Малышева Алёна: другие произведения.

Радужный венец 2. Время приобретений

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Потеря родных заставила Анелу заковать сердце в лёд и отречься от стихии. Отныне на первом месте безопасность и жизнь братьев. И стремление сделать Амбранию одной из сильнейших стран мира, чтобы никто не смел угрожать ни ей, ни её правителям. Для этого она готова противостоять и интригам соседних стран, и огромной империи, и непонятным греям, и даже самой Тьме. Вот только сможет ли уберечь своё сердце от новых испытаний? (Черновик. 25.02.2016 - 05.02.2019)


   25.02.2016
  -- Книга 2. Радужный венец. Время приобретений
  
   Аннотация: Потеря родных заставила Анелу заковать сердце в лёд и отречься от стихии. Отныне на первом месте безопасность и жизнь братьев. И стремление сделать Амбранию одной из сильнейших стран мира, чтобы никто не смел угрожать ни ей, ни её правителям. Для этого она готова противостоять и интригам соседних стран, и огромной империи, и непонятным греям, и даже самой Тьме. Вот только сможет ли уберечь своё сердце от новых испытаний? (Черновик. 25.02.2016 - 05.02.2019)
  
  -- Пролог
  
   Китан быстро пересёк приёмную, коснулся ручки тяжёлой двери в кабинет королевы. И застыл. Вся решимость улетучилась. Слова, которые он готовил во время пути с Перевала до столицы, сейчас казались пустыми и неубедительными. Да и как сказать сестре, что её любимый, без которого она не мыслит жизни, не вернётся? Что она его никогда больше не увидит? Это трудно было бы сообщить даже просто знакомому, а дорогому близкому человеку... Никому бы он такого не пожелал.
   Усилием воли заставил себя толкнуть дверь и шагнуть за порог.
   Хрупкая фигурка Анелы озарялась лучами Солнечного Ока. В ярко-зелёном платье она походила на изумруд в рыже-золотой оправе волос. Сестра стояла у окна, спиной к входу, неподвижно, словно застывшая статуя, спина напряжена, в руке лист бумаги. Она так о чём-то задумалась, что, кажется, не заметила прихода Китана.
   - Что со Златом?
   Китан вздрогнул от тихого голоса сестры, сглотнул и нерешительно начал:
   - Анела, он...
   Анела обернулась, и слова застыли у него на губах. Она ждала ребёнка. Кто отец, не было сомнений. Они не знали: ни он, ни Злат. Да и никто, кто был на этой проклятой войне.
   - Говори! - приказала Анела и обняла живот, словно стараясь защитить.
   Фиалковые глаза молили промолчать. Видимо, Анела догадывалась о плохой вести.
   - В последнем бою Злат был ранен...
   - Опасно?
   Китан потупился, боясь смотреть на сестру, боясь увидеть боль. Но как не оттягивай, нужно сказать. Богиня! Как бы он хотел, чтобы на его месте был кто-нибудь другой. Но переложить ни на кого не мог. Сказать обязан лишь он.
   - Анела, он не вернётся. Богиня призвала к себе... - тихо пробормотал себе под нос.
   Тишина давила на уши. Казалось, прошла вечность, когда Анела тихо заговорила:
   - Ты врёшь!
   От холода в голосе сестры по спине побежали мурашки, обычно предвещающие неприятности. Китан вскинул голову и невольно отступил.
   Камни в Радужном венце горели ярче обычного. Фиалковые глаза почернели. В комнате похолодало и потемнело. За спиной сестры появилась серая тень крыльев.
   Проклятая стихия! Анела теряет над ней контроль.
   - Врёшь! - крикнула Анела, делая шаг к нему. Руки сжаты в кулаки, глаза прищурены. - Злат не мог умереть! Я бы почувствовала. Только не он! Он ранен. Просто ранен. Но жив! Зачем лжёшь? Признавайся!
   Бокал на столе со звоном разлетелся на осколки, алым вишневым соком, будто кровью, заливая бумаги. Воздух стал густой, как кисель. Дышать становилось всё труднее. Предметы со стола, полок шкафа, камина поднимались со своих мест. Хрустальная люстра качнулась, зазвенела.
   Говорить что-либо бесполезно. Анела в таком состоянии ничего не признает и не воспримет. Нужно успокоить. Пока она не растворилась в своей тёмной стихии. Пока не разнесла всю комнату, а затем и весь город. Как сделала когда-то Чёрная Иридис.
   Китан увернулся от чернильницы, летящей в лицо. Та со звоном встретилась с дверью и осколками опала на пол. Китан бросился к сестре и сжал в объятиях. Анела сопротивлялась, пыталась вырваться, что-то кричала. Но он не отпускал. Была одна надежда - на его способности защитника, усмиряющие стихии сестры.
   Он бы всё отдал, чтобы его слова были ложью. Но он сам видел смерть Злата. Присутствовал в шатре, когда генерал умирал. Даже иридис ему помочь не смогли. Анела должна это признать. Она справится. Она сильная.
   Стихия перестала крушить комнату. Предметы с шумом попадали на пол. Анела затихла в его объятиях. Лишь плечи под тонким шёлком продолжали дрожать. Такая маленькая, такая хрупкая. Богиня, за что ей это?!
   Вдруг сестра застыла.
   - Больно, - выдохнула она.
   Анела опустила глаза, он проследил за её взглядом. На сером ковре горели капли крови.
   - Малыш... нет... - простонала Анела, обнимая живот. Глаза закатились, и она стала оседать.
   Китан едва успел подхватить потерявшую сознание сестру. Перед тем как покинуть кабинет с ней на руках, бросил взгляд на пол. Лист бумаги, который ранее сжимала в руке Анела, валялся между каплями крови. На нём был рисунок. Генерал лежал на подстилке. Грудь перевязана толстым слоем бинтов, на которых проявлялись багровые пятна. Всё так, как и было на самом деле. Там, на перевале. Где они одержали победу. Победу, за которую пришлось заплатить огромную цену.

****

   Боль раздирала внутренности. Вместо крика с губ срывались уже только стоны. Как же больно! Невыносимо! И пусто. Внутри пусто.
   Губ коснулась прохладная кружка:
   - Пейте! - донёсся приятный голос. Теплота стихии коснулась сердца. Рядом иридис. Незнакомая. С непонятной стихией. - Вам станет легче.
   Анела невольно сделала один глоток, другой. Боль притупилась.
   Малыш... что с ним? Он ведь пищал. Пусть тихо. Но она слышала. И резко замолк. Странно резко замолк.
   Сквозь успокаивающий туман, который манил не противиться и окунуться в него, донёсся шум открывающейся двери.
   - Как она? - встревоженный голос Китана.
   - Спит.
   Не спит она ещё. Ещё один вопрос, нужно узнать...
   Какое странное послевкусие отвара. Неправильное.
   - Что с ребёнком? - спросил Китан.
   Именно! Что с её малышом?
   - Ваше высочество, простите. Мы ничего сделать не смогли. Стихия королевы вытянула из него жизнь. До капли! Он... умер.
   Неправда...
   Красава - трава, скрывающая воспоминания. Не нужна она в успокаивающем отваре. Не нужна...

****

Два года спустя. Маритимская империя

   По просторной круглой комнате разливался речитатив трёх лысых жрецов Луна. Их голоса то звонко возносились к своду, то тихим шёпотом крались по низу. И вгрызались в мозг, туманя и маня - отупляя. Тени таились вдоль укрытых чёрными коврами стен. И ни единого окна. Лишь ряд горящих свечей закручивался в спираль и терялся под струей лунного света, проникающего сквозь отверстие в куполообразном потолке - Сереброликий Лун смотрел на молоденькую, лет четырнадцати, девушку, лежащую на камне-алтаре. Последнюю фаворитку императора.
   Её золотистые волосы свободным потоком свисали с алтаря до пола, на белоснежном лице - безмятежность и мягкая застывшая улыбка. Девушку можно было бы принять за спящую, если бы не остекленевшие глаза и расплывающееся кровавое пятно на белой мантии над сердцем. Вокруг алтаря кружил непроницаемо-чёрный вихрь. Словно лепестками пламени он устремлялся к высокому мужчине, стоящему у изголовья тела рабыни. Его лицо и руки были вскинуты навстречу лунному свету, на тонких губах играла едва заметная улыбка торжества. С чуть изогнутого ритуального кинжала на белую с позолотой мантию капала кровь.
   Император Снеж наслаждался силой, купался в ней.
   Чёрный вихрь замедлил своё кружение, а затем и вовсе исчез. О его присутствии остались напоминанием чёрные глаза императора. А также ощущение подавляющей силы, от которой хотелось пасть на колени и хотя бы мельком прикоснуться к её носителю.
   - Кресалий, - наконец император соизволил обратить внимание на командира Теней - личной гвардии императора Маритима, - долго же пришлось тебя ждать.
   В холодном голосе звенели нотки недовольства.
   Кресалий, вошедший в дворцовый храм Луна, когда ритуал был в самом разгаре, мысленно закрылся от чужой силы, встал с преклоненных колен и взглянул в бледное лицо императора. На миг из черноты глаз взглянул на Аскрела кто-то чужой. Кто-то, от кого ледяные мурашки пробежали по спине. Но затем вернулась матовая непроницаемость.
   - Мой владыка, я прибыл, как только смог, - чуть склонив голову, произнёс Кресалий.
   - Не сомневаюсь.
   Снеж склонился над алтарём, вгляделся в лицо рабыни, пропустил прядь золотистых волос между пальцами.
   - Спасибо, Жемчужина, за силу. Ты хорошо послужила мне, - шепнул он и, резко выпрямившись, зашагал к выходу из святилища. Наверняка тут же выбросив свою бывшую наложницу из головы.
   Кресалию ничего не оставалось, как следовать за императором на два шага позади. Не приближаясь, но и не отставая. Он Тень, слуга и хранитель... империи.
   Дверь из святилища вела в тронный зал. Снеж сразу же развалился на троне. С десяток рабынь, одежда которых состояла лишь из полупрозрачных шелковых лифов и коротких юбок, прильнули к ногам господина, с поклонением глядя на него. Тройка Теней незаметными статуями застыли за троном. Через прорези в масках следили за движениями каждого находящегося в тронном зале.
   Снеж оттолкнул ближайшую от себя рабыню и приказал Кресалию:
   - Рассказывай!
   - Вожди Тигров и Волков надавили на старого Медведя. Он согласен на переговоры, - спокойный, невыразительный тон. Иронии император не выносил.
   Губы Снежа скривились в усмешки.
   - Наконец-то...
   Снеж глянул на рыжеволосую рабыню. Глаза, в которых уже сквозь черноту начала проглядывать тёмно-кария радужка, сверкнули Тьмой. Девушка кинулась к чаше с фруктами, схватила кисть винограда так, что несколько ягод упало на пол, чего она не заметила. Покорно протянула виноград на ладонях господину и застыла. Снеж бросил одну ягоду в рот. И только потом вновь посмотрел на терпеливо ожидающего Кресалия.
   - Пришло время вернуть венец истинным хозяевам. Он должен был набраться достаточно сил за эти два года, - задумчиво проговорил он. Махнул рукой: - Приведи мне королеву и принеси венец! - перевёл взгляд на рабынь.
   Кресалий его больше не интересовал. Приказ отдан. Как его исполнят, императору не важно. Важен лишь результат.
   Кресалий согнулся в поклоне. Выпрямился и, резко развернувшись, так что полы серого плаща взметнулись, направился к выходу. Перед тем как скрыться за дверью оглянулся и поморщился. Две рабыни, похожие друг на друга как две капли воды, видимо, с ножами для фруктов в руках набросились друг на друга. Ожесточенно, с искажёнными от ярости лицами наносили друг другу удары. Наряды окрашивались кровью. А на губах императора расплывалась довольная улыбка. Он обожал использовать свою власть. Чтобы раз за разом убеждаться - ему никто противостоять не в силах.
   Почти никто. И возможно, вскоре он об этом вспомнит.
  -- Глава 1. Королевские будни
   Ночная мгла укутывает чёрным плащом и скрывает от любого случайного взгляда. Тихо шелестит ранняя листва над головой. Под лёгкими шагами не хрустнет ни ветка, не шелохнётся и травинка. Если бы Ар не знал, что сад пересекают не менее десяти человек, то разглядеть бы тёмные тени не смог бы и сам. Тем, кто засел за стенами дома, тем более не понять этого. Пока не будет поздно.
   Впервые он мог наблюдать за работой ордена Иридис по-настоящему. И уверенность, что справился бы не хуже, заставляла гордо приосаниться. За полтора года он многому научился. Жаль только, сейчас приходилось держаться в стороне. Он должен доказать, что не просто мальчишка-принц, а обученный воин и разведчик, его можно отправлять на серьёзные задания, а не беречь, как изнеженного аристократа. Но если Кришан засечёт раньше времени, тут же отправит восвояси.
   Ар прижался к стволу ближайшего дерева, прячась от взгляда обернувшейся тени. Луна вынырнула из-за тучи и осветила бледное лицо Кришана. Заметил, что кто-то крадётся за ними? Глава СОА отвернулся и исчез в темноте. Ар с облегчением выдохнул. И тут же скривился. Ведёт себя и впрямь как мальчишка, следящий за старшим товарищем.
   Тишину сада нарушили тяжёлые шаги, позвякивание доспехов. Из-за угла особняка появилась дорожка света - выступил стражник с фонарём в руках. За его спиной словно из неоткуда вынырнула тень в чёрном. Миг - тело стражника исчезает в кустах.
   На плечо Ара легла тяжёлая рука. Он дернулся и схватился за кинжал.
   - Тише! - раздался над ухом знакомый голос.
   Ар опустил кинжал и обернулся. Над ним возвышалась худощавая фигура в чёрных просторных одеждах. Кришан! И когда только успел подкрасться?
   - Тьма тебя побери, ты что тут делаешь? - прошипел глава службы охраны Амбрании. Ар открыл уже рот, чтобы ответить, но тут же был прерван. - Молчи уж! Жди здесь! В дом ни шагу! - и уже в стороне из темноты донеслось тихое проклятие и упоминание королевы.
   О, да! Если Анела узнает, что её младший брат не беспечно в развлечениях проводит время, а уже полтора года шпионит за аристократами для Кришана, оторвёт голову им обоим.
   Анела возложила на Кришана охрану принцев. А тот уже через месяц тайно от королевы привлёк младшего принца к своей работе. Но Ару было мало следить за аристократами. Он желал настоящего риска и приключений!
   Сейчас он был готов. И собирался это доказать.
   Тени исчезали в окне особняка. Одна за другой. Ар тут же последовал за ними.
   Тишина и темнота дома заставляли идти осторожно. Выверяя каждый шаг. Все чувства были натянуты, чтобы не пропустить ни звука, ни движения. Пусть встреча со слугами не грозила - маркиз отпустил их всех на этот вечер. Но наверняка он был не настолько глуп, чтобы не позаботиться об охране.
   - Тьма! - донёсся крик над головой.
   Звон мечей, приглушенные возгласы, ругань - сражение!
   Не время для осторожности. Ар с мечом наготове бросился наверх по лестнице.
   Нетерпение и азарт бились в груди. Почему он должен прятаться за спинами других? Они там сражаются с людьми, которые угрожают его семье. Его! Семье! Ар сам разберётся с ними.
   Он ворвался в освещённую комнату и замер на пороге. В просторной бело-голубой гостиной шла битва. Орденцы сражались с наёмниками, судя по разнообразному обмундированию, оружию. Интересно, а почему маркиз не задействовал дружину отца? Чтобы никто ничего не заподозрил? А в первую очередь, наверняка, отец, отлучившийся в родовое поместье. Глупо! Хотя большего от маркиза и ждать не следовало.
   За настежь распахнутой дверью в соседнее помещение исчезла худощавая фигура Кришана и следом двое из орденцев.
   На Ара набросился наёмник в красном плаще. Ар парировал удар меча. Резко отступил назад. Меч подвернул под оружие врага. Приём наставника сработал как никогда! Оружие противника летит в сторону, а клинок Ара легко входит в грудь противника. Слишком легко. Неприятно. Глаза наёмника закатываются, и он бездыханно падает на толстый ковёр, который тут же пропитывается кровью.
   По стене за спиной чиркнула стрела. Лучник в дальнем углу комнаты упал с качающим кинжалом одного из орденцев в груди. И только тогда руку Арлия словно опалило пламенем.
   - Тьма! - Ар зажал плечо ладонью, под ней проявлялась влага.
   Это было нехорошо. Точнее совсем препаршиво! Рана горела, словно к ней прижимали раскалённое железо. Одно успокаивало - стрела лишь задела. И пусть двигать рукой было больно, но вполне возможно.
   Больше случая подраться не появилось. К счастью. Справиться рукой, которая от малейшего движения обжигала болью, с кем-либо было бы трудно. Орденцы легко разобрались с наёмниками и начали связывать оставшихся в живых.
   Ар надвинул пониже шляпу на глаза и поспешил в соседнюю комнату. Замер на пороге. Кришан стоял перед группой молодых парней в богатой одежде и с высокомерными взглядами. Аристократы! Сынки графов. Глупцы. На них вышли так легко, что просто диву даешься. По-пьяне совсем не умеют языки держать. Если бы все заговорщики были такими... скучно бы стало жить.
   - Ну и? - с презрением оглядел Кришан двенадцать аристократов. - Доигрались?
   - Ты не посмеешь что-либо сделать против нас! - выступил вперёд Эндин маркиз Вильвий.
   Сын главы оппозиции и сторонника матери Ара. И заводила в этой компании. Самомнения ему не занимать, а вот ума не хватает. Нашёл где встречаться со своими дружками! Лучшего места найти не мог? Подставил отца.
   Маркиз с высокомерной усмешкой продолжал:
   - Амбранией должен править законный сын короля, а не эта бастрючка-ведьма! Пусть не мы, так другие этого добьются!
   А их с Китом спросили? Появление Анелы можно считать чудом, позволившим им держаться от этого проклятого трона подальше. Что-либо менять у него нет желания. Да и, насколько он знает, у брата тоже.
   - Неужто? - хмыкнул Кришан. Безразлично отвернулся от этих горе интриганов, через плечо приказал своим людям, маячившим за спиной: - Уведите!
   Эндин ведь повторял чужие слова. Интересно всё же, кто стоял за ними? Кто дурит головы молодёжи аристократии? Им ведь только и дай случай возомнить себя вершителями судеб, самыми умными и смелыми. Балов, глупых интриг между собой, азартных игр - им мало.
   А ему не мало? В этом он их понять мог. Но если бы затеял заговор, то действовал бы точно не так топорно.
   На возмущённые крики аристократов Кришан даже не обернулся. Да и Ару они были безразличны, его больше интересовали бумаги на столе, которые внимательно разглядывал глава. Ар, надвинув шляпу пониже, посторонился, пропуская аристократов. Нечего им знать о присутствии принца. Заговорщики исчезли в гостиной, и Ар поспешил к Кришану.
   - Я где говорил, ждать? - не оборачиваясь, спросил Кришан.
   Ар безразлично пожал плечами.
   - Что-то интересное? - кивнул на бумагу в руках Кришана.
   - Всё тоже, что и в остальных двух случаях. Указания от неизвестного. Превозношение королевы-вдовы и её сыновей...
   - Мама с канцлером ни причём!
   - Я и не говорю, что это они. Но кто-то очень хочет, чтобы мы обратили всё внимание лишь на них.
   Взял со стола голубой с белой линией конверт, ещё даже не распечатанный. Раскрыл, окинул взглядом и нахмурился.
   - Странно.
   В голосе звучала такая тревога, что Ар невольно подался вперёд:
   - Что там? - От резкого движения плечо пронзила боль. - Проклятие!
   Про рану-то он забыл. Невольно берёг руку и боль притупилась.
   Кришан резко обернулся. Под долгим взглядом серых глаз Ар невольно отступил, продолжая зажимать плечо.
   - Тьма! - выругался Кришан.
   - Царапина!
   - Акрия, - крикнул Кришан в сторону своих людей, пряча бумагу за пазуху. - Быстро ко мне! - повернулся к Ару. - Показывай!
   Снимали куртку вдвоём. При малейшем движении руку словно выворачивали наизнанку. Ару оставалось лишь с шипением выдыхать проклятия. От молчания Кришана, нависавшего над ним, легче не становилось. Ясно было: ждёт удобного случая высказать, что думает о дурьей башке принца. И даже то, что рана не опасна, не спасёт.
   Худенькая, невысокая иридис Акрия смазала рану, которая оказалась глубже, чем думал Ар, темной, приятно-пахнущей травами мазью. Боль чуть притупилась, а затем и вовсе исчезла. Иридис перевязала руку бинтами. Всё это время бросала на Ара лукавый взгляд. В конце чуть касаясь провела ладонью по забинтованному плечу. И улыбнулась. Он ей подмигнул. Чёрные глаза вспыхнули, напомнив об их маленьком любовном приключении у пруда. И только потом отступила. Вопросительно глянула на недовольно хмурящегося Кришана и, дождавшись кивка, побежала в сторону пленных наёмников. Ар проводил её тоскливым взглядом. Могла бы задержаться. Видела ведь, что Кришан злится на него. Поддержала бы.
   - Ты понимаешь, что из-за твоей царапины, мы с тобой в полном дерьме? Ведь знал, что не нужно идти у тебя на поводу, но...
   - Но устоять от того, чтобы принц присоединился к ордену, не смог, - пробурчал Ар. Он не сомневался, что Кришан согласился принять его в службу лишь для того, чтобы держать под присмотром. А может, чтобы и влиять на королеву.
   Кришан отрицать не стал, лишь махнул рукой и пробурчал:
   - Теперь нам остаётся надеяться, что удастся скрыть твою рану. Объясняться с королевой я не желаю!
   Уж Ар постарается, чтобы Анела ничего не узнала. Нотацию он выдержит. Не первый и не последний раз. Но вот сестра могла приказать Кришану, и прости-прощай приключения и риск. А пополнить ряды праздных аристократов, валяющих дурака при дворе, он не собирался. Ему нравилось искать истину, расследовать. Скрытно, незаметно узнавать тайные помыслы. Знать, и от него тоже что-то зависит...
   ****
   Солнечное Око утренними нежными лучами касается листьев деревьев. Ветер пытается скинуть шляпу. А когда не получается, обиженно встряхивает ветку над головой. И бриллиантовые капли после дождя освежают лицо. От скорости перехватывает дух. Провожающие остались где-то далеко. Неважно!
   Впереди путь загораживает поваленный ночной бурей ствол разлапистого дерева. Северянка, не сомневаясь ни мгновения, отталкивается от земли и взлетает над деревом. И будто вновь распахиваются за спиной крылья и через миг они вознесут в глубину небес. На встречу к Оку. Но вот кобыла вновь опускается на землю и мчится дальше. Оставляя на душе лишь лёгкое сожаление.
   Деревья расступились, выпуская на солнечную поляну у дороги. Анела нехотя натянула поводья, придерживая Северянку.
   Впереди золотистый свет играл на куполах дворца, возвышающегося над каменными стенами. Ворота в город распахнуты настежь. Несмотря на несусветную рань уже выстроилась очередь из телег, всадников, людей. Амбра - столица Амбрании. Суматошная, крикливая, основательная. Построенная на века. Совсем непохожая на свою предшественницу. Но от этого не менее дорога и красива.
   Свободное ощущение полёта постепенно испарялось, словно его и не было. Возвращалось привычное холодное спокойствие. Такое иногда невыносимое, но такое необходимое. И когда позади раздался приближающийся топот копыт, Анела снова стала сама собой. Королевой.
   - Ваше величество! Чтобы я снова согласилась вас сопровождать... - поравнявшись, прошипела Фейс. Но наткнувшись на холодный взгляд Анелы, замолкла. Лишь поджала губы, а чёрные глаза продолжали недовольно сверкать.
   Кто виноват, что их лошади не выдерживают никакое сравнение с Северянкой? Не будет же Анела подстраиваться под них. Кобылке хотя бы раз в неделю нужно размяться на все свои силы. И что от себя скрывать? Анеле самой тоже изредка нужно вырываться из духоты дворца. Хотя бы на миг забыть об ответственности, о проблемах, с каждым днём разрастающихся, как снежный ком.
   Семь охотниц дугой окружили свою предводительницу и Анелу. Янтарные плащи ярко выделялись на фоне изумрудно-зелёной поляны. Взгляды иридис настороженно обшаривали окружение - выискивали убийц. Да если бы Анелу хотели убить, то удобнее всего было выбрать лес. Пока бы их заметили и изловили сквозь густые кроны деревьев. А здесь, где на несколько миль всё просматривается, незаметно не подобраться. Да и какой убийца встанет в такую рань?
   Анела отвела взгляд от охотниц и снова устремила на город.
   - Фейс, как прошёл арест Илии? - именно об этом она хотела поговорить, когда выбрала охотниц в сопровождение. Совместить прогулку и разговор - чего же проще?
   - На удивление, она не сопротивлялась. Чего не сказать об её сородичах. Они грозились обратиться к канцлеру.
   Значит, дед уже в курсе. Ну что ж, этого следовало ожидать. К спорам насчёт иридис им не привыкать.
   - Этот арест не принесёт вам любви среди иридис, - задумчиво добавила Фейс. - Все знают, что сейчас мы подчиняемся лично вам.
   Если бы только один этот арест не понравился иридис. Не так-то просто уменьшить выпестованную веками неприязнь между иридис и людьми.
   - Я как-нибудь обойдусь и без любви иридис, как и людей. Мне нужна единая Амбрания! - отрезала Анела. Немного помолчала, вдыхая весенний аромат первой нежной зелени и первоцветов. Но пора возвращаться во дворец. Обязанности ждут. - Фейс, досконально разберитесь в деле Илии. Я хочу, чтобы на суде не было никаких неясностей!
   - Сделаем, ваше величество.
   Не сомневалась в этом! Охотниц, как и всех жриц, учили разбираться именно в столкновениях людей и иридис, учили выискивать истину и принимать её. И даже мессир не смог до конца перебороть этого в охотницах.
   Но решение всё же будет за Анелой. На самотёк это дело оставлять она не собиралась.
   - Надеюсь на вас! - бросила Анела, пуская Северянку галопом на тропинку, ведущую к Южным воротам.

*****

   По Липовой аллее к дворцу мчался конный отряд. Возглавляла его наездница на изящной вороной кобыле. В кружевной белой рубахе, чёрных брюках и длинных сапогах её можно принять за паренька, если бы не вырвавшаяся из-под шляпы золотисто-рыжая коса. Анела и Северянка - они казались продолжением друг друга, единым целым.
   Отряд ворвался на королевский двор, лошадка замерла на месте. Анела спрыгнула на землю. Не глядя бросила поводья подбежавшему слуге. Что-то резко бросила двум своим черноволосым стражам-хранителям, которые всё время её прогулки недовольно мерили двор шагами, и размашисто направилась к крыльцу.
   А вот соверши она прогулку чуть позже, во дворе невозможно было бы протолкнуться сквозь аристократов.
   Китан вышел из-за фонтана.
   - Анела, поприветствовать брата не желаешь?
   Лишь только раздался его голос, сестра обернулась. Холод в фиалковых глазах на миг растворился в теплоте, решительно сжатые губы чуть раздвинулись в улыбке. Но словно испугавшись, мимолётные знаки радости снова спрятались за холодной маской спокойствия. Китан был рад и им. За последние два года слишком редко удавалось увидеть настоящую улыбку на лице сестры, даже такую, тень прежней, яркой. Анела немного оттаивала лишь рядом с братьями, назваными сёстрами и воспитанником. Всем остальным доставалась холодная, ничего не означающая улыбка, не затрагивающая ледяной непроницаемости глаз. Про смех и говорить нечего. Он бы многое отдал, чтобы услышать, как сестра-близнец смеется. Смерть Злата и потеря ребёнка словно забрали способность радоваться жизни. Мечтать...
   Анела сняла перчатки и, дождавшись, когда он подойдёт, спросила:
   - Что же тебя привело во дворец?
   Сейчас при виде Анелы все его предчувствия и опасения казались чистой выдумкой. Что могло случиться с братом и сестрой во дворце, в окружении гвардейцев и стражей-хранителей?
   - Разве я не могу навестить родных?
   Медленно направились к дверям во дворец.
   Анела вопросительно покосилась на него. Видимо, ответ её не устроил, но уточнять ничего не стала.
   - Ты же знаешь, я всегда рада тебя видеть. Но за последние три месяца ты ни разу не заглянул к нам.
   Китан виновато пожал плечами и поспешил перевести разговор на другую тему:
   - Как Ар?
   Анела поморщилась и вздохнула:
   - Не знаю. Не видела его ещё сегодня, хотя обещался присоединиться к прогулке. Видимо, снова всю ночь с приятелями прогулял, - в голосе мелькнули нотки недовольства. - Надеюсь, до обеда проспится.
   Вспомнилось ощущение противных ледяных мурашек по позвоночнику. Неужто они связаны с младшим братом?
   Тяжёлая дверь открылась, пропуская их в холл дворца. А там их ждал канцлер Амбрании, сам князь Вэлерий Прометий собственной персоной. Он хмуро наблюдал за их приближением. Руки сложены на груди, тёмно-карие глаза прищурены. И не скажешь, что этому крепкому высокому мужчине скоро пойдёт шестой десяток. Лишь редкая седина в тёмно-русых волосах выдаёт возраст. Судя по поджатым губам и прищуренным глазам, зол, если даже не в ярости. Он едва удостоил Китана взглядом.
   - Анела, я хочу поговорить с тобой! Наедине!
   Китан даже вздрогнул от рыка князя, а вот Анела словно не услышала.
   - Китан, увидимся во время обеда. Надеюсь, останешься у нас на несколько дней, - в голосе спокойное требование, в глазах просьба.
   Он и впрямь редко появлялся во дворце. Предпочитал проводить время в казармах роты на окраине города. С солдатами и офицерами было проще, чем среди королевского двора, где каждый желал подмазаться к брату королевы и её наследнику.
   - Обязательно! - вопросительно приподнял бровь, мол, она уверена, что хочет остаться одна с князем? Китан может и задержаться. Дождавшись её кивка, что справится, нехотя направился вперёд. Проведать бы надо брата.
   - Чем вы недовольны на сей раз, князь? - донёсся до Китана холодный голос Анелы, когда он был уже на пороге зала.
   Пожалуй, и впрямь не нужно становиться между ними. Он успел и позабыть, как Анела иногда бывает похожа и на деда, и на Злата. Особенно когда в чём-то уверена или желает чего-то добиться.
   За спиной словно из ниоткуда возникли двое парней в плащах. Охрана! Никакие слова не могли убедить Анелу, что в окружении солдат ему ничего не грозит. Пришлось смириться и не обращать на них внимания. Как и на перешёптывание и недовольство офицеров. Все в королевском полку отлично понимали, что их не отправляют куда-либо на границу на несколько месяцев, как делали до этого ежегодно, только из-за приказа королевы. Немногим нравилось просиживать штаны, когда собратья по оружию рискуют. А он переубедить Анелу не смог. Плюнул и с головой окунулся в преобразование своего полка. Нужно было принимать пополнение. Нужно было найти способ, чтобы солдаты и иридис составляли одну сплочённую команду. Как показали сражения с харитимцами, иридис частенько действовали на свой страх и риск, не думая о товарищах. Одно хорошо, в его действия никто не вмешивался и ограничений как в золоте, так и в людях не было.
   И кого он пытается убедить? Главная причина его редких появлений во дворце - желание как можно реже встречаться с Анелой. С такой, какой она стала после смерти Злата: незнакомой, холодной, властной.
   ****
   Китан исчез в одном из коридоров. Невольно вырвался вздох. Анела соскучилась по брату. Но почему показать этого не смогла? Что её сдерживает? Неужто давняя ссора? Хватит! Так лучше! Чувства - зло!
   - Только не говори, что не понимаешь!
   Анела посмотрела на деда. Конечно, прекрасно знает, о чём он.
   - А всё же? - пусть лучше сам скажет.
   - Отмени арест. Твои охотницы слишком много воли взяли на себя, - потребовал дед.
   - Фейс выполняла мой приказ, и я отменять его не собираюсь. Элия должна понести наказание, - всё также спокойно, не повышая голос.
   Подавила желание раздражённо шлёпнуть перчатками по ладони.
   Как дед не может понять: она хочет равные права и для иридис, и для людей. Они должны стать единым народом - амбранийцами. Потворствовать одним в ущерб других Анела не собирается.
   - Торговец убил её сына! Она была в не себе.
   Проклятая сила! От неё одни беды. Раз за разом Анела в этом убеждалась. Что бы ни утверждали, стихии надо держать под контролем. И если не хватает своей силы воли...
   - В уничтоженном ею доме находились жена и дети торговца. Они-то здесь совершенно ни причём!..
   - Людишки! - пренебрежительно махнул рукой князь.
   - Амбранийцы! - отрезала она. - Иридис предстанет перед судом. Я прослежу, лично, чтобы вынесли справедливый приговор...
   Немного помолчала, давая деду проникнуться её словами, и продолжила:
   - Я подписала указ, - он точно не понравится ни деду, ни остальным иридис. Не важно! Она должна защитить людей, да и самих иридис от самих себя. Хотят они этого или нет! - С сегодняшнего дня в крупных городах все иридис обязаны носить бирюзовые амулеты. Они сдержат стихии. Я не хочу, чтобы ещё какая-нибудь из сестёр попала под власть своей силы.
   - Ты представляешь последствия своего указа? - нахмурился дед. - Иридис не могут смириться с твоими Стихийными институтами, а сейчас ты придумала, как ещё ограничить их свободу, - неожиданно злости в его голосе не было.
   Да какое, Тьма! ограничение свободы? Она думает о будущем. Вместо Храмов Анела задумала сделать институты, где бы, по желанию, иридис учились бы управлять своими стихиями, а также разным наукам. А также хотела создать безопасное место для исследований, чтобы были под присмотром. Иридис, что в прошлом, что в настоящем, слишком любопытны, чтобы перестать изучать мир. Да и образование никогда не будет лишним. Что бы ни говорили, а жрицы получали лучшие знания во всей стране. Именно к ним всегда обращались простолюдины за помощью, даже если спор касался их старейшин. Они знали, что жрицам известны все законы и они добьются справедливости. Да что там? Многие аристократы прислушивались к их советам.
   Уверенности, что бывшие ведьмы заменят жриц, не было. Но хотя бы предоставить им безопасное место для исследований, она могла. А вот молоденькие иридис могли бы выбрать и другой путь. Смотря, как и чему их учить.
   - Князь, я менять свои решения не собираюсь. Ни на счет институтов, ни амулетов.
   Ну, дед! Нашёл место, где выяснять отношения. Скоро выползут из своих покоев аристократы. До этого она хотела бы оказаться у себя. Незачем им знать об её утренних прогулках. Захотят ведь её сопровождать. Для этого даже пожертвуют своим сном. И она лишится последнего отдыха от своих придворных.
   Анела шагнула к коридору.
   - Вы со мной?
   Удостоилась короткого кивка. Некоторое время шли молча. На то, что дед согласится с арестом иридис, надеяться не стоило. Он будет искать лазейку и довод, чтобы её переубедить. Разговор ещё не окончен. Но хотя бы напрямик опротестовывать её приказы не посмеет. Как-никак, а королева Амбрании пока ещё именно она.
   Гладкий паркет чуть поскрипывал под ногами. Со стен между узких окон висели картины, на которых играли солнечные блики. А с улицы едва слышно доносилась музыка. Музыканты настраивали свои инструменты. Сегодня на площади будет ярмарка, праздник. Вечером - маскарад. Празднуют победу над харритимцами и присоединение трёх княжеств. А помнят ли того, кто подарил им эту победу?
   Нет! Не думать! Не вспоминать!
   - Князь, о чём вы ещё хотели поговорить? - главное отвлечься и отстраниться от тлеющей в груди боли.
   Прошло два года. Ровно два года. Пора уже свыкнуться с потерей...
   - Каллистро и Нелий обратились ко мне с предложением... - и замолчал.
   Значит, князья Жизнелии и Линелии решили действовать через её голову. Ну что ж, послушаем, что они задумали.
   Уточнять не торопилась. Раз уж дед начал говорить, пусть продолжает. Сейчас проявить заинтересованность - значит показать слабость.
   - Они склоняются принять наше предложение о союзе, - неторопливо продолжил дед. - Но предлагают свои условия... Союз будет намного крепче, если страны свяжет кое-что посущественнее простой бумаги. Брак.
   - И между кем, по их мнению, должен он быть заключён?
   С языка рвалось проклятие. Несколько месяцев подготовки - к Чёрной Иридис под крыло! Переговоры с приближёнными к князьям людьми, переписка с ними самими. Видимо, им показалось мало её вежливого отказа в ответ на их предложения. Решили задействовать деда. Вот только откуда им знать, что он спит и видит, как на троне Амбрании рядом с ней сидит один из рода иридис, а никак не человек?
   - Между тобой и с одним из князей. Другому предполагается кое-какое отступное, - в голосе деда появились рычащие нотки. - Они думают, мы легко расстанемся с ближайшими к ним землями!
   Да раньше Богиня на землю спустится! Значит им мало военного союза? Мало доли в янтарном производстве? Решили откусить побольше? А подавиться не боятся?
   - Они, случаем, уже не определили, кто именно из них должен стать моим мужем и королём Амбрании и объединённых земель?
   Знал бы дед, чего ей стоило сохранить вежливый, холодный тон.
   - Они милостиво разрешили выбрать тебе, - голос так и сочился сарказмом.
   "Тьма их побери!" - всё же не сдержалась она. Пусть и мысленно.
   Остановилась и повернулась к деду.
   - Князь, нам нужен этот союз. Но их условия неприемлемы!
   Если она выйдет замуж за одного из князей, то он постарается, чтобы именно его княжество играло главенствующую роль в союзе. А им это не нужно. Дед это должен понимать. Пусть они расходились во мнении во многом, но объединение земель их общая идея.
   На губах князя мелькнула усмешка:
   - Если бы ты прислушалась ко мне, то сейчас рядом с тобой был бы достойный король. И ни один из князей даже не посмел бы заикнуться о брачном союзе. Ещё не поздно объявить о помолвке!
   Анела невольно коснулась печатки с изображением волка, воющего на луну. Перстень Злата. Снять его так и не хватило силы воли. Её мужем должен был стать Злат. Если бы не погиб, по её вине.
   - Хватит, - прервала она князя. - Я выйду замуж, когда придёт время, и за того, за кого посчитаю нужным.
   Решительно ускорила шаг.
   - И всё же подумай над моими словами, - обронил за спиной дед и, даже не попрощавшись, развернулся и направился по коридору в сторону своих покоев.
   Союз с княжествами им нужен. Пока Маритимской империи не до королевства. На юге раз за разом нападают кочевники, которые уже заняли часть территорию Маритима. Анела изо дня в день благодарила Богиню за Медведя - деда её воспитанника. Он согласился выполнить её просьбу. Смог объединить несколько племён и отвлёк императора на кочевников. И дал почти два года покоя для Амбрании. Но долго так продолжаться не могло. Справиться с империей, даже объединив все племена, кочевникам не под силу. И скоро император вспомнит об Амбрании.
   Анела желала вернуть стране былую силу. Когда-то королевство являлось Великой империей, с которой не решился бы спорить никто. Но Чаврус сохранить её не смог. Не прошло и трёх лет после воцарения Чавруса, как империя распалась на королевство и шесть княжеств. Три княжества вновь присоединены к Амбрании. Анела просто поставила князей, потерпевших поражение в войне, перед выбором: они полностью лишаются своих владений, которые переходят под её власть и она отдаёт эти земли кому-нибудь из приближённых, или же добровольно присоединяются к Амбрании. Тогда владения остаются под началом князей, но они становятся вассалами королевы Амбрании. Все трое выбрали вассалитет. Дали клятвы. Но Анела была не так наивна, чтобы думать, что князья не воспользуются малейшей её слабостью, чтобы добиться независимости. Поэтому без присмотра Ордена Иридис князей не оставляли. Дед остался недоволен. Он уже вознамерился вернуть эти земли кое-кому из иридис.
   А вот остальные княжества она не надеялась вернуть. Кто по доброй воле расстанется с независимостью? Согласна была хотя бы на военный союз. Чтобы добраться до Жизнелии и Линелии, империи нужно пройти по землям королевства. Поэтому угрозой для княжеств она была небольшой. И судя по всему, князья считали себя непобедимыми. Двух двоюродных братьев связывала крепкая дружба, и они могли полагаться друг на друга.
   А сейчас они затеяли с Анелой собственную игру. Считают, что справятся с молоденькой неопытной королевой? Посмотрим.
   Князь Ирима, шестого княжества, приглашал навестить его лично, мол, разговор не для лишних ушей и глаз. Что ждать от старого интригана, неизвестно, но можно надеяться, что матримониальных планов у него нет. Сам слишком стар, а близких наследников не имеет. Да и дед советовал поехать в Ирим. У Анелы во время разговора с ним не проходило ощущение, что между Ирисом - князем Ирима и дедом есть какая-то договорённость. Только её в известность ставить пока не собирался ни тот, ни другой.
   - Ваше величество...
   Анела, задумавшись, не заметила, как дошла до своих покоев. В просторной приёмной, освещаемой солнечными лучами через несколько узких окон, с приветственным поклоном встретила старшая фрейлина. Графиня Гильзия - худая высокая леди в строгом сером платье и с гладкой, волосок к волоску причёской. С вечно поджатыми тонкими губами и нахмуренными бровями она напоминала выжатый лимон. Шпионка деда. Но Анелу она пока устраивала.
   - Графиня, отправьте кого-нибудь за маркизом Кришаном. Срочно! - не замедляя шага, приказала Анела.
   Кабинет встретил прохладой и тишиной. Анела бросила перчатки и шляпу на стол, распахнула плотно закрытые шторы и рамы окон, впуская солнечный свет. Подставила лицо тёплому прикосновению лучей Ока и легкому ветру. Весенний птичий перезвон ворвался в комнату.
   Весна на сей раз выдалась ранняя. Снег сошёл чуть ли не за неделю. Что не обошлось без бед. На северо-востоке затопило прибрежные земли. Только обратившись за помощью к иридис Воды, обошлись без жертв и смогли легко справиться с последствиями. Помогла слаженная работа людей и иридис. И почему только амбранийцы никак не могут понять, что вместе они сильнее?
   Как бы приятно не было нежиться под тёплыми лучами Ока, до прихода Кришана нужно просмотреть накопившиеся бумаги. Не успела Анела дойти до массивного стола из красного дерева, как в приёмной раздались голоса главы СОА и фрейлины. Анела остановилась и повернулась к двери. За спиной остался стол и портрет короля Эдриана. Свой портрет она не посчитала нужным вешать. Пусть она не знала короля живым, но он был её отцом. А главное - он был отцом Кита и Ара, и они его любили и уважали.
   Кришан размашисто шагнул в кабинет и, прижав ладонь к груди, склонился в поклоне.
   - Ваше величество, - выпрямился. - Вы хотели меня видеть?
   Анела не спешила отвечать. Отстранёно рассматривала главу СОА, словно видела впервые. Высокий, стройный. Подтянут. Широкие плечи, которые стягивает белоснежная рубаха. Ни одна пуговица не расстегнута. Чёрные брюки, широкий ремень с петлёй для меча подчёркивает талию. Чёрные же ботинки. Жгуче-чёрные волосы обрамляли бледное лицо. В тёмно-серых глазах спокойная уверенность. Красив, умён. Получил образование, достойное будущего короля. Дед именно Кришана желает видеть её супругом. Готов даже использовать влияние совета. Пока безуспешно.
   - Ваше величество?
   Она встряхнула головой. Сейчас это неважно, а важно совсем другое:
   - Кришан, мне нужен союз с Жизнелией и Линелией. Необходимо найти, что заставит их заключить соглашение. Забыв о всяких нелепых требованиях.
   - Есть предложения? - в глазах понимание. Видимо, дед поделился с ним сведениями из писем, если даже не он сам первый с ними ознакомился.
   Анела шагнула к карте мира на всю стену. На востоке Амбрания граничила с двумя княжествами. Если их объединить, они бы по площади составили половину Амбрании. Но это не главное. Одно имело выход в море, как и Амбрания, но флот, Анела должна была признать, был лучше. Не многочисленней - с лёгкостью и быстроходностью их кораблей сравниться не могли даже имперские. А второе княжество славилось своими золотыми шахтами. Что самое несправедливое: по княжеству проходил тот же Южный хребет, что и по Амбрании, но в королевстве золотые жилы были хилые и бедные.
   Анела задержала взгляд на королевстве Вильма, вытянувшемся вдоль границ княжеств. Пять лет назад Вильма с Линелией не поделили морское побережье. Года два воевали. Линелию поддержала Жизнелия, в Вильме очень уж вовремя погиб король, началась борьба за власть. Им стало не до военных действий. Пришлось королевству заключить весьма не выгодное для себя соглашение. Отдать часть земель княжеству. Морской путь был для него закрыт.
   - Я вот тут подумала. Не захочет ли Вильма вернуть потерянные земли и выход к морю?
   - Захочет, несомненно.
   Анела заметила блеск в глазах Кришана и кивнула. Возможно, её идея не так дурна, как она думала. Столкнуть княжества и королевство между собой, чего же проще? А самим остаться в стороне. Насколько известно, Вильма сейчас сильна, как никогда. Нужно лишь только дать толчок в нужном направлении, чтобы королевство потребовало свои бывшие земли. Князь Линелии наверняка обратится за помощью к брату. Но кто сказал, что тот на этот раз откликнется на призыв о помощи? Если Анела постарается, Линелия останется один на один с королевством. И кто-нибудь из приближённых ненароком напомнит о предлагаемом Анелой союзе. Ему придётся обратиться к ней за помощью. А потом можно будет и Каллистро столкнуть с Вильмой. Не поверит, что между соседями нет ничего спорного. Или же придумает что-нибудь другое. А орден Иридис, как она поняла за два года, способен на многое. Пусть главой был князь Вэлерий, но всеми силовыми операциями заведовал Кришан. Осталось преподнести эту идею канцлеру.
   - Я совсем была бы не против, если бы княжества не просто согласились на союз. Нам сейчас ой как пригодилось бы возвращение Великой Амбрании, - задумчиво добавила она.
   Не сомневалась, что Кришан её поймёт.
   - Какие-нибудь ограничения?
   - Два месяца! По возможности, поменьше жертв. - Совсем без жертв навряд ли обойдётся.- А также хотелось бы, чтобы наше вмешательство осталось в тайне.
   Наживать врага в короле Вильмы не нужно. А вот напомнить ему о союзническом договоре можно... потом.
   - Как прикажите, ваше величество.
   Три страны: два княжества и королевство. Там живут люди. Что она приготовила для них? Что с ними будет? Хватит! Пусть винят своих правителей. Мирные переговоры ни к чему не привели. По-хорошему княжества не понимают. Начали устанавливать свои требования. А вмешиваться в свою жизнь она никому не позволит: ни деду, ни придворным, ни соседям. Теперь пусть просят помощи у неё, на её же условиях. Раз уж решили, что для них военный союз не так важен.
   - Что с ночным заговором? - резко отвернулась от карты и шагнула к столу.
   Решение принято. Амбрания станет страной, с которой придётся считаться. Всем и каждому. А методы... Как дед как-то сказал: "Хочешь что-то сделать, не бойся замарать руки". Перед Богиней она ответит сама.
   Просторное кресло приняло её в свои объятия. Анела кивнула Кришану на стул напротив.
   - Ничего интересного, - уверенно отмахнулся он. А вот задумчивость не сходила с лица, и он как-то слишком внимательно смотрел на неё. Словно принимая решение. Колебался? Не похоже на него. - Как мы и предполагали, снова кто-то мутит воду. И это уже не первый заговор среди молодёжи... - и резко сменил тему: - Анела, князья ведь не последние. И другие страны захотят заключить кровный союз с Амбранией. Особенно, если твои планы осуществлятся. А иноземец на престоле нашей страны... У нас итак неустойчивое положение среди иридис и людей. Он понять этого не сможет...
   Анела кивнула. Она отлично знала, о чём говорит Кришан. Да и невысказанное поняла. Он ещё год назад ненавязчиво предлагал себя в мужья. Но ещё рано! Не готова она выбрать себе супруга.
   - Разве проблемы у нас только между иридис и людьми? У меня в последнее время раз за разом появляется ощущение, что мы словно идём по шаткому мосту, который вот-вот развалится. Стоит только нам потерять равновесие или ступить не на ту доску. Думаешь, не вижу, как смотрят представители присоединённых княжеств? Они готовы при малейшей слабости вцепиться в горло. А отношение некоторых жрецов-солнечников? Они сомневаются, не ведьма ли я. Не придумали ли мы всю эту историю с иридис. Только расположение Владыки защищает нас. Ещё есть дикие иридис, которые неизвестно что творят неизвестно где. Бывшие ведьмы, в каждом моём указе ищущие ограничение своей свободы. Люди, до сих пор не знающие, как отнестись, что ими правит одна из владеющих стихий. Что ведьмы, оказывается, не зло, а непонятные им иридис... Мне продолжать?
   А ещё есть греи, которые находятся в империи. Вот они - истинная Тьма, если всё, что Анела прочитала в старых книгах, правда. И до появления этой Тьмы Амбрания должна решить свои проблемы, чтобы всеми силами встретить врага. Врага, с которым не сталкивалась за всё время существования.
   В серых глазах Кришана мелькнуло сочувствие. Он протянул руку и накрыл сжатую в кулак на столе её ладонь.
   - Никто не заставляет тебя нести всё это на своих плечах. Есть князь Прометий, и... - немного замялся и вздохнул: - и я. Как бы я хотел помочь тебе, разделить ответственность. Просто иметь законное право заботиться о тебе, находиться рядом... Если бы только позволила... подпустила меня...
   Голос полон надежды, мольбы.
   Анела смотрела на его белую ладонь, согревающую её. Надёжная сильная рука, с красивыми длинными пальцами. Два года Кришан был рядом. Поддерживал, помогал, прикрывал от деда, защищал братьев. Учил интригам и разбираться в них. И видеть скрытые течения во взаимоотношениях стран. Стал другом. Но не более.
   Подняла на него взгляд. Видимо, Кришан всё понял по её лицу. Криво усмехнулся, убрал руку.
   - Кришан, если я решу с кем-то разделить свою ответственность, ты будешь первым претендентом... - тихо ответила она. Браки по расчёту бывало заключали и между совсем незнакомыми людьми. И ничего. Счастливо проживали всю жизнь. А их хотя бы связывает дружба.
   Он склонил голову, пряча лицо, глухо произнёс:
   - Я понимаю, ваше величество...
   В приёмной раздался шум. Дверь распахнулась, и ворвался Ар. Зелёные глаза радостно сверкали, чёрные волосы были взъерошены, а в руке зажат лист бумаги. Брат замотал им в воздухе и закричал:
   - Анела! Отец жив! Жив!..
  -- Глава 2. Король жив?
   Ару, после ночных приключений, не спалось. И он вскочил в несусветную рань. Загорелся желанием поговорить с Кришаном. Может, удастся того уговорить, чтобы доверил самостоятельное расследование. Да и, чего утаивать от самого себе, любопытно было узнать, что в письме так удивило главу.
   Кришана на месте не было. Кабинет заперт. Парень из приёмный куда-то смылся. Почему бы не показать свои умения? Ар прикрыл дверь приёмной, чтобы шатающиеся по коридору стражники ничего не заподозрили. Достал отмычки. Лучшие. Им самим сделанные по эскизам из архива ордена Иридис. Дверь долго не сопротивлялась, вскоре замок щёлкнул, и Ар смог войти.
   Он вольготно устроился в кресле, довольно разглядывая кабинет главы СОА. Ничего лишнего. Преобладали коричнево-чёрные цвета. Тяжёлые шоколадного цвета шторы закрывали окна, не пропуская ни луча Ока. Пушистый мягкий ковёр на полу - чёрный рисунок на коричневом фоне. Стены обтянуты строгой однотонной тканью. За спинкой мягкого стула парадный портрет Анелы в богатом золотистом платье, распущенные волосы сдерживает тяжёлая корона, в руках длинный меч. Казалось, она укоризненно смотрит на Ара, посмевшего забраться в чужой кабинет. Но как бы Ар не отводил глаз, взгляд всё время натыкался на огромный стол, а точнее ящики в нём. А руки теребили отмычки. Любопытство становилось всё сильнее, а Кришан всё не приходил.
   Ар глянет только одним глазком... И сразу всё вернёт на место.
   Когда подходил к столу, казалось, шевельнулась штора. Ар замер, следя за ней. Но она оставалась недвижимой. Сквозняк.
   С ящиками пришлось повозиться, пока подобрал подходящую отмычку. Вид аккуратно сложенных бумаг заставил довольно ухмыльнуться. Он справился. И теперь Кришан не сможет сказать, что он не годен для того, чтобы охотиться за заговорщиками.
   Ночные документы должны быть где-то сверху. И впрямь голубой конверт с белой линией лежал наверху. Ар его схватил, развернул, прочитал и... застыл. Еще раз прочитал, ещё, пока не поверил в содержимое.
   И бросился к сестре.
   ****
   Ар метался по кабинету, словно дикий зверь, запертый в клетке. И рассказывал, где он достал письмо, в котором прямо говорилось, что король Амбрании жив. Что он в плену у имперцев. И его собираются казнить в день Солнечных состязаний. Осталось лишь полтора месяца.
   Анела слушала брата вполуха. Она невидяще смотрела на письмо в руках. В голове билась мысль. Если король... отец жив, то она сможет всё бросить и уйти. Стать свободной, избавиться от обязанностей и ответственности. Поселиться в Старой Амбре и закрыться от всех и вся.
   - Мы должны спасти его!
   Ар замолк, стоя перед ней. На лице надежда, что Анела сейчас возьмёт и тут же прикажет выступать в империю. Если бы всё было так просто.
   Китан, подоспевший как раз на начало тирады Ара, застыл у дверей. На лице неверие и надежда. Несомненно, он поддержит брата. Кришан откинулся на спинку стула, руки сложены на груди, недовольно сверлит Ара глазами.
   Почувствовав взгляд Анелы, глава СОА обернулся к ней.
   - Так значит, ничего интересного вчера не было? - прищурившись, уточнила она.
   - Сведения нужно проверить. Это может быть ловушкой...
   Анела взмахом руки заставила его замолчать:
   - Об этом потом. Сейчас меня интересует совсем другое. Ар, дорогой брат... - вкрадчиво начала она. Ар переменился в лице и отступил. Виновато оглянулся на Кришана. Видно только дошло, что он умудрился проболтаться обо всём на свете, - не скажешь ли, откуда тебе известно о существовании этого письма и что оно хранится в столе главы СОА? А также не просветишь ли, откуда такие способности в использовании отмычек? Или же это тоже надо спрашивать у самого главы?
   Кришан выдержал её взгляд, даже на миг не отвел глаза.
   - Анела, сейчас это неважно! - попробовал возразить Ар.
   - Неважно?! - неожиданно с шипением вырвалось у неё. Анела медленно встала с кресла и уперлась в край стола, глядя на Кришана. - Ты также считаешь? Не напомнить ли тебе о нашем соглашении? Ты отвечаешь головой за принцев! Это никак не включало, что одного из них ты используешь в своей, Тьма её побери, службе. Его могли ранить! Убить!
   Краем глаза заметила, как Ар поморщился и словно ненароком коснулся плеча. Анела резко обернулась к нему.
   - Что с рукой?
   - Царапина, - отмахнулся он.
   - Не ври! Покажи!
   Она-то думала, что сделала всё возможное для безопасности родных. А оказывается тот, кому она доверила охрану, сам подверг одного из братьев опасности. Нестерпимо хотелось что-нибудь разбить о голову невозмутимо сидевшего Кришана, даже не пытавшего вставить слова в своё оправдание.
   - Анела, успокойся, - донёсся от двери голос Китана. - У тебя глаза темнеют.
   - Успокоиться?! А ты случайно прибыл во дворец не из-за того, что почувствовал опасность? Не мог сказать? Ар, я жду!
   Брат с мольбой оглянулся на Кришана, и лишь когда тот, поморщившись, кивнул, начал медленно стягивать просторную рубаху.
   От вида забинтованного плеча вся ярость испарилась, сменившись страхом: Ар ведь на самом деле мог погибнуть. Измени стрела хоть немного направление, Анела лишилась бы брата. Младшего. Которого поклялась защищать. И не узнала бы, пока не стало поздно. Богиня! Она не хочет больше никого терять. Никогда.
   Анела подошла к брату:
   - Больно? - с сочувствием кивнула на рану.
   - Только когда резко двигаю рукой, - и скорчил жалобную физиономию.
   Видимо, желал вызвать ещё больше сочувствия. Интриган, Тьма его побери!
   Анела ничего не сказала на эту попытку управлять ею. Осторожно размотала бинт. Ар морщился, но молчал. Рана и впрямь была несерьёзная. Загорелое плечо пересекала тонкая линия запёкшей крови, вокруг которой разливался сине-фиолетовый с багровым оттенком синяк. На вид страшный, но не опасный. Пахло травами. Кто-то наложил заживляющую мазь. Анела кончиками пальцев провела по ране. Лёгкое прохладное мерцание окружило её и словно впиталось в кожу.
   Анела вздрогнула и отшатнулась. Стихию Жизни она даже не думала призывать.
   Это неправильно! Пусть светлая стихия никогда не подводила, чего не скажешь о тёмной, но самопроизвольное проявление не должно быть! Даже от желания помочь.
   - Анела? - удивлённо распахнул глаза Ар, свободно двигая плечом. Наверное, боль совсем исчезла.
   Анела мотнула головой и вернулась за стол. Со стихиями разберётся позже. Устроилась в кресле и только тогда бросила Ару:
   - Не смей больше рисковать! - и повернулась к главе СОА. Прищурившись, холодно произнесла: - Маркиз Кришан Прометий из-за вас мой брат был ранен. Едва не погиб. Графа Волынского я отстранила от охраны королевской семьи и отправила руководить городской стражей лишь за то, что во дворец проник неизвестный. Так как я должна поступить с вами?
   Кришан поднялся со стула и, прижав ладонь к груди, склонил голову.
   - Ваше величество, я приму любое ваше наказание.
   - Анела, он ни при чём! - вмешался Ар. - Я сам виноват. Сам последовал за ними. Меня оставляли на бумажках.
   - Это правда? - спросила она Кришана.
   - Рисковать жизнью принца я бы не посмел. А его высочество нужно было чем-нибудь занять...
   Анела взмахом руки заставила его замолчать. Кришана она могла понять. Ар ненавидел опеку и всё равно влез бы куда-нибудь. Так Кришан нашёл единственный выход держать его на виду. И не его вина, что усмотреть за Аром не смог.
   Да и что она могла сделать? Отстранить Кришана от управления СОА? Костяк службы составляет орден Иридис. А над ним она не властна. Пока не властна. Анела просто придала ордену официальный статус, выставив единственное требование - безопасность её родных.
   - Кришан, я требую, держи принца Арлия подальше от своей службы. Второй раз легко не отделаешься, я это обещаю.
   - Так точно, ваше величество! - склонил он голову.
   Анела кивнула, принимая обещание, и задумчиво добавила:
   - А чтобы у Ара не было времени даже думать о неприятностях, я найду, чем его занять. Давно нужно было это сделать.
   Глубокий вдох и можно успокоиться. Ар жив. И даже с её помощью, не чувствует боли. Хотя нужно было не вмешиваться. Пусть бы помучился с неделю. Может, хоть задумываться начал о своих поступках. Придумал же! Второй наследный принц - и лазутчик? Смешно!
   - Анела, а как же отец? - уже как-то не смело напомнил Ар. Вероятно, не хочет лишний раз привлекать её внимание. Неужто она и впрямь так страшна в гневе?
   Ей самой странна эта неожиданная вспышка ярости. За два года научилась сдерживать себя. Но от одной только мысли, что один из братьев мог пострадать...
   На глаза попался Кит, который после единственной попытки успокоить её, молчал. Он, нахмурившись, о чём-то думал. Решительный блеск в глазах после слов Ара ей не нравился. Когда Кит вскинул подбородок и твёрдо посмотрел на неё, Анела уже знала, что скажет.
   - Я завтра же отправлюсь в империю! И сделаю всё, что в моих силах для спасения отца! - провозгласил он.
   А вот спешить не нужно.
   - Правда, Кит? И что ты там будешь делать? Войдёшь в Мар, и начнёшь каждого встречного спрашивать, где держат короля Амбрании? Где прикажешь, вас обоих потом искать?
   Сама же поморщилась от язвительности в своём голосе. Да что с ней сегодня? Откуда эта злость и несдержанность?
   - Извини, Кит, - виновато посмотрела на брата, обиженно сложившего руки на груди.
   - Что ты предлагаешь? - исподлобья спросил он.
   - Сначала, чтобы все сели. Нечего надо мной башнями возвышаться.
   Дождалась, когда братья поставят стулья поближе к столу и усядутся.
   - А сейчас Кришан нам поведает всё, что известно о короле. Заодно скажет, почему решил скрыть эти сведения. Которые, все наверняка признают, весьма важны для нас.
   Кришан под их взглядами откинулся на спинку стула, сложил на животе руки. Всем своим видом представлял спокойствие и невозмутимость.
   - Неизвестно, жив ли король. Кроме этого письма у нас ничего нет. Возможно, это обманка или ловушка. Пока не проверил, я бы не стал вам сообщать. Не стал обнадёживать.
   Справедливо. Анела ведь и сама бы никуда не отправилась бы, не проверив всё заранее. Да и доверила бы это дело СОА.
   - Не подозрительно ли? - продолжал глава СОА. - Письмо доставили не королеве или одному из принцев. И даже не в СОА. А каким-то заговорщикам, толку от которых нуль. Возможно, это только способ поднять народ, вызвать волнения. Если король жив, то ваша коронация не действительна. И многие бы могли сыграть на этом.
   - Но на письме знак Видящего, - воскликнул Ар, вскакивая со стула. - От него всегда приходили проверенные сведения.
   - Уже несколько дней вестей от него нет. Боюсь, как бы имперцы не добрались до него, - сухо предположил Кришан.
   - Кто такой этот Видящий? - спросила Анела.
   - Лучший лазутчик, которого я знаю! - с придыханием сообщил Ар, устраиваясь на углу стола. От её сердитого взгляда он даже не шелохнулся, продолжая рассказывать. - Он уже почти два года сидит чуть ли не под носом у имперцев и передаёт нам через одну из иридис точные сведения. В том числе и об успехах Медведя. Если с ним и впрямь случилось что-то, было бы печально.
   - Члены ордена, находящиеся в империи, сейчас ищут всё, что может подтвердить присутствие короля... - проговорил Кришан.
   - Мы сами проверим! - решительно прервала Анела.
   - Я не ослышался? - нахмурился Кришан.
   - Да. Ты всё правильно понял. Чтобы наверняка увериться, жив наш отец или нет, мы сами отправимся в империю.
   - Отлично! - усмехнулся Ар.
   - Тебя это не касается, - поспешила она разочаровать брата. - Поедем я и Китан.
   Возможно, она и так собирается совершить одну из самых глупых своих ошибок. Вот только, судя по вскинутому подбородку и решительному прищуру Китана, он не отступит. Все уговоры будут бесполезны. А империя - вотчина греев. Анела до сих пор помнит угрозу её братьям, прозвучавшую два года назад. Да и, себя ведь не обманешь, вероятно, пришло время встретиться с врагом лицом к лицу. Вот только, к сожалению, мало что ей известно об этих греях. Даже в старых книгах о них редко упоминается. Лишь прямо говорится, что греи - кровные враги иридис ещё из прежнего мира, что тесно связаны с самой Тьмой. Но что не поделили с иридис? С чего началась вражда? Знания об этом сгинули во времени, как и история возникновения венца. Триста лет уничтожения всех книг об иридис сделали своё дело.
   - Я с вами! - возмутился Ар.
   - Кто-то должен из нас остаться в Амбрании. Если со мной и Китом что случится...
   - Так оставайся! Ты королева. Ты ответственна за страну. А я чему-то да научился. Я смогу...
   - Насчёт "чему-то научился" помолчал уж! Принц-лазутчик, Тьма! - глубокий вдох и Анела уже спокойнее продолжила: - Ты остаёшься в Амбрании. Как мой преемник! Это моё последнее слово. Все возражения выслушаю позже. Сейчас нужно разработать план. Кришан?
   Ар недовольно запыхтел. Соскочил со стола и устроился на подоконнике. Выразительно глядя в окно. Наверняка не пропустит ни слова. Семнадцать лет, а ведёт себя как мальчишка. И ещё лазутчиком решил заделаться!
   - Ар в чём-то прав, - тихо вмешался Китан. Судя по тому, что уверенности в голосе мало, сомневается, что сможет переубедить. Наверняка увидел в ней тоже, что видит она в нём. Чаврусское родовое упрямство! - Ты должна остаться в Амбрании. Я сам как-нибудь...
   - "Как-нибудь" не пойдёт! Не спорь!
   Кит на хитрость не способен. Да и притворяться тоже. А там по-другому может и не получиться.
   Понял ли Китан или нет невысказанное, но по крайне мере, махнул рукой и возражать не стал. А вот Кришан, видимо, решил, что пришла его очередь указывать на глупость королевского решения.
   - Ваше величество, вы уверены? - на лице неодобрение. - Сейчас в Амбрании много связано с вами. Именно вы являетесь тем камнем преткновения, который не даёт вновь столкнуться людям и иридис. Да и княжества если и будут вести переговоры, то только с вами.
   - Мне понадобится примерно два - два с половиной месяца на дорогу туда и обратно. Как-нибудь проживёте без меня. И не говори, что князь Прометий не в силах сдержать амбранийцев. Не верю! Твои предложения, как нам с Китаном попасть в империю и не вызвать подозрений?
   Кришан покачал головой, но настаивать не стал.
   - Почему бы не воспользоваться письмом от императора? - предложил он.
   Взгляд Анелы скользнул по красному уголку письма из тонкой стопки не отвеченных. Почему бы и нет? Кришан прав. Она-то думала, как вежливо послать Снежа далеко и надолго, но можно поступить по-другому. А Кришан мог бы и не так явно показывать, что вся её переписка проходит через него. Почти вся...
   - Письмо из империи? - Китан вопросительно приподнял бровь.
   Анела пожала плечами:
   - Снеж милостиво приглашает к себе во дворец. Он напоминает о заключённой помолвке между Инелией - принцессой Маритима и Арлием - принцем Амбрании. Почему бы и впрямь не наведаться в империю, чтобы обсудить условия?
   - Что?! Не собираюсь я жениться ни на какой принцессе!
   Ар с возмущением спрыгнул с подоконника и шагнул к столу. Руки сжаты в кулаки, глаза вызывающе сверкают.
   - Теперь ты понимаешь, почему не можешь появляться в империи? Разорвать помолвку в твоём присутствии будет намного труднее. Удружили же твоя мать с князем Зимирия! - Использовать братьев она не собиралась никогда и ни за что. Да и позволить другим тоже. Не дожидаясь от брата ответа, вновь повернулась к главе СОА. - Кришан, я уверена, ты позаботишься о нашей безопасности. Много охраны не надо. Хватит одного отряда гвардейцев. Несколько твоих лучших хранителей. Да и Серия с Ирием. А также я желаю знать всё, что возможно об императоре, его семье и окружении... На сегодня, думаю, всё. У нас три дня, чтобы подготовиться. И выбрать путь. Мне по дороге нужно ещё кое-куда заглянуть. Кит, Ар, увидимся за обедом.
   Как бы она не желала ещё пообщаться с братьями, но нужно закончить дела. В том числе написать несколько срочных писем, необходимых и для усиления Амбрании, и для защиты братьев.
  
