Максимов Рустам Иванович: другие произведения.

Император Владимир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Вселенцы из первой половины 21-го века в великого князя Владимира Александровича, третьего сына императора Александра Второго, и в адмирала Алексеева, Евгения Ивановича.

   РУСТАМ МАКСИМОВ.
  
  ИМПЕРАТОР ВЛАДИМИР.
  
  Вселенцы из первой половины 21-го века в великого князя Владимира Александровича, третьего сына императора Александра Второго, и в адмирала Алексеева, Евгения Ивановича.
  
  Автор искренне благодарит за помощь и полезные советы Чернова Кирилла Николаевича, Шейко Максима Александровича, Кузьмина Антона Аркадьевича, Ефремова Александра Юрьевича, а так же присутствующих на СИ товарищей под никами 'Абрамий', 'Дон Рэба' и 'krisp-1'.
  
  
  ПРОЛОГ.
  
   Время от времени несущаяся сквозь космическое пространство планета Земля пересекается с блуждающими странниками небесной пустыни, именуемыми астероидами. Или метеоритами, если кому-то привычнее такое название вышеупомянутых космических каменюк.
  
   Чаще всего астероиды проскакивают мимо нашей планеты на почтительном расстоянии, расходясь с нею, словно встречные корабли на просторах морей и океанов.
  
   Иной раз каменно-металлические глыбы входят в верхние слои земной атмосферы, где и заканчивают своё существование, пугая население Земли яркими вспышками и сильнейшим грохотом взрыва.
  
   Крайне редко, следуя роковому стечению обстоятельств, происходит столкновение планеты лоб в лоб с массивным космическим странником...
  
   В результате таких космических таранов кардинально изменяется облик Земли, бесследно исчезают земные флора и фауна, уходят в небытие целые цивилизации и континенты. Можно сказать, что всевластное время останавливает свой, практически никогда непрекращающийся бег, и на Земле-матушке всё начинается заново, с чистого листа.
  
   Может ли кто-нибудь дать гарантию, что все астероиды и метеориты действительно являются теми объектами, за которые их принимают не искушённые в тайнах мироздания люди?
  
  Часть 1.
  
   С этой поездкой в Японию с самого начала всё пошло не так, как обычно, хотя, казалось бы, ничего не должно было предвещать непредвиденных неожиданностей, или каких-то других неприятностей.
  
   По большому счёту, Владимир Муромцев считал свой новый контракт обыкновенным рутинным делом, ну, с небольшой поправкой на восточную экзотику, соответственно. Всякие, там, самураи-гейши-якудзы были глубоко 'до лампочки' одному из наиболее опытных и удачливых специалистов по, скажем так, радикальному решению кадровых проблем, неизменно возникающих в крупном бизнесе.
  
   Единственной заморочкой в этой поездке оказалось то, о чём уже более месяца на все голоса трындели средства массовой информации. То, о чём все кому не лень набивали комментариями 'всемирную паутину' под названием интернет, час за часом, изо дня в день. Заметим: комментариями к ещё не состоявшемуся, а к предстоящему в ближайшем будущем событию.
  
   В общем, к планете приближалось очередное открытие старины Лавджоя - астероид, прозванный 'ёжиком' из-за своей странной и необычайной формы. Это новое открытие Терри Лавджоя летело по столь интересной траектории, что по всем расчетам астрономов должно было пройти практически впритык к атмосфере Земли-матушки.
  
   Так уж получилось, что обнаружение столь крупного метеорита совпало с завершением строительства многоразового межпланетного беспилотного аппарата, названного 'Экскалибуром', предназначенного для доставки на Землю кометного и астероидного материала.
  
   Сообразив, что вновь открытый астероид лучше всего подходит для испытания своего нового детища, руководство НАСА объявило о желании послать 'Экскалибур' на рандеву с приближающимся 2025 АС. Благо, космическая каменюка сама летела прямиком в объятия яйцеголовых умников, которым срочно требовалось какое-нибудь оправдание перед налогоплательщиками - учёные-астрономы 'попилили' слишком много бюджетного бабла.
  
   Получив недвусмысленный намёк от своих хозяев, средства массовой идиотизации развернули невиданную ранее рекламно-информационную кампанию предстоящей научно-космической экспедиции.
  
   Писаки всех мастей сразу же окрестили 2025 АС массой прозвищ и псевдонимов, от 'Армагедонна' до 'Булавы Господней' включительно, фантасты принялись сочинять всевозможные вариации будущего, которое, де, обязательно возникнет в результате столкновения каменюки с Землёй. На тот аспект, что 2025 АС имеет весьма скромные размеры, и массу, сходную с безвредным космическим булыжником, практически никто не обращал внимание.
  
   Почувствовав подходящий момент, спецслужбы США ловко запустили в сеть хитроумную информационную 'утку' - типа, очередное разоблачение от лица хакеров-робингудов, якобы, укравших секретные файлы с серверов НАСА. Согласно этим 'секретным' файлам, 2025 АС являлся ни много, ни мало, ковчегом самого Спасителя, вновь отправленного на Землю самим Господом Богом... Смешно, конечно, но зерно абсурда упало на благодатную почву религиозного невежества, достигшего в последние десятилетия невиданных ранее масштабов.
  
   Благодаря 'мордокниге' и прочим соцсетям, сия откровенно фейковая новость облетела весь земной шар, по ходу дела обрастая совершенно фантастическими домыслами и сногосшибательными подробностями.
  
   Спустя пару недель обидевшиеся на спецслужбы хакеры-робингуды отомстили точечными киберударами по электростанциям всего мира, буквально за считанные часы отключив три четверти работающих реакторов. Массированное отключение электричества на неделю и более породило анархию и хаос везде и всюду.
  
   В Европе и на Ближнем Востоке начались массовые волнения религиозных фанатиков-исламистов, какой-то очередной бородатый имам провозгласил новый 'джихад' против 'неверных'. По всему миру прокатилась волна насилия, спонтанно возникло множества сект, проповедующих чёрт знает что и сбоку бантик, откуда-то повылезала масса 'пророков', во все голоса вопящих о концах света.
  
   Надо отдать должное земным правительствам - от хозяев мировых денег до последней военной хунты в захолустьях Африканского континента - они быстро смекнули, чем им грозит потеря управления народными массами. Как только электростанции возобновили работу в прежнем режиме, власти оперативно взяли под контроль набравшую обороты эпидемию информационного психоза.
  
   Очень скоро всемирная интернет-истерия вошла в конкретное определённое русло, приобретя требуемый властным структурам оттенок. Главным застрельщиком наведения нового мирового порядка, как всегда, встало правительство США.
  
   Быстренько сменив в ряде стран несколько неугодных Вашингтону режимов, самовлюблённые янки помпезно протрубили о новых победах демократии и народных масс над тоталитарными и бесчеловечными диктатурами. Устроив очередные 'цветные революции', пиндосы скромненько умолчали о том, что совсем недавно упомянутые 'диктаторы' являлись верными союзниками США, с радостью вылизывавшие задницы толпам вашингтонских политиков.
  
   Затем Америка, в которой набирала обороты очередная предвыборная гонка, объявила о введении строгих санкций в отношении престарелого белорусского президента, запретив корпорации 'Макдональдс' продавать гамбургеры внукам Александра Григорьевича Лукашенко. Последний, к слову сказать, даже не обратил внимания на жалкие и бессильные потуги Белого Дома хоть как-то навредить его стране.
  
   Одновременно с объявлением санкций в адрес Беларуси, Вашингтон озаботился восстановлением жёсткого контроля над южноамериканским наркотрафиком, который неожиданно выбился из-под опеки парней из Лэнгли. Миллиарды долларов текли мимо карманов американских спецслужб, и с этим безобразием надо было срочно покончить - раздутый бюджет США трещал по швам, а деньги, как известно, не пахнут.
  
   Апофеозом новой общемировой политики стала встреча в швейцарском городе Женеве, где представители всех основных религиозных конфессий публично облобызали друг друга на конференции всеобщего покаяния и примирения.
  
   Ну, а для тех, кого под шумок объявили террористами всех мастей, наступили действительно тёмные времена - их назначили крайними, приписав им практически все грехи человеческой цивилизации. В общем, с появлением на небосводе 2025 АС жить на Земле стало намного веселее, но никак не лучше.
  
   Наконец, НАСА в сотрудничестве с Европой и японцами запустило многоразовый аппарат, задачей которого являлось сближение с открытием Лавджоя, посадка на его поверхность, бурение и изучение недр данного космического тела. Затем космический робот должен был доставить взятые образцы на Землю.
  
   Сотни астрономов со всего мира подсчитывали остающиеся до посадки косморобота дни и часы, с нетерпением ожидая, когда же в их руки попадут керны с поистине бесценными материалами. Тысячи учёных мужей (и дам) мечтали раскрыть тайны Вселенной, прикоснуться к чудесам мироздания, увековечить собственные имена в истории, ну, и получить причитающиеся им лавры и денежные вознаграждения, вплоть до Нобелевской премии.
  
   Работа для Владимира Муромцева началась со встречи с посредником, передавшим карту памяти со всей требуемой для выполнения контракта информацией. Затем последовал перелёт на перекладных через Прагу и Мюнхен - необходимая предосторожность, выработанная годами жизни за гранью закона.
  
   Использовав тайник, Муромцев получил аванс и документы на имя Венсана Леклерка, бельгийца, по легенде, лет двадцать назад служившего во Французском Иностранном Легионе.
  
   Документы оказались подлинными, не искусной фальшивкой, т.к. имели внесённые в них биометрические данные Владимира. Заказчик, похоже, не скупился, коли задействовал весьма дорогостоящий канал легализации нужных лиц через электронную базу Интерпола. Подобное само по себе уже говорило о том, что предстоящая работа весьма, и весьма серьёзная. Впрочем, не впервой.
  
   На счету Муромцева числилось штук пять настолько виртуозно исполненных контрактов, что до сих пор никто так и не усомнился в истинных причинах смерти отошедших в мир иной миллиардеров. Таких, к примеру, как Билл Хейтс - человек-легенда ещё при жизни.
  
   Основатель глобального монстра 'Байткрософт' покончил с собой, бросившись вниз с тридцатого этажа нью-йоркского небоскрёба. Спецслужбы США и полиция 'Большого яблока' тогда сбились с ног, пытаясь отыскать мотивы, толкнувшие на самоубийство самого богатого человека на Земле.
  
   Выдвигалось множество версий, вплоть до самых фантастических, но никто из следователей так и не догадался, что причиной трагедии стала как бы случайная встреча в лифте Хейтса с неким загадочным незнакомцем. Данная встреча произошло примерно за месяц до суицида, как раз во время поездки Билла в Индию на международный конгресс молодых программистов, жадно внимавших каждому слову своего кумира.
  
   Из Франции Владимир сразу же вылетел прямиком в Японию, решив, что с его новой личностью нет необходимости нарезать круги вокруг шарика, добираясь до цели окружным путём через Америку, или Канаду. Прямой рейс Париж - Токио, и через какое-то время ничем не примечательный бизнесмен в возрасте за полтинник ступит на землю страны Восходящего солнца.
  
   Липовые документы оказались безупречными. Пройдя паспорт-контроль, Муромцев успокоился, мгновенно позабыв о подозрительном поведении таксиста, скорее всего, страдавшего лёгкими расстройствами психики.
  
   Позади остался аэропорт имени Шарля де Голля, скрупулёзная процедура проверки подлинности документов и содержимого багажа, которая с некоторых пор сильно раздражала Владимира.
  
   Позади осталась старая добрая Франция, точнее, её столица Париж - загаженный миллионами пришлых арабов и африканцев зловонный европейский мегаполис.
  
   Многочасовой полёт в салоне бизнес класса авиалайнера 'Эйр Франс' обещал стать скучным и утомительным времяпрепровождением, впрочем, как и всегда.
  
   Следуя старому доброму правилу перестраховки на всякий случай, Муромцев какое-то время аккуратно присматривался к своим соседям, но не заметил в их поведении ничего подозрительного.
  
   Пожилая пара - скорее всего, туристы - коротала время за просмотром очередного голливудского блокбастера о вторжении инопланетян на Землю. Бесконечные компьютерные спецэффекты, которыми был напичкан сюжет, надоели бы Владимиру уже через четверть часа, а вот французам, похоже, такое нравилось.
  
   Сзади, судя по отрывочным фразам на русском, расположилась троица соотечественников, конструкторов, или инженеров. Спецы жарко спорили меж собой о каких-то, там, турбинах, то и дело совали один другому планшетный компьютер. Судя по поведению россиян, им приходилось частенько мотаться между континентами, проводя много времени в самолётах.
  
   По опыту зная, что резкая смена часовых поясов неблагоприятно сказывается на организме, Муромцев укрылся пледом, и, надев чёрные матерчатые 'очки', задремал. Сквозь дремоту услышал, как соседи за спиной попросили стюардессу принести им хорошего коньяка, и что-то экзотическое на закуску.
  
   Выпив, соотечественники несколько раз громко загнули непечатными выражениями, помянув какого-то дегенерата Дитриха из Литвы. Этот идиот с неблагозвучной для русского уха именем и фамилией - Дитрих Пидорниекс - оказался лицом нетрадиционной сексуальной ориентации, и его с треском выгнали из российско-китайской корпорации.
  
   Тем временем специалисты НАСА слишком поздно обнаружили проблему с программным обеспечением своего ужасно дорогущего, но толком не протестированного космического робота.
  
   По срочно произведённым перерасчётам с учётом поправки на проблему с софтом получалось, что автоматическая станция имела мало шансов совершить благополучную стыковку с небесным телом. Попытка посадить 'Экскалибур' на поверхность астероида грозила разрушением исследовательского модуля, а в худшем случае и гибелью самого аппарата. В-общем, Хьюстон основательно сел в лужу, да ещё и пустил в ней ветры.
  
   Несмотря на вышеописанные трудности, господа из НАСА смело пошли ва-банк, ибо 'Экскалибур' был застрахован на очень солидную сумму, а конгрессу США требовалось предъявлять хоть какие-нибудь достижения аэрокосмической корпорации 'Локхид'. Иначе разочарованные и обозлённые конгрессмены обрубят 'Локхиду' финансирование в пользу давнишних конкурентов из 'Нортроп-Боинг'.
  
   Как это частенько бывает, в авантюрные планы яйцеголовых вмешались совершенно непредсказуемые факторы. Косморобот так и не сумел стабилизировать траекторию своего полёта, потерпев крушение при посадке на поверхность небесного тела.
  
   Жёсткое столкновение активировало непредсказуемый процесс выделения неизвестного излучения, скальные выходы на поверхности астероида неожиданно засветились, словно китайские фонарики. А спустя некоторое время космический странник бесследно исчез, словно растворился в вакууме, оставив за собой лишь обломки развалившегося на части 'Экскалибура'
  
   Позднее учёному сообществу удалось частично восстановить картину происшедшего, но за кадром осталось великое множество так и не разгаданных тайн и нераскрытых вопросов. Никто не мог объяснить, ЧТО именно сработало, и каким образом это НЕЧТО дематериализовалось из нашей реальности неизвестно куда. Высказывалось множество разнообразных версий и теорий, в основном, о внеземном происхождении активированного объекта.
  
   Погрузившись в приятную дремоту, минут двадцать спустя Муромцев интуитивно почувствовал нарастающее беспокойство. Интуиция для специалиста его уровня - это нечто большее, чем просто обыкновенное шестое чувство, поэтому Владимир моментально встрепенулся, и осмотрелся вокруг, прислушиваясь к окружающему шумовому фону.
  
   В салоне бизнес класса, вроде бы, всё оставалось, как и прежде, ничего существенного не изменилось: кто-то из соседей спал, кто-то смотрел видео, в общем, никаких перемен. А вот стюардесса, кареглазая куколка, сунувшись, было, в салон, тотчас исчезла, словно испугалась чего-то. На её лице отчётливо читалась какая-то тревога и озабоченность, тщательно скрываемая от пассажиров.
  
   За многие годы жизни вне закона Муромцев научился разбираться в выражениях лиц людей, мгновенно улавливая тончайшие нюансы и детали. Очень часто человеку вовсе не нужно что-либо говорить - его состояние отражается на его лице, даже если он и пытается скрыть его от окружающих. Вот и сейчас Владимир мгновенно сообразил, что что-то произошло. Либо в самолёте возникли технические неполадки, либо, в салоне аэробуса что-то идёт не так, как должно, либо случилось что-то непредвиденное в более глобальном масштабе.
  
   Словно в ответ на тревожное предчувствие Муромцев, авиалайнер неожиданно качнуло, а затем многотонный летательный аппарат заложил резкий вираж вправо. В проёме вновь появилась стюардесса, хватающаяся за переборку, с дрожащими губами, и застывшими в глазах слезами.
  
   Едва взглянув на эту милую девушку-куколку, Владимир понял, что наступил конец. Пассажиры, похоже, даже не успели испугаться, сообразить, что к чему, когда в следующую секунду авиалайнер лёг на крыло, а затем...
  
   В это мгновение Муромцев подумал, что он сходит с ума: какая-то неведомая сила рассекла фюзеляж на множество частей, а один из распилов прошёлся прямо перед креслом Владимира, едва не чиркнув тому по ногам. Чисто автоматически Муромцев успел отметить, что распил ровный-ровный, с зеркальным блеском краёв, словно сделан гигантским скальпелем в руках талантливого хирурга.
  
   Мгновение спустя всё вокруг залило ярко белым светом, и Владимир почувствовал, как его вырвало из кресла, а затем с сильным ускорением швырнуло вперёд и вниз. В спину ударила тугая взрывная волна - это рванули наполовину опустошённые топливные баки аэробуса.
  
   'Вот и конец, - перед отключением сознания успел подумать Муромцев. - Даже если не отдам концы в воздухе, то шлёпнусь об лёд, или в воду с такой силой, что умру в долю секунды'.
  
  ЧАСТЬ 1.
  
   ...Очередное загадочное происшествие в Крыму... Добропорядочный гражданин и образцовый семьянин мещанин Д. сошёл с ума, перестал узнавать своих родных детей и супругу, бормотал неизвестные слова на непонятном языке... Позванному соседями городовому мещанин Д. заявил, что видит будущее России и всего мира, после чего потребовал срочно доставить его в Санкт-Петербург для встречи с Его Величеством Императором Всероссийским Николаем Александровичем... Как рассказали нашему журналисту Кислярскому в полицейском управлении Севастополя, это уже третий случай появления в Крыму сумасшедших, желающих встречи с Его Величеством Императором, и тринадцатый случай помешательства разумом за две недели... Все ранее заболевшие лица помещены в лечебницу для душевно больных, где за ними постоянно наблюдают лучшие доктора нашего города... Полицмейстер Севастополя высказал по этому поводу свою озабоченность, и попросил архиепископа срочно отслужить молебны во всех церквях города...
  
   'Чёрт возьми, это уже тринадцатый случай за неделю! И уже третий дурак, требующий аудиенции с самим царём!!! В будущем, что, все дружно посходили с ума, что ли? - великий князь Владимир Александрович с раздражением отшвырнул 'Крымский вестник' на стол. Ни в чём неповинная газета скользнула по гладкому дереву, с шелестом свалилась на пол беседки. - Они, что, не понимают, сколь глупа просьба простого мещанина о личной встрече с императором всероссийским???'.
  
   'Они же не профессионалы, и не каждому так повезло, как мне, - тотчас прозвучало в голове великого князя, и Владимир Александрович невольно вздрогнул, вспомнив, как его лихорадило в первые часы после... после вселения в его тело сознания чужака из будущего... из будущего ли он пришёл? - Из будущего, из будущего, пора бы уж тебе, друг мой, прекратить мучить себя сомнениями на этот счёт'.
  
   'Посмотрел бы я на тебя, такого умного, окажись ты на моём месте, - мысленно выругался младший брат покойного императора Александра Третьего-Миротворца. - Может, всё-таки, мне снится страшный сон, я проснусь, и благополучно позабуду всё, что сейчас происходит?'.
  
   'Посмотрел бы я на тебя, окажись ты на моём месте! - чёртов вселенец, похоже, искренне развеселился. Потешается, гад, над самим великим князем, и в ус не дует. - Сходил бы ещё разок в церковь, дорогой ты мой тёзка, коли до сих пор испытываешь сомнения'.
  
   'Бесполезно, и ты это знаешь не хуже меня, - раздражённо отреагировал внук императора Александра Второго. - Семь раз ходил в храм Божий! Семь!!! Молился от зари до заката... Не может великий князь рассказать батюшке о ТАКОМ! Я даже жене не могу довериться!!!'.
  
   'Тише, тише, не нужно столь сильно волноваться... иначе схватим инсульт, или инфаркт... причём, оба, - незваный 'гость', похоже, занервничал, видимо, не желал покидать тело человека из числа представителей правящей в России династии. - Жене, действительно, лучше ничего не говорить... По крайней мере, пока'.
  
   'Сколько, ты говоришь, летело народу в этом твоём аэробусе? - волевым усилием Владимир Александрович прогнал прочь нехорошие мысли, и перевёл 'разговор' в более конструктивное русло. - Двести человек, не считая экипажа, так?'.
  
   'Полагаю, около ста семидесяти человек пассажиров, плюс члены экипажа, - уточнил вселенец, после чего продолжил. - Если предположить, что их всех закинуло в чужие тела, то почему выявилось всего лишь тринадцать случаев паранормальных явлений? Где остальные? Куда подевалось более полутора сотен душ?'.
  
   'Хм... Не исключено, что не все из чёртовой дюжины выявленных сумасшедших являются душами людей из будущего, - мысленно хмыкнул великий князь. - Душевно больных хватает во все времена и во всех странах'.
  
   'Согласен, психов везде хватает... Не мешало бы нам проверить всех тех больных, чтобы доподлинно убедиться в твоих словах, - завуалировано предложил вселенец. - Что стоит тебе, известному и знаменитому меценату царских кровей, проявить сострадание к бедным людям? Заодно имидж и реноме поднимешь'.
  
   'С моим имиджем и реноме всё в полном порядке! - резко отреагировал Владимир Александрович, затем, спустя секунду признал, что в идее незваного 'гостя' есть рациональное зерно. - Может, проще поручить это дело охране и адъютантам?'.
  
   'Угу, вот попадётся твоим казачкам-охранникам какой-нибудь крутой хакер, изъясняющийся исключительно на околокомпьютерном сленге, - мысленно рассмеялся незваный 'гость'. - Что твои адъютанты разберут в болтовне о гаджетах, хабах, фичах и драйверах? Примут за бред чокнутого умалишённого, и всё тут'.
  
   'Ладно, убедил, чёрт языкастый: дело серьёзное, не для посторонних глаз, - тяжело вздохнув, великий князь согласился с доводами тёзки из будущего. - Гаджеты, хабы, фичи, драйвера... Действительно, звучит странно, дико, и совершенно не по-русски... Неужели нельзя было придумать простые и понятные русскому человеку названия для всех этих вещей?'.
  
   'Какой смысл изобретать велосипед? Английский давным-давно стал языком международного общения, и на нём разговаривают пара миллиардов человек, минимум, - тотчас разъяснил вселенец. - Плюс китайцы с японцами, и всякие прочие корейцы-малайцы, которым он необходим для ведения бизнеса со всем остальным миром'.
  
   'Спасибо, я всё понял ещё неделю назад, - Владимир Александрович недовольно нахмурился, никак не желая мирится с мыслью, что Российская Империя вот-вот канет в лету. Рухнет, обескровленная в войне с Германией, да ещё и потеряет в последующей междоусобице десятки миллионов людей и огромные территории. Вновь возродится под властью последователей учения Карла Маркса, едва не погибнет во второй войне с той же самой Германией, и спустя какое-то время снова развалится на кусочки, утратив ещё больше русских земель. Земель, обильно политых потом и кровью многих поколений, земель, за которые заплачено огромным числом человеческих жизней! - Нельзя допустить!!! Нельзя!!! Любой ценой...'.
  
   'Полностью с тобою согласен... Нужно любой ценой убрать твоего бестолкового племянника, любой ценой развернуть страну на путь реформ, - моментально оживился Муромцев. - Задача номер один: земля - крестьянам, чтобы выбить козырь у большевиков... Задача номер два - ликвидация безграмотности... Задача номер три - индустриализация...'.
  
   'Стоп! Не гони лошадей, тёзка, - великий князь сразу же перебил 'собеседника', притормозил перечисление идей и планов. - Что значит 'убрать племянника'??? Мой племянник - законный наследник трона, а не какой-нибудь самозванец и узурпатор. Ники должен понять, что над империей и династией висит угроза полного уничтожения... Я уверен, что Ники прислушается к моему мнению'.
  
   'Ага, с разбегу... прислушается он... Держи карман шире! - вселенец и не думал скрывать своего сарказма. - Максимум, на что годен твой племянник - строгать детишек, великих княжон... Не, я понимаю, если бы подле Николая стояла жена с мозгами, как у Екатерины Великой... Но у него нет и никогда не будет хорошей, толковой жены'.
  
   'Ох, и язва ты, Муромцев... Екатерина Великая славилась не только своими мозгами, но и другими...кхм, достоинствами, - мысленно усмехнулся Владимир Александрович. - Но в одном ты прав: от Аликс не стоит ждать ничего хорошего... Карга старая, тварь Виктория - сплавила нам свою внучку с дурной кровью!'.
  
   'Три ха! Да у вас своих уродов девать некуда. Братец твой Сергей - пидор, а браки между родственниками - обычное дело, - незваный 'гость' рубил правду-матку, невзирая на титулы и лица. - Довели страну до цугундера, а потом на большевиков все стрелки и перекинули'.
  
   'Не смей! Слышишь? Не смей! - великий князь не сумел сдержать нахлынувшее желание придушить вселенца, и, чтобы избавиться от бессильной ярости, изо всей силы стукнул кулаком по столу. Столешница жалобно скрипнула, давно опустевшая кружка с блюдцем и ложкой слегка подпрыгнули. - Ты не имеешь никакого морального права осуждать нашу семью! Я - могу, а ты - нет!'.
  
   'Стол не поломай, тёзка... Вон, казаки-охранники уже на тебя косятся, перешёптываются, - в спокойном тоне ответил Муромцев. - Нравится тебе, или не нет, но мы с тобой теперь в одной лодке, а правде нужно смотреть прямо в глаза, сколь бы неприятно это не было'.
  
   'Попробовать опереться на братьев... Ты говорил, что Сергея убьют в девятьсот пятом, Алексей переживёт его на пару лет, потом умру я... Остаётся Павел, который погибнет во время революции от рук этих чёртовых большевиков, - погасив вспышку гнева, Владимир Александрович вернулся к теме своей семьи. Точнее, к делам клана ближайших родственников - своих родных братьев. - Сергея можно спасти от смерти, а как быть с Алексеем? От чего он умрёт, знаешь?'.
  
   'От своего вновь приобретённого титула, который ему пожалует российский народ, - ехидно ответил вселенец. - 'Князь Цусимский' - звучит гордо и звучно, а главное - абсолютно заслуженно'.
  
   'Можно ли избежать разгрома? Всё-таки, Япония не столь сильная в военном аспекте держава, как Англия, или Германия, - узнав неделю назад о грядущем поражении огромной России в войне с ничтожной Японией, великий князь поразился до глубины души. Сейчас он вновь пытался разобраться, можно ли избежать этого унизительного поражения, и тем самым предотвратить революцию 1905 года. - Я никогда не поверю в то, что японские солдаты лучше, чем наши, а русские военачальники столь плохо командовали войсками, что проиграли все сражения'.
  
   'Командовали, как умели, полагаю, не хуже, чем в Крымскую (войну), - ответил незваный 'гость'. - В любом случае, исход войны был предрешён заранее, ибо Россия проиграла гонку вооружений английским верфям, а твой брат Алексей занимался шлюхами, а не флотом, среди адмиралов не оказались ни Ушакова, ни Лазарева, ни Нельсона на русский манер'.
  
   'Хорошо, если нам известен примерный ход войны, имена военачальников, даты решающих сражений, то мы должны... нет, мы обязаны попытаться всё изменить, - Владимир Александрович уже знал, что вселенец точно помнит всего лишь две даты - день начала самой войны и дату сокрушительного разгрома врагом русского флота. По странному стечению чисел последнее произошло в тот же самый день, что и трагедия на Ходынском поле, случившаяся несколько лет назад. Воистину - знак небес! Ход войны тёзка знал в общих чертах, о военачальниках мог поведать прилично, правда, в основном, об их недостатках. - Я поговорю с Алексеем, встречусь с нашими адмиралами...'.
  
   'Так они тебя и послушают себе в убыток, - Муромцев был настроен более чем скептически. - Тут, как в том анекдоте, всю систему менять надо'.
  
   'А если задействовать дипломатические методы, чтобы избежать этой войны? Поделить с японцами Маньчжурию и Корею? - великий князь принялся перебирать в уме различные варианты, первые, что пришли в голову. - Либо оттянуть начало войны, чтобы Россия успела полностью подготовиться?'.
  
   'За дипломатов не скажу - не в курсах о таких подробностях, - признался вселенец. - Поделить Маньчжурию и Корею... Можно, наверное, только Япония примет это за слабость России, и всё равно нападёт. Пойми: даже если зацеловать микадо в задницу до множественных оргазмов, японцы всё равно будет ненавидеть русских. Русские для самураев - гайдзины, северные варвары, люди второго сорта, и не более того... Кстати, помнишь, я рассказывал тебе про Пирл-Харбор?'.
  
   'Это когда североамериканцы фактически подставили под удар свой линейный флот, и японцы с удовольствием клюнули на эту жирную приманку? - быстренько припомнил младший брат покойного императора Александра Третьего. - Конечно, помню. Очень похоже на твой же рассказ о нападении миноносцев на Порт-Артур - точно такая же тактика, схожие результаты атаки'.
  
   'Совершенно верно, внезапный удар - это фирменный почерк самураев, - подтвердил незваный 'гость'. - Разница лишь в том, что, заранее отдавая инициативу противнику, Штаты более основательно готовились к войне, чем Россия сейчас. Экономика огромной Америки в долгосрочной перспективе не могла не победить более слабую японскую экономику, к тому же, британцы разменяли союз с Токио на дружбу с Вашингтоном'.
  
   'Поэтому японцы переориентировались на дружбу с немцами, от которой не получили практически никакой выгоды, - великий князь хорошо запомнил информацию про т.н. ось Рим - Берлин - Токио - вынужденный союз недавних вчерашних противников. - Да, для Токио это неравноценная замена... Особенно, когда у тебя во врагах Англия и СаСШ'.
  
   'Знаешь, тёзка, Англию лучше иметь во врагах, чем в союзниках, - после небольшой паузы поделился мыслями вселенец. - Ибо союзники из лимонников получаются хуже врагов'.
  
   'У Англии нет постоянных друзей, у Англии есть постоянные интересы, - цитирование Пальмерстона пришлось как нельзя кстати. - У нас же... У нас всего два союзника - армия и флот... И те предадут через двадцать лет'.
  
   'Почему предадут? Николай отрёкся от престола, и власть, в конце концов, подхватили самые подготовленные и многочисленные - большевики, - возразил незваный 'гость'. - Как говорится: кто смел - тот и съел'.
  
   'Большевики... Давай сменим тему, иначе я опять сорвусь, - Владимир Александрович почувствовал, что его эмоции вот-вот вспыхнут лишь от одной мысли о последователях учения Маркса - Энгельса, которые придут к власти в России. - Расскажи ещё раз о том, каким образом ты открыл свои способности к колдовству'.
  
   'Не к колдовству, а к гипнозу, - поправил Муромцев, а затем замялся. - А чего рассказывать то? По словам ветеранов, в Великую Отечественную и не такое случалось... На войне никому умирать не хочется'.
  
   'Знаю, довелось как-то понюхать пороху... турецкого, - усмехнулся сын императора Александра Второго. - Ты про свою войну говори, тёзка, а не про вторую с германцами...'.
  
   'Моя война... Скажешь тоже... Организовали эту войну амеры, саудиты и разные, там, иорданцы с турками. Через своих агентов в Москве и в Чечне сработали, а потом потирали ручки, глядя, как полыхает Кавказ, - постепенно втянувшись в монолог, незваный 'гость' выудил из своей памяти множество нюансов и моментов, о которых позабыл сообщить в первый раз. Как политических, так и сугубо военных, касавшихся тактики боя в горах, тылового обеспечения войск, и т.п. Наконец, перешёл к той самой операции, где у него неожиданно открылся дар гипнотизёра.
  
   '... Двигались, в основном, ползком, и, казалось бы, уже вышли из окружения... А потом чуть не наскочили на группу 'чехов' - пулемётчик и двое с ним. Хорошо, что успели спрятаться в тени разрушенного домика, иначе... В-общем, когда поняли, что без шума не пройти, я решил, что лучше умереть одному, чем всем... Майор Данилов был уже без сознания, а с Ванькой Северьяновым мы были в одном звании - старлеи - плюс, у него недавно дитё родилось, сынишка... Не срочников же на убой посылать! - вселенец, наконец, дошёл до самого незабываемого эпизода своей жизни. - Закутался я в бушлат - авось, не сразу начнут стрелять - и вдоль стеночки, пока тень позволяет... Смотрю на 'чехов', и мысленно им говорю: меня не видно, меня не видно... Даже не заметил, как подошёл метров на десять, и только тогда торкнуло, что чечены меня реально не видят! То один скользнёт взглядом по моей фигуре, то другой - никакой реакции... Третий, видать, что-то почуял, обернулся, глаза вылупил, хотел, наверное, закричать, да я был быстрее - скосил всех троих длинной очередью... Бойцы распихали трофейные магазины, Ванька подхватил пулемёт - и бегом, пока чёрт не принёс других 'чехов'... К своим вышли уже после полудня, раненых сержантов и комбата Данилова сразу же в медсанбат, а сами - бойцов кормить... Двое суток не жрамши были'.
  
   'Ну, и когда же ты осознал свои способности к гипнозу?' - пользуясь небольшой паузой, Владимир Александрович не утерпел, полюбопытствовал.
  
   'Проанализировал через пару дней на свежую голову, после чего пришёл к мысли, что могу воздействовать на людей. Если, конечно, хорошенько захочу... Поначалу не верил, потом малость 'потренировался' на бойцах, по случаю разыграл зампотеха, - ответил незваный 'гость'. - Затем Северьянов сообразил, что с моей помощью он может на халяву жрать водку, едва не 'попалил', гад этакий... В-общем, после того, как нас вывели из Чечни, Ванька оказался первым человеком, которого я 'обработал' всерьёз - сунул ему под нос стакан с водой, и внушил, что это 'беленькая'. Сработало. Ирка - жена Ивана - раздумала разводиться, у них потом ещё и дочка родилась'.
  
   Со стороны казалось, что великий князь сидит, себе, в беседке, проводит массу свободного времени в гордом одиночестве, попивая чаёк, да почитывая местную прессу.
  
   Казаки охраны потели под жарким крымским солнышком, скучали, коротали время разглядыванием редких прохожих, в основном, прогуливавшихся мимо офицеров Черноморского флота.
  
   И так час за часом, день за днём, вот уже вторая неделя пошла, как младший брат покойного императора Александра Третьего-Миротворца застрял в Севастополе.
  
   'Получается, что все наши приготовления по изгнанию турок из Константинополя тщетны. Тот 'особый запас', что много лет собирают в Одессе - бесполезная трата денег, как и строительство новых броненосцев для Черноморского флота, - на следующий день Владимир Александрович долго 'пытал' вселенца насчёт следующей войны с Турцией. Когда и почему начнётся, сумеют ли русские преодолеть хронический мандраж перед угрозой вмешательства британского флота, и т.д. Увы, о ходе войны с турками незваный 'гость' знал ещё меньше, чем о противостоянии с германцами. Рассказал про 'Гёбена' и 'Бреслау', про невозможность зажать их в клещи и принудить к бою по причине преимущества в скорости немецких кораблей над броненосцами Черноморского флота. Даже вступление в строй новых дредноутов не помогло - 'Гёбен' то и дело уклонялся от невыгодного боя, упорно не желал гибнуть под русскими снарядами, а после революции вообще ремонтировался в Севастополе, словно у себя дома. - Говоришь, 'Императрица Мария' погибнет то ли из-за разгильдяйства экипажа, то ли в результате диверсии большевиков - агентов кайзера... Чёрте что получается, тёзка!'.
  
   'Да, бардак в квадрате, и блэк-джек со шлюхами к нему в придачу, - согласился Муромцев. - Тут как в том анекдоте про советскую власть - всю систему менять надо'.
  
   'Балабол... Чтобы что-то всерьёз менять, нужны верные люди и серьёзные ресурсы: деньги, деньги, и ещё раз деньги, огромные деньжищи, сотни миллионов, а то и больше, - великий князь уже привык к плохо скрываемым намёкам о необходимости радикальных реформ, однако, в отличие от предыдущих дней, не стал вскипать на ровном месте. - Где нам взять столько денег, а?'.
  
   'Где деньги, Зин? Золотой рубль - вот главная погибель России! - незваный 'гость', похоже, черпал вдохновение буквально на ровном месте. - Самый страшный враг - это не турки с японцами, и не кайзеровская Германия с австрияками. Самый страшный враг - слуги мировой банкократии, окопавшиеся у трона царя. Бунге, Вышнеградский, Витте, и прочие хитромудрые агенты Ротшильдов и Рокфеллеров'.
  
   'Хм...Что плохого в стабильной валюте и в золотом наполнении рубля? Благодаря реформе Витте мы получили возможность брать за границей крупные займы и привлекать в Россию иностранные инвестиции, - сказать, что Владимир Александрович был озадачен, значит, не сказать ничего. Внук императора Александра Второго и представить себе не мог, что надёжнейший и стабильный золотой рубль может погубить его страну. - Да, Ротшильды не станут давать в долг без выгоды для самих себя, но они - банкиры, а не какие-нибудь добренькие меценаты'.
  
   'Охо-хо, как всё запущено... Так, коротко, основные тезисы: золото - относительно редкий металл, ценный ресурс, который ещё нужно суметь найти и добыть. Золото невозможно добывать с постоянным приростом, скажем, на пять процентов каждый год. А экономика нормальной страны может расти и с темпом пять процентов в год, и больше, - принялся объяснять вселенец. - Поэтому неизбежно возникнет всё возрастающий дисбаланс между наличием денег, обеспеченных золотым запасом, и динамикой роста экономики. Экономика требует денег - а деньги невозможно в неё влить, т.к. они не обеспечены жёлтым металлом. В результате, казалось бы, надёжный и стабильный золотой рубль искусственно сдерживает рост экономики страны, по сути, являясь для России золотым тормозом'.
  
   'Хм... Как же тогда быть с трудами разных учёных мужей от экономики, утверждающих, что золото - эквивалент денег, и одно с другим, по сути, есть одно целое? - принялся размышлять великий князь. - Дэвид Рикардо, например... Тот же Карл Маркс, которому поклоняются коммунисты...'.
  
   'Дэвид Рикардо? А, тот самый Давид Рикардо, талантливый биржевой спекулянт, друг Ротшильдов, - тотчас сообразил незваный 'гость'. - Здесь, как говорится, кто за девочку платит, тот её и танцует... А хитрозадый теоретик Карл Маркс всего лишь повторяет то, что выгодно ему самому в контексте его же собственного учения'.
  
   'Так, давай, Муромцев, выкладывай с подробностями всё, что ты знаешь про деньги, золото, и экономику, - младший брат покойного императора Александра Третьего оглянулся назад, пальцем поманил своего личного официанта, ожидавшего с кастрюлями и столовыми приборами в соседней беседке. - Заодно и пообедаем, чем бог послал'.
  
   'Не возражаю. Обед обещает быть долгим, и может плавно перейти в ужин, поэтому заказывай побольше и повкуснее, - честно предупредил вселенец. - Начать, пожалуй, стоит с того, как иудеи-фарисеи создали схему получения хорошей прибыли на разнице курсов золота и серебра в разных концах Римской империи... Весьма хитроумные и прагматичные ребята были - внедряли религиозные идеи в массы, и одновременно с этим обязывали верующих платить храмовый налог... Плюс, придумали особые религиозные деньги для подношений в храм - священные сикли, или шекли, не в курсах, как они точно назывались. Паломники покупали их у менял, а менялы умели наменять в свою пользу весьма приличный гешефт...'.
  
   Вышколенный официант быстренько сервировал стол, и, пожелав великому князю приятного аппетита, отошёл в сторонку.
  
   Владимир Александрович изволили приступить к обеду, неторопливо вкушая изысканные блюда, и периодически отвлекаясь, чтобы черкнуть несколько строк в своей записной книжке. Сторонний наблюдатель, хорошо знакомый с привычки родного дяди ныне здравствующего императора, мог бы с уверенностью утверждать, что великий князь записывает впечатления о вкусовых качествах кушаний, приготовленных его личным поваром.
  
   Решив не откладывать дело в долгий ящик, на следующий день младший брат Александра Третьего-Миротворца посетил лечебницу для душевнобольных. Посетил, можно сказать, инкогнито, заранее передав через адъютанта письмо докторам с просьбой особо не афишировать данный визит. Ибо визит сугубо благотворительный, вызванный исключительно душевной добротой Владимира Александровича, его беспокойством о судьбе несчастных, убогих и сирых, страдавших разнообразными психическими расстройствами.
  
   Прикрываясь такой легендой, великий князь пожертвовал руководству и медицинскому персоналу лечебницы кругленькую сумму, после чего соизволил лично взглянуть на душевнобольных.
  
   Терпеливо слушая рассказы докторов об их подопечных, Владимир Александрович задавал наводящие и уточняющие вопросы, внимательно присматриваясь к самим пациентам. Не скрывая, объяснил медработникам, что он, как представитель правящей царской семьи, весьма обеспокоен неожиданной эпидемией умственного помешательства, накрывшей Севастополь и Крым.
  
   Как и следовало ожидать, после упоминаний об озабоченности царской семьи персонал лечебницы вывалил на высокородного посетителя ворох самой разнообразной информации.
  
   По прошествии трёх часов великий князь разузнал всё, что ему требовалось узнать, и даже больше. Плюс, смог лично понаблюдать за несколькими пациентами, чьё поведение навевало на мысль о наличии в их телах незваных 'гостей' из будущего. Хорошо ещё, что доктора даже не думали всерьёз рассматривать данную мысль, и пытались найти более тривиальные объяснения всех упомянутых случаев, исходя из представлений традиционной медицины.
  
   'Чёрт возьми!... Мы имеем целых одиннадцать человек, якобы, тронувшихся умом, а на самом деле... Страшно то, что ни один из них не смог адаптироваться к жизни со своим вселенцем! Ни один!!! Почему??? - едва запряженная лошадьми коляска тронулась с места, сын императора Александра Второго-Освободителя ударился в панику. - О, боже!!! Я тоже сойду с ума!!! Когда??? Сколько времени у меня осталось??? Что делать???'.
  
   'Владимир, ты, чего, белены объелся? С какого такого перепугу ты, вдруг, решил, что ты, великий князь, возьмёшь, и сойдёшь с ума? - чёртов вселенец тут, как тут, не может помолчать ни минуты. Стопудово, испугался, гад этакий, что угодит в психушку, да ещё и находясь в чужом теле. - Какая психушка, блин??? Кто нас туда посадит, если никто даже не подозревает о нашем... тандеме???'.
  
   'Изыди, сатана... Стоп, в твоих идеях есть логика, - вспомнив о т.н. враге рода человеческого, Владимир Александрович не удержался, машинально перекрестился. - Никто не знает, и никто не подозревает...'.
  
   '... И никогда не узнает! - Муромцев моментально ухватился за великокняжескую мысль, развернул её в нужном направлении. - А причина в том, что мы смогли объединить два разума в один! Стали своеобразным симбиозом, этаким сверхразумом!'.
  
   'Тёзка, хорош заливать с три короба, - с изрядной долей скептицизма усмехнулся великий князь, постепенно успокаиваясь. - Сверхразум, как же... Лучше бы ты подумал над тем, почему мы до сих пор не присоединились к тем, кто попал в психушку... Чем их симбиоз был хуже нашего, а?'.
  
   'Давай просто банально прикинем возможные версии методом исключения, устроим, как говорится, мозговой штурм, - мгновенно предложил незваный 'гость', видать, заранее подготовился к подобному развитию событий. - Первое: душа мужчины угодила в тело мужчины... Подозреваю, что у некоторых из тех одиннадцати бедолаг произошло вселение душ противоположного пола...'.
  
   '...Господи, помоги и спаси несчастных рабов твоих, - мысленно ужаснувшись перспективе угодить в тело женщины, и наоборот, Владимир Александрович перекрестился ещё раз. - Даже представить себе не могу, какие муки они испытывают'.
  
   'Лучше не фантазируй на эту тему - не дай бог, крыша поедет, - порекомендовал вселенец, после чего продолжил. - Второе: примерно одинаковый возраст одного и другого... Нет - слишком сомнительный аргумент... Третье: случайное совпадение имён-фамилий-отчеств... Маловероятно, т.к. разные, там, иностранные граждане давным-давно не заморачиваются своими отчествами'.
  
   'Не торопись, тёзка, - отреагировал великий князь. - Третий вариант стоит хорошенько обдумать'.
  
   'Не вижу в номере три никакой логики. Не забывай, что я уже тридцать лет живу под чужими именами и фамилиями, и меняю документы разных стран, словно перчатки, - возразил Муромцев. - Пункт номер четыре: родственные связи... Это уже из разряда фантастики, т.к. мои предки происходили из рабочих, крестьян, совслужащих. Никаких царских и княжеских кровей в роду не было, и быть не могло'.
  
   'Точно знаешь? Уверен в этом? - мысленно усмехнулся младший брат покойного императора Александра Третьего, не удержавшись от искушения слегка поддеть 'собеседника'. - Российские цари да князья любили побаловаться с девками из крепостных, и сие не считалось у нас зазорным'.
  
   'Здесь, конечно, без гарантий, но вряд ли ты пересекался с моими пра-пра... предками женского пола, в общем, - вселенец призадумался на секунду, но после небольшой паузы всё-таки отмёл прочь данную версию. - Слушай, тёзка, а когда у тебя день рождения? Назови число, месяц, год'.
  
   'Десятого апреля тысяча восемьсот сорок седьмого, - ответил Владимир Александрович, а попутно заметил. - Пятьдесят с небольшим - это ещё не старость, так что, кое-кому сильно повезло, что он очутился в теле не старика, но мужа, причём этот мужчина знатный и влиятельный человек в царской династии'.
  
   'Стоп! Десятого апреля - это по старому стилю, что ли? - Муромцев, похоже, не обратил никакого внимания на плохо скрываемую гордость за принадлежностью к императорской фамилии. - Так, по-новому это будет...'.
  
   'Что ещё за новый стиль такой? - на мгновение удивился великий князь, и тотчас припомнил мимолётное упоминание вселенца о переходе большевицкой России на григорианский календарь. - Наша православная Россия-матушка живёт по православному календарю, и, надеюсь, никогда не перейдёт на католический...'.
  
   'Вот, всё сходится! - незваному 'гостю', похоже, церковно-конфессиональные нюансы были глубоко до одного места. - По новому стилю получается двадцать второе апреля, а у меня день рождения - двадцать первого апреля! Год, конечно, другой, но в этом-то вся и суть'.
  
   'Ничего не понимаю, - Владимир Александрович почувствовал нарастающее внутренне раздражение. - Ты можешь объяснить нормально, по-человечески?'.
  
   'Легко, тёзка, запросто, с превеликим удовольствием! - в отличие от хозяина тела, настроение вселенца было оптимистически-приподнятым. - В двух словах не получится, поэтому, давай, как говорится, устраивайся поудобнее...'.
  
   Минут десять спустя великий князь узнал, что неожиданного обнаруженный в себе дар гипнотизёра вынудил старшего лейтенанта Муромцева заняться изучением различных тайных и скрытых знаний. Тех, которые на рубеже двадцатого и двадцать первого столетий стали именоваться эзотерическими науками, и которые категорически и напрочь отрицались наукой официальной.
  
   Надо сказать, борьба официальной науки с 'антинаучными' знаниями сильно напоминала противостояние христианской церкви и той же самой науки, сместившееся во времени на несколько веков вперёд. Только на сей раз в роли средневековой церкви выступала официальная наука, и - важнейший фактор - отсутствовали священная инквизиция и костры для 'еретиков'. В-общем, противостояние приняло более цивилизованные формы, методы ведение борьбы стали другими, а самое главное, в эту войну вмешались всемогущие рефери - хозяева всех мировых финансов.
  
   Здесь следует сделать одно маленькое отступление, и уточнить, что, говоря об эзотерике, люди зачастую валят в одну кучу всё и вся, что только могут найти непонятного в жизни. В результате почти любой неискушённый индивидуум, заинтересовавшийся в наше время различными тайнами, образно говоря, рискует раз за разом погружаться в информационные нечистоты, не имеющие ничего общего с реальными знаниями.
  
   Достаточно включить телевизор, и с экрана зомбоящика на человека хлынет девятый вал откровенных подтасовок и разнообразных глупостей. Попробуй, разберись, кому и чему можно верить, если ты делаешь самые первые шаги в познании тайн этого мира!
  
   Глядя на вышеописанные процессы со стороны, невольно приходишь к мысли, что этот электронно-информационный хаос на рубеже второго и третьего тысячелетия от Рождества Христова создан, согласно конкретному и грамотному сценарию. И этот сценарий прекрасно характеризует пословица, гласящая, что лист нужно прятать в лесу. В данном случае, в лесу цифровом, где можно плутать практически бесконечно, продираясь через гигабайты информационного мусора.
  
   Вероятно, мудрецы ушедших эпох предвидели подобное развитие событий, придумав для потенциальных неофитов множество иносказательных пословиц. К примеру: ищущий - да найдёт, дорога в тысячу миль начинается с первого шага, доверяй, но проверяй, и т.д., и т.п. Особенно преуспели в пословицах китайские и прочие восточные аксакалы, мастерски владевшие пером и словом, и оставившие своим потомкам множество пергаментов с глубокомысленными изречениями.
  
   Владимиру Муромцеву повезло - в середине и конце девяностых ещё не существовало разных, там, битв экстрасенсов, и прочих постановочных телевизионных шоу, являющихся идеальных средством, чтобы скомпрометировать любую сферу т.н. эзотерических знаний.
  
   В те годы ещё не раскрутилась всемирная паутина интернета, забитая в наши дни саморекламой множества магов, экстрасенсов, гадалок, астрологов. Да, на экранах зомбоящиков мелькали разные, там, чумаки и кашпировские, но этот бренный мир ещё не покинули Лонго и Джуна. Ещё не сбривший бороду Павел Глоба собирал огромные аудитории любопытствующего народа, жаждущего узнать, как прогнозировать собственное будущее, и не только.
  
   Будучи достаточно скептически настроенным в отношении всяких магий и астрологий, Муромцев поначалу плевался с высокой колокольни исторического материализма на любую эзотерику и тому подобное.
  
   Затем, по мере осознания факта наличия в самом себе неких трансцендентных способностей, изменил отношение ко многим вещам, и стал интересоваться литературой по соответствующим тематикам. Благо, был коренным питерцем, и, уволившись из рядов российской армии после приснопамятных хасавьюртвских соглашений, вернулся в родной город.
  
   Спустя примерно год жизни 'на гражданке' совершенно случайным образом пересёкся с одним интересным человеком, издателем, печатавшим упомянутую эзотерическую литературу.
  
   Издатель этот работал, как сейчас принято выражаться, откровенно пиратскими методами, штампуя 'левые' тиражи любых книг, рукописей, лекций, попадавших в его руки. Работал на самого себя под надёжной ментовской 'крышей', не заморачиваясь ни авторскими правами, ни выплатой гонораров кому бы то ни было. Времена были смутные, для многих голодные, поэтому на продукцию подпольного издательства имелся стабильный спрос на просторах бывшего Союза - люди желали приобщиться к ещё недавно запрещённым знаниям.
  
   Знакомство с Георгием - так звали издателя - дало Владимиру возможность приобретать из первых рук практически всё, что проходило через типографию эзотерическо-литературного пирата. К тому же, Георгий, бывший на короткой ноге с несколькими питерскими астрологами и эзотериками, мог порекомендовать именно те вещи, которые действительно стоило изучать. Старлей в отставке не отказывался, пользуясь возможностью, с интересом читал различные лекции, книги, по ходу дела постепенно развивая в себе вновь обретённые способности гипнотизёра.
  
   В начале двухтысячных жизнь заставила Муромцева начать применение своих талантов на практике, во благо одним, и во вред другим.
  
   Владимиру пришлось, как говорится на блатном жаргоне, вписаться за семью бывшего одноклассника, на которого нагло наехали прибандиченные мусора. Наехали круто, по беспределу, отжали бизнес, квартиру, да ещё навесили на бедолагу насквозь вымышленный долг в полляма зелени. Жадные до денег оборзевшие менты рассчитывали заставить одноклассника продать доставшийся тому по наследству родительский особняк в Подмосковье, и, скорее всего, добились бы желаемого.
  
   Гибель в ДТП двух оперов поначалу никому не показалась подозрительным событием - аварию списали на несчастный случай, происшедший вследствие того, что уставший водитель банально заснул за рулём.
  
   Однако затем внезапно застрелился ещё один сотрудник того же самого отдела, причём, сделал это в собственном же кабинете в присутствии пары сослуживцев. Эта странная смерть на рабочем месте вызвала множество слухов и пересудов, по городу пошёл нехороший резонанс, и вскоре в оставшихся в живых бандитов с погонами дружно вцепились сотрудники УСБ и... представители конкурирующей ментовской группировки из соседнего района.
  
   Эти чёртовы конкуренты - молодые и голодные опера - быстро сообразили, что им не помешало бы обезопасить себя на будущее. На всякий пожарный, мало ли что.
  
   Выйдя на того самого одноклассника Муромцева, поговорили с ним, потрясли все его контакты, и обратили внимание на старлея в отставке, против которого не было никаких улик, даже косвенных. Более того, у Владимира не имелось мотивов при наличии железобетонного алиби в обоих случаях.
  
   Спустя некоторое время УСБ посадило пару-тройку уже бывших ментов, а опера из соседнего района прихватизировали наследство своих незадачливых предшественников. И всё было бы ничего, если бы один из новоявленных мафиози в погонах не являлся штатным стукачом 'старших братьев'. Он то и слил куратору из 'конторы' информацию о неком странном однокласснике, рассказав о смутных подозрениях и интуитивных догадках своих коллег.
  
   Товарищ из 'конторы' оказался хорошим аналитиком, человеком на порядок умнее районного опера-стукача. После тщательного изучения личности Муромцева эфэсбэшник сделал вывод о причастности того и к аварии и к самоубийству опера. Опытному чекисту с многолетним опытом работы не составило труда как бы случайно познакомиться с Владимиром, а затем быстро расположить к себе бывшего офицера.
  
   Спустя примерно три месяца после знакомства эфэсбэшник сделал Муромцеву неофициальное предложение, от которого было очень сложно отказаться. Точнее, можно было не согласиться работать на непонятную структуру, якобы, созданную бывшими и действующими комитетчиками, сулившими очень хорошие деньги в любой валюте. Вот только последствия в этом случае были полностью непрогнозируемыми. В-общем, поразмышляв пару дней, Владимир принял предложение поработать, заодно намекнув, что у него есть желание посмотреть мир, и лучше бы его новая работа была связана с заграницей.
  
   Дав своё согласие, бывший офицер не знал, и даже не подозревал, что его вербовщик и работодатель сфальсифицировал почти всю личную информацию о новом специалисте, привлечённом к работе. По какой-то неизвестной причине Муромцев приглянулся битому жизнью чекисту, и тот решил замкнуть нового агента исключительно на самого себя. Поэтому, когда спустя двенадцать лет эфэсбэшный куратор скоропостижно скончался, Владимир неожиданно оказался свободным ото всех обязательств перед 'конторой', став этаким вольным стрелком, имеющим возможность работать на того, на кого хочется. Благо, репутация профессионала высочайшего класса и кое-какие личные сбережения 'на чёрный день' давали Муромцеву такую возможность.
  
   '...Так вот, тёзка, исходя из того, что в зодиаке триста шестьдесят градусов, а земля обращается вокруг звезды на пять с четвертью дней больше, имеет значение не дата рождения, а градус, в котором находится солнце, - незваный 'гость' с удовольствием делился вычитанными давным-давно знаниями. - По крайней мере, так считают астрологи'.
  
   'Хорошо, предположим, что ты прав, и моё и твоё солнце находится в одном и том же градусе зодиака, - до этого самого момента Владимир Александрович считал, что он неплохо разбирается в астрономии. Однако чёртов вселенец, как оказалось, куда больше знал и о механике движения звёздного неба, и об охаянной официальной наукой астрологии. - В Крыму живут тысячи мужиков, родившихся десятого, либо одиннадцатого апреля... Но почему ты угодил именно в моё тело, а не в какое-нибудь другое?'.
  
   'Не знаю, и, видимо, мы никогда не можем разгадать эту загадку, - после небольшой паузы с некоторой растерянностью признался Муромцев. - Предлагаю считать происшедшее божьим промыслом, неподвластным умам человеческим'.
  
   'Уж лучше так, чем искать объяснения в презираемой учёными мужами астрологии, - мысленно усмехнулся великий князь. - Замыслы Бога нашего, Иисуса Христа, скрыты от умов людских'.
  
   'Кстати, о боге и богах вообще, - оживился вселенец. - Есть такое мнение, что земное человечество создано пришельцами с далёких звёзд, обыкновенными космическими геологами, именуемыми аннунаками... Сейчас я расскажу тебе и о шумерских глиняных табличках, в которых написано про аннунаков...'.
  
   'Господи, давай не сегодня, - простонал сын императора Александра Второго-Освободителя. - И так голова кругом, а ты ещё покушаешься на святое... Аннунаков каких-то придумал...'.
  
   'Лады, сегодня не буду разрушать твою христианскую картину мира, в которой солнышко крутится вокруг земли, а боженька решает, когда его рабам кушать, а когда какать, - незваный 'гость' окатил великого князя волной сарказма, вызвав в душе Владимира Александровича бурю негодования. - Пообщаемся на эту тему завтра, хорошо?'.
  
   'Ты - бессовестный безбожник! Гореть тебе в адском пламени! - не стесняясь, младший брат покойного императора Александра Третьего-Миротворца мысленно высказал всё, что он думает о моральном облике вселенца - атеиста и богохульника. 'Богохульник', в свою очередь, благоразумно промолчал, не рискнув окончательно выводить из себя хозяина тела. - Господи, за что ты меня наказываешь???'.
  
   Ночью великий князь безуспешно пытался посетить царствие Морфея, но так и не смог уснуть. Не помогло даже марочное крымское вино - Владимир Александрович выдул целую бутылку словно воду, не почувствовав ни малейшего признака спасительного опьянения. В голове стояла густая информационная каша, на ум приходили исключительно идиотские и беспросветные мысли. Хорошо ещё, что сознание Муромцева на какое-то время затихарилось, и не лезло ёрничать над душевными муками представителя царской фамилии.
  
   Утром великий князь совершил морскую прогулку на катере, проветрился, поглазел на броненосцы Черноморского флота, возвращавшиеся в Севастопольскую бухту из учебного похода.
  
   Свежий морской воздух хорошенько провентилировал лёгкие, проветрил мозги, и настроение Владимира Александровича пришло в норму. После вкусного и сытного обеда родной дядя ныне здравствующего императора почувствовал, что готов продолжать общение с незваным 'гостем'.
  
   'Ну-с, старший лейтенант Муромцев, хорош дуться, как мышь на крупы, - отодвинув в стороны блюдце с полупустой чашкой чая, великий князь потянулся за стопкой газет. - Даю слово, что не вспылю, как вчера, и не стану ругаться матом'.
  
   'А нафига мне стучаться башкой об стену твоего примитивного мировоззрения, если можно спокойно наслаждаться натуральной едой и прекрасными марочными винами? - хихикнул вселенец. - Тихо-мирно перекантуюсь в твоём теле с десяток лет, наблюдая за коллапсом империи, после чего мы вместе отправимся на рандеву с господом богом'.
  
   'У тебя хватит совести отсидеться в сторонке, глядя, как наше отечество рвут на куски лживые союзники и антихристы-большевики? - на душе Владимира Александровича стало мерзко и тошно. - А как же присяга, честь офицера, в конце концов?'.
  
   'Я присягал великой стране - Советскому Союзу, которого не существует уже лет тридцать с копейками... Армия послушно исполняла приказы тупой и продажной кремляди, а среди генералов так и не нашлось ни одного красного Лавра Корнилова, - с некоторым оттенком грусти отозвался Муромцев. - Поэтому не нужно трындеть мне ни о чести офицера, ни о долге перед отечеством... Ты, если верить истории, вообще, мог бы много раз накостылять по мозгам своему придурковатому племянничку, но предпочёл пустить все дела на самотёк'.
  
   'Я не могу пойти против Ники... Родная кровь, всё-таки, - тяжело вздохнул младший брат Александра Третьего. - Извини, я не хотел тебя вчера обижать'.
  
