Максимова Ирина: другие произведения.

Дорогой некроманта [закончено]

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 6.48*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наследница целой династии некромантов, девушка, всю жизнь прожившая на Земле, возвращается в родной мир для учебы в Академии Магии и попадает в самый эпицентр разразившейся вновь войны с врагом, четыре века считавшимся побежденным. Спасти себя и друзей, выйти из тени знаменитых родственников и - раскрыть тайну своего рода.... НЕ ВЫЧИТАНО

  - Нет, я туда не поеду! Не поеду и точка! - я металась по кухне из угла в угол и изо всех доступных мне сил убеждала родителей в своей правоте. Дражайшие родственники, заняв места в партере, взирали на мои попытки с приличной долей любопытствующего скептицизма. - Папа! Мам! Да оно мне не уперлось от слова "вообще"! Там ведь даже унитаза нормального нет!
  - Унитаз - есть! - протестующе поднял палец вверх отец. - Ты себе представить не можешь, какие потрясающие годы ждут тебя в этой академии!
  - Годы моей молодости, которые я потрачу в незнамо какой глуши! - парировала я и упрямо скрестила руки на груди.
  - Да ты даже не хочешь попробовать! - включилась в процесс укрощения строптивой дочери мама. - Там такие перспективы, такие люди! Бабушка, в конце концов! Навести старушку, тебе что, жалко что ли?
  - Ага, - фыркнула я, непримиримо упирая руки в бока. - То-то ты от нее сюда сбежала, наверняка исключительно из любви к мамуле! Да эта старушка нас с тобой за пояс заткнет и не поморщится!
   Мама с папой переглянулись и пошли на новый круг.
  - Ну сама подумай, никаких зомбоящиков, плохой экологии...
  - Полное отсутствие цивилизации и выход человеческого дебилизма на новый уровень! - закончила я и, взмахнув руками, снесла с кухонного стола вазочку с одиноким неизвестным мне цветочком, стыренным не иначе как у соседей. Мама погрозила мне кулаком и бросила поверх образовавшейся лужи вытащенную из раковины для мытья посуды тряпку. Какое счастье, что наш домовой этого не видит! - Ты хоть представляешь, как я там учиться буду? Я здесь вообще-то поступать собиралась, уже даже вуз присмотрела! Тебе напомнить, с каким отрицательным успехом я выполняла ваши задания? Да мы за последние пять лет на втором этаже три стены снесли! Окончательно!
  - Не попробуешь - не узнаешь! - парировал папуля и продолжил ненавязчиво теснить меня к крохотной дверке в углу кухни.
   Я заметила его передвижения и занервничала.
  - Так, даже не вздумай! - заявила я, на всякий случай обежав стол по периметру и встав с противоположной от любимого родителя стороны. - Только попробуй!
  - Не понимаю, о чем ты, - тут же сделал невинную морду папа и неожиданно резко крутнул рукой.
  Ожидая подвоха, я предусмотрительно отшатнулась, о чем мгновенно пожалела. Надежный до сего момента пол под ногами растворился, и я смачно шлепнулась спиной обо что-то твердое. Пришлось потратить почти минуту на возвращение в легкие нагло сбежавшего воздуха. Заодно было время изучить обстановку и понять, что либо меня где-то все-таки надули, либо я окончательно потеряла все свое серое вещество. Окружающая меня комната, обклеенная старыми, еще советскими сиреневыми обоями в мелкий цветочек, была мне хорошо знакома и выполняла в нашем доме функцию...
  Телепорта! Еще не осознавая до конца, что к чему, я дернулась, но не успела даже встать. Притулившаяся в правом углу дверь распахнулась, в нее споро въехал мой чемодан на колесиках, а в комнату заглянули ехидно скалящиеся родители.
  - Счастливого пути, дорогая, мы приедем на Новый Год! - синхронно пропели оба, а мама добавила:
  - Удачной учебы, и передавай привет бабушке!
  Широко ухмыльнувшись, родители в унисон подленько хихикнули, сделали мне ручкой и шустренько захлопнули дверь. С той стороны. Взвыв, я вскочила на ноги и рванула к выходу, но было уже поздно - сработал портал.
  ***
  - Вот...гады! - вырвалось у меня, едва только я "приземлилась" на другой стороне. Маг-телепортист, обеспечивающий работоспособность портала, от неожиданности отшатнулся и, не удержав равновесия, шмякнулся на каменный пол.
  Я, взглядом обвинив беднягу во всех своих бедах, начала злобно бурчать себе под нос:
  - Да чтоб я еще хоть раз в жизни вам поверила! Выперли! Родную дочь выперли непойми куда! И, главное, зачем?! Ради обеспечения каких-то невнятных и общественно бесполезных наследственных обязательств!
  Под конец фразы я уже рычала, параллельно носком потрепанной кеды попинывая несчастный чемодан. После особенно удачного удара багаж возмутился и коварно подставил мирно лежащее в своем нутре что-то очень твердое - я зашипела и, поджав ногу, все-таки огляделась. Меня окружало хорошо знакомая по прошлым посещениям мира Арлеи телепортационное здание Деймора, столицы Тайрской империи. Города, в котором вот уже восьмой век находится один из старейших местных университетов магии, к поступлению в который родители готовили меня с усердием, достойным куда лучшего применения.
  Прямо под ногами уютно расположились слегка мерцающие в полумраке ажурной беседки магические знаки. Всего в нескольких шагах по-летнему радостно светило солнце, но здесь, сколько себя помню, всегда царил полумрак. Стены небольшого снаружи и вместительного внутри строения были сложены из редкого кайрганского мрамора, прочность которого, несмотря на кажущуюся легкость и хрупкость, приближалась к прочности титана, а уж подкрепленная магической защитой, эта беседка могла выдержать небольшую войну и массовый обстрел. При взгляде снаружи казалось, что здесь поместится дай бог десяток человек, но при взгляде изнутри казалось поразительным, что тут еще есть место - огромный зал со стенами из светло-желтого камня, украшенный искусной резьбой, вмещал в себя несколько десятков телепортационных кругов, а количество народа, циркулирующего туда-обратно, просто не поддавалось подсчету.
  Маг-телепортист, решив не связываться с явно неадекватной клиенткой, просто пролевитировал меня с чемоданом из вверенного ему круга и, не обращая больше на меня внимания, снова принялся за работу.
  От взгляда на мерцающие в полутьме руны я снова закипела. Это же надо - вот так, резко, без предупреждения миновав стадию слезоразлива, выпнуть родную дочь в другой мир! Причем не спрашивая мнения оной!
  - Не, ты видела? - возмутилась я, скашивая взгляд на обвивающую мое левое запястье татуировку змейки.
  - Да ладно, не бухти, - миролюбиво прошипела она, щекотнув кожу хвостом. - Тебя ж там никто жрать не собирается.
  - Ты знала, - прозрела я. - Ты, подлая предательница, знала об этой их подлянке!
  - Да ни в жисть, - открестилась наперсница и на всякий случай переползла на другую сторону руки. - Ты ж знаешь, все лучшее только для тебя!
  - А меня вы спросить забыли, благодетели? - зашипела я, мстительно придавливая хвостатую интриганку ногтем. - К твоему сведению, я вообще не собиралась никуда с Земли переезжать! Ну не ведьма я!
  - Ага, конечно, - непочтительно хмыкнула змея, растекаясь под моим пальцем и проявляясь около ладони. - Тебя как ту обезьяну с гранатой, только в земной университет и отправлять. Первая сессия - и все твое учебное заведение проваливается в Тартарары на ПМЖ. Так что собери сопли, истеричка! Будешь вопить - я тебя со всеми потрохами бабусе заложу!
  - Ах ты ж зараза! - в сердцах выдала я.
   Даже виноватой себя не чувствует!
  - Вся в маму, - буркнула татушка и свернулась на запястье, закусив хвост.
  Все, ушла в несознанку.
  - Вот вроде бы и есть тут кто-то, а поговорить все равно не с кем, - мстительно высказалась я.
  Змея хранила гордое молчание и чхать на меня хотела. Правда, ничего другого от нее ожидать и не приходилось - исключительно себялюбивая дрянь. Татуировка у нового члена моей семьи появлялась в минуту его рождения и оставалась с ним на всю жизнь. Никто толком не знал, с чем вообще связано это явление, но ходят слухи (тут обычно сплетник закатывает глаза куда-то вверх), что это подарок от Мораны, богини смерти, издавна благоволящей моему исконно некромантскому роду. Лично я на такое мнение только скептически ухмылялась, так как сомневалась, что в список достоинств божественных подарков входит способность ругаться семиэтажными выражениями без использования мата.
  Однако, не могу не признать - это искусство.
  - Ну погодите, дорогие родственники, я вам еще припомню эту подставу, - снова забормотала себе под нос я, припоминая все известные мне способы мести.
  - Напомни мне тебя не злить, - с иронией донеслось из-за спины. Я мгновенно обернулась, цепляя на лицо невинную улыбку и пряча сжатые в кулаки ладони куда-то за спину. Ничего не могу с собой поделать - когда слышу этот голос, автоматически хочется зарыть голову в песок. - В гневе ты страшна!
  Мда. Баста, карапузики, волк пришел... Большой, серый, страшный... С клыками, больше смахивающими на набор ножей дамасской стали, приторно-вежливо блестящими в милой улыбке.
  - Бабушка... - неуверенно пробормотала я, с усилием заставляя свою голову выползти из испуганно поднявшихся плеч. Черепашка из меня бездарная, конечно... - А... Ты откуда здесь? Меня ждешь что ли? Так и я и сама не знала, что сегодня приеду...
  Каким взглядом она осмотрела мои раздолбанные кеды и потертые джинсы! Холеная и ухоженная, упакованная в дорогое платье от самого известного местного кутюрье, моя дражайшая (во всех смыслах) родственница в свои почти двести лет выглядела так, что молодые профурсетки императорского дворца плевались ядом на каждом балу!
  - Естественно, твои родители сообщили, - закончив осмотр, и наградив меня демонстративно нарисованном на лице презрением, наконец соизволила ответить бабушка. - Неужели ты думаешь, что они бы провернули такой финт ушами без моей помощи? Ты меня разочаровываешь, Ариадна! Уж догадаться, кто именно настраивал тот портал... В конце концов, твой отец всегда бездарно считал координаты.
  Я вздохнула. Понятно, меня сделали по всем статьям. Родители стакнулись с главой клана и в соавторстве разработали план возвращения заплутавшей в техногенных благах мира Земли дочери в предназначенное для нее русло. Мда, с бабулей мне не тягаться - факт. Этот крейсер Аврора в лице стройной, красивой женщины меня по стенке размажет.
  Бабушка довольно улыбнулась и, бросив всего один взгляд на мой послушно приподнявшийся в воздух чемодан, развернулась и походкой победительницы выплыла из здания телепортации. Я уныло тащилась следом, буравя идеально прямую спину родственницы недовольным взглядом.
  Знакомьтесь, Каролина дель Шанарис. Она же моя бабушка, она же - главная гадюка в местном серпентарии. Директор местного университета монстров, рядом с которой та гарпия из нашумевшего в России мультфильма покажется ласковой кошкой. Находится на этом почетном месте уже около сотни лет, в связи с этим же (как воспитательница молодого перспективного поколения, ага) занимает какую-то там должность в совете министров нашего дорогого императора и абсолютно не собирается уходить на пенсию. За все время ее правления Академией ее как только не пытались "уйти".... Просили, подкупали, угрожали.... Особенно старались папаши великовозрастных оболтусов всех вариаций и мастей. Не на ту напали! Во время очередного откровенного разговора "по душам" бабушка со слезами на глазах признавалась в своей искренней любви к сему великолепному учебному заведению и уверяла, что просто не сможет жить, если передаст его на попечение в другие руки. Не в силах противостоять умоляющему взгляду больших черных глаз, посетитель смущался и как-то незаметно испарялся из кабинета директора. И вскоре после этого оболтусы-разгильдяи резко начинали шуршать в направлении сдачи хвостов, а их папаши становились не столь высокопоставленными. Такой фокус прокатывал только раз, но повторения, как показала практика, никому не требовалось - бабушка никогда не прощала даже малейшего намека на угрозу, а за предложение взятки можно было схлопотать нехилое проклятие. К своей горячо любимой работе бывшая боевая некромантка относилась с искренним восторгом и муштровала подчиненных, не взирая на лица. Собственно, именно благодаря ей местная Академия Магии стала известна на несколько близлежащих миров, и именно Каролина смогла превратить захудалое, в общем-то, учебное заведение в университет такого масштаба.
  Не любили ее многие, но рычать даже в спину не осмеливался никто, ибо "крыша" у моей бабуси была такая, что любого, не так скосившего глаз, ждало моментальное понижение в цене на местном рынке влияния. Причем о том, кто именно сей благодетель, весь имперский двор шептался уже вторую сотню лет. Какие только сплетни не ходили про Каролину дель Шанарис... Неизвестный благодетель не спешил представляться, а бабушка не считала нужным перед кем-либо отчитываться, одномоментно укорачивая носы особо любопытным.
  Лучший некромант империи, глава рода Шанарис, самая ехидная и мстительная женщина из всех, когда-либо получавших такую власть. В Академии мою бабушку за глаза звали не иначе как Карой Небесной и воспринималось это всегда буквально. Но мало кто верил многоопытным старшекурсникам сразу - никто не мог поверить, что эта хрупкая красивая женщина и есть та самая Шанарис. Гены сделали свое дело - моя прабабка была суккубом и передала своей дочке не только невинную внешность, но и поистине мерзкий характер.
   Даже имена моих дражайших родственников были широко известны за пределами империи: случаи, когда некроманты уживались в непосредственной близости друг с другом, особенно являясь родственниками, были весьма редки и часто сопровождались всевозможными неприятностями для случившихся рядом соседей. Как правило, вышеозначенная профессия крайне нелегка и накладывает на своего обладателя приметный отпечаток. И тут не стоит коситься в сторону банальных романов и народного фольклора - образ худющего, шатающегося от недосыпания и недоедания юноши с горящими злорадством глазами в корне неверен и не существует в реальности. Успешный маг обязан есть много, часто и вкусно - от состояния его организма зависят и его способности к магии. Выше головы не прыгнешь, это верно, но, как показывает практика уже на протяжении многих сотен лет, у мага, сытого и здорового, осечек бывает в разы меньше, нежели у его больного и голодного собрата. Собственно, больными и голодными успешные колдуны бывали весьма нечасто и весьма недолго - в этом мире магия успешно заменяла технологии, и люди, гномы и эльфы с каждым годом были готовы тратить все большие суммы на колдовские услуги соответствующего качества.
  И, как выяснилось, маги моего рода оказались очень честными поставщиками данного товара.
  Когда около четыреста лет назад на пороге столичной Академии Магии появилась чистокровная суккубка, по меркам их народа едва вышедшая из подросткового возраста, никто и подозревать не мог, что эта самая никому не известная девушка уже через тридцать лет станет одним из лучших некромантов империи. Находясь в родовом замке Шанарис близ небольшого городка Рибор, я часто, минуя картинную галерею, застывала напротив изображения Шарианы. Среди своего народа она была чуть ли не уродкой: в ней отсутствовало то, что для каждого суккуба было смыслом жизни - непреодолимый животный магнетизм, сопровождающий любого представителя этой расы. Каждая картина в этой галерее была выполнена при помощи магии и позволяла рассмотреть не только внешность изображенного на ней человека, но и его ауру. Именно благодаря этому и было заметно, что моя знаменитая родственница, вопреки фактам своего рождения по сути была лишь человеком. Белая ворона в стае черных, чужая среди своих... Я могу лишь представить, что чувствовала она, живя среди своего народа в небольшом городе Дайринтар, последние три века являющимся единственным пристанищем этой расы. Суккубов не любили многие - зависть и ненависть к этим созданиям так въелась в кровь остальных рас, что теперь возможность встретить за пределами империи хоть одного представителя гонимого отовсюду народа приближалась к нулю. Их бы давно истребили, если бы могли, но увы - природная сила даже самого слабого суккуба укладывала на лопатки всех. А за любого ребенка своей расы они готовы умирать, обменивая жизнь десятка взрослых на одного малыша. По неизвестной причине в браках без любви маленькие суккубчики не рождались, и вот уже пятьсот с лишним лет появление в семье сразу двоих детей являлось событием, по значению превышающим коронацию нового правителя. Впрочем, и правителя как такового у них тоже не было уже давно: Дайринтар всегда находился в составе Тайрской империи и отделяться никак не планировал - все живущие там суккубы понимали, что люди, ненадежные и короткоживущие, гораздо более приятные соседи, чем остальные расы, история отношений с которыми пестрела множеством мерзких и зачастую кровопролитных ситуаций.
  Суккубы были гражданами империи и обладали всеми соответствующими правами, но вот жить все же, как ни крути, предпочитали в Дайринтаре. Если разобраться, этот город являлся государством в государстве и был почти полностью автономным, он мог обеспечить своих жителей всем необходимым и даже сверх этого, и покидать свою крепость обитатели отнюдь не спешили. Шариана была одной из немногих, вышедших в "большой" мир не для кратковременных путешествий, а навсегда. Не уверена, что ее выживали целенаправленно, все же представителей этой расы уже тогда было немного. Скорее всего, она сама не смогла жить так дальше, и, единожды приняв решение, сама ушла из родного города. Даже мы, ее потомки, так и не знали, чем и как она жила в Дайринтаре - не было ни одного упоминания о том, кто был ее родителями, или о том, какое место занимала ее семья в этом городе - ничего. Известно только, что в один солнечный день на исходе лета в ворота столичной Академии Магии в самом сердце империи постучалась никому неизвестная суккубка, только чудом не приманившая за собой половину города. А через сорок лет именно эта женщина при помощи лучших военных подразделений империи и нескольких магов смогла закрыть прорыв Хаоса и остановить рванувших через брешь в ткани мироздания монстров. Именно тогда в официальных свитках Наследного отдела императорской канцелярии появилась запись о появлении нового рода Шанарис с изображением замершей в атакующей стойке змеи, а Шариана получила к своей фамилии приставку "дель".
  Никто из нас так и не знает, когда, а самое главное, куда пропала родоначальница нашего клана. Спустя какое-то время надежды на ее возвращение угасли, в картинной галерее фамильного замка появилась первое, самое большое изображение, а звание главы нашего немногочисленного рода перешло к Каролине. Она как раз только-только заняла пост директора той самой столичной Академии, на пороге которой когда-то стояла ее мать.
  Мимо проплывали здания и люди, а мы шли по дороге в Академию. Сама дорога была примечательна тем, что камень, которым она была выложена, днем успешно поглощал солнечный свет, а ночью отдавал его, светясь в темноте и указывая дорогу припозднившимся студентам.
  Вздохнув, я догнала бабушку и пошла с ней рядом. Та, поняв, что требовать реванша я пока не буду, перевела разговор на другую тему:
  - Я надеюсь, ты не собираешься напоказ возмущаться тому, что тебя "пихнули" сюда против твоей воли? Ариадна, ты как никто другой должна понимать, что обязана поддерживать честь своей фамилии. Даже твоя мать выполняла свой долг, хоть и сбежала потом с твоим отцом в тот странный мир. Назло мне, я полагаю.
  - Да не может такого быть, - с сарказмом произнесла я.
  Надо сказать, свою маман я понимала. Выдерживать бабушку долго не был способен даже мой миротворец-отец, а ведь он заработал иммунитет к госпоже Шанарис еще во времена учебы в Академии и бесконечных практик под ее началом. Мама же сдалась без боя - сразу после получения диплома выскочила замуж, а еще через пять лет, подхватив папу и дочурку (то есть меня) под ручку, свалила в другой мир. На Земле мои родители устроились весьма неплохо, организовав поиск, отбор и постоянный транзит способных к колдовству юношей и девушек сюда, в мир Арлеи. Существующие в нескольких земных странах гильдии местных магов были только счастливы за такую возможность приобрести новые знания и новые кадры, и с удовольствием платили моим предприимчивым родителям звонкой монетой за посредничество и чтение лекций для оставшихся на своей родине колдунов. Земные студенты по обмену пользовались на Арлее весьма заметным успехом - скудость магического поля родного мира не могла не отразиться и на их потенциале, однако находчивые ребята изворачивались самым немыслимым способом, создавая магические аналоги земных технологий, на одних патентах зарабатывая внушительные деньги и часто оставаясь жить и работать на Арлее.
  Большую часть своей жизни я прожила на Земле, и моя жизнь там практически ничем не отличалась от жизни любой моей сверстницы, ведь даже моим знаменитым на Арлее родителям было нелегко здесь использовать магию в таком же объеме, что на родине. Однако, земные технологии сильно упростили жизнь, и вот уже через каких-то несколько недель семью Шанаровых было невероятно сложно отличить от сотен других семей, проживающих по соседству. Глава семьи, профессор университета, мать-домохозяйка и дочка с двумя упругими черными косичками - именно такими мы впервые появились в истории элитного коттеджного поселка в Подмосковье. Шло время, я росла, родители благополучно старели. Мы ходили к соседям в гости и приглашали к себе, здоровались с ними по утрам и поздравляли с праздниками, и никто из этих людей так до сих пор и не узнал, что милейшие люди, живущие в доме из красного кирпича с разбитым на заднем дворе палисадником, на самом деле известные на весь соседний мир потомственные некроманты.
  В мире Арлеи я появлялась регулярно - как бы ни были сильны разногласия между моей матерью и моей же бабушкой, и они и мой отец сходились во мнении, что историю своей семьи я должна знать в совершенстве. Впрочем, рассказами о былом они не ограничились и загрузили меня обучением по полной программе: межрасовый язык, принятый основным в Арлее, и эльфийский, полный свод законов империи, а так же ее история, география и политика, экономика, юриспруденция и судопроизводство... К десяти годам я могла разговаривать на нескольких языках хотя бы частично, в пятнадцать лет под руководством управляющего я разбиралась с делами, а в семнадцать - смогла бы управлять клановыми землями сама... Меня радовало только то, что управляющим моей семьи вот уже тридцать лет был призрак, и умирать во второй раз сей достойный мужчина никак не собирался.
  - Так зачем меня выкинули сюда? - снова обратила я на себя внимание Каролины. - Против моей воли, прошу заметить! Ба, ты же сама прекрасно знаешь, что я скорее урод в нашей семье - ну леший знает что у меня с некромантией! Чего вы ко мне так привязались со своей фамильной честью? Осталась бы я на Земле, ну и пусть его, никто бы от этого не пострадал!
  - Это невозможно, - отрезала бабуля, пренебрежительным жестом отмахиваясь от моих слов. - Ты дочь Ринессы и Грегора, ты Шанарис, и любой хоть сколько-нибудь владеющий силой маг способен увидеть свою принадлежность к некромантии! То, что ты не обучена, дела не меняет. у меня таких две сотни каждый год. Поверь, уж с тобой как-нибудь разберусь!
  Я только обиженно цыкнула зубом. Вот ведь... Обидно. Нет, про то, что дар у меня есть, я знала, но то, что шансов сбежать-испариться у меня как минимум ноль, как максимум - минус бесконечность, окончательно осознала только сейчас.
   Вот так и погибают молодые талантливые кадры - в борьбе с предрассудками и собственными родственниками!
  - Не скрипи зубами, - велела Каролина. - Потом еще спасибо скажешь.
  Я скептически хмыкнула. Мы приближались к Академии - высокие кованые ворота для многих и многих были пределом мечтаний, для меня - аналогом крышки гроба.
  - Возможно, не сегодня, - задумчиво поправилась Каролина. - Но я буду ждать! И поверь мне, после того, как ты закончишь Академию и найдешь свое призвание, тебе придется сильно потрудиться, чтобы отблагодарить любимых родственников. И чтобы сегодня же была на испытании! А не придешь, - ласково добавила бабуля, - Из-под земли достану, и устрою такие "каникулы", что день своего рождения проклянешь!
  Одарив меня любящим взглядом голодной кобры, эта страшная женщина перешагнула невидимую черту, отделяющую Академию от всего остального мира, и растворилась в полыхнувшем прямо на земле телепортационном кругу. Мой чемодан испарился вместе с ней. Я тоскливо заглянула в открытые ворота и прикинула свои шансы сбежать - по всему выходило, что они равны красивой такой цифре ноль. Любимая бабуля достанет меня где угодно и не погнушается связать, дабы доставить на испытание.
  - Слышь, малая, - прогудело откуда-то сзади. - Ты че тут торчишь-то?
  Я обернулась и уткнулась носом куда-то в район "чуть повыше пряжки ремня". Да, с росточком мне не повезло... А что поделать, если генетика удружила и презентовала тебе метр с кепкой в прыжке? Я подняла голову и увидела сосредоточенную морду тролля, рассматривающего меня со здоровым интересом слона над баснекрыловской моськой.
  - Стою, вот, жду. - промямлила я в ответ и, пытаясь выдержать дистанцию и сберечь занывшую от резкого рывка головой шею, отошла чуть назад.
  - Поступать чтоль пришла? - философски осведомился тролль, залезая сосискообразными пальцами в жесткую шевелюру невнятно буро-черного цвета волос, собранных кожаным ремешком в низкий хвост. "Завидный жених", сморщив зеленоватую морду в иллюстрации мыслительного процесса, пошуровал в черепушке пятерней. - А че тут торчать, если внутрь идти надо? Там, небось, уж и экзамен начался. Айда пошли вместе. Я тоже боюсь.
  С этими словами тролль перехватил меня поперек живота, перебросил через массивное плечо (попутно проигнорировав мой возмущенный взвяк) и шумно потопал по все той же дорожке к Академии. Трепыхания были не замечены, болтание ногами и тычки ладонями в твердую спину тоже, а на сердитое бормотание из партера я получила только успокаивающий шлепок по попе. Я смирилась и покорно обвисла в позе испуганного страуса, философски кося глазом на проплывающую внизу землю.
   Зато на "транспорте" и почти что с комфортом... Почти как знатная "ледя", ага.
   У входа в главный корпус собралась внушительная толпа. Кого тут только не было - люди, эльфы, несколько гномов, пара нимф... Все - разных народов, кланов и даже миров. Человеческие девушки усиленно строили глазки ушастым и старательно выпячивали свои достоинства. Я же только поморщилась от наблюдения повторения одной и той же картины в разных вариациях. Единственное мое "против" ушастых было только одно - я их органически не переваривала. Нет, никакой ненависти или предубеждения. Просто для меня эльфы делились на две категории: первая искренне презирала людей, не забывая всем этого демонстрировать, а вторая столь же искренне любила весь мир и стремилась всех осчастливить. Короче говоря, с моей точки зрения все эльфы были прокляты изначально.
  - Пааастаранись! - прогудел тролль, как ледокол раздвигая мощной грудью толпу. Народ возмущенно оборачивался, и начинал было скандалить, но пораженно замирал, оторопело разглядывая мой воздевшийся к небесам зад.
  Распихав всех претендентов на вход в святая святых, тролль вперся в гулкий холл. Не обратив внимания на пытающуюся что-то пискнуть девушку-старшекурсницу и не заморачиваясь глупыми условностями типа стука, нелюдь ввалился в экзаменационный зал.
  Остановился, поставил меня на пол и смачно хлопнул по попе:
  - Ха, а ты боялась! Женский зад - великая вещь, надо просто уметь пользоваться! - посопел, и добавил, - А меня в племени Тарком кличут.
  Я потерла место шлепка и покосилась на президиум. Деканы втихую ухмылялись, а бабушка легко откинулась на спинку кресла и звучно перебрала ноготками по крышке стола. Ее коллеги мгновенно спрятали усмешки. Менталист, закутанный в теплую даже на вид фиолетовую мантию, степенно кивнул тощему встрепанному парню полуголодного вида:
  - Поздравляю с поступлением, Ликнер. Жду вас завтра на вводную лекцию. Можете быть свободны.
  Теперь уже студент облегченно выдохнул и чуть ли не вывалился из полыхающей фиолетовым светом пентаграммы. Я с некоторым уважением покосилась в спину почти уползающего первокурсника. Чтобы так зажечь рисунок, надо иметь нехилый потенциал.
  - Передо мной некто Тарк, сын почтенного Ганка Скалозуба, я полагаю? - с тонкой иронией осведомился голос Каролины.
  Я тут же развернулась, с подозрением уставившись на бабулю - о тех ее похождениях знала вся империя. История была проста до безобразия. Лет эдак около ста пятидесяти назад мою родственницу отправили на южную границу защищать поселение троллей от участившихся набегов нежити. Стройная до прозрачности девушка тут же вызвала откровенное пренебрежение всего стана, и собственную честь ей пришлось отстаивать с оружием в руках. К концу недели побитыми ходили все, даже малые дети - бабка уже тогда не спускала ни одного дурного слова в свою сторону и отвечала соответственно. Впрочем, среди троллей это было весьма уважаемым качеством, так что многие из них довольно быстро отказались от претензий. Своего позора не мог спустить только вожак, каждый день вызывая Каролину на поединок и каждый раз неизменно проигрывая юркой девице (подозреваю, что бабуля откровенно мухлевала, используя магию). Через месяц, когда нежить была благополучно истреблена, а все поселение с благодарностями провожало некромантку восвояси, Ганк при всем честном народе предложил ей стать его второй женой, дескать, такого духа не у каждой троллихи встретишь. Правда, пожалел он об этом практически сразу - на его беду, в числе провожающих оказалась его первая жена, уважаемая не только в своем поселении, но и далеко за его пределами. Эта почтенная во всех отношениях женщина собиралась без всяких лишних вариантов оставаться первой и единственной, без любимой сковородки за поясом из дома не выходила, а уж отсутствием духа истинной троллихи точно никогда не страдала. В общем, Ганк Скалозуб бегал долго и быстро, его жена натренировала удар, а над этой историей вскоре ржала вся империя.
  - О, вы помните его, - польщенно пробасил тролль. - Папаш до сих пор отзывается о вас, как об истинной троллихе. Ясен хрен, когда маманя не слышит....
  Кто-то за президиумом хрюкнул от смеха, сидящий с краю артефактник сполз под стол, а бабушка неожиданно сбросила маску Снежной Королевы и широко ухмыльнулась:
  - Да, твоя матушка весьма... достойная женщина.
  Стихийник прорвался откровенным ржачем, целительница тихо засмеялась, а Тарк искренне надулся от гордости.
  - Когда свяжешься с ним в следующий раз, передавай мое приветствие. Только втайне от, - Каролина хмыкнула, - своей матушки. А то опять отчехвостит твоего отца так, что мало не покажется.
  - Канеш, передам, - заверил тролль. - Я че, не мужик что ли, папаню подставлять.... Маманя малого ждет, че ее драконить лишний раз. Батя уже подумывает кому войну объявить, чтоб из дома свалить на подольше.
  Тут захихикали уже все. Огромный мохнатый сюсюкающий тролль - тема для анекдотов! Дождавшись, пока все более-менее отсмеются, бабушка склонила голову к плечу и вкрадчиво поинтересовалась:
  - Уважаемый Тарк, ты ведь не будешь против, если сначала мы примем экзамен у этой милой девушки?
  Конец, поняла я. Надо было драпать, пока все ржали.
  - Канеш нет, - благосклонно кивнул тролль и из самых лучших побуждений одарил меня смачным тычком под лопатку, из-за чего я вылетела далеко вперед.
  - Итак, представьтесь, пожалуйста, - предложила Каролина дель Шанарис.
  Я окинула ее мрачным взглядом.
  Она до боли знакомым жестом вскинула бровь.
  Я поморщилась.
  Она откинулась на высокую спинку стула и закинула ногу на ногу, звучно пристукнув каблучком о стенку президиума.
  Я в который раз осознала, как я ничтожна по сравнению со своей великой бабулей.
  Бессмысленно даже пытаться - эти гляделки мне не выиграть.
  Деканы недоуменно переглянулись между собой, и только пожилой маг в фиолетовой мантии мага Разума понимающе ухмыльнулся.
  - Ариадна дель Шанарис, - мрачно выдала я, поняв, что дальше тянуть уже бессмысленно. И с некоторым даже удовлетворением наблюдала, как откашливается артефактник, отпивавший в этот момент из стакана. Впрочем, он был не один в своем замешательстве - стихийник уставился на бабушку, целительница уставилась на меня, а менталист безмятежно улыбался, разглядывая что-то на потолке. Сама же Каролина, не поведя и бровью на этот бардак, ровным голосом попросила меня начать испытание.
  Я с ненавистью пробуравила взглядом пентаграмму. Той было абсолютно равнофигственно на всех приходящих абитуриентов - она была обычным рисунком на каменном полу и просто выполняла свою работу.
  Я мрачно покосилась на бабушку.
  Она ответила мне абсолютно спокойным взглядом и лишь слегка склонила голову к плечу.
  Деканы переглянулись и жадно подались вперед, разглядывая меня с интересом патологоанатома перед трупом инопланетянина.
  Вздохнув, я шагнула вперед. Не успела я встать внутри пентаграммы, как рисунок вспыхнул ядовито-зеленым светом.
  - Ну что ж, это наследственное.... - спустя минуту молчания, высказался стихийник. - Такую кровь не пропьешь.
  Да уж, мрачно подумала я. Эта кровь любого вампира отравит...
  Старенький менталист хмыкнул и неожиданно весело мне подмигнул.
  А бабушка и не думала скрывать победную улыбку:
  - Что ж, вы зачислены на мой факультет. Поздравляю. Жду вас завтра на вводную лекцию. Можете быть свободны. Тарк, прошу вас в пентаграмму....
  Я на негнущихся ногах выползла из экзаменационного зала и обессиленно привалилась спиной к стене. Это конец. Она мой декан. Каролина дель Шанарис, самый скандально известный маг империи. Та самая Кара Небесная, которую боятся и чьим именем ругаются абсолютно все студенты Академии. Но хуже всего то, что это все один человек, и это моя бабушка и бок о бок именно с ней мне придется провести следующие 5 лет моей жизни. И она не успокоится, пока не сделает из меня лучшую выпускницу курса. Она будет терзать меня на всех практиках, семинарах и лекциях, а с того момента, как все узнают о нашем с ней родстве, я превращусь в живого обитателя кунсткамеры.
  И почему я так не хотела идти учиться в Академию, а?
  ***
  Реальность за дверями главного корпуса встретила меня так радостно, что это выглядело форменным издевательством: по-летнему яркое солнце сияло в зените небес, щедро обрушивая на землю потоки света. Сам же небосвод был таким возмутительно синим, что вспыхнувшее желание облить его черной краской было почти невыносимым. Народ, толпящийся на пороге Академии, встретил меня недовольным гулом - мой демарш на плече у тролля тут запомнили. Злобное бурчание достигло пика, когда все заинтересованные лица углядели знак с гербом Академии, свидетельствующий всем и каждому, что перед ним студент-недоучка.
  Рядом материализовался парень-старшекурсник, которого, похоже, приставили сюда следить за порядком и который, судя по всему, был весьма недоволен моей персоной.
  - Девочка, тебе никто раньше не говорил, что есть такое понятие как очередь? - обманчиво-вкрадчивым голосом поинтересовался он. - Въезжать в экзаменационный зал на троллевом горбу это, конечно, оригинально, но совесть тоже надо иметь!
  - Мальчик, отстань, а? - мой ответный взгляд был настолько кислым, что мог поспорить с ящиком лимонов. - Меня Кара на свой факультет зачислила, и на твои лекции мне сейчас принципиально плевать...
  В который раз убеждаюсь, что имя бабушки творит чудеса. Выражение лица блюстителя порядка за какие-то доли секунды с гневно-предвкушающего изменилось на сострадательно-сочувствующее. Взгляд, каким он меня одарил, не подлежал классификации - столько эмоций одновременно я еще ни разу не видела.
  - Расслабься, народ, - махнул рукой он заинтересованно прислушивающимся к нам абитуриентам. - Пропустите девчонку. Ей и так не повезло...
  - Все так плохо? - с сомнением поинтересовалась девушка с явной примесью эльфийской крови.
  - Ты не можешь себе представить, как, - с чувством выдал мой благожелатель.
  Настроение толпы одномоментно поменялось - теперь на меня смотрели как на безнадежно больного ребенка, способного умереть в любой момент. Я же с ненавистью покосилась на оставшиеся за спиной нахально поблескивающие двери в главный корпус, на грани слышимости ощущая ехидное хихиканье моей вечной спутницы. Голову даю на отсечение - она была в курсе. Есть у меня большое такое черное подозрение, что все три наши нарисованные змеи тесно связаны между собой неизвестным мне пока способом, а главенствует над всеми ними моя во всех смыслах великолепная бабушка. Почувствовав мои мысли, татуировка закопошилась сильнее, но вылезти из-под короткого рукава футболки, куда спряталась на время экзамена, она не рискнула.
  Я протолкалась сквозь толпу жаждущих поступить в Академию и завертела головой - слухов об этой кузнице магических кадров ходило множество, а убедиться в них или опровергнуть могли только те, кто жил здесь, в самом их центре. Даже я, находясь в непосредственной близости к одному из главных фигурантов всех легенд и сплетен, на территории Академии не была ни разу - пройти сквозь главные ворота могли лишь студенты, преподаватели и счастливые обладатели специального разрешения с императорской печатью. Исключение делалось только на время вступительных экзаменов, но даже тогда горящие любопытством абитуриенты могли попасть только в главный корпус - магия Академии не собиралась пускать их туда, где им не место. Таким образом, слухов об одном из самых старейших учебных заведений империи ходило не просто множество - их было бесконечно много. Большую часть из них придумали сами студенты Академии, но уже через несколько дней даже они не могли узнать свою историю среди многих - выходя за ворота, сплетня обрастала таким количеством новых дополнений, что неудивительно, что простые обыватели считали достойнейшее во всех смыслах учебное заведение местом обитания полчищ демонов.
  Оставив все обиды на потом, я, впервые оказавшись в самом центре Академии, жадно оглядывала то, что было открыто моему взору. Огромная площадь, способная в случае необходимости вместить в себя всех студентов одновременно, с трех сторон окруженная величественными старинными зданиями самых первых корпусов Академии.
  Указ о создании первого на территории Тайрской империи магического учебного заведения был подписан тогдашним императором Нитарком почти тысячу лет назад - и стал резонансным. В те годы как нельзя сильнее обострились отношения с другими расами, пропасть непонимания, ненависти и обиды между людьми и остальными народами росла не по дням, а по часам. Любая мелочь воспринималась обеими сторонами как еще один повод к назревающей войне, и никто не хотел уступать и искать компромисс. Первыми жертвами стали маги. Никто из них не хотел воевать, профессия боевого мага появилась значительно позже, тогда же все волшебники были скорее учеными, нежели воинами. Они хотели мирно жить, заниматься своими исследованиями, и слышать не хотели ни о какой войне, за что немедленно были обвинены в предательстве. Озверевшая толпа быстро причислила их к "нелюдям", и тех, кого еще вчера простые крестьяне благодарили за спасенный скот, сегодня с криками ненависти сажали на вилы и сжигали заживо на кострах.
  Это было темное время. Единственная в истории Арлеи, исконно магическом мире, охота на ведьм - и, увы, но здесь этот термин был самым что ни на есть правдивым. До сих пор неизвестно точное число погибших тогда колдунов. В те пять лет, что продолжалась охота, магическая наука потеряла самых лучших своих адептов и, не выдержав, откатилась почти на столетие назад. Были утрачены не только люди - но знания и опыт, самые главные составляющие любого успешного дела.
  Именно тогда, в самый разгар охоты Нитарк и опубликовал свой указ, вступающий в силу с момента подписания. Глашатаи прокричали текст повеления во всех городах и деревнях империи, и не все вестники смогли пережить тот день - многих озверевшая толпа просто разорвала на клочки. Люди, для которых слова "маг" и "враг" давно уже стали синонимами, не могли поверить в то, что их же император повернулся против них.
  Вспыхнул бунт. Вчерашние крестьяне повернулись против собственного правителя и гибли сотнями в стычках с прекрасно обученными гвардейцами императора. Нитарк, умный и дальновидный, прекрасно понимал, что такого, с точки зрения простого народа, вероломства ему не простят. Но и продолжать эту убийственную для собственного государства внутреннюю войну тоже уже не мог - неумолимо надвигалась война внешняя, а его страна была в самом плачевном состоянии. Перед лицом истории и тот указ, и последующие три недели подавления восстаний слились воедино и получили звание Кровавого эдикта.
  До сих пор осталось неизвестным, почему межрасовая война так и не разразилась. Возможно, Нитарк все же был исключительным правителем - спасти от вторжения ослабленную гражданской войной огромную, богатую полезными ресурсами страну наверняка было совсем непросто. Но, тем не менее, прошла уже почти тысяча лет, Тайрская империя процветает, а находящаяся в ее столице Академия Магии каждый год выпускает сотню специалистов высокого класса и самого разного профиля.
  И вот теперь я находилась, можно сказать, в самом центре истории - именно здесь началась история жизни Тайрской Академии Магии. Корпуса боевой магии, целительства и общежитие, одно на всех, были построены самыми первыми. Даже сейчас они оставались такими же, как и многие сотни лет назад - магия и правильный уход сохранили их в неприкосновенности. Массивные, с изысканной лепниной и витражами вместо привычных мне стекол, они дышали стариной, и, казалось, жили своей собственной, затерянной в веках жизнью.
  Высокие стрельчатые окна корпуса боевой магии через площадь глядели на всех прибывающих в Академию - издавна именно это здание являлось главным, и вмещало в себя не только учебные, но и административные помещения. Стены цвета меди, балюстрады и колонны, статуи людей на крыше - дворец, прийти в который с невыученными домашними заданиями казалось кощунственным.
  Рядом со зданием, посвященному молодому в годы создания Академии направлению боевой магии, с ненавязчивым намеком расположился корпус факультета целительства. Его светлые стены, оттеняя лепнину, обвивал зеленый стараниями эльфийских студентов даже лютыми зимами плющ, а окружающие здание клумбы вместили в себя несколько самых редких и капризных цветов. Находящиеся на верхнем этаже теплицы вот уже сотню лет выращивали ценные в целительстве растения, обеспечивая необходимым материалом госпитали и аптеки.
  С другой стороны корпуса боевой магии приткнулось, пожалуй, самое шумное здание на всей территории Академии - общежитие. Его стены поблескивали добрым десятком защитный плетений от всего-всего, наложенными, судя по характерному зеленоватому оттенку, в том числе и лично Каролиной. Разобраться точнее не могу - не хватает знаний и опыта. Однако, имея самое правдивое представление о характере этой женщины, а также о сопутствующей ему богатой фантазии, подозреваю самое худшее.
  Площадь, объединяющая три старейших здания Академии, тоже была достойна определенного внимания. Небольшие, чуть меньше моей ладони каменные плитки были идеально подогнаны друг к другу. В Академии никогда не было актового зала - издавна все торжественные мероприятия проходили здесь, под открытым небом. И было совсем неважно, какая погода стоит за окном - ни палящее солнце, ни гром и молнии, ни даже снегопад и минусовые температуры не могли помешать долгожданным праздникам. В такие дни магия охраняла веселящихся студентов от буйства природы, она же и сохранила эту площадь неизменной. По этим плиткам ступали все поколения выращенных в этих стенах магов за все годы существования Академии. Невероятной красоты фонтан, созданный еще в пору властвования императора Нитарка, был таким же, как и сотни лет назад. Заклинание консервации, придуманное спасшимися во времена охоты на ведьм магами, и подаренное ставшей им убежищем Академии, было одним из немногих дошедших до наших времен творений древних. Даже сейчас, спустя тысячу лет, было совершенно неизвестно, каким образом предкам удалось его создать - до сих пор никто так и не смог разобраться в плетениях, наверченных вокруг поддерживающего заклинание в сохранности артефакта. Приглашали даже всезнающих эльфов, но единственное, что смогли расшифровать знатоки, так это способ его подзарядки, которую необходимо было проводить раз в сотню лет.
  Однако, территории Академии не ограничивалась одной только главной площадью и тремя первыми корпусами. От главной площади отходили десятки запутанных дорожек, переплетающиеся самым непостижимым образом и часто оканчивающиеся ничем. Вся остальная территория представляла собой непомерно разросшийся парк с разбросанными то тут, то там, хозяйственными постройками, личными домиками преподавателей и учебными корпусами. Причем, как утверждали источники, приближенные к официальным, путешествовать здесь настоятельно рекомендовалось только по мощеным тем же камнем, что и главная дорога к Академии, тропинкам. Вот уже несколько сотен лет парк, захвативший всю территорию учебного комплекса, служил последним пристанищем почти для всех студенческих опытов - сюда сливались, выкидывались и выпускались результаты, последствия и продукты творческой, и не очень, деятельности доморощенных экспериментаторов. Вполне естественно, что Академия дальновидно возводилась на месте, богатом магической энергией. И, что еще более закономерно, за долгие годы "жизни" в этом парке, все недо-творения местных Самоделкиных под завязку напитались тем, чего творцы должны были лишить их в первую очередь - силой, и, следовательно, мутировали самым непостижимым образом. В этом парке можно было найти поистине уникальные экземпляры магического искусства: плотоядные, передвигающиеся с места на место растения; высасывающее жизненные силы болото со способностями к телепортации; кусочки закукленного пространства, из которого невозможно выбраться самостоятельно, а так же животные, подчас разумные и самого неожиданного внешнего вида - по местным обитателям можно было бы защитить не одну сотню диссертаций. Несмотря на всю зловещую репутацию этого парка Юрского периода, ежегодно находилось несколько смельчаков, уходивших в самую его глубь. О результате таких мероприятий не знал почти никто, так как обычно на этом моменте рассказчик страшно распахивал глаза, и, попеременно поглядывая то вверх, то вниз, скорбно покачивал головой.
  Дорожки из солнечного камня были защищены таким количеством защитных заклинаний, что по этой вязи плетений некоторые из особо находчивых студентов не гнушались писать дипломы. Хоть комиссией это и не поощрялось, но в случае качественно проведенной исследовательской работы оценивалось весьма высоко - по неизвестной причине заклинания, подобно остальным обитателям парка были склонны к мутации, и, бывало, обрастали эффектами, совершенно неожиданными и даже противоположными своей основной цели. Кроме того, среди преподавательского состава считалось хорошим тоном добавить к внутренней защите Академии кое-что свое. В итоге всех этих экспериментов воздух над зачарованными тропинками дрожал и расплывался, накопители силы, впаянные в камень дорожек, можно было почувствовать, не глядя, а все мало-мальски азартные обитатели Академии не уставали с нездоровым интересом поглядывать в сторону грандиозного плетения, делая ставки на предмет "рухнет - не рухнет". Пока никаких инцидентов не было, однако пессимисты продолжали многозначительно закатывать глаза и утверждать, что "недолго нам всем осталось".
  Соседство с таким паноптикумом неизвестных тварей беспокоило и администрацию Деймора, в котором, как известно, располагалась и императорская резиденция. Одно время даже велись разговоры на тему переноса Академии в другое место и последующей зачистке территории, однако, подсчитав потенциальные затраты на все сопутствующие мероприятия и возможные последствия, на "угрозу справа" махнули рукой, ограничившись установкой разработанных кем-то из выходцев с Земли магических бомб с удаленным детонатором и функцией закукливания пространства. Теперь в случае прорыва неведомых тварей из места их нынешнего обитания, всю территорию Академии сначала накроет непреодолимым ни с одной, ни с другой стороны куполом, а затем все, что окажется под ним, падет жертвой изощренного ума изобретателя магического аналога водородной бомбы. По задумке этого гения после взрыва купол должен продержаться еще два-три десятка лет - лишняя гарантия того, что все, что там было, сдохло.
  Насколько я могла судить из опыта своей жизни на Земле, неизвестного мне гения наверняка либо засадили в какую-нибудь супер-лабораторию и дали ему полный карт-бланш, либо уже прикопали где-то в лесочке, пока не изобрел еще что-нибудь столь же мерзкое.
  А солнышко, возвышаясь над верхушками деревьев в вышеозначенном парке, все так же задорно светило с небосклона, легкие облачка неслись наперегонки, и на всей территории Академии царило радостное возбуждение, свойственное всем учебным заведениям накануне нового, учебного же, года. С любопытством поглядывая на редеющую толпу абитуриентов, на площади кучками собирались студенты старших курсов. То и дело отовсюду раздавался новый взрыв смеха, слышались хлопки и визги, звучала речь на самых разных языках.
  Новый учебный год начинался уже послезавтра, и Академия, замершая было на время летних каникул, снова оживала.
  Студенты прибывали группами и поодиночке, и всех сопровождали парящие в воздухе за хозяином чемоданы. Более-менее толковые маги уже в подростковом возрасте переставали выполнять физическую работу лично, и с удовольствием спихивали это на магию. Гораздо проще создать необходимое плетение, чем самому махать лопатой, но такая замена движущей силы сильно смахивала на многострадальный тандем гвоздя и микроскопа.
  На площадь один за другим вступали все новые лица, но я, еще раз взглянув на высоко висящее солнце, поняла, что на сегодня пребывания в вотчине бабушки мне пока хватит. В кармане позвякивали несколько "подъемных" монет, выданных мне щедрой альма-матер на закупку всего необходимого для учебы, к груди был приколот герб Академии со светящимся ядовито-зеленым светом черепом - свидетельством моей принадлежности к факультету некромантов, а времени прогулки по Деймору было еще предостаточно.
  Этот город я любила всей душой. Чистый и светлый, он разительно отличался от своих сверкающих стеклом и хромом земных собратьев. Отделанные светлой брусчаткой дороги, аккуратные домики под шапками красной черепицы, кокетливо прикрывающие окна горшками с цветами - здесь все было родным и знакомым.
  Почувствовав улучшение моего настроения, на плече завозилась змея, и я тут же вспомнила причины моего появления в мире Арлеи. Я любила свою родину, но вот вверять следующие пять лет своей жизни в руки своей дражайшей родственницы я не хотела просто категорически.
  - Кажется, мы отвлеклись, - нейтрально заметила я.
  Меня нагло проигнорировали. Я требовательно ткнула пальцем в невидимый под рукавом футболки рисунок:
  - Вылезай, подлый трус, и имей хотя бы совесть ответить за сделанное!
  - Да не переживай ты так, - примирительно забухтела татушка и высунула нарисованную голову на свет. - Ничего страшного же не случилось, подумаешь, пятилетнее соседство с Каролиной... Она же не монстр, в конце-то концов!
  - Подозреваю, что вся Академия будет против этого утверждения, - ехидно парировала я.
  - Да прекрати ты ныть! - не выдержав, рявкнула собеседница. - Бедная несчастная, все ее используют, тьфу! Твоя семья тебе добра хочет, а ты все в штыки!
  - Хотели бы добра - оставили бы на Земле. - упрямо проворчала я и свернула с главной дороги.
  Вокруг поплыла хорошо знакомая мне улочка магазинчиков и трактиров. Район, приближенный к Академии, хоть и считался бедовым, но тем не менее был весьма престижным. Здесь часто ходила стража, по ночам горели фонари, а на идеально чистой брусчатке не было ни одной соринки.
  - Риа, включи мозги и назови мне одну-единственную причину, почему тебя не хотят оставлять на Земле. - недовольно прошипела татуировка и, сползя по коже вниз, упрямо обвилась вокруг запястья.
  Я поморщилась, но промолчала. С последнего нашего разговора на эту тему эта самая причина не изменилась ни на йоту - я все так же не владела силой. Вот хоть ты тресни, не подчинялась она мне. Телекинез, чуть-чуть телепатии, все то, чем владеет ребенок десяти лет отроду, присутствовало и функционировало. Но вот некромантия не давалась вообще. В основное время она спала сном сытого удава, но в минуты стресса вырывалась не снимаемыми проклятиями.
  Семейные советы по выяснению причин такого поведения моей дурной наследственности проводились в Арлее и заканчивались всегда одинаково. Бабушка обвиняла немагический мир вообще и мою мать в частности; мама, обладающая характером столь же нелегким, что и ее легендарная родительница, мгновенно переходила на выяснение отношений с применением тяжелых и бьющихся предметов, а предпочитающий не вмешиваться во внутренние разборки двух Шанарис отец брал меня за руку и отводил куда-нибудь подальше, дабы не задело. Сам он придерживался мнения, что мне просто необходимо вплотную заняться обучением. Вот только для этого нужно было переехать с Земли на Арлею, а я к возрасту пятнадцати лет намертво влезла в те блага, что дает высокоразвитая технологичная цивилизация. Родители соблазняли меня идеей учебы в Академии, бабушка, до сих пор не простившая маме ее побега в другой мир, отказывалась даже переступить порог портала на Землю, а я ни в какую не собиралась переезжать куда бы то ни было. Но, видимо, беспокойство за такое непутевое будущее рода, как я, все же пересилило личную обиду, и госпожа Шанарис появилась на Земле лично, дабы с дочерью и ее мужем разработать план похищения собственной внучки.
  - Меня больше всего поразило, что ты приняла их сторону, а мне даже словом не заикнулась! - продолжила я выговаривать свои обиды нарисованной змее.
  На меня уже давно с любопытством косились прохожие, но мне было плевать. В этом мире к личным сумасшествиям окружающих относились с пониманием. Правило для всех было одно - не мешать жить другим.
  - Почему это ты подчиняешься моей бабуле? Не помнишь, случаем, кто меня с пеной у рта уверял, что он мой помощник, который всегда будет на моей стороне и всегда всему научит? Увольнение тебе по профнепригодности! - прошипела я, заворачивая в первую же дверь, над которой заметила смутно знакомую вывеску какого-то трактира.
  - Да ну тебя, Риа, - нахалка безмятежно зевнула и свернулась кольцом вокруг запястья. - Ничего смертельного не случилось, ну будешь ты учиться на Арлее, а не на Земле, какая, к лешему, разница? И кстати, то, что ты родилась со мной на своем теле - еще не повод загонять меня в кабалу. У Каролины и Ринессы такие же. Так что прекращай истерить, в конце-то концов!
  Я хмыкнула и, кивнув подбежавшему мальчику, сделала заказ. Дождалась, пока он убежит, и снова ткнула пальцем в татуировку:
  - Ты не бабушкина и не мамина, так что имей совесть, и хватит на них шпионить!
  - Твоей я стану, когда ты с некромантией разберешься! - неожиданно вызверилась змея и щелкнула пастью. - А до этого светлого момента я принадлежу клану и подчиняюсь Каролине! Так что пошевели мозгами и научись, наконец, колдовать! Это в твоих же интересах!
  Еще раз щелкнув зубами, змейка обвилась вокруг запястья и, цапнув себя за хвост, непримиримо похолодела.
  Перебор.
  Моя соседка окончательно обиделась и ушла в глухую несознанку. Теперь ее не вытащить, пока ей самой же не надоест.
  Досадливо поморщившись, я наконец оставила татушку в покое и обратила внимание на окружающую действительность. Большое помещение обеденного зала было уставлено добротными столами и лавками, на стенах висели простенькие картины, а с притолоки свисали плетенки перца и чеснока. Массивный камин, в пасти которого с легкостью мог уместиться крупный поросенок, сейчас пустовал, а по случаю летней жары радовал только аккуратно сложенными поленьями.
  Я пересела подальше от любопытных глаз в огороженный тяжелыми даже на вид горшками с каким-то местным аналогом земного разлапистого фикуса и задумалась в поисках ответа на истинно гамлетовский вопрос "что делать и как с этим бороться". Несмотря на все мои возмущения, я как никто другой понимала, что с моей спящей магией надо что-то делать, если я не хотела остаться таким вот куцым магом на всю жизнь. Династических семей с родовыми магическими особенностями очень мало, и да, история знает случаи "сбоев" в передаче дара. Около двадцати с лишним лет назад в Дейморе разгорелся сенсационный скандал - в семье потомственных, известных на весь мир целителей, родился мальчик с полным отсутствием дара к этому виду искусства, зато с явной предрасположенностью к боевой магии. Над высокомерным Эдгаром, главой клана Талийских, направо и налево кичившимся чистотой своей крови, в кулуарах светских мероприятий не хихикал только ленивый. На его же супругу, доброжелательную и тихую леди Кариссу поглядывали со смесью понимания, восторга и презрения - естественно, что первой мыслью, объясняющей рождение боевого мага в семье целителей, было утверждение об измене жены мужу. Как рассказывала мама, сплетники тогда оторвались по полной - такой благодатной почвы для разговоров местные кумушки не получали давно. Дело даже чуть не дошло до неслыханного в этом мире развода, но, к счастью для репутации Кариссы, в результате исследований, проведенных всем кланом Талийских в полном составе, было установлено, что женщина чиста перед мужем и обществом - во всем виноваты причудливо запутавшиеся гены. Проявив себя самым неожиданным способом, они оказались способны победить даже усиленную многими поколениями предрасположенность к целительству.
  В то, что на мне произошел так называемый сбой, я не верила. Про наш род говорили, что Шанарис рождаются со смертью в одной руке, и в чем-то это было правдой - никто из нас понятия не имел, кто стал отцом Каролины, а сама бабушка ни разу не призналась, кто приходится папой маме, но сходство между женской частью моей семьи было просто невероятным. Бледная кожа, черные глаза, в которых не углядишь зрачок, и черные же волосы. Да что там внешность, у нас даже те части ауры, что отвечали за магическую составляющую, были похожи! Впрочем, по сравнению с некоторыми полукровками, вмещающими в себя кровь нескольких рас, мы смотрелись в высшей степени бледно.
  Прервав мои раздумья, в поле моего зрения появился бочкообразный гном непривычно высокого роста. Он вышел из-за барной стойки и, покрутив бородой, направился ко мне. Шедший следом за ним мальчик водрузил на деревянную столешницу кувшин с прохладным ягодным морсом, и, одарив и меня, и начальника любопытным взглядом, убежал обратно на издающую аппетитные запахи кухню. Сам гном поставил передо мной огромное, по моим меркам, блюдо каши с мясом и овощами и, заскрипев стулом, умостился напротив. Я с интересом уставилась на него в ответ.
  - Змеюку спрячь свою и никому не показывай, - хладнокровно выдал гном.
  Я аж растерялась от неожиданности:
  - Чего-чего?
  - И нечего глазками тут гневно сверкать, чай, не у себя в клане. Моя таверна - мои порядки, и только попробуй тут своим чем-то колдануть! Я вашу породу знаю, вам только дай! У меня тут давеча сынок наместника кверху задницей на пороге лежал, и на тебя управу найду, коли понадобится! А пресмыкающейся своей скажи, чтоб не высовывалась понапрасну - врагов у твоего рода немало, Каролина знатно в свое время постаралась. - гном, неожиданно сменив тон с воинственного на благожелательный, огладил окладистую бороду и, помедлив, протянул мне руку. - Рхыг Баргдергшаррах.
  - Ариадна дель Шанарис, - автоматически представилась я, пожимая его запястье в ответ и размышляя о причинах поименования гнома именем, больше распространенным среди скальных троллей.
  - Знаю, - усмехнулся он, отпуская мою руку.
  В мире Арлеи приветственное рукопожатие отличалось лишь местом, за которое надо хвататься - здесь это было запястье.
  - Врагов у твоей семьи много, но и друзей немало. Когда-то Каролина спасла жизнь моему отцу. Кровный долг будет лежать на мне и моих потомках, пока не отдадим той же монетой.
  Я понимающе кивнула. Гномы - существа не только на диво изворотливые, но и до ужаса ответственные. И если возможности не выплачивать денежный займ они только обрадуются, то к обязательствам вроде спасения жизни относятся невероятно серьезно.
  - Приглашай родственницу, Ариадна. Должен же я познакомиться с кровницей, - Рхыг истинно гномским жестом снова огладил бороду и добавил, - Сама тоже с друзьями приходи. Только на скидку не рассчитывай - меня свои же засмеют. Кровные и денежные долги не пересекаются.
  Ухмыльнувшись, гном грузно поднялся и потопал в подсобку. Только сейчас я заметила землистый цвет его кожи, чуть вытянутые мочки ушей и характерную походку. Обалдеть, и кто же у него большой зеленый, мама? На попытке представить рядом гнома и троллиху меня заклинило.
  ***
  Вывалившись из таверны Рхыга, я первым делом взглянула на небо. Солнце значимо покраснело и низко нависло над крышами домов Деймора, молчаливо намекая, что пора мазать пятки салом. До официального начала учебного года Академия нахально игнорировала все желания возвращающихся из родных пенатов студентов и закрывала главные Ворота с последним лучом солнца. Учитывая, что до альма-матер мне еще приличные три квартала, да еще и в горку, мои шансы остаться ночевать под ближайшим кустом увеличивались с каждой минутой.
  Сделав такие выводы, я взяла низкий старт. Мои не единожды осмеянные бабушкой потрепанные кеды с достоинством держали марку - путь по неровной брусчатке оказался суров. К концу подъема я изрядно запыхалась, хватала ртом воздух и стремилась высказать строителям Академии пару ласковых прямо в лицо.
  В Ворота я влетела одновременно с последним лучом солнца. Железные створки мстительно скрипнули за спиной, с лязгом захлопнувшись в пяти сантиметрах от моей пятой точки.
  - Опаздываем, девушка? - раздался в пустоте голос. Рядом материализовался призрак статного мужчины в парадном мундире и с бакенбардами. Он вставил в левый глаз монокль и подчеркнуто внимательно осмотрел меня с ног до головы. - Ариадна дель Шанарис, я полагаю?
  - Она самая, - растерянно подтвердила я. С местными призраками я еще не была знакома. - Простите, а...
  - Прошу меня извинить, я не представился, - мужчина вытянулся и залихватски прищелкнул каблуками. - Сэр О'Генри, урожденный граф Рикардский, Привратник Академии. В форме призрака существую уже шестой век, хотя, право слово, для нас с вами время течет по-разному.
  Мысленно дав себе подзатыльник, я наконец-то вспомнила о своем воспитании и выполнила короткий реверанс. Даже боюсь представить, как он смотрелся, учитывая мои потертые джинсы и затрапезную футболку.
  - Приятно познакомиться со столь галантным мужчиной, - чуть склонив голову, пробормотала я, вспомнив так же, что неплохо было бы высказать комплимент. Ладно еще, не ляпнула "вы хорошо сохранились".
  Призрак благосклонно кивнул и светски осведомился:
  - Я вижу, вы только что поступили на первый курс, и наверняка еще ничего здесь не знаете. Позвольте вас проводить. Юная леди желает моей компании?
  Юная леди желала, и еще как. Завернув фразу позаковыристей, я попросила милейшего О'Генри проводить меня к кабинету директора. Чувствую, при общении с этим привидением я так настропалюсь сочинять трехэтажные речи, что на балах в императорском дворце смогу выдавать их на автопилоте.
  Аккуратно сняв монокль, бывший граф заменил его на пенсне, и только после этого поплыл по направлении к корпусам Академии.
  - Позвольте рассказать вам, что и как здесь устроено, - интеллигентно предложил призрак и продолжил хорошо знакомым тоном экскурсовода-любителя. - Как вы видите, от Ворот и до главного корпуса Академии ведет довольно широкая и длинная дорога. Обусловлено это было тем, что в те времена аналогов этому учебному заведению в других людских странах попросту не было, и естественно, все строилось с размахом. Здесь проводились балы, а залы, ныне переоборудованные в аудитории и лаборатории, вмещали в себя множество гостей самого благородного происхождения...
  И вот в такой манере мой проводник и продолжил свое повествование. Я же, устав уже на третьем предложении его витиеватой речи, просто-напросто пропускала историю этого замечательного места мимо ушей, лишь вовремя кивая в знакомых местах. По дорожкам, сияющим в темноте неярким бледно-желтым светом, мы дошли до главной площади Академии.
  - Позвольте здесь мне откланяться, - мой собеседник мягко закруглил экскурс в историю и в лучших традициях этикета отвесил полупоклон. - Я был бы несказанно рад рассказать вам великое множество историй, разворачивающихся на моих глаза в стенах этого необыкновенно прекрасного заведения, но увы и ах - я привратник, и не могу покидать свой пост надолго. Кабинет директора Каролины дель Шанарис находится в главном корпусе, на самом верхнем его этаже. До следующей, несомненно, скорой встречи, юная леди! У меня нет ни малейшего сомнения, что здесь вы проведете лучшие, самые интересные годы вашей жизни.
  Граф Рикардский отвесил старомодный поклон и, прищелкнув каблуками, неспешно растворился в воздухе. А у меня моментально упало настроение.
  Что ж их всех так зацикливает на этих лучших годах жизни?
  ***
  - Бабуль, ну может не надо, а? - простонала я. - А давай ты меня тихо отпустишь, и мы представим, что моего поступления не было?
  За последние десять минут нашего разговора я успела последовательно сменить несколько настроений, и если начинала я с воинственно-боевого, то сейчас обессиленно переползла на уныло-вопиющее.
  Каролина хмыкнула, скинула с плеч директорскую мантию и с явным наслаждением потянулась.
  - И как ты себе это представляешь? - с иронией осведомилась она, пассом собирая все бумаги на столе в аккуратные стопки. - На твоем испытании была не одна я, а слухи о появлении новой Шанарис наверняка уже достигли границ империи.
  - Если ты подтвердишь, тебе никто даже слова против не скажет, - упрямо продолжила я. - Ну не хочу я здесь учиться, я на Землю хочу.
  - Много хочешь - мало получишь, - хладнокровно ответила некромантка и сложила пальцы в замысловатую фигуру. Гулко застучали книги, ровняясь по линеечке на полках, заскрипели ножками стулья, зашуршала небольшая метелка, смахивая с шкафов пыль. - И тебя никто не спрашивает, кстати говоря. Кроме того, тебя обязывает контракт.
  - Какой контракт? - оторопела я.
  - Магический, - любезно проинформировала меня бабушка. - Наша последняя находка, и ты - первый подопытный образец. Замечательное, не побоюсь этого слова, изобретение, позволяющее контролировать юных магов со способностями, но абсолютно без мозгов. Если говорить, не вдаваясь в подробности, то все пришедшие на вступительные экзамены и благополучно их прошедшие абитуриенты просто обязаны посвятить 5 лет обучению в соответствующем месте. Контракт заключается между будущим студентом и нашей Академией вообще и мной в частности. Там, конечно, есть пара моментов, при наличии которых этот контракт может быть расторгнут, но не переживай, ты под эти пункты не подпадаешь.
  Я наградила бабушку недоуменно-оторопевшим взглядом, но та плевать хотела на мое возмущение и искренне наслаждалась моментом.
  А я в уме старательно перерывала все, что когда-либо слышала о магических контрактах. Так, заключается между работодателем и исполнителем...используется в качестве договора купли-продажи...не то, не то...
  О! Я почувствовала, как на моем лице проявляется тщательно сдерживаемая зверская улыбка:
  - Облом, бабуля, - ласково пропела я. - Обязательным условием для подобных контрактов является проговаривание условий вслух и клятва собственной силой или жизнью, если договор заключается между не-магами.
  - В этом-то вся и соль! - радостно возопила Каролина и поймала летящую из замаскированного под шкафчик с книгами бутылку с надетым на нее бокалом. - Этот контракт заключается автоматически! Без проговаривания условий, без произнесения клятвы, она просто действует!
  - А как тогда сделка вообще заключается? - иронично поинтересовалась я.
  - Магически, - охотно пояснила бабуля, плесканув себе вина и плюхнувшись в директорское кресло. Покосилась на мое лицо и, по-хозяйски задрав идеальные ноги на столешницу, снизошла до пояснений:
  - История знает великое множество случаев, когда люди, обладающие недюженным магическим талантом, по тем или иным причинам оставались совершенно не обучены, вследствие чего мы получали огромное количество последствий, зачастую не особо приятных. Под эту категорию может попасть абсолютно все, границы очерчиваются лишь фантазией самого горе-мага и отмеренной ему силой: начиная с падежа скота и заканчивая глобальными катаклизмами. Это если не учитывать того, что, не обучив какого-нибудь сынишку конюха из деревни Малое Запупкино, мы можем упустить перспективного целителя уровня Архимага. Как ты знаешь, такие прецеденты уже бывали. В общем, полгода назад высочайшим императорским повелением, - голос бабушки прямо-таки засочился ядом, - мне было спущено задание разработать какое-нибудь следящее заклинание, благодаря которому количество упущенных молодых магов стремилось бы к нулю. Работал весь коллектив преподавателей Академии! Надо сказать, магистр Гирад воспринял эту задачу как вызов своему мастерству и умудрился превзойти сам себя! Он единственный маг Разума такого уровня, и неудивительно, что главным в этой работе я назначила его. Раскинуть следящее заклинание на всю империю невозможно в принципе - энергию для него нужно выпускать единым импульсом, а накопителей, способных поглотить такую силу, не существует. И, я так подозреваю, существовать не будет никогда, слишком уж это будет походить на вашу "гонку вооружений". Это опасно, а у наших магов, в отличие от ваших ученых, мозги все же есть. И не надо так на меня смотреть, я не люблю Землю, но это не значит, что я не знаю ее истории. - бабушка фыркнула и отпила из бокала. - Короче говоря, мы наложили результат летней работы всего преподавательского состава на Врата в Академию. И теперь любой, кто прошел через них, и чей магический потенциал превышает установленную нами планку, обязан отучиться на соответствующем его способностям факультете. А так как ты, как истинная Шанарис, по определению не можешь быть бездарной магически, то теперь ты связана контрактом, досрочное расторжение которого повлечет за собой полную потерю тобой силы.
  Каролина ехидно улыбнулась и, налив себе вторую порцию вина, отсалютовала мне бокалом. А я медленно, по крупицам осознавала глубину всей той... кхм, расщелины, в которую с размаху влетела по вине старшей родственницы.
  Как бы я скептически не относилась к собственной силе, но терять ее не хотела ни при каких обстоятельствах. А уж принадлежа к семье, в которой магами являлись абсолютно все... А если еще вспомнить обо всех недоброжелателях, которых накопил мой клан за столькие годы, и которые не преминут фальшиво посочувствовать моему горю...
  Да лучше сразу повеситься. Тут даже окончательный переезд на Землю не спасет, этот серпентарий меня и там достанет.
  Содрогнувшись от предложенной мне перспективы, я перевела взгляд на бабушку. А та смаковала "Ситириентальскую розу", праздновала победу и даже не сомневалась в том, какой выбор я сделаю. Вдоволь насладившись моим матерным выражением лица, она милостиво кивнула на уголок стола:
  - Вон, возьми свое расписание со схемой Академии и довольствуйся тем, что я лично занималась твоим заселением в общежитие. Иначе по остаточному принципу получила бы какую-нибудь халупу, в ней бы и провела следующие пять лет жизни. Все, иди отсюда, и чтобы я тебя в кабинете директора больше не видела.
  Каролина шевельнула в мою сторону пальчиками, а я, выходя в коридор, постаралась хлопнуть дверью как можно красноречивей.
  ***
  - Ну и что ты будешь делать, когда до нее дойдет, что сказка про контракт - полная чушь? - задумчиво, с шипящими нотками поинтересовались с левого плеча.
  Женщина скосила глаза в ту сторону и столкнулась взглядом с выглядывающей из-под короткого рукава платья нарисованной змейкой.
  - А пусть доходит, - ответила она и махом допила бокал. - К этому светлому моменту Академия уже затянет ее, прикует к себе сотней невидимых уз. Что может сравниться с наслаждением от постепенного овладения силой? Борьба с собственными слабостями заставит ее работать на износ, закалит характер и проявит все то, что впоследствии станет ее стержнем. Это и есть Академия. Не зубрежка и круглосуточное сидение над учебниками, а готовность работать, забывая о собственной родовитости и знаменитых предках. Только благодаря этому люди и становятся великими. И раз уж моя дочь предпочла сбежать на Землю, оставив поле боя мне, то придется мне взяться за внучку.
  - Я уже ей сочувствую, - проворчала змея. - Кстати, ты когда-нибудь скажешь Ринессе, кто ее отец?
  - Никогда, - усмехнулась некромантка и подхватила плащ. - И только попробуй ей проболтаться. У девочки слабое сердце, она даже в другой мир сбежала, подальше от потрясений.
  - От тебя куда угодно сбежишь, так ты ж везде достанешь...
  - Не нуди, зануда! - весело ответила Каролина и остановилась, накладывая на дверь кабинета защитные плетения. - Я внучку сегодня во взрослую жизнь отправила, не порти мне праздник!
  ***
  Из корпуса боевой магии я вывалилась неравномерно злая. С одной стороны, душа требовала мести, с другой - в ней же крепло подозрение, что на данном этапе все мои мстительные потуги Каролина хорошо, если не заметит. К вендетте у моей дражайшей родственницы было свое, трепетное отношение: она не раз утверждала, что месть способна оправдать любые, даже самые дикие поступки, но только в том случае, если она осуществлена талантливо, изящно и с искрой юмора. На месть, могущую удовлетворить мою бабушку, я пока была не способна, а потому планы на нее, а так же причины, меня сподвигшие, пришлось отложить в самый дальний уголок сознания.
  А природа дышала безмятежностью. Ей, непостоянной и вечно неизменной, на мысли и чувства одной застывшей на крыльце маленького дворца человечки ей было откровенно плевать. С неба на меня смотрели игриво перемигивающиеся друг с другом звезды, складывающиеся в смутно знакомые, но неизвестные созвездия, а свет луны, огромной по сравнению со своей земной сестрой, танцевал в тысячах и тысячах капель древнего фонтана. Все вокруг казалось таким сказочным и волшебным, что все мои неприятности бледнели и растворялись - в черноте не испорченного иллюминацией большого города неба, в чистоте неотравленного воздуха, в пронизывающих меня полных силы магических потоках...
  В результате до общежития, ставшим моим домом на ближайшие пять лет я добралась не сразу. Казалась кощунственной сама мысль о том, что мимо этой чарующей картины, встретившей меня на площади, можно пройти так быстро и так просто. Само здание, упакованное знающими своих студентов преподавателями в добрый десяток защитных заклинаний, встретило меня индифферентно - стены не шатались, потолок не обваливался, только откуда-то с верхних этажей доносились чьи-то вопли, визги и смех, а дополнялось все это диким грохотом. Стоящий в уголке вестибюля фикус с каждым новым бабахом вздрагивал и пугливо прикрывался дрожащими листочками.
  - Заселились? - сочувственно поинтересовалась я у него.
  Растение промолчало, но неопределенный жест веточками я трактовала как "в гробу я видало этих паразитов".
  - Крепись, - вздохнула я. - Попросись к кому-нибудь из эльфов, они отзывчивые, глядишь, подберут.
  Что прожестикулировал мне в ответ фикус я не видела, потому как наконец разглядела лестницу и не преминула ей воспользоваться.
  Путь на второй этаж, помеченный на выданном бабушкой листочке ее резким, размашистым почерком, был неожиданно свободен и не мог похвастаться никакими ловушками, в результате чего до нужного мне коридора я добралась в считанные секунды. Здесь царила полная, если не сказать мертвая тишина.
  Этаж некромантов?
  При моем приближении дубовая дверь предназначенной мне 202 комнаты засияла золотой росписью моего имени, погасшей при первом же прикосновении. По моему мозгу словно провели крохотным перышком - плетение, в миру называемое как "хапуга" делало слепок моей ауры и запоминало как новую хозяйку. Теперь никого другого без моего разрешения оно попросту не пропустит.
  - О, здравствуйте! Это вы моя соседка, верно? Вы ведь человечка, да? Я слышала, к вам надо всегда обращаться на "вы", это правда?
  Мозг, уже транслирующий мне картинки душа и разобранной постели, нехотя встряхивается и идентифицирует неожиданно раздавшийся в непосредственной от меня близости голос как женский, мелодичный и - о боже! - преисполненный нездорового энтузиазма.
  - Вы плохо соображаете, да? - видимо, не дождавшись от меня поднятия головы от сжатого в пальцах листка, с сочувствием поинтересовалась незнакомка.
  Змея в сознании заливалась гомерическим хохотом и, казалось, в припадке колотила меня хвостом по плечу.
  Медленно-медленно я поднимаю глаза вверх... И с ужасом наблюдаю возле окна что-то светлое, воздушное и, мать его, ушастое!
  Прямо напротив меня, смущенно теребя платье и шурша пышными юбками, стояла самая натуральная эльфийка. Можно сказать, классический образец! Идеальные черты лица, бледно-золотой водопад волос, из которых выглядывают кончики нервно подрагивающих острых ушей, огромные сине-зеленые глаза, глядящие на меня уже с откровенным испугом.
  - Вам нехорошо? - засуетилась она. - Воды, или позвать кого-то? У меня есть очень хорошая настойка, если вас не смутит, что она моего приготовления...
  Эльф подвид классический, категория вторая.
  - Ты кто? - ошеломленно выдала я.
  - Лианурианель лер Таранирельмиер, третья наследная принцесса клана Серебряной Листвы, - не сходя с места, девушка моментально присела в идеально выверенном эльфийском варианте реверанса, заставившем позеленеть от зависти первых красавиц имперского двора.
  - А здесь что делаешь? - продолжила допрос я.
  - В Академии учусь, а в этой комнате - живу, - лучезарно улыбнулась блондинка.
  - А... На каком факультете?
  - Целительство, - радостно хлопнула глазками девушка, подтверждая мои самые страшные подозрения.
  Действительно, на каком еще факультете могут учиться эльфы?!
  Желание застонать и постучаться затылком обо что-нибудь покрепче бетона, было почти непреодолимым. Кажется, теперь я точно знаю, что имела в виду моя дражайшая старшая родственница, говоря, будто лично занималась моим расселением...
  А подлая хвостатая предательница, скатившись на запястье, ржала в голос.
  ***
  К моменту, когда я отвопилась и отматюкалась, на пороге нашей комнаты побывала половина этажа, а сама косвенная виновница моего отвратительного поведения, скромно сложив ручки на коленях, сидела на своей увитой плющом кровати и непонимающе осматривала меня огромными глазищами.
  До прямой виновницы я добраться не могла, но очень хотела - повисшее в моем сознании зрелище довольно хихикающей бабули выбешивало и заставляло вспоминать великий и могучий.
  - Может все-таки настоечку? - неуверенно заикнулась ушастая.
  - Так, стоп! - рявкнула я. - Первое - никаких настоечек! Не смей мне их даже предлагать, у меня на все ваши настоечки страшная аллергия!
  - А у меня и от аллергии есть! - обрадовавшаяся соседка рванула было к сумкам, но под аккомпанемент моего злобного рычания сочла за лучшее сесть на место.
  - Ладно, давай заново, - сжимая заломившие виски пальцами, я плюхнулась на вторую кровать и наградила блондинку мрачным взглядом. - Мое имя - Ариадна дель Шанарис, потомственный некромант. Ты уже представилась, так что этот пункт можно опустить, - поспешно добавила я, наблюдая за вскочившей на ноги эльфийкой. - Как тебя зовут, я слышала, но не запомнила, так буду звать тебя сокращенно Лианой. Ты, соответственно, можешь звать меня Риа.
  - Хорошо, как скажете, - пожала плечиками свежепоименованная соседка.
  - Второе - никаких "вы"! Понятия не имею, чему там тебя учили твои преподаватели, но меня такое обращение только бесит.
  - Хорошо, - снова повторила Лиана.
  - И третье. Ты знаешь, что бывает, когда носители двух противоположных по сути сил колдуют вместе?
  - Конечно. Может произойти явление резонанса, что влечет за собой неконтролируемый выброс энергии, что в свою очередь чревато самыми различными последствиями. Именно поэтому обучение практическим навыкам предсказателей и боевиков, целителей и некромантов никогда не происходит в одном помещении и в непосредственной близости друг к другу, - оттарабанила она, как по написанному.
  "Сдается мне, твоя соседка еще та всезнайка" - снова захихикала нарисованная гадина. - "Не повезло тебе, бедняге, не повезло!"
  - Интересно только, почему нас с тобой вместе поселили, - задумчиво проворчала я, старательно игнорируя голос своей вечной наперсницы. - Короче, в комнате не колдуем! Иначе нас пол-этажа потом за уничтожение их личной собственности проклянет.
  - Даже по-эльфийски? - уточнила девушка.
  - Даже! Потом проведем полевые испытания и выясним, что нам можно вместе делать, а что нельзя. Меня не устраивает возможность остаться без магии, пусть и только в ограниченном пространстве этой комнаты.
  Поразмыслив, Лиана кивнула мне на пустую кровать:
  - Твои вещи появились здесь еще днем, я их туда затолкала. Тебе наверняка пора спать, вы, люди, гораздо менее выносливые, чем эльфы. Душ за той дверью.
  Уже засыпая, я решила, что к бабушке насчет расселения не пойду - не дождется.
