Малахов Артем Сергеевич: другие произведения.

Сквозь стены

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  
  
  

Я вижу сквозь стены

  
  
   Выдержка из дневника. Запись датируется первым февраля две тысячи третьего года:
  
   "Я могу видеть сквозь стены. И не только видеть... Неправда ли глупое заявление? Но вы должны мне поверить! Или хотя бы выслушать. А если не вы то кто? Мне никто не верит....
   Простите, я должен спешить - скоро обход - так что давайте, обойдемся без долгих предисловий. Просто попытайтесь меня понять...
  
   У нас в доме всегда было множество литературы по йоге и медитации - юношеское увлечение отца. И совершенно логично, что мне, как человеку читающему и увлеченному, передалась отцовская страсть. Где-то лет в пятнадцать я стал задумываться о смысле жизни и неотвратимости смерти. Ища ответы на эти два неразрешимых вопроса, я перечитал множество литературы и, в конце концов, наткнулся на небольшую книжицу по йоге. Вот тут меня и прорвало. Я стал заниматься йогой. Увлеченно, страстно, до ломоты в суставах, а иногда и до потери сознания (по наивности своей я считал такие провалы памяти секундным просветлением)...
  
   ...Через тринадцать лет занятий мое тело стало пластичным, поджарым, и абсолютно подвластным мне. А дух мой, состоящий из тысячи Я-песчинок, посредством медитации превратился в единый монолит, неразрушимый и неподвластный смерти. Именно тогда я задумался о чем-то, чего не могли совершить другие люди. Я почувствовал себя готовым к свершению чуда - главное в этом деле вера и упорство. Немного подумав, я решил, что неплохо было бы научиться проходить сквозь стены. Ведь что такое стена? Микроскопические кусочки материи, висящие в пустоте на огромных расстояниях друг от друга...
   ...И я приступил к тренировкам. Дни напролет я проводил в медитации и концентрации на своем желании. Сначала попытался пройти рукой сквозь стол. Месяц непрерывных тренировок (месяц!!!), и никакого результата - это сводило меня с ума...
  
