Максимова Анастасия Сергеевна: другие произведения.

Ни о чем не жалею.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Жизнь не щадила Джессику. Сразу после школы она вышла замуж за замечательного человека, который через пять лет забросил работу и спился. После замужества она родила прекрасную дочь, которую была вынуждена отдать матери на воспитание, потому что не могла её обеспечивать. Пыталась поступить в университет, но из-за мужа не смогла этого сделать, поэтому работала в кафе официанткой. Это был единственный доход её семьи, да и тот Гарри пропивал меньше чем за 2 недели. Конечно, в данной ситуации они просто не могли позволить себе содержание ребенка. Несколько раз она даже пыталась уйти от мужа, однако его кулак всегда действовал на неё отрезвляюще, и Джессика оставалась.
   Родителям она ничего не могла рассказать, не хотела волновать их, тем более они два года назад потеряли старшую дочь Эрику. Потерю сестры Джессика осознать до конца так и не смогла. Да и в её бурной жизни не было времени для печали и сожалений, ведь на работе от нее постоянно требовали улыбки и дружелюбности. Дома и без того хватало забот, а каждую свободную минуту Джессика стремилась провести со своей малышкой Бетти. Всё летело в пропасть, вся ее жизнь строилась на хрупком каркасе замужества.
   Из-за своей молодости и глупости Джессике предстояло расплачиваться всю свою жизнь. Сидя на полу, она положила голову на колени и тихонько плакала. Услышав приближающиеся шаги, она поспешила подняться с колен и вытереть слезы с лица, в подсобку зашла заведующая кафе.
   - Ты чего здесь прохлаждаешься? Клиенты сами себя обслужить не смогут! И спрячь это кислое выражение лица, иначе не получишь чаевых! - она высокомерно развернулась на каблуках и вышла.
   Едва Джессика успела выйти из двери, как к ней подбежала другая официантка Молли. Она явно была встревожена:
   - Ты куда пропала? У нас тут гости важные, а я одна не справляюсь с обслуживанием! Ты глянь сколько их! - Молли показала в сторону довольно большой толпы каких-то странно одетых людей. Ну не то чтобы странно, но в кафе обычно приходили обычные люди, а не банда мужчин, одетых в черные костюмы. Особенно на этом фоне выделялся молодой мужчина лет тридцати, блондин с голубыми глазами, он сидел практически во главе стола. Джессика почувствовала толчок в спину со стороны Молли, она кивнула головой в сторону подносов и пошла в сторону компании. Отогнав от себя грустные мысли, девушка принялась за работу.
   Эта компания выглядела довольно дружелюбно, было видно, что они зашли просто пообедать, однако когда к ним подходили девушки, беседа мгновенно прекращалась. Джессике это казалось немного странным, что подтвердилось чаевыми, которые были оставлены в тетради со счетом. Таких денег Джессика не держала в руках за все время своей работы. Половину она сразу же спрятала на работе, чтобы Гарри не смог пропить. Больше эта компания в кафе не появлялась.
   ......................................
   Приближались выходные, и мать Джессики договорилась привезти к ней дочь. Гарри все выходные проводил в пабе, напиваясь в стельку и снимая девочек легкого поведения, и редко приходил домой. Джессика воспользовалась отсутствием мужа и провела весь день с Бетти, она очень любила свою мамочку и безумно по ней скучала. Вечер уже подходил к концу, когда неожиданно распахнулась дверь, и в неё, хромая, ввалился Гарри, весь грязный, в волосах была засохшая кровь.
   Джессика поспешила отправить дочь в соседнюю комнату с телевизором, а сама вернулась к мужу. Он стоял на кухне, попивая виски из бутылки. На его теле и лице были следы ушибов и побоев.
   - Что случилось? Кто это сделал? - Джессика попыталась усадить его на стул, чтобы обработать раны, но он оттолкнул ее и вновь потянулся к бутылке.
   - Поздравляю нас с приобретением новой машины! - и он залпом допил бутылку.
   - С каким приобретением? Ты о чем? - Джессика выглянула в окно, и к ее удивлению на пороге стоял новый Jeep Sheroke. - Откуда здесь машина?
   - Подарили, - Гарри достал из кармана куртки бутылку элитного вина - и это тоже, - он с усмешкой открыл бутылку, но Джессика ее забрала.
   - Выкладывай! За такую машину можно душу дьяволу продать! - Джессика ждала объяснений. Его внешний вид и появление четырехколесой красотки как-то не состыковывались. Однако Гарри не спешил рассказывать свою замечательную историю. Он не спеша вырвал из ее рук вино, налил себе бокал и удобно устроился на диване. Заговорил он только после того, как сделал хороший глоток.
   - Я возвращался домой с паба. Неожиданно из-за угла выскочила крутая машина, она неслась на большой скорости, и я просто не успел отскочить в сторону. Меня сбили. Повезло только в том, что я отлетел в сторону мусорки, иначе мои останки соскребали бы сейчас от асфальта, - он явно получал удовольствие от рассказа, отпив еще пару глотков, Гарри продолжил, - Из машины выскочил молодой парень. Я пригрозил ему судом и денежной компенсацией, однако он любезно предложил мне автомобиль со всеми бумагами в обмен на моё молчание. Не мог же я упустить такую прекрасную возможность!
   Джессика была поражена! Муж был старше её на 10 лет, но ума от этого больше не было. Её поразило такое спокойствие с его стороны.
   - Да как ты можешь так спокойно говорить об этом происшествии?! - Джессика была в ярости, - Ты не понимаешь, что не бывает все так просто? Это был не простой человек, а наверняка какой-то бандит. Иначе откуда у него такая тачка? И почему он её отдал так легко? Ведь спешил он куда-то не просто так! У него не было времени, чтобы с тобой разговаривать, поэтому он решил все по-быстрому. Может машина ворованная!
   - Заткнись, женщина! Мне все равно кто он! Спасибо ему за подарок и прекрасно! - Гарри подорвался с кресла, но тут же застонал, нога кровоточила, и он сильно хромал.
   - Тебе надо в больницу, - прошептала Джессика и тут же подумала о том, что нужны деньги на лекарства, - лучше бы вместо машины денег на лечение взял! Ты пропил последнее, что у нас было, я не смогу тебя вылечить.
   - Значит пойдешь работать на панель! - Гарри грубо схватил её за блузку, - какой толк от женщины, которая не знает, как можно заработать?
   Неожиданно в комнату вбежала Бетти и стала бить его своими маленькими кулачками:
   - Отпусти маму! Мама хорошая!
   Гарри с силой отшвырнул жену в сторону, ударившись о стену, она упала на пол, к ней тут же подбежала дочь. В тот же момент дверь распахнулась, и в комнату вбежали трое полицейских. Скрутив Гарри, один из них произнес:
   - Вы арестованы по подозрению в угоне машины. Вы имеете право хранить молчание, все, что вы скажете, будет использовано против вас в суде.
   ............................
   Джессика очнулась в больнице. Около ее кровати сидела ее мама и дочь. На лице матери появилось несколько новых морщин.
   - Мама, что случилось?
   - Гарри сильно толкнул тебя, и ты ударилась головой о полку. Небольшое сотрясение, не более, - однако на этом беспокойство матери не закончилось, - Гарри в полиции. Его допрашивают по поводу той машины, которую нашли в вас под окном. Её владелец написал заявление об угоне. Дорогая, ему светит немалый срок...
   Джессике казалось, что это сон. Что еще могла преподнести ей судьба? А может это к лучшему... Она сможет забрать дочь... Дверь палаты отворилась, и ее взору представился человек лет сорока с папкой в руках.
   - Здравствуйте, Джессика. Меня зовут Брайан Фокс. Я следователь. Вы проходите как свидетель по делу вашего мужа об угоне автомобиля. Мы можем с вами поговорить? - он многозначительно посмотрел в сторону посетителей, и те поспешно удалились. Джессика немного поднялась на подушки, разговор предстоял долгий.
   - Итак, что вы можете рассказать о вчерашнем вечере?
   Джессика рассказала все, что ей поведал Гарри. А так же свои догадки по поводу предыдущего владельца, но Брайан только улыбнулся:
   - Видите ли какая штука. Владелец этого автомобиля вчера не покидал пределы своего проживания. Этому имеются свидетели, по крайней мере человек восемь точно. Он видел, как какой-то пьяный бомж стукнул охранника бутылкой по голове, сел в машину и уехал.
   - Такого быть не может, - она покачала головой, - он водить толком не умеет, а тем более он еле на ногах стоял, когда домой зашел.
   - Как вы можете его защищать после того, что он с вами сделал? Вы находитесь в больнице по его вине, - следователь был явно удивлен.
   - Он отец моего ребенка, - выдохнула девушка, - и я уверена в его невиновности.
   - К сожалению, у нас неопровержимые доказательства. Однако есть другой выход, - Брайан достал телефон, - можно договориться с владельцем автомобиля о том, чтобы он забрал своё заявление. У меня есть его номер, но говорить с ним будете вы. У нас и без того много дел, чтобы разбираться в деле, где можно все решить примирительным путем. Решайте сами.
   Джессике стало немного не по себе. Ей следовало умолять и унижаться перед этим человеком, комок стал в горле. Однако ради мужа стоило переступить через свою гордость, иначе тюрьма становилась реальностью. Выдохнув, Джессика протянула руку к телефону и услышала гудки. Брайан поспешно удалился. Услышав голос в трубке, Джессика заговорила.
   - Здравствуйте, вас беспокоит жена того бомжа, который украл вашу машину...
   -Здравствуйте, Джессика. Я давно жду вашего звонка, вы явно колебались. Неужели муж вам не так дорог, как я предполагал? - голос был довольно молодой, но самоуверенный и нахальный.
   - Я вас не совсем понимаю. Звучит так, будто вы заранее знали, чем закончится эта история.
   - А что если это так? Что бы вы сказали, если узнали, что это я всё подстроил?
   Джессика была удивлена. По коже пробежали мурашки, а тело напряглось. Слов не было, только нарастающая ярость.
   - Зачем? Что вам нужно? - в горле стоял комок, - вы явно нас с кем-то путаете. У нас доход ниже среднего, муж алкоголик, мы даже дочь прокормить не можем. Зачем вносить в нашу семью еще больше раздора?
   - Я не хотел этого, честно. Однако обстоятельства складываются так, что мне кое-что необходимо. Вернее кое-кто...
   Неожиданно дверь палаты открылась. В нее вошел человек, который ей показался немного знакомым, будто дежавю. В его руках был телефон. Он закрыл слайдер, и у Джессики пошел сброс. Он взял стул и подсел к кровати. Девушке стало немного неловко - перед ней сидел довольно молодой мужчина, блондин, с голубыми глазами. Она немного усмехнулась, именно этот человек оставил ей большие чаевые. По ее реакции парень понял, что она его узнала.
   - Ну здравствуй, Джессика, - он галантно поцеловал ее руку, - я хотел лично объяснить тебе цель этого спектакля, - он поднялся и начал нервно похаживать по комнате, - я занимаюсь бизнесом, серьезным бизнесом. Последние два года дела шли очень плохо, а сейчас появилась хорошая возможность поправить свое положение. Однако мои партнеры будут оценивать меня не как предпринимателя, эта сделка зависит от того, смогу ли я показать себя хорошим... - он усмехнулся, - семьянином!
   Казалось, что этот момент его несколько забавлял. Но Джессика не могла понять, что ему нужно, и зачем он ей все это рассказывает. Неожиданно он вернулся на стул и заговорил вполне серьезно:
   - Я предлагаю вам сделку, Джессика. От ее результатов зависит, заберу я заявление или нет, - его глаза сверкнули, - мне нужны вы. Я хочу, чтобы на месяц вы стали моей женой.
   Джессика была ошарашена. Такого предложения она никогда не получала. Это было очень странно. Она ждала объяснений. Этот момент явно ему не нравился, но выхода не было.
   - Сомневаюсь, что вы поняли меня правильно. Некоторое время я следил за вашей семьей и видел, что вы прекрасная жена и мать. Мои партнеры являются ярыми приверженцами семейной жизни, домашнего уюта и красивых жен. На некоторое время несколько таких человек будут жить в моем доме, но там, как вы понимаете, женская рука появляется только на время уборки. Заводить проститутку за месяц в свой дом крайне опасно, поэтому я предлагаю эту роль вам. Безопасность я вам гарантирую, в вашем распоряжении будет личная комната с замком.
   Это было похоже на шутку. Она почти впервые видела этого человека, она даже не знала, как его зовут. Он заманил её в ловушку, из которой был только один выход.
   - Да кто ты такой, черт побери? - по щеке катилась слеза - Какое ты имеешь право так поступать со мной?
   - Я обещаю, что ты узнаешь обо мне все, просто мне действительно нужна помощь. И тебе тоже, - он достал из кармана какую-то бумажку и положил ей в руку. Раскрыв ее, Джессика увидела чек на сто тысяч долларов, - отнесись к этому как к работе. Это твоя зарплата за месяц. Вы с дочерью не будете ни в чем нуждаться.
   Джессика понимала, что этот клочок бумаги мог решить все ее проблемы. Для этого надо было переступить через свою гордость. Однако теперь это был выбор между мужем и дочерью, между прошлым и будущим.
   - Я хочу, чтобы ты правильно меня понял, - Джессика выдохнула и опустила глаза, - я не корыстный человек, но дочь для меня самое главное в жизни. И если это все реально, если твое предложение еще в силе, то я приму его...
   Голос Джессики сошел до шепота, но этот мужчина словно чувствовал ее переживания и взял ее за руку. Но Джессика тихонько ее убрала, после того, как он с ней поступил, ей особо не хотелось с ним сближаться. Сыграть роль жены, не более того. С этим она должна справиться. Он встал и направился к двери, уже у выхода он произнес:
   - Меня зовут Томас Риг. Не сильно распространяйся насчет меня, я потом все расскажу, сейчас нет времени. Телефон Брайана можешь оставить себе, только по нему мы сможем связаться. Набери меня, когда выйдешь из больницы и будешь готова начать игру. Но помни, активировать чек ты сможешь только после заключения договора. И только от тебя будет зависеть его исход.
   ...............................
  
   Прошло три дня, и врачи смогли выписать Джессику из больницы. Она сразу же собрала чемодан, но решила заехать к родителям. Бетти была очень рада видеть свою маму, и практически не слезала с рук. Джессика зашла в дом, повсюду стояли старые детские фотографии с сестрой. На некоторых была черная лента. Дочь убежала в сад играть, а она подошла к маме и обняла ее сзади:
   - Мам, мне надо уехать ненадолго. Мне работу предложили, временную, но заплатят очень хорошо.
   - Почему-то я боялась это услышать, - мама глубоко вздохнула, - Эрика тоже самое мне говорила, когда я её видела последний раз, я не хочу потерять еще одну дочь...
   Голос матери перешел на шепот, и Джессика знала, что сейчас она будет плакать. Однако она решительно повернула лицо мамы к себе и заявила:
   - Не хороните меня раньше времени, я вас уверяю, что эта работа вполне безопасна для меня. Это что-то вроде сиделки к богатому человеку в дом. После работы мне заплатят сто тысяч, - после этих слов мама заметно успокоилась и даже улыбнулась. Не следует ей знать всех подробностей этой якобы сиделки.