   'Ладно, проехали... Я не девка какая-нибудь, чтобы обижаться на всех и на каждого, - хмыкнул незваный 'гость'. - С чего начнём, ваше императорское высочество?'.
  
   'Давай про этих, как их, там... шумеров и аннунаков, - улыбнулся великий князь, шурша верхней газетой. - А я пока гляну, что пишут журналисты... о всплеске ложного умопомешательства на юге России'.
  
   Спустя пару-тройку часов Владимир Александрович ознакомился с наследием древних шумеров в переводе нелюбимого официальной наукой мистера Ситчина. Заодно узнал в общих чертах о космогонии африканских догонов, о некоторых особенностях календаря майя в контексте южноамериканских мегалитических сооружений. По ходу дела пересмотрел доставленную адъютантами прессу, найдя всего лишь пару строк об одном странном случае сумасшествия где-то под Одессой.
  
   Тем временем Муромцев плавно перешёл к рассказу о великих египетских пирамидах, упирая на то, что подобное практически невозможно повторить даже с технологиями начала двадцать первого века.
  
   Великий князь имел смутное представление, как о великих египетских пирамидах, так и о технологиях начала третьего тысячелетия от Рождества Христова, однако не прерывал повествование. Интересно, всё-таки.
  
   Рассказ незваного 'гостя' прервал официант, доложивший, что ужин готов, и его можно подавать на стол. Когда на город опустились сумерки, он же - официант - зажёг десяток свечей, с поклоном удалился восвояси.
  
   С наступлением темноты казаки охраны окружили беседку со всех сторон, провожая подозрительными взглядами каждого, кто проходил по дорожке всего в дюжине метров.
  
   Словно назло, после захода солнца количество гуляющего народа возросло - господа офицеры с дамами и без оных то и дело забредали в этот уголок парка. До слуха Владимира Александровича то и дело доносились обрывки чьих-то фраз и тихий женский смех.
  
   - ... А слышали ли вы, господа, как наш вице-адмирал ругается на мандаринско-китайском языке? - по дорожке, похоже, проходила весёлая компания из нескольких молодых офицеров, причём без сопровождающих лиц в виде представительниц прекрасного пола. - Несколько дней назад, когда распекал нерадивых матросов.
  
   - Слышали...Слышали, - тотчас отозвалась пара молодых голосов. - Петь, мы же рядом с тобой стояли, запамятовал, что ли?
  
   - Сейчас припомню те китайские словечки... Перепрошитый ксяоми тебе в верхний порт, и заглюченный хайсенс в нижний, - подражая упомянутому вице-адмиралу, произнёс четвёртый голос. - Странные ругательства, никогда не слыхал подобных.
  
   - Андрюха, так это же китайские ругательства, а не русские, - засмеялись трое приятелей. - Чего, только, не наслушаешься, побывав в Китае.
  
   - Может это японские ругательства, а не китайские? - возразил четвёртый. - Не забудьте, господа, что Алексеев бывал и в Японии.
  
   - Нет, ксяоми - явно китайское словечко, - безапелляционным тоном знатока заявил один из молодых офицеров, к слову говоря, сам ни разу в жизни не побывавший в Поднебесной. - Да, а я ещё слышал, как вице-адмирал обозвал одного кондуктора маоцзедуном, в тайне мечтающем о культурной революции на нашем 'Егории Победоносцеве'.
  
   - Точно! Тот кондуктор потом всё выспрашивал, что это за зверь такой, этот маоцзедун, и какое отношение он имеет к бунтовщикам и инсургентам, - дружно заржали приятели. - Ох, и насмешил он тогда вахтенного начальника...
  
   Четвёрка молодых офицеров с броненосца 'Георгий Победоносец' растаяла в темноте, не подозревая, что в трёх десятках метров за их спинами судорожно хватает ртом воздух родной дядя самого императора всероссийского Николая Второго.
  
   Владимиру Александровичу неожиданно захотелось хлопнуть пару рюмашек водочки, но он не мог даже пошевелить рукой, или вымолвить хотя бы словечко, чтобы подозвать официанта. По вискам текли крупные капли пота, по спине фланировал легион мурашек, но на всё это великий князь не обращал никакого внимания.
  
   'Походу, у нас только что обозначилась первая общая задача - установить контакт с точно такой же парочкой, что и мы с тобой, - без толики сарказма на полном серьёзе заметил вселенец. - Вице-адмирал Алексеев - что он за крендель, и с чем его едят?'.
  
   'Евгений Иванович был недавно назначен старшим флагманом флотской дивизии на Чёрном море, - машинально ответил сын императора Александра Второго-Освободителя. - Я встречался с ним и в столице, и здесь, пару раз, кажется'.
  
   'Евгений Иванович, говоришь? Вице-адмирал Алексеев? А не будущий ли это наместник Дальнего Востока, один из дружков Витте и всей прочей 'безобразовской клики'? - мгновенно сообразил Муромцев. - Ни фига себе, вот, так, совпаденьеце!'.
  
   'У Алексеева очень хорошие отношения с Ники, - призадумался Владимир Александрович. - Если вице-адмирал действительно тот самый человек, за которого мы его считаем... Невероятное совпадение!'.
  
   'Стопудово, ваше высочество, даже к гадалке ходить не надо, - хихикнул в ответ незваный 'гость'. - Пусть у него пока что всего лишь по одному орлу на погонах, другого адмирала Алексеева у нас нема. Это он, и точка!'.
  
   'Чёрт, как с ним говорить? С чего начать? Спросить прямо в лоб? - великий князь на секунду погрузился в тяжкие раздумья. - А вдруг, мы ошибаемся, или те офицеры с 'Георгия' что-нибудь напутали?
  
   'Так, тёзка, не ломай голову всякой ерундой. Просто пригласи Алексеева к себе, а ещё лучше - организуй с ним как бы случайную встречу, - тотчас предложил Муромцев. - И ещё... Как ты отнесёшься к идее взять, и проверить, не передалась ли тебе моя сила - сила гипнотизёра? Поверь, это бы решило огромную массу проблем'.
  
   'Наверное, ты прав - проще всего пригласить вице-адмирала к себе, - младший брат Александра Третьего-Миротворца наконец-то вытащил из кармана платок, вытер им мокрое от пота лицо. - Так, ну и на ком мы будем пробовать твои способности? Или, наши... Что-то я совсем запутался'.
  
   'Тренируйся на кошках, - вселенец процитировал знаменитую фразу великого Юрия Никулина. - А если серьёзно... Прямо завтра начнём с прислуги и охраны, а первым подопытным у нас будет... да, вот хотя бы твой официант'.
  
   'Мой официант - верный и надёжный человек, - вздохнул великий князь, покосившись в сторону соседней беседки. - Пообещай мне, что ты не причинишь ему вред'.
  
   'Не боись, ваше святейшество, постараюсь не вынуть из него хард с виндой, - засмеялся незваный 'гость', сыпанув непонятными словечками из лексикона будущего. - Обещаю, даже оперативку не трону'.
  
   'Болтун... Обращением 'ваше святейшество' пользуются, когда разговаривают с верховными иерархами христианского духовенства - патриархом или римским папой, - тяжело вздохнул Владимир Александрович, поднимаясь из-за стола. - Будет лучше, если ты перестанешь паясничать, думая на вашем англоизированном компьютерном сленге'.
  
   Утром следующего дня сын императора Александра Второго-Освободителя отправил адъютанта к вице-адмиралу Алексееву, приглашая последнего на дружескую беседу в узком кругу. Затем, с помощью Муромцева, принялся экспериментировать с гипнозом, и где-то к вечеру сумел добиться кое-каких скромных успехов. Вселенец сразу же принялся с жаром уверять, что для первого раза результат хороший, очень обнадёживающий на будущее.
  
   Видя, что выбранный в качестве подопытного кролика официант нисколько не пострадал, великий князь продолжил опыты над приближёнными к нему персонами.
  
   Следующими 'кроликами' стали секретарь и двое казаков из числа охраны, затем очередь дошла и до одного из адъютантов. В-общем, к моменту разговора с Алексеевым, состоявшимся через три дня, Владимир Александрович осознал, что ему постепенно передаются силы и способности его тёзки из будущего.
  
   Явившись по приглашению точно в назначенное время, старший флагман Черноморской флотской дивизии терялся в догадках, пытаясь понять, зачем он понадобился великому князю.
  
   Поначалу, пока официант сервировал стол, разговор крутился, как говорят англичане, о погоде. Подав горячее, официант удалился, и младший брат покойного императора Александра Третьего пригласил Алексеева отобедать, чем бог послал.
  
   Как и следовало ожидать, за обедом Владимир Александрович принялся задавать вопросы о состоянии дел на флоте, в основном, общего характера. Вопросы были настолько стандартно-дежурными, что вице-адмирал расслабился, практически не задумываясь над ответами. Гость с видимым удовольствием уплетал жаркое, и едва не уронил от неожиданности вилку, услыхав очередной вопрос хлебосольного хозяина.
  
   - Евгений Иванович, не желаете сменить тему, и обсудить китайские смартфоны марки 'Ксяоми'? - поинтересовался великий князь, пристально глядя Алексееву прямо в глаза. - Модели 'Ми-тринадцать', 'Ми-четырнадцать', например, или что-нибудь из линейки 'Редми'.
  
   - Откуда... Откуда Вы это знаете? - побледнев, просипел вице-адмирал. Позолоченный столовый ножик в правой руке задрожал, отбивая чечётку по краю фарфоровой тарелки. - Кто Вы такой?
  
   'В точку!!! Есть контакт!!! - мысленно заорал Муромцев. - Прямое! Одним залпом! А ты всё не верил в мои и свои способности! Нет, друг мой, галантерейщик и кардинал - это сила!'.
  
   'Рано радуешься - ещё ничего не ясно, - на висках великого князя выступила испарина, по спине потёк ручеёк холодного пота. Волнение зашкаливало. - Господи, помоги! Чёрт, причём здесь галантерейщик и кардинал???'.
  
   - Кто я такой, спрашиваете? Хороший вопрос, - Владимир Александрович тяжело вздохнул. - Сегодня с утра я был сыном императора Александра Николаевича, и до недавнего времени жил без особых проблем и хлопот... А несколько дней назад услышал о 'ксяоми' в верхний порт, и самозваном маоцзедуне на борту броненосца 'Георгий Победоносец'.
  
   - Значит, Вы... тоже, - голос Алексеева дрогнул. Старший флагман Черноморской флотской дивизии сидел, словно кукла, выпучив от удивления глаза, и приоткрыв рот. - О, боже... Так не бывает.
  
   - Бывает, Евгений Иванович, очень даже бывает... Вы ножичек-то положите, а то он звенит об тарелочку, привлекая внимание прислуги и казачков охраны, - великий князь кивнул в сторону упомянутых персон. - Вот, так, правильно... Нам, как Вы понимаете, лишнее любопытство со стороны нужно не больше, чем винил для смартфона.
  
   - Извините, Ваше высочество, - пробормотал вице-адмирал, осторожно кладя на скатерть вилку и столовый нож. - Господи, сначала я думал, что сошёл с ума, потом, что я один такой... Неужели, где-то ещё есть такие же несчастные, как и мы?
  
   - Есть, и, к сожалению, не один человек. Одиннадцать бедолаг уже угодили прямо в лечебницу Севастополя, - подтвердил дядя императора Николая Второго. - За последние две недели было выявлено несколько случаев ложного сумасшествия в соседних городах, плюс, произошло энное количество подозрительных самоубийств.
  
   - Одиннадцать человек уже тронулись разумом, - во взгляде Алексеева промелькнул страх. - Ваше высочество, а почему...
  
   - Почему мы не сошли с ума, и не присоединились к тем, кто угодил в психушку? - усмехнулся Владимир Александрович, наливая вице-адмиралу стопку прозрачной, как слеза, водки. - Мы с моим вселенцем - предлагаю, именно так называть сознание людей из будущего, вселившихся в наши тела - прокрутили множество самых разнообразных идей, но так и не нашли ответа на эту загадку. Одно я могу сказать точно - психушка нам не грозит. По крайней мере, в обозримом будущем.
  
   - Ваше высочество, вы хотите сказать, что наши, эээ... 'гости' точь-в-точь подошли к нашим телам и душам? - похоже, Алексеев и его вселенец изрядно поломали головы в попытках постичь тайну переноса сознания. - Образно говоря, совпали по калибрам, словно снаряды к пушкам.
  
   - Да, наверное, Евгений Иванович. Совпали по калибрам, словно снаряды к пушкам - точная и одновременно образная аналогия, - согласился великий князь, наполняя свою стопку. - Думаю, у тех, кто оказался в лечебнице, либо не совпал 'калибр', либо их 'орудие' - их разум - не выдержал испытание на прочность. Признаюсь, в первый момент мне хотелось бегать по городу, и орать благим матом... Ну, на здоровье!
  
   - А я едва подавил в себе желание выпрыгнуть за борт, - вице-адмирал отставил в сторонку опустевшую стопку, и взялся за вилку и нож. - Повезло, что в тот момент находился в своём салоне, а не на верхней палубе.
  
   - То, есть, в момент вселения чужака Вы находились в море? - уточнил хлебосольный хозяин, ловко орудуя столовыми приборами.
  
   - Да, флагманский броненосец проводил учебные стрельбы, - кивнув, подтвердил Алексеев. - Мы пробыли в море четыре с половиной дня. Появление 'гостя' произошло ночью на вторые сутки, я сказался больным, и проторчал в салоне около суток, пока приходил в себя.
  
   - Быстро справились - я приходил в себя почти трое суток, - улыбнулся Владимир Александрович. - Теперь, вот, сижу здесь, в Севастополе, уже почти две недели, пытаясь решить, что делать дальше.
  
   - Ваше высочество, и что же нам с Вами делать дальше? - в голосе старшего флагмана Черноморской флотской дивизии отчётливо слышались нотки тревоги и страха. - Как жить, зная, что произойдёт в будущем с Россией и с нами самими?
  
   - Давайте, для начала, подсчитаем наши ресурсы и возможности, с учётом знаний и навыков наших вселенцев, - предложил великий князь, глядя на собеседника оценивающим взглядом. - Как зовут Вашего 'гостя'? Чем он занимался в будущем? Что умеет, чему учился?
  
   - Фамилия у него Каменский, зовут Евгением Марковичем, мой тёзка получается. Тридцать шесть лет от роду, наполовину русский, наполовину белорус, на четверть еврей, - после небольшой паузы ответил вице-адмирал. - Имеет два высших образования, по специальностям инженер-конструктор и инженер-проектировщик, работал в международной корпорации, строил турбины для мини-электростанций, работающих на солнечной энергетике... Чудеса, да и только, ваше высочество, верится с трудом.
  
   'Ура! Да будь товарищ Каменский хоть наполовину китаец - всё равно он наш человек! - Муромцев, похоже, был готов плясать от восторга. - Стоп! Тёзка, спроси, где сидел в самолёте Евгений, сын Марка? Ряд, место?'.
  
   - Нет, это чистейшая правда. Мой 'гость' поведал, что за сто с хвостиком лет произошёл невиданный прорыв в науках и технологиях, - с лёгкой грустью в голосе произнёс сын императора Александра Второго-Освободителя. - Инженер-конструктор и инженер-проектировщик в одном лице... Кхм, Евгений Иванович, где конкретно находился ваш Каменский в салоне самолёте? Интересует ряд и место.
  
   'Ура, всё сходится! Володя, Женька сидел прямо у меня за спиной, - услышав ответ Алексеева, киллер-гипнотизёр тотчас сообразил, с кем его свела судьба. - Я хорошо запомнил ту компашку технарей, почти весь полёт ругавшихся на какого-то Дитриха Пидорниекса из вонючей Литвы. Отвечаю - эти парни не дураки, и дело своё знают туго... Знали...'.
  
   'Хорошо-хорошо, давай, не будем выпрыгивать от радости из штанов, - Владимир Александрович, как мог, попытался успокоить вселенца. - Христа ради, не своди меня с ума хоть сейчас!'.
  
   - ...Каменский может спроектировать и построить опытный образец паровой турбины с редукторами понижающего действия, и готов помочь наладить серийное производство данного вида двигателей, - между тем, Алексеев говорил практически без паузы. - По словам Евгения, уже через семь с половиной лет в Англии будет построен первый турбинный линкор, вооружённый артиллерией единого калибра в двенадцать дюймов... А что с Вашим 'гостем', что он за человек?
  
   - С моим? С моим всё в полном порядке: старший лейтенант Владимир Муромцев повоевал на Кавказе во время Первой Чеченской, после чего стал наёмным убийцей высочайшего класса, - великий князь с интересом наблюдал за реакцией собеседника. Будущий наместник на Дальнем Востоке, разумеется, вряд ли мог представить себе уровень профессионализма старлея Муромцева, а вот инженер Каменский должен был слышать кое-какие фамилии из будущего. - Билл Хейтс, Джордж Зорос - работа моего вселенца.
  
   - А вот мой, похоже, потрясён, и даже слегка испуган. Ваше высочество, я не знаю, кто такие Зорос и Хейтс, но Каменский готов побожиться, что они были всемирно известными и всемогущими людьми, - после небольшой паузы доложил вице-адмирал. - Оба этих деятеля, якобы, покончили с собой, но в будущем никто и никогда до конца не верил в эту версию.
  
   - Сыщики попросту не нашли никаких улик в пользу иных версий, а так же не смогли определить конкретных подозреваемых, - улыбнулся гостеприимный хозяин. - Вот, что я думаю Евгений Иванович... Скорее всего, мы с Вами единственные, сохранившие и свой собственный разум, и разум наших 'гостей'. Все прочие, в кого вселились души людей из будущего, либо сошли с ума, либо покончили с собой. Поэтому предлагаю Вам действовать сообща, с учётом тех знаний, которыми обладаем мы и наши вселенцы.
  
   - Я согласен, ваше высочество, и готов действовать вместе с Вами, - практически без паузы ответил старший флагман Черноморской флотской дивизии. - Какие будут приказания?
  
   - Для начала договоримся, что когда мы находимся наедине, как сейчас, то я для Вас не 'ваше высочество', а Владимир Александрович, - произнёс великий князь. - Теперь мы с Вами братья по крови и знаниям, и единственные близкие друг другу во всём мире... У нас больше нет других близких, которым мы можем довериться и открыться... И у нас больше нет иной цели, кроме как взять, вмешаться, и изменить судьбу нашей Родины.
  
   - Да, я всё понимаю... Владимир Александрович, - тяжело вздохнул Алексеев. - Почту за честь послужить Вам и Отечеству, дабы не допустить тех испытаний, что ожидают Россию в будущем. Господи, лишь бы нам хватило сил и знаний!
  
   - Бог обязательно нам поможет, я верю, что он дарует нам силы и знания, - уверенным тоном заявил брат покойного императора Александра Третьего. - Скажу больше, я уверен, что именно Он и послал нам помощников в лице наших 'гостей'.
  
   - Вы думаете, что они...тоже? - вице-адмирал удивлённо вскинул брови.
  
   - Без сомнения. Я считаю, что за откровения, посылаемые Господом нашим Иисусом Христом монахам и подвижникам веры, есть не что иное, как души таких же вселенцев, как и у нас с вами, - разъяснил своё видение ситуации Владимир Александрович. - Теперь я хорошо понимаю служителей церкви, которые заранее знают, что должно произойти, но не имеют прав вмешиваться в дела мирские.
  
   'Ну, ты, блин, и загнул, твоё высочество, - Муромцев прямо-таки обалдел от такой интерпретации божественных откровений у монахов. - Сам-то, хоть, понял, что сказал?'.
  
   'А нефиг было крушить моё православное миропонимание историями про аннунаков и перечислением глюков в каждой из мировых религий, - мысленно отозвался великий князь. - Вот, возьми, и докажи мне, что монахи общаются не с такими вселенцами, как ты, а с ангелами небесными'.
  
   - Невероятно... Я бы не догадался взглянуть на откровения монахов с такой точки зрения, - покачал головой Алексеев, и спустя секунду продолжил. (Киллер из будущего замолчал, пытаясь собраться с мыслями - отповедь хозяина тела стала для 'гостя' непредвиденным сюрпризом). - Владимир Александрович, если священники стоят в стороне, вправе ли мы вмешиваться в естественный ход событий? Не пойдём ли против воли Господа Бога нашего?
  
   - Кто, кроме нас, Евгений Иванович, может и должен изменить ход событий? - хлебосольный хозяин позвонил в колокольчик, вызывая официанта. - Только у нас есть вес и положение в обществе, и нам есть, что терять... Полагаю, вы уже в курсе, что ждёт нашу страну через шесть лет?
  
   - Да, в общих чертах, - нахмурившись, кивнул вице-адмирал, и уточнил. - Каменскому известен ход войны лишь в общих чертах: бой 'Варяга', гибель Макарова, осада и сдача Порт-Артура, разгром в Цусимском проливе... Этого мало для полного анализа ситуации.
  
   - Что же, хорошо, что Муромцеву известно намного больше, - произнёс великий князь, после чего замолчал на пару минут, ожидая, пока официант проведёт перемену блюд. - Честно говоря, я до сих пор не верю, что мы можем взять, и проиграть войну стране, едва вылезшей из средневековья.
  
   - Совсем недавно Япония победила Китай, - заметил Алексеев. - Нельзя сказать, что японцы оказались на голову сильнее мандаринского флота, но у них есть храбрые и толковые адмиралы.
  
   - Кстати, Порт-Артур ещё официально не наш, - припомнил сын императора Александра Второго-Освободителя. - Евгений Иванович, как человек, побывавший в тех местах, что Вы можете сказать об этой крепости?
  
   - По самой крепости ничего хорошего - старые китайские развалины. Порт-Артур имеет закрытую бухту, подходящую для базирования пары десятков вымпелов максимум: крейсеров и канлодок. Базирование более крупных кораблей - броненосцев - затруднено по причине мелководности самой гавани и ведущего в неё фарватера, - поморщился вице-адмирал. - Сергей Петрович Тыртов, я, и Степан Осипович Макаров высказывали идею, что России следует занять Циндао - более удобную бухту на юге Шаньдунского полуострова - пока на неё не позарилась какая-нибудь из европейских держав... Надеюсь, сейчас у Фёдора Васильевича имеется чёткие инструкции из Петербурга... Владимир Александрович, может, ещё не поздно остановить Дубасова?
  
   - Сегодня же вечером составлю и пошлю племяннику телеграмму, где изложу свои соображения в пользу Циндао, - заверил собеседника великий князь, и после небольшой паузы поинтересовался. - Евгений Иванович, мы никогда не воевали с испанцами, но, может, России следует воспользоваться ситуацией, и присмотреться к Филиппинам?
  
   - К Филиппинам? - удивлённо переспросил старший флагман Черноморской флотской дивизии. - Извините, Владимир Александрович, уточните, пожалуйста, о чём идёт речь.
  
   - Хм... Неужели Ваш 'гость' ничего не знает о предстоящей испано-американской войне? - теперь настала очередь удивляться хозяину. - Взрыв 'Мэйна', разгром эскадры адмирала Серверы?
  
   - Каменский сообщил мне об этом буквально в двух словах, и без каких-либо подробностей, - с грустью в голосе ответил Алексеев, явно удручённый уровнем знаний своего вселенца в области истории. - Он даже не знает точно, в каком году начнётся эта война.
  
   - До начала боевых действий между Испанией и Соединёнными Штатами Северной Америки осталось около полугода. Американцы победят, и под их юрисдикцию перейдут Филиппины, Гуам, Куба и Пуэрто-Рико, - проинформировал великий князь. - Думаю, если мы поможем Америке дожать испанцев, то есть шанс выторговать себе базу на Филиппинах.
  
   - Владимир Александрович, у России на Дальнем Востоке достаточно сил, чтобы разгромить на Филиппинах испанский флот, но где нам взять достаточное количество транспортов для перевозки экспедиционного корпуса? - поразмышляв пару секунд, вице-адмирал развёл руки в стороны. - Для захвата и удержания территории вокруг потенциальной базы нам потребуется не менее десяти тысяч солдат, а лучше - все двадцать тысяч. Добавим к этому необходимость перевезти штатную и крепостную артиллерию, боеприпасы, амуницию и продовольствие. И это всего лишь первый эшелон войск.
  
   - Численность десанта Вы рассчитываете, исходя из наших планов Босфорской операции? - догадался дядя ныне здравствующего императора Николая Второго. - Считаете, что испанцы и филиппинцы будут воевать с нами не хуже турок?
  
   - Я не знаю, на что способны филиппинцы с испанцами, но думаю, что наши русские солдаты намного лучше тех и других, - Алексеев пожал плечами, и ловко поддел вилкой ломтик сочной буженины. - Проблема в другом - неожиданная активность России в этом регионе очень не понравится американцам, а так же нашим 'лучшим друзьям' с берегов Туманного Альбиона. При неблагоприятном развитии событий наша база на Филиппинах будет блокирована британским или американским флотом, а затем осаждена противником и с суши.
  
   - Аналогичная ситуация и с Циндао - эту бухту столь же легко блокировать, если враг будет иметь превосходство на море, - заметил Владимир Александрович, присоединяясь к поеданию буженины. - Давайте исходить из того, что России не удастся избежать конфликта с японцами... Даже если мы расцелуем самураев в задницу - это ничего не изменит: уж больно они ненавидят нас, русских.
  
   - Согласен: японцы положили глаз на Корею, мечтают вновь поколотить Китай, чтобы стать, наконец, вровень с великими европейскими державами, - тяжело вздохнул будущий наместник Дальнего Востока. - Если дело дойдёт до войны, то нам лучше нанести превентивный удар, устроив самураям второй Синоп в ихнем Сасебо, завалить минами подходы к портам Кобе и Йокогама.
  
   - Если мы ударим первыми, то в конфликт может вмешаться Англия... Мой 'гость', правда, считает, что мы преувеличиваем мощь британского флота, и просто боимся надавать британцам по мордасам, - великий князь отправил в рот второй ломтик буженины. - Честно говоря, меня раздражает мнение Муромцева по многим вопросам нашей политики, но кое в чём он прав - мы смотрим на Англию через призму своих собственных страхов.
  
   '...И долговых обязательств дому Ротшильдов, - Муромцев тотчас влез со своими комментариями. - Транснациональный капитал не имеет государственной принадлежности и не признаёт никаких границ...'
  
   - Хм... На море мы, вероятно, сможем врезать врагу по сопатке разок-другой, но британцам не составит труда загнать наш флот в базы, как это произошло во время Крымской войны. Я не особо верю в успех крейсерской войны в Атлантике и на других театрах, ибо у англичан огромное превосходство в силах, - после небольшой паузы с нотками грусти в голосе произнёс вице-адмирал. - Месяц, два, максимум, полгода, прежде чем их крейсера обезопасят основные коммуникации Британии от наших рейдеров и каперов... Если верить нашим 'гостям', многочисленные подводные лодки немцев в будущем так и не смогли поставить Англию на колени, хотя топили по целой сотне транспортов за месяц.
  
   - Появление подводных лодок лет, этак, через десять-пятнадцать способно изменить баланс сил на море, - оптимистичным тоном заявил Владимир Александрович. - Однако Муромцев утверждает, что крупные артиллерийские корабли - линкоры - постройки десятых-двадцатых годов следующего столетия доживут до начала пятидесятых годов двадцатого века, приняв участие в двух мировых войнах. Кроме того, с развитием технологий в дополнение к подлодкам появится ещё один, новый класс кораблей - авианосцы.
  
   - Да, Каменский поведал мне про огромные плавучие аэродромы... Теоретически, в этом нет ничего сложного, и мы бы могли построить корабль со сплошной палубой и дымовыми трубами вдоль борта уже сейчас, но... В этом нет никакого смысла, так как для авианосца нужны самолёты, а их ещё не изобрели, - Алексеев ткнул вилкой очередной кусочек буженины. - Могу ли я попросить Вас более подробно разузнать у Вашего 'гостя' о кораблестроительных программах России следующего десятилетия? Каменский, к сожалению, плохо знаком с тактико-техническими характеристиками ещё не построенных крейсеров и броненосцев.
  
   - Сделаем следующее: я напишу подробную записку по данной тематике, а завтра вечером вручу её Вам... Евгений Иванович, я хочу пригласить Вас поужинать завтра в узком кругу, - улыбнулся великий князь. - Отказ не приму ни при каких условиях.
  
   - Что Вы, Владимир Александрович, и в мыслях не было отказаться от Вашего предложения, - заверил старший флагман Черноморской флотской дивизии. - С превеликим удовольствием почту за честь отужинать с Вами.
  
   - Ну, и отлично... Велю подавать десерт и чай, - младший брат императора Александра Третьего взял в руку серебряный колокольчик. - Я планировал пробыть в Крыму ещё одну неделю, и уже известил об этом Марию Павловну... Могу задержаться ещё на пару недель, но в этом случае наши встречи инкогнито могут вызвать излишний интерес со стороны... а так же могут быть неправильно истолкованы.
  
   'Ага... со стороны самого Ым-ператора и его больной на голову жёнушки, - Муромцев и здесь не удержался от ехидного комментария, мысленно закончив фразу хозяина тела. - Чёрт, а сколько ещё вокруг Ники искренне преданных ему жополизов...'
  
   - Я перенесу выход в море, запланированный на следующей неделе, - сообщил вице-адмирал. - В крайнем случае - скажусь больным.
  
   - Это не вызовет подозрений со стороны вышестоящего начальства? - поинтересовался хлебосольный хозяин, намекая на вице-адмирала Копытова.
  
   - У меня хорошие отношения с Николаем Васильевичем, и он не станет чинить нам препятствий, - улыбнулся в ответ будущий наместник Дальнего Востока.
  
   За чаем разговор зашёл о знаниях инженера-проектировщика, точнее, о том, можно ли как-нибудь использовать его хобби и увлечения с пользой для общего дела.
  
   Незваный 'гость' Алексеева в юности увлекался автоспортом, затем, получив два высших образования, стал тратить всё своё свободное время на разработку оригинального софта для видеоигр и прочих компьютерных виртуальностей. Будучи по натуре технарём, Женька Каменский не особо любил гуманитарные науки, и к истории относился, как к сборнику бородатых анекдотов.
  
   Считая себя русским человеком, Евгений Каменский гордился своей страной, её былым и теперешним величием, и был готов встать на защиту Родины с оружием в руках. В армии, правда, не служил, к уголовной ответственности не привлекался, был разведён, выплачивал алименты бывшей жене на содержание своего ребёнка. В-общем, такой вот дядечка средних лет, дитя своего времени, знающий обо всём понемногу, много и мало одновременно.
  
   Попивая чаёк и закусывая пирожными, хроноаборигены битый час вникали в азбучные истины цифровых технологий. Затем ещё около получаса пытались придумать, каким образом им использовать специфические знания инженера из будущего при условии полного отсутствия любой компьютерной техники. В конце концов выбросили белый флаг, решив, что утро вечера мудренее, да и вселенцу в вице-адмирала надо дать время для осмысливания возможностей.
  
   На следующий день Алексеев примчался на ужин часа в три пополудни, чем несказанно удивил Марию Павловну - вторую половину великого князя. Та даже поинтересовалась у Владимира Александровича, не перепутал ли его гость время, и, удовлетворившись отрицательным ответом, оставила мужчин общаться наедине друг с другом за рюмкой чая.
  
   Старший флагман флотской дивизии на Чёрном море, как выяснилось, нашёл применение светлому уму своего тёзки. Как уже говорилось выше, инженер Каменский в юности увлекался автоспортом, и не понаслышке был знаком с двигателями внутреннего сгорания.
  
   Как говорится, за неимением гербовой пишут на простой, поэтому идея 'гостя' Алексеева о создании лаборатории для разработки и проектирования перспективных моторов была принята на 'ура'. Благо, мысль о необходимости организовать подобную лабораторию посещала великого князя и раньше, с подачи старшего лейтенанта Муромцева, разумеется.
  
   Владимир Александрович на радостях велел подавать обед, который часам к семи вечера плавно перерос в ужин. Будущий наместник Дальнего Востока быстренько изучил несколько нарисованных великим князем эскизов ещё не построенных русских кораблей. Под каждым из рисунков были приведены примерные тактико-технические данные, по словам Алексеева, вполне достижимые при современной культуре кораблестроения. Как иностранного, так и отечественного, если, конечно, сделать поправку на родимые бюрократию и долгострой.
  
   Видя, что по сравнению со вчерашним днём настроение у вице-адмирала значительно улучшилось, Владимир Александрович завёл разговор о необходимости определить общую позицию по вопросам первостепенной важности. В первую очередь, разумеется, решить, готовы ли они, братья, повлиять на естественный ход исторических событий, и не будет ли это выступлением против воли господа бога.
  
   Евгений Иванович Алексеев, которому как-то не улыбалось стать одним из организаторов проигранной войны с захолустной азиатской страной, высказался однозначно: он только 'за', и готов всеми силами поддерживать все начинания великого князя, направленные против врагов России. И не важно, что это будут за враги - внешние, или внутренние - лишь бы сорвать коварные планы супостатов, желающих уничтожить родное Отечество.
  
   - Вот Вам моё мнение, Владимир Александрович: нам было бы лучше уклониться от противостояния с англичанами, и не доводить дело до вооруженного конфликта, - заявил вице-адмирал, расправляясь с очередной котлетой по-киевски. - Но, если выбирать между возможной дракой с Германией и дракой с Англией, то война с лимонниками обойдётся русскому народу дешевле и сравнительно малой кровью. Географию, к сожалению, не изменишь, и война с немцами - это худшее, во что может вляпаться Россия-матушка.
  
   - Английские броненосцы никогда не доплывут до Москвы, а общую границу с Германией никуда не перенесёшь... Чёрт, разделили буйную Польшу на свою же голову, - поморщившись, констатировал младший сын императора Александра Второго-Освободителя. - Ладно, об этом потом... Что Вы думаете о варианте помощи Испании в предстоящей войне с янки?
  
   - Если Мадрид наскребёт золота, то испанцы найдут массу охотников, желающих подзаработать отстрелом янки... То же самое относится и к американцам, и к потомкам голландцев на юге Африки, - пожал плечами Алексеев. - Иного варианта чем-то помочь Испании я, увы, не вижу.
  
   - Чисто теоретически... Россия может продать испанцам какие-нибудь военные корабли, чтобы усилить флот малыша Альфонсо и его мамочки-регентши? - поинтересовался хлебосольный хозяин. - Без ослабления нашей собственной обороноспособности, разумеется.
  
   - Ваше высочество, я заранее попрошу Вас простить меня за те слова, что я произнесу сейчас... Говоря начистоту, отечественных судостроительных мощностей с трудом хватает для исполнения нашей же собственной кораблестроительной программы, - вице-адмирал тяжело вздохнул, и отложил нож с вилкой в сторону. - Перерасход средств, бюрократическая волокита, долгострой - вот неполный список куда более опасных врагов, нежели англичане или чёртовы самураи.
  
   - Евгений Иванович, мы же договорились обходиться без 'высочества'... Спасибо Вам за честность и прямоту, я понял, о ком идёт речь, - несмотря на то, что гость и словом не обмолвился о роли младшего брата великого князя в проблемах русского флота, Владимир Александрович мгновенно сообразил, на что намекает его собеседник. - Обещаю, что по приезде в столицу я всерьёз займусь делами нашего флота... Ладно, чёрт с ними, с испанцами - давайте, поговорим о бурах.
  
   Алексеев кивнул, вновь беря в руки столовые приборы. Будущий наместник Дальнего Востока спокойно воспринял информацию о предстоящей через пару лет новой англо-бурской войне, в которой победят британцы. В Южной Африке, по мнению вице-адмирала, России ловить было нечего - русские давным-давно опоздали к разделу этой части света.
  
   Сладенький южноафриканский пирог поделили между собой Англия, Португалия, а так же недавно примкнувшая к ним Германия. Берлину достались те территории, на которые не позарились Лондон и Лиссабон, и честолюбивые немцы, без сомнения, рассчитывали увеличить свои вновь приобретённые владения за счёт колоний других европейских государств.
  
   Отвлечёмся на пару минут от сюжета, и попробуем порассуждать об объективных политико-экономических процессах, происходящих независимо от нашего мнения и желаний. По аналогии, примерно, как движение солнечной системы вокруг центра галактики - процесс, на который человек не может повлиять в принципе.
  
   Южноафриканские месторождения золота и алмазов неизбежно должны были привлечь внимание главного охотника за этими драгоценными камнями и металлами - банковскую империю Ротшильдов. Возникнув, по официальной версии, в 19 веке, данная финансовая империя постепенно становилась главным кредитором всего мира, т.е., брала в свои руки невидимые бразды правления республиками и монархиями земного шара.
  
   Было бы наивной глупостью думать, что Ротшильды позволят влезть в их южноафриканские дела какому-нибудь стороннему игроку, будь то какое-либо государство, либо частные лица. Это в сказках для всеядных лохов попаданцы-всезнайки из будущего направо и налево обдуривают наивных хроноаборигенов, вывозя из под носа Ротшильдов тонны золота и алмазов. В реальности же всё происходило наоборот - банковские дома с лёгкостью использовали и используют в своих целях царей, королей, президентов, и прочих главнюков, считающих себя хозяевами подлунного мира.
  
   Фантасты и сказочники старательно обходят стороной тот факт, что ещё пару тысяч лет назад соплеменники Ротшильдов создали и запустили в действие систему информационно-идеологической обработки, призванную отформатировать до нужного уровня коллективное бессознательное человечества. Данная религиозно-мировоззренческая прога успешно обрабатывала людям мозги до тех пор, пока космические часы не возвестили о наступлении на Земле очередной техногенной эпохи.
  
   К этому времени хитроумные банкиры взяли под свой контроль правительства наиболее развитых стран, и неторопливо готовились к очередному переформатированию политической карты мира. На двадцатое по счёту столетие христианской эры хозяева мировых финансов запланировали тестирование и внедрение операционки следующего поколения, чтобы через несколько десятков лет заменить христианство, отыгравшее свою роль в истории.
  
   Далее, с лёгкостью организовав парочку мировых войн и энное количество локальных конфликтов меньшего масштаба, в начале 21-го века банкократия загнала человечество в глобальное долговое виртуальное рабство. Сценарий, написанный ещё древними иудеями, успешно сработал: мир лёг к ногам банкиров и финансистов - теневых правителей земного шара. Просто и гениально - всего лишь изворотливость ума, согласно принципу 'сами придут, и сами всё предложат'.
  
   Увы и ах, но, ни один попаданец никогда не переплюнет древних иудеев, придумавших пару-тройку мировых религий - читай, операционных систем - для управления обществом путём воздействия на коллективное бессознательное человечества.
  
   - ...С учётом этих единиц Резервного флота у англичан найдётся достаточное количество кораблей, чтобы патрулировать прибрежные воды Португальского Мозамбика и Германской Юго-Западной Африки. Ни Берлин, ни Лиссабон не пойдут на открытый конфликт с Лондоном, дабы прикрыть чужие делишки у себя под боком, - резюмировал вице-адмирал, поднимая бокал с красным крымским вином. - Таким образом, я не вижу, чем мы всерьёз можем помочь бурам.
  
   - Логично. Россия так же не стала бы рисковать, покрывая, к примеру, тех же немцев, займись они поставкой вооружения какой-нибудь третьей стороне, - призадумавшись, великий князь пропустил мимо ушей перечисление типов бронепалубных крейсеров 1-го, 2-го и 3-го классов, которые Туманный Альбион способен задействовать для борьбы с контрабандой оружия в водах, омывающих юг Африки. - Я не сомневаюсь, что у нас отыщется множество добровольцев, желающих подраться с англичанами под флагами бурских республик. По крайней мере, в мире Муромцева и Каменского так и произошло в реальности.
  
   - Владимир Александрович, Вы думаете, что наши... эээ... 'гости' пришли из параллельной реальности? - заданный Алексеевым вопрос не вязался ни с внешним видом бородатого флотоводца, ни с уровнем знаний землян о мире вообще.
  
   - Не знаю, Евгений Иванович, - честно признался родной дядя царствующего императора Николая Второго, пока ещё ни разу не Кровавого, и не святого. - С некоторых пор я свободно рассуждаю о множественности миров, созданных Господом Богом нашим, что само по себе звучит дико и необычайно, - глубоко вздохнул, призадумался на пару секунд. - Предлагаю всё же считать, что наши 'гости' пришли из этого мира, из будущего. Как известно, пути господни неисповедимы, как и промысел его божий.
  
   - Господи, спаси и сохрани нас, рабов твоих грешных, - вице-адмирал на всякий случай перекрестился. - Лишь бы хватило сил развернуть Россию на новый курс.
  
   Следующим вечером хроноаборигены обсудили российско-французские отношения и англо-германские противоречия в свете вышеупомянутого союза Петербурга с Парижем. Разговор плавно подошёл к перспективам примирения французов с немцами при посредничестве России с учётом неизбежных британских интриг. Картина вырисовывалась паршивая - хоть бери, и выкупай у Германии Эльзас и Лотарингию, чтобы возвратить эти территории уязвлённой фрицами Франции.
  
   Спустя два дня из Царского Села пришла ответная телеграмма за подписью Ники. Царь вежливо благодарил великого князя за беспокойство о дальневосточных делах, информируя, что вопрос о русской базе на Ляодунском полуострове обсуждался с Алексеем Александровичем. Командующий Тихоокеанской эскадрой получил указания из Адмиралтейства внимательно наблюдать за действиями англичан, и император не сомневается в воинских талантах и решительности контр-адмирала Дубасова.
  
   'В-общем, всё хорошо, дорогой дядюшка, не волнуйся, не переживай, отдыхай, себе, на здоровье, и не лезь в чужой сад-огород со своими ценными советами, - съехидничал Муромцев, комментируя содержание телеграммы. - Чую я, что придётся нам серьёзно поработать с твоим племянничком... дорогой дядюшка... И с братцем твоим родным младшеньким - с Алексеем'.
  
   'Хорошо, как только прибудем в столицу, я первым делом навещу Алексея, - Владимиру Александровичу не оставалось ничего иного, кроме как согласиться с мнением вселенца. - Попробую убедить его помочь повлиять на Ники... твоими методами и способностями'.
  
   'Не твоими, а нашими, тёзка, - заметил незваный 'гость'. - Думаешь, я не чувствую, что ты хотел бы обработать и Евгения нашего, свет Ивановича, но не знаешь, этично ли это будет? Уверяю тебя - этично, тем более что Алексеев наш единственный союзник, которого лучше поддерживать в тонусе'.
  
   'Евгения Ивановича не нужно поддерживать в тонусе - он сам справится с любыми выпавшими на его долю трудностями, - возразил великий князь. - Алексеев - крепкий и решительный мужчина, настоящий моряк, чего не скажешь о твоём соотечественнике из будущего... Каменский плохо знает историю, а его профессиональное образование в наше время, к сожалению, никому не нужно'.
  
   'Не торопись с выводами, тёзка, - хмыкнул в ответ Муромцев. - Уверен, что как только Женька приспособится к реалиям докомпьютерной эпохи, он удивит нас обоих'.
  
   Вселенец как в воду глядел. Приехав в одиннадцатый раз на совместный ужин, вице-адмирал вручил Владимиру Александровичу тубус с эскизными рисунками двигателя внутреннего сгорания. В первом десятилетии 21-го века такой мотор назвали бы примитивным и архаичным, но для конца 19 - начала 20 веков данный проект являлся революционным. К эскизам прилагалось общее описания технологической оснастки, необходимой для организации производства подобного двигателя, и приблизительные пропорции металлов для полудюжины сплавов новых сталей.
  
   Будучи человеком неглупым, Евгений Иванович смог по достоинству оценить компактность и мощность мотора, годного и для флота, и для сухопутных сил, и для гражданских нужд. Старший флагман Черноморской флотской дивизии прямо-таки лучился от счастья, рассказывая об инженерном таланте и технических знаниях Каменского вообще.
  
   Оптимизм Алексеева постепенно передался великому князю, после чего тот попросил вице-адмирала записывать абсолютно всё, что поведает 'гость' из будущего. Знаний, как известно, много не бывает.
  
   - Моя дорогая Мария Павловна страстно желает нашего возвращения в столицу, к балам, балету и прочим развлечениям, - отправив в пищевод кусочек осетрины, со вздохом произнёс Владимир Александровичем. - Я пообещал супруге, что мы выезжаем через пять дней, поэтому давайте договоримся о способах связи... Телеграфу и почте доверять нельзя - телеграммы и письма могут быть прочитаны и неверно истолкованы. Остаётся один вариант - курьерская доставка лично в руки адресата. Что скажете, Евгений Иванович?
  
   - Исходя из того, что полностью избежать утечки информации невозможно, вариант с курьером - лучшее, что можно придумать, - вилка на секунду замерла в руке будущего наместника Дальнего Востока. - Я готов подобрать надёжных людей из числа офицеров флота...
  
   - Нет, нет, мы не будем втягивать в наши тайные дела офицеров армии или флота, - великий князь перебил вице-адмирала на полуслове. - Я создам свою собственную курьерскую службу, которая и обеспечит доставку корреспонденции.
  
   - Воля Ваша, Владимир Александрович, - собеседнику не оставалось ничего иного, кроме как согласиться с мнением хлебосольного хозяина. - Я, в свою очередь, займусь обоснованием новой кораблестроительной программы с учётом послезнания господина Муромцева... У нас с господином Каменским возникли кое-какие задумки с хитринкой.
  
   По дороге в Санкт-Петербург Мария Павловну разобрало любопытство, и она попыталась выведать у великого князя о его застольных беседах с адмиралом Алексеевым. Владимир Александрович сначала отшутился, затем, мысленно посовещавшись с вселенцем, завёл с супругой разговор о... равноправии полов в Российской империи.
  
   Мария Александрина Елизавета Элеонора - полное имя бывшей Мекленбург-Шверинской принцессы - слегка удивилась неожиданному интересу мужа к данному вопросу, но виду не подала. Зато высказала несколько толковых идей, реализация которых могла бы стать первым шагом к самой настоящей гендерной революции. Если, конечно, у недавно коронованного императора найдётся воля и решимость, чтобы сокрушить традиционные устои патриархального общества.
  
   По прибытии в столицу великому князю пришлось изменить свои первоначальные планы, чтобы срочно встретиться с коронованным племянником. Царь прислал адъютанта с приглашением приехать как можно скорее, и Владимиру Александровичу не оставалось ничего иного, кроме как перенести намеченный визит к брату на пару дней вперёд.
  
   Встреча с Николаем Вторым не задалась. Беседа за обеденным столом крутилась вокруг малозначительных дел, и больше напоминала обсуждение чисто семейных мелочей. Разговор в кабинете императора вышел каким-то натянутым и скомканным одновременно.
  
   Царь явно прознал, что за последние две-три недели его родной дядя почти ежедневно общался с адмиралом Алексеевым, и хотел разузнать подробности. Не спрашивая напрямую, Ники поинтересовался здоровьем и настроем Евгения Ивановича, потом немного помялся, и неожиданно предложил посетить завтра балетное выступление в Мариинском театре.
  
   'Ха-ха-ха, стопудово с Матильдушкой Кшесинской в главной роли, - мысленно засмеялся Муромцев, явно ожидавший подобного. - Соглашайся, тёзка, я давно хочу глянуть на эту цацу'.
  
   'Насмотришься ещё, - поморщился великий князь, ловя себя на том, что одна сама мысль об этой балерине вызывает у него головную боль и зубовный скрежет. Подумать только: Матильде Кшесинской предстоит родить ребёнка от Андрея - младшего сына Владимира Александровича! - Чёрт, 'де факто' она породнится со мной и со всей царской семьёй!'.
  
   - Дядюшка, с тобой всё в порядке? - Николай заметил гримасу на лице брата своего покойного отца, и слегка встревожился. - Здоров ли ты?
  
   - Всё хорошо, Ники, это у меня печень немного пошаливает - переел жирного и копчёного, пока отдыхал в Крыму. Буду рад посмотреть балет, очень по нему скучал, - улыбнулся Владимир Александрович. - Полагаю, ты не против узнать подробности моих бесед с вице-адмиралом Алексеевым... Видишь ли, дорогой племянник, наблюдая за кораблями Черноморского флота, меня заинтересовал вопрос постройки подводных судов у нас, в России, и за границей. Как мне поведал Евгений Иванович, в Северо-Американских Штатах компания некого Филиппа Холланда занимается строительством экспериментальной подводной лодки...
  
   Недолго думая, великий князь красочно и лубочно расписал императору перспективы и возможности подводных лодок. Мол, появление данного класса боевых кораблей перечеркнёт все надежды англичан удержать первенство Британии на море, и помножит на ноль мощь и силу нынешних властелинов морей - крейсеров и эскадренных броненосцев. В-общем, наплёл Николаю с три короба, ни разу не упомянув о том, что до появления первых подлодок, представляющих из себя хоть какую-то боевую ценность, должно пройти десяток лет, не менее.
  
   Как и предполагалось, заинтригованный царь 'развесил уши', и 'проглотил' рассказ, как говорится, даже не поморщившись. Ещё и переспрашивал потом, уточняя предполагаемую стоимость лодки Холланда, и возможность её приобретения для последующего копирования на отечественных верфях.
  
   В ответ Владимир Александрович мог лишь развести руками - вопрос о покупки лодки Холланда обсуждался с Алексеевым лишь теоретически. Старший флагман Черноморской флотской дивизии при всём желании не мог перепрыгнуть через голову ещё одного родного дяди государя-императора - великого князя Алексея Александровича. Последний вряд ли мог по достоинству оценить все перспективы 'жестянок', о возможностях которых не имел ни малейшего понятия.
  
   'Ай-вей, какая милая еврейская девочка! Прямо-таки как моя любовница Циля Либерман из Ашкелона! - как и следовало ожидать, при посещении театра вселенец 'повеселился' на славу. Комментировал всё, что видел, отпуская шуточки в адрес расфуфыренных дам и их гордых собственной значимостью кавалеров. Досталось всем, в т.ч. и Кшесинской. - Не, серьёзно: она мне положительно нравится! Танцует не хуже Плисецкой, не дурна собой, достаточно умна, чтобы... водить дружбу со всеми, не обижая никого из... эээ... высокородных поклонников, вот'.
  
   'Заткнись, - мысленно прошипел Владимир Александрович, внезапно осознавший, что ему опротивели и балет, и театральная обстановка вообще. Зал был до отказа заполнен отпрысками великих фамилий и великосветскими львицами, младший сын императора Александра Второго-Освободителя смотрел на этих живых и веселящихся людей, видя вместо них трупы и призраки. Тяжело жить, когда тебе известно не просто будущее, а будущее всей твоей семьи, будущее всех твоих близких, знакомых, и много чего другого. - Господи, ну за что мне такое наказание?!'.
  
   - Дорогой, тебе не по душе выступление? - а тут ещё и супруга пристала, Мария Павловна, взяла под руку, и не отпускает. Чует своим женским сердцем, что с её мужем что-то не так, вот и пристаёт с расспросами. - С тобой что-то творится, и я не понимаю, что именно... И началось это незадолго до странных визитов этого твоего нового близкого друга - адмирала Алексеева... Что происходит, Владимир?
  
   - Успокойся, милая, со мной всё в порядке, - вымученно улыбнувшись, великий князь чмокнул супругу в щечку. - Просто голова разболелась... Такое иногда бывает, ты же знаешь.
  
   'Прости, тёзка, что-то меня сегодня заносит... не в ту сторону, блин, - сознавая, что перегнул палку с хохмами и шуточками, Муромцев искренне попросил прощения. - В глубине души я тебя понимаю... Чёрт, даже не знаю, чтобы я делал на твоём месте'.
  
   'Тебе повезло - ты не на моём месте, - мысленно буркнул хозяин тела. - Извинения приняты... Будь добр, иди (цензура) со своим неуместным шутовством и сарказмом'.
  
   На следующий день, хорошенько выспавшись, Владимир Александрович отправился во дворец Алексея на Мойке, дабы тет-а-тет поговорить с тем о морских делах. Генерал-адмирал искренне обрадовался, увидев своего старшего брата, и сразу же потащил его к столу, чтобы поднять бокал за здоровье родного племянника - Кирилла Владимировича.
  
   Пожелав начать службу с самого младшего офицерского чина, мичман Кирилл Романов на днях должен был уйти в дальнее плаванье на борту 'России' - новейшего и крупнейшего крейсера Российского флота. Кораблю предстоял переход на Дальний Восток, туда, где Российской империи вскоре предстояло потерпеть тотальный и унизительный разгром на море.
  
   Самого же великого же князя Кирилла ожидало вынужденное купание в прохладной водичке Жёлтого моря, завершившееся благополучным спасением. В отличие от адмиралов Макарова, Моласа, художника-баталиста Верещагина, и сотен русских моряков из экипажа злополучного броненосца 'Петропавловск'.
  
   - ...Лет через десять Кирилл станет капитаном первого ранга, а там и до контр-адмирала рукой подать, - тем временем Алексей Александрович налил себе и брату по второму бокалу. - Давай, Володя, выпьем за будущего генерал-адмирала русского флота, которому я в старости смогу сдать дела.
  
   - Кстати, о делах... Расскажешь мне об этом новом крейсере, о 'России'? - Владимир Александрович слегка пригубил бокал.
  
   - 'Россия' - наш лучший броненосный крейсер, быстроходный, отлично вооружённый, с большой дальностью плавания, - улыбнувшись, похвастался младший брат. - Скажу тебе по секрету: на Балтийском заводе строится ещё один крейсер океанского класса, так что, скоро нам будет, чем попугать англичан.
  
   - Смотри, как бы они сами нас с тобой не попугали, - хмыкнув, ответил старший брат. - Возьмут, и построят следом за 'Пауэрфуллом' и 'Терриблем' с десяток больших и быстроходных броненосных крейсеров, да ещё столько же бронепалубных им в придачу.
  
   - Эх... Уже строят новую серию крупных бронепалубных, - лёгкая улыбка исчезла с лица Алексея Александровича, и он был вынужден признать очевидное. - К сожалению, нам не выиграть в гонке с британскими верфями - они строят много и быстро.
  
   - Если англичане могут построить больше кораблей, чем мы, то нам следует делать ставку на индивидуальное превосходство в артиллерии и бронировании, - рассудительно заметил Владимир Александрович. - К примеру, та же самая 'Россия' могла бы нести от шести до восьми восьмидюймовок, плюс пару десятков шестидюймовых пушек.
  
   - Хм, что-то не припоминаю, чтобы раньше ты проявлял столь сильный интерес к флотским делам, - генерал-адмирал с минуту задумчиво смотрел на своего старшего брата, словно видел того впервые в жизни. - Восемь восьмидюймовок, говоришь? Интересная мысль... Дай угадаю: ты обсуждал эту идею с Сандро?
  
   - Сандро здесь не причём, я не виделся с ним месяца три, не менее, - ответил старший из великих князей. - Неужели ты считаешь, что я разбираюсь лишь в живописи и французской кухне, и не способен думать самостоятельно?
  
   - Ничего подобного и в мыслях не было, - нахмурился младший из великих князей. - Просто предположил, что у тебя был разговор с Сандро... Погодь, ты переговорил с Кириллом? Как же я сразу не догадался!
  
   - Нет, Алексей, ты не угадал, - Владимир Александрович отрицательно качнул головой, и внёс ясность в возникший вопрос. - Когда я отдыхал в Крыму, мне случайно повстречался вице-адмирал Алексеев, который любезно согласился составить компанию в дегустации крымских вин. Я много расспрашивал его и о том и сём, и он прочитал целую лекцию о британском флоте.
  
   - Как там поживает наш Евгений Иванович? - осмыслив информацию, после небольшой паузы поинтересовался Алексей Александрович. - Давненько я с ним не общался.
  
   - Честно служит нашему родному государю-императору всероссийскому, - улыбнулся старший из великих князей. - Ладно, расскажешь меня о том, что у нас планируют строить, какие идеи витают в Морском ведомстве?
  
   - Какие идеи витают в Морском ведомстве? - младший из великих князей бросил на брата подозрительный взгляд. - А давай-ка я покажу тебе эскизные чертежи 'Князя Потёмкина-Таврического' - восьмого броненосца для Чёрного моря.
  
   - Любопытно, любопытно, с удовольствием посмотрю, чем вы там понапридумывали в Эм-Тэ-Ка, - улыбнулся Владимир Александрович.
  
   Генерал-адмирал слишком поздно осознал свою ошибку. Едва глянув на ватманы, старший брат принялся задавать крайне неудобные вопросы, никак не вязавшиеся с его прежним уровнем знаний в морских делах. Алексей Александрович был сбит с толку и изумлён настолько, что позабыл об обеде и даже об откупоренной бутылке французского коньяка.
  
   Битый час великие князья жарко спорили о водотрубных котлах, перспективных взрывчатых веществах, схемах бронирования и свойствах новой крупповской брони. Генерал-адмирал чувствовал себя не в своей тарелке, т.к. попадал впросак почти в каждом вопросе. Хмурясь, ссылался то на Тыртова-старшего, то на Авелана с Казнаковым, то на Макарова со Скрыдловым, то на Асланбекова и Пилкина.
  
   Под конец, когда разговор зашёл о минном оружии, Владимир Александрович не выдержал, и, плюнув на последствия, набросал на скорую руку схему ПТЗ с двумя-тремя вертикальными переборками, простирающимися между двойным дном и броневой палубой. Этот рисунок окончательно добил младшего брата: Алексей Александрович минут пять пялился на лист ватмана, после чего выбросил белый флаг.
  
   - Володя, я не знаю, кто тебя консультировал там, в Крыму, но одно знаю точно - это был не Алексеев. Евгений просто не знает того, что известно тебе. А ты... Ты рассуждаешь так, словно речь идёт не о теориях и новациях, а об уже опробованных на практике вещах, - пригласив, наконец, гостя отобедать, генерал-адмирал некоторое время молчал, собираясь с мыслями. Затем выдал длинную фразу, пристально глядя брату в глаза. - Откуда ты получил информацию о новых технологиях? Из Англии, или Франции?
  
   'Это провал, тёзка, тебя 'раскололи', - мысленно прокомментировал крайне недовольный Муромцев. - Говорил же тебе: не умничай с первым встречным - нарвёшься'.
  
   - Поверишь, если я скажу, что на отдыхе на меня снизошло божественное откровение? - на полном серьёзе вопросом на вопрос ответил Владимир Александрович. Мысленный комментарий вселенца великий князь проигнорировал - пусть обижается, коли его приспичило побрюзжать.
  
   - Не хочешь - не говори, - Алексей Александрович надулся, одним махом опустошил бокал, и принялся терзать ножом и вилкой поданное жаркое.
  
   - Слушай меня внимательно: ты расслаблен, ты спокоен, тебе хорошо, ты находишься в безопасности, - голос гостя неожиданно зазвучал в совершенно иной тональности. Младший братец замер с вилкой в руке, не донеся до рта кусок телятины, с удивлением глядя на своего старшего брата. - Я говорю тебе правду, и только правду, и ты это знаешь... Что я тебе говорю?
  
   - Ты говоришь правду, и только правду, и я это знаю, - словно робот произнёс генерал-адмирал.
  
   - Ты расслаблен, ты спокоен, тебе хорошо, ты находишься в безопасности, - продолжал вещать высокородный гипнотизёр. - Тебе хорошо, ты засыпаешь, ты спишь...
  
   На противоположной стороне стола послышался тихий всхрап - Алексей Александрович так и уснул со столовым прибором в руке. Владимир Александрович, в свою очередь, в этот самый момент осознал открывшиеся перед ним горизонты и перспективы. Одновременно с этим ощутил, что Муромцев искренне гордится и восхищается талантами своего учеником.
  
   - ... Сейчас я начну считать, на счёт 'десять' ты проснёшься, и ничего не вспомнишь, - сеанс гипноза успешно завершался. - Раз, два, три... десять!
  
   - А, что... Извини, задумался, - генерал-адмирал встрепенулся, воззрился на кусочек жаркое на собственной вилке, и осторожно отправил его в рот. Телятина уже успела остыть, и на лице Алексея застыло удивлённое выражение. - Что ты сейчас сказал?
  
   - Спросил, что в нашем Адмиралтействе думают о новейшем германском броненосном крейсере 'Фюрст Бисмарк', - Владимир Александрович с интересом наблюдал за поведением братца. Последний с подозрением косился то на тарелку с телятиной, то на свою собственную вилку, словно подозревал посуду в каком-то тайном заговоре. - Его, как я слышал, недавно спустили на воду.
  
   - Да, что они там, в Адмиралтействе, вообще могут думать? - невольно вырвалось из уст Алексея Александровича. Сообразив, что сказанул чего-то не то, генерал-адмирал попытался уточнить свою мысль. - Кхм, в смысле ничего не думают без моей воли и моего ведома... Думают по приказу... Володя, что-то ты меня совсем запутал со всеми этими крейсерами.
  
   - Хорошо, давай поговорим о броненосцах, - пожал плечами высокородный гипнотизёр. - На сколько миллионов рублей в год должен быть увеличен бюджет Морского ведомства, чтобы ты приказал адмиралам строить броненосцы водоизмещением в пятнадцать тысяч тонн, и более?
  
