Малухин Сергей Сергеевич: другие произведения.

Давняя-давняя Крымская война

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  1) Причины войны, силы сторон.
  Война между Россией и Турцией 1828-29 годов не решила т.н. "восточный вопрос".
  Официальным поводом к новой войне стал спор о юрисдикции Святых мест в Палестине, которой тогда владела Османская империя. Султаном был слабовольный и нерешительный Абдул-Меджид. Европейским католикам покровительствовала Франция и её император Наполеон III. Интересы православных представляла Россия, управляемая императором Николаем I. В нарастающий конфликт активно вмешалась Великобритания с королевой Викторией и знаменитым интриганом премьер-министром Г. Дж. Пальмерстоном. Старанием и амбициями этих личностей война была предрешена.
  Царь Николай I не стал вести долгой и хитрой дипломатической игры, а решил нанести Турции военное поражение, захватить Проливы: Босфор и Дарданеллы, и диктовать Стамбулу свою волю.
  В феврале 1853 г. в столицу Турции прибыл чрезвычайный посол - князь А. С. Меншиков. Он с ходу предложил туркам ультиматум: открыть для свободного посещения христианские святыни в Палестине, дать особые привилегии для России, православные подданные султана получают покровительство русского царя. Но вскоре в Стамбул приехал английский посол Стредфорд-Редклиф и начал антироссийскую игру, подкупом и щедрыми посулами побуждая султана и его окружение к войне. Великобритания и Франция обещали Турции всевозможную помощь, вплоть до активной военной. Две другие ведущие европейские державы: Австрия и Пруссия также не поддержали Россию, хотя и собирались объявить нейтралитет. Российская империя осталась в одиночестве, но не отступилась от своих амбиций.
  В мае 53 года Османская империя отвергла ультиматум русских. 21 мая князь Меншиков разорвал дипломатические отношения и уехал. Англо-французская боевая эскадра прошла пролив Дарданеллы. Война стала неизбежной.
  К этому моменту силы противоборствующих сторон были такими:
  Российская армия имела 30 пехотных дивизий и 6 отдельных бригад, 15 кавалерийских дивизий, 106 пеших и 29 конных батарей. Кроме того, были ещё казачьи войска и при них 26 конных казачьих батарей. Всего имелось более 1000 орудий полевой артиллерии. К началу войны вооружение и подготовка войск являлись устаревшими, что ставило Россию в невыгодные условия по сравнению с ведущими европейскими державами.
  Большая часть русской армии стояла вдоль западной границы, напротив Пруссии и Австро-Венгрии.
  Британская армия - 103 пехотных батальона, 26 конных полков. В артиллерии: 12 арт.бригад и 1 конноартиллерийская бригада по 8 батарей, всего 270 полевых орудий.
  Французская армия - 330 тыс. человек в пехоте, 68 тыс. человек в коннице (60 полков). В артиллерии: 7 пехотно-артиллерийских полков и 4 конноартиллерийских полков из 12-14 батарей, всего около 1200 полевых орудий.
  Европейские армии и флоты были более современны и лучше вооружены, по сравнению с русской.
  Турецкая армия - с 1830-х годов проводила реорганизацию по европейским образцам, но к началу войны была ещё слаба и плохо обучена. 6 армейских корпусов включали по 1 пехотной и 1 конной дивизии, 1 арт.полк из 6 конных и 9 пеших батарей. Кроме того имелся 1 резервный арт.полк и 3 полка гарнизонной артиллерии, всего свыше 420 полевых орудий.
  
  Русские войска 21 июня (3 июля) 1853 г. перешли пограничную реку Прут и в короткое время оккупировали Молдавию и Валахию, вассальные княжества Османской империи.
  27 сентября (9 октября) Турция отправила России ультиматум, а 4 (16) октября объявила войну северному соседу.
  
  2) Первые сражения: бои на Дунае, Синопский морской бой. Первый период войны - октябрь 1853 - август 1854 г.
  Дунайская армия под командованием князя М. Д. Горчакова (1793-1861 г., генерал-от-артиллерии, генерал-адъютант) сначала включала 4-й и 5-й армейские корпуса со своей артиллерией и с тремя казачьими полками. Затем на Балканы прибыл 3-й корпус, и в армии стало 132 батальона пехоты, 147 эскадронов и сотен конницы, 406 пушек. Всего 82 тысячи солдат и офицеров.
  Русским противостояла стоявшая за Дунаем 150-тысячная армия турок, под командованием генерала Омера-паши (хорват М. Латтас). Военные действия начались во второй половине октября.
  Одним из первых серьёзных сражений этой войны стал бой у села Олтеница, 23 октября (4 ноября) 1853 г.
  У этого села стояли три сотни 34-го казачьего полка с двумя орудиями на конной тяге. На другом берегу Дуная, напротив устья р. Арджеш и вокруг города Туртукай расположились главные силы турок с самим Омером-пашой. 8-тысячный турецкий отряд с 18 пушками беспрепятственно форсировал Дунай. С правого берега их маневр обеспечивали ещё 35 пушек.
  Приказ выбить обратно переправившегося врага получила 1-я бригада 11-й пехотной дивизии. Бригадой командовал генерал Данненберг. У него было два полка: Якутский, командир - полковник Бялый и Селенгинский, командир - полковник Сабашинский. Всего к операции привлекли 8 батальонов пехоты (6 тысяч солдат), 24 орудия и 6 эскадронов улан. Для помощи и координации командование отрядило трёх генералов: Павлова, Охтерлоне, Сикстеля.
  Русская артиллерия точным огнём подавила огонь турецкой, поддержала атаку нашей пехоты и отразила наскок турецкой конницы. Но русские не знали местности и совершавшие обход два батальона вместе с генералом Охтерлоне попали в топь. 6 батальонов под прицельным огнём всё же дошли до турецких полевых укреплений. Но янычары уже отступили. Тогда генерал Данненберг дал приказ отойти и русским.
  Наши уланы в бою не участвовали. Русские потеряли 1000 человек, в т.ч. половину офицеров. Потери турок: 2000 и двое пашей.
  Хотя разгромить турок не удалось, но после этого боя они отступили на свой берег и два месяца активных действий не предпринимали.
  18 (30) ноября 1853 г. произошло единственное в этой войне крупное морское сражение.
  В Синопской бухте, под прикрытием береговых батарей стоял турецкий флот: 7 фрегатов, 2 корвета, 2 парохода, 1 шлюп, 2 транспорта. Флотом командовал капудан-паша (адмирал) Осман-паша.
  Черноморская эскадра вице-адмирала П. С. Нахимова в составе: 6 линейных кораблей, 2 фрегата, несколько малых судов, неделю блокировала порт.
  Турки не ожидали от русских нападения. К тому же начались зимние шторма. Даже англо-французский флот из Проливов не решился войти в Чёрное море. Однако, адмирал Нахимов смело атаковал врага прямо в его логове.
  Вся операция заняла семь часов короткого осеннего дня. Жаркий бой в Синопской бухте шёл 3 часа. Огнём русской корабельной артиллерии береговые батареи были подавлены, все турецкие корабли потоплены, кроме 20-пушечного парохода "Таиф". Его капитан, англичанин Слэд, воспользовался своим преимуществом хода перед парусными кораблями, прорвал фронт русских и ушёл на запад. В конце боя к Синопу подошёл отряд вице-адмирала В. А. Корнилова в составе трёх пароходов. Пароход "Одесса" погнался за "Таифом" и обстрелял его, но настичь не смог. В основном бою особенно отличился ЛК "Париж" под командованием контр-адмирала В. И. Истомина. На наших кораблях впервые были применены картечницы - малокалиберные полуавтоматические пушки с 5 - 25 стволами делающие картечью (шрапнелью) до 600 выстрелов в минуту.
  Затем русские корабли чинились на рейде Синопа, чтобы дойти до родного порта через бурное море. Эскадра вышла обратно в Севастополь в ночь на 20 ноября.
  23 декабря (04.01.1854) британо-французский флот вошёл в Чёрное море.
  25 декабря (06.01.1854 г.) произошло очередное сухопутное сражение. На сей раз у села Четати на р. Дунай. Здесь находился отряд полковника Баумгартена: 3 батальона пехоты, 2
  эскадрона конницы, 6 орудий. Внезапно их атаковали турки, скрытно переправившиеся на левый берег: 15 тыс.пехоты, 3 тыс.конницы, 24 пушки. На восточной окраине Четати русские два часа стойко отбивали атаки турок, но затем отступили в село. Турецкая кавалерия при поддержке 6 пушек обошла их. Русские контратаковали и отбили 2 орудия. В жестоком бою все арт.заряды были расстреляны, наша прислуга перебита. Поручик Липарский банником отбивал наседавшего врага. В критический момент боя подоспел отряд генерал-майора Бельгарта: Одесский егерский полк, два эскадрона Варшавского гусарского полка, 6 пушек. Туркам пришлось ретироваться на исходные позиции, потеряв до 3500 человек. Наши потери - 2000 убитых и раненых.
  В следующих боях у Журжу (г. Джурджу), 22 января (3 февраля) 1854 г. и позднее, у Кэлэраша попытки турок форсировать Дунай и перейти в наступление, также были отбиты. Русская артиллерия нанесла чувствительные удары по турецкой Дунайской флотилии возле Систова и Никополя.
  В бою у г. Кэлэраш 20 февраля (4 марта) исход сражения решили активные действия нашего левого фланга, которым командовал один из лучших командиров Дунайской армии генерал Хрулёв. Смелой атакой был разбит 6-тысячный отряд турок. Тот же Хрулёв одержал победу над турками Омер-паши под Туртукаем, в результате чего вся армия Горчакова получила возможность переправиться через Дунай у Систова.
  Тем временем, 9 (21) февраля 1854 г. Российская империя отвергла ультиматум западных стран и прервала дипломатические отношения с Великобританией и Францией, в ответ на их вмешательство в конфликт с Османской империей.
  11 (23) марта 45-тысячная русская армия, со 168 пушками, под командованием фельдмаршала И. Ф. Паскевича форсировала Дунай у Браилова, Галаца, Измаила. Русские штурмом взяли укрепления крепости Тульча и вторглись в Добружду, намереваясь прорваться в Болгарию.
  27 - 28 марта Великобритания и Франция, в свою очередь также объявили войну России, и перешли к активным боевым действиям. 30 марта (11 апреля) Российская империя объявила войну Франции и Англии.
  Австро-Венгрия вступила в оборонительный союз с Пруссией направленный против России. С разрешения турецких властей, 20 апреля 50-тысячная австрийская армия из Галиции и Трансильвании вступила в дунайские княжества. Были недружественные, угрожающие действия и от Швеции. Поэтому бОльшая русских сил была вынуждена находиться у западных границ и в Прибалтике.
  10 (22) апреля англо-французская эскадра обстреляла порт Одесса. У союзников было 9 пароходо-фрегатов и 19 парусных линейных кораблей, в т.ч. 6 - 120 пушечных и 13 - 80 пушечных.
  Комендантом Одессы был барон Остен-Сакен. Город с моря защищали всего лишь 6 батарей с полевой артиллерией: батареи Љ1 и Љ4 имели по 8 пушек, батареи Љ2 и Љ5 по 6 пушек, батарея Љ3 - 16 пушек, батарея Љ6 - четыре 24-фунтовые пушки.
  Батареей Љ6, которая стояла на оконечности практического мола севернее города, командовал прапорщик Щёголев. Против неё было направлено все 9 пароходов и 84-пушечный линейный корабль. Все вместе они имели 350 орудий, суда могли свободно маневрировать в море. Но маленькая батарея приняла бой. Перестрелка длилась 6 часов, пока все русские орудия не вышли из строя. Прапорщик Щёголев вывел остатки орудийной прислуги в безопасное место.
  В южной части Одессы сражались с врагом батареи Љ1, Љ2 и Љ3. Попытка интервентов высадить здесь десант не удалась. Десантные лодки были обстреляны картечью и бесславно вернулись на корабли.
  Город и его порт также подверглись вражеской бомбардировке. В гавани сгорело несколько торговых судов.
  Флот европейских держав ещё несколько дней крейсировал вблизи Одессы пока английский пароход "Тигр" не сел на мель и был расстрелян из русских пушек. Команда корабля - 225 человек взята в плен. После этого союзная эскадра ушла от Одессы.
  Весной продолжились военные операции на Балканах.
  5 (17) мая русская армия осадила крепость Силистра (Силистрия). Осадными работами, расстановкой батарей руководил талантливый военный инженер Э. И. Тотлебен (1818-84).
  Активно действовал отряд генерала Хрулёва. Он занял дунайские острова, а в конце мая - начале июня составил авангард со стороны Шумлы, и успешно отражал атаки турок.
  Силистру русские взять всё же не смогли, и 9 (21) июня отступили, ввиду угрозы австрийцев, вступивших в дунайские княжества, и высадки англо-французских войск в Варне.
  Под этой крепостью был серьёзно контужен ядром главнокомандующий граф И. Ф. Паскевич. 1 июня он снова сдал командование генералу М. Д. Горчакову и отбыл в Россию. В январе 1856 г. он скончался в Варшаве.
  К 19 июня (1 июля) главные силы русских были развёрнуты против Австрии, против турецких войск были оставлены усиленные заслоны. 23-25 июня (5-7 июля) 50-тысячная турецкая армия атаковала у города Журжа 6-тысячный отряд генерала Ф. И. Соймонова. После непродолжительного боя русские отступили к Бухаресту.
  Тем временем, соединённый англо-франко-турецкий флот (34 линейных корабля, 55 фрегатов) блокировал в Севастополе русский Черноморский флот (14 линейных кораблей, 6 фрегатов, 6 пароходов).
  В начале июля три французские пехотные дивизии вышли из Варны в поход к Дунаю. Однако вскоре они бесславно вернулись, потеряв более 2000 солдат от голода, зноя, эпидемии холеры. В военных лагерях возле Варны умерло ещё свыше 10 000 человек.
  В виду бесперспективности своего нахождения на Балканах, русские войска 2 августа начали планомерный отход за реку Прут и к сентябрю 1854 г. все части и отряды вернулись в пределы Российской империи.
  И всё же царское правительство отвергло новое предложение о мире от европейских стран и не согласилось на их условие: не угрожать Османской империи. Война приближалась к своему апогею.
  И хотя боевые действия велись во многих районах земного шара: и в Северном Ледовитом океане, и на Камчатке, на Балтике и на Кавказе, эпицентром этой войны, в которую в той или в иной степени были вовлечены все ведущие государства того времени, стал полуостров Крым.
  
  3) Война на Кавказе: октябрь 1853 - август 1854 г.
  На Кавказском ТВД главные силы русских были заняты в Кавказской войне 1817-64 гг. с северными горцами. В гарнизонах закавказских крепостей Ахалцих, Ахалкалаки, Александрополь, Эривань было только 5000 солдат. С началом войны из Крыма морем была переброшена пехотная дивизия - 16000 человек. Кроме того, сформировано армяно-грузинское ополчение численностью до 10000 человек. Таким образом, к началу активных боевых действий в Закавказье в распоряжении генерала В. О. Бебутова было около 30000 бойцов.
  В восточной армии турок у генерала Абди-паши было 100 тысяч солдат.
  15 (27) октября 1853 г. турки захватили пограничный Пост Св.Николая, расположенный на берегу Чёрного моря. Одновременно 40-тысячный корпус двинулся на Александрополь. 18-тысячный отряд из Ардагана через Боржомское ущелье пошёл на Тифлис.
  Турки окружили Ахалцих, но их отряды были поочерёдно разбиты у с. Баяндур 2 (14) ноября и у с. Ацхур 6-7 (18-19) ноября, и отступили. 14 (26) ноября у Ахалциха их разгром довершил 7-тысячный отряд генерала И. М. Андронникова.
  Главные силы противников сошлись 19 ноября (1 декабря) 1853 г. в сражении при с. Башкадыкларе, в 35 км. восточнее Карса. Генерал Бебутова с 11 тыс.солдат при 32 пушках одержал победу над сераскиром Ахмет-пашой с 36 тыс.солдат и 46 орудиями. Турки потеряли более 6000 человек, наши около 1500.
  Зимой горные перевалы закрылись, и боевые действия были прекращены.
  В мае 1854 г. 120-тысячная армия турок под командованием Мустафа-Зариф-паши и английского генерала Р. Гюйона возобновила наступление. Корпус русского генерала князя Бебутова насчитывал уже свыше 40-тыс.человек, но значительные силы: 18 тысяч, были заняты до июля отражением набегов горских банд Шамиля на Восточную Грузию.
  27 мая (8 июня) 3000 русских у с. Нигоити, около Батуми, вступили в бой с 12000 турок. А 4 (16) июня 13-тыс.отряд генерала Андронникова разбил 34-тыс.корпус врага на реке Чорох.
  17 (29) июля на Чингильском перевале произошёл встречный бой 3500 русских с 20-тыс. Баязетским отрядом турок. Русские победили и 19 (31) июля заняли крепость Баязет вблизи с границей Персии.
  24 июля (5 августа) 1854 г. состоялось сражение главных сил обеих армий при с. Кюрюк-Дара. Там находился лагерь русских, а турки наступали на Александрополь. У князя Бебутова было 18 тысяч солдат и 72 пушки. У турецкого генерала Мустафа-Зариф-паши было 60 тысяч солдат и 64 орудия. Турки стояли в 15 км. севернее русских возле Хаджи-Вамо. Они решили атаковать противника двумя колоннами: правая - 19 батальонов пехоты, 16 эскадронов конницы, 32 пушки, под прикрытием горы Караял должна была внезапно атаковать по фронту; левая - 22 батальона и 22 эскадрона, совершала обходной маневр.
  Но русские не стали дожидаться пока превосходящие силы турок сомнут их, а смело пошли навстречу врагу. Гору Караял штурмовал отряд генерал-лейтенанта Белявского. Тверской драгунский полк лихо атаковал и изрубил прислугу турецкой артбатареи. Вражескую пехоту атаковал Нижегородский драгунский полк при поддержке Донской казачьей батареи есаула Кульгачёва. Турки начали отступать.
  В центре бой был ещё напряжённее. Здесь у турок были главные силы и 36 пушек. Здесь основной удар приняла Кавказская гренадёрская бригада со своей артиллерией. Гренадёры контратаковали противника, активно действовала артиллерия полковника Лагоды. Особенно отличился поручик-артиллерист Давыдов. Турки и здесь не выдержали накала боя и бежали.
  На правом фланге генерал Багговут только лишь с 6 ротами пехоты, 29 эскадронами и сотнями кавалерии и с 12 пушками обратил в бегство 15 батальонов пехоты, несколько полков конницы и 3 артбатареи врага.
  К часу дня бой закончился полным разгромом турецкой армии. Янычары потеряли более 3000 убитыми, 5000 раненными, свыше 2000 пленными и 15 орудий. До 12 тысяч человек дезертировали. Остатки турецких войск ушли в крепость Карс. Потери русских составили свыше 500 убитыми, 2500 раненными. Не имея достаточно сил преследовать врага, русские вернулись в свой лагерь.
  
