Малафеева Любовь Николаевна: другие произведения.

Обретение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эльфы всегда были избранниками богов. Они жили, любили, воевали друг с другом и смотрели с высока на всех прочих, но однажды им предется отвечать не за свои ошибки, жертвовать своими жизнями и жизнями друзей что бы Мир просто продолжал быть...


   Пролог
  
   П
   олдень. Жара. Яркий солнечный диск парил на выцветшем бледно голубом небе. Ветер жарким дыханием теребил кроны деревьев. В их спасительной тени весело шумел мелкий ручеек, в начале лета бывший еще небольшой речушкой. Цветущие травы щедро обогащали воздух своими приторно сладкими ароматами. От этого он становился еще тяжелее и горячее. Где-то в зарослях беззаботно стрекотали кузнечики.
   Идиллию нарушила грязная ругань, исполненная прочувственным хриплым басом. Из тщательно замаскированного убежища в ветвях раскидистого дуба высунулась голая, грязная мозолистая ступня.
   - Агрохх побери эти дамоновы ветки! Эти листья! Эту жару и эти... - следующей порцией ругани говоривший подавился - судя по звуку, кто-то отвесил ему крепкого подзатыльника. После раздался совершенно другой голос - мягкий и тихий, но с мерзким змеиным шипением.
   - Еще хоть один писк с твоей стороны и Агрохх поберет тебя вместе со всеми перечисленными тобою вещами и твоими долбанными гоблинскими родственничками! Ты понял Гук?
   - Да босс,... то есть Харуна,... то есть я извиняюсь!...
   - Заткнитесь оба немедленно! Гробовщик, мне заплатили увесистую сумму, но если эта вошь еще хоть раз раскроет свой поганый рот, я пошлю к Агроху тебя, его и заказ! Понял? Где эта твоя цаца? - говоривший не принадлежал к человеческому роду. Певучесть и растянутые гласные выдавали в нем Перворожденного.
   - Спокойно. Еще пару треков и мы отсюда реально свалим. Если клиент не прибудет, то я проплачу все твое потраченное время в двойном размере. Ты в любом случае не останешься в накладе Креджи. - Харуна говорил как можно любезнее и вежливее, прекрасно зная крутой нрав эльфа. Рядом послышалось недовольное сопение Гука, которому в случае неудачи оставалось только ждать следующего Заказа для банды. Но даже такое детское неодобрение жестоко присек очередной подзатыльник.
   - Ха! Не трудись партнер! Сейчас мы получим все, что ты нам так красочно вчера расписывал. Та особа появилась на горизонте.
   Шелест листьев стал еще отчетливее, к нему прибавились скрип веток и скрежет обнажаемого железа. Банда приготовилась к нападению. Их цель тоже появилась на виду. Добычей разбойников стала всадница, не смотря на удушающую жару, на ней был темный плотный плащ с капюшоном, скрывающий фигуру почти полностью. Женщина плавно покачивалась в седле в такт медленному ходу невзрачной серой лошади, и совсем не двигалась, от чего казалось, что она спит. Когда всадница приблизилась почти вплотную к укрытию шайки, черная матовая стрела пробила череп лошади насквозь. Животное с душераздирающим хрипом-визгом завалилась на бок, но не успела туша достигнуть земли, как наездница нечеловеческим вывертом слетела с седла и, оказавшись на земле, приняла боевую стойку. В каждой руке у нее сверкал длинный эльфийский кинжал.
   Разбойники с оперативной скоростью зажали жертву в узкое и плотное кольцо. Оценив ситуацию, женщина немного опустила свои клинки, но убирать не стала, оставаясь по-прежнему напряженной. Увидев небольшую уступку и поняв, что находятся в выгодном положении, грабители оживились, но нападать не стали, все еще боязливо поглядывая на обнаженное оружие жертвы. Сами бандиты были вооружены полуторо - и двуручными мечами, которые были в два или три раза длиннее, что не мешало им чувствовать себя неуютно рядом с добычей.
   Внезапно круг разомкнулся и в него вошел главарь - Харуна. Высокий, худой и поджарый словно гончая. Лицо сильно вытянутое с резкими и неприятными чертами покрывала жидкая и короткая бороденка. Выцветшие серые глаза внимательно и цепко ощупывали врага. Неожиданно хороший клинок в руке и обманчиво расслабленный вид наводили на мысли о профессиональном уровне мастерства фехтования. Не смотря на отталкивающую внешность, Харуна Гробовщик внушал уважение многим.
   - Мы не собираемся вас убивать. Нам нужны только ваши деньги, ценности и эти "ножички" - он кивнул на эльфийское оружие. - Такое оружие не подходит столь милой девушке.
   - А если я откажусь, то вы меня порубите в капусту и все равно заберете, вы это имели в виду многоуважаемый Гробовщик? Мне это не подходит - мелодичный и холодный голос из-под капюшона обдал неожиданным морозом всех присутствующих. Напевные гласные заставили предводителя разбойников крепко задуматься, а так ли нужно ему сокровища этой леди, потому что если женщина окажется эльфом его банде хана. И все же жадность оказалась сильнее. "К тому же есть еще Креджи, ему не составит труда снять эту фифу с дерева, как и ее лошадь" - мелькнуло у него в голове.
   - Надеюсь, одежду вы мне оставите или оберете несчастную женщину под чистую - между тем насмешливо продолжала дамочка, приподняв голову. - Вы набрали себе неплохую компанию господин главарь. Совершенно точно, что большинство этих рож я видела на досках с указанием "Разыскивается" или "Особо опасен" с последующей кругленькой суммой за голову "живого или мертвого".
   Голос незнакомки сочился таким сильным ядовитым презрением, что Харуна внутренне содрогнулся, стараясь сохранить лицо невозмутимым или скорее упреждающе гневно-жестоким. Постаравшись, он даже смог угрожающе рыкнуть:
   - Давай баба не ломайся! А то мои парни могут взять чего лишнего - разбойники довольно загудели. - Не артачьтесь, а выкладывайте наличность и брюлики.
   Женщина хмыкнула. Передала свои кинжалы ближайшему бандиту и принялась медленно разоблачаться. В подставленную, благословившим небо Харуной, сумку перекочевал туго набитый кожаный кошелек, три золотых браслета, два серебряных кольца и платиновые цепочка с кулоном в виде клинового листа усыпанного феанитами.
   - Отдала бы еще это презренное существо, - она кивнула на все еще дрыгающую ногой кобылу - по недоразумению называющееся лошадью, но ваш стрелок, рассудительно оставшийся на дереве, не благоразумно пристрелил это. Хотя вы можете взять труп... на еду.
   С Гробовщика слетело все спокойство и ему с трудом удалось проглотить неожиданный ледяной ком в горле. Эта леди слишком много знает, у него не осталось тузов в рукаве, и если она все же будет дергаться, они могут и проиграть. "Какая у неё сейчас, наверное, ехидная улыбка. - Думал Харуна - До чего же стервозная бабенка. Придется все-таки ее грохнуть". Его размышления прервал бас Гука решившего, что к безоружной можно и поприставать:
   - А покажи-ка красотка, кто прячется под этими шмотками!
   И резко сдернул капюшон.
   Солнце заиграло на копне необузданных пепельно-серебристых локонов, из-под которых выглядывали острых уши. Отразило свой сияющий лик в разнокалиберных серебряных сережках-кольцах и резко потемневших фиолетовых глазах с вертикальными кошачьими зрачками. Мгновением позже раздался громкий хруст, и труп многострадального гоблина с неестественно вывернутой шеей мягко упал в дорожную пыль. "Какой же ты идиот Гук...". С этой мыслью Гробовщик метнулся к убийце собираясь отрубить ей голову, но лишь в холостую махнул мечом - девушка поднырнула под его рукой, ударом ноги выбила меч и с разворота легко развалила человека от паха до ключиц. Весь маневр занял у нее пару секунд, и когда остальные члены банды оправились от изумления от гибели своего непобедимого главаря, на них уже летела смерть в образе прекрасной эльфийки. Через пару минут все было кончено. На дороге лежала груда зверски изрубленных человеческих тел.
   Женщина картинным движением стряхнула кровь с лезвия меча и резко вогнала его в только что забранные ножны. Резкий свист стрелы она, кажется, еще услышала до того как он раздался и в длинном прыжке бросившись к одному из своих кинжалов эльфийка метнула его в гущу листвы. Чавкающий звук и упавшее тело дали ей понять, что она не промахнулась.
   Когда незнакомка подошла, Креджи (а это был именно он) уже вытащил клинок из плеча, и сдавленно поругиваясь, тщательно перевязывал рану. Судя по всему еще минимум месяц для людей и нелюдей он будет совершенно безопасен.
   Его пепельные и совершенно гладкие волосы были стянуты на затылке в практичный хвост. Ярко-изумрудные глаза с вертикальными зрачками возмущенно воззрились на эльфийку, когда она пинком заставила его остаться в сидячем положении. А шрам через всю правую щеку придавал любой его улыбке высокомерно-презрительное выражение.
   - Эй! Ты чего? - наигранно удивился Креджи. Весь его облик воплощал в себе обиду и праведный гнев.
   - Я чего!? А ты чего? Думал я тебе спасибо скажу за то, что ты мне всадил стрелу между лопаток и с криками восторга унесусь прочь?! - женщина склонила голову на бок и прищурилась, голос ее стал много теплее, но много ехиднее.
   - Ой, да ладно. Какая-то несчастная стрела еще не повод лишать друга и товарища заработка на полный месяц, - хмыкнув, он, добавил - К тому же я был уверен, что ты увернешься.
   Эльфийка посмотрела на него долгим не мигающим взглядом, от которого вода в стакане могла смерзнуться в ледышку, а эльфу хоть бы хны - он продолжал саркастически на нее пялиться. Их игра в гляделки закончилась ее тяжелым вздохом.
   - Я когда-нибудь говорила тебе, что ты самый большой засранец из всех, что я знаю.
   Она наклонилась и помогла ему встать. Не замедлив этим воспользоваться, он обнял ее за талию и прошептал:
   - Постоянно твердишь одно и тоже. Но я с удовольствием послушаю еще раз - мне безумно нравиться, как ты это произносишь.
   Откинувшись в его объятиях и глядя ему в глаза, она с чувством произнесла:
   -Креджалесс ты самый большой засранец, которого я только знаю!
   Эльф закатил глаза и содрогнулся от притворного удовольствия.
   -Великолепно!
   Их дружный истерический смех вспугнул всю мелкую живность в ста ярах вокруг. Они смеялись до боли во всех мышцах, им пришлось усесться на землю что бы сохранить равновесие. Каждый раз, когда кто-то из них бросал взгляд на другого взрыв смеха повторялся. Все еще продолжая смеяться, женщина, встала на четвереньки и отползла от своего друга.
   - Прекрати смеяться... я больше не могу...
   С трудом, затолкав дикие смешинки поглубже Креджи принял совершенно серьезный вид он спросил:
   -Так нормально?
   Еле, отдышавшись и прокашлявшись, она встала на ноги и кивнула, продолжая в прочем улыбаться.
   - Больше так не делай. Я чуть не лопнула от смеха.
   - Да ладно. Не беспокойся. Я просто решил тебя рассмешить, а то ты была слишком мрачная. Проблемы?
   Эльфийка уже деловито собирающая свои вещи, неприязненно скривилась и отмахнулась как от мухи.
   - Какие это проблемы. Просто предстоит неприятная поездка в Ларион. Не хочешь составить мне компанию? - она оторвалась от седельных сумок, в которых копалась, отбирая необходимые вещи, перекладывая их в заплечный мешок, и повернула к нему голову. Самостоятельно поднявшись Креджи, собирал рассыпавшиеся при падении стрелы. Подобрав последнюю и забросив колчан с луком за спину, он ответил:
   - Это врятли Сай. В таком состоянии мне лучше побыть в безопасном и мирном Паскирсте. К тому же там лучшие доктора во всем Альянсе.
   Закончив свои сборы, он отправился обследовать трупы. По такой жаре они уже начали ощутимо попахивать. Сай продолжала перебирать вещи, когда через пару минут эльф пораженно присвистнул.
   - Ну, ты даешь подруга! Ни одного колющего удара все - рубящие. - Он вернулся к ней, - откуда в тебе столько силы малыш?
   Эльфийка, скривившись, буркнула:
   - Просто не люблю когда меня лапают вонючие мужики...
   Удивленно вскинув бровь, эльф только покачал головой, а Сай не обращая на него внимания, вернув все свой вещи, уже переключилась на карманы и кошельки разбойников.
   - Боги Пресветлые! Ты собираешься обкрадывать мертвых!
   Скептически глянув на него, женщина продолжила методично осматривать и опорожнять карманы убитых.
   - Ты обещал прекратить кривляться Креджи. - он согласно поднял руки вверх, а она продолжала свое дело, высказывая другу свое мнение - Им деньги теперь не нужны. К тому же и ты, и я помним, как познакомились, поэтому не вам Господин Грабитель мертвых банкиров читать мне мораль.
   Мечтательно улыбнувшись, он кивнул.
   - Да прекрасное было времечко. Мы тогда еще не могли решить, что убило того богатея, а соответственно и кому принадлежит его кошелек. Думаю, тогда мы поступили, правильно пропив их вместе.
   - Почему? - она изумленно поднялась.
   - Потому что и нож в сердце и стрела в глаз одинаково смертельны.
   Чисто из чувства противоречия Сай решила возразить, не смотря на то, что в глубине души была полностью согласна. Тот вечер и последующие были замечательными. Она тогда нашла себе прекрасного друга и партнера. А такое сочетание крайне редко встречается в незаконной деятельности.
   - Да, но спор шел о том кто был первый.
   - Брось, это знают только боги.
   На этот раз она не стала спорить, согласно кивнула, и грустно вздохнув, передала часть отобранных у трупов денег ему.
   - Ух, ты! Какая щедрость с твоей стороны, но оставь себе. Мне хорошо заплатили за участие в этой заварухе. А кошелек главаря я срезал в то время пока сидел в засаде. Чисто из профессионального интереса - проверял ловкость пальцев.
   Он лукаво улыбнулся ей, и Сай сунула деньги в свой кошель, задумчиво спросив:
   - А что бы ты стал делать, потом когда он бы это обнаружил?
   Он улыбнулся еще шире и сделал кристально невинный глаза.
   - Вернул бы со всеми надлежащими объяснениями, дескать, оторвался он и ко мне в руки сам прыгнул.
   - А то, что срез ровный?
   - О лезвие меча сам отрезался, не смог терпеть пояс неправедный.
   Креджи закатил глаза, голосом подражая какому-нибудь особо усердному жрецу. Эльфийка хмыкнула:
   - Ты зарываешь в землю дар комедианта.
   - Нет. Просто не считаю это своим основным и единственно прибыльным талантом. Но все, хватит болтать. Пора расходиться, ты и так не успеешь добраться до ближайшей деревеньки засветло.
   Она вздохнула.
   - Уговорил. Si ovido.
   - Sioto oviodro.
   Эльф ласково стиснул ее в объятиях последний раз. А потом с грустной улыбкой смотрел как она быстрыми, и легкими шагами скрылась за ближним поворотом, и ощущал неясную, но явную тревогу за свою подругу, товарища, компаньонку и просто соплеменницу.
  
  
   Глава 1.
  
   М
   ир Аталаса был очень стар. Миллиарды лет его земли освещаются солнечным и лунным светом. Множество великих цивилизаций достигало вершин своего развития и падали в бездну деградации под этими лучами. И лишь одна раса все это время жила по своим собственным, неизвестным никому более законам.
   Эльфы. Прекраснейшие и лучезарнейшие, наделенные великой силой и великой ответственностью перед богами. Любимые дети мира. Статные и сильные, хрупкие и могущественные. С лучистыми многомудрыми глазами и кроткой улыбкой. Еще в незапамятные времена, когда люди только пришли в этот мир, а эльфы уже были древними, они приняли решение разделиться на три племени. Слишком много знаний накопилось, слишком тяжелое бремя нес этот народ. Даже практически вечной жизни эльфа не хватало, чтобы постичь все тайны окружающего мира.
   Лесные эльфы покровительствовали лесу, его обитателям и защищали беззащитных вымирающих, под гнетом человеческой цивилизации, животных. Внутри лесов они создавали настоящие дворцы в кронах величественных деревьев. Огромные города в десятках яров над землей. Стоя там, в низу, у корней деревьев вам может показаться, что вершины опутаны паутиной сотен перекидных и подвесных мостиков. Им известна тайная магия живой природы, они способны слышать голоса животных и растений и повелевать ими. Больше других знают о драконах. Только им эти вечные существа дозволяют появляться на своей земле.
   Морские эльфы предпочли уйти в водные глубины. Всегда слыли самыми отвязными и талантливыми моряками и колоссальными архитекторами. Тем немногим кому случалось счастье побывать в их подводных дворцах, не смогли описать и сотой доли того великолепия, что увидели там. Легкие и обманчиво тонкие хрустальные или стеклянные потолки и стены, мраморные и коралловые статуи, сияющие колонны, приспособленные как для освещения, так и для опоры и для украшения залов. Зеркала порталы и полы с многоцветной мозаикой. Морских эльфов одинаково радушно встречали и люди в портовых городах и их морские соседи - русалки и тритоны, делящие с эльфами способность повелевать непостоянной морской стихией.
   На севере, в самых, казалось бы, гиблых местах обосновались снежные эльфы. Гениальные ученые и философы, искусные ювелиры и маги. Им единственным доступны непостоянные магия времени и пространства. Еще в седой древности полностью подчинили практически вымершее племя ледяных драконов, за что заслужили ненависть всех драконьих родов. Меньше всех остальных общались с внешним миром, редко кто мог похвастаться тем, что видел живого снежного эльфа - они крайне неохотно покидают свои города. Самым своим великим достижением полагают возрождение единорогов, в изобилии проживающих в их владениях.
   Но, не смотря на всю свою замкнутость, встретить эльфа не так трудно как может показаться, нужно только знать, где искать. В магическом или научном центре, то, зайдя в самую крупную библиотеку, вы всегда увидите там лесного или снежного эльфа, сосредоточенно изучающего какой-нибудь древний фолиант или свиток. Если это город порт, то почти в каждой забегаловке вам может встретиться развеселая компания матросов, среди которых обязательно будет хоть один морской эльф. Вместе с людьми он празднует чье-то приплытие или отплытие, радуясь и грустя, так же как и товарищи, почти не выделяясь среди них.
   Бродя по ночным улицам горда, вы обязательно встретите тех, кого называют проклятыми и отступниками. Те и другие в совершенстве владеют холодным оружием, а проклятые еще и маги, так что если вы грабитель или что похуже, рискнув напасть ради кошелька, то вы сами можете лишиться его и собственной головы. В крупных городах постоянно можно увидеть на главных воротах голову очередного смельчака - сами часто занимающиеся незаконной деятельностью, отщепенцы не щадят никого кто попытался ограбить их самих. С этими Перворожденными предпочитают не связываться добропорядочные граждане, но если вам срочно, качественно и тайно необходимо выполнить Заказ, то лучше исполнителя отступника или проклятого вам не найти - все будет сделано быстро, без вопросов и подозрений. Даже в Тиреме в Гильдиях вы не сможете найти достойной замены исполнителю эльфу. Все последние время Гильдии ведут скрытую охоту на своих конкурентов, в результате чего главы у всех Гильдий сменились за последние сто лет более одиннадцати раз.
   Эльфы-отступники отличаются от своих сородичей пепельным цветом волос и вертикальным зрачком. Отступником становятся те эльфы, что убили разумное живое существо из мести или ненависти. Их не считают париями, но накладывают настолько невыносимые для их изменившейся психики условия жизни, что чаще всего они покидают родные места практически сразу. С начала они где-то бродят по долгу, и однажды просто не возвращаются. Предпочитают кочевой образ жизни. Им не чужды добро и сочувствие, но они так же при надобности без всякого сожаления зарежут вас в темной подворотне за пару монет. Пользуются необъяснимой популярностью у маленьких детей. В небольших городках и деревеньках детвора при появлении эльфа всегда окружает его плотным кольцом, напрочь забывая о родителях и правилах, засыпая отступников всевозможными вопросами. А в это время их родители, холодеют от ужаса за своих детишек и тщательно скрывают глубокую зависть.
   Проклятые эльфы. Страх и ужас. Бездна мрака в оболочке. Демоны с лицами святых. Сумасшедшие маги-маньяки.... Рискнув высказать подобное отношение к проклятому, то вы можете не надеяться на снисхождение - ваша смерть никак не будет быстрой и легкой. Убийство в корыстных целях - именно после него истинный эльф может превратиться в проклятого. Отличить их можно по совершенно черным глазам, без каких либо намеков на белок или радужку, сильно вытянутые клыки в верхней челюсти и когти на руках. Быстрые и аккуратные, надежные и неуловимые - идеальные наемные убийцы. Обладают самым черным чувством юмора, едким характером, вспыльчивым нравом, злопамятностью и силой воли, странно обостренным чувством справедливости и понятия дружба. Практически не поддаются магическому воздействию. Считаются среди обычных эльфов неприемлемо жестокими, за что сразу после перерождения изгоняются из общества. Для проклятых это не трагедия. Они с не терпением ждут этого момента, что бы совершить свою традиционную последнюю подлость для окружающих. В шутку она называется "Гори, гори мое добро!". Таким образом, они окончательно разрывают связи с близкими.
  
   * * *
  
   И вот, по дороге к деревне Лирка, мягко ступая на пропыленною землю, шла эльфийка, отступница - Сайприн. Шла, наслаждаясь закатом и вечерней прохладой, по лицу ее можно было понятно, что думы у нее далеко не так безоблачны...
   Она думала о доме....
   Доме, из которого она ушла более десяти лет назад...
  
  
   "Странно, мне так легко далось решение уйти.... Я никогда не покидала родного леса, мир знала только по картинке, была глупым ребенком, и все равно отважилась перечить отцу - механически переставляя ноги, она пребывала в далеком прошлом. - Правду, наверное, говорят о том, что сознание эльфа меняется после убийства. До того дня я была полностью согласна с правилами ограничений отщепенцев. Пропали все мои сомнения и страхи, а на смену им пришла железная уверенность в себе. Еще наверняка сыграла роль кровь моей бабули - при воспоминании о миниатюрной старушке-эльфийке, у нее вырвался непроизвольный смешок. - Папа постоянно вытаскивал ее из самых нереальных ситуаций и мест. Что вполне объяснимо - бабушка была морской эльфийкой и в молодости плавала на корабле с самым отчаянным пиратом Пестрого и Стеклянного морей".
   С права раздался резкий хруст, и Сай рывком метнулась в противоположную сторону в кувырке, выхватив из-за голенищ кинжалы, и приняла боевую стойку. Но ни кого, не заметив, она убрала клинки, когда с той же стороны раздалось шуршание, и из кустов выскочил заяц, резко притормозивший от вида вновь ощетинившейся оружием женщины. Испуганно-удивленно уставившись на эльфийку он застыл на земле, поражаясь тому, что его, посчитали столь опасным и Сайприн уловила в его мыслях осуждение ее недостойного поведения. Резко выдохнув, она злобно сунула сталь обратно.
   - Тьфу, серый! Напугал до смерти. Брысь от сюда!
   Заяц с видом оскорбленного достоинства медленно заковылял обратно в кусты.
   Еще разок, пробежавшись обострившимся чутьем по окрестностям, она продолжила путь, погружаясь обратно в размышления. "За прошедшее десятилетие я обошла все маломальски крупные города, перепробовала себя в двадцати разных профессиях и перезнакомилась со всеми представителями мировых расс. Да, забавно получилось особенно с Хуггром и Руфусом". Хуггр и Руфус, которых она звала не иначе как Хуг и Руф, были теми не многими кого Сай могла справедливо называть своими друзьями. Вместе они провернули не одно опасное и прибыльное дельце. Им хорошо работалось вместе, не смотря на полную разность менталитетов - Хуггр был коренастым гномом, ростом примерно яр с четвертью, одетый в панцирь с головы до ног и постоянно пытающийся с кем-то подраться, а Руф - громадный тролль, ростом два с половиной яра, таскающий с собой меч-двуручник, с характером благородного рыцаря. Обстоятельства знакомства с этой парочкой были столь занимательны, что эльфийка и сейчас, через пять лет посмеивалась про себя.
   Она забралась тогда в поисках работы на самый юг материка. И прогуливалась по мелкому портовому городку, ища единственную местную гостиницу, когда услышала звон и скрежет металла, людские крики и свист. Женщина поспешила к месту событий, из-за спин довольно многочисленной толпы ей предстала такая картина: огромного роста детина в металлическом нагруднике и шлеме с забралом с ревом пытался догнать и насадить на солидно выглядящий меч бешено скачущую железную бочку с топором. Сайприн не поверила своим глазам, от удивления неприлично лезущим на лоб. Мотнув головой, она решительно начала пробиваться в первые ряды. С трудом, протиснувшись к центру места действия, ей удалось рассмотреть сражавшихся получше. И точно! Из под верхней части "бочки" выглядывала клочковатая борода с многочисленными косичками и нос картошкой. Гном. Коротышка издавал рычащие, визжащие и ухающие звуки, поднимая и опуская свою секиру, столь не хитрым образом повышая свой боевой дух. Его противник работал своим, на вид не подъемным, оружием на редкость легко и сноровисто, что и заставило отступницу присмотреться к нему повнимательнее. Бесспорно, высок и плечист, со смуглой кожей мельком видневшейся в прорезях нагрудника, под рубашкой перекатывались тугие тренированные глыбы мышц. Своим острым зрением ей удалось подметить практически скрытые под шлемом рысьи глаза и выпирающие наружу клыки из нижний челюсти. Тролль. Так далеко от гор...? Наверное, наемник. Сай обратилась к ближайшей женщине:
   - Простите, уважаемая вы не подскажите, из-за чего началась драка?
   - Тролль загородил свет гному, когда тот чистил свой топор. - Ответила старушка, сосредоточенно наблюдавшая, как поднимается, вращается и опускается меч тролля. Жадно так наблюдала, с горящими глазами.
   - Из-за такой ерунды и сразу в драку? - недоумевала эльфийка. Она, конечно, слышала о взрывном характере подгорного народца, но чтоб на столько....
   - Да вы же, небось, девушка и сами знаете. Эта мелкота вся поголовно в своих пещерах данным давно умом тронулась. Из их же любимых высказываний, кажется "Не дыши со мной одним воздухом". Они бросаются на всех по любому поводу.
   Неожиданно кто-то сильно толкнул ее с боку, она покачнулась, но равновесие удержала. Внезапно на "поле боя" воцарилась гробовая тишина, даже участники драки замерли и опустили оружие. Только в этот момент она осознала, что во время толчка капюшон, скрывавший ее подлинное лицо, соскользнул на спину, и присутствующие видят перед собой несравненную картину. Ей прекрасно было известно, как она выглядит в этот момент: вьющиеся серебристые локоны обрамляли скульптурно правильные черты лица, солнечные лучи играли в многочисленных сережках, глаза горят фиолетовым огнем - живое воплощение опасной, но манящей легенды. Народ смотрел на нее с немым восхищением, медленно, но верно перетекающим в животный страх, забыв обо всем на свете. А зря. Тролль выпрямился, и нереальным движением бесшумно вогнав меч в ножны, стянул с головы шлем. Под ним скрывались жгуче черные, антрацитовые волосы и вполне симпатичные черты лица, с почти незаметными троьеми признаками. Широко распахнутые благородные лаза с любопытством ее рассматривали. Его противник то же расстался с частью своей брони. Хотя в его облике не было ни чего экстраординарного. Гном как гном. Уже упомянутый нос, вечно нахмуренные густые брови, близкопосаженные глаза и копна каштановых волос, заплетенная в тугую косу, на зависть всем селянкам. Единственным необычным были живые ярко голубые глаза, с легкой иронией следившие за ее действиями. Гном оперся на свое оружие как на посох и принялся, скрыто улыбаться ей.
   Тем временем люди на площади начали волноваться. Пошли шепотки.
   - Что ей здесь надо...?
   - Может убить, кого хочет....
   - Пусть убирается....
   - А не захочет сама мы ей подмогнем....
   Что ж, иногда репутация вещь нехорошая. Бросив непонятный взгляд на гнома с троллем, она приготовилась прорываться через все наседающую толпу, когда к ней прибыла неожиданная поддержка. Как тяжелая конница, пробиваясь сквозь народ, здоровяк заспешил к ней. В четыре шага преодолев десять яр разделяющего их пространства, он загородил эльфийку своей спиной от всех собравшихся. И ошеломил ее, совершенно отвесив низкий поклон и заговорив глубоким вибрирующим баритоном:
   - Доброго дня прекрасной госпоже. Позвольте представиться - сэр Руфус Прерод, к вашим услугам. Могу ли я быть чем-то, полезен Светлейшей леди?
   Это предложение прозвучало во вновь установившейся полной тишине. Не менее ошеломленная, чем и остальные Сай мгновенно соорентировавшись в ситуации приняла благородно-благодарственный вид и царственно кивнув, ответила мягким и певучим контральто:
   - Это будет чрезвычайно благородно с вашей стороны, рыцарь. Я искала гостиницу "Морской дракон".
   Кивнув, тролль переложил в другую руку шлем и протянул правую руку ей.
   - Позвольте проводить вас. Я сам проживаю там же.
   - Благодарю. - Она тоже снова кивнула и подхватила его под локоть. Но не успели они сделать и шага, как снизу раздалось далеко не деликатное покашливание, медленно перетекающее в последнюю стадию бронхита. Там на вытяжку стоял гном, и когда Сайприн удивленно вскинула бровь, громко бухнув латной перчаткой по нагруднику гулким басом, ухнул:
   - Хуггр из клана Камнетесов. Ваш слуга.
   Сай опять кивнула, потому что сказать бы у нее ни чего не получилось, и вся их честная и не очень компания в изумленном молчании толпы удалилась с места действия. Гном напоследок бросил пару подозрительных взглядов на толпу и поспешил догнать вперед ушедших. Весь путь до гостиницы гном еле слышно ворчал, высказывая свое мнение о "глупых эльфках" и "засранцах троллях" не имеющих понятия о том когда "сматывать удочки", а когда "развозить официозы". Для обостренного слуха эльфийки эти высказывания звучали, словно их кричали в ухо, и ей стоило многих сил, что бы неприлично не заржать на всю улицу. Прорывающийся изредка хохот скрывала за кашлем. И ничегошеньки не слышащему троллю начинало казаться что "Светлейшая леди" явно чем-то болеет. Добравшись до постоялого двора, она заплатила за комнату и устроилась с новыми знакомыми за столом, собираясь поужинать. После этого нить воспоминаний обрывалась, теряясь в море выпитого "за знакомство" спиртного.
   Следующий день начался с головной боли. Даже пробуждение в одной постели с троллем не могло затмить по своей катастрофичности то примерзкое состояние полного отупения. Это был ее первый раз настолько тесного знакомства с алкоголем. Когда, потом гном узнал о столь печальных последствиях, он целую неделю тренировал Сайприн в "искусстве надираться, но легко собираться" на следующий день. Его занятия не прошли впустую. Через какой-то месяц периодических "проверок на вшивость" она могла перепить без всяких последствий любого самого профессионального пьяницу. Но все это было много позже, в тот момент ее поразила нестандартная реакция Руфа на то, что они провели вместе ночь. Проснувшись сперва, он просто не поверил, за тем ужаснулся, промямлил извинения и быстро ретировался в свою комнату и не показывался оттуда.
   За обедом Сай попробовала расспросить Хуга о столь неадекватном поведении тролля. Гном сделал круглые глаза и, повертев пальцем у виска, сообщил, что знает Руфуса не дольше чем она и понятия не имеет "какого Агрохха этот паренек делает драму мирового масштаба из вполне обычного, а для кое-кого желанного последствия". После этой фразы он так намекающие поднял брови, что эльфийка посоветовала ему закатать губки и перетоптаться. Она пока еще "не настолько безумная, что бы спать с тем, кто больше половины своей жизни проводит в грязи", на что Хуггр обозвал ее "штрольной выпедрежницей" и вплотную занялся завтраком, не обращая ни на кого внимания. Женщина смогла насильно впихнуть в себя яблоко - все остальное вызывало у нее неприятные рвотные позывы. Гном уже прихлебывал эль из кружки, когда она задумчиво спросила:
   - Может сбегать проверить его? Не повесился ли он там от горя?
   Задумчиво пожевав нижнюю губу и посмотрев на потолок, Хуг сказал:
   - Пожалуй, но не думаю, что он будет рад нас видеть - и прищурившись, - особенно тебя.
   - Плевать. Надо его поддержать.
   - Ты его уже поддержала.
   Сай рассержено зыркнула на него.
   - Заткнись, тебя ни кто туда силком не тянет.
   Резко поднявшись, эльфийка решительно направилась к лестнице, настроенная поговорить с Руфом любой ценой, даже если придется вышибать дверь. Сзади покорно топал ворчащий гном. Забавно то, что мрачный и подавленный тролль открыл сразу после первого стука. Устроившись на стуле, женщина со всей строгостью потребовала подробного рассказа "Что? Как и почему?". Нерешительные протесты были подавлены на корню ледяным взглядом отступницы. От него даже гном поежился.
   - Не советую скрываться, парень. Эта ципа может и душу из тебя вынуть, что бы добиться ответов на свои вопросы.
   Сайприн не стала добавлять, что может вынуть из тела тролля все что угодно - искусству допроса с пристрастием ее обучал один необычный знакомый "просто для общего развития".
   Запинаясь Руфус начал рассказывать. Оказалась он очень молод - ему всего 35 лет. По трольим меркам совсем ребенок, но вполне взрослый как человек. Его матерью была единственная дочь старого, но славного рыцарского рода, бедного и благородного. Когда ее отец узнал о трагедии, то по непонятным причинам решил оставить ребенка и вырастить его в законах чести. Получилось не плохо, но по совершенно непонятным для себя причинам Руфус иногда терял контроль и начинал вести себя как подлинный тролль. После одного особо нелицеприятного случая (подробности которого гном и Сай так и не узнали) парень решил дать обет, но к прискорбию не продержался и недели. С тяжелым вздохом он произнес, обращаясь к девушке:
   - Простите, леди, мне мое недостойное поведение.
   Кинув взгляд на коренастого, она увидела только спину с меленько подрагивающими плечами - Хуг загибался от хохота, но пытался не смеяться, щадя чувства тролля. Она была совершенно с ним солидарна - ей все проблемы Руфуса казались смехотворными и надуманными. Ей предстояло все же поговорить с парнем серьезно, и надрывающийся от смеха гном представлялся неподходящей компании, поэтому она попросила:
   - Хугги, сбегай-ка в низ, принеси нашему другу обед.
   С трудом, кивнув, он вылетел из комнаты со скоростью арбалетного болта, только подошвы сапог дробно застучали по лестнице. Когда этот звук стих, она в очень неприличных выражениях объяснила ему, что он не сможет ни когда полностью обуздать свои инстинкты, так что пусть привыкает. Что она, не смотря на невыдающиеся физические качества, могла бы нарубить из него филе быстрее, чем он смог "вытащить свою здоровую орясину" и прочие нелицеприятные для него факты, закончив фразой:
   - Так что ты виноват во всей этой ситуации меньше всех.
   И вышла, громко хлопнув дверью присоединившись к всё еще хихикающему гному. Позднее к ним присоединился тролль, и началась их яркая и плодотворная жизнь. Вместе они проработали три года, и после их альянс распался, но они расстались прекрасными друзьями.
   "Да, Вларнесу понравилась бы эта история...". При этой мысли она сбилась с шага. "Вларнес, братишка, друг и защитник. Как ты там? И отец с матерью? Помните ли вашу потерянную сестру и дочь?". Грусть и тоска медленно вползали в сердце. Сай, давно привычным мысленным усилием, затолкала их на самое дно души. Девушка легкомысленно встряхнула волосами и с интересом уставилась на пылающий багровым закатом горизонт. А там уже виднелась небольшая деревушка, предвещающая теплую ванну и спокойный сон на мягкой постели. Все что может быть так нужно уставшей путнице.
  