   Раздался радостный писк, и в комнату влетела Бетти, за ней на четвереньках заползал дедушка. По его измученному лицу было понятно, что ребенок выжал из него последние соки. Это было настолько забавно, что Джессика не могла удержаться от смеха. Впервые за последние два года она могла так легко смеяться, словно у неё с плеч упала какая-то гора.
   Обняв на прощание дочь, и поцеловав родителей, Джессика с замиранием сердца пошла в сторону своей новой, но временной жизни...
   ...............................
   Джессика едва успела собрать вещи, как на пороге её дома появился довольно высокий темноволосый молодой человек. Он тихонько постучал в дверь и зашел за чемоданами. Она последний раз обвела взглядом свой дом, в последнее время он напоминал только о плохом, поэтому Джессика покидала его без каких-либо сожалений. На проезжей части их ждала довольно дорогая машина, сев на заднее сиденье, Джессика обнаружила своего работодателя.
   - Добрый день, Джессика. Как ваше здоровье?
   - Здравствуйте, Томас. Чувствую себя хорошо, готова к работе, - Джессика тяжело вздохнула, её просто вынудили быть готовой. Ей не очень хотелось общаться с этим человеком, а тем более сидеть рядом, поэтому она уставилась в окно, пытаясь с ним больше не контактировать, однако этого сделать не удалось.
   - Надеюсь вы успели уладить все свои дела, потому что мы растворяемся на месяц, - Томас положил ей на колени желтый пакет, - это ваш новый паспорт и все документы, который вам могут пригодиться так же на новое имя, вернее фамилию, - он немного усмехнулся, но продолжил, - теперь вы Джессика Риг, моя законная супруга.
   - И какой же закон допускает подделывание паспортов и печатей о браке? - Джессика сверкнула глазами. - А еще шантаж и постановку в безвыходное положение?
   - Дорогая, я лишь предложил вам вариант начать другую жизнь. И вы с радостью согласились. А насчет подделки паспорта... Надо же мне как-то убедить своих коллег в реальности наших отношений. Ну если конечно хотите, то можно устроить поцелуйчики на публике, так тоже сойдет, - Джессика почувствовала его дыхание на шее, и тут же с ужасом дернулась в сторону двери, что вызвало в Томасе смех.
   - Не приближайтесь ко мне, - испугано прошептала женщина, - если я согласилась на этот трюк, то только ради своей дочери, не думайте, что я перейду грань игры. И не дай Бог вам прикоснуться ко мне хоть раз, я лично усажу вас за решетку.
   Шуткам Томаса пришел конец, она явно задела за живое, вызвав в нем гнев. Он грубо схватил ее за руку и повернул к себе:
   - Слушай меня, кукла! Я не позволю тебе так со мной обращаться. Ты думаешь мне приятно здесь с тобой сюсюкаться? Ты мне нужна только для дела, и когда я заключу сделку, то пойдешь на все четыре стороны. И не смей мне угрожать, ты не знаешь, на что я способен. Поняла меня?
   На мгновение Джессике показалось, что она его марионетка, и ненависть в его взгляде давала понять, что с ним лучше не шутить. Перед ней сидел не мальчик с деньгами, а кто-то намного страшнее и коварнее. И у нее был месяц, чтобы узнать о том, кто он.
   Им понадобилось почти три часа, чтобы добраться до места назначения. Это был загородный коттедж в три этажа. Такого огромного дома она никогда не видела. Вокруг располагался прекрасный сад с фонтанами, беседками и живностью. Встречать хозяина вышел почти весь персонал, включая собаку, которая прыгала под колеса автомобиля, пока он не остановился. Томас вышел из машины и подал руку Джессике. Когда ее ноги опустились на асфальт, все люди просто замерли, увидев перед собой девушку, одетую в рубашку и джинсы, с собранным пучком волос на голове. Джессике стало очень неловко, конечно она совершенно не смотрелась с богато одетым Томасом Ригом. Казалось, что он понял ее ступор и крепче сжал ее руку.
   - Не волнуйся насчет одежды. Твои чемоданы я приказал выбросить, так как твои гардероб тебе больше не понадобится. Наверху есть все необходимое, я позволил себе лично подобрать для тебя новые вещи. Думаю, что ты не откажешься. Оливер проводит тебя в твою комнату, можешь располагаться. А я тем временем проведу инструктаж своего персонала. Ступай, - и Томас легонько подтолкнул её в сторону того парня, который забирал ее чемоданы.
   Джессика робко прошла мимо удивленной прислуги и поднялась на второй этаж. Он полностью был выделен ей. Её комната была очень просторной, посередине стояла большая кровать. Гардероб располагался в стене и занимал довольно большое пространство. Там было всё, начиная от нижнего белья и заканчивая зимней верхней одеждой. Увидев красоту интимных вещей, Джессика немного смутилась, Томас сказал, что он лично всё подбирал. Из окна было слышно, как он раздала указания своим подчиненным, персонал был довольно понимающим, когда он объяснял что за женщину он привез и зачем она ему нужна.
   Не прошло и пяти минут, как в комнату Джессики постучали, вошла женщина лет сорока с белым махровым полотенцем в руках.
   - Здравствуйте, мисс Риг, - она немного запнулась, но Джессика только улыбнулась в ответ.
   - Не называйте меня так. Можно просто Джессика, - однако тут же в дверях появился Томас, явно не настроенный на дружескую беду.
   - Джессика, не порть мне персонал. Сейчас ты мисс Риг, и пусть все привыкают тебя так называть. Мои коллеги по бизнесу прибудут сюда через неделю, у тебя еще есть время, чтобы превратить это холостяцкое место в -уютное семейное гнездышко. Мегги тебе во всем поможет, - и он указал на прислугу, - кроме того, я отдаю тебе свою кредитную карту, чтобы ты приобрела всё, что считаешь нужным. Но за покупками ты можешь ходить только с Оливером.
   - Он твоя правая рука? - Джессика пыталась пошутить, чтобы разрядить обстановку, но Томас только сильнее напрягся.
   - Правая, левая и единственная. Он мой компаньон, если тебе это так уж важно, - он направился к выходу, но в дверях задержался, - переоденься, ужин в пять, будь готова.
   ...................................
   Из большой горячей ванны не хотелось выходить, но время поджимало. Мегги постоянно была рядом, будто Джессика была не способна сама собраться к ужину, но она вежливо попросила прислугу удалиться.
   Джессика открыла шкаф, где висели вечерние платья. Сегодня хотелось произвести хорошее впечатление на тех людей, которые будут её окружать ближайший месяц, и её выбор пал на бирюзовое коктейльное платье. Оно мягкими волнами село на её силуэт, приятно обхватив всё тело. Волосы после душа начали виться, создавая на голове густую объемную прическу без каких-либо усилий. С макияжем она тоже долго не думала: пудра и тушь, легкий блеск на губы. С этому платью внизу шкафа предусмотрительно стояли бирюзовые босоножки. Джессика даже немного удивилась, глядя на себя в зеркало, последний раз она так красиво одевалась только на выпускной вечер, а потом пошла семейная жизнь и "чехол" на прекрасном теле.
   Часы пробили нужное время. Последний раз она окинула себя взглядом, и даже усомнилась в правильности своего выбора. Перед зеркалом стояла высокая стройная шатенка с карими глазами, в сексуально коротком платье на каблуке, а не 25-летняя женщина, у которой шестилетняя дочь. Вот что значит быть женой богатого человека. Джессика решительно направилась в сторону лестницы, внизу уже был накрыт большой стол, и помимо Томаса там было еще довольно много людей, некоторых она видела в кафе.
   Остановившись перед ступеньками, Джессика еще немного сомневалась, но назад дороги уже не было, разговоры затихли и два десятка глаз обратили на нее свое внимание. Стало как-то неловко, и она начала спускаться. Пронеслись восторженные взгляды, из толпы вперед вышел Томас в черных брюках и рубашке. Судя по его выражению лица, он даже не догадывался о том, что привез именно эту женщину, в голубых глазах промелькнул шальной огонёк. На последней ступеньке он подал ей руку, и, не отпуская её, повернулся к гостям.
   - Друзья, хочу вам представить Джесику Риг, мою супругу, - Томас галантно поцеловал её руку, вызвав поток мурашек по спине. Гости явно были удивлены таким заявлением, некоторые даже засмеялись, приняв всё за шутку, однако Томас тут же добавил, - мы не могли объявить о наших отношениях раньше, потому что все мы знаем, как было тяжело последний год вести дела, вернее опасно. Но теперь, когда всё уладилось, я с гордостью могу вам представить свой заветный цветок.
   Томас приобнял Джессику за талию и нежно подтянул к себе. Ей начинала нравиться эта игра, ведь ничего подобного она себе не позволяла, однако уже был перебор. Она повернулась к нему, улыбнулась и проворковала на ухо:
   - Ослабь хватку, ковбой. Всему есть рамки, и если ты меня сейчас не отпустишь, то очень об этом пожалеешь. Я понятно объяснила? - по ее глазам было понятно, что она не шутит, однако это завело Томаса еще больше.
   - Я думаю, что не надо тебе напоминать что может случиться, если ты меня разозлишь. Поэтому я советую тебе вести себя потише, вечер только начинается. И как бы тебе этого не хотелось, но придется играть роль моей жены, а это подразумевает под собой некоторые вольности...
   - А постель это тоже подразумевает? Супружеский долг и прочее? - она явно завелась, но их могли услышать, поэтому Томас обошел её сзади и тихо прошептал:
   - Только если сама этого захочешь, принуждать тебя я не собираюсь...
   Неожиданно их разговор был прерван звоном разбившегося бокала, гости расступились, и взору Джессики предстала высокая блондинка, одетая в сексуально короткое черное платье с глубоким декольте. Она с ненавистью смотрела на лжежену Томаса, в глазах стояли слезы. Джессика почувствовала сильное эмоциональное напряжение, Томас вышел вперед, закрыв ее собой. Гости замолчали, словно предчувствуя что-то интересное. Блондинка была в шоке, она долго не могла подобрать слова, Томас ждал атаки. Однако Джессика не собиралась продолжать эту молчанку, а подошла к "мужу", поцеловала его в щеку и сказала:
   - Дорогой, я пойду познакомлюсь с гостями, а ты когда разберешься со своей кошечкой, можешь найти меня, - Томаса передернуло, то ли от поцелуя, то ли от сарказма, но Джессике было все равно. Она уверенными шагами направилась в сторону подносов с шампанским, надо было снять напряжение.
   Среди этой массы народа оказалось довольно много интересных людей. Многие мужчины приглашали её на танец, приносили выпивку. Джессика стала центральной фигурой вечера, все уделяли ей внимание кроме Томаса. Он немного поговорил с этой девушкой в углу зала, а потом неожиданно куда-то исчез. Джессика не могла его за это винить, она сама бы с удовольствием исчезла на минутку из этой толпы, и совершенно случайно она увидела открытую дверь балкона. Свежий воздух пойдет ей на пользу.
   Ускользнув от появившихся поклонников, она вышла на балкон, внизу сад был украшен маленькими фонариками, и это выглядело безумно милым. По плечам пробила мелкая дрожь, однако на плечи упал чей-то черный пиджак.
   - Красиво? - голос Томаса нарушил вечернюю тишину.
   - Спокойно. Безмятежно и немного грустно, - Джессика даже вздохнула от подобного сравнения, - эти огни напоминают мне о том, что я одинока. Всегда одна, всегда сама...
   - Но ведь так было не всегда? Ты же была счастлива?
   - Я не помню. Слишком давно это было, - пиджак соскочил с плеч, Джессика присела его поднять и неожиданно провела бедрами по ногам Томаса. От испуга она даже подскочила, слишком уж вульгарно все это выглядело. Однако он не отошел, а смотрел ей прямо в глаза.
   - Какая же ты правильная, вся такая нежная и свежая, - он провел рукой по ее щеке, по губам. Джессика не могла возразить, комок стал в горле. Эта внезапная нежность с его стороны немного пугала, - ты сегодня меня просто поразила. Я никогда не мог подумать, что под этими жуткими одеждами скрывается такая женщина.
   Джессика почувствовала напряжение, он подходил все ближе, прижимая её сильнее к периллам балкона, заставляя её сесть на каменное изваяние. Его руки легли на талию и тянули к себе, а губы приблизились к шее, Джессика чувствовала горячее дыхание на своей коже, но не могла остановить его. Тело не слушалось, оно хотело ласки. Томас впился губами в нежную кожу, распространяя возбуждение по всему телу. Он явно не собирался останавливаться, положив руки на бедра Джессики.
   Какой-то шум со стороны зала на секунду отвлек их, но этого было достаточно, чтобы Джессика пришла в себя. Она резко оттолкнула Томаса, отдала ему пиджак и выбежала в зал. Гости веселились, шутили, но в её голове стоял сплошной гул, она корила себя за минутную слабость перед мужчиной, и не важно, что это был Томас. Слишком давно она не чувствовала себя нужной кому-то. Открыв первую попавшуюся дверь, она заскочила внутрь. Это оказался просторный кабинет, окна были открыты и выходили в сторону балкона. Джессика нерешительно подошла к нему и выглянула. Томас остался стоять на балконе, обескураженный тем, что произошло. Он отчаянно бил ногой по каменным периллам и мотал головой. Его становилось немного жалко, может он и правда испытал какие-то чувства симпатии к Джессике, а не только сексуальное влечение.
   Однако следующий момент отогнал от нее все эти мысли: на балкон вышла та блондинка, которая недавно устроила сцену в присутствии гостей. Томас ринулся к ней, закрыв при этом дверь на балкон. Не говоря ничего лишнего, он тут же посадил её на то же место, где минуту назад сидела Джессика, однако та не сопротивлялась. Она обвила его бедра ногами и позволила ему войти в нее. Раздался приглушенный стон, Томас явно сбивал на ней то возбуждение, до которого его довела Джессика. Но той девушке это было не важно, она извивалась, отдавая себя полностью тому человеку, который два часа назад представил ей свою жену. Да и Томас тоже не лучше. Теперь стало ясно, что ему нужно было только одно, а чувства, увлечения, это не эго конек.
   - На её месте могла быть ты, - внезапно раздался голос у нее около уха. Джессика отскочила в сторону, перед ней стоял Оливер, заместитель Томаса по всем делам. Интересно, давно ли он здесь стоит? Она даже не слышала, как он вошел.
   - Ты так была поглощена процессом, происходящим на балконе, что не слышала, как я вошел. Но не переживай особо, Лора его личная подстилка, для них это чисто платонически, - Оливер подошел ближе и указал в их сторону, - видишь? Он её даже в губы не целовал, принцип такой - шлюх никогда не целует.
   На балконе Томаса уже не было, а девушка поправляла платье. Оливер спас Джессику от окончания этой сцены. Однако его последняя фраза привела ее в ступор, словно прочитав ее мысли, Оливер усмехнулся:
   - Ведь тебя он тоже в губы не целовал, да?
   - Я не понимаю о чем вы... - Джессика направилась к двери, однако Оливер перекрыл ей дорогу.
   - Да ладно притворяться, я вас видел. Ты думаешь кто дверь на балкон закрыл, чтобы вас не побеспокоили? Ты не особо сопротивлялась в его объятьях, - он открыто издевался над ней, Джессика хотела провалиться сквозь землю, но возразить ему не могла. Неожиданно он схватил её за руку и притянул к себе, - а со мной будешь такой же нежной?
