. Теперь убьет и этого.
   Через пару дней Исаса покопался в вещах Лайса, но не нашел ничего интересного. Теперь оставалось придумать, как ему убить этого Лайса. Подпоить, как предыдущего? Но кто тогда нападет ночью на обратном пути в замок? Его брат? Одному Рахиду не справиться, вон как дал маху в прошлый раз. Конечно, Лайс выглядит послабже, чем тот ветеран, но ведь как-то сумел стать старшим солдатом? Тоже за деньги? Может и так, но и мечом все же владеет хорошо. Нет, одному Рахиду не справиться. Кого-то нанимать? Платить лишние деньги, да и этот третий может их сдать той же страже за те же деньги. Потом не откупишься! Не потому, что стражники неподкупные, нет. А потому что они с Рахидом сейчас вообще без денег, все отдали, чтобы Исасу приняли в гвардию. К тому же этот Лайс не очень-то много пьет. Когда они сидели втроем, парень хоть и пил, но знал меру.
   Что же делать? Как устранить этого чертова лоэрнца? Решение пришло три дня спустя, когда гвардейцы соревновались в стрельбе из лука. Еще в бытность надсмотрщиком Исаса неплохо научился стрелять. Ведь лук был вторым орудием у надсмотрщиков после плети. Каснись какой побег, то надсмотрщик в случае, если не мог догнать беглеца, должен был стрелять. И желательно в ногу, не до смерти. И вот умение стрелять пригодилось. Исаса нарочно отошел в сторонку, встав за солдатские спины, и когда два соревнующихся десятка, натянув луки, отправили стрелы в полет, Исаса направил летящее жало в голову Лайса. Но тот в это время почему-то дернул головой, и стрела прошла мимо цели. Неудача! Теперь такого случая не представится.
   Чтобы не навлечь подозрений, Исаса затихарился, отдав инициативу в руки брата, который стал следить за Лайсом, взяв на всякий случай в помощь Муфату, одного из знакомых стражников. Заплатить тому серебрянку-другую, выставить кувшин вина - это лучше, чем платить золотом за помощь в убийстве. Через пару дней хаммийцы, выследив Лайса, сидели в трактире. Будущая жертва пила вино с каким-то парнем, по виду горожанином. Не из бедных, конечно, сынок, наверное, какого-то лавочника, решил Рахид. Парень все время сидел с недовольным видом, а Лайс ему что-то говорил.
   Ага, не нравится парню этот солдат. Тем лучше. "Сама судьба прислала его", - так подумал Рахид. Напарник его поддержал. Этот лоэрнский баран сам решит их проблему. И когда Лайс покинул трактир, оставив парня одного, хаммийцы подошли к столику, за которым тот сидел, но уже намереваясь расплатиться и уйти. Прогнав слугу, Рахид сказал парню:
   - Красавчик, хочешь заработать? Я плачу две серебрянки.
   Конечно, платить он ничего не будет, даже, наоборот, заработает на нем. А что, парень крепкий, судья знакомый, быстро его определит в рабы. Баранам там самое место. И действительно, баран. Вон как глазами хлопает.
   - И что надо сделать?
   - А, так, пустяк. Отравить или зарезать одного. Хотя зарезать мы сами можем. А ты нет. Потому что баран.
   Точно, баран. Вон как надулся и покраснел. Все сделает!
   - Гляди, Муфата, он покраснел.
   - Вижу.
   - Значит так, баран. Дадим тебе яду, и ты сыпанешь его тому, с кем только что сидел за столом. Понял?
   Испугался и растерялся, даже рот раскрыл. А яд у Рахида всегда с собой. Так, на всякий случай. Не всегда же меч доставать, тем более мечом он не очень-то обучен.
   - Да... но почему?
   - А это не твое дело. Сыпанешь, получишь две серебрянки. А откажешься - пойдешь в рабы. Захочешь пожаловаться - нам же и расследовать. Говори, где живешь.
   Парень еще больше растерялся и назвал адрес дома, где он проживал. А дом-то стоит на главной улице Лоэрна.
   - Эй, какой хороший дом! Кем ты там служишь?
   - Я не служу.
   - А, сынок управляющего, да?
   Парень кивнул.
   - Если не сделаешь, тебя в рабство, а папа-мама будем резать. Старые уже. Сроку тебя седмица.
   Довольные хаммийцы покинули трактир.
   - Э, брат, с тебя серебрянка. - Потребовал Муфата.
   Серебрянки жалко, но Муфата ее заработал, помогая Рахиду обламывать этого недотепу. Да и потом может помочь в этом деле, как оно еще повернется?
   - Держи, брат.
   - А, скажи, Рахид, что тебе сделал тот солдат? Он ведь из личной сотни короля?
   - Все ты замечаешь, Муфата. Оттуда. Обидел он Исасу. Сам знаешь, как эти лоэрнцы относятся к нам, хаммийцам. Презирают. За людей не считают.
   - Ты молодец, Рахид. За такое и в самом деле смерть. Только так и надо. Держи мою руку! Если нужно еще помочь, то помогу бесплатно... или за полцены.
   - Хорошо, Муфата. Договорились.
   На третий день появился Исаса.
   - Этот Лайс совсем не выходит из замка.
   - Тогда надо его как-то выманить и свести с тем бараном.
   - Давай подождем еще несколько дней. Может быть, он выйдет?
   - Ладно, а если не получится, будешь выманивать. Пригласишь к Аграму в "Черную бочку".
   - Точно - к Аграму...
   Спустя три дня Исаса так и сделал. Обнявшись с Аграмом, Исаса посадил Лайса за столик в трактире, а слуга принес самое лучшее вино. Потягивая его, хаммиец рассказывал лоэрнцу какие-то истории, ожидая появления того парня. А вот и он! А следом за ним и Рахид с Муфатой.
   Парень двинулся в их сторону.
   - А, Лайс, и вы здесь? Разрешите присесть?
   - Давай.
   - Слушай, это твой приятель? - спросил Исаса Лайса.
   - Ну, немного знакомы.
   - Ай, молодца! Значит, будет с кем вино пить. А я не могу, меня девушка ждет. Пей, дорогой, сегодня все бесплатно.
   Исаса поднялся и ушел за конем. Теперь надо как можно быстрее появиться в казарме. Яд быстродействующий и никто не заподозрит его в смерти Лайса. А Рахид с напарником, оставшиеся в трактире, проследят, и как только Лайс умрет, арестуют этого барана. Две серебрянки, ушедшие к Муфате, окупятся и даже принесут прибыль. Конечно, придется стоимость этого парня разделить с Муфатой, но все равно прибыль будет.
   Но к его большому удивлению, почти следом за ним в казарме появился и Лайс. Целый и здоровый!
   - А, Исаса, ты уже здесь? А как же девушка?
   Что же произошло? Почему он живой? Ах, баран! Испугался! Ну, ничего, завтра брат им займется. Или уже занялся.
   - А... Плохая она... Я разозлился и ушел. А как ты? Твой приятель?
   - Какой он мне приятель? Так пару раз встречались. Странный он какой-то. Пил вино, а всего так и трясло. Руки - как после сильного перепоя. Я допил вино и ушел.
   - А... понятно.
   Значит, действительно, сильно перепугался.
