Малахов Сергей Сергеевич: другие произведения.

Чужое небо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 6.29*68  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий файл. Зачем и почему начал писать фанфик именно по IS, не знаю сам. Не самое ведь крутое аниме, да и самому, если честно, даже не хочется пересматривать канон, дабы освежить его в памяти. Но тем не менее... читайте, может кто и найдет что-то для себя. З.Ы. Я прекрасно понимаю, что рваность повествования, смысловые несостыки и прочие авторские косяки многих раздражают, сам убил бы. Но иначе пока не получается, у меня слишком плотный рабочий график, включая выходные и праздники. Поэтому вместо заслуженной правки текста, создания нормального раздела и разбивке фика на главы, автору хочется по приходу домой лечь и сдохнуть (пока получается только заснуть). А учитывая скорую близость такого страшного праздника как НГ, в преддверии которого начинает шевелиться всякая нечисть(годовые отчеты, проверки, ревизии, должники) куда уж там Хэллоуину, моя писанина рискует продолжится в жанре "хоррор". Так что - как только так сразу и спасибо за ваши комментарии.

  
  Пролог.
   Посреди большого зала на невысоком пьедестале, в свете слабо мерцающих ламп стояло что-то вроде рыцарского доспеха... в на редкость современном представлении и предназначенного, по-видимому для огров или великанов - слишком длинные наручи и пальцы, оканчивающиеся когтями, огромные мощные поножи с массивными ступнями и конечно корпус, массивный, однако с маленьким отверстием под голову в верхней части, но по объему способный на первый взгляд вместить в себя троих человек.
   Темнота в противоположной постаменту части комнаты издала короткий смешок, затем после раздавшегося следом звука десятка шагов сгустилась в худощавую невысокую фигуру. Посетитель немного постоял, видимо осматриваясь, затем, сунув руки в карманы, двинулся вперед, к тускло блестящему на свету доспеху. В стоящей тишине надвигающаяся громада выглядела гораздо более внушительно, но вместе с тем стали видны и подробности: потускневшая и потертая поверхность металла, выцветшая краска и тщательно зарихтованные, но вблизи более заметные царапины и вмятины, покрывающие всю поверхность брони. Доспех явно побывал не в одном жарком деле... С каждым шагом видно гораздо больше подробностей: соединяющие наручи с корпусом мощные тяги, цилиндры и трубки гидроусилителей и редкие жгуты проводов. Экзоскелет? Негромкий хмык подошедшего на расстояние вытянутой руки человека разогнал царившую в зале тишину.
  - Ну надо же, - негромкий хриплый голос отразился от стен помещения, - Доспех первого поколения "Тип 221 "Спасатель"" для работы в сложных условиях. Морально устарел, снят с производства три года назад из-за малого КПД ядра и низкой эффективности по сравнению со вторым поколением - выдающий сию краткую историко-техническую характеристику подросток, а при освящении стало видно что посетителю не дашь больше 15-16 лет, успел обойти стоящий доспех по кругу и сейчас вновь стоял напротив лицевой части брони, сложив руки за спиной и слегка покачиваясь на пятках.
  - Судя по пустым разъемам, сняты оба резака, дополнительные манипуляторы и элементы питания. Хм, неужели где-то здесь проходят испытания на умение активировать НД, иначе что здесь делает этот хлам?
   Вопрос, заданный в пустоту немного ехидным тоном так и остался без ответа. Парень чему-то ухмыльнулся, расцепил сложенные за спиной руки и сделал немного нервное движение левой, словно решив коснуться матово блестящей поверхности НД... но на полпути рука вздернулась вверх и на запястье мелькнули старые механические часы.
  - Черт, опаздываю - в голосе говорившего не было даже намека на огорчение данным фактом, - бывай, железка, было интересно на тебя поглядеть вблизи. Снова засунув руки в карманы, он развернулся и быстро зашагал к выходу. Только вот на электронном замке двери, единственной открытой из всех, которые попадались на пути до этого зала, горел красный огонек. Заперто. Только шагавшего к ней молодого человека это вовсе не смущало - в правую руку из рукава школьного пиджака скользнул миниатюрный шокер, а кривящиеся в откровенно мрачной ухмылке губы прошептали фразу на языке, который вряд ли должен знать обычный японский школьник:
  - А вот хер вам, Табанэ-сан!!!
  
  Глава 1.
  
   Последняя папка с документами полетела в груду своих товарок, я резко разогнулся и хрустнул шеей, косясь на мигающий всеми индикаторами принтер. Отхлебнул уже порядком остывшего кофе, покатал жидкость на языке, не переставая смотреть на испытывающий мое терпение аппарат, потянулся... и врезал по нему сбоку в районе печки. Тот истерично заверещал роликами, затем обиженно загудел и начал выплевывать долгожданные листы с чертежами и описаниями.
  - С-с-сука...
   Часы показывают полвторого ночи, работы еще навалом, а начинающийся день и так обещает быть очень веселым. Все чаще начинаю думать о карьере дворника - тоже работа на свежем воздухе, зато если попадаются бумаги, то только для того чтоб отправиться в мусорку, хе-хе... Такое ощущение, что всякие заседанцы в верхних слоях бюрократической атмосферы еще и удовольствие получают помимо кучи бабок не за хрен собачий от выдумывания новых приказов и требований. Взгляд упал на очередное письмо от труженика министерства - две строки самого приказа, остальное - вычурный штамп и расшифровка должности... "статский советник", ну надо же. А когда начинаешь выяснять - никто нихрена не знает, никто ни за что не отвечает, читайте инструкцию, все вопросы к министрам и президенту, как будто им всем делать больше нечего, чем с нами, крестьянами да рабочими разбираться. Лишь бы не было войны, хотя если пара реактивных установок отработает по зданию Думы в момент очередного заседания... охо-хо, мечты, мечты.
   Так-с, ладненько, что меня не туда понесло, работы еще полно, до рассвета еще четыре с половиной часа. Поднимаюсь, разминаю немного затекшие ноги и вместе с чашкой бреду на кухню, спотыкаясь об лезущего под ноги кота. Вытряхиваю из кофемолки в кружку остатки кофе, просто заливаю кипятком, потому как нормально варить нет никакого желания, и негромко матерясь на наглую прожорливую живность, сгребаю в кошачью миску остатки еды со сковородки. В коридоре останавливаюсь напротив зеркала - покрасневшие глаза, двухдневная щетина, опухшая морда и повышенная лохматость. В голове снова появляются мысли бросить на хер эту работу, но быстро отступают под напором здравого смысла - нет у тебя, парень, ни влиятельных родственников, ни покровителей, чтобы сидеть на теплом месте и иметь легкие бабки, да и не с твоим характером жопы лизать да тапки носить. Только потому тебя терпят, что кому-то все таки надо работать и разгребать все накопившее г..но, да и как крайний ты неплохо смотришься, ха-ха-ха... Да и деньги в итоге неплохие выходят для нашей глухомани.
   Мигнувший свет прервал очередную моральную накачку. Поднимаю глаза и на зеркало и вздрагиваю - за спиной как будто сгустился мрак и повеяло поистине могильным холодом. Снова моргает лампочка, воздух резко выходит сквозь сжатые зубы - сзади ничего нет, лишь оставшийся холодок заставляет нервно передернуть плечами.
   - Доработался ты, Серый, бабайка уже мерещиться...
   В наступившей тишине слышится только негромкое урчание холодильника, да легкий треск в патроне продолжающей мигать лампы. "Проводка, мля, старая, провода новые уже год лежат, все некогда поменять. Дождусь что сгорит все нажитое непосильным трудом". Из комнаты начинают доноситься щелчки бесперебойника. "Накаркал, твою мать!" - была первая мысль. А вторая вновь заставила внутри что-то перевернуться - "Отчет не сохранил!"
   Через пять минут не прекращая вполголоса материть уродов, которым приспичило работать сваркой в два ночи, электриков, которые который год несмотря на все петиции и хождения не могут поменять линию и кота, на которого все же наступил в процессе забега по дому, лезу под стол вытаскивать флешку с сохраненной работой, клятвенно в который раз себе обещая подключить наконец usb-разъемы спереди.
   И тут сзади снова повеяло могильным холодом, я неожиданно дернулся вперед, падая на колени, одной рукой опираясь на корпус системного блока. Взвывает на высокой ноте ИБП, слышится треск и в нос бьет запах паленой изоляции. Пытаюсь поднять голову и посмотреть вверх, на розетку, но правую руку, все еще лежащую на корпусе системного блока сводит внезапно сильной судорогой. Током меня уже било, и не раз, но это... все тело скручивает болью и подбрасывает вверх, но крышка стола не дает отлететь. Голосовые связки сокращаются, но изо рта не доноситься ничего кроме хрипа, все мышцы сведены жуткой болью и на ее фоне теряется и разбитая об столешницу голова, и вонь паленого мяса. Затухающее сознание выталкивает кусками лишь одну фразу: "Всю... жизнь... мечтал... встать... самостоятельно... на ноги... а сдох... сука... раком..."
   Странный писк ввинчивался в раскалывающуюся голову как машинка стоматолога в больной зуб. Сознание плыло, как в тумане, и было очень трудно сосредоточиться на чем-либо кроме этого мерзкого звука. Болела почему-то голова, все остальное тело не ощущалось вовсе, будто и не было его... да и "головная" боль была странной... будто что само сознание было разорвано на части и теперь судорожно старается залечить повреждения... И еще этот писк... "Бесперебойник..." - толкнула в голову мысль. И это словно прорвало плотину - мысли начали кружить безумным хороводом, толкаясь, разбивая, мешая друг другу, иногда сливаясь воедино и рождая все новые мысли и вопросы. Казалось, что это длилось вечность, но именно благодаря попыткам хоть как-то упорядочить весь этот хаос странная боль начала нехотя отступать. Собрав, не иначе как остатками силы воли, разбегающиеся думки в одну кучу, я выдернул на свет самую главную - "Я ЖИВ!?!" Все мое существо замерло в ожидании ответа... а вместо этого слышался все тот же мерзкий электронный сигнал. Сигнал!!!
   Было несколько ситуаций в моей, в общем-то обычной жизни, когда здоровью и жизни грозила серьезная опасность, пробуждалось в такие моменты то, что двигает человечество вперед уже много миллионов лет - жажда жизни. Когда все становиться не важным, тело действует на одних инстинктах, начинает бурлить в крови жуткий и пьянящий коктейль адреналина, эмоций и всего одного желания - жить! Да, в таком состоянии можно рваться к жизни и по головам и по трупам, особенно когда испытываешь это в первый раз... но то, что было сейчас... Это не было мыслью, это не было желанием, это не было следствием обмена веществ... ЭТО БЫЛ ПРИКАЗ!!! Из таких глубин сознания, закрытых с момента сотворения, что на миг стало жутко... ЖИТЬ!!! Все что составляло мое на тот момент разорванное, измученное существо рвалось навстречу единственной путеводной нити, единственному звуку, вмиг переставшему быть противным и теперь казавшемуся чуть ли не райским пением. Хотя если в Раю такая музыка...
   Первая мелькнувшая мысль была смыта ощущением своего тела... неправильным, нелепым и оттого более страшным. Что-то было не так, чего-то явно не хватало. "Неужели... неужели я стал калекой" - паническая и жуткая мысль словно соединила звучавший все еще ПРИКАЗ с функциями тела. Где-то изнутри мутной волной поднялась ярость - "ЖИТЬ!!!", в ощутимо дернувшемся теле, отозвавшимся глухой болью, надпочечники выдали максимальную дозу адреналина - "ЖИТЬ!!!", в сознании не осталось больше ничего лишнего - "ЖИТЬ!!!".
   И что-то как будто отозвалось в районе груди (сердце?), но почему-то с правой стороны. И оттуда во все стороны и уголки организма словно хлынул поток... чего-то. Этот поток словно имел свою волю - вытягивал отовсюду в порядке возрастания важности все имеющиеся ресурсы, истощая организм, выжимая из него все соки, взамен латая полученные критические повреждения.
   Первым почему-то восстановился слух. Хотя при отсутствии возможности чем-то пошевелить это было вполне... логично - хоть как-то должно было помочь сориентироваться в окружающей обстановке. Постепенно проявляющиеся вокруг шумы начали складываться в более знакомые звуки: звук, который вытащил меня практически из небытия, стал прерывистым и очень напоминал писк аппарата контроля сердечного ритма, знакомого больше по фильмам. Спустя несколько секунд послышалось тихое шипение, резко сменившееся тихим гудением сервоприводов и легким чмокающим звуком открывшейся гермодвери, знакомым по играм... КАКОЙ ЕЩЕ НАХРЕН ГЕРМОДВЕРИ???!!!
   Вошедших, судя по тихим, но быстрым звукам шагов, было двое. "Шаги негромкие, явно мягкая обувь, шуршание, видимо хлопковый халат, врачи?! Но как - ночь была на дворе, живу я один... может начался пожар и меня успели вытащить? Тогда почему такое странное окружение - комната явно большая, мебели, судя по всему, немного. Нет такой роскоши в нашей провинциальной больничке! В райцентр отвезли? Так там тоже такого не помню... вроде бы, но... жив, мать вашу, я жив, остальное все херня..."
   Пока я предавался размышлениям, вошедшие приблизились. И тут до уставшего от потрясений и борьбы мозга дошло - звуки, которые издавали эти двое, никак не походили на слова родного русского языка... какой-то почти щебет, но как оказалось, я его неплохо понимал:
  - ... невероятно, организм прошел обе стадии клинической смерти, реанимационные мероприятия не дали результата, мы уже начали свертку комплекса...
  - ... резко возросла активность головного мозга...
  - ... фабрика вышла на максимально возможный ускоренный цикл производства, наниты запустили сердце и занялись устранением последствий некроза тканей...
  - ... будем иметь дело с зомби?!
   "Сам ты, на хер, зомби!!!" - этот крик души видимо отнял у организма последние силы и сознание сжалось в светящуюся точку и вырубилось будто старый советский телевизор.
   Пришел я в себя от мерного покачивания и легкой рези в глазах. Попробовал пошевелиться, но тело не отозвалось ни единым сокращением мышц, словно что-то полностью отрубило двигательные функции, чтобы не навредить процессу... восстановления? Мля, да откуда я все это знаю?! Да и само ощущение тела было странным, будто бы... не моим. Единственное, что все еще было со мной - это слух, обострившийся просто невозможного, позволяющий слышать наверное все звуки вокруг: шуршание колес каталки, на которой судя по всему меня и везли, звуки шагов сопровождавших (снова двое, ну дайте только подняться на ноги, покажу вам, падлы, зомби!), тяжелое дыхание обоих и конечно неспешный разговор, заставивший еще сильнее навострить уши:
  - ... так, что вряд ли возможно повторить данный эффект, по крайней мере в ближайшем будущем, Ооцука-сан, слишком много неизвестных факторов. Вот и сейчас - все функции организма попросту отключены, наниты занимаются восстановлением сетчатки обоих глаз... и это только добавляет вопросов!
  - Хм, но разве это не было изначально заложено в их функциях, профессор?!
  - Было! Но настолько быстрая активация и развертывание фабрики даже не предполагалось, как и выполнение столь тонких операций! Конечно, все проходит не без ошибок, зафиксирована активность отделов мозга, отвечающих как за кратковременную, так и долговременную память! Он может как забыть все произошедшее ранее, так и вспомнить всю свою короткую жизнь в мельчайших подробностях!
  - Меня больше устраивает первый вариант, Хигути-сан. И все же - в чем лично ВЫ видите перспективы данного образца?
  - Это сложный вопрос... Влияние наномашин на организм человека еще толком не изучено, слишком мало времени прошло с момента старта проекта, слишком много данных и так мало времени на их осмысление и обработку.
  - И все же, у вас имеются два удачных образца. Неужели на основании их обследования и наблюдения нельзя сделать никаких выводов?
   Движение прекратилось, по-видимому у какой-то двери. Оба собеседника обошли мое средство передвижения и, судя по редким попискиваниям и прочим электронным звукам , проходили проверку на каком-то посту: коды, отпечатки, скан сетчатки, прочие анализы... заслышав короткий звук расстегивающейся молнии я мысленно поперхнулся - на анализ или на сличение?! А может тоже отпечаток?!
   Реальность отказалась гораздо проще моих несвоевременных пошлых мыслей - сопровождающие очевидно достали из карманов специальные ключи, которые с легким щелчком стали на предназначенные им места. Секунда, воображение дорисовало синхронный поворот, и раздавшийся шелест расползающихся створок показал, что проверка пройдена успешно. Мою каталку обошли с двух сторон, и легкий толчок ознаменовал начало движения. Запихнув подальше огромную толпу вопросов под лозунгом "Какого хрена здесь твориться?!" я приготовился слушать дальше, ведь информация - это жизнь. Для меня - в слишком буквальном смысле. Остальное можно обдумать потом... если оно, конечно будет - это "потом".
  - Выводы, несомненно, есть, Ооцука-сан, и немало... - профессор, по голосу бывший постарше своего собеседника, замолчал собираясь с мыслями.
  - Я буквально слышу ваше "но", Хигути-сан.
   Профессор тяжело вздохнул и даже немного замедлил шаг, судя по изменившемуся ходу каталки.
  - Объект "14-Ч" является на данный момент самым удачным, господин генерал. Показывает великолепные результаты взаимодействия с наномашинами: увеличенная сила, ловкость, скорость принятия решений - практически суперсолдат, какими их представляют обыватели. У объекта "35-М" также выросли физические показатели, однако, по до сих пор непонятной причине организм отвергает колонию, поэтому требуются постоянные инъекции стабилизатора. При попытке записать параметры нанитов "14-Ч" 35-му мы получили удивительный эффект - цвет глаз, волос, пигментация кожи, даже некоторые особенности строения тела начали приобретать те же признаки, что и объекта 14! И это только одно удивительное открытие из многих!!!
   Каталку начало потряхивать, видимо ученый начал в порыве чувств размахивать руками, но громкое покашливание и последовавший короткий смешок генерала прервал разошедшегося профессора.
  - Я читал... кхм... пробовал читать отчеты, Хигути-сан, и честно говоря, рад что именно вы руководите проектом. Все эти тирозины, меланины, рассеяние Ми... Вы единственный из всей вашей братии умеете объяснить все... для генералов.
   Я буквально почувствовал как из минуту назад лучившегося научным энтузиазмом ученого будто выдернули стержень. Скрипнул поручень остановившейся каталки от сжавшихся на нем рук, а последовавший смешок прозвучал как-то устало и обреченно.
  - Не прибедняйся, Такеши-кун, на моих лекциях в Токийском университете ты был одним из лучших слушателей, и я тоже рад, что из всех генералов работать со мной поставили тебя. Вот тебе мое главное "Но" - объекты 14 и 35 женского пола. И не мне тебе объяснять - что это значит. Что значит для всех нас этот чудом выживший из всей контрольной группы мальчишка. Из ВСЕХ групп! Что могут дать дальнейшие исследования! Я уже стар, Такеши, мне недолго осталось, но я еще хочу увидеть как поднимет голову наша Родина... быть может благодаря этому ребенку.
   В наступившей тишине отчетливо послышался короткий мат и скрип зубов генерала.
  - И теперь эти... эта мелкая дрянь его у нас забирает!!! - шипению Такеши Ооцука мог позавидовать хор королевских кобр, - Как... как Комитет дал им на это разрешение!!!
  - Ты еще не знаешь? - удивился профессор, возобновивший движение и, судя по волнению в голосе собирающийся следующей новостью окончательно добить генерала, - они забирают также "14-Ч", оставляя нам лишь 35 для дальнейшего изучения и отработки технологии, мотивируя это слишком большим оттоком средств на НАШ проект. Я говорил с Министром, проклятые немцы каким-то образом узнали о наших успехах и потребовали предоставить им документацию. В Министерстве готовы пойти навстречу этим гайдзинам, лишь бы не пришлось еще делиться с янки и русскими!
   На этот раз молчание было более продолжительным, было слышно как генерал хватает ртом воздух... честно говоря, я мало что разобрал из последовавшей тирады, но уж мат русский человек способен различить всегда и везде. Каталка в очередной раз остановилась.
  - Мы пришли, - в голосе ученого неожиданно лязгнула оружейная сталь, - приведите себя в порядок, Ооцука-сан, негоже в таком виде представать перед... ними. Мы еще не проиграли, Шинононо-тян конечно очень умна для своих лет и пользуется поддержкой Министерства и Комитета, но кому как не нам знать что это все временный эффект. Я не намерен бросать дело всей своей жизни ради прихоти какой-то девчонки, будь она хоть трижды гением! И я спрашиваю Вас, генерал Такеши Ооцука - Вы со мной?
   Наступила тишина, по видимому мужчины смотрели друг другу в глаза. Затем со стороны генерала послышался протяжный выдох, свидетельствующий о взятии под контроль бушующих эмоций.