   - Хм... Ты планируешь обсудить с нашим племянником финансирование флота? - на минуту за столом воцарилась мёртвая тишина - генерал-адмирал осмысливал услышанное, глядя брату прямо в глаза. - Если хочешь предложить Ники увеличить морской бюджет, то ты выбрал очень удачный момент для разговора о деньгах. Этим летом желтомордые япошки пополнили состав своего флота парочкой великолепных броненосцев, а мы - из-за недостатка средств, разумеется - отстаём с постройкой и вводом в строй 'Полтавы' и двух её систершипов.
  
   'Воровать надо меньше, да на балеринок бабло спускать, - моментально отреагировал вселенец. - Братишка твой врёт, и даже не краснеет'.
  
   'Неудивительно: он прилично выпил ещё до моего прихода, потом добавлял по ходу действия бокал за бокалом, - хмыкнул в ответ хозяин тела, затем всё же признал очевидное. - Ладно, ты прав - заливает Алёша красиво... Чёрт, он даже не подозревает, что японцев следует воспринимать всерьёз!'.
  
   'Вот и помоги ему - загрузи в мозги нужные файлы, - предложил Муромцев. - Сила у тебя имеется, главное - не спеши, и не распыляйся на несколько целей'.
  
   - Хорошо, я поговорю с Ники, и всё ему разъясню, - произнёс Владимир Александрович. - А ты поговоришь с Витте, и запросишь у него денег на тридцать два процента больше, чем это нужно в действительности.
  
   - На тридцать два процента больше? - с удивлением в голосе переспросил Алексей Александрович, и спустя пару секунд улыбнулся. - А, понимаю... У тебя появился личный интерес в делах флота.
  
   - Да, на тридцать два процента больше, - подтвердил старший брат. - Ты же знаешь, что я говорю правду, и только правду.
  
   - Ты говоришь правду, и только правду, - заученно согласился генерал-адмирал, наливая себе очередной бокал. - Слушай, Володя, а поехали со мной после Рождества в Париж... Отдохнём, повеселимся, я познакомлю тебя с Лаганем, и ты сможешь донимать его своими вопросами, сколько душе угодно... Ха-ха-ха!
  
   - Лагань, Лагань... Где-то я уже слышал эту фамилию, - на этот раз Владимир Александрович обошёлся без подсказки со стороны вселенца. - Директор тулонского отделения фирмы 'Форж э Шантье', которая строит для тебя крейсер, 'Светлану', кажется?
  
   - Он самый, Амбаль Лагань, - кивнул младший братец, и неожиданно раскрыл кое-какие планы на будущее. - Я дал указания Абазе помочь Амбалю с контрактом на постройку ещё одного крейсера для нашего флота. Наши адмиралы никак не решат, что нужно российскому флоту, поэтому получат что-нибудь такое этакое, по самому современному французскому проекту.
  
   'О, боже... Что-нибудь такое этакое, - мысленно застонал вселенец. - Да скопируй ты концепцию тех же самых японцев, и все дела'.
  
   - А почему всего лишь один крейсер? Строить - так сразу парочку, а ещё лучше - три, или четыре корабля сразу, - неожиданно развеселился старший брат. - Представляешь, сколько ты заработаешь на серии из нескольких крейсеров?
  
   - И, правда, надо заказывать три единицы сразу - аккурат по одному крейсеру на каждый из наших флотов, - хозяин дома не обратил внимания на тот сарказм, с которым высокородный гость произнёс слово 'заработаешь'. - Володя, ты - гений! Всё, завтра же велю Абазе...
  
   'Пошутил, да? Теперь твоё братец закажет у 'Форж и Шантье' целую тройку 'Баянов', и лягушатники положат в карман несколько лишних миллионов рублей! Золотом!!! - возмущению Муромцева не было предела. - Золотом, а не какими-нибудь бумажками с рожами дохлых презиков! Тёзка, какого хрена ты, вообще, делаешь?'.
  
   'Чего это ты так разнервничался? - в отличие от вселенца, Владимир Александрович не видел повода для преждевременной паники. - Я действую по принципу 'если не в силах чему-то противостоять, то надо самому возглавить сей процесс'... Ты же сам советовал мне использовать именно такую стратегию'.
  
   У Муромцева повторно не нашлось мыслей, чтобы возразить опытному интригану и царедворцу с царской фамилией. В отличие от вселенца, великий князь прекрасно ориентировался в финансово-политических хитросплетениях своего времени, великолепно знал, на какие рычаги следует надавить, чтобы получить то, или это.
  
   В данном конкретном случае Владимир Александрович, нисколько не смущаясь, надавил на своего родного брата, и получил информацию из первых рук. Более того, и глазом не моргнув, оказался вовлечён в очередную авантюрную схему генерал-адмирала, на которой можно было погреть руки. Либо, в свете грядущих событий, превратить гешефтную аферу младшего братца в выгодное для России предприятие - построить во Франции более мощные боевые корабли, чем это было сделано в нашей истории.
  
   - Алексей, я с удовольствием составлю тебе компанию. Вообще, предлагаю покутить вместе, как в былые годы в Монако, Ницце, и Монте-Карло, - Владимир Александрович отсалютовал брату полупустым бокалом. - Надеюсь, ты познакомишь меня со своими французскими партнёрами?
  
   - Договорились. Отпразднуем Рождество, и сразу же махнём на пару месяцев в Париж... Слушай, Володя, а почему бы тебе как-нибудь не заглянуть ко мне на заседание Адмиралтейств-совета? Готов побиться об заклад, что ты утрёшь нос всем нашим адмиралам вместе взятым... Ха-ха-ха, - засмеялся Алексей Александрович. - А то сидят с умным видом, пьют мой коньяк, и придумывают всяческие нелепости за казённый счёт... Решено: разгромим наших гордецов-флотоводцев в пух и прах, проучим их! Ха-ха-ха!
  
   - Хорошо, как-нибудь загляну, попью чаю с коньячком в хорошей компании, - улыбнулся старший брат. - Но сначала ты пригласи к себе Витте.
  
   Спустя две недели генерал-адмирал пригласил к себе министра финансов, и за рюмкой чая высказал пожелание об увеличении финансирования военно-морского флота.
  
   Буквально за пару дней до этого разговора Владимир Александрович имел продолжительную беседу с племянником, во время которой просил императора прислушаться к мольбам Алексея Александровича, и дать морякам столько денег, сколько им требуется. Пусть даже в ущерб интересам сухопутных сил. Далее Николай встретился с Витте, и, как стало известно позднее, был сильно озадачен разговором со своим министром финансов.
  
   Высадившись, образно говоря, прямиком на грядку своего родного брата, великий князь обратил свой взор в сторону армейских проблем. Сухопутные силы, в отличие от моряков, пребывали в этаком анабиозе, т.к. научно-техническая революция ещё не выкатила на поле боя ни танков, ни бронемашин, ни реактивных систем залпового огня. Отсутствовали даже обыкновенные миномёты - массовое и относительно дешёвое оружие 'царицы полей'.
  
   В России, как и во всём остальном мире, происходила постепенная модернизация артиллерийского парка, а единственной действительно революционной новинкой являлся пулемёт. Впрочем, детищу Максима Хайрама тоже ещё предстояло пройти эволюцию от громоздкой 'швейной машинки' на орудийном лафете до совершенных машин для убийств - 'машиненгеверов' 30-40-х годов следующего столетия - и их потомков.
  
   Хотя российская промышленность и уступала британской, страна могла самостоятельно производить широкую номенклатуру вооружений для своих собственных сухопутных сил. К сожалению, в количестве, недостаточном для ведения длительной войны против мощной европейской державы типа той же Германии. Относительная слабость военной промышленности объяснялась до банального просто - промашками властей в организации, управлении, и недостатком средств.
  
   Российской армии, так же, как и флоту, в первую очередь остро недоставало того же самого, что и царскому ВПК - денег. Военным ведомством, как и Морским министерством, руководили многочисленные отпрыски императорской фамилии, воровавшие никак не меньше 'семи пудов августейшего мяса'.
  
   К примеру, великий князь Сергей Михайлович с лёгкостью мог бы дать генерал-адмиралу фору, как по умению растрачивать казённые средства на всяких, там, балерин, так и по любви к продукции французских оружейных баронов. Точнее, французских промышленников, не обязательно имевших титулы баронов, зато обладавшими несомненным талантами впаривать стреляющую продукцию своим недалёким союзникам. Те же Анри и Эжен Шнейдеры, войдя в доверие к престарелому Михаилу Николаевичу, быстренько расположили к себе и Сергея Михайловича с его любовницей Матильдой Кшесинской...
  
   'Чёрт, куда ни плюнь - везде эта Матильда... походила, как чёрная кошка, - спустя какое-то время Муромцев не выдержал, и мысленно разразился длинной тирадой в адрес... балета. - Задолбали уже с вашими балеринами! Импортируйте в Россию стриптиз с шестом, что ли, создайте, наконец, конкуренцию этому грёбаному балету!'.
  
   'Успокойся, хватит уже ругаться, - Владимир Александрович находился в хорошем расположении духа. - Завтра я встречаюсь с Петром Николаевичем, и хотел бы быть готовым к разговору об аэронавтике... Что думаешь по этому поводу?'.
  
   'Ничего. Перефразируя известную поговорку двадцатого века, самолёт начинается с мотора, - мысленно проворчал в ответ вселенец. - Мотора у нас нет, и в обозримом будущем не предвидится. Точка'.
  
   'Тебя послушать, так в обозримом будущем вообще ничего нельзя построить - ни танк, ни самолёт, ни самоходное орудие, - заметил великий князь. - Ответ у тебя один - нет двигателя, и всё тут. Но, надо же с чего-то начинать, чёрт возьми!'.
  
   'Начинай, тёзка, с того, что проще всего сделать - сядь, и пиши уставы, которые я ещё помню из своей жизни, - посоветовал Муромцев. - Реформы в армии следует начинать с образа мышления генералитета, а не с 'железа'.
  
   'Ты прав, но, будь добр, объясни мне своё видение структуры и вооружения пехотной роты, батальона, полка, - предложил Владимир Александрович. - Чем нам вооружать нашу 'царицу полей' в ближайшее десятилетие?
  
   'Чем, чем... Пулемётами и миномётами, батальонными и полковыми пушками-мортирами, лёгкими полевыми гаубицами, - Муромцев быстренько перечислил то, что, по его мнению, должна иметь на вооружении русская пехота. - Личное оружие каждого солдата - 'мосинка' - задержится в армии ещё лет пятьдесят, не меньше, пока её не вытеснят автоматы'.
  
   'А ты знаешь, сколько стоит один 'максим'? - усмехнулся великий князь. - Теперь умножь эту цифру на количество пехотных рот в армии, и прибавь к этому стоимость патронов и лент к каждому пулемёту'.
  
   'Погоди, погоди... Один 'станкач' на целую роту? - искренне удивился вселенец, пропустив мимо ушей вопрос о деньгах. - По одному 'максиму' на взвод, три-четыре на роту, дюжину на батальон - вот как нужно вооружить нашу пехоту... Да, самое главное - каждое отделение должно иметь свой собственный 'ручник'.
  
   'Каждое отделение? Один пулемёт? Это сколько же придётся потратить в масштабах всей армии??? - Владимир Александрович изумился до глубины души. - Боже, наших генералов кондрашка хватит, когда они услышат о таких деньжищах!'.
  
   'Да, пофигу. Генералов можно наделать в любой момент, а солдата надо растить много лет, кормить-поить-учить-одевать, и за мгновение потерять из-за тупости долбодятлов с лампасами, - Муромцев жёстко рубанул с плеча, высказав то, что считал нужным. - Поверь, тёзка, каждый мужик, которого призвали служить царю-батюшке, больше всего в жизни желает вернуться домой живым и здоровым... В моей истории большевикам не составило особого труда разагитировать вчерашних крестьян, которым осточертело умирать за безмозглого царя и богатых буржуев'.
  
   'Хорошо, я тебя понял, - великий князь призадумался на пару минут, переваривая неприглядную правду-матку. - Ладно, расскажи о миномётах, полковых и батальонных пушках и гаубицах'.
  
   'Ну, слушай... В тридцатые годы следующего столетия Красная Армия получила на вооружение два типа хороших отечественных миномётов, созданных по схеме мнимого треугольника - так называемый тип Стокса - Брандта. Батальонный, калибром в восемьдесят два миллиметра, и полковой - сто двадцать миллиметров, - принялся излагать вселенец. - Кроме них в войска поступили пятидесятимиллиметровый ротный миномёт и горно-вьючный полковой калибром в сто семь миллиметров. Первый оказался неудачным, а второй верой и правдой служил много лет... Уже во время войны был создан сто шестидесятимиллиметровый миномёт, после войны - двести сорокамиллиметровый, но это уже ария из другой оперы'.
  
   Далее Муромцев прочитал целую лекцию на тему артиллерии двадцатого века, сделав упор на лизоблюдстве образованных царских генералов в период перед Первой мировой, и бестолковости малограмотных командиров РККА в период перед Второй. И тех и других, по мнению вселенца, следовало бы разжаловать до лейтенантов, и загнать прямиком в штрафбат. Досталось и послевоенным генералам уже Советской армии, не сумевшим отстоять перед очарованным ракетами Хрущёвым разработки перспективных артиллерийских систем.
  
   Владимир Александрович не обратил особого внимания на критику в адрес товарища Хрущёва, имя которого в начале 21-го века не пинал только ленивый. Зато не пропустил мимо ушей заявление вселенца о тактико-техническом превосходстве германской полевой артиллерии, полученном вследствие разработанной немцами грамотной доктрины применения данного вида вооружений.
  
   В результате Муромцеву пришлось подробненько рассказать о том, какие орудия имелись в Вермахте и Красной Армии, и дать их сравнительные ТТХ с точки зрения обыкновенного солдата. Благо, киллер-гипнотизёр из будущего не понаслышке знал, что такое вовремя подоспевшая артподдержка, и насколько она нужна простой пехоте.
  
   '...Предлагаю исходить из того факта, что французы уже протолкнули через Сергея Матильдовича, извини, Михайловича свой концепт, и русская армия получит ту самую трёхдюймовку, которую она получила и в моей истории, - излагал свои идеи вселенец. - Если добавить к ней щит и модернизировать лафет, то это орудие прослужит России как минимум четверть века... На её базе можно создать полковую пушку, точнее, лёгкую гаубицу с раздельным заряжанием, но с обязательной унификацией по калибру, чтобы использовать одни и те же снаряды... В моей реальности 'полковушку' склепали, взяв за основу горную пушку системы Данглиза с другим лафетом...'.
  
   'Сколько трёхдюймовых гаубиц нового образца, по твоему мнению, должно быть в каждом пехотном полку? - тяжело вздохнув, поинтересовался великий князь. - Одна восьмиорудийная батарея? Две?'.
  
   'Две батареи? Мало! - весело рассмеялся Муромцев. - Три гаубичных и одна пушечная батарея - самое то, что надо!'.
  
   'Это невозможно, это... очень большие деньги. Я понимаю, что ты хочешь, как лучше, но... тридцать два орудия на один пехотный полк - это уже слишком, - Владимир Александрович мысленно содрогнулся, прикинув, в какие средства обойдётся насыщение новой артиллерией всей русской армии. - Даже если завтра Ники прогонит к чёртовой матери Михаила Николаевича и Сергея Михайловича, казна не сумеет изыскать столько средств... А тут ещё и твои миномёты с пулемётами...'.
  
   'Да, согласно нашему плану, каждый пехотный полк следует вооружить аналогичным количеством миномётов, - подтвердил вселенец. - Кстати, восьмиорудийная батарея слишком громоздка в управлении, и в моей реальности она была переформатирована в шестиорудийную... По итогам русско-японской войны, кажется, уже точно и не помню в каком году'.
  
   'Хорошо, хватит на сегодня. Пойду, прогуляюсь на свежем воздухе, - почувствовав лёгкую головную боль - следствие умственного перенапряжения - Владимир Александрович решительно поднялся на ноги. - Вечером приедут Кирилл с Борисом... Прямиком от своих шлюх, чёрт возьми... Тёзка, будь добр, воздержись от ёрничества и сарказма - мне и без твоего ехидства противно'.
  
   Кирилл с Борисом пребывали в состоянии лёгкого подпития, и их визит в родительское гнездо вылился в очередные огорчения для их отца.
  
   Общаясь со своими детьми - взрослыми дядями, между прочим - великий князь с грустью признался самому себе, что старшие сыновья выросли великовозрастными балбесами и алкоголиками. Владимиру Александровичу оставалось лишь надеяться, что его младшенького - Андрея - удастся вырвать из той среды, где варились Кирилл с Борисом, а так же уберечь от загребущих ручек и других частей тела небезызвестной балерины Кшесинской.
  
   'Может, я и не смогу предотвратить матильдизацию всей России, но матильдизацию моей семьи остановлю, - ворочаясь в постели, великий князь долго не мог уснуть. - Любой ценой, пока Андрей ещё не вступил в связь с Кшесинской... Матильда должна остаться с Сергеем - так будет правильно'.
  
   Спустя несколько дней крейсер 'Россия' унёс Кирилла Владимировича в длительное путешествие на Дальний Восток. Поводив старшего брата, Борис Владимирович собрался, было, убыть по своим личным делам, но был остановлен отцом.
  
   - Вот, что, сын, у меня к тебе есть серьёзный разговор, поэтому задержись-ка ты дома на пару дней, - мягким, но твёрдым тоном попросил брат покойного императора Александра Третьего. - Вино, служба, женщины - всё это никуда не убежит от тебя... Нам нужно поговорить о делах семьи...
  
   Проведя три успешных сеанса гипноза с Борисом, Владимир Александрович взял в оборот младшенького - Андрея. С ним так же не возникло никаких проблем, и уже через неделю после ухода в море Кирилла великий князь ощутил прилив оптимизма. Стал посматривать на Марию Александрину Елизавету Элеонору, прикидывая, какую пользу для его планов можно получить от женщин вообще, и от родной супруги в частности.
  
   'Лучше попробуй провести пробный сеанс с дочерью, - внёс предложение Муромцев, видя сомнения хозяина тела. - Бабы, конечно, дуры, но в некоторых делах они дадут мужикам фору в сотню очков с гаком... Женой займёшься потом, когда закончишь с детьми'.
  
   'Ты прав, друг мой, Господь Бог подарил женщинам потрясающую интуицию и талант создавать интриги, - мысленно усмехнулся Владимир Александрович. - К тому же, ночная кукушка всегда перепоёт дневную... А не попробовать ли мне поработать с Кшесинской?'.
  
   'Тёзка, я понимаю, что тебя задела правда про Андрея, но ты сильно преувеличиваешь роль балета в истории, - ответил вселенец. - Матильдой займёмся потом, а пока надо работать с Алексеем и детьми... И про царя не забывай'.
  
   'С Ники как-то тяжко идёт: Аликс что-то подозревает, и почти не оставляет меня с племянником наедине, - неожиданно пожаловался великий князь. - Николай постоянно идёт у неё на поводу, словно собачка на поводке'.
  
   'Ничего, прорвёмся. Есть такая хорошая поговорка: вода камень точит. Вот и мы проточим царю мозги', - оптимистично заверил Муромцев.
  
   Действительно, внучка английской королевы Виктории пылала ненавистью к Владимиру Александровичу, и с чисто женской хитростью постоянно придумывала причины, чтобы не дать императору и его родному дяде провести длительную беседу тет-а-тет.
  
   Министр двора, барон Фредерикс, судя по всему, угодил под пяту новой императрицы, т.к. всячески помогал ей создавать вокруг Николая невидимый 'забор' в виде плотного рабочего графика и прочих бюрократических ловушек. В то же самое время Сергей Юльевич Витте - великий князь знал это доподлинно - попадал на приём к Ники чуть ли не каждый день, и безо всяких проволочек со стороны министра царского двора.
  
   - Наш пострел везде поспел, - вслух произнёс Владимир Александрович, провожая недобрым взглядом отъезжающую карету с тушкой Витте. - Ладно, ещё не вечер, чёрт подери.
  
   Очередная встреча с племянником вновь не привела к решительному прорыву в отношениях. Темой беседы стала монетарная политика и экономика вообще.
  
   Николай внимательно слушал доводы дядюшки в пользу не обеспеченных золотым запасом денег, задавал, казалось бы, вполне правильные вопросы, но ни в какую не соглашался с идеей отмены золотого стандарта. Под конец разговора вообще понёс какую-то ахинею об исключительной эталонной ценности жёлтого металла, словно в мире не существовало ни серебра, ни драгоценных камней, ни других редкоземельных металлов.
  
   'Знаешь, а с ним очень хорошо поработали, грамотно, - заметил вселенец в самом конце беседы. - И, скорее всего, продолжают работать... сразу несколько человек... Два-три не самых плохих специалиста'.
  
   'Угу, да ещё и эта ночная кукушка постоянно мозги парит, - добавил великий князь, заметив тень императрицы, промелькнувшую за полузакрытыми дверьми. - Мда, бесполезная трата времени - русский царь с трудом понимает прямую аналогию между кровеносной системой организма с денежной массой в стране'.
  
   'Ты бы ему ещё про систему цифрового управления рыночной экономикой поведал, - буркнул Муромцев. - Про электронные торги на биржах через компьютерные сети, и тому подобное'.
  
   - Дорогой Ники, мы с твоим дядей Алексеем надеемся после Рождества поехать во Францию, чтобы отдохнуть там пару месяцев, - видя, что обсуждение экономических вопросов зашло в тупик, Владимир Александрович сменил тему разговора. - Я бы хотел поехать со всей семьей... Ты не станешь возражать, если я возьму с собой и Бориса?
  
   - Конечно, дядюшка, поезжайте, поправьте здоровье с Нашим дядей Алексеем. Я планировал назначить Бориса своим флигель-адъютантом, поэтому пусть он отдохнёт, пока есть такая возможность, - Николай был только рад сменить тему беседы, и говорить о чём угодно, лишь бы не об экономике. - Если желаешь, могу замолвить за Андрея словечко перед генералом Демьяненковым. (Прим. Начальником Михайловской академии).
  
   - Спасибо тебе, Ники, - не кривя душой, великий князь искренне поблагодарил племянника. - С Николаем Афанасьевичем я договорюсь сам. Андрей способный мальчик, он быстро нагонит учёбу.
  
   'Ну, что, тёзка, готов ли ты приступить к операции под кодовым названием 'Кадры решают всё'? - поинтересовался вселенец, когда экипаж Владимира Александровича отъехал от царского дворца. - Мы, как ты помнишь, дали обещание адмиралу Алексееву найти курьеров для особых поручений'.
  
   'Чего их искать? Подберу надёжных офицеров из числа не особо знатных дворян, преданных Родине, и все дела, - отозвался великий князь, потирая виски. - Поработаем с ними для надёжности... Говоришь, кадры решают всё? Интересная мысль, очень интересная'.
  
   'Это я Иосифа Виссарионовича процитировал, того, который Сталин и Джугашвили в одном лице, - уточнил незваный 'гость'. - Его бы, кстати говоря, не помешало найти, и перетащить на свою сторону'.
  
   'Ага, а ещё Ульянова-Ленина, Бронштейна-Троцкого, и всю прочую агентуру еврейских банкиров англосаксонского мира, - хмыкнул Владимир Александрович. - Ты бы ещё предложил их на должность министров'.
  
   'Недооцениваешь ты товарищей революционеров, Ваше высочество, - вселенец, как умел, мысленно спародировал Владимира Ильича. Получилось не очень, и хозяин тела не оценил шутку юмора. - Среди революционеров можно найти очень толковых людей, которые могли бы помочь нашему делу. И если бы... Тёзка! Тебе надо срочно организовать свою собственную спецслужбу, собственную разведку и контрразведку!'.
  
   'Может, мне создать свой собственный жандармский корпус? - усмехнулся великий князь. - Представляю физиономию племянничка, когда тот узнает, что у его дяди имеется своя собственная охранка'.
  
   'Николаю совершенно не обязательно об этом знать, - заметил Муромцев. - Более того, твой племянник... Хм, а это мысль...'.
  
   'Что за мысль?' - моментально насторожился Владимир Александрович.
  
   'А мы замаскируем организацию твою личную спецслужбу под соусом создания Российского легиона - структуры, аналогичной Французскому иностранному легиону, - принялся излагать вселенец. - Под вывеской Российского легиона мы наберём небольшую частную армию, обученную и вооружённую лучше любой регулярной армии этого мира...'.
  
   'Звучит красиво, а ты посчитал, во сколько это мне выльется? - поинтересовался великий князь. - И где мы возьмём эти деньги?'
  
   'Для начала - распродашь все свои коллекции, что покроет наши первичные расходы, - предложил незваный 'гость'. - Затем одолжишь бабла у банкиров...'.
  
   'Что!? Всё распродать!? Это же бесценные сокровища! - волна возмущения захлестнула, было, Владимир Александрович, однако мгновение спустя хозяин тела успокоился. - Впрочем... Если выбирать между 'всё потерять' и 'всё продать', то второе - предпочтительнее... Извини, тёзка, продолжай, пожалуйста'.
  
   Забросив все дела и развлечения, великий князь трое суток размышлял, каким бы образом обвести вокруг пальца своего родного племянника, чтобы тот ничего не заподозрил. В конце концов, согласовав с Муромцевым кое-какие моменты, сын императора Александра Второго-Освободителя принял мужественное решение устроить аукцион по распродаже своих произведений искусства.
  
   По прикидкам Владимира Александровича, вырученные на аукционе деньги должны были покрыть первоначальные затраты, после чего... после чего великий князь рассчитывал привлечь в дело средства спонсоров. Таковые, без сомнения, найдутся, т.к. вселенец убедил хозяина тела сыграть на религиозных и патриотических чувствах российской аристократии.
  
   На следующей неделе Владимир Александрович занялся делами первостепенной важности: поочерёдно вызвал к себе пару десятков гвардейских офицеров, и обстоятельно побеседовал с каждым из них.
  
   По результатам этой беседы четверо лейб-гвардейцев получили повышение в своём социальном статусе - были переведены в распоряжение великого князя, и назначены его новыми адъютантами. Спустя пару дней один из новоиспечённых адъютантов отправился в Севастополь, а младший брат покойного императора Александра Третьего приступил к распродаже художественных ценностей из своей личной коллекции.
  
   Услышав о намерении своего супруга распродать всё и вся, Мария Павловна пришла в ужас. Ещё больше её шокировала отмена Владимиром Александровичем нескольких светских приёмов и визитов, а так же отказ мужа от посещения балета, театров, и выставочных залов.
  
   Своё решение великий князь объяснил нехваткой времени, хотя сам часами просиживал в рабочем кабинете, разрисовывая и исписывая десятки листов дорогущей белой бумаги. К вечеру примерно половина черновиков и эскизов отправлялась в камин, а остальные муж запирал в сейфе, словно редчайшие драгоценности ушедших эпох.
  
   Движимая чисто женским любопытством, Мария Павловна пару раз подсмотрела через плечо супруга на его художества. Изображённая на одном из ватманов странная безлошадная повозка не привлекла особого внимания женщины, а вот словосочетание 'проект конституции' на другом сильно встревожило бывшую Мекленбург-Шверинскую принцессу.
  
   - Милый, я очень сильно волнуюсь, переживаю за нас и за наших детей, - как и следовало ожидать, поздно вечером Мария Павловна попыталась вызвать супруга на откровенность. - Скажи, пожалуйста, что с тобой происходит? Почему ты пишешь про эту страшную конституцию? Ты хочешь навлечь на себя неприятности, как ваши бунтовщики-декабристы?
  
   - Дорогая, успокойся, пожалуйста... Родная, ну, почему ты так нервничаешь из-за какой-то писанины? - Владимиру Александровичу не оставалось ничего иного, кроме как обнять и поцеловать обеспокоенную жену. - Уверяю тебя, я не собираюсь идти по стопам князя Трубецкого, и прочих инсургентов.
  
   - Пообещай мне, что ты ничего не сделаешь за спиной Ники, - не унималась супруга. - Даже если он наделает глупостей...
  
   - Его глупости могут стоить ему короны, причём, без моего участия! - великий князь рывком поднялся с кресла, заходил по кабинету туда-сюда. - Да, да, он может потерять власть и без моего вмешательства в государственные дела! Ибо он беспросветно туп!
  
   - Подумай о наших детях, - в голосе Марии Павловны появились жалобные нотки. - Что будет с ними?
  
   - Поверь мне, я только о них и думаю, - Владимир Александрович остановился напротив хныкающей жены, и тяжело вздохнул: ему не хотелось принимать сложное решение здесь и сейчас, но иного выхода не было. - Успокойся, дорогая, не плачь. Всё будет хорошо, я тебе обещаю... Запомни: я говорю тебе правду, и только правду...
  
   В первых числах декабря 1897 года отряд кораблей контр-адмирала Реунова бросил якоря на внешнем рейде Порт-Артура. Через несколько дней крейсер 'Дмитрий Донской' и канонерские лодки 'Сивуч' и 'Гремящий' вошли в Талиенванский залив. Вскоре китайские чиновники положили в свои карманы приличные взятки, сам Китай получил очередной русский кредит, и в середине марта следующего, 1898 года Порт-Артур стал новой военно-морской базой российского флота.
  
   Забегая вперёд, скажем, что спустя несколько месяцев Николай Второй поддался паническому настрою министра иностранных дел графа Муравьёва, и отдал приказ контр-адмиралу Дубасову эвакуировать русский десант с архипелага Мяо-Дао. Царь попросту пропустил мимо ушей рекомендации Владимира Александровича о необходимости занять стратегически важные острова Эллиота и Мяо-Дао.
  
   В конце декабря Владимир Александрович неожиданно получил послание от своего младшего братца. Генерал-адмирал напоминал старшему брату про его обещание, и приглашал того почтить своим присутствием совещание с адмиралами - членами Адмиралтейств-совета. Судя по изложенной Алексеем Александровичем повестке дня, совещание предполагалось совместить с обедом, переходящим в ужин, и закончить к полуночи чаепитием с пряниками и плюшками.
  
   'Не, генерал-адмирал - настоящий молодчик, как ловко он всё продумал! - искренне восхитился Муромцев. - Заезжий дядюшка - родной дядя государя-императора, между прочим - вдребезги раскритикует господ-адмиралов, а другой дядюшка царя пожалеет обиженных, напоит коньячком, да ещё пообещает выбить деньжат на новенькие кораблики... Классика жанра: добрый и злой следователи ломают комедию ради общего гешефта'.
  
   'На месте своего брата я бы поступил точно так же, - мысленно усмехнулся хозяин тела. - Алексей не настолько глуп, как его представляют в вашем будущем. Короля делает свита'.
  
   'Ну, ну, Макиавелли Александрович, посмотрим, чего стоит свита твоего братца, - усмехнулся в ответ вселенец. - Война план покажет... Шесть лет осталось'.
  
   Начало совещания в особняке генерал-адмирала на Мойке было назначено на 27 декабря в три часа дня после полудня. Кроме неожиданного гостя в лице Владимира Александровича присутствовали вице-адмиралы Казнаков, Верховский, Диков, Макаров, Авелан, оба Тыртова - старший и младший - а так же Евгений Иванович Алексеев, собственной персоной. В-общем, опытные военачальники и лучшие умы российского императорского флота в одном флаконе.
  
   Пригласив своего старшего брата, 'семь пудов августейшего мяса', образно говоря, подложил подчинённым большущую свиноматку. Адмиралов сбивало с толку присутствие за столом ещё одного великого князя, ранее не замеченного в интересе к флотским делам, а сейчас внимательно слушавшего развернувшуюся дискуссию.
  
   Чувствуя себя не в своей тарелке, флотоводцы неторопливо аргументировали своё мнение по тем, или иным вопросам, и подозрительно посматривали на коллегу, вице-адмирала Алексеева. Последний вел себя сдержаннее, чем обычно: хмурился, отмалчивался, не пытался давить опытом и авторитетом.
  
   Алексей Александрович, в свою очередь, наслаждался прекрасно срежиссированным и организованным им же самим спектаклем. Буквально на глазах разваливался недавно сложившийся альянс из двух-трёх адмиралов, попытавшихся, было, лоббировать интересы некоторых отечественных верфей. Подобные планы противоречили замыслам генерал-адмирала, которые обещали принести ему в ближайшем будущем хорошие дивиденды.
  
   - Кхм... Господа, минутку внимания! - проведя в молчании почти целый час, Владимир Александрович кашлянул, и постучал серебряной вилкой по пустому бокалу. - Надеюсь, вы позволите высказаться командующему Гвардейского корпуса?
  
   Звон хрусталя привлёк внимание раскрасневшегося хозяина, оборвал жаркий спор между Макаровым, Авеланом и Тыртовым-младшим. Великолепный обед с множеством изысканных блюд и закусок вкупе с алкоголем в неограниченных количествах сделали своё дело, развязав флотоводцам языки. Адмиралы спорили между собой, спорили громко, косясь на представителей царствующей династии.
  
   - Господа, я попрошу вас прислушаться к тому, что скажет мой любезный брат, - споры за столом мгновенно затихли, и Алексей Александрович успел ввернуть небольшой анонс. - Критический взгляд со стороны, так сказать.
  
   - Да, можно сказать и так, - согласился старший сын императора Александра Третьего. - Взгляд на море сухопутного человека, которому не безразличны проблемы нашего флота...
  
   - ...Начну с крейсеров, конкретнее с корабля, на котором сейчас служит мой старший сын Кирилл, - выдержав небольшую паузу, продолжил великий князь. - Мне хочется знать, сколько времени понадобится на разработку программы модернизации 'России' согласно утверждённым Эм-Тэ-Ка предложениям?
  
   - Ваше высочество, я впервые слышу о программе модернизации 'России', - с удивлением в голосе произнёс вице-адмирал Диков, председатель упомянутого МТК - Морского технического комитета. - Прошу пояснить, о чём идёт речь.
  
   - Совершенно верно, Иван Михайлович, Вы впервые слышите о данной программе, ибо я про неё ещё не сказал ни слова, - кивнул Владимир Александрович. - Думаю, господам адмиралам прекрасно известно, что англичане с французами применяют на своих броненосных крейсерах совершенно иную схему размещения артиллерии главного калибра, устанавливая орудия в башнях в диаметральной плоскости корабля. Тем же путём пошли и германцы со своим новыми крейсерами... Почему мы не можем сделать точно так же, аналогичным образом? Почему артиллерия 'России' не защищена даже противоосколочной бронёй? Зачем вообще на крупных кораблях ставят десятки малокалиберных 'хлопушек', которые не способны утопить вражеский миноносец одним снарядом?
  
   Эмоциональное выступление командующего Гвардейским корпусом продолжалась минут двадцать, не менее. Владимир Александрович озвучил множество различных вопросов, на которые требовал дать чёткие и обоснованные ответы. Здесь и сейчас, а не через несколько дней, недель, или месяцев.
  
   - ...Информация к размышлению, Павел Петрович: немцы вооружают свой броненосный крейсер 'Фюрст Бисмарк' четырьмя двухсот сорокамиллиметровыми орудиями главного калибра в двух башнях в диаметральной плоскости. Чем мы хуже германцев?..
  
   - ...Фёдор Карлович, если мы хотим выбросить деньги на ветер, то постройка пары российских 'Фудров', или 'Вулканов' - идеальный способ это сделать. Аналог 'Великого князя Константина' в наше время можно сообразить из быстроходного лайнера, грузопассажирского парохода, устаревшего крейсера, на худой конец...
  
   - ...Иван Михайлович, можно ли приостановить строительство 'Князя Потёмкина', чтобы переработать проект с целью довести скорость этого броненосца до восемнадцати узлов, минимум? Нельзя? Очень жаль...
  
   - ...Владимир Павлович, я понимаю, что проще всего заложить на Балтийском заводе ещё один корабль, однотипный с 'Пересветом' и 'Ослябей', но неужели нельзя повременить, и по-быстрому разработать проект броненосца наподобие 'Потёмкина' со скоростью хода в восемнадцать узлов? Например, увеличьте тот же самый 'Пересвет' до пятнадцати тысяч тонн, замените десятидюймовки на двенадцатидюймовки, добавьте пару-тройку шестидюймовок ...
  
   Вице-адмиралы, поначалу скептически настроенные в отношении представителя сухопутных сил, переглядывались между собой и мрачнели с каждой минутой. Старший брат генерал-адмирала, как выяснилось, неплохо разбирался в военно-морской стратегии, тактике, и - о, ужас! - без стеснения лез в финансовые и технические темы. А хлебосольный хозяин дома знай, себе, поддакивал родному брату, и втихаря посмеивался над растерянными флотоводцами.
  
   - ...Ваши замечательные идеи, Степан Осипович, воплотятся в жизнь где-нибудь через полвека: водоизмещение больших эскадренных миноносцев достигнет трёх тысяч тонн, и больше. Это будут мощные безбронные корабли со скоростью хода свыше тридцати узлов, вооружённые минным оружием и пяти- и шестидюймовой артиллерией...
  
   - ...Наши французские друзья, Павел Петрович, уже несколько лет экспериментируют с электромоторами, работающими от аккумуляторных батарей. А инженер Гюстав Зеде построил подводную лодку, по всем статьям превосходящую ныряющие бочонки Джевицкого...
  
   - ...Фёдор Карлович, копируя 'соколы', мы могли бы усилить вооружение этих истребителей, заменив ютовую 'хлопушку' калибром в сорок семь миллиметров на нормальную семидесятипятимиллиметровку...
  
   - ...Степан Осипович, Вы всерьёз готовы обсуждать модернизацию тихоходных и низкобортных мониторов, построенных четверть века назад? Не проще ли пустить эти корабли на слом, заменив их новыми броненосными канонерками с малой осадкой и мощным вооружением? Современными восьмидюймовками Канэ, например?..
  
   Алексей Александрович как то незаметно выпал из общей беседы, и, пользуясь моментом, налегал на еду, запивая закуски дорогущим французским коньячком. План старшего брата сработал на все сто процентов - Владимир Александрович прессовал адмиралов, словно паровой каток. Члены Адмиралтейств-совета с надеждой поглядывали на генерал-адмирала, явно ища у того поддержки от вредного и въедливого родственничка.
  
   - ...Павел Петрович, я оцениваю новую кораблестроительную программу в сто миллионов рублей, и намерен ходатайствовать перед императором о выделении ассигнований в полном объёме. Да, да, Вы не ослышались: в полном объёме... С условием того, что вы, господа, будете прислушиваться к моему мнению в некоторых вопросах...
  
   Совещание завершилось около двадцати двух ноль-ноль, и завершилось оно совсем не так, как планировали Верховский, Авелан, Тыртовы, и другие. Условившись с великими князьями собраться здесь же и в том же составе через три дня, члены Адмиралтейств-совета покинули особняк Алексея Александровича. Старший брат генерал-адмирала, в свою очередь, немного задержался, и отбыл восвояси примерно за пол часика до полуночи.
  
   - Владимир, я не верю в перспективность использования нефти для отопления котлов, и не понимаю, на чём основана твоя убеждённость в собственной правоте, - заявил Алексей Александрович, проводив взглядом последний из отъехавших экипажей. - Эксперименты с нефтью мы проводим на миноносцах уже больше десятка лет, и пока что не достигли особых успехов. Посмотрим, что получится с 'Ростиславом', после чего по результатам испытаний я приму окончательное решение.
  
   - Алексей, проблема не в нефти, как таковой, а в системе призыва и комплектования экипажей вообще, - ответил Владимир Александрович, и, выдержав небольшую паузу, развил свою мысль далее. - Посуди сам: наши российские матросы - это вчерашние крестьяне, в массе своей не умеющие ни читать, ни писать. На флоте их обучают грамоте за казённый счёт, но это не тот уровень образования, которое необходимо специалистам по такому сложному оборудованию, как нефтяной котёл.
  
   - Так и есть. Только мы более-менее выучим одних - их увольняют в запас, на их место приходят другие, те же самые безграмотные крестьяне, - кивнув, согласился генерал-адъютант. - Что делать, такая у нас система.
  
   - Это неправильно, и я считаю, что пришла пора менять систему, - произнёс старший брат. - Да, да, надо менять систему комплектования кадрами, и сделать службу на флоте профессией, а не отбытием срока.
  
   - А ты подумал, что матросам-профессионалам придётся платить приличное жалованье, что это повлечёт за собой увеличение жалованья для офицеров? - спросил младший брат. - Казна не потянет столь значительное увеличение расходов.
  
   - Согласен, профессиональный матрос-специалист должен получать такие деньги, чтобы их хватало на содержание его семьи, - ответил Владимир Александрович, и обнял сильно подвыпившего младшего брата. - Ладно, я поеду к себе, а ты хорошенько выспись и отдохни... Поговорим через три дня.
  
   - Угу, нас ждёт второй акт спектакля 'Битва на Мойке', - пьяненько ухмыльнулся Алексей Александрович, подавая старшему брату бокал. - Давай, на посошок!
  
   'Чёрт, тёзка, тебе обязательно столько пить? - недовольно проворчал вселенец по пути домой. - Откинешь копыта раньше времени, и - привет, товарищи революционеры, отрабатывайте выданные вам фунты-доллары'.
  
   'Разве это много? - засмеялся великий князь. - Вот, Алексей сегодня действительно выпил много, больше обычного'.
  
   'Слушай, а давай загипнотизируем твоего брата, отбив у него тягу к рюмахе? - неожиданно предложил Муромцев. - Серьёзно, без шуток, печень брата скажет тебе большое спасибо'.
  
   'Я бы не хотел насильно лишать Алексея одной из немногих радостей в его жизни, - вздохнул хозяин тела. - Тебе не понять, сколь тяжело жить, будучи сыном российского императора'.
  
   'Да, уж, где нам, сиволапым, понять вас, особей голубых кровей, - тотчас съязвил вселенец. - Кстати, о голубой крови... Хочешь узнать, как поменять пигментацию крови, и стать одним из потомков реальных богов?'.
  
   'Ты про своих любимых аннунаков, что ли? - усмехнулся Владимир Александрович. - Ну, давай, порази меня очередной сказкой из будущего'.
   Недолго думая, Муромцев вкратце поведал об изучении группой российских учёных-энтузиастов вопроса палеоконтакта - вероятного посещения планеты Земля представителями высокоразвитой инопланетной цивилизации. По мнению этих учёных, данное событие имело место быть за энное количество тысяч лет до Р.Х., найдя отражение в мифах и эпосах разных народов на разных континентах Земли.
   Одной из частей упомянутой работы являлось исследование одной из главных функций крови в организме - перенос кислорода (О2), углекислого газа (СО2), питательных веществ и продуктов выделения. Спустя некоторое время великий князь узнал о дыхательных пигментах, которые содержат в своей молекуле ионы металла, способные связывать молекулы кислорода и углекислого газа и при необходимости отдавать их.
   Например, у человека дыхательным пигментом крови является гемоглобин, в состав которого входят ионы двухвалентного железа (Fe2+ ). Благодаря гемоглобину кровь у людей красная. (Здесь и далее почти дословно цитируется часть текста из исследование Андрея Юрьевича Склярова 'Какова ты, родина богов?').
   В то же самое время природа-матушка не ограничилась лишь одним цветом. Перенос кислорода и углекислого газа вполне могут осуществлять дыхательные пигменты и на основе ионов других металлов, например гемованадий, содержащий ионы ванадия, гемоцианин, содержащий ионы меди. Последний пигмент широко распространён на Земле: благодаря ему голубой цвет крови имеют некоторые улитки, пауки, ракообразные, каракатицы и головоногие моллюски - те же осьминоги, например. Кстати, у моллюсков кровь бывает красная, голубая, коричневая, и даже с разными металлами.
   Соединяясь с кислородом воздуха, гемоцианин синеет, отдавая кислород тканям - обесцвечивается. Но и на обратном пути - от тканей к органам дыхания - такая кровь теряет цвет не полностью. Дело в том, что углекислый газ (СО2), выделяясь в ходе биологической деятельности клеток организма, соединяется с водой (Н2О) и образует угольную кислоту (Н2СО3), молекула которой распадается на ион гидрокарбоната (HCO3-) и ион водорода (Н+ ). Ион гидрокарбоната (HCO3-), взаимодействуя с ионом меди (Сu2+ ), образует в присутствии воды соединения сине-зеленого цвета.
   На Земле эволюция в ходе развития живого мира переориентировала организмы на железо, которое составляет основу дыхательных пигментов большинства живых видов. Значительная часть железа находится в крови. 60-75% этого металла связано с гемоглобином, белковая часть которого 'блокирует' окисление железа из двухвалентного в трехвалентное состояние, поддерживая таким образом его способность связывать молекулы кислорода. Гемоглобин же входит в состав красных кровяных клеток - эритроцитов, составляя более 90% их сухого остатка, что обеспечивает высокую эффективность эритроцитов в переносе кислорода.
   Железо, как и любой другой микроэлемент, совершает в организме постоянный кругооборот. При физиологическом распаде эритроцитов 9/10 железа остается в организме и идет на построение новых эритроцитов, а теряемая 1/10 часть пополняется за счет пищи. О высокой потребности человека в железе говорит хотя бы то, что современная биохимия не обнаруживает никаких путей выведения избытка железа из организма.
   Дело в том, что хотя железа в природе достаточно много (второй металл после алюминия по распространенности в земной коре), наибольшая его часть находится в очень трудно усваиваемом трехвалентном состоянии. В результате, скажем, практическая потребность человека в железе в 5-10 раз превосходит действительную физиологическую потребность в нем.
   Несмотря на все сложности по усвоению железа, несмотря на постоянное балансирование на грани 'железного дефицита', эволюция на Земле пошла по пути использования именно этого металла для обеспечения важнейшей функции крови - переноса газов. Прежде всего потому, что дыхательные пигменты на основе железа более эффективны, чем дыхательные пигменты на основе других элементов. И если эволюция пошла по такому пути, это означает, что железа на Земле оказалось достаточно для именно такого выбора природы.
   Вполне можно представить себе ситуацию, что на некоей планете железа оказалось существенно меньше, чем его есть на Земле, а меди - гораздо больше. По какому пути пойдет эволюция живых существ? Ответ напрашивается сам собой: по пути использования меди для транспорта газов и питательных веществ голубой кровью.
   Исходя из вышесказанного, нельзя исключать, что на какой-либо планете, либо на нескольких планетах, вполне могут существовать человеческие существа с кровью голубого цвета. Указанная цивилизация голубокожих вполне может достичь уровня развития, достаточного для космических путешествий в межзвёздном пространстве и обнаружения обитаемых планет, заселённых менее развитыми гуманоидами. К примеру, такими, как неандертальцы, жившие на Земле энное количество тысячелетий назад, либо другими существами гуманоидного типа...
   'Володя, довольно на сегодня, - буквально взмолился великий князь. - У меня уже мозг пухнет от этой твоей биохимии'.
   'Погоди, погоди, я ещё не подошёл к самому интересному - к проблемам с кислотно-щелочным балансом у голубокожих космогеологов на планете, где меди раз в сотню раз меньше, чем железа, - возразил вселенец. - Кровь на основе гемоцианина имеет не только некоторые преимущества, но и серьезные недостатки...'.
   'Хватит, я сказал! Пощади меня и мой разум! - мысленно застонал сын покойного императора Александра Второго-Освободителя. - Расскажешь потом, когда у меня в голове уложится'.
   Ровно в назначенное время вице-адмиралы Авелан, Алексеев, Верховский, Диков, Казнаков, Макаров, Тыртов-старший и Тыртов-младший вновь собрались во дворце генерал-адъютанта. Теперь, когда представители царствующей династии сами же и изменили основное правило игры - пресловутую экономию средств - флотоводцы намеривались посадить в лужу командующего Гвардейским корпусом.
  
   Движимые страстным желанием взять реванш за прошлое поражение, Казнаков с Верховским сходу вступили в словесную баталию со старшим братом генерал-адмирала. Баталия выдалась на славу: острая, жаркая, с перерывами на горячие блюда, закуски, и многочисленные тосты во славу российского флота.
  
   К середине совещания неожиданно выяснись, что у восьмёрки вице-адмиралов нет единства по ключевым вопросов, а их коалиция разваливается буквально на глазах. Владимир Александрович и неожиданно примкнувшие к нему Алексеев, Авелан, Диков и Макаров продавили-таки план великого князя, несмотря на позицию остальных членов Адмиралтейств-совета.
  
   Часам к девяти вечера Казнаков, Верховский и оба Тыртова выбросили белый флаг, признавая своё поражение. Довольный таким развитием событий, Алексей Александрович предложил выпить на мировую, и молиться, чтобы его старший брат выбил из Витте кругленькую сумму в сто миллионов рубликов.
  
   В утверждённом по итогам совещания документе имелось несколько радикальных отличий от плана, существовавшего в реальности Муромцева и Каменского. Так, в частности, МТК получил приказ в срочном порядке разработать проект по модернизации 'России', усилив артиллерийское вооружение этого корабля.
  
   Постройку ещё одного крейсера подобного типа, который уже был заложен на Балтийском заводе, было решено приостановить в связи с переработкой изначального проекта.
  
   Новый 'Громобой' должен был получить две двухорудийные башни главного калибра в оконечностях, четыре 203-мм и шестнадцать 152-мм орудий Канэ в бронированных казематах, плюс несколько противоминных пушек на верхней палубе. Авелану с Верховским удалось отстоять эту дюжину 75-мм пушек Канэ, по мнению Владимира Александровича, совершенно бесполезных в современном морском сражении. Генерал-адъютант, в свою очередь, протолкнул решение заказать во Франции водотрубные котлы Бельвиля, мотивировав эту идею лучшим качеством импортных механизмов. Стандартное водоизмещение обновлённого 'Громобоя' должно было превысить 13.500 тонн, что автоматически делало этот крейсер крупнейшим в русском флоте.
  
   Вторым важнейший моментом стала отмена постройки третьего броненосца 'облегчённого' типа с 254-мм орудиями главного калибра, который предполагалось заложить на Балтийском заводе. Вместо улучшенной копии 'Пересвета' решили строить более крупный корабль - увеличенный до 15.000 тонн 'Князь Потёмкин' с усиленным бронированием и скоростью хода в 18 узлов. Вооружение прототипа - восьмого броненосца для Чёрного моря - признали соответствующим новому техническому заданию, и оставили без изменений.
  
   Что касается самого 'Князя Потёмкина', то после недолгих споров члены Адмиралтейств-совета признали нецелесообразным приостановку постройки этого корабля. По словам вице-адмирала Алексеева, около месяца назад посетившего николаевское казённое адмиралтейство, переработка проекта с целью улучшения боевых качеств броненосца привела бы к затягиванию стапельного периода на год, а то и более. Это, по мнению всё того же Алексеева, было категорически неприемлемо.
  
   Вообще, поведение Евгения Ивановича Алексеева осенью 1897 года стало сильно удивлять и его непосредственного командира, и высокое столичное начальство. Алексеев неожиданно проявил себя как въедливый и вредный службист, лично влезающий во все проблемы технического характера. За последние три месяца вице-адмиралу удалось решить парочку действительно сложных задач, а так же подать патент на какое-то изобретение, касавшееся работы с металлами.
  
   Далее, признав неспособность российских верфей выиграть соревнование с британской судостроительной промышленностью, флотоводцы обратили свои взоры в сторону иностранных предпринимателей.
  
   Было решено объявить несколько международных конкурсов, разместив за рубежом заказы на один-два броненосца, пять-шесть крейсеров 1-го и 2-го рангов, и дюжину истребителей. Предполагалось, что в будущем лучшие из кораблей заграничной постройки послужат прототипами для строительства серий из нескольких боевых единиц уже на отечественных заводах. Кроме этого - на этом особо настаивал Владимир Александрович - была одобрена идея покупки за границей выставляемых на продажу кораблей, от которых неожиданно отказываются их заказчики.
  
   'На 'Варяге' по всем мирам и измерениям, - мысленно прокомментировал вселенец. - Не забудь напомнить брату, что на 'шеститысячники' нужно добавить по парочке восьмидюймовок в оконечностях, и отказаться большей части малокалиберок в пользу дополнительных шестидюймовок'.
  
   'Честно говоря, я бы на месте брата не доверил бы Крампу постройку этого крейсера, - поморщился великий князь. - Но пусть за это отвечают Алексей и его адмиралы... Слушай, ты же сам говорил, что 'Варяг' Крампа соответствовал уровню современных ему крейсеров, и даже превосходил всякую японскую мелюзгу класса... забыл твоё смешное названьеце'.
  
   'Это не моё названьеце, 'собачками' их так окрестили наши моряки... Да, в бою один на один с 'Варягом' им ничего не светило, - нехотя признал Муромцев. - И с тем же 'Ретвизаном', построенным Крампом, не возникало особых проблем'.
  
   'Вот и оставим всё, как есть, - резюмировал Владимир Александрович. - Не забудь, что кроме флота нам ещё и армию поднимать, а я не могу поспеть везде и всюду'.
  
   'Ну, так отговори племянника от назначения Алексеева на Дальний Восток, - побурчал Муромцев. - Придумай ему какое-нибудь должность в столице, и все дела'.
  
   'Нет, Евгений Иванович будет нужен на Востоке, чтобы закрепить за нами Маньчжурию, и заключить добрососедское соглашение с обиженным на весь мир Китаем, - приоткрыл свои планы великий князь. - С некоторых пор, как ты знаешь, я смотрю на Китай, как на нашего потенциального союзника на Тихом океане'.
  
   Последний пункт итогового документа был целиком и полностью посвящён зарождавшемуся в мире подводному кораблестроению. В частности, МТК, и лично вице-адмирал Диков получили указание разработать тактико-технические требования к российской подлодке с электрическим двигателем. В свою очередь, военно-морским агентам было приказано провентилировать вопрос о возможности постройки и приобретения подводной лодки иностранной постройки в САСШ, или во Франции.
  
   На следующий день в Царское Село приехал будущий наместник на Дальнем Востоке, в данный момент являвшийся тайным агентом Владимира Александровича в Российском флоте. Именно он, вице-адмирал Алексеев, сумел, образно говоря, завербовать Макарова с Диковым, уговорив их поддержать инициативы генерал-адмирала и его старшего брата. Благодаря ему, вице-адмиралу Алексееву, в Адмиралтейств-совете сейчас царили разброд и шатание, что было только на руку великому князю.
  
   - Великолепная работа, Евгений Иванович! Огромное Вам спасибо, если бы не Вы, даже не знаю, чем бы всё дело закончилось! - на радостях Владимир Александрович едва не расцеловал дорогого гостя. - Больше всего я опасался, что нам придётся давить авторитетом и в приказном порядке.
  
   - Я бы на Вашем месте не торопился праздновать победу, ибо в сражение ещё не вступили главные силы нашего Морского ведомства - кабинетная бюрократия и махровая казёнщина, - Алексеев озабоченно смотрел на хозяина дома. - Прошу прощения за откровенность, Владимир Александрович, но вчера вечером мы объявили войну той системе, которая тщательно пестовалась на протяжении последнего столетия.
  
   - Не извиняйтесь, мне прекрасно известно, кто выпестовал родимую российскую бюрократию и казёнщину, - радостная улыбка медленно сползла с лица великого князя. - К сожалению, ни отец, ни брат ни разу не рубанули с плеча, как... как те большевики из будущего наших 'гостей'.
  
   - Большевики, насколько я могу судить об их деятельности, рубанули так, что срубили сук, на котором же сами и сидели, - рассудительным тоном произнёс вице-адмирал. - Уничтожение и развал системы, как нам показал пример Французской революции, неминуемо приведёт флот к Трафальгару и Абукиру.
  
   - В реальности наших 'гостей' одним из катализаторов революции стало поражение при Цусиме, - заметил сын покойного императора Александра Третьего-Миротворца. - Хорошо, давайте обсудим наши действия в ближайшие два месяца. Я, как Вы знаете, скоро поеду во Францию, где намерен ознакомиться с состоянием дел у наших союзников - посмотрю на ихнюю артиллерию, побываю на заводах и полигонах... Хочу основательно подготовиться к противостоянию с кланом Михайловичей.
  
   Отпраздновав в столице Рождество, оба великих князя один за другом отбыли за границу. Алексей Александрович со свитой из адъютантов и приближённых, а Владимир Александрович ещё и с семьёй и прислугой. Сыновья - Борис и Андрей - поначалу очень обрадовались путешествию и приключениям, но уже на второй день отец спустил их с небес на землю.
  
   - Вот, что, дорогие мои будущие генералы-гвардейцы, есть у меня желание проверить, что вы знаете о современном оружии, - размешав серебряной ложечкой сахар в стакане чая, великий князь окинул взглядом притихших сыновей. Андрей с Борисом обменялись удивлёнными взглядами, не понимая, с чего это, вдруг, их папане приспичило устраивать им экзамен, да ещё и в дороге. Вроде, не успели ни провиниться, ни набедокурить, выпили по рюмашке, не более. - Давайте-ка для начала поговорим о перспективных новинках на поле боя - пулемётах, сравним детища Максима, Браунинга и австрийской фирмы 'Шкода'... Андреас Шварцлозе, если не ошибаюсь, ещё работает над своим образцом.
  
   Как и следовало ожидать, будущие генералы-гвардейцы с треском провалили импровизированный экзамен по тактике применения пулемётов в современной войне.
  
   Как говорится, обидевшись за державу, Владимир Александрович немедленно принялся читать сыновьям целую лекцию о новом виде оружия. Неторопливо, обстоятельно, без зазрения совести используя знания из будущего. Борис и Андрей от удивления пооткрывали рты - их учителя в академиях ни о чём подобном и слыхом не слыхивали.
  
   - ...Мы пробудем во Франции месяца полтора, и я дам вам возможность посетить злачные места Монако и Парижа. Всё остальное время вы будете сопровождать меня в поездках государственной важности, - полюбовавшись на ошарашенные физиономии сыновей, великий князь разлил по бокалам только что открытую бутылку вина. - Сначала ваш дядя Алексей организует нам экскурсию на верфь 'Форж э Шантье', затем мы посетим заводы и полигоны 'Шнейдер - Ле Крёзо' и 'Сен-Шамон', где постреляем из новых французских орудий. Смотрите вокруг, спрашивайте, вникайте, запоминайте, но сами держите язык за зубами. Пусть французы станут смотреть на вас, как на каких-нибудь экзотических туземных вождей. Я понимаю, что такое отношение обидно и оскорбительно, а в вашем возрасте очень хочется блистать в обществе, но... представьте, что вы работаете самыми настоящими шпионами.
  
   - Папа, не беспокойся, мы сделаем так, как ты скажешь, - заверил слегка захмелевший Андрей. - Лично я намерен вести себя хорошо.
  
   - Отец, задуманный тобой план экскурсий по военным заводам очень похож на вояж высокопоставленного военного атташе, которого интересует какой-то конкретный вопрос, - в отличие от младшего брата, Борис уловил суть отцовской инструкции. - Отец, что происходит? Николай поручил тебе проверить готовность наших союзников к войне, да?
  
   - Ты угадал - мы едем с тайным заданием от моего племянника, - кивнул Владимир Александрович. Высказанное средним сыном предположение об истинных целях поездки во Францию великолепно вписывалось в замысел великого князя. - Учтите, мои дорогие: наша миссия секретна, кроме вас и меня о ней знает только ваш родной дядя Алексей. Сестре и маме - ни слова.
  
   На родине Ришелье и д*Артаньяна всё пошло, как и задумывалось. Алексей Александрович, приехавший на пару дней ранее, организовал старшему брату встречу с месье Амбалем Лаганем - директором тулонского отделения фирмы 'Форж э Шантье де Мидетерриане'. Последний моментально сообразил, что двум представителям правящей в России династии неспроста понадобилась его скромная персона, и изо всех сил старался угодить высокородным гостям.
  
   Результатом переговоров стала договорённость с французами на постройку пары броненосных крейсеров водоизмещением примерно по 10.000 тонн каждый, и броненосца с водоизмещением более в 15.000 тонн. Согласно этой договорённости, фирма 'Форж э Шантье' обязалась передать заказчику всю проектно-техническую документацию по обоим кораблям, чтобы российская сторона могла построить по французскому проекту несколько систершипов на своих, отечественных верфях. Согласно этой же договорённости, российская сторона обязалась сформулировать тактико-технические требования и представить фирме эскизные предложения, что и было сделано Владимиром Александровичем во время третьей встречи с месье Лаганем.
  
   Первоначально, ознакомившись с эскизами и требованиями русских друзей, директор тулонского отделения 'Форж э Шантье' очень озадачился, и попросил несколько дней для консультаций со своими инженерами. Француза сильно смущали заявленные заказчиком характеристики, явно подготовленные в обход специалистов из МТК, а так же некоторые странности в поведении его старого друга Алексея Александровича.
  
   Общаясь с русскими друзьями, Лагань обратил внимание на то, что генерал-адмирала находится под очень сильным влиянием своего старшего брата. С другой стороны, сделка с великими князьями - не важно, кто из них играет первую скрипку, а кто лишь подпевает солисту - сулила фирме весьма выгодный контракт и хороший гешефт её директору. В-общем, спустя неделю стороны ударили по рукам, отметив контракт небольшим банкетом в узком кругу.
  
