Роскошная Татьяна: другие произведения.

Грязная любовь, или паучьи радости

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Навеяно осенним состоянием дорог)))


   Карина сидела в луже и тихо ругалась себе под нос, пытаясь нащупать в сумке хоть какие-нибудь салфетки, чтобы вытереть грязь с лица и рук. О том, что теперь из себя представляло ее кремовое кашемировое пальто, она старалась не задумываться. И ведь почти получилось уже! У нее почти получилось добраться до дома начальника вовремя, в нормальном виде и со всеми нужными документами. Эх, да что теперь толку вздыхать! И она разрыдалась.
   Прохожие с удивлением, а некоторые с осуждением или насмешкой кидали любопытные взгляды на симпатичную ухоженную девушку, сидящую в грязной луже и, похоже, не собирающуюся из нее выбираться. Наоборот, она как будто точно решила там поселиться, предварительно переквалифицировавшись в русалку... или водяного, судя по тем потокам слез, которые проливались, и длинным светлым волосам, превратившимся в грязные сосульки.
   -Ууу, - завывала Карина, ужасно себя жалея и в красках представляя, как строгий начальник холодно ее отчитывает и просит подготовить приказ на увольнение.
   К слову, Карина больше всего на свете боялась двух людей - свою маму и теперешнего босса, Александра Николаевича. Помимо этого в ней вызывали приступы немотивированного страха любые намеки на мышей, змей и пауков. По иронии судьбы ее мама была известным в профессиональных кругах ученым-биологом, в доме которого не переводились бесконечные белые мышки, предназначенные для будущих опытов, а начальник нежно любил своего питомца - мексиканского красноколенного паука-птицееда по кличке Коля. Так ведь и ладно бы они любили своих животинок самостоятельно - нет же, мама всеми силами пыталась "привить девочке любовь к животным", а Александр Николаевич просто повесил на нее обязанность по уходу за Колей и его офисным обиталищем.
   - Ыыы, - всхлипнула девушка, размазывая потеки туши и грязи по лицу, вспомнив, что после кормежки забыла закрыть крышку террариума, и завтрашнее утро начнется с судорожных поисков беглеца по всему офису.
   Но до завтрашнего утра надо было еще дожить в качестве ассистента руководителя, а потому следовало очень быстро встать, проверить сохранность запрошенных начальником документов и в темпе вальса продвигаться в сторону заветного подъезда. Собраться помогали и кровожадные мысли о мести тому уроду, который чуть не сбил ее, на бешеной скорости буквально выпрыгнув из-за угла на тюнингованной "десятке". Сбить-то не сбил, но, резко отшатнувшись вбок, она не удержалась на одиннадцатисантиметровых шпильках и села-таки в лужу, а этот... мужчина, в общем, еще и окатил ее от души из соседней лужи, пронесшись мимо. Ну, ничего, номерок она запомнила, не поленится и напишет заявление, дайте вот только с начальством разобраться!
   Подгоняемая такими мыслями, девушка привела себя в относительно пристойный вид, какой только был возможен в этой ситуации, и, хромая, направилась к светло-серой подъездной двери, благополучно миновав черный решетчатый забор и въездные ворота, ведущие во двор многоэтажки, в которой обитал Александр Николаевич. Привычно набрав номер квартиры на домофоне, Карина стала терпеливо ждать, пока ей откроют. Неожиданно дверь распахнулась, выпуская какого-то жильца, решившего вынести мусор именно в это время. Карина, спешно отходя в сторону, дабы ее не пришибло тяжеленной дверью, почувствовала, как каблук предательски сполз со ступеньки, а за ним, задержавшись на пару секунд и донельзя удивив выходившего своим изумленным лицом и потрепанным видом, последовала и сама девушка. В последнее мгновенье она рефлекторно попыталась вцепиться в мужчину с мусором, но он так же рефлекторно ее в ужасе отпихнул. Тогда она схватилась за последнее, что промелькнуло у нее перед глазами - пакет с мусором. Итог: пакет не выдержал, порвавшись посередине и осыпав Карину содержимым, сама она крайне неудачно упала, сломав каблук и, кажется, повредив лодыжку и локоть; мужчине больше не надо выносить мусор.
   Тем временем ожил домофон и из него донесся голос начальства:
   - Карина, это вы?
   Не дождавшись ответа, он повторил вопрос еще раз, потом еще и еще, и с каждым разом тон становился все более обеспокоенным.
   А Карина сидела в очередной луже и всхлипывала, кляня свою неуклюжесть и вечную неудачливость.
   Буквально через пару минут после того, как ретировался мужик с мусором, даже не удосужившись поинтересоваться, все ли с ней в порядке, из подъезда выскочил Александр Николаевич в одной рубашке и брюках. Застав своего ассистента грязной, мокрой, хлюпающей носом, в луже и куче мусора, он ошарашенно остановился.
   - Карина, что с вами произошло? - спросил он, подавая ей руку в попытке помочь ей подняться.