   ****
   Князь Вэлерий Прометий закрыл за собой дверь, прислонился к ней, прижимая руку к груди. Сердце бешено стучало, отдавалось болью в голове. Перед глазами туман. Приступы изо дня в день всё чаще и чаще. Приближается конец?
   Придерживаясь стены, Вэлерий добрался до кресла у стола. Тяжело упал в него. Нащупал дрожащей рукой ящик стола, дёрнул на себя. Ряд склянок с алой жидкостью загремели. Неверной рукой открутил крышку одной из них и залпом опрокинул в себя. Противная горечь полилась в горло. Постепенно боль в сердце и туман перед глазами прошли.
   Вэлерий раздражённо бросил пустую склянку обратно в ящик и откинулся на спинку кресла. Как же он ненавидел эти приступы слабости, начавшиеся год назад. "Сердце!" - сказала знахарка, к которой он тайно обратился. Она бессильна. Никакая сила иридис ему помочь не сможет. Если только стихия Жизни королевы...
   Признаться в своей слабости? Просить помощи? У внучки? Никогда!
   Пока удаётся болезнь скрывать от всех, он будет скрывать. Но нужно поторопиться с завершением дел. С орденом справится Кришан - это несомненно. А вот со страной... Анела никак не желает понять: главная сила и защита Амбрании - это иридис. Они должны занимать все важные посты. А не люди. Вбила себе в голову дурацкую идею, что сможет объединить людей и иридис в один народ. Нереально. Слишком многое стоит между ними. Или одни, или другие должны верховодить. Иридис сильнее. Анела ведь не глупа, так какую Тьму побери, этого не поймёт?! Проклятое чаврусское упрямство, помноженное на женское самоволие и жреческое воспитание...
   Нужно показать ей, что люди никогда не примут иридис. Нужно поставить перед выбором: или иридис, или люди. А если она выберет людей?
   Мотнул головой, откидывая глупую мысль. Анела - королева иридис. Это не просто титул, а значительно больше. У неё просто не будет выбора. А почву подготовила она сама.
   Короткий знакомый стук в дверь прервал мысли. Пришёл Кришан. Вот стань он королём, выйди Анела за него замуж - и спокойно можно было бы умереть. Жену Кришан приструнил бы. А пока приходится принимать всё так, как есть.
   - Входи!
   Дверь бесшумно отворилась, и не менее тихо вошёл Кришан.
   - Ваша светлость, - кивком он поприветствовал своего опекуна.
   - Садись и рассказывай!
   Кришан просто от нечего делать беспокоить бы не стал. Ежедневный доклад сделал ещё рано утром, значит, произошло что-то, что нельзя оставить на завтра. Ещё какие-то неприятности?
   Кришан устроился на стуле напротив стола Вэлерия и, не став ходить вокруг да около, произнёс:
   - Проныра-принц влез в мой кабинет. Анеле известно о короле.
   Значит, скрыть всё же не удалось.
   - Как ему это удалось?
   Зная Кришана, Вэлерий был уверен, что документы тот хранит так, что ни один вор не приблизится.
   - Моя ошибка. Я как-то, чтобы занять принца, подсунул книгу Минтина про отмычки. Ар собственноручно создал их по эскизам. И как специально, секретарю приспичило отлучиться. Как он уверяет, совсем на чуть-чуть.
   Отмычки Минтина, значит. Чтобы их сделать нужно быть весьма упорным. Не замечал этой черты в младшем принце.
   - Что решила Анела?
   - Она собирается отправиться в империю и сама удостовериться, жив ли король. В Амбрании остаётся младший принц.
   - Как успехи наших людей в Маритиме?
   Кришан чуть пожал плечами:
   - Известно, где его держат. Ищут подходы.
   - Успеют?
   - Несомненно!
   - На нас выйти не должны.
   Кришан развёл руками, мол, как можно. Его люди знают своё дело.
   - Ну что ж. Пусть Анела с принцем прогуляется в империю. Убедится, что король мёртв и надеяться не на что. Не будет, по крайне мере, какое-то время мешаться под ногами. Ещё что-то?
   - Анела выдвинула тот же план с княжествами, что и вы. Столкнуть их с Вильмой.
   Так-так. А вот это уже интересно. Девочка растёт. Ради достижения цели, готова пойти на риск.
   - Кришан, из империи Анела должна вернуться живой и невредимой! Надеюсь на твоих людей. А принц... как уж получится...
   Если нет никого из родных, придётся верить тому, кто рядом и всегда поддерживал.
   Кришан чуть склонил голову, показывая, что слышал. Незаметно быстро поднялся и покинул кабинет.
   Вэлерий откинулся на спинку кресла и довольно усмехнулся. Всё и впрямь поворачивалось к лучшему. Ар - мальчишка, которого обвести вокруг пальца ничего не стоит. Когда Анела вернётся, ей ничего не останется, как принять сложившееся положение.
   ****
   Вечер наступил невероятно быстро. На небе появились первые звёзды. В городе продолжала звучать музыка. Праздник в самом разгаре. Граждане до сих пор веселились. А она не смогла. Нашла только силы выступить с речью, и сбежала. Может, трусливо. Но притворяться? Для неё этот день - день траура.
   Анела закрыла окна, чтобы шум и ночная прохлада не проникали в комнату. И задёрнула шторы. На миг замерла и крепко зажмурилась. Не надо, чтобы он видел её боль. С натянутой улыбкой обернулась и тут же улыбка стала искренней. Черноволосый смуглый мальчик лет восьми в пёстрой пижаме сидел на краю кровати и сосредоточенно жевал печенье. Нянька стояла рядом со стаканом молока в руке.
   Как же Мишаня похож на отца. До боли! Такие же чёрные волосы, смуглая кожа и синие-синие глаза. В первые дни даже мелькала мысль, что она ошиблась, решив взять сына Злата на воспитание. А сейчас... сейчас ни за что и никому его не отдаст.
   - Мишаня, о чём задумался? - шагнула к мальчику. - Спать уже пора.
   Мишаня отложил печенье на тарелку, стоящую на прикроватном столике, и серьёзно с какой-то решимостью посмотрел на Анелу:
   - Тётушка, скажите, это правда? Я нужен вам, чтобы только позлить деда? Поэтому вы и не отпускаете меня к нему?
   Анела даже отступила на шаг.
   - Кто тебе такое сказал?
   Сердито глянула на Феосию. Это что за новости? Откуда он мог это взять? Нянька испуганно прижала ладони к груди и отступила на шаг.
   - Простите, ваше величество, - залепетала она. - Видимо, милорд Мишаня услышал разговор слуг.
   - Тётушка? - окликнул Мишаня, его голос неожиданно дрогнул.
   Анела со вздохом села рядом с воспитанником и обняла за плечи.
   - А теперь послушай меня, - тихо заговорила, подбирая слова. Врать она не хотела. Всё равно он бы когда-нибудь задался вопросом, почему опекун у него королева, а не родной дед. Только слишком рано об этом услышал. Будь постарше... Поймёт ли сейчас? - Князь Зимирий - опекун Софики, Висеи и Алики. Помнишь их? Вы играли тем летом. Мы с князем не сказать, что враги, но не ладим. И если он захочет, то может не пустить девочек ко мне. А я их очень-очень люблю. Когда дед Медведь отправил послание твоему папе, оно попало ко мне. Так как мы с твоим отцом очень любили друг друга, и он признал меня своей наследницей, то я могла стать твоим опекуном. И я этим воспользовалась... Но я тебя успела полюбить, как родного. Я не хочу отпускать тебя никуда и ни к кому! Но... если ты решишь, что хочешь жить с дедом, я препятствовать не буду.
   С ожиданием посмотрела на мальчика, который хотя бы частично смог сгладить потерю и избавить от одиночества. Могла она об этом думать, когда брала его под свою опеку? Единственное, что хотела, иметь влияние на князя. Если Мишаня всё же выберет бывшего канцлера, будет больно. Но как себя не успокаивай, от родной крови не избавиться: Мишаня единственный наследник князя.
   Мишаня задумчиво тёр подбородок, совсем как когда-то отец.
   - Дед и впрямь может не привести девчонок? - поднял на неё свои синие глазищи.
   - Я не знаю, - вздохнула Анела. Не говорить же, что пока у них заложники, предпринимать друг против друга что-нибудь поостерегутся. Но и использовать мальчика она больше не хотела.
   - Я останусь с тобой! - рассудил Мишаня. - Вдруг дед и впрямь решит их не привозить. Девчонки тебя очень любят и будут скучать. А ты о них. А к деду я как-нибудь съезжу в гости.
   Анела с облегчением прижала его к себе.
   - Спасибо. Знаешь, а ты молодец, - тихо шепнула ему на ухо. - Раз сразу решил спросить меня, а не обратился к слугам.
   - Ну, ты же всегда говорила: если хочешь что-нибудь узнать, спроси. А у кого спрашивать, как не у тебя? - с таким недоумением смотрел, словно она сказала какую-то глупость.
   - Умница! - с улыбкой взъерошила мальчику волосы. Откинула одеяло. - Допивай молоко. И спать!
   Мишаня тут же подчинился. Залпом выпил поданное нянькой молоко, забрался под одеяло и потребовал:
   - Расскажи о папе. Какой он был?
   Самый лучший, самый любимый. Единственный.
   Поправив одеяло, она села на край кровати и тихо заговорила:
   - Твой отец был мужественным, смелым и великим генералом. Он очень любил Амбранию и был готов защищать её всеми силами...
   А она любила его.
   - Он герой, да?
   - Да. Герой из героев.
   - Когда вырасту, я тоже стану героем... Правда?
   - Несомненно, - шепнула Анела. Но Мишаня уже не слышал. Подложив под щёку ладони, он спал.
   Да, Злат был героем. И умер как герой. Рискнув своей жизни тогда, когда другого выхода не было. И всё по её вине. Из-за её ошибки...
  
   Разрывающая тело боль прошла, а душа спряталась за ледяной оболочкой. Вместе с проклятой стихией. Так легче, так лучше. Спокойнее.
   Тихо скрипнула дверь. Анела нехотя повернулась к ней. В комнату заглядывал Китан. Быстро осмотрелся, видимо, в поисках знахарки Филинии, одной из иридис ордена. Та никого не пускала, настаивая на покое для Анелы. Хотя бы ещё несколько дней.
   Встретившись с Анелой взглядом, Китан разулыбался и вошёл. Присел на край кровати:
   - Как ты?
   Жива, к сожалению. И будет жить, или лучше сказать, существовать?
   Анела пожала плечами, с сочувствием разглядывая брата. Казалось, это не она перенесла пятидневную лихорадку, а он. Золотистые волосы потускнели, тёплые карие глаза с тревогой блестели, лицо осунулось, тёмные круги под глазами. Устал, бедный. И от тревоги за неё и, наверняка, от обязанностей, которые свалились на него. Как-никак первый наследник.
   - Кажется, получше тебя, - всё же ответила она чуть погодя. - Замучился?
   - Да не сказал бы. Переложил все дела на князя Прометия.
   - Деда? - невольно нахмурилась она. Что от князя ждать, она даже предположить не могла.
   - Попробовал бы я не переложить, - под нос пробурчал Китан. - Знаешь, я иногда боюсь его.
   - Я тоже. Тем удивительнее, что ты смог настоять на своём...
   - О победе сообщить народу должна только ты! Как и решить, что делать с харитимцами... - непроизвольно ответил он и с недоумением расширил глаза. - А откуда ты знаешь... - с пониманием кивнул: - Ар!
   - Он как-то забегал, - подтвердила она.
   Братья... Благослови их Богиня! Что бы она делала без них? Даже запрет грозной ведьмы-знахарки не смог их остановить.
   Анела приподнялась на локте:
   - Как умер Злат?
   От ответа будет больно, но она выдержит. Иного пути нет. Врага нужно знать. А то, что не обошлось без грея - несомненно.
   - Знахарка просила не волновать тебя... - опустил голову Китан.
   - Говори!
   Китан с мольбой глянул на неё, но, видимо, понял, что она не отступит. Вздохнул и нехотя произнёс:
   - Чтобы победить, нам пришлось пойти на риск. Харитимцев и их союзников оказалось больше, чем мы думали. Их поддерживали Чёрные воины. А стихии иридис оказались не такими действенными, как бы хотелось. Что-то сдерживало их. Несколько столкновений с врагом не привели ни к чему. Ни их, ни нас. Полгода бесплодного противостояния! Когда поняли, что подкрепления не будет, Злат предложил план. Он во главе небольшого отряда добровольцев отвлечёт врага на себя. Остальная армия в это время зайдёт с флангов и с тыла. Вроде всё прошло по плану. Харитимцы, желая уничтожить неугодного генерала, купились и бросили все свои силы на отряд Злата. Мы смогли их обойти и окружить. Харитимцы ничего не оставалось, как протрубить отступление. Вот только от отряда Злата осталась лишь горстка людей. А он сам был беспамятства и с раной в спине. Кто-то вероломно напал сзади! Рядом лежали тела Чёрных воинов. Злата тут же перенесли в шатёр. Знахарка занялась им.... Ночью его забрала Богиня...
   Анела, после слов "подкрепления не будет", слушала брата вполуха. В голове была одна мысль, от которой хотелось выть зимним ветром, застрявшим в трубе длинной ночью. Тело начинало бить дрожь.
   Брат замолк, и она тихо выдохнула:
   - Если бы я прислала подкрепление...
   Китан вздрогнул и с ужасом посмотрел на Анелу.
   - Нет! Даже не думай! Ты поступила правильно...
   - Извини, я хочу побыть одна, - через силу попросила она.
   - Анела...
   - Уйди! - закричала она. И уткнулась лицом в подушку.
   Только тихое шуршание закрывшейся двери сообщило, что Китан подчинился.
   Анела вцепилась зубами в наволочку, сдерживая крик боли и отчаяния. Слёз не было. Глаза до рези сухи.
   Если бы не послание Михася из Амбрина о нападении кочевников... Если бы она не приказала отослать новое подкрепление на юг на защиту ближайших к степи городов... Если бы она так не верила в Злата, способного справиться с чем угодно... Если бы...
   Злату не пришлось бы рисковать. И он остался бы жив...
   Грей не главный виновник гибели Злата. Имперцы только воспользовались случаем. Во всём виновата она. Её желание защитить людей Амбрании привело к смерти самого дорогого и близкого для неё человека.
   Зачем эта власть? Если она не может уберечь родных. Зачем ей стихия? Если она забирает самое дорогое. Да пропади они пропадом!
   Хватит!
   Анела села и решительно спустила на пол ноги. С этого дня она будет думать только о семье и родных. На первом месте будут их жизни и безопасность. Остальные - постольку поскольку. Если для этого нужно, чтобы Амбрания стала величайшей и сильнейшей страной в мире. Чтобы ни у кого даже мысли не появилось угрожать ей и её правителям. Анела этого добьётся. Чего бы ей ни стоило!..
  
   Всё! Не вспоминать! Забыть! Она выполнит задуманное, если даже придётся заставить амбранийцев: и людей, и иридис - объединиться силой. И тогда никто из людей Амбрании не станет жертвой войны. И никто из детей никогда не потеряет из-за неё своего отца.
   Анела с нежностью коснулась губами лба своего воспитанника.
  
   Главная фрейлина находилась в приёмной. Она сидела на диванчике у окна и мелкими глотками попивала янтарное вино.
   - Графиня! - от самых дверей сердито позвала Анела.
   Та отставила фужер и вскочила на ноги. Склонилась в поклоне:
   - Да, ваше величество?
   - Проследите, чтобы рядом с моим воспитанником были слуги, умеющие держать язык за зубами. Не желаю, чтобы он слушал несуразные слухи. Если кто ещё раз его расстроит... - договаривать не стала. - На сегодня вы свободны!
   Направилась в свою спальню. Пусть графиня думает, что королева наконец-то решила отдохнуть от долгого дня. Но у Анелы на сегодняшнюю ночь были совсем другие планы.
  -- Глава 3. Маскарад
  
   Шум прибоя глушил. Ветер порывом подхватывал подол чёрного платья, пытался стянуть длинную, разукрашенную серебряными нитями вуаль. Та трепетала на воздухе, словно крылья. Анела вдохнула морской воздух. Приподняв вуаль, подставила лицо редким ледяным брызгам от разбивающихся об скалы волн. Море бушевало, стремилось достать до звёзд и сорвать хотя бы одну в свою пучину. Дикая, никем не прирученная стихия. Вот бы распахнуть крылья, сделать шаг и помериться с ней силами... Крылья... Они в прошлом!
   На душе потеплело, предупреждая о приближении иридис. В темноте раздался шум катящихся мелких камней, донеслись шаги.
   - Ваше величество? - уточнил за спиной тихий голос.
   - Ты хотела встретить здесь кого-то ещё? - не оборачиваясь, спросила Анела.
   Море её очаровывало. И из нескольких подземных ходов она всё чаще выбирала пещерный коридор на скальный выступ. Пусть взбираться с него неудобно и до города добираться целую милю, но дикая красота морских просторов перевешивала все трудности.
   - Простите, ваша величество, но будь моя воля, я бы хотела по ночам спать, а не сопровождать неугомонных королев в прогулках.
   Фейс в своём репертуаре. Вежливость - вежливостью, но высказать своё неудовольствие не пременует. Но будь у Анелы выбор, она бы предпочла общаться с главой охотниц вместо всех заискивающих придворных дам. Охотница хотя бы не желала получить какие-либо привилегии и неукоснительно следовала заключённому соглашению.
   Анела обернулась:
   - Думаешь, лучше было, если бы я отправилась на прогулку одна?
   Высокая фигура в тени скалы передернула плечами и плотнее запахнула плащ.
   - Вы вполне способны и на такую глупость. Идёмте?
   И впрямь пора. Анела напоследок бросила ещё один взгляд на шумное море и шагнула за поднимающейся по тропе охотницей.
   Наверху до самой дороги простиралась поляна, залитая лунным светом. Где-то ухнула сова, занятая охотой. Вдали возвышалась стена города, над которым в темноте небес играли блики света. Даже досюда доносились отголоски музыки, сливающиеся с рокотом моря.
   Анела, наконец, смогла рассмотреть Фейс. Охотница выбрала костюм древней воительницы: лёгкая кольчуга до бёдер, кожаные штаны, длинные сапоги, на поясе меч в длинных ножнах и плащ на плечах. Лицо скрывала серебристая полумаска. А чёрные волосы, как всегда, были скручены в строгий пучок на затылке.
   Пока Анела разглядывала охотницу, та рассматривала её.
   - Значит леди Ночь? - проговорила наконец Фейс. - Не слишком ли привлекающий внимание костюм? Сомневаюсь, что кто-либо решится нарядиться в кого-то, связанного с Тьмой.
   - Главное, меня не узнают.
   Анела зашагала к городу. Ветер приносил приятную прохладу со вкусом моря после жаркого дня. Россыпь бриллиантовых звёзд рассыпалась на чёрном покрывале неба вокруг яркой луны. Как бы Анела ни любила солнечный день, время Богини, но иногда просто хотелось насладиться ночным покоем.
   Анела покосилась на размашисто шагающую рядом главу охотниц. Фейс цепко вглядывалась в темноту, искала любого, кто мог бы угрожать королеве. В стороне ощущались стихии других охотниц.
   Анела до сих пор не понимала, как же жрица относится к ней. Просто выполняет приказ Владыки солнечников? Чувствует благодарность, что она поддержала Владыку и настояла на помиловании охотниц и солнечников? А разве Анела могла поступить по-другому? Жрицы - сёстры, семья. Они не виноваты, что их волю усмиряли амулеты. Да и осталось их слишком мало. Нужно держаться вместе. Знать бы ещё, где находится Лания с несколькими жрицами. Что от них ждать? Как смогли скрыться так, что Анела их не видит даже из Радужного мира? А орден Иридис и следа их не может найти? В одном не сомневалась: придёт время, и их пути вновь пересекутся.
   Что Анела точно знала - Фейс ей не враг. До тех пор, по крайне мере, пока Анела не угрожает людям. Пока думает о благе всех амбранийцев. Пока Владыка солнечников на её стороне.
   Тогда, два года назад...
   Прошло несколько дней после того, как Злат и Китан покинули столицу. Дед вместе с Кришаном окружили Анелу охраной, стараясь следить за каждым её шагом. На душе было тоскливо и одиноко. И от отсутствия дорогих людей, и от понимания, что как бы она ни хотела сама решать судьбу страны, это не получится, пока она не научится противостоять ордену. Дед просто ей это не позволит, держа в неведении и потчуя выверенными сведениями. Даже Кришану полностью доверять нельзя - он подопечный деда. Нужен кто-то, кто никогда и ни за что не поддержит орден. К бывшим ведьмам обратиться не могла. Большая часть на стороне князя. Всё же он стремился вернуть им былое величие. Остальные предпочли свободу и уединились где-то в лесах. Единственная, кому из бывших ведьм Анела полностью доверяла, - это Люси. Но одной её мало.
   И тогда Анела вспомнила про охотниц. Но захотят ли они поддержать ту, кого преследовали и которую считали одной из приспешниц Тьмы? Пока не спросишь, не узнаешь.
   Охотницы находились в казематах, которые могли удержать любую из иридис. Их судьбу хотели решить после войны. А до тех пор Владыка солнечников заверил, что проследит за ними.
   Чтобы незаметно выбраться из дворца, пришлось вновь обращаться к Ару. Он смог незаметно провести её в Амбранийский храм, на встречу с Владыкой. Тот легко согласился с просьбой Анелы. Приказал привести Фейс и вместе с Аром удалился, позволив без лишних ушей поговорить.
   Когда Фейс вошла в кабинет, её стихия огненной саламандрой потянулась к Анеле: признавая, преклоняясь, требуя ласки. Охотница, оставшаяся стоять у двери, усилием воли заставила её присмиреть и подозрительно прищурилась. Анела мысленно улыбнулась. Хотя бы стихия на её стороне.
   Первой заговорить не спешила, как и Фейс. Охотница с последней встречи осунулась, побледнела. Неудивительно. Три седмицы в подземелье, без солнца и в неизвестности. Страшно. А вот чёрные глаза продолжали проницательно сверлить Анелу.
   - Ну и?.. - первая нарушила молчание охотница.
   - Да осветит твой путь Богиня, - вежливо поздоровалась Анела. - Я хотела с тобой поговорить.
   - Так говори.
   Иногда попросить помощи бывает сложнее, чем биться лбом в глухую стену. Но охотницы Анеле нужны. И не только потому, что они смогут противостоять орденцам. Они - семья. Избавиться от этого чувства она не могла. Да и зачем?
   - Мне нужна помощь, - выдавила Анела.
   - А с чего ты решила, что мы тебе будем помогать? - с вызовом бросила охотница.
   - Фейс, сначала выслушай меня, а потом уже говори "нет", - Анела сдерживалась, стараясь не повышать голос. Показала рукой на стул напротив.
   Жрица, нахмурившись, смотрела на Анелу, словно желала разглядеть, что та задумала и чем может угрожать. Но всё же подошла к стулу, села и в ожидании застыла.
   - Стихии вас не беспокоят? Справляетесь?
   Анела спросила, чтобы хотя бы как-нибудь начать разговор. От Владыки она точно знала, охотницы усмирили свои стихии и легко управляли ими. Уничтожение Анелой ограничивающих амулетов сильно не повлияло на них.
   Фейс ответила коротким согласным кивком.
   Анела осторожно продолжила:
   - Хорошо. Долг охотниц, ты, надеюсь, не будешь отрицать, в защите людей. В основном от иридис, от их стихий. Вас учили, как от них защититься, сдержать и справиться с иридис, попавшей под власть своей силы. Как понять, виновны они или нет. А как насчёт ордена Иридис? Как вы к нему относитесь? Сейчас князь Прометий стремится вернуть прошлое, чтобы во главе страны стояли иридис...
   - Только не говори, что и ты сама этого не хочешь...
   - Я жрица. Меня так воспитали. Храм был моим домом, матушка и сёстры - семьёй. И твоё нежелание это понять - ничего не изменит. Я не могу пойти против людей. Но я и иридис. Я каждую из вас чувствую частью себя, роднёй, сестрой. А бороться сама с собой? Трудно, невозможно... Сейчас, когда амулеты на вас не действуют, думаю, вы чистым разумом успели всё обдумать, - помялась, сдерживая вопрос. Но всё же спросила: - Ты ни о чём не жалеешь?
   - А это не твоё дело! - нахмурилась Фейс.
   Жалеет, но не признается. Ни Анеле.
   - Может и не моё. Я предлагаю вам заняться тем же, что делали раньше. Охранять людей от иридис.
   - Решила занять место мессира? Спасибо, но беспрекословными собачонками мы быть больше не желаем, да и не сможем.
   - Не дай Богиня, Фейс! Никогда бы я не хотела стать такой, как ваш мессир. Я даю вам свободу. Да, я надеюсь, что вы будете мне подчиняться. Что станете теми, кому я смогу доверять и кто сможет противостоять орденцам. Но если посчитаете, что мой приказ идёт в разрез вашим... - замялась, подбирая слова, - убеждениям, то я настаивать на его выполнении не буду.
   Фейс молчала. Анела отвела от неё глаза, внутренним взором присматриваясь к огненной стихии. Та сдавала хозяйку со всеми потрохами. Переливающаяся саламандра то тянулась к Анеле, то замирала, или же возвращалась к хозяйке. И так несколько раз. Выдавая сомнения. Интересно, а если Анела позовёт стихию к себе... И тут же мысленно хлопнула себя по рукам. Фейс должна решить сама. Но словами-то подтолкнуть можно?
   - Есть ещё одна причина. Я боюсь, - призналась Анела. И не погрешила против истины ни на каплю моросящего дождя. - Если я не справлюсь со своими стихиями, мне нужен кто-то рядом, кто меня остановит... - на Китана она перекладывать такое не хотела. Он не сможет нанести ей вред. Да, ей нравились стихии, текущие с кровью по венам. Нравилась сила, наделяющая могуществом. А от крыльев она была просто-напросто в восторге. И ловила каждый миг, чтобы полетать. Окунуться с восторгом в синь небес, обняться с ветром. Стать свободной от всего на свете. Но ведь у стихий есть и обратная сторона. Принцесса Нория с ними не справилась. И стала той, кем до сих пор пугают детей, да и взрослых. Анела не хотела бы стать такой же.
   - Остановила? - удивлённо переспросила Фейс. На лице мелькнуло понимание. Качнула головой, словно не предполагала от Анелы этого услышать. - Хорошо, ваше величество, я согласна. Сёстры меня поддержат.
   Анела с облегчением улыбнулась. Мысленно погладила коснувшуюся её огненную саламандру. И встала. Пора перекинуться парой слов с Владыкой и вернуться во дворец, пока её отсутствия не заметили.
   - Ваше величество, - окликнула охотница. - А вы не боитесь, что вашим ведьмам не понравится наше освобождение?
   Об этом она пыталась не думать.
   - Они поймут... когда-нибудь.
   Потом было противостояние с дедом. Но поделать он ничего не мог. Совет в основном состоял из людей, а она как-никак всё же королева, посаженная им на трон. И прямо перед всем советом выступить против её решения он не мог. Только потом один на один князь высказал, что думает, но поздно. Анела представила всё так, что охотницы будут заниматься лишь прежними обязанностями: разбираться с переступившими закон иридис. А то, что станут её личной тайной гвардией, предпочла умолчать.
   А вот Люси пришлось всё разъяснить. Неприятно было вспоминать о том разговоре. Их ссору долго ещё вспоминали во дворце...
  
   Что-то часто сегодня мысли возвращались в прошлое.
   - Фейс, мне нужно будет уехать из Амбрании. Я бы хотела тебя кое о чём попросить... - нарушила тишину Анела.
   - Да?
   - Присмотри за моими родными. Аром, Мишаней, сёстрами. Девочки прибудут через несколько дней. Не хочу доверять их опеку князю Прометию и его ордену.
   - Как скажите, - через недолгое молчание ответила Фейс.
   Анела с облегчением выдохнула. Обещанию охотницы она верила.
   Городские ворота в честь праздника были открыты. Анелу с Фейс встретила музыка и яркие огни в фонарях. Чем ближе подходили к дворцовой площади, тем больше встречалось людей. И все были в костюмах и масках. Маскарад был в полном разгаре. Редкие тёплые ощущения родства сообщали, что среди людей есть и иридис. От них Анеле, к сожалению, не скрыться. Королеву каждая из них почувствует, если даже та будет находиться на другом конце города. Но именно это и являлось защитой. Попробуй пойми, где королева точно находится. Если только не приблизятся слишком близко. Или же Анела не пошлёт зов.
   Анела лишь мельком глянула на запертые железные ворота, за которыми сквозь стволы липовой аллеи темнела громадина замка. Если дворец в старой столице, казалось, появился из сказки, то свой замок Чаврус превратил в неприступную крепость. И праздник в нём не ощущался. Может, зря она запретила что-либо затевать?
   Невольно оглянулась на статую в центре площади. Всадник. Голова гордо вскинута, взгляд направлен далеко-далеко, рука на навершии меча. Злат. Цветы к памятнику она успела положить на рассвете перед конной прогулкой, когда на площади никого не было.
   Анела решительно шагнула к одной из ярко-освещённых улиц.
   В конце неё расположилось одноэтажное здание. Ярко под фонарём горела вывеска "У дворца". Самая престижная таверна города. Дверь ни на мгновения не оставалась закрытой. То входили, то выходили люди. Смеялись, разговаривали. А где лучше тайно встретиться, как не в самом многолюдном месте? Все будут в костюмах, все общаться. Двоих и не заметят.
   Анела толкнула дверь и на миг замерла на пороге от окруживших её тепла и родства. Поморщилась. Десять иридис, не считая её саму и Фейс, на одну таверну. Хорошо, что те, кто сопровождал на улице, в помещение не вошли. Их и так много. Пусть охотницы занимали столики в разных местах большого заполненного людьми помещения, вели себя непринуждённо: пили, ели, разговаривали. Все, как на подбор, высокие, стройные. Волосы вместо обычных пучков свободно распущены. Длинные платья подчёркивают стройные фигуры. Лица скрывают полумаски. Ни за что не принять за умелых воительниц. Но от них веяло настороженностью, подозрительностью и решимостью, а никак не радостью и ликованием праздника. Работали. Оставалось надеяться, что не вспугнули посредницу.
   - Фейс, ты перестаралась. Хватило бы двух-трёх, - недовольно бросила Анела. Даже боясь спрашивать, сколько охотниц сопровождало их по городу. Такое чувство, что в сегодняшней прогулке участвовал весь отряд. Все двадцать охотниц.
   - Не собираюсь рисковать. Вокруг слишком много народа.
   - Неужто боишься за меня? - не удержалась Анела усмешки, осматривая таверну.
   - Вы сейчас нужны стране, - сдержано ответила охотница.
   Анела удивлённо покосилась на Фейс. Неужели признала, что и от королевы иридис может быть польза? Говорить ничего не стала, не до этого. Чужая стихия рыжей змейкой коснулась сердца, словно зовя за собой. Анела мысленно прислушалась к ней. Интерес и насмешка. А также азарт. "Вот только, Ринни, без шуточек, пожалуйста!" - мелькнула мысль. Надеяться на это не стоило. С посредницей она уже встречалась и чего ожидать представляла.
   Анела показала Фейс на один из столиков, где оставался свободный стул рядом с одной из её охотниц. И направилась на зов стихии.
   Ринни сидела за крайним столиком, почти у самой лестницы на второй этаж, и даже не думала прятаться за маской. Чёрные брюки, длинные сапоги, куртка до бёдер. На поясе ремень с несколькими холщёвыми мешочками, через плечо перекинута сумка. Золотистые волосы заплетены в тугую косу, а зелёные глаза на личике-сердечке насмешливо сверкают. Совсем девчонка. Лет пятнадцать или шестнадцать. И уже помощница Главной ведьмы, чем горда донельзя.
   Анела села напротив:
   - Да осветит твой путь Богиня. Как добралась?
   Стихия иридис сразу потянулась к Анеле. Спокойная, настойчивая. Стихия Земли. Анела вновь мысленно погладила рыжую змейку и отправила к хозяйке. Ринни довольно зажмурилась, словно кошка, греющаяся на солнце.
   - И ваш путь тоже. Я-то добралась хорошо, - улыбнулась чуть погодя иридис. - А вот у вас, судя по всему, неприятности? - лёгкий кивок на зал. - Или, - будто с ужасом прижала к губам руки, - неужто меня боитесь? Я ведь паинька.
   - Я так и поверила! - буркнула Анела. - Ринни, давай сегодня без шуточек. У меня был тяжёлый день.
   Иридис тут же посерьёзнела:
   - У диких появилась гостья из Амбры. Некто Аника. Утверждает, что хочет свободы, не желает подчиняться самозваной королеве, что...
   Анела, прикрыв глаза, произнесла мысленно имя раз, другой. И прохладная стихия показала перед внутренним взором образ и подсказала, кто такая Аника. Как бы Анеле не хотелась пользоваться стихиями, но некоторые способности королевы иридис были весьма полезны. Хотя бы чувствовать, где находятся иридис, нужна ли им помощь, их настроение.
   - Русоволосая, голубые глаза, стихия - вода...
   - Да.
   Анела вздохнула:
   - Она из ордена. Князь всё же вышел на вас.
   Но почему ей ничего не сказали? Ни Кришан, ни дед. Ведь она говорила, что ей нужно знать, где находятся дикие ведьмы. Неужто деда заинтересовали порталы? И он решил использовать их без ведома Анелы?
   - Как давно она к вам пришла?
   - Уже с месяц, наверное. Главная так и думала, что с ней не так всё просто.
   - Люси трудно обмануть. Как успехи с порталами?
   Зелёные глаза с воодушевлением засверкали, Ринни подалась через стол вперёд:
   - У них получилось. Пусть только перенести ветку с одного края стола до другого. Но получилось! - и тут же потухла. - А вот большего пока добиться не удаётся.
   К счастью? Пусть порталы были бы полезны. Очень полезны! Путешествовать с места на место за миг - самое настоящее чудо. Но пугали сведения из древних книг Старой Амбры. В далёком прошлом иридис уже пытались разобраться с порталами, и чуть весь мир не затянуло в неизвестность. Только вмешательство тогдашней королевы не дало разразиться катастрофе. Именно это знание заставило Анелу попросить помощи у Люси и отправить ту к ведьмам. Даже если это привело к ссоре с Китаном. Опасные исследования лучше не оставлять без присмотра. Как бы Анела хотела, чтобы все иридис занимались своими экспериментами в каком-нибудь одном безопасном месте! Чтобы не было таких случаев, как с порталами или же с использованием людей в опытах. Только как иридис заинтересовать стихийными институтами?
   - Ринни, ещё что-то?
   - Ах да, - заулыбалась посредница. Развязала сумку, осторожно достала книгу в жёстком с радужными бликами переплёте. И положила на стол. - Главная просила передать. Вы, кажется, в прошлый раз о ней говорили.
   Анела слушала в пол уха. Она не могла оторвать взгляд от книги. Бережно, чуть касаясь кончиками пальцев, обвела выдавленные буквы названия: "Королевские стихии. Защита себя и других". Лишь только раз упоминалось это название в одной из старых книг. Два года назад Анела безрезультатно перерыла в её поисках всю библиотеку в Старой Амбре. Думала, пропала навсегда. Когда просила узнать у Люси, не слышала ли та о книге, на согласный ответ даже не надеялась. А то, что будет держать её в руках...
   - Где? - тихо выдохнула она.
   - У диких, - пожала плечами Ринни. - Они благоговеют перед старыми книгами. Но отказать Главной не посмели. На этом всё? - вновь усмехнулась девушка. - Надеюсь, охотницы охоту на меня не откроют?
   - Нет, конечно, - отмахнулась Анела. Прощание Ринни прозвучало где-то на периферии сознания. Непреодолимо тянуло открыть книгу здесь на месте, окунуться в знания, которые защитят родных.
   Анела усилием воли заставила себя отвлечься. Нужно возвращаться во дворец. Как бы её отсутствия кто не заметил. Встала, повернулась к выходу.
   - Отродье Тьмы! Стой! Убью! - разнеслось по таверне.
   Вслед за криком, заставившим всех повернуть головы к лестнице на второй этаж, раздался грохот захлопнувшей двери. На площадку выскочил беловолосый парень, на ходу заправляя рубаху в брюки. Оглянулся куда-то через плечо:
   - Да что вы орёте?! Ну, доставил бы я вашей жёнушке немного радости... - у парня был красивый, чистый и глубокий голос.
   - Немного радости?! - от рёва, казалось, дрогнули стены.
   - Да поня... - договорить парень не успел, отступился и полетел по лестнице вниз. Пересчитал все ступени, на каждой поминая Тьму, Иридис и Богиню, проехался по полу на спине и остановился прямо у ног Анелы. Открылся один жёлтый глаз, затем другой. И раздался вздох восхищения:
   - Прекрасная леди Ночь, я доигрался? Вы пришли забрать меня из этого мира? С вами хоть к Златым вратам...
   Желание узнать, цел ли парень, испарилось. Жив и невредим! Раз ещё умудряется заигрывать с первой встречной, у которой и лица-то за вуалью не разглядеть.
   - Где он? - наверху лестницы появился разъярённый великан с огромным мечом наперевес.
   - Ну вот. Рано обрадовался. Жив ещё, - парень покосился на великана. - Хотя, видно, и ненадолго. Госпожа, простите, но как бы вы ни были прекрасны, я должен вас покинуть.
   Ловко перевернулся под ближайший стол. Затем, скрываясь за ногами посетителей, переполз под следующий. Великан, перепрыгивая через несколько ступеней, спустился по лестнице и устремился к столикам. Лицо искаженно яростью, из груди вырывается рычание, а широкая рука сжимает меч с такой силой, что побелели костяшки. Видно, настроен не просто убить незнакомца, а не отказался бы и помучить напоследок. Но догнать шустрого парня не мог. Отставал от стола до стола. Посетители резко отодвигались поближе к стенам от него. Когда парню до дверей остался один столик, крупный мужчина, сидевший за ним, вскочил и вытащил парня за грудки:
   - Какого ты?..
   - Держи его! - взревел великан и бросился к ним.
   Парень дёрнулся и вывернулся из захвата. Налетел спиной на соседний стол. Вино, еда брызнули на женщину в белоснежном наряде. Та с визгом вскочила.
   - Простите, леди. Это он меня толкнул! - парень ткнул пальцем в мужчину и поспешил отойти с дороги, пропуская кавалера дамы.
   Через миг Анела уже ничего увидеть не могла за спинами окруживших её охотниц. Но судя по грохоту, мужским ругательствам и женским визгам, в драку включились все. Единственный тихий остров - охотницы. К ним, видно, приближаться опасались. Пока, по крайне мере.
   - За спинами прекрасных дам мне скрываться ещё не приходилось. Леди, позволите, я посижу тут с вами немного, пока страсти не поутихнут? И чего они все так взъелись?
   Анела со вздохом обернулась. Это и впрямь был желтоглазый парень. Как только смог проскользнуть мимо охотниц?
   - Леди, - оглянулась Фейс, - выкинуть его отсюда?
   - Госпожа, как вы только можете?! - парень с ужасом прижал руки к груди. - Меня там разорвут на части! - чуть склонил голову набок, сквозь длинные ресницы с мольбой смотря на охотницу. Будто кот, выпрашивающий у хозяйки побольше сливок. - Взываю к вашему состраданию и милосердию.
   Фейс поморщилась и с ожиданием посмотрела на Анелу. Она отрицательно качнула головой. Выдворяя парня из их островка спокойствия, могли привлечь к себе внимание. Это последнее, что ей нужно.
   - А поделом было бы, - буркнула Фейс и вернулась к залу. Считает парня не опасным для Анелы? Странно.
   Анела разглядывала незнакомца. Высок. Изящен. Длинные кожаные сапоги. Чёрные брюки с широким ремнём подчёркивают крепкие ноги. На ремне висит небольшой кинжал. Верхние пуговицы на ярко-красной просторной рубахе расстегнуты, оголяя загорелую кожу. Белые волосы заплетены в косу, тянувшуюся чуть ли не до пояса. Короткая чёлка торчит во все стороны. Жёлтые глаза по-кошачьи прищурены, а на губах - лукавая усмешка. В мочке уха желтеет серьга - в деревянной круглой оправе капелька янтаря.
   - Ну как я вам? - подмигнул он.
   Парень красив, несомненно. И прекрасно это знает. А своим голосом способен обворожить кого угодно. Что и пытается сделать!
   - Не в моём вкусе, - отвернулась Анела. А то, что сердце чуть чаще забилось - это просто от тревоги. Всё же нужно возвращаться во дворец, а они здесь застряли.
   - Я в отчаянии, - простонал парень.
   Неужто?
   - Мне вот интересно, - задумчиво продолжил он. - Леди, что защищают вас, внушают тревогу. Ни один человек в здравом уме не решится к ним подойти. А единственные женщины, которых боятся люди, это иридис. Так кто же вы, леди Ночь?
   Дальше находиться в таверне просто напросто опасно. Ни один этот парень может заинтересоваться, кого защищают девушки. Да и на шум могли нагрянуть стражники. А встречаться с ними ей было тем более не резон.
   Анела притронулась к плечу Фейс.
   - Нужно уходить.
   Охотница кивнула. Но выполнить задуманное не успели.
   Хлопнула дверь.
   - Прекратить! - пронёсся по таверне негромкий приказ.
   Требовательность в нём заставляла прислушаться и подчиниться. Не удивительно, что в таверне стало тихо.
   Этот голос Анела знала. Вот только тихая властность в нём была непривычна. Мысленно хмыкнула: "Пусть только Кит ещё раз скажет, что не способен кем-либо командовать!" Чему-то, да общение с генералами его научило.
   Охотницы расступились, пропуская её. У дверей стояли Китан и Ар. И с одинаковым недовольным прищуром смотрели на неё. Только братьев ей для полного счастья не хватало.
   Посетители таверны замерли у стены, склонившись в приветственном поклоне. Видно, узнали принцев.
   Братья шагнули ей навстречу.
   - Леди, позвольте вас проводить до дома, - приторно-вежливо предложил Китан.
   Наверняка только она чувствовала сдерживаемую им ярость. Да и Ар, подбадривая, коснулся ладони. Ему не раз уже доставалось от брата.
   Любопытные людские взгляды сверлили спину, пока Анела с братьями и иридис шли к выходу из таверны.
   Улица встретила музыкой, смехом.
   - Леди, кажется, вас ждёт головомойка? Удачи! - с иронией бросил желтоглазый парень, вышедший следом за ними. - С удовольствием бы вас защитил. Но дела, дела.
   Махнул рукой и исчез в направлении площади. Китан, проводив его подозрительным взглядом, взял Анелу за запястье и потянул в противоположную сторону. Охотницы последовали за ними, и когда остановились в пустом переулке, окружили. И всё в тяжёлом молчании. Интересно, а может ли королева позволить на себя орать? Даже братьям? Вот только разве это остановит Китана?
   - Ты что творишь?! О чём думаешь, гуляя по городу без сопровождения?! А если бы... - прорычал Китан, нависнув над ней.
   Первое правило защиты - нападение.
   - А если бы что? - прервала она, прищурившись.
   - Ой, что сейчас будет, - пробормотал Ар, отступая.
   Китан предсказуемо на миг замер. И пока он не начал вновь кричать, заговорила она. Холодно и жёстко.
   - Я позаботилась о своей охране, - кивнула на охотниц. - По-глупому рисковать не собираюсь. Ещё не всё сделано. А встретиться кое с кем я должна была. А вот позволь спросить, где ваши хранители? Что-то ни одного не вижу, - и повысив голос: - Так кто здесь должен орать?
   Китан запустил руку в волосы, снова разлохматив их.
   - А ты бы желала, чтобы мы наткнулись на тебя с орденцами за спиной? Когда я узнал тебя, в сопровождении одной только Фейс продирающуюся через толпу...
   - Не преувеличивай!..
   Китан словно не услышал, продолжил, наверняка не понимая, что уже оправдывается.
   - ... мы с Аром ускользнули от охраны через переулки и последовали за вами. Как я помню, подоспели как нельзя вовремя!
   - Куда это вас носило на ночь глядя?
   Китан переглянулся с Аром и оба одновременно склонили голову. Словно боялись, что она может лишь по глазам догадаться, а раскрываться не желали.
   - Китан? - подозрительно прищурилась Анела.
   - Кит ни при чём! - вмешался Ар.
   - Почему я не удивлена? И куда ты снова втянул брата?..
   - Ваше величество и высочества, не хотела бы вас прерывать, - тихо заговорила Фейс. - Но у нас неприятности.
   Предупреждение в голосе охотницы заставило отвлечься от братьев и осмотреться.
   Из-за переулка на улицу вышла внушительная компания с самым вызывающим видом. С выразительно приготовленным оружием: мечами, ножами и дубинами. Никак не сомневались, что справятся с двумя парнями, которые сопровождают компанию красивых девушек.
   - Фейс, так покажи, кто вы такие, - отмахнулась Анела.
   Скрываться сейчас не имело смысла. Признать в ней королеву вряд ли смогут, примут за одну из владеющих стихиями.
   Охотницы переглянулись. Вперёд вышли две из них. Совсем молоденькие, но в глазах уже уверенная непреклонная сталь. Одновременно подняли руки. От огненной стихии, окружившей девушек, потеплело. Между ладонями охотниц появились отблески пламени, уже видимые всем.
   Головорезы застыли, словно наткнулись на стену, перебросились парой фраз, развернулись и зашагали обратно. Как ни в чём не бывало. Мол, они просто гуляют. Дураков связываться с иридис среди них не нашлось. А вот то, что они разгуливают рядом с дворцом, как у себя дома, неприемлемо. Если бы на их пути оказался кто-то из горожан?
   - Китан, поговори с графом Волынским. Поинтересуйся, чем его стражники заняты. Коли обязанности не выполняют!
   Китан, также хмуро сопроводивший взглядом исчезающих за поворотом головорезов, кивнул:
   - Поговорю! - повернулся к ней. - Сейчас домой?
   - Домой! - кивнула она. Заметив, как на лицах братьев мелькнуло облегчение, добавила: - А по дороге расскажите, куда вас носило!

****

   Ар весь остаток дня не находил себе места. Возмущение и злость бушевали в груди. Он нашёл письмо, он первый сообщил, что отец жив, а старшие брат и сестра отстранили его от спасения. Несправедливо! Он должен его спасти, он должен сам лично первый его увидеть, первый прикоснуться и первый услышать голос. Это его отец!
   Но как бы он ни хотел, приходилось смириться с тем, что в империю он не попадёт. Значит, нужно узнать всё возможное здесь, в столице. И сначала прояснить, откуда появилось письмо. Кришан прав -- странно, что оно попало к заговорщикам. К главе СОА не обратиться. Он после приказа Анелы вообще не ответит ни на один вопрос. Значит, нужно наведаться в тюрьму и узнать всё из первоисточника.
   Вырваться из дворца не удалось. Стоило подойти к выходу, как хранители загораживали дорогу. Да и воспользоваться тайными ходами не получилось - с Ара ненавязчиво не спускали глаз. На возмущение -- один ответ: "Простите, ваше высочество, приказ королевы!"
   Помочь бы мог Китан, его приказы выполняли наравне с Анелиными. Но тот после обеда вернулся к себе в полк: оставить кое-какие распоряжения и завершить дела. Но, по крайне мере, брат обещал сегодня вернуться. Осталось его дождаться.
   Ар уселся на подоконник и, глядя в окно, выходящее на липовую аллею, стал ждать. Усмиряя нетерпение, заставляя себя ни о чём не думать, не гадать и не замечать застывших неподалёку хранителей. Едва слышно доносилась музыка с площади. На тёмном покрывале небес распускались одна за другой звёздочки-цветы. Звон склянок в главном храме Амбрании известил: наступила полночь.
   В конце аллеи показался одинокий всадник. Ар выпрямился, напряжённо вглядываясь в него. Фонарь осветил крепкого рыжего рысака. Вольный! Наконец-то!
   Ар, не мешкая, бросился в холл, чтобы успеть перехватить брата. Словно ураган пронёсся по коридорам, мысленно проклиная огромный дворец и нужное окно лишь на втором этаже. Успел!
   Когда выскочил на парадную лестницу, Китан как раз передавал плащ дворецкому. Судя по поникшим плечам, по медленным плавным движениям, брат устал. Значит, уговорить его на авантюру будет сложно. Но сложно -- не значит невозможно!
   -- Кит! -- перепрыгивая сразу несколько ступеней, завопил Ар.
   Брат удивлённо поднял голову и тут же нахмурился.
   Ар, остановившись перед ним, с мольбой выдохнул:
   -- Мне помощь нужна.
   Кит, отгораживаясь, сложил на груди руки и всё так же хмуро спросил:
   -- Что ты снова задумал?
   -- Кит, не могу я так, -- проникновенно начал Ар, с мольбой заглядывая брату в глаза. -- Не даёт мне покоя это непонятное письмо. Я хочу знать, откуда оно у маркиза. Кто передал.
   Китан лишь ещё больше нахмурился:
   -- Кришан...
   -- Да причём здесь Кришан?! -- возмутился Ар и зашагал по холлу, каждое высказывание для убеждённости сопровождал взмахом руки. -- Если уж он скрыл от нас содержание письма, так что ещё мог не рассказать? Я желаю из первых уст узнать о письме! Лично от маркиза. А эти стражники не выпускают меня из дворца. Анела приказала, -- и вновь замер перед Китаном. -- К тебе они прислушаются...
   -- До утра это подождать не может?
   Да какое "до утра"? Нужно срочно знать. Мало ли что может произойти.
   -- Кит!
   Китан мгновение вглядывался в него, что-то словно искал на лице или пытался понять. Запустил руку в свои волосы и кивнул.
   -- Хорошо. Пойдём вместе, -- от усталого вздоха брата на миг кольнула иглой вина.
   Но отказываться от своего решения или же переносить на другой день, Ар не собирался.
    
   До тюрьмы в сопровождении хранителей добрались без неприятностей. Стражники беспрепятственно пропустили принцев.
   Эндина маркиза Вильвий и его приятелей поселили в одной просторной камере. В осунувшемся в помятой одежде и с взглядом, в котором застыли непонимание и страх, человеке трудно было узнать того ночного высокомерного наследника. Он подошёл к решетке и с надеждой переводил взгляд с Китана и Ара. Его сокамерники выстроились за спиной с не менее вопрошающими лицами.
   -- Ваши высочества, что с нами сделают? -- выдохнул он.
   Ару ничуть не было их жалко. За глупость нужно расплачиваться. Наверняка, когда они затевали свой так называемый заговор, у них не было ни единого сомнения, что выкрутятся, что родители помогут. Власть и деньги всегда позволяли им прикрыть свои делишки, узнай о которых двор, им не поздоровилось бы. Кое-что двор не прощает никогда. Втихомолку занимайся чем угодно, но если произойдёт огласка -- то будь готов принять и наказание. Лицемерно, но правдиво.
   Анела, насколько Ару было известно, запретила кроме людей Кришана кого-либо к ним пускать, в том числе и родителей. А неизвестность и ожидание -- самые жуткие учителя.
   -- А ты как думаешь? -- фыркнул Ар.
   Китан не вмешивался. Отступил в сторону и, сложив на груди руки, прислонился спиной к стене, закрыл глаза. Интересно, сколько он не спал?
   -- Ваши высочества, мы ведь только хотели справедливости! Королева незаконно занимает ваш трон. Она...
   -- А вот про нашу сестру ни слова! -- прорычал Ар. Какой-то болван смеет критиковать Анелу? -- Не тебе, да и никому, кроме нас самих, не решать, кто должен занимать трон!.. Я желаю знать, откуда у тебя письмо?
   -- Письмо? -- недоумённо переспросил аристократ.
   -- Голубое с белой линией.
   -- Не помню... - замотал головой маркиз. - Правда, не помню! Не было среди посланий, которые забрали из тайника, такого письма. Сам перебирал конверты. Я и заметил его не сразу, уже на столе в комнате. Прочитать не успел... Ваши высочества, я готов всё рассказать, только пусть нас выпустят на свободу. Мы больше никогда...
   -- Вот то, что никогда, это точно, - холодно прервал Ар. - Из глубинки не очень-то удобно будет заговоры устраивать. Китан, пойдём. Здесь нам больше нечего делать.
   Свежий ночной воздух выветрил весь затхлый запах темницы.
   -- А не мог письмо подкинуть кто-то из них? -- спросил Китан.
   -- Я всех этих так называемых заговорщиков отлично знаю. Главный среди них маркиз. И сделать что-либо без ведома своего заводилы -- не посмеют. А ему врать незачем. Но откуда всё же письмо возникло? Неужто кто-то из иридис замешан? Но...
   -- Они против королевы не пойдут!
   Разговаривая, они дошли до площади. Кит вдруг на миг замер, и пошёл дальше, словно ничего не случилось. Но от Ара не укрылась его заминка. И когда Китан вдруг шёпотом произнёс:
   -- Нужно оторваться от хранителей.
   Ар не стал задавать вопросы, решив, что узнаёт всё после. Он схватил Китана за рукав и потянул в первый попавший переулок.
   -- Бегом!
   Первым помчался вперёд, слыша за спиной шаги брата. Знакомый дом оказался за пятым по счёту поворотом. Хранители чуть отстали, и Ар, дождавшись брата, толкнул того в приоткрытую дверь и прижал палец к губам. Охрана промчалась мимо.
   Ар выдохнул и потянул Китана по тёмному коридору внутрь дома.
   -- Где мы? - тихо спросил Китан.
   -- У знакомых. Их сейчас нет в Амбре. Так зачем тебе приспичило избавляться от хранителей? Надеюсь, не зря я засветил один из своих секретных отходов?
   -- Нам нужно на площадь. Срочно. Не хочу, чтобы Анела влезла во что-нибудь одна, - хмуро ответил брат.
   -- Анела? Она снова отправилась на свою ночную прогулку?
   -- Снова?
   Рассказать? А! Всё равно проболтался, а отомстить сестре за то, что она запретила покидать дворец, очень хочется. Пусть Анела нотации Китана послушает. Не всё ей их читать.
   Парадная дверь дома как раз выходила на площадь. Китан заметил, куда Анела с главной охотницей повернули. Подоспели как раз вовремя, на заварушку в таверне.
   ****
   Из темноты переулка выступил человек, закутанный в серый плащ. Глядя вслед королеве Амбрании, чуть склонился в лёгком поклоне:
   -- До скорой встречи, маленькая королева. -- Выпрямился. Луна отразилась в остеклевших жёлтых глазах, осветила жёсткую усмешку. -- Очень скорой.
   Мужчина развернулся и зашагал к переулку, куда до этого ушли головорезы.
  -- Глава 4. В путь
   Мост в Амбру - столицу Амбрании - остался за спиной. Дорога извилистой пыльной рекой стремилась к лесу и терялась в его тени. По сторонам стелились поля нежной зелёной травы, на которой золотистые цветы Мать-и-мачехи казались следами, оставленными Богиней. Око ярко светило с безоблачного неба, благословляя путь. И лишь свежий северный ветерок с моря разгонял жару и духоту, необычные для начала весны.
   Снова дорога, снова странствия и снова впереди неизвестность. За спиной остался королевский дворец со всеми интригами, лицемерием придворных и стремлением их отхватить как можно больший кусок власти. Остался князь Вэлерий, который подозрительно в эти дни не заговаривал о возвышении иридис, о том, что нужно больше их в совете, что необходимо отобрать у людских аристократов владения и вернуть истинным хозяевам.
   На что дед надеется? Он умён и должен понимать, что это вновь приведёт к войне, к противостоянию, к разделению и... к ослаблению страны. Да, иридис сильнее за счёт своих стихий. Но разве три века назад эта сила помогла? Людей больше -- и было, и есть.
   За три века часть иридис породнилась с людьми. Теперь на стороне людей будет не одна обладающая силой, а, как минимум, несколько. И они будут сражаться друг с другом? Сестра против сестры? Не желает она этого!
   И про характер женщин-иридис не нужно забывать. Они никогда не стремились к власти, даже в прошлом. Предпочитали всё время посвящать своему таланту: писали стихи, романы, сочиняли и исполняли песни, танцы, рисовали великолепные картины, исследовали мир, экспериментировали. А их мужчины пытались перещеголять друг друга в ведении войн. И что в итоге? Люди для одних стали подопытными зверями, а для других -- пешками в битвах. Пешками, которых не жалели. Людей ведь много. И что такого, если погибнет сотня, останется ещё тысячи. Иридис возгордились, чувствовали свою силу, непогрешимость. А ведь только благодаря самопожертвованию людей смогли тогда отбросить имперскую армию и сохранить Амбранию единой. Неужто дед об этом не думал? Желает повторение прошлого? Надеется на что-то? Не понимает она его!
   -- Анела, думаешь, он жив?
   Тихий вопрос Китана заставил вынырнуть из дум и посмотреть на брата. Белоснежный плащ с позолоченным обрамлением по краю перекинут через плечо. Под Оком блестит кираса с высеченным на ней гербом Амбрании: венцом с пятью кристаллами, который пересекает меч с янтарным навершием. Старый герб Анела перед дедом отстоять не смогла. Но хотя бы оставили меч, заменив лишь пламя на венец. Золотистые волосы брата скрыты под шляпой с широкими полями.
   Китана в форме гвардейца навряд ли кто принял бы за принца. Для безопасности, да и скорости решили, что Анела и Китан скроют своё происхождение. На отряд гвардейцев и одну из жриц-охотниц не обратят столько внимания, сколько на огромный королевский кортеж с большим отрядом гвардейцев, с позолоченной каретой королевы, с телегами запасов, вещей и подарком императору. После такого кортежа, покинувшего столицу вчера утром, немногочисленный отряд -- всего двадцать с лишним человек вместе с Анелой, Китаном и двумя её охранниками из ордена -- никто и не заметит. С официальным кортежем воссоединятся в маленькой крепости на границе с Иримским княжеством.
   Анела натянула поводья, не позволяя Северянке цапнуть за холку Вольного, приблизившего слишком близко. Поёжилась под лёгкой кирасой, которую пришлось надеть под золотистую мантию -- требование капитана гвардейцев Джосия, раз уж Анелу не защищают толстые стены королевской кареты. Чтобы она да заменила свободу верхом на Северянке на духоту и тряску? Да ни за что на свете!
   Пусть под кирасой была надета плотная рубаха, доспех всё равно стягивал и сжимал тело. Да и жарко.
   -- Я не знаю, -- наконец со вздохом тихо ответила Анела, заметив нетерпеливое ожидание на лице брата. Как бы ни хотела успокоить его, но поверить, что король жив, было трудно. И вселять весьма возможно напрасную надежду не хотела. -- Злат был уверен, что король мёртв. А не верить ему... Но ты прав, точно узнать мы должны. Сами.
   Да, сами. А по пути кое-что прояснить. К счастью, все места, в которые она желала заехать, чтобы быть готовой к любым неприятностям, по пути.
   -- Ты уверена, что Ар справится? -- снова нарушил тишину Китан.
   Один - может и нет.
   -- Я позаботилась о помощниках, -- негромко сказала она, подставляя лицо лучам Ока.
   -- Помощниках?
   Покосилась на брата, который придержал Вольного. Жеребец тут же повернул к хозяину недовольную морду. Мол, чего не сидится спокойно.
   -- Пригласила в столицу Васелию и князя Зимирия. Они наверняка не дадут навредить Ару.
   Если князь за два года изредка бывал в столице вместе с подопечными, чтобы навестить внука, то королева Васелия ни разу не покидала своего поместья по соседству с землями Зимирия. Насколько Анеле было известно, князь Зимирий всё свободное время проводил в гостях у королевы. По недовольному замечанию Ара, навещавшего свою мать, как бы у него не появился новый папаша. Но со вздохом Ар добавлял, что такой спокойной и даже умиротворённой он мать давно не видел. А если король жив... Рано об этом думать!
   -- Не боишься, что вернёшься, а трон и корона тебе не принадлежат? -- буркнул Китан.
   -- Не доверяешь Ару? - насмешливо усмехнулась она.
   -- Я не доверяю князю и бывшей королеве, -- уточнил брат донельзя серьёзно.
   -- Пусть попробуют уговорить Ара занять трон. Получится -- я только пожму им руки.
   А вот чего знать Китану не надо, так это то, что пригласила она эту пару не столько для помощи Ару, а по просьбе Кришана. Пора было окончательно разобраться, какова их роль в заговорах среди аристократов.
   Деда, кроме возвращения бывшего канцлера и королевы, ожидала ещё одна неожиданность. Миледи Пелания. Но чего стоило уговорить леди вернуться во дворец! Миледи, после серьёзной ссоры с князем Вэлерием год назад, поклялась, что и ноги её не будет под одной крышей с этим "лицемерным, твёрдолобым бараном". И только просьба Анелы помочь Ару, заставила миледи нехотя согласиться. Злорадно-предвкушающий блеск в синих глазах тётушки обещал князю Вэлерию незабываемые дни. Анела на миг его даже пожалела.
   -- Тебя так тяготит трон? -- в голосе брата мелькнули виноватые нотки. Вероятно жалеет, что два с лишним года назад поспособствовал её коронации.
   А она и впрямь ли жалеет? Себе-то признаться может. Её привлекает власть. Возможностью что-то изменить, защитить родных и близких, не допустить повторения прошлого. А если бы представился случай всё это переложить на кого другого, более достойного, она добровольно согласилась бы?
   Перед внутренним взором мелькнула огромная библиотека в Старой столице, мольберт с набором красок, тишина и покой. И рядом родные: братья, Мишаня, сёстры.
   Возможно, и согласилась бы.
   -- Не задавай глупых вопросов! От меня сейчас слишком много зависит, чтобы думать об этом! -- вслух отрезала она и пришпорила кобылу.
   Не нужно предаваться мечтам. Слишком больно, когда они не сбываются. Нужно принимать всё так, как есть. Так легче жить. Не надеяться, не верить, а проверять и действовать. Чудес в этом мире не бывает!
   Капитан Джосия, ехавший во главе их маленького отряда, недовольно повёл широкими плечами, когда Анела поравнялась с ним. Обернулся и проговорил спокойным, но настойчивым тоном:
   - Ваше величество, вам лучше вернуться в середину отряда.
   Его длинные рыжие усы чуть дрогнули. Словно поддерживали хозяина в недовольстве. Мелкие морщинки в краешках глаз говорили, что капитан любит смеяться. А сегодня ему было, видно, не до смеха. Он напряжённо оглядывался вокруг.
   - Что-то не так? - настороженно уточнила Анела.
   Капитан подкрутил ус, словно собирался с мыслями.
   - Судя по данным вашей СОА, - Анела отметила едва слышные неприязненные нотки, - возможно, просочились сведения, что вас не будет в главном кортеже. Нас могут ждать за каждым поворотом. Глупо будет потерять вас из-за какой-нибудь случайной стрелы.
   - Думаешь, угроза реальная?
   - Утром рядом с отрядом крутился мальчишка из Старого района. Поймать не успели. Он только заметил, что привлёк внимание, тут же смылся. Частенько бывает, что таких мальчишек нанимают в Старом районе для разведки. Не хочу рисковать!
   Анела кивнула и придержала Северянку, пропуская вперёд и капитана, и несколько из гвардейцев.
   К словам Джосия стоило прислушаться. Всё же этот без года тридцатилетний мужчина один из самых опытных капитанов гвардейцев.
   ****
   К вечеру вдоль дороги стали появляться чёрные свежевспаханные земли, чередующие с яркой зеленью озимых. На горизонте показались первые дома. Деревня встретила заливистым собачьим лаем из-за заборов, кудахтаньем кур, перебегающих дорогу чуть ли не под копытами лошадей. Крестьяне отвлекались на миг от дел, провожали всадников взглядами и возвращались к своим прерванным занятиям: бабки в цветастых платках на скамейках вновь о чём-то зашептались, босоногий мальчишка прутиком погнал с десяток гусей к большому расписному дому, лохматый великан с распахнутой на груди рубахе вновь взмахнул топором, разрубая полено пополам. Вдалеке раздавалось мычание, звон колокольчика и нежная мелодия рожка.
   Постоялый двор находился на другом конце деревни и от жилых домов его отделял высочайший забор. Ворота были гостеприимно распахнуты. Просторный двор уместил весь отряд. Лошадей оставили в конюшне под присмотром молоденького конюха. Усатый хозяин низенького роста с круглым животиком встретил на крыльце двухэтажного деревянного дома и с поклоном произнёс густым басом:
   -- Господа, добро пожаловать в "Медвежий угол". Чем я могу вам помочь?
   Анела незаметно от хозяина постоялого двора прикоснулась к плечу Китана, собирающего ответить. И отрицательно качнула головой. Привлекать к себе лишнее внимание не нужно. Главный сейчас у них капитан. Пусть и отвечает. А у них роль простого гвардейца и помогающей отряду жрицы.
   Капитан Джосия выступил вперёд и сквозь свои густые рыжие усы распорядился:
   -- Три отдельных комнаты! Мне, леди и моему помощнику, -- кивок на Китана. -- Не забудьте о ваннах с горячей водой. Хорошо бы отдохнуть с дороги. И найдите, где расселить моих людей. Поужинаем, да и позавтракаем в общем зале. Если, конечно, леди будет не против? -- посмотрел на неё.
   -- Пожалуй, я с удовольствием присоединюсь к вам, -- с улыбкой проговорила она. Не было никакого желания сидеть в комнате. Хотя и устала до такой степени, что хотелось просто-напросто упасть на кровать. За эти два года совсем отвыкла от таких нагрузок. Даже прогулки по утрам с Северянкой не помогли.
   -- Как прикажите, господа, -- снова с поклоном проговорил хозяин. Кликнул худенького парнишку лет десяти в опрятной, пусть и с несколькими заплатами одежонке. -- Проводи господ в зал.
    