   Разобравшись с заказом будущих 'Баяна', 'Цесаревича' и пока ещё безымянного броненосного крейсера, Владимир Александрович и его семья задержались на гостеприимном Лазурном побережье на целых две недели. Благо, положение в обществе и финансовые возможности позволяли отдыхать, сколько хочется.
  
   Следующими целями второго сына императора Александра Второго-Освободителя стали город Сен-Шамон, где располагался металлургический концерн 'Форж э Ассиери де ля Марин', и заводы Шнейдера в Ле Крёзо.
  
   Экскурсия по этим предприятиям заняла с неделю, и оказалась весьма полезной, как для самого великого князя, так и для Бориса с Андреем. Действуя строго по пословице 'доверяй, но проверяй', Владимир Александрович смог получить немало прямых и косвенных подтверждений информации от своего 'гостя'. Готовясь к маневренной и быстрой войне, хитрозадые союзнички вели работы над созданием широкого спектра орудийных систем самых разных калибров.
  
   Столица Франции встретила семейство великого князя дождём и весьма неприятными новостями из Петербурга. Буквально на второй день своего пребывания в Париже Владимир Александрович получил письмо от младшего брата, в котором сообщалось о возникших проблемах с финансированием новой кораблестроительной программы.
  
   Не стесняясь в выражениях в адрес жадного Витте и своих тупых подчинённых, Алексей Александрович информировал, что вынужден прервать отдых, и ехать домой.
  
   Как оказалось, министр финансов, обыкновенно, слабо разбиравшийся в военно-морских вопросах, проконсультировался с кем-то более знающим, и сразу же помчался жаловаться императору. Жаловаться на моряков, разбазаривающих казённые средства путём строительства более крупных и дорогих кораблей, чем это требуется России. Дальше то ли звёзды сошлись не тем образом, то ли Аликс чего-то наплела в уши царю, но Николай Второй, вдруг, страстно возжелал переговорить с любимым дядюшкой о новой кораблестроительной программе.
  
   'Хм, что-то я не припомню, чтобы в моей реальности граф Витте-Полусахалинский осмелился бросить вызов всесильному генерал-адмиралу, - заметил Муромцев. - Либо в будущем чего-то не знают об этом времени, либо в игру вступили какие-то новые силы'.
  
   'Либо кто-то из Лёшкиных адмиралов банально проболтался о ста миллионах, запрошенных Адмиралтейством на нужды флота, - мысленно озвучив ещё одно предположение, великий князь вложил письмо обратно в конверт. - Скорее всего, против нас выступили родственнички - Михайловичи, например, или Николай Николаевич... Закулисные интриги чужими руками - это его любимый конёк'.
  
   Хорошо знакомый с раскладами внутри семьи, Владимир Александрович как в воду глядел. Главным организатором демарша Витте действительно являлся Николай Николаевич-младший, который случайно узнал о кругленькой сумме с восемью нулями, испрашиваемой моряками. Утечка же самой информации произошла через вице-адмирала Сергея Петровича Тыртова, имевшего частную беседу с Александром Михайловичем - давним завистником Алексея Александровича.
  
   Не теряя времени, приятель Николая Второго по детским шалостям быстренько придумал, как досадить генерал-адмиралу, причём сделать это с особым изяществом, как и полагается особе голубых кровей. Поведав как бы по секрету министру финансов про аппетиты Морского ведомства, Сандро с чистой совестью умыл руки.
  
   Николай Николаевич-младший, в свою очередь, пригласил на обед вице-адмиралов Авелана и Верховского, и подробненько расспросил тех по интересующим его вопросам. Не подозревая от великого князя какого-нибудь подвоха, Верховский с Авеланом рассказали ему слишком много, больше, чем следовало бы. В результате Витте получил возможность оперировать цифрами, а в цифрах Сергей Юльевич разбирался намного лучше, чем самодержец всея Руси.
  
   Потратив пару дней на посещение дорогущих парижских ресторанов для элиты общества, великий князь не получил ожидаемого удовольствия от изысканной французской кухни. Устроив, было, по старой привычке в одном из ресторанов разгон его персоналу - официантам и поварам - Владимир Александрович неожиданно устыдился собственного поведения.
  
   'Тёзка, что ты со мной сотворил?! - приказав адъютантам, чтобы те оплатили счёт, великий князь пулей выскочил из ресторана на улицу. - Год назад я бы выстроил лягушатников во фрунт, научил бы их уму-разуму. А теперь...'.
  
   'А что теперь? Как по мне, так не царское это дело - с поварами да официантами лаяться, - искренне удивился Муромцев, не понимая сути претензий хозяина тела. - Ты бы лучше свою охрану усилил, а то шастаем по Парижу с двумя адъютантами и пятью казаками, словно провинциальные братки образца начала девяностых... Одного террориста-революционера с хорошей пукалкой хватит, чтобы отправить всех в царствие небесное'.
  
   'Но-но, не перегибай. Моя охрана - не просто казаки, а офицеры лейб-гвардии, - Владимиру Александровичу, как говорится, стало за державу обидно. - Преданные Отечеству и престолу люди, досконально поверенные'.
  
   'Ага, вокруг царской семьи тоже целые толпы таких... досконально проверенных вольных каменщиков и агентов влияния со всей Европы, - саркастически прокомментировал вселенец. - Так и вьются возле престола, змеюки подколодные, шипят царю в уши всякое... Короче, тёзка, по приезду домой первым делом займёмся нашей с тобой безопасностью'.
  
   Домой, в Россию великий князь приехал спустя десять дней. На обратном пути, как и планировалось, сделал две остановки в Германии, в Эссене и Дюссельдорфе, где посетил заводы оружейных концернов Эрхарда и Круппа. Разумеется, не один, а в сопровождении Бориса с Андреем, которые хорошо запомнили наказ отца, данный им в самом начале путешествия.
  
   Как и французы, немцы тонко почувствовали момент, и были готовы плясать вокруг младшего брата покойного императора Александра Третьего-Миротворца.
  
   Сначала высокородным гостям организовали экскурсию по всему циклу производства, затем дали возможность пострелять из нескольких серийных орудий, а Генрих Эрхард даже не поленился выкатить на полигон один из опытных образцов. Владимир Александрович остался доволен организационной стороной своего визита, сыновьям же больше понравилось стрельба из пушек.
  
   '...Как и всяким нормальным мужикам, обожающим возиться с различным оружием, - прокомментировал этот момент Муромцев. - Я бы на месте фрицев предложил бы ещё и стволы за собой почистить, банником. Чтобы нюхнули всех прелестей каждодневного армейского быта'.
  
   'Ты бы лучше прикинул, что бы мы могли купить, либо заказать у немцев, - мысленно отозвался великий князь. - Сергей Михайлович, как ты знаешь, в фаворе у Ники, и не сдастся без боя'.
  
   'Если враг не сдаётся, то его уничтожают, - вселенец ответил цитированием Алексея Пешкова с акцентом Иосифа Виссарионовича. - А с твоим племянником у нас нет выхода - либо мы его, либо он всех и вся... Компромиссов здесь быть не может'.
  
   - Ну, рассказывай, брат, чем завершилась твоя встреча с Ники, - по приезду домой Владимир Александрович первым делом навестил генерал-адмирала. - Дай угадаю: он попросил флот ужаться в расходах, так?
  
   - Володя, нашего племянника использовать втёмную, словно малолетнего мальчишку. Интригу заварили Николаша и Сандро, науськали на меня Витте, а Ники оказался настолько глуп, что даже не сообразил переговорить с Ниловым! - в голосе Алексея Александровича зазвучали гнев и возмущение. - Нилов - это мой адъютант, капитана первого ранга... Сандро с Лукавым всё просчитали, гады такие!
  
   - Успокойся, Алексей, я разберусь с кознями Витте и наших врагов... Лукавый - это Николай Николаевич, что ли? - поинтересовался старший из братьев Александровичей.
  
   - Он самый. Кто-то из гусар его так назвал, вот и прилипло, - кивнул генерал-адмирал, подхватывая со стола бутылку 'Наполеона'. - Мой адъютант, правда, не без греха - выпивает немного... Зато говорит то, что думает, и ни черта не боится. Ники любит таких людей, храбрых и честных, готовых за него хоть в огонь, хоть в воду... Мог же послать за ним!
  
   'Ага, алкоголик-стахановец, тайный агент хозяина русского флота и особа, приближённая к императору в одном лице, - тотчас сыронизировал Муромцев. - Прямо-таки цвет нации. Коварные вольные каменщики нервно курят в сторонке'.
  
   - Ладно, Николай сказал, какую сумму готова дать казна? - спросил Владимир Александрович, проигнорировав иронию вселенца.
  
   - Всего лишь девяносто миллионов, - глубоко вздохнул Алексей Александрович. - Да, Володя, мне пришлось прилично насочинять, чтобы объяснить Николаю твой неожиданный интерес к флоту.
  
   - И какую же сказку ты рассказал нашему дорогому племяннику? - прищурился старший брат, предчувствуя что-то недоброе. По спине пробежал холодок, незваный 'гость' мысленно ругнулся трёхэтажным матом.
  
   - Сказал, что ты хочешь организовать общество для содействия армии и военному флоту, учредить свой банк, собирать пожертвования, - ответил генерал-адмирал, разливая по бокалам коньяк. - Помнится, с месяц назад ты озвучивал эти идеи, вот я и воспользовался твоими мыслями. Не бери в голову, Ники можно наплести с три короба - он в любую сказку поверит.
  
   - К сожалению, не в любую, - хмыкнул новоявленный банкир, беря рукой один из бокалов. - Я действительно планирую учредить свой собственный банк, точнее, наш, семейный банк. Могу ли я рассчитываю на твою поддержку?
  
   - Ты говоришь о моей доле в нашем банке? - тотчас насторожился Алексей Александрович. По договорённости со старшим братом генерал-адмирал имел полное право положить в свой карман пять процентов от суммы, отпущенной казной на новую кораблестроительную программу. Циничное казнокрадство в чистом виде, конечно, но лишь таким нестандартным методом Владимиру Александровичу удалось заставить 'семь пудов августейшего мяса' зашевелить мозгами. - Сколько тебе нужно, о какой сумме идёт речь?
  
   - Речь идёт не о твоём финансовом вкладе, а о готовности стать одним из учредителей и главных акционеров банка, - уточнил старший брат. - Тебе, по сути, и делать-то ничего не понадобится - живи в собственное удовольствие со своей дорогой графиней Богарнэ, и считай доходы с процентов.
  
   - Присмотрю для Зины ещё одно колье с бриллиантами... Володя, мне уже нравится жизнь банкира, - заулыбался Алексей Александрович. Успокоился, переводя дух, опустошил бокал коньяка. - Володя, ты же понимаешь, что великий князь-банкир - это нонсенс. В семье начнут смотреть на тебя, как...
  
   - ...Как на тронувшегося умом родственничка, - договорил за брата Владимир Александрович. - В лучшем случае, полагаю.
  
   - Ты не хуже меня знаешь правила игры, - пожал плечами генерал-адмирал, и потянулся за бутылкой. - Давай, хлопнем ещё, пока подают обед.
  
   'Блин, тёзка, да он такими темпами сопьётся раньше, чем это произошло в моей истории, - не выдержал Муромцев. - Давай, не тяни, а то поздно будет'.
  
   'Ты прав, пришло время вмешаться, - вздохнул старший брат, с тревогой глядя на раскрасневшуюся физиономию младшего братца. - Прямо сейчас, за обедом, и начнём... Ты готов?'.
  
   На следующий день великий князь поехал разговаривать с племянником. Николай поначалу обрадовался визиту старшего родственника, но когда Владимир Александрович озвучил свои задумки, царь натуральным образом 'завис', словно заражённый вирусом комп.
  
   - Дядюшка, дорогой, зачем тебе, вдруг, понадобилось заниматься банками, и этим презренным делом - ростовщичеством? - спрашивал Николай, с изумлением глядя на великого князя. - Ты же состоятельный человек, у тебя хорошие доходы... Что скажут наши родственники? Неужели тебя совершенно не беспокоит репутация среди своих?
  
   - Дорогой Ники, смею тебя заверить, моя репутация нисколько не пострадает, - улыбнувшись, дядя императора разъяснил племяннику кое-какие истины. - Что же касается банковского дела, а не ростовщичества, как ты выразился, то давай глянем на это иначе...
  
   Терпеливо, словно ребёнку, Владимир Александрович разложил царю по полочкам весь механизм привлечения частного и иностранного капитала к софинансированию общегосударственных проектов.
  
   От строительства Китайской Восточной железной дороги до сооружения торгового порта на Ляодунском полуострове, от закупки за рубежом целых заводов до финансирования учебных заведений, в стенах которых подготовят квалифицированных мастеров для работы на вышеупомянутых заводах. В-общем, ораторствовал битый час, красочно расписывая Николаю Второму перспективы, которые, де, откроются перед страной, если мудрый и умный государь император разрешит великому князю воплотить в жизнь задуманное.
  
   Царь призадумался, впечатлившись суммами, которые, теоретически, могла бы сэкономить государственная казна, и пообещал дать ответ через несколько дней. Затем, сменив тему разговора, Николай протянул великому князю телеграфный бланк, и попросил дядюшку ознакомиться и высказать своё мнение о перспективах войны между Америкой и Испанией.
  
   'Сбываются твои прогнозы, тёзка, - Владимир Александрович быстренько пробежав глазами текст телеграммы, благо тот оказался совсем коротким. - 'Мэн' утонул, Вашингтон выдвинул ультиматум Мадриду'.
  
   'Я предупреждал, что точные даты я не помню, - мысленно отозвался вселенец. - Давай, спроси племянника о его мыслях насчёт войны между испанцами и янки'.
  
   У императора, как быстро выяснилось, не оказалось никаких мыслей на этот счёт. Царь полагал - совершенно справедливо, между прочим - что возможный конфликт обойдёт Россию стороной, следовательно, русским не о чем беспокоиться, и не зачем ломать голову. Николаю даже не пришла в голову идея взять, и, пользуясь ситуацией, отхомячить от заморских владений испанской короны какой-нибудь лакомый кусочек.
  
   - Дядя, мы - мирная нация, и если конфликт между Испанией и Северо-Американскими Соединёнными Штатами дойдёт до войны, то это не наше дело, - как и ожидалось, у государя всея Руси нашлись железобетонные аргументы в пользу нейтралитета России. - Российская империя выступает за мирное разрешение конфликта Вашингтона с Мадридом на основании договорных норм общепринятого международного права, и точка.
  
   - Ники, дорогой, в нашем мире существует лишь одно международное право - это право умного и сильного. Никакие договора и конвенции не остановят уязвлённых североамериканцев в их желании отомстить за гибель своего корабля, - выслушав слова родного племянника, великий князь мысленно схватился за голову. - Ни для кого не секрет, что Вашингтон с вожделением смотрит в сторону Кубы, Филиппин, Пуэрто-Рико. После того, как янки разобьют испанцев, Мадриду придётся расстаться и с другими островными владениями. Той же Германии, словно воздух, нужны новые колонии, нужны новые базы для своего военно-морского флота. Чем мы хуже немцев?
  
   - Хорошо, предположим, что между Испанией и Америкой началась война, - поразмыслив, Николай предложил компромисс. - Предлагаю пригласить Нашего дядю Алексея и адмирала Тыртова, чтобы они могли рассудить нас. Право, нельзя же спорить о морской стратегии, не учитывая мнение самих моряков.
  
   Такой вариант полностью устраивал Владимира Александровича, успевшего обработать своего младшего братца. А вот вице-адмирал Павел Петрович Тыртов, послушав о захватнических планах великого князя, пришёл в тихий ужас.
  
   Бросая настороженные взгляды то на царя, то на генерал-адмирала, управляющий Морским министерством детально разъяснил, что в случае объявления войны Испании Российскому флоту понадобится несколько недель, чтобы перебазировать силы на новые ТВД.
  
   Новейшие броненосцы и лучшие крейсера флота находились на Дальнем Востоке (либо шли туда, или оттуда), а дислоцированные на Средиземном море 'Александр Второй' и 'Николай Первый' несколько месяцев находятся в заграничном плаванье, следовательно, имеют сильно изношенные котлы и механизмы. Оба броненосца, без сомнения, намного сильнее испанского флота вместе взятого, но вряд ли смогут догнать и принудить неприятеля к бою.
  
   Имевшиеся на Балтике крейсера 'Минин' и 'Пожарский' устарели настолько, что уже не годились для боя. Более новые 'Герцог Эдинбургский' и 'Генерал-адмирал' имели слишком малую скорость хода, и так же были бесполезны в качестве крейсеров при эскадре. Впрочем, в случае войны с какой-нибудь второстепенной страной оба последних корабля ещё могли блокировать побережье, либо противодействовать неприятельской торговле.
  
   - Хорошо, Павел Петрович, премного благодарен Вам за исчерпывающий доклад о состоянии резервов флота на Балтике, - Владимир Александрович мило улыбнулся Тыртову, и повернулся к своему младшему брату. - Алексей, поправь меня, если я ошибаюсь. По моему скромному мнению, имея шесть броненосцев на Чёрном море, Россия обладает подавляющим превосходством над турками. Так?
  
   - Да, турецкий флот имеет ничтожную боевую ценность, - кивнув, подтвердил Алексей Александрович. - Намного меньшую, чем форты на берегах Босфора.
  
   - Тогда что мешает нам договориться с Портой, и провести через проливы парочку броненосцев? - поинтересовался старший из братьев Александровичей. - Я уверен, что османы с радостью согласятся выпустить в Средиземное море наши корабли, наплевав на мнение англичан, или кого-либо другого.
  
   - Мы можем договориться - турки будут весьма рады ослабить наш флот... Владимир, у нас в составе Черноморского флота всего-навсего шесть эскадренных броненосцев, тогда как Англия способна сконцентрировать на Средиземном море десяток кораблей данного класса, а то и более, - разъяснил генерал-адмирал, выделив интонацией слова 'всего-навсего шесть'. - Разделение и уменьшение наших сил на Чёрном море может привести к весьма неприятным последствиям.
  
   - Каким именно? Мы так и так не контролируем Босфор и Дарданеллы, а если начнётся война с Англией, то шести броненосцам Черноморского флота придётся противостоять десятку вражеских, причём, это будут более мощные корабли, чем наши, - Владимир Александрович бросил взгляд на Николая: император помалкивал, не спеша высказывать своё мнение. - Единственное решение данной проблемы - сокрушить османов, вымести их из зоны проливов, и поставить британцев перед фактом.
  
   - Да, это единственное решение, - подтвердил Алексей Александрович. - Мы готовимся к операции из года в год, то и дело проводим масштабные учения - пора бы уже взять, да накостылять туркам по шее.
  
   - Флот всегда готов исполнить любую волю Его Императорского Величества, - вставил управляющий Морским министерством, преданно глядя в глаза царя.
  
   - Очень хорошо, Павел Петрович, просто замечательно. Давайте же, наконец, определимся со сроками, назначим день 'Д', окончательную дату удара по туркам, от которой и будем отталкиваться при планировании операции, - улыбнулся Владимир Александрович. - Кстати, почему бы не разорвать Порту с двух сторон? Мы можем организовать комбинированный удар через Дарданеллы, навстречу Черноморскому флоту?
  
   - Комбинированный удар? Интересная мысль... Теоретически - да, можем, прямо сейчас, в данный момент - нет, - вопрос предназначался вице-адмиралу Тыртову, но слово взял генерал-адмирал. - На Балтике, как ты только что слышал, у нас одно старьё, 'Николай Первый' и 'Александр Второй' требуют ремонта, новейшие броненосцы типа 'Полтава' ещё не достроены, а ослаблять эскадру Тихого океана нельзя... Павел Петрович, что, там, у нас со сроками ввода в строй 'полтав'?
  
   - Все три корабля достраиваются на плаву, проходят испытания и доводку механизмов и артиллерии, - принялся отвечать управляющий Морским министерством. - 'Петропавловск' войдёт в строй не ранее, чем через восемь месяцев, 'Полтава' и 'Севастополь', минимум, через пятнадцать.
  
   - Вы слишком оптимистично настроены, Павел Петрович. Год - полтора - вот реальные сроки достижения боевой готовности, - усмехнулся Алексей Александрович. - Исходя из этого, сроки сосредоточения нашей Балтийской эскадры для помощи Черноморскому флоту - зима-весна девятисотого года, в лучшем случае.
  
   - Господа, мы собирались разобрать морскую стратегию в случае, если России, вдруг, понадобится объявить войну Испании, но вновь взялись обсуждать турецкий вопрос. Судя по тому, что я только что здесь услышал, наш флот не готов к борьбе с европейской державой. Даже настолько экономически слабой страной, как сегодняшнее Испанское королевство, - поднявшись с кресла, император подошёл к окну, и повернулся к гостям. - Что нас ждёт в случае возникновения конфликта с Англией? Блокада на Балтике, второй Севастополь?
  
   - Хуже. Британия обожает воевать чужими руками, посему для начала нас ожидает война с Японией, а затем прямое столкновение с Тройственным союзом и... той же Турцией, - выдал прогноз Владимир Александрович. - Да, да, вы не ослышались - первым делом нас ждёт драка с японцами, которых будут подзуживать из Лондона.
  
   - Я верю, что мы отлупим японских макак так же, как побили турок, - лицо царя передёрнулось, в голосе Николая мелькнули нотки гнева и раздражения.
  
   - Чем? 'Ясима' и 'Фудзи' уже сейчас вывели японский флот на качественно иной уровень, на британских верфях строится ещё пара-тройка мощнейших броненосцев, плюс парочка броненосных крейсеров, превосходящих 'Россию' и 'Рюрика' по всем статьям, - печальным и грустным голосом произнёс генерал-адмирал. - Во Франции и Германии заказаны ещё два корабля аналогичного класса, и через три-четыре года Япония будет готова к нападению на нашу Тихоокеанскую эскадру.
  
   - Ясно. Павел Петрович, большое спасибо за консультацию, не смею Вас больше задерживать, - Николай Второй выразительно посмотрел на Тыртова. Вице-адмирал откланялся, и быстрым шагом покинул кабинет императора. Николай вздохнул, и повернулся к младшим братьям своего покойного отца. - Хорошо, чего вы оба от меня хотите? Денег?
  
   - Ваше Величество, Морскому министерству действительно необходимо получить ещё десять миллионов рублей, - ответил Владимир Александрович, без какой-либо иронии глядя племяннику прямо в глаза. - Дополнительно к тем девяноста, что уже было согласовано с казной ранее.
  
   - Вы организовали весь этот спектакль ради каких-то десяти миллионов? - царь покачал головой, и прошествовал к своему креслу. - Признаюсь, не ожидал, что вы оба выступите против меня единым фронтом.
  
   - Ники, не возводи напраслину на ровном месте. Ситуация на Дальнем Востоке требует принятия срочных мер по усилению нашего флота, - Алексей Александрович поёрзал на диване, колыхнувшись своим объёмным телом. - Я не знаю, начнётся ли война между Испанией и САСШ, но России действительно не помешало бы заиметь военно-морскую базу где-нибудь на Лусоне, или на Палаване... Может, и правда попросить у испанцев право аренды на какой-нибудь заливчик на Филиппинах?
  
   - Не успеем - Вашингтон настроен весьма решительно, - уверенно произнёс Владимир Александрович. - Я хотел обсудить с Тыртовым высадку десанта на Канарах, но теперь понимаю, что два старых броненосца с изношенными машинами много не навоюют.
  
   - Почему это два старых броненосца? Проведём через проливы 'Двенадцать апостолов' и 'Три святителя', добавим к ним 'Память Меркурия' и три минных крейсера, пошлём с Балтики 'Адмирала Ушакова', - генерал-адмирал быстренько перечислил предполагаемый состав эскадры.
  
   - Ты имеешь в виду небольшой броненосец береговой обороны? - командир Гвардейского корпуса мгновенно припомнил рассказ Муромцева о героической гибели 'Адмирала Ушакова' во время Русско-Японской войны.
  
   - Да, первый в серии из трёх кораблей, - кивнул Алексей Александрович. - Чуть не забыл: с Дальнего Востока возвращается 'Адмирал Нахимов', который может присоединиться к действиям против испанцев.
  
   - Так, дорогие мои дядюшки, я намерен не позволить вам втянуть империю в сомнительную авантюру с неясными последствиями... Дядя Владимир, я никогда бы не подумал, что ты станешь столь горячо ратовать за войну, и с кем? С Испанией! Россия не начнёт беспочвенный конфликт с бедной и несчастной страной, даже не уговаривай, - Николай Второй вскочил с кресла, и решительно взмахнул рукой, словно саблей. - Дядя Алексей, я прикажу Витте найти и дать ещё десять миллионов на твой любимый флот... Боюсь, мне придётся вводить ещё один налог - флотский! Всё, теперь оставьте, пожалуйста, меня одного.
  
   - На мой взгляд, из нас получилась отличная команда по выколачиванию денег из казны, - выйдя на свежий морозный воздух, засмеялся Владимир Александрович. - Ты согласен, что мы - молодцы?
  
   - Да, лоббисты из нас хорошие, и пусть Витте теперь орёт, сколько хочет, - улыбнулся генерал-адмирал, соглашаясь с мнением своего старшего брата. - Как бы Ники не отомстил мне, уволив со службы Тыртова.
  
   - Разве это проблема? Уволит одного - назначит другого: адмиралов у нас хватает, - пожал плечами командир Гвардейского корпуса. - А частая ротация кадров пойдёт нам с тобой на пользу.
  
   - Господи, брат, ну что ты такое говоришь?! - горестно воскликнул Алексей Александрович. - Какая нам польза с того, если Ники заменит Тыртова на кого-то другого? Павел Петрович меня устраивает, и я считаю, что он на своём месте.
  
   - Хорошо, хорошо, сдаюсь: море - твоя епархия, и тебе лучше знать, с кем тебе лучше работать, - Владимир Александрович шутливо вскинул вверх ладони рук. - Кстати, когда к тебе пожалует наш старый американский друг из города Филадельфия, пожалуйста, пригласи меня на переговоры с ним.
  
   - Погоди, погоди, а откуда тебе известно, что к нам едет Крамп? - мгновенно сообразив, о ком идёт речь, генерал-адмирал остановился у заднего колеса собственного экипажа. - Я ещё никому об этом не говорил.
  
   - Я просто поставил себя на место капиталиста и промышленника мистера Чарльза Крампа. К тому же, я периодически почитываю иностранную прессу, - улыбнулся старший из братьев Александровичей. - Так, пригласишь меня, или нет?
  
   - Ладно, приезжай, если тебе так сильно хочется увидеть Чарльза, - Алексей Александрович махнул рукой, и замер с задумчивым видом, теребя бородку. - Хм... Слушай, Володя, если Ники не хочет воспользоваться слабостью Испании, это ещё не означает, что мы с тобой обязаны слушаться племянника во всём и вся... Почему бы нам не найти в испанских проблемах свой собственный интерес? Понимаешь, о чём я?
  
   - Последнее время ты нравишься мне всё больше и больше, - Владимир Александрович хлопнул младшего брата по плечу. - Ты в курсе, что испанские орудия системы Онторио (Гонтория) - полная дрянь, а испанцы купили у фирмы 'Ансальдо' крейсер без пушек главного калибра, и 'пролетели' с его вооружением?
  
   - Не стану спрашивать, что за птичка напела тебе про 'Кристобаль Колон', - засмеялся генерал-адмирал. - Давай, садись в мой экипаж, обсудим.
  
   В следующие два часа великие князья оживлённо обсуждали нюансы поставки в Испанию крупнокалиберных морских пушек, которые снимались с вооружения российского флота в связи с появлением орудий системы Канэ. Поначалу высокородные контрабандисты намеривались предложить испанцам широкий спектр артсистем, однако быстро выяснилось, что флот располагает скромным количеством устаревших восьми- и шестидюймовых пушек, теоретически, подлежащие списанию. Прочая артиллерия, по сути, представляла собой металлолом четвертьвековой давности, который можно было спихнуть каким-нибудь африканским племенам, но никак не потомкам конкистадоров-завоевателей Америки.
  
   Вздохнув, 'семь пудов августейшего мяса' констатировал, что испанцам придётся довольствоваться парой десятков более-менее современных орудий и устаревшими минами Герца. Владимир Александрович слегка огорчился, но пообещал наскрести в арсеналах армии некоторое количество крупнокалиберных мортир и пушек, пригодных для береговой обороны. Плюс, всякий старый хлам, вроде митральез и 'берданок' с несколькими боекомплектами на каждый ствол.
  
   Забегая вперёд, скажем, что Испании не помогли контрабандные поставки оружия, организованные великими князьями. Потомки конкистадоров проиграли войну, потеряв боевые корабли и заморские территории. А на небольшие расхождения по времени Муромцев не обратил никакого внимания, т.к. он изначально не помнил дат решающих сражений с точностью до дня.
  
   Опасения Алексея Александровича оказались напрасными. Николай не стал вымещать свою досаду и гнев на ни в чём неповинном вице-адмирале, которому не повезло оказаться игрушкой в руках близких родственников императора. Управляющий Морским министерством остался на своём посту, а огорошенный аппетитами флота министр финансов был вынужден изыскивать в бюджете кругленькую сумму денег.
  
   Всю следующую неделю Владимир Александрович посвятил своему новому детищу - банку. Совершенно не сомневаясь в том, подпишет ли племянник указ о создании нового финансового института - подпишет, никуда царь не денется - великий князь пригласил в свою резиденцию нескольких интересных господ. Приглашения были разосланы заранее, примерно за месяц до описываемых событий.
  
   В назначенное время в особняк Владимира Александровича прибыли четверо дорогих гостей и сопровождающие их лица в количестве семи персон.
  
   Хлебосольный хозяин, не мешкая, усадил всех за стол - отобедать, как говорится, чем бог послал. Во время обеда, как и следовало ожидать, разговор крутился вокруг всяческой общепринятой ерунды.
  
   Гости присматривались друг к другу, любезничали с великим князем, нахваливали поданные на стол блюда, в принципе, догадываясь, что произойдёт дальше.
  
   Власть имущие, как известно, во все времена обожают выколачивать из своих подданных драгметаллы и прочие материальные ценности. Мысленно чертыхаясь, господа капиталисты прикидывали про себя, во сколько десятков или сотен тысяч рубликов им обойдётся то, или иное блюдо, которыми их потчует улыбающийся хозяин.
  
   По завершении обеда великий князь попросил четвёрку избранных проследовать в его кабинет для приватной беседы, совмещённой с коньячком, и разными, там, плюшками с чаем и кофеем. Сопровождающие лица перешли в соседний зал, где им предстояло скоротать какое-то время в компании граммофона и богатого бара с самыми разнообразными винами и другими спиртными напитками.
  
   Представим, наконец, тех, кто был приглашён в кабинет Владимира Александровича.
  
   Начнём с самого старшего по возрасту господина - с барона Гинцбурга, Горация Осиповича, золотодобытчика, представителя рода еврейских банкиров Гинцбургов (антисемитам топать ногами и ругаться матом). Полагаю, нет необходимости в подробностях объяснять, каким бизнесом занимался барон Гинцбург, и с кем он водил дружбу в своей жизни. Умеющие думать собственной головой уже всё прекрасно поняли, а всем прочим нет смысла рассказывать про мировую финансовую мафию - в представлении глупцов миром рулят болтуны-политики всех мастей.
  
   Следующим по возрасту шёл Александр Фёдорович Второв - основатель товарищества 'А. Ф. Второв и сыновья', а так же отец Николая Александровича Второва. Последний являлся достойным продолжателем дела своего отца, и в ближайшем будущем должен был стать одним из самых богатейших людей России.
  
   Далее следовал ещё один представитель хитромудрого еврейского народа - антисемитам впадать в истерику и скакать на майдане - московский банкир Поляков, Лазарь Соломонович. Возведённый недавно в потомственное дворянство, Лазарь Соломонович приходился родным братом Якову Соломоновичу Полякову, так же занимавшемуся банковским бизнесом.
  
   Наконец, самым младшим был Павел Павлович Рябушинский - старший сын Павла Михайловича Рябушинского, старовера по вероисповеданию, основателя известной династии Рябушинских. Павел Павлович оказался в числе избранных, можно сказать, случайно: его отец не смог приехать по состоянию здоровья, о чём с извинениями сообщил Владимиру Александровичу с неделю назад.
  
   В ответ великий князь пожелал уважаемому купцу здоровья, и предложил тому прислать вместо себя надёжного и доверенного человека, например, сына. Павел Михайлович никак не мог отказать представителю царствующей династии в высочайшей просьбе, в результате чего Павел Рябушинский неожиданно для самого себя оказался в компании финансовых акул и зубров капитализма, и внимательно слушал речь хозяина дома.
  
   Нацепив, поначалу, на свои лица маски добродушной вежливости - мол, мы и сами неплохо знаем, каким макаром делать деньги из воздуха - уже через полчаса господа Второв, Гинцбург, и Поляков стали смотреть на Владимира Александровича совершенно иным взглядом. Один из сыновей покойного императора Александра Второго-Освободителя внезапно предстал перед прожжёнными капиталистами в совершенно ином свете, поразив банкиров глубиной знаний о мире денег и ценных бумаг. Ещё через часик, как раз к перерыву на чаепитие с пирожными, гости были готовы замутить совместно с великим князем любую финансовую авантюру.
  
   Владимир Александрович не спешил. Сделав предложение, от которого сложно отказаться, он предложил будущим компаньонам подумать пару дней, а затем вновь собраться на званый обед. А пока он, великий князь, просит господ ознакомиться с собственноручно написанным уставом банка, дабы внести в сей документ необходимые правки и дополнения. Великий князь, как вы понимаете, не профессионал, следовательно, он может ошибаться в вопросах, в которых господа банкиры разбираются лучше него. Забегая вперёд, скажем, что согласование всех юридических нюансов потребовали дополнительной, третьей встречи.
  
   Спустя пару дней в особняке Владимира Александровича произошло событие, которое впоследствии назовут рождением альянса еврейских банкиров и царской короны. Взвесив все 'за' и 'против', упомянутые еврейские банкиры и примкнувшие к ним господа промышленники стали учредителями банковского дома 'Прометей'. Несколько необычное название для подобной организации, но его предложил великий князь, поэтому возражений не последовало.
  
   'Теперь нам осталось подсунуть нужные бумажки твоему племяннику на подпись, и дело в шляпе, - удовлетворённо констатировал Муромцев. - Что я тебе говорил - гипноз рулит! Морган со своей бандой нервно курит в сторонке'.
  
   'Мне больше интересует, что именно соблазнило столь умных людей влезть в нашу авантюру, - мысленно отозвался Владимир Александрович. - Десять процентов в банке, где одним из учредителей и крупнейшим акционеров является царь всея Руси, или возможность погреть руки на прокручивании средств военно-морского бюджета?'.
  
   'Конечно же, второе: ни один нормальный банкир не упустит шанс навариться на казённых деньжатах, - моментально отреагировал вселенец. - Ты же сам видел, как загорелись глаза у Осиповича с Соломонычем, как только они услышали про сотню 'лимонов', которые может привлечь твой брат Алексей'.
  
   'Да, это откроет Гинцбургу и Полякову возможность спекулировать на биржах в куда более крупном масштабе, не опасаясь нехватки оборотных средств, - согласился великий князь. - Ладно, пусть богатеют, пока есть такая возможность... Придёт время, и им придётся вложиться в реальное производство'.
  
   'Вкладываться надо не в производство, а в финансирование перспективных разработок двойного назначения, - наставительно разъяснил Муромцев. - Радио, химическая промышленность, станкостроение - вот что является локомотивами экономики. А на первом месте стоят образование и медицина, с которыми у нас тут полный капут'.
  
   'Сколько, ты говоришь, лет потратили твои большевики на ликвидацию безграмотности? - поинтересовался хозяин тела. - Вот и я не волшебник, и не могу одним взмахом руки дать всем мужикам хотя бы семилетнее образование'.
  
   'Баб тоже нельзя сбрасывать со счетов, - после некоторой паузы заметил незваный 'гость'. - Всеобщее образование должно быть по-настоящему всеобщим, без дискриминации по половому признаку'.
  
   'Будут деньги - будет образование, но деньги - вперёд, - отрезал Владимир Александрович, невольно перефразировав классиков советской литературы. Муромцев в ответ захохотал, пообещав при случае пересказать произведение Ильфа и Петрова.
  
   Изначально банк 'Прометей' имел следующий состав акционеров и учредителей: император Николай Второй, великие князья Владимир, Алексей, Сергей, Павел Александровичи, представители крупного капитала - барон Гинцбург, господа Второв, Поляков, и Рябушинский.
  
   Каждый из учредителей, за исключением царя, владел одной десятой частью активов 'Прометея'. Николаю Второму - по настоянию Владимира Александровича - принадлежало двадцать процентов активов банка.
  
   Встреча с племянником прошла как по маслу, даже, можно сказать, несколько скучновато. Великий князь на полную катушку использовал силу гипноза, и царь, словно послушный болванчик, подписал заранее подготовленные дядюшкой документы. Владимир Александрович ликовал: Ники, не видя никакого подвоха, подписал Указ, фактически дезавуирующий кучу положений и законов империи!
  
   Оглашение этого Указа, происшедшее несколько дней спустя, произвело во властных кругах эффект разорвавшейся бомбы. Министр финансов неожиданно узнал, что его ведомству предстоит сотрудничать с недавно образованным банком, вкачав в этот самый банк сотню миллионов рубликов - всю сумму, отпущенную государством на финансирование новой кораблестроительной программы.
  
   Управляющий Морским министерством, в свою очередь, так же был поставлен перед свершившимся фактом, узнав, что осуществлять платежи кораблестроителям будет банк 'Прометей', одними из учредителей которого являлись генерал-адмирал и сам император. Плюс кучка евреев в союзе со староверами, кровно заинтересованные в успехе своего нового предприятия.
  
   Витте, как и ожидалось, попытался разобраться в ситуации, но натолкнулся на непонимание со стороны Николая Второго. Царь, которому Алексей Александрович буквально за день до визита министра финансов вручил десяток тысяч рублей золотом - якобы, доля от первой удачной сделки - не желал слушать Сергея Юльевича. Банк 'Прометей' уже приносит доход - и точка. Все остальные вопросы к великому князю Владимиру Александровичу, который разбирается в деньгах не хуже господина Витте.
  
   Министр финансов не рискнул спорить с сыновьями Александра Второго, нежданно-негаданно объединившимся с представителями крупного капитала и еврейскими банкирами.
  
   Будучи умным человеком, Витте сообразил, что подобный альянс не мог возникнуть без ведома его хозяев, следовательно, Ротшильды запустили в действие какой-то новый параллельный план. Пожав плечами, Сергей Юльевич решил для начала пообщаться с господами Гинцбургом и Поляковым. Но предварительно - посоветоваться с женой, урождённой Матильдой Исааковной Нурок, как говорится, не понаслышке знакомой с внутренней кухней еврейских банкиров.
  
   Занявшись проектом (и одноимённым банком) 'Прометей', Владимир Александрович позабыл про мистера Чарльза Крампа. Хорошо, что младший брат вовремя прислал адъютанта с приглашением отобедать в узком кругу вместе с его американским другом. Последний, как прекрасно знал великий князь, страстно желал схватить жирный кусок бюджетного пирога российской кораблестроительной программы, всучив заказчику некачественно построенные крейсер и...
  
   'Стоп, стоп, тёзка, давай-ка не будем приписывать Трампу...тьфу, ты, Крампу, грехи, которых за ним не замечалось, - вселенец оперативно вмешался в ход размышлений хозяина тела. - Да, с 'Варягом' наши изрядно намучились, а вот 'американец' 'Ретвизан' оказался ничуть не хуже 'француза' 'Цесаревича'... Слушай, а давай заставим Крампа строить нам корабли на халяву? Подсунем ему контракт, где пропишем офигенные штрафы, вплоть до отмены платежей в случае недовольства со стороны заказчика'.
  
   'Нет, мы будем играть честно, без шулерства, - подумав секунд пять, Владимир Александрович отверг идею Муромцева. - Во-первых, флоту нужны будущие 'Варяг' и 'Ретвизан', а во-вторых - если мы откажемся платить, либо перегнём палку - их могут перекупить японцы. Оно нам надо?'.
  
   'Нельзя исключить и такой вариант, - с неохотой признал незваный 'гость'. - Кстати, не забудь про Рожественского и парочку 'гарибальдей'. Их надо купить раньше джапов, а Зиновия пнуть под зад, отправив служить куда-нибудь на южный берег Карского моря'.
  
   'Помню я, помню... И про итальянские крейсера, и про Зиновия, - отозвался великий князь. - Мурманск, или, нет, Николаев-на-Мурмане подойдёт? Пошлём Рожественского туда - пусть строит новый военный порт за полярным кругом'.
  
   Крамп, похоже, рассчитывал переговорить с генерал-адмиралом в формате тет-а-тет, поэтому присутствие за столом старшего брата Алексея Александровича вызвало у Чарльза лёгкое удивление. Впрочем, тёртый жизнью американец быстро справился со своим удивлением, и после недолгого обмена любезностями перешёл к деловой части визита.
  
   Услышав в ответ достаточно жёсткие требования, к тому же, озвученные Владимиром Александровичем, глава фирмы 'Вильям Крамп и сыновья' серьёзно задумался. Судя по всему, в расстановке сил вокруг трона Российской Империи произошли серьёзные изменения, и красноречивое молчание генерал-адмирала косвенно подтверждало циркулирующие в деловых кругах слухи. Владимир Александрович каким-то непостижимым образом прибрал к своим рукам вотчину родного брата - Морское министерство - и теперь диктовал свои условия всем и вся.
  
   Уезжать из России несолоно хлебавши как-то не улыбалось, поэтому Чарльз Генри Крамп клятвенно пообещал учесть все пожелания заказчика. И, как выяснилось, не прогадал! Помалкивавший до поры до времени Алексей Александрович показал кораблестроителю эскизный рисунок - проект нового броненосца водоизмещением в 15.000 тонн, с полубаком, скоростью хода не менее 18-ти узлов без форсирования машин и механизмов. Котлы - системы Бельвиля, Нормана, либо Шульца-Торникрофта.
  
   Вооружить этот корабль планировалось четырьмя 305-мм орудиями, шестнадцатью 152-мм, плюс некоторым количеством 75-мм пушек. Главный броневой пояс должен был иметь толщину в 250-мм, верхний и казематы артиллерии среднего калибра - 152-мм, бронирование оконечностей - не менее 100-мм. Вся упомянутая броня должна была быть произведена исключительно по методу Круппа, т.к. никакая другая более не устраивает русский флот.
  
   'Клюнуло, - мысленно усмехнулся Муромцев, едва американец оторвался от разглядывания ватмана. - Вона как глазёнки у пиндоса заблестели, а фейс стал озабоченным, словно у начинающего сексуального маньяка'.
  
   'Погоди радоваться, сам же рассказывал, что он ещё тот прохвост, - отозвался великий князь. - Подскажу Алексею послать в Филадельфию самого вредного офицера - главу наблюдающей комиссии - который только найдётся во всём нашем флоте'.
  
   Следом за эскизом будущего 'Ретвизана' на стол перед Крампом лёг следующий ватман, на котором был изображён изящный четырёхтрубный бронепалубный крейсер, и приведены его предполагаемые характеристики. Водоизмещение около 7.000 тонн, скорость хода не менее 23-х узлов, вооружение из пары 203-мм, дюжины 152-мм, и десятка 75-мм орудий системы Канэ. Требования к броневой защите: пояс толщиной в два дюйма, прикрывающий ЭУ, карапасная палуба с толщиной броневых листов на скосах в три дюйма, плюс защита кожухов котельных отделений бронёй аналогичной толщины. Броня, разумеется, крупповская, и никакая другая, котлы Нормана, Шульца-Торникрофта, либо, на худой конец, Бельвиля.
  
   Эскиз будущего 'Варяга' особо не впечатлил американского судостроителя - те же англичане строили серию более крупных крейсеров с более мощным вооружением, правда, менее быстроходных. Впрочем, достоверными данными на этот счёт Крамп не располагал, т.к. головные британские корабли типа 'Дайадем' ещё проходили испытания. Строившийся на его же собственной верфи в Филадельфии быстроходный японский крейсер 'Кассаги' уступал русскому кораблю по вооружению и имел намного меньшее водоизмещение.
  
   Прекрасно понимая, что кроме него найдётся множество желающих подзаработать на российских заказах, Крамп не стал просить время для размышлений. Шутки шутками, но если набивать себе слишком большую цену, то русские денежки уплывут в руки французов и немцев, и никакая личная дружба с генерал-адмиралом не поможет получить желанный контракт. Только наивный глупец не поймёт, что с некоторых пор русским флотом командует Владимир, подвинув родного братца Алексея на второй план. Чарльз Генри Крамп не считал себя наивным глупцом, поэтому после недолгих раздумий пошёл навстречу своим российским партнёрам. Кто платит, тот, как известно, заказывает музыку и танцует девочку.
  
   Американец, как выяснилось впоследствии, словно в воду глядел. На международный конкурс, объявленный Морским министерством, поступило множество проектов со стороны английских, германских и итальянских кораблестроительных фирм. Все присланные проекты рассматривались в МТК в обычном рабочем порядке, давая господам адмиралам возможность спорить и дискутировать, чтобы... чтобы, по сути, создать видимость рабочего процесса.
  
   - Господин Крамп, мне бы хотелось попросить Вас изучить данный документ. Не буду скрывать, что это инсайдерская информация, и Вы первый, кому выпал шанс с нею ознакомиться, - с этими словами Владимир Александрович протянул американцу папку с какими-то бумагами. - В коридорах нашего правительства обсуждаются условия международного конкурса, но господа чиновники всё ещё не могут прийти к консенсусу между собой... Бюрократия, сами понимаете.
  
   - Да, да, конечно, понимаю, - лёгкая улыбка промелькнула по губам предпринимателя из Филадельфии - Крамп не хуже великих князей знал, как чиновники умеют тянуть время. Пока договорятся о разделе сфер влияния между подрядчиками - обычно, собственными друзьями и родственниками, пока удовлетворятся суммами взяток, откатов и гешефта, пока согласуют вопросы с моряками, и т.д., и т.п. Бюрократия, словно тот поручик Ржевский из анекдота про детей, обожает процесс, а конечный итог ей в принципе неинтересен. - С Вашего позволения, Ваше Высочество, я сейчас же взгляну на документы...
  
   - Разумеется, смотрите, пожалуйста, - улыбнувшись, кивнул великий князь, после чего по-русски обратился к скучающему генерал-адмиралу. - Алексей, предлагаю отойти покурить, чтобы не смущать гостя.
  
   Галантно извинившись, братья удалились, оставив Чарльза Генри Крампа наедине с бумагами. Американец быстренько пробежался взглядом по документам, после чего захлопнул папку, откинулся на спинку кресла, и прикрыл глаза. Великий князь Владимир удивлял опытного дельца всё больше и больше, а его предложение построить во Владивостоке судостроительный завод 'под ключ' сулило фирме крупные барыши и перспективы занять монопольное положение во всей России.
  
   - Господа... Ваше Высочество Владимир Александрович, Ваше Высочество Алексей Александрович, я высоко ценю оказанное мне доверие, и готов обсуждать взаимовыгодное стратегическое партнёрство, - когда генерал-адмирал и его старший брат вернулись к столу, Крамп уже прикинул, сколько он может заработать на сотрудничестве с великими князьями. Цифры впечатлили бы любого капиталиста.
  
   - Хорошо. Мистер Крамп, у нас в России говорят, что железо надо ковать, пока оно горячее, поэтому давайте сразу перейдём к конкретике, - командир Гвардейского корпуса бросил на гостя оценивающий взгляд. Американец утвердительно кивнул головой, подтверждая готовность решать дела здесь и сейчас. - Первое условие, которое не обсуждается: мой брат Алексей получит пять процентов с той суммы, которую выделит русская казна...
  
   Разобравшись с мистером Крампом, Владимир Александрович посвятил пару-тройку недель служебным делам, после чего решил совместить приятное с полезным, а именно - устроить празднование в честь своего очередного дня рождения. Дата, конечно, не круглая, но в свете последних событий нельзя было упускать момент, и не использовать данное мероприятие в своих личных целях. Точнее, в целях спасения Отечества, династии, и народов, населяющих Российскую империю.
  
   Тщательно спланированная операция 'День рождения' была проведена как по маслу. В число приглашённых попали избранные, нужные великому князю люди, в основном, родственники. Плюс несколько генералов и офицеров лейб-гвардии, которых требовалось заранее приблизить к себе.
  
   Приехал и Николай со своей вздорной 'англичанкой', от которой, казалось, веяло тревогой и страхами. Вручив дядюшке позолоченную шкатулку из слоновой кости, царская чета посидела для приличия пару часиков за столом, да и отбыла восвояси: Ники прекрасно понимал, что его присутствие стесняет более старших товарищей из числа родственников.
  
   Гости надарили Владимиру Александровичу энное количество материальных ценностей: несколько безделушек из драгметаллов, пару-тройку картин. Наиболее же ценным подарком - по мнению Муромцева - был новенький пулемёт системы Максима, подаренный Алексеем Александровичем.
  
   Указанный пулемёт являлся частью партии из дюжины смертоносных машинок Хайрама Максима, которые генерал-адмирал закупил в САСШ на свои собственные деньги. Пулемёт торжественно преподнесли имениннику, хорошо, ещё, что без станка размером с орудийный лафет.
  
   Улучив момент, именинник провёл в свой кабинет Павла и Сергея Александровичей, где раздал им документы, свидетельствующие о том, что каждому из них принадлежит десять процентов акций банка 'Прометей'. Сей экспромт был продуман заранее, и, как и следовало ожидать, стал для братьев приятным сюрпризом. Огромным сюрпризом, оцениваемым суммами с шестью нулями, а в перспективе и более. Полагаю, не требуется уточнять, что с этого дня Сергей и Павел Александровичи были готовы поддержать любое начинание своего старшего брата.
  
   Спустя две недели Владимир Александрович решил, что пришло время обсудить с царствующим племянником идею создания русского Иностранного легиона.
  
   Данное вооружённое формирование, по задумкам великого князя (и Муромцева) должно было стать главной опорой самодержавию, инструментом, который можно было бы без колебаний использовать в борьбе с революционерами и бунтарями всех мастей. Получив от хозяина команду 'фас', наёмники без зазрения совести прольют реки крови, изничтожат за деньги кого угодно. Кроме того, в структуре Иностранного легиона неплохо бы создать параллельную жандармерию и свою собственную контрразведку. На всякий случай, чтобы не произошло того, что свалилось на Россию в реальности старшего лейтенанта Муромцева.
  
   'Так, тёзка, хорош пороть всякую ерунду... В моей реальности глупый и бестолковый царь достал всех и вся, и сам выпустил из своих рук все рычаги власти, - ворчливо заметил вселенец. - Власть валялась в грязи, временное правительство - сплошь предатели русского народа - не желало испачкать свои ручонки в белых перчаточках... пока не пришли большевики. А эти милые ребятишки не чурались замарать руки ни грязью, ни кровью'.
  
   - Разберёмся, - вполголоса вслух процедил сын покойного императора Александра Второго-Освободителя. - Разберёмся со всеми... Воздам по заслугам, никого не помилую.
  
   Николай Второй достаточно спокойно отнёсся к новой инициативе своего неугомонного родственника. Выслушал, походил по кабинету, пообещал подумать, и... неожиданно нанёс удар по обоим дядюшкам одновременно - по Владимиру и Алексею. Не в прямом смысле этого слова, разумеется, но грамотно, по всем законам придворной тактики.
  
   - Скажи-ка, дядя, а ты знаком с критическими публикациями в журнале 'Русское судоходство'? Статья называется 'Искалеченные броненосцы', - с этими словами царь протянул Владимиру Александровичу экземпляр упомянутого издания. Не самый свежий, судя по степень помятости его страниц. - Ты с некоторых пор радеешь за наш доблестный флот, и мне бы хотелось доподлинно выяснить, насколько правдива данная публикация...
  
   'Тёзка, ты об этом что-нибудь знаешь? - мгновенно насторожился великий князь, мазнув взглядом по фамилии автора. - Токаревский, Токаревский... Вроде, что-то знакомое, но никак не припомню, кто он такой'.
  
   'Нет, я впервые слышу эту фамилию, - после небольшой заминки мысленно отозвался Муромцев. Хозяин тела ощутил растерянность незваного 'гостя'. - Извини, тёзка, здесь я тебе не помощник'.
  
   ... - Могу и напрямую спросить отчёт у Нашего дяди Алексея, но хотелось бы поступить более деликатным образом... Ты, дядя, не хуже меня знаешь, сколь ревностно генерал-фельдцейхмейстер Михаил Николаевич следит за военно-морским бюджетом, - Николай, между тем, продолжил вещать о текущем моменте... Политинформатор, блин. - Не далее, как вчера, Сергей Михайлович попросил меня стать главным учредителем банковского дома 'Мидас', и я обещал дать ему своё согласие... Как и Наш дядя Алексей, Сергей Михайлович изо всех сил печётся об обороноспособности России, а в его ведомстве подобных скандалов не происходит.
  
   Намёк был более чем прозрачен, как, впрочем, и ситуация в целом. Клан Михайловичей, подмявший под себя всю российскую артиллерию, не собирался оставаться в сторонке, наблюдая, как ушлые Александровичи прокручивают через подконтрольный им банк десятки миллионов казённых рублей. Не мудрствуя лукаво, Михайловичи воспользовались той же самой схемой, что и Владимир Александрович со своим братом Алексеем.
  
   'А ещё есть Константиновичи с Николаевичами, которые так же будут не прочь урвать кусок казённого пирога, - мгновенно дополнил вселенец. - Ставлю на Николаевичей - инженерные войска и кавалерия, как-никак'.
  
   - Мой дорогой племянник, думаю, в ближайшем будущем тебе придётся стать учредителем ещё двух банковских домов, - великий князь с трудом скрыл улыбку. - Что же касается фактов, изложенных в этом журнале - Владимир Александрович потряс 'Русским судоходством' - то я с Алексеем обязательно разберёмся с данной проблемой... Поверь мне, Ники: я говорю правду, и только правду...
  
   'Господи, тёзка, что мы с тобой наделали??? Михайловичи с Кшесинской загубят всё и вся! - по пути домой Муромцева охватило запоздалое раскаяние. - Срочно узнай, с кем из еврейских банкиров они работают! Дальше... надо выяснить, нет ли у нас протечки... в смысле, утечки информации... Уж больно быстро Михайловичи сработали'.
  
   'Утечки, протечки... Тёзка, не сходи с ума раньше времени, - мысленно усмехнулся хозяин тела. - Информация шла прямиком от Николая - думаю, он с самого начала рассказывал всё Сергею. Они часто встречаются, ибо их объединяет страсть к одной балерине'.
  
   'Чёрт, вылетело из головы... Забыл, что этот Сергей Матильдович, пардон, Михайлович крутит шашни с Матильдой с благословения самого царя, - вселенец немного расстроился, но быстро взял себя в руки. - Так, тёзка, что будем делать, а?'.
  
   'Я думал, что это ты мне подскажешь, что нам предпринять, - великий князь сделал вид, что расстроен и растерян, хотя сам пребывал в прекрасном настроении. - Тебе одному известно, что произойдёт в будущем, а мы... хроноаборигены сиволапые... только и умеем, что щи лаптем хлебать'.
  
   'Ржёшь, да, твоё высочество? - старший лейтенант окончательно успокоился. - А вот мне не смешно - я не могу оперировать вариантами будущего с множеством неизвестных... Не готовился я вытворять всякие выкрутасы со временем'.
  
   'А я не готовился к тому, чтобы свергнуть с трона родного сына своего старшего брата... Не готовился лезть в вотчину своего младшего брата, не готовился сочинять конституцию, - вздохнул Владимир Александрович. - И много чего ещё не хотел бы делать... а придётся. Иначе нас всех сомнут, размажут по шарику, словно и не бывало'.
  
   'Угу, и империю, и династию, - подтвердил вселенец. - Так, что, не миндальничай со своими родственничками, тёзка, не то они (цензура) наследие Пети Великого'.
  
   С 'Искалеченными броненосцами' Токаревского А. М. разобрались довольно быстро - публикация оказалась старой, почти двухлетней давности. Зато последующие статьи в 'Русском судоходстве' можно было сравнить со взрывом фугаса в навозной куче. Раздобыв где-то секретный отчёт контр-адмирала Мессера, Владимира Павловича, существовавший всего в семи экземплярах, журнал взял, и ознакомил с ним широкую общественность.
  
   О сём отчёте прекрасно знали и генерал-адмирал, и управляющий Морским министерством, и начальники МГШ и ГУКиС, и председатель МТК, и многие другие адмиралы российского флота.
  
   Знали, и, как это постоянно бывает на Руси, помалкивали в тряпочку, не желая своими руками разрушать свои же собственные карьеры. Сложившаяся практика устраивала всех и вся, начиная с 'семи пудов августейшего мяса', которому было глубоко наплевать как на проблемы его подопечных, так и на своё реноме в глазах широкой общественности. 'Хозяин' Российского флота в открытую сожительствовал с замужней женщиной - графиней Зинаидой Богарнэ - не заморачиваясь угрызениями совести, и чихая на общепринятые моральные нормы.
  
   - Володя, скажи прямо: ты хочешь моей смерти!? Ладно, Ники - он глуп и наивен, но тебе не хуже меня известно, что у нас так заведено! Везде! И в твоей любимой гвардии в том числе! - послушав старшего брата, приехавшего обсудить скользкий вопрос, Алексей Александрович вскипел. Вскочил с кресла, заходил из угла в угол, сопровождая свою отповедь яростной жестикуляцией рук. - Но я не лезу с советами в твою епархию, я не говорю, какие ружья и пушки нужны твоим солдатам! Ты же постоянно лезешь в мою вотчину, постоянно!
  
   - Алексей, сядь, и выслушай меня до конца, - спокойным, но твёрдым тоном приказал Владимир Александрович. Великому князю страшно хотелось отвесить братцу оплеух, да побольше, но усилием воли он сдержал свой гневный порыв. - Разъясняю текущий момент простым и понятным языком: нам - тебе и мне - объявили войну. Тайную войну, холодную войну - называй её так, как тебе заблагорассудится...
  
   - Но почему? - перебивая, воскликнул генерал-адмирал, воздев вверх обе руки. - Что мы такого сделали?
  
   - Мы, дорогой мой, сделали очень страшное дело - мы стали успешно зарабатывать за государственный счёт, не беря взяток и подношений, формально не ворую из казны ни копейки, - пояснил командир Гвардейского корпуса. - Тем самым мы нажили себе завистников из числа родственников, которые так же не прочь грести деньги большой лопатой...
  
   - Ты прав! Сандро спит и видит, чтобы сесть на моё место! - Алексей Александрович вновь перебил старшего брата. - И он женат на Ксении, родной сестре Ники!
  
   - Вот видишь, ты не хуже меня знаешь, кто поёт в уши нашему легковерному племяннику, - Владимир Александрович выудил из стоящей на столе вазы большое спелое яблоко, придирчиво его осмотрел. - Я планирую сделать так, чтобы Михайловичи дорого заплатили за свои интриги против нас... Очень дорого. Но для этого мне нужна твоя помощь.
  
   - Говори, я сделаю всё, что ты скажешь, - генерал-адмирал постепенно успокоился: прекратил вышагивать туда-сюда, прошёл к креслу, и плюхнулся в него всем своим весом. Кресло жалобно скрипнуло.
  
   - Тебе понадобится козёл отпущения, а ещё лучше - целое стадо, - командир Гвардейского корпуса надкусил яблоко, пробуя его на вкус. - Дальше я представлю дело так, что Ники будет вынужден взвалить на них все грехи...
  
   - Стой! Что ты такое говоришь? Какой козёл отпущения? - опешил Алексей Александрович. - Если я признаюсь, что в моём ведомстве царит беспорядок, то тот же Сандро тотчас же этим воспользуется!
  
   - Конечно, воспользуется! С его стороны было бы несусветной глупостью не использовать такой момент в своих личных целях, - улыбнулся Владимир Александрович. - Но у него ничего не выйдет - я тебе обещаю.
  
   - Володя, в последнее время я часто не понимаю ход твоих мыслей, - генерал-адмирал взял бокал, и потянулся к графину, в котором плескался коньяк. - Будь добр, объясни мне толком, что ты задумал.
  
   - Хорошо. Ты когда-нибудь слышал изречение 'Если процесс невозможно остановить, то его нужно возглавить'? - поинтересовался старший из братьев Александровичей. Младший отрицательно качнул головой. - Так вот, применительно к нашей ситуации... Ты возглавишь процесс реформирования флота, и тем самым выбьешь все козыри из рук Сандро и прочих наших врагов. Да, да, именно ты, и никто другой!
  
   - Господи, опять ты со своими реформами, - горестным голосом произнёс Алексей Александрович, после чего, словно воду, залпом осушил бокал 'наполеона'. - Вот, скажи, брат, какая муха тебя укусила? Неужели ты не можешь спокойно прожить остаток дней в своё собственное удовольствие? Размеренно и неторопливо, без суеты и великих планов на будущее... Мы и так берём от жизни всё, что можем, зачем нам нужны какие-то, там, реформы?
  
