Мальчевский Виктор: другие произведения.

Мышка бежала...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Напечатан в журнале "Фантаскоп" (июль 2011г.) Аудио версия: http://fantascop.ru/audio/release3/). Сборник рассказов "Послесказие". Издательство "Традиция". Краснодар, 2016г. Кто бы мог подумать, что удивительная встреча в обычном селе может предопределить судьбу мира. Но все зависит от того, способен ли человек превзойти себя, преодолеть низменные инстинкты, пожертвовав собственным благополучием ради общего счастья.

  Сельское утро брызнуло ярким летним солнцем. Хутор уже давно проснулся и по дворам раскатывались звуки бытовой суеты: протяжно мычала корова, кудахтали куры, гулко брехали изголодавшиеся псы...
  Макар Вениаминович вышел во двор, сладко позевывая и разминая осторожными движениями упрямые затекшие мышцы. В свои семьдесят восемь он чувствовал себя неплохо. Если бы не болячки, о которых не принято распространяться в среде воспитанных людей, то и жаловаться в принципе было грех.
  Он пересек территорию своих скромных владений и у покосившейся плетеной ограды подобрал старую, местами ржавую тачку.
  - Не бери много сегодня, - услышал Макар голос супруги - бабки Агафьи. - Они вчерашнее еще не склевали.
  - Ну да! - возразил Макар. - А потом снова телёпкаться?!! Нет уж, лучше я сразу полную привезу, а завтра тогда не пойду, дома останусь. Дров наколоть надобно.
  - Как хочешь, - старуха махнула рукой и пошла обратно в хату. - Только смотри, чтобы не попрело.
  - А-то сам не знаю, - буркнул старик себе под нос и покатил тележку со двора.
  
  Узкая, зажатая с обеих сторон глубокими канавами проселочная дорога была заставлена легковыми автомобилями. Машины были неаккуратно припаркованы на краю большого пшеничного поля.
  Макар, филигранно маневрируя тележкой, миновал препятствие, и в нерешительности остановился неподалеку, прислушиваясь к разговору трех мужчин, одним из которых был сосед - фермер Леха.
  - А может все-таки, кто-то из местных безобразничает? - спрашивал у Лехи хорошо, по-городскому одетый полный мужчина.
  - Да нет же, говорю! - фермер явно нервничал. - Некому у нас в глуши безобразничать. Пацанов всего трое осталось, да и те на такую выходку неспособные - Сенька в город на учебу ездит, полдня на дорогу тратит, ему некогда всякой ерундой заниматься, а Серега с Иваном движки тракторные перебирают - тоже при деле.
  Аккуратный выглядел озадаченным. Он повернулся к третьему участнику беседы, который что-то скрупулезно записывал в блокноте, и повелительным тоном произнес:
  - Ладно, Володя, пошли!
  Тот оторвал взгляд от блокнота:
  - А телевизионщиков забираем?
  - Ну конечно! Что ж их тут бросить, что ли! - толстяк вытер вспотевший лоб носовым платком. - Они же, того и гляди, заблудятся...
  Только теперь Макар заприметил еще двух людей с камерой. Парочка что-то обсуждала, активно жестикулируя.
  Мужчина по имени Володя призывно замахал съемочной группе блокнотом, а 'городской' направился к машине, удостоив Макара подозрительным взглядом маленьких глаз. От этого неприятного взгляда дед подсобрался, завел за спину тележку, тем самым, освобождая путь к автомобилю, но немного не рассчитал и зацепил колесом за бампер.
  - Э, дед! Ты что творишь-то!!! - донеслось до Макара.
  Старик обернулся и увидел вылезающего из машины водителя. Детина обошел авто и, насупив брови, принялся разглядывать царапину.
  Макар растерянно попятился:
  - Извините, - начал было оправдываться, но коренастый его перебил:
  - Ты смотри, куда прешь, село! - водитель замахнулся на старика.
  Дед инстинктивно втянул голову в плечи.
  - Это тебе не сеялка! - угрожающе зашипел мужик. - Или у тебя клад в огороде зарыт, а может, денег куры не клюют?!
  - Куры есть, милок, - жалобно простонал Макар, - а вот денежек, звеняй, не нажил.
  - Звеняй! - передразнил детина. - Не нажил, так внимательно по сторонам смотри! А то мигом без штанов останешься.
  - Прощения просим, - пробурчал Макар, - не уследил.
  - Да оставь ты его, Костя, - вмешался мужик с блокнотом. - Видишь, старый он, ослеп совсем.
  Водитель на прощание бросил на деда гневный взгляд и вернулся в машину.
  Тем временем съемочная группа уже скрылась в автомобиле, и через мгновение все три машины гуськом погнали вдоль спелой пшеницы.
  - Ну что, Макар, получил? - басом загоготал Леха, разглаживая свои пышные казачьи усы.
  Старик покачал головой и подошел к фермеру.
  - Леша, так я возьму еще малеха пшенички-то?
  - Да бери уж, - продолжал улыбаться мужик. - Чего мне с ней делать-то теперь...
  Макар благодарно кивнул и направил тележку в поле, туда, где только что бегали телевизионщики. Но, не пройдя и пяти шагов, остановился и снова обратился к фермеру:
  - Леша, а Леш!
  - Чего?
  - А пошто эти вот приезжали? - Макар кивнул в сторону пыльной завесы.
  Фермер скривился и, наклонив голову, ехидно бросил:
  - А тебе-то не все ли равно, дед?
  - Да любопытно, - Макар усмехнулся. - Все ж таки телевидение!.. ишь ты!
  Леха посерьезнел:
  - Да опять за этими кругами, бес их возьми! Изучают! А мне-то что от их изучения?! Пол поля полегло, сколько зерна потерял, да еще и гости чуть не каждый день приезжают, оставшуюся пшеницу топчут, - и Леха смачно сплюнул под ноги.
  - Ничего, - попытался успокоить Макар. - Вон её скока народилось!
  - Это тебе, дед, ничего - только и знаешь, что с тележкой ко мне шастать. А мне по долгам платить да по кредитам!!! - Леха упер кулачища в отвислые бока. - Слышал почем зерно сегодня? А соляра сколько стоит?!!
  Макар виновато опустил глаза.
