Мальчевский Виктор: другие произведения.

Черный человек

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мы живем в мире сотовых телефонов, интернета, телевидения. Мы на связи каждую секунду. Мир опекает нас, заботится и следит за нами. Мы верим - что бы ни случилось, в любую минуту нам окажут помощь. Мы успокоились. И напрасно. Безопасность - иллюзия, а черный человек уже близко. Кто он, враг или друг?

  Джулия проснулась среди ночи от резкого стука в дверь. Через окно в комнату врывались оранжевые всполохи мигалок автомобиля спасательной службы. Хельмут уже встал, накинул халат и направился в прихожую. За долгие годы службы спасателем у него выработался алгоритм действий, которому он следовал автоматически. У выхода из спальни его ждала дорожная сумка с необходимыми вдали от дома вещами. Работа на альпийских склонах, в особенности близ вершины Маттерхорн, то и дело подкидывала массу сюрпризов.
  До Джулии донеслись отголоски короткого разговора мужчин, после чего муж вернулся в спальню и начал спешно одеваться.
  - Это произошло, Хельмут? - с тревогой спросила Джулия.
  Не отрываясь от сборов, мужчина кивнул:
  - Монте Роза все-таки скинула юбку.
  - Есть жертвы?
  Хельмут пожал плечами.
  - Ротхорн эвакуировали весь, не только туристов, но вероятность всегда остается.
  Джулия приподнялась на постели.
  - Кофе?
  Хельмут мельком взглянул на жену. Мыслями он был далеко.
  - Нет, ребята ждут.
   - Захвати хотя бы термос.
  Как есть, в пижаме женщина поспешила на кухню, прислушиваясь, не проснулся ли Христиан. Детская находилась на втором этаже небольшого особняка. Но малыша, похоже, не потревожили ночные события. Она попыталась зажечь свет, однако электричества не оказалось. Чиркнув спичкой и запалив два светильника, Джулия включила радиоприемник. Перейдя на автономное питание, приемник моргнул зеленым глазом и зашипел. От него теперь не было толку.
  В дверном проеме возник Хельмут: оранжевая куртка спасателя, сосредоточенный взгляд, рассеявший последние остатки сна на лице. Пытаясь занять себя в эти долгие минуты пока Джулия готовит кофе, он выглянул в окно. Снег, обильно сыпавший накануне вечером, почти перестал. Серебряным нечетким мазком на темно-сером небе светила луна, а большие сугробы, отбрасывая жирные фиолетовые тени, напоминали застывшие волны океана.
  Чайник на плите зашипел, но Джулия оставила его без внимания. Она приблизилась к Хельмуту и обняла.
  Проводив супруга, Джулия поднялась в детскую. Христиан по-прежнему спал. Она спустилась обратно в кухню и налила кофе.
  Стрелки настенных часов показывали половину третьего, когда в окно постучали. Это было столь неожиданно, что женщина едва не уронила чашку. Сперва мелькнула мысль о Хельмуте. Однако муж наверняка воспользовался бы ключом, так что Джулия отмела эту догадку. Прошло секунд десять. Все еще находясь в оцепенении, она не решалась одернуть занавеску. Стук повторился, теперь настойчивее. Женщина осторожно выглянула. За окном мелькнула нечеткая тень. Сердце тотчас зашлось барабанной дробью, тело налилось свинцом, не было сил сдвинуться с места. Джулия буквально заставила себя всмотреться в мутное от мороза стекло. Через мгновение в холодном мраке снежной ночи возникло лицо. Большие черные глаза встревожено смотрели в дом. Массивная бесформенная фигура, казалось, поглощала робкий свет огня. Женщина одернула руку со светильником и отпрянула в темноту, продолжая заворожено смотреть в окно. Лицо исчезло, через мгновение раздался стук в дверь. Послышался низкий мужской голос:
  - Откройте, прошу, откройте!
   Джулия на цыпочках направилась в прихожую и прислушалась. С улицы продолжали доноситься просьбы:
  - Меня зовут Даниэль Жильерон. Я турист. Мне некуда идти. Прошу откройте!
  Все еще напуганная женщина не решалась открыть дверь. Захотелось спрятаться, уйти от неожиданно свалившейся ответственности. Но она понимала - в этом случае незнакомцу придется туго. Поселок пуст, почти все жители уехали, опасаясь лавины. Мороз и набирающая силу метель - не лучшие компаньоны в ночлеге.