  4) Боевые действия на Балтике и на Севере в 1854 г.
  Летом 1854 г. в Балтийское море вошла англо-французская эскадра под командованием вице-адмирала Ч. Нейпира и вице-адмирала Парсеваль-Дешена: 11 винтовых и 15 парусных линейных кораблей, 32 пароходо-фрегата, 7 парусных фрегатов. Интервенты блокировали русский Балтийский флот (26 парусных линкоров и 9 фрегатов, 9 пароходо-фрегатов) в Кронштадте и Свеаборге. Но русские впервые в мире поставили у своих гаваней: Або, Ревель, Свеаборг, Кронштадт минные заграждения, и европейцы не решились их атаковать.
  Швеция не нарушала свой нейтралитет.
  Всё лето союзники блокировали побережье Финляндии, бомбили с моря городки и деревни. Попытки высадки десантов в Экнес, Ганге, Гамлакарлсбю, Або были отбиты. Главными опорными пунктами русских в северной Балтике были: крепость Свеаборг и Аландские острова. 26 июля 1854 г. 11-тысячный десант союзников был высажен на Аландах у недостроенной крепости Бомарзунд. Операцией командовал генерал А. Бараге д"Иллье.
  Союзники действовали не спеша и планомерно, уверенные в своей силе. Ведь в крепости было только 1600 солдат и около 600 нестроевых. Комендант Бомарзунда - полковник Бодиско.
  Русские пушки были слабые, старого образца, их ядра не долетали до вражеских кораблей. 7 августа началась плотная осада крепости, а с 9-го массированный обстрел. но русские оказали упорное сопротивление и даже сумели повредить корабль "Леопольд". Доминантой обороны Бомарзунда была башня "С", с гарнизоном в 123 бойца во главе с инженер-капитаном Теше. Сильным артогнём интервенты её полностью разрушили и захватили 13 августа. Всего за неделю боёв союзники обрушили на Бомарзунд 120 тыс. снарядов. Потери обороняющихся убитыми и раненными составили до половины личного состава и крепость пала 16 августа. Остатки гарнизона были взяты в плен.
  Вражеским флотом, впрочем без особого успеха, были обстреляны порты: Оулу (Улеаборг), Васа, Або (Турку), Ганге (Ханко), Ревель, Рига, Кронштадт. Осенью союзники ушли из Балтики.
  В этом же году, 10-11 августа английский винтовой корвет "Минерва" вооружённый 16 пушками крупного калибра подошёл к посёлку Кола на Мурманском берегу. Здесь было всего 128 жилых домов. Гарнизон состоял из 50 человек инвалидной команды под командой лейтенанта Бруннера. Но и здесь русские люди дали отпор врагу. Ночью англичане обстреляли
  Колу из орудий, а наутро попытались высадить десант. Русские встретили их огнём из ружей. Интервенты 28 часов бомбили посёлок. Они разрушили две церкви, соляной и хлебный магазины. Уцелело только 18 домов. Но русские не спустили флаг и англичане убрались восвояси.
  Летом 1854 г. в Белое море вошла англо-французская эскадра. Были обстреляны береговые укрепления Архангельска, но попытка высадить десант отражена. 6 июля пароходо-фрегаты "Бриск" и "Миранда", на которых совместно насчитывалось 60 пушек, подошли к Соловецким островам. На стенах Соловецкого монастыря стояло 8 пушек мелкого калибра. Кроме того, на берегу находилась батарея из 2-х морских орудий. Батареей командовал фейерверкер Друшлевский. Гарнизон северной цитадели составляли воины инвалидной команды, монахи, богомольцы, приехавшие сюда на "Иванов день". В результате артиллерийской перестрелки стены и валуны Соловков практически не пострадали. А вот пароход "Миранда" получл пробоину в корпусе и англосаксы отошли от берега. 7 июля интервенты прислали парламентёра с требованием сдачи островов. Ультиматум был отвергнут. Архимандрит Александр провёл крестный ход вокруг стен монастыря. После этого враги более 9 часов обстреливали Соловки с предельной дистанции, а 8 июля ушли в море.
  
  5) Война на Дальнем Востоке, 1854-55 гг.
  Тихоокеанский регион впервые стал ареной сражений европейских государств. Буквально накануне Крымской войны Россия вышла на Дальний Восток крупными силами, были совершены важные открытия.
  Японию, прежде закрытую страну, посетила с дипломатической миссией эскадра адмирала Е. В. Путятина: фрегаты "Паллада", "Диана", паровая шхуна "Восток". В составе миссии был и писатель И. А. Гончаров, оставивший о своём путешествии интересные записки.
  С 1848 г. в устье Амура работала экспедиция капитана Г.И. Невельского. К старым портам на Охотском море, Аяну и Охотску, добавились новые поселения: Петровский пост, Николаевск, Де-Кастри, Мариинский (озеро Кизи), Хади (Императорская Гавань).
  После 1849 г. главный порт русского Дальнего Востока был перенесён из Охотска в Петропавловск-на-Камчатке. Туда назначен энергичный губернатор - генерал-майор В. С. Завойко.
  Иркутский генерал-губернатор генерал-лейтенант Н. Н. Муравьёв весной 1854 г. организовал и лично возглавил первый сплав крупных воинских сил по реке Амур. Подготовкой сплава руководил морской офицер П. В. Казакевич. Своими силами даже был построен речной пароход "Аргунь". Сплав начался от Шилкинского завода. В нём участвовало 76 судов, главным образом баржи и баркасы. По великой реке плыли забайкальские казаки, солдаты сибирских батальонов - всего 900 человек пехоты, две конных казачьих батареи. Это была только первая часть сил, предназначенных для занятия Россией новооткрытых земель в низовьях Амура и для укрепления Камчатки. Завершился 1-й Амурский сплав у Мариинского поста, в районе озера Кизи. Здесь в короткий срок было построено укрепление. Губернатор Н. Н. Муравьёв со своим штабом и отрядом казаков, летом, через озеро Кизи, тайгу и горы, прошёл к заливу Де-Кастри. Здесь его ждала паровая шхуна "Восток", капитан В.А. Римский-Корсаков. На шхуне генерал-губернатор совершил плаванье в Императорскую Гавань, на остров Сахалин и Амурский лиман. В это же время на Камчатку на парусном транспорте "Диана" были направлены инженер Мровинский, капитан 2 ранга Арбузов и 300 казаков с артиллерией.
  Ещё два русских корабля пришли на Камчатку с юга и юго-востока.
  26 апреля 1854 г. 44-пушечный фрегат "Аврора" ушёл из порта Кальяо (Перу), буквально из-под носа англо-французской эскадры, которая ожидала объявления войны, чтобы захватить русский одиночный корабль. Два месяца дерзкий фрегат плыл через Тихий океан, терпя невзгоды и лишения, добираясь до ближайшего отечественного порта. И хотя весь экипаж был крайне измучен и болен цингой, но 400 матросов и офицеров, пушки фрегата и сам командир - капитан 2 ранга И. Н. Изылметьев стали настоящим спасением для города на Камчатке. Вскоре в Петропавловск-Камчатский от Сандвичевых (Гавайских) островов подошёл и военный транспорт "Двина".
  Караулившая русские корабли союзная эскадра дождалась известий из Европы, но упустила наши суда. Только 25 июля от Сандвичевых островов они двинулись на Камчатку. В
  составе эскадры было 6 кораблей. Английские: линейный "Президент" с контр-адмиралом
  Прайсом, фрегат "Пик" и капитан Никольсен, пароходо-корвет "Вирейгоу". Французские: фрегат "Форте" с контр-адмиралом Де Пуант, бриги "Эвридика" и "Облигадо". На этих
  кораблях было 214 орудий, 2500 человек экипажей и морской пехоты.
  Во всём Петропавловске было всего только 2000 горожан, моряков и солдат. Однако, русские люди, заброшенные на край земли, сумели за короткое время укрепить природные оборонительные позиции. Гарнизон, 47-й флотский экипаж, казаки, ополченцы, которыми командовал полицмейстер Губарев, дали в сухопутные силы 930 бойцов. С фрегата "Аврора" и транспорта "Двина" сняли 29 орудий. Были выстроены 6 береговых батарей, на которых разместили 39 пушек. Но на каждую пушку было только по 37 зарядов.
  Батарея Љ1 "Сигнальная", находилась под высокой отвесной скалой, 5 пушек, 65 воинов, командир - офицер П. Ф. Гаврилов. Батарея Љ2 "городская", располагалась на окраине города у берега моря, 11 пушек, 129 воинов, командир - офицер, князь Д. П. Максутов (будущий последний Правитель Русской Америки). Батарея Љ3 "седловинная", в понижении сопок Сигнальная и Никольская, 5 пушек, 52 воина, командир - офицер, князь А. П. Максутов. Батарея Љ4 "кладбищенская", располагалась на окраине города, 3 пушки, 30 воинов, командир - мичман Попов. Батарея Љ5 "озёрная", находилась в озёрном дефиле, 5 пушек, 20 воинов, командир - капитан-лейтенант Королёв. Батарея Љ6, самая дальняя, скрытая от моря, за городом, 10 пушек, 32 воина, командир - К. Гезехус.
  17 августа вражеская эскадра встала на рейд Петропавловска. Пароход, подняв американский флаг, прошёл вглубь Авачинской бухты. Рекогносцировкой руководил сам Прайс. Английский адмирал сразу понял, что опоздал, что маленький город успел хорошо укрепиться. Предчувствуя поражение, на следующее утро, перед боем, командир эскадры застрелился.
  18 августа была проведена первая артиллерийская перестрелка. Потери и повреждения с обеих сторон были незначительны. На следующий день европейцы провели военный совет. Ставший главноначальствующим контр-адмирал Де Пуант решился на штурм Петропавловска.
  20 августа с 9 часов утра завязался артиллерийский бой: по нашим батареям било до 100 пушек врага. В щепки разбита батарея Љ1, лейтенант Гаврилов ранен. Батарея Љ4 "кладбищенская" также была подавлена. Тогда к кладбищу, на мыс Красный Яр, союзники направили десант - 600 человек. Десант был отбит яростной атакой 230 русских солдат и охотников-камчадалов. Тяжёлый бой шёл 9 часов. Активно действовали батареи Љ2 и Љ3, фрегат "Аврора" сделал 124 выстрела из своих пушек.
  На следующий день обороняющиеся ждали повторного штурма, но его не последовало. Союзники хоронили в Тарьинской губе адмирала Прайса и погибших матросов. Там же нашли двоих американских матросов и они согласились указать дорогу в обход Петропавловска с севера. Подготовка к новому штурму заняла несколько дней.
  Решающий бой состоялся 24 августа. Сильным корабельным артогнём были уничтожены батареи Љ3 и Љ5. Князь А. П. Максутов был смертельно ранен. На седловину высажен французский десант в 200 человек, а севернее Николиной горы (Никольская сопка) 700 англичан. Британцы захватили сопку и ринулись на городишко. Но по ним открыла убийственный огонь картечью замаскированная батарея Љ6. Меткие стрелки, охотники-камчадалы обстреляли интервентов во фланг из ближнего леса. Довершили разгром десанта штыковым ударом 360 русских солдат. Тем не менее европейцы отступили и вернулись на свои корабли в полном порядке, под пулями русских стрелков не бросили ни одного раненного.
  В ходе боёв 18 - 24 августа (30.08 - 05.09) 1854 г. русские потеряли более 300 человек, в т.ч. 100 убитыми. Союзники потеряли до 600 человек.
  27 августа англо-французская эскадра убралась восвояси. Контр-адмирал Де Пуант вскоре заболел и по пути в Европу скончался.
  Победа на Камчатке стала значительным успехом России. Тем более, что это было первое сражение европейских армий и флотов в Тихоокеанском бассейне. Однако, было очевидно, что враги не смирятся с поражением и на следующее лето следует ожидать нового появления усиленной англо-французской эскадры.
  Зимой на Камчатку из Иркутска приехал есаул Мартынов с приказом генерал-губернатора Н. Н. Муравьёва эвакуировать весной Петропавловский порт в гавань Де-Кастри в Приморье. В апреле 1855 г. этот приказ был исполнен.
  Дряхлый фрегат "Паллада", на котором в прошлом году в Японию прибыла российская дипломатическая миссия, и вместе с ней писатель И. А. Гончаров, был затоплен командой в Императорской Гавани.
  18 мая 1855 года англо-французской эскадра вновь пришла на Камчатку. Русских сил там уже не было, и интервенты сожгли дома покинутого людьми Петропавловска.
  9 октября европейцы попытались высадить десант в Де-Кастри, но он, как и в прошлом году, был успешно отражён.
  В том же 1855 г. был осуществлён 2-й Амурский сплав. С этого момента, а активным образом по окончании Крымской войны, началось освоение Приамурья и Приморья. Сначала строились военные посты, а затем появились и первые города: Хабаровск в 1857 г. и Владивосток в 1860 г.
  
  6) Война в Крыму, июль - сентябрь 1854 г. Бой на реке Альма 8 (20) сентября.
  Основным действием Крымской (Восточной) войны стала кампания в Крыму, главным событием которой явилась оборона главной ВМБ Черноморского флота города Севастополя 13 (25) сентября 1854 г. - 27 августа (08 сентября) 1855 г.
  Летом 1854 года англо-французский флот уже полностью властвовал в Чёрном море. 14 (27) июля он впервые крейсировал ввиду Севастополя. У союзников было 30 линейных кораблей, 5 фрегатов, 4 паровых линкора, 50 пароходо-фрегатов. Флотом командовал английский адмирал Дондас, его флагманский ЛК "Агамемнон" имел 90 пушек.
  Командиром Севастопольского порта (звание, равное генерал-губернатору) был 70-летний вице-адмирал Станюкович. Начальником Севастопольского гарнизона служил генерал-лейтенант Моллер. Фактически, главой обороны города и порта стал вице-адмирал В. А. Корнилов, (1806-1854), начальник штаба Черноморского флота. Его флагманским судном был 120-пушечный ЛК "Вел.князь Константин". Всего в Черноморском флоте числилось 14 ЛК, 11 ФР, 11 пароходо-фрегатов и корветов. Здесь служило 24,5 тысяч матросов и 7 тысяч солдат гарнизона (9 батальонов). 8 береговых батарей с 610 орудиями охраняли южную ВМБ с моря. Оборонительные сооружения на суше только начали строить.
  Главнокомандующим сухопутными и морскими силами в Крыму царь Николай I назначил А. С. Меншикова (1787-1869), светлейшего князя, генерал-адъютанта, адмирала, члена Государственного Совета. Одновременно он был генерал-губернатором Финляндии, начальником Главного морского штаба, главой дипмиссии в Константинополе в 1853 году. Это был очень образованный, умный, светский человек.
  Командиром корпуса при нём состоял генерал-от-инфантерии 64-летний князь П. Д. Горчаков, старший брат главнокомандующего Дунайской армией.
  30 августа союзный флот в составе 150 кораблей с большим количеством транспортов с десантом собрался вблизи о-ва Фидониси (Змеиный). И уже на следующий день армада интервентов появилась у берегов Крыма. Высадку десанта осуществили в 20 км. от Евпатории возле озера Сакское. Десантирование заняло более трёх дней, со 2 по 6 сентября. Русские этой операции не препятствовали.
  Всего интервентами на берег было высажено 62000 человек, лошади, пушки, военное снаряжение. Два отряда - французский и турецкий без боя заняли город Евпатория. Там на хлебных складах арестовали полмиллиона пудов пшеницы, а также 8000 вёдер спирта.
  Крымские татары присоединились к интервентам. Однако в степи не было воды для такой массы людей и лошадей, и союзники быстро двинулись вдоль побережья на юг полуострова. Армия Меншикова встретила врага на реке Альма.
  У русских было только 33600 солдат, 96 пушек, да необорудованная для нужд обороны позиция. Штуцеров (нарезного дальнобойного оружия) было очень мало, а в резервных батальонах на вооружении имелись даже кремнёвые ружья, времён наполеоновских войн. Подготовка солдат, офицеров и генералов была очень слабая, боевого опыта не было. Два батальона морской пехоты вообще не умели стрелять.
  Левым флангом командовал генерал Кирьяков. Действовал он пассивно, войска были оттянуты от берега моря на два километра, опасаясь обстрела с вражеских кораблей.
  Центром и правым флангом командовал генерал П. Д. Горчаков. В его корпусе была в том числе 16-я дивизия генерала Квицинского, лишь несколько дней назад пришедшая в Крым из Бессарабии.
  Фронт русских войск растянулся на 6 миль. От Альмы до Севастополя 25 миль.
  Войсками союзников командовали 53-летний французский маршал А. Сент-Арно (уже смертельно больной) и английский генерал лорд Ф. Дж. Раглан, 66-летний вояка, потерявший руку в сражении при Ватерлоо. У французов было 5 дивизий, 28 тысяч человек. Командиры дивизий генералы П. Боске, Канробер, Форе, Жером Наполеон (70-летний брат Наполеона I). У англичан 4 дивизии, 26 тысяч солдат и одна кавалерийская бригада, 1000 всадников. У турок 1 дивизия и 7000 янычар под командой французского генерала Юсуфа. Всего у союзников было 128 полевых пушек. Непосредственное участие в бою приняли 55 тысяч воинов и 112 пушек. У французов был очень небольшой обоз, англичане вообще без обоза. Конница была только у англичан. У турок были грузовые лошади. Солдаты имели при себе провианта на три дня и патроны на два боя. Все были вооружены штуцерами с разрывными пулями Минье. Сухопутные войска с моря поддерживали 8 паровых линкоров.
  Сражение на р. Альма состоялось 8 (20) сентября 1854 г. Англичане прозвали его: "бой у аула Бурлюк".
  Союзники подошли к реке ещё 6 (18) числа и хорошо изучили позицию. Исход боя был решён охватывающим ударом французов по нашему левому флангу. В свободные 2 километра от моря вошла дивизия Боске: 1-я бригада генерала д"Отмара и 2-я бригада генерала Буа. 8 батальонов и 4500 солдат 1-й бригады, без пушек, перешли вброд мелководную речку и активно обстреляли полки Кирьякова. Русский генерал имел артиллерию, но проявил нераспорядительность. К тому же, французы превосходили его войска по численности в 2 раза и имели боевой опыт войны в Африке. Нарезные штуцера европейцев стреляли на 1200 метров, а русские ружья били только на 300 шагов. Меткостью стрельбы и отвагой отличались зуавы (африканские стрелки, иностранный легион). В дивизии Канробера хорошо действовала бригада генерала Эспинас. Французы овладели русской позицией уже к 2 часам дня. В плен попал командир бригады генерал Гогинов. Русские стойко оборонялись, но понесли большие потери и, не имея умелого командования, отступили.
  В центре и на правом фланге у нас было 20000 человек и всего 1500 штуцеров. У англичан 26000 человек и у каждого нарезное оружие. Их дивизиями командовали генералы: сэр Дж. Броун, Лейси-Эванс, сэр Колин Камбелл, и командир гвардейской дивизии - герцог Кембриджский.
  В начале боя англичане мощной атакой штурмовали русские позиции и взяли батарею из 12 пушек на высотке за аулом Бурлюк. Владимирский полк в отчаянной контратаке обратил их в бегство. Но убийственный прицельный огонь заставил русских отойти. После продолжительного и упорного боя, к трём часам дня наша армия отступила повсеместно. Отход прикрывали гусары и казаки. В плен попали 800 солдат и офицеров, в т.ч. генерал Щелканов, командир бригады в 16-й дивизии Квицинского.
  Потери русских составили 5845 человек, их противников - 4300, из которых до 3000 англичан, в т.ч. около 100 офицеров. Раненных русских солдат союзники не стали держать в плену, а морем переправили в Николаев и в Одессу.
  А. С. Меншиков с армией отступил к Севастополю. Он ожидал, что враги сходу начнут штурмовать город с севера. Вечером 8 сентября русские отступили к р. Кача и собрали воедино свои части. Затем они совершили ночной марш до Бельбекской долины. К 9 часам утра войска подошли к бастионам Северной стороны, защищавшим Большой рейд Севастопольской бухты, протянувшийся на 7 миль.
  Главнокомандующий решил отвести армию к Бахчисараю, а оборону города и порта поручить морякам и гарнизону.
  Черноморским флотом командовал престарелый адмирал Берх. Начальник Севастопольского порта вице-адмирал Станюкович был ему под стать. Командирами Севастопольской обороны стали младшие флагманы Черноморского флота. Вице-адмиралу В. А. Корнилову была поручена оборона Северной стороны, вице-адмиралу П. С. Нахимову - оборона Южной стороны, вице-адмиралу Новосильскому начальство над морскими батальонами. Получили сухопутные назначения контр-адмиралы: В. И. Истомин, Панфилов, братья Вукотич. Моряков из общего количества 24,5 тысячи человек, 11 тысяч списали на берег. В гавани остались ещё 14 линейных кораблей, 6 фрегатов, 6 пароходов.
  Гарнизоном Севастополя из 7 тысяч солдат и офицеров командовал генерал-лейтенант Моллер. Оборонительные работы шли усиленными темпами. На Южной стороне достаточно быстро было отсыпано 7 земляных бастионов, укреплённых камнем и брёвнами. Для руководства работами из Бессарабии в Севастополь откомандировали инженер-полковника Э. И. Тотлебена, отличившегося при осаде Силистрии.
  11 (23) сентября прошла перестановка флота: 10 новых ЛК, в том числе - "Гавриил", "Святослав", "Ростислав", "Храбрый", "Чесма", "12 апостолов" и др. развернули правыми бортами с открытыми артиллерийским портами и прикрыли подходы к Северной стороне. 7 старых кораблей: линейные - "Три святителя", "Уриил", "Селафиил", "Варна", "Силистрия"; фрегаты - "Сизополь", "Флора", по приказу Меншикова были затоплены в фарватере бухты между Александровской и Константиновской батареями.
  В этот же день армия союзников двинулась на юг от реки Альма. Их адмиралы, Лайонс и Гамелен, послали пароходы на разведку Севастополя. Однако, ввести флот в бухту побоялись, из-за затопленных судов и сильных береговых батарей. Генералы также с хода не решились штурмовать город и постановили начать осаду.
  12 (24) сентября смертельно больной маршал Сент-Арно (Леруа) сложил свои полномочия и передал командование генералу Ф. Канроберу.
  Обе армии противников разошлись фланговыми маршами вокруг 15-верстовых Инкерманских высот. 13 (25) сентября войска союзников сосредоточились напротив Южной стороны. Началась 349-дневная оборона Севастополя: 13(25).09.1854 - 27.08(08.09).1855 г.
  