  Фермер заморгал, опомнился:
  - Ладно, старик, извини. Иди, набери зерна, сколько хочешь.
  Дед благодарно кивнул и, поскрипывая тележкой, поплелся по полю.
  Пшеницы и впрямь полегло много. Макар уже трижды за последнюю неделю подчищал упавшее зерно, и каждый раз удивлялся этому диковинному зрелищу: ровно стоящий плотный строй спелых колосьев внезапно обрывался плавно закругленными коридорами примятой пшеницы.
  Что это были за узоры, увидеть, находясь на поле, было невозможно. Но во вчерашнем номере районной газеты Макар внимательно разглядел сделанный с высоты птичьего полета смазанный снимок кругов и переплетенных загогулин.
  Старик нагнулся и приподнял хорошо утрамбованные колосья. Все они были аккуратно подломлены в одном направлении, по часовой стрелке. Он вздохнул и принялся обдирать колоски, тут же перетирая их в своих узловатых пальцах. Зерна были спелыми и потому хорошо отделялись от шелухи.
  Спустя час ладони горели от работы. Макар провел рукой по вспотевшему лбу, встал с колен и вытряхнул в тележку последний фартук пшеницы.
  Лехи поблизости уже не было - да и что фермеру по полю скакать, у него хозяйство. 'Хороший он мужик, Леха-то... крепкий', - подумал дед и заскрипел тележкой в направлении дома. Скрип разнесся по округе, нарушая гармонию знойного сельского полдня, когда в траве стоит стрекот невидимых насекомых, а в тополях чирикают маленькие стайки пернатых.
  Макар отворил калитку, толкнув её тележкой. Плетень наклонился и повис, слетев с верхнего крепления.
  Это происшествие не ускользнуло от Агафьи Тихоновны, и она недвусмысленно продемонстрировала свое к этому отношение:
  - Ты что ж, старый, вытворяешь!!!
  - Сейчас поправлю, - буркнул в спешке Макар, направляясь к курятнику.
  - Ну-ну, - не унималась старуха. - Потом опять за свой радикулит хвататься будешь. Ухаживай потом за ним, а он... тебе... и... - конец фразы был заглушен облупившимися стенами мазанки, когда Агафья Тихоновна скрылась в помещении. Её большая и округлая задняя часть в клетчатой латаной юбке еще какое-то время маячила в проходе, и Макар даже успел наигранно плюнуть в том направлении - ну, как казак на хвост ведьме. Это, можно сказать, было семейной традицией.
  Старик сгрузил зерно курам и вернул тележку на прежнее место. Когда поправил калитку, тут же отдал должное проницательности супруги, ибо скрутило его как следует! Еле ноги доволок до кушетки. Свалился и стал стонать - ни сесть, не встать.
  Тут Агафья и разошлась:
  - Говорила тебе, старый ты, на карачках ползать будешь. Беречь себя надобно, а ты все молодишься. Тьфу ты черт! А как помрешь, что тогда мне делать?!!
  Бабка пустила слезу и тут же сноровисто смахнула её кончиком шерстяного платка.
  - Я одна не выживу, помру. Да и как я без тебя, Макарушка... - заголосила Агафья.
  - Да тише ты! - прикрикнул старик. - Ты, что меня раньше времени хоронишь, дура! Я еще на тот свет не собираюсь. Лучше разотри мне спину вчерашним настоем. Вроде полегчало от него накануне.
  Жена кивнула и засуетилась, гремя банками.
  
  Ночь была душной, но Макар, тщательно растертый настоем, не смотря на духоту и полчища комаров, с наслаждением растянулся на кушетке и заснул мертвецким сном.
  Завтракал он гренками с молоком в одиночестве. Старуха обычно вставала рано и находила себе занятие под радиопеснопения. Деду не нравились современные эстрадные исполнители, и он не раз просил жену не мучить его ни свет, ни заря, однако Агафья стояла на своем. В силу её тугоухости от утренних концертов страдал не только Макар, но и соседи.
  И вот теперь под какую-то занудную песню о девушке, которая хотела бы жить на Манхеттене (где это, старик не знал), он жевал гренки и намечал дела на день, еще не предполагая, что его планы будут нарушены совершенно удивительным образом.
  
  - Макар! - на пороге стояла Агафья, пялясь на мужа изумленными глазами.
  Дед перестал жевать, а стакан с молоком так и завис над столом. Выглядела бабка, мягко говоря, ошарашенно. Даже если бы она встретила во дворе товарища Сталина, которого чтила до сих пор, то и тогда, наверное, вид у неё был бы менее ошеломленный.
  Макар вопросительно кивнул, перевоплотившись в одно большое ухо, и Агафья, громко икнув, вымолвила:
  - Там! - старуха, повернула свой картофелевидный нос влево, не сводя выпученных глаз с мужа.
  Дед нахмурился и глянул супруге за спину, но ничего не смог разглядеть. Тогда он удивленно вздыбил кустистые брови и развел руками:
  - Что, Агафья?
  - Там, это... в курятнике... - старуха нервно сглотнула и повернулась, призывая мужа следовать за ней.
  Не понимая, что происходит, Макар пошел следом за Агафьей, которая не стала входить в курятник, только приняла настороженную стойку, будто бы опасаясь какого-то зверя, притаившегося внутри.
  Дед с недоверием посмотрел на супругу, та, кивнула: дескать, проходи, сам все увидишь.
  Макар привычно вжал голову в плечи и протиснулся внутрь. Загалдели куры, в нос ударил пряный запах помета. Глаза медленно привыкали к темноте - пока, кроме двух плетеных корзин у входа, ничего не было видно.
  Он в нерешительности обернулся и вопросительно посмотрел на бабку. Агафья только и смогла вымолвить дрожащим голоском:
  - Там, под насестом...
  Тогда Макар снова принялся разглядывать внутреннее пространство курятника. Темнота понемногу отступала, и когда он пригнулся, то заприметил в углу, посреди охапок скомканного сена, какой-то блеск. Что-то отливало золотом. Забыв про радикулит, дед присел на корточки и, перебирая сушеную траву, нащупал предмет, который лег на ладонь приятной тяжестью. Грубые пальцы старика скользнули по его гладкой поверхности и Макар, нервно моргая, присмотрелся к находке. Даже в полутемном помещении было понятно, что у него в руках золотое яйцо. Когда же он вылез наружу, Агафья уже не смогла сдержать эмоций и принялась причитать, шепча что-то похожее на молитву.