  Джулия не знала, как ей поступить. Чужой человек в доме это всегда опасно, в особенности, когда с внешним миром нет связи. На верху, в спальне, спит ее сын. Она ответственна за него, и просто не имеет права рисковать.
  Однако рука сама потянулась к замку. Что-то заставило капитулировать перед лицом возможной опасности. Вероятно то обстоятельство, что она была женой спасателя, и не имела права бросить человека в беде.
  Джулия набралась смелости и открыла дверь. На пороге стоял мужчина средних лет одетый в мятый пуховик, мешковатые лыжные штаны и высокие ботинки. Вид у него был весьма затасканный. Одежда в комьях снега, будто он только что вылез из сугроба. На небритом лице затравлено блестели черные глаза.
  - Я Даниэль Жильерон, - повторил он в смятении. - Турист. Впустите меня, я совсем окоченел.
  Человек действительно весь дрожал, переминаясь с ноги на ногу.
  - Откуда Вы здесь? - поинтересовалась Джулия, на всякий случай, придерживая дверь полузакрытой.
  Мужчина зашелся в кашле, успев прикрыть рот трясущейся рукой. Взял паузу, чтобы отдышаться и хрипло произнес:
  - Поздно вечером, когда всех эвакуировали, я отправился в Сан-Николас. У меня тут джип, и я думал смогу добраться до города за пару часов. Вдоль железной дороги обычно шоссе хорошо расчищено... - мужчина снова надсадно кашлянул, качнувшись, схватился за дверной косяк.
  Страх немного отпустил. Джулия, помедлив, отступила, предлагая гостю войти.
   Незнакомец, судорожно кивая в знак благодарности, юркнул в дом.
  Он робко топтался на месте, размазывая снежную грязь ботинками на толстой рифленой подошве, никак не решаясь снять верхнюю одежду.
  - Проходите на кухню, ну что же вы, - сказала Джулия, ставя перед гостем тапки мужа. - Я сварю вам кофе.
  Человек, представившийся Даниэлем Жильероном, суетливо озираясь, проследовал за хозяйкой.
  ***
  Хельмут Халлер спустя час прибыл к завалу. Заснеженная дорога вела мимо отельных комплексов верховьев долины Висп. Возникающие на пути двухэтажные гостиницы были погребены тяжелым снегом под самую крышу. Почти все они пустовали. Последние партии туристов и персонала вывезли сразу, как только стало известно о высокой вероятности схода лавин. Дамоклов меч нависал над курортным поселком пиками Дом и Монте Роза. Три часа назад - опасения оправдались. Разрушительная лавина сошла с отрогов Альп, подмяв десятки подъемников и туристических баз. Четыре группы спасателей работали на склоне и у подножья горы Маттерхорн. Отовсюду доносился приглушенный снегом лай поисковых собак, мелькали всполохи фонарей. О жертвах пока не было никаких известий.
  Хельмут нырнул в брезентовую палатку, словно кролик в нору. Оказавшись внутри тесного пространства, зажмурился от неожиданно-яркого пламени походного светильника, придавливающего карту местности в центре складного стола, вокруг которого несколько его товарищей отогревались чаем. Кивнув присутствующим, Хельмут взял оказавшийся под рукой ведомственный отчет. В нем сообщалось, что с территории, площадью в четыре сотни гектаров, эвакуировано 60452 человека. Напротив графы 'погибшие' и 'без вести пропавшие' стоял прочерк.
  Старший спасатель опустился на походный табурет и выудил из дорожной сумки термос.
  - Значит пока все нормально, Том? - с нескрываемым облегчением спросил он у тучного мужчины с болтающейся на груди рацией.
  Спасатель помедлил с ответом, затем произнес:
  - Не совсем, шеф.
  Хельмут прекратил наливать кофе и поднял вопросительный взгляд на коллегу.
  - У нас тут беглец объявился, - уточнил спасатель.
  - Продолжай.
  - В одном из спецвагонов товарного поезда, направлявшегося в Сен-Мартин, находился тюремный конвой. Судя по мерам безопасности, сопровождали какое-то исчадие ада, - мужчина озадачено поскреб в затылке, - как пить дать маньяк или серийный убийца. Состав следовал из Италии с остановкой в Пиле...