   Как-то в конце июня, на втором месяце тренировок, во время очередной медитации, я не сдержался. Решив плюнуть на все, и бросить свою глупую затею, в ярости двинул рукой по крышке стола. Рука проскочила через столешницу, как игла сквозь мешковину, и я что есть силы, ударился об стоящую под столом пудовую гирю. Йо-хо-хо!!! Я прыгал, кричал, плакал и смеялся. Боль и радость смешивались во мне словно в шейкере, и вызывали водопад эмоций. У меня получилось! У меня получилось! Я смог!
   Еще неделя тренировок, несколько болезненных шишек, и я научился выходить из дома, не открывая дверь. Оказалось это совсем не сложно. Нужно представить, что дверь уже открыта, и шагнуть сквозь неё. Шаг, и ты на лестничной площадке. Здорово? - не то слово.
   Я не спешил рассказывать о своих достижениях кому-либо, желая достигнуть больших результатов. Например, научится проходить сквозь стены. Стены это вам не двери, и их очень сложно представить открытыми. Да и увидеть несуществующую в стене дверь тоже не просто. Возможно, со временем я смог бы и это, если бы не один случай.
   Произошло это в середине июля. Помнится, жара тогда стояла невыносимая, что-то около тридцати градусов. В тот день я лег спать в десять вечера (режим дня я всегда соблюдал неукоснительно). Но сразу уснуть мне не удалось. В полудреме я долго ворочался в кровати, переворачивал подушку ища участок похолоднее, скидывал с себя, а потом вновь натягивал одеяло. И вдруг, в какой-то момент, я почувствовал чужой взгляд. По мне словно легкий разряд тока пропустили. Я открыл глаза и увидел стоящего у кровати старика. Ему было что-то около шестидесяти. Седая шапка волос, изъеденное морщинами лицо, и светлый, юношеский взор, из под густых пепельных бровей. Я даже точно не помню, во что он был одет. Кажется, на нем было длинное, до пят, серое рубище, пошитое из грубого сукна.
   От неожиданности я вздрогнул и сел в кровати.
   - Не бойся, - произнес старец. - Я пришел поговорить.
   Голос у него был хоть и низкий, но мягкий, отеческий.
   - К-кто вы? - спросил я, чуть заикаясь от испуга.
   - Не важно, - старец присел на край кровати. - Я пришел поговорить с тобой о твоем обучении.
   - Об обучении? - я все еще находился в ступоре и плохо соображал.
   - Да. Ты первый кто за последние восемьдесят лет достиг пятой ступени восприятия, - отвечал старец. - Но ты не знаешь, как воспользоваться полученным знанием. Не так ли?
   - А как им воспользуешься. Подумаешь, сквозь двери прохожу, - видя, что сиюминутной опасности мне не грозит, я почувствовал себя немного уверенней.
   Старик тяжело вздохнул.
   - Вот именно, - с горечью в голосе согласился он. - Ты получил силу и не желаешь помогать людям - это плохо.
   - Но как, как я могу им помочь, - во мне закипала тихая ярость. - Что я могу?
   - Не спрашивай меня об этом. Если в тебе нет желания, то все мои советы будут напрасны. Ты должен понять это сам.
   - Сам?! - еще секунда и я вышвырну этого ненормально за дверь.
   - Да. И здесь мой маленький дар может тебе пригодиться. Возьми его.
   Старик поднес ко рту сжатый кулак, раскрыл и тихонечко подул на ладонь.
   В следующую секунду я вскочил с кровати. На тумбочке натужно тарахтел будильник. Сон. Это был всего лишь сон! Я обтер лоснящийся от пота лоб и взглянул на кухонный стол. Кухонный стол - черт его подери! От неожиданности, я отпрянул назад, и не удержав равновесия, рухнул на пол. Перед глазами поплыли цветные круги.
   Привстав на локтях, выглянул из-за кровати. Нет, не показалось. Холодильник, раковина, плита, стол - все на месте, но почему я все это вижу? Куда пропала стена, разделяющая мою комнату и кухню. Сердце обречено ухнуло в груди и понеслось вскачь. Тело била мелкая дрожь. Я вскочил на кровать и протянул руку туда, где должна быть стена. Стена оказалось на месте - шершавая и чуть прохладная она по-прежнему разделяла кухню и комнату. Только почему-то я её не видел, точнее, видел сквозь неё. Согласитесь не самое приятное начало дня.
   В моей голове разверзлась пустота. Мозг лихорадочно пытался найти хоть какое-то разумное объяснение происходящему - пытался и не находил. Даже страшась подумать что увижу, я обернулся и посмотрел на противоположную стену комнаты. Диван, кресла, телевизор, книжный шкаф - все так, как и должно быть. Но всё это должно быть за стеной! За толстой, мать перемать, кирпичной перегородкой разделяющей мою комнату и гостиную. Не в силах больше сдерживать в себе нарастающий ужас я закричал - громко, протяжно, то был скорей вой животного, чем крик человека. А потом, когда из уставших связок полился лишь хрип, я упал на подушку и разрыдался...
  
   Гораздо позже выплакавшись и успокоившись, я вспомнил о ночном видении. Старый волхв, дающий мне некий дар - что это? Сон или явь? А может быть некий ментальный контакт с высшим разумом? То самое просветление, о котором я мечтал. Как бы там ни было, но реальность вещь упрямая. И она со всей своей твердолобостью убеждала меня: ты можешь видеть сквозь стены...
  