  - Цыц, баба! - прикрикнул старик не в силах оторвать глаз от чудесной находки.
  Старуха осеклась, но продолжила молиться, проговаривая слова одними губами.
  - Что же это, Макарушка, золото? - вставила она в религиозный речитатив естественный вопрос.
  - Похоже, - прошептал Макар, сдувая с предмета прилипшие травинки.
  - И что же теперь с нами будет?
  - Ничего не будет. Как жили, так и жить будем, - поставил дед старуху на место. - Что ты все причитаешь, дура, найти - не потерять!
  - Так ведь ЗО-ЛО-ТО! - снова перешла на шепот Агафья.
  - Ну и что с того? У тебя вон - и кольцо и сережки золотые, что ж ты не голосишь?
  - Так то сережки, а тут... это... яйцо.
  - Ну, яйцо, - Макар потер гладкую поверхность предмета и понюхал. - Может еще и не золотое - так, окрашенное.
  - Так не пасха же нынче, чтобы яйца красить, - удивилась бабка.
  - Дура! Наверное, пошутил кто, - дед подкинул на ладони блестящий эллипсоид, и, качнув головой, отметил: - Хотя, тяжеленное!
  Макар ловко снял с Агафьи очки в толстой роговой оправе, поднес их к глазам на манер бинокля и стал крутить головой по сторонам, надеясь заприметить кого-нибудь из шутников. Но никого постороннего вокруг не оказалось, да и быть не могло.
  - Та-а-ак, - деловито протянул старик, потом строго скомандовал: - Пойдем в дом, там все обмозгуем.
  Макар направился в хату, крепко сжимая в руке находку. Агафья семенила следом, в такт шагам проговаривая слова какой-то молитвы.
  Макар решительным движением руки отодвинул в сторону тарелку с надкушенной гренкой и на её место положил золотое яйцо. Сел на табурет и стал пристально всматриваться в слиток, периодически покручивая и поскабливая его черным ногтем большого пальца. Агафья присела рядом, она хмурила брови, искоса поглядывая на находку.
  Макар завершил визуальную экспертизу глубоким вздохом, - кажись, золото! Это окончательно ввергло Агафью в панический ужас.
  С десяток раз перепрятав яйцо по всей хате, супруги направились обратно в курятник - проводить расследование. Однако ничего существенного выяснить не удалось, зато две насмерть перепуганные суетой квочки, по-видимому, теперь потеряли способность нестись в принципе.
  Намаявшись, старики выползли из сарая, кряхтя, разминая затекшие поясницы и отплевываясь от прилипшего к губам сена.
  - Ничего, - в задумчивости произнес Макар.
  - Откуда оно взялось-то? - раздосадованно отозвалась Агафья, все еще настороженно всматриваясь во тьму курятника.
  - А хрен его знает! Утром еще посмотрим.
  Старуха округлила и без того увеличенные толстыми линзами очков глаза:
  - Ты, что же это, считаешь, такое наша Ряба снесла?
  Макар в растерянности пожал плечами:
  - Ну, откуда ему еще взяться-то? Или ты думаешь, у нас в курятнике золотая жила?
  Выражение лица Агафьи стало совсем придурковатым.
  - Это, что ж, получается, - она почесала в затылке, - мы с тобой, как в той сказке, что ли?
  - Получается...
  Дед спохватился:
  - Давай так, ты тут пока яйцо сторожи, а я пойду к Лехе, поинтересуюсь, поспрашиваю. Он парень головастый, и мужик честный, может чего и подскажет.
  Супруга засуетилась:
  - Только, Макарушка, смотри, лишнего не сболтни. Честный он может и честный, а ведь знаешь, золото и не таких с ума сводило.
  - Ладно, - отмахнулся дед. - Не учи - ученого...
  
  Целый день обескураженный удивительной находкой Макар не находил себе места, к вечеру все-таки направился к дому фермера.
  Легкий летний ветерок доносил с полей пряные запахи разнотравья. Жара спала, а мысли о золотом яйце разливались в сознании сладкой патокой. Даже в животе приятно заурчало, когда Макар принялся размышлять о случившемся, происшествии - сулившим немалую выгоду. Подумал о том, как поправит хату, починит, наконец, мотоцикл, дочке поможет деньгами... большего от жизни не требовалось.
  Красная черепичная крыша большого двухэтажного сруба виднелась из-за высокого бревенчатого забора.
  Когда старик постучал по гладко отесанным доскам калитки, во дворе нехотя, залаяла собака
  - Конгресс, Конгресс!!! Тише, милок, - крикнул Макар, и пес, перестав лаять, радостно пискнул.
  - Хозяин дома?!! - прокричал старик, точно обращаясь к собаке.
  Из-за забора послышалось приветливое гавканье.
  Всласть наговорившись с псом, дед понял, что фермера дома нет и, прищурившись, глянул на солнце. Часы свои он давно поместил в хрустальную конфетницу, по причине окончательной остановки механизма, и с тех пор определял время исключительно по приметам.
  - Часиков восемь уже, поди. Стало быть, скоро жинка его возвратится из города. Можно обождать, - и дед, крякнув, присел на удобную широкую лавочку рядом с калиткой.
  Прождав минут двадцать, он поднялся и стал ходить вдоль забора - находка не давала покоя. Макар не мог заставить себя сидеть, сложа руки, к тому же ему смертельно надоело изображать часового. Надеясь застать Леху за работой, он спешными шагами направился в поле, туда, где был утром с тележкой.
  Когда старик оказался среди пшеничных волн, подгоняемых игривым ветерком - здесь на открытом пространстве он был заметно сильнее, - то вдалеке, в аккурат на том самом месте, где и находились загадочные круги, он и заметил фермерский старенький комбайн.
  Обрадовавшись и мысленно похвалив себя за находчивость, Макар быстро зашагал к машине. Пшеничные колосья приятно щекотали натруженные ладони, в стороны с шорохом разбегалась всякая полевая живность.