  Хельмут, забыв про кофе, с интересом слушал доклад подчиненного. То, о чем сейчас говорил его подчиненный, в корне меняло стандартную процедуру поисков. Вторая мысль была еще хуже.
  Мужчина почувствовал, как где-то глубоко в районе живота возник и начал расти неприятный холодок.
  Поглядывая в записи, спасатель монотонно продолжал:
  - Четверть часа назад Карл и Свен вышли на связь...они там, на месте. Машинист сообщил о том, что незадолго до полуночи поезд стал на развилке в пяти километрах отсюда в ожидании очистки путей от завалов. Однако примерно три часа назад лавина зацепила хвост состава, перевернув два вагона, в том числе и тот, в котором везли заключенного, - толстяк осуждающе качнул большой косматой головой и демонстративно сплюнул. - Спецвагон почти полностью засыпан снегом. Несмотря на это парням удалось проникнуть внутрь и обнаружить трупы конвоиров. Один задушен, другому размозжили голову. Преступник ушел, прихватив одежду жертв, документы и оружие.
  - Есть приметы? - коротко поинтересовался Хельмут.
  Подчиненный отрицательно покачал головой.
  - Пока что работают только наши рации. Радио тоже сдохло, шеф.
  Хельмут в задумчивости кивнул.
  Спасатель шумно восстановил дыхание, и добавил:
  - Правда примерно час назад эфир несколько прояснился, и нам удалось расслышать обрывки полицейской сводки. Похоже, они гоняют ее по всем частотам.
  Хельмут поднял взгляд на товарища. Тот виновато пожал широкими плечами.
   - Да, ничего особенного, шеф. Имя беглеца, кажется... Нико или Рико.
  Старший спасатель сделал крупный глоток кофе, склонился над картой и принялся размышлять вслух:
  - Так, чем мы располагаем?.. Ближайший путь к составу ведет от деревни Теш, но там полицейских раз, два и обчелся. Значит, группу пришлют из Ранды. - Хельмут взял карандаш и принялся чертить по карте, - От Ранды до развилки приблизительно десять километров. Завалы не позволят им воспользоваться железной дорогой, вертолет в такую погоду не рассматриваю в принципе, остается - вездеход.
  Старший спасатель выпрямился.
  - Итак, если рассуждать здраво, полиция будет здесь не раньше чем через пару часов.
  - К тому моменту мы уже позавтракаем, - сострил толстяк, заслужив суровый взгляд начальника.
  - Какие будут предложения? - поинтересовался командир.
  - Разрешите? - поднял руку один из спасателей.
  Хельмут одобрительно кивнул.
  - Раз такое дело, - мужчина покашлял, прочищая застуженное горло, - мне кажется, всем нам следует отправиться по отелям, где еще остались люди, с тем, чтобы сообщить об опасности. Ведь деваться беглецу некуда. От железнодорожной развилки один путь - в долину. По крайней мере, я бы поступил именно так.
  - Ну да! - встрял Том. - Тут его и возьмут, тепленьким. Зачем ему рисковать, загоняя себя в угол. Предположу, что он не дурак и, наверное, ожидает, что за ним придут. На его месте я бы держался южнее, подальше от гор. Больше возможности для маневра.
  - Ты так рассуждаешь, потому что никогда не будешь на его месте, Томас, - вмешался начальник, - На тебе теплая одежда, ты хорошо осведомлен о местности, сыт и обогрет. Он же напротив, сбит с толку и затравлен. Ему нужно убежище.
  После этих слов возникла странная пауза. Она была соткана из шумного настороженного дыхания суровых мужчин и мерного шелеста ветра, порывами испытывающего палаточный брезент на прочность. Хельмут готов был ручаться, что в эту минуту каждому пришла в голову одна и та же мысль. И эта мысль не понравилась. Она пугала, пробиралась по нервным окончаниям к самому сердцу, учащая биение и расширяя зрачки, наполняла страхом каждую клеточку организма, страхом за родных и близких, оставленных в тишине заснеженных одиноких домов.
  Подергиваясь в такт неустойчивому пламени светильника, настороженные тени водили на лицах спасателей мрачные хороводы.