   Сквозь прозрачные окна пробивается красными отсветами закат и окрашивает крепкие дубовые столы и тяжёлые скамьи. В углу у двери на кухню тихо что-то наигрывает на флейте менестрель, лицо которого скрыто за серым капюшоном. Грустная мелодия плывёт по воздуху, проникает до самого сердца, бьётся в выстроенные щиты. Хочется просто-напросто закрыть глаза и хотя бы на миг забыть о боли, об ответственности. Унестись далеко-далеко, где тебя ждут и любят. Где готовы защищать от чего бы то ни стало, и никогда не оставят одну противостоять невзгодам...
   Мелодия вдруг стихла и словно порвала тоскливую задумчивость. Анела на миг закрыла глаза и глубоко вздохнула. Мысленно возблагодарила Богиню. Ещё немного, и погрузилась бы в чарующий сон. Взгляд скользнул к менестрелю, и на миг показалось, что, скрываясь за краями капюшона, музыкант смотрит прямо на неё. Передёрнула плечами, откидывая тревогу, и перевела внимание на подавальщицу, ставящую блюда на соседний столик. Там сидели два её постоянных хранителя ещё с первого дня её появления во дворце: Серий и Ирий. Эти два черноволосых брата очень похожих друг на друга, хотя Ирий, на сколько ей было известно, был старше брата на несколько лет, могли быть незаметными, пока что-то не мешало выполнению их обязанностей.
   За столиком с другой стороны устроились четвёрка гвардейцев. Бдят! Самое ненавистное в статусе королевы -- бесконечная охрана, от которой никуда не деться. И даже понимание, что так надо, что охраняют её жизнь, не всегда помогало.
   Китан и капитан, которые составили ей компанию за одним столиком, вполголоса говорили. Капитан Джосия продолжал ворчать на хранителей. Ему, да и остальным гвардейцам, не нравилось, что СОА потеснила их. До этого лишь гвардейцы несли ответственность за безопасность королевской семьи. Занимались личной охраной, разбирались с заговорами. А сейчас на них осталось лишь сопровождение, а так же участие в официальных мероприятиях. "Сделали из нас шутов!" -- донеслось до неё его восклицание.
   А чего они хотели? Не они ли умудрились пропустить во дворец наёмника? И только по чистой случайности тот был перехвачен одним из людей Кришана. А если бы убийца добрался до Китана? Как после Кришан выяснил, заговорщики планировали избавиться от первого наследника, а затем уж и от королевы. Тогда дорога к престолу для Ара была бы свободна.
   Будь её воля, распустила бы гвардейцев по полкам. И благополучно забыла. Если бы не традиции! В отряд входили представили аристократических семей.
   -- Капитан, сейчас вы сопровождаете королеву и, я уверен, вам вполне будет по силам убедить её, что гвардейцы чего-то да стоят... - уверенно говорил Китан.
   -- Кит! -- окликнула она и едва слышно. -- Я как бы тут с вами за одним столом сижу. Или вы о какой-то другой королеве говорите?
   -- Простите... -- было вскинулся вскочить на ноги капитан, но Китан, к счастью, успел схватить его за рукав, заставив сесть. Капитан уже тише: -- Простите, леди...
   Она мотнула головой, мол, молчите. Её удивлял Китан. Даже не он сам, а довольная улыбка на его лице.
   -- А о тебе, сестрёнка, невозможно забыть, -- усмехнулся он в ответ на её взгляд. Даже не думает оправдываться или что-либо пояснять.
   Хотел, чтобы она слышала их разговор? И о чём-то подумала?
   Подошла худощавая подавальщица с роскошными длинными кудрявыми волосами, подвязанными синей лентой. В руках полный еды поднос. От вида аппетитной корочки на мясной запеканке, от вкусного аромата желудок жалобно сжался. Спросить, что брат имел в виду, Анела сможет потом.
   Запеканка таяла во рту. Повару из постоялого двора мог бы позавидовать и королевский.
   Вернулась та же подавальщица, улыбнулась Китану и поставила на стол прозрачный графин с плескавшимся внутри алым вином. И второй графин с яблоневым компотом, заказанным Анелой для себя. Не нравились ей вкус вина.
   -- Господа, желаете что-нибудь ещё? -- приглушённо спросила подавальщица и склонилась к Китану так, что он мог полюбоваться бугорками груди, выглядывающими из низкого выреза.
   -- Спасибо, всего достаточно, -- ответил Китан. Он, кажется, даже не заметил её потуги обратить на себя внимания.
   Подавальщица недовольно передёрнула плечами и, покачивая бёдрами, удалилась из зала. Анела склонила голову и невесело усмехнулась. Если бы даже перед Китаном появилась прекраснейшая из женщин, он бы и её проигнорировал. После Люси, насколько Анеле было известно, он никого не замечал. И кто виноват в его одиночестве? Она -- его родная сестра. Хватит! Они с Люси поступили правильно. Тогда так нужно было! Китан бы не смог притвориться, знай он правду. Хотя от этого понимания не легче.
   Анела кивком поблагодарила капитана, налившего ей в стакан компота. С желанием смыть горечь, неожиданно возникшую во рту, поднесла стакан к губам...
   -- Я б это не стал пить, -- насмешливый голос раздался совсем рядом.
   Анела подняла лицо. У столика стоял менестрель. Из-за капюшона на неё насмешливо смотрели жёлтые глаза незнакомца из столичной таверны.
   -- Эй, о чём ты говоришь? -- привстал Китан со скамьи. Следом капитан. Встали так, чтобы загородить Анелу.
   Менестрель продолжал насмешливо наблюдать за Анелой. Он совершенно не обращал внимание ни на гвардейцев, окруживших его, ни на хранителей, загородивших дорогу к королеве.
   Она молча принюхалась к компоту. Чуть взболтала. Сквозь яблочный аромат едва заметно пробивался сладкий привкус белладонны, смешанной с кое-какими цветами, не менее ядовитыми. Если бы Анела сделала хотя бы глоток, то самое меньшее вскоре потеряла сознание. А вот выпив бокал...
   По коже пробежала дрожь. Снова смерть прошла совсем рядом. Долго везти не могло.
   -- Пропустите! -- махнула Анела рукой охране.
   На вопросительные взгляды брата и капитана пояснила:
   -- Белладонна.
   Китан побледнел, сел и отодвинул от себя стакан.
   -- Анела, тебя хотели убить?
   Она пожала плечами. Не первое покушение. О чём братьям не нужно знать. Ни о паре убийц на прогулке по саду, ни про стрелу, что пронеслась рядом с головой на охоте. И, кажется, закрывшись от своих эмоций, она как-то умудрилась сделать так, что Кит не чувствовал опасность, угрожающую лично ей.
   А если не только её хотели отравить? Жар стихии вспыхнул в сердце. Кончики пальцев защипало. Анела схватила бокал брата. Принюхалась к вину. И с облегчение выдохнула, избавляясь от было нахлынувшего страха и усмиряя стихию. Никаких подозрительных ароматов, лишь пряный вкус дорогого лисримского вина!
   -- Но ваше... леди, -- опомнился Серий.
   Анела лишь приподняла бровь. Он собирается ей возразить? С недовольным видом хранитель кивнул брату, и те отступили, гвардейцы отошли ещё раньше, после распоряжения капитана.
   -- Правильное решение, -- хмыкнул незнакомец и откинул капюшон. Белые волосы косой терялись за плечами. Серьга чуть покачивалась в ухе, отражая свет. -- Я очень рад, что вы обратили на меня внимание...
   -- Рассказывай! -- опередила Анела брата.
   -- И даже не удивитесь нашей новой встрече, леди Ночь? -- парень склонился к ней через стол. Сладкий аромат окружил её. Жёлтые глаза оказались так близко, что в них можно было различить тёмные крапинки. Завораживающе. -- Как печально-то...
   Пришлось сделать усилие, чтобы отодвинуться. Словно тело перестало подчиняться, желало стать как можно ближе к нему, прикоснуться. Богиня! Что за наваждение!
   -- Рассказывай! -- снова потребовала она и сложила на груди руки.
   -- Вам невозможно отказать, -- усмехнулся парень. -- Никто не замечает тихого менестреля, играющего свою мелодию. Особенно подавальщицы, стремящиеся подсыпать непонятный порошок и быстро ускользнуть. Конечно перед этим бросив торжествующий взгляд на жертву. Как без этого?
   -- Джей, Мирей, захватите троих и обыщите здание, остальные на улицу, -- начал распоряжаться капитан. Повернулся к хранителям. -- Вы не отходите от леди! А я поговорю с хозяином.
   -- Я с вами! -- добавил Китан. Он задумчиво хмурился, словно пытался что-то понять. Анела поймала его взгляд и вопросительно приподняла брови. Брат мотнул головой, мол, ничего. Поднялся и после того, как окатил менестреля подозрительным взглядом, бросил хранителям: -- Присмотрите за ним, -- направился следом за капитаном, уже прошедшим половину зала.
   -- У меня такое чувство, что я не очень-то нравлюсь вашему другу. Странно, -- и менестрель с таким недоумением развёл руками, словно он просто обязан всем нравиться. -- Ваш жених? - прищурился он по-кошачьи.
   Она поморщилась:
   -- А если и так?
   -- Ну, жених это не так серьёзно, - с усмешкой отмахнулся он, садясь на место Китана. Её недовольство было легко им проигнорировано, - будь мужем...
   -- Благодарю за помощь, -- перебила она. -- Так кому я обязана жизнью?
   -- Леди, позвольте представиться, -- чуть пристал, прижал ладонь к груди и склонил голову. -- Аскрел -- бродяга, искатель приключений, менестрель, к вашим услугам, - в глазах, поднятых на неё, сверкнули искорки насмешливости, - к любым услугам.
   Анела снова поморщилась от намёка в голосе парня. Но перебивать не стала, хотя и нужно было:
   - А вот кто вы, это интереснее, - продолжал Аскрел, чуть перегнувшись через стол. - Сначала вас защищает отряд иридис, теперь -- гвардейцев. Кто-то не поскупился на Вольных, чтобы избавиться от вас. Мне всё интереснее и интереснее. Очень уж хочется разгадать эту тайну, леди Ночь.
   Так она и призналась первому встречному! Пусть он спас ей жизнь, но это не значит, что она должна выкладывать ему всю подноготную. Большего от парня не узнать. А вот он вполне может и догадаться, с кем имеет дело.
   -- Думаю, вы вполне проживёте и не зная этого, -- поднялась. -- Простите, был трудный день. Мне нужно отдохнуть.
   Не дожидаясь ответа, шагнула к лестнице на второй этаж.
   -- Как жаль, как жаль... -- раздалось за спиной. -- Приятных снов, малышка.
   Она не обернулась. Хотя, очень хотелось. Пока поднималась по лестнице, ощущала взгляд, сверлящий спину.
   *****
   В маленькой комнате умещалась лишь узкая кровать, застеленная чистым покрывалом, небольшой столик рядом и табурет с тазиком и кувшином. Большая деревянная лохань занимала всё оставшееся свободное место. Как же приятно было окунуться в горячую воду, смыть пыль, пот, грязь. Затем смазать тело успокаивающей травяной мазью. И с ногами залезть на кровать. В ожидании брата Анела хотела почитать, но книга так и оставалась лежать на коленях.
   Странный всё же этот желтоглазый парень. Вторая встреча -- и она не знает, что о нём думать. На первый взгляд -- легкомысленный искатель приключений, любимчик женщин и удачи, великолепный музыкант. Но отчего у неё от взгляда на менестреля не пропадает настороженность? И если бы только эта настороженность. Ей только увлечься кем-либо не хватало! Впервые за два года...
   Стук в дверь.
   -- Можно? -- донёсся голос Китана. Видно, хранители, как она и просила, успели его перехватить и передать просьбу заглянуть к ней, когда освободится.
   Китан вошёл и замер на пороге, оглядывая комнату в поисках места, куда присесть. Анела похлопала по краю кровати. Китан кивнул и, усевшись, устало взлохматил себе волосы. Не дожидаясь вопроса, тихо заговорил:
   -- Исчезла... Ни следа... Никто её не видел. Как сквозь землю провалилась! Хозяин говорит: девчонка появилась сегодня утром. Умоляла о работе. А накануне одна из подавальщиц не вышла на работу. Заболела...
   Голос. Какой у Китана деревянный, отстранённый голос. Брат словно выдавливал слово за словом и не оборачивался.
   Анела отложила книгу.
   -- Капитан отправил гвардейцев по всей деревне. Да и сам присоединился к поискам, -- продолжал он говорить. -- Но я сомневаюсь, что смогут что-нибудь узнать.
   -- Менестрель думает, что убийца из Вольных, - осторожно произнесла она.
   -- Не знаю, из Вольных ли. Но если бы не этот менестрель, ты была мертва. Мертва...
   Китан медленно обернулся. Страх на его лице заставил вздрогнуть. Он и впрямь боялся. Боялся за неё, свою сестру.
   -- Анела, тебя чуть не убили. Если бы не случайность... Прошу, вернись во дворец. Я сам справлюсь, - чуть ли не с мольбой попросил он.
   -- Думаешь, во дворце безопасней? Если кто захотел убить, значит, никакая охрана, ни какие толстые стены не помогут. Только укажут место, где находится жертва. Я лучше заставлю за собой побегать, -- проговорила уверенно она, стараясь подбодрить брата. Как же хорошо, что он редко бывал во дворце и в основном ничего не знает.
   -- Да как ты не поймёшь?! Ты и Ар -- единственные, кто у меня есть! Я не желаю вас терять. А я... я ведь даже не почувствовал опасность. Когда угроза была для Ара -- почувствовал, а для тебя... Я не смогу ничего предугадать и защитить тебя!
   Анела прикоснулась к плечу брата, проникновенно вгляделась в испуганно расширенные карие глаза:
   -- Кит, мы справимся. Просто верь в это. И в меня верь. Я выкручусь, что бы ни стояло на пути.
   -- Ну почему ты так упряма?! -- Китан врезал кулаком по спинке кровати. -- Запереть бы вас с Аром во дворце и не выпускать!
   -- Кит, да успокойся наконец! - прикрикнула она. - Я жива. Даже не ранена. А то что смерть прошла рядом, так это не первый и, думаю, не последний раз. Вспомни наше прошлое путешествие. Опасности было не меньше, если даже не больше.
   -- Да понимаю я это, -- неожиданно вздохнул Кит с какой-то безнадежностью. -- Неспокойно мне. Ощущение, что я тяну тебя в ловушку, из которой нам не выбраться, с каждым днём усиливается. Но я должен знать, жив мой отец или нет!
   -- Он и мой отец тоже, - напомнила она. И это не изменит даже того, что своего отца в живую она никогда не видела. - Хватит, Кит. Завтра у нас будет долгий путь. Иди отдохни. Мы справимся, - снова повторила она.
   Для этого она сделает всё возможное. Как и позаботится о безопасности брата. Интересно, кто из знающих о её планах поделился сведениями с убийцами? Чем занимаются Кришан и его люди?!
   ****
   Старый коридор теряется в темноте. Тени-чудовища протягивают призрачные лапы, но шарахаются от плавного мельтешения огонька свечи. От холодного паркета мёрзнут голые ступни. Да и душа сжимается от ледяного ожидания. Сейчас, ещё шаг и начнётся...
   Сначала доносится хныканье, которое перерастает в плач и крик. Сердце разрывается от боли, ноги сами несут вперёд. Быстрее, быстрее.
   Деревянная толстая дверь возникает вдруг, словно из-под земли. Она распахивается от одного прикосновения.
   Полутёмная комната. В середине под светом луны маленькая кроватка. В ней сидит черноволосый мальчик в белоснежной рубашке и судорожно прижимает к себе большую подушку. Из огромных от страха глаз текут слёзы. А из углов комнаты к нему тянутся полупрозрачные блестящие бледным светом тени. Они всё ближе и ближе. Того гляди схватят, оплетут и утянут за собой. В неизвестность.
   Стоит Анеле шагнуть в комнату, как они испуганно испаряются.
   Малыш сразу замолкает. Личико, блестящее от слёз под светом луны, озаряется улыбкой.
   -- Няня...
   На душе становится так легко-легко и тепло. И одновременно больно. В реальности им не встретиться.
   -- Да осветит Богиня твою жизнь, малыш, -- улыбается Анела ему, подходя.
   Садится на появившуюся из ниоткуда табурет. Малыш хватает Анелу за руку:
   -- Ти не уйдёшь? -- а в фиалковых глазах мольба.
   -- Пока спишь, нет.
   Малыш вздыхает, ложится и тут же засыпает. Маленькая ручка продолжает хвататься за её ладонь. Словно малыш боится, что вновь останется один.
   Первые лучи Ока проникают в комнату, разгоняют тьму. Сначала исчезает окружение. Анела до последнего не сводит взгляда с лица мальчика, вот чёрные длинные реснички дрогнули, раз-другой...
   Перед глазами всё закружилось...
    ***
   Анела открыла глаза и в непонимании несколько мгновений вглядывалась в деревянные балки потолка, ещё едва различимые.
   Сон отступал, оставляя в груди тоску и боль. Каждый месяц, в день полной луны, в последние два года зов во сне переносил в старый коридор. Навстречу с малышом, который взрослел с каждой встречей. От младенца в люльке в первый раз, и сейчас до двухлетнего малыша. А тени с каждым разом к нему всё ближе и ближе. И страшно до жути, что она когда-нибудь не успеет, не поможет...
   Иногда мелькала мысль, что это душа её сына. Но этого не могло быть. Младенцы после смерти сразу оказываются во дворце Богини и вскоре вновь возрождаются.
   Возможно, это просто сны? Сны о мальчике, которого преследуют кошмары? Её затаённая боль от потери ребёнка? Её вина - искупление убийства?
   Чего гадать?! Нужно принимать всё так, как есть. И надеяться, что и в следующий раз перенесётся и будет охранять сон малыша. И не допустит, чтобы порождения Тьмы захватили его.
   Лучи Ока разогнали сумрак. Где-то хлопнула дверь, донеслись разговоры. Постоялый двор просыпался. Пора и ей вставать. Чем раньше отправятся в путь, тем быстрее доберутся до места.
  -- Глава 5. Жених двух невест
   В деревне встают на рассвете, с первыми петухами. Не являлась исключением и Светлия, дочь старейшины деревни. Лишь только лучи Ока скользнули сквозь прозрачную занавесь и зайчиками заиграли на досках пола, она открыла глаза.
   Да и как спать, когда всю будоражит от мысли: она выходит замуж. Она, которая уже смирилась, что останется старой девой, неудачей для семьи. Той, из-за которой будут сторониться её сестёр, беда которых одна - некрасивая старшая сестра.
   Светлия до сих пор не могла до конца поверить, что вот уже через два дня она получит благословение Богини. И не с каким-нибудь стариком, которому неважно, как выглядит невеста, а с красивым, любезным, с самым замечательным менестрелем. Конечно, через пять дней знакомства получать благословение Богини странно, но отец настаивал. Неужели он боится, что Аскрел передумает?
   А вдруг?
   Светлия откинула одеяло, поднялась с кровати и подбежала к зеркалу.
   Из него на неё смотрела невысокая девушка в длинной до пола сорочке, из-под которой выглядывали голые ступни ног. Если не смотреть на лицо - самая обычная. Может только излишне хрупкая, особенно по сравнению с сёстрами. Десятилетняя Розочка скоро по росту догонит её, а про близняшек и говорить нечего - уже на голову выше, а ведь младше на три года.
   Светлия нехотя подняла глаза и прикусила губу. Отражение повторило движение, длинный рыхлый шрам, от виска пересекающий всю правую щеку до кончика губ, натянул кожу. Страшная! Меченая!
   Светлия невольно закрыла лицо ладонями. Вроде давно привыкла к своему обезображенному виду, как и привыкла к насмешкам мальчишек и девчонок. Но сейчас не удержалась.
   Богиня! Ну вот как он мог её полюбить? Она страшная! Но врать-то ему зачем? Любая красавица, только скажи он хотя бы слово, пошла бы за ним. А он выбрал её.
   Мысли перенеслись на три дня назад, в день, когда начала исполняться её заветная мечта.
   Они с отцом зашли к дядьке Светлому - хозяину постоялого двора. Отец разговаривал с дядькой, обсуждали нынешние дела, которые шли лучше прошлого года. И если мирное время продлится, то возможно придётся добавлять ещё один этаж к постоялому двору. Торговцы густым потоком шли в столицу, а последнее поселение перед Амброй как раз их деревня.
   Светлия так заслушалась, что когда проходящий мимо мужчина ненароком толкнул её, покачнулась и обязательно упала, если бы не подхватили за талию крепкие руки.
   - Осторожнее, красавица, - раздался над ухом завораживающий голос.
   Невольно подняла на спасителя глаза. И замерла в ожидании, что красивое лицо незнакомца перекосится от отвращения. Но его жёлтые, словно кошачьи, глаза вдруг сверкнули, на губах мелькнула тёплая улыбка. И парень, чуть склонившись к Светлии, ласково произнёс:
   - Какие глазища. Совсем как прекрасные васильки. Леди, я пропал.
   Щёки вспыхнули жаром. От мысли, что шрам стал ещё безобразнее, Светлия испуганно дёрнулась в руках незнакомца. Он легко отпустил, и Светлия, пряча продолжавшее гореть лицо за ладонями, отступила за спину отца.
   Никто и никогда не говорил ей таких приятных слов. Приятно и странно.
   Незнакомец с лёгкой улыбкой поклонился, подмигнул ей и зашагал к выходу размашистой походной. Длинная беловолосая коса чуть покачивалась в такт шагам.
   - Кто это? - спросил отец дядьку, и Светлия затаила дыхание в ожидании ответа. Казалось, даже сердце перестало биться.
   - Менестрель. Аскрел зовут. Будет играть здесь несколько вечеров, начиная с сегодняшнего. Я так понял, парню золото нужно, - пожал плечами дядя.
   - Пожалуй, я вечерком ещё к тебе загляну, - задумчиво проговорил отец. - Пойдём уж, Светик, домой.
   Всю дорогу до дома Светлия мысленно повторяла имя незнакомца: "Аскрел, Аскрел, Аскрел". Ругала себя, что думает о нём, что вспоминает каждое движение, прикосновения, убеждала себя, что больше они никогда не увидятся. Ничего не помогало. Нестерпимо хотелось ещё с ним встретиться и убедиться, что его и впрямь не пугает шрам, что она ему понравилась. Но, как бы ей ни хотелось пойти с отцом, попросить вечером взять с собой не посмела.
   А утром Аскрел неожиданно пришёл сам и через её отца сделал предложение.
   Не сказать, что она была рада. Просто ошарашена. Менестрелю пришлось повторить предложение уже лично ей. И отказать она не могла. Даже если бы и хотела. А сердце в груди замерло, не веря, боясь. Всё это сон, фантазия, не может с ней, меченой, такого произойди. Но так хотелось поверить, что и она достойна любви, семьи.
   И слова любимого, произнесённые им наедине, когда, набравшись смелости, спросила, не смущает ли его шрам, забыть не могла.
   "Василёк, у тебя прекрасные выразительные глаза, роскошные волосы, которым могли бы позавидовать и некоторые из принцесс, ты стройная, словно осинка, и такая же стойкая. Все детские унижения, вся несправедливость жизни, не заставили тебя закрыться от всех и вся, ожесточиться. Гордись тем, что есть. А шрам... Страшнее, когда шрамы уродуют душу. Даже если они не видны другим"
   Нестерпимо хотелось поверить, но себя-то не обманешь.
   Светлия вновь посмотрела на отражение. Опустила прядь волос по щеке, пробуя скрыть шрам. И тяжело вздохнула. Не получилось. Вот бы в Амбрании, как и в империи, женщины носили полупрозрачное покрывало на голове. И не показывали лицо никому из мужчин, кроме мужа и родственников.
   - Свети, Свети...- донёсся за дверью звонкий крик и шлёпанье босоногих ног.
   Дверь открылась, и на пороге появилась запыхавшаяся Розочка. Уже сейчас в десять лет красивая, словно цветочек. Стройная, с длиннющей косой. Румяное личико с чёрными чуть раскосыми глазами. Как шаловливо прищурится, ярко улыбнётся и глаз оторвать невозможно. Всеобщая любимица.
   - Твой жених пришёл. Краси-ивый! Поговорить с тобой хочет. В саду ждёт. Какая ты счастливая! - закричала она. А в голосе неподдельная радость за сестру.
   Остальные две сестры спокойнее восприняли грядущую свадьбу. Пятнадцатилетних близняшек больше занимало, какие наряды и украшения они наденут, чтобы удивить подруг.
   Аскрел пришёл? Что-то случилось?
   - Сейчас? Так рано? Помоги. Подай платье... то цветастое, с розами... столичное.
   Сама Светлия быстро ополоснула лицо над тазиком, схватила гребень и начала расчёсывать волосы, нетерпеливо раздирая узлы, возникшие за ночь. Но как всегда, когда торопишься, ничего не получалось. Запутанные волосы не желали распутываться, платье натягиваться. Но вскоре она была готова. Взгляд в зеркало, поправить прядь волос, выбившуюся из косы, привычно вздохнуть и выйти из комнаты.
   Сердце в нетерпении бьётся. Дыхание перехватывает от желания встретиться, услышать его голос, почувствовать, что и впрямь любима и больше не одинока.
   Аскрел прислонился к цветущей груше и смотрел вглубь сада. Ветерок шевелил ветви дерева, и редкие белоснежные лепестки паря в воздухе кружили в воздухе. Светлия остановилась за его спиной, с привычным восхищением смотря на любимого. Худощав, строен, просторная красная рубаха подчёркивала широкие плечи, кожаный широкий пояс - узкую талию. Беловолосая, как лепестки цветов груши, коса бежала по спине. Светлия никогда не видела мужчин с такими длинными волосами. В Амбрании мужчины стриглись коротко, хотя некоторые и носили бороды.
   Светлия бы любовалась Аскрелом и любовалась. До сих пор не верилось, что пройдут... пролетят два дня и они получат благословение Богини, она станет женой, а затем и матерью. У неё будет семья. Её семья! Как и у всех.
   Светлии осталось сделать шаг до Аскрела, и он обернулся. Из-под лохматой чёлки весело блеснули жёлтые глаза.
   - Василёк, вот и ты. Красива, как никогда, - шагнул к ней и лёгко провёл тыльной стороной ладони по щеке, со шрамом.
   Светлия невольно отступила и потупилась. Жар обжог лицо. Она всё никак не могла привыкнуть к его прикосновениям и к тому, что, кажется, он совсем не замечал её уродства.
   Но слышать его слова было очень приятно. Хотя бы на миг поверить, что она и впрямь красива, хоть немного.
   - О чём задумалась, Василёк? - улыбнулся он.
   - Ну, я...
   Богиня! Почему у неё всегда пропадают слова, когда она говорит с ним? Наверное, считает её дурой из дур.
   - Прости, что так рано заявился. Хотел вновь увидеть свою красавицу перед отъездом... - проникновенно посмотрел на неё Аскрел.
   - Но...
   - Василёк, не волнуйся, - прищурился Аскрел. И стал донельзя похож на соседского гулящего кота. - Разве я могу не вернуться к такой красавице-невесте?
   Вдруг возникший страх и невольные сомнения вылетели из головы. Он знает, что через два дня свадьба. И успеет вернуться. Видимо, ему нужно решить какие-то свои дела. Но как же она будет скучать!
   Аскрел вдруг нахмурился и обернулся к дому.
   - Что у вас за шум и гам с утреца пораньше?
   Она только сейчас расслышала крики со двора. Пока слова разобрать было невозможно, но визгливые нотки в голосе женщины до зубной боли вызывали неприятные воспоминания. Что Веньке здесь понадобилось? Голос отца, который пытался успокоить собеседницу, терялся в женском крике.
   - Я сама разберусь, он это или нет! - наконец донёсся непреклонный визг и тяжёлые приближающие шаги. Угрожающие. Сколько раз в детстве Светлия пряталась от Веньки и её друзей-мальчишек. От их издёвок, издевательств. Чуть ли не камнями закидывали. И закидали бы, не будь Светлия дочерью старейшины.
   - Быстро же донесли, - вдруг хмыкнул за спиной Аскрел.
   Насмешка в голосе заставила Светлию удивлённо обернуться. Она за эти дни привыкла слышать от него лишь притягательные ласковые нотки, с которыми он обращался к ней.
   От жёсткой усмешки, промелькнувшей на, казалось, таком знакомом лице, неприятно что-то сжалось внутри. Но улыбка, вновь появившаяся на губах Аскрела, отогнала предчувствие.
   - Уродка! Отошла от моего жениха! - визг ворвался в сад, и следом через калитку прошествовала Венька. Рябое круглое лицо перекошено от ярости. Итак узкие глаза стали ещё меньше. Дородная фигура надвигалась на Светлию словно оползень, если не убраться с его дороги, раздавит и не заметит.
   - Он мой, меченая! Не смей зариться на то, что тебе не принадлежит! И никогда не будет принадлежать!
   Аскрел не вещь, чтобы кому-то принадлежать. Но вклиниться в речь разразившуюся чередой ругательств Веньки не получалось. Да и желание спрятаться, как делала всегда при приближении дочери кузнеца, сдерживало.
   - И даже золото твоего папочки тебе не поможет! - вдруг выдала Венька, замерла напротив и замахнулась.
   Светлия съёжилась, но удара не последовало. Рука была перехвачена в воздухе Аскрелом. Он встал между Венькой и Светлией.
   - Эй, госпожа, без рукоприкладства пожалуйста!
   За спиной Аскрела было самое безопасное место. Но о каком золоте говорила Венька? При чём тут Аскрел и папа? Неужели? Богиня, этого не может быть!
   - Ты мой жених! Завтра мы получаем Благословение Богини. А ты с этой... уродкой! - продолжала кричать Венька.
   Что самое противное, Аскрел ей не возражал. Хотелось повернуть его к себе лицом, посмотреть в глаза. Неужели дочка кузнеца и впрямь говорит правду?
   - Не смей орать на мою дочь! - разнёсся голос папы по саду. Он вместе с хмурым кузнецом подошёл к ним.
   - А вот и папаши собственной персоной, - хмыкнул Аскрел. - Пожалуй, мне самое время откланяться.
   Кажется, он ничуть не был смущен этой сценой. И куда только делся предупредительный ласковый парень? Не хочет она об этом думать!
   - Стой, менестрель! Мы требуем объяснений! - сердито произнёс папа.
   Светлия невольно отступила от своего жениха. Или уже бывшего жениха? И подошла к отцу. Он сразу же задвинул её к себе за спину.
   - Пап, это правда? Ты заплатил Аскрелу? - тихо спросила она.
   Богиня, пусть она снова придумала глупость.
   - Я хотел, как лучше!.. - как всегда, папа не стал ничего скрывать. - Сейчас не время, - и громче: - Менестрель, мы ждём!
   Аскрел усмехнулся:
   - Требовать можете, что хотите. А я уже опаздываю. Девушки, до встречи, не скучайте, - и неуловимо быстро скользнул к деревьям. Только коса и мелькнула.
   - Папка, останови его! - закричала Венька, кидаясь за ним.
   Кузнец, огромный детина, сотрясая землю, с рыком помчался за дочерью.
   - На самотёк оставлять этого нельзя, - пробормотал отец. - Этот мошенник должен ответить.
   - Папа, - попыталась сдержать его за рукав Светлия. - Не надо.
   Не хочет она, чтобы кто-либо знал о её позоре и доверчивости. Что только купив мужа, она может получить Благословение Богини. Никто не захочет в жёны уродину. Никто её не полюбит. Нечего предаваться мечтам! А по расчёту замуж она не желает! Лучше уж старой девой...
   Удержать отца не удалось. Он схватил её за руку и побежал за ними, ворча себе под нос на свою дурость и негодяя-мошенника. По дороге присоединились и остальные деревенские, которым только и дай волю посплетничать о других и поучаствовать в скандале.
   А ей совсем не хотелось говорить с Аскрелом. Было одно желание: спрятаться от всех, выплакаться и забыть всё, как страшный сон.
   ****
   После завтрака, уже во дворе, когда Анела проверяла седло на Северянке, вдруг подошёл хозяин постоялого двора.
   - Леди, простите, что не уделили вам достойного вас внимания. Через день свадьба моей племянницы. Всё время уходит на подготовку.
   Анела вздохнула. Как бы ни старалась остаться незаметной, выдвинув на первый план капитана, где-то всё же совершила ошибку.
   А хозяин продолжал:
   - Не часто к нам заглядывают жрицы. Тем более за последние два года. Если честно, помощи их нам не хватает. Всегда могли положиться на их решения.
   - Судя по всему, вы любите племянницу, - поспешила Анела перевести разговор на другую тему, хотя на заметку слова хозяина взяла. Над этим нужно будет подумать. Она даже не предполагала, что простолюдины продолжают верить в жриц.
   Хмурое лицо хозяина расплылось в улыбке:
   - А как не любить нашего Светика? Смелая, умная девушка, - и вдруг с тяжёлым вздохом. - Уверенности бы ей немного. Одного прошу у Богини, чтобы наша девочка была счастлива. Она этого достойна, как никто.
   - Да? - вежливо спросила Анела, поправляя вещи на Северянке. Старая сумка словно была вестницей из далёкого прошлого. Время не повлияло на неё. Только очень уж она была заполнена. Анела вроде не так много вещей брала с собой.
   - Светик у нас героиня, - с гордостью произнёс хозяин. - В двенадцать лет, рискуя собой, спасла младшую сестру из-под копыт взбесившегося коня. Еле выходили мы тогда Светика. Думали, Богиня и впрямь заберёт её к себе во дворец.
   - И впрямь героиня, - кивнула Анела.
   - Хозяин! Хозяин! - раздался от ворот крик. От них бежал мальчишка, замер перед хозяином постоялого двора и выдохнул, не переводя дыхания: - Старейшина просит вас прийти. Срочно!
   - Простите, леди. У брата что-то случилось, - поклонился хозяин постоялого двора и, озабоченно расспрашивая паренька, направился к выходу.
   ****
   Деревня осталась позади. Солнечное Око продолжало радовать, согревая. Лёгкий ветерок ерошил волосы и гривы лошадей. Дорога устремлялась вдаль. Мысли Анелы крутились вокруг покушения.
   Капитану больше ничего не удалось узнать про убийцу, а тем более найти её след. Единственное - получили подтверждение, что она из Вольных. На столе, за которым сидели вчера, появился вырезанный на столешнице знак - чёрный голубь с кинжалом в одной из лап. Метка убийц - охота продолжается. Смелая, однако, убийца, раз посмела вернуться в таверну, полную гвардейцев.
   За себя страшно не было. Справится! Но под удар может попасть и Китан. А подвергать брата хотя бы малейшей опасности она не желала.
   Отряд поравнялся с маленькой берёзовой рощей, когда за спиной раздались крики и ругательства. Оглянувшись, Анела невольно натянула поводья. По дороге бежал менестрель, а за ним толпа крестьян. Весьма серьёзно настроенная толпа.
   И чем парень им не угодил?
   -- Снова он, -- недовольно пробурчал рядом Китан. -- Может, не будем вмешиваться?
   -- И допустим убийство?
   Анела развернула кобылу и направила её навстречу толпе. Гвардейцы и хранители сразу выстроились за ней. Судя по перекошенному круглому лицу верзилы, бежавшему впереди толпы, который потрясал в воздухе кулаком, он был не на шутку зол. Аскрел подбежал к Северянке, вцепился в гриву и, заглядывая снизу Анеле в глаза, словно набедокуривший кот, взмолился:
   -- Леди, спасите меня от них. Разорвут! Я обещаю... нет, клянусь, последую за вами хоть на край света. Стану самым верным попутчиком, слугой, хранителем... Да если захотите, могу стать и рабом, лежащим на коврике у вашей кровати, -- и намного тише и проникновеннее, -- а могу и на кровати. Только вразумите этих граждан! И с чего они так взъелись на меня?
   Одёрнуть менестреля она не успела. Приблизился верзила. Замер, сверля тяжёлым взглядом менестреля. За его плечом маячила такая же крупная девушка с жиденькими волосами и с ярко-накрашенными щёками. Пухлые губы зло поджаты. И смотрит девушка исподлобья то на менестреля, то на подошедшую следом пару. Низенький с брюшком-тыквой запыхавшийся мужчина в опрятном, хорошо сшитом кафтане тянул за собой хрупкую девушку, русые волосы которой убраны в тяжёлую косу. Девушка стояла, опустив голову, вся сжавшись. Словно боялась собравшейся толпы. И хозяин постоялого двора рядом с ними с такой угрозой смотрит на менестреля, словно будь его воля, придушил бы голыми руками.
   -- Папаня! Вон он! Заставь его! Заставь! Заставь! -- вдруг визгливым голосом закричала крупная девушка, тыча пальцем в менестреля. Топнула ногой, требуя, чтобы немедленно выполнили её требование.
   Анела зажмурилась, визг вгрызался стрелой в голову. Даже зубы заныли.
   -- Тихо! -- негромко приказала она и все сразу замолчали. От её ли тона, то ли от гвардейцев, высившихся истуканами за спиной. -- Что натворил этот парень? -- кивнула на менестреля.
   -- Так это... он того... дочуру мою... -- сварливо начал верзила.
   Анела удивлённо покосилась на менестреля. Тот тут же замотал головой с вытаращенными глазами:
   -- Да ты что? Посмотри на неё!
   Хозяин постоялого двора что-то шепнул круглому господину. Видимо это и был его брат, старейшина деревни.
   -- Давайте-ка, лучше я, -- вмешался толстяк. -- Пока этот не вязавший лыка ничего не напутал.
   -- Это с чего он должен? -- уперла руки в боки визгливая девушка. -- Наша правда!
   -- Веня, помолчи! Пусть он говорит, -- отдёрнул дочь верзила грозным тоном.
   Девушка вновь поджала губы, сложила на груди руки. Но, к счастью, замолчала.
   -- Леди?.. - старейшина вопросительно замолчал.
   -- Анелия Барская... -- подсказала Анела имя, под которым путешествовала.
   -- Леди Анелия Барская, избранница Богини, прошу у вас справедливого суда. Мы примем любое ваше решение.
   Избранница Богини... Если бы. Но этот закон она не хочет отменять. Любой может обратиться к жрице за помощью. И она вправе согласиться. Вот бы ведьм к этому привлечь. Но будет ли толк? Не сделает она только хуже? Справедливы ли будут их решения?
   -- Все согласны безропотно принять мою волю? - после недолгой паузы спросила она. Дождавшись согласия верзилы, менестреля и девушек, кивнула: - Хорошо. Да присмотрит Богиня и поможет мне узреть правду и исполнить её волю. Рассказывайте!
   -- Я старейшина нашей деревни, Ромилий Дерний. Этот верзила наш кузнец. Мы с ним самые богатые в нашей деревне. Хотя и другие не нуждаются, -- гордо добавил он, -- хотя, возможно, в этом и беда. Кто победнее может и согласился дочку мою Светлию в жёны взять за хорошее-то приданное. А так... Эх! - сокрушённо махнул рукой.
   Девушка за его спиной подняла лицо.
   -- Па-а-па, -- просительно протянула она.
   Миловидное личико было обезображено длинным шрамом от виска до кончика губ. Он первым бросался в глаза, стоило посмотреть на девушку. А более внимательно, видно, больше никто и не разглядывал. А зря. Глаза у девушки были красивы: миндалевидные, голубые-голубые, словно васильки. Добрые и полные боли. Девушка лишь на мгновение подняла лицо и снова опустила голову с горящими щеками. Как же всё в мире взаимосвязано. Только вот недавно хозяин постоялого двора рассказывал о своей племяннице-героине, а вот, видно, и она сама.
   Неприятно Светлии здесь находиться, да и слушать отца тоже. Какой девушке приятно будет узнать, что родной человек нанял парня, чтобы тот очаровал и взял её в жёны? Даже если хотел, как лучше. Чтобы дочь, наконец, познала счастье, вышла замуж, родила детей. Похоже, не очень-то старейшина верил, что Светлия когда-либо встретит того, кто по собственной воле выберет её.
   Когда старейшина увидел, что менестрель приглянулся Светлии, да и тот не выразил отвращения и к тому же нуждался в золоте, решил этим воспользоваться. После выступления менестреля, старейшина пригласил парня за свой столик. Разговаривали недолго. Старейшина за свою жизнь научился разбираться в людях, как думал. Парень ему понравился. Поэтому время тянуть не стал и сразу предложил парню за хорошее вознаграждение жениться на Светлии. Менестрель даже не колебался.
   - А чего колебаться, коли золото само плывёт в руки? - хмыкнул Аскрел.
   Под взглядом Анелы развёл руками и извиняющее улыбнулся, мол, он такой какой есть.
   Старейшина даже не предполагал, что дочь кузнеца давно положила глаз на менестреля, и отец по её просьбе также подкупил жениха. И если бы одна из подруг Веньки не вызнала, с кем собирается получать Благословение Богини дочь старейшины, и не поведала своей подруге, возможно ни одной из свадеб не было бы. Исчез бы их избранник с золотом, которое, по его убедительной просьбе, вручили ему папаши до свадьбы.
   - Говорил же, что глупость делаешь! - пробурчал хозяин постоялого двора. - С самого начала глупая идея была!
   -- Я первая его встретила! И первой он сделал мне предложение! Плевать, что пришлось заплатить. Он будет моим мужем! Папаня! Скажи! -- Венька дёрнула отца за рукав. -- Да что ты молчишь. Тюфяк тюфяком!
   -- Тихо, -- процедила Анела тоном, каким обычно останавливала разгоряченных спором советников.
   Девушка испуганно отступила за спину отца. И благодарение Богине, замолчала.
   Из всей этой компании жалко было лишь Светлию. Остальные заслуживали лишь презрение. И отцы, купившие своим дочерям жениха. И Венька, согласившаяся, чтобы на ней женились только из-за денег. Да и менестрель не лучше. Использовал и отцов, и девушек. Не спаси он ей вчера жизнь...
   Глянула на Аскрела.
   -- Леди, ваше презрение убивает, -- проникновенно произнёс он. -- Ну дал девчонке почувствовать себя хоть на миг любимой и желанной. Думаете, она когда-нибудь ещё испытает такое?
   Плечи Светлии дрогнули. Она вырвала ладонь из рук отца, закрыла лицо и побежала к деревне.
   -- Ублюдок! -- бросил рядом Китан, словно выплюнул. Анела невольно поёжилась. Никогда не слышала, чтобы он был так зол.
   - С виду такой благородный господин, а ругается, как последний грузчик в порту... - словно в недоумении развёл руками менестрель.
   Китан прищурился, сжал кулаки.
   -- Кит, перехвати девчонку. И оставайтесь в стороне, -- приказала Анела, а то бы он точно врезал мерзавцу. А ей сейчас не до драки.
   Китан передёрнул плечами и направил Вольного за девушкой. Светлия испуганно замерла, когда ей путь загородил огромный жеребец. Китан спрыгнул и что-то ей начал объяснять. Она робко кивнула. И пошла рядом с Китаном, ведущим на поводу Вольного, к огромному дубу рядом с деревней. Внимательно слушала, что Китан ей говорил. Анела удовлётворенно кивнула. Чего не отнять у брата, так это умения утешать.
   -- Эй! -- возмутился старейшина. -- Куда он ведёт мою дочь?
   -- Успокойтесь! Ничего с ней не случится! Менестрель, отдай всё золото, что получил, кузнецу. Уверена, оно при тебе.
   -- Да с какой стати?
   -- Если хочешь, можешь жениться на Веньке, -- также холодно добавила она. -- Выбирай... или... или
   И он воспротивиться её решению не вправе. Сам просил помощи.
   -- Мне Аскрел нужен! - визгнула дочь кузнеца.
   -- Помолчи! -- неожиданно прогрохотал её отец, забирая протянутые Аскрелом мешочки. -- Нельзя перечить Солнечной жрице! Она говорит от имени Богини.
   Сказка о жрицах и впрямь продолжает жить.
   Девушка заткнулась, хотя обиженно и надула губы. У менестреля был не менее обиженный вид. Может, нужно было и сосватать их друг другу. Хорошая бы парочка получилась!
   Анела обратилась к недовольно хмурящемуся старейшине:
   -- Вы хотите счастья для своей дочери. Но разве купленный муж сделает её счастливой? Тайна когда-нибудь да выплыла бы наружу. Вы подумали, какого будет Светлие?
   - Я проследил бы, чтобы у них всё было хорошо, - уверенно бросил старейшина. Ни малейшего сомнения. - Стерпится - слюбится! Светлия хорошая девочка, узнав её поближе, не полюбить её невозможно! А сейчас вы на что хотите её обречь? На вечное одиночество?
   -- Я возьму Светлию под своё покровительство. Пребывание в должности служанки высокородной леди избавит её от обязательного замужества. А вскоре, возможно, она встретит человека, который окажется настолько удачлив, что сможет разглядеть что-то кроме внешности. В вашей деревне, кажется, таких нет. Поговорите с дочерью. И помогите ей собрать вещи. Мы будем ждать вас здесь до полудня.
    - Леди...
   - Да подтвердит Богиня моё решение! - отрезала она.
   - Может, это и к лучшему, - кивнул хозяин постоялого двора.
   - Я тоже хочу! Папка... Или его в мужья, - ткнула Венька пальцем в сторону Аскрела, который уже довольно усмехался. - Или пусть она, - перевела палец на Анелу, - другого мне найдёт. Богатого и красивого.
   - С вас золота хватит! - чуть повысила голос Анела.
   Эта истеричка её достала. Другие слова, кроме "хочу", ей известны?
   Анела больше не посчитала что-либо добавлять. Повернулась к капитану и предложила, пока ждут, расположиться им в тени рощи. Сама молча стала наблюдать, как старейшина отправляет крестьян по домам, как кузнец тянет за собой дочь, визгливый голос которой доносился до Анелы даже тогда, когда пара исчезла за домами.
   Старейшина вместе с братом подошли к Светлии и начали в чём-то убеждать. Та вскинула голову, оглянулась на Анелу и быстро отвернулась. Быстро заговорила, размахивая руками. Китан, стоявший рядом, коснулся её плеча и помотала головой. А затем что-то произнёс. Светлия, чуть склонив голову, внимательно слушала.
   Знать бы, что говорит брат. Одно несомненно, он поддержит Анелу, что бы она ни решила. Хотя и ворчаний не оберёшься.
   - Леди, я бесконечно благодарен за спасение. Моя жизнь - ваша жизнь. Покорюсь любой вашей воле, - раздался рядом проникновенный голос.
   А вот про менестреля Анела и позабыла, увлёкшись наблюдением за Светлией, её отцом и Китаном. Вот девушка кивнула, видимо, покорившись, и вместе с отцом направилась к деревне. А Китан с Вольным на поводу возвращался к ним. Судя по нахмуренным бровям - брат недоволен.
   Анела обернулась к Аскрелу. На его лице ни капли раскаяния, а жёлтые глаза насмешливо сверкают.
   - Так уж любой? Так скатертью дорожка. Мне только мошенников рядом не хватало! - предложила она.
   - Вы жестоки, леди, - развёл руками менестрель. - Сначала лишили меня честно заработанного...
   - Честно? - невольно сжались кулаки. Этот парень ещё смеет говорить о честности?
   - Так должен же был кто-то научить уму разуму глупых папаш, - и с таким недоумением пожал плечами, мол это само собой уразумевающее.
   - Ну знаешь ли! - вырвалось у неё.
   - Понял, - на шаг отступил менестрель. Тяжело вздохнул. - Ничего не поделаешь. Придётся оставить вас без моего приятного общества. Зато какой прекрасный сюжет для баллады! Прекрасная королева Амбрании, Солнечная жрица, помогает простым крестьянам... - повернулся, видно, собираясь уходить. - Буду исполнять в каждой встречной таверне...
   - Стой! - невольно прошипела она. Возможно, многие примут балладу за сказку, но наверняка те, кто знает больше, заинтересуются. Как же не хочется идти на поводу шантажиста. Но сейчас не время выпускать его из виду.
   - Ваше величество, никак вы передумали? - с усмешкой на всё лицо обернулся менестрель. - Вы не пожалеете. Я буду воспевать вас в каждой балладе, песне.
   Она уже жалеет. Судя по каждой встрече с ним, парень не может жить без неприятностей. А Анела вполне способна и сама их найти на свою голову, да и другие части тела.
   - Леди, нам проучить его? - вдруг бросил Серий. Хранители и капитан остались рядом, в то время как гвардейцы расположились под деревьями. По холодной невозмутимости на лицах хранителей не ясно, что они на самом деле думали об этом парне. А вот капитан с явным презрением разглядывал его.
   Анела покачала головой:
   - Смысл? Убить не убьёте, а оставлять за спиной типа с длинным языком?.. Найдите ему лучше лошадь. Да и девчонке из деревни тоже...
   - Мне - лошадь? Обойдусь как-нибудь и своим Красавчиком. Я вернусь, моя леди. Не сомневайтесь, - и насвистывая, менестрель зашагал к деревне.
   Анела лишь недовольно проводила его взглядом. Но ничего не поделаешь, придётся временно потерпеть. Пока не воссоединятся с кортежем. А там она уже не будет скрывать своё происхождение и при первой же возможности отправит его восвояси.
   - Леди, я не доверяю этому типу, - вдруг произнёс капитан.
   - Так присмотри за ним, - пожала плечами Анела.
   Капитан кивнул.
   Сейчас ей было не до менестреля. Чеканя шаг, приближался Китан. Мрачен, как никогда.
   - Анела! Нужно поговорить. Наедине! - хмуро бросил он, лишь только оказался рядом. Протянул поводья Вольного Серию и зашагал к шумевшей под ветерком берёзовой роще.
   Судя по всему, не нравится ему принятое ею решение. Непривычно. Он всегда и во всём до этого её поддерживал. А что скажет, когда узнает истинную причину?
   Анела спрыгнула с Северянки, передала поводья капитану и отправилась следом за братом.
   Он стоял, прислонившись спиной к раздвоенной берёзе. В отдалении расположились гвардейцы. Перед долгой дорогой разминали ноги. От них доносились шутки, смех. Лишь капитан, освобождавший одну из запасных лошадей от вещей, поглядывал на Анелу с Китаном. Бдил. Да не собираются они скрываться из его вида. Хватит того, что ни слова до него не донесётся.
   - Я не узнаю тебя, - сразу же хмуро заговорил Китан. - С каких это пор ты распоряжаешься судьбой человека, даже не узнав, хочет он того или нет?
   Странный вопрос.
   - С тех пор, как стала королевой, - пожала плечами Анела и устремила взгляд в безоблачное небо. Лишь бы не видеть недоумения на лице брата. Неприятно, когда кто-то разочаровывается в тебе.
   - Зачем она тебе? - вдруг тихо спросил Китан.
   Лгать братьям она не будет. Недоговаривать, умалчивать может... Но не лгать. Никогда! С незаметным вздохом, опустила голову.
   - Ты обратил внимание на фигуру и рост девчонки? Скрыть лицо и волосы - и её будет не отличить от меня. А те, кому известно, что я путешествую в окружении гвардейцем, тем более долго раздумывать не станут...
   - Ты подвергнешь её опасности вместо себя? - с неверием прошептал Китан.
   - Вот и посмотрим, так ли хороши твои гвардейцы, как ты думаешь! - отрезала она, вскидывая подбородок. - Заодно, может, и на настоящих заказчиков выйдем.
   Китан замотал головой.
   - Не верю! Не верю, что ты выдернула девчонку из привычной обстановки, только чтобы использовать, как приманку. Ты не такая...
   - Какая? Лицемерная? Хладнокровная? Расчётливая? Китан, я королева Амбрании. А слабость для королевы не допустима. Закончим этот разговор, пока совсем во мне не разочаровался.
   И первая зашагала к дороге. Сердце сжимала тоска. Она требовала обернуться и успокоить брата. Сказать, что просто-напросто пожалела девчонку, которой после такого позора спокойной жизни в деревне не видать. Частично ведь так. Но должна признать сама себе, если бы не похожесть Светлии на неё, оставила бы ту в деревне. Может, только посоветовала бы куда-нибудь уехать и благополучно забыла. Но не тогда, когда можно обезопасить брата. Вольные не сдаются, пока не доведут дело до конца. А Китан приложит все силы, чтобы её защитить. Пусть убийцы гоняются за отрядом гвардейцев, Анела с Китаном спокойно последуют за ними.
   Серий продолжал держать Вольного, его брат - Северянку. Капитан подвёл рыжую кобылу. Она меланхолично жевала траву и не обращала внимания ни на Северянку, которая с каким-то снисходительным презрением косилась на неё, ни на пытавшегося приблизиться Вольного. Вот только Серий и шагу лишнего не позволял ему ступить.
   Завидев хозяйку, Северянка приветствовала её радостным ржанием. Анела уткнулась лбом в морду кобылы и глубоко вздохнула. Напряжение после разговора с братом начало сходить, возвращалось ставшее привычным холодное спокойствие.
   И только когда Серий сообщил, что наконец-то идёт старейшина с девчонкой, Анела отвлеклась от лошади. Нашла взглядом Китана среди гвардейцев. И обернулась к деревне.
   За старейшиной с перекинутой через плечо большой сумкой плелась Светлия. Нарядное платье сменено на практичное, шерстяное. Сверху накинут плащ с вышитой цветастыми узорами каймой. Кожаные сапожки.
   Взгляд в землю, ноги еле передвигаются. Никакого энтузиазма! Может всё-таки... Нет! Решение принято. Да и девчонке будет лучше в любом другом месте, чем у себя в деревне. А Анела, если уж всё обойдётся, обязательно займётся её дальнейшей судьбой. И кто знает, какие пути приготовила для них Богиня.
   Гвардейцы также зашевелились и начали собираться. И так потеряли много времени. Старейшина попрощался с дочерью не доходя до них несколько шагов, бросил на Анелу предупреждающий взгляд и, резко развернувшись, зашагал к деревне. Даже ни разу не обернулся и не видел, с каким отчаянием Светлия смотрела ему вслед. А Анела заметила и подошедший Китан тоже. Она притворилась, что не видела его обвиняющего взгляда.
   Китан подошёл к Светлии и положил ладонь ей на плечо:
   - Светлия, всё будет хорошо. Я уверен, - донеслись до Анелы его слова, сказанные мягким, понимающим тоном. - Я знаю, это трудно расставаться со всем, что тебе дорого, но...
   - Без меня моим родным будет лучше, - едва слышно ответила девушка.
   Такое равнодушие и покорность звучали в её голосе, что Анела невольно поморщилась. Неправильно это! Девчонку ведь не на казнь ведут, а помогают изменить судьбу. Должна же она это понимать!
   А не себя ли Анела пытается успокоить? Приспичило Китану разбередить её совесть.
   Пока она предавалась сомнениям, Китан успокаивал девчонку. Вновь и вновь повторял, что всё теперь у той будет хорошо. Анела об этом позаботится. Проклятие! Ну с чего он так в этом уверен?!
   - Нам пора! - резко прервала Анела.
   Пожалуй, слишком резко. Так как девчонка вдруг вздрогнула, шагнула за спину Китана.
   - Капитан, подведи лошадь к нашей новой попутчице! - приказала Анела и было шагнула к Северянке, но испуганный вскрик заставил вновь посмотреть на Светлию.
   Васильковые глаза в ужасе расширены, нижняя губа дрожит. Девушка пятится от спокойной лошадки, которую подвёл Джосия, словно перед ней стоит чудовище из Тьмы. И даже успокаивающие слова капитана, убеждающего, что это самая покорная и ласковая из всех лошадей в мире, не помогали.
   - Я... я не могу... н-не ум-мею, - лепетала Светлия.
   Богиня! А вот это уже серьёзнее вдруг заговорившей совести. Никто не поверит, что королева Амбрании стала бояться лошадей.
   - Капитан, возьмите Светлию к себе на коня!
   Не дожидаясь ответа, Анела запрыгнула на Северянку и пустила её в галоп. Гвардейцы уже ждали впереди, и когда подъехала к ним, тут же тронулись в путь. За спиной донёсся топот копыт, и с Анелой поравнялся Вольный.
   - Ну и зачем ты так? - тихо спросил Китан. - Могла бы сказать Светлии хотя бы пару фраз. Успокоить, подбодрить.
   - А ты для чего? Так легко, как ты, пообещать, что будет всё хорошо, я не могу. Так как не имею ни малейшего представления, что нас ждёт впереди.
   - Анела! Прекрати изображать из себя ледяную равнодушную... королеву. Я знаю тебя...
   - Знал... - вздохнул Анела и отвернулась. Показывая, что говорить больше об этом не желает.
   Той наивной девчонки, что была два года назад, уже давно нет. А узнать её настоящую из-за своих редких набегов во дворец он не мог. К счастью.
   Бросила взгляд через плечо. На крупном рыжем скакуне капитан одной рукой прижимал к себе спрятавшую на его груди лицо хрупкую девушку. И такой недоумённо-задумчивый вид у него был, словно не знал, что делать.
   Из деревни, оставшейся позади, показался всадник. Он подгонял коня так, что только пыль летела из-под копыт. Пришлось остановиться, пока не загнал коня. Всё же долгий путь впереди.
   - Эге-гей! - закричал менестрель приблизившись. Гвардейцы нехотя раздвинулись и пропустили его к Анеле. - А вот и я! Решили улизнуть? А ещё благородные! Правда, Красавчик? - потрепал коня по холке. - Никакого им доверия.
   Анела не могла отвести взгляд от жеребца. Что-то в нём было не так. Изящный, с длинными ногами, пёстрый, словно расплескали рыжий, белый и вороной цвет как попало. В итоге получился несуразный окрас. А вот глаза... Остеклевшие и бесцветные. Конь был слеп.
   - О, и Василёк здесь... - начал менестрель.
   Светлия застыла, не шевельнувшись. Спина окаменела.
   - Не тронь её! - вдруг прошипел Китан.
   - Парень, заткнись! - чуть ли не одновременно с Китаном, рыкнул капитан. И таким взглядом наградил, что если бы им можно было убивать, от Аскрела и мокрого места не осталось.
   - Да понял я, понял, - пробормотал с усмешкой менестрель. - Рыцари-защитнички у Василька появились... - обернулся к Анеле, словно все остальные перестали его интересовать. - Леди, так куда мы путь держим?
   - А тебе не всё равно? - буркнула Анела и кивнула капитану, мол, можно ехать. Вроде больше никаких сюрпризов не предвиделось.
   Менестрель тут же пристроился с левой стороны, потеснив Серия. Хранителю пришлось занять место позади. Под весёлое насвистывание Аскрела и его же бесконечные вопросы, которые она просто-напросто игнорировала, а так же под сердитое бурчание Китана продолжили путь.
   ****
   Привал сделали, когда небо на западе уже окрасилось в лилово-розовые тона, а Око горело у самой земли ярко-алым огненным шаром. Вечерняя прохлада пробиралась сквозь плащи.
   Небольшая поляна у широкого прозрачного ручья стала идеальным местом для стоянки. Перво-наперво расседлали лошадей, напоили их и оставили у воды, где густела молодая и сочная трава. Гвардейцы и телохранители занялись палатками и костром. Китан присоединился к ним. Светлия, словно истукан, сидела у костра и не двигалась. Казалось, её ничего не интересовало и ничего не могло вывести из отстранённости. Не отвечала на вопросы, не поднимала ни на кого глаз. И даже обратившийся как-то к ней менестрель не был удостоен ни малейшего внимания.
   Менестрель только хмыкнул, позаботился о своём Красавчике, уселся на плащ, скинутый на землю и, прислонившись спиной к стройной берёзе, заиграл на флейте какую-то грустную мелодию. Она заставляла вспоминать счастливые мгновения, которые не повторятся никогда. Людей, потерянных навсегда.
   Анела долго не выдержала и от костра, начавшего тянуть огненные перья к небу, быстро зашагала к ручью. Хотелось побыть одной. Отстраниться от воспоминаний. Скрыться от преследующего цепкого взгляда менестреля. И подумать. В тишине, в покое. Когда никто не зудит над ухом, и никто не мельтешит перед глазами.
   Кусты в наступающих сумерках расплывались перед глазами. По ногам прошлась прохлада. Донеслось приветственное ржание. Северянка привязана была к стволу молодой ивы. И стоило подойти хозяйке, потянулась мордой к ней.
   Анела погладила чёрную морду лошади, вгляделась в тёмно-янтарные, словно расплавленное золото, глаза. Тоска и боль, вызванные мелодией Аскрела, растворились. Вернулись покой и уверенность. Северянка поддела мордой плечо, мол, не грусти. Обнюхала руки и с укоризной посмотрела. "Где угощение, хозяйка?" - так и читалось на её морде.
   - Потом, - отмахнулась Анела.
   Северянка так глубоко и покорно вздохнула, словно поняла, и принялась жевать траву, искоса косясь на задумавшуюся Анелу.
   А ей нужно было подумать и решить, как действовать дальше. Необходимость отделиться от отряда - не вызывала сомнений. И не только для того, чтобы пустить убийц по ложному пути. В кое-какие места по пути она хотела бы заглянуть без лишних свидетелей, в том числе нужно было спрятаться и от иридис. Не зря же она позаботилась о лазурном амулете, скрывающим силу. Предчувствовала, что он пригодится. Осталось только вывести главную героиню её плана из апатии и оповестить всех остальных.
   Но вот что делать с менестрелем? Навряд ли он согласится оставить её. Раз уж так настойчиво набивался в попутчики. Странно, что за нужда его заставила навязаться? Какие цели преследует? И почему рядом с ним нет ни капли настороженности против него, появляющейся лишь на расстоянии?
   Северянка вдруг подняла голову и посмотрела за спину Анелы. Тут же оттуда донеслось робкое:
   - Леди?
   Анела обернулась. За несколько шагов от них стояла Светлия. Судя по тому, как косилась на Северянку и других лошадей, привязанных неподалёку, ближе подойти не осмеливалась. И как только лошадей можно бояться? Тем более деревенской девчонке, видящей их каждый день? Ни за что Анела не поверит, что в хозяйстве старейшины их не было.
   Но хотя бы, благодарение Богине, девчонка перестала изображать из себя статую.
   Анела ещё раз погладила морду Северянки и шагнула ближе к Светлии.
   - Ты что-то хотела?
   Мелькнувшее на лице облегчение, вновь сменилось тревогой. И Светлия выдохнула:
   - Что вы хотите от меня? Что для меня приготовили?
   - Я? Я желаю, предоставить тебе выбор. А какой выбрать путь, это уже зависит от тебя. Можешь всю жизнь носиться со своим шрамом, принять то, что именно он управляет твоей судьбой. Закрыться от всех и вся, стать отшельницей. Это ведь легко. А вот сможешь перестать о нём думать?
   - Вам легко говорить! Разве вы можете понять?! Вот это... - провела ладонью по щеке со шрамом, - отталкивает, вызывает отвращения. Я хотела хотя бы на миг поверить, что это не так, но... Не нужно было этого делать! Он, - кивок в сторону лагеря, - доказал. Никогда мне не быть любимой, никогда не стать женой и матерью. Так для чего же тогда жить?! - повысила голос и вдруг всхлипнула. Закрыла лицо руками, поникла.
   Анела едва сдержалась, чтобы не коснуться и не начать успокаивать. Не к чему это. Хоть что - истерика, слёзы - лучше, чем отрешённость и равнодушие. Это она знает по себе. Светлии нужен новый путь, новые стремления. Но очень трудно избавиться от чуть ли не впитавшихся с молоком матери представлениями о мире, где предназначение женщины - семья, дом. А сама-то она раньше разве не готова была отказаться от пути жрицы, лишь бы быть просто матерью и женой? Но вот только хватило бы ей этого? Воспитывали её по-другому, чем эту деревенскую девушку.
   - Светлия, ответь мне на один вопрос. Ты могла бы что-нибудь сделать или не сделать, чтобы не пострадать?
   Светлия с блестящими от слёз глазами глянула на Анелу, затем задумчиво опустила лицо. Некоторое время казалось: она забыла о вопросе и просто стремится что-то разглядеть в потёмках в траве. Ветер изменил направление, и от ручья повеяло прохладой. Анела поёжилась. И уже собралась окликнуть девушку, когда та неуверенно выдохнула:
   - Д-да, могла.
   - И теперь, зная о последствиях, ты бы поступила по-другому? - Анела не сводила взгляда с девушки. Если правильно разобралась в её характере, то ответ будет очевиден.
   Светлия сначала непонимающе смотрела на Анелу. И вдруг побледнела. На белом лице шрам стал ещё ярче.
   - Но... не вмешайся я... Розочка... - пробормотала она и решительно вдруг махнула рукой, словно отбрасывая сомнения. - Нет, я бы поступила также!
   - Твой дядя назвал тебя героиней, и я полностью согласна с ним, - улыбнулась Анела.
   - С-спасибо, - промямлила Светлия. - Но я тогда просто не успела испугаться и подумать... - махнула головой, словно отбрасывая какие-то мысли. - Позвольте спросить, зачем вы забрали меня из деревни? Зачем я вам?
   - А просто в то, что я тебя пожалела, не веришь? - хмыкнула Анела и невольно вгляделась сквозь кусты на костёр, выбрасывающий в небо лепестки пламени. Там Китан, капитан, охрана. И ужин. Странно, как-то она устала за этот день. Когда же вновь привыкнет к седлу?
   - Извините, - снова пробормотала Светлия, опуская голову, щёки вспыхнули. Видно, боится, что обидела.
   - Но, ты права, полностью не доверяя мне. Мне нужна помощь... - взмахом руки заставила замолчать собирающуюся что-то сказать девушку. - Вне зависимости от того, согласишься ты или нет, я выполню обещание, данное твоему отцу. И найду тебе место в окружении благородной леди. Поверь, там всё будет зависеть только от тебя... Пойдём в лагерь, пока Китан сам за нами не пришёл. Там, у костра, я расскажу о своих планах.
   Светлия согласится, в этом не было сомнений. Не может не согласиться. Выбора-то по сути у девчонки нет.
   Китан их встретил у самых кустов, густо растущих по берегу ручья. Мельком бросил взгляд на Светлию и с улыбкой произнёс:
   - А я вот иду вас звать. Если не хотите есть холодной ужин, я б советовал вам поторопиться.
   Светлия виновато пожала плечами и ускорила шаг. Китан немного задержался и поравнялся с Анелой.
   - И? - вопросительно покосился на неё. Мол, говорила со Светлией о своём плане?
   Анела отрицательно качнула головой и кивнула на костёр - там расскажет. Китан кивнул - понял. И вдруг поморщился.
   - Возможно, лучше бы было поговорить наедине, - тихо прошептал он.
   Тогда бы девчонка наверняка попыталась отказаться, а вот в присутствии Китана и капитана это будет ей сделать сложнее.
   Гвардейцы расступились, пропуская их ближе к костру. Китан показал чурбаки, рядом с которыми стояли две чашки. Светлия была уже у самого костра и успела перехватить место у чугунка, от которого в воздух поднималась вкусная смесь пряностей и мяса. Девушка разливала суп по чашкам подходивших по очереди гвардейцев. И смущённо принимала благодарности. А гвардейцы, получив свою порцию, разбредались по поляне. В конце концов, у костра остались семеро. Анела с Китаном, капитан, Светлия, хранители и менестрель. Он как раз подошёл, когда удалился последний из гвардейцев.
   - Какая приятная компания для ужина и беседы, - усмехнулся Аскрел. - Василёк, не нальёшь ли этого... непонятно чего... своему несостоявшемуся жениху?
   Лишь только он подошёл, Светлия застыла с поднятым половником. А когда заговорил, побледнела, руки задрожали.
   - Гад! - прошипел рядом Китан и стал подниматься.
   Анела схватила за рукав и заставила сесть. Кивком показала через костёр, мол, смотри. У девушки и без него защитники найдутся.
   Капитан отпихнул со своего пути менестреля, осторожно забрал у Светлии чашку и половник и подвёл девушку к одному из чурбаков. Вернулся к костру, плюхнул супа в чашку и всучил Аскрелу так, что бульон немного выплеснулся:
   - Бери и уматывай! - рыкнул капитан.
   - Какие мы грозные, - хмыкнул менестрель, вытирая капли бульона с руки. - Я б с удовольствием. Да вот услышать ваш разговор мне хочется сильнее. Не обессудьте.
   Но капитан будто его уже не слышал, он что-то шептал Светлии, подавая ей чашку. Сквозь костёр на лице девушки мелькнула тень улыбки.
   - Вот и отлично! - донёсся возглас капитана, и он уселся рядом со Светлией.
   Менестрель глянул на них, затем на Анелу с Китаном, хмыкнул. Поставил чашку на землю, вытащил из кучи приготовленных на ночь дров полено поувесистее и на него уселся. В итоге оказался между двумя парами. Некоторое время молча ели. Конечно, суп из вяленого мяса, какой-то крупы и приправленный специями не выдерживал ни какого сравнение с королевскими яствами, но, по крайне мере, был съедобным. А после длинного дня, когда покидали сёдла лишь чтобы напоить лошадей, Анела была бы довольна и куску хлеба с водой.
   Когда Анела отставила тарелку, ночное чёрное полотно небес уже усеялось звёздами, хороводом кружащих вокруг серебристого озера луны.
   Капитан продолжал сидеть рядом со Светлией, чуть повернулся так, чтобы отгораживать своей широкой фигурой хрупкую девушку от Аскрела.
   - Так что вы скажите нам, ваше величество? - вдруг спросил менестрель.
   - Ваше величество? - вскрикнула Светлия. С вытаращенными глазами посмотрела на Анелу. И вдруг вскочила на ноги. Склонилась в поклоне: - Простите, я не знала...
   Анела наградила менестреля сердитым взглядом. Тот в ответ лишь насмешливо пожал плечами. Никакого раскаяния!
   - Ты и не могла знать, - произнесла Анела Светлии. - И не нужно кланяться мне здесь и сейчас. Сегодня я леди Анелия Барская, жрица Игнис. И хотела бы ею остаться. Присядь! Капитан Джосия, - капитан выпрямился и подозрительно на неё посмотрел. Неужто что-то заподозрил? - Я решила, мы разделим наш отряд. Я с братом и хранителями отделимся от вас. Светлия, если согласится, займёт моё место.
   - Я не смогу... - едва слышно шепнула девушка. - Я на вас совершенно не похожа.
   - Вот в чём ты ошибаешься, так в этом. Капитан, оденем Светлию в мои одежды, на голову накинем капюшон плаща. До Семипутия придётся вам ехать вместе на одной лошади. В городе купите карету. А чтобы не было лишних вопросов... Пара слов невзначай, и пусть думают, королева немного приболела.
   - Это опасно! - нахмурился капитан.
   - Не опаснее того, что нам на пятки наступают Вольные. Уверена, без того, чтобы трястись надо мной, вы найдёте способ поймать их в ловушку! Да и Светлию защитить. Она ведь не откажется помочь своей королеве? Не так ли, Светлия?
   - Анела... - вдруг зашипел Китан и легко толкнул локтём в бок.
   Анела чуть отодвинулась от брата, не желая получить ещё толчков. Ну да, она не оставляет девчонке выбора. Кто бы из простолюдинов посмел возразить своему сюзерену? Светлия точно не из таких.
   - Я? Нет, конечно, ваше величество. Как я могу... Я сделаю всё, что в моих силах, - ожидаемо залепетала Светлия.
   Капитан вскочил на ноги, судя по лицу собрался высказать ещё несколько возражений. Анела подавила зевок, взмахом руки остановила Джосия.
   - Это приказ, капитан!
   Она устала за весь этот суматошный денёк. Сон, после ужина, навалился булыжниками на плечи и тянул за собой в объятие тёплой палатки, мягкого спальника. Спорить, что-то доказывать - не было желания.
   - Завтра мы остановимся на отдых в имении графини Волынской, и там Светлия займёт моё место, - встала. - Я спать! Светлия, ночевать можешь в моей палатке. Она большая - поместимся.
   Шагнула к палатке, расположенной в самой середине их маленького лагеря.
   - Ваше высочество! Образумьте свою сестру! - попытался за спиной заручиться поддержкой Китана капитан.
   Ответил ли что брат, Анела не расслышала. Разнёсся притягательный голос менестреля.
   - А я вновь забыт, - наигранно простонал он. - Придётся самому решать, к кому присоединиться. К малышке королеве или же к своей несостоявшейся невесте. Капитан, да не сверкайте на меня своими грозными очами. Бесполезно. Также, как и отговаривать королеву. Видишь, свободы ей захотелось. Да куда тебе это понять! Служака!
   Как бы они и впрямь не подрались. Зашибёт же капитан менестреля. И мокрого места не останется. А у того и искры самосохранения нет. Лезет на рожон. Одна надежда, что Китан не даст им дойти до рукоприкладства. А Анела отдыхать. Завтра снова придётся весь день провести верхом.
   ****
   Утром никто не промолвил ни слова о планах Анелы, хотя с хмуростью капитана и не менее кислыми лицами хранителей не могла сравниться и погода. Видимо, весна решила, хватит радовать теплом, пора и напомнить, что зима ещё не далеко ушла. Тяжёлое из-за чёрных туч небо подавляло. Дождь ещё не начался, но от этого было не легче. В воздухе витала лёгкая изморось. Промозглый ветер забирался сквозь плащи, стремился скинуть капюшоны. Разжигать костёр не стали. Перекусили хлебом, солониной, запили вином, Анела соком. И начали седлать лошадей. Говорить с кем-либо не хотелось. Внутри разрасталось раздражение и тревога. Обычное состояние в дождливую погоду. Дома, во дворце, в такие дни редко кто решался обратиться к ней с чем-либо. До тех пор пока из-за туч не появлялись лучи Ока Богини.
   Анела подтянула подпругу. Северянка обиженно заржала и укоризненно посмотрела на хозяйку. Туго, видимо. Анела чуть ослабила подпругу и с извинением провела рукой по чуть запутанной гриве лошади.
   Расчесать бы... И мысленно выругалась. Когда приводила после сна себя в порядок, забыла у ручья гребень.
   - Я сейчас, - отмахнулась Анела от хранителей, собирающихся последовать за ней.
   До ручья осталось несколько шагов, когда из-за кустов у воды донёсся голос Аскрела, на удивление без привычной для него иронии.
   - Василёк, я прекрасно понимаю, что я последний, кого бы ты послушала. Но... позволь всё же посоветовать...
   - Я не хочу говорить с тобой, - едва слышно промямлила Светлия.
   И донеслись поспешные шаги. Анела отступила в кусты, чтобы остаться незамеченной. Нечего лишний раз смущать девушку. Зря боялась. Светлия шла опустив голову. И если бы даже перед ней выстроилась целая шеренга королев, то и их, кажется, она бы не заметила. Взять бы девчонку и хорошенько встряхнуть. Пусть бы пришла в себя, наорала на предателя, может и врезала хорошенько. А не погружалась бы в себя. И покорно, словно корова, не шла на поводу у других.
   - Подслушиваем, ваше величество? - раздалось у самого уха.
   От тёплого дыхания на щеке, от дразнящих ноток в притягательном голосе бросило в жар.
   Анела отшатнулась и резко обернулась. Перед ней стоял Аскрел, донельзя довольный Аскрел. Жёлтые глаза прищурились. Менестрель обвёл Анелу взглядом, цепким, раздевающим. Словно вдруг она оказалась перед ним не в плотной мантии и плаще, а как минимум в сорочке. Щёки вновь обжог жар. Она сильнее запахнула плащ. А этот... менестрель самоуверенно усмехнулся и сложил на груди руки:
   - Никак вы смутились?
   "Проклятие!" - невольно выругалась она мысленно. Он играет с ней. Кажется, ему донельзя нравится приводить её в замешательство. И, богиня! у него это слишком легко получается.
   Сделал к Анеле шаг, она невольно отпрянула. И снова эта всё понимающая усмешка на его лице.
   - Думаю, вы за этим вернулись, - протянул её гребень.
   Анела, стараясь не коснуться его ладони, схватила гребень и молча направилась к остальным из отряда. Менестреля нужно было бы поставить на место, а у неё вдруг не нашлось слов.
   Все готовы были отправиться в путь. Ждали только Анелу и менестреля. Когда она приблизилась к брату, который держал Северянку, он вопросительно посмотрел на неё. Мол, что-то случилось? Неужто по ней всё видно? Она думала, что смогла успокоиться, пока шла. Хотя это ведь Кит. Он слишком хорошо её знает. Ей и раньше плохо удавалось от него скрыть своё настроение.
   Помотала в ответ головой. Мимоходом провела ладонью по морде кобылки и зашагала к капитану. По дуге обошла менестреля, насвистывающего мелодию известной в столице фривольной песенки. Выразительное хмыканье за спиной заставило поморщиться. И разозлиться. Только взгляды гвардейцев и брата не дали обернуться и высказаться о наглости парня. Богиня! Куда подевалось её спокойствие? Он выводил её из себя лишь своим присутствием. Удивительно, что стихии пока молчали.
   - Капитан! - властно обратилась она к Джосию. Светлия испуганно посмотрела на неё. Ну нельзя же быть такой робкой!
   - Да, ваше величество?
   - Светлия поступает под вашу защиту. Вы отвечаете за неё головой! Если хотя бы волосок упадёт... - продолжать не стала. Отвернулась и направилась к Северянке, по дороге бросила сердитый взгляд на Кита. Доволен? Она сделала для безопасности девушки всё, что могла.
   Отряд продолжил путь. К имению графини они должны прибыть к полудню. А потом уже отряд разделится и вновь воссоединится лишь на границе с Иримом, где ждёт основной кортеж.
  -- Глава 6. Старая Амбра
   Маленький отряд из пяти человек приближался к Семипутию. Небо хмурилось и тяжёлыми тучами прижимало к земле. Даже река, вдоль которой ехали, казалась тягучей, словно из киселя. Серого и грязного киселя. Да и город не сверкал своими обычными радужными красками: стены серыми глыбами возвышались над озером-лужей. А темнеющая Пуща не приносила привычного успокоения.
   Эти два дня показались Анеле длинными-длинными и серыми. Холодными. Дождь то мелкой изморосью осыпался с небес, то бил хлёсткими плетьми струй. Ветер стремился проникнуть сквозь плащи, скинуть капюшоны. Зябко! Да и сейчас в воздухе висела противная изморось. Не хватало тёплого света Ока, бодрящего внимания Богини. Оттого настроение было хуже некуда. Не помогало даже осознание того, что всё, пока, шло по-задуманному.
   Два дня назад к полудню добрались до поместья графини Волынской. Женщина на старости лет только рада была поучаствовать в авантюре. А чего ещё ждать от гувернантки миледи Пелании?! Не зря тётушка советовала к ней обратиться. Графиня с удовольствием представила новую личную служанку Светлию своим людям.
   Через несколько часов отряд гвардейцев покинул поместье. Впереди на огромном скакуне ехала пара. Плотный высокий с длинными усами капитан придерживал перед собой девушку в блестящем золотом плаще. Капюшон скрывал лицо. Леди жрица плохо себя чувствовала. За их отъездом наблюдали все жители поместья. И никто не заметил пятерых человек, которые покинули поместье через запасную калитку с другой стороны замка. В них бы никто сейчас не признал ни жрицы, ни гвардейцев, прибывших недавно. Графиня найдёт убедительное оправдание, чтобы скрыть отсутствие служанки...
   - В город? - спросил Китан, отвлекая от воспоминаний.
   Брат ехал рядом и хмуро поглядывал из-под капюшона, на кромке которого скапливались капельки дождя. За спиной доносились шаги лошадей хранителей и менестреля.
   Дорога сворачивала к городу. У открытых настежь ворот переминались два стражника. Они изредка поглядывали на двухэтажное здание, стоявшее неподалёку. Вывеска на нём едва заметно поскрипывала. Таверна с комнатами для ночёвки и конюшней. Для тех, кто опоздал к закрытию ворот, а на улице по каким-либо причинам ночевать не желал. Хотя бы из-за погоды. С другой стороны от Анелы темнел лес. Лес, который скрывал в себе Мёртвую Пущу. Сердце обволокло теплотой и надеждой - зовом. "Я приду!" - мысленно пообещала Анела.
   Где-то неподалёку, судя по ощущениям, проникнувшим даже сквозь защиту амулета, находилась одна из иридис. Сильная. Земляная. Если б Анела хотела, могла бы узнать, кто она такая. Но разве ей сейчас это нужно? К счастью, амулет на Анеле не даст той почувствовать приближение королевы.
   - А куда ещё? Я б всё отдал за мягкую тёплую перину, - простонал менестрель, поравнявшись с ними. - Надоели жёсткие сеновалы. Леди, вы же не разочаруете меня? Мы выберем какой-нибудь уютненький домик для ночёвки?
   Анела проигнорировала его, ответила брату:
   - Кит, в сам город не пойдём. Остановимся там, - кивнула на таверну.
   - В этой развалюхе? - обиженно-возмущенно воскликнул Аскрел.
   Анела повернулась к нему и сердито бросила:
   - Тебе что-то не нравится? Мы тебя не держим!
   - Не ласковы вы ко мне. Ох, неласковы, - горестно вздохнул менестрель и покачал головой. - И чем я только заслужил такую холодность?
   Ему перечислить по пунктам? Мало ей серости погоды, дождя, так эти два дня менестрель ни на миг не умолкал. От его шуточек досталось всем: и Китану, и хранителям, и, особенно, Анеле. Комплименты, которыми он то и дело рассыпался, больше походили на язвительные стрелы. В отношении неё. А вот каждая встреченная девушка получала свою долю искренних любезностей, которые заставляли ту жмуриться от удовольствия и таять, как снег под лучами Ока. Вот только Аскрел совершенно не думал, над кем и над чем можно подшутить, а кто не поймёт и полезет в драку. Хранители и Китан более-менее научились не обращать на него внимания, хотя некоторые высказывания и доставали их до печёнок. А вот посторонние...
   Старейшина одной из встреченной ими вчера деревушки легко согласился пустить их на ночёвку. Когда ужинали, менестрель расточал такие похвалы молодой жене старейшины, что тонкие намёки в отношении хозяина дома на общеизвестное высказывание "седина в бороду, а Тьма в ребро" остались тем не замечены. Чего не скажешь о его уже взрослых сыновьях. Семерых. Девушка была чуть ли не их ровесницей. Чем сильнее она смущалась, тем те становились мрачнее. В конце концов, старший сын поднялся и пригласил менестреля во двор - поговорить. Удивлению и непониманию, ярко выступившим на лице Аскрела, Анела не поверила. Всё-то он понял. Менестрель согласился выйти. И когда следом поднялись остальные парни и последовали за братом, стало ясно: если не вмешаться, будет драка. У менестреля ни капли самосохранения и несдерживаемый язык. А ей понравилась эта семья. И гостеприимство старейшины, и его добродушие, и его внимание к жене, больше похожее на отношение отца к дочери, и стремление сыновей защитить отца. И отплатить неблагодарностью было бы неправильно. Извинившись, также встала из-за стола.
   Подоспела как раз вовремя. Старший сын навис над менестрелем, готовый пустить в ход кулаки. Пришлось вмешаться. И пока Китан с хранителями загораживали менестреля, чтобы тот не ляпнул чего лишнего, Анела извинилась. Мол, спасибо за гостеприимство, но им всё же нужно продолжить путь. Так будет лучше, для всех. Старший сын спорить не стал. В итоге, пришлось всю ночь ехать под моросящим дождём и пронизывающим ветром. Что не придавало радости и бодрости.
   А вот когда менестрель играл на флейте, нужно признать, Анела просто погружалась в удивительный мир мелодии. Окружение расплывалось, и она оставалась одна. Она и мелодия, которая пронзала сердце, теребила душу, взывала к стихиям. После неё Анела некоторое время была словно под дурманом.
   По словам менестреля, он родился и вырос в княжестве Ирим на самой границе с империей. За время странствий где только не побывал. В том числе и в Маритиме. Отлично знал имперский язык, обычаи, да и законы. Встречался даже с самим императором и его сестрой. Не ясно, то ли Аскрел преувеличивал, то ли и впрямь выступал на одном из имперских балов. Говорил, одним из его учителей был главный менестрель империи. Если это правда, то вполне можно воспользоваться его помощью. А если лжёт? Приукрасить-то, как она поняла за эти дни, он любит...
   Погрузившись в раздумья и воспоминания, Анела не заметила, как приблизились к таверне. Дверь со скрипом распахнулась, и на крыльцо кубарём вылетел мужчина с лёту плашмя прямо в большую лужу. Брызги разлетелись во все стороны и забрызгали лошадей, попало и на всадников. Китан выругался.
   - Хорошенькое начало, - хмыкнул Аскрел. Хотя он-то как раз остался самым чистым из них.
   Хранители промолчали.
   Анела на этот раз была полностью согласна с Аскрелом. Мало того, что её плащ мокрый от дождя чуть ли не насквозь, так ещё теперь и заляпан грязью.
   Хранители по знаку Анелы спрыгнули с лошадей и помогли ругающемуся пьянчуге выкарабкаться из лужи и подтолкнули в стороны открытых ворот в город. Лошадей устроили в пустой конюшне. Для них выбрали те денники, где с потолка не капало. Анела на прощание подкупила Северянку яблоком, чтобы не скучала.
   Внутри таверна выглядела ещё хуже. Видно, испытывала не лучшие времена. Под светом редких свечей выделялись обшарпанные грязные столы, пол в потёках, которые уже и не смыть, так въелись в доски. У стойки стояла старуха в чёрном платке и грозно посматривала на двух молоденьких, совсем девочек, подавальщиц. Те бегали по залу, стремились обслужить с десяток посетителей. А в углу толстая крыса лениво тёрла морду.
   - Роскошная обстановочка, - усмехнулся Аскрел. - Леди, вы не передумали?
   - Я бы предпочёл что-нибудь попроще, - пробурчал Китан. - Анела, ворота в город ещё открыты.
   Из города ночью не выйдешь, да и не зайдёшь. А Анеле нужно кое-куда наведаться. Одной.
   Анела молча направилась к стойке, невольно морщась от запаха гниющих продуктов.
   - Ну? - проворчала старуха, когда Анела остановилась напротив неё. Из-под густых бровей сверкнули злобой тёмные глаза.
   Гостеприимно, ничего не скажешь. Не удивительно, что дела у них идут не очень.
   - Две комнаты на одну ночь найдутся? - требовательно спросила Анела.
   - А ты видишь здесь очередь желающих? - огрызнулась женщина.
   Анела молча достала два золотых и положила на стойку. Грязная рука вытянулась из рукава аляпистого замусоленного халата и смела золотые в карман фартука.
   - Первая, вторая комната. Второй этаж, - проворчала старуха и закричала в сторону зала: - Вельса, дрянная девчонка, проводи господ.
   Отвернулась и зашагала к двери за стойкой. И уже оттуда донеслись её ворчания. Подгоняла какую-то Сеньку.
   Анела пожала плечами и вместе со своими спутниками последовала за одной из подавальщиц - худенькой девочкой лет тринадцати. Она оглянулась через плечо и с извинением улыбнулась:
   - Простите бабулю. Наш отец был её единственным сыном. Его смерть в сражении с харитимцами совсем подкосила её. Да и дела пошли хуже некуда. Мы с сестрами совсем не справляемся, а бабуле стало всё безразлично. Только и знает что... - замолчала, и заговорила совсем о другом: - Чтобы нанять кого-нибудь на помощь, платить нечем. Совсем мало посетителей стало.
   - Неужто королевская поддержка не помогает? - удивился Китан.
   - Поддержка? - остановилась девочка на ступеньке, пришлось замереть за ней. Девочка в непонимание раскрыла рот.
   Кажется, она впервые слышала о поддержке. Получается, Анела зря ругалась с советниками, отстаивая своё решение, чтобы ежемесячно платили из королевской казны семьям погибших солдат по пять золотых.
   Ответить Анела позволила брату, а сама уже сверху оглядела таверну новым взглядом. Отметила горшок с цветами на подоконнике и даже чистые, подлатанные занавески. А вот на мытьё окон видно сил не хватило. Из двери за стойкой вышла, чуть сутулясь, девушка чуть постарше их сопровождающей с большим подносом, полностью заставленным тарелками. И как только она его подняла? До Анелы донёсся приятный вкусный аромат.
   - Но... но мы не знали, - отвлёк от осматривания таверны голос девочки. - Сеня, Сеня... - закричала она вниз в зал.
   Девушка поставила поднос на первый попавший столик и подняла голову. Откинула прядь волос с лица. Светло-серые глаза были тусклы.
   - Поднимись сюда. Скорее. Я тако-о-е скажу! - продолжала Вельса.
   Девушка нахмурилась. И так глубоко вздохнула, что стало понятно, куда-либо идти ей совершенно не хочется. Но видимо взволнованное лицо сестры убедило, что случилось что-то важное. Она подозвала вторую подавальщицу, самую младшую из них троих, которая удивлённо смотрела на сестёр огромными глазищами. Кивнула на поднос и направилась к лестнице.
   Дальнейший разговор продолжили не на лестнице, а на площадке второго этажа. На выпаленную Вельсой весть о королевской поддержке, её сестра вдруг мрачно махнула рукой:
   - Сказки! Я слышала о ней. Даже обращалась к Смотрителю... Всё слухи, распускаемые почитателями королевы. Им до нас и дела нет! Только зря вводят в заблуждение, - и такая звучала горечь в голосе, что у Анелы неприятно засосало в груди.
   - Это неправда! - возмутился Кит.
   Анела притронулась к плечу брата и помотала головой. Словами здесь не поможешь. Не поверят. Придётся поговорить со Смотрителем города. Серьёзно поговорить. И разобраться. Если он решил, что раз столица далеко, так никто не узнает об его махинациях... Очень напрасно!
   - Леди, какие у вас глазки стали... тёмненькие. С чего бы это? Что-то мне жалко стало вашего Смотрителя, - у самого уха насмешливо прошептал Аскрел.
   Он бы ещё не лез под горячую руку!
   Анела глубоко вздохнула, постаралась успокоиться. Стихия снова попыталась вырваться на волю. Неправильно это.
   - Обратитесь к Смотрителю через день. Думаю, что-то да изменится, - твёрдо приказала она девочкам. - А теперь покажите наши комнаты.
   Девочки удивлённо переглянулись. Но объяснений потребовать не посмели. Вельса пошла дальше по коридору, хотя и продолжала с недоумением оглядываться. А её сестра спустилась в зал.
   Комнаты оказались более-менее чистыми и тёплыми. Анела схватила брата за рукав, чтобы он замедлил шаг. Аскрел прошёл вперед и исчез в соседней комнате. Анела потянула за собой брата в открытую рядом дверь. Хранителям дала знак оставаться в коридоре
   - Закрой дверь, - попросила Анела брата, с облегчением снимая перчатки и вешая холодный плащ на стул рядом с печью, от которой приятно обволакивало теплом. Сумку положила на узкую кровать напротив.
   За спиной с тихим шорохом закрылась дверь, и Китан подозрительно спросил:
   - Что ты снова задумала?
   Анела подошла к окну. Дождь стал сильнее. Сквозь грязные потёки на стекле темнел лес. Душа тянулась туда. Зов проникал в самоё сердце. Надежда и ожидание звучали в этом зове. И радость.
   Обернулась, уперлась руками в подоконник. Китан стоял прислонившись спиной к двери и с ожиданием смотрел на Анелу.
   Опровергать его предположение она не стала. Сразу же попросила:
   - Кит, отвлеки хранителей и менестреля.
   Брат бросил взгляд в окно и понимающе вздохнул:
   - Тебе обязательно туда идти? Тем более одной?
   - В Пуще мне ничего не грозит. А хранителям незачем знать про неё. Какие-то да тайны от деда я вправе иметь. Пусть думают, что я до того вымоталась, что сразу легла отдыхать. К утру вернусь. Встреть меня в моей комнате. До этого отправь хранителей разузнать про Смотрителя. Я желаю знать про него всё!
   Китан стянул шляпу, другой рукой взъерошил волосы, которые от влаги закрутились в кудри. И решительно махнул рукой:
   - Если не вернёшься на рассвете, я подниму всех стражников города, и мы прочешем Пущу!
   Отговаривать он не стал. Видно, понял - бесполезно!
   - Не торопись только, - попросила Анела.
   Несколько мгновений Китан мялся на пороге, будто хотел что-то сказать. Но так и молча вышел. За дверью раздался его неразборчивый голос. А она надеялась... на что?
   Анела вернулась к сумке. Переоделась в сухое. Когда вытаскивала завёрнутую в бархат книгу, взгляд зацепился за коричневый угол тетради с рисунками. Откуда она в сумке? Рука потянулась к ней, но на полпути Анела остановилась. Нет! Не желает она в неё заглядывать! Не хочет вспоминать! Затянула сумку и отставила в сторону. А на душе всё равно поселилась тоска. За эти два года она не нарисовала ни одного рисунка, не сделала ни одного эскиза. Пыталась... и не смогла. Руку с карандашом над листом словно стискивали крепкие тиски, в голове не было ни единого образа, ни картинки. Один лишь страх. Но чего она боится? Правды?
   Анела решительно накинула на себя плащ. Хватит плакаться о том, о чём нужно забыть. И крылья, и картины - это прошлое. Прошлое, связанное с девчонкой, которой давно нет. Девчонкой, мечтающей о любви, семье, стремящейся защитить всех на свете. Это невозможно. Найти бы сил защитить родных.
   ****
   Китан выбрал столик в углу и сел так, чтобы выход из таверны был перед глазами. Приглашённым им хранителям ничего не оставалось, как сесть спиной к двери. Лишь недовольный блеск в одинаково тёмных глазах показал - им это не понравилось. Но перечить принцу не стали, как и до этого сразу согласились присоединиться к нему на стаканчик вина. Вот только менестрель, когда Китан заглянул в комнату, уже спал. Будить не стал. И так не помешает Анеле.
   Одна из подавальщиц - Вельса, кажется, - принесла на подносе бутыль с вином и три тарелки с горячей похлёбкой. Идущий от тарелок вкусный аромат обещал, что хотя бы кормят в этой таверне терпимо. Улыбкой поблагодарил подавальщицу. Серий разлил по стаканам вино. Китан было поднёс стакан ко рту. Резкий запах ударил в ноздри, и он поспешил вино отставить в сторону. Ну нет, такое пить он точно не будет. Хранители даже не прикоснулись к стаканам. Налегли на похлёбку, которая и впрямь не разочаровала. Китан лишь на миг замер, когда заметил спускающуюся по лестнице Анелу. Капюшон накинут, фигурку в плаще не различить. На открывшуюся ею дверь обернулись хранители. И Китан поспешил обратить их внимание на себя:
   - Давно хотел узнать у вас. Вот вы состоите в ордене, подчиняетесь Кришану. А сейчас хранители Анелы. Так чьи приказы вы будете исполнять в первую очередь? Своего командира или своей королевы?
   - Милорд, не думаю, что здесь самое место говорить об этом, - твёрдо ответил Серий и взглядом показал на компанию подвыпивших работяг за соседним столиком.
   - А когда ещё? - притворился, что не понял намёка, Китан. - Скажите, что отвечать не желаете.
   - Леди, - сделал упор на титуле Серий, - и так нам не доверяет. И наш ответ в этом не поможет.
   Отодвинул от себя пустую тарелку и встал.
   - Простите, милорд, с вашего позволения мы вернёмся к своим обязанностям. Вы остаётесь или подниметесь в комнату?
   Мол, оставлять рядом с ним брата или нет. У Китана и самого закончилась похлёбка. Да и Анела уже ускользнула. Можно подняться и, наконец, отдохнуть. Если, конечно, сможет сомкнуть глаза хотя бы на миг из-за тревоги за сестру. Умом понимал, что в Пуще ей ничего угрожать не могло, но опасения не проходили.
   Незаметно оставил на столе под тарелкой золотой. Много, конечно, но почему бы не помочь девочкам?
   У двери в комнату Анелы остался стоять Серий, молчаливый Ирий последовал за Китаном. Он сменит брата позже. В их комнате стояло две кровати. Также на пол скинули одно из одеял. А вот кровать, где до этого спал менестрель, была пуста. Ирий шагнул к окну, молча провёл рукой по влажному подоконнику, затем громко захлопнул ставни. И, не говоря ни слова, вышел из комнаты. Видимо, пошёл оповестить брата.
   Китан замер у окна, вглядываясь в темнеющий лес. Куда отправился менестрель, не было сомнений. Его задержать не удалось. Оставалось надеяться, что тот не помешает, да и не навредит Анеле. Как бы Китану ни хотелось проследить лично за безопасностью сестры, этого он сделать не мог. Должен отвлекать хранителей!
   Одно жаль. Когда говорил с Анелой, не позволил себе обнять её и пожелать удачи, что бы она ни задумала. Такое бесстрастное у неё было лицо и холодные глаза, что он не посмел даже к ней прикоснуться. Но сейчас-то ему ничего не мешает хотя бы пожелать.
   - Пусть Богиня присмотрит за тобой, сестрёнка! - тихо выдохнул Китан.
   Ночь предстояла долгая и тревожная. И показать хранителям своё беспокойство нельзя.
   *****
   Анела ступила в Пущу. Тут же противная изморось исчезла, тучи разошлись, и сквозь густые ветви заскользил яркий свет луны. Деревья приветливо зашумели. С травы вспорхнули светлячки и ярким хороводом закружились вокруг Анелы. Всепоглощающая радость, восторг и теплота, излучаемые Пущей, словно заключили в объятия, не давая Анеле вдохнуть. Стихии ласковым тёплым потоком побежали по венам.
   - Я тоже соскучилась, - прошептала Анела и погладила пушистую ветвь ели, потянувшуюся к ней.
   Радость Пущи вдруг сменилась холодной обидой и обвинением.
   - Я не могла прийти раньше, - повинилась Анела. - Просто не могла. Прости.
   В эти два года было одно желание, окунуться в работу и забыть обо всём, что связано со стихиями.
   От Пущи повеяло теплом и сочувствием. Она простила и предлагала поддержку. Да и как бы она не смогла простить свою Создательницу, свою Повелительницу?
   Деревья расступались, пропуская Анелу, серебристый лунный свет тропинкой указывал путь. Светлячки продолжали виться вокруг. Ветви ласково касались Анелы. Словно Пуща раз за разом хотела убедиться, что Повелительница и впрямь здесь.
   На душе у Анелы воцарилось уютное спокойствие. Она вернулась домой, где её с нетерпением ждали.
   В воздухе появился тонкий аромат цветущей яблони. И вместе с ним вдруг повеяло тревогой и предупреждением. Пуща сообщала, что кто-то идёт следом за Анелой и он опасен. Не нравится он ей.
   - Покажи, - тихо попросила Анела и прикрыла глаза.
   В голове появился образ менестреля, проклинающего цепляющиеся к нему ветви. Вот коса зацепилась за ветку. Менестрель с силой дёрнул и выругался так, что Анела невольно смутилась. Это она-то, которая со спокойной невозмутимостью выслушивала россказни солдат, когда те её не видели. Вдруг менестрель замер, огляделся и поднял глаза. На миг показалось, что он смотрит прямо на неё и, главное, видит. Анела вздрогнула, и картинка пропала.
   Вероятно, Китану не удалось удержать менестреля. И почему она не удивлена? Ожидала нечто подобного? Так что же делать? Оставить менестреля безуспешно бродить по Пуще?
   От Пущи повеяло несогласием и страхом. Не доверяет она незнакомцу, опасается его. Странно. Чем может угрожать простой человек Пуще, которую боится вся Амбрания?
   - Ну хорошо, приведи его ко мне, - согласилась Анела.
   По Пуще прошлась волна облегчения и тревоги.
   Ждать пришлось недолго. Вскоре донеслись приближающиеся проклятия и ругательства сразу на нескольких языках. Анела разобрала протяжный иримский говор, рычащие нотки кочевников и плавную речь имперцев.
   На тропинку из-за кустов вывалился менестрель. Волосы растрёпаны, плащ порван, на щеке набухает длинная кровяная царапина. Аскрел вскочил с колен на ноги, обвёл злобным взглядом темноту деревьев. Раздражённо стряхнул грязь со штанов и паутину с листьями с плаща.
   И только потом прорычал:
   - Огонька бы на тебя напустить!
   Пуща затаилась. Ни малейшего ветерка. Ни ветка не дрогнет, ни травинка. Видимо, Пуща всё же не удержалась и немного поиздевалась над гостем, а теперь боится, что переборщила.
   Аскрел довольно кивнул, будто понял. Но этого ведь не могло быть? Богиня? Анеле ведь всё кажется? Менестрель обернулся к ней. Жёлтые глаза засверкали ярче.
   - Леди, - склонился он в поклоне и проникновенно заговорил: - Какая встреча. Я тут прогуливался неподалёку. А тут раз - и вы. Словно прекрасная лесная дева с резвящимися в волосах светлячками.
   Анела только возвела глаза к небу. Ему всё нипочём! Коснулась волос, освободила насекомое. И отвернувшись, зашагала по лунной тропе. Мысленные виноватые прикосновения Пущи успокаивали, подбадривали, окружали покоем.
   Рядом доносились шаги менестреля. И она была безмерно ему благодарна, что не произносит ни слова.
   - Я люблю ночь, - вдруг тихо проговорил Аскрел, нарушая тишину. Надолго его не хватило. - Она даёт отдохнуть мятущейся душе или разжигает пламя страсти. Она дарит надежду, что завтрашний день что-то изменит в твоей судьбе. А главное, смывает различия между теми, кто наслаждается яркостью радужных красок, и теми, кто обречён видеть мир в черно-белых тонах. Перед всеми одинаковая серая картина.
   Его слова Анелу насторожили. Что-то похожее она слышала, вроде бы. От кого? Когда? И почему ей кажется, что ей важно вспомнить? Жизненно важно!
   Они вышли на поляну у обрыва, и все мысли испарились, дыхание перехватило от представшей перед ней картины. Ночную Старую Амбру Анела ещё не видела.
   Каменный мост к острову пронизан лунным светом - сверкает как хрустальный. А на другой его стороне, за двумя цветущими яблонями, купается в серебристо-голубом сиянии белоснежный город. Любуется собой в тёмной воде озера. И око на шпиле башни отражает нежный голубоватый лунный свет.
   Город встретил тихим поскрипыванием ставен, шуршанием под ногами брусчатки из гладкого белого камня, нежной лаской ветерка с лёгким ароматом яблоневого цвета. И волнами стихий. Прохладная стихия Жизни веяла от сердца города, от дворца. Бодрила, освежала, дарила надежду и уверенность в дальнейшем пути. Горячая стихия Смерти напоминала, что всё живое в конце концов ждёт гибель. И нужно так прожить отведенное тебе время, чтобы не жалко было уйти.
   Анела внутренне невесело усмехнулась. Каждое посещение Амбры заставляло думать, философствовать. Стихии быстрее бежали по крови, сердце стучало всё сильнее и сильнее, а сознание становилось чистым и острым. Анела здесь ощущала себя по-настоящему живой и сильной, как никогда. Хотя и была тут лишь трижды. Первый раз, когда бежали от охотниц. Тогда она воссоединила венец и избавила жриц от амулетов, туманящих разум. Второй раз она была в Амбре ещё во время войны с харитимцами. И последний раз ступала на брусчатку города после победы.
   Амбра сама себя восстановила за эти два года. И сейчас под светом яркой луны и с помощью роя светлячков показывала то статую крылатой иридис с венцом в распущенных волосах - Агния, первая королева иридис Солнечного мира. Её образ часто мелькал в городе. То Амбра просила обратить внимание на двухэтажное здание - миниатюрную копию дворца. Видимо, здесь жил кто-то из королевской семьи. Единственного, что не хватало городу, - это жителей: людей, иридис. Без них Амбре было одиноко и тоскливо.
   Анела давно перестала удивляться, как она умудряется понимать... чувствовать город, дворец, да и Пущу. Приняла то, что они немного живые и используют единственную способность общаться через ощущения, чувства.
   Анела покосилась на странно молчаливого Аскрела. И даже замедлила шаг от удивления. Менестрель шёл сжав кулаки, взгляд устремлён вперёд, спина выпрямлена. Он походил на гордого пленника, которого ведут перед разъяренной толпой на казнь.
   - Аскрел?
   - Вы что-то желаете, моя королева? - искоса посмотрел он. Губы вроде также искривились в усмешке, вот только она была на удивление натянутой. А жёлтые глаза похолодели.
   Анела остановилась и, схватив менестреля за рукав, повернула к себе:
   - Что с тобой?
   Менестрель прищурился, схватил её ладонь и поднёс к губам. Пальцы обволокло приятное тепло.
   - Попались, - завораживающе прошептал менестрель, заглядывая ей в глаза.
   Сердце застучало чаще, сознание затуманилось. Жёлтые глаза с мелкими чёрными крапинками притягивали...
   Анела встряхнула головой, избавляясь от наваждения.
   Да он снова играет с ней! Анела вырвала ладонь из его и, отвернувшись, ускорила шаг.
   - Да куда вы от меня бежите, моя королева? - донеслось за спиной насмешливо-ласковое. - Поддайтесь же чувствам. Примите поражение! Вдруг оно окажется победой?
   Да никогда! Мерзавец! Гад! Лицемер! Она ведь на миг и впрямь поверила, что с ним происходит что-то дурное. Что-то до того гнетёт, что ему не по себе. А он... притворялся! Чтобы она только на него внимание обратила!
   За спиной раздался грохот, следом проклятие менестреля. Анела резко обернулась и в недоумении замерла. Менестрель теребил серьгу и смотрел на землю. Прямо перед ним лежал крупный кусок черепицы. Попади он на голову Аскрела - убил бы насмерть! Анела подняла лицо. На крыше на вид хорошего добротного двухэтажного домика чернела дыра. Странно.
   Менестрель посмотрел на Анелу и ухмыльнулся:
   - Неласков ко мне ваш городок, моя королева. Весь в хозяйку, - окинул её долгим взглядом, усмехнулся: - Уверен, если бы вы мне улыбнулись, то и неприязнь города померкла перед вами. Вот только... способны ли вы улыбаться?
   Ему всё шуточки! Неужто совсем не волнует, что мог пострадать или даже погибнуть?
   - Поводов улыбаться не было! - отрезала Анела и вновь зашагала к уже видимым окованным вырезным воротам.
   - Так это легко исправить! - донёсся весёлый голос Аскрела за спиной.
   Он поравнялся с Анелой:
   - Пожалуй, мне лучше не отставать от вас. Мало ли какие случайности могут произойти. А мы ведь не хотим, чтобы пострадал такой замечательный менестрель?
   - Да помолчи ты! - не выдержала Анела.
   Коснулась герба на воротах - и те легко приоткрылись. Анела с Аскрелом вышли на дворцовую площадь.
   Аромат цветущих яблоневых аллей вдоль края площади туманил голову. Высокая статуя крылатой леди возвышалась, как незыблемый памятник. А за ней красовался в лунном свете белоснежный дворец с пятью башнями. Око на шпиле самой высокой от взгляда Анелы, казалось, засияло ярче. Четырнадцать статуй воинов попарно напротив друг друга застыли в ожидании на семи ступенях широкой лестницы.
   Вдруг яблони зашелестели. Белоснежные нежные лепестки сорвались с ветвей и, подхваченные ветерком, взметнулись в воздух и понеслись к Анеле. Закружился вокруг неё лепестковый вихрь, словно город нежно обнимал её. А затем осыпал лепестками, которые частично остались на одежде, на волосах.
   - Красиво, ничего не скажешь, - нарушил торжественную тишину менестрель. - Чего от иридис не отнять, так умения создавать красоту. А потом легко отказываться от неё.
   В голосе мелькнули горькие нотки. Анела удивлённо оглянулась на Аскрела. Но привычная насмешливая улыбка и чуть прищуренные глаза заставили покачать головой. Видимо, показалось.
   В молчании дошли по брусчатке, кругами вьющейся вокруг крылатой статуи и по всей площади, до дворца.
   Стоило ступить на первую ступень, воины в приветствии вскинули мечи. Рядом с проклятием отшатнулся менестрель. Но под её насмешливым взглядом, вскинул голову и снова шагнул за ней. Хотя от Анелы не укрылось, с какой он опаской посматривал на остальных воинов, последовавших примеру первой пары. Радужная дева на двери сияла. Анела коснулась дверей, и те распахнулись, пропуская внутрь.
   Яркий свет сотни свечей, отражающийся от позолоченных канделябров на стенах, на миг ослепил. А когда Анела привыкла, то довольно кивнула. Она дома.
   Просторный холл, с изгибающей по краю змейкой лестницей. Стены украшены картинами в тяжёлых рамах. У дверей стоят рыцарские доспехи, сквозь витражные окна просачивается лунный свет. А в начищенном до блеска паркете отражается огромная хрустальная люстра-каскад с десятком окружностей свечей.
   - Как-то простовато у вас тут, вы не находите, моя королева? - ехидно поинтересовался Аскрел.
   Угрожающий звон хрустальных капель на люстре стал ему ответом.
   - Аскрел! Если не ценишь своей жизни, пожалей хотя бы мой дворец! - огрызнулась Анела.
   Испортил гад всё удовольствием от возвращения домой. Но разве менестреля она смогла бы хоть раз заставить замолчать? До нужной комнаты он раскритиковал и излишнюю позолоту, по его мнению, на лепнине, жесткие дорожки под ногами, гладкие перила и узость лестницы с крутыми ступенями... Словно желал узнать степень терпения дворца. Анела чувствовала, как в напряжение сжимается воздух. Пока её мысленные уверения, что всё прекрасно, дворец сдерживало. Оставить в какой-либо комнате менестреля, она не решалась.
   И когда перед ними появилась расписная всеми цветами радуги дверь, с облегчением выдохнула. Дошли.
   Круглая комната с теряющимся где-то высоко куполообразным прозрачным потолком. Стены ярко расписаны картинами радужного мира. Со временем не поблекла ни чёрточка. Краска всё также сияла, словно вот только что художник перестал воспроизводить сражения, города, иридис.
   В середине зала стоял круглый алтарь, из которого бился ввысь сверкающий поток. И в нём сиял всеми цветами радуги венец. Анела протянула к нему руку. Венец сорвался с месте, словно только этого и ждал. Пролетел мимо руки и опустился на голову. Вокруг закружилось радужное пламя шести стихий. Они приветствовали возвращение хозяйки.
   - Это Радужный венец? - выдохнул менестрель, где-то растеряв свою язвительность. - Ты оставляешь его без охраны?
   Анела кивнула. Старая Амбра - самое безопасное место для венца. Пуща к городу никого не пропустит без разрешения своей хозяйки. Анела направилась к стене напротив двери. Прикоснулась к изображению венца, и стена раздвинулась, запуская в маленькую комнату без единого окошка. Здесь на тяжёлом столе горела лишь одна свеча в серебряном канделябре. Освещала три больших шкафа. Один полностью был заставлен книгами в крепких переплётах, второй шкаф состоял из множества шкафчиков, на которых сверкали надписи. В нём хранились засушенные травы и другие ингредиенты для эликсиров, отваров и ритуалов. А вот в третьем шкафу все полочки заполнены пузырьками и колбочками. На столе бумаги с чертежами и записями, а чуть в стороне маленький очаг. Когда-то комнату использовали королевы иридис для работы со своими стихиями. И Анела, помнится, с удовольствием её исследовала после освобождения иридис от власти амулетов. Китан и Злат тогда едва смогли вытащить её из неё, пора было возвращаться в столицу.
   Анела махнула головой, откидывая воспоминания. Время не терпит.
   - Аскрел, хватит сверлить взглядом алтарь. Уверена, жертв на нём не приносили, даже не мечтай. Лучше помоги мне!
   Осторожно вытащила свёрток из-под плаща и положила на стол. Нетерпеливо скинула плащ на кресло. Бережно развернула ткань, освобождая книгу. Кончиками пальцев робко провела по переливающейся обложке. Страницы перелистывались с мягким шуршанием. Вот и нужный ритуал Празидиум. Рядом с текстом схематический рисунок. Был бы выбор, Анела не стала бы обращаться к стихиям. Но ради родных можно и нарушить данное себе обещание.
   - Аскрел, мне нужен алмаз, янтарь, сапфир и жемчуг. Найди в шкафу, - кивнула Анела на шкаф справа от себя. Сама из ящика стола вытащила коробочку с мелом и изогнутый волной кинжал. Мел пересыпала в маленькую глиняную ступку.
   - Что вы задумали? - замер перед ней Аскрел.
   - Небольшой ритуальчик! - усмехнулась Анела, перечитывая вновь и вновь слова заклинания. Перечисление стихий. "Своей кровью прошу у вас помощи. Защитите моих родных" Перечисление имён. И напоследок: "Цена - моя жизнь". На древнем, ещё до перехода в этот мир языке иридис. Всё просто.
   Пора! Богиня, пусть всё получится!
   - Что-то мне это не нравится, - пробормотал менестрель и положил четыре камня на стол рядом с книгой.
   Анела только пожала плечами. Ей нет никакого дела, что что-то ему не нравится. Это совершенно его не касается!
   Выгнала Аскрела из кабинета, не смотря на все его просьбы поглядеть хотя бы одним глазком. И плотно закрыла дверь. Нужно переодеться. Для ритуала необходимо, чтобы было как меньше препятствий между Анелой и окружающим миром. В сундуке у стены лежала белоснежная мантия. Расплела косу, волосы тяжёлым водопадом рассыпались по спине. Радужный венец сдерживал их, не давая перекинуться на лицо. Амулет положила на стол, а кинжал и ступку взяла в руки.
   Аскрел стоял прислонившись к стене и только что не насвистывал в потолок. Когда она вышла, менестрель обернулся и несколько мгновений разглядывал её. Жёлтые глаза сверкнули. Менестрель прижал ладонь к сердцу и склонился в поклоне.
   - Леди, в брюках вы красивы, а в платье просто неотразимы, - своим завораживающим голосом проговорил он.
   - Тебе не надоело? - буркнула Анела, обходя его по дуге и направляясь к алтарю. Паркет пола холодил босые ступни. - Стой в стороне и не вмешивайся!
   - Ваша просьба - для меня приказ...- донеслось в спину и едва слышно, - малышка.
   Анела сделала вид, что не услышала. Не до разбирательства. Она поставила ступку на алтарь и лезвием кинжала полоснула себя по ладони. Острая боль заставила зажмуриться и прикусить губу. Из раны выступила кровь. Анела сжала кулак и несколько капель упали в ступку, окрашивая мел. Второй рукой провела над раной. Порез окружили радужные искры. Прохлада остудила боль. Вскоре рана затянулась, словно её и не было. Хорошо. Кинжал больше не нужен. Самое неприятное действо в ритуале закончено. Осталось нарисовать мелом рисунок на полу. Четыре круга по всем четырём сторонам, соединяющие линиями, которые пересекались у алтаря. В круги положить по камню, олицетворяющие четыре стихии.
   Всё готово. Осталось дождаться рассвета. Анела подняла голову. Сквозь прозрачный купол стало заметно, как чёрное небо светлеет. Пора!
   Анела ступила на алтарь, прямо в переливающий воздушный поток. От венца повеяло теплом. Он сжимал голову, внушая уверенность, даря силы и надежду. Анела подняла лицо, воздела руки и возвышенно заговорила:
   - Игнис эт Аква. Терра эт Каэли, - камни в кругах засветились, из них брызнули к потолку лучи названных стихий. Красный и синий, жёлтый и голубой - огонь и вода, земля и воздух. Соединились с солнечным светом. - Витай эт Мортен! - в сердце стал разгораться огонь, по венам побежала ледяная лава. Из заколовших кончиков пальцев хлынули зелёный и фиолетовый потоки: жизнь и смерть. Единой струей стихии закружились над головой.
   - Эйус сангуйнем плис ат вос ауксилиум. Прайсидиум миа пропинкуй!
   Стихии хлынули на неё, закружились вихрем, проникая в сердце, в кровь. Сердце кольнуло болью. Кровь быстрее заскользила по венам. Горячая кровь от смешения стихий. Могущество пьянило. Обещало исполнить всё, что она не попросит. Только пусть она выпустит их на свободу. Кончики пальцев вновь закололо. Анела соединила пальцы обеих рук перед собой, крикнула первое имя: - Китаний Чаврус!
   И разъединила руки. Из них вырвался радужный луч и исчез в пространстве. Перед внутренним зрением мелькнула картинка. Китан с открытыми глазами лежит на кровати. Беспокоится о ней. Милый брат. Радужный луч ударил ему в грудь так, что Китан резко сел. Лицо исказилось от боли, но затем вновь разгладилось. Китан озадаченно потёр грудь и снова лёг.
   - Арлий Чаврус! Мишаня Зимирий! Софика, Алика, Висея Игнис!
   Лучи выскальзывали один за другим. Всех остальных они заставали спящими. И те лишь обеспокоенно шевелились во сне. С каждым именем силы Анелы таяли. Перед глазами мелькали серые крапинки. В голове туман. Ноги подгибались. Того гляди упадёт. Анела не предполагала, что столько сил понадобится. Ещё немного. Ещё одно имя, последнее. Какое? Кого она хотела защитить? Имя! Седьмое...
   - Малыш из сна, - вырывается из неё. Не то...
   Луч врывается в тёмную комнатушку, затем в грудь черноволосого мальчика. Он во сне чуть застонал и вновь спокойно задышал.
   Ребёнок и впрямь существует в реальности?
   Последние слова, уже падая в пропасть беспамятства:
   - Претиум - мия витай!
   "Вновь перестаралась..." - мелькнуло в голове перед густой темнотой.
   ****
   - Лун, побери! - выругался Аскрел, бросаясь к Анеле.
   Едва успел подхватить падающую с алтаря девушку.
   Она почти ничего не весила. Безвольной куклой лежала у него на руках. Глупо приниматься за сложный, забирающий много сил ритуал, не подготовившись. Но видно именно так, с бухты-барахты, привыкла действовать эта девчонка. Сейчас нужно время, чтобы она восстановила свои стихии. Венец тускло поблёскивал в волосах, свесившихся чуть ли не до пола, но кристаллы в нём с каждым мгновением разгорались всё сильнее. Восстанавливались и становились сильнее прежнего. Как и весь венец.
   Аскрел перенёс королеву в комнатушку-кабинет и осторожно положил в кресло. Потянулся было к венцу - снять - искра из огненного кристалла обожгла руку.
   - Да знаю я, знаю! - буркнул Аскрел, отдёргивая руку. - Не очень-то и хотелось!
   Во сне лицо маленькой королевы стало умиротворённым. Не видно ледяного блеска в фиалковых глазах, непреклонно вздёрнутого подбородка. Сейчас она выглядела той, кем была: восемнадцатилетней девчонкой, на которую свалили ответственность за целое королевство. Усталой девчонкой.
   - Проклятие! - зло выругался Аскрел, вскакивая на ноги.
   Ещё не хватало её пожалеть. Эту дуру! Она даже не предполагает, какое оружие своим ритуалом вручила против себя. И кому...
   С первых же слов на Старом языке Аскрел узнал ритуал Празидиум. Ритуал, который защищал родных иридис. Но если кто-то из них будет присмерти - вместо него умрёт сама иридис. Это как же нужно любить своих родных, чтобы ставить на кон свою жизнь? Но какие возможности открывало это знание, какие комбинации можно было осуществить. Но итог в них один - смерть королевы иридис. Только так они смогут добиться желаемого. От судьбы не уйти.
   Голову сжало предупреждение.
   "Да не опасен я ей! Сейчас..." - мысленно отмахнулся Аскрел от дворца.
   Он не был готов, что город, построенный иридис, встретит его такой ненавистью, желанием уничтожить. Едва смог справиться с собой, пока маленькая королева ничего не заметила. Без неё он навряд ли сможет покинуть этот город.
   Дворец перестал угрожать, но продолжил настороженно наблюдать за Аскрелом.
   "А что ты на это сделаешь?" - мысленно обратился к дворцу Аскрел. И провёл кончиками пальцев по нежной щеке. Красивая всё же эта малышка, этого у неё не отнять. Но какая же доверчивая, королевская жизнь ничему её не научила. Край глаза ухватил яркий свет. Огляделся, но никакого свечения, кроме свечи на столе, в кабинете не было. Показалось?
   По стене дворца пробежала угрожающая рябь. Голову вновь сдавили предупреждающие тиски.
   Аскрел хмыкнул и отвернулся от кресла, рукой невольно коснувшись плеча королевы, прямо рисунка пера.
   В шкафу напротив вновь сверкнул огонёк, но стоило отодвинуть руку от Анелы, тут же погас. Интересненько...
   Аскрел уже умышленно притронулся к плечу Анелы, обводя контур радужного пера. Расписную шкатулку в шкафу окружило белое сияние. "Значит, тайник, малышка? А ты не подумала, что тайное когда-нибудь станет явным?"
   Аскрел шагнул к шкафу, достал шкатулку из красного дерева. И повертел её в руках. Небольшая. От дерева веяло теплом силы. На всех четырёх стенках искусно вырезаны изображения стихий: огонь перьями отбрасывает тени и стремится вверх, вода волной набегает на скалы, находящиеся на следующей стенке, и ветер колышет ветви деревьев. На крышке - цветущие яблони - символ жизни. А дно изрезано рисунками сухих ветвей. Открыть шкатулку Аскрел не смог, как ни пытался. Ни замка, ни тайной защёлки, ни щели, в которую можно было бы подсунуть лезвие ножа. За спиной донёсся шорох, вскрик. Аскрел обернулся и медленно положил шкатулку на место...
   ****
   Радужный мир встретил радостным сияющим калейдоскопом. Босые ступни шли по тёплой тропе, крылья тянули плечи и волоклись по земле. Сил распахнуть их, взлететь не было. Да и желания тоже.
   Вроде, всё было как и раньше. Стихии потоками бежали по венам. Разгоняли усталость, придавали сил. Всё тоже радужное сияние вокруг. Но что-то в этом мире было не так. Тревожно, неприятно. Не было того ощущения дома, где тебя всегда ждут и с радостными объятиями встречают. Богиня! Откуда это предчувствие беды?
   Анела заново осмотрелась и насторожилась. Со стороны, где была бы империя в реальном мире, появлялась чёрная пелена, края которой терялись в пространстве. Пелена стеной нависла над Анелой. Запульсировала. С той стороны в неё врезалось какое-то существо, стремясь порвать, прорваться. Анела отшатнулась, прижала руки к груди, к неистово бьющемуся сердцу. Второе существо присоединилось к товарищу, третье. Они копошились за пеленой, врезались в неё раз за разом. Доносился скрежет, рычание. Жаждой, смертью, холодом веяло от этой стены.
   По коже Анелы побежали мурашки, сердце билось часто-часто. Того гляди выскочит наружу.
   Вдруг по ту сторону наступило затишье. Существа отступили. Анела не успела выдохнуть, как её накрыла такая сила, что подкосились колени. Пелена прогнулась больше прежнего, стал различим контур огромной головы, которая тянулась к Анеле. Нависла над ней. Ниже, ниже...
   Анела сжалась, стараясь стать как можно меньше, незаметнее. Желание сбежать, исчезнуть как можно дальше было невыносимо, но ноги не подчинялись. Их словно вкопали в землю. Не шевельнуться, не вздохнуть.
   - Ты умрёшь, - прошелестел в голове шёпот. Он вгрызался в сознание, затоплял ненавистью.
   Сердце сжала стальная рука. До боли, до крика. Стихии побежали быстрее по венам. Стремились разорвать тиски невидимой руки. Безуспешно. Воздуха не хватало. Анела задыхалась.
   Она упала на колени, схватилась за горло. Хоть немного воздуха. Богиня... Стон сорвался с губ. Во рту металлический привкус. Голову окутывал туман. Конец?
   - Не сейчас-с, - вновь сквозь помутнение прошелестел ледяной равнодушный голос.
   Тиски, сжимающие сердце, так резко исчезли, что Анела растянулась на земле. В глазах потемнело...
   ****
   Анела резко выпрямилась, часто вдыхая воздух. Сердце продолжало биться как бешенное. В ушах до сих пор звучал отголосок шёпота. Перед глазами - туман.
   Она сжалась, обняла себя за плечи. Но успокоить ледяную дрожь, сотрясающую тело, никак не могла.
   "Его нет. Кто бы он ни был, его нет. Пока... Здесь... В реальности", - убеждение не помогало. Тьма... сама Тьма прикоснулась к ней. Она рядом... От неё не спрятаться даже в Радужном мире... В мире, который Анела считала самым безопасным и родным....
   К плечу прикоснулись. Анела взвизгнула и отпрянула, вжавшись в мягкую спинку кресла. Воззрилась на парня, нависшего над ней. Не узнавая.
   - Всё хорошо, леди. Всё хорошо, - проговорил он тихо, медленно поглаживая по плечу.
   Тёплые прикосновения успокаивали. Анела приходила в себя и осознавала, что сейчас ей ничего не грозит. Тьма пока вырваться не может. И, да поможет Богиня, не появится в реальном мире.
   Аскрел склонился ближе и тихо проговорил:
   - Так что же напугало малышку-королеву?
   Жёлтые глаза оказались совсем рядом и поймали её взгляд. Тёплое дыхание касалось её лица. Анела замерла, словно под взглядом змея-агнуса. Не в силах шевельнуться.
   - Тьма... - само собой выскользнул ответ. - Я видела Тьму.
   Даже лишь при одном воспоминании по телу пробегала дрожь.
   Лицо Аскрела переменилось, и он на миг отклонился от Анелы. Но через мгновение на губах вновь заиграла усмешка. И он завораживающе прошептал:
   - Тьма? Ваше величество, я вас защищу... За один маленький поцелуй.
   Жёлтые глаза вновь поймали её взгляд. Казалось, они проникали в самую душу, завораживая своими тёмными крапинками, притягивая, успокаивая, обещая... Аскрел нежно коснулся её подбородка, приподнял лицо и, склонившись, у самых губ выдохнул:
   - Один поцелуй...
   - Прекрати, - попросила она. Вышло больше похоже на мольбу, чем, как она хотела, на требование.
   - Что, моя маленькая королева? Неужели вам не нравятся мои прикосновения? - отпустил подбородок, провёл рукой по щеке, коснулся кончиков губ. Анела невольно облизала их.
   В том то и дело, что ей безумно хотелось, чтобы он прикасался к ней. Хотелось ответить. Но позволить себе слабость...
   Звон разбивающего стекла заставил её вздрогнуть и отпрянуть назад, прижавшись к спинке кресла. Очарование было разрушено. От пронзившего её холода поёжилась.
   - Прекрати свои игры! - уже твёрже потребовала она, глубоким вздохом успокаивая бьющееся сердце и бурление стихий. Мысленно поблагодарила дворец, который так вовремя уронил один из пузырьков в шкафу. К счастью, пустой.
   Аскрел пожал плечами, всё также глядя на Анелу жарким взглядом:
   - Игры? Вы красивы, притягательны. Ничего странного, что вы мне нравитесь. Да и развеяться после потрясения нужно. Не каждый день на твоих руках оказывается бессознательная королева. И судя по всему, объяснять вы ничего не желаете? - Анела кивнула. С чего это она должна объясняться? Да и не должен он знать, что она делала. - Ну что ж. Ваша воля. Придётся мне самому вам показать кое-что интересное, - повернул за плечи к шкафу за спиной.
   Отпрянуть не успела, а потом и сама застыла. На полке переливалась радужными цветами с мельканием чёрно-белых искр шкатулка, которую невозможно было открыть. Сколько раз Анела пыталась это сделать. А вот свечения ни разу не было.
   - Но стоит мне отпустить вас, - у самого уха шепнул Аскрел. Тёплые прикосновения исчезли - шкатулка светиться перестала, - как видите. Интересно?
   "Интересно?" - не то слово. Странно, необычно.
   Анела медленно встала с кресла, подошла к шкафу и взяла шкатулку. Она не изменилась, всё та же, разрисованная символами стихий. И открываться не желала.
   - Попробуем вместе? - предложил Аскрел.
   Анела и не заметила, когда он встал с ней рядом.
   Тёплые шершавые руки легли на её ладони. Шкатулка вспыхнула радугой. Прикосновение к крышке и та откинулась. Внутри на алом бархате лежал свёрнутый в трубочку свиток из белоснежной бумаги и небольшой с вырезной рукоятью кинжал.
   - Чего ждёте, ваше величество? - поторопил Аскрел.
   Анела лишь недовольно глянула на него через плечо и осторожно вытащила свиток. Аскрел убрал руки. Шкатулка перестала светиться, но не закрылась.
   Свиток разворачивался туго. Но вот, наконец, перед ними белый лист бумаги, на котором витиеватым почерком выведено несколько строчек на древнем языке. Ни пятна желтизны, да и буквы не поблекли. Словно самое большее лишь год назад положили свиток в шкатулку. Но уже триста лет, как древний язык не известен. Судя по учебнику, который попался Анеле в Старой Амбре два года назад, его изучала только королевская семья для своих ритуалов. Именно в этом учебнике и попалась ей ссылка на книгу Защиты.
   - Прочитаете?
   "Закружатся в танце Солнце и Луна. Сольются в танце две половинки одной души. И в небо устремится зверь Света. Только тогда уйдёт Тьма на века", - негромко прочитала Анела. В углу золотился оттиск полумесяца в солнечном круге.
   Анела мысленно повторила: "Уйдёт Тьма на века". Строчка, дарящая надежду. Пророчество? Но почему всё так неясно и непонятно? А когда-нибудь пророчества прямо говорили, что будет? "Закружатся в танце Солнце и Луна" Встретятся? "Сольются в танце две половинки одной души". Две половинки души... Влюблённые? Что за зверь Света?
   - Ерунда какая-то, - хмыкнул за спиной Аскрел. - Зверь Света? Половинки одной души? Хотя... - задумчиво нахмурился, - кажется, что-то я слышал... Да ну! Сказки! И это нужно было так старательно прятать и хранить?
   - Если ты что-то не понимаешь, то это совсем не значит, что перед тобой ерунда, - задумчиво проговорила Анела.
   - Вижу, ваше величество окончательно пришло в себя? Раз вздумали поучать? Но долго ли ждать очередной вашей глупости? Чтобы я оказался как можно дальше от вас. Поймают меня с телом королевы на руках... и прости-прощай красавец-менестрель... Мир этого не переживёт!
   Голос менестреля доносился где-то на краю сознания. Мысли крутились вокруг послания. Незачем защищать бесполезную и никому ненужную бумагу. Да и сердце твердило: важно, важно. И даже если она в последнее время редко к нему прислушивалась, сейчас не могла отринуть предчувствие. Это пророчество! И оно сыграет свою роль, если только его понять... А кинжал. Для чего он спрятан? Почему к нему страшно даже прикоснуться? Как связан с пророчеством? С Тьмой?
   Странно, почему они с менестрелем смогли открыть шкатулку лишь вдвоём? Это важно? Да кто он такой?!
   - Ваше величество, - у самого уха раздался шёпот, заставив вздрогнуть и резко повернуться к менестрелю. Жёлтые глаза с чёрными крапинками затягивали, туманя голову, - так долго мы ещё будем здесь находиться?
   Анела встряхнула головой, скидывая наваждение. Может, когда-нибудь она привыкнет и совсем его поползновения не будет замечать. Но, видно, не сегодня.
   Им и впрямь пора возвращаться, пока Китан не поднял стражу. С него станется...
   Вслух говорить ничего не стала, аккуратно свернула свиток. По совести, для сохранности надо бы было положить в шкатулку, но затем открывать её вновь только вместе с менестрелем? Пожалуй, этого она не хочет. Как-нибудь справится без его помощи. Кинжал, на всякий случай, нехотя тоже вытащила и забросила в ящик стола.
   Анела вытолкала менестреля из комнатки. И под его обиженную речь за дверью, которого вновь лишили прекраснейшего зрелища обнажённой королевы... шут гороховый! переоделась. Прикоснувшись к венцу на голове, обратилась к стихиям и они скрыли его от взглядов людей.
   Обратный путь много времени не занял. Город, когда они его покинули, отозвался тоскливым скрипом врат. Анела мысленно обещала вернуться. Пуща также была не рада уходу королевы. Несколько зелёных листьев, словно слёзы, слетели на Анелу. И в спину донёсся тёплый ветерок - дыхание Пущи. Обещание дождаться.
   Аскрел снова молчал всю дорогу. Шагал рядом, взгляд направлен вперёд. Стоило Пуще остаться за спиной, он громко выдохнул. Но Анела так и не поняла ни того, что его так тяготило, ни того, почему Пуща насторожена против него.
   ****
   Солнечное Око заливало горизонт золотисто-красным сиянием и окрашивало края расплывающихся туч в ярко-фиолетовые цвета. Возможно, сегодняшний день обойдётся без дождя. Хорошо бы.
   - Бр-р, ну и Пуща. И что вы в ней находите? - вдруг пробурчал менестрель. - Чёрное пятно в сердце страны. Непролазная, неприступная зараза. Вырубить и ваш город засияет во всей красе!
   - А в Пуще почему-то ты молчал, - не удержалась Анела, чтобы не поддеть его. И уже спокойнее: - Странно и чего вы не поделили?
   - Вас, кого же ещё! - хмыкнул он.
   Анела только поморщилась. Подошли к постоялому двору, с обратной стороны от входа. Анела нашла окно своей комнаты на втором этаже. Тёмный силуэт заставил невольно улыбнуться. Брат ждёт её. Когда осталось несколько шагов до здания, окно распахнулось, и выглянул Китан. Взмахнул рукой, вновь исчез в комнате.
   - И что дальше? Как вы собираетесь незаметно вернуться?
   Из окна выпал край свёрнутой в жгут простыни и немного не достал до земли. Пожалуй, лазить по канату Анела ещё не пробовала. Но всё когда-нибудь бывает первый раз.
   - Понял, - не дождавшись ответа, усмехнулся Аскрел.
   Анела сделала глубокий вдох, схватилась за простыню. Подниматься оказалась не так просто, как она думала. С горем пополам, едва не съехав вниз раза два, три, забралась. Ехидные замечания Аскрела о прекрасном виде снизу только подстёгивали.
   Китан подал руку и помог перебраться через подоконник. Анела с облегчением выдохнула. За спиной раздался голос Китана:
   - А тебе советую найти другой путь, - и шум захлопнувшихся ставен.
   Оглянулась и вопросительно посмотрела на Китана.
   - Не нравится он мне, - пожал плечами он. - Наглый слишком. И тёмный. Надеюсь, он тебе не помешал? - в голосе осторожность, в карих глазах обеспокоенность. - Не успел его перехватить.
   Как же она отвыкла от того, чтобы за неё тревожились. В Амбре она королева. От неё ждут решений, добиваются расположения, желают что-нибудь выгадать для себя. Даже дед просто требовал, чтобы она прислушивалась к его мнению. А вот что она чувствовала и хотела на самом деле, никого не волновало. Кроме братьев. Но Кит появлялся слишком редко, а Ар избегал её.
   - Всё хорошо, Кит, - заверила она и даже выдавила улыбку. Подавила желание кинуться к брату, прижаться к нему и хотя бы на миг забыть об обязанностях. Нельзя! Тогда она просто напросто расклеится. А она ведь сильная. Она королева. Проявлять слабость не имеет права. Резко перевела разговор на другую тему: - Думаю, позавтракаем и навестим Смотрителя. Нужно же...
   За дверью раздались поспешные шаги, а затем взволнованные крики и причитания, которые невозможно было разобрать. В дверь настойчиво застучали: три быстрых стука, затишье, два стука, затишье и снова три. Тайные знак хранителя, просит открыть, важное сообщение.
   Анела кивнула брату. Китан открыл дверь и отступил. В комнату, даже опередив Ирия, ворвалась взволнованная Вельса, с глазами, полными ужаса и слёз.
   - Госпожа! - закричала она, сразу бросаясь к Анеле. Схватила за руку и, взволновано тряся её, запричитала: - Помогите. Прошу... Сеня.. Сеня... пропала... - и разрыдалась.
  -- Глава 7. Тайна Смотрителя
   Анела обняла Вельсу и поверх её плеча вопросительно посмотрела на брата. Он что-нибудь понимает? Китан растеряно запустил руку в волосы и пожал плечами.
   Ясно. Сам в недоумении.
   Снова ей разбираться. На самотёк оставить не имеет права. Помнится, последний раз, когда пришлось столкнуться с исчезновением девушек, Анела повстречалась с Вороньим Гостем - результатом опытов иридис над людьми. И если сейчас будет нечто подобное...
   - Вельса, что случилось?
   Но девушка продолжала рыдать, душераздирающе, безнадёжно. Да и слышала ли она вопрос Анелы?
   Сердце кольнуло. По венам побежала быстрее кровь вместе с прохладной, живительной стихией. Кончики пальцев чуть закололо. Анела провела свободной рукой по волосам Вельсы. И по ним рассыпались радужные успокаивающие искорки.
   Девушку перестала бить дрожь. Вельса со всхлипом сделала вдох. Ещё немного постояла прижавшись к Анеле. И только потом отступила и подняла лицо. В покрасневших блестящих от слёз глазах светилась мольба.
   - Простите... леди... простите, - залепетала Вельса дрожащим голосом. Смахнула слёзы со щёк. - Я... я не хотела вас беспокоить... Но... не знала, что делать. Растерялась...
   - Рассказывай! - потребовала Анела.
   Вельса вздрогнула и ещё на шаг отступила. Анела краем глаза отметила, как Китан укоризненно качнул головой. Мол, можно было и теплее, и ласковее.
   Горазд советовать! Вот сам бы девчонку и успокаивал!
   Но всё же улыбнулась своей выученной улыбкой, прибережённой для общения с придворными. Вельса чуть расслабилась и прерывающим голосом начала рассказывать.
   У сестёр одна комната на троих. Поэтому когда Радия, их младшая сестра, вдруг во сне громко застонала и завертелась в кровати, Вельса и Сения сразу же проснулись и кинулись к ней. Их сестрёнка металась в горячке. Бабку, как ни пытались, разбудить не смогли. Сеня, оставив Вельсу прикладывать ко лбу сестры влажные и прохладные полотенца, побежала к старой знахарке. Та жила на окраине Пущи и за определённую плату помогала. Но знахарка пришла одна. По её словам, Сеня просила предупредить, что отправится на встречу со Смотрителем. Мол, получит от него золото, чтобы заплатить знахарке. Но так и не вернулась... До сих пор... Вельса сбегала в город, но слуга Смотрителя сказал, что никто не приходил. Да и во дворце Власти ни Смотрителя ещё не было, ни посетителей...
   - Госпожа, прошу, помогите, - Вельса с мольбой прижала к груди руки и с надеждой заглянула в глаза Анелы.
   И откуда только в голове этой девчонки появилась мысль, что какая-то леди, просто остановившаяся в их таверне, захочет помочь? Неужто только из-за того, что вчера та проявила участие?
   - Пойдём! Сначала взглянем на твою младшую сестру, а потом уж займёмся старшей!
   Анела шагнула к дверям. Девочка побежала вперёд, с такой отчаянной надеждой оглядываясь, что Анела вздохнула.
   Ну почему, Богиня, почему? Раз за разом они надеются на неё, даже совершенно не зная? А если она с чем не справится? Интересно, кто-нибудь простит?
   Что за глупые мысли! Она королева! Она со всем справится! Обязана справиться! На ошибки не имеет права. За каждой ошибкой - жизнь её людей и родных.
   В коридоре пришлось остановиться - путь загородил Ирий. Хранитель хмуро смотрел на неё. И только когда Анела вопросительно приподняла бровь, соизволил коротко объяснить:
   - Леди, у вас в волосах лепестки, - в голосе едва заметные нотки обвинения.
   Анела вскинула подбородок и холодно поинтересовалась:
   - Да?
   Хранитель поморщился и отступил, пропуская. Теперь наверняка он с братом будет следить за ней пуще прежнего. Богиня! Как Анела могла забыть привести себя в порядок?
   У основания лестницы облокотился на перила менестрель.
   - Я же говорил, она согласится помочь, - говорил он Вельсе, хотя насмешливые жёлтые глаза были подняты на Анелу, спускавшуюся по лестнице. - Разве наше вел... наша леди может не помочь обиженным и оскорблённым?
   Так значит, это он посоветовал к ней обратиться? С чего бы это?
  