   ...Как только я решил принять свой необыкновенный дар как должное (а что мне оставалось делать?), ко мне вернулась способность к здравому рассуждению. Оглядевшись по сторонам, я сделал еще одно небольшое открытие. Оказалось, что вижу я только сквозь стены своей комнаты, остальные же оставались по-прежнему непрозрачными - это обнадеживало. Однако легкая эйфория по этому поводу длилась не долго.
   Натянув на себя спортивки и футболку, я вышел в прихожую. На моих глазах стены прихожей поблекли, обзавелись подпалинами, а затем и вовсе растворились. Передо мной, прижав телефонную трубку плечом к уху, стояла соседка Эльвира Степановна. Беззаботно щебеча с очередной подружкой по телефону, она глубокомысленно разглядывала свои свежевыкрашенные ногти.
   - Ах ты мать твою... - тут я не сдержался и выложил красивым верлибром, все, что думал о ночном госте, йоге, и медитациях.
   Как вы понимаете, стена от этого мене прозрачной не стала. Тогда, немного подумав, я приступил к экспериментам. Походив по квартире из одного конца в другой, я выяснил, что стены становились прозрачными, лишь тогда, когда я приближался к ним на два метра. Стоило мне сделать шаг назад, и прозрачная стена вновь становилась обычной. Такое выборочное виденье мне показалось отчасти забавным. Даже более забавным, чем прохождение через закрытые двери. Теперь я мог узнать все секреты, которые люди прятали друг от друга за толстыми бетонными стенами. Воодушевленный такой перспективой я надел кроссовки и выскочил на площадку.
   По лестнице я спускался не спеша, внимательно разглядывая квартиры своих соседей по подъезду. Как и следовало ожидать, большинство из них пустовало (начало рабочего дня), но кое-кого мне все-таки удалось застать дома. Например: Бабу Тоню со второго этажа намывающую туалет; её соседа по площадке, Виктора Степановича, начальника ЖКХ. Развалившись на диване, он попивал пиво и смотрел десятичасовой выпуск новостей. На первом этаже я застал лишь третьеклассника Сережку который, воспользовавшись отсутствием родителей, лопал сгущенку ложками прямо из банки. Я усмехнулся, вспомнив, сколько подзатыльников получил в детстве за такие проказы.
   Выйдя на улицу, я остановился, достал из кармана пачку "Союз Аполлона", ловким щелчком выбил сигарету и закурил. Похоже, денек меня ожидал веселый. Я ведь теперь могу узнать о любом человеке все, что ни пожелаю. Вот потеха-то! Внимательно приглядываясь к соседским домам, я решал, с какого начать свое приключение.
   Должен сказать, что открывшиеся перспективы настолько вскружили мне голову, что я совсем позабыл о своем ночном визитере, и его словах. Более того, я даже серьезно подумывал использовать свои способности в целях шантажа. Однако, немного поразмыслив над этой идеей, отбросил её как слишком опасную. О том, что шантаж мерзкий и сволочной способ заработка я даже и не вспоминал. Видимо не зря говорят - "Дай человеку власть, и ты поймешь кто он". Ну а власти, пусть даже потенциальной, у меня было хоть отбавляй - кто из нас не без грешка? В наше время власть и информация близнецы-братья, и этой самой информации я мог накопать столько, сколько душе угодно. И главное - на кого угодно! Да, что там говорить, я чувствовал себя почти что Богом...
  