  7) Начало осады Севастополя, сентябрь - октябрь 1854 г. 1-я бомбардировка города 5 (17) октября.
  При появлении врага с юга в Севастополе началась паника. Адмирал Нахимов отдал приказ топить весь флот. Потопили транспорт "Кубань", брандеры "Кинбурн" и "Ингул". Но тут адмирал Корнилов отменил панический приказ.
  Инженерные работы интенсивно продолжались, с кораблей на берег свозили пушки. Было сформировано 22 батальона морской пехоты и это увеличило гарнизон до 20 тысяч человек.
  Европейцы не ожидали увидеть укрепления на Южной стороне. Им пришлось начать осадные работы по всем правилам, оборудовать свои лагеря. Французы - флот и армия, заняли Камышовую бухту (Херсонес). Они привезли с собой на морских транспортах 70 осадных орудий, кирпич, мешки с землёй из Турции, дощатые щитовые бараки-казармы, миллионы рационов продовольствия и прочее снаряжение.
  Англичане решили занять Балаклавскую бухту. Утром 14 (26) сентября их авангард подошёл к деревне Кадык-Кой, а в порт вошли два военных парохода. Гарнизон Балаклавы возглавлял подполковник Манто. У него под началом была рота капитана Стамати, 80 солдат, инвалидная команда - 30 человек, и батарея поручика Маркова, из 4-х мортир. Русские дали бой 4000 отряду англичан, напав на них из засады и развалин генуэзской крепости. 1,5 часа шёл неравный бой, русские потеряли 60 человек. Манто и Стамати были ранены и взяты в плен. Марков с оставшимися воинами ушли в Севастополь. Англичане потеряли до 200 человек. Городок был разграблен, большой флот островитян вошёл в тесную бухту.
  Тем временем в Крым пришла 12-я дивизия генерала Липранди и 10-тысячный отряд казаков под командой атамана Донского войска генерала Хомутова. 18 сентября А. С. Меншиков вернул свою армию к Северной стороне и Бельбекским высотам у Инкермана. Гарнизон Севастополя увеличен до 35 тысяч - туда вошла 17-я пехотная дивизия генерала Кирьякова, в которой было 4 полка: Московский, Бородинский, Тарутинский и Бутырский. Кроме неё в город направили 17-ю артиллерийскую бригаду и два батальона пластунов с Кубани. Русские начали обстреливать противника, сооружавшего осадные укрепления. Происходили перестрелки наших штуцерников и пластунов с английскими и французскими егерями и снайперами. Вражеский флот издалека бомбил Севастополь.
  22 - 24 сентября союзная эскадра из 10 вымпелов совершила нападение на Ялту. В городе начались поджоги и грабежи. Жители бежали в горы. Была разорена усадьба "Ливадия" графа Потоцкого и другие имения. Не тронули только имение императрицы "Ореада".
  29-го от холеры умер маршал Сент-Арно.
  К 4 октября союзники были готовы начать массированный обстрел города. Англичане, заняв Балаклаву и Средюхины высоты, обеспечили 15-мильную заслонов от Крымской армии генерала Горчакова. Сапун-гору оседлала французская дивизия генерала Боске. Севастополь с юга охватили главные силы французов на левом фланге и англичан на правом. Всего армию союзников составляли 41 тыс. французов, 20 тыс. англичан и 7 тыс. турок. У них было 144 осадных орудия (в т.ч. турецких 12 пушек и 9 осадных орудий). Флот союзников к тому времени состоял из 30 линейных кораблей, 4 паровых ЛК, 5 парусных фрегатов, 50 пароходо-фрегатов.
  У обороняющихся было 341 орудие, в т.ч. 118 тяжёлых. Построено 7 бастионов.
  1-я бомбардировка Севастополя началась в 6-30 утра 5 (17) октября огнём с суши и с моря. Французы начали бомбёжку с Рудольфовой горы, из первой параллели. У союзников бой вели 126 орудий. Им отвечали 115 русских пушек.
  Севастополь успел неплохо подготовиться к обороне под руководством адмиралов Корнилова и Нахимова, военных инженеров Ползикова и Тотлебена. Полковник Генерального штаба Попов назначен начальником штаба гарнизона под командованием генерала Моллера. Сам Меншиков тоже приехал в город с Северной стороны.
  Весь бой Нахимов провёл на 5-м бастионе, где командиром был офицер Ильинский. К 11 часам орудия бастиона точным огнём подавили противостоящие французские батареи.
  Вице-адмирал Новосильский был в бою на 4-м бастионе.
  Трудно пришлось 3-му бастиону, командир - Попандопуло, имевшему 22 пушки. Он попал под перекрёстный огонь французов и англичан. От взрыва порохового погреба бастион был разрушен. Уцелело только две пушки, но и они продолжали бой.
  Обороной Малахова кургана руководил контр-адмирал Истомин. Здесь же, как на ключевой позиции обороны, был и адмирал В. А. Корнилов. Малахов курган обстреливали три батареи англичан. Днём адмирал был ранен ядром в бедро и живот, и к вечеру умер.
  В результате обстрела в бухте был подожжён ЛК "Ягудиил". Также были обстреляны два русских парохода: "Владимир" и "Херсонес".
  В течение дня были подавлены почти все английские батареи.
  Союзный флот: 20 линейных кораблей, 7 паровых ЛК, 22 паровых фрегата с 1340 орудиями, под командой старых адмиралов: француза Гамелена и английского лорда Дондаса блокировал Севастопольскую бухту. Французские и турецкие корабли вели бой с 96 орудиями батареи Љ10 и Александровской батареей с Южной стороны. Особенно отличилась смелым и точным огнём батарея Љ10, командир - полковник Желтышев. Враги дали по этой батарее 20 000 выстрелов и подбили 3 пушки. У французов были повреждены: ЛК "Город Париж", ЛК "Наполеон", пароход "Шарлемань". Их флот ушёл в море в 18 часов.
  Английские корабли действовали против батарей Северной стороны: Волохова башня (5 орудий) - фрегат "Альбион", батарея Карташевского (3 орудия) - фрегат "Аретуза", Константиновский форт (18 орудий) - 9 кораблей, в т.ч. линейные: "Британия", "Трафальгар", "Кин", "Агамемнон", "Родней" и другие, помельче. ЛК "Агамемнон" был сильно повреждён и вышел из боя. "Альбион" и "Аретуза" также получили серьёзные повреждения, и ушли в Стамбул на капитальный ремонт. Английский флот закончил бой в 18-20. Больше, за всю войну, европейские флоты не бомбили береговые форты.
  В 18-30 закончился и обстрел с суши. Союзники не добились никаких успехов и не решились на штурм города.
  После гибели Корнилова, оборону Севастополя возглавил вице-адмирал П. С. Нахимов (1802-55 гг.), боевой командир Черноморской эскадры, победитель турок в Синопском сражении.
  Всю ночь после обстрела на 3-м бастионе под руководством самого Тотлебена работали 200 сапёров и 500 солдат Московского полка. К утру бастион был восстановлен.
  6, 7 и 8 октября Севастополь продолжали обстреливать британские батареи с Зелёной горы и французские с г. Рудольфа.
  
  8) Бой у Балаклавы 13 (25) октября 1854 г.
  Генерал А. С. Меншиков, которого царь 8 октября назначил главнокомандующим морскими и сухопутными силами Крыма, попытался поскорее помочь осаждённому городу и атаковать врага.
  К 9 октября у деревни Чоргун собралась вся 12-я дивизия генерал-лейтенанта П. П. Липранди. Командирами бригад были генералы: К. Р. Семякин и Ф. Г. Левуцкий. В четырёх полках: Азовском, Днепровском, Украинском, Одесском насчитывалось 15 000 штыков. Дивизии был придан Уральский казачий полк. Из Бессарабии шли ускоренным маршем две другие дивизии 4-го армейского корпуса - 10-я и 11-я. Но Меншиков не решился ударить по противнику большими силами, а ограничился атакой на Балаклаву только лишь одной дивизией, что оказалось совершенно недостаточно для победы.
  Силы европейцев, осаждавших Севастополь, распределились следующим образом: французский лагерь разместился в Камышовой бухте (Херсонес), западнее города; англичане
  заняли тесную Балаклавскую гавань и маленький городок. Французы поставили разборные дома, привезённые из-за моря, хорошо укрепились, получали достаточное снабжение и не имели врага в тылу. На Сапун-горе расположился обсервационный корпус генерала Боске. Британцы теснились между горами и морем, снабжение у них было поставлено хуже, а от русской Крымской армии на протяжении 7 миль поставили только слабые заслоны. Они построили 4 редута по Балаклавской долине от деревни Комары до Сапун-горы. Против них, за рекой Чёрная, стояли русские войска. Турки вообще бедствовали и жили на иждивении союзников.
  После первой высадки, в Крым успели прибыть новые силы союзников. В т.ч. появилась французская дивизия генерала Лавальяна, в составе пехотной бригады генерала Базена и бригады африканских конных егерей генерала д"Аланвилля. Армия французов возросла до 50 000 человек, армия англичан до 35 000 человек.
  Первая линия обороны англичан состояла из четырёх редутов, расположенных к северо-востоку от Балаклавы, вооружённых пушками и с турецкими гарнизонами. Вторая линия обороны проходила перед селом Кадык-Кой, защищённым двумя сильными батареями. Далее до самой Балаклавы шли пехотные траншеи и артиллерийские батареи. Здесь был лагерь кавалерийской дивизии генерала Г. С. Бинхема, лорда Лукан. Дивизия состояла из двух бригад: тяжёлой драгунской генерала Скарлетта и лёгкая смешанная генерала Дж. Бруденелла, лорда Кардиган. Здесь же стоял 93-й пехотный шотландский полк.
  Бой под Балаклавой состоялся 13 (25) октября 1854 г.
  На направлении главного удара находилась 12-я дивизия Липранди, кавалерийская бригада генерал-лейтенанта Рыжова, Донской и Уральский казачьи полки. На Федюхиных высотах был поставлен заслон против Сапун-горы, занятой врагами: бригада генерала Жабокритского, в составе Владимирского и Суздальского пехотных полков, и артиллерия.
  С 6 часов утра началась перестрелка 30 русских пушек с турецкими батареями, ружейная стрельба. В 7 часов пять батальонов из бригады генерала Семякина пошли на штурм английского редута Љ1, самого сильного. Правее, на три других редута, наступала 2-я бригада. После того, как Азовский полк взял редут Љ1, турки бежали с позиций, во главе со своим командиром Сулейманом-пашой. Редуты были быстро срыты, лафеты орудий изрублены, захвачено 11 пушек.
  Союзники выслали к месту начавшегося боя подкрепления. Боске отправил бригаду генерала Винуа и африканских егерей д"Аланвилля. Из Балаклавы выступили и англичане: дивизия генерала Каткарта под прикрытием французских батарей двинулась на правый фланг русских, гвардейская дивизия герцога Кембриджского - по центру. Раглан дал приказ кавалерии лорда Лукана атаковать русскую конницу. У генерала Рыжова было два гусарских полка - лейхтенбергский и саксен-веймарский, сводный уланский полк и два полка казаков. Они проскакали полторы версты от редутов по направлению к Балаклаве и у лагеря англичан столкнулись с дрвгунами генерала Скарлетта. Отчаянная рубка продолжалась только 7 минут, но обе стороны понесли большие потери. Русские отступили. Но англичане их не преследовали, а сами отошли во 2-ю линию. Вперёд выпустили лёгкую бригаду 57-летнего генерала лорда Кардигана. Бригада и её командир не имели боевого опыта, состояла из цвета британской аристократии на лучших скакунах. 5 конных полков двухэскадронного состава, смело пошли в стройную атаку на русские и захваченные турецкие пушки по узкой "Долине смерти". Английский поэт А. Теннисон об этом деле написал поэму "Атака лёгкой бригады".
  В конце долины стояла русская конница и батареи. Британцы атаковали быстрым аллюром. Русские канониры успели дать по 2-3 выстрела картечью, как на них налетели всадники. Они стали рубить артприслугу и заклёпывать орудия. За 20 минут атаки из бригады в 673 человека выбыло 247 и 497 лошадей. Русские гусары и казаки не приняли боя и стали отступать к деревянному мосту через речку Чёрную, где стояла батарея 12-й дивизии. Возле моста и у топких берегов возникла сильная суматоха. Англичане доскакали и сюда, и устроили рубку. Один эскадрон даже перескочил речку, где их встретил выстроенный в каре резервный батальон Украинского полка.
  Однако английская пехота и артиллерия не поддержали атаку кавалерии, и лорд Кардиган дал приказ отходить. Генерал Липранди успел стянуть к месту прорыва свои резервы: Одесский полк, стрелков-штуцерников, лёгкие артбатареи и сводный полк улан из 3-х эскадронов под командованием полковника Еропкина. Лёгкая бригада отступала тем же путём, каким шла в атаку, бросив, захваченные было, трофеи. По ним был открыт убийственный огонь из штуцеров и картечью, залпами поротно из ружей пехоты. Затем во фланг ударили русские уланы, и хотя они сами попали под огонь Одесского полка, удар их был очень силён.
  Лорд Кардиган ускакал из боя первым на своём знаменитом жеребце, дербисте-победителе. Из всей его бригады, цвета английской знати и лучших коней, осталось всего около 200, из которых две трети были ранены. 60 англичан попали в плен. Больше крупных сражений конницы в Крыму в ту войну не было.
  Конные африканские егеря генерала д"Аланвилля имели опыт боёв в Алжире с кабилами. Они атаковали двумя колоннами Федюхинские высоты, где стояли полки генерала Жабокритского и артиллерия. Но два передовых батальона Владимирского полка выстояли, отстрелялись, и егеря отступили, потеряв до 50 человек. К 13 часам активный бой затих, хотя перестрелка длилась ещё 3 часа.
  Союзники оставили русским свои разрушенные редуты у деревни Комары. Но добиться большего и развить успех русская армия не смогла ввиду своей слабости и малочисленности задействованных войск. Тем не менее, Меншиков перенёс свою ставку из Бахчисарая в деревню Чоргун.
  Лорд Кардиган сразу же был отстранён от командования. В Англии его и лорда Лукана обвинили в разгроме кавалерии. Союзники спешно направили в Крым новые подкрепления, стали усердно укреплять свои позиции.
  14 октября из Севастополя была произведена атака двух полков: Бутырского и Бородинского на Сапун-гору. Но корпус Боске отбил эту вылазку. Русские понесли большие потери.
  