  
  ***
  - Если вы, уважаемые кем-то, но отнюдь не мной, господа, всерьез считаете, что у меня есть время бегать по вашим бессмысленным мероприятиям, то в таком случае спешу вас уведомить - по интеллектуальному развитию вы находитесь где-то между мышью и безнадежно больным хомяком!
  Двустворчатые, украшенные замысловатой резьбой массивные двери, ведущие в зал заседаний Малого Совета, были распахнуты легко и непринужденно - всего лишь посредством пинка изящной женской ножки.
  - И вам доброй ночи, леди Шанарис, - переждав сопровождавший появление гостьи грохот, невозмутимо поздоровался сидящий во главе стола император. Рассказывающий ему что-то шепотом советник по иностранным делам только недовольно покосился на опоздавшую.
  - Предпочла бы встречать ее в более приятной компании, знаете ли, - съязвила женщина и, проигнорировав выдвинутый придворным магом Ларкиным стул, заняла место не вовремя поднявшегося, дабы поприветствовать даму, лорда Нарского. Отмеченный множеством наград суровый вояка, чье имя заставляло подчиненных трепетать и вытягиваться по стойке "смирно", лишь мученически закатил глаза и молча примостился на сиденье рядом.
  - Представляете, я бы тоже предпочел оказаться сейчас не в вашей компании, - не смолчал прерванный появлением Каролины лорд Ренье.
  - Не переживайте, дорогой, та милашка, которую вы подцепили давеча в театре, уже успела найти себе кавалера помоложе и побогаче, - с готовностью переключилась на новую жертву некромантка. - К тому же расстрою вас еще раз - в кругах местных охотниц за мужьями вы уже давно приобрели славу немощного импотента.
  - Да с какой это стати! - взревел оскорбленный в лучших чувствах мужчина.
  - Ни с какой, вы правы, но теперь попробуйте убедить в этом их, - нахально подмигнула ему женщина и изящно перебрала в воздухе пальчиками.
  - Ваше величество, я все же настаиваю на принятии леди Шанарис на внештатную должность в отдел пропаганды, - прерывая злобное пыхтение лорда Ренье, проговорил откровенно веселящийся руководитель вышеозначенного отдела.
  - Денег не хватит, - отмахнулась некромантка и, потеряв последний интерес к поверженному оппоненту, высказалась в пространство. - Однако я приехала сюда не для того, чтобы выражать соболезнования лорду Ренье. Уже, - она взглянула на украшающие ее левое запястье аккуратные часы, - завтра у меня начинается новый учебный год, и если всех моих студентов не загрузить с первой же минуты, то империю можно будет хоронить уже через неделю.
  - Тогда действительно, не стоить давать вашим подопечным шанс проявить фантазию, - задумчиво покосился на некромантку император. - Предлагаю начать.
  Как по команде, окончательно стихли шепотки, застучали-заскрипели придвигаемые к столу стулья, в кабинете мгновенно воцарилась деловая рабочая атмосфера.
  Власть портит человека - эта истина была доказана такое количество раз и в таком количестве известных и пока неизведанных миров, что уже давно перестала быть кому бы то ни было интересной. Именно поэтому здесь, в небольшом кабинете со стенами, задрапированными дорогим тарканским шелком, вот уже тридцать с лишним лет несколько раз в году собирались те, кому эта власть не нужна была не то, что даром - за все богатства мира. Император был коронован 65 лет назад и как никто другой знал, как именно функционирует государство, на все ключевые посты людей назначал самостоятельно и прекрасно умел подбирать кадры. А еще он прекрасно умел держать работающих на него людей за жабры - возможно, именно поэтому за все время его правления не было ни одной попытки государственного переворота, а простой народ на такого правителя чуть ли не молился.
  На Арлее человеческий век хоть и был несравним с продолжительностью жизни тех же эльфов, но все же был значительно дольше, нежели у тех же землян. Дериан Тайрский не так давно разменял девятый десяток, но прожитые годы оставили свой отпечаток только на висках - здесь темная шевелюра лишь слегка посеребрилась нитками седины. Он был правителем человеческой империи, но среди его предков не раз мелькали представители долгоживущих рас - брак по расчету всегда был востребованным способом решения проблем. С тех пор, как он взошел на трон, жизнь Тайрской империи круто изменилась: как-то внезапно, в один момент на главных площадях городов были возведены виселицы, на которых приветливо, с напоминанием собратьям по "ремеслу" закачались заядлые коррупционеры. Вскоре рядом с бывшими высокими лордами, "отдавших" все свое имущество в пользу короны, закачались люди не столь благородные, зато обладающие в определенных кругах гораздо бо́льшим влиянием - в этот раз место своего последнего пребывания посетили воры и убийцы. Мгновенно сменились главы нескольких крупных городов, на многих ключевых постах появились люди с именами, еще неизвестными широкой публике, однако быстро доказавшие свою компетентность и преданность общему делу, а сама империя за какой-то десяток лет завоевала себе место за игровым столом мировой политической арены.
  - Сегодня на повестке дня только один вопрос, имеющий, как подозревают мои аналитики, множество подтекстов. Господин Райсон, вам слово, - Дериан кивнул сидящему по его левую руку полноватому, слегка лысоватому мужчине и успешно самоустранился.
  Он предпочитал наблюдать за заседаниями своего Совета со стороны: не раз бывало, что разгоряченные спорами оппоненты забывали не только про этикет, но и про сидящего в помещении императора, и наряду с нецензурной площадной бранью выдавали самые дерзкие, неожиданные, а потому сулящие выигрыш идеи.
  - Во-первых, позвольте еще раз поприветствовать всех здесь присутствующих. Леди Шанарис, вы как всегда обворожительны, - глава аналитического отдела говорил мягко, плавно и слегка тянул гласные.
  Патологически воспитанный, он ни разу в жизни не был замечен в ситуациях, его компрометирующих, здоровался по нескольку раз на дню и не мог начать речь, не отвесив комплимента присутствующим дамам. Собственно, за эту некоторую старомодность его и ценили многие представительницы прекрасного пола, уверяющие, что в этот страшный век по-настоящему галантных мужчин уже не осталось. Однако вопреки этой своей популярности, Гратион дель Райсон был убежденным холостяком, страсти к алкоголю, азартным играм и балам не разделял и предпочитал жить затворником в мире цифр и причинно-следственных связей, за что и был столь ценим императором.
  - Не буду утомлять вас неинтересной и ненужной лично вам информацией, потому постараюсь уложиться в самые короткие сроки, представив вашему вниманию лишь самые необходимые факты. - глава аналитического отдела прокашлялся, глотнул воды из стоящего рядом с ним стакана и, пошуршав бумажками, начал свой доклад. - 12 дней назад расположенные на стенах Кайортара, Джодока и Карелота датчики обнаружили всплеск активности энергии Смерти, принадлежащей, как известно, некромантам. Канал силы был весьма необычным, его активность была весьма недолгой, а потому моим коллегам на местах не удалось определить географические координаты места выброса силы. Если вы посмотрите на карту нашей великой империи, то вы увидите, что вышеозначенные мной города располагаются таким образом, что образуют треугольник со слегка неровными сторонами, - мужчина указал на висящую за его спиной карту, где уже торчало несколько разнокалиберных флажков. - Для наглядности они обозначены красным цветом. Отчет об этом происшествии лег ко мне на стол в тот же вечер, однако уже на следующий день мы получили ответ на большую часть наших вопросов - до всех трех городов добралась нежить.
  Среди молча внимавших докладчику присутствующих наметилось движение: кто-то скептически ухмыльнулся, двое явно встревожились, а Каролина, лично принимавшая участие в последнем рейде против этих тварей, открыто насторожилась.
  - Я понимаю, что это звучит нелепо, - поспешно замахал руками Гратион и чуть не опрокинул на свои драгоценные бумаги императорский стакан воды. Тот ловко поймал стеклянную емкость за секунду до катастрофы и невозмутимо кивнул разнервничавшемуся мужчине. - Пожалуйста, дайте мне еще несколько минут, я должен закончить!
  В кабинете установилась тишина - находящиеся в нем люди прекрасно понимали, что время для выражения эмоций еще не пришло.
  - Спасибо, господа, - аналитик еще раз глотнул воды, даже не заметив, что позаимствовал стакан, принадлежащий Дейрону. - Итак, я продолжаю. Все наши города оснащены необходимым количеством отвращающих нежить амулетов последней модификации, созданных студентами Академии. Все устройства проходили тщательнейшую проверку, каждое из них получило сертификат качества и все они были признаны рабочими, но, тем не менее, по причине, пока неизвестной мне и моим коллегам, ни одна нежить не свернула с намеченного пути. Иначе говоря, на все наши амулеты этим тварям было, простите, начхать. Кроме того, есть основания полагать, что Кайортар, Джодок и Карелот были, так сказать, пробными полигонами. Уже через сутки мои коллеги стали снимать с датчиков похожие отклики, а нашествия нежити повторились во многих других небольших городах на окраинах империи.
  Мужчина выхлебал императорский стакан до дна и, переведя дух, все же нашел в себе силы продолжить:
  - Мы все прекрасно помним прошедшую 5 лет назад облаву на нежитей, возглавляемую главой клана Шанарис, ее дочерью и зятем. На основании всевозможных теоретических выкладок мы с коллегами можем утверждать, что участники той операции выполнили абсолютно все поставленные перед ними задачи, а причинами появления нежити являются неизвестные нам пока личности, проводящие некромантические ритуалы близ имперских городов.
  - Не только имперских, - взглядом попросив у императора позволения, вступил в разговор лорд Ренке. - Наши эльфийские соседи докладывают, что у них та же проблема. Правда, у них ситуация двоякая: с одной стороны, на их землях нежить чувствует себя неуютно, с другой стороны, своих некромантов, способных на уничтожение этих тварей, у них нет. Пока они ограничились только извещением о нашествиях, но думаю, будет логичным вскоре ожидать от них просьбы прислать в их леса группу опытных некромантов. Подозреваю, просьба оказать им честь так же будет высказана и леди Шанарис.
  - Перетопчутся, - ледяным тоном откомментировала Каролина, дополнив свое мнение характерным жестом.
  Присутствующие поперхнулись смешками - о последнем посещении главы клана Шанарис Светлого леса тут знали не понаслышке: тогда вспыльчивая некромантка, благодаря хорошей наследственности обладающая идеальным слухом, оказалась свидетелем высказанного одним из ушастых мнения на тему сексуальных отношений ее коллег и самой Каролины лично с объектами их работы, а именно - нежитью и трупами. Мнение было высказано шепотом, сам эльф-смертник стоял за спинами принимающей людей торжественной делегации, но все эти факты боевую некромантку не смутили. Мгновенно растолкав опешивших от такого нарушения этикета ушастых, директриса Академии не погнушалась лично и при всех набить морду этому, как она выразилась, "русофобу по некромантскому признаку" - беднягу не спасли ни характерная для эльфов ловкость и скорость, ни заступничество ушастых родственников. С тех пор прошло уже 16 лет, к леди Шанарис в Лесу стали относиться с большим уважением, но приглашений посетить их обитель больше не присылали.
  - Это еще не все, - в наполнившейся смешками комнате голос императора прозвучал отчетливо, и тишина мгновенно вернулась на свое законное место. - Лорд Нарский, вам слово.
  - Благодарю, Ваше Величество. - чиновник, отвечающий за мир и порядок в империи коротко, по-военному кивнул, и сразу же перешел к делу. - За последние три месяца увеличилось количество пропавших без вести. В основном мужчины и женщины в возрасте до 40 лет, дети всех возрастов и обоих полов. Кто куда ушел: кто на ярмарку в соседний город, кто в лес по грибы и ягоды. Криминалисты утверждают, что людей попросту похищают. Так же они уверены, что работает одна и та же группа существ, но сказать, по какому принципу осуществляется отбор похищенных, аналитики не могут - пропавших людей ничего не связывает, создается ощущение, что неизвестные просто хватают всех, кто попадется. Магический поиск не дает никакого результата. Единственное, что объединяет все случаи - это, как выразился один мой криминалист, "запах" на местах происшествий, принадлежащий, по его же утверждению, эльфам.
  - "Запах"? - скептически повторил Ренье. - Вы смеетесь?
  - Он предсказатель, - пояснил Нарский. - Причем один из лучших.
  - Дайтон? - поинтересовалась Каролина.
  - Он самый.
  - Тогда да, действительно один из лучших. - задумчиво высказалась леди Шанарис. Помедлив, она пристукнула ладонью по крышке стола и резюмировала:
  - Итак, что мы имеем. У нас есть группа неизвестных, толпами похищающая граждан империи, и толпа дураков, не могущих с этим ничего поделать. Так же у нас есть вызываемая неизвестными пока ритуалами нежить, жрущая не похищенных пока граждан империи, и еще одна толпа дураков, неспособная выяснить суть этих ритуалов. А еще несколько идиотов сидят сейчас в Малом Кабинете и откровенно радуются тому, что я нахамила их оппонентам, - добавила некромантка, с интересом изучая ухмыляющегося Ренье.
  - От вас, госпожа Шанарис, мы пока не услышали ничего конструктивного! - взвился мгновенно закипевший Ренье.
  - Будешь вопить - и не услышишь, - хладнокровно отрубила женщина. - У меня, в отличие от всех вас, еще целый список дел, так что я сейчас высказываю свое мнение и покидаю высокое собрание. Дейрон, приказ о переводе Академии на военный режим подписан? - император взглядом утихомирил готового взорваться от такой фамильярности Каролины Ренье и просто кивнул в ответ. - Отлично. Тогда 1-го числа жду все отобранные мною кадры в своем кабинете - получат распределение и последние инструкции. Шарк, твои люди зашиваются, я правильно перевела твой доклад? - лорд Нарский кивнул и откинулся на спинку стула. - Значит, усилим моими студентами. Еще вопросы есть?
  - Грайсон, пришлите леди Шанарис статистику с датчиков, - велел император. - Возможно, она найдет что-то новое. И не забудьте расшифровать нам географические координаты, чем скорее, тем лучше! Каролина, Шарк подберет вам толковую команду - как только станет известно хотя бы одно место проведения ритуала, вам сообщат, поедете на разведку.
  - Ладно, а что будем делать с эльфами? - поинтересовался недовольно скривившийся Ренье. - Зуб даю, они потребуют лучших.
  - Если бардак нельзя предотвратить, его надо возглавить, - переглянувшись с понявшим ее с полуслова императором, с усмешкой ответила Каролина. - Они хотят Шанарис? Они ее получат!
  ***
  Следующий день для меня начался неожиданно поздно: солнце Арлеи радостно светило в окно и лучиками разбегалось по всей комнате, окрашивая окружающую меня действительность в теплые, мягкие тона. Висящая под потолком люстра с витражным абажуром, составленным из маленьких осколков стекла, покачиваясь от диких прыжков кого-то сверху, с готовностью отражала солнечный свет, добавляя комнате танцующих по стенам разноцветных светлячков.
  С третьего этажа донесся неразборчивый переливчатый вопль, за ним последовал глухой удар. С потолка мелкой пылью посыпалась побелка, а по коридору, дробно грохоча тяжелыми сапогами, пронесся кто-то массивный. Практически сразу наверху раздался громкий и непереводимый троллий мат, послышался еще один неясный стук и внезапно, в одно мгновение, установилась мирная тишина.
  Доброе утро, общежитие!
  Сладко потянувшись и перекатившись пару раз с боку на бок, я, скрестив ноги, уселась на постели и наконец-то получила возможность осмотреть свое место пребывания на ближайшие пять лет. Ровные стены бархатного светло-абрикосового цвета, а на полу - деревянный паркет, кокетливо прикрытый пушистым ковром. Лохматые кустики какой-то зелени в аккуратных кадках разделяли комнату на две зоны: там, где сейчас находилась я, друг напротив друга у стен расположились две кровати, причем стену за кроватью Лианы уже увивал белеющий мелкими цветочками плющ, сползая по ровной поверхности вниз и нахально раскидывая молоденькие побеги во все стороны. Чуть дальше у стены рядом с входом разместился накрытый ажурной скатертью круглый столик с придвинутыми к нему четырьмя стульями. Рядом с неизвестными мне растениями с обеих сторон расположились шкафчики для одежды, около стола стоял буфет и местный аналог холодильника с тонким ореолом морозящих плетений вокруг. В том же углу на стороне Лианы стыдливо поблескивала медной ручкой дверь в ванную комнату где, как я уже успела узнать вчера, находились душевая кабина и туалет, чье сходство с земными собратьями можно было назвать лишь приблизительным: строго говоря, объединяло их лишь одно - функция, которую они выполняли. Местный душ иначе как приспособлением назвать было нельзя: подчиняясь воле заклинателя, он с равной легкостью разворачивался и в небольшой ливень, температуру воды которого нужно было контролировать мысленно, и успешно принимал вид чугунной по виду ванны размером с маленькую джакузи. Это было изобретение целой группы студентов-артефактников, чей состав был до невозможности разнокалиберным и включал в себя выходцев из сразу нескольких близлежащих миров - Земли, Рикарры и, конечно же, Арлеи.
  Подозреваю, что связующим звеном между технологиями первых и колдовскими достижениями последних выступили именно рикаррцы: проживая в небогатом на магическое поле мире, почти все они были идеальными искателями - только они могли похвастаться таким тонким чутьем силовых потоков. Как ни странно, обладая весьма скромным резервом, они были опасными противниками в прямом противостоянии: плетения, используемые оппонентом, они ощущали инстинктивно, а вклиниться в нужный момент в создаваемый узор для мага, хорошо контролирующего собственную силу, на самом деле несложно. Другое дело, что почти все рикаррцы были убежденными пацифистами и воевать даже за правое дело совсем не желали, посылая всех возможных работодателей лесом и предпочитая работать на стыке двух миров - Арлеи и Земли, объединяя магию и технологию в одно целое. Сама Рикарра не могла похвастаться ничем существенным: планета, половину которой занимали непроходимые, опасные леса, а другую половину - выжженные пустыни, была почти уничтожена прошедшей несколько сотен лет назад катастрофой, и только-только начинала возрождаться.
  С легким стуком распахнулась входная дверь и в комнату, в ореоле цветочного аромата и хорошего настроения, впорхнула моя вынужденная соседка.
  - Я хотела все здесь так переделать, но не стала лезть на твою половину, - с ходу призналась Лиана, кивая на зеленую стену на своей половине.
  "Ай-яй-яй, какая невоспитанность!" - задумчиво, с ноткой ехидства, прошипела в моем сознании моя вечная наперсница. "Даже не поздоровалась с утра, и чему их там в этом Светлом Лесу учат, желуди сушить? Я вчера еще на "вы", да поклоны-реверансы, тра-ля-ля... Сдается мне, Риа, всего за одну ночь ты умудрилась окончательно испортить сию эльфийскую деву."
  "Я-то тут причем?" - возмутилась я.
  "А кто вчера ночью трехэтажные конструкции русского матерного выстраивал?"
  Я слегка покраснела. Да уж, нехорошо вышло.
  "Как думаешь, она поняла?"
  "Что ты не в настроении?" - не удержалась змея. "Да стопроцентно! Как, впрочем, и весь этаж."
  Я покраснела повторно.
  "Урожденная леди Шанарис... Баба ты базарная, Риа!" - судя по ощущениям, змея переползла куда-то на ключицу.
  "Сама-то?! Тебе напомнить твою тираду в ответ той бабке в метро? Ладно еще ее никто, кроме меня не слышал!" - не выдержала такого лицемерства я.
  "Эта мерзкая старуха назвала меня "червяком-переростком, нарисованным морально деградировавшим умственным олигофреном-придурком в пьяном угаре, причем воспользовался он левой куриной лапой, при жизни бывшей хромой, тупой и горбатой"!" - тут же взвилась змея. - "Я что, по-твоему, промолчать должна была?!"
  "Какое счастье, что на Земле твои возможности ограничены!" - с чувством выдала я.
  - С тобой все в порядке? - с сомнением покосилась на меня эльфийка, видимо, заметив излишне эмоциональное для ее слов выражение моего лица. - Может, все-таки настоечку?
  - Нет-нет, спасибо, не нужно, - поспешно отказалась я. - Да уж, для меня такое количество зелени на квадратный метр было бы слишком. Я вчера была, как бы это выразиться... Не слишком адекватная. Просто все так быстро случилось. Ты же знаешь, мы, люди, такие нервные.
  Я с умным видом покивала и неопределенно покрутила кистью руки.
  - Это точно. - согласилась соседка и одарила меня сострадательным взглядом. - Если что, обращайся ко мне. Для тебя у меня всегда флакончик-другой найдется.
  Змея мгновенно отошла от вызванной воспоминаниями обиды и тут же залилась радостным хохотом - издеваться надо мной она любила, но вот такие моменты вызывали в ней совершенно необычный восторг.
  - Спасибо, я учту, - сдержанно поблагодарила я, старательно не обращая внимания на чешуехвостую заразу. - Нет, по большому счету мне все равно, где жить.
  - Значит, ты не будешь против него? - обрадовалась блондинка, указывая пальцем куда-то себе за спину.
  Чуть отклонившись назад, я углядела следующего за ней по воздуху старого знакомца - фикуса с первого этажа.
  - А его никто не будет искать? - растение, горшок с которым уже примостился в выделенный ему уголок, радостно помахало мне листочками.
  - Да не должны... - Лиана с сомнением уставилась на деревце. - Кому он там нужен?
  - Действительно, - согласилась я, наблюдая за возмущенно выгнувшимися веточками. - Слушай, а тебе не кажется, случаем, что оно...
  - Разумное! - радостно воскликнула эльфийка и, с разбега плюхнувшись на свою кровать, снова с любовью уставилась на фикус. - Здесь так много магии, что оно впитало ее в себя и эволюционировало, приобретя чувства, мысли и реакцию!
  - Здесь не слишком много магии, здесь слишком много эльфов, - с иронией ответила я.
  Легенды о способностях ушастых к изменению живой природы уже давно были научно, теоретически и практически доказанными фактами. Не зря же Академия, а точнее, факультет целителей, вот уже три десятка лет обеспечивала лекарственными средствами большую половину империи, выращивая подчас уникальные растения чуть ли не охапками.
   - Это детали, - отмахнулась блондинка. - Ты представляешь, что будет, если мне удастся подарить ему речь?
  - Представляю, - содрогнулась я. - Обрадованный фикус начнет болтать, как заведенный и посрамит всех спортивных комментаторов современности.
  У меня создалось твердое ощущение, что обсуждаемое деревце укоризненно покосилось в мою сторону и повертело листочками у виска.
  - Ну и что? - летела на волне энтузиазма соседка. - Он уже сейчас неплохо думает, вопрос о речи рано или поздно решился бы сам собой. Для него это уже даже не проблема!
  - Может, нам его в парк вынести? Прикинь, как он там напитается. Эволюционирует так, что Светлый Лес к нему делегации посылать будет! - предложила я, выползая-таки из теплой кровати.
  Высоко стоящее солнце и массивные, старинные часы на стене непрозрачно намекали, что время течет и утекает, завтра начинается учеба, а до этого, без сомнений, светлого момента, необходимо переделать еще кучу дел.
  - Обойдутся, - с достоинством ответствовала эльфийка, щелчком отправляя тихой сапой вплетавшийся в ее волосы побег плюща обратно на стену. - То есть, ты не против его присутствия?
   - Да нет, - пожала плечами я, закидывая вещи из неразобранного до сих пор чемодана в предназначенный мне шкаф.
  Растения я любила робкой, платонической любовью лентяя. Красивые и ухоженные цветы и деревья доставляли мне огромнейшее эстетическое удовольствие, но мысли об их регулярном поливе и уходе вводили в глухую тоску. Надо сказать, такой же точки зрения придерживались и мои домочадцы: все попытки маман завести в доме на Земле хотя бы несколько горшков с растительностью неизменно натыкались на нашу общую, доподлинно семейную безалаберность - мы все, включая и ее, банально забывали, что зелень нужно регулярно поливать. Соответственно, и в парке, окружающим фамильный замок Шанарис, не иначе как "всем врагам назло" росли только неубиваемые деревья и испокон веков неухоженные кусты - садовников у нас не было. Деревенские нас, "нихромантов", по привычке побаивались, эльфы открыто не любили, а после скандала с участием нашего последнего, попытавшего у нас счастья садовника, мы лишились всякой надежды найти обладателя этой нужной, но, как оказалось, очень нервной профессии. Тогда, огромными трудами выманенный из штата кого-то из лордов обещаниями большого жалованья "растительный" специалист, выйдя ночью на встречу с одной из деревенских красавиц, наткнулся на стаю возвращавшихся с сезонной охоты гандхарвов. В боевой ипостаси эти оборотни представляли собой весьма колоритное зрелище и у неподготовленного человека одним своим видом могли вызвать инфаркт миокарда. Основное их отличие от остальных своих собратьев заключалось в том, что превращаясь, они воплощали в себе сразу нескольких животных одновременно, являясь, по сути, некими гибридами. В стае, насчитывающей всего два с небольшим десятка особей, легко можно было встретить волка в "черепе" костяного панциря поверх шерсти и гибкого пятнистого кота, вместо меха покрытого змеиной чешуей. Остальные оборотни гандхарвов не любили и презрительно называли "рихг"ха", с их языка примерно переводимое как "нечистые". Расплачиваясь за столь необычные способности, гандхарвы были подвержены определенным ограничениям: принимать человеческий облик они могли лишь в определенное время и на определенный срок, рождались и умирали зверьми, а каждое полнолуние были обязаны проводить какой-то свой загадочный обряд. Как оказалось, недавно принятый на работу садовник оказался глобальным неудачником, попершись на свидание именно в эту, ритуальную ночь. Вид странных, неизвестных науке и широкой общественности огромных зверей с окровавленными мордами навел на него такой ужас, что он, посрамив легенды о невозможности использовать для лазанья непомерно заросшее ветками и колючими иголками дерево лирты, он забрался на самый верх, и только потом на всю округу раздался его вопль. Понаблюдав, как жуткие звери один за другим превращаются в обнаженных, окровавленных и, что самое ужасное, хорошо знакомых людей, с которыми он каждое утро здоровался во дворе замка, он выдал такой вой, что присели даже всегда невозмутимые гандхарвы. С дерева его снимали целый день, после чего мужчина, мгновенно собрав вещички, испарился так быстро, словно являлся магом-телепортистом со столетним стажем. С тех пор энтузиастов, желающих работать у ненормальных Шанарис, совсем не осталось, а бабушка окончательно плюнула на замковый парк, позволив ему жить своей жизнью.
  - Отлично, - возрадовалась Лиана и, мгновенно слетев с кровати, тут же оказалась рядом с ластящимся к ней фикусом. - Тогда нам нужно придумать ему имя! Как насчет Гарилинер лин Ташшерель?
  - По-нашему просто - Геннадий, - хмыкнула я, подхватывая штаны и рубашку и скрываясь за дверями ванной.
  ***
  Весь оставшийся день пролетел в каких-то непонятных, суетливых, а оттого еще более странных хлопотах. Забежать в канцелярию, под грозным взглядом суровой тетки изучить устав Академии и поставить свою закорючку на нужном листе. Забежать к гному-завхозу, отметиться о прибытии, выслушать изобилующую возможными карами лекцию о правилах проживания в общежитии и повеление забрать свое расписание из той же канцелярии. Вернуться туда и выяснить, что этой бумажкой меня снабдили уже вчера. Поломав голову, вспомнить про листок, выданный бабушкой и вернуться в общежитие, дабы найти его смятым под кроватью....
  Беспорядочное броуновское движение закончилось только вечером в библиотеке, когда я стояла в очереди жаждущих новых книг студентов. В этом царстве тишины и порядка общение было возможно только едва слышным шепотом, вопросы по местонахождению той или иной книги задавались с исключительной вежливостью, а любой, издавший несанкционированный звук, сразу записывался в категорию смертников - за конторкой библиотекаря тут сидела такая мадам... Эта, несомненно, в высшей степени достойная женщина обладала не только внушительными размерами, но и отчетливым красновато-черным отливом по краю ауры, характерным для одних из самых необычных созданий мира Арлеи - фурий. Такие девочки рождались только в человеческих семьях, причем никакой системы в этом явлении найти так и не удалось - сходство между всеми родителями, если оно и было, всегда оказывалось случайным. Необычность фурий заключалась в одном-единственном, но крайне специфическом даре - они отнимали удачу. Всю, до последней капли. С этого момента вызвавший неудовольствие фурии объект мог сразу заказывать себе уютное деревянное жилище по своим размерам - выжить после такого наказания, как правило, удавалось единицам. И то, только добившись прощения обидчивой женщины - лекарства попросту не существовало. От проклятия фурии не мог спасти ни один амулет, и оно одинаково легко ложилось на людей, представителей любых других рас и даже миров.
  Надо сказать, лучшего гаранта тишины и порядка Академия подобрать не могла - даже разъяренная до неистовства Каролина дель Шанарис, лучшая боевая некромантка империи, была несравнимо более приятным оппонентом, чем обычная человеческая женщина с красно-черным отливом ауры. Вот и сейчас, пользующиеся последними минутами свободы перед началом нового учебного года буянящие на всей территории Академии студенты здесь были образцами тишины, вежливости и порядка - получить гарантированно неснимаемое проклятие не хотел никто.
  Невыразимо резким диссонансом в этом молчании, прерываемом только указаниями библиотекаря и шорохом магического пера, прозвучал грохот распахнутой с ноги двери и последовавший за этим троллий рев:
  - Где тут библиотека?!
  Ввалившегося в помещение Тарка соседи по очереди уставились с дикой смесью ужаса, восторга и сострадания, что он мгновенно почувствовал себя неуютно:
  - А че такое-то?
  - Это библиотека, - благоговейно прошептал плечистый студент-боевик, который не далее как сегодня с криками носился по общежитию, разыскивая неизвестную мне Мулю.
  - О, дык я ж по адресу! - обрадованно рявкнул тролль и, раздвигая очередь мощной грудью, поперся к конторке библиотекарши. Углядев меня, он засиял еще больше. - О, малая, и ты здесь! А че ты тут стоишь в углу, как неродная, не пускают, шоль? Дык пошли со мной, для внучки Каролины ни харры га тышта не жалко!
   Степень ужаса во взглядах присутствующих достигла апогея - теперь, после подсказки тролля, углядеть во мне и Каролине фамильное сходство не составляло никакого труда.
  "Спорим на мой хвост, что о твоем присутствии вся Академия узнает уже через полчаса?" - предложила пари змея, с интересом высовывая голову из рукава рубашки.
  "Готовься к расчленению," - мрачно сообщила я, наблюдая характерное для телепатии мерцание аур возле висков у более сообразительной половины присутствующих. "Даю пять минут..."
  Змея хмыкнула и промолчала, а я попыталась технично и незаметно свалить по направлению к выходу. Не преуспела - широкая ладонь тролля выцепила меня из смешавшейся очереди и уже привычно закинула на плечо. Минута в позе буквой "зю" и меня возвращают на грешную землю прямо перед конторкой библиотекарши. Одарив меня тяжелым взглядом, она переводит его на тролля и, даже не пытаясь скрыть разгорающийся в глазах гнев, воздвигается надо мной грозной горой, ростом оказываясь всего на полголовы ниже тролля. Видимый магическим зрением красновато-черный ореол становится все насыщеннее, мягко, но настойчиво приближаясь внешнему краю ауры. Копошение сзади мгновенно оборвалось - особо нервные сбежали уже при появлении Тарка, а оставшиеся оперативно пытались прикинуться ветошью.
  Мать моя, да это же фурия!
  - Какая женщина! - восхищенным басом протянул тролль, разглядывая грозную библиотекаршу влюбленным взором.
  Тишина сзади захлебнулась безмолвным ужасом, я уже мысленно положила себя в гробик и заколотила первый гвоздь, а женщина, вгонявшая всех, способных разглядеть ее ауру в благоговейный трепет, вдруг...смутилась. Крупная, если не сказать масштабная, она приятно порозовела и потянулась поправлять воротничок белоснежной блузы.
  - Эй ты, невежа,- тролль схватил оказавшегося не в том месте не в то время мелкого парнишку в очках за шкирман, и не слишком аккуратно поднял на уровень своего роста. - А ну представь мне эту достойную женщину!
  - Госпожа Ридальга Шарийская, библиотекарь, - проблеял несчастный, подергивая торчащими из-под мантии ногами в стоптанных сапогах с полу-оторвавшейся подметкой.
  - Тарк Скалозуб! - исполнив свою функцию, студент полетел на пол с высоты тролльего роста, при приземлении подозрительно хрустнув лодыжкой. Тролль же, не обращая ни на кого более внимания, старательно выгибал грудь перед библиотекаршей, любовно и уже по-хозяйски осматривая пышные формы женщины.
  - Оч-чень приятно, - застеснялась она окончательно.
  Второй гвоздь замер в нескольких сантиметрах от крышки гроба, а я выглянула в щелку. Похоже, проклятие фурии отменялось ввиду полной несостоятельности последней - аура женщины переливалась всеми оттенками голубого и желтого, не оставляя характерному красно-черному сиянию ни шанса.
  Короче говоря, из библиотеки мы вышли не только живые и при своей удаче, но еще и с двумя комплектами книг и обещанием культурного свидания между троллем и библиотекаршей.
  Кажется, они намылились в театр...
  ***
  На следующий день меня, Лиану и всех остальных обитателей Академии ни свет ни заря поднял звук гонга и последовавший за ним голос бабушки, разносящийся, казалось даже за пределы Деймора:
  - Итак, студентообразные, весьма неискренне поздравляю вас с новым учебным годом! Цветы в корзинах, подарки и прочие всяческие выражения вашей признательности и любви ко мне и альма-матер можете присылать в городскую лечебницу для душевнобольных - им там явно обрадуются больше. Через час жду вас на вводную лекцию на главной площади, мне есть, что вам сказать. Для первокурсников поясняю: после этого вы пообщаетесь со своими деканами, так что готовьтесь к новой жизни уже с порога. Все, время пошло.
  Пока я ошарашенно пыталась понять, что это такое было, все общежитие пришло в мгновенное движение - захлопали двери, зазвучали крики и приветствия, по коридору застучали босые пятки.
  - Это подъем здесь такой? - с сомнением поинтересовалась эльфийка.
  - Похоже на то, - заторможенно согласилась я, соображая - если учеба начнется сегодня, причем с беседы с деканом, то может, лучше вообще не есть? Когда принадлежишь к семье потомственных некромантов, к их методам работы привыкаешь чуть ли не с пеленок.
  - А ты не в курсе разве? - спросила Лиана, несколькими движениями заплетая толстую золотую косу.
  - Откуда? - скептически подняла бровь я, выкарабкиваясь из-под одеяла и нашаривая висящую на стуле одежду.
  - Ну ты же Шанарис, - пожала плечами соседка, в бодром темпе натягивая изумительно узкие и столь же изумительно сидящие на ней брюки.
  Мда, чтобы надеть такое, мне бы понадобилось минут двадцать только на одну ногу.
  - Уже в курсе, - кисло констатировала я, собирая сумку.
  - Вся Академия уже в курсе, - неожиданно развеселилась эльфийка. - Ты теперь местная знаменитость!
  - До первых экзаменов, - мрачно пошутила я.
  Лиана посмотрела на меня, как на умалишенную.
  - Чтобы Шанарис вылетела с некромантского? С ума сошла.
  "Слушай, а она не так уж и плоха, а?" - с неожиданной симпатией пробурчала татуировка.
  "Как ни странно, готова тебя поддержать," - согласилась я.
  "Может, Каролина знала, что делает, заселяя тебя в эту комнату?"
  "Может и знала," - когда дело касается моей великой бабули, ни в чем нельзя быть уверенным. - "Но я ей все же отомщу, чтоб неповадно было. Пока не знаю как, но уверена - мой день еще придет!"
  Змея лишь насмешливо хмыкнула и, пощекотав мою кожу хвостом, свернулась в клубок и похолодела.
  - Ну что, завтрак? - Лиана погладила листочек разумному фикусу и открыла дверь в коридор, полный шума, гама и странной, пока еще необъяснимой возни.
  ***
  Площадь перед корпусом боевой магии была забита до отказа - сейчас здесь собрались абсолютно все студенты абсолютно всех курсов и факультетов. Директриса в компании преподавателей стояла на высоком крыльце, рядом на брусчатке скромно топталась разнокалиберная группа существ со значками аспирантов.
  Гомон и крики стихли сразу после гонга, возвещавшего об истечении отведенного на утренние процедуры часа.
  - Итак, раз все в сборе, разрешите начать. - слегка прищелкнув пальцами и наложив на себя усиливающее голос плетение, начала директриса. Не буду ходить вокруг да около, сразу перейду к новостям. Высочайшим указом императора от 1 числа сего месяца наша Академия переводится на военный режим, в связи с чем меняется и весь заведенный порядок.
  Каролина дала нам минуту на осознание этого факта, а затем одним взглядом утихомирила начавшиеся шепотки.
  - Теперь ваш день будет начинаться с физподготовки, а заканчиваться отбоем. Из государственных силовых учреждений к нам направляются специально подготовленные кураторы, которые станут вам и мамой, и папой, и даже личным палачом. И я бы очень не советовала с ними заигрывать, потому что все они неоднократные участники боевых действий и мастера своего дела. Иначе говоря, все ваши мелкоразрядные розыгрыши бумерангом ударят по вам же, причем с довеском. Это же, кстати, касается и студентов из иных миров - пока вы учитесь в Тайрской Академии Магии, вы будете подчиняться ее правилам, а всевозможные выгибоны оставьте для малой Родины. В чужой монастырь со своим уставом не ходят, не устраивают порядки - Врата никуда не переехали, так и быть, я дам вам целый час, чтобы собрать чемоданы и покинуть территорию.
  Толпа студентов с осторожных переглядываний между собой сползает на изучение невозмутимо замершей рядом с преподавателями группу из семерых людей и двоих эльфов, судя по всему, наших будущих кураторов. Те отнеслись к всеобщему вниманию наплевательски, скользя взглядом по нашим лицам или изучая облачка. Надо сказать, выглядели они внушительно - пятеро мужчин и четыре женщины с военной выправкой, затянутые в мундиры своих подразделений. Следовательский корпус, императорская гвардия, армия, военный госпиталь - и это только те нашивки, которые я узнала.
  Проигнорировав остальных, внешне почти обычных, мы с интересом уставились на куратора с плотной аурой целителя. Седоватый мужик размером с нехилый такой шкафчик с антресольками возвышался даже над эльфами, имел кривой белый шрам на щеке и носил черную повязку на левом глазу. Откуда-то справа и сзади раздался испуганный шепот, расколовший заполненную невнятным бурчанием студентов тишину:
  - И ЭТО будет нашим куратором?!
  Мужик, демонстрируя идеальный слух, мгновенно развернулся и нашел источник звука взглядом:
  - ЭТО уже является вашим куратором! - рявкнул он.
  Парнишка-первокурсник побледнел и, кажется, пожалел, что вообще родился.
  - Харриган дель Шаррин, целитель высочайшей категории, участник всех военных кампаний империи за последние 35 лет, имеет 22 государственные награды, из них 6 вручены лично императором, - меланхолично поглядывая на небо, представила его Каролина.
  Количество побледневших резко увеличилось - имя этого человека было известно здесь всем и каждому. Будучи сыном мелкопоместного чиновника в захудалом городке близ южной границы империи, Харриган смог подняться на такие высоты, о существовании которых многие обычные люди не то, что мечтать, даже подозревать не могут. В двенадцать лет он сбежал из дома вместе со странствующим балаганом уличных артистов, прошел с ними пол-империи и поступил в самую престижную школу военного дела в Кайриндаре, рискнув всем и прибавив себе еще три года возраста. Следующие пять лет обучения он успешно дурил головы своим матерым преподавателям, и его вранье вскрылось только на последнем курсе, больно ударив по чинам высокопоставленных чиновников, призванных следить за порядком во вверенной им школе. Харригана чуть не отправили под военный трибунал, но за способного парня неожиданно вступились преподаватели всем составом. Юристы императорской канцелярии вышли из ситуации красиво - подробно изучив его личное дело, они обязали тогда еще студента подписать долгосрочный контракт о службе в армии без полагающегося ему, как выпускнику Кайриндарской школы военного дела, офицерского звания. Парень согласился и был отправлен в самое престижное и опасное подразделение Райпарнских Львов, заслужившее себе имя еще во времена войн Крови. Тамошние специалисты вовремя отметили у новобранца способности к целительству и не преминули ходатайствовать о его обучении. Для штаба Львов, представляющего собой целый город с собственными полями, школами и больницами, такое предписание не являлось проблемой: в нашпигованной военными тайнами крепости Райпарна все дела решались быстро.
  Спустя восемь лет один из вышестоящих чиновников "сдал" информацию об операции Львов и отряд Харригана попал в переделку - их зажали на горном перевале Дикарнской Гряды на высоте четырех тысяч метров. Место и время выбрали удачно: военные не рассчитывали на остановки и шли налегке, перед началом операции они поснимали с себя вообще все амулеты, связи с командованием не было, а в сумках находился только стандартный сухпаек на три дня.
  Нападавшие боевики Конфедерации Рехар действовали быстро - горный перевал был завален с двух сторон и накрыт Мантией Сна. Купол отчаянно вампирил энергию бойцов и ею же и подпитывался - с каждой минутой возможность уничтожить питающий плетение контур становилась все призрачней. Ловушку подготовили идеально - в камень гор впаяли амулеты-привязки с окантовкой поглощающего колебания магического фона стерлита, из-за чего возможность уничтожить враждебное заклинание была не просто мизерной - настолько ничтожной, что даже отряд опытных, не раз бывавших в смертельных переделках бойцов приготовился к смерти.
  Выжить самому и спасти других в такой ситуации не смог бы ни один военный целитель. Однако Харриган оказался особенным и умудрился поломать Конфедерации все планы: он увидел решение проблемы там, где никому другому и в голову не пришло ее искать - в магии подобия, простейшем виде колдовства.
  Классический принцип "подобное притягивается подобным", практикующийся везде, от целительства до боевой магии, был использован Харриганом красиво и неожиданно: по приказу Шаррина все участники отряда полили своей кровью впаянные в поверхность скалы амулеты-привязки Мантии Сна. Заклинание, использованное на очень небольшой площади, закоротило - незаваленным остался лишь маленький участок каньона, места в котором только-только хватало на пятерых бойцов, а кровь на амулетах создала помехи, переварить которые купол был не в состоянии. Расчет Харригана оказался верен - заклинание замкнулось на самом себе и самоуничтожилось, а отряд Райпарнских Львов выжил.
  Об утечке информации Тайная Канцелярия узнала быстро, и уже через час к застрявшим в горах коллегам выдвинулась еще одна группа Львов, весьма недовольных вмешательством Конфедерации в их личные дела. Настроены они были решительно - служба в военных подразделениях весьма и весьма опасна, а спускать конфедератам нападение на людей, нередко прикрывавших им спины, Львы не собирались.
  Обнародовать эту историю в Тайной Канцелярии решили, видно, для повышения уважения к военным силам империи. И хотя широкая общественность так и не узнала, чем закончилась вся эта история для конфедератов, Львов и продажного чиновника, но в тот день Харриган тьер Шаррин прочно вошел в историю. Его имя стало легендой, а все получаемые им награды только раз за разом констатировали факт. Профессия военного целителя стала такой же желанной, как и звание боевого мага, а сам Харриган стал чуть ли не национальным героем.
  И вот теперь этот национальный герой, обладающий, помимо всего прочего, еще и крайне тяжелым характером, поселится в Академии. Я от всей души мысленно посочувствовала несчастным целителям - Харриган же с них три шкуры спустит, а за возражения просто прибьет, не глядя. Этот мужик с железной выдержкой и убийственной фантазией был военным до мозга костей, а фамильярности, глупые шутки и лень не терпел ни под каким соусом. Несколько лет назад Шаррин бывал в нашем фамильном замке, мы пообщались с ним от силы пять минут, но этого крайне ограниченного времени мне хватило, чтобы понять: вставать на пути у этого человека не хочу - сметет.
  Харриган ухмыльнулся и многообещающе покосился глазом на трепещущих студентов в целительских мантиях. Он оказался не одинок - туда же были направлены облегченно-сочувствующие взгляды остальных адептов, кажется, благодарящих сейчас всех богов за то, что они на других факультетах. Однако, узрев ехидные оскалы других кураторов, я поняла - халявы не будет. Вполне возможно, я о Харригане мечтать буду...
  - Мы отвлеклись, - холодно напомнила директриса, и все внимание мгновенно было обращено на нее. - Так же у нас изменения в распорядке дня, подробнее об этом вам расскажут ваши кураторы. В связи с переходом Академии на военную основу, увеличивается время ваших практических занятий - теперь они будут проходить не только в аудиториях, но и непосредственно на территории империи, где вы будете проходить учебный материал по соответствующим вашему учебному плану дисциплинам. Дабы вы поняли меня сразу, и мне не пришлось повторять дважды, выражусь проще: в любой момент ваши преподаватели могут подвести итоги вашему же обучению. Студенты, показавшие лучшие результаты, поедут на практику в разные концы империи, возможно даже, что и в соседние государства. Эта программа утверждена нашим великим императором лично, а потому работой - и интересной работой - вы будете обеспечены полностью. И естественно, вам ее оплатят. Запись о месте прохождения практики, ее цели, а также отзыв назначенного вам куратора появятся в вашем личном деле и будут доступны вашим возможным работодателям - зарабатывайте себе имя, господа. Кроме того, есть еще один нюанс. Так как многие из наших студентов обучались не только в стенах Академии, но и за ее пределами, а некоторые еще и на протяжении нескольких десятков лет, было решено, что ограничения участвующих в программе по курсу обучения не будет! Так же от ваших результатов зависит и количество направленных на эту программу студентов: если ваши преподаватели назовут мне сотню имен - поедет сотня, тысячу - тысяча. Те же, кто не попадет в списки лучших, останутся в Академии постигать уровень уехавших. Иначе говоря, учебные аудитории, полигоны и библиотека сразу станет для них максимально доступна, проверять буду лично. Я понятно выразилась?
  Максимально. В переводе это означало одно: учиться, учиться и еще раз учиться до тех пор, пока легендарная Кара Небесная не устрашится и не падет на полигоне жертвой твоих навыков. Судя по взглядам, которыми одарили бабулю, никто из стоящих рядом со мной студентов розовых очков не носил.
  Удовлетворившись нашей реакцией, Каролина легким жестом поправила падающую на лоб слегка завитую прядь и добавила:
  - Инструктаж по новвоведениям окончен, всем студентам разойтись по учебным аудиториям - там вы встретитесь со своими кураторами. Первокурсникам разойтись по соответствующим их профилю корпусам.
  Женщина коротко кивнула и сошла с возвышения. Уже ступив на мощеную плиткой площадь перед фонтаном, она вдруг спохватилась и снова прищелкнула пальцами, возвращая себе громкий голос:
  - Ах да, совсем забыла. Поздравляю всех с началом нового учебного года!
  Лучезарно улыбнувшись, бабушка продефелировала сквозь расступающуюся перед ней толпу, сопровождаемая взглядами, полными искренней ненависти.
  ***
  Логовище злобных труповодов, как нас называли злопыхатели, находилось в самом дальнем углу обширной территории Академии, одной своей стеной примыкая к высокому, оплетенному невероятным количеством защитных плетений кладбищу. Этот погост принадлежал исключительно учебному заведению, к собственности города не имел совершенно никакого отношения, и принимал в свои хладные объятия тех, кого не было жалко даже в посмертии. Воров, убийц, клятвопреступников и прочих не самых благовоспитанных личностей, натворивших в своей жизни немало бед, хватало у всех народов, всех рас и во все времена. Здесь лежали те, кто не удостоился чести быть похороненным по обычаям своего народа и веры.
  Невысокое же здание, облицованное неотшлифованным черным мрамором и носящее гордое звание факультета некромантии, вниз было гораздо больше, чем вверх. Оно уходило под землю на многие этажи, вмещая в себя десятки лабораторий и испытательных полигонов. Его подвалы представляли собой не просто музей с огромным количеством экспонатов - это был самый настоящий комплекс, вместивший в себя коллекцию всех известных на Арлее и в некоторых соседних мирах видов нежити. Что такое картинка в книжке? Обычный рисунок. Тайрская Академия же предлагала наглядный практикум.
  Камень, которым были сложены эти стены, казалось, осуществлял лишь декоративную функцию - здесь мастерство магических кружев было введено в ранг искусства. В этом месте реальность соприкасалась с миром Мораны, и уже было сложно понять, что именно появилось раньше - кажущаяся лишь искусной иллюзией витиеватая вязь плетений, или же тривиальное здание из черного камня.
  При взгляде на текучий, постоянно меняющийся и переплетающийся заново узор, создавалось четкое и непреодолимое ощущение взгляда за Грань - туда, куда уходят смертные. Здесь не было жутко или страшно - здесь было спокойно. Здесь было спокойно так, как это бывает на красивых, ухоженных кладбищах с богатой историей. Огромные, вздымающиеся в небо заросшие густым мхом деревья и буйная, неухоженная трава, растущая по обеим сторонам дорожки из солнечного камня. Тишина и безмятежность, царящая в воздухе, казались такими неподдельными и яркими, что невозможным было допустить даже мысль о том, что здание, что главенствует на этой поляне, является огромным, на многие этажи простирающимся вниз некрономиконом. Нежить, заключенная в его подвалах не была полумертвой и на последнем издыхании, нет. Живая, насколько это возможно, активная и для неопытного, медлительного и попросту недалекого некроманта очень, очень опасная. Прорваться сквозь опутывающие каждый сантиметр здания плетения она не могла, но вот в пределах выделенной ей клетки, обозленная вынужденным заточением, она была способна на все. Сильные, хитрые, и подчас почти разумные, все нежити всех классов опасности здесь, в здании факультета некромантов, содержались чуть ли не в идеальном состоянии - скидок на обучение Каролина делать не собиралась. В соседнем же крыле располагалось обширное отделение морга с оборудованием, которым нечасто могли похвастаться столичные больницы. Факультет некромантов Тайрской Академии Магии тесно сотрудничал с городской стражей, а в некоторых случаях - и с Тайной Канцелярией. Когда невозможно было найти преступника обычными человеческими методами, или с помощью способных заглядывать в прошлое предсказателей, люди, ищущие истину, обращались к некромантам. Трупы разорванных, истерзанных, иногда совершенно затейливым способом убитых существ, попадали на холодные металлические столы в этих подвалах по вырытым тоннелям - по территории Академии под прицелом множества взглядов закрытые ящики не провозили, однако ни для кого не было секретом, что они есть.
  Светло-желтый камень дорожки радостно впитывал солнечный свет, чтобы щедро отдать его ночью. Ветки замшелых деревьев задумчиво покачивались где-то высоко в вышине, а здесь, у их подножия, на поляне, в центре которой стояло здание теперь уже моего факультета, было тихо и спокойно. Подчиняясь этой странной магии, затихли даже вполголоса переговаривающиеся пока незнакомые мне однокурсники. Некромантов всегда было мало, и это поступление ничем не отличалось от предыдущих - передо мной по дорожке шли только двое парней, похожих друг на друга, как две капли воды. Ростом чуть выше довольно невысокой меня, внешне обычные люди, они переговаривались между собой, не открывая рта - быстрыми, почти незаметными движениями рук и тела. Никакой телепатии - просто им, видимо, для общения друг с другом речь не была нужна. Они остановились у самой границы тени от парка и с интересом уставились на залитую солнечным светом поляну, на которой черной глыбой возвышалось неказистое, по сравнению с первыми корпусами Академиями здание некромантского факультета.
  - Забавное ощущение, верно? - задумчиво раздалось рядом.
  Повернув голову, я столкнулась с ироничным, слегка насмешливым взглядом. Высокий брюнет, счастливый обладатель широких плеч и неожиданно ярких на фоне загорелой кожи голубых глаз. Он поправил ремень поползшей вбок внушающей своими размерами уважение сумки и вдруг ухмыльнулся:
  - Чувствую себя, как обманутый ловким фокусником горожанин. Некромантией несет за версту, но хочется плюнуть на все, лечь и заснуть.
  - Да, есть такое, - улыбнулась я.
  - Шеннар, - он протянул мне руку. - Судя по всему, мы одногруппники.
  - Ариадна, - кивнула я, пожимая ее в ответ. - Похоже на то.
  "Так, а ну ушла оттуда!" - внезапно взвилась спящая до сих пор змея.
  Кожу закололо на
  "А в чем дело?
  Не трогай этого козла, говорю! Быстро ушла!
  Ты можешь сказать, в чем дело?
  Ты дура или прикидываешься?! От переизбытка чувств змея запустила в меня клыки - кожу на запястье закололо. - Никаких контактов с суккубами, ясно тебе, охламонка?! Закончи Академию, утри нос Каролине, а потом хоть в императорскую гвардию с подолом на башке!
  Последнюю фразу она, ничуть не стесняясь, прошипела вслух. Незнакомые еще пока близнецы мгновенно перевели фокус своего интереса со здания факультета на нас. Степень удивления и любопытства в их взглядах зашкалила, когда до них дошло, что вопящая чуть ли не матом, колотящая нарисованным хвостом по моей руке змея не иллюзия. Я прямо слышала, как в мозгах будущих коллег щелкнуло, словно костяшками счетов - об отличительном признаке представительниц моего рода в околомагических кругах знали не понаслышке.
  Иначе говоря, представляться теперь нужды не было.
  - Шанарис? - полуутвердительным тоном, словно давая мне шанс отказаться, спросил Шеннар.
  - Шанарис, - уныло вздохнула я, закрывая подуспокоившуюся змею ладонью и натягивая сверху рукав рубашки. - Что, действительно суккуб?
  - Ну да, - парень спокойно пожал плечами и, склонив голову, окинул меня заинтересованным взглядом. - Что, не чувствуешь?
  Я прислушалась к себе и чихнула от залетевшей в нос пылинки.
  - Влечения? Неа, - пожала плечами я.
  Девушек в нашей компании кроме меня больше не было, а суккубы, несмотря на все слухи, все же не извращенцы, чтобы выглядеть сексуальным объектом в глазах представителей собственного пола.
  - Интересно, - Шеннар хотел было потыкать в меня пальцем, но в последний момент отказался от своей идеи, заслышав новый виток шипения татуировки. - Ты вообще живая?
  - А раньше сбои случались? - пока я искала ответ на последний вопрос, левый близнец успел с любопытством подергать меня за волосы и прикоснуться к высунувшей из рукава рубашки змее. Та в свою очередь, к нему отнеслась индифферентно, то есть никак.
  - Ни разу, - суккуб обошел меня кругом, разглядывая, как диковинный экспонат в музее.
  - Слушайте, а может вы меня потом в баньке обсудите, а? - желчно поинтересовалась я, шлепком сбивая потянувшуюся ко мне конечность. - Под пиво и воблу?
  - Под пиво и воблу? Тебя? - правый близнец окинул меня скептическим взглядом. - Прости, не тянешь. Женщина должна быть румяная и пышная, а ты - зеленая и тощая.
  - Ну спасибо! - возмутилась я под аккомпанемент очередной порции ржача чешуйчатой. - Придет война, попросишь хлеба!
  - У Шанарис? - содрогнулись оба близнеца. - Отравишь!
  - Не надо из меня бабушку делать, - проворчала я. - Я хорошая.
  - Вот на ближайшем практикуме и проверим, - подмигнул мне Шеннар.
  - У вас будет множество возможностей проверить это и до практикума, - мягкий, чуть бархатистый баритон расколол установившуюся в нашем тесном кружке атмосферу легкости и мы, присмирев, затихли под ироничным взглядом куратора.
  Довольно высокий темноволосый мужчина, стоящий всего в паре метров от нас, обладал по-человечески крепким телосложением, военной выправкой и хитрым прищуром болотно-зеленых глаз - именно его мы видели на площади перед фонтаном, и именно на его плечах красовались нашивки офицера Следовательского корпуса империи.
  - А почему стоим тут? Кажется, инструктаж должен проводиться там, - он кивнул подбородком на чернеющее среди залитой солнечным светом поляны здание факультета некромантии.
  - Да мы как-то...отвлеклись, - выкрутился левый близнец. - Обсуждали феномен отсутствия реакции нашей коллеги на излучение суккуба, во!
  - Красиво сказал, сам-то хоть понял? - хмыкнул наш будущий начальник. - А никому из вас не пришло в голову использовать ее содержимое по назначению, а не только для "излучения"?
  Ой-ей, чувствую, "начальство" у нас неслабое...
  - Что вы имеете в виду? - осторожно поинтересовался Шеннар, идентифицируя эти слова как камень в свой огород.
  - То, что девушка, на которой вы испытывали это "излучение", - мужчина выделил последнее слово тонной сарказма. - Принадлежит к небезызвестному вам роду Шанарис, чьей прародительницей была...
  - Суккубка, - досадливо скривившись, пробормотал Шеннар. - И почему я сразу не догадался?!
  А почему я не догадалась? Расовые способности Шарианы в виду полного их отсутствия передаться мне по наследству не могли, но вот иммунитет к этим ходячим "завлекаловкам" вполне мог иметь место быть. И мама и бабушка несколько раз при мне встречались с представителями этого родственного народа, но никаких неудобств не испытывали. Впрочем и сами суккубы не горели желания связываться со скандально известной Каролиной, и первым и единственным мужчиной рода Шанарис - отец пацифистом тоже не был, к маме относился весьма трепетно, а себя предпочитал держать в форме, за время жизни на Земле прочно пристрастившись к боевым единоборствам.
  - Потому что головой пользуешься, чтобы "излучать", - снова передразнил выражение левого близнеца куратор. - Познакомиться хоть успели, теоретики?
  - Шеннар, - после минутной заполненной неловкостью паузы по второму кругу представился суккуб
  - Ариадна, - со вздохом сказала я. - Можно просто Риа.
  - Кайл, - левый близнец шутливо отдал честь.
  - Мартин, - кивнул его брат.
  - Гениально! - с сарказмом высказался в пустоту куратор. - Вместо того, чтобы идти в корпус и ждать меня там, они полчаса проторчали на дорожке посреди наполненного всякой дрянью академического парка, ушли в философские дебри, но так и не догадались познакомиться!
  - А вы не представились, - нахально влез в тираду начальства Кайл. Похоже, этот живчик чисто физически не мог жить без ерничанья.
  - Риган дель Крайтис, старший военный офицер подразделения Следовательского корпуса "Ирбис". - четко отрапортовал наш куратор. - Звание говорить не буду - оно вам ничего не скажет. Вопросы есть?
  Мы подавленно молчали. Фамилия Крайтис принадлежала целой династии военных, вот уже одиннадцать поколений исправно поставляющей имперскому двору прославленных вояк. На предыдущем Осеннем балу охотницы за богатыми мужьями бегали за прибывшим на празднество главой клана чуть ли не косяками - старый лорд Крайтис вопреки преклонному возрасту уходить на покой совсем не собирался, был в прекрасной форме и мог дать фору любому молодому щеголю. Сопровождала его, опять же вопреки сложившейся моде на юных красоток в роли жен богатых лордов, женщина, очень близкая ему по возрасту. Леди Района была супругой главы клана Крайтис еще задолго до моего рождения, не обладая тонким станом, пышной фигурой или огромными глазами, она выглядела очень обычно, выбиваясь из образа тени своего прославленного мужа только проницательным взглядом умных глаз.
  Иначе говоря, с таким куратором у нас не было другого выхода, кроме как стать лучшими - сын Рейгана и Районы дель Крайтис просто не мог быть идиотом, а уж "ирбисов" серой толпой назвать нельзя даже спьяну. Последний факт возвышал Ригана в моих глазах ровно настолько, насколько реалистичным был образ мягкой уютной могилки в моем сознании.
  Судя по удрученным взглядам моих одногруппников, иллюзий не питал никто. В глазах парней бегущей строкой пронеслась цитата из тролльего лексикона: поступая сюда, они знали, что будет трудно - учеба в лучшей Академии на перекрестке миров просто не может быть легкой, но такой подставы не ожидал никто из нас. Причем если мне Риган еще мог теоретически сделать какую-никакую поблажку в силу того, что я девушка (правда, сомнения в этом были колоссальные) то с парней он семь шкур сдерет.
  Занятые невеселыми мыслями, мы, сами этого не заметив, добрели до корпуса факультета некромантов. Здание встретило нас нерадостно: толстые стены, пронизанные сотнями магических плетений, не давали воздуху согреться. При входе в холл корпуса моментально создавалось ощущение морозильника.
  - Привыкните, - пожал плечами куратор. - Ну, или начнете пользоваться согревающими амулетами. Нам налево.
  - Вот это да... - я не смогла удержаться от восхищенного вздоха
  Небольшой по сравнению со своим собратом из корпуса боевой магии, холл корпуса некромантии был отделан в лучших традициях легенд и баек о магах нашей профессии. Его облицованные черным с серебряными прожилками мрамором стены в лучших традициях готических замков Земли стремились в небо, и, не достигая его, собирались на высоте нескольких метров перекрытым эллиптически выгнутыми балками сводом. Пол, могущий похвастаться все тем же идеально отшлифованным, не смотря на прошедшие годы, черным мрамором, серебрился слабо искрящимися разводами и магическими плетениями - камень, насколько хватало глаз, был пронизан магией.
  По стенам разбегались слабые отблески огня двухсотсвечовой люстры, заключенной в изящно сплетенный шар закукленного пространства. Питая сам себя, он мог просуществовать целую вечность. Даже если здание факультета некромантии все же рухнет, а спустя годы все, что здесь есть, превратится в пыль, эта монументальная многоярусная люстра даже не шелохнется - времени для нее просто не существует.
  А в самом дальнем углу между высокими, стрельчатыми колоннами навсегда застыла та, что со времен создания этого мира была последней собеседницей каждого из смертных. Морана Смерть. Богиня, родившаяся самой последней среди всего пантеона, та, что уйдет последней, забрав даже своих братьев и сестер. Небожительница, принявшая под свое крыло отвергнутых остальными покровителями некромантов. И, по утверждению многих "знатоков", прародительница рода Шанарис. Глупость несусветная - Арлея существует миллиарды лет, а мой клан - всего около четырехсот. Богам неинтересна жизнь смертных, а уж той, что все равно в конечном счете заберет их всех с собой - и подавно.
  - Сходства с собой не находишь? - склонившись к моему уху задумчиво пробормотал Шеннар.
  Я только пожала плечами. Сходство между мной, мамой и бабушкой всегда было поразительным, но ровно настолько, насколько могут быть похожи близкие родственники. Черноволосые и черноглазые, невысокие и стройные, мы отличались деталями - чуть другие черты лица, немного другой тон кожи и месторасположение родинок. Главное различие, что делало нас совершенно разными, заключалось в выражении глаз. Бабушка, обладательница проницательного, всегда слегка нахального взгляда, владела так же поистине высокой самооценкой, несгибаемым, волевым характером и всегда предпочитала действовать по-своему, не оглядываясь на мнение окружающих. Мама, более миролюбивая и спокойная, прямых столкновений не любила, на таран не шла, но победу завоевывала весьма часто, устраивая настоящие диверсии оппоненту и сажая его в лужу перед самым финишем боя. Я же... Я слишком долго прожила на Земле, бесконечно далекой от склок и скандалов аристократии Арлеи и сейчас, насильно посаженная в самый центр игровой доски, была вынуждена создавать себя с нуля. Такой, какой меня узнает этот мир, и только от меня зависит, как сильно я смогу прогнуть его под себя.
  ***
  - Итак, раз мы наконец-то выяснили, почему "излучение" суккубов не действует на единственную девушку в вашей группе бандитов, давайте уже начнем инструктаж. - такими словами наш уже сильно любимый куратор начал свою речь после того, как мы разместились в ближайшей ко входу в корпус аудитории. - Думаю, основные понятия об Академии у вас имеются, так что тратить на это время мы не будем. Сразу скажу, чтобы потом в группе вдруг не объявились слабослышащие и слабоумные: обращаться ко мне только на "вы" и с применением слов "куратор" или "офицер". Я много выше вас по званию, сильно старше вас по возрасту и фамильярности не потерплю даже самомалейшей - живо отправитесь в парк у белок шишки собирать. Расписание у вас, как вы уже должны были убедиться, раздельное. Раздельное в том замечательном смысле, что для занятий по специальности - некромантии - выделен один день. Все остальные пары, например, артефактология или боевая магия в другие дни у вас идут вперемешку. Причем, если кто-то из вас заметил, они располагаются так, чтобы вам не пришлось постоянно бегать из корпуса в корпус - скажите спасибо методистам. По лабораториям, моргу и испытательным полигонам с нежитью без присмотра преподавателей не лазать - если вас там укокошит, никто страдать не будет, Академия просто пошлет вашим родственникам открытку с соболезнованиями. Идиоты-некроманты империи не нужны, их надо отсеивать еще на стадии обучения. Учиться будете пять дней в неделю, но рассчитывайте, что в любой момент вам могут поставить практикум где бы то ни было - вы должны быть всегда готовы подхватить сумки и выдвинуться в нужном направлении. В связи с переходом Академии на военный режим, вы лишаетесь права выхода в город - он будет возможен только по специальному разрешению. Моя задача, как куратора, заключается в том, чтобы сделать из вас людей, ну, или нелюдей, - поправился он, взглянув на Шеннара, - способных не только глазками лупать, но и защитить себя и окружающих от внешней угрозы. В связи с этим, резко увеличиваются ваши физические нагрузки - подъем в семь утра, пять минут, чтобы одеться и выйти на площадь. Все, кто опоздает, получат штрафные работы - очень не рекомендую, фантазия у нас всех извращенная, мало ли что можем придумать. По утрам вас ждут: бег по пересеченной местности, отжимания, прыжки и прочая, прочая, и прочая, в том числе и борьба друг с другом и со мной. Вы - будущие маги и фехтование огромными железками вам не нужно, однако обращаться с ритуальным кинжалом, который вы сделаете себе самостоятельно, вы должны идеально. Этот пункт контролировать будет ваш декан лично! Про питание. Столовая, как вы уже успели убедиться, находится в самом общежитии, но в дни, когда вы не будете вылезать из этого корпуса, обед домовые накроют вам здесь, в одной из учебных аудиторий. С нежитью, еще раз повторяю, не заигрывать: вырвется, и с этого момента драить весь корпус придется вам, причем ручками - не создавайте и так нервным домовым лишних поводов сбежать к целителям. Вопросы есть?
  - Пока нет, - ответила за всех я. - Мы перевариваем.
  - Не понял! - его голос усилился в разы, от обманчивой мягкости баритона не осталась и следа - в воздухе зазвенела сталь.
  - Никаких вопросов, господин офицер! - поспешно выкрикнул сообразительный Кайл.
  - Все понятно, куратор Крайтис. - добавил Мартин.
  - Ну а раз все понятно, - предвкушающе ухмыльнулся Риган, - Значит оставляем сумки и вперед на первую, так сказать, ознакомительную тренировку с любимым куратором!
  Вот так и началась моя учеба в Тайрской Академии Магии, где директрисой была моя бабушка...
   ***
  - Ну же, Сайг, обрадуй меня хорошей новостью, - за три недели, прошедшие со дня последнего заседания Малого Совета, даже всегда прежде невозмутимый император стал более нервным.
  - Прости, твое величество, но пока нечем, - лорд Нарский виновато развел руками.
  За прошедшие несколько недель сильно сдал и он: количество пропавших без вести людей все увеличивалось, граждане начинали роптать, а лучшие криминалисты империи все так же разводили руками в недоумении - неизвестным для них способом оказались перепутаны все ниточки, не работало даже всегда выручавшее, выдающее загадочный результат, но тем не менее всегда работавшее гадание.
  - Все так плохо? - Дейрон провел ладонями по лицу, а затем устало откинулся на спинку стула.
  Сейчас можно было не скрываться - в кабинете императора подслушивающих и подглядывающих устройств не было, за этим тщательно следила Тайная Канцелярия. Сидевшие там специалисты мышей ловили хорошо по одной простой причине - у всех них было рыльце в пушку, и Дейрон об этом знал.
  - Гратион со своими ребятами нашли-таки место проведения одного из ритуалов, я уже отправил на место оперативную группу во главе с госпожой Шанарис, - Нарский, не спрашивая разрешения, примостился на стул по соседству. Они с Дейроном были друзьями едва ли не с детства и теперь, в отсутствие лишних глаз и ушей можно было на время снять с себя маску почтенных, чопорных господ.
  - Которая из? Нет, не могу больше... - император, поморщившись, смел все бумаги в ящик стола. - Устал, как собака. Сайг, будь другом, достань из бара виски.
  - Старшая, - Нарский поставил перед другом желаемое, а Дейрон дополнил композицию двумя массивными бокалами из толстого стекла. - Слушай, может не стоит? Я тоже устал, как скотина, но ты же не собираешься решать проблемы алкоголем? Тебе напомнить твою последнюю пьянку?
  - Сайг, не делай из меня, как говорят земляне, идиота! - не выдержал император. - Нашел что вспомнить - дело полувековой давности!
  - Тихо, не ори, - поморщился военный советник, хватаясь за заломившие виски. - Я целую ночь в отчетах твоих аналитиков копался, вторые сутки не сплю, пожалей старика!
  - Тоже мне, старик, - усмехнулся Дейрон, разливая янтарный напиток по бокалам. - Как считаешь, Каролина докопается до правды?
  - Если это не сделает она, то этого не сделает никто, - вздохнул Сайг, принимая от друга свою порцию виски. - Тебе ли не знать, что Каролина - безумно сложная, тяжелая в понимании и общении женщина, но при этом - лучшая в своем деле. Кстати, Ринесса с мужем покинули Землю и сейчас находятся в империи.
  - Отошли их подальше. - неожиданно потребовал император. - Куда угодно, хоть в степь к оркам.
  - Э-э-э... - ошалело выдавил из себя Нарский. - Ты уверен? Они первоклассные специалисты и эксперты по нежити. Разбрасываться такими кадрами на окраины страны неразумно - их таланты найдут лучшее применение здесь, в Дейморе. Ты же знаешь ситуацию, нежить вылезает в самых неожиданных местах, не исключено, что рано или поздно они появятся в столице. Если мы развезем всех студентов, преподавателей и квартирующие в городе команды боевых магов и солдат по горячим точкам, то Деймор останется почти пустым - приходи и бери. Ты же понимаешь, что мы не можем такое допустить?
  - Я все понимаю, но Сайг, я не приказываю - прошу! - только один взгляд, заставивший военного советника замолчать - именно такие глаза были у Дейрона ночью пятьдесят лет назад. - Делай, что хочешь, хоть целую армию во дворце для моей охраны посели, но Ринессу дель Шанарис ушли куда-нибудь подальше, чтобы я ее не видел!
  - Ну, один раз тебе ее все же придется увидеть, Осенний бал не за горами, - неожиданно развеселился советник и осекся, только взглянув в лицо друга. - Ладно, как скажешь. Но я бы все же...
  Грохот распахнувшейся и ударившейся о стену двери прервал тираду готового взорваться императора. Под аккомпанемент удивленных вскриков прислуги, не имеющей права даже просто заходить в кабинет правителя, в комнату влетела разъяренная до бешенства Каролина дель Шанарис. Окинув замерших соляными столбами мужчин злобным взглядом, она выдала такую длинную, изобилующую позаимствованными из тролльего языка эпитетами, фразеологизмами и сравнениями речь, что в коридоре моментально ойкнули и две служанки, на секунду преодолев запретную черту, быстренько захлопнули дверь.
  - А... - император, попытавшийся было выяснить, в чем причина такого состояния боевой некромантки, осекся - женщина невежливо выдернула из правительственной руки бокал и одним жестом вылила его содержимое в себя. За ним последовал и принадлежащий военному советнику - его протянул сам Сайг. Что поделать, ему по должности положено уметь правильно, точно, а главное, быстро оценивать ситуацию.
  - Знаете, что у нас здесь творится?! Над чем мы уже месяц ломаем голову? - Каролина отшвырнула рассыпавшуюся осколками при ударе о стену стеклянную тару и уперлась кулаками в стол, нависая над мужчинами злобной, переполненной яростью горой. Всегда идеально аккуратная, и глубоко внутри обычно спокойная женщина сейчас выглядела настоящим демоном: угольно-черные волосы, прежде заплетенные в косу необычного плетения, сейчас растрепались, свисая на спину и грудь змеиными прядями. В вороте съехавшей слегка набок рубашки беспокойно шевелилась живая татуировка женщины, а в ухе не хватало одной серьги. Каролина сейчас почти пылала - казалось, поднеси к ней спичку, и в воздух взлетит весь императорский дворец.
  - Просветите нас, - осторожно, тщательно следя за руками некромантки, предложил Сайг. В том, что в таком состоянии она способна прибить даже двух первых лиц империи, не глядя, он ничуть не сомневался - история знала сразу несколько характерных примеров вспыльчивости главы клана Шанарис.
  - У нас здесь, многоуважаемые господа, - Каролина плюхнулась на пустой стул и, ничуть не смущаясь, закинула ноги в грязных сапогах на соседний. - Новая Война Крови!
  Наступила пауза, во время которой женщина, щелчком восстановив разбившийся стакан, наливала себе новую порцию напитка, а мужчины, косясь на Шанарис с непередаваемой смесью удивления, ужаса и сомнения, молчаливо обменивались мнениями.
  - Подождите, как это Война Крови? - не выдержал первым Сайг. - Их же всех перерезали, а архивы уничтожили! Да этим вся Арлея еще четыреста лет назад всем скопом занималась!
  - Сайг, ты тупоголовый болван с дерьмом вместо мозгов! - снова сорвалась на крик вспыльчивая некромантка. - Тебе напомнить историю возникновения моего рода?!
  - Так, все, стоп! - император наконец отмер от шока и примиряюще поднял руки ладонями вверх. - А ну всем успокоиться! Каролина, ты уверена, что это действительно так и они вернулись?
  - Да, - одарив Нарского еще одним яростным взглядом, ответила женщина. - Этот запах ни с чем не перепутать. Это эльфы.
  - Но были уничтожены все, кто хоть как-то имел отношение к магии крови!
  - Значит, не все, Сайг! - снова завелась некромантка. - Тебе ли не знать, что эти козлы способны на все до тех пор, пока на Арлее есть пригодный для них материал! Они же психи, им ведь даже на власть плевать!
  - Значит так, Каролина, - хлопнул ладонью по столу Дейрон, обрывая очередной виток спора между Шанарис и Нарским. - Готовь своих студентов. Сайг, готовься их принять. Сформируй оперативные группы, отдай нужные приказы - в общем, не мне тебя учить. У нас чрезвычайная ситуация.
  - Протокол "Наследие"? - помедлив, спросил советник.
  Император помедлил, прежде чем ответить.
  - Протокол "Наследие", - тихо произнес он. - Видят боги, я надеялся, что мне никогда не придется отдавать этот приказ. Но, похоже, у них на нас другие планы.
  - Я попробую узнать что-нибудь по своим каналам, - с сомнением произнесла женщина. - Но не обещаю. Видите ли, она не очень-то любит отвечать на вопросы.
  - Все же попытайся - в этой ситуации любая информация будет нелишней. И, в конце концов, Каролина, верните мне мой виски! Если уж вы принесли нам такую мерзкую во всех отношениях новость, то хотя бы имейте совесть пить чужой алкоголь с его хозяином, а не с бутылкой!
  ***
  Сентябрь Арлеи медленно, но верно подходил к концу. Теплый и почти летний, он все чаще хмурился темными тучами и играл с порывами холодного ветра - занимающую львиную долю Архипелага империю, по направлению с запада на восток Деймор делил почти ровно наполовину, в другом направлении оказываясь значительно ближе к северу, чем к югу. Глубоко врезавшаяся в материк бухта, в которой разместился самый богатый и защищенный порт страны, вела в холодный, бушующий штормами и круглый год холодный океан, между водяных глыб которого плавали морские драконы. Суда здесь ходили только с боевым магом на борту, а матросы равно легко владели как снастями, так холодным оружием - кроме опасности из глубин была угроза и с поверхности. Несмотря на регулярно курсирующие корабли Водной Стражи, нередки были нападения и пиратов. Ставки для них были высоки: за пиратство и грабежи в империи карали виселицей, но и получить в случае удачи они могли очень многое - здесь пролегал один из крупнейших торговых путей Арлеи. Несмотря на то, что сеть телепортов покрывала собой едва ли не весь мир, грузовые перевозки здесь осуществлялись исключительно по водным или сухопутным путям - нерассчитанные на большие массы, телепорты могли порезать перемещаемый груз и раскидать их по всей Арлее, свалившись на голову кому-нибудь высокопоставленному и проломив ему череп. Чтобы не добавлять работы целителям, грузоперевозки через телепорты после нескольких несчастных случаев было решено запретить. Некроманты же, получившие заказы на возвращение 'виновника торжества' с похорон погибших, цинично пожимали плечами и советовали выпить еще. Дескать, ужретесь - сам придет и за стол рядом сядет.
  Что поделать, сложно оставаться отзывчивым и добрым человеком, полжизни проведя, копаясь в трупах и танцуя с нежитью по оврагам.
  - Риа, пошли жрать, - низким басом прогудело у меня над ухом.
  - Иду, - отозвалась я, с кряхтением, достойным бабки-пенсионерки со столетним стажем, поднимаясь с огороженной защитными заклятиями полянки возле площади с фонтаном. Крохотный, по сравнению с остальной территорией парка кусочек уже слегка пожухлой травы, был опутан плетениями так плотно, что казалось, весь этот узор сейчас рухнет, поглотив сам себя и вызвав местный конец света.
  - Я с вами, - умирающим лебедем донеслось снизу.
  Мартин подтвердил решение своего брата согласным бурчанием. Шеннар вяло дрыгнул ногой и затих - на большее он сейчас был неспособен.
  В деревьях переговариваются по-осеннему сонные птички неизвестных науке видов, холодный ветер шелестит листочками странных на взгляд землянина форм, стрелки моих наручных часов педантично указывают на почти 8 утра, а мы всей группой плюс тролль валяемся рядом с главной площадью уже совсем никакие.
  За прошедшие с первого дня в Академии три недели я окончательно перестала походить на идеал женской красоты по-Кайловски - по меткому утверждению его же самого, сейчас я больше напоминала сучковатую палку бледно-зеленого цвета. И прежде не страдающая лишним весом, теперь меня можно было показывать целителям-первокурсникам как пособие вместо скелета: тонкие руки, острые плечи, кожа с зачатками мышц под ней, ребра, как стиральная доска - куратор взялся за нас всерьез и сразу, гоняя так, что даже подопечные Харригана косились на нас с сочувствием и молча протягивали свои флакончики. Поначалу мы гордо от них отказывались и, шатаясь, уползали в общежитие самостоятельно, но следующие же несколько тренировок с утра пораньше показали нам всю глубину нашего заблуждения. Вот так один куратор научил четверых первокурсников определять, когда нужно засунуть свою гордость в задницу и просто принять помощь...
  Тарк же прибился к нам почти случайно - оказавшемуся, к моему удивлению, целителем, троллю, более выносливому и более подготовленному физически чем даже многие из боевиков, занятий с Харриганом было явно недостаточно. Несмотря на все свои несомненные достоинства, Шаррин, обязанный тренировать три десятка неприспособленных к физическому труду обладателей белых хламид, при всем желании не мог уделять одному троллю время, достаточное для удовлетворения его махательно-убивательных наклонностей. Поняв это, Тарк пошел слоняться по всем остальным группам с кураторами, пока в конце концов не прибился к нам, став пятым в нашей команде. Помнится, на первое появление тролля на утренней тренировке Риган только хмыкнул и пожал плечами. Подозреваю, что это дополнение к нашей немногочисленной группе его даже порадовало, ведь как ни крути, а сборную солянку из суккуба и троих людей, среди которых одна - девушка, сложно назвать достойными противниками для 'ирбиса'. Кстати сказать, сам Риган тренировался с нами, не чураясь лично повалять кого-нибудь из подопечных в грязи. Ко мне он подходить боялся - в первый же день критически осмотрев мои дохленькие мышцы и потыкав пальцем туда, где должен был бы находиться бицепс, он заявил, что драться с ходячим суповым набором не имеет никакого желания, и пока я не наращу хоть какую-нибудь массу, трогать он меня не будет из-за банального опасения прибить ненароком. Высказавшись в таком духе, Риган нагрузил меня целым списком упражнений на укрепление мышц и ушел к парням. Посмотрев на последовавшее за этим избиение младенцев, я твердо решила оставаться немощным суповым набором как можно дольше, потому что на мужской части нашей группы Кайрис отрывался вовсю. Парни пыхтели и матерились, но стонать и возмущаться не решались - понимали, что за малодушие Риган их попросту выкинет за ворота.
