Малеваная Наталия: другие произведения.

"Секретарь Дьявола"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.13*313  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация: Что делать, если любимый парень продал Вашу душу? Если теперь Вы работаете в Аду, бок о бок с самим Князем Тьмы - Дьяволом? Если жизнь разрушена и набирает обороты, но не в том направлении? Единственный совет - никогда не унывать и смело шагать вперед, в "прекрасное далеко".

   1. "Продам душу"
   
   - Ты меня любишь?
   - Люблю, - ответила я, заглядывая в любимые карие глаза.
   - Сильно?
   - Очень, - улыбнулась.
   - Больше жизни?
   - Да, я бы все отдала ради тебя.
   - Все-все? И даже душу продала бы?
   - Да. И даже душу, - уверенно ответила я.
   
   Если бы я только знала, чем для меня тогда обернется этот разговор. Мне было восемнадцать. Вся жизнь впереди. Я ведь только-только начинала жить.Дружная семья, учеба в престижном университете, любимый парень. С Олегом мы познакомились два месяца назад. Я буквально сразу же влюбилась в высокого, симпатичного брюнета с удивительными карими глазами. Он был галантным, внимательным и не настаивал на телесной близости. После памятного разговора, я решила познакомить Олега с своими родными. Ведь не зря он спрашивал, сильно ли я его люблю. Но на следующий день все мои планы на жизнь разбились в дребезги, как хрусталь.
   Утро началось как обычно. Чашка кофе, бутерброд и дорога в университет. Жила я на съемной квартире, недалеко от места учебы. Родителей навещала раз в месяц, так как жили они очень далеко, но каждый вечер я звонила, рассказывала как у меня дела, спрашивала, как живут родные. Семья у меня огромная. У меня две сестры и три брата. Самому младшему, Илье, всего пять лет. А еще у меня тьма тьмущая кузенов и кузин.
   День прошел отлично, весело и беззаботно.
   − Жизнь прекрасна! - счастливо улыбнувшись, сказала я вслух, и остановилась перед входом в парк. Идти домой или прогуляться?
   − Ты на самом деле так думаешь? - спросил мужской голос.
   Странно, ведь прохожих рядом со мной не было. Мужчина появился, словно из воздуха.
   − Простите? - переспросила я, посмотрев на мужчину.
   На вид тридцать лет, высокий, одетый в дорогой деловой костюм, но фигуру прекрасно можно рассмотреть. Черные волосы в модной, не короткой стрижке, широкие плечи, узкие бедра, изящные ладони с длинными пальцами, как у пианиста. Красивое лицо, с правильными чертами, ни одного изъяна - волевой подбородок, прямой нос, тонкие губы и серые глаза под изгибами бровей. Этот мужчина словно сошел с обложки модного журнала. Таких красивых я еще не встречала. Прекрасный, но его глаза немного пугали. Глубокие, мудрые. Было в них что-то такое, словно не от мира сего.
   − Ты, правда, считаешь, что жизнь прекрасна? - спросил мужчина и улыбнулся.
   ″Ёлки-палки! Так, наверное, настоящие ангелы выглядят!″
   − Да, считаю, − ответила я рассеяно. ″А о чем мы говорили?″
   − Что же, думаю, ты мне подходишь, - деловым тоном произнес мужчина, улыбка исчезла с его лица.
   − Не поняла. Что Вы имеете в виду, говоря, что я Вам ″подхожу″? - удивленно спросила я.
   Незнакомец не ответил. Он что-то достал из кармана своего пиджака.
   − Ты Ангелина Светикова? - Я медленно кивнула головой в ответ.
   − Вот, прочти, - мужчина протянул мне простой листок в клеточку, вырванный из тетради и помятый. На нем от руки криво и весьма неразборчиво было что-то написано. Разобрать было можно, но трудно, словно писали после не одной бутылки водки.
   − ″Продам душу″ − прочла я оглавление. − ″Девушка, восемнадцать лет, рост метр шестьдесят восемь, вес пятьдесят килограмм, лицо симпатичное, длинные русые волосы, зеленые глаза, стройная, с подтянутой фигурой, без вредных привычек...″ И что это такое?
   − Это объявление о твоей продаже, − уверенно ответил мужчина. − Точнее, о продаже твоей души, ну и тела в придачу.
   − Э-э-э... что? − ″Господи! Псих какой-то.″
   − А вот вспоминать Его не нужно, − недовольно произнес мужчина, протягивая мне еще один лист бумаги. - Вот, прочти это.
   На этот раз лист оказался ровным, формата А-4, на нем красивым разборчивым почерком был написан текст. Буквы были ровные и с забавными завитушками. Так раньше в старину писали. Каллиграфично.
   − ″Договор″, − прочла я, руки почему-то предательски задрожали. − ″Я, Олег Игоревич Жмерин, отдаю в полное пользование покупателю Ангелину Михайловну Светикову, в обмен на оговоренные пункты, приведенные ниже...″ − и дальше шел список из трех пунктов - деньги, власть, известность. - Это шутка такая, да? - я посмотрела на мужчину, оторвавшись от чтения.
   − Нет, это стандартный договор номер пять. Обмен добровольно отданной души другого человека на требования клиента.
   − То есть, Вы хотите сказать, что Олег променял мою душу на деньги, власть и известность? - с иронией спросила я.
    − Верно, − кивнул мужчина.
   − Ага. Одно из двух. Либо Вы - псих, либо - Олег любит дурацкие шутки. Спасибо за испорченное настроение, я лучше пойду.
   Но я не успела сделать и шагу. Сердце больно кольнуло, его словно сжали рукой, а тело не захотело меня слушаться, замерев на месте.
   −Ты никуда не пойдешь без моего разрешения, Ангел мой. Ты принадлежишь мне. Договор настоящий и подписан кровью клиента, − сурово изрек мужчина. - Поняла?
   Я кивнула, так как начала задыхаться. Все исчезло, только я еще дышала тяжело. Мысли путались, но смысл происходящего доходил четко.
   − К-кто т-ты? - запнувшись, спросила я, посмотрев в глаза... хозяина.
   − У меня много имен. Люцифер, Велиар, Древний змий, Жестокий ангел, Искуситель, Князь бесовской, Лживый дух, Лукавый, Отец лжи, Сатана, − мужчина поклонился. - Выбирай любое, какое понравится.
   − Падший ангел? - нервно хихикнула. - Самый первый. Ты... ты... Дьявол.
   − Можно и так, но это как-то слишком официально.
   − А Князь бесовский или Отец лжи не слишком?
   − Вы, люди, сами дали мне такие имена, − хмыкнул... кто?
   − Я буду называть тебя Самаэль.
   − А ты начитана. И, думаешь, ″злоба Бога″ подходит лучше?
   − Если не вникать в значение, то звучит неплохо. Да и предположительно это твое ангельское имя.
   − Я давно не ангел, - ухмыльнулся Самаэль. ″Вот, звучит нормально.″
   − Так что тебе нужно от меня?
   − Твой драгоценный Олег выменял твою душу, разве непонятно. Ты теперь моя. Вся.
   − И что теперь со мной будет? - спокойно спросила я. ″Наверное, у меня шок. Где страх и паника?″
   − Ты будешь работать у меня секретарем. В последние столетия люди стали такими мелочными и требовательными. Столько заявок.
   − Понятно. Завал на работе. И долго я буду... работать? Сколько лет?
   − Лет? Девочка моя, − насмешливо произнес Самаэль. - Глупый человечешка продешевил, продав твою душу и тело на вечное пользование.
   − Вечное... - медленно повторила я.
   − Знаешь, люди такие глупые. Через три года твой Олег прогорит на бирже, его ограбит жена, убежав с его же секретаршей, а его самого убьет муж любовницы.
   − Но это подло и коварно, - возмутилась я.
   − Это моя суть. Твоя душонка досталась мне даром. Твой Олег...
   − Он не мой! - возразила я.
   − Да? Уже забылась любовь? Так вот, Олег просто глупец. Женившись на тебе, он получил бы и деньги, и власть, и известность, и даже счастье. Но я же говорю, люди - мелочные. Созданы чистыми, тянутся к порочному и темному. Ладно, пошли, покажу тебе твое рабочее место.
   − Куда? Туда? - спросила я, показав пальцем на землю.
   − Ну, не так буквально, но мыслишь ты правильно, Ангел.
   Самаэль улыбнулся и в то же мгновение мы оказались в небольшой комнате. Диван, два кресла, письменный стол, заваленный бумагами, и стул, это все, что было в комнате без окон.
   − Здесь, − Самаэль указал на одну из дверей, − мой кабинет. С другими дверями разберешься сама. Твоя работа, ну, на первое время, разобраться с заявками, − в этот момент из воздуха появился листок и упал в кучу на столе. - А еще будешь принимать посетителей, и вообще, делать все, что я скажу, выполнять все приказы. Жду завтра в восемь.
   − И как я сюда, − я взмахнула рукой, − попаду?
   − Просто подумай.
   − Моя учеба?
   − Бросишь.
   − Семья?
   − Ну, я же не изверг. У тебя будут выходные. Иногда.
   − Моя дальнейшая жизнь?
   − Какая жизнь, Ангел?
   − Мои друзья, планы, я...
   − Лучше забудь. Ты и дальше будешь вести свое человеческое существование, но, уверен, на все остальное у тебя не будет хватать времени.
   Я села на стул за столом. Из воздуха появилась еще одна бумажка и присоединилась к остальным.
   − И сколько же лет ты не разбирал эти завалы? - вздохнув и нацепив улыбку, поинтересовалась я.
   − Странно, − Самаэль посмотрел на меня удивленно.
   − Что?
   − А где слезы и мольба о пощаде?
   − Ждешь от меня истерики? Должна разочаровать тебя, − спокойно ответила я. - Могу я идти домой?
   − Да. Завтра в восемь.
   − Нужно подумать? - я встала со стула.
   − И, Ангел, запомни. Твое человеческое существование могу прекратить только я. А душу твою уже ничто не спасет.
   − Я похожа на самоубийцу? - я иронично подняла бровь.
   − Сладких снов, Ангел, − произнес Самаэль, оставив мой вопрос без комментария.
   − И тебе не хворать, − хмыкнула я, подумав о своей уютной квартирке, и через миг уже стояла посреди своей спальни.
   Остаток дня я провела ″на автомате″. Не хотелось ни о чем думать. Ни истерика, ни паника меня не посетили. Я допоздна просидела в Интернете, ″Вконтакте″, общалась с друзьями и бывшими одноклассниками. Уснула уже далеко за полночь.
   
   
   2. ″Первый рабочий день″
   
   Проснулась я в 7:50, попросту не услышав будильник в семь. Я успела только умыться и почистить зубы. Только поставила зубную щетку в стаканчик, как в следующую секунду оказалась посреди своего рабочего кабинетика в длинной майке, в которой спала. А ведь говорила мне мама: ″Доча, купи нормальную пижаму″. Советик-то был ценным. Хорошо, что майка хоть что-то прикрывала. Я была босая, непричесанная и, что ужасней всего для любой женщины, не накрашенная.
   − Красота! - донеслось со стороны моего стола. Обернувшись, увидела Самаэля, в его глазах горел лукавый огонек, и я очень обрадовалась, что вытянул он меня не из душа, от которого сегодня, к счастью (своему, конечно же), отказалась.
   − Так нечестно! Я... Мне нужно одеться.
   − Нет. Сейчас ровно восемь. Ты должна быть на своем рабочем месте.
   − И я буду работать в таком виде? - изумилась.
   − Да, − кивнул Самаэль. - За сегодня ты должна разобрать все эти заявки, − он взмахом руки указал на стол.
   − Да здесь работы на год! - воскликнула я. За ночь куча бумажек увеличилась.
   − Это не моя забота. И в компьютере разбери тоже. Заявки приходят не только в рукописном виде. Современное поколение, - негодующе покачав головой, Самаэль скрылся в своем кабинете.
   − Гад! - зло прошипела я, пытаясь разобрать волосы пальцами.
   − Я слышал, − прозвучал голос Самаэля в моей голове. - И спасибо за комплимент.
   ″Господи! Он еще и в моей голове копаться будет?!″
   Где-то что-то громко бабахнуло, словно взорвалось.
   − Здесь лучше Его не вспоминать, − сказал Самаэль, и я услышала его ехидный смешок.
   Села в кресло, которое теперь было вместо стула, и попыталась сложить листочки в стопки. Под бумагами нашелся ноутбук. Из воздуха появился новый листок и упал на середину стола.
   − Падать на стопочку, − рявкнула я, положив листок на верх одной из стопок. Следующий листок, появившись, аккуратно спланировал в указанное место. - Ух, ты!
   Я включила ноутбук и едва не упала с кресла. Миллион восемьсот шестьдесят три тысячи триста восемь заявок! И их количество росло. Хорошо, что не в геометрической прогрессии.
   − Пора браться за работу, − вздохнув, я взяла верхний листок с ближней стопки. Тут же на столе появились три папки с надписями: ″Срочно″, ″Временно″, ″Мусор″. Интересно, и как же мне понять какие заявки куда сортировать?
   − А ты подумай. Ты же умная, Ангел, − прозвучал голос Самаэля.
   − Уйди из моей головы, − раздраженно сказала я, сосредотачиваясь на заявке. Ну, кто так пишет? Что за чудовищный почерк? ″Продам душу в обмен на богатство″. М-да, коротко и ясно. Петр Семенович Зайцев.
   И последовали сотни подобных заявок. Люди продавали свою душу за деньги, известность, успех, красоту и тому подобную ерунду. Все такие заявки отправлялись в папку ″Срочно″. Думаю, Самаэлю они понравятся. Что самое интересное, как только я клала листок в папку, как он тут же пропадал. Наверное, к получателю отправлялся. Заявки, в которых люди в обмен на свои желания отдавали часть души, или непрожитые годы, отправлялись в папку ″Временно″. Среди бумаг я нашла три заинтересовавших меня заявки. В них одни люди обменивали свои души ради спасения жизней родных или близких. Например, в одной из них, отец продавал свою душу, прося, чтобы его дочь выздоровела от смертельной болезни и прожила долгую и счастливую жизнь. Я уверенно положила заявки в первую папку, но они вернулись.
   − Эти в ″Мусор″, − сказал Самаэль.
   − Но...
   − Это не мои клиенты. Не понимаю, почему наверху думают, что подобное в моей компетенции.
   − Так ведь ты души получишь, − возразила я.
   − Ангел, если я исполню желания этих людей, то, во-первых, сделаю доброе дело, а во-вторых, не получу их души, так как они станут жертвами, и их место не у меня.
   − Они отправятся в... Рай? Тогда почему Там, − я показала пальцем вверх, будто Самаэль мог видеть мой жест, − не рассматривают таких заявок, ведь спасутся жизни, да и души пожертвовавших не пропадут зря?
   − Ангел, − интонация голоса Самаэля была такой, словно он разговаривал с ребенком. - Там считают это грехом, все равно, что самоубийством, а это, если ты не забыла, грех. А я не рассматриваю это как самоубийство.
   − Это глупо! Они, что не могут сделать исключения? Или им места жалко в Раю? Ой! - я закрыла рот рукой, поняв, что я подумала и о ком.
   − Ангел, − довольно произнес Самаэль. - Ты начинаешь мыслить, как мои клиенты.
   − Нет! - возразила. - Я не твоя клиентура. Я раньше вообще была пофигисткой.
   − Это как?
   − Я не верующая и не атеистка. Я считала, если и существует Б... Он, то пусть существует. Я никого не трогаю, и меня никто.
   − А я?
   − О тебе я вообще не думала.
   − А как же зло, что творится в мирах?
   − В мирах? - ошарашено переспросила я.
   − Не отвлекайся. Так, как?
   − Зло? Люди сами творцы своего зла и бед. Добро и Зло внутри самих людей.
   − Да ты философ, − засмеялся Самаэль.
   − Нет, я реалист. И, может, ты уже уберешься из моей головы?
   − Ни за что! У тебя тут так интересно. Фантазии разные и такие жаркие. Хм, вот такое я не прочь попробовать.
   − Это личное, − возмутилась. Щеки начали пылать, когда я вспомнила все, о чем фантазировала. А всему виной влияние любовных романов.
   − У тебя теперь нет личного.
   − И я что, должна обсуждать с тобой всех своих любовников? - едко спросила я.
   − У тебя нет любовников, − засмеялся Самаэль. - И не было.
   − Уйди, нечистая! Для тебя есть хоть что-то святое?! - раздраженно рявкнула я, открывая первое электронное письмо. Никогда не отличалась терпением.
   − Ангел, ты такая забавная.
   − Ага, забавная,- фыркнула я. - Хочешь, устрою тебе жизнь, как на Небесах? Окружу любовью и заботой.
   − Не злословь и не угрожай.
   − Уйди, а. Не мешай работать, − устало вздохнула.
   Наконец-то в моей голове воцарилась тишина. В электронных письмах оказался тот же бред и та же классификация - разложить заявки по виртуальным папкам.
   − Мое почтение, красавица, − прозвучало возле меня. Я подвела взгляд. Возле стола стоял...ло существо в длинном черном плаще с капюшоном, лица не было видно, только два красных огонька горят. Существо вальяжно опиралось на косу.
   − А-а-а! - я отпрыгнула в сторону, пулей вылетая из-за стола. "Мама моя родная, роди меня обратно!"
   − Ух, какие ножки! - сказало существо.
   − А, ты тоже оценил, − произнес Самаэль, появляясь рядом с существом.
   − А-то как же! - существо сняло капюшон и оказалось молодым симпатичным парнем, голубоглазым блондином. - Привет, я - Морт.
   − С-с-смерть? - выдавила я из себя.
   − Главный из них, − Морт улыбнулся. - Я за списком грешников пришел. А-то опять какую-нибудь душу не туда отведу.
   − Ангел, распечатай документ М-84, − Самаэль сел на диванчик, Морт примостился рядом, поставив косу у стены. После слов Самаэля появился принтер с бумагой. "Чудеса! Или это понятие здесь не подходит?"
   − Ангел? - переспросил Смерть. - Оригинально. Ангел в Аду.
   − Я - Ангелина, − недовольно буркнула я, уже успев очнутся от ″шока″. Села в свое кресло, нашла нужный документ и отправила в печать. Принтер выплюнул листок с текстом, который тут же, на моих глазах, превратился в написанный от руки, каллиграфично, с завитушками. Мало того, текст ожил, начали появляться новые строчки, другие исчезали. Просто удивительно.
   − Возьмите, − протянула листок Морту.
   − Крошка, зачем так официально? - листок исчез из моей руки и появился в руках Смерти. Морт подмигнул мне. - Для тебя, красавица, я Морт, можно и ласково - Морти.
   − Вы ко мне заигрываете? - я удивленно посмотрела на парня. Его можно не бояться. Самаэль ведь сказал, что убить меня может только он. Перевела взгляд на Падшего. Тот сидел и с интересом наблюдал за нами.
   − Почему бы и нет. Такая красивая девушка, − Морт улыбнулся.
   − Хотите стать моим любовником? - спросила я елейным голоском и мило улыбнулась.
   − Ну, да, − Морт, кажется, даже растерялся от такого прямого вопроса.
   − Тогда, − я смущенно заморгала ресничками. - Тогда сначала нужно договориться с ним, − ткнула пальчиком в сторону Самаэля.
   − Э-э-э, − Морт ошарашено округлил глаза. - Не понял.
   − Чего не понял?! - зло рявкнула я. Пока мы обменивались любезностями, на столе образовалась аккуратная стопка листов, а количество электронных заявок перевалило за два миллиона. - Пошел отсюда! Получил список - попрошу на выход. У меня работы полно, и нет времени кокетничать.
   − А ты уверен, что она Ангел? - спросил Морт у Самаэля.
   Дьявол не ответил. Я принялась вычитывать заявки, но перед этим успела заметить растерянный взгляд Смерти и жутко довольную ухмылку Самаэля. "Что понравилось? У-у, злости на вас обоих не хватает."
   − Я уверен, что Всаднику Апокалипсиса так еще не отказывали, − улыбнулся Падший. - Ладно, поболтали и хватит. Смерть, иди, работай, смертные тебя уже заждались.
   Морт натянул капюшон на голову, взял косу и просто исчез.
   − Ангел, ты само совершенство, − изрек Самаэль, остановившись у двери своего кабинета.
   − Ага, − кивнула я, не отрываясь от расшифровки почерка очередного продавца.
   Мне удалось разобрать все бумажные заявки и часть электронных. Устала, но я молодец.
   − Девушка, здравствуйте! - закрывая за собой дверь, вошел парень, лет двадцати двух (на глаз точно и не определишь, может ему всего-то двадцать). С виду человек. Парень улыбался на все свои зубы, чем сильно меня раздражал. "Нет, все-таки работа у меня вредная."
   − Ты бы еще пожелал счастливой и долгой жизни, − вздохнула я, пытаясь успокоиться. - Кто и зачем?
   − Я - жнец, новенький. Сказали к боссу зайти, − парень вальяжно расселся в кресле и уставился на меня.
   − Так чего уселся? Вперед! Вот дверь, − я указала в сторону входа в кабинет Самаэля. - Давай, давай. Смелее.
   Парень сразу ″скис″ и утратил свой вид ″крутого″. Нерешительно двинулся к двери в кабинет, постучал и вошел.
   − Ангел, − прозвучал голос Самаэля, через некоторое время. - Распечатай...
   − Уже делаю, − перебила я тираду босса. От его разговоров начинала болеть голова, что додавало больше раздражительности - Стандартный контракт о приеме на работу. Верно? Я уже разобралась с документами.
   − Хорошо. Занесешь на подпись.
   − О, неужели я удостоюсь чести увидеть твою святая святых, кабинет! - изобразила восхищение.
   − Ангелина, что случилось? Откуда такое раздражение? - почти поверила в заботу Самаэля о ближнем.
   − Откуда?! - вскипела я, − Меня предал любимый, продал мою душу. И нет, чтобы попросить что-то более весомое, чем деньги, власть и известность. В придачу я осознала, что реально существует Он и, что существуешь ты. Да что говорить?! Моя жизнь разрушилась, как карточный домик и теперь я работаю в Аду. И ты еще спрашиваешь, что случилось?
   − А я уже было начал беспокоиться, когда же ты начнешь истерить.
   − Это не истерика.
   − А что?
   − Констатация факта.
   − Выговорилась?
   − Да.
   − Стало легче?
   − Немного.
   − А теперь работать.
   − Иду уже, − вздохнув, сказала я. И вправду легче стало.
    Я взяла напечатанные листы и вошла в кабинет Самаэля. "Ну, что я могу сказать? Мрачноватненько, но стильненько."
   − Вот, − я положила документы на стол перед Падшим, продолжая осмотр кабинета. Тяжелый деревянный стол, наверное, из дорогого дерева, дополнительных стульев возле стола нет, только кресло, в котором восседал сам Дьявол (вот именно в этой обстановке хотелось так его назвать). Жнец стоял возле стола, в позе ″студент на экзамене, а шпаргалки дома″. Большое окно с тяжелыми черными шторами, за ним виднелись всполохи огня, но подойти и посмотреть как-то не особо хотелось. Хватит уже на сегодня впечатлений и так Морт со своим прикидом нервы расшатал. Напротив окна, у противоположной стены, кожаный диван. За спиной Самаэля, к самому потолку, высился книжный шкаф. Судя по внешнему виду, книги были очень старинными, в кожаных переплетах и с потертыми корешками. На полу ковер, как ни странно, черного цвета. Пушистый. Босыми ногами это хорошо ощущалось.
   − Классные ножки, − прошептал мне жнец, и незаметно для Самаэля (хотя это я так думала, да и жнец тоже), хлопнул меня по з... мягкому месту.
   Я молча и со всей силы залепила парню пощечину. "Вот, теперь вообще стало легче."
   − Ангел, замечательный удар, − похвалил Самаэль, лукаво улыбаясь. - И у тебя отличная поп... - Падший замолчал, встретившись со мной взглядом. В серых глазах зажглись озорные огоньки. - И ты на самом деле думаешь, что сможешь меня ударить? - насмешливо спросил он.
   − Попробую, − в тон Самаэлю ответила я. "Ну, вот, и надо было ему портить мое вернувшееся настроение. У-у-у."
   − Ошибаешься, Ангел, − Самаэль исчез из своего кресла и оказался у меня за спиной. - Я могу заставить тебя пожалеть о подуманном. Очень пожалеть.
   − Извини. Я забылась, − виновато склонила голову. Жалела ли я о подуманном? Нет. И Самаэль это прекрасно знал.
   − Я не Он, чтобы прощать. Но помни свое место, Ангел, − произнес Падший уже сидя в своем кресле. - Иди, работай.
   Я кивнула и вышла из кабинета, перед этим бросив мимолетный взгляд на жнеца. У парня на щеки проявились следы моей ладони. Я мысленно улыбнулась.
   Разбираться с заявками я решила завтра. "Кстати о заявках, интересно, почему бумажные такие разные?"
   − Потому что и души разные, − пришел ответ от Самаэля. - Заявка отображает состояние души человека. Кривой, неразборчивый, с ошибками почерк, мятая, изорванная бумага - такая и душа у этого человека. Я удовлетворил твое любопытство?
   − Да. А можно еще один вопрос. Как заявки попадают сюда, к тебе? Ведь не висят же на каждом углу объявления ″Куплю душу″.
   − Все просто, Ангел. Стоит только человеку подумать о продаже души, и тут же приходит заявка. А потом уже я, лично, отправляюсь подписывать договор. Но заявка приходит лишь в том случае, если душа у человека, хоть и немножко, но черна.
   − Понятно, − пробормотала я.
   Чтобы как-то себя развлечь, я продолжила изучать содержимое компьютера. Ноутбук был подключен к сети. Но что это была за сеть? Адский интернет. Нет, что-то слишком смешно звучит. Интернет Ада. Вот, так звучит лучше.
   Столько всего. Множество различной информации о других мирах, о существах, живущих в них, с фотографиями и подробной характеристикой. Завтра нужно не забыть принести флэшку, перекачать себе и уже дома спокойно почитать. Ух, ты! У них так же, как и у нас, полным полно рекламы. А это что? Ой! Клубничка для взрослых. Ого, а как это они так? Так ведь и переломы в четырех местах получить можно.
   − Ангел, − от голоса Самаэля подпрыгнула на месте. "Елки-палки, как стыдно-то!" Я лихорадочно клацала мышкой, закрывая выскочившие сайты. "Блин, здесь нужно поставить ″Контроль родителей″. Интересно, а Самаэль знает о том, ЧТО я смотрела? Пусть лучше не знает." - Ангел, на сегодня все. Можешь идти домой.
   − Да? - "фуф, кажется, пронесло." - А сколько сейчас времени... хм, по Земному.
   − Три часа дня, − ответил Самаэль. "Странно, а мне показалось, что прошло значительно больше времени."
   − Ага. Спасибо, − я выключила ноутбук. - До завтра, − и подумала о своей уютной квартирке.
   Переодевшись и приведя себя в порядок, я отправилась в университет. В деканате очень удивились почему лучшая студентка курса забирает документы, но так, как я совершеннолетняя, то лишних вопросов не возникло. Я позвонила родителям и сказала, что нашла себе отличную работу, про уход из университета решила не говорить. В ответ услышала короткую информацию о своей родне и поболтала с маленьким Ильей. Домой я не спешила, поэтому решила прогуляться парком.
   Я гуляла пустынными аллеями и думала. Думала о многом. О том, что моя жизнь уже никогда не станет прежней, что моя судьба теперь мне не принадлежит. Думала об Олеге. Было странно, потому что я ничего не чувствовала в отношении его - ни любви, ни ненависти, а ведь я его любила, всем сердцем любила. А теперь вот так, пустота. Как все могло измениться за один день? Думала о своем нынешнем положение. Почти ничего не изменилось, даже работа есть. Странная и необычная работа, но не такая уж и мучительная. Что до моего работодателя? Бывает и хуже. Ситуация с душой? Не знаю. Поживем, увидим.
   В животе заурчало. Я ведь ничего не ела целый день. Странно, а на работе голода не ощущала. Может это из-за стресса, или очередной фокус Самаэля. Нужно в магазин зайти, а-то холодильник абсолютно пуст. Там не то, что мыши, тараканы с голоду скоро повесятся. Кстати, о деньгах. На что я жить-то буду, за квартиру платить? Стипендии теперь нету. Достав кошелек, решила посчитать оставшиеся деньги. Среди купюр родных гривен, я нашла пластиковую карточку.
   − У нас тоже зарплату дают, − прозвучал в голове голос Самаэля. - Только у каждого своя ″валюта″.
   "Хм, ну, ладно. Спасибо, что ли."
   Я зашла в супермаркет возле своего дома. Охранник на входе приветливо улыбнулся. "Интересно, а за что он готов продать свою душу? Стоп! Господи, это о чем же я думаю?" Взяв корзинку, отправилась бродить между прилавками, пытаясь отвлечься от дум тяжелых, выбирая продукты. Очередь на кассе была не просто чудовищной, она была до безобразия ужасной и длинной (словно в канун Нового года). Мужественно дождавшись своей очереди, я решила расплатиться карточкой, так сказать, опробовать. Все прошло хорошо.
   − Но у меня больше нет денег, − послышалось сзади, когда я уже думала уходить, взяв пакет с покупкой. Возле кассы стояла молодая женщина с маленьким ребенком на руках. - Я принесу недостающую сумму завтра.
   − Придется вернуть покупку, − холодно отчеканила кассирша.
   − Но чем я буду кормить ребенка? - в отчаянии спросила женщина с ребенком.
   − Женщина! - гавкнула кассирша. - Не задерживайте очередь. Доплачивайте или мне придется вызвать охрану.
   − Вот, возьмите, − я вернулась и протянула кассирше пятьдесят гривен.
   − Что это? - спросила та удивленно.
   − Деньги, − хмыкнула я. − Я оплачиваю покупку этой женщины.
   − Я... Спасибо, − благодарно пролепетала женщина с ребенком, беря пакет с детским питанием. - Вот, возьмите сдачу, и скажите, как я могу Вас найти, чтобы вернуть остальные деньги.
   − Не нужно, − улыбнулась я. - Пусть лучше Ваш карапузик растет большим и здоровым, а деньги это так, бумажки.
   − Да, но от этих бумажек много зависит в нашей жизни, − вздохнула женщина.
   − Хотите безбедное существование, продайте душу Дьяволу, − произнес мой рот без моего на то согласия. "Самаэль!!!"
   − Душу? - переспросила женщина. - Я...
   − Забудьте, − просипела я, потому что горло словно сдавили тисками. - Я просто пошутила. Деньги того не стоят. Вот за здоровье и счастье своего ребенка или родных, я бы продала душу.
   ″Дважды одно продать невозможно″ − поучительно заметил голос Самаэля в моей голове.
   ″Изыди!″ − мысленно ответила я. Психушка по мне плачет.
   ″Рыдает. Ангел, ты мне контракт сорвала.″
   ″Я не буду заманивать других в твои ловушки.″
   ″Забыла? Ты будешь делать все, что я захочу.″
   ″Но я не хочу!″
   ″Мне все равно. Хочу эту душу.″
   ″Нет!″ − категорично заявила я.
   ″Ангел, а ведь она не так уж и чиста. Три года назад сделала аборт, убила свое не родившееся дитя.″
   ″Ну и что? Потом ответит. Сейчас у нее есть о ком заботиться.″
   ″И ты постоянно будешь расплачиваться за эту женщину? Ангел, всем не поможешь. Сделай так, чтобы она сделала заявку.″
   ″Не буду. Можешь хоть убить, мне терять нечего.″
   ″Не равный обмен, Ангел. Твоя душа намного ценнее и пусть, пока, остается в теле. Ладно, будет по-твоему, все равно эта женщина мой клиент, рано или поздно.″
   ″Самаэль?″
   "Да."
   ″А что случилось бы, дай эта женщина заявку на продажу души?″
   ″Любопытство - порок″ − засмеялся Падший.
   ″Ну, Самаэль.″
   ″Она бы получила огромное наследство бабушки-герцогини, вдруг нашедшей свою внучку. Жила бы в замке и с миллиардным счетом в банке. Но она и ее семья всю свою жизнь провели бы в крайней нищете, из-за ее жадности. Муж этой женщины, так горячо любящий ее сейчас, ушел бы к любовнице. Сын, этот замечательный младенец, проклял бы мать последними словами и тоже ушел бы из семьи. Женился бы по расчету, а в скором будущем стал бы маньяком-убийцей, охотящимся за такими, как его мать.
   ″Ужас! - едва не воскликнула я вслух. − А теперь что будет?″
   ″Ангел, − снисходительно произнес Самаэль. - Я ведь не ясновидящий и не все мне открыто, только то, что в моей компетенции. А за несостоявшуюся сделку отплатишь ты.″
   ″Как?″ − осторожно поинтересовалась я.
   ″Узнаешь.″− последовал ответ и наступила тишина.
   − Судя по всему, у Вас отличная работа, − привлекла мое внимание женщина. Оказывается, она все это время мне что-то говорила, положив ребенка в коляску. - Где Вы работаете?
   − В Аду, − ответила я, безразлично пожав плечами.
   − Понимаю, у многих нелюбимая работа.
   − Да, − кивнула я, − но не все работают в Аду буквально, − но увидев, как глаза женщины округлились, я додала: − Шучу. Это всего лишь шутка. Секретарем я работаю. Ладно, до свидания, − я почти выбежала в дверь супермаркета, чтобы больше не ляпнуть что-то лишнее. - Берегите душу.
   Все-таки ляпнула.
   − Она подумала, что ты сумасшедшая, − засмеялся голос Самаэля в голове.
   − Это мое наказание? Ты теперь постоянно будешь рыться в моей голове? - возмущенно произнесла я, чем заслужила удивленный взгляд проходившего мимо парня.
   − Нет, это не наказание, − и вновь наступила тишина.
   Придя домой, я переоделась и принялась за готовку ужина. Что-что, а готовить я люблю. От распространившихся запахов, живот скрутило от голода.
   − Ну, и что ты там приготовила? - услышала я из-за своей спины, подпрыгнула на месте от неожиданности, едва не обожгла руку. - Давай уже, корми меня.
   Обернувшись, я увидела Самаэля, сидящего на стуле за столом.
   − Ты что здесь делаешь? - спросила, откладывая кухонный нож в сторону.
   − Ужинать пришел, − беззаботно ответил Самаэль.
   − Ты ешь? - удивилась.
   − А ты думала, что я духом святым питаюсь? - иронично изогнув бровь, ответил Падший вопросом на вопрос.
   − Что-то вроде того, − смущенно опустила взгляд. Я ведь и вправду не задумывалась о физиологических потребностях этих... существ.
   − Представь себе, Ангел, у меня такие же потребности, как и у обычного здорового мужчины, − как-то двузначно это прозвучало.
   − А у ангелов? - спросила я, накрывая стол на две персоны. Все-таки любопытство моя слабость.
   − Так же, только белокрылые заядлые вегетарианцы. Например, бифштекс с кровью они есть не будут, и других станут отговаривать.
   − У меня бифштекса нет, но, думаю, ты не откажешься от картофеля с грибами.
   − Не откажусь, − Самаэль внимательно посмотрел в поставленную перед ним тарелку. - И?
   − Что?
   − Есть я, чем буду? - усмехнулся Падший.
   − Ой! - я хлопнула себя по лбу, и достала вилки. - Извини.
   − Ты опять? Я не даю прощения. Не по адресу.
   − Самаэль, неужели трудно побыть немножко вежливым?
   − Ты это сейчас у кого спросила? У сути всего Зла? - спросил Самаэль, аккуратно накалывая на вилку картофель и грибочек. ″Аристократ, блин.″
   − Думаю, даже у тебя есть хоть какие-нибудь примитивные манеры и вежливость, − пробубнила я, с полным ртом еды. ″М-м-м, вкуснятина!″
   − Может быть. Все может быть, − ответил Самаэль, после того как тщательно пережевал еду. - Должен признаться, это вкусно.
   − Вот, видишь, ты умеешь делать комплименты.
   − А сегодня на работе ты почему-то не заметила комплимента.
   − Это какого же? - спросила я, отрываясь от еды и мысленно прокручивая сегодняшний день.
   − О твоей...
   − Поняла, − перебила я Падшего. - То был не комплимент.
   − Почему? Я считаю, что эта часть твоего тела требует похвал, − лукаво улыбнулся Самаэль.
   − Вообще-то мы едим, и тема о частях тела не подходит. Лучше скажи, какое наказание меня ждет?
   - Это ты уводишь разговор в другую сторону, или хочешь утолить свое любопытство?
   − И то и другое, − ответила, жестом предлагая Самаэлю сок. В ответ получила кивок.
   − А я не скажу, − в глазах Падшего зажглись озорные огоньки. - Завтра увидишь. - Могу лишь сказать, что это не совсем наказание. Плетью, например, тебя бить никто не будет.
   − Вот, спасибо, − съязвила я. - Ты специально играешь на моем любопытстве?
   − Ангел, − Самаэль сделал возмущенную гримасу, а потом улыбнулся. - Конечно же, да. Ты забываешь кто я.
   − Забудешь тут, ты постоянно напоминаешь, − хмыкнула я. - Не хочешь говорить, ну и не надо, не сильно и хотелось.
   − Ангел, ты так забавно злишься.
   − Я не злюсь, − пробубнила я, поджав губы.
   − Злишься, − улыбаясь, заверил Самаэль.
   − Нет.
   − Да.
   − Нет.
   − Да-а-а.
   − Нет, и еще чуть-чуть и мы поссоримся, а я обязательно наговорю гадостей.
   − Ты умеешь говорить гадости? - Падший удивленно поднял брови.
   − Я не такая уж и святая, как ты считаешь. У меня есть пороки и грешки, − ответила я, вставая и убирая пустую посуду.
   − Хотелось бы, − тихо произнес Самаэль, или мне это просто показалось.
   − Что? - переспросила я.
   − Говорю, вкусно было, − вставая со стула, произнес Падший. - Пожалуй, пойду, а-то еще чем-то хорошим от тебя заражусь, всю репутацию испорчу. Завтра в восемь чтобы была на рабочем месте, − и, улыбнувшись, Самаэль исчез.
   − Буду, − ответила я в пустоту своей кухни. Как-то одиноко стало. И так будет всегда.
   Помыв посуду, я отправилась спать. Завтра новый рабочий день и ″сюрприз″ от Самаэля. Ненавижу сюрпризы. Не знаю на самом деле или мне просто показалось, что я услышала ехидный смешок Падшего ангела.
   
   
      3. ″Наказание″
   
   В этот раз я проснулась от звонка будильника. Выполнив все утренние ритуалы и запихнув в себя завтрак, я задала исконный вопрос всех женщин ″Что одеть?″. Остановила я свой выбор на голубых с потертостями джинсах и белой футболке. О форме одежды Самаэль ничего не говорил. Если всех устроил вчерашний наряд, то и против сегодняшнего никто возражать не будет. Буду светлым пятном в хмурой обстановке Ада. Без одной минуты восемь я отправилась на работу. Кстати, пробки не страшны.
   Самаэль уже ждал меня, стоял, скрестив руки на груди и опираясь о дверь своего кабинета.
   − Ну, что ж, неплохо. Успела вовремя, − произнес он, рассматривая меня. - Вчерашняя одежда мне нравилась больше.
   − И я тебя рада видеть, − приветливо улыбнувшись, я села в свое кресло и включила ноутбук.
   − Сегодня у тебя будет очень насыщенный рабочий день.
   − Это предупреждение или угроза? - спросила я, но Самаэль лишь лукаво улыбнулся и исчез за дверью своего кабинета.
   − Гад.
   − Я слышал, − прозвучал голос Падщего.
   − Я знаю, − ответила я, улыбнувшись, и приступая к работе с заявками.
   День и правда начался очень насыщенно. Спустя полчаса в дверь вошел первый посетитель. Точнее не вошел, а влетел, как ураган, сметающий все на своем пути.
   − Вы только на нее посмотрите, сидит. Совсем страх потеряла, курица ты этакая, − с самого порога начал свою гневную тираду посетитель.
   Невысокий, как для мужчины, где-то под метр семьдесят (точнее не скажу - сантиметр с собой не ношу). Что было самым интересным во внешности мужчины, и к чему я сразу прикипела взглядом, так это то, что у него были рожки, которые торчали в волосах. Такие масенькие, миленькие, симпатичненькие, так ручки и зачесались от желания к ним прикоснуться. Мужчина продолжал мне что-то гневно вещать, я ни одного слова не понимала, вся сосредоточившись на рожках.
   − Эй, ты, безмозглая, чё уставилась? Хочешь? Тогда пошли ко мне.
   Смысл сказанного дошел до меня не сразу, постепенно. Пришлось оторваться от рожек и посмотреть в лицо мужчины. ″М-дя, экземплярчик не из лучших.″ Оказалось, что рожки были самым красивейшим у мужчины. Я окинула взглядом его всего. Мужчина, заметив мое внимание, выпятил грудь колесом, продолжая говорить мне всякие непристойности. Лет мужчине, на вид, около сорока, круглое лицо с пухлыми красными щеками, нос картошкой, маленькие блестящие глазки и огромный живот а-ля ″женщина на восьмом месяце беременности″.
   − Слышь, дедушка, а не пошел бы ты в.... на...! - рявкнула я, детально указывая точное место куда и на что может пойти этот рогатый. Все-таки год обучения в университете не прошел бесследно, тем более, что в моей группе училось всего три девчонки, вместе со мной, а остальные двадцать семь - парни. Опыт отборного трехэтажного у меня имелся.
   Посетитель замер на месте, с открытым ртом. Я рассмотрела его еще лучше, и желание притронуться к рожкам как-то сразу отпало. Мужчина не отмирал.
   − Самаэль, − позвала я нерешительно. Все-таки босса от работы отвлекаю.
   − Да, Ангел, − отозвался Падший в своей любимой манере, то есть у меня в голове.
   − А ты не мог бы выйти сюда на минуточку?
   − Что-то случилось?
   − Ага, − и кивнула сама себе.
   Самаэль вышел из своего кабинета и, увидев застывшего мужчину, удивленно поднял брови. Потом обошел рогатого по кругу и сел на диван.
   − Не может быть! Невероятно! - засмеялся Самаэль. - Как? Как тебе удалось заставить его замолчать?
   − Да, я ничего... Честное слово, я ничего ему не делала, даже не притронулась. Он сам вот так... Замер и стоит. Что с ним?
   − А, ничего, − отмахнулся Самаэль. - Главное чтобы это продлилось подольше.
   − Привет, малы... - посреди моего кабинетика появился Морт, с косой в руке, но капюшон был скинут. Смерть на пару секунд застыл в удивлении, переводя взгляд с хохочущего Самаэля, на растерянную и ничего непонимающую меня, а потом и на застывшего мужчину. − ...шка! Ух, ты! Кто заставил Баела замолчать? Это исчадие Ада кого угодно заболтать может.
   Морт сел на диван рядом с Самаэлем, не сводя взгляда с Баела. Я тоже посмотрела на рогатого. Никаких изменений, ни малейшего движения, он, кажется, даже не дышит.
   − Думаю, это я с ним такое сделала, − робко призналась я. - Но он сам виноват. Зачем нужно было меня оскорблять? Можно было просто поздороваться.
   − А что именно ты ему сделала? - заинтересовался Морт.
   По просветлевшему от понимания выражению лица Самаэля и последовавшему за этим хохоту, я поняла, что он бессовестно прочел мои мысли. Хотя, где у Дьявола совесть возьмется. Морт непонимающе уставился на Падшего.
   − Девушка, − рогатый наконец-то подал признаки жизни. - А повторите то, что только что сказали, а лучше запишите. Я выучу.
   Мой кабинетик вновь наполнился громовым хохотом Самаэля. Я обиделась (я натура тонкая, меня беречь нужно, а не насмехаться), поджав губы, я вернулась к работе над заявками. Самаэль прошептал что-то на ухо Морту, и Смерть присоединился к хохочущему Падшему.
   − О, мой Князь! - Баел, увидев Самаэля, забыл о своей просьбе, и упал на колени. От увиденного мои брови захотели встретиться с волосами. Еще никто не делал так перед Самаэлем. - У меня к Вам очень важный разговор. В общежитии нужно...
   − Все в письменном виде и на стол моему секретарю, − вмиг посерьезнев, перебил рогатого Самаэль.
   Баел поклонился и, не подымаясь с колен, уполз прочь, прикрыв за собой дверь.
   − А что за общежитие? - поинтересовалась я, отрывая взгляд от заявки, в которой какая-то женщина обменивала свою душу на бриллиантовое колье, которое она видела у своей бывшей одноклассницы, а теперь жены нефтяного магната.
   − Да, так, обычное общежитие. Там живут студенты нашего университета, − пояснил Самаэль, вставая с дивана и направляясь к двери своего кабинета. - Ты потом все узнаешь.
   − Ну, ладно. Не сильно и хотелось, − буркнула я. ″Вновь, гад, играет на моем любопытстве.″ Самаэль скрылся за дверью кабинета, а я переключила внимание на Морта. - Так, Морт, тебе, что от меня нужно?
   − Новый список и разрешение, − утирая несуществующие слезы от смеха, ответил Смерть.
   − Что за разрешение? - спросила я, ища нужные файлы.
   − Да вот, новенькую на работу взял и нужно разрешение на ношение косы.
   − Как холодного оружия? - ухмыльнулась я.
   − Скорее, как смертельного оружия, − в тон мне ответил Морт, и, получив нужные ему документы, исчез, перед этим послав мне воздушный поцелуй.
   − Ангел, а у меня ты ничего потрогать не хочешь? - спросил Самаэль, в его голосе слышался смех.
   − А у тебя рога есть?! - изобразив восхищение, воскликнула я. - Бедненький! Кто ж тебе их наставил?
   Воцарилась какая-то подозрительная тишина. Мозг надрывно кричал: ″Тикать отсюдова!!!″.
   И тут, посреди моего кабинетика, появилось ОНО, вместе с дымом, огнем и запахом серы. Метра два высотой, страшное, с огромными рогами на голове, темной кожей, на плечах и локтях шипы, на пальцах рук когти. Одетое в одни штаны (и на том спасибо). Одним словом, как на картинках. Дьявол во плоти.
   − Мамочка риднэнька! - пискнула я, упав и приземлившись на пол мягким местом.
   Попыталась спрятаться под стол. Не удалось. Дьявол схватил меня за футболку на спине и поднял на уровень своих злых серых глаз. Я нервно сглотнула слюну. В следующий миг я уже была на руках Самаэля, а он сам одет в деловой костюм, без шипов, рог и когтей.
   − Не, ну так неинтересно, − недовольно хмыкнул Падший. - Ты даже испугаться нормально не можешь. Хотя бы обморок изобразила, что ли.
   − Обморок?! - вскипела я, пытаясь слезть. - Я тебе сейчас такой обморок устрою!
   − Ангел, замри, а-то уроню, − усмехнулся Самаэль. Я застыла, падать очень не хотелось. - Так, что ты там о рогах говорила?
   − Ничего, тебе послышалось.
   − Все-таки испугалась.
   − Ага, не испугаешься тут. Выскочил, как черт из табакерки, да еще и со световыми эффектами.
   − Милая леди, Вы меня звали? Я к Вашим услугам, − послышался тоненький голосок, откуда-то снизу.
   Мы с Самаэлем синхронно посмотрели вниз, причем мне пришлось ухватиться за шею Падшего, чтобы не упасть. Возле ног Самаэля стоял чертик, ростом около метра, красного цвета, с рожками, свиным пятачком вместо носа и вертлявым хвостиком.
   − Ринор, ты почему здесь? - суровым голосом спросил Самаэль.
   − Повелитель, так милая леди позвала, − сладко пропел в ответ чертик.
   − Ты где здесь леди увидел, да еще и милую? - хмыкнула я. А знаете, неплохие ощущения, когда тебя держат на руках. Приятно, если не считать страха, что тебя уронить могут.
   − Вообще-то он имел в виду тебя, − ухмыльнулся Падший.
   − Вообще-то, я поняла. А ты в трезвом уме назвал бы меня ″милая леди″? - я заглянула в серые глаза. Сейчас они уже не так пугали, как при первой встречи.
   − Наверное, нет.
   − То-то же. Чертик, как там тебя, Ринор, если ничего не нужно, пошел вон, − я зло посмотрела вниз на хвостатого. ″Интересно, а у Самаэля хвост есть? Рога я уже видела. Вот здорово было бы. Такой миленький хвост, с кисточкой на конце.″ Встретив осуждающий взгляд серых глаз, пришлось затолкать свои мысли куда подальше.
   − Милая леди, − подал голос мелкий. - А номер телефончика не дадите?
   − Что?! − ″эх, жаль, что я взглядом не испепеляю″. - А ну, пошел вон отсюда!
   Чертика словно ветром сдуло, точнее он исчез со звонким хлопком.
   − Эт чё удумал, нечисть мелкая! − возмутилась я. Меня затрясло. От хохота Самаэля.
   − Ангел, ты всех просто покорила. Второй день в Аду, а уже столько поклонников, − продолжая смеяться, Самаэль посадил меня в кресло. - Ладно, работай. Через два часа наступит твое наказание.
   И ушел в свой кабинет. Не, ну так вот, взял и ушел. Р-р-р. Вот же садист, знает, что любопытство моя слабость. Два часа я провела как на иголках, не знала, за что взяться. У меня все валилось с рук. Да я так не нервничала даже перед сессией.
   − Ангел, настало время твоего наказания, − торжественно произнес Самаэль, появляясь посреди моего кабинетика. - Не бойся так. Это всего лишь экскурсия. Давай руку.
   Я протянула дрожащую руку. Что-то мое любопытство куда-то убежало. Падший потянул меня и прижал к себе. В лицо ударил жаркий воздух. Мы оказались под землей. Буквально. Это было похоже на лабиринт из подземных пещер. Везде всполохи огня, крики, стоны и запах серы. Вы когда-нибудь ощущали запах серы? Это запах который ощутив раз, уже не забудешь. Запах гниющих яиц. Впечатляюще. Кое-где ″ползла″ кипящая лава, ее пузырьки лопали с тихим чпоком.
   − Ангел, добро пожаловать в место наказания грешников − "жар преисподней", "огонь неугасимый", "пламя адово", "геенна огненная","пещь огненная", "озеро огненное"; ″черный Аид″, ″темный Тартар″, ″непроглядная бездна″ и тому подобное, − Самаэль обвел рукой пространство. − Можно проще - Ад. Это сердце нашего мира.
   - Вот здесь, − мы зашли в одну из пещер, − ты можешь увидеть, как наказываются души, грехом которых был один из смертных грехов - обжорство или чревоугодие. Вот, хороший пример.
   Я посмотрела в указанном Самаэлем направлении и увидела... человека? Худой, о таких говорят ″кожа да кости″ − словно скелет обтянули кожей, никакой видимости мышц или жировых отложений. Человек сидел за огромным столом, который просто ломился от изобилия еды. Человек протянул руку и взял сочный кусок мяса, откусил и... гневно отбросил, потянулся за другим и снова отбросил.
   − Что с ним? − спросила я Самаэля, отворачиваясь.
   − Он ощущает голод, сильный, непреодолимый, страшный, но еда не может принести ему ни насыщения, ни удовольствия как раньше, при жизни. И так будет вечно.
   − А почему у него есть тело? - спросила я, пытаясь отвлечься от того, что только что сказал Падший.
   − Это душа, но она материальна. Пойдем дальше, увидишь, как наказываются алчные души и грешники похоти. За ними так забавно наблюдать.
   Еще около часа Самаэль был моим гидом в Аду. Я многого насмотрелась, − с душ живьем сдирали кожу, стегали плетью, были и изощренные пытки, что даже самым смелым психопатам и не снились. Я старалась не сосредотачиваться на увиденном, но картинки сами запечатлелись в памяти.
   − Зачем ты привел меня сюда? - тихо спросила я.
   − Чтобы ты увидела свое место жительства, в случае смерти.
   − Но убить меня можешь только ты.
   − Верно, поэтому не разочаровывай меня больше, Ангел. Пойдем, думаю, ты достаточно увидела.
   Мы вышли из очередной пещеры, оказавшись в той, в которой были с самого начала. Вдруг, прямо перед Самаэлем, из мерцания яркого света, появился мужчина в доспехах. Кажется, это называется кираса, состоящая с металлических пластин. В руках мужчины был меч, с золотым лезвием, а за спиной белоснежные крылья. На Самаэле тоже появились доспехи, а в руке меч, с черным лезвием. Я как завороженная наблюдала за их сражением. Ангел выигрывал. Сильный удар меча ангела - Самаэль отошел на несколько шагов, и упал на колени. И ангел и Падший были в порезах, которые тут же заживали, но кровоточили. А кровь-то красная. Ангел занес меч для удара.
   − Не смей! - я заступила собой Самаэля. ″Кто-нибудь, скажите, чем я сейчас думаю?!″ − Стой!
   − Человек отойди, − ангел отвел меч в сторону. - Одумайся! Борись с этим Злом. Он управляет тобой. Борись и ты освободишься.
   Я склонила голову, отводя взгляд, но продолжая стоять на месте.
   − Да нет, Михаил, она по своей воле защищает меня, − произнес Самаэль за моей спиной, вставая с колен.
   − Но как это возможно?! - удивленно воскликнул архангел. - У нее такая чистая и светлая душа.
   − Чем светлее, тем сильнее тянет к темному, − ухмыльнулся Падший.
   − Нет! - возразила я. - Просто это неправильно. Вы оба создания света. Разве можете вы бороться друг против друга.
   − Он не ангел, − произнес Михаил. - Он Зло.
   − У него работа такая, − вздохнула я. - У тебя тоже своя работа.
   − Я освобождаю мир от зла.
   − Да, но, по сути, ты убиваешь другое создание, лишаешь его жизни. Разве этим ты лучше Самаэля?
   − Самаэля? - удивленно спросил архангел. - Ты называешь Падшего его истинным именем?!
   − Ну, да, − равнодушно ответила я. - А как мне его еще называть? Хозяин? Шеф? Босс? Или лучше Сатана, Дьявол, Лукавый?
   − Хозяин? - еще больше удивился Михаил. - Падший, ты владелец ее души?
   − Да, − коротко ответил Самаэль, положив свои руки мне на плечи. Скинуть их не удалось.
   − Ты не можешь владеть такой чистой и светлой душой.
   − Но тем не менее, я ею владею. Скажи ему Ангел, − Самаэль легонько сжал мои плечи.
   − Да, − я кивнула. - Моя душа и тело принадлежат Самаэлю.
   − Но, что ты могла пожелать взамен? - изумился Михаил. - И почему это не очернило твою душу?
   − Все просто, Михаил, − я грустно улыбнулась, − я не продавала свою душу. Ее продали за меня. Думаю, нам пора уже расходиться. Не лучшее место для разговора.
   Михаил кивнул и, задумчиво посмотрев на меня, исчез в ярком свете.
   − Это был глупый поступок, Ангел, − произнес Самаэль, перенеся нас в мою квартиру. За окном уже было темно. ″Странно, уже вечер.″
   − Думаешь, лучше было бы, если вы покрошили б друг друга на салат? - едко спросила я, включая светильник.
   − С нами ничего бы не случилось.
   − С вами, может быть и ничего, а вот мне как было на это все смотреть?
   − Значит, ты не меня защищала? - спросил Самаэль и сел на мою кровать.
   − Нет. Не тебя.
   − Ангел, не ври. Во-первых, не умеешь, во-вторых - это грех.
   − Ты что, от Михаила проповедью заразился? - насмешливо спросила я. - Слушай, тебе не пора уже домой? Жена ревновать будет или любовница.
   − Я не женат.
   − О как! Ну, раз намеков не понимаешь, попрошу к выходу Князь.
   − А мне здесь нравится, − Самаэль лег на кровать. - Места мало, но уютно.
   Я обреченно вздохнула и потопала на кухню. Запихнув в себя парочку бутербродов (есть не очень хотелось, особенно после увиденного в Аду), я вновь зашла в спальню. Самаэль позы не поменял. Кляня последними словами Падшего, я достала купленную вчера пижаму, и ушла в ванную. Вернувшись, я застала Самаэля лежащего на кровати целиком, да еще и полуобнаженного. Я неосознанно засмотрелась. Гормоны внутри взбушевались. С трудом загнала ″бунтарей″ назад, достала из шкафа плед и постелила на полу возле кровати. Еще раз вздохнув, я выключила свет.
   − И ты не воспользуешься моментом? - нарушил тишину Самаэль.
   − Каким?
   − Соблазнить мужчину и провести с ним ночь любви? - тягуче произнес Падший.
   − Ты где здесь мужчину видишь?
   − Ангел, я могу обидеться. Я - мужчина.
   − Ты даже не человек. И соблазнять, тем более тебя, я не собираюсь.
   − Почему?
   − Самаэль, не толкай меня на один из грехов! - нервно прошипела я.
   − А как же ″плодитесь и размножайтесь″? Процессом наслаждаться не грех.
   − Не путай две разные вещи. Я не собираюсь обсуждать с тобой эту тему. Спи уже, мне завтра на работу.
   − Я знаю, − хмыкнул Самаэль. - Ангел?
   − Да.
   − Сладких снов, − тихо произнес Падший.
   − Спасибо. И тебе, если тебе снятся сны.
   − Снятся, Ангел.
   − Расскажешь какие? - поинтересовалась я.
   − Не сегодня, Ангел. Спи.
   Почти сразу же я уснула, провалившись в темноту без снов. Через некоторое время я почувствовала, как меня подняли и переложили на кровать. Приоткрыв глаза, я увидела лицо склонившегося надо мной Самаэля. Он смотрел на меня с нежностью. Или мне все это приснилось?
 
 
   4. "Одно неудачное свидание..."
 
