Малиновская Майя Игоревна: другие произведения.

Книга 1 "Будущее Эл" Часть 2 Изгой и капитан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Героиня возвращается из неудачного рейса на родную базу, где ее ждет служебное расследование. Она пытается отстоять свою правоту и попутно узнает новые сведения и соседях по космосу.

  Глава 1 Последствия
  
  Система распознавания базы "Плутон-6" не узнала ее "Дельту-31", определив как неизвестный объект. Эл получила предупредительный сигнал.
  - Плутон шесть, я пилот дальней разведки Элли Светлова. Это борт Дельта тридцать один. Приписан к восьмому сектору базы. Имею повреждения навигационной системы. Пилотирую вручную. Я вернулась с опозданием. Проверьте реестр полетов. Не тяните с посадкой.
  Эл пришлось еще раз объяснить, почему управляет катером вручную и заверила, что не нужна помощь при посадке.
  На внешней посадочной площадке ее домашнего сектора было полно пустых пирсов, рабочие сутки были в разгаре. Ее направили в ремонтную зону, на пирс с охранной системой и защитой от несанкционированного взлета.
  - Борт "Дельта-31" разрешаю стоянку в боксе пятнадцать, - сообщил механический голос диспетчера аварийной зоны.
  Эл села у дальней стены. Ее "Дельта" замерла у дальней стены вплотную к выходу из бокса. Эл на экране наблюдала, как техники бросились к кораблю, выставляя защитный экран. "Посадка вручную встревожила их", - подумала Эл. Ярко-оранжевые комбинезоны мелькали на фоне темно-серой палубы.
  Эл шагнула в зев пассажирского трапа, и встретилась с десятком любопытных глаз. Поле не включили, они не узнали катер, но узнали ее.
  Она улыбнулась, кивнула, сделала предупредительный жест, что поле не требуется. В ответ увидела лишь одну улыбку старика Ведена, остальные смотрели настороженно. На легком автомобильчике подкатило еще трое в форме Космофлота. По знакам на одежде Эл распознала людей из инспекторского корпуса. Что-то будет... Эл, наконец, спустилась по трапу, техники расступились, пропуская ее к инспекторам.
  - Совсем новая обшивка, - услышала Эл шепот за спиной.
  Действительно "Дельта" теперь выглядела как новенькая. Эл представила будущий список обвинений: о нарушенных инструкциях, о невыполненном задании, о длительном отсутствии, об отремонтированной "Дельте". Она миновала автомобильчик, решив не останавливаться, и услышала ожидаемое обращение:
  - Вы пилот "Дельты-31"?
  Будто не очевидно.
  Эл обернулась, не успев заметить, кто из них говорил.
  - Верно, я. Здравствуйте, - ответила она.
  - Каковы ваши планы, пилот? - голос был тем же, принадлежал старшему из них.
  - У вас ко мне вопросы? - спросила она. - Я арестована?
  - Нет. Нам хотелось бы услышать ваш рапорт.
  - Я отправляюсь к командиру сектора, если угодно, вы можете идти со мной. Я представлю рапорт ему.
  Эл не в первый раз сталкивалась с инспекторами. В ее тоне они могли распознать вызов. После Тобоса она испытывала неприязнь к людям этой специальности. Она так устала, что не хотела притворяться, будто визит на пирс ничего не значит. Если это не арест, то они явились лично убедиться, что это она.
  По правилам субординации, прежде всего, нужно идти к начальнику сектора. Опередить Леона Дантела они не могут. Поздно она вспомнила о субординации, но сейчас было не зазорно уйти под защиту начальства. А потом ей, вероятно, грозит арест. Эл посмотрела в сторону троицы, ее лицо едва ли могло что-то выразить. От усталости все время хотелось зевать. Она поплелась к своему начальству так медленно, как могла, чтобы протянуть еще час на свободе. Потом ее запрут, и она выспится.
