Малов-Бойчевский Павел Георгиевич: другие произведения.

Иван Грозный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Драма в стихах
  
  I часть
  
  1. Ночь накануне венчания
  (Царские палаты)
  
  ИОАНН IV:
  В семнадцать лет -
  Я царь Руси великой,
  Владыка всех завещанных земель...
  Почтение моё, святые лики, -
  Из головы не выветрился хмель.
  Визжит кровать - собакою взбесилась,
  И ветер за стеною стонет, зля;
  И вижу я: по небу заструилась,
  Как кровь по плахе, алая заря...
  А в этот час, быть может, орды хана
  Опять на Русь направили свой путь.
  Страна моя, лежишь ты великаном,
  Которому стрела пронзила грудь...
  Боярство наше в доброй, праздной лени
  Не дует в ус и тешится вином...
  Снежинки - как монашки на колени,
  Всё падают на площадь за окном.
  Проехал всадник, видимо, с депешей.
  В посаде тишь - не слышно петухов...
  Вот стражник к воротам прошёл неспешно,
  Замолк, как время, скрип его шагов...
  Россия спит. Века проходят мимо,
  Как тучи по-над башнями Кремля...
  Но стоп!
  Макарий как-то говорил мне,
  Что должен на престол венчаться я?!

  (Иван со свечой в руке распахивает кованую дверь опочивальни и
  негромко зовёт):
  Эй, кто там, люди!
  Подь сюда, Макарий! -
  Сыскать скорее!..
  Где митрополит?..

  (В дверях показываются встревоженные Макарий и князь Глинский).

  МАКАРИЙ:
  - Великий князь, почто средь нощи звали?..

  ГЛИНСКИЙ (с подобострастием):
  - Уж утро, а племянник всё не спит?!

  ИВАН IV (Макарию):
  - Здрав будь в моих покоях, отче!
  Не погнушайся и ответь:
  С чего бы мне средь тёмной ночи
  Вдруг света тяжко захотеть?
  Почто мне тесен стал, Макарий,
  Сей закут смрадный, что сродни
  Норе!..
  Я слышу скрежет стали.
  И, словно белки, скачут дни...
  А ночи тянутся, как змеи,
  И кровь бросается в виски...
  Лишь у тебя спросить посмею:
  В чём, в чём причина сей тоски?

  МАКАРИЙ:
  - Ответ не сложен, сын, внемли:
  Приспело время - раньше ль, позже...
  Мы все сыны одной земли
  С дублёной русской кожей!..
  Ты - князь, Василья сын бесценный.
  Что мой совет? - Лишь Бог един
  Повелевает миром тленным.
  Я раб, а ты мой господин.
  Но всё ж послушай слово старца:
  Прими, мой сын, Венец на царство!
  И, чтя смиренно старину,
  Возьми, князь, добрую жену!
  Отринь содом ночных пирушек,
  Поправь немедля же дела:
  Ударь по недругу из пушек
  И прозвони в колокола!..
  
  2. Князь Курбский
  (Усадьба Глинских)
  
  АНДРЕЙ КУРБСКИЙ:
  Идёт о нас, друзья, худая слава,
  Пожары пожирают города...
  И в чашах пенных - горькая отрава!
  В колодцах - ядовитая вода!
  Опалы рвут поместное боярство,
  Что сорную траву
  средь поля ржи, -
  Заботливый хозяин.
  Государство
  Как на татар берётся за ножи.

  АЛЕКСЕЙ АДАШЕВ:
  Пора, пора спасителю подняться
  Из колыбели.
  Вздрогнет седина
  Боярщины...
  И будет поклоняться
  Не Богу - избавителю страна!
  Довольно лить остаток русской крови.
  Кругом враги, как стаи воронья,
  Слетаются и страшный пир готовят...