   Неделя пролетела незаметно. Я никуда не выходила из своего кабинета, хотя по плану пожарной безопасности (моему удивлению не было предела - у них в Аду тоже такое есть) здание огромное. Да и зачем мне куда-то выходить? Все под боком. В моем кабинетике, помимо других, есть еще две двери. Одна ведет в уютную кухоньку, где по желанию могу выпить кофейку и порыться в холодильнике, там всегда найдется что-нибудь вкусненькое, ну, и вторая, как обычно, уборная (словом ″туалет″ это не назовешь - шик, блеск и роскошь). Кроме стандартных унитаз, умывальник там есть еще и душ, а интерьер выполнен с использованием настоящего золота. Может, покажусь странной, но мне заходить туда как-то стыдно, что ли. Но, против матушки-природы не попрешь, особенно если сильно приспичит. Я спросила Самаэля, зачем, мол, такая роскошь, на что получила туманный ответ, что всякое может случиться. Интересно, какое оно, это ″всякое″?
   За эту неделю я столько народу повидала, что знакомиться с остальными сотрудниками ″П.Е.К.Л.О.″ (оригинальное название, правда же?) не особо и хочется. Вот, например, позавчера, целый день принимала справки у служащих асуров, ну, там ФИО (хотя у них только И), физические данные, уровень силы, рабочая категория. Словом ″годен - не годен″. Так вот, асуры. Я покопалась в Интернете обоих миров − информация почти одинаковая. Цитирую: ″Асуры (обладающие жизненной силой) - боги, обладающие, в основном, отрицательными качествами, или демоны, элементалы.″ Но кто бы мне сказал, что они такие милашки. Разглядывать асуров на картинках это одно, а вот увидеть их своими родненькими глазками, да еще и так близко это... это... УХ! Они такие симпатяшки, красавцы. Я таких только в женских журналах видела, в смысле красивых (а не то, что все подумали). Идеал красоты... Хотя, нет, идеал неделю назад у меня на кровати лежал. Хм, что-то мысли не в ту сторону ушли. Вернемся к нашим бара... асурам. Демоны как демоны - рожки, когти, хвост с кисточкой на конце, вот только кожа и волосы у них цветные. Асуры, владеющие стихией воды на цвет синие, огня - красные, воздуха - нежно фиолетовые, земли - зелененькие. Все-таки, какие они милашки, так улыбались. Вот только Самаэль провел весь день со мной рядом, расположился на диване со своим ноутбуком и частенько посматривал на меня (нервировало до скрежета зубов). Асуры, естественно, своего Повелителя стеснялись (читай, боялись), и ограничивались только улыбочками, даже не разговаривали, кроме официальных фраз.
   А вчера был день приема мелкой нечисти - русалки, домовые, лешие и остальная их братия. Меня очень русалки впечатлили - все красавицы, как на подбор, жаль кожа слишком бледная, с легким зеленоватым оттенком, хохотушки, только и делали, что травили анекдоты. А один леший мне даже грибочки подарил. Сказал, что я от них буду в восторге. На всякий случай спросила у Самаэля, что за грибы-то (вдруг ядовитые, умереть не умру, а вот провести весь день в туалете - перспективка не очень радостная). Грибочки оказались галлюциногенными, и я от чистого сердца отдала их Самаэлю. Мне-то они не нужны, у меня и так жизнь стала круче любого глюка.
   Так что неделька у меня была веселенькой. Ну, а если становилось скучно, то в Интернете Ада было полным полно развлечений. Кстати поставила себе ″Контроль″, а то не дай Б..., кхм... выскочит случайно ″миленький″ сайтик в присутствии Самаэля - насмешкам отбоя не будет. Рыща по сети в поисках чего-то интересного, я нашла аналог наших ″Вконтакте″ и ″Одноклассники″. Социальная сеть ″МирАда″. Зарегистрировалась под ником Лина и вставила фото демоницы (в Photoshop сделала из себя любимой - симпатичненько вышло - рожки и хвостик с кисточкой на конце в форме сердечка). Уже даже несколько сообщений получила с предложениями ″дружить″. Ага, знаю я их дружбу, все мужики одинаковые, им только одно на уме, и без разницы - демоны они, или люди. Хотя, что это я так критично. Вчера познакомилась с Девилом. Пообщались. Интересная личность, скажу, жаль только фотки нет и информации на страничке мало. С ним я не против встретиться лично.
   Вот с мыслями о Девиле я сегодня и проснулась с утра пораньше. Взяв из дому несколько вещичек (решила немножко приукрасить кабинет), я отправилась на работу, мурлыча под нос очередной хит современной эстрады. Самаэля еще не было, и я поспешила расставить все, как хотела, вбила гвоздь в стену, напротив моего стола (да, вот приходится самой - достойных мужчин-то нет) и повесила часы. И вовремя - посреди комнаты появился Самаэль.
   − Ангел? - удивился Падший. Еще бы, на часах-то 7:30, а я уже на работе.
   − Здравствуй! - весело улыбнулась я.
   Самаэль заметил перемены, критично осмотрелся вокруг. Его взгляд остановился на моем столе.
   − Что это? - спросил Падший, указывая на заинтересовавший его предмет.
   − Кактус.
   − И?
   − Что?
   − Зачем он?
   − Для красоты, для удовольствия.
   − Чьего?
   − Хотя бы моего. Для чего еще нужны комнатные растения?
   − Мне не нравится.
   − Так не смотри, − я равнодушно пожала плечами.
   − Я сказал. Мне. Не. Нравится. - И от кактуса (кстати, моего любимчика) осталась горстка пепла.
   − Самаэль! - возмущенно воскликнула я. ″Вот же... Слов нет, одни непечатные знаки.″
   − Принеси что-нибудь другое.
   − И что, например? - колко спросила я, собирая останки моего кактусика в мусорное ведро. - Датуру? (Датура (дурман) - вечнозелёный кустарник с крупными листьями и очень декоративными крупными ароматными цветками с раструбом на конце. Цветки- "трубки" датуры бывают белыми, желтыми, розовыми, оранжевыми. В своей книге 'Учение дона Хуана: Путь знания индейцев яки' американский писатель Карлос Кастанеда называет дурман ″Травой Дьявола″. Прим. автора)
   − Датура? − задумчиво переспросил Самаэль. - Можно датуру, только не эти зеленые безобразия.
   − Чем, интересно, тебе кактусы-то не угодили?
   − Они странные, − ответил Падший и скрылся за дверью своего кабинета.
   − Странные, − передразнила я. - Можно подумать ты их боишься. Злой Дьявол боится кактусов. Пф-ф!
   Ответа на мою тираду не последовало. Пока я раздумывала на тему ″Самаэль - кактусы″, мне пришло электронное сообщение. ″Посмотрим кто тут у нас. Аро. Вампир. Фотографии нет (не проявляется??).″
      Аро: М-м-м, какая. ″Это он о чем?″
      Лина: Какая?
      А.: Секси, милашка. Богиня!
      Л.: А не много ли комплиментов?
      А.: Нет. У меня на тебя что-то встало.
   ″?!!″ − мой мозг впал в ступор.
      Л.: Надеюсь, настроение, а то как-то не скромно получается.
      А.: И это тоже. Хочешь встретиться?
   ″В твоих мечтах, мальчик.″
      Л.: Думаю, это не очень хорошая идея.
      А.: Ты, где сейчас?
      Л.: На работе.
      А.: Это где?
      Л.: ″П.Е.К.Л.О.″
      А.: Могу прийти.
      Л.: И откуда такое желание?
      А.: Хочу тебя.
   ″?!!″ − мозг вовсе ушел в отпуск.
      А.: Фото прислать?
      Л.: Нет. Думаю, я откажусь.
      А.: О чем ты только думаешь, а-я-яй.
      Л.: Я от встречи отказываюсь. А ты о чем подумал?
      А.: Ок.
   И Аро исчез, стал офлайн. ″Ну, и скатертью дорожка. Тоже мне, Казанова нашелся. Романтик, блин. Где цветочки, конфетки? Нет, сразу - ″хочу″! Только настроение еще больше испортил. Гореть тебе в... хотя ты и так уже здесь.″ Ноутбук пискнул, возвещая о новом сообщении. ″Девил. И вовсе я не улыбаюсь глупо-счастливо. Это моя обычная улыбка.″
      Д.: Привет! Что делаешь?
      Л.: Привет! Скучаю. (грустный смайлик)
      Д.: Ты на работе?
      Л.: Ага.
      Д.: А босс знает, чем ты занимаешься в рабочее время?
      Л.: Надеюсь, нет (смайлик, хохочущий прикрывая ладошкой рот)
      Д.: А где именно ты работаешь? В каком отделе?
      Л.: Это тайна, покрытая мраком. Если скажу, мне придется тебя убить (смайлик, стреляющий из автомата)
      Д.: Чтобы убить, ты должна сначала меня увидеть.
      Л.: Ты предлагаешь встретиться?
      Д.: Да. Ты как?
      Л.: Я только ″за″.
      Д.: Ты во сколько заканчиваешь?
      Л.: Где-то в восемь.
      Д.: Хорошо. Буду ждать тебя в холле на первом этаже (смайлик)
      Л.: Договорились (смайлик)
   ″Ура! Я иду на свидание! А если он страшненький? Но ведь главное не внешность. Ну, не буду же я с ним целоваться на первом свидании? Хотя, если... Ладно, решу на месте. Теперь главное чтобы время пролетело быстро, и Самаэль ничего не придумал. Он может. Всю ″малину″ обломает.″
   Вот и последняя секунда рабочего дня.
   − Самаэль, я ушла, − произнесла я, пытаясь скрыть радость.
   − Иди-иди, − ответил Падший. ″Хм, какой-то он сегодня немногословный. Ну и ладно.″
   Холл на первом этаже был пустынным. Я стала на самом видном месте, чтобы ни одна из колонн меня не закрывала. ″Неужели я иду на свидание?! Стоп! А как я узнаю Девила? Меня-то он узнает, вот только как воспримет то, что я человек.″
   − Привет, Лина, − сладко произнес голос за моей спиной. Такой смутно знакомый голос. Обернувшись, я встретилась с насмешливым взглядом Самаэля. - Я пришел.
   − Не поняла.
   − Ты ждешь Девила. Вот он я, − Самаэль поклонился. ″Вот я дура-то! Девил - Devil - Дьявол.″
   − Ты... - я задохнулась от возмущения. - Ты...
   − Я, − ухмыльнулся Падший. - Идем, у нас мало времени.
   − Куда?
   − На свидание, куда же еще?
   − Э-э-э...
   − Ангел, да не пугайся ты так. Мы идем на торжественный прием. Это часть работы, − говоря это, Самаэль подталкивал меня к какой-то двери. - Заходи.
   − Но рабочий день у меня закончился, − возразила я, спиной заходя в дверь.
   − А разве я обещал тебе нормированный рабочий день? - засмеялся Падший.
   − Зачем нужен был этот розыгрыш из ″Девилом″? - Самаэль проигнорировал мой вопрос. Я оглянулась. - И что мы делаем в туалете? − сквозь зубы спросила я, борясь со своей злостью.
   − Раздевайся, − четко приказал Самаэль.
   − Что?! - сказать, что я была шокирована, значит скромно промолчать, стоя в сторонке.
   − Раздевайся, до белья. И не стесняйся, меня бельем в цветочек не удивишь, − Самаэль выжидающе посмотрел на меня.
   Первой моей мыслью, было ″бежать″, но посмотрев на озорные огоньки в глазах Падшего, эту мысль пришлось отбросить - не убегу. Скрипя зубами, я начала стягивать с себя сарафан, который сегодня надела в честь хорошего настроения. ″И как он о белье узнал?″
   − Верх тоже снимай, − безразлично приказал Самаэль. Я уже просто закипала изнутри. - Ангел, снимай, или я сделаю это за тебя.
   − Закрой глаза, − прошипела яростно. Не верить угрозам Самаэля себе дороже. Скинув лифчик, я прикрылась руками. - Все.
   − Вот видишь, ничего страшного, − ухмыльнулся Падший. - Прекрасно выглядишь.
   − Самаэль! - прорычала я.
   − Это был комплимент. Руки нужно опустить.
   − Но...
   − Ангел, у нас мало времени. Думай, что я врач, а врачей не стесняются.
   ″Я бы сказала кто ты, так слов не хватит,″ − мысленно проворчала я, закрыла глаза и опустила руки. В следующее мгновение я ощутила прикосновение холодного шелка к коже. Я распахнула глаза. ″Ух, ты!″ Прямо передо мной на стене висело зеркало, в котором отражалась красивая девушка в красном шелковом платье, волосы собраные на затылке, открывали шею и плечи.
   − И зачем мы идем на этот прием? - спросила я, в сотый раз поправляя платье, декольте слишком откровенное.
   − Перестань дергаться. У тебя там все прекрасно, − я иронично изогнула бровь. Самаэль попытался сам поправить лиф платья, за что получил по рукам. - А идем мы на прием, чтобы заполучить клиентов.
   − Хочешь сказать, что еще не все богачи продали тебе свои души?
   − Там будут не только богачи, но и люди ″помельче″. - Самаэль надел мне на шею колье из красных камушков, которое появилось в его руках изниоткуда. - Идеально. Поехали.
   До места проведения приема, мы ехали на лимузине. Я первый раз ехала с таким комфортом (ведь раньше только метро или маршрутка, а там одно "удовольствие" - отдавленные ноги). Мне понравилось! Очень. ″Тьфу! Говорю как деревенщина, никогда не видевшая таких машин. Но как здорово!″
   Самаэль под руку ввел меня в огромный банкетный зал. Я такое только в фильмах видела. ″Мама дорогая! Сколько ж денег потратили на украшение этого зала?″ Даже скульптура изо льда была - на дельфина похоже. То там, то тут мелькали официанты, предлагающие выпивку и канапешечки (по-нашему, простонародному - закуска). А на потолке, в центре зала, висела огромная, нет громадная, люстра, хрустальная. Гостей было много, очень. Известные люди кино, шоу и просто бизнеса (если нефтяной магнат и подобные ему, входят в категорию ″простых″). Спутницы ″денежных кошельков″ были все как на подбор - стройные, молоденькие блондинки, грудь колесом, розовые губки бантиком и на каждой килограммы дорогущих украшений.
   Взгляды присутствующих скрестились на мне и Самаэле. Мне эти взгляды не понравились - липкие, оценивающие. В моей сумочке (я не захотела оставить на работе свою ″родненькую″) завибрировал телефон. ″Не поняла.″ Достала. Посмотрела на дисплей. SMS. Открыла. ″Продам душу в обмен на (вырезано цензурой), чтобы (вырезано цензурой) и (вырезано цензурой) с мужчиной, что стоит рядом с этой выдрой в красном.″
   − Это я-то выдра?! - возмущенно спросила я, посмотрев на Самаэля. - И что это, вообще, такое?
   − Заявка, − равнодушно ответил Падший и положил руку мне на поясницу.
   Я вздрогнула от прикосновения горячей руки Самаэля к обнаженной коже. Забыла сказать, у платья не только до безобразия откровенное декольте, у него нет спины, а юбка начинается страшно низко (едва белье прикрывает), и еще - вырез, что при движении открывает чуть не всю правую ногу. И держится этот ″бред″ дизайнера тоненькой ниточкой на шее.
   Телефон снова завибрировал.
   − ″Хочу эту цыпочку в красном,″ − прочла я сообщение. - А это что?
   − Мысль, - наклонившись, прошептал мне на ухо Самаэль. По спине пробежались мурашки. - Нравится?
   Падший, нет в этот момент он Дьявол, легонько поцеловал меня в шею, как раз в то место, где трепетала жилка. ″От страха? Да, от страха.″
   − Ч-что? - не поняла я, пытаясь отстраниться. Телефон еще чуть-чуть и разорвется., с удвоенной частотой принимая сообщения. SMS были одно откровенней другого, даже извращенными.
   − Это, − вновь поцелуй, теперь выше, за ухом. Телефон не переставал жужжать. Я вновь попыталась отойти, но словно приросла к полу.
   − Н-нет, − выдавила я. ″И почему голос так дрожит?″ Атмосфера в зале накалялась, это даже кожей чувствовалось. - Самаэль, ты похоть вызываешь?
   − У тебя? - спросил Дьявол, целуя в шею, но уже значительно ниже.
   − Н-н-нет, у других. − ″Блин, как его отвлечь? Я ведь сейчас поддамся, наброшусь на него, и посторонние мне не помешают. Эй, это чья мысль сейчас была, а?!!″
   − Не вызываю, а даю повод, провоцирую, − ответил Самаэль, уже возле моей ключицы. - Все остальное, они сами.
   − Но ведь это смертный грех, − ″так, нужно собраться.″ − Похоть один из смертных грехов, разрушающих душу.
   − Ангел, ты вновь забыла кто я, − очередной поцелуй.
   Телефон продолжал разрываться. ″Как только в нем памяти хватает? Все, нужно прекращать это приятное безобразие. Тьфу! Просто безобразие. И о чем только думаю?! Срамота!″ Обхватываю ладонями лицо Самаэля, подымаю на уровень ″глаза в глаза″ и... ″Господи, прости!″ И целую.
   Самаэль растерялся, если это можно так назвать. Мне удалось его удивить, и он потерял контроль над моим телом (я специально шевельнула ногой, проверяя). И в следующую минуту я уже быстро уходила прочь. Спросив у первого попавшегося официанта, где туалет, я буквально залетела в указанную дверь.
   Я уже пятнадцать минут стояла перед зеркалом и тупо смотрела на свое отражение. Оно мне не нравилось. В глазах блестят шальные огоньки, щеки красные, а губы припухли от поцелуя. А ведь мне понравилось (зачем себе-то врать и отнекиваться). Я прокрутила в голове вырванный из памяти кусок времени. Как только мои губы коснулись губ Самаэля, все звуки утихли, словно в целой Вселенной остались только мы вдвоем, мысли разбежались кто куда, оставив хозяйку в ее же ловушке, по телу пронеслось приятное покалывание, а затем волна тепла. Сначала поцелуй был легким, осторожным, а потом - пылким, неудержимым, страстным. Самаэль провел языком по моей верхней губе и прикусил нижнюю. Именно это меня привело в чувство, потом был шок и бегство. Я нервно передернула плечами. ″Не дай Бог мне такое повторить.″
   Телефон наконец-то перестал жужжать. Я достала его затихшее тельце и посмотрела на дисплей − 180 непрочитанных SMS! Чтобы не скучать и хоть как-то отвлечься, я взялась за просмотр сообщений − 54 заявки на продажу души, остальные - с текстом мыслей. ″И зачем Самаэль перенаправил их на мой телефон. Одна сплошная порнография и нецензурщина.″
   − Ангел, куда ты спряталась? - прозвучал голос Самаэля в моей голове. Я хранила молчание, даже думать старалась на отстраненную тему, например, об экономической ситуации в стране, только не о том, где я сейчас нахожусь. - Ангел...
   Прошло полчаса. Прятаться дольше не было смысла. Во-первых, Самаэль все равно меня найдет, во-вторых, обязательно придумает изощренное наказание. Осторожно выглянула из-за двери, оценивая ″боевую обстановку″. Падшего не было видно. Прокралась в дальний угол зала и, взяв предложенный официантом бокал с шампанским, наблюдала за окружающими, словно ничего не случилось, и я никуда не убегала.
   − Здравствуй, Ангелина, − поздоровался, подошедший Михаил. С ним была какая-то светловолосая девушка.
   − Здравствуй, Михаил, − я мило улыбнулась архангелу. - А что ты здесь делаешь?
   − Мы здесь чтобы восстанавливать баланс.
   − Тоесть, Самаэль здесь творит зло, а ты блокируешь его? - я достала телефон - половина SMS, с заявками о продаже души, исчезла.
   − Ты называешь Падшего его истинным именем?! - изумленно спросила девушка (déjà vu - интересно, у всех ангелов такая реакция), а потом она посмотрела на меня презрительно, словно я мерзкая букашка.
   − Сара, спокойней, − сказал архангел девушке. - Ангелина, познакомься, это Сара. Она новенькая, стажировку проходит.
   − Очень приятно, − дружелюбно улыбнулась я, протягивая руку для приветствия, но Сара не подала свою в ответ, и как-то брезгливо посмотрела на мою.
   − Ангел, вот ты где? - Самаэль подошел сзади, обнял, прижимая к себе, его руки скрестились на моем животе, сердце трепыхнулось где-то в горле. - А, Михаил. Кто твоя прелестная спутница?
   Предполагаю, что Самаэль обворожительно улыбнулся и подмигнул. Ангелесса впала в ступор, а Михаил нахмурился.
   − Dominus firmamentum meum et refugium meum et liberator meus Deus meus adiutor meus et sperabo in eum protector meus et cornu salutis meae et susceptor meus. laudans invocabo Dominum et ab inimicis meis salvus ero*, − монотонно пробубнила Сара. (* лат. ″Господь - твердыня моя и прибежище мое, Избавитель мой, Бог мой, - скала моя; на Него я уповаю; щит мой, рог спасения моего и убежище мое. Призову достопоклоняемого Господа и от врагов моих спасусь.″ Пс.17:3-4. Прим. автора)
   − Глупый ангелочек, думаешь, это защитит от меня? − засмеялся Самаэль, отпустил меня из объятий и взял за руку. - Ангел, идем.
   Сара недовольно поджала губы, а Михаил обнял ее за плечи. Это скорее был не жест нежности, а сдерживающий и защитный. Я мило улыбнулась ангелам и позволила Самаэлю меня увести.
   - Больше от меня не убегай, − произнес Самаэль, когда мы остановились, взял мое лицо в ладони и посмотрел в глаза. - Поняла?
   Я кивнула, если это можно так назвать, когда твоя голова зажата в чужих руках.
   − Вот, Вы где! - воскликнули за моей спиной, и уже тише продолжили: − Я хотел бы обговорить некоторые условия нашего договора.
   − Нам нечего обсуждать. Договор был подписан и изменениям не подлежит, − холодно ответил Самаэль.
   Дьявол опустил руки на мою талию и развернул спиной к себе, хотя я мысленно умоляла его этого не делать. Я подняла голову и посмотрела в совсем недавно любимые карие глаза.
   − Здравствуй, Олег, − тихо произнесла я.
   − Лина?! - парень уставился на меня круглыми от удивления глазами. - Ты ведь должна быть...
   −... мертвой? - колко закончила я за Олега, не отводя взгляда от его глаз.
   − Да, − в тон мне, прошептал он.
   Как же мне хотелось вцепиться ему в волосы или расцарапать лицо, но благодаря рукам Самаэля на моей талии, мне удалось сдержать этот порыв. ″Хм, а раньше, я считала Олегом красивым. Да, он Самаэлю в подметки не годится. Тпрр! Мысли, вы куда поскакали? А ну, стоять!″ Олег опустил голову, не выдержав моего взгляда.
   − Тебе лучше уйти, − враждебно произнес Самаэль. Олег поспешил удалиться. - Хм, кажется, я тогда ошибся с расчетами. Забавно.
   − Что? - спросила я, пытаясь освободиться от рук Падшего. ″Легче стальные клещи разжать.″
   − Это будет для тебя сюрпризом.
   − Я не люблю сюрпризы, − устав бессмысленно метаться, я склонилась спиной на Самаэля. Освободится не могу, так пусть хоть пользу приносит, а-то созданные им туфли на высоченной шпильке это просто страшное пыточное орудие. Главное, чтобы не отошел, а-то шлепнусь тут на радость этим ″акулам″. Мои размышления прервало жужжание телефона. Чья-то пакостная мысль, одно нечитаемое с упоминанием меня любимой. Повертев головой, я увидела предполагаемого отправителя. Высокая, красивая брюнетка (кажется, это она едет на конкурс красоты следующего года), она томным взглядом прожигала Самаэля. ″Эх, если бы ты только знала, кому себя демонстрируешь.″ Я решила попробовать перетянуть чашу весов на сторону добра. Я развернулась в руках Самаэля, заглянула ему в глаза - на меня никакого внимания, полное сосредоточение на брюнетке. Пальцами одной руки я провела по щеке Падшего, другую руку положила ему на плечо, так чтобы было видно дисплей телефона. Самаэль отвлекся, перевел на меня изумленный взгляд. SMS исчезло. Руки Падшего больно сжали мою талию, словно стальные тиски.
   − Ангел, ты на чьей стороне? - сурово произнес Самаэль, даже скорее прорычал.
   И в этот момент я поняла, что моя идея была плохой. Очень плохой.
   − Правильно думаешь, Ангел, − ответил на мои мысли Дьявол. ″Наверное, сейчас самое время убегать.″
   − Не получится, − лукаво улыбнулся Самаэль. - Не убежишь. И на этот раз наказание будет совсем другим.
   − Каким? - я пыталась говорить бесстрастно, но голос дрожал.
   − Узнаешь Ангел, узнаешь, − коварно хмыкнул Падший мне на ухо. - А теперь, нам пора работать.
   Домой я вернулась поздно и ощущала себя очень ″грязной″. Целый час отмокала в ванной, думая о том, сколько же плохого я сегодня сделала.
   − Но ведь у людей был выбор, − произнесла я вслух, обращаясь сама к себе. - Поддаться влиянию или бороться. У людей всегда есть выбор...
   
   
      5. "Мяу и все его эмоциональные оттенки"
 
    − Ты не знаешь меня настоящего. Я вовсе не такой, как ты думаешь, Ангел, − Самаэль, легко касаясь кожи, пальцами провел по моей щеке.
    − ″Сын Зори″ не может быть настолько плохим. Да, ты возгордился, предал, но все мы делаем ошибки. Сути твоей это не изменило.
    − Изменило Ангел, изменило, − Падший грустно улыбнулся. - Я больше не то творение света. Я есть Зло.
    − Глупости.
    − Ангел, − Самаэль сокрушенно покачал головой. - Я владелец твоей души. Разве это не делает меня злым?
    − У каждого своя работа, − возразила я, заглядывая в серые глаза.
    − Я испортил тебе жизнь, забрал все, разрушил будущее.
    − Не ты. Олег, его желание.
    − Глупышка. Я - Тьма.
    − Даже в кромешной тьме есть маленький лучик. Ведь откуда мы могли бы знать, что такое тьма.
    − Ангел, в тебе столько света, − Падший подошел ближе. Я отвела взгляд.
    − Именно поэтому я здесь. Слишком добрая... слишком доверчивая... слишком любила.
    − Не этим измеряется свет, глупенькая, − Самаэль взял меня за подбородок, заставляя посмотреть на него. - Больше никогда не зли меня. Я мог уничтожить тебя, рассеять душу. И никто не владеет такой силой, чтобы вернуть ее.
    − Я же говорю, слишком добрая.
    − Ангел, тогда, во время боя с Михаилом. Ты пожалела меня.
    − Я...
    − Не очерняй свою душу.
    − Поздно, я работаю на Дьявола, − улыбнулась я.
    − Ангел, − нежно прошептал Самаэль, наклонился, заглядывая мне в глаза, его губы все ближе и ближе. Я почти чувствую их вкус. И...
    И я вскакиваю в кровати, просыпаясь.
    − Жуть, − произнесла в темноту своей спальни. По телу пробежали стада мурашек, я обняла себя за плечи. - Тьфу-тьфу-тьфу!!!
    В каком настроении я пришла на работу угадать не трудно. После такого ″кошмара″ уснуть снова не удалось, и я три часа ворочалась в постели. Утром, когда принимала душ, закончилась горячая вода, пришлось продолжать, стуча зубами. На моих любимых джинсах, необъяснимым образом, оказалась дыра (на самом интересном месте). Позавтракать толком не удалось, времени не хватило. Самаэль уже ждал, вальяжно расселся в моем кресле, положив скрещение ноги на стол. Он наградил меня хмурым взглядом и поманил к себе пальцем. Я послушно подошла. Внутри что-то больно сжалось, голова закружилась, а в глазах потемнело. Когда я смогла нормально видеть, то все вокруг было чудовищно огромным. Я хотела спросить Самаэля, что же произошло, но получилось только жалостное ″Мяу″.
    ″Не поняла. Что я сказала?!″
    Вдруг перед собой я увидела ладони, меня подняли и поставили на стол. Посмотрев вверх, я встретила озорной взгляд серых глаз.
    − Мяу, − вопросительно. ″Что?!″
    Передо мной появилось зеркало. Небольшое такое, с маленьким белым котенком в отражении. Только через минуту до меня дошло, что котенок это я. Вот это маленькое, зеленоглазое существо, ростом пятнадцать сантиметров - я.
    − Мяу, − растеряно. Вопросительно посмотрела на Падшего.
    − Это твое наказание, − ответил Самаэль, его губы изогнулись в коварной улыбке.
    − Мяу, − ошеломленно. ″И долго я такой пробуду?″
    − Для начала, весь сегодняшний день, − ответил на мои мысли Падший.
    ″И как я работать буду? Лапками по клавиатуре клацать?″
    − Считай, что у тебя выходной, − Самаэль взял меня на руки (я легко могла уместиться в его ладони), и направился в свой кабинет. - Будешь у меня на виду. Если потеряешься, могу не найти, слишком маленькая, − и щелкнул меня по носу.
    Падший сел в свое кресло, а меня усадил на стол. Рядом появилась красивая бархатная подушка. Я перевела непонимающий взгляд на довольно-улыбающегося Самаэля.
    − Ангел, иди сюда, − непринужденно похлопал он по подушке. - А я тебе сливок налью и за ушком почешу.
    ″Издеваешься?″
    − Даже в мыслях не было.
    ″Издеваешься.″
    − Нет. Честное слово.
    ″Пф-ф. Ты и честь - понятия несовместимы.″ − Самаэль только хмыкнул в ответ. − ″Издеваешься!!!″
    − Конечно, да, − Падший схватил меня и посадил на подушку.
    ″Ты... да, ты... Я тебе никогда не про-о-о, приятно, еще-еще, да, вот там... я никогда не прощу тебе этого нака-а-а... еще за ушком, за ушком почеши, да-а-а! Ты...о-о-о, как хорошо-о-о... ″
    Даже стыдно признаваться, но я мурлыкала, извиваясь под пальцами этого... этого Змия. Самаэль лукаво улыбнулся, но не успел сказать ничего колкого. С тихим хлопком посреди кабинета появился демон с собакой. Ничего примечательного в демоне не было - невысокий, где-то метр семьдесят, черные волосы, карие глаза, ни рожек, ни хвоста - обычная человеческая внешность. И красоты особой нет, так себе, смазливая мордашка. А вот его собака меня впечатлила. Да-а. Громадный черный ротвейлер. Он подошел к столу, я насторожилась, инстинктивно изогнулась дугой и зашипела.
    − Гав!
    В следующий миг я, необъяснимо каким образом, оказалась на груди Самаэля, вцепившись когтями за одежду.
    − Асмодей, убери пса, − приказал Падший.
    − Цербер, домой, − произнес демон, устраиваясь на диване, пес растворился в воздухе. - Люцифер, ты завел себе кота?
    − Это кошка, − ответил Падший, помог мне вскарабкаться на его плечо, подпихнув под по... а как эта часть тела называется у кошек? − Ты зачем пришел?
    − Да, так, просто. Тебя проведать, на твою секретаршу поглазеть. Кстати, где она?
    − Прогуливает, мерзавка, − ехидно ухмыльнулся Самаэль.
    ″Укусить его, что ли? Нет, лучше поцарапать,″ − мысленно хмыкнула я.
    − Люцифер, твоя кошка странно себя ведет.
    − Что? - насторожено, спросил Самаэль.
    − Она слишком плотоядно на тебя смотрит.
    ″Ха-ха! Это еще легко сказано.″
    ″Ангел, ты что задумала?″ − мысленно спросил Самаэль.
    ″Преврати меня обратно, скажу.″
    ″Нет.″
    ″Значит, не скажу.″
    − Ангел, − вслух упрекнул меня Падший.
    − Что? - удивленно переспросил Асмодей. - Люцифер, ты с кем разговариваешь?
    − Ни с кем. Тебе послышалось. О чем мы говорили?
    − О твоей секретарше, - ухмыльнулся демон. - Ты только рассказываешь о ней, вот я и решил рассмотреть эту диковинку поближе, так сказать.
    − Мяу, − изумленно. ″Рассказывает?″ Наклонила мордочку и заглянула в серый глаз Самаэля - ответ там не нашла.
    − Скажи, а ты уже ее пробовал? - Асмодей хитро подмигнул Дьяволу. - Как она в постели? Давай, хочу услышать все в подробностях.
    − Мяу! - гневно и возмущенно. ″Это о чем же вы там разговариваете, если он такие вопросы задает, а?″ − и укусила Самаэля за ухо.
    − Ах, ты ж ...
    ″Кто?″ − мурлыкнула и потерлась о щеку Падшего. ″Я что сделала?!″
    − Нет, все-таки странная у тебя кошка, − Асмодей засмеялся. - Понятно, укусила. Бывает. А вот сейчас она застыла с озадаченной мордочкой, не шевелится, глаза огромные, а левый еще и нервно дергается.
    − Люц, сладкий мой! - прямо на коленях Самаэля появилась демоница, поцеловала его. - Я так скучала, Фу, что это за гадость?!
    Рука с изящным маникюром брезгливо швырнула меня на стол.
    − Мяу! - агрессивно выдала я и зашипела.
    − Ладно, я лучше пойду, − Асмодей поднялся с дивана.
    − Почему, Асмодеюшка? - пропела демоница. - Ты нам вовсе не мешаешь. Все равно, что предмет мебели. Правда, мой сладкий? - демоница в очередной раз обслюнявила губы Самаэля.
    Асмодей исчез, пробубнив что-то не вполне цензурное себе под нос. Я села прямо перед целующимися, и внимательно стала рассматривать демоницу. Темно-синий деловой костюм, дорогой, на ногах элегантные черные туфельки на невысоком каблучке, на руке - браслет с зелеными камушками, а на шее кулончик, золотой. Длинные черные волосы собраны в высокий хвост на затылке, легкий макияж. Красивая, ухоженная женщина, видно, что за собой следит. ″Сейчас удавлюсь от зависти.″ Все в демонице просто кричало о ее красоте, совершенстве, уверенности, превосходстве. Общую картину портили только небольшие рожки по бокам лба и хвост, что активно шевелился в кхм... районе ширинки Самаэля.
    − Мяу! - я решила напомнить о своем присутствии, так на всякий случай.
     − Да, что ж это за зараза мелкая? − недовольно зашипела демоница, отрываясь от губ Падшего.
    − Марина, успокойся, − Самаэль попытался спихнуть демоницу с колен.
    ″Ага, наверное, легче танк с места сдвинуть,″ − фыркнула я. Падший улыбнулся, конечно же, услышав мои мысли.
    − Ненавижу кошек, − сморщила идеальный нос Марина. - И зачем она тебе? Выбрось туда, где взял.
    ″Ах, ты ж, б*″ − мысленно рявкнула я. Не знаю, умеют ли кошки рычать, но я научилась. Как же мне захотелось расцарапать ее милое личико и стереть эту брезгливую маску. Кровью. Издав грозное ″Мяу!″ я бросилась на демоницу. Для меня этот импульсивный поступок обошелся вырванным клоком шерсти, зато какое удовольствие получила - расцарапала щеку противнице, покусала за нос, уши и руки, когда она попыталась меня отцепить от лица. Все развлечение испортил Падший, он схватил меня, отлепив от демоницы, и прижал к себе. ″Задушишь изверг!″
    ″Не бойся, мелких не обижаю. Сильно. А вот Марина, тебя поджарить может, ″ − ответил Падший, чуть-чуть ослабив хватку. − ″Ты такая пушистая.″
    ″Отпусти.″
    ″Нет.″
    ″Я в туалет хочу,″ − главное почестнее и жалостней сделать глазки.
    Самаэль, молча, повернул меня мордочкой в угол, где тут же появился кошачий туалет.
    ″Я туда не пойду,″ − возмутилась.
    ″Ангел, не упрямься, все кошки это делают.″
    ″Я не кошка.″ − мысленно топнула ногой.
    ″Поспорим?″ − ехидненько так.
    ″Ты подсматривать будешь.″
    ″Я отвернусь и закрою глаза.″
    ″Я тебе не верю. Ты подсмотришь. И эта твоя Марина.″
    ″Ангел, никто смотреть не будет. И что там интересного у кошек?″
    ″Я тебе не верю. Выйдите.″
    Марину, лицо которой уже зажило (эх, как жаль), удалось уговорить выйти на пару минут, Самаэль, опустив меня на пол, исчез. Демоница не прикрыла за собой дверь, чем я и воспользовалась. Прошмыгнула в свой кабинетик. Но не успела я обрадоваться свободе, как меня схватили.
    − Вот теперь ты нам не помешаешь, с*, − прошипела демоница, открыла дверь в уборную и швырнула меня туда. Больно.
    ″Вот тебе и свобода. Сиди теперь в туалете. И зачем я обманывала Самаэля. Ведь известно, что ложь это грех.″
    Вскарабкавшись на умывальник, я убивала время, меланхолично нажимая дозатор на бутылочке с жидким мылом. На полу уже образовалась приличная лужица, а я продолжала играться. ″Эх, скучно. Самаэля позвать не могу, слишком маленькая - не услышит. Сидеть мне здесь до... а до чего?″ За дверью послышался какой-то шум. ″Ура, сейчас меня выпустят.″
    − Куда она делась? - услышала я гневный голос Самаэля. ″Как-то выходить расхотелось. Мне и здесь не плохо.″ - Найду, надеру ее симпатичную попку, будет знать, как убегать. Ангел, ты где?
     Открылась дверь, и мне выпала особая честь лицезреть рассерженного Дьявола, его глаза метали молнии, почти буквально. Он зашел внутрь и... поскользнулся на мыле. ″Это не я. Честное слово.″
    − Какого... − ″Фу, какие слова Самаэль знает.″
    Падший поднялся (ага, где-то с шестой попытки), и критично осмотрел себя. А было на что посмотреть - он весь вымазался в мыле. ″Эх, будь я человеком, уже валялась бы под умывальником, от смеха. А так, в тельце котенка особо и не посмеешься.″ Но даже то веселье, что было, застряло в горле. Самаэль начал раздеваться. ″Фуф, что-то жарко стало в ″шубке″ котенка.″ Падший включил воду и стал под душ, не закрыв за собой дверь кабинки. Ох, о чем я только не думала. Все-таки хорошо, что я котенок, а-то залезла б к нему в душ и... ″Тпрр, куда поскакали, шальные?″ Пока я предавалась думам и фантазиям, Дьявол уже вышел из душа. ″Мог бы и полотенцем прикрыться. Хотя...″ Самаэль посмотрел на лужу оставшегося мыла, и она испарилась, а потом Падший перевел взгляд на умывальник, где стоял источник этого самого мыла. Легкое удивление на его лице сменила коварная улыбка. Я краем глаза посмотрела на свое отражение в зеркале - круглые глаза и блестят странно.
    − Насмотрелась? Или мне стать получше, чтобы ты смогла детальней рассмотреть?
    − Мяу, − и вовсе я не испугалась, просто слова забыла. Все. Я отвернулась, но все равно видела в зеркале Падшего, который и не думал одеваться. ″М-м-м, симпатяшка.″
    − Ангел, пощупать меня не хочешь?
    Я мысленно фыркнула, но бурное воображение уже нарисовало картинку. Я провожу рукой по широкой груди Самаэля, спускаюсь ниже, на кубики пресса, ощущая, как под горячей кожей перекатываются мышцы... Что-то противно заскрежетало, выводя меня из фантазии. До меня не сразу дошло, что это я когтями царапаю поверхность раковины.
    − Люц! Вот ты где! О-о-о! - в дверь уборной влетела Марина, ее глаза полыхнули лукавым огоньком. Она быстро подошла к Самаэлю (все еще не одевшемуся), и прижалась к нему всем телом, провела руками, оставляя на коже Падшего кровавые следы от ногтей, и, как пиявка, присосалась к его губам.
    ″Меня сейчас стошнит... И вовсе я не хочу броситься на эту... эту... И глазки ей выцарапать не хочу. Ничего подобного. И лапки даже не чешутся.″ А этот Лукавый, обнял демоницу, и с меня глаз не сводит. ″Ведь мысли читает, гад!″ Я гордо задрала мордочку и спрыгнула на пол. Не знаю, или Самаэль специально снова налил мыла, или не все убрал, но прокатилась я хорошо. Ага, на мягком (в данном случае пушистом) месте, а потом ″удачно″ шмякнулась мордочкой о стенку. И хоть бы кто посочувствовал. Размечталась. Этот Князь бесовский еще и рассмеялся, грозным рыком ″Пошла вон!″ отправил Марину в неизвестном направлении, а меня, маленький, мокрый, липкий комочек шерсти, нежно взял на руки. Думаете, приласкал? Угу, еще как! Сунул под кран с холодной водой и безжалостно начал меня ″стирать″ (хорошо, чтоб выкрутить не додумался). Я в долгу не оставалась, кусалась, возмущенно мяукала, а что мысленно высказывала, не стоит предавать огласке.
    − Терпи. Кто мне мыла налил? - Самаэль зашипел от моего очередного укуса.
    ″Я ж не знала, что ты войдешь. Ай! И мне было скучно здесь.″
    − Скучно? Как ты вообще в туалете оказалась?
    ″Марину свою спроси. Больно!″ − в ответ укусила за палец.
    − А вот про нее поподробней.
    ″Аккуратней! Я ж не тряпка! Меня твоя демоница сюда забросила, когда я убе...″
    − Когда ты что?
    ″Э-э-э... она дверь плохо закрыла. Я решила прогуляться. Совсем чуть-чуть. А тут она, хвать меня, и в туалет забросила. Больно было,″ − последнее сказала жалостно-жалостно.
    − Ангел, ты совсем не умеешь лгать, − засмеялся Падший. - А вот Марину придется наказать, и надоела она мне. Скучная стала. Испепелить, что ли.
    И назовите меня последней дурой, но я пожалела демоницу. Ну, не понравились мы друг другу, и обошлась она со мной не хорошо, но зачем же ее уничтожать?
    ″Самаэль, а ты мог бы ее не убивать?″
    − Мог, но она мне уже не нужна. Не вижу смысла оставлять ее живой, − безразлично ответил Падший. - Ты что, ее жалеешь?
    ″Ну, не так чтобы очень...″
    − Ангел, поконкретней.
    ″Да, жалею и хочу, чтобы ты ее не убивал.″
    − Согласен. Только ты выполнишь одно условие, − подозрительно быстро согласился Самаэль.
    ″Хорошо, какое условие?″
    − Это ты узнаешь позже.
    ″Ну, Самаэль.″ − Мое жалостное хныканье не принесло результата.
    Наконец-то домыв, Падший принялся меня сушить. Турбина самолета во стократ тише этого фена - едва не оглохла. Еще пять минут Самаэль колдовал надо мной, а потом усадил перед зеркалом. Как говорится, я ″выпала в осадок″. Из отражения на меня смотрело пушистое, абсолютно круглое нечто, на шее ошейничек со стразиками, а на хвостике розовый бантик. Все еще пребывая в ″осадке″, я не возражала, когда Падший взял меня на руки и вынес из уборной. Да мне все равно, куда несут, главное, побыстрее привести себя в порядок.
    Самаэль зашел в свой кабинет, запер дверь, а ключ положил в карман. Пушистенькую меня он усадил на подушку, как на пьедестал.
    − Сиди смирно и будь паинькой. Я скоро вернусь,
    ″Подожди. Самаэль, а что ты сделаешь с Мариной?″
    − Накажу. Никому не разрешено брать то, что принадлежит только мне. Не бойся, я как и обещал, не убью ее.
    ″И каким же будет наказание?″
    − Заблокирую силу и отправлю ее на Землю, поработает в приемнике для бездомных животных, года три, может, поумнеет. Думаю, Марине понравится такое наказание.
    ″Понятно,″ − буркнула, проглотив обиду из-за того, что меня сравнили с вещью.
    − Ангел, я быстро, − Самаэль щелкнул меня по носу и растворился в воздухе.
    ″Ага, так я тебя и послушалась. Сейчас займусь собой и можно подумать о прогулке.″ Я критично осмотрела стол Самаэля, в поисках хоть чего-то, что помогло бы избавиться от этой чрезмерной пушистости. Ничего подходящего. ″Хм, а вот ноутбук он зря не выключил. Сделал пакость − на сердце радость... Жизнь удалась!!!.″ Мысленно посмеялась, как злодеи в фильмах, и начала нажимать лапками клавиатуру. ″О, пароль поставила! А, какой?″ Погипнотизировав несколько секунд сообщение о блокировке, я стянула с хвоста бантик, для чего пришлось извернуться бубликом, ошейник снять мне не удалось. Спрыгнула со стола на кресло, а уже оттуда - на пол. Я, наверное, какая-то неправильная. Всем известно, что кошки всегда приземляются на четыре лапы. Ну, я, как всегда, отличилась - если не мордочкой, в случае с креслом, то з... мягким местом - на пол. Преодолевая препятствие в виде ворса ковра (это как идти по высокой траве), я добралась до окна. ″Ага, открыто.″ Вскарабкалась по занавеске до подоконника. ″И как у кошек это получается легко?″ Посмотрела вниз. ″Ох, ёлки-палки, как высоко! Так, главное, вниз не смотреть.″ Повертела головой, рассматриваясь - справа от окна балкон. И, словно специально для меня, к нему ведет широкий выступ. Человек не пройдет, но я-то сейчас мелкая. Осторожно сделала первые шаги. ″Пять минут - полет нормальный!″ Можно продолжать, и я смело пошла в направлении балкона, в голове почему-то крутилась песня:
        Я кошка, я дикая кошка,
        Ты меня попробуй приручи.
        Я кошка, я дикая кошка,
        Стать хочу домашней, научи.
        Я кошка, я дикая кошка,
        Ты меня попробуй приручи.
        Я кошка, я дикая кошка,
        Стать хочу домашней... (Спецназ любви ″Кошка″)
    Добравшись до балкона, зашла в помещение, через открытую дверь. Много столов, за которыми сидят демоницы, и усердно над чем-то трудятся. Попыталась прокрасться к двери. Не вышло.
    − Ой, девчонки, смотрите - котенок!
    − Какой миленький!
    − Иди сюда, маленький. Не бойся, кис-кис-кис.
    ″Не знала, что демоны могут вот так - уси-пуси. Все-таки женщины есть женщины.″
    Меня аккуратно взяли на руки, усадили на один из столов. Вокруг собрались все демоницы. Меня тискали, чесали за ушком и просто гладили, потом принесли тарелочку со сливками. ″Как хорошо! Я в Раю!″
    − Внимание! - раздалось на все помещение. - Кто найдет маленького белого котенка или имеет информацию о его местонахождении, немедленно обратиться к Повелителю! За укрытие котенка или утаение информации - наказание! Повторяю...
    Взгляды демониц скрестились на мне. ″Все, пора 'делать ноги'!″
    Маленькой белой стрелой я слетела со стола и помчалась к двери, прошмыгнула между ног входившего демона. Коридор был пустынным, никто не мешал бежать. Запыхавшись так, что даже в глазах потемнело, я остановилась. Погони не было. Выровняв дыхание, я осмотрелась. ″Капец! И почему я не ознакомилась с планировкой этажа раньше? Вот, как мне теперь вернуться назад, к Самаэлю? Хотя, нет. К нему лучше не возвращаться. Пока. А-то исполнит свое наказание, как я сидеть потом буду?″
    Я медленно шла по коридору, временами останавливалась, чтобы прислушаться. Когда кто-то приближался - пряталась, то за открытой дверью, а то в укромный темный уголок. Несколько раз повторяли сообщение о моей пропаже. Окружающие удивлялись, какое отношение имеет Повелитель к маленькому ничтожному котенку. Еще разговаривали обо мне, человеческой версии. Что я вся такая загадочная, носа не высовываю из кабинета, ну, и еще много всякой гадости.
    Вот вновь послышались чьи-то шаги. Я спряталась за статую, которая, к моему счастью, оказалась в пустынном коридоре. ″Тьфу! Нужно не забыть сказать Самаэлю, чтобы заставил работников (только не меня) провести генеральную уборку. Пылищи-то сколько! О, а чьи это красные глазки блестят? Ой, мамочки!!! Паук! И огромный какой!″ Я попятилась назад из темного угла, и тут шаги остановились как раз возле меня. Пришлось застыть, памятником себе любимой, но уже не пушистой и не такой белой.
    − Слышал, наш Главный свою новую любовницу того, − произнес первый голос, мужской. Говоривших мне не было видно, но, думаю, их двое.
    − Что, опять испепелил? - спросил второй, тоже принадлежащий мужчине. - Жаль, красивая была. Хвостик у нее такой, м-м-м...
    − В том-то и дело, что нет. Живая она. В ссылку на Землю отправил.
    − Странно. На него это не похоже. Может ты был прав, и нам нужен новый Князь?
    − А о чем я тебе целый год уже говорю. Вчера, например, Главный с Аро поссорился. Ну, ты его знаешь, вампир, инкуб.
    ″Аро? Это тот самый, что со мной переписывался?″
    − Так вот, Князь даже не ударил вампира и молнией не жахнул, а ведь Аро его оскорбил. Слишком добрым стал наш Повелитель. Нам такой не нужен, я...
    ″А вот это уже интересно. Заговор?″ Говорившие перешли на шепот, пришлось выглянуть из своего укрытия. Так и есть, двое демонов. Один - невысокий, полноватый, с козлиными рогами и... копытами. Второй - обычной внешности, похож на человека, только глаза с вертикальным зрачком, как у змеи. Я не могла понять, о чем они говорят, долетали только отдельные слова − ″свергнуть″, убить″, ″есть план″″.
    − Но как его убить? - громче спросил козлорогий. - Он же бессмертный.
    − Убить не смогу, но вот пленить его и закрыть в самих глубинах Ада у меня сил хватит, − прошипел змееглазый. ″Фу, он еще и шипит.″
    − А не боишься, что проиграешь? - запнувшись, спросил второй демон.
    − Я не проиграю. Теперь только нужно подобраться к нему поближе и собрать информацию.
    − И как ты собираешься это сделать?
    − Через секретаршу, − довольно зашипел змееглазый. - Я ее соблазню, влюблю и она будет послушно плясать под мою дудочку.
    ″Я плясать буду? Послушно? Размечтался.″ − презрительно фыркнула я.
    − Говорят она страшная. Противно не будет?
    − Придется потерпеть. Конечно, спать с уродиной мерзко, но, для дела я на все готов.
    ″Уродина?! Это я-то уродина?! Да я... я...″
    − Мяу! - вырвалось возмущенное.
    − Что это? - спросил змееглазый.
    − Смотри, кот, − козлорогий схватил меня за шкирку и поднял.
    − Мяу! - обижено.
    − А это, случайно, не тот, о котором объявляли?
    − Кажется он. Подходящий момент разведать обстановку и охмурить секретаршу, − змееглазый улыбнулся. ″Фу-у! Он что не знает такого понятия, как 'гигиена рта'?″
     Так и держа за шкирку, меня понесли по коридору. Демоны больше ни о чем не разговаривали, а я безрезультатно пыталась цапнуть козлорогого за руку. ″Обидно, когда вот так обращаются. Я же маленькая, меня любить, холить и лелеять надо, а не таскать за шкирку.″
    − Ну, и где эта секретарша? - недовольно спросил козлорогий, когда мы вошли в мой кабинетик. При этом он так взмахнул рукой, что я чуть язык не откусила, больно клацнув зубами.
    − Пошли сразу к Князю, − произнес змееглазый и без стука вошел в кабинет Дьявола.
    Самаэль сидел за своим столом и гневно клацал по клавиатуре ноутбука. ″Ой, а можно мне назад? Там паучок такой симпатичненький. Я не успела с ним познакомиться.″
    − Мяу, − испугано.
    − Ангел! - рассержено рыкнул Падший, прожигая меня взглядом.
    − Где? - спросили в один голос демоны и синхронно оглянулись. Козлорогий так мной мотал, что начало тошнить. Самаэль быстрым шагом подошел и забрал меня из руки демона.
    − Ты где была? И что с тобой, почему грязная? Ангел, − Падший строго посмотрел в мои глаза, ожидая ответов.
    − Ангел? - удивленно спросили демоны и скрестили взгляды на мне.
    − Где вы ее нашли? - холодно спросил Самаэль. Такого повелительного тона я от него еще не слышала.
    − Ее? - изумились демоны.
    ″Нет, блин, я мальчик! Они что, идиоты? Ха-ха! И это те, кто хочет свергнуть Повелителя? О, нужно рассказать все Падшему. Я и забыла. Самаэль, я пришла с миром.″ − Дьявол иронично изогнул бровь. - ″У меня есть интересная и важная информация. Давай, ты не будешь меня ругать, а я тебе все расскажу.″
    ″Согласен.″ − после недолгих раздумий мысленно ответил Падший.
    ″Не отпускай этих демонов. Прочти мою память, ты ведь можешь. Найди их разговор.″
    По мере того, как Самаэль хмурился, а его глаза становились чернее, я поняла, что он выполнил мою просьбу. Демоны закричали, упали на пол, их охватил огнь, и через минуту ничего не осталось.
    ″Я... Что ты с ними сделал?″ − ошарашено спросила я.
    − Уничтожил, − спокойно ответил Падший, и поставил меня на пол. В глазах потемнело, а тело пронзила боль. Когда все пришло в норму, то я уже была сама собой, человеком. - Твое наказание закончено. Можешь отправляться домой, как только выполнишь условие нашего договора.
    − Какое условие? - удивилась я.
    − В обмен на жизнь Марины, − коварно улыбнувшись, Самаэль подошел ближе.
    − И что ты хочешь?
    − Поцелуй.
    − Хорошо, − спокойно ответила и легонько чмокнула Падшего в щеку. - Вот, я исполнила условие. До завтра.
    − Ангел, − Самаэль удержал меня за руку, притянул к себе. - Это не поцелуй.
    − Но...
    − Вот это, поцелуй.
    Губы Самаэля касались нежно, словно крылья бабочек, но обжигали. Падший одной рукой обхватил мою талию, сильнее прижимая к себе, второй − придерживал мою голову за затылок. Поцелуй из нежного перешел в страстный. Мои мысли разлетелись, как стая испуганных ворон. Не осознавая, что делаю, я положила руки на плечи Самаэля и ответила на поцелуй. Падший зарычал. Вдруг, он отстранился, отпустил меня и отошел. Я непонимающе уставилась на него.
    − Вот теперь можешь идти домой, − довольно хмыкнул Самаэль.
    − Ага, − ответила растеряно. В голове все еще стоял туман, но кое-как удалось подумать о своей квартире.
    Побаловав себя ароматной теплой ванной, я решила приготовить что-нибудь вкусненькое. Натянув свою любимую длинную футболку, отправилась на кухню и, напевая песенку, взялась за готовку ужина.
    − Крошка, я пришел, − послышалось сзади. Обернувшись, я увидела Самаэля. Он стоял посреди моей кухни, абсолютно голый. - Иди сюда, не бойся.
    − Самаэль, ты чего?
    − Самаэль? − удивленно переспросил тот. - Ах, ну да. Крошка, я весь твой.
    Я сглотнула комок, поморгала несколько раз, ущипнула себя - не помогло, галлюцинация не исчезла.
    − Лина, иди же ко мне, − Падший сделал шаг.
    Я начала лихорадочно искать оружие для защиты, не сводя глаз с Дьявола. Под руку попала сковородка, ее я и выставила вперед. Пусть только попробует ко мне прикоснуться. Падший сделал еще шаг, я отвела руку, замахиваясь. И в этот момент в комнате появился Самаэль. Еще один. Я ошарашено переводила взгляд с одного на другого.
    − Ангел! Ты что сделала с моим компьютером?! Какой пароль? Отвечай. Ты почему молчишь? - гневно рявкнул тот, что появился, оглянулся. - Аро, ты, что здесь делаешь? И сколько раз говорить, не копируй меня.
    − Аро?! - рассержено спросила я, внутри все начало закипать. Голый Самаэль замерцал и на его месте оказался стройный, худощавый шатен с короткострижеными волосами. Между губ, растянутых в улыбке, выглядывали клыки.
    − А что вы здесь делали? - Падший ухмыльнулся, окинув взглядом вампира. - Я помешал? Третьим возьмете? Не думал, Ангелок, что ты такая порочная.
    Я несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, успокаиваясь. ″Так, как говорится, находим источник стресса... и отрываем ему ноги.″
    - Значит Аро, да? − спросила я, подходя ближе, мило улыбнулась. - Вот тебе, Аро! − и стукнула его сковородкой по голове. Вампир упал.
    − Ангел, вот это уда... - сковородка приземлилась на голову подошедшему Самаэлю. - Ай! А меня-то за что?
    − Объяснить еще? Вон из моей квартиры! Оба! - Очнувшийся Аро исчез. Я перевела взгляд на Падшего.
    − Ангел...
    − Самаэль, лучше уйди.
    − Почему?
    − Самаэль, еще слово и у меня начнется настоящая истерика. Уйди, а. Я за себя не отвечаю, − прорычала я сквозь зубы. Падший растворился в воздухе.
    Истерика обошлась минимальными жертвами. Всего-то: три разбитых тарелки, изодранная диванная подушка и сердитые соседи. Зато я успокоилась. Хорошая релаксация получилась после такого эмоционального дня.
 
 
      6. ″Хэллоуин - от слова Hеll?″
  (Hеll - англ. Ад)
 
    Конец октября... У Дьявола я уже работаю целый месяц. М-да, скажу, очень насыщенный событиями месяц. С каждым днем все больше и больше новых знакомств, и все меньше времени я проводила дома. Морт ежедневно приходил за Списком и просто поболтать. Наведывался и Аро, засыпал комплиментами, дарил цветы - кроваво-красные розы, один раз даже шоколадку дал. Я сначала вежливо улыбалась, чувствуя вину за его избиение. Но по мере того, как вампир мне надоедал, желание покалечить Аро увеличивалось. Я не выдержала и однажды, ласково попросила отстать от меня, иначе я ему ″все зубы повыдергиваю″.
    После того случая со сковородкой Самаэль больше не разговаривал со мной, только когда было нужно по работе. Обиделся, что ли? Может прощения попросить? А то даже скучно стало без его постоянных подколок, он перестал встречать меня утром, не заметил, что я повесила картину в своем кабинетике, больше ни разу не пришел ко мне домой. Удивительно, но, даже сниться перестал. И я поняла, что мне не хватает Самаэля. Это пугало. Как я могла всего за месяц привязаться к тому, кто даже не человек, бессмертный ангел, изменник и предатель, кого считают Злом? Он наглый, коварный, хитрый, чем он мог мне понравиться?
    Я, как и всегда, перебирала заявки, не особо вчитываясь в них, давно перестала задумываться над желаниями и поступками людей. Это их грехи, за них они ответят. Нам всем когда-то воздастся по заслугам. Самаэль был в своем кабинете. Когда час назад я, тихонечко приоткрыв дверь, заглядывала внутрь, он сидел за столом. Кстати, ноутбук пришлось заменить. Прежний отправился на свалку - пароль никак не удавалось снять, а я не могла вспомнить, точнее, я его не знала. В наказание за ″шалость″ мне пришлось хорошо поработать. Часть электронной базы Самаэля находилась на моем ноутбуке, остальные документы, сводки, отчеты и тому подобное пришлось собирать по всем отделам. В здании ″П.Е.К.Л.О.″ тридцать два этажа, на каждом из них находятся не меньше двух отделов, которые в свою очередь делятся на подотделы. Вот, представили этот муравейник? И мне было нужно оббегать всех и собрать нужные бумажки, а потом вручную ввести все это в компьютер, создать новую базу. Самым трудным было то, что не везде меня вежливо встречали и хотели помогать, иногда не отпускали до тех пор, пока не перезнакомлюсь со всеми. Многих интересовала живая человеческая девушка, да еще и приближенная к Повелителю. Те дни показались мне каторгой. А потом была ″перепись населения″. Угу, и мне смешно было. Сначала. На самом деле довелось пересчитывать души. Это было ужасно. Пришлось ходить по самым глубинам Ада. Оказалось, что четыре души отсутствуют, за ними немедленно были посланы жнецы. Беглецов поймали, а жнецам был вынесен строгий выговор (я сама слышала, как Самаэль их отчитывал, даже подслушивать не пришлось). А еще смешней стало, когда меня заставили проходить медкомиссию. Я и на Земле не особо любила эту процедуру. Вдобавок ко всему, здесь, в Аду, все врачи - мужчины. Бр-р, об этом даже вспоминать не хочется. Для чего нужен был медосмотр мне никто не объяснил. Понятно, другие работники, а я-то причем? Никакая справка о неработоспособности не поможет мне отлинять от работы в Самаэля, только он сам. Остальное время я бегала по поручениям Падшего - пойди, принеси, отдай, скажи, узнай.
    Вот сидела я себе за столом, никого не трогала, и вдруг из моей сумки донеслась мелодия звонка. Да так громко, что я подпрыгнула на месте.
    − Алло, − спросила вежливо, так как номер неизвестный.
    − Привет, Лина, − радостно произнесли с той стороны.
    − Простите, с кем я разговариваю?
    − Лина, ты что, не узнала меня? Ира. Ира Собко.
    − А, Иришка, богатой будешь, − я улыбнулась. Ира одна из моих университетских подруг. А я уже думала, что они забыли обо мне, как только бросила учебу.
    − Лин, ты так загадочно исчезла. Ничего не объяснила. Что-то случилось?
    − Нет. Все хорошо. Просто я поняла, что выбранная профессия не для меня, − ″как же я не люблю врать″.
    − И что ты собираешься делать дальше?
    − А я уже работу хорошую нашла. Отличная плата и босс настоящий ангел, − ″а что, я правду сказала″.
    − Красивый, да?
    − Кхм, красивый. Дьявольски красив.
    − Молодой, неженатый?
    − Молодой, лет тридцать, − ″если не считать остальные тысячи... или миллионы?″ − Не женатый. Недавно с подружкой расстался.
    − Познакомишь? Или для себя бережешь? А ну, признавайся, что у тебя с ним.
    − Ничего у меня с ним нет, и не было, − ″угу, просто поцеловались несколько раз и я его голым видела.″
    − Ага, − многозначно хмыкнула Ирина. - Ладно. Ты что делаешь тридцать первого вечером?
    − Ничего. Свободна как ветер. А что?
    − Есть предложение сходить на хэллоуинскую вечеринку в ″Центавру″. Вход в костюмах бесплатный. Оля тоже идет. Давай с нами. Лин, когда мы еще вот так сможем встретиться и повеселиться? Пошли, − хныкала подруга.
    − Хорошо. Согласна.
    − Ура! - крикнула Ира. - Значит так, скажи мне адрес своей работы, забегу завтра, пойдем костюмы выбирать.
    ″Если я скажу, где работаю, боюсь Иришка, у тебя сердце не выдержит.″
    − Э-э-э, Ир давай лучше ты выберешь мне что-то. Работы много, свободного времени нет. А перед вечеринкой занесешь мне домой. Адрес помнишь?
    − Помню. Только потом на меня не обижайся.
    − Не буду. До встречи. Оле привет передавай.
    − Передам. Пока, − и подруга отключилась.
    ″Ну, вот, жизнь налаживается.″
    − Где?! Где... - широко распахнув дверь, в мой кабинетик влетел высокий, худой (я бы сказала - костлявый) демон, с взлохмочеными волосами и сумасшедшим блеском в глазах. - Это просто катастрофа! Повелитель!!!
    − Что случилось? - недовольно спросил Самаэль, выйдя из своего кабинета. - Астарт, что такое?
    − Повелитель, Ланье снова убежал, − нерешительно и испугано произнес демон.
    − Как сбежал?!! - Дьявол так рявкнул, что в ушах заложило.
    − Я...я... не знаю, − пробормотал Астарт, вжав голову в плечи.
    − Где была стража в это время? Я тебя спрашиваю! Отвечай! - уровень гнева Самаэля зашкаливал.
    − Они... спали, − совсем тихо сказал демон и с надеждой во взгляде посмотрел на меня.
    ″Э, а я-то чем помочь могу? Когда Самаэль в гневе лучше спрятаться, а еще разумней - закопаться метров на пять вглубь. Чтоб не нашел.″
    − Убью! Немедленно найти Ланье! И чтоб без него не возвращались!
    Астарт поспешил убежать, но зацепился за коврик (я принесла, а-то натопчут здесь), и, стукнувшись головой о дверной косяк, растянулся на полу. Поднявшись на четвереньки, демон уполз. Самаэль. Нет, не так. ДЬЯВОЛ перевел взгляд на меня. Коленки задрожали, в горле пересохло, а глаза искали пути к отступлению. Было чего страшиться. В глазах Князя Тьмы горел огонь, настоящие язычки пламени. Я пискнула и действуя инстинктивно, начала пробираться к двери, прижимаясь к стенке. Через миг Самаэль оказался рядом, оперся руками на стену по обе стороны моей головы, его губы изогнулись в коварной улыбке, а глаза так и продолжали ″гореть″. Я оказалась в ловушке.
    − Боишься, − утвердительно сказал Падший.
    Я замотала головой. И на самом деле не боялась, скорее остерегалась. Непонятно откуда, но я знала, что ничего плохого Самаэль мне не сделает, так, просто покалечит немножко или опять в котенка превратит, а-то и хуже - в таракана. Падший провел тыльной стороной ладони по моей щеке, едва касаясь кожи. Огонь в его глазах понемногу утихал, и они приобретали свой обычный серый цвет. Рука Самаэля спустилась по моей шее на плечо, а он сам начал медленно наклоняться, не отводя взгляда от моих глаз. ″Он меня целовать собрался?! Что-то слишком много между нами поцелуев.″ Я раньше думала, что целоваться буду только с любимым человеком (которым до недавних пор был Олег), а тут - с совсем незнакомым, да еще и Дьяволом. Но стоило вспомнить, что я ощущала во время поцелуя с Самаэлем, мысли начинали путаться. Олег так меня не целовал. Мысленно махнула на все рукой, и произнеся знаменитую фразу Скарлетт О'Хара ″Я подумаю об этом завтра″, перевела взгляд на губы Падшего. Сердце неистово забилось в груди, коленки подкашивались, вот-вот упаду и растекусь лужицей у ног Самаэля. Губы начало покалывать. Застыла на месте в предвкушении. Очень хотелось этого поцелуя. ″Блин, это как наркотики, раз попробуешь и больше не сможешь отказаться.″ Когда между нами оставалось всего несколько сантиметров, в открытую дверь залетела птичка с редким названием обломинго, в виде совсем юного демона, лет шестнадцати.
    − Повелитель! Повели... - паренек растерялся, увидев нас.
    ″Попались, как подростки. Хотя, нужно отблагодарить демона - уберег меня от плохого поступка. Ведь желать поцелуя Дьявола это плохо?″ Самаэль отошел в сторону, пробормотав что-то неразборчивое, а я по стеночке доползла до кресла и плюхнулась в него.
    − Что? - рявкнул Падший, обернувшись к пареньку. ″И почему он так злится? Никогда не поверю, что из-за несостоявшегося поцелуя.″ Демона стало жалко. Он так побледнел.
    − П-повелитель, ни один жнец не может отследить Ланье, − запнувшись, сообщил паренек и попятился назад. - Уже есть первые жертвы.
    Последнее демон произнес уже из коридора. Я увидела, как напрягся Самаэль, сжал руки в кулаки.
    − А кто этот Ланье? - поинтересовалась я. Любопытство высунуло свою хитрую мордочку.
    Самаэль сел на диван и несколько минут, молча, смотрел на стену сквозь меня.
    − Даниель Ланье, триста лет назад был врачом, имел семью - жена и двое детей. Но своей жизнью он не был доволен, жену не любил и искал утешения в борделях. От одной из куртизанок Ланье заболел. Вот тогда тихий и спокойный доктор превратился в убийцу-маньяка. Днем он продолжал быть хорошим и заботливым, а ночью превращался в безжалостного и кровожадного. Ланье за пять лет убил 186 женщин. Умер он от болезни. Каждый год, как раз перед Хэллоуином ему удается убежать. Оказавшись в том или ином городе, Ланье продолжает убивать.
    − Его поймают? - спросила я, наклонившись вперед. - Это работа жнецов - ловить сбежавшие души.
    − Как видишь, у них ничего не получается.
    − Но ты поможешь? Не позволишь умереть невинным людям, ведь так?
    − Мне нет дела до смертных. Главное вернуть Ланье на его место, − Самаэль посмотрел на меня таким взглядом, что инстинкт самосохранения закричал: ″Прячься!″ − Ангел, а ты когда-нибудь ходила на рыбалку?
    − Нет, − удивленно ответила я. - А причем здесь это?
    − А ты когда-нибудь мечтала о том, чтобы побывать в Париже? - спросил Самаэль, проигнорировав мой вопрос.
    − Хм, об этом, наверное, мечтает каждая девушка. А что?! Почему ты спрашиваешь?
    − Прогуляемся, − Падший протянул мне руку, встав с дивана.
    Мы оказались в ночном городе. Пустынная улица, освещенная тусклыми фонарями, с обеих сторон двухэтажные здания.
    − И это Париж? - скептично хмыкнула я.
    − Париж. Одна из его улиц, − Самаэль, потирая подбородок, осмотрел меня с головы до ног.
    − Ну, и что мы здесь делаем?
    − Ангел, ты просто погуляешь по улице часок.
    − Зачем? - пришлось упереться ногами, потому что Падший подталкивал меня в спину. - Я французского не знаю, а вдруг кого-то встречу? И почему я должна гулять одна?
    − Иди-иди, − Самаэль растворился в воздухе. - Ангел, будь умничкой.
    − Погуляй... Бросил меня среди ночного города. Одну. Вот же, гад! - недовольно бормотала я, делая десять шагов в одну сторону и возвращаясь назад.
    ″Ангел, я рядом.″ − услышала в своей голове.
    − Рядом он, − хмыкнула я, споткнулась и едва не упала, покачнувшись на каблуках. ″Каблуках?! Откуда каблуки?″ Я как раз проходила возле витрины магазина и увидела свое отражение. Сапоги выше колен на тонкой двенадцатисантиметровой шпильке, колготки в крупную сетку, мини юбка, похожа скорее на широкий пояс, полупрозрачная красная блузка, а о макияже и прическе я, вообще, молчу.
    − Самаэль, ах ты ж...! Стилист х*! Я - приманка?
    ″Ангел, какая из тебя приманка?″ − а голос такой сладкий-сладкий и честный.
    − Все понятно, я - приманка.
    ″Ну, может быть, такая себе приманочка. Маленькая.″
    − Я - приманка! Да, как ты, вообще, такое придумал?! Не мог взять кого-то другого? - я вновь споткнулась. - Я себе ноги поломаю в такой обуви.
    ″Ты ведь женщина. А все женщины умеют ходить на каблуках.″
    − Самаэль, ты меня перепутал.
    ″С кем?″
    − С бабочкой. Ночной.
    ″Нет, не перепутал. Ланье именно таких и убивает.″
    − И как он их убивает? - спросила я, хотя чувствовала, что не стоит этого делать.
    ″Душит и насилует.″ − спокойно ответил Падший.
    − О, ты меня успокоил, − едко буркнула я.
    ″Не бойся, тебя он не убьет, да и я рядом.″
    − Угу, − вздохнула я.
    Рядом остановился автомобиль, из него выглянул полноватый мужчина.
    − Сколько? - спросил он, осматривая меня сальным похотливым взглядом. Я без проблем поняла его, хотя говорил мужчина по-французски.
    − Отвали козел! - рявкнула я. Самаэль засмеялся.
    − У меня деньги есть. Чего ты ломаешься? - не сдавался мужчина. - Соглашайся, пятьсот даю.
    − Засунь себе эти пятьсот, знаешь куда! Далеко. Катись отсюда!
    Обозвав меня очень плохими словами, мужчина уехал. Я стояла на месте, так как передвигаться на этих ″ходулях″ было просто невозможно. Мысленно составляя план мести Падшему (а мстя моя будет ужасна), я услышала тихие, крадущиеся шаги сзади. Резко обернулась. В шаге от меня остановился молодой мужчина, на вид ему не было тридцати, с черными кудрявыми волосами и смешными тоненькими усиками, в странном костюме, точно не из этой эпохи. В руке он держал нож.
    − А разве ты не душить меня будешь? - удивленно спросила я, закончив осмотр.
    − Что? - изумился Ланье. - Не понял?
    − Ну, как же Даниель, ты должен меня задушить и изнасиловать, − улыбнулась я. Мужчина был ошарашен, он даже нож опустил. - Ладно. Не хочешь, как хочешь. Давай тогда так - ты спокойненько возвращаешься в Ад, а для меня наконец-то заканчивается этот маскарад. Не возражаешь?
    Ланье застыл с ошеломленным выражением на лице. Рядом появился хохочущий Самаэль.
    − Ангел, у тебя просто талант вводит окружающих в ступор своими разговорами.
    − Ты кто? - спросил очнувшийся Ланье, в недоумении смотря на меня.
    − Я - секретарь, − ответила, пожав плечами.
    − А что ты здесь делаешь?
    − Я на рыбалке.
    − Рыбалке?
    − Ага. В качестве наживки, − я довольно улыбнулась, видя растерянность Даниеля.
    Ланье был благополучно возвращен в Ад, а мне Самаэль дал выходной. Наверное, задобрить удумал. Скорее всего, он прочитал мои мысли о мести. А план был безобидный. Я хотела прийти пораньше на работу и расставить по всему его кабинету кактусы. Маленькая такая месть.
    Прошло два дня. Вот и 31 октября. Сегодня Самаэль отпустил меня с работы пораньше, но ничего не сказал о том, что знает, куда я иду. За два часа до начала вечеринки прибегала Иришка, принесла мне мой костюм. Я говорила, что не обижусь на подругу? Да? Я ее задушить готова. Это ж надо было купить для меня костюм ангела!!! Белый балахон и крылышки. Не оставалось выбора и я надела то, что есть. Подруги позвонили и сказали, что ждут возле подъезда. Я еще раз посмотрела на себя в зеркало. ″М-да, Самаэль был бы в восторге.″
    − Интересный костюм, − хмыкнул Падший, появившись за моей спиной. ″Блин, помяни черта...″− У меня лучший вариант.
    − А?
    Балахон и крылья аккуратно обгорели и осыпались на пол. Через мгновение я уже была одета в красный кожаный топ и такие же короткие шорты, на ногах сапожки по колено на небольшом каблучке. Волосы крупными локонами спадали на обнаженные плечи, и среди них торчали небольшие рожки. Что-то ударилось о мои ноги. Обернулась и посмотрела вниз. Челюсть с громким звуком ударилась о пол. У меня был хвост. С кисточкой в форме сердечка. Живой. Он шевелился.
    − Вот так лучше, − довольно ухмыльнулся Самаэль. - Теперь можешь идти. Удачного вечера.
    И прежде чем я успела хоть что-то сказать, Падший растворился в воздухе.
     Подруги были удивлены моим костюмом, но расспрашивать не стали. Оля с криком: ″Ух, ты, как настоящий!″, схватила хвост и ощупала его. Я едва сдержала смех - было щекотно. Эх, знала б она на сколько права. Я с не меньшим интересом рассмотрела костюмы девчонок. Оля была в облике феи. ″И она думает это страшный костюм?″ Хотя, пышное розовое платье, украшенное цветами, прозрачные крылышки за спиной, нитка искусственного жемчуга в волосах делали невысокую, полненькую брюнетку, на самом деле, похожей на сказочный персонаж. Ира выбрала себе образ вампирши. Косметики на себя истратила, наверное, не меньше килограмма. Бледное лицо, неестественно яркие красные губы, из-под верхней выглядывали пластмассовые клыки, глаза подведены черным, свои белые кудрявые волосы подруга распрямила. Одежда соответствовала образу - старинное платье в черно-красных тонах, открывающее шею.
    Клуб ″Центавра″ ничем особенным не отличался от других ночных клубов - барная стойка, столики вдоль стен, сцена и танцпол. Но сегодня все было украшено оранжевыми ленточками, гирляндами и ″светильниками Джека″ (в настоящих тыквах были вырезаны забавные рожицы). Кстати, нужно будет расспросить у Самаэля об этом Джеке. Существует ирландская легенда о человеке по имени Джек, старом фермере, любителе азартных игр и крепких напитков. Он дважды обманывал Дьявола, а после смерти не попал ни в Рай, из-за своей порочной жизни, ни в Ад - Дьявол еще при жизни Джека поклялся не забирать его душу. Он был обречен скитаться по миру с тыквенной головой и тлеющими угольками внутри ее. ″Наверное, неприятно, вот так, без головы. Нормальной.″
    Посетителей было много. От разнообразия костюмов рябило в глазах. Возникло ощущение, что я к себе на работу пришла, столько нечисти - вампиры, чертики, зомби, ведьмы и многие другие.
    Я, Оля и Ира сидели за столиком и наблюдали за окружающими, потягивая коктейли. Подруги устали танцевать, а меня начало раздражать все вокруг. Мне то и дело, надоедали - то познакомиться, то потанцевать, то угостить чем-нибудь крепким. Да еще и этот хвост, гадина. Во-первых, отдельно пришлось отбиваться от интересующихся, где же я такое чудо техники нашла, что шевелится и на вид как живое. Во-вторых, постоянно цеплялась ним за все - предметы, других людей, собственные ноги. Хвост словно жил своей собственной жизнью, хоть я чувствовала его, как часть себя (еще бы не чувствовать то, что росло из моей... моего копчика). Но был и хороший момент за этот вечер. Я познакомилась с симпатичным парнем, он не вызывал во мне злобы, как другие. Зовут Яков (странное имя, особенно для его внешности - длинные белые волосы, голубые глаза, что, казалось, меняли цвет), 22 года, студент. Очень приятный и интересный парень. Не давал мне скучать, рассказывал смешные истории из своей жизни. Но потом Яков быстро начал прощаться, взял номер моего телефона и ушел. Стало обидно и грустно.
    − Ты только посмотри, какие красавчики! - восхищенно воскликнула Ира, смотря куда-то за мою спину.
    − Обалдеть! - глаза Оли зажглись восторгом.
    С нехорошим предчувствием я обернулась. В нашем направлении шли трое мужчин. Невероятно красивых и... опасных. Самаэль, одетый не как обычно - в тонкий свитер и темно-синие джинсы, Аро в просторной белой рубашке с кружевными манжетами и в узких черных брюках и Морт, облаченный во все черное, плащ и с косой в руке. ″Почему я надеялась, что Падший сегодня оставить меня в покое?″ Подруги начали раздел ″мяса″, тихо переговариваясь. Оле приглянулся Смерть.
    − Прикольный у него костюмчик, − улыбнувшись, подруга приняла позу пособлазнительней. Морт заметив внимание ″феи″ растянул губы в улыбке.
    Ирина переводила взгляд с Аро на Самаэля, все еще не выбрав ″жертву″. За нее решили. Падший подошел ко мне, взял на руки и сел на стул. Я задохнулась от возмущения. Подруги обменялись удивленными взглядами, но ничего не сказали. Морт и Аро взяли стулья из-за соседнего столика и уселись возле девушек.
    − Добрый вечер, милые дамы, − сладко произнес Дьявол, крепче сжимая мою талию, чтобы не убежала. - Ангел, познакомь нас со своими подругами.
    − Привет, − девушки не стали дожидаться, когда я их представлю и, развернувшись каждая к своей ″жертве″, стали о чем-то разговаривать. Я не прислушивалась, закипая внутри от злости. Мой хвост хлестал Падшего по ноге.
    − Ангел, не нервничай, − прошептал тот мне на ухо и схватил хвост одной рукой. - Успокойся.
    ″Зачем вы сюда пришли?″ − мысленно спросила я Падшего, пытаясь освободить плененную часть тела. Было как-то неуютно. − ″Решили мне вечер испортить?″
    ″Ангел, что ты такое говоришь? Даже в мыслях не было,″ − ответил голос Самаэля в моей голове. − ″Мы пришли повеселиться, ведь это НАША ночь.″
    ″А какой-то другой клуб выбрать не могли?″ − я наконец-то вырвала хвост из плена. Но при освобождении звонко хлестнула Падшего им по лицу. Получилась такая себе пощечина.
    ″Могли,″ − Самаэль потер щеку. − ″Но я решил совместить полезное с приятным. Ты против?″
    ″А это что-то изменит? Самаэль, только подруг моих не троньте. Пожалуйста,″ − попросила я, наблюдая за тем, как Аро и Морт повели девушек танцевать.
    − С ними ничего не случится. Не переживай. Они получат неземное удовольствие, − коварно ухмыльнулся Дьявол.
    − Главное, чтобы от этого удовольствия они не умерли, − хмыкнула я, и решила сменить тему. − И какой у тебя костюм? Кого изображаешь?
    − Человека. Не нравится? − я не ответила и через миг ощутила прикосновение к горячей коже. - Так лучше?
    Падший теперь был одет только в кожаные брюки. По моей спине что-то медленно проползло вверх, а потом опять вниз, переползло на живот. Я опустила голову и увидела хвост. Не мой, у этого кисточка другая.
    − Самаэль!
    − Ты ведь хотела увидеть мой хвост. Любуйся, − засмеялся Падший.
    − И много у тебя обличий? − поинтересовалась я, пытаясь скинуть с себя эту щекотливую... хвост.
    − Достаточно, − ухмыльнулся Самаэль. Он поставил меня на ноги, встал со стула и, поклонившись, протянул мне руку. - Леди, окажите честь потанцевать со мной.
    Мой гнев и раздраженность куда-то улетучились, не оставив даже адреса. Я улыбнулась и вложила свою ладонь в руку Дьявола. Тот лукаво улыбнулся. И вот, хоть убейте, с того момента больше ничего не помню.
 