  Вообще сам Крайтис оказался вполне неплохим куратором. Строгий в том, что касалось нашего обучения, но, несмотря на пока неизвестную нам, но очевидно существующую разницу в возрасте, в остальном его можно было бы назвать нашим сокурсником, если бы не дистанция ученик-учитель, которую Риган явно не хотел сокращать. Парням на эти тонкости было начхать с высокой колокольни, а я, будучи представительницей самой ненормальной семьи Арлеи, просто умела уважать чужие желания.
  - Нет, вы долго валяться будете? - не выдержала я, пронаблюдав вялое шевеление сильной половины моей группы. - Я и то уже на ногах!
  - Еще бы, - Шеннар с третьей попытки перевернулся на пузо и, скривившись, дрыгнул ногой, странным образом оказавшись на четвереньках. - Риган над тобой так не издевается! 'Суповой набор, суповой набор' - передразнил он куратора. - Да на таком суповом наборе ездить надо!
  - Раздавишь, - меланхолично заявила я и пнула одногруппника под так кстати оказавшиеся беззащитными ребра.
  Тот взвыл и, совершив невероятный для своего плачевного состояния кульбит, подсечкой уронил меня на землю.
  - Все, злобная ведьма, пришел твой смертный час! - суккуб как-то хитро перехватил мои запястья и нагло уселся на спину поверженной мне. Я только крякнула - худой-то худой, но тяжелый, зараза!
  - Ложь, клевета и наветы врагов! - не согласилась я, задумчиво рассматривая ползущего прямо перед носом зеленого пятнистого муравья. - Я - добрая волшебница!
  - В каком это месте? - озадачился сложивший буйну головушку на пузо брата Кайл.
  Мартин, более флегматичный и какой-то слегка индифиррентный по сравнению со своим активным родичем, уперся взглядом в небо, наблюдая облачка и покачивая ногой в такт мыслям.
  - А кто тут только что мертвой тушей лежал? - ехидно поинтересовалась я, переводя взгляд вбок и вправо, пытаясь нашарить им своего спасителя-тролля. - Я ж одной фразой вернула жизнь в тело павшего воина, стало быть, я - самая что ни на есть добрая волшебница!
  - Ага, а Каролина - меценат больницы душевнобольных, - фыркнул Шеннар, ерзая по моим позвонкам своей пятой точкой.
  - Ты многого о ней не знаешь, - из чувства противоречия возразила я и задумалась.
  Интересно, а я-то хоть половину о ней знаю?
  - Кто последний, того жратва - моя! - объявился наконец пропавший куда-то потомок тролльих вождей. К главному корпусу, пунцовея круглыми щеками, отходила покорившая сердце сурового воина библиотекарша.
  Переглянувшись, мы решили, что главный добрый волшебник здесь Тарк, потому что только ему доступна непобедимая никакими плетениями-амулетами магия из категории 'сожрать все, что вижу'. С тех пор, как наша маленькая компания пополнилась одним большим троллем, перспектива остаться без завтрака-обеда-ужина по причине обыкновенного прохлопывания ушами стала перед нами во весь рост - Тарк, привыкший еще у себя на родине питаться много, часто и вкусно, терпеть не мог, когда на столе оставалась еда и уничтожал ее сразу же, как замечал. А если учесть, что наравне со своими тарелками сидящий с нами тролль видел еще и наши, то формула 'ешь, пока не отобрали' приобретала просто невероятную силу.
  - Ладно, злобная ведьма. Так и быть, перемирие, - заявил суккуб, вздергивая меня с земли.
  - Ага, после завтрака подеремся, - согласилась я.
  ***
  Столовая встречала нас гулом, гамом и позвякиванием столовых приборов о тарелки. Разнокалиберный, разнорасовый народец заполонил огромное помещение почти полностью. Здесь никогда не было тихо: рикаррцы, впустив в свою тесную кучку несколько землян, бурно обсуждали между собой водруженный на свободное от тарелок место агрегат самого зловещего вида, напоминающий лично мне Зайца-инопланетянина из мультфильма 'Ну, погоди'. Вот уж сколько монстров я не видала на Арлее, но этого, увиденного в детстве в техногенном мире, далеком от магии, боюсь до сих пор.
  Мимо продефилировала парочка сопровождаемых фамилиарами нимф с кожей нежно-зеленого цвета. Хихикнув, они сделали ручкой Шеннару и растворились в толпе. Живые кот и ящерица, выполненные, казалось, из цельного куска дерева, задержались, чтобы окинуть суккуба оценивающим взглядом и предупреждающе клацнуть зубами. В то, что эти милые животные способны разорвать его на тысячу маленьких Шеннарчиков, одногруппник верил очень хорошо, а потому быстренько задвинулся за мою спину: нимфы, будучи духами-хранителями заповедных лесов, не могли находиться вдали от родительского дерева, и поэтому в путешествия брали с собой его часть, для удобства принимающую вид животного. Эти своеобразные фамилиары помогали, давали силы и охраняли своих подопечных от различного рода неприятностей - родительское дерево было заинтересовано в возвращении своей дочери целой и невредимой, а потому ее охранник всегда обладал внушительным набором клыков и когтей и не стеснялся им пользоваться.
  - Они явно больные, - убежденно выдал суккуб, выглядывая из-за моего плеча и проверяя отсутствие ретивых деревяшек. - Нафига мне духи?
  - Мне пора прекращать выражаться, - огорченно признала я. - Земной сленг плохо на тебя влияет.
  - Тогда давай вообще всех землян в чулане запрем, - фыркнул Кайл и от души съездил мне по больному плечу, ставшему таковым после вчерашней тренировки - тогда Риган в первый раз изменил свое решение не приближаться к 'худосочному суповому набору' и усердно принялся за мою муштру. Долго халявить и изображать из себя немочь не получилось: куратор вовремя заметил мои увиливания и прекратил их самым действенным способом - взялся за меня сам.
  - Не получится, они почти все русские, - поморщилась я, потирая больное место.
  - А что, это что-то значит? - озадачился спустившийся с небес Мартин. - Это же просто нация, нет?
  - Нет, дорогой мой друг! - торжественно ответила я, отодвигаясь к стойке с приборами и подносами. - На Земле русский - это не нация, это - диагноз!
  - Это точно, - подтвердил Кайл. - Пообщался я с этими землянами, так у меня мозг узлом завязался. Неудивительно, что они так сошлись с рикаррцами - псих психа всегда поймет.
  - Ну, они же не психи, - возразила я, нагружая свой поднос едой. После тренировки, как обычно, зверски хотелось есть. - Просто люди оригинальные. А вообще там у каждой нации свой бзик. Правда, по всеобщему мнению, русские в этом лидируют.
  - Забавная, должно быть страна, - задумчиво улыбнулся Мартин, изучая представленный ассортимент блюд. - Надо будет там побывать. Телепорты же работают?
  - Оставайся у нас, - щедро предложила я. - Назовешься папиным племянником и никаких проблем. Соседи к нашей семье уже давно привыкли, появление еще одного слегка неадекватного удивления уже не вызовет. Да и без поддержки на Землю лучше не соваться - можно к спецслужбам загреметь, а им плевать, что ты маг-некромант - они на своей территории. Конечно, рано или поздно тебя все же вытащат - Арлея пошлет запрос в верха, но до этого лучше не доводить. Землянам пока рано знать о соседстве с магическим миром - с ума сойдут. У них там только-только катавасия по поводу очередного конца света завершилась, у многих до сих пор сдвиг по фазе от разочарования, что его не было.
  - Какой интересный мир, - восхитился Мартин. - А у них концы света постоянно?
  - По расписанию, - хмыкнула я. - Каждый год.
  - Ага, а их случайно не вы устраиваете? - влез в разговор потерявшийся где-то Шеннар.
  Суккуб уже балансировал подносом с такой кучей еды, что башня, возвышавшаяся где-то на уровне глаз парня, грозила развалиться каждую секунду.
  - Куда тебе столько? - пораженно поинтересовалась я, наблюдая, как покачивается водруженная на самую вершину тарелка с мясом в подливе.
  - С учетом на Большого Голодного, - предупреждающе скосил глаз он.
  Тарк стоял за его спиной и, радостно порыкивая, загружал едой небольшую тележку, выданную ему поварами в первый же день. Бедные работники кастрюль и поварешек, с одного взгляда оценив клыки, бицепсы, трицепсы и прочие мышцы этой гороподобной туши, решили не вставать между троллем и едой его, мешая молодому растущему организму питаться. Сам Тарк отнесся к такому блату благосклонно, регулярно и по нескольку раз на дню наведываясь туда, где его так любили.
  - Не будем мешать священнодействию, - тактично предложил Кайл после нескольких секунд коллективного созерцания картины 'моя прелесть' по-тролльи.
  Мы молча с ним согласились и поскорее отправились искать свободный столик. Голодный Тарк относился к еде так трепетно, нежно и собственнически, что любой взгляд на его тарелку воспринимал как покушение на родную маму. Недели две назад еще не знавший о такой особенности тролльего организма Кайл попытался спереть с забронированных Тарком тарелок гроздь ягод, но отведать запретный плод не успел, тут же посредством мощного тычка разъяренного правообладателя пролетев полметра параллельно полу. Сам тролль потом, конечно, очень извинялся, но урок был усвоен - с тех пор на питающийся 'молодой растущий организм' окружающие его личности боялись даже смотреть.
   - О чем мы там говорили? - поинтересовалась я, усаживаясь за освободившийся секунду назад столик. Нацелившиеся на то же место, но тормознувшие в последний момент эльфы презрительно сморщили нос и пошли дальше. Некромантов в Светлом Лесу не любили до сих пор, даже после показательного выступления Каролины.
  - О Земле, - напомнил мне Мартин, усаживаясь рядом.
  - Ага, о том, что они там все немножко ку-ку, - подхватил Кайл, плюхаясь по соседству с братом и сразу же вгрызаясь в огромный, пропеченный чуть ли не до хруста шмат мяса. Вообще этот парень ел столько, что Лиана даже как-то не утерпела и провела полную диагностику его организма, по результатам выдав ошарашенное: 'Он реально все это жрет!'. После этого я в который раз зареклась не выражаться...
  - И про конец света, - добавил Шеннар, стаскивая с моего подноса бутерброд с колбасой и заменяя его листиком салата. - Меньше жрать надо, Риа, растолстеешь, тебя никто замуж не возьмет.
  - Обойдутся, - с достоинством ответила я, отбирая свой бутерброд обратно. - Я, может, Кайла в мужья хочу, вот и толстею.
  Парень замахал руками и сделал страшные глаза, но возразить ничего не смог - мешало увязшее в зубах мясо.
  - Пожалей беднягу. - оценил реакцию Кайла Шеннар.
  - Риа... - Кайл наконец растащил сцепленные едой челюсти. - Ты хороший друг, но извини, не та женщина, ради которой мужчины готовы на подвиги.
  - Ждешь идеальную? - съязвила я.
  Не то, чтобы я в свои восемнадцать лет всерьез рассматривала идею замужества вообще и за Кайла в частности - да не дай бог! - но все равно хочешь-не хочешь, а задело.
  - Идеальных не существует, - парень снова перевел фокус своего внимания на тарелку. - Мне будет достаточно девушки, достаточно сильной, чтобы меня поддержать и достаточно умной, чтобы хотя бы на первый взгляд оставаться на вторых ролях. Видишь ли, другого моя нежная мужская психика не выдержит. А ты, Риа, умная, но недальновидная, потому что пользоваться своими мозгами в правильном направлении совсем не умеешь. Иначе говоря, через пару десятков лет имеешь все шансы превратиться в Каролину.
  - Где это я недальновидная-то? - уязвленно пробурчала я, принимаясь наконец за свой завтрак.
  - А кто меня на последнем практикуме в стену впечатал? - возопил Кайл, патетически взмахивая вилкой с наколотой на нее картофелиной.
  - А нечего было открываться, сам виноват, - отбрила я, отмахиваясь от лучшего друга маньяка. - И вообще, хватит покушаться на мое убийство! Бойся не ножа, а бойся вилки, один удар - четыре дырки?
  - Оно самое, - расхохотался парень и со зверским выражением лица заколол лист салата.
  - Мы отошли от темы, - меланхолично произнес Мартин, с задумчивым видом рассматривая свою тарелку.
  В противовес вечно что-то жующему брату, он уделял еде поразительно мало времени, предпочитая заниматься какими-то своими делами, все свое свободное время пропадая в лабораториях корпуса некромантов. Вообще, несмотря на поразительное внешнее сходство, эти двое представляли собой почти полные противоположности: кареглазые шатены с чуть смугловатой кожей и похожими чертами лица, для незнакомого с ними человека они казались практически одинаковыми, для тех же, кто пообщался с парнями хотя бы несколько минут, разница была очевидна, как день. Активный и громкий Кайл и спокойный, немногословный Мартин. Двойняшки, они поделили все черты характера ровно напополам: младший Кайл вечно увлекался чем-то новым, но, сталкиваясь с препятствиями, быстро утухал и находил себе очередное занятие, а Мартин же был упорен, как советский бульдозер с заклинившими тормозами - встав на путь, он проходил его до конца. За три недели он успел вконец задолбать своими вопросами двух преподавателей, довести до нервного тика молоденькую аспирантку-целительницу и получить приглашение научной работы на трех кафедрах. Одно он даже принял и теперь вместе с некромантом-третьекурсником Заком Лирштейном дни и ночи напролет пропадал в подвалах родного факультета.
  - От какой? - Шеннар отвлекся от подмигиваний очередной красотке и наконец-то вспомнил, что времени до занятий осталось всего ничего, а он еще толком не завтракал.
  - Про русских, - педантично напомнил Мартин, складывая к себе в карман пару яблок.
  Он вообще, чем питается? На факультете мертвечиной?!
  - Да нормальные они, - отмахнулась я, в темпе приканчивая тарелку. - Просто эти люди умудряются находить выход из любых ситуаций и обожают нестандартные методы. У них даже поговорка есть: 'Даже если тебя съели, у тебя есть два выхода. Но через второй я принципиально не полезу'.
  Наверху одобрительно заржали - из похода по продуктовым рядам нашей столовой вернулся Тарк.
  - Посторонись! - прогудел тролль, плюхаясь на заскрипевший всеми суставами стул и раздвигая сидящих рядом братьев мощными плечами.
  Кайл и Мартин, не дожидаясь повторной просьбы, передвинули свои сиденья подальше от облизывающегося Тарка. Тот, твердо нацелившийся на 'покушать', любое препятствие между собой и комфортным поглощением еды воспринимал не иначе как возмутительным и требующим немедленного удаления - короче говоря, парням хотелось жить и дальше.
   - Привет, мальчики, - рядом с Тарком приземлилась Лиана, познакомившаяся с моими одногруппниками в первый же день, когда они внаглую завалились в нашу комнату в пять утра. Тарк к соседству эльфийки отнесся пофигистично - прекрасная, словно фарфоровая статуэтка, блондинка вызывала у него даже некое чувство защитника. К своей одногруппнице он проявлял определенную заботу, относясь к девушке, как к младшей сестре. Сама же Лиана воспринимала это как само собой разумеющееся, припахивая сильного тролля к вспомогательно-передвижным работам по переделке комнаты. Вообще все мои парни в присутствии блондинки как-то смирнели и только Шеннар начинал искать пути отхода - энергичная эльфийка вела за ним самую натуральную охоту, причем в отличие от остальных поклонниц ветреного некроманта, совсем по другой причине: девушка на полном серьезе планировала выяснить, в чем заключается 'эффект суккуба', а для этого ей нужно было провести кучу всевозможных исследований. Примерять на себя шкурку подопытного кролика Шеннар не желал, а потому активно старался не попадаться блондинке на глаза. Вот и сейчас он быстро стрельнул глазами в сторону выхода, но при одном только взгляде на личико девушки успокоился - степень уныния на нем зашкаливала, а настроя на охоту явно не было.
  - Опять? - сочувственно спросила я.
  Собственно, и спрашивать уже ничего не надо - лицо блондинки говорило само за себя. Лиана встряхнулась и попыталась улыбнуться:
  - Все нормально, правда.
  - Хочешь, я его побью? - кровожадно осведомился Кайл и предупреждающе выставил вперед вилку с очередным куском мяса на ней. - У меня есть смертельное оружие!
  - Спасибо, не нужно - эльфийка уныло ковыряла увядшие под ее взглядом листья салата.
  - Я сама. Как-нибудь...
  Я только покачала головой. О причине ее грусти я знала: он был блондином, сопровождал дипломатическую миссию Светлого Леса в Дейморе, откликался на имя Ликариэль и был женихом моей соседки.
  Познакомились мы с ним буднично и как-то совершенно обычно. Дело было в конце первой недели обучения, мы с Лианой, изнеможденные после очередной выматывающей тренировки по контролю за силами, валялись на своих кроватях в произвольных позах - сил пошевелиться и хотя бы раздеться не было совершенно. Риган, которого я попросила побыть контролирующим магом, оказался до тошноты дотошным человеком, заставляя нас отрабатывать один и тот же прием по сотне раз. Мы, скрипя зубами и сверкая глазами, молча соглашались: а что поделать, оставаться без магии в помещении нашей комнаты не хотела ни одна из нас - явление резонанса было повсеместным, количество покалеченных от его проявления неопытных магов зашкаливало, а желания пополнять эти скорбные ряды у нас не было. К этому моменту мы уже окончательно сдружились с Лианой: я до сих пор делила эльфов на две категории, но для этой конкретной представительницы ушастого народа сделала исключение, сама же блондинка, привыкнув к моей манере жизни и самовыражения, перестала относиться ко мне, как к вечно больной и умирающей человечке. Посмотрев пару раз, в каком состоянии я возвращаюсь после практикумов и тренировок с Риганом, она плюнула и просто махнула рукой на свой шкафчик с ингредиентами, заявив, что не нанималась хлопотать вокруг самоубийцы. Сама же эльфийка быстро избавилась от так потрясшей меня в первую же ночь маски девочки-колокольчика: блондинка оказалась девушкой весьма активной и боевой, а свое притворство объяснила порядками Светлого Леса - женщины там были в большей степени украшением дома, нежели самостоятельными личностями, а потому многие эльфийки изображали из себя эдаких фарфоровых кукол, управляя своими кланами руками братьев, сыновей или мужей.
  - У нас женщины - это нечто вроде универсальной сокровищницы. - пожимала плечами блондинка, объясняя мне что к чему в эльфийский пущах. - Красивая, богатая, умная... Мы все в той или иной степени красивые, богатые и умные - все кланы связаны между собой тысячью родственных связей, с определенной долей везения я могу претендовать и на трон Светлого Леса. Главное - женщина может произвести наследника, а это дороже любых богатств. Поэтому нас берегут, как ту самую сокровищницу, не дают нам права заниматься каким-либо мужским делом, оставляя на нашу долю уход за домом и садами. Вот и получается, что сначала мы выращиваем цветочки у родителей, потом - у мужа. Нас ведь даже замуж выдают задолго до вхождения нас в брачный возраст. Считается, что главам кланов лучше знать, какой парой будут эти двое, которые на самом деле только-только родились и еще понятия не имеют о существовании таких эльфов, как мама и папа.
  - Браки заключаются на небесах, - задумчиво пробурчала я, скептически изучая выглянувший в дырку в носке большой палец.
  Я валялась на постели, удобно закинув ноги на стену и рассматривая покрытый плющом потолок - детище Лианы, сообразив, что никто его здесь гонять не будет, разрослось до неимоверных масштабов, заполонив собой чуть ли не всю комнату. Правда, после того, как я честно сообщила ему, что я с ним сделаю, если он сползет с потолка на мою половину, плющ как-то поскромнел и даже ужался в размерах.
  - Именно, - вздохнула блондинка и скопировала мою позу, вот только носки у нее были целыми. - Вот скажи, ты бы согласилась на такую жизнь?
  - А если революцию устроить? - подала голос моя ручная змея. Как-то затихшая со времен моего поступления в Академию, теперь она проявлялась только в присутствии Лианы, остальных моих одногруппников называя оглоедами. - Забастовку? Типа 'Раз-два - пошел на! Три-четыре - рожай сам!'
  - Это не в рифму, - улыбнулась я и щелкнула пальцами по чешуйчатому хвосту.
  - Не нуди, зануда, - заявила татуировка, уворачиваясь от моих пальцев. - И нечего меня лапать немытыми руками!
  - Нет, с забастовкой не выйдет, - покачала головой эльфийка, так же как и я изучая взглядом потолок. - Многих наших женщин это положение дел вполне устраивает. Мы живем долго, а такая жизнь затягивает, как в трясину... Это сложно - остаться собой, когда единственное, на что ты имеешь право, это выращивание цветов.
  - Да, тоска... - змея задумчиво положила голову на свой же хвост.
  - И что, исключений ни разу не было? - недоверчиво спросила я. - Ни разу, ни одной эльфийке не приходило в голову, что так жить нельзя, и она не начинала бунтовать? Совсем-совсем никогда?
  - Ну почему никогда, - снова пожала плечами Лиана. - У нас есть древний закон, принятый уже не помню когда - о том, что женщина, получившая звание Мастера, приравнивается во всех правах к мужчине и власть главы клана на нее уже не распространяется.
  - А в чем именно?
  - А в чем угодно, - извернув шею, я увидела, как соседка невнятно прокрутила пальцами в воздухе. - Главное здесь - получить аккредитацию, подтверждение о том, что ты достигла определенных высот в каком-либо виде мастерства, а потому являешься Мастером.
  - Ага, и поэтому ты приехала в Академию, - смекнула я.
  - Именно, - судя по голосу, блондинка довольно улыбалась. - Об этом законе уже все позабыли. Теперь главы кланов отправляют своих дочерей на обучение для престижа, но я очень долго копалась в нашей библиотеке. Закон работает до сих пор, я специально смотрела. Даже нашла оригинал - все в порядке. Закончу обучение и заявлю о своих правах. Я не хочу быть безмолвной племенной кобылой, чей единственный удел - рожать и нюхать цветочки.
  - Боевая, - оценила змея и повернулась ко мне. - Вот видишь, Риа, а ты считала ее дурой.
  - Спасибо, мне так тебя не хватало! - с чувством выдала я, ощущая жар в ушах.
  Лиана только звонко рассмеялась.
  - Хочешь, я тебе помогу? - я перевернулась на живот и взглянула на соседку.
  - Как? - она повторила мой маневр.
  - Пока не знаю, - я пожала плечами и положила подбородок на скрещенные руки. - Но Каролина у вас там уже отметилась, а значит, пришел мой черед. К тому же меня, как представительницу рода, в котором четыре пятых - женщины, и практически коренную землянку, такое положение дел в вашем Лесу искренне бесит.
  - Шанарис выходит на тропу войны, - расхохоталась эльфийка и снова перевернулась на спину.
  - Я буду мстить и мстя моя будет страшна, - подхватила я, возвращаясь в предыдущую позу и патетически вздергивая руку вверх.
  Сползающую с кровати и собирающуюся что-то сказать Лиану прервал звук распахнувшейся двери, резким диссонансом прозвучавшим в уютном мирке нашей комнаты. Разглядев, кто стоит за порогом, эльфийка резко побледнела и, неловко выпрямившись, оправила одежду.
  - Ликариэль... - неестественно пустым голосом произнесла девушка и склонила голову.
  Контраст с предыдущей веселой, смеющейся Лианой был такой резкий, что я автоматически повернула голову в сторону двери, поинтересоваться, кого же там такого принесло, что моя уже почти подруга так резко выпала в осадок. Произвела я эти манипуляции, даже не удосужившись спустить ноги со стены и принять более приличествующую приему гостей позу. За порогом нашей комнаты стоял самый натуральный эльф первой категории моей классификации. Высокий блондин, одетый в выполненный в бело-серебряных цветах камзол, украшенный гербом одного из эльфийских кланов, на бедре сияет рукоять меча, а в глазах - презрение ко всему роду человеческому. Обласкав меня пренебрежительным взглядом, он задержал его на моих вздернутых в неприличной позе ногах и отметил белеющую на фоне черного носка дырку на пальце - я прям видела, как он составляет обо мне мнение из раздела 'ниже плинтуса'. Сообщив мне взглядом, что он думает о людях вообще и обо мне в частности, он перевел его на мою соседку.
  - Лианурианель, - голос у него был красивым. Если слушать его, не беря в расчет остального эльфа. - Мне кажется, отправляясь на обучение в Академию, вы получили наставление от вашего отца получить все знания, что может предоставить это заведение, а вовсе не для того, чтобы проводить бесценное время в ваших комнатах в пустой болтовне с человечкой.
  - Да, лиэр, - послушно склонила голову Лиана, словно и не она всего полчаса назад колдовала на пределе сил, раз за разом получая резонанс. От необратимых последствий нас уберегла только защита тренировочного зала: стены, покрытые тонким слоем стерлита, не позволяли колебаниям магического фона выходить наружу, а мягкие маты, раскиданные по всему помещению, спасли от каких-либо значимых последствий - мы отделались только россыпью синяков по всему телу. Так же большое спасибо за это надо было бы сказать и Ригану - въедливый до отвращения куратор извращался над нами, как мог, но результат был почти сразу: упражнение на максимальное сближение противоположных по сути своей потоков сил выматывало до предела, но это был единственный способ сгладить явление резонанса. Было сложно не физически - морально. Находясь рядом с извечным противником, силы бунтовали и выходили из-под контроля, и только благодаря опытному Ригану, раз за разом прекращавшим тренировку за секунды до столкновения, нам не приходилось идти за лечением к целителям.
  'Идиотка, не туда смотришь!' - рыкнула в моем сознании змея, - 'Как она его назвала!'
  'Лиэр?' - попыталась вспомнить я. - 'Погоди-ка, лиэр?!'
  Я не специалист-переводчик с эльфийского, но тут справиться мог бы и ребенок - слово относилось к одному из многих, позаимствованных людьми из языка перворожденных.
  Господин.
  Отец, муж или брат. Для женщины-эльфийки - старший родич, отвечающий за нее перед главой клана.
  - Тогда я советую вам, моя дорогая невеста, - пришелец, так и не получив разрешение ни от одной из хозяек комнаты войти, до сих пор стоял за порогом, но выглядел при этом чуть ли не принцем в квартале торговцев рыбой. - Более серьезно относиться к заветам вашего отца и сделать все, дабы оправдать его высочайшее доверие.
  'Невеста?' - судя по щекотке на коже, моя змея ошарашенно сползла куда-то на живот. - 'Этот тощий сноб - жених Лианки?!'
  - Да, лиэр, - снова повторила подруга.
  Кажется, у нее закончились слова. У меня они были, но все поголовно матные. Да я уже сейчас чувствую, что он козел!
  - Я прибыл в Деймор в составе дипломатической миссии Светлого Леса в Тайрской империи. Вы всегда можете найти меня в здании эльфийского посольства. - этот, как его, Ликариэль, положил ладонь на рукоять меня и снова окинул меня презрительным взглядом. - И советую более внимательно относиться к окружающим вас существам. Люди, а тем более некроманты, не самые подходящие собеседники для наследницы эльфийского клана.
  Мое желание вякнуть что-нибудь в ответ на это хамство было почти непреодолимым - остановил только предупреждающий, умоляющий взгляд моей соседки, который она мне послала, не поднимая головы.
  - Да, лиэр. Как скажете.
  Лиана так и стояла, уперев взгляд в пол. Прямая, как палка, руки вдоль тела, в глазах - я видела отсюда совершенно отчетливо - обреченность пополам с какой-то мрачной решимостью.
  'А давай мы его кокнем?' - предложила змея. Ей Лиана нравилась. - 'У ушастых вечно крышу от вашей магии сносит, айда ты колданешь, он вырубится, а там уже посмотрим, куда труп закопать'.
  'Ага, и получить на свою голову целый Лес обозленных остроухих,' - мрачно продолжила я. - 'Нет уж, тут надо действовать тоньше....'
  Меж тем эльф, кинув застывшей, словно изваяние Лиане еще пару колких фраз, развернулся и ушел по коридору прочь. Я даже не поленилась слезть с постели, дабы проследить его путь взглядом. Дождавшись, пока спина надменного остроухого скроется в тени лестничного пролета в конце общего коридора, я вернулась в комнату и увидела, как подруга оседает кулем на пол, прислоняясь спиной к ножке кровати.
  - Скажи честно, ты действительно собралась за него замуж? - я пристроилась с ней рядом. Так пока и не заговоривший фикус укоризненно-сочувствующе шелестел листочками, змея безмолвствовала.
  - Нет...Нет. - заторможенно, споткнувшись на первом же слове, ответила Лиана и закрыла лицо руками.
  - Ты поэтому приехала в Академию, - я с досадой стукнулась затылком о спинку кровати эльфийки. - Теперь все понятно. Тебе не звание Мастера нужно, тебе нужна свобода от этого сноба.
  - Меня отдали ему, еще когда я была ребенком, не вошедшим в брачный период, - неожиданно для меня начала рассказывать эльфийка. Она подтянула колени к подбородку и уставилась на возложенные на них скрещенные руки - чувствовалось, что ей просто хотелось выговориться. - Договор между главами двух кланов, обычная практика. Мы росли вместе. Наверное, даже дружили.... Не знаю. Мы всегда относились друг к другу довольно хорошо, насколько это вообще возможно в высшем эльфийском обществе, и всем окружающим казалось, что это довольно удачная партия. Третья наследная принцесса клана Серебряной Листвы и первый - Золотого Ветра, пусть и не совсем родной. Ликариэль... Он хороший, правда. По-своему, но хороший. Поначалу к новости о своей с ним помолвке я отнеслась довольно спокойно. У эльфов такие дела не вершатся так же быстро, как у людей, а потому у меня было достаточно времени. Но видишь ли, я младше Ликариэля. Я взрослела и менялась, и в какой-то момент поняла, что не хочу. Я не хочу замуж. Стать приличной женой и матерью тогда, когда сама еще жизни не видела, просидев все свои шестьдесят восемь лет за забором отцовского замка? Когда вместо того, чтобы носить кружевные платья по последней моде и шуршать веерами в бальных залах, я хочу носиться по дорогам в мужских штанах и лечить людей? Но больше того, что я не хочу замуж, я поняла, что я не хочу замуж за Ликариэля. Мы с ним настолько разные, настолько другие, что... У нас нет ни одной точки соприкосновения. Наши миры так далеко друг от друга, что факт, что мы обручены едва ли не с рождения, уже не имеет никакого значения. Он другой, я другая, все, детство прошло. Я не хочу быть безмолвной раскрашенной куклой в мужских руках, он - осуждает любое своеволие. Я хочу завоевать себе свободу, он - исступленно соблюдает наши законы. Мы не просто разные, Риа. Мы - противоположности с разными знаками. Свадьба и совместная жизнь погубят нас обоих. И весь Светлый Лес тому пример...
  Я молчала. А что я могла ей сказать? Ничего. Только пообещать себе, что сделаю все, лишь бы избавить подругу от нежеланного замужества.
  ***
  - Лиана, не переживай, - бодрым тоном сказала я и растрепала светлые волосы подруги. - У тебя есть мы, а у нас есть дикое, просто неимоверное желание тебе помочь. К тому же этот тип взбесил меня сразу, а значит, жить ему осталось недолго. Хочешь, у Каролины мастер-класс попрошу?
  - На тему 'Как избавиться от нежеланного жениха так, чтобы потом никто не нашел труп'? - ехидно осведомился Кайл, поглощая очередную тарелку рагу.
  Господи, да куда в него столько лезет?!
  - Ну, это детали, - тактично ответила я, с трудом отводя взгляд от самого кошмарного зрелища в моей жизни - жующего Кайла. - Хотя возможно, потому что я ни разу не слышала о ком-либо, добившимся благосклонности Каролины.
  - Ну, у твоей мамы ведь наверняка есть папа, - пожал плечами Шеннар. - Открою тебе секрет, детка, без этого дети не рождаются.
  Я окинула этого сердцееда насмешливым взглядом и, стащив у суккуба из-под носа тарелку с его любимыми ягодами, похожими на гибрид земных малины и земляники, подсунула ее под нос троллю. Тарк, не отвлекаясь от мяса, что-то благодарно пробурчал в ответ, а сам Шеннар наградил меня злобным взглядом.
  - Папа-то может быть и есть, - я откинулась на спинку стула и вгрызлась зубами в яблоко. - Вот только никто не знает, кто он такой.
  - Даже Ринесса? - проявил интерес к нашему разговору Мартин.
  - Даже мама, - я пожала плечами, в темпе, большими кусками, как утка, заглатывая сочную мякоть.
  Времени до конца завтрака оставалось в обрез, а нам еще нужно было добежать до лекционной аудитории в главном корпусе. Преподаватель истории магии, достопочтенный и уважаемый всеми гном, чье имя не мог выговорить ни один студент первого курса и которого все величали 'глен магистр', обладал идеальной памятью на лица, скрупулезно отсчитывал время любого опоздания и, как утверждали суровые старшекурсники, обожал экзамены. Впрочем, предмет свой он тоже любил, подавая самую обширную по теоретическому материалу дисциплину в форме баек и рассказов, и только за это мы его уже любили.
  - А может Каролина того, - суккуб пошевелил пальцами в воздухе. - Ну, на Земле же бабы вообще могут без мужиков рожать, не?
  Я не выдержала и бросила в нахала недоеденным яблоком. Огрызок пролетел над заставленной тарелками столешницей и с сочным чмоком впечатался в щеку Шеннара, с удовольствием оставив на ней мокрый след.
  - Дождешься у меня, прокляну так, что и Каролина не снимет! - желание осуществить угрозу было практически непреодолимым. Еще бы, война по поводу неизвестного дедушки началась в моей семье еще задолго до моего рождения и продолжалась по сей день. Для мамы это был еще один пункт в списке претензий к родительнице, но Каролина стойко держала оборону, посылая ее и всех остальных любопытствующих по известному адресу. Никто из нас не имел даже малейшего понятия о том, что за история тогда приключилась между бабушкой и предполагаемым дедушкой, но все в моей семье знали, что мама после очередной ссоры с Каролиной пообещала достать 'этого козла из-под земли, а потом настучать по репе и тебе и ему за то, что ребенок без отца растет!' Причем незаметно для самой себя мама умудрилась забыть, что уже пару лет как разменяла пятый десяток и сама уже воспитала дочь. Помнится, папа на это только флегматично пожал плечами и продолжил покачиваться в купленном на Земле гамаке, нагло установленном прямо посреди замкового парка. К темпераменту женщин Шанарис он привык еще во время учебы в Академии, и сейчас все крики мамы и бабушки были для него как гусю вода.
  - Как думаешь, найдет? - я валялась на столь же честно стыренном из Земного дома шезлонге и потягивала из стакана сок.
  Змея блаженно растянулась на моем животе, подставляя солнцу чешуйчатые нарисованные бока, а в теньке от непомерно заросшей растительностью ограды, поглядывая на нас бдительным глазом, развалился один из гандхарвов. Гибрид крокодила и собаки, он пугал неподготовленных к такому зрелищу людей костяными наростами по всему телу и длинным шипастых хвостом, но внутри был, пожалуй, самым добрым существом из всех, что я встречала.
  - Она сейчас отпыхнет, - из гамака высунулась нога и, пнув землю, послала полотняное ложе в новое плавание. - А отпыхнув - забудет. Иначе говоря, про твоего дедушку она вспомнит, только если он окажется под ее носом.
  - Хочешь сказать, мама такая необязательная? - я перевернулась на пузо и помахала Шарти рукой. Гандхарв ухмыльнулся клыкастой пастью и слегка вильнул хвостом. Ему было жарко.
  - Кто тебе сказал такую чушь? - папа высунулся из гамака и спер мой стакан с соком. - Просто ее бронепоезд стоит на запасном пути. В отличие от Каролины, Ринесса никогда не начинает действовать, пока полностью не убедится в справедливости своих решений. Иначе говоря, она осуществляет свои угрозы, только если соберет полный пакет доказательств твоей вины.
  - То есть, деду, кем бы он ни был, все равно не жить? - попыталась перевести я.
  Сопровождаемая щекоткой по коже, недовольно бурчащая змея переползла мне на спину и продолжила греться на солнце.
  - Ну ты уж монстра-то из мамы не делай, - укоризненно скосился на меня папа. В пляжных шортах и темных очках, покачиваясь в стандартном гамаке массового производства, здесь, посреди заросшего парка на фоне средневекового замка, он выглядел как инопланетянин в защитном скафандре в толпе пещерных людей. - Так, покусает маленько. Ей же на него по большому счету плевать, просто уж из-за чувства противоречия Каролине.
  - Похоже, чувство противоречия бабушке для нас - главный двигатель прогресса, - хмыкнула я, озабоченно оглядывая собственные плечи. Моя белая кожа загорать нормально не умела или просто мастерски прикидывалась, несмотря на все мои усилия вспыхивая флагманским красным цветом и облезая любой змее на зависть.
  - А ты как хотела, - усмехнулся папа. - Каролина - опытный управленец, она всегда знает, когда нужно надавить на чувства окружающих так, чтобы получить нужный тебе результат.
  - То есть мы у нее под колпаком?
  - Именно, - мой отец-некромант вежливо кивнул пролетающему мимо, слегка серебрящемуся на солнце призраку управляющего.
  - А мой гипотетический дед? - приподнявшись на локте, я повторила его движение. Бывший граф Деляро с достоинством выполнил старомодный поклон в нашу сторону и полетел по своим делам дальше. За ним, старательно отводя глаза от моего непривычного для Арлеи купальника в сторону и при этом пытаясь выказать нам, как владельцам этих земель, должное почтение, как-то боком и с подскоками прошел староста ближайшей деревни.
  - Оставь это дело Каролине, - папа с интересом проследил за этими маневрами. - Я думаю, она разберется здесь лучше кого бы то ни было.
   ***
  Естественно, мы опоздали. Весь путь от столовой до нужной нам лекционной аудитории мы с Шеннаром усердно препирались друг с другом под присмотром братьев и спешно что-то дожевывающего тролля. Я дула губы и грозила суккубу кулаком, а он методично извинялся, при этом старательно пытаясь сохранить прежний невинный и неприступный вид. Кайл подначивал, Тарк сопел где-то в вышине, Мартин хмыкал - словом, все были при деле. Лиана, задумчиво поджав губу, плелась где-то сзади и не издавала ни звука - насколько я успела узнать эту девушку, в данный момент она составляла целый план по избавлению себя любимой от навязанного отцом жениха. Судя по изредка кидаемым на меня взглядам, список пунктов включал в себя варианты от 'угостить настоечкой' до 'отдать Шанарис на съедение', а это значило, что предприимчивая эльфийка не преминет припахать к претворению своей операции 'Свобода' в жизнь всех моих парней вообще и меня в частности. Я состроила ей из пальцев козу и одобряюще улыбнулась, дескать, прорвемся. В том, что Тарк, наша главная боевая единица, сделает ради фарфоровой куколки с эльфийсками ушками что угодно, я не сомневалась, Шеннара заставлю, Кайл влезет по самую шею сам, а Мартин брата никогда не бросит. Так что не переживай, блондинка, избавим мы тебя от этого сноба дипломатической породы!
  Кстати, какой он к лешему дипломат, если позволил себе выражаться в адрес человеческой расы в присутствии представителя оной? Да такие 'чемоданчики' нам всю мировую политику к чертям разбомбят и не заметят. Куда только Повелитель смотрит?
  Блондинка повеселела и улыбнулась в ответ.
  - Ну ладно тебе, Риа, - гундосил Шеннар, когда мы всей гурьбой вваливались в заждавшуюся нас аудиторию. - Ну чего ты ломаешься, я ж любя сказанул.
  - Господин Шариент, уламывать единственную не поддающуюся вашему обаянию девушку на совместное времяпрепровождение будете не в этом месте, не в этой аудитории, и уж точно не во время моей лекции! - стоящий на специальном возвышении за кафедрой гном обладал не только огромным занудством и интересной формой подачи материала, но и идеальным, весьма редким для представителей подгорного народа острым слухом, благоприобретенным не иначе как вследствие многолетнего преподавания в Академии.
  Аудитория, вместившая в себя первокурсников со всех факультетов Академии, захихикала, а я тут же почувствовала себя на перекрестье десятков ненавидящих взглядов. Женский контингент этого университета монстров вел за ним охоту уже почти месяц - весельчак и балагур, он не прекращал подмигивать особо симпатичным студенткам даже во время тренировок с Риганом, а после, в очередной раз послужив боксерской грушей для Тарка, с которым куратор их вечно ставил в спарринги, бежал на следующее свидание к новой красотке. Несмотря на очевидную ветреность брюнетистого красавчика, армия его поклонниц сокращаться была не намерена, увеличивая свою численность в арифметической прогрессии. Пожалуй, единственными, на кого обаяние суккуба действовало странно или не работало вообще, были только мы с Лианой. Эльфийка все пыталась разобрать ушлого парня на винтики, чтобы посмотреть 'а где у вас тут пропеллер включается', а я не уставала возносить хвалебные речи пропавшей в веках и неизвестном направлении Шариане за ее столь удачно пригодившуюся мне наследственность. Собственно, сам Шеннар от такого возмутительного пренебрежения с нашей стороны к своим талантам ничуть не страдал и был даже рад, регулярно по два раза в неделю заваливаясь в нашу общую с Лианой комнату, картинно стеная о том, как его достали эти поклонницы. Прижимая одну руку к голове, а другую к сердцу, изображая Пизанскую башню и забывая снять грязные сапоги, он падал на мою кровать умирать до тех пор, 'пока не найдется та, что полюбит меня за мой богатый внутренний мир'. Обычно в процессе гастролей этого театра одного актера в комнату вваливался тролль и приносил с собой очередной копченый окорок, честно выпрошенный в столовой на еще один сеанс питания молодого растущего организма. На грохот, шум и мои крики заявлялся Кайл. Спустя еще примерно полчаса приходил невесть как почувствовавший присутствие своего брата на женской половине общежития Мартин, и все начиналось по новой.... Кайл юморил, Тарк хохотал, Мартин ковырялся в чем-то некромантском, честно стыренном из нашей лаборатории, фикус Геннадий испуганно шелестел листочками, Лиана возмущалась, Шеннар напоказ страдал... Выманивался он из этого состояния только внеплановой кормежкой или новым всплеском исследовательского интереса эльфийки. Этот момент суккуб отслеживал особенно тщательно, догадываясь о том, что пора тика́ть, по самым незначительным, казалось бы, деталям. Видимо, сказывалось недюжинное знание женской натуры, передающееся в роду этих обольстителей едва ли не по наследству.
  - Да мы как бы не это... - Шеннар покраснел ушами и толчком под лопатку выпиннул меня вперед. - Вы только гляньте на нее, она же страшная! Кожа, кости, и подержаться не за что!
  Хихиканье переросло в хохот. Я попыталась достать подлого суккуба пинком, но он увернулся и спрятался за ржущего тролля.
  - Вот, видите! Еще и дерется! - высунувшись из-за спины Тарка, плаксивым тоном наябедничал этот гад.
  Я не выдержала. С моих рук сорвалось любимое плетение мамы, простота которого могла поспорить лишь с его же элегантностью. Едва оформленное кружево магических нитей пролетело сантиметров десять и... распалось, соприкоснувшись с грубой кожей тролля. Сидящие за установленными по типу Колизея рядами парт студенты заухмылялись, ехидно и самодовольно.
  На детях гениев природа отдыхает...
  Отдыхает ли? Я перешла в иной диапазон зрения и молча ждала. Магический узор возродился из пустоты так стремительно, что шансов увернуться от него у не ожидавшего нападения и поверившего в мою оплошность суккуба практически не было. Мощно, с оттягом протащив свою жертву по мраморному полу, плетение впечатало ее в дубовую дверь и, помедлив на границе между кожей и аурой, нырнуло внутрь, разрастаясь по его телу видимым в магическом диапазоне черным цветком. Шеннар затих, даже не дернувшись - впившийся в его ауру узор принялся за работу сразу и, едва ли не облизываясь, отчаянно вампирил энергию и жизненные силы активного суккуба, с каждой секундой все больше и больше наливаясь ядовито-зеленым светом.
  На рядах, занимаемых целителями, послышались вскрики и скрип отодвигаемых лавок. Опережая своих коллег по цеху, над пострадавшим склонилась Лиана, коротко осмотрев учиненную мной гадость, она жестом подозвала к себе тролля. Тарк послушно присел рядом и под командованием эльфийки начал бережно доставать из ее сумки одну за другой скляночки из темного стекла.
  Нет, все же отдыхает.
  Это произошло в прошлом году на ежегодном Осеннем балу в императорском дворце в Дейморе. Весь цвет аристократии в одном зале, шорох платьев и сияние драгоценных камней, поклоны и реверансы в лицо, а за спиной - пренебрежительные хмыки. Картина, одинаковая для всех миров и всех государств. Своеобразная классика жанра власть имущих.
  Не имею ни малейшего понятия, из-за чего произошел конфликт моей мамы с супругой главы клана Тарийских, но прекрасно помню, как быстро лощеные аристократы раздались в стороны, освобождая центр огромного зала для дуэли. Временно была снята магическая блокировка, возле императора, охраняя его от шального плетения, встали суровые гвардейцы, а в круг вместо Динарии Карийской вышел ее муж. Дуэль как способ расставить все точки над 'ё' и выяснить, кто неправ, использовалась в Тайрской империи испокон веков. Истина в последней инстанции, когда уже невозможно договориться - моя вспыльчивая мама, видимо, раздраконенная колкой фразой главной сплетницы императорского дворца, на меньшее уже была не согласна. Ринесса, слегка заплывшая жирком на благополучной с точки зрения отсутствия магической составляющей Земле победить одного из самых опытных боевых магов империи не могла по определению, но и проигрывать просто так не собиралась. Легкая тень плетения проскользнула по границе ауры мужчины во время дуэли, и тогда никому и в голову не пришло звать к вышедшему из дуэли без единой царапины лорду Карийскому целителя-аналитика. Супруг повздорившей с леди Шанарис слег только на третий день, а вызванный из городского госпиталя лекарь обнаружил в его ауре мощного, насосавшегося энерговампира. Помнится, тогда уничтожать свое творение приехала сама автор - подозреваю, немалое влияние на принятие этого решения оказал папа, за два десятка лет брака наловчившийся виртуозно капать маме на мозги.
  Да, до мастерства дипломированного мага мне еще как пешком до Луны. Да и потренироваться не мешало бы... Ригана что ли попросить?
  За жизнь Шеннара я не боялась: мне, только недавно посредством тренировок с куратором и Лианой научившейся хоть мало-мальски контролировать собственную силу, до причинения сколько-нибудь значимого вреда было очень далеко по самой банальнейшей причине - моя неразвитая аура сейчас просто не способна переместить достаточное для этого количество энергии. Маг - это не повелитель волшебной палочки и бороды старика Хоттабыча. Его можно сравнить со спортсменом на Олимпиаде - даже имея обширный резерв, ни один маг неспособен сотворить чудо просто так, без подготовки. Эти сказки, которые так легко рассказывают на Земле, не имеют на самом деле ничего общего с реальностью. Как и спортсмену, чтобы достичь хоть сколько-нибудь значимого результата, любой маг должен работать, постоянно тренируя свою главную мышцу - ауру.
  Так что нет, я не боялась. Созданная мной псевдосущность просуществует максимум полчаса, украденная ей жизненная сила распылится в воздухе, вернувшись в природу, а сам суккуб восстановит энергопотерю уже к утру следующего дня, просто плотно покушав и отдохнув. К тому же рядом Лиана со своими скляночками, целая толпа обожающих суккуба девушек-целительниц и огромная Академия, набитая магами всех мастей и профессий - надо быть полным идиотом, чтобы умереть в таких условиях. Шеннар же таковым не был, но вот взбучка ему явно требовалась.
  - Перегнул палку, - холодным тоном сказала я и, пройдя мимо зашевелившегося суккуба, поднялась на третий ряд.
  Две вдруг очутившиеся соседками со страшной мной девушки-целительницы посмотрели на меня взглядами, полными ужаса и отодвинулись по лавке как можно дальше. Ах да, я же покусилась на святое - милашку Шеннара...
  - Что ж, будет ему урок на будущее, - флегматично отметил гном, толстым, как сарделька, пальцем, поправляя очки в тонкой золотой оправе. - Студент Скалозуб, студентка Таранирельмиер - тьфу, ну и фамилии у вас, язык сломаешь - я вижу, наш болезный пришел в себя, так что усадите его за парту, а после лекции отведите в корпус к целителям. И оставьте ему записку с напоминанием о том, что женщин лучше не злить. Господа Найршар, вам нужно особое приглашение? Почему Шанарис уже за партой и готова записывать лекцию, а вы стоите в дверях, изображая из себя объевшихся травы сусликов? Быстрее-быстрее! И да, за сегодняшнее опоздание можете уже сейчас начинать готовиться к дополнительному вопросу в вашем экзаменационном билете, можете начинать готовиться уже сейчас. Студентка Шанарис, о всех обстоятельствах сегодняшнего инцидента декан вашего факультета узнает уже к вечеру этого дня. Возможно, ваш коллега и заслужил такую взбучку, но в следующий раз убедительно прошу вас выяснять свои отношения на рабочем полигоне и в присутствии вашего куратора как минимум и команды целителей как максимум. Мои занятия - не место для драк, запомните это раз и на всю жизнь, потому что если я еще раз увижу на своих лекциях такую картину, за ворота Академии вылетите быстрее, чем успеете сказать 'мама'! И это касается всех! - он одарил притихшую аудиторию грозным взглядом.
  - Слышь, Риа, - зашептал пробравшийся до меня Кайл. - Шеннар хоть выживет?
  - Да куда он денется, - так же тихо ответила я, бдительно следя за деловито шуршащим бумажками гномом. - Я ж не зверь. Просто достал он меня, вот и не выдержала. Это обычное плетение, построенное по принципу энерговампира, просто усовершенствованное моей мамой.
  - Научишь? - над левым ухом обозначился Мартин.
  - Попробую, - пообещала я.
  - Шанарис, Найршар, еще один вопрос на экзамене ваш! - гном, снова воздвигшийся на своем возвышении, терпеть не мог шушукающихся студентов.
  Глянув один раз в суровое, испещренное глубокими морщинами и полузакрытое густой бородой лицо, я посчитала за лучшее заткнуться. Вздохнув в унисон, братья так же зашуршали тетрадями. Тускло поблескивающее на шее гнома массивное мифриловое ожерелье с квадратной бляхой в центре недвусмысленно намекало на ранг Мастера своего обладателя, заплетенный же в две косы и завязанный шнурком с металлическими шариками кончик бороды сообщал, что возраст конкретно этого гнома перевалил за три сотни.
  Глен Фарштрбрадх - причем это имя было облегченным вариантом - одарил нас еще одним предупреждающим взглядом и прокашлялся. Аудитория окончательно затихла, а студенты навострили ручки - несмотря на довольно либеральный характер, лодырей на своих занятиях гном не терпел и наказывал очковтирателей не только дополнительными вопросами на экзамене, но и постановкой в известность кураторов проштрафившихся личностей. Те же к лентяям относились чуть ли не по-отечески, ласково выбивая дурь на дополнительных тренировках. Держу пари, еще никогда со времен основания Академии студенты не рвались к знаниям так, как сейчас....
  - Тема лекции у всех групп всех факультетов была изменена по просьбе директрисы Шанарис, - звучным, чуть хрипловатым голосом начал магистр. - Надо признаться, поначалу я немало удивился - эта информация несет в себе определенную опасность для вас и для общества, но все вопросы сняло специальное распоряжение императора за его подписью. Период истории Арлеи, все упоминания о котором были стерты из общеизвестных источников по обоюдному соглашению между правителями стран - не возражала даже Конфедерация, испокон веков противостоящая Тайрской империи. Время, о котором я говорю, получило имя Войны Крови - название, отображающее суть тех годов исключительно верно и в самом прямом из всех возможных смыслов.
  В его неспешном, неторопливом монологе возникла пауза - магистр снова окинул нас орлиным взором спрятавшихся за стеклышками очков глаз. А мы молчали. Он был прав - я, регулярно проверявшая семейную библиотеку в родовом замке на наличие интересных книг и в свое время по настоянию бабушки выучившая всю историю Тайрской империи едва ли не наизусть, о периоде Войны Крови знала только то, что он был. Статистика по погибшим и пропавшим без вести ужасала, но это было единственное, что я смогла найти.
  - Каждый из вас маг. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. У кого-то большой резерв, у кого-то - большие мозги. Но всех вас объединяет одно - вы способны в том или ином количестве поглощать энергию Арлеи и посредством определенных манипуляций творить чудеса. Это весьма приблизительное определение, но оно все же отражает суть самого процесса колдовства. Однако магом нужно родиться, не так ли? Может научиться бегать человек без ног, может научиться петь человек без голоса, но колдовать, не имея к этому никаких способностей, не может никто - это основной закон природы, который еще 389 лет назад считался непреложным. Именно тогда была открыта магия крови, воспользоваться которой мог абсолютно каждый. Главное условие это, как исходит из названия, наличие этой самой ценной для каждого из нас жидкости в венах.
  Этот вид колдовства был открыт совершенно случайно одним из самых эксцентричных ученых-исследователей Светлого Леса, главой клана Звездного Ветра. Лайрионель занимался изучением магических потоков Арлеи и, разыскивая способ, как можно облегчить стандартную магию, он открыл, что кровь любого живого существа - это энергия в чистом виде, по своей природе схожая с той, что используется для колдовства любым магом. Был произведен ряд экспериментов, доказавших, что обычный, неодаренный особыми способностями человек (раса не имеет значения) может возместить отсутствие способной к контролируемому перемещению энергии ауры неким количеством правильным способом обработанной крови. Открытие произвело настоящий фурор - с каждым годом потребность жителей Арлеи в магах росла, а тут появился такой шанс одним махом избавиться от миллиона проблем! В исследования включились сразу несколько ведущих стран, были созданы десятки оперативных групп, работавших по всему миру, от добровольцев, желавших ощутить на себе ранее неизведанное могущество мага, не было отбоя... Лайрионель стал настоящим героем, ему едва ли не поклонялись! Еще бы, ведь магия крови была способна удовлетворить любое требование своего владельца, вплоть до предсказания погоды на завтра и лечения затянувшейся болезни!
  Гром грянул через несколько месяцев после обнародования главного научного открытия за всю историю Арлеи. Все было просто до безумия - жажда. Эльфы клана Звездного Ветра, самыми первыми вслед за своим главой начавшие практиковать новый вид магии, превратились в настоящих наркоманов от крови. Им не нужна была власть, у них не было какой-то идеи, они просто хотели силу. Еще и еще, снова и снова, так много, как только возможно... Сообразив, что в качестве источника энергии необязательно использовать только свою кровь, они переключились сначала на своих соотечественников, а потом и на другие расы, выкачивая ценную жидкость литрами и заливая в специально сконструированные все тем же Лайрионелем накопители.
  Когда до политической верхушки участвовавших в самом масштабном эксперименте Арлеи стран дошло, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, было уже катастрофически поздно - эльфийский клан Звездного Ветра подмял под себя весь Светлый Лес и недвусмысленно посматривал на остальных соседей. Империя, город-государство гномов Гаредшердшах и Конфедерация, чьи границы с землями перворожденных были общими, забили тревогу. Были отозваны все оперативные исследовательские группы, архивы запечатаны и увезены в неизвестном направлении, некоторые участники эксперимента незаметно пропали, наверняка найдя последний приют где-то в земле, а к Светлому Лесу выдвинулись спешно собранные армии, в чьем составе не было ни одного мага крови.
  Вот тогда-то последователи Лайрионеля и выложили на стол своего поистине козырного туза: открытая их предводителем магия была способна и правда на все. На все, включая и некромантию, от которой ранее у всех перворожденных сносило крышу. Извращенную и грязную, но - некромантию. Созданная посредством кровавых ритуалов нежить уничтожила едва ли не половину идущей против них армии, еще часть погибла в пути от более классических, но на диво мощных магических атак оборонявшихся - расходного материала у них было предостаточно.
  Война грянула через семь месяцев после грандиозного открытия Лайрионеля, длилась три с половиной года и унесла с собой жизни чуть меньше половины населения Арлеи. Клан Звездного Ветра был казнен в полном составе, начиная с их предводителя, все упоминания о магии крови стерты, а те, кто хоть как-то участвовал в эксперименте, дали клятву жизнью о неразглашении информации.
  - И причина, по которой я, подчиняясь приказу императора, рассказываю вам об этом запретном периоде истории Арлеи в том, что согласно заключению заслуживающих уважение специалистов,среди которых, кстати, и небезызвестная всем нам Каролина дель Шанарис, последователи магии крови вернулись и уже ведут активную деятельность на территории империи и некоторых других стран. В связи с переходом Академии на военный режим, вы оказались несколько отрезаны от жизни, протекающей за воротами в том же Дейморе, а потому, возможно, и не знаете о том, что в империи участились случаи нападения нежити на людей вблизи имперских городов, оборудованных сертифицированной Надзором за магическими вещами защитой. Все амулеты инструментального контроля были созданы в разное время в разных лабораториях, на обычную нежить реагируют соответствующе своей модификации, а на эту - совершенно индифферентно, то есть никак. Естественно, такая ситуация не могла не обеспокоить императора, в связи с чем из отпусков вызваны все оперативные рабочие группы, включая и тех, что долгое время находились за пределами Арлеи, все гражданские маги поставлены, как говорят земляне, 'в ружье', а в стране объявлено чрезвычайное положение. Кроме того, известно о большом количестве пропавших, и о местах проведения странных, не использующихся в любой известной нам отрасли магии ритуалах. Словом, все надеются на лучшее, но готовятся к худшему. В ближайшие несколько дней завершится распределение вас по местам прохождения так называемой практики, и я прошу вас - будьте максимально осторожны! Дети не должны знать войны, но видят боги, иногда без их помощи не обойтись.
  Магистр замолчал и горько усмехнулся, уставясь остановившимся взглядом в дерево поверхности кафедры. Мы переглянулись с Мартином. Похоже, нас ждет тяжелая практика. В каком же отчаянии находятся министры, что согласны отправить магов-недоучек едва ли не на передовую?
  ***
  - Итак, кто что скажет на тему сведений, высказанных сегодня магистром Фарштрбрадхом?
  Совет 'некроманты плюс двое' ожидаемо собрался после занятий в нашей комнате. Сегодня тренировка была просто адской, но никто, включая травмированного мной Шеннара даже не пытался протестовать - понимание, что любой гран информации, любое движение, отработанное сейчас под руководством Ригана, может когда-то спасти нам жизнь, стимулировало не хуже пинка под зад. Куратор понял все, лишь бросив один взгляд на наши задумчивые лица, и с первой же минуты задал такой темп, что сил, времени и дыхания на разговоры у нас уже не оставалось. Впрочем, впервые за эти три недели желание побалагурить пропало даже у неугомонного Кайла - непривычно серьезный, после начала разминки он ни разу не прокомментировал ни одной фразы куратора, тренировался с каким-то особым исступлением и как никогда раньше походил на Мартина. Сегодня сходство парней было не просто сильным - оно поражало. Казалось, за те несколько часов, что прошли с окончания памятной лекции у глена Фарштрбрадха, связь между братьями, и прежде весьма очевидная, теперь усилилась в разы, превратившись из тонкой нити в прочную канатную дорогу, натянутую над пропастью. Общение, ранее ограничивавшееся парой лаконичных фраз Мартина и громкой речи - со стороны Кайла, теперь превратилось в короткий обмен взглядами, после которого синхронность движений братьев начиналась ужасать. Я не могла избавиться от противного, заражающего слабостью в коленях чувства нереальности происходящего - ощущение, что живущая по ту сторону зеркала действительность вдруг преодолела тонкую границу и прочно обосновалась в моем мире, было таким сильным, что оказалось трудно даже просто помнить, что двигающиеся как одно целое парни на самом деле - два разных человека.
   Сегодня впервые за три недели тренировок Ригану стало непросто одержать верх в спарринге - понимающие друг друга с полуслова парни нападали на него с двух сторон с таким пылом, что завершить схватку куратору удалось только спустя несколько минут. Впрочем, такой результат Крайтиса только порадовал - довольный, что дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки, следующими он вызвал меня с Шеннаром. Дальше последовало натуральное избиение младенцев - не помогло даже то, что суккуб, сообразивший, что издеваться над единственной не поддающейся его чарам подругой себе дороже, откровенно защищал меня от ударов куратора, подставляясь сам и пытаясь таким образом вымолить мое прощение. Я же к этому относилась с определенной долей здорового цинизма: больше пинков получит он - меньше достанется мне. В конце концов Риган разозлился и, в полминуты скрутив Шеннара в бараний рог, предложил мне 'оказать честь в спарринге один на один'. Я решительно высказалась против такого этикета, но куратор был неумолим. После пары минут беготни от назойливого 'поклонника' я психанула окончательно и шваркнула его каким-то зубодробительным и лихо закрученным в кривую фигу плетением.
  Надо сказать, в Академии мы изучали лишь основные законы, которым подчиняется 'вязание' магических нитей. Собственно, по сути он был одним-единственным и звучал так: 'Каждый видит мир по-разному'. Свой взгляд на создание маленького чуда, свое мнение на то, каким оно может и должно быть - индивидуальность в степени бесконечность. 'Невозможно скопировать чужое плетение так же, как и невозможно взглянуть глазами другого человека' - эта теорема давно получила статус аксиомы и уже более шести столетий не нуждалась в доказательствах. Каждый человек, становясь магом, сначала открывал в себе самую основу того, что потом получит гордое звание волшебства - зрение. Видеть то, как устроена природа, как переливаются оттенками чувств ауры окружающих тебя людей, как течет, изменяя реальность, энергия по магическим артериям приютившего тебя мира - это зрелище пленяет своей красотой, завораживая и заставляя желать большего, много большего... Постепенно, методом проб и ошибок, приходит понимание направления развития, выплетается тот самый неповторимый стиль, присущий именно тебе, ведь один и тот же узор, созданный двумя разными ткачихами, может быть одинаковым, и при этом совершенно разным. Крохотный завиток магической нити, ее изгиб, оттенок и даже запах - плетение, вышедшее из-под рук каждого мага способно рассказать знающему человеку больше, чем психологу - целый год общения с пациентом. И вот тут в игру вступают наставники. Опытные и искушенные в делах магических, педагоги должны совершить невозможное - объяснить то, что не видишь и помочь составить узор, полный смысл которого приходит только после завершения работы. Здесь огромную роль играло своеобразное 'сродство' - чем больше было сходство тех частей аур, что отвечали за магические способности и ученика и учителя, тем яснее один видел узор другого. Возможно, идеальным вариантом было бы так называемое домашнее обучение, в котором роль наставника осуществлял бы старший родич, но такой вид преподавания натыкался на один-единственный, но весьма значимый подводный камень - не все дети, часто принадлежащие к рабочим семьям, могли похвастаться знакомым магом. Академия же умудрилась решить эту задачку весьма просто - опытные наставники объединяли в учебном процессе не только всю группу, но иногда и несколько потоков сразу, предварительно аккуратно разделив всех студентов по природе их магических сил. Спустя некоторое время, следуя свойственному каждому живому существу стремлению найти себе соответствующую компанию, они незаметно для себя разбивались на разнокалиберные кучки, и уже через несколько минут, помогая и подсказывая друг другу, с упоением работали бок о бок с теми, кого до этого ни разу не видели. Однако невозможно проявить весь потенциал студента без присутствия более опытного мага - таким образом, подготовка новых кадров становилась тяжелым, адским трудом, который империя приравнивала к охране земель на границе в Конфедерацией и оплачивала соответствующе.
  Признаться, в том плетении, что я кинула через плечо в своего куратора, я бы не смогла разобраться и сама. Клубок странным образом перекрученных нитей представлял собой настоящий ужас перфекциониста, основное его предназначение не проглядывалось ни в какую, и я представить не могла, что должно было произойти с Риганом, если бы мое творение все же нашло заданную цель. К счастью, поймать 'ирбиса' было не так-то просто - извернувшись немыслимым образом, куратор пропустил неизвестную науке дрянь над собой, обратным движением сбив ее уже своим плетением. Мы синхронно уронили челюсти - за три недели нашего более чем тесного общения минимум два раза в день, ни Крайтис, ни его аура не выдали нам его принадлежности к магической братии Арлеи.
  - Так вы - маг? - судя по всему, Шеннару было плохо.
  Если раньше после очередной тренировки, результат которых всегда больно бил по самолюбию суккуба, он утешал себя заявлениями, что 'вот стану крутым магом, набью этому Крайтису морду', то теперь возможность когда-либо взять реванш плавно уплывала в закат. Не в лучшем состоянии находились и мы все - одно дело, когда тебя скручивает в бараний рог тренированный, сильный, но все же обычный человек, и совсем другое - когда это же самое делает тот, кто по природе своей совсем к этому не приспособлен. Надо признаться, очень многие маги, хоть и поддерживали свою физическую форму регулярными тренировками - так вероятность спастись от вечно голодной нежити все же выше - но все же предпочитали брать верх не силой мышц, а лихо закрученными плетениями, больше времени проводя на рабочих полигонах, нежели в тренировочном зале. Знание того, что наш любимый куратор относится к так называемым универсалам и способен набить обидчику морду не только в дальнем, но и в ближнем бою, относилось к категории неприятных - во время наших тренировок самолюбие страдало не только у суккуба.
  - А вы думали, что к вам простого человека приставили? - фыркнул Риган, двумя движениями разрушая созданную мной гадость. - Интересно, а с чего это такая честь?
  - Ну просто по вам же не видно... - промямлил Шеннар, маленькими шажками отходя назад.
  - Если бы вы, Шариент, видели все, что вам не положено, вы бы носили звание магистра, - отрезал куратор.
  Замечательно. Наш любимый наставник Магистр, причем, судя по характерному 'родственному' ощущению от его плетения - в области некромантии.
  Нам окончательно поплохело.
  - Если около меня появится еще хоть один некромант, я эмигрирую на Землю! - вырвалось у меня.
  - Эмигрируем вместе, - согласно кивнул суккуб. Братья промолчали, и лишь Кайл слегка дернул плечом.
  - Только после того, как научитесь внятно колдовать, - Риган скрестил руки на груди и уставился мне в глаза прямым взглядом. - Шанарис, уж вы-то! Мало того, что вы использовали магию в рукопашном поединке - так его и не начав, кстати - так еще и использованное вами плетение было ужасающим! Каролина, Ринесса, Грегор - да с такими родственниками на фоне остальных вы блистать должны!
  - Вот именно поэтому и эмигрирую, - уныло согласилась я, так же скрещивая руки на груди и исподлобья поглядывая на куратора.
  Блистать? Три ха-ха! Самое мерзкое, что могут сделать родители для своего ребенка - это потащить туда, где царствуют они. Потому что как бы ты ни старался, какими бы талантами не обладал, окружающие всегда будут смотреть на тебя лишь как на пригревшегося в тени звездных родителей выскочку, успехи называя лишь везением и громко смеясь над неудачами.
  - В любом случае, ваш уровень, имеющий место быть на данный момент, крайне недостаточен, и, я бы даже сказал, сильно занижен, - отрезал магистр. - Понятия не имею, как получилось так, что ваша аура настолько неразвита, но я вижу, что вы способны на сильно большее, нежели эта демонстрация творчества пьяной портнихи. В связи с этим жду вас сегодня во время отбоя в тренировочном зале.
  - Как это - во время отбоя? - ошарашенно выдала я.
  Правила Академии, пополненные в этом году, красноречиво и недвусмысленно сообщали любому заинтересовавшемуся о том, что каждый нарушитель имеет все шансы вылететь из данного учебного заведения в тот же день, как станет известно о его преступлении. А свидетелей всегда было предостаточно - Академия, вместившая в себя сотни существ самой разной природы, никогда не спала, с наступлением темноты лишь переходя на новый уровень активности. С регулярной уборкой шуршали по кабинетам деловые домовые, а по коридорам под аккомпанемент отдыхающих от выполнения своих непосредственных обязанностей фамилиаров вальяжно проплывали избегающие дневной сутолоки привидения, а в нишах шелестели листочками соскучившиеся по своим создателям растения. Жизнь бурлила и на ином уровне - по покрывающим стены зданий узорам магической защиты, озаряя помещения разноцветными всполохами, порхали разнокалиберные плетения. Сталкиваясь с кружевом иной природы, плетения рассыпались трескучими искрами, собираясь вскоре снова и продолжая лететь по делам хозяина дальше. Наверное, со стороны такая иллюминация в окнах старинной Академии смотрелась дико и даже страшно. Так что вероятность попасться с поличным была не просто высокой - она была стопроцентной. Да и желания ползти в тренировочный зал вместо того, чтобы бухнуться в постель, у меня не было никакого.
  - Под мою ответственность. И имейте в виду - не придете сами, приду я. - тон куратора не оставлял никаких сомнений - если понадобится, он самолично вытащит меня из комнаты за ноги.
  - Хорошо, буду, - недовольно согласилась я.
  А что мне было делать?
  Вот и теперь, развалившись на собственной постели после плотного ужина, я нет-нет, да поглядывала на полускрытые довольным плющом часы. Времени до отбоя оставалось всего ничего, а сил уже не было никаких - единственное, что мне хотелось, это заползти под одеяло и заснуть эдак на недельку.
  Лиана, бегло просмотревшая всех нас на наличие внутренних повреждений и обнаружившая только синяки, просто махнула рукой на свой шкафчик с ингредиентами и настойками и так же повалилась на собственную постель: по выражению самой эльфийки, Харриган сегодня прочно завоевал звание не только героя империи, но и главного врага всего целительского факультета. Надо сказать, удивила меня не сама эта фраза, а ее звучание - рафинированная высокая леди облекла ее в очень интересную и крайне нестандартную форму, смешав певучий эльфийский с русским матерным и дополнив получившуюся композицию сравнениями из тролльего. Пришедший вместе с подругой Тарк только уважительно хмыкнул и выложил на стол очередную авоську выпрошенных в столовой продуктов.
  - Лиана, поставить бы тебе удар, - прогудел он, вытаскивая на свет божий толстую колбасу. - И достойные тролли перед тобой выстраиваться будут. Моя матушка папаше порой такое завернет, что аж уши от наслаждения в узлы заворачиваются.
  - Избавься от нелюбимого жениха - выйди замуж за тролля, - заржал немного пришедший в себя Кайл.
  Эльфийка лениво показала им обоим неприличный жест, но была внаглую проигнорирована - парни, включая даже Мартина, сгрудились вокруг стола с внеплановой кормежкой. Разобрав всю колбасу на бутерброды, они развалились кто где. Потеснив меня, на мою законную постель плюхнулся Шеннар, на кровати Лианы под негодующее бурчание хозяйки с удобством расположился Кайл. Оставшись за столом, Мартин увлекся черчением магических потоков какого-то прибора, который они с Заком, объединившись с командой артефакторов, состоящей из арлейцев, рикаррцев и землян, изобретали уже неделю. Тролль же с удобством развалился на покрытом пушистым ковром полу.
  - Ты еще скажи, что сам ее в жены возьмешь, - хихикнул Кайл.
  - Нет, у меня есть Рида, - мечтательно уставившись в потолок, нежно прогудел Тарк. Надо сказать, поначалу их тандем не обсуждался только ленивым. Зрелище степенно выхаживающих под ручку тролля и библиотекарши натуральным образом выбивало из колеи даже обладателей самых закаленных нервов - на моих глазах столкнувшаяся с этой парочкой Каролина как-то побледнела и поспешно свернула на другую тропинку, освободив им дорогу. Впрочем, издеваться над влюбленными никто не спешил - тролль, хоть и учился на целителя, о тренировках по усиленной программе не забывал, а ударом кулака мог устроить сотрясение мозга даже быку. Тарк регулярно водил свою избранницу в рестораны и театры - Ридальга, относясь к преподавательскому составу, могла не только свободно перемещаться по Академии и за ее пределами, не боясь наложенным военным режимом ограничений, но и под свою ответственность организовать разрешение на то же самое для тролля. Подозреваю, что соответствующую бумажку Каролина подмахнула не глядя - среди преподавателей и студентов кем-то особо дальновидным уже был организовал настоящий тотализатор на результат этих странных отношений. Собственно, многие были 'за' благополучный исход - желающих проверять, на что способна разозленная фурия, было до странности мало.
  - Доктор, меня никто не замечает. Следующий! - проворчала я, удобно возложив ноги на суккуба и уставившись взглядом на задумчиво шевелящий усиками плющ на потолке.
  - Чего? - покосился на меня Кайл.
  - Того. У кого какие соображения по поводу лекции у Фарштрбрадха?
  Обнаглевшее растение, видимо решившее, что ничего ему за это не будет, полезло на стену за моей кроватью, но тут же получило по усам - по моему скромному мнению, количество зелени на один квадратный метр в этой конкретно взятой комнате уже зашкаливало и превышало мой крайний предел комфорта. Плющ дернулся и вернулся на потолок. Геннадий укоризненно вздохнул в углу. В последнее время фикус предпринимал все более активные попытки к собственному 'очеловечиванию', стараясь выдавать свою реакцию на все происходящее в нашей комнате. И, как ни странно, чем больше проходило времени, тем лучше мы его понимали.
  - Соображения дерьмовые, - как истинный тролль, Тарк никогда не стеснялся в выражениях, перестав выдавать на занятиях принятые в их среде словечки только после настоятельной просьбы Харригана, подкрепленной знатным пинком.
  - Если это действительно так, то практика нам предстоит тяжелая, - Шеннар, доев свой бутерброд, пригорюнился. - Надо было догадаться, что такой вкусный сыр, как работа по специальности уже на первом курсе и отзыв куратора в личное дело, лежит только в мышеловке.
  Да уж. Уровень мага как специалиста в империи оценивался на основе отзывов работодателей - соответствующий жетон, получаемый новоявленным выпускником вместе с дипломом, представлял собой некий амулет, воспользоваться которым мог и человек, не имеющий совершенно никаких способностей к магии. При нажатии на определенную загогулину на узоре, схематично изображающем специальность кандидата, работодатель получал полное его досье, оригинал которого хранился в архивах специально созданного для этой цели отдела Тайной Канцелярии, прямо в мозг. Эти устройства создавались под строгим контролем при помощи магистров Разума и представляли собой сложнейшую комбинацию нескольких десятков причудливым образом соединенных друг с другом плетений и могли похвастаться самой новейшей защитой. Такая система существовала в империи уже около двадцати лет, и, получив массу положительных отзывов, нашла свое продолжение - в прошлом году в нескольких учебных заведениях империи, предназначенных для людей, не имеющих способностей к магии, выпускники получили экспериментальную партию амулетов новой модификации. Помню, что ответственный за выполнение этого плана лорд Ракский тогда довольно улыбался с главной страницы каждой газеты, заявляя, что наши специалисты достойны всех и всяческих похвал, а наши люди - качественно выполненной, квалифицированной работы вне зависимости от ее характера. И пусть для меня он как был, так и остался надменным лысым прыщом на заднице Тайной Канцелярии, но против этих слов я пойти не могла.
  - Лиана, а ты не в курсе о подробностях? - я повернула голову влево. - Ты же рылась в библиотеках, неужели ничего не нашла?
  - Пыталась, - отозвалась подруга. - Наткнулась как-то на оговорку о статистике погибших и пропавших без вести в период Войны Крови, но ничего более существенного найти не удалось - наши ловко затерли все следы.
  - Тоска... - протянула я. - Интересно, и как нам противостоять тем, о ком мы не имеем ни малейшего понятия?
  - Молча и с песней, - пробурчал Шеннар. - Так же как и всегда. Вон Ригана уж месяц знаем, а он, оказывается, еще тот жук.
  Все захмыкали, а я снова бросила взгляд на часы. До отбоя оставалось всего ничего.
  - Кстати, - я привстала с постели и в упор уставилась на Кайла. - А что с вами случилось после лекции? Вы прямо как с цепи сорвались.
  - Да все нормально, - парень было отмахнулся, но почуявший его стремление уклониться тролль за ногу стянул некроманта с постели:
  - Рассказывай! - прогудел Тарк, профилактически сунув ему свой кулак под нос. Мартин все так же сидел за столом, усиленно делая вид, что по-прежнему занят вычислением силовых потоков. Кайл трепыхался и орал, но под давлением общественности все же сдался.
  - Ладно, ладно, - проворчал некромант и пихнул тролля в бок. - Отпусти меня, невежественная скотина. Просто один из наших предков был среди тех, кто исследовал магию крови.
  На пол с грохотом и звоном разбившегося фарфора полетели тарелки - не обращая внимания на устроенный им самим бардак, Мартин глядел на своего брата в упор и ничуть не скрывал своего раздражения.
  - Да все уже, - поморщился Кайл в ответ на молчаливый укор. - Это ни для кого не тайна, Март. Они вернулись.
  - Все равно, не было никакой необходимости об этом рассказывать! - впервые видела, чтобы всегда спокойный и даже флегматичный Мартин был так разозлен - его голосом, казалось, можно было гвозди забивать.
  - Так, всем спокойно, - слетев с моей кровати, Шеннар встал между братьями, а тролль молча воздвигся за спиной старшего брата, готовый схватить его за шкирку в случае начала драки. - Мартин, все нормально, правда. Кайл абсолютно прав, сейчас не время искать виноватых - если эти гады вернулись, то мы должны знать о них все, ты понимаешь? Мы не будем ни в чем вас обвинять, правда ведь, Риа?
  - Конечно, - пожала плечами я. - Вы ни в чем не виноваты, а то, что ваш предок был в той группе, говорит лишь о том, что он был хорошим ученым, причем одним из лучших. Тогда ведь никто не знал, чем это все закончится.
  - Ребят, расслабьтесь, - в разговор вступила Лиана. - Эта зараза вообще была изобретена моим соотечественником, так что кто тут и должен переживать, так это я, но мне, признаться честно, плевать. Меня больше беспокоит завтрашнее занятие с Харриганом - этот человек совершенно не приемлет моих методов диагностики!
  Мы заулыбались, расслабился даже Мартин. Война эльфийки против новоявленного куратора шла уже три недели с переменным успехом - Шаррин к экспериментаторской натуре моей соседки относился с определенной долей скептицизма, чем лишь подогревал ее желание доказать ему и всему миру свою ценность как целителя и специалиста. Подозреваю, что опытный Харриган крепко взял ее на крючок, таким вот нехитрым способом заставляя талантливую эльфийку работать на износ.
  - А ну, рассказывай! - Тарк одарил Мартина хлопком по плечу, от которого крепкий парень практически согнулся. - Не боись, не засмеем.
  - Да рассказывать нечего, - старший брат, явно расслабившись, отошел от тролля на пару шагов подальше. - Всю информацию же засекретили. Просто знаем, что нам пра-прадед состоял в исследовательской группе по изучению магии крови, а после начала всей заварушки пропал в неизвестном направлении вместе со всеми архивами, вот и все.
  - Нда, негусто, - после некоторого молчания протянул суккуб.
  - А что вы хотели? - это уже Кайл. - Мы же не Тайная Канцелярия.
  - Да нет, никаких претензий, - спохватился Шеннар. - Просто как-то казалось, что если ваш предок...
  - Ну извини, - фыркнул Мартин. - Вот такие вот мы плохие.
  - Да все нормально, правда, - Лиана успокаивающе погладила его по руке. - Мы вас ни в чем не осуждаем.
  - Ты - возможно, - заявила я, сползая с постели и отыскивая сброшенные на пол сапоги. - А вот я - да!
  Укоризненные взгляды друзей не поддавались никакому осмыслению - мне стало стыдно непойми за что.
  - Спокойно, - я предупреждающе подняла руки ладонями вверх, а затем указала на кучу битой посуды рядом со столом. - Мартин, ты это натворил, ты и убирай. Если я приду после тренировки с Риганом и увижу этот бардак на том же месте - не обессудь, но прокляну, ибо не питаю никаких сомнений в том, что наш любимый куратор из меня холодец сделает. С рогами и копытами.
  - Да ты и так недалеко ушла, - фыркнул неугомонный суккуб, но, устрашившись видом моего кулака, замолк. Воспоминания в нем еще были сильны.
  - А вообще, ребята, не парьтесь, - я хлопнула обоих братьев по плечу. - В самом деле, не одним вам с родственниками не повезло. У меня вон целая Каролина, а она весь клан Звездного Ветра переплюнет и еще сто очков форы даст!