   - Уууу, ыыы, ненавижу! - она шлепнула руками по луже: ей-то терять уже все равно было нечего, а начальник, из-за которого она попала в такую дурацкую ситуацию, получил отличную порцию брызг и грязи на свои безупречные брюки, - она подняла глаза и злорадно удостоверилась: белоснежная рубашка тоже не осталась без ее внимания!
   - Так, вы немедленно встаете и поднимаетесь ко мне, там идете в ванную, а потом мы спокойно поговорим, - нахмурившись, строгим голосом возвестил Александр Николаевич.
   - Ыыы, не пойдууу, - размазывая остатки косметики кулаками, продолжала она.
   - Но почему? - выбившись из роли строгого начальника удивился мужчина: на этот приказной тон реагировали все и всегда.
   - Не могуууу, - еще жалобнее завыла Карина.
   - Так, мне все это надоело. Если вы не можете идти сами, я понесу вас на руках. И только попробуйте дернуться, - предупредил Александр Николаевич.
   - Не нааадоо... вы запачкаетеесь!
   Поняв, что истерику уже не остановить, мужчина осторожно подхватил девушку под колени, прижав к себе и абсолютно не заботясь о чистоте и сохранности собственной одежды, да и внешнего вида в целом. Карина же, уткнувшись носом ему в плечо, продолжала тихонько всхлипывать, а потом и вовсе обхватила его руками за шею, чтобы было удобней нести. Пройдя таким манером мимо пораженной консьержки и поднявшись на лифте на седьмой этаж, они очутились перед дверями в квартиру Александра Николаевича. Тут он, чтобы достать ключи, все-таки опустил на пол свою драгоценную ношу, предварительно мрачно на нее посмотрев, чтобы не вздумала дергаться и чудить.
   Карина намек поняла, да и истерика понемногу отпускала, и тут до нее начал доходить весь ужас ее положения: нет, после такого ей точно не светит сохранить свое место. Сейчас она умоется, возможно, вымоет голову, а потом вызовет такси и помчится на всех парах домой - искать новую работу на сайтах с вакансиями. Да, именно так она и поступит! Приободренная наличием какого-никакого плана, она, хромая, шагнула в прихожую и присела на пуфик, чтобы снять сапоги. Но замок, как назло, заело. Ну, кто бы сомневался! Похоже, ей сегодня вообще не надо было выходить из дома, а хотя нет, неприятности начались только после того, как она поехала к начальнику, чтобы завезти ему нужные документы на подпись. Полная злости на Александра Николаевича, Карина остервенело дергала несчастную молнию, пытаясь расстегнуть или, на худой конец, порвать.
   - Вам помочь? - с улыбкой поинтересовался источник всех ее бед.
   - Нет! - огрызнулась она.
   Мужчина удивленно изогнул бровь.
   - То есть, да, - обреченно вздохнула девушка.
   Присев на корточки перед ней, Александр Николаевич принялся рассматривать заевший бегунок, но взгляд его то и дело ненароком скользил вдоль стройной ножки, вызывая смущенный румянец у Карины. Впрочем, заметить его сквозь слой грязи и косметики на щеках было не так-то и просто.
   - Просто кусочек кожи заело, - наконец разобрался Александр Николаевич и помог освободиться от второго сапога.
   - Спасибо, - прошептала Карина, вся красная от стыда и неловкости момента: на мгновение она вдруг представила, что ее начальник помогал ей не в силу необходимости, а потому, что ему захотелось провести теплой ладонью по гладкости тонких чулок, обтягивающих худенькие коленки, а потом прижаться к ним лбом, продолжая все так же обнимать... Она опять вздохнула, отгоняя от себя нелепые мысли, и поинтересовалась: - Александр Николаевич, могу я воспользоваться вашей ванной?
   Он насмешливо и понимающе глянул на нее, но приглашающе махнул рукой в сторону двери в конце коридора. Карина попыталась встать и чуть не упала: нога болела невыносимо. От падения ее спасли заботливо подставленные объятия все того же начальника. Теперь он крепко прижимал ее к себе, легким дыханием согревая макушку. По голове пробежалось стадо мурашек, и она вздрогнула. Мысли разбегались, как тараканы после включения света. Что это было? Простая вежливость или намек на что-то большее, чем рабочие отношения? Так, что-то ее опять не туда понесло, надо собраться и перестать придумывать всякие глупости, да еще и с участием собственного начальника. Ничего необычного, просто человек решил помочь, вот и вся история. Но подсознание упрямо шептало: да-да, как же, и много ты знаешь руководителей, которые вот так носят своих подчиненных на руках и помогают расстегивать сапоги?
   - Молчать! - рявкнула Карина неожиданно вслух и громко.
   - Что? - искренне изумился Александр Николаевич.
   - Ой, извините, это я не про вас! - девушка мысленно ругала свои игры с подсознанием на чем свет стоит.