   'Придётся тебе, тёзка, сдавать экзамен экстерном, раньше времени, - мысленно прошипел Муромцев. - Давай, начинай, у тебя всё получится!'.
  
   - Алексей, ты больше не сможешь пить, пока я тебе не разрешу, - глубоко вздохнув, Владимир Александрович произнёс кодовую фразу, и запустил сеанс гипноза - Я говорю правду, и только правду...
  
   ... - Володя, что ты сказал? - спустя полчаса генерал-адмирал был выведен из гипнотического транса, и с удивлением уставился на старшего брата. - Извини, я немного задумался.
  
   - Я сказал, что доложу нашему племяннику о том, что последние пару лет члены Адмиралтейств-совета старательно саботировали твои прямые указания, вследствие чего был нанесён ущерб обороноспособности империи, - чётко и с расстановкой произнёс командир Гвардейского корпуса.
  
   - А... Эээ... Ик, - икнув от неожиданности, Алексей Александрович машинально потянулся за выпивкой. Налив с полбокала конька, попытался его влить в себя, и внезапно раскашлялся, захлёбываясь 'наполеоном'. Секунд пять спустя генерал-адмирала вывернуло в ведёрко из-под шампанского, заботливо сунутое ему в руки Владимиром Александровичем.
  
   - Ну, ну, всё будет хорошо... На второй заход, да? - старший брат протянул младшему стопку салфеток, и нажал кнопку звонка. - Эй, ты! Неси сюда ещё одно ведро, а лучше два! - рявкнул появившемуся в дверном проёме слуге. - Охо-хо, как тебя развозит.
  
   В-общем, в тот день великий князь задержался во дворце на Мойке до самого позднего вечера. Младшего братца выворачивало наизнанку несколько часов без перерыва, вокруг него хлопотала испуганная и бледная Зинаида Богарнэ. Алексей Александрович ругался, стонал и охал, слуги бегали туда-сюда с тазиками и тряпками, а срочно вызванный доктор беспомощно топтался у постели высокородного алкоголика.
  
   Спустя пару дней младший братец вроде как поправился, встал на ноги, и сразу же попытался влить в себя небольшую дозу коньяка. Попытка пригубить стакан завершилась объятиями с 'белым другом', после чего 'семь пудов августейшего мяса' снова слёг, на этот раз почти на неделю.
  
   Через неделю ситуация повторилась, после чего стало ясно, что генерал-адмирал выведен из строя на неопределённый срок, и будет болеть, пока полностью не бросит пить. По словам старшего брата, изношенный организм Алексея Александровича объявил забастовку, т.к. больше не мог воспринимать и перерабатывать спиртное.
  
   Узнав о недомогании любимого дядюшки, император изволил самолично навестить больного. Надо отдать должное Николаю Второму: во время этого визита он ни разу не обмолвился о делах, словно тех и не существовало в реальности. Поговорив с Алексеем Александровичем на отвлечённые темы часика три, царь пожелал великому князю скорейшего выздоровления, вежливо улыбнулся Зинаиде Богарнэ, и отбыл восвояси.
  
   Воспользовавшись ситуацией, Владимир Александрович развил бурную деятельность по дискредитации высшего командного состава флота.
  
   Первым делом великий князь появился на заседании Адмиралтейств-совета, где учинил адмиралам форменный Трафальгар с Синопом, помноженные на Наварин с Кибероном. Перечислил все недостатки строящихся кораблей и промашки технического характера, известные благодаря Муромцеву, поднял вопросы качества работ на верфях, плохо отозвался об эффективности снарядов всех видов.
  
   Привилегированное положение в обществе и знания из будущего помогали младшему брату покойного императора Александра Третьего (словесно) громить в пух и прах все теории и концепции, по которым жил и развивался российский военно-морской флот. Впрочем, не только российский: досталось и французским союзникам, и давним недругам-англичанам, и прочим европейским флотам. Кроме германцев, которых великий князь хвалил за прекрасную морскую артиллерию и качественные снаряды.
  
   Похвалы удостоились и янки с японцами(!), причём последних Владимир Александрович даже привёл в пример(!!!), как талантливых учеников британской военно-морской школы. Североамериканцев же похвалил за развитее культуры кораблестроения и желание стать вровень и превзойти наглых британцев, возомнивших себя хозяевами морей. По ходу дела великий князь озвучил прогноз, предсказав сокрушительное поражение Испании и полное уничтожение испанского флота на Филиппинах и на Кубе.
  
   Как и следовало ожидать, громкое и резкое выступление Владимира Александровича не добавило ему любви со стороны раскритикованных адмиралов. Будучи прекрасно осведомлёнными о крутом нраве великого князя, большинство флотоводцев опасались потерять свои должности и прочие атрибуты власти.
  
   Почти каждый день особняк на Мойке посещал кто-нибудь из членов Адмиралтейств-совета, МТК, или ГМШ, навещая болеющего начальника. По сравнению со своим старшим братом ленивый и самонадеянный Алексей Александрович казался флотоводцам ангелом во плоти, и лишь его полное выздоровление могло убрать тот домоклов меч, который завис над Морским министерством.
  
   Господа адмиралы не жаловались - они просто просили генерал-адмирала подтвердить распоряжения Владимира Александровича. Например: обязательно ли создавать комиссию для проведения сравнительных испытаний различных систем котлов, если российский флот вполне устаивают надёжные и проверенные котлы Бельвилля? Нужны ли броневые щиты для шестидюймовкок Канэ на вновь строящихся крейсерах, если можно сэкономить казённые деньги? Можно ли обойтись на вновь строящихся и проектируемых кораблях без таранов, и как быть с таранной тактикой вообще?
  
   Кончились эти визиты тем, что 'семь пудов августейшего мяса' разозлился, и выпустил циркуляр, обязующий членов Адмиралтейств-совета в точности исполнять все приказания командира Гвардейского корпуса, как его собственные. Великий князь, словно того и ждал - моментально воспользовался ситуацией, жестоко отомстив ябедникам с орлами на погонах.
  
   Посетив эллинги Галерного островка и Нового Адмиралтейства, Владимир Александрович велел приостановить строительство 'Дианы' и 'Паллады', и переработать проект в сторону увеличения скорости и усиления вооружения. В частности, переделать носовую часть корпусов, заказать и смонтировать более мощные ЭУ, убрать к чертям собачьим два с лишним десятка малокалиберных скорострелок, установить по паре 203-мм и по дюжине 152-мм орудий Канэ. Продумать возможность размещения, минимум, сотни мин заграждения.
  
   Отодвинутся сроки ввода в строй, и возрастёт стоимость кораблей? Если господа адмиралы успешно разрешат эти вопросы в пользу казны и флота, то он, великий князь, в долгу не останется. Если же нет - то пусть виновные пеняют на себя.
  
   Разумеется, Николаю Второму быстренько доложили о самоуправстве командира Гвардейского корпуса, якобы, тормозящего отечественное кораблестроение в угоду личным амбициям. Наслушавшись разных домыслов и интерпретаций, самодержец всея Руси затаил на родного дядюшку жуткую обиду.
  
   В начале мая Владимир Александрович представил своему коронованному племяннику полный отчёт о состоянии дел в российском флоте. Собственно, сей документ был подготовлен заранее, ещё зимой, и сейчас великому князю оставалось лишь дополнить его парой-тройкой страниц - совершенно секретной аналитической справкой.
  
   Николай выслушал устный доклад, полистал содержимое толстой папки, дошёл до секретной аналитической справки. Прочитал её в присутствии родного дяди, помолчал, покрутил в руках незажжённую папиросу, и... поблагодарил Владимира Александровича за его старания во благо Отчества и самодержавия.
  
   Сухо так поблагодарил, без эмоций, без огонька в глазах, что свидетельствовало о недовольстве императора возникшей перед ним необходимостью делать выбор. А с умением делать выбор у Николая Второго обстояло плохо - всю свою жизнь он умудрялся либо делать неправильный выбор, либо избегать выбора, как такового, что в конечном итоге и привело к тому, что царь угодил на жертвенный алтарь революции.
  
   'Ну, и как по твоему мнению он поступит? - ехидно поинтересовался вселенец по пути домой. - Ставлю на то, что всё останется на своих местах'.
  
   'Честно говоря, мне безразлично, что будет делать Ники, - мысленно отозвался великий князь. - Да, да, ты не ослышался - мне наплевать'.
  
   'Обоснуй, - после секундной паузы попросил Муромцев. - Тёзка, ты меня пугаешь'.
  
   'Неужели ты не заметил, что с некоторых пор я безразлично отношусь к своим родственникам? - спросил Владимир Александрович. - Я играю с братьями и сыновьями, словно с куклами, каждый день представляю своих племянников, лежащих в гробах... Я становлюсь бездушным и безжалостным механизмом, железным монстром из твоего страшного будущего'.
  
   'Стой, стой, не загоняйся такими мыслями. Обещаю, что мы обойдёмся минимальными жертвами, - почувствовав состояние души хозяина тела, старший лейтенант принялся спешно разряжать ситуацию. - Я же тебе рассказывал, что Георгий умрёт сам, и эта смерть будет естественной... Здоровье то у него хреновенькое'.
  
   'А как же Михаил? - после небольшой паузы великий князь саркастически скривил губы. - У него со здоровьем в полном порядке'.
  
   'В моей реальности Михаил сам отказался от короны, отдав власть Временному правительству, - ответил незваный 'гость'. - Про этих милых господ я тебе уже рассказывал'.
  
   'Рассказывал... Жаль, что ты не помнишь всех этих уродов поимённо, - Владимир Александрович гневно сжал кулаки. - Многие уйдут безнаказанно, многие!'.
  
   'Прости, тёзка, если бы знал, что окажусь ЗДЕСЬ, выучил бы все фамилии, - на полном серьёзе повинился Муромцев. - Обещаю - достанем по максимуму... Создадим своё собственное ГРУ, и всех, до кого дотянемся - помножим на ноль'.
  
   'ГРУ, говоришь? - хмыкнул хозяин тела. - Нам бы для начала финансовую разведку создать, да жандармский корпус реорганизовать... Чёрт, прав твой товарищ Сталин - кадры решают всё!'.
  
   Вопрос с кадрами стоял очень остро, и в перспективе грозил похоронить все начинания великого князя. Имея всего лишь одного стопроцентно надёжного соратника - вице-адмирала Алексеева - Владимир Александрович в полном объёме ощутил удивительную правоту народной мудрости, гласящей, что один в поле не воин. Особенно, когда сей один в поле воин планирует запустить в России реформы, не уступающие по своим масштабам деяниям Петра Великого.
  
   'Увы, результаты нашей с тобой деятельности не заметны на фоне глобального российского бардака и пофигизма, - констатировал вселенец. - С другой стороны... Тёзка, а ты заметил, что Борис с Андреем ловят каждое твоё слово, буквально смотрят тебе в рот?'.
  
   'Честно говоря, как то не обращал внимания, хотя... Борис стал чаще бывать дома, то и дело донимает меня расспросами по тактике современной войны, - на минуту призадумался великий князь. - Андрей всерьёз заинтересовался пулемётами, позавчера попросил разрешения взять один из 'максимов' на полигон... Наверное, ты прав'.
  
   'Такими темпами мы сто лет будем переводить стрелки истории, - подытожил киллер-гипнотизёр. - Надо бы придумать что-нибудь необычное, неординарное'.
  
   'Я и так уже прыгнул выше головы, - вздохнул Владимир Александрович. - Думаю, сейчас самое время съездить в Крым, отдохнуть, да посоветоваться с Евгением свет Ивановичем'.
  
   Уехать на отдых удалось лишь в начале июня, когда Алексей Александрович соизволил, наконец, бросить экспериментировать с попытками влить в своё чрево что-нибудь спиртосодержащее. Скорее всего, младшему братцу просто осточертели постоянные обнимашки с 'белым другом', которыми неизменно заканчивались все его попытки выпить. К тому же, проторчав в четырёх стенах почти целый месяц, генерал-адмирал страстно желал отдохнуть от надоевших ему жалобщиков с орлами на погонах.
  
   Выбирая между Лазурным побережьем и Крымом, Алексей Александрович предпочёл вариант номер два, отложив вояж в Ниццу до бархатного сезона. Старший брат был искренне такому повороту событий, т.к. сын одного из учредителей банковского дома 'Прометей' обратил свой взор на военное кораблестроение.
  
   Звали этого товарища Николай Александрович Второв, и великий князь рассчитывал с его помощью, ни много, ни мало, взять, и приватизировать Николаевское Адмиралтейство. Затем, если господин Второв не разочарует, передать под управление частного капитала и Лазаревское (Севастопольское) Адмиралтейство. А там, глядишь, и братья Рябушинские подтянутся, внесут, так сказать, свою скромную лепту в укрепление обороноспособности России.
  
   Ещё одной причиной для поездки на юг - пожалуй, основной - была необходимость встретиться с вице-адмиралом Алексеевым. Курьерская почта и телеграф - это, конечно, хорошо, но ничто не заменит личное общение, переговоры в формате тет-а-тет. Особенно сейчас, когда Владимир Александрович готовился приступить ко второму этапу операции 'Прометей', и попутно поддать пинка Михаилу Николаевичу и его клану.
  
   Адмирал Алексеев удивил. Удивил не только целой кипой описаний технических новинок и великолепно сделанными чертежами, но и парой-тройкой других идей. Одной из этих идей являлся способ поиска вселенцев из будущего посредством публикации в газетах объявлений, смысл которых был понятен только тем, кто очутился в прошлом в чужом теле.
  
   - Утеряны биткойны. Лицу, их нашедшему, огромная просьба вернуть биткойны владельцу майнинга. Выплата вознаграждения гарантировано. Подпись: штандартенфюрер Штирлиц, - прочитав вслух текст объявления, великий князь перевёл взгляд на вице-адмирала. - Да, уж, всё гениальное просто... А Вы молодец, Евгений Иванович, великолепно придумали! Я, вот, как-то не догадался о столь простом способе поиска.
  
   - Догадались бы, Владимир Александрович, обязательно догадались бы, если бы постоянно находились в Крыму, - улыбнулся Алексеев. - В наше время обычное газетное объявление - единственный способ для 'гостей' дать знать о себе, не раскрывая своего инкогнито. Эти, как там их... соцсети отсутствуют, а прочие средства связи ещё не изобретены... Ещё одна новость: мой Каменский, как оказалось, может помочь нам с радиоделом!
  
   - Отлично! - родной дядя ныне здравствующего императора удовлетворённо потёр руки. - Кстати, а почему господин Каменский не сообщил Вам об этом сразу? Чего он боялся?
  
   - Он не боялся, а просто не был до конца уверен, что может воспроизвести своё юношеское хобби с помощью технологий начала двадцатого века, - ответил вице-адмирал, и уточнил. - В юношеском возрасте Евгений одно время мастерил с друзьями самодельные, эээ... сканеры и треккеры... Ага, просит не спрашивать, зачем им понадобились эти устройства.
  
   - Каждый волен хранить свои тайны в своём чулане... Так, что тут у нас, - заметил великий князь, открывая папку с написанной от руки документацией. - Четырёхцилиндровый, карбюраторный, с жидкостным охлаждением... А здесь - шестицилиндровый в сто лошадиных сил... Пора Вас прятать, Евгений Иванович, в какой-нибудь 'почтовый ящик'... Шучу.
  
   - К сожалению, практически все наработки Каменского по двигателям невозможно воплотить в металле в ближайшем будущем, - в голосе Алексеева звучала неподдельная грусть. - Господин Муромцев знаком с технологической оснасткой наших заводов?
  
   - Да, недавно я побывал на Металлическом (заводе) и на Обуховском сталелитейном, - тяжело вздохнул Владимир Александрович. - Захотелось сравнить с заводами Круппа и Эрхарда... Думаю, при всей культуре производства в Германии немцы так же не смогли бы запустить в серию ни один из подобных двигателей.
  
   - Значит, придётся делать самим, и начинать следует с создания станочного парка, - сделал вывод собеседник, после чего поинтересовался. - Когда Вы планируете посетить Николаев?
  
   - Думали ехать через пару дней, но генерал-адмирал хочет задержаться в Севастополе на недельку, - ответил великий князь. - Возжелал, вдруг, лично посетить каждый из броненосцев Черноморского флота... Как бы не задумал поход в Николаев со всей эскадрой.
  
   - Хорошая идея: внеплановый выход в море даёт повод устроить учения с эволюциями в открытом море, - заметил Алексеев. - Я попрошу Николая Васильевича провести показательные учебные стрельбы в честь Его высочества Алексея Александровича.
  
   - Боевыми снарядами, хорошо? На максимальную дальность, со всей возможной скорострельностью, - секунду подумав, предложил Владимир Александрович. - Было неплохо утопить в качестве мишени какое-нибудь старое корыто, если, конечно, такое найдётся.
  
   - Будет исполнено, - склонил голову вице-адмирал. - В качестве мишеней подойдут обычные буксируемые щиты, используемые на подобных учениях.
  
   Младший братец, как оказалось, вовсе не собирался выводить в море всю Черноморскую эскадру в полном составе. Поэтому инициатива вице-адмирала Копытова - с подачи Алексеева, между прочим - устроить учения в честь визита главного начальника Российского флота застала генерал-адмирала врасплох.
  
   'Хозяин' российского флота хотел, было, вежливо послать своих подчинённых с их инициативами куда подальше, но старший брат, вдруг, пожелал взглянуть на стрельбы главным калибром. Причём взглянуть не с палубы царской яхты, а из боевой рубки одного из броненосцев. Алексею Александровичу не оставалось ничего иного, кроме как утвердить предложенный ему план учений и возглавить данное мероприятие.
  
   Внеплановый выход в море шестёрки броненосцев Черноморской эскадры обернулся конфузом для флотоводцев. Стрельба велась днём, при хорошей погоде, и артиллерийские офицеры хорошо видели всплески от падений практических снарядов. Шесть пар деревянных щитов-мишеней разносили в щепки полтора часа кряду, расстреляв кучу боеприпасов.
  
   Скорострельность барбетных артустановок, стоящих на пяти старых броненосцах Черноморского флота, сильно разочаровала Владимира Александровича. Управление огнём осуществлялось дедовским методом, артиллеристы пяти упомянутых броненосцев не имели возможности быстро поразить цели, особенно при стрельбе на максимальных дистанциях.
  
   Единственный сравнительно новый корабль с башенной артиллерией ГК - 'Три Святителя' - отстрелялся чуть лучше, уничтожив одну из предназначенных ему мишеней уже восьмым выпущенным снарядом. Впрочем, это было, скорее, счастливое случайное попадание вследствие недолёта - мишень опрокинуло вздыбившимися из-под неё массами воды.
  
   - По моему мнению - мнению сухопутного офицера - сейчас в составе Черноморского флота имеется всего лишь один нормальный броненосец, годный для боя с британским флотом, - констатировал Владимир Александрович во время обеда в адмиральском салоне со своим младшим братом. - Надеюсь, в ближайшем будущем лимонникам будет не до наших южных границ, и мы успеем построить хотя бы один-два действительно хороших корабля.
  
   - Скоро войдёт в строй 'Ростислав', а недавно заложенный 'Князь Потёмкин-Таврический' будет мощнее любого из английских броненосцев, - оптимистично заверил генерал-адмирал, не меньше старшего брата разочарованный результатами учебных стрельб. - Я думаю, нам стоит попросить у Ники денег на модернизацию 'Синопа', 'Чесмы', 'Екатерины', и 'Георгия Победоносца'. Установим на них по две башни в оконечностях с новыми двенадцатидюймовками. Что думаешь?
  
   - Ты лучше ориентируй своих адмиралов на строительство на отечественных верфях пяти-шести единиц по образцу нашего 'француза', а самое главное - брось все силы на разработку эффективной системы управления огнём. Чтобы не получалось так, как вышло сегодня, - после трёхсекундной паузы Владимир Александрович категорически отмёл идею выкинуть деньги на ветер. - Ещё следует заранее, без промедления заказать Обуховскому заводу два с половиной десятка двенадцатидюймовок. Иначе придётся покупать орудия за границей, у Круппа, или у тех же французов.
  
   - Эх, мне бы твою уверенность в успешном воплощении в металле нашего 'француза', - вздохнул Алексей Александрович, намазывая ножом чёрную икру по ломтю белого хлеба. - Может, сделаем проще, и примем за стандарт увеличенного до пятнадцати тысяч тонн 'Потёмкина' со скоростью восемнадцать узлов?
  
   - Нет, Алексей, в данном случае проще - не означает лучше, - покачал головой старший брат, неторопливо разделывая вилкой котлету. - Российскому флоту требуется революционный проект, благодаря которому мы нивелируем количественное превосходство англичан, и втянем в гонку вооружений на море третьего игрока - Германию.
  
   - Германию? Но зачем? Немцам никогда не перегнать Англию по количеству броненосцев, - совершенно искренне удивился генерал-адмирал. - Извини, но я совершенно не понимаю ход твоих мыслей.
  
   - Ты прав: немцам никогда не перегнать британцев, как по числу кораблей линии, так и по количеству крейсеров, - утвердительно кивнул Владимир Александрович, осторожно пробуя на вкус кусочек котлеты. - Если не произойдёт чудо, и не появятся корабли, в три-пять раз превосходящие по силе любой из современных броненосцев. В этом случае броненосцы устареют буквально за пару лет... И тогда у всех крупных морских держав появится шанс на равных помериться силами с британским львом.
  
   - Для перевооружения всех флотом мира понадобятся огромные деньги, - задумчиво произнёс генерал-адмирал, одним махом уполовинив бутерброд с чёрной икрой. - Ты считаешь, что будущее за орудиями крупных калибров? При всём их недостатке в виде отвратительной скорострельности?
  
   - Да, и именно поэтому я попросил тебя обеспечить контракт Лаганю - французы имеют богатый опыт создания и эксплуатации башен с крупнокалиберной артиллерией, расположенных, как в оконечностях, так и побортно, - пояснил командующий Гвардейским корпусом, ткнув вилкой следующий кусочек котлеты. - Кстати говоря, каждая башня главного калибра должна иметь свой собственный горзонтально-базисный дальномер, ещё пару-тройку нужно установить на марсах и в боевых рубках вновь строящихся броненосцев.
  
   - Ты имеешь в виду дальномеры 'Барра и Струда'? Макаров мне о них уже все уши прожужжал, - Алексей Александрович, на удивление, оказался в курсе современных новинок. - Получается... Штук шесть на один корабль... Не много ли? Может, обойдёмся микрометрами Люжоля-Мякишева?
  
   - Брат, забудь про микрометры - от них нет никакой пользы при стрельбе на пятьдесят кабельтовых и больше. Перспективный линкор будет иметь артиллерию всего двух калибров: главного, от двенадцати дюймов, и выше, и вспомогательного - пять-шесть дюймов. Все остальные пушчонки будут упразднены за ненадобностью, - Владимир Александрович звякнул вилкой по краешку тарелки. - Беспроволочные радиостанции, дальномеры с базой в десяток метров, оптические прицелы - через десяток лет без них невозможно будет представить современный линкор. Разумеется, всё это потребует денег, и ещё раз денег.
  
   - Ты говоришь так, словно ты знаешь будущее, и это меня пугает, - заметил генерал-адмирал, отправляя в рот вторую половину бутерброда. - Между прочим, мне сообщили, что Ники в обход меня интересовался возможностью уменьшить водоизмещение и стоимость проектируемых кораблей. Говорил, что флот должен жить по средствам.
  
   - Экономика должна быть экономной, - засмеялся командир Гвардейского корпуса, процитировав ещё не родившегося Леонида Ильича Брежнева. - Сдаётся мне, что наш непоследовательный племянник выискивает козла отпущения... Перетряхни свою вотчину, брат, пока не поздно.
  
   Николай Второй действительно стал задумываться, как бы отомстить братьям своего покойного отца за их 'наезды'. Отомстить по-тихому, исподтишка, как ему советовала любимая супруга, старательно формировавшая в глазах царя негативный образ родных дядюшек. Кроме всего прочего, императрица распускала при дворе сплетни и слухи, касавшиеся неожиданного охлаждения Владимира Александровича к балету и прочим развлечениям высшего света.
  
   Словно этого всего было мало, на Морское министерство обратил свой пристальный взор господин государственный контролёр, а именно Филиппов Тертий Иванович.
  
   Честный служака, чиновник с огромным опытом работы с финансами, Тертий Иванович щепетильно относился к имперскому законодательству. Семидесятилетний Филиппов не являлся столь мотивированным противником, каким была 'гессенская муха', но, как типичный человек девятнадцатого века, он вряд ли мог по достоинству оценить прогрессорскую деятельность великого князя.
  
   - Хорошо, если ты такой умный, то скажи, кто лучше всего подойдёт на должности управляющего, председателя Эм-Тэ-Ка, и начальников главного штаба и ГУКиСа, - с хитринкой в глазах предложил Алексей Александрович. - Кто из наших замшелых адмиралов всем сердцем поддержит твои реформаторские почины?
  
   - Могу назвать несколько перспективных фамилий: Мессер, Макаров, Гильдебрандт, Безобразов, Скрыдлов, Чухнин, - после небольшой паузы ответил командир Гвардейского корпуса. Муромцев мысленно посоветовал хозяину тела не ввязываться в обсуждение талантов и способностей указанных флотоводцев, т.к. плохо знал их сильные и слабые стороны. - Эти адмиралы, насколько я могу судить со стороны, ещё не успели замшеть.
  
   - А почему не называешь Копытова, Алексеева, Рожественского, Бирилева, наконец? - усмехнувшись, поинтересовался генерал-адмирал. - Чем они хуже Чухнина, или того же Безобразова?
  
   - Бирилев и Рождественский - типичные карьеристы, которых лучше задвинуть на периферию, а Николай Васильевич уже староват для нервозной столичной должности, - пожал плечами Владимир Александрович, до поры до времени не желавший афишировать свои контакты с одним из вице-адмиралов Черноморского флота. - Против Алексеева ничего не имею против, и, если ты двинешь Евгения Ивановича наверх, то я поддержу его кандидатуру.
  
   - Надо подумать, - вздохнул младший братец, сооружая себе очередной бутерброд с чёрной икрой. - Господи, как тяжело быть большим начальником на Руси-матушке.
  
   - И не говори, - с сарказмом в голосе отозвался старший брат. - Лопаем тут чёрную икру ложками, а у бедняков, зачастую, нет даже куска чёрствого хлебушка.
  
   - Ты это серьёзно? - бутерброд замер в руке генерал-адмирала на полпути к его рту. - Да ну тебя, с твоими шуточками... Я, было, уже подумал, что ты всерьёз.
  
   - Всерьёз, брат, всерьёз, - кивнул головой Владимир Александрович. - Кроме внешних врагов у нас полным-полно врагов внутренних, ибо расслоение общества на очень богатых и очень бедных способствует популяризации идей, изложенных в трактатах Маркса и Энгельса.
  
   - Господи, брат, дались тебе эти Энгельс с Марксом! - воскликнул Алексей Александрович. - У нас есть гвардия и жандармы, охранная полиция, наконец! Перестреляют всех бомбистов и бунтарей, надо только вовремя дать команду!
  
   - Ни гвардия, ни жандармы не уберегли нашего с тобою отца, царствие ему небесное, - с горечью в голосе произнёс командующий Гвардейским корпусом. - К примеру, что нам с тобой делать, ежели, вдруг, взбунтуется команда броненосца, на котором мы сейчас идём в Николаев?
  
   - 'Георгия Победоносца'? С чего бы его команде, вдруг, бунтовать? - опешил генерал-адмирал, делая огромные глаза. - Хм, не знаю... Не знаю, что мы будем делать... Умеешь ты испортить аппетит, Володя, умеешь.
  
   - Ладно, не расстраивайся, и не ломай голову: я разработал план, как предотвратить превращение флота в рассадник крамолы и мятежей, - слегка натянуто улыбнулся Владимир Александрович. - Мой план является частью программы реформирования нашего флота, и после его осуществления в наших руках будет надёжный инструмент для... в общем, для решения разнообразных проблем.
  
   - А я почему-то думал, что для решения, кхм, разнообразных проблем ты намерен использовать Русский Иностранный легион, за создание которого столь рьяно ратовал последние полгода, - Алексей Александрович был не настолько глуп, как это представляли и представляют советские и постсоветские историки. - Ох, брат, с тобою не соскучишься.
  
   Черноморская эскадра, разумеется, не стала заходить в Днепровский лиман - шести броненосцам нечего было делать в мелководной акватории. Великие князья перешли на борт минного крейсера 'Капитан Сакен', который и доставил их обоих в город Николаев. В роли почётного эскорта выступал другой минный крейсер - 'Казарский', а так же два миноносца.
  
   Николай Александрович Второв приехал в Николаев заранее, и четыре дня терпеливо ждал приезда Владимира Александровича. Заручившись поддержкой своего отца и нескольких деловых партнёров, Второв был настроен решительно.
  
   Прочувствовав всю серьёзность намерений потенциального инвестора, генерал-адмирал организовал для него экскурсию по всем уголкам казённого предприятия - пусть Николай Александрович сам всё осмотрит, оценит, прикинет, и подумает, потянет ли он новый для себя бизнес, или нет. Представители царствующей династии, безусловно, окажут всемерную помощь начинающему кораблестроителю и его компаньонам, но и спрос со Второва будет серьёзный. Как, впрочем, и заказы - передаваемому в частные руки Николаевскому Адмиралтейству предстоит строить дредноуты. Правда, об этом ещё не знал никто, кроме создателя и президента банковского дома 'Прометей', великого князя Владимира Александровича.
  
   Сразу же по возвращении в Петербург на командующего гвардией обрушился девятый вал бумажно-канцелярской работы. Став главой крупнейшего частного банка Российской империи, Владимир Александрович желал быть в курсе практически всех финансовых операций, проводимых Поляковым и Гинцбургом. Как говорится, доверяй, но проверяй. По крайней мере, на первых порах, чтобы многоопытные еврейские банкиры, образно говоря, крутили свои гешефтные схемы с оглядкой на Олимп. А то возомнят себя всесильными хозяевами земли русской, наберут за границей кредитов в никчёмных бумажках, а потом вывезут из России энное количество тонн золота в монетах.
  
   'Они в любом случае стырят у нас столько золота, сколько захотят, и фиг ты их остановишь, - мысленно прокомментировал незваный 'гость'. - Гены пальцем не раздавишь, особенно те, которые подкорректировали инопланетные специалисты под руководством товарища Яхве'.
  
   'Ты преувеличиваешь, - отмахнулся хозяин тела. - Банкиры-евреи воруют не больше, чем банкиры иных национальностей'.
  
   'Ну-ну, посмотрим, - пробурчал вселенец. - Момент истины наступит, когда ты предложишь им идею создания ФРС в отдельно взятой стране'.
  
   Великий князь вздохнул: идея создания российского варианта федеральной резервной системы будоражила его ум вот уже более полугода. Будучи хорошо образованным человеком, Владимир Александрович быстро разобрался в механизме работы ФРС США, о котором ему поведал старший лейтенант из будущего. Разобрался, и - вот она, кровь царей - захотел получить аналог, адаптированный к российским реалиям.
  
   Муромцев скептически относился к данной задумке, полагая, что воплотить похожую идею на Руси возможно лишь после переустановки 'операционки' в коллективном бессознательном российского народа. Проще говоря, сначала требовалось поменять православие на протестантство, и вырастить несколько поколений россиян, для которых деньги будут единственной целью жизни и абсолютной ценностью в этом мире. И это при условии отсутствия неблагоприятных внешних факторов, ибо даже хитромудрым иудеям понадобилось несколько сотен лет, чтобы положить в свой карман весь земной шар.
  
   В середине лета, отладив работу банка 'Прометей' так, как ему требовалось, великий князь вплотную занялся кланом Михайловичей. Начал с 'изобретения' нового колёсного станка со щитком для пулемёта 'максим', благодаря которому пулемётчик мог вести огонь, лёжа на земле.
  
   Затем велел генералу Барсову организовать для гвардейских офицеров показательные испытания опытного образца трёхдюймовой пушки Путиловского завода.
  
   Следующим шагом стало приглашение на данное мероприятие родного брата Павла Александровича, десятка высших чинов Гвардейского корпуса, нескольких особо вредных журналистов, плюс пары фотографов в придачу.
  
   Спустя несколько дней после показательных испытаний в газетах Российской империи стали появляться статьи, в которых критиковалось конструкция орудия Путиловского завода. В частности, критике подверглись лафет, накатник, цилиндры гидравлического тормоза, а так же отсутствие щита для защиты расчёта от ружейно-пулемётного огня.
  
   В доказательство приводились фотографии, на которых замаскировавшийся в кустарнике пулемётчик лихо расстреливал деревянные щиты, изображавшие орудийную прислугу.
  
   Огонь вёлся из пулемёта системы Максима с дистанции в пятьсот-семьсот метров, и щиты были изрешечены пулями, словно дуршлаг. Фотографии щитов-мишеней прилагались, причём в разных ракурсах.
  
   А вот фотография пулемётчика и пулемёта 'максим' оказалась выполнена таким образом, чтобы было невозможно толком рассмотреть замаскированный еловыми ветками колёсный станок. Читатель мог видеть некое подобие маленького шалашика, из которого торчал пулемётный ствол и выглядывал улыбающийся гвардии поручик.
  
   Через пару недель после первой критической публикации Сергей Михайлович не выдержал давления прессы, и побежал жаловаться Николаю. Мол, бессовестные, проплаченные неизвестно кем журналюги совсем страх потеряли, уже на родственников императора бочки катят, того и гляди, что призовут народ к бунту. Кстати говоря, журналисты действительно были проплаченными, получившими солидные гонорары прямо из рук адъютантов Владимира Александровича.
  
   Царь, которому пришлось не по душе очередное газетное разоблачение, постарался утешить и успокоить Сергея Михайловича. Пообещал разобраться и приструнить зарвавшихся борзописцев, чтобы тем неповадно было подрывать авторитет великих князей. Вон, любимый дядюшка Алексей из-за подобных статей настолько разнервничался, что даже бросил употреблять спиртное. Пропадает теперь на службе круглые сутки, не появляясь на приёмах и светских раутах, да ещё и похудел на несколько килограммов. Беда, да и только.
  
   Взявшись погасить огонь газетной войны, Николай Второй пригласил дядю Владимира на трёхдневную морскую прогулку по финским шхёрам на яхте 'Полярная звезда'. Заодно и пообщаться в тихой и ненавязчивой обстановке.
  
   Великий князь, разумеется, принял данное приглашение, т.к. всегда был открыт к общению со своим венценосным племянником в формате тет-а-тет. Тем для разговора было предостаточно, начиная с внешней политики - САСШ практически за полгода поставили Испанию на колени - и заканчивая обсуждением экономических проблем самой России.
  
   Об экономике Ники говорил не более четверти часа, а тему внешней политики обошёл стороной, словно той не существовало вовсе. Пробубнил что-то невнятное о мирных инициативах России на международной арене, после чего перевёл разговор в другое русло. Мягко и ненавязчиво попросил Владимира Александровича зачехлить мечи, и перестать громить в газетах военное ведомство, ибо разоблачающие статьи наносят большой ущерб имиджу семье генерала-фельдцейхмейстера.
  
   Вопрос был поставлен таким образом, что великому князю не оставалось ничего иного, кроме, как, объявить временное перемирие. Пообещав царю зарыть томагавки в землю, Владимир Александрович, в свою очередь, попросил Ники передать Сергею Михайловичу одну очень интересную папочку.
  
   В ней, в этой папочке, были изложены все критические замечания по образцу трёхдюймовой пушки Путиловского завода, а так же пути их устранения. А если подчинённые Сергея Михайловича не исправят выявленные недостатки, то пусть пеняют на себя - газетчики с удовольствием продолжат строчить цикл статей, изобличающих эзоповым языком тот бардак, что творится в ГАУ.
  
   К удивлению великого князя Николай раскрыл папку, внимательно ознакомился с её содержимым, и даже задал пару вопросов технического характера. Потом удивил ещё больше - размашисто накалякал собственноручную резолюцию, заверил дядюшку, что в ГАУ примут к исполнению каждый пункт данного документа. Ибо он, император всея Руси, желает, чтобы на вооружении русской армии состояла самая совершенная артсистема в мире.
  
   Разобравшись, как он считал, с главной проблемой империи, царь завёл разговор о необходимости экономии казённых средств. Говорил несколько витиевато, намекая на то, что хорошо бы уменьшить водоизмещение вновь проектируемых кораблей, броненосцев и крейсеров, уложившись в какие-то, там, стандарты. Что это за стандарты, кто их разработал, обосновал, и утвердил - об этом не было сказано ни слова.
  
   Слушая всю эту ахинею из уст родимого племянника, великий князь едва сдерживал улыбку: не каждый день случалось воочию наблюдать, как Ники борется со своими внутренними противоречиями.
  
   С одной стороны племянник зачем-то пытался показать дядюшке, как он печётся о государственных интересах, с другой - страстно желал и далее класть в свой собственный карман кругленькие суммы, выплачиваемые ему банковским домом 'Прометей'. Данные выплаты проводились с доходов, получаемых Поляковым и Гинцбургом в результате биржевых спекуляций, проводимых, в свою очередь, на денежки Морского министерства. Банкиры играли на бирже, царю текло золотишко, и все были довольны, кроме...
  
   'Кроме разных, там, сандро, витте, и прочих безобразовых, которых мы резко отпихнули от госкормушки, - мысленно прокомментировал Муромцев. - Классика жанра, тёзка'.
  
   Забегая вперёд, скажем, что царская воля была исполнена с поразительной для ГАУ быстротой, и трёхдюймовая пушка Путиловского завода была запущена в производство года на полтора раньше, чем в реальности Муромцева. Новая трёхдюймовка сразу же получила щит, прикрывавший прислугу от ружейно-пулемётного огня. Во всём остальном это была обычная пушка образца 1902 года, перевозимая шестёркой лошадок. Модернизированная трёхдюймовка Путиловского завода - образца 1905 года, с металлическими колёсами - пошла в серию спустя семь лет, но это уже другая история.
  
   В конце августа капитан 1-го ранга Нилов доставил Владимиру Александровичу толстенький, запечатанный сургучом пакет - личное послание от Амбаля Лаганя. Точно такой же пакет был вручён и младшему брату великого князя, 'хозяину' российского флота.
  
   Директор тулонского отделения 'Форж э Шантье' информировал великих князей, что в процессе работы над проектом будущего 'Цесаревича' выяснилась невозможность уложиться в оговоренные заказчиками параметры. Нет, если заказчики дадут 'добро', то фирма обязательно втиснется в 15.500 тонн водоизмещения, но в этом случае 'Форж э Шантье' не сможет гарантировать достижение контрактной скорости, либо французы будут вынуждены перекомпановать и ослабить бронирование.
  
   Исходя из вышесказанного, он, Амбаль Лагань, предлагал своим русским друзьям самостоятельно сделать выбор в пользу того, или иного варианта проекта. Варианты прилагались тем же письмом, причём, самые разнообразные - хитроватым галлам уже слышался звон золотых монет.
  
   Ознакомившись с предложениями французов, младший брат покойного императора Александра Третьего-Миротворца сделал выбор в пользу наиболее крупного и дорогого проекта. Все прочие варианты, по сути представлявшие из себя ловкое жонглирование броневыми плитами и их толщиной, отправились в личный архив великого князя. Генерал-адмирал - в этом Владимир Александрович нисколько не сомневался - никуда не денется, и сделает то, что ему прикажет старший брат, а среди адмиралов не найдётся ни одного камикадзе, желающего пободаться с близкими родственниками императора. Чай, не 1917 год на дворе.
  
   'Теперь нам с Алексеем предстоит самое трудное - убедить Ники утвердить проект броненосца водоизмещением в шестнадцать тысяч тонн, что на целую тыщщу тонн превышает заявленный мною же лимит, - усмехнулся великий князь. - Племянничек встанет на дыбы, когда я скажу ему о параметрах и стоимости 'француза'.
  
   'А зачем, вообще, Николаю знать, что мы реально строим, и сколько мы планируем заплатить Лаганю? - искренне удивился вселенец. - Двойную бухгалтерию изобрели не в моём времени, а на много веков раньше денег'.
  
   'Ты хочешь сказать, что, - фарфоровая чашка с чаем замерла в руке Владимира Александровича. - Хм... С деньгами проблем не будет - банк всё оплатит, но как быть с технической документацией и наблюдателями со стороны заказчика? Наши морские офицеры быстро обнаружат подлог... Вряд ли нам удастся подкупить всех и каждого'.
  
   'Не нужно никого подкупать, - отозвался Муромцев. - В моей реальности 'Цесаревич' был заложен примерно в середине девяносто девятого, следовательно... Ну, ты и сам всё понял'.
  
   'Не нужно сто раз напоминать мне про лето следующего года, - великий князь машинально сдавил пальцами ручку чашки. Раздался хруст, и фарфоровая чашка шлёпнулась дном на стол, расплескав по полированной поверхности несколько капель чая. - Хороший знак... Решено: подменяем документацию! Хотел бы я посмотреть на лица членов Адмиралтейств-совета, когда они узнают, что Алексей водил их за нос'.
  
   Посмотреть на лица упомянутых господ не удалось. Точнее, посмотреть удалось, но лишь на лица тех, кто остался на службе к лету следующего года. Впрочем, обо всём по порядку.
  
   Завязав с алкоголем, генерал-адмирал несколько недель не находил себе места, метался и маялся, не зная, чем бы ему заняться. Богатому плейбою царских кровей вполне хватало одной женщины, его сегодняшней любовницы, графини Зинаиды Богарнэ, на чьё содержание тратились огромные средства.
  
   Будь Алексей Александрович более честолюбивым и озабоченным своим общественным положением, он с лёгкостью мог бы влезть в политику, растолкав крутившихся вокруг Николая Второго худосочных прихлебателей. Однако политика мало интересовала великого князя, а высокая и хлебная должность вкупе со статусом родного дяди царя позволяли прикарманивать миллионы, которые уходили на подарки любовницам, и просто шлюхам.
  
   Разрушение привычного образа жизни, плававшего в океане из смеси основного инстинкта и алкоголя, резко изменило характер Алексея Александровича: 'семь пудов августейшего мяса' стал проявлять раздражительность и нетерпимость, третируя собственных подчинённых. А подчинённых у генерал-адмирала было не просто много, а очень много - целое море, весь личный состав военно-морского флота Российской империи.
  
   Первым поводом выразить начальственный гнев стала неудача шведской фирмы 'Нептун', подряженной осуществить подъём броненосца 'Гангут', затонувшего в Выборгском заливе летом 1897 года.
  
   Предложенный шведами план операции по подъёму корабля был разработан лишь в общих чертах, зато утверждён ГУКиСом, МТК, управляющим Морским министерством, адмиралом Тыртовым Павлом Петровичем, и даже одобрен самим императором. Забегая вперёд, скажем, что в реальности Муромцева шведской фирме не удалось поднять утопший броненосец летом следующего, 1899 года, после чего российская сторона разорвала контракт. Злополучный 'Гангут' так и остался лежать на дне Выборгского залива, где и покоится по сей день.
  
   Следующим поводом учинить преобразования в Морском министерстве стали учения, организованные на Балтике по приказу генерал-адмирала в самом начале осени.
  
   Поразмышляв на трезвую голову о летнем фиаско на Чёрном море, Алексей Александрович решил проверить подготовку артиллеристов Балтийского флота. Точнее, боевые возможности материальной части - орудий, что устанавливались на новых кораблях. Таких, как башенные десятидюймовки и 120-мм орудия Канэ на 'Адмирале Ушакове' - головном корабле серии из трёх броненосцев береговой обороны. Или шестидюймовки системы Канэ, стоящие на личной яхте Алексея Александровича, трёхтрубном крейсере французской постройки под названием 'Светлана'.
  
   Учениями командовал вице-адмирал Макаров, слыхавший о летней неудаче черноморцев, и приложивший все усилия, чтобы его балтийцы не ударили в грязь лицом.
  
   Почуяв веяние новой эпохи, Степан Осипович пару месяцев гонял моряков в хвост и гриву, и в результате артиллеристы 'Ушакова' довольно быстро расстреляли щиты-мишени, разнеся их в мелкую щепу.
  
   Артиллеристы 'Светланы' стреляли намного хуже, т.к. капитан 1-го ранга Абаза не успел хорошенько натренировать команду своего новенького крейсера, пришедшего на Балтику в июне месяце текущего года.
  
   Стрельбы проводились днём, в условиях вполне удовлетворительной видимости, и что самое главное, на самых разных дистанциях, имитирующих дальность до целей в реальном бою.
  
   Годик назад генерал-адмирал поздравил бы личный состав с очередной викторией, пусть даже и учебной, закатил бы застолье для господ адмиралов и каперангов, да и отбыл бы со своей Зиной куда-нибудь на Лазурное побережье - жрать изысканные блюда французской кухни, и попивать дорогущие вина и коньяки многолетней выдержки. Но то было год назад, а теперь...
  
   Теперь Алексей Александрович даже не помышлял об алкоголе, т.к. одна лишь мысль о выпивке вызывала у великого князя приступы паники и тошноты. Поэтому господам адмиралам и каперангам пришлось довольствоваться скромным обедом без капли спиртного, да и то после того, как генерал-адмирал устроил подчинённым разнос из-за... плохого качества снарядов, фугасных и бронебойных, а так же из-за отсутствия современных дальномеров.
  
   Под разнос попали, как это частенько бывает на Руси, все подряд - как виновные, так и ни в чём не виноватые лица, случайно угодившие под раздачу. Впрочем, для большей части личного состава барский гнев оказался всего лишь не особо приятным сюрпризом, схожим с градом, или с тропическим ливнем. Неприятно, но не смертельно. Для других же - заслуженных адмиралов и высших офицеров - наступили тяжёлые времена: 'семь пудов августейшего мяса' решил последовать совету Владимира Александровича, и 'слить' всю верхушку Морского ведомства к чертям собачьим.
  
   'Стрелочниками' были назначены вице-адмиралы Тыртовы Павел Петрович и Сергей Петрович, Авелан, Верховский и Диков. Все вышеперечисленные флотоводцы получили предложение подать в отставку по добру, по здорову, и уйти без разборок и скандалов.
  
   Ещё несколько высших офицеров флота, заседавших в креслах ГМШ, МТК, ГУКиСа, были уволены со службы приказом по Адмиралтейству. Позднее их места заняли более молодые и менее закостеневшие в своих взглядах моряки, чьи кандидатуры одобрил старший брат генерал-адмирала.
  
   Новым управляющим Морским министерством стал пожилой и заслуженный вице-адмирал Копытов, Николай Васильевич, начальником Главного морского штаба - не менее пожилой и заслуженный военачальник, вице-адмирал Казнаков, Николай Иванович. Председателем МТК был назначен вице-адмирал Алексеев, Евгений Иванович, начальником ГУКиСа - вице-адмирал Макаров, Степан Осипович.
  
   Припомнив пророчества своего старшего брата, озвученные во время обеда на борту 'Георгия Победоносца', Алексей Александрович изволил самолично встретиться с Александром Степановичем Поповым. Содержание беседы со знаменитым физиком-изобретателем осталось в тайне, однако этот разговор имел далеко идущие последствия.
  
   Буквально в течение пары недель генерал-адмирал организовал Александру Степановичу финансирование разработок, назначил нескольких помощников из числа офицеров флота, ещё месяц спустя Морское министерство заключило с Поповым контрактное соглашение. Согласно этому документу, изобретатель обязался доработать и совершенствовать станцию беспроволочного телеграфа, а флот брал на себя организацию производства указанных радиостанций.
  
   Революция 'сверху' в вотчине Алексея Александровича застала Николая Второго врасплох. Ошарашенный неожиданной крутостью своего любимого дядюшки, император был вынужден утверждать все кадровые перестановки задним числом, совершенно не понимая сути происходящего.
  
   Попытка поговорить с великим князем по душам закончилась драматическим спектаклем одного актёра: генерал-адмирал жаловался племяннику на хитрозадых адмиралов - лизоблюдов и подхалимов, год из года втиравших очки добродушному и доверчивому начальнику. Сия тирада в исполнении Алексея Александровича произвела на царя гнетущее впечатление, и спустя некоторое время Николай крупно нагадил флоту, отменив свои же собственные рескрипты по целому ряду важнейших вопросов.
  
   Так, в частности, Николай приказал прекратить разработку проекта 15.000-тонного крейсера с башенной артиллерией, и строить третий океанский крейсер по типу 'России'. С учётом выявленных недостатков в процессе эксплуатации последнего, и пожеланий самих моряков.
  
   Вместо увеличенного в размерах 'Потёмкина' царь решил, что флоту проще построить ещё один броненосец типа 'Пересвет', благо в наличии имелись и свободный стапель (на Балтийском заводе) и готовый проект. Данное решение император обосновал необходимостью экономии казённых средств в свете последних кадровых изменений в Морском ведомстве.
  
   Вероятно, будь у Николая Второго возможность без скандалов расторгнуть недавно согласованные заграничные контракты, он, скорее всего, отказался бы и от сделок с французами и американцами. Пресловутая экономия денег, унаследованная от своего покойного батюшки, стала для царя настоящей идеей фикс.
  
   Слава богу, император не рискнул ссориться с двумя родными дядюшками сразу, и в результате через несколько лет российский флот пополнился двумя первоклассными броненосцами - 15.000-тонным 'Ретвизаном' и почти 17.000-тонным 'Цесаревичем'. История строительства последнего вообще походила на остросюжетный детектив с элементами шпионской драмы.
  
   Сначала генерал-адмирал подсунул племяннику на подпись специально заготовленный для этого дела документ - один из присланных французами вариантов 'Цесаревича' с ослабленным бронированием. Затем, после одобрения проекта Николаем, дал отмашку директору 'Форж э Шантье' начинать строительство корабля согласно их личным договорённостям. Обведённый вокруг пальца царь так остался в полном неведении о закулисных играх великих князей.
  
   Месье Лаганю, в свою очередь, было безразлично, какой из вариантов устроит титулованных заказчиков, лишь бы те исправно вносили платежи в установленные контрактом сроки. Кто платит, тот, как известно, волен заказывать то, что пожелает, лишь бы это позволяли их финансы. А у учредителей банковского дома 'Прометей' проблем с деньгами не возникало - в их распоряжении был весь военно-морской бюджет России.
  
   Одержав небольшую, но весьма важную викторию над агентами влияния Шнейдеров при дворе, Владимир Александрович приступил к излечению от алкоголизма ещё одного своего родного брата. На этот раз самого младшего, Павла Александровича, которому в планах великого князя отводилась роль будущего командира лейб-гвардейскими полками русской армии.
  
   Павел Александрович, откровенно говоря, совершенно не подходил на эту должность, т.к. блистал ни умом, ни способностями военачальника, ни какими-либо лидерскими качествами. Кроме, пожалуй, умения организовать попойку для сослуживцев и подчинённых, и, вообще, таланта поглощать спиртное в огромных количествах. Обо всём этом старший лейтенант из будущего напомнил хозяину тела, не забыв добавить к своим мыслям изрядную долю издёвки и сарказма.
  
   'Павел - родная кровь, один из немногих, кому я могу доверять, - великий князь довольно жёстко пресёк ёрничество вселенца. - Я не намерен обсуждать характер и умственные способности своего брата, и точка'.
  
   'Ладно, не злись, - сдал назад Муромцев. - Подыщем Павлу толкового начальника штаба, за которым он будет как за каменной стеной'.
  
   Владимир Александрович потратил целых три месяца, чтобы избавить брата Павла от алкогольной зависимости. Как пояснил незваный 'гость', командир гвардейской кавалерийской дивизии был чересчур податлив влиянию внешней среды, и резонировал с каждым встречным алконавтом. Подобных персонажей в лейб-гвардии - море, да ещё и младшенький Александрович оказался на зависть компанейским товарищем. Великому князю пришлось использовать свои властные полномочия, чтобы удалить из столицы нескольких офицеров - собутыльников Павла. На время, разумеется, пока братец не оклемается.
  
   Процесс излечения сопровождался, скажем, так, постоянными неудобствами бытового характера, аналогичными тем, что в своё время испытывал генерал-адмирал. Зато через три месяца Петербург получил возможность лицезреть похудевшего и осунувшегося Павла Александровича, воротящего нос от коньяков с многолетней выдержкой, марочных вин, и прочих джиннов и водок.
  
   Служебные обязанности, руководство банком, забота о здоровье младшего брата, подготовка государственного переворота - всё вместе это отнимало огромное количество времени. Плюс ещё супруга и сыновья, которым так же требовалось уделить внимания, и, желательно, как можно больше. В какой-то момент Владимир Александрович перестал следить за переменами, происходившими на флоте, полностью положившись на своего товарища по несчастью, вице-адмирала Алексеева.
  
   В один прекрасный день рутина объявила таймаут, и жизнь моментально преподнесла брату покойного императора Александра Третьего-Миротворца приятный сюрприз. Этим сюрпризом стал неожиданный визит министра финансов Сергея Юльевича Витте, собственной персоной. Великий князь сначала даже не поверил своей удаче, когда адъютант передал письмо господина Витте с просьбой уделить ему время для приватной беседы.
  
   'Цель сама вошла в перекрестие прицела, и снайперу оставалось легонько надавить на спусковой крючок, - мысленно рассмеялся вселенец. - Тёзка, такой случай грех упускать - второго шанса не будет'.
  
   'Я не собираюсь страдать мучениями совести, - Владимир Александрович представил холёную физиономию Витте, и машинально сжал кулаки. - Серёжа сделал свой выбор, замахнувшись на русское золото'.
  
   Сергей Юльевич, как и ожидалось, завёл осторожную беседу на тему кредитно-финансовой политики банковского дома 'Прометей', прощупывая настроение новоявленного банкира царских кровей. Судя по всему, министр финансов хотел получить интересующую его информацию путём разговоров вокруг да около. Да ещё и из первых рук, наглец этакий!
  
   Великий князь сделал вид, что он готов поиграть по правилам самонадеянного гостя, а сам потихоньку взялся обрабатывать агента Ротшильдов по полной программе. Одного сеанса, по опыту Муромцева, могло оказаться недостаточно, поэтому Владимир Александрович первым делом внушил Витте мысль о необходимости продолжить их общение через пару деньков. Сергей Юльевич ничего не заподозрил, и послушно посещал дворец великого князя целых три недели подряд.
  
   Спустя ещё две недели газеты России разнесли по стране весть о трагической гибели министра финансов. Точнее, о самоубийстве, т.к. господин Витте нежданно-негаданно взял, да и бросился вниз головой с крыши пятиэтажного здания. Просто так, без каких-либо логически объяснимых причин.
  
   Расследование резонансной трагедии проводилось лучшими сыскарями империи, а его ходом постоянно интересовался сам император. Сыщики восстановили и скрупулёзно изучили распорядок последних дней жизни Сергея Юльевича, но так и не обнаружили чего-либо необычного и подозрительного. Самоубийство министра финансов так и осталось загадкой, и со временем обросло массой легенд и слухов.
  
   Николай Второй скорбел о смерти Витте дней десять, после чего назначил преемника. Им, к удивлению незваного 'гостя' из будущего, оказался граф Коковцев Владимир Николаевич, собственной персоной. Коковцев продолжил претворять в жизнь политику своего незадачливого предшественника, пока его самого не вынесло из министерского кресла волной тотальных перемен.
  
   - Ваше высочество, вице-адмирал Алексеев просит срочной аудиенции, - постучав в дверь, подполковник Аверин дождался разрешения войти, и шагнул в рабочий кабинет великого князя. - Он уже ждёт в приёмной...
  
   Едва адъютант успел объявить о прибытии неожиданного визитёра, Евгений Иванович, словно ураган, ворвался в кабинет сына покойного императора Александра Второго-Освободителя. Следом за Алексеевым в кабинет ввалилась троица ошарашенных казаков-охранников, не сумевших сдержать посетителя в приёмной. Казаки вытянулись по стойке смирно, подполковник Аверин замер с раскрытым ртом, шокированный энергией и напором пожилого адмирала.
  
   - Сработало!!! - громко воскликнул Алексеев, потрясая какой-то газетой. Оглянулся на лейб-гвардейцев, топтавшихся на пороге. - Ваше высочество, сработало!
  
   - Всё в порядке! Аверин, идите! - начальственным тоном рыкнул Владимир Александрович, ловко пряча в стол листы с набросками по закону о ценных бумагах. Адъютант с казаками моментально исчезли с глаз. - Что сработало!? Присаживайтесь, Евгений Иванович, и объясните, наконец, толком!
  
   - Извините, Ваше высочество, - вице-адмирал присел, было, на стул, но тотчас вскочил, положив перед великим князем один из номеров 'Крымского вестника'. - Прошу прощения, я весь на нервах... Сразу к Вам... Вот, здесь, я обвёл пером!
  
   - Найдены биткойны на имя штандартенфюрера Штирлица... Верну за обещанное вознаграждение... Подпись: Дейенерис Таргариен, - прочтя вслух текст объявления, Владимир Александрович замер, на секунду прикрыл глаза, потряс головой, бросил взор на объявление. Текст никуда не исчез. - Так... Давайте всё по порядку... Кто такая эта Дейенерис Таргариен? Сядьте, Вы, наконец, Евгений Иванович!
  
   'Дейенерис Таргариен - персонаж фэнтезийной саги, экранизированной в первой четверти двадцать первого века, - Муромцев мгновенно выдал короткую справку. - Роль Дейенерис играли две актрисы - англичанка и её испанская дублёрша... Испанка играла несколько сцен с обнажённой натурой... Я бы их трахнул, обоих'.
  
   'Помню, ты как-то рассказывал про это ваше фэнтези, - мысленно поморщился великий князь. - Ладно, что мы имеем?'.
  
   - По информации Каменского, Дейенерис Таргариен - это вымышленное имя одной из героинь американского телевизионного сериала 'Игра Престолов', - тем временем, Алексеев выдал по теме более полную, развёрнутую информацию. - Роль Дейенерис играла британская актриса Эмилия Кларк, а сам сериал снимался по произведениям Джорджа Мартина - американского писателя-фантаста... Вывод: человек, подавший данное объявление в 'Крымском вестнике', является выходцем из того же самого мира, что и наши вселенцы.
  
   - Ещё один 'гость' из будущего? - нахмурился Владимир Александрович, откидываясь на спинку кресла. - Кто? Почему он молчал больше года? Где он сейчас: в Крыму?
  
   - Скорее всего, в одном из городов Крыма, либо черноморского побережья России, - предположил вице-адмирал. - Это предпоследний номер 'Крымского вестника', мне прислали его сегодня с курьером.
  
   - Ваше объявление публикуется уже шесть-семь месяцев... Хорошо, будем считать, что найден ещё один визитёр из будущего, и житель нашей России не сошёл с ума после вселения в его тела чужого разума, - великий князь поднялся на ноги, прошёлся по кабинету, подошёл к окну, бросил взгляд на улицу, повернулся к посетителю. - 'Гость' адаптировался к сознанию хозяина тела, адаптировался к нашей реальности, и спустя год решился раскрыть собственное инкогнито... Вывод: визитёр весьма осторожен, но при этом желает найти таких же путешественников по времени, как и он сам.
  
   - Да, мы имеем дело с очень осторожным человеком, - соглашаясь, кивнул Алексеев. - Поэтому предлагаю не торопиться, чтобы не спугнуть этого типа.
  
   - Ладно, сыграем по его правилам... Евгений Иванович, я даю Вам полный карт-бланш в этом вопросе - делайте всё, что сочтёте нужным, - после небольшой паузы великий князь подошёл к столу, и нажал кнопку звонка. - Давайте мы с Вами хорошенько перекусим, а после обеда расскажете, что происходит в Адмиралтействе.
  
   В Адмиралтействе, по словам вице-адмирала, разгорелось подковёрное противостояние между реформаторами и ретроградами. К ретроградам, по мнению Евгения Ивановича, относились все те, кто группировался вокруг Копытова и Казнакова, и даже Макаров с Мессером. На противоположном полюсе находились Алексеев и генерал-адмирал, невольным образом объединившиеся в реформаторский тандем.
  
   - Степан Осипович взялся за стандартизацию всего и вся, и на прошлой неделе добрался до крупнокалиберных снарядов и зарядов к ним, - рассказывал вице-адмирал, помешивая чай серебряной ложечкой. - На заседании Адмиралтейств-совета ознакомил управляющего с результатами своих проверок... Скандал решили замять, не вынося сор из избы. Хорошо ещё, что Алексей Александрович в отъезде, отдыхает в Париже.
  
   - Хорошо бы навести Макарова на мысль, что длину снарядов следует увеличить на пару-тройку калибров, - призадумался Владимир Александрович. - Это касается всех типов снарядов, особенно фугасных, тонкостенных. Я мог бы просто приказать, сославшись на генерал-адмирала, но будет лучше, если Степан Осипович дойдёт до этого самостоятельно.
  