  Леон Дантел, мрачный лысый человек, выслушивал Эл в присутствии троих инспекторов. Он не смотрел на нее, потому что испытывал в эти минуты жгучее желание выгнать ее из летного состава базы. За подобное нарушение он имел право наказать ее увольнением, чем избавил бы себя от последующих разбирательств. Он удерживался от этой резкости исключительно из-за строгих физиономий людей в инспекторской форме. Сложно сказать, что будет с дальнейшей жизнью девушки, если она сейчас попадет в руки этой тройки. Он уже поверил, что она не вернется. За эти дни его засыпали вопросами, хотелось по-человечески сорвать на ней злость. Но он коротко и сдержанно ответил:
  - До завтрашнего вечера можешь отдыхать, потом я тебя вызову снова.
  - Разве я недостаточно ясно все объяснила? - удивленно спросила Эл.
  - Мне не все ясно! - сказал он, едва не перейдя на крик.
  Эл поняла, что он раздражен. От усталости она сразу не сообразила, что Леон оттянул время, якобы для повторного рапорта, чтобы помочь ей. Догадалась она только за дверью кабинета.
  - Ну, каково ваше мнение? - спросил старший инспектор у Леона. - Ее преждевременно обвинили в дезертирстве?
  - Мнение я составлю завтра к вечеру, когда выслушаю ее снова. Она еле на ногах держится.
  - Вам что-то непонятно?
  - Мне неясен мотив. И еще есть десяток вопросов. Она ничего противозаконного не сделала. Она нарушила протокол по оповещению базы в экстренной ситуации. Не каждый день курсант оказывается вблизи от взрыва. Она вернулась. Будем разбираться. Я уверен, если была ошибка в ее действиях, я найду ее сам.
  Тем временем Эл вернулась на площадку к своей "Дельте". Веден в одиночестве, прохаживаясь вдоль борта, гладил рукой в перчатке новенькую обшивку. Эл представила, как он, в своей манере, разогнал остальных любопытных.
  - Нравиться? Все, как обещала, - сказала Эл с улыбкой.
  - Те сделали? За что такое?
  - Меня обстреляли на границе Галактиса. Полагаю, пираты. Осталось два двигателя и половина систем с повреждениями. Вот спасатели меня и подобрали.
  - Ты уж извини, тут болтают всякую ерунду о тебе. Говорили, ты сбежала. Разное говорят.
  Эл посмотрела на недовольного старика и решила пошутить.
  - Тебе не нравиться, что "Дельту" подновили? Сам, небось, хотел месяц с ней возиться? А? Ей начинку придется менять. Ты поменял регламент обращения к экипажу? Она называла меня капитаном, - Эл сощурила глаза.
  - Ну, тебя, - отмахнулся Верден. - После их ремонта она два срока отлетает, я такое видел. Из чего они это делают?
  Он постучал по обшивке, глянул на Эл из-под седых бровей.
  - А тебя там не подновили? Мозги не вправили?
  Эл нахмурилась.
  - Ты о чем?
  - Кто ты теперь есть? - нервно спросил он.
  - Тоже что и было. - Обиделась Эл. - Капитан Космофлота, если тебя это интересует.
  Она сказала жестко, глаза не прятала, смотрела уверенно, значит, не врет. Верден снова заговорил, уже мягче:
  - Ты хоть думала, куда влезла? Ведь все знаки сдернут. Какой ты теперь капитан?
  - За что меня лишать звания? - Эл опять нахмурилась.
  - Будто не знаешь?
  - Знаю, что не за что.
  - Вот, упрямая!
  - Верден, расскажи, просвети глупую.
  - Ладно-ладно. Ты не глупая. Пойдем, я тебе покажу что-то.
  Эл улыбнулась. Верден казался чудаковатым, сейчас он был похож на придворного шута - весь изогнулся и наклонил голову так, будто шея у него была без костей.
  - Только без глупых шуток, - попросила она.
  - Идем. Держи штаны, капитан.
  Эл двинулась за ним следом. Соседние площадки не были разделены стеной, они шли друг за другом террасами. Она и Верден стояли на самом верху бокса, впереди широченными ступенями вниз спускались пять площадок. Эл оцепенела. Две нижние были заняты ее "старыми знакомыми", или это два судна, похожие на те, что ее атаковали. Эл издали заметила повреждения обшивки и сомнения пропали.
