Малиновская Майя Игоревна: другие произведения.

Книга 10 Возвращение к началу Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Возвращение к началу

Роман

Фентэзи

Часть 1 Побуждение

Глава 1 Дмитрий

  
   Утро было серым. Мутная взвесь висела до горизонта. Он усмехнулся. Горизонта здесь не было. Это иллюзия.
   Она появилась, как всегда бесшумно. Эл шла к нему по берегу, он слышал шорох песка. Идет берегом, значит, пришла из будущего.
   Она не говорила ему приветствий, обычно садилась рядом и смотрела вместе с ним на горизонт. Как с ней спокойно... Он будто бы давно ее не видел? Время тут теряло для него смысл.
   - Не замерз? - спросила она.
   - Да.
   Появилось покрывало. Она мягко набросила его ему на плечи. Он хмыкнул. Они снова замолчали.
   Она поднялась.
   - Отдыхай. Я дойду до дворца. Тиамита не видел?
   - Нет. Эл, подожди минуту.
   - Минуту?
   Она присела на корточки. Улыбается. Не ждала, что он ее остановит.
   - Что я вытворял? Ты обещала как-нибудь сказать.
   - Тебе этого хочется? Хм. - Она снова села на песок, чуть боком и скривила губы.
   - Что я делал, Эл? Я не помню несколько месяцев своей жизни.
   - Ты сходил с ума. Ты болел.
   - А подробнее?
   - Зачем тебе? Подсознание усыпило твою память, прими это как благо. Придет время - сам вспомнишь.
   - Если я прошу, значит мне нужно. И не надо меня щадить, - его тон стал злым.
   - Уверен?
   - Говори.
   Эл почесала лоб и потупилась. Он услышал вздох.
   - Ты стрелял из пистолета в Алика, на моих глазах. Не смог убить, потому что я пистолет испортила, заранее. Я его не прятала, знала, что ты найдешь и патроны проверишь. Ты его разобрать не догадался. Я пять раз оттаскивала тебя от балконной решетки, потому что ты хотел прыгнуть вниз с седьмого этажа. Ты чуть не придушил мою собаку, потому что Байкал не пускал тебя на балкон в мое отсутствие, пес тебя покусал, но с тех пор он тебя панически боится. На тебя действовала лошадиная доза успокоительного. Я не позволила соседям сдать тебя в психушку, ты кричал и кидался, чем попадется, в стену в любое время суток. Мне пришлось держать оборону, я дала взятку милиции и бригаде санитаров, которых соседи все-таки вызвали. Остальное - мелочи.
   Она посмотрела из-под бровей. Он смотрел на нее в упор и хмурился с сожалением во взгляде.
   - И ты до сих пор рядом, и не презираешь меня?
   Тут она улыбнулась широко и открыто.
   - Тому куча причин.
   - Эл, тебе не стоит так со мной возиться. Я никогда не обвиню тебя в случившемся. Ты не виновата с том, что я влюбился и в том, что она не пошла со мной. Ты не должна была решать эти проблемы за меня. Я извинюсь перед Аликом когда-нибудь. Ждать от него иной реакции было бы...
   - А он мучается. Делает расчеты. Наверное, их уже сто. Он их сжигает, думает, что я не догадываюсь.
   - Если бы она захотела, Эл,... - он тут же умолк. Склонил голову, длинные пряди волос упали на лицо.
   Да. Эл знала. Диане был известен такой вариант будущего, что это знание вынудило ее пожертвовать своей любовью к нему.
   Эл приподнялась, запустила пальцы в его пряди перемешанные пополам с сединой, и он резко дернул головой, словно его ударила молния. Так делал Диана, он стиснул зубы и посмотрел на нее, на мгновение боль и гнев мелькнули в глазах.
   - Прости, - извинилась она.
   - Прости ты. Она так делала.
   - Я догадалась. Больше не буду.
   - Я ничего тебе не сделал? Я нападал на тебя?
   - Ни разу.
   - Эл, я чувствую себя спокойно, только когда ты рядом. Я должен охранять тебя, но я не гожусь для этого. Это ты меня спасаешь. Когда ты близко, мне спокойнее. Поживи тут немного. Пожалуйста.
   Это было долгожданное предложение. Он жил на острове давно. Один. Он предпочитал быть все время один.
   - У меня куча телохранителей. Я тут останусь, чтобы от них отдохнуть, - кивнула она с улыбкой.
   Он покосился. Улыбка Эл была открытой и искренней. Она рада? Чему?
   - Не нашли того, кто стрелял в тебя?
   - Нет. И не найдут.
   - Ты так уверена.
   - Не стоит сейчас забивать этим голову.
   - А мне нечем ее тут забивать.
   - Да ну!
   Она ни разу не пыталась слукавить, он все слишком остро чувствовал. Насмехалась тоже честно.
   - Ты права. Мне не интересует то, что ТАМ. Мне не совестно. Мне наплевать, Эл. Когда-нибудь я тебя доконаю, и ты начнешь ненавидеть меня.
   - Ф-ф-ф. Не дождешься.
   - Ты единственное существо, которое я хочу видеть. Больше мне никто не нужен. Никто. Это ненормально, я знаю.
   - Это нормально в твоем положении. Это нормально и тут, на острове, и там, в нашем времени. Напрасно ты думаешь, что мне надоест возиться с тобой. - Она замолчала, посмотрела на него, потом на горизонт. Молчание было многообещающим. - Я знаю, что с тобой происходит. Как это бывает. Я сама когда-то жила также. Дай руку.
   Он нахмурился и протянул ладонь. Хватка Эл была сильней его. Она вцепилась пальцами выше его кисти и сжала. Его обдало холодом, и начались галлюцинации.
   Он стоял в месиве серого жуткого по виду тумана, как в облаке ядовитого дыма. Из одежды - только серая куртка десанта Галактиса поверх безрукавки капитанского индигового костюма. Сердце сжалось от холода и предчувствия смерти, но мгновение спустя, когда разум осознал смысл события, сердце забилось ровно, в груди возник восторг от предвкушения скорого конца. Все скоро закончится. Закончится! Он вдохнул полной грудью серую мглу, чтобы внутрь проникло больше, чтобы выместить жгучую боль. Чтобы душевные муки затмило сладкое ощущение смерти. И холодно. Все время холодно.
   А потом как спуск с горы. События замелькали, замелькали. Мука, слезы, дождь. Напрасно он надеялся, что душа перестанет болеть. Каждый образ из прошлого становился новой пыткой, каждая ошибка - шипом в сердце. И нет смерти. Холод и боль.
   Дождь и каменная плита. Лестница. Ниша. Галерея. Он стал узнавать галереи дворца.
   Еще череда образов. Мелькание. Чужое небо над головой. Чужие звезды.
   Нет боли. Только покой.
   Напротив внимательный с оттенком тревоги взгляд Эл и серая дымка по берегу до горизонта, как напоминание о серой мгле видения. Плеск воды. Берег острова.
   - Холодно как, - сдавленно сказал он.
   Он сидел на песке, покрывало не спасало его, холод шел изнутри. В эти мгновения желание жить отчетливо зашевелилось внутри, в первый раз с того момента, как он вступил в пространство двадцатого века в день возвращения из Вены.
   - Видел? И это только ма-а-алость. Картинки. На поприще самоистязания своей души тебе меня не превзойти! - Эл говорила и откровенно нагло улыбалась, словно он глупый мальчик, бросивший ей вызов.
   - И ты будешь со мной?
   - Да. Для меня эту роль играл Лоролан. Для тебя, ее сыграю я.
   Она умеет быть жестокой, когда надо.
   - И в чем тогда смысл? - спросил он.
   - Остается то, что может выжить. А я буду напоминать тебе о прошлом. И когда мое очередное появление не вызовет содрогания, это будет означать, что трансформация закончилась.
   - Эл, я не знаю, кто я. Кем я буду. И знать не хочу.
   - И я.
   - Ты сказала, у тебя есть причины. Какие?
   - Сентиментальные чувства к старому другу.
   - Это одна.
   - Я не могу вернуться назад, не могу ее вернуть. Это не в моих силах. Для меня все варианты исчерпаны. И у меня нет иного способа умаслить мою бунтующую гордыню и успокоить мою совесть.
   - Ты врешь!
   - Да. Я придумываю изощренное объяснение. Ты мне уже давно не просто друг, ты мне - брат. Ты часть моей души. И я не просто понимаю, я чувствую, что с тобой происходит. Я делаю так из любви к тебе. Но в твоем положении слово "любовь" звучит, как издевательство. Я говорю тебе то, что ты всегда знал.
   Он вернул ей способность ощущать эмоциональную сторону существования. К ней вернулись человеческие чувства. Это можно было бы счесть дурным предзнаменованием, но они были ей нужны. Ее не упрекали в бесчувственности потому, что она умела подыгрывать людям. Но в том была доля обмана. Теперь Эл могла с уверенностью называть свои чувства человеческими, она их контролировала, но они были.
   Она отвлекла его ненадолго, потом оставила на мгновение, и ему снова сало больно.
   - Я иду во дворец, - сказала она.
   Он действует на нее как будто их чувства общие, поэтому так трудно и жжет, и давит в груди, а потом крутит в солнечном сплетении. Такого физическое ощущение его отчаяния. Хочется набрать полную грудь воздуха, задержать дыхание и избавиться от ощущения. Лучше уйти.
   - Я с тобой.
   Она повернулась к нему спиной и сделала глубокий вдох. Потом улыбнулась - раньше не ходил.
   Он был слаб и брел медленно. Эл не спешила, тропинка узкая, вдвоем по ней ходить неудобно. Он запыхался на середине подъема, она остановилась, оглянулась через плечо.
   Бородатый, худой и заросший Дмитрий вытеснил из ее памяти прежнего темноволосого, смуглого, озорного и дерзкого Димку. Димка умер в муках, человек сзади может именовать себя как угодно.
   Со времени последнего ее визита он перебрался на верхний ярус дворца. Туда он направился, когда они разошлись в нижней галерее. Хороший знак. Эл свернула в библиотеку, ящик со свитками исчез со стола. Эл знала, у кого их искать.
   Дверь в комнаты Тиамита была открыта настежь.
   - С возвращением, - с порога сказала она.
   - И тебя, - ответил Тиамит, не поднимая глаз от свитка.
   - Удивляешься, кто это написал? - пошутила она. - Ты. Читай орнамент по краям, все секреты - там.
   - Самое трудное в том, что я не могу определить, где правда. Нужны другие источники. А их можно найти в прошлом. Эл, придется искать еще, - серьезно сказал маг.
   Эл в ответ только улыбнулась.
   - Конечно-конечно.
   - Эл, поменьше иронии. Это твое прошлое. Это важно.
   - Ты долго тут пробудешь?
   - Я не буду его тревожить.
   - А мог бы.
   - Эл, я ничем не могу ему помочь. Он обречен быть один. Ты смирилась с этим. Дай смириться ему.
   - Он и так один, - ответила она.
   - Я имею в виду без женщины. Ее образ будоражит его воображение. Он принес его с собой, как ты принесла сюда образ Алика. Это одна из твоих ошибок. А теперь и его.
   - Ты не утомим. Не начинай опять.
   - Ты всякий раз стискиваешь зубы, едва я напоминаю о твоем браке.
   - Я люблю Алика как прежде. Придется тебе с этим смириться.
   - Хорошо, я скажу о другом. Ты остановила поиски.
   - Меня контролируют. Я не могу сбежать. Не тот случай.
   - С каких пор тебя волнуют такие условности? Есть другие способы продолжать.
   - Я с места не двинусь, пока Дмитрий не поправиться.
   Тиамит засмеялся. Он ждал, что она скажет другое: "Ты же мудр, подскажи". Она менялась, он перестал ее опережать.
   - У тебя есть воспитанница, ты до сих пор не познакомила нас.
   - Ей сюда нельзя. Дмитрий. Она не умеет себя контролировать. Ее опасно сюда пускать. Они обязательно причинят друг другу боль. Им нельзя встречаться.
   - Чем займешься?
   - Побуду с Дмитрием, немного. Он просил меня остаться, это ненадолго. Покорплю над свитками. Пока у этих записей - ни начала, ни конца. - Эл помолчала, рассматривая бороду Тиамита, потом прищурилась. - Ты меня не воспитываешь?
   - Чтобы я не сказал, это не изменит твоих планов.
   - Потому что их просто нет. - Эл пожала плечами и развела руками.
   - Все самое глубинное рождается в пустоте.
   Эл запустила руку в ящик и достала самый нижний свиток.
   - Эт точно. Со дна. Я буду в библиотеке.
   Спустя некоторое время Тиамит вышел пройтись, но в библиотеке Эл не нашел.
   - Этот мальчишка отвлекает ее от главного. Элли-Элли. Он мужчина, который болен из-за женщины. В те давние времена, какие я, кажется, помню, это было презренным существованием для мужчины.
   Эл была во внутреннем дворе и яростно махала мечом. За таким занятием он обычно видел ее в компании с другом, но как видно он утратил интерес.
   Тиамит спустился к ней.
   - Тот большой ящик все еще стоит в твоей комнате?
   - Подарок Радоборта? Да.
   - Почему ты не откроешь его?
   - Не хочу, - она говорила, не останавливая тренировки. - Это точно - оружие, я не хочу ни думать о мирах, и не хочу напоминаний о них. Тебе не хватает моей компании?
   Таким образом, она спрашивала о цели визита.
   - Порой мне кажется, что ты ненавидишь меня, - сказал он, сложив на груди руки.
   - Ты назойливо напоминаешь, что я должна делать. Тебе не нравиться мой образ жизни. Тебе не нравиться мое замужество. Ты недоволен тем, что я опекаю Дмитрия. Так кто из нас кому не нравиться?
   - Ты права. Только я мало знаю о твоем образе жизни, чтобы напоминать о чем-то еще. Я не был ни в одном из твоих времен. Твой супруг, безусловно, сильный и благородный, но я не слишком верю, что он смириться с твоим превосходством. Ты захватила его, его влечет к тебе, и ты знаешь, на что похоже это влечение.
   - Намекаешь на моих братьев?
   - Да. Его, как и прочих, привлекла твоя сила.
   - Он женился на мне, когда у меня не было силы, - возразила она.
   - Совсем близко от тебя существо, которое может убить тебя. Если до этого нет дела Дмитрию, то есть дело мне.
   - Пока Алик любит ее, он для нее не опасен!
   Это был хрипловатый и злой рык Дмитрия откуда-то сверху.
   - Спускайся, не любезно подслушивать,- позвал его Тиамит.
   - Я не могу не слышать.
   Эл постучала пальцем в перчатке себе в ухо.
   - У него способность. Он даже шепот услышит. Мы ему мешаем.
   - Все равно спускайся, - настаивал Тиамит.
   И Дмитрий спустился...
   До этого дня Тиамит его не видел воочию. Эл уловила, как замер маг. Зрелище-то неожиданное. Редко Тиамит показывает свои чувства. Он посмотрел на Дмитрия с состраданием. Потом его взгляд прошелся по его фигуре. Он погладил свою бороду так, словно опасался, что она отвалилась.
   - Скоро твоя борода будет длиннее моей. Если я одолжу тебе свой балахон, нас, чего доброго, начнут путать, - сказал он без усмешки.
   - Я не доживу до ваших лет.
   Тиамит не спрашивая разрешения и не взирая на возможный протест, подошел и обнял Дмитрия за плечо.
   - Пойдем со мной, раз ты соизволил спуститься. Пусть она еще помашет оружием, ей это нужно.
   Эл подняла брови и проводила их взглядом. Вот так просто Дмитрий пошел за ним.
   - Старый чародей, - покачала она головой.
   Эл подозревала, что Дмитрий пошел не по своей воле. Теперь она все чаще чувствовала, особенный поток силы, водоворот, круживший вокруг Тиамита. Глазом моргнуть не успеешь, как согласишься с ним и окажешься под его влиянием. Ослабленный Дмитрий не может сопротивляться. А Эл старалась существовать в пространстве своих энергий и вмешательства не желала. Тиамит ничего не делал специально, таково его естественное качество силы, но она считала нужным отслеживать его влияние. Когда она понимала, что слабеет - избегала его.
   Намек на мотивы Алика рассердил ее. Трагедия Дмитрия отразилась на их семейной жизни. Она ворчала, когда заставала его за расчетами очередной версии временного канала, но знала, что по-другому Алик не может очистить свою совесть. Получение сто первого результата давало надежду и самоуспокоение на время расчетов. Чем-то подобным занималась и она, когда опекала друга тут, на острове. Алик считал, что Дмитрию она должна уделять больше времени, чем ему. Он не ревновал, что для него было прорывом. Их разлучили, виделись они по дню раз в две недели. Он находился в двадцатом и имел право на один проход в месяц, а она в будущем на тех же условиях. Ее проход в двадцатый сопровождал патруль. Время, для того чтобы взбунтоваться, еще не пришло. У нее были мирные способы ослабить контроль. Чтобы улететь с планеты, достаточно поставить в известность Рассела Курка, а его разрешение - это путь на остров. Эл жила в таком состоянии последние четыре месяца. Скоро будет год, как Дмитрий потерял Диану. Эл надеялась, что потом ему станет лучше.
   Она еще раз посмотрела в пустую галерею. Пусть Тиамит ничего для него не сделает, но Дмитрий впустил в свой круг еще кого-то. Эл удовлетворенно кивнула и продолжила свое занятие. Она тренировалась пока руки не устали до такой степени, что не смогли держать меч. Устать, значит, заснуть. Сон поможет контактировать с островом и укажет как вести себя с Дмитрием дальше. Она дошла до лестницы и села. Она изучала то рукоятку меча, то свои потертые перчатки. Остров подыгрывал ей, подсовывая вещи, которые изнашивались. Вытирая со лба пот, она раздумывала о том, что неплохо бы добрести до берега, искупаться и сменить летную форму на что-нибудь из местного гардероба.
   На берегу действительно было холодно. Дмитрий. Остров и ему начал подыгрывать. Эл разделась и полезла в воду. Пока она купается, прежняя одежда пропадет, на ее месте окажется что-нибудь подобающее случаю, по мнению местных сил.
   Ее ждала прежняя одежда, костер и место для сна. Эл улеглась с удовольствием, глядя на огонь. Тело ныло от перехода, перегрузки. Сон пришел быстро. Она очнулась скоро от шума поблизости. Один из двух обитателей, а это был Дмитрий, нашел ее спящей. Эл, не открывая глаз, повернулась на спину. Ей хотелось сказать что-нибудь веселое, тяжелая атмосфера от присутствия Дмитрия, на сей раз, была не такой давящей, еще один повод для радости.
   - Никогда не угадывала, в чем я тут проснусь.
   Эл зевнула. Не хотелось открывать глаза и видеть его седым и мрачным. Она бы дорого дала, чтобы услышать от него шутку или колкость.
   - На тебе то же, что и было. Комбинезон, - сказал он.
   Тут Эл села. Собственная одежда перестала ее занимать, как только она увидела Дмитрия. Он был аккуратно выбрит, волосы зачесаны назад, а вместо потрепанной одежды двадцатого века - балахон, похожий на одежду Тиамита, но без каймы. Балахон скрыл его худобу. Волосы, зачесанные назад, сделали его не похожим на старика. Пусть щеки чуть ввалились, глаза углями выделялись на бледном лице, но он выглядел все еще молодым мужчиной, а не стариком. Эл не решилась комментировать. Этот вид ей нравился. Ай да, Тиамит! Она растянула губы в смущенной улыбке, не скрывая удивления.
   - Да... Не дурно, - все же произнесла она.
   - Ты снова в форме, значит, ты долго тут не останешься.
   - Я буду тут, пока ты меня не прогонишь.
   - Я спрошу, а потом ты можешь уйти.
   - Спрашивай.
   - Я не хотел сам говорить об этом. Тиамит попросил меня задать тебе этот вопрос. Каким ты меня видишь? Сейчас? Потом?
   - На ближайшее время ты отвоевался и отлетался. Ты похож на отшельника. Этот вид тебе идет. Твое прошлое должно умереть. Прошлое станет прошлым, ты очнешься когда-нибудь с чувством пустоты, которую нужно заполнить. В твоем положении живое существо особенно остро чувствует окружающее, поэтому тебе рано уходить с острова. Тебе некуда спешить. Уж мне ты точно не помощник. Твой дом останется в двадцатом веке. Однажды, ты захочешь вернуться туда. Я все переделала в твоей квартире, кроме стен. Патруля больше нет, но службе времени ты числишься по кодовой кличкой, а не под своим именем, код имени у меня, как командира. Ты волен поступать со своей жизнью так, как тебе захочется. Единственное, я не дам тебе умереть. Я сделала, все что могла. Я намерена заново узнать тебя. Вот и все.
   - Иди, Эл. Ты нужна в другом месте.
   Она поднялась на ноги.
   - Тебе достаточно меня позвать.
   Но пошла она не по берегу, а к Тиамиту.
   - Спасибо. Он не дурно выглядит твоими стараниями, - сказала она с порога. - Мне он не давался, колдовать я не умею.
   - Я не колдовал. Не слишком, - с улыбкой сказал Тиамит. - Его страдания очень искренние. Давно никого не жалел. Теперь я знаю, что вас объединяет, до этих времен, я предавал вашей связи иное значение. Вы значите друг для друга больше, чем я уловил раньше. Ты уже уходишь?
   - Что-то меня зовет назад. А он это понял первым. Прогресс. Побудешь с ним?
   - Хорошо. Он отнимает у тебя много сил, Эл. Правильно уйти.
   - Ему нужна моя сила.
   - Он может начать паразитировать на этой силе.
   - Ошибаешься. Он теперь безвредный пациент, присматривать за ним невелик труд. Я еще наведаюсь сюда. Думаю, что скоро.