  Не дойдя до комбайна десяти шагов, старик сбавил темп, а затем и вовсе остановился. В кабине было пусто, хотя Макар хорошо знал, что Алексей среди поля свою технику никогда не бросает.
  Дед снял шерстяную фуражку и вытер ею испарину на загорелом лице. Отсутствие фермера ему показалось более чем странным.
  Не приближаясь к машине, он медленно прошелся вокруг неё. Никого рядом с техникой не оказалось. Макар подумал, что возможно комбайнеру стало плохо, и он где-то недалеко, в лесополосе, естественным способом пытается привести себя в норму. Он даже встал на носки и глянул в сторону пирамидальных тополей у дороги, но никого не увидел. Вдруг ему в голову пришла странная догадка. От нее ему даже стало как-то не по себе. Он подсобрался, затаил дыхание и заставил себя посмотреть на комбайн. Затем, еще пару раз обошел машину и застыл как вкопанный. Макар не знал, что и думать, - комбайн стоял точно в центре таинственного круга утрамбованной пшеницы. Никаких следов, ведущих к площадке, не наблюдалось. То есть создавалось полное ощущение, что технику сюда поставили откуда-то сверху. В противном случае, по полю должна была тянуться хотя бы колея от массивных колес.
  Занятый разгадкой непонятной головоломки, старик не сразу услышал шорох травы за спиной. Когда оглянулся, его уже приветствовал мужчина в мешковатом потрепанном пиджаке.
  - Здорово Семен! - ответил Макар, протягивая руку.
  - А я смотрю, ты или не ты! - улыбнулся мужик, обнажив блестящие стальные зубы.
  - Я, - мрачно ответил старик. - Ты, что здесь делаешь?
  - Ну, так это... я с работы... вот... - он указал взглядом на толстую сумку, закрепленную на багажнике старого велосипеда. - Алексею тут извещеньице: думал по дороге завести, да комбайн заприметил.
  - Я тоже заприметил, - хмуро покосился на машину Макар.
  - Так, а чё? - почтальон переводил взгляд с комбайна на деда и обратно. - Где Алексей-то?
  - А что ты у меня об этом спрашиваешь? Откуда мне знать?
  - Так, комбайн вроде его, - удивился Семен.
  - Его.
  - Ну, так... а сам он где?
  - Ты что, Сеня, не понимаешь? Откуда мне знать? Я сам его разыскиваю цельный вечер!
  Теперь пришла очередь удивляться почтальону.
  - Ничего не понимаю, - пожал он плечами. - Может, случилось, что?
  Макар потер колючий подбородок:
  - Может, и случилось.
  - Так, может, милицию... того...
  Старик ответил не сразу, он все еще размышлял, не являются ли эти два случая: пустой комбайн и утренняя находка - звеньями одной цепи. Уж больно внезапно и в одно и то же время все этакое произошло.
  - Нет, милицию не надо! - уверенно отрезал Макар и спохватился: - Подожди, у тебя телефон с собой?
  - Точно! - шлепнул себя по лбу Семен. - Сейчас позвоним Алексею, у меня и номерок его тут... где-то...
  Почтальон выудил из оттопыренного кармана пиджака старенький мобильник и, щурясь, принялся разыскивать нужный номер.
  - Ага, вот! - обрадовался он и вдавил клавишу вызова.
  Дед терпеливо ждал, продолжая раздумывать о сути произошедших событий.
  - Что-то не соединяется, сигнала нет... странно... - пожал плечами Семен и принялся носиться по полю, размахивая телефоном, словно флагом.
  Удалившись в сторону шагов на тридцать, радостно прокричал:
  - Есть контакт!
  Макар подошел к владельцу мобильного как раз в тот момент, как он добился бОльшего.
  - Алексей! - задорно начал Семен и, заикаясь, продолжил: - Хм-м... мы тут на поле... у вас... рядом с вашим комбайном. Ну... я и дед Макар... а вас нет.
  'Глупая фраза какая-то получилась, - подумал старик. - Можно подумать, что Леха обязательно должен быть вместе с нами. Должен!!! А тут на тебе - нет'.
  Семен хмурил брови, вдавливая телефон в ушную раковину.
  - Нет, на вашем поле... Ваш комбайн, - с расстановкой повторил почтальон. Послушал, потом с недоумением посмотрел на Макара и, зажав нижнюю часть трубы ладонью, шепотом произнес:
  - Он говорит, что его комбайн в ангаре... сломан...
  - Дай-ка мне, - потянулся к телефонной трубке второй собеседник.
  - Леша, это дед Макар, - старик облизнул пересохшие губы. - Тут рядом с нами твой комбайн! Что?.. Нет, точно тебе говорю! И кабина зеленая, и обручи на колесах... да что, я твоей техники не знаю, что ли?! - обиженно воскликнул Макар. - Ну, как не может быть? - старик отвел свободную руку, пожимая плечами. - Да вот те крест! - и дед размашисто перекрестился, как будто фермер мог это увидеть. - Хорошо... так... да здесь мы... да... подождем...
  Макар протянул Семену мобильник, тускло мигнувший на прощание мутным зеленым светом.
  - Сейчас приедет! - старик замахал кулаками. - Злой!!!
  Когда он повернулся к комбайну, того на поле уже не было.
  Они молча таращили глаза на пустое место, пока их не потревожил звук подъезжающего автомобиля. Макар очнулся первым.
  - Приехал! Что теперь ему скажем?
  - А что скажем... так был же комбайн, то и скажем, - попытался оправдаться Семен.
  - Дурак! Он по телефону не поверил, а ты хочешь, чтобы сейчас здесь поверил в присутствие отсутствия... тьфу ты! - старик утер губы рукавом и направился встречать фермера.
  - Пойдем, чего встал! - крикнул он на ходу.
  Алексей вылез из машины, подтягивая спадающие с огромного живота спортивные штаны. Размениваться на приветствия прибывший не стал.
  - Слушайте мужики, мне тут шутки шутить некогда, я полтора часа задницу парил - из города запчасти вез. Приехал домой, только под душ собрался, а тут вы! - он решительно надвинулся на прижухлых мужичков. - Где комбайн?!!
  Семен серьезно струхнул, но отступать было некуда.