  АНДРЕЙ КУРБСКИЙ:
  Доколе спать на печке нам, друзья?
  (Холопу Глинского Василию Шабанову)
  Эй, человек, налей мне кружку взвару!
  Башка трещит, ну прямо, как котёл.
  Воистину господь придумал кару
  Для пьяниц.
  А богат был царский стол!..
  Аз, грешный, перебрал вчера немного.
  В разъездах всё... А завтра вот опять...
  В седло опять, от царского порога, -
  Царю невесту верную искать.
  Я думаю, Каширину Оксану?..
  Стройна, бела, и княжеская дочь...

  КНЯЗЬ ГЛИНСКИЙ:
  НУ что ты, Курбский, эта с Иоанном, -
  Что ясный день и пасмурная ночь!
  Купца я как-то видел из Казани,
  И бабу с ним. Поверишь, так стройна,
  Что вспомнить страшно!
  Ноги, как у лани,
  Ну а спина, помилуй бог, спина!..
  А очи, право, будто у орлицы.
  Вот то, брат Курбский, истинно жена
  Была бы Иоанну - нам царица!
  Хоть роду и не знатного она.

  АЛЕКСЕЙ АДАШЕВ:
  Ну да, рабыня!
  Эко ль ты за диво
  Поведал нам. Да было б что глядеть!..
  Они, чай, все, по-твоему, красивы,
  Коль их, как в бане, взять да и раздеть!
  А Иоанну надобна девица
  Как небо чистая, в деяньях без молвы:
  Анастасия, други, вот царица
  Всея Руси!
  А нет, решайте вы.

  КУРБСКИЙ:
  Анастасия? Кто она такая?
  Не помню что-то. Где они живут?

  АДАШЕВ:
  Захарьина дочь меньшая, слыхал я.
  Московские, кажись они...

  ГЛИНСКИЙ:
  Ну, плут!..
  Захарьина... Да ведаете ль вы,
  Что дед его лишился головы
  За связь с Литвой. Мне бабка говорила.
  А предок был у них Андрей Кобыла,
  Пришёл пруссак, на русские хлеба...

  КУРБСКИЙ:
  Гляжу, не дура у тебя губа!
  Но в чёт тут прок, не приложу ума я, -
  Чернить других, коль сам-то, Глинский, ты
  Ведёшь свой род от темника Мамая,
  Хотя всем брешешь, что от Калиты!

  (Алексей Адашев смеётся. Вслед за ним не удерживается от улыбки и холоп Глинского Василий Шибанов).

  ГЛИНСКИЙ: (Шибанову)
  Смеёшься, смерд... Над кем, над господином?!.
  Небось, уж сбегал, бестия, в кабак.
  Вчера тебя видали за Неглинной...
  Придётся драть предерзкого раба!
  Эй, слуги, на конюшню живо Ваську!
  Опять грубит. Пороть его, пороть!
  Ему урок, а прочим всем острастка,
  Прости нам прегрешения, господь!

  КУРБСКИЙ:
  Что вижу я, боярин Николай,
  Как пёс цепной, людей изничтожает,
  Не слышен только лай!

  ВАСИЛИЙ ШИБАНОВ:
  Он волк, а волк не лает!

  ГЛИНСКИЙ:
  О, господи, не кается, холоп.
  Эй, люди, посчитайте ему рёбра!

  КУРБСКИЙ:
  Ты эдак, брат, отправишь Ваську в гроб, -
  Продай-ка мне лучше мне сего холопа.
  Мне, право, чем-то парень этот люб,
  Такие никогда не изменяют.
  Им жизнь - копейка, а чужая - рубль!
  Они с огнём и вилами играют!
  
  3. Анастасия
   (Дорога в Троице-Сергиеву лавру)
  
  ИOAHH IV:
  Вот мы одни, моя Анастасия...
  Отстала стража, не увидишь пик.
  Смотри, у наших ног лежит Россия -
  Бич западных народов и владык!
  Всё здесь твоё! И этот лес, и поле,
  И неба заревого изумруд,
  И даже царь державы на престоле -
  Лишь твой слуга!..