Глава 2 Самадин

   С наступлением зимы жизнь в доме Самадина Бхудта становилась менее оживленной. Визиты были все больше по науке.
   С того времени, как его почти забытая теория временных пропорций получила право называться научной, повидаться с ним стремился каждый второй в Службе Времени, исключительно, касаемо его математического метода. Нынешняя практика Самадина мало интересовала службу. Те времена, когда пропадали патрули и наблюдатели, когда проходы были опасны и даже непредсказуемы, а расчеты перепроверялись неделями, теперь миновали.
   Теперь к нему наведывались чиновники и пытались предложить новые должности в Службе. Он возглавлял направление работающее в экстренных ситуациях, ориентируя поисковые патрули в нужном направлении, теперь такая необходимость отпала и его пытались заполучить, как научное светило, все отделы Службы без исключения. А он отказывался, вызывая недоумение. Самадин как был в их глазах чудаком, так и остался. Чудаком Смадина Бхудта не считали те, кто тесно с ним ежедневно работал. Ни один человек в патруле и в руководстве отделами поиска, вроде Хёйлера, мысли не допустит, что Самадин чудит, но для этого нужно было прожить с ним бок о бок какое-то время.
   Эл ожидала, что ему покоя не будет после подтверждения его теории, пролежавшей в архиве двадцать лет. Да, бурный интерес был, преимущественно праздный. Он не стремился называться основоположником, скромно уйдя в тень. Лавры он отдал той, которую Эл знала под именем Франсин. Через три месяца под ее руководством те, кто желал ознакомиться с методами Самадина Бхудта, получили возможность осваиваться и совершенствоваться в новой области исследований, а Самадин Бхудт занимался тем, чем прежде, созерцанием.
   - Я заложил основание. Но не я архитектор. Пусть те, кто идут за мной дерзают и выстраивают это здание. Я отдал этому поприщу много лет и мне оно больше не интересно, - заявил он как-то в беседе. - Все эти расчеты, анализ, таблицы, можно обойтись и без них, но когда это еще поймут?
   - А что тебе интересно, мастер? - спросила Эл.
   - Мои путешествия.
   По утрам он был занят медитациями, поздним утром учениками. После обеда обязанностями в службе времени. В зимний сезон время чуть сдвигалось. Эл выбирала для визитов вторую половину дня. Пару часов. Хотя она была слишком занята Дмитрием и еще рутинной работой в Службе Времени, обязанности наблюдателя оставались за ней. Визиты были редкими. Самадин, как будто, ждал ее, она чувствовала его внимание к себе, но им не каждый раз удавалось уединиться. Посетители, работа, усталость. Эл оказалась в числе консультантов по вопросам его методики, и кто-нибудь из гостей отнимал у хозяина ее внимание, Эл соглашалась, чтобы Самадина не напрягали расспросами по неинтересной ему теме.
   Она отслеживала ход исследований с тайным умыслом, поэтому охотно участвовала в дискуссиях, попутно узнавая новости до того, как они публиковались. Это был любимый способ Рассела Курка, и ее тоже.
   На площадке стоял один хозяйский катер. Эл не пришлось искать место. День рабочий. Эл открыла купол и вдохнула прохладный воздух и повертела головой.
   - Пусто. Так не бывает.
   Он передернула плечами, включила обогрев комбинезона и вспомнила Дмитрия. Он мерз на острове. Ее посетила запоздалая догадка. На острове холодно, потому что Дмитрий помнит тот зимний день, когда его сознание очнулось, когда он пришел в себя. Она от усталости забыла запереть балконную дверь, ее открыло сквозняком, когда она уходила гулять с собакой. Холод не просто реакция на его состояние, остров повторяет его ощущения. Дмитрий не помнит, как бывает тепло? Он не концентрируется на том, что делает. В следующий раз она изменит погоду на острове.
   Она потерла щеки, изо рта шел пар. Прозвучал сигнал автоматического закрытия купола. Эл выпрыгнула из кабины раньше, чем поле изолировало остывающий салон.
   Жена профессора, Нали Бхудт, одетая в рабочий комбинезон со стертой от времени эмблемой службы времени занималась садом, внимательно осматривая деревья. Сад без листьев был прозрачным. Зачем заниматься садом зимой для Эл оставалось загадкой. Снега мало, может быть, Нали опасалась, что деревья замерзнут.
   - День добрый. Профессор приглашал меня на чай, - сообщила Эл.
   - Приветствую. Чай будет в четыре.
   Нали каждый раз при коротких встречах пристально вглядывалась в лицо Эл.
   Нали была ассистентом Самадина, в этой паре очень отчетливо прочитывалась архаичность отношений, когда жена находилась в тени супруга. Бхудт имел авторитет ученого, знатока прошлых времен. Его научные работы хранились в библиотеке по истории, которая досталась Эл от Тома, ее воспитателя в этом времени. Том тоже был историком, но скорее реконструктором, а Бхудт работал исключительно со своим видением. Эл подошла к полке с его произведениями, только оказавшись в патруле. На одной планете с ней жил человек, который знал о ее прошлом. Имя Махали, иное имя Тиамита, однажды прозвучало в присутствии Эл, прозвучало неожиданно, в связи с ее работой. Эл подозревала, что этот ход подсказал Самадин. Поиски свитков только у Самдина не вызвали вопрос: зачем?
   У Эл появилось ощущение близкое к убежденности, что она оказалась в этом времени не из-за своей детской тяги к космосу, а потому что тут был Самадин. У нее был богатый опыт за плечами, чтобы утверждать, что ни один персонаж в ее окружении неслучаен. Можно было бы ошибочно считать, что Самадин возник поздно. Однако эти полтора десятилетия он оттачивал способ видеть прошлое, который мог пригодиться Эл.
   Она не забыла обещание профессора научить ее кое-чему из его методик. Занятия так и не начались в связи с последними событиями. У Эл сложилось убеждение, что Самадин и она связаны общим прошлым, общими воспоминаниями. Повода поговорить обстоятельно у них не было. При первой встрече она уверенно сказала себе, что знакомство с ним важное явление в ее жизнь. Не случайно Бишу навязчиво хотел их познакомить. Сегодня день более чем подходящий, Тиамит намекал, что не видел ее времен. А почему бы нет.
   История с Дмитрием подхлестнула ее интерес к исследованиям Самадина. Эл лукавила, когда говорила, что нет надежды и все способы исчерпаны. Просьба учиться могла быть воспринята стариком, как попытка Эл помочь другу. И Эл ждала, когда он предложит сам.
   До чая было еще два часа.
   - А где все? - спросила Эл, закрываясь ладонью от солнца, как козырьком.
   - Сегодня было важное совещание. Ни как не могут решить, как будет выглядеть новая структура Службы Времени. Такие вопросы не обсуждаются по связи. Пришлось лететь. Занятия и визиты отменены, ученики отдыхают в хижине у горы, группа ушла медитировать в пещеры. Он не спит, хотел тебя видеть.
   - Так меня звали не на чай, а поработать пилотом, - догадалась Эл.
   Нали приветливо улыбнулась.
   - Ему нравиться летать с тобой. Он говорит, что ты вселяешь в него уверенность. А тебя не звали на заседание?
   - Нет. Я не большого масштаба фигура. Не люблю всякие там совещания. Я была вне досягаемости. Бедный Самадин, как он перенес полет.
   - Ворчал. Ты часто покидаешь планету.
   - С личным кораблем это не трудно. Может быть я не вовремя?
   - Нет. Ты очень-очень кстати. Оставайся.
   - Ладно. Нали, можно спросить?
   - Да.
   - Почему ты так пристально смотришь на меня, когда я прилетаю?
   - Я хочу понять твое лицо, мой отец был антропологом и с детства, вместо игры учил меня различать лица. Твое очень эклектично. Я хотела бы его нарисовать. Другая причина в ваших отношениях с Самадином. Они особенные. Он назвал тебя Рашну, в первый же день вашего нового знакомства. Самадин не дает пустых имен, он называет старые. Он зовет тебя так за глаза. Он не зовет тебя Эл, лисицей, барсом, но Рашну называет все чаще. Оставайся, я хочу рисовать тебя.
   - Мне практически некогда позировать, сделайте с меня модель.
   - Нет. Этот новый метод мне не интересен. Я хочу рисовать или лепить, чтобы уловить форму руками, чтобы мои руки под руководством ума вывели то, что меня волнует. Я сделаю рисунки, когда вы будете упражняться.
   - Упражняться? Я не знала.
   - Иди в дом.
   - А можно?
   - Иди.
   Эл точно знала, что Самадин не водил в дом ни учеников, ни гостей. В саду стояло три больших беседки, там велись встречи, пили чай, проводились лекции, если шел дождь или снег. Ночевали гости в полукилометре от дома, в пещерах у подножия горы или в доме для гостей. Дом хозяев, был местом не для посторонних.
   Первая ступенька скрипнула, а остальные не издали ни звука. Дерево дома изнутри было приятного коричневого оттенка. Обстановка скромная. За дверью сразу располагался кабинет хозяина, тут в наличии все средства коммуникации, последней модели информационный центр. Эл прошла дальше. В доме приятно двигался воздух, пахло ароматами горных трав. Тихо. Чисто. Просто.
   Следующая комната было пустой, лишь посередине на полу лежал тусклый красного оттенка ковер.
   Самадин вышел из комнаты справа. Он был переодет в недлинные, просторные штаны и рубаху почти до колен.
   - Здравствуй. Садись, где тебе удобно, - пригласил он.
   - Здравствуй.
   Эл села на полу, на одном из углов ковра, расстегнула ворот куртки, отключила обогрев и стала изучать пространство. Самадин ушел, появилась Нали с принадлежностями для рисования. Она приготовила все для работы, разложив перед собой на полу листы, баночки с красками, кисти, палочки, грифели. Наступила тишина. Снова появился Самадин, на сей раз, он прошел тихо по комнате, остановился около Эл и положил на ее макушку руку. По позвоночнику пошли мурашки.
   - Ты когда-нибудь пребывала в состоянии видений? - спросил Самадин.
   - Да.
   - Крайние состояния. Яркие! Я вижу отпечатки страданий. Пытки - это плохо, они повредили твои тела, раны способны усилить твою чувствительность, но боль будет напоминать о реальности. Боль может отрезать тебя от видения.
   - Ты решился меня учить?
   - Ты этого хочешь. Я не знаю, что тебе подойдет. Я не знаю твоих возможностей и мыслей. Ты их не показываешь. Намекни почему?
   - Ты зовешь меня Рашну, - заметила Эл.
   - Такманди и Рашну. Маленькая девочка по имени Рашну и путешественник, проведший полжизни в войнах. Девочку не звали Рашну, чародей Махали переименовал ее, чтобы не нашли. Аналог ее настоящего имени был равен имени бога, а это святотатство, - произнес Самадин Бхудт загадочным шепотом. - Ее звали так же как тебя.
   Самадин не был тем человеком, который бы стал устраивать театр. Эл догадалась, что он находиться в каком-то промежуточном состоянии. Он не смотрел на нее, но касался головы, наклонялся к плечу. Он ее чувствовал.
   - Вам известна эта история?
   - Я видел.
   Он многозначительно замолчал. Шуршание грифелей сообщало, что Нали занялась работой, она рисует то, что Самадин видит. Эл начало терзать любопытство. В происходящем был пока непонятный ей смысл.
   Самадин опять ушел, позволяя ей успокоиться, но вернулся быстро и нес в руках ножны. Он достал изогнутый покрытый пятнами ржавчины клинок серпообразной формы. Она видела это оружие в музее Вены. Изображение рисунка на мече и рукоятке было единственным посланием, которое предал Ванхоффер. Остальные находки из той экспедиции он не отправил по личным соображениям. Клинок был у Самадина до их отправки в Вену или он его нашел потом? У Самадина был приличный промежуток времени для поисков. Это могла быть реконструкция. Оружие не могло так хорошо сохраниться. Хотя, все бывает.
   Самадин стал поворачиваться, махнул клинком. Мирный ученый стал двигаться, как опытный боец.
   - Такманди! - воскликнула Эл и указала на него. - Его манера! Захотел меня удивить?
   - У тебя цепкая память. Поговаривают, что теперь ты владеешь клинком не хуже хорошего воина прошлых времен. Сможешь остановить мой клинок голыми руками?
   - Зачем?
   - Хочу знать, во что ты превратила мое искусство! Обойдешь клинок?
   Эл поднялась. Самадин извлек из кармана платок и бросил ей.
   - Завязать глаза? Даже так. Оставь. Я без эксперимента скажу, что знаю эту манеру движения, и урок тот помню. Тебе меня не задеть, - сказала Эл. - Нужен ли Самадину Бхудту мой военный талант? Зачем тебе?
   - Помнишь? Это новый опыт или память?
   - И то и другое. Я много тренировалась. Оставь это. Давай поговорим.
   Он упрямо махнул клинком перед самым лицом Эл.
   - Даже так, - удивилась Эл.
   Самадин издал крик и снова махнул оружием. Нали вздрогнула. Самадин периодически ведет себя странно после погружений в свои видения, но сегодня он был непривычно активен. Он напал на Эл, и она приняла вызов, словно игра с оружием что-то значила для обоих. Эл тем временем спокойно наблюдала манипуляции ее супруга с клинком. Она глазами следила за ним, не поворачивая головы, даже если Самадин вставал за ее спиной. Ни напряжения, ни страха, она вчитывалась в движение, не видя угрозы. Нали была убеждена, что Самадин просто решил ей что-то показать, то, что видел, очевидно. Но он вдруг махнул клинком так, что Эл могла лишиться головы. Эл метнулась, как молния в сторону, ее руки совершили простую манипуляцию, и меч со звоном полетел в угол. Обезоруженный Самадин потирал ушибленную руку.
   Эл успокоительно кивнула Нали. Самадин поднял клинок.
   - Тебе нужно твое прошлое. Хочешь заглянуть в него? - спросил он.
   - Мое прошлое я знаю, до некоторой степени. Я хочу знать, что было до меня.
   Наступило время для серьезного разговора. Объяснять ничего особенно не придется. Это же Самадин Бхудт.
   - Это возможно, кивнул Самадин убедительно. - Мой Фраварти показал мне моего предка, коим теперь я являюсь. Такманди Кепсаспа - предок моего рода. Я его перевоплощение, или хранитель его памяти. Я попросил Хёйлера упомянуть имя Махали при тебе.
   - Я знаю.
   - Твой спокойный и убежденный отзыв был хорошим знаком. Твою судьбу решила не демонстрация 1887 года, а верное имя нашего общего наставника. Я знал твоего предка, твою прародительницу Рашну, которую именовали твоим именем.
   - Такманди клялся никогда не жениться!
   - Ты и это помнишь? Когда его спутник и учитель Нарьосанха был развеян по ветру злым духом, посланником еще большего зла, Такманди скитался один, пока не встретил прекрасную, но еще молодую вдову. Его первенец родился, когда Такманди было уже много лет. Я все это видел во время своих путешествий. Я попытаюсь научить тебя, как проложить путь к Рашну.
   - Мне нужно не это. Я могу признаться? И ты не сочтешь меня сумасшедшей?
   - А я сейчас разве не похож на сумасшедшего? Говори.
   - Я и есть Рашну. Этой девочкой в синих штанах на лямках была я. Меня твой предок учил ловить руками оружие и стрелять из лука. А может быть ты? Мне нужно другое прошлое. Эта история произошла со мной уйму лет назад, я все помню без видений. Разве что дату точно не скажу. Я была маленькая.
   Самадин сел, положил перед собой клинок и задумался. Эл последовала его примеру, вернулась на свой конец ковра. Она наблюдала то за ним, то за Нали. Самадин впал в такую задумчивость, что хоть грохни взрыв, он не обратил бы на него внимания, а Нали все рисовала и чертила на большом листе, но смотрела она не на Эл, а куда-то мимо нее. Эл просто сидела в ожидании продолжения.
   - Как? - не меняя позы, не поднимая глаз, спросил Самадин.
   - Два скачка во времени. Я могу пересечь ту реку, которую вы, люди, именуете временем и оказаться на бегах старых и новых. Ваша Служба Времени мне не то чтобы нужна, мастер, но она помогает с вами сотрудничать. Иначе наше знакомство не было бы таким близким. Два скачка все решили. В десять лет я оказалась во временах вашего пра-пра..., уж не знаю, какого предка, а потом в тринадцать лет уже была тут. Тому есть несколько свидетелей. Рассел Курк был одним из моих доверенных лиц. Он правду знает не понаслышке. Сочетание дат перемещений соответствует пропорциям, которые ты описал в своих наблюдениях. Знала бы я о твоих изысканиях, раньше бы пришла. Потому я безоговорочно поверила, что твои пропорции верны. Доказательств мне не требовалось. Все эти математические механизмы, которые ученый мужи в службе сейчас ищут, приведут их в итоге к тем же пропорциям. Так уж получилось, что я долго искала то, что живет со мной в одной плоскости. Я теперь даже не могу точно определить, сколько мне лет. Но я и Эл, и Рашну - одно существо. Не ищи трудных ответов, я говорю истинную правду. Твое мастерство может помочь мне узнать больше, я смогу взять у тебя, что успею. Помоги.
   Он сделал жест, чтобы она не вставала, и хранил молчание, пока Нали не положила свой рисунок на пол. Он поднял на нее глаза. Она потянулась и положила лист перед ним.
   - Так просто, - удивился он и ожил, хлопнув себя по колену. Он поднял на нее взгляд полный странной печали. - Капитан Космофлота, командор, великий пират - все это не то, что мудрец видел в маленькой девочке! Почему так? Он видел больше. Он знал кто ты?
   - Да, - закивала Эл. - Мне нужно в прошлое, так глубоко, как смогу. В реальности, в видении, в смерти. Как угодно.
   - Что ты хочешь найти там?
   - Истину.
   Самадин протянул ей рисунок.
   - Вот истина.
   Рисунок был многослойным, Нали вписала одно изображение в другое, они переплетались образуя несколько лиц и фонов. Это был рисунок, содержавший сразу три лица в разных ракурсах, разного возраста. Три портрета: девочка, подросток и взрослое лицо. Эл смотрела на себя и заподозрила, что Самадину известно о ее встрече со своими же образами из прошлого. Вокруг рисунка был еще ореол, напоминавший сияние. В молчании Эл изучала рисунок и вдруг уловила в сочетании линий очертания Геликса, дворца на острове, контур меча и завуалированный рисунок медальона. Она посмотрела на Нали, а та на нее. Эл почувствовала, как супруге Самадина хочется схватить следующий лист и нарисовать еще. Нали хорошо понимала, что ее набросок не соответствует этой реальности. Настоящая Эл ее сейчас интересовала больше проекций Самадина. Эл кивнула и Нали жадно схватила новый лист.
   - А что же стало с моим другом и наставником? - спросил Самадин.
   - Его унес ветер, но не убил.
   Самадин вздрогнул от неожиданности.
   - Ты видела его после? Я хотел тебя удивить, а удивился сам! Вот причина твоего поведения! Как можно объявить виновным того, кто нарушает границы, если границы ему неведомы! Ты способна путешествовать во времени сама?
   - Это не совсем так. Меня не интересует техническая переброска, так же как тебя. Я хочу понять не механизм, а причину. Я не могу попасть куда хочу, я не могу сказать, почему это со мной происходит. Я хотела бы лучше знать свои возможности. Мне придется учиться. Можешь ли ты рассказать мне, как исчез Махали? Что с ним было в последние дни?
   - Я могу показать, а ты сможешь увидеть?
   - Это может любой?
   - Нет. Ты останешься здесь до утра? Мы выпьем чаю и побеседуем, потом, когда ты не будешь ощущать окружающее, как новизну, когда будут сумерки, я проведу тебя в прошлое. Хотя тебе лучше подойдет знакомое место, удаленное, где ты ощущаешь покой, - сказал Самадин. - Нам нужно двоих близких. Мне поможет Нали. У тебя ест человек?
   - У меня есть хорошее место. Бишу предлагал свой дом. Он может мне помочь. Он видел мои состояния похуже видений. Он не испугается.
   - Он давно зовет меня в гости. Хороший повод. Его дом в хорошем месте. Он сравнивал тебя с барсом, - погрозил пальцем Самадин. - Но как добраться? Опять лететь?
   Эл кивнула.
   - Ты будешь управлять? - Самадин с опасением посмотрел на Нали.
   - Мой катер к вашим услугам, - предложила Эл.
   - Я не знаю, что с тобой будет, Эл. Ты слишком взрослая, у тебя может ничего не получиться. Как я вернусь сюда?
   - Я дам обратный курс катеру.
   - Хорошо. Вечером.
   - Сообщу Бишу, чтобы ждал гостей.
   Эл довольная новостью поднялась с места. Нали разочарованно посмотрела на нее.