  - Тут... это... Леш, такое дело... пока мы с тобой по телефону говорили, он... это... того... исчез!
  - Как это исчез?!! - Леха даже не знал, как реагировать на выходку старых хулиганов.
  - Стоп! Мужики, вы же меня уговорили приехать, дабы я мог самостоятельно убедиться в каком-то фантастическом факте наличия на моем поле комбайна-двойника! - он всмотрелся в их лица, сощурился. - А теперь вы мне трете про какое-то там исчезновение!
  - Алексей... - начал было Макар.
  - Подожди, подожди, - остановил его фермер. - Кажется, я догадался... вы же пьяные в стельку, так?
  Леха продолжил их разглядывать, но теперь еще и принюхиваясь.
  - Я двадцать лет как не пью, ты знаешь, - обиженно пробурчал Макар.
  - Хм... запаха нет, - фермер пожал плечами. - А может, вы того... обкурились, а... старички? - и Алексей проиллюстрировал свой вопрос, скорчив дурашливую гримасу.
  - Леша, - немного придя в себя, почтальон предпринял вторую попытку оправдаться. - Поверь, мы действительно видели здесь твой комбайн. Ну не могла же у нас обоих возникнуть одна и та же галлюцинация! Даже если бы мы обкурились...
  - Так... мужички, я не знаю, что у вас тут происходит, и почему вы выбрали именно такой способ повеселиться, но я, как человек обстоятельный, перед тем как сюда приехать к себе в ангар заглянул - машина стоит там, причем разобрана!
  С этими словами он выпятил нижнюю челюсть и пузо, в подтверждение весомости аргументов.
  - Так что вывести комбайн в поле никто бы не смог при всем желании.
  Он резко развернулся и направился обратно к машине, но внезапно остановился, обернулся и прокричал:
  - И за такие-то шалости, я бы вам морду начистил, если бы вы мне в отцы не годились. - Негодующе покачал головой и через минуту автомобиль унес его по направлению к дому.
  - Ладно, пойдем, - сказал Макар, двинувшись в обратном направлении. Почтальон засеменил следом, позвякивая велосипедом.
  У калитки Макар столкнулся с Агафьей, она снова встретила его шальными глазами и причитаниями. Дед даже подумал, что понемногу начинает привыкать к страданиям дражайшей.
  - Макарушка, пошли скорей, - простонала старуха и побежала в хату.
  Старик последовал за ней и, войдя, застал Агафью за столом, на котором в мерцающем свете лампады поблескивали уже три золотых яйца.
  - Мда-а-а... - протянул Макар, медленно опускаясь на сундук в сенях.
  - Что будем делать? - спросила окончательно сбитая с толку Агафья.
  Макар пожевал губами и неожиданно для себя вымолвил:
  - Утро вечера мудренее, - помолчав немного, кивнул на яйца: - Спрячь!
  Старуха осторожно сгребла драгоценности в подол и понесла в тайник, который, судя по всему, устроила в сенях. Но, на полпути остановилась:
  - Да, Макар, тут еще вот что... куры наши, несушки...
  - Что с ними? - встрепенулся дед.
  - Да нет, все нормально, - поспешила она успокоить мужа. - Только вот, клювы у них и когти... - Агафья нервно сглотнула.
  - Ну! - в нетерпении подгонял бабку старик.
  - Тепереча тоже из золота... - растеряно закончила старуха.
  Макар обхватил голову руками, не зная, что сказать. Потом поднял тяжелый взгляд, и обреченно произнес:
  - Ладно, завтра разберемся. Иди спать.
  Он долго не мог уснуть - все ворочался в жаркой постели. В голову лезли яйца, куры, комбайны... все это плясало в безумном хороводе, не поддаваясь какому бы то ни было объяснению. Сейчас старик впервые пожалел о том, что они с бабкой не живут вместе с детьми. Когда те звали их к себе в город, он уперся и ни в какую не захотел бросать хозяйство. А теперь-то, собственно, и хозяйства уже никакого нет, да и состарились супруги как-то слишком быстро...
  Про себя Макар решил, что утром повезет золото в город, и покажет дочери Нинке, которая была замужем за юристом - человеком образованным. Может чего и подскажет.
  Распланировав завтрашний день, старик начал было засыпать, но тут его потревожил какой-то шорох, донесшийся со двора. Он прислушался, но, кроме мерного посапывания Агафьи ничего не расслышал.
  - Мне бы такие нервы, - завистливо прошептал, натягивая штаны.
  Выйдя во двор, хозяин никого не обнаружил. В свете полной луны иголки можно было собирать.
  Макар прошелся по двору, пристально всматриваясь во все темные углы, подергал калитку и, убедившись, что она на замке, ретировался обратно в хату. Однако не успел лечь, как во дворе снова завозились. Тогда он еще раз покинул жилище и повторил маршрут, но на этот раз остановился в центре двора, прислушался. Почти сразу же уловил шорох, доносящийся из курятника. Макар подошел ближе. Точно: в сарае кто-то был, но почему-то птицы не подняли шума, а только тихо кудахтали. Старик сделал еще пару шагов к курятнику и замер. Он не сразу сообразил, что именно его отвлекло от намерения войти внутрь, а когда глянул в сторону, то опешил - за околицей на выгоне бесформенной черной глыбой возвышался знакомый Лехин комбайн.
  Макар стоял как вкопанный, отказываясь верить собственным глазам. Да и как тут поверишь, когда еще пару минут назад ничего такого тут и в помине не было, а теперь, вот - полюбуйтесь. К тому же заехать сюда, к домам, было невозможно - во всяком случае вот так, бесшумно. Одним словом, мистика какая-то.
  Не отрывая глаз от машины-призрака, старик медленно перекрестился, где-то в глубине души ожидая, что сей же момент вся эта чертовщина исчезнет, захватив с собой и проклятые золотые яйца. Но, сколько бы он ни моргал и не тряс головой, ничего не происходило. Комбайн по-прежнему возвышался за покосившимся забором, а со стороны курятника доносился непонятный шорох.
  - Точно! - вспомнил Макар. - Курятник!
  Он совсем забыл про то, зачем вышел. Хотя и немудрено - такое явление среди ночи!