   Спустившись с холма, она попала в пригород. Общей стены не было, только символические оградки вокруг небольших огородиков. Ничего необычного - стандартный город мирной части Альянса. Единственным отличием были каменные мостовые, показывающие немаленький доход живущих здесь людей. Поплутав с десяток минут по переулкам, Сайприн вышла на довольно обширную базарную площадь, где среди многочисленных лавок притулилась маленькая, но аккуратненькая гостиница с необычным и претенциозным названием "За семью щитами". "Намек на безопасность, э?". Хмыкнув, эльфийка толкнула входную дверь.
   Ей сразу же ударил в нос отвратительный спертый и душный воздух с непередаваемым смешением ароматов пота, жареного мяса и третьесортного эля. От такого запаха у нее, с непривычки, закружилась голова, и заслезились глаза - ей пришлось часто-часто заморгать, что бы восстановить зрение. Сначала ей показалось, что остальные посетители и не заметили вновь пришедшую, но, присмотревшись Сай увидела напряженно наблюдавших за ней пятерых проклятых, сидящих за дальним столиком - в самом темном углу зала. Хоть на них были бесформенные балахоны с капюшонами, скрывавшими истинные лица, проклятые и отступники различали друг друга везде - настолько тесными были их связи. Мгновением позже в ее мыслях раздался глубокий ментальный голос. По тому, как он легко преодолел все барьеры, эльфийка поняла, что встретилась с магом как минимум второго уровня.
   - "Кто ты? Назовись!"
   Голос был совершенно безличным и странно знакомым. Миг спустя она узнала говорившего. Это был ее очень близкий друг Дайлериус - Магистр отступников и проклятых. Самый сильный маг и воин среди отщепенцев. Многие из них считали его своим королем, но это были досужие домыслы. Дайлериус или Лери, как звали его близкие знакомые, никогда не стремился в большую политику. Сайприн познакомилась с ним практически сразу как покинула родной лес. Он научил ее всему, что необходимо знать для выживания в человеческом мире. Довел ее мастерство боя до запредельного даже для эльфов уровня, сумел обучить нескольким темным заклинаниям высшего порядка, отточил ее способность к мысленной речи. И вообще впихнул в нее множество знаний "просто для общего развития". Те два года, что она прожила с ним, были одними из самых насыщенных лет в ее жизни. Тогда она постоянно чему-то училась, осваивая азы различных профессий. В том числе и куртизанки, ее обучением в этой области Лери занимался лично. И не сказать, чтобы совсем безуспешно (смешно, но именно эта профессия, совмещенная со шпионской деятельностью, помогла ей встать на ноги в самом начале)....
   - "Успокойся Лери! Мне нужна только комната на ночь. Я не собираюсь лезть в ваши темные делишки".
   - "Сайприн? Малышка, неужели ты?" - в его мыслях сквозило откровенное удивление.
   - "Да, ты удивлен, что я все еще жива?"
   - "Нет! Что за глупости - я никогда не сомневался в твой самостоятельности. Просто давно не виделись. Слышал, ты недавно сорвала приличные деньги в Шатрене". - Его голос стал теплее, и вместе с ним в ее сознании запылали картины из прошлого и нежное одобрение и гордость за нее.
   - "Откуда знаешь?"
   - "Я знаю всегда, все и про всех. - Легкое превосходство - ну а как вообще? Все в порядке? На долго тут?"
   - "Нормально, жить можно. Тут только на ночь - завтра поеду в Ларион на Ярмарку. А ты?". Сайприн знала, что спрашивать не стоило, но избавиться от соблазна была просто не в силах.
   - "По делам. Завтра тоже уедем. А не хочешь составить нам компанию?"
   Она расширила мысленный канал и захватила пару эмоций его сопровождающих. Недовольство и раздражение. Море негатива.
   - "Э, пожалуй, нет. Твоим товарищам я внушаю только отрицательные эмоции".
   - "А лично мне...?". Столь "тонкий" намек было просто невозможно понять неправильно.
   - "Прости, но тоже нет. Мне завтра рано вставать". Эльфийка постаралась передать только уверенность, а не то скольких усилий ей стоило ответить "нет".
   - "Жаль. Мне будет тебя не хватать". Сожаление.
   - "Думаю, что одна из здешних девочек согласиться заменить меня". Девушка окинула взглядом из под капюшона так и вьющихся вокруг Дайлериус разносчиц.
   Магистр поморщился как мысленно, так и реально, ощерившись в зверином оскале на излишне назойливую и ретивую девчушку. Бедняжку просто таки смело ураганом вместе со всей стайкой. Отступница фыркнула, на сколько она знала девочки не протянут и двух треков. Проклятый притягивал женщин как магнит.
   - "Фу-у-у.... Сайприн! Как ты можешь сравнивать протухший эль с эльфийским вином?! Ты и они настолько разные, что сопоставлять вас просто нельзя. Ты много лучше"
   - "Ах! Комплемент от вас Магистр, как мило. Я аж краснею. Но мне надо выбить себе ночлег". Она послала ему в ответ волну ехидной благодарности.
   - "Всегда, пожалуйста, дорогая! И знай, моя дверь всегда открыта для тебя".
   Он поднялся и проследовал вверх по лестнице, а эльфийка, наконец, пробилась к стойке, где громкий голос отчитывал нерасторопную обслугу. Там на высоком табурете восседал мужчина. Явно хозяин. На вид человеку было лет пятьдесят, подтянутый и мускулистый, в прошлом явно воин. На это показывали внимательный, сосредоточенный взгляд и отсутствие левой руки практически по локоть. Тщательно залеченная культия ни чем не уступала целой руке в ловкости и сноровке. Над головой мужчины на стене висели семь щитов. Настоящих, военных, кое-где порубленных, но в остальном совершенно целых.
   Скинув с одного из табуретов вдрызг пьяненького старичка, Сай села за стойку и постучала по ней ладонью, желая привлечь к своей персоне немного внимания, для убедительности брякнув на столешницу пару серебрушек. Подействовало незамедлительно - хозяин оказался рядом быстрее, чем этого можно было ожидать.
   - Чего желает почтенная леди?
   - Комнату на ночь, еду в номер и завтра с утра ванну если можно.
   - Комнат нет! - неприветливо рыкнул разглядевший ее поношенный плащ, хозяин. И страшно ошибся.
   Не успел он и шага сделать, как в его плечо впилась нечеловечески сильная рука. От этого захвата боль прошила всю его руку. Резкий рывок повернул человека к разгневанной клиентке. Чертыхнувшись, он поднял глаза и, встретившись с яростно пламенеющими фиолетовыми глазами, застыл. Все слова застряли у него в горле. Страх ледяными кольцами сжал его сердце. Сай притянула его в плотную к себе и, перегнувшись через стойку по прежнему вежливо, но угрожающе спросила:
   - Милейший проверьте еще раз. Мне бы не хотелось отсюда уходить. Очень не хотелось.
   Человек судорожно сглотнул и, вытащив единственный ключ, выдохнул:
   - Седьмая комната. Ванная соседняя. С вас десять серебренных.
   Отпустив его руку, она оставила свой замысловатый росчерк в приходской книге и забрала нервно дергающийся в хозяйской руке ключ с кубиком с цифрой "7". Одарив человека издевательской улыбкой, Сайприн прошествовала к лестнице.
  
   * * *
  
   Судорожно с хрипом выдохнув воздух, Дели Ган осел на стул - от нервного напряжения его не держали ноги. Такого потрясения он не испытывал лет десять - с тех самых пор как пришел в себя в Целительном покое и обнаружил вместо левой руки уродливый обрубок и понял, что как воин он кончился. Отчаяние прошло очень быстро и ему на смену пришли пламенный гнев, а за тем и безразличие с каждодневными пьянками до беспамятства. Из этой ямы его вытащила нежданно-негаданно случившаяся любовь, вернувшая его кипучее желание деятельности. Они привели к тому, что все местные знают Дели Гана как одного из самых успешных и предприимчивых владельцев постоялых дворов в округе. Сегодня мужчина впервые за прошедшее десятилетие вспомнил тот самый ужасный день в своей жизни....
   .... Вьюга хлестала снегом прямо в лицо. Не спасали ни шлем на голове, ни поднятый меховой воротник плаща накинутого поверх кольчуги и панциря. Сапоги были полны талой воды и противно хлюпали, а ноги все продолжали утопать во все увеличивающихся сугробах мокрого и пушистого снега весеннего снегопада. Он и его отряд выслеживали дезертиров. Шальные ребята не только перебили двадцать человек из гарнизона Северного Дола и увели из конюшен лучших лошадей, в том числе и племенного рысака командира, но и нарушали границу Заповедных эльфийских чащ, перейдя Ириндину по льду и проигнорировав северные Врата. Это уже попахивало политическим и военным столкновением с эльфами, чего не нужно ни главам Альянса, ни самому командиру Дола - если дело дойдет до расследования, то ему не сдобровать. Поэтому получив четкий приказ: "Без голов этих сволочей и носа не показывать в городе!!!! Хоть замерзните в зюзю, но догоните этих ё...ых на голову уродов!!!" отряд Гана направился на поиски.
   Уже около трех часов они брели в сторону северной эльфийской "калитки", как в шутку прозвали люди четырехяровые Врата, позволяющие законно пройти на эльфийскую землю. Следы, хоть и довольно припорошенные, вели в том же направлении. Дели чувствовал, что солдаты начинают нервничать, он их прекрасно понимал - самому ему не приходилось забираться так далеко.
   - Если через пару треков мы никого не обнаружим, то направимся на зад. - Перспектива получить выговор от начальства пугала его гораздо меньше, чем возможность отправиться к предкам от двухстороннего воспаления легких. - Все равно парни долго не продержатся. В этих снегах, практически без еды и в эльфийской компании дольше ночи им не протянуть.
   Слова его еле слышного бурчания унес в сторону неожиданный порыв ветра и их так ни кто и не услышал.
   Хоть эльфы и были по натуре своей мирным народом, но границы свои хранили строго. Перворожденные сами определяют меру наказания за пересечение границ своих владений. Любой незваный гость, попытавшийся пройти в неположенном месте, если то мирный грибник или травник чудесным образом заворачивал назад, отделавшись строжайшим устным внушением и испорченными штанами. Но будь вы воином, охотником или просто враждебно настроенным вооруженным и сопротивляющимся существом, вашим бездыханным телом без лишних разговоров украсят ветки сосен на опушке. В назидание идущим следом.
   Отряд все продолжал двигаться вперёд, когда сквозь безжалостный снежный ветер замаячили непонятные тени, и очередной порыв донес до их ушей потерянное конское ржание. Мужчины бросились на звук, и через пару мигов перед ними предстала картина, на веки врезавшаяся в память лейтенанта Дели Гана. У кромки деревьев переминались с ноги на ногу пропавшие лошади, а на самих соснах шесть тел, в которых без труда можно было узнать дружинников Северного Дола, но только по доспехам.... По панцирям на которых есть герб - вставший на задние лапы саблезубый барс, которого сейчас практически не было видно под потеками и пятнами еще теплой, не замерзающей крови медленно струящийся из многочисленных и кошмарных на вид ран. Такого ужаса и отвращения лейтенант не испытывал, кажется ни когда в жизни. Мало того, что тела погибших были практически расчленены, но их еще и насадили на обломанные ветки деревьев, которые жутковато торчали прямо из груди и живота погибших. Их волосы сделались совершенно седыми, словно их чем-то напугали, да так что страх, исказивший молодые лица стал посмертной маской мертвых людей.
   Кто-то из наиболее молодых членов отряда уже поспешно расставался с одержимым своего желудка. И даже видевший нечто подобное Дели, мог бы присоединиться к ним, если бы не железная выдержка - мужчина только судорожно сглотнул подкативший к горлу рвотный комок. Стоявший рядом парень, оказавшийся наиболее стойким из всей "молодой гвардии" - его лицо очень бледное от мороза сделалось совершенно белым и слезы текли по щекам, но его это мало заботило. Он лихорадочно блестящими глазами пристально всматривался в крайнего с лева воина. Командир тоже решил присмотреться к этому трупу получше. Он ничем не отличался от остальных разве, что тем, что ран на нем было не так много как на остальных. Комплекция у него была не самая внушительная, лицо обычное, деревенское. В захолустных городках Альянса таких лиц пруд пруди, хотя оно показалось Гану каким-то знакомым и тут его осенило. Мужчина метнул взгляд на все еще не вышедшего из ступора молодого война, он вспомнил, что его зовут, Мика Торим, а погибший был его родным старшим братом Калебом.
   "Хоть бы только глупостей парень не наделал" - подумал лейтенант готовый в любой миг успокоить возможную недостойную истерику. Но столь скромным надеждам воина не суждено было сбыться. Мужчина с замиранием сердца наблюдал за тем, как глаза молодого человека в миг высохли и гневно сузились. Словно в замедленном времени он видел, как Мика скинул со спины арбалет, наставил на Лес и его хриплый крик-вой грянул, словно гром во внезапной ватной тишине.
   - Вы звери! Сволочи! Жестокие садисты! Выходите! Я знаю, что вы там прячетесь!
   Тренькнула тетива наугад выпущенной стрелы, воткнувшейся в ствол дерева. Мгновение спустя воздух совсем близко от торчащей стрелы задрожал и словно пепел осыпался на снег. Вместо пустого места там стоял эльф, и пола его белого плаща была пришпилиная стрелой Микки к дереву. Какое-то время эльф безмолвно смотрел на нее, потом резким рывком выдернул арбалетный болт из ствола и бросил на снег под ноги Мике. Подняв взгляд, он обжег им всех и сквозь зубы тихо прошипел:
   - А вот это вы зря....
   В следующие мгновение на Дели обрушилась волна звуков и словно застывшее время, резко сорвалось на скоростной бег.
   Эльф неуловимо быстро дернул рукой и не успел отряд, и его командир отреагировать, как смельчак Мика пролетев с десять яров, упал в снег. Из его груди торчала изящная рукоять эльфийского клинка. Переведя взгляд на Стража, лейтенант заметил, что на рукаве его правого рукава тонкую красную полоску. "Это кровь?.... Не может быть...". Замешкавшись, командир не заметил, что его солдаты все до одного обнажили мечи и кинулись на одинокого эльфа, жаждя отомстить за погибших товарищей. Это было очень глупо. Одному эльфу по силам расправиться с отрядом вдвое большей численности (в распоряжении лейтенанта было только пятнадцать человек). Но Стражи не ходят в одиночку.
   - Стойте! Немедленно остановитесь! Оружие в ножны!
   Но его окрик слишком сильно опоздал. Подбадривая себя криками и воплями, его ребята мчались к лесу. Остановить их не могло ни что на свете, к тому же эльфы тоже не стали таиться. Словно призраки еще три Стража матерелизовались на опушке и началась битва. "Нет, не битва - это была резня" позднее поправил сам себя Дели. Тогда и он с обнаженным клинком бросился в гущу сражения, желая хотя бы умереть вместе со своими людьми. Весь бой занял треть трека. В той резне будущий хозяин постоялого двора и потерял свою левую руку. Тогда он единственный остался в живых - по непонятным для человека причинам эльфы оставили ему жизнь.
   - Ты мудр человек - говорил склонившейся над ним эльф с луком в руках - но тебе попались глупые подчиненные. А за глупости подчиненных всегда расплачивается командир. "Мы в ответе за тех, кого обучили". Не так ли?
   К ним подошел еще один эльф, тот самый - первый - и что-то сказал своему собрату на эльфийском, тот согласно кивнул и пропал из поля зрения Дели. Но только что пришедший не оставил мужчину в покое и продолжил прерванный разговор.
   - Мы немного погорячились сегодня - лицо его дрогнуло - поступили слишком жестоко, но ты должен запомнить человек, те конокрады - он махнул рукой на весящие на деревьях трупы - были на нашей земле, а нам не нужна тут такая падаль. Tsehte! - эльф буквально выплюнул последнее слово.
   Дели неожиданно заметил, что у говорившего эльфа были удивительно красивые фиолетовые глаза.
   В следующий миг его окутала тьма, и снова он пришел в себя только в Целительном покое в казармах Северного Дола. Через пару недель ему прислали посылку, подписанную эльфами, но надпись была на Общем Языке. В посылке было официального вида письмо от Стражи с извинениями (!!!!!), солидная сумма денег и документы на небольшой дом в одной из центральных южных областей Альянса. Благодаря этой посылке он начал новую счастливую жизнь - у него появилось свое дело, деньги, любимая жена и трое прекрасных детей.
   Ему было 39 лет.
   И сегодня особенно четко он вспомнил глаза того эльфа. Их необычный лиловый цвет. И еще Дели Ган понял, что ни за что не сможет уснуть в эту ночь. И в последующие тоже, если не узнает кто эта леди....
  
   * * *
  
   Сайприн аккуратно поднималась на второй этаж к жилым комнатам, тщательно выбирая, куда поставить ногу. Отчаянно скрипящая и стонущая даже при каждом легком эльфийском шаге лестница, так дрожала, а ступеньки прогибались, что эльфийка была уверенна, что еще чуть-чуть и она рухнет в низ ко всем демонам вместе с обломками этого шедевра столярного искусства. С благополучием миновав два пролета отделявших ее от комнаты, она добралась до более менее устойчивой поверхности и с облегчением выдохнула. Мысленно проклиная того строителя, что соорудил такую развалюху, Сай направилась искать свои апартаменты. Но и тут все оказалось не так просто как ей хотелось - замок и ключ категорически не желали взаимодействовать необходимым ей образом. Подергав за ключ, она поняла, что дверь заклинило....
   Девушка в гневе с силой грохнула в дверь ногой.
   -Да что это за день такой паршивый! Почему мне так не везет сегодня?!
   На ее прочувственную тираду из двери напротив высунулся встревоженный и слегка ухмыляющийся Дайлериус. Сайприн прекрасно знала, что этому эльфу доставляет небывалое удовольствие наблюдать за проблемами прочих живых существ. Мысленно залепив себе пару затрещин, она собралась с духом и полностью развернулась к проклятому, одарив его одной из своих самых убийственных улыбок. Эта улыбка на большинство представителей противоположного пола действовала как обух от топора, но здесь фокус не прошел. Лери в ответ тоже продемонстрировал ей свой ослепительный оскал, и ее сердце предательски сорвалось на бешеную рысь и в голову полезло совсем уж не пристойное. Она конвульсивно сглотнула.
   - Какие-то проблемы милая? - бархатный глубокий баритон заставил целую стайку мурашек пробежаться по ее позвоночнику. Сай невольно задумалась, "А сколько прекрасных девиц рухнуло к его ногам, стоило им только услышать этот голос?". Как будто прочитав ее мысли, эльф нахмурился и пробурчал, подходя к ней:
   - Да много. Что случилось-то? За что несчастная дверь заслужила от тебя столь жгучую неприязнь?
   - Ты так легко читаешь мои мысли? - она недоверчиво подняла брови.
   - Вот еще! - он насмешливо фыркнул. - Все что ты только что подумала, было написано у тебя на лбу большими светящимися буквами. Ты так и не научилась контролировать свою мимику, не смотря на то, что это одно из необходимых условий выживания в этом совершенно сумасшедшем мире.
   Сайприн раздраженно дернула головой. Магистр подошел непозволительно близко и полностью прижал ее спиной к двери, отрезав все пути к бегству оперевшись на руки. Ситуация приняла критические обороты. Одна часть разума кричала о ее постыдном желании сейчас же прыгнуть в кровать к этому черноволосому красавцу, другая, более практичная и гордая отчаянно требовала отодвинуть его подальше. Сай выбрала гордость, хоть и не смогла полностью заглушить в душе развратный голосок и твердо проговорила:
   -Кхм.... У меня дверь заклинило....
   - Тогда плюнь на все и пошли ко мне. Там шикарная широкая кровать - оба поместимся.
   Его дыхание щекотало ее щеку.
   - Нет Лери! Я повторюсь, но мне рано вставать завтра. - Она решительно уперлась ему руками в грудь и немного подвинула, упрямо глядя в его сплошную тьму глаз - А с тобой это ни как не выйдет, уж прости.
   - Ладно. Как прикажет дама. - Он, кажется, даже ни чуть и не расстроился. - Просто гадал, может, ты передумаешь? Ну, так что тут у нас?
   Подергав и повертев в разные стороны так и торчавший в двери ключ, Дайлериус вытащил его и передал Сайприн. Он сосредоточенно закрыл глаза и прикрыл скважину ладонью, нашептывая, похоже, какие-то заклинания. Ни чего не произошло и эльф, открыв глаза, нахмурился. Еще немного поразглядовав замок, Лери достал из-за голенища сапога тонкий стилет и принялся в нем ковыряться. Сай удивленно взирала на самое невероятное событие в своей жизни - самый могущественный проклятый эльф, сам Магистр отверженных с лицом бывалого вора домушника занимался банальным взломом, кажется, самым примитивным способом.
   Девушка не смогла сдержаться и ехидно заметила:
   - Что, замок слишком сложен для вашей магии, Магистр?
   У мужчины задергалась щека, но больше он ни чем не показал, на сколько покоробило его это высказывание. Даже его голос был так же непринужденен, как и в начале разговора.
   - Замок зачарован очень хорошо и отталкивает элементарные взламывающие заклятия. Я, конечно, мог бы применить более сильные чары, но, думаю, в таком случае не выдержит дверь - он немного помолчал, продолжая работу, и добавил - как и половина гостиницы и тебе тогда наверняка не где будет спать, и мы все же отправимся ко мне.
   Еще до того как эльф закончил говорить, механический упрямец радушно щелкнул, и дверь с натуженным скрипом приоткрылась.
   - Прошу, уважаемая госпожа. Ваши апартаменты на сегодня.- Проклятый изображая услужливого слугу пошире распахнул створку и отвесил довольно низкий и почтительный поклон, засовывая стилет обратно в сапог.
   - Неплохо. Откуда такие глубокие познания в замках? - девушка недоверчиво осмотрела дверь, замок и своего "спасителя". - Мне кажется это не слишком сопоставимо с твоим рангом Лери.
   - О, ты даже не представляешь себе, чем мне приходилось заниматься лет пятьсот назад. Тогда у меня не было ни титула, ни замка, ни таких сил и знаний, - очень тепло и тихо произнес Дайлериус. В его глазах, на самом дне светилась грусть и тоска по далекому прошлому, в котором наверняка все было гораздо проще. В этот момент он растерял большую часть своей холодности и неприступности, превратившись в простого человека застигнутого приступом ностальгии. Хотя люди не бывают так нечеловечески притягательны, их волосы не стекают вниз по спине волнами черного шелка. Их глаза не похожи на два кусочка черного обсидиана и не затягивают так в свою глубину взгляд собеседника. Их движения не такие плавные, грациозные и одновременно стремительные и быстрые. Очень мало людей способных поспорить с этим эльфом красотой и привлекательностью тела и манер. И совершенно точно, что среди человеческих магов не существует столь сильных и опытных чародеев. Этого эльфа окружал такой густой туман тайны, загадки и романтики, что большинство соотечественниц Сайприн с радостью бросились бы в его объятия. В объятия великого Темного Магистра Дайлериуса.
   - Все равно огромное спасибо! - поблагодарила девушка. - Ты просто мой спаситель - я сама так, к сожалению, не умею.
   - Да ладно, пустяки, - мужчина махнул рукой, - и все же я, думается, заслужил кое-какую награду. Как ты думаешь?
   Сай напряглась.
   - И какую же?
   - Сегодня я не слишком жадный - только один поцелуй.
   - Только один?
   - Да, но только настоящий - в губы. Знаю я твои уловки.
   Эльфийка собралась с мыслями и выдохнула.
   - Ну, смотри, ты сам напросился....
   Она кинулась в его объятия и с такой неистовостью принялась избавляться от долга, что казалось, словно она пыталась вместе с его дыханием выпить и его душу. Этот поцелуй бросил Дайлериуса в глубочайшую пучину и прежде чем он успел опомниться и удержать ее подле себя, Сайприн выскользнула из его рук и стрелой метнулась в свою комнату. Когда эльф открыл глаза, у него перед носом оглушительно хлопнула ее входная дверь. Выйдя из легкого оцепенения и оценив комичность ситуации, мужчина громко расхохотался. Просмеявшись Лери приник к двери, и все еще посмеиваясь, прошептал, уверенный, что его услышат:
   - Спокойной ночи, дорогая!
  