Глава 3 Все остальные

   - Рано ты. Ты просила больше времени, - сказал Рассел Курк.
   Он вышел на площадку для катеров, встречать Эл.
   - Я больше суток, как вернулась. На этот раз.
   - Я знаю.
   - Я была у Самадина.
   Рассел улыбнулся.
   - Дубов ревниво заявил, что старик тебя обожает.
   - Есть за что. При моем участии воскресла его теория.
   Дней пять было затишье на острове Тома, без визитов. Тут жили Игорь и Ольга. Рассел остался погостить, потому что в его Шире начались дожди. Он старел, и климат начинал влиять на него. В доме для гостей поселились Оля и Игорь, на чем настаивали, а Расселу достался весь научный арсенал главного дома. Он знал, что Эл вернулась и летала на материк к Самадину, оставалась ночевать у Бишу, на остров она не торопилась возвратиться, ему не оставила сообщения о возвращении, Курк предпочитал не упоминать об этом. Он отслеживал ее, потому что знал как, без регистрации и датчиков опознавания Эл не видела ни одна система. По его настоятельной просьбе она носила браслет с маячком. Он волновался, Эл уступила. Ее пребывание в этом времени становилось длительным, ее могли заметить. Служба времени держала ее здесь, потому что боялась повторного покушения. Эл вела себя осторожно, и все же в общественные места, порты, академию, города ей нельзя. Эл входила в тот небольшой круг людей, которые заменяли Расселу семью. Он много лет не позволял себе подобных чувств, но с возрастом они становились ему все дороже.
   - Эл, не решался спросить, где ты держишь Дмитрия и что с ним?
   - Тебе никто не рассказал? Поразительно. Не проболтались. Ты же подружился с Дубовым. Из-за меня? А он знает.
   - Ты подозрительна. Дубов - твой коллега и приятный человек. Я встречаю не так много людей столь порядочных, искренних и открытых. Так что с Димоном? У него были личные отношения с наблюдателем. С женщиной. Все что мне известно. Эл, неужто, так всерьез?
   Эл кивнула.
   - Знаешь, мне трудно представить Димона переживающего по поводу неудачного романа. Может быть, мне поговорить с ним?
   - Это не роман. Ра-а-ассел. Ты был когда-нибудь хотя бы влюблен? А так чтоб навсегда потерять любимого человека? - протянула Эл и сначала улыбнулась, потом поморщилась. Кто она такая, чтобы ему об этом говорить. Курка можно упрекнуть в скрытности, но не в отсутствии чувств. Это было ложным впечатлением, которое он мог создать и поддерживать, для виду. Дмитрия он из всей компании выделял особенно. - Если сказать, что ему плохо, то это не сказать ничего. Я вообще не хочу о нем говорить, иначе моя голова только им и будет занята. Умирает какая-то часть его души, именно та, которую все в нем любили. Без печали на это смотреть не возможно. Твоя терапия ему не поможет. Тут разум не властен. Больше не спрашивай.
   - Поскольку, ты бываешь точна в комментариях, то мне достаточно. В перспективе, мы его не скоро увидим.
   - Ему нельзя в это время.
   - Где же он?
   - Не скажу.
   - Ты летаешь к нему, - утвердительно заявил Рассел.
   - Рассел.
   - Хорошо не буду. Будь осторожна.
   Он сделал жест в сторону дома.
   Рассел понимал, что он не всегда может предвидеть ее действия, как было с другими. Многолетня практика позволяла ему предугадывать поступки людей заранее. Он мог представить, как будет действовать хорошо знакомый, а порой и мало знакомый ему человек, хоть тот сам первоначально не собирался так реагировать. Курк в людях разбирался по долгу службы и природному таланту. Он полагал, что Эл не права, он мог бы помочь общему другу. Но лучше не упорствовать. У Эл не простое положение, еще рассердиться и жди неизвестно чего. Ее тут мало что держит. В Службе Времени у нее была своя система интересов, это он вполне понимал. Рассел успел познакомиться лично с ее близким окружением в службе. Эл не дорожила своей работой и не настаивала на собственной значимости. Переводы с должности на должность ее не задевали. После патруля ее сначала перевели в аналитическую службу, потом в консультационный совет. Теперь она - куратор, должность сама по себе к переброскам не относящаяся. И какой с нее наблюдатель? Что она наблюдает, если находится в этом времени. История совсем не такая, как с полетами, Космофлотом, пиратами. Что Эл затевает, без прямых вопросов узнать невозможно. Ее сближение с Самадином Бхудтом - контакт из другой сферы. Эл осваивается в несвойственной ей области, а этот интерес в свою очередь могла породить та часть жизни Эл, которую он не знает. Бхудт хоть и именуется ученым, но на деле ведет иную жизнь. Вот тут они и сошлись, две мистические натуры. Рассел ничего не смыслил в работах и методах Бхудта, они казались ему абстрактными и субъективными.
   Они вошли в дом. Эл не пошла переодеваться, устроилась у окна на диванчике и смотрела на океан.
   - Ты что-то хочешь узнать? - после паузы спросила она.
   Рассел улыбнулся. Он не ушел и сидел в другом углу.
   - Эл, ты же знаешь, что у меня всегда много вопросов.
   - Спрашивай, Ника скоро примчится, покоя не будет. Ты хотел спросить обо мне и Бхудте? Чем мы занимаемся?
   - Угадала.
   - Хм. Тут и гадать нечего. Я хочу поучиться у него.
   - Чему?
   - Проникновению в прошлое без переброски.
   - И как это практически выглядит?
   - Человек способен созерцать и прошлое, и будущее, для этого не нужно строить машины и рассчитывать каналы. Достаточно просто научиться видеть. Но не всем это дано.
   - Я предполагаю, что тебе не интересно будущее. Ты не любишь предсказаний. Значит, прошлое. Я бы задал самый нужный вопрос: зачем тебе это? Но подозреваю, что ты не станешь отвечать.
   - Рассел, когда ты умирал, что ты видел?
   - Сны. Или пустоту. Я не помню. Я не просил фиксировать, что я вижу. В прошлый раз Оле было не до этого.
   - Ты видел себя.
   - Да. А ты?
   - И я себя. А Самадин видит других.
   - Эл мне виделось, что ты этот этап прошла. Уэст. Нейбо. Потом еще какой-то кусок. С чего тебе вдруг интересны другие? Ты же не станешь опять во что-то трансформироваться и совершать акт вандализма над собственной природой?
   - Ну, Рассел, удиви меня! Построй теорию о моих мотивах.
   - Издеваешься.
   - Ничуть. Как ты это видишь? Как оно со стороны?
   - Этакая маленькая и на вид простая истина!
   - Какая же? - она улыбнулась той широкой улыбкой, от которой млело сердце. Рассел не удержался и улыбнулся ей в ответ.
   - Капитан тридцать три несчастья, - припомнил Рассел ее академическую кличку. - Пока ты лениво потягиваешься в кресле, все события вокруг тебя текут своим чередом. Но стоит в твоей голове появиться замыслу, то все окружающие тебя люди попадают в такую круговерть, что небу тошно становится. Прости за резкость. Все мои ситуации связанные с тобой, кончались, чуть ли, не смертью. Имею право на претензии. Я, был момент, сладко заблуждался, думал, что ты вышла замуж за Алика, а он натура мощная, что хоть теперь ты успокоишься, что чувства удержат тебя, что скитания и трудности тебе надоели. Так нет же. Служба Времени существовала в своем русле, в своих научных поисках и интригах много лет. Тихо. Мирно. В тайне от общественных кругов. И вот, появилась ты! Все случаи в твоей жизни, которые мне известны, выглядят именно так. Я вообще удивляюсь, как о тебе на этой планете до сих пор не знают? Кто поверит, что ты дубль, если участвуешь в таких экспериментах. Ты не поняла, что нужно быть аккуратней со своими устремлениями? И если давно ты это поняла, то почему все еще рискуешь? И кем рискуешь? Это главное.
   Эл улыбалась, глядя, как Рассел несдержанно машет руками. Он не уставал ее воспитывать. Ну просто, второй Тиамит! А потом погрустнела.
   - Да это так. Я не забыла, обстоятельства бывают обманчивы. Дмитрий к числу таких жертв не относиться, если ты и его имел в виду. Но ты прав, случай с ним заставил меня вспомнить, что я опасна для окружающих меня людей. Людей.
   - Людей?
   - Угу. А сам? У тебя болезнь влезать в мои дела, едва начинают происходить необычные события. Рассел, хочешь покоя? Не суйся. Ты мне не мамочка.
   Она не дала ему заговорить, сделала предостерегающий жест.
   На террасе раздались шаги. Ольга и Игорь вошли в открытую дверь.
   - Так-так. О чем вы тут? Эл, даже не заглянула, - посетовал Игорь.
   - Я ее отвлек, - извинился за Эл Рассел Курк.
   - Привет, - кивнула Эл.
   Они ждали новостей. С нетерпением. Они знали, откуда она недавно вернулась? Они знают о Дмитрии, хотя она им не говорила, что в действительности с ним приключилось.
   - Мы помешали? - спросила Ольга.
   - Немного, - кивнул Курк.
   - У вас есть от нас секреты? - добрым тоном спросила Оля и склонилась к Расселу.
   - У вас тоже есть от меня секреты. Например, где вы Димона прячете.
   Молодые люди, каждый по своему, выразили недоумение.
   - Мы его не прячем, - заверила Оля и покосилась на Игоря, призывая его в свидетели.
   - Он не хочет никого видеть и это его право, - строго сказала Эл. - Люди, я понимаю, вы так им дорожите, что стремитесь каждый ему помочь. Но поверьте мне, вы этого сейчас не сможете. Уймитесь все.
   - Рассел, ну скажи хоть ты ей. Я врач, я работала с психологическими травмами. В конце-концов, со мной тоже такое было. Я могу его понять, а значит, помочь, - возмутилась Оля.
   Эл сложила руки на груди. Потом она посмотрела с вызовом.
   - Алик рассказал, - заключила она. - Больше некому. Когда он тут был?
   - Недавно. В твое отсутствие, - кивнул утвердительно Игорь. - Эл, почему ты молчала?
   - Не хотела портить вам начало семейной жизни, - сказала Эл.
   Ольга подумала, что, наверное, она права, едва ли они были бы с Игорем так счастливы эти месяцы.
   - Чувствую, что мне лучше удалиться, - заключил Рассел.
   - Нет. Рассел, мы пойдем в наш домик. Нам стоит поговорить, Эл, - хмуро сказал Игорь.
   - Да. Ты прав. Рассел, я еще загляну к тебе, и мы продолжим. Отчет о полете я дам тебе завтра, - сказала Эл.
   - Не утруждайся. Они похожи один на другой. Я дату поменяю у предыдущего. Все равно - липовый.
   Троица оставила Курка одного.
   Ольга шла первой и, обернувшись, заметила:
   - А раньше он так не сказал бы.
   Они поселились в доме, который много лет стоял недостроенным, его в шутку звали домом для гостей. Парочка быстро довела дом до ума. Эл заглядывала в комнаты и удовлетворенно кивала. Игорь ходил за ней, ожидая удобного момента, чтобы продолжить разговор.
   - Ольга не знает, что ему очень плохо, знает, что Диана там осталась. Алик только мне сказал в подробностях, потому она и рвется к Димке.
   - Я догадалась. Ты красноречиво смолчал. Извини, дружище, но видеть ваши счастливые физиономии ему хуже смерти. Поверь мне. А сочувствие ему не нужно. Вы вместе, и он это знает. Мог бы радоваться, да не может.
   - Алик сказал, что ему плохо как никогда. Он действительно сходил с ума?
   Эл кивнула.
   - Я не могу в это поверить. - Игорь закусил губу.
   - Пользуйтесь временем, вам нужно побыть вдвоем. Придет момент, - Эл вспомнила тираду Рассела, - я снова втяну вас в какую-нибудь историю, но не сейчас.
   - Я не могу не думать об этом.
   - Потому я и молчала.
   - И избегала нас.
   - Я вас не избегала, вы не нуждались в моей компании, - с хитрой ухмылкой сказала она. - Переживаниями ему не поможешь. На остров нельзя. Не проси.
   - Эл, ты не права. Тебе так не кажется?
   - Нет. Мне не нравиться этот разговор. А что Оля делает?
   - Она учиться готовить, - насмешливым, таинственным шепотом сообщил Игорь. - Она обнаружила, что вы все умеете что-то приготовить из еды, даже тут. Академический навык она уже забыла, за ненадобностью. Она знает принципы готовки, а теперь хочет освоить без местных устройств. У Тома есть подобие кухни, но там обитает Рассел. Тиамит научил ее готовить настои на огне. Вот она и пытается по аналогии, что-то сотворить.
   - О-у, так это процесс не быстрый. Я, пожалуй, могу ей помочь, - улыбнулась Эл.
   Игорь сам сменил тему, деликатность. Он жаждал разговора, по лазам видно. Он предпочитает иметь всю информацию, но он не Ольга и не Алик, требовать и напирать не будет. Эл нечего ему рассказать и не хотелось. Когда Дмитрий воскреснет воспоминания и напоминания о том, что он творил, будут лишними, чем меньше окружающие знают, тем ему будет спокойнее.
   - Помоги. Она ужасно хозяйственная, но тут она зашла в тупик.
   - Именно ужасно? - уточнила Эл.
   Игорь с улыбкой кивнул.
   Эл зашлась приступом смеха.
   - Я знаю, к кому ее направить. У меня есть замечательный знакомый повар.
   Эл решительно пошла в студию, где видела информационный центр. Игорь стоял в дверях и слышал, как Эл деловито вызывает кого-то на связь. Пришлось ждать, вызов не служебный.
   - Элли, - услышал он густой низкий голос и узнал фигуру повара.
   - Чарльз, у меня просьба. Тебе это понравиться...
   Игорь со смехом устремился в ту часть дома, в которой предприимчивая Ольга организовала кухню.
   - У нас для тебя есть сюрприз, - сказал он и мягким жестом погасил горелку. - Идем со мной.
   Он за талию потянул Олю прочь из кухни. Признаться, он ожидал обид, но видимо Оля и сама понимала, что ее стряпня, с медицинским уклоном, неудобоварима. Чарльза она вспомнила без труда. Эл отошла в сторону и хохотнула, ожидая того момента, когда Оля начнет задавать Чарльзу бесчисленные вопросы. Не тут-то было. Голос повара авторитетно заявил в ответ на ее тираду.
   - Тут может быть только один способ, - говорил Чарльз, - я собираюсь готовить ужин, болтать мне некогда. Хочешь учиться, собирайся и прилетай сюда, будешь помогать. Сегодня - овощное рагу. У нас тут снег, напоминаю.
   Ольга согласилась без возражений.
   - Командор, ты - сокровище, - прошептал Игорь на ухо Эл.
   Сборы заняли у Ольги не больше получаса. Катер улетел. Эл и Игорь с минуту наблюдали отлет.
   Эл посмотрела на горизонт. Ольга легко согласилась заняться чем-то еще, кроме разговора о Дмитрии. Эл ждала атаки, объяснений, настойчивых просьб. Ольгина покладистость была ей более приятна, но что за этим стоит?
   - Я пойду, поработаю, а ты с Расселом хотела поговорить.
   - Поймаю за расчетом временного канала терминалы повыбрасываю в океан, - через плечо бросила ему Эл.
   - Как ты догадалась?
   - А я догадливая. Летел бы с Олей, конспиратор.
   - Ты сразу так строго. Алик так и сказал. Знаешь, а в Вене ты научила Ольгу слушаться. А меня научила не отступать. Она вообще ведет себя иначе. Не ворчит. И, кажется, боится с тобой спорить. Эл, если мы рассчитаем канал, ведь ты могла бы...
   - Я тебе объясню, почему этого не надо делать. Франсин, она как раз из того времени. Она вернулась намеренно, свой проход она рассчитала на три дня раньше нашего появления. Не только за тем, чтобы нас оправдать, но и остановить. То есть, она заранее создала условие, при котором нам назад путь заказан.
   - Я этого не знал.
   - Я была слишком рада, что мы проскочили и не видела Диану четыре дня до отправки, - она от махнулась. - Займи свой ум чем-нибудь другим. Алика заставить не могу, но ты будь благоразумен. Прошу. У вас в арсенале одни "если бы".
   - Франсин, то есть Лайза позвала меня работать в группу стратегического анализа.
   - Ух, ты! Соглашайся. У вас был замечательный тандем. Не смотря на то, что она теперь дама в возрасте и сама может тебя поучить. Если позвала, значит, нужен.
   - Эл, это займет какое-то время. Я собственно хотел посоветоваться. Тема интересная, но если возникнет...
   - Не продолжай. Мне сейчас нечего вам предложить. Побудьте вдвоем с Ольгой. Вам это нужно.
   Игорь вздохнул. Ему хотелось на остров. Ему хотелось увидеть Димку. Вместе они в былые времена находили выходы из душевных тупиков. Он тоже грел себя надеждой, что поможет ему, как Оля, как Алик. Эл много на себя берет. В первые минуты рассказа Алика, Игорю хотелось возмутиться. Их не поставили в известность и только, когда скрыть уже было нельзя, им как детям стали объяснять, что они увидятся с другом неизвестно когда. В те минуты он был зол на Эл. Алик первым сказал, что Дмитрий не захочет их видеть. Эл, независимо от него это повторила.
   - Эл, а чем ты теперь станешь заниматься? Я говорил с Франсин, то есть с Лайзой, все время путаю с кодовым именем, ты избегаешь включаться в работу.
   - Мне не хочется серьезно этим заниматься. То, что для вас должно выглядеть как математические выкладки, для меня сводится к простым пропорциям. Я склонна больше доверять своему практическому опыту.
   - Как Самадин. Дубов заметил, что он ведет себя с тобой, словно вы сто лет друг друга знаете.
   - Именно так. Я прилетела к вам, чтобы повидаться, но жить я тут не буду.
   - А где? У него?
   - В горах, поближе к усадьбе Самадина, чтобы не летать каждый день. Опять же, присутствие в его окружении избавляет меня от необходимости объясняться, чем я занимаюсь.
   - Раньше полеты тебя не утомляли. Ты не будешь жить на острове?
   - В Шире дожди, я уступлю дом Расселу. Я рада, что остров не пустует. Я буду жить в горах.
   - А нам нельзя учиться с тобой за компанию?
   - Тебе интересно то, чем занят Бхудт?
   - Мне любопытно.
   - Из простого любопытства он тебя не возьмет.
   - А ты не могла бы объяснить, в чем же ты будешь у него практиковаться?
   - Ну вы с Курком парочка! Соседи. Идем к нему. Объяснять дважды не хочу.
   Игорь и Рассел слушали стоя. Игорь шевелил бровями и наблюдал краем глаза реакцию Рассела. Курк внимательный, но в свое полусонное состояние не впадал. Игорь наблюдал его скепсис. Эл это не смущало. Она старалась объяснить, что у нее и Бхудта есть некие общие воспоминания, которые глубже того прошлого, куда может добраться служба. Все объяснения Эл крутились вокруг этих общих точек и ссылок на широкий диапазон исследований. Видимо опытный Рассел заподозрил, что командор не договаривает, потому и смотрел на нее готовый скривить губы. Игоря ход объяснений навел на мысль, что Эл хочет неким, пока не понятным методом, вспомнить прошлое другого человека. По его догадке это мог быть Тиамит. Это маг написал то, что они называли свитками, а потом все намеренно забыл.
   Эл закончила объяснение.
   - Мистификация, - заключил Рассел. - Меня успокаивает факт, что ты не собираешься куда-то прыгать, не затеваешь политический переворот и с планеты не денешься без моего ведома. Остальное - твое дело.
   Игорь помолчал. В планы Эл совместная работа не входила, теперь он совершенно убедился в этом. И еще он понял, что к таким изысканиям Эл побудил случай с Дмитрием. С Эл станется повторить поступок Самадина и, например, передать Диане сообщение в прошлое. Говорить об этом Эл не будет, чтобы не дать ложную надежду и повод для шумихи. Но чтобы она не попыталась? Со стороны все выглядело, словно Эл смирилась с положением вещей, уступила обстоятельствам. Не хочет, как горит сама, дразнить собак.
   Она будет поступать по-своему, не зависимо от всеобщего мнения. Тут спорить все равно, что об стенку головой биться. А кто из них не мечтал, чтобы воскресла прежняя Эл? Как показала жизнь, обычной, очеловечившейся, спокойной до лени она была мила только Алику, а остальные, в душе ждали от нее диких выходок и готовы сами были в них участвовать. Ей простили Нейбо, остальное - не столь масштабно.
   Тут он понял, что заблуждается. Он судит о том отрезке времени, который видел сам. Быстро он забыл о мирах.
   Он посмотрел на Эл, и у него не возникло желания задавать вопросы. Ни при Расселе.
   На удачу тонкий свист двигателя возвестил приближение катера. Ника. Сейчас примчится с новостями об учебе и обязанностях в службе времени. Уж кто не был рад реорганизации патруля и отмене всех экспедиций Службы времени на полгода, так это Ника. Теория ее не интересовала, вызывала уныние и зевоту. Нике непременно хотелось в прошлое. Поскольку с момента визита Алика они не виделись, Ника не знала о том, что творилось с Димкой. Ему придется контролировать свои переживания. Нужно на время забыть и не думать об этом, как о трагедии.
   Ника с порога бросилась к Эл и повисла не ней.
   - Наконец-то, появился человек, который меня понимает! Я соскучилась. Я иссохну от этих теоретиков!
   Эл чмокнула ее в лоб.
   - Привет. Чем от тебя пахнет? - спросила она.
   - Потом и кровью. Я гонялась с утра по джунглям. Точнее меня гоняли.
   - Это такое развлечение?
   - Когда мне скучно, я сбегаю в академию Космофлота и прилипаю к какой-нибудь группе экстремальщиков. Если это не полигон, то горы, болота или лес. Вчера я искала, а сегодня искали меня.
   - Не нашли, - заключил Рассел, на что Ника гордо вздернула нос.
   - Конечно, не нашли. Я гоняла их по жиже, ну и сама вывозилась. А как вы поживаете?
   - Мы живем скучно, - ответил ей Рассел.
   - Помой сначала катер, потом себя. - Эл посмотрела на Нику с усмешкой. - Ужинаем у Чарльза, он всех приглашал. Рассел?
   - Я не против.
  