   Каморка девочек находилась за кухней. Чисто, опрятно. За стеной раздавался громкий храп. Видимо, там находилась комната бабки. У окна под лучами яркого утреннего Ока под одеялом лежала бледная-бледная девочка. Дыхание - прерывистое и редкое. На лбу - полотенце. Девочка вдруг, схватившись за грудь, села, сильно закашляла и снова упала на кровать.
   - Кит, Аскрел, разбудите старуху! Вельса, проводи! - приказала Анела.
   Не дожидаясь, когда они подчинятся, шагнула к кровати.
   Присела на корточки, коснулась лба девочки. Горячий. Девочка обеспокоенно завертелась. Анела смочила подсохшее полотенце в чашке с прохладной водой на табуретке рядом.
   За спиной донеслись шаги. Душу легко, словно пером, коснулось тепло, и скрипучий голос выдохнул:
   - Моя королева? Вы? - и такое потрясение и удивление звучали в нём.
   На близком расстоянии, нужно признать, амулет бесполезен. Анела не в силах скрыть свои стихии от других иридис.
   Анела оглянулась через плечо. Рядом стояла сгорбленная старуха с изрезанными морщинами лицом. Вот только тёмно-карие глаза были чистыми и яркими, решительными. Волосы спрятаны под платок, тёмно-коричневое шерстяное платье подвязано ярко-пёстрым передником. В руках поднос с чашкой, над которой поднимался пар. Анела невольно принюхалась: зверобой, мята, смородина.
   Анела вернулась к девочке. Осторожно положила полотенце на лоб ребёнка. И, не оборачиваясь, спросила:
   - Давно девочка болеет?
   - С самого рождения, - знахарка не стала заострять внимание на своём вопросе. Подошла ближе и поставила поднос на табурет. - Мой отвар усыплял болезнь, на время. Каждую весну девочку вновь охватывал жар. Когда-нибудь мы не успеем...
   Анела кивнула.
   - Марфия, закрой дверь!
   Сняла амулет. Вновь закрыла глаза, сделала глубокий вдох и обратилась к стихии Жизни. Прохлада окружила сердце, потекла по венам, кончики пальцев закололо. Анела провела руками над девочкой. Перед внутренним зрением больную окружил радужный кокон. Под ним ровным слоем растеклось золотистое сияние. И только на груди девочки чернело несколько пятен, с горошину. Таких маленьких, но таких опасных.
   Нужно помочь девочке, избавить от болезни. Пусть живёт, здоровой и счастливой.
   Стихия откликнулась на желание и радужным лучом коснулась по очереди каждого пятна, и те растворились, будто их и не было. Анела ещё раз осмотрела девочку и отпустила руки. Открыла глаза, реальность качнулась перед лицом, и только поддерживающие за спину руки не дали упасть.
   - Осторожно, ваше величество, - в скрипучем голосе было искреннее участие.
   Анела вежливой улыбкой поблагодарила знахарку, мол всё хорошо. Хотя в теле ощущалась противная слабость, ноги подгибались, а глаза слипались. Не рассчитала силы. Видимо, из-за встречи с Тьмой не удалось полностью восстановить стихии. Даже венец не помогал.
   Нельзя никому показать своей слабости! Никому! Особенно Китану... Не хочет она, чтобы брат трясся над ней, как иридис над венцом.
   Богиня! Не слишком ли часто для той, кто отказалась от стихии, она обращается к своей силе в последние дни? Но не к тёмной же...
   Знахарка склонилась над кроватью, повела руками над телом и, оглянувшись, выдохнула:
   - Девочка здорова! Полностью! Вы исцелили её.
   И такое восхищение в голосе и в глазах. Даже глубокие трещины-морщины чуть разгладились. Золотисто-коричневая стихия Земли, окружавшая знахарку, потянулась к Анеле ящерицей, предлагая спокойствия, твердость, уверенность. Анела двумя пальчиками коснулась её и отослала хозяйке. Но и этого оказалось достаточно: слабость уменьшилась. По крайне мере, желание упасть и не вставать долго-долго - прошло.
   Анела глянула на девочку. Она спала. Грудь легко поднималась, щёчки порозовели. Анела коснулась лба. Чуть тёпленький.
   - Спи, малышка, - шепнула она. И кивнула знахарке. - Когда проснётся, всё же напоите отваром. Сил придаст.
   Шагнула к двери, но не успела к ней прикоснуться, как та распахнулась. Ворвалась старуха-трактирщица с мокрыми сосульками волос и в не менее мокрой рубахе. Анела едва успела отступить в сторону, чтобы не снесли. Женщина бросилась к кровати и упала на колени. Схватила девочку за руку.
   - Девочка моя... Жива... - с облегчением всхлипнула она, словно в живых и не чаяла уже увидеть.
   Малышка зашевелилась, открыла глаза и удивлённо шепнула:
   - Бабуля? - и улыбнулась.
   - Не сомневался в вас, леди, - усмехнулся Аскрел, вошедший следом за старухой вместе с Вельсой. - Перед вашей красотой не устоит ни одна болезнь, ни один враг.
   Анела поморщилась. Снова за своё!
   - Пойдём! - поспешно шагнула к двери, пока не кинулись её благодарить за лечение. - Как вы разбудили бабку?
   - Ведра ледяной воды и вести, что внучка умирает, ей хватило.
   Полегче не могли? Навряд ли это было идеей брата.
   - Леди, не смотрите так сердито. Получилось же. Иногда просто-напросто нужно хорошенько встряхнуть человека.
   - Китан где? - прервала она.
   - Ваш рыцарь вместе с букой-хранителем отправился по пути второй девчонки. Надеется найти хоть какие-нибудь следы. После того, как не хватило сил добудиться старухи. Слабак!
   Анела резко обернулась к Аскрелу:
   - Менестрель, - невольно прорычала она, - не смей оскорблять моего брата. В кое-чём он будет посильнее тебя!
   И зашагала дальше. Хмыканье за спиной лишь заставило крепче сжать кулаки. Ему ведь нравится выводить её из себя. И нашёл самое слабое место. За братьев она вцепится в горло кому угодно!
   Серий ждал в зале. И судя по тому хмурому взгляду, с каким её встретил, Ирий ему рассказал о предполагаемой ночной прогулке королевы
   - Леди, - окликнул он, когда Анела поравнялась с ним. Тон сдержанный, а вот в прищуренном взгляде злость. Анела вопросительно приподняла брови, предлагая высказаться. - Мы отвечаем за вашу жизнь и безопасность перед народом Амбрании, князем Вэлерием... - И вдруг повысив тон. - Так что, Тьма побери!.. вы творите?! Как мы можем защитить вас, если вы сбегаете от нас, как беспутная жена от пьяного мужа?!
   - Какие сравнения! - язвительная реплика Аскрела была проигнорирована.
   Серий нависал над Анелой. Чёрные глаза блестели от ярости. Даже волосы, обычно аккуратно причёсанные торчали во все стороны. Кажется, на этот раз и впрямь её побег довёл его до белого каления.
   - Мы терпели, когда вы отправлялись на свои ночные прогулки по столице. Охотницы за вами присматривали. Мы промолчали, когда вы решили отделиться от отряда гвардейцев. Мы оставались рядом. А теперь...
   - Хватит! - холодно потребовала Анела. Не хватало, чтобы на неё повышал голос ставленник ордена.
   Лицо хранителя переменилось, до него, наконец, дошло, на кого он орёт. Он отступил на шаг, склонился в поклоне, прижав правую ладонь к груди. И застыл в смиренном ожидании.
   Анела молча обошла хранителя и направилась к дверям. Пусть братья-хранители были рядом с ней с первого дня, как она оказалась в королевском дворце, но полного доверия к ним не было. За свою жизнь не боялась. А вот в отношении всего остального... Хранители - воспитанники ордена Иридис - преданы этого ордену всей душой. И, насколько ей было известно, передавали о каждом её шаге Кришану. О том, что она знала об этом, им прекрасно известно. Так почему они требуют того, что она сделать не может? Не всё нужно знать деду! Вот только...
   Анела остановилась и через плечо спросила:
   - Охотницы?
   Серий выпрямился и, всё также хмурясь, нехотя пояснил:
   - Мы знали, в Амбре нам за вами не уследить. Фейс обещала присмотреть.
   При имени главы охотницы голос у него вдруг дрогнул, а во взгляде мелькнула тоска. Кажется, и у её серьёзного ответственного хранителя есть слабое место. Нужно запомнить. И воспользоваться? Ведь придётся когда-нибудь поставить братьев перед выбором: или ... или.
   - Но о наших прогулках она ничего не рассказывала! - уверенно проронила Анела.
   - Конечно, нет! Она предана вам! - поморщился хранитель словно от зубной боли. Видно, расспросить Фейс он пытался, но безуспешно.
   Анела вновь повернулась к дверям, но даже шага сделать не успела. Та открылась, и в таверну вошли Китан и Ирий. Они на миг замерли на пороге, привыкая к полутёмной комнате после яркого Солнечного Ока. Китан выглядел растерянным, а Ирий - как всегда, сама невозмутимость.
   Анела взмахом руки показала на столик в углу зала, где можно спокойно поговорить, не привлекая лишнего внимания. Расселись. Хранители было собрались застыть за спиной Анелы, но она заставила их также устроиться за столом.
   - Что-то узнали? - спросила Анела.
   Китан безнадёжно махнул рукой:
   - Девочка точно входила в город. Стража у ворот подтвердила. А дальше след теряется. Ни в доме у Смотрителя, ни во дворце Власти про Сеню даже не слышали.
   Анела уже некоторое время чувствовала за спиной спокойную стихию Земли. И когда Китан замолчал, повернулась к проёму двери на хозяйскую половину и кивком подозвала знахарку.
   - Так что скажешь, Марфия? - спросила она, когда та подошла.
   - Не первое это исчезновение, ваше... леди. Уже год как раз в месяц пропадают у нас парни и девушки. Из бедных семей, сироты. Те, за кого заступиться некому, да и искать вряд ли будут за редким исключением. А новый Смотритель и не думает что-либо предпринимать. Мол, сбежала молодёжь за лучшей жизнью в другие города, нечего разводить панику.
   - Смотритель, говорите? - вдруг задумчиво переспросил Серий.
   Что-то узнал?
   - Рассказывай! - поторопила Анела его.
   - Нечисто с ним что-то, - неторопливо заговорил хранитель, вертя в руках кинжал. - Девчонка приходила к Смотрителю. Сам видел, как она исчезла за дверью поместья. Как раз был на площади. А покинула его или нет, не знаю. Спешил на встречу с... другом. А вот от него узнал кое-что интересное о Смотрителе. Графский род Варлиниев, главой которого он является, не богат. Вот только недавно содержанка Смотрителя хвасталась роскошным ожерельем с краплением в золото кристаллов...
   - Возможно, семейная реликвия? - предположила Анела.
   - Обижаете, ваше величество, - качнул головой Серий. - Я проверил, подарок граф получил из столицы. Привёз посыльный знаменитого на всю Амбру золотого мастера. Эндрия Питония.
   При имени знакомого мастера Анела привычно ощутила облегчение. Как же она была рада встретить Эндрия Питония после своего возвращения из Старой столицы. Анфелия всё же выполнила обещание, и иридис помогли мастеру сбежать от солнечников. А после коронации Анелы он и вовсе получил помилование. В благодарность он подарил Анеле такое ожерелье из кристаллов, что по всей столице аристократки вознамерились получить что-нибудь подобное.
   - Возможно, использовал золото из королевской казны? - предположил уже Китан, видно, припомнил разговор о королевской помощи. - И как с эти может быть связано исчезновение девушки, да и других тоже?
   - Друг отметил ещё одно. Исчезновение чаще всего происходили в начале месяца, и тогда же три ночи подряд карета Смотрителя покидала город с плотно задёрнутыми шторами. Вчера и позавчера карета также была замечена.
   - И никого это не насторожило?
   - Леди, Смотритель - глава города, представитель королевы. Он отвечает за безопасность жителей, распоряжается городской казной, капитан стражи отчитывается перед ним. Думаете, кто посмеет на него донести?
   Знахарка кивала на каждое слово Серия, да и остальные поддерживали его. А разве Анела сама этого не понимала? Так почему же спросила? Но хотя бы этот весьма много знающий "друг" Серия разве сообщить не мог? Наверняка он из ордена. Кришан не упустит из вида никого, имеющего какую-либо власть. Тем более если тот из рода иридис. Бабка Смотрителя была из рода Аква. Богиня! И почему ей не хочется дальше об этом думать?
   - Пропадали только люди? Иридис среди них не было? - всё же уточнила она у знахарки.
   - Не было. Насколько мне известно, за последние два дня исчезли трое из трущоб: две девушки и парень. А теперь и Сеня, - подтвердила Марфия. А ей верить можно было. Иридис слишком мало, каждая из них на виду. Исчезновение любой из них без внимания не останется.
   - Пропадают люди. Кто-то одновременно богатеет. И все молчат. Будь мы в Ириме или империи я б решил, здесь пахнет работорговлей, - предположил Аскрел.
   - В Амбрании! Работорговли! Нет! - прочеканила Анела, зло взглянув на менестреля. - И не будет!
   - Как скажите, леди, - отвесил поклон менестрель. Но его усмешка говорила громче всяких слов, что от своих слов отказываться не собирается.
   Анела обратилась к Серию:
   - Я так понимаю, Сеня всё ещё должна быть в доме у графа? Но если мы сейчас наведаемся к нему, то можем не узнать, куда он отправляется по вечерам?.. А почему твой "друг" не проследил за каретой?
   Серий выдержал её взгляд с плотно сжатыми губами. Кажется, не очень-то желал отвечать на её вопрос.
   - Леди, я предлагаю наведаться к Смотрителю. И предложить освободить девушку, - произнёс он. - Не захочет добровольно, обыскать дом и самим её найти. Тогда можно будет его допросить, в том числе и о вечерних поездках.
   - Ле-еди, - вдруг протянул Аскрел, - вам не кажется, что кое-кто очень не хочет, чтобы вы знали, куда ездит ваш Смотритель?
   - Заткнулся бы ты, - рыкнул на него Серий и спокойно встретил подозрительный взгляд Анелы. - Леди, вам и впрямь лучше туда не лезть.
   - Кит, а ты что скажешь?
   - Думаю, Серий прав, - задумчиво взъерошив волосы, произнёс он. - Сейчас главное отыскать девушку. Делишками Смотрителя можно заняться и потом. Заручившись помощью стражи.
   Серий вдруг поморщился. Видно, привлекать стражу ему хотелось не больше того, что Анела сама последует за Смотрителем.
   - Да и задерживаться нам не резон, - продолжил Китан. - Так что ты решила?
   Что? А она знает? Ещё даже точно не известно, в доме девушка или нет. Если обыск ничего не даст? А если дождаться вечера, вдруг спасать её будет поздно? И Китан прав, они спешат в империю. Но один день-то ничего не изменит? А оставлять за спиной не выясненное дельце негоже.
   Значит, нужно разобраться сначала со Смотрителем. Её, Китана и хранителей он мог запомнить с церемонии его посвящения в Смотрители. Им к нему не подойти. Остаётся один человек...
   Благодушная усмешка на лице Аскрела под взглядом Анелы поблекла, брови в вопросе полезли на лоб. Он чуть отодвинулся со стулом, нарушая скрипом тишину в пустом зале.
   - Леди, не смотрите на меня так расчётливо. Мне страшно.
   - Менестрель, я б хотела попросить тебя об одолжении, - приторно вежливо начала Анела. Жёлтые глаза ещё подозрительнее прищурились, и менестрель напряжённо замер на стуле. Она, вроде, ещё ничего не сказала. - Тебе нужно встретиться со Смотрителем и посмотреть, как он поведёт себя на твоё утверждение, что видел, как Сеня вошла в его дом и не вышла... Да сам придумаешь, что сказать! Не сомневаюсь, заговорить человека ты сможешь.
   Менестрель чуть расслабился, и на лицо вновь вернулась лёгкая усмешка.
   - А что я за это получу? Всё же я собираюсь влезть в логово ужасного чудовища? Вдруг он схватит меня и отправит навстречу с Богиней? Я даже и слова сказать не успею.
   - Не мели чушь! Как насчёт пятьсот золотых?
   - Ну раз вновь поцелуя мне не дождаться, придётся довольствоваться золотом. Тысячей золотом...
   - Договорились! - кивнула Анела. Не на базаре, торговаться ни к чему. - А теперь пойдёмте, проводим нашего менестреля на встречу со Смотрителем города...
   Сразу покинуть таверну не успели. Вельса с бабкой задержали. Они в благодарность накормили вкусным и обильным завтраком. Анела оплатила знахарке долг девочек за лечение. Та не так много и запрашивала. Судя по всему, знала меру. Ей ведь самой на что-то жить надо? Марфия, пожелав Анеле удачи, вернулась в свою хижину.
   ****
   По просторным брусчатым улицам брели редкие прохожие, спешащие по своим делам. На просторных балкончиках домов зеленели нежной листвой цветы в горшках, закрытые бутоны обещали вскоре разукрасить белоснежные стены яркими красками. Солнечное око на шпиле храма горело под ярким утренним светом и заливало разноцветными цветами весь город.
   Дом Смотрителя находился рядом с дворцом Власти, в центре города. Подковы лошадей звонко разносились по мостовой. По сторонам мелькали дома. Справа за каменным забором высилось двухэтажное здание, похожее на замок из-за двух миниатюрных башенок. Яркая вывеска под позолоту над воротами сообщала - Приют Принцессы. Знаменитый на всю Амбранию постоялый двор для аристократии.
   Душу вдруг обхватило тепло и нежность. Три стихии, такие знакомые, родные, любимые, радостно тянулись к Анеле через забор. Яркая, непокорная и дерзкая - огненная стихия малышки Висеи. Основательная, осторожная - земляная Алики. И спокойная, мечтательная - водная Софики. Три девочки, послушницы, сёстры совсем рядом. И даже не предполагают, что мимо проезжает их старшая сестра. Вот бы броситься в постоялый двор, ворваться в комнаты девочек и обнять их крепко-крепко. Как же она о них соскучилась. С ветрозима не виделись.
   А ведь Анела могла предположить, что возможно в Семипутии пересекутся пути её и князя Зимирия, отправляющегося в столицу. По времени всё сходилось.
   - Я сейчас! - предупредила Анела своих попутчиков и повернула Северянку к постоялому двору.
   За спиной донёсся топот копыт, и с ней поравнялся конь Серия. Хранитель недвусмысленно давал понять, что теперь они не спустят с неё глаз. Пока это ей не мешало. А раз не мешало, можно и потерпеть.
   Ворота в постоялый двор подпирал огромный детина. Ярко-синяя, с золотистыми пуговицами ливрея натягивалась на широких плечах. Того гляди лопнет. И ничуть не умаляла его устрашающего воздействия на непрошенных гостей. Такой одним кулаком мог бы зашибить огромного быка. Из-под густых бровей следили за приближением Анелы цепкие тёмные глаза.
   Когда Анела остановилась перед ним, страж с поклоном произнёс:
   - Госпожа, вас приветствует Приют Принцессы. Желаете тёплую комнату или отведать яства, приготовленные лучшим поваром Семипутия?
   - Пока нет, - отрицающее взмахнула рукой Анела. - Передайте вашему гостю, князю Зимирия, пусть не покидают город и дождутся леди Анелию Барскую.
   Вытащила из сумки мешочек с золотом и передала монету стражу. Он спрятал её за пазуху и заверил, что обязательно исполнит просьбу леди. Князь наверняка вспомнит, под каким именем Анела и Китан путешествовали больше двух лет назад.
   Вернулась к их маленькому отряду. Поравнявшись с конём Аскрела, на ходу произнесла:
   - Менестрель, насколько мне известно, в Ириме работорговля запрещена.
   - Леди, если что-то запрещено, это не значит, что не существует. В Ириме каждый ребёнок знает, чуть зазеваешься и быть тебе в цепях и в империи. Работорговцы давно нашли проходы через границу. А эти аристократишки только и знают, что их поддерживать. За хорошие отступные, конечно.
   - А князь?
   - А что князь? - хмыкнул он. - Сидит себе старик на троне и в ус не дует. Только и знает, что за грызнёй приближённых наблюдать. Как каждый стремится власть над княжеством себе оттяпать.
   Анела кивнула. Про змеиное гнездо, что представлял собой двор иримского князя, Кришан ей докладывал.
   Разговор пришлось закончить, они подъехали к главной площади. Спустились с лошадей и завернули за угол дома, чтобы лишний раз никому не мозолить глаза.
   Аскрел перед тем как направиться к кованым воротам, за которыми возвышалось двухэтажное, формой буквы П, поместье, шагнул к Анеле.
   - Леди, а поцелуй на удачу? - просительно прошептал он. - Хотя бы в щёчку. А?
   А глаза умоляющие, умоляющие, как у кота, просящего добавить сливок.
   - Не наглей! - Анела сложила на груди руки.
   - Эх вы! - надулся менестрель. - Я ради вас собираюсь рисковать головой, а вы пожалели маленького поцелуя. Прощайте!
   И зашагал к воротам, насвистывая мелодию об упрямой, вредной девушке, которая ища совершенство, так и осталась на всю жизнь одна.
   - Шут гороховый! - невольно фыркнула Анела.
   Они остались его ждать. Аскрел из дома не выходил. Но зато вскоре появился Смотритель - симпатичный молодой мужчина с тонкими усиками над губами. Уверенно вышагивал по мостовой, лёгким кивком здоровался с встреченными господами. Сопровождали его двое стражей до самого дворца Власти, находящего на другой стороне площади. Дальше можно было Аскрела не ждать. Ирия оставили присматривать за домом Смотрителя, а сами направились к постоялому двору. Вечером намечалась прогулка. Анеле нужно собственными глазами увидеть, что за тёмные делишки у Смотрителя. А то, что тёмные, несомненно. Не на простую же прогулку он каждый месяц покидает город, особенно в те же дни, когда пропадают люди.
   *****
   - Леди, добро пожаловать в Приют Принцессы, - приветствовал страж. - Его светлость князь Зимирий ожидает вас.
   Анела лёгким кивком поблагодарила стража и с предвкушением ступила в просторный, чистый двор. Не успела сделать и пары шагов, в воздухе разнёсся радостный крик:
   - Анела!!!
   Из дверей здания выскочило белокурое семилетнее чудо в розовом воздушном платье. Анела шагнула навстречу и, присев, прижала к себе девочку. Та крепко обняла за шею. Огненная стихия девочки даже сквозь защиту амулета потянулась саламандрой к Анеле, пока девочка увлечённо говорила в самое Анелиное ухо:
   - Анела, как я рада, рада, что ты пришла. Я так и знала, что сегодня случится что-то очень-очень хорошее. Я первая почувствовала твоё приближение. А Алика и Софи меня не слушали. Ты ведь дальше с нами поедешь, правда? Правда?
   Голос послушницы разгонял все тревоги и печали. На душе становилось спокойно. И уютно. В дверях показалась худенькая девочка. Её две чёрные косы были перекинуты на грудь, а большие синие глаза радостно сияли. Руки в волнении прижаты к щекам. Бирюзовое платье по подолу уже чуть чем-то замазано. Едва девочка ступила на крыльцо, как огромный чёрный кот, лежащий на перилах, спрыгнул и стал тереться об её ноги. До Анелы донеслось его громкое довольное мурлыканье.
   - Что тут? - раздался приятный мелодичный голос, и на крыльцо следом за Аликой появилась молоденькая леди. Стройная, высокая. В длинном, бело-серебристом подчёркивающим фигурку платье. Волосы скручены короной, переливающейся под Оком красным. Софика стала совсем взрослой. Четырнадцать уже. При виде Анелы серые глаза вспыхнули и на губах появилась улыбка. - Анела...
   Анела приглашающее кивнула и девочки, что Алика, что Софика также подбежали к ней. Тёплое родство, обожание и любовь окружили Анелу. За такие редкие миги она готова биться со всем миров. Чтобы только при каждой встрече сёстры встречали её радостными взглядами и крепкими тёплыми объятиями. Её любимые, родные, самые близкие. Семья!
   - Кхм! - донеслось суровое.
   Когда князь Зимирий подошёл, они и не заметили. Алика и Софика виновато отпрянули и присели перед Анелой в элегантных реверансах.
   - Леди, - хором тихо произнесли они. Видимо, князь предупредил, что сегодня не нужно Анелу называть королевой.
   Висея самая последняя неохотно отлипла от Анелы. Непокорно глянула на князя и также присела в реверансе. Леди, настоящие леди. Князь хорошо воспитал своих подопечных. Чувствовалось, что здесь не обошлось и без влияния королевы. Это и к лучшему. Девочки не растеряются при дворе. А свободолюбивый дух иридис не даст превратить их в безропотных леди.
   Анела с сожалением вздохнула. Поднялась и, украдкой оглядевшись, удостоверилась, что ненужных свидетелей нет. Чуть в стороне бродят солдаты в серебристых плащах, на которых красуется герб - пара волков воет на луну. Люди князя. Рядом с ней Серий и Китан.
   - Приветствую вас, леди Игнис, - поздоровалась Анела с сёстрами, как со взрослыми. - Я рада вас видеть. Мы с вами ещё поговорим. Обещаю. Выслушаю все-все ваши новости, - даже если придётся отложить свои дела. - А пока нам с его светлостью нужно переброситься парой слов.
   Девочки понимающие переглянулись.
   - Мы будем тебя ждать в нашей комнате, - известила Висея.
   Анела с сожалением проводила девочек взглядом. Махнула с улыбкой Висее, оглянувшейся перед тем, как исчезнуть за дверью.
   С последней встречи, полгода назад, князь ничуть не изменился. Высокий, смуглый. Чёрные волосы тронула едва заметная седина, хмурая морщина на лбу и цепкие ледяные синие глаза. И, как обычно, неодобрительно поджаты губы.
   - Леди, - приветственный поклон. И кивок, предназначенный Китану. - Милорд.
   - Милорд, - не менее холодно поздоровался Китан, с неприязнью глядя на князя. За два года потепления между ними не наступило.
   Хранителя князь не удостоил взгляда - не стоит его внимания. Предложил руку Анеле и повёл к беседке, которая затаилась под пушистой набирающей цвет яблоней у забора. Серий, не ожидая распоряжений, застыл у входа. Анела взглядом попросила Китана остаться рядом с ним.
   Она, сев на скамейку, сложила руки на коленях и кивком позволила князю высказаться первым.
   Князь Зимирий застыл каменным изваянием в середине террасы у небольшого дубового столика, покрытого кружевной скатертью.
   - Ваше величество, - холодно заговорил он, - я не ожидал встретить вас в Семипутии. Но коли Богиня свела нас в этом городе, позвольте поинтересоваться, - князь сделал паузу. Анела чуть склонила голову, разрешая. И он продолжил: - Чему мы с её величеством Васелией обязаны вашему приглашению прибыть в столицу? Особенно в ваше отсутствие?
   В голосе холодная вежливость, с которой он каждый раз обращался к Анеле. И ни намёка, что когда-то именно он нанял убийц для устранения Анелы и Китана. Что именно он виновен в смерти их матери. Ни намёка, что до сих пор группы заговорщиков связаны с ним и ждут только знака, чтобы поднять восстание. Но почему-то князь медлит. Опасается, что потерпят неудачу? Ждёт удобного случая? Ну что ж, теперь удобных случаев будет хоть отбавляй! Останется Кришану только поймать его на горячем.
   - Ваша светлость, - не менее вежливо произнесла Анела, - за меня в стране остаётся принц Арлий. Мне прекрасно известно, что ни вы, ни королева ему не навредите и сделаете всё возможное для его защиты. Для меня этого достаточно. Желаете ещё что-то знать?
   Пусть считает её недальновидной и наивной. Но в основном-то в её словах заложена правда. Без живого и невредимого Ара им с королевой власти не видать.
   - Я узнал всё, что хотел, ваше величество. Благодарю.
   Холодный вежливый голос, ледяная синь в глазах. И лишь на миг углубившаяся складка на лбу выдала его подозрительность. Насторожился?
   Анела поднялась.
   - Ваша светлость, вам придётся остаться в Семипутии ещё на одну ночь. Я хотела бы пообщаться с девочками. А вечером мне понадобятся ваши люди.
   Шагнула к выходу, князь посторонился, пропуская её. Больше ни слова не сказал, хотя его задумчивый взгляд она чувствовала чуть ли не до самого здания постоялого двора. Попросила Китана и Серия поговорить с солдатами князя, их помощь может понадобиться вечером. На предложение брата и хранителя, позволить им самим во всем разобраться, без её присутствия, ответила непреклонным взглядом. Она должна лично узнать, что скрывает орден, как связан с исчезновением людей и связан ли. И те больше возражать не стали. Китан лишь потребовал, чтобы Анела держалась в стороне и не рисковала, что бы ни случилось.
   Остаток дня Анела провела с девочками. Расспрашивала об учёбе, о жизни, о мечтах. О том, что интересного у них произошло за эти полгода. Как в институте уживаются девочки-иридис, матерей которых некогда называли ведьмами. Об отношении к опекуну, которого девочки немного побаивались, и в то же время уважали, как и королеву. С Васелией Анела так и не встретилась. Да и особого желания не было. Единственное, что насторожило, это рассеянность Софики. Но Анела решила, что та вновь сочиняет одну из своих сказок. Распрощались, когда закат украсился розово-красными тонами. Пора было разобраться с тайнами, окружавшими Смотрителя.
   Но не успели вывести лошадей из конюшни, как Анелу вдруг окликнула Софика. Девочка стояла бледная-бледная, растеряно теребила поясок платья. Попросила поговорить наедине, и Анела ей отказать не смогла.
   Уединились на террасе.
   Анела за руку потянула девочку к скамейке, чтобы та села. И когда та подчинилась, спросила:
   - Что случилось?
   - Я боюсь, - тяжело вздохнула Софика. - До этого я никому не говорила. Но, бывает, я пишу то, что потом происходит в реальности. И даже сама не понимаю, как у меня это выходит. Ведь задумываю совсем другие эпизоды. А потом словно забываюсь, и на листе получается то, что получается...
   Всё также как с Анелиными рисунками. Она сама ведь не сразу заметила, что иногда рисует то, что есть на самом деле.
   Анела обняла девочку за плечи и прижала к себе. Обладать даром предвидения - тяжёлая ноша. Предсказания не исправить.
   - Давно ты заметила?
   - Ещё год назад. Сначала думала: совпадение. Тогда леди Миландия поранила руку, как и моя героиня, также учитель травоведения. Но потом Флипи Алики потерялся в саду, как и у меня. Еле нашли. А сейчас... - Софика вздрогнула, серые глаза потемнели от страха, превратившись в предгрозовое небо. - Анела, история вышла про тебя. И ты... ты погибла.
   Анела сильнее обняла девочку, желая успокоить. Хотя сама еле сдержалась, чтобы не вздрогнуть. Никогда не любила эти пророчества и предсказания. Но мимо ушей пропускать нельзя, раз уж Богиня решила предупредить. Ведь исполнение может отличаться от виденного и ожидаемого. Пусть в мелочах, но эти мелочи часто приводит совсем к другой концовке.
   - Расскажи подробнее.
   Софика едва слышно заговорила, словно вспоминая.
   - На большой поляне идёт сражение. С огромными чудовищами. Солдаты бьются с ними. Королева с решимостью бежит к лесу. Она знает, как остановить войну, и собирается это сделать, чего бы ей ни стоило. А потом... потом в полутёмной комнате брату королевы сообщают: его сестра больше не очнётся. Ему следует принять корону и власть... - Софика всхлипнула. - Я знаю, знаю это о тебе и Китане. Я не хочу... - и сильно, до боли, сжала ладонь Анелы. Затуманенные глаза глядели с надеждой. Словно девочка ждала, что Анела успокоит и уверит, что ничего этого не случится.
   Анела свободной рукой провела по волосам Софики.
   - Милая моя сестрёнка, вспомни Матушку, её слова. Любое предсказание - это в первую очередь предупреждение. Я буду осторожна. Обещаю.
   - Ты только очнись, - взмолилась Софика.
   - Обязательно. А теперь иди отдыхай. И не волнуйся. Всё будет хорошо.
   Софика крепко-крепко обняла Анелу, словно боялась отпустить. Но всё же нехотя отступила.
   - Мы теперь увидимся только в Амбре, когда ты вернёшься?
   Анела кивнула.
   - Да благословит твой путь Богиня, - пожелала Софика и медленно направилась к дому.
   - И твой путь тоже, сестрёнка, - тихо произнесла Анела.
   Она ещё немного посидела, собираясь с мыслями. Боялась ли она смерти? Да нет, наверное. За Вратами её ждут Злат, Матушка. Но погибать, не успев сделать всего задуманного? Этого бы она не хотела. Хотя, чего раньше времени тревожиться? Всё в воле Богини.
   ****
   На тёмном полотне неба появились первые светлячки-звёзды. Улицы опустели, в окнах погасли огни. На круглой просторной площади, окруженной коваными зубчатыми оградами, распахнулись одни из ворот и показалась тёмная карета. Она пересекла площадь, прогрохотала по улицам. Покинула город.
   Лунное отражение в озере следовало за каретой, пока та не повернула с берега к темнеющему лесу.
   Не смотря на ухабистую дорогу, которую и дорогой было трудно назвать - две глубокие колеи в грязи, не смотря на ветки, скребущие по крыше, Варий граф Варлиний, Смотритель Семипутия сидел в неподвижности, уставившись пустым взглядом в стену напротив. Тревога, возникшая с самого утра, не исчезала. А своим предчувствиям он привык доверять. Ни разу не подводили. И появились они сразу же после появления этой девчонки, вспомнившей о королевской поддержке. Кто её только надоумил?! Он бы легко отмахнулся, мол, глупые слухи. Вот только, как назло, девчонка стала свидетельницей его разговора с посланником главаря, и своё потрясение, к счастью для него, скрыть не смогла. Пришлось тут же её пленить. А то бы подняла шумиху, и его деяния могли дойти до тех, кому знать не положено. Пострадал бы не только он, но и те, кто ошибки не прощает. Успокаивало одно - просьбу главаря он выполнил, не сходя с места. И даже перевыполнил. Дружка девчонки прихватил.
   Всё ведь складывалось удачно! На этот раз он заработал даже больше, чем в прошлые месяца. Его доля будет весьма существенна. И род Варлиниев никогда больше не будет прозябать в нищете. Так отчего же не проходит тревога? Не сделал ли он ошибки, когда решил, что золото, выделенное королевой, ему пригодится больше, чем людишкам? Он ведь вполне мог обойтись без него.
   Варий посмотрел на связанные фигуры на соседнем сиденье. При наезде колеса на кочку те покачивались, головы мотались, но пленники оставались беспамятства. Но чего только стоило влить в них зелья!
   Карета замедлила ход, а потом и вовсе остановилась. За её пределами едва слышно раздались голоса. Дядька - доверенный слуга чуть ли не с рождения, выполняющий обязанности кучера в этих ночных поездках, сообщил пароль, в ответ - оклик, и карета тронулась и проехала ещё немного. Чтобы окончательно замереть. Сквозь щель тёмной задёрнутой занавески просачивались отблески пламени. Раздавался гул множества голосов. Пора выходить.
   Варий толкнул дверь, легко спрыгнул на траву и повел плечами, затёкшими от сиденья.
   Он находился на просторной поляне, по краю которой замаскированные ветвями стояли повозки с клетками. Часть из них занимали поникшие, смирившиеся со своей участью люди и только в последней клетке две девушки всё ещё с отчаянной надеждой всматривались в него. Наверное, недавно попались. Скоро и они свыкнуться со своим положением. Посреди поляны вокруг костра сидели двадцать имперцев в цветастых халатах и кинжалами за поясами.
   Низенький круглый господин в переливающемся под светом костра халате приближался к Варию. Широкие рукава, сложенных на груди рук, достигали колен. Глаза на узком, как у хорька, лице смотрели востро и недобро.
   - Ты опоздал! - глухо известил он, остановившись напротив.
   - Я доставил заказанное. Даже с добавкой, - Варий махнул на карету, даже не думая отвечать на обвинение.
   Ещё чего не хватало. Он хозяин этих земель, а эти имперцы гости, которых только терпят. И если он захочет, то вполне в силах послать их далеко и надолго.
   И кого он обманывает? Без согласия столичных партнёров он и слова против не скажет.
   Имперец кивнул на карету. Двое внушительного размера верзил, возвышавшихся за его спиной, поспешили за пленниками. Просторные рубахи поражали своей белизной, особенно на фоне чёрных шаровар и чёрного же широкого тканевого пояса. Из-за пояса выглядывали рукояти серповидных кинжалов. Длинные чёрные косы змеёй сбегали по спине и на лбу сдерживались узким чёрным ремешком. Наёмники из иримцев.
   Один из наёмников отвлекся от внутренностей кареты и сообщил своему господину:
   - Девчонка и парень.
   - В свободную клетку. Завтра разберёмся! - отмахнулся главарь и вновь повернулся к Варию. Вытащил из рукава три маленьких мешочка и протянул ему. - Как и договаривались. Бриллианты. Завтра с утра мы снимаемся с места. К следующему приезду нам нужна иридис. Любая!
   Варий открыл один из мешочков, полюбовался переливающимся сиянием чистых драгоценных камней, которые уступали по стоимости только кристаллам иридис, и, убрав мешочки за пазуху, решительно бросил:
   - Мы так не договаривались! Людишек сколько хотите, этого скота в Амбрании полно. Иридис неприкосновенны!
   - Прямо даже так? - вдруг донёсся ледяной голос из темноты.
   Работорговцы у костра вскочили на ноги и потянулись за оружием. Наёмники, загородив своего хозяина, устремили взгляды в темноту окружающего леса. Но что-либо разглядеть было невозможно.
   Шевельнулись тени и словно из неоткуда появились три человека, до неузнаваемости закутанные в плащи: два высоких и между ними хрупкий и маленький. Но именно этот маленький первый зашагал к главарю работорговцев, будто и не было вокруг головорезов-наёмников. И те ему не препятствовали. Его сопровождающим ничего не оставалось, как идти следом
   Варий, оказавшийся за спинами работорговцев, отступил на шаг к карете. Все инстинкты вопили, что новые пришельцы опасны и нужно от них держаться как можно дальше.
   Хотя вроде как опасаться нечего. Работорговцев по меньшей мере раз в десять больше. Но от этой хрупкой фигуры, шагавшей к ним, веяло решительностью и угрозой. Видно, на что-то надеялась.
   Да и в драке, которая намечалась, участвовать не хотелось. Пусть с незваными гостями разбираются работорговцы, а его дело сторона.
   Ещё один шаг назад, ещё один. До кареты осталось недалеко.
   - Никак ты собрался пропустить самое интересное? - раздался тихий насмешливый вопрос над ухом, заставив застыть на месте и оглянуться.
   Жёлтые глаза насмешливо смотрели на него. Пленник. С угрожающе посверкивающим кинжалом в руках. После того, как наёмники вытащили пленников из кареты, Смотритель не обращал на них внимание. Дело сделано - он передал их кому нужно, больше интереса они не представляли.
   Но как он освободился? Зелье ещё должно было действовать по крайне мере до утра. Да и из клетки не так-то легко выбраться. Работорговцы наверняка позаботились об этом.
   - Одно движение и отправишься на встречу с Богиней. Наверняка, она давно заждалась тебя, - тон вроде был спокоен, немного насмешливый, но от жёлтых глаз веяло такой угрозой, что все мысли о сопротивлении исчезли.
   Проклятие! И приспичило ему пойти на поводу партнёров!
   - Так значит, имперцы желают получить иридис-рабыню... - донёсся холодный голос за работорговцами. - Глупо! С нами нелегко справиться.
   Варий невольно отвлёкся от опасности, угрожающей лично ему. Иридис? Здесь?
   Пока он был занят собой, незваные гости остановились, не доходя несколько шагов до главаря. Его люди выстроились неподалёку, приготовили оружие и ждали только приказа схватить и скрутить. Но тот не спешил отдавать приказ. Видимо, считал, что те не опасны, и он ещё успеет их пленить.
   - Так ты иридис? - спросил главарь.
   Невысокий человек молча скинул капюшон. Под лунным светом блеснули золотистые косы, потемневшие фиалковые глаза опасно прищурились.
   Варий ошарашено отступил, но тут же застыл на месте от кольнувшего спину кинжала. Что здесь делает королева?
   - Одно слово - ты труп! - прошипел бывший пленник над ухом.
   Варий зло оглянулся на него. Сообщать работорговцам, кто удостоил их чести общаться с ними, он не собирался. Королева ордену нужна, живой и невредимой. Без неё все их усилия не стоят и выеденного яйца. Сейчас нужно думать не о спасении собственной шкуры, а о том, как королеву вывести из-под удара. Проклятие!
   - Иридис, - кивнула королева и потребовала: - Сложите оружие и сдавайтесь.
   - С чего бы? - хмыкнул главарь. - Даже твоя сила не поможет тебе справиться со всеми нами. Ты в наших руках. Это я бы не советовал тебе сопротивляться, хотелось бы довести до империи тебя невредимой. А не получится... можно и полуживой. Для Луна особой разницы нет.
   - А причём тут моя сила? - вдруг развела руками королева. И холодно: - Вы окружены. Любой, кто сделает к нам шаг, будет убит. Не верите? - и чуть повернув голову к лесу: - Кит?
   В темноте леса щёлкнула тетива, и вылетела стрела. Врезалась у самых ног главаря. Следом за ней ещё три, пронзивших землю у ног работорговцев, было шевельнувшихся.
   - Это предупреждение, - и королева потребовала: - Оружие!
   Главарь обвёл взглядом темноту леса, в которой могла бы скрываться целая армия. Варий немного успокоился. Насколько ему было известно, главарь больше был торговцем, чем воином, и дорожил своей шкурой. Он не станет сопротивляться. Понадеется на заступничество императора, который вытащит своего главного поставщика рабов. А вот у самого Вария дела обстояли намного хуже. Королева работорговли не простит. В то, что все его действия были направлены на благо страны, не поверит. Об её отношении к людишкам известно всем иридис.
   - Взять их! - приказал главарь.
   Он идиот?
   Работорговцы кинулись к тройке людей. Хранители королевы, а кто ещё мог её сопровождать?.. загородили её, выхватили мечи. Пустить их в дело не успели. Вокруг королевы и её хранителей образовался радужный купол щита. И из леса посыпался град стрел, каждая из которых находила цель. Никто из работорговцев и близко к королеве не мог подойти, безжизненными телами застилали поляну.
   Главарь работорговцев в неразберихе, прячась за спинами своих людей, пробирался к карете Вария. Наверняка решил, что сможет увести одну из лошадей. Вот только на его пути оказались сам Варий и его надзиратель. Главарь, глянув поверх плеча Вария, замер, словно врезался в стену. На лице попеременно возникло узнавание, потрясение.
   - Ты? - выдохнул он.
   - Как не вовремя! - раздалось ледяное за спиной.
   Не успели слова дойти до Вария, щёку коснулся поток воздуха. Главарь схватился за горло, пытаясь остановить кровь, выдернуть кинжал. Глаза остекленели, и он свалился на землю. Судорожно дёрнулся раз, другой, и застыл. Навсегда.
   Варий удивлённо оглянулся. Жёлто-янтарный омут глаз затягивал, туманил голову. Перед глазами помутнело, отвернулся...
   Перед Варием на земле лежал главарь работорговцев. Вот только хоть убейте его, он не помнил, когда и кем тот был убит.
   Неважно это сейчас! К нему приближалась королева. Решительный шаг, развевающийся за спиной плащ и зловеще прищуренные потемневшие глаза. От неё веяло угрозой. Краем глаза отметил, что солдаты в серебристых плащах связывают оставшихся в живых работорговцев. К королеве было подошёл светловолосый парень, в котором Варий не сразу узнал наследного принца Китания. В живую видел единственный раз - на принесении присяги и клятвы, когда получал титул Смотрителя. Принц хмуро что-то сказал королеве, но та, даже не убавив шага, отмахнулась от него.
   - А королева-то злится. Не хотел бы оказаться на твоём месте.
   Варий невольно сглотнул. На что способны иридис в ярости он вполне представлял. На землях графов Валиниев до сих пор стояли развалины старого замка, всё, что осталось после разбушевавшейся бабки.
   - Ваше величество, да благословит ваш путь Богиня, - склонился он в приветственном поклоне, когда королева остановилась перед ним.
   Тяжёлое молчание повисло в воздухе, ставшем густым, как кисель. Лес со стороны Пущи зловеще шелестел, словно поддерживал повелительницу. Казалось, прошла целая вечность, когда королева произнесла. Одно слово. Один вопрос:
   - Зачем?
   Варий выпрямился, перебирая в голове доводы, оправдывающие его поступок. Одно он знал точно, партнёров выдавать нельзя. Так хотя бы есть шанс, что те успеют вытащить его из тюрьмы.
   - Ваше величество, мой род был на гране полного разорения. И я нашёл путь этого избежать. Заодно очистил свой город от нищеброда! Преступников, попрошаек. От тех, кого в будущем ничего не ждало. Жалких людишек!
   Да и в общем-то не соврал. Сказал не всю правду.
   - Ты... продавал... людей... в рабство! - выделяя каждое слово, процедила королева. Словно вынесла приговор. - Тех, кого клялся защищать! - и отвернулась.
   Он перестал для неё существовать. Взгляд скользнул по телу главаря работорговцев, остановился на кинжале. Королева нахмурилась. И махнула головой, будто откидывая какую-то мысль.
   - Кит, - обратилась к брату, стоявшему рядом. - Позаботься о графе.
   И зашагала к лесу. Размашистым шагом, с гордо поднятой головой, не оборачиваясь. Смотритель глядел ей вслед. Из глубины памяти предков поднималась горечь, а на сердце появлялась неприятная тяжесть от понимания: он подвёл свою королеву.
  