  ***
   До тренировочного зала я плелась долго, нудно и нога за ногу - в третий раз за день становиться девочкой для битья у меня не было ни малейшего желания. От разворота на сто восемьдесят градусов меня останавливало только одно - это был Риган. За эти три недели я узнала его как человека строгого, справедливого и на диво обязательного. Однажды он сообщил, что поднимет нас в четыре утра на внеочередную тренировку, но мы - о, дети глупости! - этому не поверили, занеся это заявление в категорию 'чтоб не расслаблялись'. Всю глубину своего заблуждения мы поняли в вышеназванный куратором срок - будучи преподавателем, Крайтис имел доступ во все комнаты общежития и все аудитории Академии. В то утро день для нас начался действительно рано, разница между 'сигналом' будильника в лице в тот момент просто адски горячо любимого куратора составляла всего несколько минут, ровно столько, сколько требовалось, чтобы преодолеть путь из мужского крыла в женский.
  Кроме этих, несомненно, положительных качеств, Риган обладал так же феерической дотошностью - обнаруживая у нас какую-либо проблему, он не останавливался, пока не выяснял ее причину, а выяснив, предпринимал скорейшие меры по ее устранению. Иначе говоря, замечая мою неспособность выполнить очередной прием как надо, куратор принимался за меня лично, загоняя бедную студентку до такой степени, что эти все прыжки и выкрутасы мне потом в кошмарных снах снились!
  Вот и получалось, что дешевле выйдет пренебречь своим законным ночным отдыхом и посетить внеочередное издевательство над бедной мной, чем потом сидеть под одеялом и трястись в ожидании гневного куратора. К тому же, как ни крути, а Риган все же был действительно хорошим наставником. Работая со всеми нами вместе и с каждым по отдельности, он грамотно распределял нагрузку и не давал никому из нас окончательно свалиться, это понимала даже я, еще недавно бесконечно далекая не только от боевых искусств, но и от какой-либо физической нагрузки в целом. Живя на Земле, я была защищена от всех и всяческих опасностей силами моих родителей, не собирающихся терять единственную дочь из-за появления пьяного водителя на дороге. Наверное, я осталась бы жива, даже если бы на меня наехал многотонный БелАЗ. Родители хотели меня отправить в какой-нибудь кружок не раз и не два, но боялись. Не за меня - за детей, которые будут заниматься рядом. Обладающий магическими силами и неспособный их контролировать ребенок - все равно что бомба со сломанным часовым механизмом, может взорваться в любой момент от самого пустячного потрясения. Детская психика уникальна - она способна перенести огромную потерю спокойно, но вот зрелище любимой игрушки в чужих руках может вызвать настоящий тайфун чувств, в случае маленького волшебника, могущий перерасти в тайфун реальный. Конечно, я жила на довольно бедной магическими потоками Земле, но никто из родителей не хотел рисковать, поэтому поначалу рядом со мной обязательно была мама. В элитном поселке в Подмосковье, где мы жили, такое состояние дел никого не удивляло - жены и дочери состоятельных мужей предпочитали необременительную работу домохозяйки, проводя свои дни в торговых центрах, спа-салонах и фитнес-клубах. Поначалу к моим родителям новоиспеченные соседи отнеслись с некой настороженностью - вместо того, чтобы скупить один из дорогостоящих, оснащенных всем необходимым и заполненным роскошью до крыши особняков, отец приобрел не менее дорогой, но чуть ли не окончательно развалившийся дом постройки 19-го века. Здание имело статус памятника культуры, но находилось в таком ужасном состоянии, что желающих его отреставрировать не было, а снести, как того хотели застройщики самого поселка, не получалось - по документам дом был абсолютно неприкосновенен. Уж не знаю, каким образом отец-уроженец Арлеи получил все необходимые разрешения, но факт остается фактом - в течение нескольких недель старинный особняк получил новую жизнь и засверкал огнями, а местный домовой, почти одичавший и медленно умиравший вместе с домом, плакал от счастья, встречая заезжих некромантов как родных.
  До тренировочного зала я доползла возмутительно быстро - несмотря на все приложенные мной усилия, прошло всего несколько минут. Естественно, Крайтис уже был там. С усмешкой покосившись на мою кислую мину, он краем глаза отметил время на наручных часах и хмыкнул:
  - Плохо старалась, Шанарис. Я бы на твоем месте еще и со всеми встречными домовыми словцом перекинулся.
  - Хорошо, куратор, в следующий раз так и сделаю, - с плохо скрытым сарказмом ответила я.
  Он в открытую расхохотался:
  - Ну, если тебе так нравится идея ночных тренировок, то завтра продолжим!
  Я прикусила язык и мысленно дала себе подзатыльник, дополнив его смачным пинком под зад. Вот кто меня просил, а?!
  - Да не переживай ты так, Ариадна, - пожалел-таки меня куратор. - Я ж не зверь. Просто покажу тебе пару упражнений, и спать пойдешь.
  - Раньше начнем, раньше закончим, - вздохнула я и встала в нарисованный на полу круг.
  Риган хмыкнул, и, зайдя мне за спину, встал сзади. Его дыхание коснулось моего затылка. Я смутилась и попыталась незаметно отшагнуть вперед, но куратор удержал меня за плечи:
  - Риа, стой спокойно и не дергайся! Находясь в таком положении, мы воспринимаем реальность максимально приближенно друг к другу, а это значит, что мне будет легче увидеть твое плетение, а тебе - мое. Идеального понимания мы не достигнем, но так действительно будет проще, поверь мне. Если тебе неуютно, представь на моем месте кого-нибудь другого.
  - Да было бы кого! - как всегда вовремя, проснулось мое личное наказание, непонятно только, за что. - А то все одна да одна, даже посмотреть не на что!
  Кажется, я застонала. Поручиться за это не могу, потому как боролась с огромным желанием найти где-нибудь стенку и постучаться об нее головой. Еще был вариант прибить наконец эту чешуйчатую гадину, но как осуществить его раз и навсегда я не знала, несмотря на то, что в свое время в поисках ответа на вопрос, как заткнуть эту дрянь хотя бы на несколько минут, перерыла всю библиотеку родового замка Шанарис.
  - Что, совсем-совсем? - поинтересовался позабавленный куратор.
  Ну естественно, я бы на его месте своим ржанием заставила бы позеленеть от зависти половину императорского табуна.
  - Да вообще! - словоохотливо подхватила змея. - Представляешь, сидит как сыч в комнате, над книжками да над книжками, а я ж таки дитяток хочу понянчить! Ринесса в ее возрасте вовсю хвостом крутила, а эта в никакую! Столько мужиков вокруг, а она и ни туда, и ни сюда! По-моему, она издевается. Она же не серьезно?!
  Какое счастье, что я стояла спиной к куратору - наблюдать всю гамму моих чувств он мог, пожалуй, только на пламенеющих ушах.
  - Да заткнись ты, - взмолилась я, пытаясь накрыть пресмыкающееся рукой и приглушить звук, но та, ловко извернувшись, проскользнула между пальцев и проявилась, судя по щекотке, где-то на спине, любопытно высовывая голову из ворота рубашки на шее сзади. И я искренне пожалела, что так и не распустила собранные на время тренировки в лохматый пучок волосы.
  Продолжить свою пламенную речь тварюга не успела - за коротким прикосновением теплой, слегка шероховатой мужской ладони последовал слабый удар тока, и моя вечная соседка впервые на моей памяти замолчала не по своей воле.
  - Что ты сделал?! - зашипев от неожиданности и схватившись за шею рукой, я обернулась и столкнулась взглядом с откровенно веселящимся куратором. - Ой, простите, вы.
  - Да ладно, - он махнул рукой и все-таки расхохотался. - Рыддх, это было сильно!
  - Спасибо, - уязвленно ответила я и потерла слегка ноющую шею. - И все-таки, что вы сделали?
  Просмеявшись, Риган вытер выступившие на глазах слезы.
  - Все, Риа, убила! Такого я не ожидал!
  - Я тоже, - вынужденно призналась я. - В последнее время она больше молчит, понятия не имею, с чего ей пришло в голову заговорить именно сейчас.
  - Да уж, - хмыкнул куратор. - А до этого приема ты могла догадаться и сама - я просто перегрузил твою змею энергией. Короткая, неоформленная, ни на что по сути неспособный кусочек силы без проблем растворится в твоей ауре, но, направленный непосредственно в рисунок, по сути своей являющимся некой разновидностью амулета, временно перегружает его. Твоя змея проснется примерно через сутки.
  - Спасибо, - ошарашенно сказала я.
  Действительно, а почему я сама не догадалась? Все гениальное просто, но неужели я такой тугодум, что, перерыв кучу умных книжек в замковой библиотеке, не сообразила просто пошевелить мозгами?
  - Не переживай, - улыбнулся Риган, по моему лицу прочитав все мои мысли. - Ты только недавно начала работать с собственной аурой, а всю жизнь вообще прожила на Земле - ты просто еще мыслишь категориями обычного человека. Все придет со временем.
  - Возможно, - задумчиво согласилась я, вновь поворачиваясь к куратору спиной. - Начинаем?
  Это небольшое происшествие меня даже как-то встряхнуло, и я впервые за последнюю пару дней наконец-то собралась и настроилась на работу.
  - Начинаем, - я затылком почувствовала согласный кивок мужчины.
  И вокруг меня потянулись нити. Строгая четкость и выверенность линий, обманчивая плавность изгибов, сменяющаяся резкими, лаконичными росчерками бархатного темно-зеленого цвета... И я как-то сразу поняла, что стоящий за мной человек - Мастер с большой буквы. Построенное им плетение было таким ясным, что не возникало ни одного вопроса. Он был прав - с такого ракурса действительно все было понятно.
  - Повтори, - потрясающее своим совершенством трехмерное изображение погасло.
  Стоя за моей спиной, Риган поправлял меня так легко и ненавязчиво, что у меня не возникало ни малейшего желания противоречить, я шла за ним так естественно и привычно, словно мы работали в паре не всего-то пару минут, а как минимум месяц.
  - Все, хватит, - голос Ригана расколол тишину тренировочного зала, оборвав творящееся волшебство рваным ударом грома.
  От неожиданности, лишенная уже привычной для меня поддержки, я обронила концы нитей - сорвавшись с моих рук, плетение пролетело три метра и без остатка впиталось в стерлит стен.
  - Тихо, не буянь, - куратор подхватил меня под локоть и усадил прямо на маты. - В порядке?
  - Вроде бы, - неуверенно ответила я.
  Постепенно, одно за другим проявлялись симптомы магического перенапряжения - мелкой дрожью затряслись пальцы рук, а в висках поселилась тупая, ноющая боль.
  - Мда, увлекся я что-то, - признал диагностирующий мое состояние Риган. - Как-то забыл, что ты нетренированная, вот и потерял счет времени. Постарайся хотя бы до вечера избежать какого-либо колдовства, твоим преподавателям я сообщу.
  - А вечером можно? Повторим? - несмотря на все сильнее наваливающуюся на меня усталость, я горела энтузиазмом. - Это было волшебно!
  - Посмотрим на твое поведение, - куратор ухмыльнулся и щелкнул меня по носу.
  Я не удержалась от улыбки, но тут же охнула - в голову клещами вонзилась боль.
  - Так, понятно, - Риган одним движением встал с пола и за руку потянул меня за собой. - Сладкое что-нибудь в комнате есть?
  - Не знаю, - неуверенно ответила я. - Если парни в очередной раз все не сожрали, то должно быть. Теоретически...
  Мне впервые было трудно сосредоточиться на словах. Неведомое прежде явление магического истощения, словно голодный пес, радостно вгрызалось в мое тело и, судя по ощущениям, оставляло от цельной прежде ауры лишь рваные клочки.
  - Понятно, - снова повторил куратор. - Ладно, сейчас разберемся.
  А дальше он меня едва ли не тащил. Через несколько метров коридора под требование Крайтиса 'кусай!' в моих руках оказалась шуршащая оберткой шоколадка - как оказалось, ее принесла порхающая по проходу домовушка в легком ситцевом платьице и белом платочке. О том, что надо делать с перенапрягшимися магами, весь здешний персонал знал не понаслышке, а особо сердобольные личности, в основном женщины, постоянно таскали в многочисленных кармашках разнокалиберные сладости. Бывало и такое, что домовые, обычно принимающиеся за уборку под покровом ночи, когда корпуса пустели, проявлялись в аудиториях прямо посередине занятия, пихая конфетки и всякие шоколадки то одному, то другому студенту. Преподаватели относились к этому флегматично и даже с благодарностью - любой даже теоретически интересующийся магией знал, что не восполненный вовремя дефицит энергии в ауре может уложить не рассчитавшего силы мага в некое подобие анабиоза, выйти из которого без своевременной помощи целителя шансов ничтожно мало. Самым быстрым, действенным и дешевым способом избежать такой участи являлась еда, и сладости в силу своей калорийности и высокой степени насыщения, занимали первую строчку этого рейтинга. Естественно, для полного восстановления кроме внеплановой кормежки понадобится еще как минимум хороший, качественный сон, но одну функцию внеплановая кормежка выполняет прекрасно - быстро и как нельзя лучше восполняет энергией ту часть ауры, что отвечает за жизненную активность всего организма. Колдуя, маг в первую очередь использует собственный резерв - он формируется при рождении и увеличивается в процессе тренировок в течении всей жизни обладателя, но у него, как и у любого исчерпаемого ресурса, есть предел. Достигнув дна своего резерва, маг переходит уже на ауру, используя в качестве материала для своих плетений собственные жизненные силы. Не остановившись вовремя, он рискует дойти до так называемой точки невозврата, когда спасти увлекшегося игрой во всемогущих богов колдуна не способна спасти даже целая бригада квалифицированных целителей.
  Спустя пару минут и целую шоколадку в моей голове слегка прояснилось - боль, ранее тисками сжимавшая череп, улеглась где-то в глубине, и напоминала о своем присутствии лишь изредка выпускаемыми когтями. Ощутив пинок своих слегка пришедших в себя мозгов, я наконец-то сподобилась оглядеться и с удивлением обнаружила себя посреди светящейся бледно-желтым светом парковой тропинки.
  - Куратор Крайтис, а куда мы идем? - с некоторым опасением поинтересовалась я.
  В голове, ехидно подмигивая фривольно вихляющимися огоньками, пронеслись картинки из так любимой папой криминальной хроники Земли. Наполненный отходами магического производства лес с кучей плотоядных и откровенно недружелюбных к своим создателям существ, единственный заслон от которых - завеса защитных плетений, впаянных в желтый камень тонкой тропинки, и мужчина, способный скрутить меня в бараний рог одним движением руки, тащит меня куда-то по залитой лунным светом чащобе...
  Романтика!
  - Туда, где тебя никто не найдет, - зловещим тоном сообщил куратор.
  Я застыла соляным столбом посередине очередного шага и уставилась на Крайтиса ошарашенным взглядом. Тот, выдержав эффектную паузу, все же не выдержал и расхохотался:
  - Риа, ну ты прямо как ребенок!
  Я надулась.
  - Я - милое и наивное дитя, а вы этим внаглую пользуетесь! - у меня чесались руки кинуть в куратора что-нибудь исконно мерзкое, останавливал только явный дефицит энергии и дрожь на кончиках пальцев.
  - Да я вообще злодей, - хмыкнул Крайтис и, ухватив меня за локоть, потащил дальше. - Расслабься, Шанарис, никто на твою драгоценную шкурку не претендует. Веду я тебя в свой дом по одной простой причине - если сейчас тебя не накормить, и в идеале не накачать энергией, то следующие пару дней тебе будет очень плохо. Столовая закрыта, твоя соседка явно спит, а всю еду, которая у вас когда-либо была, наверняка уже сотню раз съели эти проглоты. Так что не дури и иди спокойно, я уже послал домовушку накрыть на стол.
  ***
  Уже по привычке проснувшись за несколько минут до 'будильного' гонга, я сначала даже не сразу поняла, где нахожусь - отделанная темная деревом комната по умолчанию не могла быть моей, светлой и наполовину заросшей наглым Лианкиным плющом. Украшенный замысловатой резьбой шкаф стыдливо прикрывает дверцей выбившуюся в небольшую щелку черную манжету рубашки, а на низком столике сбоку от кресла с мягкими подлокотниками небрежно заложенная каким-то письмом книга соседствует с пустым бокалом из-под виски.
  Минута когнитивного диссонанса и копания в воспоминаниях, и до меня доходит - Риган. После позднего ужина, напоминающего скорее очень ранний завтрак, меня, отчаянно зевающую и пытающуюся разлепить откровенно закрывающиеся прямо на ходу глаза, отвели в комнату на втором этаже. С трудом переборов желание плюхнуться на мягкую, манящую меня одним своим видом постель, не снимая одежды и сапог, я все же совершила обязательный план по раздеванию себя, любимой, и, заползя под одеяло, моментально отрубилась.
  Утро началось, к моему удивлению, весьма спокойно. Я ожидала повторения вчерашних неприятных симптомов магического истощения, но, несмотря на то, что сон мой составлял всего лишь несколько часов, чувствовала я себя превосходно.
  Быстренько одевшись, я смущенно прибрала за собой представляющую не иначе как иллюстрацию к военному сражению постель, и, найдя в примыкающей к комнате ванной баночку с чистящими зубы пастилками, - эдакий арлейский аналог зубной пасте и щетке - спустилась вниз. На маленькой площадке, служащей серединой двум располагающимся перпендикулярно друг к другу небольшим лестничным пролетам, меня настигла приглушенная, но крайне эмоционально насыщенная мужская речь. Пригнувшись, я осторожно заглянула в проем открытой двери и тут же натолкнулась взглядом на стоящего у не горящего сейчас по случаю теплой пока погоды камина в гостиной и изучающего стопку писем куратора. В одних штанах.
  Забавно.
  У меня никогда не было особого интереса к противоположному полу, когда я жила на Земле. Сверстники, петушащиеся и смешно выпячивающие грудь, мужчины постарше, обязательно вертящие на пальце брелок с автомобильными ключами... До изысканной красоты моих старших родственниц мне было как до Луны без космолета: худое лицо, на котором на фоне белой кожи характерные для каждой Шанарис черные глаза казались слишком темными, словно бы не моими, и длинные смоляные волосы, вечно небрежно перехваченные очередной потерянной и с трудом найденной резинкой - на фоне своих мастерски накрашенных и ухоженных сверстниц я выглядела бледной молью с черными пятнами. Однако, похоже, некое обаяние моей прабабки-суккубки перепало сквозь поколения и мне - несмотря на столь непрезентабельную, даже словно бы угловатую внешность, периодически находились странные личности, с определенным апломбом претендующие на мое внимание. Я этого не понимала, и принимать не хотела, вопреки всем тычкам мамы покупая очередные потертые джинсы и драные кеды. Возможно, где-то в глубине души, несмотря на все свое внешнее сопротивление пытающимся выпихнуть меня на Арлею родителям, я знала, что рано или поздно переступлю порог межмирового портала, спрятанного в заклеенной старыми сиреневыми обоями маленькой комнате рядом с кухней, и уйду, причем возможно, что навсегда. Помня об этом, я не спешила связывать себя хоть сколько-нибудь крепкими отношениями с землянами - я училась в школе с обычными, пусть и являющимися детьми богатых родителей людьми, ходила с ними в кино, на верховую езду и по магазинам, но никого не подпускала слишком близко. Сейчас я понимаю, что тогда я откровенно боялась струсить, подозревала, что связанная с землянами тонкими, но прочными нитями любви и дружбы, просто не смогу уйти на свою знакомую и на самом деле очень родную Арлею, что окончательно завязну в этом техногенном мире. Маленькая планета со сверкающими на солнце городами из стекла и бетона, огромными потоками машинам и вечным запахом бензина: закон всемирного тяготения вступал в свои права еще на границе сверкающего магическими знаками телепортационного круга, и оплетал свою жертву миллионом тонких невесомых нитей. С каждым годом уйти, не оглянувшись, было все сложнее.
  А дальше - Кайл и Мартин, Шеннар и Лиана, и даже, как ни странно, Тарк. Наверное, за эти три недели я все же умудрилась полюбить их - по-своему, с насмешкой и изрядной долей сарказма, но все же полюбить. Они, смешные, временами пугающе серьезные и обладающие каждый своей, неповторимой индивидуальностью, стали для меня тем самым якорем, что всего за неполный месяц привязал меня к родному миру так крепко, что уходить уже не хотелось. Играющий в рокового мачо Шеннар и косящий под тупого бугая Тарк. Вечно веселящийся Кайл и спокойный, чуть нелюдимый Мартин... И Лиана, как главное звено всей этой цепочки. Она поражала меня своей исступленной жаждой жизни. Скованная железными доспехами традиций и условностей, она искрилась оптимизмом и в любой ситуации умудрялась находить что-то хорошее. Боюсь, на ее фоне я выглядела мрачной, вечно брюзжащей старухой - натуральной некроманткой, живой иллюстрацией к страшным байкам.
  И даже Риган - строгий и будто бы застегнутый на все пуговицы куратор, сейчас, спустя три недели стал еще одной строчкой в копилочку причин, почему любые мысли о немедленном возвращении на Арлею уже давно перестали посещать мою голову. Требовательный и правильный, он стал для нашей группы той самой занозой в заднице, что заставляет работать на износ, ошибаться и подниматься снова. Сначала мы ленились в выполнении его заданий, откровенно не понимая, зачем знание рукопашного боя нам, будущим магам. Классическое распределение сил и обязанностей - исторически колдуны, как наиболее ценный и вместе с тем уязвимый физически контингент населения Арлеи, в военных операциях располагались в ставке командования в отдалении от основного сражения. Причина проста - для создания любого мало-мальски мощного плетения нужно время, которое обеспечивали шедшая в самый эпицентр боя пехота. Что же касается меня, то я, признаться, искренне не понимала, зачем мне - девчонке, которая и по канату-то в школе подняться не могла - рукопашный бой. Да что канат, я всегда была настолько неспортивна, что одно только появление меня в гимнастическом зале заставляло физрука скептически ухмыляться и страдальчески морщиться. Так что да - я совершенно, абсолютно, категорически не хотела понимать, зачем мне такой геморрой как рукопашный бой, бег с препятствиями и прочие тренировки, которыми наш любимый куратор забивал все наше свободное и не очень время.
  Помнится, однажды при молчаливой поддержке парней - к идее рукопашного боя они относились более тепло, нежели я, но и выбранный Крайтисом темп их тоже не устраивал, а жаловаться было как-то некошерно - я выдала очередной сеанс своего нытья на тему 'а оно мне надо?'. Риган тогда лишь усмехнулся и, расстегнув ворот рубашки, показал белый на загорелой коже шрам: несколько миллиметров в ширину и сантиметра четыре в длину, он находился на левой стороны груди чуть выше сердца.
  - Граница с Конфедерацией, около тридцати лет назад, - не дожидаясь произнесенных вслух вопросов, ответил он. - Небольшая деревушка в горах Тарканского хребта. Географически весь кряж принадлежит Гаредшердшаху и гномам, но породы камня в этом месте твердые, пустые и не несут в себе ничего интересного, так что и бородачей там немного. Меня послали туда для проверки - начали пропадать ушедшие в горы люди, а в некотором отдалении от самой деревни стали находить трупы, кусками раскиданные по местности. Подозревали и разбойников, и животных и расплодившуюся нежить. Однако, согласно старой договоренности Гаредшердшаха с империей, юридически это поселение принадлежит людям, а потому запрос и послали в Деймор. Я тогда только недавно закончил Академию и, будучи наивным зеленым юнцом, пришел в Следовательский корпус. Командировали меня. Надо сказать, староста деревни Верхние Зыбки был прав, что забил тревогу, но ни он, ни я, не были готовы к истинной причине бедствий - это были конфедераты. Один единственный отряд, пришедший с той стороны гор. Что они хотели получить в зажатой меж бесплодных гор деревеньке на три десятка дворов, я не знаю - с этим разбиралось прибывшее уже на следующий день подразделение Райпарнских Львов во главе с высшими чинами, но вот это, - он постучал себя по груди. - Осталось мне как напоминание о том, что любого, даже самого великого мага можно убить, просто удачно попав кинжалом. Меня спас один из живущих в Зыбках гномов - на долю секунды конфедерат отвлекся, и лезвие вошло несколько выше, чем ему полагалось.
  Мы смотрели на ровный, белесый шрам, и подавленно молчали.
  - Так что, господа великие маги, - куратор застегнул рубашку и вновь вернулся в привычный уже ехидный тон. - Не потрудитесь повторить разученный накануне комплекс упражнений. Так и быть, сделаем вам скидку - пятнадцать раз.
  'Да, тогда это выступление получилось эффектным, зарубив все будущие возражения буквально на корню', - признала я, возвращаясь мыслями в настоящее.
  'Еще бы, а как еще вас, балбесов, по-другому заставить работать-то', - ворчливо раздалось в моей голове.
  'О, болезная пришла! Ну как, выспалась?'
  'Твой куратор - сволочь!' - безапелляционно заявила змея, лениво шевеля хвостом на моем предплечье. 'Я до сих пор очухаться не могу! Нахал! Он в меня небось пол-резерва вбухал, скотина!'
  'А то тебе много надо,' - скептически ухмыльнулась я.
  'Крайтис ваш - гад. Он тебя еще плохому не научил, дите?'
  'Научил', - с удовольствием заверила я. - 'Как тебя отключать научил'.
  'Точно, сволочь', - с секундной паузой прошипела змея, стремительно и, судя по ощущениям, окончательно приходя в себя. - 'Имей в виду, частый перегруз плохо скажется на моих способностях!'
  'Как будто они у тебя есть', - фыркнула я. - 'Ты только и умеешь что трепаться не по делу и портить мне жизнь в самые неподходящие моменты!'
  'Зато никто не умеет это делать лучше меня!' - довольно высказалась татуировка и свернулась в клубок.
  - Очнулась?
  Я, ушедшая мыслями в себя и спор с ненаглядной подругой, дернулась и сконцентрировала наконец взгляд на Ригане.
  - Очнулась? - повторил он.
  - Кто именно? - тупо поинтересовалась я.
  Мой взгляд с лица куратора упорно сползал ниже. Упрямая линия подбородка, крепкая шея, широкие плечи... В отличие от старательно надувающих мышцы в земных тренажерных залах качков, Риган был скорее жилистым, чем накаченным, однако, судя по тому, что он вытворял на наших тренировках, любому 'естественному' природному обитателю качалки Крайтис мог дать эдак тысячу очков форы.
  Нет, все-таки я - бесхребетная, бесхарактерная ленивая тварь. А как иначе объяснить то, что несмотря на все приложенные мной усилия, беглый взгляд все же сумел сползти на грудь.
  Ладно, будем считать оправданием то, что я просто смотрю прямо, а она попала в кадр.
  Чувствуя себя стоящим рядом с сидящей дамой с декольте мужиком, я неловко отвела взгляд. Однако, спустя уже пару секунд меня ощутимо царапнуло запоздалое чувство какой-то неправильности и я, спохватившись, рванула вперед, выдергивая у собравшегося надеть рубашку Ригана предмет одежды.
  - Где он?! - не знаю, что подумал наш правильный и строгий куратор в момент, когда на него вдруг налетела внезапно сошедшая с ума студентка и начала стаскивать одежду.
  - Кто 'он'? - очень вежливым тоном поинтересовался мужчина, пытаясь ненавязчиво и аккуратно вытянуть из моих пальцев крепкую ткань.
  - Шрам, - так же ласково ответила я и, подняв наши вцепившиеся в одну рубашку руки, ткнула носом в его грудь на левой стороне чуть выше сердца. Весь торс Ригана в разных местах покрывало с десяток разнокалиберных шрамов, но того ровного, чуть белесого, с надрывом в голосе позиционированного нам как полученного от удара кинжалом, не было. - Он был здесь, я помню!
  - А, ты про это?
  Под моим ошарашенным взглядом на его коже проступило еще около двадцати рубцов. Особо ехидно смотрелся сидящий чуть выше сердца.
  - Иллюзия, - досадливо цыкнув зубом произнесла я. - Надо было сразу догадаться. Но как, если выброса силы не было?
  - Просто, - усмехнулся куратор, одним движением наконец стряхивая меня со своей одежды. - Это вопрос владения силой. Чем старше и опытнее маг, тем меньшим количеством энергии он может оперировать - это аксиома. Легко разворотить плетением нежить - там по большому счету и мозгов-то не нужно, а вот составить узор так, чтобы гуль сам от голода загнулся, причем не успев сожрать оказавшегося по близости и очень вкусного и питательного мага - это уже искусство.
  Я хмыкнула. В первый раз слышу, что нежить, являющейся, по сути, бесконтрольным, сильным, и крайне активным зомби и входящего в категорию первого класса опасности, можно было уничтожить таким интересным способом.
  - Это пример, - догадавшись о причине возникновения скептицизма в моем голосе, отмахнулся куратор. - Ты знаешь, что аура - главный инструмент любого мага рангом повыше деревенской знахарки - является не только красивым облачком вокруг твоего тела, переливающимся разными цветами в магическом диапазоне. Будучи одним цельным сгустком энергии, она пронизывает тебя насквозь, становясь неким еще одним органом чувств или дополнительной конечностью, как рука или нога.
  - Как в телеге пятое колесо, - не смогла промолчать моя вечная соседка.
  Похоже, после вчерашнего 'отключения' ее Риганом, к моему куратору она прониклась исключительно враждебными чувствами.
  - Родная, заткнись а, - миролюбиво попросила я ее. - Хотя бы имей совесть признать, что ты периодически зарываешься, причем настолько, что отрезвляющий пинок тебе просто необходим.
  - Можно было попросить, - недовольно буркнула змея. - Молниями швыряться было необязательно.
  - Хорошо, в следующий раз перед 'пинком' выдам тебе свое последнее китайское предупреждение, - хмыкнула я. - Потому как прости, но совесть все же надо иметь.
  Татуировка окончательно надулась и, свернувшись на моем предплечье, обиженно похолодела.
  - Суровая ты, - усмехнулся куратор.
  За время нашего с моей змеей выяснения отношений он успел не только надеть свою многострадальную рубашку, но и выгладить каким-то плетением помятую в пылу борьбы ткань. Сейчас ничего и не напоминало о том, что всего несколько минут назад этот аккуратный, подтянутый мужчина дрался со своей студенткой за собственную одежду.
  'Идиотка, ты лучше б подумала, как ты сама выглядела в этот момент!' - все еще обиженным тоном высказалась татуировка.
  'Он вообще нам врал!' - нелогично возмутилась я.
  - Ну так вот, - и не подозревая о разбушевавшейся в моей голове буре, продолжал куратор. - Как я и говорил, чем опытнее маг, тем легче ему удается оперировать малыми объемами энергии. Это значит, что если он не решит остановиться на достигнутом и продолжит развиваться, в один прекрасный момент этот, несомненно, заслуживающий уважения колдун получит доступ к той части силы, что заключена в пределах его тела. Иначе говоря, маг становится способен работать с собственной аурой напрямую, и при этом не выпуская используемую энергию в окружающую среду.
  'А ну да, за это его в батога и на каторгу,' - с откровенным ехидством ответила змея.
  - То есть, получается, что это способ многократного использования энергии? - спросила я Ригана, параллельно подбирая уничижительную речь для своей соседки.
  'Кажется, кто-то только что был готов своими зубами Крайтиса загрызть, а?'
  'Слабо стараешься, Риа, меня твои подколки даже не смущают,' - с чувством собственного превосходства заявила хвостатая, а я только мысленно сплюнула.
  На эту где сядешь, там и слезешь!
  - В пределах собственного тела, - подтвердил куратор. - Ариадна, может хватит со своей змеей препираться, когда я с тобой разговариваю?
  - А что, нельзя? - автоматически переспросила я. - А как вы узнали?
  -У тебя все на лице написано, - хмыкнул мужчина. - Кажется, только что она поставила тебя в тупик.
  - Ничего, я еще возьму свой реванш, - заявила я.
  Куратор и татуировка хмыкнули в унисон, а я надулась.
  - Кстати, - спохватилась я. - А врать-то было зачем?
  - Вам была нужна причина для тренировок - вы ее получили, - спокойно пожал плечами Риган.
  - То есть вот так все просто, и никаких угрызений совести? - ошарашенно спросила я.
  Не то чтобы я ратовала за непогрешимость, белые крылышки за спиной и нимб над головой, но сам факт! Такое циничное отношение к чему бы то ни было я встречала пока что только у не отличающейся особым пиететом к чувствам окружающих Каролины.
  - А зачем нам сложности? - иронично поднял бровь Крайтис.
  Меня посетило чувство дежавю - именно от этого движения в исполнении бабушки меня начинало трясти.
  - Ладно, Шанарис, успокойся, - глянув на мое лицо, Риган посерьезнел. - Даже попади ты в Академию до перехода ее на военный режим, тебе бы все равно пришлось бегать, прыгать и драться - это естественное требование ко всем магам боевых профессий вне зависимости от ваших личных планов на жизнь. Получишь сертификат дипломированного специалиста - и иди дома носки вязать, тебе никто и слова против не скажет!
  - Да я как бы и не протестовала... - неловко пошла на попятный я.
  Фраза про носки меня покоробила. Неужели я действительно выгляжу такой клушей?
  - Верю, - очень серьезно ответил он. - Ну как, мир?
  - Мир, - рукопожатие было сухим и сильным, а ладонь куратора - крепкой и чуть шершавой.
  - Отлично, - коротко кивнул Крайтис. - И, чтобы мой светлый образ не пострадал в глазах вашей компании, предлагаю тебе сделку.
  - Взятку? - прищурилась я.
  - Ее, родимую, - серьезно подтвердил куратор. Глаза его смеялись. - Ты не выдаешь моего маленького секрета друзьям, а мы тем временем переходим на 'ты'.
  - Заманчивое предложение, но тогда я ведь буду врать друзьям, не так ли? - усмехнулась я. - И чем же в таком случае я буду отличаться от вас, куратор Крайтис?
  - А врать и не надо, - улыбнулся он. - Просто умолчать.
  Склонив голову к плечу, я изучала его лицо взглядом. Несмотря на все мои усилия, на губы выползала предательская улыбка - строгий и правильный Риган дель Крайтис совсем не аристократично предлагает мне взятку.
  - Ладно, так и быть, - я пожала его руку снова. - Продолжайте ошибаться и дальше, наш дорогой куратор и возможно, мне удастся стрясти с вас еще что-нибудь!
  - Посмотрим на ваше поведение, студентка Шанарис, - ухмыльнулся он.
  - Оно будет отвратительным, - заверила я Ригана и перевела тему. - Нам, наверное, на тренировку пора?
  - Да, надо, - он просканировал краем глаза наручные часы и перевел взгляд на меня. - Как себя чувствуешь, восстановилась?
  - Да вроде бы, - мысленно пробежавшись по собственному телу, неуверенно промычала я.
  - Я не планировал тебя поднимать на тренировку ввиду твоего плачевного вчерашнего состояния и даже специально убрал звук гонга в пределах этого дома. Но раз ты встала и утверждаешь, что все в порядке, то не будем терять времени.
  Я одарила Ригана возмущенным взглядом, он же на мое негодование только в очередной раз ухмыльнулся и развел руками, дескать, сама виновата.
  Это точно. Вот кто меня просил вставать ни свет, ни заря?!
  Впервые за последние три недели, на протяжении которых я каждый день, несмотря на праздники и выходные, как заведенная вставала в шесть утра, дабы в компании столь же зевающих и бледно-зеленых от недосыпа одногруппников успеть перед занятиями потренироваться с любимым куратором.
  Наверное, мой возведенный к потолку мученический взор посрамил бы собачку Муму - во всяком случае, лицезревший эту картину Риган лишь привычно хмыкнул и снова расплылся в уже не раз виденной ехидной улыбке.
  Эх, а ведь счастье было так недалече!
  ***
  - Слышь, Риа, а чего это вы сегодня с Риганом вместе на тренировку приперлись, а?
  Я страдальчески вздохнула и возвела очи горе. Этим вопросом Кайл доставал меня уже весь день, причем мой неизменно стандартный рассказ на тему 'колдовала-перенапряглась-меня покормили-я поспала' его отнюдь не устраивал.
  Мое появление на используемой нами поляне около корпуса факультета некромантии под тренировочную базу в сопровождении куратора произвело если не фурор, то что-то, очень близкое к этому. Лениво разогревающий мышцы Кайл споткнулся на половине движения и плюхнулся на землю рядом с удивленно поднявшим бровь Мартином, Шеннар с жадностью подался вперед, изучая нас, и только Тарк остался верен себе, не обратив на весь этот переполох ровным счетом никакого внимания.
  - Да не было у них ничего, расслабься, - поморщился Шеннар, уже привычно заваливаясь на мою кровать.
  - Хотя бы сапоги сними, бестолочь! - возмутилась я, спихивая его на пол.
  Плющ радостно хихикал сверху.
  Диспозиция моих одногруппников была уже выучена назубок и повторена где-то примерно тысячу раз: Кайл на кровати Лианы, Мартин за столом, Тарк - на полу. Скинувший наконец грязную обувь Шеннар упорно карабкался на мою постель, параллельно пытаясь незаметно отжать меня ближе к стенке - места на двоих решительно не хватало. Я такому произволу категорически сопротивлялась, старательно выжимая эту тушу если не за пределы кровати, то хотя бы ближе к ее краю.
  - С чего ты взял? - расслабленный Кайл заложил руки за голову и философски смотрел в потолок.
  Лианы, как главной его конкурентки на чужую постель, пока еще не было. Как оказалось, сегодня утром в мое отсутствие прилетел магический вестник с отчетливым шлейфом эльфийской магии - мою соседку вызвали в здание дипломатической миссии перворожденных в Дейморе.
  Кажется, в снисходительности, царящей во взгляде суккуба, можно было бы утопить весь Светлый Лес.
  - Ты забыл, кто я такой, - горделиво вздернул подбородок Шеннар и тут же полетел на пол - я не могла упустить столь удачный момент и не спихнуть его тело с моей постели. - Шанарис, ты ведьма! Тебе жалко мне кусочек кровати презентовать?
  - Если бы кусочек, - парировала я, пресекая все его попытки залезть обратно. - Так ты же меня в стену впечатать норовишь!
  Тарк заржал:
  - Ну че, суккуб, теряешь хватку, раз бабы тебя уже выгонять из своей койки начали!
  - Не дождешься, - пропыхтел Шеннар, все-таки утрамбовываясь рядом. - У всех баб нормальная реакция, это Риа какая-то некондиция!
  - Так, ну знаете! - стукнуть этих двух нахалов чем-то магическим мне помешала распахнувшаяся дверь и раздавшийся вслед за этим ироничный голос Ригана:
  - Так может, все-таки у тебя 'излучение' шалит?
  - Да сколько можно мне это припоминать-то, - проворчал суккуб.
  - Всю жизнь, - заверил куратор, проходя в центр комнаты и вытаскивая из-за стола свободный стул. - Ладно, шутки в сторону. Я к вам пришел по поручению директрисы Академии госпожи Каролины дель Шанарис.
  Косые взгляды на меня, на которые я отвечаю лишь легким пожатием плеч. Понятия не имею в чем дело, я с бабушкой виделась в последний раз недели полторы назад, и то это было случайное столкновение на парковой тропинке. Кажется, она тогда меня даже не заметила, унесшись на своих высоченных каблуках так, что только ветер засвистел, куда-то в сторону некромантского факультета.
  В руках Ригана тем временем оказалась уже виденная мною сегодня утром пачка писем.
  - Об истинном положении вещей в империи вы знаете благодаря лекции глена Фарштрбрадха. От себя могу добавить, что за последнюю неделю ситуация ухудшилась. Я знаю, что Каролина откладывала момент распределения на как можно поздний срок, но в министерстве решили, что тянуть больше нельзя, и госпоже Шанарис пришлось подчиниться.
  Пришлось подчиниться? Интересно теперь называется погром всего зала заседания Малого Совета. Я хмыкнула, чем заработала еще четыре косых взгляда и один - понимающий. Об очередном бурном проявлении чувств моей дражайшей родственницы мне в красках, хоть и без подробностей, рассказала связавшаяся со мной несколько дней назад мама. На мой вопрос об источнике этой информации она только невнятно захихикала и заявила, что я 'мала еще знать такие штуки' и отключилась, сообщив, что они с папой вернулись на Арлею.
  - Значит так, - вернул меня в реальность голос Ригана. - Вы будете разбиты на группы по два-три человека в каждой. На передовую вас никто не пошлет, и не надейтесь - там и без сопливых тесно.
  Куратор с непроницаемым лицом переждал скептические хмыки суккуба. Остальные молчали.
  - В этих письмах, - он постучал по верхнему конверту. - Вся необходимая информация о географии, сторожевых пунктах и работающих в этом регионе боевых группах, так что изучите внимательно. По прибытию на место никаких самоволок - будьте реалистами, вы первый курс. Прикрепленного к вам...
  - Засранцы ушастые рандхал в ... мать ... элливалириэ ... грында!
  Вежливая, интеллигентная эльфийка ворвалась в нашу комнату как смерч, перемежая певучую эльфийскую брань с не столь благозвучным русским матом и уж совсем неприличными тролльими проклятиями. Аура Лианы полыхала ало-красными тонами и взвивалась на метр вверх.
  Моя бабушка - страшная женщина? Беру свои слова назад - эльфийки вообще кошмар!
  - Лиана, - так, вот сейчас очень аккуратно, а то одной Шанарис в этом мире станет меньше. - А в чем дело?
  Она посмотрела на меня невменяемым взглядом и, набрав в грудь побольше воздуха, выдала такую тираду, что мои уши мгновенно скрутились в трубочку и отпали, Мартин покраснел, а тролль уважительно присвистнул.
  - Студентка Таранирельмиер! - стальной, холодный голос Ригана опрокинулся на меня сродни ушату с холодной водой, но Лиане было плевать.
  Углядев в руках Крайтиса пачку писем, она на хорошей крейсерской скорости рванула к нему и, вцепившись в стопку конвертов, чуть ли не с рычанием распотрошила тонкие ниточки защитного плетения.
  Она вообще заметила, что его создавал некромант?!
  Плотные, тяжелые конверты летели на деревянный пол легкими осенними листьями, а мы лишь молча, не решаясь привлечь внимание явно неадекватной эльфийки хоть на секунду, с опаской и интересом следили за разрывающей бумагу Лианой. Видимо, найдя искомое, она издала победный клич и, проплясав по комнате один круг, запечатлела смачный поцелуй на щеке Ригана.
  Мы уставились уже на него.
  - Есть! - торжествующе завопила эльфийка и впечаталась губами уже в конверт. - Теперь эти козлы вислоухие не посмеют загнать меня в Светлый Лес!
  - Кто-нибудь что-нибудь понимает? - тихо, одним уголком губ поинтересовался Кайл.
  - Не-а, - тем же макаром ответил Шеннар. - Риа?
  - Понятия не имею, - призналась я и, переведя взгляд на подругу, добавила в голос примерно бочку меда. - Лиана, солнышко, а что произошло?
  Эльфийка наконец-то перестала выплясывать и уставилась на меня с плохо скрываемой опаской:
  - Риа? Ты почему так разговариваешь? У тебя все хорошо?
  - Все прекрасно, - максимально честно и при этом откровенно фальшиво выдала я. - А к чему были все эти танцы?
  - А, это, - небрежно махнула рукой она. - Ой, куратор Крайтис, у вас на щеке помада. Давайте сотру?
  Столько внимания, как сегодня, вышеозначенная часть тела Ригана точно никогда не получала. Тот, доставая платок, невнятно закашлялся:
  - Спасибо, Лиана, я сам.
  - Ау, ушастая! - я помахала ладонью перед лицом расплывающейся в счастливой улыбке соседки. - Ты объяснишь наконец, что это такое было?
  - Да все нормально! - опять отмахнулась она. - Ты же знаешь, что я к нашим дипломатам, грыхх их за ногу, ходила? В общем, мне сказали, что я обязана вернуться в Светлый Лес.
  - Зачем? - кажется, это сказали мы все, за исключением, пожалуй, Ригана.
  - Приказ Повелителя, - пренебрежительно пожала плечиком девушка. - Которому я, уж вы меня простите, следовать не собираюсь. Куратор Крайтис, когда наше распределение вступает в силу?
  - С момента вручения, - он оттер наконец несмываемую эльфийскую помаду со своей щеки.
  - Отлично, будем считать, что вы мне его вручили еще утром! - не скрывая торжествующего блеска в глазах, заявила эльфийка и, не удержавшись, выдала еще один победный жест.
  - Да, кстати. Банда, а ну заберите ваши письма, - устало потер лоб Риган.
  - Куратор, позволите вопрос? А почему распределения целительского факультета дали куратору некромантского? - спросила я, наблюдая, как маленький в лапищах массивного тролля конвертик терпит поражение в борьбе бумага-любопытство.
  - Потому что уже всем известно, что Тарк находится там же, где и единственная группа первого курса некромантов, а они регулярно торчат в женском крыле общежития в комнате 212, - с иронией взглянув на меня, ответил мужчина.
  - А, ну да, - неловко ответила я.
  - Значит так, возвращаясь к инструктажу, - мы прекратили шуршать конвертами. - Прикрепленных к вам кураторов слушаться, как меня самого. Места распределений у вас разные, но, насколько я знаю, уже сложившиеся за время обучения команды старались не разбивать. Бросать вас там на произвол судьбы никто не собирается, вокруг вас обязательно будут опытные люди, но на всякий случай возьмите это, - он протянул нам на ладони четыре одинаковых амулета в виде угловатого серого камня. - Обычные маячки. Если попадете в переделку, сожмите его в ладони и пошлите внутрь несильный импульс для активации - боевая группа, оказавшаяся поблизости, его уловит и придет на помощь в течение нескольких минут. Тарк, Лиана, - он кивнул им. - Вам амулеты раздаст Харриган. Отправление послезавтра в десять утра, завтрашний день объявлен подготовительным - вам разрешен выход в город для закупки всех необходимых вещей, только оденьте на себя значки студентов. А то горожане уже привыкли к спокойствию.
  Он еще раз кивнул нам и ушел, а мы набросились на свои конверты.
  - Ну, у кого что? - басом прогудел тролль. - Джодок!
  - Джодок! - синхронно, в один голос заявили Мартин и Кайл.
  - Краймор! - подпрыгнул на кровати Шеннар.
  - Тоже Краймор, - я взглянула на первый вложенный в конверт лист - название города было написано крупными печатными буквами прямо по центру.
  - Краймор! - торжествующе взлетел к потолку голос эльфийки и смешался там с тихим стоном суккуба.
  Кажется, парень сообразил, что в небольшом городке близ западной границы спрятаться от активной экспериментаторши будет гораздо сложнее, нежели в огромной Академии.
  ***
  - Лиана, ну давай быстрее! Ждем же одну тебя, - наверное, в сотый раз провыла я, валяясь одетая на своей кровати.
  - Все-все, уже бегу! - так же в сотый раз пропела эльфийка, продолжая копаться в собственном шкафу.
  Парни, расположившиеся кто где, снова уныло вздохнули и посмотрели на часы - ждали мы мою соседку уже почти сорок минут. Воспользовавшись долгожданным разрешением на выход в город, вся Академия во главе с магистрами-преподавателями умчалась в Деймор сразу же после завтрака, и сейчас в общежитии оставались только деловито шуршащие по коридорам домовые и редкие остатки студенческой братии, забуксовавшие по той же причине что и мы - женское "щаспочтивсе".
  - Лиана, ты и так красотка, ну чего ты там копаешься? - предпринял еще одну попытку Шеннар.
  - Платок ищу! - раздалось из глубин гардероба.
  - У тебя их и так сотни! - взвыл Кайл.
  На Лианкиной кровати валялось десятка два платков. Я только вздохнула и снова уставилась в потолок. Следующую реплику эльфийки я могла предугадать, даже не раздумывая.
  - Это не то!
  Да, иногда даже самым умным женщинам свойственно превращаться в классических блондинок.
  - Лиана, а зачем тебе платок? - Кайл не оставлял надежды достучаться до разума девушки. - Сегодня солнце и тепло!
  - А вдруг ветер? - не сдавалась соседка.
  - Ты маг! - хором рявкнули братья.
  - Не дипломированный, а значит, данного звания не имею, - въедливо поправила их эльфийка.
  - Где Тарк с его универсальным решением всех проблем! - в сердцах простонал Кайл. - Мы так до ворот Академии лишь к вечеру доберемся!
  - Ушел с Ридальгой, - дотошным донельзя тоном ответил Мартин.
  Кайл взвыл.
  - Это был риторический вопрос, тупица!
  Моя подушка хрястнула нервного младшенького по башке:
  - А ну хватит ругаться, бабы базарные! Мало мне одной сошедшей с ума на почве возможности похвастаться нарядами эльфийки, так еще и вы тут орете! - не выдержала я. - Мы пойдем другим путем!
  - Каким? - заинтересовался потирающий затылок Кайл?
  Я с интересом уставилась на суккуба.
  - Не-не-не, и не проси! - запротестовал он. - Она же и так неадекватная, ты прикинь, что будет, если ей окончательно башку снесет!
  - А если не попробуешь, мы здесь зазимуем! - непреклонно ответила я и с намеком кивнула подбородком на соседку.
  - За последствия я не отвечаю, - с минуту пробуравив меня недовольным взглядом, проворчал парень и, сменив тон на сахарно-ласковый, обратился к шкафу. - Лиана, солнышко, а давай мы пойдем в Деймор? В кондитерскую на главной площади, говорят, мороженое новое завезли. Вкусное! Сходим, попробуем? А?
  - Ты, мачо-мен подросткового разлива! - не выдержала я. - Она тебе ребенок что ли, мороженым завлекать? Ты бы ей еще сахарную вату предложил, педофил-недоучка!
  - Вот сама ее тогда и вытаскивай! - возмутился оскорбленный в лучших чувствах суккуб.
  Он обернулся к парням за поддержкой, но наткнулся на те же недоуменные взгляды - на него смотрели, как на дебила. Кайл даже покрутил пальцем у виска:
  - Ты серьезно?
  - А что? - Шеннар пожал плечами. - В большинстве случаев этого достаточно. Я же суккуб, на меня все женщины вешаются.
  - Не, не пойду, - раздалось из глубин шкафа и на свет божий вылезла слегка подзабытая нами взъерошенная эльфийка. - Мне еще надо Геннадия научить говорить!
  Фикус задергался, как припадочный.
  - Чего это с ним? - ошарашенно спросил Кайл.
  - Радуется, что про него вспомнили, - флегматично расшифровала я.
  С Геннадием мы уже чуть ли не сроднились.
  - И почему из всех миллионов женщин на Арлее мне встретились именно эти две! - недовольно бурчал себе под нос Шеннар, плюхаясь рядом со мной на кровать. - Одной на мои способности откровенно плевать, а вторая их, похоже, как-то не так усваивает - с ума сходить начинает!
  - Вспомни лекцию магистра Гирада на прошлой неделе, - отстраненно произнес Мартин, флегматично наблюдая, как Лиана вытаскивает из шкафа очередную рубашку. Кажется, о том, что она искала платок, эльфийка благополучно забыла. - Каждый разум индивидуален и представляет собой маленькую страну со своими армиями и кордонами, которая, что естественно, очень трепетно относится к собственной независимости. Ощущая на себе чужое влияние, разум делает все, чтобы его избежать, применяет различные приемы и уловки, обманывая сам себя и своего владельца. И в некоторых случаях при соблюдении определенного ряда условий человек, эльф, или кто бы то ни было еще, становится неуязвим для определенного типа воздействий.
  - А попроще? - озадачился суккуб. Мы внимали.
  - У Лианы железная воля, - доходчиво объяснил Мартин. - Она так долго искала способ выйти из-под влияния своего отца, что теперь просто не может остановиться и делает все, чтобы остаться независимой, причем зачастую сама этого не понимая. Иначе говоря, каждый раз, когда кто-то будет пытаться ей что-то навязать, Лиана ужом вывернется, но не допустит этого. Благоприобретенный иммунитет к магическому принуждению - уникальное явление.
  - Погоди-ка, - усмотрела я в его словах белое пятно. - Получается, ее отец на ней колдовские эксперименты ставил, что ли?
  - Не обязательно, - одногруппник покосился на меня даже с некоторым интересом. - Разум тренируется постоянно. Уверенный в себе человек становится менее податлив для жизненных невзгод и чужого влияния - ему плевать, что о нем считают другие, он ищет свои пути решения проблем, он самодостаточен, понимаешь? В магической плоскости все точно так же - Лиана потратила годы, чтобы найти выход из своей ситуации полного подчинения главе клана. Не имею ни малейшего сомнения в том, что иногда ей приходилось принимать сложные решения, но несмотря ни на что она это делала. Иными словами, она воспитала в себе характер, основная черта которого это стремление к независимости. Человек с железной волей не поддается магическому принуждению - его разум сбрасывает это влияние, акцентируя своего владельца на новой требующей решения задаче.
  - Любопытно, - выдал суккуб. - Интересно, а почему я этой лекции не помню?
  - Потому что ты ее прогулял в компании какой-то девушки из артефактников, - ответила я. - Ладно, пора прекращать этот фарс, а то мы здесь действительно зазимуем. Лиана, а ты с нами сегодня по магазинам пойдешь?
  Из зачарованного третьим измерением шкафа вывалилась встрепанная подруга:
  - По магазинам? А чего сидим тогда?!
  Я рассчитала верно. Для эльфийки, которая в связи с переходом Академии на военный режим почти целый месяц не могла пополнить свой гардероб новыми вещичками, напоминание о магазинах было все равно что красной тряпкой для быка. Подруга, прихватив куртку, рванула к стоящим у входа в комнату сапогам.
  - Риа, - раздался над ухом обозленный голос Кайла. - Ты больная? Я не собираюсь провести весь сегодняшний день, обвешанный женскими шмотками!
  - Спокойно, парень! - я утешительно похлопала его по плечу. - Я эту психологию знаю, восемнадцать лет с мамой прожила. Главное, вовремя отвлечь ее на что-то, полезное и нам.
  На мое плечо легла рука Шеннара:
  - Имей в виду, ведьма, - ласково начал он. - Если Лиана все же потащит нас по магазинам, то я сбегу.
  - Расслабься, пикап-мастер, - насмешливо улыбнувшись, я сбросила его конечность. - В магазины нам все равно надо - к черту на рога едем, надо подготовиться. Не знаю, как ты, но я как-то не рассчитывала, что приехав в Академию, попаду в интернат закрытого режима. К тому же мне откровенно осточертело сидеть в четырех стенах, так что вам, парни, придется драться с нами обеими с одной только разницей - мой фокус внимания будет сконцентрирован на всем.
  Лиана возмущенно стукнула кулаком по косяку двери:
  - Ну, сколько вас можно ждать?!
  ***
  Наслаждение, которое я испытала, услышав скрежет захлопывающихся за моей спиной ворот Академии передать невозможно. Сейчас меня можно было сравнить с заключенным колонии строгого режима, наконец-то получившего помилование и свободу. Рядом так же блаженно щурились на солнце друзья.
  - Обожаю Деймор, - расплылся в счастливой улыбке Кайл.
  - Аналогично, - выдохнула я.
  - Кто первый вниз с холма? - предложил Шеннар.
  - Ну не знаю, кто первый, - Лиана пошевелила пальцами. - Но ты точно последний!
  С треском пропоров толстый слой поглощающего солнечный свет камня, вверх взметнулся старший брат нашего комнатного плюща и радостно облапил обалдевшего от неожиданности суккуба. Хлопнувшись ладошками, мы с Лианой, подленько хихикая, рванули с холма вниз. Мартин с Кайлом, завистливо поглядывая на нас, остались распутывать гневно вопящего Шеннара. Мужская дружба, что уж тут сказать...
  - По магазинам? - аристократичным тоном осведомилась подруга.
  - Айда, - согласилась я и, махнув, рукой, пошла спокойным шагом.
  Увы, даже тренировки с Риганом не могут за три недели сделать из тощей человечки чемпиона по бегу. Однако, за неполный месяц куратор добился впечатляющих результатов - я чуть набрала мышц, немного привыкла к физическим нагрузкам и откровенно возненавидела бег.
  Лиана, сообразив, что я твердо вознамерилась сегодня гулять исключительно черепашьим шагом, прекратила меня понукать, как ленивую лошадь, пристроилась рядом и умиротворенно защурилась на солнце.
  А день был хорош! В радостно играющих бликами окнах домов отражалось идеально чистое, словно вымытое руками старательной домовушки небо. С моря дул по-осеннему чуть прохладный ветер, оставляющий соленый привкус на губах, а с деревьев, заботливо высаженных вдоль дороги, падали красно-желтые листья...
   - А может ну их, эти магазины? - неожиданно предложила Лиана. - Так погуляем...
  - Ну щас, - не согласилась я. - Меня родители в портал выпихнули, в чем была, а в чемодан покидали то, что на них из шкафа попадало. А попадали на них, как ты сама понимаешь, джинсы, футболки и разнокалиберные майки - словом, все то, что на Арлее носить нельзя. Так что у меня из более-менее приемлемого только одна пара штанов, сапоги и несколько рубашек.
  Закон, действующий абсолютно для всех выходцев из других миров - на Арлее быть похожим на арлейца. Никаких мини-юбок, никаких пирсингов и коротких шорт в общественных местах. Хочешь быть здесь? Подчиняйся нашим правилам, а свой устав можешь презентовать в другом монастыре.
  - А почему к Каролине не пошла? - покосилась на меня подруга. - Думаю, уж тебя бы она выпустила на один день из Академии.
  - Ну нет уж, я больше к ней никогда не пойду! - категорично заявила я и свернула налево.
  По обеим сторонам дороги потянулись домики с аккуратными вывесками, тщеславно щеголявшими всевозможными ухищрениями. В столице человеческой империи, в городе, где находилось старейшее для страны учебное заведение, выпускающее квалифицированных магов, их услугами пользовались едва ли не на каждом шагу.
  - А что такое, повздорили? - эльфийка с любопытством глазела по сторонам. - В первый раз есть время посмотреть человеческий город, веришь?
  - Верю, - согласилась я, занимаясь тем же.
  - Ну так что там с Каролиной? - поторопила меня подруга.
  Я хмыкнула:
  - Все то же самое: ее стремление решать все за всех, мое нежелание ей подчиняться и на закуску - шулерские махинации за моей спиной.
  - В смысле? - не поняла Лиана.
  - В простом, - я замедлила шаг и уставилась в брусчатку под ногами. - Ты ведь помнишь, как я мучалась поначалу с контролем силы?
  - Конечно, - кивнула она. - Чуть весь тренировочный зал нам не разворотила.
  - На Земле было так же. Я вполне неплохо справлялась с обычными повседневными вещами, но как дело шло к применению некромантии, можно было сразу вызывать бригаду ремонтников - никогда не знаешь, где именно рванет. В конце концов Пафнутий, наш домовой, слезно попросил прекратить эксперименты на вверенной ему территории. Родители считали, что моя аура настолько неразвита из-за того, что всю жизнь я жила в немагическом мире.
  - Ну, вообще-то это логично, - кивнула подруга. - Ты ведь получаешь энергию как раз от мира, так что, я думаю, они были правы.
  - Ну, так вот, - я махнула рукой, чтоб не перебивала. - Родители решили, что мне нужно отправиться в Арлею, а если точнее, в Академию - дескать, там меня всему научат и разберутся, в чем проблема. Все их доводы я понимала, но закусила удила - привыкла я к Земле, понимаешь? В итоге, чтобы не трепать и себе и мне лишний раз нервы, родственники сделали ход конем - не предупредив и ничего не объяснив, выбросили меня в телепорт, добавив сверху впопыхах собранный чемодан. Ну а здесь после прохождения вступительного испытания - а у меня не было ни малейшего сомнения, что я его пройду - моя любимая бабуля мне любезно объяснила, сколь сильно она меня подставила. Дескать, местные мастера во главе с магистром Гирадом изобрели какую-то интересную штуку, благодаря которой все, кто попадал на территорию Академии и сдавал экзамен, обязан был отучиться в ней положенный срок. Иначе альтернативой были потерянные способности и что-то еще.
  - И ты не поняла, что это чушь собачья? - засмеялась подруга. - Отобрать способности к магии это все равно, что высосать всю ауру - в мире станет одним трупом больше. Эксперименты в этой области были официально запрещены по всей Арлее еще сотни две назад.
  - Лиана, я почти всю жизнь провела на Земле, - я пнула попавший под ноги листик. - А с магией до сих пор не очень-то знакома. Откуда я знаю, что тут можно изобрести, а что нельзя?
  - И как ты сообразила, что Каролина тебе успешно наврала? - она продолжала хихикать.
  - Подошла после лекции к Гираду, - призналась я. - Когда рассказала, в чем суть вопроса, у него стали такие глаза... Подозреваю, что все наши преподаватели надо мной втихушку уже на следующий день ухахатывались.
  Когда я, предварительно дождавшись опустевшей после лекции аудитории, в последний момент чуть ли не за край фиолетовой мантии поймала юркого старичка, так активно веселившегося на моем испытании, он попытался тактично от меня избавиться, но убежать не успел. Когда я, деликатно подбирая слова, спросила о возможности существования работоспособной клятвы магией без произнесения ключевых слов вслух, он откровенно заинтересовался. Но когда я, махнув рукой на конспирацию, чистосердечно призналась, в чем проблема, Гирад чуть из мантии не выпрыгнул от возмущения.
  - Студентка Шанарис! - вскричал он, потрясая сухим кулачком. - Как вы, будучи представительницей столь известной фамилии, можете допускать такие грубейшие, я бы даже сказал, топорные ошибки! Клятва она на то и клятва, чтобы быть добровольной, а не навязанной непойми кем! И это не говоря уже о том неоспоримом, многие сотни раз доказанном факте, что отделить хотя бы часть ауры от ее носителя невозможно никакими путями и ухищрениями! Откуда вы вообще взяли подобную ересь?
  - Бабушка сказала. Ой, то есть магистр Каролина дель Шанарис, - спохватилась я. - Она сказала, что вы руководили этим проектом.
  Подозрение в том, что меня обвели вокруг пальца, рассыпалось в прах и стало практически научно доказанным фактом. Гирад неожиданно успокоился:
  - Дорогая, если бы я смог изобрести подобную вещь, я бы уже носил звание величайшего мага разума за всю историю Арлеи, правда, посмертно.
  Я кивнула. Ну что ж, Ариадна, тебя опять оболванили, причем собственная бабушка. И еще не факт, что там где-то на заднем плане не засветились любимые мама с папой!
  - А почему у меня-то не спросила? - поинтересовалась Лиана, заворачивая к домику с весьма скромной на фоне остальных блестящих и подмигивающих нам названиями вывеской сообщавшей об "одежной" принадлежности данной лавки. - Я, конечно, звание магистра еще не получила, но целительство и магия разума идут рука об руку.
  - Так же, как целительство и некромантия, - кивнула я. - Знаю, знаю... Но сама посуди, бабушка сказала про Гирада, Гирад - вот он тут под боком, а ты - просто соседка по комнате, да к тому же классическая эльфийка, баллады мне тут наворачивает и настоечки сует...
  - Логично, - усмехнулась подруга.
  Наше знакомство она тоже помнила.
  - И что будешь делать? С Каролиной, я имею в виду, - тяжелая дубовая дверь открылась с мелодичным перезвоном, раздавшимся откуда-то из глубины зала.
  - Понятия не имею, - со вздохом честно призналась я.
  - Пригласишь на месть? - заговорщицки улыбнулась Лиана.
  - Первая узнаешь, - пообещала я.
  ***
  На стандартное приветствие выплывшей нам навстречу эльфийки-полукровки Лиана просто толчком в спину выпихнула меня вперед:
  - Уезжаем далеко, на сколько, неизвестно, а у этой дамочки из одежды только пара штанов. Решить проблему нужно сегодня. Успеем?
  - Естественно, - владелица лавки, представившаяся Милисент, пожала плечами, как само собой разумеющееся. Моя очевидная принадлежность к некромантам ее ничуть не смутила. - Сумма?
  - На счет клана Шанарис.
  Хозяйка изучающе осмотрела меня.
  - Позвольте попросить вас о доказательствах. Вы чрезвычайно похожи на госпожу Каролину, но поймите меня правильно...
  Из ворота уже порядком заношенной рубашки вылезла голова моей наперсницы:
  - Глаза разуй, ушастая! - рявкнула змея. - Это не "чрезвычайно похожи", это фамильное сходство!
  - Вопрос снят, - Милисент осмотрела раздраженно дергающий головой рисунок и приглашающе повела рукой в сторону мягких диванчиков.
  - Спасибо, подруга, - я провела рукой по нарисованной чешуе.
  - Обращайся, - буркнула татуировка, снова скрываясь под тканью и уже привычно сворачиваясь на предплечье.
  - Пожелания? - на столике материализовались три чайных пары, серебряные ложечки, сахарница и куча розеток со всевозможными сладостями.
  - Район ведения боевых действий, не исключено, что можем попасть в их центр, - ответила я, пристраиваясь на кушетке.
  - Дорогая, ты чего тут расселась? - Лиана посмотрела на меня, как столичная борзая на провинциальную болонку. - Иди давай отсюда мерки снимать!
  Дико захотелось еще раз проверить способности светлой уклоняться от резонанса.
  - Леди Шанарис, прошу, пройдите за Карилой, она сделает все необходимое, - Милисент натренированным нюхом почуяла возможный конфликт и поспешила развести нас по дальним углам ринга.
  Рядом словно из-под земли вынырнула помощница полуэльфийки. Карила оказалась обычной человеческой девушкой - полноватые мягкие руки, румянец на лице и чуть уставший взгляд спокойных серых глаз.
  - Прошу вас, - она, не поведя и бровью, повела меня в соседнее помещение, оставив Милисент и Лиану мирно чирикать о чем-то своем на диванчике.
  - У нас большой выбор готовой одежды, - в маленькой комнатке меня поставили на эдакую подставку, а сама Карила взяла в руки портновский метр. - Если вы постоите несколько минут спокойно, то уже примерно через полчаса мы отдадим вам несколько комплектов, полностью подогнанных по вашей фигуре.
  - Да, хорошо, - сбивчиво пробормотала я.
  Я - наследница пусть не слишком многочисленного, но все же знаменитого и богатого рода, сильного благодаря железной правящей руке Каролины. Несмотря на почти всю свою жизнь, прожитую на Земле, я два раза была на ежегодном Осеннем балу в императорской резиденции в Дейморе и точно так же стояла на подставке над согнувшейся портнихой, но вот убей меня семеро, еще никогда в жизни мне не было так неловко! Карила вызывала во мне стойкое ощущение какой-то неправильности, словно, сидя в мягком кресле рядом с пылающим жаром от потрескивающих поленьев камином, ты смотришь идущий под открытым небом по ту сторону запотевшего от дождя стекла спектакль. В ней было много "слишком" и некая часть "недо". Взрослые глаза на молодом лице, размеренные движения, в которых не было уверенности и невозмутимость с абсолютной пустотой за ней.
  - Карила, у вас все в порядке?
  Ее руки замерли на секунду.
  - Разумеется. А почему вы спрашиваете?
  - Потому что я вижу, что что-то не так! - я села на корточки и заглянула в убийственно спокойные глаза. - Что произошло, Карила?
  - Леди Шанарис, примите прошлую позу, мне нужно снять мерки...
  Она все же отвела взгляд. Я, плюнув на всю чертову дипломатию, перевела зрение в магический диапазон и ахнула от увиденного. Огромные проплешины там, где должны быть потоки энергии, рваные раны, куда хлестала сила и общий нездоровый мертвенный бледно-зеленый цвет ауры не оставлял сомнений - передо мной без пяти минут труп.
  - Карила, кто с тобой это сделал?!
  Девушка подхватила юбки и рванула в ведущую в другое помещение дверь, но не успела - короткое, оформленное замысловатым узлом плетение, и темное дерево, превратившись в камень, слилось со стеной. Карила повернулась ко мне лицом и упрямо подняла подбородок. Сбежать она больше никуда не могла - второй выход находился за моей спиной.
  - Леди Шанарис...
  Она боялась. Впервые за последние несколько минут я видела ее эмоции, словно в кривом зеркале отраженные в ее глазах.
  - Просто ответь мне, что произошло, - тихо, четко разделяя слова, проговорила я и показала пустые ладони. - Карила, я не сделаю тебе ничего плохого, поверь мне! Та девушка, что пришла со мной - опытная целительница, она сможет тебе помочь!
  - Н-нет... Не надо, леди. Пожалуйста, давайте вернемся к снятию мерок! - взмолилась девушка.
  - Дура, ты до завтра можешь не дожить, какие мерки! - рявкнула вконец взбешенная я. - Деймор - столица империи, город, в котором разнокалиберных лечебниц сотни, в Академии сидит целый факультет жаждущих пациентов целителей, а ты сидишь в этой лавке и мхом покрываешься, вместо того, чтобы действовать!
  Нет, я понимаю - нет денег на больницу и обследования, но в Академии-то лечат бесплатно!
  Шорох легких шагов - меня сносит к стене, а перед глазами появляется едва ли не шипящая от злости Милисент.
  - Арановилиэлле таар миире, ли"ар!
  "Оставь ее в покое, бастард!" - перевод послушно всплывает на краю моего сознания. Хозяйка лавки медлит, но все же опускает приставленный к моей шее кинжал. Чеканя шаг, и не сводя с полукровки непроницаемого взгляда потемневших глаз, Лиана преодолевает разделяющее нас расстояние за несколько секунд и, коротко кивнув на меня, бросает всего одного слово:
  - Ни"йраште.
  "Сестра".
  "Слышь, подруга, ты чего ей такого сделала?" - поразилась проснувшаяся татуировка.
  "Сама думаю," - в таком же стиле ответила я, наблюдая, как Милисент склоняет голову уже передо мной:
  - Леди Шанарис, мое поведение было недостойным. По законам представительницы старшего народа, вы вправе выбрать для меня наказание.
  - Все в порядке, - нервным тоном проблеяла я и сделала невнятное движение рукой. - Лиана, а что происходит?
  Подруга перевела ничуть не потеплевший взгляд на хозяйку лавки.
  - Милисент найр Таранирельмиер-ли"ар, - снова склонила голову полукровка. - Бастард младшей ветки клана Серебряной Листвы.
  Того, чьей третьей принцессой является Лиана. Ага, и что?
  - Ее признали бастардом, а значит, она обязана подчиняться нашим законам, - сообразив, что я толком ничего не понимаю, снизошла до пояснений подруга. - Иначе говоря, мой приказ для нее могут отменить только четверо - старшие сестры, отец, или Повелитель.
  - Ага... - я сделала вид, что мне все понятно и, коснувшись слегка саднящей шеи, увидела на пальцах кровь.
  - Ты ее еще и ранила, - странным тоном отметила Лиана, полукровка побледнела:
  - Леди Шанарис, я не хотела, правда. Рука дрогнула, и...
  - Все хорошо, все нормально. Лиана, это просто царапина, правда!
  Но моя подруга, внезапно сменившая роль веселой и слегка шебутной эльфийки на маску Снежной Королевы, так явно не считала. Резкое движение ладонью, и голова Милисент откидывается назад от сильной пощечины. Мои глаза едва ли не выкатываются на лоб, пораженно распахивает пасть и змея, а сама полукровка молчит и даже не смеет потереть алеющую щеку.
  - Инцидент исчерпан, - холодным тоном говорит Лиана. - Из-за чего тут были вопли? Риа?
  - Ты с ума сошла? - вытолкнуть из себя хотя бы это удается не сразу. - Ты чего дерешься?!
  - Риа, это самая малая мера, поверь мне, - она устало проводит рукой по лицу и снова превращается в ту Лиану, с которой я почти месяц жила в одной комнате. - Эльфийские законы - маразм полнейший, но их надо соблюдать. Они не меняются веками, Риа.
  - А ты прямо такая поборница! - ядовито высказалась я. - Совсем больная, людей бить?!
  - Да хватит из меня монстра делать! - не выдержала уже подруга. - Я тебе свод наших законов покажу - вообще с ума сойдешь!
  - Леди Шанарис, все хорошо, - вступилась Милисент. - Она права, это действительно меньшее, что могло меня ждать. За причинение вреда старшему родичу у эльфов казнят.
  - Бред какой-то... - буркнула я. - Это же надо, светлые, перворожденные...
  Девушки переглядывались и виновато пожимали плечами.
  - Точно, пора у вас там революцию устраивать! - постановила я. - С жиру беситесь уже в своем Лесу!
  - Простила? - повеселела подруга.
  - Простила, - кивнула я и тут же рявкнула без перехода:
  - А ну стоять!
  Карила, под шумок преодолевшая уже половину пути до оставшегося единственным выхода вздрогнула и втянула голову в плечи.
  - Кстати, Риа, а ты чего кричала? - недоуменно поинтересовалась эльфийка.
  - Того и кричала, - я ткнула пальцем в сжавшуюся портниху. - Ты глянь туда.
  Понять, в чем дело, подруге удается гораздо быстрее чем мне, это я возилась едва ли не с полминуты, а ей на постановку диагноза хватило пары секунд.
  - Ни рыдха та рие"шш! - удивленно выдала она. - Карила, как тебя так угораздило?!
  Портниха упрямо молчала. Лиана подошла к ней поближе и внимательно заглянула в глаза.
  - Дорогая, ты знаешь, что тебе осталось жить максимум два дня?
  Девушка побледнела, как полотно.
  - Твоя аура просто зияет прорехами, - продолжала "обработку" подруга. - Ты дошла до той стадии энергетического истощения, когда простая накачка силой уже не поможет, ты это понимаешь? Без скорейшего вмешательства мастера-целителя ты умрешь уже через два дня, и я не гарантирую, что уйти в мир Мораны тебе будет легко и просто! Да я удивляюсь, как ты вообще на ногах стоишь!
  Клиент созрел. Карила, как стояла, прижавшись спиной к стене, так по ней и сползла на пол.
  - Я у..умираю? Это точно? - а вот теперь до нее дошло. Хорошо дошло, просто впечатало понимание ситуации прямо в ее мозг.
  - Ты - живой труп, - каким-то совсем неделикатным тоном сообщила Лиана. - И если ты хочешь топтать эту землю и дальше, ты должна рассказать мне и моей подруге-некромантке, что с тобой произошло. Сегодня. Прямо сейчас. В отговорки типа "не знаю, оно само пришло" не поверю даже после девятой кружки грога - очевидно, что это следы чьего-то вмешательства. Так что прекрати отпираться и рассказывай!
  - Н-нет... Нет, извините, леди... Но я не могу.
  Карила подняла голову и взглянула в лицо подруги. Подбородок ее дрожал.
  - Простите, но я правда не могу. Это не моя тайна.
  Лиана, помедлив, кивнула.
  - Верю, - сказала она и отвесила портнихе крепкую пощечину.
  Милисент дернулась было вперед, но я остановила ее, схватив за руку. Факультет некромантов - это не только обширные подземные полигоны и лаборатории, но еще и тесное сотрудничество со Следовательским корпусом и городской стражей. Иногда трупы доставляли нам, а иногда мы сами шли на место преступления и часто видели не только разорванные, разрезанные тела, но и свидетелей - рыдающих или отрешенно молчащих и не реагирующих ни на что более. Вызвать дух умершего непросто: чем больше времени прошло с момента смерти, тем хуже душа слышит призыв некроманта, а установленный контакт часто скоротечен. Прежде чем приступать к своей работе, следователь должен составить список вопросов, в основу которых ложатся показания свидетелей. Время драгоценно, поэтому из шока их выводят самыми простыми и зачастую самыми действенными способами - пощечинами и алкоголем.
  Карила вскрикнула и схватилась за лицо, а эльфийка, не мудрствуя лукаво, подняла ее на ноги, просто намотав на руку толстую косу девушки.
  - Сдохнуть хочешь? - ласково поинтересовалась подруга. - Нет? Тогда говори!
  - Карила, хватит, - тихо сказала Милисент. - Расскажи им и будь что будет.
  По щекам портнихи потекли слезы - преграда была сломана.
  ..Семья Карилы вот уже восемь лет состояла исключительно из нее и матери - отец умер от тахорки. Болезнь, уложившая здорового мужика в постель всего за пару дней, была коварной - по симптомам походила на обычную мигрень, которую многие обычно просто пережидают, но, укореняясь в организме человека, становилась уже неизлечимой, практически съедая мозг больного изнутри за считанные часы. Похоронив отца и мужа, Карила с матерью поплакали и стали жить дальше. До недавнего времени все было хорошо: обе женщины работали портнихами, заработок имели стабильный и весьма неплохой - на оплату жилья, еду и некоторые приятные мелочи вроде сладких булочек в соседней кондитерской хватало. Гром грянул четыре месяца назад - у Ларны, матери Карилы, обнаружили болезнь. Ее нашел проходящий мимо целитель - мужчина с добрым взглядом карих глаз. Еще спустя неделю Ларна слегла, а ее дочь забегала по столичным больницам в поисках лекаря, но ни один из тех, кто приходил в их дом, так и не смог понять, в чем дело. Удача улыбнулась ей спустя три недели, когда Карила уже окончательно стала походить на тень с кругами под глазами - на улице ей встретился тот самый господин. Выслушав сбивчивые просьбы девушки, он прошел с ней до дома и, обследовав больную, постановил - ей поможет только перекачка энергии дочери, эдакая своеобразная пересадка части ауры ближайшей родственницы. Уже отчаявшаяся Карила ради спасения матери была готова на все и, вопреки всем ее возражениям, согласилась на экспериментальное лечение. Рецепт был прост до невозможности: каждый день вечером перед отходом ко сну необходимо было проходить обязательную процедуру - надеть на голову переданный господином простенький металлический обруч и, обхватив рукой запястье больной, посидеть так десять минут. Спустя примерно неделю лечение начало приносить свои плоды - Ларна медленно, но верно шла на поправку, а Карила, радуясь, приносила домой сладости, некоторое недомогание списывая на усталость после работы.
  - Карила, твою мать! Перекачка, пересадка, и вообще какие-либо манипуляции с аурой строго, категорически, окончательно запрещены! - взвыла Лиана.
  Похоже, она пыталась все же как-то сгладить свой порыв - молчание эльфийки длилось почти минуту.
  - Он говорил, что лечение экспериментальное, - снова сжимаясь в комок, прошептала портниха. - Просил никому не говорить...
  - Так, ну ладно она дура, - подруга махнула рукой на Карилу и повернулась к Милисент. - Но ты-то куда смотрела?!
  Та ответила виноватым взглядом:
  - Госпожа, ну я же не целитель. Откуда я знаю, что там еще изобрели?
  - Тьфу ты, еще одна! - в сердцах сплюнула подруга. - Так, ты!
  - Кто, я? - кажется, Карила сейчас искренне мечтала провалиться сквозь землю.
  - Ну не я же! - передразнила Лиана. - А ну домой к себе веди!
  - З-зачем? - заикнулась портниха.
  - Затем! - вышла из себя эльфийка. - Мать твою спасать будем, если осталось, что! А потом тебя, идиотку!
  Так, мне точно пора прекращать выражаться.
  "Погодь-ка, Риа... А тебе вон те отметины в ауре девчонки ничего не напоминают?"
   Я тормознула рукой уже навострившую лыжи на выход подругу и уставилась на Карилу.
  - Вот ...! - осознание того, в какую задницу попала эта, в сущности, ни в чем неповинная девушка, усиливалось пропорционально глубине моего погружения в ее ауру.
  - Что увидела? - заинтересовавшаяся Лиана тоже перевела взгляд в магический диапазон. - У меня только проплешины.
  - Глубже смотри! - велела я. - Похоже, этот козел ей уртагу дал!
  Секундная пауза и маленькая комнатушка содрогается от несинхронных, но бурных и очень нелитературных выражений - до истинной картины произошедшего мы с эльфийкой докопались одновременно.
  - Карила, быстро домой! - подруга одним движением вздернула снова усевшуюся на пол девушку и придала ей нужное ускорение, поддерживая заданный темп, мы в какие-то доли секунды оказались в приемной.
  - А что там такое? - Милисент рванула за нами.
  - Там ....! - емко ответила я, подхватывая свою оставленную на диванчике куртку. В чашках сиротливо остывал чай.
  Короткое мгновение на установку защитного плетения на дверь, и мы уже несемся по улице, лавируя между деловито спешащих куда-то прохожих.