  
   Услышав звук закрывшейся с наружи двери, Сайприн с облегчением выдохнула - до последнего момента она не ожидала, что ее маневр удастся. Успокоившись, девушка с любопытством стала рассматривать выделенное ей под сон помещение. Комната производила хорошее впечатление с первого взгляда. Гладкие стены, облицованные панелями из полированного светлого дерева, слегка светились из нутрии. Отсутствовал так ненавистный ей запах сырости и домашних вредителей (мышей, крыс, клопов и блох). Чисто и уютно. Свет лился из большого окна расположенного напротив двери. За ним кажется, просматривался балкон. Эльфийка поспешила распахнуть его створки. В помещение ворвался чистый, свежий ветерок. При ярком лунном свете стали видны и другие детали ее ночлега. Широкая кровать, стол, застеленный белой скатеркой, два стула, узкий шкаф и шикарное мягкое кресло, в которое она и упала, с удовольствием потягиваясь. Кресло оказалось невероятно удобным и ее настроение значительно поднялось. Откинувшись на миг на спинку, Сай наслаждалась покоем и безмятежностью. Снова открыв глаза, она уже новым взглядом окинула мебель и поняла, что не прочь остаться здесь и подольше, но ее ждала проклятая Ярмарка в Ларионе и шансов отдохнуть в столь милой атмосфере у нее ничтожно мало. Убедившись в тщетности своих надежд, она принялась распаковывать необходимые вещи. И в первую очередь она избавилась от душных куртки и плаща и намозоливших, неудобных для нее ножен с мечом. Расстелив кровать, она сбросила с нее слишком теплое одеяло, и положила свое любимое покрывало, служившее ей одеялом. С верху легла мужская рубашка, в которой она обычно спала в гостиницах. Хотя с раннего детства ее приучали к естественности (в любое время года она спала нагишом), став отступницей, ей пришлось отказаться от таких милых ее сердцу привычек. После нескольких бесплатных аттракционов для ее соседей в разных гостиницах, под названием "красивая голая эльфийка с мечом, гоняющаяся за грабителем", она предпочла удобству практичность.
   Управившись со всем этим, она опять потянулась, на этот раз до оглушительного хруста в суставах и с удовольствием сделала сальто назад для разминки, благо место позволяло. Тихое приземление на пол совпало с робким стуком в дверь. Вспомнив, что заказывала ужин, Сай движением брови открыла дверь. За ней оказался маленький мальчик, державший непомерно большой для него поднос с ее ужином. Немного посторонившись, она пропустила его внутрь и попросила поставить еду на стол. Малыш с опаской и каким-то голодным любопытством, поглядывая на эльфийку, прошмыгнул в комнату и водрузил свою ношу туда, куда и просили. Ребенку было не больше десяти лет, огромные в пол-лица карие глаза с интересом рассматривали всю окружающую обстановку из-под темно каштановой шевелюры. Сайприн усмехнулась, она бесчисленное количество раз уже видела такие взгляды. Ее все еще поражала невероятная сила, которая кажется, притягивала любого ребенка к ее сородичам как магнитом, но в большей степени к проклятым и отступникам, что удивляло еще больше. Она вернулась в так полюбившееся ей кресло и с комфортом там обустроилась, выжидательно уставившись на своего посетителя. Сам же мальчик явно испытывал неуверенность и страх, которые разборчиво читались по его лицу. Решив, что так каши не сваришь, эльфийка решила взять инициативу в свои руки и поманила его к себе. Робко подойдя, кроха с опаской на нее зыркнул. Не обращая внимания на возмущенное сопение и нелепое сопротивление, девушка усадила парня к себе на колени.
   - Ну, что малыш, может, перейдем сразу к делу?
   Его лицо неожиданно побледнело, весь он затрясся и дрожащим голосом произнес:
   - В-в-вы х-х-хотит-те м-меня съе-е-ест-т-ть?
   Сай была шокирована.
   - Кто тебе это сказал?
   Мальчик, кажется, приободрился, потому что Сайприн не стала его сразу глотать, и сообщил:
   - Мама. Она еще сказала, что вы превратите меня во что-нибудь мерзкое и будете долго мучить. - Потом, поерзав на ее коленях устраиваясь по удобнее, спросил безо всякого страха, - а во что вы меня превратите?
   Эльфийка в очередной раз убедилась в совершенном бесстрашии маленьких детей. Ласково потрепав его по макушке, она произнесла:
   - Превращать тебя во всякие мерзости я не собираюсь, так как ты сидишь у меня на коленях, а меня не радует мысль о том, что на твоем месте может извиваться какая-то склизкая гадина. К тому же запомни - эльфы не страдают каннибализмом, то есть не едят человекоподобных, разумных существ. Ну, разве, что с крайней голодухи. Так что тебе не было смысла так меня боятся. Принеся мне мой ужин, ты полностью обеспечил свою безопасность. - Немного пощупав и пощекотав мальчика, от чего тот заерзал еще больше и засмеялся, она продолжила. - К тому же ты неаппетитно выглядишь. Больно кости выпирают.
   Они вместе еще посмеялись и Сай начала свой рассказ. Она всегда рассказывала по одному и тому же плану: описывала города и другие места, в которых побывала, упоминала разные забавные истории, связанные с ними, описывала некоторых особо примечательных своих знакомых. Малыш на ее коленях зачарованно слушал ее истории со слегка приоткрытым ртом (видимо, что бы ни упустить того, что не поместится в ушах), восторженно охал и ахал. Их посиделки закончились далеко за полночь. Мальчик ушел совершенно счастливым на последок рассказав немного о себе. Его звали Ивен Ган. Он был сыном хозяина постоялого двора и самым младшим ребенком в семье - у него были старшие брат Квент и сестра Лорти. С возрастом эльфийка не ошиблась - малыш с гордостью сообщил, что на следующее полнолуние ему исполнится семь. Горячо поблагодарив "госпожу Сайприн" парень с улыбкой унесся вниз.
   За ребенком давно закрылась дверь, а Сай все сидела и улыбалась. Этот мальчик очень живо напомнил ей о том, что когда-то, лет сто-сто двадцать назад она была такой же. Веселая, любопытная и живая, пытавшаяся все узнать и везде успеть, бегавшая по коридорам их дома с непозволительным для перворожденной задором и хохотом. "Мой маленький ураганчик" - так называл ее отец, когда она неожиданно выскакивала на него из-за угла и обнимала. Но все это кончалось неожиданно резко и болезненно....
   В уголках глазах защипало от непролитых слез. Титаническим усилием, затолкав все растущую тоску поглубже девушка насильно впихнула в себя ужин, переоделась и залезла в кровать. Сон пришел довольно быстро и она с радостью упала в его спасительное "нигде и никогда", даже не почувствовав как одинокая слеза все же скатилась по ее щеке и упала на подушку.
  
  
   Пробуждение на следующее утро было, несомненно, приятным, но каким-то тягостным. Сайприн с трудом удалось оторвать голову от подушки. Она ощущала невероятную усталость. Казалось, каждая клеточка ее тела была категорически против того, что бы вставать и что-либо делать. Упав на кровать, эльфийка полежала немного, пытаясь ввести себя в рабочее состояние. В сознании было пусто. Не единой мысли. Пустота и спокойствие. Проверенный годами метод медитации не помог, усталость только навалилась с новой силой, словно Сай и не отдыхала. Апатичное настроение начало надоедать, и она решила согнать его не самым приятным для себя способом - насильно вогнала себя в сверхскорость, прямо лежа в постели. Результат не замедлил явиться. Кровь хлынула по жилам, и все тело затряслось как в лихорадке - оно требовало немедленного движения, быстрого, стремительного и неуловимого. Резко выскочив из под одеяла, она спрыгнула с постели, в прыжке сделала двойное сальто. Приземлившись на пол, тут же прогнала тренировочный комплекс из двадцати фляков с поворотами на двести семьдесят градусов и десяти сальто с выходом в колесо через вертикальный шпагат. Выпрыгнув из колеса красивым сальто, девушка почувствовала бодрость и способность покорить весь мир. Такой способ побудки был крайне вреден для здоровья, но его последствия можно свести к минимуму, остудив мышцы постепенно. Для такой цели лучше теплой ванны способа нет. Стоило ей об этом подумать, как раздался стук в дверь, а за тем и несмелый девчачий голосок:
   - Госпожа! Госпожа, отзовитесь! Простите, вы уже проснулись?
   - Да! Что случилось?
   Молчание, затем дрожащее:
   - Вы просили вас разбудить сегодня с утра, после восхода.
   Сайприн нахмурилась.
   - Я сама встала, не беспокойтесь. Скажите лучше, ванна готова?
   - Да госпожа все как вы хотели. Вторая дверь с права от вашей комнаты.
   - Отлично спасибо.
   - Не за что.
   Быстро удаляющиеся шаги.
   Прихватив с собой смену одежды, эльфийка отправилась в ванну. Без труда, найдя нужную дверь, она вошла. Во влажном воздухе витали ароматы розы, орхидеи и лаванды - совершенно дикая смесь запахов, напоминающая ей о доме. Девушка с наслаждением погрузилась в теплую воду, каждой частичкой ощущая приятную расслабленность. В такие моменты ей было спокойнее, чем когда-либо. В голове всплыл маршрут ее путешествия, и Сай невольно содрогнулась. Сегодня ей предстояло проехать самый опасный участок пути - нужно было огибать лес Астарина. Считается что его хозяин - маг Астарин - ненавидит эльфов и любого приблизившегося к своим владениям выслеживает, заманивает к себе и убивает. Об этом месте по всему свету ходят ужасные легенды, одна кошмарнее другой. Ей самой в далекой юности случалось слышать жуткие истории чудом спасшегося старого полуэльфа. Лес слывет вторым по опасности местом после Ледяных Пустошей.
   Каждый народ рассказывает историю этого леса по-своему, с небольшими вариациями. Но в основном все сходятся на том, что когда-то существовал маг по имени Астарин. Он был единственным сыном строго Барона, владельца цветущего леса. Барон легко достиг взаимопонимания с лесными магическими народами. Его сын вырос в этом лесу и умел общаться с лесными жителями так словно, он был одним из них, но, вернувшись после обучения из Лариона, он сильно изменился. Стал чуточку более высокомерным и нетерпимым. Это был уже не тот парнишка, который мог запросто устроить скачки с конюхами или соревноваться с друидами в знании мерони. После частых приездов из Мелреты в Ларион и обратно юноша стал холоднее, спокойнее и как-то отчужденнее.
   Неожиданно все снова переменилось за один вечер. За один короткий ужин ставший началом трагической и жуткой истории. На одном из праздничных приемов, которые Барон устраивал для своих соседей, Астарин познакомился с Дриадой Моник. Ее красота, ум, характер и загадочность вызвали у молодого человека в начале любопытство, а за тем обжигающую страсть. Юноша дал себе слово, что должен добиться ее сердца, во что бы то ни стало.
   С того дня Астарин стал постоянно приглашать Моник на прогулки, беседы, ужины и приемы, то есть всюду, где он мог видеть, слышать и ощущать присутствие Дриады рядом. Его влюбленность скоро переросла в собственнические отношения. Он не мог переносить, когда она не обращала на него внимания, когда разговаривала и улыбалась другим. Не в состоянии терпеть такие муки в одиночку, юноша решил все рассказать своему отцу. И тот поведал ему, что Моник ни когда не сможет быть с ним, что она с самого рождения принадлежит другому, о том, что Дриада обручена с Эльфом. Жгучая ревность полностью свела Астарина с ума, и он в бешенстве направился на поиски девушки. И нашел ее в объятиях Эльфа. Палящая ненависть застлала его глаза, и он убил обоих. Медленно умирающая Моник прокляла своего убийцу, приговорив его к вечному мраку ненависти и одиночества его собственной души, вложив в свое проклятие всю Силу своей бессмертной Души. Как только Дриада испустила последний вздох, окружающий пейзаж стал быстро меняться. Деревья корчились, вытягивались и скоро совершенно скрыли солнце, погрузив все пространство внизу в сумрак. Живые существа умирали в страшных муках, становясь безжизненными слугами мага. И среди всего этого кошмара - красивое и безжалостное чудовище Астарин. Лес стал его вечной тюрьмой и домом, наполненным ненавистью Господина и страхом его жертв.
   Примерно так будет выглядеть история, если соединить все легенды и отбросить минимум деталей. Всем было ясно, что лес Астарина опасное и жуткое место к которому не стоит приближаться ни одному разумному существу вне зависимости от его расового положения. К сожалению именно близ него пролегала самая короткая и удобная дорога от Паскирста до Лариона. А ехать полями было дольше на целый день или два. А Сайприн необходимо было попасть на Ярмарку в срок.
   Очнувшись от размышлений, Сай обнаружила, что вода совершенно остыла и ее кожа вся покрылась пупырышками от холода. Эльфийка вылезла из ванны, насухо вытерлась, оделась и вернулась к себе собирать вещи. Закончив сборы и обежав свое временное жилье взглядом, девушка закрыла и заперла дверь без всякого труда. После того как вчера вечером Дайлериус повозился с замком, он молодецки щелкнул, когда она повернула ключ. Начав спускаться вниз на завтрак, и ступив на первую ступеньку лестницы Сайприн, наконец, вспомнила о том, насколько та в ужасном состоянии. Слегка замешкавшись, девушка сильнее чем следовало, надавила ногой на следующую ступень, и случилось то, чего она так боялась все это время. Раздался треск, и Сайприн почувствовала, как ее нога проваливается в пустоту. Нереальным усилием выдернув ногу из образовавшегося пролома, она бросила свое тело вперед в нечеловечески длинном прыжке. Пролетев все лестницу и приземлившись в стойку на руки у ее основания, Сай замерла на миг в стойке, и затем, оттолкнувшись, сделав сальто, поняла, что за ее упражнениями наблюдали. Прямо напротив нее стояла женщина. Ее глаза выражали крайнюю степень удивления, страха и восхищения. Отвисшая челюсть сильно портила вполне милое и привлекательное лицо, к левому бедру прижималась девочка, лет девяти с таким же восторгом пожирая эльфийку глазами. Слегка смутившись от столь пристального внимания к своей персоне, она прокашлялась и произнесла:
   - Кхм.... У вас кажется, сломалась ступенька у лестницы, на самом верху - и прошла к одному из свободных столиков. В такой ранний час в помещении почти ни кого не было. Только те, кто не смог вчера вечером оторваться от стула и похрапывали по углам - кто на столе, а кто и под. Женщина, все еще не выйдя из ступора, кивнула и, продолжая прижимать к себе ребенка, ушла на кухню. Через мгновение до чувствительного слуха Сайприн донеслось возбужденное перешептывание, повествующее о ее пируэтах на лестнице, перемежавшееся отборной бранью. Эльфийка хмыкнула, она и не ожидала, что такая опрятная хозяйка знает такие ядреные словечки, некоторые обороты были незнакомы даже Сай. Когда разговор закончился из двери вышел давешний хозяин гостиницы, неся в руке поднос со стопкой оладьев, кувшин с какой-то жидкостью и кружку. Проходя мимо лестницы, он бросил туда любопытный взгляд и улыбнулся. Поставив еду на стол перед девушкой, он сел напротив.
   Не обращая на неожиданную компанию внимания, Сайприн с интересом заглянула в кувшин. Там оказался ее любимый яблочный сок. С удовольствием его потягивая, она приступила к оладьям. Краем глаза, продолжая наблюдать за сидящим рядом человеком, девушка заметила, что он даже не скрывает того, что рассматривает ее с каким-то жадным любопытством. Не выдержав столь откровенного интереса к свому завтраку, Сай продолжая жевать, вопросительно уставилась на него. Растерянно вскинув брови, мужчина слегка натянуто улыбнулся:
   - Простите мою нахальность и неадекватность моей жены. Просто у нас не часто бывают такие гости как вы. Надеюсь, мой сын не слишком вам надоел за вчерашний вечер. Когда он вернулся, то только о вас и говорил. Мы с Дельли еле уложили его в кровать.
   Сайприн замотала головой:
   - О, нет-нет. Что вы! У вас прекрасный сын господин, э-э-э....
   Человек замешкался.
   - Ах! Простите! Где мои манеры?! Мое имя Дели Ган. Служил лейтенантом в Северном Доле. В отставке десять лет.
   - Ммм.... Я бывала в этом городе. Там действительно обучают лучших бойцов.
   - Спасибо огромное, леди. Для меня честь принять такой комплемент от столь прославленного э.... существа как вы.
   Сай усмехнулась.
   - Не стоит тратить на меня ваше красноречие лейтенант. Не думаю, что мои похвалы будут приятны вашим командирам.
   Перед тем как Дели ответил, ей удалось разглядеть в его глазах весело пляшущие огоньки ехидства.
   - Поверьте одобрения от вечного соперника и почти врага, превосходящего умением и опытом - это одна из желаннейших наград. Значит, вы нас признаете равными себе, так как мерите одной меркой с собой. К тому же я слышал, что вы, отступники, специализируетесь на войне.
   Эльфийка возмущенно фыркнула.
   - Не стоит верить всему тому, что о нас болтают. Все отщепенцы специализируются на незаконной деятельности, это да. Но что это может быть - грабеж, мародерство, убийство, контрабанда или шпионаж - это каждый решает для себя сам. Если вас так интересуют военные действия, то вам стоит обратиться к Лери, когда он будет здесь в следующий раз.
   - Простите, я не знаю никакого Лери. - Дели недоуменно нахмурился.
   - Ох, извиняюсь. Вы наверняка слышали о нем под другим именем. Уверена Темный Магистр Дайлериус вам знаком.
   У человека сделалось странное лицо после этих слов - удивление, ужас и восхищение смешались в дикий коктейль. Брови мужчины взлетели вверх, и кажется, срослись с волосами. Рот приоткрылся и весь его вид был до нельзя глупым.
   - Так он был у меня?! Здесь?!! Когда?!!!
   - Да вчера вечером с кампанией. И может быть и сейчас он у вас на верху. Их было пятеро.
   Лейтенант в отставке справился с собой и еле слышным шепотом произнес:
   - Сегодня рано утром компания как раз из пяти человек покинула мой дом незадолго до рассвета.
   - Уверена это был он. - Сай согласно закивала.
   Мужчина растерянно огляделся.
   - Выходит у меня ночевал сам великий Дайлериус? Вот это да....
   Сайприн поморщилась.
   - На будущее запомните: Дайлериус не любит, когда его называют Великим, и прощает это только очень близким друзьям. Он не слишком тщеславен. Можете называть его - Магистром и Дайлериусом, этого вполне достаточно для общения с ним.
   Дели усердно закивал.
   - Спасибо.
   - Не за что.
   Эльфийка продолжела поедать необычайно вкусные оладьи, но нормально поесть хозяин гостиницы ей так и не дал.
   - Скажите, о чем вы так долго говорили с моим сыном вчера?
   - О, обо всем понемногу. Я уже давно привыкла к тому, что дети - самые бесстрашные существа на свете. Зря вы с женой волнуетесь, не один эльф в здравом уме не причинит вреда ребенку. Даже проклятые чтят этот древний закон - один из немногих общих для отщепенцев и всех наших собратьев. Нам не чужды общечеловеческие чувства и у нас нет страшнее наказания, чем за убийство юной души.
   - Но вы и не люди. Как же быть?
   Девушка недовольно сощурилась.
   - У нас есть свое определение "suron de lae", означающее "осквернитель бутона". Я просто привела вам наиболее приемлемый и понятный перевод. И вообще у меня возникает подозрение, что вы не слишком любите эльфов.
   Человек поднял вверх обрубок руки.
   - У меня есть причины даже ненавидеть вас.
   - Но вы не ненавидите, иначе просто бы не пустили на порог, - фиолетовые глаза пытались просверлить его насквозь. - Почему?
   - Просто отняв у меня руку, эльфы подарили мне нечто гораздо большее - в светло серых глазах человека появился непонятный блеск - толи от грусти и печали, толи счастья и вдохновения.
   - Позвольте узнать что?
   Мужчина обвел любовным и нежным взглядом стены, пол и потолок, погладил шершавую поверхность стола.
   - Все то, что вы видите здесь - это все стало началом моей новой жизни. Без крови насилия и смерти. - Он приложил руку к груди и улыбнулся - сейчас тут только мир, покой, уют и любовь.
   Сайприн задумчиво потягивала сок. Потом произнесла, смотря прямо в глаза хозяину таверны:
   - Как мне помниться в последние пятьдесят лет не было ни одного военного столкновения, в котором участвовали бы эльфы и гарнизон Северного Дола. Где же вы потеряли руку? Или это кто-то из отверженных?
   - Нет, это случилось десять лед назад, - мужчина резко помрачнел - зимой. Мой отряд выслеживал дезертиров. Они незаконно пересекли эльфийские границы, и ваши Стражи обнаружили их раньше и немедленно привели приговор в исполнение. Когда мы их нашли, парни уже были мертвы.
   - Да, наша Стража скора на расправу.
   - Так случилось, что один малец из моего отряда приходился родным братом одному из погибших. - Как ни в чем не бывало, продолжил Дели Ган. - у него не выдержали нервы, и он полез на рожон. Тоже мне мститель, ха! Завязалась бойня. Нас положили всего за треть трека. Я остался единственным выжившим среди горы трупов. Потом очнулся только в Палате Целителей. После я начал эту новую жизнь.
   По сухости речи и отрывочности фраз, Сай поняла, что человеку чрезвычайно тяжело вспоминать те трагические события. Она было уверена, что его все еще продолжает грызть стыд и боль потери. Разговор оборвался. Не смотря на то, что эльфийка легко могла разобраться в любой морально-психологической проблеме, она ненавидела лазить людям в души. И не любила, когда пытались лезть к ней. В резко наступившей тишине стали слышны шаги наверху, насвистывания кого-то из постояльцев и грохот кастрюль на кухне.
   В этот раз молчание нарушил человек.
   - Перед тем как потерять сознание я разговаривал с двумя стражами. И у одного из них были такие же фиолетовые глаза как у вас.
   Эльфийка напряглась. За всю историю ее семьи у них в роду, как и других лесных эльфов, никогда ни рождались дети с таким необычным цветом глаз, кроме нее и ее брата. И он десять лет назад, практически перед самым ее уходом, поступил на должность Стража по настоянию отца и Совета. Но знать об этом человеку было совершенно не обязательно.
   - Среди нашего народа можно встретить глаза самого разного цвета, поверьте. Вам, наверное, просто ни когда не встречались эльфы с розовыми глазами или малиновыми.
   Она почти не лгала. Просто люди всегда разделяли ее народ на три. А сами эльфы всегда воспринимали себя как единую расу не деля на лесных, морских и снежных. А у последних, глаза могут быть совершенно дикого цвета, причем каждый глаз в отдельности своего цвета.
   В этот момент из кухни высунулось недовольное лицо Дельли, глаза на котором настойчиво пытались пробуравить затылок мужа. Словно почувствовав взгляд жены Дели, обернулся, заметив супругу, поспешно подхватился с места и, извинившись, унесся к ней. Посмеиваясь про себя, Сайприн допила сок и, бросив на стол пару серебрушек, отправилась на выход. Открыв дверь, она прямо на пороге столкнулась с Ивеном. Паренек в начале замешкался, а за тем огорченно выдохнул:
   - Вы уже уезжаете.... - это был не вопрос, а простая констатация факта.
   Эльфийка присела на корточки, потрепала мальчонку по голове и заключила в ласковые объятия.
   - Да малыш. Мне надо продолжать свой путь. А тебе только предстоит его выбрать, так что мне гораздо легче, чем тебе.
   Он шмыгнул носом и зарылся лицом в ее распущенные волосы.
   - Мы еще увидимся с вами? - спросил он дрожащим шепотом.
   - Обязательно, дорогой - Сай утешающе прижала его к себе, затем отстранила, вытерла текущие по детским щекам слезы. - Придет время, и мы обязательно встретимся. А пока это время не пришло, веди себя хорошо, помогай родителям и когда выберешь дорогу своей жизни, трижды подумай, прежде чем сделать шаг. Но, начав путь, не останавливайся на долго и не сворачивай с него. Понял Ивен?
   Он усердно закивал, продолжая растирать по лицу слезы. Она улыбнулась.
   - А теперь можно попросить тебя об одолжении? Мне так далеко идти, подари мне, пожалуйста, свою улыбку. Как мне помнится, она у тебя такая красивая, теплая.
   Мальчик кивнул, и дрожащие губы сложились в столь пленившую ее вчера улыбку.
   - Спасибо вам, госпожа Сайприн.
   - За что?
   - За то, что вы есть и за то, что вы были для меня. - Просто, совершенно искренне и чистосердечно как могут только дети.
  
  
   Покинув маленький постоялый двор, шагая по пыльной дороге и дыша уже начавшим накаляться воздухом, эльфийка радовалась всему: солнцу, небу, свету и жизни. На душе у нее давно не было так легко. Она шла и улыбалась всему миру, и у нее перед глазами стояло улыбающееся заплаканное личико маленького мальчика по имени Ивен Ган.
  