 
     7. "За добро отплачивают..."
 
     Проснулась я в просторной, красивой комнате, а главное - незнакомой. Голова болела, а во рту - пустыня Сахара, хотя, точно помню, что кроме трех слабоалкогольных коктейлей не пила ничего: два с подругами и еще одним угостил Яков. Похмелья у меня не должно быть. Ощущения такие словно вчера снотворного выпила - у моего организма на это лекарство странная реакция. Вчерашний вечер я помнила плохо, точнее не помнила, что случилось после того как Самаэль пригласил меня на танец. Страшно представить, что было после. Ощупала себя - спала в белье (а одежда где?), рожки на своем законном месте, а вот хвост почему-то болит. Вытащила сие чудо из-под себя и открыла рот от изумления. Где-то на середине хвост был завязан узлом. Развязать его не удалось. Больно.
    Я села, замотавшись в одеяло. Кроме меня в комнате никого не было. Осмотрелась. Минимум мебели, но довольно современно. Все оформлено в нежных бежевых тонах. Кровать, с моей драгоценной персоной на ней, находилась справа от входа в комнату, напротив - моя мечта - огромный плазменный телевизор, слева от кровати шкаф, справа - комод, напротив входа огромное окно с тяжелыми золотистыми занавесками. В комнате царил приятный полумрак из-за опущенных штор, тусклое освещение исходило от кристаллов в стенах. Я такого раньше не видела, красиво. Потолок был зеркальным. ″И какой извращенец до такого додумался? А может он нарцисс, и любит утром, проснувшись, смотреть на себя обожаемого.″
    Дверь открылась, и внутрь вошел Самаэль, одетый только в свободные штаны. Он улыбался как чеширский кот после литра валерьянки. ″Я сплю, и мне снится кошмар. Скорее бы проснуться.″ Падший подошел, осмотрел меня (как удав кролика), сел на кровать рядом. Я думала, что еще шире улыбаться невозможно. Ошиблась. Он взял мой хвост, что выглядывал из-под одеяла, и с легкостью распутал.
    − Привет, котенок, − Самаэль нежно провел пальцем по моей щеке, наклонился и поцеловал. В лоб. - Как спалось? Я тебя не сильно утомил?
    В животе скрутилась холодная пружина страха. Я громко сглотнула. ″Елки-палки! Что. Вчера. Было???″ Я отползла подальше и, естественно, упала на пол, сильно ударившись по... хвостом.
    − Ангелочек мой, ты чего? - Падший поднял меня и вновь усадил на кровать. Я теснее замоталась в одеяло.
    − Где я... мы?
    − У меня дома, − засмеялся Самаэль, убрав локон, упавший на мое лицо. − Точный адрес назвать?
    − Как я здесь оказалась?
    − Со мной пришла, − с губ Дьявола не сходила коварная улыбка.
    − А что было... потом?
    − Котенок, ты что, ничего не помнишь? Я так старался тебе угодить, − Падший погладил меня по щеке. - Если хочешь, могу рассказать, а еще лучше - показать.
    − Н.. не надо, − запнулась я и начала отползать.
    − Ангелочек, тебе что, не понравилось? Ночью я думал по-другому. Ты такое вытворяла. Если бы не знал точно, то сказал бы, что у тебя уже был опыт. Ты так... м-м-м... - Самаэль мечтательно закатил глаза, а я даже сказать ничего не могла. - Ладно, котенок, нам пора на работу.
    − Я... У меня одежды нет, − с трудом выдавила из себя.
    − Ах, да. Извини. Вчера случайно порвал. Сейчас. Вставай.
    Как послушная кукла, без возражений, встала, отбросив одеяло. Миг, и я уже одета в джинсы и футболку.
    − А хвост и рожки? - эти ″части″ меня никуда не исчезли.
    − Пусть еще побудут. Мне нравится, − ухмыльнулся Самаэль. - Можешь сходить на кухню, там есть кофе. Или ты хочешь остаться, и посмотреть как я одеваюсь? - Падший взялся за пояс штанов - я пулей вылетела в дверь.
    На работе, сразу же села за свой стол, стараясь не встретиться взглядом с Дьяволом. На краю стола появилась шоколадка. Я счастливая (ну, кто не любит шоколад?) и голодная (кроме кофе на кухне Падшего ничего съестного не нашлось), набросилась на сладость.
    − Фпафибо! За фто? - прошамкала я с полным ртом. ″М-м-м, мой любимый (шоколад имею в виду), молочный, с клубничной начинкой. Мням.″
    − За что? - спросил Самаэль, губы растянулись в лукавой улыбке. - А вдруг маленький получился. Тебе нужно хорошо питаться.
    Шоколад застрял поперек горла, аж слезы на глазах выступили. Новоявленный возможный ″отец″ скрылся в своем кабинете, оставив меня беспомощно хлопать глазами.
     Нормально мыслить я смогла где-то через час. Постоянно прокручивала в голове вчерашний вечер. Все сводилось только к одному результату - я ничего не помнила после приглашения на танец. Версии происходящего были одна хуже другой. Взяв ручку и бумагу, я решила поиграть в Шерлока Холмса. Вопросы и возможные ответы на них.
    Вопрос номер один: Почему я ничего не помню?
    ″Со мной сделали что-то, поэтому и не помню. Первый и единственный подозреваемый это Самаэль. Тогда сразу возникает следующий вопрос.″
    Вопрос номер два: Зачем Падшему это понадобилось?
    ″Затащить меня в постель? Никакой логики в этом не вижу. Вот если бы я была неописуемой красавицей, а так обычная среднестатистическая девушка со своими тараканами в голове. Этот вопрос остается без ответа.″
    Вопрос номер три: Почему Самаэль так странно себя ведет?
    ″Если допустить, что мы, тьфу-тьфу-тьфу, провели ночь вместе, то зачем такие уси-пуси. Ничего не понимаю... Кстати, вопрос о ″провели ночь вместе″. Если это так, то почему утром я ничего нового не ощутила. Как там, в книгах пишут: ″сладкая усталость″ - ничего подобного, если не считать головной боли.″
    Нормально сосредоточиться на работе не получалось. Заходил Баел, приносил какие-то списки и еще что-то говорил - я его совсем не слушала. Голова просто раскалывалась. ″Господи...″ Снаружи бабахнуло. ″У меня с похмелья так голова не болит. Такая реакция только на снотворное (независимо от фирмы производителя) − ″отключаюсь″ резко и не всегда сразу после приема, а на утро : голова гудит, во рту сухо и словно я наелась г... чего-то нехорошего, иногда даже тошнит. Был у меня уже опыт. На первом курсе университета я два месяца жила в общежитии, а там просто невозможно выспаться. Приходилось прибегать к помощи снотворного - в результате было еще хуже. После этого съехала оттуда на квартиру. Только где ж я могла вчера эту гадость глотнуть? Странно.″
    − Привет, малышка, − посреди кабинетика появился Морт со счастливой улыбкой на лице. ″Видимо ночь удалась. Надеюсь, с Олей все нормально.″ − А я думал, что тебя сегодня не будет. Выходной возьмешь.
    − Это почему же? - спросила, прожигая блондина взглядом.
    − Ну, как же, провести ночь с самим Князем Тьмы, а утром так нормально выглядеть да еще и на работу придти, это...
    − И с чего ты взял, что я была с Дьяволом? - раздраженно перебила речь Морта.
    − А то, что вчера он тебя на руках забрал из бара, это ничего не значит? Так что, приветствую тебя в наших рядах.
    − Каких рядах?
    − Ты побывала в постели у Повелителя, значит, больше не такая уж и безгрешная, как была раньше, − Смерть подмигнул мне. - Я за списком и еще нужно два разрешения...
    Морт еще что-то говорил, я не прислушивалась, раздумывая над полученной информацией. ″Самаэль на руках меня унес. Любопытно.″ Распечатав нужные документы, отдала их блондину и тот, еще раз подмигнув, растворился в воздухе.
    В целом, день прошел спокойно. Никаких чрезвычайных ситуаций. Сегодня даже души не сбегали. Все было хорошо, если не считать постоянных сладких гадостей от Самаэля. Я три карандаша поломала из-за его слов. Видите ли, он уже решал, как назвать будущего ребенка. А потом добил меня тем, что не намерен останавливаться на одном наследнике. Я не могла дождаться окончания рабочего дня, чтобы сбежать домой. Хотя, не уверена, что и там Падший оставит меня в покое.
    − Здравствуйте, мне сказали зайти к Ва..., − вошедший Олег застыл на месте. - Лина?
    − О, а вот и наш новый уборщик, − Самаэль вышел из своего кабинета. - Ангелочек, подготовь нужные документы о приеме на работу. Я там скинул тебе файл, − Падший улыбнулся мне и обратился к Олегу. - Проходи, садись. Рад приветствовать тебя в Аду.
    − Самаэль, − сказала я шепотом, − ты ведь говорил, что он, − я кивнула в сторону бывшего парня, − умрет через три года. Почему он здесь?
    − Котенок, он умер. Только раньше срока. Его жена решила скоропостижно стать вдовой, − зайдя за кресло, Падший начал массировать мне виски, легко касаясь кожи. ″М-м-м, как приятно. Сейчас мурчать начну.″ − И вот теперь Олег будет работать у нас.
    − Понятно, − отстраненно протянула я. Голова понемногу успокаивалась.
    − Да, Олег, едва не забыл. Особое внимание прошу обратить на статую в западном крыле этажа. Там поселился паук. Он сильно напугал Котенка.
    − Вы держите животных? - удивленно спросил парень, продолжая стоять на месте и не поднимая взгляда на Дьявола.
    ″Я обиделась.″
    − Животных у меня нет. Котенок это известная тебе Ангелина Светикова.
    ″Ого, от тона Самаэля и... э-э-э... Ад замерзнуть может.″
    − Вот как, − хмыкнул Олег, презрительно глянул на меня, и изумленно поднял бровь, заметив рожки.
    − Ангелочек, − от этого сладкое прозвища у меня зубы свело. - Объясни все новому работнику.
    − Хорошо, − нехотя кивнула. Самаэль поцеловал меня в затылок и ушел к себе.
    − Значит, ты с ним, − фыркнул Олег и расселся на диване, словно у себя дома. - Ты должна уговорить его вернуть меня обратно, к жизни.
    − Я тебе ничего не должна, − спокойно (пока что) ответила я.
    − Ангелина, не заставляй меня просить. Скажи ему, что я приведу новые души. Много душ, только пусть меня воскресит.
    − И почему ты думаешь, что Са... Дьявол меня послушает?
    − Ты ведь спишь с ним. Это видно. Значит, тебя он послушает.
    − Я не буду никому ничего говорить. И просить тоже не буду, − отрезала я, сжав кулаки, чтобы не поддаться желанию вцепиться ногтями в лицо парня. Хвост нервно дрожал.
    − Почему? − ″Нет, либо он издевается, либо полный идиот и не понимает человеческого языка.″ − Лина, а хочешь, мы снова будем вместе? Я был таким глупцом, когда продал твою душу. Это все его соблазн - не удержался. Я тебя люблю. Попроси Дьявола меня воскресить, и мы будем вместе, поженимся, я от тебя ребеночка хочу.
    А вот ребенка вспоминать не надо, это и так больной мозоль. Я вцепилась в крышку стола, а хвост уже гневно метался, ударяясь о мое бедро.
    ″Сковородку дать?″ − прозвучал ехидный голос Самаэля в голове.
    − Олег, по-хорошему прошу, замолчи и уходи, − сдерживая ярость, процедила сквозь зубы. - Тебе отведена комната в общежитии для рабочих. Все необходимое тебе выдадут. Завтра утром выходи на работу.
    − Значит так, да? - гневно прошипел парень, резко встал, подошел и наклонился ко мне. - Шл*, вот кто ты! А еще говорила, что любишь! Я нисколько не жалею что продал твою душу. Ты другого и не заслуживала. Праведница нашлась! Словно у тебя грехов нет. Подстилка!
    Олега ударило молнией, он отлетел к стене..
    ″Самаэль?″ − позвала нерешительно, наблюдая за тем, как на кончиках моих пальцев прыгают искорки.
    ″Да, котенок,″ − отозвался Падший.
    ″Это я, вот сейчас... Олега ударила... молнией?″
    ″Да.″
    ″Это ты такое со мной сделал?″
    ″Да.″
    ″И я могу любого, так же, ударить?″
    ″Да.″
    ″И тебя?″
    ″Нет, меня не можешь.″
    ″Жаль.″
    ″Котенок, ты что-то сказала?″
    ″Ничего не говорила. Тебе послышалось.″
    ″Ага,″ − многозначительно хмыкнул Самаэль.
    Олег очнулся, поднялся на ноги и вышел, перед этим кинув на меня полный ненависти взгляд.
    − Ангелочек, рабочий день окончен, − радостно сообщил Падший, появившись возле меня. ″Тьфу, так и заикой стать можно!″ − Пойдем к тебе. Угостишь ужином?
    − Ага, − ответила я и взялась за предложенную руку. ″Словно я отказаться могу.″
    Дома, пока Самаэль меланхолично переключал каналы телевизора, я быстренько приняла душ и ушла в спальню переодеться. На стадии проталкивания головы в вырез футболки зазвонил мобильник.
    − Лин, привет, − весело отозвался телефон голосом Иришки. - Ты как себя чувствуешь?
    − Привет. Нормально. А ты почему спрашиваешь?
    − Так ты же вчера отключилась, даже не дойдя до танцпола. А твой парень таким галантным оказался. Подхватил на руки и унес тебя спящую. Такой душка, − подруга вздохнула. − Вот ты мне скажи, где успела глотнуть снотворного и зачем? Я же знаю, что тебя потом не разбудить ничем. Взяла и обломала себе удовольствие, да и своего красавчика оставила без се...
    − Ириш, пока. Извини. Времени совсем нет, − оборвала я подругу на полуслове. - Перезвоню завтра.
    ″Значит, спящую, да? Вот теперь понятно, почему я ничего не помню. Нечего помнить.″
    Самаэль нашелся на кухне, сидел за столом. ″А глаза голодные. Ну, я сейчас тебя накормлю.″
    − Солнышко, − сладко протянула я, подходя к кухонному шкафу. Падший дернулся и удивленно поднял бровь. ″Нравится?″ − Сладкий мой, а где ты ночевал, пока я валялась в постели одна?
    − На див... - и замолчал на полуслове.
    − Значит на диване. Да? - пробуравила Падшего взглядом. - Говоришь, у нас мог получиться малыш? Значит, я ТАКОЕ выделывала в постели?
    − Ангел, успокойся. Я пошутил, − Самаэль мило улыбнулся. - Ты уснула так внезапно, и разбудить не удавалось. Я принес тебя к себе домой, раз... э-э-э... уложил спать. Сам лег на диване. Но шутка того стоила, − улыбка стала шире. - Видела бы ты свое лицо. А как ты шоколадом подавилась. Незабываемо. Ангел, а зачем тебе сковородка? Положи. Ангел.
    Только-только замахнулась, а Падший уже исчез. Положив ″орудие″ на место, я принялась готовить ужин. С губ не сползала легкая улыбка. ″Шутник, блин!″ Только перед сном заметила, что рожки и хвост исчезли (а я уже к ним было привыкла). В спальне меня ожидал сюрприз. На кровати лежало не меньше десятка плиток шоколада. Моего любимого. ″Ну, и как после такого будешь обижаться. Тем более, что шоколад поднимает настроение.″
    
    Правильно ли я делаю, что начинаю доверять Самаэлю? Я никогда не считала его Злом. Да, он делает плохие поступки и толкает на них людей, но это всего лишь его работа. Дьявол соблазняет людей, испытывает их, толкает на путь греха, но только люди могут сделать выбор между добром и злом. Вопрос в другом. Смогу ли я относиться к Падшему по-прежнему, когда он сделает плохо мне?
    Такими мыслями начался очередной рабочий день. На Самаэля за его шутку я не обижалась. Нет. Но кто сказал, что я не могу отомстить. Сделав набег на один магазичик, я прибыла на работу пораньше (продавщица была сильно удивлена моим столь ранним визитом и еще больше моей покупкой, точнее покупками).
    Я с довольно-лукавой улыбкой сидела за столом, ожидая появления Падшего.
    − АНГЕЛ!!! - раздался крик. Кажется, его услышал не только наш этаж, но и все здание.
    С бесстрастным выражением лица, я зашла в кабинет Самаэля. Источник крика, сам Дьявол, стоял в центре комнаты и ненавистным взглядом осматривался вокруг. А я постаралась на славу. На рабочем столе Падшего стояло три кактусика, на подоконнике - два горшочка с этим растением, даже среди книг на полках мне удалось впихнуть несколько штук.
    − Ангел. Что. Это. Такое? - зло процедил Самаэль и обвел рукой помещение.
    − Комната. Точнее - твой кабинет, − невозмутимо ответила я. ″Какой вопрос - такой ответ.″
    − Ангел! - рыкнул Падший, указал пальцем на кактус. - Что это?
    − Это - многолетнее растение из семейства суккулентных, из порядка Гвоздичноцветные, − блеснула я умом (не зря перечитала столько информации), на губы нацепила невинную улыбку. - Разделяются на четыре подсемейства. Раньше использовались в пищу, для религиозных церемоний, в качестве медицинских препаратов, как источник красящих веществ, строительный материал и материал для живых изгородей. В наше время широко используются как экзотические комнатные растения. Я дала исчерпывающий ответ на твой вопрос?
    В глазах Самаэля вспыхнуло пламя, но он так ничего и не сказал. Кактусы сгорели аккуратными столбиками огня, оставив после себя маленькие кучки пепла. Я, молча, вышла. Сегодня приходили только ″мусорные″ заявки. Несколько раз попробовала уговорить Падшего взять их, но дождалась только того, что Самаэль на меня накричал (впервые за все время). А потом он решил преподать мне ″урок″. Что именно это будет, Дьявол не сказал.
    Я оказалась в каком-то городе, одна, одетая в лохмотья. Попробовала перенестись - не получилось. Поговорить с прохожими тоже не удалось - я не могла говорить, выходило только мычание. Окружающие бросали на меня взгляды полные отвращения, презрения, ненависти, злобы. Потом пристали какие-то подростки - толкали, обзывались, один раз ударили. Было очень больно, из глаз брызнули слезы. Я мысленно звала Самаэля, но тот не отвечал. Отчаяние, боль, обида, страх, досада... Это то, что я чувствовала. В одном из переулков натолкнулась на бомжа, он прогнал меня, перед этим надавав болезненных тумаков. Я ходила по улицам, но везде меня прогоняли. Так прошло не меньше двух часов.
    − Мир людей, порой, очень жесток, Ангел, − произнес Падший, появившись возле меня. - Очнись и посмотри на все по-настоящему. Ты стремишься им помочь, но, ни один из них не помог тебе сейчас.
    На тираду Самаэля я не ответила - понимала, что он прав. Мне никто не помог, но я не могу оставаться безучастной к чужому горю. Молча, мы вернулись назад в кабинет. Говорят, что на ошибках принято учиться. Обожжешься раз - больше подобного не совершишь. Но в каждом правиле есть исключение. И это точно обо мне.
    Я меланхолично перебирала заявки, стараясь не вчитываться в них. на глаза попал небольшой кусочек старой газеты, мятый и в жирных пятнах. Корявым почерком и с ошибками на нем было написано желание женщины с упоминанием продажи души. Мать алкоголичка продавала свою трехлетнюю дочь в обмен на то, чтобы в доме всегда была выпивка. Прочитанное вызвало во мне волну злости. Преподанный урок Падшего был забыт. Я спрятала заявку, запихнув ее в бюстгальтер.
    − Ангел, что у тебя там? - от неожиданности я подпрыгнула в кресле. Самаэль стоял рядом, нависнув надо мной. - Доставай.
    − У меня ничего нет, − как можно честнее сказала я.
    Падший попытался достать заявку, засунув руку мне за пазуху. Я успела достать первой. Вы когда-нибудь ели бумагу? В шпионских фильмах показывают, что это легко и герои с удовольствием поедают оную. Мой совет - даже не пробуйте. Фэ-э-э.
    − Ангел, что было в заявке? − недовольно спросил Самаэль, не убрав руку.
    − Какой заявке? − изобразила удивление, наконец-то проглотив кусочек газеты, и отлепила конечность Дьявола от своей груди.
    − Ангелина, даю тебе последний шанс, − сурово изрек Падший. - По-хорошему скажи. Что было в заявке, которую ты проглотила?
    Я молчала, не хуже партизана. Бросив на меня угрожающий взгляд, Самаэль ушел к себе.
     ″Мне очень нужно найти эту женщину. Нельзя позволить ей продать собственного ребенка. Но как найти отправителя заявки? Может нужно подумать?″ Так я и сделала, как только закончилось рабочее время.
    Старый, покосившийся, давно некрашеный, с выбитыми оконными стеклами домик ютился на краю деревни. Во дворе ни одного дерева, ни цветов, только бурьян. Деревянная ограда прогнила и давно развалилась. Все вокруг говорило о бедности живущих здесь. Из дома доносились пьяные голоса, ругань. Ближе к входу, в траве игралась маленькая светловолосая девочка, одетая в рваное пальтишко не ее размера.
    − Здравствуй. Как тебя зовут? - я присела возле малышки.
    − Мася, − ответила девочка и беззубо улыбнулась.
    − Маша. Красивое имя. А где твоя мама?
    Малышка указала пальчиком на дом. Мать нашлась в компании двух пьяных мужиков. Она остановила свой мутный взгляд на мне.
    − Ты кто такая, б*? − грубым и хриплым голосом спросила она.
    − Здравствуйте, я бы хотела поговорить о Вашей дочери.
    − И чё ты хочешь?
    − Я хочу ее забрать. Отдайте ее мне, пожалуйста, − ″Господи, помоги мне. Пусть она согласится.″
    − И зачем тебе Машка?
    − Я буду заботиться о ней. Обеспечу всем нужным.
    − Во как! Скока дашь? - женщина задумалась. − Десять тыщ и можешь забирать.
    − Приготовьте свидетельство о рождении Маши. Я сейчас вернусь с деньгами, − не дожидаясь ответа женщины, я вышла на улицу и переместилась в свой город.
    В разных банкоматах (карточка данная Самаэлем везде читалась) я насобирала нужную сумму и вернулась в дом матери Маши.
    − Вот, все, как и договаривались, − я выложила деньги на стол перед женщиной.
    − У, какая ты быстрая. Забирай.
    − Документы девочки, − напомнила я. Женщина принялась рыться в каких-то лохмотьях.
    − На. И проваливай, − все внимание было обращено на деньги.
    Машу не пришлось уговаривать. Девочка с удовольствием пошла со мной. Я вместе с малышкой переместилась в город. Мы прошлись по магазинам. Маша очень радовалась новой одежде и мягкой игрушке. Дома, после ванной и хорошего ужина, мы сидели на полу перед телевизором и смотрели мультики. Смотря на восторженное лицо малышки, у меня щемило в груди. Вдруг рядом появился Самаэль, хмурый как грозовая туча.
    − Я восстановил заявку и уже подписал контракт с матерью девочки, − без эмоций произнес он. У меня внутри все похолодело.
    − Но... - суровый взгляд серых глаз и слова застряли в горле. - Что с ней будет? - тихо спросила и кивнула в сторону малышки.
    − Девочка принадлежит мне, как и ты.
    Никогда в жизни не поверила бы в то, что сделала. Я упала на колени перед Самаэлем и обняла его за ноги.
    − Позволь мне оставить малышку. Самаэль, умоляю, − подняла голову, но взгляда Падшего не поймала. - Не губи ее душу, прошу. Ведь это невинный ребенок. Она не виновата. Что имеет такую мать. Самаэль, прошу...
    − Нет, − короткое холодное слово - сказал, словно ударил.
    − Самаэль, пожалуйста, − по щекам потекли горячие слезы. - Умоляю...
    − Нет.
    − Сделай, хоть что-то, пожалуйста. Я выдержу любое наказание, только не тронь девочку. Сделаю все, что захочешь. Любое желание.
    − Любое желание? - Самаэль склонил голову и посмотрел в мои глаза, заинтересовано подняв бровь. - Даже проведешь со мной ночь? По-настоящему. Ты на это готова?
    − Да, − тихо, почти одними губами, но уверенно ответила я.
    − И понесешь любое наказание?
    − Да, − еще решительней.
    − Хорошо. Будет тебе наказание. Надеюсь, этот урок ты запомнишь. И помни свое обещание, когда-то я потребую исполнения одного моего желания.
    − Что... что будет с девочкой? - я отпустила ноги Самаэля, но продолжала стоять перед ним на коленях.
    − Она попадет в приют, к матери не вернется. Дальнейшая жизнь малышки будет зависеть только от нее. Никакого влияния ни светлой, ни темной сторон. Ее выбор - ее жизнь. Я ограничусь только душой ее матери. А не хочешь узнать свою судьбу?
    − Не хочу. Мне все равно.
    − Ангел. Ангел. Глупышка... Я приду за тобой позже, - Дьявол взял на руки Машу и растворился в воздухе.
    
    Просторная пещера, под стенами горит огонь, тускло освещая все вокруг. Собралось много жителей Ада. Здесь был и Морт, он подбадривающее, но грустно, мне улыбнулся. Аро поприветствовал кивком головы. Другие же просто смотрели. В центре высился столб с цепями. Самаэль, грозный и хмурый, стоял рядом, держа в руке плеть. ″Так вот, какое наказание меня ждет.″ Я смиренно подошла к столбу. Две демоницы раздели меня до пояса и приковали. Просвистела плеть и первый удар обрушился на мою спину невыносимой болью. Я изогнулась, насколько позволяли кандалы, и вскрикнула. Удар за ударом. Я сбилась со счета. Пыталась отвлечься от боли, как пишут во многих книгах о героях, но ничего не получалось. Боль пульсировала в каждой клеточке, нерве, она разрывала и жгла. Я кричала, пока не охрипла, потом только шипела. Слезы не успевали высыхать. Ноги перестали слушаться, и я повисла в цепях, больно натягивая руки, скованные над головой. Единственное о чем мечтала - это спасительный обморок, но такой роскоши я не удостоилась. Ослепленная болью, не сразу поняла, что удары прекратились, что уже не прикована и меня аккуратно поддерживают чьи-то руки. Спины коснулась прохлада, немного уменьшая боль.
    − Ангел, упрямый мой котенок, − услышала я шепот Самаэля. - Ты не оставила мне выбора. Когда же ты поймешь, что там, где я - нет места добру. Ангел. Ангел...
 
 
     8. "Этот светлый праздник "Новый год"..."
 
     Мир ангелов. Небесное Царство.
 
    Просторная светлая комната, отделанная в бело-золотых тонах, огромные окна, пропускающие внутрь свет. За столом в креслах друг против друга сидели четверо мужчин, разговаривали, попивая золотистую жидкость из стаканов.
    − Не понимаю. Зачем он держит ее возле себя? - задумчиво спросил Михаил, ни к кому конкретно не обращаясь.
    − Может, новая игрушка? - предположил Рафаэль, отпивая из своего стакана. - Он часто играет со смертными. Это может быть его новая игра.
     − Нет. Не похоже, − отрицательно покачал головой Михаил. - У нее слишком светлая душа. Зачем он причиняет себе лишнюю боль? Ему приносит удовольствие страдание других, а не его собственное.
    − Но отбрасывать вариант с ″игрушкой″ не стоит, − настаивал на своем Рафаэль.
    − А может он хочет испортить душу? Ведь окончательно забрать ее он не может. Слишком чистая, − включился в разговор Гавриил. - Душа этой девушки просто застрянет в Пустоте. Не принадлежащая ни Раю, ни Аду.
    − Хотел бы я узнать ответы на все эти вопросы, − прошептал сам себе Михаил, а потом уже громче обратился к четвертому ангелу, который сидел молча. - Уриил, что тебе удалось узнать?
    Голубоглазый блондин оторвал задумчивый взгляд от своего стакана и посмотрел на архангела.
    − Толком я ничего не узнал. Обстановка этому не способствовала. Мы разговаривали только на общие человеческие темы. Но ты прав, Михаил, у нее удивительно чистая душа. Сейчас у людей редко встречаются такие. Не понимаю, как он может так близко контактировать с ней. Я хотел ее забрать, но не успел - девушка не сразу уснула. А потом пришел он сам, да еще и со своей свитой. Удивляет такая его опека над человеком.
    − Да, − Гавриил потер подбородок. - Теперешний его поступок вовсе необычный. Девушка оказалась храброй - пойти против воли самого Дьявола, перечить ему и умолять о спасении другой души. Не знаю, как вы, но мое уважение она заслужила.
    − И что самое странное, − кивнул Рафаэль, - он пошел на уступки. Да и наказание было не столь жестоким.
    − Я считаю ее нужно поскорее забрать от него. Душа девушки упряма, она будет бороться, − сказал Уриил.
    − Может она поможет найти его слабое место, − задумчиво хмыкнул Гавриил. - И у нас вновь получится его заточить.
    − Да, девушку стоит забрать. Защитить ее мы сумеем, − уверенно произнес Михаил. - Но, все же, зачем она ему?
 
 
    Ангелина
 
    Чувствовать себя нормально я начала только через две недели. В книгах врут, когда пишут, что после ударов плетью героиня или герой уже на следующий день может бодрствовать. Открытых ран на мне не было, лишь одни синяки, но болело все тело, не только спина, и поднималась температура, от чего становилось еще хуже. Мое состояние облегчало только то, что душа Маши, на данный момент, спасена от Ада, от возможности быть в подчинении Дьявола.
    В первые несколько дней после наказания мне было очень плохо, ко всей боли еще добавлялось постоянное лежание на животе. Когда я смогла нормально воспринимать окружающий мир, то поняла, что нахожусь не в своей квартире, а дома у Самаэля, в той самой спальне, где проснулась после Хэллоуина.
    Что я чувствовала в отношении Падшего? Чувства были противоречивы. С одной стороны - злилась из-за упорства Самаэля и нежелания сделать хоть что-то доброе, самую малость. Ведь я защищала не убийцу, не насильника, а маленькую девочку, с чистой душой, не знавшей еще понятий добра и зла. С другой стороны - совсем не злилась из-за своего наказания. Многие не поняли бы того, что я не винила Падшего. Нет, не думайте. Я не мазохистка, не люблю боли, и страдания наслаждение мне не приносят. Нет. Я просто понимала за что наказана и принимала это. Считала ли я Самаэля жестоким, тираном, бессердечным? Нет. Не считала. Мое мнение о нем осталось прежним. Сделала ли я выводы из урока? Скорее всего нет. Желание помогать другим, чувство сострадания не исчезли. Жалела я только об одном, что Дьявол не разрешил мне оставить малышку. А я так хотела о ней позаботиться, сделать ее детство радужным и светлым, компенсировать те три года, что она прожила в доме матери-алкоголички. Что ждет девочку в приюте? Как сложится ее судьба? Надеюсь, что все будет хорошо.
    Все эти две недели Самаэль был со мной, он облегчал боль, кормил, купал, и, стыдно признаться, относил в туалет. Очень удивляло такое повеление Падшего. Ведь он мог просто бросить меня на саму себя, а не заботиться. Может, он не хочет, чтобы его собственность (как не печально, а я ею являюсь) была испорчена долго.
    И вновь помелькали рабочие дни. Я ни в чем не винила Дьявола, не злилась на него и не упрекала ни единой мыслью, но, прежней легкости в нашем общении не было. Самаэль разговаривал со мной только тогда, когда это было нужно, не было больше шуток, подколов, и я не слышала, чтобы он смеялся, как прежде. Иногда ловила на себе его задумчивый взгляд, словно он хотел во мне что-то увидеть, ждал чего-то. Но таких взглядов я не понимала, а Падший не объяснял.
    
    С приближением конца декабря количество заявок на продажу души уменьшилось, но, в то же время, увеличилось количество посетителей из заявлениями об отпуске. Как рассказал Морт, приближаются праздники и люди меньше задумываются о том, чтобы согрешить (хотя есть и исключения, но их мало). А вот для Смерти работы прибавилось.
    Двадцатое декабря. Скоро Новый год. Вот только настроение у меня не очень праздничное. А раньше я очень любила этот день - подарки, веселье. В Аду такого нет.
    − Самаэль, − постучав, я вошла в кабинет Падшего, и застыла возле двери. - Скоро Новый год и работы совсем немного и я хочу попросить отпуск, чтобы навестить свою семью...
    − Хорошо, − подозрительно быстро согласился Самаэль. - Но...
    ″Я так и знала. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке.″
    − ... ты должна за эти дни прочитать несколько лекций для студентов университета.
    − Лекций? - удивленно дернула бровями. - Но какие я могу лекции читать? Я не преподаватель.
    − Не бойся, это легко. У нас есть один интересный и очень важный учебный предмет, и только человек может идеально это преподать.
    − И что это за предмет?
    − Человековедение, − ухмыльнувшись, ответил Падший.
    − А прежний преподаватель где?
    − Его больше нет. Вообще. Небольшая дискуссия вышла с одним студентом. И пока будет искаться замена, эту должность займешь ты.
    − Да я даже не знаю сути предмета!
    − О человеке, его поведении, слабостях и тому подобное, − спокойно ответил Самаэль. - У тебя получится.
    − Ну, хорошо, − согласилась я, обернулась, чтобы уйти.
    − Завтра первая лекция, − как нож в спину, донеслось ехидное замечание Падшего.
    
    Что я ожидала увидеть, не знаю. Университет, как университет. Обычное четырехэтажное здание. Кстати, чем-то похоже на мое бывшее учебное заведение. Большая площадка перед входом, даже что-то наподобие клумбы с цветами есть (ага, с чертополохом). Три ступеньки и крыльцо. Зайдя внутрь, я оказалась в просторном фойе. На самом видном месте - на противоположной стене, в самом центре - висит портрет Самаэля. ″Символично. Как у нас портрет президента.″ На всех стенах были изображены сцены битв, но детальней их рассмотреть времени не было, и так опаздываю. ″Вот смеху то будет. Преподаватель опоздал на свою лекцию. Да еще и на первую. У нас на Земле, если прозвенел звонок, а преподавателя нет, то и студентов в следующую секунду уже не будет. Вот бы еще узнать, где у меня эта самая лекция. Так, нужно найти расписание, а там отыскать свою дисциплину и аудиторию.″ Расписание нашлось тут же, на стене возле лестницы. ″Ага. ″Человековедение″. 401 аудитория. Если у них так же, как на Земле, то мне на четвертый этаж. Эх, ступеньки-ступенечки. Ну, вот и нужная аудитория. Так. Вдох-выдох. Ну же, смелее.″ Почему-то рука, протянутая к дверной ручке, застыла на полпути. Ноги словно приросли к полу и дрожали, а в районе желудка поселился ледяной страх.
    − Тебе помочь?
    Резко обернулась и едва не впечаталась в мужскую грудь. Сделала шаг назад, прижавшись спиной к двери, и подняла голову.
    − Аро? - удивилась, наблюдая, как на лице вампира расплывается довольная клыкастая улыбка. - Привет. А ты что здесь делаешь?
    − Привет, крошка, − Аро попытался меня обнять, но удалось ускользнуть от его рук. - Я один из преподавателей, коллега,- вампир заслонил собой дверь, не давая мне пройти.
    − И что же ты преподаешь?
    − Лина, я инкуб.
    − И ты думаешь, что от этого мне все стало понятно?
    − Я учу молодых вампиров искусству инкубов, − самодовольно заявил Аро, расправив плечи.
    − Смешно. Вампир учит, как быть вампиром, − хмыкнула я, просчитывая варианты, как попасть в аудиторию, в которой, кстати, было подозрительно тихо.
    − Не просто вампиром, а инкубом, − поучительно заметил Аро. - Крошка, а что ты вообще знаешь о таких как я?
    − ″Инкуб - распутный демон, ищущий сексуальных связей с женщинами″, − процитировала, когда-то вычитанную в интернете информацию.
    − Мы не просто ищем связей, − тихо произнес вампир, сделав шаг ко мне, я застыла на месте как кролик перед... морковкой, − мы соблазняем, − волосы по всему телу стали в стойку ″смирно″, по коже прошагали мурашки. − Мы воплощаем самые сокровенные фантазии, − воздуха стало катастрофически не хватать, а в голове промелькнули ТАКИЕ картинки, вот только главным героев в них был не Аро. − Мы доставляем незабываемое удовольствие...
    − Э-э-э, − я отпрыгнула в сторону. От влияния вампира меня спасла последняя фантазия, точнее мужчина в ней. Подействовало отврезляюще. - Только не нужно на мне показывать наглядные примеры!
    − Боишься поддаться? - довольно хмыкнул Аро.
    − Твои фокусы на меня не действуют, − холодно ответила, пытаясь унять бушующие гормоны. - И, вообще, мне пора идти. Я уже и так опоздала. Пропусти.
    − Поцелуй - пропущу.
    ″Я тебя сейчас так поцелую. Вот, что придумал, инкуб ... э-э-э... нехороший.″
    − Хорошо, − согласилась я, изображая на лице вселенскую любовь и обожание. - Только глаза закрой, а-то я стесняюсь.
    Аро послушно закрыл глаза, ожидая моего поцелуя. Я отошла на несколько шагов, чтоб меня случайно не зацепило. ″Эх, спасибо тебе, Самаэль,″ − мысленно поблагодарила и жахнула вампира молнией. Аро припечатало об дверь. Он удивленно открыл глаза и посмотрел на свою дымящуюся одежду, ничего не понимающим взглядом. Это он еще не видел своей прически - волосы торчали в разные стороны, и кое-где горели маленьким пламенем.
    − Ну, как тебе поцелуй? Не слишком страстный? - спросила елейным голоском, заходя в аудиторию, осторожно открыв дверь.
    Вампир, оставшись без опоры, ввалился внутрь. Я вошла спиной, поэтому не увидела, но ощутила сотни острых, словно кинжалы, взглядов. Обернулась - на меня смотрело множество представителей Ада, приблизительно моего возраста, то есть лет восемнадцать-девятнадцать. Здесь были демоны разных видов, черти, несколько русалок и леших (кстати, симпатичные пареньки, если не обращать внимания на слегка зеленую кожу и волосы). Все смотрели на меня оценивающе, кое-кто хищно, точно с гастрономическим интересом, а некоторые просто с интересом, сканируя каждый сантиметр моего тела. Общее замирание продлилось не долго. С громким визгом и охами к лежащему на полу Аро подбежала стайка девушек (все, что были в аудитории). Чудом удалось уйти с их пути и не стать блинчиком под ногами. Я успела заметить полный паники и моления о помощи взгляд вампира, перед тем как его от меня скрыла кучка визжащих девушек, унося Аро в коридор.
    Остальные студенты продолжали за мной следить. Как же было трудно идти до кафедры, словно каждый взгляд цеплялся на меня пудовой гирей. Но я, мужественно расправив плечи, дошла, ни разу не споткнувшись и не упав (хотя, на самом деле, очень хотелось убежать далеко-далеко и спрятаться).
    − Это человек, − произнес кто-то из студентов, совсем не заботясь о том, что я все слышу.
    − Ага, к тому же самка, − послышался восторженный возглас с задних рядов. - И не уродлива.
    − Симпатичная, как для человека.
    − А ты когда-нибудь видел человека?
    − На картинках в учебнике.
    − Ты учебники читаешь?!
    − Нет, просто иллюстрации смотрел.
    − Откуда она взялась?
    − Какие у нее ножки.
    − А грудь не очень. Мелкая.
    − Фигура красивая.
    − Что она здесь делает?
    − У нас что, практические занятия начинаются?
    − Я бы занялся с такой, − хмыкнул демон с первого ряда.
    ″Кого-то он мне напоминает.″ Длинные черные волосы собраны в низкий хвост, небольшие рожки, симпатичное лицо, тонкие губы в коварной улыбке и насмешливые серые глаза.
    − Ну что, ангелочек, − обратился ко мне парень, − пойдешь со мной? - он встал из-за парты и начал приближаться. - Не бойся, человек, я не обижу. Тебе все понравится.
    ″Мало мне было вампира? И этот туда же.″
    − Молодой... э-э-э... кхм... попрошу занять Ваше место, − сказала строгим учительским тоном (это я так считала). - Я ваш преподаватель, пока не найдут замену предыдущему. Ко мне обращаться только Ангелина Михайловна.
     − Точно ангелочек, − засмеялся парень, даже не думая возвращаться за парту. - Ну, иди же сюда. Все будет хорошо.
    − Сядь на место! − ″это я сейчас рявкнула?! В шоке сама от себя. Никогда раньше не повышала голос.″ − Пожалуйста.
    ″Интересно, сколько педагогических ошибок я сегодня совершу. И почему переживаю? На преподавателя не училась, да и это не люди, так что обычная педагогическая система здесь не подойдет. Подумаешь, накричала. ″
    − Люциан, сядь! - выкрикнул кто-то.
    Несколько студентов засмеялось, и стоящий передо мной демон покраснел (вот это да!), виновато опустил голову и сел на свое место. Демоница (единственная, что осталась - я ее не сразу заметила), сидевшая возле Люциана, зло сверкнула глазами в мою сторону. ″Она что, ревнует? Да он мне даром и даже с доплатой не нужен.″
    − Спасибо, − я обвела взглядом присутствующих. - Не знаю, что вам рассказывал предыдущий преподаватель, так что начну сначала.
    − А показывать будете?
    − Нет, показывать не буду. И попрошу задавать вопросы только по теме лекции. Надеюсь, здесь в Аду есть понятие простой вежливости и уважения к другому существу. Начнем...
    Мой дальнейший рассказ прервал звук открывающейся двери. Вернулись девушки - довольные, и с сияющими улыбками. ″Что-то мне страшно стало за Аро. Он там хоть живой?″ Студентки заняли свои места.
    Все оказалось не так уж сложно. Это как ″Биология человека″ в школе, даже легче. Зря только в интернете полночи просидела - ничего подходящего не нашла. Разве что кому-то из студентов будет интересна информация о строении скелета человека (конечно, если они не захотят узнать какую кость нужно сломать, чтобы нанести непоправимый вред). Хорошо, что о половом созревании рассказывать не нужно. Я к этому еще не готова (в смысле, рассказывать). Студенты слушали каждое мое слово, внимательно наблюдали. Это немного нервировало. Хотя, нет. Десятки острых пронзительных взглядов, следящие за каждым моим движением и вздохом, сильно раздражали.
    До конца лекции оставалось не меньше десяти минут. ″Дожить бы до звонка. Никогда раньше так долго не разговаривала. Если бы в языке были кости, то у меня случился бы перелом или вывих. Представляю, как устают преподаватели, а у них намного больше занятий, чем у меня. Интересно, а что случилось с предыдущим преподавателем. Стоит ли бояться? Наверное, нет. Ведь в противном случае Самаэль не пустил бы меня сюда.″
    − Юная леди, Вам нечего бояться, − прошелестел голос рядом. Поискав говорившего, я наткнулась взглядом на... привидение. Наверное. Это было нечто полупрозрачное. Невысокий, полноватый демон, с огромными закрученными рогами. - Вас не тронут, пока Вы им интересны. Как новая игрушка. Поиграют, а когда надоест, в лучшем случае, выбросят.
    ″Интересно, его вижу и слышу только я?″ Посмотрела на студентов. Видят. И следят за моей реакцией. ″Ждут пока в обморок упаду, что ли?″
    − Я здесь ненадолго, − сказала призраку. ″Хм, а если протянуть руку и коснуться, она пройдет насквозь или что-то почувствую.″
    − Я также думал, − печально вздохнул бывший преподаватель. - И видите, милая девушка, к чему это привело.
    − А что с Вами случилось?
    − Во всем виноват я сам. Не нужно было начинать спор с этим студентом. Знал, что все может кончиться плохо.
    − И в чем же заключался ваш спор.
    − О, это не для ушей столь юного создания. Здесь не такие моральные принципы, как на Земле - я лучше промолчу, чтобы не осквернять Ваш слух.
    − Ну, ладно, − недовольно буркнула я. - А скажите, Вы ведь должны были исчезнуть. Демон в случае смерти просто растворяется. Как получилось, что Вы стали привидением?
    − Оказалось, что споривший со мной студент, еще тот шутник. Теперь я обречен провести вечность в этом помещении, − вновь вздохнул призрак, но уже с довольной улыбкой. - Зато, я выиграл пари.
    Окончание занятия огласил громкий звонок. Студенты начали расходиться, а призрак просто растворился в воздухе. Кроме меня в аудитории остался Люциан.
    − Теперь нам никто не помешает, сладкий мой ангелочек, − произнес демон, коварно улыбнулся и начал подходить ближе.
    ″В свое оправдание могу сказать только одно. Я не виновата. Это получилось совершенно случайно. Инстинктивно″ Я ударила Люциана молнией. Он отлетел, проехавшись лицом по полу.
    − Ах, ты ж... - дальше шла непереводимая лексика Ада. Некоторые выражения я слышала впервые. В руке демона появился шар огня. ″Мне конец...″
    − Что здесь происходит? - донеслось грозное от двери. Я готова была расцеловать своего спасителя. Почти...
    Люциан, увидев Самаэля, убрал огонь и опустил голову, словно провинившийся ребенок.
    − Дедушка, она первая начала. Молнией ударила.
    − Дедушка... - ошеломленно повторила я, переводя взгляд с одного на другого.
    − Люциан, сколько раз тебе повторять. Не называй меня дедушкой! - гневно рыкнул Дьявол.
    − Дедушка... - повторила еще раз, пробуя слово на вкус. ″Ну, да. Эта улыбка, глаза. Вот кого мне напоминал Люциан.″
    − Ангел, что с тобой? - удивленно спросил Самаэль.
    − Дедушка! - воскликнула, сдерживая смех. Нет, не удержала. - Ой, не могу! Дедушка... Ха-ха-ха...
    Я уже не могла нормально говорить, просто рыдала от смеха. ″Только подумать. Самаэль - дедушка.″ В голове картинки сменяли друг друга. Вот Падший меняет подгузник маленькому Люциану. Или, Дьявол в переднике, разогревает на огне смесь для кормления. А вот, держит внука на колене и забавляет погремушкой. Вот умора! ″Говорят, смех продлевает жизнь. Кажется, я буду жить очень долго.″ Чтобы не упасть, пришлось ухватиться за стоявшего совсем рядом Падшего, Дальше уже ″рыдала″ на его груди. Когда мне наконец-то полегчало, и я перестала смеяться, то оказалось, что мы стоим в кабинете Самаэля.
    − Успокоилась?
    − Д-да, − хохотнула в ответ.
    − Хорошо. Можешь идти работать.
    − Ага, − кивнула и направилась к двери, но остановилась, желая утолить свое любопытство. - Самаэль, а о чем спорил предыдущий преподаватель, и с кем?
    − Сильно хочется узнать? - Падший сел в кресло и посмотрел прямо мне в глаза. Кивнула в ответ. - Предметом спора была одна демоница. Люциан при всех предложил спор - кому удастся соблазнить ее и... провести ночь. Родир, преподаватель, принял пари. В итоге Родир выиграл, но демоница все узнала и испепелила его. Люциан, недовольный проигрышем, проклял преподавателя на вечное скитание в образе призрака. Вот и вся история. Я полностью удовлетворил твое любопытство?
    − Да, дедушка, − засмеявшись, я поспешила укрыться за дверью.
    ″Странно. Самаэль никак не отреагировал на мою насмешку. А где пылающий взгляд и злой скрип зубами? Или он отомстит мне позже?″
    День проходил без каких-либо чрезвычайных происшествий, даже скучно было. Я успела придумать, какие обои хочу поклеить в своем кабинетике - после праздников займусь этим. Остановила выбор на двух вариантах, и никак не могла решить какой же выбрать. Голубые обои с мелкими белыми цветочками или розово-зеленые с имитацией листьев. Если взять первые, то комната будет казаться светлее и больше, а если второй - будет слишком домашней. Самаэлю не понравится. ″Ну, ему любой вариант не понравится. А я все равно поклею.″
    Ближе к вечеру пришел Аро. Хотя, говоря ″пришел″ я преувеличила. Он скорее приполз. Плюхнулся на диван, и, ничего не сказав, устало прикрыл глаза. Я, молча, рассматривала вампира. К тому, что натворила моя молния, добавилась порванная и грязная одежда. На Аро, в самых непредсказуемых местах, виднелись следы помады. Даже на черных брюках, о белой рубашке вампира я вовсе молчу. Волосы так и остались торчать в разные стороны, а пальцы рук слегка дрожали. Да, и вся поза говорила о напряженности Аро. ″Мне его даже как-то жаль стало. С одной стороны. А вот с другой - пусть отвечает за свои поступки. Не нужно было использовать свои ″штучки″ на мне. Хотя, если бы не фантазия, отрезвившая меня, то накинулась бы на вампира, и зацеловала до смерти.″
    − Крошка, у тебя совесть есть? - спросил Аро, посмотрев на меня своими карими глазами.
    − У меня? - удивилась. - А причем здесь я? Это тебе не стоило включать свое обаяние.
    − Я не об этом. Мне не привыкать, − Аро тяжело вздохнул. - Они и без чар на меня бросаются, словно стая голодных волков. Это моя прирожденная харизма.
    − Так в чем ты меня обвиняешь?
    − Ты бросила меня, отдала на растерзание этим хищникам, − вампир нервно передернул плечами.
    − Думаешь, лучше было бы, если те девушки затоптали меня? Да они кроме тебя такого ″поджаренного″ никого вокруг не видели, готовы были смести любую преграду на своем пути.
    − Да, кстати, чем ты меня так... как ты сказала... поджарила, а?
    − Молнией, − невинно захлопала глазками.
    − А где ты ее взяла?
    − Са... Босс наградил полезным умением, − довольно хмыкнула я, наблюдая, как округлились глаза Аро. - Я что-то не то сказала?
    − Нет-нет, − поспешно ответил вампир, но посмотрел на меня теперь совершенно по-другому, не похотливо, как раньше, а с недоумением и огромнейшим интересом.
    − Ты, вообще, как себя чувствуешь? - спросила, сдерживая улыбку, даже скулы заболели. - Не сильно пострадал?
    − Нормально. Жить буду. Да, еще и энергией напитался. Готов к новым подвигам, − Аро резко встал с дивана, и поморщился. ″Видимо, досталось ему хорошо.″ Вампир расправил спину и что-то нащупал в своем кармане. По удивленному лицу было понятно, что находящееся внутри не его. Очень медленно Аро вытянул и расправил кусочек ткани. При детальном рассмотрении это оказались чьи-то трусики. Я закусила губу, чтобы не захохотать. - Хм... Я, наверное, пойду уже...
    − Иди-иди, искатель приключений, − сдержано улыбнулась. - Подожди, а зачем ты все-таки приходил?
    − Хотел узнать, чиста ли у тебя совесть, − вампир обернулся у двери.
    − У меня совесть кристально чиста, − довольно улыбнулась. - Просто я ею редко пользуюсь.
    Аро громко рассмеялся и скрылся за дверью. И вновь стало скучно. Даже интернет не помогал. Все мои друзья и знакомые были оффлайн. ″Ну, да. К Новому году готовятся, не то, что я.″ И на моем любимом сайте-библиотеке ничего новенького не нашлось. А так хотелось почитать что-то до жути романтическое, чтоб взбудоражить ощущения, ну и всплакнуть, тоже не помешало. В интернете Ада таких библиотек вовсе не было. Нет, библиотеки есть, только в них все книжки на философскую тематику или с заклинаниями. А это для меня все равно, что квантовая физика. Название знакомо, а суть не понятна.
    − Вот ты где спряталась, ангелочек! Ку-ку!
    − Кукареку! - ответила в тон Люциану. ″Только его здесь не хватало.″
    Демон по-хозяйски прошел внутрь. Я не успела и слова сказать, как оказалась у него на руках. Все мои попытки освободиться были пресечены стальными объятиями. ″Копия деда!″ Как я не отбивалась, но от поцелуя не удалось ускользнуть. Правда, Люциан метил в губы, но попал в шею. И в этот момент, как в лучших бразильских сериалах...
    − Ангел, я... - из своего кабинета вышел Самаэль. Его лицо исказилось злостью, в глазах вспыхнуло пламя. Стало не уютно, словно воздух вокруг наэлектризовался и вот-вот начнет искриться.
    Я была аккуратно извлечена из объятий демона, а он сам оттянут за ворот рубашки в кабинет Падшего. Подслушивать не хорошо. Этому меня еще мама учила. Но, с любопытством не поспоришь. Я прилипла ухом к двери. Долетали только обрывки фраз, но было понятно, что внутри ссорятся, и темой спора была моя всеми обожаемая особа.
    − Она принадлежит мне... мое разрешение... ты понял? - голос принадлежал Самаэлю.
    − Я хочу с ней поиграть... ты не можешь... Зачем тебе... раньше никогда не... - а этот - Люциана.
    − Нет... и чтоб... даже рядом... с Ангел не видел... иначе я тебя...
    − Я понял... она твоя любовница... поделись дедушка.
    − Не называй меня так... я сказал... а теперь убирайся прочь...
    Едва успела отойти от двери и сесть в кресло. Люциан вышел из кабинета спокойным, словно только что ни с кем не сорился, подмигнул мне, улыбнулся и ушел. До конца рабочего дня больше ничего не случилось, о том, что произошло, Падший со мной не разговаривал.
    Все оставшиеся дни до Нового года пролетели быстро. На лекциях меня слушали, не перебивали и не задавали глупых вопросов. Ситуация с Аро меня очень веселила. Однажды, придя в университет пораньше, я увидела забавную картину. Вампир убегал от "стайки" визжащих девушек. Улыбнувшись, я подставила подножку пробегавшему мимо Аро. Девушки такому удачному случаю обрадовались.Люциан вел себя тихо, больше не приставал и не называл ″ангелочком″. Только он слишком внимательно за мной следил, за каждым движением, и даже помимо лекций, словно изучал именно мое поведение. Может он решил попрактиковаться, проверить то, о чем я рассказывала на лекциях, найти мою слабость...
    Тридцатое декабря... А у меня очередной рабочий день. Если Дьявол не обманул, то у меня завтра начинаются выходные. Наконец-то я увижу своих родных. Мама и так каждый день спрашивает почему я не приезжаю домой. А что мне ей сказать...
    Заявки перестали появляться, я не знала чем заняться, и решила рискнуть.
    − Самаэль, − я зашла в кабинет Падшего, перед этим постучав в дверь. - Ты не мог бы сегодня отпустить меня пораньше?
    − Куда-то спешишь? - Дьявол заинтересовано поднял бровь, оторвав взгляд от каких-то бумаг. - На свидание?
    − Нет. Просто я хочу купить подарки своим родным...
    − Хорошо, − перебил меня Самаэль. - Только пойдем вместе.
    − За подарками? - изумилась я.
    − Да. А что здесь такого странного, − Падший встал с кресла, подошел ко мне. Не найдя никакого подвоха, я вложила свою ладонь в его предложенную руку.
    Когда я думала, что у меня на работе Ад - сильно ошибалась. Настоящий Ад - это ходить с Самаэлем по магазинам. Я просто уже кипела изнутри.
    − Ангел, вот это я бы купил тебе, − заявил Дьявол, остановившись у витрины и указывая на красный кружевной комплект белья. - Ты должна это примерять.
    − Нет.
    − Да.
    − Нет!
    − Да-а!
    И как вы думаете, что я сделала? Конечно, я отказывалась. Но после угрозы испепелить одежду и надеть на меня этот комплект тут же, пришлось идти в примерочную. Кошмар с покупками закончился поздно вечером.
    Утром у меня было отличное настроение. Одевшись и взяв пакеты с подарками, я просто подумала о своем доме. И времени на дорогу тратить не нужно. Появилась я прямо перед домом. Огляделась - соседи не заметили. На мой стук дверь открыла мама.
    − Привет, мам! Вот и я! - радостно улыбнулась.
    − Здравствуй, солнышко, − мама легонько меня обняла и пропустила внутрь. - А почему ты не сказала, что приедет твой парень?
    − Парень?
    − Да, он приехал раньше, хотел сделать тебе сюрприз. Такой приятный молодой человек.
    ″Если я правильно думаю, то это не приятный, не молодой, и вовсе не человек.″
    − Привет, любимая! Сюрприз!
    ″Кто бы знал, как же мне сейчас хочется заехать чем-нибудь тяжелым в ухмыляющуюся мо... лицо Самаэля... Вот тебе и Новый год...″
    
    
    9. "Каникулы с Дьяволом"
   