   Джессика испугалась такого поворота событий и попыталась вырваться, но Оливер только сильнее обхватил ее запястье, чем вызвал её вскрик.
   - Что здесь происходит? - в дверях стоял удивленный Томас, - Что ты делаешь в моем кабинете? - в его голосе были явные нотки раздражения.
   Хватка Оливера ослабла, и Джессика смогла выдернула свою руку. Голова начинала раскалываться от нахлынувших эмоций стыда и ненависти.
   - С меня хватит. Больше ваши унижения я терпеть не намерена, - она ринулась к двери, однако её перехватил Томас:
   - Больше никогда не смей заходить в эту комнату.
   - Томас, друг мой, успокойся. Она ничего не успела здесь разглядеть, слишком уж была погружена видом из окна, - Оливер слегка улыбнулся, а Джессика не могла поднять глаз. Оттолкнув Томаса, она вышла из комнаты.
   Молчание повисло в воздухе, Оливер подошел к встроенному в стену бару и налил себе стакан виски. Томас подошел к окну и на мгновение замер.
   - Она видела нас, да?
   - Ну и что с этого? Не говори, что тебя это затронуло. Она сама не захотела быть на месте Лоры, - Оливер отпил добрую долю горячительного напитка.
   - А что ты собирался с ней делать? Девушка была сильно напугана, когда я зашел, мне показалось, что она даже крикнула, - глаза Томаса сверкнули, на что Оливер лишь усмехнулся.
   - Ты же попробовал, мне тоже захотелось, - допить виски ему не удалось, стакан полетел в стену. Томас раздраженно сжал кулак и покачал головой.
   - Больше так не делай, я обещал этой женщине, что никто её не тронет. По крайней мере, без её на то согласия, - Томас направился к двери, - Я надеюсь на твое благоразумие, без этой женщины мы не сможем выбраться из того положения, в котором оказались. И не забудь закрыть за собой дверь, мне не нужны лишние вопросы с её стороны.
   ...................................................
   Джессика в спешке попрощалась с гостями и поднялась в свою комнату. Ноги и руки дрожали, тело еще помнило прикосновения Томаса, а на руке осталась ссадина от "крепких объятий" Оливера. Ей казалось, что она стала новой игрушкой у старых друзей, её сразу же определили в девочку легкого поведения. И здесь они оказались частично правы, она пустила все на самотек, она позволила слабости взять верх. Не удивительно, что Оливер решил, что она шлюха. Но как же противно осознавать, что она сама позволила такому случиться, сама создала о себе такое мнение. Эту грязь уже не смыть...
   Подумав о грязи, Джессика наполнила ванну горячей водой и навела пены, надо было откиснуть от сегодняшнего вечера, смыть все прикосновения со своей кожи. Сбросив одежду, она погрузилась в джакузи, оставляя в прошлом всю свою дрожь. Приятная музыка помогла ей расслабиться, и Джессика на час исчезла из этого мира.
   Легкие сновидения окутали её мысли, ей казалось, что Томас вновь стоит перед ней, однако это был не сон. Джессика резко подскочила, наушники отлетели в сторону, перед ней в ванной комнате стоял Томас! Окинув себя взглядом, Джессика облегченно вздохнула, пена была довольно плотной, чтобы он мог что-либо разглядеть. Однако...
   - Что ты здесь делаешь? Мне казалось, что это моя комната!
   - Я стучал. Полчаса просидел под твоей дверью, а ты так и не открыла. Я испугался, может что-то случилось... - он начал объяснять, но Джессика перебила его.
   - Подумал, что я сбежала, да? - Томас кивнул, - Хочу тебя успокоить, если я взялась за дело, то довожу его до конца, не смотря ни на что. Отвернись, пожалуйста, - Джессика одела рядом лежавший халат, даже не подозревая о том, что её прекрасное тело было видно в зеркале, и Томас с интересом наблюдал за происходящим.
   Джессика вышла в спальню, а Томас не спеша, последовал к двери. Её сексуальность и обнаженность снова пробуждали в нем возбуждение. Надо было срочно уйти.
   - Так зачем ты приходил? - Джессика сложила руки на груди, Томас повернулся к ней.
   - Я хотел извиниться за грубость с моей стороны и за сегодняшний вечер, не все получилось так, как я хотел, - его взгляд случайно упал на руку Джессики, где виднелась свежая травма от Оливера. Он быстро подошел, взял её руку и повернул к себе, чтобы лучше рассмотреть ссадину, - совсем не так, как я хотел. Это сделал Оливер?
   Джессика немного поморщилась, и убрала руку. Ответа не последовало, она только отвела взгляд, на глазах виднелись слезы.
   - Уходи, - Джессика вздохнула, - не хочу, чтобы тебя видели в моей комнате, иначе подумают, что это всем позволено и одним синяком дело не обойдется.
   Томас покачал головой, он не допустит такого. Перед ним стояла женщина, которая лишилась всего из-за его авантюр, надо хоть в этом оказать ей уважение и оставить её в покое. Дверь закрылась.
   Джессика еще долго не могла уснуть, она пыталась понять, почему поддалась на ласки. Неужели этот смазливый юнец мог заинтересовать её? Нет. Тогда почему? Последняя близость с мужчиной была года два назад, когда ее муж еще предпочитал свою жену, а не проституток. Слишком давно у неё не было подобного, поэтому она кинулась с головой в эти ощущения. И это было очень приятно, она хотела близости, но совесть была сильнее, чувство собственного достоинства. Ну сделала бы она это с Томасом, а что дальше? Кем бы она тогда стала для него? Очередной подстилкой? Она бы еще долго жалела об этом контакте, но вернуть назад ничего не смогла бы. Наполненная желанием и сомнениями, она наконец уснула.
   ...........................................
   Дни шли медленно, Джессика стала привыкать к жизни в особняке. Некоторые детали интерьера были переделаны по её усмотрению, однако в магазин она старалась часто не выходить, так как за ней должен был присматривать Оливер, а его лишний раз видеть не хотелось. Томас был постоянно занят, однако на ужин он приходил всегда во время и дальнейший вечер проходил в дружеской обстановке. Они болтали, смеялись, словно хорошие знакомые.
   До приезда компаньонов оставался день. Накануне особенно не спалось, и Джессика решила выпить перед сном бокал вина. Спустившись вниз к бару, она увидела около камина Томаса. Рядом с ним стояла бутылка, Джессика взяла бокал и присела рядом.
   - Не спится? - спросил Томас и придвинул вино ближе к ней. Джессика усмехнулась, но взяла бутылку.
   - Немного нервничаю. Вдруг нам не поверят? - руки были холодными, и она протянула их к камину.
   - Вы не будете часто видеться, только за ужином. Они слишком будут заняты нашими делами. Однако за ужином мы должны будем хотя бы держаться за руки, - Томас опустил голову и украдкой бросил взгляд на девушку, она пристально сверлила его глазами.
   - Я же сказала, что доведу дело до конца, - Джессика сделала хороший глоток вина и сжала руки, - мне только дочери очень не хватает, ее смеха...
   - Ты сейчас не можешь с ней видеться, - резко перебил её Томас.
   - Я знаю и не собираюсь делать глупости, - спокойно ответила девушка, - но от этого чувство тоски еще больше.
   - Джессика... Я вот всё хотел спросить... почему ты жила с этим человеком? Ты же могла ради дочери построить свою жизнь по-другому, а ты терпела всё это? - Томас говорил так, будто знал всю её жизнь, будто следил за ней во время замужества, что немного удивило Джессику.
   - Я пыталась, но пару шрамов заставляли меня сохранить то, что у меня было, - она показала плечо, на котором красовался свежий порез, - а для дочери я старалась дать ей всё необходимое, просто не хотела, чтоб она росла в обстановке постоянного стресса, - Джессика вздохнула и опустила глаза.
   - Ты хорошая мать, ты готова на всё ради её благополучия. Я даже завидую немного, - последовала пауза, словно он набирался смелости, - я вырос в детдоме, а после восемнадцати лет приходилось самому строить свою жизнь. Вот и построил, - Томас обвел взглядом комнату, но что-то тяжелое витало в воздухе, словно он многое не договорил. Но это было неважно, он и так рассказал слишком много. Это заставило Джессику посмотреть на него с другой стороны, с которой она не хотела бы его видеть. Чем больше она узнавала человека, тем сильнее к нему тянуло, а она хотела оставить их отношения на деловом уровне.
   Томас смотрел на огонь, в его глазах промелькнула печаль. Джессика просто не могла оставаться в стороне, его хотелось обнять, словно маленького ребенка, дать ему немного тепла и ласки. Гонимая этими чувствами, она положила руку на его плечо, Томас улыбнулся и прижался к ней щекой. Наступил весьма неловкий момент, однако их молчание было прервано негромким кашлем со стороны двери, в которой они увидели Оливера. Джессика моментально подскочила, рывком выдернув руку у Томаса, тот тоже поднялся и подошел к другу.
   - Ты поздно. Нам еще многое надо обсудить, - затем она повернулся к Джессике и произнес, - спокойной ночи, мы будем завтра после обеда. Позаботься, пожалуйста, о меню.
   - Не переживай, если для тебя это так важно, то я лично приготовлю некоторые блюда, - девушка улыбнулась и вышла из комнаты. Немного задержавшись за дверью, Джессика случайно услышала Оливера.
   - Не сильно к ней привязывайся. Сомневаюсь, что она одобрит твои дела, если узнает обо всем. А если подпустишь близко, то обязательно узнает.
   - Я не собирался этого делать. Просто мне захотелось чем-то с ней поделиться, раскрыться немного. Она мне напоминает её, ничего не могу с собой поделать, - голос Томаса перешел на шепот.
   - Томас. Её уже не вернешь, надеюсь у тебя хватило ума удалить фотографии, иначе возникнет слишком много вопросов? - Оливер явно нервничал.
   - Осталось пару фото в столе, но надеюсь туда она не сунется, - раздались шаги и Джессика поспешила подняться по ступенькам, - Однако я не переживаю по этому поводу, рано или поздно, но я расскажу этой женщине всё о своей жизни. Мне кажется, что она достойна того, чтобы знать обо мне правду.
   К сожалению, Джессика не услышала пару последних предложений.
   ..........................................
   Ночь прошла очень тревожно, и Джессика совсем не выспалась. Однако усталость не должна была остановить начавшийся спектакль. Предварительно проверив всё меню, она лично занялась изготовлением десерта, остановив своё внимание на бисквитных кексах с шоколадом. Раньше она постоянно проводила время у плиты, поэтому с приготовлением проблем не возникло. Однако со всех сторон Джессика замечала презрительные взгляды служащих, особенно на кухне. Сделав все поправки, она направилась в гостевые комнаты, чтобы проверить их готовность к приезду гостей. Напомнив прислуге заполнить мини-бар, Джессика прошла в свою комнату, чтобы одеться к ужину. Свой выбор она остановила на черном платье в пол с боковым разрезом до бедра. Аккуратные бретели и глубокое декольте красиво подчеркивали её грудь, а платье - фигуру. Волосы она решила поднять в высокий хвост, чтобы показать овал своего лица. Таким образом, Джессика была полностью готова к встрече гостей, и со всем обаянием встретила их в холле коттеджа.
   В дверь вошли пять человек: Томас, Оливер, носильщик с вещами и двое мужчин, похожих на арабов. Их лица почти были закрыты густой бородой, а на голове была чалма. Джессика сразу немного пожалела о том, что так вырядилась, ведь обычно такие люди предпочитают скромных девушек, однако по их восхищенным взглядам можно было сказать, что они были не против такой вульгарности. Но больше всего её поразил взгляд Томаса, он был очень доволен её внешним видом, а Оливер лишь презрительно усмехнулся. Джессика подошла к гостям и протянула руку:
   - Здравствуйте, добро пожаловать к нам, чувствуйте себя как дома, - арабы по очереди поцеловали ей руку, чем приятно удивили девушку. Неловкий момент прервал Томас:
   - Перед вами моя жена, Джессика. Не мог позволить столь нежному созданию прокататься с нами весь день, поэтому решил оставить на нее домашние хлопоты.
   - Да, конечно, мы все понимаем. Наши жены очень редко выходят из дому, в основном занимаются воспитанием детей, - Джессика сразу немного погрустнела, и это, к сожалению, не осталось незамеченным, - что-то не так, мисс Риг?
   - Извините за мою грубость, однако дети являются больной темой для меня, - Томас сразу же занервничал, это было заметно по сжатой руке, однако она быстро нашла выход из ситуации, - мы женаты уже не один год, однако никак не получается завести ребенка, для вас, наверное, семья без детей - это очень плохо, да?
   Томас выдохнул, Джессика прекрасно выпуталась из сложившейся ситуации. Гости разочарованно вздохнули от столь душещипательного рассказа, один даже сочувственно погладил её руку и произнес:
   - Извините нас, что мы затронули такую тонкую тему, сразу действительно было подозрительно то, что мы не увидели пару ребятишек, бегающих по саду. Простите нас за грубость, - оба мужчины слегка приклонили головы, извиняясь за сомнения. Джессика слегка улыбнулась, и, смахнув скудную слезинку с щеки, пригласила гостей за стол.
   Томас был поражен такой тонкой игрой с её стороны, она прекрасно знала все тонкости замужества и взяла всю ситуацию под свой контроль. И у неё это прекрасно получалось, всё внимание за столом было приковано к хозяйке дома, арабы полностью были очарованны столь прелестным созданием, даже сняли чалму. Беседа за ужином не перетекала в дела, а шла плавным размеренным ходом, она с нескрываемым кокетством выпытывала у гостей секреты семейной жизни, даже заставила их показать фото своих детей. Они даже не сопротивлялись, а наперебой рассказывали о себе всю поднаготную. Джессика периодически заразительно смеялась, шутила, но не забывала следить за ходом ужина. Когда всё было съедено, она лично принесла из кухни десерт.
   - Прошу вас, угощайтесь. Я редко бываю на кухне, однако сегодня не смогла устоять. Этот десерт я приготовила лично, жду вашей оценки, - Джессика преподнесла красиво уложенные кексы, и этим окончательно усыпила их бдительность.
   Наперебой зазвучала благодарность за прекрасный вечер, арабы были в восторге, но больше всего был убит Томас. За весь вечер он произнес только пару фраз, в основном соглашаясь с Джессикой. Оливер вообще провел вечер в стороне, даже не пытаясь участвовать в этом деле, однако это было девушке только на руку. Ужин был закончен, Томас встал с кресла и обратился к Джессике:
   - Спасибо, дорогая, ты была просто великолепна. Однако нас ждут очень важные дела, и их, к сожалению, нельзя перенести на завтра. Надеюсь, что ты не сильно на меня обидишься, если я заберу наших гостей с кабинет?
   Джессика понимала, что уйти надо тоже красиво, поэтому подошла вплотную к Томасу и посмотрела ему в глаза:
   - Конечно, дела прежде всего, - легко поцеловав его в губы, она обратилась к разочарованным гостям, - спасибо за прекрасный вечер. Я была безумно рада пообщаться со столь интересными людьми. А теперь позвольте откланяться, встретимся завтра за завтраком.