   Начальник демонстративно огляделся в поисках адресата такой экспрессивной реплики, а затем вновь переключил свое внимание на Карину, вопросительно выгнув бровь.
   - Ээ, ну, в смысле, про вас, но не вам, - вконец запуталась в словах она. Тараканы в голове благодарно танцевали ламбаду под зажигательные вопли подсознания: "Идиотка! Идиотка! Идиотка!". Она, не осмеливаясь поднять глаза и встретиться с насмешливым взглядом карих глаз, сделала естественный для девушки в ее состоянии жест - уткнулась носом в грудь обнимавшего ее мужчины.
   Мужчина только вздохнул и крепче прижал ее к себе.
   На вопрос, сколько они так стояли, не смог бы ответить ни один из них. Карина наслаждалась теплотой и надежностью мужских объятий, неповторимым запахом, складывающимся из свежего и терпкого аромата туалетной воды, собственного запаха Александра Николаевича и легкого запаха сигарет. Хм, странно, он курит? Никогда за ним подобного не замечала, разве что на переговорах в неформальной обстановке с коньяком и сигарами. А Александр... его сердце билось часто, но ровно: он был почти счастлив в эти минуты и боялся спугнуть момент. Их идиллические объятия были прерваны весьма вульгарным способом: посредством звонка в дверь.
   Александр нахмурился: он никого не ждал в это время, ну, кроме Карины, конечно. Однако звонивший успокаиваться не хотел, и открывать все-таки пришлось.
   - Мама? - удивился он, глядя на моложавую женщину в элегантном темно-синем пальто и туфлях-лодочках.
   - И тебе здравствуй, Саша, - усмехнулась она и, убрав его руку, преграждающую вход в квартиру, вошла.
   Тут же ее цепкий взгляд охватил всю картину: и расхристанную и почему-то очень чумазую, но довольно хорошенькую девушку с большими испуганными голубыми глазами, и разбросанные в разные стороны женские сапоги, и даже грязь и мокрые пятна на рубашке и брюках сына, подтверждающие слова вездесущей консьержки.
   Максимально ласковым голосом и с попыткой милой улыбки на лице она поинтересовалась, обращаясь к незнакомке:
   - Ну, и как же тебя зовут, дитя мое?
   - К-к-карина, - сглотнув под впечатлением от зверского выражения лица матери начальника, заикаясь, ответила девушка.
   - Мда... - только и сказала женщина. - Она у тебя еще и заикается. Но ничего, я знаю отличного логопеда. Это Матвей Иванович, ты с ним тоже знаком, он еще тебе в детстве отлично поставил букву "р", помнишь? Полгода занятий, и она будет говорить, как диктор на первом канале. Да, кстати, милочка, меня зовут Изольда Михайловна, раз уж этот невежа не захотел нас представить.
   - П-п-приятно. Очень, - выдавила ошеломленная бурным натиском и самим фактом знакомства с легендарной Изольдой Михайловной Карина.
   Оо, Изольду Михайловну заочно уважал весь их немаленький коллектив. Она исправно набирала номер сына ежедневно в десять утра и семь вечера, интересуясь, прежде всего, его здоровьем и питанием, а также - иногда - его матримониальными планами в отношении той или иной девицы или - неожиданно - делами компании. Но уважали ее не за это. Дело в том, что Александра Николаевича в принципе никогда не видели в компании каких-либо девиц, и добыть информацию о его частной жизни или отношениях с партнерами законными путями не представлялось возможным. По конторе ходила байка, что во времена молодости, а возможно и сейчас, она служила в разведке, и старые связи и навыки позволяли ей контролировать жизнь сына "от" и "до".
   - Мама! - среагировал наконец Александр.
   - Что "мама"? Я уже скоро тридцать пять лет как мама, и что?!
   - Что? - хором спросили Карина и Александр.
   - А ничего, - она картинно развела руками, а Александр Николаевич почему-то закатил глаза. Тем временем Изольда Тихоновна начала перечислять, какие "ничего" ее возмущают больше всего: - Ни семьи, ни детей. Между прочим, - она повысила голос, - мог бы подумать и о матери. Я хочу, чтобы внуки запомнили меня молодой и красивой, а не как Сирена Паллна.
   - А кто это? - почему-то шепотом поинтересовалась Карина.
   - А, консьержка, - отмахнулась Изольда Михайловна. - Вы ее, вероятно, видели, когда поднимались. Хотя... судя по тому положению, в котором вы находились, могли и не заметить.
   - А в каком положении она находилась? - Александр Николаевич как-то недобро прищурился.
   - Не строй из себя святую невинность, - невозмутимо ответила женщина. - Я все про вас знаю! И считаю такое поведение недопустимым для приличных молодых людей.
   - К-к-какое поведение? - растерянно пробормотала девушка.
   - Да, мама, так какое у нас с Кариной поведение? - правый глаз у Александра Николаевича почему-то начал подергиваться в такт его словам и, кажется, наливался кровью. Отдельно от левого. Почему-то.