  - Я с Вами, Хигути-сан, конечно же я с Вами.
  - Вот и прекрасно, идем.
   На этот раз процедура открытия очередных дверей была гораздо проще - всего лишь щелчок приемного отделения карты доступа и зубодробительное стаккато на клавиатуре. Дверь, на этот раз обычная, не напоминающая створки шлюзовой камеры, распахнулась от резкого толчка. Видно господин генерал не смог до конца взять себя в руки, успел подумать я, как вместе с вошедшими чуть не оказался сметен потоком словесного поноса.
  - Ага, Хигути-сан, здравствуйте, вы читали мой последний доклад на тему электронных систем управления экзоскелетами класса "М"? Нет? А отчет об оптимизации энергетических параметрах силовых полей? Тоже нет!? Ах, ну да, у Вас же и так много работы, так много работы с исследованием нанотехнологий, кстати, мой очерк об использовании наномашин во внешней обшивке космических и глубоководных кораблей... Ой, Ооцуки-сан! Здравствуйте!!!
   Даже если б можно было шевелиться, я бы смог только моргать и делать в состоянии крайнего ох... опупения. Говорившая по видимому сидела на столе, потому как во время короткой передышки раздался удар каблучков об пол, резво застучавших в мою сторону.
  - А что у Вас с лицом, Ооцуки-сан? Я всегда знала, что военные слишком много переживают, постоянная стрельба, войны, стрессы и прочие учения негативно влияют на нервную систему. Ой, Ооцуки-сан, а хотите...
  - Шинононо-сан, объект "97-И" доставлен. Вся сопроводительная документация по проекту содержится в данном пакете, - профессор решил видимо спасти генеральский мозг от такого выноса, а заодно окружающих от повторения матерного загиба уже по эту сторону дверей, - однако я просто обязан заявить...
  - Ой, спасибо, спасибо, спасибо, Хигути-сан! Это же замечательно! Ой, посмотри какой няшка, Чи-тян! Так и хочется потискать!!! Так, бери его и вези быстрее в 3-ю лабораторию, нам нужно провести огромное количество тестиков и проверочек, сделать парочку укольчиков...
   Каталка с моей к счастью для окружающих неподвижной тушкой, с забитой вопросам и матюгами головой покатилась дальше. Причем своего нового "водителя" я ощущал очень слабо, легкое спокойное дыхание, человек невысокого роста, явно ниже профессора, хотя ход моего средства передвижения был ровным и плавным. Снова двери, на этот раз просто раздвинувшиеся перед каталкой, длинный коридор, двое дверей и судя по раздавшемуся шипению - дезинфекционная или шлюзовая камера. Спустя примерно минуту очередная герметичная перегородка поднялась и пропустила нас очевидно в пресловутую третью лабораторию. Каталка остановилась и наступила полная тишина.
   Ох, если бы я мог хотя бы говорить или хотя бы немного двигаться, чтобы хоть как-то выразить обуревающие меня чувства... все что я мог - так это лежать, прислушиваясь и тихо зверея... оттого что меня разглядывали. Со спокойным любопытством, как неведомую зверушку, обдолбанную транквилизатором и оттого совершенно не опасную, как гребанный объект "97-И", который надо изучить и препарировать. Это полное бессилие, невозможность даже увидеть своих будущих мучителей и тем более что-то сделать заставляло исходить такой ненавистью и злобой, какую никогда не ощущал прежде. В душе пылало лишь одно желание - вцепиться в глотку, рвать зубами, когтями до смерти, неважно чьей, лишь бы не ощущать этого бессилия... и страха перед неизвестностью.
   Сосредоточенный на своих чувствах я не услышал открывшейся двери, цокота каблучков и очнулся лишь тогда, когда давешняя балаболка уже вогнала в меня шприц с какой-то хренью... Больно не было, какая там боль при заблокированных нервных окончаниях, зато сам факт укола и появления одного из главных действующих лиц заставил вновь напрячь слух. Судя по всему в инъекторе была какая-то вырубающая гадость, поскольку дальнейший разговор я слышал лишь урывками.
  ... чертовы старые маразматики, что один, что другой! Все мечтают о былом величии, торжестве справедливости, - в голосе говорившей (девчонки? девушки?) уже не было восторжено-идиотских нот, только недетская усталость и усмешка, - в их понимании конечно.
  - Ты на них обиделась, Табанэ-тян? - да что за херня тут твориться, еще одна девчонка! Судя по ощущениям, та самая что везла меня сюда.
  Та, которую назвали Табанэ, весело рассмеялась.
  - Ни ка-пель-ки! Но весь их разговор по пути сюда я все же записала... на всякий случай. Та-а-а-ак, а теперь посмотрим, что у нас ту-у-ут...
   От сказанного с таким предвкушением меня внутренне передернуло. Со странной накатывающей сонливостью бороться становилось все труднее и труднее.
  -... очень интересные показатели, я бы сказала чрезвычайно, - обладательницу высокого и веселого голоса очень хотелось удавить, картина моих рук на тонкой шее и воображаемый хруст позвонков на миг перебил накатывающую муть, - сейчас мы проведем настроечку под твои параметры, Чи-тян, заодно заблокируем память, ха-ха-ха, ну надо же "может вспомнить, а может и не вспомнить", у меня не вспомнит! И будет у тебя очаровательный младший братишка...
   Ответ второй слился для меня сначала в невнятное бормотание, а затем и вовсе расплылся фоновым шумом. Сознание в очередной раз покинуло бренное беспомощное тело.
  
  Глава 2.
  
   Когда за посетительницами больничной палаты закрылась дверь я откинулся на спинку кровати в положении полусидя и, немного посидев с остановившимся взглядом, закрыл лицо руками. Плечи вздрагивали, со стороны должно было казаться что я сдерживаю рыдания... честно говоря даже не знаю что мне делать - плакать или смеяться. То что в горло перехватило от бушующих эмоций, заставляло иногда попросту задыхаться. Так что, да, для сторонних наблюдателей это должно было показаться сдерживаемым плачем. А меня просто попускало. Я и раньше мог задавить эмоции на некоторое время, очень помогало в решении проблем и особенно на судебных заседаниях, зато отходняки после такой блокировки были кошерными. Сейчас, после просмотра разыгранного передо мною представления, просмотренного мною с каменным лицом, меня просто трясло от жуткого коктейля эмоций. Хотелось громко и долго орать, причем преимущественно самым грязным матом, на который только способен, а прибежавшим на шум поразбивать в хлам морды...
   Я резко отнял руки от лица и положил их на ослепительно белое покрывало, которым был укрыт до пояса, пошевелил пальцами... и с огромным трудом задавил желание истерично заржать. Посидев некоторое время, сжал-разжал пару раз кулаки, о-о-о-очень глубоко вдохнул, гася вспышку бешенства, тряхнул головой, сосредотачиваясь. Минут через пять это даже почти получилось.
   Итак, глубокий вдох, будем поддерживать позитивный настрой, долгий выдох, начнем с плюсов моего положения... глубокий вдох. Во-первых, я жив. Этот знак сложения большой и жирный, несмотря ни на что. Во-вторых, вдох, я здоров и неплохо себя чувствую, несмотря на нахождение в больнице, все прогнозы как меня успели обрадовать, так, вы-ы-ы-ыдох... неплохие. В-третьих, у меня в груди встроена фабрика по производству наномашин, которая собственно и залатала все имеющиеся повреждения и исправила недостатки, что в перспективе, не забыть вдохнуть, в перспективе, если мыслить так же позитивно, способна дать неплохие способности и апгрейды. На этом основные плюсы заканчиваем. Выдох!
   Поглядев на руки, заметил что пальцы нервно подрагивают, снова сжал кулаки. Попробовал материться мысленно, получилось не очень, однако все же чуть полегчало. Ага, на чем я остановился, а теперь минусы в студию!
   Первое и самое главное - не лежит на этой койке тело Сергея Сергеевича Малахова, 29 лет от роду, инженера-землеустроителя маленького городка на границе с Украиной, то ли нелепо умершего от поражения электрическим током, то ли лежащего в коме в обшарпанной, не чета этой, палате в родной больничке... то ли мирно кушающего кашку в сельской психушке, если произошел перенос сознания...
   Снова закрываю лицо, чтобы никто не срисовал злую мрачную ухмылку на губах. А вот хрен вам, неизвестные уроды, закинувшие меня сюда, здесь именно я, Малахов С.С., пусть и закинутый в тело японца другого мира. Еще не знаю как, но я вернусь, обязательно вернусь, потому что ТАМ МОЙ ДОМ!!! Было время, читал я как-то рассказы о всяких попаданцах, получивших суперспособности и двинувшихся на этой почве головой. А причина такого отношения проста - за все надо платить, всегда и везде, ничто не дается просто так - это закон мироздания. Не только нашего... черт, там мои родные, старики, о которых хрен кто позаботится кроме меня, пусть и опостылевшая, но все-таки работа, какие-никакие друзья. Каким бы хреновым не был мой мир, но он МОЙ и этим все сказано.
   Так, ладно, выдохнуть, что мы имеем? А имеем на данный момент тело коренного японца, отчего-то не очень похожего на японца, не был, не замечен, не привлекался... быть может потому что этому Оримуре Ичике, фу мля, ну и имечко, было пять лет от роду, когда сюда спустилось мое сознание, теперь вернее на сегодняшний день уже шесть... вчера исполнилось. Был этот парнишка судя по всему сиротой, причем сиротой с конкретным нарушением зрения, родители которого не долго думая сдали его в специнтернат, и свалили за границу в неизвестном направлении - наслаждаться жизнью и строгать новых, по возможности здоровых спиногрызов. Так и жил ребенок целых два года, постепенно теряя остатки зрения и учась ориентироваться в пространстве на слух и наощупь, пока не пришли в интернат суровые, но бесконечно добрые дяди в черных костюмах с правительственными корочками. Посветив ксивами, напугав подписками и развешав в утешение по ушам руководства интерната местной лапши, японские люди в черном забрали несколько десятков детей обоих полов и разных возрастов - для применения "новейших передовых методов лечения различных заболеваний". Как пел Трофим: "Что было дальше - угадать несложно..." - единственный выживший Ичика из двух десятков виденных Оримурой интернатовцев. Да и номер 97 и откровения профессора Хигути ясно показывают, что группа была не единственной.
   А дальше, после моего стремительного влетания в тушку мальца, и такого же стремительного излечения, началось самое интересное. Такого уникального меня резко перехватывает у уже настроившегося на планомерную и неспешную вивисекцию во славу узкоглазой родины Хигути какая-то мелкая деваха. И эта Табанэ, розовое у... божество, явно имеет гораздо широкие полномочия, чем руководитель такого проекта и курирующий его генерал!
   Откуда я знаю про розовый цвет? Ооо, так дальше еще интереснее! Отбив меня у парочки ученый-генерал, в той самой третьей лаборатории эта мелкая с..., короче - она произвела настройку моих нанитов, подобную той, о которой говорили в коридоре Хигаси с Ооцуки. То бишь я теперь мужская (а я проверил первым делом, слава Фаберже) копия той самой Чи-тян, или объекта "14-Ч". А вот укольчик, стирающий память, не сработал. То ли потому что мозг был в тот момент активен, то ли мои наниты растащили его на необходимые для восстановления компоненты, но факт остается фактом - память я сохранил не только свою за почти три десятка лет, но и немногое из детства предыдущего владельца тела.
   А этим утром, стоило мне только продрать глаза и немного переварить все произошедшее, дверь распахнулась с пинка, и ко мне ввалилась девчонка лет тринадцати-шестнадцати, по этим японцам хрен определишь, с розовыми волосами, в розово-синем платьице с рюшечками и обручем с заячьими ушками на голове, таща еще кого-то за руку. И только я собирался задать универсальный русский вопрос "Какого хрена?", как оказался погребен волной словесного недержания. Из всего потока слов, вываленного на меня очень знакомым голосом, я выделил главное: зовут меня теперь Оримура Ичика, мне шесть лет, мне была проведена уникальная операция по возвращению зрения, которая немного пошла не так, в результате чего могут быть провалы в памяти, но теперь все будет хорошо, скоро меня выпишут и мы с сестрой скоро поедем в гости к ее, Шинононо, родителям... Во время всей этой тирады я и успел заглянуть под одеяло, а то вдруг я уже неправильная Алиса, благо розовая крольчиха с прокаченным навыком "Вынос мозга" присутствует, облегченно вздохнуть и сосредоточиться на происходящем. Поэтому выдернутую из-за спины Табанэ "сестру" осмотрел очень внимательно.
   Есть у меня привычка смотреть при встрече людям в глаза. Не важно - на улице, в общественном транспорте, на работе... в последнем случае эта привычка частенько выручала - сразу видно стоит ли связываться с этим человеком или стоит сразу послать его... к другому специалисту. А потом уже детали вроде выражения лица, мимики, моторики движений дополняли картину. Случалось и ошибаться, но по-видимому не в этот раз.
   У подошедшей ко мне девочки были глаза исполнителя. Нет, не убийцы, видел я пару раз такое выражение глаз у мужиков-контрактников, прошедших Чечню, особенно когда примут на грудь в баре. У нее был спокойный ровный взгляд, не равнодушный или остановившийся, просто взгляд уверенного в себе человека, который сделает то, что прикажут, не задавая лишних вопросов - более идеального исполнителя для любого дела, будь то поливка цветов или устранение неугодных, не найти. Однако видеть такой холодный взгляд карих глаз у одетой в школьную форму какого-то учебного заведения девчушки было... непривычно страшно. Учитывая возможности модификации организма наномашинами - поливом цветочков тут и не пахло... если только они не росли на могилах жертв.
   Долго выдерживать подобный взгляд не было никакого желания, поэтому дальнейший монолог я слушал разглядывая сложенные поверх одеяла свои ручонки. К чести этой... Табанэ, ощутившей по-видимому, начавшее витать в воздухе напряжение, закруглилась она со своими восторгами быстро, и посетовав на режим посещения, потянула "сестру" к выходу. Подняв глаза на дверь, увидел махающую из-за угла ладошку и стоящую в проходе четырнадцатую, отвернувшуюся к своей, невидимой для меня, подруге? начальнице? После чего меня опять одарили холодным взглядом... буркнули "Выздоравливай" и скрылись из вида. Дверь закрылась, первая часть марлезонского балета окончена, занавес, антракт... пипец. Посидев еще некоторое время с пустой звенящей головой, я с оптимизмом, достойным русского человека, поздравил себя с хорошей новостью - резать и убивать меня в ближайшее время не будут, может даже покормят и споют колыбельную на ночь. Жизнь явно налаживается... а теперь коротко о грустном - я в жопе.
   Приведя себя таким образом в подобие порядка, я принялся размышлять дальше. Итак, удачный результат секретного эксперимента, единственный удачный результат, о котором знают как минимум два противоборствующих лагеря одного засекреченного заведения. Это конечно мышиная возня, выгодная правительству, поскольку чем больше все эти фракции будут стараться опередить соперника и выдать лучший результат, тем больше выгоды будет государству. Главное не давать этой возне перерасти в тайное противостояние, когда становятся важны не собственные успехи, а неудача соперника. Все это понимают, всех это устраивает. Кроме меня естественно. А ведь есть еще и спецслужбы, не местные, а заморские. Причем уже продыбавшие тему, как гансы, и вежливо попросившие делиться. И непонятно - сколько им известно результатах... Итого - я не знаю, известно кому-либо еще обо мне, сколько известно и какие меры они готовы предпринять для моего захвата... или устранения. Мля, да я даже не знаю планов уже известных мне лиц по моему дальниейшему использованию. Проф с генералом в принципе понятны - крутить, вертеть, давить и резать во славу Родины, сдохну - обидно, досадно, да и ладно. Мог бы сказать что понимаю их мотивы, но пошли они в задницу с их планами - я себе нужен целый и адекватный, да и Родина то, хех, не моя... Ага, сказал шестилетный пацан и погрозил кулачком тайной правительственной организации, типа не то маме... кхм, да и рассказать-то по большому счету некому.
   С девочкой-зайчиком вообще мрак, даже ума не приложу зачем им потребовалось ломать всю эту комедь перед мальцом. Нет, ну был бы тут оригинальный Ичика, устроенное представление скорее всего прокатило бы - очнулся в больнице, ничего не помнишь, а тут на тебе - оказывается раньше был слепым, а теперь снова можешь видеть, а еще ты не один, у тебя есть сестра с такой шебутной подругой - для бывшего сироты, на подсознательном уровне помнящего одиночество и свою ненужность - это огромный подарок. С нашими детдомовцами такого бы не прокатило, у многих к такому возрасту уже есть кое-какой неприятный жизненный опыт, с малых лет привычка никому не доверять, а вот тут с большой долей вероятности могло, парень зачерстветь душой не успел. Зуб даю, дальше мне расскажут трагическую историю о бросивших нас родителях, максимально приближенную к правде, о моей слепоте, обязательно придумают какую-нибудь жуткую болезнь для 14-ой и тут как в сказке - появляются добрые феи... ага, те самые в черных костюмах. И потом как в той же сказке - чудесное излечение обоих несчастных, а вот дальше возможны варианты.
   В проеме открывшейся двери в палату показалась медсестра, толкающая перед собой тележку с чем-то явно съедобным, на что желудок отозвался радостным ревом. Видимо этот жуткий звук был достаточно громок, потому как молодая санитарка с усталым, добрым лицом, подкатившая еду к моей кровати, улыбнулась и начала сноровисто сгружать тарелки на прикроватную тумбочу. Все рассуждения были сразу заглушены бурчанием из живота, дескать на полный желудок думаться будет легче. Радостно потерев об друг друга руки, я хотел было уже выдать горячую благодарность спасительнице и приступить к долгожданной трапезе, как был остановлен неясным писком и... затискан! Меня погладили по голове, поприжимали к груди и вдобавок потрепали за щеки. На мой злобный взгляд голодного русского мужика на тему "Дадут мне сегодня пожрать наконец!?", эта шизанутая медсестра сложила ладошки перед грудью, глядя на меня полным умиления взглядом, опять что-то пискнула на вроде "Каваи-и-и-и" и снова потянулась ко мне со своими идиотскими нежностями. Спас меня сигнал браслета на левой руке этой ненормальной, судя по всему являющегося разновидностью комуникатора. Санитарка всплеснула руками, схватила свою тележку и быстро покатила ее на выход. Вытолкав свою ношу в коридор, она обернулась, прикрыв рот ладошкой, хихикнула и помахав мне рукой скрылась в коридоре.
   Глядя на автоматически закрывшуюся дверь, я понял что на моей физиономии все еще висит охреневше-возмущенное выражение, покрутил головой, убирая признаки идиотизма с лица, и не найдя куда сплюнуть, все таки ж больница, решил отдать должное пище. "В этот день Бог послал Александру Яковливечу..."... ну, что сказать, с бутылочкой зубровки, как и с грибочками я естественно пролетел. Каша, по виду и запаху рисовая, какие-то котлетки, тоже рисовые, кусок отварной рыбы и стакан сока. Охренеть и не встать. До меня мгновенно дошел еще один пункт из отрицательного списка. Жирный такой минус. Это ж, ети его мать , Япония, рис, суши, рыба и сакэ. Балабыська тебе, Серый, а не картошечка на сале и борщик с чесночком, не говоря уже про водочку да самогончик домашний. Да и какой те, нахрен, самогончик в шесть лет? Тут даже винца красного ложечку не дадут, для улучшения аппетита. Да тут даже хлеба нормального нет!
   Панические мысли о голодной смерти прервало очередное взрыкивание желудка, которому было все равно на особенности национальных кухонь. И только когда руки, взятые под контроль бунтующей утробой, сделали свое черное дело, в голову стукнуло: "Я ж палочками есть не умею!" И научить пытались, и смеялись, а мне было похрену - я у себя на Родине буду есть чем привык, а не двумя кусками дерева, на которые даже что-либо наколоть проблема. На вопрос одного порядком доставшего гламурного кренделя, строящего из себя знатока японской кухни: "А если попадешь в японский ресторан на корпоратив?" я ответил коротко - "Их проблемы." И добавил специально для него - "Зато у тебя в Шотландии проблем не будет, главное ноги подбривать не забывай." Шутка, конечно, так себе, да и пили тогда сакэ, хрень кстати редкостная, выпили мало, а крендель был действительно гламурный, поэтому быстро свалил от грубого и невежественного меня, показав еще и отличное знание психологии жителей российской глубинки, хе-хе. А теперь же, глядя как руки ловко зажимают палочки между пальцами и хватают ими с тарелки рис, я возблагодарил Бога за оставшуюся от прежнего владельца память тела и моторные навыки. Не хотелось бы палиться на таких мелочах, а то с той же Табанэ станется озаботиться отсутствием элементарных навыков после своего стирающего память ширева, да покопаться поглубже. Еще докопается до чего.