   Арабы встали, провожая девушку взглядом по лестнице, и нехотя пошли в кабинет, обсуждая то, что очень не хотелось возвращаться к делам. Томас также провожал её взглядом, его немного смутила её игра, но почему-то казалось, что с поцелуем она не пошутила. Она хотела к нему прикоснуться, чем и возбудила в нем не поддельный интерес.
   На последней ступеньке Джессика оглянулась и встретилась глазами с Томасом. Он остался очень доволен её игрой, а может не только этим. Только сейчас она позволила себе покраснеть, на губах словно печать осталась, и она горела-горела...
   ..........................................
   Поздней ночью Джессика спустилась вниз и увидела, что дверь кабинета была приоткрытой. Слова Томаса о том, что там лежит что-то ценное, не давали ей покоя, она была наполнена желанием во всем разобраться, и подошла к двери. Однако войти внутрь ей было не суждено, через щель было видно, как на столе сидит обнаженная девушка. Джессика смутилась, эту же блондинку она видела на балконе, практически в той же позе и при том же занятии. Раздался сильный стон, и девушка откинулась назад, она увидела ритмично двигающегося Томаса. Это был перебор.
   Джессика схватила с подноса бутылку виски и решительно направилась в свою комнату, чтобы запить то, свидетелем чего она стала. В душе все бурлило, вскипала непонятная ярость. В сердцах она задела бутылкой стоящий рядом стол, раздался громкий звон стекла, содержимое бутылки вылилось на ночную сорочку. Джессика с замиранием сердца ждала последствий.
   Не прошло и десяти секунд, как из кабинета выскочил Томас, без рубашки и с расстегнутым ремнем. Из-за его спины выглядывала растрепанная блондинка. Джессика непринужденно отпустила разбитое горлышко бутылки к осколкам на полу и заговорила:
   - Извините, пожалуйста, я не хотела отвлекать вас от ваших дел. Спустилась вниз за бутылкой виски и совершенно случайно ударила её о стол. Вы, наверное, подумали, что здесь воры, - Томас раздраженно посмотрел на нее, но Джессика только невинно улыбнулась, в этот момент в комнату вошла служанка, испуганная звоном разбитого стекла, - Мегги сейчас все уберет, еще раз извините за беспокойство.
   Джессика почти бегом поднялась в свою комнату, однако дверь за собой закрыть не успела, за ней буквально вломился Томас. Девушка отлетела вглубь комнаты.
   - Что ты делала внизу? - Томас был в ярости.
   - Я же тебе сказала! Я спустилась за выпивкой, не могла уснуть, - Джессика начала запинаться, такой напор её очень напугал.
   - Ты всё видела, да? Видела меня с Лорой?
   - И что с того? Ты можешь поступать так, как хочешь, и делать всё, что хочешь. Я же не являюсь твоей женой по-настоящему, и не имею права вмешиваться в твою личную жизнь.
   - Ты сама в это веришь? - Томас подошел к ней вплотную, его дыхание было на её губах, её колени начинали подкашиваться. Он прикоснулся к её лицу, и Джессика перестала дышать. Соблазн был слишком велик, Томас не смог сдержаться и прильнул к её губам. Поцелуй был жадным и страстным, он прижал её к себе, почувствовав весь жар её тела. Джессика не могла сопротивляться, не хотела, слишком уж она соскучилась по ощущениям ласки. Однако Томас резко отстранился и победно поднял глаза, - Ты до сих пор считаешь, что не имеешь права вмешиваться в мою жизнь?
   - Да, - прошептала Джессика и убрала его руки со своего тела, - я для тебя никто.
   - Хорошо, что ты это понимаешь, - Томас вышел и закрыл за собой дверь.
   Джессика рухнула на кровать. Дрожь не унималась, этот человек делал с ней что-то непонятное. Неужели её реакцию можно объяснить её сексуальным голодом? Нет. Этот мужчина её очень сильно задел, он её привлекал. Джессика не могла допустить привязанности к нему, через две недели она уйдет и не вспомнит об этом человеке. Вернее, он не вспомнит о ней...
   ..........................................
   Весь день прошел в приготовлении заднего двора для вечернего барбекю. Джессика выехала из дома за покупками, её сопровождал Оливер. За всю дорогу они обмолвились парой фраз, касающихся меню, однако Джессика заметила, как Оливер пристально следил за каждым её движением. Уже подъезжая к дому, он неожиданно наклонился в её сторону и спросил:
   - Для чего ты все это делаешь? Ты же его совсем не знаешь?
   - Мне деньги нужны, - ответила Джессика, хотя уже сама сомневалась в этих словах. Видимо Оливер тоже почувствовал её неуверенность.
   - Ты в этом уверена? - он подсел ближе, - А мне кажется, что вас связывает что-то большее, чем денежное состояние. Просто я хочу дать тебе совет: не влюбляйся в человека, не узнав его до конца.
   - Если бы Томас мне не сказал, что вы как братья, то я бы подумала, что ты ему завидуешь, - подметила Джессика, - словно хочешь помешать его планам...
   - Я просто не хочу, чтоб еще кто-то страдал. Ты уйдешь, и он забудет о том, что когда-то в его жизни существовала такая женщина, как ты. А вот тебе будет больно. Томас для меня сделал бы то же самое.
   Больше Оливер не произнес ни слова. Он молча помог ей выйти из машины, молча взял покупки и отнес их на кухню.
   Время пролетело незаметно. Джессика не успела глазом моргнуть, как они всей компанией сидели на улице и ужинали. Беседа была довольно приятной, атмосфера дружелюбной, однако один из гостей все время молчал, иногда искоса посматривал в сторону Томаса, а затем переводил взгляд на Джессику. Она не могла оставить этот момент без внимания, казалось, что Томас это тоже заметил. Возникло нервное напряжение, и араб наконец-то заговорил:
   - Я вот смотрю на вас и вижу прекрасную пару. Однако меня мучает один вопрос, - неожиданно он бросил на стол какую-то вещь, и Джессика с ужасом поняла, что это её старый паспорт. Томас был в шоке. Никто явно не ожидал такого поворота, - может вы сможете объяснить этот момент?
   Томас не знал, что сказать, он вопросительно взглянул на Джессику, и она опустила глаза:
   - Откуда это у вас?
   - Нашел совершенно случайно. В кабинете. Так что это такое?
   Джессика взглянула на Томаса, на глазах проступили слезы. Прошептав тихое "прости", она заговорила:
   - Я была с вами не откровенна. Сейчас я расскажу всю правду, - Томас заметно напрягся, а Джессика отвернулась и тяжело вздохнула, - два месяца назад у нас с мужем возник очень сильный конфликт по поводу его работы, и я решила сбежать. Используя связи, я сделала новый паспорт и подготовилась к выезду за границу, - она повернулась, на глазах блестели слезы, - но потом одумалась. Поняла, что кроме этого человека мне больше не нужен никто, что люблю его несмотря ни на что. А паспорт уничтожить забыла... Прости меня, дорогой...
   Джессика нервно мяла руки, слезы катились по щекам. Её игра была настолько превосходна, что Томас чуть сам не заплакал. Казалось, что и араб ей поверил, однако он взял паспорт и вытащил из него какую-то бумажку. Это оказалось свидетельство о рождении Бетти. У Джессики сердце упало, она даже не думала, что этот документ тоже находится там, она не знала, что можно сочинить. Томас взял свидетельство в руки и повернулся к ней:
   - Ты хотела забрать мою дочь с собой? - Томас изобразил ярость, и Джессика по-настоящему испугалась, - Джессика чем ты думала, когда хотела совершить подобное безрассудство?
   - Томас прости меня... - Джессика бросилась к нему на шею, но он легонько её оттолкнул, - я хотела забрать её подальше от этого места...
   - Мистер Риг, извольте объяснить нам, о ком именно идет речь. Насколько нам известно, у вас нет детей, - второй араб был шокирован таким поворотом событий, однако Томас уже все придумал:
   - До встречи с Джессикой у меня были серьезные отношения с одной женщиной, отношения мы оформить не успели, а во время родов она скончалась. Общих детей у нас нет, однако у меня растет дочь. Сейчас она находится у родителей той женщины, и они не очень хорошо относятся ко мне. Джессика своей добротой смогла заслужить их доверие, и я могу иногда брать дочь к себе. Однако, - Томас повернулся к Джессике, - я даже предположить не мог, что ты способна на такое. Ты хотела лишить меня всего, чем я дорожу в этой жизни, - Джессика отвернулась и плакала, эта игра довела её до истерики. Томас понял, что немного перестарался и обнял её за плечи. Потом повернулся к арабам и спросил:
   - Надеюсь мы разобрались в этом недоразумении, позвольте мне отвести свою жену в комнату, ей сейчас немного не по себе.
   - Конечно. Извините нас за то, что потревожили старые раны, - араб выдохнул, - однако наше дело требует искренности, и мы не потерпим того, чтобы нас обманывали. Если вы не против, то я сожгу эту вещь, - Джессика замерла, араб держал в руке её паспорт. Руки задрожали:
   - Нет, не надо,- тихонько прошептала она и протянула к нему руки, - я сама это сделаю.
   Джессика взяла в руки этот маленький документ, являющийся единственной вещью, связывающей её с прошлой жизнью, с её настоящей жизнью, а не с этой фальшивкой. Со слезами на глазах своими руками она положила свою жизнь в огонь...
   ........................................................................
   Джессика ушла в свою комнату, но не знала, что делать дальше. Спустя час в дверь постучались. Она знала, кто пришел, но видеть никого не хотела.
   - Уходи, я не в состоянии сейчас с тобой разговаривать...
   Однако дверь медленно открылась, на пороге стоял Томас, у него в руках был какой-то листок. Джессика сидела на подоконнике и смотрела в сад, он подошел к ней и вложил бумагу в её руку: это было свидетельство о рождении её дочери. Прижав документ к сердцу, она заплакала. Томас позволил ей уткнуться в его плечо, но через пару минут Джессика отстранилась.
   - Я сделала это не ради тебя, а ради денег для своего ребенка. Ты обязан вернуть мне этот документ, чего бы это не стоило, причем настоящий. Уходи, пожалуйста, не заставляй меня жалеть о принятом решении.
   - Хорошо. Хочу предупредить тебя, что сегодня я отпустил весь персонал домой, поэтому завтрашний день полностью на тебе. Так что советую хорошо выспаться и быть готовой к хлопотам по кухне.
   Джессика молча кивнула и отвернулась, Томас удивился её спокойствию и сдержанности, и направился к выходу, однако уже в коридоре он столкнулся с Оливером. Джессика увидела раздраженный взгляд на себе, и решила закрыть дверь. В коридоре оба друга о чем-то долго спорили на повышенных тонах, и едва они затихли, как дверь резко распахнулась, едва не задев Джессику. В комнату влетел Оливер, схватил рукой за горло и вжал в стену. Джессика вскрикнула от боли, а он только сильнее сжал руку.
   - Я говорил тебе не связываться с ним! Я просил тебя держаться от Томаса дальше! Неужели ты не понимаешь, что через три дня ты будешь никем. Я думал, что ты нормальная женщина, а ты такая же шлюха, как и все остальные, кто здесь бывал.
   Джессика задыхалась, хватка Оливера была слишком сильной, однако его слова делали еще больнее. Все попытки вырваться были тщетны, однако он неожиданно её отпустил. Джессика упала на пол, хватая ртом воздух. Оливер отступил, однако его взгляд был прикован к ней. Джессика поднялась на ноги, её халат был распахнут, под ним была короткая ночная сорочка, просвечивающая все её прелести. Она быстро запахнула халат, и со всей силы залепила ему пощечину.
   - Пошел вон из моей комнаты! Не знаю, что тебе наговорил Томас, но нас с ним ничего не связывает! И кто ты вообще такой, чтобы я перед тобой оправдывалась!
   Она открыла дверь и вытолкала Оливера в коридор.
   ......................................
   Джессика долго не могла уснуть, на шее от рук Оливера остались ссадины, и они доставляли неудобство. Однако усталость победила, и она наконец уснула. Уже глубокой ночью её разбудил жуткий грохот, дверь была просто сорвана с петель. Джессика не могла вымолвить даже слова, в темноте было видно как по её кровати по направлению к ней двигался чей-то силуэт. Она испугалась еще больше и потихоньку сползла на пол. Оказавшись внизу, она сразу же залезла под кровать и стала прислушиваться к происходящему.
   - Наконец-то я смогу понять, почему он так на тебя смотрит... Чем ты его смогла задеть? Неужели ты так хороша в постели? - вдруг всё стихло, и кто-то схватил её за ногу. Джессика попыталась уцепиться за что-нибудь, но ничего не было видно. Секунду спустя она лежала на полу посередине комнаты, а на ней победно восседал Оливер. От него очень сильно пахло спиртным, казалось, что еще немного и он впадет в беспамятство, однако он четко знал зачем пришел.
   Джессика не могла пошевелиться: её руки были прижаты к полу сильной рукой Оливера, а сбросить его с себя она не могла, слишком большой вес. Сердце бешено колотилось, а в горле стоял комок, от испуга она не могла даже закричать. Однако он не терял зря времени, второй рукой он нежно провел по её шелковой сорочке, немного задержавшись на выпуклых сосках.
   - Ты только не бойся. Я буду очень нежным, если ты конечно не будешь сопротивляться, - его влажные губы приблизились к шее, от запаха алкоголя тошнило, - так что расслабься и постарайся получить максимум удовольствия от нашего контакта...
   Он замолчал и впился в её шею, второй рукой Оливер грубо сжимал ее грудь. Джессика молча плакала, она знала, что сейчас ей никто не сможет помочь - никого в доме нет, а где находится комната Томаса она не знала. Оставалось надеяться на какое-то чудо, и её молитвы были услышаны. Оливер пытался поудобнее разместиться на ней, переводя руку на бедра, и от слишком большой дозы спиртного он потерял ориентир. Джессика тут же воспользовалась его слабостью и резко попыталась перевернуться. Оливер отлетел в сторону, а женщина быстро подскочила на ноги и ринулась в сторону двери. Она не знала что делать, куда бежать. Босиком она сбежала по ступенькам, истерически выкрикнула пару раз в холле "помогите", надеясь на то, что кто-нибудь ее услышит, и устремилась на улицу.
   Холодный воздух окутал её почти обнаженное тело, сзади слышался громкий хрип и шаги, Оливер следовал за ней. Джессика оказалась в саду, прятаться там было бесполезно, потому что её белый пеньюар очень хорошо был виден в лунном свете. Надо было где-нибудь затаиться, и глазами она отыскала в глубине сада подобное место. В дальнем углу стоял едва заметный гараж, полностью увитый виноградной лозой, на входе висела цепь с амбарным замком. Однако женщина была достаточно маленькой и стройной, чтобы протиснуться в образовавшуюся щель.
   Наконец-то она могла отдышаться, внутри было очень уютно и спокойно, повсюду стояли деревянные ящики. Джессика присела на корточки, дрожь не унималась. Она и подумать не могла, что все может так обернуться. Пять минут назад её чуть не изнасиловали, кошмар какой-то... Оставалось только дождаться утра, чтобы закончить весь этот спектакль, больше она здесь ни на день не останется.