  - Этот душегуб ни перед чем не остановится, - подытожил Хельмут. - Местность ему незнакома, темень хоть глаз выколи, кругом дикая природа да снежные завалы. Очевидно, он пойдет в сторону поселка, к домам, в которых заприметит свет.
  Тревожными мыслями спасатель снова вернулся к Джулии и Христиану. Ему так сильно захотелось сейчас оказаться дома, что он непроизвольно поднялся. Спасатели восприняли это как завершение брифинга и засуетились. Наверное, еще никогда подчиненные Хельмута с таким рвением не стремились выполнить приказ. Однако последнее слово оставалось за командиром:
  - Думаю, самым правильным решением будет, всем нам отправиться по домам, предупреждая соседей об опасности. Пусть запрутся на все замки и ждут утра. Как только прибудет полиция, мы вернемся к своим обязанностям. Я хочу, чтобы все понимали, мы имеем дело не с карманным воришкой. Этот человек, возможно, убивал ради собственного удовольствия. Представьте, что он сделает ради свободы. Каждый, кто сейчас в поселке сильно рискует. Наша задача - предупредить.
  ***
  Две керосиновые лампы едва справлялись с мраком тесной кухни. Джулия не успела сходить в гараж, чтобы включить бензиновый генератор. Теперь же, когда в доме находился чужой, об этом не могло быть и речи. Она ни за что не оставит сына наедине с незнакомцем.
  Мужчина присел за обеденный стол и, невинно сложа руки на коленях, следил за тем, как хозяйка готовит кофе. Теперь его можно было разглядеть лучше. На вид лет тридцати, темнокожий, с непривлекательными чертами лица и юркими болезненными глазами, он уже не производил впечатления побитой собаки. В какой-то момент Джулии даже показалось, что мужчина посматривает на неё не добро, украдкой. Хотя, возможно, виной тому был недавний испуг и мрачная комната. Ей даже сделалось неловко от собственных догадок.
  - Вы сказали, что направлялись в Сан-Николас. Вас там кто-то ждет? - поинтересовалась Джулия, чтобы нарушить неудобное молчание.
  - Там у меня семья - жена и дочь. А у вас есть муж, дети?
  - Да, я замужем, - с готовностью ответила Джулия.
  Мужчина оглянулся вокруг, будто ожидал увидеть незамеченного мужчину.
  - А где же ваша семья, фрау...?
  Джулия спохватилась. Она была так напугана, что забыла представиться.
  - Джулия Халлер, - женщина сделала паузу, после чего твердо продолжила. - Муж сейчас у соседей. Пытается наладить генератор.
  Даниэль пожал плечами.
  - Странно, на всей улице только у вас светилось окно.
  - Ну, как раз над этим он сейчас и работает, - попыталась улыбнуться Джулия.
  Конечно, она не могла сказать правду. Признаться в том, что ее муж сейчас за десятки километров от дома было страшно даже себе самой. Ведь вполне вероятно в поселке никого не осталось. Соседи, скорее всего, решили переждать тревожные дни подальше от гор. Если бы не работа Хельмута они поступили бы так же.
  Странно, но соврав, она почувствовала себя менее одинокой. Даже прибавилось настроение, будто с минуты на минуту муж и вправду переступит порог дома.
  Джулия привычно прислушалась, не проснулся ли Христиан, о котором она тоже предпочла промолчать. Но в доме все было по-прежнему тихо.
  Кофе получился ароматный и гость не замедлил поблагодарить хозяйку. Но Джулию это не успокоило. Она продолжала украдкой следить за мужчиной. Теперь он казался ей чересчур обходительным. Наверное, в этом не было ничего странного, все-таки она, можно сказать, спасла ему жизнь. Ведь, попади он в метель в таком состоянии, еще неизвестно, чем это могло для него закончиться. И тем ни менее, что-то в его поведении не давало покоя.
  Кофе, меж тем, пошло на пользу. Даниэль приободрился, взгляд перестал быть тусклым, на лице время от времени мелькала довольная улыбка. Он с наслаждением выдохнул, закинул ногу на ногу, приняв раскованную позу.
  - Что-то ваш супруг не торопится, - произнес Даниэль, отставляя пустую чашку.
  Джулия невозмутимо пожала плечами и ответила как можно равнодушней:
  - Не знаю. Наверное, серьезная поломка.