   Доев неплохо свареный рис, правда почти не соленый, покидав вдогонку котлетки и запив все это стаканом непонятного сока, я почувствовал стремительно надвигающауюся сонливость. Мелькнувшую мысль снотворном в еде отмел как чрезмерно параноидальную - проще той же медсестричке вколоть что-либо под видом лекарств. Прошедший разговор, последовавшие размышления и переживания попросту перегрузили нервную систему детского тела, а немудренная, но сытная еда включила мой собственный давний рефлекс "Поработал, поел, опасности нет - можно и поспать." И успокоив себя на предмет "Будет день - будет пища... опять рис", отрубился.
   Следующие пару дней я посвятил попыткам сбора информации, если так можно назвать шляния по больничным коридорам без всякого результата. Именно отсутствие результата и бесило больше всего. У нас ведь как - пока дошел от палаты до процедурки - узнал все последние новости, от политико-экономической ситуации в мире до похождений Шурика-Пианиста из соседнего корпуса травматологии. И все это с комментариями признанных специалистов и ветеранов капельницы и утки. Где толпы бабок, хвастающиеся толщиной медицинских книжек, длинной диагнозов и ругающие всех- от соседей до врачей; где мужики, втихаря бегающие "за хлебушком", покуривающие в закутках под лестницами и потребляющих "хлебушек" из-под полы; где толпы студентов-практикантов, стадами бродящие во этажам и ищущие на ком бы применить свежеполученные навыки по установке клизмы? Где надежные и проверенные источники информации?! Нету! Стерильно чистые коридоры, запертые двери, отсутствие круговорота пациентов. Нет, то что здесь спецбольница, я понял практически сразу - именно по царящей тишине, стерильности и дверям, заблокированным для всех, кроме персонала. В каждой палате, по-видимому, свой душ и туалет. Что-то похожее на телевизор, настроенный то ли на одни развлекательные каналы, чтоб не волновать дорогих пациентов, то ли автоматически считывающий возраст и биометрию, показывая либо мультики, либо программы о природе Японии и мира, то ли я не разобрался с управлением. Обед по расписанию. Короче - все условия для спокойного отдыха и выздоровления. Японцы, как я понял, народ дисциплинированный - сказано, лежи и не жужжи, будут лежать, лупиться в телек, кушать свой рис и никаких походов... за хлебушком. Ску-ко-та, одним словом.
   Изредко пробегающие между палатами медсистрички на все вопросы только улыбались и пытались меня затискать. Приходилось терпеть, так как с этим непонятным эффектом я разобрался в тот же день после первого покушения на мою моральную целостность - просто найдя в палате зеркало. Мда... ну как описать... хомячок, бле-е-едненький. Глазки кругленькие, морда кругленькая, правда сам вроде бы не очень, под больничной рубахой обнаружились в основном кожа да кости, даже непонятно, почему рожа такая пухлая. Глаза вроде карие, волосы черные с пепельным оттенком... здравствуй, брат-близнец объекта "14-Ч". Вот чего не нашлось в чужих воспоминаниях, так это оригинальной внешности паренька, видимо истерлась из памяти при постепенно подступающей слепоте. Попробовал перед зеркалом принять хмурый и раздраженный вид - мигом простил давешнюю медсестру. Хомячок превратился в боевого бурундучка - щечки надулись еще больше, глазки выпучились и засверкали... пипец, одним словом. Еще и губу нижнюю оттопырить и вылитый мой младший братец, над которым даже я ржал, потом хватал и щекотал до визга.
   При упоминании семьи сердце резко заныло и нахлынула такая острая тоска, что у мальца в зеркале в глазах блестнули слезы. Черт, как они все там? Я ж ничего после себя оставить толком не успел, только сад посадил, оставалось дом отремонтировать и можно сына делать... Так, Серый, не раскисать, документы если что оформят, мужики с работы помогут, денег на карточке хватит надолго, отец коды знает... А я вернусь, жопу буду рвать, себе и другим, но вернусь! Вот с таким настроем я отправился добывать как воздух необходимую информацию.
   Из палаты я вышел легко, дверь просто отъехала в сторону при моем приближении, и крутнувшись на пятках, отправился по извечной мужской традиции налево. Ряды закрытых(а как открывать то -ни ручек, ни замков, просто два каких-то индикатора над проемом, на пинки не реагируют) дверей по обе стороны коридора навевали воспоминания из просмотренных фильмах ужасов, осталось только им всем вместе открыться, выпуская наружу толпы зомби. Я передернул плечами и поспешил к виднеющимся в торце коридора двустворчатым дверям, с большими, в виде скоб в половину полотна, ручками... которые даже не шелохнулись на мои попытки их открыть. Развернулся и чуть ли не бегом рванул в другую часть коридора, к точно такому-же проходу... который встретил меня точно таким же обломом.
   Отойдя пару метров от не желающих открываться створок, я мрачно обвел взглядом окончательно переставший казаться гостеприимным коридор и набрав в грудь воздуха только собрался накрыть окружающую тишину незамысловатым японским матом(ибо по-русски хочется, но чревато, а благодаря памяти пацана некоторые распространенные обороты я вполне мог возпроизвести) как сзади раздался зловещий длинный тоновый сигнал. Я успел дернуться, оборачиваясь, пытаясь изобразить что-то типа между защитной стойкой и позицией для низкого старта... как створки распахнулись, пропуская двух мирно щебечущих медсестричек. Видимо уж очень морда моя была в тот момент выразительной, а состояние близкое к ступору, навеянному не вовремя врубившейся фантазией, как я был моментально схвачен, обезврежен и снова затискан. Под непрерывный монолог, в котором я мало что разобрал, знакомых возгласов "кавай", меня водворили обратно в палату, сунули под одеяло, отчитали за брождение по коридору без тапочек, которые оказались с ПРАВОЙ стороны кровати, включили мультики, сунули судя по кое-как понятным иероглифам шоколадку и произведя контрольное затискивание, оставили в палате на стартовых условиях. Минут пятнадцать я просидел невидяще пялясь в ящик, сжимая в кулаке размякший батончик. Потом в голове мелькнула мысль о том, что у Чи-четырнадцатой неспроста такое непробиваемое выражение лица - опыт общения с розовым электровеником на атомной тяге сказаывается, если тут все бабы такие реактивные, то я либо еб... рехнусь, либо достигну полного дзен, что почти одно и то же. Первая попытка раздобыть хоть какую-нибудь информацию об окружающем мире оказалась равна такому же по счету блину. Не день, а сплошные расстройства. А шоколадку я все-таки сожрал - в качестве ложки меда во всей этой огромной цистерне дурнопахнущей субстанции.
   Второй день прошел практически так же, я временами курсировал по коридору из одного конца в другой, переодически пытаясь выловить и допросить изредка снующих туда-сюда медсестер. В палаты заглянуть не получалось, как назло пока я на своих коротких ножках добегал до двери, она успевала закрыться. С допросами тоже выходило не очень, и после примерно девятой попытки, скрипя зубами, я признал очевидное - лепечущий что-то шестилетний ребенок не воспринимался окружающими всерьез вообще, а устраивать истерики не позволяла элементарная мужская гордость, я вам че, пацан какой, сопли-слезы тут разводить? И хотя рациональная часть признавала что, да, пацан, да еще сопливый, что можно и так попробовать... но материнский рефлекс и без того включался у всех встречных особей как назло женского пола - ребенок-милашка, кавай-потеряшка, пожмакать, пожурить, отвести в палату, включить мультики... Под конец дня, когда я уже забил на попытки утолить жажду знаний, видимо прослышавшие о "одиноком, несчастном и милом ребенке", как донес до меня мой идеальный слух разговор уходящих вчерашних сестричек, женщины всех возрастов начали устраивать паломничество в мою палату. Я молчал как белорусский партизан на допросе в гестапо, о своей жизни, сиротстве и проблемах с памятью, я держался изо всех сил, боясь не выдержать и накрыть всех... молитвой и анафемой сверху, не столько потому, что опасался шокировать окружающих, а из боязни еще нарваться на лекцию и дополнительные причитания. Проклиная свой теперешний возраст, не позволяющий сказать веское мужское "Молчать, бабы!"... я представил себе это в теперешнем исполнении и в который раз проклял свою буйную фантазию... как вдруг неожиданно произошло чудо, и имя ему было - ОТБОЙ! В девять часов у окруживших мой окоп из одеяла и подушки оккупантов, синхронно запиликали браслеты-коммуникаторы и захватчики потянулись на выход, напоследок одарив меня такими взглядами, что я понял, что зря молчал все это время. Ибо женское любопытство, еще и подогретое многозначительным молчанием... они дали понять, что вернуться, да еще и с подмогой. И я всерьез начал прикидывать - а не потратить ли мне ночь на то, чтобы передвинуть шкаф с запасной одеждой к двери. Останавливали только несовместимые со шкафом размеры, и нежелание стирать штаны, наполнившиеся после чрезмерных усилий по перестановке мебели. Ибо после этого можно было и вовсе смело делать харакири.
   По всей видимости маячившая впереди перспектива перекрестного допроса обслуживающим персоналом концла... больницы так сильно взволновала мое и так нездоровое воображение, отодвинув все насущные проблемы и тревоги, что когда поутру в проеме открывшейся двери нарисовалась "старшая сестра" за номером 14, мой взгляд не выражал ничего кроме безграничной радости. Отчего бедная девочка поперхнулась заготовленной фразой и неуверенно обернулась, словно ища за спиной того, кому предназаначались все эти эмоции... а не найдя, так и зависла в полуобороте в проходе. Нечасто видимо ее так встречают, мелькнуло в голове, пока я пытался понять какого же черта я так остро на все реагирую. Я что, не работал в устоявшемся женском коллективе, где кобра на кобре сидит и медянкой погоняет? Не мне ли знать как отводить от себя внимание матерых сплетниц и умудрятся не умереть на 8 марта? Какого испугался простого женского любопытства? Какого ж дьявола я веду себя... вот же ж блин... как ребенок.
   Подвисшая "сестра" наконец пошевелилась, будто стряхивая с себя что-то и решительным шагом, вернув себе прежний мрачно-сосредоточенный вид, двинулась ко мне. Подойдя вплотную, не меняя выражения лица положила сверху на одеяло объемный сверток.
  - Это одежда. Переодевайся, тебя выписывают, - и попытка ласково улыбнуться. Я оценил. На троечку, за явное старание... при исполнении. Хорошее настроение без остатка растворилось в суровой реальности, но делать нечего - других вариантов больше нет, недостаточно знаний для выводов и принятия иных, кроме как подчиниться, решений. Поэтому соскочив с противоположной от "четырнадцатой" стороны кровати, начал сноровисто потрошить принесенный пакет. Так, темно-серые брючки, мля, я что, правда такой мелкий? Ладно, одеваем... белая рубашка с одним карманом, галстук-бабочку предпочитаю не заметить, замшевые туфли без шнурков на мягкой подошве. Так, сдержать желание провести рукой по подбородку, в попытке оценить степень небритости, зато можно запустить в шевелюру пятерню для оценки лохматости... пальцы неожиданно натыкаются на что-то зубчато-острое, я рывком отпрыгиваю от койки, обернувшись и так и не опустив руку.
   Сидящая на кровати девчонка встречает смотрит на меня озадаченно-удивленным взглядом, сжимая в руке... обычную расческу. Бурча себе под нос разнообразные ругательства молча подхожу и подставляю голову, надеясь что несильно выбиваюсь из образа бывшего полуслепого сироты, потерявшего память. Мне нужно налаживать контакт со своим то ли конвоиром, то ли тюремщицей, чтобы узнать как можно больше об окружающем меня мире, о людях и их планах на меня, мне нужно усыпить их бдительность, благо многое можно списать на ребяческие выходки. Главное не перегнуть палку раньше времени, иначе могут помочь отбросить копыта слишком умному мальчику-зайчику.
   Непонятное шебуршание у входа в комнату заставляет меня скосить туда глаза, с трудом сдавливаю желание показать язык торчащим в проеме мордашкам медсестер, на которых просто большими буквами написано: "И как же я не догадалась?". Ага, фиг вам, а не комиссарское тело, после ваших коллективных расчесываний мне ж только в бригаду к Котовскому лысиной путь к коммунизму освещать... через трупы несогласных с политикой партии. Поискал глазами чем бы запустить в проем, но кроме галстука и пакета поблизости не было ничего тяжелого, да и в комнате не было никаких съемных предметов, все что не привинчено - то прибито. Видимо были прецеденты в прошлом, подумалось мне, после чего на увлекшуюся четырнадцатую был устремлен мрачный злобный взгляд. "Баттл-Бурундучок стайл" сработал - в холодных карих глазах заплавали смешинки, губы чуть разошлись в стороны, делая лицо девочки чуточку более живым. Моя вздернутая в нетерпении бровь, заставившая ее еще немного шире улыбнуться, была понята правильно - легким движением спрыгнув с кровати и окинув мою надутую физиономию критическим взлядом, она протянула руку.
  - Готово, идем, нас ждет транспорт.
   Выдержав для приличия паузу в несколько секунд, вложил свою руку в протянутую ладошку, сразу ощутив на себе не по-детски железную хватку - меня будто локомотивом потянуло к выходу. В коридоре было пусто - злобные оккупанты, скрипя зубами и совершая хватательные движения загребущими рученками, оперативно рассосались по укрытиям. Вот мля, ну ладно в моем мире у меня была неплохая фантазия, сдобренная паршивым чувством юмора, но тут то какого ляда мне тут мерещаться подобные картины? Детское восприятие мира?! И че, мне теперь надо будет бояться в сортир одному ночью ходить? Или не засну без сказки на ночь? Или... Дальше додумать всю эту лезущую в голову муть мне не дали открывшиеся двери больницы, холл которой я пересек не разглядывая, и обрушившийся на меня целый водопад света, запахов и звуков окружающего мира. Чужого мне мира. In the brave new world, ха?
  
  Глава 3.
  
   С момента выписки из госпиталя прошло уже три недели, сейчас конец апреля, скоро начало очередного учебного года... охренеть, назад, в школу. Помниться, любили наши люди повздыхать о том, как же хорошо было в школе, в институте... ню-ню, их бы сюда. Хорошо хоть стадию детского сада и яслей я не захватил, а то даже не знаю что б тогда делал, да еще и при постепенно подступающей слепоте. Вообще грех конечно жаловаться на свое нынешнее состояние - здоров, молод, накормлен, обут и одет. Но вот будущие перспективы, а точнее полное их незнание здорово действовали на нервы.
   В тот день, выйдя из госпиталя, я напоминал себе... самого себя, простого сельского парня, попавшего на экскурию в Москву. Крутил головой по сторонам, замирал с открытым ртом, запускал пятерню в волосы, превращая потуги четырнадцатой в натуральное воронье гнездо. На что она недовольно морщилась, постоянно одергивала и и тянула прочь от очередной достопримечательности. Почему я себя так вел? Да потому что на дворе был год 2033, а двадцать лет для такой помешанной на технологиях страны как Япония явно не прошли даром: огромные небоскребы, скрывающиеся в облаках, снующие туда-сюда летательные аппараты явно гражданского назначения, многоярусные ажурные конструкции монорельсов, пронизывающие некоторые башни насквозь, парящие платформы с виднеющимися на них зелеными насаждениями... было от чего пучить глазки и раскрывать варежку. Вести себя как русский турист за границей я не стал, все равно ножа с собой не было, так, раз пять пробежал сквозя голографичечкую рекламу подгузников, обследовал все автоматы с газировкой и сладостями и оббежал все деревья в небольшом парке возле автостанции, пока не подошел наш автобус. После чего молча до этого наблюдавшая за мной спутница втащила меня в салон, усадила у окна, пригвоздив взглядом и буркнув: "Никуда не уходи", отправилась куда-то по своим делам. Уткнувшись в окно я принялся перебирать в уме полученные сведения. Итак, я в относительно недалеком будущем, своего мира или нет, пока не важно. Технологии шагнули далеко вперед, тут тебе и явная антигравитация, голографические экраны и изображения, проскакивая через рамки которых не ощутил ровным счетом ничего, средства передвижения, работающие явно на иных типах топлива, нежели продукты нефтепереработки, или на какой-то энергии, ибо ход одного такси, на котором отъезжали от больницы и наконец тронувшегося автобуса был очень плавным и тихим, без каких либо внешних эффектов в виде выхлопа или запаха. Деревья, очень похожие на клены, и трава в парке были вполне натуральными, несколько сорванных травинок, растертых между пальцами дали вполне себе нормальный сок. И конечно, самое главное - карточки. Универсальные платежно-идентификационные документы, с помощью которых как совершались покупки, так и идентификация личности - и в такси, и в автобусе требовалось провести картой по считывателю, чтобы войти и выйти, заодно оплатив проезд. Так что просто взять и затеряться где либо не выйдет, без ИД- по видимому долго не протянешь, а с ней - в момент спалишься. Автоматы по продаже еды выглядели на редкость монолитными и не с моими силами пытаться их расковырять, да и глазки камер намекали на снижение вероятности остаться безнаказанным после подобного взлома. Да и что-то мне подсказывало, что камеры были не только на аппаратах по выдаче жратвы, искал то я по привычке стандартные коробки или полусферы устройств наблюдения, а автостанция явно не тот объект, который власти могут оставить без контроля.
   Слегка скрипнуло покрытием соседнее сиденье, заставив повернуть голову - вернувшаяся девочка протягивала мне палочку тремя нанизанными на нее шариками. Данго - всплыла в голове мысль-воспоминание. Поблагодарил, принял угощение и снова отвернулся к окну, механически прожевывая очередной местный изврат на тему риса. Неплохо, но надеюсь что продемонстрированный уровень технического развития страны восходящего солнца сказался на улучшении и увеличении продуктового разнообразия. Кстати о разнообразии. Каюсь, был один момент в жизни, когда у меня появилось много свободного времени, в течении которого было переиграно много игр, перечитано немало книг, пересмотрена туева хуча фильмов и конечно не была обойдена такая тема как японская анимация. Так вот еще там меня поражали волосы и глаза персонажей, зачастую психоделических цветов. Нет, ну в мультиках это даже иногда смотрелось, но когда заинтересовавшись скачал экранизацию какой-то их манги - ржал до слез, уж больно стремно и неестественно это смотрелось на реальных японцах. Здесь же, увидев возле автомата с газировкой девушку в серого цвета деловом костюме с темносиними! волосами, заплетенными в косу, после легкого ступора не мог не отметить что смотриться она вполне себе ничего и естественно, а судя по отсутствии реакции окружающих это как минимум привычно. И в толпе отъезжающего и приезжающего народа мелькали иногда шевелюры непривычных цветов. Так, это что получается, у девочки-зайчика может быть такой натуральный цвет волось?! И чо, везде?!?
   Едва успев остановить метнувшийся для выбивания пошлых мыслей из головы собственный кулак с зажатой в нем палочкой и спася свой правый глаз от участи данго, я поерзал, устраиваясь поудобней. Судя по расслабленному виду соседки ехать нам было долго, а раз уж размышления пошли на левые темы, то самое время вздремнуть, ибо утро вечера мудренее.
   Довернуть корпус, пропуская прямолинейный размашистый удар сверху, выставить палку параллельно корпусу на случай изменения траектории удара, одним длинным шагом сблизится с противником, сбивая его с ног ударом плеча и приготовится слушать очередную гневную пространную лекцию о благородстве боя и уважении к противнику. Разговаривал я как-то за новогодним столом с одним мужичком, наставником армейского боя, так вот он мне такую вещь сказал, глядя на пьяные прыжки на танцполе учителя какой-то школы карате: "Задача бойца - как можно быстрее и без потерь обезвредить или ликвидировать противника, задача ж спортсмена - показать красивое и зрелищное шоу." Мы выпили за эту без сомнения жизненную мудрость, после чего он отправился, будучи сам в изрядном подпитии, пи... нать каратиста. Уж не знаю каким он там был наставником, какой там был пояс у его оппонента, но как потом донесло сарафанное радио, таки запинал. Вместе с двумя кинувшимися то ли помогать, то ли разнимать учениками каратэки. В детстве все силовые секции как-то прошли мимо меня, спасибо заботливым бабушкам, ой а как же ж, а вдруг, да нашего мальчика... но по мордасам вполне настучать мог, спасибо отсутствию в этом самом детстве компьютеров и особой политкорректности, посему все свое свободное время проводил на свежем воздухе, а там улица на улицу, район на район... В последнее время старался железно поддерживать себя в форме, поскольку и девушкам приятно, и мне не стыдно, да и вдобавок к физическому развитию считал себя и идеологически устойчивым: много времени в пору студенчества проведя на всяких "модных" тусовках, будучи то гламурные посиделки на скамеечках в парке или же жесткая попойка на репетиции местных металлистов, вынес для себя одну простую мысль: все эти философии, учения и прочая изотерическая и религиозная муть не для меня. Поскольку люди, проповедующие каждый свое, либо сами не знают о чем говорят, либо просто хотят тебя поиметь. И если дураков я еще готов терпеть, то очень не люблю, когда меня хотят поиметь.