    Еще минуту погипнотизировала взглядом ухмыляющегося Самаэля, в то же время не забывая глупо-счастливо улыбаться такому ″сюрпризу″, под пристальным и внимательным взглядом мамы. ″Ну, что же. В эту игру можно играть вдвоем,″ − мысленно хмыкнула, едва сдерживая злорадную улыбку.
    − Привет, милый, − пропела сладко и стрельнула в Падшего томным взглядом, а не как Джек-Потрошитель на очередную жертву. - Я не ожидала такого приятного сюрприза, − мой голос был слаще сиропа, аж у самой зубы сводило.
    − Милая, − в тон мне ответил Дьявол. - Я так хотел сделать тебе приятное, что отложил все важные дела и примчался.
    − Какой же ты у меня душка, − ″ах, ты ж зараза такая!″ − Я так рада, что ты нашел свободную минутку, пупсик, − и глазками хлоп-хлоп.
    − Ну, что ты, ангелочек мой. Для тебя у меня всегда есть время и ничего не жалко, − а улыбка коварная и хитрющая. - Даже звезду с неба достану.
    ″Это была угроза? И куда я такой булыжник дену?″
    Со стороны послышался трогательный вздох. ″Ну, все. Расположение ″тещи″ Самаэль уже имеет. Вся надежда на отца. Он Падшего быстро приструнит (я даже пальцы мысленно скрестила) и выпроводит.″ Тяжело вздохнула, посмотрев, как мама смахивает счастливую слезу. ″Продолжим игру.″
    − Солнышко, − обратилась я к этому... ″приятному молодому человеку″, − помоги мне, пожалуйста, с пакетами.
    Я так увлеклась обменом любезностями и совсем забыла, что одета, а в руках тяжелые пакеты с подарками.
    − Конечно, золотце мое, − сказано это было таким тоном, что сразу вспомнился персонаж из фильма ″Властелин колец″, постоянно повторяющий ″Прелесть, моя прелесть.″ Я не удержалась и хихикнула.
    Падший забрал пакеты, а мама помогла мне раздеться, продолжая умиленно поглядывать на нас с Самаэлем. ″Ох, мама, мама. Знала бы ты, кто у тебя в гостях...″
    Мы прошли в комнату, причем Падший ухватил меня за локоть, перед этим вернув пакеты с подарками обратно. ″Хм, такие манеры, кажется, в прошлом веке были...″
    ″Думаешь, будет лучше, если я на глазах у твоей семьи ухвачусь за другую часть твоего тела, как это делает современная молодежь?″ − ехидным тоном спросил голос Самаэля в голове. − ″Я конечно не против, но...″
    Красочно представив эту картину, я отрицательно замотала головой. ″Такого мой отец не выдержит. Падшего за ухо оттаскает, а мне прочитает целую лекцию о целомудрии девушки.″ Перед глазами всплыла картинка, как отец за ухо таскает Дьявола, и я вновь хихикнула. Осторожно покосилась на Падшего. Кажется, творения моего воображения он не видел. Значит, не все может прочитать в моей голове.
    ″Только те мысли, что находятся сверху. Глубже ничего прочитать не могу, кроме тех случаев, когда ты эмоционально нестабильна,″ − лаконично, словно преподаватель на занятии, ответил Самаэль на мою последнюю мысль.
    ″Что значит, нестабильна?!″ − возмутилась я. − ″Еще скажи, что мне рубашка нужна, усмирительная.″
    ″Ангел, я хотел сказать, что когда ты злишься, испугана или радуешься, твои мысли очень легко читать.″
    ″М-да?.. Ладно, поверю. А теперь говори, зачем ты здесь,″ − я выделила последнее слово, обозначая СВОЮ территорию, на которую для Дьявола входа нет и не должно быть. − ″И, вообще, зачем ты моим парнем представился? Знаешь, сколько у меня теперь из-за тебя проблем будет? Разве тебе было трудно дать мне насладиться выходными с семьей?″
    Я видела, что Самаэль собирался что-то сказать, в его глазах даже промелькнула незнакомая мне эмоция, словно он хочет провести этот праздник в кругу моей семьи... и со мной. Но ответ мне было не суждено услышать.
    − Ли!!! - с громким радостным визгом на меня набросились младшие, оттесняя в сторону Падшего. Я вместе с пакетами, Ильей, Дашей и Сашей оказалась на полу. Хорошо, что ковер мягкий, но синяки останутся.
    − Дети, − услышала я притворно суровый голос отца, − сестру не задушите.
    Младшие были благополучно (без последствий, для меня) отцеплены. Самаэль помог мне вернуться в вертикальное положение, легко подняв, словно котенка за шкирку. Я осмотрела нашу просторную гостиную. В центре стоял огромный стол, который к вечеру будет красоваться излишеством блюд маминого приготовления. Два дивана и столько же кресел были размещены перед телевизором. Под стеной, напротив, стояло старое пианино. На нем когда-то я училась играть, но, увы, пианистки из меня не получилось. Как говорится - медведь на ухо наступил. Несколько вазонов, в том числе и кактусы. Странно, что Падший до сих пор их не испепелил. В углу пушистая зеленая елка. Ее никогда не наряжаем, пока все не соберутся. Внутри что-то защемило. Как же я соскучилась по всей своей семье, а она у нас большая.
    Родители всегда хотели иметь много детей и упорно шли к своей цели. Моя мама очень рано потеряла своих родителей, и в десять лет оказалась в интернате. Там она встретила двенадцатилетнего мальчугана Мишу. Они как-то сразу сдружились, а когда маме исполнилось восемнадцать - поженились. Жили бедно, в двухкомнатной квартире, выданной государством, но через год родился Андрей. Жить стало еще тяжелее - мама работала швеей, ночами просиживая над заказами, чтобы день посвящать ребенку. Отец работал на местном заводе, а вечерами разгружал вагоны. Но, не смотря, ни на что в молодой семье царила любовь и знание, что все будет хорошо. Через четыре года родилась я, а еще через год - Дима. И вновь родители справились со всеми возникшими трудностями. Мы продолжали жить не богато, но, ни в чем не нуждались, тем более, что имели нечто более ценное, чем деньги. У нас была наша семья, любовь и внимание. Когда через десять лет родились близнецы - Даша и Александра, родители купили дом на окраине нашего городка. А еще через три года появился Илья. И самое удивительное, что за двадцать три года совместной жизни мои родители не потеряли своей любви, это видно в их взглядах, движениях.
    И я тоже мечтаю... мечтала о большой семье - любящем муже и детишках. Я вздохнула и покосилась на Самаэля. ″Знает ли он, что такое любовь? Как это - быть любимым и любить?″ Вздохнув еще раз, я поприветствовала родных. Отец, сидящий на диване перед телевизором, широко и тепло мне улыбнулся, Андрей и Дима прокричали ″Привет!″ где-то из другой комнаты. Светлана, жена Андрея, поприветствовала меня кивком головы, продолжая играть с малышом. Она и брат поженились в начале этого года, и вот уже имеют забавного трехмесячного пупса. Близнецы продолжали весело прыгать вокруг меня. Мама, засмеявшись, ушла на кухню, откуда доносились аппетитные ароматы, знакомые с детства. В груди стало удивительно тепло от осознания того, что я ДОМА. И даже присутствие Падшего больше не омрачало этого момента. Кстати, по взгляду отца на Самаэля, я поняла, что опоздала и ″грозный родитель″ не поможет избавиться от присутствия ″моего парня″.
    − Дээээн, − Илья обнял Падшего за ногу, прижался и, подняв голову вверх, посмотрел тому в лицо.
    ″Дэн? А это имя откуда?″
    ″У вас, славян, меня называли Денница. Вот я и сократил это имя. Не говорить же: ″Приветствую, я - Дьявол. Потенциальный жених вашей дочери продал мне ее душу.″ Думаешь, они обрадовались бы?″
    ″А с каких это пор, тебя начали волновать другие, да еще и люди?″
    ″Ни с каких. Просто я не хочу лишних истерик,″ − Самаэль головой кивнул на Илью. − ″Что человечку от меня нужно.″
    Я улыбнулась. Вид у Падшего был такой, словно он совсем не понимает, что делать с Ильей. Я впервые видела растерянного Дьявола. Даже в самых смелых мыслях такого не могла представить.
    ″Он показывает тебе свою симпатию,″ − хмыкнула я, и ушла в свою комнату, чтобы спрятать подарки, оставив Самаэля в компании младших. Пусть наслаждается.
    Из своей комнаты я сразу же отправилась на кухню, помогать маме ″рубить″ салатики. А особенно мой любимый, ну и традиционный для новогодних праздников - салат ″Оливье″. Несколько раз, незаметно для других, я заглядывала в гостиную. Отец все так же продолжал сидеть перед телевизором, Андрей и Дима в гостиной не появлялись, и причина этому была довольно банальной. Оба братца сидели в комнате Димы за компьютером. Угадайте, что они там делали? Писали письмо Деду Морозу. Нет, шучу. Как и все представители мужского рода ″Homo sapiens″ они игрались в компьютерные игры. Понимаю, Димка - ему всего семнадцать, но Андрей в его двадцать два, имея жену и ребенка... Хотя, что это я? Мальчишки есть мальчишки. От игрушек не откажутся никогда. В голове промелькнула шальная мысль. ″А что, если Самаэлю показать компьютерную игру. ″Подсядет″ или нет?″ Кстати, о Падшем. Когда я заглядывала в комнату, то видела следующие картины. Предупреждаю, ничего крепкого не пила (кроме минералки), ничего не нюхала, не колола и не курила. Сама удивлялась тому, что видела. Полный абсурд, ведь это были не галлюцинации.
    Картина первая. Самаэль стоял на том самом месте, его ногу все так же обнимал Илья и преданно заглядывал в глаза Падшего. Лицо Дьявола мне было видно очень хорошо. На нем застыло выражение растерянности, заинтересованности и еще чего-то, что я не смогла распознать, а взгляд был изучающим. Вот так эта парочка и стояла. Близнецы сидели возле елки, о чем-то перешептывались, изредка посматривая на Самаэля. ″Что-то задумали, чертовки.″ Эти две егозы что-нибудь, да придумают. Однажды они измазали клеем табуретку на кухне. Сестрички рассчитывали, что на нее сядет Андрей. Он спокойней других относился к проделкам близнецов, иногда даже смеялся вместе с ними и подсказывал новые идеи. Наверное, сказывалось то, что он уже давно не живет вместе с ними. Но на табуретку сел Дима, известный своим вспыльчивым характером. К тому же, он в тот день на свидание собирался. Ой, что тогда было. Близнецы улепетывали по всему дому от разгневанного Димы с дырками на брюках. Так что, на сто процентов уверенна - Самаэля ожидает сюрприз.
    Картинна вторая. Я выглянула в гостиную через тридцать минут. Отец своего места дислокации не поменял, продолжая смотреть телевизор. И что там могут показывать интересного? Ну, кроме ″Иронии судьбы″. Неизменные атрибуты новогоднего праздника - шампанское, салат ″Оливье″ и фильм Эльдара Рязанова. Без всего этого Новый год - не Новый год. Наверное, и внуки Ильи будут смотреть этот фильм. Братцы продолжали ″резаться″ в какую-то войнушку - даже сюда доносились звуки автоматной очереди. Светы в гостиной не было - наверное, малыш уснул. А вот младшие и Самаэль кардинально поменяли свое положение. Падший сидел в кресле, а перед ним на ковре жутко довольный Илья. Он раскладывал свои игрушки у ног Дьявола, что-то рассказывал, показывая пальчиком то на одну игрушку, то на другую, и вопросительно заглядывал в глаза. Девочки переместились от елки поближе и теперь не просто перешептывались, а активно жестикулировали. Оценив ситуацию, как мирную и спокойную (в глазах Самаэля раздражения не было) я вернулась на кухню.
    Картина третья. На этот раз прошло уже больше часа. Отца в комнате не было. Подозреваю, что он ушел к Андрею и Диме, подсказывать, как лучше ″замочить того гада″. Падший сидел в кресле, но теперь на его колене примостился Илья и увлеченно что-то рассказывал. Мне удалось услышать только обрывки фраз, но я поняла суть. Илья рассказывал о новогоднем утреннике в садике, и о том, что ″дефочка Малина″ поцеловала его в щечку. Братик гордился этим, ведь девочка больше никого не удостоила такой чести. Самаэль изредка кивал на слова малыша. Саша и Даша с подозрительно честными лицами, сидели на ковре у ног Падшего и играли в куклы. Я вновь подняла взгляд на Илью. Он как раз счастливо улыбнулся, вцепился в шею Самаэля, обнимая, и куда-то умчался. На лице Дьявола промелькнуло ошеломленное выражение. ″Неужели его никогда не обнимали дети? А как же его ребенок и Люциан?″
    ″Ангел,″ − услышала я мысленный зов. − ″Как играть в прятки?″
    ″А что?″ − ответила вопросом на вопрос.
    ″Ну, этот маленький человечек сказал, что хочет поиграть в прятки, и я должен жмуриться. Это как? И зачем?″
    ″А тебе хочется играть с Ильей?″ − удивилась.
    ″Ангел, просто ответь на вопрос.″
    ″Ладно. Сейчас ты должен закрыть глаза, сосчитать до ста и сказать: ″Я иду искать!″ Илья за это время спрячется - ты должен его найти.″
    ″А зачем это делать?″
    ″Самаэль, это просто игра. Детская забава. Развлечение. Если не хочешь играть, то я сама найду Илью и скажу, чтобы тебя не трогал.″
    ″Не нужно,″ − коротко ответил Падший после долгой паузы, я даже закусила губу, ожидая его ответ.
    ″Только, Самаэль, когда будешь искать, не используй своих фокусов. Ищи Илью так, как искал бы обычный человек.″
    Падший не ответил, просто закрыл глаза и начал громко считать. ″Удивительно! Кто бы мог подумать...″ Я даже ущипнула себя, чтобы проверить, что не сплю и это не галлюцинация.
    Позже к игре присоединились и близнецы. Дом наполнился веселым визгом и смехом. И странно представить, что причиной этому стал Князь Тьмы - Дьявол. Все-таки я не ошиблась когда говорила, что Самаэль не Зло, просто свою суть ангела он спрятал очень глубоко, играя роль плохого. Через два часа все собрались наряжать елку. Отец достал коробку с игрушками, еще с теми, что я помню с детства. Младшим была дана задача украшать нижние ветки - сестренки развешивали дождик, а Илья серьезно сдвинув брови пытался повесить игрушку снеговика, аккуратно держа ее за веревочку. На самую верхушку мы всегда вешали красивого белого ангелочка. Чести сделать это удостаивался самый младший в нашей семье. Илье дали в руки игрушку, и на удивление всех, он попросил помощи у Самаэля. Падший поднял мелкого на руки, и братик торжественно и со счастливой улыбкой на лице водрузил ангелочка на верхушку. Я посмотрела на фигурку с белоснежными крыльями. ″Интересно, а у Самаэля есть крылья.″
    ″Нету,″ − произнес голос Падшего, в нем послышались нотки грусти. − ″Свергнув меня с неба, Он забрал ангельские крылья.″
    Расспрашивать я не стала, не к месту это. А дальше началась праздничная суета. В десять вечера младших отправили спать, не смотря на их протесты, обиженные гримаски с надутыми губами и желание посмотреть на Деда Мороза. Взрослые остались ждать боя часов, и загадывания желаний на наступающий год, неспешно переговариваясь. Родные расспрашивали о моей работе. Отвечала я честно - работа интересная и скучать не приходится, не знаешь, что случится в следующий момент. На вопрос отца о моем работодателе, я с довольной ухмылкой ответила, что начальник у меня просто ангел, такая лапочка, и платит хорошо.На эту реплику Падший никак не отреагировал, продолжая приветливо улыбаться (не видела, чтобы он раньше так много скалил... улыбался) и поддерживать беседу. К такому Самаэлю можно легко привыкнуть.
    За пять минут до полночи мы вышли на улицу запускать фейерверк. Андрей захватил с собой бутылку шампанского, а Дима - бокалы. Ровно в двенадцать ночное небо озарилось яркими, разноцветными всполохами. Выпили шампанского, пожелали друг другу счастья, каждый загадал свое желание. Отец с братьями отошли в сторону, чтобы запустить фейерверк, но ничего не получалось.
    − Наверное, где-то промокли, − с досадой пояснил отец, махнув рукой на неудавшийся салют. В душе начала расти волна горькой обиды.
    И тут со свистом в небо взлетели ракеты и рассыпались разноцветными огоньками, одна за другой. Я с детским восторгом наблюдала за этой красотой, аж дух захватывало.
    ″Спасибо,″ − мысленно поблагодарила, прекрасно понимая, чьих рук это дело.
    ″Зачем вы загадывали желания?″ − спросил Самаэль, когда мы вернулись в дом. − ″Они ведь все равно не сбудутся.″
    ″Откуда ты знаешь, что не сбудутся?″ − возмутилась я. - ″Сбудутся, обязательно сбудутся.″
    ″А ты что загадала?″
    ″Рассказывать нельзя.″
    Падший взял меня за руку останавливая.
    − Что? - непонимающе спросила, поднимая лицо и смотря в глаза Самаэля.
    − Омела.
    − Какая омела? - удивленно подняла брови. - Мои родители никогда не вешают ее. У нас совсем другие тради... - я замолчала на полуслове, посмотрев туда, куда кивнул Падший - в воздухе над нами висела зеленая веточка. Перевела взгляд обратно на Самаэля. ″Поцелует? Не поцелует? Блин, дайте кто-нибудь ромашку.″
    Время словно замедлило свой ход. Губы начало покалывать в предвкушении. Падший хитро улыбнулся, поцеловал. И мир взорвался разноцветными искрами. Внутри поднялась волна тепла, а в груди возникло приятное щемящее ощущение. Вот и сбылось мое желание. В целом мире мне больше ничего не было нужно, кроме этих обжигающих губ, сильных рук на моей талии, и стука сердца под моей ладонью.
    Я настолько углубилась в свои ощущения от поцелуя, что реальность резко ворвалась в мое сознание громкими, оглушающими звуками, хотя родные переговаривались тихо. Не отрываясь смотрела в серые глаза Самаэля. В нашу первую встречу они показались мне холодными, пугающими. Тогда они затягивали в себя словно черная дыра, и поэтому становилось страшно от неизвестности и тьмы. А сейчас это были искрящиеся нежностью глаза, теплые и такие родные.
    А потом пришли мысли. ″Зачем он меня поцеловал? Захотел этого сам или прочитал в моих мыслях это желание? И кто бы сказал мне, зачем это загадала? Неужели я в него влюбля... Нет, про это даже думать не стоит. Почему? Да потому что он − тысячелетний бессмертный ангел, не человек, Дьявол и самое главное - он никогда не полюбит меня. Какими не были бы сейчас его чувства, для него я всего лишь собственность, игрушка, простая человеческая душа, та, что принадлежит ему.″ Все прекрасные чувства вызванные поцелуем вмиг померкли, стали серыми, горькими...
    − Голубки, хватит уже обниматься, − от голоса Димы, раздавшегося рядом, я вздрогнула.
    Мы с Дьяволом так и продолжали стоять на месте, смотря в глаза друг другу. Падший держал руки на моей талии, прижимая к себе, ладонями я опиралась на его грудь. ″Интересно, о чем он думает? О том же, что и я? О нашем поцелуе и о том, зачем он это сделал? Спросить? Не спросить? Опять нужна ромашка.″
    Самаэль первым прервал наши объятия, щелкнул пальцем меня по носу, ухмыльнулся и вышел из комнаты. Я мотнула головой, окончательно приходя в себя и возвращаясь в реальность. Быстренько сбегала в свою комнату за подарками и стала раскладывать их под елкой. Я пыталась выбрать такие подарки, чтобы не просто были практичны, но и радость доставили. Маме купила духи и дизайнерский шарфик - она такой однажды увидела в журнале и мечтала о нем. Для отца - супер-какую-то-там удочку - он у меня заядлый рыболов. Андрею я долго выбирала подарок, не зная, что можно купить старшему брату. Остановила свой выбор на наручных часах и чехлах на кресла в его автомобиль (он все никак не мог собраться купить новые). Свете − серьги и абонемент в местный элитный салон красоты. Мы когда-то вместе смотрели фильм, и там показывали, как богатая леди ходит по таким вот заведениям, так Света в шутку сказала, что хотела бы побывать на ее месте. Вот я и выбрала абонемент с отметкой ″Все включено″, пусть насладится. Диме купила ″навороченную″ штучку для компьютера. Не имею ни малейшего понятия, что оно такое, просто однажды подслу... тьфу, услышала, как он с другом разговаривал, тогда даже название записала. Нужно было видеть, как я пыталась объяснить продавцу в магазине, что хочу. На меня смотрели словно на диковинную зверюшку, и подозреваю, что продавец боролся с желанием покрутить пальцем у виска. Сестренкам купила одинаковые (чтобы не подрались и не обиделись) наборы ″Для юного шпиона″. Уверенна, они завтра же их испробуют. Для Ильи - большую машинку на управлении. Я улыбнулась, представив радость ″мелкого″. Совсем некстати возникла мысль, что для Самаэля у меня нет подарка.
    Но, если я уже начала задумываться над тем, что можно подарить Падшему, то после увиденного в моей спальне, сразу же отмела все мысли по этому поводу. Дьявол, лежал на кровати, вытянувшись на весь рост, одетый в одни черные брюки (ой, спасибо ему за это, а-то повторного испытания видеть обнаженного Самаэля, моя тонкая психика не выдержала бы). Так вот, он лежал на спине, заложив руки за голову, глаза закрыты, но на губах блуждает коварная улыбочка. Я поспешно выскочила назад за дверь, едва не сбив с ног маму.
    − Солнышко, - тихо произнесла родительница, − я постелила вам с Дэном в твоей комнате.
    ″Да, я уже заметила″, − мысленно буркнула, недовольно поджав губы.
    − Не на полу же мне было его положить, − продолжила мама, а потом обняла меня и, счастливо улыбаясь, додала: − Доченька, у тебя просто замечательный парень и видно как сильно любит тебя, глаз не сводит.
    − Да, мам, любит, − ответила улыбаясь. ″Любит, как же...″ А потом родительница еще и добила следующей фразой.
    − Надеюсь, свадьбу скоро сыграете, да и внуков еще хочется. Солнышко, я так рада за тебя.
    Мама ушла в их с отцом комнату, а я, постояв еще минутку, обреченно вздохнула и зашла в спальню. Спокойно достала из шкафа плед и постелила на пол.
    − Ангел, на кровати места для двоих хватит, − приподнявшись, произнес Самаэль.
    − Нет, я пожалуй на полу посплю. Знаешь, иногда для спины полезно.
    − Боишься, − ухмыльнулся Дьявол.
    − Тебя, что ли?
    − Не меня, а того, что я... - Падший не договорил, вся веселость на его лице исчезла, сменившись холодной, жестокой маской. Миг и Самаэль исчез.
    ″Хм, ну вот и хорошо. Не придется спать на полу,″ − довольно хмыкнула я, устраиваясь на кровати.
    
    А утро было феерическим. Как еще назвать то, что я проснулась, обнимая чье-то теплое тело, закинув на него одну ногу. Тело при идентификации оказалось:
    − во-первых: мужским (только не нужно спрашивать, как я это узнала);
    − во-вторых: очень красивым (если делать вывод из той части, что поддавалась рассмотрению и ощупыванию);
    − в-третьих: мне нравилось то, что я чувствовала в данный момент - защищенность, уют, уверенность;
    − в-четвертых: тело принадлежало Самаэлю, причем одна его рука лежала у меня на з... чуть ниже спины.
    Попыталась ускользнуть из таких ″объятий″, получилось, только рука Падшего долго не хотела отлипать от моей филейной части. Оказавшись вдали от такого теплого тела, ощутила, что в комнате довольно таки прохладно, хотя моя пижама должна была бы согревать. И тут поняла, что что-то не так, ведь руку Самаэля я ощущала кожей, а не через ткань. Прошлепала босыми ногами к огромному зеркалу в углу комнаты, посмотрела на свое отражение и умерла в тихом ужасе. На мне было то самое красное кружевное белье, которое я примеряла в магазине, и на лямке бюстгальтера была прикреплена бирка с надписью : ″С Новым годом, Ангел!″ Тихо зарычала, чтобы не разбудить ″дарителя″ (кстати он спал крепким сном младенца), натянула сверху футболку, взяла необходимые вещи и ушла в ванную комнату. Душ помог успокоиться и отказаться от мысли о жестоком избиении Падшего. Когда я вышла из душа, то встретила Дашу и Сашу, они с довольными лицами отходили от двери моей комнаты.
    Я уже десять минут металась по комнате, лихорадочно пытаясь вспомнить, где вчера оставила свой мобильник и, стараясь при этом не рассмеяться вслух. Телефон мне жизненно необходим. Я просто обязана это сфотографировать. ″Да, где же этот чертов мобильник!″ Нужно успеть до того, как Самаэль проснется. Просто незабываемое зрелище. Недаром близняшки были так довольны. Объясню подробней. Я вошла в свою комнату. Падший все так же крепко спал раскинувшись на кровати. Неосознанно на несколько секунд засмотрелась (женщины меня поймут − такие красивые мужчины - вид редкий), и так захотелось лечь рядом, прижаться к теплому телу, А потом я перевела взгляд на лицо Самаэля, руки зачесались, захотелось провести пальцами по этим идеальным чертам, и целовать эти губы. И вдруг я очнулась от этого странного транса. Меня очень поразила прическа Падшего. Я уже говорила, что стрижка у него не короткая? Да? Волосы Самаэля и не длинные - до плеч не достают. А парикмахерами сегодня поработали мои сестрички. Хорошо так поработали. Знаете, есть такая краска, которой разукрашивают волосы кукол. Стоит еще сказать, что у близняшек такой краски много, очень много... было. Пришлось вновь подавить рвущийся наружу смех. Даша и Саша не оставили на голове Падшего ни единого черного волоса - только пряди всевозможных цветов. Мало того, волосы были заплетены в тоненькие косички по цветам. И в данный момент я искала телефон, (там у меня хорошая камера), чтобы заснять творение моих сестричек. Едва сдержала радостный вопль, когда нашла мобильник. Чтобы фото получилось качественное и понятное пришлось осторожно залезть на кровать и склониться над Самаэлем. Я успела сделать только несколько снимков, как Падший открыл глаза, поморгал, и удивленно уставился на меня. Ну да, как тут не удивишься. Я наклонилась над ним, стоя на коленях, да еще и с телефоном в руках. Миг и теперь лежу на кровати, а надо мной навис Самаэль, отобрал телефон, посмотрел на дисплей (а я там уже успела заставку поставить, догадаться не сложно какую), прожег меня взглядом.
    − Это не я с тобой такое сделала, − поспешно призналась я. ″М-да, жаль, что я до такого не додумалась, жаль...″
    − Близнецы, − понимающе ухмыльнулся Падший.
    − Только не вздумай им что-то сделать, − грозно прошипела я, испугавшись за сестренок.
    − А то что?
    − Я за родных любому горло перегрызу, − придала своему голосу суровости.
    − Да? - хмыкнул Самаэль и скептично изогнул бровь.
    − Да, − ответила твердо и уверенно, а у самой колени начали дрожать от осознания того, кому я угрожаю.
    − Боишься?
    − Боюсь, как и любое другое живое существо, − старалась говорить спокойно, но голос все равно дрогнул.
    − Не бойся, − Падший, едва касаясь кожи, провел пальцем по моей скуле. - Я им ничего не сделаю. Никому из твоей семьи, они не мои, пока что.
    − Ты что-то знаешь об их будущем? - насторожилась.
    − Нет. Просто людям свойственно меняться и очень редко это бывают изменения в хорошую сторону. Но, пока, можешь быть спокойной и не бояться за своих родных.
    ″Вот и хорошо.″ Я попробовала встать, но это не получилось по одной простой причине - Самаэль и не думал отпускать меня. Смиренно вздохнула, прекратила свои безрезультатные попытки, устроилась поудобней и начала усердно гипнотизировать взглядом переносицу Падшего.
    − Кстати, куда ты вчера исчез? - если не могу освободиться, то хоть утолю свое любопытство.
    − Ревнуешь?
    − Самаэль! - упрекнула, хлопнув ладонью по его плечу.
    − Проблемы с Люцианом были, − нехотя ответил Самаэль, рассматривая мое лицо, словно видел оное впервые.
    − И что наделал твой внучек?
    − Не называй его так.
    − А ты что, из-за своего возраста комплексуешь? Хочешь об этом поговорить?
    − Ангел, не играй в психолога.
    − Ладно. Какие там проблемы с Люцианом?
    − Он ослушался, нарушил запрет.
    − И? - нетерпеливо спросила, подняв брови. ″Я что, должна клещами из него информацию вытаскивать?″
    − Люциан тайно посещал Землю и жил здесь некоторое время, − с улыбкой произнес Падший. - Ты такая забавная, когда хочешь что-то узнать.
    Самаэль начал наклоняться, не сводя взгляда с моих губ. Я облизнулась. И тут дверь распахнулась, в комнату вбежал Илья.
    − Ли!!! Смотли, какая бибика! Мне Дед Молос, подалил! - малыш запрыгнул на кровать и ткнул между мной и Падшим машинку.
    − Ух, ты, какая красивая! - восхищенно произнесла, садясь. Самаэль, встав с кровати, отошел в сторону и исчез. Илья этого не заметил, увлеченно рассказывая о том, как именно Дед Мороз подарил ему машинку. Я только улыбалась удивительному воображению братика.
    Через час все собрались на завтрак - это еще одна традиция нашей семьи. Падший (не знаю, когда он вернулся) вышел к столу одетый в легкий темно-синий свитер, джинсы и самое главное его прическа имела свой обычный нормальный вид. От близняшек послышался разочарованный вздох. Родным подарки очень понравились. Мама с улыбкой на лице вертелась перед зеркалом, по-разному надевая шарфик, отец поблагодарил меня и пообещал, что первую пойманную рыбу подарит мне. Андрей едва не задушил в объятиях, а Света чмокнула в щеку. Сестренки сразу же, как я и думала, принялись экспериментировать со своими подарками (причем так рассматривали каждого из нас, что, лично у меня, по спине пробежался холодок). Дима меня расцеловал, потом поняв, что именно сделал, покраснел и сказал простое ″спасибо″.
  ″А для меня, где подарок?″ − пришел мысленный вопрос Самаэля.
  ″Ты свой уже получил,″ − колко ответила.
  ″Это когда же? Что-то не припомню,″ − а в голосе смех.
  ″Когда нарядил меня в то кружевное безобразие,″ − не сознаваться же, что белье мне понравилось.
  ″То был для тебя подарок. А теперь я хочу свой.″
  ″Ну, и что ты хочешь?″ − я выжидающе посмотрела на Падшего. − ″Хочешь, кактус подарю?″
  − Дээээн, пойдем иглать в снешки, − подбежавший Илья потянул Самаэля за руку, не дав тому ответить. - Пойдем, полялюста.
  ″Как в это играть?″ − спросил Дьявол, подарив мне непонимающий... и заинтересованный взгляд.
  ″Пошли, посмотришь и узнаешь,″ − хитро улыбнулась, доставая из шкафа теплую одежду для младших.
  За домом у нас был небольшой дворик, теперь укрытый пушистым, искрящимся на солнце, снегом. Это отличное поле для ″боя″. Через пару минут Самаэль понял суть игры и начал активно в ней принимать участие. Играли все, кроме родителей - они стояли в стороне и, нежно улыбаясь, наблюдали за нашей забавой. Младшие звонко хохотали, когда им удавалось попасть в кого-то снежком, и визжали, когда попадали в них.
  Мой огромный снежок, летящий прямо в затылок Падшему, испарился маленьким облачком. ″У-у-у, так нечестно!″ Закусив губу и стараясь думать ″о пользе здоровой пищи″, я стала осторожно подкрадываться к Самаэлю сзади. Оставался всего один шаг, как вдруг он обернулся, и, коварно улыбнувшись, повалил меня в снег.
  Все праздники запомнились мне смехом, счастьем, радостью. Дьявол не был похож сам на себя. Я иногда наблюдала за ним со стороны и удивлялась, каким же разным он может быть. Контраст огромный - между тем Самаэлем, что испепелил двух демонов, и тем Самаэлем, что заинтересовано играл с Ильей. Больше всего мне не хотелось возвращаться в ту реальность, где существует Дьявол, хотелось продлить сказку с нежным и смеющимся Дэном. И вернувшись в рабочие будни, прошедшие дни я вспоминала, как сон. Как приятный, уютный, хороший сон.
  Обычный рабочий день. Самаэль, как всегда по утрам, сидел на диване в моем кабинетике. Это уже стало традицией - он встречал меня, мы обменивались приветствиями и дежурными улыбками, а потом он уходил к себе. Так было и сегодня. Вдруг посреди комнаты с громким хлопком появился Люциан. Я от неожиданности даже подпрыгнула.
  − Я хочу, чтобы она знала, − гневно произнес демон и кивнул в мою сторону. - Только она сможет тебя переубедить.
  − ??? − ″Если кто-то что-то понял, пожалуйста, скажите мне.″
  − Люциан, не впутывай ее во все это! - грозно рыкнул Падший.
  − Я хочу услышать ее мнение...
 
 
    10. "Игрушка демона"
  
    Чтобы увидеть картинку в полном объеме вернемся назад во времени. Итак, до Нового года оставалось чуть больше недели. Я как раз прочитала свою первую лекцию в университете Ада. В тот день моя скромная особа очень заинтересовала Люциана, но не только, как ″особь женского пола″, а еще, как предмет изучения, как неизведанная зверюшка, которую увидели впервые. Хорошо, что я вызвала не гастрономический интерес. Демону захотелось иметь человечку, то есть меня, в качестве домашней игрушки. Как он сказал: ″... ну, нет у нее рожек и хвоста, и хрупкая какая-то, все равно хочу такую себе...″ Новость о том, что у Повелителя в услужении живой человек давно облетела просторы Ада, а Люциану еще не доводилось видеть эту самую человечку вживую, и интерес разгорался все больше и больше. Но после того, как демон узнал, что я ″чужая собственность″, он загорелся другой идеей. Именно поэтому внимательно наблюдал за моим поведением и каждым движением - изучал, так сказать, на живом примере.
  Кстати, Самаэль специально для меня воссоздал их разговор в кабинете того дня, обрывки которого я случайно услышала (и не надо так на меня смотреть - я не подслушивала... почти).
  ...− Она принадлежит мне, − прорычал Падший, как только за ними закрылась дверь его кабинета, − только мне и никому другому. Моего разрешения можешь даже не просить, Ангелиной я не поделюсь. Никто не прикоснется к ней, ты понял?
  − Я хочу с ней поиграть, просто поиграть, изучить ближе, − Люциан инстинктивно отступил на несколько шагов от разгневанного Дьявола. - Ты не можешь запретить мне видеться с ней. Мы все равно будем пересекаться где-нибудь. Зачем тебе эта человечка? Ты раньше никогда так не интересовался людьми. Для тебя они всего лишь игрушки. Чем эта отличается от других?
  − Нет, видеться вы будете только на лекциях. И чтобы я ни единого слова на эту тему больше не слышал и даже рядом, помимо занятий, с Ангел не видел. Ты меня понял? Иначе я тебя накажу, посажу на цепь.
  − Я понял. К твоей человечке больше не подойду и пальцем не трону, − смиренно произнес Люциан, и хитро улыбнулся. − Значит, она твоя любовница, раз ты так злишься. Как тебе удается самых лучших и интересных женщин получать? Секретом поделись, дедушка.
  − Не называй меня так, сколько раз тебе это повторять?! Я сказал все, что хотел, а теперь убирайся прочь, пока я еще больше не рассердился...
  Когда Самаэль отправился на Землю, чтобы... не знаю точно, провести со мной Новый год и каникулы?.. Люциан решил, что это идеальный шанс для воплощения его идеи - найти себе ″свободного″ человека. Оказавшись на Земле, демон схватил первую попавшуюся девушку и запер ее в квартире (оказывается у Дьявола на Земле таких много). После этого Люциан успел вовремя вернуться в Ад. Самаэль, почувствовал, что на Земле есть еще кто-то и этот кто-то имеет с ним кровное родство, поэтому тогда так внезапно исчез. Это не мог быть сын Падшего - Люциус (вот же имена у них), тот уже тысячу лет как не интересуется путешествиями на Землю, и доживает свои лета в укромном уголке Ада. Оставался только один родственничек - Люциан. Но ему запрещено перемещаться на Землю. Молодой демон не имеет права путешествовать по мирам, пока ему не исполнится восемьсот лет. Когда Дьявол нашел ″внучка″, тот был с друзьями, развлекался в одном из клубов Ада. Правда открылась позже. Люциан отдалился от своих друзей, куда-то часто пропадал и все время был задумчив. Самаэль нашел украденную девушку, но ничего вернуть на свое место было уже невозможно. Никакие уговоры и страшнейшие угрозы не помогали переубедить демона отпустить человека, а потом оказалось, что Люциан провел обряд объединения. Теперь душа девушки была неразрывно повязана с демоном на три тысячи лет жизни, отведенных Люциану. Если умрет он - умрет и девушка Настя, но не наоборот.
  Вот такая вот ситуация. И теперь Люциан пришел ко мне и хочет от меня непонятно что.
  − Я хочу, чтобы ты поговорила с человечкой, − демон требовательно на меня посмотрел. - Ты должна убедить ее, что меня не нужно бояться и бить тоже не нужно.
  − Тебя побила человеческая девушка? - иронично изогнув бровь, спросил Падший.
  − У нее такой удар слева, − недовольно пробормотал Люциан, потирая подбородок.
  − Так, что тебе от меня нужно? - я спрятала улыбку.
  − Ты должна объяснить человечке, что она теперь принадлежит мне, и скажи дед... своему хозяину, чтобы он не вмешивался, − все это было сказано в приказном тоне и в голосе ни единой нотки просьбы.
  − И почему ты думаешь, что ″мой хозяин″ меня послушается?
  − Поверь, ангелочек, тебя послушается.
  − Ладно, зайдем с другой стороны. Почему ты думаешь, что я тебе буду помогать? - села в свое кресло и сложила руки.
  − Ты ведь не захочешь, чтобы подобная тебе мучилась в плену демона, страдала от голода и жажды? - коварно улыбнувшись, Люциан уперся руками в стол, нависнув надо мной. От этого захотелось, как улитке, спрятаться в раковину.
  − А ты мнение девушки по этому поводу спрашивал?
  − Мне ее мнение безразлично. Она моя. Вся, − ″ох, как же он мне своего деда напоминает.″
  − Хорошо. Я хочу увидеть девушку, − демон довольно улыбнулся. - Только не радуйся, я еще не согласилась ее в чем-то переубеждать.
  
  Мы переместились. ″Это и есть апартаменты Дьявола на Земле?″ Огромнейшая квартира (наверное, весь этаж занимает), окно во всю стену открывало изумительный вид на город с высоты. Дорогая старинная мебель, современная техника - здесь все просто кричало о том, что хозяин квартиры привык к роскоши.
  Люциан провел меня к одной из дверей, достал из кармана штанов ключ и почти впихнул внутрь. Девушка сидела на полу и бездумно смотрела в стену. ″Наверное, у нее шок. А что нужно делать с людьми в таком случае?″
  − Э-э-э... привет, − я присела рядом. - Как тебя зовут? Ты меня понимаешь?
  Девушка перевела на меня взгляд. Я едва удержалась, чтобы не убежать под защиту Самаэля. Так смотрит зверь, оказавшийся в клетке. Загнанный, но не сдавшийся, готовый вгрызться в горло любому лишь бы снова оказаться на свободе.
  − Ты кто? - грубо спросила девушка, поднимаясь с пола.
  − Я - Ангелина, − сказала, делая маленький шаг навстречу. - Я хочу с тобой поговорить.
  − Ну, и о чем нам говорить, Ангелина? - скептично изогнула бровь девушка.
  − Для начала неплохо было бы узнать твое имя, − в таком же тоне произнесла, делая еще шаг.
  − Настя, − недовольно прозвучало в ответ.
  − Приятно познакомиться, Настя, − дружелюбно улыбнулась. - Скажи, ты хочешь отсюда выбраться.
  − А какая тебе выгода в том, чтобы мне помогать? - прищурив глаза, девушка просверлила меня ласковым взглядом киллера.
  − Я не ищу выгоду, − Настя хмыкнула, поджав губы. - Ну, может и есть для меня небольшая радость. Нужно проучить этого мальчишку.
  − Какого мальчишку? - девушка нахмурила брови.
  − Люциана.
  − Кого?
  − Он что не назвал своего имени? Люциан - это твой похититель.
  − Демоненок? − ″оригинально, нужно запомнить″.− А что тебя связывает с ними... с демонами?
  − Я, можно сказать, тоже, как и ты - игрушка.
  − Его?
  − Нет, не Люциана. Его деда - Люцифера.
  − Сатаны? - брови Насти взлетели вверх. - Но ведь он не существует!
  − Значит, в то, что есть демоны, ты поверила, а в существование Дьявола - нет. Кстати, ты уже его видела, он сюда приходил.
  − Когда? Подожди, ты хочешь сказать, что тот мужчина это и есть Сатана?
  − Угу, − кивнула.
  − Ты игрушка, − подозрительный взгляд пробежался по мне. - Откуда я знаю, может твоя помощь ловушка.
  − Поверь, я просто хочу помочь тебе. Есть реальный шанс убежать...
  − А почему ты не убежала? - перебила меня Настя.
  − У меня не так все просто... Убежать у меня не получится, даже смерть не спасет, − грустно улыбнулась. ″А хочу ли я убегать от Самаэля?″ Мотнула головой, отгоняя такую мысль. - Настя, так ты хочешь убежать?
  Пока девушка молчала, раздумывая, я успела ее рассмотреть. Высокая, чуть ниже Падшего, а это будет около ста семидесяти с хвостиком, стройная (сказала бы, даже худощава), симпатичное, приятное лицо, пирсинг в брови, короткие черные волосы, торчащие в разные стороны, и удивительные синие глаза.
  − Я хочу убежать, − внимательно смотря на меня, ответила Настя.
  − Хорошо. Сделаем вот как... - и я в нескольких словах обрисовала свой план. Настя, кажется, поверила мне, доверилась. А потом она рассказала о себе и о том, как Люциан ее похитил.
  - ... Все случилось тридцать первого декабря. Удачный день для таких, как я. Для воров, - Настя невидящим взглядом смотрела прямо перед собой. - Как я стала такой? Не помню, где слышала, но есть поговорка: ″Не мы такие - жизнь такая″. Так вот, именно ″жизнь такая″, за мои семнадцать лет, преподала много уроков, которые я выучила очень хорошо и запомнила надолго. Мне ″посчастливилось″ родиться у проститутки. Стоит ли говорит, что я не была желаемым ребенком. Женщина (назвать ее матерью не могу, язык не повернется, ведь ″мама″ - это кто-то святой), родившая меня, узнала о своей беременности слишком поздно. До пяти лет за мной еще как-то ″присматривали″ − раз в неделю я удостаивалась чести хоть что-то есть, хоть малюсенький кусочек черствого сухаря, - девушка горько улыбнулась, вспоминая. - Помню те ощущения, хоть и была маленькой - холод, голод, чувство одиночества и ненужности. А потом моим домом стала улица. И она приняла меня более гостеприимно. Здесь нашлась моя новая семья, более крепкая, в которой свои правила и мораль. Улица научила меня лгать и очень убедительно, чтобы дядя милиционер поверил, а прохожие давали денежку, и воровать, без этого не проживешь и не утолишь свой голод. Здесь я научилась драться, выживать и прятать свои эмоции, потому что слабых в этом мире просто растаптывают, уничтожают. За место под солнцем нужно бороться, как и отстаивать свое право на жизнь. Закон животного мира существует и среди людей: ″Если не убьешь ты - убьют тебя.″ На улице я впервые познакомилась с алкоголем и сигаретами. Однажды пробовала ″нюхать клей″, но лично для себя ничего увлекательного в этом не нашла. Мой первый сексуальный опыт тоже произошел здесь - в грязном переулке и против желания, тогда мне было четырнадцать... Но ″Жизнь″ сделала меня стойкой и сильной, научила брать то, что она дает, а главное - наслаждаться тем, что имеешь сейчас, ведь завтра этого может уже не быть...
  Настя замолчала. Сжатые в тонкую линию губы, а в глазах столько ненависти. Мне даже страшно стало.
  ъ- Настя... - нерешительно позвала девушку, но та лишь отрицательно покачала головой, словно отгоняя воспоминания.
  - Так вот, новогодние праздники всегда были самыми успешными и легкими на ″улов″, - ухмыльнувшись, продолжила рассказывать девушка. - Люди в предвкушении выходных, в веселой эйфории так беспечны. Они не рассчитывают, что в то время, как они покупают подарки или обмениваются с друзьями приветствиями и пожеланиями, кто-то может легко стащить из кармана или сумочки кошелек. В тот день мне очень повезло, столько денег я и за месяц не ″зарабатывала″. Сбросив ненужный бумажник с кредитками в урну, решительно и спокойно направилась к выходу из торгового центра. Нужно было убираться отсюда побыстрее, пока не вычислили, да и охранник Тоша, знает меня в лицо. Были случаи - пришлось знакомиться лично. Только завернув за угол, я расслабилась. И зря... Меня больно схватили за локоть. Уже было нацепила обычную честную улыбку ″я здесь не причем, и, вообще, просто мимо проходила″, придумывала, как убежать от Тошки, но, повернув голову, встретилась взглядом со стальными серыми глазами. Мозг начал на скорости звука обрабатывать информацию. Совершенно незнакомый мне парень (не на много старше меня), хорошая, дорогая одежда, длинные черные волосы, собранные в аккуратный хвост, симпатичная мордашка. Результат осмотра говорил о том, что данного субъекта я раньше никогда не видела и уж точно не обворовывала.
  − Чё надо? - грубо спросила, пытаясь вырвать свою руку из захвата.
  − Малыш, ты пойдешь со мной, − произнес парень тихим спокойным голосом, но в нем слышалась угроза и приказ.
  − Никуда я с тобой не пойду, − дернулась, незнакомец сильнее сжал мою руку.
  Я никогда не любила и не люблю, когда меня вот так хватают, возникают неприятные воспоминания. Чисто рефлекторно замахнулась и привычным движением нацелилась в скулу парня. Кулак достиг цели, незнакомец выругался на непонятном языке, но меня не отпустил. Я было подумала, что он иностранец и уже мысленно прикидывала, что будет если меня поймают за избиением гражданина другой страны. А потом затылок обожгла боль, и я провалилась в темноту.
  − То, что случилось потом, вспоминалось как страшный, непонятный сон, − продолжила девушка, после небольшой паузы. − Оказалось, что меня похитил демон. Демон! Я уже начала задумываться об уютной комнатке с мягкими стенами и ласковыми докторами, − Настя тихо рассмеялась, но так и не посмотрела на меня. − Это же абсурд, но пришлось поверить. А как еще можно было объяснить наличие у моего похитителя небольших рожек на лбу, у кромки волос. А на мой вопрос о хвосте и крыльях (вроде такие еще части тела должны быть у демонов?) он спокойно, с довольной улыбкой, ответил, что хвост и крылья появятся только после того, как ему исполнится восемьсот лет. И говорил он так убедительно, что не поверить было просто невозможно. Потом, помню, приходил мужчина (видела его мельком и недолго), он о чем-то спорил с парнем-демоном. Это теперь уже понятно, что это был сам Дьявол. На следующий день я проснулась от резкой боли. Сердце словно пылало в огне. Демоненок стоял надо мной и что-то бубнил на неизвестном мне языке. Потом вновь была боль, и я потеряла сознание. Я не знала, сколько прошло дней, просто не считала закаты и восходы. Парень приходил раз в сутки, приносил еду и воду. И вот теперь пришла ты...
  Я не знала, что сказать Насте, как ее утешить и судя по ее рассказу, мою жалость она не примет, и даже обидится. Да, и что тут скажешь. Жизнь у девушки не сахар. И все больше росла моя уверенность в том, что Настю нужно спасать от демона. Поэтому, я, молча, подошла к двери, постучала, и она сразу же распахнулась. На пороге стоял Люциан.
  − Ну как? Поговорила? - спросил демон, смотря за мою спину.
  − Думаю, что нам всем нужно поговорить. Вместе, − оттолкнула Люциана в сторону. - Предлагаю сделать это на кухне за чашечкой чая. Пойдем, Настя.
  − А? - демон снова попытался заслонить проход.
  − Люциан, все хорошо. Ничего с твоей игрушкой не случится, и Настя обещала вести себя хорошо.
  − Правда? - изумился демон.
  − Правда-правда, − Настя улыбнулась, вот только, то, что получилось, было слегка похоже на недоброжелательный оскал.
  Самаэль, стоявший в стороне, пристально посмотрел на меня, нахмурив брови. Я постаралась сделать лицо побеззаботней. Надеюсь, получилось. Мы прошли на кухню. Пока остальные садились за стол (Люциан почти вплотную сел возле Насти - боится, что его игрушка убежит), нашла пачку печенья и чай каркаде (м-м-м, мой любимый сорт). За это время удостоилась пяти подозрительных взглядов от Падшего.
  ″Ангел, что ты задумала?″
  ″Ничего″, − главное говорить почестнее.
  ″Да? И поэтому ты уже десять минут думаешь о творчестве Достоевского?″
  ″А что, мне уже нельзя думать о творчестве этого русского писателя?″
  ″Можно. Знаешь, у него есть замечательное произведение ″Преступление и наказание″ называется. Признавайся, что ты задумала?″
  ″Ничего. Честно″.
  ″Ну-ну. Я сделаю вид, что поверил″.
  − Как я поняла, связь, созданную между Настей и Люцианом, не разрушить и не отменить? - спросила я, включив чайник и отвлекая Самаэля от нашей мысленной беседы.
  − Да, − ответил Падший, − уже ничего невозможно изменить, и человечка связана с Люцианом на три тысячи лет.
  − А почему именно на три? - проинспектировав шкафчики, нашла чашки.
  − Именно столько живут демоны.
  − А я думала, демоны бессмертны, − удивленно произнесла, налила кипяток в чашки и утопила в каждой по пакетику чая. ″М-м-м, божественный аромат″.
  − Только первые падшие ангелы бессмертны, − Самаэль отпил из своей чашки. ″И как только не обжегся?″ − Их дети и дети белокрылых живут три тысячи лет, убить трудно, но возможно.
  − Вот как, − хмыкнула я и села между Падшим и Настей. Незаметно передала девушке нож. - А что это за связь? Поподробней объясни. Пожалуйста.
  − Что слишком любопытно? - засмеялся Самаэль, и даже в глазах отразился веселый блеск. Мимолетно засмотрелась, забыв на пару секунд о своем плане.
  − Угу, − буркнула, запихнув в рот печенье. - Офень интефесно, − прожевала. - Вот ты говорил, что если умрет Люциан, то умрет и Настя. А еще какая-то особенность есть? Например, может ли он чувствовать свою ″игрушку″ на расстоянии, где она находится?
  − Нет, такого, именно эта связь, не дает, но Люциан может чувствовать боль человечки.
  − Интересно. Значит, если я сделаю вот так... − сильно ущипнула Настю - она ойкнула, а Люциан зашипел и схватился за свою руку в том самом месте, куда я ущипнула девушку. − ...боль почувствуют оба, − ″Забавно. Значит, избить или убить свою ″игрушку″ демон не может, конечно, если ему не доставляет удовольствия боль″. − А что еще? Она, как и я, может перемещаться и молниями бить?
  − Деду... Люцифер, ты что сделал?! - удивленно воскликнул Люциан. - Ты упрекал меня, а сам... А я все голову ломал, как она могла меня молнией тогда ударить.
  − А что он сделал? - заинтересовано подняв бровь, я развернулась к демону.
  − Он п...
  − Люциан! - предостерегающе рыкнул Самаэль, перебив демона. ″Ну, вот, теперь мне не узнать, что со мной сделал Падший, ведь он сам мне этого не скажет″.
  ″Скажу″, − ответил на мою мысль Дьявол.
  ″Да?″ − удивилась. Что-то новенькое!
  ″Да. Только не сейчас. Когда придет время″.
  ″А когда оно придет?″ − Ответом мне был только смех.
  − Ну, ладно, − недовольно пробубнила я. - Что теперь будет с Настей?
  − Я заберу ее с собой в Ад, − произнес Люциан, посмотрев на девушку. ″Ущипните меня кто-нибудь, чтобы я поняла, что это не сон! Демон смотрел на Настю с нежностью, заботой, а не как на свою собственность, вещь...″ − На Земле мне пока что быть нельзя. Малыш, тебе со мной понравится.
  Люциан попытался поцеловать девушку, но она рывком встала из-за стола и схватила меня. Горла коснулся холодный металл.
  − Я не пойду с тобой, демоненок, − рявкнула Настя. - Я ни на что не согласна. Сейчас, вы позволите мне уйти или твоя игрушка, Сатана, умрет тут же.
  ″Ангел, надеюсь, ты знаешь, что делаешь″.
  ″Ты не будешь мешать?″ − не удержалась и изумленно подняла брови, забыв, что нужно изображать испуг.
  ″Не буду. Ты даже мне помогаешь″.
  ″Да?″ − я точно чего-то не понимаю.
  ″Я еще тогда хотел освободить человечку, но Люциан опередил меня и провел обряд. Так что сейчас ты мне делаешь одолжение. У тебя есть сутки, чтобы спрятать девушку″.
  ″А Люциан?″
  ″Его я заберу в Ад. И дальше все будет зависеть только от человечки. От того, насколько хорошо она будет прятаться, потому что он ее будет искать″.
  ″Самаэль, почему ты хотел помочь Насте? Ее душа не принадлежит Аду?″
  ″Принадлежит. Она грешница. Просто все должно быть в свое время. Забирая ее себе сейчас, Люциан нарушает правила и баланс добра и зла″.
  ″А я? Разве, забрав меня, ты ничего не нарушил?″
  ″Не нарушил. Я поступил согласно договору. Все, Ангел. Уводи ее. Завтра, чтобы была на работе, ровно в восемь, ибо я вытяну тебя даже из-под земли″.
  ″Угу, ты можешь″.
  ″Что?″ − ага, так и поверила, что он не расслышал.
  ″Говорю, буду завтра ровно в восемь, хозяин″. − Самаэль улыбнулся. У меня внутри стало так тепло и уютно от этой улыбки, что я вновь забыла о происходящем.
  Пока мы с Падшим мысленно болтали, Настя и Люциан вели словесные баталии. Глаза демона стали черные-черные, радужка исчезла, а зрачок заполнил весь глаз. Жуткое зрелище. Если бы я не знала о такой особенности демонов, то испугалась бы. Ну, глаза это еще ничего. Вот когда Люциану исполнится восемьсот лет - у него появятся кожаные крылья, как у летучей мыши, хвост, когти и костяные шипы на теле. Это у них называется, цитирую ″боевая трансформация″, хотя рожки и хвост остаются и в человекоподобном виде. Так вот, демон разгневано говорил с Настей и ходил по кухне туда-сюда, но не приближался к нам.
  − Я не позволю тебе уйти, − рыкнул он. - Можешь убить Ангелину, мне все равно. Отсюда ты не выйдешь!
  Настя сильнее нажала на мое горло. По шее вниз, до ключицы, побежало что-то теплое. Кровь.
  − Настя, − тихо позвала девушку, испугавшись. Пусть Падший говорил, что умру я только от его руки, но сейчас мне страшно. Это не похоже на игру. Это не по плану. А план был прост. Я вывожу Настю из комнаты, мы все идем в кухню, там я нахожу нож и передаю его девушке. Мы пытаемся узнать хоть что-то о связи, и под угрозой расправы надо мной, Настя сбегает.
  − Заткнись! - прошипела девушка мне на ухо. - Хочешь жить, молчи.
  − Люциан! - сурово выкрикнул Самаэль, схватил демона за руку, удерживая на месте. - Ангел не должна пострадать. Ты меня понял?
  − Понял, − произнес тот голосом полным отчаяния, его плечи поникли. - Настя, ты можешь идти.
  Медленными шагами, отступая назад, мы пошли к выходу из квартиры. Я встретилась взглядом с Падшим, в его глазах на секунду отразилась тревога. Успокаивающе улыбнулась ему, а у самой внутри росла паника. Выйдя за дверь, Настя убрала нож от моей шеи, но не отпустила.
  − Что ты там говорила о перемещении? - зло произнесла девушка, больно ткнув меня в спину. - Забирай меня отсюда, игрушка Сатаны.
  ″Как там говорят? ″Благими намерениями вымощена дорога в Ад.″ Эх, плохо я выучила урок преподанный Самаэлем, плохо...″
  Я же говорила Насте, что ничего не получится. Ну, не могу перенести нас в город, не зная его. Координаты точные нужны, а не просто ″домой″. Нет, переместиться то мы переместились, но где только не были. И никакая я не дурочка. Конечно же, слышала о Москве, это город в соседнем государстве и Кремль на картинках видела, но откуда мне знать, где какая улица или подворотня. Сначала мы оказались на крыше какого-то высокого (ну, очень высокого) здания. Дул холодный пронзительный ветер, кружа в воздухе редкие снежинки (конец января все-таки), а на мне из теплой одежды... а ничего. Я ведь из дому отправлялась на работу, а не на улицу, поэтому была одета в тонкую кофточку, юбку, а на ногах туфли. В тот момент мне почему-то вспомнились слова из сказки: ″Тепло ли тебе девица, тепло ли тебе, красная?″ Эх, мне бы теплую шубку... Пока Настя осматривала окрестности (вид сверху был просто удивительным), я понемногу превращалась в ледышку, мелко дрожащую и стучащую зубами. А потом мы оказались на берегу моря. Солнце, горячий песочек, шум прибоя... ″Я в Раю!″ Настя обозвала меня очень нехорошим словом. Но я ведь не виновата в том, что все мысли были только о том, чтобы согреться. При следующем перемещении мы оказались... Честно, я случайно. Ну, просто организм, после вида шумящих волн, захотел в туалет. Так самое смешное, что оказались мы в уборной ″П.Е.К.Л.О″, хорошо, что Настя об этом не знала. Дальше мы побывали в каком-то музее, в кафе (я есть захотела), и апофеозом нашего путешествия стало купание в реке (подозреваю, что это была Волга, так как в голове назойливо крутился мотивчик ″Течет река Волга...″). Думаю, говорить, что было холодно не стоит, потому что было ОЧЕНЬ холодно! Наконец-то мы оказались в нужном городе и в нужной его части. Прохожие удивленно оглядывались на меня (хорошо, что пальцем у виска не крутили), одетую не по погоде, и на Настю - на ней была ее одежда (Люциан не додумался дать девчонке новую): мешковатые штаны, старые солдатские ботинки, три грубых, в заплатках, свитера, и вязаная шапочка на голове. Шли мы долго и быстро.
  Это было похоже на старый склад, заброшенный и грязный. Но, самое главное, здесь было тепло. Я настолько устала от этих перемещений, что засыпала на ходу. Не сразу заметила группу из шести парней. И зря. Нужно было уматывать оттуда. Была б я котенком - шерсть на загривке дыбом встала бы, от ощущения опасности.
  − Шельма, − ласково пропел старший из парней, но взгляд у него был отнюдь не доброжелательным. - Какая встреча.
  − Шрам? - удивилась Настя, в ее голосе так и сочилась ненависть. − Ты что делаешь на моей территории?
  − Милая, это уже не твоя территория, − парень перевел взгляд на меня. - Красотка, а ты чья?
  − Шрам, ее не трогай, − Настя бросила на меня обеспокоенный взгляд. - Она здесь не причем. Это наше дело. Отпусти ее.
  − Шельма, Шельма куда же я отпущу девушку в такую погоду. Взять их! - отдал приказ главарь. - Красотку приведете ко мне утром.
  Нас схватили, отвели в какую-то темную комнату. Настю приковали цепью к стене, а меня заперли в клетке. Когда мы остались одни, от Насти я услышала вздох полный отчаяния.
  − Ангелина, ты это... - тихо произнесла девушка. − ...ну... пойми. Я не хотела тебя впутывать... а теперь еще и Шрам... прости меня... вот...
  − Я...
  − Подожди, дай мне сказать. Я поступила с тобой не по закону, нашему закону. Ты мне помогла, а я... Мне стыдно, пожалуйста, прости меня...
  В течение следующих часов Настя рассказывала мне историю своей жизни. А я слушала и не могла поверить, что такое возможно. Жизнь девушки так сильно отличалась от моей. И я простила. Не могла не простить. Всю ночь мы тихо переговаривались. Так было легче - мысли о еде и холоде отступали на второй план. Не заметила, как уснула.
  Меня разбудил звон цепей. По серому свету, что пробивался из небольшого окна, было понятно, что сейчас уже утро. ″Утро?! Самаэль... Ну, миленький, не подведи″.
  − Ангелин, − к моей клетке подбежала Настя, она как-то смогла освободиться от цепей. - Я сейчас... я открою замок.
  Девушка уже полчаса ковырялась в замке клетки, но безуспешно. За дверью послышались голоса и шаги. Настя удвоила свои попытки.
  − Настя, уходи. Со мной все будет хорошо, − ″я надеюсь″. − Беги, пока можешь.
  − Ты не понимаешь, что он с тобой сделает. Это Шрам тогда меня... в четырнадцать лет...
  − Уходи, я сказала!
  − Ты сможешь переместиться? - с надеждой спросила девушка, отходя к окну.
  − Нет, сил не хватает. Я слишком устала, но надеюсь, что кое-кто исполнит свою угрозу. Уходи.
  Настя хотела еще что-то сказать, но в двери послышался скрежет ключа, и она стрелой метнулась к окну, открыла его и выпрыгнула. Поднялся шум из-за исчезновения Шельмы, но меня все же повели к Шраму. Затолкнули в комнату. Красивая такая комната, с мебелью, коврами на полу и широченной кроватью.
  − Раздевайся, Красотка, − услышала я голос Шрама, а потом и увидела его самого. Теперь понятно почему у него такая кличка. Все тело парня (а он был обнажен, полностью) было покрыто тонкими шрамами, только симпатичное лицо осталось ничем не испорчено.
  − Ага, − кивнула. - А сколько сейчас времени?
  − Тебя интересует время? - удивился Шрам.
  − Да. Скажи, пожалуйста, − и улыбнулась, надеюсь, вышел не оскал.
  − Сейчас ..., − начал говорить парень, посмотрев на часы.
  В следующий миг все вокруг закружилось, и я оказалась в своем кабинетике. Самаэль удивленным взглядом осмотрел меня. ″Господи! Как же хочется его сейчас расцеловать!″ Снаружи бабахнуло, но мне было все равно. Я с удовольствием воплотила свое желание, и набросилась на ничего не подозревающего Падшего.
  Самаэль не ожидал от меня подобного, потому что с его стороны не было никаких действий. Ну, каждый, наверное, удивился бы тому, что девушка, с безумной улыбкой на лице, бросится, ухватившись руками за шею, и как пиявка присосется к губам. Но потом Падший обнял меня, прижимая к себе сильнее, ответил на поцелуй. И все. Мир со своими проблемами и заботами исчез. Как в рекламе йогурта, что часто показывают по телевизору: ″И пусть весь мир подождет...″ Целовались мы долго, очень долго и отлипли друг от друга, когда уже стало не хватать воздуха. Самаэль отстранился, но не выпустил из объятий, заглянул в глаза так, что меня от этого взгляда в жар бросило. ″Поцелуев мало. Хочу большего″. И как только осознала то, что подумала - испугалась. Испугалась собственных желаний. Падший начал наклоняться еще за одним поцелуем и все мысли вылетели из головы. Когда его губы были совсем близко, я чихнула. А потом еще раз. И еще. И еще...
  Я заболела. Невыносимо болело горло, словно я наелась песку, глаза слезились, а платочков не хватало, из-за насморка голос был такой, что хоть сейчас можно идти озвучивать американские блокбастеры. Мало того, к ночи поднялась температура - мне было то жарко, то холодно. ″Эх, сейчас бы маминого малинового варенья и горячего чайку...″ Но чай закончился, а варенье... Самаэль уже доел. Кстати, он не бросил меня в таком беспомощном состоянии, и сейчас сидел возле кровати.
  − Что это? - Падший удивленно посмотрел на меня.
  − Это бумажки с цветными картинками - деньги называются.
  − Я знаю, что такое деньги.
  − Вот и будь умницей, сходи в аптеку, купи вот это, − написала на бумажке название лекарства и подала Самаэлю. - Здесь не далеко, за углом. Круглосуточная.
  Я ожидала возмущения, ″мол, как это, Дьявол и пойдет в аптеку″ или чего-то подобного, ждала гневных взглядов, рыка, скрипа зубами. Не дождалась. Падший поцеловал меня в лоб, взял деньги, записку и ушел (не переместился, а своим ходом отправился). Уже было подумала, что из-за температуры у меня галлюцинации начались, но через пятнадцать минут Самаэль вернулся с лекарством. А дальше нужно было сделать самое сложное, невыполнимую миссию. Как мне уколоть саму себя? Нет, я могу так извернуться, но... боюсь.
  − Сделай мне укол, − жалостно попросила Падшего.
  − Зачем?
  − Температуру нужно сбить, а таблетки уже не помогают. Вот, держи, − дала в руки Самаэлю шприц с лекарством.
  - Но я не умею, − он посмотрел на шприц так, словно это какая-то гадость.
  - Просто воткни иголку и введи лекарство, − и приспустила пижамные брюки. - Постарайся попасть вот сюда.
  − Симпатично, − хмыкнул Падший.
  − Самаэль, коли! Ай!!! Больно!!! - соседей точно разбудила.
  − Сама сказала, коли, − невинным голосочком ответил Дьявол. Угу, и, наверное, улыбается ехидно.
  − Но не так же. У-у-у...
  Через несколько минут лекарство начало действовать и мне захотелось спать. Свернувшись под одеялом клубочком, закрыла глаза. Услышала как Самаэль прошелся по комнате. Щелкнул выключатель. Рядом прогнулась кровать, и меня аккуратно прижали к теплому телу. Я не хотела ни о чем думать, поэтому не стала возмущаться и просто уснула в уютных объятиях.
 