   - Как какое?! - всплеснула руками его мать. - Безусловно, недопустимое и безответственное!
   - И в чем же, боюсь спросить, заключается его недопустимость и безответственность? - Карина сморгнула: на мгновение ей показалось, что у говорящего вкрадчивым и тихим голосом начальника пошел пар из ушей. И из носа. А может, и не показалось...
   - И ты еще спрашиваешь! - возмутилась Изольда Михайловна. - Недопустимо - заводить романы на работе и демонстрировать это посторонним людям. Безответственно - так долго встречаться и не оформлять официально свои отношения. А вы задумывались над тем, что у вас могут быть дети? Я категорически против того, чтобы мои внуки росли в так называемом гражданском браке!
   - Что? - очень тихо переспросил Александр Николаевич, но почему-то от его голоса захотелось забиться куда-нибудь подальше: вдруг не найдет!
   - Де-де-де-дети?! - слабым голосом уточнила Карина и мягко осела на пол в глубоком шоке.
   - Вот, - обличительным жестом ткнула пальцем в сторону девушки неугомонная мамаша. - А еще вам, милочка, надо подучиться манерам: где это видано, чтобы в присутствии старших по возрасту и положению садиться без разрешения?! Да еще как садиться: вы же просто кулем повалились на пол! Безобразное воспитание, - Изольда Михайловна поджала губы, выказывая свое отношение к подобным выходкам.
   Александр Николаевич, глядя на побледневшую и ошарашенную напором предполагаемой свекрови Карину, очень спокойно, изо всех сил стараясь сдерживаться, чтобы не нагрубить родной матери, поинтересовался:
   - А почему ты решила, что мы, цитирую: "долго встречаемся и не оформляем свои отношения"?
   - А что? Уже оформили? - карие глаза загорелись огнями восторга, а потом лицо Изольды Михайловны озарилось понимающей улыбкой: - Так ты поэтому нес нашу девочку на руках! Нет, я категорически не согласна с таким способом регистрации! Сделаем все чин по чину: платье, банкет в ресторане, свадебное путешествие, а то романтики от тебя, я смотрю, не дождешься, - она сочувственно глянула на грязную и растрепанную Карину.
   - Но... - начал было мужчина, но был безжалостно прерван гневным взглядом: мол, все потом, и не смей перебивать мать!
   - Но ты-то, дочка, могла бы и приодеться на собственную свадьбу, - нравоучительно заметила новоявленная свекровь, скептически разглядывая наряд и прическу девушки. - Вот ведь балбес какой, даже цветов не подарил! Как будто я тебя плохо воспитала, сын, - укоризненно посмотрела Изольда Михайловна на Александра.
   Посмотрев на попеременно краснеющую и бледнеющую Карину, Александр Николаевич решительно вмешался:
   - Мама! Нам с Кариночкой надо обсудить... - глаза девушки загорелись надеждой, - планы по поводу организации нашей свадьбы, банкет, путешествие... ну, ты понимаешь, - Карина обреченно закрыла глаза, схватившись руками за голову и застонав.
   - О... Конечно-конечно, я уже ухожу! Встретимся, когда пойдем покупать настоящее свадебное платье, Кариночка! - весело прощебетала Изольда Михайловна и, подхватив свою сумочку, вышла из квартиры, осторожно прикрыв дверь. Оказавшись на лестничной площадке, она с улыбкой покачала головой и прошептала: - Эх, молодежь-молодежь!..
   В прихожей же состоялся следующий диалог:
   - Кариночка, извините за этот инцидент. Позвольте наконец проводить вас в ванную, - Александр Николаевич подал руку девушке, чтобы помочь ей подняться.
   Она, с сомнением оглядев предложенную конечность, тихо поинтересовалась:
   - Ведь она это не серьезно, да? И вы...
   - Кариночка, давайте я просто провожу вас в ванную, а потом мы поговорим.
   Вроде бы начальник не сказал ничего такого, но интуиция настороженно встопорщила перышки и посоветовала не расслабляться раньше времени. Поскольку особого выбора у нее не было, Карина-таки приняла помощь и попыталась подняться. Куда там! Лодыжка болела безбожно и, похоже, начала опухать. Тихо охнув, девушка вернулась в прежнее положение сидения на полу с опорой на стену. Александр Николаевич нахмурился и после секундных раздумий наклонился и, подхватив уже не сопротивляющуюся ассистентку под колени и спину, так, чтобы ей было удобно обнимать его за шею, решительно направился в ванную комнату. Карина, уставшая от впечатлений, полученных за день, покорно обхватила начальника за шею и, вздохнув над окончательно испорченной мужской рубашкой, положила голову ему на плечо.