  - Лиана, вызывай Харригана! - сбивая отлаженное дыхание, кричу я и хватаюсь за амулет, выданный мне вчера вечером после второй по счету ночной тренировки с Риганом.
  Он просил звать его, если что-то случится? Так время пришло!
  "Риа?" - связь откровенно сбоила, голос куратора был слышен словно сквозь толщу воды.
  "Риган, в городе уртага!"
  "Ты серьезно?" странный тон, словно бы и насторожился, но вместе с тем в сомнении.
  "Крайтис, твою же мать, лирагха ты кырдан!" - не выдержала я. - "Быстро дуй на улицу Садовую, дом номер 5 и спецназ свой прихвати! Она тут уже три месяца питается, тварь ползучая! Харригана уже вызвали!"
  "Буду", - кратко сообщил куратор и отключился.
  Дом Карилы, внешне - аккуратный особняк с горшками цветов на подоконниках, в магическом диапазоне представлял собой ужасающее зрелище. Разбитые на множество засыхающих ручейков, искореженные линии силы, уже не получающие подпитки от самого мира Арлеи и огромная, покрывающая все здание паутина. Закон количества и качества действовал даже на нежить, и уртага в рейтинговом списке своих собратьев занимала одну из самых первых строчек. Цикл ее развития был в некоторой степени даже уникальным, ведь, изначально будучи нематериальной, живущей на другом пласте реальности тварью, она подсаживалась в ауру любого разумного существа вне зависимости от его расовой принадлежности, и, созревая и обустраивая себе гнездо, получала полный контроль над телом. Опасность данного вида нежити была еще и в том, что ее способности по поглощению энергии увеличивалась пропорционально времени ее вызревания.
  При взгляде на дом Карилы все сомнения отпадали - уртага почти вылупилась. А вылупляясь, она откладывала яйца...
  - Вот же тварь! - вырвалось у Лианы.
  - Поддерживаю, - кивнула я.
  Риган действовал быстро - неизвестно откуда появившиеся сосредоточенные мужчины в военной форме с нашивками подразделения "ирбис" на плечах вежливо, но непреклонно оттесняли прохожих на соседние улицы.
  - Э, вообще-то это мы ее нашли! - возмутилась я, когда один из них двинулся на нас.
  - Мама! - Карила рванулась к дому. - Пустите, там моя мама!
  Военный ловко перехватил ее уже через три шага:
  - Девушка, туда нельзя!
  Ей было плевать. Карила билась в руках в мужчины так, что тот с трудом его удерживал. Улучив момент, он выпростал руку и несильно ткнул куда-то в шею - девушка обмякла. Мы попытались было пройти ближе к дому, но перед нами вырос другой "ирбис". Рядом полыхнул голубым пламенем портал, и на брусчатку ступил мой куратор. Короткий кивок на нас - и военный уступает нам путь.
  - Хорошо она тут устроилась, - оценил Риган состояние дома. - Долго?
  - Три месяца минимум, - ответила я. Лиана пыхтела рядом. - Носитель - мать вот этой девушки, человек, возраст около пятидесяти лет. Известно, что все это время уртага подпитывалась еще и дочерью. Ей, кстати, помощь нужна - она долго не протянет.
  - Плохо, - с досадой покачал головой куратор, делая кому-то там знак и указывая на Карилу. - Она почти созрела.
  - Мне интересно, как ее амулеты инструментального контроля прозевали, - влезла Лиана.
  - Ее передал какой-то господин, - добавила я. - Под видом экспериментального лечения для матери, что-то вроде перекачки энергии. Устройство - головной металлический обруч, видимо в нем уртага и сидела.
  - У нас всю империю от подобных подбросышей лихорадит, а амулеты хоть бы раз пикнули! Чертовы аналитики! - с чувством выругался куратор.
  Я мысленно стукнула себя по лбу. Фарштрбрадх же говорил на лекции!
   - Ладно, надо идти внутрь, - тем временем продолжал Крайтис.
  - Она же вот-вот созреет! - поразилась я. Понять меня было можно, ведь в этом случае мы рисковали получить сразу несколько боевых магов, зараженных уртагой.
  - Значит, времени в обрез! - отрезал Риган. - Шарт, Лидор, Гант! Готовьте команду, две минуты!
  Один приказ - и замершая было на мгновение окружающая действительность завертелась в подготовке. Вспыхнул огнем еще один телепорт, и на мостовую перед занятым нежитью домом ступили затянутые в черную форму стражи дейморского отделения надзора над количеством и распространением нежити - сокращенно НКРН. Нашивка с изображением окровавленной когтистой лапы на левом плече, на шее - охранные медальоны с видимым даже обычному человеку сиянием плетений, а в ауре - четкий след защитного колдовства с чуть мерцающим над головой символом Следовательского Корпуса. Служить в рядах этой правительственной структуры, пронизывающей собой все государственное устройство Тайрской империи насквозь, было делом не только сложным и опасным, но еще и на диво почетным, в связи с чем львиная доля аристократии, утратившей большую часть своих прав еще при батюшке нынешнего правителя, частенько занималась не только делами собственных земель, но и не брезговала работать на благо любимой родины. Собственно, у нее и выбора-то как такового не оставалось - император Дейрон предпочитал держать "оплот своего могущества" в ежовых рукавицах и, придерживаясь принципа "меньше воли - больше дела", был достойным наследником собственного отца. Чуть меньше сотни лет назад указом предыдущего правителя вся аристократия уравнялась в правах: пропало неравенство в титулах, определяющих богатство и знатность рода - исчезли графы и бароны, появились лорды. Естественно, имперская элита такими реформами осталась весьма недовольна - на землях несогласных вспыхнул бунт, быстро перешедший в открытую конфронтацию с правительственными войсками. Слишком поздно самоуверенные лорды сообразили, что это была искусная провокация, позволившая императору быстро, качественно, а самое главное, абсолютно законно уничтожить самых одиозных представителей оппозиции. Противостояние длилось недолго - всего за полторы недели волнения были подавлены, а несогласных с решениями главы государства казнили. Через несколько лет на престол взошел молодой Дейрон и сразу взял с места в карьер, кардинально сократив разницу в правах между аристократией и простым людом. Такое понятие как крепостное право было ликвидировано еще века полтора назад, теперь же в арлейских судах нередко можно встретить иски крестьян против лордов-владельцев земель, а в рядах служащих различных государственных структур - сыновей и даже дочерей аристократичных родов. Кроме того, за время царствования Дейрона то и дело титул лорда с приставкой перед фамилией, сопровождающийся всеми соответствующими правами и обязанностями даровали обычным людям и даже нелюдям за заслуги перед империей. Все чаще в Дейморе можно было встретить посольства из других миров, и все сильнее чистая человеческая кровь разбавлялась в смешанных браках, давая своим владельцам больше возможностей, а империи - сильных, приспособленных ко всем опасностям граждан. И даже пренебрежительное фырканье представителей иных рас, особенно повернутых на чистоте крови эльфов, что светлых, что темных, не отменяло одного простого, но непреложного факта - с каждым годом Тайрская империя, предоставляя убежище многим гонимым на родине кланам, на политической арене Арлеи заявляла о себе все громче.
  - Лорд Крайтис, - ступивший первым на мостовую мужчина с отчетливой примесью крови оборотней коротко кивнул, отдавая честь старшему по званию. Остальные стражи, не дожидаясь приказа, привычно разбежались по местам, окружая пораженный нежитью дом в еще одно кольцо.
  - Шарэн, брось, - поморщился куратор, пожимая протянутую руку. - Нашел время танцы плясать.
  - Действительно, - хмыкнул новоприбывший, задумчиво изучая строение с "подарком" внутри. - Кто заметил?
  - Шанарис! - повернулся ко мне Риган. - Введи лорда Ли"Шэйра в курс дела!
  - Да, куратор, - покорно ответила я уже ему в спину, краем глаза наблюдая, как у Лианы прогрессирует невесть откуда взявшееся косоглазие.
  Похоже, эльфийка окончательно решила избавляться от жениха, а потому, усиленно делая озабоченно-суровый вид, активно скашивала взгляд на оборотня. Сам же Ли"Шэйра осмотрел меня и хмыкнул:
  - О, еще одна. Дочь Ринессы, верно? Она там Грегора еще до ручки не довела своими выходками?
  - Да нет вроде, - я окинула его задумчивым взглядом.
  Ничего себе неформальное начало знакомства. Единственное место, где этот страж мог познакомиться с моей мамой настолько, чтобы сейчас говорить про ее выходки, была только Академия. Учились вместе? В нашем замке я его точно никогда не видела - зуб даю.
  - Значит, скоро доведет, - философски ответил оборотень. - Ладно, что с уртагой?
  И тут с изяществом мотылька и весом слона, мне на ногу встала Лиана:
  - Риа, там парни пришли, попроси своего куратора их пропустить, а то как установят щиты по периметру, так ни войти, ни выйти, - промурлыкала эльфийка, аккуратно заталкивая меня себе за спину. - А лорду Ли"Шэйра я сама все объясню.
  - Да ну, - я со второй попытки убрала выпученные глаза и иронично посмотрела на подругу. - Справишься хоть?
  Я прямо почувствовала, как на моей голове задымились волосы - меня попытались спалить взглядом.
  - Ариадна, там мальчики буянят, помоги им пройти, - изящно скалясь в белоснежной улыбке ласково прошипела эльфийка. - И не задерживай процесс, не видишь что ли, у нас тут операция по уничтожению уртаги!
  Сделав мне страшные глаза и красноречивым движением бровей сообщив, что она вечером сделает с одной непонятливой некроманткой, не умеющей вовремя испариться в неизвестном направлении, подруга сделала мне ручкой "брысь" и, мгновенно поменяв выражение лица на восторженно-радостно-озабоченное, повернулась к главе стражей. А я посмотрела на хитрый блеск в глазах Шарэна и...пошла к Ригану.
  "Слушай, а по-моему он из кошачьих," - задумчиво прошипела в моей голове змеюка.
  "Считаешь?" - с сомнением поинтересовалась я. - "Так-то осень уже."
   "Настоящему коту и в декабре март," - философски ответила татушка. - "Ты смотри, чтобы он Лианке потом мурзилок усато-полосатых не наделал. Знаю я эту породу!"
  Я хмыкнула и решила не отвечать.
  - Куратор Крайтис, а можно парней сюда пропустить? - вышеозначенные личности активно прыгали в первых рядах зевак, но переступить невидимую границу не решались - прямо перед ними с флегматично-отстраненной мордой, скрестив руки на массивной груди, стоял затянутый в черную форму стражей полуорк. Несмотря на довольно мирную позу, проверять реакцию данного конкретного представителя одной из самых воинственных рас Арлеи парни не хотели, всеми силами пытаясь привлечь мое или куратора внимание и пройти в огороженную зону "по блату". Активность их прыжков увеличивалась тем больше, чем дальше заходила установка портативных амулетов с плетениями двусторонних купольных щитов - именно эта модификация использовалась при всех операциях военных ведомств империи в местах скопления большого количества разумных. Требуя огромных энергетических затрат, данные устройства обладали значительным преимуществом: будучи установленными по периметру огороженного участка, активированные амулеты накрывали его непроницаемыми ни изнутри, ни снаружи щитами и включались-выключались с пульта управления, доступ к которому был только у определенного круга стражей с четко прописанным в "коде" слепком силы.
  Похоже, выходцев с Земли в правительственных структурах и исследовательских лабораториях империи с каждым годом становится все больше.
  - А зачем мне их пускать? - поинтересовался Риган, отработанными движениями проверяя запрятанный по всему телу арсенал. Рядом точно так же обхлопывалась собранная незнакомыми мне Шартом, Лидором и Гантом команда из дроу, двух полукровок с неопределимой на первый взгляд наследственностью, змееоборотня и человека. Темная одежда с нашивками "ирбисов" на плечах, охранные медальоны на шее, на поясе дроу - лекарская сумка, с виду больше похожая на небольшой кошелек, но на самом деле способная вместить в себя содержимое нескольких лабораторий. И чем больше я на них смотрела, тем отчетливей понимала, что я совершенно, стопроцентно не приспособлена к каким-либо боевым действиям, ибо увидеть оружие, которое проверяли эти люди и нелюди, я не могла, даже призвав на помощь всю свою фантазию.
  - Ну, как бы... - промямлила я, завороженно наблюдая, как ползет по лицу оборотня полоска чешуи. Вот проступили оранжевые в черной обводке круги, а теперь проявился сине-желто-зеленый отлив... И я почувствовала, как мои глаза медленно выкатываются на лоб. Змееоборотень клана Радужных! Да как он здесь только оказался, этот род же был уничтожен еще лет сорок назад!
  "О, родственники..." - умильно прошипела татуировка.
  Ощутив мой взгляд, мужчина быстрым, текучим движением повернул голову и я...пропала. Забыла про сидящую в доме Карилы уртагу и ждущего моего ответа Ригана, забыла про флиртующую с кошаком Лиану и свою ненормальную семью - золотисто-желтые с зелеными точками глаза заполонили собой все. Узкий вертикально вытянутый зрачок сжимался и разжимался, нервно пульсируя в ритме моего сердца. Его удары то грохотом отдавались в моих ушах, то скрывались в томительных паузах, заставляя подсознание испуганно холодеть в ожидании смерти...
  Мой странный транс прервала сильная, жестокая пощечина.
  - Шанарис! - судя по голосу, Риган с трудом сдерживался от ругательств. - Глупая девчонка! Первое правило общения с оборотнями! Быстро!
  - Не мешать превращению, - даже не задумываясь, пробормотала я.
  Моя рука потянулась к горящей огнем щеке, но тут же была перехвачена куратором, а передо мной, совсем рядом, появились его злые глаза:
  - Тогда объясните мне, студентка, - он практически шипел. - Причину своего нарушения!
  Я молчала. "Не мешать превращению" - это не трогать, не смотреть и даже не дышать. В ипостаси человека оборотень может быть бесконечно милым, спокойным и доброжелательным существом, в ипостаси животного - огромным мурчащим котом, но в момент оборота... В состоянии перехода оборотень теряет всякий контроль над собственными инстинктами и часто крайне агрессивен.
  - Не слышу ответа, - мое запястье стиснули так, что стало больно.
  - Я... Я забыла, - выдавила я из себя, пряча глаза и мечтая лишь о свободе для некоторых частей своего тела. На радужного я старалась не смотреть.
  - Вы забыли, - кажется, сейчас наш выдержанный куратор по количеству яда в голосе мог переплюнуть всех змей Арлеи.
  - Риган, отпусти девочку.
  А в ответ на чуть шипящий, низкий голос оборотня - тишина. Гулкая пауза, и я, потирая ноющее запястье, и стараясь не смотреть на замерших друг напротив друга мужчин, отступаю к очутившейся поблизости Лиане.
  - Ты в порядке? - она отработанным жестом взяла мою руку.
  Кожу защипала эльфийская магия, а где-то внутри словно завозилось что-то мохнатое и многолапое. Мерзкие ощущения, надо признать, но, увы, такова плата за контакт с противоположной твоей природе силой. Несколько секунд - и боль отступила, а Лиана, удовлетворенно кивнув, отпустила мою руку.
  - Голова не кружится, нет? - она потрогала мой лоб. - И не надо так на меня смотреть! Мало того, что вы, люди, от любого чиха загнуться готовы, так ты еще и на радужного в состоянии оборота пялиться вздумала, а они, напомню, по силе и прочим гадостям могут гандхарвов за пояс заткнуть!
  Я уныло вздохнула. Это точно. Та стая оборотней, что жила на землях моего клана, была в прямом смысле уникальна - объединив в себе возможности сразу нескольких видов, они не имели ни малейших способностей к магии. Только физическая сила, которая, как известно, не всегда истина в последней инстанции... Да, я прокололась. Грубейшая ошибка, что тут сказать. Сама виновата.
  - Не переживай, дочь Ринессы, - мягко ступая, рядом словно из воздуха проявился Шарэн. Лиана слегка порозовела. - Не ты первая, не ты последняя. От взгляда Шэ'асса нет противоядия.
  - Утешаете? - я не удержалась от легкой улыбки уголком губ.
  - Констатирует факт, - вместо Шарэна мне ответил тихий, чуть шипящий голос змееоборотня.
  Я вздрогнула и, метнув короткий взгляд на застывшего в отдалении куратора, опустила глаза.
  - Оборотни уязвимы в момент превращения, а потому особенно опасны, - кажется, он даже усмехался. - Один-единственный посторонний взгляд может послужить тем вызовом, которого с нетерпением ждет зверь внутри каждого из нас.
  - Извините, - я продолжала изучать брусчатку мостовой под ногами.
  - И подними взгляд! - шипение хлестнуло воздух, и я, даже не успев ни о чем задуматься, автоматически вскинула голову.
  - Мы не переходили с вами на "ты", - раздражение на себя, обида на Ригана и злость на все подряд вырвались в глупом, гневном, мелочном протесте.
  - Учишь меня жить?
  Он нагнулся так, что его глаза оказались на одном уровне с моими. Мерцала на солнечном свету пятнистая чешуя, покрывающая теперь, без сомнения, все тело мужчины, под моим взглядом плавно запульсировал узкий змеиный зрачок и я почувствовала, что снова, несмотря на все прилагаемые мной титанические усилия, уплываю. Транс закончился за секунду до резкого, душевного подзатыльника.
  Я возмущенно зашипела, оборачиваясь. Золотые глаза напротив сверкали ироничными искорками.
  - Всегда мечтала это сделать, - задумчиво-довольно признался голос Лианы.
  - В следующий раз моя очередь, - ухмыльнулся Шеннар, но, поймав мой прищуренный взгляд, как-то подтух. - Риа, а ты что, уже с нами?
  - С вами, с вами! - злобно прорычала я. - Говоришь, Краймор у тебя в распределении, верно?
  - Так, Шанарис, стоп! - мне на плечо легла рука Кайла. - Смертоубийствами потом заниматься будем!
  - Конечно, потом, - согласилась я, буравя суккуба долгим взглядом. - В Крайморе.
  Одногруппник занервничал:
  - Ээ... Товарищ, а вы ей там никакой винтик случайно не свинтили, не? Не то, чтобы я боялся...
  - Шэ'асс! - окрик Ригана хлестнул воздух.
  - В следующий раз, леди Шанарис, будьте осторожнее, - змееоборотень кинул быстрый взгляд на Крайтиса и аккуратно, на короткое мгновение приложился холодными губами к моей руке. - Не каждый может похвастаться моей выдержкой.
  - Спасибо, прошу прощения, понимаю, учту, - тоном "все что угодно, только уйди" лаконично сказала я, отвечая "кавалеру" сухим кивком. Было неприятно. Не потому, что он внезапно, в столь неподходящий для этого момент решил вспомнить об этикете, и даже не потому, что мои друзья не постеснялись при нем отвесить мне подзатыльник... Просто я облажалась.
  Быстрое, текучее движение - и оборотня в состоянии промежуточной трансформации рядом со мной уже нет.
  - Нехило, - ошарашенно выдал Кайл. - Напомните мне не связываться с Радужными.
  - Не свяжешься, - рядом обозначился "проснувшийся" Мартин. - Он последний.
  - Кстати, а что с их кланом было, никто не в курсе? - вспомнила я.
  Мутная там была история.
  - Да вроде что-то с кем-то не поделили, - пожал плечами Кайл. - Не знаю, у эльфячки спроси. Земли оборотней рядом со Светлым Лесом, может слышала что.
  - Не, она нам точно сейчас не помощник, - критически осмотрев ушастую, выдал вердикт суккуб. - У нее крыша поехала.
  - В плане? - младшенький братик с интересом уставился в ту же сторону.
  Лиана стояла чуть поодаль и, мило краснея, общалась с все тем же Шарэном. Остальные стражи, устанавливая амулеты щитов, следили за этим с плохо скрываемым раздражением. Особенно усердствовала девушка с копной густых темно-русых волос, чуть эльфийским разрезом глаз и отчетливой аурой некроманта.
  - Баран, она влюбилась, - со знанием дела повел носом Шеннар.
  - Это плохо? - Мартин перестал изучать взглядом рычащего на своих подчиненных Ригана и посмотрел на друга.
   - Еще как, - покивал суккуб. - Влюбленная женщина - дурная женщина.
  - Ну, не все так плохо, - дипломатично ответила я. - Но в чем-то наш половой гигант прав. Даже самая умная и самодостаточная женщина, влюбившись, способна превратиться в обыкновенную сопливую дрянь с розовыми бантиками.
  - Что, даже ты? - весело спросил Кайл.
  Воздух над установленными портативными амулетами щитов замерцал, и вверх, накрывая нас и дом с нежитью в центре непроницаемым куполом, взметнулись плетения. Сквозь подергивающуюся серебристой рябью прозрачную стену я нашла взглядом оставшуюся с той стороны и слегка подзабытую мной Милисент: сидя прямо на земле, она держала безвольную руку уложенной на носилки Карилы и слушала что-то объясняющего ей целителя с нашивками военного госпиталя на плечах.
  - Нет, я превращусь в злобную дрянь с черными бантиками, - серьезно ответила я, наблюдая, как команда Ригана двинулась у дому. Первым шел сам Крайтис, по бокам и чуть сзади - полукровки, дроу и человек в центре, замыкающий - радужный. Боевое охранение - лекаря и самых слабых в центр, остальные на защиту.
  - Слушайте, а разве "ирбисы" должны заниматься ликвидацией обнаруженной нежити? - душу внезапно поцарапало легкое ощущение какой-то неправильности. - Нет, я не против, но вспомните - все, что давал нам Крайтис, было связано с противодействием физической угрозе.
  Парни задумались.
  - И взгляните на команду, - я махнула рукой в сторону почти зашедшей в дом группы.
  - Дроу? - Шеннар подался вперед. - Не, не катит. Темный эльф как лекарь - вопрос, конечно, интересный, но у нас вон Тарк на том же поприще развлекается. Два в одном, как говорится, сам же переломает, сам же и вылечит.
  Я хмыкнула и согласно кивнула. Несмотря на внешнюю неуклюжесть и, казалось бы, совершенную неприспособленность к работе с тонкими материями, как целитель тролль был весьма неплох, показывая приличные результаты особенно при лечении ран. Видимо, сказывалось боевое прошлое.
  - Дальше, - азартно подхватил Кайл. - Змееоборотень клана Радужных - птица высокого полета и способен на кучу всевозможных гадостей, но включим, господа, мозги - с каких это пор змей приглашают на войну с энерговампирами? Они ж, как говорит Риа, ни бельмеса в астрале!
  - А Шарэн? - махнул рукой назад Шеннар.
  - Он из кошачьих, - вместо младшего брата ответил старший. - Вспомни теорию - лучше всего чувствуют нематериальное именно кошки.
  - Причем даже на Земле, - кивнула я, вспоминая, как кот моей одноклассницы с завидным постоянством дрых именно в том углу дома, где двадцать восемь лет назад был убит возвращавшийся из соседней, тогда еще живой деревни подвыпивший лесник. При строительстве коттеджного поселка труп обнаружили и перезахоронили на ближайшем кладбище, но буйный призрак сдаваться не собирался и не оставлял попыток проявиться в реальности. Однако, раз за разом на место его смерти плюхался большой серо-белый пушистый кот и, с удобством развалившись на мягком ковре, нагло поглощал всю накопленную привидением энергию. Лесник снова проваливался в нематериальный мир, а котяра лоснился от удовольствия и ехидно скалился. Помнится, на мое предложение развоплотить, наконец, бедный призрак, мама только махнула рукой и заявила, что в мире Земли у него все равно нет никаких шансов на хоть какое-то подобие жизни. А если учитывать уже захороненный труп, прыгать туда-обратно призраку осталось всего парочку лет, после чего он отправится на перерождение, а кот лишится энергетической подпитки. Так что пусть дальше развлекаются.
  - Ладно, с этим понятно, - команда Ригана зашла в дом. - Человек. Кто-нибудь заметил его специализацию?
  По последовавшим вслед за этим взглядам и пожиманиями плеч я поняла - никто.
  - Еще понятнее, - буркнула я и отправилась за Лианой.
  Цапнула ее за шиворот, закрыла готовый разразиться возмущенными воплями ротик своей немытой пятерней и, мило улыбнувшись явно позабавленному Шарэну, уволокла подругу к своей могучей кучке.
  - Ты чего мне всю диспозицию портишь, - прошипела эльфийка, отдирая от своих губ мою ладонь. - У меня там планы! Да я только жить начала!
  - Потом поживешь, - хладнокровно ответил Шеннар и взяв блондинку за плечи, развернул ее лицом к хранящему тишину дому Карилы. - Скажи мне, звезда моя, ты команду Ригана видела? Помнишь?
  Лиана задумалась и, посерьезнев, кивнула.
  - Отлично, - похвалил ее суккуб и сделал нам знак молчать. - А теперь скажи нам все, что о них думаешь.
  Теперь тишина царила дольше.
  - Сыгранные и опытные, но не всегда друг другу доверяют, - наконец произнесла подруга. - После прокола нашей ведьмы куратор на этого Шэ'асса едва ли не рычал, словно боялся каких-то последствий. К нам змей подошел явно вопреки приказу Крайтиса, следовательно, классическими отношениями начальник-подчиненный тут и не пахнет.
  - Так, это я не заметил, - досадливо скривил уголок губ Шеннар.
  - Ты только женщин замечаешь, в частности - ту красотку из стражей, - ехидно парировала эльфийка.
  Наш Дон Жуан обернулся к некромантке, что со столь ярко выраженным неодобрением косилась в спину моей подруге и, улыбнувшись, сделал девушке ручкой. Страж фыркнула и отвернулась.
  - Какие у нас милые защитники от нежити, - чуть ли не облизываясь, промурлыкал суккуб. - Кажется, на меня скоро нападут...
  - И это буду я! - не выдержала злобная ведьма в моем лице. - Ты, бабник сельского разлива, а ну давай серьезней!
  - Не будет у тебя мужа, Риа, - обиженно заявил парень.
  - За тебя выйду, - мстительно пообещала я и тут же получила подзатыльник.
  - Эй! - рядом так же потирал голову Шеннар.
  - Потом отношения выяснять будете, - Мартин одарил нас строгим взглядом. Рядом согласно кивал Кайл. - Мне интересно другое - почему в боевой пятерке оказался лишний? Причем лично я хорошо вижу, что он "неместный" - расстояние между ним и остальными членами отряда постоянно менялось, словно они не привыкли к присутствию еще одного человека в центре.
  Мы задумались. Хороший вопрос. Классическое построение в форме ромба - самый простой и, пожалуй, универсальный способ силовыми методами пробраться туда, куда никто не хочет пускать. На остриях - "нападение", по бокам - "защита", в центре - те, кого хотят всеми силами сберечь. Обычно это место занимает целитель, наверное, самый важный член любого отряда. Сейчас же рядом с дроу оказался человек с самой что ни на есть заурядной аурой - что такому делать в захваченном почти вылупившейся уртагой доме?
  - Так, понятно, что ничего не понятно, - резюмировал Кайл. - Надо выпить.
  - Надо, - согласился Шеннар. - Но мы пока заперты, так что давайте думать. Что за хмырь?
  - А полукровки? Кто-нибудь заметил, чьей они расы? - поинтересовалась я.
  Синхронное пожимание плечами и отрицательное покачивание головой.
  - А может, там понамешано, вот и не разобрались сразу? - внесла предположение эльфийка.
  - Вряд ли, - с сомнением мотнул головой Мартин. - Возьмем для примера союз человека и оборотня и увидим, что с большой долей вероятности их ребенок родится двуипостасным. В браке человека и эльфа - с миндалевидными глазами и тонким телосложением, а у нечистокровного родственника гномов окажется низкий рост и слабое зрение. В этом и есть вся соль - если не брать в расчет различные малые народности, то можно утверждать, что люди обладают самым рецессивным геном среди всех остальных рас на Арлее. Они не обладают особой приспособляемостью к изменяющимся внешним условиям, и это свойство нашло отражение в их крови - она не так сильна, как кровь любого инородца.
  - Другими словами, людей спасает только то, что они плодятся, как кролики, - похабно ухмыльнулся суккуб и получил подзатыльник сразу от двоих - меня и Кайла.
  - Другими словами, - Мартин окинул Шеннара предупреждающим взглядом. - Кровь представителя иной расы в ребенке-полукровке будет более заметна, нежели наследие его человеческого родителя. Да, там есть еще куча условий, но сути дела это не меняет - даже если эльфом был твой прадедушка, в тебе так или иначе должно остаться что-то от перворожденных. Это аксиома.
  Я задумчиво кивнула, а мысли мои уплыли совсем в другую сторону. Итак, моя дражайшая семейка. Я, мама, бабушка и даже незабвенная Шариана, родоначальница нашего клана - мы похожи друг на друга как две капли воды и с этим трудно спорить. Так же невозможно не заметить, что на первый взгляд все мы четверо представляем собой безукоризненный, можно сказать, классический образец средней суккубки: черные волосы, черные же без малейшего проблеска глаза с чуть миндалевидным разрезом и белая кожа характерны именно для этой, живущей весьма закрыто, расы. Не было только одного - даже самой капельки того самого влечения, характерного для всех представителей этого народа. Причем нельзя забывать, что и сама Шариана была "белой вороной" - а ведь она, будучи чистокровной суккубкой, должна была владеть им в полной мере. Кроме того, помнится, как-то в детстве я нашла в куче разнокалиберного хлама на чердаке родового замка старый потрескавшийся амулет-определитель чистоты крови. К тому моменту было создано несколько более совершенные модификаций, способных разложить по расам едва ли не всех родственников "клиента", тогда как этот годился только на "плюс" или "минус" - но право слово, мне было интересно. Крохотная капелька крови, упавшая на чуть сколотый камешек в центре, и, подумав с полминуты, амулет выстреливает в воздух полупрозрачным дымчатым "чистокровный человек". В тот день с чердака я ушла в глубокой задумчивости - с одной стороны, моя принадлежность к суккубам, в силу относительной дальности родства с Шарианой - шутка ли, прабабка все же - должна быть весьма сомнительной, но с другой стороны... Должна же она хотя бы просто быть? Нет, я не претендую на суперспособности какой-либо другой расы, мне хватает мороки с собственной магией, но меня так же не оставляет желание разгадать эту маленькую загадку. Как получилось так, что, имея столь ярко выраженное сходство с Шарианой, мы - да и она, если уж говорить честно - помимо внешности имеем столь мало общего с "отчим" народом? И вот еще вопрос - если принять вердикт амулета за истину в последней инстанции, то тогда получается, что неизвестные мне дед и прадед тоже были чистокровными людьми?
  - Нет, я от любопытства сдохну, - простонал Шеннар.
  Я дернулась и вернулась в реальность:
  - В смысле?
  На меня посмотрели с сарказмом и жалостью во взгляде:
  - Риа, звезда моя. Куратор Крайтис, конечно, усиленно делает из тебя человека, но не мог же он тебе мозги окончательно выбить?
  Я обиделась и полезла драться. Не успела - Мартин перехватил меня под пузо и затолкал себе за спину.
  - Он имеет в виду то, что команда Ригана в доме с уртагой ни к селу, ни к городу, - терпеливо объяснил парень. - Ликвидация нежити - работа стражей соответствующего отдела Следовательского Корпуса, а они тут только боковое охранение осуществляют и даже не суются внутрь.
  - Да, есть такое, - вынужденно признала я.
  Возможно, я крайне далека от стандартов проведения "чисток" и вообще, будучи глупой женщиной, должна сидеть дома и варить борщи, но сейчас я в упор не видела здесь какой-либо организации. Да, обнаружив уртагу, я позвала Ригана и он, как наш куратор и ответственный за наше обучение и, в какой-то степени, за нашу безопасность человек, пришел. Да, он пришел за несколько минут до отряда стражей. Да, возможно, во внутренней иерархии Следовательского Корпуса подразделение "ирбисов" занимает более высокое положение, нежели "контролирующие", но если принимать во внимание специфичность того стиля, что преподавал нам Риган... Полная энциклопедия нежити занимает несколько не самых тонких томов и постоянно пополняется новыми экземплярами. Они появляются постоянно - сказывается высокая энергонасыщенность Арлеи, вследствие чего некоторые особо восприимчивые виды нежити мутируют, приобретая новые способности и добавляя штатным отрядам НКРН новые проблемы. Имея не самую легкую и способствующую к выживанию работу, стражи обязаны не только знать всю подноготную своих "клиентов", но и всегда держать себя в состоянии полной боевой готовности. Уверенности, что утром ты не проснешься в окружении целой стаи голодных волкодлаков, руководство СК не давало никакой. Таким образом, гражданские службы, что обеспечивали внутреннюю безопасность империи тем или иным способом, по уровню своей подготовки ничуть не уступали военным подразделениям, и в связи с этим возникал закономерный вопрос - а почему проблемой ликвидации нежити занимаются не те, кому это положено по контракту?
  - Риган обмолвился, что такие вот "подкидыши", - я кивнула головой на дом. - У нас по всей империи раскиданы, а амулеты инструментального контроля молчат.
  - А если вспомнить Фарштрбрадха, то не в амулетах дело, - прищурил загоревшиеся азартом охоты глаза Мартин.
  - Значит, что-то не так с нежитью, - подхватил Кайл.
  - Новый вид? - внес предположение Шеннар.
  - И если да, то вопрос в другом - она мутировала самостоятельно, или ей помогли? - добавила эльфийка. - Ну-ка, господа некроманты, кого игнорируют амулеты инструментального контроля?
  - Живых существ, - уверенно ответил Мартин. - Лиана, их создавали лучшие из лучших, на эти разработки империя потратила годы и кучу денег. Артефакторам просто не позволили бы сплоховать.
  - Но тем не менее, кто-то облажался, - хмыкнул суккуб.
  - А ты уверен, что это были именно они? - спросил Кайл. - В конце концов, нежить мутирует постоянно, каждые два десятка лет появляется новый вид. Теоретически, это может быть результатом естественного процесса.
  - Не может, - отрицательно мотнула головой я. - Вообще никак. Подумайте сами - каждые два десятка лет появляется только один вид, в то время как список нежити с неожиданным иммунитетом к проверке амулетами содержит в себе как минимум несколько типов особей. Да, нам ничего толком не говорят, но ни император, ни совет министров, ни тем более Каролина ни за что бы не отправили кучку студентов-недоучек не пойми куда. Бабушка человек непростой, но поверьте мне, на такие меры она бы просто так не пошла.
  Вот в ком-в ком, а в Каролине я была уверена больше, чем в себе самой. Да, она ехидная, вредная и очень наглая стерва, но убеждена - совету министров пришлось нехило попотеть, чтобы получить ее согласие на эту авантюру. Рядом глубокомысленно кивали головой остальные.
  - Сдается мне, что мы чего-то не знаем, - задумчиво заговорила Лиана. - Надо узнать.
  - И что мы сделаем? Завалимся к моей бабуле в дом? Или попросим все нам рассказать доброго дяденьку куратора? - ехидно поинтересовалась я. - Ты серьезно?
  Мне не понравились последовавшие за этой моей репликой переглядывания друзей.
  - Не-не-не, я не пойду! - запротестовала я, сообразив, чем дело пахнет. - Совесть имейте!
  - Мы ее поищем, - пообещал Шеннар и демонстративно хрустнул суставами рук.
  - Пойдешь, родная, пойдешь, - ласково улыбнулась Лиана. - Злостно помешала моему милому общению с Шарэном, так теперь радуйся - я заинтересовалась! И если ты не вытрясешь у Ригана разгадку, то я тебя со свету сживу! Ты меня, может быть, счастья всей жизни лишила, ведьма!
  - Вот как обычно, чуть что, так "ведьма"! - разозлилась я. - А как у них что попросишь, так не дождешься!
  - В данном случае нас больше, так что пакуй вещички - сегодня ты ночуешь у Ригана! - нахально влез в разговор Кайл.
  - Ребята, вы больные, - сообщила я, отходя подальше. - Вон уже даже Шеннар подтвердил, что у нас ничего не было!
  - Родная, прости, но в то, что "было" я даже под судом не поверю, - чистосердечно признался суккуб. - Слишком уж ты жизнью замордованная.
  - Вот спасибо! - вспыхнула я.
  Я обиделась настолько, что почувствовала, как всколыхнулась в моей ауре сила и защипали кончики пальцев. Шеннар побледнел - видимо не забыл еще моего удара на лекции Фарштрбрадха.
  - Риа, успокойся, - на мое плечо легла рука Мартина. - Тебя никто ни к чему принуждать не будет, но признай сама - из всех нас вместе взятых с Риганом больше всего общаешься именно ты, а сегодня будет последний шанс выяснить хоть что-то - на места распределения мы отправляемся завтра с самого утра, и когда встретимся в следующий раз, непонятно. Все же согласись - загадка-то интересная.
  Я вздохнула, пожала плечами и...кивнула. Интересная? Да не то слово!
  - Отлично, - потер ладошки суккуб. - Тогда сегодня вечерком глянем, что у тебя там с бельем. А то мало ли в какую степь выяснение зайдет...
  Парни попытались спрятать ухмылки, Лиана покрутила пальцем у виска, а я возвела очи горе.
  - Морана, и за что ты мне только послала этого идиота! - с чувством вопросила я голубое с легкими облачками небо.
  Треск распахнувшегося в пяти шагах от нас портала был мне ответом, и под наши удивленные вскрики на брусчатку в буквальном смысле вывалилась женщина, в которой я с изумлением, граничащим с шоком, узнала...
  - Мама?! - выдохнула я.
  Непривычно встрепанная, одетая в простую черную одежду без опознавательных знаков и с простой косой, разметавшейся сейчас по брусчатке, эта женщина ну никак не походила на мою всегда аккуратную, изысканную мать! Леди Шанарис, а это, несомненно, была она, моментально вскочила на ноги, и, подлетев ко мне, затрясла за плечи:
  - Кто пошел в дом?!
  - Р-ри... Куратор Крайтис, - со второй попытки выдавила я. - И хватит меня трясти!
  Окрик не достиг цели - мама уже мчалась по направлению к дому.
  - Да что здесь происходит вообще?! - возмущенно спросила я воздух.
  - Слушайте, а ведь этот вариант щитов, - Мартин, помедлив, кивнул себе за спину. - Считается неприступным для любого вида колдовства.
  Мы синхронно посмотрели на место открытия маминого телепорта, еще сиявшего в магическом диапазоне тусклой искоркой.
  - Нет, я точно сдохну. От любопытства, - мрачным тоном сообщил Шеннар.
  Кайл молча протянул другу руку и парни торжественно обменялись рукопожатиями.
  - Позеры, - фыркнула Лиана, подаваясь вперед и не сводя взгляда с дома.
  А там явно что-то происходило. Внутри чувствовалось неясное шевеление - слышались короткие удары, а в окнах мелькали быстрыми всплесками красные огни, на которые опутавшие здание сети уртаги огрызались черными молниями. Взявшие дом в кольцо "ирбисы" и стражи посерьезнели и, обменявшись взглядами, потянулись к силе. Энергия Арлеи, рассеянная в воздухе, затрепетала так ощутимо, что даже нам стало ясно - дело нечисто.
  Однако уже через несколько секунд мы поняли: дело не просто нечисто, мы в откровенной заднице. Силовики готовили "гнев Дарта". Плетение, названное в честь бога войны и разрушений было крайне простым в исполнении, но при этом совершенно уникальным по результату. Активируясь на площади, ограниченной расположившихся кругом магов, оно уничтожало все формы жизни. То есть абсолютно все, вплоть до высшей нежити и микробов.
  - Не поняла... - кажется, мой голос резко упал до шепота. - Это что такое?!
  - Поддерживаю, - ошеломленно добавил Шеннар.
  Остальные молчали.
  - Прошу для вашей же безопасности - отойдите к внешней границе охранения, - неожиданно серьезный голос Шарэна раздался словно сквозь вату.
  Я не отреагировала - продолжала смотреть, как на кончиках пальцев стражей формируются блестящие на солнечном свету сферы с черным огнем внутри. Первая стадия...
  - Ариадна, тебе надо отойти.
  Кажется, меня попытались отодвинуть... Не помню. Помню, что отмахнулась от оборотня первым же пришедшим в голову плетением и рванула вперед.
  - Мама!
  Поверхность сфер в ладонях магов перетекает узорами, словно жидкая сталь, и, вспыхнув темным пламенем, превращается в вихрь. Вторая стадия... После которой только активация.
  Третьей стадии нет.
  Резкий толчок в спину, и я, увлекаемая к земле чем-то большим и мягким, падаю, обдирая ладони в кровь, на брусчатку. И уже уткнувшись носом в холодный, грязный камень, слышу отчетливый, режущий слух треск портала, распахнувшегося неподалеку, а сразу вслед за ним - рев пламени "гнева Дарта".
  - Риа! - вопль эльфийки срывает установившееся на секунду оцепенение. Расположившийся на мне огромный кот, встряхнувшись, встает на лапы и, ткнув в меня носом, переворачивает на спину.
  - Ведьма, ты больная! - на меня налетают все - Лиана, Шеннар, братья, и даже оборотень, дернув пятнистой шкурой, выдает недовольный рык.
  - Где мама? - я поднимаю голову и ищу ее взглядом, но он натыкается только на озабоченные, испуганные лица друзей.
  - С ней все в порядке, они успели за секунду до "гнева", - успокаивающе произнесла эльфийка. - Еще она захватила с собой всю команду Крайтиса, так что не переживай, без куратора вы не остались.
  Шеннар скептически хмыкнул и, наклонившись, одним рывком поставил меня на ноги.
  - Не могу сказать, что рад этому факту. Я не зверь, но получать люлей от "ирбиса" лично мне уже надоело, - заявил суккуб и скептически оглядел меня. - Риа, ты точно больная. Мало того, что и раньше не особо симпатичная была, так теперь вообще ведьма натуральная - потрепанная, грязная, все руки в крови, взгляд бешеный.... Ты с демонами Нижних Миров не в родстве, не?
  Я его проигнорировала - мне было не до этого.
  Члены отряда Ригана разной степени потрепанности уже разошлись кто куда, но мама, в разодранной на локтях и коленях одежде, со ссадиной на щеке и слипшимися от крови волосами, сидела на земле. Придерживавший ее за плечо змееоборотень перехватил меня поперек тела в паре шагов от собственной матери.
  Кажется, я хотела его проклять... Не успела.
  - Шэсс, пусти ее. Иначе ходить тебе уродом до конца жизни - ее бывшая одноклассница до сих пор шерстью в каждое полнолуние покрывается.
  - И за что ее так? - заинтересовался даже не подумавший отпустить меня оборотень.
  - Дети-дети... - туманно ответила Ринесса. - Дочь мою отпусти. Она не я - проклянет так, что не снимешь.
  Мне усмехнулись в ухо, но отпустили.
  - Я в порядке, все заживет, как на бешеном оборотне, - ответила мама, не дожидаясь вопроса. Улыбнулась. - Все хорошо, Риа, правда. Немного расщепило при телепорте - голову задело.
  - Почему вообще был использован "гнев"? - я осмотрела ее затылок, но прикасаться побоялась - пусть этим занимаются лекари. - И почему уничтожать уртагу пошли именно "ирбисы", а ответственные за ликвидацию нежити стражи, стояли вокруг и ни черта не делали? И как ты прорвалась через щиты? И вообще, что тут происходит?!
  - Как много вопросов, - тихо прошипел мне на ухо Шэ'асс. Я вздрогнула от неожиданности - не слышала его шагов. - Сама додумалась, или подсказал кто?
  - Чтобы догадаться, особых мозгов не надо, - ядовито ответила я и, повернув голову вправо, в который раз за сегодня встретилась взглядом с этими удивительными глазами. Короткое мгновение полета - и я снова в реальности, наблюдаю эту усмехающуюся рожу.
  - Шэсс, - мама поморщилась, но убрала от головы руку. - Зуб даю - получишь когда-нибудь за свои провокации сполна.
  Шэсс? Сокращенное имя?
  - Возможно, - усмехнулся змееоборотень. - Прости, Ри, но твоя дочь так забавно на них реагирует, что я просто не могу удержаться.
  Замечательно... Они друзья. Еще лучше.
  - Тогда потом не жалуйся, если она ответит, - мама пожала плечами и, опершись на мое плечо, встала на ноги. - Я свою дочь знаю. Раскачивается долго, но как созреет - "трымай порты, ховайся в бульбу"!
  - Слушай, а может, хватит меня обсуждать так, будто меня тут нет? - возмутилась я и тоже встала.
  Мама состроила невинное лицо, а Шэ'асс открыто ухмыльнулся. Я надулась, но долго обижаться не удалось - в мое ухо словно клещами вцепились чьи-то пальцы.
  - Шанарис, ты совсем обалдела - под "гнев Дарта" лезть? - о, этот ласковый, чуть хрипловатый голос я не перепутаю ни с чем.
  Любимый куратор.
  Я тихо зашипела и попыталась освободиться, но только навредила - заметив сопротивление, Крайтис вздернул мое несчастное ухо на уровень своего лица, вынудив меня встать на цыпочки.
  - И ладно "гнев", ты хоть сообразила, чем ты в стража кинула?!
  Кажется, Риган был в ярости. Я обреченно зажмурилась, ибо до меня дошло - нападение на сотрудника Следовательского Корпуса при исполнении карается лишением всех титулов и имущества, а по законам военного времени - смертью.
  - Да ладно тебе, Риган, - раздался ленивый, чуть насмешливый голос змееоборотня. - Я бы удивился, если она этого кошару вообще задела!
  - А с тобой я еще потом поговорю! - прорычал куратор.
  - Отменяется! - отрезал холодный голос мамы. - Во-первых, Риган, отпусти мою дочь. Во-вторых, сутки отдыха тебе! Сидеть в Академии безвылазно и только попробуй оттуда выйти - приду и лично морду набью!
  У меня даже глаза сами собой открылись. Куратор не двигался и, все так же продолжая сжимать мое ухо, смотрел на маму. Леди Шанарис, не сдавая позиций, смотрела на него, а Шэ'асс ухмылялся рядом.
  - И это приказ, - сказала мама и уже мягче добавила. - Риган, работать без сна и отдыха не можешь даже ты, прими, наконец, это как данность. Риа, присмотри за ним. Все, выполнять.
  Меня отпустили и только сейчас, взглянув украдкой на лицо Ригана, я заметила посеревший цвет кожи, круги под глазами и усталые складки возле губ. Куратор подчеркнуто вежливо кивнул и, махнув рукой моим друзьям, создал портал. Телепорт полыхнул так, что мне стало не по себе, но делать было нечего, и под прицелом маминого взгляда, я, сопровождаемая сжавшим мое плечо Крайтисом, вступила в синий огонь.
  ***
  Время, проведенное в телепорте, не запоминается. Совсем. Легкое помутнение картинки перед глазами, небольшой, быстро проходящий звон в ушах и мгновенная дезориентация сразу на выходе - возможно, представители более сильных рас путешествуют телепортами по-другому, но не я. Человеческий разум слишком слаб для того, чтобы так быстро, в одно мгновение сопоставить периоды "до" и "после".
  - Так, вы - в общежитие, Шанарис - со мной, - голос куратора раздался словно сквозь вату.
  Я очнулась от легкой заторможенности, вызванной переходом, и огляделась - мы находились на территории Академии возле Главных Ворот. То есть фактически внутри огороженной кучей защитных плетений зоны, на которую даже императорские посланники проходили пешком и по дороге, в силу приближающегося раннего осеннего вечера уже начинающей светиться бледно-желтым светом.
  - Простите, а... - умница Лиана так же не сводила взгляд с ворот. - Куратор Крайтис, а разве этот комплекс защитных мер не считается неприступным для любого вида магии, каким-либо образом нарушающей внешний охранный контур? Здесь львиная доля плетений установлена еще при основании Академии, а весь их список регулярно пополняется новыми пунктами благодаря работе каждое десятилетие создающейся рабочей комиссии, принимающей новые решения исходя из достижений современного магического искусства.
  Наверное, мы бы смогли выступать в плохом шоу пародистов - по крайней мере, выпучить глаза и почти синхронно уставиться на нашу эльфийку мы смогли.
  - Что? - недоуменно покосилась она на нас. - Это же история Тайрской империи!
  - Даже я не интересовался своей историей, как эта фанатичка, - пробурчал Кайл.
  - И вот именно поэтому ты звезд с неба не хватаешь, Найршар, - как никогда доходчиво иллюстрирующий понятие "не в духе" голос куратора разбил все надежды Кайла на последующую пикировку.
  В отличие от бегающего от активной остроухой Шеннара и пространно обсуждающего с ней же философские и научные изыскания Мартина, младший Найршар вежливому общению предпочитал подколки, чем нередко выводил своего собеседника из себя. Впрочем, сама эльфийка, по ее же собственному выражению, "законсервированная" в Лесу, такому отсутствию всякого и всяческого этикета была только рада, признавшись мне по секрету, что накушалась его у себя на родине так, что уже из острых ушей лезет. Словом, такое "гав-гав" приносило обоим пикировщикам массу удовольствия.
  - Ну, я же не проторчал всю свою жизнь в замке своего отца за семью замками, - не смог удержаться Кайл.
  - Может, потому что у тебя замка нет? - съехидничала Лиана.
  - Заткнитесь. Оба.
  От такого тона заткнулись не только мы, но и кто-то, без сомнения, живой и, судя по всему, даже разумный, шебуршавшийся в кустах за пределами безопасной от вторжения жаждующих общения с молодыми магами монстров дорожки.
   - Академия неприступна для любого вида магии, так или иначе нарушающей внешний охранный контур, - устало прикрыл глаза Крайтис.
  Создавалось ощущение, что он мечтает избавиться от нас всех раз и навсегда.
  - Но ограничения на телепорты не действуют на тех магов, у которых есть пропуск. Госпожа Шанарис предоставила его всем кураторам одновременно с вступлением на должность, так как помимо внештатной работы здесь у нас еще есть и основная, часто требующая мгновенного перемещения на большие расстояния. Все понятно?
  Тон, которым был задан последний вопрос, развития темы явно не предполагал и, посмотрев на куратора, мы не решились спорить. Риган с задержкой, словно с трудом, тряхнул головой и наконец открыл глаза.
  - Извините, сорвался.
  Мы промолчали но, искоса переглянувшись, чуть кивнули. Все мы сегодня устали.
  - Ладно. Таранирельмиер, Найршар, Шариент - шагом марш в общежитие готовиться к отправке на места прохождения практики. Шанарис, ты со мной, может потребоваться твоя помощь.
  Лиана, мгновенно насторожившись, окинула Крайтиса профессионально-цепким целительским взглядом и нахмурилась:
  - Может быть, вам стоит в наш корпус сходить? Хотите, кого-нибудь из старших курсов позову? Или куратора Шаррин? Поищу его.
  - Не найдешь, - отрицательно качнул головой Риган. - Все в городе.
  В его голосе плеснулась тщательно сдерживаемая злость, и мы с Лианой, столкнувшись взглядами, тут же неловко отвели их в сторону. Картину моей мамы, отчитывающей моего же куратора, помнили все. Правда, парням на такие нюансы было плевать: они в открытую пялились на ауру Крайтиса, пытаясь понять, что там нашла эльфийка.
  - Хватит меня изучать.
  - А вдруг вы помрете, и в Академии станет на одного призрака больше? - парировал Кайл.
  - И к интеллигентному сэру О"Генри добавится еще и пугающий новичков куратор Крайтис, - подхватил Шеннар.
  Мартин задумчиво молчал и в очередной всплеск активности друзей не вмешивался.
  - А перед отбоем - пять кругов по всей территории Академии и три раза повторить второй комплекс упражнений, - флегматично изучая верхушки покачивающихся деревьев, произнес куратор.
  Парни скривились.
  Я усмехнулась.
  - Мартин и Лиана - собираться, Шеннар и Кайл - отбывать наказание, Шанарис - за мной, - отдал приказ Крайтис, разворачиваясь к ответвлению тропинки, ведущей в сторону разбросанных по территории Академии преподавательских домиков.
  Отпущенные на свободу ухмыльнулись, наказанные - поморщились, но, не став негодовать и препираться, все же направились к зданию родного факультета, рядом с которым традиционно проходило ежедневное избиение младенцев некромантско-первокурсного разлива.
  - Я соберу твои вещи, - чуть улыбнулась подруга.
  Я благодарно кивнула ей и пошла вслед за уже ушедшим вперед куратором.
  Скрылись за толстыми, испещренными трещинами стволами деревьев Ворота, высокие кроны поглотили последние по-летнему теплые лучи клонящегося к закату солнца, и меня обступили прохлада и полумрак, казалось, вечно царящие в нашем академическом парке. Легкое сияние магического камня дорожки заметно усилилось. Кстати говоря, я понятия не имею, почему он светится здесь, куда никогда не проникает солнечный свет.
  Подняв взгляд, я удостоверилась, что куратор, никак не реагируя на мое присутствие за своей спиной, идет в нужном направлении и, кивнув, уплыла в собственные мысли.
  Итак. Как говорится, давайте расставим все точки над "ё".
  Что мы имеем?
  А имеем мы, господа и дамы, полный бардак. Нежить, на которую плевать хотели все созданные мастерами-артефакторами и сертифицированные целой кучей всевозможных комиссий охранные амулеты, эльфов со сдвигом по фазе - если они "те самые" и они действительно вернулись, - энное количество пропавших без вести людей и прочие прелести. Все понятно? Ни черта не понятно. Задаем вопрос по-другому.
  Когда все началось?
  Судя по тому, что сказал нам Фарштрбрадх - в начале лета. Примерно.
  А с чего именно это все началось? С появления нежити?
  Закусив губу, я задумчиво, походя, ковырнула носком трещину между камнями дорожки и отрицательно качнула головой.
  Нет, не с нежити. С людей. Еще на Земле примерно два с половиной месяца назад я случайно подслушала разговор родителей - мама говорила о пропаже целого десятка человек в районе деревни Горянка. Признаться, я, выросшая на Земле и посещающая Арлею только на каникулах и на обязательных для всех аристократов праздниках в императорском дворце, не сразу поняла, о чем речь. О том, что деревенька именно с таким названием расположилась около западной границы империи, я вспомнила только на следующий день. Да, сглупила, признаю. Но нельзя не отметить один нюанс - мама с папой переехали жить на Землю незадолго после моего рождения, и, имея постоянный межмировой портал на Арлею в собственном чулане - повезло, наш дом оказался построен на перекрестье силовых линий - посещали родной мир едва ли чаще меня. Непростые отношения мамы и бабушки сказались на всем: моя семья, обжившись на Земле, обратно на родину не стремилась. Общение с Каролиной происходило постольку-поскольку, в основном во время обязательных визитов на Арлею, а доверия между моими старшими родственницами, пожалуй, не было никакого. И если уж мама, на моей памяти не интересовавшаяся особо судьбой собственной империи, таким встревоженным, приглушенным тоном обсуждала эту ситуацию с отцом... Можно сделать вывод, что люди стали пропадать раньше. Значительно раньше.
  А это в свою очередь означает, что они кому-то для чего-то нужны. Это прозвучит простой, а потому особенно мерзкой констатацией факта, но любое существо прежде всего носитель некоего количества энергии, и лишь затем - живая и возможно даже разумная личность. Как бы ни задирали носы эльфы, что они тут самые лучшие и совершенные, но есть одна истина, переступить которую не удалось никому - все мы живем на энергии и только за счет этого мы равны. Лучи теплого солнца на лице, вкусная еда, общение с интересными, приятными нам существами - это все то, из чего мы получаем определенное количество энергии. Она приходит и уходит, иногда - остается с нами в воспоминаниях, добрых и злых, но она есть. Всегда. Та самая энергия, которую при особом желании и откровенном наплевательстве на нормы морали и законы всех цивилизованных государств Арлеи можно выкачать из живого существа, превратив ее в топливо для магов. А сильные, необязательно опытные, но обладающие большим запасом энергии маги способны наделать еще дырок в и так не особо плотной ткани мироздания и запустить сюда некое количество жаждущей свежей крови нежити.
  Нижние Миры, о которых упоминал Шеннар - они же миры Хаоса. Название, возможно, не совсем соответствует действительности, но зато на диво красноречиво: нежить такого вида и формаций, что нам и не снилось, вечные природные катаклизмы и близкое соседство с той силой, что появилась много раньше миров и даже демиургов - Хаосом. В Нижние Миры не спешат соваться даже затерявшиеся в северных горах континента дроу, светлых эльфов там сразу поднимают на зачастую смазанные ядом когти, а людей любят исключительно как главное блюдо на завтрак.
  И вот теперь какие-то...деятели, будем называть их пока так, уничтожают единственный барьер между нашими мирами и Хаосом.
  Похолодало. Я поежилась, мельком подумав, что надо было надеть рубашку потеплее.
  На мои плечи легла нагретая чьим-то телом куртка, но я этого почти не заметила, поглощенная собственными мыслями.
  Итак, таким образом мы пришли к нежити. Той самой, что, по сведениям все того же Фарштрбрадха гуляет по империи как у себя на заднем дворе до будочки с окошком.
  Кстати, а только по империи ли?
  Надо выяснить.
  И вот еще интересный, можно сказать, основной вопрос, вопрос дня. А как можно сделать нежить невидимой в "глазах" амулетов инструментального контроля?
  Вариант первый. Вывести из строя сами амулеты. Вполне реально, если в рядах специального отдела Тайной Канцелярии, отвечающего за деятельность и работоспособность НКРН Следовательского Корпуса, в чьем ведении и находится создание, сертификация, установка и отладка охранных амулетов, завелась "крыса". Не будем исключать такой возможности. Однако здесь есть некий нюанс - отвечая на вопрос одного заинтересовавшегося боевика, Фарштрбрадх сказал, что амулеты не идентифицируют лишь один определенный вид нежити, представителя которого никому так и не удалось поймать. Вернее, видов-то несколько - в империи видели монстров самых разных "пород", но, несмотря на количество прошедшего времени, причину, почему их не заметили амулеты инструментального контроля, выяснить так и не удалось. Вывод: отбрасывать этот вариант окончательно не стоит, но и картину происходящего он полностью тоже не объясняет.
  Вариант второй. Модифицированная нежить. Звучит дико, глупо и по-идиотски, но куда деваться. История Арлеи знавала случаи, когда некоторые слетевшие с катушек маги пытались разводить и даже культивировать некоторые виды нежити. Заканчивалось это всегда одинаково - болезненной и крайне неприятной смертью экспериментаторов. Насколько я знаю, лет двести назад эта ветвь исследований окончательно зашла в тупик и ее официально признали "не оправдавшей ожидания", однако нельзя сбрасывать со счетов всевозможные правительственные и неправительственные организации, которым закон не писан. Так что да, в целом создание модифицированной под нужды мага нежити возможно - мало ли, вдруг тогда исследования на эту тему просто перешли в "теневую" плоскость, и теперь кто-то пользуется их результатами? Да, я могу допустить мысль, что некий очень умный человек придумал, как можно подчинить, а затем и модифицировать нежить. Однако этот пункт подразумевает так же еще и ее создание, все же гулей особо не наловишься, а вот с этим уже - в моем понимании - начинаются проблемы. Да, мы некроманты, труповоды и в большинстве случаев козлы отпущения для львиной доли непросвещенного в делах магических населения Арлеи, но создание нежити не относится к числу наших прегрешений - обычно все наши манипуляции с энергией Смерти оканчиваются вызовом духа, воскрешением на неопределенный срок и созданием управляемого зомби. Да, нас боятся и не любят, но что бы ни утверждали народные байки, мы не монстры и как никто другой понимаем, что это такое - мир Мораны. У нашей магии специфический запах. Потусторонний. Его чувствуют все - маги, нежить, и даже те, кто к волшебной реальности не имеет совсем никакого отношения. Дезориентация, беспричинный страх и желание бежать без оглядки - вот что чувствуют люди рядом с колдующим некромантом, а носителям противоположной силы, Жизни, сразу становится плохо. В нашей Академии для коллег Лианы даже организован специальный курс факультативом - на предмет взаимодействия уже с моими коллегами.
  У каждого целителя свое кладбище, на котором живет свой некромант.
  Да, мы работаем с силой Смерти и мы единственные, кто способен на воскрешение и тому подобные штуки, и да - мы можем поднять труп. Юридически он даже будет считаться нежитью, но - это важно - управляемой нежитью.
  Здесь уже дело в самом процессе.
  Чтобы оживить мертвое тело, я должна "воскресить" в нем жизненный контур - его ауру, или хотя бы ту его часть, что отвечала за поддержание жизни. Вопрос, сколько энергии, времени и нервов мне на это потребуется, сугубо индивидуален - как говорится, с каждого по способностям, каждому по потребностям. Здесь я на самом деле осуществляю лишь роль посредника между призываемым мной духом и телом, в которое я предлагаю ему вселиться - причем желательно, чтобы это было именно его тело. Но, допустим мне повезло - дух на все согласен, дух пришел. И вот здесь начинает звучать непреложная, совершенная, абсолютная истина - возрожденный дух будет подчиняться исключительно мне. То есть совсем. Он выполнит все мои приказы, расскажет мне все, что я захочу узнать, и даже некромант значительно сильнее меня не сможет разрушить связь, возникшую между мной и вызванным из мира Мораны духом - это просто не в его компетенции. Разрушить контур, обеспечивающий труп "жизнью" - да, подчинить его - нет. А управляемая нежить живет исключительно на той силе, что вкладывает в него хозяин, создавая контур. Иначе говоря, если я перестану снабжать свой труп собственной энергией, то тот двигатель, что находится в нем внутри, попросту развалится и дух уйдет обратно в потусторонний мир.
  Другое дело, что можно создать зомби без привлечения "управляющего" вообще - тогда оживленный труп станет безмолвным, тупым, но очень обязательным исполнителем всех приказов хозяина.
  Так вот к чему я это все: даже умирая во второй раз, ни один зомби, пусть даже и управляемый духом, неспособен подзарядить свои батарейки за счет крови живых существ. Для этого нужны другие жизненные меридианы, искривленные мутацией или воздействием Хаоса... Невозможно подсадить в труп животного дух человека. В лучшем случае ничего не выйдет, в худшем - ты окажешься с ног до головы заляпанным в крови, шерсти и кишках. Нулевая совместимость жизненных меридиан, формирующих саму ауру.
  Хотя о том, можно ли как-то изменить их в соответствии со своими нуждами я, честно говоря, ничего не знаю...
  - Риа, я отсюда слышу, как у тебя извилины в голове шевелятся.
  А если все-таки как-то можно, то тогда второй вариант становится теоретически реализуемым. Теоретически, ибо еще пока непонятно, как нежить можно модифицировать. И можно ли вообще...
  Меня тряхнули за плечо и я дернулась, выпадая из транса.
  - Как можно искривить жизненные меридианы в теле? - вырвалось у меня.
  На мои ноги плюхнулось что-то мягкое. Направив взгляд вниз, я с удивлением увидела лежащую на камне и частично на моих сапогах куртку. Не мою.
  - Ты замерзла, - пояснил Риган и поднял свою одежду с земли. - Одевайся потеплее.
  - Днем было тепло,- пожала плечами я и поторопила его с ответом. - Так что там с меридианами?
  - Теоретически возможно, - приветствуя хозяина, мягко засияли фонари над входной дверью. Мы дошли. - Но я здесь не специалист, так что не могу утверждать точно. А в связи с чем такой вопрос?
  - Думаю, можно ли создать магически модифицированную нежить.
  Куратор остановился на верхней ступеньке крыльца и, обернувшись, окинул меня задумчивым взглядом.
  - И почему ты заинтересовалась данной темой?
  Я непонимающе покосилась на Крайтиса.
  - Думала, как можно обмануть охранные амулеты и решила, что это какая-то модифицированная нежить. Есть еще, конечно, вариант, что и на ней самой что-то висит типа каких-нибудь артефактов, но это, во-первых, слишком сложно, а во-вторых, для этого нужно знать сигнатуры наших амулетов, а достать их не так-то просто. Хотя, если найти, кого подкупить...
  - Понятно.
  Он даже чуть улыбнулся.
  - Мы пришли к такому же выводу. Работы ведутся, Риа. Рано или поздно мы все узнаем.
  - Лучше рано, чем поздно... - проворчала себе под нос я.
  - Не могу с тобой не согласиться, - серьезно ответил куратор, распахивая передо мной послушно открывшуюся от первого прикосновения Крайтиса дверь.
  Пара секунд легкого сопротивления защитных плетений, и, просканировав мою ауру, они вновь отступают вглубь дома, засыпая до появления следующего посетителя.
  - Зачем я вам была нужна?
  Деревянные панели на стенах, отреставрированный штучный паркет на полу и вход в дом, облицованный темно-зеленым с прожилками мрамором - этому зданию было, наверное, без малого пять веков. Преподавательские домики возводились не сразу - раньше, когда Академия была только построена, количество обучающих и обучающихся было столь невелико, что все они вполне помещались в общежитии. Однако время шло, поток желающих получить здесь образование юных магов увеличивался, и администрация Академии приняла решение снабдить каждого преподавателя небольшим домиком на территории парка. Видимо, в свое время их понастроили достаточно, чтобы теперь помимо преподавательского состава обеспечить отдельным жильем еще и внештатных кураторов.
  - Кажется, мы договорились, - напомнил Риган.
  Да. Точно.
  - Зачем я была тебе нужна? - послушно поправилась я. - И, кстати, что там у тебя углядела Лиана? Я ничего не вижу.
  - И не увидишь. - он стянул с меня куртку и повесил ее на вешалку, опирающуюся на пол львиными лапами. - Чтобы увидеть раз пять за последний месяц вычерпанный до дна резерв нужно быть как минимум целителем с многолетним стажем, как максимум - эльфом.
  И слава всем богам, что я - не он. Ненавижу острые уши.
  - А что с другим вопросом? - спросила я, наблюдая, как мужчина заходит в гостиную и попеременно переставляет с места на место книги, стаканы и прочие различные предметы непонятного мне назначения. - И что ты делаешь?
  - Ищу, - последовал лаконичный ответ.
  - Что? - не нашла я в своем арсенале реплику поумнее.
  - Маяк, - он сдернул с каминной полки какую-то палочку и резко переломил ее пальцами. - Нашел.
  - И это все? - недоуменно поинтересовалась я спустя минуту тишины.
  Риган задумчиво изучал обломки.
  - Куратор Крайтис. Вызывали?
  Я обернулась на голос. Около входа в гостиную стояла маленькая, не дотягивающая ростом даже до моего пояса домовушка. Аккуратное ситцевое платьице в меленький голубой цветочек с подвязанным сверху белым передником, платочек голове, из-под которого выглядывают две толстые перевязанные лентами косички и огромные голубые глаза.
  - Да, Божена. Ужин сообразишь?
  - На вас и... - она заглянула мне в лицо. - Студентку первого курса некромантического факультета Ариадну дель Шанарис?
  - Можно было не так официально, - проворчала я. - И куратор, мне надо собираться. Завтра с утра ехать, а я еще не готова.
  - Так много вещей? - он окинул меня взглядом. - Я не смыслю в женской моде, но, по-моему, ты всегда в одном и том же.
  - Это потому что родители выпихнули меня в портал, в чем была, в чемодане пригодной для Арлеи одежды мало, выход в город закрыт, а в единственный день, когда я могла купить что-то новое, мы наткнулись на уртагу, - недовольно сообщила я.
  - Понятно, - он перевел взгляд на домовушку. - Божена, поможешь? Ребенку ходить не в чем.
  "Фас, Риа, фас!" - азартно выдала змея.
  Я мысленно показала ей кулак, но от укоризненного взгляда на куратора не удержалась.
  Божена внимательно осмотрела меня и кивнула:
  - Одежда, пригодная для прохождения практики, будет ждать вас утром.
  - Спасибо, - кивок домовушке и уже мне. - Шанарис, мне нужна твоя помощь, так что не артачься. Будешь хорошо себя вести, дам конфетку.
  И почему меня окружают сплошняком саркастические самоуверенные индивиды?
  - Прекрати убивать меня взглядом и пошли наверх. Божена, позовешь, когда будет готово.
  Меня толкнули в спину, направляя к выходу из гостиной.
  - Налево, прямо, на лестницу, прямо и сразу налево, - подчиняясь командам Ригана, я очутилась в той же комнате, где и проснулась вчера.
  - Кстати, у меня вопрос, - я изучила взглядом смятую подушку на постели и обернулась. - Почему я спала здесь? В этом доме нет гостевой комнаты?
  - Комната есть, но гостей для нее нет, поэтому она занята куда более нужными вещами, - хладнокровно ответил куратор и кивнул мне на кресло возле журнального столика.
  Я послушно села, наблюдая, как он большими щипцами вытаскивает из резной деревянной шкатулки кусок ткани и, помедлив, протягивает ее мне.
  - Попробуй разглядеть что-нибудь, связанное с ее владельцем.
  Присмотревшись, я разглядела на грубоватой серой ткани засохшие следы крови.
  - Куратор, я не оракул и не криминалист, - я с сомнением покачала головой. - Даже если я что-то увижу, то не смогу это расшифровать.
  - Он был найден почти месяц назад на месте пропажи восьми человек, - он присел передо мной на корточки, все так же продолжая протягивать ткань. - По крайней мере, мы так думаем. Криминалисты изучили там все от и до, но ничего не обнаружили.
  - И вы думаете, что я, студентка-первокурсница, спустя такой большой срок что-то найду, когда даже опытные криминалисты остались с носом, будучи на месте преступления? - подняла я брови. - Вы издеваетесь?
   - Во-первых, "ты", мы одни, - поправил Риган. - И во-вторых, я хочу попытаться.
  - Отца звали? - поинтересовалась я.
  Грегор дель Шанарис, перешедший в клан моей матери сразу после женитьбы, был одним из лучших экспертов в специальности "некромант-криминалист".
  - Прибыл в числе первых, - заверил куратор.
  Я скептически покачала головой. Если уж отец ничего не нашел, то мне тут тем более делать нечего.
  - У Шанарис свои отношения со смертью, - он наклонил голову вбок, изучая мое лицо и продолжая держать в руке щипцы с тканью.
  - Меня уже бесит это изречение, - чистосердечно призналась я. - Так отдайте маме или бабушке.
  - Смотрели уже.
  Ясно, тоже ноль.
  - И чего вы от меня хотите? - я непонимающе покосилась на куратора. - Я силой-то осознанно пользоваться всего пару недель назад начала.
  - Каролина и Ринесса прекрасные специалисты, но у них, как и у любого взрослого, обученного человека, есть один большой минус - они знают о том, что можно, и что нельзя.
  - Не поняла, - спустя минуту призналась я.
  - Человеческое восприятие мира и его убеждения меняются каждую минуту, Риа, - он продолжал сидеть передо мной на корточках и смотреть в глаза. - Задача образовательной системы - научить, дать достоверные знания и понятия. К сожалению, не всегда удается решить эту задачу, не поставив определенных рамок, в которых исчезает первобытная сила разума. Если ты знаешь, что солнце желтое, то ты вряд ли будешь искать опровержение.
  - То есть, у меня таких рамок еще нет? - попыталась я выцепить самое важное.
  - Возможно, - он приподнял руку со щипцами на уровень моих глаз. - Попробуй.
  Я помедлила, переводя взгляд с лица Ригана на улику и обратно, но все же взяла.
  Грубоватая ткань серого цвета с редкими вкраплениями тонких коричневых росчерков - нить красили, но не очень качественно. Обычно такую одежду носят люди весьма скромного достатка, занимающиеся тяжелой физической работой и часто контактирующие с чем-то, в чем можно запачкаться. Крестьяне, кузнецы, золотари и даже деревенские знахари - увы, но кровь имеет свойство портить пятнами любую ткань.
  Решившись, я кончиками пальцев прикоснулась к засохшей, уже слегка отколупавшейся от грубых волокон неровной кляксе и прикрыла глаза, скользя сознанием по истончившейся временем ниточке, связывающей кровь с ее владельцем.
  ..Запах луга и свежескошенной травы, чуть ноющие мышцы натруженных рук и равномерный посвист раздираемого острым лезвием косы воздуха..
  ..Легкая улыбка на губах сменяется гримасой тревоги от зрелища развороченной телеги, рассыпанных по земле товаров и детского букваря, разорванными листочками разбросанного по дороге..
  ..Быстрое прикосновение чьих-то холодных пальцев к щеке, и разум застилает черная пелена..
  - Риа? - я почувствовала, как с моего лица убрали прядь выбившихся из пучка на затылке волос. - Вернулась?
  - Да...
  Выдохнуть простое слово из двух букв удалось не сразу. Калейдоскоп сменяющих друг друга картинок и ощущений я смотрела словно на экране старого телевизора - черно-белое изображение и сотни роющихся мушек, летающих перед глазами и где-то внутри тела.
  Теперь я понимаю отца, который, сотрудничая с правительственными органами на Земле и периодически помогая им в расследованиях, из всех своих поездок возвращался совершенно опустошенным. Тяжела работа некроманта-криминалиста, даже на богатой энергией Арлее.
  - На, пей, - в мои руки, освобожденные от бесполезной уже тряпицы, ткнулся тяжелый стакан.
  Автоматически отхлебнув, я закашлялась - содержимое оказалось крепким алкоголем.
  - Никогда не пила? - удивленно спросил Риган.
  Я покачала головой, рассматривая его лицо сквозь выступившие на глазах слезы.
  - С тем контролем силы, что у меня был, мне даже вино не наливали.
  Да я и не стремилась, честно говоря. Хватило мне того инцидента в пятом классе, когда я, выведенная из себя насмешками одноклассницы, королевы класса, в сердцах обозвала ее крысой. Конечно, в грызуна задира Дарина не превратилась, но на следующий день основательно обросла шерстью, обзавелась когтями и пробивающимися под носом крысиными усами. К сожалению, я этого уже не увидела - о том, что я сотворила в пылу гнева, мне рассказала покатывающаяся со смеху мама. Дарину споро повезли в какую-то дорогую клинику в Швейцарии, сама ее семья переехала в другой город, а проклятие, как сообщил периодически проверявший девочку папа, значительно ослабло уже через неделю, тем не менее, оставив Дарину обрастать коричнево-сероватой шерстью каждое полнолуние.
  - Если будет плохо, скажешь.
  Я кивнула, уставясь в стакан и рассматривая блики от горящих на стенах ламп на янтарной поверхности.
  - Итак, что ты видела?
  Я откинулась на спинку кресла и подняла взгляд на куратора.
  - Это были скорее ощущения, воспоминания... Словно через плохое стекло, все мутное, неопределенное, и мушки...летают..
  Я тряхнула головой и попыталась прийти в себя.
  - Извините, просто такое мерзкое ощущение, как будто внутри тебя сотни каких-то насекомых.
  - Да, примерно то же самое описывали криминалисты, - кивнул Риган. - Дальше.
  - Это был крестьянин. Находился на лугу, косил траву... Хотя это странно, сейчас уже осень, а все уборочные работы завершаются еще в последний месяц лета. И других людей почему-то рядом не было.
  - Тот луг довольно небольшой и принадлежит двум семьям. Они выращивают ардок, траву, которую после определенной обработки можно использовать как средство для окраски тканей. Четких сезонных рамок посадки и уборки у нее нет, а потому и косить ее начинают после того, как собран остальной урожай. Как мы выяснили, работать на том лугу он должен был со свояком - членом другой семьи-владельцев, но тот, как оказалось, "покосом", на который уходил с утра, называл весьма тесное общение с одной вдовушкой.
  Я тупо кивнула. Измена жене спасла мужику жизнь.
  И такое бывает.
  - Возвращаясь домой, наш.. крестьянин... - я покосилась на шкатулку.
  - Орил, - подсказал Риган. - Его имя - Орил.
  - Орил, - снова кивнула я. - Возвращаясь домой, он вышел на дорогу, ведущую в деревню, и нашел на ней опрокинутую телегу...
  - Старик Догор с внуком, - кивнул куратор. - Они в сопровождении охраны из нескольких мужиков ездили на ярмарку в соседний город, продавать товары. Хотели выехать утром, но не смогли - сначала сломалась телега, потом Догору знахаря звали... Убеждали его остаться, но тот все равно поехал - внуку хотел город показать. Без него мальчишку бы не пустили.
  - Да, там на дороге были листы из букваря...
  - Книжка старая, - снова кивнул Риган. - Переплет уже давно истерся и ничего не держал, страницы были вложены в обложку, как в папку.
  - Он не успел ничего сделать, - я качнула головой. - Орил. Помню только, что его коснулись чьи-то пальцы. Дальше... Видимо, это было что-то, подавляющее разум. Мне кажется, что он разворотил себе плечо и порвал рубашку в пылу борьбы с самим собой - последнее, что я чувствовала, это какое-то неприятие, словно он сопротивлялся чему-то.
  - Возможно, - он, задумчиво закусив губу, взглянул на меня.
  - Извини, как видишь, я звезд с неба не хватаю, - я чуть виновато пожала плечами и встала с кресла.
  Риган поднялся вместе со мной.
  - Ты просто не знаешь, где его искать, - серьезно ответил он.
  - Возможно.
  Я неловко отвела взгляд. В выражении его глаз было что-то не то. Непривычное мне, а потому непонятное.
  Захотелось сбежать.
  - Это все? Я больше тебе не нужна?
  - Сейчас поужинаем и пойдешь в общежитие, - покачал головой он, принимая у меня бокал.
  Наши пальцы соприкоснулись всего лишь на мгновение, но меня словно прострелило током. Глухо застонав сквозь зубы, я покачнулась, но упасть не успела - Риган удержал, подхватив меня под локоть.
  - Опять врете, куратор Крайтис...
  - В каком смысле? Риа, ты о чем?
  Мы столкнулись взглядами.
  - Чтобы увидеть, что ваш резерв был вычерпан до дна по крайней мере восемнадцать раз за прошедшие два месяца, нужно быть либо целителем или некромантом с многолетним стажем, либо - неопытным целителем или некромантом, неспособным выйти из транса сразу, - тихо проговорила я.
  Кажется, он хотел выругаться, но сдержался.
  - Вот почему моя мама послала вас отдыхать.
  - "Тебя", - сквозь зубы поправил Риган.
  - Тебя, - в который раз за сегодня поправилась я. - Почему ты не у целителей? Истощение ауры опасно.
  - Потому что я не могу прохлаждаться у лекарей, когда моих ребят посылают на задания, - он убедился, что не собираюсь больше шататься и отпустил мой локоть.
  - Герой, - хмыкнула я.
  Оглядела комнату и кивнула на кровать:
  - Садись, а лучше ложись.
  - Ариадна, а ты уверена, что твоя мать за это не оторвет мне голову?
  - Не уверена, что она не оторвет ее мне, - честно призналась я, за что удостоилась взгляда, в котором граничащее с шоком удивление смешалось с весельем. - А вообще я собиралась перекачать вам...тебе часть своей энергии. Наши каналы силы весьма схожи, так что она не только приживется, но и даст твоей истощенной ауре необходимый для восстановления толчок и простимулирует качать из Арлеи большее количество энергии. Мой резерв полон, так что проблем не будет.
  Риган молча смотрел на меня долгую минуту, а затем как-то непонятно хмыкнул и качнул головой.
  - Когда-нибудь такое делала?
  Он расстегнул манжету и, пройдя до кровати, закатал рукав по локоть.
  - Когда? - я скептически приподняла бровь. - Напомнить, кто учил меня контролю силы?
  - А говоришь уверенно, - отметил куратор, располагаясь на постели поверх покрывала.
  - Когда нельзя отрабатывать практические навыки, только и остается, что улучшать теоретические, - философски ответила я, сбрасывая сапоги и садясь по-турецки рядом.
  Его ладонь была большой, сильной и чуть шершавой. Помедлив и прямо-таки чувствуя легкую насмешку в серьезном, казалось бы, взгляде куратора, правой рукой я все же обхватила еще и запястье. Прикрыла глаза.
  Так надежнее.
  - Если что, обрывай связь. Я возьму на себя. Не бойся, я выдержу, - неожиданно сказал Риган.
  Я кивнула не сразу. Резкий разрыв связи был чреват последствиями, причем обычно их брал на себя донор.
  - Я готова, открывайся.
  В то же мгновение его аура словно поддалась под моими руками, цветастым вихрем увлекая внутрь - в самое сердце энергетического контура.
  Кажется, у меня затряслись руки, когда я поняла - меня пустили куда дальше проходной. Сквозь транс я почувствовала, как сильнее сжалась ладонь Ригана и успокоилась. Это не ошибка, он действительно дал мне больше свободы, чем требовалось.