  АНАСТАСИЯ (про себя):
  "Всё лжёт, несчастный плут!
  Ведь на Руси - крутые холода,
  И не согреть её лучом заката...
  Я не увижу счастья никогда
  С царём похожим, грех сказать, на ката.
  Хотя назад уже не повернёшь:
  Был прежде дом, любимые сестрицы...
  И вот тоска - как будто к горлу нож...
  С ума сойти - я русская царица!
  ...Живу одна за каменной стеной
  Без воздуха морозного, без света...
  Луна скользит, как лебедь, стороной,
  За тучи прячась, словно чует беды...
  Теперь конец - я царская жена!
  Жена?..
  Наложница средь ханского гарема!
  Как пусто в мире. Тает тишина,
  Застыли ели немо.
  Не гожа я для чувственных утех!
  Вот эти руки... грудь моя упруга...
  Все самоцветы, золото и мех...
  Зачем богатство, если нету друга?!"
  (Вслух).
  Вот уж и лавра. Блещут купола.
  И снег вокруг, как сахарный, искрится.
  Вон тучка над оградой проплыла -
  Как будто инокиня помолиться
  Святым останкам Сергия - в тиши
  Укромных келий пустыни христовой...
  
  ИОАНН IV:
  - Анастасия, стану от души
  Молиться я о сыне, право слово!
  Поверишь ли, я всё отдам в залог,
  Лишь только б сына - правою рукою -
  Когда-нибудь иметь я рядом мог,
  Чтоб был за род и царство я спокоен!
  Супруга Настя, среди вражьих туч
  Лишь только ты одна - моя отрада!
  Ответь же безбоязненно, не мучь:
  Чего ты хочешь? Что тебе, свет, надо?
  Исполню всё, единственный мой друг,
  Сожгу полцарства длани мановеньем!..
  Я без тебя лишь пленник, а вокруг -
  Шуты с кинжалами и каты на коленях.
  И льстивые улыбки на устах,
  Как в склепах древних мрачные виденья.
  И своевольство вечное, и страх
  Пред правежом единого владенья!
  На части размывается душа
  Песком речным. И негде ухватиться
  За берег, за былинку камыша...
  Так дай же руку, милая царица!
  
  4. Малюта Скуратов
  (Тюремное подземелье)
  
  МАЛЮТА СКУРАТОВ: (в сторону)
  Я сам - условно узник темницы,
  Не жизнь, а подземная пытка!
  А царь наверху веселится,
  Заморские хлещет напитки.
  А я тут, в кромешном аду,
  Царёво дело блюду!..
  И харкают в спину Малюте,
  И кличут Малюту: "Палач!"
  Эка невидаль! Что же, поплюйте,
  Не обижусь - я тёртый калач!
  (Кашляет)
  Проклятая затхлая сырость,
  В подвальном охвате - Россия!..
  Пора, впрочем, браться за дело.
  Идёт кто-то чую, да, да!
  А как уже всё надоело...
  (Кричит своим подручным)
  Эй, хлопцы,
  другого сюда!

  (Двое подручных вталкивают поляка Ярослава Бойчевского)
  В это же время в темницу спускается князь Курбский.

  МАЛЮТА: (Бойчевскому)
  Ну так что, признаваться будем?
  Воровал супротив царя?!
  Отвечай, крамольник, Малюте.

  ЯРОСЛАВ БОЙЧЕВСКИЙ:
  Ничего не ведаю я.

  МАЛЮТА:
  Так отведаешь, вор, горячих,
  На дыбе повисишь, смутьян!
  Будь слепой ты, так станешь зрячий,
  Коли трезвый - так будешь пьян!
  А немой, - так под пыткой лютой
  И немой глаголить учнёт!
  Не перечют, подлюга, Малюте,
  Мне никто никогда не врёт!

  КУРБСКИЙ:
  Да, Малюта Скуратов - сила!
  Поглядеть: что кулак, что рост!..
  Только есть ведь ещё Россия,
  Ты Россию позоришь, пёс!
  Кровь боярства сосёшь вампиром,
  Ты, заплечных дел енерал!..