  - Ну да, ну да, - произнес чернокожий таким тоном, словно раскрыл обман. Затем по-хозяйски потянулся к вазе с печением и принялся хрустеть, просыпая крошки на одежду.
  Джулия скривилась. Чистоплотная и педантичная, она почувствовала, как небрежное поведение гостя начинает ее раздражать. Стараясь не замечать неприятных мелочей, женщина присела за стол напротив и, уткнувшись в чашку, принялась потягивать кофе маленькими глотками.
  Так они просидели минут пять. Затем Джулия не выдержала:
  - Сколько вашей дочери лет?
  - Двенадцать. А вашему сыну? - неожиданно поинтересовался гость.
  Джулия нервно кашлянула, но сделала вид, что ничуть не удивлена вопросом.
  - Христиану восемь.
  Даниэль хихикнул. Смех у него оказался неприятным, икающим.
  - Не удивляйтесь моей проницательности, фрау Халлер. Вот, взгляните, - он указал на скатерть, - здесь рукой ребенка выведены смешные рожицы.
  - А я и не скрываю... - начала было оправдываться хозяйка, но решила не продолжать. Она встала, подошла к мойке и вылила остатки кофе. Обратно за стол возвращаться не хотелось. Взгляд Джулии задержался на приемнике. Частотная шкала по-прежнему излучала блеклый зеленый свет. Женщина рассеяно покрутила настроечную ручку. Как и прежде из динамиков донеслись лишь помехи: треск, писк, скрежет резали слух в полной тишине окруженного сугробами дома.
  Джулия убавила громкость и в этот момент приемник заговорил. Прежде чем речь диктора снова оборвалась, сквозь пелену помех женщина успела различить несколько слов, достаточных, чтобы сердце вновь сковал неописуемый страх: '...бежа... опасн... реступн... жит..ли Церм...та, внимание!... приметы...'.
  ***
  Хельмут Халлер гнал вездеход на пределе возможностей. Машина то и дело ныряла, зарываясь носом в сугроб, рычала как загнанный зверь, но все же неслась сквозь метель, по едва различимой дороге.
  - Не стоит так торопиться, шеф, - настороженно произнес Томас, сильней сжимая поручень на парпризе машины.
  Старший спасатель не ответил. Казалось он и вовсе не слышит товарища. Его взгляд будто намертво приклеился к лобовому стеклу. Даже энергичные массивные щетки, едва справляющиеся с комьями мокрого снега, не могли помешать пристально следить за дорогой. До дома оставалось минут двадцать, но мыслями Хельмут был уже там. Спасатель чувствовал опасность физически. Нет, он не представил, он отчетливо увидел, как черный человек стоит посреди его дома, а в его ногах, промеж грубых, запачканных кровью ботинок, лежат два дорогих Хельмуту человека. И тот, кто всю жизнь спасал чужих людей, был не в силах защитить своих.
  'Уже скоро!' - успокоил себя Хельмут, когда они приблизились к первой группе домов поселка, за которой находился крохотный перевал преграждающий путь в деревню. - Еще один рывок, и я дома, - произнес спасатель перед тем, как заметить нечеткую тень, мелькнувшую в лучах фар у самого капота вездехода.
  Хельмут ударил по тормозам и резко крутанул руль. Машину занесло, затем подбросило так, что мужчины на мгновение ощутили невесомость. Заскользив по рыхлому снегу, вездеход грузно повалился на бок. Инерции хватило на полтора оборота. Две-три секунды барахтаний подобно зернам в кофемолке, и спасателей окутала тишина.
  Бледно-красный аварийный свет кабины помог сориентироваться. Лампа мигала в такт стонам Томаса.
  - Как ты? - произнес Хельмут, превозмогая острую боль в пояснице.
  - Да вроде жив... пока, - сдавленно прошептал напарник. - Что это было?
  - Сейчас узнаем. Попробую выбраться.