   Она повернулась к двери и вскрикнула: в проеме был виден темный силуэт. Дверь распахнулась, и в гараж ввалился Оливер. Джессика застыла от испуга и тут же получила сильный удар по лицу. Она отлетела в сторону ящиков, разбив один из них, и в полуобмороке от боли она нащупала что-то холодное. При лунном свете мало что можно было различить, но она точно знала, что подняла с пола пистолет. Вскочив на ноги, она вытерла рукой кровь с лица и направила пистолет на Оливера.
   - Не подходи ко мне больше. Клянусь, я выстрелю.
   Оливер был пьян, но не глуп. Он громко засмеялся и начал подходить ближе. Джессика зажмурилась, ее рука дрогнула, и она нажала на курок....
   Открыв глаза женщина с ужасом поняла, что выстрела не было. В пистолете не было патронов... Мужчина резким движением отобрал оружие и вновь ее ударил, Джессика упала к стене и больше не могла подняться, в голове стоял сплошной гул.
   - Глупая женщина. Мы не продаем заряженное оружие, - пистолет отлетел в сторону, - ну вот почему нельзя было закончить все в спальне? Там нам обоим было бы комфортно... А ты предпочла такое мерзкое место, как это... Вот ты и показала свое лицо, грязная шлюха!
   Джессика услышала хруст рвущейся ткани, вот теперь точно нужно было расслабляться, бежать было некуда.
   - Что здесь происходит?! - резко включился свет, и она издала последний вопль, больше сил у нее не оставалось. В дверях в халате стоял ошарашенный Томас. Трудно сказать, что он чувствовал, когда увидел избитую обнаженную девушку на полу и своего друга с расстегнутыми штанами.
   Оливер на секунду замер, но тут же вздохнул и застегнул брюки.
   - Ты прости, что у тебя не спросил разрешения насчет нее. Просто хотелось очень сильно, а тебя будить времени не было. Прикинь, она еще пыталась сопротивляться! - Оливер подошел ближе к Томасу и засмеялся, однако тут же получил сильный удар в челюсть, затем еще один. Находясь в полуобмороке, Оливер почувствовал, как Томас взял его за грудки и сказал:
   - Если ты еще хоть пальцем тронешь эту женщину, я лично сломаю тебе все конечности. Ты меня понял? - Томас тряханул его и тот кивнул, - а теперь пошел вон из этого дома до конца сделки.
   Томас отпустил его и подошел к Джессике. Её сорочка была порвана и не скрывала всех прелестей её тела. На нем были свежие ссадины и царапины, на лице была разбита бровь и губа. Томас снял халат и накинул на нее, затем бережно взял её на руки и понес в дом.
   ..................................................
   Джессика очнулась в светлой комнате. Полностью открыть глаза у нее не получилось, так как один из них очень сильно отек. Всё тело очень сильно болело, словно она попала в мясорубку. Пытаясь восстановить все события ночи, она заплакала, такого унижения она не испытывала даже от собственного мужа. Повернувшись на бок, она свернулась калачиком и с головой залезла под одеяло, но что-то мешалось ей. Убрав одеяло, она увидела на себе какой-то синий халат, от него пахло мужским одеколоном. Под халатом она обнаружила грязную порванную сорочку и трусики.
   - Ванная свободна, можешь ее занять, - перед ней стоял Томас в трусах с полотенцем на плечах, Джессика смутилась. Однако чувство грязи на теле и душе заставляли её двигаться. Она попыталась встать, но ноги не слушались её, была страшная слабость. Неожиданно она почувствовала, что сильные руки подхватили её и понесли в сторону душа. Она дрожала, толи от того, что было, толи от того, что сейчас.
   - Куда тебя опустить? - Томас остановился посреди ванной комнаты, ожидая дальнейшего ориентира.
   - В душ, пожалуйста, - прошептала Джессика. Её голос был сорван от вчерашних криков о помощи. Томас аккуратно открыл дверь душевой кабины и опустил её на пол, - Спасибо тебе за все.
   Томас кивнул и закрыл за собой кабинку. Джессика вздохнула и попыталась подняться на ноги. Получилось только с третьего раза. Томас никуда не ушел, переживая за самочувствие женщины. Их разделяло тонкое непрозрачное стекло, но она чувствовала все его чувства, всю его вину за случившееся. Сняв с себя халат и грязные вещи, она приоткрыла дверь кабинки и положила их в корзину для стирки. Наконец она открыла кран, и теплая вода побежала по телу, смывая грязь и засохшую кровь. Томас ни на секунду не отходил, проведя около получаса на полу под дверью душа. Услышав что Джессика закрыла кран, он предусмотрительно подал ей полотенце в открывающуюся дверь.
   Джессика вышла совершенно обмякшая и обессиленная, и Томас пришелся как раз кстати. Он подал ей руку и проводил до кровати, где уже постелили свежее постельное белье. Женщина вернулась в лежачее положение, а Томас присел у её ног. Прошло не меньше минуты, прежде чем он заговорил:
   - Ты расскажешь о том, что случилось?
   - Нет... - Джессика содрогнулась, на глазах выступили слезы.
   - Прошу тебя, я должен знать, - Томас заглянул ей в глаза, и все внутри перевернулось. Она уткнулась в подушку, чтобы он не видел ее слез, и рассказала обо всем, что вчера произошло. Последние слова были сказаны очень тихо, потому что их перекрывали истерические рыдания.
   Томас не смог оставаться в стороне и подсел к её изголовью. Он не знал, как ему поступить, поэтому просто погладил по мокрым волосам. Это прикосновение вызвало какую-то неловкость, и Джессика стала понемногу успокаиваться.
   - Томас, разреши один вопрос...
   - Все что угодно...
   - Откуда в гараже ящики с оружием?
   Наступила тишина, было слышно, как его дыхание стало частым и тяжелым. Однако она хотела услышать ответ, поэтому заставила себя оторваться от подушки и заглянуть ему в лицо.
   - Я боялся этого вопроса, думал что ты пропустишь эту деталь после всего, что произошло...
   - Я бы пропустила, если бы ты не заставил меня сейчас вспомнить об этом. Что имел в виду Оливер, когда сказал, что заряженное оружие вы не продаете? - Джессика набрала в легкие больше воздуха, чтобы не задохнуться от догадки, - Ты бандит?
   Томас резко поднялся на ноги, что порядком испугало её. Казалось, что теперь она будет шарахаться от каждого движения. Он немного походил по комнате, а затем остановился у окна, задумчиво глядя в пустоту.
   - То, о чем я хочу рассказать тебе, знает только Оливер. Поэтому отнесись к моему рассказу очень серьезно, - Томас подошел к книжному шкафу, что-то там сделал, и открылось небольшое отделение. В нем лежала маленькая коробочка, которую он положил Джессике на колени. Вернувшись к окну, он продолжил, - Около десяти лет назад я работал в полиции и подавал большие надежды. Вместе с Оливером мы прошли через Палестину и Ирак, а потом были завербованы в отдел по борьбе с террористами. Работали под прикрытием, якобы поставляя оружие бандитам. После сделок все участники сразу же брались под арест по горячим следам. Старались в основном ловить крупную рыбу, но на ней мы и погорели...
   Джессика открыла коробку. В ней оказались десятки медалей, грамот и документы из полиции. Судя по всему он был героем, но она не могла найти ничего общего между тем, кем он был и кем стал. Томас вздохнул, ему было тяжело вспоминать то время.
   - Потихоньку мы подбирали к главному торговцу наркотиками и оружием в Палестине. Там нужна была крупная партия пулеметов, и нам поступил приказ о внедрении. Все прошло благополучно, мы с Оливером загрузили фуру оружием и продали её за очень большие деньги, но захвата бандитов не произошло. Они тихо и мирно уехали с нашим оружием в свою страну и произвели там очередной переворот. А потом оказалось, что мы действовали самовольно и что приказа нам не поступало. Вышла так, что мы оказались под следствием за продажу крупной партии оружия. Недолго думая, мы с Оливером использовали связи и полученные от продажи оружия деньги, чтобы скрыться из страны и заехать вновь с новыми именами. Денег хватило, чтобы мы смогли заняться тем, в чем нас и обвиняли - торговлю оружием. За десять лет мы приобрели на этом неплохое состояние и очень влиятельные связи. Однако...все 10 лет официально мы с Оливером находимся во всемирном розыске за контрабанду и помощь террористам...
   Джессика была шокирована. В любую минуту их могли просто убить, как со стороны террористов, за предательство, так и со стороны государства - за то же самое. Она молча закрыла коробку и отдала Томасу, который вернул её на место. В голове был сплошной бардак.
   - Значит твои гости в чалмах это...
   - Покупатели, - спокойно ответил он, - последние два года я пытался наладить контакт именно с ними, но наши переговоры постоянно срывались, словно кто-то специально сливал информацию о моих встречах в полицию. Хорошо, что там остались свои люди, которые за круглую сумму предупреждают о возможной засаде. Однако крысу у себя я так и не смог найти. Но знаешь, что самое интересное? Эти покупатели - Томас усмехнулся, но внезапно напрягся, - те самые, с которых моя жизнь пошла кувырком...
   - Но неужели нельзя было доказать, что приказ был? Что вас кто-то подставил?
   - Нет, - Томас покачал головой и сел на кровать, - Оливер пытался найти концы, но все уже подчистили. Никто ничего об этом не знал...
   Он выглядел таким печальным, что Джессика не могла оставаться равнодушной. Она немного привстала, чтобы видеть его лицо, но даже не подумала, что под одеялом она лежала почти обнаженная, не считая полотенца. Томас, видя её обнаженные плечи, напрягся, но отодвигаться не спешил. Наоборот, он развернулся к ней и провел ладонью по лицу, задерживая руку на свежих ранах.
   - Мои гости оставили нас на неделю, пришлось уехать по важным делам. За это время нужно успеть привести тебя в порядок, чтобы не возникли ненужные вопросы. Думаю, ты не будешь против салона красоты, - Джессика покраснела и кивнула, - вот и умничка. Собирайся, я помогу тебе добраться до комплекса, где тебя вернут в форму.
   Томас встал с кровати и вышел из комнаты, а Джессика принялась собираться. Она только сейчас поняла, что находится не в своей комнате, хотя они очень похожи. На стуле лежал подготовленный брючный костюм, который скрывал почти все ее ушибы, а на столике были огромные черные очки. Такой гардероб сейчас её вполне устраивал. Спальня находилась на первом этаже, поэтому преодолевать лестницу не пришлось. В холле её ждал Томас с огромной спортивной сумкой. Что в ней находилось, Джессика не знала, но он отдал её женщине, которая вышла их встречать. Она кокетливо улыбнулась, а затем проводила её вглубь комплекса.
   ......................................................
   Все процедуры должны были занять пять дней, а на шестой за Джессикой должен был приехать Томас, однако, открыв дверь машины, её начала пробивать мелкая дрожь - на заднем сиденье сидел Оливер. Она остановилась как вкопанная у дверей машины и уже хотела её закрыть, однако его рука придержала дверцу, и он вышел наружу:
   - Джессика, подожди! - он опустил глаза, - Прости меня, пожалуйста. Я не знаю, что на меня нашло... Просто помутнение какое-то. У меня женщины долго не было, а тут ты вся такая красивая и сексуальная... Ну и виски конечно же... И немного наркотика... - Оливер замялся, он не знал, что еще можно сказать в свое оправдание, - прости меня, ну или хотя бы не бойся... Томас мне голову оторвет, если я тебя не привезу...
   - Если ты меня хоть пальцем еще тронешь, то я тебе оторву что-то другое... По сравнению с этим, наказание Томаса покажется просто пустяком.
   Джессика села на заднее сиденье, забившись к дальнему окну, и до особняка не сводила с Оливера глаз, тот в свою очередь явно нервничал. Только машина остановилась, как Джессика пулей вылетела из нее и сразу же побежала в свою комнату. Уже у двери её встретил Томас, вид у него был явно не выспавшийся.
   - Где пожар? - Джессика не поняла смысл его слов и озадачилась подобной фразой, на что тот улыбнулся, - Ты спешишь так, будто пожар где-то начался.
   - В машине пожар. По твоей милости всю дорогу по салону искры летали, и если ты меня сейчас не пропустишь, то одна из них и тебя зацепит, - она резко захлопнула за собой дверь, от негодования дрожали руки
   - Ты прекрасно выглядишь, - проговорил Томас в замочную скважину и удалился.
   - Чего не скажешь о тебе, - проворчала она в ответ.
   Джессика подсела к зеркалу и стала пристально рассматривать себя. За пять дней её тело привели в идеальный порядок, от сильно глубоких ран остались маленькие красные царапины, ссадины были не видны. С собой они дали еще кучу средств и расписали время и способ применения. В запасе еще было два дня, за это время она успеет полностью восстановиться. А потом они подпишут контракт, заберут ящики с оружием и исчезнут из жизни Томаса, как и она. От этой мысли у нее сперло дыхание, а в груди что-то закололо. Она вся извелась за эти дни, от Томаса ничего не было слышно, он даже не позвонил ни разу. Из-за последнего события он как-то резко от нее отдалился, хотя она ожидала немного другого эффекта. Джессика уронила голову на руки, на глазах навернулись слезы. К этому человеку она испытывала очень сильные чувства, но какие именно она не могла понять, то ли благодарность, то ли симпатию... При его виде она начинала дрожать, охватывало чувство паники и хотелось убежать, она никогда такого не испытывала... Надо было срочно заканчивать эту пытку, к сожалению, для нее эти два-три дня казались вечностью. Чтобы лишний раз не заставлять себя страдать, она решила провести эти дни не выходя из комнаты, дабы уберечь себя от лишних встреч с Томасом.
   Заранее она предупредила прислугу, что будет ужинать в комнате, и завалилась спать. Проснулась она только вечером, когда раздался стук в дверь, Молли аккуратно занесла поднос в комнату и удалилась. Однако спокойно поужинать у Джессики не получилось, буквально через минуту в дверь без приглашения влетел Томас, но тут же остановился, на его лице выражалось недоумение.
   - Прости... Тебя не было на ужине, и я подумал, что надо проверить...
   - Не случилось ли со мной опять что-нибудь? - уточнила Джессика, сжав под столом кулаки. С чем боролась, на то и напоролась...
   - Да, - кивнул Томас, - а почему ты решила остаться в комнате?
   - Хотела отдохнуть от всех, - с намеком подчеркнула она, - поваляться в свое удовольствие.
   - Оу, прости... Я тебе помешал... - Томас немного замешкался и повернулся к двери.
   -Нет! - Джессика подскочила на стуле, но тут же поправилась, - Не помешал, просто я не ожидала, что ты будешь переживать за меня.
   - После того, что ты пережила, я чувствую себя виноватым за это, поэтому считаю себя ответственным за твою безопасность. Хотя бы на эти два дня.
   Джессика прикусила губу, он напомнил ей, что через два дня она будет свободна, как ветер, с дочкой и круглой суммой в кармане. Внезапно её накрыло чувство отчаяния и беззащитности, по щеке скатилась скупая слеза.
   - Уходи из моей комнаты, - резко заявила она, - ты был прав, я хотела побыть одна. Тебя я точно не хотела видеть, и до конца этого цирка не хочу...
   Казалось, что Томаса кто-то заморозил, он явно не ожидал такого заявления. Джессика прошла мимо него и открыла дверь, давая ему понять, чтобы он ушел. Однако он и не собирался этого делать.