  9) Инкерманское сражение 24 октября (5 ноября) 1854 г.
  Через несколько дней в Крым из Бессарабии пришли ещё две дивизии 4-го корпуса генерала-от-инфантерии Данненберга: 10-я, командир - генерал-лейтенант Соймонов, и 11-я, командир - генерал-лейтенант Павлов. Они присоединились к уже успевшей повоевать 12-й дивизии генерала Липранди.
  В столице Крыма - Симферополе, в 1854 г. насчитывалось всего 18 тысяч жителей. Губернатор - генерал Пестель, смещён с должности за бегство из города после поражения нашей армии на р. Альма. Новым губернатором был назначен Адлерберг. 23 октября сюда приехали сыновья царя - Николай и Михаил. Наследник престола Александр остался в Петербурге.
  А. С. Меншиков без промедления подготовил армию к новому сражению. План был такой: с раннего утра открывают огонь сухопутные батареи и пароходы "Владимир" и "Херсонес". Главный удар наносит дивизия Ф. И. Соймонова, (Томский полк - полковник Пустовойтов, Екатеринбургский полк - полковник Александров, всего 17500 человек и артбригада из 38 пушек, полковник Загоскин), штурмующая Килен-балку. Вспомогательный - дивизия П. Я. Павлова, 14000 человек, 96 пушек.наступающая от Инкерманского моста через р. Чёрная. С этой дивизией шёл в бой и командир корпуса генерал П. А. Данненберг. Им навстречу, от 6-го бастиона атакует отряд Тимофеева. Отряд генерала Горчакова: 12-я дивизия (15000 пехоты), 90 пушек и вся конница - 3 полка драгун, 2 полка гусар, сводный полк улан, 10 сотен казаков - всего 7000 сабель, должен был ударить по Сапун-горе и отвлечь корпус Боске, 12500 солдат.
  Тобольский полк остался в резерве. В Севастополе. Эти полком командовал генерал-майор Баумгартен, отличившийся в бою при Четати, за что был произведён досрочно в генералы и награждён орденом Св. Георгия 3 степени, не имея ещё 4-й степени.
  Сражение началось 24 октября (5 ноября) 1854 г., как и планировалось, в 6 часов утра с обстрела позиций противника. Целью операции было сорвать новый штурм Севастополя ударив в более слабый правый фланг противника, где у англичан было 16 - 17 тысяч человек.
  Общая численность противоборствующих армий составляла: 45 - 50 тысяч русских против 60 тысяч союзников.
  10-я дивизия Соймонова прошла только полпути по четырёхверстовой Килен-балке. Справа двигался Томский полк, слева - Колыванский полк. Немного позади, в резерве шёл Екатеринбургский полк. За ними следовала сводная дивизия генерала Жабокритского: Владимирский, Суздальский, Углицкий, Бутырский полки и 26 пушек. 12 орудий с полевой позиции обстреляли английскую лёгкую дивизию генерала Броуна. Остальная артиллерия отстала на крутом подъёме.
  Однако, при выходе русских полков из ущелья на плато и атаке двух вражеских редутов, их встретили готовые к бою английские бригады генералов Кодрингтона, Пеннефетера, Адамса, Буллера из дивизий Броуна и Лейси-Эванса, всего 9000 пехоты и 2 артбатареи. Наша пехота за 2 - 3 минуты понесла большие потери от метких британских пуль, но смело пошла в штыковую атаку. Англичане ближний бой не приняли и отошли в полном порядке, отстреливаясь. Их артиллерия повела беглый прицельный огонь. Им пытались противостоять 22 русские пушки с Казачьей горы. В итоге, с двумя дивизиями англичан сражались только три полка русских. 4 полка Жабокритского залегли в отдалении, не дождавшись приказа наступать.
  Томцы штыками отбросили бригаду Пеннефетера, захватили редут, заклепали два орудия. Колыванцы, под предводительством самого Соймонова, разбили бригаду Буллера. Екатеринбургцы атаковали бригаду Кодрингтона, заклепали 4 орудия, но ответной контратакой были сброшены обратно в Килен-балку. К англичанам подошли резервы и их стало 13 тысяч. Русские помощи не получили, хотя понесли большие потери, особенно в офицерском составе. Генерал Соймонов был смертельно ранен пулей в живот, бригадный генерал Вильбоа ранен, полковник Александров убит, Пустовойтов и Загоскин ранены. 10-я дивизия отступила.
  П. Д. Горчаков не повёл свои войска в бой, наши батареи вели лишь редкий заградительный огонь. Французский генерал П. Боске сразу выслал на выручку англичан бригадного генерала Бурбаки с тремя батальонами стрелков и 24 лёгкими орудиями. В 7 часов утра рассвело и союзники увидели, что русские не угрожают Балаклаве и не могут "расколоть" их позиции.
  11-я дивизия генерала Павлова только в 7 часов перешла отремонтированный Инкерманский мост, а к 8 часам подошла к Сапун-горе. Эти солдаты стали прикрывать боевые действия полков 12-й дивизии. Тарутинский полк под сильным огнём штыковой атакой вторично овладел вражеским редутом. Англичане пошли в контратаку, и положение стало критическим. На выручку своим подошёл Бородинский полк. В жестокой рукопашной схватке русские одолели, но англичане отошли на 500 шагов и стали беспрепятственно расстреливать наших солдат. Им вторили лёгкие британские батареи. Русская артиллерия с Казачьей горы помогала слабо - было мало зарядов, арт.прислуга несла большие потери от вражеских пуль. Британцы из бригады Адамса тоже потеряли до половины личного состава. Им на помощь первой пришла гвардейская бригада Бентинка - 3000 солдат и 6 орудий. Затем к месту боя подошли бригады Пеннефатера и Буллера, а также 3 батальона французов. Они отразили атаку полков дивизии Соймонова.
  Полковник Тотлебен был направлен укрепить захваченные вражеские позиции. Однако это оказалось невозможным, и инженер стал собирать разбитые русские части, оставшиеся для офицеров. Генерал Жабокритский вывел из резерва бутырский и Углицкий полки. В 9 часов они взяли под защиту нашу артиллерию на Казачьей горе. Там были установлены новые 38 пушек, а 22 бывших там отвели в тыл.
  Английский редут Љ1 заняла гвардейская бригада Бентинка. Там было поставлено 30 пушек. Они встретили атаку Охотского полка убийственным огнём. Были ранены комполка полковник Бибиков и два командира батальонов, но наши солдаты в штыковой атаке овладели редутом, заклепали 9 пушек. Их вторично атаковали войска Бентинка и Кэткарта. Генерал Бентинка был тяжело ранен, погибло 12 офицеров, но охотцев из редута выбили. Однако вскоре Селенгинский и Якутский полки вернули себе редут Љ1, а перестроившийся Охотский полк овладел редутом Љ2.
  4-я дивизия Кэткарта попала в окружение. Бригадный генерал Гольди убит, другой генерал, Торренс, ранен. При прорыве из окружения пулей в голову убит и сам 62-летний генерал Кэткарт. Погиб генерал Странгвейс, получили ранения Адамс, Буллер, Кондрингтон. Французский главнокомандующий Канробер контужен в руку.
  В 11 часов наступила кульминация боя: ведомые генералами Данненбергом и Павловым русские войска захватили редуты Љ1 и Љ2 с двумя гигантскими осадными орудиями. Англичане потеряли до четверти состава, почти всех полководцев и отступили к верховью Килен-балки. Здесь тяжёлое ранение получил сэр Дж. Лейси-Эванс, командир лёгкой дивизии. У него была раздроблена рука и глубокая рана в боку. У англичан в строю оставалось всего 8 - 9 тысяч человек, но тут на помощь подоспели французы: генерал Бурбаки, 3 батальона зуавов и алжирских стрелков, 4 эскадрона африканских конных егерей, 12 пушек. После подхода новых резервов, и у французов стало 9000 воинов. В русских же полках, имевших в начале боя 8,5 тысяч, осталось не более 6000. Однако, в азарте боя, наши посчитали зуавов за турок, и ринулись на них. Якутский и Охотский полки во фронтальной атаке потеснили врага, отбили два орудия. Селенгинский полк стал обходить англичан с левого фланга. Под герцогом Кембриджским убита лошадь, сам он был контужен и повредился в уме.
  Но на решающий удар сил у русских не хватило. У генерала Данненберга было ещё 4 полка от разбитой колонны Соймонова, но он не стал их собирать вместе и не решился вновь ввести в бой, а приказал отступать. Сам Данненберг уехал в Севастополь. Командир Владимирского полка барон Дельвиг (племянник поэта) получил ранение и выбыл, в полку возникла паника. Отступление прикрывали артогнём пароходы "Херсонес" и "Владимир", а также полки дивизии генерала Кирьякова: Бородинский и Тарутинский. У плотины на р. Чёрная собирал отбившихся от полков солдат полковник Тотлебен. У генерала Павлова в строю осталось не более 5000 солдат, и он тоже скомандовал отступление. Но русские отошли в полном порядке, не оставив на поле боя ни одного орудия, ни одной целой повозки.
  В то время как на Инкерманском плато шёл горячий бой, 22-х тысячный корпус П. Д. Горчакова простоял без дела в стороне - приказа от А. С. Меншикова к атаке так и не поступило. Вспомогательный удар по французам от 6-го бастиона нанёс отряд генерала артиллерии Тимофеева в составе Минского полка (3000 солдат), батальонов Виленского и Брестского полков с 4 лёгкими пушками. Ранним утром отряд выдвинулся между Карантинной бухтой и кладбищем. Его обнаружили и обстреляли французские стрелки, затем две осадные артбатареи. Русские в яростной атаке, потеряв до 500 человек, захватили батареи и заклепали 15 пушек. Здесь их в 9 часов утра атаковали 5 французских батальонов. После часового боя сюда подошла вся дивизия генерала Форе: бригада генерала д"Ореля пошла в обход, бригада Лурмеля атаковала в лоб. По тревоге были подняты дивизии Лавальяна и принца Жерома Бонапарта. Минский полк начал отходить, командир полка майор Евспавлев был ранен. Дойдя до батареи капитан-лейтенанта Шемякина русские солдаты рассыпались и наши орудия дали убийственный залп в упор. Генерал Лурмель убит наповал, остатки передового полка французов бежали к бригаде д"Ореля. Минский полк вернулся в город, потеряв до 1/3 состава.
  В результате Инкерманского сражения русским не удалось прорвать блокаду Севастополя. Однако и армия союзников не решилась на новый штурм города до наступления зимы, хотя их было 60 тысяч против 45-50 тысяч русских солдат. Официальные потери в этом бою: у русских убито и ранено 10, 6 тысяч (по другим данным даже 11,8 тысяч), у союзников - 5,7 тысяч, в т.ч. 4,7 тысяч англичан. Но это безымянные солдаты. Между тем, русские потеряли 289 офицеров и 6 генералов, а союзники 263 офицера и 11 генералов - все известны по именам. Вот это действительные потери. Кроме того, надо учесть большую смертность европейцев в штыковом бою. Большинство же русских, раненных "быстрыми" штуцерными пулями, выздоровели.
  
  10) Зима в Крыму, ноябрь 1854 г. - февраль 1855 г.
  После Инкерманского боя в Крыму наступило затишье. Обе стороны вели инженерные работы, перестреливались артбатареи, случались мелкие встречные стычки.
  Армия союзников перенесла тяжёлую зиму, к которой была совсем не готова, а также эпидемию холеры.
  Их беды начались с сильнейшей бури, разразившейся 2 (14) ноября. Внезапный ураган разметал щитовой лагерь французов, их флот потерял 100-пушечный линейный корабль "Генрих IV", пароход "Плутон", несколько мелких судов и транспортов. У турок затонули корабль "Муфтаги Джегат" с адмиралом Гасан-пашой и 700 матросами экипажа, а также фрегат "Багире" с 270 членами экипажа. Ещё более крупные потери понесли англичане. В тесной Балаклавской бухте находилось более 30 кораблей и все они были повреждены, разбиты. Затонули американские транспорты "Прогресс" и "Уондерер", английский транспорт "Кенильуорт", пароход "Резольют". Но главной утратой стал винтовой пароход "Чёрный принц", совершавший свой первый рейс. Он сам стоил более 150 тысяч фунтов, а его груз оценивался в 500 тысяч. Там была зимняя одежда для солдат, медикаменты, консервы, водолазное снаряжение и взрывные устройства для очистки Севастопольского Большого рейда. Погиб капитан Гудель и почти все 150 матросов.
  Вблизи Евпатории затонули: 81-пушечный ЛК "Георгиона", 85-пушечный ЛК "Глендалоуг", 61-пушечный ФР "Гербингер", 53-пушечный ФР "Азия", корабли "Мажеста" и "Кюллоден". В устье реки Качи погибли корабли: "Ганг", "Будвель", "Тейран", "Лорд Раглан", "Пиренеи". У Херсонесского мыса погиб транспорт "Дунай".
  Всего погибло более 1000 человек, 34 корабля. Убытки составили 45 миллионов франков. Утрачено множество припасов, снаряжения, продовольствия, фуража - и это перед наступлением зимы! Вслед за ураганом сильно похолодало, вспыхнула эпидемия холеры, а врачей было мало. У турок докторов не было совсем.
  Французский военный министр Вальян уже намеревался отозвать армию из Крыма, но император Наполеон III не позволил.
  Русские от урагана не потерпели значительных убытков и даже сберегли весь флот. Но у входа в бухту был затоплен ещё один старый корабль - "Гавриил". В октябре-декабре в Крыму царила распутица, часто шли дожди.
  В ходе осенних боёв было много раненных. Чтобы оказать им помощь была организована медицинская служба. Впервые в мире в этом деле участвовали женщины. Первой медицинской сестрой стала Дарья Севастопольская. В ноябре из Петербурга в Крым был отправлен 1-й отряд сестёр милосердия, в составе 32 женщин. Им покровительствовала великая княгиня Елена Павловна. В Севастополь приехал и знаменитый профессор Н. И. Пирогов, срочно произведённый в прапорщики. Военный госпиталь, кладбище, ставка главнокомандующего А. С. Меншикова расположились на Северной стороне, откуда к городу действовала наплавная переправа, постоянно ходили лодки.
  Генерал Данненберг был отозван в Петербург. Его заменил командир 3-го корпуса и начальник гарнизона Одессы, 65-летний генерал-от-кавалерии Д. Е. Остен-Сакен. Начальником штаба при нём был полковник, князь Васильчиков. По прибытии в Крым, Остен-Сакен был назначен начальником гарнизона Севастополя, вместо генерала Моллера. Контр-адмирал Панфилов назначен начальником 3-го отделения оборонительной линии, где выделялся своим расположением III бастион. Англичане именовали его "Редан".
  Всю зиму шли небольшие бои, поиски, стычки мелких отрядов. Активно действовали пластуны, охотники, казаки, не давая покоя врагу. Вылазки происходили практически каждую ночь.
  Состоялось и морское сражение: два русских колёсных парохода - "Владимир", капитан Бутаков, и "Херсонес", капитан Руднев, вступили в бой с винтовым пароходом-наблюдателем "Мегера". Шпион воспользовался преимуществом в скорости и ушёл от погони. Наперерез нашим судам поспешили корабли европейцев от устья Качи и из Камышовой бухты, но смелые пароходы ушли в свою гавань без потерь.
  Адмирала Дондаса отозвали в Англию, и его заменил адмирал Лайонс. Адмирала Гамелена сменил адмирал Брюа.
  В начале декабря правый фланг англичан от Инкермана до Балаклавы был усилен цепью редутов и 35 пушками.
  В ту зиму снег в Южном Крыму лежал с середины декабря 1854 г. до середины января 1855 г.
  2 (14) декабря 1854 г. Австрийская империя объявила о союзе с Великобританией и Францией.
  
  11) Боевые действия на Балтике в 1855 г., на Кавказе в 1855-56 гг., штурм Евпатории 5 (17) февраля 1855 г.
  28 декабря (9 января 1855 г.) в Вене открылась конференция четырёх послов воюющих держав. Однако. мирные переговоры закончились в апреле безрезультатно.
  14 (26) января в войну вступило Сардинское королевство и отправило в Крым 15-тысячный корпус (в т.ч. 10000 пехотинцев) под командованием генерала А. Ф. ди Ла Мармора.
  В 1855 году военные действия продолжались на всех боевых театрах.
  У западных границ, в ожидании вражеской агрессии европейских держав, стояли главные силы русской армии.
  Земли Дальнего Востока защищали и осваивали русские люди: солдаты, моряки, казаки.
  На Балтийском море соединённый англо-французский флот под командованием адмиралов Р. Дандаса и Ш. Пено летом возобновил блокаду российского побережья, бомбардировки портовых городов. Самым значительным событием стала блокада с 6 по 11 августа и бомбардировка крепости Свеаборг, вблизи гавани Гельсингфорса (Хельсинки). Однако и она окончилась для агрессоров безрезультатно.
  Царь Николай I желал в Крыму активных военный действий и приказал Меншикову взять Евпаторию. Тому делать этого очень не хотелось, ведь враги успели хорошо укрепить город. Кроме того там находилась часть их флота. Но приказ императора пришлось передать командиру корпуса генералу Врангелю. Он отправил под Евпаторию своего начальника штаба и командующего артиллерией генерал-лейтенанта С. А. Хрулёва. Ему дали 8-ю дивизию князя Урусова, Азовский полк генерала Криднера, резервный батальон Подольского полка, драгун и улан, а также пять рот греков-добровольцев. Всего у Хрулёва было 18 тысяч солдат, 24 тяжёлых орудия и 76 лёгких.
  В это время Евпаторию занимал турецкий корпус Омера-паши, несколько рот французов и англичан, пешая и конная татарская милиция. Всего у союзников было 30 - 35 тысяч бойцов, 34 орудия, 5 ракетных станков, артиллерия кораблей с моря. В город съехалось до 30000 татар со своим скотом и зерном.
  Штурм состоялся 5 (17) февраля 1855 г. Нашей артиллерией руководил полковник Шейдеман. 2 часа продолжался интенсивный обстрел города, но разрушить укрепления врага пушки не смогли. Пехота до земляного вала не дошла из-за наличия широкого рва с морской водой. Русские потеряли до 700 человек и отошли.
  Российский император Николай I в начале февраля заболел гриппом, затем воспалением лёгких, и скончался 18 февраля (2 марта) 1855 г.
  Серьёзные бои шли в Закавказье. В начале марта в Тифлис из Сибири прибыл новый наместник на Кавказе и главнокомандующий Кавказской армией генерал Н. Н. Муравьёв. Он возглавил сборный 40-тысячный корпус и отогнал Баязетский и Ардаганский отряды турок к Эрзуруму от Карса и Сурб-Оганеза. Русские войска осадили сильную крепость Карс с 33-тысячным гарнизоном. Осаждающие отряды возглавляли генералы: Бебутов, Бакланов, Базин, Ковалевский, Майдель. Обороной Карса руководил международный триумвират: английский генерал У. Ф. Уильямс, турецкий начальник гарнизона Вассиф-паша, венгерский генерал Кмети.
  В июне 1855 г. русские могли с хода штурмовать Карс, но Муравьёв на это не решился, не чувствовал своё войско достаточно сильным. Началась осада. В Карсе была сильная нужда всех припасов, голод. Турецкие солдаты стали дезертировать. Союзники со своих кораблей 2 (14) сентября высадили в Сухуме 45-тысячный корпус генерала Омер-паши, хорошо оснащённый и готовый ударить по тылам русских. Кроме того, в Батуме был высажен 15-тысячный десант генерала Али-паши. К этому времени Севастополь уже пал и флот союзников господствовал в Чёрном море. Но турки в Грузии действовали нерешительно и слабо и не добилиьс успеха. Им противодействовали всего 15000 солдат и ополченцев под командованием генерала И. К. Багратиона-Мухранского. Он выставил 6000 на границе против отряда Али-паши, а остальными силами занял оборону по р. Ингури. 23 - 25 октября (4 - 6 ноября) на этой позиции произошёл упорный бой. Русско-грузинская армия отступила за реку Цхенис-Цкали и сосредоточились на защите Кутаиса. Но Омер-паша уже не решился их атаковать, тем более, что не получил поддержку горцев, на которую рассчитывал, а грузины и абхазы повели против захватчиков партизанскую войну.
  Н. Н. Муравьёв всё же решился на штурм Карса. 17 (29) сентября произошёл жестокий бой. Русские взяли три редута, но с огромными потерями были отброшены от ключевых укреплений Вели-Табия и Шорах. Штурм провалился, но осаду не сняли.
  В последующие дни турки вели себя пассивно, а вот боевой дух в нашей армии был очень высок. Поражение только укрепило согласованность русских командиров и взбодрило солдат, которые организованно стали готовиться к зимовке у стен крепости.
  Турки не выдержали тягот осады, не получили обещанной помощи и 16 (28) ноября 1855 г. капитулировали. Омер-паша увёл своё войско обратно в Сухум и в феврале 56 года оно было вывезено морем в Трапезунд.
  