 
 
  11. ″Сюрпризы ко Дню Святого Валентина″
  
   ″Четырнадцатое февраля... День всех Влюбленных... День Святого Валентина... Интересно, как Самаэль отреагирует, если подарю ему валентинку? У-у-у, ну почему все так сложно... Почему я не могла влюбиться в кого-то попроще, а не в Дьявола, а? Кто-нибудь, скажите мне, пожалуйста, почему именно в него? За что? За красоту? Да, Самаэль очень привлекателен. Эти правильные черты лица, линия губ, идеальное тело и завораживающие серые глаза. Вообще, как может ангел быть не красивым? За доброту? Как говорит Иринка: ″Не смешите мои тапки″. Нет, я не говорю, что Падший не знает, что такое добро. Просто он так долго играл роль плохого, что забыл это понятие. Хотя, иногда он показывает свое истинное лицо. Ведь как еще объяснить его хорошее отношение ко мне (он две недели пока я болела, был рядом), его поведение во время новогодних и рождественских праздников, его игры с Ильей... Тогда, за что я его люблю? А может здесь как раз и действует правило: ″Любят не за что-то, а вопреки″. Люблю его вопреки тому, что Зло нельзя любить, вопреки здравому рассудку, ведь по всем законам я должна ненавидеть Дьявола, вопреки его поступкам - оправдывая тем, что это всего лишь работа, вопреки всем - ведь вижу в Самаэле что-то особенное, дорогое для меня... Не важно за что или вопреки, главное, что я его люблю. А вот, что ко мне чувствует Падший? Помнит ли он что такое Любовь? Может ли он любить, или спрятал эти чувства очень глубоко в себе?..″
   Вот такими мыслями была занята моя голова, пока я бродила по улицам Москвы в поисках Насти. Уже целую неделю ищу девушку, но пока безрезультатно. Ведь тогда даже денег ей не дала. Где теперь ее искать? Что с ней? Падший рассказывал, что Люциан убежал из Ада, несмотря на запрет и угрозу строжайшего наказания. Уверена, что он отправился искать Настю. Два раза за эту неделю, я едва не столкнулась со Шрамом и его ″бандой″. Вид у главаря был устрашающий. В том смысле, что лицо Шрама было в синяках и ранах, да и шел он странно, словно ему это трудно делать.
   У меня еще оставалось сорок минут до начала рабочего дня. Поэтому я переместилась в свой город, в уютное и теплое кафе. Во-первых: замерзла - в России было намного холоднее, а во-вторых: Оля просила о встречи, как раз до начала занятий в университете. Я позвонила подруге и договорилась, что через десять минут встретимся - Оля жила в общежитии, как раз недалеко от нужного кафе. Это заведение нам приглянулось еще в первые месяцы учебы. Здесь не дорогие и очень вкусные сладости. Особенно, ванильное пирожное с тертым грецким орехом. М-м-м...
   Оля пришла на пять минут раньше договоренного времени, я как раз заказала наши любимые сладости и кофе. Подруга сняла свою курточку, повесила на спинку стула и села.
   − Привет, − поприветствовала меня девушка и улыбнулась. Было заметно, что подруга нервничает - она теребила в руках свой шарфик и постоянно кусала нижнюю губу.
   − Привет, − улыбнулась я, присматриваясь к Оле повнимательней.
   Мы помолчали, пока официантка расставляла заказ.
   − Лин, а ты, случайно, не знаешь, − подруга отпила кофе, − как можно связаться с... ну, помнишь, парня на хэллоуинской вечеринке... того, что был в костюме Смерти...
   − Помню, − я внутренне напряглась, предчувствуя что-то нехорошее. - Оля, а зачем он тебе?
   − Лин, тут такое дело... - девушка говорила тихим голосом, - понимаешь мы тогда... с ним... я беременна... вот... три с половиной месяца...
   − ??? - У меня все слова застряли в горле, вместе с кусочком пирожного - такого я точно не ожидала услышать.
   − Я просто хочу встретиться с ним, − продолжала подруга, почти шепотом.
   - Хочу, чтобы он знал, что станет отцом. Я хочу просто поговорить...
   − Хорошо, − выдавила из себя, гневно втыкая вилку в пирожное. - Я его найду. Из-под земли достану.
   ″Да я его... я... Сначала придушу, потом кастрирую, потом снова придушу и снова кастрирую... Нет, я его сама в ЗАГС за ухо приволоку, он у меня ответит! А если отказываться будет то я... я... Самаэля на него натравлю!″
   − Спасибо, − Оля улыбнулась и ушла, даже не притронувшись к своей порции пирожного, только кофе выпила.
   Я дрожащими руками (от злости) достала телефон и набрала номер Иры. Насчитала десять гудков, пока не услышала характерный щелчок.
   − Алло, − произнесла сонным голосом подруга.
   − Привет, Ириш! - выкрикнула я, испугав проходившую мимо официантку.
   − Лина, ты? Ты что звонишь в такую рань? - возмутилась девушка.
   − Прости, − ″вдох-выдох″. − Ир, с тобой все хорошо?
   − Да, а что? - удивилась подруга. - Почему ты спрашиваешь?
   − Ты Олю давно видела? Она тебе ничего не рассказывала?
   − Олю? Вчера на парах видела. Лин, что случилось?! Что с Олей?! - обеспокоенно зачастила Ира.
   − Да все с ней нормально. Если Оля захочет - сама тебе расскажет. Ириш, ты извини, что я тебя побеспокоила, просто волновалась, − попросила прощения, жалостным голосом. - Простишь меня?
   − Прощу, − вздохнула подруга. - Точно все с Олей хорошо?
   − Точно. Все нормально, − ″если беременность от Всадника Апокалипсиса можно назвать нормой.″
   − Вот и хорошо, − Ира громко зевнула. - Все, Лин. Пока. Я спать, − и отключилась.
   Я улыбнулась. Ира всегда была ″совой″. Всю ночь может не спать. У нее заряд бодрости в это время суток просто неиссякаем, а вот утром − не разбудить, может целый день проспать. И как только ее до сих пор не отчислили из университета за такое количество прогулов.
   Я доела свое пирожное, расплатилась и отправилась на работу.
   Нет, наверное, день у меня сегодня невезучий... Во-первых: Морт упорно не желал находиться. Не знаю, может он почувствовал, что я ″жажду″ с ним поговорить, или он знает о беременности Оли, поэтому специально избегает встреч со мной. Во-вторых: как только я пришла на работу, Самаэль ″обрадовал″ известием. Целый день я проведу вместе с ним. У них в Аду сегодня какой-то особенный день под названием... ну, мне такого не выговорить. Если объяснять коротко, то я должна сидеть у ног Падшего, во время каких-то церемоний. Сначала, попробовала возмущаться. Главное слово ″попробовала″. Под угрозой того, что меня превратят в котенка, и все равно заставят присутствовать, только уже сидя на подушечке и с розовым бантом на шее, пришлось согласиться. Ох, если бы я знала на что дала свое согласие. Лучше бы котенком была. Начнем с одежды. Представьте себе наряд восточной танцовщицы, самый откровенный. Представили? Так вот, та одежда в сто раз скромнее того, во что меня одел Самаэль. Какие-то шнурочки с маленькими клочками ткани.
   Ну, ладно, с одеждой я еще хоть как-то могла смириться, ведь летом на пляже в бикини хожу свободно и ничего страшного. Но зачем надевать на меня столько украшений?! На ноги тонкие, звенящие браслеты, на запястья - широкие, со странными знаками, на шее - удивительное колье, состоящее из разного размера камней. Украшения были красивыми, и, думаю, неимоверно дорогими, но весили они тоже много. На этом мое одевание, к счастью (моему и огромному), наконец-то закончилось. Пока Самаэль куда-то уходил, я сидела в его кабинете и недовольным взглядом сверлила ноутбук Падшего. Он на него пароль поставил. Обидно. Прошло около часа, когда Дьявол вернулся. О, таким я Самаэля еще не видела. Величественный, гордый, жестокий - настоящий повелитель Ада. Черные брюки, такая же рубашка - просто и строго в то же время, плащ, тоже черный, но с вышитыми золотыми знаками, как на моих браслетах. Падший подал мне руку, но как только я коснулась его кожи, резко отдернул ее. Удивленно подняла брови на такую реакцию, но едва сдержала вскрик, увидев, как на руке Самаэля проступили красные следы моих пальцев. Изумленно поднесла свою конечность к глазам и осмотрела ее. Ничего, обычная рука, на которой в ту же секунду появилась черная перчатка. Улыбнувшись, словно ничего не произошло, Дьявол вновь протянул мне руку. Я несмело за нее взялась.
   Мы переместились в огромный зал. Внимание присутствующих, а здесь были практически все ″сливки общества″ Ада, сразу же сосредоточились на нас. Мне стало очень неуютно под сотнями пристальных взглядов.
   ″Самаэль, мне обязательно здесь быть?″ − мысленно спросила, пока Падший вел меня куда-то.
   Присутствующие расступались, кланяясь Повелителю. А я себя чувствовала словно Маргарита на балу у Воланда. Только ей повезло меньше - она была полностью обнаженной, а у меня хоть что-то прикрыто. На мой вопрос Дьявол не ответил. Он подвел меня к креслу на возвышении. ″Хм, это и есть трон Сатаны?″ Изящное деревянное кресло с изогнутыми ножками, красной обивкой и украшенное диковинной резьбой.
   ″Самаэль, зачем я здесь?″ − вновь спросила, когда Падший усадил меня на бархатистую подушечку возле кресла и сел сам. Причем усадил он меня так, чтобы я опиралась на одну его ногу.
   ″Тебе по статусу положено присутствовать″, − ответил Дьявол, я затылком почувствовала его взгляд. Он точно что-то недоговаривает.
   ″По какому это статусу?″
   ″В свое время узнаешь″.
   ″И когда это время настанет?″
   ″Это зависит от тебя″.
   ″Ты никогда ничего не объясняешь″, − обиделась я.
   ″А я должен?″ − в голосе Падшего слышались нотки смеха.
   ″Нет. Но это нечестно. Я ведь хочу знать″.
   ″Узнаешь″, − коротко ответил Самаэль и на этом наш разговор был окончен.
   И начался бал. Настоящий бал! Сначала к Дьяволу подходили ″гости″, представлялись (у некоторых были длинные титулы), выказывали свое почтение и просто льстили. После десятого имени, я перестала запоминать их обладателей. Больше всего было демонов. Они подходили сами, иногда со своими спутницами, женами, даже детьми. Словно на приеме в королевском дворце.
   Наибольше раздражали взгляды особей женского пола на моего Самаэля. ″Я только что сказала ″моего″?! Дожилась! Неужели ревную? Да быть такого не может! И совсем я не ревную... Просто хочется вон той рыжей демонице вырвать ее волосы. А вон той, в лиловом платье, оторвать хвост. А русалке, что сейчас улыбается и подмигивает Падшему, выцарапать глазки... Я. Ревную″. Чтобы как-то успокоиться, обняла ногу Дьявола. В груди разлилось тепло, стало так хорошо, а внутренний голос заорал: ″МОЕ!″
   Последними к Самаэлю подошли Люциан и пожилой демон (на вид как семидесятилетний мужчина). Люциан был хмурым и злым, даже на меня не посмотрел. Наверное, его поймали и силой вернули в Ад. Обменявшись короткими приветствиями, демоны ушли.
   ″Это был твой сын? Люциус?″ − спросила я, просверлив взглядом очередную улыбающуюся демоницу.
   ″Да″, − коротко ответил Падший.
   ″А где его жена, мать Люциана?″
   ″Ангел, не задавай вопросы, ответы на которые тебе будут неприятны″.
   ″И все же?″
   ″Люциус ее убил″.
   ″Убил?! Но за что? Он ее не любил?″
   ″Ангелочек, понятие ″любовь″ к демонам не применимо. Страсть, похоть, желание иметь наследника, но никак не любовь. А убил Люциус свое жену за измену. У нас верность жены ценится больше других чувств″.
   ″Верность жены?″ − удивилась я. − ″А верность мужа? За измену женщина может убить своего мужа?″
   ″Нет″, − коротко сказал Падший, вызвав во мне волну негодования.
   ″Но...″ − договорить я не успела. Заиграла музыка.
   Это было завораживающе. Пары кружились в танце. Точные одинаковые движения... Они словно парили в воздухе. Но все закончилось, оставив в душе горький осадок разочарования. В центр зала вышли фигуры в черных балахонах с капюшонами. Тринадцать. Они стали в круг, в центр которого вошли демон и человеческая девушка.
   ″Это душа или живой человек,″ − спросила я, пытаясь рассмотреть происходящее получше.
   ″Человек″, − ответил Падший, как-то напряженно. Или мне это показалось?
   Тем временем фигуры в балахонах начали что-то бубнить на неизвестном мне языке. Девушку раздели. Демон стал сзади нее. Потом последовал какой-то вопрос, демон и девушка ответили. Еще пару минут непонятного бормотания. А потом в руке демона блеснул изогнутый нож, и он ударил им прямо в сердце девушки.
   Я вскочила с места, но меня удержал Самаэль.
   ″Успокойся″, − приказал он.
   ″Но...″
   ″С ней все будет хорошо″.
   ″Он ее убил!!! Ты привел меня сюда, чтобы показать жертвоприношение?!″
   ″Ангел!!!″ − от такого мысленного крика я растерялась и замолчала. − ″Смотри!″
   Перевела взгляд на центр зала. Не знаю, как и что, но девушка стояла там живая, раны на груди не было, ни малейшего следа крови. На ней была одежда, похожая на мою и девушка, счастливо улыбаясь, рассматривала браслеты на руках и татуировку на животе. Раньше тату не было. Фигуры в балахонах ушли, и бал продолжился дальше.
   ″Что это было?″ - спросила я, ошеломленно.
   ″Обряд ″Объединения″. Земная девушка добровольно отдала себя во власть демона″.
   ″Добровольно?! Но как? Зачем?″
   ″Она его полюбила и сама согласилась. Ей все равно кем быть, только вместе с ним″.
   ″А демон ее любит?″
   ″Нет. Может и есть какое-то чувство, но не сильное. Скорее это желание обладать″.
   ″Ты сказал ″объединение″? Это тот же обряд, который Люциан провел над Настей? Он тоже ее вот так? Ножом?″
   ″Обряд тот же, но Люциан тогда провел его неправильно и он не использовал атаме - ритуальный нож. Настя согласия не давала, поэтому связь у них получилась своеобразная. При правильном проведении связь односторонняя и демон полностью контролирует девушку. А Люциан и Настя? Еще неизвестно, что получится из их пары″.
   ″Пары?″
   ″Этот обряд по-другому можно было бы назвать браком″.
   ″То есть, эта девушка теперь ″жена″ демона?″
   ″Нет. Скорее, раба или наложница. Жена - это половинка сущности мужа, равная ему″, - последнее Самаэль сказал с какой-то особенной интонацией.
   ″А ты был женат?″ − спросила и затаила дыхание.
   ″Был. Но никогда на равных условиях″.
   ″Ты любил?″ − Я сейчас, вообще, забуду, как дышать.
   ″Нет″, − коротко ответил Падший. Сердце больно сжалось. Значит, буду, как эта девушка. Всегда рядом, пока не надоем, но нелюбимая.
   ″А ее одежда? Такая же, как у меня. Значит, я твоя рабыня?″
   ″Нет″.
   ″Значит... наложница?″ − я сглотнула.
   ″Нет. Ты просто принадлежишь мне. Это должны были видеть все″.
   ″Браслеты тоже знак ее... рабства?″
   ″Да″.
   ″А татуировка?″
   ″Это печать. Символ, характерный только для этого демона. Именно через печать осуществляется связь″.
   ″А зачем ей сердце ножом... пронзали?″
   ″Это часть ритуала. Если девушка доверяет демону, то бесстрашно отдаст свою жизнь.″
   ″А если она бы испугалась?″
   ″Умерла бы″.
   ″А со мной ты сделаешь так?″ − Ох. Все. Я спросила. Дышим. Дышим. Не забываем дышать. Вдох-выдох.
   ″Нет″.
   ″Почему?″ − возмутилась я. Как это не сделает? А если я хочу этого? А я хочу этого?.. Да...
   − Пойдем, − вслух произнес Самаэль, встал с кресла и протянул мне руки. Мой вопрос он просто проигнорировал.
   Я встала, немного запутавшись в юбке платья... Юбке?!! Какая юбка? Склонила голову и осмотрела себя. ″Ух ты!!!″ Костюм ″мини-бикини″ исчез, и теперь на мне было длинное, прямое платье черного цвета, на тоненьких бретельках. Украшения остались те же, как и перчатки. Падший вывел меня в центр зала. Я хотела сказать, что совсем не умею танцевать, но как только зазвучали первые аккорды мелодии, тело само начало двигаться в ритм. И мы кружились, парили...
   Я не сразу заметила, что музыка стихла. Мы остановились как раз в центре. Все остальные танцевавшие пары разошлись, освобождая место фигурам в балахонах. Я испугано вцепилась в руку Самаэля. Он ведь говорил, что ничего не сделает.
   ″Ангел, не бойся″, − тихо, словно шепот, донесся голос Падшего.
   ″Что происходит?″ − я боролась с возрастающей паникой.
   ″Обряд″.
   ″Какой?″ − если бы говорила вслух, то получился бы жалостный писк.
   ″Ангел, просто делай то, что скажу. За это я исполню любое твое желание″.
   ″А ты меня не...″ − в голове сразу же нарисовалась картинка - Падший с ножом в руке.
   ″Нет. Твое сердечко протыкать не буду″, - и почему-то я поверила, всем сердцем, каждому слову и успокоилась. Вот так, сразу.
   ″А что будешь?″
   ″Ангел″.
   ″Говоришь, любое желание?″
   ″Да″.
   ″Отпусти меня домой″.
   ″Ангел!″
   ″Ладно-ладно. Я хочу найти Морта″, − с этим непонятным балом все же не стоит забывать про Олю и ее ″проблему″.
   ″Странное желание", − Самаэль стал за моей спиной. - "Хорошо. Я его исполню. Позже″.
   Фигуры в балахонах начали свое непонятное бормотание. Прислушавшись, я поняла, что это похоже на пение. Наверное, это жрецы. Ведь так называют тех, кто проводит разные обряды, ритуалы и подобное. Один из жрецов приблизился к нам.
   − Certus es?* − спросил он, обращаясь к Падшему. (*лат. Вы уверены в этом?)
   − Absque dubio, - произнес Самаэль. − Ad aeternum!* (*лат. Без сомнения. Навечно!)
   ″Повтори″.
   ″Что? Я ничего не понимаю″.
   ″Ангелочек, просто повтори. Ad aeternum″.
   Я послушно повторила. Жрецы продолжили петь, а тот, что стоял перед нами, достал откуда-то нож. Я дернулась, но Дьявол удержал на месте, вытянул мою руку вперед и снял перчатку. От прикосновения кожа на его руке покраснела, словно при ожоге. Жрец полоснул лезвием ножа по моей ладони. Боли я не ощутила, только с ужасом смотрела, как из пореза начинает сочиться кровь. Перевернув мою ладонь, жрец подставил под нее чашу. ″А она откуда взялась?″ Потом он прошептал что-то и порез на моей руке исчез бесследно. То же самое жрец проделал с Падшим.
   − Ajo!* - прокричали в один голос все жрецы. Чаша вспыхнула столбом огня. (*лат. Подтверждаю!)
   Самаэль повернул меня лицом к себе, взял за руки, поцеловал их. А мне было так хорошо и радостно. Хотелось прыгать, кричать во весь голос. Я счастлива!
   − Animae dimidium meae*, - произнес Дьявол, посмотрев прямо в глаза. Не отпуская моих рук, провел по залу и усадил в кресло рядом со своим. (*лат. Половина души моей)
   ″Кто-то что-то понял? Лично я - нет. Но мне так хорошо!″
   А потом были танцы... И мы снова кружили... Самаэль танцевал только со мной, не обращая внимания на заигрывания демониц и отвергая каждую просьбу демонов пригласить меня. Только один раз он отпустил меня потанцевать, с Люцианом. Демон попытался расспросить о Насте. Я рассказала все, о своих безрезультатных поисках и о том, что видела Шрама. Демон кривовато улыбнулся и объяснил, что у человека состоялась небольшая встреча с их семейством, и они просто мило побеседовали. Я представила себе это ″мило″, после которого Шрам едва ноги переставляет. По окончанию танца Люциан поклонился мне, поцеловал руку и прошептал одно единственное слово: ″Поздравляю″. И почему у меня такое впечатление, что окружающие знают больше чем я? Намного больше. Как говорила всем небезызвестная Алиса: ″Все страньше и страньше″.
   Бал закончился, все начали расходиться, перед этим вновь оказав почтение Повелителю. Когда последний демон ушел из зала, Падший перенес нас в свой кабинет. Усадил меня на диван, а сам исчез. Через десять минут Самаэль вернулся вместе с Мортом.
   − Вот, я исполнил твое желание, − Дьявол подтолкнул Смерть к дивану, а сам сел за свой стол и внимательно просверлил нас взглядом.
   − Поговорим у меня, − спокойным голосом сказала Морту и направилась к выходу, спиной ощущая взгляд Падшего.
   − Ну, и зачем я тебе так срочно понадобился? − Морт сел на диван, посмотрел на меня и улыбнулся. - Ты хоть представляешь, как я перепугался. Сижу себе дома, спокойно попиваю вино, расслабляюсь, а тут во всей своей красе появляется Люцифер. С грозным рыком: ″Ты нужен Ангелочку!″, и еще несколькими не вполне приличными фразами, он тащит меня сюда. Так что, я жду объяснений.
   − У Оли будет ребенок. Твой ребенок, − Смерть сразу же посерьезнел, улыбка исчезла с его лица. - Надеюсь, тебе не нужно напоминать кто такая Оля?
   − Не нужно, − нахмурившись, Морт о чем-то задумался.
   − Я не знаю как, но ты должен на ней жениться. Мне все равно, но у ребенка должна быть семья, и ты должен сделать все возможное, чтобы эта семья была счастливой...
   − Я понял, - лицо Смерти не выражало никаких эмоций. Ни растерянности, ни безразличия, ничего...
   − ... Завтра вы встретитесь в кафе. Я это устрою. Ты должен изобразить вселенскую любовь и обожание...
   − Хорошо.
   − ... И изображать нужно так, чтобы даже я поверила. И через месяц должна появиться новая счастливая ячейка общества.
   − Хорошо! - уверенно и смотря мне в глаза, сказал Морт.
   − Что? - удивилась, и непонимающе посмотрела на парня, ошеломленно хлопая глазами. ″Я здесь такую речь подготовила. Даже решилась на крайние меры идти, а он вот так... ″
   − Я согласен на все, что ты сказала.
   − И встретиться с Олей, завтра?
   − Да,- и только лед в голосе.
   − И жениться на ней?
   − Да. Я согласен на все, − кивнув, Морт растворился в воздухе.
   На меня сразу навалилась такая страшная усталость. Получив от Падшего разрешение, я переместилась к себе в квартиру. Приняла душ, переоделась, сделала пару бутербродов и уселась перед телевизором. Ничего не хотелось.
   Кажется, я смотрела уже пятую слезливую мелодраму, когда появился Самаэль. В растрепанной одежде, и с бутылкой водки в руке.
   − Будешь? - спросил он, протягивая бутылку мне.
   − Нет, − для убедительности покачала головой. - Я не пью.
   − И в этом ты правильная, − огорченно вздохнул Падший.
   − Самаэль, ты пьян?! − ″Странный сегодня день. Очень странный″.
   − А что не видно? - Дьявол сделал очередной глоток. - Хотя, жаль, что через полчаса действие алкоголя пройдет бесследно.
   − Тогда зачем ты пьешь?
   − Я имею право. Такой день. Я праздную.
   − Что празднуешь?
   − А я тебе не скажу, − и Самаэль показал мне язык. ″Он мне язык показал!!!″ − Ангелочек, выпей со мной.
   − Нет. И тебе уже хватит, − я попыталась забрать бутылку, но сама оказалась в плену рук Падшего. - Самаэль!
   − Ты просто не умеешь пить.
   − Умею, но не хочу.
   − Не умеешь.
   − Умею! - я попыталась освободиться. Безрезультатно.
   − Нет.
   − Да.
   − Нет.
   − Дай сюда бутылку.
   − Держи.
   Я сделала осторожный глоток. Горло обожгло, а язык вовсе перестал ощущаться. ″Не умею я пить″. Усталость ушла, а все сегодняшние тайны стали безразличны. И все это потому, что Самаэль рядом. Я выронила бутылку на пол и повернулась в руках Дьявола. Посмотрела ему в глаза, обхватила ладонями лицо, потянулась и поцеловала.
  
  
   12. ″Никогда, никогда не ходите ночью в лес... в компании Дьявола...″
  
   ″Говорят, утро добрым не бывает. Неправда. Утро у меня просто замечательное! Хотя вчера был очень странный и загадочный день, да и вечер тоже, зато сегодня настроение просто отличное. Такой заряд бодрости, вот только пить хочется. Зря я храбрость показывала и глотнула водки. Гадость! Зато поцелуй какой был. М-м-м... Одного только не пойму, почему Самаэль вдруг отстранил меня и исчез. Надеюсь, сегодня странностей не будет. Мне их вчера хватило на год вперед″.
   Я потянулась, и откинула в сторону одеяло. Пора собираться на работу. Вздохнув, рывком встала с кровати. Голова немного закружилась, а тело стрельнуло болью. ″Хм, наверное, нужно заняться спортом, а то после вчерашних танцев разваливаюсь″. Потянулась еще разок и пошла в ванную, тихо напевая песню, под которую обычно просыпаюсь.
   − Разбуди дыханием среди ночи,
   Разбуди дождями нежных строчек,
   Разрывая холод тёплым ветром,
   Обжигая сумерки рассветом.
   Разбуди по крыше звездопадом,
   Разбуди, стучи по стёклам градом,
   Разрывая холод тёплым ветром,
   Обжигая сумерки рассветом. (Анастезия ″Разбуди″)
   Посмотрела на себя в зеркало. ″М-да, ну и видок!″ Лицо бледное, щеки неестественно румяные, глаза блестят, а под ними темные круги, волосы взлохмачены. При дальнейшем осмотре тела, печатей или еще каких-то татуировок не обнаружила. Значит, обряд на мне не оставил никаких следов. ″Вот и хорошо!″ Приняла душ, отчего настроение еще больше улучшилось. Отражение в зеркале уже не пугало и было похоже на человека. Улыбнулась себе и уже обернулась, чтобы идти, как увидела, что на спине что-то мелькнуло. Как я не крутилась, но увидеть ничего не получалось. Сбегала в комнату за еще одним зеркалом. И едва не упала там, где стояла. Слева, под лопаткой, аккурат напротив сердца была татуировка, изображающая силуэт ангела, а на пояснице - цепочка каких-то символов. "М-да, а уже обрадовалась..." Посмотрев еще пару минут на это искусство, я ушла готовить завтрак.
   На работу я пришла раньше Самаэля. И пока его не было успела положить валентинку ему на стол. Вчера с этим балом и обрядом совсем забыла. И едва я успела закрыть дверь кабинета Падшего, как она тут же распахнулась.
   − Ангел, что это такое? - Дьявол показал мне картонное сердечко.
   − Это, как я знаю, валентинка, − честно сказала, сев в свое кресло, − маленькая открытка, обычно в форме сердца, которую принято дарить любимым в День святого Валентина.
   − Ангел, не умничай. Откуда это появилось на моем столе?
   − А я откуда знаю? Может одна из твоих воздыхательниц принесла? Посмотри, там подпись есть?
   − Не подписано.
   − Ну, тогда, наверное, одна из любовниц.
   − У меня нет любовниц.
   − И давно? - иронично изогнула бровь, старательно делая вид, что занята чтением заявки.
   − С вчерашнего дня, − ответ прозвучал как-то недовольно.
   − А что так? Расхотелось? - ″м-да, ревную″.
   − Понимаешь, Ангелок, вся загадка состоит в том, что в Аду нет подобных традиций подбрасывания валентинок, - мой вопрос был попросту проигнорирован. - Только человек мог до такого додуматься.
   − Ты на что это намекаешь?! - правдоподобно возмутилась я.
   − Ангел, кроме тебя этого больше никто не мог сделать, − хмыкнул Падший, опираясь руками на мой стол. - Только ты здесь единственный живой человек.
   − Думай, что хочешь, это не я, − ″Не признаюсь, даже под пытками. Он мне вчера на балу ничего не объяснил, и я не стану″.
   − Тогда, кто? - Дьявол, прищурившись, посмотрел в мои глаза.
   − Не знаю, − ″Хм, поверил?″ - Самаэль, мне нужно уйти на пару часов. Отпустишь? Очень-очень нужно.
   − Куда? - еще один подозрительный взгляд на меня.
   − Я... Там такая ситуация... Это не моя тайна.
   − Не скажешь - не отпущу.
   − Ну, Самаэль, пожалуйста, − и посмотрела таким жалостным взглядом, а он как каменная стена - непробиваемый. - Хорошо. Сдаюсь. Моя подруга Оля... ну, помнишь, на Хэллоуин в костюме феи была? Она беременная, − Падший иронично хмыкнул. - От Морта, − теперь Дьявол изумленно поднял бровь.
   − Я пойду с тобой.
   − Зачем?
   − Неужели я могу такое пропустить. Не каждый день узнаешь, что у Всадника Апокалипсиса будет ребенок, да еще от смертной женщины. Без меня ты не пойдешь никуда.
   − Это шантаж и нечестно.
   − Я знаю, − довольно улыбнулся Падший и протянул мне руку.
   Мы переместились в парк недалеко от университета. Я с удивлением обнаружила на себе длинное пальто и шарф. На Самаэле тоже была теплая одежда.
   − Смерть придет через полчаса, как и твоя подруга. Прогуляемся немного, − Падший легонько потянул меня в сторону расчищенной от снега аллеи.
   − Хорошо, − улыбнулась, подавив в себе желание немедленно расспросить Самаэля о его вчерашнем поведении. Было очень любопытно. ″Зачем он пил? Тем более что алкоголь действует на него не долго. Вообще, зачем пьют? Чтобы снять стресс. Но, кажется, никакого стресса у Падшего не было. Чтобы расслабиться. Вот это возможно как вариант, но Самаэль не из тех, кто будет написаться для того чтобы расслабиться. Хотя, может, я плохо его знаю. Еще один вариант, как сказал он сам - праздновал. Но что он праздновал? Столько вопросов. Где найти ответы? А еще, очень хотелось расспросить про обряд. Что он означал? И что означают символы на моей спине?″
   − Ангелочек, ты сегодня неестественно молчалива, − вывел меня из раздумий голос Дьявола.
   − Я думаю, − безразлично ответила, удерживая рукой шарф, защищаясь от холодного ветра.
   − О чем? - Падший развернул меня к себе и поправил воротник пальто, на несколько долгих секунд застыл, смотря в мои глаза.
   − О вопросах и ответах.
   Дальше мы шли молча. Думаю каждый о своем. А у меня прибавилось еще вопросов без ответов.
   − Самаэль, − в этот раз молчание нарушила я.
   − Что? - сразу же отозвался Падший, словно ожидал.
   − Ты ведь расскажешь мне все? О том, что произошло вчера?
   − Да.
   − А сейчас? Расскажи мне хоть чуть-чуть. Самую малость, − голос вышел таким жалостным, что будь я на месте Дьявола, давно бы все-все рассказала.
   − Хм, нужно подумать, − ухмыльнулся Самаэль. - Что ты хочешь узнать?
   − Я... э-э-э, − растерялась от неожиданности. ″Ой, а про что спросить в первую очередь?″ − Скажи, что означал вчерашний обряд?
   − Этого я не могу сказать.
   − Почему ты вчера пил?
   − Праздновал.
   − Что?
   − Не могу сказать.
   − Но почему? - от досады скрипнула зубами. Самаэль ничего не ответил. − Ладно. Почему мои прикосновения оставляли ожоги на твоей коже?
   − И на это я ответить не могу.
   − А что ты, вообще, можешь мне сказать?
   − Ангелочек, правильно задавай вопрос и получишь правильный ответ, − засмеялся Падший. Кажется, эта игра в вопросы его забавляла.
   − Хорошо, − обижено согласилась я. - Расскажи о татуировках на моем теле.
   − На спине, напротив сердца, моя печать, а на пояснице - руническая надпись.
   − А что они означ... Стоп! А откуда ты знаешь, что где находится?!
   − Просто знаю, − довольно улыбнулся Дьявол. - А если хочешь знать значение, расшифруй сама. У тебя еще есть вопросы?
   − Нет, − отрезала я, сдерживаясь чтобы не засопеть как рассерженный ежик.
   − Вот и хорошо. Нам пора.
   Через десять минут мы уже сидели в кафе. Я нервно тыкала ни в чем не повинное пирожное, гневно стреляя глазами. Как только мы зашли в помещение, посетители женского пола сразу же обратили свое внимание на Самаэля. Даже то, что рядом с ним уже есть девушка (это я на себя намекаю), не смущало их и не мешало кокетливо улыбаться, подмигивать и демонстрировать себя. Во мне зашевелился червячок ревности. Чтобы отвлечься, я заказала себе кофе и любимое лакомство. И вот теперь страдало пирожное. Спустя пять минут в кафе зашел Морт. Одетый в короткое серое пальто и черные брюки, он был ни чем неотличим от обычного человека. Внимание посетительниц разделилось, но Падший явно выигрывал. Под столькими взглядами мне было очень неуютно.
   − Люцифер. Ангелина, − тон Морта был слишком официальным, а голос спокойным и уверенным.
   Смерть сел за столик напротив меня. Я не могла поверить собственным глазам. Где тот парень с лукавой улыбочкой и озорным взглядом, которого я увидела впервые? Сейчас передо мной сидел решительный, серьезный молодой мужчина.
   − Здравствуй Морт, − приветливо улыбнулась. ″Может я зря вчера наговорила ему всего? Зачем вмешалась?″ − Я... Извини... Я не должна была... Вчера... Прости.
   − Нет, Ангелина. Ты все правильно сказала. Оля носит моего ребенка. Я проверил. Я чувствую его, − Смерть радостно улыбнулся. Вся его серьезность сразу же улетучилась.
   − Ты чувствуешь ребенка? - удивленно спросила я. Вилка с кусочком пироженого застыла на пути ко рту.
   - Слабо, но чувствую. Это мой ребенок. С ума сойти. Я - буду отцом! - в голубых глазах Морта отразилось столько чувств: забота, нежность, радость и... любовь. Он действительно хочет этого ребенка.
   ″И это все я поняла только по взгляду?! Откуда такое умение? Свойство печати?″ Перевела взгляд на сидящего справа Самаэля. Он вопросительно изогнул бровь, встретив мой взгляд. ″Хм, ничего. Пусто. Обычный взгляд серых глаз. Обычный? С каких это пор, Падший смотрит обычно?″ Прищурилась, всматриваясь, но ничего не поняла. Решив попробовать на ком-то еще, посмотрела на других посетителей в кафе. Встретила взгляд симпатичной шатенки. ″Ой, фу-у... Разве можно о таком думать в общественном месте? И вовсе не нужно меня душить... хоть и мысленно″. Девушка, которую я сверлила взглядом, красочно представляла, что сделает с Падшим, и как избавится от соперницы, то есть, от меня. ″Я могу прочитать чужие помыслы только по одному взгляду!″
   − Ангел, − мое внимание отвлек тихий голос Самаэля. - Не нужно так смотреть на других женщин.
   − Как смотреть? − спросила, оборачиваясь к Падшему.
   − Как ревнивая фурия, готовая выцарапать глаза.
   − Я не фурия, − возмутилась. - И я не ревную.
   − М-да, − скептически хмыкнул Дьявол и подмигнул мне. Я как сидела, так и застыла.
   − Э-э-э... Морт, − переключилась на парня, чтобы хоть как-то отвлечься от опасной темы. - А ты расскажешь Оле о том, кем являешься на самом деле?
   − Не знаю, − уголки губ Смерти дернулись в легкой улыбке. Над кем он смеялся догадаться не трудно, так как не сводил взгляда с меня и Самаэля. Наверное, все слышал. - Как она отреагирует на то, что я один из четырех Всадников Апокалипсиса - Смерть, которую смертные так боятся?
   − Подумает, что ты сумасшедший, − философски хмыкнула, отправив в рот очередной кусочек пирожного. ″М-м-м, вкусно!″ − Знаешь, а можешь пока не признаваться. Пусть Оля сначала родит. Сейчас ей лишние стрессы не нужны.
   − А ты много знаешь о беременности?
   − Достаточно. У меня две младшие сестры и братик.
   Падший, при упоминании младших, многозначительно хмыкнул и едва заметно улыбнулся. Кстати, Илья каждый вечер, когда я звоню родным, просит чтобы я передала ″Дэ-э-эну пливет!″ Самаэль моей семье очень понравился.
   − Ангелина, малышка, расскажи мне все, что знаешь, − это прозвучало не как просьба, но глаза Морта выдавали его чувства. ″Когда он успел влюбиться в Олю? И что из этого получится?″
   − Я тебе литературу посоветую, и в интернете посмотри. Есть специальные сайты. Только в земном интернете. Сомневаюсь, что в вашем есть информация о беременности земных женщин, − заметив странный взгляд Самаэля на мой рот, удивленно приподняла брови. - Хочешь?
   Стоит заметить, что пока я говорила с Мортом, то держала в руке вилку с кусочком пирожного. Вот именно эту вилку я поднесла к лицу Падшего, и когда тот хотел ответить на мой вопрос, засунула ему в рот лакомство. Я ожидала различной реакции, в нее входило недовольное мычание, но не того, что Дьявол, молча, проглотит угощение. И еще больше не ожидала, что мне от этого приятно будет. ″Ужас! Диагноз ″ЛЮБОВЬ″ прогрессирует. И, к сожалению, исход неутешительный. Больной скорее мертв, чем жив. Ведь люблю без взаимности″. Я вздохнула и посмотрела на Самаэля. Опять вздохнула, не отводя взгляда.
   Я так углубилась в свои размышления на тему: ″Смог бы Самаэль меня полюбить, и что он сделает, когда узнает о моих чувствах?″, что пропустила появление Оли. Очнулась от рассерженных голосов. Наконец-то оторвав взгляд от серых омутов глаз Падшего, попыталась поймать суть разговора. Подруга и Морт ссорились, и это было плохо. Очень плохо.
   − Не собираюсь я выходить за тебя замуж! Без любви не выйду! А тебя я не люблю! - гневно прошипела Оля. - Какое слово ты не понял? Не. Люблю. И кто, вообще, надоумил тебя на такую идею? − Морт, ища поддержки, посмотрел на меня. - А-а-а, Лина! Ну, я так и думала. Без твоего любопытного носика здесь не обошлось.
   − Оля, успокойся, я...
   − Лина, вот скажи, кто тебя просил вмешиваться? Я тебе что сказала? Помоги его, − подруга ткнула пальцем в сторону Смерти, − найти. Я не просила сватать меня. Мне это не нужно! Это мой ребенок! Я хотела просто сообщить. Не нужен мне штамп в паспорте, не нужна фальшивая семья, и денег его не нужно!
   − Но, я хотела помочь... - к горлу подкатил горький ком, а в глазах жгли слезы.
   Оля ничего не больше сказала, она гневно посмотрела на меня, развернулась и ушла из кафе. Смерть сразу же отправился за ней. Я не стала сдерживаться и заревела. Обидно, ведь я просто хотела помочь. Думала, Оле нужна семья для ребенка. К тому же, Морт ее любит. Вот только у подруги нет ответных чувств. Самаэль обнял меня за плечи, прижал к себе, и я разревелась еще больше.
   − Ангелочек, успокойся. Они сами все решат, − тихо прошептал Падший. - Все будет хорошо.
   И я поверила в это. Как можно было не поверить, если вот сейчас мне так хорошо и уютно. Надежно. Значит, все будет хорошо.
   Вышли мы из кафе только через час, когда я полностью успокоилась. На улице стало холоднее, пролетал мелкий снежок. Редкие прохожие спешили укрыться от мороза и ветра.
   − Деду... Люцифер. Ангелина, приветствую, − возле нас остановился Люциан. ″Интересно, как он здесь оказался? И кого это он на плече тащит?″
   − Демоненок! - донеслось из-за спины Люциана. - Повернись! Я тоже хочу поздороваться. - Послышался звук приглушенного удара. Демон обреченно вздохнул, но обернулся. Настя, облокотившись о спину Люциана, улыбнулась. - Привет, Ангелина!
   − П-ривет, − растеряно ответила я. - А ты, вообще, какими судьбами здесь? В Украине?
   − Мне ведь нужно было убежать, − девушка поерзала на плече Люциана. - Вот я к друзьям, сюда, и направилась. А этот, − увесистый шлепок по з... мягкому месту демона, − и здесь меня нашел. Ну, ничего, я снова убегу. Правда же, сладкий?
   Настя ущипнула Люциана в то же место, куда ранее ударила. Наверное, демон такого не ожидал, потому что ослабил хватку. Настя, воспользовавшись моментом, дернула ногой. Люциан согнулся, хватаясь за ушибленное место, а попала девушка удачно.
   − Я же говорила, что убегу. Догоняй, Демоненок! - весело засмеявшись, Настя убежала.
   Люциан распрямился, рыкнул что-то невразумительное, и умчался в том же направлении.
   ″Хм, ну и кто чья игрушка?″
   − Ангел, − произнес Самаэль, до этого стоявший рядом молча. - Я знаю чем тебя развлечь. На работу сегодня уже не возвращайся, отдыхай. В одиннадцать вечера я за тобой зайду.
   − И куда мы пойдем? − ″Ой, не нравится мне эта его улыбочка. Не нравится″.
   − О, это забавное зрелище. И это сюрприз.
   − Я не люблю сюрпризов.
   − Ангелочек, это весело. Так что, будь готова. Не скучай, − Падший поцеловал меня в лоб и исчез.
   Проходившая мимо женщина от удивления уронила свои сумки, и вытаращила глаза.
   − Мужчины, − вздохнула я, пожав плечами. - Тут они есть, а в следующее мгновение, − словно ветром сдуло.
   Женщина кивнула, не сводя с меня ошарашенного взгляда. Я вновь пожала плечами и переместилась домой.
   Остаток дня и вечер я провела за монитором компьютера. Самаэль упомянул, что надпись на моей пояснице - руническая, вот я и искала информацию для расшифровки ее значения. Перед этим старательно перерисовала знаки на бумагу. Полчаса промучилась над этим. Рассматривала надпись с помощью зеркала, и копировала, не забывая о том, что это отражение и нужно рисовать наоборот. И уже когда на бумаге была вся надпись, ввела в поисковик ″руны″. Даже не представляла, что руны бывают такими разными. Например, я только слышала о скандинавских. Потом возникла проблема с их значением, множество вариантов и комбинаций. Уже ближе к вечеру удалось найти подобные закорючки, что и у меня на спине. Вот только ничего понять я не смогла. Получалась еще большая загадка. Согласно тому, что я нашла у меня на пояснице написано следующее:
   − первая руна - союз, партнерство, равноправие, свобода, любовь, брак, дружба;
   − вторая - защита;
   − третья - сила;
   − четвертая - разрушение, сила хаоса;
   − пятая - собственность.
   И набор этих слов ситуации никак не прояснил, тем более, что другие объяснения еще более запутаны. В половине одиннадцатого, залив в себя пару чашек крепкого кофе, я начала собираться. Ровно, секунда в секунду, в одиннадцать часов появился Самаэль. Улыбнулся и протянул мне руку.
   Мы оказались в... А не знаю где. Темно очень. И холодно. Если не ошибаюсь, мы в лесу.
   − Пойдем, − Падший, не отпуская мою руку, потянул влево.
   − И что мы здесь делаем? - почему-то такого же восторга, как Самаэль я не ощущала.
   − Мы здесь, чтобы попугать моих фанатов.
   − Кого?
   − Сатанистов. На кладбище. Тут недалеко.
   − И это ты называешь ″развлечь″? На кладбище?! В одиннадцать ночи?!
   − Ангелочек, это весело. Вот увидишь. Людишки скоро начнут собираться. Они такие забавные. Однажды, нашелся умник, нарисовал кровью пентаграмму, даже заклинание правильное раздобыл. Но ничего не получалось. Там просто нюанс один был. Тебе лучше не знать.
   − Это секрет? - спросила я, хватаясь за руку Самаэля сильнее, чтобы не упасть.
   − Нет, − Падший поддержал меня и помог обойти препятствие, за которое я зацепилась. - Просто тебе будет неприятно этот нюанс узнать. Так вот, ждет этот умник моего прихода. Через минут двадцать, когда он уже отчаялся, появился я, с дымом, запахом серы, в столбе огня. Человек с искаженным от испуга лицом пару минут просто смотрел на меня, рассматривал, а потом бухнулся на колени и стал молиться Ему, даже плакал.
   − Ну, и что в этом веселого? Почему ты считаешь это развлечением? - я вновь обо что-то споткнулась.
   − Это просто забавно, − хмыкнул Самаэль, помогая мне. - Твои сестренки ведь находят что-то веселое в своих шалостях.
   − Они просто играют.
   − И я тоже.
   − Но... - и я замолчала, так не нашла что возразить.
   − Что?
   − Ничего. Нам еще долго идти?
   − Нет. Еще чуть-чуть.
   Вдалеке замерцал огонь. Это оказался огромный костер. Вокруг него собрались люди в длинных плащах с капюшоном. Они что-то бормотали. Один из них вышел вперед, вытянул руки, держа в одной кошку, а в другой нож. Одним движением он проткнул лезвием беззащитное животное. В котелок или что-то подобное, возле ног, полилась кровь.
   − Он... убил... - пораженно пробормотала я, все еще не веря своим глазам.
   − Нет, − Падший обнял меня за плечи, прижал к себе, защищая от ветра. - Это обман. С животным все в порядке. Кошке вкололи транквилизатор и она уснула. А ножом проткнули пакетик со свиной кровью, который, скорее всего, купили утром на рынке.
   Тем временем люди начали ходить вокруг костра, продолжая что-то бормотать. Один из них отошел в сторону и пошел в нашем направлении. Я сначала подумала, что нас заметили, но потом оказалось, что человек просто искал кустики. И зря он выбрал идти в эту сторону.
   − Ты кто? - удивленно спросил парень (а фанату Дьявола было не больше лет, чем мне), остановившись прямо перед Самаэлем.
   − Дьявол, − беззаботно ответил Падший.
   − Не похож, − засмеялся парень. Он, кажется, был пьян.
   − А так? - Самаэль вмиг превратился в рогатого и страшного.
   − А? - паренек закатил глаза и хлопнулся в обморок.
   − Он хоть живой? - спросила я, выбираясь из-за дерева.
   − Живой, − усмехнулся Дьявол, но тут же резко посмотрел в сторону костра.
   − Что?
   − А вон тот, видишь? - Падший указал на того, кто ″зарезал″ кошку. - Он сейчас пытается вызвать меня.
   Я прислушалась. Человек в плаще что-то громко выкрикивал, я не понимала, что он говорит, но ощущала, что ничего хорошего из этого не будет. Возникло острое чувство опасности.
   − Самаэль, что он говорит? - прижалась к Падшему, в поисках защиты. - Давай пойдем отсюда.
   − Ангел, ты что, боишься? Все хорошо. Он просто произносит вызов, даже не самый сложный и правильный. Вот дословный перевод: ″ Взываю к Тебе о Великий Хозяин Тьмы, Хозяин ночи, Хозяин зла. Заклинаю тебя, явись ко мне, и выполни мою просьбу!″ − Дьявол обнял меня. - Не стоит бояться. Вот сейчас он договорит, и я устрою им такое шоу. Тебе будет весело.
   − Правда? - я посмотрела в серые глаза, в которых прыгали всполохи от костра.
   Самаэль не ответил. Вдруг вокруг нас сгустилась тьма, все звуки исчезли, а мир словно сжался, стал меньше, теснее. Когда все это исчезло, оказалось, что мы стоим посреди какого-то города, и на небе светит солнце.
   − Са-ма-эль, − заикаясь, произнесла я. - Где мы? - Падший молчал, стоя с закрытыми глазами. - Самаэль!
   − Это мир Отражений...
  
  
  13. ″Мир Отражений″
  
   − Где мы? - еще раз переспросила Самаэля, рассматривая все вокруг. Широкая улица, выложена камнем, одноэтажные домики с черепичной крышей и круглыми окошками, деревья по обе стороны дороги и ряд старинных не электрических фонарей.
   − Это мир Отражений. Похожий на твою Землю, но немножко не такой, − Падший вздохнул, тяжело и обреченно. - На Земле сейчас эра технологий, а здесь время застыло в Средневековье, здесь черное это белое, а белое - черное, зло это добро. Этот мир словно кривое зеркало отражает твой.
   − Так мы не на Земле? - изумленно выдохнула я, все еще не веря в произошедшее. - Но как... как мы сюда попали? Это ты нас сюда перенес?
   − Нет. Я, даже будучи не в своем уме, сюда ни за что не перенесусь. Здесь мои силы ограничены и действуют весьма специфически. А попали мы сюда по вине того человека на кладбище, который пытался меня вызвать.
   − Значит, он правильно произнес заклинание?
   − Не совсем. Он напутал слова в конце и вместо того чтобы вызвать к себе, он перенес меня в другой мир.
   − Ага. Ну, с тобой-то все понятно. Я тут причем?!
   − Хм, скажем так, с некоторых пор ты связана со мной.
   − Да? - удивленно подняла бровь. - А поподробней можно об этом узнать?
   − И поэтому заклинание подействовало и на тебя тоже, − продолжил свою речь Самаэль, не обратив на мой вопрос никакого внимания.
   − Знаешь, я думаю, что лучше оказаться с тобой здесь, чем там, одной на кладбище, в темноте и с кучкой сатанистов, − по спине даже пробежал холодок от воспоминания того места и этих идио... людей, желающих увидеть Дьявола. - Ну, чего же ты ждешь? Давай, отправляй нас обратно, на Землю. А-то мне очень жарко в зимней одежде, тут все-таки ведь лето.
   − А я не могу вернуть нас назад, − ответил Падший, снимая свое пальто.
   − Ты шутишь? - изумленно спросила я, но посмотрев на серьезное лицо Самаэля, обреченно вздохнула. - Ты не шутишь.
   − Понимаешь, Ангелок, − Дьявол помог мне снять мое пальто. - Не все так просто. Нужно найти особенное место, где граница этого мира и Земли очень тонкая.
   − Так перенеси нас в такое место и отправь меня домой. Я, кстати, по милости кое-кого устала, потому что бродила ночью по лесу.
   − Ангелочек, если я попробую нас перенести, то на пункте назначения, ты можешь недосчитаться какой-то части тела, или вовсе не добраться туда живой. Ты этого хочешь?
   − Не-е-ет, − медленно протянула я. Перспектива не из радостных, и жить-то хочется. - Мне мое тело нравится.
   − Мне тоже, − довольно хмыкнул Самаэль, посмотрев на меня как-то странно. Как мартышка на банан... Жадно и с обожанием. Пришлось мысленно дать себе пинок, а-то мыслишки неприличные начали возникать.
   − И что мы будем делать дальше? Я устала и спать хочу.
   − Придется добираться до места, как обычным смертным, − презрительно фыркнул Падший.
   Внутри больно кольнуло от такого замечания. Я ведь тоже просто человек. Обижено отвернулась.
   − Если тебе неприятно мое общество, то... то... − ″а, что "то"?″
   − Ангелочек, твое присутствие мне доставляет удовольствие, − Самаэль развернул меня лицом к себе, нежно взяв за подбородок, поднял голову и заглянул в глаза. - Поверь.
   А мне так хорошо стало, словно только что мне признались в любви. В этот раз я мысленно дала себе подзатыльник. ″Глупая. Он никогда не полюбит меня... Смертную... Человека. То существо, которое он когда-то отказался признать равным себе, которое презирает...″
   Уже целый час мы бродили улицами этого города и еще не встретили ни одного живого существа. Словно этот город был пуст, или все удачно от нас прятались. Четыре раза мы заходили в тупик, и приходилось возвращаться. Я так устала, что едва переставляла ноги. Удерживать мое тело в вертикальном положении помогало то, что я цеплялась за руку Падшего. Он мужественно терпел и по джентельменски, молча, тащил меня дальше.
   − Мы снова зайдем в тупик, − хныкнула я, споткнувшись на ровной дороге.
   − Нет, − в очередной раз произнес Самаэль. Кажется даже зубами скрипнул.
   − Да. И нам опять придется возвращаться.
   − Нет.
   − Почему ты так уверен?
   − Я знаю, что эта улица заканчивается не тупиком.
   − И откуда ты это знаешь?
   − Просто знаю. Я уверен.
   − Ты так говорил и в предыдущие четыре раза, − хмыкнула. - И мы заходили в тупик. Если я сейчас нигде не отдохну, то упаду просто посреди улицы.
   − Ангелочек потерпи еще немножко, − Падший удобней подхватил меня, обняв за талию. - Скоро мы найдем место, где можно будет отдохнуть.
   Если бы все это было сказано приятной, нежной интонацией, а не как грозный рык, то я бы поверила в заботу Самаэля обо мне. Прижавшись к нему теснее, решила хотя бы насладиться такими своеобразными объятиями. Через полчаса мы вышли на какую-то площадь, заполненную людьми. Кажется, здесь собралось все население города. На возвышении, в кресле сидела молодая девушка в дорогом, пышном платье. Она была очень красивой, вот только злой, презрительный взгляд портил впечатление. Девушка мне показалась странно знакомой, но разглядеть ее лучше мне мешали двое мужчин, что стояли передо мной. Самаэль, остановившийся сзади, тихо что-то рыкнул, обнял меня, прижав к себе. Это был не жест нежности, а скорее защищающий. Я ощущала, как напряглись мускулы у него на руках. Стоявшие рядом с нами люди начали перешептываться, указывая на меня пальцами. Это мне не понравилось. Падший еще сильнее напрягся. И именно в этот момент мне удалось хорошо рассмотреть девушку на возвышении. Я встретилась взглядом с зелеными глазами, полными гнева и злости. Девушка смотрела прямо на меня.
   − Елки-палки! - воскликнула пораженно, не в силе отвести взгляд. - Это ведь я!
   − Ангелочек, нам лучше уйти, − прошептал Падший, и легонько потянул меня в ту сторону, откуда мы пришли.
   − Подожди, − уперлась ногами. - Это ведь я? Но, как... Как это возможно?
   − Ангел, пойдем, − Самаэль потянул сильнее, но я стояла как столб, бетонный.
   − Она клон? Или просто очень похожа на меня? - спросила, продолжая смотреть на девушку, не отводя взгляд. Фигура, рост, лицо - все мое, только у нее волосы красного цвета. Девушка тем временем, сказала что-то мужчине, стоявшему рядом с ней. В нем я узнала... Олега! − Это ведь... это...
   − Да, − Падший оставил свои попытки сдвинуть меня с места. - Ангел, они ″отражения″.
   − А? Они что?
   − ″Отражения″.
   − В смысле, как в зеркале? Они не настоящие?
   − Настоящие.
   − И девушка? Она тоже того... ″отражение″?
   − Да. Это ты. Но не совсем. Она полная противоположность тебя.
   − А теперь скажи все, то же самое, только нормальной человеческой речью.
   − Ее зовут Ангелина Светикова, восемнадцать лет, человек. ДНК тебе расшифровывать? Это ты. Но, если на Земле ты добрая, верная, то она твоя противоположность - злая, коварная, жестокая. Этот мир словно отражение Земли. Здесь те же люди, но отраженные в ″кривом″ зеркале.
   − Значит, она - это я. Но... Я запуталась, − кроме усталости, теперь меня мучила головная боль. - Это слишком сложно. Как меня может быть две?
   − А тебя не две, просто ты не должна была быть здесь, а жить в своем мире. Мы не должны...
   Договорить Падшему не дала стража (ну, такие дядьки с мечами в руках). Под конвоем нас повели куда-то. Я успела за это время много раз мысленно себя побить, удушить и напиться яду. Ведь разве можно быть такой глупой! Самаэль говорил, что нужно уходить, а я, ″как баран на новые ворота″, стояла и смотрела на свою копию. А ведь она меня тоже увидела и отреагировала соответственно.
   − Куда нас ведут? − шепотом спросила, идущего рядом, Падшего.
   − Скорее всего, в тюрьму, − недовольно ответил Дьявол. - Но сначала, думаю, нам предстоит допрос у местных властей.
   − Каких властей?
   − Ангел, ты куда все это время смотрела? Разве не заметила корон на головах твоего и Олега ″отражений″? Они король и королева.
   − Ха, а моя копия в этом мире неплохо живет, − хмыкнула я. − И что мы...
   − Молчать!!! - крикнул один из стражников и толкнул меня в спину.
   Нас привели в тюремную камеру. Самую настоящую. С мокрыми каменными стенами, соломенными тюфяками на полу, маленьким окошком с решеткой и тяжелой деревянной дверью. Нас приковали к одной из стен. Стража не ушла, поэтому разговаривать я не осмелилась. Дядьки с мечами стояли тихо, даже не шевелились. Ну, точно как гвардейцы, на посту возле дворца английской королевы. Тем тоже все нипочем, стоят себе и смотрят в одну точку. Через полчаса (по моим внутренним ощущениям) в камеру вошли Олег и ″я″. Стража вытянулась по стойке ″смирно″, приветствуя своих короля и королеву. Моя копия скользнула взглядом по Самаэлю и коварно ухмыльнулась. ″Э-э-э, нет, дорогуша! Он мой!″
   − По какому поводу нас задержали? - уверенно спросила я, привлекая внимание ″двойника″ на себя. Вот хорошо, что фильмы смотрю. Фраза пригодилась.
   Девушка бросила на меня гневный испепеляющий взгляд, поджала губы и брезгливо сморщила нос. Коротким приказом она велела страже уйти. Они послушались сразу же. ″Вот это дисциплина!″ Олег, как-то весь сжался, стал в уголку и наблюдал за всем бегающими глазками. Выглядел он не то, что неуверенным, а испуганным, словно потерявшийся ребенок, и хотелось его пожалеть.
   − Ты кто такая, и что тебе здесь нужно? - прошипела мне в лицо девушка.
   Я молчала. А что можно ответить на этот вопрос. Скажу правду - все равно не поверит.
   − Отвечай! - крикнула моя копия, и звонкая пощечина обожгла щеку. Меня никогда раньше не били по лицу, и пощечин тоже не давали. Это больно. Очень. Самаэль дернулся в цепях, он что-то сказал, но я не расслышала, потому что в голове все звенело, а в глазах сверкали огоньки.
   − Отвечай! - вновь крикнула девушка.
   − Меня зовут Ангелина Светикова... - медленно произнесла я.
   − Врешь! - снова удар. - Это мое имя!
   − Отойди от нее!!! - рыкнул Самаэль, дернувшись.
   − Гелина, не бей девушку, − пискнул Олег из своего уголка.
   ″Гелина? Фу-у, ну и имя...″
   − Молчи! - прошипела ″копия″, сделав шаг в сторону парня.
   − Хо-ро-шо, − запинаясь ответил тот, вжавшись в угол.
   − А ты, − Гелина обернулась к Падшему и пнула его в грудь пальчиком. - Красавчик. С тобой мы поговорим в другой обстановке, − и она потянулась, чтобы его поцеловать.
   − Эй, ты, выдра крашенная! - крикнула я, не обращая внимания на боль в скуле. - Даже не думай!
   − Почему это я крашеная? - искренне возмутилась девушка и отошла от Самаэля, который, кстати, удивленно приподнял брови. - Это мой натуральный цвет.
   − Гелина, кого ты обманываешь? - я снисходительно покачала головой. − У тебя настоящие волосы - русые, а не красные.
   − Откуда ты знаешь? - прищурив глаза, Гелина подошла ближе ко мне. - Ты самозванка! Я поняла! Вы здесь чтобы убить меня, и заменить... Это измена! Измена королевству! За это вы будете сидеть здесь до конца своих дней! Вы сгниете в этой тюрьме!
   За Гелиной и Олегом громко захлопнулась дверь.
   − Ты не хотела, чтобы она меня поцеловала, − коварно улыбнулся Падший, он так и смотрел на меня, приподняв брови.
   − Нет, − ответила, как можно равнодушней. ″Так я и созналась. Ага″. Дернулась в цепях, пробуя их на прочность, но только заработала боль в кистях рук. Без посторонней помощи отсюда не выбраться.
   − Ты ревнуешь, − хмыкнул Самаэль.
   − Нет.
   − Тогда почему?
   − Я не хочу, чтобы даже моя копия тебя целовала.
   − Хочешь делать это самой? - коварная улыбка не сходила с лица Падшего.
   − Я... э-э-э, а если хочу, тогда что? - спросила, собрав всю свою храбрость и уверенно посмотрев в глаза Самаэлю. А там только серая холодная сталь и никаких чувств.
   − И что тебе мешает воплотить все это в жизнь?
   − Да я...
   Меня перебил скрежет открывающейся двери. И вот, в камеру вошло непонятное нечто - в белом балахоне, длинные белые волосы и глупая счастливая улыбка на лице. ″Обалдеть! Ну, прям белый и пушистый... Самаэль...″
   − Возрадуйтесь, дети мои! - воскликнул анти-дьявол. - Я спасу вас! Направлю на путь истинный! Покайтесь, и будете спасены!
   К остальным словам копии Падшего я уже не прислушивалась, так как дальше шла целая проповедь о покаянии и спасении души. ″Наверное здесь это особая пытка для преступников...″
   − Самаэль, − прошептала, не поворачивая головы и продолжая смотреть на чудо в балахоне.
   − Что?
   − Пообещай мне, что таким ты никогда не станешь...
   Дьявол перевел взгляд на свою копию, а потом снова на меня, в его глазах плясали искорки смеха.
   − Могу тебе гарантировать. ТАКИМ я никогда не буду, − помолчал чуть-чуть, а потом коварно улыбнулся. - Значит, я нравлюсь тебе таким, как есть.
   − Э-э-э...
   − Итак, дети мои, − воскликнул анти-дьявол, привлекая к себе внимание. Оказывается, он уже закончил свою проповедь - Готовы ли вы покаяться в своих грехах? − продемонстрировал нам ржавый ключ, улыбнулся. - И я освобожу вас.
   − Рассказать о своих грехах? - улыбнулась поочаровательней и похлопала ресничками. ″Лишь бы освободил...″ Анти-дьявол засмущался и кивнул. - Ну... я в четвертом классе без спросу взяла конфету в сумке одноклассницы, а в последнее время в моей жизни очень много лжи.
   − Я прощаю твои грехи, дитя, − довольно ответил анти-дьявол и повернулся в сторону Самаэля.
   − Что? - Падший иронично изогнул бровь.
   − Твоя очередь, − улыбнулась я. - Сознавайся.
   − Ангел, всей твоей смертной жизни не хватит на то, чтобы выслушать мою исповедь.
   − А ты сокращенную версию расскажи, − ответила, все так же улыбаясь. Самаэль сделал серьезный задумчивый вид, но в глазах сверкало веселье.
   − Хорошо, − полным покаяния голосом ответил Падший. - Я есть Зло.
   − Я такой шутки еще не слышал! − Анти-дьявол громко рассмеялся. - Ты даже на настоящего преступника не похож. Кстати, где я мог тебя раньше видеть? Ты мне кого-то напоминаешь. Не могу понять кого... − Мне захотелось громко засмеяться и сказать, чтобы это ″чудо″ посмотрело в зеркало, но сдержалась и лишь тихонько хрюкнула, чем привлекла внимание копии. - Хм, а ты очень похожа на королеву.
   − Знаком с ней? - я вся напряглась, ведь свобода совсем рядом.
   − Ну... почти, − у блондинистого Падшего в глазах сверкнула злость. - Лично мы с ней не встречались. Она - зло. А я борюсь со злом!
   − Так ты нас освободишь? - с надеждой в голосе спросила, для надежности невинно похлопала ресничками.
   − Конечно же освобожу, − анти-дьявол смущенно улыбнулся и покраснел.
   ″Ух, ты! А Самаэль так не делает. Интересно, каким бы он выглядел, смущенным?″
   ″Ангел!″ − мысленно рыкнул Падший. Я от неожиданности подпрыгнула на месте, звякнув цепями.
   ″Э-э-э... Я подумала слишком громко?″
   ″Да″.
   ″Ну, и почему ты злишься? Все равно нет на свете такого, что могло бы тебя смутить... Или есть?″ − я заинтересовано посмотрела в глаза Самаэля.
   ″Нет″.
   ″Ну, так я и думала. Так что не злись и думай, как нам из этого мира выбираться. Я домой хочу″.
   Для большего эффекта можно было капризно топнуть ногой, но меня остановил суровый взгляд Падшего. Анти-дьявол тем временем освободил меня от цепей и подошел к Самаэлю.
   − Мне еще нужно покаяться? - скептично изогнув бровь, спросил Падший.
   − Нет, − ответил анти-дьявол, улыбнулся. - Ты добрый, и мне нравишься. Есть в тебе что-то такое... светлое.
   − Ну, и как мы будем выбираться отсюда? - спросила я, когда Самаэль был освобожден.
   − Подождите. Я сейчас, − копия Падшего вышел из камеры. Через пару минут он вернулся и подал нам белые балахоны. - Вот. Оденьте и идите за мной.
   Мы дошли уже до самого выхода из тюрьмы. Осталась только одна преграда. Двое стражников. Натянув на головы капюшоны, мы пошли дальше.
   − Смотри, опять эти святоши, − смеясь, воскликнул один из стражников.
   − Эй, спасли кого-нибудь? - загоготал второй.
   − Покайтесь и вы тоже найдете спасение, − произнес анти-дьявол, проходя мимо стражи и давая каждому из них монету.
   − Идите уже, − раздраженно воскликнул один из стражников.
   Так, кутаясь в балахоны, мы дошли до ворот, ведущих из города. И здесь стражники пропустили нас, только посмеялись над ″святошами″. Анти-дьявол провел нас до перекрестка.
   − Мне налево, − произнес он улыбаясь. - Пойдете со мной? Вы мне очень понравились. Хотите, я вас обвенчаю?
   Я закашлялась, поперхнувшись воздухом, и недоуменно уставилась на копию Падшего.
   − Что? - спросила, наконец-то перестав задыхаться.
   − Вы такая красивая пара и сразу видно, что любите друг друга, − анти-дьявол умиленно улыбнулся и сложил ладошки впереди себя.
   − Мы не... Он... Я... Э-э-э... − протянула я. ″М-да, достойный ответ″.
   − Нам нужно до facies mundi,* − спокойно произнес Самаэль. ″Угу, я здесь оправдываюсь, а он спокойный. Вот возьму и обижусь.″ (* лат. грань миров. Прим. автора.)
   − А? - копия рассеяно переводил взгляд от меня на Самаэля. - Ну, тогда вам нужно идти прямо... − а дальше анти-дьявол начал называть странные непроизносимые названия, но по лицу Самаэля было понятно, что он знает, о чем говорит его копия. - Жаль, что вы не хотите скрепить себя узами. Красивая пара.
   Отдав ненужные теперь балахоны, мы пошли в указанном направлении и уже не видели, что анти-дьявол нас перекрестил, и прошептал благословление.
   Шли мы уже долго... Очень. Через тридцать минут после прощания с анти-дьяволом, мы вошли в лес. И этот лес вот уже несколько часов не кончался. Деревья, деревья, кусты, деревья... Есть хотелось очень сильно. Так, что я уже начала засматриваться на птичек на деревьях. А еще больше мне хотелось спать. Но вместо того чтобы найти еду и сесть отдохнуть приходилось идти. Ну, как идти? Вообще-то шел Самаэль. Уверенно, словно ни капельки не устал. А я, цепляясь за его руку, просто переставляла ноги. Хотя и это у меня получалось довольно плохо.
   ″Был бы джентльменом - на руках понес бы″, − мысленно вздохнула я, в очередной раз цепляясь за ″растущий не в том месте″ корешок.
   − Нам долго еще идти? - спросила, скосив глаза на Падшего.
   − Долго, − коротко прозвучало в ответ.
   − Очень долго? - я не теряла надежды на будущий скорый отдых.
   − Да.
   − И сколько?
   − Много.
   − Самаэль!!!
   − Что? - спокойно спросил в ответ.
   − Я устала, − простонала жалобно.
   − Знаю, − прозвучало успокаивающе. - Потерпи.
   − А долго?
   − Что?
   − Терпеть.
   − До ближайшего города.
   − Я под...
   Договорить мне не дали семеро разбойников, которые появились словно из-под земли. Почему я решила, что это разбойники? Ну, а как еще можно назвать вооруженных мечами и дубинками людей, которые ″ласково″ вам улыбаются. Сфокусировав на этих ″доброжелателях″ взгляд, едва не упала на месте. Я конечно понимаю, что это странный, ″кривой″ мир. Принимаю то, что здесь есть плохая Ангелина, что здесь Самаэль ″белый и пушистый″. Но чтобы архангелы были разбойниками!!!
   − Ваши деньги, уважаемые, − произнес Михаил, направляя на нас меч.
   − Миха, − произнес один из ″ангелов″. - Давай и девчонку себе возьмем. Красивая.
   Самаэль задвинул меня себе за спину. ″Вот же! Мне ведь ничего не видно″.
   ″Ангел, спрячься и не высовывайся!″ − мысленно приказал Падший. − ″Это опасно″.
   ″Не указы... Что? Ты меня защищаешь?″ − удивилась я, забыв про то, что повелительный тон Самаэля мне не понравился.
   ″Да″, − коротко ответил Падший. А у меня внутри все сжалось. Если защищает, значит, я ему не безразлична? Или защищает свою собственность?
   ″Но меня ведь не могут убить″.
   ″Убить нет, но могут сделать много чего другого″.
   ″Ты думаешь они...″ − у меня округлились глаза от страшной догадки. − ″Ну, не могут же они меня... Или могут?″
   ″Могут. Они здесь далеко не ангелы″, − подтвердил Самаэль, и я решила воспользоваться его защитой.
   Тем временем, пока мы с Падшим вели мысленную беседу, нас окружили.
   − Ну, же, девочка, иди сюда. Мы не обидим, − улыбнулся один из разбойников
   − Мы добрые, − хохотнул второй.
   − Ага, сущие ангелы, − хмыкнул третий, и все остальные громко засмеялись.
   Я испугалась. По-настоящему. Их семеро, а Самаэль - один, да еще и силой пользоваться не может. Сейчас он не больше, чем простой человек. И не сильнее. От волнения у меня начало покалывать в ладонях. А потом они и вовсе заискрились.
   − Ой! - пискнула тоненько и выставила ладони вперед, зажмурившись.
   Воцарилась полнейшая тишина, ни одного звука, даже птички смолкли. Осторожно открыла глаза. Разбойников-ангелов не было. Оглядевшись, я пораженно застыла на месте.
   − Ёлки-палки!!! - выдохнула. - Самаэль, если мы вдруг еще раз встретим злую меня, ты сам объяснишь, почему теперь у нее нет части леса.
   − Почему я должен это сделать? - Падший вопросительно поднял бровь.
   − Ну, если мне не изменяет память, то я могла только молниями бить, а не сжигать десятки деревьев, − пробубнила, обведя рукой пространство, где остались только обгоревшие пни и пепел. - Кстати, а где... разбойники? Я их... того?
   − Нет, они убежали. Испугались твоего огненного смерча, − Дьявол озорно улыбнулся.
   − Чего?
   − Огненного смерча, − повторил Самаэль. - И, Ангелочек, лучше, пока мы здесь, не пользуйся своей силой.
   − Какой силой? - я заинтересованно посмотрела на Падшего. Вот ведь по глазам вижу, что сболтнул лишнее. Очередная тайна. - Ты мне ничего не хочешь рассказать?
   − Еще не время, − улыбка исчезла с лица Самаэля, он вмиг посерьезнел.
   − А когда наступит это самое время? - заглянула в серые холодные глаза. - Чем сейчас тебе не подходящий момент? Мы в другом, непонятном мире, причем перенесло меня сюда, потому что я как-то связана с тобой. Эта руническая надпись на моей спине. ″Партнерство″, ″равноправие″, ″свобода″, ″любовь″, ″брак″, ″защита″, ″сила хаоса″, ″собственность″... Это просто какой-то непонятный набор слов. Ну, я еще понимаю, ″собственность″. Это без вопросов. Но ″брак″ и ″любовь″ то здесь причем? Если мы связаны, то где эта самая ″любовь″? Ты хоть, вообще, способен любить? Знаешь, что это такое? Думаю, не знаешь и никогда не узнаешь... И мне жаль тебя...
   − Ангелина, прекрати. Не зли меня, − сурово произнес Падший, но остался без внимания. Меня уже было не остановить. И вот в такие моменты напрочь отключается инстинкт самосохранения. Ведь страшно даже подумать, что я говорила и кому.
   − Я хочу знать все. Хватит уже тайн! Я устала, хочу есть, пить, спать. Устала от секретов. Зачем ты проводил обряд? Что он значит? Говори!
   − Ангел! Предупреждаю...
   − Нет! Говори, для чего был нужен обряд?! - я даже гневно топнула ногой.
   − Для того, чтобы твоя душа не обжигала меня, − раздраженно прорычал Самаэль.
   − Что? Душа? Моя? Тебя? − ″И это называется ответ? Еще больше запуталась″.
   − Ангел, я расскажу тебе все, только давай дойдем до города.
   − Но я хочу все знать! - капризно хныкнула я. И так получилось... Совершенно случайно. Ударила Самаэля молнией. И что удивительней всего - его ударило.
   − Ангел!!! - раздался яростный рык. - Ты сама доигралась! Побудешь котенком, хоть помолчишь.
   − Но... − голова уже знакомо закружилась, в глазах потемнело. - Мяу!
   ″Самаэль! Гад! Я тебе... Я тебя... поцарапаю! Как ты, вообще, додумался использовать силу?! А если бы меня на кусочки разорвало? Самаэль, ты чего молчишь?″
   Когда в глазах все прояснилось, моему взору предстал маленький, пушистый, абсолютно черный котенок, с ошарашенными серыми глазами.
   ″А-а-а!!! Ха-ха-ха!!! Самаэль!!!″ − Если бы кошки умели смеяться, то я бы сейчас хохотала во весь голос, а не каталась по земле, дергая лапками. − ″Ой, не могу!″
   ″Ангел!″ − сурово окликнул меня Падший. − ″Не вижу ничего смешного!″
   ″Ну, как же?″ − забыв о своей недавней злости, я продолжала мысленно смеяться. − ″Вот теперь ты ощутишь, как это, быть котенком. Так сказать, на собственной шкуре″.
   ″Ангел, перестань смеяться. Нам нужно идти, пока не стемнело. Или ты хочешь заночевать в лесу?″
   ″Э-э-э, нет. В лесу я спать не хочу. Тем более теперь, когда я такая мелкая″, − поднявшись на но... лапы, осмотрелась. М-да, все вокруг такое огромное. Даже жутковато.
   И мы пошли дальше. Думая, что до этой поры мне было трудно идти, я глубоко ошибалась. Вот теперь по-настоящему стало трудно. Высокая трава полностью скрывала нас, двоих маленьких пушистых существ. Временами было так тяжело идти, что я пыхтела как ежик, путаясь в траве и перелезая через торчащие из земли корни. Смеяться больше не хотелось. Наоборот, я готова была завыть, от усталости и голода. Самаэль все это время, молча шагал впереди меня, ни единой мысли, ни звука.
   ″Хм, какой у него пушистый хвостик″, − я как раз смотрела на эту часть тела Падшего. В этот момент этот самый хвостик нервно дернулся. − ″И шерсть на спинке у него красивая, на солнышке блестит. И ушки симпатичные. Так бы и куснула″.
   ″Ангел?″ − вкрадчиво спросил Падший, не оборачиваясь.
   ″Что?″
   ″Ты о чем там думаешь?″ − а в голосе так и слышится смех.
   ″Э-э-э, я это... Устала. Да. У меня но... лапы болят, и кушать очень хочу″, − жалостно хныкнула.
   ″Хочешь, я для тебя мышь поймаю?″
   ″Хочу″, − не подумав, согласилась. − ″Ой! Нет! Мышь я есть не буду″.
   Я и не заметила когда начали сгущаться сумерки. Лишь по тому, как все вокруг приобрело серые оттенки, поняла, что солнце уже село. Стало холодно, и кое-где клубился белый туман, придавая всему вокруг причудливых, страшноватых форм. Меня посетило странное чувство, словно за мной кто-то наблюдает. Забыв о своей усталости, я ускорила шаг, чтобы идти рядом с Самаэлем.
   То, что я двигалась шаг в шаг с Падшим, иногда прижимаясь к нему, немного успокаивало, но вот чувство ″наблюдения″ никуда не пропало.
   ″С-самаэль″, − обратилась, вновь оглянувшись на непонятный шорох. Дьявол не ответил. − ″Самаэль!!!″ − мысленно заорала.
   ″Что? Зачем так кричать?″ − недовольно отозвался этот... этот... комок шерсти!
   ″Я тебя звала. Ты почему молчал?″
   ″Я думал″.
   ″О чем?″ − хоть какое-то подобие разговора дарило чуть больше уверенности и прогоняло страх.
   ″О том, как нам выбраться из этого мира. И о том, как вновь превратиться в самых себя″.
   ″Ну, и? Ты что-то придумал?″
   Где-то слева хрустнула ветка. От резкого звука я подпрыгнула, что не укрылось от Самаэля.
   ″Ты чего?″ − спросил он, остановившись. − ″Ты чего-то боишься″, − утвердительно заметил Падший, наклонив мордочку набок, и заинтересовано смотря на меня своими серыми глазами.
   ″Я... Мне кажется, что за нами наблюдают″, − призналась, прижимаясь поближе к Самаэлю. − ″Такое липкое, холодное и мерзкое ощущение. Мне это показалось?″
   ″Нет. За нами действительно наблюдают″, − спокойно ответил Падший.
   ″К-как действительно?! К-кто?″ − как он может говорить так спокойно?
   ″Ангелочек, успокойся. Это всего лишь сова. Если нападет, у меня хватит силы от нее отбиться″.
   ″Сила? А не боишься, что мы превратимся в какое-то чудо-юдо, если ты вновь воспользуешься силой?″
   ″Значит, ты хочешь стать ужином для совы?″ − Самаэль, спрашивая это, ходил вокруг меня. − ″Из тебя получится вкусный, пушистый ужин. Такой маленький, с симпатичным носиком и слегка светящимися во тьме зелеными глазками. М-м-м... Думаю, птичке понравится″.
   Вот уверенна, на все сто процентов, что сейчас он ехидно ухмыляется, наблюдая за тем, как я бросилась вперед, пробираясь сквозь траву, в ранее выбранном им же направлении. Теперь уже слышные уханья совы (и думаю, не одной), шелест крыльев, придавали мне скорости. Наконец-то выбравшись из высокой травы, увидела впереди огни какого-то города. Я так бежала, что, не заметив торчащего корня, зацепилась лапой и кубарем прокатилась по земле, но была готова визжать от радости. Мысленно.
   ″Наконец-то! Цивилизация!″ − кричала я, прыгая вокруг Самаэля, забыв о своей усталости и голоде. − ″Что? Ты не рад?″ − удивилась, заметив серьезную мордочку Падшего. Он замер на месте и к чему-то прислушивался.
   Перестав прыгать, как коз... э-э-э... Просто перестав прыгать, я тоже прислушалась. Ничего. Но, через какое-то мгновение мой ″кошачий″ слух уловил тоненький детский плач. На душе стало тоскливо. Не задумываясь о том, что делаю, я рванула на этот плач. Это оказалось совсем близко. Под одним из деревьев, согнувшись, сидела маленькая девочка и плакала. На вид ей было не больше трех лет. Совсем еще кроха. В голове роилось много вопросов: ″Кто она?″, ″Как оказалась в лесу?″, ″Где ее родные?″, ″Как долго она здесь?″. Но единственным моим желанием было подойти и утешить бедного ребенка.
   ″Ангел, стой!″ − окрик Самаэля остановил меня на полпути к девочке. − ″Не подходи ближе″, − Падший обошел меня и начал отталкивать от плачущей крошки. − ″Не подходи″.
   ″Но, Самаэль!″ − возмутилась я, пытаясь прорваться к ребенку.
   ″Опасно! Не подходи!″ − Падший ухватил меня за ухо и тащил подальше от девочки.
   ″Это ведь ребенок! Маленький, потерявшийся ребенок″, − уперлась всеми лапами в землю, выпустив коготки. − ″Ей страшно. Я хочу утешить малышку″.
   ″Ангел, она не ребенок. Уже″, − раздраженно произнес Самаэль, продолжая тянуть меня за ухо. Я зашипела от боли. − ″Это льеккьо″
   ″Что? Кто?″ − непонимающе уставилась на Падшего. В тот же момент, девочка подняла голову и посмотрела на нас, словно почувствовала чужое присутствие. Не знаю что она или кто, но точно не человеческое дитя. Лицо бледное, слегка вытянутое, заостренное, а взгляд, абсолютно белых глаз, хищный, пробирающий до костей. У меня вмиг пропало желание помогать и утешать.
   ″ Льеккьо ″ − повторил Падший, хотя это слово мне ничего не сказало. − ″Эту нечисть называют по-разному, но суть остается одной. Это призрак ребенка похороненного в лесу. Очень часто они являются предвестниками смерти, и ходить за ними не нужно. Живым нельзя откликаться на их зов. Ангел, пойдем отсюда″.
   На этот раз я беспрекословно послушалась Самаэля, тем более, этому способствовал хищный взгляд ″девочки″. Сразу расхотелось помогать ей. Эта... Это... Лье-как-то-там, за нами не пошло, но пока мы не отошли на достаточное расстояние и не скрылись за деревьями, я ощущала холодный пронзительный взгляд этого существа. У меня даже шерсть на спинке торчком подымалась, а по телу стройным маршем шагали мурашки.
   Пока мы шли до города (а дорога оказалась не близкой... для маленьких нас), я расспросила Падшего о том, почему призрак девочки опасен. Оказывается, льеккьо (запомнила с десятого раза) появляются перед теми, кто в скором времени должен умереть, иногда они сразу завлекают смертника, и тот утопает в болоте, или сворачивает шею, упав в глубокий овраг.
   Стража у ворот не обратила никакого внимания на двух кошек, прошмыгнувших мимо них. Самаэль шагал так уверенно, словно знал, куда нужно идти. На все мои вопросы и попытки свернуть, по моему мнению, в правильном направлении, он то шипел, то рычал. Не знала, что котенок может издавать такие звуки. Как настоящий тигр. ″Интересно, а если его почесать за ушком, мурлыкать будет?″
   Тем временем, пока я размышляла над этим важным вопросом, мы пришли к какому-то зданию. Что это было, не знаю, но пахло оттуда вкусно... и алкогольно. Проскочив в приоткрытую дверь, мы оказались в просторном помещении. Деревянные широкие столы, за которыми восседали посетители. Я бы сказала, что это таверна - мой опыт заключался в почерпнутой информации из фэнтезийных книжек. Если бы не сцена в дальнем углу. На возвышении люди в ярких костюмах показывали какое-то представление. Что-то романтическое и смешное. Падший потянул меня... Опять за ухо. Его бы так потаскать... Поймала себя на том, что гипнотизирующее уставилась на ухо Самаэля. При этом я еще и облизнулась. Мы оказались на площадке лестницы, ведущей на второй этаж. Отсюда было все хорошо видно, особенно сцена. Падший куда-то убежал. Я уже начала волноваться, но он вернулся, таща зубами глиняную тарелку, в которой оказались аппетитные кусочки жареного мяса. Спрашивать, где Самаэль достал такое сокровище, я не стала, потому что, утоляя свое любопытство, сыта не буду. Утолив голод, мы просто сидели и наблюдали за действиями на сцене. Там, кстати, главные герои уже целовались.
   ″Хм, а мы словно на свидании″, − проскочила мысль. − ″Прогулка была, ужин был, вот сидим, ″кино″ смотрим...″
   Краешком глаза посмотрела на Падшего. В груди защемило. ″Блин, люблю же его!″ Поймав себя на этой мысли, постаралась думать тише, ведь Самаэль говорил, что не все мои мысли может услышать. Раздумывая на тему моей безответной любви, в моей голове созрел коварный и страшный план. Я буду рядом с Падшим, пока нужна ему, пока интересна. Так почему же не использовать это время с пользой. Моей любви хватит на двоих.
   Итак, приступим к воплощению плана ″Соблазнение Дьявола″. М-да, как-то слишком странно звучит, но сути это не меняет. Когда-то я прочитала одну интересную статейку. Полезная вещь оказалась. Статья называлась ″Как соблазнить мужчину″, а Самаэль ведь мужчина, так что воспользуемся советами.
   Первый. Внешний вид. Мужчины в первую очередь обращают внимание на то, во что одета женщина. Миниюбка, блуза с декольте, туфли на шпильке. По статистике, мужчины клюют на красивые ножки и грудь. Я с сомнением посмотрела на свои лапки, оглянулась на пушистый хвостик. ″М-да, таким видом Дьявола точно не соблазнить″.
   Второй способ. Нужно незаметно коснуться, прижаться своей ногой к его, коснуться щекой и дружески поцеловать в щеку. Значит так, незаметное касание - положим свой хвостик на хвостик Падшего. ″Хм, даже ухом не шевельнул″. Так, пододвинемся ближе, потремся бочком. Никакой реакции. ″Э-эм, а как поцеловать-то? Ладно, лизнем в щеку. О, вот это реакция. Только кажется странная очень. Зачем так выпучивать глаза?″ Через пару мгновений мордочка Самаэля приобрела прежний невозмутимый вид.
   Третий способ. ″Пострелять″ глазками, улыбнуться. ″Да? И как это сделать в теле котенка?″
   ″Ангел, что с тобой?″ − спросил Падший, после минуты моей ″стрельбы″.
   ″Э-э-э, все нормально″, − ответила, как можно беззаботней.
   ″Точно? А с глазами что?″
   ″А что с ними?″
   ″Ну, ты ими... как-то странно... вертела″.
   ″Тебе показалось″.
   ″Да? Ну, ладно″.
   Четвертый способ. Предпоследний, который я помню. ″Путь к сердцу мужчины лежит через желудок″. Пробежавшись взглядом по помещению, попробовала отыскать что-нибудь съедобное и вкусное. Взгляд натолкнулся на последний кусочек мяса в тарелке. Желудок протестующее заурчал. Тяжело вздохнув, я подтолкнула мясо на край тарелки, ближе к Падшему.
   ″Самаэль, угощайся″, − привлекла внимание Дьявола. Он оценивающе перевел взгляд с кусочка на меня и обратно. − ″Кушай″.
   ″Ты уже наелась?″ − удивленно спросил Самаэль. За меня ответило громкое, просто оглушающее, бурчание все еще голодного желудка. − ″Доедай. Нам еще нужно найти место для ночлега″.
   О, как хорошо, что коты не умеют краснеть. Под внимательным взглядом Падшего, я прожевала кусочек мяса и с трудом его проглотила. ″Ну, что же, остался только один способ. Последний. Страстный поцелуй″. Кто знает, как коты целуются? Я не смогла придумать ничего оригинального. Быстро вскинув мордочку, заглянула Самаэлю в глаза, и лизнула его в носик. И еще раз. И еще.
   ″Ангел, что ты делаешь?″ − в голосе Дьявола слышался смех.
   ″Эм″, − растерялась. − ″Целую тебя″.
   ″Зачем?″
   ″Я...″, − не придумав, что сказать, решила спастись бегством.
   Быстро сбежав по ступенькам, я забилась в темный уголок под лестницей. И как же хорошо, что коты не могут плакать. Хотя... Кажется, могут. Свернувшись клубочком, прикрыла мордочку хвостиком. Уже засыпая, почувствовала, как ко мне прижался кто-то теплый и урчащий. ″Самаэль...″
   Весь следующий день я молчала, просто не хотелось говорить. Было стыдно, даже просто смотреть в глаза Падшего. ″Вот, что он обо мне подумал? Глупая Ангелина″. Ближе к вечеру мы добрались до нужного места. Самаэль превратился, вновь стал собой. На мой вопросительный и удивленный взгляд просто объяснил, что в этом месте его сила действует нормально, и его возможности вернулись. Через миг и я стала собой. Падший перенес нас в свой кабинет.
   − Завтра ты мне все обязательно расскажешь и ответишь на все вопросы, − твердо произнесла я, и, не дожидаясь ответа, переместилась в свою квартиру.
  