   - Что случилось? - Томас подошел к ней вплотную, а рукой толкнул дверь, и она с силой захлопнулась. Джессика вздрогнула, и все эмоции хлынули через край:
   - Да ничего не случилось! Говоришь, что ты чувствуешь себя ответственным за мою безопасность? А почему же ты за эти пять дней ни разу не позвонил, а? Может я сдохла в твоем салоне! Какой же ты все-таки эгоист! Уходи из моей комнаты! Видеть тебя больше не хочу!
   Джессика махнула рукой и пыталась уйти, но Томас тут же перехватил её руку и прижал женщину к стене.
   - Ты чего разоралась, дура! Я звонил! Каждый день! И дежурил ночами у салона, чтобы с тобой, идиоткой, ничего не случилось! - Томас ударил кулаком по стене, и она зажмурилась, ожидая следующего удара, однако на своей щеке она ощутила нежное прикосновение ладони и открыла глаза.
   Томас опустил лицо, словно не знал, что делать дальше, будто дал слабину. Он медленно отпустил её руку и отступил назад. Джессика дрожала, даже дышать спокойно не могла, и, едва он дал ей свободу, тут же сползла по стене. К горлу подкатывали слезы, до нее вдруг дошло, что такой уставший он был от постоянных дежурств под ее окнами, а она себе надумала невесть что. В глазах Томаса читалось смятение, он не собирался доводить её до слез, но она заплакала...
   Она была настолько беззащитна, что Томас не мог сдержаться и погладил её по волосам. Джессика замерла, по коже пробежали мурашки. Этот момент нежности снова поставил её в тупик, и она немного отстранилась.
   - Не надо, пожалуйста, - вытерев с лица слезы, она убрала его руки и поднялась с пола, - не позволяй привязаться к тебе, не переступай порог деловых отношений.
   Томас отстранился, опустил руки и направился к двери, однако уже у выхода он остановился и, не поворачиваясь, произнес:
   - Прости меня за то, что издеваюсь над тобой. Просто ничего не могу с собой поделать. К тебе тянет как магнитом. Боюсь, что после окончания этого цирка, я просто не смогу тебя отпустить...
   - И не надо... - Джессика нервно сжала руки и опустила глаза. Только спустя секунду она поняла, что проболталась, ее сразу же бросило в жар. Тут же она хотела возразить, но было уже поздно. Дверь хлопнула, и чьи-то сильные руки резко прижали её к себе. Остановиться было невозможно, Томас впился в нее губами, прижав к стене. Наконец-то она получила то, что хотела, хотела этого человека. Страсть затуманила мысли, он взял ее на руки и погасил свет.
   .............................................
   Джессика проснулась уже после обеда. Судорожно она пыталась понять, что вчера произошло, и ее охватило счастье. Около двух лет у нее не было отношений с мужчиной, и за эту ночь она восполнила этот пробел. От одной мысли о том, что они вытворяли с Томасом, ей становилось стыдно. Тело приятно побаливало, она до сих пор ощущала на себе нежность его рук и запах его тела. Джессика повернулась, ожидая увидеть его рядом, но Томаса не было. Конечно, что она хотела увидеть? Он получил от нее то, что хотел, теперь она стала неинтересной. Окинув взглядом комнату, ее глаза наткнулись на ванную, и женщина решила принять душ. Выскользнув голышом из-под одеяла, она проскользнула в душевую кабину. Вода приятно потекла по телу, смывая с нее остатки мужского запаха, запаха Томаса. Он переступил последнюю черту ее отстраненности, ее привязанности. Теперь Джессика убедилась в том, что он ей небезразличен, что она влюбилась в этого человека окончательно и безповоротно.
   Окруженная своими мыслями, она не услышала, как открылась дверь душевой кабины, и чьи-то сильные нежные руки легли на талию. Вскрикнув, она обернулась и обнаружила сзади себя виновника всех ее переживаний. Томас стоял перед ней абсолютно обнаженный, он медленно взял ее за талию и притянул к себе. Она не могла сопротивляться, не хотела, и он быстро завладел ситуацией. Страстный поцелуй дал ей понять, что произошедшее ночью было не случайным помутнением рассудка, он действительно желал ее как женщину, это было не просто связью.
   Пар от воды застилал их тела, Джессика чувствовала его возбуждение и не могла больше терпеть. Томас резко развернул ее и прижал к стене душа, затем медленно и нежно вошел в ее тело. Женщина застонала, он был очень нежен и осторожен, но ей хотелось немного большего. Словно прочитав ее мысли, Томас позволил себе немного грубости, взяв ее за волосы, что прибавило еще больше страсти. После нескольких минут сексуальной близости, Джессика обмякла в его руках. Томас, закончив акт, снова нежно поцеловал ее в губы и вышел из кабинки, позволив ей закончить то, для чего она туда вошла.
   Джессика обернулась в большое махровое полотенце и вышла в комнату, у окна стоял Томас в синем банном халате и курил в открытое окно. Едва он заметил ее, как выбросил сигарету. Женщина не могла смотреть ему в глаза и пыталась быстро пройти мимо, но он поймал ее за руку и притянул к себе. Эти объятья были очень нежными и теплыми, Томас поцеловал ее в лоб и отпустил. Джессика заметила, что на кровати стоял поднос с завтраком и букет свежих полевых цветов, ей было безумно приятно. Томас направился к выходу, но потом вдруг остановился и повернулся к ней:
   - Я принес тебе завтрак, вернее обед, - по его лицу поплыла лукавая улыбка, - но увидел, что тебя нет. А потом услышал шум воды в душе и не смог удержаться.
   - Ну это я уже поняла, - Джессика заметно покраснела, она не знала, как себя вести после того, что между ними было.
   - Думаю, что ты не особо занята сегодня, поэтому советую тебе хорошо подкрепиться. День будет насыщенным, тебя ждет масса сюрпризов, так что будь готова ко всему. Советую одеться поудобнее, - Томас усмехнулся и вышел, закрыв за собою дверь.
   Джессика расслабленно упала на кровать. Что еще решил придумать этот сумасшедший мальчишка? Опустошив поднос за минуту, она быстро высушила волосы и зашла в гардеробную, среди всякой роскоши на полке предусмотрительно лежали джинсы и майка, а среди обуви стояли удобные ботинки. Лучше одежды для долгого дня и представить себе нельзя было.
   Меньше чем через час она спустилась вниз, где ожидал ее Томас. Его форма одежды весьма была похожа на нее. Ну если и он оделся в таком стиле, то поездка и вправду выдастся долгой. Томас галантно открыл перед ней дверь, пропуская женщину вперед, а сам сел рядом, тут же окунувшись в бурные объятья. Джессика не знала, куда везет их водитель, да и ей было все равно, всю дорогу Томас не отпускал ее ни на минуту: целовал, обнимал, возбуждал, однако ничего пошлого себе не позволил.
   Машина резко остановилась, они подъехали к месту назначения. Дверь открылась, и Томас вновь подал ей руку, однако после того, как она вышла, Джессику пришлось подхватить сзади, чтобы она не упала. Перед ней стоял родительский дом, из которого доносился писк ее маленькой дочки. Она не могла говорить, ее переполняли эмоции. Джессика кинулась Томасу на шею, крепко поцеловала его так, что он чуть не задохнулся, и помчалась в сторону дома. Едва она открыла дверь, как Бетти бросилась ей на шею, свалив с ног. Следом вышли родители, на глазах мамы стояли слезы.
   - Джессика, ну наконец-то! Мы с отцом так переживали за тебя, почти месяц без новостей, пока Томас не позвонил.
   Джессика вопросительно повернулась в сторону машины, но Томас стоял сзади. Он кивком поздоровался с ее семьей, а Бетти вырвалась из ее объятий и бросилась к нему.
   - Дядя Томас! А мы поедем сегодня на карусели?
   - Конечно, малышка! - Томас подхватил ее на руки, и ребенок игриво запищал. Джессика была в ступоре, она поднялась с земли, взяла его за руку и, извинившись перед родителями, отвела его в сторону.
   - Ты мне ничего не хочешь рассказать? Только прошу тебя, не обманывай.
   - Не беспокойся, неужели ты думала, что я оставлю твоего ребенка без внимания? Уже на следующий день я приехал к твоим родителям и объяснил, что ты работаешь у меня и просто уехала в командировку. Я приезжал сюда почти каждый день, пытаясь дать твоей дочери немного внимания, пару раз мы были на аттракционах. Вот и всё, - Томас улыбнулся и поцеловал её. Бетти немного сконфузилась, но тут же перескочила на руки мамы. У Джессики было смутное чувство неловкости, она не просила его смотреть за Бетти, но он сам взял на себя эту ответственность.
   - Джессика! - родители стояли на пороге, не зная, что им делать, - Может зайдете? Чай горячий с тортом вас уже заждался.
   - С удовольствием, - ответил Томас и подтолкнул женщину с ребенком вперед.
   Весь день Джессика провела с дочерью. Томас что-то рассказывал папе о работе, а мама только изредка вмешивалась в их разговор, пытаясь больше о нем узнать. Бетти и ее никто не трогал, только когда начало темнеть, Томас взглядом дал понять, что им пора. Джессика крепко обняла дочь и пообещала, что через пару дней вернется домой, на прощание поцеловала родителей и, услышав от мамы "какой хороший человек этот Томас", села в машину. На обратном пути он её не трогал, только приобнял немного, позволяя погрузиться в свои мысли.
   ............................
   Приехав домой, Джессика попросила оставить ее одну, тоска по любимому ребенку сильно сказывалась на ее настроении. Томас тактично ушел, ссылаясь на то, что у него остались неразрешенные дела, ведь завтра приезжают арабы, а ему нужно было обсудить пару вопросов с Оливером. От упоупоминания об этом человеке Джессике стало не по себе, однако мысли о том, что этот урод всегда будет находиться в близком окружении Томаса, совсем сводили ее с ума. Просидев пару часов в одиночестве, она немного успокоилась и спустилась вниз. Дверь кабинета была слегка приоткрыта, и через нее было прекрасно слышно, как возмущенно кричал Оливер.
   - Да ты с ума сошел! Зачем тебе эта женщина? Да еще и с прицепом? Да не дай Бог она о тебе всё узнает! Ты представляешь какой будет скандал? А если они дело подымут, потребуют экспертизу? Неужели ты забыл, как сложно было устроить так, чтобы ты был ни при чем? Опомнись, Томас!
   - Заткнись... Достал вопить по всякому поводу... Никуда она не пойдет, слишком я ей дорог. Да и мне с ней хорошо, сильно я к ней привязался. Она другая, понимаешь? И это мне в ней нравится.
   Джессика стояла за дверью и судорожно пыталась переварить все сказанное. Томас ей слишком доверял, но все же у него оставались серьезные тайны от неё, а это ей совершенно не нравилось.
   - Пойдем в сад, хочется свежим воздухом подышать, - Томас поднялся с кресла и направился в сторону двери. Джессика едва успела спрятаться за угол, чтобы ее не заметили. Они вышла из кабинета, а дверь оставили незапертой, у нее появился шанс расставить всё по местам.
   Выдержав минуту, Джессика быстро проскочила вглубь комнаты, прикрыв за собою дверь. Насколько она помнила, Томас хранил какую-то информацию в столе, и она сразу же открыла ящик. Внутри в полном беспорядке лежала кипа бумаг, но стоило убрать пару листов, как она наткнулась на пару фотографий. Увиденное повергло ее в полнейший шок, руки затряслись, а ноги просто отказывались стоять. По щекам потекли горячие слезы, наконец в ее сознании все стало на свои места.
   - Все-таки нашла, - Джессика вздрогнула, в дверях облокотившись на дверь стоял Оливер и криво улыбался, - я вот телефон случайно забыл... а насчет этого... говорил ему, выбрось ты их... а он...
   - Это не было несчастным случаем, да? Это вы все подстроили, чтобы никто не начал расследование? - голос Джессики переходил на крик, из рук выпали фотографии, на которых был изображен Томас в обнимку с ее покойной старшей сестрой.
   - Прекрати орать! Она сама полезла туда, куда ее не просили, куда сейчас возможно лезешь ты! - лицо Оливера исказила гримаса ненависти.
   - Ты мне угрожаешь?
   - Нет, пока предупреждаю. Как предупреждал и её, но вы же сестры, вы так похожи! Не ровен час и Томасу придется вновь нажать на курок, если ты не успокоишься!
   Оливеру не стоило её пугать, так как выстрел был уже произведен, со спины, в самое женское сердце. Такого предательства Джессика уж точно не могла ожидать, тем более со стороны Томаса. Её всю трясло от негодования, от ненависти и боли, он воспользовался ею в своих целях, обманул, уничтожил её доверие! До сих пор она не осознавала в полной мере в какую опасную игру ввязалась, здесь на кону стояла жизнь, и одна из них оборвалась у самого дорогого ей человека. Для них Эрика была всего лишь пешкой, которую можно было смахнуть с доски как ненужную фигуру.
   - Что здесь происходить? Почему вы кричите на весь дом? - Томас оттолкнул Оливера с прохода и сделал шаг в комнату, однако, увидев выражение лица Джессики и фото на полу, он впал в ступор. Томас явно не ожидал такого поворота, он побледнел и пытался что-то сказать, но слова застряли в горле. Джессика молча подняла фотографии и разорвала пополам, часть фото с сестрой она прижала к груди, а половинки с изображением Томаса выбросила в урну.
   - Не нужны мне ни ты, ни твои деньги, и вообще больше от тебя мне ничего не нужно! Я ухожу из этого дома, хоть убей! Тебе же это ничего не стоит! - Джессика пролетела пулей мимо ошарашенных мужчин, растолкав их в стороны. В ее состоянии это было не сложно сделать.
   - Я же говорил, что надо все удалить... - Оливер укорительно покачал головой, и сразу же получил в челюсть, отлетев вглубь кабинета.
   - Закрой свой рот! Достал ты меня уже! Ты так ничего не понял? - глаза Томаса излучали молнии, Оливер вжался в диван, - Я полюбил эту женщину! Впервые после Эрики полюбил! Я должен ей все рассказать, всю правду, без утайки! Я не могу и ее потерять... - Томас выбежал из кабинета и направился в комнату Джессики.
   .................................
   Женщина беспорядочно металась по комнате, пытаясь найти вещи, в которых она сюда пришла. Ей ничего не нужно было от этого человека, только её документы. Бережно прижав свидетельство о рождении Бетти и фотографии сестры к груди, она отыскала свои старые джинсы и майку. В момент переодевания дверь резко открылась, и в комнату вбежал Томас. Он сразу же закрыл дверь на ключ и с размаху выбросил его в открытое окно.
   - Никто не выйдет из этой комнаты, пока я все тебе не расскажу!
   - Не надо, Томас! Я больше не вынесу и капли твоей лжи, иначе меня разорвет! Уходи, прошу тебя! - Джессика показала на открытое окно.
   - Я так не могу! Я должен тебе сказать правду! Прошу, выслушай меня! - Томас попытался взять её за руку, но она лишь бросила взгляд полный ненависти и забежала в ванную комнату, заперев за собой дверь. Томас от отчаяния ударил кулаком по двери и сполз на пол.
   - Джессика, прошу тебя, дай мне шанс все объяснить... Клянусь, я отдам тебе паспорт сегодня же, и ты сможешь спокойно уйти из этого дома. Я больше никогда в жизни тебя не потревожу, если ты того захочешь... Просто послушай меня...