   Привычно снимая с себя пропитавшуюся потом амуницию, привычно становясь в шеренгу, привычно стараясь не задремать на медитации и так же привычно слушая нравоучения маленького, потненького и лысого сенсея, я заново прогонял через себя воспоминания и жизненные установки... поскольку у бытия ребенком оказались дополнительные минусы. Я начал забывать свою жизнь до вселения, картины прошлого начали постепенно истаивать, забирая с собой самое важное что есть у меня - память. О плохом ли, хорошем, не важно. Сначала начали пропадать воспоминания раннего детства, заменяясь неожиданными моментами детства нынешнего: вместо цвета ворот родного дома, об которые я неплохо разбил себе лобешник в шесть лет, на ум приходил почему-то цвет юкаты бабульки из дома напротив, каждый день зовущую в пять утра свою кошечку... шоб она сдохла, и кто именно уточнять не буду. При попытке прогнать в памяти мою первую поездку на море, добился лишь череды мутных отрывистых картинок, зато очнувшись от попытки воспоминаний обнаруживаю себя в песочнице, с азартом возводящим окружающей малышне замок. Вроде и ничего такого. Но когда на вопрос самому себе, а когда ж ты, скотина, последний раз был на могиле матери, в голове образовался кристально чистый ответ о том что оба моих родителя вроде бы живы и меня бросили три года назад... вот тогда я перепугался.
   Самым лучшим средством от разрушения памяти оказалась постоянная занятость чем-то, желательно подальше от других детей, которые после того случая в песочнице и еще пары моментов, когда мне просто приходилось брать на себя командование, дабы разошедшиеся спиногрызы не влетели в неприятности, стали таскаться за мной табуном, преданно заглядывая в лицо и интересуясь - во что сегодня скажет играть "старший брат"? Приходилось брать на себя роль воспитателя, не сказать что это было так уж сложно и незнакомо, тем более опыт заводилы детских шалостей и проказ уже был, но времени отнимало просто жуть. Благо между мной и следящими за ребятней мамашами установился шаткий нейтралитет - меня не треплют, не тискают, не закармливают разными сладостями и не причитают над моей нелегкой судьбой, а я по возможности направляю разрушительные способности цветов жизни в по возможности мирное русло. Не всегда конечно получалось, и не только из-за моего недогляда, зато чертова бабка теперь водила свою чертову кошку на улицу под конвоем. А всего лишь стоило намекнуть жаждущим действия после лекции о важности знаний об основах первой помощи карапузам, что во-о-он та кошечка плохо выглядит. В результате мерзкая животина, отдыхавшая на солнышке после трехдневного загула под моими окнами на невысоком заборчике, в мгновения ока оказалась захвачена, скручена и подвергнута пытками... в смысле ласкам, тщательному медосмотру и первой помощи. В результате, лишившаяся половины шерсти, кривая на один глаз кошина, прорвавшись через ряды народных целителей и доброжелателей, на всех трех оставшихся рабочих конечностях с видом великомученицы рухнула у ног подоспевшей на крики хозяйки. Бабка начала раздуваться, бешено крутя глазами, дабы обрушить праведный гнев на притихшую, сбившуюся в кучку и начавшую сопливиться мелюзгу, но тут в действие вступила подогнанная мной тяжелая артиллерия. Мигом разобрав пострадавшую при прорыве животины малышню, с десяток мамаш моментально разгромил так и не открывшую рот бабуську, демонстрируя замазаных, заплаканых и исцарапанных чад. А уж после того как одна девчушка вякнула про "плохо выглядевшую болную кошечку"... мне даже на миг стало жалко хозяйку кошины.
   Всю вину за произошедшее я взял на себя и рассказал как было дело, ибо даже в такой малости западло сваливать на кого-то свои выходки, естественно без подоплеки дела в виде мести четвероногой. На состоявшемся тут же суде мою вину признали, но сочли незначительной, и ввиду малого возраста подсудимого, а также прошлых заслуг и благих намерений назначили наказание в виде лишения свободы сроком до завтра, сдав на руки подошедшей сестре. Та окинула мою показательно-расскаявшуюся физиономию подозрительным взглядом, фыркнула, и пообещав карать нельзя помиловать утащила в дом, где вручила материалы для подготовки младшей школы. Сама она также все вечера просиживала, зарывшись в учебники для высшей и отвлекаясь только на ужин.
   Привычно совершив все положенные поклоны, да мля, я так много даже в церкви не кланялся, поспешил подальше от этого додзё. Здешний учитель палкомахания для малолеток, даже на мой неискушенный в кендо взгляд, был обычным жуликом. Ну не совсем конечно, базовые техники были похожи на те, которые попадались мне в старом учебнике по кен-дзюцу, найденом на чердаке дома семьи Шинононо, но все его мудрое руководство состояло в резких окриках на разошедшуюся малышню, загадочного выражения морды а-ля "премудрый сенсей" и долгих лекций на тему пути меча. Правда при появлении молоденьких мам своих подопечных, выражение физиономии "сенсея" начинало просить даж не кирпича, а хорошей такой бетонной плиты. Не, я еще у себя натыкался на разговоры о том, что в Японии дохрена извращенцев, но попав сюда начал убеждаться в этом на практике. Причем если убрать все эти заморочки насчет личного пространства, прикосновений и первых поцелуев, то и извращением-то для русского человека вроде и назвать нечего... но вот наличие таких кадров заставляло чесаться кулаки, в очередной раз проклинать малый возраст и вовсю сочувствовать местным женщинам. Вот и у этого образчика при появлении особы женского пола сразу распахивались пошире глазки, потели подмышки и ладошки, расплывалась маслянная лыба и чуть ли не текли слюни.
   Прыгнув в подошедшую маршрутку, я поздоровался с водителем, мазнул личной карточкой по прорези считывателя, фиксируя в памяти устройства свои данные и место посадки, побрел на свое любимое место в конце. Забрался на сиденье, скинул рюкзак с формой рядом и мельком поглядев на мелькающие за окном уже знакомые пейзажи, вернулся к перебору и анализу произошедших в последнее время событий.
   Тогда, выйдя из автобуса и старательно перебирая ногами вслед за стремительно шагающей девчонкой, я готовился к чему угодно-огрызаться, драться, убегать, как бы не смешно и нелепо это выглядело и когда мы остановились перед небольшим двухэтажным коттеджем, практически ничем не отличающимся от десятков соседних, ощутимо напрягся. Это видимо почувствовала моя сопровождающая, отпустив мою руку и поворачиваясь ко мне лицом. Карие глаза четырнадцатой удивленно расширились и через мгновение я почувствовал как и она застыла в напряжении. Так бы и стояли мы в шаге друг от друга, не зная что ожидать друг от друга, если бы не раздавшийся пронзительный быстро приближающийся вопль:
  - Чи-тя-я-ян! И-ку-у-ун!!! Вы приехали-и-и-и!!! Я так соскуч-и-и-и...
   И вот с этим "и-и-и-и" мимо синхронно раступившихся нас пролетело знакомое розово-синее тело с расставленными рукам, после неудавшегося захвата попытавшееся затормозить, но по инерции проскакавшее пару метров на почему-то одной ножке, после чего развернулось и с размаху плюхнулось на задницу. На нас обоих уставились огромные обиженные глаза и даже механические заячьи уши печально обвисли.
  - Ну почему вы такие злые-е-е-е, - прохныкала сидящая посреди дороги юный гений, работающий на тайную правительственную организацию, - я всего лишь хотела вас обня-а-а-ать...
   Сбоку раздался тяжелый вздох, скосив глаза влево, я наткнулся на предупреждающий взгляд четырнадцатой, после чего та подошла к сидящей и трущей глаза Табанэ... и начала гладить ее по голове. Секунда и механические уши снова задорно торчат, а розовый вихрь начал тискать свою ненаглядную Чи-тян, вереща какая ж та хорошая, как она, Табанэ, рада что мы приехали... Полное покорного спокойствия выражение лица четырнадцатой меня доконало окончательно. Я что, все таки нахожусь в дурдоме и можно называть себя Алисой? Кролик нихрена не белый, что свидетельствует о запущенном случае, однако присутствует. Так, где-то рядом должна быть нора... Осталось только найты грЫбочки...
  - Итика-кун, хватит стоять столбом, нас уже ждут!
   Ага, Синяя Гусеница и Чеширский Кот, хорошие имена для санитаров. Меня тем временем взяли на буксир и потащили почему-то в соседний дом, где меня встретили... родитили Шинононо Табанэ, уж слишком явным было, несмотря на все подозрения в подставе, сходство. Нет, не розово-синим одеянием и наличием заячьих ушек, просто черты лица явно кричали о родственной крови, да и взгляды, которые они кидали на дочь были довольно красноречивыми, в остальном же они были настолько... обычными, что я даже не знал что и думать, на мистера и миссис Смит они явно не тянули. А дальше был ужин, на котором оба родителя больше молчали и любовались на дочь, мы с четырнадцатой больше отделывались односложными фразами, зато Табанэ отрывалась за всех и по-полной, перескакивая с темы на тему, чередуя вынос мозга с поглощением традиционных сладостей в больших количествах. Из непрекращающегося монолога я понял что наш дом, тот возле которого мы первоначально останавливались, еще не готов к проживанию, завтра только завезут мебель и настроят бытовую технику, а пока сегодня придется ночевать у них дома.
  - Чифую-тян, - я чуть не подавился зеленым чаем, обратилась к сидящей четырнадцатой хозяйка дома, - вы с Итико-куном должно быть устали с дороги? Если так, то ваши комнаты уже готовы.
   Быстрый обмен взглядами между Табане и Чифую, после чего взгляд последней устремился на меня. Я, действительно устав строить предположения относительно своей дальнейшей судьбы, согласно прикрыл глаза.
  - Мы очень благодарны вам за гостепреимство, Шинононо-сан, - встав и поклонившись, произнесла Чифую. Повторив ее поклон и пробормотав слова благодарности, поплелся к лестнице на второй этаж вслед за вызвавшейся проводить нас Табанэ. Зайдя в предоставленную нам комнату и кое-как станув с себя одежду, рухнул на один из разложенных на полу матрасов. В голове была полная каша, мое состояние можно было охарактеризовать как "я понимаю, что ничего не понимаю". Мысленно махнув рукой на смывшихся куда-то девчонок ( ясен пень, отчет неизвестному начальству о состоянии подопытного никто не отменял), я попытался заснуть.
   Заснуть получилось, но снилась такая хрень, что пробудился я в холодном поту. Видимо уж слишком сильно себя накрутил, ибо Табане, в косплее Дарта Вейдера розового цвета с ушками, рюшечками и передничком, с характерным таким дыханием, требовала на развалинах Пентагона станцевать от парламента США танец маленьких утят, Чифую в камуфляжной раскраске ситха отрубала лишнее у статуи Свободы... а я в синих лосинах и красных трусах с серпом и молотом, почему-то семейных, и футболке с надписью "Коси и забивай" летал и гонял Обамчика по руинам Белого дома. Продышавшись и помотав головой, я нервно хихикнул: а что, чем не будущий супергерой - жуткий эксперимент был? Был. Сердобольный ученый, вытащивший малых деток из лап злобных агентов Смитов был? Кхм, была. Теперь осталось воспитать детишек в любви, мире, демократии и толерастии, чтобы потом включить суперспособности, дать суперкостюмы (перед глазами всплыли синие лосины с красными трусами... семейными... меня передернуло) и отправить громить врагов/пришельцев/арабских террористов, нужно подчеркнуть. Ой, блин, умора...
   МЛЯТЬ!!! Я аж подпрыгнул на матрасе и резко сел. А ведь все к тому идет!!! Не-не-не, слишком бредово, натянуто и отдает марвелловскими комиксами! В жизни всякое бывает, но это уже слишком... так, надо успокоится и заснуть. Я потер лицо ладонями, лишь бы хрень всякая не сни...
   Тихий стон донесся откуда-то слева. Я медленно повернул голову к источнику звука и начал вглядываться в темноту. Постепенно адаптировшемуся к кромешному мраку комнаты взгляду начали проявляться очертания двух аккуратно сложенных стопок одежды, две пары тапочек и темная шевелящаяся масса на соседнем матрасе (футоне-слабо вякнула память пацана). В этот раз даже пошлых мыслей не мелькнуло, поскольку повторившийся стон не был звуком страсти. Мелькнула правда злорадная мыслишка: что, объект "14-Ч", тени невинно убиенных мучают и совесть спать не дает? Да и нет мне до тебя дела, не мои это заботы, не-мо-и...
   Тяжело вздохнув, я поднялся со своего места и сделав разделяющие футоны пару шагов, присел на колени. Снова вздохнув, положил ладошку на лоб закутавшейся в одеяло и сжавшейся в комок девочки, начал осторожно гладить ее по волосам, стараясь не путаться в слипшихся от испарины прядях. Добрый ты все-таки, Серый, каким бы гандоном не старался казаться окружающим, все так же готов помочь человеку, даже сделавшему тебе однажды гадость, всегда даешь второй шанс. А эта девчонка еще и вовсе тебе ничего не сделала, пока нет. Такой же подопытный как и ты, несмотря на внешнюю невозмутимость остающаяся одиноким ребенком. Хм, а ведь я понял тебя, девочка-зайчик, решила свести вместе два одиночества? Для чего только, растопить лед четырнадцатой? А дальше? Окончательно вытравить ее эмоции, заставив убить меня или же дать шанс обоим пожить нормальной жизнью? Черт, опять сюжет для комикса (манги-вновь вякнула осмелевшая память, а ну брысь, пока не позову!). Вот так, мешая размышления о настоящем и воспоминания о былом я и встретил рассвет. Когда и как вырубился сам, даже не помню.
   Проснулся я на следующий день ближе к полудню. В голове было на удивление пусто, что как ни странно хорошо - за прошедшие три дня с момента осмысленного существования в чужом теле до отвращения надоело строить догадки и предположения. Основные жизненные приоритеты были в принципе утверждены еще в первый же день на больничной койке - смотри, молчи и слушай. Никто по-видимому не ждет от ребенка чего-то сверхестественного, даже при наличии активной нанофабрики, видимо срабатывать она будет только в экстренных ситуациях, при угрозе жизни и может быть здоровью, а может хитромудрая зайчиха и вовсе заблокировала возможность ее активации. Так что пока просто живу в режиме ожидания и не треплю свои свеженькие неразношенные детские нервы.
   Потягиваюсь, смачно зеваю и поворачиваюсь лицом к окну... чтобы словить от незашторенных окон великолепного такого зайца на оба глаз. Прикрываюсь рукой, отворачиваюсь от света и пытаюсь проморгаться сквозь выступившие слезы - восстановление восстановлением, но чувствительность в обновленных органах зрения явно повышенная. Чуть отойдя и стряхнув с ресниц влагу, замечаю пару тонких длинных волосков между пальцев правой руки. Интересно, что подумала, проснувшись, их хозяйка, похоже я так и уснул с пятерней в ее шевелюре. Надеюсь, это были единственные потери, а то боюсь представить что сделает со мною сестра за столь экстремальное прореживание. Мда, сестра. Ну а что, надо же вживаться в роль, а то все четырнадцатая, да четырнадцатая, да и полное имя ее я узнал только вчера вечером. Оримура Чифую, а что, даже звучит. В вот Оримура Ичика как-то не очень, надо кстати узнать что хоть имя означает, а то может надо сразу поднимать вопрос о его смене.
   Так, забивая себе голову всякими мелочами, я добрался до ванной. Найдя и поставив рядом с раковиной табуретку, сполоснув холодной водой свою сонную физиономию, мрачно уставился в зеркало. Зеркало ответило мне взглядом хомячка-вампира - волосы черные, морда белая, глаза красные, щеки на месте. Неожиданно заворочался желудок, мол хватит, хозяин, красоту свою неописуемую разглядывать, иди уже, описуй... местный санфаянс, да на поиски жратвы. Сделав все положенные утренние процедуры, я мячиком соскочил с лестницы и свернул на кухню, где и обнаружил кувшинчик с соком и накрытую салфеткой тарелочку с тостами, намазанными каким-то джемом. По быстрому похрустев подсушенным хлебом, с размазанным по нему тонким слоем местным вариантом варенья, и запив все это дело апельсиновым соком, я отправился на поиски живых. Коих в доме не по-видимому не было, в закрытые двери я не ломился, пробежавшись по всем открытым комнатам, я, найдя свою обувь, выскочил во двор... и наткнулся на спину высокого старика в темно-синем кимоно.
  - Извините, - нужная форма извинений и поклон вышли автоматически, колючий взгляд черных пронзительных глаз на сморщенном старческом лице немного смягчился. Дед окинул меня внимательным взглядом.
  - Долго спите, молодой человек, - вот старый хрыч, а вот в твое время и вставали раньше и девки были слаще, плавали-знаем.
  - Прошу прощения, мне всегда сложно заснуть на новом месте, - фух, вроде не обидел, а то тут сам черт ногу сломит в этом японском этикете, слово не то, ударение не туда и все - то ли кровные враги, то ли уже трижды женат.
   Лица старика я не видел, поскольку еще раз легко склонился и теперь сверлил взглядом его пояс. Пояс неожиданно развернулся и показал мне себя во всей красе.
  - Следуй за мной, - и вполне конкретная задница начала величествено удаляться. Так, я конечно ничего не понял, ну раз сказали, так пойдем, все-равно не знаю чем заняться. Может мне сейчас выдадут эпический шмот, к нему эпический квест... по чистке сортира. Мы стали обходить дом, приходилось щуриться и прикрываться рукой, поскольку весеннее солнце явно вознамерилось выжечь мои многострадальные глаза. За коттеджем оказалась небольшая аллея, ведущая к деревянному сараю, додзё, как отозвалась память, ну хоть не сортир и то радость. Дед зашел в небольшую пристроечку и, сдавленно кряхтя, покопавшись выдал мне... пыльные тренировочные доспехи - серое кимоно, нагрудник, щитки на плечи и рукавицы.
   Видимо огромное количество прочитанных книг и просмотренных фильмов ударило мне в голову, иначе я до сих пор не могу объяснить, почему я без всяких вопросов молча принял протянутое и начал переодеваться, не иначе как подсознательно ожидая что сейчас меня начнуть учить крутейшему кунгфу... что, это называется кэндо, да похрену. Между тем старик сдвинул двери основного строения, и вошел внутрь. Я неуклюже переваливаясь в неудобной форме, потопал следом, не забыв поклониться при входе, слава памяти, а то черт его знает что у старого на уме, да и со своим уставом в чужой монастырь как известно не ходят. Чуть поморгав и привыкнув к легкому полумраку помещения, я вздрогнул - стоящий передо мною дед протягивал мне бамбуковую палку с рукоятью. Я осторожно взял протянутый мне синай и взвесил в руке. Хм, где-то с полкило веса, длина около метра, овальная цуба и довольно потертая рукоять. Пока я разглядывал спортинвентарь, старикан скрылся в противоположной стороне помещения за очередными дверьми, оставив меня то ли ждать своего противника, то ли набираться мудрости и терпения... то ли просто идиотом.
   Как оказалось, к несчастью для меня, ждать оказалось недолго. Быть может, если бы, памариновавшись в неизвестности в неудобных доспехах, помахав подольше от делать нечего бамбуковой палкой, я бы попросту разозлившись смог бы как-то изменить последовавшие события, но... Когда я только устроил бамбуковую палку на плече, двери снова открылись пропуская старика и моего противника. Я окинул взглядом фигуру в почти таком же одеянии как у меня. Было видно, что тренировочная форма сидит на моем оппоненте вполне привычно, видимо хорошо подогнанная, чтобы не мешать движениям, меч выглядел гораздо легче и даже по-моему короче. Пока я разглядывал противника, тот остановившись напротив меня в паре метров, и повернувшись к хозяину додзё, поклонился, пришлось с запозданием повторить его маневр. Дед милистливо кивнул, после чего мы развернулись лицом к друг другу и замерли.