  Пошевелив конечностями и удостоверившись в благополучном исходе, Хельмут оперся ногой о сиденье и, ухватившись за поручень, подтянулся к выходу. Вездеход так и застыл на боку, поэтому дверь превратилась в люк. Толстый металл не позволил деформироваться кабине, и спасатель без труда выбрался наружу. Возвышаясь над поверженной машиной, мужчина осмотрелся. Метель несколько стихла, но снег не прекращался. В свете уцелевшей фары возник человек. Он был напуган и дергано переминался с ноги на ногу. Грузно спрыгнув в сугроб, спасатель приблизился к незнакомцу. Им оказалась женщина. Из-под надвинутой на брови меховой шапки на Хельмута виновато смотрели серые испуганные глаза. Поднятый воротник мешковатого пальто оттопырился, обнажив стройную шею со свежей ссадиной.
  - Это мы вас так? - заботливо спросил Хельмут, присматриваясь к травме. - В машине должна быть аптечка...
  - Нет, что вы, - поспешила остановить его незнакомка. - Это я на лыжах не устояла... давно.
  Несколько обескураженный, Хельмут начал приходить в себя.
  - Вы как тут оказались вообще? - строже спросил он.
  - Я... я Сара, - несмотря на сбивчивость речи, у женщины был приятный низкий голос.
  Она пребывала в некотором замешательстве, и Хельмут поспешил её успокоить:
  - Ничего, ничего... все, слава Богу, целы, - он протянул руку и дружески взял женщину за плечо. - Вы здесь живете?
  - Да, - вздрогнула Сара. - То есть... здесь живут мои родные. Я остановилась у них.
  - Почему вы не эвакуировались вместе со всеми?
  - Я, я... - женщина всхлипнула... - я не думала, что все настолько серьезно.
  Хельмут понял, еще один вопрос и ему придется утирать незнакомке слезы. Следовало отложить разговор до более подходящего момента.
  Извинившись, Хельмут залез на вездеход, склонился над открытой дверью и крикнул напарнику, чтобы тот держался крепче. Потом спрыгнул и со всех сил навалился на машину. Та качнулась из стороны в сторону, но устояла. Вторая попытка оказалась удачней, и вездеход, под сдавленный стон свернувшегося в его чреве Томаса, грузно встал на колеса.
  Хельмут попробовал завести технику, но стартер вращался вхолостую.
  - А ты глянь поблизости, - кряхтя, подсказал напарник. - Может, позаимствуешь технику у кого из местных.
  Хельмут подмигнул товарищу.
  - Знаешь, Томас, когда ты резко встряхиваешь головой, из неё сыплются дельные мысли.
  - Пошел к черту, Хел! - криво улыбнулся Томас и ойкнул от очередного спазма.
  Транспорт найти действительно оказалось нетрудно. Во дворике ближайшего дома из сугроба виднелся накрытый брезентом снегоход. Дома стояли пустые, и Хельмуту ничего не оставалось, как воспользоваться техникой без спроса. Потребовалась пара минут, чтобы оголить провода и завести двигатель.
  Спасателя не покидало предчувствие беды. Надо было спешить. Однако транспортировать Томаса на снегоходе было слишком рискованно. К тому же это существенно замедлило бы передвижение. И Хельмут принял решение оставить друга на попечении новой знакомой.
  Он заглянул в кабину и поинтересовался самочувствием товарища.
  - Пока не помер, - прокряхтел напарник.
  - Я смотаюсь в поселок по-быстрому, а ты подожди ребят. Они уже близко.
  Спасатель кивнул.
  - А чтоб ты не скучал, с тобой побудет эта очаровательная дама, - Хельмут повернулся к Саре.
  - Прошу, не оставляйте меня здесь! - взмолилась женщина.
  - Почему? Что вас так напугало? - удивился Хельмут.
  - Я тут совсем одна.
  - Ну, во-первых, вы не одна, а с Томом, а во-вторых, здесь ваш дом, родня.
  - Они уехали вместе со всеми, - на глаза Сары навернулись слезы, - а теперь и вы хотите меня оставить.
  Разбираться в чужих проблемах меньше всего хотелось Хельмуту в эту минуту. В конце концов, Томас вполне мог подождать спасателей в одиночестве. Его жизни ничего не угрожало. В кабине достаточно тепло, вездеход стоит посреди дороги, так что проехать мимо невозможно. И Хельмут решил уступить мольбам женщины, взяв ее с собой. Когда снегоход набрал скорость, небо на востоке заметно посветлело.
  ***
  Джулия выключила радиоприемник и не в силах пошевелиться осталась стоять спиной к гостю. Чтобы не выдать трясущихся от страха рук, она избавилась от чашки и начала энергично переплетать пальцы. Восстановив дыхание, она произнесла как можно тверже:
  - Вы не возражаете, если я оставлю вас ненадолго?