  Макар на всякий случай энергично помотал головой, как бы призывая мозг пробудиться, и в очередной раз убедился в тщетности своих жалких попыток. Тогда он опять направился к сараю, и в этот момент в глаза ему ударил яркий свет. Он зажмурился, прикрываясь ладонями, но увернуться от луча так и не смог. Макар оказался освещен весь, как это бывает на арене цирка, когда актер попадает в световой круг прожектора. Причем было совершенно непонятно, откуда конкретно бьет свет. Возникло странное ощущение, что он льется отовсюду и концентрируется на человеке.
  Все произошло так неожиданно, что старику даже не пришло в голову возмутиться. Он продолжал прикрывать глаза, стараясь разглядеть, хоть что-нибудь.
  Сперва он ослеп, но постепенно глаза стали привыкать к яркому свету, а возможно лучи стали понемногу слабеть, дед уже мог различить кое-какие предметы перед собой.
  - Кто тут безобразничает?!! - как можно строже крикнул Макар. - А ну, выключите свет сейчас же!
  Как ни странно, старика послушали. Иллюминация хотя и не прекратилась совсем, но ослабла до яркости шестидесятиватной лампы, и самое главное, теперь свет не бил в глаза, а шел куда-то вверх. Стало даже уютно от теплого мягкого свечения.
  Но Макар решил не терять инициативу, и раз и навсегда выяснить, что за чертовщина происходит с ним в последнее время.
  - Кто вы? И что вообще здесь творится?
  Ему никто не ответил.
  - Сейчас милицию вызову! - пригрозил дед как можно убедительнее.
  Опять ничего не произошло, хотя шорох в курятнике стих и сразу же голову пронзила резкая боль, затошнило, старик сжал виски, едва не потерял сознание, но на ногах устоял. Рассудок медленно погружался в густой и совершенно непроницаемый туман. Мысли ворочались тяжело, как гири, громоздились одна на другую, рассыпаясь на несвязные фрагменты, выпадая из смысловых конструкций и отрываясь от реальности. Захотелось спать. Макар яростно протер кулаками слипающиеся глаза.
  - Что это здесь... про...ис...хо...дит? - зевнул он.
  Вдруг со стороны сарая показался аморфный силуэт. Старик приложил массу усилий, пытаясь сосредоточиться на новом объекте, тот стал как будто контрастнее, выразительнее. Существо приближалось, и с каждым его шагом головная боль отступала.
  Через мгновение Макар чувствовал себя уже вполне сносно, но спать все равно хотелось. Хотя уснуть теперь было невозможно - перед ним стояло удивительное создание: оно походило на зверька метрового роста, с приплюснутой удлиненной головой, выдающимся розовым носом, двумя торчащими зубами, и усиками-лесками по обеим сторонам мордочки. Голова плавно переходила в туловище, которое сплошь было покрыто серым мехом. Невиданный зверь стоял на задних голых лапах и тянул вперед такие же точно розовые конечности - то ли лапки, то ли ручки - разобрать было сложно. Но самое поразительное - у него были просвечивающие насквозь уши, а по земле волочился длинный, лишенный шерсти хвост. Одним словом, в существе несложно было признать мышь-переростка.
  Макар, стоявший с открытым ртом, был столь ошарашен появлением странного создания, что не сразу заметил, как оно протянуло ему какой-то предмет.
  Когда же опустил взгляд, то увидел, как на покрытой редкими седыми волосками лапе, балансирует золотое яйцо.
  Старик удивленно уставился на знакомый предмет. Потом в голове мелькнула неприятная догадка о том, что его просто-напросто грабят. Он уже было настроился дать отпор, как забивший голову туман окончательно рассеялся. Макар мгновенно приобрел острую ясность мысли, которая была у него когда-то очень давно, еще в молодости. Похоже, ему прочистили мозги, да так, что ему стали доступны детали совершенно чуждых понятий. Причем, ощущение свободы мыслей нарастало. Забавы ради Макар решил проверить свои спонтанно возникшие способности и 365 помножил на 848. Он даже не понял как, но в сознании мгновенно возникла цифра 309520! Стремительность получения результата ужасала. Однако внезапно возникла мысль о том, что ничего странного здесь нет, и это вполне естественно.
  Макар хотел было провести еще один вычислительный эксперимент, но гигантская мышь, протянув к нему вторую лапу, плавно очертила ею в воздухе круг, и старик ощутил, как в его сознании проступили новые, но понятные смыслы и образы. Теперь ему стало очевидно, что его просто-напросто настраивали для беседы.
  Существо пристально смотрело на старика глазами, похожими на крупные сливы, и по-прежнему протягивало яйцо.
  - Посмотри, - прозвучало у Макара в голове.
  Он снова взглянул на предмет и пожал плечами:
  - Уже видел, - ответил так же, телепатически.
  - Где? - спросил грызун. Его слова разливались в сознании старика непринужденно и естественно.
  Макар кивнул в сторону хаты:
  - Там!
  И сразу же добавил:
  - А вы кто собственно будете?
  Существо немного помолчало, продолжая пристально смотреть деду в глаза. Затем поступил ответ:
  - Ибингусы.
  - Зачем вы здесь?
  Макару нравился такой способ общения. Он увлекал и не требовал мысленной концентрации для построения фраз и предложений. Информация передавалась сама собой. С восприятием проблем не было, смысл сказанного уяснялся мгновенно.
  - Мы патруль, - прозвучал ответ пришельца.
  - Патруль? А кого патрулируете?
  - Вас.
  - Меня? - удивился Макар.
  - Человечество.
  - Ну-у... так это... - забеспокоился старик, - а зачем?
  Грызун повернулся в сторону комбайна, и Макар проследил его взгляд.
  Сначала ничего не происходило, но потом техника вдруг вся засветилась радужным светом, её очертания замерцали, стали нечеткими, и через мгновение комбайн начал плавиться как парафиновая свечка. Он превратился в вязкую массу, которая неровными потоками стала стекать вниз. Старик округлил глаза. Аморфная масса принялась густеть и застывать, приобретая совершенно иную форму. При этом весь процесс трансформации материи проходил без единого звука, в лицо лишь пахнуло сильным жаром. Тут же сама собой сформировалась мысль: 'Мощный выброс энергии происходит в связи с переходом одного вида частиц в другой посредствам...'.