***

  
   Ника не любила в жизни три вещи: быть одной, воду и холод. В долине дул пронизывающий ветер. Неделю она жила рядом с Институтом Времени, в жилом боксе в полном одиночестве. Сегодня ее заставили тщательно помыться и притащили в холод. Удовольствие от беготни по болоту, когда она была не уловима для группы курсантов Академии Космофлота, было испорчено.
   Окружающие, по толстокожести своей, воспринимали Эл как обычно, они не замечали, как она осторожничает, что меняет тему разговора, отводит от бесед о службе и будущем. Ей хотелось, чтобы все ненадолго потеряли бы ее из виду. Ника не могла уловить, что ее тревожит. Мелькнула какая-то печаль в глазах Игоря, когда он вспомнил Димку, и Ника не могла дождаться момента, когда останется наедине с Эл.
   Они не вернулись на остров. Оля и Игорь довольные ужином и компанией уже стремились уединиться. Рассел навещал Бишу. Эл сообщила, что они ночуют в поселке, в гостинице.
   - Хорошо, что не в твоей пещере, - проворчала Ника.
   Она забралась в постель и включила обогрев так, что скоро стало жарить спину. Эл работала в кресле, делая какие-то заметки. Ника дождалась момента, когда она закончит.
   - Эл, я хочу в двадцатый век. Ты обещала, - заскулила она. - Я все знаю. Я язык учила. Я и без языка там людей пойму.
   - Сейчас не пустят. Потрепи, малыш.
   Ника никогда не обижалась на Эл, за то, что она подчеркивала ее возраст. Эл нравилось быть младшей в ее присутствии. Нике нравилось, как Эл ее журит, вроде бы в шутку, как сегодня с катером, который Ника вывозила в грязи так, что салонный робот корпел над чисткой сорок минут, а из грузового люка капала жижа. Ника так спешила на остров, что не стала заботиться об аккуратности. Ника надеялась, что Эл вернулась не одна, что с ней Дмитрий. Ее вид и состояние катера было замечательным поводом для шуток с его стороны. Его не было, о Дмитрии старались не думать, ничего не говорили, что лишило Нику покоя.
   Кое-что она еще раньше выудила таки у Алексея Дубова, по случаю задав каверзный вопрос, и узнала о какой-то там очередной влюбленности. Но Дубов при всей его открытости так ловко ушел от ответа и от ее хитрых уловок, что Ника только и знала, что Димка остался один и сильно расстроен.
   - Я хочу Димку повидать, - скривила губы Ника. - Эл, что твориться? Ты о нем при мне не думаешь. И Игорь сегодня старался не думать. И Оля. Чего вы прячетесь-то. Случилось что-то сверхужастное с этим обормотом?
   - Ник. Я прошу, не называй его больше Димкой. - А сама подумала, не то что всегда, что он старше и достоин уважения, а то, что он теперь не такой. Мелькнул образ, но Ника не поняла ее, Эл быстро отреагировала.
   - Эл, я же узнаю.
   - С Дмитрием произошло несчастье.
   - Из-за женщины?
   - Уже выкопала, - покачала головой Эл, и Ника ощутила гамму настоящих чувств Эл. Это было чувство вины в смеси с тревогой и надеждой.
   - Эл. - Ника растерялась. - Что случилось?
   - Наш общий друг влюбился. Да так, как раз в жизни бывает.
   - Это у него раз в жизни? - нахмурилась Ника.
   - Нам скоро с тобой предстоит совместная работа, и ты не утерпишь, все равно докопаешься, так лучше узнаешь от меня. Она, его возлюбленная, осталась в прошлом. Встретиться они не смогут.
   - Возлюбленная. Слово-то какое. Красиво. А Алик тебя так называет?
   - Нет.
   - Но наверняка так думает. И Дмитрию теперь не видать своей, э-э-э..., если ты не вмешаешься. Ты думала сегодня несколько раз что-то подобное.
   - Мне нельзя так поступать.
   Эл не пряталась. У Ники от мимолетных наблюдений защемило сердце. Когда это было, сто лет назад, чтобы Эл так переживала? Эмоции хлестнули Нику так сильно, что она передернула плечами, поежилась и потерла виски.
   - Эл, ты специально? - догадалась она. - Да не поверю я, чтобы он так уж прямо мучался.
   Эл посмотрела из-под бровей, потом подняла одну руку и протянула. Между кроватью и креслом было как раз расстояние, чтобы Ника, не вылезая из-под покрывала, могла дотянуться до нее. Она сделала ответный жест, уже собралась обхватить кисть Эл и с испугом поняла, что ей не стоит так делать. Ника помедлила, Эл быстро убрала кисть.
   - Он где? - спросила Ника с опаской. - На этом, твоем острове? Эл, а это как? Это как смерть?
   - Нет. Не смерть.
   - Если он жив, почему его нельзя увидеть?
   - Ему сейчас нужен покой.
   Ника смотрела на Эл какое-то время широко открытыми глазами круглыми и детскими, не понимала, но и спросить не знала как. Она пыталась припомнить, на что это похоже. Наверное, на чувства Алика, когда он тосковал по Эл, но Дмитрий на такое не способен. Пока она была ребенком, ей эти переживания были не понятны, казались лишними и глупыми, тогда, во время войны. Потом она с испугом осознала, что сейчас, в этот момент, Дмитрию до нее нет совершенно никакого интереса. Он никого не хочет видеть? Почему? Чем ему друзья не угодили?
   - А как же мы все? - Она не сказала "я", чтобы Эл не посмотрела своим насмешливо недовольным взглядом.
   - Бывает так в жизни, что человеку нужно побыть одному.
   - Не люблю быть одна. Нам что делать?
   - Нам лучше его не тревожить, а заняться полезными делами, что мы с тобой и будем делать с завтрашнего утра. Мне нужен ассистент, я выбрала тебя. Самадин Бхудт с тобой завтра поработает, и мы решим, подходишь ты или нет.
   - Эл, ты не шутишь? Мы будем работать? Вместе?
   Эл улыбнулась загадочно.
   - Не шучу. Я собираюсь тебя воспитывать особым способом. Пора бы избавить тебя от пристрастия копаться в чужих переживаниях. Спи. Ты будешь уставать.
   Чтобы возбуждение Ники прошло, и она могла уснуть, Эл ушла из комнаты и спустилась в холл гостиницы. Тут оказалось несколько многолюдно, и Эл уединилась на открытом балконе, где не спрятаться от ветра, холодно, звезды, и нет посторонних. Уголок Луны выглядывал из-за горного пика вдали. Ей не мешало померзнуть и отвлечься.
   Нику не обманешь. Учуяла. Дмитрий занимал ее мысли больше чем все остальное. Первая попытка освоить метод Самадина провалилась. Эл понимала замысел Бхудта, но как дело дошло до погружения, она не могла уйти даже в свое ближайшее прошлое. Воспоминания и те давались с трудом. Она, благодаря отличной памяти, наяву могла рассказать, что происходило тогда-то, но превратить это в видение прошлого не могла, словно натыкаясь на стену. Стоило ослабить контроль сознания и воображение уносило ее на остров, она видела Дмитрия. Самадин хмурился, помощь Бишу не потребовалась, только Нали, пользуясь возможностью, без устали рисовала Эл. Самадин сдался первым и прекратил занятие. Он сказал, что ему нужно думать. Эл стало ясно, что процесс будет не простым, Бишу как помощник не годился, он не мог быть свободен в любой момент.
   Эл естественно подумала о Нике. Девочка не хотела жить самостоятельно. Работа, учеба были простым предлогом находиться поблизости от Эл и ее компании. Нику ничто не захватывало так, чтобы она потеряла счет времени, увлеклась, отдалась занятию целиком. По человеческим меркам достижений у нее - не ах. Летает средне, навигацию знает со скрипом, к исследованиям в космосе интереса не испытывает, работать в Галактисе не хотела. Историю взялась изучать - бросила. При всех ее возможностях она не видит интереса в том, что окружает ее. Кого-то это сильно напоминает... Правда у Дмитрия в свое время была страсть - полеты. Эл вздохнула. И поежилась, представив, как они встретятся. Дмитрий, которого Ника знала и нынешний - не одно и то же. Тут простым шоком не обойдется, это будет еще одна трагедия, если она окончательно поймет, что у нее никаких шансов привлечь его внимание к себе. Уж кого бы она держала дольше и подальше от Дмитрия, так это Нику.
   Эл замерзла так, что сводило скулы, зато, когда она вернулась в холл, там осталась парочка человек за тихой беседой в углу. В холле был камин с настоящим, живым огнем. Она с удовольствием устроилась погреться. Наконец-то ей захотелось остановиться и замереть, что требовал Самадин. Спать не хотелась, зато возникло блаженное оцепенение, в котором можно пребывать вечно. В холле притушили свет, не заметив ее присутствия, и Эл осталась совсем одна. За эти месяцы она первый раз оказалась в одиночестве. Следуя наставлениям Самадина, Эл повторила упражнения, но результат был равен вчерашнему. Техника, подходящая для землянина не подходит ей? Или она слишком привязалась к мысли, что сначала нужно вытащить Дмитрия, а потом заниматься своими делами. А какие у нее собственно дела?... Без него. Дмитрий делал все, чтобы его не принимали всерьез, если дело не касалось полетов или войны. За этой бравадой настоящего Дмитрия увидеть было почти невозможно.
   Опять она думала о нем. Замкнутый круг. Ее равновесие зависело от него. Словно тем самым она отдавала некий долг.
   Единственное, что бы она могла сделать - вернуть ему Диану. Легально этого сделать невозможно. Она говорила это Дмитрию, Алику, Игорю, Ольге, старалась быть убедительной.
   Нужно признаться Самадину, он передумает ее учить, быть может. Она знает, почему стала учиться у него, но не совсем знает замысел Самадина.
  

Глава 4 Чувства

  
   Всю ночь дул ветер. Поземка замела тропу и видимые маяки, которые расставлял для гостей Бишу. Они поднимались к его домику уже сорок минут.
   Эл обернулась, посмотрела на Нику, которая молча пробиралась за ней, утопая по колено в снегу. Ворчать при Эл Ника привычки не имела, потому что крепко усвоила - ныть при Эл - усугубляет ситуацию, Эл не станет ее воспитывать словесно, а придумает дополнительную трудность. Лучше молчать, как говориться, в тряпочку.
   Наконец домик показался из-за края каменной гряды. Эл залезла на незанесенный каменный пятачок.
   - Отдохнем или сможешь подняться? - спросила она.
   Ника поправила затемненный щиток и поморщилась.
   - Я дойду.
   - Я не права, надо было взять катер в поселке.
   Ника в ответ только вздохнула.
   - Идем уже, - все-таки недовольно произнесла Ника. - Я могу и первая пойти.
   - Иди. Здесь снег покрепче.
   Ника пошла первой. И откуда Эл знает, действительно Ника стала меньше проваливаться, а потом под ногами появилась корка, которая ее держала. До дома они добрались за пять минут.
   - Интересно, - произнесла Эл.
   Ника поняла, что Эл имеет в виду катер.
   - А что не так?
   - Катер Рассела.
   На площадке перед домом стоял одинокий катер с фиолетовой полосой по корпусу. Ника узнала его по этой полосе, еще не видя знаков. Но что Эл в этом нашла?
   - Ну и что, может, он не улетел.
   - Он улетал,- сказала Эл уверенно.
   Нике не хотелось решать логические задачи, она устала и хотела одного - прилечь где-нибудь в теплом месте. Она пошла к дому, Эл вопросов ей не задавала, значит и задаче не для нее. Ника остановилась у двери. В этом доме она прежде не была.
   Она знала кто такой Бишу. Это человек во время войны, каким-то удивительным образом поладил с одичавшей и остервеневшей после пиратского плена Эл, и при этом она его не убила. Они с тех пор считались друзьями. Бишу был из когорты друзей старшего поколения, вроде старика-космобиолога Максимилиана Лондера или бывшего инспектора Космофлота Рассела Курка. Игорь шутил, называя их "старой гвардией". Лондер и Рассел знали Эл, еще в те времена, когда она, Ника, не появилась, а вот Бишу был из "новых" друзей, но с ним познакомиться у Ники так и не вышло. Бишу из своих гор не вылезал. Ника знала, что Бишу когда-то был важным человеком в правительстве Земли. Это он через Самадина устроил Эл протекцию в Службу Времени, и еще он улаживал какие-то сложности после последнего полета их экспедиции к пиратам. Не удивительно, что Эл требовалась помощь, некоторую часть пиратских баз они разнесли в пыль, два главаря кланов были убиты, а один оказался под арестом в Галактисе. Ника совершенно не разбиралась в политике, но усвоила, что благодаря Бишу, Эл вроде бы как не существует на Земле. Бишу и Рассел написали книгу об Эл полную "художественного вымысла", причем в конце книги Эл стала чем-то вроде пиратского императора, и правила бывшими пиратскими территориями. Короче говоря, полезная дружба.
   Ника осмотрелась, снег перед дверью был расчищен, виделись следы не похожие на отпечатки обычной обуви.
   Она в нерешительности застыла у двери, пока Эл минуту осматривала катер. Ника подняла щиток, защищавший глаза от яркой белизны снега и стала ждать, когда дверь откроется. Она не увидела запирающего отсека.
   - Просто толкни ее, - подсказала подошедшая Эл.
   Ника подозрительно посмотрела. Эл сама тронула дверь, и она тихо открылась внутрь. Пахнуло теплым воздухом. Эл за плечи впихнула Эл в темноту прихожей.
   - Сейчас согреешься. Узнаем, что тут за гость. Бишу! Мы пришли! - крикнула Эл.
   Но навстречу вышел не Бишу.
   - Ты?!
   Ника почувствовала, как существо Эл наполнилось удивлением и восторгом. Она подпрыгнув повисла на шее человека, который вышел их встречать. Что-то бурные у нее эмоции последнее время.
   - Алик, - пробормотала Ника, - привет.
   Эл поняла, что с катером, что-то не так.
   Алик поцеловал жену, а потом показал Нике взглядом, чтобы она куда-нибудь делась.
   Нике не хотелось уходить. Ей было так интересно посмотреть, как они целуются. Именно ее изучение Алику не понравилось.
   - Ника, сгинь в гостиную! Прямо и налево. Только обувь сними, - попросил он уже строго.
   Из гостиной показалась фигура Бишу. Такой тип внешности был редкостью, и внимание Ники переключилось на хозяина дома.
   - Проходи, будем знакомиться, - пригласил он и, как уловила Ника, с завистью посмотрел на парочку у двери. - Они давно не виделись.
   Ника стащила ботинки и прошла куда позвали. Бишу подал ей странную обувь, она не стала возражать, но прежде чем надеть рассмотрела.
   - Сквозняки, чтобы ноги не замерзли, - пояснил хозяин. - Меня зовут Бишу, а ты Ника - уникальный человек с сенсорными способностями и телепат. Не было случая познакомиться.
   Алик снова крепко обнял Эл.
   - Как же я соскучился, - выдохнул он. - Догадалась, что катер взлетал?
   - Нет. Меня поразило, как он сел. И то, что это не Рассел было ясно, как день.
   - Продолжай, - попросил он, отстранился и стал с улыбкой разглядывать ее лицо.
   - Алик, это же просто, - с неохотой отмахнулась она.
   - Догадалась, что я?
   - Я тебя не ожидала увидеть. Удивил. Почему ты здесь оказался?
   Алик довольный тем, что интрига удалась, многозначительно улыбнулся.
   При беглом осмотре Эл заметила, что катер откопали, потому что за ночь поземка замела часть корпуса и закрылки, потом он взлетел. Бишу больше не ждал гостей и не стал чистить площадку. Гость улетел, но потом катер вернулся, и, что и заставило Эл напрячься, сел на то же место. Кому мог понадобиться личный катер Рассела Курка? И кому бы Рассел его одолжил? Точность посадки - ювелирная. Так сядет ас. Сам Рассел так точно никогда ничего не посадит, да и зачем ему. Едва в его Шире пошли дожди, он сбежал на остров Тома, он не захотел бы мерзнуть тут, у Бишу. В окружении Рассела найдется мизерное количество пилотов, кто бы так педантично стал садиться. У Эл мелькнула мысль о Дмитрии. Но откуда ему тут взяться? Только чудом. Подозрение пало на Алика.
   - Значит, ты меня вычислила?
   - Я вычислила, что пилот - мастер садиться. О тебе не думала.
   Он сделал скорбное лицо, а потом прищурился.
   - Не думала? Обо мне?
   Этим он заслужил поцелуй.
   - Хватит кокетничать. Неудобно. Мы не дома, - сказала она. - Ника там уже смущает Бишу.
   Но оказалось наоборот.
   Ника притихла и сидела в кресле, застланном шкурой, Бишу что-то спрашивал, а она отвечала с трудом.
   - Привет, - сказала Эл. - Извини, Бишу, мы давно с Аликом не виделись.
   - Здравствуй. Да знаю я про вашу несчастную семейную жизнь от Рассела. Это я пригласил Алика сюда, потому что ты собиралась быть поближе к Самадину. А поскольку тебя искать - пустое дело, то я вызвал его сюда сам. Попросил Рассела дать ему свой катер.
   - Ага, Понятно. Круг замкнулся.
   Бишу вопросительно посмотрел на нее.
   - Она прочитала следы на снегу. Разведчик в ней никогда не спит. Я буду тут четыре дня. Не тут конкретно, а в этом времени, - пояснил Алик.
   Бишу залюбовался. Стоят бок о бок, расцепиться не могут. Вчера Эл была другой, ее что-то тяготило, Самадин был в полном недоумении. Эксперимент провалился. От Рассела Бишу и узнал о том, что с их другом плохо, причина стала ясна. Эл была захвачена личными переживаниями. Отстраниться трудно. Сейчас она сияла, глаза светились счастьем у обоих. Алик оттеснил ее хмурое состояние. Кто бы мог подумать, он еще помнил, как они не могли найти общие точки для понимания, как трудно было этому парню понять иную Эл, до боли, до ярости, до полного разрыва. И вот стоят рядом, как будто не было тех времен. Эти люди любят друг друга, не взирая ни на что, удивительная штука - жизнь.
   Жена Бишу погибла двенадцать лет назад во время схода лавины. Так что Бишу были понятны многие чувства, которые могли переживать эти двое.
   - Да-а. Видеть вас вместе, вот так. Приятно и удивительно.
   - Я удостоился чести быть приглашенным в этот дом. - Алик широким жестом обвел пространство. - Я думал, вы меня недолюбливаете.
   - Ты, - напомнил Бишу.
   - Привычка двадцатого века.
   - Это заблуждение, на счет нелюбви. А в гости не звал, потому что случая не было. Хотел сделать сюрприз обоим.
   Ника пользовалась тем, что внимание взрослых обращено друг на друга. Бишу ее поразил. Этот человек обладал какими-то качествами, которых Ника пока не наблюдала в окружающих людях. Его чуткость по отношению к пространству вокруг была выше, чем у обычных людей и не только, отлична оттого, что она видела даже у Эл когда-то. Он смотрел не на нее, в вглубь ее, что Нику напугало, словно он держит ее существо цепкими пальцами, а когда отпускает, и она пробует его нащупать, то проваливается. Такому человеку не внушить, не соврать. Кому, если она его не улавливает? Она думала, что люди за редким исключением так не могут. Что-то подобное Ника пережила при знакомстве с Самадином Бхудтом и хорошо, что оно было коротким.
   Ника освоила правила игры при общении с людьми. Контакт подразумевал, как формулировала Эл, этическое поведение, требовалось уважать даже заблуждения человека, переживания, личное пространство. Ника свыклась, что люди прячут чувства, говорят не то, о чем думают и как думают. Обман это или иллюзия, раскрывать его тут же не стоило. Человеческая хитрость раздражала Нику в детстве, поэтому она с трудом общалась в человеческом кругу. Потом она придумала, как пользоваться своими преимуществами, для этого приходилось частенько лукавить. За это ей попадало раньше от Эл, ну еще от Димки, с ними Ника старалась быть честной.
   Что же в Бишу такое? Он похож на Алексея Дубова, прямодушный, но вокруг него - тишина. И еще что-то. Ника не знала, как вести себя. Он задавал вроде бы простые вопросы. Посочувствовал, что она замерзла. Сутки никто не предавал значения, что она не любит холод. А Бишу тут же понял и про холод, и про воду, и про одиночество.
   Алик оторвался от Эл и подошел к Нике, потрепал по плечу.
   - Привет. Извини.
   - Да, ладно. Не из-за меня ты сюда примчался.
   Алик присел на подлокотник ее кресла. И Нике вдруг стало спокойнее. Влияет. Влияет! На нее? Она подняла глаза и увидела, как он повел бровью, а потом сделал вид, что смотрит на Эл и любуется. Что это с ним? Ника не удержалась, любопытство стало сильным, она собиралась взять его за кисть, хотела узнать, как он это сделал. Алик не глядя на нее, наблюдая, как беседуют Эл и Бишу, сложил руки на груди, тем самым, опередив ее намерение. Ника сжала руку в кулак и закусила губу. Он понял ее? Дважды.
   Ника посмотрела на Эл и Бишу, которые говорили о горах. Эл в присутствии этого нового друга вела себя открыто, она в присутствии своего любимого Алика так не раскрывалась. Этот Бишу странный. И Ника впервые поняла, почему перед некоторыми знакомствами Эл, как они обычно выражаются, "наводит справки". Не мешает и ей узнать о Бишу, а познакомил их Лондер, а у Лондера она не была месяца полтора. Вот и будет повод сгонять в гости, пока Эл занимается своим ... Ника стала припоминать слово, "возлюбленным". Она даже хмыкнула.
   - На вашем острове все теплые норы заняты, - заметила Ника вслед своим мыслям. У нее зрел план, как элегантно удрать от внимания нового знакомого. Алик тут очень кстати, работать сегодня они не будут.
   - Оставайтесь здесь, - предложил Бишу.
   - Нет. Не хочу нарушать твое уединение. Мы поживем в поселке, - авторитетным тоном сказала Эл и сделала решительный жест. Потом смягчилась. - Мы побудем твоими гостями, может быть, сходим в горы. Вы с Расселом не спали сегодня, проговорили полночи.
   - На мой вызов Рассел ответил сразу, а было половина четвертого по местному времени, - добавил Алик.
   - Можете не продолжать. Все-то вы вычислите: как катер взлетел, как сел, сколько мы не спали. О чем беседовали, тоже скажете? Никаких шансов, что-то скрыть. - Бишу в знак протеста замахал руками. - Вам жить не скучно?
   Эл и Алик обменялись взглядами.
   - Да какая тут скука! - ответила за них неосторожно Ника и обратила на себя внимание нового знакомого.
   Она потупилась, когда опять встретилась с Бишу глазами.
   - Какая шкура, - сказала она, теребя пальцами покрывало кресла.
   - Ее добыла я, - сказала Эл и хитро улыбнулась Бишу. - Сохранил.
   Он пожал плечами.
   - Ты ее убила? - уточнила Ника.
   Эл посмотрела по очереди на Бишу, потом Нику, потом Алика.
   - Это горный козел, редкий вид, сильное животное, много энергии.
   Алик посмотрел на Бишу.
   - Я разрешил, - кивнул он.
   - Это еще с тех времен? - спросил Алик.
   - С тех самых, - подтвердила Эл.
   - Я не знал, что ты убивала.
   - Еще бы ты тогда знал.
   - Только животных, - добавил Бишу.
   - А у вас есть общие тайны, - констатировал Алик и стал серьезным.
   - Обязательно, - заверил Бишу. - Это объединяет.
   Эл посмотрела на Алика. Напрягся. Ника притихла. Странно, что кого-то еще будоражат подробности ее прошлого.
   - Снаряжение есть? - обратилась Эл к Бишу, нарушая минутную тишину.
   - Разумеется, - ответил он.
   - Сколько комплектов?
   - Пять.
   - Кто со мной полезет?
   - Ни за что, - фыркнула Ника.
   - А в чем интрига? - спросил Алик.
   - Пещеру покажу, - заискивающе сказала Эл.
   Он сразу кивнул.
   - А я?! - не выдержала Ника.
   - Тут с Бишу останешься или идешь в горы с нами. Или катер Рассела, поселок, гостиница, - перечислила Эл и указала направление.
   - Или на остров, донимать Рассела Курка, - добавил Алик. - Катер заодно вернешь.
   Ника насупилась и поднялась из кресла.
   - Я заберу катер. А вы сами дойдете. Пешочком. Пока.
   Она ушла, сделав вид, что обиделась. Она плюхнулась в кресло пилота и стала искать в списке навигатора координаты Лондера. Самое время выяснить, кто этот Бишу.
  