   Александр вздрогнул и прижал девушку еще крепче к себе. Впервые в жизни он желал, чтобы коридор, ведущий к ванной, стал длиннее в два, а то и в три раза, а лучше бы он был бесконечным, чтобы измученный безответным чувством мужчина мог вот так запросто нести и крепко обнимать свою драгоценную ношу безо всякого сопротивления со стороны девушки. Но, к глубокому сожалению Александра Николаевича, коридор все же закончился. Посадив Карину на край ванны, он принялся расстегивать пуговицы ее пальто. Она перехватила его руки и прошептала:
   - Не надо, я сама.
   Александр смутился и спросил:
   - Вы уверены, что вам не нужна моя помощь?
   Карина покраснела:
   - Да, конечно.
   - Хорошо, тогда я пока приготовлю вам кофе, - и вышел из ванной, аккуратно прикрыв за собой дверь.
   Девушка вздохнула и зажмурилась, пытаясь успокоиться, потом, на всякий случай повернув дверную защелку, быстро скинула пальто и блузку, чтобы помыть голову без боязни намочить воротник. Наклонив голову над ванной и включив воду, она озаботилась выбором шампуня и подняла глаза на полку с бутыльками и тюбиками, шеренгой выстроившимися вдоль стены. Задумчиво пробежавшись по всему ассортименту, она наконец остановила свои выбор на однотонной серой бутылке со строгими фиолетовыми буквами, извещающими, что перед ней находится продукция очень известной в профессиональных кругах парикмахеров фирмы. К сожалению, надписи на ней были даже не на английском или французском - с этими языками Карина вполне справлялась без подсказок - а, похоже, на испанском. Пожав плечами и найдя заветную надпись "champЗ", она щедро выдавила из бутылочки фиолетовую желеобразную субстанцию, приятно пахнущую фруктами, и нанесла голову. Длинные светлые волосы - натурального, между прочим, происхождения - были гордостью Карины. Она не жалела времени, сил и средств для ухода за своим сокровищем. Конечно же, на промывание такой копны уходило довольно много времени, но в этот раз процедура была особенно приятной - вкусно пахнущее фиолетовое желе так и ложилось на волосы, позволяя с удовольствием массировать кожу головы и пропускать между пальцами гладкие пряди забавного сиреневого оттенка. Наконец она смыла шампунь и уверенно взяла кондиционер той же марки - надпись "acondiocionador" вполне соответствовала, а схожий с шампунем запах и приятная консистенция подтвердили догадку. Выждав положенные две минуты, Карина промыла волосы, с удовлетворением отметив, какими шелковистыми они стали, и, нащупав заранее подготовленное полотенце, сделала тюрбан, чтобы лишняя влага впиталась в полотенце.
   Ну вот, теперь можно и лицом заняться. Посмотрев в зеркало, девушка ойкнула: сейчас ее хваленый водостойкий макияж больше всего подходил для концерта группы Kiss или кого-то вроде них. Как хорошо, что она на всякий случай носит в сумке косметичку с самыми необходимыми для любой девушки средствами! Оглянувшись в поисках сумки, она поняла, что ее план сохранить хоть какое-то лицо пред начальством накрылся той самой косметичкой: в ванной сумки не было, она вместе с вожделенными салфетками для снятия макияжа осталась на полу в прихожей. Скрипнув зубами от злости на саму себя, она покраснела, вспомнив, какие непередаваемые ощущения испытывала, когда Александр... Николаевич, конечно же, нес ее на руках по коридору, а она представляла на нем смокинг, на себе свадебное платье, а под ногами своего новоиспеченного мужа мягкую ковровую дорожку, ведущую прямиком к счастью. Проморгавшись от нахлынувших воспоминаний, девушка вздохнула: все-таки появление и странные намеки Изольды Михайловны не прошли даром - в голову полезли совершенно неуместные мысли.
   Решив, что прошло уже достаточно времени, Карина размотала тюрбан и пристроила мокрое полотенце на полотенцесушитель, потом по привычке помотала головой из стороны в сторону, чтобы волосы насытились воздухом, еще лучше подсохли и легче расчесывались, и взглянула на полочку под зеркалом в поисках хоть какой-нибудь расчески. Однако что-то ее насторожило. Боясь поднять глаза на свое отражение, она все-таки, сглотнув, сделала это. И тут же раздался душераздирающий крик.
   Дверная ручка через мгновение зашевелилась, и послышался обеспокоенный голос начальника:
   - Карина! Кариночка! Откройте! Что с вами случилось? Вы не пострадали?
   - Нууу, как сказать, - мрачно ответила девушка и нервно хихикнула.
   - Вам нужна помощь? - более спокойно поинтересовался Александр Николаевич, не оставляя попыток открыть дверь в ванную комнату.
   - Вот даже не знаю, что вам ответить, - задумчиво протянула Карина. - С одной стороны, помощь мне, определенно, не помешает, а с другой... вряд ли вы владеете навыками парикмахера-колориста. И вообще, все плохое со мной случается только из-за вас! - выдержка и мрачность сменились подвизгиванием и плавным скатыванием к истерике, спровоцированными очередным взглядом в зеркало.