  
   14. ″Ангелы и демоны″
  
   − Итак, хочу знать все, − уверенно произнесла я, удобней устраиваясь в кресле напротив Самаэля. Мне пришлось притащить свое рабочее кресло в кабинет Падшего, чтобы добиться хоть какого-то удобства. И кто бы знал, чего стоила вот эта моя уверенность. Я требовала ответов от самого Дьявола. А ведь он не должен мне ничего. Может просто испепелить, а не терпеть мою дерзость.
   − Думаю, вот так, тебе будет удобней, − улыбнулся Самаэль, и в тот же миг я оказалась сидящей у него на коленях. А чтобы не убежала, меня обняли. - Ну, так что ты хочешь узнать?
   ″М-м-м, объятия... Вот еще бы поцеловал... Стоп! О чем это я думаю?!″
   − Хм, ты что-то там о моей душе говорил и про то, что она тебя обжигала. Давай с этого начнем, − ″узнаю то, что меня интересует, заодно и объятиями наслаждаться буду, ведь нельзя упускать такую возможность″.
   − Хорошо. Понимаешь, Ангел. Все началось тогда, когда я наделил тебя некоторой силой - умение перемещаться, потом молнии. И получилось так, что теперь уже твоя сила начала возрастать, − серьезным, без единой эмоции, голосом произнес Падший. - С каждым днем все больше. А так, как мы с тобой абсолютные противоположности, то твоя светлая душа...
   − ... делала тебе больно. Обжигала, − Самаэль кивнул. - А теперь почему не обжигает? Это из-за обряда?
   − Из-за обряда. Теперь мы уравновешиваем друг друга, − ″мне показалось или Дьявол произнес это крайне недовольно?″
   − Уравновешиваем? Как? - заинтересовано заглянула в серые глаза.
   − Мы обменялись частями душ...
   − Что?! И что это значит? - я нетерпеливо заерзала.
   − Ангел, не перебивай и не шевелись. Ты отвлекаешь, − усмехнулся Самаэль, а в глазах зажглись лукавые огоньки.
   − Хорошо. Больше не буду. Так, что там про души?
   − Во время обряда мы обменялись частицами наших душ. Ну, как тебе объяснить... Мы теперь как Инь и Ян. Противоположности, но в тоже время дополняем друг друга и мы неразрывно связаны.
   − Эм-м, это как дополняем? − ″Вот это новости! Пусть еще скажет, что мы муж и жена!″ - И что значит ″неразрывно″? Я что теперь бессмертна?
   − Ну, ангел, догадайся сама. Во мне теперь есть часть твоей светлой души, а в тебе...
   − Значит, я теперь плохая? З-злая? - ошеломленно спросила, ухватив Падшего за ворот рубашки.
   − Нет, ангелочек, − ласково произнес Самаэль и прижал меня к себе теснее. ″Он меня успокоить пытается, что ли?″ − Плохой ты не стала. Просто... не такой добродушной, как раньше, более жесткой. Но твоя душа не почернела.
   − Ну... − ″хм, вроде за собой ничего злого не замечала″. - Понятно. А что насчет связи?
   − Ты не бессмертна, в какой-то степени, для этого нужно исполнить одно условие обряда. Только не спрашивай какое. Ты просто будешь жить столько же сколько и я.
   − Как Настя и Люциан? Я твоя рабыня?
   − Нет, ты не рабыня.
   − Игрушка?
   − Нет.
   − Собственность?
   − Не... Да, можно и так сказать.
   − Ладно, − ″А то я без тебя не знала!″ − А что означает надпись на спине?
   − Ты ее правильно перевела - союз, партнерство, защита, сила, собственность.
   − Ну, да. Теперь-то все понятно. Но, скажи, зачем тебе нужно было проводить обряд? Мог же просто отослать меня подальше или просто не прикасаться.
   − Не мог, − с улыбкой ответил Самаэль и поцеловал меня в нос. Я застыла ошарашенная такой нежностью.
   − По-почему?
   − Хочу тебя, − прошептал Падший на ухо.
   Стало жарко. Очень. Сердце на миг замерло, а потом бешено застучало. Кровь превратилась в лаву и потекла по венам, разгоняя по телу приятное тепло. ″Я ему нужна. Пусть и не любит″.
   − В... в каком смысле хочешь? - запинаясь, спросила, заглядывая в любимые серые глаза. "Уточнить ведь нужно".
   − Ангелочек, ну, как еще мужчина может хотеть женщину, − легкий поцелуй в щеку, от которого по телу разбежались щекочущие мурашки. Я положила руки на плечи Падшего, нежно погладила, не отрывая взгляда, коснулась щеки кончиками пальцев, и прижалась к его губам в нерешительном, пугливом поцелуе. Дьявол на секунду замер, а в следующее мгновение страстно меня целовал. И мир исчез, оставляя нас двоих наедине...
  
   Ни Ангелина, ни Самаэль не заметили, как тихо закрылась дверь кабинета, и Олег, с подлой улыбкой на лице, покинул здание "П.Е.К.Л.О" и ушел в самые глубины Ада.
  
   Самаэль умчался куда-то - очередной клиент, желающий заключить договор. Я же, чтобы не скучать, решила прогуляться по Аду. Звучит странновато, но все же здесь лучше... Э-э-э, в том смысле, что зимы нет - тепло, сухо и не скользко. Гуляя улочками города, прокручивала в голове утренний разговор и последовавшие за ним поцелуи. Да, сегодня я нацеловалась на месяц вперед. Губы сами расплылись в довольной улыбке. Наверное, выгляжу сейчас как влюбленная дурочка. Хотя, я такая и есть... В смысле, влюбленная.
   − Привет, Ангелина! - услышала я чей-то оклик, проходя возле университета. Остановилась, удивленно оглядываясь, не понимая, кто же меня зовет.
   − Привет! - ко мне подошла запыхавшаяся Настя. Она тянула за собой нахмуренного Люциана, пристегнутого к ней наручниками за руку.
   − Привет, − улыбнулась я, пытаясь оторвать взгляд от скованных рук девушки и демона, но, кажется, у меня это получилось плохо.
   − Это чтобы я не сбежала, − засмеялась Настя. - Демоненок даже в туалет меня одну не отпускает. Боится, что его игрушка убежит.
   − Ничего я не боюсь, − недовольно прорычал Люциан и дернул рукой. - Пошли, мне на занятия нужно. И не смей с преподавателями заигрывать.
   − Да? А кто тебе ″отлично″ в прошлый раз заработал? - колко заметила Настя.
   С улыбкой на лице я наблюдала за парой, что приближалась к входу в университет, продолжая спорить и препираться. ″Какие же они забавные. Интересно, что будет с Люцианом и Настей дальше? Как сложится их жизнь? И что будет со мной и Самаэлем?″ Вздохнув, продолжила свою прогулку.
   ″Я уже говорила, что любопытство моя слабая черта? Да? Значит, повторюсь еще раз″. Пребывая в мечтах и грезах, я не заметила, когда передо мной появился фиолетовый огонек. Маленький, величиной как теннисный мячик, с разноцветными искорками и смешно пищащий. Он несколько раз облетел меня по кругу, пропищал что-то и медленно отлетел в сторону. Потом, вспыхнув красным, он вернулся назад ко мне и возмущенно запищал. Мне стало интересно, что же хочет этот странный и забавный огонек. Продолжая следить за этим фиолетовым чудом, а не за тем, куда иду, я не заметила, как зашла в тупик.
   − Ну, и куда ты меня привел? - спросила у огонька, оглядываясь. С трех сторон меня окружали высокие серые стены. Огонек, вспыхнув зеленым, что-то виновато пропищал, словно извинялся.
   − Вот ты и попалась, игрушка Повелителя, − проскрипел сзади голос, от которого по телу пробежались мурашки.
   Быстро обернувшись, я увидела четырех демонов. Их довольные улыбочки, и то, как они следили за каждым моим движением, говорили только об одном - у меня проблемы и, судя по тому, как у одного демона заискрились ладони, а второй зашипел, то проблемы огромные. Перед тем, как мое сознание поглотила тьма, я успела поджарить двоих демонов молниями.
   Пробуждение было тяжелым - во всем теле ощущалась усталость, а голова болела, словно меня по ней чем-то ударили, и не один раз. С трудом поднявшись на ноги, огляделась. Просторная пещера, освещенная горящими факелами на стенах. Я стояла в ее центре, в середине какого-то рисунка, начертанного на полу. И меня здесь оставили одну. Наверное, думают, что не смогу отсюда убежать. Но уже через минуту, поняла, почему за мной никто не присматривает - мне не удавалось переместиться. Я пробовала снова и снова, но оказывалась на том самом месте - в центре рисунка. И выйти за пределы этого самого рисунка не могла - натыкалась на невидимую стену. Где-то слева, послышались шаги и тихие голоса. Быстро легла на то самое место и притворилась спящей. Пусть думают, что я еще без сознания.
   − Ты уверен? Это точно она? - спросил один голос. Мужской. Он немного тянул букву Р.
   − Да, − ответили ему. А по этому голосу я не смогла определить, кому он принадлежит. Тоненький, словно у ребенка.
   − Какая-то страшненькая. Я думал, что у Повелителя более изысканный вкус. Не верится, что вот это его любовница.
   − Она это, она. Уверен. Душонка сказал, что эта человечка особенно важна для Повелителя.
   − Ха! Интересно чем? Что может быть особенного в этой смертной? У нее фигура тощая, ни рожек, ни хвоста. Такую женщину в постели потеряешь и не найдешь.
   − Ну, в этом я с тобой согласен. Мелковата она, − задумчиво заметил первый голос. - Ладно, сейчас не об этом. Душонка сказал, что на человечке есть какая-то надпись. Может поэтому она так важна для Повелителя. Ведь не просто так он проводит с ней столько времени.
   − Значит, давай искать эту самую надпись.
   И два горячих взгляда скрестились на моей ″спящей″ тушке. Я по-прежнему лежала, не шевелясь, и глаз не открывала. Просто кожей ощутила заинтересованные взгляды.
   − И кто ее разденет? - как-то брезгливо спросил второй голос.
   − Давай жребий тянуть, − предложил первый.
   Не знаю, кому выпала такая честь, но через минуту меня подняли и начали раздевать. Я уже хотела завизжать, когда в пещеру еще кто-то вошел. И судя по шуму, вошедших было много. Пришлось изображать из себя тряпичную куклу. Меня раздели до белья, и внезапно воцарилась полнейшая тишина. Демон, который меня держал, нервно хихикнул и задрожал.
   − Нам конец, − с паническими нотками в голосе пропищал кто-то.
   − Надеюсь, нас убьют быстро и безболезненно, − с надеждой произнесли рядом со мной.
   − Он нас всех убьет, − откликнулся кто-то.
   − Нужно отпустить ее, пока не поздно.
   − Нет. Назад пути уже нет. Он узнает даже если человечку отпустить.
   − Прекратите ныть! - строго приказал кто-то властным голосом. Даже у меня мурашки по коже пробежали. - Ну, теперь понятно, почему он так опекал смертную. Надо же, такой козырь! Он на все согласится ради своей жены. Только подумать, жалкая человечка наша Повелительница. Тьфу!
   − Кто? Повелительница? Я? - удивленно воскликнула. Не меньше тридцати взглядов прикипели ко мне. ″Ой, я ведь вроде как сплю″. Держащий меня демон вздрогнул и уронил мою тушку на каменный пол.
   − А, очнулась уже, − довольно хмыкнул седовласый демон. ″Наверное, главный у них″. - Вижу, девочка, ты даже не понимаешь своей важности. Ну, что же, я тебе объясню, Повелительница, − последнее он выплюнул словно ругательство и, кажется, совсем не был удивлен этому факту. - На тебе печать Дьявола, а надпись значит, что ты равная ему, часть его самого, его жена...
   ″Вы знаете, что такое ступор? Я только что узнала. Это когда не можешь пошевелиться, и все вокруг тебе безразлично. Наверное, если бы меня сейчас решили поджарить, я не почувствовала бы этого... Жена... С ума сойти можно! Я жена Самаэля. И как мне на это реагировать? Радоваться? Ведь теперь он точно меня никуда не отошлет и мы будет всегда рядом... Или разозлиться? Почему он мне ничего не сказал, не объяснил? Ладно, буду радоваться, ведь я очень сильно люблю Самаэля″. Губы сами собой растянулись в глупо-счастливой улыбке. ″Мы - муж и жена...″
   −... ты одновременно его сила и его слабость, − продолжал вещать демон. ″это он о чем?″ − И мы используем тебя в качестве приманки. А когда Дьявол будет повержен, мы тебя убьем.
   ″Очередной заговор? Да, их Самаэль в пепел превратит! А если нет? Если они нападут на него все? Нужно выбираться отсюда″. Я вновь попробовала переместиться.
   − Не старайся, человечка. Тебе не убежать. Пентаграмма удерживает тебя, − ехидно улыбнулся седовласый демон. ″У-у-у, я б ему зубы пересчитала!″ − И ментально связаться с Повелителем, тоже не сможешь, − нахмурившись, я перестала мысленно звать Самаэля. Демон засмеялся. - И своей силой нам ты не навредишь.
   ″Р-р-р... Он что, мысли читает? Только хотела шибануть по нему парочкой молний. Как же он меня бесит″. Внезапно вокруг меня вспыхнул огонь. Он нежно окутал меня, не причиняя вреда, но от неожиданности я подпрыгнула на месте. Пару раз глубоко вдохнув и выдохнув мне удалось успокоиться. Огонь потух.
   − О! - пронесся по пещере пораженный возглас.
   − Да-а, − задумчиво протянул седовласый. - Твоя сила слишком быстро проявляет себя. Хорошо, что ты не бессмертна, хотя, придется потрудиться, чтобы тебя убить...
   − Ангел! Что ты забыла в этой ды... − рассержено рыкнул появившейся Самаэль. Он пробежался взглядом по присутствующим, по мне, сидящей в центре пентаграммы. Его лицо исказил гнев. Несколько демонов напали, метнув в Падшего шарами из огня. От них Дьявол лишь отмахнулся. Вокруг него взметнулся столб огня. Я и не заметила, как в пещере остались только мы вдвоем. От остальных даже пепла не осталось.
   − Самаэль, − тихо прошептала я, когда была освобождена из пентаграммы и оделась.
   − Ангел, отправляйся домой, − прорычал Падший, посмотрев на меня. В его глазах плясали зловещие огоньки.
   − Но...
   − Ангел!
   − Я хотела...
   − Ангелина! - вокруг Дьявола вновь вспыхнул огонь. Злится.
   − Самаэль, − произнесла нежно, пытаясь его успокоить. Я хотела прикоснуться к нему, но Падший перехватил мою руку.
   − Ангел! Иди! Домой! Немедленно!
   В глазах защипало, и слезы обиды вот-вот готовы были появиться. Я послушалась и переместилась из пещеры. Мне было больно. ″Почему он на меня накричал?″ Только позже, узнала, что среди заговорщиков был ″друг″ Дьявола. Первый из ангелов, кто тогда пал вместе с Самаэлем. Я переместилась, но не домой, а в ближайший бар - ″заливать″ обиду алкоголем.
   Бармен попался просто душка. Выслушал мои жалобы, дал парочку советов по соблазнению моего любимого ″человека″ (Ха, знал бы он кого я люблю!) и угостил меня вкусным коктейлем.
   − Здравствуй Ангелина, − на стул рядом со мной сел Яков. Я его едва узнала, потому что в глазах уже все расплывалось.
   − Пр-р-ривет, − улыбнулась. Надеюсь, получился не оскал.
   Мы мило болтали, если мой пьяный бред можно было назвать разговором. Яков даже угостил меня коктейлем. Я не стала отказываться. Голова пошла кругом. Решив, что мне уже хватит, попросила душку-бармена вызвать мне такси, но Яков сказал, что сам меня отведет домой. На свежем воздухе мне стало чуть-чуть легче, но голова продолжала кружиться, и меня клонило в сон. ″Ох, не нужно было столько пить″. Перед тем как отключиться, я увидела довольное лицо архангела Михаила. ″А он что здесь делает?″
   Меня разбудил солнечный лучик, что с наглым упорством светил мне в левый глаз. Отмахнуться от него не получалось, да и спать уже перехотелось. ″Хм, а сон мне какой странный приснился. Меня заманили в ловушку демоны-заговорщики чтобы использовать как ″слабое место″ Самаэля. А еще... Смешно даже вспоминать. Оказывается мы с Падшим женаты. Я его жена. Смешно. О, а потом Самаэль пришел меня спасать, как храбрый рыцарь. Он убил всех демонов. Мой герой... Только вот неприятно было, когда он на меня накричал и отправил домой. Ага, и я его сразу же послушалась. М-м-м, потом был милашка бармен, пара коктейлей, Яков... и Михаил. Хм... Ладно, хватит валяться в постели, на работу, наверное, уже пора. Что-то будильник молчит″. Не открывая глаз, села в постели. И тут же об этом пожалела. Мир перед глазами (а точнее незнакомая белая комната) покачнулся. Голова не болела, она просто раскалывалась. Словно кто-то невидимый, маленький и злобный стучит в ней отбойным молотком. Усердно так стучит. Желудок издал непонятный звук, и тошнота подкатила к горлу. Зажав рот рукой, спрыгнула с кровати и остановилась, не зная, где искать ванную комнату. Пришлось поочередно открывать двери, а их было три. За первой оказался длинный коридор, за второй - что-то похожее на гардероб, а вот за третьей - нужная мне ванная.
   Успокоив бунтующий желудок, умылась и посмотрела в зеркало. ″М-да, лучше бы этого не делала″. Бледное лицо, глаза красные, под ними темные круги. ″Красавица. Неопису... неописа... нео... Тьфу! Короче, ни словом сказать, ни пером написать″. Голова продолжала болеть, и очень хотелось пить. Нет, не так. Хотелось ПИТЬ! Я бы полцарства (если бы оно у меня было) отдала за бутылку минералки.
   − Ангелина, − позвал меня смутно знакомый голос.
   Выйдя из ванной комнаты, я едва не столкнулась с Михаилом. Я сначала даже не узнала его. Архангел был одет в синюю футболку и голубые потертые джинсы. ″Хм, и не скажешь, что перед тобой ангел″.
   − Ты? − удивилась, обойдя Михаила по кругу. Интересно же, где его крылья. Даже похмелье не преграда моему любопытству. - Значит, ты мне не приснился. А где мы?
   − Ты у нас дома, в Небесном Царстве, − Михаил тепло улыбнулся и приложил руку к моему лбу. Миг и симптомы похмелья бесследно исчезли.
   − Спасибо, − улыбнулась я. - Ты сказал ″у нас″. Это у кого?
   − Пойдем, познакомлю тебя с остальными, − архангел открыл дверь, ведущую в коридор. Он привел меня в просторную комнату, в центре которой стоял стол, вокруг него, в креслах сидели шестеро мужчин. ″Где-то я их уже видела. Стоп! Так это же остальные разбойники из мира Отражений″. Едва удалось сдержать рвущийся наружу смех и просто приветливо улыбнуться. − Ангелина познакомься это: Гавриил, Рафаэль, Иеремиил, Рагуил, Сариил и...
   − Яков?! - изумилась я, увидев парня. - Так, значит ты ангел!
   − Да, − блондин кивнул. - Здесь мое имя Уриил.
   − Уриил? - я подошла к ангелу ближе, нахмурив брови, надеюсь, мой вид получился устрашающий.
   − Это мое ангельское имя, а земное, человеческое - Яков. Точнее, Иаков*. Это долго объяснять. (*В случае с Уриилом отмечено превращение ангела в человека: "Я сошел на землю, чтобы поселиться среди людей и по имени меня будут звать Иаков". Прим.автора)
   − Ладно, − кивнула я. − Значит, это ты подсыпал мне снотворного тогда. Зачем? Ты хоть знаешь, что потом было?!
   − У меня не было другого способа, − в голосе Як... Уриила не было ни капли раскаяния. ″ У-у-у, так бы и стукнула его чем-нибудь тяжелым. Эх, жаль, что у меня нет сейчас сковородки″. - Я хотел тебя спасти от Лукавого.
   − Спасти? А то, что я утром проснулась в его постели и...
   − Что?! - ошеломленно спросили ангелы в один голос.
   − Э-э-э... ничего, − смущенно произнесла, отводя взгляд. - Так, зачем меня нужно было спасать?
   − Ну, как же? - удивленно спросил... кажется, Гавриил. - Он Зло.
   − Он бил тебя, − имени этого ангела я не запомнила.
   − Он не должен владеть такой чистой душой, как у тебя, − произнес еще один ангел.
   − Тебе не место в Аду, − а это уже ангел с кудрявыми каштановыми волосами, Рафаэль.
   − Но моя душа все равно принадлежит Сам... Дьяволу, − возразила. ″Да, и привыкла я уже″.
   − Пока ты жива, мы сможем тебя от него защитить, − уверенно произнес Уриил.
   − А после смерти он уже не будет властвовать над твоей душой, − грустно произнес Михаил.
   − Почему? - удивилась я. - Разве после смерти моя душа не попадет в Ад?
   − Не попадет, − ответил Гавриил. - Твоя душа отправится в Пустоту.
   − Куда? - изумилась я.
   − Твоя душа не принадлежит ни Аду, ни Раю, − произнес Михаил, отводя взгляд. − А Пустота это... Как тебе объяснить? Место, где вечная тьма и одиночество. Там нет ничего.
   − Ага, − пораженно кивнула. ″Вот это перспектива. Надеюсь, то, что я жена Самаэля дает мне бонус в виде долгой-долгой жизни″.
   − Не переживай, − утешительно произнес Уриил. - Забрать тебя отсюда он не сможет, а если даже придет, нарушив запреты, мы тебя не отдадим.
   − Да? Браво парни, − я похлопала в ладоши. Меня позабавила их храбрость и готовность защищать меня от злого и коварного Дьявола. ″А что если я не хочу чтобы меня спасали от него?″ − Интересно, какой будет реакция... как вы называете его? Лукавый? Так вот, какой будет реакция Лукавого, когда он узнает, что вы похитили его жену?
   Эффект от моих слов был поражающим. Воцарилось полнейшее молчание, а спектр эмоций на лицах ангелов вызывал смех. Недоумение, удивление, ошеломление, интерес...
   − Ж-жену? - кашлянув, спросил Михаил. ″Вот, молодец! Быстрее остальных справился со своими эмоциями″, − мысленно поаплодировала архангелу. ″Хм, что-то раньше, за собой такой стервозности я не замечала. Влияние темной части души, доставшейся от Самаэля?″
   − Угу, − безразлично пожала плечами. Обернувшись к ангелам спиною, подняла футболку (а я была в том, что одела утром - черной футболке и таких же джинсах), чтобы была видна надпись на пояснице.
   − Это невозможно! Абсурд! - воскликнул Рафаэль.
   − Неужели он... Нет, не могу даже представить, − пробормотал Михаил. - Он заключил равноправный брак.
   − Это... Это... Слов нет, − высказался Уриил. И только взгляд одного из ангелов мне не понравился. Гавриил. Он смотрел оценивающе, с особым интересом.
   − Ладно, разберемся с этим позже, − задумчиво произнес Михаил. - Ангелина, в своей комнате ты найдешь новую одежду. Скажешь, если тебе что-нибудь понадобится еще.
   − Я - узница? - задала интересующий меня вопрос.
   − Нет.
   − Тогда, почему не могу переместиться домой? - свои попытки я бросила еще после первой неудачи.
   − Ты наша гостья, − добродушно улыбнулся Михаил. - А уйти не можешь потому что здесь твоя сила ограничена. А теперь, пожалуйста, иди, переоденься. Через час будет завтрак.
   Не сказав ангелам ни слова, хотя очень хотелось, я вернулась в комнату, где проснулась. ″Как же, гостья. Силу ограничили. Хорошо хоть не взаперти держат. Самаэль, ну спаси меня, что ли...″
  
   − Ее нельзя отпускать, − произнес Гавриил, когда девушка ушла.
   − Но держать ее здесь против ее воли, мы не имеем права, − возразил Рафаэль. - Тем более теперь, когда мы знаем кто она.
   − Ты хоть понимаешь, что он может сделать? - спросил Михаил, откинувшись на спинку своего кресла и прикрывая глаза рукой. - Мы украли его жену.
   − Ну, и что? Она - его слабое место, − Гавриил понизил голос. - Он не мог ради забавы связать себя с ней. Мы можем использовать ее.
   − Но, это не честно, по отношению к самой Ангелине, − возразил Уриил.
   − Она потом будет свободна, − настаивал на своем Гавриил. − Почти. Вот, что я предлагаю...
  
   У ангелов я жила уже вторую неделю. Мне так и не удалось уговорить Михаила отпустить меня домой. К тому же, ангелы начали странно себя вести. Стоило мне появиться в одной с ними комнате, как они тут же замолкали, хотя до этого активно что-то обсуждали. Мне было скучно. Тут даже банального телевизора не было. Так что, не зная чем заняться, я не нашла ничего лучше, как бесцельно бродить по городу. А город был очень красивым. Здания из белого мрамора, много деревьев, цветов, птички поют, бабочки порхают. А еще, развлекалась тем, что создавала маленький огонек, и он плясал на моей ладони. С каждым днем это мое умение улучшалось и теперь фигурки из огня могли даже станцевать вальс. Моя сила увеличивалась. А потом я поняла значение одной из рун в надписи - ″Сила Хаоса″. Да... Впрочем, ангелы сами виноваты. Отпустили бы к Самаэлю - он точно научил бы меня управлять силой. И не надо теперь на меня сердиться. Подумаешь, взорвала часть фонтана на площади в центре города. Это получилось совершенно случайно. Ну, почти... И я не хотела (или хотела?) поджигать Гавриила. Не нужно было без стука врываться в мою комнату, когда я переодевалась. Просто махнула на него рукой, а он взял и загорелся. Чуть-чуть... Ну, потом я сожгла шторы, случайно, когда Михаил отказался возвращать меня домой. А еще кресло и ковер, когда хотела потушить шторы. И теперь, уже второй день, вынуждена сидеть в своей комнате. Скучно. Может пляшущие огоньки создать?
   Вдруг здание содрогнулось от раската грома. Бабахнуло так, что даже в ушах звенело. Запахло дымом и серой.
   − Где она?! - прозвучал грозный рык.
   ″Самаэль! Как же я рада его слышать. Он пришел за мной!″ Выбив шаром огня закрытую на ключ дверь, побежала на звук голоса Падшего. Уже надоевшая комната с креслами и столом в центре. Правда, интерьер немножко изменился - стол перевернут, то там, то здесь черные следы гари, от кресел остались только кучки пепла. Ангелы с мечами в руках и распахнутыми крыльями, а напротив них Самаэль − в глазах сверкают огоньки ярости, в одной руке зажат черный меч, а в другой - горит огонь. Только крыльев для эффекта не хватает.
   − Ты не имеешь права здесь быть! - произнес Михаил.
   − Как видишь, я здесь, − холодно ответил Падший. - Где она? Где Ангелина?
   Хотела уже сообщить, что вот она я, но чья-то ладонь зажала мне рот.
   − Тише, − услышала шепот. ″Гавриил″. Попыталась вырваться. Безрезультатно.
   − ... Но ты не можешь! - воскликнул Михаил. Часть их разговора я не слышала.
   − Могу! - прорычал Самаэль. - Вы похитили мою жену. Повелительницу. Решай Михаил. Или отдаешь ее мне или война.
   − Но... Хорошо, − архангел опустил свой меч. - Давай поговорим. Мы отдадим девушку только при одном условии... − дальше я не расслышала ни слова, так как Михаил подошел ближе к Падшему.
   − Согласен, − твердо ответил Самаэль.
   Гавриил отпустил меня, и я буквально выпрыгнула на Падшего, обнимая. Его доспехи превратились в обычный деловой костюм. Пару секунд посмотрела в серые глаза, в них теперь была только нежность, и поцеловала со всей страстью, на которую была способна. ″М-м-м, как же я скучала!″
   ″Я тебя искал. И нашел″, − мысленно произнес Самаэль, отвечая на поцелуй. − ″Ты злишься на меня?″
   ″Нет. Уже не злюсь. Не отвлекайся″.
   − Кхм, − послышалось из-за моей спины. ″Ой! Я совсем забыла про ангелов!″ Пришлось прервать поцелуй.
   − Ангелина, − обратился ко мне Михаил. - Ты теперь равная... Люциферу и вправе выбирать. Отправиться в Ад или жить на Земле.
   − А? - непонимающе моргнула. ″Это значит, что я свободна?″
   ″Да″, − ответил на мой вопрос Самаэль, сильнее сжав руки на моей талии. − ″Ангелочек, выбирай″.
   − Я... − никогда не любила что-то выбирать. С одной стороны - могу вернуть свою прежнюю жизнь, а с другой - Падший. Ну, и что мне выбрать?
   − Хорошо подумай, − произнес Гавриил.
   − Ангелина, ты можешь остаться с нами, − сказал Уриил, сделав шаг вперед.
   − Я ухожу с Самаэлем, − уверенно ответила и кивнула. Больше для себя, чем для других, подтверждая выбор.
   − Ангел, ты уверенна? - прошептал на ухо Падший. - Я не дам тебе второго шанса. Назад пути не будет.
   − Уверенна, − развернулась лицом к Дьяволу. - Я иду с тобой.
   − Это твой выбор, − грустно произнес Михаил. - Уходите. И не забывай о нашем договоре, Люцифер.
   − О каком договоре говорил Михаил? - спросила я, когда Падший перенес нас к себе домой. Впрочем, теперь это и мой дом. Нужно привыкать к своему новому статусу.
   − Ничего особенного, − ответил Самаэль, прикоснувшись к моим губам в коротком поцелуе. - Ангел, помнишь, ты должна мне желание, − Я кивнула, не отводя взгляда от губ Падшего. - Пообещай мне, чтобы не случилось завтра, ты не будешь меня искать.
   − А что может слу... − мой вопрос Самаэль остановил поцелуем. ″Еще раз и я его съем. Хм, а что мне мешает это сделать?″
   Обвила руками шею Падшего, прижимаясь к нему теснее.
   ″Знаешь, а ты мне тоже кое-что должен″, − все-таки хорошее это умение - общаться мысленно.
   ″Что?″ − одну руку Падший положил на мой затылок, изменяя угол поцелуя, второй - провел по моей спине, спускаясь вниз.
   ″Супружеский долг″, − провела руками по обнаженным плечам Самаэля, аккуратно испепелив его одежду. Процарапала ноготками по груди Падшего, спускаясь к животу, с удовольствием ощущая, как сокращаются мышцы под моими пальцами.
   − Ангел, остановись, − хрипло прошептал Самаэль, покрывая мое лицо поцелуями.
   − Не могу, − прошептала в ответ. - Не хочу.
  
  
   15. ″Ангел моей жизни″(глава от Самаэля)
  
   С чего все начиналось...
  
   В просторном зале царит полутьма, нарушаемая редкими сполохами огня, от которых на стенах пляшут устрашающие диковинные тени. Огромные сводчатые окна, с тяжелыми черными шторами, расшитыми золотой нитью, не пропускают внутрь света. Да, и какой свет может быть в обители зла, в Аду. В углах зала горит живой огонь. Он то утихает, то вспыхивает с новой силой, чутко передавая настроение хозяина, Повелителя Ада - Дьявола.
   В старинном деревянном кресле, на небольшом возвышении, сидит черноволосый мужчина. Его поза расслаблена, даже немного небрежна, но в то же время от мужчины веет силой, властью, жестокостью... и Тьмой. Холодные серые глаза смотрят в центр зала, где, сутулясь и вжав голову в плечи, стоял высокий худой мужчина. Астарт - демон надсмотрщик за грешными душами.
   − ... удалось сбежать трем душам, − дрожащим голосом доложил демон, еще больше вжав голову в плечи. Все знали жестокий нрав Повелителя - он никогда не прощает ошибок. - Н-но за ними уже отправлены лучшие жнецы.
   − Чтобы через час души были на своем месте, − властный голос Дьявола, словно раскат грома, пронесся по залу, отбиваясь от стен.
   − Д-да, Повелитель, − пролепетал Астарт.
   − И не забудь наказать жнецов, не усмотревших за душами.
   − Слушаюсь, Повелитель.
   − Все, пошел вон! - от грозного приказа демон содрогнулся всем телом.
   Астарту не нужно было повторять дважды. Покорно поклонившись перед Повелителем, демон просто растворился в воздухе.
   − Скучно, − произнес Дьявол в пустоту зала. - Хм, посмотрим, может есть что-то интересное.
   Взмах руки и перед Повелителем Ада из воздуха появился шар, мерцающий голубым сиянием. В шаре мелькали человеческие фигуры. Одни сияли ярким белым светом, показывая, что душа чиста и безгрешна. От них Дьявол отмахивался, как от чего-то мерзкого. Другие фигуры сияли желтым - значит, душа у человека слабая, и легко поддастся влиянию, стоит лишь нашептать. Некоторые души были в пятнах, словно кляксы от чернил - чем больше пятен, тем больше грехов имеет человеческая душа. А были такие фигуры, что сияли абсолютно черным светом. Таким душам прямая дорога в Ад.
   − А это что такое? - внимание Дьявола привлекла одна из фигур, белое сияние которой было ярче всех остальных. Он никогда не видел, чтобы у человека была такая светлая душа. - Вот это уже интересней.
  
  
   * * *
  
   Самаэль
  
   Ангелина...
   Хм, не знал, что я еще способен улыбаться. Особенно после того, что сделал Гавриил. Пусть только выберусь отсюда - я ему крылышки-то пообщипаю. И поджарю, чуть-чуть. До легкой золотистой корочки. В голове уже начали формироваться коварные и кровожадные мыслишки, но пришлось себя отдернуть. Нет, Ангелочек не разрешит. Ее это огорчит, а я хочу, чтобы она улыбалась. М-да, не думал, что смогу еще когда-нибудь полюбить. Да, еще и человека... Смешно. Великий и ужасный Дьявол влюбился в простую смертную... Теперь, мне остается только вспоминать...
  
   Да, вот именно так все и было. Свет души смертного меня заинтересовал. Ведь он такой необыкновенный. Но я не понимал одного - почему? Как такое могло случалось. Почему ничтожный смертный получил такой подарок? Чем заслужил... Настоящую душу ангела. Это очень интересно. Хоть что-то, за последнюю тысячу лет.
   Обладателем души оказалась человеческая девушка. Обычная смертная. Со своими слабостями. Я нашел приближенного к ней человека, душа которого уже была черна. Такими легко управлять, нашептывать то, что нужно мне. Как послушная кукла в моих руках, он делал все, выполнял любой приказ. Но душа девушки оказалась сильной, на ней не появилось ни единого пятнышка греха, даже банальной зависти. Это еще больше разжигало мой интерес. Я не хотел легкой победы, такой шанс поиграть не стоит упускать. А однажды мне захотелось самому владеть такой душой, лично влиять на нее, чтобы она была рядом. Решение нашлось легко. Я всего лишь немножко подтолкнул смертного, чтобы он получил согласие девушки на добровольный обмен ее души. Ха! Глупый человек. Если бы он знал, насколько ценной является душа влюбленной в него девушки - настоящее сокровище. Глупец! Что очень хорошо для меня. Мы заключили с человеком договор. Оставалось только получить согласие человечки. И вот тут я не устоял от искушения. Лично присутствовал при их разговоре. Они сидели в тихом кафе, разговаривали о ненужных, ничего незначащих вещах. Пришлось дать ментального подзатыльника, чтобы смертный уже приступил к нужной для меня части разговора. Не вечно ведь мне сдерживать ангела-хранителя девушки. А он попался вертлявый, гад. Ну, ему не долго оставалось работать. Как только душа девушки будет моей, его отправят в отставку, а перед этим он получит выговор за то, что не уберег подопечную.
   − Ты меня любишь? - наконец-то спросил этот му... смертный, взяв девушку за руку. ″Нет, ну кто так спрашивает? А где влюбленный томный взгляд? Нежность в голосе? М-да, до меня, искусителя, ему еще далеко″.
   − Люблю, − с придыханием ответила девушка, смотря прямо в глаза смертному. ″Проверяет, говорит ли он правду? Стоп! А это что?″ Просканировав эмоции человечки, я обнаружил, что на самом деле она не любит этого парня. Всего лишь легкая влюбленность. ″Ладно, главное, чтобы она согласилась на обмен. А любит или нет, это уже не мои проблемы″.
   − Сильно? − ″Ну, хоть улыбнись ей пособлазнительней!″
   − Очень, − девушка улыбнулась. ″А улыбка у нее красивая. Да, и фигурка тоже, симпатичная такая″.
   − Больше жизни? − ″Хм, человечишка делает успехи. Правильные вопросы начал задавать″.
   − Да, я бы все отдала ради тебя, − искренне ответила девушка. ″Молодец! Почти согласилась″.
   − Все-все? И даже душу продала бы? - спросил смертный, а я почему-то даже дыхание задержал.
   Девушка задумчиво прикусила нижнюю губу. ″Чувствует подвох, что ли?″ Она отпила кофе из своей чашки. Это заняло совсем мало времени, а я уже сгорал от нетерпения. ″Ну же, говори!″
   − Да, − уверенно ответила человечка. - И даже душу.
   ″Ну, вот и все. Теперь ты моя, девочка″, − довольно улыбнувшись я вернулся в Ад. Нужно подготовить договор.
  
  Я не прогадал, когда решил заполучить душу Ангелины. Это было забавно, интересно... до некоторого времени. Игра... Это была всего лишь игра. Сначала. Я не заметил того, как Ангелина стала частью моей жизни. Важной частью... Ангел... Она такая...
   Добрая... Да, добрая. И поэтому глупышка. Сколько раз меня злило ее непонимание, что в мире существует не только добро. Что я не добрый и мне нет оправдания. Ее упрямое желание всем помогать, бескорыстно, не получая ничего в ответ. Искренняя - ни одной фальшивой эмоции, ни одной лживой маски. Забавная. Мне нравилось ставить Ангелину в трудные, двузначные, смешные ситуации и наблюдать за ее реакцией, словами, эмоциями. Чего только стоит вспомнить про сковородку. Я ведь тогда приревновал. Как собственник, на игрушку которого позарился кто-то другой. Но меня отрезвил удар сковородкой. И что удивительней - меня это даже не разозлило. Заботливая. Это ведь нужно было решиться защищать меня от Михаила. Ну, кто на такое способен? Только Ангелочек. Она храбрая, по-детски наивная, любопытная, манящая и ранимая. Хрупкая. Это понял после того, как наказал ее. Я не мог поверить тому, что ощущал. Сколько раз мне вот так приходилось избивать плетью, наказывая, но еще никогда я не содрогался сам, после каждого удара. Никогда не жалел. Не сострадал...
   С Ангелиной все по-другому. Она вернула мне те чувства, которые я давно забыл и спрятал глубоко в себе. Но что же такого особенного в этой человечке, что она сделала такое со мной. Она пробудила во мне желание защищать, радовать, беспокоиться, опекать... Подобное я чувствовал еще тогда, когда был ангелом с белоснежными крыльями. Тогда мне хотелось радовать Отца, видеть Его улыбку. Я любил Его... Но, то что я ощутил к Ангелине было сильнее, глубже... и непонятно для меня.
   И вот чтобы лучше понимать Ангелину, раскрыть ее тайну, соединил наши сознания. Даже смешно сейчас. Я столько раз корил Люциана за то, что он, по неумению и незнанию, повязал свою жизнь с человечкой. А сам? Неосознанно связал себя и Ангелину. И с каждым днем эта связь крепла, становилась сильнее, сближала нас. Все бы ничего, но душа Ангелины настолько светла, а в моей давно царствует Тьма, что наш союз стал приносить мне боль. Сначала это было просто неприятно, но потом все ощутимей, больнее. Ангелина начала обжигать меня прикасаясь. Какой рефлекс на боль у обычного живого существа? Избегать источника боли. Я мог отослать девушку в самые глубины Ада, не видеться с ней, просто избавиться. Но меня как магнитом тянуло к Ангелине. Мне хотелось прикасаться к ней, быть рядом, целовать, обнимать. Я не мог уже без нее. Правда же, звучит абсурдно? Великий и злой влюбился в человечку. В одно из тех созданий, которых всегда презирал и ненавидел. Хотя, Ангелина для меня стала больше чем простой человек. Чтобы дальше быть рядом с девушкой, мне пришлось провести обряд, что повязал наши души, привел их в равновесие. И единственным таким обрядом был брачный. К тому же, я уже сделал первый шаг к нему. Брачный обряд состоит из трех частей: соединение сознаний, душ и тела. В тот день Ангелина стала моей женой. Равной мне. Я и раньше был женат, но никогда на равных правах, никогда не любил и не связывал своей души с кем-то. Равный брак бывает только раз.
   После обряда Ангелина не просто стала равной мне, она получила силу, которая, кстати, проявила себя очень быстро. А после телесного соединения обряд будет полностью завершен и Ангелочек станет бессмертной. И я этого желал. Казалось бы, проще всего - соблазнить женщину. Особенно для меня, Змея искусителя. Но, я хотел чтобы Ангелочек по своей воле мне отдалась. Странное желание для жестокого, властного и коварного Дьявола... И почему я просто не рассказал все Ангелине? Да, потому что я боялся... Вот так... Боялся. Себе могу не врать. Ангелочек стала равной мне, и силой ее удержать уже не мог, но и отпустить тоже, если бы она решила уйти.
   Как узнали демоны о том, что Ангелина для меня теперь не просто ″игрушка″ остается загадкой. Правда, в тот день, когда я отвечал на вопросы девушки, то ощутил чужое присутствие за дверью, но это был кто-то слабый, ничтожный, не заслуживающий моего внимания. И отвлекаться от Ангелины, сидящей у меня на коленях, чтобы поймать подслушивающего, мне не хотелось. И как оказалось, зря.
   В тот день, оставив Ангелину в офисе, я отправился заключить пару договоров. За меня это никто не сделает. Хотя, если честно, я лучше бы еще насладился объятиями Ангелочка, чем идти заполучать эти никчемные душонки. Заключив два договора, решил что на сегодня уже достаточно и не стал обращать внимание еще на троих своих клиентов - двоих подростков и женщину. Человечка просто сгорала от желания извести со свету жену своего любовника. Каждая подобная мысль очерняла ее душу. Но меня она не интересовала. Таких душ в Аду много. Человеческие дети были готовы расстаться со своими душами в обмен на известность. Они так красочно все представляли. Но я не захотел. Обойдутся. Пока что. Меня Ангелочек ждет, и я спешил к ней. Невольно улыбнулся, вспомнив, как она усердно меня соблазняла. Забавный, маленький, пушистый котенок и такие мысли в голове. Она огорчилась, когда я не отреагировал на ее действия. Глупенькая. Знала бы она, о чем я тогда думал - покраснела бы от ушей до кончика хвоста.
   − Повелитель, − тихо, на грани слуха, произнес очередной встреченный мной демон, поклонился и поспешил удалиться. До меня донеслись его испуганные мысли. Все кого я встречал в коридорах ″П.Е.К.Л.О″ сторонились или шарахались от меня в стороны, пытались поскорее укрыться. А все потому, что я улыбался. Неужели это выглядело настолько устрашающе?
   По мере приближения к двери кабинетика Ангелины, во мне поднималась волна непонятного чувства. Словно что-то не так, но все никак не мог понять что именно. Только взявшись за дверную ручку, я уже знал, что Ангелочка внутри нет. Ее вообще нет в здании. Настроившись на нашу с ней связь, попробовал ощутить, где сейчас находится девушка. Вот тогда и понял, что было не так. Я не ощущал Ангелину в полной мере, как раньше. Сейчас она была словно маленький угасающий огонечек. И что она делает в самом гиблом месте Ада? Зарычав, больше от беспокойства, чем от гнева, я переместился.
   − Ангел! Что ты забыла в этой ды... - слова застряли в горле.
   Хватило нескольких секунд, чтобы оценить всю ситуацию. Очередные заговорщики, что хотят власти. Такова уж природа демонов. Но, когда мой взгляд натолкнулся на полуголую Ангелину, сидящую в центре пентаграммы, во мне начала закипать ярость. Последней каплей был Армер. Предатель. А ведь когда-то он клялся мне в верности, пал вместе со мной... Я не оставил даже пепла от заговорщиков. И накричал на Ангелочка. Только позже, когда успокоился, осознал что обидел ее. Я никогда раньше ни перед кем не извинялся, но мне важно было заполучить прощение моей Ангелины. Не успел... Она пропала.
   Уже вторую неделю я не мог найти Ангелину. Обыскал каждый существующий мир, потому что на Земле ее не было. Заставил всех в Аду искать свою Повелительницу. Но результата не было. Словно Ангелочек просто исчезла, растворилась. У людей есть такое выражение - ″вырывают сердце и душу″. Вот именно это я ощутил без Ангелины. Готов крушить все вокруг, от одной лишь мысли, что сейчас с моим Ангелочком может происходить что-то плохое.
   − П-пове-елитель, − пропищал какой-то демон, упав передо мной на колени. Я сидел в зале в своем кресле, не желая никого видеть. И так уже испепелил пару демонов, посмевших попасться мне в минуты ярости. Такая же судьба ожидала и этого демона.
   − Ее видели, − поспешно пролепетал демон. - П-повелительницу видели.
   − Где?! - нетерпеливо рыкнул я.
   − Н-на Земле. Четырнадцать дней назад. Она была в компании светлого. Ангела.
   Демон еще что-то говорил, но мне уже было все равно. Туда, где сейчас моя Ангелочек, будет трудно попасть, но я готов на многое, лишь бы вернуть ее назад.
   − Где она?! - прорычал я, появившись в Небесном царстве, как раз в том месте, где ощущал присутствие Михаила. Ангелину я так и не смог почувствовать.
   Все такое знакомое, родное... Мир, который когда-то мне был домом, выталкивал меня обратно, туда, откуда пришел. У меня мало времени, нужно спешить. Ангелы, которых раньше называл братьями, обнажили мечи. А вот это зря. Хоть я и незваный гость здесь, моя сила все еще со мной. Нападения ангелов удавалось успешно отбивать, но не уверен, что смогу делать это долго.
   − Михаил, − прорычал грозно. - Я знаю, что она здесь. Верни.
   − Она не вещь и тебе не принадлежит, − сдержано ответил архангел, но я чувствовал, что он нервничает. - Лишь она может решить все. Но знай, что просто так ей не уйти. У Ангелины светлая душа и она должна быть на стороне Добра.
   − А ты спрашивал, чего она хочет?
   − Бесполезно спрашивать сейчас, − ответил вместо Михаила Рафаэль. - Ты настолько затуманил Ангелине разум, что она считает твои желания своими.
   − Михаил! - гневно зарычал я. - Повторяю, верни.
   − Нет. Лучше уходи. Ты оскверняешь наш дом своим присутствием.
   − Я уйду отсюда только с Ангелиной.
   − Ты не имеешь права здесь быть! - зло произнес Михаил. Совсем, как когда-то, когда обижался на меня за нечестную игру.
   − Как видишь, я здесь, − спокойно ответил я. - Где она? Где Ангелина?
   − Она в надежном месте. Ей здесь хорошо. Она на своем месте.
   − Ее место рядом со мной.
   − Нет, − возразил Михаил, покачав головой. - Ты - Зло. Ты погубишь ее.
   − Ты ничего не понимаешь, − во мне нарастала ярость. - Михаил, у тебя есть выбор. Если ты мне не вернешь ее, клянусь, что не оставлю здесь ни одного камушка, сотру все в пыль, но найду Ангелину. Приведу сюда свои легионы.
   − Но ты не можешь! - воскликнул Михаил, насторожено смотря прямо в мои глаза.
   − Могу, − уверенно произнес я. Блефовал. Было очень сложно противостоять этому миру, который все упорней пытался изгнать из себя зло. Надеюсь, ангелы поверят в мои угрозы. - Вы похитили мою жену. Повелительницу. Решай, Михаил. Или отдаешь ее мне или война.
   − Но... Хорошо, − Михаил опустил свой меч, остальные последовали примеру своего главного архангела. − Давай поговорим. Мы отдадим тебе девушку только при одном условии и никак иначе.
   − Что за условие? - спрятав свой меч, я насторожено наблюдал, как ангел приблизился ко мне.
   − Ты в обмен на Ангелину. Сам сдашься нам, и не будешь сопротивляться.
   − Хорошо, − не раздумывая, ответил я.
   − Что? - Михаил удивленно дернул бровями.
   − Хорошо, я сдамся. И не буду сопротивляться.
   − Почему? - еще больше удивился архангел.
   − Михаил, ты когда-нибудь любил? Любовью мужчины к женщине? - в глазах ангела промелькнула грусть, сожаление, боль. - Вижу, что любил... и любишь. Кто она? Та прелестная ангелесса? Сара, кажется. Или все намного сложнее? Смертная? Да, я угадал. Тогда, ты должен понять меня.
   − Но ты не можешь любить!
   − Почему? Потому что я - Зло? Ошибаешься. Любовь не имеет понятия Добра и Зла, Света и Тьмы, она не спрашивает разрешения к кому придти.
   − Но...
   − Я люблю Ангелину и сделаю все ради ее свободы. А я точно знаю, чего она хочет, потому что любит меня тоже. Пусть не говорит, но любит.
   − Знаешь... ты изменился, − грустно улыбнулся Михаил.
   − Нет. Не изменился. И от своих слов, сказанных тогда, я не откажусь никогда.
   − Но Ангелина... Она ведь человек...
   − Мне все равно, − раздраженно произнес я. Что-то на откровение меня потянуло. - Так, мы договорились? Вы отпускаете Ангелину, а я завтра на восходе приду, куда скажешь, и полностью отдаю себя в вашу власть.
   − Дай слово.
   − Ты веришь моему слову? - насмешливо хмыкнул я.
   − Да. Поклянись.
   − Клянусь. Я сдержу свое слово.
   − Хорошо, − кивнул Михаил. - Завтра на восходе. Думаю, ты хорошо помнишь место своего прошлого заключения.
   − Я оттуда уже раз сбежал. Не боишься, что снова сделаю это?
   − Не боюсь. И в прошлый раз тебе понадобилась тысяча лет, чтобы убежать. Мы проследим чтобы теперь тебе это не удалось. Согласен?
   − Согласен, − твердо ответил я. Будет трудно. Очень, но я сбегу. Должен. Ведь мне есть ради кого вернуться. В следующий миг ко мне уже прижималась Ангелина. Такая хрупкая и... МОЯ. Глаза полные радости и сладкие губы в нежном поцелуе.
   Мне пришлось взять с Ангелины обещание, что она не будет меня искать. И пусть лучше не знает, чего стоила ее свобода. Уверен, зная ее характер, Ангелочек пойдет ″воевать″ с ангелами, но теперь уже за мою свободу. Поцелуем я прекратил расспросы, но не ожидал действий в ответ и требований исполнить супружеский долг.
   − Ангел, остановись, − попросил я, сам не в силе остановиться.
   − Не могу. Не хочу, − еле слышный шепот прозвучал для меня очень громко, срывая весь мой контроль, сводя меня с ума.
   Я проснулся еще до восхода солнца. Как же не хотелось покидать Ангелину. Она, закутавшись в одеяло, сладко спала, подложив одну ладошку под щеку, вторая рука лежала на том месте, где только что спал я. Длинные русые волосы разметались по подушке, нежная улыбка на губах. Такая хрупкая, теплая, родная... Я улыбнулся, вспоминая ее поцелуи, несмелые прикосновения, зеленые глаза подернутые дымкой страсти, каждый ее стон и вздох. Внутри все просто пело. Наверное, это счастье.
   Образ спящей Ангелины все еще стоял перед глазами, когда я переместился на место встречи с ангелами. Не сопротивлялся, позволив приковать меня цепями к каменной глыбе, с начертанными символами, не позволяющими воспользоваться силой. Воспоминания об Ангелочке не исчезли даже тогда, когда Гавриил избивал и ранил беспомощного меня мечом.
   − Теперь ты не убежишь, − довольно ухмыльнулся ангел. - Наконец-то Зло побеждено.
   Гавриил в этот раз поступил хитро. Цепи невозможно разорвать и они не дадут ранам зажить, впитывая мою силу, но не убивая. Это плохо. Но я придумаю как отсюда убежать. Должен. Ангелочку без меня будет трудно. Пусть она сейчас бессмертна, но управлять Адом задача не простая.
  
   Я обвел взглядом пространство - пустыня, палящее солнце, застывшее в небе на одном месте и эти зеленые монстры - кактусы. Ненавижу.
   Мир, где нет течения времени. Моя тюрьма. Мир между мирами...
  