Глава 5 Еще одна попытка

  
   Алик смотрел из глубины пещеры наружу. В просвете входа был виден пик и выбравшееся из-за него румяное солнце. Величие и покой. По полю защищавшему вход в пещеру от холода под воздействием солнца пробегали зеркальные блики.
   Эл спала, свернувшись калачиком около очага. Он любовался то ею, то восходом. Вид у спящей Эл был восхитительно мирным.
   Он ни разу не был в этой пещере. Не искал. Бишу знал расположение, Игорь был тут. А он не смог сюда придти. Было больно. Он не желал бы вернуться в те времена даже в воспоминаниях. Зачем сюда пришла Эл? За уединением? День они провели пробираясь сюда. И она была рада. Подъем оказался не простым, Эл утешала, что в этом году мало снега. Погода была совсем безветренная. Снег крепкий, то, что нужно для прогулки. Когда Эл сообщила, что намерена ночевать в пещере, он не возражал. Он так соскучился, следил за ней исподволь. Побыть вдвоем было подарком. Эл-Эл. Знала, что им обоим нужно сбежать хоть на сутки от внешнего мира. Она была предусмотрительна, но, как он заметил, мысли Эл были где-то далеко.
   Когда добрались до пещеры, устраивались, она молчала. Он чувствовал, как она впитывает тишину. Старые места не будили в ней тревоги и болезненных воспоминаний. Она испытала восторг, придя сюда. Немного разряженный воздух и другое давление изменили ощущение, скоро и его настигла волна восторга, а потом покой. Это было подобно очищению, все суетное осталось внизу, другое восприятие, другая энергия.
   Они заснули в обнимку, не устраивая ужин и ночные посиделки, только развели небольшой огонь не ради тепла, ради красивой атмосферы.
   Поэтому едва солнце облизало лучами гряду гор напротив, он проснулся, свет разбудил его, вызвал в теле приятную вибрацию и слабое головокружение. Топливо еще догорало в выложенном кругом камней кострище, от него шло тепло. Солнечный свет и этот огонь в равной мере давали ему силу. Не за этим ли Эл позвала его сюда? Эл еще спала. Можно чувствовать себя вполне счастливым, довольствуясь малым.
   Сюда, в это время, его позвало вовсе не чувство к Эл, не тоска, а суровая реальность жизни. Космофлот вспомнил о нем. Он официально не участвовал в авантюре с поисками Рассела и погромах пиратов, Эл позаботилась. Но и не летал. Его статус капитана дипломатического класса требовал подтверждения по истечении пяти лет. Срок пришел. Ему придется либо лететь в рейс, либо отказаться от звания.
   Однако все это было там, внизу. С высоты вершин решение казалось простым и легким - все бросить и уговорить Эл поселиться в двадцатом. Оля и Игорь счастливы и тут, в конце-концов, они теперь имеют самостоятельный доступ к переброске, повидаться они смогут. Дмитрия сюда уже не вернуть, а без него и рейс ни рейс. Воспоминание о нем, не вызвало уже привычного холода в груди и чувства вины, он успокоился. Эл права, с надеждами придется расстаться. Два месяца он корпел над последними расчетами каналов переброски и пришел к тому, с чего начал - Диану не вернуть.
   Тогда к чертям все, и начать все заново.
   В эти мгновения все решения казались простыми. От него уже ничего не зависело, жизнь покатиться своей колеей. Там, в конце двадцатого века им нет еще и тридцати, а в реальности? Сколько можно скитаться?
   У него возникло острое желание разбудить Эл. Но она уже не спала. Он приблизился и погладил ее по щеке.
   - Рассвет, - выдохнула она.
   - Я хочу поговорить.
   - М-м-м?
   - Как ты относишься к тому, чтобы навсегда поселиться у нас, в двадцатом? А? Неужели там не найдется похожей пещеры? - он прикрылся шуткой.
   - У тебя романтическое настроение? - промурлыкала Эл.
   - Не совсем. Мое сознание стремиться к равновесию, и я хочу выбрать какое-нибудь одно состояние жизни, одно время, одно место, - сказал он.
   Эл села. На ее лице отразилось озарение. Неужели согласна?!
   - Одно состояние. Ведь все эти пространства разные. Разные! - она чмокнула его в губы в знак благодарности.
   - Ты о чем? Эл? Что это значит? Что за подсказку ты нашла в моих словах?
   - Я? Не могу сказать. Не могу, прости. Это сырая гипотеза.
   Он навис над ней и без упрека заметил:
   - Опять секреты?
   - Это работа. Для Самадина.
   - Эл, хочу позвать тебя домой. Давай вернемся. Навсегда. Куда-нибудь, в одно время.
   И услышал самый ожидаемый ответ:
   - Я не могу.
   Он склонил голову. Зачем этот разговор? Ему показалось, что возможно.
   - Эй, - прошептала Эл. - Что? В рейс не хочется?
   Он понял, что умиротворенность и равновесие, о котором он думал несколько минут назад пропали, скатились снежным комом вниз.
   - Уже знаешь.
   - А как по другому. Патруль времени распушен, но исследовательские группы не закрыты. Я командир и должна быть в курсе дел моих подчиненных. После войны все, кроме тебя подали в отставку из Космофлота. Ты, как человек рациональный, решил приберечь звание. Ты единственный из нас, кто не прячется и существует тут на полных правах. Теперь расхлебывай.
   - Я не хочу лететь.
   - Ты один из списка опытных капитанов. Элита Космофлота. Твоими нашивками не только рукава формы, спину можно завесить. Грех звание терять, вдруг пригодиться. Дипломатический рейс - это не разведка. Кто усомниться, что ты плохо летаешь. Это формальность.
   - Даже короткий рейс длиться полгода, год. Я не хочу быть еще дальше от тебя.
   Эл сонно вздохнула и постучала по виску.
   - Расстояния у тебя в голове. Их не существует. Мне казалось, мы переросли ту стадию, когда нужно не отходить друг от друга.
   Он взял ее лицо в ладони и посмотрел в глаза.
   - Может я примитивное создание, по твоим меркам, но я хотел бы видеть тебя каждый день, просыпаться рядом, чувствовать, как ты дышишь, что с тобой происходит. Я хочу жить рядом с тобой, в одной плоскости. Давай все бросим и попробуем жить иначе, для этого ничего не требуется.
   - Эй, а ты эгоист, - покачала Эл головой и стала серьезной.
   Он обиделся.
   Эл подняла одну бровь.
   - Ладно. Отправляйся в рейс. Я за полгода решу вопрос с покушением, попытаюсь воскресить Дмитрия, а там посмотрим. Непременно образуется какая-нибудь авантюра, в которую я вас втяну. Ты не сможешь жить спокойно, поверь мне, ты другой. Ты что-то чувствуешь, но пока не можешь интерпретировать ощущения, поэтому тебе хочется замереть. Ты боишься, что твои действия станут чередой ошибок, потому что иначе видишь мир вокруг. Это нормально, а ошибки неизбежны, Алик, ты не можешь сделать мир идеальным, как он тебе видится. Так было и со мной.
   - У меня в двадцатом погибли два человека вместе с клиентом. Моя ошибка. Застрелили наповал, а накануне я их предупреждал. Не приказал. Они погибли, потому что я неверно понят свои ощущения и не придал им должного значения.
   - Это маленький ад, Алик, на одних ощущениях ситуацию не вытянешь, нужно пережить это время. Осмысленность придет только с опытом. Не так быстро, как сила. Здесь не остров. Трудно разобраться в окружающем мире и понять, куда приложить ее. Лети в рейс. Полгода - это мало.
   Он стал пальцами ласкать ее скулы.
   - Эл, полгода - это много. Ты знаешь, что со мной происходит? Ты это знаешь даже лучше меня. Эта сила способна нас разлучить. Ты существо из другого мира. Я знаю, что однажды ты скажешь, что возвращаешься в свои миры, - его голос дрогнул. Он замолчал, посмотрел на Солнце. - В качестве кого я там окажусь? Эл я люблю тебя и полгода - это много.
   - Алик, ты бредишь? Я туда не вернуть без веской причины. Очень веской.
   - Но вернешься, допускаешь. Эл, если так случиться, что твой отец утратит силу и перестанет быть владыкой, разве не ты должна будешь занять его место?
   - Хм. Вот так заявление! Алик? У тебя нет смещения личности? Уж не Кикха ли в тебе воскрес? Или сила бродит? Я не единственный претендент.
   - Эл не шути. Я женат на наследнице миров, мы не обсуждали эту проблему с момента свадьбы. Это не важно сейчас, но будущее... Я хотел бы представить, что произойдет, если это место освободиться. Я хочу знать, что мне делать.
   Эл вдруг презрительно улыбнулась.
   - Вот ты о чем! Я похожа на ту, которой это нужно?
   - Если тебя позовут, ты пойдешь, для меня это бесспорный факт, Эл.
   - Если я соглашусь, меня ждет плаха. Я дала слово не занимать трон миров. Вопрос давно решен.
   - Плаха тебя не остановит, не убеждай меня в обратном, я неплохо знаю тебя. Или мне так кажется?
   - Алик... Любовь к тебе меня остановит, - укоризненно произнесла она. - Уже остановила. Однажды. Твои страхи - напрасны.
   Он отрицательно покачал головой и бросился целовать ее. Отпустил. Смог улыбнуться.
   - Я не планировал этот разговор. Само собой получилось. Ты проснулась, сказала две фразы, и я ощутил пустоту и страх, словно вот-вот тебя потеряю.
   Она кивнула.
   - Понимаешь, почему я раньше отказывалась выйти за тебя замуж?
   - Нет. Не понимаю. Ты мне просто не доверяла. И теперь я чувствую недосказанность.
   - Теперь чувствуешь. Алик ты еще много начнешь чувствовать, и слава небесам у тебя достаточно здравого смысла, чтобы сдерживать себя. Эта неопределенность не результат моей хитрости, а всего лишь неопределенность сама по себе. Я не знаю, что с нами будет дальше, и разумно в этом не признаюсь.
   - Правда?
   - Ты же чувствуешь, - и она прищурилась.
   - Я? - он снова улыбнулся. - А вот и не угадала. Я чувствую что-то совсем другое! Ты куда-то решила влезть. Ты себя ведешь вот так, когда у тебя есть цель. - Он сделал жест, словно собирается ее душить, схватил за плечи и потряс. - А ну, признавайся, откуда мне тебя вытаскивать?
   - Почему вытаскивать?
   - Потому что больше некому. Димки - нет, мне придется контролировать твою деятельность в одиночку. Оказывается, я всегда был спокоен за тебя, когда он был рядом. Не ценил.
   - Алик, ни откуда меня не придется вытаскивать. Моя деятельность исключительно мирная. Я буду здесь. Я никуда не собираюсь.
   Она скривила губы. Рассел, Ника, теперь Алик, - они поставили целью своих расспросов доконать ее? Так заметно или чувствуют?
   - Эл, ты работаешь с Самадином. Твое консультирование - это ширма. Чем ты с ним занята? - спросил он. - Расскажешь правду и, может быть, может быть, Эл, я полечу в рейс. Со спокойным сердцем. Бишу проговорился, что у вас с Самадином некие близкие отношения. Если ты заводишь близкие отношения - человек тебе нужен. Факт. Осталось понять: зачем?
   - Не дави. Придет время, я расскажу.
   - Дождешься, я сам догадаюсь.
   - Могу понять ревность к сопернику, но к работе? - решила отшутиться Эл.
   - Именно к работе! Не соперники раньше отнимали тебя у меня, в том и дело, а именно твоя чертова исследовательская работа. С нее в Галактисе все начиналось. Помнишь? Твое любопытство - самая страшная угроза.
   - Хорошо. Я хочу сделать для Дианы то, что для нас сделал Самадин.
   - Что?
   - Передать ей сообщение, а там пусть она решает, менять ей свою жизнь или нет.
   - Эл, ты всех убеждала что...
   - Есть вариант. У меня есть возможность передать ей сообщение, как это сделал для нас Дубов, но чтобы понять как, что послать и куда нужно увидеть цепочку событий ее жизни. Для этого нужен метод Самадина.
   - Он не согласиться.
   - Он меня научит.
   - Он знает чему?
   - Не совсем. Он сам мне предложил попробовать его систему погружения.
   - Эл, это не честно.
   - Не воспитывай.
   Признаваться рано. В ней проснулась способность чувствовать двери, и это было связано с общей гаммой чувств вообще. Если признаться сейчас, он станет следовать за ней неотступно, опасаясь возможного прохода и, волей-неволей, будет мешать. Эл не хотелось, чтобы он бросал все свои занятия и занимался ею. Алик запустил механизм возврата ее способностей, Дмитрий подтолкнул ее еще дальше. Тиамит был прав, предсказывая, что наступит момент, когда Алик будет сам не рад ее способностям. Все только начиналось, начиналось опять. Сосредоточенно ловить присутствие прохода было изматывающей процедурой, другое дело - определить порядок, расположение, периоды активности, а тут время имело место. Если освоиться - вопрос с перемещениями будет решен. Они не заблудятся, куда их не забрось. Система исчислений Самадина была, как хорошее клише, с того, чем Эл пользовалась в мирах владыки. Тут уместна аксиома, что подобие в мироздании - это гибкий закон. Знание космических законов, полетная практика, наука, преподанная владыкой, и вот - бывшая великая вычисляет, а не ищет двери.
   - Ты сказала, что мы переросли тот момент отношений, когда нужно постоянно быть рядом. А я думал, мы переросли тот этап, когда у нас секреты друг от друга, - сказал он. - Ты ничего мне не сказала.
   - Не сердись. Все случилось на днях.
   - Затея родилась не вчера, - он нахмурился. - Могла сказать.
   Они сидели друг напротив друга, солнце сдвинулось, и край пещеры отбросил на них тень. Эл прижалась лбом к его лбу.
   - Дмитрий извинился, что пытался тебя застрелить. Однажды он придет в себя и нам тоже станет легче.
   - Когда я тебя терял, он всегда был рядом, - закивал он.
   - Он это умел, - согласилась Эл.
   - Если ты пытаешься ради Дмитрия, я соглашусь, потому что сам ничего не могу.
   - Полетишь?
   - У меня сложилось убеждение, что ты хочешь меня куда-нибудь деть, - заворчал он.
   Эл улыбнулась.
   - Тут останемся или вернемся в поселок? - спросила она.
   - Тут. Это идеальное место, чтобы быть вдвоем.
  