   Уловив ход мыслей девушки, Александр, боясь, что она может навредить сама себе в таком состоянии, принялся искать самую тонкую отвертку в коробке с инструментами. Через минуту искомый предмет был найден и пристроен по назначению - в замок двери, ведущей в ванную. Покрутив несколько раз отвертку, он с облегчением услышал щелчок открывающегося замка и тут же распахнул дверь, пока Карина снова не захлопнула ее в панике. Увиденное повергло его в шок: на бортике ванны сидела самая любимая и желанная для него девушка во Вселенной... кажется. Здесь же не могло оказаться никого другого, правда? Такие мысли успокаивали, но фиолетовые пакли, свисающие вдоль лица с кошмарными черными разводами, и нервно-истерический смех существа наводили мысли о съемке продолжения фильма "Звонок" в его собственной ванной. Теперь сглотнул уже мужчина и осторожно спросил на всякий случай:
   - Кариночка, с вами все в порядке?
   - Ха! А что, по мне не видно?!
   - Может, кофе?
   - Да, конечно, кофе точно решит все мои проблемы, - издевательски покивала головой девушка.
   - Э...
   - О, блин, просто оставьте меня в покое, Саша, но перед этим принесите сумку.
   - Да-да, конечно, - засуетился Александр и только по дороге в прихожую его осенила мысль: а ведь она впервые назвала его просто по имени, без отчества. Интересно, что на нее так повлияло? Нет, ему никогда не понять женской логики!
   Вернувшись с сумкой, он растерянно замер: Карина по-прежнему сидела на бортике ванной, но теперь она спрятала лицо в руках, а хрупкие плечики вздрагивали от беззвучных рыданий. Сумка полетела на пол, а сам он сел рядом и обнял ее, прижав к груди мокрую холодную странно фиолетовую головку. Переместив руку на ее спину, он поперхнулся: из-за волос не было видно, но на ощупь стало понятно, что выше пояса на ней надет только бюстгальтер. Блузка нашлась валяющейся тут же на стиральной машине. Он осторожно дотянулся и аккуратно накинул на девушку предмет туалета, чтобы не смущать ее еще больше. Она вздрогнула, но потом горестно вздохнула и прошептала сквозь всхлипывания:
   - Спасибо.
   Он крепче ее обнял и поцеловал в фиолетовую макушку. Она напряглась, но, рассудив, что терять уже точно нечего и можно напоследок позволить себе расслабиться, - ее в любом случае уволят - несмело обняла его в ответ. Сердце в груди мужчины исполнило варварский танец, а пульс зачастил африканскими там-тамами: таких эмоций от простых объятий испытывать ему еще не приходилось. Он погладил Карину по уже подсыхающей голове и вновь хотел поцеловать в макушку, но она неожиданно подняла к нему лицо и подставила губы. Мир замер. В ушах у обоих тяжелым гулом пробивался пульс, а нежные, легкие, неимоверно ласковые касания первого поцелуя переросли в глубокую, тягучую патоку страсти. Мужчина, боясь поверить своему счастью, крепко прижимал к себе девушку, а она, в свою очередь, обнимала его так, как будто от этих объятий зависела ее жизнь. В какой-то момент, отстранившись, он заглянул в ее глаза, но она лишь согласно прикрыла их, и поцелуй продолжился. Тяжело дыша, он все же нашел в себе силы хрипло прошептать:
   - Подожди, я понимаю, что память о первом поцелуе у нас останется несколько... специфическая, но все остальное я хочу сделать так, как планировал.
   Карина удивленно подняла на него глаза:
   - Планировал?
   - Да. То есть нет. То есть я планировал поговорить с тобой, а не всю эту ситуацию, - вконец запутался Александр.
   - Говори, - пожала плечами она.
   - Нет, только не здесь, - покачал головой мужчина. - Оденься, пожалуйста, я отнесу тебя в комнату.
   - Зачем? - спросила Карина и прикусила себе язык. Послушно надев блузку, застегнула все пуговицы, кроме двух верхних, аккуратно заправила края в юбку и заметила сумку, валяющуюся на полу. Быстро найдя косметичку, Карина вытащила из нее салфетки для снятия макияжа и с наслаждением протерла лицо. Взглянув на себя в зеркало, она отметила, что чистое лицо выглядит намного привлекательнее лица с расплывшимся от грязи водостойким макияжем, а подсыхающие волосы переставали пугать насыщенностью фиолетового, превращаясь в загадочно пепельные пряди с интересным едва заметным светло-лиловым акцентом. Поскольку сама она идти по-прежнему не могла, и Александр... да, теперь можно просто Александр, стоял рядом, дожидаясь, пока она приведет себя в порядок, заново краситься она уже не стала. Кивнув, что она готова, Карина с удовольствием обхватила начальника, скорее всего бывшего, за шею и положила голову ему на плечо. Александр привыкал к приятному ощущению любимой у себя на руках.