  Макар замотал головой, пытаясь вытряхнуть из себя всю эту научную чушь, непонятно откуда взявшуюся у него в мозгу. Когда же он снова взглянул на комбайн, то на его месте уже стоял приплюснутый серебряный шар примерно тех же размеров. К нему и направлялся пришелец.
  Подойдя к диковинному аппарату, он дотронулся до его корпуса, открылся небольшой люк, откуда выехала капсула, похожая на коробку из-под обуви.
  Макар про себя отметил, что, несмотря на свои минус восемь, он отчетливо видит детали конструкции. Зрение было абсолютным. Впрочем, теперь он мало чему удивлялся.
  Существо повернулось к деду и призывно махнуло рукой. Макар, не раздумывая, принял приглашение. Он ловко перепрыгнул через плетеный забор (последний раз он так скакал полвека назад) и подошел к неведомому объекту. Проходя мимо грызуна, он заметил, как тот аккуратно кладет яйцо в капсулу, и та с жужжанием исчезает внутри шара. Как только золото исчезло, сфера вновь засияла ослепительным радужным пламенем, а сбоку наметился темный провал, видимо вход. Макар замер. Внезапно он почувствовал легкое прикосновение к руке, мышь легонько потянула его за собой. Старик испытывал какое-то непонятное чувство доверия к этому незнакомому мохнатому существу. Они вместе прошли сквозь радужную завесу входа. В этот момент Макар испытал легкое покалывание - миллионы иголочек прощупали его тело, а волосы на голове встали дыбом, как бывает от статического электричества.
  Внутри сфера так же переливалось радужным сиянием, только яркости заметно поубавилось, словно старик надел солнцезащитные очки. Макар осмотрелся, стены были изрезаны глубокими ложбинками, а над головой нависали неровные своды, так что ему пришлось сильно пригнуться, чтобы следовать за проводником. Но, как и в случае со зрением, старик почувствовал, насколько сильно изменилось его физическое состояние - о радикулите теперь можно было забыть.
  Инопланетянин продолжал вести деда за руку, время, от времени посматривая в его сторону. Протиснувшись в очередную дыру, они оказались в широком помещении. Вообще внутренняя архитектура вместилища очень походила на мышиные норы, так что, по крайней мере, в этом не возникало никакого логического несоответствия.
  Грызун оставил Макара перед ровной стеной четко очерченной прямоугольной формы, а сам отошел в сторону. В его лапах откуда-то возник небольшой мерцающий кубик, он тут же принялся ловко его вращать, нажимая на грани, которые отзывались тусклым свечением.
  - Смотри, - всплыло в сознании старика, и в тот же миг перед глазами замелькали яркие образы и картинки. Они складывались в осмысленный видеоряд. Одни клипы были со звуком, другие мелькали в тишине, но все они были подчинены одной тематике - насилию! Смотреть было неприятно. Здесь были сцены убийств, пыток, зверств милитаристских режимов, разгоны пикетов, сцены казни на электрическом стуле, вивисекция... Макар посмотрел на пришельца. Зверек внимательно следил за его реакцией.
  - Хватит, - удрученно произнес старик.
  - Теперь ты видишь?
  - Я это и без вас знал, - Макар тяжело вздохнул, и развел руками. - Только, причем тут я, все мы?
  - Ты часть своего мира, - монотонно отвечало существо.
  - Да я и мухи за всю жизнь не обидел, - нервно парировал дед, - А на фронте... - так, война же была... - он осекся и потупил взгляд.
  Он глянул исподлобья на собеседника и тихо произнес:
  - Правда, немцы - они ведь тоже...
  - И тогда, и теперь, - разобрал сообщение Макар, увидев новую картинку, он узнал себя, уклоняющегося от замаха разгневанного водителя. Сейчас ему было стыдно за этого человека.
  - Я понял, - тихо проговорил старик. - Но, вы-то зачем здесь?
  - Мы не допустим вашего падения.
  Макар усмехнулся. Несмотря на все чудеса, было очень странно слышать такое от мыши.
  Он не заметил, как перешел на обычное голосовое общение:
  - Возможно, вы многое можете, - он улыбнулся и цокнул языком, - Но что в ваших силах здесь и сейчас? Это ведь наш мир.
  - Вы почти утратили его. Необходима коррекция.
  - Это что, теперь мы станем подопытными?.. - Макар чуть не сказал 'мышами', но вовремя остановился. 'Получилось бы неудобно', - подумал он.
  - Нет, не будет никаких опытов. Вас просто вернут на путь созидания и веры.
  - Это невозможно. К вере каждый приходит сам.
  - Так и будет.
  - Тогда приступайте.
  - Патруль не занимается коррекцией. Это функция возложена на других.
  Макар хмыкнул:
  - И где они - другие?
  - Они ждут моего возвращения.
  Старик пожал плечами:
  - Так в чем же дело?
  - Мы не в состоянии покинуть вашу планету и вернуться домой.
  - Вы потерпели катастрофу? - предположил Макар. - Где ваш дом?
  - Нет, корабль в полном порядке. Отсутствует топливо, - и, сделав паузу, грызун ответил на второй вопрос: - Мы соседи. Наш мир в созвездии Большого пса.
  'Ну да, не кота же!' - Подумал Макар.
  - Значит, теперь вы заложники нашей планеты, - человек вздохнул. - Что за топливо вам необходимо?
  - 79-е.
  - Это что еще за ерунда? - не понял Макар.
  - Вы называете его аурумом или золотом, - объяснил грызун, - я тебе показывал.
  - Помню, - кивнул старик. - У нас на планете много золота. У каждого обязательно найдется какая-то золотая безделушка.
  - Нам это известно.
  - Так в чем проблема?
  - Этот металл представляет для вас большую ценность, мы не можем отнять его у вас, - пришелец выдержал паузу. - Только получить в дар.
  Макар пожал плечами, и задумался.
  То, что на первый взгляд выглядело очевидным, теперь таковым не казалось.
  - А вы просили? - с сомнением произнес он, предвидя ответ.
  - Не раз. Мы обращались ко многим землянам с просьбой о предоставлении нам топлива. И всегда получали отказ.