   ****
   Китан раздражённо глянул вслед сестре, удостоверился, что за ней отправились хранители и перевел своё внимание на графа. Негодяя и мерзавца. Самое низкое преступление в Амбрании - работорговля. Но словно этого мало, этот парень из рода иридис, и он отправлял в рабство людей. И только людей. Если это станет общеизвестно, бед не миновать. И наверняка Анела это прекрасно знает.
   Чего не хватало этому графу? Занимал одно из самых высоких положений в Амбрании, под его присмотром находился один из самых больших и богатых городов страны. Единственный, кто стоял над ним и кому он должен был повиноваться - королева. Любимиц женщин, отличный охотник и... работорговец.
   Бывший Смотритель невесело усмехнулся, словно прочитал мысли Китана.
   - Ваше высочество, - склонился он в поклоне. Неужто сейчас попросит заступничества и помощи? Пусть только попробует! - Я вверяю свою жизнь вам.
   Вот значит как...
   Китан отвернулся и окликнул высокого крупного уже не молодого мужчину, что-то выговаривавшего одному из солдат:
   - Капитан!
   Тот оглянулся, потом что-то сказал солдату и зашагал к Китану. Когда остановился рядом, Китан приказал:
   - Свяжите этого - пренебрежительно кивнул на графа, - и доставьте к князю Зимирия. Никто не должен знать, что он находится в наших руках. Завтра её величество решит судьбу этого... приспешника имперцев, - и не обращая внимание на собирающегося что-то сказать Смотрителя, продолжил: - Что касается пленников, их также препроводите до постоялого двора и проследите, чтобы ни с кем не разговаривали. Королева первая захочет с ними встретиться.
   Решив, что сказал достаточно, направился за сестрой. Злость, немного притихнувшая, когда он отвлёкся на Смотрителя, вернулась с новой силой. Анела же обещала, что останется в стороне! Не будет лезть на рожон! И что он видит, когда Марфия, используя связь с королевой, приводит на стоянку работорговцев? Анела стоит перед главарём и ведёт с ним беседу. Лишь знахарка с капитаном не дали ему кинуться к сестре и не оттащить куда-нибудь в безопасное место. Китан приказал солдатам князя окружить поляну и ждать знака. Лишь когда вокруг Анелы появился радужный щит, способный не пропустить стрелы, страх словно разжал клещи с сердца. И он смог выдохнуть.
   Сейчас он выскажет всё, что о ней думает. И заставит поклясться, что никогда и ни за что не будет рисковать. А если бы они не успели? Если бы работорговец решил, что от неё мёртвой будет больше пользы, чем от живой? Или взял бы в заложницы? Или же случайная стрела...
   Каждое предположение, что могло бы навредить сестре, разжигало ярость всё сильнее.
   Китан не заметил, как вошёл в темноту леса, и даже не задумался, откуда он знает, где искать сестру. Просто-напросто не сомневался, что идёт по её следу. Китан отодвинул когтистую ветвь орешника и остановился.
   Анела сидела под лунным светом на траве, прижавшись спиной к стволу дикой яблони, которую непонятно откуда занесло в заросли лещины. Обхватила колени и спрятала в них лицо. Косы двумя золотистыми змейками спускались до земли. Ветви дерева с россыпью цветов касались плеч Анелы, тихо шелестели, словно предлагали утешение и поддержку. Хранителей не было видно, но это не значит, что они отсутствовали. Наверняка находятся неподалёку.
   Анела казалась такой одинокой и потерянной. Уставшей.
   Злость исчезла, сменившись нежностью и желанием успокоить. Он подошёл к Анеле и сел рядом. Молча обнял сестру за напряжённые плечи. И вздрогнул, когда она вдруг повернулась и уткнулась лицом ему в грудь. Как же она давно не просила поддержки и заботы. Обнял её покрепче. Мысленно костеря на чём свет стоит работорговцев, иридис, Смотрителя.
   Анела не плакала, нет. Но тонкие плечи чуть дрожали под его руками. Как бы он хотел защитить её от всех на свете. Уберечь от разочарований, боли.
   Анела подняла бледное лицо и тихо произнесла:
   - Кит, а может, люди правы? От нас, иридис, одни беды. Мы никогда не сможем стать единым народом. Иридис не перестанут относиться к людям как к скоту, рабам, которые по какому-то недоразумению три столетия гоняли их по всей стране. А люди будут ненавидеть и желать уничтожить тех, кого боятся. До сих пор боятся. Порождений Тьмы. Иридис...
   - Анела...
   Но сестра будто его не слышала:
   - Дед и Кришан только рады превратить людей в безропотных слуг, Смотритель продаёт людей словно скот. Хотя несёт ответственность за их жизни. Дикие ведьмы прячутся в лесах, занятые своими экспериментами. Им и подавно безразлично, что там за их мирком, главное, чтобы никто и ничто им не мешало...
   - Ты справишься! - решительно прервал Китан. Но этих слов было недостаточно. Недостаточно, чтобы разбить невыразительный, мёртвый и покорный голос сестры. Недостаточно, чтобы фиалковые глаза вновь зажглись решимостью.
   - Может, нам и впрямь уйти. Понять, как создаются порталы, и уйти в первый попавшийся мир, как когда-то сделали наши предки. Оставить этот мир людям. Пусть живут и здравствуют без нашего тлетворного влияния.
   - Анела, прекрати! - воскликнул Китан, встряхивая сестру за плечи. Только бы привести её в себя. - А как же твоя Матушка, сёстры, охотницы. Скажешь, и они не думали и не думают о людях? Об Амбрании? Это ты ведь всегда твердила, что нельзя грести всех под одну гребёнку. Мы все разные. И люди, и иридис, - пришедшая в голову мысль заставила говорить тише: - А ты никогда не задумывалась, почему во главе иридис стоят женщины? Я сомневаюсь, что только из-за стихий. Ты не думала, что противостоять своему деду и всем остальным можешь только ты? - и повторил, желая передать в двух словах всю свою веру: - Ты справишься! Я знаю.
   Анела так тяжело вздохнула, словно кто-то взвалил на неё огромную глыбу и заставил тащить в крутую гору. Неужто он что-то сделал неправильно?
   Анела высвободилась из его объятий и встала. С горькой иронией произнесла:
   - Конечно, я справлюсь. По-другому и не может быть. Я ведь сильная. Я королева. А королевы никогда не сдаются. Извини, Китан, за мою слабость. Больше этого не повторится. Пойдём, нас, наверняка, уже заждались.
   Китан не успел и слова сказать, а Анела уже направилась в сторону лагеря работорговцев. Прежняя решительная, властная королева. И почему-то очень далёкая и холодная.
   За спиной раздалось шуршание. У кустов стоял менестрель и с каким-то задумчивым и долгим взглядом провожал Анелу. Заметил, что Китан смотрит на него, усмехнулся и исчез в лесу.
   Не нравится Китану, как этот менестрель наблюдает за Анелой, когда та не видит. Слишком изучающее, слишком расчётливо.
  
  
   Оставлять на потом разговор с бывшими пленниками Анела не стала. Сразу же, по возвращению на постоялый двор, навестила каждого из них. Новости не обрадовали. Часть людей была из Амбрина. По их словам, работорговлей в Янтарном городе заведовала графиня Имбрь. К счастью, они даже не догадывались, что графиня была иридис. А вот Анела прекрасно об этом знала и всё сильнее убеждалась: работорговля - затея иридис. Отчего тяжесть на сердце только усилилась. Работорговцы направлялись в столицу Амбрании, где их ждала новая партия рабов. Единственное, что могла Анела сделать, отправить через Софику письмо главе охотниц. В нём приказала разобраться и найти, кто покрывает их сверху. А без такого человека, она была уверена, не обошлось. Бывших пленников распустили по домам, а работорговцев, в том числе и Смотрителя, в сопровождении солдат князя Зимирия отправили в столичную тюрьму. В дальнейшем их ждал суд и казнь. В Амбрании работорговли не будет!
   В путь отправились на рассвете следующего дня. И гнали лошадей из всех сил, останавливаясь лишь ненадолго, чтобы дать им немного отдохнуть. Нужно было наверстать потерянное время. Анела отметала из головы все мысли, не разрешала себе думать ни о работорговцах, ни об иридис, связанных с ними, ни о том, кто стоит за ними в столице. Сейчас она ничего сделать не в силах. Будет разбираться по возвращению. Возможно, Фейс к тому времени что-нибудь узнает.
   На ночёвку остановились, когда Око совсем спряталось, оставив мир во власти Леди Ночь.
  -- Глава 8. Дикие ведьмы
  
   Анела резко села, тяжело дыша. Обхватила себя за плечи, чтобы успокоить дрожащее тело. Вновь кошмар. И вновь она, проснувшись, не помнит, что в нём было. Не помнит, что заставляет стискивать зубы, чтобы сдержать вырывающийся из груди крик. Не помнит, отчего в душе такая ледяная пустота, боль и вина... беспомощность...
   Нужно выйти на улицу. Нужно вдохнуть свежего воздуха. Успокоиться. И не мучить себя, пытаясь вспомнить. Бесполезно. Кошмар снился не один, и не два раза, а довольно часто. Не проходила уверенность, что сон был один и тот же. Слишком похожие ощущения оставались после него.
   Анела накинула плащ и вышла из палатки. Подняла лицо к звёздному небу, подставив лёгкому ветерку. От ночной прохлады горячая после сна кожа покрылась мурашками, но хотя бы исчезли последние остатки кошмара, осталась только ноющая боль в груди.
   Одна из звёздочек сверкнула, сорвалась с небесного полотна и устремилась к земле, оставляя за собой едва заметный след. "... но когда о них забывают, они летят к земле, желая напомнить о себе. И исчезают", - всплыли в памяти слова о душах людей. Исчезают...
   Сердце сжалось от боли. Не может Анела забыть Злата. Никак не может. Неправда, что время лечит. Оно лишь позволяет загнать как можно глубже все воспоминания, всю боль, отстраниться от них. Но иногда, как сейчас, одиночество и боль наваливаются с новой силой.
   Анела мысленно обратилась к любимому, до рези в глазах вглядываясь в сверкающие звёзды:
   "Злат, прости. Прости, что из-за моего решения, тебе пришлось рискнуть и... погибнуть. Если бы я тогда отправила подкрепление к вам, а не на юг, ты бы остался жив. Прости, что из-за моей слабости я не уберегла нашего ребёнка. Позволила стихиям взять над собой верх.
   Я бы всё отдала, только бы увидеть тебя, взглянуть в твои синие глаза, почувствовать нежные прикосновения, услышать ласковый голос. Хотя бы на миг. И чтобы вместе с нами был наш ребёнок, наш малыш. Наверное, вы вдвоём смотрите сейчас на меня, на глупую слабую невесту и мать. Прости, я не такая сильная, как ты говорил, какой меня видел. Но я стараюсь. Видит Богиня! Стараюсь быть достойной тебя, стараюсь быть сильной. Но иногда так хочется переложить на других ответственность, и просто уйти от всех. Закрыться. И жить мыслями только о тебе и нашем ребёнке. Но, я знаю, ты бы не одобрил. Встряхнул бы за плечи и заставил действовать. Только это заставляет меня жить. Ради памяти о тебе и ради безопасности братьев.
   Клянусь, я исполню твою мечту. Клянусь, сделаю страну, которую ты любил и за которую погиб, сильной и могущественной, чтобы никто не посмел даже подумать напасть на неё. И клянусь, воспитаю и защищу твоего сына, как родного. Клянусь..."
   - Анела? - раздался обеспокоенный голос Китана.
   Анела, опустив голову, сквозь туман в глазах разглядела брата, приподнявшегося с бревна на другой стороне от костра. Видимо, была его вахта стоять на карауле и поддерживать костёр.
   На лице тревога, в глаза беспокойство. Анела поспешила смахнуть слёзы и выдавить улыбку, желая успокоить. Но судя по нахмуренным бровям брата, не очень-то преуспела. Со вздохом подошла к нему и села рядом на поваленное дерево.
   Китан обнял её за плечи и притянул к себе. Противиться не стала. Позволила себе окунуться в тёплую братскую заботу и любовь. Уютно, безопасно. Можно вновь почувствовать себя той, кем была больше двух лет назад. Вернуться в то время, когда не смотря на следующих попятам грозных охотниц, она по настоящему жила и дышала. Встретила друзей, братьев... Когда был жив Злат...
   - Ты думала о Злате?
   Анела с мольбой взглянула в лицо брата:
   - Не надо, Кит.
   Не желает она вспоминать, не хочет говорить.
   Китан тяжело вздохнул:
   - А я вот никак не могу забыть Люси. Пусть и больно думать, почему Лю... Люси взяла и ушла, даже ничего не объяснив, не поговорив. Видно, я ей был безразличен, если ссора с тобой заставила её сбежать, даже не попрощавшись со мной.
   Анела прикусила губу от вспыхнувшей вины. Может, не следовало ей и Люси так поступать. Возможно, Китан смог бы скрыть от всех правду. Да о чём она говорит?! У Китана всё на лице написано. Он бы не смог притворяться. И тогда... тогда бы все её планы пошли бы насмарку.
   - Кит, я же говорила. Ты тут совсем ни при чём...
   - Прости. Я ведь так и не извинился. Тогда я тебе наговорил много лишнего. Да и обвинил во всем, что можно...
   - Не извиняйся. Ты просто...
   - Был пьян до невменяемости. И ничего не соображал. А после... просто не осмелился вновь заговорить об этом.
   - Я тоже... - едва слышно произнесла она.
   Вновь слышать, что брат обвиняет её в интриганстве, в не умении ценить друзей, и в использовании их в своих целях, не хотела. Тем более отлично понимала, что в его словах слишком много правды.
   И если... а точнее когда он узнает всё, что она скрывала, вновь придётся услышать много неприятного.
   - Анела, знаешь, как бы я ни злился на Люси, я б всё отдал, чтобы хотя бы увидеть её...
   - Вы увидитесь, - и уже слишком скоро.
   А вот ей уже не суждено увидеть Злата...
   Китан подбросил в костёр несколько веток из небольшой кучи.
   - Не хватит хвороста до утра, - обеспокоенно произнёс он. - Посидишь одна?
   Анела кивнула и нехотя отодвинулась от Китана. С нежностью проводила его взглядом, пока не исчез в темноте деревьев. Брат, близнец.
   - Так-так, нашей маленькой королеве, вижу, не спится? - рядом уселся Аскрел. - Давай отгадаю, мучают мысли обо мне, красивом?
   Попытался приобнять за плечи, Анела отодвинулась и бросила на него злой взгляд.
   Ему-то чего не спится? От дежурства освобождён. Ни Китан, ни хранители до сих пор ему не доверяли. Поспать ему, как и ей, в последние два дня почти не удалось. Так отдыхай себе, да отдыхай.
   Жёлтые глаза вспыхнули, притягивая. Анела поспешила отвернуться, глубоким вздохом успокаивая жар, вспыхнувший в груди, и желание прикоснуться к лицу менестреля. Да что с ней не так? Почему жёлтые глаза и голос этого менестреля так действуют на неё? Наваждение какое-то!
   - А о ком ещё? - пробурчала она, косясь на него. - Мне думать ведь больше не о чём. Вот скажи, с чего ты к нам прицепился? И не начинай снова о моей "неземной красоте и тому подобному". Не верю! Почему-то за всеми девушками, которым ты раздаёшь комплименты, не следуешь, будто привязанный.
   - А с чего вы, ваше величество, решили, что я начну раскрывать свои секреты?
   - Может, потому что хватит скрывать?
   Аскрел перевёл взгляд на костёр, поправил веткой пламя:
   - А почему бы и нет? - пожал он плечами. - Я следую за вами не только из-за вашей красоты, хотя она и добавляет остроты путешествию, - покосился на неё. В пламени жёлтые глаза хитро сверкнули. Анела поморщилась, но говорить ничего не стала. Терпеливо ожидая продолжения. - Даже не из-за обещания идти за вами куда угодно. Просто в компании путешествовать веселее. Как вы думаете? Мне как раз по пути с вами.
   - Да? - недоверчиво переспросила Анела. Слишком простая причина. Хотя, чему она удивляется? Ведь чаще всего самое простое объяснение, самое верное. Жаль только, не всегда. - С чего же ты решил, что нам по пути?
   Менестрель хмыкнул:
   - О том, что королева Амбрании отправляется с визитов в империю, не знает только глухой и слепой. Мне оставалось воспользоваться встречей с вами.
   Главный кортеж и впрямь отправился в путь шумно. И цель не скрывалась. И если в деревне Аскрел узнал в Анеле королеву, то ему было легко догадаться куда, в конце концов, она отправится.
   - Куда же ты держишь путь?
   - Домой!
   - Тебя там кто-то ждёт?
   За всё время знакомства он ни разу не упомянул своих родственников.
   Аскрел отвёл взгляд и замолчал. Анела уже хотела повторить вопрос, когда он всё же нехотя ответил:
   - Возможно, только сестра, - в голосе неожиданно появилась теплота. - Больше меня ждать некому.
   Его тоскливое сожаление больно отозвалось в сердце.
   Анела прикоснулась к плечу Аскрела, желая передать всю свою поддержку и понимание. Видимо, жизнь была неласкова к нему. Раз только один единственный человек ждёт его возвращения. И то он не уверен в этом. Как-то она привыкла к беспечному веселому менестрелю, который использует любой случай, чтобы соблазнить её. И таким поникшим видеть его было неприятно и больно. Почему-то.
   Менестрель вдруг напрягся. Сквозь зубы едва слышно сорвалась ругань, которую она не очень-то разобрала. Вроде бы в тираде мелькнуло "дура", но могла и не расслышать.
   Аскрел повёл плечами, скидывая ладонь Анелы, и вдруг прищурившись, вкрадчиво спросил:
   - И почему же такая прекрасная и могущественная леди не замужем? Распугали всех претендентов своей холодностью?
   - А это уже не твое дело! - холодно процедила Анела. Попыталась подняться, но менестрель, схватив её за руку, остановил.
   - Понял. Запретная тема. Когда-нибудь может и расскажешь. А пока, может, я расскажу об двух половинках одной души? Всё же я вспомнил, наконец, эту сказку.
   Анела немного постояла, борясь с противоречивыми желаниями: уйти или остаться и послушать сказку. Нужно же знать, на что намекает пророчество. Возможно, в сказке найдётся след.
   Вновь вернулась на бревно, насторожено косясь на менестреля. Но Аскрел устремил взгляд на пламя костра и начал тихо говорить:
   - Эту сказку рассказывала мама... Давным-давно, в мире, переливающимся радужными красками, где не было ни капли черноты и серости, где даже ночью в воздухе лился полупрозрачный поток блестящего света, а вокруг луны сияло бесконечное гало, жил принц. Мальчик, не боящийся ничего на свете. Он не желал сидеть дома, а стремился познать весь мир.
   Однажды принц ускользнул из дворца и решил осуществить план, о котором грезил уже несколько дней. Он задумал пересечь море и узнать, что на другой его стороне.
   Вот только лодка, одолженная им у рыбаков, совсем не подходила для долгого путешествия. Первый же шторм перевернул её. Волна вынесла принца на остров.
   Долго ли лежал он беспамятства - неизвестно. Очнулся от прохладной руки на лбу. Открыл глаза и замер. В первый миг показалось, что золотистое солнце спустилось с небес.
   Но это оказалась всего лишь златоволосая девочка, его ровесница. Маленькая принцесса из соседней страны. Она тоже попала в шторм и была выброшена на этот остров.
   Принц и принцесса разговорились. И когда их всё же отыскали, расставаться совсем не хотели. Договорились обязательно встретиться вновь.
   Ни родители принца, ни родители принцессы противостоять просьбам своих детей не могли и создали портал между двумя королевствами. С тех пор ни дня не проходило, чтобы принц с принцессой не встречались. То в одном королевстве исследуют всё, что ни встретится на пути, то в другом. Подружились так, что если где увидишь золотистую голову принцессы, рядом обязательно будет и принц.
   Однажды они решили залезть на самый пик Смерти. Одну из высочайших скал мира. Их не испугали ни легенды, ни страшилки. Ни то, что именно там жил последний дух мира - сама непокорная, страшная Смерть. Отправились тайно. Узнай об их затеи родные - заперли бы по своим комнатам, чтобы неповадно было рисковать.
   На вершину забрались не сказать бы что легко, но от этого ещё приятнее и восхитительнее было оказаться над всем миром. А вот на спуске случилась беда. Принц поскользнулся, принцесса не успела его схватить за руку. Когда она спустилась вниз, он уже не дышал. И даже её родовая сила помочь не могла. Она опоздала. Его дух покинул тело.
   Принцесса в отчаянии закричала, призывая хоть кого-нибудь на помощь. Но ни рыдания, ни крики помочь не могли. Никто не отзывался, а её друг становился всё холоднее и холоднее на её руках. И с ним, казалось, умирала часть неё.
   "Как сильно ты желаешь, чтобы он жил?" - вдруг раздался за спиной тихий шелестящий голос.
   Принцесса вздрогнула и обернулась. Перед ней стояла высокая женщина. Вороные свободно распущенные волосы сливались с не менее чёрным платьем. Отчего красивое, словно высеченное из белого камня лицо казалось ещё прозрачнее и бледнее. Лишь тёмные глаза горели серебристо-серым светом. А за спиной женщины чернели огромные крылья.
   "Я на всё готова! - прошептала едва слышно принцесса, понимая, кого видит перед собой. - Только верни моего друга".
   "Я могу это сделать. Но только если ты согласишься на моё покровительство. Жизнь и Смерть - две стороны одной монеты, без одной нет другой. Я желаю, как и моя сестра, выбрать твой род, радужная принцесса".
   Принцессе было страшно. Она не знала, на что обрекает своих родных, не знала, чем наградит Смерть, какие способности даст и к чему приведёт. Мама бы не одобрила. Но спасти друга было важнее. А с остальным разберётся потом.
   "Я... я согласна!"
   "Не сомневалась в тебе! Душу твоего друга уже не вернуть. Но можно разделить твою на две половинки..."
   Принцесса добровольно согласилась на разделение своей души. Это было больно. Очень больно. Но принцесса выдержала. И когда принц открыл глаза, бросилась его обнимать. Чуть снова не отправив в забытьё.
   Рассказывать другу принцессе ничего не пришлось. Он знал всё, что происходило с ней, знал, что она чувствовала и думала. С тех пор они ощущали боль друг друга, страхи и радость. Были ближе друг к другу, чем единокровные братья и сёстры, ближе, чем любимые избранники...
  