   Первым пришел в движение противник: издав по-видимому воинственный писк, сблизившись со мной парой быстрых шагов, этот мелкий вражина поднял свой синай и опустил на мое плечо, поскольку ни отразить, ни заблокировать своим я не успевал, лишь рефлекторно убрал голову с траектории удара. Короткий окрик старика и мы расходимся. Больно практически не было, мягкая плотная ткань погасила большую часть удара, обидно, кстати, тоже. Ясен пень, старый пердун хочет показать мне мою никчемность в боевых искуствах посредством проигрыша его любимому ученику, чтобы мелкий, то бишь я, воспылал жаждой знаний и умений. А если допустить что дед в теме моих... особенностей, то происходящее становиться гораздо понятнее... Додумать мне не дала новая атака, на этот раз был рубящий диагональный удар справа сверху, под который я, не иначе как чудом, успел подставить свое оружие. Остановив чужой синай, не давая разорвать контакт, изо всех сил надавливаю на рукоять, заставив тем самым оба меча скользнуть к полу, но противник быстро отскакивает в сторону, злобно блестя глазами из под своей маски. Снова окрик и недовольный взгляд старика сверлит ученика, на что тот слегка съеживается и начинает сильнее сжимать рукоять синая. Я довольно скалюсь под маской, знай наших, если продую, то не в сухую. Следующие пару минут меня пытались достать по разному и большую часть ударов я пропускал, хотя даже такому олуху как я было видно, что у моего противника нет большого опыта поединков, уж слишком он осторожничал и терялся от моих попыток атаковать. Руки, а в особенности плечи начали ныть частых взмахов бамбукового дрына, по спине начал течь пот. Я уже с трудом сдерживал раздражение и желание двинуть оппонента без этих самурайских изысков в зубы, кому приятно быть мальчиком для битья, останавливало лишь нежелание в самом начале своего нового существования нарываться на неприятности, пусть и такие десткие.
   Не знаю, был ли это хитрый тактический ход или так сложилось, но в попытках достать меня противник все время перемещался, мне же, взмокшему как мышь, чертовы тренировочные одежды начали тереть и жать уже в совсем непотребных местах, и поэтому приходилось поворачиваться вслед за ним по кругу, пока не оказался лицом к выходу из додзё. И тут, словно ждавшее этого момента солнце радостно выпрыгнуло из-за тучи. По глазам будто резанули ножом, а затем сыпанули жмень соли, до того резкой и жгучей была боль, резь при пробуждении была детским лепетом по сравнению с ней. Так, не паниковать, просто нужно закрыть глаза и немного подождать... вот только забывать о внешнем мире не стоило: в маску прилетает хороший такой удар от воспользовавшегося моей слабостью противника и от него в голове словно взорвалась сверхновая. На полминуты я вообще потерял всякую ориентацию, затем ощутил себя скрючившимся на полу, пытающимся сорвать чертову маску, словно сквозь вату начали доноситься звуки: легкий звон колокольчиков, висящих на входе в додзё, недовольное бухтение старика про неуклюжих неумех (ты труп, старпер), собственный сдавленный вой... и чьи-то быстрые приближающиеся шаги.
  - Что тут происходит, дедушка? - в прозвучавшем голосе Табанэ не было ни капли уже ставшего привычным за эти дни веселья, - Ичика-кун, что с тобой?
   Секунд десять я честно пытался вдохнуть вышедший со скулением от боль воздух, после чего из последних сил выдохнул не то, что в вертелось в голове:
  - Глаза...
   После чего неожиданно чуть полегчало и вернулась возможность хоть как-то дышать. К чести девчонки, она все поняла правильно:
  - Чи-тян, помоги ему, я за лекарствами, - после чего умчалась в сторону дома.
   Легкий шорох шагов и сильные тонкие пальцы сжимают и отводят мои мокрые от слез ладони, все еще лежащие на глазах. С трудом принимаю сидячее положение, в висках пульсирует кровь, резь в глазах по-немногу утихает, под веками будто по КАМАЗу крупнозернистого песка. Неимоверными усилиями чуть приоткрыв глаза... не увидел ничего кроме белой пелены. Чертова память мальчишки тут же услужливо подсказала подобные ощущения, резко забилось сердце, перехватило горло и я с большим трудом задавил приступ паники. Черт, черт, черт, я не хочу быть слепым, только не снова... Видимо последнее я произнес вслух, потому как поддерживающие меня руки Чифую напряглись, невдалеке послышался сдавленный писк, деревянный стук упавшего синая, шорох одежды и кашель сволочного деда, в воздухе повисло нечто похожее на жажду крови. Наступившую нехорошую тишину прервала влетевшая Табанэ, принявшаяся скакать вокруг меня, щебеча что-то успокаивающее.
  - Табанэ-сан, - резко прервал я девчонку, не хочеться выходить из образа, но глаза начало ощутимо печь, да и со страхом слепоты становилось справляться все трудней, - что бы вы не хотели, сделайте это быстрее. И послушав секунд десять воцарившуюся тишину, добавил: - я не хочу... снова...
   - Хорошо, Итика-кун, - в голосе девочки слышалось одобрение с толикой удивления, - я сейчас закапаю тебе лекарство, может немного жечь. Я кивнул и встал. На лоб легла маленькая ладошка, слегка надавив, заставляя запрокинуть лицо, ловкие пальчики легли на глаза и оттянули веки, после чего... Это называется немного?!? Да я не обо... не опозорился только от неожиданности! Дергаюсь, отшатываюсь от этой розовой садистки и отворачиваюсь... чтобы следом уткнуться в чей-то живот. Снова собравшегося отшатнуться меня хватают, прижимают крепче и начинают неумело гладить по волосам. Это неожиданно оказывается просто по-человечески приятно, страх постепенно растворяется от этой неловкой ласки, да и ей нужно не меньше чем мне. Очарование момента разрушает мерзкий возглас "Каваи-и-и", тихо вздыхаю и поворачиваюсь к Табанэ, буквально ощущая ее сложенные перед грудью ладошки и умильно сощуренные глаза, открываю рот, чтобы задать волнующий меня больше всего вопрос и ...
  - Так, может быть кто нибудь расскажет мне наконец - что здесь произошло? Кадзуто-сан? Хоки-тян? - бррр, вот же удивительное существо, быстро же она переходит из одного агрегатного состояния в другое, интересно, она по жизни такая или просто издевается над окружающими?
  - Ты слишком много себе позволяешь, Табанэ-тян! - о, старая сволочь голос подала, не то чтобы ты так сильно виноват, но не дай Бог придешь ты ко мне в гости, я тебе тоже веселый прием устрою...
  - Извините, Кадзуто-сан, но до вас мне далеко, - медовым голоском почти пропела розоволосая заноза, - до избивания гостей не додумалась даже я!
  - Да он просто слабак, сестра, - так, а это кто у нас выполз? Наш юный самурай? Блин, судя по голоску это еще и девчонка!
  - Что. Ты. Сказала? - голос Табанэ стал сочиться елеем... вперемешку с ядом, - Хоки-тян?
  - Прошу прощения, но это действительно была великолепная победа, - я почувствовал, как все присутствующие, за исключением сестры, так и стоявшей позади и треплющей мою шевелюру, повернулись ко мне. И не давая никому раскрыть рта, продолжил - над человеком, никогда не державшим в руках синай и не одевавшим тренировочный доспех.
  - Ты лжешь, мальчишка! Я видел как ты держал меч, и ты знаешь правила поведения в додзё, - ах ты ж... ладно, Серый, спокойно, это маразм, да и прибить его не получиться, пока вырастешь, он сам помрет...
  - Я ЧИТАЛ о кендзюцу и кендо... пока МОГ, - я дернулся вперед , сжав кулаки от неожиданно накатившей злобы, видимо уж больно глубоко сидела в сознании Оримуры боязнь слепоты, - и если я ИЗ-ЗА ТЕБЯ ОПЯТЬ НЕ СМОГУ ВИДЕТЬ...
  - Так, Ичика-кун, не волнуйся, все хорошо. Просто твои глаза еще слишком чувствительны к яркому свету, это так называемая снежная слепота, она временная, нажно просто дать им отдохнуть. Ну-ка, ну-ка, попробуй открыть гла-а-азки... во-о-от так, что ты видишь?
   Немного подняв веки едва удержался от облегченного вздоха - пусть мутно и расплывчато, но я действительно видел.
  - Какое-то мельтешащее розовое пятно, - буркнул я, все еще остывая от недавней вспышки. Мне показалось или со стороны Чифую донесся едва различимый хмык? Кстати. Я повернулся к ней.
  - Сестра, наш дом уже готов?
  - Осталось только проверить работоспособность сантехники и электроники, Итика-кун, - вместо задумавшейся над вопросом девочки влезла вновь включившая зайчик-мод Табанэ, - Мастера как раз заканчивали, когда мы уходили, так что сегодня вы с Чи-тян будете ночевать уже в своем собственном доме! Вы же пригласите меня на новоселье, И-кун, Чи-тян? Ну пожалуста, пожалуста, пожалу...
  - Конечно, Шинононо-сан, - церемонный поклон, не то чтобы я был сильно благодарен, но я и так уже выбился из рамок поведения обычного шестилетнего пацана, значит будет пацан необычный, - мы очень благодарны вам за помощь и участие.
  - Ой, да ладно тебе, Итика-кун, - но было видно что ей как минимум приятно, - так, там мама уже приготовила обед, идите переодевайтесь, умывайтесь, мойте руки и к столу. Чи-тян, ты же поможешь братику?
   Я повернул голову, открыв глаза пошире, темное пятно справо приблизилось и превратилось в Чифую в брючном костюме, цвет которого я разобрать пока не мог. Сестра посмотрела взяла меня за одну руку, вторую положила мне на плечо, собираясь то ли тащить на плече как тяжелораненного, то ли вовсе нести на руках. Я дернул головой и не глядя в сторону молчащих старика и мелкой, кивнув улыбающейся Табанэ, потащил Чи по дорожке в сторону дома, особо впрочем не разгоняясь - окружающие предметы все еще расплывались перед глазами. Зайчиха видимо осталась проводить допрос и устраивать разнос. Допрос похоже ждет Хоки, а разнос "дедушку Кадзуто". И если этот старпер реально правительственный засланец (ооо,точно засланец, еще какой засланец, а еще доумок и доносок, как говорил Задорнов), то он рискует остаться без прибавки к пенсии. А, это не мои трудности, вот блин горелый, да что в последнее время за экстремальные случаи со мной происходят?! Вытряхнув меня из пыльной тренировочной формы, умыв и заставив переодется под своим бдительным оком, Чифую присела на корточки и начала приводить в порядок мои волосы. Задумавшись над своей нелегкой долей, невидяще уставившись в пол своими покрасневшими глазами, я даже сперва не понял тихо прозвучавший вопрос.
  - Больно?
   Я непонимающе посмотрел на сидящую передо мной девчонку, пару раз моргнул, осмысливая ее слова... и широко улыбнулся во все молочные.
  - Было больно, но сейчас все хорошо, Чи-тян, спасибо Табанэ-сан и ее каплям... и тебе большое спасибо тоже. Сейчас уже все прошло, ты давай, тоже переодевайся и пойдем обедать, - и глядя на нерешительно замершую сестру, явно хотевшую спросить за что ей-то спасибо, сподобился пошутить, - я подожду за дверью, обещаю что больше не буду ходить за подозрительными стариками, махать синаем как зря и смотреть на Солнце!
   Остановив поднявшуюся потрепать меня по волосам руку явно нежеланием портить свою же работу, девочка улыбнулась уголками губ и кивнула. Я же, остановившись у самых дверей, не оборачиваясь тихо сказал:
  - Спасибо тебе за то что ты есть.
   Обед прошел в теплой дружеской обстановке - Табанэ как и вчера трещала без умолку, Хоки, которая оказалась девчушкой примерно моего возраста с высоким хвостом каштановых волос, сидела, уткнувшись в свою тарелку, не реагируюя на попытки ее растормошить, дед Кадзуто сидел аки орел и оборзе... обозревал всех, умудряясь демонстративно не замечать нас с сестрой, Наоми, мать Табанэ и мелкой явно чувствовала истинно женским чутьем царившее за столом напряжение, переводила взгляд с детей на старого и обратно, но спрашивать не решалась, видимо не уверенная что ей вообще ответят. Мы же с Чифую спокойно съели свои порции и теперь попивали чай мелкими глоточками. Идилия, одним словом.
  - ... кстати, Итико-кун, я вижу что ты интересуешься кендо. Так давай попросим Кадзуто-сана потренировать тебя вместе с Хоки!
   Хорошо что у меня во рту не было чая, подумал я, глядя на закашлявшуюся Хоки. Скосив глаза на застывшего деда, хмыкнул про себя.
  - Не думаю, что это хорошая идея, Табанэ-сан.
  - Почему же?
   Я сделал глоток чая, затягивая с ответом и приковывая к себе внимание окружающих. Ну держись, старый хрен, ща я тебя морально нагну.
  - Я не большой знаток пути меча, все мои знания происходят из прочитанных книг, но даже из данной скудной информации я понял следующее: ученик должен закалять тело, разучивая движения и правильное движение в бою, ученик должен укреплять дух, стойко перенося боль и поражения, ученик должен воспитывать в себе благородство, чувство собственного достоинства и уважение к противнику.
   Я снова отпил из кружки, давая всем осмыслить произнесенный высокопарный бред, и поставил ее на стол.
  - И когда Кадзуто-сан выставил меня против Хоки-тян в пыльных доспехах не моего размера, дав в руки синай, не показав ни единого ката и не дав никакого напутствия, я понял что он не хочет брать меня в ученики.
   На деда я демонстративно не смотрел, Хоки еще сильнее съежилась над своей порцией, светя красными кончиками ушей, остальные присутствующие дамы начали сверлить взглядами "великого сенсея". Разрядила обстановку все та же Табанэ, предложив нам с Чифую прогуляться по магазинам, чтобы купить необходимые в быту мелочи вроде мыльно-рыльных принадлежностей, но чувствовалась что старого еще ждет допрос с пристрастием. После долгой поездки на такси, а потом на удивление короткого забега по небольшому супермаркету, слава Богу что все покупки должны были доставить на дом, мы зашли в небольшую кафешку, где мне купили мороженного и стакан какого-то экзотического сока. Девчата, взяв с меня обещание не влипать в неприятности и никуда не уходить, убежали в магазин женской одежды, бывший неподалеку. Ну понятно, побежали делиться впечатлениями. Я, прикинув пути отхода, грустно вздохнул и поковырял ложкой подтаявшее лакомство - бежать куда-то, без денег, без документов, без нормального знания окружающего меня общества - один из худших вариантов развития событий. Раз уж выставил себя таким умным, и черт же меня дернул глумиться над этим старым маразматиком, выделился называется, значит нужно и дальше вести себя в том же ключе - быть умным, спокойным... но ребенком.
  // Отступление первое.
  - Ну и как тебе твой новый родственник, Чифую-тян? - сидящая на подоконнике примерочного зала, из окна которого было прекрасно видно кафе и детскую фигурку за одним из столиков, Шинононо Табанэ повернулась к примеряющей блузку подруге. Та подняла глаза на зеркало и их взгляды встретились.
  - Он... странный, - карие глаза теребящей последнюю незастегнутую пуговицу девушки были задумчивы.
  - Я заметила, - с усталой усмешкой отозвалась розоволосый гений, - но в его случае это скорее нормально. Он бывший никому не нужный практически слепой сирота, брошенный собственными родителями. Не имел друзей в приюте, все время проводил за книгами, не выбираясь даже на экскурсии. "Зачем мне музей, если я не увижу его содержимое", выписка из личного дела за номером...а, не важно, - вновь устремившая взгляд на улицу Табанэ постучала пальчиком по губам, - а ведь вы с ним в этом похожи. Как бы я не относилась к Мамору Хигути, он дал вам шанс..., - оторванная пуговица со звоном ударила по зеркалу, оставив на поверхности сеточку трещин, на что розоволосая девушка никак не отреагировала, - прости, Чи-тян, но это так, мне жаль всех погибших в результате его экспериментов детей, но ради вас я готова простить ему многое.
  - Мне опять снились кошмары, - безжизненный голос казалось той, что нынче носила фамилию Оримура, заставил Табанэ повернуть голову - Чифую стояла, опершись одной рукой на раму зеркала и трещины на стекле находились как раз напротив глаз, на этот раз скрыв их выражение.
  - Ты опять выбросила те таблетки, что я тебе давала. Чи-тян, это же просто снотворное. Тебе нужно просто время и спокойный сон, воспоминания со временем потускнеют и исчезнут, сколько раз уже можно повторять.
  - Столько же, сколько и мне - я не буду пить твои таблетки, они мне не нужны... уже не нужны... Розовая Крольчиха-сан, - понаблюдав за довольно непривычным зрелищем - хватающая воздух ртом Шинононо Табанэ, пояснила: - это Ичика во сне разговаривал, что то вроде: "Уйди от меня, Розовая Крольчиха, я тебе не какая-то там Алиса - отоварю так, что ухи отклеются...".
  - Да я... ему... - розоволосая девочка даже руками замахала от возмущения, спрыгнула с подоконника и решительно зашагала к двери. Остановившись перед ней, она резко развернулась... и рассмеялась, глядя на вытянувшееся лицо подруги, - Успокойся, Чи-тян, ничего я не сделаю страшного с твоим драгоценным младшим братишкой, это ж ведь почти комплимент получается. Ну-у-у, может пошучу немного...
  - Вот это меня и пугает, - почти проворчала начавшая переодеваться Чифую и замерла, ощущая как в который раз за этот день замирает сердце, когда услышала сзади тихое: "Я рада за тебя, подруга." Но просунув наконец голову в горловину легкого свитера и обернувшись, увидела прежнюю, всем знакомую Шинононо Табанэ - подпрыгивающую на месте от переизбытка энергии розоволосую девчонку в косплейном платьице, траторящую так, что лишь немногие могли разобрать что-то в этом потоке слов.
  -... хватит копаться, брось уже эту несчастную блузку, все уже оплачено и решено, давай, пошли, пошли, пошли, я не собираюсь лечить этого несносного мальчишку еще и от простуды!
  //
   Вернувшиеся с удачного похода по шмоткам, с полными руками пакетов девчонки застали меня медитирующим над пустой чашей из-под мороженного, то бишь в состоянии полудремы. Позевывая и не обращая внимания на подколки Табанэ я вытребовал себе один из пакетов в качестве ноши и двинулся вслед за подругами на остановку. В автобусе, прижав к себе бумажную сумку с какими-то вещами, я только-только задремал, как оказалось что мы уже приехали. Пока шли до дома пришлось немного встряхнуться, все же въезд в новое жилище - дело серьезное, не сказать чтобы я был так уж суеверен, но как всякий русский человек предпочитал подстраховаться... поэтому, стоя между двумя девчатами перед дверьми нового дома, выдал:
  - Кажется, в где-то в Европе на новоселье принято первой пускать в дом кошку!
  - Ичико, - Табанэ от возмущения даже опустила суффикс, - где мы тебе сейчас возьмем кошку?
  - Я думаю, можно обойтись и без этого, - Чифую посмотрела на нас вопросительно.
  - Мяу, - громко и четко констатировали сзади.
   В лежащую на заборе дома напротив, греющуюся под лучами заходящего солнца ничего не подозревающую кошку уперлось три внимательных взгляда. Мы переглянулись, я сделал щенячьи глазки, Чифую фэйспалм, а Табанэ радостно захихикала... Вот так, под дикий мяв влетающей в предварительно распахнутую дверь несчастной кошки мы и вступили в наш новый дом.
  
  Глава 4.
  
  - Ичика-а-а-а, - раздалось снизу, я шмыгнул носом, не отрывая глаз от тонкого сопла спецпринтера, ловко наносящего на небольшую платку дорожки и тут же просверливающего отверстия под ножки контроллера, ну до чего же техника дошла - раньше сидели с маркерами, ПВА, потом ЛУТ, фоторезист... а теперь заказал на дом "набор юного радиотехника" и пожалуйста, загружай в комп чертеж платы, вставляй пластинку из текстолита в зажимы и наслаждайся жизнью. Конечно в современной технике мало где использовались подобные платы, там материалы и сплавы другие, но для домашнего использования, в недорогих электронным игрушках и довольно дешевой и морально устаревшей технике встречались. А уж после регистрации на русских форумах... поначалу было очень трудно не спалитсься и не начать писать посты чистым русским матом, благо с раскладкой голоклавиатуры проблем не было. Поначалу с сетевым переводчиком, довольно сообразительным в отличии от наших промтов и гуглов, потом на более менее сносном английском, в школе я был одним из лучших по иностранным языкам и даже посещал дополнительные занятия, а затем... тоже на английском, только с вкраплениями непереводимых русских идеом, о значении которых я кропотливо и тщательно распрашивал форумный люд, втихую угарая над их неуклюжими объяснениями и попытками отмазаться об национальных особенностях диалекта, то бишь загадочной русской душой.