  - Я пошел посмотреть, - стал объяснять Верден, - они почти новенькие, а на борту у одного полоса горелая, как от луча... Они в бою побывали. Не с тобой? Ты летела сюда с включенным оружием.
  Эл прервала его:
  - Я забыла его отключить, пока диспетчер... Мне тоже надо посмотреть поближе. Пошли.
  - Там у них охрана. Своя. Скоро улетят.
  - Когда?
  - Я не знаю. Иди к наблюдателям, у них узнай, они без оповещения никого не выпустят. Чувствую, ждут чего-то. Ты ж разведчик, только что оттуда, поди, узнай. Я бы не рискнул сейчас лезть к ним. Мало ли что, а по другому, если улетят, уже ничего не узнаем. Рискнешь?
  - Сначала я к командиру сектора ... пойду.
  Она свесилась за ограждение и внимательно смотрела на пришельцев. Они ли это?
  - Попроси наблюдателей не выпускать их, пока не вернусь, - попросила она. - Твое мнение учтут, ссылайся на меня. Они подозреваемые в нападении на судно Космофлота.
  - Поспать бы тебе. Вид у тебя... Как только ходишь. Наверняка слопала все ободряющее на борту.
  - Не... Еще осталось. Они на ремонте?
  - Вроде того. От помощи отказались. Агрессивные. Говорят, среди них есть на нас похожие. Я ведь оттуда никого не видел, хоть здесь всю жизнь.
  А ведь верно, что Верден прожил на Плутоне-6 пятьдесят лет, ни разу его не покидал. Он ровесник этой базы. Шутили, что он боится летать, а сюда его завезли в анабиозе. Эл подумала, что ему, наверное, очень уютно и спокойно в своем добровольно ограниченном мире, где есть корабли, работа, знакомые люди. Для Эл он был будто в скорлупе, из которой вряд ли когда-то выберется. Разве сама судьба разобьет ее, нарушив его устоявшуюся программу жизни. Она не понимала людей, которые жили по известной заранее схеме, умирали в узких рамках своего сознания, руководствуясь лишь одним, однажды выбранным способом жизни, сменить его, означало крушение и разрушение всего. Для Эл все было иначе, она отчетливо понимала, что достаточно неудачного стечения обстоятельств, чтобы иллюзорный мирок рассыпался. Эл не стала бы сейчас делиться с Верденом подробностями своего недавнего путешествия, для его мира это лишнее.
  - Я пошла, - сказала она, обернувшись к технику спиной.
  Тот кивнул в след.
  Она поспешила обратно к уже пустеющему зданию командования сектором. Коридоры пустые, в холле - никого. Большинство наемного персонала, пребывающего на базе посменно, предпочитало не отвыкать от земного графика. День и ночь сменялись тут формальными переключениями режима жизни, а не планетарными условиями. Ее начальник - ветеран этой базы - у него свои привычки. Эл знала, что Леон еще там. Она дала себе отдышаться перед его дверью и нажала "вызов". Дверь открылась.
  - Можно? - спросила Эл.
  - Я звал тебя завтра, - ответил хмурый Леон.
  - Это важно.
  - Что еще?
  - На тринадцатой и четырнадцатой площадках в моем боксе стоят два судна, одинаковые. Именно эти обстреляли меня. Такие же.
  - Эл, прошло меньше часа, а я вижу тебя уже второй раз. Не слишком ли много за один день?
  Он не шутил.
  - Это важно.
  - Для тебя важно внятно объяснить свои действия. Завтра.
  - Но...
  - Я сказал, завтра.
  Эл приняла решительную позу и заявила:
  - Я не уйду, пока вы меня не выслушаете.
  Леон молча показал недовольство. Он знал, что с Эл - особый случай. Он хотел ей помочь и понимал, что делала она все это по своей молодой запальчивости и от недостатка жизненного опыта, от самонадеянности, которой многие страдают в ее возрасте. Сейчас она пересечет черту, за которой его терпение кончиться.