   - Сделаем, Степан Осипович прислушивается к моему мнению, - заверил Алексеев. - На следующем заседании мы с Макаровым поставим вопрос о принятии на вооружение фугасных снарядов с мелинитовой начинкой.
  
   - Отличная новость, - лёгкая улыбка тронула губы великого князя. - Казнаков с Копытовым, без сомнения, сразу же заведут разговор о деньгах... Евгений Иванович, обрадуйте этих динозавров, что банковский дом 'Прометей' с удовольствием поможет родному флоту - мы купим мелинит во Франции. Купим столько, сколько понадобится.
  
   - Откровенно говоря, я бы отдал предпочтение тротилу, а не мелиниту, - вздохнул вице-адмирал. - С мелинитом следует обращаться очень осторожно, а у нас снаряды ворочают вчерашние крестьяне, знающие о химии не больше, чем я о кибернетике.
  
   - Тротил можно закупить в Германии, либо заказать в нужном количестве, - не совсем неуверенным тоном произнёс Владимир Александрович. (Муромцев не помнил, в каком году немцы начали снаряжать свои снаряды данным ВВ). - Нет, проще будет достать технологию, и делать его в России.
  
   - Я считаю, что в качестве начинки снарядов, торпед и мин тротил намного перспективнее мелинита, - заметил Алексеев. - Как только у нас появится возможность производить достаточное количество этой взрывчатки, я предложу генерал-адмиралу полностью отказаться от пироксилина.
  
   - Евгений Иванович, составьте, пожалуйста, предварительный план перевооружения: количество тротила в тоннах, и сколько времени займёт переход с одной взрывчатки на другую, - попросил брат покойного императора Александра Третьего-Миротворца. - О финансах не беспокойтесь - это моя забота.
  
   - Владимир Александрович, такой план готов, - улыбнулся председатель МТК. - Согласно Вашему распоряжению, я реорганизовал работу Эм-Тэ-Ка, и теперь занимаюсь широчайшим кругом проблем.
  
   - Вот, как? - вскинул брови великий князь. - Давайте, рассказывайте во всех подробностях.
  
   Прихлёбывая чаёк, вице-адмирал неторопливо поведал о детально проработанных им планах реформирования флота. Начиная от перехода на комплектование экипажей кораблей профессионалами-контрактниками, и заканчивая перевооружением и модернизацией стремительно устаревших единиц. Кроме тех, чья боевая ценность уже равна нулю, либо станет равна нулю в самом ближайшем будущем.
  
   На Балтике немедленному списанию, как безнадёжно устаревшие, подлежали корабли береговой обороны 'Первенец', 'Не тронь меня', 'Кремль', мониторы типа 'Ураган', 'Чародейка' и 'Смерч'. Кроме них на слом должны были пойти башенные броненосные фрегаты, названные в честь четырёх знаменитых адмиралов российского флота, а так же древние канонерские лодки типа 'Ёрш' и 'Мина'. Списанию подлежал и броненосец 'Пётр Великий', модернизация которого за казённый счёт представлялась Алексееву излишне затратным мероприятием.
  
   Четверку старых броненосных и полуброненосных фрегатов - 'Генерал-Адмирала', 'Герцога Эдинбургского', 'Козьму Минина' и 'Дмитрия Пожарского' - планировалось переоборудовать в минные заградители, чтобы использовать их на Балтике. Три более новых броненосных крейсера - 'Адмирала Нахимова', 'Дмитрия Донского' и 'Владимира Мономаха' - после переоборудования в минзаги можно было либо оставить на Балтийском море, либо, при необходимости, перевести на Тихий океан.
  
   Броненосцы 'Николай Первый', 'Александр Второй', корвет 'Рында', а так же крейсера 'Адмирал Корнилов' и 'Память Азова' должны были составить учебно-артиллерийский отряд Балтийского флота. После капитального ремонта котлов, машин, и модернизации артиллерийского вооружения, разумеется.
  
   На Чёрном море планировалось сдать на слом 'Новгород' и 'Вице-адмирала Попова', причём сделать это как можно скорее. Длительная и затратная модернизация броненосцев 'Екатерина Вторая', 'Синоп', 'Чесма' и 'Георгий Победоносец' вряд ли бы поставила эти корабли в один ряд с 'Ретвизаном', 'Микасой', или 'Коммонвельфом'. Все четыре броненосца подлежали переводу в корабли береговой обороны и учебно-артиллерийский отряд с последующим списанием в 1905-1915 годах. Аналогичная судьба была уготовлена и 'Двенадцати Апостолам' - его планировалось сдать на слом после 1915 года.
  
   Три броненосца единичных проектов - 'Три Святителя', 'Ростислав', 'Князь Потёмкин-Таврический' - должны были составлять основу Черноморского флота в первое десятилетие двадцатого века. Затем, по мере вступления в строй новейших дредноутов, вышеуказанные корабли следовало модернизировать и перевести во вторую линию.
  
   Единственный крейсер Черноморского флота 'Память Меркурия' - по сути, вооружённый пароход - вряд ли смог тягаться с британскими 'Гиацинтом' или 'Амфитритом', не говоря уже об 'Абукире' и его систершипах. В МТК предложили вариант переделки данного корабля в минзаг, с последующей отправкой его на Дальний Восток.
  
   Ушедшие на Дальний Восток броненосцы 'Наварин' и 'Сисой Великий' Алексеев хотел уже через годик вернуть на Балтику для ремонта и модернизации, после чего перегнать их обратно на Тихий океан. 'Петропавловск', 'Севастополь' и 'Полтаву' планировалось ремонтировать и модернизировать на месте - во Владивостоке, или в Дальнем, когда там будет построена нормальная военно-морская база.
  
   Из броненосных крейсеров 'Россия' и 'Рюрик', по мнению председателя МТК, можно было получить великолепные минные заградители с сильным артиллерийским вооружением и большой дальностью плавания. Либо перевооружить и довооружить оба корабля 203-мм орудиями Канэ с длиной ствола в сорок пять калибров, если, конечно, Обуховский завод справится с крупным и срочным заказом. В этом случае крейсера могли бы нести по десятку восьмидюймовок каждый, имея в бортовом залпе по шесть орудий указанного калибра, не считая десяти-двенадцати шестидюймовок.
  
   Далее, вице-адмирал предложил идею перевооружения скорострельной артиллерией канонерских лодок, начиная с 'Корейца' и 'Манджура', и заканчивая недавно построенным 'Гиляком'. Здесь предлагалось несколько вариантов комбинирования орудий разных калибров, различавшихся по стоимости и объёмам работ.
  
   Коснулся Евгений Иванович и темы якорных морских мин, грозивших стать бичом Российского флота в грядущей войне с Японией. Широкомасштабное применение минных заграждений во время войн - Крымской 1853-1856 и Русско-Турецкой 1877-78 годов - вынудило моряков задуматься о создании средств противодействия новой угрозе. Единственным более-менее эффективным методом борьбы с минами стали буксируемые тралы самых различных типов.
  
   Ещё до назначения Алексеева новым председателем морского технического комитета МТК объявил конкурс на лучший проект по уничтожению минных заграждений. Было рассмотрено одиннадцать проектов, выплачено две премии, приняты на вооружении три буксируемых трала: для малых и больших гребных шлюпок, и для миноносцев. Кроме этого, в МТК готовились провести всесторонние испытания ещё одного образца - трала лейтенанта Шульца - наиболее перспективного трала изо всех имеющихся.
  
   Исходя из вышесказанного, вице-адмирал подготовил план организации на каждом из флотов минно-тральных флотилий постоянного состава. На первых порах Алексеев хотел включить в их состав все имеющиеся в наличии миноноски, миноносцы, а так же паровые минные катера с портовыми буксирами. В перспективе же председатель МТК намеривался разработать проекты большого и малого тральщиков - простых и дешёвых посудин, пригодных к массовому строительству, как на казённых, так и на частных верфях.
  
   - ...Где-то с месяц назад я призадумался над идеей паравана-охранителя, и с помощью Каменского нарисовал несколько эскизов этого перспективного механизма. К сожалению, мой тёзка из будущего видел параван лишь на картинках, поэтому пока рановато говорить о каких-то конкретных результатах работы, - рассказывал вице-адмирал, отодвигая опустевшую чашку чая, третью по счёту. - Владимир Александрович, мне не хотелось бы делиться секретными разработками с подчинёнными, которым не положено знать наш общий секрет, а у меня самого практически нет свободного времени...
  
   - Не расстраивайтесь, Евгений Иванович, Вы уже сделали очень многое, и сделаете ещё больше, - совершенно искренним тоном произнёс великий князь. - У Вас есть около года, чтобы подобрать надёжные кадры, после чего мы создадим в структуре Эм-Тэ-Ка закрытое конструкторское бюро... Не стоит афишировать на весть мир наши перспективные разработки.
  
   - Благодарю за доверие, Владимир Александрович, - Алексеев моментально сообразил, что в ближайший год в России ожидаются серьёзнейшие перемены на самой верхушке олимпа власти. Председатель МТК внутренне подобрался, словно старый матёрый волк, услыхавший призывный вой вожака стаи. - Можете не сомневаться - я сделаю всё, что от меня требуется.
  
   - Я нисколько не сомневаюсь в Вас, Евгений Иванович, - родной дядя ныне здравствующего императора хищно улыбнулся: улыбка походила на оскал тигра, или снежного барса. - Как я уже сегодня сказал: я поддержу любое Ваше решение.
  
   В середине декабря, убедившись, что братец Павел окончательно бросил пить, великий князь занялся созданием финансовой разведки и контрразведки империи. Вызвав по совету Муромцева к себе во дворец одного очень интересного офицера, Владимир Александрович предложил ему возглавить службу собственной безопасности при банковском доме 'Прометей'. Данная структура, по замыслам великого князя, со временем должна была трансформироваться в инструмент контроля над банковской сферой России, и не только.
  
   Полковник Александр Дмитриевич Нечволодов - так звали указанного офицера - принёс извинения, и попросил дать ему неделю на размышление. Одно дело ловить иностранных шпионов, террористов и революционеров, и совсем другое - заниматься финансовыми потоками внутри страны.
  
   Владимиру Александровичу такой подход понравился, и он дал полковнику для раздумий целых десять дней. Через десять дней Александр Дмитриевич стал начальником СБ банка 'Прометей', и, по совместительству, руководителем личной контрразведки великого князя. Спустя ещё год с небольшим карьера Нечволодова стремительно пошла вверх - его назначили руководителем могущественного тайного департамента при министерстве финансов, который подчинялся самому императору.
  
   Наступил новый, 1899 год, и сразу же после празднования Рождества в Царское Село примчался адъютант Алексеева, вручивший Владимиру Александровичу личное послание от вице-адмирала. Текст послания состоял всего лишь из одной единственного предложения - 'есть контакт' - совершенно непонятного стороннему и непосвящённому человеку.
  
   'Есть контакт, - прочитав фразу ещё раз, великий князь бросил письмо в камин. Пламя мгновенно охватило лист бумаги, и спустя минуту огонь испепелил послание. - Перестраховался наш 'Штирлиц', мог бы написать подробнее'.
  
   'А сам то? Евгений всё сделал правильно - элемент случайности никто не отменял, - возразил Муромцева. - Подождём результата... Эх, нет ничего хуже ждать и догонять'.
  
   Ждать пришлось целых две с половиной недели, зато сам результат поразил как Владимира Александровича, так и незваного 'гостя'. Впрочем, обо всём по порядку.
  
   Сославшись на необходимостью лично посетить достраивающийся броненосец 'Ростислав', председатель МТК отбыл в Крым. Спустя десять дней великий князь получил от Алексеева телеграмму, в которой содержалось время и место встречи с мадам 'Дейенерис Таргариен'. Владимиру Александровичу оставалось всего лишь приехать в арендованный вице-адмиралом роскошный особняк, что он и сделал в указанное время.
  
   - Позвольте представить Вам, Ваше Высочество, Дарью Матвеевну Овчинникову - вдову купца второй гильдии Евстратия Овчинникова, проживающую в Керчи, - произнёс Алексеев, делая полшага назад. - Это и есть наша Дейенерис Таргариен, собственной персоной.
  
   - Здравствуйте, Ваше Высочество, - женщина лет тридцати - тридцати пяти сделала лёгкий поклон, что было несколько неуместно в данной ситуации. - А Вы симпатичный мужчина... Ой! Простите, это моя итальянка вмешивается, Летиция. Вы ей очень понравились... Ой, извините!
  
   '(Цензура), они не тёзки! - великий князь внутренне похолодел. - Её 'гостья' вмешивается в управление телом хозяйки!'.
  
   'Ни черта не понимаю, - мысленно оторопел вселенец, потрясённый не меньше хозяина тела. Мало того, что дамочки носили разные имена, они, как выяснилось позднее, родились в разные месяцы, не говоря уже о днях. - Не тёзка, и даже не русская'.
  
   - Обычно я первым делаю дамам комплименты, - улыбнулся Владимир Александрович, галантно кивая головой. - Вы очень красивая женщина.
  
   - Ах, спасибо, - Дарья Матвеевна мгновенно вспыхнула, словно школьница, и потупила глазки. Пользуясь моментом, великий князь окинул гостью оценивающим взглядом опытного любовника. Госпожа Овчинникова с её кустодиевской фигурой совершенно не походила на образ худенькой Дейенерис Таргариен, плюс была повыше Эмилии Кларк. Единственное, что объединяло киношную героиню британской актрисы и Дарью Матвеевну - это голубые глаза и роскошные светлые волосы.
  
   'Типично русская женщина, - прокомментировал Муромцев. - Если поработать над причёской и макияжем, то... отбоя от мужиков не будет. Энергетика у неё сильная, так и тянет'.
  
   'Она вдова, а её покойный муж, вероятно, был староват для активной сексуальной жизни, - машинально отозвался Владимир Александрович. - Чёрт, от тебя нахватался, между прочим!'
  
   - Ваше Высочество, Дарья Матвеевна, предлагаю продолжить беседу за трапезой, - произнёс вице-адмирал, делая приглашающий жест в сторону богато сервированного стола. - Нас ждёт настоящая итальянская кухня... Не шучу: специально выписал повара-итальянца.
  
   За обедом разговорились. История жизни Дарьи Матвеевны Овчинниковой оказалась достаточно банальна, можно сказать, скучна. Красивая и умная девушка, старшая дочь бедных родителей, в двадцать лет вышла замуж за сравнительно обеспеченного пожилого человека - купца второй гильдии Евстратия Овчинникова. Типичный брак по расчету, без детей, продлившийся одиннадцать лет, пока купец не скончался после очередной попойки с друзьями.
  
   Похоронив супруга, женщина оказалась поставлена перед выбором: либо продать не особо успешную торговлю покойного мужа, либо самой заняться его делами. Как уже говорилось, детей у Дарьи Матвеевны не было, поэтому она решила рискнуть, и бесстрашно окунулась в океан российского бизнеса конца 19-го века.
  
   Если кто-то ожидает повествования о невероятном успехе вдовы в бизнесе, то он жестоко ошибается. За шесть лет 'одиночного плаванья' в океане патриархата купчихе удалось сохранить статус кво, и не более того. А тут ещё и итальянка из будущего рухнула на голову, точнее, угодила прямиком в чужое тело.
  
   Дарья Матвеевна едва не сошла с ума, пока не приспособилась к симбиозу с незваной 'гостьей' из будущего. Сексуально озабоченные злопыхатели, коих у целомудренной и одинокой вдовы с лихвой хватало, отметили, что женщина почти месяц не выходила из дома, и сделали выводы, исходя из собственной моральной испорченности.
  
   - Господи, Ваше Высочество, каких только ужасных сплетней они про меня не насочиняли! - в красках расписав козни страдающих сексуальной неудовлетворённостью завистников, купчиха расплакалась, щедро орошая слезами накрахмаленную салфетку. - Распустили слухи, что я доступная, развратная и продажная женщина! Господи, разве можно так врать!? Как только таких врунов земля носит?!
  
   - Дарья Матвеевна, не плачьте, пожалуйста, - великий князь сунул даме свой собственный носовой платок. - Хотите, я пошлю в Керчь батальон верных гвардейцев, и они поднимут на штыки всех Ваших врагов и соседей-сплетников? Уверяю Вас: солдаты убьют всех, включая стариков и младенцев. Злословие должно жестоко караться.
  
   - НЕТ!!! Ваше Высочество, не делайте этого!!! - женщина моментально пришла в себя - замерла, поражённая словами Владимира Александровича. - Ради бога, прошу Вас, пощадите несчастных! Они не ведают, что творят!
  
   - Успокойтесь, я пошутил, - произнёс сын императора Александра Второго-Освободителя, незаметно кивнув Алексееву. Вице-адмирал оперативно протянул Дарье Матвеевне целую стопку салфеток. - Расскажите про Вашу итальянскую 'гостью' Летицию.
  
   'А я бы выслал терроргруппу, чисто ради профилактики... хи-хи, свободы слова, - мысленно засмеялся вселенец. - Чтобы неповадно было всяким уродам раскрывать свои вонючие хавальники'.
  
   'Уймись, побереги патроны, - нахмурился хозяин тела. - У нас девятьсот пятый год на носу, а Русский Иностранный легион существует лишь на бумаге'.
  
   'Эх, могли бы сотворить миф на ровном месте, - вздохнул киллер-гипнотизёр. - На четверть века хватило бы, а то и вообще новую религию состряпали бы'.
  
   Летиция Кавалли летела в Японию из Парижа тем же самым самолётом, что и старший лейтенант Муромцев. Угодив в тело россиянки конца 19-го века, итальянка испытала шок (Дарья Матвеевна была поражена не меньше), и долго не могла найти общий язык с хозяйкой тела, ибо мыслеобразы Летиции соответствовали логике мышления человека первой четверти 21-го века. Постепенно - месяца через три - обе женщины примирились с новой реальностью, и жизнь керченской купчихи вошла в более-менее привычное русло. До того самого момента, пока вдова не прочла в 'Крымском вестнике' одно интересное объявление. Остальное было делом техники.
  
   'Летиция Кавалли, сорок пять лет... Два высших образования, последнее двадцать лет работала в сфере печати, полиграфии, или чего-то похожего... Блин, там же везде сплошная компьютеризация процесса от и до, - призадумался Муромцев. - Хоть убей, не знаю, куда приткнуть сей дамский тандем'.
  
   'Для начала переселим Дарью Матвеевну в столицу, - мысленно отозвался великий князь. - Потом придумаем, что делать со знаниями Летиции'.
  
   'Слушай, а давай предложим Алексееву жениться на Дарье? - тотчас выдал вселенец. - Брак по расчёту, зато Дарья-Летиция постоянно будет под нашим надзором'.
  
   'А это мысль, - Владимир Александрович бросил оценивающий взгляд на председателя МТК. - Двух зайцев одним выстрелом... Тёзка, ты гений!'.
  
   Разговор о свадьбе состоялся через пару дней. Вице-адмирал признался, что купчиха ему нравится, и он готов пойти с нею под венец хоть сейчас. Дело за малым - хотелось бы получить согласие самой невесты.
  
   Потянув для приличия полторы недели, Дарья Матвеевна согласилась выйти замуж за Алексеева. Жених хоть и в возрасте, зато богатый и с положением в обществе - грех упускать такого видного мужчину. Женщину не пугало даже то, что Евгения Ивановича в любой момент могли назначить командовать флотом где-нибудь у чёрта на куличках. Свадьбу сыграли в апреле, после приезда великого князя из Москвы.
  
   Планируя визит в Москву, Владимир Александрович преследовал сразу несколько целей. Во-первых, учредить совместно с Николаем Александровичем Второвым финансовый фонд 'Проксима' - 'дочку' банковского дома 'Прометей'.
  
   Во-вторых, необходимость провести несколько сеансов гипноза, чтобы излечить от алкоголизма московского губернатора, своего родного брата Сергея Александровича.
  
   В-третьих - лично оценить состояние московского Кремля, посмотреть на месте, что и как надо будет перестроить, чтобы превратить Кремль в императорскую резиденцию. Плюс, примерно прикинуть, во сколько миллионов рубликов обойдётся масштабное строительство.
  
   В-четвёртых - самое главное - пообщаться с несколькими интересными личностями, образованнейшими людьми своего времени. Такими, как академик Иван Иванович Янжул, профессор-экономист Александр Иванович Чупров, профессора математики Николай Васильевич Бугаев и Павел Александрович Некрасов.
  
   В Москве всё прошло, как по маслу. Окрылённый открывшимися перед ним перспективами, Второв развил бурную организаторскую деятельность, вовлёк в бизнес капиталы и активы нескольких крупных промышленников, и даже заключил союз со своим конкурентом - купцом 1-й гильдии Николаем Дмитриевичем Стахеевым. Наполеоновским планам и амбициям Николая Александровича не хватало публичного пиара, и торжественное открытие фонда 'Проксима' с лихвой исправило этот недостаток.
  
   С Сергеем Александровичем пришлось повозиться - младший братик оказался не настолько податлив к гипнозу, как хотелось бы. Тем не менее, великий князь смог поставить московскому губернатору гипноблок, действие которого продлилось около полугода. Осенью Сергей Александрович сорвался, и устроил бурную пьяную вакханалию с оргиями, но это уже ария из другой оперы.
  
   После осмотра Кремля Муромцев посоветовал Владимиру Александровичу организовать отдельное архитектурно-фортификационное бюро, которое и будет заниматься ремонтом и перестройкой зданий. А самое главное - закрыть и оградить от праздношатающейся публики - посетителей церквей и храмов - хотя бы часть территории Кремля, иначе будет невозможно обеспечить безопасность императора и членов его семьи. Революционерам и террористам не составит труда прикинуться верующими, и закидать бомбами выбранную мишень.
  
   Темой бесед с Янжулом, Чупровым, Бугаевым и Некрасовым являлись экономические и финансовые вопросы. В разговорах с вышеуказанными профессорами и академиками великий князь осторожно знакомил учёных мужей с принципами деятельности ФРС США, и просил их оценить работоспособность подобной системы в принципе.
  
   Полагаю, не требуется уточнять, что господа академики и профессора, образно говоря, сочли необходимым принять вызов, и один за другим взялись за расчёты и вычисления. Спустя какое-то время каждый из учёных прислал Владимиру Александровичу математические обоснования возможности, или невозможности применить теоретические выкладки на практике в условиях российского капитализма.
  
   По возвращении в Царское Село великий князь узнал, что у Алексея Александровича возникли трения с императором: Николай стал требовать сократить стоимость проектируемых броненосцев и крейсеров. Сие, соответственно, должно было уменьшить водоизмещение и в худшую сторону повлиять на боевые характеристики кораблей.
  
   Генерал-адмирал пытался, было, апеллировать к их прежним договорённостям, но царь упёрся намертво, словно баран. 'Хозяин' же российского флота, в свою очередь, обиделся на племянника, и принялся вымещать злость на подчинённых, распекая всех подряд - за дело, и просто под настроение. В Адмиралтействе стоял стон.
  
   'Похоже, сейчас нам лучше не лезть к царю с новыми идеями, - взгрустнул вселенец. - Плакал наш Иностранный легион... А какая была задумка!'.
  
   'Лёшка как-нибудь переживёт, а Иностранный легион я сам создам... Ники уже не долго осталось, - сын покойного императора Александра Второго-Освободителя повернулся лицом к иконе и перекрестился. - Прости меня, Господи, я не вижу иного выхода... Прости меня, брат Сашка, если сможешь, но Россия дороже твоих сыновей'.
  
   Во второй половине мая Владимир Александрович на борту крейсера 'Светлана' совершил морское путешествие по Балтике и высоким заполярным широтам. Выйдя из Петербурга, крейсер обогнул Скандинавский полуостров, доставив в Кольский залив члена царской семьи и его многочисленную свиту.
  
   Здесь, в Екатерининской гавани состоялись торжества по случаю открытие коммерческого порта Александровск. По завершении мероприятия 'Светлана' доставила Владимира Александровича в Архангельск, откуда великий князь спустя пару дней отправился в Москву, и далее в Петербург.
  
   В июне произошло событие, о котором старший лейтенант Муромцев умолчал по причине полного незнания о нём, и которое едва не разрушило все начинания Владимира Александровича. Любимая женщина Алексея Алексеевича, графиня Зинаида Богарнэ неожиданно отошла в иной мир, оставив великого князя наедине с его винным погребом.
  
   Генерал-адмирал впал в депрессию и уныние, и в один прекрасный момент нажрался вусмерть на пару с мужем своей покойной любовницы, герцогом Евгением Лейхтенбергским. Попойка аукнулась весьма печальными последствиями для обоих: Алексея Александровича с трудом откачали лучшие доктора столицы, а его собутыльника через месяц жестоко избили нанятые охранкой бандиты. Герцог Лейхтенбергский до конца своих дней остался прикованным к кровати инвалидом, и спустя пару лет скончался в бедности и полном одиночестве.
  
   'Чёрт бы тебя побрал с твоим гипнозом! Я чуть не угробил своего родного брата! Сам, своими руками! - сидя у постели генерал-адмирала, Владимир Александрович долго не мог прийти в себя, (мысленно) ругался на вселенца, почём свет стоит. Незваный 'гость' предпочёл не вступать в спор, ожидая, пока хозяин тела слегка поостынет, и будет способен мыслить логически. - Господи, за что!? За что ты послал мне такие испытания!?'.
  
   Риторический вопрос великого князя так и повис в информационном поле планеты без ответа. Младший братец потихоньку оклемался, окончательно восстановившись где-то к середине июля, как раз к похоронам наследника престола. Владимир Александрович, справившись с переживаниями и душевными метаниями, извинился перед Муромцевым, и взялся 'обрабатывать' ещё одного своего племянника, Михаила.
  
   Несостоявшийся император Михаил Александрович хорошо поддавался гипнотическому воздействию извне. Как, впрочем, различным соблазнам и всяческим плотским искушениям. Наработав кое-какой опыт, великий князь мог бы с лёгкостью внушить племяннику любую программу, в т.ч. и программу самоуничтожения, после чего Михаил покончил бы с собой в любой момент. Либо убил бы того, на кого ему укажет гипнотизёр. Всё остальное стало, как говорится, делом техники.
  
   Механизм смены власти был запущен сразу же после скоропостижной смерти на Кавказе самого младшего сына императора Александра Третьего, Георгия Александровича. Тело покинувшего этот бренный мир цесаревича было доставлено в столицу и после всех положенных религиозных ритуалов было погребено в Петропавловском соборе рядом с саркофагом отца. Наследником престола, вплоть до рождения у Николая сына, автоматически стал Михаил Александрович, четвёртый сын Александра Третьего.
  
   Чтобы избежать непредвиденных осложнений, Владимир Александрович назначил на девятое июля (по новому стилю) начало военных маневров, в которых были задействованы почти все гвардейские полки. Учения планировалось провести в окрестностях Царского Села, а по их окончании устроить императорский смотр и парад, переходящий в банкет-фуршет.
  
   После неожиданной кончины Георгия маневры приостановили на неделю, но не отменили. Задействованные в учениях нижние чины, в массе своей, во время похорон цесаревича оставались полевых лагерях, занимаясь тактикой и огневой подготовкой.
  
   Маневры возобновились во второй половине дня пятнадцатого июля, и под их предлогом солдаты гвардейских полков ночью взяли Царское Село в двойное кольцо. Таким образом, утром шестнадцатого июля великий князь имел за своей спиной силу в несколько тысяч надёжных штыков и сабель, и никто не подозревал, что своим присутствием гвардейцы обеспечивают успех государственного переворота.
  
   - Ваше высочество! Ваше высочество, проснитесь! - стук в дверь вырвал из объятий Морфея Владимира Александровича и его супругу. - Ваше высочество! Это подполковник Аверин!
  
   - Господи, не дадут поспать, - простонала Мария Павловна, переворачиваясь на другой бок. - Владимир, что, там, опять такое, из-за чего нас разбудили прямо посреди ночи?
  
   - Спи, я сам разберусь, - великий князь чмокнул в щёку Марию Александрину Елизавету Элеонору, и потянулся за одеждой. - Сейчас выйду, дайте хоть штаны одеть!
  
   - Ваше высочество, прошу прощения, произошло непоправимое, - по бледной физиономии Аверина текли крупные капли пота. За спиной подполковника замерли адъютанты и человек пять казаков охраны, чьи напряжённые взгляды были прикованы к лицу Владимира Александровича. - Его Величество Император Николай Александрович убит... Убит своим родным братом Михаилом Александровичем.
  
   - Канделябром? - прищурился великий князь, прислушиваясь к доносившимся с улицы отзвукам зычных команд и ржанию лошадей.
  
   - Нет, из револьвера, подробности мне неизвестны, - отрицательно мотнул головой Аверин. - Я уже послал за Их высочествами Алексеем Александровичем и Павлом Александровичем.
  
   - Гвардию в ружьё, послать гонцов к Константину Константиновичу, вызвать ко мне генералов Павловского, Пенского, Чекмарёва, - в голосе сына императора Александра Второго-Освободителя зазвучал металл. - Господа атаманцы, грузите пулемёты в коляски, и по коням!
  
   В Александровском дворце царили смятение и растерянность. Барон Мейендорф отдавал и сразу же отменял приказы, часть казаков собственного ЕИВ конвоя зачем-то прочёсывали близлежащую 'зелёнку', другие щёлкали затворами винтовок на крыше дворца. Откуда-то из глубины здания доносились женский плач и подвывания, по двору бродила пара-тройка женщин из числа прислуги.
  
   - Пулемёты на позиции, не пропускать никого, кроме великих князей и их адъютантов! - приказал Владимир Александрович, спешиваясь с коня, и оглядываясь по сторонам. - Отозвать казаков из парка! Не хватает ещё перестрелять своих!
  
   - Простите, Ваше... Величество, виноват, - командир собственного ЕИВ конвоя замер по стойке 'смирно', застыл, словно статуя. - Никогда бы не подумал, что... цесаревич Михаил может...
  
   - Запомните, Александр Егорович: Вы ни в чём не виновны, - великий князь глянул в лицо Мейендорфа - в уголках глаз барона блестели слёзы. - Ведите!
  
   'Картина маслом, - удовлетворённо прокомментировал Муромцев, едва хозяин тела заглянул в кабинет царя. - Семь пуль в две тушки... Лепота'.
  
   - Это граф Фредерикс, - глухим тоном произнёс барон Мейендорф, указывая на второй труп, лежащий ничком в углу. - Михаил Александрович... Он под присмотром в соседней комнате.
  
   - О, Господи! Ники! - в кабинет друг за дружкой вбежали великие князья Константин и Дмитрий Константиновичи. - Владимир, да что же это у нас творится!? Сначала Георгий, теперь Николай!
  
   - Александр Егорович, ждите нас здесь, - Владимир Александрович повернулся в сторону родственников. - Идёмте...
  
   - Мишка! Что ты наделал?! - отпихнув в сторону трёх казаков, Константин и Дмитрий Константиновичи принялись трясти цесаревича-цареубийцу, словно грушу. Казаки благоразумно ретировались в коридор, чтобы ненароком не попасть под чью-нибудь высокородную горячую руку. - Почему?! Зачем?!
  
   - Он всегда ненавидел меня, - пролепетал Михаил Александрович, не делая попыток вырваться из рук 'трясунов'. - Всегда!
  
   - Прекратить! Дмитрий! Константин! - сын императора Александра Второго-Освободителя грохнул кулаком по стойке буфета. Братья Константиновичи отпустили виновника 'торжества', тот плюхнулся на стул, и прикрыл лицо руками. - Моё мнение таково: у нас нет прав казнить наших родственников!
  
   - И что же с ним делать, брат Владимир? - нехорошо прищурился Константин Константинович. Дмитрий выругался вполголоса, и отошёл к окну. - Посадить на трон вместо Николая?
  
   - На трон есть кому сесть и без него, - великий князь выглянул в коридор, окликнул ближайшего из казаков. - Господин есаул! Будьте добры, принесите бумагу и письменные принадлежности.
  
   - Давай, племянник, пиши отречение от престола, - спустя полминуты перед Михаилом появились несколько листов бумаги и чернильница с перьями. Дмитрий и Константин Константиновичи переглянулись между собой, но ничего не сказали. - Даю слово, что никакого суда над тобой не будет. Ты будешь жить в покое и достатке... в Москве.
  
   - Пиши, пиши, эта бумажка спасёт твою никчёмную жизнь, - донёсся от дверей знакомый голос, и в комнату вошёл Павел Александрович. Его сопровождение - три дюжих кавалериста с револьверами в руках - шагнули следом, готовые схватить и скрутить любого, на кого укажет их командир. - Господи, да что же это такое?! Вторые похороны за неделю!
  
   - Я намерен исправить жестокость своего отца и старшего брата, и вернуть из ссылки Николая Константиновича, - Владимир Александрович подошёл вплотную к Дмитрию и Константину. - Родство должно быть дороже женщин, золота и бриллиантов.
  
   Ближе к полудню к Александровскому дворцу постепенно подтянулись члены царской семьи: Михаил Николаевич, его сыновья - братья Михайловичи, Алексей Александрович, и другие. Одним из последних примчался Николай Николаевич-младший, увидел озабоченную физиономию Сергея Михайловича, и сразу же осознал главное - в России произошла смена власти.
  
   - Почему именно ты???!!! - спросил, нет, выкрикнул великий князь, сверля нового императора полным ненависти взглядом. - Ты же понимаешь, что по закону твои сыновья не имеют прав на наследование престола?!
  
   - Я решу эту проблему, - улыбнулся Владимир Александрович, глядя прямо в глаза своему завистнику. Николай Николаевич внезапно ощутил странное неудобство и смутное беспокойство, и отвёл взгляд в сторону.
  
   Часть 2.
  
   - Ваше Величество, курьер генерал-адъютанта вице-адмирала Алексеева прибыл в Кремль, - хорошо поставленным баритоном произнёс секретарь. - Примите сразу, или сопроводить в Вашу особую гостевую комнату?
  
   - Пусть подождёт, - ответил Владимир Александрович, не отрывая глаз от докладной записки министра внутренних дел. - Проведите офицера в особую гостевую, предложите поужинать, я освобожусь часа через полтора.
  
   - Слушаюсь, Ваше Величество, - поклонившись, секретарь попятился, вышел из кабинета, и бесшумно закрыл за собой двери.
  
   Император даже не повёл бровью, целиком погрузившись в чтение отчёта князя Святополк-Мирского о беспорядках в Кишинёве и последовавших за этим волнениях в Бессарабии. Указанные беспорядки и волнения были организованы после жёсткой реакции властей на попытку устроить в Кишинёве еврейский погром.
  
   В роли организаторов кровавой вакханалии оказались революционеры-террористы(!) и монархисты-черносотенцы(!), нежданно-негаданно друг для друга оказавшиеся фактически в одной лодке - и первые и вторые выступали против центристской политики императора. Этот совершенно нелогичный союз двух заклятых врагов привёл к тому, что подавлявшие бунт армейские подразделения разгромили артиллерийским огнём треть Кишинёва: власти империи действовали жёстко и беспощадно. Досталось всем, в т.ч. и формально потерпевшей стороне - евреям.
  
   В принципе, революционеров-террористов и монархистов-черносотенцев можно было понять - их чёрно-белые картины библейско-христианского мира рушились буквально на глазах. 'Виной' тому являлось ведение в стране нового имперского закона, Конституции, объявлявшей равенство всех религий, возникших не менее тысячи лет назад, при условии, что они не представляют угрозы для государства и его граждан. Под данное определение автоматически попадали буддизм, ислам, иудаизм, христианство, а терминология 'угроза государству и его гражданам' могла трактоваться сколь угодно широко, в зависимости от уровня интеллекта и кругозора императора.
  
   Население неоднозначно воспринято долгожданную Конституцию, т.к. новый закон с одной стороны укреплял самодержавную власть царя, с другой - наделял россиян определёнными гражданскими права и свободами. Наиболее благосклонно к Конституции отнеслись купцы и промышленники всех калибров, почуявшие возможность работать и зарабатывать во благо себе и обществу, а так же военные и государственные служащие всех рангов.
  
   Различные болтуны и теоретики всех мастей разразились критикой существующих порядков и законов вообще, благо новая Конституция разрешала высказывать своё собственное мнение. В разумных пределах, разумеется, ибо призывы к любому виду насилия и содействие оному автоматически ставили нарушителей вне закона. Со всеми вытекающими из Уголовного кодекса последствиями, нового, между прочим, крайне жёсткого в отношении подстрекателей.
  
   Основная масса населения - крестьянство и рабочие - в массе своей не определились с отношением к новому имперскому закону. По вполне тривиальным причинам - Конституция не стала, да и не могла стать панацеей ото всех проблем и бед крестьянства и рабочего класса. Фабрики и заводы так и оставались в руках их законных владельцев, земля так и не перешла в собственность крестьян, а молочные реки с кисельными берегами по-прежнему остались сказками.
  
   'Безмозглые идиоты, чёрт бы их всех побрал, - минут через десять Владимир Александрович швырнул бумаги на стол, и прикрыл глаза. - Господи, как мне вразумить кучу тупорылых долбодятлов, возомнивших себя спасителями отечества? Хоть самому революцию устраивай!'.
  
   'Поправка: кучу тупорылых биороботов, а не долбодятлов - не надо обижать долбодятлов столь обидными сравнениями, - тотчас отреагировал вселенец. - Варианты вразумления биороботов, на выбор: организовать АНБ, ГПУ, ГТП, или папскую инквизицию... Но сначала потребуется избрать Папу... Мухосранского, например, или Крыжопольского'.
  
   'В главном ты прав - религиозные системы и примыкающие к ним учения являются 'операционками' для управления массовым сознанием биологических компьютеров, - царь давно перестал реагировать на ёрничество и сарказм незваного 'гостя'. - Самое поганое в этом то, что невозможно переустановить 'операционку' всем и каждому... Господи, тёзка, как же мне надоело думать твоими нерусскими терминами!'.
  
   'Хи-хи, не каждый идеолог революционной 'пехоты' удостоится чести быть приглашённым погостить в резиденции императора, - мысленно хихикнул Муромцев, намекая о прошлогодних встречах императора с двумя интересными иудейскими деятелями - Мойше Лилиенблюмом и Ушером Гинцбергом. - Ушер с Мойшей вышли из дворца с такими рожами, словно базарили не с правителем гоев, а с посланником мистера Яхве'.
  
   Владимир Александрович усмехнулся, вспомнив задумчивые лица господ Лилиенблюма и Гинцберга. Указанные господа действительно были приглашены в Москву, в Кремль, и в течение недели удостоились трёх личных аудиенций Российского императора. Аудиенции прошли, как говорится, в тёплой и дружеской атмосфере, несмотря на неодобрение со стороны Синода, и, вообще, православной церкви в целом.
  
   Неизвестно, чего ожидали от этих встреч господа Мойше и Ушер, т.к. Владимир Александрович безапелляционно навязал гостям свою тему для беседы. Начал с того, что вкратце пересказал Гинцбергу и Лилиенблюму древнешумерскую мифологию, потом рассказал про космических геологов-богов - беглецов из других звёздных систем, перешёл к технологическим девайсам предков древних иудеев, которые со временем стали отождествляться с религиозными фиговинами. В какой-то момент обратил внимание, что Ушер с Мойшей, говоря компьютерной терминологией, 'зависли', и перенёс 'продолжение банкета' на послезавтра.
  
   Вторая и третья встречи прошли по тому же самому сценарию: Лилиенблюм и Гинцберг узнали много чего интересного о Великих пирамидах на плато Гиза, о разрушенных форпостах богов в Южной Америке, и так и не смогли заинтересовать царя своими собственными темами для обсуждений. Лишь под конец император как бы между прочим сообщил гостям о предстоящей отмене т.н. 'ценза осёдлости' и уравнивании в правах людей, исповедавших основные религии.
  
   Действительно, примерно через полгода 'ценз осёдлости' канул в небытие, и еврейские кагалы хлынули во все губернии Российской империи. Как говорится: с разбегу об телегу.
  
   Во-первых, науськанное русскими националистами население данных губерний крайне предвзято относилось к лицам еврейской национальности. У еврейских ортодоксов практически ежедневно возникали недопонимания с мещанами и крестьянами, что автоматически давало полиции повод и право вмешиваться, сажая в кутузку всех подряд. Местных, обыкновенно, вскорости выпускали, а вот пришлых прессовали по полной программе.
  
   Во-вторых, выяснилось, что жандармы и две вновь организованные спецслужбы - следственный комитет и служба контрразведки - доставляют одичавшей 'пехоте' мистера Яхве огромное количество проблем и неприятностей. Причём, делают это совершенно законными методами и средствами, ссылаясь на параграфы законов и императорских указов, и без особых сентиментов бросают в тюрьмы даже самых уважаемых раввинов.
  
   А пару месяцев назад у всех этнических преступных группировок России (в т.ч. и еврейских) объявился новый, безжалостный и беспощадный противник - китайские триады. По слухам, эти экзотические для Европы бандиты заключили контракт наместником ЕИВ на Дальнем Востоке, вице-адмиралом Алексеевым. Согласно данному контракту (по слухам, разумеется), китайцы получили эксклюзивные права на торговлю опиумом и гашишем на территории Российской империи в обмен на выдавливание и уничтожение конкурентов.
  
   По стране прокатилась волна загадочных смертей и жестоких убийств, расследование которых топталось на месте: полиция и жандармы, зачастую, не могли даже определиться с кругом подозреваемых. Это, по мнению профессиональных революционеров и падких на сенсации журналистов, подтверждало версию о достигнутом консенсусе между триадами и царской властью.
  
   На самом деле фантастическая версия про пришлых китайцев была придумана Владимиром Александровичем для прикрытия деятельности 'чёрного эскадрона' - секретного подразделения при службе контрразведки. Данной силовой структурой руководила некая Любовь Константиниди - вчерашняя крестьянская дочка, на вид застенчивая и скромная женщина, в которой сложно было заподозрить опытного агента иностранной разведки первой четверти 21-го столетия от Р.Х.
  
   Появившись в окружении царя около двух лет назад, двадцатидвухлетняя Константиниди в мгновение ока сделала столь головокружительную карьеру, которой позавидовал бы любой античный герой. Полагаю, читатели уже догадались, что указанная особа жила обыкновенной жизнью крестьянской девушки, пока в её тело не угодила ещё одна 'гостья' из будущего, полностью перевернув жизнь хроноаборигенки. Впрочем, обо всём по порядку.
  
   Взойдя на престол после гибели незадачливого племянника, Владимир Александрович распорядился отменить дорогостоящие мероприятия по случаю своей собственной коронации. В опубликованном во всех газетах империи рескрипте новый царь всея Руси информировал подданных, что в связи с последними трагедиями в семье он не видит повода для публичных торжеств. В-общем, коронация была проведена скромно, без всенародных гуляний и прочих празднеств.
  
   Сразу же после коронации император устроил разгром потенциальной внутрисемейной оппозиции, отодвинув подальше от власти одних, приблизив и реабилитировав других. В Туркестан помчался особый курьер, вручивший великому князю Николаю Константиновичу - старшему сыну Константина Николаевича - личное послание от Владимира Александровича.
  
   Ещё один курьер с письмом аналогичного характера отправился в Англию, где проживал Михаил Михайлович - второй сын престарелого Михаила Николаевича. Забегая вперёд, скажем, что после некоторых раздумий и переписки с царём Николай Константинович возвратился в Санкт-Петербург, а вот Михаил Михайлович предпочёл остаться в Лондоне, морально поддержав демарш отца и своих родных братьев.
  
   Демарш клана Михайловичей, как это ни странно прозвучит, был воспринят Владимиром Александровичем, как подарок судьбы, и стал вторым крупным успехом после операции по восшествию на трон. В реальности Муромцева генерал-фельдцейхмейстер и его сыновья навредили России намного больше, чем все подданные микадо вместе взятые, поэтому отстранение великих князей Михайловичей от рычагов власти стало для нового русского государя задачей первостепенной важности.
  
   Взвесив все 'за' и 'против', Владимир Александрович принял решение говорить с каждым из представителей клана Михайловичей отдельно, как говорится, в приватной обстановке. Начал со патриарха клана, с четвёртого сын покойного императора Николая Первого. Результатом беседы с Михаилом Николаевичем стала почётная отставка последнего со всех постов, с сохранением пожизненного содержания за счёт казны, плюс дополнительными финансовыми бонусами и выплатами. Должность генерал-фельдцейхмейстера упразднялась за ненадобностью.
  
   Сергей Михайлович, приставленный покойным Николаем Вторым присматривать за балериной Кшесинской, столкнулся с жёсткими условиями нового царя, и был вынужден их принять. Отныне развитием русской артиллерий занимался лично сам царь, а покровитель Матильды исполнял роль свадебного генерала. Концерн Шнейдера, в свою очередь, лишился в России привилегированного положения.
  
   Разумеется, великому князю крайне не нравилась данная ситуация, и спустя семь месяцев он попробовал надавить на генералов из ГАУ, чтобы организовать своим французским друзьям выгодные условия конкурса.
  
   Реакция императора была сокрушительной: тайный департамент при министерстве финансов приостановил работу банковского дома 'Мидас', наложив арест на все его счета и имущество. Воспользовавшись ситуацией, финансовые спекулянты Гинцбург и Поляков сначала обанкротили, а затем просто перекупили 'Общество Путиловских заводов'. Предприятие перешло под управление назначенной Второвым администрации, а разобиженный Сергей Михайлович собрал чемоданы, и укатил в Париж. Что примечательно, один, без Матильды.
  
   Нелюбимый генерал-адмиралом Александр Михайлович пал жертвой конфликта Владимира Александровича с бабским триумвиратом - вдовствующими императрицами Марией Фёдоровной и Александрой Фёдоровной, и Ксенией Александровной, родной сестрой Николая.
  
   Самым слабым звеном данного триумвирата являлась Аликс, которая никак не могла примириться с мыслью о фактическом крахе её собственной жизни. После похорон мужа 'гессенская муха' впала в депрессию, а спустя какое-то время крупно разругалась с Дагмарой. Собственно, сей конфликт был заранее просчитан и разожжён по рекомендации Муромцева, изучавшим в своё время женскую психологию. Комбинация с подставой получилась на славу.
  
   Сначала доверенные (и проплаченные кем нужно) люди донесли до Марии Фёдоровны и Александры Фёдоровны информацию о том, что новый царь рассматривает варианты суда над Михаилом. Обе вдовствующие императрицы помчалась к императору, одна - просить казнить убийцу супруга, другая - с просьбой о помиловании своего сына.
  
   В разговоре с Дагмарой Владимиру Александровичу стоило огромных трудов сыграть роль, представив дело так, что он, де, не хотел бы судить родного племянника, но народ вряд ли поймёт такую мягкость в отношении преступника. Даже в отношении столь высокородного, каким является бывший цесаревич. Как бы между прочим император обмолвился, что Аликс так же надеется на правосудие.
  
   Бывшую датскую принцессу накрыло эмоциями, и буквально на следующий день она едва не порвала 'гессенскую муху' на кусочки. Вдова Николая Второго сначала ударилась в истерику, а затем слегла с жуткой депрессией. Узнав о конфликте между вдовствующими императрицами, Владимир Александрович посетил Александру Фёдоровну, и в личной беседе с Аликс пообещал разобраться с её обидчицей.
  
   Остальное, как говорится, было делом техники (гипноза). Во время следующей встречи с Марией Фёдоровной император спровоцировал датчанку на откровение, и та наговорила много чего такого, чего не стоило говорить ни при каких обстоятельствах. А когда спохватилась, было уже поздно - Владимир Александрович смотрел на неё, словно Ленин на ненавистную буржуазию.
  
   Спустя месяц после размолвки с царём Мария София Фредерика Дагмара навсегда покинула Россию, увезя с собой младшую дочь, Ольгу. Забегая вперёд, скажем, что через пару лет 'гессенская муха' так же укатила к себе на родину, не выдержав морального давления в виде постоянных встреч с живым и здоровым Михаилом Александровичем, которого никто и не собирался отдавать под суд.
  
   Великая княгиня Ксения Александровна пыталась, было, найти пути для примирения сторон, но сделала только хуже - император мастерски разыграл сильный гнев и заявил, что не желает видеть никого из детей своего старшего брата. Супруга Александра Михайловича обиделась, и в сердцах пообещала присоединиться к матери. Таким образом, Сандро оказался в весьма затруднительном положении, которое ещё больше ухудшилось после отставки Сергея Михайловича и трений Николая Михайловича с Николаем Николаевичем-младшим.
  
   В июле 1902 года семья Александра Михайловича переселилась жить во Францию. Остававшиеся в России Георгий и Николай Михайловичи пока не собирались покидать страну, несмотря на интриги Лукавого, стремившегося любой ценой заполучить в свои руки полный контроль над армией.
  
   Размышляя над вопросом, как поступить с тем, или иным родственничком, Владимир Александрович, в основном, руководствовался принципом 'разделяй и властвуй'. В отношении же Николая Николаевича-младшего царь применил (по совету вселенца) другое правило, гласившее, что друзей следует держать близко, а врагов ещё ближе. Иначе их - врагов - в случае необходимости будет сложно догнать и быстро ликвидировать. Особенно столь крупных вредителей с огромным разрушительным потенциалом, каким был смахивающий на пожарную каланчу Николаша.
  
   Исходя из вышесказанного, император взял, да и назначил Николая Николаевича-младшего главнокомандующим сухопутными силами, обязав его сработаться с военным министром. Военным министром всё ещё оставался генерал Куропаткин, никчёмный полководец, но неплохой исполнитель на вторых ролях.
  
   Обрадовавшийся, было, перспективам карьерного роста, Николаша сразу же встал в позу, изображая обиду, но после откровенного и жёсткого разговора с Владимиром Александровичем засунул своё самолюбие в одно место, засучил рукава, и взялся ломать старые армейские порядки. А что ещё оставалось делать, когда новый царь доходчиво разъяснил простую истину, гласящую, что кто не с нами - тот против нас. К тому же, Николай Николаевич в тайне лелеял честолюбивые планы, страстно желая стать великим полководцем, и превзойти скромные военные успехи своего отца, так и не решившегося выставить турок из Константинополя.
  
   Новое назначение получил и великий князь Пётр Николаевич, младший брат Лукавого. Побеседовав с императором, и поразмышляв над его прогнозами на будущее, Пётр Николаевич согласился принять должность начальника управления стратегических исследований при министерстве финансов. Данная структура создавалась для 'изобретения' и обоснования тактики применения таких перспективных технических разработок военного характера, как аэропланы, танки, бронемашины, бронепоезда, миномёты.
  
   Думаю, не стоит пояснять, что в роли генератора идей и главного 'изобретателя' всех упомянутых новинок выступал сам Владимир Александрович, собственной персоной. Что же касается формального отношения УСИ к министерству финансов, то это было сделано для того, чтобы хотя бы ненадолго запутать вражескую разведку.
  
   Не забыл новый император и про сыновей Константина Николаевича, младшего брата своего отца Александра Второго. Как уже говорилось выше, великий князь Николай Константинович был полностью реабилитирован, получил предложение вернуться в столицу, и восстановить свой авторитет на государственной службе.
  
   Почти пятидесятилетний плейбой остался верен себе, выкинув очередное коленце. Опальный отпрыск царствующей семьи с чего-то, вдруг, возомнил, что он одержал победу над самодержавием, и ему должны принести публичные извинения, о чём и сообщил в ответном послании.
  
   Владимир Александрович сначала рассердился, затем, мысленно посовещавшись с вселенцем, написал ответ, полный ехидства и шутливых саркастических намёков. Мол, если Николай решил отдать пальму первенства молодым членистоногим особям мужского пола, то это его личное дело, точнее, проблема.
  
   Уязвлённому великому князю не оставалось ничего иного, кроме как, организовать своё триумфальное возвращение в Санкт-Петербург, что он и сделал перед Рождеством 1901 года. К сожалению, царю пришлось распрощаться с мыслью пристроить Николая Константиновича на какую-нибудь серьёзную государственную должность - возрастной плейбой первым делом стремился наверстать упущенное на любовном фронте.
  
   Константин и Дмитрий Константиновичи получил повышения по службе, звания, и были назначены советниками ЕИВ. Муромцев не удержался, и пару дней отпускал едкие комментарии по поводу того, чего может насоветовать мучающийся угрызениями совести поэт с нетрадиционной сексуальной ориентацией.
  
   Владимир Александрович, смирившийся к этому времени с ершистым характером незваного 'гостя', проявил ангельское терпение, и никак не отреагировал на колкости вселенца. Император прекрасно осознавал, что династия выродилась, и находится на грани краха, а на правду, как известно, не обижаются.
  
   Наиболее крупные бонусы достались родным братьям царя, великим князьям Алексею, Павлу, и Сергею Александровичам. Сильно похудевший 'семь пудов августейшего мяса' был назначен канцлером Российской империи, сохранив за собой прежнее хлебное место 'хозяина' военно-морского флота.
  
   Новое назначение сделало генерал-адмирала вторым лицом в государстве после императора - фигурой важной, и не особо обременённой служебными обязанностями.
  
   Работа канцлера, по мнению Алексея Александровича, заключалась в том, чтобы устраивать профилактические разносы адмиралам, генералам, губернаторам, директорам казённых заводов, и разным чиновникам. В прежние времена генерал-адмирал чередовал бы подобные мероприятия с банкетами и попойками, и, по доброте душевной, прощал бы виновных и бестолковых. Теперь же, став трезвенником, потеряв любимую женщину, испытывая проблемы по части мужского здоровья, 'семь пудов августейшего мяса' не давал спуску никому.
  
   Павел Александрович, в свою очередь, был назначен новым командующим Гвардейским корпусом. Как и следовало ожидать, великий князь не проявил себя на новой должности новым Суворовым, либо Румянцевым, т.к. являлся всего лишь проводником воли Владимира Александровича. В то же самое время, в период командования Павла Александровича русская гвардия первой получала и осваивала новое вооружение - ручные и станковые пулемёты, батальонные и полковые гаубицы, миномёты, броневики, танки.
  
   Новый император долго размышлял, куда бы ему пристроить Сергея Александровича, московского генерал-губернатора, ответственного за Ходынскую катастрофу. Итогом этих раздумий стало назначение непутёвого братца министром по особым поручениям, с сохранением за ним кресла генерал-губернатора Москвы. Думаю, не стоит уточнять, сколько и каких комментариев отпустил по этому поводу старший лейтенант Муромцев.
  
   Ещё одним человеком, чья карьера пошла на взлёт после восшествия на престол Владимира Александровича, оказался вице-адмирал Евгений Иванович Алексеев. Получив весьма ответственную и хлопотную должность наместника ЕИВ, в сентябре 1899 года Алексеев отправился на Дальний Восток. Практически одновременно с отъездом вновь испечённого наместника к восточным границам империи потянулись квартирмейстеры различных частей русской армии. Забегая вперёд, скажем, что в следующие пять лет вице-адмирал пребывал на Дальнем Востоке вахтовым методом, наведываясь в столицу к жене по три-четыре раза в год. Разумеется, это была официальная версия поездок в Москву.
  
   Дарья Матвеевна - новоявленная супруга Алексеева - постоянно проживала в Москве, взвалив на свои вовсе не хрупкие женские плечи обязанности главы Администрации императорского дома. Так с некоторых пор именовалось реорганизованное министерство Двора ЕИВ.
  
   Вступив на престол, новый император не стал торопиться менять министров, отправляя в отставку всех подряд. Своего кресла лишился всего лишь один министр - господин Коковцев.
  
   Новым министром финансов, неожиданно для общества, стал Иван Христофорович Озеров, которого осенью 1899 порекомендовал академик Янжул, Иван Иванович. Владимир Александрович сразу же пригласил Ивана Христофоровича в Царское Село, где провёл с последним длительную и обстоятельную беседу на тему экономики и мира финансов и драгметаллов.
  
   Немного волнуясь, Иван Христофорович обрисовал новому царю собственное видение ситуации, обосновал необходимость кардинального реформирования налоговой системы, предупредил об опасном росте долговых обязательств России. В конце разговора император преподнёс вновь испечённому министру памятный подарок, и попросил разработать несколько вариантов плана реформ. Со сроками не торопил, уточнив, что у Ивана Христофоровича есть два-три года, чтобы повернуть вспять 'реформы' покойного Витте.
  
   Закрепляя 'статус кво', Владимир Александрович одним росчерком пера переименовал Государственный банк в Центральный банк, и назначил нового управляющего главным финансовым учреждением империи. Им стал Сергей Фёдорович Шарапов, чьи идеи в реальности Муромцева успешно реализовывали советские экономисты в 30-е годы 20-го столетия от Р.Х.
  
   Назначение Озерова и Шарапова ознаменовало собой отказ от прежней политики, направленной на искусственное торможение экономики страны путём привязки российского рубля к пресловутому 'золотому стандарту'.
  
   Реформы системы госуправления начались весной 1901 года, и начало им положила судебная реформа. Она ознаменовалась закрытием монастырских тюрем и введением в России нового Уголовного уложения (кодекса), ужесточавшего наказания за особо тяжкие преступления в отношении личности.
  
   Отныне, как совершенно справедливо заметил известный московский журналист Гиляровский, смертная казнь стала не самым страшным наказанием для кровавых упырей и безжалостных душегубов. В 'просвещённой' Европе так же обратили внимание на судебную реформу в России: газеты Британской империи разразились бурным потоком словесных фекалий, изощряясь в сравнениях московитов с античными варварами и африканскими дикарями.
  
   Спустя год, летом 1902 года, после переезда в Москву всего императорского дома и всех министерств, за исключением Морского, был дан старт следующему этапу преобразований. Осенью 1902 года часть министерств было переименованы, а само их количество увеличилось на три новых ведомства - были созданы министерства здравоохранения, природных ресурсов, и тяжёлой промышленности. Под крылышко последнего 'упорхнули' все казённые верфи и оружейные заводы России.
  
   Прежде, чем вводить в стране конституцию, Владимир Александрович, образно говоря, метнул пробный камень в кривое зеркало многовекового патриархального уклада жизни. Этим камнем стал Манифест о равноправии полов, провозглашённый в конце марта 1902 года. Отныне все мужчины и женщины Российской империи получали равные юридические, гражданские, и социальные права, а любое ущемление этих прав преследовалось по закону.
  
   Надо ли говорить, какой вой подняли сектанты и традиционалисты всех мастей? По стране прокатилась волна митингов и демонстраций протеста, в основном, стихийных. Подобные демонстрации местами переросли в грабежи и насилие, дав властям возможность потренировать жандармов, полицию и казаков.
  
   Спустя два-три месяца протесты пошли на убыль, ибо ночная кукушка, как известно, всегда перепоёт дневную. К сожалению, в результате всплеска домашнего насилия и уличных беспорядков и пострадало огромное количество граждан, а полицейские управления и суды долгие месяцы разгребали захлестнувший их 'девятый вал' жалоб и заявлений.
  
   Сразу же после провозглашения Манифеста о равноправии полов император дал старт армейской реформе. Локомотивом этой реформы, как уже говорилось выше, был назначен великий князь Николай Николаевич-младший - самовлюблённый и не особо умный тип, страдавший манией величия. В принципе, в проведении преобразований в армии можно было спокойно обойтись и без Николаши, подобрав нескольких толковых генералов, не обязательно из числа дворян и аристократии.
  
   Однако новый царь дал Лукавому шанс, и тот, к удивлению Муромцева, попёр вперёд, словно африканский носорог. Великий князь быстренько показал Куропаткину, кто в доме хозяин, и только так 'строил' всех генералов-ретроградов.
  
   Последние, частенько, с трудом понимали, с чего это монарху вздумалось вменить в обязанность господам офицерам обучение низших чинов грамоте. Простой солдат, в понимании упомянутых генералов, являлся всего лишь бессловесным исполнителем приказов начальства, и не должен был знать больше положенного. Зачем, спрашивается, вчерашнему крестьянину, умение читать, писать, считать, если от него всего-то требуется освоить простую и надёжную 'мосинку', да научиться колоть штыком тушку супостата?
  
   Начало преобразованиям в Военном ведомстве положило введение новых Уставов, собственноручно написанных Владимиром Александровичем. Параллельно с этим в войска стала поступать летняя полевая форма нового образца, по своей раскраске напоминавшая всем хорошо известную 'хаки'. К новой форме вскоре прилипло название 'репинка', т.к. император привлёк к подбору расцветки учеников знаменитого художника Ильи Репина.
  
   Как и в реальности Муромцева, Россия первое время была вынуждена покупать станковые пулемёты системы Хайрама Максима у фирмы 'Виккерс'. Затем, как и в реальности Муромцева, Россия приобрела у британцев лицензию на производство 'максимов' на своих заводах. Стоимость этой лицензии, по мнению вселенца, являлась завышенной, поэтому Владимир Александрович решил последовать примеру китайских товарищей на рубеже 20-21 веков - послать европейцев с их лицензиями и авторскими правами пешком в увлекательное сексуальное путешествие.
  
   Пока в Туле осваивали серийное производство пулемётов, в далёком Барнауле развернулось строительство нового оружейного завода. Организацией данного предприятия занялся один из учредителей банковского дома 'Прометей', Николай Александрович Второв, с которым царь имел доверительную беседу.
  