   Тихий голос убаюкивал. Анела не заметила, как придвинулась ближе к менестрелю, и последние слова уже не слышала.
  
   Китан с охапкой хвороста вышел к лагерю и замер. Анела умиротворённо спала, прислонившись к боку менестрелю. Тот одной рукой обнимал её, а другой осторожно убирал с лица девушки прядь волос. И смотрел на Анелу с непонятным выражением. То ли удивленно, то ли с нежностью. Кажется, вопреки своим уверениям, в глубине души Анела менестрелю доверяла. Иначе не уснула бы почти в его объятиях. И выглядела такой спокойной.
   Китан тихо положил хворост на землю и встал напротив менестреля. Тот поднял глаза. На лице мелькнула понимающая усмешка. Аскрел кивнул на Анелу и взглядом показал на палатку, предлагая отнести её. Китан осторожно поднял сестру на руки, она заворочалась, обняла его за шею, но, к счастью, не проснулась, пока он её нёс. Он бережно уложил её на лежанку, укрыл одеялом. Когда вышел из палатки, менестреля у костра уже не был. Жаль. Китан хотел переброситься с ним парой слов.
   ****
   Тяжёлое предчувствие появилось, как только въехали под сень леса. Словно Анела опаздывает. Безнадёжно опаздывает. Избавиться от непонятного ощущения не удавалось. И Анела всё сильнее и сильнее подгоняла Северянку. А когда и Китан хмуро заявил, что нужно быть настороже, Анела перестала сомневаться. Способностям брата предвидеть неприятности она доверяла. Ещё ни разу не было, чтобы он ошибся.
   Лес тянулся и тянулся, и конца и края его не было видно. Прохладный вечерний ветерок приятно обдувал, но жаркий бег стихий по венам не проходил. Они предупреждали о близком присутствии нескольких иридис. Неспокойных иридис.
   "Анела, я б на твоём месте поспешила!" - донёсся зов Люсилии.
   Он был такой ясный и звучный, что на миг Анеле показалось, что прозвучал наяву. Но Китан, подгоняющий рядом Вольного, никак не отреагировал. Видимо, всё же зов был только в её голове.
   "Я близко", - откликнулась Анела так же мысленно.
   Волна стихий ударила в грудь Анелы так, что она едва удержалась в седле. Дыхание перехватило. Анела через боль выдохнула и, прикусив губу, сильнее сжала бока Северянки.
   Что могло случиться у ведьм? Откуда эта волна? Богиня! Да что происходит?! Не опоздать бы.
   Деревья расступились, и их маленький отряд выехал на поляну. Анела резко натянула поводья. Посреди поляны в воздухе сияла чёрная воронка. Внутри неё за тонкой плёнкой копошились непонятные существа. Ведьмы стояли полукругом спиной к Анеле и направляли в воронку стихии. Кажется, пытались остановить её расширение, но та всё равно становилась всё больше и больше. Поглощала землю, воздух и заправляла всё это стихиями иридис. Словно питалась ими.
   Плёнка с громким хлопком лопнула и на поляну вывалился... вывалилось нечто. Лысое морщинистое существо, с полупрозрачной кожей. Нижняя половина состояла из восьми лап-щупалец. Желеподобное туловище человека с парой рук-щупалец. Приплюснутая голова, широкая зубастая пасть. Существо обвело злобными глазками ведьм и испустило громогласный вой-рёв. Иридис шарахнулись от него. Стихии стрелами полетели в чудовище, но оно даже не заметило их. Кинулось к ближайшей молоденькой ведьме. Та бросилась прочь. Одно из щупалец-рук чудовища вытянулось, схватило девушку за ногу и потянуло к себе. Иридис упала, крича цеплялась за землю, вырывалась. Но с каждым мигом всё тише и тише. Распахнулась пасть чудовища с лесом острых клыков...
   В воздухе сверкнул кинжал и впился прямо в грудь твари. Та зашаталась и бездыханно завалилась на землю. Иридис вяло шевельнулась. К ней бросилась черноволосая ведьма, схватила подмышки и оттащила в сторону. А из воронки лезла ещё пара тварей.
   Всё это произошло так быстро, что Анела даже не успела спрыгнуть с Северянки.
   Когда оказалась на земле, за спиной раздался властный голос. Не сразу поняла, что это говорит Аскрел. Не было в нём насмешливости, к которой она привыкла.
   - Анела, закройте врата. Срочно! Парни, мы должны уничтожить октпаусов. Ведьмы здесь бессильны. Бейте прямо в сердце. Оно у них с правой стороны груди. Опасайтесь щупалец. В них ослабляющий яд.
   Аскрел, говоря, спрыгнул с коня. Метнул ещё один кинжал, словно из воздуха появившийся в руке. Второе существо свалилось прямо у воронки. Хранители и Китан переспрашивать ничего не стали, выхватили мечи и кинулись к группе тварей.
   Откуда Аскрел знает про этих... как он сказал? Октпаусов? И его тон... Не слишком ли он властен для простого менестреля?.. Рядом с лицом Китана просвистело щупальце. Он едва успел уклониться. Анела вздрогнула и встряхнула головой. Не время думать. В воронке ещё копошилось множество существ. Если брат пострадает... Нельзя этого допустить!
   Шаг к воронке, или как её назвал Аскрел, вратам. Стихии Анелы отозвались на первый же зов: горячая Смерти и успокаивающая её Жизнь. Закололо кончики пальцев. Но как именно применить их? Что нужно сделать? Куда направить? Да и существа появлялись одно за другим. Чем сильно отвлекали.
   Анела прикрыла глаза, чтобы их не видеть. И всмотрелась в воронку внутренним зрением. Она полыхала чёрным пламенем, которое тянулось разноцветными нитями к иридис. И лишь по краям светились четыре камня стихий иридис: огненно-красный, водянисто-синий, воздушно-голубой и землисто-жёлтый, их соединяли стихийные линии. Возможно, именно на этих точках и держатся врата? Но если использовать эти же стихии, то не сделают ли они связь только крепче?
   - И какой план у нашей королевы?
   Вопрос у самого уха заставил вздрогнуть и оглянуться. Янтарные медовые глаза Люси смотрели спокойно, с решительным блеском. Кажется, она не сомневалась в Анеле. За ней стояли остальные ведьмы, человек двадцать: красивые и не очень, пожилые и совсем молоденькие, но всех их объединяла настороженная надежда и страх на лицах.
   - Не вмешивайтесь! - буркнула Анела.
   Отвернулась и позволила вырваться из кончиков пальцев стихиям. Направила их на красную сдерживающую точку.
   Две радужно-серебристые плети хлестнули по держащему портал камню. Раз-другой. Сияние чуть поблекло, но не потухло. Приходилось всё больше и больше добавлять стихий. Вот камень вспыхнул и погас. Анела чуть покачнулась. Еле устояла на ногах. Довольно отметила: врата чуть уменьшились в размере. Из них донеслось возмущённое рычание и вой, и чудовища полезли с новой силой. Стремились к Анеле, остановить её, но на пути их встречали четыре воина. Мелькали мечи хранителей и Китана, молниями летали кинжалы Аскрела, выплескивалась грязно-серая кровь.
   Анела направила стихии на второй камень. Всё сильнее наваливалась слабость и кружилась голова. С этим камнем удалось справиться быстрее. Осталось ещё два. Хватит ли сил?
   Окружение исчезло. Перед глазами стояли два огонька: красный и голубой. Нужно потушить. Нужно чтобы они исчезли. Осталось немного.
   Анела покачнулась. Если бы не поддержали за плечи чужие руки, не устояла бы. В плечи хлынула знакомая лёгкая непокорная стихия. Поддерживая, подбадривая. Даря силы. Анела с радостью ухватилась за неё, пропустила через себя, преобразовывая в родные: Жизнь и Смерть.
   Мало! Нужно больше. Больше источников. Больше силы. Из одной из её стихийных плетей вырвались чёрно-серебристые нити, брызнули в разные стороны. За спиной раздались испуганные крики. И к Анеле потекла сила стихий. Откуда, зачем? Разбираться будет потом. Третий камень вспыхнул и погас. За ним последний...
   Врата сузились в одну точку и исчезли.
   Анела выдохнула. Ноги подкосились, и она, обессилев, осела на землю. Рядом словно эхо раздался стон Люси:
   - Ну почему ты никогда не можешь обойтись без сюрпризов?
   Анела устало огляделась. Китан с хранителями и Аскрелом расправлялись с последними двумя чудовищами. По виду, брат цел и невредим. Да и другие тоже. Благодарение Богине! С десяток бездыханных тварей валялось по всей поляне. За деревьями виднелись соломенные крыши изб.
   Иридис устало сидели на земле позади Анелы. Все бледные, словно пред ними предстала сама Чёрная иридис. И все с ужасом и потрясённо смотрят на Анелу. Что с ними?
   Люси, видимо, заметила недоумение Анелы и пояснила:
   - Никогда наши стихии насильно не вытягивали из нас. Это страшно и больно...
   - Вытягивали?.. - и замолчала.
   Стихии, устремившиеся к ней. Почему она даже не спросила себя, как и откуда? Она ведь знала, что может это сделать и... сделала. Хотя зарекалась когда-либо обращаться к этой своей тёмной способности. Неправильно это.
   Вот только себя-то не нужно обманывать. Она не жалела! Ей нужна была сила стихий, чтобы исправить ошибку ведьм. И справедливо, что именно их стихии ей помогли! Желали они того или нет.
   Взгляд скользнул по почерневшей траве, которая осталась на месте воронки, по телам чудовищ и усталым воинам. Если бы они не поспели вовремя, сколько бы этих тварей появилось в мире? Сколько бы амбранийцев, начиная с этих горе-эксперименташ, погибло?
   Хватит! Больше Анела не позволит иридис подвергать опасности мир. И только пусть они посмеют сказать что-нибудь против!
   Анела медленно поднялась. Под её тяжёлым взглядом иридис встали на ноги. На каждом из бледных лиц опасение, только Люси нахмурилась и вдруг шагнула к Анеле. Неужто хотела успокоить? Напрасно!
   - Люси! - опередила она подругу. - Оставь нас!
   Люси вроде как собиралась возразить, но подошёл Китан. Он схватил свою ведьму за руку и повёл в сторону. Вовремя он.
   За спиной остались хранители и Аскрел.
   - Объясните это! - потребовала Анела у иридис. Обвела рукой пожухлую, чёрную траву на месте врат, трупы тварей.
   Вперёд шагнула немолодая женщина в ярко-красном платье, огненно-рыжие волосы переливались под Оком. Стихия Жизни уколола лёгким холодом, сообщая имя. Огненная иридис, Джейсия.
   - Ваше величество, выслушайте нас, - спокойным тоном попросила она. - Мы исследовали порталы. Хотели вернуть знания предков. Представьте, что бы нам это дало?! Остались бы в прошлом долгие переходы, путешествия. В миг бы оказывались на месте. И вроде всё у нас получалось. Мы разобрались, что и как нужно делать. Необходимо одновременно использовать все четыре стихии и думать об одном и том же месте. Мы смогли открыть портал. Но чего-то не учли. Пока не ясно что, но если сверимся с записями...
   - В защищённых стенах института! - прервала Анела. - Хватит! Нашим миром я больше рисковать вам не позволю!
   - Ваше величество...
   Анела окатила иридис ледяным взглядом, и та замолкла. Как и остальные иридис, было бы недовольно зашептавшиеся.
   - Джейсия! Собирайте вещи. Вы сюда не вернётесь! - приказала Анела.
   Дождалась, когда иридис согласно склонят головы, и отвернулась к Аскрелу. Теперь нужно допросить его, пока он снова не ускользнул. А иридис подчинятся. Прямому приказу королевы они противиться не могут. Это Анела всегда знала, но до сего момента думала, что можно всё разрешить мирно. Уговорами. Напрасно. Иногда просто не обойтись без использования силы.
   - Аскрел, что скажешь?
   Менестрель удивлённо развёл руками:
   - Ваше величество, о чём вы? Неужто об этих зверушках? - дождался кивка Анелы. - Да так, встречался с парой, другой. В империи. Гадость редкостная.
   - В империи? Но они не из нашего мира. Как они... - и замолчала.
   Если греи пришли из другого мира, то только через врата. А следом за ними могли и проникнуть другие твари.
   - И много их в империи?
   - Встречаются. Ходят слухи, что с ними борются тени императора.
   Значит, знают, как сражаться. Но в Амбрании об этих тварях ничего не известно. А люди Кришана постарались бы всё выяснить, если бы был хотя бы малейший намёк. Значит, их существование держится в строжайшей тайне. Но тогда откуда менестрелю известно о тварях? Ещё одно подтверждение, что он что-то скрывает. Если хочешь что-то узнать - спроси.
   - Кто ты?
   - Ваше величество, - склонился Аскрел в поклоне, жёлтые глаза насмешливо сверкнули. - Я менестрель, скиталец и любимчик судьбы. Вам этого мало? А пока думаю, вам следует подготовиться к другому разговору.
   Анела проследила за его взглядом. К ним приближался Китан: нахмуренные брови, решительный взгляд. За ним шла Люси, на губах играла язвительная насмешка. И пусть Анела рада видеть подругу, всё же предпочла, чтобы та не так довольно сверкала глазами. Словно сделала пакость, и ждёт результата. Придётся пока и впрямь допрос менестреля отложить на потом. Брат важнее.
   Китан остановился напротив, но сказать ничего не успел. Анела его опередила:
   - Люси, что ты ему сказала?
   - Правду. Пусть задаёт вопросы не мне, а своей ненаглядной сестрице... - и какая же довольная усмешка. За что только на сей раз решила отомстить?
   - Анела, - перевёл на себя внимание Китан.
   Анела передёрнула плечами.
   - Поговорим с глазу на глаз, - и обвела рукой прислушивающихся иридис, насмешливо сверкающего глазами Аскрела и невозмутимых хранителей.
   Шагнула к гуляющим у деревьев лошадям. Северянка всегда поймёт и поддержит свою хозяйку, что бы та ни совершила. Да и разговор хотелось хоть ненамного оттянуть.
   Погладила голову потянувшейся к ней лошади, на миг прижалась к ней лбом и глубоко вздохнула. Уверенность и решимость укутывали в кокон. Северянка легонько подтолкнула, мол давай, смелее, я же рядом. Анела ещё раз провела рукой по лошадиной морде и только потом с гордо поднятым подбородком повернулась к Китану. Отстраненно и холодно бросила, не дожидаясь вопроса:
   - Да, это я попросила Люси покинуть столицу. Мне нужен был свой человек среди ведьм. И кто, как не дочь главной ведьмы, могла мне помочь? Тебе Люси ничего не сказала также по моей просьбе. Никто не должен был знать истину.
   Китан помотал головой, словно не мог поверить, что и его обманули:
   - Так значит ваша ссора...
   - Да, была спектаклем. Никто не усомнился, что Люси ушла из-за того, что я помиловала охотниц.
   Добавлять, что до этого они и впрямь чуть не разругались, и ей пришлось обраться к стихии, чтобы успокоить Люси, не стала.
   - А я своим незнанием правды, лишь подтвердил вашу версию... - потеряно пробормотал Китан, ероша волосы. Вдруг встряхнул головой и зло махнул рукой. - Ты... ты лгала мне... использовала... Никогда не думал...
   Не договорив, резко развернулся на месте и, чеканя шаг, направился в лес. Анела хотела шагнуть за братом. Успокоить, попросить прощения, сказать хоть что-нибудь, лишь бы боль и разочарование исчезли из его глаз. Но не смогла сделать ни шагу.
   - М-да, ваше величество. Я думала, вы умнее, - бросила Люси и направилась следом за Китаном.
   Люси права. Если бы Анела рассказала, что по-другому поступить не могла. Не смог бы он всё это время притворяться. Кит бы понял. Но что-то не позволило Анеле начать оправдываться. А ещё просто-напросто боялась, что невольно выдаст ещё одну причину изгнания Люси. Анела желала защитить своего брата от ведьмы. Не от самой Люси. Та бы ему прямо вреда не нанесла. Но ведьм до сих пор опасались, что бы Анела ни предпринимала, а тогда их тем более боялись и ненавидели. А то, чего боятся, люди стремятся избегать, а если избежать не получается - уничтожают. Люси бы в стороне не осталась. Китан в любом случае бросился бы защищать свою любимую. Рисковать братом Анела не собиралась.
   А вот этого вмешательства в их личную жизнь ни Китан, ни Люси не простят. Поэтому лучше им не знать.
   ****
   Китан размашисто шагал, вымещая каждым шагом обиду. Не думал, что сестра может пойти на его обман. Не думал, что сестра и любимая за его спиной способны устроить заговор и использовать его втемную. Не думал, что они его ни во что не ставят...
   Мысли невольно унеслись в тот день. Тогда он вернулся из поездки и первая новость, с которой его встретили, была о громкой ссоре королевы и её подруги-ведьмы из-за охотниц. Мол, ведьма хлопнула дверьми и покинула дворец, перед этим крикнув королеве, что не желает с ней иметь ничего общего.
   Китан поспешил к сестре, чтобы узнать правду. Не верилось, что Люси уйдёт, даже не увидевшись с ним, ничего не сказав, не объяснив, не попрощавшись. Он ведь что-то да значит для неё!
   Анела в кабинете разбирала на столе бумаги. У окна стоял князь Прометий и что-то говорил.
   - Где Люси? - с порога крикнул Китан, отчего князь замолчал и хмуро на него посмотрел. Но это было неважно. Важнее было услышать ответ сестры.
   Анела сложила стопку писем, и только потом подняла голову. Китан невольно вздрогнул от холода в фиалковых глазах. Таких чужих глаз.
   - Не имею понятие, где эта твоя ведьма, - спокойный безразличный голос. - Надеюсь, в столице её уже нет. Извини, мне нужно разобраться с делами, - и словно он перестал для неё существовать, повернулась к канцлеру: - Князь, продолжайте...
   - Ты... ты...
   Но тогда Китан так и ничего не сказал. Слишком был обескуражен спокойствием и безразличием сестры. И просто-напросто хлопнул дверью. Вот только вечером того дня высказал ей всё, что думает. И оказывается, мало в чём ошибался.
   Проклятие! Врезал в ближайшее дерево кулаком. От физической боли легче не стало. Ложь и недоверие сестры ранили сильнее.
   - Кит! - донёсся за спиной мелодичный голос Люси. - Хватит дурить. Может, сначала выслушаешь?
   - Ну?
   Он не обернулся, хотя нестерпимо хотелось схватить Люси за плечи и встряхнуть несколько раз за всё, что он пережил. За неопределённость, за невозможность понять, в чём он-то виноват, почему она даже не поговорила с ним. А потом обнять крепко-крепко и больше не выпускать, чтобы вновь не сбежала. Слабак! Но долго злиться на Люси не мог. Да и вина её здесь намного меньше, чем Анелы. Она подчинилась приказу своей королевы.
   - Поставь себя на место Анелы. Где-то находится группа ведьм, о которых точно известно, что занимаются опасными исследованиями. Исследованием того, что некогда едва не закончилось катастрофой. И они не желают подчиняться королеве, не желают, чтобы их контролировали и указывали что делать. Даже открыто выступили против неё и ушли в леса. А давить... Ты ведь знаешь нашу королеву...
   Он уже сомневается, что знает Анелу так хорошо, как думал. Возможно, он ошибся, она и Светлии помогла только из-за того, что та нужна была для её плана.
   - Да всё я понимаю... Но мне-то сказать могли? - наконец он обернулся к Люси.
   И это было ошибкой. Злость и обида отодвинулись на задний план. Слишком он соскучился о медовых янтарных глазах, слишком давно не касался белоснежной шелковой кожи любимой, не видел красивого родного лица. Кажется, его любимая стала ещё увереннее в себе и спокойнее. Той огрызающейся на каждое слово ведьмы уже не было. А перед ним стояла гордая наперсница королевы.
   - И ты бы смог скрыть правду?
   О чём она?
   - Я...
   - Даже от князя Прометия и Кришана?
   Он поморщился. Люси знала, чем подловить. Как бы он хотел возразить, но она права. Эти два человека сразу бы раскусили его, как гнилой орех. Не зря в тот вечер Кришан составил ему компанию в распитии вина. По крайне мере в начале. Что-то подозревал? Неприятно это признавать.
   - Кит, да что я всё объясняю?! Ты ведь её простишь. Защитник по-другому поступить не может, - Люси шагнула к нему, притронулась к руке.
   Китан вздохнул:
   - Прощу, - и невесело усмехнулся. Куда он денется? Родных не выбирают. Уже простил. Вот только в ближайшие дни Анела этого не узнает. Слишком долгой была разлука с любимой, слишком длинные бессонные ночи и тревожные мысли. Пусть помучится виновница всего этого. А то, что сестре будет неприятна его отстранённость, Китан не сомневался.
   - Люси, ты вспоминала обо мне хоть немного? Скучала?
   Янтарные глаза озарились тёплым светом, сказавшим больше слов. Он ничего не дал ей произнести, притянул к себе за руку, обнял крепко-крепко и поцеловал. На миг отпустил, полюбовался туманом в любимых глазах и твёрдо произнёс:
   - Я больше ни за что не позволю тебе уйти. Какие бы планы и интриги вы бы с Анелой не задумали. Ясно?
   Дожидаться ответа не стал, вновь прижал к себе...
  -- Глава 9. Весть из Ирима
  
   Светлия откинула полог палатки и вышла наружу. От густого утреннего тумана, сквозь который едва пробивалось Солнечное Око, по коже побежали мурашки. Светлия поёжилась и поспешила сильнее запахнуться в плащ.
   Все гвардейцы уже были на ногах. Чистили оружие, седлали лошадей, кто-то что-то помешивал в чугунке на пылающем костре. Взгляд Светлии нашёл высокую крепкую фигуру на краю поляны. Ярко-рыжие волосы капитана даже от тумана не потускнели.
   Капитан Джосия... Джо. По имени Светлия осмеливалась называть его только мысленно. Но повторяла раз за разом: Джо, Джо... И наблюдала за каждым экономным движением, за тем, как запрокидывает голову, когда смеётся. За тем как что-то выговаривает молодым гвардейцам. Пусть и строго, но к его словам всегда прислушивались. И все его гвардейцы готовы за своим капитаном в огонь и воду. Да и она тоже...
   Когда она сидит вместе с ним на одной лошади, когда её талию обнимает крепкая тёплая рука, о своём ужасе перед этими четырёхногими чудовищами Светлия просто-напросто забывает, всё её внимание сосредоточено на нежности его рук. И в голову приходят мысли, от которых щёки сами помимо воли вспыхивают...
   Богиня! Неужто она такая непостоянная? Ведь не прошло и трёх семидневьев, а она успела забыть предателя Аскрела и обратить все мысли на капитана. Но любит ли она его? Одно знает точно - рядом с ним она забывает о своём уродстве.
   Но может ли на что-нибудь надеяться? Уверена, у него много было красавиц, леди. Крестьянка, пусть и из зажиточных, тем более обезображенная ему ни к чему. Вся его забота и почтительность только из-за хорошего воспитания и из-за приказа королевы. Но скоро всё закончится. Сегодня должны объединиться с королевой. И что тогда Светлию ждёт?..
   Джо обернулся в её сторону, на лице появилась улыбка, и карие глаза тепло блеснули. Светлия, смущенно потупившись, махнула рукой в сторону озера, мол, пойдёт, приведёт себя в порядок, и поспешила исчезнуть с его глаз за влажными ветками кустов.
   Только когда села на прохладный камень у ручья, Светлия вспомнила о настоятельной просьбе капитана ни на шаг не отдаляться от лагеря, всегда быть на виду. Оглянулась назад и мотнула головой. Нет, ей нужно побыть одной. Ничего не случится. Ведь за весь путь ни разу не столкнулись с опасностью.
   Зачерпнув горсть ледяной воды, плеснула в лицо. Обожгло холодом. От сонливости не осталось ни следа. Да и от смущения тоже.
   Возвращаться в лагерь не хотелось. Она устала притворяться, устала от страха, который словно навсегда поселился в душе. Вдруг нападут наёмники? Капитан ведь бросится её защищать. Он обещал королеве. А если его ранят? Убьют?
   Светлия поёжилась. За себя почему-то страшно не было. Пусть королева обещала куда-нибудь её пристроить, но всё это казалось нереальным и очень далёким. Да и погибни она, разве кто заметит? По сути-то никому она не нужна сама по себе. Даже в семье не будут долго горевать, они уже простились с ней, когда отпустили из дома...
   За спиной хрустнула ветка. Светлия обернулась. Заметила тёмный силуэт, и на голову опустился мешок, заглушая испуганный крик. Светлия попыталась вскочить - тело обхватили крепкие руки. Она вырывалась - безрезультатно. Противник был намного сильнее.
   - Связывай! Быстро! - прорычал мужской голос.
   Талию поверх мешка обвила веревка, врезавшаяся в тело. Она сковывала движения и не давала шевельнуться. От ужаса перехватило дыхание. И мысль: "Только бы Джо не пострадал" - была неожиданной. Нужно бояться за себя. О том, что с ней сделают, когда поймут, что она фальшивая королева.
   Похититель закинул Светлию себе на плечо вниз головой, словно мешок с картошкой. Не успел сделать и шагу, как вдруг раздался голос, от которого Светлия вся сжалась. Только не он. Зачем вмешался?
   - Отпустите её! - потребовал Джо. В голосе ни капли чувств, лишь напряжение и тихая угроза.
   - Разберитесь! - приказал главарь похитителей и со Светлией на плече зашагал сквозь лес.
   От звона мечей кольнуло сердце.
   Богиня. Пожалуйста, пусть Джо останется невредим. Если с ним что случится, она себе никогда не простит.
   ****
   Анела вырвалась вперёд, оставив и хранителей, и Кита далеко за спиной. С лёгконогой Северянкой их кони соперничать не могли. Только Аскрел на своём Красавчике не отставал и держался рядом. Даже удивительно, что слепой конь не просто не уступал другим лошадям, а даже превосходил их. Наездник и конь словно были единым целым, не разделимым.
   Ветер бил в лицо, теребил косы. Казалось, ещё шаг - и Северянка взлетит, а вместе с ней и Анела. Без всяких крыльев. Сомнения, мысли и недовольство растворялись в воздухе. Мчаться бы так не останавливаясь, позабыв обо всём, и оставив всё позади.
   Оставить недовольство и тихую тоску брата, которому вновь пришлось расстаться с любимой. Сегодня на рассвете Люси, по просьбе Анелы, отправилась в столицу. И Китану пришлось нехотя признать, что она там нужнее. Люси при необходимости легко сможет мысленно связаться с Анелой и сообщить вести или предупредить. Но каких усилий пришлось приложить Анеле с Люси, чтобы убедить Кита в этом! Упрямый братец! Но он хотя бы заговорил с ней, наконец! До этого от него и пары фраз нельзя было добиться. Он просто-напросто Анелу игнорировал, словно её и вовсе не существовало. Больно и неприятно. Хотя сейчас снова надулся, словно мышь на крупу!
   Анела вновь передёрнула плечами, выкидывая из головы сцену прощания брата и его возлюбленной у ворот в бывший Храм Игнис, а сейчас институт Стихий. В них было столько невысказанной печали, тоски. И пришпорила Северянку.
   Хотя бы от диких ведьм неприятностей в ближайшее время не предвиделось. Они остались в институте. Кажется, остались довольны и огромной библиотекой, в которую вошли все сохранившиеся книги из Храмов и добавленные Анелой из Старой столицы и королевской библиотеки. Да и лаборатории и защита на них произвели впечатление на иридис. Они тут же решили продолжить в них изучение порталов и исследованием тварей, пару тел которых пришлось тащить за собой. Чтобы победить врага, нужно знать его слабые и сильные стороны. Но в первую очередь, по просьбе Анелы, иридис должны разобраться с порталами. Очень бы пригодились Анеле эти знания в империи. Они бы намного снизили риск их предприятия. Джейсия обещала в ближайшие дни сообщить о результатах.
   Глава института при разговоре с Анелой обещала за дикими присмотреть, а также попробовать привлечь к учёбе. Пусть пока учениц было мало, но Анела надеялась, что их на следующий год станет намного больше. И тогда дополнительные учителя обязательно понадобятся.
   - Прекрасная поездка, не так ли? - крикнул Аскрел, отвлекая от воспоминаний.
   Анела лишь с недовольством покосилась на него. Он так толком и не объяснил, откуда знает про тварей. Его слова, что он просто как-то наткнулся на них в империи, её не убедили.
   Сегодня объединятся с гвардейцами. А к вечеру доберутся и до границы с Иримом, где ждёт основной кортеж. И снова королевские обязанности, и снова ни на минуту не остаться одной.
   А там и до империи недалеко...
   Северянка выскочила на утёс, под которым плескалось озеро. Звон мечей, звеневший над водой, заставил натянуть поводья. Ветер немного рассеял туман, и Анела смогла разглядеть противоположный берег. Там шло сражение.
   Человек десять наседали на одного, с очень уж знакомыми ярко-рыжими волосами. Он был в одной рубахе, без доспехов. Его меч летал, отбивая удары. Пока воин справлялся с превосходящим противником, но вряд ли выстоит. А в сторону леса по берегу озера удалялся человек с тюком на плече. Судя по торчащим из мешка ногам в изящных сапожках, там был человек. Анела даже догадывалась, кто именно.
   - А не наш ли это капитан? - хмыкнул Аскрел, остановившись рядом. Северянка недовольно покосилась на Красавчика, но осталась стоять на месте.
   Из-за деревьев показались первые гвардейцы, спешащие на помощь своему командиру. Но они не успели. Капитан Джосия пропустил удар, меч пронзил бок. Капитан машинально отбил следующий выпад. Но ноги подкосились, и он упал на колени. Меч капитана взметнулся над головой, принимая палицу второго противника. Удар был такой силы, что капитан завалился на бок. Убийца не стал добивать, а поспешил за удаляющимися соратниками. Они бежали в противоположную сторону от бандита с тюком в руках. Уводили погоню за собой? Гвардейцы, не задумываясь, кинулись за ними. Рядом с капитаном остался только один из них.
   - Я за ним, - крикнул Кит, успевший приблизиться, и показал на похитителя с тюком. Послал Вольного с утёса вниз и по берегу.
   - Ирий, ты с Китом! - приказала Анела и направилась по склону вниз по другой стороне утеса.
   Так было ближе обогнуть озеро и быстрее добраться до раненного. Как бы Анела ни желала присоединиться к брату, нужно сначала помочь капитану.
   Когда подъехали к месту сражения, гвардеец уже уложил командира на плащ и пытался остатками рубахи остановить хлеставшую из бока кровь. Но все его усилия были тщётны. Лицо раненого побелело до серости, губы посинели, грудь едва поднималась.
   Анела спрыгнула с Северянки и кинулась к капитану. Упала перед ними на колени. "Брюки испортила" - мелькнула мысль, когда пропитавшая влага захолодила кожу.
   - Парень, быстро за горячей водой! - приказала Анела гвардейцу, перехватывая рубаху у него. Наверняка где-то недалеко должен быть лагерь, а там костёр.
   Парень кивнул и помчался в сторону плотно растущих деревьев.
   - Серий, достань из сумки синий флакон!
   Сосредоточилась на капитане. Прохладная стихия Жизни быстрее побежала по венам, кончики пальцев закололо. Резко убрать тряпку, и навести руки на льющуюся кровь. Стихия Жизни серебряными искорками обволокла рану. Кровь стала течь медленнее. Теперь нужно обезвредить рану от всякой заразы, в том числе и от возможного яда. Кто знает этих наёмников? К сожалению, стихия здесь не помощница. Остановить кровь, вылечить, заживить рану она может, а вот избавить от посторонних примесей...
   - Ваше величество? - донёсся за спиной голос гвардейца.
   Анела обернулась, выхватила протянутую фляжку и забрала у хранителя флакончик с универсальным противоядием. Синяя жидкость, распространяя неприятный запах, полилась во фляжку. Анела помотала ею, смешивая, и медленно вылила на рану. Капитан дёрнулся, вырвался резкий вздох, и он вновь обмяк.
   Анела настороженно прислушалась к дыханию. Грудь чуть заметно поднялась и опустилась. Анела с облегчением кивнула. Смесь была болезненная, и ослабленный организм мог не выдержать. Но капитан справился. Теперь можно до конца залечить рану. Стихия уже потоком потекла сквозь кончики пальцев, оставляя после себя опустошённость и усталость. Края раны затянулись. Теперь забинтовать, чтобы рана не раскрылась. И несколько дней её нельзя беспокоить. Капитан глубоко вздохнул, открыл затуманенные глаза. Взгляд остановился на Анеле, прояснился.
   - Ваше величество? - недоумённо спросил капитан. Вдруг лицо исказилось, он попытался приподняться: - Светлия... она... Я...
   Анела за плечи осторожно толкнула его обратно на плащ.
   - Лежите! - и машинально напустила радужные искорки, навевая сон.
   Капитану необходим отдых. Пусть рану она залечила, но вернуть силы не могла. С ней бы кто поделился.
   Медленно поднялась и покачнулась. Кто-то за спиной придержал её за талию, не давая упасть. Да что с ней происходит?! Почему даже малейшее использование стихии так выматывает? Раньше ведь такого не было! А сейчас единственное желание - упасть и уснуть. Нельзя! Некогда!
   Обернулась, чтобы поблагодарить помогшего. Встретилась с жёлтыми глазами и не могла оторвать взгляда от тёмных завораживающих искорок. Обволокло теплом, голова закружилась. Жёлтые глаза ближе, ближе... Стихии жарким пламенем побежали по венам, потянулись к Аскрелу. Анела невольно облизала губы и шагнула ближе.
   - Попалась, малышка, - у самого лица шепнул Аскрел, обжигая дыханием.
   Анела вздрогнула и отпрянула, освобождаясь из кольца рук. Окатила холодным взглядом довольно ухмыляющегося менестреля и отвернулась. Вот только желание прижаться к Аскрелу, ощутить жаркие прикосновения рук и губ, раствориться в нём - никуда не исчезло.
   Богиня! Да что с ней происходит? Не нужно ей это влечение!
   Серий, сложив на груди руки, переводил упрекающий взгляд с Анелы на менестреля, гвардеец лишь удивлённо смотрел на них.
   - Серий и... как твоё имя? - обратилась Анела к гвардейцу.
   - Тимий, ваше величество, - с поклоном представился он.
   - Тимий, осторожно перетащите капитана в лагерь, - и не смотря на менестреля. - Аскрел, помоги им!
   - Как прикажите, ваше величество, - шепнул у самого уха менестрель. И когда только успел приблизиться?
   Анела, ведя за собой лошадей, удивлённо прислушивалась к себе. Ни капли усталости и опустошённости, стихии спокойным прохладным потоком текли по венам. Словно и не было лечения и истощения после него.
  
   ****
   Крепость возвышалась неприступным исполином: глубокий ров вокруг неё заполнен протухшей водой, мост поднят, ворота крепко заперты. Это днём-то? На самой высокой башне алый стяг чуть приспущен - хозяина нет дома. По стене бродят стражники.
   В деревне перед крепостью ни капли волнения. Селяне спокойно занимаются своими делами. И никто даже представить не может, что в замке находится похищенная девушка.
   По словам Китана, похититель проскользнул через тайную дверь в стене на другой стороне крепости. Но как бы Китан с Ирием не пытались её открыть - не смогли.
   Если бы не проследили за похитителем, то ни за что бы не смогли выйти на Иглинский замок. Все остальные наёмники бежали к Ревунье - к реке, вдоль которой проходила граница с Иримом. Там их ждали лодки, и наёмники затерялись на том берегу. Гвардейцам не удалось никого перехватить.
   Анела с Китаном, хранителями и капитаном стояли в тени березовой рощи у дороги. Перед ними открывался прекрасный вид и на деревню, и на крепость. В то время как оттуда их заметить не могли. Ждали Аскрела, который отправился на разведку в деревню.
   - Кит, есть предположение, зачем барону меня похищать? Чего желает добиться? Вроде конфликтов с их родом не было, - сдержанно спросила Анела.
   Показывать, как она внутри напряжена, не хотелось. Она ведь предполагала, что девчонка, заменяя её, может попасть в беду. Но когда это случилось, сердце обволокла тяжёлая вина. Сейчас Анела обязана сделать всё возможное для спасения Светлии, доверившейся ей. И пусть Китан ни взглядом, ни словом не напомнил, как он просил не рисковать Светлией, забыть об том было невозможно. Оставалось делать вид, что всё хорошо, что она спокойна и тверда. Надеть привычную маску хладнокровной королевы. Но судя по косым взглядом Китана, он чувствовал её тревогу.
   - Сам не понимаю. Насколько мне известно, он не возражал против твоей коронации. Ни привилегий, ни потерь для него не предвиделось. Занимается торговлей. В основном с Иримом. За выгодное соглашение с княжеством, барон тридцать лет назад и получил свой титул, а также эту крепость. Женат на иримской аристократке, чуть ли не приближённой к князю. Твоё похищение ему не выгодно.
   - Но это не отменяет того, что Светлия находится в его крепости.
   От деревни приближался Аскрел. Насвистывая мелодию, поравнялся с ними.
   - Так что? - подался к нему Китан.
   Но Аскрел не спешил ответить, лишь насмешливо сверкнули жёлтые глаза. Будто издеваясь, он сначала неторопливо забрал поводья Красавчика у Ирия, погладил морду потянувшегося к нему коня и только потом соизволил ответить:
   - Вчера прибыл большой отряд иримцев. По словам одной доброй служаночки в трактире, те частенько бывали в крепости. Селяне уже давно к ним привыкли. Сегодня в замке намечается гулянка. Баронесса с нетерпением ожидает муженька, который должен вернуться с важным гостем.
   - Говоришь, гулянка? - прищурилась Анела.
   Вот бы на неё попасть. Тайно желательно.
   Аскрел, прижав к груди руку, склонился в поклоне:
   - Леди, перед вами менестрель, который сегодня вечером развлекает барона и его гостей, - а какая самоуверенная насмешливость в голосе!
   - Ну что ж, раз менестрель нашёл свой способ проникнуть в крепость, - предложил Китан, - то я, обеспокоенный похищением сестры, в сопровождении капитана и гвардейцев обращусь к барону за помощью в поисках. Думаю, он не удивится. Как-никак на его землях произошло преступление.
   Капитан мрачно стоял рядом и молчал. Лишь кулаки сжимал с такой силой, что побелели костяшки пальцев, а взгляд не сводил с крепости. Анела бы отправила его отдыхать, слишком бледным было лицо и неестественным блеск глаз. Держался из последних сил. Но пришлось бы вновь использовать стихию, добровольно он бы не согласился.
   - А вы не думали, что девчонка может быть уже мертва? - вдруг спросил Аскрел. - И вы собираетесь напрасно рисковать настоящей королевой?
   - Она жива! - зло рыкнул капитан на него.
   Он, кажется, даже мысли не допускал, что Светлию уже не спасти.
   - Пока не узнаем обратного, будем считать Светлию живой! - отрезала Анела.
   - Как скажите, ваше величество, - усмехнулся менестрель. - А какова будет ваша роль в этом спектакле? Ведь в стороне вы не останетесь, не так ли?
   - Анела, а может всё-таки? - с мольбой посмотрел на неё Китан.
   - Я иду с вами! А роль...
   С Китаном пойти не может. Хозяева могут заинтересоваться, что за леди, скрывающая лицо за капюшоном, сопровождает принца. А присоединиться к Аскрелу... она не танцовщица, не певица, не музыкант. А что она умеет? Взгляд упал на сумку. Сможет ли она заставить себя? Должна!
   - Я назовусь странствующей художницей. Путешествую с братом, - кивок на Аскрела.
   - А почему не с мужем? - хмыкнул менестрель. - Я был бы не против... притвориться немного... - под холодным взглядом Анелы и возмущённым Китана поднял вверх руки: - понял, идея была неудачной.
   Китан ещё раз подозрительно оглядел менестреля и обеспокоенно обратился к Анеле:
   - А ты сможешь?
   О её неспособности нарисовать хоть что-нибудь он знал.
   Анела пожала плечами:
   - У меня есть выбор?
   - Есть! Остаться здесь вместе со своими хранителями и дожидаться нас! - бросил Аскрел. - Хотя разве у вас хватит ума на это?
   И с чего это он стал тревожиться о ней? Вроде за всё время путешествия сам вовлекал в неприятности.
   - У хранителей будет другое задание. Пока мы будем занимать хозяев, они должны найти Светлию!..
   ****
   Баронесса устраивала званый вечер в честь своего брата из Ирима. Для этого ей и нужны были артисты. А тут ещё сам первый наследник удостоил чести своим присутствием. Пусть он и появился только для того, чтобы поговорить с её мужем и заручиться помощью, подругам же этого можно и не говорить. Да и почему не попытать счастья и не свести своих дочерей с самим принцем? Холостым принцем. Кто знает? А вдруг?
   Все эти мысли так и читались на лице баронессы - роскошной матроны лет пятидесяти с ещё густыми вороными волосами, собранными в высокую причёску. Её две дочери: шестнадцати и восемнадцати лет - пошли полностью в мать. Такие же черноволосые, с круглыми личиками и невысокие. Они сидели за обильно заставленным блюдами столом по обе стороны от Китана и что-то ему щебетали. Анеле со своего места казалось, что их ротики даже не закрывались. Если девушки такие же, мягко будет сказано, не шибко умные, как их мать, Китану не позавидуешь. Но воспитанность и вежливость не позволит ему им нагрубить.
   Сам барон - полный господин с лоснящимися красными щёками - восседал во главе стола. Был приветлив и вежлив с гостями. По нему даже не скажешь, что весь этот наплыв гостей он не ожидал. Но Анела присутствовала, когда он только прибыл в замок со своим шурином. Он тогда не сдержал гримасы злости. Да и потом, отведя жену в сторону, грозным шипением выразил своё недовольство. Хотя баронесса, кажется, его не испугалась, отмахнулась и вернулась к гостям.
   А вот черноволосый иримец не выказал и толики удивления или недовольства. Его чёрные глаза смотрели добродушно, на губах играла улыбка. Он нежным поцелуем в щёку поприветствовал сестру, племянниц. Уделил внимание гостям и сейчас сидел по правую руку от хозяина.
   Лёгкая ненавязчивая мелодия, выводимая флейтой Аскрела, летала под высоким сводом, рядом с огромной хрустальной люстрой. Аристократы наслаждались блюдами и вели негромкие разговоры между собой.
   Анела опустила глаза на лежащие на коленях листы, которые приобрели у хозяина маленькой таверны. Использовать свою тетрадь она не решилась. Вдруг кто захочет поинтересоваться её рисунками. Лист бумаги был совершенно чист. Она так и не смогла нарисовать ни единой линии. Надо! Если баронесса вдруг решит проверить, чем это занимается тихая молчаливая сестра менестреля, должно быть что-то, что можно показать.
   Нашла взглядом баронессу и постаралась запечатлеть её на бумаге. Не думая, ничего не воображая. То, что есть на самом деле. Готова. Посмотрела на полученный эскиз и с облегчением выдохнула. Похоже. Пусть и не такая живая, как те рисунки, которые получались два года назад. Попробовать ещё кого-нибудь?
   В душе поднималось воодушевление, интерес, предвкушение. Такие забытые и далёкие...
   - Нели! Нели! Тьма тебя побери! - и только прикосновение к плечу заставили Анелу вздрогнуть и отвлечься от рисования.
   Ах, да. Нели... Так её сейчас зовут.
   Аскрел недовольно смотрел на неё, а перед ними стояла сама баронесса с сердито поджатыми губами. Видимо, Анелу не сразу привели в себя.
   - Простите, ваша светлость, - с поклоном произнёс Аскрел. - Сестра, бывает, слишком увлекается.
   И вновь сердитый взгляд на Анелу.
   - Я хочу посмотреть рисунки! - баронесса требовательно протянула руку.
   Анела окинула взглядом листы, боясь увидеть что-нибудь с её даром. Но Богиня миловала. На трёх страницах были запечатлены сама хозяйка, её дочери... а на четвёртой - барон и его шурин. Только лица их ещё были не дорисованы. Отвлекли. К счастью. Анела была уверена, что там не было бы того спокойствия и добродушия, что сейчас светились на их лицах. Не поднимая головы, протянула рисунки баронессе.
   - Мои дочки просто красавицы. Верно? И как хорошо смотрятся рядом с принцем. Хорошая бы пара получилась с любой из моих дочерей... - замолчала, видимо решив, что сказала лишнего. Оглянулась на зал. И дворецкий тут же появился рядом с ней, словно из-под земли. - Отдайте десять серебряных монет за рисунки, - и обращаясь к Анеле. - Я желаю получить портреты моего мужа и брата до конца вечера. Успей доделать!
   И вернулась к гостям. Анела медленно разжала кулаки. Едва сдержала себя от того, чтобы поставить на место баронессу. Привыкла за два года сама повелевать, а не подчиняться.
   - Малышка, а ты не так уж и безнадёжна! - тихо хмыкнул над ухом Аскрел. - Только зубками-то не скрипи. Услышат.
   Анела искоса со злостью глянула на него и вновь перевела внимание на рисунки. Так значит, баронесса желает получить портрет мужа?
   Дальше Анела рисовала, стараясь не увлекаться. Временами искоса посматривала на вход в зал. Хранители должны были исследовать крепость и попытаться отыскать Светлию. Наконец, в проемё дверей появился Серий, отыскал взглядом Анелу и едва заметно кивнул. Анела с облегчением выдохнула. Светлия здесь. И пока барон её не увидит, можно надеяться, что девушка останется живой. А он поостережётся привлечь внимание принца и оставит свой визит на... ночь? Когда все гости будут почивать и никто не заметит? Весьма вероятно. И им эту встречу никак нельзя пропустить!
   *****
   Анела пыталась идти бесшумно, но шаги всё равно тихим эхом отдавались в полутёмном коридоре. А вот Аскрела, который шёл чуть впереди, слышно не было.
   Для менестреля и его сестры до утра выделили уголок на кухне. И когда слуги, намаявшиеся за день, заснули крепким сном, Анела с Аскрелом выскользнули в коридор. С Китаном должны были встретиться в холле замка.
   Менестрель вдруг остановился и поднял руку, заставляя Анелу замереть.
   - Прячемся! - скомандовал он.
   Толкнул Анелу в угол под лестницей. И она оказалась зажата спиной Аскрела в каменную стену. Над головой раздались голоса барона и иримца.
   - Проклятие! Принесло этого вашего принца. И твоя жена не лучше! Нашла время для гостей. Не мог проследить за ней? Столько времени потеряли! - зло выговаривал зятю иримец. И куда только делась вся его учтивость?
   - Королева в наших руках. Какая-то маленькая отсрочка уже ничего не изменит, - успокоительно, чуть заискивающе произнёс барон.
   - Жрец не пойдёт на попятный?
   - Он многим мне обязан. Вот только согласия королевы...
   - Ей придётся согласиться... - и такая угроза звучала в голосе, что Анела поёжилась.
   И в тоже время поднялось желание показать этому иримскому аристократишке, что не всё в его воле. Королеву иридис к чему-либо принудить - это нужно постараться. И не людям пробовать это делать!
   Голоса затихли в темноте. Когда уже собрались покинуть своё убежище, на лестнице вновь раздались шаги. Аскрел отпрянул, снова вдавливая Анелу в стену. Локоть обожгло болью. Она прикусила губу, сдерживая ругательство. Кому ещё не спится?!
   Под тусклым светом дымящего факела блеснули золотистые волосы. Китан. Он обернулся на шорох за спиной, и с облегчением опустил руку с навершия меча. Не говоря ни слова, все вместе зашагали к выходу.
   Стоило выйти во двор, как пронзительно-холодный ветер накинулся и пробился сквозь плащ. Анела поёжилась. Небо было затянуто тучами: ни звёздочки не видать. Темноту разгоняли колыхающийся фонарь у караулки и едва заметные факелы на стене. Невидимо перекликались стражники.
   - За мной! - так неожиданно, что Анела вздрогнула, раздался из темноты голос Ирия.
   Она даже сразу не поняла, где он находится. Аскрел сообразил раньше. Схватил Анелу за ещё саднящий локоть и потянул за собой в тень замка, по направлению к пристройкам. Она едва поспевала за ним. За спиной раздавались тихие шаги Китана. Ирий привел к конюшне. Его брат стоял к ним спиной и выглядывал из-за угла. Когда приблизились, он отступил и повернулся.
   - Девчонку держат в башне, - кивнул за угол, где, видно, и находилась башня.
   Анела подняла голову и посмотрела поверх крыши конюшни на высокое каменное сооружение, обычно использующее как последний рубеж для захватчиков. В случае нападения на крепость, именно в башне скрывалась семья барона. И о её неприступности наверняка позаботились как ни о каком другом здании. Вход лишь один - через дверь.
   Серий продолжал говорить:
   - Барон с иримцем сейчас внутри. На входе - охрана.
   - Сколько? - спросил Китан.
   - Двое... Иримцы. Сомневаюсь, что внутри будут ещё наёмники. Барон на своей территории, бояться ему нечего. Напротив башни - казарма. Там вся баронская дружина и отряд иримцев. Всего человек семьдесят. Наших гвардейцев поселили в соседнем здании. Капитан обещал быть начеку и при первом же нашем знаке вывести своих людей на помощь. На стенах караульные
   - Можно обойтись без шума? - спросила Анела.
   Сейчас главное добраться до Светлии и защитить её. А потом уже можно будет и разобраться, зачем им понадобилась королева Амбрании.
   - Вполне! Убираем охрану. Проникаем в башню. По-тихому пленяем барона и иримца. А затем в дело вступает его высочество Китан. Люди барона не посмеют проявить любопытство, почему принц Амбрании решил ночью покинуть крепость. Думаю, пополнения среди гвардейцев никто не заметят.
   Серий замолчал и вопросительно обвёл их взглядом.
   Анела не видела никаких огрехов в его плане. Всё же хранитель из ордена - а одна из задач ордена как раз и состоит в осуществлении подобных тайных операций. Да и остальные тоже не стали спорить и предлагать что-то своё.
   - Ну что ж, начнём, - решила Анела.
   Чем больше времени пройдёт - тем меньше шансов увидеть Светлию в живых.
   Хранители одновременно кивнули и исчезли в темноте. Анела осторожно выглянула из-за угла. Как раз тогда, когда за спинами двух солдат появились две тени. Солдаты, видно, даже не успели сообразить, как оглушённые уже лежали на земле. Одна из теней махнула рукой, подзывая. Вторая тень перетаскивала обезвреженных охранников к стене.
   Дверь, к счастью, была не заперта. Не успели войти, как за спиной донеслись едва слышные шаги. Обернулись с оружием наготове, и тут же его опустили. При свете факела узнали капитана. Задавать вопросы не стали, шагнули внутрь.
   В просторном каменном помещении никого не было. У стены напротив были нагромождены полные мешки. Пол каменный и пыльный, в центре железное кольцо люка. Деревянная лестница серпантином поднималась вверх.
   Китан повернулся к капитану и тихо спросил:
   - Что вы здесь делаете?
   - Я иду с вами! - также тихо, но непреклонно заявил капитан. Всем своим видом показывая, что не подчинится никакому приказу.
   Но кто-то же должен предупредить гвардейцев и при необходимости организовать их.
   Анела вопросительно посмотрела на Китана. Брат скривился и, выругавшись, махнул рукой:
   - Я к гвардейцам.
   Только он исчез в темноте улицы, как раздался рык над головой:
   - Не королева! - и звонкий звук удара. А следом всхлип.
   Капитан бросился наверх, за ним Анела. Но была перехвачена за талию Аскрелом. И первыми по лестнице взбежали хранители. Анела зло глянула на менестреля и поспешила следом за ними. За спиной едва слышно раздавались шаги менестреля.
   В большой комнате, освещаемой лишь канделябром на стене, в углу между кроватью с тяжёлым балдахином и окном стоит иримец и прижимает нож к горлу Светлии. Глаза девушки в ужасе распахнуты, щека красная от пощечины. Запястья стянуты верёвкой. На груди сверкает бирюзовый амулет. Видимо, защита от стихий. Вот только не на ту повесили амулет. Да и окажись Анела на месте Светлии - амулет похитителям бы не помог. Королевские стихии может сдержать только чёрный кристалл. От воспоминания о кристалле по коже побежали мурашки
   Напротив иримца застыл капитан с остеклевшими глазами, руки так сжаты в кулаки, что побелели костяшки. Рядом с ним стоит Серий и следит за каждым движением маркиза. Ждёт удобного случая атаковать. Барон не опасен - Ирий у его горла держит нож. Малейшее движение - и барон отправится навстречу с Богиней. Как и Светлия. Чего допустить нельзя. А в дальнем углу испуганно сжался жрец в золотистой мантии, к груди, словно самую главную свою драгоценность, прижимал Солнечное писание.
   - Какая картина интересная. Вы не находите, леди? - у самого уха Анелы шепнул менестрель, обдавая шею тёплым дыханием. - И как же вы поступите?
   Анела передёрнула плечами и со словами:
   - Маркиз, отпустите девушку! - шагнула в комнату.
   Иримец только сильнее прижал Светлию к себе. Кинжал дёрнулся, оставляя царапину на бледной коже. Девушка от боли прикусила губу.
   Маркиз прошипел:
   - Не считайте меня глупцом. Сейчас я жив только из-за того, что вы зачем-то хотите видеть эту девчонку невредимой. И терять этого шанса я не собираюсь. Проклятие! Такой план сгубили!
   - Какой? - Нужно его разговорить, отвлечь, чтобы потерял бдительность. Этим наверняка успеют воспользоваться или капитан, или хранитель. - Может, поделитесь, маркиз? Зачем вам понадобилась королева?
   - Вас это не касается!
   - Вот меня-то это касается в первую очередь! - буркнула Анела, скидывая капюшон.
   - Королева... - ошеломлённо прошептал сбоку барон, но Анела не сводила взгляда с иримца.
   Тот вздрогнул, нож немного отдалился от шеи Светлии. Серий только шевельнулся. Но иримец опомнился от удивления и вновь прижал нож к шее всхлипнувшей Светлии. Его чёрные глаза вдруг заволокло тьмой так, что не стало видно зрачков. Повеяло жутью, нереальностью, продирающим до костей холодом. На коже даже появились мурашки.
   - Вот если бы вместо этой паршивой девчонки была ты... - с такой ненавистью прошипел маркиз, что Анела поёжилась.
   Краем глаза она заметила, как прищурился Серий и сильнее сжал меч. Как бы не плюнул на безопасность Светлии и не отправил иримца на встречу с Богиней. Цель у хранителей одна - сберечь королеву.
   А за спиной Анелы едва слышно выругался Аскрел, помянув недобрым словом Тьму, и застыл в напряжении. Готов действовать. Нужно только отвлечь иримца. А тот и так не спускал своих ненавидящих глаз с неё.
   Анела сделала шаг вперёд и с вызовом бросила:
   - Так что тебе мешает? Ты отпускаешь Светлию, а меня берёшь в заложницы...
   Тьма в глазах иримца торжествующе шелохнулась, словно живая, нож немного отодвинулся от горла Светлии. У виска Анелы пролетел кинжал и вонзился прямо между глаз маркиза. Одновременно, ещё, кажется, когда кинжал был в воздухе, Серий кинулся к иримцу. Перехватил руку с ножом, отвёл от горла Светлии, и оттолкнул маркиза в сторону. Падающую девушку поймал капитан. Парни действовали слаженно, словно заранее договорились. Профессионалы!
   Вот только горло Светлии быстро, слишком быстро и обильно окрашивалось кровью. Иримец всё же успел её задеть. Девушка обмякла на руках капитана. Потеряла сознание? От боли или от пережитого ужаса? Анела бросилась к ней. Если не успеет... Капитан положил девушку на кровать, разрезал ножом путы на руках и поднял на Анелу искажённое от надежды и страха лицо. Анела склонилась над Светлией и с облегчением выдохнула. Рана неглубокая, артерия лишь задета. Оттого и много крови. По краям раны заблестели радужные искорки призванной стихии. Кровь остановилась. Её вылилось столько, что ни о какой заразе можно не говорить. Немного добавить стихии Жизни, и рана затянулась. Только тогда Анела опустошенно села на кровать. У них получилось. Встретилась взглядом с васильковыми глазами Светлии.
   - Я... - и девушка скривилась от боли. Потянулась к горлу, но Анела перехватила её руку и покачала головой.
   - Не трогай. Я рану вылечила, но ещё может немного болеть.
   Рядом раздался громкий выдох сквозь зубы. Капитан поднялся и угрожающе шагнул к менестрелю, вытаскивающему кинжал из трупа иримца. Анела нахмурилась. Она уже видела такой же кинжал в теле человека. Главаря работорговцев. Как она могла об этом забыть? Точнее не придать значение. Непростительная глупость! Странная глупость. Не замечала раньше в себе такой забывчивости.
   - Ты... как ты посмел рисковать жизнью Светлии? - прорычал капитан. Явно едва сдерживался от желания наброситься на менестреля.
   Аскрел медленно вытер кинжал об одежду иримца. Поднялся... меч капитана неожиданно быстро оказался в его руках и менестрель с размаху отделил голову иримца от тела:
   - Так будет надёжнее, - хмыкнул он, протягивая меч рукоятью вперёд обратно капитану. И только тогда насмешливо ответил ошеломлённо принявшему оружие мужчине:
   - Надоело ждать, пока найдёте выход из тупика.
   - Ты...
   - Капитан! - окликнула Анела, вставая. Перед глазами на миг потемнело, но вскоре прояснилось. Хотя слабость осталась. - Это я рискнула! Не сомневалась в вашей опытности.
   Ещё бы понять, как почувствовала, что менестрель готов действовать. Словно внутренне ощутила его эмоции, его уверенность. Странно.
   Да и действия менестреля не менее странны. Нужно его расспросить, нужно. Но потом, сейчас необходимо заняться бароном.
   Капитан удивлённо обернулся:
   - Вы?
   Анела пожала плечами:
   - Получилось ведь! - и направилась к барону.
   Ирий, пока они были заняты Светлией, связал барона и застыл за его плечом. Пленник настороженно следил за приближением Анелы. Когда она остановилась напротив, под её взглядом опустил глаза.
   - Что всё это значит, барон? - потребовала она ответа
   - Ваше величество, позвольте всё объяснить, - барон говорил не поднимая головы. - Искрий, мой шурин, из могущественной иримской семьи, приближённой к князю. Отец Искрия был женат на единственной дочери князя. Но, Богиня, к сожалению, забрала их раньше, чем у них появился ребёнок. Так Искрий остался некровным внуком князя. Он имел больше прав на трон, чем кто-либо в Ириме. Вот только князь желает видеть своей наследницей вас, ваше величество. Когда Искрий об этом узнал, то решил предложить вам сотрудничество...
   Князь собрался передать ей власть над княжеством? Если это правда, то почему она узнаёт об этом последней? И как старый интриган собирался всё провернуть?
   - Оригинальное приглашение к сотрудничеству... - хмыкнул Аскрел.
   - Очень оригинальное. Угрозами заставить меня получить с ним Благословение Богини, - буркнула Анела, кивая на съёжившегося жреца. Где только они такого труса нашли? - А не добившись согласия, легко бы отправил на встречу с Богиней, избавляясь от препятствия к трону.
   - Не дошло бы до этого. Вы же умная женщина, - заискивающе заглянул ей в глаза барон. Даже противно стало. - Вы увидели бы выгоду в таком союзе. Искрий знает... знал иримский двор, был в центре интриг, как иридис в своих стихиях. А вам, насколько мне известно, нужен союз с княжеством. Вам ничего не угрожало... Вы бы согласились на замужество.
   - Барон, вы на самом деле верите, что мне ничего не угрожало? Или хотите верить?
   - Вот только долго бы прожила после свадьбы новоявленная маркиза? - задумчиво перебил Аскрел.
   - Маркиз почил бы раньше! - непреклонно бросил Серий. - Мы знаем своё дело...
   Хранителя прервал шум за пределами башни. Звон металла, крики, проклятия, испуганное ржание лошадей. Кажется, шло сражение. Но там же Китан! Анела кинулась к выходу. Перепрыгивая чуть ли не через три ступени, слетела вниз и замерла у входа, руки сжались в кулаки, дыхание перехватило.
   Во дворе замка и впрямь шло сражение. Королевские гвардейцы во главе с Китаном отражали атаку иримских наёмников барона и маркиза. Брат бился в центре двора рядом с колодцем. На него наседали сразу три противника. Меч Китана мелькал в воздухе, сливаясь, отражая атаки. На помощь принцу никто прийти не мог. Иримцы превосходили числом гвардейцев, и на каждого приходилось по несколько врагов. И даже всего умения королевских защитников не хватит справиться со всеми иримцами.
   Китан, пятясь, отошёл от защищающего спину колодца. И не видел подбирающего сзади иримца. Меч наёмника навис над Китаном...
   Не успеть! Не помочь! Не пасти!.. Крик застревает в горле. Анела подаётся вперёд. И только вцепившаяся в плечо крепкая рука не даёт выскочить на улицу, в гущу сражающихся.
   Меч иримца приближается к спине Китана, брата... Звон металла об металл - клинок отклонён. Под светом факелов мелькают белые волосы, и кинжал Аскрела входит в живот наёмника.
   Анела выдыхает. От облегчения подгибаются ноги, она, чтобы не упасть, прислоняется к стене. Благодарение Богине! Китан не пострадал. Аскрел успел вовремя! Ещё бы немного, ещё чуть-чуть. И брат был бы ранен, а может даже... убит. И ещё может быть... сражение не окончено. Врагов слишком много.
   Она не даст! Не позволит. Никто не имеет права угрожать её родным!
   Ярость горячим потоком потекла по венам, вытесняя страх. Кончики пальцев закололо. Стихия просила дать ей волю, просила окунуться в неё. И тогда любой будет сметён с земли. Только пожелай.
   От её взгляда хранители, пытавшие загородить дорогу, ошеломлённо шарахнулись в сторону, и Анела шагнула наружу.
   - Хватит! - пронёсся её рык над головой сражающихся.
   Хлопнули крылья за спиной - словно хлестнул кнут.
   И воины замерли. И наёмники, и гвардейцы. С одинаковыми испуганными лицами уставились на неё. Лишь один человек безбоязненно шагнул к ней. Кит.
   - Анела, успокойся! - испуганно крикнул он, хватая за руку.
   От прикосновения брата стихия Смерти замедлила свой жаркий бег по венам. Анела прижалась к груди Китана. Он обнял, избавляя от последних крох желания уничтожить всех, поднявших оружие на её брата, защитника.
   Воздух пронзил грохот распахнувшихся ворот. В крепость ворвался конный отряд воинов в белоснежных плащах - королевские гвардейцы. И наёмники было приходящие в себя и хватающиеся за оружие, сдались
   - Как же ты меня напугала, - тихо произнёс Китан над головой. Он, кажется, совсем не замечал творящегося во дворе крепости.
   - Ваше величество, а вы умеете наводить ужас, - за спиной раздался голос Аскрела, полный иронии. - Даже меня всего проняло от вида самой леди Смерть, посетившей двор этой никчёмной крепости.
   - Смерть? - тихо спросила Анела у брата, заглядывая в его глаза.
   - Серебристо-чёрные крылья, пылающие чёрной яростью глаза... - задумчиво проговорил Китан. Губы исказила едва заметная усмешка. - Пожалуй, ты и впрямь походила на воплощение духа Смерти... Успокоилась? Тебя ждут.
   Китан прав. Хватит слабости. Хватит прятаться. У них ещё не всё сделано. А стихии нужно контролировать лучше. Нельзя, чтобы они брали над ней верх. Вот только одного желания мало. Она всё чаще теряла над ними контроль. С глубоким вздохом отстранилась от брата и оглянулась, накинув привычную маску королевы: спокойствие и хладнокровие.
   Перед ней стоял капитан Джосия, терпеливо ожидая, когда придёт в себя. Судя по косым взглядам на вход в башню, он был бы рад сейчас находиться там, рядом со Светлией, а не разговаривать с бешеной королевой.
   - Ваше величество, ждём дальнейших указаний! - вытянулся он под её взглядом по стойке смирно.
   Все наёмники были связаны и окружены гвардейцами. Бледного барона стерёг Ирий. Серий привычно застыл за левым плечом Анелы. Аскрел, прислонившись к стене башни, с каким-то насмешливым удивлением наблюдал за ней.
   - Капитан, откуда они? - Анела кивнула на гвардейцев, которые должны были находиться при основном кортеже и ждать на границе с Иримом.
   - Когда узнали, куда увели Свети... Светлию, я отправил одного из своих гвардейцев за помощью. Решил, что она, возможно, пригодится нам.
   В голосе настороженность. Видимо, не знал, как она отнесётся к его самоуправству.
   - Спасибо за предусмотрительность. Распорядитесь запереть наёмников в одной из казарм. Завтра... - хотя, какое завтра? Уже давно за полночь! -... сегодня днём нужно будет отправить их обратно в Ирим. Нечего им делать в Амбрании. Этого, - пренебрежительно кивнула на барона, - в замок. У нас с ним ещё не закончен разговор...
  