   На следующее утро Исаса, выехав из замка, бросился к брату. Но дома его не застал. Тот вообще не ночевал. Поехал в его участок. Но и там не было брата. И Муфаты тоже. Что же произошло? О неприятном Исаса даже и не подумал. Какие неприятности могут быть у королевских стражников, хозяев этого города? Все их боятся. А жители столицы уже давно больше чем втроем, а то и вдвоем не появляются на улице. А местные бандиты даже приплачивают хаммийцам. Наверное, Рахид и Муфата наткнулись на выгодное дельце, которое сейчас и обтяпывают.
   А с тем бараном надо решать. Чего доброго сбежит. Заодно и повод будет покопаться в том доме. Как-никак дом государственного преступника. Свидетели подтвердят, что этот баран возводил хулу на короля. С этим Исаса и обратился к старшему стражнику. Тот лишь обрадовался хорошему поводу погреть руки, взяв с собой почти всех своих подчиненных, что были в этот день в участке. А Исаса в хорошем настроении вернулся в замок.
   На следующий день он снова поехал к брату, но вновь того не застал. В участке, куда он потом заехал, царила напряженная обстановка. Стражники не вернулись со вчерашнего дела, поэтому заместитель старшего стражника послал в тот дом еще несколько своих человек. В подвале те нашли четырнадцать убитых, включая Рахида и Муфату. Вот тебе и баран! Перехитрил его, Исасу. И брата убил. Теперь этот Лайс должен наверняка умереть. Исаса рассказал всю историю Левию, который теперь оставался за старшего среди оставшихся стражников.
   Схватить Лайса и выпытать, где тот парень? Да тот ведь не один действовал. Убить вчера двенадцать человек одному не под силу. Не получится схватить. Руки коротки. Все-таки личная королевская сотня и доказательств никаких. Наоборот, стоит только рассказать правду, как схватят не Лайса, а Исасу. Но отомстить надо. И тогда Левий предложил интересный план.
   - Есть здесь один купец. Очень богатый. Фиридор. Слышал о таком?
   - Нет.
   - Эх ты. Впрочем, понятно, откуда тебе, только мелких лавочников и знаешь. У этого Фиридора хорошая защита. Барон Мориак. Человек короля. А это сам понимаешь.
   - И...?
   - В тот вечер, когда этого Лайса не будет в казарме, мы навестим купца. А ты подбросишь этому Лайсу золотишко. Только так, чтобы тот до утра ничего не заподозрил. Утром его возьмут. Виселица обеспечена. Подтвердишь, что тот пришел поздно ночью.
   - Этого мало.
   - У купца есть служанка. Она опознает его.
   - А купец и остальные в доме?
   - В живых останется только служанка.
   - А она согласится?
   - Никуда не денется. У нее трое детей. И без мужа. Ради детей все подтвердит.
   - Хорошо придумано. Только как бы потом не растрепала.
   - Через пару дней она и дети поедут в Хаммий.
   Исаса и Левий рассмеялись.
   - Возьми-ка эти два браслета и подвеску. Их и подбросишь. Куда положишь?
   - Думаю, в сундук на самое дно. А подвеску под его матрас.
   - Хорошо, там их и найдут. За эти безделушки с тебя пять золотых.
   - Сколько?
   - Пять.
   - Они больше трех не стоят. Я лучше свои найду.
   - Знаю, что найдешь. На пару серебрянок, так? Нет, обнаружить у этого Лайса должны хорошие вещи. И дорогие. Потому бери эти и будешь должен пять золотых.
   - Четыре.
   - И двадцать серебрянок.
   - Только десять.
   - Ладно. Значит, за четыре золотых и десять серебрянок. Только смотри, не пожадничай, все подложи. Чтобы поверили.
   - Ладно.
   - Значит, сундук и матрас. Там и найдем.
   На следующий день Лайс удачно для Исасы ушел куда-то вместе с десятником. Исаса тут же дал знать Левию, а сам проскользнул в комнату Лайса, благо все помещения в казарме не только не запирались, но и не имели дверей. От других каждая отгораживалась лишь куском материи. Быстро засунув золото в сундук и под матрас, Исаса в радостном нетерпении стал дожидаться Лайса. Если тот вернется рано, многие подтвердят это. Это плохо. А если придет вместе с десятником? Это и вовсе был худший вариант. Ноксон сможет свидетельствовать в пользу Лайса. И поверят ли тогда служанке? Должны поверить. В крайнем случае, можно сказать, что десятник подкуплен.
   К радости хаммийца Лайс появился поздним вечером и без десятника. Все солдаты его десятка уже спали, ведь завтра вставать ни свет, ни заря - их десяток заступал на дежурство. Но на всякий случай, если Лайс спать не ляжет, а захочет зачем-то полезть в свой сундук, Исаса предложил тому выпить вина или сыграть в кости. Но лоэрнец, к радости Исасы, отказался и отправился спать. Все получилось, как нельзя лучше. Теперь остальное зависит от Левия. Как-то тот справится?
   Следующим утром Исаса в нетерпении ходил взад-вперед на участке, где он нес дежурство. Из небольшого бокового окошка была немного видна часть двора, примыкающая к входу в замок. Появление стражников он пропустил, увидев лишь концовку действия. Связанного Лайса вели четверо хаммийцев и громко смеялись. Значит, у Левия все получилось.
   А после того как стража и арестованный Лайс покинули замок, его нашел Ноксон.
   - Что скажешь про дело Лайса?
   - Про какое дело, уважаемый?
   - За которое его сейчас арестовали.
   - Арестовали? Я даже не знал. А за что арестовали? Кто арестовал?
   - Постой, постой... А ты не встречался сейчас со стражей?
   - Нет, уважаемый Ноксон. Совсем не встречался. А зачем мне это надо?
   - Тогда почему они сказали, что ты видел, что Лайс вернулся в казарму далеко за полночь?
   - Я говорил? Нет, я сейчас не говорил.
   - Вот и я думаю, откуда тогда они знают про тебя, если они с тобой не встречались? А ведь сказали, что ты видел.
   - Я видел. Этот Лайс пришел в казарму очень поздно. Наверно за полночь. Это я видел. Но сказать не успел.
   - Кто-то из вас врет, а парню теперь на виселицу идти.
   - Ай-ай-ай. Но ведь купца убил.
   - А ты только что сказал, что вообще ничего не знаешь, за что арестовали Лайса.
   - Эй, уважаемый! Есть такой богатый человек. Зовут Сахет. Есть у него племянник, совсем молоденький мальчик, младше меня. Он очень хочет стать гвардейцем. Сахет заплатит. А?
   - Ах ты... Еще не обжился, а начинаешь...
   - Двадцать Табуру, четыре золотых тебе. Цифры я знаю.
   - Неужели ты думаешь, что я своего солдата сдам? Я тебя самого сдам.
   - Тебе не поверят. Поверят мне. Там еще служанка есть. Она тоже видела. А про тебя скажут, что Лайса выгораживаешь. Соглашайся на четыре золотых!
   - Нет!.. Десять и ни медянкой меньше. Я за бесценок своих солдат не отдаю.
   - Эй! У меня совсем денег не будет. Ведь я еще задолжал Сахету четыре золотых. Где мне еще взять?
   - А где хочешь. Этому Сахету надо, пусть и платит.