  Вот только использовать ее я не хотела - незачем. Осмотрев тонкие, пронизывающие все тело Крайтиса линии жизненных меридиан, я проследила, как от них, расходясь мириадами мельчайших искрящихся нитей, расходятся потоки силы, перемещающие энергию по ауре. Будь я сейчас в своем теле, огорченно покачала бы головой.
  Слишком слабые.
  Слишком хрупкие.
  Довел себя куратор, довел... По-хорошему, тут не некромантка-недоучка должна быть, а опытный матерый целитель вроде Харригана. Но что есть, то есть.
  Найдя узлы соприкосновений потоков, я потянулась к своему резерву и аккуратно, тонкой ниточкой потянула силу. Убедившись, что процесс пошел, я открыла глаза, вздрогнула и едва не упустила контроль, напоровшись на серьезный взгляд Ригана.
  - Нормально?
  - Вроде бы, - я прислушалась к ощущениям.
  Процесс пусть медленно, но все же шел. Отмерять крохотные порции энергии от того моря, что плескалось у меня внутри, оказалось чертовски сложно - было ощущение, что я пытаюсь остановить бурную реку, имея в руках пробирку на пять миллилитров и оголенный провод под напряжением.
  - Если устанешь, разрывай связь и уходи.
  Он лежал на постели с закрытыми глазами, а потому и не видел моей ответной гримасы. Я устала уже через несколько секунд, но сдаваться не собиралась. Да, это будет нелегко, но где еще я найду такой рабочий материал, согласный не только побыть подопытным кроликом, но и готовый пустить меня внутрь?
  Однако вслух я сказала другое.
  - Хорошо, как пойму, что это предел, то уйду.
  Кажется, обман не удался.
  - Мне нравится твоя сила, - неожиданно сказал Риган. И улыбнулся, когда я сбилась.
  - Не отвлекай.
  - Нет, правда, - он открыл глаза. - Ты знаешь, что больше похожа на Грегора?
  Я отрицательно качнула головой:
  - Я - копия мамы и бабушки. А точнее, Шарианы.
  Риган усмехнулся.
  - Внешне - да. Почти идеальная копия. Но достаточно последить за тобой хотя бы пару минут, и сходство с Грегором становится очевидным.
  - Знаком с моим отцом?
  Удерживать силу в узде стало физически тяжело, и я похвалила себя за то, что не стала строить из себя невесть кого, а села на постель сразу и с ногами. Иначе я бы, пожалуй, уже свалилась.
  - Учились вместе. На одном курсе с Ринессой, Грегор - на пару лет постарше.
  Что ж, теперь кое-что становится понятным, в частности - их с моей мамой откровенно неформальное общение.
  - Расскажешь о нем?
  Мне было нужно его отвлечь, пока он не заметил, как мне тяжело, иначе разорвет связь, и лично я не уверена, что мы оба сможем пережить этот чарующий момент без последствий для себя.
  Риган помолчал минуту.
  - Уравновешенный, спокойный, сдержанный. Идеальный противовес для Ринессы.
  Я хмыкнула. Да уж. Наше удивительное фамильное сходство подкреплялось еще и похожими характерами - столь же огненная, как и бабушка, мама часто загоралась новыми идеями и быстро выходила из себя. К счастью, с ней всегда рядом был мой хладнокровный, всегда невозмутимый отец, за двадцать лет брака наловчившийся срезать большинство взрывоопасных идей своей супруги еще на подлете.
  - Как бы Ринесса этого не отрицала, но она весьма похожа на Каролину, - снова прикрыл глаза Риган.
  Отлично, теперь он хотя бы не заметит проступающей на моем лбу испарины.
  - Они с Грегором как огонь и вода.
  Я кивнула. Это точно.
  - И ты на него похожа больше, чем на Ринессу.
  - С чего ты взял?
  - На твоем месте Ринесса бы уже давно убила Шеннара, - усмехнулся Крайтис и взглянул на меня. - Она никогда не терпела намеков на недостатки в собственной внешности.
  А у нее их и нет. В отличие от меня, моя мама всегда была идеальна вне зависимости от того, во что она была одета - в вечернее платье, джинсы, или шелковую пижаму со скелетиками, которую я подарила ей на день рождения.
  - Это мама. А я - это я, - слегка пожимаю плечом, стараясь не упустить концентрацию. - Можно быть идеальной копией кого бы то ни было внешне, но личность повторить невозможно. И не надо, пожалуйста, так на меня смотреть, - добавила я, почувствовав на своем лице внимательный взгляд.
  - Риа, наклонись.
  - Зачем?
  - Наклонись, я не могу встать, не потревожив руку и не оборвав связь.
  Как будто я могу! Я тут с завязанными в морской узел ногами и скрещенными на его ладони руками сижу! Понятия не имею, как я извернулась, но задание было выполнено успешно - тонкая, но уже крепкая ниточка силы, соединяющая наши ауры, не поколебалась, несмотря даже на то, что положение рук изменить все же пришлось.
  - Риа, я должен тебе сказать... - его дыхание коснулось моего уха. - У меня есть накопители...
  ..Сначала я почувствовала себя дурой. Нет, серьезно. Красавец-мужчина, нуждающийся в моей помощи, лежит передо мной на постели, наши руки соединены, меня томным голосом просят наклониться поближе...
  Чтобы сообщить, что вовсе необязательно было так корячиться, потому как у него, видите ли, есть накопители энергии.
  Грыхх, блин, и мать твою.
  Не выдержав, я невольно поискала взглядом что-нибудь тяжелое в зоне прямого доступа и наткнулась на взгляд откровенно веселящегося куратора.
  Еле справившись с усилившимся вопреки всему желанием треснуть его сковородкой по башке, я снова просмотрела его ауру и отрицательно покачала головой.
  - Можно восполнять собственный резерв энергией из накопителей, но ни одна аура не выдержит такого напряжения. Даже великим магам время от времени нужно отдыхать.
  - Я думал, ты обидишься, - спустя неловкую паузу отметил куратор.
  - Очередная проверка характера? - ехидно поинтересовалась я.
  Да, мне было обидно. Не так, чтобы очень, но... Не предъявишь ведь, что ты, романтичная душа, сползла на какие-то розовые нюни. Хотя, даже если и поверят, репутацию мою это точно испортит. Ну его, весь этот бред троллю в задницу.
  - Ты действительно дочь Грегора, - задумчиво изучая меня, произнес Крайтис. - Ринесса уже давно бы полкомнаты раскурочила. Кажется, твоей банде одногруппников действительно повезло.
  Я пожала плечами и снова заглянула "внутрь" Ригана.
  Заполнять весь его резерв своей силой было необязательно, достаточно лишь одной трети - дальше аура, простимулированная вливанием чужой энергии, справится сама. И по большому счету, процесс можно было сворачивать - восстановление пошло полным ходом уже без моей помощи. Слегка кивнув, я снова прошла через все контрольные точки и, вынырнув наружу, разорвала связь.
   Напротив чуть поморщился Риган, и я поняла, что для него это действие не прошло бесследно.
  - Могла бы и предупредить.
  - Могли бы и не доводить себя до такого состояния, - парировала я, сползая с кровати и влезая в сапоги.
  - Ты опять перешла на "вы", - меланхолично отметил куратор, раскатывая рукав рубашки на привычное место и застегивая манжету.
  - А мы с вами на брудершафт не пили! - вспылила я.
  - Кстати, ужин!
  Он соскочил с постели, а я лишь возвела очи горе. Хоть бы спасибо сказал!
  - Шанарис, давай за мной, там уже все готово. В столовую ты все равно уже опоздала.
  - Тарка пошлю, - недовольно буркнула я.
  Отказать огромному троллю в "бутербродике на ночь" наши повара не могут даже несмотря на то, что один является полуорком, а другой, имея в крови примесь еще как минимум трех рас помимо человеческой, двадцать лет прослужил егерем на границе с гномами.
  - Слушайте, а можно я в общежитие пойду? - осторожно поинтересовалась я, спускаясь следом за куратором по лестнице и наблюдая, как Божена одним прикосновением восстанавливает палочку-маяк и растворяется в воздухе. - У нас даже поесть что-то есть. Правда-правда.
  Если парни, отбыв наказание Крайтиса, все не сожрали.
  - Риа, пожалуйста, считай это моей благодарностью за помощь.
  Он мягко взял меня под локоть и повел к накрытому в гостиной столу.
  - Я совершенно не разбираюсь в загадочной женской натуре, так что давай я извинюсь, как смогу, а ты меня великодушно простишь, - он выдвинул передо мной стул. - К тому же столовая закрыта, откроется только на завтрак, а еды в вашей комнате уже точно нет. Тарк заходил.
  - Грыхх, - выдала я.
  Теперь ловить там точно нечего. Если после Кайла и Шеннара еще можно было найти хоть какое завалящее яблоко, то тролль любую разновидность еды чуял за версту, а найдя - уничтожал так, что даже хвостиков и шкурок не оставалось.
  - Откуда знаешь?
  - Божену попросил посмотреть, - не стал скрывать он. - И да, Риа, ты уж определись, "ты" или "вы".
  - По настроению, - решила я.
  Риган спрятал улыбку в уголках губ.
  - Я не буду, - протестующе накрыла я ладонью сервированный в числе своих приборов бокал, заметив, что куратор уже открыл бутылку вина и явно вознамерился его мне налить.
  - Ты пила виски, - напомнил он.
  - Один глоток, - съехидничала я.
  - Один глоток крепкого алкоголя на пустой желудок, а после - перекачка энергии в течение почти двадцати минут без единой ошибки, - меланхолично заметил Риган и, убрав мою ладонь, все же наполнил бокал. - Отличный результат, особенно если учитывать, что до этого ты ни разу не пила.
  Я с сомнением покосилась на вино.
  - Риа, кончай трусить. Оно слишком слабое, чтобы сорвать тебе крышу. В перспективе ты - сильный маг, но сейчас ты толком не обучена, так что мне, даже в моем нынешнем состоянии не составит никакого труда тебя утихомирить, если потеряешь контроль. А на основе всего того, что я увидел на протяжении последнего месяца, я очень в этом сомневаюсь. Так что прекращай рефлексировать и давай есть, пока не остыло.
  И я взяла вилку. Действительно, и чего я переживаю-то? Единственный инцидент с моей силой произошел чуть ли не в глубоком детстве, а я до сих пор думаю, что могу кому-то навредить.
  А блюдо - что-то жареное, обильно политое пряным островатым соусом , дополненное гарниром из овощей и оттененное отлично подобранным красным вином с легким цветочным ароматом - было в высшей степени прекрасно.
  Риган, удовлетворенно посмотрев на мой аппетит, придвинул ко мне еще две тарелки с закусками:
  - Ешь это. А то ты такая худая, что смотреть больно. Неужели я так вас загонял?
  - Да нет, - мне стало неловко. - Это гены. Мама с бабушкой тоже лишним весом не отличаются.
  - У них мышцы, - покачал головой куратор. - А у тебя кости. Будем работать.
  Кажется, я застонала. Догадавшись об истинной природе моих чувств, Крайтис только усмехнулся:
  - Риа, стать действительно хорошим магом без должной физической подготовки невозможно. Если хочешь реализовать весь свой потенциал, тебе надо работать.
  Знаю... Вот уж что-что, а речей я на эту тему в исполнении любимой бабули наслушалась предостаточно.
  Риган подхватил свой бокал и рывком придвинул стул поближе ко мне.
  - Знаешь, меня удивляет, насколько ты не похожа на Ринессу и тем более Каролину, - он снова налил нам обоим вина и, поставив бутылку на стол, взглянул на меня. - Возможно, ты удивишься, если я скажу, что эта внешность, - он осторожно тронул кончик свободной пряди моих волос. - Уже давно считается синонимом крайне тяжелого характера.
  Я чуть улыбнулась.
  - На примере Шеннара видно, что суккубы - существа весьма непростые. Возможно, Шариана была такой же, и ее характер просто передался по наследству.
  - Возможно, - не стал спорить Риган. - Признаться, поначалу я ожидал от тебя чего-то более...
  - Каролинистого, - усмехнувшись, подсказала я. - Все этого ждут. Она...умеет врезаться в память.
  - Это точно, - подтвердил куратор и улыбнулся. - На этом фоне ты выглядишь не очень ярко. Но стоит лишь приглядеться, и ты начинаешь понимать, что огонь и вода, соединившись, способны создать нечто большее, чем просто облако влажного пара.
  Идеальный комплимент. В жизни своей не слышала ничего подобного.
  - Знаете, куратор, - я подняла бокал и чуть приподняла уголки губ. - Вы действительно ничего не понимаете в женщинах.
  Долгое мгновение он еще изучал что-то в моих глазах, а потом, видимо найдя искомое, кривовато улыбнулся:
  - Да. Я отвратительный кавалер.
  - Совершенно ужасный, - поддакнула я. - В общежитие девушку не пускаете.
  - Проснешься там, - серьезно ответил куратор.
  Проснулась я действительно в своей постели, несмотря на то, что точно помнила, как меня, уже сонную, на руках несли в спальню на втором этаже.
  ***
  - Итак, что мы имеем?
  Сегодняшней ночью за столом в императорском кабинете собрались лишь те, кому сам Дейрон доверял почти безоговорочно. Почти - потому что полностью он не верил даже самому себе.
  - Жопу.
  В хладнокровном голосе Каролины дель Шанарис сквозь уже всем привычную наглость и насмешку пробивалась легкая нотка усталости.
  - Только представь - я и так это знаю!
  В этот раз император не сдержался, и раздражение человека, не справляющегося с собственными обязанностями, преодолело все выстроенные на протяжении многих лет правления барьеры и выплеснулось наружу.
  Лорд Нарский, единственный, кто кроме этих двоих присутствовал в кабинете, не реагируя ни на что, молча потирал шею и разглядывал неясные блики ламп в полированной поверхности стола. За последние три недели он устал так сильно, что уже, кажется, почти забыл, чем все началось, и не имел ни малейших представлений о том, чем все закончится. Ситуация выходила из-под контроля, нити событий выскальзывали из рук и, извиваясь клубком скользких змей, расползались кто куда, с каждым днем формируя все новые проблемы. Они не спали сутками, носились по всей империи, как оглашенные, работали как рабы на галерах, но все равно не успевали. Поисковые отряды совместно со Следовательским Корпусом прочесывали частым гребнем города, веси, леса и даже труднопроходимые болота, но никаких следов пропавших, а тем более их похитителей, найти не удавалось, криминалисты и предсказатели рыли носом землю, но молча разводили руками, а в империи тем временем начинались брожения среди простого люда.
  - Конкретизировать? - иронично подняла бровь некромантка. - Ты мазохист или садист? Или злобствующий извращенец?
  Император ударил ладонью по столешнице с такой силой, что толстое дерево содрогнулось.
  - Каролина, сделай мне одолжение, давай не сейчас!
  Усталость и нервозность минувших дней, раздражение и постоянное ожидание чего-то плохого давили на плечи и лишали последних остатков самоконтроля - эмоции, казалось, навечно запертые железной волей где-то в глубине души, теперь бунтовали и желали вырваться на свободу... Дейрон был на пределе.
  - Назови мне хоть одну причину, согласно которой я должна преодолеть веления души и сердца и, наступив на горло собственной моральной свободе, засунуть их Ренье в задницу?
  Она не могла не ответить. Даже сейчас, уставшая и не спавшая вот уже третьи сутки, Каролина оставалась верной себе - последнее слово всегда должно быть за ней. Император об этой особенности главы клана Шанарис знал, но до последнего надеялся, что хотя бы сегодня она промолчит, не царапая острыми гранями слов его и так расшатанные нервы.
  Тихо, но отчетливо прозвучавший в наступившей предгрозовой тишине хлопок от плюхнувшейся на столешницу папки прервал уже собравшегося сказать что-то злое Дейрона. Лорд Нарский, скрипнув ножками стула по паркету, встал, и молча направился к двери.
  - Сайг? - озадаченно позвал его император. - Ты куда?
  - Приду, когда вы прекратите ругаться хотя бы на несколько минут, - не оборачиваясь, ответил Нарский и вышел, хлопнув дверью.
  Взглянув друг на друга, правитель самой большой по площади страны на Арлее и женщина, неофициально носящая титул первой леди империи, устыдились.
  - Прости, - спустя минуту неловкого молчания первым пробормотал Дейрон и устало провел ладонью по лицу. - Сорвался.
  - Оба хороши, - Каролина закинула голову на высокую спинку стула и прикрыла глаза. - Веришь, нет, впервые в жизни чувствую себя беспомощной.
  Свои чувства император сдержал, но от удивленного взгляда все же не удержался. Услышать признание собственной слабости от Каролины было сродни шоку. Ее нечеловеческое упорство в достижении цели, демонстративная наглость и несгибаемая сила воли прочно вошли в легенды задолго до его воцарения на престоле. Это было уже аксиомой - глава клана Шанарис не сдается, и точка. Никаких "а если", "а может быть" - эта женщина соглашалась только на "все и сразу", полумер не признавала и отступать не любила.
  Однако в последнее время было обнаружено столько неприятных исключений в, казалось бы, непреложных законах и традициях, что появление еще одного уже даже не портило статистику.
  - Пройдет, - Дейрон отстраненно перекатывал в пальцах механическую ручку, выпуск которых Академия наладила всего год назад. - Каролина, за время нашей с тобой совместной работы империя пережила такое количество катаклизмов и незамеченных простыми людьми катастроф, что и с новой Войной Крови справимся.
  - Прозвучало так, словно во всех бедах империи виновата наша с тобой совместная работа, - некромантка усмехнулась и перевела ироничный взгляд на мужчину.
  - Как знать, - философски ответил правитель. - Иногда мне кажется, что вести за собой страну это все равно, что толкать перед собой телегу на квадратных колесах.
  - Вот только вся телега утыкана гвоздями остриями вверх, а вокруг играют дети.
  - Это точно, - вздохнул император и, помолчав, добавил загадочным голосом:
  - Кара, а ты знаешь, что я сейчас заметил?
  - Ммм?
  Подтянув носком сапога стоявший поблизости стул, женщина, устроив себе импровизированную кушетку, привычно закинула на него ноги, и только тогда, полулежа развалившись на собственном сиденье, перевела вопросительный взгляд на императора.
  - Мы с тобой наедине уже, - он взглянул на часы. - Двенадцать минут, и за то время ни разу не поругались.
  Дейрон с интересом проследил за промелькнувшим на лице некромантки замешательством, а затем добил:
  - А еще ты не убила меня за то, что я назвал тебя Карой.
  Вопреки ожиданиям, женщина нашлась быстро:
  - В разгаре всего этого бардака? - скептически подняла бровь Каролина. - Я, конечно, стерва, но не настолько, чтобы убивать единственный гарант стабильности в стране посреди идущей полным ходом подготовки к войне.
  Император хмыкнул:
  - Тогда власть просто перешла бы Идрису.
  - Не мели чепуху, - резко ответила некромантка. - Он не идиот, но сейчас одеть корону попросту не готов!
  - Добро пожаловать в реальность! - Дейрон открыто ухмыльнулся и приветственно развел руки. - Знал, что ты взбесишься.
  - Я не... - она осеклась, но все же, на секунду прикрыв глаза, продолжила:
  - Идрис - наследник престола, и когда-нибудь ему придется сесть на твое место. Но сейчас, в данной ситуации, передавать власть ему все равно что дать артефакт с массовым проклятием внутри в руки отпетого пьяницы - никогда не знаешь, что тот с ним сделает, когда вновь напьется.
  - Хочешь сказать, ты относишься к нему спокойно? - подавшись вперед, он сложил руки на столе перед собой. - То есть совсем, никаких предубеждений?
  - Хочешь сказать, ты относишься спокойно к Ринессе? - растягивая уголки губ в ехидной улыбке, и с откровенной насмешкой в голосе поинтересовалась Каролина.
  В отличие от императора, она не сделала ни малейшей попытки поменять позу, все так же оставшись лежать на двух стульях сразу.
  - Это необходимая мера. Я не делаю поблажек по службе для членов аристократических семей, приближенных к высшей власти.
  В ответной гримасе некромантки веры в данное изречение было не больше, чем у голодного гуля - сострадания к трясущейся от страха жертве.
  - Да ты что, - с сарказмом протянула она. - И скольких аристократов ты так "необходимо" засунул в другой мир подальше от собственной матери, а?
  - Ах да, ты же у нас вся такая из себя идеальная мать, что не пережила разлуки с любимой дочерью, - с не меньшей издевкой в голосе протянул император. - Тебе напомнить, сколько ты горевала после отъезда Ринессы?
  - Ну, если не считать того, что я расколотила Золотую бальную залу в этом дворце, то да, я была само спокойствие, - скептически скривила губы некромантка.
  Император досадливо поморщился. То явление главы Шанарис народу обошлось имперскому бюджету в весьма округлую сумму, не говоря уже о средствах, потраченных на последующую переподготовку кадров и нервов, убитых на головомойку для Тайной Канцелярии и придворного мага. Когда легендарная Кара Небесная изволила покинуть морально деморализованный дворец, до всех ответственных лиц дошло, что сия славная женщина, откровенно наплевав на все антимагические блокировки, разнесла едва ли не в каменную крошку одно из самых защищенных помещений во всей империи. Тогда им повезло только в одном - времени на восстановительные работы было предостаточно.
  - В любом случае, это мое решение и точка, - отрезал Дейрон, принимаясь за просмотр очередной стопки документов. - Можешь считать, что для налаживания отношений с миром Земли я направил лучших из лучших.
  - О да, и в итоге этим "лучшим" стал мой зять. Тебе ли не знать, что к работе дипломата моя дочь готова так же, как твои портянки - к сдаче экзамена на титул архимага!
  Поднявшись на ноги, Каролина прошествовала к дальней стене кабинета и, игнорируя все и всяческие нормы этикета, ударом кулака, обвитым тонко закрученным плетением, взломала императорский тайник с алкоголем.
  - Я не ношу портянки, - процедил мужчина, зло наблюдая, как откупоривается бутылка его любимого виски.
  Теперь он уже жалел, что вообще завел этот разговор.
  - Тем более, - невозмутимо ответила женщина, с наполненным стаканом в руке садясь и вновь закидывая ноги на соседний стул.
  Предлагать собственному императору выпить с ней его личный виски она, естественно, не собиралась.
  - Вот видишь, у тебя даже некому экзамен на титул архимага сдавать.
  Дейрон прикрыл глаза и, пытаясь успокоиться, с чуть слышным свистом сквозь стиснутые зубы втянул в себя воздух. Каролина, ничуть не скрываясь, ухмылялась в открытую. Это была ее любимая игра. Легко ввязаться в словесную перепалку с неизвестным концом, но выйти из нее так, чтобы оппонент проклинал самого себя, за то, что вообще ее затеял... Это уже искусство.
  - Ты невыносима.
  - Ты представить не можешь, какие проклятия сыпятся на мою голову в период сессии, - доверительным тоном сообщила некромантка. - Некоторых студентов я даже беру на заметку, иногда такое завернут, что прямо любо-дорого посмотреть!
  Император укоризненно покачал головой:
  - Когда-нибудь получишь на свою голову такое, что окажется не по зубам даже тебе.
  - Возможно, - беззаботно отмахнулась бокалом женщина. - Тогда я передам свое директорское кресло преемнику и перееду в родовой замок вязать детские носочки. Глядишь, нормальной бабушкой стану.
  - И мир взорвется и канет в Хаос, - иронично высказался лорд Нарский, с легким стуком захлопнувшейся за его спиной двери возвращаясь в кабинет.
  - А вот не надо делать из меня монстра! - сурово взглянула женщина на новоприбывшего. - Откуда ты знаешь, вдруг мое предназначение - в конце концов стать идеальной матерью и бабушкой?
  - В конце концов - это когда к нам демоны на поклон придут? - хладнокровно съязвил Сайг, забирая стоящую рядом с Каролиной бутылку себе. - Каролина, прекращай пудрить нам мозги и давай работать.
  Женщина одарила Нарского презрительно-раздосадованным взглядом, но все же спустила ноги со стула и села ровнее.
  - Леди Шанарис, докладывайте, - кивнул ей так же посерьезневший император.
  Некромантка дернула бровью:
  - Доклад мой, вы, наше драгоценное величество, - она выделила последние слова особо ехидным тоном. Эта женщина просто не могла промолчать. - Получили еще сегодня днем. Если резюмировать - то мы тихо и незаметно катимся к Хаосу в задницу. Аналитический отдел заметил перестройку силовых потоков в районе Светлого Леса, но доступа в другое государство у нас нет. Послали оперативную группу под прикрытием с заданием выяснить, что там происходит, но ответа пока никакого. Возможно, они еще даже не достигли нужной точки - телепортами пользоваться опасно, так что выхода на связь можно ожидать не ранее как вечером следующего дня.
  - Разве возможна перестройка силовых потоков? - слегка недоуменно поинтересовался Нарский. - Я, конечно, не специалист, но мне казалось, что это нечто незыблемое.
  - Незыблемое, - кивнула Каролина, делая еще один глоток из стакана с виски. - Если в процесс их "жизнедеятельности" - то есть перекачки энергии по всей Арлее - никто не вмешивается. Эти потоки - это силовые артерии любого мира. На Земле, к примеру, они изначально были весьма слабы - этот мир лежит ближе к Хаосу, и демиург, его создавший, поступил очень верно - окутал его такими слоями защиты, что у землян попросту не осталось никакого другого выхода, кроме как развивать технологии, а не магию. Силовые потоки, пронизывающие этот мир, в силу установленных на нем щитов попросту не имеют достаточного количества энергии для снабжения своих жителей нужными способностями к манипуляции тонкими материями. С Рикаррой дело обстоит иначе: этот мир слишком чувствителен к любым колебаниям сил, что и сказалось на его жителях - рикаррцы идеальные "чтецы" любых плетений. - она, заглянув в опустевший бокал, немного помолчала. - Иначе говоря, Арлея по собственному мироустройству лежит где-то между Землей и Рикаррой - здесь легко можно развивать как технологию - пусть и с соблюдением определенных условий, так и магию. Однако это не отменяет того, что любая энергия, имеющая место быть на Арлее, Земле, или сотнях тысяч других миров, неразрывно связана с силовыми потоками, пронизывающих их, что называется, с ног до головы. А те, в свою очередь, связаны с жизненными меридианами, что составляют основное условие "жизни" любого мира, даже если из всего разумного, что в нем есть - это только скалы с микробами.
  Она окинула взглядом внимающих ей мужчин и, взмахнув бокалом, усмехнулась:
  - Господа, считайте, что каждый из нас - мелкая, и, по сути, никому не нужная вечно зачем-то прыгающая блоха, живущая на огромном слоне, которому мы все со своими империями и психованными эльфами нагрыхх не сдались.
  - И все же, чем может быть обусловлено изменение силовых потоков и, самое главное, чем оно нам грозит? - помолчав и переварив предыдущую порцию информации, поинтересовался император.
  Сайг задумчиво крутил бутылку за горлышко, провоцируя ее на создание негромкого, но весьма раздражающего нервы звука. Каролина, понаблюдав за этим несколько секунд, одним движением отобрала стеклянную тару и, плеснув себе еще порцию, соблаговолила ответить:
  - Ни для кого не секрет, что маги - это существа, способные поглощать растворенную в воздухе энергию Арлеи, и, прогоняя ее через себя, формировать плетения, добиваясь какой-либо своей цели всего лишь силой разума. Причем, как показывают последние исследования, на такое способны даже некоторые виды животных в джунглях на южном континенте. Да, из-за жуткого климата и весьма плотоядной флоры и фауны желающих жить там откровенно мало, но, видимо как раз из-за этих вышеназванных мной причин некоторым разновидностям особо развитых существ пришлось эволюционировать, чтобы выжить, вследствие чего они приобрели определенную способность к колдовству. Да, это не плетения и не магия в привычном нам виде, но уже и не обычный навык, передающийся вместе с генетической памятью. Это именно предрасположенность к манипулированию энергией, взятой из силовых потоков. Да что там, вон вам живой пример - весь парк Академии. Там иногда на такое наткнешься, что джунглям и в страшном сне не снилось. Вы себе представить не можете, как нам иногда убийственно жаль, что невозможно отловить ни один, пусть даже самый маленький экземпляр - так бы науку вперед продвинули, что нам благодарные потомки потом это еще сотню лет на тролльем припоминали... Так вот, к чему я это все, - она отвлеклась от приятных рассуждений и подняла взгляд на Дейрона. - Изменение силовых потоков ведет к изменению количества энергии, из них же позаимствованных, а это в свою очередь ведет...
  - К снижению количества магов, - закончил за нее император.
  - За исключением....
  - Тех, кто использует магию крови.
  ***
  В Крайморе мы оказались, даже не успев позавтракать - женская натура и благоприобретенное мной на Земле истинно русское раздолбайство подложили нам огромную свинью в виде несобранной кучи барахла посреди комнаты за полчаса до выхода. Стоит ли говорить, с какой гремучей смесью всевозможных чувств и под аккомпанемент еще не отзвучавшего бабушкиного грозного "кого не будет у телепорта, тому - библиотека и практикумы!" я смотрела на стопку аккуратно сложенной на столе одежды, явно принесенной Боженой? Однако Краймор я хотела больше, чем факультетское кладбище, а потому совместными с Лианой усилиями, сопровождающимися сборными из трех языков нецензурными фразами, мы все же успели, примчавшись на построение самыми последними. Нас одарили раздраженными взглядами со стороны кураторов и насмешливыми - со стороны парней, но мы, подхватывая вываливающиеся шмотки из незастегнувшихся толком чемоданов, гордо проигнорировали всех!
  Шаг в переливающийся синим пламенем круг, потемнение в глазах и несколько секунд дезориентации после - и, встряхнув головой и избавившись от темных пятен, я наблюдаю...целый отряд стражей, окруживших небольшую мощеную чуть выщербленным камнем площадь затрапезного городка.
  - Эээ... - промычал, оглядываясь, Шеннар. - Студентов вызывали?
  Мы, под прицелом стольких, весьма неодобрительных, надо признать, глаз, согласно сбились в кучку и вытолкнули суккуба вперед. Он мужчина, пусть и разбирается!
  "Мужчина" недовольно дернул плечом и показал нам за спиной кулак, но лезть выяснять отношения прям щас не стал, видимо, отложив сей интригующий процесс на более интимное для нас троих время.
  - Ожидали, но не вызывали, - изучив нас взглядом "от" и "до", со вздохом признался наконец крепкий седовласый мужчина с нашивками капитана.
  - О, так мы к вам? - сделал вид, что обрадовался, Шеннар.
  Надо сказать, я его в чем-то понимала - в нашем новоявленном начальнике отчетливо ощущалась кровь степных орков. Капитан не стал даже прикидываться, что рад нас видеть. Скептически скривив губы, принял у парня запечатанный конверт и, сломав печать и выпустив в воздух подтвердившую его уровень доступа дымку плетения, вчитался в содержимое.
  Мы, не рискуя под таким прицелом взглядов даже переговариваться, молча мялись на одном месте. Лично мне было тяжело и неуютно: незастегнутый чемодан на землю не поставишь - все вывалится, а держать его, набитый всякой далеко не невесомой фигней, в руках, было ну совсем уж неудобно.
  - Итак, - капитан сложил распорядительный лист обратно в конверт. - К нам прибыли: Лианурианель лер Таранирельмиер, целитель, - Лиана сделала "привет". - Шеннар та"Реш Шариент, некромант,- я удивленно скосила взгляд на одногруппника, вот уж не знала, что он принадлежит к одной из главных семей суккубов. - И Ариадна дель Шанарис, тоже некромант.
  Я, не мудрствуя лукаво, просто кивнула и перехватила уже отдавивший мне руки чемодан поудобнее. К счастью, здесь на мою фамилию обратили внимания куда меньше, нежели в Академии. Как правило, в таких городках, находящихся весьма далеко от Деймора, на главных фигурантов столичных скандалов и пересудов плевать хотели - своих проблем хватало.
  Нас снова окинули изучающим взглядом, ничего особо достойного, видимо, не нашли, а потому скривились.
  - И зачем вы мне здесь нужны, мелочь?
  - Мы, между прочим, прошли подготовку у "ирбиса"! - оскорбленно взвился задетый за живое суккуб. - И вообще перед вами лучшие студенты на потоке!
  Еще бы не лучшие, поток-то у нас один, да и группа первокурсников в этом году тоже одна...
  - Ой, да ну, - не поверил капитан. - Правда что ли?
  Дальше последовала такая проникновенная, изобилующая всевозможными эпитетами, сравнениями и прочими языковыми приемами речь, что я чуть чемодан не уронила. И было от чего - о такой "мужественности, несгибаемой силе воли и невероятного таланта к искусству некромантии" я даже понятия не имела!
  -..И вот теперь вы понимаете, как вам повезло, что к вам прибыли именно мы? - победно вопросил Шеннар. - К тому же заметьте - половина группы некромантов разом!
  - Так ты же сказал, что вы лучшие на потоке, - прищурился капитан. - Легко попасть в тройку лидеров, если соревнуются четыре человека!
  - Зато вы только представьте, какой дефицит! - не смутился суккуб. - Да за такие кадры, как мы, пол-руководства Надзора удавится!
  Словно подтверждая эти слова, мои руки дрогнули, и сопровождаемый диким грохотом чемодан рухнул на мостовую, раскрывшись в полете и разметав собственное содержимое на несколько шагов вокруг.
  Взгляд, которым меня одарил Шеннар, осознавший, что вся его пиар-компания только что пошла прахом, мог бы сделать честь любому палачу - я прямо почувствовала, как на моей шее смыкаются его жаждущие мести ручонки.
  Капитан с интересом оглядел вываленную на брусчатку гору одежды и с самым серьезным выражением лица взглянул на суккуба.
  - Действительно, лучшие...
  Шеннар кисло скривился и показал мне кулак.
  ***
  На местожительство нас определили в разные дома: меня и Лиану - к местной травнице, суккубом же нагрузили кузнеца, мотивируя это решение "знаем мы вашего брата!". Шеннар своего брата тоже знал, поэтому, смерив взглядом пудовые кулаки квадратного полугнома, неуловимо погрустнел и больше не препирался.
  - Кажется, любимое развлечение нашего Дон Жуана в Крайморе кануло в Лету, - насмешливо пробурчала я, наблюдая, как сопровождаемый кузнецом одногруппник уходит на соседнюю улицу.
  - Ты думаешь, его это остановит? - засомневалась эльфийка. - По-моему, этого кота даже кастрация не исправит.
  Подруга споткнулась о мой удивленный взгляд и цинично пожала плечами:
  - А чего ты хотела от целителя?
  Я хмыкнула. Действительно, чего я хотела от представителя профессии, чей юмор является еще более черным, чем все шутки про некромантов?
  - Даргор способен остановить кого угодно.
  Обернувшись, мы попали под прицел умного, как-то совершенно по-женски хитрого взгляда.
  - Зовите меня Румира, - улыбнулась наша хозяйка. - Я здешняя знахарка. В нашем захолустье дипломированных магов днем с огнем не найти, вот и приходят ко мне.
  - Значит, хорошо лечите, - заметила я, вслед за Лианой входя в избушку и оглядываясь.
  Типичный деревенский домик: деревянные стены с утеплителем между бревнами, в углу - массивная беленая печь, аккуратно прикрытая сверху шторкой, на маленьких окнах - занавески с ручной вышивкой. И травы, пучками развешанные под потолком. Много, много трав...
  - Не жалуются, детонька.
  - Ну, еще бы им жаловаться-то, - заметила подруга.
  Она стояла возле окна и задумчиво рассматривала что-то под ногами. Хмыкнула и, взяв с обеденного стола расстеленное кухонное полотенце, аккуратно обернула им руку и, зажав между пальцами какую-то травинку, подняла ее вверх. Изучила, кивнула, и взглянула на нашу хозяйку:
  - Еще бы им жаловаться, если знахарка, что их врачует - природная ведьма.
  Мои брови поползли на лоб. В наше время магов так много, что одна только Академия каждый год выпускает около двух сотен дипломированных специалистов. А вот природные ведьмы - товар особый.... Маги работают на энергии Арлеи, что течет по силовым потокам, пронизывающий весь мир, ведьмы же обращаются к стихиям напрямую.
  - Как догадалась?
  Напряжение, сквозившее в голосе Румиры, я даже понимала - в прошлые века таких, как она, нередко объявляли пособниками всевозможных демонов и отправляли на костер. Не потому что они были какими-то злобными монстрами, жрущих сердца младенцев, или приносящих в жертву кровь девственниц, а потому, что они были абсолютно, совершенно независимы. Резерв мага может истощиться в любой момент, в распоряжении ведьмы - весь мир, по одному ее зову готовый встать на дыбы.
  - Мурена, - Лиана подняла руку с полотенцем вверх. - Сорвать ее можно лишь голыми руками, а дается она лишь природной ведьме - остальные просто не способны увидеть кустик травы, растущий за пределами реального мира. Сорванная, мурена открывается взглядам, но несет в себе подвох - служит только тому, кто ее сорвал, на головы остальных владельцев обрушивая все беды мира, - эльфийка чуть пожала плечами. - Знаю, пафосно, но именно так говорится в теории.
  - "Травник Лайринтеля", - констатировала Румира. - Единственного, кто сумел составить перечень абсолютно всех лечебных трав Арлеи на момент написания книги.
  - И как ему это удалось? - недоуменно поинтересовалась я, разглядывая высохшую былинку в руке подруги. И это - какая-то там мифическая трава? - Мурену же невозможно увидеть.
  Лиана улыбнулась.
  - Он просто был мужем ведьмы.
  - А я думала, что ведьмы не выходят замуж, - я пронаблюдала, как эльфийка аккуратно кладет сухой стебелек на ладонь заметно повеселевшей Румиры.
  - Замужество лишает нас силы, это верно, - знахарка, сообразившая, что мы действительно не держим в уме никакого зла, улыбнулась. - Но однажды перед каждой женщиной встает выбор - свобода или любовь. Ведьмой быть нелегко, девочки, но еще хуже - жить одной. Год, два, сотня - мы не стареем, но одиночество подтачивает нас куда быстрее, чем пролетевшее время.
  ***
  В оборот нас взяли практически сразу. По истечении выделенной на адаптацию к новому месту жительства пары часов, за дверью входной двери нарисовался посланец от капитана - молоденький парнишка, по ощущениям едва справивший полтора десятка лет, но отчаянно пытавшийся выглядеть взрослым и солидным дядькой. Заинтересованно кося взглядом в сторону укутавшейся водопадом золотых волос эльфийки, именно в этот момент решившей усовершенствовать разлохматившуюся прическу, парень объявил, что капитан Адальс желает видеть новоявленных "лучших" в отделении городской стражи. Кинув чуть испуганный взгляд на удивленно вздернувшую бровь эльфийку, посланец извиняющимся тоном признался, что передать сообщение ему приказали слово в слово, сам же он ничего против нас не имеет, да и капитан человек тоже, хоть и жесткий, но неплохой... Так и не представившийся парнишка окончательно засмущался и оперативно испарился в неизвестном направлении, а нам пришлось до места встречи со свежеприобретенным начальством добираться до места встречи со свежеприобретенным начальством самостоятельно. В небольшом казарменного типа здании без вывески, по кирпичным стенам которого змеились нити защитных плетений, нам быстро провели краткий инструктаж. Девиц не портить - это Шеннару, мужикам мозги не пудрить - это нам с Лианой (суккуб ехидно оскалился и покосился на меня), все приказы вышестоящего офицера выполнять незамедлительно, в городе не бузить и народ не пугать, а то кто-то сильно активный по ушам получит... Речь свою капитан Адальс уместил в четыре строчки шаблонного рапорта, на подробности был скуп и, выдав нас на руки помощнику, вытурил из кабинета вон. "Адьютант его превосходительства", оглядев наши озадаченные морды, хмыкнул и, видимо решив не разбираться с нами вообще, послал Лиану в отдел к целителям, а нас с Шеннаром отфутболил нас в караулку, где поручил начальнику готовящейся к дежурству смены, после чего, светясь ехидной рожей, свалил неизвестно куда. Нам прочитали еще одну лекцию, а затем разделили по двум командам и послали. Патрулировать.
  Ждать подтверждения активности нежити не пришлось - в первый же день (а точнее ночь) группа Шеннара, в чью географию маршрута входило и местное кладбище, стала свидетелем стихийного зомбопришествия. Пришлось даже амулетом вызывать меня, потому как суккуб спекся уже после десятого упокаивания, а ведь резвые трупы еще надо было поймать.... Тут пригодились стражники - суровые бородатые мужики сантиментов по поводу неожиданно воскресших бывших друзей не разводили и короткими мечами с серебряной полосой вдоль лезвия орудовали споро. На следующий день в доме престарелых (небольшом заведении на десяток человек, работа в котором была организована исключительно силами неравнодушных граждан) была обнаружена тарегха - эдакий злобный дух, питающийся страхами и тревогами разумных и старики, доверчивые и открытые, были для него просто манной небесной. Если бы капитан Адальс не ввел в городе режим чрезвычайного положения, то уже через месяц в здании началась бы череда странных самоубийств, а мы бы получили на свою голову созревшую, сильную тварь. Еще через сутки внезапно взбесились все домовые, которых в Крайморе было немало - лечебница Лианы захлебнулась в потоке посетителей с ранениями различной степени тяжести. Разом сойдя с ума, маленькие хранители семьи и домашнего очага бросались на собственных хозяев с домашней утварью наперевес и не гнушались применением магии против обычных людей. На отлов домовых пришлось потратить еще три дня - поймать их в бурлящем жизнью городе оказалось неожиданно сложно. Капитан Адальс, связавшись с близлежащими городами, выяснил, что такой же бедлам творится во всех селениях, располагающихся по направлению север-юг. С определением причины внезапного безумия помогла Румира. Потратив несколько часов на общение с лесными жителями, она выяснила, что то же самое творится и с ними - леший чистосердечно признался, что едва сдерживает подчиненных от членовредительства, да и сам что-то плохо себя чувствует... Тварь, внешне похожую на истекающего черным дымом изломанного, искореженного дракона с неестественно вывернутыми в другую сторону рваными крыльями, увидели в предместьях Деймора. Принадлежность к тому или иному виду нежити определить не удалось, поймать и оттащить на опыты на факультет некромантов тоже не вышло, зато стало понятно, что именно эта штука излучает что-то такое, из-за чего все наиболее тонко чувствующие реальность существа теряют над собой контроль. Путь неизвестного монстра легко прослеживался по кратковременным вспышкам безумия, и головной отдел Надзора, известив остальные города об опасности, сформировал оперативную группу по поиску и уничтожению опасной твари - выяснять, на что еще способна эта скотина, не хотел никто.
  Через неделю такой жизни, проходящей под эгидой вечной беготни, Шеннар взвыл, и, утащив нас из домика крайморской травницы на опушку прилегающего к нему леса, принялся жаловаться на жизнь:
  - На мне нельзя так ездить! Да, я сильный и мудрый, но объясните кто-нибудь этим живодерам, что рабовладение во всем цивилизованном мире запрещено уже лет сто!
  Лиана, всю ночь проторчавшая в лечебнице в операционной и под присмотром все того же давешнего мальчишки-посланца приползшая домой только под утро, прикосновением охладила найденный на земле камень и с легким стоном приложила его ко лбу.
  У нее впервые в жизни болела голова.
  - Поправка. Далльская конвенция была принята 89 лет назад и действует по сей день в двадцати четырех странах, включая все человеческие за исключением Конфедерации, которая открыто сообщила, что им плевать на все и всяческие писульки "имперских дегенератов", о чем и уведомила официальным письмом. Так что некие отголоски рабовладенческого строя на их земле еще остались.
  Шеннар внимательно осмотрел зажатый в ладони эльфийки камень и злобно скривился:
  - Лиана, вот знала бы ты, когда заткнуться - цены б тебе не было!
  Блондинка, приоткрыв один глаз, смерила суккуба уничтожающим взглядом, но отвечать не стала - ей было плохо.
  - Дон Жуан, заткнись, а?
  Я тупо валялась на запорошенной упавшими листьями земле и сквозь обедневшие на одеяние ветки смотрела в уже по-осеннему холодное небо. Желания тратить эту бесценную минуту спокойствия на выслушивание воплей нервного в последнее время суккуба не было.
  - Риа, ну хоть ты меня пойми!
  Я со вздохом повернула голову.
  - Шеннар, - проникновенно начала я. - Ты тоже нас пойми, а? Мы тоже не привыкли к постоянной нагрузке в режиме аврала, мы тоже хотим любви, обожания и понимания, и мы тоже чертовски устали. И честно тебе скажу, то, что ты портишь своими невнятными претензиями наш первый за эту сумасшедшую неделю выходной, настроение не поднимает вот ни на грамм. Зато в душе загорается желание закопать тебя в бетон, чтоб не высовывался.
  Суккуб с размаху плюхнулся рядом, уже привычно сложив голову мне на пузо.
  - Ты представляешь, Дагор от меня всех девок гоняет, - трагическим голосом возвестил он.
  Я промолчала. Кузнец-полугном, к которому определили нашего ловеласа на постой, при желании был способен заставить закопаться обратно в берлогу даже разбуженного посреди зимней спячки медведя.
   - И что? - раздался меланхоличный голос эльфийки. - Зудит?
  Парень пошарил по земле рукой в поисках чего-нибудь, чем можно было бы запустить в лежащую чуть в отдалении ушастую, но до ближайшей шишки было около метра. Поленившись притягивать ее магией, суккуб ограничился невнятным хмыком.
  - А как ты думаешь, зачем моей расе именно такие способности? - ехидно осведомился он.
  Подруга заторможенно отняла камень ото лба:
  - О... Да.
  Действительно. Идеальный способ получить пищу в свои сети - стать настолько привлекательным, чтобы она пошла в твои руки сама.
  Я вернулась к тупому разглядыванию неба, а в голове, неспешно сменяя друг друга, плавали мысли. Суккубы к светлым существам типа домовых или тех же лесных эльфов (есть еще дроу, живущие в горах) не имели никакого отношения, но и монстрами их тоже никто не называл. Это была отдельная раса, самобытная, весьма немногочисленная, но, по большому счету, довольно безвредная - за всю историю контакта суккубов с внешним миром недовольных среди "пострадавших" не было ни среди мужчин, ни среди женщин.
  Я неожиданно развеселилась. Лишенный своей специфической подпитки, Шеннар может полететь с катушек. Интересно, а как проявляется недосекс у суккубов?
  Меня ткнули в бок.
  - А ну прекрати ехидничать, у тебя тут друг помирает!
  - Помирает он... - проворчала я. Мне мешали погрузиться в блаженное состояние отупения. - Тут борделей что ли нету?
  Суккуб на мгновение перестал копошиться, а затем едва ли не взвыл:
  - Какие бордели, ты, черствый бесполезный сухарь?!
  - Ой, не вопи, а! - в голову одногруппника влетело что-то нервически эльфийское - у меня от этой магии трагически заломило зубы. - Будут тебе девки! С Дагором договорюсь, только не ори, скотина!
  Парень попыхтел еще минуту и затих. Впрочем, хватило его ненадолго, и он снова затыкал меня в бок.
  - Ну чего тебе, живодер, - умирающим лебедем простонала я.
  - А я тут такое выяснил, - загадочным тоном протянул суккуб. - А вы в курсе, что до земель оборотней тут рукой подать?
  Лиана подняла голову.
  - Тут? С дуба рухнул?
  Я поддержала подругу недоуменным взглядом. Парень ухмыльнулся.
  - С этой стороны территория империи простирается вплоть до границы с эльфами, но еще сорок лет назад в семи милях отсюда к западу проживали оборотни. Земли, ими занимаемые, официально считались имперскими, но на самом деле, чтобы преодолеть не обозначенную на картах границу, приходилось проходить тщательный досмотр - на свою территорию метаморфы пускали неохотно.
  - Кто они были хоть? - я снова перевела взгляд на небо.
  Вопрос был задан не просто так - вся раса оборотней была разбита на несколько десятков независимых кланов, связанных между собой странными и порой совершенно непонятными чужому взору узами. Сложно сказать, сколько вообще разновидностей метаморфов существует на Арлее, иногда в поисках дома они забирались в такие места, в которые ни один нормальный человек кроме как с поддержкой роты военных вкупе с боевыми магами и спецтехникой точно не полезет...
  Шеннар выдержал театральную паузу, прежде чем ответить.
  - Радужные...
  Небо утратило свою привлекательность. Чуть повернув голову, я встретилась с точно таким же задумчивым взглядом в исполнении эльфийки. Посмотрев куда-то сквозь меня, она искоса уставилась на суккуба.
  - Ты же не предлагаешь нам какую-нибудь авантюру, верно? - как бы промежду прочим поинтересовалась она.
  Меня передернуло - сквозь ненавязчивый мягкий тон отголоском звучало ласковое мурлыканье довольного собой котяры, поймавшего незадачливую мышку. Такой эльфийка становилась после очередной ссоры с Харриганом, открыто насмехавшимся над всеми порученными его заботам целителями. Приходя в общежитие, она под аккомпанемент злобного бурчания на трех языках швыряла сумку на постель и, несколько десятков раз шагами измерив комнату вдоль и поперек, садилась за изобретение способа "заткнуть этого козла со шрамом за пояс". Причем то, что знаменитый целитель сознательно провоцирует подопечных, она понимала, но ничего поделать не могла - шансов выйти из-под своего влияния Харриган не давал.
  - Я? Ничуть, - нагло ухмыляясь, заявил друг. - Мы просто посмотрим.
  - А ты уверен, что оно нам надо? Да и за столько лет там наверняка все бурьяном поросло.
  - Да брось, Риа, - блондинка наконец села нормально. - Закончится эта заварушка - вернемся в Академию, а там экзамены, семинары и практикумы, и еще не факт, что император отменит введенный военный режим. Не знаю, как тебе, но лично мне уже надоело сидеть взаперти. Работать в Крайморе, конечно, интересно, и люди здесь хорошие, но вспомни того радужного - тебе не любопытно, что там произошло с его кланом? Оборотней-одиночек мало, и если всех его родственников кто-то пристукнул в уголке, то почему он-то выжил?
  Я пожала плечами. Вопрос, конечно, интересный, тут не спорю, но... Радужные всегда считались одной из правящих семей расы метаморфов, и вряд ли последний ее представитель будет счастлив проявленному нами любопытству.
  - Голосуем! - ехидно оскалился суккуб, поднимая руку.
  Рядом взлетела вверх ладошка эльфийки.
  Я хмыкнула, и, потянувшись, поднялась на ноги.
  - Имейте в виду, самоубийцы арлейского разлива - я вас поднимать не буду, если сдохнете.
  - А разве из эльфов можно сделать зомби? - заинтересовалась подруга. - Мы же светлые, и сила у нас иная.
  - Да какая разница, мрете-то так же, - пожал плечами суккуб.
  Лиана посмотрела на меня, а я пожала плечами. Откуда я знаю, как умирают эльфы? У меня одно пятиминутное общение с ними уже вызывает зубной скрежет, чесотку, и желание кого-нибудь прибить.
  На то, чтобы переодеться в более подходящую для блуждания по лесу одежду, ушло несколько минут, на то, чтобы забрать из корпуса крайморской стражи стандартный набор амулетов, одеваемый патрулем перед дежурством, ушел почти час - мы напоролись на Адальса. Капитан в упор не видел причины такого милого воровства казенной собственности, мы же идиотами не были, в неоднократно прошерстенный боевыми магами, но все же дикий лес переться без поддержки тоже не собирались, но и выдавать дорогому начальству все наши злобные намерения было как-то стремно... Отберет на фиг все амулеты связи, запрет где-нибудь в подвале, выдаст под расписку только Каролине, и будет сто тысяч раз прав - такое ослабление защиты города (шутка ли, два некроманта и один эльфийский целитель одновременно свинтят на сторону) попахивает как минимум капитальным свинством. И сидеть бы нам в управлении до морковкиного заговенья, если бы не события последних дней, доведших подозрительного Адальса до состояния "пристрелите меня семеро". Сообразив, что начальник из-за хронического недосыпа попросту не понимает половины сказанного, Шеннар навешал ему какой-то грандиозной лапши о важном целительско-некротическом исследовании на тему выявления наличия жизни после смерти у лесной нечисти, я сочувственно покивала, а блондинка, мягко и ненавязчиво (нагло при этом используя типично эльфийское обаяние) спровадила капитана спать в караулку.
  - Чую, будет нам потом жопа, - замогильным голосом произнесла я.
  - Она нам в любом случае будет, - тонко улыбнулась подруга, философским взглядом изучая потолок. - Потому как то, что мы собираемся сделать, по законам военного времени называется дезертирство.
  - Условия? - деловито вопросил Шеннар, не забывая подталкивать нас к хранилищу амулетов и оружия.
  - Воровство казенного имущества и исчезновение с места проведения службы без письменного разрешения непосредственного начальства за подписью и печатью главы управления, - в тон ему ответила эльфийка.
  - В случае отсутствия ответственных лиц, аристократ империи становится таковым, - нашелся суккуб.
  - Обломаетесь, - хладнокровно срезала я нездоровый энтузиазм. - Во-первых, для того, чтобы поверить, что в Крайморе нет, как ты выразился, "ответственных лиц", надо быть полным идиотом. А во-вторых, бабушка все равно снимет с нас троих шкуру в два счета, и плевать ей на все законы.
  Летящую в мою грудь небольшую сумку с походным набором контролирующего я поймала двумя руками.
  - Отлично, - ухмыльнулся друг. - Так ты с нами?
  Я повесила на шею два амулета, распихала эликсиры по карманам и пристегнула несколько опустевшую сумку к поясу.
  - Естественно.
  Если бы я знала, на что подписываюсь, осталась бы дома - Румира блинчики испечь обещала...
  Рассказ о том, как мы шли по крайморскому лесу туда, непойми куда, достоин звания эпопеи и голливудской экранизации. Шеннар бодро катился вперед, обзывая меня лосихой в весенний гон, эльфийка втихую ухахатывалась и громко объясняла науку бесшумной походки, я нецензурно выражалась и злобно бурчала - где вы видели лося посередь земного мегаполиса?!
  Подозрение о том, что кто-то нас капитально наколол, забрезжило в моей голове после четвертого кустика с приметными фиолетовыми цветочками. Я не мастер-флорист, но по моему сугубо дилетантскому мнению в начале октября природа должна активно вянуть, а не шелестеть на виду у нервной студентки здоровым и каким-то ехидным видом.
  - Слышь, Сусанин недоделанный! Ты это видел?
  Ушедший было вперед суккуб вернулся, осмотрел подозрительный кустик и начал тихо ругаться.
  - Пространственная петля, - подытожила Лиана то, что дошло до меня двумя минутами ранее.
  - Леший?
  Лесная нечисть такими штучками любила грешить.
  - Не-а, - эльфийка растерла между пальцами лепесток безымянного цветочка. - Похоже, оборотни.
  - А они на это способны? - усомнился Шеннар. - Не посчитайте меня идиотом, но я ни о чем таком не слышал.
  - Оборотни чуют реальность совсем по-другому, - покачала головой подруга. - Вспомните, о чем мы говорили возле дома с уртагой - даже обычные кошки на Земле могут видеть неоформленных привидений, что уж говорить о тех, кто подчинил себе вторую ипостась полностью.
  - Да, но это кошки, а это, - суккуб ткнул пальцем в куст. - Змеи.
  Блондинка пожала плечами и сбросила помятый лепесток в пожухлую осеннюю траву.
  - А кто знает, на что способны радужные? - философски поинтересовалась она. - Метаморфы - существа скрытные, живут кланами и посторонних к себе пускать не любят. Даже учебный курс Академии по их расе весьма скуден на информацию за пределами общепринятой. Не исключаю того, что всем оборотням доступна пространственная магия.
  Нехило так. Я лично никаких заклятий в непосредственной близости (за исключением тех, что лежали на штатных амулетах) вообще не ощущала.
  - И мы премся прямо в их логово, - все тем же замогильным голосом пробурчала я.
  На меня шикнули и подсунули под нос кулак.
  - Так, а ну молчать, - ласково попросил одногруппник. Тоже мне друг! И уже Лиане:
  - Взломать сможешь?
  Ага, значит суккуб петлю тоже не видит. Замечательно. Если бы не моя идиотская подозрительность к различным больно уж "не таким" растениям (выпестованная не иначе как плющом Лианы и Геннадием).
  На то, чтобы вскрыть охранный контур, по моим оценкам понадобилось около получаса. Эльфийка после совершенного подвига была взмыленная, встрепанная и лишенная прежнего лоска, но до безумия довольная:
  - А ведь еще полгода назад я бы эту петлю вообще не увидела!
  - А ты ее и сейчас не увидела без подсказки, - занудным тоном сказала я.
  Во мне поселился неведомый прежде пессимизм.
  - Молчать, ведьма! - весело пропел суккуб и потянул нас дальше в том же направлении, по которому мы ходили уже несколько раз. - Главное у нас что? Главное у нас результат! И вообще, Шанарис, а ну прекрати каркать! Тоже мне, вестник несчастий!
  - А я подвох нутром чую, - не сдалась я.
  - Ну, вот и молчи в тряпочку тогда, - отмахнулся парень.
  Я промолчала, но на всякий случай, технично отстав, пропустила их двоих вперед. Сильно извиняюсь, но суккубы и эльфы куда живучее людей, а потому и шишки пусть лучше получают они...
  Минуты напряженного ожидания закончились неожиданно. Сильно заросшая, скорее угадывающаяся, чем хоть сколько-нибудь различимая тропинка оборвалась внезапно - линией грубо отшлифованных, тщательно притертых друг к другу гранитных кирпичей, вкопанных в землю. За эти годы вездесущая трава так и не пробила камень, нарушив его целостность изнутри - ей мешали знаки. Наполненные силой плетения проходили ровно по гранитной кромке, отчетливо сияя в магическом диапазоне сдержанным, мягким светом. Линия, аккуратно изгибаясь, пересекала тропинку и уходила куда-то в окрестные кусты, скрываясь под ненормально густой листвой.
  - Э-э... Девушки, - Шеннар задумчиво разглядывал нежданное препятствие. - Дорогие мои, любимые, а вам не кажется, что работоспособность внутреннего охранного контура спустя сорок лет это... Как говорит Риа, из области фантастики?
  Я хмыкнула. Да тут весь мир из области фантастики!
  - Рассуждая логически, он должен был давно разрядиться, - эльфийка присела на корточки, скрупулезно следя, чтобы ни один ее волосок не нарушил невидимую черту. - Ни одно плетение, пусть даже цикличное, замкнутое на конкретной местности, не способно продержаться такой срок без поддержки.
  - А если привязка к артефакту? - парень, прищурив глаза, уставился в сгущающуюся под густыми кронами темноту.
  - А если подзарядка?
  В мою ладонь скатился сгусток силы, Шеннар схватился за рукоять кинжала, а Лиана, вскочив, нырнула за наши спины.
  Из сгустившейся под высокими кронами темноты, демонстративно сложив руки на груди и ехидно осклабившись, вышел змееоборотень.
  Радужный, разумеется.
  - Так-так, что тут у нас... - Шэ'асс прислонился боком к замшелому стволу какого-то дерева и изучающе склонил голову набок. - Недоученный некромант с сексуальной зависимостью, сбежавшая эльфийка высшего дома, и урожденная Шанарис, что само по себе диагноз.
  Да что им всем моя фамилия сделала!
  Тем временем змееоборотень окинул нас всех внимательным взглядом и мерзко ухмыльнулся:
   - Ну и что будем делать с вторжением на частную собственность, мелкие воришки?
  Шеннар нахально вылез вперед и ткнул пальцем в так и не пересеченную линию.
  - А вот не надо, мы туда не заходили!
  - Вы взломали внешний охранный контур, - и не моргнул глазом радужный. - Любой суд посчитает это доказательством вашей вины, а в совокупности с фактом заведомого отсутствия хозяев на данной территории, вы получите еще и статью за мародерство.
  - Так вы же тут! - не преминула влезть из-за моей спины эльфийка.
  - А я случайно! - моментально отреагировал змей.
  - Докажите! - возмутился суккуб.
  - Докажите, что это не ваш карманный вредитель с острыми ушами взломал охранный контур, зацепив управляющий блок!
  Эльфийка невозмутимо пожала плечами:
  - Ну, я же не специалист.
  Напоролась на досадующий взгляд Шеннара, насмешливый - Шэ'асса и стала еще невозмутимее.
  - А я говорила, что будет жопа, - менторским тоном пробурчала я.
  Кажется, меня попытались убить. От подзатыльника Шеннара я уклонилась, но пинок от любимой подруги проворонила.
  Оборотень тем временем окинул нас еще одним внимательным взглядом, фыркнул, и, кажется, принял какое-то решение:
  - Так, ладно. Я забуду про этот инцидент взамен на, - его палец уперся в меня. - Нее.
  - Чего?!
  - Нафига она тебе?!
  Лиана просто молча удивилась.
  - Не переживай, как человек или как женщина ты мне ни на грыхх не сдалась, - ехидно уведомил меня змей. - Пусть этим какой другой извращенец занимается.
  - Если ты скажешь что-нибудь про смерть и Шанарис, я тебя прокляну, - мрачно пообещала я.
  На границе сознания, желчно ухмыляясь, забрезжило чувство дежавю.
  - Надо же, такая взрослая, а в сказки веришь, - осклабился Шэ'асс и неожиданно посерьезнел. - Некромантия с собой?
  - Всегда, - безнадежно вздохнула я, прикидывая, какой козел мог написать на моей спине "Заглянем в прошлое. Недорого".
  В то, что "ирбису" нужна моя помощь в упокаивании какой-нибудь особенно вредной нежити, я не могла поверить даже под судом, а фантазия, в чем еще ему могла понадобиться студентка-недоучка мне временно отказывала - на ум невольно лезло только воспоминание Ригана с пинцетом в руке, в котором зажат кусок чуть окровавленной тряпицы.
  - Отлично, - он протянул мне руку, легко преодолев границу охранного контура.
  - Тут есть еще Шеннар, - попыталась увильнуть я.
  Суккуб ткнул меня кулаком в бок, но промолчал.
  - Дорогая, ты знаешь, почему ему, - палец радужного указал на парня. - Никогда не стать хоть сколько-нибудь хорошим криминалистом?
  Я ответила мрачным взглядом.
  - Надо быть крайне дотошным, чтобы суметь вытащить из сумбура всплывающих картинок хоть что-то путное.
  Отлично, я зануда.
  - Без них не пойду, - на всякий случай вякнула я. А то мало ли...
  Оборотень поморщился, но все же протянул вторую руку в сторону эльфийки.
  - А мне обязательно... - я покосилась на все так же протянутую мне ладонь.
  - Я не собираюсь возиться со снятием охранного контура ради твоего удобства, - отрезал змееоборотень.
  Я досадливо искривила уголок губ, но все же протянула свою руку. Защита, мягко спружинив, пропустила нас с Лианой внутрь.
  - Э, а я?!
  Шеннар оставался за чертой и, уперев руки в бока, мрачно разглядывал явно пытавшегося проигнорировать его радужного.
  - Его тоже.
  Оставаться с оборотнем в самом центре его мертвого клана лишь в компании декоративной эльфийки я не хотела. К тому же, на Арлее сейчас такой бардак творится, кто его знает, что теперь водится в этом лесу?
  Надо было видеть, с каким лицом Ш'асс протягивал руку Шеннару, и с каким лицом тот ее принимал... Я была отомщена стократно!
  А вот нефиг выпендриваться. "Не буду снимать охранный контур", ля-ля-ля... Теперь вон сам мужиков через границу переводи.
  - Все, больше сантиментов не будет? - осведомился змей. - Отлично!
  Огромной мрачной тучей миновав наши весьма редкие ряды, он последовал внутрь огороженной защитой территории.
  Мы, переглянувшись и пожав плечами, не торопясь пошли следом, с интересом разглядывая быт мертвого клана.
  Под ногами появилась дорожка из нарочито грубо подогнанных друг к другу неотшлифованных камней, в щели между которыми пробивалась ненормально зеленая трава. Сквозь поредевшие кроны деревьев, мягко освещая стоящие под сенью лесных гигантов домики, пробивались тепло-оранжевые лучи закатного солнца.
  - Консервация.
  Подозреваю, здесь все осталось так же, как и в день накладывания заклятия. Детская площадка, застроенная деревянными конструкциями, все так же оставалась засыпана сухим белым песком. Несмотря на прошедшие сорок лет, крохотные палисадники возле домиков все так же хвастались аккуратными подстриженными веточками и яркими цветочками, а на одном заднем дворе по-прежнему висело на просушке белье.
  - Нападение произошло в середине лета, когда все дети были дома на каникулах. Имперские стражи появились здесь примерно через две недели после...происшествия. Маги закуклили пространство внутри охранного контура, замкнув его на мне, как на последнем представителе клана. Только внешний слой защиты трогать не стали.
  - Почему ты выжил?
  Шэ'асс криво усмехнулся.
  - Я сбежал. Поссорился с отцом по какой-то мелочи, даже не помню, из-за чего. Мне было девять лет.
  Лиана сокрушенно покачала головой, а я неловко отвела глаза. Неудивительно, что он хочет узнать, что же тогда случилось. Гремучая смесь из чувства вины, прожитых лет и сотни раз прокрученных в голове одних и тех же вопросов грызет его изнутри, не давая забыть собственную ошибку. И плевать, что девятилетний мальчик просто не мог спасти всю свою семью от неизвестного врага - там, где клокочут чувства, логике места нет.
  - У вот мне другое интересно, - влез в неловкую паузу Шеннар. - Слышь, змей, а ты не задавался вопросом, почему ты выжил после нападения? Во время - тут понятно, тебя тут не было. Но если это было спланированный каким-то злобным букой налет, то почему тебя не нашли и не прихлопнули потом, когда выяснили, что одному змеенышу удалось сбежать? Гигантская промашка нападавших при таком размахе, не находите? Сколько ваших тогда полегло?
  Шэ'асс, вначале выступления суккуба явно намеревавшийся открутить ему голову, замер.
  - Двадцать восемь, - глухо сказал он. - О том, что случилось, я узнал от имперцев. Меня проводили сюда всего один раз, а затем отправили учиться в школу-интернат при военном училище в Кайриндаре.
  Шеннар кивнул:
  - А в этих заведениях защита получше, чем в некоторых сокровищницах будет. Тебя просто не смогли достать.
  - Я тоже об этом думал.
  - Это хорошо, значит думать умеешь, - привычно схамил одногруппник.
  Хотел было утешающе похлопать оборотня по плечу, но наткнулся на предупреждающий взгляд и решил не дразнить радужного.
  - Что было в отчетах стражи? - поинтересовалась я.
  На территории империи живет большое количество различных рас, поделенных на кланы, и если смерть одного оборотня, или одного суккуба соответствующие органы разбирают в стандартном порядке, то вот гибель целого клана... Специально для этого дела создается оперативная группа, а в привычный перечень служебных операций по розыску и наказанию преступников вмешивается еще один пункт - защита того, кто остался в живых. Абсолютная. Ему предоставляют место жительства, учебы и работы, финансовый счет в одном из имперских банков, а так же всю информацию по ведущемуся расследованию.
  - Ничего особенного. Они не нашли тел.
  Лиана удивленно хмыкнула, а Шеннар не удержался от присвиста.
  О как.
  - Охранный контур не снимали?
  - Нет, - покачал головой змей. - Это контур активной защиты, заточенный исключительно на радужных. Всех прочих может убить.
  Мне поплохело. Получается, мы этому змею в ножки поклониться должны, а то бы его защита при попытке взлома нас в капусту пошинковала.
  Рядом, так же осознавая, в какую задницу чуть не вляпались по причине собственных полукриминальных наклонностей, активно бледнели друзья.
  Шэ'асс усмехнулся без малейшего сожаления:
  - А что вы хотели?
  Лично я с этой минуты хочу жить. Долго, счастливо и безбедно.
  - Ладно, давайте подведем итоги, - голос Шеннара чуть скакнул в тональности, но все же набрал должную крепость. - Итак, у нас смерть всего клана радужных... Кстати, а точно ли смерть?
  - Точно, - Шэ'асс снова помрачнел. - Старшая Шанарис работала. Души на той стороне есть, но разговаривать не хотят.
  Опа. Вот это номер! Впервые слышу, чтобы бабушка чего-то не добилась от духа, она же мертвого вконец заколебет!
  Я отмахнулась от вопросительных взглядов друзей и взяла инициативу в свои руки.
  - Итак, весь клан того, остался только ты, - начала я. - Детская обида на отца спасла тебе жизнь, не дав последовать за Грань вслед за своими родичами. Имперские стражи появились на месте преступления значительно позже, ничего не нашли, законсервировали пространство и отправили тебя учиться на благо страны в самую охраняемую школу империи, в которой что ни преподаватель, то легенда. Что мы имеем из странностей? Да выше крыши. Тел нет, а души не призываются. Кстати, зуб даю, с бабушкой такой облом впервые. Ладно, это лирика, дальше. Во-первых, внутренний охранный контур, по твоим же словам, существо весьма привередливое, пропустить и...выпустить, - мой вопросительный взгляд на оборотня и его утвердительный кивок. - Кого-то кроме радужных не мог. Однако неизвестные появляются здесь, каким-то образом убивают всех, кого видят и сваливают. Что сделали с телами при условии нервной защиты?
  - Ну, если они прошли сюда несмотря на все барьеры, то так же могли и выйти обратно, прихватив с собой тела, - рассудительно добавила Лиана. - Другое дело, зачем им эта морока? Оборотни, конечно, в энергетическом плане существа куда более интересные, нежели люди, но взламывать контур, нападать на тех, кто за своих детей голову вполне натурально оторвет, а потом и тащить куда-то двадцать восемь тел? Не проще ли переловить их поодиночке? Да, дольше, да, муторней, но эффект куда более гарантирован.
  - Значит, их оставили здесь, - заключил Шеннар.
  - Невозможно, - отреагировал Шэ'асс. - Стражи здесь все облазили.
  - Они могли что-то пропустить, - я придирчиво оглядела рассаженные вдоль дорожки мохнатые кусты. - В конце концов, они не знали, что искать.
  - А мы знаем? - скептически поинтересовался суккуб.
  - Найдем, - флегматично ответила Лиана.
  - Да я и так могу сказать, что смерти тут нет, - одногруппник, прищурив глаза, разглядывал раскиданные между деревьев домики. - Чистота. Может консервация?
  - Да нет, она-то как раз должна была закрепить следы в реальности... Обычная практика при расследовании массового убийства.
  Я тоже перешла в магический диапазон и теперь недовольно хмурилась. Следов действительно не было. Совсем. Прямо-таки хирургическая стерильность.
  - Народ, - раздался за спиной встревоженный голос эльфийки. - Кажется, у нас проблема.
  - Не поверишь, но мы это поняли, - фыркнул друг. - Что у тебя?
  - Какая-то непонятная феерическая хрень, уничтожающая отпечатки аур, - мрачно выдала эльфийка.
  - Что-что? - спустя минуту молчания поинтересовался Шэ'асс.
  Подруга заглянула в наши откровенно озадаченные лица, поняла, что мы ни бум-бум и досадливо сплюнула.
  - Идиоты, - ласково охарактеризовала она нас. - Как вы думаете, как стражи составляют рисунок происшествия? Отпечатки аур на предметах читают!
  - Ну, это я знаю, - кивнул оборотень. - Просто не смог перевести слово "хрень".
  Блондинка одарила его страдальческим взглядом и повернулась к нам.
  - Про отпечатки знаем, - опередила ее я. - Что с ними не так?
  Подруга вздохнула и начала издалека:
  - За какое время ты можешь их считать?
  Я прикинула время:
  - Примерно минут двадцать-тридцать.
  - Около пятнадцати, - выдал Шеннар.
  Эльфийка кивнула.
  - Некромантам с этим сложно - они читают не жизнь, а смерть, поэтому и в криминалистах этой специализации вашего брата не найти. Целители с этой задачей справляются лучше, но пальму первенства обоснованно занимают предсказатели - при их постоянной работе с тонкими материями результат логичен. Тут среди нас оракула нет, но сгодятся и два недоученных некроманта.
  Лиана развернула нас лицом туда, откуда мы только что пришли.
  - Ребята, - она была непривычно серьезна. - Попробуйте считать следы.
  Мы с Шеннаром переглянулись, но все же привычно скользнули в иной диапазон. Первый слой. Мир окрасился легкими облачками света на месте живых организмов. Второй слой. Реальность расцветилась сияющими нитями связей - корни, переплетенные друг с другом в единую систему, и ветки, питающиеся от корней. Этот слой я видела как бы сквозь мутное стекло. Лиана права, жизнь - не моя специализация. Дальше погружаться было бессмысленно - если здесь следов нет, то их не будет и на следующих слоях.
  Каменная дорожка, по которой мы прошли не далее как десять минут назад, была девственна чиста - ни крошки энергии живого тела.
  - Весело.
  Я прошла несколько шагов спиной вперед. В полном молчании мы наблюдали, как следы испаряются с камня в течении нескольких минут, тогда как должны держаться как минимум час.
  - У кого какие предположения? - задумчиво поджав губу, поинтересовалась я, выныривая в привычную реальность.
  - Что там было?
  Он не видел, не мог видеть. Магов среди оборотней крайне мало, однако они вполне успешно компенсируют их отсутствие улучшенными наличием второй ипостаси органами чувств.
  - Здесь есть что-то, уничтожающее любые астральные следы, - ответила Лиана. - Возможно, эта штука находится здесь еще со времен нападения на твою семью, поэтому стражи не смогли найти ничего, могущего помочь расследованию. Допускаю, что к их появлению здесь уже ничего не было.
  - Как это возможно? - он задавал очень правильные вопросы. Жаль только, что у меня не было на них ответов.
  - Не знаю, - подруга виновато отвела глаза. - Извини, но это лежит вне компетенции целительницы-недоучки. Здесь нужен оракул.
  Оборотень перевел взгляд на нас. Шеннар неловко улыбнулся, а я кивнула на домики среди деревьев.
  - Ты был там? Все нормально?
  - Нет, - он даже не удивился вопросу. - Стерильность. Нет запахов.
  - Внутри непроницаемого охранного контура под заклятием консервации и в закрытых помещениях, - продолжил Шеннар. - Да, странностей тут достаточно.
  Не то слово. Да, я студентка-первокурсница, и я не умею львиной доли того, на что способен дипломированный некромант. Но всех книг из семейной библиотеки, нашедших в свое время уютный уголок в моем мозгу, не хватает, чтобы определить, что за хрень происходит в этом месте.
  - Мы здесь не поможем, Шэ'асс.
  Я не архимаг и не бог, увы. Надо признать, я читала не те книги...
  - Прости, змей, - я сожалеюще качнула головой. - Но мы - первокурсники. Тут нужен кто-то поопытней. Например, мой отец.
  - Он некромант, - утвердительно произнес Шэ'асс.
  Я пожала плечами.
  - Он - эксперт-криминалист с двадцатилетним стажем и безупречной репутацией. В обоих мирах люди готовы заплатить любые деньги за одну только консультацию, но он берет лишь самые интересные дела. Я тебя порекомендую.
  - Продвигаешь родственника? - кажется, Шэ'асс обозлился.
  Я склонила голову к плечу и посоветовала:
  - Подними всю информацию по этому делу. Если мой отец не сможет найти твоего врага, то этого не сможет никто.
  Ему хотелось поверить. Он искал убийц своего клана сорок лет, и теперь, кажется, был готов принять помощь даже от Мораны.
  Наверное, ему очень хотелось в это верить... Вот только он был "ирбисом", а эти ребята доверять не умеют.
  - Я свяжусь с ним, - холодно произнес оборотень.
  Я только хмыкнула. Да пожалуйста, только выпендривайся поменьше. Не сомневаюсь, что мой отец может даже радужного тонким слоем раскатать. У него тещей Кара Небесная, а после двадцати лет брака с мамулей, его уже ничем не испугаешь.
  В кармане беззвучно запульсировал амулет связи контролирующих, идущий в комплекте со стянутым из хранилища набором контролирующего:
  - Красная тревога! Из Джодока поступило сообщение о большой волне нежити, всем - полная боеготовность! Первая и четвертая группы, точка сбора - часовня Святого Андрида. Вторая и шестая - лечебница с тарегхой. Третья и пятая - мельница. Расчетное время - две минуты. И кто-нибудь, передайте студентам, что я с них лично три шкуры сниму!
  - Ох ты черт, - задумчиво проговорил Шеннар, как только стих голос Адальса. - Нам жопа.
  - Если не попадем в город за две минуты, жопа будет Краймору, - отметила Лиана, разворачиваясь к скрытому за кустами охранному контуру.
  Суккуб выругался.
  - Не успеем, - процедил парень, привычными движениями проверяя наличие эликсиров и амулетов на нужных местах. - Мы сюда три часа перлись.
  - Если только нам не поможет он, - оборотень поморщился, но без возражений начал шаманить.
  Мои руки так же скользили по телу, аккуратно перетряхивая все распиханное по карманам содержимое набора контролирующего.
  - Подпространство? - поинтересовалась Лиана рядом, вместе с нами наблюдая проявление повисшей в воздухе серой дымки. За полминуты она умудрилась заново перешнуровать сапоги, подвязать повыше толстую косу и понадежнее закрепить на плече сумку, перебросив ее ремень на грудь.
  - Они ж не маги, - влез Шеннар.
  - Подозреваю, что они просто пользуются возможностями Арлеи, - ответила я, мрачно наблюдая, как в портале вспыхивают гневные молнии. Ощущать свое бессилие было...неприятно. Но на порталы мы пока были неспособны - не тот уровень. Знать теорию, это, конечно, хорошо, но подкреплять ее практикой тогда, когда людям нужна твоя помощь, а ты рискуешь разлететься на молекулы по всем миру - не лучшая затея. - Но он нам помогает.
  - Плюсик в его копилочку, - мрачно сообщил суккуб.
  Оборотень молча схватил нас за шкирку и швырнул в портал.
  ***
  Через созданный змеем тоннель в подпространстве мы в прямом смысле летели, а приземление оказалось весьма жестким - на мощеную неровной брусчаткой главную площадь. Первый удар о каменное полотно, сопровождаемый треском рвущейся ткани, пришелся на правое плечо, а попытка остановить последовавший за немягкой посадкой полет кубарем по мостовой стоил содранной до крови кожи на ладонях.
  - Ага, а вот и вы, засранцы! - раздался где-то над головой рычащий голос явно взбешенного капитана.
  Я попыталась прикинуться ветошью. Не вышло - свирепое начальство подняло всю мою далеко не невесомую тушку одной рукой, а я поймала себя на задумчивой мысли о ненависти полукровок всех мастей. Радовало только, что с другой стороны точно так же болтался резко приунывший Шеннар...
  - Под трибунал отдам!!!
  Что характерно, рычал Адальс только на нас с суккубом, в то время как ушастая авантюристка блондинистой наружности индифферентно сидела прямо на земле, успешно изображая деталь интерьера. Ах, ну да, это же мать ее светлая эльфийка, образец кротости и доброты... Да хрен вам!
  Вокруг молчаливыми столпами укоризны высились мужики из нашего отряда. Бородатые стражи, увешанные оружием с головы до пят, привычно проверяли снаряжение и косились на нас осуждающими взорами.
  Не знаю, как Шеннару, а мне стало стыдно.
  - Ты, аристократка грыххова, совсем совесть потеряла?!
  Меня снова тряханули. Я мученически возвела очи горе. Ну конечно, давай на меня все вали... Да я тут вообще не при чем!
  - В стране военное положение, а они, захватив с собой имперскую собственность, валят в неизвестном направлении, не предупредив начальство! Дезертиры, сукины дети!
  - Но мы же вернулись, - вякнул Шеннар сбоку.
  - И мы вас предупреждали, - тонко мемекнула я.
  В ответном рыке капитана отчетливо послышались нечеловеческие нотки. Мама, да кто его папа?! Адальс тряхнул нас с такой силой, что я услышала, как хрустит моя шея.
  - Отрицательная запись в личное дело и можете навсегда попрощаться с карьерой боевого мага!
  Шеннар рядом окончательно погрустнел, а я только скривилась. Да я из-за этого даже горевать не буду! Оно мне надо? Нет уж, спасибо. Мне муштры и от Ригана хватило. Я - пас. Каждый раз, когда от меня требуют дать кому-то в морду, мой внутренний пацифист активируется и начинает петь "Хари Кришна", затыкаясь только тогда, когда такие репрессии обусловлены сугубо личной ненавистью.
  - Эти трое покинули Краймор по моему приказу.