   Мда, Родина моя... Вообще этот мир был все таки не моим, история хоть немного, но отличалась в деталях, особо не меняющих общую картину примерно до начала шестидесятых годов. Узкоглазые болванчики, ранее истово кланяющиеся при виде пиндосов, подложили оккупантам, да и всему миру огромную свинью. Как оказалось, японские высоколобые давно втайне трудились над созданием не только работающего прототипа роторного водородного двигателя, но и материалов для него, более устойчивых к износу, нежели в стандартных ДВС. И надо сказать, что подгадали они с обнародованием своего открытия просто великолепно - когда амеры распахнули рот дабы всячески возмутиться на шашни нашего дорогого Никиты Сергеича с молодым еще тогда команданте Фиделем, как заявление Правительства Японии о разработке действующего прототипа и об отказе от закупок ГСМ, которые контролировали и поставляли преимущественно Штаты, вышло хорошим таким пинком по заднице пупа Земли. И когда воняющая хот-догами пасть развернулась для вопроса: "What the fuck, fucking narrow-eyed bastards?", наши, абсолютно незаметно, чуть ли не с песнями, плясками и медведями, протащили мимо занятых разборками с обнаглевшими япошками америкосов ядреные ракеты в подарок дорогому товарищу Кастро... и направили предложение о мире, любви и сотрудничестве Японии... которое та неожиданно приняла! В итоге на сегодняшний день мы имеем довольно уверенно держащуюся во главе триумвирата Японию в компании с США... и Советским Союзом. Да-да, над просторами моей необъятной Родины все еще развивается кумачовый флаг с серпом и молотом, правда царивший там коммунизм гораздо ближе к китайскому варианту моего мира. Кстати, с китайцами наши теперь большие друзья, с японцами стали хорошими приятелями, помирив две узкоглазые нации, поставляя сюда сырье и материалы, взамен закупая высокоточное оборудование, машины и запчасти. Пиндосы теперь пытаются откреститься от Ближнего Востока, завязнув там с 2000-х - озверевшие от потери прибыли от черного золота арабы объявили джихад всем и каждому, а Японии особенно... но японцы далеко, а звезднополосатики сами пришли. Но и здесь переодически мелькают репортажи о задержании радикально настроенных последователей пророка Мухамеда.
  - Ичика-а-а, - угрожающе слышится уже ближе, вот же ж достача, я вздохнул, глядя на экран монитора на котором появилась надпись: "Вставьте контроллер", покрутил в пальцах искомую деталь и аккуратно установив ее на положенное место, нажал "Далее". Хорошо что сейчас так хорошо развито сообщение между странами - кинул накрывшуюся деталь в коробочек, накарябал адресок и через пять дней посылка уже в далеком Союзе, где наши Левши и Кулибины, прокопавшись пару-тройку дней и засрав пару сотен страниц форума все таки слили оттуда прошивку. А уж сколько матов было в адрес бедного маленького японца с широкой русской душой... ммм, аж слеза от умиления и ностальгии пробила. Но еще бы им не трудиться - я переодически и по запросу находил здесь качественные и зачастую редкие детали, стоящие здесь не то чтобы копейки, но значительно дешевле и пересылал их нашим умельцам, за что всегда имел совет, помощь и небольшой навар... надо ли говорить сколько раз пытались эти русские нае... нагреть наивного узкоглазого? Зато теперь, после нескольких обидных для них обломов, я стал чувствовать себя практически товарищем Шиловым.
  - Ичика! - отъехавшая в сторону с громким треском дверь в комнаты явила полуобернувшемуся мне злобно сверкающую глазами девчонку с собранными в высокий хвост волосами, держащую в руках освобожденный от ткани синай, - почему ты не отзываешься?!
  - Не имею привычки орать через весь дом, Хоки-тян, - отвернулся я, подключая питание к контроллеру и запуская его диагностику, - а также вламываться в комнату к людям с синаем на перевес. А если б я был не одет?
  Сзади раздалось пыхтение сердитого ёжика, зуб даю, что коллер лица Хоки приближается к цвету спелого томата.
  - И-и-ичико! Бака!!! - как всегда.
  - Еще какой, - диагностика прошла успешно, я быстрыми движениями потер об друг друга ладони и сделав глубокий вдох ткнул пальце в кнопку "Начать прошивку". Изображение сменилось быстро бегущими строками команд, а я наконец развернулся к Хоки, - нам пора на тренировку?
   Соскочив со стула и схватив лежащий на кровати завернутый в ткань тренировочный меч, я подошел к нехотя кивнувшей девочке. Та секунд тридцать побуравила меня взглядом исподлобья, после чего круто развернувшись на пятках, двинулась на выход, бросив напоследок:
  - Когда нибудь я прибью тебя за твои шутки, Ичико-кун!
   Я рассмеялся, и резко ускорившись проскочил мимо не ожидавшей девчонки к лестнице на первый этаж, крикнув, - у тебя через полчаса будет прекрасная возможность для этого, Хоки-тян!
   Да, да, теперь мы тренируемся вместе, правда не в додзё у ее шизанутого деда, а в более-менее приличной школе кендо. Просто на следующий день после моего избиения я пристал к сестре с просьбой отдать меня в секцию палкомахания, чтобы впредь меня не обижали, тем более девчонки. Та, после недолгого раздумия согласилась и отвела меня в ближайшее додзё... к тому самому колобку-извращенцу. Надо сказать что Чифую сразу не понравился ни он, ни его манера обучения, но я убедил ее не искать другие варианты - мне нафиг не надо было всерьез разучивать эти средневековые бредни в современном исполнении, я просто хотел знать - что мне нужно ожидать от противника, да и привыкнуть к доспехам и мечу. В результате, через месяц, на ужине у соседей в честь внепланового приезда Табанэ из своей жутко элитной и престижной школы для девочек-гениев (легенда так себе, но глядя на раздувающихся от гордости родителей девочки, которая вывалила на них результаты своих тестов с отметками в районе сотни, с кучей благодарственных писем и приглашений из всех инстанций, я признал что для ее семьи довольно действенная), я вроде бы в шутку предложил Хоки спарринг... где в своем собственном снаряжении на глазах семьи разделал ее практически вчистую. Да, у девочки, обучающейся дома у деда, не было навыков боя с живым соперником, отработка ката не дает того опыта, что приходит в поединке. Даже старому хрычу, с которым у нас установились отношения взаимного ингнорирования, крыть было нечем - правила я никакие не нарушал. Вот казалось бы и все - отомстил и забыл... да не тут то было. Через пару дней я обнаружил на кухне пьющих чай Чифую и Хоки, последняя, явно через силу поклонившись, предложила мне проводить с ней спарринги по вечерам, на что я ответил отказом, честно обрисовав свои мотивы... После чего Чифую практически за шкирку поволокла меня в соседское додзё, выдав все положенное снаряжение, подождала пока я разомнусь.... и лично разделала меня под орех. После чего, стоя над моей побитой тушкой, напомнив мои собственные слова о неприятии бития меня особами женского пола, заявила, что пока я не смогу выстоять против нее хотя бы половину поединков - махать мне синаем на тренировках до конца своих дней. Посмотрев в глаза сестре, я про себя тяжело вздохнул, поскольку уже уяснил - если Чифую что-то придет в голову, то выбить оттуда это можно только вместе с содержимым черепной коробки. Как результат - я уже три года вместе с Хоки посещаю более-менее приличную школу кендо. Из старой школы я ушел с гордо поднятой головой... и под печальный звон сенсеевских шурундулов. Когда мы с Чифую пришли на последнее для меня занятие, о чем и сообщили "сенсею", этот потный колобок решил показать ей, что меня еще учить и учить, под его мудрым руководством естественно... и все бы ничего, если бы это мудак не глядел бы на сестру так же, как до этого на молоденьких мам своих учеников... и я взбесился. Урод, да она ж еще ребенок, там даже смотреть не на что, не говоря уже и об остальном... В результате его любимый ученик уже минут десять скакал вокруг меня, пытаясь достать, а я лениво отмахиваясь, ждал удачного момента... и дождался. Когда потерявший всякую осторожность извращенец, потным красным мячиком скакавший вокруг нас и в открытую подбадривающий своего любимца оказался за моей спиной... я отступил в сторону, сплетая свой синай с мечом противника и пропуская мимо выпад запыхавшегося мальца, дополняя его инерцию своей силой - прямо в пах пыхтящего позади мудака. Клянусь, я слышал хруст... и мужская солидарность меня потом не мучала. Невозмутимо пройдя мимо ошарашеного противника и молчащих зрителей, я вернул синай на стойку, отбил все положенные поклоны и взяв Чифую за руку вышел из додзё. Сестра, явно видевшая все мои маневры и понявшая подоплеку произошедших событий, только улыбнулась и привычным уже жестом потрепала по волосам, слегка прижав к себе. Хорошо, когда в семье все понимают друг друга без слов, правда?
   Тренировка прошла буднично - я отработал последние заданные сенсеем связки, поспарринговал с ребятами, поддаваясь некоторым - мне не трудно, а ребятишками излишняя мотивация двигаться дальше, все же коренные японцы гораздо серьезнее относятся к мечу, чем я... и в который раз разгромил Хоки. Не сказать чтобы я был лучшим в группе, по привычке держась чуть выше среднего, но ей не проиграл ни разу с тех самых пор, когда они с сестрой меня заставили заниматься кендо. Постепенно маленькая мстя переросла в привычку, которая бедную девочку просто выводила из себя - каждый раз выходя против меня она так потешно начинала сопеть под своей маской, настраивая себя на поединок со мной , а мне с моим практически идеальным слухом было так хорошо слышно, что удержаться от продолжения сухого счета было очень трудно. А так девочка молодец - одна из действительно лучших не то что в группе, а в этой школе вообще. Ничего, скоро чемпионат, вот перед его началом и дам ей победить - она на радостях всех там разнесет. Я усмехнулся, представив себе Хоки в сей знаменательный момент, вытер лицо и шею полотенцем, и кинув его в сумку двинулся на выход, эта егоза наверно уже извелась и завелась от ожидания, такая ж реактивная как и сестра... так-так-так, что у нас тут.
   Поня-я-ятно, Шимура с компанией совсем страх потеряли. Этот сыночек какой-то шишки из муниципалитета с парой прихлебателей давно уже напрашивался на хорошую трепку, задирая всех детей, чьи родители не занимали важных постов. До этого я их лечил только в спаррингах и по одному... теперь придется видимо по-жесткому и всех вместе, где ж это видано - втроем да на девчонку? Пока я своим обычным, очень тихим шагом (еще в своем мире я начинал думать что меня зовут "Господи!", в этом начинаю думать что "Ками!") подходил сзади к увлеченным гоп-стопом малолетним утыркам, те уже успели сорвать с головы Хоки ленточку, вплетенную в ее хвост. Это они зря, это мой подарок, подумал я и поудобнее сжал в кулаке правой руки обычный болт, подобранный по размеру ладони. Сколько времени я пытался найти в современной Японии такой обычный предмет, которые в нашей стране на дорогах валяются - не пересказать. В итоге пришлось писать на деревню дедушке, то бишь в Союз... как ржали там у себя эти русские, когда уяснили ситуацию, я даже представить не могу... зато потом завалили предложениями - и свинчатки, и кастеты, и кистени, причем судя по фоткам вполне себе технологичные. Повздыхав и задавив жабу, все-таки попросил болтик, ибо здесь за подобные игрушки можно было неплохо влететь, а иметь запись в личном деле, да еще и по малолетству ой как не хотелось.
   Вот за такими размышлениями я и подкрался наконец к разошедшейся шайке-лейке, уже начавшей махать кулаками у лица девочки, которая по-видимому из-за издержек воспитания не могла просто взять и надавать им синаем по голове... и без затей и объявления войны врезал по затылку самому крупному, дал в челюсть полуобернувшемуся главарю и пинком в живот отправил в кусты самого мелкого и плюгавого. После пробил ногой в бок удачно упавшему первому, схватил за ворот дизориентированного Шимуру, врезал в солнышко, пару секунд понаблюдал за его выпученными глазами и толкнул. Пацан, сделав пару шагов, плюхнулся на задницу, а я обернувшись к Хоки, внимательно ее рассмотрел: вроде бы все в порядке, цела, ничего не порвано, только волосы, лишившись поддержки лежат каштановой волной, превращая застывшую девочку симпатичную куколку. Синай, кстати, лежит метрах в пяти, зря я на нее наговаривал, видимо эти ушлепки сразу обезоружили, почуяв, что могут и не справиться.
  - Ты в порядке, Хоки-тян?, - протягиваю ей вытащенную из пальцев скрюченного Шимуры ленту.
  - И-и-ичика? Что... как... зачем?
  - Что зачем? Это мой долг как мужчины, друга и соседа, как видишь выполнен полностью, - почти насильно впихиваю ленточку в руки.
  - Но это... это неправильно!
  - Моя милая Хоки-тян, - ох уж это самурайское воспитание, ну хоть отошла от шока, покраснела что маков цвет, отвернулась, не прекращая приводить прическу в порядок, - если ты про мое бесчестное и подлое нападение, то объясню просто - мы не в додзё, их трое и обижают мою подругу. На таких моего благородства не хватает.
  - Тебе не жить, Оримура, - проблеяли из кустов, очухался недобиток,которому меньше всех досталось.
  - Хлебогрызку захлопни, урод, а то шурундулы пообрываю - пара шагов и удаляющийся треск и шорох показали что товарищ против продолжения банкета, возмущенный возглас сзади "Ичика!" а я что, я вобще за синаем пошел... черт, я ж свой в раздевалке забыл вместе с сумкой, а и хрен с ними, никуда не денутся, завтра заберу.
  - Пойдем домой, Хоки.
  - Ааа... может им помочь?
  - Хоки-тян! - мой укоризненный взгляд вновь заставил ее покраснеть, - может мне еще и извиниться?
  Взяв под локоток окончательно смутившуюся девочку, я потащил ее на остановку, окинув взгядом валяющуюся гопоту, скоро отойдут... и за малым сам не оказался вогнан в краску невинным детским вопросом:
  - Ичика, а что такое "шу-лун-ду-лы"?
  Почесал нос рукоятью синая, скрывая смущение, и пробормотав "два-один" нарочито бодрым и веселым голосом отмазался:
  - А, не знаю, это так русские говорят.
  - Опять эти русские, ты на них совсем помешался, дедушка говорит, что они тебя плохому научат!
  - Разве починить геликоптер малыша Танаки это плохо? Без их помощи я бы не смог!
  - Ну-у-у... мы бы могли попросить мою сестру!
  - И когда ты ее в последний раз видела?, - чертыхнувшись про себя, щелкнул по носу погрустневшую девочку, - а, ладно, мне тут недавно они одну историю рассказали...
   Сдав уставшую смеяться и начавшую клевать носом Хоки на руки родителям, я медленно побрел домой, гадая отчего так гадостно на душе... словно бы в предшествии грядущих неприятностей. Что может случиться? Шимура родителям нажалуется? Да это даже внимания не стоит. Что-то с сестрой? Да нет, еще в автобусе звонила, распрашивала как дела и подтвердила что ночевать сегодня тоже не придет, опять какие-то тесты с Табанэ устраивают, подслушал благодаря хорошему слуху часть разговора. Ладно, утро вечера мудренее.
   Утро явно ничего мудренее не сделало и совсем не красило - проснулся я к обеду совершенно разбитый. Проползя через все утренние процедуры, и глянув на часы, покидал в себя поздний завтрак и умчался по магазинам: наши советские ребята надумали сделать голопроектор собственными руками и им требовалась самая уйма разных запчастей и деталей, не говоря уже об излучателе - достать их за пределами Я*/понии было сложно. Проносившись по всем известным точкам, потратив почти все сбережения и чудом успев до закрытия почтового отделения, я глянул на часы и устало матюкнулся - уже пора на тренировку, хорошо хоть за формой и синаем не нужно ехать, редкий случай когда склероз во благо. На тренировке же было все как обычно... за исключением одного - на ней не было Хоки. Это было странно, девочка практически никогда их не пропускала без очень веской причины, как болезнь или приезд сестры. Хотел распросить учителя, но тот сам подошел ко мне с аналогичным вопросом, обычно ему звонили родители и объясняли причину отсутствия ребенка на занятиях, а тут еще и соревнования... Точивший меня со вчерашнего вечера червячок тревоги разом раздулся до размеров скального червя с Татуина, довольно невежливо отмахнувшись от перешедшего на вчерашнюю драку сенсея, явно желавшего подробностей, я рванул на остановку, на ходу набирая номер Хоки. "Аппарат абонента выключен". Причем были выключены аппараты всей семьи Шинононо, а сестра, которой я наконец-то смог дозвониться раза с двадцатого, резко отрезала "Вечером!", судя по оживленному гомону на заднем фоне у нее какое-то важное мероприятие. И что мне делать до вечера?! С ума сходить... сходить, ну конечно, мы ж соседи!
   Сходил... соседский дом был пуст. Дверь послушно распахнулась, приняв мою карточку, доступ в соседский дом у меня был, пусть и незаконный, спасибо нашим хакерам, превратившим мою ИД-карту в слабенький инструмент взломщика, но здесь не было никого, кто бы возмутился моему бесцеремонному вторжению. Честное слово, я рад был бы даже вечно недовольной сморщенной морде деда Кадзуто... но идеально пустые комнаты, голые стены и отсутствие каких-либо признаков того, что здесь еще вчера жила семья... "Черт, что делать, что же делать... так, хватит паниковать, в первую очередь надо убраться из этого... места, а то возьмут за жопу и не посмотрят на возраст, быстро домой!" В свой дом я тоже входил с опаской, но здесь все было на месте и как обычно. Пройдя по всем комнатам, заглянув в ванную и проверив туалет, я не обращая внимания на мигающую иконку сообщений форума, спустился вниз и сел за обеденный стол. В голову лезли тысячи мыслей и предположений, тревога накатывала волнами, что делать - звонить местным ментам или дождаться сестру. Взгляд на часы, половина восьмого, звонить ментам или дождаться... черт, так не пойдет, надо отвлечься и успокоиться.
  - Телевизор, новости! - давший петуха голос не помешал умной технике среагировать на голосовую команду. Висящий в гостинной огромный экран засветился, но я сидел, не глядя в него, подперев голову руками и уставившись в столешницу... "звонить ментам или дождаться сестру"... поэтому до загруженного мозга не сразу пробились слова диктора:
  ... позволяющий, по замыслу его создательницы, юного гения Шинононо Табанэ, выходить на околоземную орбиту и проводить всевозможные работы по ремонту орбитальной техники, замеры и научные исследования. Благодяря изобретенному Шинононо-сан устройству под названием "ядро", являющемуся мощным источником питания, данный экзоскелет, названный изобретательницей "Небесный Доспех", может продолжительное время эффективно действовать автономно, что позволит использовать его во многих областях человеческой деятельности. Ведущие мировые державы уже выразили желание объеденить усилия в дальнейшей разработке подобных машин...
   Я, не отрываясь, смотрел на экран, где под скороговорку тщательно прилизанного диктора показывали то фотографии Табанэ в неизменном наряде, то видео летящей на большой высоте фигуры, с легкостью выполняющей различные маневры... сначала руки, потом все тело затряслось, голова, упавшая на грудь, резко вскинулась, оглашая пустой дом безумным хохотом... текли слезы, кулаки били по столу, горло саднило, а я все хохотал и хохотал, не желая остановиться и понемногу сходя с ума от осознания - КУДА же я ПОПАЛ!!!
  Отступление второе.
   Чифую прислонилась к только что закрывшейся за спиной двери три года бывшего родным дома и прикрыла рукой глаза, массируя пальцами виски. Во всех комнатах было темно, Ичика, наверное, уже спит. Нетрудно было догадаться, почему брат так названивал, семью Табанэ пришлось перевозить ночью, и то что он спохватился лишь ближе к вечеру, означало что возможные пассивные наблюдатели также могли потерять след... активных же должна была убрать группа прикрытия, но от нее никаких сигналов пока не поступало... Проклятье! Кулак девушки врезался в стену. Проклятье, это же надо было так глупо спалиться. Они, казалось, предусмотрели все - заблокировали все линии связи вокруг, выбрали окно в промежутке между спутниками, отсутствие авиарейсов из-за плохой погоды... и все накрылось ради одного чертового любителя грозы!!! Самодельный квадрокоптер, со допотопной камерой на борту, которая не передавала данные по сети сразу в личный раздел особого файлового хранилища, как принято в современных устройствах, а писала все на такую же старую карту памяти... этот урод даже подумать не удосужился, чертов обыватель, а сразу выложил видео в сеть... на котором она, Чифуя, замирая от восторга, летала наперегонки с непогодой... а теперь эти твари, эти падальщики накинутся на труд всей жизни Табанэ...
   "Слишком рано, - сказала подруга, глядя в окно на толпящиеся у входа в лабораторию правительственные машины и суетящихся возле них людей, - еще слишком рано... но ничего уже не поделаешь, верно, Чи-тян? Позаботься о моей семье, хорошо? Не хочу, чтобы их затронула вся эта грязь." Ей оставалось только кивнуть, и отдав необходимые распоряжения, покинуть здание через один из аварийных выходов, оставив Шинононо объясняться с приехавшими комитетчиками. "Им не интересна личность пилота, их глаза будет застилать жадность... вот только тут их ждет ба-а-а-альшой сюрпризик, - Табанэ засмеялась и даже развела руками, показывая размеры подсовываемой свиньи, - но будет лучше если вы с Ичикой тоже уедете, желательно в противоположную сторону от моих родных. НАМ не нужно лишнее внимание, ПОКА не нужно."