Глава 6 Порог

   - Ничего не получилось, - Эл вздохнула и пожала плечами, не открывая глаз.
   Эл лежала на полу. Ника сидела рядом, потирая глаза. Упражнение длилось больше двух часов. Ника зевнула. Стемнело. Сидеть на месте как прикованная она не привыкла. Она поморщилась и встала, потирая колени и щиколотки. Ноги занемели, их кололо иглами. Ника попрыгала на месте.
   - Ну. Теперь что? Мы здесь ночевать будем? - спросила она с надеждой на "нет"
   - Пока не знаю, если хозяева разрешат.
   - Ты же для Самадина вроде, как своя, - удивилась Ника.
   - Ну, это только видимость, - возразила Эл и села.
   Она долго массировала плечи, руки, голову, прежде чем встала на ноги.
   - Ничего не видимость. Он воспринимает тебя совсем по-другому. Ни к кому, с кем он общается, он не относится, как к тебе, Эл, - тоном эксперта заявила Ника.
   - При нем так не говори.
   - Почему?
   - Сама догадайся. Ты девушка сообразительная.
   Обращение "девушка" смутило Нику. Эл эти две недели относилась к ней немножко иначе. Немного отстраненно, словно они не близкие люди, а просто сослуживцы. Эл прежде не часто подчеркивала разницу в возрасте, а теперь и вовсе вела себя на равных.
   А Самадин действительно Эл полюбил. "И не удивительно, - думала Ника, - Эл же не похожа на тех, кто окружает старика". Стоило Нике о нем подумать, и в тусклом свете огней беседки появился этот лысый невысоких дед. Ника знала, что он старше Лондера. Старик-космобиолог несколько дряхловат и думает медленнее, а Самадин для старика очень крепок и энергичен. У Ники было подозрение, что он видит вперед. Что вполне могло быть. С провидцами среди людей Нике встречаться не доводилось. Везде писалось, что они люди особенные. Она пыталась понять, на кого еще похож Самадин. Были некоторые инопланетные личности, которые имели с ним сходство, только в своем народе эти личности были обычными, вполне нормальными, а Самадин выделялся среди людей. Эл просила не озвучивать то, что чувствует Ника, ни при самом Самадине, ни при других людях. Еще Ника припомнила командора Ставинского, академического наставника Эл. Этого ей довелось видеть в Академии Космофлота, так вот командор был активен, как молодой, и все его жутко боялись. Ника предпочитала обходить его стороной, исключительно из-за Эл. Опасалась сравнений, которые были явно не в пользу Ники. Поговорить об этом Нике было не с кем. Эл была постоянно занята. Эл один раз прокомментировала наблюдения Ники и то, только относительно Лондера. Эл объяснила, что у Лондера это из-за космоса, мутаций и жизненных потрясений. Самадин же жил другой жизнью, только на Земле. Нику даже удивило то обстоятельство, что Самадин ни разу не покидал планету. Самадин боялся летать! Что вообще-то трудно вообразимо.
   Самадин подобрал подол своего просторного одеяния и прошелся по ступенькам бесшумно, его обувь, по мнению Ники не терпела никакой критики, какие-то странные меховые высокие не то ботинки, не то сандалии. Нет на сандалии это не похоже, они ничем, никак не застегивались, просто одевались на ноги. Самадин был еще чуднее Бишу, только его Ника ничуточки не боялась.
   Самадин встал в проеме входа в беседку. Эл с браслета дала команду убрать поле с входа, и в пространство круглой беседки ворвался холодный воздух.
   - Вечер добрый, мастер, - приветствовала Эл.
   - Добрый вечер, - повторила Ника.
   - Добрый вечер, - вежливо ответил хозяин. - Я пришел узнать, останетесь ли вы на ночь?
   - Да. Мы переночуем здесь, - согласилась Эл. - Мне нужен сон. Лететь домой что-то не хочется. Я схожу к Нали и возьму все нужное для сна.
   - Оставайтесь, - кивнул Самадин, довольный ответом Эл.
   Нику не вдохновила перспектива ночевать здесь, в беседке. Она рассчитывала, что они будут ночевать на острове Тома, в тепле и покое, а тут разбудят чуть свет. Если Эл так устала, то катер могла вести она. Ника не могла пока понять, почему у Эл после упражнений возникает усталость и апатия ко всему. Отчего уставать, лежа часами на полу. Ника должна была наблюдать за тем, что видит Эл во время своих попыток погружения. Но видела Эл куски своего прошлого, чем была недовольна. А Нике такие наблюдения показались очень интересными. Самое захватывающее, по мнению Ники, было событие одного полета, который она увидела. Эл вроде бы соревновалась в кем-то. Под конец этим некто оказался Дмитрий. Эл просто в куски разнесла его боевой катер. Ника смекнула, что Эл воспроизвела реальный бой времен войны. Есть же истории, которых она не знает.
   Дмитрия Эл видела чаще других, к нему приводило общее течение событий в видениях Эл. Что-то уж очень сильно занимал Эл старый друг.
   Ника получила один урок. Эл видит Дмитрия не так как она, Ника. Для Ники Дмитрий был чем-то вроде недостижимой цели, человека, с которым ей очень хотелось быть рядом, он ее притягивал и манил, как сладость ребенка. Он вызывал чувство немого обожания. Для Эл Дмитрий был олицетворением лучшего прошлого, теплых чувств, надежности, чуткости, силы и душевных переживаний. Она думала о нем, как о неотъемлемой части себя, которая потеряна. Вот что было странно, Алик в видениях Эл ни разу не возник. С тех пор, как Эл удалось спровадить его в рейс, она не думала о своем "возлюбленном".
   Самадин подошел к Эл и взял ее за кисть, прощупывая пульс.
   - Эл, тебе лучше отдыхать и делать как можно меньше возбуждающих движений. Только покой. Я полагаю, твоя юная помощница сама найдет Нали и попросит вещи для ночлега. Это не трудно, правда, Ника? - сказал Самадин и заложил руки за спину.
   Ника поежилась и отправилась в темноту. Ей хотелось согреться, а для этого надо двигаться.
   Эл не стала ставить поле. Самадин минуту наблюдал за ней, как воздух шевелит ее локоны, как в свете голубоватого освещение, лицо Эл выглядит усталым и мрачным.
   - У меня не получается. И боюсь, что не получиться, мастер, - сказала Эл.
   - Я это предвидел. Ты уже взрослая. Много жизненных впечатлений. Они мешают тебе. Присядь.
   Эл села на одну из скамеек шедших по периметру беседки. Самадин подошел, еще раз пощупал пульс.
   - Ты перенапрягаешься. Ты стараешься форсировать какой-то барьер в своем сознании. Я не ощущаю тебя, когда ты делаешь упражнения. У тебя странно бьется сердце.
   - Самадин, у тебя учились люди имевшие отношение к космосу?
   - Нет.
   - Я другая. Ты не читал обо мне.
   - Мне не интересно, что было когда-то, я вижу то, что теперь. Я знаю, на что ты способна.
   - Я делаю все, как ты говоришь. И?
   - Какие у тебя предположения? Ты знаешь о том, в какие состояния можешь входить. Я заметил. Ты понимаешь, что с тобой происходит. Эл, ты просто уникальна. В том смысле, что до тебя далеко любому из моих учеников. Однако, я теряю тебя из виду, поэтому не могу сказать, что именно с тобой происходит.
   - Я долго училась никого к себе не подпускать. Меня проще научить видеть на большое расстояние вокруг себя, но заставить заглянуть в глубь, в мое реальное прошлое почти невозможно. Некоторые события я не могу показать даже Нике.
   - Ты себя контролируешь. Это мешает. Я же просил смотреть не себя.
   - Я и смотрю не себя, но вижу только то, что видел... Может дело во временном промежутке. Хотя, это домысел. Я не знаю, в чем дело, - замотала головой Эл.
   - А что Ника?
   - Она видит идеально. Расспросите ее.
   - Откуда у девочки такие способности?
   - Самадин? Ты не прочел то, что я дала?
   - А в этом есть смысл? - спросил он.
   - Если бы прочел, то не спрашивал бы, откуда взялась Ника. - Эл посмотрела на старика и с улыбкой шлепнула о лавку руками. Конечно, Самадина досье не интересует, он прочтет его в последнюю очередь, он не ищет в людях прошлое, вернее его не интересует реальное прошлое человека. Он увидел Нику, и ему было достаточно снять с нее свой срез.
   - Она родилась на другой планете, а человеком стала благодаря трансформации и моей биологической матрице.
   - Вы очень похожи.
   - Внешне.
   - Не только. Неужели она всех чувствует?
   - Да.
   - И меня?
   - Да.
   - Хм.
   - Она не будет обсуждать тебя с кем-либо, мастер. Я в ней уверена, как в себе. Эта девочка еще с войны усвоила, что болтовня может означать для кого-то смерть. Болтать она любит, но чужих секретов не выдаст, если только не сглупит по молодости.
   - Мне нечего скрывать. Могу я завтра прислать к тебе Нали. Она все еще хочет рисовать тебя. Она может увидеть твои образы. Ей этого хочется, но она стесняется просить. Я прошу за нее. Нали тоже не станет разглашать то, что увидит.
   - Ей не повредят мои видения? Бывают жуткие сцены. Нали, как я слышала, войны не видела. Я видела разные культуры, некоторые виды эстетически неприятны человеку. Я видела много жестокости в крайних формах. Мне будет жаль ее травмировать, - пояснила Эл.
   - Тем быстрее она потеряет интерес. Ответь мне, на столько ли твои видения точны и соответствуют прошлому?
   - Бывает, что идет иная информация. Кусками.
   - А ты говоришь, не выходит. Ты видишь слои, их нужно различать. Ты можешь видеть два связанных события, но для тебя они происходят одновременно, хотя в реалии их разделяет время, иногда большое время. Они могут быть связаны чем-то общим. Обычно это события из некоего пласта твоего опыта.
   - Например?
   - Ты хорошо стреляешь?
   - Да.
   - Из какого оружия?
   - Я просто меткая от природы.
   - Ты тренировалась. Если в видении возникнет незнакомое оружие, сможешь попасть из него в цель?
   - Не возникало, не знаю. Я не видела незнакомых мне картин.
   - Значит, ты не опускалась глубоко. Эл, тебе нужно размышлять об этом. Мне, кажется, ты не можешь выбрать направление. Или ты что-то скрываешь и не хочешь даже подсознательно обнаружить свои мотивы. Ты две недели видишь войну, а ведь в твоей жизни было прекрасное. Почему ты не видишь его? Завтра никакой войны. Подумай о любви.
   - Если я буду думать о любви, то увижу не то, что мне хочется.
   - А тебе не нужно видеть то, что хочется. Подумай о любви. Это задание.
   - Ладно. Если ты настаиваешь.
   Самадин задумался, потом улыбнулся. И хихикнул как-то по-мальчишески задорно.
   - Странная у тебя способность. Согласиться, а потом сделать по-своему, - заметил он.
   Эл улыбнулась и расширила глаза, они стали темными и хитрыми.
   - Это тоже своего рода рефлекс. Так мне легче всего выходить из-под контроля.
   - Отдыхай. Твоя помощница мешкает.
   - Наверное, торчит в темноте на холоде из вежливости и ждет, когда мы закончим говорить. Ник, выходи!
   Но из темноты никто не появился.
   Самадин ушел. Он обнаружил Нали и Нику за беседой возле хозяйственного бокса, примыкавшего к дому и почти незаметного, если не знать, где находится дверь. Ника стояла, перекинув через оба плеча, как рюкзаки, два свертка, комплекты для сна. Самадин подошел к ним. Вид у Ники был решительный, уверенный, Нали ее не смущала. Ника притихла, увидев хозяина.
   - Нали, Эл позволила тебе рисовать, - сообщил Самадин и осмотрел обеих. - Завтра вы будете работать вместе. Сможете?
   - Да, - сразу согласилась Нали и не была рада.
   Ника отнеслась к новости без энтузиазма.
   - Ну, если получиться, - неопределенно ответила она.
   - Нали может увидеть то, что не видит Эл и ты, - пояснил Самадин.
   - Как это? - удивилась Ника.
   - Видения сложны, они могут быть многослойны. Эл видит один пласт, твое внимание может привлечь что-то иное, а Нали увидит свою проекцию, - пояснил Самадин.
   - А разве она не одна? - спросила Ника.
   - Не всегда. У Эл очень вариативное сознание. Некоторую часть жизни ей пришлось лгать и прятаться, поэтому она многослойна.
   - Эл не лжет, - возмутилась Ника и гневно нахмурилась.
   - Но и всей правды не говорит. У нее хороший внутренний цензор, - сказал Самадин.
   - Она разведчик. Это необходимо, - упрямилась Ника.
   - Она была разведчиком. Привычка хорошая для прежней жизни и вредная для нынешней.
   Нике возразить было нечего. Она поджала губы и подняла брови.
   - Спокойной ночи, - пожелала она и пошагала к беседке.
   - Славная девочка, - улыбнулась ей в след Нали. - Интересная.
   - Надо же, как вступилась, - улыбнулся Самадин. - Вот не подумал бы, что Эл талантливый воспитатель.
   - Ее воспитывал не Эл, - заметила Нали. - Скорее это Ника к ней крепко привязана и ориентируется на нее во всем. Это не совсем воспитание, скорее Ника перенимает опыт, но весьма своеобразно. В ее внешности я нашла интересные черты. Мне кажется, что девочка - инопланетянка в теле человека.
   - Да, - вздохнул Самадин. - Придется прочесть то, что дала мне Эл. Я думал, что понимаю, но их связь заслуживает изучения. Будь осторожна с Эл завтра.
   - Да, - кивнула Нали. - Тебе нужно лечь.
  

***

   Эл лежала и старалась до мелочей вспомнить лицо Дианы.
   Ника сидела рядом и по периодическим вздохам Эл понимала, что никакие это не видения. Эл была в сознании и просто вспоминала. Образ темноволосой высокой женщины, незнакомой и строгой, старше самой Эл виделся Нике чем-то, можно сказать, зловещим. Эл стало тяжело от воспоминаний. Снова мелькнул Дмитрий, и все пропало. Эл открыла глаза.
   - Думай о любви, - выдохнула Эл.
   Нали перестала шуршать грифелем. Она расправила плечи и равнодушно посмотрела на портрет.
   Эл села, Нали попробовала сделать запрещающий жест, но не успела предостеречь Эл от резких движений.
   - На сегодня хватит, - категорично заявила Эл и протянула руку за рисунком Нали.
   Нали отдала портрет. Эл рассмотрела его, кивнула одобрительно.
   - Очень похоже, только черты несколько, м-м-м, ближе к... Постойте...
   Нали улыбнулась. Эл посмотрела подозрительно. В ответ Нали протянула еще рисунок. Эл глянула, и Нали впервые за все время знакомства заметила, как гостья помрачнела на глазах. Второй рисунок заставил Эл напрячься и выдать свои чувства. Это было мужское лицо. Это был Дмитрий.
   Эл поднялась, забрала оба листа и ушла из беседки.
   - О черт! - ругнулась Ника и закусила губу. - Это она?... Возлюбленная.
   Ника затихла и, набрав в грудь воздух, задержала дыхание.
   - Ника. Эл расстроилась? - Нали сожалела, ее рисунки порой расстраивали Самадина тоже, но ей не хотелось задеть Эл. Нали собралась извиниться, но Ника вскочила и исчезла из беседки, она и рта не успела открыть.
   Нали примешала к образу женщины некоторые черты того молодого человека и наоборт. Затея ей показалась очень художественной. В сознании Эл эти двое дополняли друг друга. Нали не предполагала, что крайне сдержанную в выражении чувств Эл, вдруг расстроят ее рисунки.
   Нали чувствуя за собой вину, отправилась искать Эл и Нику. Нику она не нашла, на всем пространстве сада, который в зимнее время хорошо просматривался, ее не было видно. Фигура Эл, в просторной одежде виднелась на одной из дорожек. Нали пошла к ней. Эл рассматривала оба рисунка одновременно, держа листы перед собой. Она опустила руки, как только Нали приблизилась.
   - Прости, я затронула слишком личное, - извинилась Нали.
   - Это я затронула.
   - Было лишь воспоминание, и я позволила себе пофантазировать, мне не стоила рисовать обоих.
   - Нали, спроси у Самадина, может он поговорить со мной сегодня? Не хочу тревожить его за чаем.
   - Я узнаю.
   - Я не буду сегодня упражняться.
   Нали догадалась, что Эл желает побыть одна, и ушла.
   Самадин принял Эл незамедлительно. Он выглядел растерянным. Эл заняла свое место на ковре в его доме, он сел напротив, по-турецки, одной рукой он опирался на колено, другой тер плечо и шею.
   - Я повалился на бок во время забытья, и тело затекло, - пояснил он. - Ты пришла по важному делу. Знаю твою деликатность.
   - Я так скоро не рассчитывала, - пояснила Эл.
   - Мне интересно, что ты скажешь, - Самадин сделал жест, приглашая ее перейти сразу к главному.
   - Я лукавила. Ты предложил мне тренироваться, но не спросил, почему я так просто согласилась. И я промолчала. Твой метод мне нужен не для мастерства, а чтобы связаться с конкретным человеком.
   Эл положила перед Самадином портрет Дианы, сделанный Нали.
   - Я узнал, - кивнул Самадин Бхудт. - Продолжай.
   - Если ты меня прогонишь, я не подумаю обижаться.
   - Не прогоню. А если прогоню, ты станешь искать еще способы. При твоих талантах успех может быть достигнут.
   - Значит, возможно.
   - Я не отрицал этого никогда. Ты меня не удивила. Я ждал, когда ты признаешься. Вчера твоя помощница заявила, что ты не лжешь. Это не есть принцип только чести, это понимание того, что ложь имеет дурные последствия. Опыт. Когда ты впервые пришла ко мне, то не стала скрывать, что используешь службу в своих целях. Это было честно, хотя и неэтично. Ты не стала пояснять, и скоро я понял, что твои цели не эгоистичны, как ты пыталась намекнуть. Я хорошо запомнил тот день. Я не стану спрашивать о тех главных целях, я спрошу о нынешней. Чего ты хочешь добиться, рискуя изменить весь ход событий?
   - Мой друг сильно страдает. Она нужна ему. Я хочу помочь. Можете считать меня эгоистичной. Это так.
   - Эл. Меня не удивляет твой порыв. В юношестве мои видения часто диктовались страстью, я влюблялся и следил за предметом моей любви.
   - Я старше, чем меня считают. Более того, прежде, во времена моей молодости, - Эл вдруг смущенно улыбнулась, - я бы не стала вот так злоупотреблять кем-то, посчитала бы бесчестным. Увы, сейчас я уже не обладаю теми добродетелями. Но о риске знаю лучше, чем ты думаешь.
   Самадин не обратил внимания на ее реплики.
   - Я искал персонажей легенд и терпел на этом поприще массу неудач. Я видел много лишнего, что никак мне не помогало постичь смысл моего дара. Самый тяжелый труд заключался не в том, чтобы видеть, я не мог не видеть, самое трудное - не спутать видения с реальностью, найти правильную связь, единственный возможный канал течения событий, который вероятен больше всего. А потом не впасть в уныние оттого, что ошибся. Мое решение учить тебя родилось не в тот день, когда я сделал тебе предложение, а когда понял, что ты точно поняла указания, которые я передал для вас в Вену. - Самадин улыбнулся. - У меня были сомнения, а вот твой друг Дубов, как обычно посмеялся и заявил: "Если она не найдет связи, то кто?" Он был совершенно уверен в тебе.
   Тут Самадин поднял не нее глаза. В них была доброта и ирония:
   - Наверно потому что он читал твое личное дело, в отличие от меня, - Самадин бесшумно засмеялся. Минуту спустя, уже серьезно, он заявил. - Преследуя только эту цель, ты обречена на провал. Вместо того, чтобы съесть яблоко, ты намерена только сгрызть кожуру. Ты выбрала изначально неверную стратегию. Твое тело испытало боль, и ты стала методично вспоминать войну, чтобы приучить себя отключать болевые ощущения во время видений. Но зачем? Вспоминай что-то другое и тренируйся на другом.
   - А потом, когда станет получаться, при малейшем чувстве боли меня вышвырнет из видения в реальность.
   - Верно. Я предупреждал. Раны - это плохо. Я говорил с Бишу в тот день. Он предупредил, как реалистичны бывают твои сны. Ты не рассказала, что едва не истекла кровью у него на глазах. Эл, это очень плохо. Все это сильно затрудняет твое продвижение.
   - Это было давно и теперь не повториться. А боль есть, это правда. Ты не против, чтобы я продолжала.
   - Твой друг никогда не выйдет из кризиса, если ты не отыщешь такую связь, которая превыше земной любви. Твоя и моя судьбы - связаны. Чем же? Ты знаешь ответ. Твоя и его судьбы - связаны. Найди связь. Поверь моему опыту - это всегда общее прошлое и оно больше, чем настоящее. Не ищи Диану, ищи это прошлое. Я даже не стану интересоваться, какова эта связь. Это ваши секреты и пусть они будут. К сожалению, я не могу отвлечь твой разум от переживаний и мыслей о друге. Ты слишком крепко держишь эту нить, а ты умеешь держать и тут мне тебе помочь нечем. Тогда просто используй это. На этот период жизни тобой правил эта сила. Хорошо, пусть она не то, чтобы мне хотелось и не то, что нужно для прорыва, я допускаю, что из-за этой страсти у тебя ничего не получиться. А вдруг в твоем случае необходимо именно это. Я хочу, чтобы ты размышляла. Ты призналась в умысле. Я не сержусь. Ты сама поняла, что ложь помешает тебе. Подумай, как использовать твое устремление.
   - Значит, ты допускаешь, что я пробьюсь к Диане?
   - Я допускаю, что в процессе у тебя может поменяться цель. Не стану лукавить, правда - за правду. Я просто уверен, что так будет. Кто-то научил тебя мыслить несколькими пластами, многослойно, с множеством комбинаций. Эта способность может оказаться полезной.
   Эл уже собралась уйти.
   - Да, - Самадин многозначительно поднял палец, - и нужно что-то сделать с твоим телом, чтобы оно тебе не мешало. Договорись с ним.
   Эл улыбнулась.
   - Не в первый раз. Спасибо. Вам никуда не надо лететь?
   - Как ты догадалась?
   - Вы ведете себя особым образом, когда собираетесь куда-то. Я не тренируюсь сегодня, катер на стоянке.
   - Я позову. - Эл скрылась за дверью. Самадин облегченно вздохнул. - Мх. Барс.
   Вошла Нали и, опустившись на ковер рядом с Самадином, стала растирать его занемевшее плечо.
   - У нее очень яркие картины. Очень яркие. Ни один твой ученик не достиг таких. И девочке с Эл совсем не трудно. Кажется для нее естественно подобное состояние.
   - Где те записи, которые Эл мне дала? - спросил Самадин.
   - В твоем архиве, под ее именем.
   - Хорошо.
   Старик встал и направился в кабинет.
   Три дня спустя Ника стала свидетелем того, что Самадин в последствии назвал "новой ступенью". Видения Эл вдруг изменились. Больше она не видела войну, это были картины, тоже из ее памяти, о которых Ника толком ничего не знала. Эл увидела другой мир, и он отличался совсем иной моделью жизни.
   - Что это? - спросила Ника у Эл, как только та очнулась.
   - Это прошлое, которого ты не знаешь.
   - В нем не было Дмитрия.
   - Не было. Там из вас вообще никого не было. Это миры моего...
   Эл остановилась. Ника только урывками знала о том, где Эл пробыла четыре столетия до своего возвращения на Землю.
   - Но это не похоже на то, как ты существовала здесь, - заметила Ника.
   - Существовала. Как точно. Мне тело мешает. Опять ноет бок.
   - Но там ничего нет.
   - А память есть.
   - Я не понимаю,- замотала головой Ника.
   - Ничего. Тебе это не нужно. В твоей части работы мои физические ощущения не участвуют.
   - А ты вообще понимаешь, что твои картинки от земных отличаются? Такое впечатление, что ты не придаешь разнице никакого значения, - рассуждала Ника. - Что там, что здесь. Раньше такого не было, ты понимала, что дышать нужно иначе или нужен другой костюм, другое тело, а сегодня ничего такого не было.
   - На самом деле там много общего с нашей реальностью.
   - Да никакого! - возмутилась Ника.
   - Ты не учитываешь, что я видела земное прошлое и для меня сходство существует. Сама сказала, что иначе, я бы замечала переход. - Эл потянулась с удовольствием. - Самадин будет доволен. Это уже что-то.
   В этот день Эл пила чай и улыбалась. Самадин тоже был доволен. Они переглядывались и улыбались. Потом Ника и Нали занялись уборкой после чая, как ассистенты, а Эл и Самадин остались беседовать.
   - Чувствую, работы у нас прибавиться, - засмеялась Нали. - Они как дети, Самадин рад, у Эл глаза горят, до этого она была как осеннее небо.
   И тут Ника произнесла фразу, от которой Нали чуть не выронила чашу.
   - Зря ты не рисовала сегодня. Это была феерия. Очень красочно. Видеть надо. Но это, пока Эл видит красивые картинки из воспоминаний. Если она там попробует влезть глубже или вспомнит что-нибудь кошмарное, ее вышвырнет обратно. Не выйдет ничего, если только отключить все ощущения. Не. Не получиться у нее.
   Нали посмотрела на девочку с недоумением. Ника, по наблюдению Самадина, была самородком. Нали поверила. Заметив ее смятение, Ника решила оговориться.
   - Нет, это не окончательно. Прогресс-то есть. Но ей потребуются годы, чтобы преодолеть свой порог.
   - Но почему так?
   - Из-за меня. Из-за вас. Эл опасается ослабить контроль над видением, отпустить сознание. Она не отдается упражнению полностью. Я только сегодня это поняла.
   - Как?
   - Я восхитилась увиденным. Была такая волна восторга, что я чуть не задохнулась, я забыла, как дышать, а очнуться не могла. И тогда Эл изменила картинку, она показала мне мою цивилизацию и их способ дыхания в таких ситуациях. Она контролирует то, что видит.
   - Этому Самадин учит других годами. Это достижение.
   - Не для Эл.
   - А ты об этом говорила Эл?
   - Так она и без меня знает. И Самадин. А ты не знала?
   - Я не пыталась смотреть с этой стороны, - Нали виновато улыбнулась. - Я мало работаю с Эл.
   Нали запомнила этот разговор, но не обсуждала услышанное с мужем. Только спустя две недели, когда Эл и Самадин едва не поссорились как раз по этому поводу, Нали передала Самадину слова Ники.
   - Девочка совершенно права, - кивнул Самадин.
   - Не помню, когда ты вот так терял самообладание.
   - Она несносный ученик! - Самадин всплеснул руками. - Вот пусть сама и решает, как с этим бороться. Вышлю ее в самый дальний домик, и пусть там занимается самоистязанием до смерти.
   Нали улыбнулась, Самадин "выпускает пар", чтобы освободиться от напряжения, а не потому, что зол. Кажется, их работа зашла в очередной тупик. У Нали накопилась секретарская работа, и она дней пять не рисовала видений Эл.
   Нали решила "навести мосты" и отправилась в беседку, но обнаружила там только отдыхавшую Нику.
   - А Эл где?
   - Улетела.
   - Они сильно повздорили? С Самадином?
   - М-м-м. Ну-у-у. Честно? - Ника прищурила один глаз.
   - Конечно.
   - Это Самадин вышел из равновесия. Эл таким штуками из себя не выведешь. А твой возлюбленный не привык, чтобы ему возражали.
   Нали подняла брови и удивилась. Ника поняла, что озадачило Нали, и пояснила.
   - Ну, вы же - супруги. Значит, он возлюбленный.
   Нали прыснула со смеху и хохотала, пока слезы не выступили. Пришел черед Нике удивляться. Что в том смешного, она понять не могла.
   Нали успокоилась, наконец, и спросила.
   - Сколько часов Эл не будет? Надо оставить ей ужин.
   - Часов. Да ее дня три или четыре не будет.
   - Ника. Все-таки, Эл обиделась? - предположила Нали. - Самадин очень вежливый человек. Что он ей сказал?
   - Да не обиделась она. Вот еще. Ну, надо ей. Она что-то про три дня думала.
  