   Идея увеличить цену для Сахета, Исасе не очень понравилась. Но где еще взять денег? На Сахете можно было заработать десять золотых. Но отсюда надо вычесть четыре золотых, которые Исаса с братом задолжали ростовщику. Остается шесть золотых. Но теперь Ноксон требует десять золотых - это на шесть больше предыдущих расценок. Значит, Исаса ничего не заработает. Прискорбно. Да еще отдать Левию четыре золотых с серебрянками за подброшенное Лайсу золото. Эх, придется потребовать у Сахета, чтобы тот сделал доплату. А это будет возможно, если только племянник получит место старшего солдата гвардии.
   - Ладно, Ноксон, десять, так десять. Но тогда мальчишке надо отдать место старшего солдата.
   - Что?! Даже не мечтай!
   Оставив Исасу в расстроенных чувствах, Ноксон вернулся на свое место, где после обеда узнал неожиданную весть. Король выгнал барона Табура с должности их командира. Слишком заворовался. Завел гарем любовниц, да еще и таких наглых! И личная сотня его величества при Табуре совсем деградировала. А кому, как не ей, заниматься охраной короля.
   А новым их командиром Пургес Первый назначил барона Шогена. Вот новость, так новость! Дело в том, что Шоген был приближенным еще у короля Френдига, а Пургес, придя к власти, окружил себя только выходцами из своего таренского графства. Своим он больше доверял, чем остальным. Точнее, всем остальным он совсем не доверял, а своим - только по необходимости. И вот теперь поставил чужака на такую важную должность! Видимо, совсем дела плохи в королевстве, если его величество не смог найти кого-нибудь из своих людей.
   Барон Шоген был всегда лоялен к Пургесу. И когда тот был еще графом, и когда надел корону. В Лоэрне за ним закрепилась репутация сильного и в меру честного человека. Именно эти качества, видимо, оказались решающими при выборе нового командира личной сотни короля.
   Как поступить в ситуации с Лайсом, десятник Ноксон решил быстро. Этот Исаса когда еще сможет принести десять золотых, да и достанет ли? Если не успеет, то десять золотых он возьмет с Лайса. За помощь в спасении от петли. Вот Лайс - тот достанет. Тогда оставалось только решить дело с новым командиром гвардейцев. Если барон Шоген захочет, то вопрос об освобождении Лайса решит. Там же все шито белыми нитками. Даже напрягаться не надо. И затребует не сто золотых - громадную сумму, а явно меньше. А то и вовсе ничего брать не будет. В этом случае с Лайса можно стребовать двадцать золотых. Можно и в рассрочку. Он еще благодарен останется.
   С этими мыслями Ноксон на следующий день пошел к своему новому командиру, как только тот прибыл в свой кабинет. Барон выглядел усталым. Значит, вчера неплохо отпраздновали его назначение. Это хорошо. Хуже соображает, таким легче манипулировать.
   Ноксон рассказал суть дела, опустив лишь предложение Исасы. Как, впрочем, и то, о чем Исаса проговорился. Зачем того подставлять? За эту услугу Исаса еще ему заплатит.
   - Этот твой Исаса тоже замешан? - спросил Шоген.
   - Непонятно. Он видел Лайса поздно ночью. Так он сказал. Это может быть правдой.
   - Тогда где же Лайс отсутствовал пару часов после ухода из трактира?
   - Здесь все запутано. Кто врет или просто ошибается - непонятно. Тем более пьяный может и поплутать по городу.
   - Я тебя понял. Как при Табуре решались такие дела?
   - Я могу быть откровенен?
   - Можешь. Говори как есть.
   - Я слышал, не помню от кого, что милорд Табур за освобождение попавшихся гвардейцев, которым грозила смертная казнь, требовал сто золотых.
   - Сто? И что платили?
   - Был такой солдат в моем десятке, Сертений. Того казнили. А в двух других десятках нашей сотни были два случая, когда солдат обвиняли в убийстве, но потом освободили. Ходили слухи, что те откупились за сто золотых каждый.
   - Вот как... Табур... Много денег он выкачал, сотню превратил в сборище калек и хаммийского отребья. Этот Лайс, что он представляет из себя, как солдат?
   - Сильный, умелый, хоть и молодой. Хороший солдат. Один из лучших.
   - И его в петлю?.. Однако... Значит, так. Помочь могу. Двести золотых. Сроку - седмица. С командиром стражников по отсрочке вынесения приговора я решу. Но только седмица. А ты сейчас сходи навести этого Лайса и дай мне знать, найдет он деньги или нет. Если обещает, то пойду к командиру стражников и договорюсь на седмицу отсрочки.
   Ноксон вышел от Шогена обескураженным. Он-то думал, что Шоген со своей репутацией принципиального человека пообещает освободить Лайса чуть ли не бесплатно. Ноксон уже полностью уверовал в такое решение своего нового командира, когда тот стал расспрашивать его о Лайсе. Ведь король выгнал Табура за то, что личная сотня его величества превратилась в жалкое сборище сынков и племянников богатых торговцев. А Лайс, наоборот, выгодно от них отличался. На таких, как Лайс, Шоген и должен опираться, восстанавливая силу и славу гвардии. А в ответ прозвучала просто непомерная цифра в двести золотых монет. Даже для него, Ноксона, это было много. Двести золотых, он, конечно, уже скопил. И даже больше. Но почти все потрачено на большое поместье. Нет, не здесь, не в Лоэрне. Надо быть глупцом, чтобы покупать в Лоэрне. Потому стремительно и выросли цены на недвижимость за пределами королевства: все приближенные короля и даже чиновники средней руки скупали поместья и даже замки по всему Атлантису.
   После обеда десятник пошел навестить Лайса. В то, что у парня найдется две сотни золотых, он не рассчитывал. Молод, богатой родни нет. О родне он вообще не слышал, знал только со слов Лайса, что тот сирота, а дальше о своем прошлом Лайс не распространялся. Были бы богатые родственники - похвастался бы. Значит, и тех нет. Какие-то делишки этот Лайс обделывал на стороне. Может, даже кого-то и грабил, иначе откуда деньги у парня? На ту же взятку, чтобы вступить в личную королевскую сотню. Хотя тогда сумма была не очень-то и большая - всего двенадцать золотых. Но простому человеку, тем более сироте накопить такие деньги сложно. Хаммийцы, правда, теперь вдвое большие суммы несут, но ведь на то они и хаммийцы!
   А сейчас после смены командования и приходом барона Шогена, поставленного королем для наведения порядка в их сотне, Ноксон не сомневался, что расценки возрастут чуть ли не вдвое. Только от этого хаммийцы и сынки местных торговцев не перестанут пополнять королевскую гвардию. Совсем не перестанут. И хромые, и горбатые тоже будут. Разве что общую жалкую массу новобранцев Шоген разбавит двумя-тремя действительно хорошими солдатами, которых и продемонстрирует Пургесу.
   С этими мыслями десятник и вошел в камеру, где содержался Лайс. Ого, как над ним поработали! Живого места нет.
   - Мне жаль, Лайс. Действительно жаль, что так получилось. Но я ничего сделать не мог.
   - Я понимаю, десятник.
   - Табура сняли, сейчас вместо него барон Шоген. Я у него сегодня был. Говорил о тебе. Он готов тебя вытащить, но не просто так.
   - Понимаю. Сто золотых?