  - Может быть, у них не было необходимого количества?
  - Отнюдь. Некоторые обладали большим запасом аурума.
  - Тогда возможно они не понимали, для каких целей вам нужно золото? - Макар хватался за соломинку - ему очень не хотелось, чтобы у этих симпатичных существ складывалось неприятное впечатление о людях.
  'Хотя... - подумал он, - какое к черту, впечатление, когда они так хорошо осведомлены о жизни на земле'.
  - Мы говорили, металл нужен, для того чтобы позвать на помощь. Планету необходимо спасти!
  Старик мрачно смотрел в черные блестящие глаза представителя неведомой расы ибингусов и молчал.
  Тогда тот продолжил:
  - Когда нам отказывали, мы уходили.
  - Почему до сих пор неизвестно о вашем присутствии на земле?
  - Стерилизация кластеров памяти.
  - Это не гуманно.
  - От этого зависит наша безопасность. Мы стирали только сегменты, содержащие информацию о нас. Эта операция безопасна.
  Макар приосанился и с вызовом посмотрел на своего собеседника:
  - Мне тоже устроите стерилизацию?
  Мышь моргнула, и кубик в её лапках дрогнул и снова засветился. На стене снова проступили образы.
  Изображение заставило старика отвернулся. Прикрывая глаза руками, он крикнул:
  - Хватит меня зомбировать!
  И тут же получил сообщение мохнатого пришельца:
  - Смотри.
  Когда Макар взглянул, то увидел совсем не то, что ожидал.
  На экране светились кадры иного свойства: леса, поля, реки, озера... Макар увидел море, и в памяти всплыл образ рыжеволосого мальчугана, который целый день сигал со скалистого выступа в соленую воду, а вечером мама мазала сметаной румяную от южного солнца спину и целовала в лоб. Нежный холод остужал кожу, и мальчик, убаюканный мерным стрекотанием цикад, засыпал с мечтами о завтрашнем дне.
  Макар оторвался от видеоряда и протер глаза крупным жилистым кулаком, затем пристально посмотрел на пришельца.
  - Что ты хочешь мне этим сказать?
  Мышь отложила кубик и направилась к выходу.
  - Постой! - Макар пошел следом. - Ты мне не ответил.
  Пришелец не обернулся, но в сознании старика всплыли слова:
  - А ты сам не понял еще?
  Макар развел руки и повысил голос:
  - Что я должен был понять?
  Грызун остановился и повернул мордочку к человеку.
  - Люди хотят личного счастья, не обращая внимания на остальных. Но счастлив каждый может быть лишь тогда, когда счастливы все! - Он оглянулся на экран, на котором стоп-кадром зафиксировалось радостное лицо рыжего мальчугана в соленых брызгах морской пены.
  - Ты был счастлив, остальные тоже имеют на это право.
  - Да я-то тут причем? - вздыбил седые брови Макар, - Что я могу, один!
  - Каждый может, - подытожил инопланетянин и продолжил путь на выход.
  Старик догнал его и поплелся следом.
  - А как вы меня нашли?
  - По химическому следу аурума.
  - И остальных так же находили?
  - И остальных.
  Они подошли к светящейся стене, и мышь взмахом руки, во всяком случае так показалось Макару, отворила проход в светящемся мареве обшивки. Они вышли наружу. Теплая ночь озарялась большой луной, пели сверчки, где-то далеко за протокой отрывисто лаяла собака.
  Макар перелез через ограду и оглянулся. Рядом с мерцающим серебряным шаром стояла мышь. Она смотрела ему вслед, забавно теребя в лапках кончик хвоста.
  - Я сейчас, - крикнул Макар и побежал в хату.
  Он устроил переполох, копаясь в поисках золотых яиц. На голову упала корзинка с луком, полетела вниз и разбилась какая-то банка, со звоном свалился подвешенный к стене старый велосипед...
  - Макарушка, ты, что тут творишь, родимый? - послышался из-за спины голос Агафьи.
  Старик не поворачиваясь, крикнул:
  - Где яйца?
  - Там, в коробке с порошком... стиральным, - бабка только сейчас поняла, что её дед ищет золото среди ночи.
  - А зачем тебе?
  - Потом, Агаша! - отрывисто бросил Макар, вынимая находку из коробки.
  Зажав в руках яйца, он бросился во двор, боясь не застать пришельца, но когда выбежал, то вздохнул с облегчением.
  Сфера по-прежнему находилась на месте, а ибингус стоял рядом.
  Перепрыгнув ограду, Макар подбежал к грызуну и, шумно переводя дух, протянул тому золото.
  - Вот! Возьми.
  Пришелец подставил лапки, и яйца, глухо звякнув, переместились к нему.
  - Ты отдаешь мне добровольно?
  - Отдаю! Сам видишь.
  Макар вытер тыльной стороной ладони вспотевший лоб и кивнул:
  - Только знаешь что, память мне не стирай, ладно?
  - В этом нет необходимости, - немного помолчав, пришелец добавил: - Вы спасли человечество.
  - Мы? - удивился старик и оглянулся.
  В дверном проеме стояла Агафья и пялилась на них шальными глазами.
  - Ну вот, - подумал Макар и почесал в затылке. - Теперь столько всего объяснять придется.
  Когда он повернулся, ни серебряного шара, ни мыши, ни даже комбайна уже не было.
  
  Эпилог
  
  Макар держал в руках свежий номер районной газеты. На первой полосе была фотография улыбающегося Лехи, а заголовок гласил: 'ФЕРМЕР РАСШИФРОВАЛ КРУГИ НА СВОЕМ ПОЛЕ'. Ниже сообщалось, что фермер Алексей Кутиков вчера обнаружил на своем поле новые круги, совершенно не похожие на предыдущие, и, расшифровав их, понял, что послание адресовано именно ему. На основании чего принял решение последовать совету пришельцев, и в корне изменить профиль своего хозяйства. В интервью газете он заявлял, что начинает строить птицефабрику.
  Далее был размещен снимок новых узоров с высоты птичьего полета. И хоть четкость снимка оставляла желать лучшего, тем ни менее, разобрать узор было не трудно. Макар улыбнулся, на поле были изображены три яйца.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"