  
  
   Глава 2
  
   К
   ап-кап-кап.... Темнота.... Холод....
   Сознание медленно и неохотно возвращалось на свое законное место и Сайприн поняла, что все еще жива. Вместе с сознанием возвращались ощущения. Она сидела в полной темноте (когда не помогает даже эльфийское зрение), в каменной каморке с шершавыми и влажными стенами, где-то в другом углу капала вода. Попробовав пошевелить затекшей ногой, эльфийка услышала железный лязг. Отлепившись от стены, на которую опиралась спиной, она пошарила по щиколотке и мгновенно обнаружила кандалы, от которых к другой стене тянулась цепь. С руками было то же самое. Подергав за конец цепи, попытавшись вытащить кисти рук из железных браслетов, Сай бессильно привалилась обратно к мокрой стене.
   "Бесполезно...." - эта мысль лениво проползла у нее в сознании. Апатия и бесконечная усталость приготовились уже полностью погрести ее душу во Тьме, как ярость на себя и того, кто виновен в ее заточении, ярким костром опалила ее разум.
   - Ни Агрохха! - неистовый крик, кажется, до самого основания сотряс стены этой убогой тюрьмы. Удар кулаком по полу тоже принес свои плоды: боль вернула ясность ума, брызнувшая из лужи холодная вода, прогнала апатию. Отплевавшись, Сайприн приняла решительную попытку подняться. Как всегда легко перетечь в вертикальное положение не удалось - затекшее тело не слушалось. Медленно. Очень аккуратно. Перебирая руками по полу. Сначала на четвереньки, потом, опираясь рукой на всю ту же стену, на подгибающихся ногах и с гудящей головой (странно, от чего бы это?), она приняла более или менее достойное положение. Замерев на пару мигов, Сай ощущала как кровь медленно и неохотно пробегает по затекшим конечностям, как просыпаются нервные узлы, возвращается прежняя подвижность и чувствительность. Дождавшись пока окончательно не пропали даже тоненькие иголочки судорог, она очень медленно стала продвигаться вперед, для большей устойчивости придерживаясь за стену. Долго гулять ей не пришлось. Оказалось, ее бросили в каменный мешок шириной два на три шага. По ощущению сосущей пустоты в душе и полной опустошенности ее Источника, все поверхности ее нового жилища были полностью выложены дехром, и маленькая надежда то, что удастся сбежать с помощью магии, умерла, так и не дожив до осмысления. В противоположном конце камеры обнаружилась толстенная дверь с металлической решеткой и кольцо, к которому были прикреплены цепи. Дергать за них было бесполезно и все же.... Стоило попробовать все.
   Снова опустившись на четвереньки, эльфийка ощупала пол. Все тот же дехр только еще со слоем грязи. Найдя наиболее сухое местечко, она обессилено уселась, подтянула колени к подбородку, обняла их руками, сжалась в комочек в тщетной попытке сохранить хотя бы крохи тепла. Каменные стены казалось, вытягивали не только тепло, но и саму волю к жизни. Заставив себя выкинуть из головы такие пессимистические мысли, он попыталась вспомнить, как сюда попала.
   Последним четким воспоминанием была пыльная дорога под ее ногами, мрачный лес слева возносил свои темные вершины к затянутому тучами небу, и бескрайние поля справа. Внезапно из придорожных кустов со стороны луга выскочила девчушка в белом платьице и с криком бросилась в сторону леса, быстро скрывшись за стволами деревьев. Через миг оттуда донесся еще более страшный визг.... На столь драматическом моменте память захлопнула дверь в свои кладовые.
   Девушка мысленно выругалась, это помогло мало, и она выругалась еще раз, но уже в слух. Вырвать воспоминания у этой сварливой старухи одновременно невероятно легко и чрезвычайно сложно. Для этого эльфу требовалось погрузиться в очень глубокую медитацию. Затем разматывать свою память как клубок ниток и выбрать из множества нитей нужную. Потом смотать их обратно в том же порядке, иначе можно совсем сойти с ума. В истории таких случаев очень много. Когда-то давно, когда отец объяснил принцип этого действия, они ходили в специальный дом на окраине. Обычный совершенно белый дом, за исключением жильцов. Это были заблудившиеся в дебрях собственной памяти. Там их было человек сорок - сорок пять или пятьдесят. Старики и молодые. Мужчины и женщины. Худые, всклокоченные, с отсутствующим взглядом они сидели на полу, лежали на кроватях, стояли и бормотали что-то, бормотали, мычали, раскачивались и махали руками. Отец знал каждого из них. Он помнил кто они, как они туда попали и когда. Самому старому пациенту было больше трех с половиной тысяч лет. У него были седые волосы, заплетенные в косу. Он сидел на полу и ссосал большой палец правой руки, мычал, пускал слюни и блаженно улыбался, смотря в пространство. Глядя на него, отец с горечью произнес:
   - Его зовут Фиосидрит. Он был одним из величайших магов, моим учителем и другом. Нам очень сильно не хватает его знаний.
   Сай с сожалением заглянув в глаза отцу, сжала его руку и спросила:
   - А почему он тогда здесь?
   Отец вздохнул.
   - Он принадлежит к семье потомственных магов. И он пытался вспомнить одно заклинание, которое его отец показывал при нем в детстве. Но от нервного возбуждения ему не удалось правильно смотать нить памяти, и он остался в своем детстве. - Отец взял ее за плечи и, развернув к себе лицом, продолжил - поэтому, когда работаешь с памятью (своей или чужой, неважно) будь в первую очередь спокойна и собрана и только потом аккуратна.
   Больше всего тогда ее поразил не старик, застрявший в своем прошлом, а молодая девушка, сидящая на соседней кровати. На ней была длинная светлая рубашка с рукавами, встрепанные короткие волосы торчали во все стороны, брови нахмурены, губы беззвучно что-то шепчут, а руки двигаются, словно разгребают какие-то завалы. Самым странным было то, что Сай два дня назад видела эту девушку на рыночной площади. Она гуляла с подругой, смеялась и была с виду совершенно счастлива. Заметив пристальный интерес дочери, отец наклонился и зашептал ей на ухо:
   - Делисса. Пыталась вспомнить, где потеряла гребень. Она была совершенно уверена, что он у нее дома.
   Сайприн вскинула удивленные глаза.
   - Так что же случилось?
   Отец грустно улыбнулся, с сожалением переведя взгляд на Делиссу.
   - Она совершенно забыла, что отдала его подруге на время. Она применяла метод просмотра памяти впервые. Рядом не было ни кого, кто мог бы помочь советом. Поэтому она и ошиблась в самом начале, так и не выяснив где ее гребень. Пойдем отсюда дорогая. Не стоит находиться здесь так долго. Мы приходили только за тем, что бы ты осознала, на сколько опасна небрежность в магии. Ты ведь поняла?
   Девочка закивала, печально окинула взглядом пациентов и, догнав отца уже на пороге, спросила:
   - Их ни как нельзя вылечить?
   Взяв дочь за руку, он ответил:
   - К сожалению нет. Тут ни врачи, ни маги не могут помочь. Только если они сами разберутся, тогда и смогут выбраться в реальность. Но шанс на это очень призрачен.
   - А скольким это удалось?
   Они шли все быстрее. Дом с больными уже полностью скрылся с глаз, а отец все молчал.
   Неожиданно вздохнув, он ответил:
   - Ни кому...
  
  
   Вынырнув из воспоминания, она поудобнее устроившись на жестком полу и замедлив дыхании начала погружаться в свою память. Сай ощущала, как сердце замедляет свой ритм, кровь с каждым его ударом бежала все медленнее. Дыхание затихало. Резко нахлынула темнота, затем яркий свет и невероятная легкость.
  
   Сайприн окружал молочный туман, весь пронизанный ярко светящимися и тусклыми нитями. Нитями Памяти. По ним то и дело пробегали искры, в какие-то моменты некоторые Нити ослепительно вспыхивали и гасли, со звоном осыпаясь в туманную пропасть. Нити Памяти слегка гудели от напряжения.
   Эльфийка огляделась. Обычно то воспоминание, которое необходимо, находиться ближе всего, но иногда, как она слышала, на его поиски уходит масса времяни. Полностью окруженная сверкающей паутиной воспоминаний, она протянула свою руку к ближайшей ярко горящей и звенящей нити, и дотронулась до нее.
   Вспышка. И в сознании замелькали образы.
   ... Шелест листьев под ногами. Пряный запах опавшей листвы. Легкий ветерок качает верхушки деревьев.... Ее кто-то держал за руку. Она опустила взгляд. Длинные, сильные пальцы. Сверкающие карие глаза смотрели на нее ласково и обожающе. От этого взгляда сладко ныло в груди. Она теснее прижалась к надежному плечу. Он улыбнулся и стряхнул с лица непокорную пшеничную челку. Крепче обняв Ее, Он легко тронул ее губы своими, словно мимолетное касание крыльев мотылька. Страстный шепот: "Моя жизнь твоя..."
   Резко отдернув ладонь, Сай уставилась на вибрирующую от недовольства Нить. Тяжело вздохнув, девушка медленно отодвинулась от паутинки ведущий в ее прошлую жизнь. Легкую и беззаботную, ту жизнь, где она любила только Его.... Внезапно ей на ум пришли слова одного древнего и мудрого человека.
   - Память это единственное место, где человек может спрятаться от всего мира. И только там, он настоящий повелитель и господин. - Эти слова прозвучали в тумане, словно гром среди ясного неба. Ниточка сердито сверкнула и осыпалась в туманное никуда струйкой серебристых искорок.
   Эльфийка медленно двигалась в паутине воспоминаний и думала, как найти нужную нить. Совершенно точно, что это не сверкающие и не пульсирующие - так выглядят воспоминания, которые очень ярко отпечатались в сознании и не потеряли свежести от постоянного использования. Ее цель - матовые, серые и полупрозрачные ниточки забытых воспоминаний. Оглядевшись по сторонам, она заметила целую уйму похожих нитей. Закусив губу, девушка нахмурилась - на проверку всего уйдет слишком много времяни, которого и так не хватает.
   - Отец что-то говорил об этом. Как найти нужную нить быстро.... Но я не помню! - окружавшие ее нити заколыхались от невидимого ветра ее ярости. Вдруг откуда-то снизу заструился мягкий свет и послышался тонкий звон. Опустившись туда, Сайприн увидела Нить. Она призывно помаргивала, словно уговаривая узнать то, что она скрывает. Философски хмыкнув, эльфийка дотронулась до нее.
   .... Мягкий полумрак закрытого помещения. Непередаваемый аромат старых книг и свитков. Библиотека. Она сидит в удобном кресле, поджав под себя ноги. На колени давит древний и скучный фолиант по прочтению памяти, известного и чрезвычайно занудного автора. Встречавшаяся пару раз с ним Сай, до сих пор не могла поверить, что такой симпатичный и веселый парень так занудно пишет. Но и автор, и сама его книга совсем забыты. Сидящий напротив эльф все объясняет проще, понятнее и интереснее. Это ее отец. Открытое лицо; светлая улыбка ни сходит с губ, когда он разговаривает со своей дочерью. Темные, почти черные глаза смотрят одновременно и с укором, и с надеждой, и с нежностью.
   - Ты меня совсем не слушаешь Сайприн! Если тебе со мной скучно, то дальше свойства Нитей ты будишь изучать по трудам мэтра Эйсэделлана. - лукавая улыбка.
   - Ну, папочка! Ну, прости! Я просто задумалась, давай дальше. - Девочка с преувеличенным энтузиазмом подалась вперед.
   - Ладно, так уж и быть на первый раз прощаю. Итак, мы остановились на поиске определенного воспоминания. - Отец сверился с заметками мэтра-зануды Эйсэделлана (точно такая же книга, как и е нее на коленях лежала у мужчины на столе) и продолжил. - Для первых погружений поиски какого-то воспоминания будут отнимать большое количество сил и времени, к тому же, будут строго ограничены по глубине. Для первых пяти-шести раз не стоит погружаться больше чем на год. Иначе последствия будут неприятными. Но чем чаще ты станешь погружаться, тем меньше сил тебе потребуется на поиски, и тем глубже ты сможешь нырнуть. При большой практике тебе может, удастся даже заглянуть в память крови, но это не раньше, чем лет через 50 - 65. И еще, не стоит считать Нити мертвыми, они вполне живые и являются полноправными твоими органами, как сердце или легкие - он улыбнулся. - Однажды когда они к тебе попривыкнут, то сами станут откликаться, как только ты правильно их позовешь.
   Отец остановился перевести дух, и Сай нетерпеливо заерзала в кресле:
   - Что значит правильно?
   - Тебе необходимо на время выкинуть из сознания все посторонние мысли и полностью сосредоточиться на одном только желании - вспомнить то, что тебе нужно. И тогда необходимая тебе нить тут же отзовется или сиянием, или вибрацией, или звоном, или всем сразу....
   Видение погасло, и лицо мудрого эльфа растаяло в туманной мути. Нить только что виденного воспоминания сияла теперь ровным, довольным светом.
   - Спасибо, отец. Значит нужно позвать Нить сильным ментальным позывом. - Мысленно сконцентрировавшись, она улыбнулась. - Как хорошо, что папа не внял в прошлом моим мольбам об отдых и тренировал ежедневно.
   Выкинув из головы все лишние мысли и чувства, она сосредоточилась и выдохнула:
   - Я желаю вспомнить, как попала в это подземелье!
   От ее слов по Нитям пролетел ветер, они закачались и на мгновение туман, скрывавший от нее окружающее, исчез. От увиденного у Сайприн перехватила дыхание и сильнее забилось сейчас такое далекое сердце. За туманом ничего не было - нити ее памяти висели в темном ничто, сверху на нее смотрели абсолютно равнодушные и холодные звезды, а внизу простиралась сплошная тьма. Но видение длилось не долго, миг спустя туман вернулся, скрыв непонятно от чего жуткую картину, и где-то в низу раздалось мелодичное позванивание, а вспышки света были еще заметнее. Мысленно потянувшись к заветной паутинке, эльфийка дотронулась до нее сознанием, и Нить мгновенно окутала всю ее, погрузив в очередное воспоминание.
   ... Плащ цеплялся за ветки. Ноги постоянно попадали в ямы, оскальзывались на мху спотыкались о червеобразные корни. Спертый воздух раздирал легкие при каждом вдохе. Атмосфера проклятого леса дышала неприкрытой враждебностью по отношению к внезапной гостье. Она проявлялась во всем - в ветре, вывшем где-то кронах деревьев-гигантов, в недовольном гудении мощных стволов, в ненавидящем шуршании кустов. Но она не обращала на это ни малейшего внимания. В ее голове осталась и отчаянно билась, только одна мыль " Нагнать.... Спасти.... Нагнать ребенка....". На все остальное, включая собственную безопасность, ей было глубоко наплевать. Она напряженно следила за мелькавшим кое-где белым пятном и изо всех сил пыталась его нагнать. Крик повторился и резко оборвался мерзким сдавленным хрипом и затем хлюпающим хрустом. Девушка на миг остановилась и вновь ринулась вперед на пролом, через кусты с еще большей силой.
   Обогнув огромный трухлявый пень, перескочив через поваленное сухое дерево и продравшись сквозь густые заросли едкой крапивы, она выбежала на темную полянку с оврагом с противоположной стороны. Метнувшись к нему, ей удалось разглядеть на его дне в полумраке ту самую девочку в белом одеянии, присыпанную землей и полуистлевшими листьями. Приглядевшись повнимательнее Сайприн заметила легонько вздымавшуюся грудь при вздохе и расслабленно выдохнула. Она начала осторожно спускаться на дно оврага, придерживаясь за многочисленные корни, кусты и коряги во множестве торчавшие из сыпучих склонов. Опустившись вниз, Сай подтянула голову девочки к себе на колени, сжала ладонями ее виски и попыталась привести ребенка в сознание с помощью магии. Эльфийка только слегка толкнулась в ее разум, как девочка неожиданно открыла глаза. Глаза совершенно нереального для человека цвета - цвета золота с черными провалами зрачков. Милое личико исказила отвратительная злобная усмешка, и резко вскочив, ребенок на глазах у ошарашенной девушки стал меняться. Эльфийка похолодела, с ее глаз словно спала пелена, и она рванулась к склону оврага в тщетной и глупой даже по ее собственному мнению попытке сбежать. От того в кого за ее спиной превращалось то милое дитя, она просто не успеет и не сможет ускользнуть, но обуреваемое страхами сознание, повинуясь инстинкту самосохранения, толкало тело вперед и вверх, побуждая бежать и защищаться. Волны корежащегося сзади пространства больно ударяли по ней, но она упрямо пыталась спастись. Подпрыгнув и уцепившись за один из многочисленных корней, торчавших из склона, она вытащила один из своих кинжалов и, не глядя, метнула за спину. Перехватившись и подтянувшись повыше с помощью соседнего кустарника, она кинула второй через доли секунды. Послышались два почти слившихся хлюпающих звука и ехидный смешок из-за ее спины. Неожиданно земля осыпалась у нее из-под ног и она, потеряв равновесие, полетела обратно в овраг спиной вперед. На самом дне Сай поймали в почти нежные объятие чьи-то руки и рывком развернули к ее "спасителю".
   Черный плащ небрежно наброшен на плечи. Под ним рубашка цвета темного красного вина. В середине груди как раз там, где у большинства людей находится сердце, под разными углами торчали два ее кинжала, совершенно кажется, не причиняя ему ни какого дискомфорта. Потрясающее своей красотой загорелое лицо. Губы кривит жестокая ухмылка. Совершенно белые волосы свободно разметались по темной ткани плаща, создавая фантастический контраст с загорелой кожей. Совершенный мужчина, если бы не глаза и выражение лица. Золотые глаза мага с невероятной силой затягивали в свою глубину взгляд эльфийки, подавляя волю. Она почувствовала, как слабеют ноги, руки, спина и если бы не все усиливающаяся хватка Астарина, она ба упала на землю. Сквозь все сгущавшийся туман в своей голове она слышала его голос:
   - Давненько у меня не было гостей. К тому же таких почетных. - Говорил он, одной рукой продолжая удерживать Сайприн от падения, а второй одновременно вытаскивая из груди ее оружие. - Разве вас, моя дорога, не учили, что убийство хозяина дома, в то время как вы пришли к нему в гости, считается дурным тоном?
   - Да пошел ты... - она еле шептала, сила покидали ее с каждым мигом все быстрее - моралист агроххов....
   Он рассмеялся в ответ.
   - Добро пожаловать в Лес Астарина принцесса Сайприн. Надеюсь вам здесь понравиться.
   Последней мыслью до того как она соскользнула в холодный мрак, было: "Меня обвели вокруг пальца как малолетку. Если Лери узнает мне не сдобровать...."
   Картины угасли, и Сай отпустила мерцавшую Нить. Заставив легкие дышать быстрее, а сердце биться чаще, она вынырнула в реальность, к ее сожалению оставшуюся неизменной. Еще больше сжавшись и закрыв глаза, эльфийка погрузилась в обычный сон - без сновидений, флегматично заключив, что хуже быть, просто не может.
  
   * * *
  
   Темная комната была вся завалена оружием и доспехами. Мечи, щиты, секиры, кинжалы, копья и луки, булавы, шлемы, кирасы и прочие военные атрибуты располагались на всех возможных поверхностях - они висели на стенах, лежали аккуратными рядами на полках, стояли на подставках и во множестве валялись небрежными грудами в дальних углах. Необычным было то, что не все экспонаты этой обширной коллекции были целы. Расколотые доспехи, проломленные щиты и шлемы со страшными вмятинами, обломанные мечи, ржавые кинжалы, обломки копий и луков.
   Среди всего этого бедлама выделялось пространство с возвышением, на котором находилось кресло-торн. Массивное, от него веяло такой седой древностью, что немыслимо даже вообразить, сколько ему лет. Созданное, когда-то безумным скульптором из редкого серого с черными прожилками мрамора, с подлокотниками в форме чудовищных черепов, с необычной резьбой на спинке, оно так и притягивало взгляд своей нечеловеческой, агрессивной и грубой красотой. Оно манило присесть в него и почувствовать себя Властелином, потому что этот трон не мог принадлежать простому смертному. Но даже захоти вы примериться к этому креслу, то ничего бы не получилось, так как его хозяин и, несомненно, хозяин всей этой комнаты был на месте. В полумраке помещения можно подумать, что это просто скульптура, настолько застывшими казались черты незнакомца, но если внимательно приглядеться, можно заметить, как равномерно поднимается и опускается грудная клетка человека. При одном взгляде на него становиться ясно, что это не просто коллекционер или состоятельный историк, а воин, а все эти вещи его боевые трофеи. Но непростой солдат, бездумно исполняющий приказы командования, а стратег и командир, привыкший думать за тех, кто доверил ему свою жизнь и приказывать, но и не простая "штабная крыса", а тот кто в экстренной ситуации способен встать плечом к плечу с простыми войнами. Не смотря на то, что человек сидел, становилось понятно - его рост не меньше двух яров, у него наверняка стремительные, плавные движения и кошачья грация. Мужчина не стал обременять себя полными доспехами, но и не был беззащитным - кираса, под ней кольчуга с капюшоном и темная замшевая куртка, плотные кожаные черные штаны, наручи, сапоги и перчатки с нашитыми металлическими пластинами; небрежно накинутый на плечи черный плащ с искусной серебреной вышивкой по краю, свободными складками мрака стекал на пол. На колени положен искусно выкованный шлем в форме черепа неизвестного существа, по которому медленно и неритмично постукивает указательный палец. Внушительный меч-двуручник прислонен в тени к подлокотнику и разглядеть его подробнее нет ни какой возможности. Зато лицо незнакомца отчетливо видно. Замкнутое и отстраненное выражение, нахмуренные брови заставляют задуматься о том, что у этого человека масса проблем и обязанностей. Не смотря на скульптурную точность и правильность черт, на первый взгляд не можешь определить, что испытываешь больше - глубокое отвращение или затаенный трепет восхищения, но, осознав уже никогда не поменяешь своего решения и либо навсегда отвернешься от него, либо останешься в плену у этого лица навечно. Волевой подбородок, покоящийся на кулаке, покрыт несколькодневной щетиной. Умный, но пустой взгляд серо-стальных глаз устремлен в пустоту.
   Однако в один миг все меняется - в лицо и глаза возвратились жизнь, огонь и подвижность. Легким взмахом руки мужчина создал перед собой туманное зеркало. В нем отразилась не окружающая комната, а пыльное ущелье, две армии, сошедшиеся для битвы, а между ними на небольшом пространстве сражались два человека. Мужчина-маг немного прищурился и изображение резко приблизилось. Оба война были огромного роста, с развитой мускулатурой и отточенной точностью ударов, выдававшую немалый опыт. Один - в латном сияющем нагруднике, со шрамом пересекающем все лицо, с морщинами, пролегшими в углах рта и черными с проседью волосами, свободно развивающимися на ветру без шлема - легко вращал длинное копье с широким наконечником. Второй - более молодой, в матовом черном шлеме и кожаном нагруднике с нашитыми стальными пластинами - довольно хорошо защищался и атаковал при помощи необычного оружия - короткий жезл с длинными и узкими лезвиями на концах - далдира. Видно, что ведущийся поединок идет уже давно - солдаты обоих армий нетерпеливо переминались с ноги на ногу, командирам войск поднесли табуреточки и те, сидя напряженно наблюдали за поединком, решающим исход всей компании. Сами бойцы уже покрылись изрядной испариной от усталости, и заметно было, как они с каждым разом все тяжелее и тяжелее поднимали, опускали и парировали удары оружия противника.
   Незнакомец по эту сторону зеркала нахмурился и раздраженно дернул уголком губ. Результат этого действия не замедлил проявиться с той стороны зеркала. Воин в сверкающем нагруднике неожиданно потерял равновесие во время замах, неловко переступил с ноги на ногу и полностью открылся противнику, чем тот незамедлительно и воспользовался - вложив в последний сокрушительный удар все остатки своих сил, он вонзил свой далдир в сердце врага, без проблем пробив его броню. Одна из армий ликующе взревела и загрохотала мечами о щиты, приветствуя своего победителя. Другая поспешила бросить оружие на землю, где в пыли уже лежало бездыханное тело их поверженного воина и сдаться на милость победителей. Человек в темной комнате довольно улыбнулся и дернул рукой в сторону зеркала. Его изображение на миг затуманилось и вновь возникло, но уже совершенно другое. Новое поле битвы, которая там уже превратилась в жестокую бойню, было все усеяно окровавленными трупами. Маг нахмурился и внимательнее стал обозревать происходящее.
  
   Прошло еще немного времяни и усталый бог воины - Герос (а это был именно он), оторвался от зеркала и задумчиво уставился насовсем другое стихающее сражение. Внезапно за его спиной тихо лязгнуло железо и он незаметно, крепче ухватил рукоять меча, но мгновение, прислушавшись, расслабился и улыбнулся:
   - Хватит прятаться сестра, выходи. Ты совсем не умеешь таиться.
   В ответ как по команде вспыхнули многочисленные факелы и оказалось, что это не комната и не пещера, а огромный зал, потолок которого не могли осветить даже сотня факелов и он терялся во мраке. Миг спустя с права зашелестели шаги и на глаза брату, наконец, показалась грустно улыбающаяся сестра.
   - Я никогда не была столь аккуратна как ты брат. - Голос богини Мира Бенгресс был печали как ее глаза и улыбка. - Почему, интересно, каждый раз, когда я к тебе прихожу здесь так темно и мрачно?
   - Потому что ты, как ни странно, навещаешь меня здесь исключительно только тогда, когда у меня угнетенное и мрачное настроение, сестра. Мне не от чего любоваться на веселость огня и радость света, в то время как у меня в душе царит тьма.
   Богиня удивленно подняла брови:
   - С чего тебе печалиться? В эти мгновения сотни воинов расстаются со своей жизнью и отдают все свои нерастраченные жизненные силы тебе во славу. Ты и Моррэна должны быть счастливее всех.
   Герос полоснул сестру яростным, горящим, но мгновенно потухшим взглядом.
   - Ты же знаешь, Моррэне ни когда не доставляла удовольствия ее работа, да и мне то же. Мы не были против своих сил, потому что знали их необходимость как часть Порядка. И тебе прекрасно известно о том, что сколько бы силы у нас не было, тратим мы ее только на поддержание Порядка среди людей. Для защиты ИХ от Хаоса.
   Бенгресс смущенно опустила голову. Брат был прав как всегда, и она зря затеяла этот их давний и вечный спор. И, тем не менее, продолжала слушать, она была уверенна, что ее брат не сказал всего.
   - Прошли те давние времена, когда мы ощущали тот пьянящий вкус силы, власти и вседозволенности. Купались в море наслаждений, вели бесполезные войны, для сравнения сил и были просто детьми. - Продолжал Герос. - Но нам пришлось резко повзрослеть, сестра. Ты ведь помнишь, да? Тогда же ушло и то незначительное чувство удовольствия от ощущения своей власти над другими, и остался только усталость и бесконечный долг.... Сейчас мне тяжело оттого, что я вижу в сердцах смертных. А вижу я там наши ошибки юности, когда нам было важнее пофорсить друг перед другом, чем делать дело. Я смотрю к ним внутрь и вижу небольшие, но постепенно разрастающиеся семена Хаоса. Эта их паника, жестокость, жадность, корысть, желание убивать и прочие пороки распространяются как отравленная вода. ЕГО носители ощущают нарастающую силу из Вне и творят такое, о чем не может помыслить не одно разумное. Я тоже чувствую это, - он поднял на сестру взгляд и она содрогнулась, непонятно чего там было больше паники, страха, ярости, отчаяния или сумасшедшего желания борьбы - и мне страшно сестра. Страшно, так как не было, наверное, никогда. Но, не смотря на это, я выполню свой долг до конца, хоть боюсь нам и не справиться на этот раз - слишком силен натиск. Да и сил и надежды у нас совсем не осталось.
   Бог войны скорбно прикрыл глаза и тяжело вдохнул, когда его сестра от таких слов застыла словно статуя. Прекрасная статуя испуганной и ошарашенной богини в тонких белых шелковых драпировках с водопадом прямых сверкающих пшеничных волос. Судорожно втянув воздух она медленно выдохнула, сцепила в замок, трясущиеся руки и повернулась лицом к зеркалу, где отражались только поле, заваленное телами павших и медленно бредущие ошалевшие выжившие. Сморщившись от непонятной боли, она прикрыла глаза и охрипшим дрожащим голосом спросила:
   - С чего ты взял, что надежды нет?
   Открыв глаза, бог Войны внимательно посмотрел на свою младшую сестру.
   - Зачем тебе это?
   Бенгресс резко обернулась и вонзила в него одновременно решительный и умаляющий взгляд.
   - Мне нужно знать. Ответь, прошу!
   Вздохнув еще раз и покачав головой, он ответил, уставившись в медленно тающее зеркало:
   - Совсем недавно мы виделись с Моррэной и беседовали примерно о том же, о чем мы с тобой. Поразительно на сколько мы с ней похожи. Именно она подтолкнула меня к осознанию своих ошибок, очень и очень давно показав кое-что. На последок перед самым уходом она рассказала еще.... - бог задумался, но все же продолжил - в последнее время она чувствует дыхание Вечности как никогда сильно и при этом оно направленно конкретно на нас всех. Как ты думаешь, каково ей быть рядом с нами, делать свою работу и постоянно чувствовать свою смерть и наши, а?
   Богиня закрыла глаза и лицо руками, рухнула в объятия брата и горько разрыдалась. Сняв одну свою тяжелую перчатку Герос, гладил ее по голове и успокаивающе массировать затылок. Через некоторое время девушка успокоилась и отчаянно прижавшись лбом к холодному металлу его нагрудника скорбно прошептала:
   - Как ужасно. Мне так жаль людей и весь этот мир. Я не могу поверить, что у нас не будет шанса спасти его и самих себя.... - голос изменил ей, и она вновь затряслась в рыданиях, на этот раз беззвучных, но более глубоких. Зал начал медленно погружаться в пока еще привычный и безопасный мрак. И когда погас последний факел, в наступившей темноте раздался грустный шепот грозного и усталого бога Войны:
   - У них может и есть шанс. Совсем призрачный, но возможный. А вот мы.... От судьбы не уйдешь. Еще тогда мы знали, на что шли....
  