   За дверью была тишина, и Томас понял, что это возможность насильно впихнуть ей правду, всё то, о чем он никогда никому не говорил.
   - Я любил твою сестру. Она была единственной женщиной, которая могла держать меня в узде, которая знала обо мне всё. Эрика поддерживала меня в минуты радости и печали, и она очень сильно переживала за тебя. Однажды мы проезжали мимо твоего кафе и стали свидетелями сцены, когда твой муж пришел к тебе на работу и устроил там невесть что. Вы стояли на улице, и ты просила его уйти, а он в ответ ударил тебя. Эрика хотела вмешаться, но я ей не позволил, не хотел, чтобы ты потом страдала из-за того, что сестра знает о твоих проблемах. Она очень сильно хотела спасти тебя от твоей жизни, чем потом занялся я, - Томас ненадолго затих, убеждаясь в том, что Джессика его слушает, а потом продолжил, - Если ты помнишь, то я говорил, что два года назад у нас начались проблемы в бизнесе. Все началось с крупной партии оружия, Эрика попросила взять её с собой, так как сделка была безопасной, пробитой по всем каналам. Однако она так и не состоялась, в самый разгар появились копы, завязалась перестрелка. Ангар был полон дымом от дымовых шашек, все стреляли куда попало, и в этой суете я случайно отпустил ее руку... Больше живой я ее не видел... Я не знаю, кто стал виновником ее смерти, но не исключаю, что это мог быть и я. Меня тогда повязали, пригрозили немалым сроком за убийство Эрики, торговлю оружием и массу всего другого. Мне светила высшая мера наказания, но они предложили сделку... Предлагалось сдавать копам всех моих клиентов, снова работа под прикрытием... В обмен на мои услуги они представили смерть Эрики как несчастный случай, а когда я сдам палестинцев - мне простят мои грехи и уничтожат мое дело, я буду абсолютно свободен. Только если завтра смогу заключить с ними сделку... Джессика... Я клянусь, что никогда в своей жизни не смогу себя простить за то, что когда-то отпустил её руку, что не прикрыл её своим телом... Я бы никогда не смог причинить ей боль... Прости, что сразу не смог сказать тебе всю правду, я боялся, что ты можешь уйти, как ты это сейчас пытаешься сделать... Мне не нужна свобода, если рядом не будет тебя.
   Раздался щелчок, и дверь ванной стала медленно открываться. Джессика вышла оттуда с красным, опухшим от слез, лицом. Томас встал с пола и хотел подойти к ней, но жестом руки женщина дала понять, что не хочет этого. Томас вздохнул, она дала ему шанс все объяснить, теперь от него требовалось только отдать ей документы и отпустить. Недолго думая, он открыл прилежащий к кровати ящик и вынул оттуда паспорт. Джессика и подумать не могла, что её свобода была так близко. Она рывком схватила документ, боясь случайно коснуться его руки, и подошла к двери. Щеколда была новая, но довольно слабая, она немного приподняла дверь и потянула на себя, та послушно открылась. Немного помедлив у двери, Джессика глубоко выдохнула и, не поворачиваясь, прошептала:
   -Забери, пожалуйста, свое заявление. Мой муж обвинен в том, чего он не совершал. Надеюсь, что тебе это знакомо...
   - Он уже неделю на свободе...
   - Спасибо, - Джессика боялась оглянуться, чтобы не потерять свою решительность. Твердым шагом она направилась к выходу из этого ужасного места, в которое она попала по воле судьбы.
   Спустя минуту Томас сорвался с места, надо было догнать ее, пока не поздно, остановить, но едва она выбежал на улицу, как от порога отъехало такси. Он пытался следовать за ним, но водитель ехал очень быстро, и в доли секунды машина скрылась за поворотом.
   .............................................
   Джессика видела бегущего за машиной Томаса, и ее сердце обливалось кровью, а лицо слезами. Сказка была недолгой, счастье было очень призрачным. И как она могла поверить, что ее жизнь может координально измениться? Единственное на что ей можно сейчас надеяться, это что Гарри не попытается с ней связаться и просто исчезнет из ее жизни. Она хотела бы освободиться от тех оков, в которые она была закована почти шесть лет, забрать к себе дочку и вести спокойную жизнь, без жестокости и насилия. Возможно у нее появится такой шанс...
   Было уже довольно поздно, когда она подъехала к дому родителей. Все должны были спать, однако у дома Джессика увидела карету скорой помощи и тут же выскочила из машины. Дверь была открыта, видимо врачи приехали совсем недавно. Пробиваясь через каких-то людей, она втиснулась в комнату, где на диване без сознания лежала её дочь. Джессика подскочила к ней, но тут же была перехвачена мамой, она оттянула ее в сторону.
   - Джессика! Слава богу, что ты приехала! Я так испугалась! Бетти спокойно играла в своей комнате, а потом, задыхаясь, забежала к нам и упала. До сих пор не может прийти в сознание, - мама была в панике, Джессика уже сама была на грани срыва, как к ним подошел доктор.
   - Мы забираем ребенка на томографию, не волнуйтесь, она жива, но пульс очень слабый, надо поспешить.
   - Я поеду с вами, - вызвалась Джессика. Доктор одобрительно кивнул, и девочку положили на носилки.
   Казалось, что время остановилось... Дорога до больницы, люди в белых халатах - все это было словно в замедленной съемке. Медработник принес ей стакан воды и успокоительное, только после этого она пришла в норму, пытаясь трезво оценить обстановку. Сейчас в ее жизни основным смыслом был ребенок, и Джессика даже подумать не смела о том, что она может ее потерять. Неожиданно перед ней остановился какой-то человек, который оказался лечащим врачом Бетти.
   - Вы мама девочки?
   - Да, - Джессика подскочила на ноги.
   - Мы сделали снимки мозга. У вашей дочери образовался тромб, который может привести к ее гибели... Можно сделать операцию, но для этого нужны средства, и максимально срочно. Вы можете себе это позволить?
   Деньги, снова деньги... Почему в них все упирается? Судьбы, жизни... все зависит от этих ничтожных бумажек... Женщина была готова взорваться, но ситуация её отрезвила. Она молча кивнула и направилась к выходу. Ребенок лежал в реанимации, и ее туда не пустили, поплакав немного у двери, Джессика собрала свою волю в кулак, а гордость в мусорку и вызвала такси.
   Суматоха в больнице и бессонная ночь валили ее с ног, и она уснула в машине. Уже светало, когда машина заехала в большой двор, посреди которого стоял коттедж в три этажа, тот самый, куда она обещала больше никогда не возвращаться. Водитель вежливо толкнул свою спутницу, и Джессика проснулась. Расплатившись с таксистом, она медленно и осторожно зашла в дом, словно наступая себе на горло, однако деваться ей было некуда.
   Поднявшись на второй этаж, она зашла в свою комнату. Там все было по-старому, словно все ждали ее возвращения, свежее белье и ее гардероб был на месте. Последняя сцена этого спектакля должна быть великолепной, поэтому женщина выбрала самое броское на ее взгляд платье - красное, с открытой спиной. По длине оно было чуть ниже колена, но именно это придавало ему пикантности, собрав волосы в высокую прическу, Джессика открыла свою длинную шею. Прекрасно к этому образу подходили красные босоножки на шпильке, которые очень удобно сели по ноге. Черные длинные ресницы и красная помада закончили ее наряд, кожа приобрела оттенок фарфора. Едва она закончила, как дверь отворилась, и в ее комнату кто-то зашел. Сама Джессика была в гардеробной, поэтому ни с кем не столкнулась, однако она стала внимательно прислушиваться к вошедшему человеку.
   - Ну и кого ты тут хотел встретить? Дурак... - Раздался голос Томаса, он явно обращался к себе, - Нахера тебе понадобилось с ней сближаться? Вот закончил бы свое дело и все, нет же... И дело не закончил, и фигни натворил...
   - Ну насчет одного я смогу тебе помочь, - сказала Джессика, выходя из своего убежища. Ей не особо хотелось слушать его исповедь, тем более она боялась услышать что-нибудь такое, после чего она точно не смогла бы больше уйти. Томас явно был в шоке от вышедшей к нему женщины, он хотел подойти к ней, но по выражению ее лица он понял, что это будет лишним, - Знаешь, я ошиблась, когда сказала, что мне от тебя ничего не нужно... Мне нужны деньги, те самые, которые ты мне обещал заплатить после завершения сделки. Надеюсь, что этот договор еще в силе.
   - Да-да, конечно... - Томас явно ожидал услышать нечто другое, и разговор о деньгах явно его расстроил. Однако он не мог отвести глаз от Джессики, перед глазами стояла ее нежная кожа, ее чувственные губы, ее прекрасное тело. Теперь все это подчеркивалось обтянутым красным платьем, а шея и спина так и звали к себе. Подавив желание прикоснуться, он открыл дверь и галантно пригласил ее выйти с ним. У парадного входа ждал бронированный черный джип, из которого выглядывал удивленный Оливер, он явно не ожидал вновь увидеть эту женщину рядом с Томасом. Всю дорогу до ангара они провели в полном молчании, Оливер думал о Томасе, Томас о ней, а она о дочери, и неизвестно чьи мысли были важнее остальных...
   Джессика заметила, что через полчаса езды пошла пустынная дорога, и из-за очередного поворота показалось какое-то здание. Около него стоял большой фургон и легковая машина, из которой вышли покупатели. Оливер вышел из машины первым, однако Томас немного помедлил и повернулся к Джессике.
   - Я хочу тебе кое-что дать... - он вытащил из кармана какую-то вещь, очень похожую на булавку, - Это записывающее устройство, там же находится датчик слежения. Пусть эта вещь будет у тебя, чтобы я смог тебя отыскать, если потеряешься в этой суматохе...
   Джессика послушно взяла эту вещь, приподняла подол юбки и пристегнула ее на платье. Томас при виде обнажившихся ножек чуть с ума не сошел, однако она сразу же вышла из машины, чтобы не оставаться с этим человеком один на один в таком тесном помещении. Он послушно последовал за ней.
   Палестинцы были очень рады ее видеть, сразу же наперебой они рассыпались в комплиментах, но дело не требовало отлагательств. Томас подошел к Джессике и немного приобнял ее сзади, чем вызвал ее улыбку, пусть это всего лишь игра, но так приятно сейчас притворяться. Ангар отворился, и все направились внутрь. Джессика немного замялась, но легкий толчок Томаса заставил ее двигаться. Она была очень удивлена, когда вместо деревянных ящиков с оружием увидела картонные коробки с каким-то товаром, вместо темного пугающего места - довольно светлое просторное помещение с рабочими. Палестинцы были того же мнения, но Томас тут же все объяснил:
   - Для всех властей я занимаюсь вполне легальным бизнесом - экспортом и импортом чайной продукции. Дела идут вполне хорошо, поэтому вопросов о моем доходе у государства не возникает.
   Неожиданно к Томасу подошел вооруженный человек, по всему виду можно было сказать, что это охранник. Выслушав от Томаса пару предложений, он кивнул и показал всем присутствующим на подсобное помещение. Все вошли в дверь и оказались в довольно просторном лифте. Томас нажал на какую-то кнопку, и эта громадина стала двигаться вниз. Не прошло и десяти секунд, как ее взору представилось еще одно небольшое помещение, в котором так же находилось несколько человек, но, в отличие от тех, кто был вверху, они были довольно большими и накаченными мужчинами. Они были заняты укладкой последнего оружия в ящики. Томас немного наклонился к ее уху и прошептал:
   - Эти ребята когда-то были в моем отряде. Я не мог оставить их без работы.
   - Хорошую же работу ты им предложил... - прошептала в ответ Джессика, в ее голосе чувствовался укор.
   - А больше они ничего не умеют, - пожал плечами Томас.
   Лифт остановился, и ребята напряженно повернулись, однако, увидев Томаса и Оливера, напряжение заметно спало. Палестинцы были очень довольны такой конспирацией, на ящиках с оружием стоял тот же производитель чая, что и наверху. Все было идеально. Покупатели осмотрели и проверили каждый ящик, оставив свои пальцы практически на всех стволах, затем достали большую черную сумку и открыли ее. Внутри было очень много денег, крупными купюрами, Джессика и подумать не могла, что это дело настолько прибыльно. Однако после передачи денег Оливеру, Томас немного потянул ее назад, к стенке, дав понять, что скоро все начнется.
   Не прошло и минуты, как раздался какой-то хлопок и помещение начало заполняться дымом. Началась суета, раздались выстрелы, Джессика хотела крепче схватить Томаса за руку, но не успела. В стене неожиданно появился потайной проход, кто-то резко схватил её за талию и потащил в него, последнее, что она видела перед закрывшейся дверью, это обеспокоенное лицо Томаса.
   Проход был довольно темным, но просторным, через пару поворотов человек остановился и бросил ее на пол. Джессика пыталась разглядеть своего похитителя, но, сделав это, была просто в шоке. Перед ней, запыхавшись, стоял Оливер с большой сумкой в руке.
   - Что ты... Зачем... - Джессика не могла подобрать подходящие слова.
   - Пойдем со мной, - неожиданно проговорил Оливер, - у меня есть много денег, построим нашу жизнь заново. Будь со мной...
   - Что ты говоришь? А как же Томас? Ты хочешь бросить его?
   - Почему ты за него трясешься, ведь ты для него только игрушка? Вот сейчас вы разбежитесь, и он больше не вспомнит о тебе, как об очередном пунктике в блокноте. А меня он уже давно бросил. Еще тогда, когда согласился с копами сотрудничать. Мне стольких трудов стоило вытянуть его в этот бизнес, а он так легко хочет от этого отказаться, - Оливер ударил ногой по камню, и от него пошла пыль.
   - В смысле вытянуть? Разве не он все это сделал? - Джессику стали посещать самые тяжелые мысли.
   - Да что бы он без меня сделал? Без меня он бы до сих пор сидел в полиции и пахал как лошадь за копейки, а сейчас он стал известным во всех кругах человеком. Я его подтолкнул на это, я! - Оливер стукнул себя по груди, словно гордился этим.
   - Так это ты подстроил все? Не было никакого приказа, ты все выдумал, чтобы получить деньги за оружие! Да как ты мог? Он же тебе доверяет! - Джессика была в шоке. Оливер, тот самый человек, который был с ним рядом всю жизнь, который оказывал ему поддержку в любых ситуациях - был виновен во всех неудачах Томаса, он его предал.
   - Не ори. По-другому я не мог его уговорить зарабатывать большие деньги, слишком правильный был. Надо же мне было как-то его простимулировать. Я имел над ним такое влияние, пока не появилась она, - Джессика вопросительно посмотрела на Оливера, но сразу же поняла, о ком идет речь, - Томас так сильно изменился под влиянием Эрики, я думал, что он больше никогда не будет такой тряпкой. Однако под твоим влиянием он изменился еще больше, словно прошлое стало для него неважным.
   Он резко повернулся и подошел к Джессике, глядя ей прямо в глаза:
   - Боже, как же вы похожи... - он провел по ее щеке ладонью, и Джессике стало страшно, - Ты не представляешь как я ее любил... Но она предпочла Томаса... А ты? Кого ты предпочтешь? Имей в виду - он теперь никто, без связей, без денег. А я отстрою эту империю заново, с тобой вместе...