  12) Весна в Крыму, февраль - март 1855 г.
  Союзнические армии под Севастополем пережили тяжёлую зиму. К февралю 55 года у англичан в строю осталось только 12 тысяч человек и те испытывали голод, холод, болезни. У французов дело было налажено лучше, было больше порядка. У французов к весне было 78 тысяч.
  Корреспондент газеты "Таймс" У. Г. Рассел написал из Крыма ряд острых статей, что вызвало в метрополии правительственный кризис и волну шовинизма. Флоренс Найтингейл (Нигтинагль) организовала отряд сестёр милосердия и привезла их под Севастополь.
  С нового года увеличились стратегические поставки, были отправлены воинские подкрепления.. в январе-феврале построена дорога и железнодорожная узкоколейка от Балаклавы к Севастополю. В феврале осаждающих стало уже 120 тысяч, а всего на полуострове находилось 175 тысяч союзников и 150 тысяч русских солдат. Из Франции в Крым прибыл знаменитый артиллерист и инженер, генерал А. Ниель (Нил), который составил новый план осады крепости.
  Ключевой позицией обороны Севастополя был Малахов курган, где командовал контр-адмирал В. И. Истомин (1809-55), командир ЛК "Париж" в Синопском бою. Для усиления этой позиции, по предложению Э. И. Тотлебена, было решено устроить ряд передовых укреплений. Для этого были задействованы: Волынский полк, генерал-майора А. П. Хрулёва, последние три месяца стоявший на 4 бастионе, и Селенгинский полк, полковника Сабашинского. Пехоту артиллерией из Килен-бухты поддерживали наши пароходы: "Владимир", "Херсонес", "Громоносец". В ночь на 10 (22) февраля оба полка, всего 4500 солдат, захватили высоту "Кривая пятка" ("Зелёная") перед Малаховым курганом, и устроили два временных редута.
  В феврале 1855 г. с позиции на Сапун-горе была снята английская дивизия генерала Лейси-Эванса. Здесь поставили дивизию французского генерала Мейрана, ранее стоявшую в резерве. В ночь 12 (24) февраля французы провели контратаку на новые русские укрепления, в которой участвовали до 7000 бойцов. Авангардом из 5 батальонов командовал генерал Моне. Сам генерал был ранен русской пулей, а французские пехотинцы отступили после ожесточённого штыкового боя.
  12 февраля в Севастопольской бухте затоплены линейные корабли "12 апостолов", "Ростислав", "Святослав", а также фрегаты "Месемврия" и "Кагул".
  Европейцы узнали о смерти императора Николая I 20 февраля по телеграфу Варна - Балаклава, и передали извещение в Севастополь через парламентёров. На фронте наступило затишье.
  Меншикова отозвали. Главнокомандующим всех сил в Крыму с 24.02.1855 г. назначен генерал от артиллерии, князь М. Д. Горчаков-2-й (1793-1861). Прежде он командовал Дунайской армией, имея ставку в Кишинёве. Его брат, генерал Горчаков-1-й, был командиром 6-го корпуса, уже воюющего в Крыму.
  Прошли и другие перестановки в командовании. 17-й дивизией, вместо Кирьякова, назначен командовать генерал-лейтенант Веселитский. Генерал Хрулёв поставлен командовать всеми войсками на Корабельной стороне, генерал Семыкин - на Городской стороне. Но обороняющимся не хватало боеприпасов: порох везли на возах, запряжённых волами, с завода в Шостке, ядра - из Луганска.
  Бои в предполье Малахова кургана шли беспрерывно с 12 (24) февраля по 10 (22) марта. Силы англичан составляли лишь треть от числа французов, и развёрнуты они были только против 3-го бастиона (Редан). Позиции, занимаемые англичанами в начале осады, занял 2-й корпус генерала Боске, 40 тысяч человек. 1-й корпус генерала Ж.-Ж. Пелисье располагался против Городской стороны. Французы планировали 1 (13) марта внезапной атакой взять "зелёный холм", но русские их опередили, и в ночь на 27 февраля силами Камчатского полка устроили перед холмом Камчатский люнет. Командиром нового укрепления стал капитан-лейтенант Сенявин.
  Адмирала П. С. Нахимова назначили командиром Севастопольского порта и военным губернатором города.
  Командир 4-й оборонительной дистанции, включающей Малахов курган, Корниловский бастион, 2-й бастион, редуты: Жерве, Волынский, Селенгинский и Камчатский люнет, контр-адмирал В. И. Истомин, был убит 7 (19) марта ядром в голову как раз на Камчатском люнете.
  Для защиты Камчатского люнета русские провели вылазку в ночь с 10 на 11 марта силами 8 батальонов половинного состава от Камчатского полка (полковник Голев), Днепровского полка (полковник Радомский), а также Волынского и Углицкого полков с батальоном моряков в резерве - всего около 5000 солдат. Отвлекающую атаку провели у 3-го бастиона на англичан.
  Но в эту же ночь французский генерал Боске решил атаковать Зелёный Холм и отрядил на это дело командира 5-й дивизии генерала Брюне с 6000 солдат, 7000 зуавов и с резервом в 3000.
  Русские их упредили и заняли передовые траншеи врага. Произошёл ночной рукопашный бой. В итоге сил у русских оказалось меньше и они отступили к своим. Однако и французы остались при своих интересах.
  В марте - апреле 1855 г. в Вене прошли переговоры, в которых участвовали послы великих держав: от Российской империи - князь А. М. Горчаков, дипломат Титов; от Великобритании - Дж. Россель; от Франции - Друэн де Люис; от Османской империи - Али-паша; от Австро-Венгрии - глава МИД граф Буоль. Переговоры закончились безрезультатно.
  В Крыму к весне 55 года против 75 тысяч защитников Севастополя сосредоточилось 150 тысяч врагов, в том числе: французов 75 тысяч, турок 50 тысяч, англичан 25 тысяч, пьемонтцев 10 тысяч. Осаждающие имели ресурсы намного превосходящие ресурсы нашей обороны. Так, у них было 500 осадных орудий. У англичан были 64-фунтовые пушки, у французов - 24- и 30-сантиметровые пушки. Они имели по 800 ядер на пушку и 500-600 гранат и бомб на гаубицу и мортиру. У союзников было 130 мортир, чей навесной огонь и бомбы большого веса были очень эффективны. У русских было только 57 мортир, мало снарядов и ещё меньше пороха. На время выручили запасы с морских складов и с кораблей Черноморского флота.
  
  13) 2-я бомбардировка Севастополя 28.03(9.04)1855 г. Боевые действия в марте-мае
  На второй день православной Пасхи 28 марта (9 апреля) началась 2-я бомбардировка Севастополя, продолжавшаяся по 6 (18) апреля.
  Город обстреливали 541 орудие, защитники отвечали из 466 стволов. За первый день обстрела союзники выпустили 34 тысячи снарядов, русские - 12 тысяч.
  По плану, разработанному французским генералом А. Ниелем, главный удар был направлен на IV и V бастионы, Малахов курган, Селенгинский и Волынский редуты, Камчатский люнет. После гибели Истомина 4-м отделением оборонительной линии командовал капитан 1 ранга Юрковский. Бой длился 15 часов. Русские потеряли 500 человек, 15 орудий. Союзники - 100 солдат. За ночь все разрушения укреплений были устранены.
  На второй день бомбежка длилась также 12 часов, и также безуспешно.
  В ночь на 30 марта французы захватили наши ложементы у V бастиона, но были отброшены атакой Колыванского полка (полковник Темирязев). Утром жестокий обстрел повторился, но следующая ночная атака была снова отражена.
  На 5-й день штурма был разрушен IV бастион, засыпаны минные галереи. Вечером 3 (15) апреля французы взорвали 4 мины у IV бастиона, погибло до 100 русских солдат и матросов. Но французы на штурм не решились. Только их стрелки занял глубокие воронки. В ночь на 4 (16) апреля здесь произошёл упорный бой, переходящий в штыковую, а днём возобновился артиллерийский обстрел.
  Днём 7 (19) апреля было объявлено перемирие, убраны тела погибших. На следующий день 10 дневная бомбардировка, в ходе которой было выпущено 165 тысяч снарядов, сменилась обычной орудийной перестрелкой. За эти дни русские потеряли до 6000 человек, были большие разрушения в линии обороны и в городе.
  В целом наши потери были ужасны: в марте около 9000 человек, в апреле свыше 10 тысяч, в мае около 17 тысяч человек. Главнокомандующий генерал М. Д. Горчаков считал сопротивление Севастополя бесполезным и добивался согласия царя Александра на эвакуацию Южной стороны.
  У французов командующим, вместо генерала Канробера, был назначен 60-летний генерал Пелисье, отличившийся ещё в войне в Алжире. Он получил от своего императора приказ взять Севастополь, не смотря ни на какие потери.
  Новый командующий начал действовать активно и решительно. Ещё командуя дивизией, он в ночь с 19 на 20 апреля захватил русские траншеи у 5-го бастиона от редута Шварца до люнета лейтенанта Белкина, разбил два батальона Углицкого полка и захватил 9 мортир. Эта победа выделила его из всех генералов, находящихся в Крыму, и 7 (19) мая император Франции утвердил его главнокомандующим. Канробер стал командиром дивизии в корпусе Боске.
  20 апреля из портов Крыма отчалили корабли с большим десантом: флот адмиралов Лайонса и Брюа взял на борт дивизии д"Отмара и сэра Дж. Броуна. Русские решили, что вражеский флот держит курс к устью Днепра для атаки на Южную армию генерала Лидерса. Но союзники ночью повернули на восток, на Керчь и на порты Азовского моря. Однако этой диверсии не суждено было случиться: император Наполеон III приказал отозвать свой флот и войско обратно. Раглан обиделся на французов, но и своих также отозвал.
  Наполеон III желал, чтобы его войска сначала разбили русскую полевую армию, а Пелисье хотел взять Севастополь штурмом. За р. Чёрная французы заняли Федюхины высоты, сардинцы укрепились в деревне Чоргун.
  Силы союзников в Крыму в мае 1855 г. достигли 200 тысяч человек. У французов было 120 тысяч, два осадных корпуса и один резервный. Сардинский корпус генерала Ламармора состоял из 2,5 дивизий, 15 тысяч солдат.
  В апреле 1855 г. барон Остен-Сакен был возведён в графское достоинство, П. С. Нахимов произведён в полные адмиралы, генерал С. А. Хрулёв награждён за храбрость, князь Васильчиков и инженер Тотлебен произведены в генерал-майоры. Были награждены многие севастопольские офицеры, солдаты и матросы.
  Главнокомандующий М. Д. Горчаков-2й перенёс вою штаб-квартиру с Северной стороны к Старому Инкерману на почтовую станцию. Начальником штаба стал генерал Коцебу.
  В русских полках были большие потери в личном составе: из 4000 среднесписочного состава в строю оставалось по 1000 - 1500 человек. К маю полки переформировали из 4-х батальонных в 2-х батальонные. В Волынском полку остался только 1 батальон.
  Вдобавок ко всему, русские силы были распылены: генерал-лейтенант барон Врангель-1й с 15000 конницы и пехоты стоял у Евпатории, генерал-лейтенант барон Врангель-2й с 10000 - у Керчи, генерал Реад командовал резервом в 20000 пехоты вблизи Бахчисарая. Крупный конный отряд стоял в Симферополе. Бельбекский отряд охранял побережье от реки Альма до Северной стороны. Отряд князя П. Д. Горчакова-1го стоял на Мекензиевых горах. Но из армии Лидерса на подмогу шла 7-я дивизия и несколько резервных бригад.
  Генерал Хрулёв, назначенный командиром обороны Городской стороны, и инженер Тотлебен решили укрепить для обороны Кладбищенский холм вблизи V бастиона. Горчаков выделил для боя Подольский и Эриванский полки, 2 батальона Житомирского полка - всего 5,5 тысяч штыков под начальством командира бригады генерала Адлерберга.
  Дело началось в ночь с 9 на 10 (22) мая. Не встретив противодействия противника, русские выкопали траншею длиной в версту. Наутро французы открыли ураганный огонь по траншее, бастиону и люнету Белкина. Командир 1-го корпуса генерал де Салль приказал дивизии Патэ занять параллели у кладбища: бригаде де Ламотт-Руж повыше в горы, а бригаде Бёре у Карантинной бухты, где действовали наши пароходы. Французы пошли в первую атаку в 21-30 и заняли траншею. Подольский полк ударил в штыки, генерал Адлерберг пал на поле боя, но вражеские егеря бежали. Очень сильно била французская артиллерия, наша отвечала в 3-4 раза слабее, хотя только люнет Белкина выпустил за ночь 3000 снарядов. Генерал де Ламотт-Руж двинул вперёд батальоны гвардии. Те забили стволы русских пушек грязью и тоже пошли в штыковую. В темноте наши приняли их за своих и Подольский полк был разбит, его офицеры практически выбиты. Но подоспевший Эриванский полк, после жестокого боя, снова отбил траншею. Французы накопили силы под прикрытием огня своих орудий. Около полуночи бригада Бёре набросилась на два батальона житомирцев и те отступили к VI бастиону и редуту Шемякина. Отброшены и два батальона эриванцев. Но когда им помог 3-й батальон и остатки Подольского полка, траншею вернули. Под утро французы в пятый раз ворвались в траншею, отбросив обескровленных картечным огнём русских. Однако и на этом бой не кончился: от V бастиона ударили два свежих батальона Минского полка, а 7 рот Углицкого атаковали Карантинную высоту. Упорный бой шёл до рассвета, но русские удержались. Потери были примерно равны: по 2500 человек. С наступлением дня наши силы отошли вглубь обороны, оставив впереди 150 штуцерников. Дивизия Патэ была тоже отведена в тыл для пополнения и залечивания ран.
  Днём 11 мая французы провели сильнейший обстрел русской линии: V бастион сильно повреждён; VI бастион, и без того слабый, был ещё более разрушен; редут Шемякина вообще замолчал. Тогда Горчаков отдал приказ не удерживать более траншею. В прикрытии было оставлено 2 батальона Житомирского полка. В 21 час в атаку пошли 10 батальонов генерала Левайана, и после ожесточённого боя заняли территорию кладбища. Потери за 11 мая составили 500 на 500 человек. 12 мая было объявлено перемирие.
  