  СКУРАТОВ: (зло)
  Убирайся, князь, лучше с миром,
  Кабы я и тебя не прибрал!

  ЯРОСЛАВ БОЙЧЕВСКИЙ:
  Князь, всевышнего ради, послушай
  Недостойного смерда:
  Ни в чём
  Не виновен я, хоть мою душу
  Вынь из тела!

  СКУРАТОВ: (подручным)
  Пожалуй, начнём!
  Посадите изменника на кол
  Для начала,
  Потом поглядим...

  КУРБСКИЙ:
  Ты не сделаешь это, собака!

  СКУРАТОВ: (подручным)
  Что стоите, займитесь-ка им!

  (Подручные хватают Бойчевского и пытаются посадить его на кол. Он отбивается. Курбский обнажает саблю).

  КУРБСКИЙ:
  Я шутить не привык, Скуратов,
  Раскрою - ищи виноватых!..
  Отпусти несчастного, кат!

  СКУРАТОВ: Что ж, сочтёмся с тобой ещё, брат!
  
  
  
  5. Измена
  (Царские палаты)
  
  Царица АНАСТАСИЯ: (задумчиво поёт)
  
  Не тужи ты по мне,
  Моя матушка,
  Слёз горючих по мне
  ты не лей!..
  Даже самая малая
  пташечка
  По весне ведь поёт
  Веселей.
  Даже самая малая
  пташечка
  По весне себе ладит
  гнездо...
  Не тужи ты по мне,
  Моя матушка, -
  Не согнут меня немочь
  и зло!
  Не тужи ты по мне,
  Моя матушка,
  Ведь мой суженый добр
  и умён!
  Как там малые наши
  ребятушки?
  Как под окнами
  старый наш
  клён?..

  (В палату входит князь Курбский).

  АНАСТАСИЯ: (оборвав песню)
  Князь Андрей, как рада вас видеть!
  Ходят слухи... с Казанью война?

  КУРБСКИЙ:
  За прежние наши обиды,
  За Батыгу ответит она!
  За Казанью и Астрахань ляжет
  Под ударам российских дружин.
  Там Сибирь, там и Таврия даже!
  Земли эти нам зело нужны.

  АНАСТАСИЯ:
  Князь, о землях ли только забота?
  Ну а счастье, оно для кого?

  КУРБСКИЙ:
  В нашей бранной царёвой работе
  И не надобно вовсе его!

  АНАСТАСИЯ:
  А любовь? Ведь нельзя же, нельзя же,
  Князь Андрей, взять любовь под стражу!
  Если смерть угрожает даже.
  Князь Андрей!..

  КУРБСКИЙ:
  Пропадай моя голова же!
  (Обнимает и крепко целует Анастасию в губы)
  Вот ответ мой, лада!..
  Безумный,
  На царя я руку поднял!..

  АНАСТАСИЯ:
  Не спеши, мой князь, Грозный в думе.
  Совещанье будет полдня!
  Боже мой, как сладка измена!
  Хоть минутка, да всё же моя...

  КУРБСКИЙ:
  Полно!
  В царских покоях и стены
  Всё с ушами, думаю я.
  Я тебе напишу из Казани,
  Будет тут от меня человек...
  (Понижает голос до шёпота)
  Я замыслил,.. но это меж нами, -
  За границу, к полякам, побег!
  Царь жесток. Он измен не прощает!
  Значит ты можешь ехать со мной.
  Так ответь же, ответь, обещаешь?

  АНАСТАСИЯ: (в испуге)
  За границу?..
  Бежать?..
  Боже мой!..
  (Анастасия падает в обморок. Курбский поспешно покидает палаты).
  
  
   II Часть
  
  1. Под Казаныо
  
  ШИБАНОВ: (Курбскому)
  - Слава вам, светлый князь!
  Дело сделано верно.
  Бежит татарская власть
  В крови своей по колена.
  Крепкие стены башен
  Наши полки смели,
  И - шлёт боярин Адашев
  Поклон от русской земли!