   Оказавшись в гостиной, мужчина посадил девушку на диван, а сам куда-то вышел. Она пожала плечами и стала ждать. Через минуту он вернулся, а на груди грязной ее усилиями рубашки у него подозрительно оттопыривался карман. Затем он встал перед ней на колени и взял ее ладони в свои. Карина насторожилась.
   - Кариночка, сейчас я хочу рассказать тебе то, что должен был рассказать уже давно.
   - Это связано с документами, которые я вам периодически привожу на дом? - понимающе кивнула девушка. - Я уже давно поняла, что вы не хотите, чтобы о них узнал кто-то посторонний, поэтому и такие предосторожности и поэтому вы не хотите хранить их в офисе.
   - Эээм... не совсем, - почему-то смутился Александр. - Скорее, я хочу рассказать, почему всегда просил привезти эти документы именно тебя.
   - Но это же естественно: я ваш личный ассистент, - непонимающе нахмурилась Карина.
   Александр вздохнул: еще никогда он не оказывался в такой дурацкой ситуации, да к тому же еще и приступ косноязычия какой-то напал: изо рта вылетали совсем не те слова, которые он хотел сказать сидящей напротив него девушке.
   - Кариночка, не сбивай меня, пожалуйста, просто выслушай, - он с мольбой заглянул в самые красивые глаза на свете.
   - Да-да, конечно, - смутилась Карина. - Извините, что перебила.
   - Кариночка, - наконец решился Александр, - а ты помнишь, как попала на работу в нашу компанию?
   - Да, - недоуменно ответила девушка.
   - А, черт, опять не то! Кариночка, возможно, ты будешь меня ненавидеть после всего, что сейчас узнаешь, но больше я молчать уже не могу. Скорее всего, ты уже не помнишь тот день. Тот весенний день, когда я впервые тебя увидел. Это было в парке. Мягко светило солнце, радуя всех последним теплом бабьего лета, вокруг было полно родителей с малышней, а ты шла такая грустная и красивая... Я влюбился в тебя сразу, как только увидел, но подойти почему-то не решился.
   - Я и правда не помню ничего такого, - подтвердила Карина, задумчиво разглядывая Александра. А потом до нее дошло. - Что?! Что вы... ты сказал?! Влюбился? А...
   - Я все сейчас расскажу, - Александр взял ее узкие ладошки в свои большие теплые руки и по очереди поцеловал каждый пальчик. Пальцы на ногах у нее подогнулись от удовольствия, по спине пробежало стадо мурашек, и она инстинктивно прикрыла глаза, но тут же опомнилась: - Я жду, не надо мне тут... зубы заговаривать.
   Александр блеснул веселой улыбкой, но ручек ее не выпустил.
  -- Я решил во что бы то ни стало узнать о тебе.
  -- И... как ты это сделал? - недоуменно поинтересовалась девушка.
  -- Просто пошел за тобой, - пожал плечами Александр.
  -- Ты... ты преследовал меня?! - возмутилась Карина.
  -- Ну, если это с такой стороны рассматривать... - смутился мужчина. - Я просто проводил тебя до подъезда.
  -- И? - нахмурилась бывшая преследуемая.
  -- А потом милые женщины по имени Клара Васильевна и Валентина Кондратьевна просветили меня насчет твоей личности и образе жизни, - все это время он так и не выпустил нежных ладошек и теперь просто поглаживал их большими пальцами. Вызывая у Карины неконтролируемые волны удовольствия и какого-то странного тепла.
  -- Мда... - что-то мне подсказывает, что они обучались в одной разведшколе в месте с Изольдой Михайловной, - мрачно проговорила она, но тут же в ужасе прикрыла рот и испуганно посмотрела на Александра, а тот... любовался девушкой своей мечты и. похоже, даже не заметил намека на детективные качества родительницы. - А при чем тут работа-то? - решила перевести тему Карина.
  -- А? Что? - очнулся начальник. - Работа... кхм... в общем, я узнал, из-за чего ты была такая грустная, и... наклеил объявление о поиске личного ассистента на твой подъезд, а потом попросил почтенных дам обратить на него твое внимание, - он виновато заглядывал девушке в глаза, надеясь избежать неминуемой расправы.
  -- Ты что сделал?! Ты что, пожалел меня? Так вся эта работа - фикция?! - возмущению ассистентки не было предела. - Я что, похожа на продажную девицу, которая спит со своим начальником?! - лицо ее покраснело, глаза сверкали, а с фиолетовыми волосами она вообще стала напоминать какую-то странную фею возмездия. - А Колю, я так понимаю, ты мне подкинул, чтобы было чем развлечься на досуге, потешаясь над арахнофобкой, ухаживающей за пауком?! - она резко вырвала свои руки из ладоней мужчины и прижала их к пылающим щекам.
   Александр нервно сглотнул:
   - Ты... ты тоже боишься пауков?
   - Ну конечно, я боюсь пауков, я же нормальная девушка! - воскликнула Карина. - Погоди, ты сказал "тоже"? Что значит тоже? Кто их еще боится? Изольда Михайловна, да? Ты даже родной матери не пожалел в угоду своим развлечениям!