   * * *
   Следующим воспоминанием были теплые пальцы, гладящие ее по щеке и волосам. Когда пальцы исчезли, она неосознанно потянулась за ними, и раздался смех, от которого ее пробила дрожь. Сай медленно, но уверенно возвращалась в сознание, к реальности. К ней вернулся слух и осязание, только глаза оставались закрытыми - ей, не смотря ни на что, отчаянно хотелось сохранить этот быстро ускользающий момент спокойствия и безмятежности, но очнувшаяся интуиция вопила об опасности и эльфийка открыла глаза. Как в последствии оказалось весьма своевременно. Яркий свет больно полоснул по глазам, и от неожиданности она слишком резко дернула головой и сильно ударилась о стену. Из глаз непроизвольно брызнули слезы. Слепящий свет медленно приглушился, оставив комнату в приятном полумраке, и Сайприн разглядела, кто же пришел к ней в гости.
   В практически вечерних сумерках Астарин выглядел просто еще одной тенью на фоне затухающего солнца осветительного шара. В этот миг девушка смогла подробней рассмотреть свого пленителя и тюремщика. Его действительно можно было бы счесть красавцем. И, несомненно, в бытность свою человеком маг не страдал от отсутствия внимания у девушек. Он пленял их своей притягательностью и несомненным магнетизмом, делавшим его похожим на Дайлериуса, но в отличие от эльфа его глаза обещали только боль и ненависть. От той злобной радости, что окатила Сай, когда Астарин пристально взглянул на нее и ухмыльнулся, ее чуть не стошнило, и она передернулась. Попытавшись взять себя в руки, девушка постаралась принять гордый и независимый вид, что бы скрыть отвращение и собственный страх. Хотя она заведомо знала, что ничего не получиться - грязная, встрепанная, бледная, с посиневшими от холода губами и темными кругами под глазами, все еще слезившимися от яркого света, в мокрой одежде жалкая скукоженная на земляном полу фигурка не могла вызывать ни чего более чем призрение, брезгливость и омерзение. Что она и получала.
   - Ну, как вам мое жилище? - глубокий вибрирующий голос мага прогнал стаю мурашек по ее спине. Казалось, даже пол слегка затрясся от этого голоса.
   - Если честно, то отвратительно. Неужели и ты живешь в столь великолепных апартаментах? Или это только для меня такой шик? - она и сама не узнала своего голоса. Легкая хрипотца придала ему тон ехидной и нахальной базарной человеческой торговки.
   Он довольно хмыкнул.
   - Как я и предполагал атмосфера этого во всех отношениях благостного, для таких существ, места на тебя не подействовала. Это будет интересно, а то мне надоело, что вы слишком быстро умираете. - Его глаза мгновенно сделались жестче и зажглись садистской радостью. - В этот раз я наконец-то получу удовольствие. Ведь не каждый день в мои земли забредают столь высокие гости, как дочь главы клана Лесных эльфов принцесса Сайприн.
   Глаза эльфийки расширились, и она едва не потеряла сознания от удивления и страха.
   - Откуда ты знаешь? - ее голос предательски дрогнул.
   Он наклонился и, схватив жесткими пальцами Сай за подбородок и приподняв, ее сказал:
   - О-о, о принцессе порубившей в капусту больше тридцати наемников, превратившейся в отступницу и сбежавшей из отчего дома, знают все кому не лень. В том числе и ваш скромный слуга, миледи.
   Отпустив ее подбородок, он вновь выпрямился и опустился в мгновенно соткавшееся из воздуха внушительное кресло. Поставив локти на подлокотники, и сведя вместе пальцы, рук он продолжил.
   - Я предлагаю тебе сыграть со мной в одну занимательнейшую игру. Выигрываешь ты - я тебя отпускаю, и иди себе с миром, куда твоей душеньке угодно. Выигрываю я - и ты остаешься со мной навсегда. Ну, так как? Идет?
   Сайприн пыталась понять - в чем подвох и не могла.
   - В чем трюк?
   Он попытался принять вид невинного младенца - широко распахнул глаза и предал лицу самое безобидное выражение.
   - Боги с тобой! Какие трюки! Все честнее и надежнее чем в гномьем банке!
   Эльфийка устало вздохнула.
   - Хорошо, допустим, я тебе поверила. Что за игра?
   Как только Астарин понял, что она почти согласна, его глаза торжествующе загорелись.
   - Ты не представляешь - все до глупого просто и банально. Мы выходим из замка. Я расстегиваю твои оковы, и ты пытаешься выбраться из леса. Вот и все.
   Девушка рассмеялась. Не смотря на все, она смеялась долго и с удовольствием.
   - Ох, Боги! Неужели ты думал я куплюсь на эту дешевую уловку? Я ни за что в жизни не поверю, что ты так просто возьмешь и отпустишь меня! Так что ты припас, маг?
   Он удовлетворенно улыбнулся, словно она только что удачно здала какой-то его экзамен.
   - Да ты права. Просто так не получиться. Я ведь обмолвился только о ПОПЫТКЕ выбраться и о том, что лично я не стану чинить тебе препятствия. Единственной преградой на твоем пути к свободе, помимо собственно самого леса, будут пара-тройка моих ребят, которые приложат все силы, что бы тебе помешать.
   Сай задумалась и спросила:
   - Что за ребята?
   Астарин картинно погрозил ей пальцем.
   -Э, нет дорогая. Дай хоть, что-то оставить до завтра в тайне. Это будет мой маленький сюрприз. - Видя, что она колеблется, он всплеснул руками. Так же наигранно. - Там не будет ничего, с чем ты не сможешь справиться. При должном старании. Хотя чего я тебя уговариваю. Не согласишься тебе же хуже. Мне так все равно. Свое я получу в любом случае.
   Плавно и изящно поднявшись из кресла и развеев его, маг направился к выходу и у самой двери он услышал лязг цепей и упрямый голос:
   - Я согласна.
   Ощеревщись в довольной усмешке мужчина вернулся и, протягивая Сайприн руку, спросил:
   - Значит по рукам?
   Она бросила взгляд на его изящную и слабую с виду ладонь и без дальнейших размышлений сжала ее.
   - По рукам!
   В тот же миг, словно молния расколол ее сознание образ: поляна... высокие и корявые деревья, пышные заросли солийской колючки, черный матовый камень и в него наискосок воткнутый старый ржавый и щербатый меч. Виденье промелькнуло и истаяло дымом, оставив о себе лишь тяжесть в голове и неумолимый трепет непонятного восхищения.
   Придя в себя, она поняла, что вновь осталась в камере одна, оставленный Астарином световой шар неумолимо сжимался лишенный магической подпитки и вскоре окончательно погас, погрузив пространство в давно привычный и желанный мрак. Устало, опустившись на свой сухой островок, Сай попыталась расслабиться. Оказалось все это время ее тело находилось в чудовищном напряжении, а ей необходимо успокоиться и собраться с мыслями и силами для завтрашнего поединка с лесом и астариновыми "ребятками". Она была уверенна "просто" ничего не будет. Маг не из тех, кто легко расстается с "добычей" и от него можно ждать любого подвоха. За всеми этими мыслями она и не заметила, как вновь скользнула в мягкие объятия сна, так и не отреагировав на голодное урчание желудка.
  
  
   Сайприн так и не поняла, сколько прошло времени с тех пор, как она в последний раз видела своего тюремщика. Всю жизнь верно служившие ей чувства пространства и времени здесь отказывались работать напрочь. И услышав за дверью шаги мага, она так и не разобралась, сколько прошло времени - несколько часов, а может дней, недель или лет.... Заскрежетал отодвигающийся засов и камеру залил уже приглушенный свет шара, на этот раз не магического, а обычного светового кристалла зажатого в держателе в форме когтистой лапы дракона. Лицо мага ярче светильника освещала радостная предвкушающая улыбка.
   - Ну, как настроение? Боевое или мне можно уйти?
   Эльфийка злорадно усмехнулась, попытавшись скопировать одну из его собственных улыбок.
   - Не радуйся раньше времяни. Я еще потрепыхаюсь!
   Презрев предательскую слабость и трясущиеся колени, она перетекла в вертикальное положение, звякнув цепями. Астарин пересек камеру, оставил светильник висеть над своим левым плечом и, перебрав ее оковы, отцепил длинную цепь, крепившуюся к стене. Теперь она могла идти, слегка согнувшись и мелкими шажками, так как длинна цепей не позволяла большего. Закончив работу, он поднялся и щелкнул пальцами. Из-за двери мгновенно появились двое верзил, и грубо подхватив пленницу, легко вынесли из камеры. Все это было проделано в полнейшей тишине. Маг только бурчал что-то под нос, когда возился с оковами Сай, а конвоиры, по ее мнению, были просто не способны что-то сказать, в виду того печального факта, что голосовые связки у зомби прекращают свое существование через пару недель после восстания, а мозг разрушается еще раньше. А этим ребятам как минимум года два, судя по отвратному запаху и плачевному состоянию.
   "С другой стороны, если под своими "ребятками" он имел в виду зомби проблем возникнуть не должно" - размышляла Сайприн, по ходу того, как они миновали уже бесконечное число коридоров и лестниц. С каждым яром она ощущала все усиливающийся поток свежего ветра и как ослабевает влияние дехровой темницы, но ее магический Источник не спешил наполняться, хотя кое-какие сдвиги все же были, и она решительно направила все силы на поддержание в тонусе тела. Уверенность в своих движениях была ей просто необходима в грядущем мероприятии.
   И вот миновав последний поворот, эльфийка увидела долгожданный распахнутый дверной проем, освещенный тусклым солнцем. Оказавшись на свежем воздухе, она начала отчаянно промаргиваться и часто задышала, желая наполнить легкие относительно приятным, особенно после затхлости каменного мешка, воздухом. К тому моменту как к ней полностью вернулось зрение, ее ноги и руки были совершенно свободны, и она с удовольствием размяла полностью затекшие кисти и щиколотки. Посмотрев на мага, Сай заметила на его лице высокомерно-насмешливое выражение.
   - Скажи честно, неужели ты действительно думаешь, что сможешь уйти отсюда?
   Продолжая разминаться, она ответила:
   - Вообще то, да. - В ее сознании мелькнуло воспоминание о матово-черном камне и воткнутом в него мече. Она отчего-то знала, что он находиться именно здесь - в лесу Астарина и от этого знания ее уверенность несказанно выросла. - Да я уверенна совершенно точно! Кстати хотела спросить эти парни, - Сайприн кивком указала на зомби - и есть обещанные тобой "ребятки"?
   Астарин тоже бросил мимолетный взгляд на неупокоенных и хмыкнул. Даже в сером свете леса они стали выглядеть еще плачевнее. Было заметно, как у них местами кусками слезает гниющая плоть, и кое-где проглядывают кости. Трухлявая одежда наверняка держалась только на магической силе. У одного не хватало нижней челюсти, а у второго медленно вытекал правый глаз.
   - Нет что ты это просто дешевая рабочая сила. А твои "проводники" появятся немного позже вон оттуда.
   Астарин показал вперед своим тонким указательным пальцем, на этот раз увенчанным тяжелым перстнем с ярким зеленым камнем от которого так и разило мощной непонятной для эльфийки магией. Проследив за ним, девушка заметила, что в том направлении как-то подозрительно подергивались вершины деревьев, и раздавался гул и громкий треск. С каждым мгновением звуки все усиливались, пока не стали невыносимо оглушительными и в тот момент, когда стало казаться, что еще немного и уши перестали бы воспринимать любые звуки, на поляну вывалились.... Вывалились.... Вывалились, Боги, глиняные големы! Огромные, в четыре яра ростом, составленные из глиняных валунов и оплетенные для надежности толстыми корнями, которыми големы были связаны со своей Матерью-Землей и заросшие мхом. Их было всего двое, но такая банда могла без серьезных для себя потерь уничтожить половину любого крупного города Альянса. Они могли, полностью сливаясь с замлей, становиться ее частью и в таком виде преодолевать огромные расстояния с чудовищной скоростью и не знать усталости. Они являлись идеальными гончими, всегда находящими цель. Уничтожить их было практически невозможно, но ни у одного мага не хватило бы своей силы для пробуждения даже одного голема, и для этого использовали специальные артефакты, которые по решению магической гильдии были собраны в Паскирсте. Перстень на пальце мага, несомненно, и являлся одним из этих артефактов.
   За последние пятьсот лет, по мнению Сайприн, не было зарегистрировано ни одного пробуждения голема. Гадко улыбаясь, Астарин спросил:
   - Ты все еще уверенна?
   Сглотнув вставший в горле комок страха, эльфийка выговорила:
   - Придется побегать....
   - Да придется. - Жестко усмехнувшись, маг рявкнул големам, указывая на Сай - Взять ее!
   Глаза каменных людей зажглись, полыхнули ярким зеленым светом, и они бросились к ней, протягивая страшные глиняные руки. Подобравшись для прыжка, Сайприн собрала все силы и как только огромная лапа махнула мимо всеволишь в локте от нее, она вспрыгнула на руку, пробежалась по ней до плеча и, спрыгнув со спины, рванулась в чащу. Взревев от негодования, монстры быстро развернулись и, ухнув в приветливо раздавшуюся для них землю, тремя движущимися буграми ринулись вдогонку за эльфийкой.
  
  
   Воздух с жутким хрипом вырывался из ее горла, грудь тяжело вздымалась, и ноги начали слабеть. Вся одежда Сайприн была практически изодрана на мелкие ленточки и держалась на теле неизвестным образом. Каждый не закрытый этими жалкими лохмотьями кусочек тела был полностью исцарапан об острые шипы и ветки. К тому же она с ног до головы была засыпана песком и землей. Солнце уже давно начало клониться к закату, а эльфийка все еще была жива и продолжала эту немыслимую гонку на выживание с големами. Пару раз она уже была готова проститься со своей непутевой жизнью, и все же ей чудом удавалось ускользнуть. Сай даже выиграла себе небольшую передышку, окунув одного из каменных людей в край Гнилого болота. Попытка в тот же миг уйти по Старой Воровской дороге не была успешной, так как она в этом месте была полностью поглощена Болотом, и девушка вернулась обратно в лес. Странно то, что оставшийся голем отказался преследовать эльфийку и остался с пострадавшим товарищем. Таким образом, у нее появилось несколько часов, необходимых "пострадавшему" на восстановление, для отдыха и поиска выхода.
   Подняв голову и присмотревшись к еле проглядывающему сквозь кривые ветви небу, Сайприн поняла, что солнце только что село и у нее осталось не больше двух треков светового дня, и затем на лес Астарина опустится кромешная тьма, и это очень ее пугало. Последний час она заметила, что ходит по кругу, то, увеличивая его, то уменьшая. В это время трусливый предательский внутренний голосок начал нашептывать ей о том, что она все равно не выберется отсюда, и не проще ли просто сесть и дожидаться смерти какой бы облик она не приняла: Астарина или восстановившихся и еще более разозленных големов. Эльфийка гнала прочь изменнические мысли и продолжала бежать вперед, хотя очень глубоко в душе была с ними полностью согласна.
   Неожиданно ее нога подвернулась, поскользнувшись на старой мокрой листве, и эльфийка, не удержав равновесие, со всего маху рухнула в грязь. Руки тряслись, и подняться и продолжить бег она была просто не в силах. Единственное что она сделала - это перевернулась на спину, что бы было легче дышать, и уставилась вверх на древесный купол. Тишина в лесу стояла такая, что каждый шорох раздавался тут как удар грома. Прислушавшись к своим ощущениям, Сай почувствовала, как земля под ней начала меленько подрагивать с каждым вздохом все ощутимее. "Големы..." мелькнуло у девушки в голове. Собрав остатки сил, она рывком села, всмотрелась в сгущавшийся мрак - в мешанине кустов, веток и поваленных стволов ничего было не разглядеть, но ее преследователи приближались. Она это чувствовала - по телу побежали мурашки ужаса. Не собираясь так просто сдаваться, Сайприн медленно поднялась и побрела дальше. Сил не осталось совсем. Усталость накатывала волнами. В голове шумело. Тело жило собственной жизнью, полностью игнорируя помутневшее сознание, и эльфийка не понимала, куда она идет.
   К реальности ее вернуло еще одно падение. На этот раз она буквально выпала из густых зарослей солийской колючки на крохотную полянку. Приподнявшись на локте, девушка осмотрелась. Это место было совершенно не похоже на весь окружающий ее лес. Тут росла здоровая молодая травка, деревья, окружавшие поляну, были практически прямыми и воздух.... Несравненный сладкий чистый воздух ее любимого леса. Ближе к дальнему краю лужайки лежал огромный камень. Черный матовый валун из ее мимолетного видения. И в нем меч... тот самый. Как только Сайприн это поняла по телу пробежала дрожь. Казалось кто-то, придал ей новых сил. Она поднялась и, по щиколотку утопая в мягкой траве, подошла к камню. Обойдя его дважды, эльфийка остановилась. Все это было слишком невероятным. Сам камень был очень древним, положив на его заросший мхом бок руку, она услышала далекий шуршащий голос, шепчущий что-то о стародавних временах. А меч, воткнутый в самую середину, хоть и выглядел старым, с истертой рукоятью и сколотой кромкой, словно был вонзен не далее как вчера. От размышлений ее отвлек сильно усилившийся гул и грохот, слышимый из леса. Она вздрогнула, посмотрела на тьму за краем поляны, потом перевела взгляд на камень и нахмурилась. "Нет, так просто я не сдамся. Если мои ведения привели меня сюда я останусь тут, и попробую сразиться за свою жизнь. А если не получиться, то стану еще одной кучей костей", - подумала Сай, разглядев в высокой траве больше десятка эльфийских черепов. - "Дополню коллекцию, так сказать" - усмехнулась она и потянулась вытащить меч из его каменных ножен. Как только ее рука коснулась потертой рукоятки обтянутой темной мягкой кожей, она почувствовала чье-то присутствие и чужая рука легла сверху. Повернув голову, Сайприн вздрогнула - слева стоял высокий полупрозрачный мужчина в черном плаще, с грустными серо-стальными глазами и печально ей улыбался. Сильнее сжав ее руку своей, затянутой в плотную кожаную перчатку, он с силой дернул меч вверх. Из камня во все стороны брызнули тугие лучи яркого фиолетового света, и сознание эльфийки померкло, утонув в море этого света. Последнее что она услышала, был тихий шелест.
   - Наконец-то ты пришла...
  
   Големы, ворвавшиеся на поляну так ничего и не поняли. Их жертва стояла к ним спиной и сжимала в руке двуручник. От ее фигуры во все стороны растекались волны силы, такой мощной, что им захотелось юркнуть обратно к себе под землю - големы боялись этой маленькой и жалкой фигурки, но приказ хозяина они нарушить не могли.
   Эльфийка медленно повернулась к своим преследователям. Ее глаза горели яростным фиолетовым огнем, каждой клеточкой она ощущала Силу, брызжущую в ней через край. Она подняла меч и зло усмехнулась. Големы бросились в атаку. Легко уйдя с траектории удара, она быстро и играючи нанесла одному из них сразу четыре удара - отрубив голову и правую руку, разрубив торс и подрубив ноги. Обычный с виду меч без труда резал камень, так словно это было мягкое масло. За считанные мгновения один из каменных гигантов превратился в кучу камней, которая уже не могла вновь стать големом. Второй, не смотря на то, что живым существом был только условно, испугался страшной участи небытия и попробовал ускользнуть, но не вышло. Откинув упавшие на лицо седые грязные волосы, эльфийка метнулась ко второму и буквально искрошила его в мелкий щебень. За считанные мгновения все было кончено. Два легендарных существа способных внушить страх целому городу, поверженной грудой камней лежат у ног эльфийки-отступницы Сайприн.
   Обдав на последок пылающим взглядом все такой же мрачный и тихий лес, она развернулась и гордо вскинув голову, пошла вперед и даже почти живые и озлобленные деревья и кусты леса Астарина боязливо поджимали ветки и корни, стараясь не коснуться таинственно мерцающей фигуры, объятые страхом. А их хозяин, наблюдавший все происходящее из своего замка, с отвращением следил за медленно тающим силуэтом. Он видел в нем рок.
   То, что произошло здесь, стало началом великих потрясений и конца всего привычного мира...
  
  
   Глава 3
  
   Т
   еплый солнечный лучик жарко ласкал правую щеку, а левая нежилась в прохладном шелке. Просыпаться совсем не хотелось. И она не проснулась, хотя почувствовала, что кто-то теребит ее за плечо. Отмахнувшись от того, кто хотел ее разбудить, она перевернулась на другой бок и провалилась в забытье - ей снился сон.
   Она бежала.... неслась.... летела туда, к свету. Отовсюду ее окружал мрак. Темный и густой казалось, он обволакивал со всех сторон и не давал дышать и двигаться, но она сопротивлялась, с трудом и болью, разрывая сухожилия и мышцы, она вырывалась из его удушающих объятий. Она рвалась к махонькому световому пятнышку, которое очень медленно, но все же приближалось с каждым ее шагом. А с тела, похоже, соскальзывали какие-то омерзительные склизкие щупальца, оставляя после себя горящие следы. Время здесь, кажется, тоже текло медленно и заторможено, словно тоже боролось за право существования. Рядом с ней есть кто-то еще. Сильный и незнакомый, он подталкивал ее вперед, когда она была готова уже сдаться. Но вот свет стал таким ярким и близким, что кажется можно его потрогать. Она пытается. Тянется. И проваливается в этот свет, но продолжает бежать пока силы совсем не оставляют ее и она не падает на мягкую и теплую траву. Ощущение чужого присутствия ослабевает, но не пропадает окончательно, так, словно ее неведомый помощник просто задремал где-то на задворках ее сознания. Становится слышно пение птиц и стрекотание кузнечиков, шум ветра. Сладостный аромат цветов дурманит голову, а в глазах все тот же свет, превратившийся в лазурно-голубую бездну неба, по которому неспешно и величественно плывут белоснежные облака. И все это так приятно и знакомо, что на глаза невольно наворачиваются слезы, прокладывающие горячие дорожки по щекам. И в эти мгновения стало совершенно не важно, что откуда-то из нутрии медленно и неизбежно поднимается холод. С каждой каплей крови из нее утекает жизнь. Но нет. Это не важно. Главное что бы птицы продолжали петь, ветер шуметь в кронах деревьев, а облака так же плыли по небосводу. Над ней склонилась какая-то тень. Мгновенное напряжение уступает место легкой улыбке. Не опасно. Вся эта тень охвачена золотым сиянием, и кажется, сама соткана из солнечных лучей. Ей что-то сказали. Голос. Глубокий бархатистый. Приятный. Она продолжала улыбаться. Неожиданно сердце словно сжала чья-то жесткая безжалостная костлявая рука, и мир померк....
   С хриплым вдохом-криком Сайприн резко села на постели. Сердце колотилось как сумасшедшее, словно она только что пробежала от Мелреты до Шатрена и обратно. По спине медленно стекали струйки холодного пота. С трудом, уняв, стук она осмотрелась и не поверила своим глазам. Захотелось сильнее протереть их и ущипнуть себя, настолько нереальной показалась ей окружающая ее атмосфера. Прикусив для надежности язык, Сай почувствовала боль и поняла, что все же проснулась, а не продолжает видеть сладостный сон. Она сидела на гигантской кровати, на которой вместе с ней поместилось бы еще с десяток воинов в полно боевом облачении и еще бы место осталось. Под ладонью ощущался настоящий чуть прохладный светло-кремовый шелк простынь и одеяла. Справа вся стена состояла из двух окон от пола до потолка, освещавших полуденным светом комнату со стенами цвета чайной розы и в изобилии заставленную как цветами в горшках, так и шикарными букетами эльфийской лили - белой с кроваво-красными прожилками. Мебели помимо кровати было совсем немного: слева в самом углу шкаф, к нему почти в притык небольшой диванчик, изящный столик со стеклянной столешницей. Прямо напротив кровати туалетный столик, трюмо и низкая табуреточка, напротив окон два даже с виду мягких кресла и еще один столик со стеклянной столешницей, но совсем низкий и слева у кровати тумбочка с хрустальным кувшином воды и стаканом. В дополнении к этому еще два коврика и больше ничего.
   Закончив с осмотром своих временных апартаментов и поняв, что находится в них одна и угрозы вроде бы ждать неоткуда, она приступила к осмотру собственно себя, что бы выяснить, на сколько дорого ей встало путешествие по лесу Астарина. К ее великому удивлению она отделалась чрезвычайно удачно - кроме нескольких царапин и зверской усталости на первый взгляд ничего не было, как и на второй и третий. Только тут Сай, наконец, поняла, насколько она устала, каждая мышца ныла и стенала от боли, требуя отдыха. Философски рассудив, что ничего плохого с ней в этом доме не случиться - раз не прибили сразу жить можно, девушка с блаженным удовольствием откинулась на подушки и очень быстро снова задремала.
   В следующий раз эльфийка проснулась часа через два, уже гораздо более отдохнувшей и решила перейти все-таки к активным действиям. Первым делом, как, только проснувшись, она решительно откинула одеяло и впервые обратила внимание на то, во что она была одета. Привычные замшевые коричневые, изрядно поистрепавшиеся во время ее скитаний по лесу, штаны, фиолетовую рубашку и кожаный жилет-корсет сменила длинная и просторная снежно белая ночнушка очень живо напомнившая ей ее собственную, в которой Сайприн спала во время остановок в гостиницах. Вспомнив, наконец, о своих вещах, она резко дернулась и оглядела комнату еще раз. Никаких изменений не наблюдалось, как и присутствия ее вещей. "Да глупо было бы ожидать, что мои вещи вернуться ко мне, как только я этого захочу. Из леса Астарина-то, учитывая то, что я сама не помню, как выбралась оттуда" - Подумала девушка. Где-то в глубине ее сознания что-то зашевелилось, но что это Сай понять так и не сумела. Больше всего она, конечно, жалела не одежду или даже деньги, а свои парные эльфийские ножи - очень дорогой подарок сделанный ей на день рождения. Они входили в то небольшое количество вещей все еще связывающих ее с родными.
   Поругавшись в сласть и пожелав Астарину "всех благ", девушка сползла с кровати, не смотря на отчаянные протесты тела, и отправилась на разведку. Первым делом нашла в дальнем левом углу дверь и проверила, не заперта ли она. К ее великому удивлению дверь действительно была не заперта, и за ней находился, кажется, бесконечный коридор, уходящий прямо и в бок, с множеством закрытых дверей и огромных окон. Во всем доме была нереальная ватная тишина. Сколько эльфийка не напрягала свой острейший слух, так ничего и не смогла услышать - ни скрипа половиц или шагов, ни чьих-то голосов. Дом казался совсем мертвым и от этого ощущения у нее по спине поползли стаи мурашек. Сайприн никогда не считала себя бесстрашной, но такая чувствительность ей была все же несвойственна и, передернувшись, она беззвучно прикрыла за собой дверь.
   - Нервы ни к Агрохху!
   Не смотря на одолевавшее ее любопытство, она направилась в глубь комнаты, а точнее к шкафу, в котором девушка надеялась найти что-то более достойное, нежели эта нелепая рубахенция, напоминавшая ей корабельный парус. В шкафе действительно обнаружилась одежда, но представлена она была довольно скудно - всего одним платьем, зато каким. Бледно-голубое, атласное, с серебреной вышивкой по низу длинного в пол подола и на лифе, оно сверкало как драгоценный камень. Повертев его в руках, Сай решительно скинула так раздражавшую ее ночнушку и натянула платье прямо не голое тело. Подойдя к зеркалу, она осталась очень довольна результатом. Платье сидело как влитое - лиф туго обтягивал верх, оставляя чрезвычайно мало места фантазии, не смотря на весьма скромный вырез. Свободные рукава существенно расширялись к низу, оставляя в них немало места для метательного кинжала, если бы у нее такой был. Очень длинная юбка была в тоже время очень легкой и при каждом ее шаге весьма соблазнительно обтекала бедра.
   "Только намек на страстность и никаких обещаний - именно как я и люблю" - подумала Сайприн, поправляя на шее цепочку с кулоном, чудом, выжившую во всех этих приключениях. Тряхнув копной серебристо-седых локонов, она заплела две тоненькие косички из прядей на висках, открыв на всеобщее обозрение свои острые эльфийские ушки, усыпанные серебряными сережками-кольцами. "Если уж эти неизвестные приютили эльфийку, то пусть хоть узнают, какой подарочек в моем лице на них свалился" - со смехом размышляла девушка, разглаживая и помещая на предписанное место последнюю складочку. Надев, также представленную в единственном экземпляре, пару туфель в цвет к платью на невысоком каблучке Сай была полностью готова к выходу.
   Перед тем как открыть дверь она прошептала себе под нос:
   - Медленно и торжественно. С достоинством....
   И из дверей на встречу бесконечной неизвестности ярко освещенного закатными лучами солнца коридора выплыла настоящая ослепительно прекрасная королева в небесно голубом платье, окутанная серебристой дымкой струящихся локонов.
   Пройдя мимо десятка дверей, у одиннадцатой внутри у эльфийки радостно звякнуло, и сердце непроизвольно сорвалось на бег. Не совладав с морем неожиданно нахлынувших чувств, она нерешительно поднесла руку к резной ручке двери и надавила, мысленно молясь, что бы дверь оказалась заперта. Ее надежды не оправдалась, и тихо щелкнув замком, ручка повернулась, и дверь легко подалась вовнутрь. Собравшись с духом, девушка шагнула в неизвестную комнату. Она оказалась совершенно пустой, не считая высокой тумбы в середине, даже окно было занавешено темными плотными шторами. Тихо прикрыв за собой дверь и погрузив комнату в приятный полумрак, Сайприн медленно и неуверенно направилась к центру комнаты. На возвышавшейся там тумбе явно лежал какой-то продолговатый предмет, закрытый куском черного бархата. Именно этот предмет и притягивал ее к себе как магнитом. Охваченная трепетом предвкушения неведомого она остановилась рядом с тумбой и резко сдернула ткань. Там, на подушке лежал меч, тот самый, что она вытащила из камня, там, на поляне в лесу Астарина и который наверно не выпустила из рук во время бегства. Ее разум внезапно охватило непонятное оцепенение, и она словно со стороны наблюдала, как ее дрожащая рука тянется и берется за обтянутую матово-черной кожей рукоятку. Как только ее пальцы сомкнулись на ней, по лезвию меча пробежали сполохи ярко фиолетового огня и в сознание Сайприн потоком хлынули образы, мысли, слова и эмоции. Чужие мысли и эмоции. Настолько живые и яркие, что казалось, ее голова сейчас просто не выдержит и лопнет от избытка информации. Ей хотелось кричать и плакать, разжать руку - все что угодно только бы это прекратилось, но она не могла. Каким-то седьмым чувством Сай знала, что если разожмет ладонь, весь мир рухнет, и она продолжала судорожно сжимать рукоятку в опущенной руке.
   Все это закончилось так же внезапно, как и началось. О произошедшем напоминало только покалывание в пальцах и тяжесть в голове. Несколько следующих минут она простояла в полной прострации. А когда очнулась, то поняла что ее жизнь, кажется, изменилась навсегда. В ее голове все еще бушевала буря только что полученных сведений, на разбор которых ей придется потратить немалую долю своего времени. Сейчас совершенно точно она знала одно, что этот меч теперь навсегда принадлежит ей. Он станет ее другом и защитником, будет продолжением руки. И он наделен даже своей душой, биение которой она ощущала теперь, как и стук своего сердца. Он найдет ее всегда и везде, в какой бы глубине она не была, Его зовут - Победитель и раньше он принадлежал Богу войны Геросу. Удивления по поводу того, что она держит в руках меч Бога, она не испытывала - ей овладело небывалое спокойствие, девушка знала, что те знания, что сейчас ее сознание спрятало в какие-то свои тайные закрома, тоже принадлежат Геросу.
   Отстраненное спокойствие прошло, и эльфийка смогла, наконец, взглянуть на все еще сжимаемый в руке самый известный в мире клинок. Меч скинул с себя иллюзию простой ржавой железки и, наконец, предстал во всем своем великолепии. Сайприн конечно знала, что оружие бога войны великолепно, но даже не подозревала насколько. Рукоять так и осталась, обтянута черной матовой кожей, появился набалдашник в форме вытянутого черепа, гарда в форме крыльев дракона, лезвие из черного редчайшего лунного серебра с полоской из обычного лунного серебра с гравировкой. Попытавшись прочесть ее, она легко разобрала руны незнакомого языка - "Поднимая меч на врагов, не пронзай друзей". Длина клинка вместе с рукоятью составляла наверно яра полтора, но весил он не больше тяжелого ножа, хоть и не был излишне легким. Попробовав сделать несколько взмахов и выпадов, эльфийка с удовольствием прислушалась, как острейшее лезвие с едва слышным свистом рассекает воздух. Клинок был просто идеален. Выглядел одновременно роскошно и сияюще, а с другой стороны строго и по-деловому просто.
   Неожиданно со стороны двери раздались хлопки, и глубокий бархатистый голос произнес:
   - Никогда в своей жизни не видел картины прекраснее - сказочно красивая девушка, сжимающая в руке столь же восхитительный меч.
   Сайприн резко развернулась лицом к двери, готовая встретить любую опасность, но там стоял только один человек - мужчина, к тому же без оружия. Высокий с правильными и привлекательными чертами лица. Золотисто карие глаза были и удивленно-смешливыми и настороженно-внимательными. Длинные темно русые волосы собраны в хвост на затылке. Одет не броско, но дорого и со вкусом, но цену всего его наряда смог определить бы только профессионал. Украшений, кроме золотой сережки в левом ухе с подвеской в форме сапфирового кристалла, на нем не было, хотя одной этой сережки хватило бы с лихвой, что бы Сай не жаждала бросаться в бой против него. Такими сережками награждает Совет Альянса особо отличившихся в бою морских офицеров Дигриха. В общем, перед ней стоял совсем не бедный потомок какого-то человеческого дворянского дома, служивший ранее моряком во флоте Дигриха и, безусловно, хороший воин, на что намекала его нарочито расслабленная поза и поджарая фигура. Всего этого с лихвой хватало, что бы определить, что перед ней, скорее всего хозяин ее временного дома или его гость, хотя гости без стука не вламываются в закрытые комнаты как к себе домой. Но она решила сыграть в дурочку и слава Богам, что весь осмотр не занял дольше нескольких мигов и такую задержку, скорее всего, ее внезапный гость спишет на неожиданность и растерянность, чем на проведение всесторонний анализ его внешности. И совсем неуместная мысль "А он довольно симпатичный" - мелькнула и тут же пропала.
   Ее гость начал первым:
   - Я так и знал, что этот меч с каким-то секретом, не даром же вы так сжимали его рукоять, что моим людям втроем еле удалось разжать ваши пальцы. Клинок великолепен, примите мои искренние поздравления. И я наверно тщетно надеюсь, что вы, возможно, продадите его мне?
   Перехватив рукоять поудобнее в правой руке она кивнула.
   - Правильно. Даже не надейтесь. Ни у одного человека на этой земле не хватит денег, что бы купить этот меч.
   Он лукаво усмехнулся.
   -А у нечеловека?
   Вернув ему улыбку, она сделала вид, что глубоко задумалась.
   - Разве что только драконы попробуют купить его вскладчину.
   - Он настолько вам дорог? - легкое недоумение. По человеческим меркам за все сокровища драконов можно было купить все на этом свете, да и на том можно было бы еще поторговаться.
   - Более того, он - БЕСЦЕНЕН. Примите это как данность и давайте, наконец, познакомимся, а то уже беседуем как старые друзья, а даже не представлены.
   Наигранно замешкавшись, мужчина с поклоном представился:
   - Нейтон Аорин, к вашим услугам, фриледи.... - многозначительное молчание. Прозвучавшее имя показалось ей смутно знакомым, но она не обратила на это внимание.
   - Сайприн.
   - Просто Сайприн? А я всегда думал, что у Перворожденных гораздо больше одного имени.
   Усталый вздох.
   - Какая вам разница, сколько у меня имен было. Все их я могла бы назвать разве что вашему Совету Альянса, да и то подумала бы, а с вас хватит только первого. Надеюсь, претензий на этот счет у вас нет? - сказано это было сухим и жестким тоном, отметающим всякие фамильярности.
   Золотистые глаза обиженно потемнели, реагируя на пренебрежительный отзыв о Совете:
   - Не стоит бросаться такими словами на территории Альянса. За это можно и пострадать.
   - Вы мне угрожаете Нейтон Аорин? - ее бровь изогнулась убийственным луком.
   Увидев вспыхнувшие фиолетовые глаза, мужчина резко отступил на зад и извинился:
   - Нет, просто предупреждаю, чисто по дружески - и примирительно улыбнулся.
   Сай "разрядила" бровь и тоже искренне улыбнулась в ответ.
   - Ну, тогда может чисто по дружески, объясните мне, как я попала к вам домой? Это ведь ваш дом, я не ошиблась?
   - Нет, это действительно мой дом, а что до объяснений может, переместимся в более подходящее для беседы место?
   - А что вы предлагаете? - слегка кокетливо вопросила девушка.
   - Я подумал на счет столовой и неумолимо приближающегося ужина, на который я собственно и хочу вас пригласить. Вы не против?
   Ощутив, что желудок уже который раз болезненно сводит от голода, она с энтузиазмом кивнула.
   - Я очень даже не против. Вы проводите?
   Галантно положив ее руку себе на предплечье, он развернулся и направился к двери.
   - Это моя обязанность леди. Мы отнесем ваш меч к вам в комнаты или вы возьмете его с собой на ужин?
   Прислушавшись к ощущениям клинка, она поняла, что он чрезвычайно не хочет с ней расставаться.
   - Я возьму его с собой. Вы не возражаете?
   - Нет, конечно. Просто мне слегка обидно, что вы мне не доверяете и берете меч с собой.
   Сайприн рассмеялась.
   - Боги! Не принимайте это на свой счет. Я не боюсь не вас, ни того, что клинок могут украсть. - Нежно погладив пальцем рукоять, от чего меч счастливо заурчал как кот. - Просто этот меч слишком долго был один, и ему не хватало хозяйского тепла.
  