   Он подал ей руку, только тут Джессика поняла, что сидит на земле, но она лишь покачала головой.
   - Я думал, что ты будешь умнее, ведь тебе есть что терять...
   Джессика подскочила на ноги, мысль о ребенке вернула ее к жизни. Ей нужны были деньги, срочно. Она метнула взгляд в сторону сумки, может попробовать тайком вытащить пару пачек... Однако ее движения сразу ее выдали, Оливер усмехнулся:
   - Все вы женщины такие. Вам только деньги нужны. Если бы не я, то он бы давно уже лишился всего и был "свободным"! Пришлось даже информацию сливать, чтобы он с крупным покупателем не столкнулся, столько клиентов потеряли из-за него... Я удивлен тем, что эти дураки клюнули на его предложение, как бы я ни старался всё испортить... Взять хотя бы тот случай с паспортом, - глаза Джессики сверкнули, что его очень завело, - да-да, это я оставил твой паспорт на видном месте, думал, что ваш обман раскроется. Но как вы спелись сразу! Так красиво соврали, аж дух захватило от вашей истории! Я даже пытался свалить на Томаса смерть твоей сестры, но это тоже не подействовало. Сколько бы я тебя ни пугал, ты все равно осталась из-за денег. Так может ты сейчас пойдешь со мной? Больше просить не буду... - Оливер призывно похлопал по сумке.
   Джессика не смогла переступить через себя, пойти с ним означало навсегда отказаться от дочери. А это было равносильно смерти.
   - Нет... Я никогда с тобой не буду, лучше сразу убей...
   - Жалко, - вздохнул Оливер, - Эрика сказала то же самое при нашей последней встрече... - неожиданно в его руках оказался пистолет, дуло было направлено на девушку, - как ты понимаешь, больше ее я не видел...
   У Джессики сперло дыхание, перед ней стоял настоящий убийца ее сестры, ей так хотелось оторвать ему руки и ноги, чтобы он навсегда остался инвалидом и никого не было рядом... Она зажмурилась, чтобы не видеть лица смерти, и раздался выстрел...
   - Успел...
   Мужской хрип прозвучал прямо перед ухом. Женщина поняла, что она еще жива, так как боли не почувствовала, но выстрел-то был... Неизвестно откуда в проходе появились люди, это было понятно по многочисленным крикам, и Джессика решилась открыть глаза. Прямо перед ней сидел Томас, закрывая ее от пистолета Оливера. Тот в свою очередь лежал на земле, его руки были в наручниках, а пистолет в стороне. Томас немного пошатнулся, дотронулся ладонью до ее губ и оперся то стену. Джессика почувствовала, как что-то мокрое и липкое осталось на ее лице, и ее бросило в дрожь
   - Ребята! - громко закричала она, - Помогите! Он ранен!
   - Тихо, дурочка... чего ты панику наводишь? Все будет хорошо, - прошептал Томас.
   - Конечно будет, ты мне еще денег должен, помнишь? Ты обещал, - Джессика пыталась сдержать рыдания и молола всякую чушь, казалось, что Томас подумал то же самое и усмехнулся:
   - Неужели тебе от меня только деньги нужны были?
   - Нет, не только... просто сейчас Бетти в реанимации, срочно деньги на операцию нужны. Поэтому ты не можешь сейчас со мной так поступить...
   - Почему ты мне сразу не сказала? - Томас заметно напрягся, - Я бы и так тебе дал нужную сумму, без окончания этого бардака...
   - Я хотела, чтобы ты думал, что я вернулась ради денег, а не потому что полюбила тебя...
   Томас замер, на его губах появилась легкая улыбка, а на глазах слезы. Неожиданно из-за угла появились носилки, его быстро положили на них и унесли. Он еще пытался что-то сказать, но Джессика его уже не слышала. Казалось, что за нее никто даже не вспомнил, все покинули тоннель так же быстро, как и появились там. Пробираясь последняя по темному коридору, она случайно споткнулась о что-то большое, но не особо твердое, и упала. Пошарив рукой по полу, она обнаружила какую-то сумку. С замиранием сердца она нащупала молнию и открыла ее, внутри лежали хрустящие купюры. Вдруг из глубины тоннеля раздались крики "Дибил! Как ты мог ее потерять? Это же улика! Ищи давай!". Джессика поняла, что нельзя терять ни минуты, и, быстро вынув пару пачек денег, застегнула сумку и немного отошла назад. Пока копы дошли до сумки, женщина успела засунуть деньги себе в корсет, а потом вышла из-за угла, как ни в чем не бывало.
   - Извините, пожалуйста. Не поможете мне найти выход, я заблудилась...
   Увидев шикарную женщину в таком странном месте, они растерялись, но подали ей руку, предлагая следовать за ними. Уже на выходе ее встретил тот самый Брайан Фокс, с которого началась эта карусель.
   - Рад видеть вас живой и невредимой, Джессика. Мы все ужасно испугались, когда не обнаружили вас в этом помещении. Хорошо, что Томас догадался поцепить на вас жучок. Только благодаря ему вы до сих пор живы. Мы записали все, что было сказано Оливером, будьте уверены, мы начнем расследование по поводу гибели вашей сестры, - Брайан помог женщине подняться наверх и сопроводил ее до машины, - думаю, что сейчас вам лучше принять душ и успокоиться. Мы вам сообщим, если появятся какие-нибудь новости.
   - Где Томас? Что с ним? - спросила она, усаживаясь в машину.
   -Он будет жить. Вы сыграли ключевую роль в нашей операции, и поэтому операция для вашей дочери будет оплачена из федерального бюджета. Не спрашивайте, откуда мне про это известно, я все знаю. Правда по одному факту хочу вас расстроить, - Джессика напряглась. У нее уже голова болела от всего, что на нее навалилось, - ваш муж умер. В тюрьме он подхватил какую-то заразу, которая за месяц его просто уничтожила. Мы ничего не успели сделать. Сочувствую.
   Брайан закрыл дверь, и машина поехала по направлению к ее дому, увозя ошарашенную женщину подальше от этого страшного места. Родители были немного удивлены, увидев свою дочь в таком наряде, только грязную и в крови. Мама сразу хотела звонить в полицию, но, узнав, что это из-за них ее дочь в таком виде вернулась домой, она сразу же передумала. Джессика поднялась в комнату дочери и стала переодеваться, как из-под одежды выпали деньги. Теперь можно было не спеша пересчитать найденную сумму. С каждой купюрой ее глаза все больше округлялись, легким движением руки она вытащила из сумки два миллиона долларов, интересно, сколько же денег было в сумке? Запрятав всю сумму под матрац дочери, Джессика быстро приняла душ, переоделась и побежала в больницу к Бетти.
   ....................................
   Ребенок тихо дышал под маской, отдыхая после операции. После поступления денег из бюджета врачи принялись за дело безотлагательно. Когда Джессика приехала ее навестить, операция шла полным ходом, и уже через пару часов Бетти была в палате. Все прошло наилучшим образом, кризис миновал, и мать уже пустили к ребенку. Она никуда не отходила от кровати, только в туалет, и все время рассказывала ей о своих приключениях за этот месяц, естественно опуская интимные моменты. Однако каждый раз, когда Джессика рассказывала о Томасе, ее охватывала непонятная тоска, сердце сжималось до боли, и она замолкала.
   Гарри был уже похоронен, никто не стал дожидаться ее вмешательства в это дело, да и сама Джессика не особо хотела видеть покойного мужа. Ей больше нравился статус вдовы, как бы это жестоко не звучало. Их дом сразу же был выставлен на продажу, родственники Гарри не собирались и центом поделиться с его женой, да ей и не надо было ничего.
   За пару недель состояние Бетти улучшилось, она пару раз приходила в сознание, но в основном спала. Доктор объяснил, что это нормально после операции на мозге, однако девочка должна быть под наблюдением врачей по крайней мере еще около месяца. От Томаса по прежнему не было никаких вестей, даже из полиции ее ни разу не потревожили. Джессика решила себя немного отвлечь, постоянно жить у родителей она не могла, поэтому решила приобрести небольшой домик недалеко от них, и обустроить там все к выписке дочки. Она вернулась в кафе, где ее приняли с распростертыми объятьями и даже немного увеличили зарплату. Все вернулось на круги своя.
   ............................................
   Прошло около месяца. Джессика стояла у дверей больницы с огромными гелевыми шарами и большим плюшевым зайцем. Она с нетерпением ждала своего ребенка, хотела показать ей новый дом, только для нее и Бетти.
   Наконец дверь открылась, и на ступени вышел доктор, выкатывая перед собой Бетти в инвалидном кресле. После операции на мозге она еще слабо двигалась, и врачи советовали больше отдыхать. Однако Бетти это мало волновало, она тут же соскочила с него и бросилась маме на шею. Радости Джессики не было конца, она специально взяла выходной, чтобы весь день провести с ребенком. Она поблагодарила докторов и отправилась в парк, чтобы развеселить ребенка.
   Весь день пролетел задорно и незаметно. Уже под вечер они зашли в кафе, чтобы перекусить. Заказав еду, Джессика уставилась в настенный телевизор. Неожиданно показ передачи был прерван срочным выпуском новостей.
   - Наконец-то известны данные по поводу перестрелки месяц назад в области чайного ангара за городом. Власти дали неопровержимый ответ на все вопросы по поводу убитых и раненных террористов. Это была крупнейшая антитеррористическая операция за последние два года. Известно, что в группировку был внедрен свой агент по имени Томас Риг, якобы занимающийся чайной продукцией. К сожалению, в результате операции он был убит одним из членов бандформирований. В остальном же была изъята крупная партия оружия, которое...
   Дальше Джессика ничего не слышала. Слова ведущего перекрывал стук ее сердца. Она не могла поверить в услышанное, как же так? Брайан сказал, что ему ничего не грозит. А она как дура сидит и ждет его звонка...
   - Мама! А это не про дядю Томаса сейчас тётя в телевизоре говорила? - Бетти внимательно посмотрела на нее, Джессика не могла ее расстраивать, и, проглотив надежду, лишь печально улыбнулась:
   - Нет, дорогая, это другой дядя. Пойдем домой, там покушаем, - предложила она, ребенок одобрительно кивнул, и они направились к выходу, так и не дождавшись заказа.
   Дни поплыли монотонно. Бетти ходила в садик, куда Джессика уже могла ее устроить. Сама она работала, родители постоянно приходили в гости. Для Джессики наступили счастливые дни, за одним исключением... Ночами ее мучили кошмары, и она постоянно плакала в подушку. Смерть Томаса ее окончательно сломила, она даже есть нормально не могла. Сердце до последнего сопротивлялось, не хотело в это верить. Иногда она просто смотрела в пустоту и повторяла:
   - Ты же обещал... Где твоё "хорошо"?
   После этого она впадала в спячку. До очередного кошмара. Родители все прекрасно видели, они были в курсе всего, что она пережила, даже насчет Эрики. Еще раньше они поговорили и решили не тревожить ее могилу, оставить все как есть. Для Оливера было достаточно обвинений, а Эрике было уже все равно. Мама пыталась поддержать Джессику, но от этого становилось только хуже. Единственный человек, который мог вытащить ее из своих мыслей, была Бетти.
   ..........................................
   Полгода пролетели незаметно, и вот однажды в выходной день в дверь тихонько постучали. Джессика и Бетти находились дома и смотрели телевизор, чей-то неожиданный визит заставил их врасплох. Джессика поцеловала дочь в лоб и подошла к двери:
   - Кто там?
   - Полиция. Меня зовут Эдвард Грант. Извините, что без приглашения, но мне срочно нужно задать вам пару вопросов по поводу перестрелки восемь месяцев назад. Мне достоверно известно, что вы там были...
   Джессика немного помедлила, но открыла дверь и сразу же прошла в кухню, не смотря на вошедшего человека.
   - Пройдемте в другую комнату, не хочу, чтобы нас слышала дочь. Так о чем вы хотели спросить?
   - Ты выйдешь за меня замуж?
   Джессика застыла, а затем резко повернулась. Перед ней стояло приведение, только в полицейской форме и с цветами в руках. Ноги подкосились и женщина стала медленно сползать по стене. Томас отбросил цветы в сторону и подхватил ее на руки.
   - Джессика! Прости меня, дорогая...
   - Я знала... Я верила... - Джессика не могла остановиться. Рыдания перекрывали ее голос, - я ждала тебя все это время... ждала...
   - Я знаю, - Томас сильнее прижал ее к себе, и неожиданно почувствовал какой-то удар в ногу. Перед ним стояла Бетти, сложив руки перед собой.
   - Ты где так долго был? Ты знаешь, что мама плакала?
   - Бетти... - Томас не знал, что делать. Он посадил Джессику на диван, а сам сел у ее ног, положив голову на колени. Бетти примостилась рядом, ожидая окончания ситуации, она с любопытством заглядывала им в лица, смеялась и прыгала на диване. Стояла абсолютная тишина.
   - Почему? - нарушила молчание Джессика, - почему ты здесь? Где ты был все это время?
   - В течение этого времени я понял насколько был не прав Оливер. Ты никогда не была для меня пустышкой, наоборот, это ты наполнила меня жизнью. Если бы я мог вернуться раньше, то я бы это сделал. На меня распространилась программа защиты свидетелей, поэтому объявили о моей смерти. Теперь у меня новый паспорт и место жительства. Пока я был болен, меня переправили через границу в Швецию, где я был последние полгода, меня оттуда просто не выпускали. Как только появилась возможность, я сразу же уехал и устроился снова в свой отдел, только на более безопасную должность. Теперь я офисный планктон.
   Последовала минута молчания. Джессика слушала не перебивая. Она не знала, что теперь делать, но ее сердце стучало так, словно хотело оказаться в его руках, снова... Томас сделал глубокий вдох и посмотрел ей в глаза.
   - Позволь мне быть с тобой... Я не могу жить без вас... И то, что я когда-то позволил себе отпустить тебя, было моей самой большой ошибкой. Не хочу повторять ее вновь. Тогда в темноте я не успел сказать тебе самое главное - я люблю тебя. Люблю всем сердцем, больше всего на свете, и если ты позволишь, то я тебе это докажу...
   Джессика не могла говорить. Она так давно мечтала услышать эти слова, но совсем не знала, что ему ответить. Снова этот шанс, счастье вновь так близко, но она так боится вновь обжечься...
   - Мама, ты чего думаешь? - Бетти наклонилась ближе к ее уху и прошептала, - Соглашайся, пока предлагают...
   Джессика больше не могла сдерживаться, слезы градом покатились на лицо, она бросилась к нему на шею, повалив его на пол. Бетти прыгнула сверху, чем вызвала всеобщий смех.
   - Что здесь так происходит? - дверь была открыта, и на пороге стояли родители Джессики. Увидев живого и здорового Томаса, мама сразу испугалась, но отец только усмехнулся и закрыл дверь. Томас встал, как-то поклонился и сказал:
   - Здравствуйте, вот приехал вашу дочь сватать. Отдадите?
   Джессика сидела на полу и выглядывала из-за его ног. Отец засмеялся и махнул рукой, а мама нахмурилась.
   - Ну только если моя дочь об этом не пожалеет.
   Джессика встала с пола, подошла к нему и крепко обняла:
   - Никогда и ни о чем...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"