   Все верно, все правильно... но как же невовремя! Хотя чего это она, неприятности всегда приходят когда их не ждут. И подруга выкрутится, а если нет, то есть еще несколько запасных планов, слишком многое стоит на кону, чтобы так просто сдаться. "В горле пересохло, черт, всю ночь и день на ногах, поесть даже некогда... да и какая еда, когда... так, потом, все потом, сейчас нужно перекусить и лечь спать, а завтра позвонить с компанию по переезду... Ками, да что ж так темно!" За всеми размышлениями добравшись до кухни, Чифую открыла рот, чтобы дать команду "умному дому"... рот остался открытым, сердце ёкнуло уже где-то в желудке, а левая рука дернулась под полу пиджака, под которым в плечевой кобуре покоился маленький, но мощный автоматический пистолет.
  - Кухня, свет. - произнес хриплый до неузнаваемости голос. Заслонясь от резкого перепада освещенности той самой рукой, что метнулась за оружием, Чифую смотрела на брата, сидящего за столом, и приводя мечущееся сердце в порядок, вспоминала слова Табанэ: "... это очень интересная реакция на сильные чувства и стресс, ничего подобного ни у тебя, ни у Мадоки-тян не наблюдалось. Но по всем показателям это единственный признак активности нанофабрики, поэтому беспокоиться не о чем, Чи-тян, самопроизвольная активация боевых функций маловероятна, за исключением серьезных повреждений носителя и угрозы жизнедеятельности... но И-кун у нас мальчик умный и в опасные места не полезет, правда же?" Не то чтобы Чифую была не согласна или не доверяла словам подруги... но светящиеся тускло-голубым светом зрачки в кромешной темноте способны любого довести как минимум до инфаркта. И тогда, три года назад, когда они только стояли перед этим домом, она видела эти горящие глаза на лице маленького звереныша, готового драться, кусаться и убегать... как если бы он помнил все то, что с ним творил Хигути. Но Табанэ была уверена в действии своих препаратов, а у Чифуи не было причин не доверять ее способностям...
  - Проголодалась? - вид поднявшегося и отошедшего к холодильнику брата был неважным - покрасневшиие белки глаз, растрепанные волосы, помятая одежда. "Он волновался, сильно волновался... но судя по отсутствию полиции, решил дождаться меня. Молодец, но..."
  - Тобой все в порядке, Чи-тян? - глаза с практически вернувшей свой нормальный цвет радужкой смотрели со спокойной заботой. "И за меня волновался... почему?"
  - Да, спасибо, Итика, я жутко проголодалась. Да, кстати, мы завтра переезжаем, так что готовься собирать свои вещи, я с утра вызову компанию по грузоперевозкам,. постарайся не проспать, хорошо? - улыбка в конце получилась слишком вымученой.
  - Хорошо, тогда я пойду ложиться, - наливающий чай мальчик кивнул и убрав чайные принадлежности, двинулся к выходу.
  Сделавшая долгожданный глоток Чифую только кивнула... и замерла, вновь поднося к губам кружку, от раздавшегося со стороны дверного проема спокойного голоса:
  - С НИМИ все в порядке?
  Девушка медленно поставила посуду на стол, и задавив море рвущихся вопросов, осторожно ответила:
  - Да, И-кун, с ними все в порядке.
  - Это хорошо. Спокойной, ночи, сестра.
  - Спокойной ночи, Ичика.
  Легкий скрип ступенек лестницы уже давно затих, а девушка все еще сидела, сжимая кружку с остывшим чаем... "Не должен же так себя вести девятилетний ребенок, не может быть у него такого контроля, ведь не..." В голове вдруг зазвучал полузабытый ненавистный голос одного из ее инструкторов-мучителей: "... в боевой обстановке ты должна всегда сохранять спокойствие, холодный разум должен подавлять любые эмоции, делая анализ обстановки мгновенным, решения правильными, а реакцию молниеносной! Запомни, ты - идеальный солдат!!!" Эта фраза, вызвавшая холодный озноб, долго преследовала ее во снах, тогда ей невольно помог справиться Ичика, а теперь неужели он тоже... но ведь Табанэ говорила... Табанэ, нужно будет ей все рассказать, когда уляжется вся эта шумиха вокруг НД! Она не всесильна, могла что-то упустить!" Нашедшая решение девушка залпом допила остывший напиток и принялась за еду, одновременно вызвав на комуникаторе адреса сайтов агенств по продаже недвижимости - им требовался новый дом, как можно дальше и как можно скорее.
  //
  
  Глава 5.
  
  Первый день в новой школе ознаменовался четким осознанием того, что без своей палки умная обезьяна мало чем отличается от обезьяны обычной. Проделав обязательный ритуал представления классу в виде написания на доске своего имени, поклонов и настоятельной рекомендации обо мне позаботиться, я отправился на указанное место, отметив по пути взгляды личностей, жаждавших окружить теплом и заботой... мои денежки после душевного разговора за ближайшим углом. Учебное заведение, как и райончик, были вполне себе респектабельными и благополучными, а увиденные гопники слишком мажористыми, чтобы казаться опасными . На перемене, однако, никто не подходил - звероватого вида учитель родного языка, возвышающийся даже над остальными, подросшими за годы нормального питания японцами, поддерживал мертвую тишину и почти воинскую дисциплину, демонстрируя всем видом что тому, кто будет поганить родную речь... придется худо. Сменившая его преподаватель истории, маленькая старушка-одуванчик, давила той самой аурой заслуженного укротителя самых опасных зверей - школьников, которая вырабатывается с годами на нелегком поприще образования малолетних обалдуев, обладая помимо этого еще громким командирским голосом и бритвенно-острым языком. Поэтому предаваясь воспоминаниям о школьных годах и мельком наблюдая за энергичной бабулькой, от внимания и ехидных комментариев которой пытались слиться с партой даже самые борзые, я не сразу ощутил ее внимание, а когда понял, что уже с полминуты смотрю учительнице в глаза - было уже поздно.
  - Так-так-так, наш новенький, Оримура кажется? И что ты так преданно на меня смотришь, на мне вроде бы не кимоно, узоров нет и цветы не растут?
  - Прошу прощения, Курихара-сенсей, - после ее вопроса, вызвавшего очередной острый приступ ностальгии, поднявшемуся мне сдержать улыбку было сложно, прошедшую по классу волну можно было охарактеризовать как 'Во придурок!' - просто вы напомнили мне мою прошлую учительницу!
  Волна вернулась и принесла на гребне шепотки, что да, придурок, причем конченый, преподавательница едва слышно хмыкнула.
  - Что, Оримура, такая же красивая?
  - И это тоже, Курихара-сенсей, и такая же энергичная, - и не переставая улыбаться добавил - вся школа от ее уроков стонала.
  - Значит правильная у тебя была учительница, Оримура-кун, - старушка неожиданно улыбнулась, вызвав у окружающих разрыв шаблона, затем резко без всякого перехода рявкнула - установление нэнго Тайка и создание косэки?
  - Первый год от 19 числа 6 месяца 4 года правления Императора Котоку, Курихара-сенсей!
  - Садись, Оримура, и прекращай уже по-идиотски улыбаться, то, что ты кое-что знаешь, не дает тебе права бездельничать на моих занятиях! Маэда!
  Упомянутый задергался, застигнутый в попытках вытащить из носа упирающуюся козу, вызвав несколько тихих смешков.
  - Прекращай незаконную добычу ископаемых, а то повредишь единственную извилину, и что - мне придется говорить твоим родителям, что на моих уроках ты из просто... неуча превратился в полного неуча? Весь в отца! А поведай-ка ты мне, Маэда-кун о...
  Отвернувшись от начавшего что-то мямлить паренька, я подумал, что старушка не боится ни бога, ни черта, хотя чего ей боятся - в ее то годы. Наверняка заслуженный учитель или что-то в этом роде, вполне может быть, что учила уму-разуму и родителей этих обалдуев. Но к делу, развод на бабки скорее всего состоится после уроков, пока же нужно переварить новую информацию. Пока я нес пачку документов, в основном своих медицинских данных, в приемную директора, не преминул по дороге завернуть в туалет и как следует в них покопаться. Оказывается нам с сестрой вживлены новейшие кардиостимуляторы в рамках социального эксперимента по поддержке детей-сирот... бла-бла-бла, пропустив две страницы восхвалений всяческим благодетелям и спонсорам, я настроился на сенсацию... и облом, дальнейшую околонаучную пургу я не осилил и даже не сфотографировал, о чем теперь жалею , мало ли какие подробности можно было вытянуть? По крайней мере, отказ от всяких подробных просвечивающих потроха процедур выглядел вполне логичным из-за возможного отказа 'стимулятора'. Как по мне, так очень слабая отмазка, годящаяся только для школы, хотя кто будет подозревать в девятилетнем пацане-школьнике секретоносителя? Черт бы ее побрал, эту гениальную косплеершу, я уже голову сломал - что же ей от меня нужно и почему меня оставили в покое? Никаких скрытых тренировок, попыток влияния или пропагандистких речей, ничего, такое чувство, что меня отложили как зеленый банан - дозревать. Ну не считать же тренеровками мое хождение в додзё, нет, в каноне все что было у пацана из оружия - это как раз меч и самурайская способность в стиле 'напряги пупок, собери чакру, вложи ее в один удар и победи!', ага, а потом сдохни, если противник не один. Или активация доспеха активировала спящие боевые навыки, но нужно же еще время на наработку навыков моторных, или... Я посмотрел на хрустнувший в руке карандаш, машинально ответил на каверзный вопрос всевидящего сенсея и наконец-т о сделал вид что внимательно ее слушаю. Вопросы множаться как снежный ком, а ответов банально негде и не у кого узнать. Честно говоря, просидев до конца уроков, и так и этак крутя вновь открывшиеся обстоятельства, я успел забыть про заждавшихся экспроприаторов, поэтому в подошедшего, дабы пригласить к более близкому знакомству, пацана уперся тяжелым бараньиим немигающим взглядом. Тот проглотил заготовленные пафосные фразы и начал что-то блеять о разговоре, заставив меня поморщится и вернуться в бренный мир. Я поднялся, окинул взглядом полупустой класс, отвернувшихся детишек и перепуганную девчушку в модных очках, очевидно старосту, прижимающую к груди какие-то листочки и нерешающуюся подойти, криво ухмыльнулся и буркнул 'Веди, Су Са Нин'. Малец естественно юмора не понял, но рванул из класса довольно бодро, приведя в какой-то закоулок неподалеку от банкомата. Ну да, это тебе не карманы выворачивать в поисках мелочи, все расчеты в основном с ИД-карты, но есть возможность и получить с автомата все еще имеющие хождение купюры, поэтому приходиться сначала убеждать, а потом вести убежденного до платежного терминала... мы тем временем подошли к месту встречи и я отбросил посторонние мысли. Ну что сказать, ситуация довольно классическая - одетый в распахнутую форменную куртку пацан, на пару лет старше, с моднявой прической, пирсингом и зубочисткой во рту, засунув руки в карманы и приняв крутую позу, приготовился вещать...
  Мне всегда было интересно - что люди отвечают на по сути риторические вопросы типа 'А ты чо?' или 'Самый умный, че ли?'. Нет, я прекрасно понимал что такое потолкаться, полаяться, буравя друг друга взглядами, заводя себя на драку... но я то со всего этого уже вырос и поэтому не мешкая, зарядил удачно повернувшемуся правым боком ко мне оратору, который пожелал вежливо обнять меня за шею, в печень. 'Черт, болт посеял при переезде...' мелькнула мысль, когда я, уже достав локтем в челюсть стоящего рядом проводника, получил сильный толчок в грудь от заводилы и покатился кубарем. 'Сильный, крутой... но легкий', я вскочил, оценивая обстановку... и получил удар в спину. Третий, урод, стоящий скорее всего на шухере, убедительно доказал мне, что рано я почувствовал себя круче яиц Фаберже, особенно когда я в последний момент почти успел отвернуть голову от летящего в нее кулака главаря. Удар пришелся вскользь в левую бровь, разбив ее и секунд на пятнадцать-двадцать я выпал из реальности, а когда вернулся, то все еще немного скособоченый старшеклассник уже посылал шлепающего разбитой губой Сусанина проверить мои карманы, а третья падла, заглядывая за угол, торопила своих подельников. Хороший удар в голову всегда прочищает мозги и бодрит организм, поэтому без лишних раздумий прямо с карачек я рванул к обидчикам. Удар плечом в грудь обернувшегося губошлепа и мы уже вдвоем влетаем в главаря, которого откидывает к стене и неплохо прикладывает об нее затылком. Два удара по зубам лежащему подо мной проводнику, третий в глаз, заводила стоит на коленях, держась за затылок, я резко оборачиваюсь, покачнувшись, и нахожу правым глазом верещащего что-то третьего... руку которого в каком-то хитром захвате держит невысокая худенькая девчонка с прической в виде двух хвостов. Убедившись, что прием проведен со знанием дела и успею при случае отреагировать, оборачиваюсь к главному гопнику и пробиваю с ноги по лицу, заставив того окончательно распластаться на полу, после чего развернувшись направляюсь к третьему с намерением отблагодарить за удар в спину... но не успеваю.
  - Так, что здесь происходит? - легка на помине, божий одуванчик Курихара-сенсей, за которой маячили двое старшеклассников с повязками на рукавах, - Оримура-кун, Кагава-кун, эээ... Ли Ин Фанг, если не ошибаюсь?
  Я, кинув взгляд на прячущего глаза и дрожащего Кагаву, которого выпустили из захвата, и понял что отвечать придется мне.
  - Ничего особенного, Курихара-сенсей, - глаза девчонки и старшеклассников удивленно расширились, учительница только хмыкнула, - просто вон тот парень так спешил показать мне банкомат, а я так не хотел от него отставать, что мы оба поскользнулись на повороте и влетели вон в того молодого человека, к несчастью оказавшегося на нашем пути, - упомянутый поднял голову с блуждающим взглядом и начавшим заплывать левым глазом, око за око, засранец.
  - Поскользнулись значит... - старушка наверняка расшифровала взгляды, бросаемые на меня еще в классе, но видимо пока нашла помошников, потом место разборок, - Кагава-кун, хватай своих дружков и идемте в медпункт, вы двое, помогите ему.
  Старшеклассники с третьим гопником кинулись поднимать валяющихся, Курихара же обернулась ко мне.
  - И ты тоже, Оримура-кун.
  - Ничего страшного, сенсей, мне просто смыть кровь и залепить пластырем, у меня все с собой.
  - Хм, чувствуется опыт, Ичика-кун, - вот ехидна, - часто дрался?
  - Что вы, Курихара-сан, просто часто падал, - я вытянул голову, стараясь чтобы кровь капала на пол, а не на форму, замучаешься отстирывать, - каждой новой школе полы почему-то очень скользские, особенно поначалу. Не подскажите, где тут ближайший туалет, а то кровью по дороге все закапаю.
  - Ну да, ну да, - учительница строго взглянула на зафыркавших старшеклассников, - что стоите, ведите этих... пострадавших к медсестре. А туалет...
  - Я покажу! - на раздавшийся возглас обернулись все, заставив стушеваться забытую девочку.
  - Хм... уж сделай милость, Лин-тян, - старушка весело блеснула своими очками-половинками, но тут же посуровела, - как справишься, так бегом в медпункт, а затем в учительскую. Будем разбираться... со скользкими полами.
  Смыв кровь и залепив бровь пластырем, я краем глаза наблюдал за вещающей и активно жестикулирующей девчонкой и пытался понять, что же мне кажется в ней знакомым. И уже потом, пройдя все положенные медицинские и бюрократические процедуры (версию скользских полов подтвердили все) выйдя из автобуса проследил взглядом за пальцем указывающей на свой дом Ли Ин, находящейся рядом с моим, с хозяином которого я познакомился накануне, в моей отбитой башке возникла простейшая логическая цепочка 'два хвоста-зеленые глаза-подруга детства-Рин-пилот китайского доспеха'. Позже, сидя в гостях обществе весело скалящегося отца Лин-Рин и недовольно поджимающей губы матери, я подумал что повернуть ход истории вспять будет довольно сложно.
  - Ичи-и-ика-а-а! - вот блин, дежавю однако, - ты дома-а-а?!
  Я сел на кровати, помассировал переносицу и несколько секунд бессмысленно таращился в стену. Потом поднялся рывком, раздвинул шторы и, отодвинув в сторону балконную дверь, вышел в лоджию.
  - Лин, а позвонить никак, а? Обязательно орать?
  - А, так не интересно, - отмахнулась от моего занудства миниатюрная зеленоглазая девчонка с двумя хвостиками, подпрыгивающая от переизбытка энергии на таком же балконе в доме напротив, - ты во сколько сегодня вернешься? Папа грозился приготовить свинину в кисло-сладком соусе, причем обязательно в твоем присутствии! Мол, только мужик может ее нормально приготовить. А я не виновата, что у меня не получается, и вообще, когда вырасту - буду пилотом НД, мне некогда будет готовить и ...
  - Не знаю, Лин, - по уже имеющемуся опыту знаю, что если не заткнуть этот фонтан сейчас, то потом можно только под душем заставить цвести завявшие уши, - сегодня у меня тренировка допоздна.
  - Ну-у-у-у Ичика! Ну! - Лин надулась и топнула ножкой.
  - Все, Лин-тян, мне уже нужно собираться, если что - я позвоню, - не слушая недовольных воплей соседки, я махнул рукой ей рукой и войдя в комнату рухнул на кровать, предварительно задернув шторы. Мне многое предстояло обдумать и решить.
   С момента переезда минула неделя, вся прошедшая в хлопотах и беготне: вселение в новое жилище, расстановка мебели, настройка бытовой техники, рейд по ничуть не изменившимся за века чиновникам: там бумажка, там подпись, пусть и многое из всего этого и пришлось на долю сестры, но свою порцию метаний по кабинетам получил и я: перевод в новую школу требовал неимоверного количества документов, подтверждений и анализов, даже в сей продвинутый век информационных технологий, повсеместного покрытия высокоскоростной универсальной связью и огромных размеров зданий-док-станций, хранящих в себе личные файлы населения целого города - бумажки все еще злорадно скалились со всех чиновничьих столов. И только теперь, спустя неделю я смог хоть немного расслабиться и проанализировать произошедшие события.
   'Шок - это по нашему' - вот как можно было описать мое состояние на протяжении последних семи дней. И если раньше я удивлялся вывертам своего сознания, глупым детским поступкам и образу мышления, то сейчас не знал - кого за это поблагодарить, хотя... нет, этого человека я благодарить точно не буду, ибо Шинононо Табанэ явно не та личность, которая будет делать что-то просто так, несмотря на всю свою эксцентричность. Тем не менее, если бы не упрощенное восприятие мира, я бы точно свихнулся бы в самом начале - от своего попадания, детского тела, от чувства бессилия перед обстоятельствами. В этот раз слететь с нарезки мне не дала колония микроскопических роботов, по достижении критической массы психической нестабильности - попросту вызвав потерю сознания. Очнувшись уже в темноте, я ощутил только сильную жажду и небольшую резь в глазах, немного мутило в целом, окружающие предметы расплывались бледно синей дымкой. То, что я неплохо вижу в темноте, удалось осознать только тогда, когда пройдя шатаясь мимо зеркала в гостиной и зацепившись взглядом, я за малым не обделался с перепуга. Да, светящиеся глаза на бледном, с засохшими потеками крови из ноздрей, лице смотрелись жутко, но дойдя до кухни и умывшись, я так и просидел, привыкая к нарастающему жжению в глазных яблоках и пытаясь подольше сохранить активной единственную доступную мне способность... снова провернуть подобное у меня не получилось пока ни разу. Оставалось только не оставлять попыток, заодно попытаться решить - как же теперь жить и действовать в свете открывшихся обстоятельств.
  Мир по мотивам мультика, или мультик по мотивам мира? Интересный вопрос, правда ведь? Вроде как от перемены мест слагаемых - итог один, да вот только не катит здесь математика. По первому варианту развития событий, через пять-шесть лет мне надо быть лишь в нужном месте в нужное время, и всего лишь коснуться рукой доспеха и вуаля - вот тебе и всемирная слава, известность, суперброня и целая академия девушек на выбор, одна из которых до сих пор скачет по балкону и требует то ли выйти и принять свою смерть, то ли уже жениться... МужиГ внутри скакал козлом, бил себя руками в грудь и пытался изобразить клич Тарзана, вшивый русский интеллигент, вытирая лоб платочком и теребя облезший портфельчик, радостно блестел очками в предвкушении халявы и только простой русский парень, скептически ухмыляясь и качая головой, показывал на пальцах судя по жестам мышеловку: ты туда голову за ништяками, а шейку раз... и пока ты дергаешься, еще и сзади кто-нибудь пристроится. Надо сказать, что я с ним был целиком и полностью согласен - данный вариант был глуп, нелеп и опасен и даже знание канона вряд ли чем-то помогло... но помечтать-то можно?