   Анела вышла из замка и вдохнула свежий воздух. И зевнула так, что чуть не вывихнула челюсть. Закуталась в плащ, прячась от прохладного ветра. Нужно бы было пойти отдохнуть, поспать. До рассвета осталось совсем чуть-чуть. Китан, Светлия, уже давно спали. Да и капитана, после того, как они разобрались с делишками барона, Анела отправила отдыхать.
   До сих пор не верилось. Столько лет в Амбрании сидел иримский шпион... Да какой шпион? Шпиончик. Барон давно попал под влияние иримского семейства своей жены. Задолжал им огромное количество золота. Чтобы выплатить долг, шпионил в пользу Ирима и позволял использовать крепость как базу для иримцев. Если бы начались трения между королевством и княжеством, крепость оказалась бы в руках противников. Вовремя всё выяснилось. Барон под конвоем пары гвардейцев отправится в столицу, на суд.
   Не взять ли ей за привычку, изредка покидать дворец и столицу и тайно путешествовать по своей стране? Столько всего можно выяснить, что пропустили все её тайные службы. Зачем только ей СОА и стража, если работорговцы и шпионы встречаются на каждом шагу?
   Анела мысленно фыркнула, оставив себе мысленную заметку. Когда вернётся в столицу, устроить головомойку всей своей службе охраны.
   А сейчас ей нужно найти Аскрела и с ним поговорить.
   Он спас Китана. Ни хранители, ни капитан, а именно он помог человеку, с которым у них до сих пор натянутые отношения. Всё недоверие, испытываемое ею к нему, растворилось в понимание: если бы не он - Кит бы пострадал.
   Вот только где менестрель затаился? В замке его нет. Ирий, и сейчас маячивший у неё за спиной, в то время как его брат видел десятый сон, заверил, что менестрель в замок даже не заходил. Можно было бы разговор оставить до утра. Никуда он не денется. Но что-то заставляло найти менестреля именно сейчас. Какая-то уверенность и нетерпение. Тревога.
   Во дворе тишина. Ничего не напоминало о прошедшей битве. На стенах мелькали белые плащи гвардейцев, несущих вахту. Нужно решить, что делать с крепостью. Баронесса с дочерьми, после устроенного скандала, вознамерилась вернуться в Ирим. Ну и скатертью ей дорожка. Вот только крепость остаётся без хозяина.
   - Беловолосого парня не видели? - спросила она у одного из двух гвардейцев, охранявших вход.
   - В башню заходил, ваше величество.
   Кивком поблагодарила и зашагала к темнеющей башне.
   - Ирий, останься здесь! - приказала она хранителю перед тем, как войти внутрь.
   Аскрел находился на самом верху, на обозревательной площадке у зубчатого парапета. Рядом в фонаре колыхалось пламя. Ветер играл с длинными словно лунный свет волосами, взгляд менестреля был устремлён на запад, на скрывающуюся за горами щербатую луну.
   - Будем через седмицу, - вдруг тихо произнёс менестрель, словно отвечал на чей-то вопрос.
   Анела замерла. В тревоге оглядела площадку в поисках собеседника Аскрела.
   Менестрель медленно обернулся, в жёлтых глазах под светом фонаря мелькнула насмешка.
   - Я не ошибаюсь, ваше величество? В империю мы прибудем через семь дней?
   - Должны, по крайне мере, - с облегчением ответила Анела, отгоняя предположение, что менестрель говорил с кем-то посторонним.
   Здесь спрятаться совершенно негде. Видимо, заметил, когда она открыла люк, и обращался к ней.
   Подошла к Аскрелу и встала рядом. Подставила лицо под свежий прохладный ветерок, вдохнула аромат цветущей черемухи, смешанный со свежестью ночи. Приятно.
   Тишина не тяготила. Молчать рядом с Аскрелом было не трудно, совсем как с Китаном, как с кем-то родным. Странно. Это ведь Аскрел. Невозможный, непонятный, противоречивый. Неискренний. И тот, кто рискуя своей жизнью, спас её брата.
   - Спасибо, - нарушила она тишину. - Если бы не ты... Китан... - от одной мысли, что брат мог быть ранен, или даже убит, по коже пробежали мурашки.
   - Ты любишь братьев, - вдруг тихо произнёс Аскрел, не оборачиваясь.
   - Они моя семья, - разве может быть иначе?
   - Семьи бывают разные, - невесело хмыкнул он. - Да и братья тоже, - махнул головой, словно отбрасывая мысли. Обернулся, в жёлтых глазах мелькнули насмешливые искорки. - Так чем же королева отблагодарит спасителя своего брата?
   - А чего ты желаешь? - насторожилась Анела. От него можно было желать всего, что угодно. Хотя чаще всего мысли у него были направлены в одном направлении.
   Менестрель обвёл её таким взглядом, что по телу прошлась волна тепла, подтверждая её подозрение. Анела поспешила уточнить:
   - В пределах разумного!
   - Ну вот, и сразу на попятный, - с улыбкой развёл руками Аскрел. И уже серьёзнее: - Неужели перестала подозревать меня во всех грехах?
   Анела передёрнула плечами и облокотилась на парапет. Чёрное небо светлело, звёзды постепенно бледнели. Скоро рассвет. И снова в путь. Чего их там ждёт? Жив ли король? Встретится ли она с тем греем? Узнает, кто они такие? Сможет ли отомстить?
   - Ваше величество? - окликнул менестрель.
   Анела вздохнула и обернулась к нему:
   - Послушай, Аскрел. Давай начистоту. Я не знаю, как к тебе относиться. Ты слишком много для менестреля знаешь о тварях из другого мира, слишком искусно метаешь ножи и фехтуешь, и иногда двигаешься так, что становишься невидимым. В тебе есть что-то неясное, тревожное. Да и твои некоторые действия слишком таинственны. Всё это подозрительно. А ты ничего объяснить не желаешь. Но ты спас Китана. Тебя никто не заставлял, не просил. Ты рискнул своей жизнью по своей воле... Что-то во мне хочет тебе доверять... Но... - и вздохнула. - Кто же ты всё-таки?
   Несколько долгих мгновений Аскрел задумчиво не сводил с неё взгляда. На губах мелькнула кривая усмешка:
   - Придётся признаваться, чтобы успокоить прекрасную леди. Вы правы, я не только менестрель. Я из империи. Солдат, воин... Мне пришлось покинуть родину... Присоединился к вам, чтобы вернуться в империю и защитить сестру.
   Анела испытывающее смотрела на него, пытаясь понять, что не договорил. Лжи в его словах не было. Как она заметила, после Рощи стала ощущать неискренность Аскрела. Словно он был один из иридис - одно это уже странно.
   - Защитить сестру? От кого?
   Аскрел нахмурился и сложил на груди руки:
   - От брата, - и твёрдым взглядом показал, что на эту тему говорить не желает.
   Анела могла его понять. Если бы у неё были натянутые отношения с родными, она тоже бы не стала обсуждать это с посторонними.
   - Ты был один из Теней императора? - уточнила она, припомнив, как Аскрел упоминал, что с тварями сражается именно отряд хранителей. Менестрель согласно склонил голову, настороженно глядя на неё.
   Анела с удивлением прислушалась к себе. Неприятия того, что Аскрел когда-то был один из Теней императора, не было. За время путешествия она привыкла к нему и хотела видеть в нём друга. Только ли друга? И его признание ничего не изменило. Не винить же каждого солдата, участвующего в войне? Они подчиняются приказам. И мстить следует именно главным зачинщикам.
   - Расскажи о тварях, о Тьме. Что вам об этом известно?
   Аскрел коснулся серьги и кивнул своим мыслям. Тихо произнёс:
   - Немного. Разрыв в пространстве возник около сорока лет назад. И с тех пор оттуда ползут твари. Им конца и края нет. Основная часть отряда Теней императора сражается с ними день за днём. Пока успешно. Но Тьма всё равно набирает силу. Её щупальца уже коснулись княжеского дома Ирима и проникли к вам в Амбранию...
   От воспоминания об изменившихся глазах иримца Анелу передёрнуло.
   - Маркиз? - всё же уточнила она
   - Да! Что-то в империи проглядели... - и так тихо, что возможно Анеле послышалось: - Я проглядел...
   - Ты о чём?
   Аскрел тряхнул головой и впился в Анелу тяжёлым пронзительным взглядом:
   - Ваше величество, на территории Ирима, а тем более империи, я прошу, держите меня рядом с собой. Я единственный из вас, кто знает, как почувствовать и убить тварей Тьмы.
   Он и впрямь тревожится за неё? Или просто она необходима ему живой и невредимой для каких-то целей?
   - Я подумаю... - уклончиво ответила Анела. - Кто такие греи?
   - Этого я сказать не могу, - и снова ни капли настораживающей неискренности.
   Вновь молчание опустилось на них. Анела была рада, что с Аскрелом кое-что прояснилось. А то, что многое не договорил, так кто она ему, чтобы открывал ей душу? Одно ясно, в его семье неладно. Раз уж приходится ему защищать сестру от брата. Самое ужасное в жизни - это когда в одной семье нет мира между родными.
   Где-то стукнул по дереву дятел, звонко во сне пискнула пичужка, хрипло откликнулась ворона, со стороны деревни перекрикивая друг друга заорали петухи. Месяц совсем спрятался за горами. Рассвет совсем рядом. Анела повернулась спиной к парапету и глянула на восток. Небо на горизонте окрасилось огненно-алым. Ещё чуть-чуть и покажется Солнечное Око. Распахнуть бы крылья и устремиться к нему навстречу...
   - А летать ты можешь? - вдруг спросил Аскрел, словно прочитал мысли. Видимо, хотел немного отвлечь от своего признания.
   Сердце кольнула боль, Анела поморщилась и горько усмехнулась:
   - Летать? Когда-то могла. А сейчас... Разучилась... - говорить об этом она не хотела, не могла. - Мне пора
   Шагнула к люку, но Аскрел вдруг схватил за руку. Анела оглянулась и замерла от понимания и теплоты в жёлтых глазах.
   - Разучилась? Не думаю. Ты сама наказываешь себя - отказывая себе в небе... в любви и мечтах... Отпусти его... смирись с его смертью...
   - Ты о чём?
   - О нём! О том, чьё кольцо ты до сих пор носишь! - кивнул на её левую руку. - В чьей смерти себя винишь...
   Анела выдернула руку и процедила:
   - А это уже не твоё дело!
   Резко отвернулась и зашагала к люку с гордо поднятой головой. А сердце сжималось от боли, перед глазами стоял туман, кольцо жгло палец. Не может она забыть Злата. Из-за неё он погиб, из-за неё умер их ребёнок. Её вина, которую невозможно искупить... Крылья - лишь малая плата за это...
  -- Глава 10. Ирим
  
   Солнечное Око припекало голову, несмотря на то, что ехали через лес. Редкие нежно-зелёные листочки давали мало тени. Под копытами лошадей веялась поднятая пыль, и ни ветерка, который бы разогнал зной.
   Китан снял шляпу, взъёрошил влажные волосы и огляделся. Пятьдесят гвардейцев - половина всех, кто сопровождал королевский кортеж - растянулись по дороге, вяло продвигаясь вперёд. Где-то вначале шеренги ехали капитан со Светлией, новой служанкой Анелы. Сестра перед тем, как покинуть крепость, поговорила с ней. Успокоила, чтобы не волновалась: нет её вины в том, что Анела подверглась опасности. И предложила место своей личной служанки. Светлия растеряно согласилась. Китан, присутствующий при разговоре, остался доволен. Рядом с сестрой, наконец, будет человек, ничем не связанный ни с канцлером, ни с Кришаном. Кому она сможет доверять.
   Китан который раз за день обеспокоенно нашёл взглядом сестру, которая ехала недалеко от него между хранителями. Крепость покинули на рассвете. Анела некоторое время крепилась, пыталась сдерживать зевоту и, в конце концов, склонившись и обняв за шею Северянку, поддалась сну. Спала ли она вообще этой ночью? Как долго продлился её разговор с бароном?
   Северянка вышагивала осторожно, плавно, и грозно посматривала на всадников, посмевших слишком близко приблизиться к ним. Оберегала сон хозяйки. Но как бы кобыла не старалась уберечь Анелу, та потихоньку скатывалась на бок. Того гляди, вывалится из седла.
   Китан со вздохом подстегнул Вольного и подъехал ближе к сестре, чтобы при случае успеть её перехватить. Хранители чуть натянули поводья, отставая.
   За спиной донёсся быстрый перестук копыт, и с Китаном поравнялся Аскрел. Менестрель всё утро держался в стороне от Анелы, хотя от Китана не ускользнуло, что тот не переставал задумчиво наблюдать за ней.
   Менестрель, прищурившись, кивнул на Анелу:
   - Принц, я б на твоём месте взял сестру к себе в седло, пока она не сверзилась. Если это сделаю я, не думаю, что нашу королеву это обрадует.
   Точно не обрадует. И не только Анелу. Ещё не хватало, чтобы сестру Китана, королеву Амбрании, обнимал какой-то проходимец. Вот только этому проходимцу он, Китан, обязан жизнью. Не нужно этого забывать! Да и не забудешь. Как бы Китан к менестрелю не относился.
   - Аскрел, спасибо, что помог мне! - поблагодарить нужно было уже давно, но как-то не представилось случая.
   От неожиданно холодно сверкнувших жёлтых глаз по позвоночнику побежали ледяные мурашки. И чего он такого сказал?
   - Я спасал не твою жизнь... - холодно произнёс Аскрел. - И позволь дать тебе совет. Ели хочешь уберечь сестру, никогда не лезь на рожон...
   - Ты о чём? - но вопрос прозвучал уже в спину менестреля, удаляющего в конец их шеренги.
   Китан было собрался последовать за Аскрелом, чтобы выбить из него объяснения, но Северянка остановилась и, повернувшись к Анеле, жалобно заржала. Китан едва успел подхватить соскальзывающую из седла сестру за штанину, не дав свалиться. Анела встряхнула головой, выпрямилась и затуманенными со сна глазами растеряно посмотрела на Китана.
   - Я задремала, да?
   Он с улыбкой кивнул. Сестра выглядела такой милой: сонной, чуть взъерошенной. Анела, прикрыв ладонью рот, сладко зевнула.
   - Анела, давай ко мне. Выспишься хоть, - предложил он.
   Она спорить не стала. Видимо, и впрямь засыпала на ходу. Вскоре он обнимал прижавшую к его груди хрупкую фигурку сестры, которая сейчас совсем не напоминала властную, непреклонную королеву. И вновь вернулось неприятное ощущение вины. Из-за него, из-за его отца, который даже неизвестно жив ли, она направляется в империю, к врагам, весьма вероятно в ловушку. И её не переубедить. За эти года, что он Анелу знает, в её упрямстве он мог убедиться.
   "Клянусь! - мысленно произнёс он.- Я не дам тебе пострадать. Чего бы мне это не стоило!"
   Хорошо хоть за Люсилию он может быть спокоен. В столице, рядом с Аром, ей ничего не угрожает.
   - Ты ещё злишься на меня? - вдруг тихо спросила Анела куда-то в его куртку. А он-то думал, она сразу же уснула.
   Кажется, ей всё же была неприятна его холодность во время пути. А по ней этого не видно. Всё такая же сама невозмутимость, за которой неизвестно что прячется.
   - За что?
   - Ну, я снова разлучила вас с Люси...
   - Ей в столице будет безопаснее, чем с нами. Я уверен в этом.
   - Да?
   От сомнений в голосе сестры, Китан насторожился.
   - Ты о чём?
   - Я попросила Люси присмотреть за сестрёнками... - и такая невинность в голосе.
   - Подожди, ты же об этом же попросила Фейс... Ой-ё, - простонал он, представив, что может случиться при столкновении бывшей ведьмы и бывшей охотницей за ней, - надеюсь, дворец выстоит... да и столица тоже. Неужели ты об этом не подумала?
   Анела пожала плечами:
   - Я тоже не защищена от промахов, - поёрзала, устраиваясь удобнее в обхвате его рук, и затихла.
   Китан только вздохнул. Он вполне допускал, что Анела специально попросила своих подруг об одном и том же, чтобы добиться каких-то своих неведомых целей. Если предприимчивые послушницы догадаются о вражде своих нянек, он никому в столице не позавидует. А если учесть, что там же и князь Зимирий, и князь Прометий, а также Васелия... Очень весело, видимо, им там всем. Вот только он предпочитает работорговцев, наёмников и...
   По позвоночнику пробежали холодные мурашки. Китан замер, пытаясь понять, откуда ждать опасность. Одной рукой продолжил обнимать сестру, второй коснулся меча.
   - Что? - обеспокоенно подняла на него лицо Анела.
   Ответить Китан не успел. Треск разорвал тишину, и повалились деревья, загораживая дорогу. Ещё не успели они коснуться земли, как Китан опустил Анелу с коня и спрыгнул сам. Гвардейцы слажено окружили их и приготовили мечи. Капитан подтолкнул Светлию в круг, а сам встал с внешней стороны. Чтобы пробиться до девушек, неизвестным противникам понадобится пройти сквозь заслон лошадей и решительно настроенных гвардейцев. Повисла настороженная тишина, нарушаемая лишь дыханием лошадей, перестуком копыт и едва слышным случайным звоном мечей об кольчуги.
   - За кустами и деревьями люди, - тихий голос Аскрела за спиной заставил вздрогнуть. Китан так сосредоточился на появлении противника, что не слышал, как менестрель успел подойти. - Человек шестьдесят. Плюс шестеро лучников: три справа, три слева от дороги.
   Откуда он это знает?
   Спросить не успел, Анела уверенно, но так же тихо сказала:
   - Я смогу создать щит от стрел и метательных ножей. На первое время. Скроет всех. От мечей и другого ручного оружия он бессилен.
   - Чего тебе это будет стоить? - нахмурился Китан. Если даже от небольшого лечения она выглядела утомленной, что его начинало беспокоить. В прошлом она более серьёзные заклятия производила без потери сил.
   - Да так, небольшое головокружение... - вот только беспечность в голосе сестры не обманула Китана. Скрыть от него опасение она не смогла, да и насмешливый взгляд Аскрела показал, что менестрель также не поверил её словам.
   Но что-либо ответить сестре не успел. Впереди раздалось шевеление, а затем требовательный властный голос:
   - Я хочу говорить с королевой!
   "Да куда она!" - Китан едва успел схватить за руку Анелу, собравшуюся выйти вперёд.
   Но под её упрямым взглядом со вздохом покачал головой. "Она неисправима". И шагнул вместе с ней сквозь расступившихся гвардейцев. Хотя бы успеет при опасности задвинуть себе за спину.
   Снова иримцы! Никем иным стоящий перед ними мужчина не мог быть. Чёрные, как смоль, волосы убраны в косу, лоб пересекает кожаный ремешок, просторная белоснежная рубаха опоясана широким поясом. Чёрно-красные шаровары. На боку ножны с изогнутым кинжалом. Острый взгляд тёмных глаз лишь скользнул по Анеле и вперился в Аскрела, также вышедшего вперёд.
   - Я слушаю! - холодно напомнила о себе Анела.
   - Королева, если желаете пройти сквозь наш лес, выдайте этого... - иримец кивнул на менестреля, - тень императора.
   Тень императора? А вот Анела была ничуть не удивлена известием. Знала об этом?
   Она не спускала холодно-безразличного взгляда с иримца.
   - Что он сделал?
   - Со своим отрядом уничтожил нашу деревню! Выжиг дотла, - с ненавистью прошипел тот.
   - И вы стали разбойниками... в Амбрании... - ни осуждения, ни тем более одобрения, одна констатация факта.
   - Здесь есть, чем поживиться! Хотите остаться живыми и невредимыми? Отдайте его нам. А не то... - иримец с угрозой положил руку на эфес меча.
   Анела обвела взглядом Кита и ожидающих её решения гвардейцев и испытывающе посмотрела на Аскрела. Решала, имеет ли она право рисковать своими из-за менестреля. На губах Аскрела мелькнула кривая понимающая усмешка, и он сделал шаг вперёд.
   Анела вдруг решительно прищурилась и коснулась его руки, останавливая.
   Ледяным тоном обратилась к разбойнику:
   - Аскрел больше не Тень императора. Он мой менестрель. А своих людей я не сдаю!
   - Дура! Тогда ты умрёшь...
   Сделал выпад мечом, целясь в Анелу. Аскрел её оттолкнул, а Китан шагнул вперёд, парировал мечом удар противника и крикнул сестре:
   - Щит!
   Анела успела: взлетевшие в воздух стрелы встретил радужный щит. Щит над каждым из амбранийцев. Стрелы опали на землю, не причинив кому-либо вреда.
   Аскрел метнул в главаря кинжал, и иримец бездыханно свалился у их ног. Но из леса вдоль дороги выскакивали новые разбойники, да и стрелы продолжали свистеть в воздухе.
   Китан оглянулся на Анелу. Её защищали хранители. Аскрел уже исчез за деревьями, откуда также доносился звон металла.
   Сестра подняла руки, за спиной переливались радужные крылья, на прикушенной губе набухала капелька крови. Долго Анела не сможет держать щит над гвардейцами. Он даже не предполагал, что такое возможно - защищать каждого по отдельности.
   - Капитан, нужно убрать лучников! - крикнул Китан.
   Приметил, откуда летят стрелы, и стал пробираться туда. Лишь при необходимости ввязываясь в драку.
   Изнутри не было видно щита, но судя по тому, что ни одна стрела не достигла Кита, он действовал безотказно. Китан вздрогнул, когда стрела внезапно замерла прямо перед лицом и упала на землю.
   Лучник в зелёно-сером плаще скрывался за кустами. Китан едва увернулся от летящего кинжала. Бросок к разбойнику. Свободной рукой блокировал удар ножа, и с размаху вонзил меч в живот разбойника. Один убит. Справа донёсся предсмертный стон, и показался белоснежный плащ гвардейца, направляющего к дороге. Второй лучник также убит. И судя по тому, что стрелы с этой стороны перестали лететь - третий также отправлен на встречу с Богиней.
   Ощущение опасности не проходило, хотя вроде как преимущество на поле боя было за ними. Стрелы уже не пронзали воздух. Капитан в окружение переливающего кокона бился сразу с двумя разбойниками. Спокойно парировал их удары, не давал заступить за спину. Ждал. Вот рывок вперёд - один готов.
   Остальные гвардейцы не уступали своему командиру.
   Из леса по другую сторону дороги выходил Аскрел. В руке кинжал, а глаза - ледяные и бездушные. Глава убийцы. Китан невольно отвёл от него взгляд.
   Хранители бились с разбойниками, не подпуская их к девушкам. У ног три недвижимых тела.
   Лицо Анелы чуть ли не белое, отчего капелька крови на подбородке кажется до нереальности яркой. Анела покачнулась, но, чуть расставив ноги, устояла. Встретилась глазами с Китаном, он кивнул, сообщая, что с лучниками покончено. На лице сестры мелькнула слабая тень улыбки облегчения. Руки обессилено упали. С лёгким хлопком исчезли щиты. Глаза Анелы стали закатываться - того гляди потеряет сознание. Китан бросился к сестре, понимая, что не успевает удержать её от падения.
   Свист стрелы, пронзившей воздух у виска, заставляет вздрогнуть. Сердце сжимается от ужаса. Стрела летит в Анелу. Его предупреждающий крик запаздывает. Хранители не успевают среагировать. А вот кое-кто вновь делает невозможное.
   Когда Китан подбежал к ним, менестрель держал Анелу на руках, а в плече у него торчало оперенье стрелы. Стрелы, предназначенной для Анелы.
   - Аскрел?
   - Помоги сестре! - рыкнул менестрель. - Ей нельзя сейчас долго находиться в Радужном мире.
   Китан осторожно принял Анелу.
   - А я завершать ваши недоделки, - буркнул Аскрел и исчез в лесу, откуда до этого вылетела стрела.
   Недоработка Китана. Это он ошибочно решил, что раз перестали стрелять, то все лучники обезврежены. Но последний, видимо, лишь затаился в ожидании удобного случая.... Не время предаваться самоунижению!
   Китан сел на землю, прямо где стоял. Положил Анелу на коленях. Прижал к себе и мысленно к ней обратился. Прося вернуться, очнуться. И снова, как было до этого, возникло опасение - получится ли, услышит ли она, где бы ни находилась.
   Анела шевельнулась в его объятиях, с губ сорвался вдох. Китан с радостным облегчением опустил на неё взгляд и встретился с расширенными от ужаса фиалковыми глазами. Анела отпрянула. Казалось, отпусти Китан её, и Анела вскочит и умчится, куда глаза глядят. Он прижал её к себе крепче и, поглаживая по спине, забормотал:
   - Всё хорошо, Анела. Всё в порядке. Опасности больше нет.
   Анела перестала дрожать и затихла в его объятиях. Такая же слабая, как и до потери сознания.
   - Что случилось? - тихо спросил он, когда сестра чуть успокоилась. - Насколько я помню, раньше ты возвращалась полная сил. А сейчас...
   - Я... я не знаю, - едва слышно произнесла Анела, не поднимая головы. - Что-то изменилось. Эта Тьма... Она разрушает...
   От страха в голосе сестры ему нестерпимо захотелось защитить её от всего на свете. Прижал к себе сильнее, но на душе было горько. От кошмара в том мире, куда она временами попадает, он защитить не в силах. Но откуда менестрелю известно о страхах сестры?
   Анела сделала глубокий вдох и отстранилась от него. Во взгляде спокойствие и холод, за которыми она вновь скрыла все свои переживания. Хотя лицо оставалось бледным до белизны. Не нравилась ему эта её отстраненность. Когда-нибудь она не сможет сдержать свои притупляемые чувства и ощущения и тогда... Страшно подумать, что случится тогда.
   - Спасибо, Кит. Не нужно тревожиться за меня. Это просто был сон. Я справлюсь. Я со всем справлюсь!.. - глубокий вдох и вопросительно посмотрела на Китана: - Последнее, что я помню - летящая в меня стрела...
   - Пролетела мимо! - раздался над головой голос Аскрела.
   Стрелы в плече уже не было. Накинутая куртка скрывала кровь на рубахе. А жёлтые глаза предупреждающе прищурены.
   Оспаривать его слова Китан не стал. Волновать Анелу ему хотелось меньше всего. Хотя, судя по подозрительному взгляну на него, сестра что-то заподозрила. Оставалось надеяться, что его улыбка её успокоит. Хотя надежда была невелика. Он никогда не мог от неё что-либо скрыть.
   - Ваше величество, а не пора ли отправиться дальше? - насмешливо спросил менестрель. - Или вы желаете здесь заночевать? Тогда время ставить палатки. Местечко, конечно, не ахти. Но если уж наша королева что вобьёт себе в голову... - и развёл руками. - И не надо на меня сверкать своими глазищами.
   Анела в возмущении вскочила на ноги.
   - Ты... - шагнула к менестрелю, который лишь вызывающе усмехнулся. Остановилась и сделала глубокий вдох. Холодно спросила: - То, что сказал разбойник, правда? Ты уничтожил их деревню?
   - Нам, имперцам, - прищурился Аскрел, - очень не нравится, когда на нашей территории бродят какие-то разбойники...
   Анела хмуро посмотрела на него. Буркнула:
   - Понятно, - и медленно направилась к капитану.
   Гвардейцы, связав оставшихся в живых разбойников, уже некоторое время стояли у своих лошадей. Побеспокоить королеву и её брата никто не решался.
   Китан благодарно кивнул менестрелю, который заставил Анелу отвлечься от него.
   - Что с плечом?
   - Царапина! - бросил Аскрел и переливчато свистнул.
   Его Красавчик поднял голову, будто прислушивался. Менестрель снова просвистел мелодию, и конь побежал к нему, уткнулся головой в бок. Аскрел прошипел что-то сквозь зубы, но ласково провёл по шее Красавчика. Забрался в седло.
   Китан, глядя в след менестрелю, невольно прищурился. Значит бывший хранитель императора? И зная об этом, Анела ему доверяет? Есть причины? Вот только долг перед ним всё больше и больше. Они уже должны ему две жизни, какие бы цели Аскрел не преследовал. Как бы цена за спасения не оказалась для них непосильной.
   - Кит, ты едешь? - недовольно окликнула Анела.
   Пока он стоял погруженный в свои мысли, все уже оседлали лошадей и приготовились тронуться в путь. Ждали только его. Но всё же взял себе на заметку, присмотреться к менестрелю. Никак не желало исчезать опасение против него.
  
   ****
   Ирим - столица княжества когда-то была просто крепостью на границе с Маритимской империей. И мало чего с тех пор изменилось. Толстые каменные стены крепости, тяжёлые ворота, дома с узкими окнами. Главная улица - длинный каменный коридор, который тянется до самого замка. Наверху через каждую сажень стояло по стражнику в блестящих под ярким Оком доспехах. И даже нарядная толпа, с букетами в руках, торжественная музыка, приветствующая гостей, не смягчали гнетущее впечатление. Возможно, этому способствовали и настороженные взгляды иримцев на красочную процессию, въезжавшую в их город.
   Впереди молоденький гвардеец на лёгкой белоснежной лошадке, в его руках на ветру веет штандарт с гербом Амбрании: венец с пятью яркими кристаллами пересекает меч с янтарным навершием. Следом тройка гвардейцев с перекинутыми через плечо белоснежными плащами с позолоченным обрамлением по краю. Начищенные кирасы блестят. И только потом в окружении гвардейцев на вороной изящной кобыле едет королева Амбрании: белоснежная амазонка, расшитый позолотой плащ спадает чуть ли не до земли. Яркие золотисто-рыжие волосы огненными свободными ручейками стекают по спине, по плечам. Их сдерживает тонкий золотой обруч с янтарём - малый королевский венец Амбрании. За спиной трое: похожие друг на друга хранители и принц Амбрании. А затем все остальные гвардейцы в сверкающих доспехах. Остальные из королевского кортежа прибудут позже.
   Анела смотрела только вперёд, с гордо поднятой головой, со спокойным ничего не выражающим взглядом, как она надеялась. Нельзя показать этим иримцам своей напряжённости и настороженности. Каждый из них: и мужчины, и женщины - воины. Слабость они вмиг почувствуют. А Анеле этого не нужно. Всё же она не теряла надежды заключить с ними союз. Но от странности происходящего избавиться не могла.
   На границе встретил отряд, сопровождающий маркиза Лансилия, одного из советников князя. Немолодой, седовласый, но ещё крепкий мужчина должен был сопроводить их до столицы. Он предупредил о торжественной встрече. Вот именно эта встреча и настораживала. Согласно церемониальному протоколу представителю семьи правителя соседнего государства предписывали торжественный въезд только в исключительных случаях, таких как встреча союзника, победителя, невесты или жениха члена правящей семьи. Но не тогда, когда правитель соседнего государства просто проезжает мимо. Невольно на ум приходили слова барона о решении, принятом князем о наследнице. Но почему ей об этом ничего неизвестно? Не могли же всё решить за её спиной? Это слишком похоже на манипулирование. Но может она, всё же, ошибается?
   Каменный коридор закончился, и они выехали на круглую площадь, полную народа. Впереди возвышался замок. А перед ним раскинулся просторный деревянный помост, укрытый красным ковром. На каменном троне восседал князь Ирима - Ирис I. Единственное, что напоминало о возрасте крепкого мужчины - полностью седые волосы, спускающими двумя косами на спину и глубокие морщины на лбу, которые не мог скрыть и золотой обруч княжеской власти. А вот взгляд чёрных глаз из-под густых бровей был проницателен и остёр. Князь был одет в традиционный иримский наряд, так любимый наёмниками: просторная красная рубаха, чёрные шаровары и обшитый дорогими камнями широкий пояс.
   За троном стояло пятеро хранителей и в золотой мантии жрец Богини. Рядом с ним тумба с большим кубком, который, даже издали можно было различить, украшен множеством драгоценных камней.
   У помоста сопровождающие Анелу расступились, пропуская Северянку. Толпа затихла. Князь приподнялся с трона и сделал один шаг вперёд. Маркиз подбежал к Северянке, подал Анеле руку, помогая спуститься, и повёл к помосту. Серий и Ирий тут же пристроились за её спиной. Возражать никто не посмел. Иримцы в богатых одеждах расступались и склонялись в лёгких поклонах.
   - Прошу, ваше величество, - показал маркиз на укрытые ковром ступени. - Князь ждёт вас.
   Анела поднялась и присела в лёгком реверансе перед хозяином земель, где она лишь гостья. Над площадью воцарилась тишина. У Анелы не проходило ощущение, что она участвует в какой-то церемонии. Вот только ни цели, ни смысла, ни его порядка ей не удосужились сообщить. Хотелось громко и решительно потребовать объяснений. И только предупреждение в чёрных глазах князя останавливало. Да и желание узнать, что дальше, было донельзя сильным.
   Князь шагнул навстречу.
   - Приветствую вас, ваше величество, - так тихо с требовательными нотками произнёс он, что услышать могла только она, взмахом руки предлагая выпрямиться. - Вы ведь хотите союз с Иримом? Так не возражайте! - и не дожидаясь ответа, громко обратился к народу: - Мои подданные, сегодня я представляю вам...
   - Щит!!!
   Анела среагировала на крик, ещё не разобрав, кто и что кричал. Стихии повиновались в мгновение. Вокруг помоста возник переливающий купол. И через миг на него обрушился рой огненных стрел. Над площадью разнеслись крики, звон мечей, приказы командиров стражи. Люди беспорядочно забегали, скрываясь от стрел и от всадников в чёрных одеждах с обнажёнными мечами. Лица всадников были скрыты платками. Отряды солдат появились сразу же за ними. И сразу разделились. Одни помчались к домам, с крыш которых летели огненные стрелы, другие столкнулись с всадниками. Действовали слажено и неторопливо. Гвардейцы Анелы и Китан остались у помоста вместе с княжеской охраной. Аскрела видно не было, но именно он предупредил об атаке.
   Анела не боялась. За себя не боялась. А вот за Китана и своих людей сжималось сердце. Пусть купол щита захватывал и их, но время от времени они выходили из-под его защиты. А на каждого щит она повесить не могла, для этого нужно было убрать этот и на несколько мгновений оставить всех совсем без защиты. А так рисковать нельзя. Покосилась на князя. Он в самом начале атаки вернулся на трон и стал спокойно наблюдать за сражающимися. На лице ни капли тревоги либо удивления. Или так хорошо владел собой, или нападение не было для него неожиданным. За ним такой же невозмутимый жрец.
   - Ваше величество, можете убрать щит, - произнёс князь. - Всё закончено.
   Анела огляделась и должна была признать, что он прав. На площади кроме иримской стражи, связывающей уцелевших всадников, никого не было. С облегчением позволила щиту исчезнуть. Перед глазами стоял туман, ноги и руки были тяжёлыми, словно в них залили свинец. От падения удерживала лишь гордость. На недолго прикрыла глаза, справляясь с дурнотой.
   - Князь, вас можно поздравить? Приманка сработала как нельзя лучше, - с какой-то злой усмешкой вдруг произнёс Аскрел за спиной Анелы. Никак она не привыкнет к его незаметным перемещениям. - А то, что были кое-какие погрешности, не так важно. Рисковали ведь не вы.
   Хранители тут же загородили своего князя, приготовили оружие. Менестрель даже не двинулся, как стоял упершись на тумбу, так и продолжал стоять. Вот только лицо было белее первого снега, да и глаза блестели как-то странно. Словно у него был жар. И обращался Аскрел при этом не к князю, а к высокому худощавому мужчине, поднимающемуся на помост. Анела, прищурившись, оглядела его. Из-под капюшона красно-чёрного плаща жёстко глядели тёмно-карие глаза. Рука лежала на рукояти сабли. Черты лица, да и фигура сильно походили на княжеские. Братья-близнецы?
   Так с чего Аскрел решил, что на троне не настоящий князь? Вот только дальнейшие действия мужчин подтвердили слова менестреля. Двойник поднялся с трона, уважительно протянул корону князю. Тот кивком поблагодарил, скинул капюшон и надел на седую голову княжеский венец и повернулся к Анеле. Двойник встал по правую его руку. Кажется, привычно занял своё место. Вот только она никогда не слышала о двойнике князя. И если до этого времени его скрывали, то почему сегодня тайну открыли всем присутствующим?
   - Ваше величество, простите за это небольшое происшествие, - жёстким с властными нотками голосом заговорил князь, после некоторой паузы, во время которой внимательно разглядывал Анелу.
   - О - да, сначала чуть не угробил свою предполагаемую наследницу вместе со своим братом, а сейчас приносит извинения, - прервал Аскрел. Ну нельзя же так говорить с правителем. Тем более странно это для простого воина пусть и из охраны маритимского императора. - Как это всё по... княжески...
   - Аскрел! - отдёрнула Анела менестреля, пока не наговорил лишнего. И растеряно замолчала.
   Аскрел провёл рукой по влажному лбу. Ему плохо. Это ведь ясно видно. Но он, кажется, не собирается показывать своей слабости. Прячет за своей усмешкой боль?
   - Как прикажете, ваше величество, - ухмыльнулся он. Оттолкнулся от тумбы. - Только я несколько раз бы подумал, связываться ли с теми, кто подставляет вас под стрелы... А сейчас я вас оставлю, - шагнул вперёд. - Тьма!
   Глаза закатились, и он навзничь с грохотом свалился на помост.
   - Аскрел! - Анела кинулась к менестрелю. Упала на колени и со страхом притронулась к его руке. Холодом не повеяло. Жив!
   От облегчения чуть не упала рядом с ним. Но отрезвляющая мысль: "Пока жив!" Заставила собраться. Анела вызвала стихию Жизни. Прикрыла глаза и провела над менестрелем руками, заключая в радужный кокон. Плечо менестреля горело тревожным алым цветом. И от него уже тянулись ядовито-красные ниточки болезни к сердцу и голове. Если не оказать помощь как можно быстрее - Аскрел умрёт.
   На миг это понимание заставило в ужасе застыть. Представить мир без рядом ошивающегося ехидного менестреля с необычно кошачьими жёлтыми глазами, она не могла. Он как-то незаметно стал своим, родным. Необходимым.
   - Анела, что с менестрелем? - раздался за спиной голос брата, приводя её в реальность.
   Она обо всех и обо всём забыла. И о князе Иримском, и о нападении, и об окружающих людях.
   Решительно поднялась, медлить нельзя.
   - Что-то с плечом, - ответила Китану, возвышающемуся рядом. - Срочно нужно перенести Аскрела в помещение.
   Не успела закончить, как Китан и хранители вместе осторожно подняли менестреля.
   - Князь, прикажите своим людям, показать нам свободные покои.
   Ирис Иримский, холодно наблюдающий всё это время за ними, кивнул своему двойнику. И тот уже стал распоряжаться. Анела шагнула за Китаном и хранителями, бережно несущим менестреля следом за слугой.
   - Ваше величество, о вашем фаворите позаботится мой личный лекарь. Нам нужно поговорить, - холодно с едва заметными неодобрительными нотками остановил князь.
   Анела на ходу через плечо не менее холодно бросила:
   - В жизни есть кое-что и важнее дел. Дружба, например. Вон, - кивнула на иримскую стражу, уводящую пленников с площади, - разберитесь пока со своими заговорами!
   И больше не отвлекаясь, ускорила шаг, чтобы догнать брата. Они уже прошли толпу аристократов, которая вновь собралась у помоста. Хранителей заменили двое гвардейцев. Серий и Ирий привычно устроились по бокам Анелы. Она обеспокоенно глянула на менестреля. Грудь еле-еле поднималась. В лице ни кровиночки. Черты искажены, словно от боли.
   - И когда только он успел получить рану? - желая отвлечься от тревоги, отвлечённо спросила она. Ответа не ждала, но получила.
   - Два дня назад, - виновато произнёс Китан. - Во время нападения разбойников. Он сказал, что царапина.
   - Стрела, предназначенная мне? - тихо уточнила Анела.
   Она ведь заметила тогда переглядывания брата и Аскрела, но менестрель смог отвлечь. Идиот! Два дня не обращаться за помощью? Он самоубийца? Богиня! Пусть только поправится! Она сама его на тот свет отправит!..
   ****
   За окном тихо шумел в кронах деревьев ветер, лучи солнечного Ока падали на страницы тетради. Анела перевернула страницу и к усталости и слабости, появившихся после лечения менестреля, добавилась ноющая боль.
   Злат... Уверенный решительный взгляд, гордо вскинутый подбородок, небольшой шрам на скуле. И холодные-холодные синие глаза, теплеющие лишь когда смотрел на неё, свою невесту. Твёрдо сжатые губы, на которых редко можно было увидеть улыбку. Губы, от прикосновения которых она теряла себя. Её генерал...
   - Так это он?
   Анела вздрогнула, захлопнула тетрадь и только потом подняла взгляд на Аскрела, умудрившегося бесшумно покинуть кровать и подойти. Он был похож на пирата в обтягивающих чёрных брюках, с обнажённым загорелым торсом, который не портили даже белоснежные бинты, с мерцающей серьгой в ухе и стянутыми в хвост волосами. Из-под лохматой чёлки сверкали понимающей усмешкой жёлтые с чёрными крапинками кошачьи глаза.
   Красив гад! И прекрасно это знает.
   - Леди, - чуть склонился над ней Аскрел, завораживающе произнёс: - вы не ответили на мой вопрос.
   Загорелая грудь оказалась совсем близко. Потянуло прикоснуться к ней, узнать теплоту кожи. И теплоту ответного прикосновения.
   Анела поспешно вжалась в спинку кресла и прижала к груди тетрадь. Нечего ему знать о своём притяжении. Хотя, она должна была признаться хотя бы себе, Аскрелу наверняка ведомо о нём.
   - Зачем встал? - кивнула на кровать - Тебе рано. Рана...
   - Да скучно одному, - перебил он, склоняясь ещё ниже. Он даже пах морем, а травяной аромат заживляющей мази только добавлял притягательности. - Если бы леди составила мне компанию...
   Слова обволакивали, мысли разбегались.
   Посмотреть в его глаза Анела не смела. Боясь совсем забыться и покориться этому голосу.
   - Как ты можешь об этом думать? Ты чуть не умер!
   - От этой-то царапины? - хмыкнул Аскрел.
   Анела так резко подняла голову, что не успей менестрель отпрянуть, получил бы по подбородку её затылком.
   - Ц-царапины? - вдруг с шипением вырвалось у неё. Анела медленно отложила тетрадь на подоконник, встала, с удовлетворением отметила, как Аскрел, настороженно прищурившись, отступил. - Царапина говоришь? Да знаешь ты... - ткнула ему в грудь, - ещё бы чуть-чуть и эта... царапина отправила тебе на встречу с Богиней?! Ты хоть на мгновение можешь представить, что я почувствовала, когда ты свалился на ровном месте? Какой ужас испытала?!
   При каждом обращении Анела тыкала в него пальцем, удивлённый Аскрел отступал. Но тут вдруг остановился, перехватил руку и тихо спросил:
   - Почему?
   - Что, почему? - ещё зло буркнула Анела, пытаясь освободить руку. Но Аскрел был сильнее, хотя и не причинял боли, держал крепко.
   - Почему ты испытала ужас от мысли, что я умру? Я ведь просто менестрель, бывший хранитель императора, прибился к вашей компании только чтобы добраться до империи. Ты ведь меня не выносишь, злишься, подозреваешь.
   Гнев как-то сам собой испарился. Она и сама не знала, почему беспокоится об этом менестреле.
   - Ты один из нас, - попыталась она объяснить в том числе и себе. Вот только и сама слышала неуверенность в своих словах. - Я не хочу больше терять никого из родных!
   А вот это уже было чистой правдой.
   - И вообще! Ляг в постель! Ране нужен покой! - приказала она, желая закончить это выяснение.
   Аскрел долго смотрел на неё серьёзным, внимательным взглядом. На лице мелькнула невесёлая усмешка, и он тихо произнёс:
   - Малышка, не нужно бояться за меня. На мне всё заживает, как на собаке, - говоря, начал разматывать бинты. Взмахом руки заставил Анелу, пытавшуюся его остановить, передумать. - И сейчас от раны ничего не осталось. Если бы не проклятый Тьмой яд, ты бы и не узнала о ней. Зажила бы в тот же день
   Анела с неверием рассматривала плечо. От глубокой раны, чуть ли не до кости, не осталось ни следа. Даже её стихия Жизни не могла за один миг исцелить такое глубокое ранение, сколько бы силы не использовала. Ну если только выдернув из того мира, а для этого он должен был умереть.
   Провела по месту ранения, желая окончательно убедиться, что не осталось и рубца.
   - Но как?
   Хотела опустить руку, но её перехватил Аскрел.
   - Вот такая вот я странная зверюшка, - усмехнулся он. И вдруг тихо попросил: - Расскажи о нём. Расскажи о человеке, мысли о котором не дают тебе жить полной жизнью.
   Анела нахмурилась, одёрнула руку. Хотела огрызнуться, что это не его дело. Но не смогла. Ей вдруг захотелось выговориться. Просто выговориться. Хоть раз за эти два долгих года вернуться в прошлое. Пусть и на словах.
   Молча села в кресло, прихватив тетрадь. Вновь открыла страницу с портретом. Коснулась засохшей фиалки, лежащей между листами. Подарок Злата. Как же она была счастлива в тот день. Полна мечтаний и надежды. И всё исчезло в один миг, после двух слов: "Он не вернётся".
   Первые слова давались с трудом, больно:
   - Злат был генералом Амбрании. Властным, холодным, решительным. Честь и долг были для него превыше всего. А я... полюбила его. Чуть ли не с первого взгляда. Меня даже не пугало то, что его обвиняли в убийстве короля, называли предателем. Я б осталась с ним, если бы даже пришлось жить в бегах. Но Злат решил, что я должна стать королевой. И мои братья его поддержали... Я согласилась с ними, но лишь из-за того, что была уверена: Злат будет рядом. А вдвоём мы со всем справимся... Знаешь, мы хотели пожениться. Сразу же после войны получить благословение Богини... Я так этого ждала. Мечтала... Злат не вернулся... Погиб... По моей вине...
   - По твоей? - тихо уточнил Аскрел, устраиваясь на подлокотнике кресла.
   Его рука на плече дарила поддержку и силы продолжать рассказ. Пусть и от каждого слова сердце болело всё сильнее и сильнее.
   - Если бы я отправила подкрепление тогда... Я ведь была уверена, что Злат справится. Он великий генерал! Он не мог не справиться! - не сдержала всхлип. - А получилось... Злат рискнул, победил, но... погиб... После потери его и ... я не хотела жить. Я была готова уйти за грань следом за ними...
   Замолчала. Мысли унеслись в далёкое прошлое. Она и впрямь сейчас была бы во дворце Богини, если бы не очередная встреча в Сером мире.
  
   Каменный лабиринт с неприступными серыми стенами. Они давят, прижимают к земле. Идти куда-либо, что-нибудь делать... Зачем? Внутри пустота, холод, ничем не отличающийся от этого безразличного ко всему миру. Лучше это равнодушие, чем невыносимая, раздирающая боль, ждущая в реальном мире. Возвращаться незачем и не к кому. Она никому не нужна. Единственный, кому, она думала, необходима сама по себе, ушёл навсегда. И малютку, ребёнка Злата, она не уберегла, не спасла.
   - Какое плачевное зрелище. Маленькая королева упивается жалостью к себе.
   Анела как сидела, поджав под себя ноги, на холодном камне-троне, так и продолжила сидеть. Даже не дрогнула от насмешливого голоса, раздавшегося у самого уха. Отстранённость была благословением Богини. И менять что-либо Анела не собиралась. Кто бы о чём ни думал и не говорил.
   - М-да. Это превзошло все наши ожидания.
   И чего пристал? Как же спокойно было без него. Тихо...
   - Тем лучше. Генералишка теперь не помеха. Королева занята собой. Осталось разобраться с принцами... и королевство наше... - задумчиво продолжал грей за спиной.
   Генерал? Разобраться с принцами? О чём он?
   Неужто...
   Безразличие разлетелось, словно отражение от брошенного в воду камня. Анела вскочила. Обернулась к грею. С яростью до боли сжала кулаки. Он возвышался над ней в своём неизменном сером плаще и с накинутым капюшоном. Серебристо-чёрная маска продолжала скрывать лицо.
   - Ты... - прошипела Анела. "Уничтожить. Избавиться раз и навсегда. Отомстить", - билось в голове. - Это ты убил Злата...
   - Как скажешь, королева... - с иронией пробормотал он, склоняясь в поклоне. Выпрямился и хмыкнул: - А теперь можно и попрощаться... - хлопнул в ладоши.
   - Нет! Не уйдёшь! - успела крикнуть Анела, бросаясь на него.
   Серый мир расплылся. Перед глазами мелькнула ненавистная усмешка, и Анелу поглотила тьма...
  
   - Анела? - раздался голос, от которого она вздрогнула. Не сразу поняла, что это не продолжение воспоминания, а просто Аскрел обеспокоен её долгим молчанием.
   - Я осталась в живых только из-за братьев. Из-за желания сделать Амбранию такой сильной страной, чтобы противники сто раз подумали перед тем, как напасть... Чтобы исполнить мечту Злата... - закончила она рассказ, не став говорить о своих странных встречах в иных мирах.
   Вновь коснулась портрета, фиалки.
   - А как же ты сама? - с участием спросил Аскрел.
   - Что сама?
   - Ты красивая, молодая девушка. Ты достойна любви и счастья... Отпусти его... Примирись с его уходом... Перестань себя казнить.
   - Думаешь это так легко? - подняла лицо на менестреля. Знал бы он, сколько раз она повторяла себе, что нужно смириться со смертью Злата, что его не вернуть. Нужно жить дальше. Но всё было напрасно.
   Жёлтые глаза смотрели тепло и с пониманием. И ни капли насмешливости. В горле появился ком. Анела поспешила опустить голову, чтобы Аскрел не видел слёз. Она не заплачет. Она сильная! Два года не было ни слезинки, а сейчас-то зачем?
   Вдруг Аскрел притянул её за плечи к себе и тихо, с какой-то ласковой насмешливостью предложил:
   - Дай волю слезам, малышка. Никто не узнает о твоей слабости от меня.
   Слёзы словно только и ждали этого приглашения. Анела уткнулась в менестреля и разрыдалась. Выплакивая боль от потери Злата, что сделать она должна была ещё давным-давно. Выплакивая жгучий страх за Аскрела, который сжал сердце на помосте и отпустил только тогда, когда Анела вычистила рану в плече от яда, опухоль прошла, и он уснул спокойным сном. Знал бы он, как она испугалась, что не сможет спасти, что не хватит сил, что он умрёт прямо на её руках. Что она вновь потеряет родного человека... Слишком их было много. Матушка, сёстры, Злат, её малыш...
   Вечно рыдать невозможно. Закончатся слёзы, силы. Но и впрямь слёзы словно вымыли тяжесть из груди. Совсем тоска и боль не исчезли, но они стали не такими острыми. Затаились в сердце тихой грустью.
   Анела подняла лицо на Аскрела. Он вдруг с нежной улыбкой провёл по её щеке.
   - Легче?
   Она неуверенно ответила на улыбку.
   Вдруг в жёлтых глазах сверкнуло пламя, завораживая, приглашая. Зажигая в ней ответный огонь. Аскрел в напряжение застыл.
   - Анела? - в голосе звучало просьба, а сам менестрель, она чувствовала, не сводил взгляда с её губ.
   Анела невольно облизала их.
   А может и впрямь поддаться? Позволить себе быть любимой. Хоть на миг забыть об ответственности, боли, одиночестве. Почувствовать нежные прикосновения, крепкие поцелуи. Раствориться в жарких объятьях. Богиня! Ведь имеет же она такое право?! Хоть на миг перестать быть сильной, королевой. А стать просто слабой, желанной женщиной...
   Аскрел чуть касаясь провёл тёплой, шершавой ладонью по щеке.
   - Какая ты красивая... Ты создана для счастья...
   - Я не хочу больше влюбляться. Это очень больно... терять... Второго раза я не выдержу... - с мольбой всмотрелась в жёлтые глаза с завораживающими чёрными искорками.
   - А кто говорит о любви?
   Анела чуть улыбнулась. И впрямь, о чём она? Она просто хочет на миг избавиться от жгучего одиночества в душе...
   - Поцелуй меня, - с губ сорвалась просьба.
   - Как же я этого долго ждал...
   Аскрел вскочил, подхватил её с кресла как пушинку. С гулким стуком упала на ковёр тетрадь. Твёрдые губы приникли к губам Анелы. Она, прикрыв глаза, ответила. Из головы вылетели все сомнения и мысли. Стихии тут же откликнулись, усиливая чувства. И вихрь наслаждения поглотил с головой...
   Стук в дверь ворвался в мир жарких прикосновений, как гроза в ясный пригожий день. Ледяным дождём приводя в чувство.
   Они лежали на кровати. Когда успели переместиться - Анела не помнила. Жакет снят. Рубаха расстегнута, юбка бесстыдно задрана до живота. Ноги переплетены с ногами Аскрела. Он, упираясь одной рукой в подушку, нависает над Анелой. Другая рука нежно ласкает обнажённую грудь. Анела обхватила его за шею и притягивает себе. Стук в дверь заставил прервать поцелуй. Они замерли, глядя глаза в глаза. Наверняка чувствовали одно и то же, чтобы им показалось.
   Раздался новый настойчивый стук и голос Китана:
   - Анела, можно?
   В глазах Аскрела ожидание. На миг захотелось наплевать на брата, вновь поддаться желанию. Но... всегда есть это "но". Всё очарование момента исчезло. Да и Кит зря её не побеспокоил бы. Он знал, как её вымотало лечение Аскрела. Удивительно только, почему не ворвался в комнату. Вроде, не запиралась.
   Аскрел всё понял по её лицу.
   - Тьма побери твоего брата! - со стоном выругался он. Коснулся лёгким поцелуем её губ и скатился с неё. Лёг на бок, упёрся головой на руку и окинул Анелу таким откровенным полным желания взглядом с ног до головы, что Анела вспыхнула. - Малышка, я б советовал привести себя в порядок. Пока я не передумал тебя отпускать...
   Анела постаралась ответить ему таким же откровенным взглядом.
   - Малышка! - предупреждающие нотки в стоне менестреля не услышал бы только глухой.
   Почему-то ей доставила радость понимание власти над ним. Села и только теперь поняла, почему Кит не мог войти в комнату. Все стены обвивали зелёные ветви яблони, и ручка на двери была крепко ими замотана.
   - Анела? - уже обеспокоенно окликнул за дверью Китан.
   - Сейчас, - ответила она. И ошеломлённо оглянулась на Аскрела.
   Он с какой-то хмуростью разглядывал комнату. Почувствовав её взгляд, пожал плечами:
   - Так вот что значит заниматься любовью с иридис Жизни!
   Привести себя в полный порядок не получилось. Поправить рубашку, юбку, надеть жилет и расчесать волосы много времени не потребовалось. Вот только с блеском в глазах, с опухшими губами и румянцем на щеках сделать ничего не удавалось. Но хотя бы яблоневые ветви постепенно растворились в воздухе. Анела запустила брата в комнату. На его пронзительный взгляд пожала плечами:
   - Извини, задремала.
   Хоть какое-то объяснение её взъерошенному виду.
   Что-то наподобие недовольного фырканья раздалось со стороны кровати. Китан подозрительно глянул туда, но с кровати донёсся храп. Аскрел будто во сне перевернулся на другой бок и снова монотонно задышал.
   - Я тебя разбудил? - недоверчиво спросил Кит, к облегчению Анелы снова переводя внимание на неё.
   Врать брату не хотелось, как и притворяться. Неприятное ощущение, словно её поймали с поличным. Анела была совершенно уверена - её связь с менестрелем Киту не понравится.
   - Что-то случилось? - встречно спросила она.
   Китан нахмурился, но к счастью, настаивать на ответе на свой вопрос не стал.
   - Передали просьбу князя. Он желает поговорить с тобой сегодня вечером.
   - Хорошо, я встречусь с ним.
   Проследила за взглядом брата. Он смотрел на тетрадь, валяющуюся рядом с ножкой кресла.
   - Упала, когда я задремала - пожала плечами она. Мол, ничего важного.
   Китан кивнул на кровать:
   - Как он?
   - Вне опасности, - улыбнулась Анела. Даже слишком здоров и энергичен.
   - Хорошо, - и вдруг тяжело вздохнул. - Анела, я не доверяю ему. Да, он спас мне, да и тебе тоже, жизнь. Но у меня не проходит чувство, что он что-то скрывает...
   - А мы разве не скрываем? Он не опасен для нас. Я уверена в этом! - и сама удивилась той горячности, с которой бросилась защищать Аскрела.
   Отвела глаза от проницательного взгляда Кита. Да что же она! Гордо вскинула подбородок и твёрдо посмотрела на брата. Вопросительно приподняла бровь, мол, он что-то хотел ещё добавить?
   Китан махнул головой.
   - Пожалуй, пойду отдохну. Тяжёлый выдался денёк, - и шагнул к двери. Но перед тем как покинуть комнату, глянул на кровать, на Аскрела. Неужто заподозрил, что тот притворяется?
   Со вздохом Анела подняла тетрадь и подошла к окну. Распахнула ставни, впуская тёплый воздух. Вдохнула аромат цветущих трав. И вновь открыла тетрадь на портрете Злата. Такой острой боли, как обычно, не было, в душе поселилась печаль и сожаление о несбывшихся мечтах. Да и вина никуда не исчезла. Но с этим она способна выжить и выживет. А Злата нужно отпустить, он мёртв. Жить лишь воспоминаниями нельзя. Долго же она этого понять не могла.
   Анела взяла фиалку и на ладони протянула в окно. Ветерок подхватил цветок, и понёс в небо. Унося вместе с ним горькую тоску. С души Анелы словно свалился огромный камень, не дающий до этого жить. Анела вдохнула полной грудью и улыбнулась от необычайной лёгкости, опустившейся на неё.
   Она поступила правильно. Давно нужно было отпустить Злата. Она исполнит его мечту, которая стала и её тоже. Сделает Амбранию сильной страной, для себя, для братьев и для своего народа. Искупит этим вину перед ним. Но будет жить, а не существовать. И будет радоваться жизни.
   Тёплые крепкие руки легли на плечи:
   - Давно пора было это сделать, - прошептал Аскрел ей на ухо. От тёплого дыхания по коже побежали приятные мурашки.
   - Я знаю...
  