  КУРБСКИЙ:
  - Спасибо, слуга, спасибо!
  Встань же с коленей, встань...
  Лежит, как большая рыба,
  У берега Волги Казань.
  Полки наши выйдут к Уралу
  И Астрахань, верю, возьмут.
  Но этого, брат мой, мало,
  Это для нас не труд!
  Я мыслю земли славянские
  В одну державу свести!
  Потому и велено в Брянске
  Коней моих тайно пасти...
  Царь не любит подобных слухов,
  Он последнее время хмур.
  И луна, брат, имеет, ухо,
  Сторожит недорезанных кур...
  И петух не поёт во весь голос,
  Опасаясь случайных бед...
  Слышал я, опричники волость
  Не одну свели на тот свет!

  БОЙЧЕВСКИЙ:
  - Мы воюем, князь, мы воюем,
  По неделе не сходим с седла.
  Мы своей головой рискуем,
  Для царя беря города!
  Мы татарские сабли тупим,
  Словно косы на острых камнях...
  Глупо, князь, до чего же глупо
  Польской шляхте быть в холуях!
  Ведь ты тоже поляк, я знаю,
  Наша кровь тебя выдаёт!
  ...Юность, юность, - в Бахчисарае
  Ты текла, как солёный пот.
  Вот бы, князь, убежать на волю!
  Нескончаемый жизнь наша плен!..
  И всё молимся мы, и не спорим,
  И никак не встанем с колен.
  Эх, земляк, говорят, что где-то,
  Гам, в осколках Синей орды,
  По дорогам лента рассвета
  Кровяные роняет следы.
  Там живут по своим законам,
  Без коварной московской руки.
  Те места называются Доном,
  А людей зовут казаки.
  Вот бы - к ним по степи без края,
  Где под каждым кустом - казна!
  Где большим - на всех - караваем
  Светит солнце, а ночью - луна.
  Где опричников нет и в помине,
  Где жена, коль догонишь - твоя!..
  И плывут облака белой глиной,
  Поливая дождями поля.
  Отвечай же, князь, без утайки,
  Коль удачею ты ведом...

  КУРБСКИЙ:
  - Ты хмелён, чай, брат! Полезай-ка
  Отоспись, я скажу потом.
  У меня к тебе поручение,
  Только, чур, об этом молчок!..
  Старый лес в берёзовой пене
  Рассылает всюду сорок...
  Ты заставы пройди незаметно
  И вот это письмо, как змей,
  Передай, брат, плодом запретным
  Там, в Москве белокаменной, -
  Ей!..
  Ведь ты сделаешь это, рыцарь?! -
  Польшу издавна славят мечи...
  Сам Господь поможет укрыться -
  Ты, брат, только шибче скачи!

  БОЙЧЕВСКИЙ:
  - С огнём, князь, играешь, с огнём!
  Коварна птиц хищных стая...

  ШИБАНОВ:
  - А мы в огонь не плюём -
  Шапками закидаем!

  БОЙЧЕВСКИЙ:
  - Зачем тебе баба, князь?
  В бою десяток добудем!

  ШИБАНОВ:
  - Плавал в речке карась,
  Да в сети попал к Малюте...
  Под светлым ликом Христа
  Мы вольности с князем вызволим:
  Я слышала Москве кочета
  Уже гуляют, меж избами.
  Там, верно, сейчас разлад
  И твёрдого нет правления.
  Ты дай мне, князь, двух солдат -
  Я справлюсь с сим поручением!
  Ведь ночи теперь длинны,
  А дни, не к добру, короче...
  И едет войско с войны,
  Победу к седлу приторочив...
  