   ...Легкой, фривольной поступью вышел я во двор. Я был Богом, и никто не мог меня остановить. Оглядевшись, я выбрал для первичного осмотра соседнюю пятиэтажку. Там! Именно там! - и я в этом был уверен. - Ждут меня небывалые откровения.
   Прогуливаясь вдоль выбранного мной дома, я от всей души потешался над его жильцами считавшими себя невидимыми для окружающих.... Впрочем, в мои планы не входит рассказ об увиденном, ибо я понимаю насколько был низок и циничен тогда. Помню мысленно я даже делал хамские римейки к подсмотренным сценкам.... Однако я не могу не рассказать об одном случае....
   Наткнулся на эту квартирку я ближе к вечеру. Небольшой двухэтажный деревянный дом, каких по окраинам нашего города множество. Пожелтевшие плотно занавешенные шторы за давно не мытыми окнами, выдавали хозяйскую небрежность.
   Еще прежде, чем я шагнул к дому и стена начала растворяться, внутри у меня ожил тревожный звоночек: "Не подходи!". Ожил, но было уже поздно. Я сделал шаг. Стена привычно оплыла и растворилась.
   Прошло некоторое время, прежде чем я понял что вижу. Маленькая убогая комнатушка. Покосившийся древний шкаф, разворошенная кровать (одна из её ножек, по-видимому сломалась, и её успешно заменили поставленным на попа кирпичом), стол, гора посуды на нем, батарея бутылок на полу, несколько замызганных табуреток - вот и весь интерьер.
   В комнатушке трое.
   Женщина. Серое лицо, выцветшие спутавшиеся волосы, сеть голубых прожилок на ногах. Она лежала на кровати чуть прикрытая одеялом. Её голова безвольно свешивалась через край, рот широко открыт, на щеках разводы от засохшей блевотины.
   Мужчина. Худосочный, синюшный, впалые щеки, многодневная щетина, глубоко посаженные поросячьи глаза. Он сидел за столом. В одной руке стакан, наполненный на одну треть, в другой замусоленный окурок.
   Ребенок. Маленький живой комочек, забившийся в угол. На ногу скользящей петлей накинута бельевая веревка - другой её конец привязан к батарее. Различить кто он, мальчик или девочка не возможно.
   Мужчина залпом опрокинул в себя содержимое стакана, отломил кусок от четвертушки буханки - закусил. Взглянул в угол - в тот самый, где сидел ребенок - ухмыльнулся, отломал еще кусок и кинул. Мелькнула худенькая блеклая рука - хлеб исчез. Мне показалось, что он так и не успел долететь до пола....
  
   ...Не знаю, сколько времени длилось мое оцепенение - вечность? Потом меня охватил ужас. Это было так, словно чья-то грубая и холодная рука ухватилась за самое нежное естество моей души и начала выкручивать, сдавливать, рвать - пытаться сломать меня. Не в силах сдерживаться я закричал. Закричал и кинулся в комнату с единственной целью - убивать. Причинять боль, крушить истязать то, что не поддавалось никакой оценке, что было противно моему существу, что вызывало отвращение и страх.
   ...Стена встретила меня прохладой бетона. Удар. Ослепительный сноп искр из глаз...
  
   Я сидел на земле. Из разбитых губ и носа во всю хлестала кровь, но я не предал этому значения. Вскочив, я взбежал по крыльцу и кинулся в подъезд. Дверь. Обычная обшарпанная двойная дверь. Представив её открытой, я бросился внутрь квартиры. Еще один удар. Не может быть! Я могу проходить сквозь двери! Могу!!! Взяв разгон, я вновь попытался войти в квартиру. Удар! Моя футболка и спортивки забрызганы кровью - это не важно. Мне нужно попасть внутрь. Туда, где маленький живой комочек... Разбег. Удар. Снова разбег... Упорство и вера... Удар...
   ...Мои руки обагренные кровью скользили по дереву двери. Разбитые губы, шептали, просили, умоляли. Старик! Что ты сделал со мной старик! Зачем ты дал мне возможность видеть и отнял возможность исправить.... Зачем?!
   Тяжелая двойная дверь так и не поддалась мне. Обессилив, я свернулся клубком на коврике и начал скулить как побитая собака. Слезы застилали глаза. Сильные, добрые руки подхватили меня, подняли и нежно понесли.
   - Ребенок! Там ребенок .... К батарее привязан! Там ребенок... - шептал я, из последних сил обращаясь к смутным силуэтам.
   - Иванченко! Проверь квартиру! Да поживей! - закричал кто-то надо мной, и я потерял сознание.
  