  Мы с Шеннаром синхронно закатили глаза. Этот-то чего приперся?
  - А вы кто?
  Адальс, заинтересовавшийся новым действующим лицом, наконец-то поставил нас на землю и пошел выяснять подробности. Радужный, нагло проигнорировавший напрягшихся стражей, невозмутимо продемонстрировал капитану какой-то медальон.
  - Не волнует, - наше временное начальство смутить было непросто. - Вы так или иначе были обязаны предупредить меня и подать официальную бумагу. Напишете рапорт, а там уже пусть бюрократы разбираются, кто виноват.
  Адальс потерял к оборотню всякий интерес и повернулся к нам:
   - Изменения в распределении. На границах Краймора подразделение Райпарнских Львов, присланных из столицы. Их приказ - сдержать основную волну. Наша задача - отловить и уничтожить ту нежить, что сможет пробраться в город.
  Да, нехило у нас царь-батюшка обеспокоился... Целое подразделение "львов" на защиту какого-то захолустного городка - это вам не хухры-мухры, это спецы высочайшего класса. Другое дело, что у них профиль несколько другой - с нежитью, как правило, работает Надзор. Да, в особо тяжелых случаях они кооперируются с военными службами, но ведь не зря на подготовку боевиков контролирующих отводится целая специальность в Академии - геммороя в их работе предостаточно.
  - Работаем группами по квадратно-гнездовому методу, за исключением вас, - начальственный палец ткнулся в меня. - В вашу задачу входит патрулирование выделенной вам части города всеми доступными вам методами. Против нежити, имеющей реальное воплощение, у меня есть мужики с баграми, а против бестелесной пакости только вы. Во второй половине Краймора будут работать Кейсор и Далек.
  Я хмыкнула. С этими халявщиками я столкнулась всего однажды, но впечатление о себе они оставили откровенно мерзостное - в моем понимании дядьки с пивными котелками спереди и во-от такенным самомнением просто не могли быть успешными боевиками. Впрочем, кого-нибудь более сообразительного сюда бы просто не прислали, в такую-то глушь... Только бедных студентов, на таланте и гениальности которых капитан стражи, прочухавший систему, явно собирается ездить до окончания практики.
  Кстати, а сроков-то нам не назвали...
  Капитан на откровенный сарказм в моем голосе рычать не стал:
  - Если их там сожрут, рыдать не буду.
  - И город останется без самой захудалой магической поддержки, - не смог смолчать Шеннар.
  - А ты-то мне на что? - ехидно оскалился Адальс. - Отрабатывать косяк будешь, салага!
  Лиана утянула обалдевшего от такого лексикона начальства суккуба назад:
  - Мы все вместе?
  Капитан кивнул.
  - Сейчас Райк закончит разбираться с добровольцами и пришлет остальную часть вашей команды. Эта половина Краймора, - он махнул рукой направо. - Ваша. Город разделен по Первой улице, слева работают Кейсор и Далек.
  - Помощь нужна? - тоном "и только попробуй отказать царю" осведомился молчавший до сих пор радужный.
  Адальс смерил его скептическим взором, но артачиться не стал.
  - Если тебе нечем заняться, то не откажусь, - кивнул на нас. - Студентов прикроешь.
  Кажется, мы все скривились синхронно.
   - Шеф, а может не надо? - делано бодро осведомился суккуб. - Вы же понимаете, когда в сыгранную команду приходит новичок, это дестабилизирует весь процесс, что чревато множеством неприятностей...
  Капитан задумался.
  - А знаешь, наверное, ты прав, - и уже Шэ'ассу, тыкая пальцем в сторону приободрившегося парня. - Проследишь за этим. Проныра тот еще.
  - И ничего я не проныра, - оскорбился друг. - Я просто очень умный.
  Адальс смерил его красноречивым взглядом, хмыкнул и учапал в неизвестные дали, наказав ждать здесь подмогу и без нее на территорию патрулирования не соваться.
  - Умный мужик, - заметил радужный, когда гневного начальства и след простыл.
  - Въедливый, - обиженно вякнул суккуб, на что получил огроменный кулак Аргаста под нос:
  - Ты тут не надо мне! - прогудел здоровенный, выше двух метров роста мужик, в родне которого когда-то побывали тролли как минимум трех племен. На его могучих плечах серебрились нашивки сержанта Надзора. - Неча на капитана ворчать, сам виноват! Адальс мужик справедливый, просто так рычать не будет!
  Остальные стражи, сгрудившиеся вокруг, согласно забухтели.
  - Ладно сам в самоволку пошел, но девок-то куда потащил! - укоризненным басом застыдил Шеннара Одберт. - Леса вокруг опасные, нежити полно, а ты их под ручки и все! Ищи-свищи ветра в поле! Капитан из-за вас тут всех на уши поднял, а ты, неблагодарщина, препираться полез!
  - Ладно-ладно, понял, - парень от греха подальше спрятался за мою спину. И чего его вечно туда тянет?
  К счастью для суккуба, из дверей корпуса стражи под предводительством все того же бессменного адьютанта Райка показались добровольцы. Сзади пискнул Шеннар и толчком в спину выпихнул меня вперед. Приглядевшись, я опознала массивную фигуру Дагора и развеселилась.
  - Слышь, мачо, ты чего там начудил?
  - Да тихо ты, - шикнул на меня парень. - Шанарис, вот чего ты вечно мне всю диспозицию портишь, а?
  - К кому подкатывал? - весело поинтересовалась подруга.
  - Ну... К Риде, - сознался суккуб.
  Я присвистнула. Ридис была дочерью троюродного племянника тетушки Дагора (то есть самой близкой родней), ростом была по-человечески высока, и от папы-полугнома унаследовала только цвет глаз, все остальное взяв у мамы-полунимфы. Стоит ли говорить, что все здешние мужики, не обзаведшиеся еще благоверной с бигудями на башке и сковородкой в руке, за ней косяками бегали? Да и женатые тоже посматривали... От неприятностей девушку спасали только суровые гномьи нравы и репутация самого Дагора, связываться с которым самоубийц не было. Риду сюда-то послали, дабы уберечь от излишне ретивых женихов, да кто ж знал, что в этот же городок пришлют ненормально активного суккуба?
  - Успел хоть? - ехидно ухмыльнулась я, наблюдая, как набычивается разглядевший пришлого студента кузнец.
  - Не-а, - скорбно вздохнул друг, видимо на всякий пожарный, залезая еще и за спину эльфийки.
  - А, ну тогда может выживешь, - обнадежила его подруга и взглянула на меня. - Раз, два...
  - Три!
  Мы резко раздались в стороны, открывая не ожидавшего такого вероломства суккуба взгляду разгневанного родственника, на чье дитяте покусился злодей....
  - Убью!!!
  Мимо нас прогрохотала как минимум тонна железа. Полугном на войну против нежити пошел подготовленным и предусмотрительно запаковался в полное боевое облачение подземного народа.
  - Опа, - выдохнула я, разглядев мощную секиру в лапищах Дагора. - Кажись, загребут, как свидетелей...
  - Зато порубленные на куски нежитью не становятся, - цинично пожала плечами подруга.
  Шеннар прикинул свои шансы и благоразумно дал деру. Кузнец, порыкивая от рвущейся наружу жажды мести, рванул за ним.
  - Отставить! - голос Райка загрохотал так мощно, что мы присели. - Дагор, не время!
  Да разве может обычный окрик остановить гнома, отстаивающего честь семьи? Он не слышал и не видел ничего, кроме улепетывающего со всех ног наглеца, посмевшего покуситься на святое.
  Момент, когда с места сорвался радужный, в моей голове не отложился. Короткое, нефиксируемое мозгом мгновение - и оборотень, только что стоявший где-то за моей спиной, материализуется прямо перед гномом, в какие-то пару секунд сворачивая закованного в железо мужика в непонятный комок.
  У всех, это наблюдавших, вполне натурально отвалились челюсти. Дагор с заломленными за спину руками лежал, впечатанный лицом в каменную мостовую, а над ним, фиксируя кузнеца в болевом захвате, стоял Шэ'асс. Я заглянула в невозмутимое лицо этого сноба и сделала себе пометку на будущее никогда с ним не связываться. Ну его, этого терминатора...
  - Буянить будешь? - поинтересовался оборотень.
  Дагор запыхтел.
  - Отставить! - рявкнул Райк. Я вздрогнула. Он же такой худосочный, откуда в нем этот рык?! - Никаких разборок, когда нежить на пороге! С суккубом потом разбираться будешь!
  Шэ'асс дождался угрюмого ворчания снизу и отпустил беднягу. Гном фыркнул, встряхнулся и недовольно зыркнул, но устраивать разборки еще и с радужным не стал.
  В деловое русло всех повернул Аргаст:
  - Всем проверить снаряжение, выход на территорию через две минуты.
  Я в который раз за сегодня обхлопалась, проверяя местонахождение разных полезных вещей и нахмурилась, налетев ладонью на рукоять кинжала.
  - Твой? - кивнул на него Шэ'асс.
  Я кивнула. Ритуальный клинок впервые попал в мои руки, будучи неопрятной заготовкой - толстой полосой неотшлифованной, не доведенной до гордого звания оружия стали. Два раза в неделю на протяжении целого месяца мы спускались в подвалы родного факультета, чтобы там, в небольшой по размерам кузне час за часом, под присмотром опытного гнома-коваля выковывать себе кинжал - визитную карточку каждого некроманта. Этой участи не избежала даже я, единственная девушка в группе. Хотя в этом деле скидок не предусматривалось: процесс "доведения" выданной нам заготовки нес в себе сакраментальный смысл - превращение обычного куска железа в универсальную защиту от любого вида нежити. Серебро и амулеты, многоступенчатые пентаграммы и хитроумные Щиты - с ритуальным клинком, закалявшимся в силе держащего его хозяина, не может сравниться ничто. На самом деле никакой мистики, все элементарно просто. Любой материал имеет определенную долю так называемого сопротивления, препятствующего прохождению сквозь него чистой энергии, которой оперирует маг. В здании, целиком построенного из камня, насыщенность силовых потоков ощутимо ниже, чем в бревенчатом доме, а эффективность амулета с активным элементом из платины существенно выше, чем у фигурки из орешника - инертный металл держит в себе энергию гораздо лучше, нежели родное природе дерево. Все действительно просто - кинжал, выкованный в силе некроманта, становится некой частью его ауры, уменьшая энергопотерю на порядок. Раньше боевые маги вообще мечи ковали, но сейчас холодное оружие для "работников рясы и колпака со звездами" постепенно уходит в прошлое, его заменяют более функциональные амулеты. Другое дело, что нам без чего-то железного с посеребрением обойтись нельзя - нежить штука коварная, да и в некромантии слишком много качественных знаков и всевозможных рисунков типа пентаграмм, чтобы ими можно было пренебречь. Не пальцем же их на земле чертить, в самом-то деле...
  - Каролина подготовилась, - признал оборотень.
  Это точно. Судя по всему, бабушка сделала все, чтобы позволить нам выйти из грядущих передряг с наименьшими потерями.
  - Отряд! В боевой порядок по две группы! Стройсь! - гаркнул Аргаст.
  Все окончательно заткнулись и, посерьезнев, перекучковались. Лиана, поправив сумку с зельями, зашла за мою спину, Шеннар, боязливо покосившись на хмурого гнома, отошел чуть правее. По бокам от него встали Одберт и Керен, а Тенрис и Уиннорд, добровольцы, прикрыли ему спину. Дагор, взглядом пригвоздив суккуба к земле, перехватил секиру поудобнее и встал спереди. С одной стороны, ограничивать поле зрения магу не рекомендуется, с другой стороны - разница в росте между полугномом и моим одногруппником была почти в две головы... Сзади, прикрывая и меня и Лиану со спины, встал Аргаст, по бокам расположились лейтенант Доррик и мастер-каменщик Идрот.
  Шэ'асс недовольно скривился, но все же занял место...впереди меня.
  Я возмущенно вытаращилась на нагло занявшую весь мой обзор спину:
  - Не поняла?!
  - С мозгами плохо?
  Он даже не соизволил повернуться. Я вспыхнула и ткнула его кулаком:
  - А ничего, что ты мне обзор загораживаешь?
  - А как ты думаешь, какова вероятность того, что Ринесса оторвет мне голову, если я не прослежу за тобой?
  Он все же повернулся, а моя душа незамедлительно рухнула в пятки. Желтый змеиный взгляд и чешуя, стремительно покрывающая собой все доступные моему взору участки кожи... Безотчетный, неконтролируемый страх, штормовой волной вымывающий из тела все намеки на смелость.
  Я поспешно уставилась на носки сапог, выцарапывая оттуда же собственное самообладание. Черт побери этих радужных... Пара секунд на то, чтобы взять себя в руки - и я наконец почувствовала, как царапнула по сердцу обида. Как обычно - мама, папа и бабушка, "конечно, при таких-то родителях!" и тому подобные штуки. Удивительной мерзости занятие - работать в той же профессии, что и твои знаменитые родственники.
  Неудивительно, что папа пошел учиться на некроманта.
   - Не переживай, мешать не буду.
  Вздохнула с облегчением, когда он отвел взгляд - с меня словно бетонная плита свалилась.
  - Отставить разговоры! - рявкнул Аргаст сзади. - Ариадна, ищи слева, Шеннар, ты справа. Идем сначала по Главной, потом поперек по всем улицам, и чтоб ни одна тварь не просочилась! Все, пошли!
  И мы пошли. Предупреждение из Джодока оказалось своевременным - под влиянием общего местного психоза мелкой вреднопакостной нежити в Крайморе проявилась куча. Радовало только, что укорениться на благодатной и во всех смыслах питательной среде Арлеи они не успевали - мужики, вооружившись длинными баграми, гнобили их напропалую, оставляя нам с Шеннаром только инфернальную муть.
  - Ну, радует хотя бы, что они еще пока маленькие, - выдохнула растрепанная Лиана, затягивая бинт на разорванном клыками нежити плече Идрота.
   - Еще одна каркуша, - отдуваясь, поморщился суккуб.
  - Перерыв три минуты, - рядом со мной на установленную возле ведущей в чьей-то палисадник калитки плюхнулся Аргаст.
  Остальные выдали невнятный стон и попадали, кто где стоял - последние, на кого мы напоролись были рокины. Эти твари обладали гибким, хоть и слегка рваным телом, нечеловеческой скоростью и точно таким же голодом, своих собратьев чуяли едва ли не на генетическом уровне, а сбиваясь в стаи, могли заставить сняться с места целое племя троллей. Самое плохое в этой ситуации было то, что рокинов, едва проявившихся в реальности в телах мертвых псин, уже было четверо. Если бы не прокусаемый никакими клыками закованный в железный панцирь Дагор и не верткий Шэ'асс, в состоянии полуоборота способный, как оказалось, вывернуться откуда угодно, мы бы так легко не отделались. Иначе говоря, нам чертовски повезло не пополнить рацион перешедших со стороны Хаоса в наш мир тварей блюдами, что называется, собственного исполнения.
  - Киньте в меня бутербродом, но только-только проявившаяся тварь не может быть такой резвой, - заявил Шеннар, плюхаясь прямо на брусчатку.
  Я покосилась на него и молча потеснилась на лавке, освобождая кусочек пустого места. При такой холодрыге сидеть на земле без ерзаний может только тролль, а если суккуб себе чего-нибудь там застудит, то меня вся женская половина Академии четвертует. Причем плевать на мотивы и логику, в головах поклонниц ветреного некроманта таких зверей отродясь не ночевало...
  - Не может, - оборотень стоял, прислонившись к забору, и отрешенно созерцал окна второго этажа стоящего за нами дома. За каменными стенами ощущалось невнятное шевеление запершихся от греха подальше горожан. - Но с нежитью в последнее время вообще неладное творится, аналитики волосы клочками рвут, вопя, что такое не-воз-мож-но! - явно передразнил кого-то он.
  - И в чем дело? - заинтересовался Одберт.
  Шэ'асс пожал плечами:
  - Не знаю, но в аналитическом отделе откровенный психоз.
  Все пренебрежительно захмыкали - встречающие опасность лицом к лицу солдаты к штабным крысам относились с традиционным презрением.
  - Колдуны, вы как? У нас еще один квадрат.
  - Жить будем плохо, но недолго, - мрачным тоном умирающего лебедя протянул Шеннар, за что немедленно получил подзатыльник от Аргаста и вялый пинок от Лианы. - Эй, ну чего вы?!
  - Нефиг врать! - безапелляционно заявила подруга. - Ты в норме!
  - Да ничего там не будет, - заворчал Дагор. - В гномьем квартале каждый дом - ловушка, без разрешения не войдешь, не выйдешь!
  Народ заухмылялся - трепетное отношение подгорного племени к безопасности всего и вся уже давно стало притчей во языцех.
  - Проверить надо, - серьезно ответил Аргаст. Хрустнуло дерево лавки. - Все, перерыв окончен. Пошли.
  Уже привычно выстроились в боевой порядок. Так, под бурчание недовольного кузнеца, мы и преодолели границу владений гномьей общины. Стражи прятали улыбки и отводили глаза, но все преисполненные надеждой на последующую полемику взоры Дагора старательно игнорировали. Сообразив, что дебатов не будет, старый брюзга, как его за глаза называл Шеннар, окончательно надулся.
  - Да пусто здесь! - ворчливо буркнул полугном. - Бородой клянусь!
  Невдалеке хлопнула дверь.
  - Твою мать! - выругался Аргаст, завертев головой. - Какой идиот, - это он уже от меня подцепил. - На улицу вылез?! Башку дурную сниму!
  - Дядя!
  К нам, спотыкаясь на неровной брусчатке и поддерживая подол длинного платья руками, бежала Ридис.
  - Рида? - охнул Дагор и рванул навстречу. - Я же сказал, сидеть дома!
  - Дядя! - встрепанная, с разлохмаченной косой и испуганно-встревоженными глазами, она клещами впилась в кузнеца. - Дядя, Мегриф и Тебрин, они... Мы все заперли, как ты сказал, но они, видимо, уже не в первый раз и... Сбежали. Я по всему дому трижды прошла, во все уголки заглянула, их нигде нет!
  Аргаст выругался и схватился за амулет связи:
  - Всем патрулям! Пропали два гноменка, сыновья Дагора! Мегриф и Тебрин, возраст - 12 и 15 лет соответственно! Предположительно - сбежали! - и уже выключив амулет:
  - Любители острых ощущений, твою мать!
  Сержант порыскал по нам взглядом. Рявкнул:
  - Керен! Ищи детей! Остальные - в боевой порядок и вперед!
  И уже нормальным тоном:
  - Дагор, мы найдем их.
  Полугном сбросил его руку со своего плеча:
  - Найдем - уши оторву! Месяц на заднице сидеть не смогут! - зарычал он и перехватил секиру поудобнее. - Керен! Найди мне этих поганцов! Живо!
  Страж недовольно покосился на Дагора, но препираться с гневным папашей не стал, а снова вернулся к вынюхиванию. Оборотничьей крови в его жилах было недостаточно для второй ипостаси, но вполне хватало для должности ищейки "контролирующих".
  - Рида! В дом и не высовывайся!
  - Но, дядя...
  - Живо!!!
  Бедная девушка вздрогнула, побледнела и, опустив голову, побрела назад.
  - Дагор, - Одберт смотрел ей вслед. - Может не надо было? Девочка-то не виновата, что у пацанов шило в жопе зашевелилось.
  - Для профилактики, - сурово отбрил кузнец. - Всем щедрой рукой отсыплю! Распоясались!
  Одберт покачал головой, но лезть в гномий монастырь со своим уставом не стал, а повернулся к Керену:
  - Ну?
  Тот смущенно потер нос и неловко пожал плечами.
  - Лейтенант, мне походу нюх отбило. Десять минут на регенерацию дашь?
  - Какие десять ми... - Аргаст уволок зарычавшего гнома за спину. - Так, группа Ариадны - к домам слева, Шеннара - справа. Встречаемся здесь. Дагор, прекрати пыхтеть, будешь стоять со мной, пока не остынешь. Идрот, ты тоже, никаких телодвижений, пока целители мне направление в морг на твое имя не подпишут! Все, работаем!
  Мы снова разбились на команды и снова поперлись искать нежить, параллельно пытаясь выследить сбежавших на поиски острых ощущений гномят. Блин, ну вот куда их понесло, спрашивается? Нет, "куда" я понимаю (относительно), главный вопрос "почему сейчас?!". Другого времени не нашли, что ли?
  На то, чтобы понять, что в отведенном мне квадрате нет ни злобных тварей, ни неучтенных (читай, сидящих в кустах) живых существ величиной с гнома, мне понадобилось несколько минут - один обход вокруг четырех домов, окруженных крохотными постройками и уже по-осеннему увядшими палисадниками.
  - Ариадна? - Доррик покосился на меня, но я лишь отрицательно покачала головой.
  - Пусто.
  - Возвращаемся, - скомандовал Шэ'асс.
  Слава богу, назад он повернулся первым и не увидел моей скривившейся моськи. Командир, блин, нашелся... Иррациональное, не поддающееся расшифровке чувство неприятия данного конкретного представителя змееоборотней клана Радужных меня убивало. Нет, даже моих мозгов хватало понять, что корень всех бед лежит в моих же ошибках - нефиг было тогда на превращающегося змея пялиться - и последующей выволочке от любимого куратора, произведенной при всем честном народе, но должны же быть хоть какие-то рамки! Да, он "ирбис", да, военный человек и вообще оборотни простыми никогда не бывают, слишком уж на них давит вторая ипостась... Но эта наглая уверенность в собственных силах и возможностях, эта демонстрируемая всем и каждому готовность взять на себя ответственность за все на свете, это... Короче, меня в нем бесило все. А где-то внутри, подленько хихикая, точила ядовитые зубы зависть... Стыдно признаться, но я хотела хотя бы кусочек этого самомнения. Легко прятаться за спиной сильного и богатого клана и, досадливо кривя губы и закатывая глаза, стонать о тяжести своего пути в тени знаменитых родственников - но попробуйте достичь вершин в одиночку! Противно, но факт - я на такое не способна. Мне слишком удобно быть дочерью той самой Шанарис, чтобы даже попытаться задуматься о выходе из-под этого многофункционального Щита из семейной репутации и родительской заботы. Возможно, когда-нибудь я смогу подтвердить престиж клана уже своими подвигами, но вот создавать его с нуля... На такое способны лишь единицы, обычно попадающие в легенды. Конечно, вероятность такого события применительно к Шэ'ассу казалась мне несколько сомнительной, но нельзя не признать - такой внутренний стержень личностям "пустым" не дается. Сорок лет спустя искать убийц твоей семьи... Упорство, граничащее с идеей фикс.
  Хотя кто его знает, кем бы стала я на его месте...
  - Ну? - Аргаст, под мрачным взглядом Дагора увлеченно переругивавшийся с кем-то по амулету связи, обрубил разговор невнятным рявком и уставился на Доррика.
  - Чисто, - рапортовал лейтенант. - Ни мелких, ни крупных.
  Полугном, заподозрив намек на рост, обиженно запыхтел, но всем на него было плевать.
  - Так, пошли за остальными, - скомандовал сержант. - Долго они там.
  И тут раздался крик. Испуганный, протестующий. Женский.
  - Рида! - выдохнул Дагор.
  Мы обогнали его почти сразу - короткие ноги и тонна железа сыграли с полугномом плохую шутку. Впереди всех, стремительно оборачиваясь, стелился Шэ'асс, неуловимый миг - и по брусчатке, разевая клыкастую пасть, крупными зигзагами скользит огромная, толщиной как минимум в мой обхват, анаконда. Скользкое, покрытое коричневой чешуей с крупными оранжевыми с черной обводкой пятнами тело, кожухи "капюшона", сейчас плотно прижатые к голове, острый, нервно сложенный темной полосой костистый гребень... И радужный отлив, отчетливо заметный даже при слабом свете ночных фонарей.
  Он успел первым. Собрался крупными кольцами и, словно выстрелив собственным телом, погреб под собой уже замахнувшегося на Риду и Шеннара рогха. Паукообразный монстр закричал тонким, шипяще-мерзким криком и закрутился, всеми восемью лапами пытаясь достать и сбросить балласт.
  - Шеннар!
  На брусчатке между застывшим в напряжении другом и катающимся совсем неподалеку шипящим клубком устало остывала ярко-зеленая полоса одностороннего Щита, впопыхах поставленного плоскостью.
  - Все нормально, нормально! - закричал друг, с отвращением сбрасывая с плеча мою руку.
  Я отшатнулась. Безумный, бешеный, полный совершенно безадресной ненависти взгляд прожег меня насквозь, заставив почти наяву почувствовать жар костра.
  - Где... - Шеннар вскочил на ноги. - Лиана!
  Эльфийка вынырнула из-за моей спины, отшвырнув держащего Риду за руку друга едва ли не на полметра:
  - Иди!
  - Лиана, она...
  - Иди!!!
  Удар наотмашь - хлесткая пощечина, и на скуле суккуба расцветает алый след. В ответ - ошарашенный, чуть растерянный взгляд, но эльфийка, не обращая внимания на окружающую действительность, уже склоняется над телом Риды. Короткими, быстрыми движениями - проверить пульс и зрачки, бегло осмотреть рваную рану на шее и как-то неестественно повернутую голову, потянуться к силе, одновременно вытягивая их сумки какой-то флакон...
  Из странного, ужасающего в своей реальности транса меня вывела крепкая затрещина. Один свирепый взгляд Аргаста - и я уж несусь туда, к этому катающемуся по мостовой клубку. Он прав, там - не моя битва. Лиана мастер, она сможет вытянуть Риду из холодных рук Мораны... Все хорошо, она сможет! Нимфу может убить только смерть родительского дерева.
  О том, что Ридис была рождена, я думать боялась.
  - Ну?!
  Стражи, запихнув добровольцев себе за спины, оперативно оцепили пространство вокруг рогха и оборотня и ощетинились внутрь круга баграми.
  - Некроманты, вашу ... и в ... за ...! - экспрессивно высказался Аргаст, хватаясь одной рукой за амулеты, другой за меч. - ЖИВО УБРАТЬ ЭТУ ТВАРЬ!
  Мысли в моей голове носились, как сумасшедшие. Шэ'асс долго не выдержит, это ясно - у рогха все тело покрыто костяными наростами, мало того что острыми, так еще и покрытыми невно-паралитическим ядом, странно, что радужный еще не свалился... Запирающая пентаграмма отпадает как данность - мы просто не успеем ее начертить, рогха схарчит оборотня, а потом возьмется за нас... А солдаты пойдут как закусь - на нежить первого класса опасности подкласса Б охоту устраивают только с некромантом. Огонь?
  - Риа, - Шеннар дернул меня за плечо, разворачивая к себе. - Я ее отвлеку, начерти знак Итава.
  Я поперхнулась. Замысловатая загогулина по принципу действия походила на "гнев Дарта", но времени на правильное заполнение силой требовала столько, что использование этого знака часто смахивало на русскую рулетку - успею, не успею...
  - Шеннар, я не...
  - Не тупи, ведьма! - рыкнул он. - Других вариантов нет, давай колдуй!
  И я, перехватив брошенную мне сумку, коротко объяснила ситуацию Аргасту и отступила за линию стражей и достала кинжал. Иногда проще следовать приказу, чем выдумывать свои оригинальные ходы... Крики, лязг оружия и скрежещущий вопль-визг твари - все отошло на второй план, позволяя мне погрузиться в работу. Сам знак, жутко неравномерный и протекающий силой, как дырявое решето, я вывела быстро. Виденный всего один раз, он отпечатался в моем сознании навсегда - слишком уж страшная история была написана в той книге про Итава... Последние несколько лет своей жизни великий ученый жил с тарегхой в ауре. Постоянные кошмары, мания преследования, голоса и крики, которые слышал только он - тварь, вжившуюся в его тело аж до самых меридиан, искоренить было уже невозможно. В конце концов, движимый безумием, Итав создал последнее свое творение: непропорциональный, неуравновешенный энергетически знак призыва истинного огня - и сгорел в нем заживо, пытаясь избавиться от засевшего в голове монстра.
  Я работала ювелирно. Сила тонкой струйкой лилась на нацарапанный на неровном булыжнике знак, а я боялась даже вздохнуть чтобы не сбиться.
  У Шеннара есть всего несколько секунд на то, чтобы привести тварь в нужное место...
  Три...
  Два...
  Ну же, Аргаст, не подведи!
  Один!
  Мы закричали вместе - я, Шеннар и тварь. Полыхнула ядовито-зеленым яркая вспышка - Шеннар. Все верно, чем больнее ей будет, тем быстрее она окажется у знака. Бросились врассыпную стражи, освобождая путь, и я, примерив на себя роль приманки, ударила со всей имеющейся у меня силой. Рогха вновь шипяще заревела и, подняв две передние лапы острыми когтями вверх, рванула туда, откуда прилетел жидкий огонь чистой, незамутненной никакими примесями некромантии. Ко мне.
  Но я, плавно отшагнув назад, обращала на нежить возмутительно мало внимания - в случае провала плана имеющихся у меня крох силы не хватило бы даже на качественный пинок - и с тревогой следила, как гаснет огненно-алое сияние знака Итава...
  Наверное, она бы все же не успела. Но впереди провалился сверкающими молниями портал в подпространство - и рогха, не успев затормозить, вынырнула в реальность уже рядом со мной.
  Горела она долго...
  Когда все закончилось, камень, на котором был начертан символ, оказался сожжен в ноль, а под ним обнаружилась дыра в полметра. Я покачала головой. Все же Итав был гением...
  - Ариадна?
  - Все нормально, - вяло отмахнулась я, с неким заторможенным удивлением осознавая себя сидящей прямо на брусчатке.
  Боже, как я устала...
  Кажется, меня поднял Одберт. Не помню... От резкого опустения резерва меня штормило и покачивало, а картинка перед глазами плыла совершенно непотребным образом. Дрожащей от нервного перенапряжения рукой нашарила на шее висящий среди остальных амулетов накопитель и жадно присосалась, насосом выкачивая все, до чего могла дотянуться...
  Полегчало.
  Сквозь плавающую перед глазами пелену проступило исключительно по-целительски цинично-спокойное лицо Лианы - пощелкав передо мной пальцами, она добилась осмысленного взгляда в ответ, и ушла проверять остальных.
  А вокруг царил... Нет, не бардак. Стражи, переговариваясь и отдуваясь, привычно проверяли себя и друг друга на наличие повреждений, Тенрис, Уиннрод и Идрот с совершенно очумевшими, круглыми от шока глазами, сидели на каких-то коробках и тупо смотрели вперед. Ну, у этих шок, дело привычное... Дагор... У меня екнуло сердце.
  Дагор, прижав к себе тело Риды, сидел прямо на земле и беззвучно, молча плакал. А рядом с ним, блестя полными слез глазами, стояли гномята...
  - Она нашла их, - живой и почти невредимый Шеннар подхватил меня за предплечье, давая еще одну точку опоры помимо моих нетвердых ног. - Видимо, почувствовала какое-то движение там, - он мотнул головой в сторону большого заросшего бурьяном сада. - Тут раньше небольшой парк был, да гномы, после того, как земля их общине отошла, трогать его не стали - для детей игрушку оставили...
  Окликнув братьев по именам и не дождавшись ответа, девушка решила все же проверить, но дядю звать побоялась. Пошла сама. Почти преодолела маленький мощеный брусчаткой двор, как услышала сдавленный детское хихиканье и возню за спиной. Обернувшись, нашла взглядом блестящие в кустах рапики глазенки и облегченно засмеялась. Все в порядке.
  Она разобрала только испуганный вздох и даже успела обернуться... Удар рогхи пришелся чуть выше ключицы спереди.
  - И... Это все? - сдавленно прошептала я.
  Мне было плохо. Светлая, добрая, всегда улыбчивая девушка с задорным смехом и зелеными, как молодая трава глазами, теперь сломанной куклой лежала на мостовой.
  - У нее не было дерева, Риа, - Лиана держалась лучше меня.
  Я тупо кивнула. Да, знаю... Нимфы генетически совместимы с остальными расами, но полукровки, в которых их кровь падала ниже необходимого минимума, теряли любую надежду на бессмертие.
  - Риа, - подруга перехватила меня за руку. - Там все. Она мертва.
  Я упрямо мотнула головой и поковыляла сама. Не поверю, пока сама не посмотрю. Глупая, тщетная, детская надежда, что у любой сказки должен быть хороший конец...
  Рука была безжизненна. Ни одного, даже самого крохотного толчка пульса, ни одного, самого слабого проблеска силы... Ничего. Лишь остывающие жизненные меридианы и пустота вместо ауры.
  - Рида?
  Дагор рывком отнял от себя тело племянницы и неверяще вгляделся в лицо с тенью от опущенных ресниц.
  - Рида!
  К нам рванули все, даже, казалось бы, ко всему безразличные добровольцы подняли головы. А я только сейчас почувствовала, как шевельнулся палец девушки в зажатой мной ладони.
  Меридианы... Аура... И вдруг с неожиданным, как откровение, пониманием - это не тень!
  Я успела. Вырвала из его рук оживающее тело, и отработанным на практикумах движением всадила кинжал в сердце. Легкий толчок свободной ладони в лоб - и сила, срезонировав сама с собой, столбом выжигает оформляющийся "корень" зарождающейся нежити.
  - Тварь!!! - взревел Дагор.
  Металлически лязгнула поднятая с каменной мостовой секира. Полугном, нацелив на меня налитые кровью глаза, начал подниматься с колен... и тут же рухнул, сопровождаемый невероятным грохотом. Сзади, потирая ушибленный о шлем воителя кулак, стоял абсолютно спокойный Аргаст. Обвел нас взглядом, кивнул.
  - Все нормально, - и тут же, не меняя тона, - Доррик, Одберт - в дом к Дагору, уведите детей. Сообщите, что случилось, но сюда никого не пускайте. И да, унесите... Почтенного мастера-кузнеца.
  Пришлось дать им в помощь Уиннорда и Тенриса - поднять вдвоем гнома в полном облачении стражи не смогли.
  - Так, теперь вы, - развернулся к нам сержант. - Адальсу я сообщил...
  Обрывая его гулкий голос, на землю рухнул Шэ'асс.
  - Черт! - Лиана, стоявшая поблизости, оказалась возле него первой. Проверила пульс, заглянула в закатившиеся зрачки, пошаманила что-то эльфийское... И выругалась.
  - Он этого яда на пару сотен лет спокойной смерти наглотался!
  - Сможешь? - дрогнувшим голосом спросила я. Еще одной смерти сегодня я не перенесу.
  Подруга ответила мне безумным взглядом и, схватив за руку, резко потянула вниз. Я упала, стукнувшись коленями о брусчатку, и застыла под прицелом хищно прищурившихся глаз.
  - Ты мне доверяешь? - не допускающим возражений тоном осведомилась подруга.
  Цапнула свой всегда стерильный ювелирный ножичек из ножен, и щедро полоснула по нашим ладоням.
  - Уже да, - вздохнула я, наблюдая, как капли нашей крови, смешиваясь, падают, разбиваясь о серый камень неровными кляксами.
  - Отлично! - победно ухмыльнулась она, беря ладонь оборотня и делая на ней точно такой же надрез.
  - И что мы будем делать? - безнадежно поинтересовалась я.
  В отличие от меня, эльфийка пылала энтузиазмом:
  - Упражнение на контроль силы вспомнила? Молодец! А теперь быстро - ноги в руки - и ныряем в нашего зубастого, пока ему окончательный песец не пришел!
  Мне поплохело еще больше, хотя казалось бы, уже некуда.
  - Ты псих, - убежденно выдала я.
  Пара целитель-некромант - самый сложная на Арлее магическая специализация, имеющая столько подводных камней, что работать в этой стезе могли только полные недоумки...
  - Я знаю, - блеснула улыбкой подруга, и сунула мне в руку накопитель.
  Блестящий черный камешек, стиснутый в моей свободной ладони, мгновенно оцарапал кожу и окрасился в сытый темно-красный...
  - Главное, избегай контакта, - напоследок предупредила эльфийка и нырнула первая.
  ***
  ..Наверное, если бы не прущая вперед с упорством танка Лиана, я бы сдохла уже через полминуты. Взвыла - через пару секунд. Концентрация на пределе способностей, контроль бунтующих от присутствия Жизни сил - далеко за ними... Когда миллиметр за миллиметром ползешь вперед, продираясь сквозь тонны жгущего кровь яда. Когда работаешь на износе сил, пропуская сквозь себя всю эту переполнившую тело оборотня гадость, выводя наружу через собственное тело. Когда чувствуешь, как отрава рогхи собирается капельками на твоей коже, оставляя крохотные, диким пламенем горящие язвы... Стиснуть зубы, обрывая стон, стиснуть руки, не давая им разомкнуть связь, и давить, давить, давить.... Потому что сзади, на дистанции толщиной в волос идет Лиана. Светлая, которая не выдержит даже первого, почти нежного прикосновения - сгорит, как свечка, на глазах всего города... Веселая, безбашенная, слегка сумасшедшая подруга, которой мне не хватало всю жизнь. Эта ненормальная ушастая с гиканьем рванула в пропасть и утянула меня за собой.
  Сколько мы так просидели? Не знаю. Удивительно странное, и вместе с тем мерзкое чувство - ощущать себя еще и частью чего-то другого. А точнее, кого-то. Копаться в его теле, выковыривая любые намеки на яд. Пропускать его через себя и чувствовать, как открываются новые язвы. Понимать, что за грохотом крови в ушах уже давно не слышишь собственных вздохов... Рядом судорожно сжалась Лиана, и меня толкнуло в спину упругим рявком противной моей природе силы. Эльфийка принялась за дело и Жизнь в ее руках засветилась мягким белым светом. Залечить раны, уменьшить боль... А роль ассенизатора достается некромантам.
  Я упустила момент, когда мы с Лианой вывалились в реальность. Помню, как тряслись руки и сводило челюсти, помню, как Аргаст, обхватив меня за плечи, оттащил от тела радужного и усадил на какую-то коробку... Шеннар, активно размахивая руками, под руководством Аргаста что-то объяснял новоприбывшей группе боевиков. На мгновение картинка закрылась колкой клетчатой тканью - кто-то закутал меня в плед, видимо, выданный кем-то из сердобольных гномих. Шэ'асса мгновенно обступила целая бригада людей с нашивками военных целителей, Лиану уволокли куда-то вбок... Ко мне сунулся целитель, поводил руками, напоил меня какой-то дрянью, позадавал какие-то вопросы... Сомневаюсь, что ответила на них хоть сколько-нибудь связно - в моей голове царила ПУСТОТА. То самое невероятное чувство облегчения, ощущение свалившейся наконец с натруженных плеч горы, когда хочется послать весь мир в Тартарары и просто молча насладиться тишиной. Никаких дел, никаких обязанностей и невыполненных обещаний - ПУСТОТА в самом ее чистом, незапамятном, самом благостном виде.
  Наверное, именно так ощущают себя закрывшие все хвосты студенты. И-де-аль-но.
  - Я видел парня, - раздался над ухом знакомый баритон, и теплая рука отца встрепала мне волосы. - Молодец, дочь.
  - Ты откуда здесь? - удивилась я, привычным жестом перехватывая черную гриву заново.
  - Нас всех вызвали, - неопределенно выдал отец и, нахально потеснив меня на несчастной коробке, плюхнулся рядом. - Резко пришлось уехать в "командировку" и захватить твою маму. Она сейчас в Дейморе с Каролиной. Похоже, снова ругаются.
  - Это надолго, - хмыкнула я. - Что там... - я неопределенно мотнула головой. - С парнем?
   - Жить будет. Пару дней помучается болью, спазмами и частичным параличом то одного, то другого, но потом очухается. Ему повезло, что он оборотень - человек бы после такой дозы сразу копыта откинул. Вы с...
  - Лианой, - подсказала я.
  - ..Хорошо постарались.
  - Да уж, - я недовольно потерла ломящие от очередной за сегодня нехватки силы виски. Кто б подумал, что одного забитого под завязку накопителя мне не хватит? А тот, в который я сливала излишки силы во время ритуала, моментально отобрали целители. - Зато я поняла, почему сработанный тандем целитель-некромант дерет за свои услуги такие бабки. Думала, сдохну.
  - Твоя мама как-то вылечила одного человека на Земле от лучевой болезни, - неожиданно выдал отец и изучающе скосил на меня темно-карий глаз.
  - Как это? - я подумала, что ослышалась. Такое вообще возможно?
  - Нет, не вылечила - я неправильно выразился. Наверное, точнее будет так - вычистила из его организма всю радиацию, а остальные последствия почти полностью убрала земная медицина. Иногда - тошнота, потеря сознания, головная боль... Но это уже постэффекты, которые даже целители убрать не могут, от самого организма завист. Надо сказать, тому мужику сильно повезло - Ринесса наткнулась на него очень рано, болезнь не успела прогрессировать.
  - Ты хочешь сказать, что некроманты могут работать целителями? - недоверчиво поинтересовалась я.
  - Ну, в какой-то мере мы и так работаем целителями. Цель-то у нас одна - заставить тело ходить, - мрачно пошутил мой папуля с дипломом некроманта и двадцатилетнем стажем работы на этом поприще. - Но на самом деле нет. Целители неспособны работать с мертвой плотью, мы - с живой. Но вот работать в симбиозе, дополняя и поправляя друг друга - с трудом и с соблюдением некоего количества определенного рода предосторожностей, но все же способны.
  Грегор поправил на мне одеяло и спустя минуту со вздохом снизошел до пояснений:
  - Некромант не умеет лечить - он попросту не заточен под это. Ну нет у нас этой кнопочки, нету. А вот убрать причину, мешающую это сделать целителю, теоретически не составляет никакого особенного труда - вопрос лишь в концентрации и контроле силы. Хотя последний пункт вообще стал камнем преткновения - некроманты чем-то сродни боевикам, стиль которых больше похож на махание косой, нежели щелканье ножничками. Иначе говоря, перспективная специализация заглохла, когда выяснилась, что мало кто из наших братьев имеет желание сидеть с мензуркой над резервом и терпеть за спиной "коновала".
  Я поморщилась. Да уж, ощущеньице, прямо скажу... Особенно мне понравились крохотные язвочки от яда рогхи на коже - вообще шик!
  - Ага, заметила, - довольно прищурился отец. - Понравилось?
  - Как четыре литра крови из вены по капле, - призналась я, пряча нос в одеяло. - А под ногой - противопехотная мина со сдвинувшимся детонатором... Если бы не занятия над контролем, сдохла бы на второй минуте.
  Папа озадачился.
  - Контроль? Факультативом что ли?
  - Угу, - из-за толстого шерстяного пледа мой голос звучал глухо, но вылезать я не собиралась - утренний холодок вступал в свои права. - Нас с Лианой в одну комнату поселили, пришлось экспериментировать.
  - Ага, а занималась расселением Каролина? - прозорливо догадался папуля.
  - Какой ты умный! - с сарказмом ответила я.
  Отец философски пожал плечами:
  - Ну, зато сегодня это спасло жизнь одному оборотню.
  "Засранцу" - глухо раздалось в голове.
  Я чуть не свалилась на землю. Явилась, не запылилась, скотина приблудная!
  "Сама дрянь", - не осталась в долгу чешуйчатая. "Нашла куда влезть - в ритуал Круговорота! Идиотка малолетняя!"
  "Так, тпру, стоять! Ты где пропадала, зараза?"
  Резонный вопрос - свою невольную соседку я не слышала уже неделю, а на все тыканья по хвосту она реагировала индифферентно.
  "Где была, там больше нету!" - сварливо ответила змея. "Папхену ответь, бестолочь!"
  Я вынырнула в реальность и наткнулась на изучающе-любопытный взгляд отца.
  - Вопрос, - брякнула я и задумалась. Какой вопрос-то? - Ты сказал, что мама того мужика вылечила. Но ладно, я понимаю, укус гуля или, - кивнула головой на дыру, вокруг которой, радостно пыхтя, ползали эксперты. - Яд рогхи. Но радиация? Это же изобретение землян, причем тут некроманты? Тех кукольников, что были у них за всю историю, по пальцам пересчитать можно, да и те - таксидермисты.
  - Ну... - Папа прекратил меня изучать и задумчиво пошевелил в воздухе пальцами. - Тут с оговорками. Радиация воздействует на человеческое тело на клеточном уровне и способна изменить происходящие в нем жизненные процессы до неузнаваемости, что весьма похоже на результат заражения слюной гулей. Искривление жизненных меридиан, аура... Так что да, в какой-то степени радиация и Хаос могут быть приравнены друг к другу. А при некой доле фантазии и нахальства, еще и поработать на стыке двух миров, совмещая два подхода к решению одной проблемы в одном конкретном случае. Способ все равно не массовый, наштамповать здоровых людей им не выйдет.
  - И все же в голове не укладывается, - покачала головой я. - Прости, но мама - боевик, цедить силу по капле не для нее.
  - Ну, у нее же не было за спиной целителя, - фыркнул папуля. - Когда вопрос жизни и смерти не стоит ребром, некромант может поработать в одиночку, но ты найди идиота, согласного копаться в чужих проблемах? В большинстве своем мы - циничные эгоисты, которым плевать, сколько народу ляжет на кладбище.
  Я спрятала улыбку. Эту фразу папа говорил столько, сколько я себя помню.
  - Так что, моя дорогая и безбашенная дочь, - отец закинул на меня руку. - Нам всем крупно повезло, что вы умудрились-таки удержать контроль и не взорвали этот милый заштатный городок к такой-то матери. Император был бы в ярости. Как вы вообще до этого докатились? Это же основы! Отвлекись вы на секунду - и вместо Краймора сейчас была бы большая симпатичная воронка!
  - Это все Лиана, - сдала я подругу. - Она меня даже не спросила, потащила за руку и нырнула.
  Папа укоризненно покачал головой и покосился в сторону медитирующей под пожухлым кустом эльфийки.
  - Она слишком наивна. Максималистка, как и половина ее собратьев. Подозреваю, что твоя подруга очень молода - обычно с возрастом вера в черно-белый мир пропадает. Ариадна, когда в следующий раз вы полезете в очередную переделку, не забудь, уж будь добра, притормозить и пошевелить мозгами. Я не хочу потерять дочь, а вместе с ней и половину империи.
  - А империя тут причем? - невольно заинтересовалась я.
  - Риа, я знаком с твоей мамой двадцать с лишним лет, а с Каролиной и того больше. Да вы даже просто тихо жить не умеете! Даже моей закаленной общением с двумя женщинами Шанарис фантазии не хватает вообразить, как вы можете умирать.
  - Вот не надо из нас монстров делать! - усмехнулась я и притворно гневаясь, стукнула отца по плечу.
  - Не говори этого маме, - рассмеялся Грегор и, поймав мою руку, шустро намотал на нее простенькую длинную цепочку с крохотным камушком посередине. - Держи. Если уж ты так веселишься, что способна за какие-то полчаса выхлебать весь свой резерв до дна дважды, то привыкай носить несколько штук накопителей. Один сдохнет - другой наготове. Да и мне поспокойней будет.
  - Спасибо, - я во второй раз за сегодня запустила дрожащие от жадности лапки во внешнюю "флешку".
  - Лорд Шанарис?
  Рядом с нами, чуть покачиваясь, стоял невесть как отмахавшийся от целителей Шэ'асс. Зеленоватый, с мутными глазами и напряженным взглядом, но все так же лучащийся самоуверенностью. Крепкий, сволочь...
  - Он самый, с кем имею честь?
  - Шэ'асс Та'с-Сейра, - коротко кивнул радужный, и я офигела. Сначала от попытки произнести это про себя, а потом - от осознания, что змей реально принадлежит к элите.... Он ведь даже не сын сестры дяди, а самый натуральный прямой потомок, практически принц крови!
  - Грегор дель Шанарис, - папа пожал ему руку, стиснув пальцами запястье. - Знаю, что случилось с вашей семьей. Соболезную.
  - Да, я как раз по этому вопросу, - радужный покосился на меня. - Ваша дочь.... Скажем так, оказала мне некоторые консультационные услуги, но признала свою некомпетентность и порекомендовала обраться к вам.
  Я попыталась испепелить этого козла взглядом. Вот скотина! Некомпетентность у меня, видите ли!
  - Да ну, - папа развеселился. - Консультация, да еще и "признала"? Риа, ты ли это?
  - Просто кто-то не умеет подбирать слова, - буркнула я, посильнее закутываясь в одеяло. Ну его...
  - Здесь недалеко, - змей махнул рукой в сторону леса.
  Папа задумался, прикинул что-то в уме, глянул на рассредоточившихся по площади боевых магов...
  - Да, вы меня заинтриговали. Но, если позволите, сначала мне нужно закончить работу здесь. Службу империи еще никто не отменял, а вам нужно прийти в себя для прогулки по лесу - после яда рогхи тяжело восстановиться даже оборотню. Солнце уже встало, хотя бы один трактир должен работать - поешьте, соберитесь с силами, а я тем временем закончу.
  Отец кивнул на прощание, привычно потрепал меня по голове и плавно срулил к активно дискутирующей компании магов. Я с тоской проследила его траекторию и, вздохнув, подхватила постоянно сползающее одеяло. Пойду к своим, вон Шеннар уже избавился от представительного дядьки в военном мундире и теперь активно обсуждает что-то с Лианой.
  - Ариадна.
  Я обернулась.
  - Спасибо, - радужный был серьезен. - Правда. За мной долг, Шанарис.
  Поначалу я хотела гордо отказаться. Послать его в бездну к чертям, в котле вариться, отвернуться, и гордо уйти в закат. Вот только страшно зачесалась шея, и рука, потянувшаяся к лицу, наткнулась на жесткие, уже покрывшиеся мерзкой корочкой язвы. Я мгновенно переменила решение. С какого фига? В конце концов, я - обычный человек, студентка-первокурсница, и я не нанималась спасать жизни взрослым ехидным дядькам. Да, нам всем сегодня крупно повезло, но такая удача не будет пастись поблизости вечно, а долг "ирбиса" когда-нибудь может натурально спасти жизнь уже мне... В конце концов, кто-то же должен заплатить мне за мои нервы и подпорченный внешний вид? Потому как я понятия не имею, что там намешал в той пробирке целитель, и вот совсем не представляю, какой у этого зелья будет результат.
  Тупо заныла перемотанная бинтом ладонь с царапиной от кинжала Лианы.
  - Сочтемся.
  Он помедлил, но кивнул в ответ.
  - Зови, если что.
  Если что, я пойду к семье, потом к друзьям, а о тебе вспомню лишь в самый последний момент. Но я промолчала, перехватила покрепче висящий на моих плечах плед и почапала туда, где собрались два ненормально активных представителей эльфячьего и суккубьего народов. Мне срочно нужны участливые вздохи, поглаживания по голове и вообще всяческое поощрение.
  Задолбали меня все эти вселенские проблемы... Сначала психи-наркоманы с фетишем на переливании крови, потом - нежить, едва ли не валящаяся тебе на голову в сортире, теперь - расследуй, дорогая, смерть клана радужных, которых кокнули еще тогда, когда тебя и в проекте не было... Еще и виноватой выставили. Тьфу! Я не поняла, где на моем лбу надпись "пинайте меня все, согласная я"?
  Короче, в процессе преодоление небольшого мощеного камнем пятачка и залезания в какие-то не по-осеннему густые кусты, я умудрилась накрутить себя так, что Лиана, только один раз взглянув на мое лицо, молча протянула какой-то флакон. Я артачиться не стала, и жидкость, даже сквозь притертую пробку отчетливо пахнущую перечной мятой, махнула не глядя. И тут же выпучила глаза и закашлялась - коварно ароматизированное зелье по вкусу напоминало помои.
  - А что ты хотела, - прикинувшаяся моей подругой стерва флегматично пожала плечами. - Лекарство вкусным не бывает.
  Во мне забрезжило черное подозрение...
  - То есть, это не успокоительное?
  На меня посмотрели, как на дуру.
  - Какое тебе успокоительное, выпускница психбольницы? - ласково осведомилась Лиана. - Ты свою рожу видела? Да в таком виде тебя даже тролли помойки чистить не возьмут - подумают, что заразная.
  Я насупилась. Вот ведь... А кто меня, спрашивается, в этот грыххов ритуал тащил?!
  -..Эта штука, - эльфийка постучала ногтем по опустевшему флакону. - Запустит процессы восстановления твоего организма на полную катушку. Так что теперь тебе нужен сон, вкусная еда и полное отсутствие магии. Иначе говоря, к резерву, амулетам, или чему-нибудь такому не прикасайся, если жить хочешь.
  - Какое "не прикасайся"! - неожиданно взъерепенилась вслух змея. Я вздрогнула. - Тебя Каролина в Дейморе ждет!
  - Подождет, - хладнокровно отбрила Лиана. - По большому счету, ей сейчас даже с тобой контактировать нельзя, так что заткнись и уйди в закат.
  Змея зашипела, вставая на хвост.
  - Приказы главы Шанарис не обсуждаются!
  - Тогда пусть гроб готовит! - рявкнула подруга. Рывком протянула руку и прижала пальцем вылезшую на мою шею татуировку. - И имей в виду, тварь ползучая, я могу тебя вырубить в глубокий и очень долгий сон, не опасаясь навредить Ариадне! Так что или ты затыкаешься и прекращаешь шпионить, или - прощаешься с полноценной жизнью неполноценного амулета! Все ясно?!
  От последних слов у меня зазвенело в ушах. Змеюка прошипела что-то невнятно-ругательное, но испытывать судьбу не стала - уползла на предплечье и свернулась там кольцом. Лиана шумно выдохнула. Шеннар молчал, переводя слегка ошарашенный взгляд с меня на нее и обратно.
  - Сорвалась.
  Я тупо кивнула. Мои нервы тоже пилило желание накричать, выпустить пар, раскокать огромную каменюку возле тех кустов проклятием... Останавливали только запрет на колдовство и невнятное бормотание ворочавшегося глубоко внутри воспитания.
  - Блин, - Шеннар потер лоб. - Я уже забыл, что твой червяк говорящий.
  - Сама забыла, - вздохнула я. - Ее почти неделю было ни слышно, ни видно, понятия не имею, чего она активировалась.
  Лиана фыркнула.
  - Да Каролина приказала, вот и вылезла!
  Я скептически поморщилась и потерла занывшую ладонь. Царапина под действием зелья эльфийки усиленно чесалась, а под корочкой заживающих струпьев словно ежи возились.
  - Не будь такой наивной, ведьма, - неожиданно влез Шеннар. - У Каролины точно такая же татуировка. Слышать я ее не слышал, но вот движение пару раз уловил, и есть у меня подозрение, что по своим свойствам она ничем принципиально от твоей не отличается. Иначе просто смысла в их сходстве нет. Эти ваши змеюки напоминают скорее сделанный по определенным стандартам амулет неизвестной модификации, в числе прочего выполняющий еще и функцию связи.
  Шеннар споткнулся о наши удивленные взгляды и расплылся в нахальной улыбке.
  - Прикольные мужики, эти ваши земляне! А как мы девчонок кадрили...
  Я покачала головой. Да уж, еще кто кого плохому научит...
  - Так что, - Лиана прекратила, наводя в своей сумке порядок, позвякивать флаконами, и подняла голову. - Прекращай рефлексировать и перестань давать ей столько воли. На шею сядет. А вот дражайшей директрисе не помешало бы пистон вставить.
  - Сама пойдешь? - развеселился суккуб.
  - Неа, - подруга пожала плечами, ухмыльнулась и почти пропела. - Полезно иметь радужных в должниках!
  Глубоко внутри царапнуло. После разговора со мной Шэ'асс ушел в людскую часть города, значит, первым он подошел к эльфийке. Вот вроде бы ничего такого, но где-то там, далеко-далеко в душе стало чуточку обидно. Да, Лиана - мастер, но ведь это не ей пришлось травиться ядом рогхи и как следствие - черт знает сколько времени ходить с подпорченной мордой!
  Я представила себе метлу и старательно вымела из своего сознания эту мысль. Нафиг, нафиг, нафиг! Мнительная злобствующая ведьма - бомба с замедленным действием. Как только бабушка это прочухает, пошлет меня к врагам империи в такие дали, что я день своего рождения прокляну!
  Кусты недовольно зашуршали ветками, но все же пропустили к нам небольшого пухленького дядьку в форме военного целителя.
  - Вот вы где! - возопил он. - Вы почему от осмотра сбежали? А вы, барышни, почему показания не дали? Взыскание хотите? Их там все ищут, а они здесь лясы точат! А ну быстро обратно!
  - Слышь, дядя, а может ну его, а? - безнадежным тоном, в котором едва-едва ощущалась слабая надежда на чудо, спросил Шеннар. - Мы вторые сутки на ногах, имей совесть, а! Дай поспать, потом хоть звезду с неба проси!
  Мужик был неумолим.
  - Никаких поспать! - непримиримо поколыхивая животом, он попер на суккуба. - Потом, все потом! Сначала осмотр и показания, потом - хоть лично вас спать отведу!
  Друг вздохнул и возвел очи горе. Посозерцал холодное голубое небо, помедитировал на верхушки полысевших деревьев... Скосил взгляд на нас. Эльфийка кивнула, я чуть пожала плечом. Парень размял шею, поправил ремень, зачем-то почесался, а потом ловкой подножкой уронил продолжавшего что-то бухтеть Колобка на землю. Лиана рванула вперед и успела подхватить тушку в полете, а я придавила двумя пальцами сонную артерию. Втроем мы аккуратно уложили обмякшего мужика на землю, заботливо подложив ему под голову его же сумку (с бинтами и перевязочными материалами - Лиана специально смотрела). Эльфийка зачем-то поводила руками по жухлой траве.
  - Ты чего? - Шеннар тоже заметил странные манипуляции. Подруга пожала плечами.
  - Холодно же. Заболеет.
  Парень покрутил пальцем у виска, но лезть не в свое дело не стал, плавно закруглив тему банальным уходом со сцены. Что характерно, его кусты пропустили без претензий.
  ***
  После тяжелого дня и совершенно сумасшедшей ночи заботливое хлопотание Румиры вокруг нас воспринималось как бальзам на израненную душу.
  - Девочки мои бедные, - причитала она, одновременно шустро раздевая нас и усаживая за стол. - Бедные, весь день голодные, всю ночь по городу шатались, и не присели даже небось! Уж я-то Аргаста знаю, мужлан, как и есть мужлан, никакого понятия о приличиях! Загонял вас, бедняжек, в хвост и в гриву! Вы только посмотрите, бледные, худенькие, на лицах одни глаза остались... Да в чем душа только держится! Ну ничего, я вас сейчас блинчиками с пылу с жару покормлю, травками своими напою, поспите до вечера, и как новенькие у меня будете. А если кто придет за вами, так поганой метлой на улицу выгоню, ишь чего удумали, девок на работу, как лошадей ломовых запрягать!
  Причитая, она не забывала хлопотать, накрывая на стол быстрыми, отработанными движениями. На расшитой обережными узорами льняной скатерти как по волшебству появилось блюдо пышных, исходящих паром оладий. Рядом расположились тарелки, чашки, вилки, плошки с медом, сметаной и тремя видами варенья, из печи вынырнул чугунок с кашей, а из стоящей в подвале бочки появились соленья....
  Я млела. Эта забота вводила меня в медитативное состояние транса, подкрепленное пониманием, что уже ВСЕ. Все закончилось, все хорошо, я уже сижу в теплом, прогретом доме, вдыхаю царящий здесь легкий ненавязчивый аромат трав, пью чай с вареньем, и единственная моя на ближайшие полчаса проблема - это дойти до постели...
  ***
  В Дейморе я оказалась только вечером. Весь день я спала, закутавшись в одеяло любой гусенице на зависть. Правда, предварительно я нагло свалила развешанные на стуле эльфийские вещи на ее же кровать, и заклинила спинкой предмета мебели дверь. И если какая-нибудь скотина начала бы ко мне ломиться, то прокляла бы насмерть, наплевав на запрет!
  Где-то ближе к ужину, для меня бывшим скорее завтраком, в дом ненавязчиво заглянул Одберт, потом какой-то целитель из военных и я, поспешно догрызая сухарик, поняла, что пора валить. Собственно, именно это я и сделала - запрыгнула в сапоги, подхватила сумку и куртку, и ушла огородами, успев заметить, как к домику Румиры прется целая делегация.
  Уже в Дейморе пощекотала своей змее хвост и поинтересовалась местонахождением дражайшей бабули. Чешуйчатая аккуратно выглянула из-под манжеты рубашки, осмотрелась, убедилась в собственной безопасности, и с порога начала вопить. На невнятные, но очень громкие претензии я в том же духе отвечать не стала, а просто прижала эту скандалистку пальцем и тихо, но четко объяснила, что я с ней сделаю, когда Лиана снимет запрет на колдовство. Змеюка насупилась, покочевряжилась, но родительницу все же сдала.
  Благословенен будь, Риган дель Крайтис за то, что подсказал мне способ снять со своей изящной аристократической шеи эту наглую эфемерную дрянь! Татуировка подслушала мои мысли и окончательно обиделась.
  Для разговора с бабушкой пришлось вернуться в Академию. Кованые Врата распахнулись передо мной незамедлительно, мощеная кирпичом дорожка приветственно светилась, ведя меня мимо облетевших желтой листвой кустов, а скучающий сэр О"Генри не преминул проводить меня до домика директрисы, на прощание отвесив старомодный поклон.
  Дверь распахнулась сама, едва я только поднесла к ней руку. На пороге стоял домовой.
  - Леди Шанарис ждет вас.
  Я проглотила язык и пошла следом. Уже на входе в кабинет меня захлестнула волна родительской любви и заботы:
  - Совсем из ума выжила?! Ты чем думала!
  Ненавижу вояк - бабушка из них веревки вьет.
  - И тебе добрый вечер, - проворчала я, опускаясь в кресло для посетителей.
  Каролина, сегодня облаченная (да, именно так) в длинное черное платье в пол и нарочито небрежный пушистый белый свитер крупной вязки, окинула меня взглядом.
  - Ладно, бесполезно, - резюмировала она. - Промывать тебе мозги уже явно поздно.
  И слава богу!
  Передо мной на лакированную столешницу плюхнулась папка с бумагами.
  - Поедешь к эльфам в Светлый Лес, - огорошила меня бабуля. - Здесь письма, грамоты и прочая дребедень, что нужна императорским посланникам.
  Я косилась на папку с осторожным любопытством, как на спящую на камне гадюку.
  - А зачем мне в Светлый Лес? - подозрительно поинтересовалась я, на всякий случай прижав руки в животу. - Да еще и в звании посланника?
  - Так надо, чтобы никому даже в голову не пришло тебя на пороге завернуть, - отбрила родственница. - Но одну я тебя туда не пущу, поедешь в сопровождении группы Крайтиса.
  Замечательно, здравствуй, любимый куратор! Давненько ты мне на мозг не капал.
  - И все же, зачем?
  Нет уж, дорогая бабуля, я твои привычки знаю. Любишь ты зубы заговаривать!
  Каролина чуть поморщилась и села в кресло.
  - Ушастые письмо прислали. Официальное. Просят выделить им боевую группу некромантов для уничтожения появившейся в их Лесу нежити.
  Я поперхнулась воздухом. Какая, к лешему, нежить?! Эльфы же даже не умирают, а "уходят в небеса, становясь еще одной путеводной звездой на небосклоне жизни потомков"!
  - У меня была такая же реакция, - правильно расшифровала мою гримасу бабушка. - Веришь, нет - всем Советом над этой писулькой ржали.
  - Так это чушь? - нет, посмотреть на сей феномен я хотела, но вот становиться клоуном для всей верхушки империи...
  - Нет, - Каролина покатала по столу карандаш. - За последний месяц амулеты инструментального контроля зарегистрировали изменение характеристики силовых потоков, протекающих над западной частью Леса - пока только на шестнадцать и семь десятых процента, но величина отклонения увеличивается в арифметической прогрессии. Мы предлагали послать рабочую группу в тот район, но эльфы отказались - со времен Войны Крови те места законсервированы, и закрыты для посещения даже ушастыми.
  Во мне зашевелилось подозрение.
  - И именно там...
  - ..Находился замок Лайрионеля, - кивнула бабушка. - Возможно, эльфы снесли все, что напоминало о проклятом клане, до основания, а возможно, что даже не стали приближаться - после Войны желающих вспоминать о корне всех бед не было. Все хотели жить дальше, долго и счастливо.
  - Так, - я попыталась собрать отчаянно расползающиеся по черепной коробке мозги в кучу. - То есть ты меня отправляешь туда для того, чтобы посмотреть, что происходит там, куда никого даже пускать не хотят?
  - Пустят, - Каролина перебрала пальцами по крышке стола. - Мы объединились с гномами и надавили на эльфов, как могли - у тех просто не оставалось выбора. Они сейчас не в том положении, чтобы качать права. Однако проблема не только в этом.
  Мне отчетливо поплохело. Такое признание из уст моей бабули попахивало кру-упными неприятностями... Причем мне.
  - Видишь ли, все ниточки опять ведут в Лес, - мне стало еще хуже. Она что, думает, я там всех негодяев за задницу схвачу?! - Слишком многих эльфов видели в местах массовой пропажи людей. Там леший лишнюю травинку углядел, тут мавка чуть-чуть подсмотрела... Работать с нечистью сложно, но возможно, и криминалистам пришлось изрядно прогнуться. Все недостатки искупает только то, что результат, какой-никакой, а все же есть - в одной трети всех случаев есть намеки на эльфов. Косвенные, слабые, но когда дело касается таких вопросов, и речь идет о таком количестве случаев, никакую ниточку упускать нельзя. Именно поэтому с тобой в Лес пойдут не контролирующие, а "ирбисы". Их задачей будет выяснить, что там все-таки происходит, и определить наличие в Светлом психопатов от крови. Твоя - поработать подсадной уткой и глупо похлопать глазками в нужных местах. Все понятно?
  Наверное, я пялилась на нее минуты три. Вот так вот легко и просто отправить родную внучку непойми куда, в логовище злобных монстров, и при этом признать, что она туда идет чисто для проформы... Это нормально вообще?! Я посмотрела на спокойное, чуть вопросительное лицо Каролины, и поняла: нормально...
  - И не надо так на меня смотреть, - фыркнула бабуля. - Вообще-то операцию прорабатывает Крайтис, и он был за то, чтобы использовать тебя вслепую.
  Зашибись, и родной куратор из той же стаи!
  - У нас в империи как минимум полсотни высококлассных некромантов, - от возмущения у меня даже голос прорезался. - И еще раза в три больше посредственных. Почему я?! Тебя не смущает, что я даже двух месяцев на первом курсе не проучилась?!
  Бабушка откинулась в кресле, изучая меня с интересом патологоанатома.
  - Родовая магия Шанарис, раз, - она загнула указательный палец. - Еще пока не совсем привычные к реалиям арлейской жизни, но весьма способные мозги, два. Правильные реакции, три. Способность брать на себя ответственность и выкладываться на полную, четыре. Способность рассуждать и предварительно хотя бы иногда думать, пять. Надо сказать, Ринесса этим похвастаться не может, это у тебя явно от Грегора. И, наконец, огромный пласт теоретических знаний размером со всю родовую библиотеку. Шесть.
  Я ответила ей тусклым, раздраженным взглядом. В любой другой день я бы возгордилась таким перечислением моих способностей, но сейчас хотелось лишь ругаться.
  - И все равно, - упрямилась я. - Есть папа, мама, ты, в конце концов!
  - Ну, во-первых, ушастые хотят именно Шанарис, - бабушка склонила голову и усмехнулась. - Как-никак репутация. И во-вторых, только ты из всей нашей семьи будешь выглядеть достаточно безобидно, чтобы не вызвать лишних подозрений, могущих осложнить работу Крайтису.
  - А, то есть группа вооруженных до зубов мужиков подозрений вызвать не могут, - сарказм из меня так и хлестал.
  - Вот и разбавишь, - невозмутимо ответила Каролина. Порылась в столе, достала несколько листов бумаги и ручку. - Однако, ты не обязана рисковать собой за спасибо. Подпишешь контракт, а по возвращении в империю получишь деньги на личный счет в гномьем банке.
  Короче говоря, сама не заметив этого, я подвизалась поехать в этот чертов Светлый Лес.
  ***
  В Краймор я вернулась совершенно никакая. Доплелась с главной площади до дома Румиры, по пути отмахнувшись от пытавшегося что-то выяснить Аргаста, послала лесом невесть откуда нарисовавшегося Крайтиса (как оказалось позже, они прибыли днем) и ушла спать.
  Следующее утро началось с тролльих ругательств и певуче-эльфийских проклятий. Заинтересовалась, выползла из комнаты. Подруга, стоя возле окна с развешанной возле него травой, плевалась ядом, изображая образцовую гюрзу. Осторожно поинтересовалась, в чем дело, словила минут пятнадцать маловразумительных криков, общий смысл которых сводился к одному - ее вызывали домой.
  - Прямо сегодня! - бушевала подруга, бегая по комнате и размахивая письмом. - Прямо сейчас, прыгай, Лиана, в Деймор, а оттуда, под охраной посольства, пешкодрапом до Леса! А что с телепортами, позвольте узнать?!
  - У них там с силовыми потоками что-то не то, - я вырвала из ее руки бумагу и вгляделась в эльфийские письмена. Уловила немного, но на всякий случай сделала умное лицо, за этим делом не сразу заметив резко упавшую на комнату тишину.
  - Что-что там с потоками?
  Я вздохнула, прикинула секретность выданной мне информации, и плюнула, рассказав подруге все. В конце концов, это ее дом, ее народ, и возможно даже, что ее семья. Она имеет право знать.
  - Вот даже как... - Лиана задумчиво присела на лавку. Встрепенулась, выхватила у меня письмо, и рванула в выделенную нам с ней комнату. - Так, ведьма, найди меня, как будешь в Лесу! Без меня в этот гадючник не суйся - сожрут и не сплюнут! Крайтис, конечно, мужик умный, но Каролина права - тебя нельзя использовать втемную. А это значит, - взлохмаченная и растрепанная, она нарисовалась в проеме двери, - Что тебе нужна я. Потому как "ирбисы" могут позаботиться о себе сами, в то время как ты остаешься под ударом. Честно скажу, я сама не понимаю всех тех брожений, которые у нас там в последнее время происходят - да и не интересовалась я, если честно - но раз уж дело поворачивается таким образом... Будем узнавать.
  В предельно сжатые сроки Лиана собрала вещи (попутно раскидав мои), заплела волосы в замысловатую эльфийскую прическу (шипя и ругаясь при этом) и, чмокнув меня в щечку, улепетнула в дверь.
  Я посмотрела на свои разбросанные по двум комнатам шмотки, взглянула на тикающие на стене старинные ходики и вздохнула, сообразив, что и мне пора собираться. Через час меня должен был забрать Крайтис. Добираться до эльфов руководство планировало на лошадях. О том, что будет с моим "чуть ниже пояса" после такой поездки, я думать не хотела.
  Забежал Шеннар, рассказал новости - Крайтис вечером рвал и метал, но Румира в свой дом его не пустила. Надо будет нашей хозяйке потом как-нибудь весь огород прополоть... Рассказала другу о разговоре с бабушкой, тот подумал и так же посоветовал держаться Лиане, а куратору о своем знании всей подоплеки молчать.
  - Придержи в рукаве, - суккуб махнул на хлеб варенье из вазочки. - На всякий случай. И держи уши востро. Если там такой бардак, как говорит Каролина, то любая мелочь может пригодиться.
  Заглотил еще два бутерброда и уже на выходе обнял меня на прощанье:
  - Будь осторожна, ведьма. - дернул за косу, ухмыльнулся. - И возвращайся. Я привык, что ты прикрываешь мне спину.
  Улыбнулась, закрыла за ним дверь, вернулась к сбору вещей. Задумалась. А ведь действительно, за эту неделю мы с Лианой и Шеннаром стали командой. А уж после вчерашней ночи эти двое и вовсе стали для меня на одну доску с семьей...
  Незаметно зашуршала по кухне вернувшаяся с рынка Румира. Заглянула в комнату.
  - Риа, детка, там к тебе Дагор пришел. Пускать?
  Я замерла... Справилась с лицом, сложила последнюю рубашку в сумку, осмотрелась... Вроде все.
  - Да, зови.
  Зачем он пришел? Порыдать в мою жилетку? Осыпать обвинениями? Глупо, безрезультатно... И неприятно. И мне, и ему. Я искренне сожалела о смерти Риды, но вот тварь, вселившуюся в ее тело, мне было не жаль. Увы, но затем некроманты и нужны, ведь только мы способны делать такие мерзкие, но необходимые вещи. Дагору не повезло, что выбор нежити пал на Риду, мне - что рядом с ней в тот момент оказалась именно я.
  - Ариадна...
  Я помедлила, но все же обернулась. Кузнец, переминаясь с ноги на ногу, стоял возле самой двери, неловко теребя полу сюртука. Черного.
  - Вот... - Дагор неуклюже дернул плечом. - Похоронили.
  Я кивнула. Зачем он пришел?
  Полугном помялся еще немного, посмотрел в окно, зачем-то оглянулся в кухню, где слышалось позвякивание посуды...
  - Ты уж прости меня, - неожиданно сказал он. Посмотрел на меня виноватым скорбным взглядом. - За все, что было... Она была мне дочерью.
  Он наконец оставил в покое сюртук. Вздохнул.
  - И спасибо. За то, что не дала этой твари укорениться. Ридис не заслужила такой участи.
  Я кивнула. Закинула на плечо ремень сумки и извернувшись так, чтобы не задеть полугнома, вышла из комнаты. Увы, но мне сказать было нечего. Обняла на прощание Румиру, пообещала беречь себя и, убедившись, что травница отвлеклась на Дагора, оставила на полочке возле входной двери несколько монет.
  Вышла на солнечный свет, поежилась от пробравшегося под куртку холодного ветра, и тут же попала в руки Ригана. Цепкие пальцы ухватили мой подбородок, а подозрительно ласковый голос с угадывающимися в глубине зверскими нотками прорычал:
  - И с какого грыхха вы полезли в этот ритуал? Вы хоть соображали, чем рискуете?!
  Рядом хмыкнули. Я скосила глаза вбок и обнаружила неподалеку целую композицию: облокотившийся на заборчик травницы дроу со смутно знакомой рожей, ощутимо напряженный Шэ'асс, и два парня-человека, которым было плевать на всех.
  - Во-первых, - я перевела взгляд на нависающего надо мной Крайтиса. - Еще раз меня тронешь - получишь проклятием по морде, и плевать на последствия. Во-вторых, за пределами Академии я не твоя студентка, которую ты можешь шпынять, как хочешь, а как минимум чужой человек, и как максимум - аристократка! Поэтому прояви хоть какое уважение, а то...
  - Получишь в морду, - закончил за меня веселящийся дроу.
  - Проклятием, - добавила я.
  Крайтис молчал так долго, что мне стало страшно. Наконец, мой подбородок оставили в покое.
  - Леди Шанарис, вы готовы выступать? - по градусам ниже Цельсия этот голос мог поспорить с Арктикой.
  - Вполне, - с достоинством ответила я, поправляя на плече сумку.
  В конце концов, сколько можно надо мной издеваться! Нет уж, хватило мне той публичной пощечины в Дейморе. Нравится ему строить из себя надменную скотину - ради бога. Но совесть все же надо иметь, он мне не кум, не брат и не сват, чтобы устраивать разборки при свидетелях. В конце концов, я себя тоже не на помойке нашла!
  - Тогда по коням, и выступаем.
  ***
  Вид лениво шелестящих вечнозелеными ветвями деревьев умиротворял. Бесконечность во всей своей незыблемости, постоянство и стабильность, которых никогда не будет в окружающем мире... Светлый Лес жил задолго до образования города-государства гномов. Вместо Тайрской империи, большой, неповоротливой и слишком много на себя берущей страны рабов и крестьян, были десятки мелких, разрозненных королевств с вечно грызущимися между собой царьками.
  Арлис родился значительно позже, но сильно подозревал, что тогда жить было куда проще.
  - Лиэр? - угодливо, с тонкой ноткой подобострастия поинтересовался секретарь.
  Хозяин кабинета оторвался от задумчивого созерцания окрестностей замка и поморщился - с каждым днем помощника хотелось прибить все сильнее. Проблема была в том, что этот подхалим действительно необходим. Эксперимент скоро войдет в решающую фазу, и привлекать к себе внимание ненужными кадровыми перестановками попросту опасно. Не сейчас, когда Светлым Лесом заинтересовалась Тайная Канцелярия.
  - Докладывай.
  Секретарь с готовностью раскрыл папку.
  - Официальное письмо об отправке к нашим землям рабочей группы численностью в шесть разумных: один радужный, один дроу, три человека и полукровка неопределенной расы, - помощник положил перед сюзереном семь листов бумаги, исписанных убористым мелким почерком. - А так же личностные характеристики каждого члена группы, составленные нашими аналитиками на основе данных группы разведки.
  - Да ну? - с сарказмом осведомился Арлис. Постучал ногтем по листу, заполненному едва ли на треть. - А здесь в чем дело?
  Секретарь замялся, но ответил как можно более уверенно:
  - Ариадна дель Шанарис, дочь небезызвестных вам Грегора и Ринессы дель Шанарис. Основное направление силы - некромантия высшего порядка. Большую часть жизни провела за пределами Арлеи в мире Земля, здесь бывая наездами, видимо, во время каникул. Не инициирована.
  Хозяин кабинета мрачно покосился на подчиненного.
  - Издеваетесь? - желчно осведомился он. - Вы мне еще сводку погоды прочитайте! Личностный анализ!
  Мужчина с отчетом подавил желание скривиться и лишь неловко дернул плечом.
  - Умна, сдержана, склонна к самокритике. На рожон не лезет, однако часто идет на поводу у окружающих. Понимаю ваше недовольство, лиэр, но достоверное прогнозирование поведенческих реакций со стандартной степенью достоверности провести не удалось - в силу невозможности нашего присутствия на Земле, можно исходить лишь из данных, собранных здесь, на Арлее, - секретарь, за столько лет изучивший хозяина вдоль и поперек, уловил его взгляд и заторопился. - Но вы не беспокойтесь, аналитики утверждают, что ввиду известного всем характера Каролины и Ринессы, младшая Шанарис последует проторенному пути, и пойдет, куда надо.
  Арлис бегло просмотрел составленную занудными крысами скупую характеристику, полюбовался на маленькое изображение молодой девчонки, и брезгливо отбросил лист бумаги пальцем.
  - Тогда молитесь, чтобы все прошло по нужному мне плану, - он поднял глаза на секретаря и как-то очень просто добавил:
  - Иначе порежу глотки всем, кто виновен в провале.
  Мужчина молча положил папку с остатками запрошенных хозяином бумаг на край стола и, поклонившись, вышел. Прошел два коридора, завернул за угол, и только там уперся спиной в стену и выдохнул, сбрасывая напряжение.
  Он как никто другой знал, что лиэр Арлисиер, чье имя в кулуарных разговорах не рисковали упоминать даже самые отъявленные сплетники, способен на все ради своих планов.
   ***
  Эльфы встретили нас, мягко говоря, прохладно. У командира пограничного отряда эвеалей Зеленой стражи при прочтении наших бумаг была такая рожа, что я чуть было к резерву не потянулась.
  Ну не люблю я эльфов... Особенно сегодня.
  Почему? Да потому что после полторы суток сидения в седле на этой пыточной скотине меня уже не радовало ни солнце, ни теплая хорошая погода, ни мелкая свершившаяся месть Ригану... Да о чем тут говорить, я уже через два часа тряской бодрой рыси мечтала о горячей ванной, мягкой постели и подушке под попу! Всерьез подумывала перевернуться на пузо, но потом представила глаза сопровождающих меня мужчин... Идея растаяла, как дым.
  - Ну и? - агрессивно поинтересовалась я. - Долго вы нас тут на пороге держать будете?
  Полтора суток в компании ехидного радужного, нахального дроу, двух флегматично-временами-вредных человеков и откровенно злобного Крайтиса меня доконали! Потому как ничем не прикрытое отсутствие всевозможного пиетета передо мной остальных членов группы с лихвой перекрывало совершенно зубодробительная вежливость любимого куратора! После четвертого услышанного "леди Шанарис" у меня зачесались руки, а после десятого - задергался глаз. Пришлось засунуть раздражение в дальний угол ящика с надписью "претензии к окружающим" (припомнить потом, припомнить!) и отвечать в таком же сворачивающем язык в узел стиле. Шарт (дроу-целитель) и Лидор (боевой маг-полукровка) ржали и подначивали, Гант (парень непонятной наследственности) держался ото всех подальше, Шэ'асс ухмылялся... Крайтис и я продолжали звереть, улыбались друг другу оскалами гиен и активно пилили нервы себе и окружающим. Нашла коса на камень! Мелкая обида превратилась в ловушку гордости, столь же глупую и несерьезную, как и сам повод.