  14) Взятие интервентами Керчи. Действия их эскадры в Азовском море в мае - июне
  10 мая англо-французская эскадра с десантом снова вышла в море на захват Керчи. В составе эскадры было почти 70 кораблей, десант составляли 7,5 тысяч французов, почти 3 тыс.англичан, 6 тыс. турок, а всего 16000 солдат.
  Население города Керчь составляло 13 тысяч мирных жителей. С началом войны здесь началось укрепление обороны пролива: на Павловском мысу построена 26-орудийная батарея, в самом городе - батарея из 4 орудий. Ещё три батареи поставлены на мысе Ак-Бурун, у нового карантина, у Еникале - всего 60 орудий. В проливе было затоплено 50 кораблей, поставлено 40 мин. Гарнизоном командовал наказной атаман, генерал М. Г. Хомутов. Арабатское укрепление, хотя и имело 17 орудий, было в полуразрушенном состоянии. В Азовском море крейсировала флотилия контр-адмирала Вульфа: 3 парохода, 4 транспорта, 6 казачьих баркасов с несколькими десятками пушек.
  В 1855 г. генерал Хомутов отправлен служить в Тамань. В Керчь назначен генерал К. К. Врангель-2й, уже успевший отличиться в этой войне - его войска взяли турецкую крепость Баязет. В Восточном Крыму под его начальством оказалось 10 тысяч воинов. В основном это были казаки и кавалеристы.
  В Керчи и в других приазовских городах с прошлой осени скопились громадные запасы хлеба, который из-за войны не смогли вывезти.
  В ночь на 12 (24) мая союзники высадили первый десант в Камыш-Буруне. Вскоре сюда подошли главные силы обороняющихся - 1800 солдат при 4 орудиях. Ими командовал полковник Карташевский. Вражеская эскадра обстреляла берег и с рассветом началась высадка главных сил десанта. Высадка шла в 15 верстах от города. Завершилась к 17 часам дня. Русские без боя отошли к Феодосии, оставив 300 человек для поджога хлебных складов. В 16 часов взорвана Павловская батарея. Жители Керчи тоже бежали в Феодосию. Дома оставалось лишь 2 тысячи горожан. Контр-адмирала Вульф приказал затопить транспорты и увёл в Бердянск 3 парохода и паровую шхуну. За пароходом "Бердянск" погнались два быстроходных вражеских судна. Наш корабль выбросился на мель, команда спаслась и ушла на сушу, предварительно спалив пароход. Через день и в порт Бердянска вошли иноземные корабли. Остатки Азовской флотилии были также сожжены.
  В ночь на 13 мая комендант Еникале подполковник Белизо приказал взорвать все свои три батареи и увёл солдат вглубь полуострова.
  Генерал К. К. Врангель опасался вражеского десанта на Феодосию и окружения. Но европейские полководцы Дж. Броун и д"Отмар этого не сделали, а прошли 15 вёрст и утром 14 мая заняли пустую Керчь. Вечером вошли в такой же пустой Еникале. Сражу же начались грабежи, к которым с энтузиазмом присоединились восставшие против русских татары. Керчь полностью разорили. В местных госпиталях было много русских раненых - для их спасения Врангель отправил парламентёром некого лейтенанта флота и обоз. Европейцы явили благородство и раненных отпустили.
  А вот воевать союзники не горели желанием и сразу стали готовиться к обороне. Но грабить продолжали, рыли землю, ища клады на горе Митридат и на кладбищах. Лёгкие корабли военного флота послали громить прибрежные города:
  1. Бердянск. Жители ушли, интервенты сожгли 300 тысяч пудов пшеницы и все лодки.
  2. Геническ. Полковник князь Лобанов-Ростовский ввёл все суда в залив Сиваш, а в проливе затопили 4 шхуны. В порту осталась батарея из 2 пушек, 11 греческих и финляндских пароходов. Сюда подошла вражеская эскадра из 16 пароходов и паровых фрегатов. Интервенты потребовали сдать город и флот. Князь Лобанов-Ростовский отказался, отвёл всё население и солдат за 5 вёрст от города. Англо-французы обстреляли торговые пароходы и город, а затем спустили на воду шлюпки с десантом. Русские открыли ответный огонь и вынудили десант убраться восвояси. Вскоре ушла и вся эскадра. Сожжено 800 тысяч пудов хлеба.
  3. Таганрог. Гарнизон города составляли полубатальон (2 роты) пехоты без пушек и казаки. Но и они не собирались сдаваться сильному врагу. Интервенты полчаса интенсивно бомбардировали город, а затем высадили десант из 300 отборных солдат. Русские открыли по ним огонь, а затем пошли в штыковую атаку. Враги отступили. Наши потери: 12 солдат убито, сожжено 100 домов.
  4. Мариуполь. Город обороняли только донские казаки с древними кремнёвыми ружьями. Интервенты обстреливали город 1 час. Попытка десанта отражена.
  5. Ейск. Гарнизона не было. Провиантские склады подожгли на глазах английского парламентёра, требовавшего сдачи. Эскадра ушла в море.
  6. Крепость Арабат 3 часа отстреливалась от вражеской эскадры. Интервенты ушли, не высадив десант.
  Европейская эскадра крейсировала и у Анапы и у Новороссийска. В Анапе стоял гарнизон 4000 солдат, в крепости были и пушки. Но генерал Хомутов очень боялся десанта на Темрюк и окружения. Он ушёл с войсками в степь, предварительно взорвав крепость и спалив город. Затем он сжёг и окрестные казачьи станицы. Но вражеского десанта так и не дождался.
  В июне 1855 г. большая часть флота интервентов возвратилась под Севастополь.
  
  15) Третья бомбардировка и 1-й штурм Севастополя 25-26 мая 1855 г.
  На другой день после занятия русских траншей у кладбища, генерал Канробер с двумя пехотными и двумя конными дивизиями, с сардинцами и турками, с английской кавалерией, при поддержке множества полевых артбатарей, повёл наступление на русские сторожевые посты у деревни Чоргун и на реке Чёрная. После короткой перестрелки наши отступили. Союзники заняли всю Балаклавскую долину и начали укреплять левый берег Чёрной. Турки расположились на Балаклавских высотах, а сардинцы у деревни Комары.
  В середине мая 55 года в Крыму установилась сильная жара. Русская армия по приказу главнокомандующего Горчакова оделась в белое: сняли мундиры, и надели белые рубахи-гимнастёрки под пояс, на фуражки натянули белые чехлы.
  Горчаков и император Александр боялись, что генерал Пелисье окружит нашу армию ударами из Балаклавы, Евпатории, Керчи. В Крым направлвили ещё три дивизии из Южной армии.
  Но француз упорно стремился напрямую в Севастополь. Европейцы поставили 60 новых осадных орудий с 600 зарядами на каждое. Из них 20 мортир установлены против укреплений "3 отрока": Камчатский люнет, Волынский и Селенгинский редуты.
  Русские тоже укреплялись, ставили новые пушки, но новых мортир было только две, с 70 зарядами на орудие. Других боеприпасов тоже было мало. Осаждённые собирали вражеские штуцерные пули.
  В начале мая начальником обороны Корабельной стороны назначен командир 16-й дивизии генерал Жабокрицкий. До этого "3 отрока" защищали 10 батальонов пехоты, но теперь число защитников уменьшили до 5 рот, а в прикрытие поставили новый, необстрелянный Муромский полк. А ведь против них располагался 40-тысячный корпус Боске и турецкая дивизия.
  3-я бомбардировка Севастополя началась в 3 часа дня 25 мая (6 июня) залпами из примерно 550 орудий. Пушки Севастополя три часа отвечали выстрелом на выстрел, наши артпогреба быстро пустели. Французские бомбы были хуже английских и часто просто не взрывались. Русские их собирали и перезаряжали. 50 пушек били по Камчатскому люнету, 25 по обоим редутам и к вечеру совершенно подавили их. Ночью французы продолжали обстреливать Малахов курган, а англичане III бастион "Большой Редан". На следующий день бомбардировка продолжалась. Потери защитников были огромны, и почти полгарнизона Корабельной стороны занималась уборкой убитых и доставкой раненных в госпиталь в Доковой балке.
  Днём 26 мая главнокомандующий Пелисье собрал военный совет для решения вопроса о возможности штурма города. Французские генералы: Боске, Ниэль, Бёре, Лебёф, Далем, Фроссар, Мартенпре, Трошю, и английские генералы: Эри, Эжонс, Дакрес решили вопрос положительно. Постановили ввести в дело 5 дивизий.
  У генерала Жабокрицкого на 4 версты боевых позиций было всего около 12 тысяч солдат. К полудню 26 мая он решил, что всё кончено, сказался больным и, не передав командование, уехал на Северную сторону. Горчаков послал на опасный участок Хрулёва, но и генерал, и адмирал Нахимов прибыли на Корабельную перед самым штурмом и не успели должным образом подготовиться.
  На "Камчатке" было 300 солдат Полтавского полка, на двух редутах и 3-х орудийной Забалканской батарее - ещё 450 солдат Муромского полка. Против наших воинов действовали 4 французские дивизии. Турецкая дивизия стояла в резерве.
  В 18 часов начался штурм. В первой волне шла дивизия генерала Каму. С Камчатского люнета успели сделать только один выстрел картечью и дать залп из ружей. Сразу завязался рукопашный бой. Командир батальона майор Щепетинников погиб, солдаты начали медленно отходить. Адмирал Нахимов примчался к люнету на коне и увёл бойцов на Малахов курган.
  Французы стремились их обогнать и с ходу ворваться на высоту. А на Малаховом были только матросы-артиллеристы и один батальон Владимирского полка. Их атаковали 20 батальонов дивизии Каму. Первую атаку отбили картечью в упор. Следом подошли отступавшие от люнета русские. Вскоре генерал С. А. Хрулёв привёл сюда батальон "владимирцев", батальон "суздальцев", два батальона "забалканцев" и два батальона Полтавского полка. Эти шесть батальонов пошли в контратаку между Камчатским люнетом и Килен-балкой. Они выбили засевших в траншеях зуавов и захватили Зелёный холм. В плен взято 7 вражеских офицеров и более 300 солдат. Однако с наступлением сумерек сюда подошла дивизия Брюне и русские отсупили. На Малаховом кургане остались два батальона пехоты, Нахимов и Тотлебен, готовые отбивать новые атаки противника.
  Волынский и Селенгинский редуты обороняли 450 солдат Муромского полка, не имевшие пушек. Против них действовали две дивизии: дивизия Мейрана в 1 эшелоне и дивизия Дюлака во втором, всего - 18 тысяч человек. "Муромцы" были окружены, потеряли до половины бойцов и бежали к 1 бастиону по плавучему мосту через Килен-бухту. Французы принялись было преследовать их, но генерал Хрулёв успел прислать два дивизиона лёгких орудий: 4 шестифунтовые пушки и 4 полупудовых единорога. Они обстреляли картечью плавучий мост и берег Килен-бухты, и полтора часа одни защищали подступы к бастионам и всю Корабельную сторону. Прислуга орудий хорошо укрылась и не пострадала от штуцерных пуль врага.
  Пятым участком оборонительной линии командовал генерал Тимофеев. Он собрал отступивших солдат и ободрил их. Затем полковник князь Урусов привёл два батальона Забалканского полка и батальон Полтавского полка. Наши бросились в контратаку. Генерал Тимофеев убит пулей в голову. На высотах над Килен-балкой завязался штыковой бой и французы отступили. Позиции Забалканской батареи мы вернули.
  За 27 часов артиллерийской подготовки англичане выпустили на III бастион до 15 тысяч снарядов. Этот бастион прикрывали 3 роты Камчатского полка во главе с майором Хоменко. 400 британских охотников внезапной атакой овладели ложементами у бастиона. Русские их контратаковали. В жарком бою майор Хоменко погиб, но и враги дрогнули и попятились. В решающий момент боя к англичанам подошло подкрепление - 600 солдат, и они устремились на бастион. Положение спас батальон Волынского полка - 500 штыков, который не допустил захвата укрепления. Однако в итоге ложементы остались у англичан.
  Вечером к редутам были стянуты два полка: Эриванский (подполковник Краевский) и Кременчугский егерский (полковник Свищевский).
  За день боёв 26 мая противоборствующие стороны потеряли: англичане - 700 человек, французы - более 5500 человек, русские - немногим меньше.
  27 мая продолжалась интенсивная артиллерийская перестрелка. 28-го объявлено перемирие. Всего за время 1-го штурма русские потеряли убитыми и раненными около 8,5 тысяч человек, союзники - не менее 6,9 тысяч.
  В Симферополе скопилось более 10 тысяч раненных и больных, которых лечили лучшие русские врачи, в т.ч. главный врач Крымской армии Шрейбер. Пирогов уехал в Санкт-Петербург 1 июня. Его заменил профессор Гюббенет.
  7-я и 15-я наши дивизии, шедшие в Крым, застряли вблизи города Николаева.
  Русские укрепили I и II бастионы, но боевых зарядов было всего от 5 до 100 на орудие, против 400-500 у союзников на каждое из их 600 орудий.
  В Севастопольской бухте продолжали боевую вахту 10 русских вооружённых пароходов: "Владимир", "Херсонес", "Одесса", "Крым", "Эльбрус", "Громоносец", "Бессарабия" и другие. В плавучие батареи переделаны линейные корабли: "Императрица Мария", Вел.князь Константин", "Париж", "Чесма", "Ягудиил", "Храбрый", бриг "Эней", транспорт "Березань".
  На Зелёном холме французы установили свои батареи и стали обстреливать город. Союзники проводили большие осадные работы, к ним постоянно приходили всё новые транспорты с мортирами, снарядами, припасами и снаряжением. В июне под Севастополем собралось до 180 тысяч интервентов, в т.ч. 45 тысяч англичан.
  Император Франции Наполеон III хотел двинуть свою армию вглубь Крыма и прислал генерала Реньо-де Сен-Жан-д"Анжели. Главнокомандующий Пелисье поставил его на корпус Боске, а самого Боске отправил командовать 25-тысячным отрядом у Инкермана.
  
  16) Четвёртая бомбардировка и 2-й штурм Севастополя 5-8 июня 1855 г.
  Четвёртая бомбардировка началась в 3 часа утра 5 (17) июня 1855 года.
  Большая часть гарнизона Севастополя была в распоряжении генерала Семякина на Городской стороне. Обороной Корабельной стороны продолжал командовать генерал Хрулёв. Его помощником был начальник 8-й дивизии князь Урусов.
  320 вражеских орудий открыли огонь по Городской стороне, 40 палили по рейду. По-прежнему, одной из главных целей был III бастион. За день на нём было убито и ранено 700 человек орудийной прислуги и 300 пехотинцев из прикрытия. К вечеру были разрушены все шесть бастионов основного пояса обороны. Корабли англо-французской эскадры подошли к входу на Большой рейд и обстреливали город залпами. В Артиллерийской слободке взорвался склад с 500 начинёнными бомбами. Начальнику Малахова кургана капитану 1 ранга Юрковскому ядром оторвало ногу. Его заменил капитан 1 ранга Керн. Обороной города в этот тяжёлый день уверенно руководили Нахимов, Тотлебен, Васильчиков.
  Ночью 8 французских и английских дивизий (всего 44 тысячи человек) подошли к передовой траншее, для штурма укреплений Корабельной стороны. Впереди были: дивизия Мейрана, нацеленная на I и II бастионы, имевшая в резерве гвардейский полк; дивизия Брюне, наступавшая от Камчатского люнета; дивизия д"Отмара, левофланговая, наступавшая по Доковому оврагу. 10 многопушечных линейных кораблей всю ночь бомбили Севастополь. Но и русские работали под огнём всю ночь, восстанавливая укрепления.
  У генерала С. А. Хрулёва было в подчинении 20000 солдат. В прикрытии III бастиона находились Охотский, Камчатский, Минский и Волынский пехотный полки, Брянский егерский полк. На батарее Жерве стоял батальон Полтавского полка, 300 солдат. На Малаховом кургане были Севский и Владимирский пехотные полки, 3 батальона Полтавского полка, два батальона Забалканского полка. На II бастионе - два батальона Забалканского полка и Суздальский полк. На I бастионе - Кременчугский полк. Здесь командовали: капитан 1 ранга Перелешин и генерал князь Урусов. В резерве находились: Селенгинский полк (генерал Сабашинский), Якутский полк (генерал Павлов).
  В 3 часа утра 6 (18) июня начался новый штурм. 6 русских пароходов из Килен-бухты открыли по наступающим прицельный убийственный огонь и обратили в бегство 2-ю бригаду дивизии Мейрана, а 1-я бригада залегла, не дойдя до II бастиона. Сам генерал, хотя и был ранен, повёл своих солдат во вторую атаку, и сражён наповал картечью в грудь. Его заменил бригадный генерал де Фальи, и отвёл дивизию в тыл. 50 французов попали в плен.
  Жаркий бой разгорелся у Малахова кургана. Здесь пехотным прикрытием командовал 35-летний генерал Юферов. Французы наступали двумя дивизионными колоннами. С близкого расстояния русские пули поражали врага метко:пулей в грудь смертельно ранен генерал Брюне, пулей в голову убит полковник Делабуссиньер - и строй дивизии рассыпался, одна колонна отступила. Однако другая колонна - дивизия д"Отмара, выдержала убийственный обстел, разделилась на два отряда, и пошла на штурм. 1-й отряд всего 100 шагов не дошёл до Малахова кургана. 2-й отряд действовал более успешно. Батальон майора Гарнье взял батарею Жерве. Затем в прорыв вошёл целый полк и его с большим трудом остановили "полтавцы" и рота (140 штыков) Севского полка. А когда на выручку подоспели 6 рот Якутского полка во главе с генералом Павловым, французы были выбиты с наших позиций. Интервенты ещё два раза пытались атаковать, но безуспешно.
  Затем последовали три атаки французов на наш левый фланг - и они были отражены.
  Англичане пошли на штурм III бастиона (контр-адмирал Панфилов) несколько позднее, прикрываясь балками Сарандинакиной и Лабораторной, тремя боевыми колоннами по 6, 2 и 1 тысяче солдат. Первую атаку наши воины с трудом, но отбили. Убит генерал Дж. Кемпбелл, ранен командир лёгкой дивизии сэр Броун. Вторая атака британцев захлебнулась у засеки перед рвом и валом. Третья атака также не удалась. К 7 часам утра вражеский штурм повсеместно был отражён.
  Русские потеряли за этот штурм 4,5 тысяч человек. Союзники потеряли 4 тысячи, а всего за дни 4-й бомбардировки до 8 тысяч человек. Соотношение потерь французов и англичан выглядит, как 3 к 1.
  Европейцы выпустили по Севастополю 62 тысячи снарядов, русские ответили 20 тысячами бомб. 8 июня объявлено перемирие.
  В эти же дни в Крым пришла 7-я дивизия, командир - генерал-лейтенант Ушаков 3-й.
  Утром 8 июня инженер-генерал Тотлебен ранен пулей в правую ногу на батарее Жерве.
  Он лечился в Бельбеке, но продолжал руководить работами инженер-полковников Гарднера и Геннериха.
  Тотлебен и Хрулёв предлагали совершить атаку от Корабельной стороны на вражеский редут "Виктория" и захватить его. Этот план был отвергнут.
  На Северной стороне, между Константиновским и Михайловским фортами, построена двухярусная 30-орудийная "Нахимовская" батарея. Далее по рейду построены ещё две: 10-орудийная и 4-пушечная батареи. Инженер-генерал Бухмейер, по приказу Горчакова, начал строительство наплавного деревянного моста через Большую бухту длиной в 1 версту и шириной в 3 сажени.
  Адмирал Новосильский, получивший несколько контузий, переведён в город Николаев.
  Вечером 28 июня на Малаховом кургане получил смертельное ранение пулей в голову адмирал П. С. Нахимов. Он скончался 30 июня (11 июля) 1855 г.
  А. И. Панфилов произведён в вице-адмиралы. Генерал П. П. Липранди, бывший командиром 12-й дивизии, назначен командиром 6-го корпуса.
  28 июня от тяжёлой болезни умер английский командующий генерал Раглан.
  Британцы построили железную дорогу из Балаклавы к Сапун-горе.
  Флот союзников снова вошёл в Азовское море в конце июня. Был обстрелян порт Геническ. Начальник порта - князь Лобанов-Ростовский, приказал затопить в проливе корабли. У него было только несколько рот пехоты, без пушек. Но новый десант интервентов русские отбили. В конце июня флот из Азовского бесславно ушёл. Одиночная канонерка в июле обстреляла Таганрог, но ночью села на мель в 90 метрах от берега. На абордаж поехали на конях казаки 70-го Донского полка, со своим командиром Демьяновым. После короткой перестрелки, английские моряки уплыли на шлюпках к ожидавшему их в море пароходу. Казаки ограбили и подожгли судно, взяли его флаги.
  Тем временем в Крыму строились новые батареи: две французские на Городской стороне, 12 французских и 5 английских на Корабельной стороне, 6 батарей на Зелёном Холме. Позиции интервентов были в 100 саженях от Малахова кургана, в 150 - от II бастиона, в 500 - от I бастиона. Их ракетные станки кидали зажигательные и взрывные ракеты даже на Северную сторону и на Инкерманские высоты. В июле русские отвечали 1 выстрелом на 5 вражеских. Русские поставили 40 новых орудий, в т.ч. 14 на Корабельной стороне. Европейцы установили 130 орудий. Судьбу осады решали мортиры, и здесь преимущество было у противника: против 30 русских они выставили 205. Кроме того, у них в запасе было 250, да ещё 400 отливали. С обеих сторон проводились и большие земляные работы, и сапёрные, и инженерные. Защитники города устроили сплошной двойной земляной вал длиной 10 километров.
  В июне Австрия начала демобилизацию своей армии на Дунае.
  