   Я смотрел в лицо волхва.
   - Теперь ты понял? - спросил он, и голос его был по-прежнему мягкий, отеческий.
   - Да. Но зачем? Зачем все так? Почему ты лишил меня возможности вмешаться?
   - Разве? - волхв опечалился. - Ты так и не понял. Я не мешал тебе. Ты сам не хотел этого.
   - Хотел! Врешь, я хотел!
   - Нет, подумай хорошенько. Ты жаждал жертв, ты хотел наказать виновных, и принести себя в жертву - это тебе удалось.
   - Но разве это не одно и тоже?
   - Рвясь в квартиру, ты нес в себе боль, смерть и ярость, - продолжал волхв, словно не слышал моего вопроса. - И поэтому ты не смог вмешаться.
   Я замолчал, чувствуя себя незаслуженно обиженным.
   - Ты готов был убить мать на глазах у ребенка.
   - Да разве это мать! - вспылил я.
   - Мать всегда остается матерью. Этот ребенок не видел другого мира, он не знал другого обращения, ему не с чем было сравнивать. Он воспринимал все происходящее с ним как должное. Ты хотел разбить его реальность, пусть и отличную от твоей, но от того не менее действительную. Ты хотел убить его мать...
   Я заплакал.
   - Ну что, что я должен был сделать?
   - Подумай...
   - Я не хочу думать! Я хочу быть таким как раньше!
   - Никто не в силах повернуть время вспять...
  
   Очнулся я в психиатрическом отделении нашей больницы. В тот же день ко мне пришел лечащий врач, Сергей Семенович, и рассказал о том, что произошло, после того как я потерял сознание. Он сказал, что милиция вошла в квартиру и обнаружила четырехгодовалую девочку, привязанную к батарее - все как я и говорил. Девочка брыкалась, кусалась и не желала выходить из своего угла. А мать долго не могла взять в толк, почему у неё забирают ребенка. Что касается мужичка, то он оказался соседом выпивохой. Мужик честно признался, что Нинка, мать, держит девочку на поводке уже несколько месяцев, и что он, "добрая душа", время от времени приходит подкармливать её дочку, так как сама Нинка об этом часто забывает.
   Затем врач спросил меня, откуда мне стало известно о происходящем в квартире. Я отчего-то проникся доверием к этому седому сухопарому старичку с козлиной бородкой, и выложил всю свою историю. Выслушав меня, Сергей Семенович тяжело вздохнул, покачал головой и сказал, что мне придется некоторое время полежать в клинике. Если честно его предложение я принял с радостью. Я не хотел оказаться вновь там, на улице, где живут нормальные люди. Я боялся их тайн скрытых от людского взгляда за бетоном стен, ведь я по-прежнему видел сквозь них...
  
   ...Здесь, в клинике, за стенами не происходило ничего, чтобы могло потревожить меня. Замкнутые в себя люди в серых пижамах ходили из угла в угол, сидели, лежали, вели размеренный и спокойный образ жизни, и все только потому, что они знали - за ними наблюдают. Нет не я. За ними наблюдали врачи и медсестры. Я понимал - здесь и только здесь я могу вновь обрести свое душевное равновесие, прогнать боль, накрепко засевшую в моей душе... Как я ошибался...
   На следующий день с утра мне захотелось пройтись...
   Я вышел в коридор. Неспешно прогуливаясь из одного конца коридора в другой, я увидел мужичка сидящего в небольшом закутке. Ему было лет сорок. Прямые каштановые волосы, тонкие блеклые губы, немного не опрятные, но пышные усы. Мужчина сидел ко мне в пол-оборота и пристально смотрел в окно. Я подошел к нему и провел рукой перед глазами. Он не отреагировал.
   Вглядываясь в его напряженную, устремленную в никуда фигуру, я подумал: "Интересно, что с ним случилось!".
  