   Никак не отреагировав на странные речи своей необычной гостьи, Нейтон толкнул дверь, и они вышли из комнаты и направились по коридору вперед. Руку свой спутницы он практически не ощущал, она ступала так тихо и грациозно, что ни одна из чудовищно скрипучих половиц так и не скрипнула. Если бы он захотел закрыть глаза, то ему бы казалось, что по коридору он идет совершенно один. Как только он зашел в ту комнату, то просто онемел от открывшейся перед ним картины и, сказав о том, что ничего более прекрасного он в своей жизни не видел, он не солгал, но в большей степени этот комплимент относился именно к эльфийке, а не к мечу как он старательно хотел показать. В своей жизни он, конечно же, видел и чистокровных эльфов и полукровок, и отверженных он перевидал великое множество. И он давно привык к несравненной эльфийской красоте, но еще ни одна из представительниц этого прекрасного народа не западала ему так глубоко в душу.
   Три дня назад выезжая на охоту, Нейтон даже не представлял, чем она может закончиться. Загоняя в лесу вместе с десятком своих людей долгожданного оленя, они внезапно увидели над верхушками деревьев ярчайшую фиолетовую вспышку и услышали звук похожий на звук разбившегося стекла, а за мгновение до этого кровь в висках оглушительно застучала, в глазах резко потемнело и голову на миг пронзила острейшая боль. Но все это быстро закончилось, и проморгавшись, он увидел на лицах своих людей такое же удивление что испытывал в этот момент сам. Улизнувший во время их заминки олень, был уже всем глубоко безразличен.
   - Что это было, господин? - голос обычно сурового, непреклонного и уверенного в себе Тола - старшего охотника, ощутимо дрожал.
   Неуверенно пожав плечами, Нейтон посмотрел в ту сторону, где они увидели вспышку света и, кивнув туда, сказал:
   - Не знаю, что ЭТО было, но если вам интересно, то мы можем посмотреть. Я уверен, что это как-то связано с той яркой вспышкой.
   Охотники согласно закивали и, оставив лошадей, пешком направились к тому месту, где они видели свет. Через почти два трека пути они вышли на крошечную полянку, едва ли больше двенадцати яров в диаметре, со всех сторон окруженную высоченными осинами. Казалось, что солнечный свет освещает только это место во всем мире, а небо в просвете ветвей казалось голубее, чем где бы то ни было. Трава была сочно зеленой, и цветы выделялись на ней яркими пятнами. Весь этот пейзаж навевал ощущение, что это все картина чрезвычайно талантливого художника - настолько насыщенными были краски. От созерцания поразительно голубого неба Нейтона оторвал панический крик самого младшего его спутника - псаря Шэда. Кинувшись к нему на помощь, он уже вытащил свой меч, когда увидел, то на что парень указывал дрожащей рукой. В высокой траве лежала девушка, одетая в мужскую одежду и с совершенно седыми волосами, но не сама девушка вызвала такой ужас. На абсолютно белом лице таинственно мерцали ярко лиловые глаза, и блуждала счастливая улыбка, одежда была изодрана в клочья, а из огромного количества ран, порезов и ожогов медленно сочилась кровь, образовывая под телом багровые лужи. Несмотря на весь этот кошмар, девушка все еще была жива - он видел, как трепетали ее ноздри.
   - Господин, смотрите! - прижимая руку к влажной от слез щеке, Шэд показывал на ее правую руку. Присев на корточки мужчина увидел, что девушка сжимает в руке клинок, простой и изрядно проржавевший, а еще он заметил, что эта девушка вовсе и не человек.
   - Смотрите внимательнее. Не думаю, что вам в жизни еще представится такая возможность - без непосредственной угрозы разглядеть в близи эльфа-отступника.
   Его ребята дружно ахнули и как только сделали шаг ближе, по лезвию меча скользнул язык фиолетового огня, и в миг, переместившись с рукояти на кисть руки девушки, окутал ее все сеточкой ветвящихся разрядов. Глаза эльфийки закрылись, и тело выгнулось дугой.
   - Назад! - крикнул Нейтон, сам, резко отшатываясь и наблюдая невиданную картину. Струи крови потекли в обратном направлении, впитываясь обратно в тело, до тех пор, пока на земле не осталось и капли эльфийской крови, затем раны моментально затянулись, оставив после себя гладкую кожу с мелкими едва заметными царапинами, нерастраченные заряды осыпались на траву горстью искр, и тело упало туда же мгновением позже. Все люди находящиеся на поляне были в шоке - такого видеть некому из них не приходилось.
   Первым опомнился как ни странно Шэд. Закусив от любопытства нижнюю губу, он мелкими шажками приблизился к эльфийке, медленно наклонился и, зажмурившись, ткнул в плечо. Ничего не произошло и парень, осмелев, пощупал на ее запястье пульс. Сердце билось ровно и четко, толчками гоня кровь по телу.
   - Хозяин, она жива!
   - Ты уверен? - Нейтон тоже подошел к девушке и, наклонившись, убрал с измазанного грязью лица прядь седых волос. Возмущенно сощурившись, Шэд кивнул.
   - Да, конечно!
   Мужчина задумался. Кем бы ни была эта странная девушка оставлять ее здесь одну без сознания нельзя. Но с другой стороны неизвестно, что она может сотворить, придя в себя, а подвергать своих людей опасности, он права не имел. В конце концов, пресловутое рыцарское благородство победило его извечную практичность и осторожность, и он поднял ее на руки. Меч остался лежать на земле. Охотники воззрились на него с превеликим удивлением.
   - Господин, что вы собираетесь с ней делать? - задал вопрос Тол.
   - Мы берем девушку с собой.
   - Ваше сиятельство, подумайте, что вы делаете? Это же безумие! Вы ничего о ней не знаете.
   - Тол, мое решение не обсуждается. Кем бы ни была эта девушка, она нуждается в нашей помощи.
   Но слова Нейтона не произвели никакого влияния и Тол при немой поддержке всех кроме Шэда продолжал настаивать на своем:
   - Господин, да я слышал, что говорят в городах о таких как она. Все эти остроухие поголовно убийцы и воры. Думаете, она поступила бы так же в этой ситуации? Ни фига! Она бы просто прирезала вас, чтоб не мучатся!
   - Мои приказы не обсуждаются, Тол! Мы везем девушку в мой замок! Подбери меч и пошли к лошадям. - Холодно бросил Нейтон и, развернувшись, направился к просвету, через который они пришли на поляну. Неожиданно со спины раздался вскрик, и затем сдавленные ругательства. Обернувшись, он увидел, как Тол трясет правой рукой, все остальные суеверно сплевывают и только все тот же Шэд возбужденно таращится на ржавый клинок в траве.
   - Ну что там у вас еще? - недовольно вопросил мужчина.
   Закончив ругаться и замотав покрасневшую ладонь, Тол развязал тесемки своего плаща, накинул на меч и только тогда поднял его, старясь не касаться голого клинка. Тщательно замотав полы плаща и перевязав его тесемками, он проворчал.
   - Колдовской у нее меч, господин. Только я его коснулся, он ожег меня так, будто я до горшка с кипятком дотронулся. Не стоило его брать. Не к добру это все.
   Не обращая внимания на непрекращающееся ворчание охотника за спиной, Нейтон пошел дальше.
   А, сейчас украдкой разглядывая свою спутницу, мужчина думал, а правильно ли он поступил, и не стоило ли тогда послушаться Тола.
  
   Спутник Сайприн, как только они вышли из комнаты, тут же полностью увяз в себе, пытаясь разобраться, правильно ли он поступил, пустив лису в курятник, кхм... точнее отступницу в замок. Посмеиваясь про себя, над его моральными терзаниями и стараясь не сканировать своего провожатого без надобности, она наслаждалась замечательно и со вкусом обставленным домом - чудом совместной работы двух непримиримых рас - эльфов и гномов. Строили естественно вторые и все работы были выполнены на совесть, на сколько могла судить единственная эльфийка отучившаяся целый год в мелретском Гномьем Архитектурном Университете. Было и такое в ее биографии. Лицо своего научного руководителя-гнома, когда он узнал, кого ему подсунули его коллеги по университету, стало на долгое время жемчужиной ее бережно оберегаемой коллекции забавных лиц. И благодаря ее недюжинным умениям в искусстве иллюзий весь тот злосчастный год веселило всех ее сокурсников на многочисленных вечеринках и попойках. Дыхание же эльфийских дизайнеров чувствовалось в каждой мелочи, начиная от мебельной обстановки и заканчивая цветочно-животными орнаментами на несомненно дорогущих и качественных зелено-голубых эльфийских шелковых обоях. Мельком брошенный в окно взгляд подтвердил подозрение о том, что и сад у этого дома тоже эльфийский, а соответственно и ухаживать за ним должен эльф. Значит можно ожидать встречи с родственником.
   Машинально запоминая все повороты, коридоры и лестницы, по которым они шли к столовой, которая, по ощущениям голодного желудка, располагалась в другом конце здания, Сай все же больше внимания уделяла красоте и изяществу окружающей обстановки. "Ей богу, словно домой вернулась. - Думала отступница, провожая взглядом изысканный гобелен, изображавший кого-то великого, победно сжимавшего в руке голову кого-то ужасного, но выполненный в манере ее родственников, то есть весьма реалистично. Казалось, что капли крови гада вот-вот начнут стекать на мраморный пол, прикрытый совсем не дешевым степным ковром. - Сплошной эльфийский стиль. Дом, скорее всего, построен лет триста назад, в то время у людей как раз был бум моды на все эльфийское". Прикинув в уме, во сколько могло встать строительство такого дома, эльфийка даже чуть не споткнулась. Предки этого гостеприимного молодого человека были поистине богаты как сказочные императоры прошлых тысячелетий.
   Галантно поддержав свою спутницу, когда она зазевалась на последней ступеньке лестницы, Нейтон торжественно подвел ее к высоким, в потолок дверям. И Сайприн увидела второе живое существо в этом доме - это был полноватый мужчина средних лет, с необычайно пышной некогда черной с проседями шевелюрой, улыбчивым, слегка одутловатым лицом и внимательными серо-зелеными глазами, которыми он в тот же миг оглядел с начала хозяина, а за тем и гостью. Удовлетворившись увиденным, он вежливо поклонился и без труда распахнул, казалось бы, тяжелейшие двери. Приглашающе указывая внутрь столовой, мужчина произнес:
   -Ваш ужин подан, господин. Мне пришлось гонять этих лентяев в три шеи, что бы они управились в срок. Но со всей уверенностью могу сказать, что слуги великолепно справились со своей задачей. - Голос был густым и раскатистым на столько, что у Сайприн, с ее острейшим и чувствительнейшим слухом, вызвал некое непонятное дрожание внизу живота. - Надеюсь, нашей гостье понравятся блюда и антураж этого скромного ужина?
   И еще один поклон, но на этот раз адресованный только ей одной.
   - Познакомьтесь, Сайприн, это мой дворецкий. Его зовут Дизон. Если что-то потребуется, обращайся прямо к нему. Он ни в чем вам не откажет.
   Вернув поклон легким наклоном головы, эльфийка с улыбкой заметила:
   - Господин Нейтон...
   Шутливо погрозив ей пальцем, Нейтон попросил:
   - Если уж я называю вас по имени, то окажите мне честь - делайте так же.
   - Хорошо, попытка номер два, - Сай улыбнулась. - Со всем уважением, Нейтон, если мне придется плутать по дому в поисках heny Дизона столько же, сколько мы шли сюда, боюсь, всякая проблема потеряет свою актуальность, пока я его найду. Вы так не считаете, а heny Дизон?
   Дворецкий тщетно попытался скрыть улыбку за согласным поклоном, а вот у пристыженного Нейтона предательски заалели скулы. Своими меткими и невероятно ядовитыми замечаниями Сайприн могла заставить растечься от беспомощности и любой самый твердый камень. Как-то один ее знакомый карманник, сам бывший мастером острого языка заметил, что некоторые ее реплики похожи на проворачиваемый ядрено просоленный болт в свеженькой ране на заднице.
   Совладав, наконец, с покраснением, Нейтон объяснился.
   - Я не слишком часто принимаю гостей, а ваш визит совсем не был запланирован, поэтому прислуга и подготовила первую попавшуюся комнату, не отличавшуюся излишним запустением.
   Фыркнув, девушка крепче сжала руку гостеприимного хозяина и произнесла:
   - А я то думала, что вы специально поселили меня подальше от себя и столовой, опасаясь меня и желая уморить голодом, в надежде на то, что я издохну по пути в столовую.
   По тому, что и дворецкий, и его господин одновременно отвели глаза, Сайприн поняла, что в ее словах была доля правды, а по тому, как хитро сверкнули глаза первого и вновь порозовели скулы второго, она догадалась, что доля та была преизрядной.
   С усмешкой, встряхнув волосами, она объявила.
   - Ну, так мы сегодня будем ужинать или позволим несравненным стараниям местного повара остынуть? - и заглянула в так и оставшиеся открытыми двери "предположительно" столовой. Увлеченная разговором с heny Дизоном, она не присматривалась, в каком помещении им предстоит принимать пищу. Осмотрев предложенное ей пространство, Сай передернула плечами. Столовая в этом доме представляла собой огромную залу, больше пригодную для торжественных приемов, с высотой потолка не меньше десяти яров, как минимум яров сто в длину и семьдесят в ширину. Несколько столов, отодвинутых к противоположной стене, тянулись из одного конца зала в другой и людей, сидящих в головах стола, разделяло бы не маленькое расстояние. Но для них, слава Богам, был накрыт небольшой и в полнее уютненький стол с двумя приборами и тремя слугами застывшими аки каменные столбы у стола, готовые сорваться и выполнить любую гастрономическую прихоть их господина, учитывая, конечно, сегодняшнее меню.
   Вежливо пропустив Сайприн вперед, Нейтон довел ее до стула с высокой мягкой обитой спинкой, усадил ее и только потом уселся сам. Напротив. Во главе стала. Благо их разделяло всего два яра, и можно было спокойно общаться.
   Так начался, кажется, самый нервный и волнительный ужин в жизни Нейтона Аорина и один из самых забавных в жизни Сай.
   Первым блюдом подали, явно в угоду гостье, эльфийский креветочный салат с тоффи. Откуда же местным поварам было знать, что их гостью от этого салат буквально выворачивает на изнанку. Натянуто улыбнувшись, Сайприн поднесла первую ложку ко рту.
   Вечер обещал быть очень долгим.
  
  
   За креветочным салатом последовало основное блюдо в виде утки в имбирном соусе запеченной с молодым картофелем. Не особенно наевшейся салатом Сайприн, было совершенно все равно, что ей подадут на второе, главное, что бы было съедобно и желательно без тоффи и креветок. Утка, несомненно, уступала по нежности эльфийскому аналогу этого блюда, но и не была настолько плоха, как ожидала отступница. Единственное что ее в этом ужине порадовало, так это изысканнейшее вино, изготовленное, к сожалению не ее родичами, а родичами Нейтона, (как она поняла из его неспешной речи, кто-то из его предков очень любил возиться с виноградом) но возраст сего божественного напитка - 256 лет - внушал должное уважение. И затыкал рот возмущенному внутреннему голосу, верещавшему о вопиющем несоответствии букета и едва уловимой горчинке. Если сравнивать это вино с тем, что ей приходилось пивать в низкопробных человеческих забегаловках, то, в общем, то и сравнивать нечего. Все равно, что пытаться выдать столетнюю бабку за младую девицу (имеются в виду естественно люди).
   Несомненных похвал требовал и десерт. Нежнейший бисквит с воздушным сливочным кремом и прослойкой между коржиками в виде ягодного желе с вкраплениями фруктов просто таял во рту. И одной порции, конечно, оказалось мало. Давно не пробовавшая таких изысканных вкусностей Сай, все же постеснялась попросить добавки.
   Когда вышколенные слуги убрали, пустую посуду в зале повисло неприятное молчание. Чувствуя внутреннюю борьбу мужчины со своим недостойным любопытством, Сайприн намеренно изображала невинно-уставший вид, совершенно не замечая многозначительного покашливания, намекающего, несомненно, на начало беседы с ее стороны. Но эльфийка намеренно игнорировала все его завуалированные поползновения к разговору. Наконец Нейтон не выдержал больше муки грызущего его из нутрии любопытства и начал.
   - Если вам не трудно, то не могли бы вы рассказать, как вы очутились в том лесу, где мы вас обнаружили, и что собственно с вами произошло? Когда вас нашли, вы были в кошмарном состоянии.
   Глотнув немного вина, она с безразличным видом бросила.
   - Я сбежала из леса Астарина. А мое плачевное состояние было вызвано тем, что перед побегом я повстречалась с чрезвычайно недружелюбно настроенными ко мне големами.
   От удивления у мужчины глаза полезли на лоб. Судорожно сглотнув и согнав с лица несколько глуповатое выражение и глотнув вина, он спросил:
   - Но как вы попали в Лес? На сколько я знаю, все эльфы сторонятся тех мест.
   Мрачно ухмыльнувшись и отшепнув ягодку винограда из роскошного блюда с фруктами, она ответила:
   - Попала я во все эту кашу исключительно по своей глупости. - Сай прожевала виноградинку и мысленно нахмурилась "Да-а, за такие ляпы, Лери открутит мне голову и будет совершенно прав". - Отвечая на ваш невысказанный вопрос о том, как мне удалось остаться в живых, я скажу, что меня спас вот этот меч, - она приподняла клинок с колен, где он пролежал весь ужин, - как мне кажется это какой-то чрезвычайно мощный артефакт, хранившийся у Астарина.
   Говорить о том, что этот клинок когда-то принадлежал небезызвестному Богу Войны, она не собиралась. Мало ли какие люди бывают, а соблазн такой, что удержаться-то невозможно. За те почти, что двадцать лет жизни в криминальной среде, она насмотрелась и на более безобидных типов, которые в результате оказывались отъявленными головорезами. Среди эльфов тоже такие есть. Так что, судя по всему хранить ей, сей секрет до конца своих дней, если конечно не поменяются обстоятельства. А они ведь поменяются?
   - Откуда вы знаете, что это артефакт?
   - Хмм, неужели вас не убедило то светопреставление в комнате, которое вы, несомненно, подсмотрели?
   Ничуть не смутившись, на этот раз, или просто не чем, не выдав смущения, он сказал:
   - Не так уж много я и видел. Гораздо больше мне пришлось лицезреть, когда мы вас нашли. - И в подробностях пересказал ее чудесное исцеление.
   Выслушав все крайне внимательно, она кивнула своим мыслям. Девушка великолепно помнила, в насколько плачевном состоянии она находилась, перед тем как покинуть Лес Астарина. Такие травмы настолько быстро не заживают, если только не использовать магию, а она оставляет весьма нелицеприятные шрамы. Узнав за ужином, что она находилась в беспамятстве всего лишь день, ее стали грызть сомнения, в том, как она так быстро излечилась. И теперь узнав ответ, эльфийка поняла, чем она обязана тому мечу, что продолжал давить на колени. Ее размышления прервал очередной вопрос Нейтона.
   - Вы сказали, что повстречались с големами? Откуда они там? И как вам удалось от них уйти?
   Мгновение подумав, Сайприн ответила:
   - Вам должно быть известно, что Астарин, в бытность свою человеком, был больше чем просто неплохим магом, а, став нечеловеком, приобрел гораздо более обширные источники силы. Но в этот раз он просто воспользовался еще одним артефактом. Знаете, в магической практике существуют такие специальные артефакты-накопители магической энергии. Очень просто и эффективно. В одном таком перстне, каким воспользовался Астарин можно хранить до 2500 ОМЕ. Когда на пробуждение одного голема требуется всего 440 ОМЕ.
   - А сколько всего их было? - жадное, прямо таки детское любопытство, со стороны взрослого человека, почувствовавшего неожиданное прикосновение к известнейшей легенде, вызвало невольную и поспешно скрытую улыбку на губах эльфийки.
   - Их было двое и при полной зарядке перстня, Астарин не истратился и в половину. А вот на уничтожение одного голема требуется потратить порядка 1200 ОМЕ.
   Мужчина задумался, явно производя в уме какие-то подсчеты и досчитав, начал рассуждать.
   - На сколько мне известно из курса теории магии, один человек, наделенный магическими способностями, может хранить в своем резерве не более 1300 ОМЕ, эльфы в состоянии накапливать почти 1800 ОМЕ, а драконы еще больше - свыше 5000 ОМЕ. Как же вам удалось уничтожить големов, имея в запасе в лучшем случае 1500 ОМЕ, если на их ликвидацию необходимо потратить почти 2400 ОМЕ?
   Сайприн вскинула брови в немом изумлении: "А мальчик не так уж прост, если ему читали теорию магии. Либо его родителям было просто некуда девать шальные деньги, либо это было острейшей необходимостью". Она еще раз внимательно в него вгляделась и отмела одну из идей. "Не маг совершено точно, это бы я заметила. Значит в будущем ребенок, не наделенный магическим талантом, должен был обращаться в кругу одаренных, а вернее нести там службу. Забавно. Стоит быть с ним осторожной. Он довольно проницательный и внимательный, такую хваткость и догадливость я встречала у работников "невидимого фронта". Шпиону сыграть простачка легче легкого. Знаем плавали".
   Тщательно подбирая слова, Сай произнесла:
   - В тот момент в моем распоряжении не было и 30 ОМЕ, так что я воспользовалась тем, что у меня было.
   - И чем же?
   - Вот этим мечом и избавилась от них самым примитивным способом.
   - ???
   - Покрошила их в щебень.
   - Э-э-э, простите, я не ослышался? Вы покрошили в щебень двух големов?
   - Да. Вас это удивляет? Меня нет. Если учесть какими возможностями обладает этот клинок, то не стоит удивляться тому, что с его помощью можно расправиться с двумя големами. - Встав из-за стола и подхватив меч, она поклонилась. - А теперь с вашего позволения я попрощаюсь. Последствия пережитого настоятельно требуют отдыха. И я бы хотела вас попросить еще об одной услуге.
   - Да конечно, простите мне мою настойчивость - идите, отдыхайте. - Нейтон поспешно спрятал свою назойливость, - И что за услуга?
   - Вы бы не могли подобрать для этого клинка ножны?
   Он задумался.
   - Это будет довольно сложно, но я постараюсь. Спокойной ночи.
   Он поклонился спине вышедшей из зала Сайприн и, выждав несколько минут, покинул столовую совсем другим ходом.
  