   - Нет, мама как раз-таки очень спокойно относится к членистоногим, рептилиям и даже грызунам.
   - Тогда кто? Кто еще боится пауков?!
   Александр опустил глаза и тихо сказал:
   - Я. Я ужасно боюсь пауков.
   - Ничего не понимаю. Тогда зачем надо держать Колю в офисе? Посетителей отпугивать?
   - Дело в том, что милые дамы у подъезда сообщили мне, что вы с матерью обе обожаете пауков, мышей и змей. Мышь в офисе была как-то неуместна, змея... даже для меня чересчур, вот я и решил остановиться на пауке, - виновато закончил он.
   - И что, мы оба терпели паука только ради того, чтобы сделать мне приятное? А на цветы или конфеты твоей бурной фантазии не хватило? - возмутилась Карина.
   - Так были, были же цветы, каждую неделю я посылал тебе корзину из белых роз и ирисов, - удивился Александр.
   - Так это был ты? Так это было мне?! - пораженно застыла с открытым ртом ассистентка.
   - Ну конечно. Там же карточки каждый раз были вложены, я все ждал, когда ты наконец начнешь хотя бы смотреть в мою сторону.
   - Ну, у меня для тебя есть две новости: хорошая и плохая. С какой начать? - почему-то хихикнула Карина.
   - Ну, по традиции с плохой, - насторожился начальник.
   - Так вот, цветы действительно приходили в наш офис, но до меня они так ни разу и не дошли.
   - А какая же может быть хорошая новость в таком случае? - нахмурился он.
   - А хорошая, - Карина хихикнула, - что они не доходили до меня, но зато смогли наладить семейную жизнь Екатерины Ивановны, нашего бухгалтера.
   - Это каким же образом? - не понял Александр.
   - В карточке всегда было указано: "С любовью и восхищением, К. от С.".
   - Да, именно так, - подтвердил даритель.
   - Когда курьер в первый раз принес цветы, с ним общалась как раз Екатерина Ивановна, она же идентифицировала получателя. А мужа у нее зовут Сергей, и они на тот момент были на грани развода. Понимаете, к чему я клоню?
   - Нет, - честно ответил мужчина, неосознанно положивший руки на щиколотки девушки и принявшийся их поглаживать, подбираясь все выше к худеньким коленкам.
   - Александр Николаевич, что вы себе позволяете?! - через несколько томных минут опомнилась Карина.
   - А? Что? Простите, Кариночка, я слегка... мм... увлекся, - и он поспешно отдернул руки, а она при этом разочарованно вздохнула, не желая признаваться самой себе в том, что ей нравились эти прикосновения.
   - Хм, так вот, она расшифровала надпись в карточке, как "Катеньке от Сережи", умилилась, но не ослабила бракоразводных намерений. Но когда корзины стали исправно доставляться уже знакомому курьеру адресату каждую неделю, наивное и романтичное женское сердце не выдержало, и она простила мужа, скоро вон в декрет пойдет. Счастливая ходит...
   - Что? - Александр отвлекся от разглядывания коленок, и больше всего своим шокированным видом в этот момент напоминал Карине сову из мультика про Винни-Пуха, которая обнаружила, что подаренный ею "шдудок" есть не что иное, как хвост Иа. - Это значит я... Это значит вы... Это значит они..?
   - Угу, это значит крестным папой вы у их ребеночка будете, - невозмутимо подтвердила его худшие опасения девушка.
   - Я идиот... - простонал он.
   - И, кстати, почему "от С."? Вас же Александром зовут, - поинтересовалась Карина, забивая последний гвоздь в гроб с благоразумием начальства.
   - Потому что Карине от... Саши. Ты же мне не чужая, - похоже, пока он произносил это вслух, до него и самого начала доходить вся нелепость ситуации. - Я идиот, - окончательно признал он.
   - Подожди... так вот почему Изольда Михайловна намекала на наш длительный роман?
   - Наверное, - пожал плечами мужчина. - Она, кстати, как раз с тех пор перестала интересоваться, когда же я женюсь и заведу семью, а я ее и не разубеждал, все равно бы я тебя никуда не отпустил уже.
   Карина открыла рот, чтобы возмутиться таким произволом, но Александр, предвидевший эту реакцию, оказался быстрее и тут же накрыл мягкие губы глубоким нежным поцелуем. Ошеломленная девушка сначала хотела сопротивляться, но уже через пару мгновений из-за головокружения и приятной неги, разлившейся по всему телу от сильных объятий, решила признать, что она с самого начала была неравнодушна к начальнику, и только субординация и его строгость в отношении с подчиненными останавливали ее от того, чтобы влюбиться в него. Но раз уж он сам признался, то... почему бы и нет?
  
  
  
  
   P.S. А Коля так и остался жить в офисе, став олицетворением победы любви над страхом и современным воплощением "Даров волхвов" О. Генри ;))
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"