   ...Я стоял на палубе огромного прогулочного теплохода. Где-то позади меня, на танцплощадке гулял и веселился народ. Слышалась приятная музыка. В воздухе чудился винный запах. Я посмотрел на мужчину стоящего у борта и тут же узнал его. Мужчина, теперь его серый халат сменил строгий костюм, стоял у борта и, вылавливая из большого аквариума жирных бородавочных жаб, кидал их за борт. Я сделал шаг, и доска под моими ногами жалобно скрипнула. Он обернулся и взглянул мне в глаза. От взгляда его внутри у меня все похолодело.
   - Что вам нужно! - закричал мужчина. - Что вам всем от меня нужно! Убирайтесь прочь...
   В следующую секунду я вновь стоял в коридоре. Что это было? Галлюцинация? Конечно, конечно галлюцинация, что же ещё!
   - Ты думаешь? - послышался уже знакомый голос. - Нет. Ты не прав. Ты просто вновь прошел сквозь стену. Только теперь это немного другая стена. Не так ли?
   - Нет! Нет, волхв, ты не прав. Это всего лишь галлюцинация! - закричал я, понимая, что он говорит чистую правду. - И я докажу это!
   Я кинулся в ближайшую палату.
   Молодой парень с блаженной улыбкой на губах...
   ...Маленький мальчик, сидя на корточках, наматывал на руку кишки, тянущиеся из рваной раны на животе.
   - Дядя, почему они не кончаются? - добрый лучезарный взгляд из-под недавно наметившихся бровей...
   Нет, волхв! Нет! Ты не прав!
   Старушка, раскачивающаяся сидя на кровати...
   ...Молодая женщина у плиты помешивающая суп. Кровавая месиво, обглоданная голень, торчащая из-под крышки.
   - Вы не видели моего мужа? Опять, наверное, нажрался - скотина!!! - добрая нежная улыбка потрескавшихся в кровь губ...
   Нет волхв! Нет! ты не прав!
   Молодая девушка пятнадцати лет...
   ...Обнаженная, широко раскинув ноги, она лежит на снегу. Ей холодно, но она улыбается, она рада меня видеть...
   -Не хочешь меня согреть? - в глазах мольба и одиночество...
   Нет! Нет, волхв ты не прав!..
  
   ...Меня остановили. Навалились. Скрутили руки. Кто-то принес шприц и сделал укол...
  
   Очнулся я только ночью. Голова раскалывалась. Я долго лежал, боясь открыть глаза.
   -Что? Что мне делать? Почему я все это вижу?
   - Разве ты не знаешь? - это был снова он.
   - Это наказание?
   - Нет. Ты должен измениться. Должен принять свой дар и следовать ему. Ты уже бежал от одной реальности, но судьба вновь настигла тебя.
   - Я не верю в судьбу! Я не хочу. Я не могу видеть все это! Забери свой дар!!!
   - Я не в силах изменить свершившееся! У тебя нет выбора.
   И тут меня осенило.
   - Есть, есть выбор! У каждого человека есть выбор!..
  
   ...На этом позвольте мне, и закончить свой дневник. Ибо история моя достигла настоящего. Сегодня я должен сделать выбор. Я не могу жить с тем, что подарил мне волхв. Я не чувствую в этом своего предназначения, а это значит что я должен уйти... Прощайте..."
  
   P/S. Этот дневник мне подарил знакомый врач психиатр. История, рассказанная в нем, произошла с одним из его пациентов. Вам, наверное, интересно знать, чем все закончилось? Что ж скажу. Героя этой истории на следующее утро нашли в туалете. Он сидел на унитазе и пристально смотрел в небольшое карманное зеркало. Тетрадь нашли у него под подушкой. Вот и все...
   Ах да! Мой знакомый считает, что его клиент настолько поверил в свой бред (тетрадь тому лучшее подтверждение), вызванный случаем в той самой квартире, что впал в ступор (с помощью зеркала) и я ему верю.
   А еще я верю в то, что все описанное в его дневнике реально. Ведь что такое реальность? Бытие вещей в его сопоставлении с небытием... Совокупность восприятия... Нечто, что может воздействовать на нас и окружающих.... Я так думаю... Интересно удалось ли ему сбежать от самого себя в том мире, куда он переместился?...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"