   Ухмыльнувшись и перестав наконец выпучивать свои многострадальные зенки в попытках включить свой личный ПНВ, я положил руки под голову и уставился в потолок. Итак, второй вариант был так же реален, как и окружающий меня мир, и знание канона могло дать только лишь представление о ключевых фигурах и событиях, не говоря уже о мотивах Шинононо Табанэ - зачем ей понадобился пацан, способный пилотировать НД, не на развод же в самом деле. Сейчас в мире получается точно такая же ситуация, как и в начале шестидесятых, ставших поворотной точкой расхождения истории этого мира с моим. НД встряхнет этот мир еще не раз, особенно когда за разработку возьмутся военные - боевая машина с мощью танковой бригады, маневренностью истребителя и огромными возможностями модернизации явно не оставит равнодушными вояк, заставит поерзать на своих тронах царьков, князей и президентов. Весь остальной же мир получит новую игрушку и объект мечтаний... хм, только вот незадача, получит только женская его часть, оставив не у дел и так расслабившуюся без войн и потрясений мужскую... хех, феменистки наверняка писают кипятком от восторга, надо признать - не без оснований. Впрочем, представив себе морды начальства Табанэ и наверняка налетевших представителей правительства, когда девочка-зайчик в своей неизменной манере выдаст им половые предпочтения своего изобретения, я позволил себе усмехнуться - наверняка многие вояки уже раскатали губу на вундервафлю и грезят о военных компаниях, победах и былом величии, как генерал сил самообороны Такеши Ооцука. Да, нашел я информацию по своим потенциальным мучителям, и оба сейчас переживали не лучшие времена - генерал находился под следствием по подозрению в растрате подотчетных ему средств, а профессор после какого-то грандиозного научного скандала был быстренько отправлен на пенсию - писать мемуары. Были ли это их собственные косяки или же из всего этого торчали знакомые розовые уши - мне было по барабану, зато обоих я теперь знал в лицо и хорошенько запомнил на будущее.
   Что ж, нужно попробовать восстановить в памяти события анимехи, просмотренной практически семь лет назад и запомненной в качестве образчика отменного идиотизма. Итак, по исполнению пятнадцати лет канонный Ичика, заблудившийся при поиске экзаменационной комиссии, оказывается в комнате с НД и конечно же тянет к нему свои кривые ручки. А дальше та-да-дам, активация доспеха, понабежавшие зеваки и так долгожданная для ОЯШа слава. От участи подопытного кролика придурка спасает всемирно известная старшая сестра, запихнув того в Небесную Академию... где даже такой дуболом как ГГ, начинает понимать что он круто попал. Любой женский коллектив по определению гадюшник, а учебное заведение, предназначенное для учебы и тренировки будущих пилотов, забитое половозрелыми девицами разного возраста и национальностей, иначе как серпентарием не назовешь, ведь змеи это не только ценный мех, но и тонны высококачественного легкоусвояемого яда, быстродействие которого зависит только от породы и личных особенностей. У такого огромного количества особ женского пола, которые будут из кожи вон лезть, чтобы стать представителем нации за вполне конкретные материальные и моральные блага, готовность выплеснуть его на подруг-конкуренток явно зашкаливает за сотню процентов. И наличие вокруг Оримуры начавших стягиваться как мухи на го... мед владелиц личных доспехов для многих не станет препятствием на пути к возможности быстро подняться, захомутав единственного парня-пилота, кто первый встал - того и тапки, как говориться. Дальше завязка заканчивается и начинается вполне конкретный отборный бред, из которого можно лишь выделить ключевые личности окружающих, начнем, пожалуй, по порядку.
  Самый таинственный персонаж и не только в мультике, барабанная дробь - Шинононо Табанэ. Вот тут мне даже сказать нечего - этого человека, да и человека ли, я совершенно не понимаю. Тогда, в самом начале нашего, кхм, знакомства, она не показалась мне опасной. Загадочной, особенной, еб... эксцентричной, но никак не вызывающей опасения. Теперь же, прокрутив в голове немногие случаи нашего общения, я передернулся внутренне и поймал себя на мысли, что уж лучше я остался бы у Хигути, потому что он был ПОНЯТЕН! В случае с Табанэ я вообще не мог разобрать ее настоящих чувств и намерений, да и делать это следовало по горячим следам, а в последний раз мы виделись с полгода назад на дне рождения Хоки. Нужно будет потом все тщательно вспомнить и обдумать.
  Оримура Чифую, в аниме показана уже взрослой, на тот момент 24 года кажется. Идеал для всех окружающих, включая брата - сильная, умная, решительная, практически дважды чемпион мира в боях на НД. Занимает преподавательскую должность в их Небесной Академии, за всеми следит из комнаты управления, раздает педагогические звездюли и сильно любит младшего братишку. Что же, стальной характер Чи-тян видно уже сейчас, но особой любовью у нас не пахнет. Даже не беря во внимание недавнее мое прозрение, раньше нам просто было уютно рядом друг с другом - могли часами сидеть рядом за учебниками, перекидываясь лишь парой фраз, в редкие моменты приездов Табанэ, когда та вытаскивала нас на прогулки, по большей части просто молчали... хм, ну да, рядом со старшей Шинононо трудно делать что-то другое, иногда я ловил себя на мысли, что на нее можно смотреть часами как на стихию... наверное хаоса... розового, ага - бесконечно, главное слух отключить. А в последнее время, когда Чифую стала по нескольку суток пропадать в своей 'школе', мне было немного грустно - то ли остатки личности пацана тосковали по семейному теплу, то ли я, взрослый мужик, настолько впал в детство и поверил в сказку, не знаю. Оставалось лишь заботиться о приползающей домой еле живой девчонке и то, что это постепенно стало восприниматься как должное, было лишь вопросом времени. Мда-с, что-то меня не туда понесло.
   Шинононо Хоки... хм, прожив рядом и видясь изо дня в день, я видел в ней маленькую девчонку, вспыльчивую, но добрую и отходчивую, поставившую себе цель стать не хуже своей сестры пусть и не в научном плане, а посему вцепившуюся в кендо мертвой хваткой. Теперь же, имея представление о грядущих событиях, я совершенно не был уверен, что через шесть лет встречусь с тем человеком, которого знал. Вспыльчивость, постоянное руко-синай-боккеноприкладство возникшее на почве успехов в мечемашестве, постоянные перепады настроения, куча комплексов, скрытых под холодной маской... типичная цундере, так кажется у японцев это называется. Но это ладно, главный ее недостаток - это непосредственно Шинононо Табанэ, которая, не смотря на довольно прохладное отношение к родителям и к большинству окружающих людей, младшую сестру любит. И на что готова изобретательница НД ради Хоки - было отчетливо видно даже по бредовому аниме. Хочешь поступить в Академию - пожалуйста, хочешь личный НД - получи и распишись... хочешь себе в пользование единственного мужчину-пилота и друга детства в одном флаконе, не проблема сестренка, ты у нас девушка видная, а если что - один укольчик и... На этой мысли меня вновь передернуло, радужно-игривое настроение( МужиГ, у которого наконец начало что-то получаться, навернулся со своего насеста в горное озеро - остывать) мигом упало ниже плинтуса, создав волну и выкинув на берег затаившуюся паранойю. Ладно, как уже было сказано - Табанэ оставлю на потом. Доспех Хоки, "Красная Камелия", только доказывает предыдущее - четвертое поколение, огромная скорость, маневренность и энергоемкость. Два меча и способность 'Полная перезарядка' могут дать умелому бойцу громадное преимущество.
   Следующий персонаж - Сесилия... эм, фамилию не помню, да и не важно пока, британская девочка-мажор, владелица доспеха третьего поколения, боец дальнего боя. В мульте показана откровенной блондинокой... три раза ха. Если мне не изменяет память, то после смерти родителей-аристократов сумела удержать в руках их огромное состояние, еще три раза тоже самое 'ха'. Либо у девчонки остались достаточно близкие и адекватные родственники, взявшие над ней опекунство за свой процент естественно, в благородство нынешней аристократии даже по отношении к родным я давно не верю, либо ей, стиснув зубы и отбросив гордость, пришлось капитально крутиться во всех смыслах этого слова, слухи о пристрастиях тамошних лордов доходят даже сюда, либо можно допустить самый радужный вариант - на момент трагедии, еще не произошедшей, она уже была одним из возможных кандидатов в пилоты. Все варианты так или иначе сливаются в один - упорством, хитростью или телом, а может и скорее всего всем вместе, но англичанка добилась своего - стала представителем нации. И все довольны и всех устраивает - потомственная аристократка, истинная британка, умница и красавица, которой для поддержания имиджа можно и кинуть кость с барского стола - вернуть кое-какую часть былого имущества родителей. И вывод из всего этого тоже один - Сесилия кто угодно, но только не дура! Да и специализация ее доспеха - снайпер подразумевает под собой усидчивость, хладнокровие и немалый самоконтроль. Если в будущем все пойдет по канону - с ней нужно держать ухо в остро.
   Лин... Фанг Ли Ин если быть точным ( в балконную дверь что-то прилетело, я вздохнул) в аниме и в реальной жизни была уменьшенной копией Хоки... с отключенными предохранителями. Если младшая Шинононо в период закипания и после выплеска эмоций еще могла обдумать произошедшее и вникнуть в ситуацию, то Лин сначала делала... а потом снова делала, не заморачиваясь с последствиями. Кстати называть ее на японский манер "Рин" я не спешил - несмотря на все заскоки неприветливой назвать ее было сложно, а вот настроение и происходящее в голове действительно напоминало дремучий лес - чем дальше, тем страшнее и толще тараканы. Доспех преимущественно ближнего боя, какой-то там дракон, в качестве оружия пара китайских мечей, напоминающих чрезмерно отожравшиеся палаши, могущие соединяться и образующие какой-то аналог глефы. Честно говоря, подобное оружие меня удивляло еще при увлечении творчеством Перумова, главный герой которого умудрялся орудовать им даже в узких подземельях, причем весьма эффективно. Позже, поискав и покопавшись ради интереса, действительно нашел подобные аналоги у китайцев и индусов, но чтобы обращаться с ними нужно было иметь либо немалое мастерство, либо быть полным... берсерком, поскольку орудовать этой хреновиной можно было только в толпе врагов. И такое оружие прекрасно подходило Лин, ибо мастерства там явно не предвиделось, а... Балконные стекла снова содрогнулись, я подорвался с кровати и, распахнув дверь, лишь чудом увернувшись от пролетевшего ботинка (мужской, сорок третий, верну соседу за пару рецептов), рявкнул:
  - Лин! А ну съе... свали в ужасе!!!
   Вот с ней только так - хлопок двери напротив прозвучал раньше, чем я закончил фразу. Я секунд пять посверлил взглядом колыхнувшиеся шторы и подобрав второй ботинок, кинул его к первому, удачно валявшемуся у двери в комнату. Маленький тапочек так и оставил валяться на балконе, пусть сама приходит и забирает. На этот раз, устроившись в удобном офисном кресле возле рабочего стола и закинув на него ноги, я возобновил свои раздумья. Кроме ближнего боя, Шен Лонг, вспомнил таки название, имеет пару пушек в наплечниках, стреляющих то ли сжатым воздухом, то ли свернутым пространством, бред то какой, мощных, но обладающих низкой скорострельностью из-за медленной скорости накачки. В итоге получаем бойца прорыва, сеющего ужас и панику в рядах врагов... знать бы еще этих врагов.
   Четвертый персонаж, вернее четвертая - Шарлотта Денуа. Тут я уже не удержался и коротко хохотнул. Если вдруг я доживу до событий канона, и если эти события все же произойдут, вопреки моим желаниям, я должен обязательно увидеть ее первое появление... ибо я даже не могу объяснить - как, нет - КАК?!? Как в самую современную академию, обучающую обращению с самым современным оружием, с самыми продвинутыми средствами безопасности и контроля, окруженную вниманием огромного количества людей - от обывателей до спецслужб, могли впихнуть девочку под видом мальчика?! Да я только при переводе в обычную школу сдал такую туеву хучу анализов, думал что сам там и останусь, а тут пожалуйста - передала все медицинские данные французская сторона, попросила быть понежнее с ранимым и скромным мальчиком, все здесь умилились и без проверки отправили учиться в класс к уже имеющемуся уникуму... полный п...ц. Ладно, отбросим бред укурыша-мангаки и примемся за факты. История Шарлотты похожа на историю Сесилии одним фактом - для обеих появление НД стало поворотным моментом в жизни, но если англичанка изначально стремилась получить право на личный доспех и имела неплохие шансы в силу своего происхождения, то с Шарли как раз происхождение и сыграло дурную шутку, сделав разменной монетой в планах корпорации Денуа. Кто знает, может быть у нее могла быть и другая, спокойная жизнь после смерти матери, если бы не приехали за ней посланники отца... найдя у девочки неплохие способности по управлению доспехом, дали ей его фамилию - неплохой ход, вроде как первый испытатель и член семьи, можно козырять этим направо и налево в рамках пиара, а если случиться что-нибудь - о чем вы, какая-то полукровка, ну позабавился великий человек со служанкой, так он же ей честь сделал, приняв в семью... и хрен с ним, что возможно посмертно. Будет жаль девчонку, если для большей достоверности ей вообще сделают операцию по смене пола, а что - уже в моем мире этим баловались, при современных же возможностях сомневаюсь что это будет проблемой... мда, главное чтобы мне такую операцию не сделали, а то аниме мангой, а хрен его знает что в голове у Табанэ и правительства - решат не создавать прецедент и здравствуй - Ичика-тян.
   Вновь утвердившись в кресле, с которого навернулся от таких вывертов своих размышлений( паранойя восхищенно присвистнула, до такого даже она не дошла), я потер лицо ладонями и взглянул на часы - действительно пора было собираться. Что ж, осталась последняя из пассий главного героя: Лаура Бодевиг. После откровений Хигути над моей неподвижной тушкой, становилось ясно - откуда в глазу германского пилота взялась нанофабрика. Видимо немцы, получив вожделенные данные исследований профессора, после проверки и испытаний, решили совместить приятное с полезным - вживить собственному результату проекта "Идеальный солдат" еще и нанороботов. Но то ли из-за большого количества уже имеющихся модификаций, то ли по той же причине, что у неизвестного мне объекта "35-М" - организм испытуемой пошел вразнос. Тамошним ученым удалось как-то стабилизировать процесс, но тут мир потрясло изобретение молодой эксцентричной японки. Появление нового "идеального солдата", как впоследствии станут называть НД (я даже представить себе не могу - как отреагирует на такое его изобретательница, сомневаюсь, что она ставила себе цель создать оружие), сделало существование девочки-убийцы, получившей имя Лаура, практически бессмысленным... если бы не обнаруженная неожиданно высокая, благодаря нанитам, совместимость с доспехами. Вообще вся эта история с похищением канонного Ичики неизвестными, последующим освобождением при небольшой помощи германских спецслужб и отработкой Чифую в роли инструктора в благодарность -шита такими хреновыми нитками, что при ближайшем рассмотрении трещала и угрожала засыпать копнувшего кучей разных смыслов и шпионских подробностей. Даже у меня, не особо любящего детективы и фильмы про шпионов, сразу возникла четкая схема: немцы, руками то ли местных гангстеров, то ли просто специально завезенной и брошенной на растерзание бригады гопников, похищают брата почти двукратной чемпионки мира по боям НД, затем сами же сливают Чифую сведения о местонахождении пленного. Интересно, кто же стал тогда чемпионом, уж не немецкая представительница? Если так, то убив двух зайцев - уже обеспечив благодарность сильнейшего пилота и победу своей фаворитки, они пытаются ухватить и третьего, и есть у меня такое предположение, что им позволили это сделать. В результате довольны все - немцы удачно проведенной операцией с великолепными результатами, в ходе которой получают практически даром лучшего инструктора из возможных... а Чифую, явно по настоятельной просьбе розовых ушей - возможность формировать мировоззрение и привязанности нового пилота, собирая заодно данные для своего веселого начальства. Обычная детская ревность, подогретая в свое время рассказами сестры о своем неуклюжем, но милом и замечательном брате, по отъезду любимого инструктора превращается в лютую ненависть, заставившую немку выкладываться по полной, чтобы попасть в Академию. В итоге в первый же день пацан получает по морде от новенькой, а последующие попытки убийства происходят только с помощью доспехов, ибо будь Лаура чуть постарше, поопытней и возжелай несмотря ни на что прикончить канонного увальня - заточненная с детства на поиск и устранение немка попросту устроила бы тому несчастный случай, находясь сама в противоположной стороне города. И лишь детское желание доказать Чифую, что она лучше всех... Если это все так, тогда снимаю несуществующую шляпу - великолепная комбинация, Шинононо-сан. Уже спускаясь по лестнице, накинув на плечи рюкзак со сменкой, я продолжал размышлять о собственно НД Бодевиг. "Черный дождь" был сделан по любимому немецкому шаблону: мощное оружие, отличная броня вкупе с останавливающей атаки способностью и неприятный сюрприз в виде хлыстов, способных без больших затрат остановить НД противника, дав пилоту время на оценку и реагирование. А уж благодаря наномашинам, увеличивающим скорость обработки визуальной информации и анализ боевой обстановки, время на это становиться минимальным.
   Обувшись, выйдя и закрыв за собой я отправился к дверям соседнего дома. Все это прекрасно, предварительный анализ основных фигурантов завершен... и не дает мне ровным счетом ничего. До основных событий еще шесть лет и что может произойти за это время - известно одному лишь Богу. Мне остается только искать пути для возможного бегства, благо некоторые наметки уже есть, поскольку в очередной раз становиться подопытным кроликом для кого-либо мне категорически не хочется. Да и в освоении возможностей нанитов есть кое-какие подвижки, благодаря эмоциональному шоку от своего попаданства. Ночное зрение это только начало, и оставалось только молиться всем богам и демонам, чтобы у Табанэ не оказалось достаточно времени, чтобы как следует во мне поковыряться.
   Открывшаяся после звонка дверь соседского дома явила мне товарища Фанг Вэя собственной персоной: невысокий, плотненький, с небольшим брюшком китаец был облачен в синие шаровары и майку-алкоголичку, с надетым поверх фартуком - далеко же зашло единение народов, в который раз подумалось мне. Отец Лин по молодости учился в каком-то московском вузе по обмену и годы, прожитые им в условиях русской общаги, оставили на представителе ныне братского Союзу народа неизгладимый отпечаток. В своем ресторане, находившемся неподалеку, все видели только господина Фанга - одетого в застегнутый на все пуговицы традиционный френч, вежливого и невозмутимого. Дома же, преимущественно по выходным и в отсутствие супруги, неодобрительно относившейся к подобной форме одежды, товарищ Вэй предпочитал ходить именно так. Скольких трудов мне стоило не заржать, когда в мой первый приход, а знакомиться с соседями пришлось мне одному, Чифую опять умчалась в свою "школу", обрадовавшийся китаец затащил меня к себе, усадив за уже накрытый стол, воровато оглянувшись набулькал себе рюмочку сорокоградусной, а мне со вздохом соку, с характерным таким выдохом предложил: "Ну, за знакомство!" Меня так и подмывало также выдохнуть, проглотить сок и заозираться по столу в поисках корочки хлеба, но нежелание объясняться оказалось сильнее желания приколоться. Про свое знание русских традиций и обычаев я предпочел промолчать, поэтому сошлись мы с отцом Ли Ин на почве любви к готовке. Вот и сейчас, из-за спины улыбающегося китайца тянуло соблазнительно-вкусными запахами.
  - Здравствуйте, господин Фанг, -знакомство знакомством, а о вежливости забывать не стоит.
  - Здорово, Ичика-кун! Я же просил называть меня дома по имени! - так, блестящие приоткрывшиеся глазки свидетельствуют об отсутствии дома госпожи Фанг, - заходи после тренировки, я тебя такую штуку научу готовить - пальцы проглотишь!
  Вместо ответа я протянул хозяину соседнего коттеджа пару связанных шнурками ботинок. Глаза у того открылись шире, приняв донельзя удивленное выражение при узнавании обуви.
  - Ичико, а... как...?
  - Стреляли, - меланхолично заметил я, не без удовольствия наблюдая за принявшими максимальный размер органами зрения соседа, - до вечера, товарищ Вэй!
   Уже в спину мне донеслось растерянное "Ага", на последовавший угрожающий возглас "Ли-и-и-ин!!!", отрезанный закрывшейся дверью, я лишь слабо усмехнулся. Мне предстояла тренировка, которая проходила в одном из самых неблагополучных районов города, где сам путь до додзё представлял из себя неплохое испытание, и опаздывать туда было бы крайне нежелательно - последствия могли быть самыми болезненными.
  
Оценка: 6.29*68  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"