  
  16. ″Не все спокойно в... Аду...″
  
   Я проснулась резко. Вот только что мне снилось что-то хорошее, приятное, а в следующий миг меня выбросило из сна. Последнее, что я запомнила это тихий, едва слышный, шепот, произнесший мое имя. Не открывая глаз, слегка потянулась. Тело отозвалось болью и усталостью. Сразу же нахлынули воспоминания прошедшей ночи... Горячие сильные руки, нежные обжигающие прикосновения, вызывающие дрожь во всем теле, страстные поцелуи, сбивающие дыхание, заставляющие стонать от удовольствия и хриплый шепот: ″Доверься мне″... Я почувствовала как щеки и уши запылали жаром, но губы растянулись в довольной улыбке.
   По ощущениям спала я довольно таки долго. Провела рукой по кровати. ″Хм, не поняла″. От удивления распахнула глаза. Я была в постели одна. Обидно. ″А где муж мой дорогой? Мог бы дождаться моего пробуждения. Или он уже пожалел о том, что произошло? Нет, с чего бы ему жалеть. Может что-то случилось и ему пришлось уйти? Или...″ Тут, мне вспомнились его вчерашние слова: ″Пообещай мне, чтобы не случилось завтра, ты не будешь меня искать″. Так что случилось сегодня? И куда он пропал?″
   − Самаэль! - позвала я, надеясь, что он все еще где-то здесь. Ответом была тишина.
   ″Самаэль!!!″ − мысленно проорала - может, услышит. Ничего.
   Сев в постели, стала оглядываться в поисках своей одежды. То, что предстало моему взгляду, не было похоже на мой сарафан, в котором ходила, когда ″гостила″ у ангелов. Вчера, не только я занималась сжиганием одежды на Самаэле. Щеки вновь запылали.
   − Люци... Ангелина! - воскликнул Морт, появившись посреди спальни.
   − Ты наше... − запнулся Аро, появившись рядом со Смертью. Его взгляд остановился на мне. ″Почему это у него глаза так странно заблестели?″ - О, Крошка. Как мне приятно тебя видеть. Да-а-а.
   И тут я только осознала, что сижу в постели, едва прикрывшись одеялом и много чего видно. В этот же момент произошло следующее: я испугано пискнула, натянув одеяло до подбородка, а в Аро полетела, внушительных размеров, молния. Морт, стоявший слишком близко возле вампира, резко отшатнулся, при этом взмахнул своей косой, зажатой в руке. В результате, Аро, застывший на месте с открытым ртом и выпученными глазами, был подстрижен острой косой, а потом еще и слегка поджарен молнией.
   − Ангелина, − упрекнул Морт, отрывая меня от созерцания, растянувшегося на полу, Аро.
   − А что я? - невинно захлопала ресничками. - Не нужно врываться утром в спальню к молодой де... чужой жене!
   − Вообще-то уже четыре часа дня, − заметил Аро, подняв вверх руку с выставленным указательным пальцем.
   − И мы пришли к Люциферу, − кивнул Морт. Оттолкнув со своего пути ногу вампира, он подошел ближе к кровати. - Я привожу души грешников, а Астарт мне говорит, что не было приказа Повелителя и без него он не примет новичков. Отправившись в офис, никого там не нахожу, кроме, вольготно развалившегося на диване, Аро, который тоже ищет Люцифера. Нам не осталось другого выбора, кроме как придти в личные покои Повелителя. Ну?
   − Что? - я непонимающе посмотрела на блондина.
   − Люцифер где?
   − А я откуда знаю?
   − Ну, ты... Вы ведь... Это... − замялся Морт, отводя взгляд.
   − Провела с ним ночь. Вот! - крякнул Аро, не делая попыток вставать с пола.
   − Ну, и что? - щеки вновь предательски запылали. - Откуда я знаю, куда он ушел.
   − Его сегодня не видели, и найти никто не может, − произнес Морт, задумчиво потерев подбородок. Он хмурился, бормоча что-то себе под нос, а потом взгляд его голубых глаз прожег меня. - Ты подойдешь.
   − Что? Куда? - удивилась я.
   − Она? - воскликнул вместе со мной Аро, приподнимаясь на локтях. - Уверен?
   − Она Повелительница, это ее обязанность, − все еще задумчиво хмурясь, ответил Морт. - В отсутствие Повелителя она должна управлять всем.
   − Ты с ума сошел?! - воскликнул вампир, поднимаясь на ноги и отряхивая, прожженную в нескольких местах, одежду. - Она же поубивает всех на... кхм... Скажи, что ты пошутил.
   − Я вполне серьезно. Кому, как не мне, знать правила, − оскорбился Морт, сжав тонкие губы. - Она теперь бессмертна и полноправная Повелительница Ада. Так что она нам подойдет.
   − Эй! − возмутилась я. - Она, между прочим, все слышит. Так что, не говорите так, словно меня здесь нет. И наконец-то объясните мне все!
   − Времени нет, − недовольно буркнул Аро, отступая от рассерженной меня в дальний угол комнаты, и низко поклонился, лукаво ухмыльнувшись. - Следует поспешить. Одевай... тесь, моя Повелительница.
   − Морт, − выжидающе посмотрела в глаза Смерти, сильнее натягивая на себя одеяло. - Объясни. Почему ты сказал, что я бессмертна?
   − Хм, ты знаешь, что ты - Повелительница? - удивился блондин.
   − Угу, − утвердительно кивнула. - Но мой дражайший супруг ничего не сказал о моем бессмертии. Ну, сказал, что я пока что не умру, но никак не бессмертна.
   − Ангелина, понимаешь ли, обряд, который сделал тебя женой Люцифера, состоит из трех частей - слияния душ, тел и сознаний. Вчера, вы исполнили последнее условие. Так что, будь добра, вставай и пойдем с нами. У тебя еще много работы.
   − Какой работы? − ″Хм, что-то мне не хочется никуда идти. Чувствует беду моя по... копчик″.
   − Узнаешь, одевайся, − нетерпеливо произнес Морт.
   − Хорошо, − согласилась я. - Отвернитесь.
   Морт сразу же исполнил мою просьбу, развернувшись ко мне спиной.
   − Может помочь? - ухмыльнулся Аро, но увидев, как заискрились кончики пальцев на моей руке, отвернулся. До меня донеслось его тихое бормотание: - Понял. Не дурак. Почему сразу молнии? Я же просто хотел помочь... Почти.
   ″Одеться? Во что мне одеться? И это не философский вопрос женщины, стоящей перед открытым шкафом. Так, Самаэль же как-то это делает. Как? Может представить нужно? Попробуем″.
   Я с опасением посмотрела на свое тело, замотанное в одеяло. ″Нет. себя жалко. Вдруг не получится″. Взгляд натолкнулся на неспокойно стоявшего в углу вампира. Он все порывался подсмотреть за мной. Хорошенько сформировав в голове образ нужной одежды, я представила в ней Аро. Миг, и на вампире надет голубой сарафан в мелкий белый горошек. Едва сдержала рвущийся наружу смех, укусив краешек одеяла. Аро не заметил изменений, а вот плечи Морта пару раз дернулись. Мысленно похлопав себе в ладоши за такой успех, я, отбросила в сторону одеяло и представила на себе сначала белье, потом синие джинсы и черную футболку. Подумав еще пару секунд, представила свои удобные кроссовки. Волосы заплела в косу. Вспомнив, как однажды Самаэль сделал мне прическу, дополнила образ вампира миленькими кудряшками.
   − Все, я готова! - радостно сообщила, привлекая внимание.
   Морт сразу же обернулся. Его лицо было суровым, напряженным, губы плотно сжаты в тонкую линию, но глаза так и искрились от едва сдерживаемого смеха.
   − И часа не прошло! - негодующе произнес Аро, повернувшись к нам лицом. Движение было резким - подол сарафана немного взметнулся вверх, обнажив коленки вампира. ″Хм... миленький такой. Может ему еще бусы создать? Такие как у моей бабушки были - крупные, красные″.
   − Кхм, никому не дуе... − вампир запнулся на полуслове, потому что как раз наклонил голову вниз. Наверное, чтобы посмотреть на то место, куда дует. Так и застыл, оценивая свой новый наряд.
   Я все-таки не удержалась - наградила Аро бусами и маленькой шляпкой с синими перьями и небольшой вуалькой-сеточкой. Морт, цепляясь за свою косу, чтобы удержать равновесие, согнулся пополам и громко захохотал. Еще раз окинув вампира взглядом маньяка-стилиста, я рассмеялась, даже слезы на глазах появились. ″Поистине забавное зрелище. Жаль, что Самаэля нет″. Воспоминание о Падшем больно кольнуло сердце. ″Где же он?″
   − Ангелина! - прошипел покрасневший Аро. ″Смущается или злится?″ − Ты... Ты...
   − Я, − улыбнулась искренне. ″Злится″. Глаза вампира блеснули яростью, а левый при этом еще и нервно дергался. Стало еще смешнее. ″Странно. Раньше за собой такого не замечала. Это только мои сестрички могут затевать подобные забавы над кем-то. Но, тем не менее, мне это нравится. Хм, может, Морта приукрасить?″
   − Э, нет! - Смерть сразу же прекратил смеяться и стал серьезным, заметив мой кровожадно-оценивающий взгляд. - Хватит. Поиграли, посмеялись, а теперь нам пора. У меня еще много дел.
   − Ты! - прорычал Аро, сделав шаг в мою сторону. Из-под его верхней губы появились клыки. - Да, я тебя...
   − Аро! Прекрати, − успокаивающе произнес Морт, удержав вампира за плечо. - Это просто шутка, да и ты сам виноват.
   Аро недовольно сбросил руку Смерти и, еще раз на меня зарычав, отвернулся.
   − Знаешь куда идти? - спросил меня Морт. Я отрицательно покачала головой. - Значит, перемещаться будем вместе. Придется взяться за руки.
   − Ты фто?! - возмутился вампир, взмахнув руками. Клыки явно мешали ему говорить. - Я с эфой не пойду! Ефчо какой-то чафти тела не дофчитаюсь! И не ф таком виде!
   − Ладно-ладно, − успокоил его Морт. - Иди переодевайся. Заберешь Повелительницу у Астарта. Мне некогда. Работа. Иди.
   − Кстати, у тебя красивые ноги, − не знаю почему, ляпнула я. - Ровные. Правда-правда.
   Аро зарычал, а его плечи дернулись, словно от удара плетью. Вампир растворился в черной дымке.
   Морт протянул мне свою руку и, как только я взялась за нее, перенес нас. Мы оказались в длинном полутемном коридоре. Вдоль стен, в каменных чашах горел огонь, освещая помещение и отбрасывая вокруг диковинные пляшущие тени. Жуткое место. У меня даже мурашки по спине пробежались. ″Не нравится мне здесь. Ох, не нравится″.
   − Морт, а куда мы идем? - спросила я шепотом, потому что громче сказать побоялась. Да и так показалось, что тени на стенах на миг застыли, словно прислушивались к моим словам.
   − Сейчас мы идем к Астарту. Он не принимает приведенные мной души без приказа Повелителя. А так, как ты теперь тоже при власти, то отдашь этот приказ, и я продолжу выполнять свою работу.
   − Но, я ведь ничего не знаю и не умею, − пробормотала, при этом обернулась, удивленно проводив взглядом очередного демона, который мне поклонился. - Почему они так делают? Раньше ведь не кланялись.
   − Раньше они не знали, а теперь показывают свое почтение и уважение Повелительнице.
   − А ты почему так не делаешь? - я вопросительно изогнула бровь, бросив мимолетный взгляд на Смерть.
   − Потому что, я не подчиняюсь ни добру, ни злу. Я на нейтральной стороне, − поучительным тоном произнес Морт.
   − Ага, и при этом ты один из всадников Апокалипсиса, − иронично хмыкнула я.
   − Да, − серьезно кивнул Морт.
   − Эм-м, а почему я никогда не видела остальных твоих... э-э-э...
   − братьев, − подсказал Морт. - Они любят уединение, а меня обязывает работа, появляться в Аду и в Раю.
   − А какие они? - заинтересованно спросила я, стараясь не обращать внимания на кланяющихся мне демонов. ″Этот коридор, наверное, никогда не закончится″. - Опиши их. Морт, пожалуйста.
   − Хм, ладно. Мор, он же Чума, Завоеватель. Очень любит различные клички. Высокий, стройный парень с длинными светло-русыми волосами. Такого когда увидишь, сразу же забудешь. Очень любит читать книги, ведет себя тихо и незаметно, меня иногда злит его спокойствие и безразличие. Война - шумный, вспыльчивый, азартный, рыжеволосый парень. Ну, ты наверное понимаешь какое его любимое занятие. Вечно разбрасывает по дому оружие и пытается заполучить мою косу, словно ему его игрушек не хватает. Ну, и Голод. Худой, высокий брюнет. Этого, вообще редко можно застать дома - постоянно где-то на Земле пропадает. Падок к женщинам. Особенно очень любит молоденьких моделей. И что ему в них нравится? Кожа да кости, не то, что моя Оля.
   При упоминании имени моей подруги лицо Морта словно засияло. Он нежно улыбнулся и тихо вздохнул.
   − Как она? - спросила я, коснувшись руки парня. - Вообще, как вы?
   − Я не думал, что будет так трудно. Она постоянно чем-то недовольна. А ведь я все делаю, чтобы ей было хорошо. Я... Ангелина, ты умеешь беречь тайны?
   − Умею, − призналась, посмотрев в серьезные голубые глаза Морта.
   − И Люциферу ничего не расскажешь? Вообще, никому.
   − Не скажу. Честно.
   − Верю. Просто выслушай меня, пожалуйста. Мне нужно выговориться. Понимаешь, я полюбил Олю очень давно. Еще до того, как встретил тебя. Я не знал, что вы подруги. Для меня это было сюрпризом. Приятным сюрпризом. Впервые, я встретил Олю в больнице. Ей было тогда пять лет. Я пришел забрать ее бабушку, и она меня увидела. Не испугалась, − Морт замолчал и нежно улыбнулся, наверное, вспоминая тот день. - Оля тогда мне столько вопросов задала, что даже растерялся. С той встречи я начал следить за ней, день за днем. Мы остановились перед тяжелой деревянной дверью. Морт не стал ее открывать, продолжая свой рассказ.
   − А знаешь, ведь мы, всадники, не можем иметь детей, − вдруг произнес парень.
   − А как же... Э-э-э... Оля? - ошарашено спросила я.
   − О, это моя удача, − хмыкнул Морт. - Понимаешь, я проводил кое-какие эксперименты. Мне в этом немножко и Люцифер помог.
   − В чем-чем помог? - сердито уставилась на парня, смотря ему прямо в глаза.
   − Не в том, о чем ты подумала, − усмехнулся Морт. − Это долго и трудно объяснять. Оля носит моего ребенка. Не переживай.
   − И не думала, − пробубнила я, покраснев.
   − Я очень ее люблю. Это такое прекрасное чувство. Никогда раньше не любил.
   − Но что будет потом? Оля ведь человек. Когда-нибудь ты придешь и за ней, − грустно произнесла я, наклонив голову, чтобы не смотреть в глаза Морту.
   − Я... я придумаю что-нибудь, − в голосе парня звучала боль и тоска. - Да. Придумаю. Главное, что я ее люблю, и у нас будет ребенок, а все остальное потом... Я благодарен тебе, за то, что выслушала меня. А теперь нам пора, − Морт открыл передо мной дверь. - Прошу, леди.
  Мы оказались в небольшой длинной комнате. Под противоположной от входа стеной, за огромным деревянным столом сидел Астарт и нетерпеливо стучал по столешнице пальцами. В углу, рядом со столом, сбившись в кучу, стояло несколько душ - полупрозрачных человеческих фигур.
   − Повелительница, − увидев меня, демон вскочил, вышел из-за стола и поклонился.
   − Что мне нужно делать? - шепотом спросила я Морта.
   − Уже ничего не нужно, − довольно улыбнулся Смерть. - Достаточно твоего присутствия.
   Натянув на голову капюшон, Морт растворился в воздухе.
   − Ну, значит, все. Проблемы больше нет, − я развернулась, чтобы уйти.
   − П-повелительница, − нерешительно позвал Астарт. - Простите меня, но это еще не все. Вы должны распределить наказание душам.
   − Я? - удивилась, застыв на месте. - А разве для этого не должен существовать кто-то специальный? Э-эм, судья? Ну, что-то вроде:
   "Здесь ждет Минос, оскалив страшный рот;
   Допрос и суд свершает у порога
   И взмахами хвоста на муку шлет.
   Едва душа, отпавшая от бога,
   Пред ним предстанет с повестью своей,
   Он, согрешенья различая строго,
   Обитель Ада назначает ей..." (Данте Алигьери ″Божественная комедия″)
   − Что? - удивленно спросил Астарт.
   − Ничего. Так что насчет судьи?
   − Ну, есть судья, но у нас возникли кое-какие проблемы, − виновато пробормотал демон. - Повелительница, вы должны судить души.
   − Но... но, я не знаю, как это делать, − ошеломленно произнесла, переводя взгляд с Астарта на души.
   − Если Повелительница разрешит, я осмелюсь подсказать, − демон снова поклонился.
   − Разрешаю.
   − Повелительница, Вы должны увидеть грехи этой души и соответственно им назначить наказание. Вот, − в руках демона появился листок. - Здесь указаны основные пункты.
   На бумаге действительно были написаны грехи и наказание за них. Сначала, я думала, что мне будет сложно присудить то или иное наказание, но когда ″увидела″ грехи душ, все сомнения исчезли. Я не просто знала, а реально увидела, почувствовала то, что сделал владелец души при жизни. Убийство, воровство, насилие, жестокость, ложь, мельчайшие злые мысли и многое-многое другое. И, скажу, ощущения не из приятных. Когда Аро, переодетый в свои неизменные черные рубашку и брюки, пришел за мной, я была уставшей и злой.
   − Пойдем... те, − произнес Аро, бросив на Астарта недовольный взгляд. ″Интересно, что они не поделили?″
   − Ну, и что от меня требуется дальше? - спросила, когда мы вышли за дверь. Вампир повел меня через какие-то полутемные коридоры.
   − Знаешь, у Повелителя накопилось много дел. Сейчас, ты должна присутствовать на церемонии... э-э-э, одним словом увидишь. Потом провести суд над демонами, еще нужно обойти с проверкой несколько отделов ″П.Е.К.Л.О″, наказать одного из жнецов, − перечислил Аро.
   − И ты этим всем занимаешься? Следишь, чтобы все было в порядке?
   − Нет, − нехотя буркнул вампир. - Я, вообще-то, только преподаю искусство инкубов в университете.
   − А почему сейчас вот этим занимаешься?
   − Потому что я проиграл в карты и теперь целый месяц должен исполнять работу другого демона, - недовольно объяснил Аро. - Нам сюда. Тебе нужно переодеться в церемониальную одежду.
   − А моя не подойдет?
   − Нет, − вампир открыл передо мной дверь и впихнул меня внутрь. - У тебя десять минут.
   Дверь за моей спиной захлопнулась. ″Вот же... вампир! Наколдовать бы ему еще макияж... к платью. А что, неплохая идея″. Я злорадно улыбнулась, представив вампира в платье, бусах и шляпке, с накладными ресничками, накрашенными ярко-красной помадой губами и румянами на щеках.
   − Повелительница, − передо мной склонились две демоницы и, выпрямившись, выжидающе на меня посмотрели.
   Я, не понимая, что от меня хотят, взглядом пробежалась по комнате. Кроме дивана, двух кресел и низенького столика, здесь больше ничего не было, даже простенького коврика на полу. Сама комната, наверное, как и все остальные в Аду, была выполнена в черных тонах. ″С этим нужно что-то делать″, − мелькнула мысль. − ″А то, глядя на эту хмурую обстановку, до депрессии недалеко″.
   − Повелительница, − несмело пролепетала одна из демониц, привлекая мое внимание. В руках она держала длинное бордовое платье с черной вышивкой. Вторая демоница держала черные кружевные перчатки и туфли на высоком каблуке.
   ″Понятно. Меня будут одевать″. Я не знала можно ли отказаться, поэтому смиренно разрешила сначала себя раздеть, а потом одеть. Непривычные и неприятные ощущения. Я никогда раньше ни перед кем не раздевалась. Самаэль не в счет.
   Платье оказалось очень легким, невесомым и очень красивым - узкий облегающий верх на бретельках, открытая спина и длинная юбка в несколько слоев. Правда, юбка путалась в ногах, и приходилось передвигаться маленькими шагами, чтобы не упасть. Потом, меня усадили в одно из кресел и принялись сооружать прическу, хотя скорее это было похоже на снятие скальпа. ″Зачем же так натягивать волосы? Улыбка от этого у меня шире не станет″. Количество шпилек, подаваемых одной из демониц второй, приближалось к двум десяткам, и я уже мысленно попрощалась с последним своим волоском, когда пытка наконец-то прекратилась. Одна из демониц взмахнула рукой, прошептала что-то, и передо мной появилось огромное зеркало, в котором я смогла увидеть себя во весь рост. ″Ого! Стоило потерпеть ради такого эффекта″. Ткань платья подчеркивала каждый изгиб фигуры, а высокая замысловатая прическа открывала шею и делала ее длиннее. Я выглядела... э-э-э... как настоящая Повелительница. ″Хм, так я вроде как она самая. Повелительница″.
   Послышался стук и в приоткрытую дверь заглянул Аро. На минуту он словно завис, рассматривая меня.
   − Крош... Повелительница, − кашлянув, произнес вампир. - Нам пора.
   Я ощущала себя, по меньшей мере, королевой - гордо вздернутый подбородок, прямая спина, маленькие шаги, одна рука на согнутой в локте руке Аро, вторая - придерживает подол платья. Я словно ″плыла″ по коридору. Хотя на самом деле просто боялась упасть на этих высоченных каблуках.
   Вампир подвел меня к высокой деревянной двери, с начертанными на ней непонятными знаками. Пара мгновений и дверь легко, без скрипа, распахнулась, и я увидела уже знакомый зал. Внимание всех присутствующих сразу же сосредоточилось на моей скромной персоне. Аро зашипел и попробовал отцепить от своей руки мои судорожно сжатые пальцы. Ничего у него не получилось, потому что рука вампира была единственным спасательным кругом в окружении этих акул. Взгляды демонов и остальных представителей Ада меня очень нервировали. Они словно раздевали меня, заглядывали под кожу и этим очень пугали. Хотелось подхватить подол платья и бежать. Бежать подальше от этих взглядов. Внезапно, в голове, словно что-то щелкнуло. ″Они просто меня изучают, наблюдают, испытывают - достойна ли я быть их Повелительницей″. С трудом подавив в себе все страхи и паническое желание бежать, подняла подбородок повыше, придала своему взгляду надменности и вселенской скуки, и позволила Аро проводить меня к креслу. К тому самому, что стояло рядом с креслом Самаэля, и теперь было моим. Вампир занял место справа и чуть сзади моего кресла. Присутствующие, замерев, выжидающе смотрели на меня.
   − Чего они ждут? - шепотом спросила вампира, едва шевеля губами и не поворачивая к нему головы.
   − Ждут твоего разрешения. Просто громко скажи: ″Пусть начнется церемония″, − наклонившись к моему уху, прошептал в ответ Аро.
   − И все? - недоверчиво спросила я, скосив глаза в сторону вампира. ″Так просто?″
   − Да.
   − А какая церемония? − ″Все-таки где-то должен быть подвох″. - Ножом протыкать никого не будут?
   − Не будут. Говори уже. Не привлекай к себе ненужного внимания.
   − Аро, кто здесь Повелительница? Что хочу, то и воро... делаю.
   − А ты быстро входишь во вкус, крошка.
   − Не фамильярничай со своей Повелительницей, − величественным тоном произнесла я.
   − И ″обламываешь″ тоже быстро, − хмыкнул вампир.
   − То-то же, соблюдай суборди... субар...э-э-э... ну, ты понял.
   − Понял. Командуй уже Вашество.
   − Пусть начнется церемония, − громко произнесла я, и величественно взмахнула рукой. По залу пронесся гул одобрения.
   Присутствующие расступились, освобождая центр помещения. Появились уже знакомые мне фигуры в балахонах. Они кругом обступили небольшую группу из восьми демонов с оголенными торсами. ″А почему они раздеты? Аро ведь говорил, что никого резать не будут... Да?″ Жрецы тихо запели что-то на непонятном языке.
   − Аро, а что происходит? - спросила я шепотом, наклонившись в сторону вампира.
   − Это обряд взросления. Демоны, которых ты перед собой видишь, достигли совершеннолетия. Это захватывающее зрелище. Ничего страшного не будет. Тебе понравится.
   − А что будет? Думаю, понятие ″захватывающе″, у нас с тобой разное.
   − Увидишь, − загадочно хмыкнул вампир. - Смотри внимательней, уже скоро.
   Я не сводила взгляда с демонов, вокруг которых по кругу ходили жрецы, продолжая свое непонятное пение. Внезапно лица демонов исказила гримаса боли и тут же пропала. Пение жрецов нарастало, становилось все громче и громче. Воздух вокруг словно наэлектризовался, еще чуть-чуть и полетят искры. И вот голоса жрецов достигли наивысшей точки. Демоны в круге упали на колени, а за их спинами медленно раскрывались черные, блестящие кожаные крылья. Демоны дышали часто и тяжело, а их крылья слегка подрагивали.
   − Им... больно? - непонимающе спросила я у вампира.
   − Первый раз всегда больно, − двусмысленно заметил Аро. ″Ну, вот, взял и испортил такой момент″.
   − В платье одену, − пригрозила я, продолжая рассматривать демонов и их крылья. - При всех.
   Вампир промолчал. ″Наверное, обиделся. Все-таки я не очень хорошо поступила, поэкспериментировав на нем. Но... но и он тоже виноват. Зачем ведет себя, как... как герой-любовник. Казанова, чтоб его!″
   − Аро, прости, я больше ничего подобного не сделаю, − виновато прошептала я.
   − Повелительнице не нужно извиняться. Запомни, Ангелина, − холодно произнес вампир. - Это страшный мир, здесь слабых просто растаптывают. Не показывай свои страхи и слабые стороны. У тебя хорошо получается. И я принимаю твои извинения, крошка. Ты тоже прости, но это весь я и меня не изменить. Не могу не обратить внимания на красивую девушку, особенно такую хорошенькую, как ты.
   − Хм, тебе мало того, что женская половина Ада сохнет по тебе?
   − Дай подумать, − Аро сделал длинную паузу. - Мало.
   − Бабник.
   − Угу, и заметь - популярный, красивый и в самом расцвете сил.
   − Да, от скромности тебе не умереть, − прошептала, улыбнувшись. - Кстати, тебе сколько лет.
   − Неприлично о таком спрашивать.
   − Это у девушек непринято спрашивать о возрасте. Ты, вроде, не девушка.
   − Мне две тысячи пятьдесят восемь лет, − гордо произнес вампир.
   − Елки-палки, какой ты... древний, − пораженно выдохнула я. - Ты неплохо сохранился.
   − Ну, спасибо, − обижено буркнул Аро. - Твоему мужу, кстати, намного больше, чем мне.
   − Ладно-ладно, не дуйся. Э-э-э, Аро, а что они делают? - спросила я, наблюдая за тем, как демоны, над которыми проводился обряд, медленно приближаются ко мне.
   − Они должны принести клятву своему Повелителю. А так, как его нет, то клятву они будут приносить тебе.
   Демоны остановились передо мной, выстроившись в линию. Один из жрецов, держа в руках уже знакомую мне чашу, поочередно подходил к каждому демону. Он проводил по запястью демонов изогнутым кинжалом и собирал кровь в чашу. Мне стало плохо от созерцания такого действа, а демоны даже не поморщились. А потом жрец, держа чашу с кровью в вытянутых руках, подошел ко мне.
   − Ты должна зажечь содержимое в чаше, − подсказал Аро, еще до того, как я спросила его, что от меня хотят.
   Придав лицу невозмутимый вид, а это было очень сложно, так, как к горлу подкатывала тошнота, я встала с кресла и протянула руку над чашей. Хорошо, что научилась вызывать огонь, а то опозорилась бы сейчас. Кровь в чаше вспыхнула столбом огня, а по залу пронесся гул одобрения.
   − Надеюсь, больше ничего подобного делать не нужно? - спросила я у Аро, когда вернулась в свое кресло.
   − Не нужно, − ответил вампир. Я с облегчением вздохнула. - Пока что.
   И правда, дальше было просто скучно. Каждый из присутствующих в зале решили выказать мне свое почтение. Пришлось нацепить на лицо непроницаемую маску и выслушивать все фальшивые комплименты и сладкие речи. Это очень утомляло. Очень.
   − Пойдем. Нужно рассудить двоих демонов, − Аро подал мне руку, помогая мне встать, когда последний демон исчез из зала.
   − А может, перекусим? - спросила, с надеждой смотря на вампира. - Я еще ничего не ела и устала.
   − У нас мало времени и много дел.
   − Аро, − жалостно протянула я, свела брови вместе и захлопала ресничками, смотря прямо на вампира. - Пожалуйста.
   Аро недовольно хмурился ровно минуту, а потом куда-то исчез. Появившись, он протянул мне шоколадку.
   − Такая маленькая, − с досадой произнесла, чувствуя, что желудок и от такого ″допинга″ не откажется.
   Но не успела я взять плитку шоколада, как вампир вновь растворился в воздухе. Через миг он протягивал мне шоколадку уже побольше.
   − Не молочный? - вздохнула я.
   Недовольно зарычав, Аро исчез. На этот раз он вернулся с огромной плиткой молочного шоколада с орешками. Пока вампир вел меня сплетениями полутемных коридоров, я с наслаждением поглощала шоколад. Когда мы остановились перед небольшой дверью, от шоколада остался последний кусочек, который по моим ощущениям уже был бы лишним, очень.
   − Хочешь? - спросила, протянув к лицу Аро шоколад. Вампир собирался мне ответить (по глазам видела, что хотел отказаться), но я просто сунула кусочек в его приоткрытый рот. - Правда же, вкусно?
   В ответ послышалось только невнятное бормотание.
   За дверью нас ожидали два демона и девушка, смотрящая на меня огромными карими глазами, полными страха. Но больше всего меня озадачила реакция Аро на эту девушку. Он весь напрягся, словно натянутая струна, застыл на месте и резко задержал дыхание - я услышала его шумный вдох. Глаза вампира вспыхнули красным, а из-под верхней губы появились кончики клыков. Аро не сводил внимательного взгляда с девушки, стоявшей между демонами.
   Суть проблемы, которую я должна была решить, заключалась в том, что эта смертная, начитавшись в интернете разной ерунды, решила вызвать демона, чтобы тот исполнил ее желание. И у нее получилось. Только вот на ее зов пришло два демона. Исполнять желание девушки никто и не собирался (там какие-то нюансы с заклинанием возникли), зато заполучить душу смертной захотели оба демона. И вот теперь они не могли решить, кому принадлежит девушка, поэтому и пришли, чтобы их рассудили.
   Я не смогла отдать девушку ни одному из демонов. Ну, вот пожалела ее, глупую, и все тут. Демоны хоть и были недовольны, но покорно поклонились мне и ушли.
   − И что мне теперь делать? - спросила я, скорее саму себя, потому что Аро ни на что не реагировал, а девушка, молча, дрожала от страха.
   Тяжело вздохнув, пару раз пощелкала пальцами перед глазами вампира. Никакой реакции. Но зато от звонкой пощечины, которая слишком громко прозвучала в тишине помещения, вампир пару раз моргнул и сосредоточил свой взгляд на мне. "А что я?" Просто от легких хлопков по щекам Аро эффекта не было.
   − Что? - с трудом спросил он. Тяжело все-таки говорить, не дыша.
   − Дальше что делать? На Землю, скорее всего, теперь ее отпускать нельзя, − я указала на девушку. - Куда ее теперь?
   − Или оставь ее здесь в Аду при себе слугой, или отправь в другой мир, − сдержано ответил Аро, смотря куда угодно, но только не на девушку.
   Я задумалась. ″Имею ли я право вот так распоряжаться судьбой живого человека?″ Не найдя лучшего выхода, решила спросить у девушки, чего бы хотела она сама. Мария, так ее звали, выбрала вариант отправиться в другой мир. И, кажется, она совсем не огорчилась тому факту, что больше не вернется на Землю. Более того, Маша ничему не удивлялась.
   − Ладно, но пока что поживешь здесь. Тебе выделят комнату, но скорее всего, завтра тебя отправят в один из миров. Просто нужно спросить еще разрешения у кое-кого, − улыбнулась я девушке, а мысленно продолжила: ″Вернись этот кое-кто вечером домой, получит ″на орехи″ от рассерженной жены″.
   Попросив, точнее приказав одному из встреченных в коридоре демонов отвести девушку в общежитие и обеспечить всем необходимым, мы с Аро отправились проводить инспекцию в отделах ″П.Е.К.Л.О″.
   ″Я уже говорила, что этих самых отделов много? Нет, их не просто много - их огромное множество″. И куда бы мы не пришли, меня ожидали фальшивые улыбки, комплименты и любезности. Да я за километр чувствовала их страх (все-таки я законная Повелительница), недоумение (чем заинтересовала Повелителя смертная, что он возвел ее в статус своей жены?) и безразличие (некоторые служащие просто спокойно все восприняли).
   Когда за моей спиной захлопнулась дверь последнего проверяемого отдела, я чувствовала себя уставшей, словно выжатый лимон, и голодной, как волк - готова была слона съесть.
   − Все, теперь домой, − простонала я. Голова просто раскалывалась от чужих эмоций.
   − Нет, − убил мою надежду на отдых Аро. - Еще одно дело осталось.
   Вампир привел меня в пещеру для наказаний. На меня нахлынули неприятные воспоминания, но я постаралась побыстрее их отогнать. Как и тогда, в пещере собрались желающие посмотреть. Они расступились, освобождая мне дорогу. К столбу, в центре, был кто-то прикован.
   − Это жнец, − прошептал Аро. - Стандартное наказание - пять ударов ″огненной плетью″.
   − Какой? - голос предательски дрогнул. ″Неужели мне придется присутствовать на казни?″
   − Обычная плеть из кожаных полосок, даже без узелков, но горящая, − все так же, шепотом, объяснил вампир и вложил в мою руку рукоять плети. На мой панически-истерично-вопросительный взгляд Аро сказал только одно слово: − Надо.
   Я обвела взглядом присутствующих. Каждый из них внимательно следил за мной. ″У меня есть выбор? Или нет?″
   − Ангелина, − шепотом позвал меня Аро. - Просто сделай это. Зажги плеть и нанеси ровно пять ударов.
   Все, что случилось потом, я просто вычеркнула из памяти. ″Никогда больше не сделаю ничего подобного. Никогда. Пусть Самаэль сам исполняет свои обязанности″. Не помню, как ушла из той пещеры. Просто осознала, что сижу в своем кресле, а рядом пустует кресло Падшего.
   ″Самаэль, ну где же ты? Куда пропал? И почему мне не нужно тебя искать? Зачем я обещала?″ − тяжело вздохнула я. − ″А может, как-то можно нарушить данное слово?″ Но как только эта мысль сформировалась в моей голове, печать на спине нагрелась и больно меня обожгла.
   − Значит, нельзя, − произнесла я в пустоту зала и переместилась в спальню Самаэля, ставшую теперь и моей.
   ″И что мне теперь делать? Ведь понятно, что Падший исчез не просто так. И к этому причастны ангелы... Да, ангелы... Нужно, вытрясти из Михаила всю правду″.
   Это была последняя связная мысль, перед тем, как я уснула. И мне снова приснилось что-то странное, и едва слышный шепот, зовущий меня по имени.
  
  
  
   17. ″Мир между мирами″
  
   Прошло еще два дня. Я уже не могла нормально ни есть, ни спать. Даже усидеть спокойно на месте не получалось. Демоны, которых я посылала искать Самаэля - если мне нельзя, пусть ищут другие - возвращались ни с чем. Поговорить с Михаилом у меня не получалось. Меня не пускали в Небесное царство. Столько раз пыталась перенестись туда, но все впустую. К тому же в Аду возникали все новые и новые заботы - радости это не приносило, Я постоянно злилась от безысходности и невозможности вернуть Падшего.
   − Повелительница!!! - в дверь кабинета Самаэля, где я разбиралась с очередной проблемой в виде Асмодея и его симпатичного песика, вбежал побледневший Астарт. - Повелительница, Ланье сбежал.
   − Что? Опять? - зло рявкнула я на демона. Асмодей деликатно кашлянул и исчез. Цербер, издав громкое ″Гав!″ в ответ на мой крик, последовал за хозяином. Астарт виновато склонил голову. - И снова его не могут найти?
   − Д-да, − тихо ответил демон.
   Ланье за эти два дня убегал четыре раза. Как у него только получается, ведь его усиленно охраняют, оставалось тайной. Все эти четыре раза жнецам удавалось удачно поймать этого маньяка, до того, как он кого-нибудь убил. До сего дня. Ничего не сказав Астарту, я просто переместилась по следу Даниеля. Хорошо, что Аро подсказал, как это делается.
   Ланье на этот раз выбрал Лондон. ″Думал затеряться среди населения или скрыться в тумане? Врешь - не уйдешь″. Нашелся Даниель в одном из крупных городов. Он поджидал свою жертву в тихом и отдаленном квартале. Но ему не повезло. Единственной жертвой, которая вышла ему навстречу, была я.
   − А, секретарь Дьявола, − недовольно произнес Ланье, поняв, что его поймали.
   − Нет, жена, − я улыбнулась.
   − Чья?
   − Его.
   − Его? - Даниель пальцем указал в небо.
   − Его, − хмыкнула, кивнув на землю. Щелчком пальцев я отправила Ланье назад в Ад.
   Возвращаться на ″рабочее место″ не хотелось, поэтому решила немного пройтись. Я добралась почти до центра города, когда проходя мимо одного из магазинов, в его витрине увидела отражение знакомого мужчины. Он медленно шел среди прохожих на противоположной стороне улицы и явно кого-то высматривал. Я переместилась и оказалась как раз перед ним, распугав прохожих, которые шарахнулись от меня в разные стороны.
   − Михаил, − сладко произнесла я. - Какая встреча.
   − Ангелина? - удивился архангел. - Что ты здесь делаешь?
   − Тебя ищу, − прошипела, подходя ближе к ангелу, с трудом подавляя желание стукнуть его чем-то тяжелым, или общипать его белоснежные крылья. А лучше все вместе. - Рассказывай, куда вы дели Самаэля. И не нужно мне вешать лапшу на уши, что вы здесь не причем. Именно после разговора с тобой Самаэль исчез на следующее утро. Где он?
   − Я не могу сказать.
   − Все-таки он у вас, − зло произнесла я. Ладони начало щипать, а на кончиках пальцев заплясали искорки.
   − Успокойся, Ангелина. Здесь люди, − Михаил взял меня за руки, но тут же поспешно отпустил, так как его ударило слабым зарядом молнии.
   − Успокоиться? Вы забрали моего мужа. Как я могу успокоиться?
   − Он добровольно обменял себя на твою свободу.
   − Какую свободу? Вы меня держали у себя против моей воли. Вы обманули его. Верните мне Самаэля, пожалуйста, − злость ушла, я лишь умоляюще смотрела в глаза ангела.
   − Ты его так любишь? - удивленно спросил Михаил.
   ″А что, не видно?!″ − подумала раздраженно. − ″Стала бы я просить вернуть мне того, кого не люблю?″
   − Люблю, − искренне призналась. - Очень сильно люблю. Только не нужно говорить, что он - Зло и так далее. Я все равно его люблю. Таким, какой он есть. Пожалуйста. Михаил, скажи, где он.
   − Я не могу, − виновато произнес архангел. - Хотел бы, но не могу. Постарайся жить без него, − прошептал Михаил и исчез в белом сиянии, шокируя прохожих.
   − Не могу, − прошептала. - Не могу без него.
   Я стояла посреди тротуара. Люди обходили меня стороной, бросая на меня удивленные взгляды или раздражаясь, что я мешаю. Мне было все равно. Просто не видела ничего вокруг. Вспоминала все прекрасные моменты, что я провела с Самаэлем, его улыбку, коварный взгляд его серых глаз... Сердце кольнуло болью и тоской, а по щекам побежали теплые слезы.
   ″Самаэль. Как же я хочу быть сейчас с тобой!″
   Внезапно, в глазах потемнело, стало больно, словно в меня одновременно воткнули миллионы тонких иголок. Надпись на пояснице и печать под лопаткой, пылали, нестерпимо обжигая. Я закричала, не в силах больше терпеть боль, и упала на твердый тротуар, ударившись коленями. Перед глазами пролетела яркая вспышка, а дальше тьма.
  
   Очнулась я от того, что было жарко, а тело болело от долгого лежания в одной позе. В глазах резало от яркого солнечного света, и они слезились, во рту ощущался вкус крови и песка. ″Песка?″ Я с трудом поднялась на ноги. Каждая клеточка и нерв тела ныли, словно после долгой и изнурительной тренировки. Печать и надпись на спине болели так, словно в тех местах с меня содрали кожу, как говорится ″с мясом″. Я удивленно осмотрелась вокруг. ″Песок, песок, кактус, песок, еще один кактус...″ Пустыня до самого горизонта, со всех сторон. Попробовала переместиться домой - ничего не получилось, только мне стало еще хуже. К тому же, появилось навязчивое желание идти. Ну, я и пошла. Правда, совсем не понимала, куда же именно иду, но упорно переставляла ноги, шаг за шагом.
   Один и тот же пейзаж начал меня уже раздражать, песок набивался в обувь, а кактусы нервировали. Солнце безжалостно палило. Оно вообще словно застыло посередине безоблачного неба, странного сиреневого цвета. И ни единого тенечка, чтобы укрыться - горячий сухой воздух обжигал кожу.
   ″Здесь даже жарче, чем в Аду″, − промелькнула ехидная мыслишка. − ″На самом деле в Аду не жарко. Даже красивые места есть... Не такой Ад, каким его малюют. Ну, если не считать того места, где наказывают грешные души″.
   ″Сколько я уже вот так иду? Не знаю. Такое впечатление, что время здесь не существует″. Очень хотелось есть, но еще больше - пить.
   Изменение в пейзаже я сначала приняла за мираж. Но, по мере моего приближения, галлюцинация начала обретать форму, как-то слишком странно напоминающую Самаэля. Я остановилась и несколько раз поморгала, даже для верности протерла глаза. Галлюцинация не исчезла. Едва сдержала крик радости. ″Я нашла его! Нашла!″ Но радость быстро испарилась, сменившись злостью и неконтролируемой яростью, стоило мне подойти ближе.
   − Самаэль, − все еще не веря своим глазам, произнесла я. - Самаэль.
   Падший не ответил, он даже не пошевелился. Весь в синяках и кровоточащих ранах, в изорванной одежде, он был прикован цепями к куску какой-то скалы. Голова безвольно склонена на грудь, и лишь цепи удерживают тело Самаэля в вертикальном положении. Позабыв о своей усталости и боли, я подбежала к Падшему и осторожно приподняла его голову. Нежно погладила по щеке и через миг на меня смотрели любимые серые глаза. Неузнавание в них сменилось радостными огоньками. ″Живой!″
   − Ангелочек, ты снова мне снишься, − разочаровано прошептал Самаэль. - Как жаль... Я так хочу быть рядом с тобой. Ангел...
   − Самаэль, это не сон. Я настоящая, − улыбнувшись, прикоснулась в легком поцелуе к его губам. − Я здесь.
   − Ангел? - удивленно переспросил Падший. - Ангел. Ты... Ты, вообще, что здесь делаешь? Я тебе говорил не искать меня.
   ″М-да, видимо он очень рад меня видеть″.
   − Вообще-то, я тебя спасаю, − недовольно буркнула, осматривая цепи. ″Может, удастся снять?″ − Мог бы и спасибо сказать. И знаешь что, муж мой драгоценный, ты теперь мой должник. Бросил на меня все дела в Аду, исчез непонятно куда. Я просыпаюсь, а тебя нет. И ты хоть представляешь, что мне пришлось делать?! Вот вернемся домой и...
   − Ангелочек, − ласково произнес Самаэль и улыбнулся.
   У меня едва сердце не остановилось от такой его улыбки, по телу пробежали мурашки, вызывая приятную дрожь, и все слова моей гневной речи моментально забылись. Как и то, что мне пришлось пережить.
   − Ладно, сейчас освободим тебя, вернемся домой, и все будет хорошо, − я дернула одну из цепей, но тут же отдернула руку. Металл обжог кожу. Снова прикоснулась. И снова ожог.
   − Ангел, тебе не удастся снять цепи. Ты только поранишься.
   − Но... Но тебя нужно освободить. Тебе больно, − голос дрогнул, я едва сдержала слезы, начиная паниковать. - И... нам же домой... Нужно... И... Почему раны не заживают? И кровь не останавливается? Где мы вообще находимся?
   Я опустилась на песок у ног Самаэля и разревелась, понимая, что если не смогу снять цепи, то он так тут и останется.
   − Ангелочек, не плачь, − успокаивающе прошептал Падший. - Все хорошо.
   − Ничего не хорошо, − прорыдала я.
   − Хорошо.
   − Не-ет.
   − Да.
   Я не ответила. ″Герой нашелся! Сейчас будет притворяться, что все просто отлично, только чтобы не ревела. И, правда, чего это я плачу? Нужно что-то делать″.
   Поднялась на ноги и с упорством начала дергать цепи. Кожа на руках краснела и лопалась. Закусив губу, я терпела боль, не прекращая своих попыток.
   − Ангел, − прошептал Самаэль. - Перестань...
   Я лишь рассержено рыкнула, не останавливаясь. Своих рук уже не ощущала, только сильную пульсирующую боль. Вдруг цепи начали двигаться, но они только сильнее прижимали Падшего к скале. Я пыталась помочь Самаэлю, но только сделала хуже. От каждого моего движения, цепи затягивались сильнее.
   − Нет! - со злостью крикнула я, выпуская цепь из рук.
   − Ангел... − едва слышно произнес Падший и потерял сознание.
   − Самаэль? - позвала я, и вновь разрыдалась. - Ты только не умирай. Не смей делать меня вдовой! Самаэль, пожалуйста. Я... Я ведь тебя люблю. Слышишь? Люблю!!! Не умирай! Не оставляй меня одну. Как же я? Я же... не смогу... без тебя... Всем святым заклинаю, только не умирай... Люблю тебя...
   Тело Падшего окутало яркое белое сияние. Оно все нарастало и нарастало, заставляя меня прикрывать глаза рукой и отступать. ″Неужели это конец? Смерть ангела...″
   Возле моих ног упал кусочек цепи. Сияние угасало, позволяя все рассмотреть. Я замерла на месте. Самаэль стоял на коленях, совершенно свободный, раны и синяки на теле исчезли, не оставив следа. А за его спиной были расправлены огромные белоснежные крылья. Я нерешительно подошла ближе.
   − Самаэль?
   − Ангел, − Падший поднял голову и посмотрел мне в глаза. - Я и забыл, как это. Иметь крылья. Изгнав меня, Он забрал крылья, потому что я стал недостоин. Но почему? Почему мне вернули их? Ты что-то сделала?
   Я отрицательно замотала головой. ″Ничего не делала. Разве что... Любовь окрыляет? Но что особенного в моей любви, что теперь Падший крылатый?″
   − Давай уже выбираться отсюда, − произнесла я вслух, отгоняя все ненужные мысли прочь. ″Ну, вернули ему крылья и что с того? Любить его не перестану. Главное, что с ним все хорошо″. - Кстати, где мы?
   − Это мир между мирами, − ответил Самаэль, вставая на ноги, чуть махнув крыльями. ″М-да, а у крылышек размах метра три, точно. Так красиво″.
   − Ага, только не думай, что от такого объяснения мне все стало ясно, − медленно сказала я, любуясь белоснежными перышками в ярком солнечном свете.
   − Это закрытый мир. В него очень трудно попасть и выбраться тоже, − пояснил Падший. - Когда-то, это была моя тюрьма на тысячу лет, но мне удалось убежать.
   − Так вот почему ты так не любишь кактусы, − я окинула взглядом пустыню вокруг.
   − Ну, знаешь, из них собеседники очень плохие, − засмеялся Самаэль. Он сложил крылья на спине и, подойдя ко мне, осторожно обнял. - Я скучал.
   − Ангелы во всем виноваты, − со злостью сказала я, прижимаясь к Падшему ближе. − Мне Михаил сказал, что ты добровольно... сдался. Зачем? Они ведь тебя обманули. Они не имели права меня держать у себя.
   − Ангелочек, они могли оставить тебя у себя, потому что ты уже не принадлежала мне, а стала равной. А еще, потому что у тебя душа настоящего ангела.
   − Что? Но я ведь человек.
   − Да, человек с душой ангела. У меня нет объяснения этому, но, так как ты светлая, они могли оставить тебя в Небесном царстве и обучать. Не отпустили бы ни на Землю, ни ко мне. Ты принадлежишь Свету.
   − Ха, я бы там не осталась. Ни за что!
   − Почему?
   − Потому что люблю. Тебя, − я ткнулась лбом в грудь Самаэля, пряча покрасневшее лицо. - Я тебя люблю.
   Падший ничего не сказал. Он просто приподнял мое лицо и поцеловал. Страстно, но в то же время очень нежно и ласково. Я позабыла обо всем, отдаваясь во власть ощущениям. ″Ну и пусть он не сказал мне слов любви. Ведь то, что Самаэль обменял мою свободу на свою, что-нибудь да значит″.
   − Ладно, давай отсюда уходить, − произнесла я, когда мы уже несколько минут стояли обнявшись. - Еще чуть-чуть и я тоже возненавижу кактусы. И, Самаэль, скажи, кто тебя ранил?
   − Зачем тебе? - удивленно спросил Падший, отстраняясь, чтобы посмотреть мне в лицо. Я стиснула зубы, так как движение Самаэля потревожило мои обожженные ладони.
   − Просто скажи, − попросила.
   − Гавриил, − отстраненно ответил Самаэль, рассматривая мои руки. - Почему ты не залечишь раны?
   − Так и знала, что без этого пернатого не обошлось, − рассержено пробормотала я. - Что? Залечить? А я так могу?
   − Можешь. Я научу, − Падший поцеловал мои ладони, на которых не было и следа ожогов.
   − Я вам говорю, что... − мы с Самаэлем обернулись на звук голоса. Знакомого голоса.
   ″Ну, пернатый тебе же хуже″, − мысленно позлорадствовала я. Перед нами появились три архангела - Михаил, Гавриил и Уриил. Они с удивлением застыли на месте, разглядывая нас.
   − Ангелина? - первым отмер Михаил. - Ты все-таки нашла е... - архангел замолчал, ошеломленно смотря за спину Самаэля. - Крылья?
   − Ты! - зло прошипела я, не сводя взгляда с Гавриила. Ангел отступил на шаг. Понял, что ничего хорошего его не ждет.
  
   * * *
  
   Архангел Михаил и Дьявол сидели под каменной глыбой, к которой недавно был прикован Люцифер, и с интересом наблюдали за тем, как Гавриил убегает от рассерженной Ангелины. При попытке взлететь ангел становился легкой мишенью и в него тут же летели молнии.
   − Догонит? - обратился Михаил к Дьяволу.
   − Догонит, − довольно хмыкнул тот. - Делаем ставки?
   − Я тебя все равно поймаю, − кричала Ангелина. - А когда поймаю, пообщипаю твои крылышки!
   − За что? - возмутился Гавриил, уклоняясь от очередной молнии. На земле меткость девушки была хуже, да и трудно попасть в мишень, лихорадочно бегающую между кактусами.
   − За что?! А кто Самаэля избил? - Ангелина запустила еще одну молнию, которая опалила краешки крыльев ангела. - Кто его приковал к этому камню?
   − Но я ведь доброе дело сделал. Зло побеждено - все должны радоваться.
   − А я и радуюсь. Разве не видно? - еще одна молния пролетела в опасной близости от головы Гавриила. - Добро он сделал! Вот найду твой нимб, добрый ангел, и засуну его тебе в з...!
   Очередная молния наконец-то попала в цель. Гавриил вскрикнул, дернулся и упал на песок. Перья на его крыльях дымились, а некоторые вообще сгорели. От одежды ангела вовсе остались одни лохмотья, лицо было черным от гари, а волосы торчали в разные стороны.
   − А теперь ты, − Ангелина развернулась в сторону Уриила и запустила в него огненный шарик. Ангел испуганно дернулся и ″обнял″ кактус, за которым прятался.
   − Ты выиграл, − произнес Михаил, глядя на довольное лицо Ангелины.
  
   * * *
  
   Удовлетворенная своей местью, я подошла к Самаэлю и Михаилу. Падший уже спрятал крылья, и был одет в свой обычный деловой костюм. Значит, его сила полностью вернулась к нему. При моем приближении Самаэль встал и, обняв меня, прижал к себе. ″М-м-м, как же я скучала″.
   − Пойдем домой, − устало произнесла, наслаждаясь объятиями.
   − Я не могу вас... его отпустить, − слегка виновато произнес Михаил и решительно поднялся на ноги.
   − Ну, здасьте, приехали! - возмутилась, обернувшись к архангелу. - Не вынуждай и тебя поджаривать. Я Самаэля здесь не оставлю.
   − Он должен...
   − Никому он ничего не должен, − рассержено перебила я Михаила. - Что-то не нравится? Жалобы принимаются в письменном виде, со вторника по четверг, с восьми до пяти, в трех экземплярах. Запомнил?
   − Но...
   − Никаких ″но″. До свидания. Надеюсь, не скорого, − я обняла Самаэля, и он перенес нас домой.
  
   Прошел уже целый месяц, как я освободила Самаэля. Ангелы больше ничего не предпринимали. В последнее время их вообще не было видно. Правда, я пару раз мельком видела Михаила на Земле. Однажды, когда мы с Ирой сидели в кафе, видела, как архангел тайно наблюдал за смертной женщиной. При этом смотрел он на нее с нежностью и грустью.
   На следующий день после возвращения Падший принялся наводить порядок в Аду. Демоны боялись даже лишний раз чихнуть, чтобы не прогневить Повелителя. Только со мной Самаэль вел себя нежно и ласково. И в такие моменты я понимала, что он показывает себя настоящего, становится ангелом, которым был когда-то, а не злым и коварным Дьяволом. Хотя и мне иногда попадало от него. Пару раз Падший превращал меня в белую и пушистую. Оставалось только возмущенно мяукать, потому что саму превращаться он меня не научил. А вновь став человеком, уже не могла злиться. Как можно злиться, когда тебе устраивают романтический ужин, и каждый раз закрывают рот нежным поцелуем. А от того, что случалось потом, мысли вовсе разлетались, и забывалось все на свете.
   Я продолжала работать секретарем у Самаэля и даже не хотела ничего слышать о том, что это недостойно для моего нынешнего статуса. А тем более не хотела, чтобы мою должность заняла какая-нибудь пышногрудая демоница и строила глазки Падшему.
   Мне, как Повелительнице, часто приходилось посещать различные церемонии, приемы и казни - я должна была соответствовать своему статусу и не показывать своих слабостей. Всегда перед другими нужно было надевать маску безразличия и надменности. Иногда, приходилось вести себя жестоко. И пусть я ни разу так и не услышала признания Самаэля в хоть каких-то чувствах, была готова ради него на многое.
   Девушку Машу по моей просьбе Падший отправил в мир, где кроме других рас были и люди. Аро с тех пор вел себя тихо и незаметно. Часто он куда-то исчезал, а на вопросы о таком своем поведении, просто не отвечал. Морт и Оля, кажется, наконец-то нашли общий язык и больше не ссорились. Подруга время от времени звонила мне и рассказывала о своей жизни. Морт ей ничего о себе так и не сказал, продолжая притворяться смертным. Но я была рада за них и чувствовала, что все будет хорошо. А вот кого следовало пожалеть, так это Люциана. Бедный демон, хотел заполучить себе игрушку - вот теперь за это и расплачивается. Настя, если не могла убежать, устраивала ему ″райскую″ жизнь - не упускала момента разозлить Люциана, флиртуя с каким-нибудь демоном, или закатывала феерические скандалы и капризничала.
   Иногда мы с Самаэлем проводили время на Земле. Ходили в кино, просто гуляли, а однажды я затянула его на дискотеку. Впечатлений получила достаточно, а еще узнала, что Падший очень ревнив. Мне едва удалось уговорить Самаэля, чтобы он отпустил и не убивал ″жалкого смертного, покусившегося на его жену″.
   Я была безмерно счастлива весь этот месяц. Ровно до сегодняшнего вечера. Мы с Самаэлем провели чудесный день. Побывали в Италии - Падший показывал мне Венецию. Очень романтичный город. А вечером я, как всегда, позвонила родителям.
   − Ты почему не сказала, что вы с Дэном поженились? - вместо обычного приветствия, услышала я возмущенный вопрос мамы.
  
  
  18. ″Ах, эта свадьба″
  
   − Э-э-э, я это... Мы... Мам, а откуда ты знаешь? - растерянно пробормотала я.
   − Значит, это правда, − хмыкнула мама. - А теперь, расскажи мне, дочь моя любимая, почему я узнала о твоем замужестве от посторонних людей, а?
   − Мам...
   − Что ″мам″? - негодующе воскликнула родительница. - Ой, я так рада за вас с Дэном, − в трубке послышался всхлип. - Вы такая красивая пара...
   Оказывается, нас с Самаэлем видел мой бывший одноклассник, и он совершенно случайно (ага, знаю я это случайно) услышал, как ″парень, что был со мной″ назвал меня ″женушкой″. В памяти сразу же всплыл наш с Падшим поход в кино. Появилась у нас такая привычка. Так сказать, приучаю Самаэля к человеческому. И в тот день, выходя из кинотеатра, Падший открыл мне дверь и произнес: ″Прошу, дорогая женушка″. На что я улыбнулась и ответила: ″Благодарю, мой драгоценный муж″. Просто в тот день я потянула Самаэля смотреть исторический фильм о любви. Правда, большую его часть мы так и не увидели. Лично меня, например, больше интересовали губы Падшего, дарящие нежные обжигающие поцелуи. Ну, и естественно одноклассник видел, как я целовалась с Самаэлем после обмена любезностями. И информация аккуратной цепочкой достигла моих родителей.
   − Ангелина Михайловна, − сурово произнесла мама, возвращая меня из воспоминаний. - Ты меня, вообще, слушаешь?
   − Да-да, мам. Конечно же, слушаю.
   − Да? И ты согласна на все, что я только что сказала, − в голосе мамы послышались коварные нотки.
   − Да, − ответила я, не успев проанализировать этот нюансик.
   − Значит, ты согласна родить для нас с отцом не меньше троих внуков? Замечательно.
   − Э-э-э, мам, − ошеломленно пробормотала я, едва не выронив из руки телефон.
   − Да шучу я, шучу, − успокоила меня родительница. ″Фуф, так и до инфаркта недолго″. - Хотя, против внуков я ничего не имею.
   − Мам!
   − Ладно-ладно. А теперь слушай меня, − голос мамы стал серьезным, даже чуть суровым. Так она в детстве отчитывала меня за съеденные сладости, которые я всегда находила, где бы мама их ни спрятала. - Через две недели чтобы ты и Дэн были у нас. И отказов я не принимаю. Я хочу познакомиться со своим зятем.
   − Мам, ты ведь уже знакома с Са... Дэном.
   − Да, но ведь тогда он был твоим парнем, а сейчас - мой зять. Или называть его сынок?
   Я закашлялась от такого заявления. ″Сынок? Знала бы ты, мама, сколько ему лет″. Осторожно посмотрела на растянувшегося на кровати во весь рост Самаэля. Он внимательно слушал разговор. Из одежды на нем только полотенце вокруг бедер, волосы влажные, а на груди несколько капелек воды. Он недавно вернулся из душа. Пока он был там, я и решила позвонить родным. ″М-м-м, красавчик. И весь мой. Ой, о чем это я?″
   − Мам, я не думаю, что Дэну понравится такое обращение, − промямлила я, с трудом оторвав взгляд от Самаэля, но успела заметить его коварную и самодовольную улыбку.
   − Почему? - удивилась мама. - Он ведь теперь часть нашей семьи.
   ″Ох, ёлки-палки! Что же это получается? Теперь я − мачеха Люциуса, а Люциану... Э-э-э, вот это да. Пусть только попробует назвать меня бабушкой. Поджарю! Стоп, а если считать, что отцом Самаэля является... Мама дорогая!″
   − Ага, − отстраненно ответила я маме, находясь под впечатлением от собственных мыслей.
   − А еще пусть приезжают родные Дэна. Должны же мы с ними познакомиться.
   ″Поверь, мама, лучше тебе с ними не знакомиться″. Я красочно представила картинку, как знакомлю родителей с родственничками. ″Папа, мама, познакомьтесь. Это сын Дэна, а это его внук. И да, не обращайте внимания на рога и хвосты. Они ненастоящие″. И мило так улыбаюсь.
   − Мам, Дэн... э-э-э... сирота.
   − Ой, я не знала. Мы тогда на подобные темы не разговаривали, − взволновано произнесла мама. - Бедненький Дэн. Теперь точно буду называть его сыном. Ему нужна забота и любовь.
   − А ты не думаешь, что Дэн уже слишком... взрослый?
   − Лина, взрослые тоже нуждаются в нежности и заботе.
   − Ладно-ладно, называй его, как хочешь, − вздохнув, согласилась я. - Через две недели мы приедем.
   − Доченька, а какая теперь у тебя фамилия? - поинтересовалась мама, когда я уже думала заканчивать разговор. Не хотелось больше лгать.
   − Э-э-э, прежняя, − растеряно произнесла я.
   − Ты что, не взяла фамилию Дэна? И как он к этому относится?
   − Мам, тут такое... Как тебе сказать... Я и Дэн, как бы, не совсем... э-э-э... мы не расписаны.
   − Что?! Это не годится! - возмутилась мама. - Что удумали! Гражданский брак! Хорошо. Приедете, все обговорим и устроим. Мы с твоим отцом обо всем позаботимся. Помнишь тетю Зою, мою подругу? Она работает в ЗАГСе, так что, без проблем вас распишем. Ох, столько дел и забот. Линочка, пока-пока. Ни о чем не беспокойтесь. Поцелуй за меня Дэна.
   − По-ка, − ошеломленно произнесла, но мама меня уже не услышала. Несколько раз моргнула, приходя в себя, посмотрела на Самаэля и нервно хихикнула. - У нас свадьба будет.
   − Хм, никогда не понимал этого вашего обряда. Это так страшно?
   − Ну, если учесть тот размах, с которым родители устраивали свадьбу Андрея и Светы, то да. Это поистине ужасно.
   − Ну, я так понял, что без этого нам не обойтись. Придется поиграть в людей.
   − Вообще-то, я человек, − возразила, сев на кровать рядом с Падшим.
   − Значит, мне придется притвориться человеком, − Самаэль приподнялся на кровати и подтянул меня ближе к себе. - Ну?
   − Что?
   − Целуй. Твоя мама что-то об этом говорила, − коварно улыбнулся Падший.
   − Хм, − я окинула взглядом этого ″искусителя″. - С удовольствием.
  