   Это был закрытый кабинет. Изнутри найти выход было невозможно, казалось все четыре стены, занимали книжные полки от пола до потолка - ни окон, ни дверей, только камин с весело пляшущим огнем внутри. Кроме камина совсем не маленькая комната освещалась только одним магическим шаром-светильником. За заваленным разнокалиберными исписанными бумагами и картами столом сидел человек. Кресло было повернуто к камину, и по задумчивому лицу сидевшего в нем мужчины плясали рыжие отблики языков пламени, отражаясь в гранях сапфировой сережки.
   Потайная дверь в углу открылась с еле слышным щелчком - одна из частей стойки с книгами отъехала в сторону с мягким шуршанием. Посетитель неслышно ступил в кабинет и с тем же звуком, дверь вернулась на место. Хозяин кабинета перевел вопросительный взгляд на визитера и приподнял брови. Раздвинув уголки губ в едва уловимой улыбке вошедший кивнул.
   - Все в порядке господин. Она спит и как мне кажется, не представляет угрозы.
   Неопределенно хмыкнув "господин" вновь уставился на пламя и пожал плечами.
   - Вы считаете ее опасной? - подойдя ближе "слуга" остановился, так и не выйдя на полностью освещенное камином место.
   Метнув быстрый взгляд на посетителя, первый мужчина поудобнее устроился в кресле и произнес с ленивой улыбкой:
   - Ты, мой друг, мало слышал, что рассказывают об этой эльфийке. Если конечно она назвала нам свое истинное имя.
   - Так она известна? - искреннее удивление.
   - Более чем. За этой красавицей числиться такой послужной список, что главы Гильдий Тирима вместе взятые не могут таким похвастаться. Но все, конечно же, не доказано. Она работает виртуознее, чем можно себе представить.
   Вошедший сделал еще пару шагов, и стало видно, что он полноват, но, не смотря на это его движения, были плавными, а шаги тихими и незаметными.
   - Вы не откажитесь перечислить, что же вяжется с этой девочкой?
   Из кресла послышались саркастические смешки, и человек у камина иронически глянул на стоящего.
   - За этой, как ты выразился, "девочкой" счисляться: шпионаж, воровство в особо крупных размерах, разбой, торговля краденным, масштабное мошенничество и двадцать три убийства из которых одиннадцать - заказных, пять - при разбое, три - при попытке задержания, два - при воровстве и два - при самообороне. И это только то, что доподлинно известно. Ну и как тебе?
   Вошедший довольно улыбнулся.
   - Да, она хорошо действует, если при таком хвосте еще не встретилась с плахой.
   - Самым известными ее делом является раскручивание тиримского черного рынка на полторы тысячи золотых на фальшивом скелете вийса. В тот раз маги едва не подрались, а при исследовании обнаружилось, что это просто измененный при помощи той же магии скелет достаточно высокого человека. Купивший, естественно, и понятия не имел о том, как звали продавца и поэтому пришел предъявлять претензии главе Воровской Гильдии. Когда несчастный пострадавший описал обманщика достопочтимый вор, конечно, его узнал и, обратившись к коллеге, направил за распоясавшейся "эльфийской тварью" двух лучших убийц. К утру, он и его убийцы были мертвы, и при них была записка, выражавшая неодобрения такими действиями и содержащая угрозы, высказанные в особо грубой форме в стиле "Еще раз и ....".
   - Вы господин меня удивили. Возможно, я пересмотрю к ней отношение.
   - В какую сторону? - вялая заинтересованность.
   - В лучшую. В моих глазах она после нашего разговора несказанно выросла. Я всегда уважал и чтил профессионалов. Позволите откланяться?
   - Да конечно спокойной ночи. Я пока еще посижу, подумаю
   - Спокойной ночи и вам господин. - И слуга бесшумно покинул кабинет.
  
   Ночь прошла на удивление спокойно, не смотря на не оставляющее Сайприн чувство, что за ней следят. Оно появилось, как только она покинула столовую в сопровождении юноши-лакея, приставленного к ней, пожелавшим спокойной ночи, heny Дизоном. Лакей был чрезвычайно любопытен и страстно желал разглядеть по подробнее первого представителя расы Перворожденных которого видел в своей жизни. Но так как он должен был идти впереди и показывать дорогу по мало освещенным коридорам и лестницам, рассматривать свою спутницу он мог, только чудовищно скосив глаза, что, как думала эльфийка, совсем не благоприятно для здоровья. Как только они добрались до знакомого ей коридора, она поблагодарила слугу и сама дошла до своих апартаментов, небезосновательно подозревая, что ее спина рассмотрена парнем в мельчайших подробностях, даже не смотря на скудное освещение. Открыв дверь, она обернулась, помахав на прощанье ладошкой, и послала офигевшему от этого лакею воздушный поцелуй.
   Захлопнув за спиной дверь, она облегченно выдохнула, но ощущения слежки не только не пропало, но и усилилось вдвое, так что стало неуютно. Положив клинок на один из столиков, она подошла к окну и для сосредоточения, в него уставившись ничего невидящими глазами, полностью раскрылась для восприятия реальности. То, что Сай почувствовала, вызвало улыбку на ее губах. Между стеной ее комнаты и стеной соседней было достаточно места, что бы там мог свободно находиться довольно толстый человек. А сами стены были просто таки испещрены различными дырочками, трещинками и специальными магическими устройствами для подслушивания и подглядывания за ее скромной персоной. И в данный момент с их помощью за ней наблюдало человек шесть с разных сторон - и из стен и с потолка и даже с пола. С тех самых пор как за недавним ужином к ней в сознание закралась мысль о том, что ее радушный хозяин не просто представитель богатого дворянского рода, а нечто гораздо большее, она ожидала чего-то подобного.
   "Мда, в этом доме у гостей не бывает личного пространства. Это даже слегка отдает паранойей. Может он чего-то или кого-то опасается? - размышляла она, сматывая ментальные щупальца и приглушая свою сверхчувствительность. - Нет, вряд ли. Если бы он по-настоящему боялся, то не пустил бы меня даже на порог. А тут что-то другое, словно он шпион, берущий работу на дом. А что, вполне вероятно. Если я попала в логово "теневого война", то многое объясняется, в том числе и его излишние назойливость и любопытство. Профессия обязывает". Тряхнув волосами, Сайприн выкинула всякие мысли из головы, пообещав себе что, обдумает сложившуюся ситуацию утром, или если случиться что-то из ряда вон выходящие до того как она проснется завтра. Не обращая внимания на отчетливо слышимый ей шорох соглядатаев за стенами она, не смущаясь, стащила с себя платье и, откинув с заправленной кем-то в ее отсутствие постели покрывало, нырнула под одеяло, блаженно улыбнулась и мгновенно уснула.
   Наступившее утро порадовало солнечной, но нежаркой погодой и прохладным ветерком, лениво вздувавшим занавески на открытом еще с вечера окне. Распахнув глаза, эльфийка тут же прислушалась - из вчерашних любителей подглядывать осталось только двое, но и те безбожно отлынивали от работы, а точнее - просто спали. Стараясь не разбудить умильно всхрапывающих между стен соглядатаев, она сползла с постели и уже вознамерилась натянуть вчерашнее платье и выйти, как в дверь заискивающе постучали, и затем раздался молодой женский дрожащий голосок:
   - Госпожа эльфийка, можно к вам? Вы проснулись?
   Метнувшись к лежащей на стуле ночной рубашке, она спешно натянула ее, не желая смущать, кажется и так испуганную прислугу своей обнаженкой, и все еще хриплым после сна голосом проговорила:
   - Да-да проходите. Я уже встала.
   Дверь бесшумно открылась и в комнату проскользнула невысокая служанка в платье немаркого коричневого цвета с ворохом одежды. Благополучно сгрузив всю кучу на краешек кровати, она благоговейно уставилась на эльфийку. Как Сайприн и ожидала, ничего выдающегося в этой почти еще девочке не было как в прямом, так и в переносном смысле - ни телосложением, ни миловидностью лица она похвастаться не могла. Коса мышасто-серых волос спускалась гораздо ниже пояса, сквозь бледную кожу кое-где просвечивали голубые ленточки сосудов, болотно-зеленого цвета глаза в обрамлении густых и длинных ресниц были самую малость косоваты, немного курносый носик и россыпь веснушек на щеках и переносице, невысокая, худенькая и плоская как доска - не красавица, но и не уродина - самая наиобычнейшая серая мышка.
   - Госпоже что-нибудь угодно? - голосок продолжал дрожать, но уже не так сильно как раньше.
   - Да, я бы очень хотела помыться или просто ополоснуться.
   Девочка просияла и радостно закивала.
   - Конечно же! Для вас уже подготовлена одна из купален на первом этаже в левом крыле дома. Я вас туда сейчас провожу, вот только вазу захвачу. - И забрав со стола вазу с уже подвядшими лилиями, устремилась к двери.
   Сай удивленно округлила глаза, и ее замечание настигло излишне расторопную служанку уже на пороге.
   - Простите, а вам не кажется, что в таком виде будет немного неприлично бродить по дому - и она приподняла подол рубашки до колен. Лично ей было не слабо дойти до купален хоть совсем голой, но правила приличий высшего человеческого общества очень крепко втемяшились ей в голову и она все же старалась хоть изредка им следовать. А разгуливать в "ночном одеянии" по чужому дому эти самые правила категорически запрещали. "И чего люди напридумывали всякую ерунду. Этот балахон ведь прикрывает все, что только можно".
   Служанка, сдавлено охнув, чуть не выронила вазу и, покраснев до корней волос, принялась бормотать извинения, она де просто растяпа, и как так можно, какой позор и как ее еще не выкинули за такую растяпистость, и прочие неприятные для нее самой характеристики. Не желая принимать участие в процессе самобичевания, грозящим затянуться на неопределенное время, Сай напомнила о себе, громко прокашлявшись и выжидательно уставившись на девочку. Та еще больше зарумянилась, хотя куда уж больше и вновь забубнив про "полную болванку" поставила цветы на пол и, метнувшись к кровати, вытянула из кучи принесенной самолично одежды махровый халат кремового цвета размером больше чем просто большой (почти палатка) и помогла его надеть. Затянув пояс как можно туже, и подобрав волочащийся по полу подол, Сайприн с непроницаемым видом проследовала за служанкой из комнаты. Пару минут они шли в полном молчании и отступница наблюдала, как медленно сходит краска смущения с лица ее провожатой. И дождавшись, когда кожа вернула себе естественный цвет, задала вопрос, вложив в голос как можно больше дружелюбия и тепла, что бы ни нервировать девочку.
   - Откуда берется вся та одежда, в которой я хожу, вы не знаете? Вчера за ужином я была в потрясающем платье и не смогла никого за него поблагодарить.
   Дернувшись при первых звуках ее голоса, девочка постепенно расслабилась успокоенная его тоном и охотно ответила уже без дрожи.
   - Скажете спасибо хозяину. Это он распорядился подготовить и то платье и еще ту одежду, что я вам сегодня занесла.
   - Интересно, как он угадал с размером? - сказано это было тихо, но провожатая Сай все же расслышала и, несмело, улыбнувшись, ответила.
   - Так мы и подсказали.
   ""Мы" это видимо женская половина прислуги".
   - А за это уже вам спасибо.
   Девочка, вновь залившись краской, но все же не такой яркой и явно от удовольствия, кивнула. Они пересекли очередной коридор, и она поздоровалась с быстро пронесшимся мимо парнишкой, ответившим ей взмахом руки. Спустившись по темной, явно для прислуги, лестнице они попали в небольшую ярко освещенную магическими шариками комнатку без окон, отделанную голубоватой плиткой с маленьким бассейном в центре, наполненным исходящей ароматным паром горячей водой. У его края выстроилась батарея всевозможных баночек и скляночек с разнообразными цветными жидкостями и притираниями. Чуть левее было возвышение, застеленное даже на вид мягкими полотенцами. В мгновение ока избавившись и от халата, и от рубашки, эльфийка с наслаждением погрузилась в воду и поудобнее устроившись на каменном выступе, блаженно прищурилась.
   - Знаешь, дорогая, - обратилась девушка к служанке, - все поэты любят воспевать в своих произведениях различные красоты - леса, реки, моря, гор, равнин или любимого человека, дома, семьи, города, различных времен года, дня и профессий. Но ни один из них за сотни тысяч лет не воспел красоту горячей ванны.
   Девочка захихикала и согласилась.
   Откинувшись на теплом мраморе, Сайприн всем своим телом, впитывала блаженное тепло и под мелодичное позвякивание передвигаемых служанкой бутылочек с банными принадлежностями без труда соскользнула в легкий сон. Разбудила ее служанка, настойчиво теребя за плечо.
   - Извините, что разбудила госпожа, но мне необходимо отлучиться ненадолго и сбегать за мооварским маслом. Когда готовили купальню, кто-то из тамошних слуг забыл его принести.
   Сайприн сонно закивала и проводила девочку до дверного проема и только тогда, очнувшись, спросила:
   - Мооварское масло? Зачем?
   Прислуга занятно склонила голову на бок, став похожей на птичку, и неуверенно ответила:
   - Если вы не любите мооварское масло, я могу принести другое. Вы только скажите какое. У нас в замке очень большой выбор различных масел, благовоний и духов - коллекция бывшей хозяйки. Просто оно лучше, чем многие подходит для массажа.
   - Массажа?
   - Ну, э-э-э да. - Неуверенность в голосе служанки все увеличивалась. - Господин Нейтон сказал, что вы очень устали и вам необходимо расслабиться и восстановить силы, и я подумала, что массаж как можно лучше подойдет и для первого и для второго. Но если вы против...
   - Нет-нет, что ты. - Эльфийка замахала рукой и подалась вперед. - Я очень даже за. Мне так давно не предоставлялась возможность получить такое удовольствие. А кто мастер?
   Девочка чрезвычайно смутилась, покраснела и, опустив глаза, пролепетала:
   - Я, госпожа.
   Глаза Сай невольно округлились.
   - Ты?!
   Девочка часто-часто закивала и выдавила:
   - Все утверждают, что у меня хорошо получается - пальцы ловкие и сильные.
   Удивленно пожав плечами, отступница вернулась к расслабленному состоянию, прикрыла глаза и сказала:
   - Ну что ж неси масло, и мы узнаем такая ли ты мастерица, - и, приоткрыв один глаз, с усмешкой добавила - хотя я не вижу причин не доверять твоим бывшим... клиентам.
   Она чуть не сказала "подопытным", но сдержалась и девочка, кивнув, понеслась вверх по лестнице в поисках масла. Прошло около трети трека, и оттуда послышались неторопливые и более тяжелые шаги. Прямо-таки властные - слуги так не ходят, даже самые высшие их чины. А значит, ее почтит своим визитом сам хозяин замка, хотя время он выбрал крайне необычное, как показалось Сайприн. "Разве только он захотел составить мне компанию - подумалось эльфийке - тогда я в высшей степени рада его приходу". Она развернулась лицом к лестнице, на которой уже показались ноги и оперлась локтями на бортик, положив на скрещенные кисти подбородок. Через мгновение неожиданный визитер полностью нарисовался в дверном проеме, и это естественно был Нейтон Аорин, собственной, душераздирающе зевающей, персоной. На нем были ОЧЕНЬ свободные штаны и рубашка из бежевой ткани, в руках он нес полотенца и какую-то одежду. Волосы, вчера убранные в хвост, нечесаными прядями немного торчали в стороны. Осмотрев комнату и увидев в бассейне очаровательно улыбающуюся эльфийку, Нейтон подавился очередным зевком, и недоуменно уставившись на Сайприн, выдохнул:
   - Вы?!
   Девушка усмехнулась, и чуть приподнявшись, ответила:
   - А вы кого ожидали увидеть? Морскую сирену? Дракона? Или скальную выверну?
   - Нет.... что вы тут делаете? - Нейтон с видимым трудом перевел взгляд на лицо Сай.
   - Купаюсь. Не желаете присоединиться?
   Собравшись с мыслями, мужчина ответил:
   - Нет, спасибо. Как-нибудь в другой раз - и развернулся, что бы уйти, но замер как вкопанный, услышав:
   - Вам надо почистить ряды ваших слуг, присматривающих за мной. - Она особо выделила слово "присматривающих". - Некоторые из них вопиюще игнорируют свой долг.
   Резко повернувшись к эльфийке, Нейтон слишком спокойно спросил:
   - Что вы имеете в виду? - но это спокойствие не соответствовало его взгляду. В нем было и удивление и паника и удовольствие, и предвкушение чего-то неведомого.
   Ленивым движением, откинув с лица повлажневший локон, заметившая это Сайприн ответила:
   - Их храп и разбудил меня сегодня утром. В вашем замке хорошая акустика, даже между стен.
   - Как вы узнали?
   - Что за мной следят? О, Боги, Нейтон я же все таки не просто человек, а эльфийка и отступница, прожившая без малого полторы сотни лет - "художественное преувеличение никогда не бывает лишним" мысленно оправдалась перед собой Сай - за это время и при моей жизни вырабатывается уйма полезных привычек и ощущений.
   Раскрытый с потрохами мужчина покачал головой и неожиданно улыбнулся.
   - Н-да. Тут я лажанулся. Не принял к сведенью. Вы простите?
   - Я то да, естественно. А вот простят ли вам те, на чье благо вы трудитесь, такой промах, если узнают? И простите ли вы сами себя?
   Мгновенно посерьезневшее лицо мужчины говорило красноречивее всяких слов.
   - Об этом мы можем поговорить позднее.
   - Да, конечно, если вы хотите.
   - Не хочу, но есть такое слово "надо".
   Грустно улыбнувшись, развернувшийся к лестнице мужчина стремглав взлетел по ней вверх, даже не попрощавшись и чуть не сбив идущую вниз служанку с мооварским маслом в руках.
   - А что тут делал хозяин? - спросила она, спустившись и поставив на пол бутылочку, у вновь расслабившейся эльфийки.
   - Желал составить мне компанию, - довольно промурлыкала та в ответ.
   - И что? - легкая заинтересованность с оттенком смущения.
   - А ничего. У твоего господина неожиданно нашлись наисрочнейшие дела. Так что более тесное общение мы отложили на потом. И что бы ни ударить в грязь лицом мне необходимо выглядеть должным образом. Ты не поможешь - она приподняла намокшие на концах волосы, - я, конечно, могу и сама, но это займет гораздо больше времяни, а мне не терпится добраться до твоего массажа. Кстати прости, я так и не спросила твоего имени.
   Подойдя поближе, и опустившись на колени, девочка ответила:
   - Солья, госпожа.
   - Отлично Солья, тут нет лавандового мыла - оно для моих волос лучше всего подходит?
   - Есть. Вот. - Показала брусочек голубого цвета с вкраплением фиолетовых лепестков.
   - То, что надо. - Развернувшись спиной к служанке, она скомандовала - Намыливай!
   - Как скажите.
   И девочка энергично принялась за работу. С ее помощью со всем купанием они справились всего за два трека. Выйдя из бассейна и насухо протерев копну волос, Сайприн растянулась на возвышении, предоставив себя с легким сомнением в руки доморощенной массажистки. Не смотря на весь скептицизм, девочка уже в своем юном возрасте оказалась первоклассным мастером. Под ее сильными и уверенными руками немного напряженные мышцы всего тела расслабились, и эльфийке показалось, что от столь приятных ощущений она буквально растеклась по всей поверхности стола. Мооварское масло приятно пахло ночной фиалкой и розовым маслом, из которых и было собственно сделано. Такого спокойствия Сай не ощущала очень давно. Блаженно урча, она задремала и проснулась, когда смущенная служанка потрясла ее за плечо. От души, поблагодарив девочку, отступница спросила, может ли она пользоваться ее помощью при купании каждый день. Сияющая от благодарности Солья, с радостью согласилась.
   Оставив девочку прибирать купальню, эльфийка завернувшись в махровый халат, преспокойно насвистывая, направилась обратно в свою комнату, переполненная бурлящей энергией, требующий выхода. Встретив по дороге от силы трех слуг и для уверенности спросив у них и так прекрасно известную дорогу до своих апартаментов, Сай добралась без приключений.
   Присмотревшись к солнцу, девушка мысленно присвистнула, оказывается, она проторчала в купальне как минимум два часа. Распотрошив ворох одежды, принесенный служанкой, она выбрала черные обтягивающие штаны, серебристую шелковую рубашку и мягкие полусапожки с острыми носами. Заделав высохшие волосы в высокий хвост, она посмотрела на себя в зеркало и вынесла вердикт - "Готова!".
   Вот только к чему?
   К проведению разведки боем, конечно же! Сайприн была уверена, что сегодняшний, обещанный Нейтоном разговор, будет весьма щекотливым. Справедливо подозревая своего гостеприимного лорда в том что, он знает немало любопытных фактов ее бурной биографии и может ими умело воспользоваться, она решила ответить ему тем же. "Никогда не помешает иметь в рукаве парочку козырей, а в моем столь плачевном положении вообще необходимо крапленая колода" - подумала Сай, мгновенным магическим импульсом погружая в сон поменявшихся наблюдателей и все следящие устройства. Вторым шагом было введение своих разума, чувств и тела в ускоренный режим, в котором она воспринимала реальность раз в десять быстрее обычного. И не обращая внимания на обычную для такого перенапряжения ломоту в висках и теле, она выскользнула из комнаты. В таком состоянии ее могут отследить только маги, коих в замке не было вообще, как она определила при сканировании, что было, несомненно, странно - в таком большом и богатом владении он должен быть, бесспорно. Но отсутствие как таковой серьезной опасности ее, несомненно, радовало, так как Сай ждала насыщенная программа самостоятельной экскурсии по примечательным и, несомненно, недоступным для нее в обычной ситуации, местам ее нового временного дома, как то - подвалы, оружейная комната (или комнаты, если их несколько), личные апартаменты лорда Нейтона Аорина и его рабочий кабинет, библиотека, кухня и комнаты heny Дизона. Спросите, почему последнее? Легко. Если Нейтон действительно был тайным, то о его деятельности должен кто-то знать дома. Это должен быть человек надежный, умный и опытный. В виду того, что по первому впечатлению Нейтон не был женат, его родителей в замке не наблюдалось, а малышка Солья обмолвилась о "бывшей хозяйке" коллекцию духов и притираний которой безбожно разбазаривали, мужчина был здесь единоличным властителем. И наиболее вероятным вариантом наперсника Нейтона мог быть только умный и проницательный дворецкий, наверняка знавший своего господина с самого детства. А если предположить, что мальчик не сам выбрал себе такую нелегкую работенку, а лишь продолжил, так сказать, семейное дело то все было еще более просто.
   Довольно быстро осмотрев не маленький подвал Сайприн не нашла там ничего компрометирующего, типа прикованных полумертвых неугодных или врагов Отечества или на худой конец обычных скалящихся скелетов. Все чин чинарем - винный погреб с коллекционными бутылками эльфийских и человечьих вин, гномьем ромом и самогоном, и закуток с разносолами, мясом и колбасами. Была еще одна дверь, так и не поддавшаяся настойчивым уговорам эльфийки, за которой чувствовалась очень мощная магическая аура. Там, скорее всего, были собраны магические талисманы, обеспечивающие энергией охранные и следящие заклинания замка. Добраться до них не представлялось возможным, в виду того, что никаких видимых запоров на двери не было - она просто не открывалась. А когда все "просто", то тут, конечно, замешана магия, но почувствовать навешанные на дверь чары эльфийка не могла - все ощущения перешибал фонящие за ней артефакты. Зло, пнув темную поверхность двери, девушка скользнула наверх и заглянула в кухню, находившуюся в полуподвальном этаже, и увидела больше обитателей замка, чем видела за два дня. Осмотреть более детально, что же там происходит, мешали клубы пара и дыма, крикливые повара и их помощники, мельтешащие как пчелой ужаленные по всему помещению. Тихо закрыв за собой дверь, Сай продолжила свои исследования.
   Следующим пунктом ее остановки стала комната дворецкого расположенная на первом этаже замка в правом крыле, который как она узнала, весь занимался комнатами прислуги. Конечно же, не у многих были свои собственные покои, в основном прислуга жила по несколько человек в одной комнате и только семейные пары, которые пожелали все же остаться в замке имели свои маленькие комнатушки. Замок на двери не стал артачиться и легко поддался Малому Универсальному Заклинанию-отмычке, хотя с хитроумно сработанным маячком оповещающем владельца комнаты о несанкционированном проникновении и пришлось изрядно повозиться. Апартаменты heny Дизона не отличались роскошностью и размерами. Скромная комнатка вмещала в себя односпальную кровать, шкаф с бельем, массивный письменный стол с верху донизу заваленный аккуратными стопочками разнокалиберных бумаг, прикроватный столик, два стула, кресло, маленький каминчик и такая относительно роскошная для слуги вещь как небольшое окно. Пошевырявшись в бумагах и не без труда вернув их в первоначально аккуратный вид Сайприн не нашла ничего компрометирующего, только бесконечные счета, долговые расписки и письма арендаторов. Единственным что ее заинтересовало, были счета, а точнее занимательная надпись "За оказанные консультационные услуги" повторявшаяся не менее двух дюжин раз, к тому же все они были из Высшей Канцелярии Шатрена, причем все датированы последним месяцем. "Понимаем-понимаем, какие такие "услуги" оказывались Нейтоном. Значит, работает он не на кого-то, а на шатренскую разведку как минимум, а то и на весь Альянс" - мысленно потирая ладони, Сай со всеми предосторожностями выскользнула из комнаты и, прощупав коридор на предмет маленьких неожиданностей, понеслась к оружейным комнатам. Составленный в самом начале путешествия подробный план замка, со всеми его тайными ходами и ловушками в них, так и горел в ее сознании. На его создание пришлось потратить почти два трека, но эльфийка ни мгновения об этом не жалела - теперь она здесь ориентировалась как у себя дома. Тайные переходы несказанно облегчили ей задачу, сократив проделываемый путь раза в три. В некоторых из ходов было чисто убрано, что означало, что их часто использовали, в других же наоборот лежала как минимум вековая пыль и клочьями висела паутина. Слава богам хотя бы крыс там не было.
   Оружейные комнаты были расположены на втором этаже в левом крыле и состояли из трех зал. Уже протянув руку к дверной ручке, девушка, услышав приближающиеся голоса, с той стороны, резко отпрянула назад и прижалась спиной к стене, в мгновение, активировав заклинание невидимости и частично перейдя в тонкий эфир. Дверь открылась, и на пороге появились Нейтон, прилаживающий к поясу клинок больше похожий на шпагу, и его дворецкий. Стараясь не дышать, отступница замерла и прислушалась.
   - Меня не будет около двух часов. Керон был просто в истерике, я так толком и не понял, что там у них происходит. Он мне целый трек кричал про катастрофу, всеобщий провал и различные способы казней, которые Нероп применит к нерадивым нам. На случай если я задержусь, присматривай за нашей гостьей повнимательнее. Она что-то задумала я это нутром чувствую.
   Совладав с перевязью, хозяин и его слуга остановились возле деревянной панели скрывающей вход в тайный проход, ведущий, как знала Сай, прямиком в конюшни. Это было в каких-то двух ярах от нее, и она жадно вслушивалась, ловя каждое слово разговора и все больше холодея от осознания всего сказанного.
   - Не беспокойтесь господин. Я самолично пригляжу за ней, вот только закончу кое-какие дела и чем-нибудь развлеку госпожу Сайприн. Вам так и не удалось узнать что-нибудь о ее прошлом?
   Голос и сам дворецкий был как всегда спокоен, но что-то в нем неуловимо изменилось по сравнению со вчерашним вечером. Будто он стал выше, плечи развернулись во всю их, оказывается, немаленькую ширь и взгляд - уверенный и прямой. Взгляд не слуги, а равного своему хозяину.
   Молодой мужчина покачал головой и накинул поданный Дизоном плащ.
   - Глухо как в могиле. Словно она как демон из коробочки просто появилась двадцать лет назад, а до этого о ней никто ни сном не духом. Хотя ты же прекрасно знаешь как тяжело у нас с агентурой в эльфийских землях. От этих остроухих бестий даже на допросах не добиться внятного и простого ответа. Без иносказательности они не могут. Мне вот интересно между собой они тоже так общаются?
   Сайприн ухмыльнулась. Над этим вопросом ломают головы представители всех рас вот уже не одно тысячелетие. И никто, кроме магов хорошо изучивших вей'налари так и не догадался о том, что подавляющее число слов этого языка всегда имеет больше двух значений, которые зачастую переводу на Общий не поддаются и их истолкование всецело зависит от ситуации. А на допросах эльфы говорят приближенное значение, не взирая на обстоятельства, поэтому для людей не знающих языка все ответы и становятся полной тарабарщиной.
   Дворецкий тонко улыбнулся и пожал плечами. Нейтон вздохнул и, пройдясь взглядом по тому месту, где как раз была отступница, кивнул на прощание слуге и, вдавив одно из лепных украшений в форме геральдической лилии на стене, шагнул в открывшийся проем и пропал в темноте. Через мгновение стена вновь вернулась на свое место, а heny Дизон цепким взглядом осмотрев коридор, направился к лестнице.
   Выдержав для надежности с треть трека, Сайприн перешла в видимый спектр и с шумом выдохнула, во время разговора она практически не дышала и первый глоток воздуха, после этого показался просто божественным. Решив дать телу маленькую передышку, Сай сбросила повышенное восприятие и увеличенную скорость и по стеночке тихо сползла на пол - ноги не держали. От физического и ментального перенапряжения тряслись руки, и в голове гудело. После такого издевательства над организмом всегда приходит откат, и в это время переживаешь весьма неприятные минуты. Мысли перестраиваются на более медленное течение, а мышцы остывают.
   Постаравшись отгородиться от боли, эльфийка сосредоточилась на только что подслушанном разговоре, а в особенности на двух прозвучавших именах: "Керон" и "Нероп". Она, несомненно, слышала их раньше. Покопавшись в бездонных закромах своей памяти, она без труда вспомнила. Керон - это Командующий Шатренскими гарнизонами собственно в Шатрене и Северном Доле. Талантливый молодой военачальник, не раз уже пытавшийся пробиться в глубь Заповедных чащ, но отряды эльфийской Стражи не пускали их глубже, чем на версту. Второй тоже весьма известная личность. Неропом зовут нынешнего правителя Шатрена, занимающего свое место рекордно долгий срок - почти тридцать лет - и фактически главенствующего в Совете Альянса. Он построил свою политику на развернутой шпионской сети, имеющей агентов повсеместно. Исключением были только владения драконов и подводные замки морских обитателей - морских эльфов и русалок. В Альянсе многие правители были марионетками Неропа. За его же приделами, в частности во владениях снежных и лесных эльфов, агенты Неропа были давно вычислены и сообщаемые им сведения были либо несущественны, либо давно устарели и потеряли актуальность. Более радикальные гномы при вычислении шпиона просто высылал его обратно в Шатрен к превеликому неудовольствию Неропа. Как знала девушка, за последний год он получил уже четыре таких "подарка".
   То, что Нейтон так беспечно называет сильных мира сего по именам настораживало. Даже в разговоре с близкими, люди подчиненные Неропу не рисковали так фамильярничать - правитель был скор на расправу и имел пунктик о том, как его слуги должны к нему обращаться - только полностью "Вседержатель Шатренский Нероп III". Ошибшимся немедленное наказание. По имени его называло всего три человека, которым он полностью доверял: его жена, уже упомянутый выше Командующий Шатренскими гарнизонами Керон и начальник Разведывательной сети Шатрена... Внезапный приступ склероза прошел, и Сай похолодела от поразившей ее мысли - ее гостеприимный хозяин, матерый шпион, разыгрывающий перед ней простачка, сказочно богатый аристократ по имени Нейтон Аорин и являлся тем третьим человеком, которому Нероп позволял называть себя по имени. Вот это она влипла!
   - Агрохх побери! По чему мне так не везет?! - простонала эльфийка, закатывая глаза на совершенно белый и равнодушный к ее проблемам потолок, украшенный искусной лепниной.
   " - Боги, какие стоны! Для достоверности картины "Сокрушающаяся над собственной глупостью" осталось только побиться головой о стену!"
   Сайприн замерла. Этот голос прозвучал столь отчетливо, будто говоривший стоял рядом. Она осмотрелась. Ни в одном из концов коридора не было ни души. От мысли о том, что потолок смилостивился и снизошел до разговора, она отказалась сразу.
   "Странно. Я схожу сума?"
   " - Это как посмотреть... хе-хе..." - на этот раз голос был глуше и переполнен ядовитой насмешкой.
   - Кто здесь?! - ее собственный слегка дрожащий голос разнесся по коридору.
   " - Ну и зачем же так орать? - на этот раз невидимый собеседник точно поморщился. - Там меня нет. Я есть тут".
   "Все. Точно. У меня поехала крыша от нервного и физического перенапряжения, и началось раздвоение личности".
   " - К твоему сведенья люди, страдающие этим недугом, редко так мило беседуют со своей "второй половинкой" как мы с тобой сейчас".
   "Какая же у меня вторая личность ехидная..."
   " - Сама не сахар! - обиженно буркнуло в ответ. - Тебе же Общим языком сказано - я это не ты и даже не твое подсознание, память, магическое чутье или чего еще у вас там, у остроухих имеется".
   - Отлично. Если ты не я. То кто ты?
   " - Совершенно не зачем общаться так грубо..."
   - Чего?
   " - F'eithry, я имею ввиду то, что прекрасно слышу твои мысли".
   " - Хорошо, но ты не ответил на мой вопрос" - Сай помаленьку начала терять терпение.
   " - А ты угадай!..." - игриво предложил собеседник.
   "Вот засранец. Поиграться ему, видите ли, захотелось. А если у меня настроение ну ни Агрохха не игривое и я сижу, почти буквально, собственной задницей на заклинании-мине и жизнь кажется такой примерзкой штукой что хочется от нее поскорее избавиться. И от этого козла в голове тоже".
   " - И не мечтай дорогая, нам с тобой вечность вместе коротать. Банальным самоубийством ты от меня не отделаешься".
   " - А как?" - многострадальное терпение не выдержало такого прессинга и, испарившись, сделало эльфийке ручкой. Эти слова она уже мысленно прорычала.
   " - Тихо, тихо. Успокойся. Я понял всю глубину своего непонимания ситуации и исправлюсь. Что ты хочешь узнать первым?"
   " - Кто ты? Как попал мне в голову? Что тебе от меня надо? И почему я не могу от тебя избавиться?"
   " - У тебя не хилые запросы..."
   " - Слушай ты... гррр!!!"
   " - Все-все. Понял. Я твой друг и не причиню тебе вреда. Я даже наверно гораздо больше и меньше одновременно - учитель и слуга в одном лице. А на счет "как попал" так ты сама меня пригласила" - зачастил в ответ собеседник.
   " - Это когда же? И главное где же? Вроде заселяться вторым этажом в свою голову я никого не приглашала".
   " - А мне от тебя приглашения и не нужно было. Я тебя тысячу лет жду. К тому же ты первая ко мне пришла и помощи попросила, а порядочный кавалер не смеет отказать даме".
   " - Что-то сомневаюсь я на счет порядочности того кавалера..."
   " - Но-но я просил бы без оскорбления моего достоинства" - недовольно обиженное ворчание.
   " - У-у-у, какие мы обидчивые, ладно не расстраивайся это я так, для поддержания разговора. Но в последнее время я вроде не у кого не просила помощи..."
   " - Н-дааа, а в лесу Астарина..." - в голос добавилось той, особой загадочности, подталкивающей к ответу.
   " - В лесу я просила о помощи многих, - грустно отозвалась она - но на мои призывы ни кто не ответил".
   " - Так уж и ни кто? А как же ты выбралась?" - ехидно усмехающееся сомнение.
   " - Выбралась я исключительно благодаря подарку Судьбы".
   " - Ни фига подобного, Фатум и при жизни жмотом был и в посмертии таким же остался. Не приплетай его сюда. Чай ни он тебя из той дыры вытаскивал..."
   " - Выбралась я благодаря мечу бога войны, и я не понимаю при чем здесь ты и тем более бог судьбы".
   " - Последний правда не причем, ты просто упомянула, и у меня к слову пришлось, а вот я как раз "при чем" это ведь я и есть тот меч".
   От этих слов Сайприн впала в легкий ступор, и немного отмолчавшись, и снова собрав мысли в кучу, предположила:
   " - Что-то не вериться..."
   " - Кхм, как бы тебя убедить? Ну, ты же должна была при начале Слияния заметить, что я наделен ну не душой, конечно, это слишком громко сказано, а хотя бы личностью?"
   " - Да было дело" - Сай вспомнила, как почувствовала под рукой, когда держала меч, пульсацию, как от сердцебиения и осознала что он живой.
   " - Так вот, при завершении Слияния меч и его владелец становятся единым целым. У нас с тобой это заняло рекордно маленький промежуток времяни (всего каких-то пять дней) за счет того, что эльфы наиболее восприимчивы в Высшей магии, чем любое другое существо. Даже восприимчивее чем драконы".
   " - Ладно, допустим, я поверила, а как на счет последних двух вопросов".
   " - Теперь при полном Слиянии ты от меня даже в посмертии не скроешься, ввиду того огорчительного факта, что у тебя, его не будет. А на счет "зачем все это надо" тебе потом все объяснят, я и сам не до конца понял весь тот бред, что они придумали".
   " - А по конкретнее?"
   " - А по конкретнее тебе все объяснят потом".
   " - Когда потом?!"
   " - Когда надо. А теперь вставай и пошли отсюда".
   " - А почему? Чем здесь плохо? Никого нет, тихо спокойно".
   " - Потому что сейчас здесь кто-то будет. И сидящая на полу гостья, которой положено находиться в своей комнате, а не шляться по замку без провожатых, выглядит весьма подозрительно".
   Расслышав приближающиеся шаги из одного из коридоров, она справилась с внезапно накатившей апатией, поднялась, и нечего не видя перед собой, побрела в противоположную сторону.
   " - Ладно, пошли".
   Очнулась она только буквально упиревшись носом в дверь своей комнаты. Зайдя внутрь, она тут же попала под перекрестный огонь эмоций наблюдателей. Все еще не до конца успокоившееся восприятие стегануло жгучей болью по затылку и заставило отступницу сдавленно охнуть и схватиться за голову. Не считаясь с последствиями и обуреваемая только одним желанием - что бы это прекратилась - Сайприн толкнула в сторону стен мощнейший болевой импульс, на который была способна. В ту же секунду ментальное давление пропало, и она упала на кровать, даже не подозревая о последствиях своих действий.
  