  И вот в такой обстановке прошло мое знакомство с группой Крайтиса. Организм, измученный непривычной для него поездкой, выдал нужное воспоминание только часа через четыре после выдвижения нашей "боевой машины пехоты" - последний выходной день перед имперским распределением, залитый солнечным светом Деймор и команда из пятерых (так и хочется сказать "человек") существ, заходящих в дом с уртагой.
  Шарт, к которому я пристала с вопросами, поначалу отнекивался и отбрыкивался, но я была неумолима, как женщина в истерике. Отделаться от меня можно было только ударом копытом лошади по темечку и закапыванием моего хладного трупа в стогах сена в конюшне придорожного трактира - но тогда дроу пришлось бы брать в долю небритого полупьяного мужика, храпящего там же. Короче, ему не осталось других вариантов, кроме как сдаться.
  - Да кому-то из генералов пришло в голову к живой нежити аналитиков пихать, - буркнул задолбанный вконец Шарт. Он попытался скрыться от меня за расседлыванием коней, но потерпел поражение - я всерьез намерилась капать ему на мозги. Тем более, что обстановка позволяла - мы наконец-то остановились на ночевку в какой-то "гостинице" человеческо-арлейского типа, при одном только взгляде на которую лощеного европейца хватил бы удар. - Типа, соберите информацию из первых лап!
  Я посмотрела на него, как на идиота. Дроу скривился еще больше.
  - А то я не знаю! - он раздраженно дернул рукой, срывая с Джарана седло. - После того, как в одном из рейдов мы потеряли Витова, Крайтис пошел к начальству требовать отмены приказа, и обнаружил там же еще пятерых командиров боевых групп.
  И доносящийся из кабинета лорда Нагеста пробивающий любые плетения звукоизоляции рык Каролины. Короче, аудиенции в тот день никто не дождался, на следующий день опасный приказ был отменен, а самого Нагеста взяла за жабры Тайная Канцелярия.
  - Мда... - я задумчиво подсунула под нос своей мышастой Риске пучок подхваченного из соседних яслей сена. Выделенная мне кобыла нрав имела спокойный, хоть и не особо жаловала меня лично. Подношение Риска приняла с незабываемо мученически-презрительным выражением морды, живо сообщившим мне, куда именно я могу пойти с такими взятками. - То есть тот мужик в Дейморе...
  - Витов, - кивнул дроу и сжал зубы. - У него дочка маленькая осталась. Годиков пять всего...
  Я неловко отвела взгляд. Похоже, они были как минимум приятелями... Никогда не знала, что нужно говорить в таких случаях.
  - Нет, - мотнул головой Шарт. - Я всегда мало общался с их отделом, а с Витовом познакомился только после распределения. Но он был хорошим человеком.
  К неловкости добавилась досада - опять забыла, что эльфы почти все эмпаты... Особенно целители.
   Кстати, зря мы тогда с ребятами зациклились на парнях-полукровках из группы Крайтиса. Шарт, прослушав мой вопрос, ржал как конь, и ответить смог только спустя полминуты:
  - Да обычные они! У Лидора дед полуоборотнем был, а мать на четверть эльфийка. Там много чего намешано, на самом-то деле... Гант тоже полукровка, но небольшая часть у него от человека, остальное мы как-то определить не смогли. Он вообще вроде как из северных провинций империи, где даже демона из Нижних Миров найти можно, если хорошо поискать!
  - А почему вроде как? - озадачилась я. - Он что, сам не знает?
  - Неа, - охотно подтвердил дроу. Ухмыльнулся, полюбовался на мое лицо, и вышел из яслей Джарана, не забыв окинуть придирчивым взором замок.
  Двенадцать лет назад Ганта нашли в одной из подворотен Артона, небольшого городка к северу от Деймора. В преддверии надвигающегося праздника подобранного прямо с грязной мостовой голодранца, не тратя времени на лишние разбирательства, засунули в каталажку, да так и оставили под присмотром стражников на несколько дней. Как только бравые защитники проспались после недельной пьянки, выяснилось, что непонятный оборванный парень с ошалелым взглядом умудрился не просто сбежать из зачарованной по всем правилам клетки, но и смыться из города никем не замеченным. Вот тут-то капитан артонской стражи и протрезвел окончательно - о последствиях разгула боевых магов (а кто еще мог провернуть такой фокус?) он слышал натуральные легенды (и сам рассказывал), а потому немедля объявил сбежавшего парнягу в розыск.
  Во второй раз Ганта, еще более оборванного, чем прежде, нашли уже на подступах к Рефину - городу, с которого официально начинается столичный округ. Здесь стражи были куда более сообразительны, а потому парня скрутили и доставили прямиком на базу контролирующих, где без помех можно было творить, что угодно. Пришельца проверили на все, что только можно, целители просмотрели все, куда могли достать, и выдали неутешительный вывод - парень натурально забыл все. Полностью! Никаких, даже самых слабых воспоминаний из детства, никаких ощущений и ассоциаций, связанных с прежней жизнью - только естественные, самые примитивные знания о жизни, типа того, что перед тем, как справить нужду, штаны надо снимать. Да что там, парень даже говорить не умел! На резонный вопрос большого начальства, как этот амнезийный прынц смог свалить из законопаченного в защитные плетения управления артонской стражи, целитель разразился целой речью о глубинах человеческого сознания, о силе подсознания, и загадках, которые природа задает нам своими творениями.... Результат этого спича можно было выразить тремя словами - у парня была магия.
  На этом моменте я споткнулась о какой-то бугорок и не познакомилась с мерзлой землей носом только благодаря Шарту. Дроу поддержал меня под локоть, полюбовался на мою перекошенную рожу, поржал, и продолжил рассказ.
  То есть да, у парня, забывшего все на свете, была магия. Причем не просто так способности, а самый натуральный, даже уже несколько развитый дар, которым он пользовался совершенно инстинктивно, не опираясь на пошлые формулы и графики. От такого известия матерых мэтров хватил удар, целители вцепились в несчастного парня буквально зубами, а один из сопровождающих рванул в Канцелярию за приказом о создании специальной исследовательской группы.
  - И чем в итоге все закончилось? - развеселилась я.
  Представляю этот ажиотаж! Бедный Гант, как его не разорвали там в порыве чувств...
  - Тем и закончилось, - пожал плечами дроу. - Никаких намеков на прежнюю личность не нашли - пришлось создавать ее буквально заново. Его учили говорить, читать и писать, назначили ему мага-куратора... Короче, столько сил и средств в него вложили, а закончилось все пшиком. Никакого прорыва в науке не было и ничего нового узнать не удалось. Просто в итоге решили, что из-за какого-то несчастья его мозг стер имеющуюся в нем информацию, дав парню в буквальном смысле начать новую жизнь.
  - А если по сводкам стражи посмотреть?
  Шарт покачал головой и, окинув взглядом полупустой обеденный зал, усадил меня за столик в углу. Никого из наших почему-то видно не было.
  - Ты себе представляешь, сколько всего происходит в одном только Артоне? - с иронией поинтересовался он. - Естественно, все крупные происшествия проверяли, но безрезультатно. Видимо, дело было не из тех, на которые вызывают стражу, и даже если то, что случилось, все же было как-то связано с членовредительством, сам Гант никакой подсказки дать не мог - на момент его поимки в Рефине он был абсолютно здоров, не считая, разумеется, мелких ссадин, синяков, потерянной памяти и общего испуга. Говорить он научился быстро, так что имя выбрал себе сам. Спустя полгода его передали под присмотр мастеров в военную школу в Кайриндаре, там есть несколько специализаций для курсантов с магическими способностями. А потом он пошел на службу, в конце концов оказавшись в "ирбисах". Все.
  Я хмыкнула и покосилась на подскочившую к нам девушку-разносчицу.
  - Чем будете ужинать, господа? - мурлыкнула грудастая официантка, призывно поколыхивая верхними девяносто где-то на уровне носа дроу.
  - Я на службе, красавица, - с легким сожалением отказался от негласно предложенного парень.
  Разносчица поскучнела и как-то разом утратила всю фривольность. Поинтересовалась уже не так живо:
  - Мясо, рыба? Каша?
  - Что-нибудь из расчета на пятерых мужчин и одну девушку. Побольше мяса и никакого вина, только чай, - проинструктировал ее дроу. Полюбовался на вид с тыла, повернулся ко мне. - Главное, Крайтису не проболтайся, что я тебе рассказал.
  - Заметано, - улыбнулась я.
  ***
  На следующий день мы уже приблизились к границе со Светлым Лесом - от Краймора до него было куда как ближе, чем от Деймора. Интересно, сколько времени понадобится Лиане, чтобы вернуться в родные пенаты в сопровождении дипломатической эльфийско-ушастой миссии? И кстати, чего это они вдруг всем составом резко домой подались, разве это не чревато политическими последствиями? Или наш царь-батюшка их сам пинками вытурил?
  Таможенные церберы на границе пропустили нас неохотно - бумаги проверяли раз пять. Но сказать им было нечего (мне было, но мне не дали), и в конце концов путь был свободен. Дали сопровождающего (видать, чтоб мы не поломали тут чего ненароком) и отправили во дворец Повелителя. Там нам сказали, что аудиенция по случаю прибытия делегации из Тайрской империи перенесена на вечер и будет проведена - внимание! - во время бала!!!
  Кажется, в этот момент я выглядела шокированной дурой. Впрочем, ощущения отличались не особо...
  - Бала?! - на последнем звуке мой голос сорвался. - Какого еще бала?!
  - Традиции, леди Шанарис, - холодно проинформировал меня этот замороженный окунь, местный мажордом. - Традиции, возраст которых насчитывает уже многие века, и не нам их менять.
  Отвел нас в выделенные нам покои и испарился.
  Короче, нас поставили перед фактом - сегодня будут танцы. Я ощущала четкую потребность выпить.
  По всей стране хрен знает, что творится, нежить едва ли не с потолка валится, силовые потоки перенастраиваются, как хотят, а у них БАЛ!
  - Я думал, они отменят, - досадливо скривился Лидор. - Спецзадание, грыхх... Поехали, называется, нежитей гонять...
  - А попали на танцульки, - мрачно закончил Шэ'асс. Нашел взглядом Крайтиса. - Что делать будем, Риган?
  Шеф осмотрел большую общую комнату, сделанную, видимо, по типу гостиной, и скинул сумку на ближайшую кушетку.
  - Расселяемся, - велел он. - Не расслабляться, держать друг друга в поле зрения. В любом случае мы должны согласовать свои действия с эльфами. Так что на бал придется пойти, хотим мы того, или нет.
  Зашибись. Пир во время чумы какой-то!
  В одиночестве выделенной мне комнаты мое возмущение лишь разгоралось. Нет, ну как это понимать, а? Вся империя на военном положении уже который месяц. Крупные празднества отменены, по улицам ходят усиленные отряды стражи, а на многих окнах в том же Крайморе вывешены траурные флажки. А эти козлы ушастые танцы танцуют!
  - А ты можешь потише негодовать? - шикнула темнота, и чья-то ловкая рука быстро зажала мне рот. - На мозги давит!
  - Лиана?!
  Вышло какое-то невнятное пыхтение, но подруга поняла - развернула лицом к себе, обняла, блеснула в полумраке белыми зубами.
  - Она самая! - победно ухмыльнулась девушка. Движением руки зажгла свет, а затем швырнула на стены что-то эльфийское. Подмигнула с совершенно похабнейшим видом. - Мы же не хотим, чтобы нас подслушали, верно?
  - Ты как здесь так быстро? Вы же из Деймора ехали!
  Подруга фыркнула и, подобрав юбки уже непривычного для меня платья, плюхнулась на кровать.
  - Неа. Из Деймора мы скакнули телепортом в Мерстан, а там нас уже ждали сильфы. Доехали за какие-то несколько часов, это же не ваши лошади.
  С этим пассажем я от души согласилась - одно только воспоминание о времени, проведенном в седле, вызывало во мне исключительно лошадеубийственные чувства.
  - Ты себе представить не можешь, как сложно снова влезть в шкуру девочки-цветочка, - доверительно сообщила мне эльфийка. - После месяца свободы с вами это просто невыносимо! Бесит буквально все! Но самое дерьмовое, моя дорогая ведьма, знаешь в чем? - она набрала воздуха в грудь и трагическим шепотом выдала:
  - Что до отбытия в Деймор у меня была безупречная репутация!
  - И чем это плохо? - я скинула сапоги и плюхнулась рядом.
  - Шутишь? - поразилась подруга. - Мне же теперь соответствовать надо! Иначе решат, что человеки действуют на юных эльфов разлагающе и вообще запретят всевозможные переезды!
  Я хмыкнула. Да уж, проблема.
  - Ладно, давай по делу, - подобралась Лиана. - Спрашивать о твоем путешествии.... - я закатила глаза, и подруга понятливо ухмыльнулась. - Не буду. Скажу о претензиях к любимой родине. Во-первых, стало слишком много стражи.
  - А это не может быть связано с... - я помахала пальцами в воздухе. - Балом? Черт, опять название забыла.
  Эльфийка отмахнулась.
  - Осеннее равноденствие, зимний сон природы и бла-бла-бла... Нет, ты не понимаешь. Стражи действительно много. Но это ладно, хуже всего другое - я видела нежить.
  - Какую? - я аж куртку стягивать прекратила. - Здесь? В центре Леса?
  - Ну, не видела, - заторопилась подруга. - Скорее ощутила. Ты же знаешь эту заморочку с меридианами и аурой?
  Я кивнула. Еще бы не знать - я на этот счет еще неделю назад в доме Крайтиса думала, а неизвестную тварюку, поселившуюся в Ридис, поймала именно по отсутствию ауры. У человека ее отголоски сохраняются еще хотя сутки после смерти, в то время как нежить, проявляющаяся в реальности, сжирает все, до чего дотягивается. Аура для нее как питательная кашка для малышей - самое то на первых порах нежизни.
  - Ну, просто ощутила какое-то пустое пятно на фоне Леса, - виновато пожала плечами Лиана. - Проверять не пошла, я жить хочу...
  И правильно сделала. С борьбой с проявлениями Хаоса у целителей было традиционно туго.
  - Кому-нибудь сказала?
  - Отцу, - подруга поправила обвивший ее открытые плечи газовый шарф. - Правда, он просил никому не говорить, чтобы не поднимать панику.
  Я хмыкнула. Бред какой-то. Тут уже не панику поднимать надо, а тревогу...
  Лиана окинула меня взглядом и внезапно переключилась.
  - Грыхх с ней, с нежитью, - заявила она. - Ты в чем на Ильсорелейв пойдешь?
  - Куда?! - вырвалось у меня.
  - На бал, - мерзким тоном пояснила подруга. Посмотрела на мое лицо и прищурилась. - Слышь, ведьма, у тебя хоть платье есть?
  Я беспомощно пожала плечами. Откуда я знаю? Мы в Академии в такой спешке собирались, что я даже вспомнить не могу, что тогда в чемодан покидала! А из Краймора я вообще с одной небольшой сумками уехала - как-то не рассчитывала я с гулями вальсы танцевать.
  - Я, кстати, тебя ни разу в платье не видела, - обличающе продолжила Лиана. - Оно у тебя хоть есть вообще?!
  - Подозреваю, что нет, - скорбно вздохнула я. - Не сложилось у меня с ними. Это же надо прическу, каблуки, все дела.... Сапоги и штаны куда проще.
  Подруга аж подпрыгнула от возмущения.
  - То есть, в то время как я всю свою жизнь сидела в своем Лесу и таскала на себе эти жуткие корсеты, ты спокойно шастала, где хотела, в рубашке и штанах?! - под конец этой тирады голос эльфийки опасно приблизился к ультразвуку.
  - А еще в шортах и майках, а в особых случаях и в мини-юбках, - невинно согласилась я. - И никакого корсета!
  - Это как?
  Я показала. Если бы на стенах уже не лежало предусмотрительно наложенное подругой плетение звукоизоляции, на ее обиженный рев сбежалось бы полдворца!
  - Нет, ну как так-то! - стенала она. - Где, мать вашу эта грыххова справедливость?!
  Я просмеялась и пригласила ее в гости на каникулы.
  - И приеду! - пригрозила пальцем она. - И пусть только попробуют на Землю не пустить, всем уши оторву!
  - Ага, там и так телепортисты шуганые, - согласилась я, вспоминая свое появление на Арлее месяц назад. - Повальный инфаркт гарантирован!
  - Приеду! - еще раз постановила Лиана. - Но мы отвлеклись. Платье есть?
  - Есть, - проскрипело вдруг с моего плеча. Кожу защекотало, и в вырезе рубашки вылезла узкая змеиная морда. Одарила подругу мрачным взглядом и мотнула в сторону небрежно брошенной на пол сумки. - Там посмотрите. Каролина засунула, пока ты Геннадия своего проверяла.
  - О! - подруга умилилась, шустро подтягивая к себе мою собственность. - И как он там?
   - Скучает, - хмыкнула я.
  После недели жизни в одиночестве несчастный фикус, завидев меня, едва из горшка не выпрыгнул от счастья. Столько радости еще ни у кого не видела!
  - Мой милый Геннадий, - растрогалась Лиана. - Его там хотя бы поливают?
  - Сто процентов! - успокоила ее я. - Там вся Академия домовых, уж не дадут погибнуть бедняге.
  - А если дадут, всем уши оторву, - буднично сообщила подруга и наконец вытряхнула содержимое моей сумки на постель. - Так, что тут у нас...
  В дверь постучали. Лиана дернулась от неожиданности.
  - Леди Шанарис, - раздался голос Лидора и я насторожилась - так меня в их команде звал только Крайтис. - К вам пришли.
  - Меня здесь нет! - истерически просемафорила Лиана. Подхватила юбки и, рванувшись в дальний угол комнаты, исчезла за массивными занавесями.
  Ага, а там, видимо, у нас тайный ход... Интересные, однако, покои выделяют имперским делегатам в Светлом Лесу!
  В щелочку, на которую расщедрилась открытая дверь, я едва пролезла. Посмотрела на вытянувшиеся лица Лидора и невесть откуда взявшихся эльфов под предводительством незабвенного Ликариэля, и независимо пожала плечами.
  - У меня там не прибрано, - вякнула я.
  У эльфов вытянулись лица.
  - Ага, - кивнула я. - Хреновые у вас горничные, монсеньор... Так чего хотели-то?
  Ликариэль вернул на рожу высокомерие и микроскопическим кивком указал на сопровождавших его девушек:
  - Вы были так удивлены при известии о праздновании Ильсорелейва этой ночью, - "бестолочь неграмотная" - а ваш багаж столь скуден, - "бомжара нищая" - что мы взяли на себя ответственность предложить вам достойное вас облачение.
  Я только сейчас обратила внимание на зажатые в лапках девушек тряпки. Так, ну если это достойное облачение, то тогда понятно, почему он говорит со мной, как с дерьмом на сапоге...
  - Какая прелесть! - восхитилась я. Побольше энтузиазма! - А это как, поносить и вернуть?
  Ушастого явственно передернуло.
  - Это подарок Его Светлости, - любезно оскалился он. - Эти прекрасные леди, - "в отличие от тебя" - помогут вам выбрать лучшее.
  Лощеные леди, назвать которых служанками у меня бы язык не повернулся, качнулись было в моем направлении, но я стояла насмерть. Ага, они зайдут, а у меня там такой красивый бардак и Лиана за портьерой! И если за первое я не переживала - моя репутация у ушастых уже навсегда на отметке "ниже плинтуса", - то вот подставлять подругу я не хотела.
  - Ага, замечательно! - я выхватила у всех троих девушек их ноши и попятилась к двери. - Ну все, я ушла готовиться, спасибо за подарок!
  Нырнула в комнату и захлопнула дверь, как устрица раковину.
  - Ушли? - эльфийка выползла из-за портьеры и плюхнулась на постель. - А это что такое?
  - Платья, - хмыкнула я. - Достойное меня облачение на сегодняшний праздник.
  Подруга фыркнула и махнула рукой - "презенты" взмыли в воздух, задумчиво пошевеливая оборками на манжетах.
  - Это на похороны любимой собаки, это - в гости к тетушке, страдающей поносом, а это вообще вместо белых тапочек в гроб!
  Она еще раз осмотрела подарки и добавила:
  - И это если не считать того, что такие фасоны были в моде, еще когда меня в проекте не было, а носить их могла бы только девочка-подросток.
  - Да? - заинтересовалась я. - А почему?
   На мой взгляд, платья были совершенно обычными. С кучей оборок, многослойными юбками и пышными рукавчиками, но при этом вполне нормальными. Да у нас некоторые высшие аристократки и не такое носят...
  - Потому что короткие.
  Одно из платьев замерло рядом со мной. Юбка кончалась чуть ниже колена.
  - Видишь ли, сдержанными и высокомерными эльфы не рождаются, они ими становятся, - охотно пояснила подруга. - А дети они везде дети - им охота носиться, беситься и кричать. Вот и шьют для девочкек-эльфиек укороченные платьица - чтобы не приходилось спотыкаться о собственные длинные юбки.
  Я покачала головой. Надо же, какие засранцы. Хоть как тонко поиздеваться, в расчете, что я не пойму. Любят меня ушастые... Зато зуб даю - перед бабулей бы они лепетали! Тоже, что ли, стервой стать?
  - Так что отбрасывай этот ужас в сторону, будем искать платье в твоем барахле, - велела Лиана и закопалась в мои шмотки. - Вот уж в чем-в чем, а в безупречном вкусе нашей любимой директрисы я уверена просто железно! Остается только надеяться, что твой нарисованный червяк не соврал... Так, что тут у нас есть... Рубашка, рубашка, носки... - она с интересом оглядела кружевной лифчик. - Так, это я тоже на Земле хочу! Ага, брюки... Опа!
  Мы смотрели на это "платье" минуты три. Молча.
  - Нет, вкус у Каролины, конечно есть, - задумчиво признала Лиана и повертела предмет одежды в руках. - Вот только, как бы это сказать...
  Я тупо кивнула. Вкус у бабули определенно был. Не зря ведь уже который год ее называют законодательницей мод Тайрской империи...
  Нет, это платье не было чересчур коротким из серии "ой, девушка, у вас пояс такой красивый!". Да, оно было сплошным, то есть не представляло собой набор ремней и завязочек. Это было красивое, длинное платье из тонкой ткани, совершенно явственно принадлежащее категории "вторая кожа".
  - Слушай, а в Дейморе вообще такое носят?
  Я качнула головой:
  - Только если бабушка. Она обожает эпатировать публику.
  Причем настолько, что на Осенний Бал в прошлом году она приперлась в брючном костюме. Предельно закрытом, но вместе с тем оставляющем так мало места воображению, что все наши ядовитые грымзы высшего света желчью аж исплевались все!
  Хотя мужики, по-моему, были счастливы - даже царь-батюшка император не преминул интеллигентно свернуть шею.
  - Идешь в этом, - постановила подруга и кинула платье на кровать.
  ***
  Церемони ймейстер объявил нас просто и со вкусом:
  - Делегация Тайрской империи!
  Я попыталась согласно споткнуться, но тут же была подхвачена бдительным Крайтисом. О том, что этот вечер нам придется провести в обществе друг друга, он сообщил мне перед самым выходом на "дело". Не то, чтобы я сильно протестовала (оставаться одной в этом эльфятнике? Да ни в жизнь!), но такая постановка вопроса как минимум удручала. Впрочем, моего возмущения не понял ни один из "делегатов" - меня просто подхватили под локотки и унесли в нужном направлении.
  - Прекрасно выглядите, леди Шанарис, - медовым голосом пропел сзади жених Лианы.
  Я повернулась к нему, что называется, "фэйсом", старательно сооружая на лице самую мерзкую из моих улыбок.
  - Неужели ни один из подарков Повелителя не приглянулся?
  - Бездарные фасоны, знаете ли, - пропела я. Чинно фланирующие вокруг эльфы в количестве, несопоставимом с моей спокойной жизнью, дико раздражали. И чего это я такая нервная стала? - Я посчитала свой собственный вкус куда более приятным.
  Меня ткнули в бок. Я попыталась пнуть Крайтиса локтем в ответ, но вовремя опомнилась, и выдавила на лицо еще одну улыбку.
  - Ну-ну... - неопределенно буркнул эльф и сообщил, что Повелитель готов почтить нас аудиенцией.
  И чего выпендривался тогда? Я интеллигентно уцепилась за Ригана (туфли, одолженные мне подругой, имели во-от такенные каблуки, стоять спокойно на которых могла только акробатка) и, волочась за куратором безвольной колодой, краем глаза усмотрела свое отражение в свободном от остальной толпы куске зеркала.
  В конце концов, после двадцати минут отнекивания, примерки, и переругивания с любимой подругой, даже мне пришлось признать - вкус у Каролины был отменный. Выбранное ей платье имело скромное декольте (было б что показывать), приличную длину с учетом на каблук (это, видимо, чтоб к моим метр с кепкой в прыжке еще хоть пару сантиметров добавить) и довольно благопристойный разрез на ноге.
  Скажем спасибо бабушке, что она вообще догадалась снабдить меня одежонкой на "всякий пожарный", и поклонимся в ножки, что не стала экспериментировать. С нее бы сталось меня в откровенную ночнушку с кружавчиками обрядить. Разумеется, чисто из любви к искусству. И нелюбви к ушастым. Это у нас семейное...
  - Леди Шанарис! - Повелитель, в отличие от целой толпы своих подчиненных, встретил меня радушно. Аккуратно облобызал ручку, поинтересовался самочувствием и мироощущением в его Лесу, впечатлениями от поездки...
  О, господи... Восторженный идиот на троне!
  Я давила желание спрятаться за Крайтиса. Будь проклята престолонаследственность! Неудивительно, что у них тут творится такой бардак - с таким-то Повелителем! Вторая категория по моей классификации - откровенный пацифист, любитель и стремитель осчастливить всех и вся. Интересно, его хотя бы на совещания совета лордов пускают, или тупо ставят перед фактом?
  К счастью, Риган вовремя сообразил, что меня надо спасать - куратор плавно вышагнул вперед и перевел огонь на себя. Мой герой!
  Зато теперь понятно, почему сюда не поехал никто из моих любимых родственников... Всех прокляну!
  Пока я приходила в себя, разговор незаметно перешел на причину нашего появления здесь.
  - Мы дадим вам в помощь отряд эвеалей Зеленой Стражи, - проникновенно вещал незнакомый мне эльф. Похоже, этот красноречивый ушастый нехило наловчился нейтрализовывать собственного патрона - обошлось даже без драки. Повелитель Эритилиэль просто уместился на троне и лишь переводил взгляд с одного на другого.- Нам пришлось опечатать те места, без наших магов вы туда не пройдете. В любом случае, вам нужна поддержка - за прошедшие века на проклятых землях могло завестись все, что угодно. Идти туда вшестером попросту опасно.
  - Мы рассчитывали на вашу помощь, - кивнул Крайтис и склонился над расстеленной на столе картой.
  Я с любопытством вытянула шею, но запуталась почти моментально - к сожалению (или к счастью?) картография и ориентирование на местности в перечень моих интересов не входило. Как, впрочем, и в список необходимых мне знаний и умений под редакцией бабули, за что ей отдельное человеческое спасибо. В конце концов, даже некромантам иногда нужно спать...
  Я украдкой огляделась и только сейчас заметила, что в небольших апартаментах из всей нашей группы мы оказались одни. А остальные парни где? Не прошли фейс-контроль? Если честно, удивляло, что меня вообще пригласили - официально командиром-то был Риган.
  -...Отлично. Тогда выступаем завтра, - кивнул мой куратор и принял из рук непредставленного ушастого футляр с картой.
  Ага, значит, планы по ликвидации всего найденного на местном фуршете алкоголя и последующее падение меня мордой в салат отменяется. Какая жалость, а я так надеялась... Что там еще делают немытые человеки по мнению эльфов?
  Нас аккуратно "попрощали" и оперативно выставили на дискотеку под присмотром провожатого - чтоб наверняка не заблудились.
  - И чем нам грозит этот поход в Мордор?
  Риган смысла не понял, но задумчивость с тонкой ноткой сарказма в моем голосе уловил. Мы дошли до главного зала, в котором проходило так и непонятое мной торжество, куратор дождался, пока спина нашего лакея растворится в толпе, и затащил меня в какой-то угол, всунув для прикрытия бокал с вином.
  - Значит так, - он высунулся из-за занавеси, просканировал пространство, и залез обратно. - Не прикасайся ни к какой еде или питью, пока Шарт не проверит. Не оставайся одна, держись рядом со мной или Шэ'ассом и в идеале даже не контактируй ни с кем из эльфов.
  - А что такое? - я на всякий случай вылила вино под портьеру.
  - Мне не нравится, что в отряде будет жених Лианы.
  Я аж воздухом поперхнулась.
  - Этот напыщенный прыщ?!
  Риган захлопнул мне рот ладонью.
  - Думай, что, а главное, где говоришь! - прошипело над ухом. - У эльфов все дипломаты обязательно проходят подготовку на диктат воли! Как думаешь, почему у них самые выгодные контракты? Да они бы и Дейрона за жабры взяли, если бы не Каролина - у них от ее магии мозги сносит!
  А вот в это верю. От ее плетений даже у меня глазки в кучку съезжались!
  - Да, но он дипломат! - трагическим шепотом возвестила я. Не говоря уже о том, что козел. - Ничего, что мы там собрались нежить пачками гасить, а не словесные дифирамбы лапшой на ушах развешивать?
  - У него хорошая боевая подготовка и отменная репутация, - качнул головой Риган. - Эвеали его уважают. К тому же на этом настаивал Арлисиер. Очень мягко, но шансов выкрутиться он мне не оставил - обложил со всех сторон. К тому же, еще неизвестно, что нас там ждет - может, мы вообще зря время потеряем. На всякий случай будь наготове и держи Щиты активными.
  - Угу. Риган, а... - слушать мой ответ было уже некому - Крайтис, словно взявшая след гончая, рванул в общий зал. Я дернулась за ним и словно бы попала в водоворот - эльфы, не повышая скорости шага, но упорно и целенаправленно тянулись к чему-то ближе к дальней стене зала.
  Каким-то эфемерным кусочком шестого чувства сквозь испуганные перешептывания уловила шипящий от злости голос радужного, и бросилась на звук, совершенно по-плебейски расталкивая толпу локтями. Мешали проклятые каблуки, чертово платье зацепилось за что-то - я без сожаления оборвала длинный подол. Потянулась к резерву, швырнула вперед грубо скомканный комок силы - и не успела.
  Мерзкий, короткий хруст отдался в моем теле нервной дрожью. Пахнуло лесом. Раздались в стороны последние ряды мешавших мне пройти эльфов, и я застыла в испуге. В клетке из жалящих меня даже на расстоянии светящихся нитей бесновался радужный. Хищно топорщился гребень, шипела распахнутая пасть, с клыков капал, прожигая мрамор пола, яд... А с другой стороны выкрученного наизнанку Щита лежал Гант.
  Мертвый.
  ***
  Стук в дверь не смолкал уже минуты три. Он вгрызался в мой мозг с неизбежностью отбойного молотка и, мешая сосредоточиться, ломал транс.
  - Риа, хватит себя изводить.
  Я открыла и тут же снова закрыла глаза - потребовалась минута, чтобы перешедшее в иную плоскость бытия сознание вернулось в реальность.
  - Ариадна, прекращай. Я отсюда тебя чувствую!
  Ну, еще бы он не чувствовал! Магистр, как-никак...
  - Риа!
  Я вздохнула и, невольно застонав от боли в затекшем теле, села на кровати.
  - Шанарис! - встревоженно отозвалась дверь голосом Ригана. - Ты там как?
  Паршиво... Последние полчаса я убила на бесплодные попытки выяснить, что же в действительности произошло между Шэ'ассом и Гантом, и уже спустя полминуты поняла, почему только оракулы способны спокойно просматривать прошлое и будущее - для этого нужны совершенно по-другому повернутые мозги. Я смогла столько продержаться исключительно из семейного упрямства.
  Потерла гудящие от перенапряжения виски, скосила взгляд на трясущуюся в припадке дверь. Короткая секунда затишья, глухой удар - и она разлетается на мелкие щепки, запорашивая всю комнату равномерным слоем мусора.
  Вскрикнув от неожиданности, я вскинула вверх скрещенные руки, и куски развороченного дерева равномерно забарабанили по поверхности выставленного Щита.
  - Ты с ума сошел?! - вызверилась я.
  Риган зашел в комнату, осмотрел, что натворил, покосился на меня:
  - Ну хоть ты в порядке.
  - Естественно, я в порядке! - я слетела с постели, на которой валялась прямо в одежде, и, уперев руки в бока, встала перед ним. - Это был обыкновенный транс, с какого черта надо было разносить всю комнату?! Мне тут еще жить!
  - Уберутся, - отмахнулся Крайтис, посмотрел на меня и начал с наездов. - Ну и с какого грыхха ты в это полезла, Шанарис? Да я тебя даже в другом крыле дворца почувствовал! Ты, самовлюбленная эгоистка! Мало мне Каролины и Ринессы, так еще и третья на подходе! Ты расстояние между этой комнатой и бальной залой знаешь, нет? Да при твоем нулевом опыте на такое расстояние только с "якорем" отлетать можно, идиотка!!!
  - Спасибо чьему-то приказу, что меня вообще оттуда вытурили и обратно не пустили, - огрызнулась я. - А то бы, глядишь, и не пришлось лезть, куда не просят!
  - А вот нечего тебе там делать! - рявкнул Риган. - Единственный человек, которому я мог тебя доверить, сейчас сидит под замком и обвиняется в убийстве, совершенным им на глазах у целой кучи свидетелей, и - вот ты представь себе - по странному стечению обстоятельств этот человек - мой подчиненный! А за любой синяк на твоем драгоценном теле твоя любимая бабуля при повсеместной поддержке Ринессы и Грегора с меня шкуру снимет и четвертует заживо, а потом еще с соболезнованиями отошлют мой скальп отцу! Интересно, и с чего это я тебя не отпускаю без сопровождения гулять, а?!
   Меня как холодной водой из ведра окатили.
  - Там еще Шарт и Лидор есть, - буркнула, не собираясь сдаваться я.
  - У них другое задание, - отрезал куратор. Еще раз окинул раздраженным взглядом комнату, передернул плечами, и двумя быстрыми жестами выплел узор. Мелкая щепка взвилась облаком, закружилась пыльным смерчем и осела аккуратной кучей прямо на полу возле входа. - Дальше сама - возьмешь веник и подметешь! - я возмущенно осмотрела торчащую из дверцы гардероба ручку от раскуроченной двери, россыпь довольно крупных осколков на постели, и приготовилась было ругаться, но меня отбрили. - В моей команде слуг нет! Все сама и ручками, приду - проверю!
  - Слуг нет, а убийцы есть! - ядовито высказался мой язык.
  Скрипнув всеми сочленениями, большая двуспальная кровать рухнула на пол. Вверх взметнулось облако пыли.
  - Без пререканий, - мерзко улыбаясь, сообщил Риган.
  - Но за что?! - взвыла я.
  Нет, ну что за свинство! Он наследил, а я - убирай!
  - Наказание, - и не моргнул глазом Риган. - Ты всегда должна четко просчитывать степень риска, а в данном случае он был неоправданно высок: результаты расследования я бы и так тебе сказал, а вот вернуть твое слишком далеко отлетевшее сознание мог и не успеть. Так что прекращай препираться, и приступай к уборке!
  Не знаю, как ему это удалось, но ощущение, что он, выходя, смачно хлопнул отсутствующей ныне дверью, осталось.
  ***
  Некромантка со стажем, директриса Академии и просто очень неординарная женщина восседала в собственном небольшом особнячке на подвластной ей указом императора территории и задумчиво смотрела в стену. Длинные, аккуратно подпиленные коготки выстукивали о крышку стола незамысловатую мелодию, остроносая туфля осторожно выглядывала из-под подола платья, а идеальные брови слегка хмурились, образуя на лбу тонкую вертикальную складку.
  Все шло...сложно. Да, они продумывали этот план несколько лет, они знали, к чему все это в конце концов приведет, но как только момент истины подошел - ей стало страшно. Не за себя - за Ариадну. Вот ведь невезучая девчонка, угораздило же ее родиться не в свое время... Не зря они тогда переругались с Ринессой, не зря. Жаль только, что дочь не проявила благоразумия, а, подхватив любимого мужа с пятилетним дитенком под мышку и обложив родную мать не слишком вежливым напутствием, попросту сбежала в другой мир.
  Женщина поморщилась и щелкнула ногтем по стоящему рядом бокалу. Дорогой хрусталь ответил чистым звоном - ему было чем гордиться. Чистотой стекла и изящностью форм, ценой - своей, и вина, в него наливаемого...
  Мягко замерцал лежащий на столе посреди бумаг амулет связи. Вибрация вызова щекотала нервы, плавно толкаясь в грудь призывными волнами - Каролина помедлила мгновение, но все же нажала указательным пальцем на крохотный камень в центре.
  - Они вступили на территорию, - доложил связной. Механический голос, лишенный интонаций и сколько-нибудь заметного интереса - расстояние между эльфийской столицей и Деймором не позволяла услышать больше. Да, она могла заинтересоваться, перехватить управляющие контуры, скользнуть по ним в темноту, узнавая о своем собеседнике хоть что-то... Но она не стала. - Все идет по плану.
  Каролина кивнула, словно в пустой комнате ее кто-то мог видеть, и повторным нажатием на камень прекратила разговор. Откинула голову на подголовник кресла, невидящим взглядом посмотрела в потолок. Приподняла левый уголок губ, перекашивая лицо в кривой, злой улыбке. Зубодробительная интрига, унесшая жизни нескольких тысяч граждан империи, и спланированная ей вскоре после рождения Ринессы, вступала в активную фазу.
  ***
  - Они вступили на территорию. Все идет по плану.
  Скромная травница, многие десятки лет назад бывшая главой Ковена ведьм, нажала на камень амулета связи и облегченно прикрыла глаза, ощущая, как в груди все сильнее сжимается упругий комок из тревог и терзаний. С каждым днем беспокойство и ощущение бездны под ногами накапливались как снежный ком, заставляя все чаще хвататься за единственную ниточку, ведущую к прошлому и тут же, стиснув зубы и опомнившись, медленно и аккуратно класть артефакт обратно на полку, пряча его в шкатулке с украшениями.
  Не сейчас, не сейчас. Не торопить события, не влезать, куда не следует - тебя, такую обычную, простую, просто сметут и не заметят. Нет, дорогая, мы выйдем на сцену позже... Ты потеряла силу, влияние, власть, но ты не потеряла знаний. Ты жива. Сколько раз за последние четыреста лет твоя жизнь висела на волоске? Все это время у тебя не было ни одного права на ошибку - и ты все равно продержалась, и никто не скажет, что это мало. Нет, дорогая, наше время еще не пришло. План работает, и все то, что ты продумывала последние четыреста лет, наконец найдет свое воплощение в реальности. Плевать на жертвы - они все равно бы сдохли. Так уж устроена эта жизнь - либо ты укладываешь остальных на алтарь победы, либо ложишься на него сама. Вчерашний властелин мира сегодня может, пряча лицо под рваным капюшоном плаща, в рубище просить подаяния возле главных ворот. Главарь воров завтра окажется рыцарем без страха и упрека, а нищий, забросив ненужные более фальшивые струпья подальше в инкрустированный самоцветами гардероб, натянуть королевскую мантию и сесть на трон.
  Лежащий на столе амулет связи пиликнул, резко вздрогнул и затих, так и не организовав своей владелице связь с собеседником, но женщину, все так же бездумно уставившуюся в темноту под веками, это не смутило.
  Сообщение было получено.
  По крыше бревенчатого домика забарабанил крупный дождь - в западных областях империи осень окончательно заявила о своих правах, в качестве последнего подтверждения срывая холодным ветром последние листки с деревьев.
  Скромная травница, многие десятки лет назад бывшая главой Ковена ведьм, встала со своего места, и, застегнув теплую куртку, взяла в руки уже месяц как собранную сумку. Вышла на крыльцо приютившего ее на последние сутки заброшенного охотничьего домика и вздохнула полной грудью, не пряча лицо от холодных капель.
  Скоро они будут наполнены не только влагой, а она сможет смотреть на мир сквозь прозрачную, как горный хрусталь, призму истинной силы - той, что может дать только Арлея.
  Бедро, обтянутое черной тканью, обдало пушистым теплом, и женщина посторонилась, пропуская своего провожатого. Огромный черный кот, фосфорецируя во тьме зеленым ободком радужки вокруг расширившихся зрачков, недовольно дернул шкурой, избавляясь от капель сыплющейся с неба холодной воды, и прижал к голове острые уши. Оборотень покосился на замершую на крыльце женщину и раздраженно рыкнул. Это она может стоять здесь под этим дождем хоть целые сутки, а ему еще нести ее далеко не легкое тело неизвестно куда. Да еще и эта погода, будь она неладна... Нечего ждать!
  Женщина тихо рассмеялась. Накинула ремень на плечо и передвинула сумку за спину - чтобы не мешалась держаться за густую шерсть ее "лошадки". Жаль, конечно, что приходится сидеть на этом кошаке прямо так, без всяких удерживающих ремней, но за один только намек на предложение одеть на него шлейку, гордый оборотень порвал бы ее когтями, не взирая на все приказы.
  Ничего, скоро эти убогие костыли ей не понадобятся.
  Травница, двадцать лет назад пришедшая в Краймор и представившаяся местным жителям Румирой, перекинула ногу через спину напрягшегося кота, и вцепилась пальцами в шерсть. Впереди предстояли несколько часов быстрого бега туда, где скоро будут греметь проклятия и разбиваться, кроша камень стен, плетения. Да, для нее, в ее нынешнем состоянии это опасно, но, - как там говорят земляне - кто не рискует, тот не пьет шампанского? К тому же это единственный способ вернуть то, что она потеряла, а потому - несись быстрее, мой верный конь! Я загоню тебя до смерти, но мне на нее плевать - моя цель гораздо ближе...
  ***
  - Три минуты на подготовку и выступаем. Никакой самодеятельности, никакого баловства! Все четко, ясно и быстро, нам нужно всего лишь проверить местность и установить несколько датчиков. Этим займется Шарт, а потому дроу беречь, как зеницу ока! - Риган, видимо ожидая возражений, обвел эльфов строгим взглядом, но те даже не рыпнулись. Ушастые молча покивали и зашебуршились, проверяя снаряжение. - Вопрос к господам магам: как у вас с некромантией? Блокировать умеете?
  - Вполне, - подвязывая поплотнее волосы, ответил крайний справа эльф. На его груди таинственно серебрился неизвестный мне амулет. - Нас всех специально подбирали, лорд Крайтис. Первую волну пост-эффектов снимем спокойно, вторую можем проигнорировать, но под третью лучше не попадаться. Наша выносливость к магии последователей человеческой богини Мораны выше, чем у остальных Перворожденных, но все же не безгранична.
  - Понятно, - поморщился Крайтис. Подхватил с земли палку, начертил на земле треугольник в квадрате с точкой посередине. - Так, все! Смотрите сюда, говорю один раз, повторять не буду. Не мне вам объяснять, что отсутствие жизнеспособного целителя - прямой путь к предкам без входного билета, а потому Шарт, - тот криво усмехнулся и сделал ручкой, - В центре. Беречь дроу как родную маму, все ясно? Сами понимаете, почему я не взял еще хоть кого-то из списка предложенных Арлисиером - из всей вашей эльфийской братии только темные способны работать с некромантами без последствий, а тягать на себе ваши Перворожденные тела мне не улыбается. Лидор, Шанарис, идем треугольником. Двоих наших нет, потому перераспределяю нагрузку: я на острие, вы - основание. И присматривайте друг за другом. Сыгранность ни к черту, но выхода у меня нет. Риа, практикумы по боевке помнишь?
  Я кивнула. Такое забыть невозможно - жуткий балаган. Самый страшный кошмар всех студентов вне зависимости от специальности, потому как боевка была абсолютно у всех, даже у оракулов (хоть и слабовато) - большие люди сверху считали, что любой высококвалифицированный специалист с дипломом Академии в кармане просто обязан уметь ходить "строем". Боевкой называлась исключительно мозго- и костедробительная дисциплина, расшифровывающая "светлым умам" на пальцах, что такое военные действия. Тактика, стратегия, изучение сильных и слабых сторон магов любой специализации с возможностью их взаимозамещения на разных позициях и, разумеется, практические занятия. Классическое построение ромбом - целитель в центре, на остриях атака, а по краям защита - здесь было лишь одной главой обширной истории. Ромбы, треугольники, пары, все против одного и все против всех, при силовой поддержке лучников, пехотинцев, или с нагрузкой в виде гражданского населения... Нет, я не была отличницей, и даже больше скажу - была бы возможность, ноги бы моей на тех практикумах не было. Но в этом году приказ императора о переводе Академии на военный режим основательно перетряхнул перечень обязательных для изучения дисциплин, и эта вошла в данный список едва ли не первым номером. Собственно, радовались этому только парни: на совместных тренировках в "реальных условиях" (то бишь на полигоне) царил жуткий бардак. Целители и иже с ними исправно сводили глазки к переносице и бухались в обморок, едва их окатывало волной силы неосторожного некроманта, боевики азартно орали и швырялись проклятиями, не целясь, а умные люди вроде меня сидели на лавочке и выгонялись на песочек только пинками. Справиться с целой толпой недоученных недорослей уважаемый преподаватель не мог даже при помощи кураторов. После пары таких занятий была проведена основательная перетряска в расписании - количество одновременно занимающихся групп резко сократилось, а всем студентам кураторы проездились по мозгам с мастер-классами. Стоит ли говорить, что пока единственное, что мы с ребятами более-менее изучили практически, а не теоретически, являлось лишь то самое пресловутое построение в виде ромба? Причем мое место всегда было на заднем острие, и то только потому, что выбирать не из кого было - господин Корак дель Дорас, преподаватель, вполне искренне считал, что для работы в "боевой" специализации мне не хватает злости.
  - Видите ли, студентка Шанарис, боевая магия вне зависимости от того, сила какой природы освещает ваш путь, это не только обдуманность действий, концентрация и взвешенность решений, отнюдь! - вещал нам благообразный старичок в длинной профессорской мантии и аккуратных очочках, расшагивая перед нами по песку полигона. Если бы собственными глазами не видела, как он на первом занятии скрутил двух крепких, сильных мужиков в бараний рог всего через несколько минут схватки (кураторы боевиков согласились послужить наглядным пособием), сама бы предложила ему стульчик и присесть. Кстати говоря, потом я пару раз видела, как этот же самый Корак активно командует уже пятью кураторами - походу, те, кого он так аккуратно посадил в лужу, не только не обиделись, но и привели коллег повысить уровень. - Да, все вышеперечисленные мной качества делают честь любому командиру, но для того, чтобы выполнить задание и вернуть себя и доверившихся вам людей живыми, вы должны уметь в нужный момент разозлиться! Да-да, именно так, дорогие студенты! Здоровая злость, не замутняющая разум, но дающая вам силы для принятия сложных и часто неприятных решений - вот ваша цель! Вы должны уметь причинить боль сопернику, не оглядываясь на фундамент выстроенного вашими семьями воспитания, четко, строго, без лишних издевательств, просто констатируя факт! В вашей же группе, увы, я вижу пока лишь отрывки, куски боевого мага без какой-либо сыгранности вообще! Студент Шариент хорош в нападении, но совершенно не годится на роль ведущего группы - дорогой, за вами идут ваши коллеги, не надо нестись вперед, будто вам награду вручают, пока не за что! Студенты Найршар, вы прекрасно понимаете друг друга, находясь в обороне, что неудивительно, принимая в расчет ваше родство... Но разброс, господа, разброс! Вы совершенно не следите за собственной силой, из-за чего страдает ваш коллега студент Скалозуб, любезно согласившийся дополнить вашу команду. Нам очень повезло, что тролли более инертны к любой магии вообще (особенно по сравнению с эльфами), иначе тащить беднягу к целителям вам пришлось бы самостоятельно! Ну а вы, студентка Шанарис, меня просто ввергаете в изумление! Помнится, ваша матушка подавала такие внушающие уважение надежды, а все мои занятия по боевому построению, бывшими тогда факультативами, посещала в числе первых! Удивительно видеть, что ее дочь, помимо всех необходимых для лидера группы задатков, обладает еще и полным отсутствием желания их реализовать... Дорогая, позвольте мне, в силу моего возраста быть с вами откровенным - вы слишком расточительны!
  Да, по мнению нашего уважаемого преподавателя, я в качестве члена боевой группы была не ахти. Собственно, я и не стремилась - увы, но на этом поприще протоптались целые роты по-настоящему талантливых людей, и мне там, если честно, делать совсем нечего, а сидеть попой на месте, принадлежащем другому человеку по праву, я не хочу. Не мое это, боевая магия. Может в криминалистику по стопам отца податься? Хотя нет, его я тоже не переплюну - эксперта, способного ощутить место преступления, заткнуть за пояс невозможно. Отец мог бы стать оракулом и получать за свои консультации немалые деньги, но он, не захотев быть "еще одним Гариес" (весьма старая династия предсказателей), пошел в некромантию и теперь получает еще больше. Не такой большой резерв и способности к магии смерти совсем чуть-чуть выше среднего не позволили бы ему сколотить карьеру на поприще боевого некроманта, но оно ему и не требовалось: наблюдательности, острого ума и интуиции (единственного, что осталось от всех его перспектив в качестве оракула) ему оказалось достаточно, чтобы еще за время учебы в Академии сделать себе имя эксперта-криминалиста.
  Да, папа у меня тоже в тени родителей оставаться не любит... Кстати говоря, они его так и не простили.
  - Шанарис!
  - Да, лорд Крайтис, - с готовностью отозвалась я. Натолкнулась на прищуренный взгляд, обещающий мне все муки ада, и виновато заморгала. - Практикумы по боевке помню, но вы должны знать мои характеристики. Магистр Дорас...
  - Был абсолютно прав, но его здесь нет! - отрезал Крайтис. Повел глазом на демонстративно изучающих вершины деревьев эльфов, и раздраженно дернул плечом. - Кто есть, тем и обхожусь. Значит так, идешь на одной линии с Лидором. Следи за ним и будь готова поддержать. Лидор! Аналогично. Дальше, Ликариэль. Распредели своих людей, - жених Лианки поморщился, но выступать не стал. - Вокруг нас квадратом. Не мне тебе объяснять, что маги в ближнем бою весьма уязвимее, а потому держите всякую дрянь на расстоянии хотя бы первые несколько секунд - дайте магам время сориентироваться в ситуации. А вы...
  - Эльтеор и Эльдард, - подсказал давешний эльф. Смущенно улыбнулся. - Сокращение для людей. Вам сложно выговаривать наши имена.
  - Спасибо, - кивнул Риган и продолжил, - Вы пойдете по краям треугольника и до передней стороны квадрата по бокам. Никуда не вылезать, а то резонансом стукнет. Мне не улыбается потом тащить вас на закорках обратно в столицу, - улыбка ушастого померкла. - Шанарис, будь внимательней, не зацепи никого из наших. Разброс сил минимальный, контроль плетений с зарождения первого центра и до встречи с объектом. Понимаю, выматывает, но надо подумать и о господах эльфах, - он кивнул мне и повысил голос, окидывая всех сгрудившихся вокруг него предупреждающим взглядом. - Все, разбор плана окончен. Наша задача - пройти на закрытую территорию, уточнить характеристики силовых потоков, найти источник их отклонений от нормы и вернуться обратно! Не мне вам объяснять, чем эта ситуация чревата - вон, уже даже по вашему Лесу последствия бегают! Если не хотите, чтобы у вас вскоре стало так же, как и на остальной Арлее, то придется поработать. Все, вопросы есть? Вопросов нет! Минута на проверку снаряжения и выступаем! В боевой порядок согласно приказу командования...стройсь!
  Пришедший в сопровождении своего советника Повелитель милостиво кивнул на приветствия и толкнул небольшую речь, смысл которой можно было выразить одним словом: "Удачи!". Впрочем, подчиненных такая красноречивость патрона нисколько не обидела - все вежливо похлопали и отвесили каждый по дворцовому поклону. Стоит ли говорить, что мое кратенькое приседание (ну не попрусь же я в лес в юбке?) не шло ни в какое сравнение с принятыми в их высшем свете нормами этикета? Однако суровые эвеали (королевская гвардия по-нашему) не позволили себе и грана пренебрежительной ухмылки (даже Ликариэль не шелохнулся). Эритилиэль еще раз благословил нас на подвиги. Мне, как единственной даме, высочайшее лицо лобызнуло ручку, а потом еще долго махало вслед уходящему отряду. За все это время Арлисиер, советник Повелителя, проронил едва ли не больше десятка слов, кивнул Ригану и Ликариэлю, а на меня посмотрел лишь раз и то мельком. Зато потом, когда мы уходили, ведомые пристроившимся к Крайтису сбоку женихом Лианы, я отчетливо ощущала на своей спине чей-то упорный внимательный взгляд. Попытка обернуться назад ничего не дала - под сенью вековых дубов близ повелительского дворца фланировало столько эльфов, что искать среди них того, кто глазами намозолил мне спину... Я нагнала полшага отставания от Лидора и попыталась настроиться на работу.
  Главное, не относиться к этому, как в прогулке. Да, рядом со мной "ирбисы" - люди сильные, серьезные, и обладающие нешуточной подготовкой. Да, нас окружают эвеали Зеленой Стражи под предводительством двоих магов, что тоже не хухры-мухры. Но мы идем не в парк аттракционов, Риа, а значит поумерь собственный кураж, он совсем не к месту!
  Я прикрыла глаза, соскальзывая в короткую медитацию. Тело, приноровившись к мерному шагу окружающих, шло вперед уже без участия разума - Риган может мной гордиться. Хоть что-то я на его занятиях усвоила. В любом случае, прежде чем мы дойдем до границы, мне нужно привести мысли в порядок - соваться на закрытую уже четыре сотни лет территорию с таким бедламом в голове просто самоубийство. Мало ли, что там завелось?
  - В таком темпе дойдем за час, - сообщил Эльтеор спереди. - Много идти не придется - мы получили разрешение пользоваться ветвями переноса.
  - Повелитель весьма щедр, - эхом отозвался Риган.
  Я, пригладив мысли частой щеткой, вернулась в реальность.
  - У нас общий враг, - в таком же тоне ответил Ликариэль. Он скользил рядом с Крайтисом, слева и чуть сзади, находясь по флангу Лидора и не опасаясь попасть под волну некромантии с чьей-либо стороны.
  - Вы считаете, они вернулись? - тихо поинтересовалась я. Меня услышали.
  - Эльфы живут долго, - ответил мне жених Лианы. Остальные эльфы предпочитали отмалчиваться. - Среди нас остались те, кто помнит события четырехсотлетней давности. Та война уничтожила не всех, леди Шанарис.
  - Хочешь сказать, ты тогда жил? - скептически поинтересовалась я.
  Он обернулся и, глядя мне в глаза, не снижая шага и не ломая рисунка, покачал головой.
  - Я родился много позже. А вот лорд Арлисиер застал то время. Это именно он уговорил Повелителя отправить правителю союзной нам человеческой империи письмо с приглашением посетить наш Лес с целью раскрыть тайну проклятых земель раз и навсегда. К тому же вы наверняка знаете, что у нас появилась нежить. Мы в борьбе с ней не сильно преуспели.
  Он отвернулся обратно, а я удивленно заткнулась. Это что ж такое случилось, что Ликариэль не только прекратил строить из себя пуп земли, но еще и признал, что эльфийская раса хоть в чем-то уступает человеческой?
  И вот еще интересно, Лиана сможет-таки прогнуть своего папу на посещение Шэ'асса и осмотр тела Ганта? Утром, выбегая из покоев, я наткнулась на подругу - та фланировала по коридорам в сопровождении то ли приятельницы, то ли камеристки, то ли тюремщицы и соглядатайки. Больно уж у той было профессионально дотошное выражение ухоженного личика... Моя соседка, углядев нашу деловито спешащую за очередным камердинером кавалькаду, состроила такую невозмутимую морду лица, что я даже не стала пытаться подходить - похоже, дочери советника Повелителя совсем не по чину общаться с какими-то там людьми... Зато умудрилась незаметно оставить след собственной магии на подушке. Ничего особенного - так, небольшая головная боль для любого случившегося рядом эльфа, и только Лиана, с которой мы почти месяц провели в совместных тренировках по контролю над силой, поймет, что это маяк. Потому что под матрасом на уровне подушки лежала записка-просьба пробиться к радужному и выяснить, что это за балаган был накануне на местном празднике. Задача-максимум была поставлена по-другому - обследовать тело Ганта и выяснить, с какого хрена эманации смерти, учуянные мной во время транса, были так слабы, что развеялись едва ли не быстрее, чем всех лишних выгнали из зала. И это если учесть, что видимых признаков убивать собственного коллегу у Шэ'асса не было вообще - да, он тот еще невротик с манией величия и психозом, но так демонстративно, находясь в составе едва ли не дипломатической делегации... Даже стукнутый смертью всего клана радужный должен понимать, что такие выкрутасы испоганят репутацию империи на десятки лет вперед!
  Я почти не заметила, как перед нами опустилась первая мохнатая ветвь, снабженная большой устойчивой площадкой с густым частоколов листьев вместо перил. Дерево под нами дрогнуло и понесло свою лапу с нами вместе куда-то вверх и в сторону...
  ..Тогда в чем, спрашивается, смысл всего происходящего? Да, верю, что змей поспорил с кем-то из ушастых - этот и великанов острова Пасхи из себя выведет, - но из-за чего? Допустим, Гант оказался не в том месте не в то время, и влетел по полной - словил на себя полный спектр раздражения собственного коллеги. Да, я помню, что впереди полнолуние, а Шэ'асс, как любой оборотень, весьма зависим от лунного цикла, но он же не ребенок! Срывы из-за неудачного положения светил у его народа разгораются сразу же, едва только начинает формироваться вторая ипостась, и первое, чему учат "просыпающихся" подростков - это умению отстраняться от чуждого влияния. А уж военных - тем более, никому не хочется профукать успех операции из-за взбесившегося вдруг волка!
  ...Дерево под ногами дрогнуло и платформа мягко пристыковалась к сестре-близняшке, только в этот раз с игольчатыми перилами. Сильно пахло хвоей. Мы перешли на огромную еловую лапу и перемещение продолжилось...
  ..Так вот, к чему я это все - Шэ'асс попросту не могу потерять контроль над собственной ипостасью из-за грядущего полнолуния, это не-воз-мож-но! Для этого надо быть котенком мокроносым и совсем ничего не понимать в контроле. Да, я не оборотень, но я прекрасно помню слова Лидора, когда пристала к нему с просьбами описать вторую сущность. Нет, он в принципе не мог мне ответить совсем честно - из-за большого количества инородной крови, его родства с двуипостасными не хватило на полноценный оборот, но вот привести некое сравнение он сумел:
  - Контроль силы, Риа. Наверное, это можно сравнить с контролем собственной ауры при колдовстве. Для меня ощущать влияние луны как для тебя - держать резерв, не давая ему выплеснуться наружу и натворить бед. Да, наверное, такая формулировка будет единственно верной, - подумав, кивнул он. - Я классический маг с кровью оборотня в жилах, и мне никогда не удастся услышать голос другой жизни. Но, с другой стороны, мало кто из народа моего прадеда вообще способен колдовать.
  Я вспомнила сотворенный Шэ'ассом провал в подпространство, благодаря которому мы попали из леса в Краймор, и удивленно нахмурилась:
  - Да, но радужный ведь делает порталы. Я понимаю, что это не магия - я не ощущаю силовых потоков и не понимаю, как эти порталы вообще существуют в природе, но они ведь существуют!
  - Чистокровные оборотни, особенно оборотни из правящих семей - это немного другое, Риа, - покачал головой Лидор. - Это не магия, это способности... Навыки, передающиеся из поколения в поколение вместе с кровью, владение которыми впитывается с молоком матери. Такое невозможно подделать. Поэтому среди правящих семей брачный союз с представителем другого клана является преступлением - чистота крови для них в приоритете. Но я мало знаю об оборотнях, Риа, тебе лучше спросить Шэ'асса...
  ..Под ногами дрогнуло - мы снова перешли на другую ветвь...
  Так вот, исходя из этого - радужный физически не мог сглупить. Если только это все было не хорошо разыгранным спектаклем, рассчитанным на самодовольного, не видящего ничего дальше своего носа зрителя.
  Не знакомого с реальностью жизни других рас... Сколько таких среди эльфов? Они ведь не слишком часто путешествуют по территории империи: чистокровные предпочитают отсиживаться в собственных владениях, отсылая по всевозможным поручениям в другие страны полукровок и квартеронов - не царское это дело, ногами пыль месить...
  - Скоро будем на месте, ветви спустят нас на землю, - как сквозь сон раздался голос Эльтеора, и я заторопилась.
  Стиснула пальцами металлическую бусину выданного мне Крайтисом амулета связи, настроенного исключительно на членов нашей группы и, представив перед глазами лицо Шарта, швырнула в него комок грубо слепленной силы. Никаких тонких плетений и просчетов векторов - только небольшой, стартовый толчок, запускающий обмен энергетическими импульсами между четырьмя "якорями"... Четырьмя ли?
  "Шарт!"
  Рука дроу дернулась от неожиданности, но тут же застыла, вцепившись в ремень штанов, на котором висел кинжал целителя в ножнах.
  "Шарт, что ты знаешь о Ганте?"
  "Чего?!" - в мысленном голосе мужчины сквозило удивление. - "Ты с ума сошла, Риа? У нас работа на носу!"
  "Ответь на вопрос!" - от внезапно пришедшей в голову догадки меня залихорадило. Эмоции забили через край, я с трудом сдерживалась от того, чтобы схватить первого попавшегося за грудки и трясти, трясти, трясти, выбивая правду...
  "Шарт, ты должен был осмотреть тело! Он мертв?!"
  "Риа, ты видела все сама, момент смерти ощутили все в зале."
  Я смотрела в его прямую, как палка, спину, и пыталась понять что-то важное... Оно крутилось на языке, свербело мелким громогласным комаром, отвлекая на себя внимание, заставляя перерывать любые намеки на правильный ответ в поисках...Чего? Что я ищу?
  "Это не ответ! Ты - отрядный целитель, ни в жизнь не поверю, что Крайтис не отдал тебе приказа продавить светлых на осмотр тела Ганта и встречу с Шэ'ассом - если кто и способен намылить шею ушастым в дебатах, так это только дроу!"
  "Ну спасибо!" - с некоторым даже облегчением (показалось?!) в голосе возмутился темный. "Я так-то тоже ушастый!"
  "Шарт, мать твою!" - вызверилась я, с лихорадочным блеском в глазах наблюдая, как в просвете вежливо раздвигающихся перед нами веток темнеет земля. - "Не делай из меня дуру! Я прочитала эмоциональный фон в бальной зале, тебе напомнить, сколько, исходя из вычислений магистра Гирада, должен держаться слепок насильственной смерти в Лесу? А хочешь, скажу, что я нашла?! Ни хрена я не нашла, интриганы вы необлупленные! Ту фигню на постном масле, что еще сохранялась на месте смерти, я даже следами назвать не могу!"
  Шарт молчал.
  "Это получается, что все эти вопли Крайтиса про необходимость и недостаток в кадрах - просто песня фальшивого певца..." - мысли неслись вскачь, я лихорадочно облизывала губы, борясь с желанием вцепиться пальцами в волосы. "Значит, вам был необходим выход Шэ'асса за кулисы, значит, основное действие нашей драмы произойдет не на заброшенных землях Лайрионеля... Или на них? В любом случае, радужный выступает некой подстраховкой, планом "Б", который в симбиозе с Гантом... А Гант жив, жив, он не мог умереть! Вся эта картина еще вчера была шита белыми нитками, сегодня она вообще разваливается! Что должны сделать Шэ'асс и Гант?!"
  "Риа!" - холодный голос Ригана отрезвил меня, смесью льда и снега остудив лицо. - "Наша задача - проверить земли Лайрионеля и найти источник искажений. Это может быть артефакт, а может быть и целая толпа желающих исполнения своих странных планов эльфов, зараженных жаждой власти над миром, им не принадлежащим. Ты мне нужна спокойной и собранной! Даю слово - по возвращению в Деймор ты узнаешь все, что захочешь."
  Мягким толчком ознаменовалось приземление. С ветвей растущих здесь деревьев беззвучно падали и растворялись, не долетая до земли, кроваво-красные капли .
  Единственный знак скорби, что позволили себе эльфы.
  - Прибыли, - сосредоточенным голосом объявил Риган. Мы сошли на землю. - На проверку оружия и разминку - три минуты! Всем быть начеку! Обо всем непонятном - предупреждаем остальных, в одиночку не геройствуем! Их территории небольшие, должны управиться быстро. Держать строй! Все, размялись? Тогда пошли!
  Всего несколько десятков метров по запрещенной территории и лишь несколько минут во владениях мертвого клана. Большая каменистая площадка, сквозь пыль и грязь еще просматриваются кирпичики витиеватой плитки - карганский мрамор, погибшая в огне раздоров маленькая страна на границе с Конфедерацией. Вместе со своей смертью унесла в могилу секрет изготовления полупрозрачного, светящегося изнутри белого камня.
  Ощущение...чуждости. Легкий привкус крови на языке - металл и ржавчина, боль и смерть, памятник, увидеть который способен не каждый. Нет, эти дамы не пришли сюда сами - их пригласили. Построили настоящий некрономикон, положив на эти самые плиты, как на тарелки, многие десятки живых существ. Украсили кровавыми разрезами, полили сверху соусом жажды с кружащим голову запахом безумия, и пригласили.
  Отобедать.
  Я провела рукой в месте напряжения сил, и зашипела от боли - ладонь окрасилась широкой полосой содранной кожи.
  - Риган!
  - Уходим! - взревел он.
  Не успели.
  Раз. Время растягивается вязкой патокой, словно сладким медом запечатывая в себе реальность.
  Два. Эльтеор и Эльдард разворачиваются, вскидывая руки.
  Ладонь... Кожу ладони в месте содранной кожи печет невыносимо - кажется, будто засунула ее в костер, и радостные языки огня принимают подношение, преданно зализывая рану... Бешено вращая пожелтевшими глазами, падает на землю Лидор, и я вижу, как на его боку стремительно расплывается кровавое пятно.
  - Вы очень неразумно сунули руку в перекрестье линий пентаграммы, леди Шанарис, - вежливо и даже слегка грустно говорит Эльтеор. - Хотя, надо признать, весьма вовремя. Иллейну даже не пришлось совать вам нож под ребра.
  Хрипя и задыхаясь, наблюдаю калейдоскоп сменяющихся передо мной картинок. Словно в горячечном бреду... Словно муха, застывшая в куске бетона.
  Слезы, соленой влагой застывшие в глазах, мешают видеть - действительность размывается глупым отражением в кривых зеркалах. Помню, папа меня как-то сводил в такой аттракцион, мне, кажется, семь лет было...
  Вот только тогда было смешнее.
  Вижу, как трое эвеалей блокируют Ригана и прижавшегося к его спине Шарта, еще столько же наседают на Ликариэля. А может и зря Лианка так его не любит? Хороший парень, держится... Но да куда ему сразу против трех. Короткий огонь высверкнувшего на серебряном лезвии клинка солнца. Эльф уворачивается, вместо горла подставляя плечо... И замирает истуканом.
  Эльдард переводит взгляд с Ликариэля на "ирбисов".
  - А ведь некоторым из нас даже не нужны кинжалы, - оставшийся возле меня Эльтеор с любопытством склоняет голову к плечу. - Представляешь, можно заставить кровь закипеть... Прямо в жилах.
  Я все же упала. Лицом вперед, даже не выставив руки - не могла. Наверное, именно так чувствовал себя Шэ'асс после боя с рогхой. Парализующий яд, плавно путешествующий по твоим венам, легко и беспрепятственно берущий в плен сильного, здорового мужчину... Вот только в моем случае смертельной инъекцией оказалась моя же кровь.
  "Риа... Риа!" - встревоженный голос проснувшейся змеи доносится как сквозь вату.
  "Риа, идиотка малолетная, резерв! Цепляйся за меня, я выведу!"
  Не знаю, как я смогла "уцепиться". Последним усилием воли нырнула под нарисованную чешую своей подруги, проволоклась за ней сквозь собственное, застывшее неповоротливой сломанной куклой тело... Плюхнулась, поднимая тучи брызг в самую глубину развернувшегося внутри меня моря.
  Здесь царил штиль. Полное спокойствие, нарушаемое лишь легкими солеными волнами, набегающими на лицо и перебирающими вновь растрепавшиеся на всю длину волосы. Мне даже не требовалось дышать. Зачем? Солнце мягко светило где-то сверху, глубина манила своей темнотой снизу, а вода, меня окружающая, плавно и незаметно выполаскивала из моей головы все прошлое...
  ..У магов с маленьким резервом есть только одна проблема - нехватка сил. У магов с большим резервом - две. Контроль, и опасность раствориться, развеяться в неосуществленных возможностях, по крупицам растеряв собственную личность..
  "Риа!!!"
  Я распахнула глаза и сквозь зеленоватую толщу воды увидела..
  ..как Риган, стремительно развернувшись, вонзает кинжал в бок Шарта.
  И вот тогда я закричала.
  ***
  Лес, раньше такой живой и яркий, теперь затих, замерев темными гигантами стволов. Не шуршала листва ценимых на всей Арлее деревьев, а среди ветвей и корней не бегали зверьки, испокон веков живущие только в Светлом Лесу под защитой перворожденных. Здесь уже четыреста лет была тишина, не нарушаемая никем и ничем: приказ об изоляции запятнавшего себя преступлениями против собственного народа был из категории тех, что не имеют срока давности. Об этом позаботился предыдущий Повелитель, взошедший на светлоэльфийский престол вскоре после трагедии, получившей туманное название Войны Крови. Туманное - потому что информации о ней в открытых источниках было так мало, что у любого обывателя, человека 'с улицы', не было даже шанса узнать, что это такое. Всего лишь название из пары слов, временные рамки и неопределенное 'истинное количество жертв до сих пор неизвестно'. Смешно. Глупо. Все тайное становится явным - такова мерзкая человеческая натура, не так ли? Стремление к поиску правды, столь же опасное, сколь и неуправляемое, становится убийственным тем сильнее, чем ближе к отгадке вы находитесь. Так стоило ли воскрешать забытое, похороненное в веках тайное общество лишь ради мести?
  Румира придержала рукой связку амулетов на шее и осторожно, бесшумно сползла с шеи огромной черной кошки. Оборотень за ее спиной брезгливо отряхнулся, сгоняя со спины ощущение чужого присутствия, но женщине на него было плевать.
  Стоило, но не только ради мести. Ради жизни. Ей надоело быть безмолвной, бесправной, бесполезной травницей на задворках империи. Надоело? Опротивело. Четыреста лет! Четыре века глупой, никчемной жизни из-за одного единственного промаха. Всепоглощающее счастье обратилось абсурдной иллюзией, плоским фоном дешевой постановки, что играют пьяные заезжие актеры.
  Румира выбрала для себя удобную для наблюдения точку, прислонилась к так кстати оказавшемуся прямо за спиной стволу и приготовилась ждать. Действие на видимой сквозь просветы в листьях поляне входило в запланированную автором пьесы кульминацию.
  ***
  - Вы понимаете, что именно вы должны сделать?
  Советник Повелителя Арлисиер зажал длинными пальцами серебряный кубок с вином и вопросительно взглянул на стоящего перед ним мужчину. Риган дель Крайтис, глава командированной в Светлый Лес группы 'ирбисов' сцепил руки за спиной и повел плечами, будто сбрасывая напряжение.
  - Мне не объяснили, почему.
  Арлисиер тонко усмехнулся:
  - Ну, вы же хотели стать одним из нас, верно? Вот и станете, а заодно поспособствуете реализации наших планов. Так сказать, и нам и вам.
  Человек помедлил, а затем слегка опустил подбородок вниз.
  - Что будет потом?
  - Ничего особенного, - улыбнулся эльф, мягко взмахивая рукой. - Это просто изменит мир.
  ***
  Можно ли было подумать еще год назад, что она, представительница высшей эльфийской аристократии, будет красться непойми куда глубокой ночью и совсем без охраны? По Лесу, внезапно ставшим пристанищем нежити. За той, которой, по мнению отца, уже давно должна была горло перегрызть.
  Рекомендательное письмо в Тайрскую Академию Магии, подписанное самим Повелителем, стало для Лианы сюрпризом, а разрешение отца ехать - восхитительным подарком, затмившим всю прошедшую жизнь. Осознание, с кем именно ей придется жить следующие несколько лет - сродни небу, свалившемуся на плечи.
  Наследница рода Шанарис, семьи некромантов, по слухам, продавших душу Моране в обмен на силу и власть. Знакомство оказалось столь неожиданным, что Лиана по старой привычке 'впрыгнула' в выработанный еще в Лесу образ девочки-цветочка. Тонкий, вежливый голос, легкие движения, репетируемые годами, и большие невинно-глупые глаза. И только немного позже, прощупав ауру будущей соседки, Лиана поняла, что та напугана едва ли не больше нее. Особенным воспитанием она, надо сказать, не страдала - устроила такой вопль и такими словами, что уже через несколько минут в их комнате под аккомпанемент хлопающих дверей побывал весь этаж. Впрочем, успокоилась некромантка так же быстро. Проматюкавшись, прооравшись и побившись головой о стену, девушка оперативно взяла себя в руки, и, выгнав всех любопытных, поставила четкое условие - необходимость проведения совместных тренировок по контролю за силами, а до тех пор никакого колдовства в комнате. О том, что такое резонанс, все юные маги узнавали едва ли не прежде, чем садились на школьную скамью, а уж последствия, начиная с головных болей и заканчивая увечьями вплоть до полной потери дара, не оставляли безрассудным авантюристам ни одного шанса. Возможность утраты самой важной частички себя не радовала ни эльфийку, ни человечку, поэтому в их комнате установился вынужденный паритет - все действия приходилось выполнять руками и без малейшего применения магии, а совместные тренировки при помощи куратора некромантов стали единственно верным выходом из положения.
  Сосчитать, сколько синяков, царапин и вывихов получила холеная блондинка за первый месяц учебы, оказалось невозможно - каждый день, возвращаясь в вынужденно 'родные' пенаты, она открывала свой шкафчик и доставала бинты, мази, зелья, притирки... Некромантке доставалось хуже. Она, неприспособленная совершенно ни к какой физической работе, после тренировок со своей исключительно мужской группой во главе с куратором Крайтисом, в общежитие почти приползала, иногда, как казалось Лиане, исключительно на одном только чувстве упрямства, круто перемешанного с гордостью. Возможно, именно это и стало тем первым мосточком, канатной дорогой переброшенной через пропасть различий двух рас и женских характеров.
  Несогласие слабой человеческой девчонки признавать себя таковой. Жизнь в немагическом мире, напичканном всевозможными приспособлениями, сделало ее не просто слабой, а почти беспомощной в бушующем мире Арлеи. Всего лишь великовозрастный ребенок, защищенный лишь репутацией родителей и собственным титулом, неспособный даже распорядиться дарами судьбы. Да, ей было сложно. Постигать основы того, что остальные твои сверстники узнали многие годы назад, сидеть ночами над книгами и засыпать в тренажерном зале среди опаленных твоей магией мягких стен, а утром вместе со здоровыми двухметровыми лбами вставать ни свет, ни заря, и отправляться на пробежку под руководством куратора.
  На это требовались гордость, упрямство и нехилых размеров уязвленное самолюбие. Впрочем, последнее объяснялось родством соседки с директрисой Академии, о которой все студенты говорили лишь хорошее и то шепотом - чревато.
  Однажды, наблюдая за тем, как Шанарис, сидя на кровати, неумелыми движениями растирает икры после вечерней пробежки, Лиана не выдержала. Впервые жалость к упертой человечке пересилила привычное равнодушие. Презрев мрачные отговорки в стиле 'отстань, я сама', эльфийка достала свои склянки и за какие-то полчаса, невзирая на сопротивление привела соседку в состояние шипящей от злости кошки.
  - Зато хоть ныть перестанешь, - удовлетворенно заявила блондинка, затыкая пробкой терпко пахнущий флакончик с мазью. - Перед сном прими двадцатиминутную ванну, а на ночь укутайся поплотнее. Пропотеешь - с утра побежишь вприпрыжку.
  - Надеюсь, хоть не сдохну от твоей дряни, - огрызнулась соседка, с отвращением разглядывая изгвазданную лекарством рубашку.
  - Надейся, - хищно ухмыльнулась эльфийская принцесса.
  Маску глупой и безропотной девочки-цветочка она сбросила сразу же, как оказалась за надежными стенами Академии, ограничиваясь вежливыми реверансами в сторону собратьев. В друзья, впрочем, к ним набиваться не спешила - те вполне могли оказаться если не шпионами, то хотя бы информаторами отца в империи, которые ей до тошноты надоели еще в родном Лесу. Терять долгожданную, пусть и довольно условную, свободу из-за собственной глупости не хотелось. Кому, как не ей, знать все о методах работы первого советника Повелителя? И кому, как не ей, мечтать об избавлении от него и всей своей ушастой братии с их устаревшими на века нормами и ценностями.
  Согласно эльфийскому этикету, то немногое, что лежало в пределах разрешенного традициями жизненного уклада аристократки ее уровня, ограничивалось изящными искусствами, пению и игре на музыкальных инструментах, танцах, а так же чтении дамских романов, героини которых вели столь же никчемную жизнь. Бесконечные прогулки по саду в сопровождении своры служанок, ненавистные корсеты и платья со шлейфами, тяжеленные камни в уложенной башней прическе, пригибающие голову к земле... Растянувшаяся на столетия жизнь, каждый день которой являлся точной копией предыдущего. Судьба третьей наследной принцессы клана Серебряной Листвы была темна и беспросветна, как ночь перед бурей, и лишь одно могло дать ей желанную свободу от правил и условностей эльфийского этикета - позабытый всеми, пропыленный библиотекой, но не отмененный закон: женщина, признанная Мастером, становится равной в правах мужчине. Плюсов у этого звания было множество, ведь сейчас эльфийкам не позволялось даже покидать Светлый Лес без монаршего на то дозволения и соответствующей свиты. Впрочем, Лиана не обольщалась - в силу своего статуса она была знакома с Повелителем и всей политической верхушкой страны и прекрасно знала, кто на самом деле кем руководит. Ее хладнокровный и бесстрастный отец, помнивший еще Войну Крови, подмял под себя все, до чего смог дотянуться. Это он возвел Эритилиэля на светлоэльфийский престол, он сформировал Совет из преданных ему лордов, и именно он определял политику Светлого Леса в отношении других государств, крепко держа за горло всех неугодных.
  Надо сказать, Лиане пришлось крепко попотеть, уговаривая Арлисиера отпустить ее в Академию. Она старательно изучала все, что могли ей предложить учителя, вызубрила сложный, многоуровневый эльфийский этикет до последнего жеста и движения веером, и несколько раз даже подставила старших сестер, выставляя их в глазах отца типичными глуповатыми эльфийками, не желающими интересоваться ничем, кроме драгоценностей и балов. Впрочем, с этим особо стараться не пришлось, ведь ни для кого не было секретом, что старшие принцессы клана Серебряной Листвы никогда не брали в свои точеные ручки книг серьезнее дамских романов. Уж неизвестно, что именно проняло Арлисиера, ее старательность или проявленная инициатива, однако результат был достигнут. Выезжая из Леса в Академию, эльфийка всерьез рассчитывала на спокойную учебу, интересную работу в лабораториях, и собиралась, если понадобится, жизнь положить на получение диплома и доказательство звания Мастера. Однако среди ее друзей оказались тролль, некромантка и суккуб, и уже тогда, в самый первый день знакомства, можно было понять - все планы полетели демону под хвост.
  Надо признать, госпожа судьба оказалась весьма ехидной женщиной.
Оценка: 6.48*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Т.Осипова "Коррида"(Антиутопия) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"