  - Конечно, - с готовностью отозвался Даниэль. - Вы, наверное, хотите подняться к сыну? А знаете что, уже почти рассвело, так что видите его сюда. Я детей очень люблю и...
  Мужчина не успел договорить. В одно мгновение Джулии сделалось плохо, рассудок помутнел, страх настолько овладел ею, что она уже не могла себя контролировать. Лежавшая в мойке увесистая сковорода как-то сама собой очутилась в руке и тут же с глухим звоном обрушилась на голову ничего не подозревавшего человека.
  Прерывисто дыша, Джулия стояла над поверженным телом. Под головой незваного гостя медленно росла черная лужица крови. От её вида женщину мутило, однако она ничего не могла поделать: все стояла и смотрела, готовая дать отпор, если вдруг этот черный человек вскочит и набросится на неё.
  Деревня возникла на горизонте, когда Хельмут уже готов был оставить снегоход и бегом броситься к дому. Слишком натужно преодолевал препятствия двухместный транспорт. Сара крепко держалась за спасателя. Хельмута даже удивило, сколько сил в этой хрупкой на вид женщине.
  Рассекая застывшие волны снега, они ворвались в пустынный поселок. Здесь, среди безжизненных домов, одиночество ощущалось куда сильнее и тревожнее.
  На светлеющем небе проступили грязные пятна, делая его схожим со старым, плохо отстиранным бельем. Натянутое между ледяными пиками, оно нависало над безмолвным ущельем, не давая солнцу ни единого шанса взглянуть на Церматт. Поселок был обречен на еще один мрачный день.
  Наконец дом. У Хельмута замерло сердце. Встревоженный, он принялся исступленно колотить в дверь. Он заметил у входа глубокие следы рифленых подошв, и воображение снова бросилось рисовать безжалостные картины.
  ***
  Когда Даниэль пришел в чувства, то обнаружил себя связанным на кухонном полу. Голова тяжелая, а на глаза нависает окровавленная повязка.
  Мужчина сделал попытку подняться, но пошевелив головой, испытал сильную боль в затылке. Сознание возвращалось урывками. Постепенно Даниэль вспомнил напуганную хозяйку, предложившую ему чашечку кофе. В памяти всплыл теплый и чистый дом, бежевая скатерть с фломастерными рожицами... 'где же эта женщина, и почему я на полу?' - подумал Даниэль, скривившись от боли.
  Вдруг он услышал, как хлопнула входная дверь. В соседней комнате зазвучали голоса. Даниэль различил голос хозяйки. Она была на взводе, говорила нервно, почти истерично. Затем голоса усилились и вскоре в кухню вошли двое - мужчина лет пятидесяти и уже знакомая женщина - 'как же ее звали' - попытался вспомнить Жильерон.
  Женщина осталась в дверях, а незнакомец приблизился и склонился над Даниэлем, рассматривая его с настороженным любопытством:
  - Ты кто такой?
  - Турист, - прошептал липкими губами Даниэль. Язык раздулся и прилип к щекам, но всё же через паузу он произнес и свое имя.
  - Даниэль, говоришь, - хмыкнул мужчина и выпрямился.
  В этот момент с улицы донесся звук работающего двигателя, а в посветлевшем окне заиграли оранжевые лучи проблескового маячка спасателей.
  Мужчина направился к выходу, бросив через плечо:
  - Сейчас посмотрим что ты за турист на самом деле.
  Даниэль снова остался один. Его помутненное сознание вяло сконцентрировалось на едва слышимой возне. Внезапно из глубин дома донесся плач ребенка, а затем пронизывающий женский крик. В следующее мгновение шарахнул выстрел.
  ***
  Все произошло невероятно быстро. Как только Хельмут собрался отпереть входную дверь, за спиной раздался крик супруги, а вместе с ним и ровный самоуверенный голос Сары:
  - Отойди от двери.
  Спасатель замер, потом медленно оглянулся. В центре комнаты сама не своя стояла Джулия. К её голове был приставлен пистолет.
  - Что ты делаешь, Сара? - в замешательстве произнес Хельмут.