***

   Эл подскочила к Расселу с вопросом. Он был в нижнем ярусе дома, в подвале, поэтому звука посадки не расслышал. Она была уже в доме, когда он поднялся, о чем голосовая система его оповестила немедленно.
   Вид у Эл был бодрый, но усталый.
   - Мне можно в космос?
   - Куда бежишь? Куда на этот раз?
   - Чистая наука, - заверила Эл. - Скачок по координатам моего исчезновения. Как всегда.
   - Чем тебя так привлекает эта база? - спросил Рассел.
   - Уже проверил.
   - Я - наблюдатель.
   - Рассел. Живи тут, сколько хочешь. Ника найдет службу, тут только Оля и Игорь останутся. Я иногда. Том строил его, чтобы тут жили.
   - Я люблю свой дом в Шире, на побережье, там твердая почва, в отличии от вашего понтона. Зубы не заговаривай.
   - Да что ты говоришь. А ураганы? А сезон дождей? Остров отдрейфует в сторону, а твой Шир на месте останется.
   - Какой печальный прогноз, - вздохнул Рассел. - Спасибо. Ты - ураган, который нельзя прогнозировать. Что на сей раз зовет тебя к звездам? Кто обещал в космос ни ногой. Который раз.
   - Я на минуточку, - умоляла Эл.
   - Когда вернешься?
   - Быстро.
   - Это не ответ.
   - Трое суток.
   - Много.
   - Хорошо. Сутки.
   - Эл, не наглей.
   - Двадцать часов.
   - Это с каким же плюсом? Знаю я в кого Ника! Расчетное время, капитан.
   - Ей богу, не знаю. Это ж космос.
   - Не мути воду. Это ты не знаешь.
   - Хорошо. Пятнадцать, сорок.
   - Вот теперь верю. Одна?
   - Туда - одна, обратно сказать не могу.
   - Гость?
   - Да.
   - Где поселишь, если меня жить просишь тут?
   - Я не утверждаю, что будет гость. Это не ко мне, к Самадину. По науке.
   - Эл, не вынуждай меня наводить справки. В Галактис? У тебя мозги от упражнений не сварились?
   - Не в Галактис. Рассел. Я все равно полечу. Я в твоей системе наблюдения я - элемент случайный, - заискивающим шепотом сказала Эл.
   - Неучтенный, - поправил Курк и улыбнулся. - Пятнадцать часов, сорок минут.
   - Ну никакой личной жизни, - притворно вздохнула она.
   - Я Алику пожалуюсь. Отправила человека в рейс, а сама куда-то тайно собралась. При мне ему клялась, что в космос - ни ногой.
   - Пятнадцать часов, сорок минут. Обещаю.
   - Проваливай. Время пошло.
   Эл нарочито весело и быстро, играючи метнулась прочь из дома.
   Рассел улыбнулся ее бесшабашной легкости. Эл просто упорхнула с острова. Пятнадцать часов, сорок минут спустя, информационный центр сообщил о возвращении Геликса. Местом посадки оказались Гималаи. Эл на острове не появилась. Что же за гость такой прилетел к Самадину?
  

Глава 7 Решение

   - Так, повтори мне в понятных мерах, какой же путь мы проделали? - уточнял Тиамит расстояние их перелета, выговаривая слова на четком земном языке.
   Эл почесала затылок. В тех мерах, которые мог понять Тиамит, это было несметное количество. Геликс легко провел с ним лингвистическое кодирование, но говорить и понимать - вещи разные. Способности Тиамита превосходили землянина, он мягко изъяснялся на земном языке, вправляя в речь старинные обороты и слова. Его не удивил Геликс, переход, перемещение, опыт Тиамита и его осведомленность в таких вопросах были выше, Эл всегда подозревала, что мага удивить невозможно. Эл улыбнулась, глядя на Тиамита в балахоне, восседавшего в ее капитанском кресле, подправить одежду, добавить знаки отличия и какой-нибудь получиться посол.
   - Очень много, - облегчила она себе задачу. - Геликс мог бы сообщить тебе точные числа, но поверь мне, ты устанешь слушать.
   - Тебе лень или твой, как это, корабль, тебя умнее?
   - Да, он умница, по сравнению со мной, - ответила Эл иронично.
   Тиамита хотел знать расстояние. Выслушав числовую тираду Геликса, он захотел увидеть планету, потом посадку, указал местность, которую знал как древнюю Бактрию, спустился по трапу, без всякого интереса прошелся с Эл по заброшенному старому порту к площадке с единственным катером. Полет на катере его не заинтересовал, он лишь придирчиво осмотрел салон ее семьсот семьдесят седьмого и заметил:
   - Я видел название на корпусе. Хороший номер. Удобно.
   Вид дома Самадина побудил Тиамита погладить свою бороду. Ага, Эл увидела то, что хотела. Они почувствовали друг друга.
   - Я - это твоя благодарность? - уточнил он.
   - В какой-то степени. Ты можешь мне поверить. Он - сокровище. Подожди, пока он выйдет. Он не похож на Такманди, зато ты не изменился. Вам будет не трудно общаться. Я уверена.
   - Эл, ты подвергаешь его испытанию. Он так же стар, как я?
   - Нет. Он знает кто такой Такманди, что никак меня не убеждает, что они с ним одно и тоже. Он просто знает нашу историю. Сам у него спроси. Он хочет помочь мне, но он меня не знает. Я хочу, чтобы ты ему и мне немного помог. Ты хотел увидеть этот мир, я познакомлю тебя со своей воспитанницей. Скучно не будет. Самадину нужно внятно объяснить, кто я такая. Ты скажешь лучше меня, найдешь слова, образы, которых не нашла я. Я не знаю в этом случае границ дозволенного. Я хочу, чтобы вы познакомились. Это действительно моя благодарность. Вы нужны мне оба. Ваше сотрудничество может определить мое будущее. Я нашла твои свитки. Самадин поможет разыскать твою память. А ты подскажешь удобный вариант.
   Самадин Бхудт вышел из дома, сел на ступенях и замер.
   Он не сводил с них глаз всю дорогу, пока они шли от площадки до дома. Тиамит спрятал руки в широкие рукава и встал напротив него. Эл встала в паре шагов за спиной Тиамита, безмолвно наблюдала встречу. Самадин на нее больше не смотрел. Она для него исчезла. Его взгляд стал тем, какой она наблюдала множество раз, он смотрел сквозь фигуру высокого старика напротив, словно тот прозрачен.
   - Три тысячи лет, - сказал Самадин.
   Тиамит стоял неподвижно. Выжидал. Бхудт не изменил позы. Эл стала отходить назад. Ей не хотелось быть свидетелем их встречи, потому что вероятность ошибки была равна попаданию.
   Эл вернулась к катеру. Кресло мягко закачалось, переходя в комфортный режим, она с удовольствием откинулась на спинку. Над ней через купол сияло совершенной чистоты голубое небо. В этом моменте для нее был особый оттенок удовольствия, торжество, ликование. Эл улыбнулась своей затее. Прошлое сошлось с будущим. Это уже не были Махали, Такманди и Рашну, никаких прошлых переживаний нет в этой встрече. Три других сознания пытались общаться в новых условиях, подозревая, что когда-то вместе прошли часть жизненного пути. Интересно, как пойдет дело.
   - А ну, хитрая лисица, вылезай из своей норы, - услышала она голос Самадина рядом с бортом.
   Он смотрел на нее через купол кабины. Эл приподнялась на локтях, упираясь в подлокотники. Довольную улыбку она не прятала.
   - Я угодила твоим глазам, мастер? Не смею спросить, угодила ли я только им? - загадочно спросила она.
   - Ты ветер, который принес его обратно!
   - Он сам так сказал?
   - Он сказал, что был в заточении, что ты освободила его. Не знаю, что может нас снова связать, если не твоя лисья хитрость. Что ты замыслила?
   - Скажи, Самадин, если мы говорим на трех языках, можем ли мы понять друг друга?
   Самадин улыбнулся и погрозил ей пальцем.
   - Хочешь, чтобы он остался? Чтобы я ему помог понять твою новую жизнь?
   - А он объяснит кто я. Такие персоны как вы не каждый день встречаются. Я - пыль у ваших ног. Я тут лишняя. Я слетаю по делу? - заискивающим тоном сказала она.
   - Твоя Ника исчезла следом за тобой.
   - Сбежала греться. Я ее привезу.
   - Можете не спешить.
   - Ладно, - кивнула Эл. - Вы знаете друг о друге по прошлому. Его появление приятная неожиданность?
   - Да. Безусловно. Эл, ты действительно то, что о тебе пишут в твоем личном деле?
   - Дай прочесть Махали, он повеселиться. Он назвал другое имя?
   Самадин кивнул.
   - Теперь вас двое на меня одну, и вы сообща найдете способ сдвинуть меня с места. - Она веселилась, как ребенок. - Ты хотел, чтобы я сама нашла средство? Я его нашла. Как вы с Нали отнесетесь к тому, что я заберу гостя позже?
   - Я буду только рад, если он у нас останется, - заверил Самадин. - Этот мир не для него. Твоей единственной целью было свести нас, а красоты этого времени ему не интересны.
   - Маг всегда должен идти впереди времени, а не тащиться за ним. Не всё же только мне учиться.
   - Лети, лисица!
   Она кивнула. Катер скоро взмыл над горами. Бхудт вернулся к дому, прошел в беседку, где седоволосый старик ждал его возвращения.
   - Удрала, - сказал Тиамит.
   - В ней есть хитрость, но и огонь мудрости горит, - вежливо возразил Самадин. - Что делать с ней, учитель, она слишком взрослая, чтобы начинать этот путь?
   - Расскажи мне, что ты рассмотрел в ней, я подскажу. Она права, ей нужны мы оба. Она принимает тебя, как наставника, а меня, как хранителя секретов.
   - Я стану твоим проводником, если дозволишь, - заверил Самадин.
   - Да, - согласился Тиамит. - Я был слишком строг с ней, я не имею на нее такого влияния, каким обладаешь ты.
   - В чем причина такого недоверия? - подкупающе искренне удивился Самадин.
   - Многие прежде хотели бы иметь ее в качестве управляемой силы. Она очень хорошо это знает. Она распознала и мой интерес в том числе. Она не ребенок, ее душу долго терзали, потому она не доверяет себя так просто. Мне придется приручить ее снова. Это долгий путь.
   - Взрослого барса нельзя приручить, - многозначительно заметил Самадин.
   - Ты же назвал ее лисицей, - напомнил Тиамит.
   - Я шутил. Она - барс.
  

***

   Эл и Ника вернулись только на следующие сутки.
   - Ух ты! Самадин поселил твоего гостя в доме! С чего такая честь? - спросила Ника.
   Эл сажала катер, а Ника развлекалась изучение пространства вокруг.
   - Тиамит старший, он необычный, очень почетный гость. Самадин соблюдает иерархию. Веди себя спокойно, - предупредила Эл.
   - Еще более прилично, чем с Самадином? Самадин мне хотя бы формально начальник, а Тиамит твой кто? - спросила Ника.
   - Сама увидишь.
   Эл вылезла из катера и заметила неуверенность Ники. Девочка притихла, озираясь в сторону дома. Потом Ника многозначительно хмыкнула.
   Она направилась прямиком в беседку, где они жили. Эл повинуясь ее порыву пошла следом. Самадин и Тиамит устроились в их беседке на полу, без сидений и чинно переговаривались. Ника встала, как вкопанная шагах в двадцати. Эл не торопила ее, ощущения Ники - явление отдельное, пусть привыкнет. Эл вошла в беседку и вежливо поклонилась, Самадин ответил ей коротким поклоном. На полу Эл устраиваться не стала, а присела на лавочку и у стены. Насупило молчание. Самадин следил глазами за Эл, Тиамитом и Никой по очереди. Ника не поприветствовала никого вслух, она по-прежнему стояла в отдалении.
   Тиамит обернулся и сделал жест.
   - Да иди же сюда, девочка. Я хотел, чтобы Эл нас познакомила. Боишься?
   - Нет, - уверенно сказала Ника, но приблизилась шагов на десять и опять встала.
   - Эл, хватит щуриться. Не на представлении актеров, - укоризненно сказал Тиамит.
   - Ну, интересно же, - ответила Эл, пряча улыбку.
   - Поди, сделай чай, - примирительно сказал Самадин.
   Эл, проходя мимо Ники, кивнула в сторону стариков. Ника сделал мину вроде: "Не бросай меня!" Эл остановилась и легонько толкнула ее ближе к беседке, но не осталась.
   - Ты решила стать деревом и пустить корни? - спросил Тиамит, не глядя на Нику.
   - Я решила тут постоять.
   - И все же подойди, мне нужен твой совет, - сказал Тиамит.
   Ника округлила глаза, но старик не лукавил, она решительно вошла в беседку и села в кружок.
   Эл возвращалась к беседке и слышала, как хихикает Ника, тихий голос Самадина и знакомые интонации Тиамита. Беседа была явно дружеской. Знакомство состоялось. Она с порога услышала фразу, которую ожидала услышать.
   - Тиамит хочет присутствовать во время занятий, Эл, ты не возражаешь? - спросил Самадин.
   - Для этого он здесь, - ответила она.
   - Тебя мое присутствие не смутит? - спросил Тиамит.
   - Если смутит, то у меня элементарно ничего не получиться.
   Последующую неделю Самадин не вмешивался в процесс. Эл не знала, что учеников из домиков у подножья горы отправили на каникулы, Самадин отменил большинство запланированных встреч. Ника не сидела рядом с Эл, а стала выполнять поручения, улетая порой на несколько часов. Что-то затевалось. В остальное время Ника повторяла манеру поведения Ольги во времена первого знакомства с Тиамитом. Ника хвостом ходила за ним, предпочитая не делиться с Эл своими наблюдениями и переживаниями. Девочка "прилипла" к магу. Вообще-то Тиамит никому не позволял назойливо следовать за собой, даже для Оли выделялось ограниченное количество времени. Нике было дозволено проводить рядом с ним столько времени, сколько ей хотелось.
   Спустя семь дней в той же беседке заседал совет: Эл, Самадин, Нали, Тиамит и Ника.
   - Мы сообща с Самадином нашли средство тебе помочь, Эл. Ты умеешь находить хорошие решения. Мы снова вместе, но не для того, что сообща путешествовать, свой путь мы прошли. Теперь твоя очередь отправиться в путешествие, - заговорил Тиамит, как старший. - Если ты решилась меня познакомить с теми, кто тебе близок в этом мире, то я в этом вижу большое доверие с твоей стороны и решимость достичь цели, которую ты поставила.
   Эл повела бровью.
   - И что же меня ждет?
   - Погружение, - сказал Самадин, и Эл сразу поняла, что он сомневается.
   - Может быть, вы оба просто расскажете. Без предварительных вопросов.
   Эл перевела взгляд на Нику, ей тоже любопытно. Значит, старикам удалось скрыть от нее метод.
   - Есть медленный способ и быстрый, - начал Самадин.
   Эл поняла, что затея вызывает у Самадина не сомнения, а опасения.
   - Быстрый, - не дожидаясь объяснения, выбрала она.
   - Почему?
   - У меня мало времени, думала, Тиамит сказал.
   - Подобные подробности я не стану озвучивать, потому что это твоя судьба, твое право говорить о ней или нет, - сказал Тиамит.
   - Давайте сразу перейдем к быстрому методу, - предложила Эл, замечая как Самадин и Нали, особенно она, начинают все больше сомневаться.
   Тиамит извлек из обширных рукавов темный сосуд и пиалу. Он поставил это на низкий столик, за которым они сидели.
   Эл посмотрела на сосуд и выдержала паузу, потом взяла его в руки.
   - Зелье, - хмыкнула она.
   - Яд, - замирая от собственной догадки, шепнула Ника.
   - Девочка, - предупредительно сделал замечание Тиамит.
   Эл замерла, расширив глаза, держа в руке сосуд. События сложились в общую картину. Ника моталась за компонентами и наверняка задействовала Лондера. Самадин не сторонник таких методов.
   - Что думаете вы, мастер? - спросила у него Эл.
   Самадин медлил с ответом, потом сказал со вздохом.
   - Мы уже говорили с тобой. Ты слишком взрослая. И ты не человек, не совсем, а это выходит за рамки моих познаний. Я не учил путешествовать таких, как ты.
   - Но ты взял меня учиться. И тут не было ошибки. В чем причина теперь?
   - Твои возможности. В потенциале ты вполне способна освоить метод и успешнее многих моих учеников, но ты сама призналась, что не собираешься стать мастером. Ты пожелала совершить только одно путешествие. Любой скачек через пропасть без страховки сулит гибель, Эл.
   - Ты бы советовал отказаться.
   - Эл, я не знаю того, что знаешь ты. А о себе и своих возможностях, о своем прошлом ты знаешь гораздо больше меня. Что я могу советовать в этом случает. У тебя есть варианты. Или отказаться, или довериться Тиамиту.
   Эл повертела в пальцах сосуд
   - Ладно, алхимики. Я не отвечу сейчас. Я хочу провести свой анализ ситуации. Это же не тайна? - спросила Эл.
   - Можешь делать с напитком, что пожелаешь, только не пей, - ответил Тиамит.
   - Что скажете, Нали? - спросила Эл.
   - Это безумная затея, если мое мнение важно, - ответила Нали и взяла Эл за кисть, в которой она держала яд. - Ты позволишь мне рисовать?
   - Вопрос не ко мне, - ответила Эл.
   - Да, Нали, конечно, - кивнул Самадин.
   - С условием. Рисунки не должны видеть другие, кроме нас. Эл сама определит, кому их показывать, - добавил Тиамит.
   - Обещаю, - заверила Нали.
   Взрослые обменивались понимающими кивками, а Ника места себе не находила.
   - А мое мнение никого не интересует? - спросила она.
   - Девочка, вмешиваться в разговоры старших без разрешения - невежливо, - сделал замечание Тиамит.
   - А гробить Эл - вежливо?! - возмутилась Ника. - Эл, Нали права, это самоубийство. Тут такое намешано, что ты жизни можешь лишиться. Это начисто отключит все системы тела, оно само себя не сможет контролировать, ты просто не знаешь, что будет. У тебя органы откажут, сердце не выдержит. Два дня - и противоядие не поможет.
   - Я не умру, Ник.
   - Ну, инвалидом останешься! Твой Димочка такого не стоит! Ради него стараешься?
   - Ника, сейчас в ухо получишь, - без шуток заявила Эл.
   - Да черта с два! Я не буду в этом участвовать!
   Ника вскочила и бросилась из беседки.
   Тиамит проводил ее вопросительным взглядом.
   - Эл, кто ее воспитывал? - спросил он.
   - Я. Ладно. Свою задачу вы выполнили. Дальше я разберусь сама, - сказала Эл.
  