  17) Сражение на Чёрной Речке 4 (16) августа 1855 г.
  Русский главнокомандующий Горчаков открыто готовил наступление своих войск на Чёрной Речке. В этом его целиком поддерживал генерал Липранди, к мнению которого главнокомандующий прислушивался более всего.
  Для защиты Перекопа Горчаков послал отряд генерала графа Анрепа: 10 батальонов пехоты, два полка кавалерии, более 50 пушек. Генерал Рыжов послан для защиты Чонгара и Сиваша с 20 пушками и отрядом в несколько тысяч штыков.
  В Крым пришли новые боевые части: 4-я пехотная дивизия в составе Белозерского и Олонецкого пехотных полков, Шлиссельбургского и Ладожского егерских полков; 5-я пехотная дивизия (командир - генерал Вранкен) в составе 17-го пехотного Архангелогородского, 18-го пехотного Вологодского, 19-го егерского Костромского, 20-го егерского Галицкого полков. Пришло Курское ополчение.
  28 июля (8 августа) в русской ставке состоялся военный совет, на котором принято решение нанести удар в тыл осаждающей Севастополь армии. Общее руководство операцией возложили на генерал-квартирмейстера Бутурлина.
  Наши войска накапливались на Макензиевых высотах. За Чёрной речкой справа возвышается Гасфортова гора - крутая, хорошо укреплённая; слева - Федюхины горы. на Гасфортову на ступала колонна генерала Липранди: 31 батальон, 16000 человек. Федюхины горы готовилась штурмовать колонна генерала-от-кавалерии Н. А. Реада: 25 батальонов, 15000 человек. В резерве находился 2-й корпус в составе 4-й и 5-й дивизий. В операции задействовано 43 тысячи пехоты, 10 тысяч конницы (не нужной в горах), 272 полевых пушки (также не для гор). Итого - 58 тысяч солдат и командиров.
  На Гасфортовой горе стоял весь корпус сардинцев: в центре - дивизия генерала Дурандо, на левом фланге дивизия Тротти, на правом - бригада Джустиниани. На Федюхиных горах были три дивизиииз корпуса генерала Гербильона. Резервы находились в низине в районе деревни Кадык-Кой: 10 тысяч турок, две французские кавалерийские дивизии, африканские егеря, английская пехота дивизии Скарлетта и другие войска. На Сапун-горе стояли французские дивизии Дюлака и д"Ореля. Всего у союзников здесь было до 60 тысяч солдат.
  Французский командующий генерал Пелисье назначил на 5 (17) августа 5-ю бомбардировку Севастополя. Но русские его опередили и вступили в бой 4 августа.
  В 2 часа ночи открыла огонь наша артиллерия: 14 орудий обстреливали гору Гасфорта, 18 орудий Телеграфную гору, остальные - Федюхины горы. Основные боевые действия развернулись в 8 - 12 километрах юго-восточнее Севастополя.
  Первой пошла в атаку 12-я дивизия генерала Мартинау. Одесский полк, командир - 37-летний полковник Скюдери, захватил на реке Чёрная каменный Трактирный мост. Полк понёс большие потери, полковник Скюдери смертельно ранен. По мосту вслед за Одесским пошёл Азовский полк. Два батальона Одесского полка с прапорщиком Лукиным захватили 8-орудийную французскую батарею. Враги яростно контратаковали. Прапорщик Лукин убит. Был ранен и командир бригады генерал Левуцкий, ранение в живот получил новый командир Одесского полка майор Гродзский. Штабс-капитан Иванов свёл остатки полка в 4 роты и увёл обратно за Чёрную речку.
  17-я дивизия генерал-майора Веселитского наступала правее. Тарутинский полк выбил сардинцев с Телеграфной горы. Вскоре сюда прибыл наш командующий Горчаков, со своим штабом. Отряд генерала Бельгарта в составе Симбирского и Низовского полков штурмовал Гасфортову гору. Следом шли все 4 полка 5-й дивизии.
  Азовский полк повторил атаку Одесского и отбросил бригаду генерала Фальи из дивизии Фоше. Генерал Реад послал в атаку и Украинский полк. Командир полка - полковник Бельгарт, брат генерала Бельгарта, погиб в самом начале боя. Генерал Мартинау ранен пулей в плечо, под ним убили коня. К 7 часам утра и Украинский полк отброшен противником назад к Чёрной речке
  После этого Чёрную перешли три полка 7-й дивизии генерала Ушакова-третьего: Витебский, Полоцкий, Могилёвский. 4-й полк дивизии остался охранять нашу артиллерию. Наших солдат атаковали три французских полка: 3-й зуавский, 50 и 82 линейные. Русские, потеряв до 2000 солдат, с трудом отбились штыками. Немало выручила и наша артиллерия. Французское командование двинуло к Федюхиным горам гвардию и дивизию Лавальяна. Готовые вступить в бой стояли дивизии Дюлака, де Ламотт-Ружа, д"Ореля. Подтянулись и турки.
  Галицкий полк, в составе трёх батальонов, также был разбит, все офицеры полка убиты и ранены. Последний оставшийся в строю офицер, майор Чертов, увёл остатки полка на исходные позиции. Французы жестоко обстреляли изготовившийся к атаке Костромской полк и вывели из строя до 200 человек. Генерал Вранкен ранен. Полк возглавил и повёл вперёд начальник штаба корпуса Реада - генерал Веймарн. Но и он вскоре убит пулей в голову. Враги окружили Костромской полк, но на выручку пришёл Галицкий полк, сведённый в один батальон. Майор Чертов ранен. Поручика Чегодаева окружили 8 зуавов - он заколол пятерых, но и сам был убит.
  Французы перешли мост и вновь заняли правобережное предмостовое укрепление. В атаку пошёл Вологодский полк (полковник Вронский). С полком пошёл бригадный генерал Тулубьев - и контужен в грудь разрывом снаряда. Наша пехота перешла Чёрную и водовод глубиной 8 футов на Федюхиных высотах. Берега водовода французы круто обрубили и наша артиллерия не смогла его преодолеть. До 300 русских бойцов ворвались на позиции, но французы снова одолели. Остатки полка увёл к своим командир 4-го батальона майор Медников, старый, заслуженный воин, вышедший из солдат Кавказской войны. Он дрался в бою вооружённый кистенём и кинжалом. Подвиг совершил барабанщик Азовского полка С. Реутович: раненный он спас знамя полка и вышел к своим с "вологодцами".
  Ещё до боя 17-й Архангелогородский полк потерял убитыми и раненными 10 офицеров и 150 солдат. Но в дело полк так и не ввели, т.к. генерал Реад был убит гранатой в голову.
  Отступили 7-я и 12-я дивизии. 5-я дивизия осталась без командиров на берегу Чёрной речки. 4-я дивизия застряла на дороге в 4-х верстах от места боя.
  Горчаков послал в 5-ю дивизию генерал-майора Белевцева, начальника дружин Курского ополчения, старого, отставного офицера. Затем командующий взял из корпуса Липранди из 17-й дивизии бригаду генерал-майора Граббе в составе Бутырского и Московского полков. Свежие полки разбили бригаду Клера и гнали французов до их лагеря на горе. Там наши войска были остановлены, ранение получил командир Бутырского полка. В начале отступления тяжело ранен в ногу генерал Граббе. Отступление прикрывал Бородинский полк. Солдат этого полка, уроженец Енисейской губернии, М. Шелкунов прикрывал отход раненных воинов, отбиваясь от наседавших зуавов. Его подвиг заметил сам Горчаков, наградил Георгиевским крестом и произвёл в унтер-офицеры. Генерал Белевцев смог сплотить отступающие полки и они организованно вернулись на исходные позиции. В конце боя ядром в голову был убит генерал-адъютант Вревский, посланный императором в штаб Крымской армии.
  К 9 часам бой закончился, хотя ещё продолжалась ружейная перестрелка и артиллерийский огонь.
  В этот день в Севастополе полки генерала Хрулёва на Корабельной стороне ждали сигнала к атаке. На Городской стороне 10 батальонов были готовы к вылазке. В 7 часов французы оставили траншеи, и отошли к Сапун-горе.
  Но в 10 часов бой затих совершенно, а к 11 часам русские отступили на Мекензиевы горы. Французы вновь заняли Трактирный мост, а сардинцы Телеграфную гору.
  Неудача русской армии обусловлена тем, что бой был подготовлен плохо и открыто для врага. Полководцы руководили войсками примитивно и неумело, полки действовали несогласованно, вели мелкие бои, увязали в деталях.
  Французы потеряли 1700 человек убитыми и раненными. Потери русских: 3230 убитых, около 5000 раненных. 7 хирургов целый день резали и перевязывали изувеченных. Убито 250 офицеров, 3 генерала, 8 генералов ранено. Генерал Реад на следующий день был с почестями похоронен французами.
  После сражения на Чёрной Речке положение осаждённого Севастополя стало безнадёжным.
  
  18) Пятая бомбардировка Севастополя 5-9 (17-21) августа 1855 г.
  5 (17) августа в 5 часов утра началась 5-я бомбардировка Севастополя. Главный удар французских батарей был направлен на позиции между II бастионом и Малаховым курганом. II бастионом, прозванным "Малым Реданом", командовал капитан-лейтенант Ильинский. Сюда били 7-пудовые мортиры. Траншеи интервентов заранее были пусты, а вот русская пехота, готовая к контратаке, попала под ураганный обстрел. Около полудня мощная бомба взорвала пороховой погреб на II бастионе. На Малаховом взорвались два бомбохранилища. К вечеру и бастион и батареи кургана совершенно замолчали.
  III бастион успешно бил англичан. Его артиллерия взорвала пять вражеских пороховых погребов. I бастион тоже сражался хорошо. Ночью обстрел из вражеских мортир продолжался, затрудняя восстановительные работы.
  Главный врач армии Гюббенет устроил в Михайловском соборе городской перевязочный пункт. В соборе находились и администрация города и штаб обороны, включавший 15 генералов и адмиралов. Впрочем, штаб в августе переехал в Николаевский форт. В Николаевских казармах стояли резервные батальоны. Начальником гарнизона оставался Д. Е. Остен-Сакен, начальником штаба - генерал Васильчиков. Командир 6-го корпуса П. Д. Горчаков, старший брат командующего М. Д. Горчакова, ушёл в отставку.
  6-го августа утром возобновился прицельный обстрел города и укреплений. Днём Горчаков со свитой приезжал в Севастополь, посетил и Малахов курган.
  III бастион "Большой Редан" (командир - капитан 1 ранга Перелешин 1-й) подавил противодействующие ему английские батареи, поддерживал артогнём Малахов.
  8-го французская артиллерия открыла сильнейший огонь по укреплениям Городской стороны. Особенно ожесточённому обстрелу подвергли IV бастион. Но он выстоял и сам нанёс большой урон противнику.
  За 4 дня бомбёжки союзники выпустили около 60 тысяч снарядов, русские - до 30 тысяч. Потери с нашей стороны превысили 1000 человек в день. 9 августа стрельба уменьшилась, но совсем не прекратилась.
  С 9 августа союзники бросали на город по 9 тысяч снарядов в день, русские отвечали 3 - 4 тысячами. Потери составляли по 800 - 900 человек в день. Утром 17 (29) августа русская бомба взорвала большой пороховой погреб французов на редуте Брисьема, убив 150 человек. От этого взрыва по Корабельной стороне прошло землетрясение и даже в Николаевском форте вылетели все стёкла.
  Наплавной мост через Большую бухту начали составлять 2 августа. Он состоял из 86 бревенчатых плотов, имел ширину 3 сажени и полную длину в одну версту. Мост был готов 15 августа и сам инженер-генерал Бухмейер проехал его в коляске туда и обратно.
  Инженер-генерал Э. И. Тотлебен составил план оставления Севастополя. 19 августа по приказу командующего М. Д. Горчакова начали перевозку арсенала по мосту на Северную сторону.
  22 августа (3 сентября) маршал Пелисье собрал на совет своих артиллеристов и инженеров для обсуждения подготовки нового штурма. За последние 18 дней союзники потеряли 4.5 тысячи человек, из которых 2/3 убитыми.
  В конце августа гарнизон Севастополя насчитывал 75 тысяч человек, у врагов было 173 тысяч человек.
  
  19) Шестая бомбардировка и 3-й штурм Севастополя 24-27 августа 1855 г.
  6-я бомбардировка Севастополя началась в 5 часов утра 24 августа (5 сентября) и была небывалой до сих пор силы. Интервенты из 807 орудий выпустили за день 150 тысяч снарядов. Русские отвечали из 540 орудий и выпустили 50 тысяч снарядов.
  Против Малахова кургана на фронте 150 метров стояли 110 осадных орудий, половину из которых составляли мортиры. По II бастиону били 90 пушек. Всего у европейцев было 275 мортир. По городу и порту стреляли, в том числе, и ракетные батареи. Они метали зажигательные снаряды и бочки с порохом, сметающие мешки с землёй. По пехоте пушки стреляли гранатами с картечью.
  Через несколько часов канонада со стороны противника внезапно прекратилась. Наша пехота побежала на бастионы, готовясь для отражения атаки, но вражеская артиллерия вновь открыла убийственный огонь. Так повторялось несколько раз за этот жаркий день. Наши потери составили более 2000 человек.
  Большая бомба подожгла на Большом рейде транспорт "Березань". Судно горело до утра и чуть не подожгло линейный корабль "Императрица Мария". Город и ночью сильно обстреливали. Многие укрепления были разрушены и засыпаны. 80 мортир били по Корниловскому и II бастиону, где были выведены из строя все пушки. Наутро ждали штурма - но враги продолжали ураганный обстрел, а из близких траншей стрелки выбивали орудийную прислугу.
  Городскую сторону бомбардировали 50 вражеских батарей, 350 орудий, в т.ч. IV бастион - 130 орудий, V бастион - 140 орудий. На позициях не было воды даже для раненных. Днём 25 августа несколько женщин-матросок понесли вёдра с водой на Малахов курган. Дошли до места только пятеро, остальные были убиты. Вечером 26-го бомба попала в шаланду, везшую с Северной стороны 100 пудов пороха. Взрыв был такой силы, что срывал двери с домов. Ещё одна бомба подожгла фрегат "Коварна" с 200 бочками спирта.
  27 августа (8 сентября) состоялся третий штурм Севастополя. В операции участвовали 8 французских дивизий, 5 дивизий англичан, сардинская бригада - всего около 60 тысяч человек.
  Силы русских: на Корабельной стороне в корпусе Хрулёва 23000 солдат и офицеров с генералами Сабашинским, Павловым, Буссау; на Городской (Южной) стороне в корпусе Семякина 17000 солдат с генералами Хрущевым, Шульцем.
  Главный удар снова наносил корпус П. Боске: дивизия Дюлака атаковала II бастион "Малый Редан", дивизия де Ламотт-Ружа куртину между II бастионом и Малаховым, дивизия Мак-Магона с резервом из бригады генерала Вимпфена и двумя батальонами гвардейских зуавов - прямо на Малахов курган. Кроме того, в общем резерве была бригада Маролля и третий батальон гвардейских стрелков. До кургана была подготовлена минная галерея. Для непосредственной огневой поддержки выделено 6 лёгких батарей. Для инженерного обеспечения составлено насколько отрядов сапёров по 60 человек.
  В 5 часов утра этого мглистого утра началась необычайно сильная бомбардировка. Причём орудия били только по укреплениям.
  За предшествующие три дня русские потеряли более 7 тысяч человек, подбито 90 орудий и 130 станков. На Малаховом осталось только 8 пушек, на II бастионе 6 пушек. У французов было 200 орудий.
  В 8 ч. утра интервенты взорвали на Малаховом 3 минных горна. В 11 ч. канонада смолкла. За 6 часов обстрела выпущено 70 тыс. снарядов, убито 2000 человек, укрепления Малахова кургана и II бастиона полностью разрушены.
  В 11-30 возобновился ураганный обстрел. В 12 часов, для секретности без особого сигнала, французы пошли на штурм, подкравшись всего на 30 шагов к русским позициям. На Малаховом находился Модлинский полк - 400 штыков, артиллеристы, курские ополченцы, под общим командованием генерал-майора Буссау. Их атаковала дивизия Мак-Магона, 6000 штыков. Буссау ранен пулей в руку и взят в плен. Командир обороны кургана капитан-лейтенант Карпов тоже был пленён. В разгар боя подоспели ещё два русских полка той же 15-й резервной дивизии: Прагский и Замосьцский, по 500 штыков каждый. Была ожесточённая рукопашная схватка, но в итоге французы одолели. Остатки трёх русских полков отошли к ретраншементам позади Малахова. Лишь несколько стрелков засели в башне и отстреливались.
  На II бастионе находился генерал Сабашинский со своей 8-й дивизией. Их атаковала дивизия Дюлака, 7,5 тысяч штыков. Две роты Олонецкого полка, 130 человек, окружённые врагами, погибли полностью, но задержали их. В бой вступили поочерёдно батальон Забалканского полка, Кременчугский полк, Белозёрский полк, 48-я Белгородская дружина ополчения. Они выбили из бастиона французов, убив до 150 врагов, взяли много пленных, в т.ч. 30 офицеров. В плен сдались французский командир полка и начальник штаба дивизии.
  Французы повторили атаку на "Малый Редан" сразу двумя бригадами с расстояния 200 шагов. Европейцы шли как в последний бой - при полном параде, с медалями и орденами, с барабанным боем. Пьяных в атакующих рядах не было. Русские встретили их дружными и меткими залпами, картечью в упор стреляли две небольшие мортиры. Французы понесли огромные потери. Пулей убит комбриг "1" генерал Сен-Поль, комбриг "2" генерал Биссон на валу бастиона ранен штыком в живот.
  Следующей волной пошла на штурм резервная бригада Маролля выстроенная в 6 колонн: 3 атаковали в лоб, 3 шли со стороны Малахова кургана. Бой был жестокий. В Килен-бухту вошли три наших парохода и поддержали артогнём. Генерал Сабашинский сам был в бою и получил ранение. Генерала Маролля нашли только на следующий день, во рву, исколотого штыками. Другой французский генерал Понтеве смертельно ранен.
  Французы ещё два раза поднимались в атаку, и опять были отбиты. Только на куртине дивизия Ламотт-Ружа смяла слабые части Олонецкого и Муромского полков.
  Англичане не спешили со штурмом "Большого Редана" осаждая его почти 12 месяцев. Лёгкая дивизия Кодрингтона, 10 тысяч штыков, пошла в атаку в 12-20, когда над Малаховым уже развевался французский флаг. Начальником на III бастион был капитан 1 ранга Перелешин 1-й. Там же находилась 11-я дивизия генерала Павлова: Охотский, Камчатский, Селенгинский, Якутский полки. Кроме того на бастионе стояли Владимирский и Суздальский полки, Минско-Волынский батальон, ополченцы. Павлов ожидал штурма и заранее вывел на банкеты бастиона 2 роты якутцев и Обоянскую дружину ополчения.
  В дебюте боя британцы прорвались в центре нашей обороны, разбив два батальона Владимирского полка. Но русские, собравшись с силами, выбили их обратно. В схватке пулей в голову убит полковник Мезенцев, 39-летний командир Селенгинского полка, юнкерский однокашник Лермонтова. Он был переведён лишь недавно с Кавказа и погиб в первом же бою. Капитан 1 ранга Перелешин тяжело ранен в руку, потерял много крови и отправлен в тыл. Командование бастионом принял капитан 1 ранга Никонов.
  После получасового артобстрела англичане на повторный штурм и ворвались в бастион на исходящем углу укрепления. И вновь интервенты были отражены. Три вражеских генерала были ранены. Шотландские полки отказались идти в наступление. Следующего штурма не было.
  В этот день сильный противный ветер помешал действиям союзного флота. Только несколько канонерок пытались обстрелять город и наплавной мост, но были быстро обращены в бегство береговыми батареями
  В 14 часов французы пошли на штурм Городской стороны. С расстояния 50 - 80 метров интервенты атаковали V бастион, люнеты Шварца и Белкина. IV бастион не штурмовали, опасаясь заложенных русскими фугасов. Люнет Белкина пыталась взять бригада Трошю. Русские взорвали три мощных фугаса - и враги бежали. 200 солдат успели заскочить в ров - тех частично перебили, частично взяли в плен рота Подольского полка и матросы. Генерал Трошю получил тяжёлое ранение картечью в ногу, ранены ещё два генерала.
  Французы ворвались и на люнет Шварца. Но и здесь были отбиты контратакой Житомирского полка. Интервенты здесь потеряли до 2,5 тысяч человек, в т.ч. пленными 10 офицеров и 150 солдат.
  Вскоре Пелисье разрешил своим войскам отойти, считая уже победой захват Малахова кургана.
  Генерал Хрулёв, полагая, что Малахов выстоял, послал туда командира 9-й дивизии М. З. Лысенко с Брянским и Елецким полками, а сам направился было на II бастион с резервными Шлиссельбуржским и Ладожским полками. Но французские солдаты 11-го линейного полка из бригады Бурбаки уже прорвались с куртины на Корабельную сторону. Шлиссельбуржский полк вступил в штыковой бой и при помощи Севского полка с лёгкой батареей выбил врага за линию окопов. Генерал Бурбаки ранен. Но Брянский и Елецкий полки, в свою очередь тоже были отражены от Малахова. Хрулёв передал генералу Сабашинскому Шлиссельбуржский полк, а сам с Ладожским полком, численностью 1400 штыков, поспешил на курган. Корпусный командир возглавил штурм горжи бастиона - прохода шириной 10 шагов. Там он был контужен в голову и ранен в правую руку. Генерал Лысенко убит двумя пулями.
  Тогда командование нашими полками принял генерал-майор Юферов и повторил атаку горжи. Половина его отряда была перебита, остальные отступили. Французы окружили Юферова с несколькими солдатами у траверса бастиона и предложили сдаться. "- Русские генералы не сдаются!" - крикнул он и, расстреляв патроны, стал отбиваться саблей. Зуавы закололи его штыками. Позже генерала похоронили, не зная имени. Только через несколько месяцев, после заключения мира, о подвиге Юферова узнали на родине.
  Горчаков послал к Малахову кургану генерала Мартинау, раненного ещё в сражении у Чёрной речки. Но, подъехав к полкам, тот снова был ранен пулей в плечо.
  К 16 часам на ключевую позицию прибыл генерал-лейтенант Шепелев. Он осмотрел поле боя и доложил командующему, что Малахов вернуть уже невозможно. Пятичасовой бой прекратился, а бомбардировка возобновилась.
  Генерал Боске лично приехал на Малахов курган - и был ранен в плечо и в бок с надломом рёбер, ядром, прилетевшим с батареи Будищева. Это был девятый генерал, потерянный союзниками за этот день - против пяти генералов у русских. Общие потери с нашей стороны составили до 13 тысяч. У интервентов - не менее 12 тысяч, в т.ч. англичан 2,5 тысяч, французов на Городской (Южной) стороне - 2,5 тысяч¸ а на Корабельной стороне - 7 тысяч человек.
  За день защитники Севастополя отбили 11 штурмов из 12, но утратили ключевую позицию обороны.
  