   - Нет, Лайс, нет. Он назвал другую цифру.
   - И сколько же?
   - Двести пятьдесят.
   Ноксон в последний момент решил прибавить к двумстам золотым, назначенных Шогеном, еще пятьдесят для себя. Хотя и двести Лайсу не найти. А если случится чудо, то тогда и двести пятьдесят найдет.
   - Не каждый граф, если это не Волан, найдет столько.
   - Я понимаю, Лайс. Но так сказал Шоген.
   - И как быстро надо найти?
   - Он дал сроку седмицу.
   - Через седмицу я здесь превращусь в кровяную лепешку. И тогда зачем мне свобода?
   - Так ты...
   - Ноксон, знаешь, где постоялый двор "Три медведя"?
   - Видел.
   - Сходи туда, найди парня моих лет. Зовут Грейт. Скажешь, что для моего освобождения нужны двести пятьдесят. И срок - седмица.
   - И он найдет?
   - Найдет. Но меня чтобы больше не трогали. Передай это твоему Шогену. Я думаю, что это мелочь по сравнению с такой суммой...
  
   Глава 15
  
   1003 год эры Лоэрна.
  
   Популярность Сашки после его триумфального возвращения из похода против орков поднялась до небывалых высот. Этому способствовали и рассказы солдат в трактирах и кабаках, собирающие толпы слушателей. По их рассказам орков были сотни тысяч, а виконт Ксандр своей страшной секирой намолотил целую гору врагов, сравнимую высотой с двухэтажный дом. По городу быстро разлетелось мнение, что рогатый шлем, который носил виконт Ксандр, является тем самым исчезнувшим более ста лет тому назад древним шлемом первого короля Лоэрна, а сам Сашка его потомок. Эти разговоры придавали еще большую популярность ему в народе. Такая слава, конечно, не могла не радовать. Чем увереннее подданные в своих правителях, тем надежнее и стабильнее положение в графстве. Но у каждой медали бывает и оборотная сторона.
   Где-то через неделю после возвращения из похода к Сашке подошел баронет Равсан, начальник ларской стражи. По выражению его лица Сашка сразу понял, что речь пойдет о какой-то неприятности. И он не ошибся.
   - Милорд, два дня назад мы задержали горожанина. В трактире он возводил хулу на его светлость Дарберна Ларского.
   - И дальше?..
   - Он упоминал и ваше имя. Точнее, говорил о вас.
   - Продолжайте.
   - Он хвалил вашу светлость. И затем на весь трактир сказал следующее: "Вот кто должен быть нашим графом, а не безрукий".
   Сашка нахмурился.
   - Продолжайте.
   - Бунтовщика мы сразу же схватили, благо в трактире были наши стражники. Отвели в темницу, доложили его светлости. Но милорд Дарберн ничего не ответил. Хотя я его повторно спросил. Насколько я понял, он был не в лучшем настроении.
   - Говорите прямо: Дарберн расстроился. Так?
   - Да, ваша светлость.
   - И он не захотел решать судьбу этого горожанина.
   - Да, милорд.
   - А горожанин в кабаке был сильно пьян.
   - Да, милорд.
   - Скажите, баронет, ведь это не единичный случай в Ларске за последние дни?
   - Вы правы, милорд. Мне известно еще и о других аналогичных случаях, но поймать хулителей не удалось.
   - Им помогли скрыться?
   - Да, милорд.
   - Сообщники или это были обычные горожане, считающие, что хулители правы?
   - Я склоняюсь ко второму варианту. Ваша популярность действительно очень велика у горожан.
   Сашка задумался. Ну, конечно, Дар менжуется из-за него. Эх, Дар, Дар. А еще граф!
   - Баронет, приготовьте к завтрашнему полудню помост на центральной площади. Горожан известите. И этого хулителя подготовьте.
   - Какой вид казни готовить, милорд?
   - Казни? Нет, хватит плетей. Если он не заговорщик, а простой горожанин, сболтнувший спьяну то, о чем он думает, разве за это казнят?
   - Как прикажете, милорд.
   На следующий день к полудню вся площадь перед замком была забита народом. Пришли и почти все обитатели замка, только Дара не было. Опять, значит, менжуется братик. Ну, ладно, сейчас излечим.
   Привели и горожанина, дядьку средних лет, испуганно таращащегося по сторонам. Понятно, есть с чего пугаться. В заговорщики попал.
   - Вот ты, какой герой! - Сашка специально говорил громко, а несколько глашатаев, разместившихся на небольших возвышениях среди толпы, передавали его слова вдаль площади. Это Сашка специально так сделал, решив добавить наглядности не только зрительной, но и слуховой. - А ну-ка повтори свои слова!
   Дядька только затряс головой.
   - Что же так? Не ты ли говорил, что виконт Ксандр должен быть графом, а не этот безрукий?
   Толпа ахнула, зашумела. А дядька и вовсе впал в ступор. Сашка поднял вверх руку, призывая толпу к тишине.
   - Так, значит, я безрукий?
   Толпа вновь зашумела, уже в недоумении.
   - Ведь все знают, а кто не знает, те должны это вбить в свои головы, что я и мой брат, его светлость граф Дарберн Ларский - это одно целое. Он - это я, а я - это он. Ну, а раз ты меня оскорбил, то мне тебя и наказывать.
   Сашка кивнул подручным палача, те подхватили дядьку и, сорвав с него рубашку, быстро привязали к козлам. Сашка взял в руки плеть и тридцать раз взмахнул рукой. Вначале бил сильно, но потом, старался бить вполсилы, а то, чего доброго, умрет еще. Мог ли не бить совсем? Три года назад, когда он попал в этот мир, он ни за что бы не стал бить мужика. Те более, за какие-то слова, сказанные спьяну. Но теперь он изменился, стал жестче, а иначе здесь в этом мире нельзя. Быть жестче, но не жестоко, как это принято в Атлантисе. Вот поэтому и бил уже вполсилы. А не бить нельзя. Ведь за такое здесь казнят. Не поймут? Нет, бил не из-за этого. Просто надо было сразу растоптать в зародыше возможность всяких интриг, заговоров и измен. А с противопоставления Сашки Дару все как раз и могло начаться.
   - Все видели? Все поняли? Уясните: любая хула в отношении моего брата должна быть пресечена моментально. В самом зародыше. Эй! Прекратить! Хулителей нашли? Разберетесь с ними сами после. Но не сметь убивать или калечить. За это будете наказаны. Всем все понятно? Тогда расходитесь...
   Сразу после площади Сашка пошел к брату. Он застал его в каком-то растерянном и смятенном состоянии.
   - Дар, ты что?
   Тот только смущенно и грустно улыбнулся.
   - Что с тобой?
   - Все нормально, Сашка.
   - Нет, я вижу, что что-то не так. Из-за этого пьянчужки? Не может быть. Значит, что-то другое. Что, Дар?
   - Все пройдет.
   - Нет, не пройдет.
   - Да, пройдет, пройдет.
   - Тогда у тебя пройдет, а у меня начнется.
   - Ты это серьезно?
   - Еще как. Я вижу, что с тобой что-то происходит. Впрочем, можешь не говорить, но я... Я пойму и... не пойму. Понимаешь?