***

   Лондер сосредоточенно смотрел на экран анализатора. Ника, делая надменно-беззаботный вид, вертелась вместе с сидением, толкаясь носками ботинок. Эл стояла за спиной у космобиолога. Они уже четвертый час до мелочей разбирали зелье Тиамита. Эл не торопила.
   - А почему ты Оле это не покажешь, она великолепный врач, и о тебе знает больше? - спросил Лондер, не оборачиваясь. Он достал образец, поменял настройки и засунул его в камеру опять. - А?
   - Оля истерику закатит, - пояснила Ника.
   - Это секретное дело, - добавила Эл.
   - Ты опять за свое? Секреты.
   - Не могу я ее привлечь. Ника права, Оля устроит скандал и все испортит. Лондер, если представить, что я бессмертна, что яд можно ввести и вывести или нейтрализовать в моем теле, что будет?
   - В этом составе его нейтрализовать не сложно, - с улыбкой сказал Лондер. - Хотя неверно, чтобы это стало действительно ядом для тебя конкретно, тут не хватает кое-чего. Я полагаю, что состав отключит твое тело и это будет пролонгированное действие, то есть будет какой-то срок вхождения в состояние близкое к смерти, а если ввести в кровь противоядие - пойдет обратный процесс. Весь период может занять значительное время, например, несколько недель. В это время с твоим телом ни чего нельзя будет делать, с биологической точки зрения оно будет бесполезно, как биоматериал или что-то еще, без противоядия ткань умрет и быстро разложиться. При выходе тебя может ждать полный паралич. Ответь на вопрос: кто это сварил?
   - Мой друг.
   - Да-а. Разнообразные у тебя друзья.
   - Лондер. Шанс выжить и возвратиться в нормальное состояние есть?
   - Да. Зависит от дозировки. Как любой ядовитый продукт в малых дозах или в соответствующих пропорциях с другими средствами он может быть лекарством. Настой естественный и травы на него давал я. - Лондер посмотрел на Нику.
   - Я не знала, - заявила та в оправдание.
   - Эл ты собралась это выпить? - Лондеру впервые пришла в голову эта мысль, когда он увидел выражение лица девочки.
   - Нужно для эксперимента. Я не сделаю ничего такого, пока не буду уверена, что вернусь. Мне нужно противоядие. На всякий случай. - Эл вздохнула, подумала. - И медицинская капсула. Горизонтальная. Или корабельная, для сна в невесомости.
   - Я смогу ее найти. - Лондер уверенно кивнул. - Значит я еще твой экипаж, если ты посвящаешь меня, старика, в свои авантюры.
   - Вы с Расселом в силу возраста и человеческой мудрости умеете сдерживаться. Ты меня даже не воспитываешь.
   - Я знаю, что ты за существо, Эл. Я же летал с тобой.
   Последнюю фразу Лондер произнес многозначительно. Это фраза для людей связанных с космосом в любой области была, как пароль на доверие к человеку.
   - Рассел не знает и ему лучше не знать, - предвосхитила Эл его вопрос.
   - Не знает. - Лондер повел бровью. - Твои друзья не знают. Алик в рейсе.
   Лондер посмотрел на Нику, которая ерзала на сидении, девочка нервничала все время. Лондер отчетливо понял, что Ника единственная из компании, кому доверилась Эл. Командор Эл хочет, чтобы ее воспитанница повзрослела?
   Ника бросила в него хмурый взгляд. Лондер чуть улыбнулся ей. Он подумал, что единственный, кто удержит Эл от очередной выходки - это Димон, но Ника отрицательно замотала головой. Они молча обменивались информацией, пока Эл заняв место Лондера, изучала данные анализа.
   - Хм. Хватить шуршать мыслями, - сказала она, поворачиваясь к ним на своем сидении. - Я знаю, какого компонента не хватает, чтобы это сработало.
   - Что? - Лондера обдало холодной волной. - Уже?
   Эл кивнула.
   - Гиосциамин. Белладонны в рецепте не было? Или белены с манрдагорой?
   - Мандрагора была, - пробубнила Ника.
   - А в составе нет! - ехидно воскликнула Эл.
   - Эл, зачем тебе я? - спросил Лондер.
   - Ты обладаешь многими добродетелями. Ты умеешь не вмешиваться. И ты не дашь Ольге сделать глупость и вытащить меня из состояния погружение до назначенного срока. Если я это выпью с примесью, скажем, компонентов белены, насколько я отключусь?
   - Становись в круг, - Лондер указал на платформу для исследований.
   Эл встала в центр круга, голубой контур мягко вспыхнул, и появилось множество экранов.
   - Ты переделал систему. Давно я ту не стояла. - Эл повернулась в указанном системой направлении.
   Лондер дал нужные команды. Мелькнуло несколько изображений. Ника такой процедуры никогда не видела, нервно-надменное состояние исчезло и уступило место ее природному любопытству. Она привстала с сидения, но Эл жестом усадила ее назад.
   - С противоядием или без? - уточнил Лондер.
   И Нике стало совсем интересно. Что-то эти двое не сильно обеспокоены летальным исходом.
   Лондер что-то посчитал.
   - Дней десять с противоядием. До трех недель без него. Но каким будет возвращение можно сказать только, имея на руках промежуточные анализы.
   - Значит это надо учесть, - подумав, сказала Эл.
   Лондер помолчал. Он позволил Эл прочесть результаты на экране перед ней.
   - Эл, неужели Самадин Бхудт практикует такое? Или хотя бы одобряет.
   - Мне нужно. Это ради меня. Я не могу, как раньше отключить тело. Не получается. На преодоление барьера нужно время.
   - А ты, как обычно, спешишь? - заключил Лондер.
   - Да.
   - Эл. Ничего не делайте, пока я не разрешу.
   - Хорошо.
   Ника дождалась, когда Эл освободит платформу, и без разрешения вскочила в круг.
   - А можно мне? - только после этого спросила она.
   - Тебе зачем?
   - А, может быть, противоядие есть во мне?
   - Может быть, - засмеялся Лондер. Он отдал Эл несколько пластинок, как обычно они не пользовались пересылкой.
   - Я буду в катере, - сказала Эл и ушла.
   Ника вертелась в круге, обилие экранов и информации на них подогревало ее растущее любопытство.
   - Стой спокойно, система за тобой не успевает, - пошутил Лондер.
   Ника поискала указатель, куда следует повернуться лицом.
   - А я такой штуковины никогда не видела. Только похожие. Ты не показывал.
   - Я ее использую для себя.
   - Зачем?
   - У меня мутации, Ника, их нужно контролировать.
   - Я что-то не заметила.
   - Ты всегда знала меня таким, поэтому воспринимаешь естественно.
   - Да не очень-то ты отличаешься от других. Эл, вон, как отличается.
   - И я отличаюсь, просто ты не знаешь нюансов.
   - А Камилл?
   - Он родился до того, как я попал на "Тобос".
   - А то что?
   - Я бы не рискнул иметь сына, - призналась космобиолог.
   - Поэтому ты его так любишь?
   - А ты знаешь, что такое любовь?
   - Я знаю, что она бывает разная, - заявила Ника.
   Лондер улыбнулся.
   - И так, что ты хочешь о себе знать? - спросил он.
   - Насколько я отличаюсь от Эл?
   - Отличаешься, - уверенно кивнул Лондер.
   - Сильно?
   - Достаточно сильно, - согласился он.
   - А как определил? По этим символам? - Ника стала рассматривать множество собственных изображений испещренных знаками.
   Лондер вспомнил прошлое. Эл немного старше, чем Ника сейчас, когда-то вот так же стояла в подобной этой системе. Тогда, как и теперь, она пришла за помощью. Лондер в это мгновение испытал даже некоторую гордость. Эл вступила в круг совсем не так как Ника, Эл проштудировала все по медицине и космобиологии того периода, прежде чем запросила помощь, сначала она исследовала себя сама. Он посмотрел на данные Ники.
   - Ты знаешь свой народ? Каким он был? - спросил Лондер.
   - Я была бы здоровенным чудищем, в полтора раза выше и с такими руками, - Ника показала размеры и сделала угрожающее хватательное движение. - Ну и сильным. Наверное.
   - И что лучше? - спросил космобиолог.
   Ника пожала плечами.
   - Когда я ворчу и жалуюсь на людей, Эл всегда предлагает мне вернуть прежний вид и отправиться обратно на свою планету. Но что-то мне не хочется быть здоровенной самкой в примитивном племени.
   - О-о-о! Ты оценила преимущества нашей цивилизации? - стал подшучивать Лондер.
   - Не-а. Я бы лучше жила в Галактисе.
   - По-моему, Эл тебя не держит.
   - Я ей нужна. К тому же меня могут похитить, чтобы ее шантажировать. Она за меня все-таки беспокоится. Мне приятно. Я ее люблю. - Ника задумалась, а потом призналась с грустью. - Вообще это не я ей нужна, а она мне. У меня просто потребность какая-то, быть с ней рядом.
   Лондер опять улыбнулся. Ника всем доставляла достаточно хлопот, она всегда требовала к себе внимания и, по оценке Лондера, была эгоисткой. Однако, ее принимали и любили в компании Эл и считали членом семьи, а теперь и команды, а Ника никак не могла оценить насколько ей повезло по сравнению с ее сверстниками на этой планете.
   - Знаешь, а твою привязанность к Эл можно заметить, - Лондер указал в сторону одного из экранов. - И кстати, совместить тип твоего народа с человеком практически невозможно. Но благодаря Эл и ее физическому строению тебе, в принципе, повезло. Ну и искусная трансформация, конечно.
   - Я же выросла. Обратно вернуться невозможно, - сказала Ника, вот такой она казалось ему совсем взрослой. Она не понимала смысла картинок на экране, он опять вспомнил, как Эл стремительно узнавала себя в них, стоя на ее месте, но Нике и не требовалось доказывать, что она человек. Ника не была озабочена тем, какой она растет, что в ней заключено, кроме любопытства никакой иной цели она не имела.
   - Я сильно отличаюсь от человека? - спросила Ника.
   - Нет. Все системы выполнены по человеческому типу, перенос материальных структур идеальный, поэтому у тебя идеальное здоровье, девочка, просто идеальное. А вот то, что не поддается прямому переносу при трансформации, было выделено отдельно, и размещено в системе так, чтобы было полезно и не мешало основным функциям. Тут я уже вижу вмешательство разума. У тебя есть отклонения в структуре нейронных связей, и некоторые участки мозга развиты по-другому, чем у Эл или твоих прямых предков, этому обстоятельству ты обязана своей способностью слышать мысли и ощущать реакции других, вступать в контакт.
   - Значит, я не точная копия? Я всегда знала. Ну...
   - А зачем тебе копировать Эл? Ты так стремишься подражать ей? Зачем?
   - Уже не стремлюсь. Например. Она не дает мне оружие.
   - И правильно делает. Когда я тебя последний раз с ним видел, ты вела себя как дикая. Вы с Эл обе, каждая по-своему, агрессивны. Только у Эл агрессия контролируемая и проявляется разумно, а ты испытываешь удовольствие от собственного превосходства.
   - Ну и что. Что такого в том, что я лучше?
   - Хм. Не во всем. Твои лучшие качества компенсируются кучей недостатков. Впрочем, я не в праве тебя воспитывать. Иди. Эл ждет. - Потом остановил. - Ника, зачем она это делает?
   - Ради Ди...Дмитрия. Не спрашивай.
   - Иди.
   Ника дошла до выхода и обернулась.
   - А ты меня научишь это понимать? - Она кивнула в сторону непогашенных экранов с ее данными.
   - Если хочешь. А сможешь разобраться?
   - Я вроде бы не глупая.
   - Сначала найди точный ответ на вопрос: зачем ты хочешь это знать?
   Ника вышла из лаборатории, зато вернулась Эл.
   - Еще кое-что. - Она отдала Лондеру в руки пластину. - Это данные моих состояний во время видений. Я вывела в красную зону самые опасные. Если простой капсулы для сна будет недостаточно, найди медицинскую.
  

***

   Тиамит наблюдал как Эл и Ника возятся около катера с громадным ящиком. Антигравитационная платформа, которой владел Самадин, не выдерживала такого веса, она просела так, что почти касалась земли, цеплялась за неровности дорожки, ведущей к беседкам. Платформу двигали методом тяни-толкай. Тиамит ожидал, кто из них вспылит и попросит помощи, но это занятие у обеих вызывало приступы веселья.
   Самадин вышел на шум из дому и удивленно поднял брови.
   - Что они затеяли? - спросил он сам у себя.
   - Я полагаю, что это такая кровать.
   - Я знаю, приблизительно, что это, - отозвался Самадин. - Эл!
   Эл откинула с лица волосы и обернулась.
   - Я определил для тебя место в дальнем домике, у скалы.
   - Великий Космос! - разразилась восклицанием Ника.
   Эл обвела пространство, указывая на домики.
   - Который?!
   - Третий, - ответил Самадин.
   - Самый дальний, - проныла Ника. - Они издеваются?
   - Так, - Эл поджала губы. - Там кто-то есть?!
   - Никого, - ответил Самадин.
   - Ну и ладно.
   Эл ушла от платформы, она вернулась с ящиком, тяжелым, судя по тому, как она его несла.
   - Это тяжелый труд входит в упражнения? - спросил Тиамит.
   Он перенял у Самадина манеру сидеть на ступеньках, ведущих к двери дома. Самадин присел рядом.
   - Нет. Мои ученики этим не занимаются. Я использую простые методы и о капсуле мы не говорили, - сказал он.
   - Зачем этот ларец?
   - Это медицинская капсула. Эл опасается за свою жизнь из-за напитка, который ты ей предложил. Она сочла твое предложение опасным, раз позаботилась о себе таким образом, - в словах Самадина слышалась ирония.
   Потом они молча наблюдали, как Эл достала из ящика два странных предмета, напоминавших присоски. Она опустила их на крышку капсулы и те издали глухой звук, словно она намеревалась пробить крышку. Они с Никой обменялись несколькими фразами.
   Эл вернулась к катеру, а Ника осталась стоять у капсулы. Катер медленно пошел вверх завис над беседкой, от движения воздуха деревья и кусты вокруг закачались, Ника вцепилась рукой в волосы, чтобы они не мешали ей видеть. Катер выбросил два троса.
   - Странный способ, - сказал Самадин, когда Ника поймала тросы один за другим и прицепила к "присоскам". Она вскочила на контейнер, так что платформа уже не выдержала дополнительный вес и просела, опустившись на землю. Ника встала на крышке подергала тросы и крикнула.
   - Готова!
   Катер пошел вверх, потянул за собой капсулу, Нику и платформу. Вся конструкция проследовала над крышей беседки и поплыла в сторону домиков у подножья горы.
   - Святые небеса! - пробормотал Тиамит.
   Самадин поднялся с некоторой тревогой, на шум вышла из кухонного отсека Нали, закрываясь ладошкой от света, она посмотрела в сторону удаляющегося катера, откуда доносился восторженный визг Ники. Она только улыбнулась.
   - Это опасно? - спросил у нее Тиамит.
   - Эл имеет опыт, она командовала строительством космической базы. Это несложная манипуляция,- ответила Нали.
   - Ты полагаешь? - спросил Самадин. - Я не дочитал ее документы до конца.
   - Ты и до середины не дочитал, - с улыбкой ответила Нали.
   - Я хочу посмотреть, - заявил Тиамит, поднялся и пошел в сторону домиков, не дожидаясь одобрения хозяев и никого не приглашая с собой.
   - Им нужны какие-то удобства, посмотрю, что им может понадобиться, - сказала Нали и быстро догнала Тиамита.
   Самадин медленно поднялся со ступеньки и пошел не торопясь.
   - Да. Это вовсе не то, что я хотел, - сказал он сам себе.
   Он единственный с подозрением осматривал капсулу, которую Эл и Ника успели разместить в главной комнатке дома, она стояла по диагонали. Тиамит не просил объяснений, провел рукой по гладкой, без единого повреждения крышке капсуле. Он повернулся к Нике.
   - Ты смелая.
   - Ерунда. Этому учат в академии,- ответила та.
   - Какой академии? - спросил он.
   - Космофлота.
   - Ты как Эл имеешь звание?
   - Нет. Я ее не закончила.
   - Почему?
   - Не мой профиль, - ответила Ника с некоторой гордостью. - Я умею летать, я тренированная, а большего мне не надо.
   Тиамит обратил внимание, как отреагировала Эл, она улыбнулась и замотала головой, наморщив нос. Ника приврала, как он догадался.
   - А это так необходимо? - спросил он, опередив Самадина. - Я в этом не понимаю.
   Зато Нали понимала, она подошла и открыла капсулу, крышка отошла мягко зашипев. Она провела рукой по поверхности, проверила мягкость подстилки, прошлась пальцами по отключенной панели жизнеобеспечения.
   - Это вариант для космоса, - заключила она.
   - Это редкая модель. Старая, зато надежная. Мой друг ее достал,- пояснила Эл.
   - Я такой даже не видела. Она определенно лучше всего, что я знаю.
   - Я думала вам, как антропологу это мало интересно.
   - Антропология и медицина близки.
   - Да. И я надеюсь на вас, Нали, - сказала Эл. Она нажала что-то на панели, сбоку капсулы открылся контейнер. - Еще у нас есть это!
   Эл предъявила собравшимся темный, как смола, костюм.
   - Знакомая вещица, - удивилась Ника. - Откуда?
   Она узнала тот самый вид костюма, который носила почти вся команда во время их вылазки к пиратам. У Ника ёкнуло сердце.
   - Припрятала по случаю. Из тех, что наш Игорь в ярости не порезал моим мечом, - с улыбкой сказала Эл. - Для не знающих. В подобной одежде я просуществовала у пиратов в нечеловеческих условиях довольно долго. Это точно не даст мне умереть. Он уже запрограммирован, в нем есть все данные, режимы работы моего тела, все функции какие только эта штука может распознать. Тут уже зашита инъекция, которая запустит обратный процесс в случае кризиса.
   - Ты распознала напиток? - уточнил Тиамит.
   - Я знаю. Ты любишь загадки, но с современными возможностями узнать компоненты - сущие пустяки, - сказала Эл.
   Нали с нескрываемым удивлением, расширив глаза смотрела на нее.
   - Эл, откуда вы это знаете?
   - Я изучаю себя давно. Мое тело может повести себя неординарно. Тиамит тоже это знает и не включил кое-что в свой напиток. - Эл повернулась к нему. - Теперь решишься добавить?
   - Ты решила пойти дальше, чем я рассчитывал, - сказал он неопределенно.
   - Я не хочу, чтобы боль вернула меня назад в самый интересный момент. Рискнешь?
   - Если ты обстоятельно мне объяснишь, - кивнул он.
   - Объясню. Позже. У тебя есть противоядие? - она спросила и Тиамит, пряча в бороду улыбку, отдал ей другой, прозрачный как слеза сосуд.
   Эл что-то опять открыла в тайниках контейнера и извлекла маленькую пустую капсулу, в нее она налила немного жидкости из Тиомитова сосудика, потом достала из кармана такую же и обе засунула в анализатор.
   - Идентификация, - скомандовала она.
   - Составы аналогичны, - с маленькой паузой ответил приятный женский голос из капсулы.
   Тиамит поднял брови.
   - Она разговаривает? Как твой корабль?
   - Это преимущество модели, - кивнула Эл.
   - Ты нашла противоядие.
   - Угу. Ты ожидал иного?
   Тиамит посмотрел на нее с интересом. Он полагал, что на поиски противоядия у Эл уйдет больше времени, его он употребит на то, чтобы убедить Самадина не принимать возможную ошибку на свой счет. Бурная деятельность Эл, как Тиамит приметил, вызвала у старого мастера панику. Он смотрел на ученицу округлившимися глазами беззащитного ребенка. Такие экземпляры, как Эл, ему еще не попадались. Он выказывала ему всевозможное почтение, слушала его наставления, но едва дело дошло до практики, опять поступила по своему разумению. Тиамит не дал понять мастеру, что перед ним ученица, чей опыт превосходит его собственный.
   - Завтра начнем, - заключила Эл и, положив костюм в капсулу, закрыла крышку.
   Они с Никой вернулись в домик после вечернего чая.
   Эл походила вокруг контейнера, потом натянула на себя костюм.
   - Я сегодня сплю тут, в ящике. Энергии хватит на восемьдесят дней, если я пробуду тут дольше, то подсоединишь капсулу к катеру. Теперь. Если ты увидишь видение связанное со смертью, то есть если не я буду убивать, а меня убьют или попытаются, тогда, - Эл достала из нагрудного кармана пузырек с коричневой жидкостью, - откроешь крышку и выльешь это прямо на костюм.
   - Я очнусь?
   - Напугаешься - очнешься, - заверила Эл. - Сообразишь?
   - Эл, я восемьдесят дней не просижу с тобой рядом. Я умру.
   - Нали о тебе позаботиться, если у тебя будут проблемы, то Самадин или Тиамит не дадут тебе наблюдать.
   Эл устраивалась в капсуле, поворачивала плечи, кряхтела.
   - Давно я этого не делала. Удобная лежанка. - Она надела на кисть тонкий мягкий управляющий браслет. - Всё. Спокойной ночи.
   - Эл, - позвала Ника со своего спального места.
   - М-м-м?
   - Ты воспользуешься советом Самадина?
   - Не привязываться к конкретному образу? Да. Но прежде у меня не получалось. Прошлое еще никогда мне не мешало, как теперь. Я не могу не думать о Дмитрии. А. Что гадать? Спи.
  
   Гиосциамин (хим.) - угнетающе влияет на нервную систему, оказывает обезболивающее действие, содержится в семенах ядовитых растений: белладонны, белены, мандрагоры и др.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   6
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"