  - Можешь называть меня Николь, спасатель, - женщина усмехнулась, но её взгляд оставался холодным. - Сделай шаг в сторону и опустись на колени.
  В дверь настойчиво постучали.
  - Джулия! Хельмут! Откройте! Это Карл и Свен. Мы подобрали Тома. Хельмут, та женщина, она не та за кого себя выдает!
  - Это я уже понял, - мрачно прошипел спасатель, обдумывая дальнейшие действия.
  Ситуация, похоже, забавляла изменившуюся до неузнаваемости незнакомку. Теперь перед Хельмутом стоял совсем другой человек - самоуверенный, надменный. От прежней напуганной и кроткой Сары не осталось и следа.
  - Значит так, голубки...
  Продолжить ей не удалось. С лестницы раздался детский плач. Николь вскинула голову. Христиан в пижаме стоял на ступеньках и всхлипывал. Хельмут воспользовался моментом и прыгнул, стараясь сбить преступницу с ног. Однако женщина оказалась ловчее. Она стремительно увернулась и в тот же миг выстрелила. Пуля попала Хельмуту в ногу. Он упал, кубарем пролетев в глубину комнаты.
  - Лежи и не дергайся! - властно скомандовала Николь. - Иначе второй выстрел для тебя будет последним.
  В дверь продолжали колотить. Тогда убийца схватила Джулию и жестко увлекла за собой. Затем хладнокровно, трижды спустила курок. Пули прошили деревянную дверь, оставляя крупные дыры. С той стороны раздался сдавленный крик.
  - Не следует ломиться к добрым людям среди ночи! - усмехаясь, крикнула Николь.
  Женщина силой втолкнула заложницу в дом и та, вскрикнув, упала рядом с мужем. На лице Хельмута читалась невыносимая боль. Он прикрывал обильно кровоточащую рану, озлоблено поглядывая на врага и не понимая, как могло так получиться, что он сам привез убийцу к себе в дом.
  Николь осмотрелась.
  - Мне нужны ключи от машины, красавчик. Быстро!
  Спасатель молчал.
  Неожиданно женщина искренне улыбнулась. Было заметно, упорство Хельмута доставляет ей удовольствие.
  - Ты, наверное, не понял. Вот тебе, спасатель, задачка на сообразительность: если я не возьму машину, я буду вынуждена забрать вездеход у твоих дружков. Но так как я почему-то уверена, что они по-хорошему мне его не отдадут, как думаешь, сколько из них останется в живых после моей просьбы? - В довершении сказанному она погрозила пистолетом до смерти напуганной Джулии и наиграно строго произнесла: - Чур, не подсказывать!
  - Тебе все равно не уйти. У парней есть оружие, так что стоит тебе высунуться...
  - Ай, ай, ай, спасатель... как не стыдно запугивать бедную напуганную девушку. Тем более не разумно, ведь у этой девушки есть достоинство - заложники.
  Николь медленно направилась к Хельмуту. Её взгляд изменился. Он стал пугающе хладнокровным. Убийца склонилась над раненым спасателем и приставила к его голове горячее дуло пистолета.
  - Видишь ли, спасатель, за свою сравнительно недолгую жизнь я убила семерых мужчин, хотя нет - девятерых, и одного ублюдка, которого я и мужиком-то назвать не могу. Ума не приложу, как мне удалось вытерпеть с ним три года, - она надавила на пистолет и добавила: - Вы любите издеваться над женщинами, да, спасатель? А когда запахнет жареным скулите как ошпаренные псы...
  Было заметно, что женщина вошла во вкус. Она упивалась властью и, наверное, Хельмута ждала незавидная участь, однако по иронии судьбы, предмет, обращаться с которым лучше всего получается у женщины, в данный момент послужил мужчине: глухой звон сковороды уже во второй раз за утро потряс крохотный дом. Николь дернулась и выронила оружие, тут же подхваченное Хельмутом. Широко раскрыв глаза от удивления, Джулия таращилась на своего спасителя. Придерживая забинтованную голову и морщась от боли, над ней возвышался Даниэль.
  - Вы, вы спасли нас, - нашлась Джулия.
  - Нет, если помните, это вы спасли меня, - мужчина протянул ей сковороду. - Но бога ради, фрау, никогда больше не беритесь за сковородку, если не собираетесь готовить.
   Август 2013г.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"