  20) Сдача Севастополя 28 августа (9 сентября) 1855 г.
  Потеря Малахова кургана решила исход обороны Севастополя.
  Командующий Горчаков сам приехал на Корабельную сторону и осмотрел разрушения. После чего подготовил донесение императору Александру. Генералу Шепелеву приказал отвести все части к линии первых баррикад (всего было две линии), мины взорвать, тяжёлые орудия уничтожить. Как итог дня: командующий приказал за ночь оставить бастионы и войскам перейти на Северную сторону
  В 18 часов французы обстреляли из пушки башню на Малаховом кургане, что вынудило сдаться последним из её защитников: 4 офицерам, 2 кондукторам и 30 солдатам.
  Отвод полков из Севастополя, по приказу Горчакова и Остен-Сакена, начался в 19 часов. Прикрытием служил артогонь из последних орудий, немногочисленные стрелки на бастионах и небольшой резерв в городе. Горчаков со своим штабом провёл эту ночь в Николаевских казармах.
  Ещё засветло был отдан приказ затопить все парусные суда. Деревянные, они тонули медленно, некоторые держались на плаву до утра. Надо сказать, что в этот же день в Чёрное море вошли новейшие корабли французского флота - броненосцы.
  Около 0 часов 28 августа началась переправа войск по наплавному мосту. Начальником переправы назначен генерал Белевцев. Световые снаряды врага освещали мост, пушки обстреливали, но ни один снаряд не попал. Штормовой ветер гнал волны моря поверх брёвен настила. Город горел, на бастионах взрывали пороховые погреба, но солдаты уходили, не сдавшиеся, не побеждённые, жаждущие новых схваток с врагами. Несколько тысяч раненных перевезли через бухту на пароходах. Последними в 6 часов утра мост перешёл Тобольский полк с Городской стороны, а в 7-м часу Одесский полк с Корабельной. Пожаров и взрывов хватило до утра и это прикрывало уход армии. Интервенты и не думали преследовать русских, опасаясь мин и прочих ловушек. К утру и вражеская артиллерия умолкла.
  Перед рассветом уехал командующий со своим штабом. В 7 часов утра отбыли последние генералы: Васильчиков, Хрущов, Бухмейер. Затем знаменитый мост развели, взявшись за канаты, по 100 солдат с каждого берега. Все плоты моста увели на Северную сторону, не оставив противнику ни одного бревна.
  Уходя русские взорвали огромный Павловский форт, дворянское собрание, морскую библиотеку, морские казармы и прочие крупные здания. Команды матросов разоряли и жгли город весь день и только в сумерках в Севастополь стали заходить мародёры-зуавы.
  В заключение боя 6 наших пароходов ещё раз обстреляли II бастион и Малахов курган. Вечером 28 августа команды затопили свои пароходы. Только капитан 2 ранга Руднев не исполнил приказа адмирала Юхарина и посадил на мель пароход "Херсонес". После войны корабль с мели сняли, и он ещё долго плавал.
  Европейцы заняли разрушенный Севастополь только на следующий день. 30 августа сильный ливень погасил все пожары. Началась вялая артиллерийская перестрелка через Большой рейд.
  Горчаков перенёс свою штаб-квартиру из Инкермана в Бахчисарай. Его армия прочно заняла высоты восточнее Севастополя.
  Потери союзников за третий штурм составили до 11 тысяч человек (официально), в т.ч. 1,5 тысячи пленными. Неофициально - 15 тысяч человек. Убито и ранено 9 генералов, 600 офицеров, 8700 унтер-офицеров и рядовых.
  Потери русских - 10-11 тысяч человек, в т.ч. 1,5 тысячи пленными, 5 генералов.
  Полные потери за всю осаду: у русских - 102 тысячи; у союзников - 71 тысячи, не считая умерших от болезней.
  Героями Севастопольской обороны стали: адмиралы - Истомин В. И., Корнилов В. А., Нахимов П. С., Новосильский Ф. М.; генералы - Хрулёв С. А., Юферов, Липранди, Васильчиков; офицеры - Бирилёв Н. А., Завалишин П., Жерве П. Л., Мельников А. В., Панфилов А. И.; инженер Тотлебен Э. И., врач Пирогов П. И.; матросы - Кошка П. М., Димченко И., Заика Ф., Рыбаков А., Медведев М.; солдаты - Елисеев А., Шевченко И., Махов Я. И. другие.
  За 349 дней осады с 13 (25) сентября 1854 по 27 августа (8 сентября) 1855 г. на город выпущено 1 миллион 350 тысяч снарядов. В ответ защитники города выпустили 1 миллион 027 тысяч снарядов. Полные потери русской армии в Крыму составили 128 тысяч человек.
  
  21) Последние операции Крымской войны. Парижский мир. Итоги войны
  Политики Великобритании и Франции желали продолжения войны. Но Пелисье отказался наступать в Крыму и стал готовиться к новой зимовке.
  Европейцы поменяли адмиралов на Балтике: Непира заменили на контр-адмирала Дондаса, Персиваля на контр-адмирала Пэно. Однако боевая эскадра из 20 винтовых линкоров и 32 пароходов продолжала всего лишь топить рыбаков да обстреливать финские деревни. В конце июля два дня бомбардировали крепость Свеаборг - и после этого эскадра ушла от российских берегов.
  Император Александр II 1 сентября выехал из Санкт-Петербурга в Москву, а оттуда в Николаев, предполагая, что в войну может вступить и Австро-Венгрия. Укреплять город Николаев приехал инженер Тотлебен и 4 тысячи севастопольских матросов (в начале обороны морской крепости было 18 тысяч матросов). Также укрепляли Одессу, построив 18 береговых и 45 сухопутных батарей, разместив на них порядка 200 орудий.
  25 сентября флот интервентов снова вышел в Чёрное море под вымпелами адмиралов Брюа и Лайонса. Флот состоял из 90 судов, в т.ч. трёх броненосцев со стальной бронёй толщиной 4,5 дюйма: "Лава", "Опустошение", "Гремящий". На кораблях был десант: 4 тысячи французов и генерал Базен, 6 тысяч англичан и генерал Спенсер. Флот не спешил - к Кинбурну, Очакову, острову Березань они добрались только в начале октября.
  В крепости Очаков находился 1000 гарнизон с генералом Кноррингом. Корабли обстреляли крепость с дальней дистанции.
  Крепость Кинбурн занимала важное положение и была мощнее: каменные стены, 90 орудий, в т.ч. 10 мортир, гарнизон 1300 человек и генерал-майор Коханович. Утром 3 октября интервенты всем флотом обстреляли Кинбурн, а в 12 часов высадили десант. На другой день бомбардировка повторилась - и гарнизон крепости выкинул белый флаг.
  Отряд вражеских канонерок вошёл в Бугский лиман и направился к городу Николаеву. Береговые батареи открыли огонь, кроме того порт был защищён минными заграждениями - и корабли интервентов ушли восвояси.
  Русский царь побывал в Крыму, посетил Бахчисарай и Северную сторону. В ноябре 1855 г. он со свитой вернулся в Санкт-Петербург.
  К началу зимы действующая русская армия насчитывала около 700 тысяч штыков и сабель, 1300 пушек. Фельдмаршал Паскевич всё ещё опасался вступления в войну Австрии и строил планы обороны.
  А. С. Меншиков в декабре 55 - апреле 56 г. был генерал-губернатором Кронштадта и деятельно укреплял город.
  16 ноября перед русской армией пала турецкая крепость Карс. Затем по всей южной Европе началась пора дождей, грязи, холодов - и военные действия прекратились. Война зашла в тупик и западные державы стали искать путей к заключению мира.
  К декабрю австрийские дипломаты составили условия мира и согласовали их в Париже и в Лондоне. В Санкт-Петербург прибыли послы: граф Эстерхази от императора Франца-Иосифа, барон Зеебах от императора Наполеона III. Швеция, Пруссия и особенно Австрия настоятельно требовали от Александра II подписать условия мира.
  Царь 20 декабря собрал высших сановников государства для обсуждения сложившейся ситуации: четыре ведущих державы мира, с передовыми армиями, с населением 108 млн. человек и более чем 3 млрд.годового дохода - против одинокой России, населённой 65 млн. разноязыких народов, с годовым доходом менее 1 млрд.руб., с уставшей армией, набранной из крепостных, и почти без флота. Какие могут быть шансы на войну до победного конца?
  В январе (1 февраля) 1856 г. Российская империя приняла предварительные условия мира.
  Османская империя обязалась соблюдать равноправие мусульман и христиан.
  17 февраля в Севастополе объявлено перемирие.
  13 (25) февраля 1856 г. в Париже открылся мирный конгресс. От России присутствовал посол граф Орлов. От Франции - министр иностранных дел граф Валевский. От Великобритании - лорд Кларендон. От Австрийской империи - граф Буоль. От Сардинского королевства - граф Кавур. От Османской империи - великий визирь Али-паша. Мирный договор был подписан 18 (30) марта 1856 года.
  Русская дипломатия добилась большого успеха, значительно смягчив условия мира. Карс вернули Турции в обмен за Севастополь. Россия отказалась от покровительства православным в Османской империи. Устье Дуная и южная Бессарабия передавались княжеству Молдавия. Признана автономия Сербии, Молдавии, Валахии в составе Османской империи и под протекторатом великих держав. Чёрное море объявлено нейтральным, с запрещением России и Турции иметь здесь военные флоты, военно-морские базы и арсеналы. Объявлена свобода плавания по реке Дунай. Россия обязалась впредь не сооружать укрепления на Аландских островах.
  Но и после Парижского мира Восточный вопрос не был решён. Прошло немало десятилетий, прогремело немало войн, прежде чем современные границы разделили живущие на стыке Европы и Азии народы.
  В 1859 - 62 гг. Молдавия и Валахия объединились в Румынию.
  После поражения Франции в войне с Пруссией в 1870-71 гг. Россия отказалась от статей Парижского договора и начала строительство нового флота на Чёрном море.
  Победа в русско-турецкой войне 1877-78 гг. привела к замене Парижского договора на трактат Берлинского мирного конгресса.
  После окончания Крымской войны граф Орлов стал председателем Госсовета и кабинета министров. В 1857 г. получил титул князя.
  Князь А. М. Горчаков (1798-1883), соученик Пушкина по Царскосельскому лицею, в 1856 г. назначен министром иностранных дел, затем стал канцлером.
  Князь М. Д. Горчаков (1793-1861), с 1856 г. наместник Царства Польского.
  Светлейший князь А. С. Меншиков (1787-1869), государственный деятель.
  Э. И. Тотлебен (1818-1884), с 1859 г. директор Инженерного департамента. В 1869 г. получил звание "инженер-генерал-лейтенант". 1877 г. - руководил осадой крепости Плевна. Апрель 1878 - январь 1879 г. - командующий всей Действующей армии. С 1879 г. граф, член Государственного совета, Одесский генерал-губернатор и командующий войсками Одесского военного округа. С 1880 г. - Виленский генерал-губернатор, командующий Виленским военным округом.
  Маршал Франции Пелисье стал герцогом Малаховским.
  Маршал Франции П.-Ф.-Ж. Боске умер от ран в 1861 году.
  
  Расходы на войну составили: у России 800 млн.рублей, у Австрии - более 1 млрд.французских франков на оккупацию Дунайских княжеств, у Англии - 2 млрд.французских франков. Расходы всех союзников составили более 5 млрд.франков.
   В ходе войны проведено 12 битв, с более чем 2000 убитыми и раненными с обеих сторон каждая.
  Мобилизовано (без Турции) 753 тысячи человек или 2% взрослого мужского населения стран-участниц.
  Военные потери: всего 309 тысяч человек, убито 274 тысячи (36,4% мобилизованных)
   страна убито умерло от болезней всего
   Россия 51000 102000 153000
   Франция 22000 74000 96000
   Великобритания 5000 18000 23000
   Турция 17000 18000 35000
   Пьемонт 28 2000 2000
  
   Итого: 309000
  
  Потери России: убито и пропало без вести - 30 000, умерло от ран - 16 000 (армия) и 2 700 (флот), умерло от болезней - 89 000 (армия) и 6 900 (флот), умерло в дороге - 8 000 (2% перевезённых), умерло в приёмном покое - 1 000. Всего: 153 тысячи человек.
  Убитых и умерших от ран было 20% от количества раненных.
  Потери европейских стран в Крыму: Франция - погибло 812 офицеров, 20200 солдат.
  Великобритания - погибло 157 офицеров, 2600 солдат.
  
  Крымская (Восточная) война стала крупнейшим событием мировой истории после наполеоновских войн. И это было страшное бедствие для всех участвовавших в ней стран.
  Для России эта проигранная война дала толчок к ускорению промышленного переворота, подготовила отмену крепостничества. Наибольшими темпами стало развиваться промышленность в южнорусских и малороссийских губерниях. С конца 50-х годов 19 века началось освоение Приморья и Приамурья.
  И теперь, 160 лет спустя, можно увидеть много исторических параллелей между нашим временем и годами несчастной и великой Крымской войны.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Кошкина, "Академия Алых песков. Проклятье ректора"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Ефремов "Мертвые земли"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги ??????"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) О.Обская "Невыносимая невеста, или Лучшая студентка ректора"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Белых "Двойной подарок и дракон в комплекте"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"