   Находившиеся за стеной соглядатаи, принявшие на себя большую часть удара, от мгновенной сильнейшей боли потеряли сознание. Все находившиеся в здании люди морщились от болей кто в голове, кто в сердце, а кто старух ранах и переломах. А один из амулетов на груди дворецкого, сигнализирующий о магической угрозе и просто о мощных выплесках магии рядом, нагрелся и завибрировал, сигнализируя своему, внезапно поморщившемуся от давно беспокоящий боли в сердце, хозяину. Вспомнив, что единственным источником магии может быть только новая гостья, он поспешил к ее комнате, узнать, что заставило ее применить магию, а не воспользоваться прислугой. И естественно при возможности выяснить, что это была за магия и для чего использовалась. Предварительно связавшись при помощи другого амулета с приглядывающими за девушкой парнями, он пришел в ужас - все они валялись без сознания с тяжелейшим болевым шоком. Стараясь ни на что не отвлекаться, дворецкий поспешил туда, сожалея о том что, хозяин покинул дом в такой неприятный момент. Он был уверен - причиной магической вспышки как раз послужили его ребята, которых он не успел отозвать после разговора с господином Нейтоном, сообщившим, что их сеть раскрыта. После мысли о том, что с парнями за время его блуждания по замку может что-то еще случиться, heny Дизон прибавил шагу.
  
   Сайприн лежала на кровати и хватала ртом воздух. Каждый его глоток врывался в горло раскаленным железом. К еще не ушедшей усталости прибавилась новая магическая опустошенность, и апатия накатила с новой силой.
   " - Нда, девочка моя. Вот это ты дала. Я, конечно, понимаю, что эти ребята тебя изрядно достали, но не зачем было вбухивать в это заклинание столько магии. Я еле успел подставить свой резерв, что бы ты себя не угробила. Впредь будь, пожалуйста, поаккуратнее" - проворчал меч. В его голосе было все же больше беспокойства и волнения чем недовольства.
   " - Отстань от меня. Я не хочу с тобой разговаривать".
   " - А придется хорошая моя. Мы с тобой кажется, не закончили разговор".
   - Я сказала - ОТСТАНЬ!!!!
   " - Не ори! Ты просто не хочешь понимать всю серьезность твоего положения. Я тут покопался в твоей памяти..."
   " - Ты ЧТО?! Да как ты посмел?!" - эльфийка в негодовании подскочила на постели.
   " - Привыкай. У нас с тобой не будет секретов друг от друга. Все то, что знаешь ты, знаю я. И все то, что знаю я, знаешь ты..."
   " - Я ничего о тебе не знаю, - ее голос упал до горестного шепота - и не хочу ничего знать".
   " - Не притворяйся. Я вижу все те знания, что я вложил в тебя здесь - в твоем сознании. И не зависимо от тебя оно уже начало их воспринимать и осознавать. Когда это закончиться я возблагодарю Творца, что ты приобрела хоть частицу Вечного Знания. Но до тех пор тебе придется меня слушаться, что бы остаться в живых. Итак, в разряде проблем у нас очень любопытный молодой человек, зарабатывающий себе на жизнь шпионской деятельностью и жаждущий узнать о тебе побольше. В плюсе у тебя я. Вот мое предложение..."
   Девушке поудобнее уселась на постели. Она поняла, что нельзя позволить силе, которую олицетворяет этот меч, руководить собой.
   " - Значит так. Меня достало, что ты принимаешь решение за меня и заставляешь делать то, что хочешь ты. Я не маленькая девочка, а взрослая эльфийка. Пусть мне далеко до твоего Нетленного Знания, но и у меня есть свой опыт разруливания жизненных ситуаций. Пусть я не попадала в подобные передряги, но я смогу выкарабкаться. Из той части памяти, что я уже могу воспринять, как свою я знаю, что главная в нашей парочке все таки я, поэтому не бери на себя слишком много железка, приказы здесь отдаю я. Понятно?" - внутреннее чутье подсказывало ей, что ее новому соседу по голове нужно указать на место именно сейчас, иначе последствия могут быть ужасны.
   Клинок так и лежащий на столике со вчерашнего вечера приподнялся и звякнул о столешницу. А голос в голове покорно прошептал:
   " - Я покоряюсь госпоже. Я сделаю все, как вы прикажите".
   " - Отлично. Я приказываю - ты не вмешиваешься в происходящее до тех пор, пока я не попрошу тебя об этом; ты предупреждаешь меня об опасности, которую я по какой-то причине не замечаю; помогаешь советом и магической поддержкой. Договорились?"
   " - Я повинуюсь госпоже. - Долгое молчание, а затем - Знаешь, ты не так проста как кажешься. С тобой трудно договориться. Но знаешь... мне это демоновски приятно. Уверен с тобой будет весело".
   Сай тяжело вздохнула, привалилась спиной к подушкам, и устало прикрыла глаза.
   " - Боги, как Герос тебя выдерживал? Ты сущая заноза. Кстати, все забываю спросить, как мне к тебе обращаться? Звать тебя просто "меч" как-то... Ммм... нехорошо, а именовать "Победителем" немного напыщенно".
   " - Герос звал Стил, это значит "стальной". Мне нравилось. А на счет терпения... Ты на меня не обижайся, но я обязан проверять своего носителя на надежность. Геросу я диктовал свою волю довольно долго, и все же он был до невозможности гибким. В тот раз я, если честно, уже подумывал найти себе нового хозяина, но там внезапно случилась одна чрезвычайная пакость и он стал крепче черного дехра и очень болезненно поставил меня на место".
   " - Стил так Стил. Радует, что не одну меня ты так пытался третировать. Давай-ка, обсудим, какие возможности ты мне можешь предложить".
   " - Без проблем и с удовольствием. Возможностей у тебя будет целая куча, сводящиеся к одной - ты станешь богом... кхм, а точнее Богиней Войны. А в частности ты сможешь..." - не успела эльфийка переварить столь шокирующую новость, как меч внезапно примолк.
   Она обеспокоено спросила:
   " - Что-то случилось?"
   " - Нет, просто ты просила предупреждать. У нас гость".
   И раздался стук в дверь.
   - Да-да? Войдите.
   Дверь открылась, и в комнату с поклоном вошел Дизон.
   - Извините, что побеспокоил, но хозяин уехал по делам и в свое отсутствие просил познакомить вас с замком.
   Прикинувшись дурочкой, Сайприн увлеченно закивала и, усмехнувшись, сказала:
   - Это будет очень кстати. У вас такой большой замок, что в нем легко можно заблудиться. - Распространяться о том, что она уже ориентируется тут, как у себя дома она, естественно, не собиралась. - Вы обязательно должны мне рассказать о том кто построил этот замок. Находясь здесь, я буквально кожей чувствую, что тут работали мои родичи.
   Последние слова она произносила, уже выходя с дворецким в коридоры замка.
   - Да, вы абсолютно правы. В своем роде этот замок уникален. Постройкой дома занимались гномы с эльфами. Что бы ни говорили об их вражде, а строить они умеют. На территории Альянса насчитывается всего около полутора дюжин таких строений. Мы очень гордимся нашим домом. Он сочетает в себе безопасность, уют и красоту. Мы с вами осмотрим самые примечательные его места. Я уверен, вам также понравиться сад и оружейные комнаты. - На последней реплике мужчина лукаво усмехнулся, обернувшись к своей спутнице.
   Она ответила ему широкой улыбкой.
   - Естественно.
  
  
   На осмотр дома и небольшого клочка поистине огромного сада, у них ушло порядка трех-четырех часов.
   Дом поистине был роскошным. Снаружи он не выглядел шикарно, а казался очередной невзрачной, но крепкой постройкой, оборонительного типа. Фасад был выложен крупными серыми с черными прожилками булыжниками, которые сильно смахивали на звездный камень. Спросив об этом у heny Дизона, она получила удивленный взгляд, утвердительный ответ и встречный вопрос, откуда она это знает. Неопределенно пожав плечами, она попросила рассказывать дальше. Повествование о планировке строения ее не заинтересовали. Единственное что она заметила, это то, что ее импровизированный экскурсовод ни словом не обмолвился о тайных ходах. Портретная галерея была немного любопытнее, но все равно ее содержание вылетело из головы в тот же момент как они покинули галерею, единственное, что она запомнила, это имя того предка Нейтона, который заказал себе такие хоромы и во сколько ему это обошлось (вытрясти эту информацию из дворецкого было очень трудно, ввиду того, что сумма была не маленькая, а поистине сказочная).
   Сад тоже заслуживал всяческих похвал. Оказалось он занимает всю территорию владения и делится на две части: собственно сад, которым, как и предполагала Сайприн, занимался ее сородич, молчаливый полуэльф Эйзелон, и огромный парк, занимавший большую территорию. Он был создан в виде зачарованного лабиринта, в котором невозможно заблудиться, а в многочисленных тупиках усталого гуляющего поджидали удобные скамеечки и многочисленные фонтанчики. По словам heny Дизона, с тех пор как это чудо было создано при помощи эльфийской магии, за ним никто не следил. Хотя парк и не производил впечатления заброшенного.
   Дольше всего они пробыли в тех самых оружейных комнатах, до которых эльфийка не добралась в процессе собственного изучения замка. Все три, они были до отказа забиты разнообразным колюще-режуще-рубящим оружием и средствами защиты от оного. Все это были коллекционные экземпляры, но при надобности Нейтон мог снабдить всем необходимым оружием в равной степени и большой отряд, и маленькую армию. Чего там только не было. Но безусловными критериями попадания в эту обширную коллекцию, были историческая известность и красота. Тут в равных правах существовали и мечи великих воителей-завоевателей прошлого, и кинжалы прославленных воров и убийц. Было даже несколько подлинных эльфийских луков, пару из которых страстно желали вернуть себе эльфы. Отметив это про себя, девушка оставила зарубку на будущее, что если ей удастся отсюда выбраться, она обязательно расскажет, где можно найти потерянные реликвии. Также к ее изумлению и радости там обнаружилось выдающееся собрание так необходимых ей ножен, модификации которых могли пристегиваться к практически любой части тела, исключая только кисти рук и ступни ног. Там были и обычные ножны для мечей и кинжалов, и чехлы для топоров и секир, и совсем необычных, и незнакомых ей видов оружия. Было даже несколько зачарованных, уменьшавших вес или размер оружия, делая из поистине огромных двуручников мелкие зубочистки, или вырабатывающих невидимость для оружия. Осмотрев всю коллекцию, она с улыбкой подумала, на что бы пошел Нейтон, узнай он о том, какое прославленное оружие сейчас находиться в его доме. И пораскинув мозгами, поняла, что теперь она точно будет молчать и отнекиваться от всех его возможных поползновения в эту сторону, потому что она ни за что на свете не расстанется с мечом, оказавшимся таким занимательным собеседником. "Теперь у меня точно не будет недостатка в общении во время одиноких скитаний по дорогам этого мира. Наверное, его даже будет переизбыток" - улыбнулась она про себя.
   Дальнейший остаток экскурсии не содержал ничего интересного и проплыл мимо сознания эльфийки. В эти минуты ее больше занимало, как пройдет ее разговор с хозяином замка, и что же такого случилось у его господина, какой провал он имел в виду. В этих размышлениях она и не заметила, как они вернулись в ее покои. Дворецкий уже распрощался и развернулся, чтобы отбыть по своим таинственным служебным делам как Сайприн вскинулась, вспомнив давно мучающий ее вопрос.
   - Можно я задам еще один вопрос? За все то время пока я здесь, я ни разу не ощутила присутствия вашего мага. Как такое возможно? Неужели он настолько скрытен?
   Heny Дизон напряженно застыл, уже взявшись за ручку входной двери. Она почувствовала как от мужчины во все стороны брызнуло чувство тревоги. Но когда он развернулся ответить, ему удалось быстро взять себя в руки, и его голос был совершенно спокоен. Пережитую бурю эмоций выдавали только глаза, все еще горящие беспокойством.
   - Вы абсолютно правы. Все маги ужасно скрытны. Но нашего мага вы не чувствуете потому что у нас его просто нет.
   Подозревавшая об этом Сай все же решила докопаться поглубже.
   - Он уехал куда-то?
   - Нет. Семья господина Аорина никогда не нанимала на постоянную работу мага. Это традиция.
   Эльфийка не собиралась сдаваться. "Ты мне все равно все расскажешь, старый хрыч!"
   - Но как же такой большой замок и без мага?! - ее актерским способностям можно было бы позавидовать. Искреннее и глубокое потрясений было сыграно просто идеально.
   Откровенно не довольный такой настойчивостью человек, чуть не ответил грубостью, но вовремя спохватился и постарался быть вежливым.
   - При строительстве все необходимые защитный заклинания были впаяны прямо в фундамент и стены. Туда же поместили все прочие магические строительные изыски. Узловые артефакты хранятся в подвале под надежной охраной, так что не о чем беспоко... - поняв что, сболтнул явно лишнее, дворецкий замолчал на середине слова. Мысленно дав себе подзатыльник за глупость, он с поклоном произнес - Простите но меня ожидают неотложные дела. Доброго дня, фриледи.
   - И вам тоже. Спасибо за замечательную экскурсию. Все что вы рассказали, было очень интересно - с улыбкой произнесла она и мысленно добавила "А то, о чем вы не рассказали, будет еще интереснее".
   И Дизон поскорее вышел.
   Вновь оставшись наедине с мечом Сай уже привычно завалилась на кровать и, устроившись поудобнее, обратилась к своему невидимому собеседнику:
   " - Какие у нас планы на вечер?"
   Стил долго не отвечал, а за тем все же выдал:
   " - Решать, что мы будем делать - это только твои проблемы. Ты из нас двоих главная, сама решила. Но позволено ли мне будет дать тебе совет?"
   Сайприн кивнула.
   " - Давай!"
   " - Наплюй на все и ложись спать. Отдохни, наберись сил перед вечерним разговором с нашим "гостеприимным хозяином". Не стоит напрягаться и продумывать каждый свой шаг. У тебя отлично выходит импровизировать, так что походу разговора сориентируешься".
   Эльфийка была весьма удивлена. Не далее как перед приходом дворецкого, Стил предлагал совсем иную тактику, подразумевавшую чуть ли не репетирование каждой реплики.
   Клинок невесело усмехнулся.
   " - Тщательное планирование - это не твой стиль. Ты человек ситуативный и быстро ориентируешься в любом пространстве, хоть в незнакомом доме, хоть в щекотливой беседе. По моим предположениям Нейтон не появиться еще часа два. Обед ты уже не получишь, а за ужином все равно не возместишь потерю".
   " - Ладно, как скажешь. Ты посторожишь?"
   Она заново взбила уже изрядно смявшуюся подушку и собралась поспать, как Стил попросил перенести его поближе к ней. Удивленная отступница выполнила просьбу, забрала меч со стола и засунула его под подушку вместо пропавших кинжалов, но все же спросила почему.
   " - Мне так спокойнее за тебя и за себя".
   " - Боишься, что украдут?"
   " - Может быть. А теперь спи!"
  
  
   Сайприн проснулась, когда солнце спустилось почти к закату. За время ее сна на небо набежали тучи, и сейчас весь горизонт пылал багровыми отсветами. Значит, она проспала не меньше четырех часов. Вся комната была залита розовым и красным светом. Откинув покрывало, в которое закуталась во сне, она сползла с кровати. С удовольствием, потянувшись, нашла на кресле роскошное платье из густо синего плотного шелка с мерцающим узором из мелких цветочков. Рукавов не было совсем и платье с верху заканчивалось шикарным декольте, поддерживаемое корсетом и рассчитанное не на плоскую барышню. Юбка была однослойная с длинным разрезом с боку, почти до середины бедра. Сай усмехнулось - ей импонировало то, что заботливая малышка Солья (а это наверняка она принесла своей "госпоже" новое платье) подобрала ей такое, немного развратное, платье. Оно было слегка не ее стиля, но в этот вечер лучшего наряда нельзя и придумать. Выскользнув из изрядно помятой во время сна одежды, она влезла в новый наряд. При помощи заклинания туго зашнуровала корсет, собрала волосы в пучок и закрепила его найденными в многочисленных ящичках тумбочки серебряными шпильками. Рядом с креслом в коробке лежали туфли на высоченном каблуке. Полностью облачившись в своё вечернее одеяние, девушка подошла к зеркалу и осмотрела открывшуюся картину. "Весьма неплохо" - подумала она.
   " - Нда. Девушка, вы такая фешенебельная, что мне нерентабельно" - пробурчал Стил.
   Сай ехидно оскалилась своему отражению.
   " - Если это был комплимент, то весьма неуклюжий. А кто-то утверждал, что он благородный кавалер?"
   " - Ладно-ладно. Уела, так уела. Иди, открывай горе мое. К тебе пришли, на ужин проводить".
   Довольно улыбаясь, эльфийка прошуршала подолом к двери и рывком распахнула ее. Перед ней застыл с поднятым для стука кулаком и расширенными от удивления глазами давешний лакей.
   - Ну, чего тебе? - невежливо буркнула девушка, не нуждаясь в ответе и желая только привести паренька в чувство.
   Бешеными глазами оглядев отступницу с ног до головы он, заикаясь, проблеял:
   - В-в-вас т-там в-в ст-т-толовой жд-д-ут. В-вас про-ро-роводить?
   Она оглянулась в комнату.
   " - Ты останешься тут или составишь мне компанию?"
   " - Пожалуй, все же останусь. Вряд ли он собрался собственноручно тебя зарезать. Я тебе там не понадоблюсь и даже мешать буду. А если все же что-то и как-то, то зови и я тут же появлюсь. Не беспокойся. Иди, развлекайся" - в последней фразе отчетливо ощущалась снисходительная и немного ехидная улыбка.
   " - Отлично. Пока. Не скучай тут"
   " - Это вряд ли".
   И она выскользнула за дверь.
   - Ну что же. Веди Великий Севор. - торжественно провозгласила Сайприн. Кивнув, парень деревянно развернулся и побрел по коридору.
   Девушку переполняла кипучая энергия и радость. Она ощущала в себе силы свернуть горы и повернуть вспять реки (но она пока даже не подозревала, что действительно это может). Она знала, что сейчас ее время и что бы она ни сделала, все будет правильно и ей удастся разрулить эту неприятную ситуацию.
   Вечер обещал быть ОЧЕНЬ захватывающим.
   Агрохх - высший демон. Соотносим с нашим Сатаной.
   Трек - 15 мин.
  
   Яр - 1.5 метра.
  
   Si ovido (эльфк.) - "яркого восхода". Пожелание доброго пути, уходящему в неизвестность.
   Sioto oviodro (эльфк.) - "щедрого заката". Пожелание доброго пути, возвращающемуся домой.
  
   Штрольная выпедрежница - негрубое гномье ругательство, обозначающее упрямую женщину.
  
   Мерони - аналог шахмат. Доска больше на восемь клеток и фигуры называются по-другому (король, королева - барон, баронесса, слоны - маги, кони - всадники, пешки - рыцари, ладьи - лучники).
  
   Дехр - вид камня, крайне прочный (прочнее гранита), обладает способностью блокировать магические способности, полностью высасывая магическую энергию. Используется для облицовки тюремных камер для содержания магов. Бывает трех видов: белый, красный и черный. Редок. Добывается в северных отрогах Западных гор и в Северных Пиках.
  
   Далдир - вид двуручного двулезвенного оружия. Популярен у народов Диких степей.
  
   Солийская колючка - вид сорного растения, случайно полученный при экспериментах некоего Мага Земли. С тех пор (200 - 250 лет) маги и ученые безрезультатно пытаются отыскать способ ее уничтожения. Растет в любых условиях от полярного холода до степной жары.
  
   Heny (эльфк.) - человек, к которому говорящий испытывает уважение, но слишком мало с ним знаком, что бы сказать что-то конкретное. Другой вид Henysu - малознакомый, но известный и почитаемый многими человек. "Господин".
  
   Тоффи - рис, только желтоватый.
  
   ОМЕ - Общая Магическая Единица.
  
   Вей'налари - язык эльфов, на котором они общаются между собой при встрече; имеет три подвида: вей'налари-мио - язык морских эльфов, вей'налари-тео - язык лесных эльфов и вей'налари-рейо - язык снежных эльфов; все подвиды чрезвычайно похожи и различаются не сильно, но существенно. Отличия обусловлены Сферой Влияния и Сферой Использования.
  
   Верста - 1000 яров.
   F'eithry (эльфк.) - Извени\те
  
   Звездный камень - светло серый камень с черными прожилками. Выделяется способностью отражать звездный и лунный свет, создавая мерцающий эффект. Довольно прочен, надежен и чрезвычайно долговечен. Используется в основном для отделки оконных и дверных проемов строения.
  
   "- Ну что же. Веди Великий Севор". - Здесь Сайприн цитирует знаменитую фразу из легенды о Слепом Проводнике Севоре. По содержанию она очень похожа на нашу историю про Ивана Сусанина.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) С.Суббота "Шесть тайных свиданий мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Eo-one "Система"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"