   - Тебя понимаю. Ладно, скажу. Все из-за этого хулителя. Эльзина как с цепи сорвалась. Она такой раньше не была. Наверное, переживает из-за меня. Она ведь всерьез подумала. Глупенькая. И вот с утра и до вечера изводит меня и себя.
   - Она поверила этому мужику?
   Дар обреченно кивнул головой. А Сашка рассмеялся.
   - Ну и странные эти женщины! Нет, мне их не понять.
   - А тебе откуда их знать?
   - Да уж знаю. Видел!
   - Неужели кого нашел? Вокруг тебя целый табун увивается.
   - И не говори. Эти приемы меня скоро доконают. Слушай, Дар, а они все такие?
   - Не знаю. Я ведь только с Эльзиной.
   - И ни разу не изменял?
   - Ты что!?
   - У королей и графов это в порядке вещей.
   - А ты откуда знаешь?
   - Ну, знаю.
   - А сам-то?
   - А я еще молодой. Мне всего шестнадцать.
   - Молодой, ага. Как орков сотнями секирой рубить, он может, а здесь молодой. Тем более любой только скажи.
   - А я не хочу любой.
   - Вот это правильно. Вот у меня и Эльзина такая.
   - После того, что сегодня было на площади, перестанет переживать?
   - Да уж, пора бы.
   - Так и ты не молчи. А то развел здесь сопли. Не мог с пьяньчужкой справиться, мне пришлось. И не стыдно?
   - Ладно, понял я уже.
   - И женушке скажешь?
   - Скажу. И... спасибо тебе за сегодняшнее.
   - А вот за это обижусь.
   - Ой, прости...
   - Опять? Снова? Тогда сейчас получишь взбучку...
   Бедному Дару снова досталось, хотя и он несколько раз удачно толкнул брата. Прибежавшие на шум слуги с ужасом смотрели на клубок тел, которые то сопели, то смеялись...
   Весна уверенно подошла к скорому лету. Уехали последние солдаты, выкупленные графом Каркелом. Его сын виконт Аларес уехал тогда, когда Сашка разбирался с орками. Удачные действия юного виконта, особенно впечатляющий успех в походе на орков, стали наполнять Ларск искателями военных приключений, иначе - наемниками. Впрочем, тех было не так много, Дарберн не очень их жаловал, экономя казну. Зато благодаря удачному выкупу пленных каркельцев казна значительно пополнилась.
   И неожиданно много появилось при дворе гендованцев. Видимо, успехи Сашки не давали покоя Ильсану. Ведь тот два раза выступал против лоэрнцев и оба раза был сокрушительно бит. Причем бит руками каркельцев, которых столь внушительно сумел победить виконт Ксандр. А теперь еще и успех против орков.
   Как Сашке не хотелось, но союзников из Гендована надо было пристраивать под свое начало. Но не в Ларске же это делать? Здесь гендованцы предавались развлечениям, флиртовали с местными барышнями, да пили вино. Столичная жизнь разлагающе действовала и на его ларских подчиненных. Число их, то прибывало, то, наоборот, уменьшалось, ведь боевых действий не было и пока не предвиделось. А вот потренироваться не мешало бы. Как это делать Сашка не знал, но слаженность в войске поддерживать надо и здесь на помощь ему пришли его помощники, опытные ларские бароны.
   Военный лагерь разместили в тридцати верстах от Ларска. Вроде и недалеко, но чтобы добраться до города потребуется полдня. И столько же обратно. На свидания не очень-то и поездишь. Немного опасаясь за гендованскую вольницу, Дарберн дал Сашке и отряд Ястреда из своей личной сотни. Сашка не возражал. Ведь в случае опасности для города тысячу солдат, расположившихся в его военном лагере, он сможет в тот же день привести в Ларск.
   Вместе с отрядом Ястреда приехали и два мальчика-посыльных, заметно сблизившись за прошедшие два месяца. Именно с ними и произошел вскоре случай, о котором потом долго говорили в Ларске.
   Через несколько дней после того, как был разбит военный лагерь, Эйгель шел с каким-то поручением. Мимо проезжавший юный аристократ с гербом Гендована на щите неожиданно остановил коня и воскликнул:
   - А, баронет Эйгель, ты все-таки записался в наемники! Отец твой не успел, зато ты поспел.
   Эйгель остановился и посмотрел на того, кто его окликнул. Его он тоже сразу узнал. Это был его давний недруг по жизни в Гендоване баронет Венц. Эйгель опешил, но затем быстро взял себя в руки, с каменным лицом поклонился Венцу и сказал:
   - Милорд ошибается, я не записывался в наемники. Я уже не баронет и не дворянин даже. Я простой солдат. Точнее, мальчик-посыльный в личной сотне его светлости Дарберна Ларского.
   - Вот как?! - глаза Венца злобно сверкнули. Он довольно осклабился и слез с коня. - Так ты теперь простолюдин?
   - Да, милорд.
   - Простолюдин, чернь. Этого и следовало ожидать. А что случилось с тем рыжим уродом?
   - Который вас, милорд, побил?
   Лицо Венца искривилось.
   - У него интересная судьба. Его ранили, потом продали в рабство, а потом...
   - Так он раб? Это ничтожество? - Венц, не дав договорить, был очень доволен ответом Эйгеля. - Один стал чернью, другой рабом. Иного быть не могло. А почему ты так наглеешь, друг раба? Встань на колени перед баронетом, как и подобает черни. Ты же теперь чернь. Ничтожество. Впрочем, ты им и раньше был. А теперь почисти сапоги благородному баронету, и если сделаешь это плохо, клянусь, высеку.
   Венц слез с коня и подойдя к лежащему рядом бревну, сел на него, выставив ноги перед застывшим Эйгелем.
   - Ну, долго мне повторять?
   - Но вы не мой командир, милорд.
   - Мы находимся в военном лагере, что приравнивается к боевым действиям. А значит, ты обязан подчиняться всем вышестоящим перед тобой. И выполнять их распоряжения. Я, например, обязан выполнять приказы вашего виконта, а ты мои. Долго мне ждать?
   Эйгель опустился на колени. Перед его глазами оказались сапоги Венца.
   - Мне нечем чистить, милорд.
   - Чисти рукавами. Они от этого будут только чище, - со смехом ответил Венц, довольный происходящим.
   Эйгель тихо плакал и чистил сапоги. Вокруг столпились зрители. Некоторые стояли с довольными лицами, но большинство хмурилось. Это были в основном солдаты из отряда Ястреда.
   После того как Эйгель закончил, Венц, поднявшись с бревна, бросил ему медянку:
   - За работу! Завтра приеду снова! - И довольный уехал.
   Разошлись и зрители, остался лишь один Серри, видевший, что произошло. Эйгель, все еще стоявший на коленях, упал на бок и беззвучно зарыдал.
   - Ты что, Эйгель? Да что с тобой...
   Эйгель поднял голову, в его несчастных глазах стояли слезы.
   - Я думал, что все прошло. Но оно вернулось.
   - Кто вернулся?
   - Мое прошлое. Мне никогда от него не избавиться. Никогда. И этот Венц. Любой другой, только не Венц. Что мне теперь делать? Как жить? Я отказался от титула, но думал, что взамен сохранил себя. Я даже стал себя уважать. Здесь, солдатским мальчиком, который чистит котлы и убирает конский навоз. Совсем немного уважать, но стал. Потому что забыл все, что было. А теперь как жить? Ну почему мне попался этот Венц!?