  Вот уже несколько дней наблюдатели и инспекторы не оставляли его в покое, потому что версия о дезертирстве была принята как действительная, и девушке угрожала серьезная опасность - навсегда распрощаться с полетами. Временами Леон думал, что лучше было бы ей остаться на той стороне. Отношения с Галактисом не стали бы не лучше, не хуже от измены Эл. Сегодня она вернулась, поэтому придется тормозить собственным авторитетом бюрократическую машину. Это он заставил наблюдателей держать ее на подлете пару часов, формально придираясь к включенному оружию и ручному пилотированию. Он отложил ее рапорт до завтра. Как ей объяснить, что она рискует всем? Леон понимал, что испугать ее нельзя. Не было подчиненного упрямее ее. При всех разумных подходах терпение его имеет границы, и он понимал, что его ответственность по должности несоизмеримо выше значимости Эл.
  - Неофициальной беседы быть не может. Только рапорт, - начальственным тоном заявил он.
  Эл смотрела на Леона, на своего прямого командира, и подумала, что помощи она то него не получит, по крайней мере, в случае с чужаками. Разбираться предстоит самой. Если не верил Леон, значит, и другие не верили. Обидно, правда была на ее стороне, оправдываться было противно ее натуре.
  - Когда я выполняла спасательный рейс, - начала Эл, впившись взглядом в Леона, - и подобрала спасательную капсулу, как я уже говорила. Меня атаковали три неизвестных судна малого размера. Одно из них я уничтожила, другие скрылись, когда на помощь пришел крейсер Галактиса. А теперь я вижу два подобных судна у нас на пирсе. Это не совпадение. Поэтому я думаю, будет очень важно узнать, откуда они и зачем они здесь?
  - Где гарантии, что это те самые?
  - Я никого еще не обвиняю, но может быть... Борт одного обожжен. Я в него попала.
  - Запись боя есть.
  - Нет.
  - Они не позволят осмотреть корабль.
  - Я могу его осмотреть, аккуратно, незаметно.
  - Не дури. Тебя это не касается. Они гости. Думай о себе.
  - Как это может меня не касаться, меня чуть не убили!
  - Это может установить только расследование.
  - Каким интересно образом, если они улетят? Значит, мне уже не верят?
  - Могу сказать одно. Все объяснения у тебя впереди. Лучше будет, если ты придешь завтра с внятным докладом. А эти два борта оставь разведке.
  - Что такого криминального я сделала, кроме нарушения протокола?
  - Эл, я не буду обсуждать это сейчас. Иди и отдыхай.
  - А если они пираты?
  - Оставь свои фантазии.
  Безрезультатно Эл пыталась вывести его на разговор. Через десять минут она вышла из здания и решительно направилась к пирсу. Ей ничего не оставалось, как заняться сбором фактов самой.
  Эл подумала о Галактисе. О той огромной разнице между приемом на крейсере и встречей здесь. С миром Мая не стоит сравнивать. Несопоставимо. Возникло желание развернуться, угнать "Дельту" и вернуться в Галактис, разом прекратив эту возню. Пускай догонят. При нынешних характеристиках корабля даже при ручном управлении черта с два им это удастся. Она махнет за маяки в неразведанный район раньше, чем Дантел отдаст приказ ее вернуть. Эл тряхнула головой. Спокойно.
  Она вспомнила последний разговор с Торном. Беседа обоим давалась нелегко. Он не хотел ее отпускать. Она почувствовала это по особой интонации в разговоре, по тому, как он смотрел. Эл вернулась "из гостей" другой.
  Он сказал, что она быстро меняется, от впечатлительного подростка до взрослого капитана, от яростного человека с задатками бойца до обаятельного существа. После возвращения она создавала вокруг себя атмосферу покоя и умиротворения. Никто не посмел поинтересоваться, что же произошло за время ее визита. На вопросительный взгляд Торна она ответила:
  - Это невозможно передать. Со мной никогда ничего подобного не случалось. В мире существует много реальностей, эта была лучшей.
  Она больше не извинялась за свою ярость, забыли об этом и на корабле. Она едва ли осознает, в каком масштабе могут развиться ее способности. В каком спектре она способна действовать.
  Она собиралась лететь, когда он пришел прощаться. Эл спустила трап и вышла к нему.
  - Можем мы поговорить искренне еще раз? - спросил он.
  - Попробуем, - ответила она.