  2. Бунт на Москве
  (Усадьба Глинских)
  
  АЛЕКСЕЙ АДАШЕВ:
  - Пожар, проклятый пожар
  На Москву обрушился адом,
  И вороны шайкой татар
  Клюют обгоревшую падаль.
  Беда, князь Глинский, беда,
  Эти жадные птицы близко!
  Здесь всякий найдет без труда
  Дом ненавистных Глинских.
  Вот слышу стучатся, слышу!
  Я их пока отвлеку,
  А ты спасайся по крыше,
  То смерть заносит клюку!

  ГЛИНСКИЙ:
  А дом?.. Ты в своем уме ли?!
  Дурак, всё прахом пойдет,
  Ведь тут мундиры, шинели,
  Капуста в кадках и мёд.
  Не дам разорять, хоть тресни,
  Уж лучше висеть в петле!
  Стоит, я знаю, на Пресне
  С дружиной мой брат Олег
  Разгонит он смердов быстро,
  Засадит проклятых в тюрьму...

  АДАШЕВ:
  - К пожару достаточно искры,
  А смуты губят страну!..
  Не поспеет на помощь никто нам,
  Да поможет, князь Глинский, Бог!

  ГЛИНСКИЙ:
  На твоих паршивых иконах
  Он, наверно, вовсе оглох!

  АДАШЕВ: (про себя)
  "О, господи, ломают... началось
  Волнение на море.
  Где же пристань?..
  И Глинские, как в горле чьем-то кость,
  Кровавые российские министры!"
  
  (Врываются восставшие во главе с Василием Шибановым).

  ВАСИЛИЙ ШИБАНОВ:
  Князь?.. Не ждал! Опустите пике.
  Эти двое мои, шабаш!

  ГЛИНСКИЙ:
  - Что за шум, друзья, что за крики?
  Прошу очистить этаж!
  Вы ведь верно не знаете, правда,
  Да откуда вам это знать!
  Всем вам избы выстроит завтра
  Государыня наша - мать!
  Верьте мне, разбойнички, прошэ, -
  После этих пасмурных дней...

  ШИБАНОВ:
  - С нас живьем посдирают кожу
  И кнутом засекут детей!
  Хватит, князь, мы слушали долго,
  Нас выклевывал град войны.
  До сих пор по берегу Волги
  Ребра ратей обнажены.
  Ты там, прихвостень, был? Ты слышал,
  Как над ухом поет стрела?
  И бегут по степи, как мыши,
  Басурманы с криком "Алла!".
  Ах, ты можешь бесчестить девок?
  На конюшне драть мужиков?
  По себе помню, кнут ваш крепок,
  Так тащите ж сюда его!

  (Несколько человек бросаются исполнять его приказание).

  ГЛИНСКИЙ:
  - Ты не смеешь, раб, это сделать!
  Ваши руки ещё коротки.
  Нy а я могу даже с неба,
  Дотянувшись, сорвать портки!
  Вы ответите, вы ответите,
  Будет кара небес страшна!..
  Пролетит на чёрной карете
  По деревням вашим война.
  Той беды на знавали предки,
  Одолеет лихо людей...

  ШИБАНОВ: (подручным)
  - Что раскрыли свои гляделки?
  Ну-ка вздернуть его живей!
  
  (Князя Глинского вешают).
  
  3. Грозный и Внутренний Голос
  
  ГРОЗНЫЙ:
  - Коварные, коварные змеи
  На груди пригрелись моей.
  Вчера обвинён в измене
  Адашев сын, Алексей!
  Москва дымит головешкою,
  А солнце над ней - как нимб...
  Я должен, должен не мешкая
  Тайно выехать в Крым!
  Как можно, как можно такое
  Царю узнавать сполна?
  Даже в Кремле, в покоях,
  Мне неверна жена!
  Чрево своё насытя
  Красным квасом зари,
  Луна, как баба в корыте,
  В пене тумана стоит...
  К тому ж (сии вести верны):
  Вербуя ратных людей,
  План родовой измены
  Нянчит Курбский Андрей.
  И - уповая на беса,
  Коварный, право, народ -
  Литва следит с интересом
  За нами который год.
  И гордо всё презирая,
  Упорно сбирает рать...
  Мне надо в Бахчисарае
  Смутные дни переждать!
  