   Темой той беседы стало технологическое отставание российской промышленности, культура производства в целом, а так же проблема нехватки квалифицированных кадров. Николай Александрович принял предложение императора о создании их совместной оружейной корпорации, но, извинившись, отказался занять должность министра тяжёлой промышленности по причине сильной занятости. Император не стал настаивать, прекрасно понимая, что Второву постоянно приходится держать ухо востро - банкиры-спекулянты Поляков и Гинцбург вошли во вкус, и принялись измышлять всяческие финансовые авантюры.
  
   Кресло министра тяжёлой промышленности в конечном итоге отошло вице-адмиралу Алексееву, который около полугода умудрялся командовать этой самой промышленностью дистанционно, с помощью курьерской почты и телеграфа. Администрация ЕИВ, в данном конкретном случае, играла несвойственную ей роль - роль этакого передаточного звена между министром и его подчинёнными. Последние, зная о прохождении всей документации через канцелярию самого государя, старались исполнять свои должностные обязанности на совесть.
  
   Практически одновременно с приобретением лицензии на производство 'максимов', Россия купила в Дании право на выпуск ручных пулемётов системы Мадсена. Производством 'мадсенов' занялись всё тот же Тульский и Сестрорецкий оружейные заводы, а Военное министерство вступило в переговоры с господином Андреасом Шварцлозе.
  
   Станковый пулемёт этого германского оружейника мало в чём уступал детищу Хайрама Максима, был более дёшев и менее технологичен в производстве. Наличие же на вооружении двух образцов со схожими тактико-техническими характеристиками, чего почему-то боялись некоторые генералы, совершенно не волновало царя. Забегая вперёд, скажем, что 'станкачи' системы 'шварцлозе' появились в русской армии на год раньше, чем в армии Австро-Венгрии, а уже через пять лет на каждый лицензионный пулемёт приходилось три, выпущенных без отчислений обладателям патентов и прав. (Желающих повозмущаться по данному поводу не мешало бы послать в атаку в полный рост на пулемёты).
  
   Восстанавливая историческую справедливость, Владимир Александрович вызвал в Кремль Александра Алексеевича Соколова, и поручил ему создать станок для пулемёта 'максим'. Причём, сделать этот станок лучше того образца, который несколько лет назад 'изобрёл' сам царь. Думаю, не стоит уточнять, что штабс-капитан Соколов приложил все усилия, чтобы не ударить лицом в грязь перед государём всея Руси.
  
   Владимир Георгиевич Фёдоров так же удостоился чести угодить к императору на аудиенцию. Разговор проходил за закрытыми дверьми, можно сказать, в дружеской и неформальной обстановке, и его содержание так и осталось в тайне. Создатель первого русского автомата покинул Кремль с весьма озадаченным видом, унося под мышкой тубус со стопкой эскизов.
  
   Осенью 1902 года прошли испытания пробной партии стальных касок, изготовленных на Пермском артиллерийском заводе по эскизным рисункам царя. Первый блин, как говорится, вышел комом. Стрельба из винтовки Мосина показала, что на дистанции прямого выстрела шлемы пробиваются пулями образца 1891 года со сферическим наконечником. Осколки крупнокалиберных снарядов так же с лёгкостью продырявили несколько экземпляров данного образца каски.
  
   Эта неудача лишь раззадорила горного инженера Сергея Алексеевича Строльмана, загоревшегося идеей создать сплав, каска из которого защитит голову солдат от осколков и пуль. К сожалению, Строльман не знал, что группа оружейников под руководством генерал-майора Сергея Ивановича Мосина получила задание создать остроконечную пулю нового образца, более лёгкую, обладавшую лучшими баллистическими характеристиками. Поэтому представленный спустя десять месяцев второй образец стального шлема Строльмана уже не удовлетворял заказчика. Каску всё же приняли на вооружение, заказали Пермскому артиллерийскому заводу крупную партию шлемов, а Сергей Александрович получил новое техзадание.
  
   Разогнав после отставки Сергея Михайловича прежний состав ГАУ, император загрузил работой вновь назначенных спецов артиллерийского дела выше крыши. Первым заданием стали создание 76-мм батальонной мортиры и полковой гаубицы аналогичного калибра, причём последняя должна была иметь большую долю унификации с запущенной в производство трёхдюймовкой Путиловского завода. Плюс, весогабаритных характеристики должны были позволить перевозить сей дуплекс Её Величеством Шестёркой Лошадей.
  
   Одновременно с разработкой указанных отечественных артсистем ГАУ проводило открытый конкурс на лучшие проекты 122-мм дивизионной и 152-мм корпусной гаубиц, а так же 107-мм корпусной пушки. Предложение поучаствовать в этом конкурсе разослали заводам Круппа, Эрхарда, Армстронга, Виккерса, Обуховскому, Пермскому, фирмам 'Бофорс', 'Шкода', и 'Сен-Шамон'.
  
   Во время полевых испытаний лучшие результаты показали крупповские образцы, их доработали, и в данный момент шло согласование всех деталей контракта. Специально под производство новых гаубиц и пушек банкир Второв вложил большие средства в модернизацию Путиловского завода, а казна крупно потратилось на обновление станочного парка и расширение Пермского (завода).
  
   Далее в планах Военного министерства стояли 122-мм и 152-мм мортиры, осадные гаубицы калибром от восьми до одиннадцати дюймов, и дальнобойные корпусные пушки калибром в шесть-восемь дюймов. Генералы и полковники трудились в поте лица, рассчитывая сделать себе карьеры на переоснащении артиллерийского парка русской армии, а Владимир Александрович готовился вбросить армейцам идею миномёта, созданного по схеме мнимого треугольника. Эскизные чертежи миномётов трёх разных калибров вот уже два года лежали в сейфе, ожидая своего звёздного часа.
  
   Параллельно с введением конституции и другими преобразованиями Владимир Александрович запустил в России административно-территориальную реформу. Количество губерний увеличилось, и теперь они группировались в генерал-губернаторства, удивительным образом совпадавшие с обновлёнными границами военных округов. Наиболее крупным промышленным центрам страны был присвоен статус городов имперского значения, что 'подарило' их градоначальникам новые полномочия и заботы.
  
   В том же, 1902 году в окружении императора появилась упомянутая госпожа Любовь Константиниди, личность которой больше века оставалась окутанной завесой таинственности. Возникла, словно из ниоткуда, моментально став лучшей подругой Дарьи Матвеевны Овчинниковой, в замужестве Алексеевой.
  
   Вступив на престол, новый император объявил о предстоящем переносе столицы империи в Москву. На подготовку 'великого переселения' чиновничества царь отпустил год-полтора, поэтому переезд Двора и всех государственных учреждений начался после Рождества 1901 года, и затянулся до следующей зимы. В Москве, как и ожидалось, начался самый настоящий строительный бум, схожий с тем, что периодически происходил в столице в 20-21 веках в реальности старшего лейтенанта Муромцева.
  
   Переезд Двора в Москву создал массу хлопот и проблем Конвою ЕИВ, т.к. на территории московского Кремля находилось несколько православных храмов, в которые постоянно тёк поток верующих и паломников. Кроме того, территория Кремля вовсе не являлась закрытой зоной, её свободно мог посетить любой желающий, будь то россиянин, либо подданный иностранного государства. Данный факт шокировал вселенца, не понаслышке знакомого с темой ликвидации особо важных персон.
  
   Владимир Александрович сходу отмёл идею закрыть свободный доступ в Кремль, разъяснив Муромцеву, что государю всея России негоже лезть в чужую епархию, т.е., в вопросы коммуникации между церковью и верующими. Россияне должны иметь возможность свободно посещать любые храмы, которые пожелают. Следовательно, проблема безопасности царской семьи должна решаться совершенно иначе.
  
   На ремонт и перестройку исторической резиденции русских царей были выделены огромные суммы, и с наступлением весны 1900 года территория Кремля напоминала разворошенный муравейник. Не мудрствуя лукаво, император приказал первым делом отгородить внутренними стенами часть кремлёвских построек от посещаемых народом храмов, создав тем самым две зоны - открытую для всех, и закрытую для простых граждан. Параллельно с этим архитекторы и строители занялись перестройкой и ремонтом кремлёвских дворцов и зданий.
  
   Серьёзная перестройка территории Кремля под требования Владимира Александровича, по самым скромным оценкам, должна была завершиться лет через семь-восемь, а то и через все десять. После этого, по задумке царя, московский Кремль должен был превратиться в хорошо замаскированный 'под старину' укрепрайон в самом центре Москвы. С большим гарнизоном из лично преданных императору полков, с серьёзным артиллерийским парком, и даже с собственной флотилией на Москве-реке.
  
   'Чёрта с два я отдам вам власть, господа предатели-либералы и товарищи большевики, я вам не мягкотелый Ники, - мысленно ухмылялся Владимир Александрович, изучая планы и сметы. - Умоетесь кровью, когда полезете... Хрен вам, а не Россия'.
  
   Старлей из будущего так же внёс свою лепту в процесс ремонта и перестройки Кремля. Желая иметь возможность быстро и незаметно перемещаться из здания в здание, например, из Большого Кремлёвского Дворца в Арсенал, или Сенат, царь хотел поставить перед архитекторами задачу проложить несколько новых подземных ходов.
  
   Вселенец, в свою очередь, предложил просто перекинуть от здания к зданию несколько виадуков с арочными опорами, причём, сделать эти виадуки из железа, примерно, как Эйфелеву башню в Париже. Поверх же виадуков соорудить крытые галереи с окнами, по которым, в случае необходимости, хоть сам гуляй, хоть снайперов расставляй, хоть перебрасывай роты солдат из здания в здание. Проще и дешевле, чем копать подземные коммуникации, то и дело натыкаясь на подземные ходы, прокопанные прежними правителями Московской Руси.
  
   'Если смотреть на перспективу, то в Кремле следует построить несколько подземных гаражей для хранения и обслуживания бронетехники, - мысленно рассуждал Муромцев. - Случись чего, мы всегда будем иметь под рукой бронегруппу, способную вместе с артиллерией вдрызг разнести любые баррикады. Либо прорваться через кольцо окружения, вывезя твою тушку, ну и меня в придачу'.
  
   'Я не собираюсь драпать из МОЕЙ страны, и из МОЕЙ столицы, - отозвался хозяин тела. - Но сама идея мне нравится. Тёзка, напомни об этом тогда, когда начнём выпуск броневиков'.
  
   'Ещё можно соорудить взлётную полосу на набережной Москвы-реки, - заметил незваный 'гость'. - Думаю, первым аэропланам должно хватать длины набережной для разбега'.
  
   Переезд императорского Двора в Москву поначалу создавал массу проблем личной охране царя, офицерам Собственного ЕИВ конвоя. Владимир Александрович иной раз желал прогуляться по Кремлю, взглянуть на ход строительных работ, зайти в какой-нибудь храм, побыть в одиночестве, глядя на Москву-реку из бойницы какой-нибудь башни. Соответственно, во время подобных прогулок царь периодически пересекался со своими подданными, и частенько вступал с ними в разговоры. Разумеется, не на улице, где вокруг императора мгновенно собиралась толпа народу.
  
   Тех, кому посчастливилось попросить императора о личной аудиенции, казаки провожали в специально оборудованный под подобные мероприятия зал, старательно обыскивали, и лишь затем допускали под очи государя. В целях безопасности зал для общения с подданными был разделён толстенной стеклянной стеной, а сам процесс разговора происходил с помощью... телефонных аппаратов.
  
   Прямо, как в американской тюрьме, скажут читатели, и будут абсолютно правы. А что ещё делать бедному царю, если по европам бродят бомбисты-террористы и прочие революционеры?
  
   Во время самой беседы в скрытой боковой нише находились человек пять отменных стрелков из числа казаков, готовые в любой момент нейтрализовать любую угрозу.
  
   Многие, в основном, женщины, не соглашались пройти достаточно унизительную процедуру личного досмотра, и им приходилось покидать Кремль несолоно хлебавши.
  
   Уже через полгода после переезда Двора ЕИВ по Москве стала циркулировать информация о том, что Владимира Александровича можно вот так запросто встретить в Кремле. В Кремль потянулись желающие увидеть государя вживую, сначала москвичи, а спустя пару лет ещё и ходоки со всех концов страны. Как и следовало ожидать, повстречаться с царём удавалось не каждому, в среднем, одному из пяти десятков жаждущих - император не афишировал маршруты и расписание своих прогулок.
  
   Жандармы и служба контрразведки быстро сориентировались с правилами игры, и оперативно внедрили в толпы обывателей своих агентов. Благодаря работе этих агентов многие жалобщики попадали по адресу, минуя зал для аудиенций: новообразованный следственный комитет с удовольствием заводил дела в отношении особо важных и богатых персон. Кое-кому из мнимых жалобщиков везло меньше - за них брались либо жандармы, либо контрразведка, раскрывшие за два года пять попыток организовать покушение на царя.
  
   Тот майский денёк запомнился императору надолго. Проснувшись часов в семь, Владимир Александрович, как обычно, привёл себя в порядок, позавтракал, выглянул в окошко, и решил начать рабочий день с прогулки на свежем воздухе. Прогуливаясь по Александровскому парку, минут сорок наслаждался ласковыми лучами солнышка и лёгким тёплым ветерком, затем, не спеша, направился к Боровицким воротам.
  
   Возле входа в Кремль уже собралась небольшая группа обывателей, человек десять, состоявшая, в основном, из молодых женщин. Увидев шагающего в кольце охраны императора, дамочки замахали руками, загалдели, прося у стоявших в оцеплении казаков разрешения подойти ближе. Все, кроме одной.
  
   Одетая по предпоследнему писку моды девушка развернула перед собой плакат, на котором несколько карикатурно изображался пассажирский воздушный лайнер, поверх которого было написано одно единственное слово - 'Boeing'. Написано по-английски, жирными печатными буквами красного цвета.
  
   К женщине сразу же шагнул один из казаков, повелительно махнул рукой, указывая на плакат, явно приказывая убрать сие... народное творчество. Девушка подчинилась, торопливо зашуршала бумагой, сворачивая плакат.
  
   '(Цензура), тёзка, ты это видел?! Ты ЭТО видел?! - мысленно завопил Муромцев. - Блин, хватай эту девку, пока не сбежала!!!'.
  
   '(Цензура), Вовка, мне, что, самому её хватать!? - выругался Владимир Александрович. Шок, вызванный недвусмысленным намёком в виде плаката с 'Боингом' длился всего пару секунд. - Для этого, (цензура), у меня есть охрана! Сейчас, прикажу, пусть приведут её!'.
  
   Сказано - сделано. Получив приказ, трое офицеров отделились от кольца охраны, в темпе порысили к внешнему оцеплению. После короткого разговора с девушкой взяли её под руки, и направились к Бровицкой башне, провожаемые разочарованными возгласами обывателей. Спустя час обысканная дамочка предстала перед стеклянной стеной, за которой восседал за столом царь всея России.
  
   - Ваше Величество, осмелюсь заметить, странная она какая-то: одета не хуже, чем парижанка, пользуется косметикой, но как-то не так, как француженки, - негромко произнёс подполковник Гурков, метнув на девицу полный подозрения взгляд. - Говорит с каким-то непонятным акцентом, что ли... Во время обыска ничему не удивлялась, покраснела, но была готова раздеваться вплоть до 'костюма Евы'. Российские женщины, обычно, так себя не ведут.
  
   - Спасибо за предупреждение, подполковник, буду смотреть в оба, - ответил Владимир Александрович, беря в руку телефонную трубку. - Вы, если что, не зевайте.
  
   'Не нравится мне это, - тотчас отреагировал Муромцев. - Тёзка, ты бы с собой 'пушку' брал, что ли'.
  
   - Кто Вы, откуда, и что нарисовано на Вашем плакате? - ответив на приветствие девушки - её речь сильно искажалась в телефонной трубке - император сразу же 'взял быка за рога'.
  
   - Меня зовут Любовь Афанасьевна Константиниди, я родилась в городе Анапе в семье рыбака. Два года назад я прочитала в старой газете объявление о биткойнах, после чего покинула отчий дом, чтобы найти владельца майнинга, - неторопливо заговорила женщина, с видимым любопытством осматривая разделяющее зал стекло. - На моём плакате изображён небесный дракон племени боингов, из клана семьсот сорок седьмых.
  
   'Ты слышал!? Нет, ты это слышал!? - Владимир Александрович с трудом сдержал самого себя, едва не выругавшись вслух. - Тёзка, она из твоего времени, четвёртая!!! Где она пропадала всё это время, чёрт возьми!?'.
  
   '(Цензура!), невероятно, - вселенец был потрясён не меньше, чем хозяин тела. - Уно моменто, сейчас проверим подлинность этого... экземпляра'.
  
   - Небесный дракон из племени боингов, говорите? Мне показалось, что из племени нортропов, из клана бэ-вторых, - с лёгкой улыбкой на губах произнёс император. - Какие ещё племена драконов Вам известны, кроме боингов и нортропов?
  
   - Племена локхидов, грумманов, а из наших, российских - сухих, мигов, туполевых, - ответила девушка, покосившись на затянутую ширмой нишу. - Ваше Величество, может, хватить ваньку валять? Нам нужно серьёзно поговорить, наедине... Я безоружна, готова раздеться до исподнего, если не верите. Отпустите охрану, а если опасаетесь, то пусть Ваши казаки свяжут мне руки и ноги.
  
   - Кхм, ладно, - кашлянув, Владимир Александрович положил трубку, покрутил ручку второго аппарата. Послышался едва слышный зуммер звонка. - Подполковник Гурков? Арсений Гаврилович, будьте так добры, приведите госпожу Константиниди на мою сторону зала. Так надо, это дело государственной важности.
  
   - Ваше Величество, я... Я не могу исполнить Ваш приказ, - ширма стремительно отъехала в сторону, из ниши, держа оружие наготове, дружно шагнули четверо казаков. Подполковник Гурков остался на месте, вытянулся по стойке смирно, держа трубку двумя руками. - Я дал Вам присягу, Вы... Вы собственноручно написали инструкцию, каким образом следует охранять Ваше Величество.
  
   - Хорошо. Если гора не идёт к Магомету, то Магомет... сам придёт, - император поднялся с кресла. В трубке послышалось недовольное сопение: Гурков злился на упрямство государя, которому, вдруг, взбрело в голову поболтать с какой-то девкой наедине. Впервые за два года, между прочим! До этого момента никто и никогда не удостаивался подобной чести! Что происходит, кто эта странная женщина, рассказывающая странные сказки о небесных драконах? Откуда, чёрт возьми, драконы в России-матушке???
  
   - Ваше Величество, в верхнем ящике стола лежит заряженный револьвер, - скороговоркой выпалил подполковник, бросая трубку. - Мадемуазель! Я провожу Вас к Его Величеству...
  
   Спустя пять минут ошарашенный и потрясённый Владимир Александрович слушал историю жизни Любы Константиниди, в чьём теле неожиданно очутилась секретный агент разведки Южного Судана Амади Бонго. А может, и не Амади Бонго, ибо ни у царя, ни у Муромцева не имелось никакой возможности проверить подлинность имени и легенды 'гостьи' из будущего.
  
   'Любовь Константиниди, немая от рождения, третий ребёнок в бедной многодетной рыбацкой семье, неграмотная восемнадцатилетняя - на момент вселения южносуданской разведчицы - девушка, - император рассматривал сидящую перед ним молодую женщину, искусно подчеркнувшую свою красоту с помощью одежды и косметики, пытаясь представить её в роли забитой крестьянки. - Закалённая, неплохо физически развитая для своего возраста, не боящаяся черновой работы... Что-то не монтируется сей образ с тем, что я вижу перед собой'.
  
   'Ей просто повезло с мисс Бонго из Южного Судана. В самолёте летело три темнокожих, как мне показалось, француженки, Адель, должно быть, одна из них, - прокомментировал Муромцев. - Она, доложу я тебе, своё дело знает - не каждый сможет столь классно раз за разом переодевать Любашу, чтобы маскировать её личико и фигурку от нашей охраны и контрразведки'.
  
   Шок, вызванный вселением в тело незваной 'гостьи', привёл к весьма неожиданному эффекту - немая от рождения девушка заговорила. К неописуемой радости своих родителей, родных сестёр, братьев, и прочих родственников.
  
   Спустя ещё какое-то время Люба стала удивлять родичей всё больше, и больше: попросив у соседей азбуку, взялась самостоятельно учиться грамоте и арифметике (!), отшила перспективного жениха, накостыляла парочке местных хулиганов. Хорошо накостыляла, разом отбив у парней желание мстить. Спустя полгода потенциальные женихи и хулиганы вообще стали шарахаться от девушки, за глаза называя её ведьмой и чёртом в юбке.
  
   Учась грамоте, Любовь Константиниди читала всё подряд, и в один прекрасный момент ей на глаза попалось странноватое объявление в 'Крымском вестнике'. Маленькое уточнение: странноватое для всех тех, кто слыхом не слыхивал о майнинге и биткоинах, т.е., для хроноаборигенов. Зато Амади Бонго моментально сообразила, о чём идёт речь в газете, и без труда раскусила простецкий план 'штандартенфюрера Штирлица', под 'погонялом' которого скрывался вице-адмирал Алексеев.
  
   Далее события разворачивались, словно в шпионском романе. Подкопив немного денег, девушка написала родителям записку с извинениями, и незаметно для близких улизнула из рыбачьего посёлка. Начались долгие поиски авторов загадочной переписки в крымских газетах, затянувшиеся на полтора с лишним года.
  
   Благодаря опыту и знаниям южносуданской разведчицы Любовь Константиниди сравнительно быстро вычислила автора объявлений, после чего расследование зашло в тупик. Наместник ЕИВ отбыл на Дальний Восток, а шансов подобраться к 'штандартенфюреру Штирлицу' было ничтожно мало. Не ехать же в далёкий Харбин, рискуя вляпаться во множество приключений на филейную часть тела? Девушка и так несколько раз попадала в сложные ситуации, из которых смогла выкарабкаться, оставив позади себя пару-тройку дохлых тушек любителей поживиться молодым женским телом.
  
   Месяцев семь назад, ещё раз проанализировав имевшиеся данные, Константиниди отправилась в Москву. В столице, опять-таки, благодаря знаниям и опыту Амади Бонго, Люба завела несколько интересных знакомств, и спустя некоторое время сделала вывод о необходимости личной встречи с царём. Только он - если, конечно, гостья из будущего не ошибалась - мог подтвердить, либо развеять догадки тандема Бонго - Константиниди.
  
   Остальное было делом техники и терпения профессиональной разведчицы из Южного Судана. Пять месяцев почти каждодневных походов в Кремль, рекогносцировка на местности, постоянная смена нарядов и маскировка внешности, чтобы лишний раз не заинтересовать полицию и жандармов. А чтобы сводить концы с концами - жизнь в Москве требует денег - девушка промышляла банальными кражами, благо таланты Амади позволяли Любе легко втираться в доверие к богатеям мужского пола. Никого не убила, никого не покалечила, за раз экспроприировала не больше сотни рубликов.
  
   - Простите, Ваше Величество, выбирая между торговлей собственным телом и воровством, я избрала второй путь, - Любовь Константиниди гордо вскинула голову, с вызовом глянув в глаза Владимиру Александровичу. - Госпожа Бонго хочет предложить Вашему Величеству свои опыт и знания. Амади работала полевым агентом с семнадцати лет, последние десять лет провела за рубежом, знает пять языков, умеет стрелять, прекрасно владеет холодным оружием... В последнем я убедилась на собственном опыте.
  
   - На моём месте было бы глупо терять тот прекрасный алмаз, что сам пришёл ко мне в руки, - произнёс император, лихорадочно обмениваясь потоком мыслей со своим вселенцем. Муромцев, не понаслышке имевший представление о работе спецслужб начала 21-го века, требовал немедленно взять девушку, как минимум, в личные телохранители. - Госпожа Константиниди, какую должность хотела бы получить Ваша 'гостья'? На что она рассчитывает?
  
   - В идеале - командир отдельного отряда специального назначения, подчиняющегося лично и исключительно Вашему Величеству, - мгновение спустя ответила девушка. - Амади Бонго готова предложить свои навыки любой силовой структуре империи: жандармскому корпусу, следственному комитету, армии, полиции, военной разведке.
  
   - Госпожа Константиниди, Вы в курсе, что следственный комитет работает бок о бок со службой контрразведки? - поинтересовался Владимир Александрович, поразмышляв секунд пять-десять.
  
   Идею 'засунуть' Константиниди в армию, полицию, либо в жандармский корпус царь моментально отмёл - дорогущие природные алмазы не предназначены для заколачивания ими кривых и ржавых гвоздей. Военная разведка находилась в стадии реорганизации, т.к. император пытался создать в России начала 20-го века аналог ГРУ времён расцвета СССР. Получалось пока не очень, ибо за пару лет подобные структуры не создаются.
  
   Оставались занимавшийся высокопоставленными и высокородными предателями страны следственный комитет и служба контрразведки, руководство которой осуществлял сам царь. А кто ещё из вселенцев помнит фамилии истинных врагов народа начала 20-го века? Технарь Женька Каменский? Да для него даже небезызвестный Михаил Горбачёв сродни фэнтезийному персонажу, этакому нарисованному мультяшному покемону.
  
   Летиция Кавалли? Итальянка знает о своих 'родных' Макиавелли, Борджия, Муссолини, и прочих политических деятелях Апеннинского полуострова. Фамилии Гучков, Керенский, Рузский, Сухомлинов, Родзянко, и многие-многие другие ничего ей не говорят. От слова совсем.
  
   - Нет, Ваше Величество, я первые об этом слышу, - молодая женщина отрицательно покачала головой. - Амади подсказала, что такая служба ловит иностранных шпионов, да?
  
   - Не только, - вздохнул император. Люба успела вызвать симпатию в душе монарха, и в любой другой ситуации ей без проблем можно было бы придумать должность в Администрации ЕИВ. Вот, только, южносуданская разведчица явно не желает осесть в Кремле, а хочет и дальше жить ей привычной, африканской вольницей. - Контрразведка занимается ещё и ликвидацией будущих предателей и вражеских агентов, о которых знаю лишь я один.
  
   - Ваше Величество, мы согласны, - лёгкая улыбка тронула губы девушки. - Я и Амади Бонго.
  
   - На что? Я Вам ещё ничего не предложил, - Владимир Александрович удивлённо приподнял бровь: внешний вид Любы никак не монтировался с образом амазонки. - Госпожа Константиниди, я могу понять и принять мотивы Вашей 'гостьи', но по каким причинам Вы, красивая и молодая женщина, горите желанием сломать свою собственную жизнь?
  
   - Ваше Величество, Вы только не смейтесь, но мне с детства снились сны, в которых я видела будущее - своё собственное, своих близких. Видела даже свою будущую смерть от руки солдата в чёрной форме, с кокардой на фуражке в виде черепа с костями... Немая девочка не могла рассказать людям о своих снах, - в голосе Любы мелькнули нотки печали и грусти. - Я перестала видеть эти сны после появления гостьи из будущего, а в благодарность за излечение и важные знания поставила перед собой цель - изменить будущее... Любой ценой, Ваше Величество.
  
   - По принципу цель оправдывает средства? - хмыкнул царь. Молодая женщина утвердительно кивнула. - Желающие изменить будущее России, частенько, начитаются Маркса и Энгельса, затем подаются в бомбисты, становятся профессиональными революционерами... Почему Вы избрали иной путь?
  
   - Ваше Величество, внезапно заговорившая девушка стала видеть совсем другие сны, - Любовь Константиниди звонко рассмеялась. - В своих новых снах она занимается охотой на людей, согласно спискам государя, и покидает этот мир в глубокой старости. Ещё в этих снах отсутствуют германские танки и каратели из войск Эс-Эс, расстреливающие детей и женщин.
  
   'Люба не врёт. Знавал я в своё время дамочку, которая во сне видела следующий день своей собственной жизни, и относилась к этому факту, как к само собой разумеющейся ерунде, - мысленно заметил Муромцев. - Эх, есть много, друг Владимир, того, что неизвестно нашим мудрецам'.
  
   - Хорошо, давайте попробуем. Я назначу Вас командиром отдельной группы, которую Вы сами же и создадите: думаю, опыт мадемуазель Бонго поможет подобрать нужные кадры. Работы у Вас будет много, очень много, - Владимир Александрович поднялся с кресла, сделал несколько шагов, разминая ноги. Девушка так же вскочила на ноги. - Кроме внутренних врагов придётся давить иностранных шпионов, а так же агентуру хозяев денег. Подчиняться будете лично мне, я же буду определять задачи Вашей группы и наиболее приоритетные цели... До многих скрытых врагов и дураков я уже и сам дотянулся.
  
   Император говорил чистую правду. Для того, чтобы вычислить и ликвидировать, к примеру, того же Керенского, вовсе не требовалось создавать отдельную спецслужбу. Александра Фёдоровича задержали обыкновенные полицейские, согласно действующему законодательству, определили его на трое суток в камеру по подозрению и до выяснения. А то, что господин Керенский не ужился в камере с уголовными элементами - в этом, извините, виноват он сам, и никто другой.
  
   Евстратий Медников, который сам едва не угодил за решётку вместе с Сергеем Зубатовым, прокручивал комбинации и покруче. Попробуй, не прокрути, когда его бывший начальник - Зубатов - сидит в одной камере со своим 'крестником' Евно Азефом, который оказался двойным агентом, причастным к множеству терактов.
  
   Узнав об этом, Медников хотел, было, застрелиться, но получил приказ явиться в Кремль для разговора с государём. Царь запретил Евстратию даже думать о самоубийстве - ошибки и промахи нужно исправлять, а делать это с того света крайне проблематично.
  
   Кроме упомянутых выше личностей в тюрьме неожиданно очутились и прочие деятели, причастные к тайным операциям охранки, например, небезызвестные Пётр Рачковский и Иван Манасевич-Мануйлов. Этим любителям провокаций и авантюр вменялись обвинения в непрофессионализме и тайном сговоре с экстремистами и террористами всех мастей - эсерами, националистами, и т.п. радикалами.
  
   Получив высочайшее благословление, Любовь Константиниди с нуля создала небольшую группу, всего в полудюжину бойцов, которую в целях конспирации окрестила 'чёрным эскадроном'. Это неофициальное название приклеилось к подразделению, с течением времени разросшемуся до пяти с половиной десятков человек - специалистов по добычи информации совершенно незаконными методами и радикальному решению проблем.
  
   Старший лейтенант Муромцев, в свою очередь, повторно столкнулся с неразрешимой загадкой несовместимости имён и дат рождения. Дни рождения женщин, мягко говоря, не совпадали: одна родилась летом, другая - осенью. Владимир долго ломал голову - чужую, между прочим - над данным вопросом, но так и не сумел разгадать тайну совместимости вселенцев и хозяев тел. (Муромцеву не хватило глубины знаний о барэсмах и накшатрах).
  
   В начале лета отошёл в иной мир Иван Николаевич Дурново, вынудив Владимира Александровича раньше времени начать перестройку вертикали власти. Пользуясь своими неограниченными (прописанными, между прочим, в конституции) властными полномочиями, император с лёгкостью переформатировал Кабинет министров в Совет министров, он же Совмин. С этого момента большинство министров напрямую подчинялись премьер-министру, который, в свою очередь, отчитывался перед царём, либо его родным братом-канцлером.
  
   За рамками Совмина, под личным патронажем Владимира Александровича остались три важнейших министерства: финансов, военное, и министерство тяжёлой (читай военной) промышленности. Плюс Центробанк, где в кресле управляющего восседал Сергей Фёдорович Шарапов.
  
   Морское министерство, которое, по идее, следовало бы слить воедино с Военным, образовав Минобороны, по-прежнему оставалось личной вотчиной генерал-адмирала. Алексей Александрович, войдя во вкус, попросил брата отдать ему заодно и торговый флот, мотивировав свою просьбу тем, что гражданские моряки и корабли должны быть резервом военного флота. Царь обещал подумать.
  
   В кресло премьер-министра прочили множество известных личностей, однако монарх удивил и здесь, назначив на этот пост Ивана Ивановича Янжула. Если быть совсем точным, с трудом уговорил уважаемого академика, руками и ногами отпихивавшегося от столь высокой должности. Иван Иванович согласился взвалить на свои плечи тяжеленную ношу премьерства лишь при условии, что император будет назначать министров в соответствии с уровнем их образования и профессиональными качествами.
  
   Таким образом, к середине 1903 года Владимир Александрович расставил на ключевых постах людей, готовых взяться за проведение кардинальных экономических реформ.
  
   Нельзя сказать, чтобы господа Озеров, Шарапов и Янжул являлись единомышленниками, и соглашались друг с другом во всём подряд, но план индустриализация страны они разработали. Данный план, по мнению вышеупомянутых господ, следовало запустить в действие до поэтапной земельной реформы, над которой трудился сам царь. Иначе крестьян, обрадованных перспективой получить земельный надел, ничем не заманишь в наёмные работники, и растущая промышленность задохнётся от нехватки рабочих рук.
  
   Император, в принципе, был готов дать отмашку реформаторам хоть завтра, если бы не одно 'но'. Этим 'но' была полная неопределённость военно-политического характера - никто не мог сказать, нападёт ли Япония на Россию, или нет? А если нападёт, то когда? В указанные вселенцем даты? Почему именно в эти даты, а не в какие-то другие? С какого перепугу военные планы самураев обязательно должны быть подстроены под 27-е января (9-е февраля) следующего, 1904-го года?
  
   'Тёзка, хорош предаваться воспоминаниям, там тебя человек дожидается, - мысленно напомнил Муромцев. - Сегодня у нас что, рыбный день? Значит, икру чёрную ложками лопает, балыками и осетринкой закусывает, в общем, подъедает наши с тобой запасы'.
  
   'Не жадничай, никто тебя не объест, - отозвался хозяин тела, бросая взгляд на циферблат карманных часов. - Пойдём, посмотрим, что понапридумывали мой сводный братец на пару с твоим дружком'.
  
   Как уже говорилось выше, летом 1899 года вице-адмирал Алексеев убыл на Дальний Восток, творить историю, в которой не будет ни Цусимы, ни Мукдена, ни Порт-Артура.
  
   Ещё до коронации Владимир Александрович много размышлял над тем, стоит ли в свете предстоящей войны с Японией вкладывать средства в арендованные у Китая территории. Войны, кстати, говоря, хотелось бы избежать, либо отодвинуть сроки её начала хотя бы на три-четыре годика, к моменту, когда Россия сосредоточит в Маньчжурии отлично вооружённые и обученные дивизии. А самое главное - перегонит на Дальний Восток новейшие броненосцы, превосходящие японские (британской постройки) корабли аналогичного класса.
  
   Итогом размышлений императора стал иезуитский замысел - взять, да и использовать в своих собственных интересах грядущую войну Запада и Китая, более известную, как восстание боксёров (ихэтуаней). Россия, как известно, не просто входила в число интервентов, но и самым активнейшим образом участвовала в подавлении восстания китайского народа. За что и поплатилась позднее, потеряв единственного хоть чего-то стоящего потенциального союзника на Дальнем Востоке.
  
   Реализуя коварный замысел царя, наместник Алексеев первым делом 'выдернул' из Пекина российского посланника Гирса, христианских миссионеров, и всё дипломатическое представительство в полном составе. Эвакуация была проведена в последних числах декабря, и, по свидетельству очевидцев, больше походила на бегство.
  
   Чтобы китайцам не взбрело в голову устроить какую-либо провокацию, на рейде китайского порта Дагу сосредоточилась эскадра под командованием контр-адмирала Веселаго, Михаила Герасимовича. В её состав входили броненосец 'Сисой Великий', крейсер 'Дмитрий Донской', канонерские лодки 'Кореец', 'Гремящий', минные крейсера 'Всадник' и 'Гайдамак'. Провокаций со стороны китайцев не последовало, и спустя несколько дней эскадра Веселаго ушла в Порт-Артур.
  
   Таким образом, к весне 1900 года в Пекине практически не осталось российских подданных, и разразившиеся летом бои за посольский квартал и сухопутный поход на столицу Поднебесной империи стоили европейцам, американцам и японцам большой крови. Президент Франции Эмиль Лубе пытался уговорить Владимира Александровича двинуть на Пекин хотя бы несколько пехотных полков, но император был неумолим - не наша война, и всё тут. Пользуясь моментом, официальный Лондон обвинил Россию в предательстве интересов всего цивилизованного мира, а сами англичане под шумок оккупировали архипелаг Мяо-Дао.
  
   Имея фору примерно в шесть-семь месяцев, командование российской армии успело до восстания боксёров перебросить на Дальний Восток более тридцати тысяч солдат, артиллерийский парк в сотню полевых пушек и большое количество военных припасов. Думаю, не нужно объяснять, что эти силы терялись на фоне просторов Маньчжурии и длины российско-китайской границы, и, если бы противником наших генералов оказались какие-нибудь пруссаки, то Россия запросто распрощалась бы с недостроенной железной дорогой.
  
   Китайцы же... Повстанцы-ихэтуани и регулярные войска Цыси стали 'мальчиками для битья' для заранее сформированных отрядов генералов Каульбарса, Сахарова, Стесселя, Суботича, Ренненкампфа, Штакельберга и Орлова, действовавших совместно с флотом. Тихоокеанская эскадра высадила тактические десанты под Инкоу и Дагушанем, кроме того моряки заняли основные острова архипелага Эллиота. Расписывать ход боевых действий в подробностях не имеет смысла, т.к. русская армия изначально имела значительное тактико-техническое и организационное превосходство.
  
   Замирение Маньчжурии затянулись на всё лето, и закончились в середине ноября 1900 года. Отдельные шайки хунхузов партизанили ещё около года, пока не были выслежены и разгромлены казаками полковника Мищенко. Согласно проведённым подсчётам, восстание боксёров нанесло КВЖД и российским поданным ущерб в десять с половиной миллионов рублей. Барон Розен - министр иностранных дел - хотел взыскать данную сумму с Пекина в ближайшие пять-семь лет, однако Владимир Александрович велел Роману Романовичу вместо денег выбить из правительства Цыси территориальные уступки в бассейне Амура.
  
   По итогам мирных переговоров, прошедших после окончания боксёрской войны, Китай обязался выплатить западным державам и Японии огромную контрибуцию в 400 миллионов лан, плюс выполнить множество унизительных условий. Россия, единственная из держав-победительниц не поддержавшая унижение Китая, приросла территориями на правом берегу Амура, а так же получила более выгодные условия аренды южной части Квантунского полуострова.
  
   Самураи, ревностно следившие за продвижения России на юго-восток, не могли смириться с успехами русского оружия и русской дипломатии. Однако японские милитаристы отдавали себе отчёт в том, что военный конфликт с северным соседом нежелателен, т.к. Япония в данный момент ещё не готова к войне с европейской державой. Новая кораблестроительная программа была выполнена примерно наполовину, а финансы страны Восходящего солнца находились не в лучшем состоянии из-за активного участия в подавлении боксёрского восстания. Поэтому в самом конце 1900 года от официального Токио поступило деловое предложение, от которого было сложно отказаться.
  
   Япония предложила России взять, и банальным образом поделить 'китайское наследство' - Маньчжурию и Корею - чтобы в дальнейшем избежать конфликта интересов между двумя государствами. Корея становилась полноценной колонией воинственной островной империи, Маньчжурия, соответственно, отходила к Евразийской империи. Границу между новыми колониями двух империй предлагалось провести по реке Ялу.
  
   Владимир Александрович подумал, подумал, да и согласился. А чего тут мудрить, если потенциальный враг предлагает, образно говоря, разрулить ситуацию, не доводя её до стадии критического противостояния? К тому же, мирный раздел 'китайского наследства' был выгоден России, как с политической, так и с экономической и военной точек зрения.
  
   На фоне зверств союзных войск в провинциях Чжили, Шаньдун и оккупированном иностранцами Пекине, русские вели себя в Маньчжурии цивилизованным образом, а местное население изначально не особо поддерживало идеи ихэтуаней. Более того, часть маньчжурских туземных правителей, получив гарантии от русской военной администрации, выражали желание попроситься под руку Москвы.
  
   Раздел сфер влияния на Дальнем Востоке между двумя империями вызвал зубовный скрежет по обе стороны Атлантики. К числу недовольных англо-саксонских стран приникли и европейские державы: Германия, Австро-Венгрия, а так же формальная союзница - Франция. Впрочем, никто из завистников не горел желанием конфликтовать с Россией из-за далёкой китайской провинции, либо лезть отбирать у японцев Корейский полуостров.
  
   Подписанный между Петербургом и Токио договор положил начало дележа Китая всеми, кому не лень. Кайзер Вильгельм Второй неожиданно заявил, что именно германская нация должна принести отсталому китайскому народу христианскую веру и европейскую цивилизацию, после чего Берлин стал перебрасывать в Циндао сухопутные силы. Немцы явно намеривались опередить англичан, первыми отхватив солидный кусок китайской провинции Шандун.
  
   Вашингтон, в свою очередь, предпочёл сначала сосредоточить на Филиппинах эскадру из четырёх броненосцев и шести крейсеров, а затем предъявил Китаю требование предоставить СаСШ военно-морскую базу на острове Хайнань. Это вызвало протесты со стороны официального Парижа, который сам присматривался к указанному острову.
  
   На всё это с завистью и зубовным скрежетом взирали из Лондона - Англия основательно завязла в Англо-Бурской войне, и не могла быстро сосредоточить в Гонконге и Вэйхайвее дополнительные сухопутные силы. Впрочем, англичане никогда не стали бы англичанами, если бы не умели подкупить и привязать к себе нужных им союзников.
  
   Спустя полтора года после подписания договора Розена - Ито - так называлось соглашение о разделе 'китайского наследства' между русскими и японцами - Великобритания и Япония заключили военный союз, направленный против любой третьей державы, если та окажется в состоянии войны с новоиспечёнными союзниками. По сути, данный союз был направлен как против России, так и против Германии, усиливавших своё военное присутствие в Юго-Восточной Азии.
  
   Подписанный в Милане договора Розена - Ито зажёг пламя новой войны, на этот раз на Корейском полуострове. Японцы, следуя своим многовековым жестоким и кровавым традициям, особо не церемонились ни с мирным населением, ни с корейской знатью. Преданный и брошенный собственными правителями корейский народ не желал жить под пятой иноземных оккупантов, поэтому продвигавшиеся на север самураи то и дело встречали сопротивление. Вскоре в стране спонтанно вспыхнуло пламя партизанской войны, тысячи корейских беженцев хлынули в Маньчжурию и Россию.
  
   В Маньчжурии, в отличие от Кореи, сложилась принципиально иная ситуация - российская военная администрация в лице наместника заключила соглашение с туземными правители, разграничив полномочия и ответственность сторон. Российские власти обещали не покушаться на самобытный уклад жизни населения и местные порядки, маньчжурские и китайские вожди, в свою очередь, обязались не чинить белокожим северянам никаких препятствий. Здесь следует отметить, что по мере восстановления разрушенного и общего улучшения экономического положения аборигены почувствовали ощутимую разницу между старыми, цинскими порядками, и новыми, русскими.
  
   Желая избежать ошибок, допущенных Николаем Вторым в реальности старшего лейтенанта Муромцева, Владимир Александрович принял решение не загонять тихоокеанских моряков в потенциальную ловушку Порт-Артур. Главной базой русского флота на Квантунском полуострове, читай, на Тихом океане, был избран порт Дальний, расположенный в просторном Талиенванском заливе.
  
   На выбор императора в пользу Талинванского залива повлияла сравнительная теснота внутреннего рейда Порт-Артура и необходимость длительных и дорогостоящих работ по углублению входного фарватера. Что же касается Дальнего, то уже в начале 1901 года здесь началось строительство мола, двух доков, судоремонтного завода, арсенала, и других военных объектов.
  
   Строительство шло достаточно быстрыми темпами, т.к. вице-адмирал Алексеев организовал рабочий процесс с учётом знаний и опыта инженера Евгения Каменского. К примеру, наместник оперативно привлёк к работам десятки тысяч китайцев, адаптировал к местным условиям некоторые методы и приёмы строительных работ из 20-го века. Думаю, не стоит уточнять, что перед Алексеевым не стояло никаких проблем с финансированием - утверждение России на Тихом океане являлось одним из приоритетов политики императора Владимира Первого.
  
   Основой сухопутной обороны главной базы Тихоокеанского флота планировалось сделать укрепрайоны, расположенные на главенствующих высотах Квантунского полуострова, на горе Самсон, а так же на перешейке в районе Цзиньчжоу (Киньчжоу). Укрепрайоны проектировались и строились с учётом опыта ещё не срежиссированной хозяевами денег Второй мировой: приспособленные к круговой обороне каменные и железобетонные фортификационные сооружения, доты, дзоты, переплетённые колючей проволокой инженерные препятствия. Форты, доты и дзоты располагались на местности таким образом, чтобы перекрывать все подходы фланкирующим артиллерийско-пулемётным огнём.
  
   Организационно, в мирное время постоянный гарнизон каждого укрепрайона состоял из нескольких мортирных и артиллерийских батарей, отдельной пулемётной команды, сапёрной роты, сведённых в отдельный отряд.
  
   Согласно замыслам полковника Константина Ивановича Величко, мыслившего категориями 19-го века, в случае войны в каждом из укрепрайонов должны были дополнительно разместиться один-два пехотных полка. По мнению же наместника, знакомого с историей Русско-Японской войны в реальности старлея Муромцева, наступающего противника не следовало пускать дальше Цзиньчжоуского перешейка, а размещённые в укрепрайонах артиллерийские части должны были составить огневой резерв командования.
  
   Основу береговой обороны в районе Дальнего должны были составить две батареи вполне современных десятидюймовок (10 орудий), шесть батарей 152-мм пушек Канэ (30 орудий), и две батареи стареньких шестидюймовок весом в 190 пудов, по четыре орудия в каждой. Последние предназначались для прикрытия огневых позиций 254-мм орудий, если вражеские десантники неожиданным образом окажутся в тылу десятидюймовых батарей.
  
   Не забыли и вспомогательную базу Порт-Артур, в котором имелись два сухих дока и восстановленный судоремонтный завод. На Золотой горе была построена пятиорудийная батарея десятидюймовок и две батареи 152-мм пушек Канэ (10 орудий). На Тигровом полуострове соорудили ещё три батареи шестидюймовок Канэ, по пять орудий в каждой. Далее, ещё три батареи всё тех же 152-мм орудий системы Канэ разместились на склонах горы Ляотешань, и две батареи на горе Крестовой.
  
   Кроме этого, на господствующих над Порт-Артуром высотах вне оборонительного периметра укрепрайонов оборудовали огневые позиции для батарей шестидюймовок весом в 190 пудов. С указанных позиций имелась возможность обстреливать побережья бухт Десяти Кораблей, Луизы и Голубиной, теоретически, пригодных для высадки морского десанта. Старые 152-мм пушки доставали до этих точек практически на пределе дальности стрельбы, но из-за острой нехватки современных орудий Канэ Алексеев решил выдвинуть на второстепенные позиции то, что имелось в наличии.
  
   Толстый ковёр скрывал шум шагов, поэтому император почти неслышно вошёл в особую гостевую комнату, где его ожидал курьер генерал-адъютанта. Последний уже успел отужинать, попить чаю, и сейчас отдыхал, отвалившись на спинку дивана. Впрочем, офицер лишь притворялся расслабленным - едва царь скользнул в дверь, штабс-капитан моментально вскочил на ноги, и вытянулся по стойке смирно. Вздохнул, набирая воздуха в грудь, чтобы всей от души поприветствовать государя.
  
   - Тсс, обойдёмся без громогласного официоза, ночь на дворе, люди спят, - Владимир Александрович предостерегающе поднёс палец к губам. Этот офицер исполнял обязанности курьера вот уже полтора года, был хорошо знаком царю, но протокол есть протокол, и, согласно ему, следует назвать пароль и услышать ответ. - Непоражаемость танка равна...
  
   - ... Квадрату его скорости, помноженному на массу брони, - мгновенно подхватил штабс-капитан, ставя на стол небольшой саквояж. - Печати, секретки - всё на своих местах... Ваше Величество, разрешите идти?
  
   - Да, конечно, идите, - кивнул император, с хрустом ломая массивную пломбу из сургуча. - Благодарю за службу.
  
   - Рад стараться, Ваше Величество, - офицер громко щёлкнул каблуками. - Прошу прощения...
  
   - Хорошо, хорошо, господин штабс-капитан, не извиняйтесь, - улыбнулся Владимир Александрович, одну за другой обрывая свинцовые пломбы. Курьер развернулся, и, стараясь не стучать каблуками, мягким шагом покинул особую комнату. Император выудил из саквояжа папку с бумагами, раскрыл её, и моментально погрузился в чтение...
  
   ...Тихоокеанским флотом летом 1903 года командовал вице-адмирал Яков Аполлонович Гильдебрандт, которого давно прочили на тёпленькую - в прямом смысле этого слова - должность на Чёрном море. Начальником штаба при Гильдебрандте состоял вице-адмирал Веселаго, Михаил Герасимович, а контр-адмиралы Чухнин и Ухтомский числились младшими флагманами эскадры.
  
   Военно-морской базой Дальний и береговой обороной Талиенванского залива командовал контр-адмирал Витгефт, подчинявшийся лично Алексееву. Из-за данного организационного нюанса у наместника и командующего флотом периодически возникали трения и недопонимание - Яков Аполлонович полагал, Витгефт должен подчиняться непосредственно ему, и никому другому.
  
   К указанному периоду Россия сосредоточила на Дальнем Востоке следующие силы: десять эскадренных броненосцев, четыре броненосных крейсера, пять бронепалубных крейсеров 1-го ранга, два крейсера 2-го ранга, два минных транспорта, пять канонерских лодок, шесть старых клиперов, десяток истребителей, десятка полтора номерных миноносцев.
  
   Основные силы флота - броненосцы 'Петропавловск', 'Полтава', 'Севастополь', 'Сисой Великий', 'Три Святителя', 'Двенадцать Апостолов', 'Наварин', 'Пересвет', 'Победа', 'Ретвизан' - базировались на якорных стоянках в Талиенванском заливе. Там же, в Талиенванском заливе, базировались шесть крейсеров: 'Баян', 'Аскольд', 'Паллада', 'Диана', 'Новик', 'Боярин'. Кроме этого, в Дальнем находились оба минных транспорта, четыре канонерки, пара клиперов, и практически все истребители.
  
   В Порт-Артуре, в так и несостоявшейся главной базе Тихоокеанского флота, обычно, отстаивалась брандвахта - канлодка, пара клиперов, номерные миноносцы и минные крейсера.
  
   Броненосцы 'Три Святителя' и 'Двенадцать Апостолов', как многие уже догадались, в 1900-1902 годах совершили переход на Дальний Восток. Как и предполагалось, турки без проблем разрешили указанным кораблям пройти через Босфор и Дарданеллы, да ещё и облегчённо вздохнули - русский Черноморский флот разом сократился на пару броненосцев.
  
   'Три Святителя', несмотря на свои не самые выдающиеся мореходные качества, являлся ценной боевой единицей, неплохо смотревшейся в одном строю с 'Сисоем Великим' и тройкой 'полтав'. Присутствие же в составе Тихоокеанского флота 'Двенадцати Апостолов' и 'Наварина' стало следствием перестраховки со стороны царя и Адмиралтейства. После подписания договора Розена - Ито генерал-адмирал приказал отправить на Дальний Восток ещё один черноморский броненосец. Выбор пал на 'Двенадцать Апостолов', и в конце ноября 1902 года этот корабль бросил якорь в Талиенванском заливе.
  
   'Победа' и 'Пересвет', спешно модернизированные путём замены башеноподобных мачт с массивными боевыми марсами на обычные и снятия половины малокалиберной артиллерии, перешли на Дальний Восток самостоятельно. Как и 15.000-тонный 'американец' 'Ретвизан', благодаря усилиям Владимира Александровича получивший орудия главного калибра с углом возвышением в 35 градусов и шестнадцать 152-мм казематных скорострелок Канэ. По прибытии в Дальний указанные броненосцы поступили под общее командование контр-адмирала Григория Павловича Чухнина, образовав быстроходное крыло Тихоокеанской эскадры.
  
   Крейсера 'Варяг' и 'Аскольд' так же имели конструктивные отличия от кораблей с такими же названиями из реальности Муромцева. Во-первых, оба крейсера строились с броневым поясом в средней части корпуса толщиной в пару дюймов, прикрывавшем ЭУ. Во-вторых, оба корабля получили вооружение из двух 203-мм и дюжины 152-мм орудий Канэ, что дало 'Варягу' и 'Аскольду' полное огневое превосходство над более мелкими японскими бронепалубниками.
  
   Данные улучшения были куплены ценой увеличения водоизмещения с одновременным уменьшением стандартного запаса угля, что привело к незначительному сокращению дальности плавания. Несмотря на это, оба 'семитысячника' иностранной постройки могли выжать из своих машин и механизмов более 23-х узлов, и поддерживать в течение суток скорость в 20-21 узел.
  
   Особняком стоял построенный во Франции 'Баян', так и не ставший родоначальником серии из четырёх морально устаревших броненосных крейсеров. Если смотреть издалека, то чисто внешне 'Баян' мало чем отличался от крейсера с тем же названием, построенного французами в реальности старшего лейтенанта Муромцева. Такой же четырёхтрубный силуэт, две мачты, и пара башен главного калибра в оконечностях корпуса. На этом сходство кораблей и заканчивалось.
  
   Спроектированный согласно требованиям нового русского императора, 'Баян' был вооружён четырьмя 203-мм, двенадцатью 152-мм орудиями Канэ, и таким же количеством 75-мм пушек аналогичной системы. Артиллерия крейсера располагалось следующим образом: восьмидюймовки в башнях попарно, шестидюймовки - каждая в собственном индивидуальном каземате - по шесть штук с каждого борта. Артиллерийское вооружение дополнялось четырьмя подводными минными аппаратами, по мнению Муромцева, совершенно бесполезными в современном бою.
  
   Корабль мог сконцентрировать прямо носу и по корме огонь двух 203-мм и четырёх 152-мм орудий. На каждый борт, соответственно, могли стрелять все четыре восьмидюймовки, шесть шестидюймовок и столько же 75-мм скорострелок Канэ.
  
   Главный броневой пояс 'Баяна' толщиной от 170-мм до 90-мм (сужался к низу) простирался от носового до кормового барбетов башен главного калибра включительно, упираясь в бронетраверзы толщиной от 90-мм до 150-мм. Верхний броневой пояс имел толщину 100-мм, и тянулся от носового до кормового бронетраверза, оконечности крейсера защищались 90-мм броневыми плитами.
  
   Лобовые плиты башен главного калибра имели толщину 170-мм, боковые и тыльные - 150-мм и 100-мм, соответственно, крыши перекрывались 50-мм бронёй. Толщина стенок барбетов восьмидюймовых башен достигала 170-мм. Индивидуальные казематы шестидюймовок Канэ защищались броневыми плитами толщиной от 50-мм до 150-мм (крыши - 50-мм), трубы подачи боеприпасов - 90-мм бронёй.
  
   Боевая рубка корабля представляла собой этакий колодец с толщиной стенок в 200-мм и 70-мм крышей, коммуникационная труба защищалась 90-мм бронёй. Толщина листов карапасной броневой палубы варьировалась между 30-мм и 50-мм, в зависимости от места их расположения. Кожухи котельных отделений имели 30-мм бронирование. Вся броня была крупповской, на чём особенно настаивал заказчик.
  
   Имея водоизмещение десяток тысяч тонн с гаком, 'Баян' мог развить ход в 20 узлов, поддерживая указанную скорость в течение суток. Максимальная скорость, достигнутая на испытаниях, составила 23 узла. Дальность плаванья экономичным ходом (10 узлов), согласно проектным расчетам, достигала четырёх тысяч миль.
  
   Увлекающиеся историей кораблестроения могут смело заявить, что русский крейсер до боли напоминает 'Адзуму' и прочих 'асамоидов', и будут правы. 'Баян' строился с учётом послезнания Муромцева, и практически ни в чём не уступал проектам Филиппа Уоттса. В мае 1903 года новый броненосный крейсер на пару с 'Победой' отбыл на Дальний Восток, и спустя четыре с половиной месяца корабли вошли в Талиенванский залив.
  
   Лучший из крейсеров 2-го ранга - 'Новик' - ещё на стадии проектирования получил более сильное артиллерийское вооружение: на нём установили восемь 120-мм орудий. Кораблестроители из города Эльбинга без лишних проволочек пошли навстречу условиям заказчика, увеличили водоизмещение до 3.500 тонн с сохранением 25-ти узловой скорости, в результате чего фирме Шихау достался заказ ещё на три боевых единицы данного типа - 'Алмаз', 'Жемчуг' и 'Изумруд'.
  
   Желая получить нормальное качество постройки за приемлемую цену, Владимир Александрович принял волюнтаристическое решение в пользу немцев, оставив вороватых хозяев Невского завода без лакомого заказа. Савва Иванович Мамонтов и прочие акционеры вскоре угодили под следствие, и в конечном итоге были разорены судебными исками.
  
   Что же касается самого Невского завода, то осенью 1900 года он перешёл в руки нового владельца. Им стала созданная промышленниками Второвым и Стахеевым судостроительная корпорация 'Посейдон', одним из соучредителей которой являлся сам император.
  
   Купив предприятие, Николай Александрович организовал закупки импортного оборудования, провёл оптимизацию и модернизацию производства, и в феврале 1902 года Невский завод наконец-то приступил к постройке серии истребителей типа 'Буйный'. Строительство шло быстрыми темпами, качественно, и летом 1903 года пять кораблей вошли в состав отряда контр-адмирала Моласа. Ещё пять истребителей данной серии заканчивали приёмные испытания, Адмиралтейство планировало отправить их на Тихий океан ближе к зиме.
  
   В течение 1901-1902 годов пароходы доставили на Дальний Восток дюжину разборных истребителей типа 'Сокол' постройки Невского и Ижорского заводов. К началу 1904 года практически все корабли данного типа были собраны на стапелях верфи, построенной в Дальнем корпорацией 'Посейдон'. Отправку ещё нескольких разборных истребителей завода Крейтона отменили, ожидая нападения Японии.
  
   Во Владивостоке, в нескольких сотнях миль от Квантунского полуострова, базировался отдельное корабельное соединение, состоявшее из трёх броненосных крейсеров - 'Россия', 'Громобой', 'Рюрик' - и двух бронепалубных - 'Варяга' и 'Светланы'. Кроме этого, во Владивостоке ожидался скорый приход вспомогательных крейсеров 'Лена' и 'Ангара', недавно приобретённых Морским министерством.
  
   Владивостокским отрядом командовал вице-адмирал Пётр Алексеевич Безобразов, младшим флагманом при котором состоял недавно повышенный в звании до контр-адмирала Иессен, Карл Петрович. Командиром владивостокской военно-морской базы и начальником береговой обороны прилегающего района - полуострова Муравьёва-Амурского и острова Русский - был назначен контр-адмирал Рожественский, собственной персоной. Полагаю, не стоит пояснять, что Зиновий Петрович постоянно находился под пристальным вниманием наместника, и любой прокол контр-адмирала моментально становился известен самому императору.
  
   В случае начала войны в январе-феврале 1904 года Алексеев планировал отправить в рейдерство в Тихий океан отряд в составе броненосного крейсера 'Рюрик' и парочки упомянутых выше вспомогательных крейсеров.
  
   Приказав Балтийскому заводу строить ещё один крейсер по образцу 'России', покойный император Николай Второй подложил флоту огромнейшую свинью. Придя к власти после смерти своего недалёкого племянника, Владимир Александрович был вынужден принять тот факт, что 'Громобой' уже спущен на воду, и радикальная модернизация корабля на много месяцев отодвинет сроки его ввода в строй. В общем, император просто вызвал вице-адмирала Макарова, объявил ему о своём желании, и вручил Степану Осиповичу папочку с наскоро набросанными эскизами.
  
   Начальник МТК взял под козырёк, и уже спустя неделю инженеры Балтийского завода ломали головы, в темпе перекраивая рабочие чертежи. Как и следовало ожидать, достройка крейсера затянулась, и капитан 1-го ранга Иессен увёл его на Дальний Восток в конце мая 1901 года.
  
   Чисто внешне наскоро модернизированный 'Громобой' имел мало отличий от изначального проекта. Изменения коснулись артиллерийского вооружения - корабль получил два 203-мм орудия в оконечностях корпуса, количество шестидюймовок было доведено до 22 пушек. Установленные на верхней палубе шесть 152-мм орудий Канэ защитили противоосколочными казематами, практически бесполезные малокалиберные 'хлопушки' сняли, оставив на борту всего восемь семидесятипятимиллиметровок.
  
   Аналогичную модернизацию прошла и 'Россия'. Работы проводились во Владивостоке, в несколько этапов, поэтому растянулись на два с половиной года. К лету 1903 года крейсер вновь вошёл в строй, став флагманским кораблём вице-адмирала Безобразова.
  