  - Эл вы представляете, как будет нелегко возвращение назад? Доверия не будет.
  Она задала вопрос, которого он ждал:
  - Вы хотите, чтобы я осталась?
  - Я не питаю большой надежды. Не имею права настаивать, но пытаюсь, я сам проходил через подобное, это будет трудно, душевно болезненно и опасно.
  - Что именно?
  - Доказать вашу невиновность.
  - Невиновность в чем?
  - Вы отсутствовали две земных недели.
  - Вот вы о чем? Правда - на моей стороне.
  - Правда бывает разной в зависимости от аргументов. Мы почти воюем. Сложная ситуация.
  - То есть?
  - Нас обвиняют в попытке политического давления и захвата ваших колоний, так это, кажется, звучит.
  - Положение ухудшается?
  - Боюсь, что да. Оно ухудшается быстро. Эл, вы не боитесь? Вас могут назвать шпионом. При вашей честности, обвинения причинят боль.
  - Меня многое связывает с Землей. Я все равно вернусь.
  - Надеюсь, что вы не решите, будто это провокация.
  Он достал из кармана маленькую пластинку похожую на золото и протянул Эл.
  - Возьмите.
  - Что это?
  - Паспорт, если переводить на ваш язык.
  - Паспорт? - удивилась Эл и взяла пластинку.
  - Если будет тяжело, отыщите наших наблюдателей, они есть на каждой планете вашей системы, вам помогут... Или прилетайте сюда. Этот сектор космоса - мой.
  Он слабо улыбнулся.
  - Вы думаете, будет настолько плохо? - усомнилась Эл.
  - Я хочу быть уверен, что с вами ничего не случится. Вы мне нравитесь.
  - Спасибо.
  - Спрячьте и держите в тайне. - Он покосился на пластину.
  - Значит, я почти гражданин Галактиса.
  - Не почти. В связи со спасением принца, вы - почетный гражданин. За паспорт вас не накажут, скажите, что это подарок. Здесь записаны ваши параметры, которые земляне не в состоянии расшифровать. Вам достаточно пересечь границу снова, и вы окажетесь под нашей защитой.
  Эл улыбнулась, помолчала и отвела взгляд. Торн ждал, что она ответит. Он боялся, что из страха или по другой причине она откажется. Это был самый искренний жест, не только с его стороны, таково было желание торнианцев. Весть об отважном землянине стала общим достоянием, о ней знали за пределами его корабля. У Торна это вызывало лишь беспокойство. Эл знать не могла, как высоко ее оценили, и как опасна эта оценка. Торн ощущал волнение, которое мог испытывать землянин. Она летит домой!
  - Для меня это большая честь! - громко сказала она и протянула ему руку.
  И только тут Торн вдруг понял, что на ее руке нет перчатки. Этот старинный жест приветствия и благодарности в исполнении молодой девушки усилил его волнение. Он осторожно взял ее теплую ладонь, без намерения сжимать, она стиснула его пальцы. Крепкая рука.
  - Вы удивлены? - улыбнулась она.
  Он не понял, о чем она. Торн держал ее руку и спросил:
  - Вы здесь уже освоились?
  - Вы уже который раз спрашиваете меня о страхе. Я дышу вашим воздухом, точнее смесью из фильтров. Не волнуйтесь, капитан. Ни о чем. Мне приятно, что я стала галактожителем, это расширение границ, к которому я стремилась. И для меня не будет необычным явлением, если рано или поздно мы опять встретимся, что бы ни было между нашими системами. Я счастлива знакомству с вами и вашим экипажем, капитан. Спасибо за все. И простите еще раз за капсулу.
  Она высвободила руку. Торн не знал, зачем сказал ей это:
  - Знаете, что считает наш врач?
  - Что? - она выразила интерес.
  - Вы - архаическое существо. Он затрудняется определить истоки этого эволюционного явления.
  Торн тихо засмеялся. Он сказал это, потому что именно сейчас ему стал понятен смысл замечания.
  - Что значит архаическое?
  - Древнее. Что-то есть в вас из далекого прошлого. Как рукопожатие.
  Эл улыбнулась и хитро сощурила глаза.
  - Он прав. В какой-то мере.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"