   - Успокойся. Все пройдет.
   - Понимаешь, я сейчас себя чувствую, ну... как свинячье дерьмо. Хуже дерьма. И мне не отмыться... никогда.
   - Эйгель, миленький. Ты не один. Есть я, есть другие.
   - Спасибо тебе, Серри. Только поздно и зря все это.
   Эйгель встал и с опущенными плечами побрел выполнять прерванную работу. До конца дня он так и не пришел в себя. А вечером, сидя у костра, Серри удалось заглянуть Эйгелю в глаза. Они были пустыми. Когда лагерь понемногу стал засыпать, Серри, лежа рядом с Эйгелем, видел его безучастное лицо, хотел, но не мог ничего сказать. Они долго лежали молча, пока Серри не сморил сон.
   Проснулся он глубокой ночью, одеяло Эйгеля было пустым. Серри приподнялся и оглянулся по сторонам. В свете горящих костров он вдалеке увидел фигуру друга, идущего к выходу из лагеря. Еще не понимая, что происходит, он бросился за ним вслед. Догнал уже за пределами лагеря, когда Эйгель почти исчез в ночной тьме.
   - Ты куда?
   - Шпионишь?
   - Ты что, Эйгель?
   - Тогда иди обратно.
   - А ты?
   - А тебе какое дело?
   - Ты мне друг!
   - Друг?..
   - Эйгель, миленький, ты из-за этого Венца?
   В темноте Серри разглядел, как Эйгель кивнул головой.
   - Не надо. Он того не стоит.
   - Серри, пожалуйста, иди обратно.
   - А ты? Ты уходишь? Куда?
   Эйгель пожал плечами.
   - Не знаю, куда-нибудь.
   - Но ведь ты пропадешь?
   - А кого это волнует?
   - Меня!
   - Серри, пропусти меня. Мне ведь здесь не жить. Этот Венц теперь будет каждый день приходить. Мне лучше уйти.
   - Тогда и я с тобой!
   - Ты что?! В рабство опять захотел?
   - А ты?
   - Мне все равно.
   - Если ты уйдешь, то и я с тобой. Вдвоем легче выжить. Что-нибудь придумаем.
   - Нет, я один.
   - Только со мной!
   - Да пойми...
   - Не хочу!
   Эйгель опустился на траву.
   - Серри, ну почему так? И оставаться нельзя, и идти не могу.
   - Эйгель, давай сделаем так. Ты еще один день пробудешь в лагере. Мы запасемся едой, а ночью уйдем вместе. Если этот Венц придет. А не придет, то остаемся. Так? Согласен?
   - Хорошо.
   Уже лежа на своих одеялах, Серри, засыпая, шепнул Эйгелю:
   - Если ты меня обманешь и уйдешь один, я клянусь, тоже уйду, пойду тебя искать. Чтобы ты знал.
   - Ладно, спи...
   Утром наступившего дня Серри, выполнив основную работу, незаметно от Эйгеля свернул к командирской палатке. Ястреда он застал одного. Получив разрешения войти, Серри сбивчиво рассказал, что произошло прошедшим днем, опустив ночную сцену. Он же не предатель и не наушник.
   Ястред слушал хмуро, а когда Серри закончил рассказ, только спросил:
   - И где эта медянка?
   - Вот, милорд, я ее подобрал. Вы не подумайте, я не украл. Она Эйгеля, но он не захочет ее брать.
   - И как он чувствует?
   - Плохо, милорд. Весь не свой.
   - Хорошо, дай медянку и иди работать. И присматривай там.
   - Слушаюсь, милорд.
   Как только Серри скрылся за углом палатки, Ястред, нацепив перевязь с мечом, пошел к виконту. В конце концов, тот его просил присматривать за Эйгелем, пусть сам и решает, что делать в этой ситуации.
   Сашка выслушал рассказ и помрачнел, сжав кулаки.
   - Венц из Гендована?
   - Да, милорд.
   - Дай-ка мне эту медянку... Значит, он так... Ну ладно. Не пора ли нам съездить в расположение наших союзников?
   - Мне брать полусотню?
   - Обязательно. Брать всех, включая мальчиков-посыльных.
   Ястред понимающе хмыкнул. Через полчаса виконт в сопровождении двух полусотен личной охраны, одной графа, другой виконта, въехал в ту часть лагеря, которую занимали люди маркиза Ильсана. Сам маркиз остался в Ларске, посчитав, что все эти военные занятия ему не нужны.
   Увидев подъехавшего командира, которому они подчинялись здесь в военном лагере, гендованцы высыпали из палаток и выстроились вдоль их рядов. Сашка ехал и милостиво улыбался на приветствия союзников, а сам внимательно всматривался в лица, выискивая своего старого знакомого по Гендовану. Боялся, что не опознает, ведь с тех пор прошло три года, но знакомое лицо все же нашлось.
   - А, Венц! Какая встреча! - Сашка радостно воскликнул, глядя в ошеломленное лицо баронета.
   Да, эта встреча Венца ошарашила. Оказывается тот самый мальчик, который тогда его побил, вовсе не раб, как утверждал этот ничтожный Эйгель. Перед ним возвышался на коне прославленный ларский виконт Ксандр.
   - Я рад тебя видеть, Венц! Зато ты что-то невеселый. Неужели ты на меня по-прежнему сердишься? - Сашка старался говорить громко. - В ту нашу встречу, когда мы были еще мальчишками, мне пришлось тебя побить. И твоего друга тоже, хотя вы оба были выше меня на голову. И сильнее. Помню, как ты в испуге уползал от меня на четвереньках. А затем и вовсе убежал. Не переживай! Ведь прошло три года. И я уверен, что ты уже не тот трусливый мальчик, что встретился мне в Гендоване.
   Венц стоял, весь пунцовый и с раскрытым ртом.
   - Надо же, опять, как и тогда рот открыл. Помнится, я тогда сказал тебе, чтобы ты рот прикрыл, а то мухи залетят. Ты поосторожней с мухами-то.
   Сашка наконец соскочил с коня и приказал своим людям принести ему что-нибудь, на что можно сесть. Пара солдат почти тотчас же подтащила деревянный чурбан, на который Сашка и сел.
   - Надо же, опять сапоги грязные. Непорядок. А все потому, что нет у меня оруженосца, некому следить за сапогами. Ну-ка, дорогой баронет, почисти мне сапоги.
   - Что?! - наконец вырвалось у немного пришедшего в себя Венца.
   - А что такого? Я твой командир, выше титулом. Виконт. Ты всего лишь баронет. Не барон. Барону это приказать не могу. Тебе имею право. Поэтому давай меньше болтай и принимайся за дело. Мне еще дальше ехать.
   - Я... не... буду!
   - За невыполнение приказа всыплю тебе плетей. Тридцать. Как виконту Аларесу. А чем баронет лучше виконта? Слышал, как виконт получил плетей? У меня ведь все запросто. Чисти! Рукавом... Так же тебе неудобно, на одном колене-то. Встань на оба. Вот так.
   Когда Венц закончил, Сашка встал, достал монетку и бросил Венцу.
   - За работу. Мне понравилось. Я, наверно, теперь каждый день буду к тебе приезжать.