   Ровно через две недели, я и Самаэль, с вещами, стояли на пороге дома моих родителей. Перед этим ″знаменательным вечером″, специально для Падшего я провела ликбез на тему свадьбы: куда, кто, где, зачем и почему. Потом был просмотр нескольких фильмов, где в основе сюжета обязательно была свадьба. Так сказать, чтобы закрепить теоретический материал. Самаэль удивил меня тем, что внимательно слушал и даже задавал вопросы. На мой вопрос о том, откуда такой интерес, Падший пожал плечами и объяснил: ″Ведь для тебя это важно″. Кстати, у Самаэля теперь есть документы и моим "будущим мужем" станет Сатановский Денис Богданович.
   Свадьба... Говорят, что это важное событие в жизни каждого человека. Это рождение новой семьи, это волшебный праздник... Смотря для кого праздник. Для гостей, которые пришли покушать, выпить и развлечься? Ну, уж точно не для родителей жениха и невесты, и, тем более, не для новобрачных. Разве можно в полной мере насладиться ″важным событием″, если нужно решить столько забот и вопросов при подготовке этого самого праздника.
   Родные устроили нам радушный прием. Особенно досталось Самаэлю. После поцелуев мамы и сильного рукопожатия отца, к нему подошел Илья. Братик был нахмурен и выглядел очень серьезным. Он дернул Падшего за штанину, вынуждая того наклониться. Илья пару минут просто молча всматривался в глаза Самаэля. Потом кивнул и, улыбнувшись, обнял Падшего за шею.
   Потом был ужин. Мама приготовила самые вкусные блюда. ″М-м-м, пальчики оближешь! У меня такая вкуснятина никогда не получится″. Позже мы все, кроме младших, собрались в гостиной, чтобы обсудить предстоящее торжество. А оно должно состояться через неделю. Каких-то семь дней. Спать разошлись далеко за полночь. Хм, конечно, кто как, но меня в постельку отнесли на руках, раздели и прижали к теплому боку.
   А на следующий день начался круговорот забот и проблем: сколько гостей и кого пригласить, заказать ресторан, выбрать меню, разослать приглашения, сделать уйму телефонных звонков, выбрать цветы, заказать машину и миленького пупса на капот... Свидетели, платье, кольца...
   И вот, наступил день ″Х″. Я, как и подобает невесте, вся такая красивая ожидаю приезда жениха. Самаэль, Морт и Аро должны приехать на заказанном белом лимузине (это мама выбрала такую машину, хоть я и хотела что-то поскромнее). Потом будет традиционный выкуп меня любимой, и мы отправимся в ЗАГС. А после будет ресторан, выпивка и танцы. Казалось бы, стандартная программа, но спокойней мне от этого не становится. Вчера подруги устроили мне девичник. Ира и Оля приехали за пару дней, а Настя и Люциан прибыли вчера утром. Демон принял человекоподобный облик, спрятав хвост и рога.
   Так вот, подруги решили устроить мне веселенькие ″проводы″ и потянули меня в ночной клуб. Люциан отпустил с нами Настю только после данной ею клятвы не убегать и моего обещания присмотреть за ней. Повеселились мы отлично. Правда, Иру пришлось оттаскивать от бармена, потому что она хотела ″зацеловать милашку до смерти″. Хотя парень, если честно, не особо и сопротивлялся. Настя просто, как она сказала, ″наслаждалась минутами свободы″. А в конце вечера девчонки устроили мне сюрприз - заказали стриптиз. Это была идея Иры - вот теперь она пусть догадывается, кто сжег ее сумочку. Я там чуть со стыда не умерла. А вот Самаэлю его мальчишник понравился. Об этом он мне признался, когда пришел ночью. Ну и что, что видеть невесту перед свадьбой плохая примета, разве для Дьявола существуют запреты. Да и я была не против.
   Приятные воспоминания прервал шум подъезжающей машины. Сердце екнуло и застучало быстрее
   − Ангелочек, − произнес над самым моим ухом Самаэль. Я от неожиданности подпрыгнула.
   − Ты что здесь делаешь? - прошептала я, осматривая ″жениха″ с ног до головы. ″Прекрасен, как всегда″. - Там Ира и Оля хотят с тебя денег получить за невесту.
   − Обязательно играть в эту игру? - спросил Падший, обняв меня и подарив легкий невесомый поцелуй. ″Дразнится, гад!″
   − Да, − недовольно отозвалась я и, не позволив Самаэлю отстраниться, поцеловала его. ″А, ладно, потом губы накрашу еще раз″. − Иди и достойно пройди все конкурсы.
   Падший исчез. Хлопнула дверца лимузина и возле входной двери послышались голоса подруг. Оля и Ира подготовились хорошо, даже Андрея и Диму уговорили участвовать, обещав поделить заработанное пополам. В общем, Самаэля ожидало несколько конкурсов на пути ко мне и, кажется, первый уже начался. Падшему предстояло говорить ласковое слово мне, делая шаг от машины до входной двери. ″Хм, а он, оказывается, подготовился″.
   ″Будем одни и я тебе все повторю... и докажу″, − мысленно обратился ко мне Падший.
   ″Ловлю на слове″, − ответила я, улыбаясь.
   Следующим конкурсом для жениха было: с завязанными глазами вытащить из мешка с мягкими игрушками ту, именем которой Самаэль чаще всего называет меня. Подруги целое утро уговаривали близняшек и Илью поделиться игрушками. Братик добродушно отдал часть игрушек, оставив только свою любимую − Шрека. И хорошо, а то вдруг Падший именно эту игрушку достал бы. Сестрички оказались хитрее - Оле с Ирой пришлось раскошеливаться на конфеты.
   − Эй, разве там была игрушка котенка? − удивленно спросила Ира. Мне их голоса было очень хорошо слышно.
   − Не помню, − растерянно ответила Оля.
   ″Давай угадаю″, − обратилась я к Самаэлю. − ″Ты достал не просто котенка, а белого и пушистого″.
   ″Именно его, Котенок″, − я по голосу Падшего услышала, что он улыбается.
   − Ладно, − недовольно сказала Ира. − А теперь следующее задание. Ответь на вопросы быстро и правильно. Назови цвет глаз невесты.
   − Зеленые, − тут же ответил Падший.
   − Назови место, где вы познакомились с Ангелиной.
   − Перед входом в парк, возле университета, где она училась... учится, - произнес Самаэль, а я вспомнила тот день, когда впервые его увидела.
   − Какое домашнее животное Ангелина хотела бы завести в вашем доме?
   ″Маленького черного котенка″, − мысленно ответила я. Падший повторил.
   ″Эй, так нечестно!″
   ″Честно″, − хмыкнул Дьявол. Ну, и что тут скажешь? Наглый, хитрый и... и за это я его люблю.
   − Тремя словами охарактеризуй Ангелину, − задала следующий вопрос Ира.
   − Чистая, светлая, ангел, − быстро ответил Самаэль и мысленно для меня добавил: ″Моя″.
   − Какие мужчины нравятся Ангелине: умные, красивые, сильные или щедрые?
   − Ей нравлюсь я, − довольно произнес Падший.
   − Что предпочитает Ангелина утром: газету или кофе в постель?
   − Меня в постель, − ответил Самаэль.
   ″Тебя″, − одновременно с Падшим подумала я.
  − А теперь, задание для свидетеля жениха, − произнесла Оля.
   − Для меня? - удивился Аро.
   − Да. Вот тебе яблоко. Как видишь, в него воткнуто десять зубочисток. Твое задание: вытягивая зубочистку, называть положительную сторону жениха.
   − Ну... Я это, − растеряно пробормотал вампир. - Э-э-э, он умный, целеустремленный, мужественный... э-э-э... надежный, ответственный, трудолюбивый, терпеливый, заботливый, справедливый и... э-э-э... наглый.
   Самаэль сдавленно кашлянул, а я прикрыла рот ладонью, чтобы не рассмеяться.
   − Это не положительная черта, − возразила Ира.
   − Не скажи, наглость - второе счастье, − многозначительно заметил Аро.
   − Хм, может быть. Ладно, засчитано, − согласилась Оля. - Итак, жених, следующее задание. Вот тебе лист бумаги, найди отпечатки губ своей невесты.
   ″Какой лист? Какие отпечатки?″ − удивилась я, но потом в памяти всплыло воспоминание о том, как мы с девчонками расцеловывали лист бумаги А-4 формата. Я еще спрашивала подруг, зачем такое делать, но они не ответили. ″М-да, девочки тогда постарались. Там только один мой поцелуй, а вот Оля и Ира исцеловали листок полностью″.
   − Правильно! - восторженно воскликнула Оля. - Угадал.
   − И последнее задание, − недовольно произнесла Ира. ″Понимаю ее недовольство. Так и не удалось заработать″. − Тебе нужно достать ключ и открыть комнату, в которой тебя ждет Ангелина.
   ″Что там?″ − спросила у Самаэля. − ″Откуда достать ключ?″
   ″Ключ заморожен в куске льда″, − ответил Падший. − ″Легко″.
   ″Эй, ты только перед ними не вздумай огнем растапливать лед!″
   ″Ангелочек, не переживай″, − за дверью послышался грохот, а потом щелчок замка и в комнату вошел Самаэль.
   − Я просто разбил лед, − сказал он, улыбаясь.
   − Молодец! - похвалила я, подходя ближе и целуя Падшего. ″М-м-м, я уже никуда не хочу ехать″.
   − Ли! - Илья, незаметно проскользнувший в комнату, дернул меня за платье. - А меня цьом-цьом?
   − Иди сюда, мой хороший, − произнесла, улыбнувшись, и, присев возле братика, поцеловала его в щечку. И только я хотела стереть след от помады, как братик быстро отбежал в сторону.
   − Не-е, это боевой тлофей! - довольно улыбнулся он, и выбежал из комнаты.
   ″Эх, будущий сердцеед!″ Братик в темно-синем костюме, с галстучком, выглядел настоящим мужчиной. ″Уверена, в будущем он разобьет не одно девичье сердце″. Сегодня все выглядели очень нарядными. Даша и Саша, в одинаковых розовых платьях, были похожи на кукол. Близняшки не отходили от Люциана, восторженно смотря на него. Этим они пугали демона, и он постоянно настороженно оглядывался. Причиной такого восхищения сестричек были длинные волосы Люциана, которые он собирал в косу. ″Предупредить его или не нужно?″
   Сегодня даже Дима изменил своим любимым футболкам, джинсам и кедам, надел костюм. Пусть он и притворяется, что ему все равно, но я знаю - он переживает за меня, ну и радуется. Позавчера, совершенно случайно (я не подслушивала!) услышала его разговор с Самаэлем. Дима угрожал Падшему расправой, если тот посмеет меня обидеть.
   Дорога в ЗАГС, приветственные крики гостей, убранство дворца бракосочетания, ласково-хищный оскал распорядительницы, ее вступительная речь - все это осталось в памяти смазанным пятном. Запомнились только два момента. Первый: все особи женского пола, встреченные нами, едва не облизывались, провожая взглядом Самаэля. На меня же они смотрели завистливо. И я жуть как этим гордилась, хотя немножко, самую малость, ревновала. ″Мой! только мой!″ Еще когда я устраивала Падшему спецкурс о свадьбе, он спросил, зачем надевают кольца и потом носят их. На это я ответила общеизвестной фразой, что обручальные кольца символизируют верность супругов. И уже мысленно, для себя, отметила тот факт, что, по крайней мере, человеческие женщины будут знать, что Самаэль ″занят″. И второй момент - это сказанные вовремя ″Да″ и поцелуй, скрепляющий наш союз.
   После поздравлений, все отправились в ресторан веселиться. Мама уговорила меня пригласить моих бывших одноклассников и нескольких друзей, хотя я настаивала на маленьком, тихом торжестве. Так же были приглашены ″друзья″ Самаэля - Люциус и Асмодей. Но кое-кто проник на торжество без приглашения. Где-то в перерыве между четвертым и пятым тостом за наше с Падшим счастье, я заметила как из-под стола показалась чья-то маленькая черная рука с острыми коготками. Никто из гостей не заметил этого странного факта. Рука методично шарила по столу в поисках чего-то. Наткнувшись на бокал с шампанским, ощупала его и двинулась дальше. Следующим, что попалось на пути руки, стала тарелка с котлетами. Ухватив одну из котлет, рука скрылась под столом, и оттуда послышалось довольное чавканье. ″Случайно″ уронив вилку и пискнув ″Ой!″, я нагнулась, чтобы ее поднять и заглянула под стол.
   − Ринор! - удивилась, увидев энергично жующего черта. - Ты что здесь делаешь?
   − Повелительница... ням... я это... ням... пришел выказать Вам свое почтение... ням... и вот, − Ринор протянул ко мне руку, на которой тут же появилась маленькая коробочка. В ней оказался кулон, с кроваво-красным камнем в форме капли, в золотой оправе. - Подарок.
   − Ангелочек, − ласково позвал меня Самаэль и заглянул под стол. Наверное, я слишком долго искала вилку. - Ты куда... Ринор?!
   − По-повелитель... кхе, − бедный чертик от неожиданности подавился котлетой. - Мое почтение.
   Прежде чем Падший успел что-то сказать Ринору (а точнее, отругать его), я выпрямилась, мило улыбнулась удивленным нашим поведением гостям и вытянула из-под стола Самаэля, дернув его за пиджак. Чуть позже, стащив тарелку с котлетами, подсунула ее под стол. Вскоре, оттуда послышался восторженный вздох и довольное чавканье.
   Веселье шло своим чередом, пока я на подсознательном уровне не ощутила, что Самаэль насторожился, и тут же заметила встревоженный взгляд Морта, направленный на вход в зал ресторана. Посмотрев туда, увидела четверых незнакомых мне мужчин - троих молодых, лет по двадцать-двадцать пять и одного мужчину лет сорока. Тот факт, что это точно не люди, я отметила сразу же. Было что-то в них такое, неестественное.
   − Люцифер, − тихо произнес мужчина постарше, когда четверка подошла к нам. Он был красив - черные волнистые волосы, зачесаны назад, правильные, но слегка грубоватые черты лица. Мужчина приветливо улыбался, но его глаза пугали - холодные, цепкие, выискивающие. Меня бросило в дрожь от одного его взгляда, и я испуганно уцепилась за руку Падшего.
   − Апи, − Самаэль сдержано кивнул мужчине. ″Апи? Это имя такое, что ли?″
   − Вот пришел поздравить тебя. А это, − снова взгляд в мою сторону. ″Бр-р, словно ушат ледяной воды″, − твоя очаровательная жена?
   Падший насторожился еще больше, словно ожидал от этого мужчины какой-то подлости или нападения.
   − Разрешите представиться, − произнес Апи бархатистым голосом, а взгляд так и остался холодным, скользким и неприятным. - Апокалипсис. А это мои всадники.
   − Мор, − парень с длинными русыми волосами выпрямился как солдат и кивнул мне. При всей такой браваде его лицо оставалось спокойным, без единой эмоции, а в глазах читалась явная скука.
   − Война, − рыжеволосый парень задорно улыбнулся и подмигнул.
   − Голод, − высокий стройный брюнет поклонился и оценивающе прошелся взглядом по моей фигуре.
   − А со Смертью Вы уже знакомы, − хмыкнул Апокалипсис и бросил мимолетный взгляд на Морта.
   Блондин хмуро посмотрел на мужчину, с силой сжал губы и наклонился немного вперед, заслоняя собой Олю.
   − Разрешите преподнести Вам подарок, прекрасная леди. Думаю, это только подчеркнет Вашу несравненную красоту, − слащаво произнес Апокалипсис.
   У меня даже зубы свело от количества сахара в его словах. А еще его голос так и сочился фальшью. Мор подал Апи синюю бархатистую коробку, и тот ее открыл. В электрическом освещении ресторана блеснуло бриллиантовое колье. Ну, это я так думаю, что эти прозрачные камушки - ″лучшие друзья девушек″. Ира, сидящая недалеко от меня, тоже так подумала и восторженно ахнула
   ″Он друг?″ − мысленно спросила я Самаэля и чуть сильнее сжала его руку, которую так и не отпустила.
   ″Нет″, − сдержанно ответил Падший. − ″Но...″
   ″... держи друзей рядом, а врагов - еще ближе″, − многозначительно хмыкнула я.
   − Благодарю, − произнесла, принимая подарок Апокалипсиса. Мило улыбнулась и опустила взгляд. Со стороны это выглядело, словно я засмущалась, но на самом деле - едва сдерживалась, чтобы не высказать Апи, как он мне противен, и эти его фальшивые слова, и этот подарок.
   Когда Апокалипсис и три всадника ушли, в зале словно стало легче дышать.
   − Ангелочек, − ласково позвал меня Самаэль и потянул за руку.
   − Что? - удивленно спросила я, поднимая взгляд. И только тут осознала, что уже несколько минут сижу, уставившись в одну точку, и даже не слышала, что гости кричат: ″Горько!″ Отогнав все мысли о странном и неприятном Апокалипсисе подальше, я поднялась со стула. Улыбнулась Падшему, вкладывая в эту улыбку все свои чувства к нему.
   − Горько! - послышалось из-под стола. - Ням! Вкусно!
   ″Вкусно″, − согласилась с чертиком, наслаждаясь поцелуем.
  
  
  19. ″Не случайные случайности″
  
  Я и Самаэль решили остаться у моих родителей еще на пару дней, а потом якобы отправиться в свадебное путешествие в ″теплые края″. Люциан и Настя тоже остались, как сказал демон - ″на денек″, который затянулся на три. Люциану очень понравилось, как готовит мама. Он даже попросил ее научить его Настю так готовить. Правда, после того, как он получил пересоленный, переперченный завтрак, отбросил эту идею и просто наслаждался мамиными блюдами. За это он и поплатился.
   На следующее утро после свадьбы всех в нашем доме разбудил громкий душераздирающий крик. Я, еще полностью не проснувшаяся, встревожено вскочила и села в постели, совершенно не понимая, что случилось. ″Пожар? Землетрясение? Потоп?″ Самаэль недовольно что-то пробормотал, перехватил меня поперек живота рукой и повалил назад на кровать.
   − Ангелочек, все хорошо. Не горим, не тонем, да и не трясет. Спи дальше, − прошептал он, прижимая меня к себе.
   − Но ведь там что-то случилось, − возразила я, попыталась вывернуться и встать.
   − Увидишь потом. Да и тебе ведь не жалко того суперстойкого геля для укладки волос?
   − Э-э-э, не поняла, − удивленно пробормотала, замерев на месте и прекратив свои бесполезные попытки встать.
   − Ангелочек, спи. Еще слишком рано, − Падший поцеловал меня в щеку. Потом еще раз. Нашел мои губы. ″Хм, да пусть конец света настанет - мне все равно″. - Знаешь, можно и не спать.
   − Угу, − согласилась, потянувшись еще за одной порцией поцелуев.
   Но дальше поцелуев нам не удалось продвинуться, потому что в следующую минуту в комнату вбежала Настя. Одета в... рубашку Люциана?!... с взъерошенными волосами, красными щеками и заплаканными глазами, она лихорадочно осматривала комнату.
   − Скорее, − задыхаясь, произнесла девушка.
   − Что? - не на шутку испугалась я. - Что случилось?
   − Фотоаппарат или камеру. Быстро!
   − Н-на телефоне камера есть, − растеряно произнесла я, кивнув на лежащий на комоде мобильный,.
   − Ангелина, с меня коробка конфет близняшкам, − выкрикнула Настя уже из коридора.
   − Да что там такое произошло? - спросила я, и наконец-то вывернулась из объятий Самаэля. Накинув на себя халат, поспешила за девушкой. Падший, невнятно прорычав какое-то ругательство, пошел следом за мной.
   ″И да, мне ни капельки не жаль геля для волос. Да, я куплю еще три штуки ради такого зрелища! Э-э-э, только если это сделают не со мной″.
   Все дело в том, что пока Люциан спал крепким богатырским сном, Саша и Даша тихо и незаметно пробрались в комнату демона и Насти. Причем девушка тут же проснулась - уличные привычки просто так не забываются. Близняшки объяснили свою затею, и Настя согласилась помочь. В результате двухчасовой работы все трое были уставшие, но жутко довольные.
   И вот теперь моим глазам предстало ″чудо″. Нужно заметить, что волосы у Люциана очень длинные, до колен. Они у него ухожены и всегда собраны в косу. Но теперь... Теперь на голове демона красовались сотни тонюсеньких косичек. Экстравагантненько. В комнате стоял стойкий запах киви - это мой гель так пахнет. ″Они что, весь использовали?!″
   Настя, сделав уже не один десяток фотографий, теперь послушно сидела рядом с демоном и расплетала косички. Время от времени она тихо хихикала, чем заставляла Люциана еще больше хмуриться. Близняшки, спрятавшись за креслом, перешептывались, поглядывая на ″дело рук своих″. Медленно, потому что гель уже впитался и высох, демон превращался в ″одуванчика″. Пышного такого, кудрявого.
   Я старательно закусывала губы, чтобы не расхохотаться вслух. Не удержавшись, обернулась к стоящему сзади Самаэлю, обняла его и спрятала свое лицо у него на груди. ″И как ему удается сохранять такое каменное выражение лица?″ Я не издала ни единого звука, но подрагивающие плечи выдавали мое состояние.
   − Смеешься? - обижено спросил Люциан, обращаясь ко мне.
   − Н-не-ет, − заикаясь произнесла я, не оборачиваясь. - Рыдаю.
   Свою новую ″воздушную″ прическу Люциану удалось ликвидировать и привести волосы в их первозданный вид только ближе к вечеру. Демону пришлось значительное время отмокать в ванной. Зато Настя просто сияла от счастья. Отогнав Диму от его драгоценного компьютера, она распечатала сделанные фотографии и, бережно прижимая их к груди, как самое бесценное сокровище, довольно улыбалась. Родители долго извинялись перед Люцианом, но маме удалось вымолить прощение у демона (сделать так, чтобы он не дулся) за дополнительную порцию ее яблочного пирога. Я же просто похлопала Люциана по плечу и, добродушно улыбаясь, поздравила, прошептав так, чтобы меня услышал только он: ″Рада приветствовать в семье″. Демон прошел, так сказать, своеобразное посвящение. Близняшки были наказаны и провели весь день в своей комнате. Вот только подозреваю, что не осознанием своей вины они там занимались, уж слишком кровожадно сестрички смотрели на Люциана за ужином. И я не прогадала. Уже на следующее утро демон красовался разноцветным маникюром. На этот раз пострадал стратегический запас лака Светы. Причем, накрасили сестрички Люциану ногти и на ногах. Знали бы они, что у него есть рога. Уверена, эта часть демона тоже подверглась бы покраске. Настя и не думала помогать Люциану. Стояла и снимала на видео занятие демона. А он старательно стирал лак, сосредоточившись на этой работе, даже кончик языка закусил от усердия и только недовольно фыркал от запаха растворителя. Самаэль тихо посмеивался над мучениями родственничка и невзначай заметил, что он, с его разноцветной прической, еще легко отделался. Настя сразу же оживилась, заинтересовавшись словами Падшего. Пришлось тихо увести девушку и показать ей мои фотографии. Самаэль, заставивший тогда удалить все его снимки, не знал, что расчетливая и запасливая я, сберегла парочку на компьютере Димы. Сестрички заработали дополнительную шоколадку от Насти.
   Вообще, за те три дня, что Люциан гостил у нас, он был:
   − дважды приклеен к стулу и три раза садился на кнопки. Так что, теперь садясь куда-нибудь, демон тщательно исследует место своей ″посадки″;
   − один раз остался без пуговиц на всей своей одежде. И так, как он не умел создавать материальные вещи и ″сбегать″ за новой одеждой не мог, то пришлось демону учиться пришивать пуговицы;
   − трижды вместо сладостей получал сюрпризы - пирожное с горчицей, кусочек торта с майонезом вместо крема, чай с солью.
   Даша и Саша за каждую свою шалость были наказаны, но не переставали проказничать. Может, все дело в том, что Люциан быстро переставал злиться, ни разу не накричал на них, и такая его реакция только раззадоривала девочек. Настя во всех проказах помогала близнецам, хотя и ей самой иногда перепадало, ведь она находилась в непосредственной близости от ″цели″. Например, утром, в день возвращения нас всех в Ад, сестричкам удалось намазать открытые участки тела демона клеем и прилепить перышки. Настя, спавшая рядом с Люцианом... О, как я удивилась, узнав этот нюанс, ведь они как бы не ладят, а тут такое. Так вот, девушка умудрилась как-то перелепить часть ″украшения″ демона на себя. Забавное было зрелище. На этот раз Самаэль хохотал вместе со всеми, не скрывая своих эмоций.
   Как бы ни не хотелось покидать родных, но я прекрасно понимала, что оставаться дольше мы не можем. Падший и так довольно часто исчезал ″по делам″. А однажды в нашу с Самаэлем комнату заявился Асмодей. Кхм, скажу, в неподходящий момент он появился. За что и получил по своей ухмыляющейся мор... лицу огненным шаром. А нечего было глазеть и вставлять комментарии и советы. Ну и что, что я всего лишь делала массаж Падшему и была более-менее одета. Все равно, неприлично вот так... нарушать нашу интимную атмосферу. Ночь мне пришлось провести в одиночестве, кляня Ад, Асмодея и возникшие проблемы. Так что, было единогласно принято решение отправляться домой. Прощание было слезливым, а мама еще и расцеловала Самаэля в обе щеки.
   И мы вернулись. Дел на самом деле накопилось много. Мой рабочий стол и небольшое пространство вокруг него было заставлено аккуратными столбиками из заявок. Про ноутбук и вовсе молчу - там количество заявок уже давно перевалило за несколько миллионов. Пришлось разбирать завалы. К тому же, возникали и другие проблемы. Например, пройтись по отделам за отчетами или решить проблему из-за того, что кто-то кое-что напутал и отправил не туда не ту душу.
   Вот и сегодня выдался один из таких сумасшедших дней. Это нужно было напутать всего одну единственную цифру и наделать столько шуму, а мне во всем этом разбираться. К тому же, в офисе ждут русалки. Видите ли, им нужен декретный отпуск. Всем. Одновременно. Только вот причем здесь я? Ах, да. Я же теперь Повелительница. Женщина. И должна их понять. Ну, я и прониклась их проблемой. Пошла к Самаэлю решать этот вопрос. Правда, получилось немножко... запутано, и вопрос не был решен. Вот как это было.
   Выслушав жалобы русалок, я постучала в дверь и вошла в кабинет Падшего. Он сидел за своим столом с грозным видом, а перед ним стоял Аро, склонив голову, словно провинившийся ребенок.
   − ... ты совсем забросил свои дела. Все время неизвестно где пропадаешь! - сурово отчитывал вампира Самаэль.
   − Ага, − отстраненно ответил Аро и кивнул. По его едва заметной мечтательной улыбке было понятно, что он совершенно не слушает Дьявола. Одним словом, вампир был сейчас не с нами.
   Самаэль, поняв, что не был услышан, поднял руку для чего-то. И, думаю, это ″что-то″ очень не понравилось бы Аро. Но увидев меня, Падший отправил вампира прочь, пообещав, что разберется с ним позже.
   − Ангелочек, − ласково произнес Самаэль, и я в тот же миг оказалась сидящей у него на коленях. ″Ненавижу, когда он так делает! Хотя...″ − Ты что-то хотела или просто так?
   − Я... э-э-э... − нерешительно протянула, обдумывая, как бы поделикатнее объяснить проблему с русалками. - Ты как относишься к детям?
   Я ожидала ответа, но никак не того, что Дьявол застынет, словно статуя самому себе и, не мигая, будет смотреть на мой живот. До меня не сразу дошло, что именно он подумал.
   − Ты... − Падший наконец-то очнулся и вопросительно посмотрел мне в глаза.
   − Э-э-э, нет-нет, − поспешила разуверить Самаэля. Покраснела и, опустив голову, смущенно пробормотала: − Я не беременна.
   Со стороны Падшего пришла волна странных эмоций. Он вздохнул, только непонятно - то ли огорченно, то ли с облегчением. ″Хочу ли я детей? Конечно же! Но пока что материнский инстинкт во мне молчит. Может, через пару лет...″
   − Самаэль? - нерешительно взглянула в серые глаза любимого. - А ты бы хотел? Ну, ребенка?
   − Ангелочек, я... не знаю. А ты?
   − Конечно же, хотела бы, − произнесла более беззаботно. ″Нужно ведь было такую тему затронуть!″ − Но у нас для этого впереди еще много-много времени.
   − Угу, можно хорошо потренироваться, − коварно ухмыльнулся Самаэль, нежно сжав мое бедро, отчего по телу пробежались приятные мурашки.
   − М-м-м, тренироваться? - произнесла я, снова краснея, и легко касаясь губ Падшего в дразнящем поцелуе. - Тренироваться мне нравится.
   Вопрос о декретном отпуске для русалок был забыт. А когда я через час вернулась на свое рабочее место, прибежала демоница и, заикаясь, сообщила, что возникли проблемы в одном из отделов. Пришлось идти разбираться, попросив русалок прийти с их ″вопросом″ завтра, но, кажется, я не была услышана.
   И всего-то было проблем, что из-за одного неправильного документа ″потеряли″ одну душу, отправив не по назначению. Отругав демоницу за невнимательность и ненужный шум, я возвращалась к себе в кабинет, когда за очередным поворотом коридора с кем-то столкнулась. Упасть мне не дали чьи-то сильные руки, прижав к мужской груди.
   − Красавица, куда же так спешишь? - спросил бархатистый голос с едва заметной хрипотцой, обдавая мое ухо горячим дыханием.
   Я попыталась выкрутиться из объятий, но меня держали крепко.
   − Отпустите, иначе... − произнесла сурово, предупреждая этого самоубийцу, решившего меня потискать.
   − Крошка, ну зачем же так грубо? − перебил меня незнакомец. − Мы ведь можем насладиться...
   Чем мы там должны были насладиться, я не стала слушать, так как руки мужчины начали двигаться по моей спине вниз. Это стало последней каплей. Я ведь предупреждала. Не оставалось иного выхода, кроме как ударить наглеца молнией. Правда, мне тоже досталось немного.
   − А ты горячая! Мне нравится, − незнакомец отпустил меня. Я вскинула на него яростный взгляд, и так и застыла на месте. Передо мной стоял один из Всадников - Голод.
   ″Хм, что он делает в Аду?″ − мысленно удивилась я, рассматривая парня.
   − К тебе пришел, красавица, − ухмыляясь, произнес Голод. ″Я что, это вслух спросила?″
   − Зачем? - удивилась, теперь уже с подозрением посмотрев на парня.
   − А зачем приходят к понравившейся девушке?
   − Я замужем!
   − Малыш, мне это не мешает. Ты не пожалеешь.
   − Ты... ты, − я чуть не задохнулась от наглости Всадника. - Уйди лучше, − продемонстрировала свою руку - на кончиках пальцев плясали искорки. - Предупреждать больше не буду.
   − Все-все, понял, − Голод поднял руки вверх, сдаваясь. - Но ведь попытаться стоило. Завидую Люциферу. Такую красотку себе нашел. Друзья?
   − Что? - удивленно переспросила.
   − Друзьями будем? - улыбнувшись, произнес парень. - Ты со Смертью дружишь, так почему бы нам не стать друзьями.
   − Как-то подозрительно. Отчего такая резкая перемена?
   − Ты мне ясно дала понять, что любовниками нам не быть, значит, остается только одно - дружить. Так что, друзья?
   − Я подумаю, − пробормотала, обходя парня, и продолжая свой путь.
   ″Странно, очень странно. С чего такое внимание к моей персоне? И что все-таки он делал в Аду? Ведь я на него натолкнулась случайно. Значит, не меня он искал. Тогда что он здесь вынюхивал?″
   Решив рассказать Самаэлю все об этой странной встрече с Голодом, без стука вошла в его кабинет, даже не обратив внимания на то, что русалок уже нет.
   Придется Дьяволу менять ковер, так как этот я прожгла.
   − Ангел, это не то, о чем ты подумала, − произнес Самаэль, со злостью отталкивая полуголую демоницу, прилипшую к нему, как банный лист.
   − А что я подумала? - спокойно спросила, хотя внутри бушевал взрывной коктейль ревности. Вспыхнувший вокруг меня огонь уже начал угасать. Трудно контролировать силу, когда она напрямую зависит от эмоций. Например, однажды я едва не сожгла кровать.
   ″Ангелочек,″ − мысленно позвал меня Падший. − ″Только не уходи″.
   ″Уходить?″ − удивилась. − ″А почему это я должна уходить? Нет. Мне тут еще нужно с одной прелестной особой поворковать, чтобы другим неповадно было. Что придумала? На чужих мужей вешается!″
   ″Так ты не уйдешь?″
   ″Самаэль, я не собираюсь никуда уходить. Если, конечно, ты сам меня не прогонишь″.
   ″Никогда!″ − тут же заверил меня Падший. Сердце в груди учащенно забилось от радости.
   − Ну, я пойду, − неуверенно пробормотала демоница, чем привлекла наше внимание. Она попыталась проскользнуть мимо меня.
   − Стоять! - одновременно выкрикнули мы с Самаэлем. Демоница испуганно замерла на месте и всхлипнула.
   ″Она появилась за пару секунд до того, как ты вошла″, − объяснил Падший. − ″Веришь?″
   ″Верю″, − ответила беззаботно. Но вера не изменяет того, что я жутко ревную. − ″Да и не мог ты мне изменить. И не сможешь″.
   ″Откуда знаешь?″ − удивился Самаэль и посмотрел мне в глаза, вопросительно изогнув бровь.
   ″А я тут недавно немножко почитала о наших брачных печатях. У тебя есть такая же надпись, как и у меня - вот именно она и не позволит нам изменять друг другу. Так что, я спокойна в этом плане. Но, знаешь, очень неприятно видеть полуголую девицу в объятиях своего мужа. Знаешь, думается мне, что все это не случайно″, − и рассказала все о своей странной встрече с Голодом.
   − Подозрительно, − произнес Самаэль и перевел взгляд на сжавшуюся у стены демоницу. ″Ух, холодок по спине пробежал от такого его взгляда″. - Кто тебя подослал?
   − Я... не могу... сказать, − сквозь слезы пролепетала демоница.
   − Я приказываю! - прорычал Дьявол.
   − Нет! Повелитель! Я не могу! - взвыла демоница, бросаясь в ноги Падшему. - Я дала клятву на крови, что буду молчать. Я не могу назвать имени...
   − Значит, все было подстроено специально? Об этом ты можешь сказать? - спросила я, внимательно рассматривая демоницу.
   − Да, − ответила та, с мольбою в глазах посмотрев на меня.
   − Зачем? Ведь ты этим предала своего Повелителя. А предательство наказывается смертью.
   − Я... Мне обещали взамен исполнить мою просьбу, − испуганно ответила демоница. Надежда в ее глазах угасла. - Если я заставлю Повелителя и Повелительницу поссориться, то...
   − Что?− прорычал Дьявол, вынуждая демоницу продолжать свой рассказ.
   − Повелитель, я полюбила смертного. Ну, наверное, это любовь. Я хочу быть рядом с ним, делать его счастливым, заботиться о нем.
   − Ну, так почему ты не сделала его своим рабом? - спросил Самаэль, подходя ко мне ближе.
   − Нет, Повелитель. Тогда он уже будет не тем, кого я полюбила, − почти шепотом ответила демоница. - Если я все сделаю правильно, то мне обещали смертную жизнь.
   − Ты хочешь стать человеком? - удивилась я.
   − Да, Повелительница.
   − Это невозможно. Даже я не в силах такое совершить. Демон не может полностью стать человеком, − произнес Падший, обняв меня сзади и скрестив руки на моем животе. - Тебя просто обманули.
   − Но... Что же мне теперь делать? − растерянно пробормотала демоница. - Повелитель?
   − За предательство ты будешь изгнана из Ада, а твоя сила заблокирована...
   − Самаэль, − жалобно прошептала я, положив руку на руки Падшего. Мне стало жаль демоницу. Она ведь просто хотела прожить жизнь с любимым и добивалась этого всеми возможными способами, а ее просто обманули.
   −... и будешь отправлена на Землю, − продолжил свой приговор Падший.
   − Благодарю, Повелитель, − радостно улыбнулась демоница. −Разрешите исполнить приказ и понести заслуженное наказание.
   − Иди, − коротко ответил Самаэль, и демоница исчезла.
   − Спасибо, − прошептала я, оборачиваясь в руках Падшего.
   − За что?
   − Ты мог ее просто убить, но вместо этого отправил к любимому, − став на носочки, я поцеловала Самаэля. - Спасибо.
   Странности в этот день не закончились. Совершенно случайно, куда бы ни пошла, мне на глаза попадались Всадники, хотя столкновений, как с Голодом, больше не было. А один раз я, кажется, видела, как Апокалипсис разговаривал с Олегом. Но это могло и показаться.
   Ближе к вечеру Самаэль ушел заключать очередной договор, а я решила перебрать еще несколько заявок. Тишину в моем кабинетике нарушала только тихая, едва слышная музыка из ноутбука и шуршание бумаги. Вдруг в кабинете Падшего послышался звук шагов. Я сначала подумала, что мне просто показалось, но вскоре звук повторился. Там за дверью кто-то ходил. ″Хм, может Самаэль вернулся? Но почему мне не сообщил?″ Приоткрыв дверь, я заглянула внутрь кабинета. ″Никого″.
   − Мое почтение, прекрасная леди, − прозвучало за моей спиной.
   От неожиданности я подпрыгнула на месте и, оборачиваясь, стукнулась лбом о дверной косяк. Когда в глазах перестали плясать звездочки, я встретилась взглядом с черными глазами Апокалипсиса. Содрогнулась, словно мне за пазуху бросили что-то скользкое и гадкое. А Апи еще взял и поцеловал мою руку. ″Нужно срочно помыть!″ − промелькнула мысль. Не зная, что сказать, да и сердце еще испуганно трепетало в груди, я просто кивнула в ответ.
   − Я решил навестить своего друга. Пригласить его к себе. Давно не виделись, − вежливо произнес Апокалипсис, не сводя с меня взгляда. Слово ″друг″ из его уст прозвучало как ругательство, а глаза зловеще сверкнули. Мне захотелось спрятаться под стол, даже прикрыть голову ноутбуком, только бы не видеть его черных глаз.
   − Люцифера... нет, − с трудом ответила я, мелкими шагами продвигаясь к своему креслу.
   − Я не спешу. Подожду, − с ласковой улыбкой сообщил Апи и сел на диван, как раз напротив меня. - Составите мне компанию?
   ″А куда же я денусь″, − вздохнула мысленно и постаралась улыбнуться поприветливей.
   Разговор у нас с Апокалипсисом не получался. Он расспрашивал о моей жизни, о том, как получилось, что я ″связалась″ с Дьяволом. Я же отвечала односложно, не вникая в подробности. Работать у меня тоже не получалось - очень нервировало присутствие Апи и его изучающий взгляд. Оставалось надеяться только на то, что Самаэль вернется скоро.
   Падший вернулся только через час, когда я уже готова была прибить Апокалипсиса или удавиться самой, чтобы не мучится. С огромным удовольствием избавилась от компании Апи. У Самаэля на него, кажется, иммунитет. Сообщив Падшему, что я ухожу домой, переместилась на Землю, к своему любимому супермаркету. Нужно пополнить запасы и приготовить что-нибудь вкусное - специально для Самаэля.
   Ужин удался - ничего не пригорело, не сгорело, и не было пересолено. Уже после, убирая со стола (в чем мне помогал Падший) я рассказала обо всех странностях, произошедших за сегодня, и о том, что слышала шаги перед приходом Апокалипсиса. И демоница все не выходила у меня из мыслей. Ведь ее кто-то подослал. Как жаль, что нарушить клятву, данную на крови, нельзя. Приходится только гадать, кому было нужно ссорить меня и Самаэля.
   − И Апи со своим странным приглашением в гости. Восемьсот лет молчал, а тут приглашает, − задумчиво произнес Падший, когда мы устроились в спальне перед телевизором.
   − Не иди. Мне не нравится все это.
   − Ангелочек, он что-то задумал. Нужно узнать что. Не волнуйся, − прошептал Самаэль мне на ухо, прижимая к себе.
   − И надолго ты к нему?
   − Утром еще несколько дел, потом к Апи. Но к ужину обещаю вернуться, − Падший нежно поцеловал меня в шею, вызывая в теле приятную дрожь.
   − Обещаешь? - спросила, уже не особо помня, о чем мы говорили.
   − Обещаю, − пошептал Самаэль, и поцелуями проложив дорожку по шее, скуле, наконец-то поцеловал меня в губы.
   − Я тебя люблю, − выдохнула, чуть-чуть отстранившись и переводя дыхание.
   − Я знаю.
  
   На работу я отправилась одна. Самаэль сразу из дому ушел по делам, подарив мне сладкий поцелуй на прощание. Сегодня не было никаких авралов, и я просто меланхолично перебирала заявки. Меня не покидало чувство беспокойства. Ближе к обеду приходил Морт. Выглядел он хмурым и недовольным. Все время отводил взгляд, молчал и поспешил уйти. Пытаясь не думать о плохом, я полностью сосредоточилась на работе, да так, что не услышала когда кто-то вошел. Только ощутила чужое присутствие рядом. Потом затылок обожгла боль, в глазах засверкали звездочки, и я провалилась в темноту.
  
  
   20. ″Конец?″
  
   Очнулась я от легких шлепков по щекам. Голова просто раскалывалась. ″Хорошо же меня стукнули!″ Картинка перед глазами постепенно приобретала четкость. Потом вернулись остальные чувства. Я сидела в маленькой незнакомой комнате, привязанной к стулу. ″Меня опять похитили! Можно я опять потеряю сознание, а?″
   − Ну, здравствуй, Лина, − ухмыляясь, произнес Олег и наклонился ко мне.
   − Ты?!! - удивилась. Я ожидала увидеть демонов, ну, или ангелов, но никак не бывшего парня. - Ты что задумал? Олег, отпусти меня немедленно! А то я...
   − Ничего ты не сделаешь, − рассмеялся парень. - Видишь вот этот интересный кулон на своей шее, да? Это простое украшение блокирует твою силу. На твоего любимого муженька не подействует, но для тебя - в самый раз.
   − З-зачем тебе все это? - непонимающе спросила я. − Вот придет Самаэль...
   − Не придет, Лина. Он больше не придет, − довольно хмыкнул Олег.
   − Что? - внутри все перевернулось и скрутилось холодной пружиной страха. - Что ты имеешь в виду?
   − Знаешь, Лина, лучше бы ты тогда попросила Дьявола отпустить меня, − Олег словно не слышал моего вопроса. Притянул стул и сел напротив меня, совсем рядом. - Всего бы этого не было. Как же я был зол на тебя. Я умер, а ты... ты нашла себе теплое местечко. А когда узнал, что ты теперь жена Дьявола, решил начать мстить. Знаешь, я не нашел ни одного слабого места у Дьявола, чтобы выпросить свою свободу. Но в один прекрасный день услышал ваш разговор - и сразу же созрел план. Я давно уже знал, что есть недовольные среди демонов, и они хотят захватить власть, свергнув Дьявола. Я нашептал им новость о тебе. В обмен меня обещали отпустить на Землю, ну, или в другой мир. Но тебя спас муженек.
   − Так это был ты?!! - я дернулась на стуле, веревки больно врезались в кожу.
   − Да. План провалился, и пришлось искать другие возможности. И вот тут-то появился странный мужик. Он бесцельно бродил по Аду и все время чем-то интересовался, расспрашивал. Ну, и ему попался я. Мы заключили с ним договор. Я шпионю за Дьяволом в обмен на свободу.
   − А того мужчину случайно не Апокалипсисом зовут? - насторожилась, вспомнив, как видела Апи и Олега вместе. ″Значит, тогда мне не показалось. И неужели демоницу тоже подослал Апи?″. - Знаешь, и я уже подобное слышала. Ту демоницу обманули и ничего она не получила.
   − У меня все получится, − уверенно произнес Олег и погладил меня пальцем по щеке.
   − Олег, отпусти меня немедленно, и Самаэль тебя не сильно накажет, − припугнула я парня.
   − Мне нечего бояться, и не пытайся. Лина, он больше не вернется.
   − Вернется!
   − Нет, твоего любимого Дьявола больше не будет. Он умрет.
   − Он бессмертный! - со злостью воскликнула я.
   − Ошибаешься, не вернется. У Апокалипсиса есть одна занятная вещица. Амулет, который высасывает жизненную энергию. И, поверь, неважно, кто это - бессмертный или простой человек. А что случается с тем, у кого забирают жизненную энергию?
   − Он... умрет, − глухо произнесла я. ″Нет-нет, он не может умереть! Не верю!″ - Зачем тебе это? Зачем кому-то смерть Дьявола? Даже ангелы не пытались его убить, а просто заточить!
   − Существует предание, пророчество. Называй, как хочешь. Когда Зло будет уничтожено, а Дьявол умрет, для всех живых и мертвых настанет день Великого Суда, − словно читая из книги, произнес Олег.
   − Судный день? - удивленно выдохнула я. - Это бред! Да и какой прок для тебя? Ты все равно грешник, и вряд ли тебя спасет покаяние.
   − Понимаешь, Лина, приблизить Судный день - это основная миссия Апокалипсиса, его жизненная цель. Для этого он и существует. Он устал уже ждать, пока Дьявол умрет, поэтому решил ускорить это замечательное событие. А я? Он обещал, что меня ничего не коснется.
   − Олег, он тебя обманул! Это коснется всех! Дурак, отвяжи меня! Нужно предупредить Самаэля! - я лихорадочно начала дергаться, пытаясь хоть как-то ослабить веревки. ″Я должна... должна... Если все это правда, то... Нет! не думать об этом! Не думать″. Сердце словно сжали тисками, на глаза навернулись слезы.
   − Даже если и обманул, у меня есть один козырь в рукаве. Как думаешь, свобода Повелительницы много стоит? - ухмыльнулся Олег. - Ад никуда не денется. А когда Дьявола не станет, то, уверен, тебя назначат всем здесь заправлять. Думаю, мы сможем договориться потом. Ты ведь любила меня, Лина. Вспомним былые времена, а?
   − Не любила я тебя! - яростно воскликнула я. ″У-у-у, не будь я сейчас связанной!″ − Олег, отпусти меня. Пожалуйста, − взмолилась я, понимая, что своей злостью и яростью ничего не добьюсь.
   − Хочешь спасти его? Да, Лина? Уже поздно. Дьявол сейчас в замке Апокалипсиса. Хочешь, расскажу, как все произойдет?
   − Олег... − прошептала я. По щеке сползла горячая слезинка.
   − Слушай. После парочки бокалов вина, задушевного разговора, Апокалипсис предложит Дьяволу посмотреть на якобы найденный им амулет. Тот самый амулет. Он простой, второй раз его уже не использовать, поэтому Дьявол не почувствует подвоха. Не знаю, как Апокалипсис уговорит его примерить амулет, но как только Дьявол наденет его на себя, то... Все, Дьявола не станет. А с его смертью начнется конец. По очереди миром пройдутся все четыре Всадника, предзнаменуя Судный день, − с каждым словом Олег ближе наклонялся к моему лицу. Во мне все больше вскипал гнев. ″Гад! Ну, хоть покусаю. Ближе, Олежик, ближе...″ Не знаю, как классифицировал мою улыбку-оскал парень, но он вознамерился меня поцеловать. Воспользовалась моментом, но промазала и лишь громко клацнула зубами возле носа Олега. Я зарычала от досады.
   − Черт! - вскрикнул парень и отшатнулся от меня.
   − Черт! Черт... Точно! - обрадовалась. ″Как же я не додумалась раньше?!″ − Черт из табакерки! Ринор!!!
   − Да, моя Повелительница, − вежливо произнес чертик, появившись передо мной, и поклонился.
   − Спасай меня, − попросила я Ринора.
   Олег застыл на месте от неожиданности. Наверное, он никак не ожидал, что я вот так могу позвать на помощь. Злостно прошипев, парень бросился на чертика, но тот оказался проворней и быстрее. Вскоре Олег без чувств валялся на полу под стеной. Ринор снял с меня сдерживающий силу кулон и развязал веревки.
   − Ринор, спасибо, − я растерла затекшие конечности. - А теперь слушай внимательно. Ты сейчас должен найти архангела Михаила.
   − Но... − испугано пискнул чертик.
   − Не бойся. Сразу скажешь, что пришел от меня, и это очень важно. А теперь запоминай и передай дословно вот что...
   Когда Ринор исчез, я попыталась настроить свои ощущения на Самаэля, чтобы найти его и переместиться. Но ничего не получалось. ″Нет, нет, нет! неужели не успела? Думай! Думай!″ Я ходила из одного угла комнаты в другой, пытаясь хоть немного успокоиться и придумать что-то. Мое внимание привлек очнувшийся Олег. Постанывая, он пытался подняться на ноги, опираясь на стену.
   − Ты! - прошипела я и в ту же секунду уже стояла рядом с парнем. - Говори! Где сейчас Апокалипсис?
   − А что мне за это будет? - ехидно спросил Олег.
   − Я тебя не уничтожу, − прорычала и продемонстрировала огненный шар в руке.
   − Ты и так не убьешь меня. Слишком добрая. Не сможешь, − ухмыльнулся парень.
   − Убить, может, и не убью, но помучить могу, − и запустила в Олега огоньком. Сейчас все мои моральные принципы отошли на второй план. Главное - спасти Самаэля. - Говори!
   − У него... замок есть... в другом мире, − быстро произнес парень, скуля от боли.
   − Где? В каком мире?
   − Я не знаю, − пропищал Олег, потому что я пригрозила еще одним огненным шаром, на этот раз большим, чем предыдущий. - Я на самом деле не знаю! Лина, прекрати!
   ″Ну, и что теперь? Миров много. Где искать Самаэля?″ Я вновь заметалась по комнате, как зверь в клетке.
   − И что ты теперь будешь делать? Тебе его не спасти, − подал голос Олег. - Забудь его. Вместе...
   − Заткнись! - рыкнула я на парня. ″Как же он меня достал!″ − А знаешь, Олег, мои сестрички давно мечтали о домашней зверушке. Ты ведь помнишь, я рассказывала про Дашу и Сашу? Как думаешь, им понравится мой подарок? - я ухмыльнулась и направила на парня руку, на кончиках пальцев заплясали разноцветные искорки.
   Маленький, пушистый хомячок с длинной шерсткой испуганно что-то пропищал в ответ.
   ″Так, подумаем. Если Апи в своем замке, то, может быть, там находятся и Всадники. Морт! Может, получится настроиться на него? ″
   Переместившись, я оказалась в просторном зале. Времени рассматривать его детальней у меня не было. Все мое внимание прикипело к каменному возвышению в центре зала. Там на синей бархатной подушке лежал амулет - простой круглый кусок метала на кожаном шнурке. ″Неужели такая непримечательная вещь таит в себе такой секрет, способный убить бессмертного?″ Как только я приблизилась к возвышению, рядом появились все четыре Всадника.
   − Ангелина, не трогай, − предостерегающе произнес Морт и виновато отвел глаза.
   − А как же Оля? - спросила я у него. - Как ваш ребенок? Если Апи воплотит свой план, что будет с ними?
   − Ангелина, − простонал Морт. - У меня нет выбора. Это не от меня зависит.
   − Выбор есть всегда, − возразила я.
   − Нет, мы созданы для этой миссии, − произнес Голод. - Лучше не мешай. Близится конец.
   − Нет! Я не позволю! - зло воскликнула я, а на глаза наворачивались слезы. − Вы просто не видите иного выхода. Я не позволю убить Самаэля! Будете мешать?
   − Не будем, − ответил Мор. - Мы лишь следствие. Умрет Дьявол - наступит наша очередь.
   − Мы всего лишь засвидетельствуем этот факт, − произнес Война. - Все случится сегодня.
   − Значит, вы его убивать не будете? - с надеждой спросила я, по очереди посмотрев на Всадников.
   − Мы не будем, − заверил Морт, выделяя первое слово.
   − Тогда зачем вы все вертелись поблизости? - удивилась я.
   − У тебя интересная душа, Ангелина, − сказал Мор, и в его глазах зажегся огонек любопытства. - Удивительное сочетание. Душа ангела в теле смертной.
   − Уже не смертной, − заметила я.
   − Но все равно человека, − улыбнулся Война. - Да и судьба у тебя тоже очень интересная.
   − Нам жаль, что все так сложилось, − произнес Мор, печально улыбнувшись.
   − Ангелина, не бери амулет. Он тебя убьет, − обратился ко мне Морт, глядя прямо в глаза. Столько отчаяния в его взгляде, столько боли...
   ″А если у меня нет другого выбора? Если это единственный шанс спасти Самаэля. Мне даже все равно, что случится с людьми. Если быть Судному дню, так пусть они сами отвечают за свои грехи. Мне важна только жизнь моего Дьявола. Амулет действует только раз. Значит, кто-то должен умереть. Так пусть лучше это буду я, чем увидеть смерть Самаэля″.
   За закрытой дверью, ведущей в зал, послышались шаги и голоса. Больше не было времени раздумывать. ″Нашла бы я другой выход?″ Дверь открылась, пропуская внутрь зала Самаэля и Апокалипсиса. Они замерли на месте. Апи разозлился. Вон как исказилось лицо от гнева. Самаэль нахмурился, не понимая, что происходит.
   − Не дайте ей взять амулет! - выкрикнул Апокалипсис, но никто из всадников не сдвинулся с места.
   − Что происходит? - сурово спросил Падший, не сводя с меня взгляда своих серых глаз. Таких любимых глаз.
   − Тебе отсюда не уйти, − яростно прошипел Апи. ″Ах, вот как мы заговорили″. - Вам обоим. Так что, будь послушной девочкой, отойди от амулета.
   Пустых угроз Апокалипсиса я не слушала, он проиграл и поэтому злится. Все, что я могла сделать - это мысленно передать Самаэлю все, что узнала. И про Олега и о коварном плане Апи. Лицо Дьявола исказила ярость, вокруг вспыхнул огонь.
   ″Был ли у меня другой выбор?
   − Самаэль, − произнесла я ласково. - Люблю тебя.
   Быстро схватив амулет, я надела его на шею. Боли не было, только навалилась огромная слабость, и захотелось спать.
   − Нет, − отчаянно произнес Морт. Ощутила, как он меня подхватил почти возле самого пола.
   В зале появились ангелы. В доспехах, с обнаженными мечами. Поздно. Не успели. Михаил нашел мой взгляд. ″Хм, сожаление″. Лишь серые глаза Самаэля смотрели на меня с любовью и... болью... А потом мир окутала тьма.
  
  
   Михаил
  
   Я выслушивал очередной доклад хранителя. Этот растяпа отвлекся, и его подопечная сломала ногу. Уже второй раз за этот год. ″Столько учишь их, а они словно первый год на работе!″ Вдруг запахло серой и передо мной, прямо на столе, появился маленький черт. ″Совсем обнаглела нечисть!″ Дрожа от страха, чертик упал на колени и стал что-то испуганно лепетать о своем Повелителе. Пару раз проскочило слово ″Ангелина″.
   − Стоп! Успокойся! - прикрикнул я на черта. - Повтори все с самого начала и медленно.
   − П-повелительница приказала найти Вас и передать слово в слово: ″Михаил, если не хочешь преждевременного Судного дня, то тащи свою з... в замок Апокалипсиса″.
   Ринор, так звали посланника, рассказал все, что знал. Апокалипсис задумал убить Люцифера, но Судный день нам еще не нужен. Еще не время. Собрав своих братьев, я объяснил им всю ситуацию, и мы отправились к Апокалипсису спасать Люцифера. ″Не думал, что до такого доживу″.
   Мы опоздали. Люцифер был жив, но вот Ангелина... Мне так жаль. Она пожертвовала своей жизнью. Я даже разозлился. Нет, не на Апокалипсиса и его план. На Дьявола. Он не заслуживает такой любви.
   Ангелина вздохнула последний раз и закрыла глаза. Ее тело обмякло. Девушка умерла. Люцифер тут же оказался рядом с Ангелиной. Не знаю, каким взглядом он посмотрел на Смерть, но тот испуганно отшатнулся. Апокалипсис, воспользовавшись моментом, исчез. Трое Всадников с сожалением посмотрели на девушку и растаяли в воздухе. Остался только Смерть, отвернувшись, он стоял недалеко, склонив голову.
   − Нет! Она не могла умереть! - яростно воскликнул Люцифер. Он упал на колени рядом с телом Ангелины, бережно приподнял ее и прижал к себе. − Ангел, я не разрешал тебе уходить. Слышишь, не разрешал. В Аду ее души нет. Михаил! Верни ее душу или я разнесу весь ваш Рай до последнего камушка!
   − Но у нас ее нет, − пробормотал я и был ошарашен догадкой. - Ты не знаешь...
   − Чего я не знаю? − раздраженно спросил Люцифер, бросив на меня яростный взгляд своих серых глаз.
   − Ее душа... в Пустоте, − запнувшись, произнес я, отводя взгляд.
   − Что?! Нет! Нет! − Дьявол сильнее прижал к себе тело Ангелины. - Отец! Отец, молю, верни ее! Прошу!
   − Из Пустоты не возвращаются, − разнесся по залу Его голос. ″Невероятно! Он откликнулся на зов Изменника!″ − Ее душа потеряна для нас.
   − Но у нее не простая душа. Она не могла просто так умереть! - возразил Дьявол. - У нее душа ангела.
   − Я знаю, − ответил Он. - Я наделил ее такой душой. Специально для тебя.
   − Для меня? - удивился Люцифер. − Зачем?
   − Даже ты заслуживаешь любви. Я знал, что ты не сможешь упустить такую удивительную душу.
   − Ты все подстроил... Но... Не важно. Все не важно. Что мне сделать, чтобы ее вернуть? Я готов на все, только верни ее. Отец. Я... Я не могу без нее. Она то, что я когда-то потерял. Нет, она даже больше.
   − Есть один единственный шанс. Если в этом мире осталось что-то важное, дорогое для нее - душа вернется.
   − Что? Что это? - с надеждой спросил Люцифер, но Он молчал. - Отец? Отец! Михаил!
   − Я не знаю, − тихо ответил я, сожалея. ″Так странно видеть Дьявола таким... Хотя, страшно представить себя на его месте... Держать в объятиях мертвую любимую...″
   − Ангелочек, − прошептал Дьявол. - Вернись. Вернись или я уничтожу Землю, оставлю только пепел. Уничтожу всех людей. Ты ведь их любишь, они для тебя важны. Вернись! - по щеке Люцифера сползла слезинка. - Как же я буду без тебя. Мой свет. Мое добро. Мой Ангелочек. Ведь я тебя люблю. Вернись, ради меня. Ты нужна мне. Ангел, я люблю тебя.
   Шли минуты, и ничего не происходило. Дьявол, зарывшись лицом в волосы Ангелины, продолжал что-то шептать.
   − Ты что-то сказал? - прозвучал тихий вопрос. Ангелина подняла руку и погладила Люцифера по волосам. Я замер на месте, не веря своим глазам. ″Она вернулась!″ Смерть тоже был крайне удивлен и просто сиял от счастья, смотря на девушку.
   Дьявол осторожно отстранился, словно боялся, и посмотрел в глаза Ангелине.
   − Ты что-то сказал? - Ангелина повторила свой вопрос, нежно улыбаясь.
   − О том, что уничтожу Землю? - спросил Люцифер, улыбнувшись в ответ.
   − Нет, − произнесла девушка, легким движением стирая слезинку со щеки Дьявола.
   − Что уничтожу всех людей?
   − Нет.
   − О том, что я тебя люблю? - коварно улыбнувшись, спросил Люцифер, наклоняясь.
   − Да! − радостно воскликнула Ангелина. - Я тоже тебя лю... − слова девушки потонули в поцелуе.
   Смерть, довольно улыбнувшись, исчез. Я с братьями тоже поспешили уйти, оставив целующихся Дьявола и Ангелину наедине.
   ″Любовь не имеет понятия Добра и Зла, Света и Тьмы... Она не спрашивает разрешения, к кому прийти... Она просто приходит...″
  
  
   ЭПИЛОГ
  
   В просторном зале царит полутьма. Огромные сводчатые окна, с распахнутыми тяжелыми черными шторами, расшитыми золотой нитью, пропускают внутрь красноватый свет от редких всполохов далекого огня Ада. В углах зала горит живой огонь, освещая помещение и прогоняя страшные тени. В старинном деревянном кресле, на небольшом возвышении, сидит черноволосый мужчина - Повелитель Ада − Дьявол. В вытянутых перед собой руках он держит полугодовалого ребенка. Малыш, одетый в желтый вязаный костюмчик, весело болтает ножками в воздухе. Маленькие ладошки лежат на кистях рук Дьявола. Мелкие кудряшки светлых волос, обрамляют кругленькое лицо малыша. Ну, настоящий ангелочек. Огромными синими глазами ребенок, не мигая, смотрит на мужчину. Его не пугает хмурый холодный взгляд серых глаз Дьявола, от которого в Аду дрожит любой демон. Малыш улыбается, отчего на пухлых щечках появляются ямочки. Время от времени по залу проносится громкое ″аб-бу-у″. Тогда Дьявол хмурится еще больше.
   Вот такая картина предстала перед моими глазами, когда я вошла в зал. Кажется, моего появления никто не заметил. Пройдя по залу, опустилась в свое кресло, рядом с Самаэлем. Из корзинки, стоящей рядом с креслом, достала свое рукоделие. На тонких спицах уже была связана половина маленького носочка. И это мои труды за целую неделю. До этого у меня несколько месяцев ничего не получалось. Ну, не умею я так, как мама - раз, два и готово. Она таких носочков за вечер десяток может связать. Ох, какой же бурной была реакция на новость. Самаэля она расцеловала, а потом засыпала советами. Бедненький, но я не спешила его спасать. Так он хоть узнал, что нужно делать с беременной женой, а то у них в Аду, какие-то древние обычаи. Женщина сама заботится о себе во время беременности и о ребенке после его рождения до двенадцати человеческих лет. Потом ребенка, если это мальчик, воспитывает отец. Девочки остаются с матерями. А еще, я когда узнала, что роды здесь принимает одна из жриц и никакой нормальной медицины, закатила такой скандал и целую неделю ходила злой. Демоны бледнели при моем появлении, шарахались в стороны... Одним словом, в то время лучше было не попадаться мне на пути. Нигде, кроме больницы, я рожать не хотела, как бы Падший меня не уговаривал.
   − Ангелочек, − отвлек меня от воспоминаний тихий голос Самаэля. - Что мне с ним делать?
   − Для начала неплохо было бы взять Дэни поудобней и поиграть с ним, − ответила, сосредотачиваясь на вязании. ″Сколько я петель уже провязала? Вот же... Опять пересчитывать придется!″
   − А если он того... Подгузник менять кто будет? - вновь отвлек меня Самаэль. Он продолжал держать малыша в вытянутых руках и даже не повернул ко мне голову.
   − Ты, − невозмутимо ответила я. - Учись.
   − Ну, Ангелочек, − вздохнул Падший. ″М-да, с переодеванием у него все еще проблемы. А как он в первое время боялся подойти к малышу. Словно тот страшное чудовище, а не маленькое синеглазое чудо в пеленках″.
   Перед глазами промелькнуло воспоминание, заставившее меня улыбнуться. Хотя, тогда я очень страшно переживала и боялась. Мы ведь так нормально и не поговорили насчет ребенка. Я не знала, хочет ли Самаэль иметь детей или нет, а тут такое. Думала, что могу ошибаться, но две полоски на тесте не могли обмануть и это не простой ″сбой″ в организме, а... во мне растет новая жизнь. Словами не передать тот коктейль чувств, что тогда взметнулся в моей душе. Радость, огромная, теплая, как лучик солнца, и страх, неуверенность... Самым трудным было сообщить Самаэлю. Помню тот день в мельчайших подробностях. Падший находился в самой глубине Ада. Должно было состояться очередное наказание провинившихся. Почему не захотела ждать и решила сказать все, как только сама узнала? Наверное, подожди я хоть пару минут, стала бы бояться еще сильнее.
   − Ангел? - удивился Самаэль, увидев меня, ведь я не желала посещать такие ″мероприятия″.
   − Я... − подойдя ближе, произнесла и замолчала, не решаясь даже поднять головы и посмотреть своему мужу в глаза.
   − Что? Ангелочек? - в голосе Падшего прозвучало беспокойство.
   − Я... У меня... У нас... − задыхаясь от волнения, все никак не могла подобрать нужные слова.
   − Любимая, ты меня пугаешь. Что случилось? - Падший нежно обнял меня, прижимая к себе, успокаивая.
   − Беременна... − прошептала я, но мои слова потонули в гудении демонов. Они перешептывались, обсуждая мое появление.
   − Что? - непонимающе произнес Самаэль. - Скажи громче.
   − Я, − глубоко вдохнула, набрав в легкие побольше воздуха. - Беременна!
   В пещере воцарилась полнейшая тишина. Кажется, все задержали дыхание. Самаэль застыл. Я чувствовала его напряжение. Вокруг вспыхнул огонь, демоны испуганно вскрикнули. Даже когда Повелитель был очень зол, такого не случалось. Нерешительно подняв голову, я посмотрела в лицо любимому. Ожидала увидеть там много чего, от гнева до безразличия, но никак не широкую счастливую улыбку и сияющие радостью глаза.
   − Люблю тебя, − произнес Самаэль и, наклонившись, подарил мне самый сладкий и обжигающий в мире поцелуй. Остальные демоны были благополучно забыты, а мы переместились в нашу спальню.
   − И зачем ты мучаешься? - голос Самаэля вновь вытянул меня из воспоминаний. - Просто создай нужную тебе вещь, или давай пойдем купим в магазине на Земле.
   − Нет, так не интересно. Я хочу своими руками сделать, − покачала головой, не поднимая взгляд от спиц. - И не нужно хитрить. Нянчи мелкого.
   − А давай к твоим родителям Дэни отнесем.
   Родители, конечно, обрадуются возможности понянчится с малышом, да и Максику, сыну Андрея и Светы, будет не скучно, но как-то обременять родных не хотелось. Хотя, Даша и Саша очень были бы рады, уж очень им приглянулся Дэни. Кстати, Олег все еще жив. Правда, когда я навещала родных, в последний раз, жалостно пищал и пытался залезть мне на ногу. Любая другая зверушка давно бы умерла, но такой привилегии Олег не имеет. Да и близняшки не специально. Ну, подумаешь, чуть не утонул в унитазе. Так не нужно было убегать. Застрял в трубе пылесоса. Меньше есть нужно. Олег тогда прятался от Саши и Даши, вознамерившихся надеть на него специально пошитое розовое платье. А еще прокатался на скейте Димы по лестнице со второго этажа. Был пойман и обслюнявлен Максимом. Покатался в игрушечной машинке Ильи. Был привязан к игрушечной железной дороге и спасен из-под колес мчавшегося на него поезда. Едва не задохнулся, спрятавшись в носке Димы. Но, думаю, он получил достойное наказание за свои поступки.
   − И как ты себе это представляешь? - хмыкнула я. - Мы преодолели к ним такое расстояние, чтобы оставить им ребенка, а сами тут же уйдем. Или предлагаешь, заодно рассказать им кем ты являешься на самом деле?
   − Ангелочек, а может...
   − Нет, не может, - "Асмодею малыша не доверю".
   − А...
   − Нет. Аро я ребенка не отдам.
   У вампира и так много дел. Он наконец-то вернулся к своей работе в университете. Все то, время, что он пропадал в неизвестном никому направлении, Аро проводил в другом мире. В том самом, куда была отправлена девушка Мария. Как объяснил мне вампир, он влюбился. Влюбился с первого взгляда, с первого вдоха. И вот теперь они с Машей понемногу налаживают свои отношения.
   − Ну, почему Морт оставляет своего сына нам, − вздохнул Самаэль, но в голосе не прозвучало ни грамма сожаления. - Ведь есть еще три Всадника, которые с удовольствие понянчатся с племянником.
   − Да? И что будет? От спокойствия Мора, Дэни или проспит весь день, или начнет плакать. Или ты хочешь, чтобы Война забавлял малыша, показывая совсем не детские игрушки. Или чтобы Голод отправился к своим ба... моделям с ребенком?
   − Ну, а Олины родители? Дэни ведь их внук.
   − Они и знать ничего не хотят, − пробормотала я, разматывая запутавшуюся нить. - Ты ведь знаешь, что они хотели выдать Олю замуж за совершенно другого человека, ради своего бизнеса и просто ненавидят Морта.
   Да, это был настоящий скандал. Оля до последнего скрывала от своих родителей беременность и наличие мужа. И, наверное, так и не сказала бы им ничего, но ее родные однажды приехали к ней и увидели сюрприз - свою дочь с огромным животом. Оля испортила им все планы. Она должна была выйти замуж за сына партнера по бизнесу своего отца. Разругавшись, родители отказались от своей дочери, и уехали, сообщив, что больше она не получит от них ни копейки. Оля очень переживала, ведь должна была уже скоро родить и где брать деньги. Вот тогда Морт ее и успокоил, сообщив кто он. Истерики не было, ни крика ужаса, ни насмешки. Оля просто спокойно восприняла новость, хмыкнув: ″Я знала, что ты у меня необычный″. Рассказывать, кто такой Самаэль я не стала, просто сказав, что он тоже ″не обычный″. Может, когда-нибудь и расскажу. Рожала Оля в обычной больнице. Нужно было видеть, как переживал Морт. Не мог усидеть на месте и нервировал остальных своим хождением туда-сюда. А когда он увидел своего сына, то просто застыл с глупо-счастливой улыбкой на лице. Мне больница понравилась, и я тоже решила рожать здесь, хотя уже и принесла ущерб. Одного дня мы с Самаэлем пришли на УЗИ, чтобы узнать, кто же родится. У Дьявола не получалось ощутить ничего и это ему не очень нравилось. Все происходило нормально. Врач задала пару стандартных вопросов, а потом приступила к процедуре. Помню, как содрогнулась от прикосновения холодного геля к коже. А потом... Потом аппарат УЗИ вспыхнул огнем. И ни я, ни Самаэль этого не делали. Мы так и не узнали пол ребенка, да и от идеи рожать в обычной больнице пришлось отказаться. Мало что может произойти, если даже в тот момент ребенок так отреагировал на простую процедуру.
   Одна Ира осталась в счастливом неведенье об Аде, Рае, ангелах, демонах и всем остальном. Хотя, думаю, это не надолго. Месяц назад она сообщила, что влюбилась и рассказала о том, как на моей свадьбе познакомилась с молодым человеком. Она еще не показывала его мне, но чувствую, что он далеко не человек. Ха, уверена в этом. Кстати, ангелы больше на нашем горизонте не появлялись и не пытались пленить Дьявола или сделать нам что-то плохое. Правда, я несколько раз на Земле видела Михаила в компании черноволосой девушки, но кроме вежливого кивка ничего не была удостоена.
   − Ладно, ну, тогда давай, Люциану и Насте отдадим. Хоть на пару часиков, − предложил Самаэль, а Дэни улыбнулся ему.
   − Они поссорились. Опять. И Люциан прячется от Насти, − заметила я, и с раздражением отложила вязание.
   Эти двое так и продолжают препираться и ссориться, но уже друг без друга не могут жить. Люциан даже предложил Насте пожениться по человеческим законам, на что девушка обещала подумать, но до сих пор не дала ответа.Жизнь у них скучной не назовешь, постоянно какие-то авантюры и приключения. Но ни Люциан, ни Настя об этом не жалеют, отшучиваясь, что в старости будет о чем вспомнить.
   − А почему это ты так упорно хочешь кому-нибудь отдать Дэни? - подозрительно прищурившись, посмотрела на Самаэля, повернувшись к нему.
   − Просто хочу побыть со своей любимой женой наедине, − улыбнувшись, произнес Падший, но тут же отвлекся на малыша. - Я имею на это полное право.
   После того случая с планом Апокалипсиса и моей смерти, Самаэль стал все чаще говорить мне о том, что любит. Он словно боялся меня вновь потерять и не сказать этих слов. Кстати, про Апи ничего не слышно. Где-то затаился и, наверное, готовит свой очередной план. Мне, если честно, все равно. Я готова каждый раз жертвовать собой ради спасения Самаэля. Ведь я его люблю, всей душой.
   − Лучше помоги своей беременной жене встать, − засмеялась я, после очередной неудачной попытки подняться.
   − Ринор! - позвал Падший.
   − Да, мой Повелитель, − поклонился чертик, появившись перед нами.
   − Возьми ребенка. И смотри, отвечаешь за него головой, − сурово произнес Самаэль, вызвав очередную улыбку Дэни и довольное ″аб-бу-у″. Что не говорите, а малыш любит дядю Дьявола.
   Когда Ринор исчез вместе с ребенком на руках, Самаэль вместо того чтобы помочь мне подняться, стал на колени рядом с мои креслом. Нежно улыбнулся, посмотрев в глаза и положил обе ладони на мой уже довольно таки огромный живот. Ему тут же ответили ощутимым толчком.
   − Я тебя люблю, мой Ангелочек! − искренне произнес Самаэль, не отводя взгляд.
   − И я тебя люблю, − ответила, счастливо улыбаясь и не пытаясь унять, бешено стучащее от радости, сердце. - Люблю!
  
  
   P.S. Через три месяца у Ангелины родилась тройня - мальчик и две девочки. Малыши с самого рождения показывали свой характер, унаследованный от отца. Если им что-то не нравилось в ход шли молнии и огненные шары. При этом малыши невинно улыбались, копируя улыбку матери. И только на руках Ангелины и Самаэля они становились послушными и милыми ангелочками.
  
  
   ДЕКАБРЬ 2011
Оценка: 7.13*313  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Обладатель двудесятник" М.Гелприн "Хармонт.Наши дни" Д.Смекалин "Николас Бюлоф - рыцарь-дракон с тысячью лиц" А.Степанова "Темный мастер" Т.Форш "Дневник бессмертного" М.Михеев "Осознание" К.Стрельникова "Скажи мне "да" Л.Ежова "Тень Ее Высочества" Н.Косухина "Мужчина из научной фантастики" А.Большаков "Секреты долгожителей.Искусство быть здоровым" А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи.Догнать мечту" А.Гаврилова "Соули.В объятиях мечты" Г.Долгова "Иллюзия выбора.Шаг" М.Николаева "Фея любви,или Эльфийские каникулы демонов" О.Говда "Операция "Рокировка" Ю.Фирсанова "Божественное безумие" К.Демина "Невеста" А.Левковская "Сбежать от судьбы" Н.Жильцова "Сила ведьмы" Е.Звездная "Все ведьмы-рыжие" О.Куно "Записки фаворитки Его Высочества" В.Чиркова "Ловушка для личного секретаря" Е.Щепетнов "Нед.Путь Найденыша"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"