  ВНУТРЕННИЙ ГОЛОС:
  - Иван, ты спятил похоже?
  Ведь в самой дрянной из юрт, -
  С такой московскою рожей, -
  Тебе и в глаза наплюют!
  Хоть, внемля умыслу злому,
  Хотелось бы кое-кому
  Найти нам с тобой хоромы
  На время в тёплом Крыму!
  Но - зная русичей плохо -
  От наших мечей падут...

  ГРОЗНЫЙ:
  - Экий же ты пройдоха,
  Внутренний Голос, и плут!
  - Знаешь, много, начитан...
  А мне легко щеголять
  В шапке царя знаменитой
  И сыновей убивать?
  С хитрым боярством спорить,
  С Малютой хлестать вино?..
  Жизнь - это просто море,
  А умер - иди на дно,
  Чтоб в лик твой не тыкал пальцем
  Самый последний смерд...
  Я, братец, хотел бы зайцем
  В веках замести свой след!
  
  4. После казни Шибанова
  (Польская граница)
  
  КУРБСКИЙ:
  - Третий день - да хранит нас Бог! -
  Залегли мы в болотах войском,
  Лишь дозор, как волк, вдоль дорог
  Изучает границу польскую.
  На Москве казнили Шибанова -
  Словно ком, вырастает молва!
  Но не вырастет, знаю, заново
  На плечах его голова!
  Даже Бог не в силах на место
  Посадить её, как цветок...
  У дороги берёза-невеста
  Третий день глядит на восток.
  Третий день дозоры на вышках
  Не спускают с дороги глаз,
  Домовины тяжёлой крышкой
  Опускается ночь в третий раз!
  На Москве казнили Шибанова...
  Потому, знать, в Полесских лесах
  Собирается сила панова
  В алых шапках и жупанах.
  Чтоб потом вдруг - звериными тропами -
  Сквозь гнилые пади болот
  Против русской земли из Европы
  Вновь начать жестокий поход!
  
  5. Жизнь - это море
  (Москва)
  
  ГРОЗНЫЙ: (Бойчевскому)
  - Тебя всё равно повесят,
  Смерд, так ответь же мне:
  Сколько у вас в Полесье
  Пушек и сколько коней?
  Сколько у вас пищалей?..
  И скажи мне, вор, может быть,
  Вам здесь, в Москве, обещали
  Ворота тайно открыть?

  БОЙЧЕВСКИЙ:
  - Ворота нам не помеха,
  Царь, мы другого ждём...
  Мы на Москву - не для смеха -
  Приехали б с новым царём!
  Страшись, государь, обмана -
  Живёшь в Кремле иностранцем!
  Встают на Дону атаманы,
  Встают на Руси самозванцы...
  Ты можешь меня повесить,
  Но думаешь я один?
  Об этой коварной мести
  Прознает мой господин!
  Ты думаешь мне дороже
  Златых палат мишура
  Чем дни, что я славно прожил,
  Гуляя в корчме до утра.
  Так чем меня, царь, испугаешь -
  Грозный московский росс?
  Свою ты страну караешь,
  Меня же - хранит Христос.

  ГРОЗНЫЙ:
  - Тогда ты не будешь повешен:
  Я тотчас велю во двор
  Согнать и конных, и пеших -
  Сложить для тебя костёр.
  Поджарит огонь твои пятки -
  С царём, смерд, шутки лихи,
  И в Польше далёкой вряд ли
  Замолят твои грехи.

  ВНУТРЕННИЙ ГОЛОС:
  - Замолят, Иван, замолят,
  Хоть кровь совсем не вино,
  Быть добрым ты, царь, не волен.
  Ты сам говорил давно,
  Что жизнь - это просто море,
  А умер - иди на дно!
  
  1981 - 1986
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"