   Сев на коня, Сашка огляделся. Гендованцы смотрели на него с ненавистью. Иного трудно было ожидать.
   - Ястред, пожалуйста, задержись и расскажи аристократам Гендована вчерашнюю историю. И про баронета Севир, вероятно, не все знают его историю...
   Венц в этот же день уехал обратно в Гендован. А Эйгель, видевший все происходящее, так и не узнал, кому он обязан заступничеством за него. Уходить из лагеря, он, конечно, уже не думал.
   Эта история наделала шуму. И в войске, и в самом Ларске о ней только и говорили. Ястред, конечно же, рассказал гендованцам все, что знал об Эйгеле и о вчерашнем случае. Нельзя сказать, что после этого рассказа все союзники изменили свое отношение к Сашке. Ненависть у части из них пустила слишком глубокие корни. Не последней причиной было то, что многие из гендованцев участвовали в тех двух неудачных стычках с лоэрнцами. Но другая часть союзников после рассказа Ястреда, все же поменяла свое мнение. И некоторые даже горячо поддержали урок, преподанный баронету Венцу. А то, что это был урок, никто и не сомневался. Эйгель все же был из их среды, гендованцем. И своим отказом от титула, после того, как его старший брат нанес несмываемое пятно на весь его род, Эйгель стал рассматриваться как человек, поступивший благородно. Не каждый из аристократов смог бы пойти на такое. Несколько гендованских баронетов даже разыскали Эйгеля и пожали ему руки. Эйгеля это потрясло до глубины души. А больше всех был доволен, наверное, Серри.
   Когда лето уже стояло в разгаре, из Ларска прибыл гонец от Дара. Брат просил Сашку вернуться в столицу, чтобы обсудить некую важную новость. Расспросив посыльного, Сашка выяснил, что никакой тревоги в городе нет, следовательно, новость вряд ли заключалась в опасении нападения на город. Поэтому Сашка не стал срочно собираться, а выехал следующим утром, взяв с собой обе личных полусотни.
   После полудня, подъехав к городским стенам, Сашка убедился, что все было спокойно, не чувствовалось ожидания опасности, ворота были как всегда широко распахнуты и через них двигался обычный людской поток. В замке тоже все было спокойно.
   Когда братья остались наедине, Дар стал рассказывать последние новости. Вначале он разобрался с заурядными событиями в жизни графства, а Сашка рассказал подробности произошедшего случая с Эйгелем. Когда покончили с текущими вопросами, Дар сказал главное, из-за чего он и вызвал брата.
   - Есть новости из Лоэрна. Виконт Аларес собирает новое войско.
   - Хочет отомстить?
   - Да.
   - И на что он рассчитывает? Со всего графства соберет ополченцев?
   - Нет, Сашка. Наемников. И ополченцы будут, конечно.
   - Откуда у него на наемников деньги?
   - А ты знаешь, сколько у него наемников?
   - Ну?
   - Догадайся.
   - Жалованье наемника пятнадцать серебрянок в месяц. За лето выйдет больше золотого. Но его отец основательно потратился на выкупы солдат, взятых нами в плен.
   - Наемники получают по золотому в задаток. И трех месяцев будет мало. Летом и в начале осени заготовка сена, сбор урожая, ополченцев не набрать. Значит, нужно ждать глубокой осени. Как ни крути, на каждого наемника по три золотых.
   - Тогда больше сотни им не нанять.
   - А тысячу не хочешь?
   - Сколько? Откуда у старого графа деньги? Тарен дал? Больше ниоткуда.
   - Я не знаю, давал Тарен или нет. Может, и давал. А деньги в основном каркельские.
   - Три тысячи золотых?
   - Даже больше. Войско ведь тоже надо содержать.
   - И откуда деньги? Не тяни.
   - От новых дворян.
   - А это что такое? С чем едят?
   - Словечки у тебя. Граф Каркел продает дворянские титулы по десять золотых. Со всего Лоэрна, да и не только из Лоэрна к нему поехали богатые купцы, трактирщики, мастеровые. Десять золотых, и ты потомственный каркельский дворянин.
   - Чует мое сердце, что до этого не граф додумался. Тарен надоумил?
   - Нет, Сашка, не Тарен. Жрецы. По крайней мере, зачастили в Каркел жрецы. Ведь на землях Лоэрна стоит главный храм Ужасного Паа. Ехать совсем недалеко.
   - Не успокоятся эти жрецы. Слушай, а раньше в Атлантисе такое бывало? Продавали дворянство?
   - Никогда. Это позор для сюзерена.
   - И старый граф пошел на позор? Ладно, если бы это был Аларес, тот еще молодой. Но граф уже старый.
   - Я тоже этому поначалу был удивлен, даже не поверил. Но потом порасспросил, прикинул, получается, что роль сыграла порка Алареса. Это ведь большое оскорбление.
   - Ага, скажешь еще. А как же барон Шелвак с сыновьями? Их Аларес первыми плетьми избил.
   - Они предатели.
   - И мальчишка?
   - Ну, это спорно. Конечно, младший виконт здесь ни при чем, но у нас принято считать, что в этом возрасте уже можно нести ответственность за свои поступки.
   - За свои, Дар, а не его отца.
   - За предательство отвечает семья. Если исходить из этого, то у Алареса был повод избить мальчика.
   - Ну и порядочки здесь.
   - Какие есть. Вот поэтому граф Каркел и пошел на поводу у своего оскорбленного сына. Самозванец Тарен, наверное, тоже руку приложил. И бесспорно, жрецы.
   - Если жрецы надоумили старого графа до такой денежной идеи, тогда почему богатые ломанулись в Каркел? В Лоэрне есть и другие аристократы, кто мог бы продавать дворянские звания. Только не говори, что для остальных такая торговля позорна. Наслышан я об этих лоэрнских аристократах. Они не знают слов стыд и совесть. Или я не прав?
   - Прав, Сашка, прав. Почему только в Каркеле продают, я не знаю. Может быть, те же жрецы руку приложили и повлияли?
   - И сколько у каркельцев теперь наемников? Ты сказал, тысяча?
   - Примерно, может, и больше.
   - Для этого нужно много продать дворянских званий. И столько есть желающих расстаться с десятью золотыми?
   - В Лоэрне все подмяли под себя хаммийцы. Они пришлые, а денег имеют много, поэтому за дворянство платят охотно. Только это еще не все.
   - Не тяни.
   - Каркел продает рыцарские титулы по сто золотых. Дает в придачу землю для строительства замка, потому что без замка рыцарь - уже не рыцарь. И покупают. Боюсь, что к осени у Алареса будет значительно больше тысячи наемников. Плюс собственные каркельские силы. Плюс ополченцы. Правда, на этих надежды никакой. Те еще вояки. Но их можно использовать на второстепенных местах.
   - Значит, осенью?
   - Не факт. Если у Алареса месть не сможет потерпеть до осени, он пойдет на Ларск и без ополченцев. Сил и без них теперь у него хватит.
   - Пойдет все-таки на Ларск?
   - Это я не про город сказал, про все графство. А вот куда пойдет, давай думать.
   - А чего думать? Замок Шелвака ему нужно обратно отобрать. Это для него принципиально.
   - Я тоже так поначалу подумал. Только не Шелвак для него главный враг. А ты. Ты его разгромил. Ты его плетьми выдрал. И куда пойдет Аларес? Шелвак один раз у тебя уже захватил твой замок.