   'Так, так, так... Смотри-ка, тёзка, Евгений, свет Иваныч вместе с Каменским умудряются находить время на изобретательство! - мысленно воскликнул Муромцев. Вскрыв саквояж, Владимир Александрович первым делом рассортировал полученные документы на три стопочки. Самую маленькую из них составили чертежи двух миниатюрных артсистем. - Давай глянем, а то в бумагах наместника всегда сплошные отчёты и цифры... Надоело уже, скучно'.
  
   'Ладно, начнём с творчества твоего головастого белорусского парня... Хм, переделка сорокасемимиллиметровой пушки системы Гочкиса в батальонную гаубицу... Забавно, - хозяин тела взял верхний ватман, вчитался в описание чертежа. - Два Евгения предлагают укоротить ствол, чтобы облегчить его, ибо баллистика на передовой избыточна... Лафет однобрусный, колёса металлические... Интересная схема, надо будет удивить дармоедов из ГАУ... Ага, вот, о боекомплекте... Как и следовало ожидать - малое фугасное воздействие снаряда, поэтому рекомендует принять на вооружение надкалиберную мину, чертежи оной прилагаются'.
  
   Следующий проект тандема Алексеев-Каменский оказался переделкой 37-мм пушки всё того же Гочкиса в окопную мортиру, чьим предназначением была стрельба исключительно надкалиберными минами. Баллистические данные данной системы оставляли желать лучшего, однако лёгкая и мобильная мортира прекрасно подходила для позиционной войны. Генерал-адъютант информировал, что в арсенале Порт-Артура уже организовано изготовление партии подобных мортир, благо с кораблей Тихоокеанского флота снято достаточное количество 'хлопушек' Гочкиса.
  
   'Кое-кто тянет время с нормальными миномётами, заставляя наместника импровизировать, - с нотками недовольства заметил вселенец. - Самураи вот-вот нападут, а армия сидит без миномётов'.
  
   'Ай-яй, как нехорошо выдавать желаемое за действительное, - мысленно усмехнулся Владимир Александрович. - Любители сакэ и суши не настолько глупы, чтобы без серьёзного повода переть против превосходящих сил'.
  
   'Ага, превосходящие силы, как же, - съехидничал незваный 'гость'. - 'Двенадцать Апостолов' с 'Навариным' давно пора перевести в разряд учебных калош, 'Рюрик' встал к стенке завода для замены стареньких восьмидюймовок...'.
  
   'Кстати, о заводе... Ага, вот оно, - император пошуршал бумагами, выудив нужный отчёт. - К Рождеству планируется сдать под ключ первый цех на заводе корпорации 'Посейдон' во Владивостоке, построенный с помощью мистера Чарльза Крампа'.
  
   'Всё равно, до начала строительства на Дальнем Востоке крупных кораблей нам ещё шагать и шагать, - мысленно вздохнул Муромцев. - Большой док в Дальнем готов?'.
  
   'Нет ещё. Алексеев пишет, что работы завершатся не раньше весны, - ответил хозяин тела. - Строительство задерживается из-за увеличения размеров новых броненосцев'.
  
   'Молас прошёл Дакар, - вселенец вспомнил о телеграмме двухдневной давности, переданной контр-адмиралом вместе со встреченным на траверзе Дакара германским пароходом. - Ладно, будем надеяться, что 'Цесаревичу' не понадобится встать в док сразу же по приходу'.
  
   'Смотри, сколь творчески Каменский развил твою идею о габионах. Сборная пирамида на болтах из нескольких листов железа, а по периметру габион, - Владимир Александрович перетасовал ватманы, на которых изображались полевые укрепления, созданные из нескольких металлических сеток, в пространство между которыми насыпался подручный камень. - Издали, наверняка, смотрится, как небольшой холм, а на самом деле пулемётная точка... Самое то, что нужно на перевалах Маньчжурии'.
  
   'Дёшево и сердито, не окопы же долбить в скальных грунтах, - мысленно хмыкнул киллер-гипнотизёр. - Прикинь, как удивятся товарищи самураи, когда гайдзины начнут десятками клепать доты из камня'.
  
   'Алексеев пишет, что, он считает необходимым возвести на нашем берегу реки Ялу, минимум, тысячу подобных укреплений. Потребность в металлической сетке исчисляется километрами, а в Порт-Артуре нет и десятой части требуемого количества стального проката, - император отложил бумаги на стол, задумчиво погладил усы. - Придётся, тёзка, строить на Дальнем Востоке ещё один завод, сталелитейный'.
  
   'Да, уж, было бы глупо возить из Европы железо и сетку, - заметил вселенец. - Грамотнее всего начать постройку пары заводов: один - во Владике, другой - где-нибудь в Благовещенске, либо в Хабаровске'.
  
   Далее наместник информировал, что на Тихоокеанском флоте количество служащих по контракту специалистов-профессионалов достигло 60% от общего числа нижних чинов. Генерал-адъютант писал, что к концу года количество контрактников увеличится до 70-75%, и уже сейчас машинные команды всех кораблей состоят исключительно из профессионалов. Ещё толком необученные моряки последнего призыва, в массе своей, задействованы в качестве подносчиков боеприпасов, вестовых, и т.п.
  
   Владимир Александрович тотчас вспомнил последний рапорт вице-адмирала Скрыдлова, командующего Чёрноморским флотом, копию которого переслал младший брат. На Черноморском флоте к концу лета 1903 года количество моряков-контрактников составляло около 80% от общего числа нижних чинов. В связи с этим генерал-адмирал в шутку высказал предположение, что климат Чёрного моря больше способствует выбору в пользу профессиональной службы.
  
   'Самые худшие показатели на Балтике: у Старка всего около половины моряков-контрактников, - мысленно резюмировал Муромцев. - Зря ты назначил его командовать Балтийским флотом'.
  
   'Я дал ему шанс, как и Рожественскому. На Балтике у нас глубокий тыл, как раз по талантам Оскара Викторовича, - зевнув, монарх поднялся на ноги. - Между прочем, благодаря Старку Балтфлот вышел на первое место по радиофикации кораблей'.
  
   'Ха-ха-ха! Исключительно благодаря соседству баз Балтийского флота с Адмиралтейством и питерским радиозаводом профессора Попова! - развеселился незваный 'гость'. - Старк требует и получает для своего флота столько аппаратов, что может позволить их ставить даже на номерные миноносцы, в то время как тихоокеанские истребители до сих пор не получили своих радиостанций'.
  
   'Не вижу особой проблемы, - император пожал плечами, выходя из гостиной. - Скажу Алексею, чтобы он по-быстрому закупил в Германии 'телефункены', с доставкой на Дальний Восток'.
  
   'Хорошо быть царём-батюшкой - проблемы решаются на раз-два,- восхитился Муромцев. - Тёзка, а почему бы тебе сразу не купить фирму 'Сименс и Гальске?'.
  
   'По той же самой причине, по которой в твоём времени Россия не купила фирмы 'Самсунг', 'Асус', 'Делл', и прочие 'сони', - государь с долей иронии отзеркалил тональность киллера-гипнотизёра. - На завтра, если ты не забыл, у меня запланирована утренняя баталия с министром финансов. Напомни попросить Озерова наскрести в бюджете десяток миллионов на твои любимые миномёты... Пришла пора их 'изобрести'.
  
   'Пора заняться настоящими, реальными финансовыми реформами: ввести налоги на недвижимость, обанкротить Дворянский заёмный банк, ударить рублём по крупным землевладельцам, поставить к стенке финансовых спекулянтов, - пробурчал в ответ вселенец. - Господа Поляковы и Гинцбурги с превеликим удовольствием поучаствуют в переделе собственности'.
  
   'О, да, наши милые еврейские банкиры и их соотечественники с удовольствием поучаствуют в любой авантюре, которые пахнут гешефтом, - в ответе хозяина тела проскользнули нотки сарказма. - Кстати, благодаря именно еврейским деньгам нам удалось смягчить последствия экономического кризиса девяносто девятого года'.
  
   'Подумаешь, самые богатенькие евреи страны собрали тридцать пять миллионов рубликов, - фыркнул Муромцев. - Да на одной прокрутке казённых денег через банк 'Прометей' они заработали раз в пять больше'.
  
   'Во-первых, не тридцать пять, а тридцать шесть с половиной, а во-вторых - львиная доля заработанного ими капитала пошла на кредитование реального сектора экономики, - усмехнулся Владимир Александрович. - Согласно нашим изначальным договорённостям, между прочим'.
  
   'Если бы не Нечволодов и его парни, то фиг бы они вложились в российскую экономику, - незваный 'гость' не скрывал своего скепсиса. - Не боишься, что евреи банально скупят на корню всю Россию?'.
  
   'В твоём будущем евреи скупили весь мир, и множество раз сделали с ним то, что красочно расписано в Камасутре, - император с лёгкостью положил вселенца на лопатки. - Меня сейчас больше заботят отряд Моласа и перевооружение армии, а не 'пехота' Яхве'.
  
   Идущий на Дальний Восток отряд под командованием контр-адмирала Михаила Павловича Моласа состоял из двух броненосцев, двух крейсеров, тринадцати истребителей - пять типа 'Буйный' и восемь единиц постройки фирмы 'Шихау' типа 'улучшенный 'Кит' - и дюжины судов обеспечения.
  
   Первой звездой отряда, без сомнения, являлся 'Цесаревич', по образцу которого в России строилась серия из пяти броненосцев. Почти семнадцать тысяч тонн водоизмещения, симметричный силуэт с двумя дымовыми трубами, сто сорокаметровый корпус без излюбленного французами завала бортов, восемнадцать узлов полного хода - таков был 'Цесаревич', созданный Амбалем Лаганем согласно техническому заданию Владимира Александровича.
  
   Вооружение состояло из восьми 305-мм орудий ГК с длиной ствола в 40 калибров в четырёх башнях, двенадцати 152-мм пушек в бронированных казематах и четырнадцати 75-мм 'хлопушек', раскиданных по казематам и верхней палубе. Как и на 'Ретвизане', орудия ГК 'Цесаревича' имели угол возвышения в 35 градусов.
  
   Корабль имел солидную броневую защиту. Главный бронепояс состоял из плит толщиной в 250-мм, и тянулся от носового до кормового броневых траверзов, в свою очередь, имевших толщину от 100-мм до 200-мм. Выше располагался верхний бронепояс с толщиной плит в 150-мм, казематы 152-мм орудий защищались бронеплитами аналогичной толщины. Оконечности броненосца от бронетраверзов до форштевня и архштевеня были защищены 100-мм бронёй, броневая палуба, её скосы и противоторпедная переборка состояли из плит толщиной 50-мм.
  
   Боевая рубка была защищена наиболее основательно - 270-мм стенки и 100-мм крыша. Бронирование башен ГК достигало 270-мм - лобовые проекции - боковые стенки состояли из 200-мм плит. Тыльная часть башен имела толщину 150-мм, а крыши перекрывались 100-мм бронеплитами. Барбеты башен защищались 250 - 270-мм бронеплитами.
  
   Главной особенностью проекта 'Цесаревича' и строящихся по его подобию кораблей являлась линейно-возвышенная схема расположения башен ГК в диаметральной плоскости корпуса. Данная схема, ставшая со временем классической, позволяла сосредоточить огонь изо всех восьми 305-мм орудий по целям, находившимся на траверзах корабля. По целям на носовых или кормовых курсовых углах могли 'работать' четыре 305-мм орудия ГК.
  
   Шестидюймовки Канэ располагались в четырёх казематах, по три штуки в каждом, и были разделены противоосколочными переборками. Интересной особенностью размещения казематных пушек являлась возможность сконцентрировать огонь шести 152-мм орудий прямо по носу, или по корме.
  
   В проекте имелись и недостатки, причём, существенные, вызванные ограничениями водоизмещения. В частности, была признана недостаточной высота барбетов возвышенных башен главного калибра - второй и третьей. В походном положении орудия этих башен почти соприкасались с крышами первой и четвёртой башен.
  
   Кроме этого, расположенные в двух казематах в средней части корпуса восемь 75-мм пушек Канэ - по четыре на борт - защищались бронёй толщиной всего в 50-мм. Таким образом, попадание фугасным снарядом крупного калибра в каземат противоминных скорострелок могло привести к весьма неприятным последствиям. На строившихся в России по образцу 'Цесаревича' броненосцах типа 'Бородино' этот недостаток ликвидировали, защитив каземат малокалиберной артиллерии 150-мм бронеплитами.
  
   Второй звездой отряда контр-адмирала Моласа был броненосный крейсер 'Богатырь'. Историю постройки этого корабля, его систершипов, а так же крейсера 2-го ранга 'Боярин' можно бы было приводить в учебниках в качестве хрестоматийного примера образа мышления высокопоставленной российской бюрократии, не приученной проявлять какую-либо личную инициативу.
  
   Всё началось с того, что осенью 1899 года Владимир Александрович вызвал к себе во дворец четверых членов Адмиралтейств-совета, чтобы обсудить с ними тактику сторон в недавно минувшей Испано-Американской войне. В процессе беседы за чаем с плюшками выяснилось, что флотоводцы высоко оценивают действия американского крейсера 'Бруклин', и не прочь получить в своё распоряжение несколько подобных кораблей вдобавок к заказанным во Франции 'Баяну' и 'Олафу' (второй крейсер типа 'Баян').
  
   - В чём же проблема, господа? Надо - построим... Кстати, почему вы молчали, и не сообщили мне о своих выводах раньше, хотя бы месяца два назад? - император удивлённо поднял брови, обвёл взглядом лица вице-адмиралов Копытова, Казнакова, Мессера и Макарова.
  
   - Ваше Величество, насколько мне известно, фирма 'Форж э Шантье' не может строить несколько кораблей одновременно, а наши казённые и частные верфи загружены под завязку, - управляющий Морским министерством развёл руками, после чего извиняющимся тоном добавил. - Простите, Ваше Величество, мне следовало обратиться к Вам раньше.
  
   'Я давно говорил, что Васильич тебя боится, вот и сейчас он думал тихонько пересидеть в кустиках. Понадеялся на родимое русское авось, - Муромцев моментально влез со своими комментариями. - Слушай, тёзка, тебе больше не нужно лавировать между закидонами племянника и самолюбием младшего братца... Если не ошибаюсь, фрицы ещё не закладывали 'Богатыря'. Понимаешь, о чём я?'.
  
   - Николай Васильевич, полагаю, Вы в курсе, что японцы заказали фирме 'Вулкан' броненосный крейсер, аналогичный кораблям класса 'Идзумо', - монарх с полминуты молчал, с горечью осознавая тот факт, что вселенец в очередной раз прав - Копытов действительно его боится. Интересно, что он такого успел сотворить, чтобы напугать боевого вице-адмирала? - Думаю, наши германские друзья пойдут нам навстречу, если вместо бронепалубника мы попросим построить быстроходный броненосный крейсер, а лучше - два.
  
   - Ваше Величество, Вы желаете аннулировать строительство 'Богатыря'? - в голосе вице-адмирала Казнакова явственно слышались нотки озадаченности. - Как в этом случае быть с уже заключённым контрактом? Вдруг, немцы потребуют выплатить неустойку?
  
   - Николай Иванович, ни один настоящий капиталист не станет отказываться от более жирного куша из-за капризов платёжеспособного клиента, - усмехнулся император, иронично взглянув на начальника ГМШ. - Господа, согласуйте с нашими друзья из Штеттина контракт на два броненосных крейсера со скоростью в двадцать два - двадцать три узла, вооружённые и забронированные не хуже 'Баяна' и 'Олафа'. Водоизмещение, скажем, десять тысяч тонн, можно больше, но чтобы был не хуже, чем 'японец'.
  
   - Прошу прощения, Ваше Величество, но в свете обсуждаемой темы я бы хотел поднять ещё один важный вопрос, - в разговор вступил вице-адмирал Макаров. - Разрешите?
  
   - Конечно, Степан Осипович, мы для того здесь и собрались, - дружелюбно улыбнулся Владимир Александрович. - Что за вопрос?
  
   - Разговор поёдёт о крейсере второго ранга 'Боярин', заказанного датской фирме 'Бурмейстер ог Вайн'. По каким-то непонятным мне причинам мы собирается строить корабль, на три-четыре узла уступающий в скорости проекту фирмы 'Шихау', - председатель МТК бросил неприязненный взгляд на вице-адмирала Казнакова. - Я считаю это неправильным, и прошу Ваше Величество разрешить Адмиралтейству перезаключить договор с датчанами, чтобы получить более крупный и быстроходный крейсер.
  
   - Николай Иванович, думаю, Степан Осипович прав, и нам следует пересмотреть контракт с фирмой 'Бурмейстер ог Вайн', - государь выразительно взглянул на начальника ГМШ. С историей заказа 'Боярина' датским кораблестроителям новый царь был знаком и без Муромцева. Ситуация, в принципе, была вполне типичной: вдовствующая императрица Мария Фёдоровна обеспечила своим соотечественникам выгодный контракт, и её нисколько не волновал тот факт, что русский флот получит недостаточно быстроходный крейсер. - Попросите наших датских друзей увеличить водоизмещение и поставить более мощные машины и механизмы. Но если 'Боярин' не достигнет скорости в двадцать четыре узла, я запрещаю принимать корабль в казну.
  
   Как и предсказывал Владимир Александрович, руководство фирмы 'Вулкан' быстро справилось с шоком, вызванным крутым зигзагом желаний русских флотоводцев. С истинно немецким педантизмом инженеры из Штеттина быстро разработали новый проект. Не мудрствуя лукаво, потомки тевтонов воспользовались своими же собственными наработками по 'Якумо', адаптированными под изменившиеся требования заказчика.
  
   Закладка 'Богатыря' состоялась в апреле 1900 года, работы на германской верфи шли весьма быстрыми темпами, и весной 1903 новенький крейсер на пару с броненосцем 'Победа' отправился в дальнее плаванье к берегам Китая. Три с половиной месяца спустя корабли вошли в Талиенванский залив, обрадовав командование Тихоокеанского флота.
  
   В отличие от прототипа, 'Богатырь' имел полубак, нёс три слегка наклонные и более тонкие дымовые трубы, и мог развить скорость в 23 узла. В отличие от 'Якумо', все двенадцать 152-мм орудий Канэ располагались в индивидуальных казематах, защищённых шестидюймовой бронёй. Главный броневой пояс имел толщину 170-мм, верхний - 120-мм, оконечности защищали 100-мм бронеплиты. Барбеты и обе 203-мм двухорудийные башни защищались бронёй от 150 до 170-мм, боевая рубка - 120 (крыша) - 200-мм броневыми плитами.
  
   Сразу же после спуска на воду 'Богатыря' на верфи в Штеттине заложили корпус второго корабля данного типа, названного 'Олегом'. Зная о невезучих судьбах последних двух кораблей, носивших название 'Витязь', Владимир Александрович отменил постройку крейсера с данным названием на эллинге Галерного островка. Вместо этого при техническом содействии фирмы 'Вулкан' на стапелях Николаевского и Лазаревского адмиралтейств началось строительство 'Очакова' и 'Кагула', предназначенных для Черноморского флота.
  
   Датские кораблестроители так же изъявили желание пойти навстречу пожеланиям заказчика, благо, Морское министерство не поскупилось доплатить кругленькую сумму. На 'Боярине' установили котлы Шульца-Торникрофта, и, несмотря на увеличившееся на пятьсот тонн водоизмещение, корабль достиг скорости в 24,5 узла. Артиллерийское вооружение осталось прежним: шесть 120-мм орудий Канэ, столько же 75-мм скорострелок аналогичной системы. Один из торпедных аппаратов - кормовой - исключили, согласно изменившемуся мнению МТК.
  
   'Ослябя' с 'Авророй', так же входившие в отряд контр-адмирала Моласа, практически не отличались от своих систершипов, пополнивших состав Тихоокеанского флота несколькими месяцами ранее. На 'Ослябе' были заменены более лёгкими конструкциями фок- и грот мачты, демонтирована часть практически бесполезных в современном эскадренном бою 75-мм скорострелок Канэ.
  
   'Аврора', как и оба других корабля данного типа, после частичной переделки подводной части корпуса, смогла достигнуть предусмотренной контрактом скорости. Корабль получил артиллерийское вооружение, практически аналогичное построенным за границей 'Аскольду' и 'Варягу', и мог принять на борт более сотни морских мин.
  
   Построенные в Германии истребители типа 'улучшенный 'Кит' в количестве восьми единиц были заказаны в конце 1900 года, практически одновременно с заказом во Франции десяти кораблей типа 'улучшенная 'Форель'. Как и в предыдущем случае, немецкие кораблестроители обогнали потомков галлов в скорости работ, весной 1903 года передав России все восемь истребителей. В отличие от предыдущей четвёрки, корабли второй серии фирмы Шихау имели увеличенное до пятисот тонн водоизмещение, и несли артиллерийское вооружение из трёх 75-мм скорострельных пушек Канэ. Восьмёрка 'шихауских' истребителей без труда достигла на мерной мили контрактной скорости в 29 узлов, что вполне удовлетворило заказчика.
  
   Десять 'форелей' - они же тип 'Меткий' - строившиеся на верфях Жака Огюста Нормана и гаврского филиала 'Форж э Шантье', должны были войти в строй к концу 1903 года, и отправиться на Дальний Восток вместе с 'Олафом' и 'Олегом', либо с купленными в Италии броненосными крейсерами. Водоизмещение 'Меткого' и его систершипов так же приблизилось к пятистам тоннам, а их артиллерийское вооружение и скорость были аналогичны кораблям германской постройки. Единственное существенное отличие - 'улучшенные 'Форели' имели всего лишь два торпедных аппарата вместо трёх, стоящих на 'улучшенных 'Китах'.
  
   Пять истребителей отечественной постройки типа 'Буйный', принятые летом в казну, смогли достигнуть скорости в 27 узлов, и по дальности плавания экономичным ходом практически не уступали 'французам' и 'немцам'. Водоизмещение 'Буйного' и его систершипов слегка превысило пятьсот тонн: корабли получили полубак, и вооружались тремя 75-мм скорострелками Канэ и парой торпедных аппаратов.
  
   Как и ожидалось, рутинный поход отряда Моласа привлёк пристальное внимание со стороны 'просвещённых мореплавателей'. Сразу же после прохождения Ла-Манша на параллельном курсе обнаружились три британских крейсера из состава Отечественного флота, сопровождавшие русские корабли до Касабланки.
  
   У побережья Африки соглядатаев сменили четыре крейсера из состава Средиземноморского флота, отвернувшие прочь лишь в Гвинейском заливе. Следующее появление лимонников произошло на траверзе Кейптауна: вынырнувшие из темноты на восходе солнца 'Пегасус' и 'Ифигения' обогнули отряд Моласа по широкой дуге, какое-то время шли параллельным курсом, и к вечеру затерялись далеко за кормой.
  
   Любопытство англичан было вполне объяснимо, ибо новый русский броненосец ещё на стадии достройки на плаву произвёл фурор воистину мирового масштаба. Первым, как и следовало ожидать, на дерзкий вызов 'двуглавого орла' отреагировал дремлющий по другую сторону Ла-Манша 'морской лев'.
  
   С появлением 'Цесаревича' Королевский Флот утрачивал наметившееся, было, качественное превосходство над одним из своих потенциальных противников - Россией. Заложив и построив шесть броненосцев типа 'Канопус' и такое же количество броненосцев типа 'Дункан', британцы по всем статьям превзошли потенциальную угрозу, исходящую от тройки 'полтав' и парочки 'пересветов'.
  
   Развернув строительство броненосцев классов 'Формидэбл' и 'Лондон', англичане с полным на то основанием рассчитывали оставить позади всех своих потенциальных врагов. Далеко позади, т.к. в кулуарах Адмиралтейства обсуждались идеи, в конечном итоге вылившиеся в проект броненосца 'Кинг Эдуард VII'. В-общем, в реальности Муромцева, понастроив за пять-семь лет более двух десятков броненосцев, Великобритания с лёгкостью перегоняла Россию, как по количеству кораблей линии, так и по их индивидуальным боевым характеристикам.
  
   'Цесаревич', при всех его недостатках в системе бронирования и всего лишь 18-ти узловой скорости, ещё на стадии достройки произвёл шокирующее впечатление на лордов Адмиралтейства. Настолько шокирующее, что, получив первые, сильно искажённые данные о русском броненосце, англичане отменили строительство двух последних кораблей типа 'Формидэбл'. Указанные броненосцы - 'Куин' и 'Принс оф Уэллс' - были построены как девятый и десятый корабли серии 'Кинг Эдуард VII'.
  
   Броненосцы типа 'Кинг Эдуард VII' проектировались и строились в огромной спешке, и стали ответом Туманного Альбиона на появление 'Цесаревича'. Чтобы не позволить русским удержать качественное превосходство, главный строитель Королевского флота Уильям Уайт просто взял, и скопировал состав вооружения детища Амбаля Лаганя. Как и 'Цесаревич', перекроенные 'кинги' получили по восемь 305-мм орудий в четырёх линейно-возвышенных башнях, плюс по дюжине казематных шестидюймовок.
  
   Последняя серия (пара) британских броненосцев с вертикальными паровыми машинами тройного расширения - 'Агамемнон' и 'Лорд Нельсон' - представляла собой всё те же 'кинги', имевшие более солидную броневую защиту. Полное водоизмещение 'Лорда Нельсона' и 'Агамемнона' достигало почти 20.000 тонн, толщина главного бронепояса увеличилась до 305-мм, а вот скорость максимального хода оставалась прежней - 18 узлов.
  
   Построенный в единичном экземпляре турбинный 'Дредноут' так же имел существенные отличия от корабля, оставшегося в реальности старшего лейтенанта Муромцева. Стремясь любой ценой восстановить своё, тающее, словно весенний снег, превосходство в линейных силах, англичане разместили пятую башню ГК в диаметральной плоскости, а вместо 76-мм скорострелок установили два десятка четырёхдюймовок.
  
   Следующими в мичиганно-дредноутную гонку включились потомки галлов. Будучи ознакомленными с задумками Владимира Александровича ещё на стадии проектирования 'Цесаревича', французские адмиралы размышляли почти полтора года, после чего приостановили строительство броненосцев 'Патри' и 'Репюблик'. Указанные корабли были перепроектированы и перезаложены, но уже с совершенно иным составом вооружения.
  
   Не мудрствуя лукаво, Эмиль Бертен использовал оригинальные наработки французской школы кораблестроения, разместив десять 305-мм пушек в двух- и одноорудийных башнях. Последние располагались побортно, по три башни с каждого борта. Теоретически, любой из шести броненосцев типа 'Патри' имел возможность сосредоточить на носовых и кормовых курсовых углах огонь шести 305-мм орудий, а в бортовом залпе могли участвовать семь орудий ГК. Артиллерия среднего калибра была представлена дюжиной 164-мм пушек, распиханных по казематам по всей длине корпуса.
  
   На следующем типе линкоров французы отказались от экспериментов, перейдя к классике - четыре линейно-возвышенные двухорудийные башни в оконечностях. Шестёрка 'дантонов' получила паротурбинные ЭУ, мощные 194-мм орудия среднего калибра, а их водоизмещение достигло 23.000 тонн.
  
   Следом за 'Дантонами' и 'Патри' потомки галлов приступили к постройке четвёрки ещё более мощных линкоров типа 'Курбэ', с двенадцатью орудиями ГК в шести башнях. К сожалению, из-за недостатков береговой инфраструктуры французам пришлось расположить пару башен ГК побортно, и в результате новые корабли могли вести огонь всем бортом из десятка 305-мм орудий.
  
   Третьими из европейцев на проект 'Цесаревича' отреагировали потомки тевтонов и алеманов, до этого момента даже не мечтавшие сравняться с Британией по числу кораблей линии. Почуяв железный шанс обнулить преимущество англичан, Альфред фон Тирпиц призвал депутатов германского парламента срочно пересмотреть, а ещё лучше полностью отменить т.н. закон о флоте. Депутаты Рейхстага, как это часто водится в демократических странах, сочли, что они разбираются в военно-морской стратегии и кораблестроении не хуже, чем какой-то, там, адмирал, и не прислушались к просьбам флотоводца.
  
   Кайзер Вильгельм Второй, соображавший в морских делах лучше, чем избираемые демократическим путём буржуа, пришёл в тихое бешенство. Несколько резких и гневных выступлений обозлённого монарха привели к тому, что в Германии разгорелся парламентский скандал, приведший к правительственному кризису и внеочередным выборам в Рейхстаг. Члены нового правительства учли печальный опыт предшественников, и наступили на горло собственной песне, точнее, смачно плюнули на принятые ранее законодательные акты.
  
   В-общем, любители чёткого планирования и идеального порядка, немцы отменили строительство пяти броненосцев типа 'Брауншвейг'. Проект был полностью переработан согласно новому техзаданию, и осенью 1905 года в строй вступил первый из пяти германских линкоров с восемью 280-мм орудиями в четырёх башнях в оконечностях корпуса, получивший название 'Брауншвейг'. В качестве среднего калибра немцы избрали мощные 170-мм орудия, установив в казематах четырнадцать пушек указанного калибра.
  
   Следующая серия линкоров - пять кораблей типа 'Дойчланд' - стала развитием 'Брауншвейгов' с той же скоростью и тем же составом вооружения. Изменения коснулись схемы бронирования корпуса, а водоизмещение 'дойчландов' превысило 19.000 тонн.
  
   Затем последовали две четвёрки улучшенных и более быстроходных мичигано-дредноутов - 'нассау' и 'остфрисланды'. На этих линкорах немцы добавили по две башни ГК, как и французы, расположив их побортно в средней части корпуса. На 'Нассау' и его систершипах установили новые 280-мм орудия с длиной ствола в сорок пять калибров, а 'остфрисланды' получили ещё более мощные 305-мм орудия очень удачной модели с длиной ствола в пятьдесят калибров. На 'нассау' и 'остфрисландах' германцы вновь вернулись к 150-мм среднему калибру, неожиданно отказавшись от 88-мм противоминных пушек.
  
   Мичигано-дредноутная гонка, спровоцированная Владимиром Александровичем, не обошла стороной и Италию с Австро-Венгрией. Итальянцы в авральном порядке перепроектировали свои быстроходные броненосцы 'Реджина Елена' и 'Витторио Эмануэле', заменив на них двухорудийные башни с 203-мм пушками одноорудийными с 305-мм орудиями. Таким образом, оба корабля формально сравнялись по количеству двенадцатидюймовок с 'Цесаревичем' и прочими линкорами с линейно-возвышенной схемой расположения орудий ГК.
  
   Пока корпуса вышеупомянутых броненосцев стояли на стапелях, итальянцы разработали совершенно новый проект, и в конце 1903 года заложили 'Рому' и 'Наполи' - первые мичигано-дредноуты с восемью орудиями ГК в четырёх башнях в диаметральной плоскости.
  
   Сильно ограниченные в финансовом плане военные моряки Австро-Венгрии так же желали получить новые броненосцы, вооружённые по схеме 'all big guns'. Флот Двуединой монархии не имел денег, чтобы укрупнить старые и построить новые доки, поэтому, австрийские инженеры ограничились водоизмещением около 16.000 тонн.
  
   Спроектированные корабли типа 'Фельдмаршал Радецкий' получили вооружение из восьми 305-мм орудий в одно- и двухорудийных башнях. Четыре одноорудийные башни располагались побортно, что позволяло обеспечить бортовой залп всего из шести пушек ГК, меньше, чем у французских броненосцев типа 'Патри'. Зато австрийцы сумели втиснуться в ограничения, продиктованные береговой инфраструктурой в портах Адриатического побережья.
  
   Изменения коснулись и строившихся на британских верфях японских броненосцев 'Касима' и 'Катори'. Получив информацию, что северные варвары вырвались вперёд в военно-морской гонке, адмиралы страны Восходящего солнца потребовали от фирм 'Виккерс' и 'Армстронг' спроектировать корабли, способные противостоять 'Цесаревичу'. Британским кораблестроителям не оставалось ничего другого, кроме как пойти навстречу заказчику. В результате 'Катори' с 'Касимой' были построены как классические восемнадцатиузловые мичигано-дредноуты с четырьмя линейно-возвышенными башнями ГК. Восемь 305-мм орудий дополняла дюжина казематных шестидюймовок и такое же количество двенадцатифунтовок.
  
   Применение линейно-возвышенной схемы размещения башен на новых линкорах оказало влияние и на проектирование и строительство кораблей других классов, в частности броненосных крейсеров.
  
   Первыми с использованием данной схемы были построены 'Блэк Принс' и 'Дюк оф Эдинбург', получившие шесть 234-мм и десять 152-мм орудий. Последние размещались в казематах, а две пушки ГК установили в одноорудийных башнях в средней части корпуса. Таким образом, крейсера могли сосредоточить огонь четырёх орудий ГК прямо по носу и по корме, а по целям на траверзе могли стрелять пять 234-мм пушек ГК и столько же шестидюймовок.
  
   На следующей серии броненосных крейсеров из четырёх единиц - тип 'Уорриор' - англичане повторили схему размещения шести 234-мм орудий в шести башнях, заменив десяток 152-мм пушек четырьмя 190-мм орудиями в одноорудийных башнях. По четыре с каждого борта.
  
   Последняя серия - три броненосных крейсера типа 'Минотавр' - получила восемь 234-мм пушек в двухорудийных башнях и десять одноорудийных башен со 190-мм пушками, размещённых побортно.
  
   Построив 'Роон' и 'Йорк' согласно изначально задуманному проекту, потомки тевтонов так же перешли к линейно-возвышенной схеме расположения башен ГК. 'Шарнхорст' и 'Гнейзенау' получили по восемь 210-мм орудий в четырёх башнях, плюс десять 150-мм пушек в казематах в средней части корпуса.
  
   Первым французским крейсером с линейно-возвышенными башнями ГК стал 'Жюль Мишле'. На нём установили четыре двухорудийные башни со 194-мм орудиями и дюжину 164-мм пушек в казематах. Следом за 'Жюлем Мишле' был построен вооружённый аналогичным образом 'Эрнест Ренан', за которым последовали 'Эдгар Кинэ' и 'Вальдек-Руссо'. Оба последних крейсера могли похвастаться четырнадцатью 194-мм орудиями, расположенными в четырёх двухорудийных и шести одноорудийных башнях.
  
   Не отставали и итальянцы. Перепроектированные 'Амальфи' и 'Пиза' строились с четырьмя двухорудийными башнями, несли восемь десятидюймовок, плюс аналогичное количество 190-мм пушек в четырёх башнях, расположенных побортно.
  
   Американские и японские адмиралы так же перекроили свои проекты, подойдя к делу творчески и со вкусом. Четвёрку броненосных крейсеров типа 'Теннесси' вооружили восемью 254-мм орудиями в четырёх башнях и шестнадцатью 152-мм пушками в казематах. Заложенные в 1905 году 'Цукуба' и 'Икома' получили по восемь 305-мм и по дюжине шестидюймовок, сравнявшись по мощи артиллерийского вооружения с русскими линкорами класса 'Цесаревич' и 'Бородино'.
  
   В первой половине следующего дня император имел продолжительную беседу с Иваном Христофоровичем Озеровым. Министр финансов представил государю ежемесячный отчёт о ситуации в российской экономике, проинформировал о росте инфляции и текущих выплатах по внешнему долгу. Затем разговор коснулся банковского сектора, затянулся, и Владимир Александрович пригласил Озерова остаться на обед.
  
   После обеда император позвонил генерал-майору Нечволодову, обсудил с ним некоторые аспекты деятельности банковского дома 'Гефест', учреждённого Николаем и Дмитрием Константиновичами совместно с князем Абамелек-Лазаревым и предпринимателем Александром Манташевым.
  
   Следуя примеру монарха, за последние три года практически каждый представитель царствующей династии счёл своим долгом поучаствовать в организации своего собственного 'карманного' финансового учреждения. Не обошла эта мода и братьев Константиновичей, объединившихся с представителями армянской буржуазии и аристократии.
  
   'Налицо скрытое соперничество еврейских и армянских банкиров за влияние при дворе посредством практически узаконенного подкупа великих князей, - мысленно прокомментировал Муромцев. - В моё время были 'новые русские', в твоём времени будут 'новые армяне'.
  
   'Пусть лучше это будут наши доморощенные армянские капиталисты, чем подконтрольные известно кому транснациональные корпорации, - в мысленном ответе Владимира Александровича содержался недвусмысленный намёк на банковскую империю Ротшильдов, с которыми у царя складывались вполне приемлемые отношения. - В целом я доволен тем, как Дмитрий и Константин ведут дела'.
  
   'Дела ведут Семён Семёныч с Александром Ивановичем, а Константин с Дмитрием снимают сливки с нефтяного бизнеса господина Манташева, - засмеялся вселенец. - Знаешь, тёзка, а из твоих родственничков со временем выйдут классические буржуа... Если не нагрянут эсеры с большевиками, и не порешат всех во имя всеобщего равенства и братства'.
  
   Император мысленно промолчал, а вечером, сломав текущие рабочие планы, в Кремль неожиданно нагрянули оба упомянутых родственничка, плюс родной брат царя - Павел Александрович - в придачу с Николаем Николаевичем-младшим. Нагрянули всей толпой, прямиком с учений, пропылённые, голодные, разгорячённые спором о достоинствах и недостатках... тачанок. Да, да, самых обыкновенных тачанок, появившихся в гвардейских кавалерийских частях весной этого года.
  
   - Словно дети, - покачал головой государь, когда великие князья сели за стол, и попытались втянуть его в спор, апеллируя к авторитету монарха. - С бричками и тарантасами, господа генералы, разбирайтесь сами, меня же интересуют исключительно авто... Давайте, рассказывайте, как показали себя французские и американские машины.
  
   Пару месяцев назад Владимир Александрович велел Павлу сформировать для освоения закупленных в САСШ и Франции автомобилей отдельную гвардейскую техническую роту, с прицелом развернуть её в ближайшем будущем в батальон. Павел Александрович, недолго думая, кинул клич по всем гвардейским полкам, и буквально за пару недель набрал достаточное количество добровольцев-энтузиастов, готовых возиться с моторами и бензином. Заодно и с пулемётами системы Мадсена на шкворне, которыми в обязательном порядке вооружались все купленные для армейских нужд авто, без исключения.
  
   Существуя всего месяц с небольшим, отдельная гвардейская техническая рота успела стать для жителей столицы и Подмосковья притчей во языцах. Почувствовав к себе особое расположение вышестоящего начальства (одним из добровольцев являлся и.о. командира роты, великий князь Андрей Владимирович), молодые гвардейские офицеры устроили ночные гонки по улицам первопрестольной, распугивая мещан и обывателей рёвом почти двух десятков моторов. Затем, получив после многочисленных жалоб москвичей 'втык' от командира Гвардейского корпуса, переключились на округу, пугая помещиков и крестьян ночными и дневными марш-бросками.
  
   Будучи приданной на время учений гвардейской кавалерии, отдельная гвардейская техническая рота изображала подразделение бронемашин, коих ещё не имелось в составе Российской армии. Для большей достоверности на полтора десятка авто установили лёгкие реечные каркасы, и обтянули их парусиной, покрашенной в чёрный цвет. Получилось нечто, напоминавшее небезызвестное 'корыто' Вермахта времён Второй мировой, сильно уступавшее продукции фирмы 'Даймлер-Бенц' по мощности двигателей и проходимости.
  
   Фальшивые броневики то и дело застревали, будучи не в силах справиться с родимым российским бездорожьем, и для их вызволения из грязи приходилось прибегать к помощи сослуживцев-кавалеристов. Вдобавок, пехотинцы условного противника, опрокинутые, согласно легенде учений, ударом механизированного подразделения, исподтишка тыкали штыками парусину, изодрав её в клочья почти на всех машинах.
  
   ... - Кончилось это тем, что Андрей приказал впрячь в своё авто тройку лошадок, и так и ездил до самого конца учений, - закончил рассказ Павел Александрович, следом за котлетой отправляя в рот ломтик сыра. - Ты, брат, говорил, что будущее за механизацией армии, но пока этими новомодными автомобилями лучше всего удаётся поражать воображение неискушённых провинциальных девиц.
  
   'Обойдёмся без цитирования Горацио Китченера, или того, что ему приписывают в будущем, - император на мгновение опередил вселенца. - Первый блин комом - это хороший результат в наших условиях'.
  
   - А где сам Андрей? - царь вопросительно поднял бровь. - Почему не приехал вместе с вами?
  
   - Племянник засел за бумаги, пишет подробный рапорт о действиях роты, - с набитым ртом ответил командующий Гвардейским корпусом. - Сказал, что хороший командир обязан опросить личный состав сразу же после боя, чтобы учесть все ошибки и пожелания для систематизации опыта.
  
   - Как командир, Андрей Владимирович не по годам умён и мудр, весь в отца, - подольстил Николай Николаевич-младший, лихо расправляясь с жареной куропаткой. - Лет пять назад ни за что не подумал бы, что Андрей Владимирович станет одним из пионеров нового рода войск.
  
   - Льстец ты, Николаша, лукавый льстец, - покачал головой Константин Константинович, вступая в беседу. - Скажу, как есть, честно и откровенно: на данный момент пулемётные авто представляют собой ограниченную боевую ценность по причине недостаточной проходимости и общего технического несовершенства.
  
   - Прогресс не остановить, - задумчиво произнёс Дмитрий Константинович, беря вазочку с красной икрой. - К тому же, мы ещё не научились правильно использовать машины, несмотря на новые Уставы и наставления.
  
   Великие князья дружно скрестили взоры на Владимире Александровиче - авторе тех самых новых Уставов и наставлений, по которым училась воевать русская армия. У монарха возникло нехорошее ощущение, что родственникам что-то известно о его тайне, как и о тайнах его сподвижников. Однако уже через десяток секунд гости вновь вернулись к прерванной, было, трапезе, и разговор вновь вернулся на круги своя. Ближе к полуночи царь получил достаточно подробную информацию о том, насколько инициативен тот, или иной генерал, как проявили себя пулемёты Максима на новом станке Соколова, как отстрелялась опытная батарея 76-мм полковых гаубиц, и т.п.
  
   Заночевав в Кремле, великие князья на следующий день разъехались по своим дворцам. Все, кроме Павла Александровича, который по просьбе старшего брата должен был сопровождать государя в предстоящей поездке в Ревель, Гельсингфорс и Санкт-Петербург.
  
   Павел сразу же предупредил, что хочет взять с собой супругу, небезызвестную Ольгу Пистолькорс. Ольга, мол, давно мечтает увидеть кайзера Вильгельма Второго, и быть представленной германскому императору в качестве жены брата царя.
  
   Владимир Александрович мысленно поморщился, но не возражал: хочет ехать - пусть едет, но Павлу самому придётся представлять свою любимую Ольгу императору Вильгельму. Государь и так постоянно благоволил младшему брату: разрешил вступить в брак с разведённой женщиной, приставил к нему опытных генералов, благодаря уму и стараниям которых Павел смотрелся более-менее толковым военачальником.
  
   Вояж на Балтику, как и все остальные, достаточно редкие поездки монарха по стране, организовывал директор Службы контрразведки империи, вице-адмирал Дубасов, Фёдор Васильевич. Назначение Дубасова на должность начальника спецслужбы произвело в своё время эффект почище разорвавшейся бомбы, ибо боевому адмиралу пророчили большое будущее в Морском министерстве.
  
   Перемены в вотчине Алексея Александровича вкупе с коронацией нового императора вынудили уйти со службы по состоянию здоровья Николая Васильевича Копытова, вскоре отошедшего в мир иной. Затем наступила очередь и Николая Ивановича Казнакова, который плохо ладил с подчинёнными - энергичным и упрямым Макаровым, и склонным рубануть правду-матку Мессером. Летом 1901 года Казнаков попросил монарха удовлетворить его просьбу об отставке, и Владимир Александрович не стал уговаривать вице-адмирала остаться, поблагодарив Николая Ивановича за службу парочкой орденов, а так же солидными пенсионными выплатами и прочими материальными бонусами.
  
   Как и ожидалось, кресло управляющего Морским министерством занял Степан Осипович, которому государь по неизвестным причинам относился с заметной симпатией, а Дубасов оказался одним из претендентов на должность начальника МТК, причём, шансы Фёдора Васильевича смотрелись предпочтительнее шансов Владимира Павловича (Мессера).
  
   Командующего Тихоокеанским флотом вызвали в Петербург, до которого вице-адмирал так и не доехал. Во время короткой остановки в Москве Дубасов неожиданно получил приглашение императора посетить Кремль для приватной беседы государственной важности.
  
   Разговор с царём привёл к тому, что количество претендентов на кресло начальника МТК сократилось до одного, а Фёдор Васильевич взвалил на свои плечи бремя стража империи и самодержавия. Вместе с бароном Меллер-Закомельским, Александром Николаевичем, назначенным директором Следственного комитета, и генерал-майором Нечволодовым, руководившим Тайным департаментом при министерстве финансов.
  
   Ещё до вступления в новую должность вице-адмирал в очередной раз продемонстрировал свою храбрость и сложный характер, в беседе с Владимиром Александровичем подвергнув критике, как договор Розена - Ито, так и вообще идею строительства военно-морской базы в Талиенванском заливе. Дубасов без обиняков заявил, что вместо Квантунского полуострова русским следовало занимать Мозампо и архипелаг Каргодо, а фактическая сдача японцам Кореи - ошибка, за которую рано, или поздно придётся платить большой кровью.
  
   Император прекрасно знал, что в 1897-98 годах Фёдор Васильевич препирался по этому поводу с Адмиралтейством, а решение в пользу Квантуна принималось, видимо, кулуарно Николаем Вторым и графом Муравьёвым при полном пофигизме генерал-адмирала. Алексею Александровичу на тот момент было в принципе плевать на всё и вся, а управляющий Морским министерством Тыртов не собирался рисковать собственной карьерой, идя против царя и своего непосредственного начальства. Поэтому вполне разумные доводы Дубасова остались не услышанными. Младший братец позднее признался, что их племянник вынашивал идею поставить героя Русско-Турецкой войны на место, и вице-адмиралу очень повезло, ибо смена власти в России спасла его от отстранения с поста командующего эскадрой.
  
   С другой стороны, Владимир Александрович неплохо разбирался в стратегии и географии, и всеми силами стремился отодвинуть вооружённый конфликт со страной Восходящего солнца на более поздний период. Поэтому государь велел принести в кабинет карты и лоции, после чего обрисовал Фёдору Васильевичу собственное видение стратегической ситуации на Дальнем Востоке. Рассказал всё, как есть, не утаивая ни капли правды, начиная от пропускной способности Транссиба, и заканчивая реальными боевыми характеристиками всех типов снарядов в полевой и крепостной артиллерии. Затем перешёл к проблемам флота, коих имелось в предостаточном количестве, привёл конкретные факты и цифры из секретного отчёта вице-адмирала Макарова за 1900-й год.
  
   Слушая речь императора об уязвимости от ударов с моря Корейского полуострова, используемого в качестве стратегического плацдарма для наступления на континент, Дубасов призадумался. Царь говорил настолько убедительно, словно десанты на побережье Кореи совершались в недавнем прошлом, и он сам был тому свидетелем. На самом деле Владимир Александрович в очередной раз воспользовался знаниями вселенца, на сей раз историей Корейской войны, сведённой американцами вничью, благодаря господству на море и способности обеспечивать высадку морских десантов стратегической важности.
  
   Вице-адмирал прекрасно знал, что, по сравнению с Японией, Россия имеет на Дальнем Востоке ничтожно малое количество сухопутных сил, которых будет явно недостаточно для освобождения Кореи. Указав на это, Фёдор Васильевич получил контраргумент со стороны монарха - в случае начала войны самураям придётся наступать по трём расходящимся направлениям, растягивая фронт, и ставя себя в сложное стратегическое положение. Российское командование, в свою очередь, изначально готовит русскую армию к продолжительной военной кампании в Маньчжурии, делая ставку на действия от обороны и войну на истощение.
  
   - Ресурсы Японии не безграничны, поэтому затягивание боевых действий на три-четыре года приведёт к краху экономики и финансов, - резюмировал Владимир Александрович. - Мы же сможем воевать и три, и четыре года, при условии, что в стране не вспыхнут мятежи и волнения, финансируемые и организованные извне.
  
   - Мятежи и волнения могут начаться лишь по одной причине - в случае поражений на суше и на море, - нахмурился Дубасов. - Я не могу говорить за наших генералов, но как моряк, сообщаю Вашему Величеству следующее: если японцы нападут в ближайшем будущем, в ближайшие два-три года, то нашему флоту придётся туго - враг имеет качественное превосходство по броненосцам, по количеству броненосных и бронепалубных крейсеров, а также по кораблям минных флотилий.
  
   - Чтобы выиграть время, нам пришлось сунуть самураям в пасть бедную Корею, и по этой же причине я приказал перевести на Тихий океан лучшие черноморские броненосцы и все боеспособные крейсера с Балтики, - тяжело вздохнул император. (Прим. Разговор в Кремле происходил осенью 1901 года). - Надеюсь, что вкупе с дипломатическими маневрами нам удастся оттянуть конфликт годика на три-четыре.
  
   - Ваше Величество, именно поэтому я считаю, что моё место там - на Дальнем Востоке, а не в кабинетах Адмиралтейства, - заявил вице-адмирал. - Я готов уступить должность начальника Эм-Тэ-Ка любому из претендентов, лишь бы Вы позволили мне возвратиться обратно.
  
   - Фёдор Васильевич, у меня к Вам имеется личная просьба, и я надеюсь, что Вы не откажите государю всея Руси, - чувствуя, что Дубасов вот-вот поставит вопрос ребром, царь сыграл на опережение. - Вы - один из немногих людей, кому я могу всецело доверять, посему хочу предложить Вам возглавить вновь организованную спецслужбу империи...
  
   Будучи человеком чести и долга, вице-адмирал никак не мог отказать императору в личной просьбе, высказанной подобным образом. Засучив рукава, Фёдор Васильевич взялся за дело, самостоятельно вникая в тонкости и особенности работы, и не стесняясь поучиться у профессионалов, переведённых ему в помощь из Тайного департамента при министерстве финансов.
  
   Сравнительно быстро разобравшись в основных вопросах, Дубасов сделал вывод, аналогичный тому, который позднее сформулировал Иосиф Виссарионович - кадры решают всё. Перелопатив сотни личных дел жандармов и полицейских, вице-адмирал добился перевода под своё начало всех, выбранных им сыщиков и агентов.
  
   Кроме того, Фёдор Васильевич нашёл возможность применить свой богатый военный опыт, подойдя к организации оперативных мероприятий и комбинаций, как к планированию военных операций. Результаты не заставили себя ждать - в сети контрразведки стали периодически попадать революционеры, анархисты, и иностранные агенты, в основном, германские и австро-венгерские.
  
   Самым же громким успехом Дубасова стала ликвидация весной 1903 года группы эсеров-террористов, напавших на фальшивый императорский поезд. Точнее, на поезд-ловушку, специально организованный тремя спецслужбами в рамках масштабной операции по выявлению каналов утечки информации о передвижениях особ правящей династии.
  
   Во время перестрелки с террористами погибли машинист поезда и трое гражданских, случайно угодивших под пули, плюс все шестеро нападавших. Двое жандармов и трое гражданских получили ранения. Контрразведчики вычислили и задержали пару наводчиков-наблюдателей, по горячим следам вышли на цепочку организаторов, а затем арестовали агентуру эсеров на железной дороге.
  
   Кроме того, совместными усилиями Дубасова и Нечволодова были изобличены несколько промышленников, финансировавших терроризм и подрывную деятельность эсеров и анархистов. Благодаря межведомственной операции подчинённых вице-адмирала и барона Меллер-Закомельского за решёткой оказались Савва Морозов и Александр Коновалов, взятые, как говорится, с поличным.
  
   Через четыре дня после окончания военных маневров столичного гарнизона и войск центрального военного округа императорский поезд заскрипел тормозами на ревельском железнодорожном вокзале. На оцепленном жандармами вокзале царя встречали генерал-губернатор Эстляндии генерал-лейтенант Бобриков, Николай Иванович, армейские и флотские военачальники, а так же канцлер империи, великий князь Алексей Александрович, собственной персоной. Генерал-адмирал прибыл в Ревель на сутки раньше на яхте 'Штандарт', подаренной ему пару лет назад старшим братом по случаю начала нового столетия.
  
   Потратив на официоз с военачальниками некоторое количество драгоценного времени, около часу дня Владимир Александрович наконец-то поднялся на борт линейного корабля 'Александр Третий'. Являясь головным кораблём серии из пяти однотипных единиц, 'Александр Третий' только что завершил приёмные испытания, и через несколько недель должен был убыть на Дальний Восток, где ему предстояло сменить стремительно устаревающий броненосец 'Наварин'.
  
   Следом с новым линкором на Тихий океан планировалось отправить броненосные крейсера итальянской постройки 'Полкан' и 'Соломбала', они же 'Морено' и 'Ривадавия' в девичестве, купленные по случаю у итальянской фирмы 'Ансальдо', а так же крейсер 2-го ранга 'Жемчуг' и пять истребителей типа 'Буйный'. Затем, в начале зимы, должна была наступить очередь 'Олафа', 'Олега', 'Изумруда', плюс десяти истребителей типа 'Меткий', строящихся во Франции.
  
   Договорившись с Вильгельмом Вторым о встрече в Ревеле, государь приказал привести из Кронштадта 'Александра Третьего', чтобы, с одной стороны, похвастаться перед кайзером, с другой - намекнуть германскому императору на открывающийся перед немцами шанс в противостоянии с Англией. Впрочем, Вильгельм и сам, безо всяких намёков и подсказок со стороны прекрасно осознавал, что, благодаря затеянной русскими мичигано-дредноутной гонке Германии выпал редкостный шанс догнать и 'замочить в сортире' спесивого и наглого британского 'морского льва'. Благо, судостроительные мощности потомков тевтонов и общее состояние их промышленности позволяло немцам быстро развернуть строительство серийных линкоров по четыре-пять единиц в каждой серии.
  
   'Количество заменяет качество, - мысленно хмыкнул Владимир Александрович, рассматривая с мостика 'Александра Третьего' чёткий походный ордер германского отряда. - Хорошо идут, красиво'.
  
   - Колонну возглавляет броненосный крейсер 'Принц Генрих', за ним следуют броненосцы 'Веттин', 'Виттельсбах', 'Мекленбург', - перечислил названия немецких кораблей стоявший рядом командир линкора, капитан 1-го ранга Бухвостов. - На траверзах колонны держатся бронепалубные крейсера 'Амазон', 'Нимфа', 'Медуза', 'Тетис', 'Ариадна', 'Ниобе'.
  
   - Спасибо, Николай Михайлович, очень познавательная информация, - слегка насмешливым тоном произнёс управляющий Морским министерством. - К сведению на будущее: Его Императорское Величество не хуже нас разбирается в силуэтах кораблей германского флота.
  
   - Прошу прощения, Ваше Величество, - отозвался каперанг, на всякий случай щёлкая каблуками.
  
   - Полно Вам, Степан Осипович, стращать подчинённых, выдавая военные тайны своего родного монарха, - рассмеялся царь, оборачиваясь в сторону отряда из трёх скромных броненосцев береговой обороны, тащившихся в кильватере 'Александра Третьего'. Низкобортные 'адмиралы' то и дело зарывались в набегающие валы, ворвавшаяся на их палубы вода вспенивалась у волноломов перед баковыми башнями ГК. - Словно птенцы за уткой... Николай Михайлович, готовьтесь отсалютовать гостям, и не тянитесь по стойке 'смирно' - мы же не на параде.
  
   - Слушаюсь, Ваше Величество, - произнёс Бухвостов, удивлённо покосившись на Макарова: капитан 1-го ранга слышал, что, находясь в хорошем настроении, государь любит общаться с подданными, как говорится, без чинов, и особенно благосклонен к военнослужащим.
  
   - Надо было брать 'Светлану', 'Корнилова', и 'Память Азова', - с нотками грусти в голосе пробурчал Алексей Александрович, недовольный мореходными качествами броненосцев береговой обороны. Канцлер протянул руку в сторону: вице-адмирал Старк моментально вложил в ладонь генерал-адмирала подзорную трубу. - Смотри-смотри, как хитро поворачивают! Вот же выпендрёжники.
  
   Идущие по обоим траверзам колонны две тройки лёгких крейсеров дружно отвернули 'все друг', затем повернули на восемь румбов, расходясь на контркурсах с 'Принцем Генрихом' и лидируемым им отрядом из трёх броненосцев. Несколько минут спустя германские лёгкие крейсера ещё раз продемонстрировали высокую выучку и слаженность действий командиров и экипажей, один за другим становясь в кильватер броненосной колонне. Со стороны маневр немцев смотрелся красиво и весьма эффектно.
  
   В отличие от гостей, русские не стали выпендриваться, поражая воображение кайзера сложными и искусными перестроениями. Оказавшись на траверзе 'Принца Генриха', 'Александр Третий' повернул на шестнадцать румбов, ложась на параллельный германцам курс. Маневр флагмана чётко повторили все три броненосца береговой обороны, невольным образом продемонстрировав потомкам тевтонов и алеманов т.н. 'петлю Того'.
  
   После этого на мачты русских кораблей взлетели приветственные сигналы, плюнув клубами дыма, загрохотала артиллерия, салютуя кайзеру и его флоту. Борта германских броненосцев и крейсеров расцвели дымами ответных салютов в честь приглашающей стороны, над морем разнеслось гулкое эхо, напугавшее чаек и альбатросов.
  
   Войдя на ревельский рейд, оба отряда застопорили ход, корабли, наконец, замерли, встав на якорях. С 'Принца Генриха' спустили паровой катер, который быстро доставил кайзера и немецкую делегацию к борту 'Александра Третьего', Владимир Александрович лично встретил дорогого гостя. Выстроенные на верхней палубе русского флагмана моряки трижды выдохнули раскатистое и дружное 'Ура!', оркестр грянул гимн Германской империи.
  
   Вильгельм Второй, как ожидалось, горел желанием осмотреть новый русский линкор, поэтому после традиционных расшаркиваний и прочего церемониального этикета государь предложил гостям совершить экскурсию по кораблю, которую сам же и провёл. Показал немцам всё, начиная с машинного отделения, и заканчивая боевой рубкой и боевым отделением одной из башен ГК. Экскурсия завершилась в адмиральском салоне, где хозяев и делегацию кайзера ожидал небольшой фуршет.
  
   После дружеских выпивонов и закусонов за здравие и во славу народов России и Германии оба монарха, как говорится, созрели для дружеской беседы с глазу на глаз. Разговор, по предложению Владимира Александровича решили продолжить в более комфортабельной атмосфере, для чего перебрались на борт 'Штандарта'. На борту бывшей царской яхты, стараниями генерал-адмирала, гостей ожидал роскошный и изысканный ужин, приготовленный лучшими поварами империи, согласно индивидуальным вкусам каждого из присутствующих.
  
   Первый раунд переговоров с Вильгельмом Вторым в формате тет-а-тет, как и ожидалось, затянулся до глубокой ночи. Услышав о намерениях и желаниях русского царя, кайзер не смог сдержать радостной улыбки: раскинувшаяся от Балтики до Японского моря держава резко меняла курс, отказываясь от военного противостояния с Тройственным союзом. Ура, ура, и ещё раз ура!
  
   Немного успокоившись, германский император попросил государя всея Руси прояснить несколько моментов первостепенной важности, таких, как союзнические отношения Петербурга с Парижем, как военные, так и финансово-политические. России, по мнению Вильгельма, предстояло долгое и мучительное избавление из цепких финансовых объятий лягушатников, которым жизненно необходим сильный союзник, иначе... Иначе Германия в любой момент разнесёт Францию в пух и прах, повторив разгром более чем тридцатилетней давности.
  
   Мысленно усмехнувшись, Владимир Александрович предложил вариант вложения немецкого капитала в экономику Российской империи. Вильгельм подумал-подумал, и выдвинул встречное предложение, грамотно сманеврировав цифрами и фактами финансового дисбаланса в текущем сотрудничестве двух государств. Дипломатично намекнул на недавний отказ России от золотого обеспечения своей валюты, и, как следствие, невозможность обеспечить конвертируемость рубля, что не особо нравится германским банкирам и прочим капиталистам. Не удержавшись, похвастался промышленной мощью Второго Рейха, явно позабыв, что пару часов назад искренне восторгался детищем российской промышленности - линкором 'Александр Третий'.
  
   'Как же, детище российской промышленности... Держи карман шире, - недовольно проворчал Муромцев. - Заказы на разные девайсы, типа, подшипников для машин, размещали по всей Европе'.
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com  
  А.Минаева "Академия запретной магии" (Любовное фэнтези) | | А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3." (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Попаданка для принца демонов" (Любовное фэнтези) | | Г.Иззада "Утраченное спокойствие" (Постапокалипсис) | | С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара" (Научная фантастика) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | | Я.Малышкина "Кикимора для хама" (Любовное фэнтези) | | М.Лунёва "К тебе через Туманы" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Слепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаЛюбовь по инструкции. Наталья ( Zzika)Книга 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаТвои грязные правила. Виолетта РоманКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаМагия вне закона. Севастьянова ЕкатеринаТри прорыва и одна свадьба. Жильцова НатальяОсвободительный поход. Александр Михайловский
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"