   - Точно, костьми ляжет, но замок Броуди возьмет. Но и от замка Шелвака не откажется. Если будет много наемников, то сил на два замка у Алареса окажется достаточно.
   - И что ты будешь делать?
   - Давай считать. Каковы силы Алареса? Без ополченцев тот может выставить около трех тысяч. Больше, меньше, тут уж как получится. На каждый замок придется по одной-две тысячи человек. Разброс такой, потому что виконт может разделить войско неравномерно. Что мы можем противопоставить ему? Сейчас у меня в лагере около тысячи солдат. Из них триста гендованцы. Отношения у меня с ними не сложились, мне командовать ими будет трудно, и им мне подчиняться в тягость. Пусть гендованцы и сотня ларцев идут в замок Шелвака, становятся в оборону. В случае опасности Шелвак своих крестьян выставит к стенам. Самое меньшее семьсот-восемьсот человек получается. Сил хватит. На этот раз Аларесу взять замок не удастся. А если и возьмет, то оставит на стенах большую часть своего войска.
   - Он может применить твою хитрость с земляным маслом.
   - Вот поэтому при восстановлении замка я приказал разобраться с его подвалами. Где надо расширить и предусмотреть возможность плотно закупориться. Чтобы дым внутрь не попадал. Но при этом, чтобы дежурные могли не проспать атаку врага, когда стены начнут остывать. В своем замке я тоже это предусмотрел. Рвы приказал расширить, воду в них пустить. Да так, чтобы она не могла испариться от жара огня. Чтобы постоянная подпитка воды была.
   На мой замок придется около шестисот человек. Если Аларес нападет, то у меня будут еще и ополченцы. Сил достаточно для обороны. Если ему все же удастся ворваться в замок, то только ценой жизни почти всего его войска. А чтобы неожиданности не было, как в прошлом году с Шелваком, то прикажу усилить численность дозорных на подступах к замку.
   - Вроде все правильно. Впрочем, тебе видней, ты ведь у нас знаменитый полководец.
   - Хм. Полководец. Просто мне несколько раз повезло. Смог придумать что-то новенькое, но не более того. Нужно еще уметь командовать. А я пока не умею. Пытаюсь научиться. Но не очень получается.
   - Не прибедняйся. Этого Венца ты знатно приложил! Говоришь, раз нет оруженосца, то почисти мне сапоги? - Дар рассмеялся.
   - Кстати, про оруженосца. Не пора ли мне его взять?
   - Если думаешь, то бери. В чем загвоздка?
   - Есть тут один мальчишка... Х-м, мальчишка. Надо же, говорю, как взрослый пожилой мужчина. А ведь сам недалеко ушел. Пацан-то всего на два года меня младше.
   - Ну, мне-то восемнадцать, поэтому я могу сказать: мальчишка. Откуда он?
   - Сын Шелвака.
   Дар от неожиданности присвистнул.
   - Да, барона Шелвака младший сын. Когда после их освобождения мы приехали в Ларск, он и напросился.
   - А ты?
   - Сказал, что подумаю. Худенький он, боюсь, что тяжело ему с моими секирами будет. Он, правда, обещал потренироваться, сил подкачать.
   - И ты думаешь его взять? Не боишься за свою спину? Его я, правда, почти не знаю, зато на барона и старшего сына насмотрелся. Барон для меня не очень понятен. А вот у старшего баронета все на лице написано. Злости много.
   - Младший не такой.
   - Да? Смотри сам, тебе решать, только будь все же поосторожнее. Твоя спина всегда открыта оруженосцу.
   - Как гендованцов отправлю в замок, так и навещу это семейство. Там на месте и решу...
   Следующая неделя была вся в заботах и разъездах. Сашка мотался несколько раз то в лагерь, то обратно в Ларск, заехал в замок к Шелваку. Обратно он возвратился с его младшим сыном, своим новым, точнее, первым в своей жизни оруженосцем. Тем временем гендованцы вместе с ларской сотней уже должны были отбыть в замок к барону Шелваку.
   Когда вернулся в свой замок Броуди, то целая неделя ушла на подготовку к будущему приему ларских солдат, на решение вопросов с провиантом, проверку обороноспособности замка, определение размещения дозорных в ближайшей округе. Все это сильно изматывало. Поэтому, когда настало время навестить с проверкой замок Шелвака, Сашка даже вздохнул с каким-то облегчением, хотя встречаться с гендованцами ему не очень-то хотелось.
   Ехал он не спеша, остановившись на пару дней в Ларске, где попросту дико отсыпался. И к замку Шелвака тоже не спешил, не пропуская по дороге речек. По приезду, он проинспектировал подготовку замка к возможной обороне. Барон Шелвак с подчеркнутой вежливостью соглашался почти со всем, что он предлагал. Сам замок уже был почти восстановлен, ров у стен замка значительно углублен и наполнен водой. Дозорные стояли на местах. Поэтому через два дня Сашка выехал обратно к себе. На этот раз он решил, что задержится в Ларске не более чем на пару дней и сразу же уедет к себе в Броуди.
   Дорога была уже привычной, возможные места засады проверили ларские солдаты, расквартированные в замке Шелвака, поэтому ехали спокойно, хотя и не расслаблялись.
   На второй день им навстречу попался обоз с хаммийскими торговцами. Среди подвод шли, со связанными руками и с веревками на шеях рабы, судя по всему, купленные то ли в Ларске, то ли в соседних герцогствах. Дорога шла на юг через Лоэрн, а далее в Хаммий. Сашка, всегда нервно реагирующий на такие колонны, старался не смотреть на пленников. А что он мог сделать? Отбитых у храмовников рабов он отвозил в Амарис, где и оставлял у стен города. Всех не выкупишь, не пристроишь. Вот и ехал с каменным выражением лица, не глядя по сторонам. Но ведь все равно хоть не хочешь, но что-то увидишь, заметишь. Если не лица, то хотя бы ноги. Вот и сейчас ноги медленно бредущих рабов промелькнули у него перед глазами. Кто босиком, кто в каких-то опорках, кто в кроссовках... Стоп! А кроссовки откуда?
   Сашка резко остановил коня и, обернувшись, посмотрел на уже прошедшую колонну рабов. Точно, кроссовки, хотя и изрядно потрепанные и, наверное, рваные. Хозяином кроссовок оказался невысокий мальчишка в какой-то драной рубашке, явно с чужого плеча. Темные грязные волосы на затылке были средней длины. У рабов волосы длиннее, а у свободных, явно короче. Вероятно, попал в рабство месяц или два назад, вот и не успели сильно отрасти.
   Колонна медленно продолжала удаляться, а Сашка все еще смотрел ей вслед. Его полусотня терпеливо дожидалась его решения. Мальчишка, наверное, из местных, где-то раздобывший драные кроссовки. Но вдруг такой же попаданец, как и он? Сашка развернул коня, и поехал обратно. В несколько скачков он догнал колонну и, поравнявшись с рабами, преградил мальчишке путь.
   Тот взметнул на Сашку взгляд усталых серых глаз и быстро опустил голову.
   - Как тебя зовут, мальчик?
   - Лешка...
  
   Конец третьей книги
  
  
  
  
  
  
  
  

259

  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"