   ****
   Кабинет князя, как и весь замок, был строг, ничего лишнего. Тяжёлый шкаф за спиной, большой дубовый круглый стол, несколько кресел, и огромная карта на всю стену.
   Князь Ирис Иримский, привстав, показал на одно из свободных кресел. Дождавшись, когда Анела устроится, также сел. Недолго молча рассматривали друг друга, оценивали.
   У Анелы было время подумать над обвинением Аскрела. Он прав. Весь её торжественный въезд преследовал одну цель: привлечь как можно больше внимания и стать самым наилучшим шансом уничтожить и её, и князя. Одним ударом. А поводом могло послужить лишь известие князя о выборе наследницы, которая кого-то очень не устроила. Интересно, этот неизвестный сам надеялся занять княжеский трон или же его не устраивало возвращение княжества в состав Амбрании? А князь и впрямь решил сделать Анелу своей наследницей, или же это лишь уловка для выведения на чистую воду заговорщиков? И что за ритуал они собирались провести? Или делали вид, что собираются провести?
   - На востоке начинается война. Вильма потребовала потерянные когда-то земли. Линельское княжество конечно и не подумала их отдавать. Даже не смотря на королевские войска на границе, - вдруг произнёс князь отвлечённо, словно просто делился новостями. Но не сводил с Анелы внимательного взгляда.
   Подозревает, что в этом конфликте не обошлось без неё? Справедливо, конечно, подозревает. Но знать ему это ни к чему.
   - Жизнелия поможет, - как бы безразлично пожала плечами и с недоумением приподняла брови. Мол, причём тут далёкие страны, её сейчас интересуют утренние события.
   Но мысленно отметила, её план начал действовать. Люди Кришана хорошо поработали в окружении короля Вильмы.
   - Не поможет. Между князьями словно Чёрная Иридис пролетела. Каллистро даже слышать не хочет о брате... Ваше величество, не знаете, что между ними произошло?
   - Я? Откуда? - нужно надеяться, что она не переборщила с удивлением.
   А произошло одно единственное письмо от неё к Линельскому князю, которое по "счастливой случайности" попало на глаза одному из доверенных шпионов Жизнельского повелителя. А потом письмо просто не дошло до адресата. Орден позаботился.
   В письме Анела удивлялась. Неужто Нелий, если Анела примет его предложение, и впрямь не собирается делиться с Каллистро землями? А как же их дружба? Она старалась представить в письме так, будто переписка велась уже давно. Не забыла добавить кое-что из тайной переписки братьев, что она могла узнать только от Нелия.
   Интересно, будь Каллистро не так вспыльчив, а Нелий горд и обидчив, получилось бы у неё их рассорить? Как мало нужно для того чтобы разрушить дружбу. Одно лживое послание и помощь подкупленных приближённых, которые лишь разжигали неприязнь между братьями.
   Судя по одобрению, мелькнувшему в чёрных глазах Ириса Иримского, своё неведение сыграла правдиво. Но, кажется, он не просто подозревает, ему отлично известно о её роли в конфликте. Откуда? Где-то засветились люди Кришана?
   - Князь, то, что происходит где-то на востоке, сейчас меня мало волнует. Я хочу знать, что это было сегодня утром?
   Князь откинулся на спинку кресла и пожал плечами:
   - Небольшая чистка среди подданных. Должен же я оставить своей наследнице сильное княжество без паразитов, изгрызающих её изнутри. Да и со связанными с работорговлей сомневаюсь, что вы поладите.
   - Значит, слухи правдивы?
   - Да! На рассвете проведём ритуал принятия в семью.
   - А моё мнение спросили?
   - Вам нужен Ирим? - хмуро спросил князь, но кажется он не сомневался в ответе.
   Как бы ей ни хотелось возмутиться таким явным манипулированием, но княжество ей и впрямь необходимо. И раз уж представился случай заполучить его на законных основаниях, то гордость можно и смирить.
   Отвечать на вопрос не посчитала нужным, задала свой:
   - Почему я?
   - Среди моих приближённых нет никого, кто сможет удержать власть. У меня нет прямых наследников, как и у брата. И уже не будет. Я лучше отдам княжество вам, чем оставлю на растерзание. Пусть воссоединится Великая Амбрания.
   - Вы говорили с князем Прометием, - уверенно проронила она. Слишком знакомые слова.
   - Я должен был убедиться, что моя наследница имеет необходимые качества! А теперь давай займёмся делом, - вытащил из ящика на стол две толстые стопки бумаг. - Я должен до утра познакомить тебя со всеми внутренними течениями княжества. Не знаю, представится ли нам случай ещё встретиться.
   И глянул таким предупреждающим взглядом, что что-либо уточнять Анела не посмела. Да и нечего. Дед и князь уже всё обсудили, ей остаётся только принять существующее положение дел... Ирим ей нужен!
   Анела с тоской посмотрела в узкое окно, за которым небо окрашивалось в алый закатный цвет. Навряд ли ей сегодня придётся поспать. А завтра после ритуала снова отправятся в путь. До империи осталось три дня, нужно спешить.
   Со вздохом повернулась к князю. Тот монотонно кратко рассказывал историю княжества, большая часть которой ей была известна...
   ****
   Иримцы смиренно склонили головы под жреческие воззвания, разносившиеся над площадью. Приветствовали приход Солнечного Ока. Жрец стоял на помосте, укрытом красным ковром, его проникновенный голос проникал в самую суть, поднимал самые затаённые чувства, воспоминания. И даже князь, стоящий у трона за спиной жреца, слушал с печалью на лице. Анела рядом с ним. Как и личные хранители. Китан, как и Аскрел, в первых рядах, среди разодетой аристократии. Помост на этот раз окружён стражей. Да и две охотницы, которых Фейс включила в королевский кортеж, держали наготове стихийные щиты. На сей раз рисковать ни князем, ни королевой Амбрании никто не собирался.
   Анела вновь погрузилась в воззвания жреца. Они мысленно перенесли её на несколько лет назад. В дни, когда воззвания читала Матушка, когда рядом были сёстры, их поддержка и внимание. Когда рядом стояла верная подруга. Время спокойствия и предопределённости. Но как и бывает в жизни, всё изменилось в один день, в одно мгновение. И в прошлое уже нет возврата, а будущее знают лишь пророчицы. И то лишь малую его часть.
   "Да воззовём мы к нашей Хранительнице. Да укажет она путь ищущему. Да осветит мир живущим в темноте. Укроет от Тьмы и в мире, и в душе..." - мысленно повторила Анела следом за жрецом.
   Ужас, запрятанный далеко-далеко внутри себя, но продолжавший ощущаться едва заметным напряжением в груди, чуть ослаб. Свет всегда сильнее Тьмы. И любые тени попрячутся, когда высоко взойдёт Око Богини. Какой бы ужас не вызывала Тьма, появлявшаяся в Радужном мире, она не вечна. Они с ней справятся и не дадут проникнуть в реальный мир.
   Шевеление князя заставило вынырнуть из дум. Жрец уже закончил Воззвания и отступил к высокой тумбе, на которой мерцал от переливающихся под Оком камней кубок. Пришло время ритуала.
   Жрец, обхватив обеими руками кубок, поднял его к небу, прося благословление Богини. Опустил и кивнул князю. Слов не надо было. Каждый из них знал свои действия. Вот только Анела даже не предполагала, что будет участвовать в таком старинном ритуале. Принятие в семью.
   Она невольно поморщилась, когда князь полоснул кинжалом по ладони и начал сцеживать кровь в кубок с вином, благословлённом Богиней. На лице не дернулось ни мускула. Передал кубок жрецу и обернул ладонь белым платком, который тут же пропитался кровью. Жрец вновь попросил Благословения у Богини и только потом протянул кубок Анеле.
   Она мысленно простонала. Не было никакого желания пить вино с кровью. Но ритуал - есть ритуал. К счастью, ей самой кровь проливать не нужно. Один глоток, второй, третий - хватит! С облегчением передала кубок жрецу.
   Князь сжал её плечо и обвёл взглядом затихнувшую толпу.
   - Мои подданные, - негромко начал он. - У нас сегодня великий праздник. Я представляю вам мою наследницу, кровь из крови моей, княжну Анелию Иримскую. Да благословит её Богиня.
   Толпа всколыхнулась радостными криками, рукоплесканиями. Принимали так, будто у князя и впрямь родился ребёнок и сейчас его показывали народу, которым ему в будущем предстоит править.
   Вот только она-то уже не ребёнок. Взмахом руки призвала толпу затихнуть.
   - Обещаю, я не уроню честь своего отца, и не обману доверия своего нового народа, - склонила голову.
   На этом ритуал был закончен.
   Когда Око начало пригревать макушки они вновь отправились путь. К королевскому кортежу присоединился отряд иримцев для охраны княжеской наследницы.
   ***
   Внизу под утесом журчала река. Солнечное Око перед сном окутывало небо, лес и гладь воды всеми оттенками розового. Соловей мелодичной трелью прощался с прошедшим днём и приветствовал тихую ласковую ночь.
   Анела, довольно вдыхая вечерний прохладный воздух, решила немного порисовать. Достала тетрадь, карандаш. За густыми кустами за спиной их многочисленный отряд на большой поляне устраивал лагерь, а она сбежала от всех, чтобы немного побыть в одиночестве. Думать не хотелось, ни о будущем, ни о прошлом. Ни об отце, томящемся в плену у имперцев, если конечно это правда. Ни о своём королевстве, где неизвестно что творится, ни об иридис и людях, которые так и не могут прийти к компромиссу. А тем более не хотела думать об Аскреле.
   Вот только, если обо всё остальном она легко откинула мысли, то Аскрел словно поселился в голове. Кто он, всё же? Что не поделил с императором? Чем может брат угрожать сестре? Чего желает добиться, сопровождая Анелу? Почему при каждом его приближении и касании её бросает в дрожь, а от голоса она сама не своя. Ну не может же она в него... Нет! Не хочет! Не желает! Никогда и ни в кого. Это просто влечение, не больше!
   Пусть голова занята мыслями и размышлениями, рука с карандашом летала над листом. Вдруг тетрадь вылетела из её рук.
   - И что же это у тебя, малышка? - раздался над головой насмешливый голос.
   - Эй! - резко обернулась и покачнулась.
   Аскрел едва успел её ухватить за руку, не давая свалиться с утеса.
   - Осторожнее! - сел рядом, приобнял за плечи. - Вот можешь забрать, - протянул тетрадь. Анела, не заглядывая в неё, убрала в стоящую рядом сумку. Что именно она до этого рисовала, едва помнилось. Вроде как Аскрела. - И о чём задумалась, моя королева? - шепнул он своим притягивающим голосом.
   От его обнимающей руки было тепло и уютно. Вот только пламя внутри начинало всё сильнее разгораться.
   - Да обо всём понемногу, - улыбнулась она ему.
   - Я давно хотел спросить, зачем вы на самом деле едете в империю? Если не желаешь отвечать - не говори. Я пойму.
   А жёлтые глаза глядят спокойно, ласково, ожидающе.
   Может ли она ему доверить это? А есть ли что доверять? С его способностью появляться там, где не ждут, и слышать, что ему не предназначено, наверняка о многом и сам догадывается. Возможно, он что-нибудь слышал в империи о короле. Сможет помочь.
   - Мы хотим освободить нашего короля.
   Аскрел нахмурился.
   - А ты уверена, что он жив? Не боишься, что это ловушка?
   А какая разница, чего она боится? Надо!
   - Если есть хоть малейший шанс, что он и вправду жив и в плену, мы должны сделать всё возможное для его освобождения!
   Аскрел вздохнул:
   - И если бы даже ты узнала, что вас там и вправду ждут, ты не повернула бы назад, не так ли? Сейчас тебя ничего не заставит вернуться в Амбранию.
   Анела удивлённо посмотрела на него. В голосе Аскрела слышалась невесёлая усмешка. Он не спрашивал, он утверждал.
   - Да!
   - Ну что ж. Я могу сказать, по Закрытому городу ходят слухи о короле Амбрании, но что-либо точно мало кто знает. Посмотрим, смогу ли я там чем помочь! Знакомых у меня во дворце много. Да и положение занимаю не маленькое.
   - Спасибо.
   Немного помолчали, наблюдая, как Око прячется за горами.
   - Знаешь, я ведь не поблагодарил тебя, - тихо нарушил тишину Аскрел. - Ни за то, что позволила присоединиться к твоему отряду, ни за то, что вылечила меня от раны. Вот... - повернулся к ней и протянул на ладони простенькое искусно вырезанное деревянное кольцо с пятилистным цветком. - Сам сделал!
   - Какая красота! - потянулась Анела к кольцу, но Аскрел сжал руку в кулак.
   - Подожди. Позволь, я сам надену.
   Её рука в его загорелой смотрелась слишком хрупкой. Он так нежно держал, будто боялся причинить боль. А во взгляде - ласковое тепло и обещание. Обещание чего-то до жути приятного. Кольцо скользнуло на безымянный палец, словно было сделано специально для Анелы и давно ждало её. На миг в жёлтых глазах менестреля сверкнуло торжество, но так быстро сменившееся янтарным жаром, что Анела решила - показалось. Стихии в крови в ответ вспыхнули пламенем. Анела невольно потянулась навстречу Аскрелу. Прикосновение губ, крепкие объятия - и окружающий мир исчез, потонул в горячем поцелуе.
   - Анела? - голос брата ворвался, как ушат ледяной воды.
   Анела отпрянула от менестреля и виновато оглянулась на Китана, стоявшего у них за спиной. Брат сложил на груди руки. В глазах укоризна, словно у строгого отца, заставшего свою дочь с неодобряемым им кавалером.
   - Я хочу поговорить с тобой! - произнёс он, даже не взглянув на менестреля.
   Да и тот на подошедшего принца не обращал внимание. Он легонько провёл ладонью по щеке Анелы.
   - Мне остаться? - тихо спросил у самого уха.
   Анела отрицательно мотнула головой.
   - Не надо.
   - Как скажешь, моя королева, - легко вскочил на ноги. Подхватил Анелину сумку. - Закину тебе в палатку.
   Проходя мимо Китана, бросил:
   - И всё же, принц, вы появляетесь слишком не вовремя!
   А может, наоборот, вовремя? До чего бы они дошли, договорили?.
   Пока Аскрел не исчез за кустами, царило молчание. Оба провожали взглядом менестреля.
   Анела подняла взгляд на брата, с напряжением прищурившись. Только пусть скажет что-нибудь осуждающее! Она никому не позволит вмешиваться в свою личную жизнь, даже ему.
   Китан взъерошил свои волосы и тяжело вздохнул. На губах мелькнула невесёлая усмешка.
   - Я ничего не буду говорить, о том, что видел. У меня только один вопрос. Надеюсь, всё это несерьёзно?
   - Конечно! - вскинула она подбородок. И сама поёжилась от нотки сомнения в голосе. Что за ерунда! Между ними ничего серьёзного не может быть! У них просто лёгкий роман! И подлая мысль: "И почему же она так горячо себя в этом убеждает?". Не будет она об этом думать! - О чём хотел поговорить?
  
   Китан смотрел на сестру, и сердце сжималось от безвыходности. Он не доверял менестрелю до сих пор. Только при мысли о нём по спине пробегала холодная дрожь неприятного предчувствия. Он не сомневался, тот что-то скрывал. Что-то, что может им всем угрожать. Но... от присутствия рядом этого желтоглазого менестреля Анела стала спокойнее, всё чаще улыбалась. Иногда застывала с такой мечтательной улыбкой, что только диву даваться. В Ириме что-то случилось, что сблизило их ещё больше. Он чувствовал это и всю дорогу наблюдал за ними. За тем, как Анела улыбалась, глядя на менестреля, за тем как фиалковые глаза покрывались мечтательной дымкой, как расцвела, когда менестрель ей подарил один единственный цветок, сорванный по дороге, как смеялась его шуткам. И ничего здесь не поделать. Пока рядом с менестрелем Анела счастлива, он ничего предпринять не будет. Но, Богиня, как бы об этом не пожалеть.
   - Кит? - напомнила Анела о своём вопросе.
   Китан сел рядом и только тогда произнёс:
   - Как будем спасать отца? Завтра к вечеру въедем в Закрытый город, и боюсь, среди имперских шпионов поговорить нам не удастся.
   - От нас с тобой мало что будет зависеть. Если только осторожные, так чтобы не насторожить, лёгкие расспросы приближённых императора. Основные поиски лягут на хранителей и Аскрела. Уверена, он поможет нам.
   - Не слишком ли много веры в него?
   - Кит... - с мольбой посмотрела на него сестра и он продолжать не стал.
   Приобнял сестру за плечи и вздохнул:
   - Я с тобой, что бы ты ни решила.
  -- Глава 11. Мар
  
   Женская половина дворца была вся убрана в золотисто-красные тона. Начиная от ковров на полу и полотен на стенах и заканчивая лёгкой, на вид хрупкой мебели. 
   Лия сидела на тахте у окна и расчёсывала чёрные, как вороново крыло, волосы. Отблеск свечи на подоконнике играл бликами на золотисто-красном халате. Сестра готовилась ко сну. 
   - Лия? - окликнул Аскрел. 
   Она обернулась. Овальное личико озарилось улыбкой радости. Сестра бросила гребень на подоконник и, вскочив с тахты, шагнула к Аскрелу. Слишком быстро для аристократки, прошедшей полное обучение. Будто вспомнив о воспитании, замерла и, прижав ладони к сердцу, склонила голову: 
   - Да проведёт Лун тебя через тьму, мой брат. 
   - И не оставит Лун тебя во тьме, - улыбнулся он, любуясь сестрой. 
   Высокая, стройная, гибкая, как тростинка. С улыбкой, способной согреть любого, даже его. В больших глазах доверие и искренность. Единственная в их семье, кто, не смотря на все невзгоды, не потеряла своей детской наивности. 
   Лия вдруг озабоченно нахмурилась и притронулась к его плечу: 
   - Крес, я видела кольцо у королевы. Ты уверен? Снеж не простит, если ты пойдёшь против него. Я не хочу тебя терять. 
   Он вздохнул. Обошёл сестру и встал у окна. Сквозь тучу просвечивала луна, круглая с небольшой щербинкой слева. Через день и её не будет. Придёт время ритуала. Хватит ли у него сил переиграть императора? 
   - Я уверен, есть другой способ избавиться от проклятия, - произнёс он вслух.
   Вот только ему он не известен. Пока! А то, что знает, ему стало не приемлемо. Но почему? Столько лет следовал плану, а тут, когда осталось сделать последний шаг, он пойти на него не в силах. И другим не позволит его осуществить.
   - Она тебе нравится, - уверенно проронила Лия. И прикрыла рот ладонями, словно сдерживая вырвавшие слова. Едва слышно шепнула: - Ой, какой ты дурак... 
   Дурак. И ещё неизвестно, какие последствия будут от его дурости. 
   **** 
   Анела сидела перед зеркалом и хмуро разглядывала своё отражение. Золотистые волосы убраны в пучок, две пряди свободно свисают у висков. В волосах переливается королевская диадема. Не нужно, чтобы кто-либо знал, что венец с ней. Яркое золотистое платье с открытыми плечами подчёркивает блеск глаз. Вот только холодное спокойствие в них никак не вязалось с праздничным нарядом.
   Что ждёт на этом балу? Что принесёт встреча с императором? Если уже только от вида дворца всё сжималось в груди от окутавшей его тёмной силы. Да и Аскрел исчез, стоило только въехать в Закрытый город. Не проходила тревога за него.
   Кроме этого Люси с утра пораньше связалась. В её мыслях чувствовалась тревога, но она ничего не сказала о причине беспокойства. Рассказала только, что дикие ведьмы разобрались, в чём они ошиблись, когда создавали портал. Кроме четырёх камней стихий, нужна иридис, способная управлять одновременно всеми ими. И это может сделать только Анела с помощью венца и своей стихией Жизни. А вот у простой сильной иридис, если даже она использует стихийные камни, портал может и получится, но только в неопределённое место. Нужно запретить иридис даже пробовать их открывать. Тьма почувствует любую лазейку и использует её.
   А ещё этот ужас, который волной накатил на Анелу прошедшей ночью. Словно с кем-то из родных случилось что-то страшное. Но на утро она проверила - все живы и здоровы. Вот только до конца избавиться от тревоги не могла.
   - Ваше величество, что-то не так? - обеспокоенно спросила за спиной Светлия, держа на руках воздушную, кружевную накидку, чтобы скрыть узоры на плечах.
   Видимо, недовольство отразилось на лице Анелы, и девушка приняла его на свой счёт. Она каждый раз боялась сделать что-нибудь не так.
   - Всё хорошо, Светлия. Ты справилась, - и улыбкой успокоила девушку. Анела мимоходом отметила в зеркале, что улыбка не коснулась её глаз. Беспокойство оказалось сильнее.
   Служанка неуверенно улыбнулась, накинула накидку на плечи Анелы и отступила. Рука затеребила поясок платья, Светлия то и дело посматривала на Анелу. Кажется, что-то хотела сказать или спросить, но не решалась.
   - Да? - повернулась к ней Анела.
   - Ваше величество, простите...
   Анела вздохнула:
   - Светлия! Прекрати мяться! Говори прямо, что хочешь сказать.
   Девушка вздохнула и, накручивая прядь волос на палец, задумчиво проговорила:
   - Странно как-то. Неужели все слуги обожают между собой обсуждать своих хозяев, их гостей, и всех вокруг?
   - Люди любят посплетничать друг о друге, - пожала плечами Анела. - Неужели у вас в деревне не так?
   - Ну... - вздохнула Светлия. - Так. Только я думала...
   - Что во дворцах сплетен нет? Разве здесь живут не люди? Аристократы при встречах тоже любят перемывать кости знакомым, да и не очень знакомым. А слуги... для самонадеянных хозяев безразлично, что говорят простолюдины, они их просто-напросто не замечают. А умные не дадут поводов для сплетен даже слугам, а при случает и выпытают, что и о ком говорят на кухне и в конюшне. Иногда вовремя полученные сведения, если даже это просто сплетни, могут спасти жизнь... да и погубить тоже.
   - Да?.. - задумчиво проговорила Светлия, переставляя флакончики на трюмо.
   Анела мысленно кивнула. Светлия умная девушка и наверняка поймёт, как можно использовать разговоры между слугами. А то, что не скажет никому лишнего, в этом нет сомнений. В Светлии нет тяги к сплетням и желания выделиться и привлечь к себе внимания.
   За дверью в приёмной выделенных ей апартаментов раздались голоса. Громкий стук. На душе стало тепло. За дверью иридис. Не из сопровождающих. Райена. Стихия - воздух. Но что она делает в империи?
   Анела кивнула Светлии, та убежала открывать и вернулась с девушкой, закутанной так в золотисто-розовое одеяние, что видны были лишь синие глаза. Служанка принцессы?
   - Моя королева, - склонилась иридис в поклоне. Стихия синей воздушной птицей устремилась к Анеле. И после того, как она мысленно её погладила, радостная вернулась к хозяйке.
   - Райена, я рада видеть тебя. Проходи и присаживайся.
   - Благодарю.
   Она присела на пуфик у кровати.
   - Рассказывай! - приказала Анела. - Кто ты? И что делаешь в империи?
   - Ваше величество, я была помощницей Видящему...
   Анела взмахом руки остановила. Обратилась к Светлии, замершей у двери:
   - Позови Китана. Ему это тоже нужно услышать.
   Служанка кивнула и исчезла за дверью. И почти тут же вернулась с Китаном. Брату королевы покои выделили по соседству.
   Китан вопросительно посмотрел, Анела показала на огромную кровать с балдахином. И когда брат сел, кивнула иридис, чтобы продолжила рассказ.
   Райена начала тихо говорить:
   - Видящего убили почти два месяца назад. Он предвидел это, и попросил меня дождаться амбранийцев, что бы ни случилось. А то, что вы должны приехать, он не сомневался. Пусть на первое наше письмо о короле, которое я отправила, ответа не последовало. Но второе-то обязательно заставит действовать. Вот только не прошло и две седьмицы, как Видящий был убит.
   - Но мы получили лишь одно письмо. И то по чистой случайности, - нахмурился Китан.
   - Куда ты их отправляла? - уточнила Анела. То, что ответ ей не понравится, догадывалась.
   - Туда же, куда и все послания Видящего. В СОА.
   - Поня-ятно.
   Получал ли Кришан эти письма? Или же кто-то из его сотрудников перехватывал их? Нужно будет задать ему пару вопросов! Слишком много неясностей с этими письмами.
   - Ты знаешь настоящее имя Видящего?
   - Капитан Зимирий...
   - Капитан? - Китан даже привстал. - Брат князя Зимирия? Значит, он всё это время был жив!
   Как же давно Анела последний раз видела этого капитана. Кажется прошла целая жизнь после того, как наставник Китана спас ей и трём её сестрам жизнь.
   - Райена, что тебе известно о короле? Как вы узнали, что он жив? И когда? Есть ли предположения, где его держат?
   - У Видящего среди придворных был свой человек. Именно он стал случайным свидетелем разговора среди Теней. Это произошло где-то месяцев пять назад. Видящий по своим каналам что-то проверил. И когда удостоверился, что это правда, написал первое письмо. И все свои силы направил на поиски местонахождения короля. Единственное, что удалось выяснить, его держат где-то в подземельях. Но где именно, и как туда пробраться, не известно. Возможно Видящий что-то собирался предпринять, но не успел.
   - Анела, это ведь значит, что отец жив... По крайне мере был жив всё это время! И мы его обязаны спасти! - и такая надежда и радость в голосе и на лице брата были, что Анела улыбнулась и кивнула.
   - Мы сделаем всё возможное для его спасения! - и вновь повернулась к иридис.
   - Райена, как ты попала в служанки принцессы?
   - Когда на дом напали, Видящий заставил меня бежать через потайной ход. Сам остался, чтобы задержать убийц. Не справился. Его убили. Я очень боялась возвращаться в наше убежище. Среди слуг дворца у меня есть знакомый... - иридис чуть покраснела. Видимо, очень близкий знакомый. - Он сначала помог мне стать обычной служанкой во дворце. Не прошло и седьмицы, меня заметила принцесса и взяла к себе.
   - Она знает, что ты иридис?
   Райена замотала головой:
   - Нет, что вы. Принцесса добрая, доверчивая и наивная. Даже удивительно с таким-то братом.
   Наивная принцесса? Разве такое возможно? Тем более в таком гадюшнике, как имперский двор?
   - Твой визит ко мне не вызовет вопросов?
   - Не должен. Принцесса сама попросила меня отнести послание с приветствием, - протянула розово-золотистый конверт.
   Анела окинула взглядом короткое послание, написанное строгим прямым почерком без единой завитушки. Принцесса Инелия приветствовала королеву Амбрании и надеялась, что той понравится у них в стране.
   Анела быстренько написала ответ с благодарностью и передала иридис.
   - Послание писала лично принцесса?
   - Да.
   - Я хочу, чтобы ты осталась в окружении принцессы. Если узнаешь, что важное, сообщай лично ко мне! Ни в СОА, ни канцлеру или советникам, а лично мне. Ясно?
   Иридис испуганно вскочила.
   - Ваше величество, вы хотите, чтобы я шпионила для вас?
   - А ты разве не этим занималась?
   - Я просто отправляла послания со сведениями, которые получал Видящий.
   Навряд ли имперцы это учтут, если узнают.
   - Я не прошу тебя что-либо специально узнавать. Просто будь рядом с принцессой. Если что-нибудь покажется тебе интересным, сообщишь!
   Иридис тяжело вздохнула и склонила голову:
   - Как прикажите, ваше величество.
   - Можешь идти.
   Иридис исчезла за дверью.
   - Анела, ты уверена? Ты не подставляешь девчонку? - обеспокоенно спросил Китан. Хорошо хоть в разговор не вмешался.
   Анела смотрела не отрываясь на послание принцессы. Чёткие крупные буквы, все одинакового размера. Вежливые слова, но без витиеватости. Письмо так и дышало уверенность и решимостью, что совсем не вязалось с представлением иридис о принцессе. Да и из всех служанок отправить к королеве именно иридис, одну из её верных подданных.
   - Китан, мне кажется, принцессе отлично известно, кто у неё в служанках...

****

   - Её величество Анелия Чаврус, королева Амбрании и объединённых земель, наследная княжна Ирима, - возвестил герольд. 
   Анела нехотя сделала шаг в распахнутые двери. Ноги в лёгких туфельках тут же потонули в щетине ало-чёрного ковра, простирающегося на весь огромный имперский тронный зал. Мрачный зал. Возможно из-за того, что преобладали кроваво-красные и чёрные цвета, начиная от обивки стен багровой материей, тяжёлых бархатных чёрных штор, скрывающих просторные окна, и заканчивая канделябров из червонного золота. Лишь люстра на тысячи свечей, теряющаяся где-то под куполом, разгоняла темноту, да и свечи в канделябрах играли пламенем между картин с ночными лунными пейзажами. 
   А может, зал казался мрачным от тяжёлого воздуха, в котором витала незнакомая сила. От неё по коже бежали мурашки, а родные стихии ощетинились, словно перед встречей с врагом. Если во всём императорском дворце эта сила едва ощущалась, то здесь она была полновластной хозяйкой. 
   Анела будто ненароком оглядела коридор из пёстро разодетых маритимских аристократов. У окна Китан внимательно, словно ничего вокруг не замечая, слушал высокую стройную девушку, закутанную в розово-золотистый шёлк так, что были видны лишь тёмные глаза. На голове у неё сиял серебряный венец. Принцесса Инелия?
   Анела заставила себя сосредоточиться на чёрно-белой компании у трона. Именно там был источник этой непонятной, опасной силы.  
   На троне из тёмного дерева восседал император в белоснежных одеждах с вышивкой из золотых нитей по подолу и рукавам. Чёрные прямые волосы до плеч сдерживал золотой венец. На лице скука. Рука, усыпанная перстнями, небрежно перебирала длинные светло-золотистые пряди совсем молоденькой девушки, сидевшей у его ног. Из одежды на ней были лишь полупрозрачная юбочка и лиф. А также тяжёлая цепочка на шее с плоским медальоном, наверняка с императорским вензелем. На лице - покорность, в глазах - пустота. Рабыня. 
   Словно тени, за спиной императора застыли три воина, закутанные в чёрные плащи со скрывающими лица такими же чёрными масками - императорские хранители, Тени. Но воина в знакомой, с серебристыми потёками маске, к облегчению Анелы, не было. Ей и той силы, веющей от императора, хватало. А встреться она с греем лицом к лицу, едва ли смогла бы сдержать стихии, просившиеся дать им волю.
   До императора осталось пара шагов. От тьмы, мелькнувшей в его взоре, замерло сердце, стихии затаились. Когда темнота растворилась в тёмно-карей радужке, Анела тихо выдохнула. Она даже не заметила, как затаила дыхание. О пережитом ужасе остался напоминанием лишь холод в груди.
   Но когда Анела дошла до трона, никто бы по её виду догадаться, что внутри она вся напряжена словно тетива лука перед выстрелом. Два года власти научили её скрывать настоящие чувства.
   Она прижала руки к груди и склонила голову: 
   - Ваше императорское величество, владыка великой империи Маритим, приветствую вас. 
   - Я благодарен небесам, что ниспослали нам встречу, прекраснейшая из королев, - лениво произнёс император Снеж, медленно окидывая Анелу взглядом. Чужая сила обволакивала, кружила голову, мешала дышать... 
   А Снеж красив. Предложи он, и она пойдёт за ним. Станет его тенью, его рабою...
   Анела вздрогнула и чуть мотнула головой. 
   Богиня! Что за дурацкие мысли?  
   Император нахмурился. Тёмно-карие глаза вновь потемнели. Он оттолкнул рабыню, та упала на пол, но не издала ни звука. Лишь сжалась у трона, стараясь стать как можно незаметнее. Снеж неуловимо быстро оказался перед Анелой. Не успела она отшатнуться, удивиться или испугаться, как её ладонь оказалась в его руке. Он задумчиво коснулся перстня Аскрела: 
   - Знакомое колечко, - в спокойном голосе едва заметно мелькнуло недовольство. - Одному из моих подданных досталось сокровище, которым бы не прочь овладеть и я. Раз уж герцог Айвери отсутствует, придётся мне сегодняшним вечером позаботиться, чтобы его невеста не скучала.
   Анела вежливо с согласием улыбнулась. Проклятый этикет не позволял на просьбу хозяина ответить отказом без уважительной причины. Не скажешь же, что от силы, веющей от него и его Теней, до боли сжимается сердце, а по спине бегут неприятные мурашки страха.
   И показать своего потрясения от его слов нельзя. Она спокойна и невозмутима. А то, что голова разрывается от вопросов, ему знать ни к чему. Какая невеста? Причём здесь герцог Айвери - глава одной из самых могущественных семей империи? Кольцо не имеет к нему никакого отношения, или имеет? Аскрел ведь что-то скрывал - это несомненно! Но невеста? Она бы запомнила, если бы ей сделали предложение.
   Пусть только появится Аскрел! Она, после того, как получит ответы на вопросы, открутит ему голову за все его игры!
   А сейчас она королева - правительница страны. И никто не увидит, что она выбита из колеи. Что желает оказаться как можно дальше от этого императора.
   Ей не привыкать улыбаться сквозь стиснутые зубы.
   - Мой владыка, - вдруг раздался голос, от которого Анела с искренней улыбкой облегчения обернулась. Она даже не предполагала, что будет так рада видеть Аскрела, шагнувшего из толпы аристократов. Пусть он лжец и интриган, каких поискать. Но сейчас он единственный, кто может помочь ей оказаться подальше от императора с его силой, от которой сжималось всё внутри и начинала болеть голова.
   В просторной чёрной рубахе с серебристой вышивкой у воротника и краям, в таких же чёрных брюках, с белоснежными волосами, свободно спадающими на спину, и с лукавой улыбочкой Аскрел был неотразим. Не менестрель сейчас стоял перед ней, а герцог. Но судя по чуть прищуренным кошачьим глазам, он чего-то опасался. И готовился при необходимости сразу же дать отпор.
   Богиня! И когда только Анела успела его так хорошо изучить?
   Аскрел подошёл и остановился рядом с ней. Рука крепко сжала её ладонь, словно предупреждая и поддерживая.
   - Мой владыка, - обратился с лёгким поклоном Аскрел к императору, холодно наблюдающему за его приближением, - я благодарен за внимание к... моей невесте. Но раз уж я здесь, то сам могу позаботиться о своей ненаглядной королеве.
   И искоса окинул Анелу таким взглядом, что она невольно вспыхнула. Смущённо ему улыбнулась в ответ. Сама готовая его придушить за игру. А всё же приятно, наверное, было бы и на самом деле быть его невестой. Что за чушь лезет в голову!
   Зачем Аскрелу нужно убедить своего сюзерена в искренности их помолвки? Зачем он вообще её затеял? Но протестовать не собиралась. Ни перед имперским правителем! Не последнее место занимало желание оказаться подальше от него, от вновь повеявшей густой жёсткой силы, подавляющей волю. Она лишь частично касалась Анелы, но уже вызывала желание покориться императору. Основная часть была направлена на Аскрела. Но он оставался невозмутим и собран. Твёрдо выдерживал взгляд. Казалось, между императором и Аскрелом происходил молчаливый диалог-противостояние.
   Император жёстко усмехнулся:
   - Герцог, надеюсь, ты понимаешь, что делаешь.
   И вернулся на трон. Уже оттуда громко провозгласил: 
   - Леди и господа, герцог Айвери наконец нашёл себе невесту. Думаю, мы можем поздравить его. 
   - Благодарю, мой владыка, - громко ответил Аскрел. 
   Предложил Анеле руку и повёл к аристократам. 
   - Невеста? - сквозь зубы прошипела Анела, удерживая улыбку на лице. 
   - Потом, малышка, всё потом, - также тихо ответил Аскрел. - Сначала небольшой спектакль для двора императора. Подыграй мне!

****

   Китан краем глаза хмуро следил за Аскрелом и Анелой, скользящих по залу в медленном танце. Легко, изящно. Золотистое платье Анелы на фоне чёрных, как тень, одежд - прекрасное зрелище. Анела подчинялась каждому движению герцога, казалось, иногда предвидя движение. Он держал её бережно, но в то же время собственнически. Прекрасная, сбалансированная пара. Но помолвка и новый статус менестреля - кто бы мог подумать, что он окажется имперским герцогом? - настораживали и вызывали вопросы. Аскрел что-то шептал Анеле на ухо, она улыбалась. А вот глаза оставались холодными, непроницаемыми. Не всё так ясно с этой помолвкой. Китан чувствовал всеми фибрами души, как сестра напряжена, раздражена
   - Королева Амбрании очень красива. Не так ли, ваше высочество? - вопрос принцессы Инелии заставил вздрогнуть. Он и забыл о ней. Его осторожные вопросы о короле Амбрании остались без ответа. Видимо, она и впрямь ничего не знает. И он потерял к ней интерес. Вот только оставить её одну и заняться кем-нибудь другим не позволяло воспитание. Осталось найти лишь предлог. - Я рада, что она станет мне сестрой.
   - Сестрой, ваше высочество? - насторожился Китан.
   Анела ведь не говорила ещё с императором о свадьбе Ара и принцессы. Да и не согласилась бы она на неё никогда!
   - Ах, простите, вы ведь никому не расскажете? - взволнованно наклонилась к нему принцесса, зажимая ладонью рот, словно не давая себе и дальше разболтать что-то важное. - Брат просил, чтобы я сохранила в тайне новость о его помолвке. А я, глупая, проболталась.
   В золотистых глазах вина и мольба.
   - Император и... Анела?
   С неверием предположил Китан.
   А как же помолвка с Аскрелом, не слишком ли много женихов, если только принцесса не говорит о...
   - Ой, что вы, - смущённо отмахнулась принцесса, - я говорю о Кресалии, моём втором брате. Королева носит его личное кольцо.
   Китан внутренне похолодел. Всё стало на свои места благодаря болтливости сестры императора. Нужно предупредить Анелу. Ей грозит опасность. Аскрел не просто скрывал, что он имперский аристократ. Он маритимский принц. Враг... Богиня! Анеле больно будет это слышать.
   - Ваше высочество? - с едва заметным недовольством окликнула принцесса. - Вы ведь сохраните всё в тайне?
   - Посторонние об этом от меня не узнают, - твёрдо пообещал он.
   - Благодарю, - принцесса мимолётно прикоснулась к его руке.
   - И почему же к герцогу не обращаются как к принцу? - как бы небрежно спросил он.
   Внутри был напряжён как никогда. Хотелось броситься к Анеле и увезти её. Увезти подальше от императора, от Аскрела, подальше от Маритима, в безопасное место - в Амбранию, домой. Но... всегда это но... нужно найти отца.
   - Так про то, что он принц, никто не знает. Известен как герцог Айвери, титул достался от прадеда, - простодушно ответила принцесса. - Он защитник Снежа. Его Тень. И как говорил дед, запасной вариант... Ужасно это слышать, вы не думаете так? Словно он существует только для того, чтобы было кем заменить брата, если тот погибнет. Я рада, что я девушка, и меня никогда не сделают правительницей. Тем более они оба сильные и мужественные. Вы ведь тоже сильные да? И сможете защитить кого угодно?
   А в золотистых глазах такая наивность и доверие. И восхищение?
   Приятно, конечно, было это слышать. Если бы не тревога о сестре. И всё же Анела ошиблась насчёт принцессы. Она такая, как и говорила иридис: наивная и доверчивая, чуть ли не до глупости.
   - Я не знаю, смогу ли защитить родных. Но, по крайне мере, очень постараюсь это сделать!
   Принцесса с восхищением смотрела на него.
   - Я так и знала, - прошептала она. - Вы самый настоящий Защитник. Повезло вашим родным, - глубокий вздох: - Жаль мои братья не такие.
   Слушая принцессу, Китан поискал взглядом Анелу. Ни сестры, ни Аскрела в зале не было.
   - Братец повёл королеву в парк. Видимо, решили подышать свежим воздухом, - произнесла принцесса. - Как романтично...
   - Простите, ваше высочество, - склонил голову Китан, - я покину вас.
   - Да, конечно...

****

   Лия, глядя вслед принцу, усмехнулась под скрывающим лицо покрывалом. Как они все предсказуемы. Всё шло по задуманному плану. По её плану. Что бы братья ни затевали, в выигрыше останется лишь она. Этот принц даже не предполагает, что его просто-напросто используют, что ей прекрасно всё о нём известно, как и о других. Мужчины! Что братья, что этот принц, что и все остальные никогда не заподозрят, что женщина может притвориться слабой, глупой и наивной. Даже дед с его умением читать мысли ничего не заподозрил. Спасибо подарку братца Кресалия. Но в ближайшее время всё изменится. И в этом поможет королева иридис.
   Нужно лишь намекнуть Снежу о планах младшего брата.

*****

    Выслушивая поздравления, Анела чувствовала, как цепенеет, как сводит скулы от вынужденной улыбки. Все имена перемешались в голове. Слова Аскрела, восхвалявшего свою невесту, звучали где-то на периферии сознания. 
   И когда Анела уже решила, что ещё немного и вынужденная улыбка крепко-накрепко застынет на её лице, после очередного танца Аскрел повёл к выходу в парк. 
   Чистые каменные дорожки терялись между аллеями цветущих деревьев и живописными клумбами. Пройдись босиком и, наверняка, ступни останутся чистыми. Брызги фонтанов сверкали под луной и множества фонариков. Памятники императорам, изящные скамеечки тянулись вдоль тропинок. И как главный камень в этом ожерелье - королевский дворец. Белоснежные стены, куполообразные башни и башенки, арки и колонны, украшенные тонкой  лепниной и позолоченные. И словно распахнутые крылья - две стены от дворца, заканчивающиеся башнями. И везде витает нежный аромат цветов. 
   Но эта красота скрыта от всей остальной части столицы маритимской империи толстыми, неприступными стенами, на которых стоят отряды стражи. Вступить в Закрытый город можно лишь по приглашению императора и его советников. Как и выйти из него... 
   Анела и Аскрел молча прошли в глубь парка. Сквозь деревья не доносились голоса, лишь отзвуки музыки. Где-то заливался соловей. Раздавался редкий лай. Видимо, долетал из псарни. Вечерние сумерки играли с тенями.
   Анела резко обернулась к Аскрелу, выдернула ладонь из его. И сложила руки на груди.
   - Аскрел! Я слушаю!
   Аскрел понимающе усмехнулся. Сел на ближайшую скамью, с приглашением похлопал рядом с собой.
   - Присаживайся, невестушка. Разговор будет трудным.
   Анела отрицательно качнула головой. Лучше стоять подальше от него, чтобы не реагировать на прикосновения. Жаль только от притяжения его голоса не скрыться.
   - Говори!
   - Как скажешь, малышка. И с чего начать?
   Анела протянула руку с кольцом. Она в зале незаметно пыталась его снять, но безуспешно. Пришлось даже оглядеть его внутренним зрением. И ничуть не удивилась присутствию стихии. Но какой-то странной, необычной и странно знакомой. Интересно, кто имперцам очаровывает кольца. Греи?
   - С него!
   - У нас, имперцев, есть традиция. Личное кольцо, надетое парнем на палец девушки, делает её его невестой. И снять кольцо может лишь он сам. Это каждая имперка знает.
   - А если она против? Если она не желает быть его невестой?
   - Так нечего было соглашаться на кольцо, - самодовольно ухмыльнулся этот гад, вольготно откидываясь на спинку скамьи.
   - Сними! - приказала Анела.
   - С чего бы это? Аскрел - король Амбрании, звучит?
   Анела поморщилась от фальши в этой фразе.
   - Ты сам не веришь в то, что говоришь.
   С лица Аскрела исчезла его обычная ухмылка, жёлтые глаза посерьезнели. Он выпрямился, поймал руку Анелы и, зажав её между ладонями, тихо произнёс:
   - Не проси! Кольцо не сниму. Пока, по крайне мере. Оно - то, что тебя защитит императора и Тьмы. Я знал, что он обратит на тебя внимание. А невеста и жена - собственность мужчины, и никто не имеет права на них претендовать. Даже правитель. А во-вторых...Ты ведь наверняка почувствовала силу Снежа? Он грей, как и основная часть Теней. Все греи обладают даром, а потомки Владыки всех сильнее. У Снежа дар внушения, очень сильный и с каждым... полнолунием его сила увеличивается. Кольцо не позволит тебе поддаться воздействию. Тебе всё ясно?
   Анела выдохнула. Каждое слово Аскрела было правдой. И как же потеплело на душе от мысли, что он оберегает её, беспокоится. Значит, она ему небезразлична... Не надо ей этого!
   Анела села рядом с Аскрелом:
   - Кто такие греи? Откуда они? Как связаны с Тьмой?
   Аскрел приобнял её за плечи и тихо заговорил:
   - Греи из того же мира, что и иридис. Больше тридцати лет назад они покинули гибнущий под властью Тьмы Радужный мир через Врата. Но что-то пошло не так. Тьма последовала за ними. Как бы ни пытались, полностью Врата закрыть не удалось. Всех наших сил не хватает, чтобы остановить распространение Тьмы. Пока сдерживаем её, но это лишь временно. Нужно применить что-то могущественное, чтобы окончательно с ней разобраться. Греи считают, что это можно сделать с помощью...
   - Радужного венца... - тихо проговорила Анела, глянула на кольцо. Как же не хотелось верить в свою догадку, но, если желаешь что-то узнать, спроси. - Каким даром ты обладаешь, грей?
   - Догадалась всё же, - усмехнулся он. Ну здесь только самая глупая не догадается, когда ей чуть ли не напрямик об этом говорят. - Умею зачаровывать вещи...
   - И? - он не всё сказал о даре. Странно, с каждым днём она всё лучше и лучше чувствовала, когда он врёт или не договаривает.
   Но он проигнорировал её намёк. Заговорил совсем о другом:
   - Я предлагаю соглашение. В обмен на венец, я помогаю вызволить вашего короля, вывести тебя, твоего брата и ваших людей из города. Я знаю, где держат твоего отца...
   - И всё это время знал! - раздался до того ледяной голос Китана, что Анела резко обернулась к нему. Китан стоял, привычно сложив руки на груди, зло прищурился. Они так заговорились, что не заметили, как он к ним подошёл. - Не так ли, Кресалий наследный принц Маритима, глава Теней?
   Принц Маритима? Глава Теней? Анела резко отпрянула от Аскрела.
   - Лун побери! - выругался он. - Всё так отлично шло!
   Анела вскочила и вцепилась в руку Китана, черпая силы. А в голове вновь сумятица. Богиня, что за день такой. Что ещё он скрывает? Брату она сразу поверила. И все разрозненные кусочки собрались в одну картинку. Неприятную картинку, от которой отчего-то сжалось сердце, а в горле появился вкус горечи. Будь он обычным греем, ещё можно было надеяться, что их встреча была случайна, а так... Он сопровождал их именно в империю. И весть о короле была приманкой. А не подкинул ли он эту новость Видящему? Но он и в самом деле собирался помогать его освобождать. Значит на то, что король жив можно надеяться.
   Богиня! Ну почему так больно? Почему так страшно за Китана и короля Амбрании? А за себя? Совершенно не страшно. Вопреки всему, она продолжала верить Аскрелу. Разве можно быть такой дурой?!
   - Зачем меня заманили в империю? - тихо спросила она, заключив свои переживания в сосуд холода. Сейчас не время для них. Сейчас нужно действовать и узнать как можно больше. - И какова твоя роль в этом?
   - Ты ведь многое уже поняла, не так ли, малышка? Да, короля мы использовали как приманку. Я использовал!
   - Что вы сделали с Видящим? - вмешался Китан. - Он не мог по вашему наущению написать письма!
   - Мы лишь позволили ему узнать о короле и написать письма. Только не очень-то вы спешили освобождать своего отца. Пришлось позаботиться мне лично, чтобы письмо дошло до адресата. А потом вашего шпиона убили. Кто, пока неизвестно, - и персонально Китану. - Убивать нам его не выгодно. Выгоднее было использовать! А вот кое-кому у вас в Амбрании возвращение короля не выгодно, - снова Анеле. - Зачем спрашиваешь, ты нужна в империи? Нам нужен венец. Королева иридис использует лишь малую часть его могущества. В её руках он накапливает силы. А на полную мощь его применить может лишь грей из рода Владык и только в том случае, если королева добровольно отдаст венец. Венец - единственная вещь, с помощью которой можно изгнать Тьму и закрыть Врата.
   Венец. Всем всегда нужен именно он. Но Аскрел говорит правду. Вот только, чтобы заполучить венец, не обязательно было тащить её в империю.
   - Именно это ты и желаешь сделать? Изгнать Тьму?
   - Мы все желаем этого!
   - Так в чём причина твоих разногласий с императором? Почему ты хочешь защитить сестру от него? Чем он может ей угрожать?
   - Ты ведь всё запомнила, что я говорил? И соврать мне не удастся, не так ли?!.. Венец способен не только изгнать Тьму, но и впустить её в мир. Полностью распахнуть Врата. Именно это стремится сделать Снеж... Когда мы начали свою игру по возвращению венца...
   - Игру? Вы называете уничтожение Храмов, убийство жриц, войну в Амбрании - игрой? - под спокойно-насмешливым взглядом грея Анела сделала глубокий вдох, заставляя себя успокоиться. Нужно выслушать до конца.
   Аскрел, как ни в чём не бывало, продолжал:
   - Именно изгнание Тьмы и было нашей целью. Но несколько месяцев назад, как раз перед поездкой в Амбранию, я понял, Снежу не выгодно избавляться от Тьмы. Он добровольно служит ей, купается в могуществе, которым она его одаряет. Ему всё больше и больше нужно силы и он ради неё пойдёт даже на то, чтобы отдать этот мир под власть Тьме. Тогда-то я и решил затеять собственную игру. Позаботиться, чтобы королева иридис отдала венец мне, а не ему.
   Анела сжала зубы. Значит всё, что он ни делал, было направлено на то, чтобы она прониклась к нему доверием. А она... А она поверила...
   - Поэтому ты и пытался меня соблазнить?
   - Не очень-то успешно, - хмыкнул Аскрел. Вздохнул, на лице мелькнула невесёлая усмешка. - Чтобы окончательно впустить Тьму в мир, мощи венца будет мало, нужна сила жизни человека, связанного со слугой Тьмы. Жизнь кровного родственника или же любовницы. Я не мог позволить Снежу использовать нашу сестру!
   - Он ведь не пойдет на это? - с ужасом прошептала Анела.
   Никак не укладывалось в голове, что кто-то может хладнокровно оборвать жизнь кого-то из своей семьи, родного человека. И из-за чего? Только чтобы впустить в мир чудовище.
   - Легко... По крайне мере Лию. И не смотри с таким ужасом. Часть вины за это лежит на вас, на иридис. Это вы толкнули греев в объятья Тьмы, это ваше проклятие заставляет греев жертвовать своими родными лишь для того, чтобы усилить мощь своих талантов...
   - Проклятие?
   - "Да воцарится Тьма над вами на века! Да отдадите вы ей свою плоть и кровь за власть и силу. Да поднимет меч брат на брата. Сын на отца. И окажутся на алтаре Тьмы дочери и жёны. И никогда не познаете вы света и тепла, любви", - с горечью процитировал Аскрел.
   Богиня! Что побудило иридис наслать такое проклятие? Неудивительно, что греи ненавидят иридис, что разразилась война между ними. Греи должны были всеми силами стремиться избавиться от него. А какой самое действенное средство? Смерть того, кто наложил проклятие. Если только иридис не установили условия...
   - Кроме того, чтобы остановить Тьму, ты желаешь избавиться от Проклятия, так?
   - Одного желания мало, - мрачно усмехнулся.
   Оставалось ещё одно несоответствие.
   - Ты хотел уберечь меня от Снежа, чтобы он не соблазнил меня и не использовал мою смерть для усиления своих способностей. Не так ли?
   Аскрел согласно склонил голову.
   - Так что решила, королева? Предложение в помощи ещё в силе! У нас есть лишь эта ночь и в крайнем случае завтрашний день. Завтра ночью полнолуние. Снеж собирается провести ритуал.
   Может ли она доверить ему Венец? А у неё есть выбор? Тьму нужно остановить, и это по силам лишь Аскрелу. Да и отца нужно спасти
   - Хорошо. Ты помогаешь нам освободить короля, выводишь нас и наших людей из города. Взамен я одалживаю венец. Надеюсь, получить его обратно. Раз уж лишь королева может накапливать в нём силу.
   И тут вмешался Китан, который всё это время молча наблюдал за их разговором.
   - Анела, ты веришь ему? После всего, что он нам наплёл? Он использовал нас. Обманом заманил в империю. Пытался соблазнить тебя и ещё Богиня знает что! А ты собираешься...
   - Кит, а у нас есть выбор? Или же мы доверимся ему и позволил нам помочь. Или же он нам помешает.
   - Принц, послушал бы сестру. Правильные вещи говорит.
   - Не лезь! - рыкнул Китан.
   Анела даже не посмотрела на них. Ей надо было переосмыслить всё, что услышала. Разобраться в раздрае своих чувств.
   - Китан, найди хранителей, предупреди капитана, пусть будет наготове и соберёт наших людей. Вывести бы их как-нибудь заранее за пределы города... Аскрел, сможешь?
   - Как скажешь, моя королева.
   Его слова пропустила мимо ушей. Так хотелось остаться одной.
   - Встретимся здесь через склянку.
   И зашагала к башне, в которую поселили амбранийцев. Думать ни о чём не хотелось, особенно об одном предположении, об одном вопросе, который она так и не решилась задать Аскрелу. Он ведь тоже грей. И не слабый. А если усиливает их талант лишь жертвоприношение... Неужто он также приносил жертвы? Неужели и её хотел убить? Не хочет она знать ответы на эти вопросы.
   Богиня, и почему так хочется бежать не разбирая дороги, криком избавиться от боли, кажется, навечно поселившейся в сердце. Человек, которому она доверилась, человек, которого она считала чуть ли не членом своей семьи, человек, которого она... - враг! Не думать!
   И он так и не ответил, каким ещё даром обладает...

*****

  
   В комнате Анелы находилась лишь Светлия. Анела приказала вытащить брюки, сапоги и куртку. Сама одной рукой стала распутывать свою причёску, другой вытащила бумагу и начала писать письмо. Нужно ведь предупредить оставшегося в Амбрании брата и иридис насчёт греев, их связи с Тьмой. Как бы Аскрел не был уверен в своём плане, Анела не могла не подстраховаться на случай своей гибели. Если всё-таки император перехватит их.
   Одновременно с письмом распоряжалась:
   - Светлия, на тебе мои вещи. Собери только самое необходимое. Когда окажитесь за стенами Мара, ждите нас до утра. Если не появимся, возвращайтесь в Амбранию.... - подпись. Оттиск королевской печатки. Сложила документ и передала служанке со словами: - Отдашь принцу Арлию. В руки. Ясно? А теперь помоги мне собраться!
   - Ваше величество, а как же вы?
   - Я присоединюсь позже.
   Анела глянула в зеркало и удовлётворённо кивнула. Готова для всевозможных вылазок. Волосы заплетены в тугую косу, курточку перехватывает широкий пояс, брюки подчёркивают стройность ног и заправлены в длинные сапоги. На плече неизменная сумка с травами, эликсирами, тетрадью и венцом.
   - Пусть Богиня осветит ваш путь, - попрощалась со служанкой.
  
   За королевой закрылась дверь. Светлия с силой сжала документ в кулаке, на лице мелькнули сомнение и страх, но тут же сменились на решимость. Глаза потемнели. С губ сорвалось тихое:
   - Простите, ваше величество. Каждый борется за своё счастье по-своему...

****

  
   Лестница серпантином спускалась всё ниже и ниже в подземелье. Темнота обволакивала со всех сторон и лишь на стенах играли тени от факелов. Впереди шёл Аскрел. За ним Серий, Анела, Китан, Ирий. Все в масках и плащах Теней, о которых позаботился Аскрел.
   Середина ночи. Уже давно замолкла музыка, и все гости императора разошлись по почивальням, как и сам хозяин дворца, на что Анела очень надеялась. Хотя бы о своих людях ей не надо беспокоиться. Китан сказал, что всех амбранийцев успели незаметно вывести за стены Запретного города. Они должны будут незамедлительно отправиться в Амбранию в сопровождении части гвардейцев и иримского отряда. С удовольствием отправила бы с ними Китана. Вот только даже предлагать этого не стала, отлично понимая, что услышит в ответ. Капитан также не согласился оставлять свою королеву. И сейчас с десятком своих лучших гвардейцев ждал недалеко от ворот, на полянке, скрытой деревьями. Если её план ухода не сработает, придётся отправляться с ними.
   Пока всё шло просто отлично. Маритимская стража подчинялась каждому слову Аскрела и не задавала лишних вопросов. Анела бы не удивилась, если бы узнала, что те обо всём забывали, стоило маритимскому принцу отойти. Что за силой он обладает?
   Анела поёжилась и тяжело вздохнула. Мысли и думы не помогали отстраниться от тяжести, что навевали толстые стены подземелья. По коже пробегали редкие мурашки, и приливами охватывал холод. Даже стихии съёжились в глубине сердца и затаились.
   Ей здесь не нравилось. Без неба, без Солнечного Ока было неуютно. Да и понимание: не сможет она отсюда сделать портал - навевало невесёлые мысли.
   Ступени закончились перед железной дверью. Аскрел несколько раз громко стукнул кулаком. Открылось маленькое окошко, оттуда выглянул стражник, на миг остановил взгляд на Аскреле. Лицо исказилось в страхе. Стражник поспешно исчез за дверью, и тут же она с лёгким скрипом распахнулась.
   - Господин? - подобострастно обратился стражник к Аскрелу.
   - Ключи! - властно протянул руку Аскрел. Когда стражник торопливо вручил ему большую связку, небрежно отмахнулся: - Свободен!
   И стражник поспешил спрятаться за толстой деревянной дверью напротив входа. Узники, только завидев чёрные плащи, стремились как можно глубже забиться в своих решётчатых камерах. И никто не издавал ни звука, лишь провожали их компанию полными ужаса глазами. Анела поёжилась. Не хотела бы она узнать, чем могли их так запугать.
   Широкому коридору не было видно ни конца, ни края. Камеры с узниками чередовались с пыточными, в которых на серых каменных камнях и устрашающих инструментах выделялись яркие пятна крови. К счастью, этой ночью никого не пытали. Но от мысли, что здесь могло происходить, холодела кровь. Анела невольно прикусила губу и сжала кулаки. Ей нужно найти короля. Вывести отсюда и не думать, что и его могли...
   - Неужели и отца тоже... - тихо с болью в голосе произнёс рядом Китан.
   Анела сжала ему руку:
   - Мы вытащим его отсюда!
   От ответного пожатия стало легче. Впервые за весь день.
   Впереди хлопнула металлическая дверь.
   - Что за... - выругался Аскрел и прибавил шаг.
   Они почти бегом обогнули угол и увидели лишь спину человека, исчезающего за следующим поворотом.
   - Серий, Ирий - за ним! - приказала Анела.
   И следом за Аскрелом и Китаном вбежала в ближайшую камеру. На лежанке сидел осунувшийся мужчина в обветшалой старой одежде и прижимал к животу руки. Сквозь пальцы просачивалась алая кровь.
   Он поднял на входящих бледное бородатое лицо. Карие глаза были затуманены от боли, черты лица заострились. Совершенно не походил на своё изображение на портрете.
   А вот Китан не сомневался. Он с криком:
   - Отец! - сразу бросился к нему, на ходу скидывая капюшон и снимая маску.
   - Кит? - едва слышно выдохнул... король Амбрании? Глаза закатились, и он стал заваливаться на бок.
   Китан едва успел его подхватить, чтобы не свалился на пол. Осторожно положил на лежанку. Анела плечом оттёрла брата и склонилась над раной. Поспешила обнажить её. Ранение в живот болезненные и чаще всего заканчиваются смертью. Не может она этого допустить. Ради Китана, Ара и... себя.
   - Анела, как он?
   Она лишь зло скользнула по Китану, нависшему над ней, скинула мешающую маску, сняла сумку с плеча и огляделась. Нужно обезвредить рану. Необходима вода. На каменном столе стояла бутыль.
   - Кит, подай, - кивнула на неё.
   Сама, мысленно ворча на свою безалаберность, среди барахла отыскала в сумке обеззараживающий порошок и чистую марлю. В бутыли, протянутой Китаном, оказалось вино. Пусть и паршивое, но за неимением воды, можно обойтись и им. Всыпала прямо в бутыль порошок, хорошенько встряхнула и щедро полила на рану. Смыла кровь, обезвредила и обратилась к стихии Жизни. Кончики пальцев закололо, вокруг них появилось радужное сияние. Анела приложила руки к ране и прикрыла глаза. Перед внутренним взором порезанные сосуды и внутренности стали стягиваться, заживляться. Очередь подошла к коже. Стянулась и она. Остался лишь ярко-красный шрам. Король застонал, и Анела открыла глаза. Реальность покачнулась, и от падения удержали лишь крепкие руки брата. Она на миг прислонилась к его груди, черпая силы.
   Снова переборщила со стихией. Не дай богиня, придётся прорываться с боем, от неё не будет никакого толка.
   С помощью Китана, придерживающего отца, перевязала его. И немного посидела с закрытыми глазами. Боялась встать - не уверена была, что не свалится.
   - Отец, ты как? - спросил Китан.
   Анела открыла глаза и встретилась с карими глазами короля. Он, не замечая сына, ошарашено смотрел на неё:
   - Алисия?
   Она мотнула головой и прикусила губу от стрельнувшей боли. Прижала руку к лбу.
   Ответил королю Китан:
   - Нет. Это Анела. Дочь Алисии... ваша дочь.
   - Дочь? - король пусть и со стоном и с помощью Китана сел. По лицу текли капли пота. Пусть Анела и заживила рану, организм не любит вмешательство извне. И ещё несколько дней от боли и слабости не избавиться. Только бы воспаления не было и рана не открылась. По-справедливости, ему бы спокойно полежать несколько дней.
   - У... меня... есть... дочь?
   Король смотрел на Анелу так, словно перед ним спустилась сама Богиня. С благоговением, неверием и нежностью.
   - У меня есть дочь... ребенок Алисии, - гордо повторил он. Глаза повлажнели, и он потянулся к ней. Анела сама не заметила, как присела на лежанку и очутилась в чуть подрагивающих объятиях.
   - Да, папа, - вдруг вырвалось у неё робкое.
   До этого она как-то не могла воспринимать родителем того, кого ни разу не видела. Но стоило встретиться с карими, совсем как у Китана, глазами, увидеть нежность и теплоту и она поняла: у неё есть папа. Ещё один близкий, родной человек.
   За спиной раздался шум. Анела обернулась. Заходили хранители. На её вопрошающий взгляд ответил Серий:
   - Ушёл. Затерялся среди камер. Мы отыскать его не смогли. Видимо, убийце хорошо известны эти подземелья.
   - Хорошо известны, говорите, - задумчиво произнёс Аскрел, окидывая хранителей долгим взглядом. Добавить ничего успел.
   Китан вдруг бросился к нему и толкнул на стену камеры. Замахнулся для удара, но грей, словно кот, вывернулся и оказался за спиной принца.
   - Китан! - строго бросила Анела. - Ты что творишь?
   Китан, зло сжав кулаки, прошипел:
   - Я уверен, убийца действовал по приказу этого грея! Решил избавиться от пленника, пока мы его не увели.
   - О-да, а раньше я этого сделать не мог?! - хмыкнул Аскрел, опуская руки.
   - Китан, Аскрел прав. И ты прекрасно это знаешь!
   Китан выругался, но отошёл со словами:
   - Всё равно я ему не верю!
   - Знаешь, принц, а мне от этого ни холода ни жарко, - хмыкнул Аскрел и повернулся к Анеле. - Ну что ж, возвращаемся? Мне ещё вас выводить из города.
   Китан и Аскрел поддерживали с двух сторон короля. Впереди них шагала Анела. А хранители шли последними.
   Аскрел прав. Убивать короля ему совсем незачем, да и императору тоже. Кому выгодно избавиться от короля Амбрании? Кто покушался на его жизнь?! В самом центре тайных подземелий Маритимской империи? Задержись они хоть немного, и нашли бы лишь холодное тело.
   Лестница закончилась, они вышли в дворик и застыли. Китан и Аскрел хором выругались. Анела помянула Богиню.
   Их ждали. С десяток Теней с огромными чёрными ищейками на поводках полукругом стояли перед ними, а впереди них, сложив на груди руки, возвышался император всё в тех же белоснежных одеждах. На лице торжество и чуть презрительная усмешка.
   От него и Теней веяло силой, подавляющей волю, угрожающей. А её стихий не хватит им всем противостоять. Слишком много потратила на лечение папы. Но позволить навредить родным? Никогда! Даже если для этого придётся рискнуть своей жизнью.
   В ответ на её мысли, по телу прошла жаркая волна. Стихия Смерти напоминала, что она ещё есть, что её можно использовать. Дать ей волю. И на этот раз Анела позволит ей взять вверх над собой. Но сможет ли потом прийти в себя? А какая разница?! Сейчас главное уберечь родных: папу, брата и... Аскрела...
   - Ваше величество, - заговорил император, - неужели вы собираетесь нас так поспешно покинуть? А я надеялся на более глубокое знакомство...
   Анела на прощание мельком оглянулась: на бледного папу, который из-за боли и слабости едва ли воспринимал действительность, на Китана, подозрительно нахмурившегося, на Аскрела, в глазах которого мелькнуло понимание и несогласие. Странно, а хранители где? Затаились в ожидании удобного случая вмешаться? И решительно отвернулась. Со вздохом закрыла глаза...
   - Не так быстро, малышка, - вдруг раздался рядом голос Аскрела. Не успела обернуться. Удар в шею - в глазах потемнело: - Принц, не двигайся, а то сверну нашей королеве шею...
   "Предатель", - мелькнула обжигающая мысль перед тем, как с головой накрыла тьма.

****

   Светлия, прижав к губам кулак, едва сдерживала крик. Королева в беспамятстве лежит на руках Аскрела. Принца и короля крепко связали и под конвоем ведут в сторону дворца.
   Что она наделала?! Что на неё нашло?! Предательница!
   Богиня, как всё исправить? Куда бежать? Джо... капитан Джосия он должен ждать королеву у ворот. Его нужно предупредить, успеть, пока не перехватили. Он придумает, он спасёт королеву, если даже Светлию не простит.
   Бросилась, не разбирая дороги, к воротам, предупредить, попросить помощи.
   Раздирая кусты, Светлия выскочила на поляну и в отчаянии огляделась. В темноте, разбавляемой лишь яркой луной, никого не было. Неужели она перепутала место?
   - Светлия? - голос капитана за спиной заставил вздрогнуть и обернуться. - Ты что здесь делаешь?
   - Джо, беда! - крикнула она, бросаясь к нему. - Император схватил королеву. Мы должны идти, мы должны помочь...
   Капитан приобнял:
   - Успокойся! И расскажи всё по порядку! Откуда ты это знаешь? Почему не ушла с остальными?
   - Я... - не будет она ничего скрывать. И будь, что будет!
  
   Светлия возвращалась в башню, в которой поселили амбранийцев. Глаза застилали слёзы, руки были так сжаты в кулаки, что ногти впивались в ладони.
   Всем нужны лишь красавицы, безупречные. И Джо... капитан такой же! Богиня! Зачем она только решила понаблюдать за балом? Лучше бы ничего не слышала, не знала. И продолжала надеяться, заблуждаться. Ещё хоть немного.
   Вновь перебрала в воспоминаниях услышанный разговор. Может, не так поняла. Может, капитан говорил не то. Но нет. Фразу, которую произнёс капитан, отвечая другу, по-другому не поймёшь: "Моя избранница прекрасна. Как только вернёмся в Амбранию, получим благословение Богини".
   У него есть невеста, красавица. И он её любит. Так как только когда любишь, в голосе может звучать столько нежности и предвкушения...
   Она так задумалась, так погрузилась в пучину отчаяния, что не видела ничего вокруг. Было одно желание - исчезнуть, забыть всё. Ведь ничего не изменить. Не избавиться ей от шрама, не стать красавицей, не завоевать любви Джосия. Зачем тогда жить?
   - И кто обидел такую красавицу? - вдруг прозвучал рядом мужской голос, заставив удивлённо замереть.
   Светлия подняла голову, уверенная, что незнакомец отшатнётся.
   Но тёмно-карие завораживающие глаза продолжали спокойно смотреть на неё.
   Светлия испуганно склонилась в глубоком реверансе:
   - Ваше величество.
   Она никак не думала, что император Маритима может к ней обратиться. Кто она, и кто он. Титулованные особы редко замечают и своих-то слуг, а про чужих и говорить нечего.
   - Иди за мной! - приказал он и зашагал вперёд, не оглядываясь. Не сомневался, что Светлия пойдёт за ним.
   Она поплелась следом.
   Император зашёл в комнату, его Тени застыли у входа. Светлия помялась на пороге и неуверенно шагнула внутрь.
   - Хочешь избавиться от шрама?
   - Я...Это невозможно.
   - Подойди! - приказал император.
   И заставил остановиться перед зеркалом. В нём отражалась испуганная девушка, с обезображенным лицом. На плечи легли руки и император у самого ухо прошептал:
   - Смотри...
   Зеркало пошло рябью, а когда снова разгладилось, Светлия невольно ахнула. На неё смотрела красавица. Вроде те же самые черты лица, но глаза горят ярче, на безупречной, нежной коже лёгкий румянец, блестящие волосы волной стекают на плечи. Не верилось, что это она. Шевельнула рукой, и отражение повторило движение.
   - Я могу сделать так, что ты всегда будешь такой. Получишь всё, что захочешь. За это прошу выполнить маленькую просьбу. Мне нужны сведения о действиях твоей хозяйки. Я надеюсь на тебя.
   - Да, конечно, - промямлила Светлия, не сводя взгляда со своего отражения.
   - Иди, - подтолкнул к выходу.
   Светлия подчинилась, не понимая, что делает. Перед глазами стояло её отражение. Такую Светлию капитан полюбит, наверняка. Её мечта о семье, о любви и своём доме исполнится...
  
   - И ты сообщила императору о том, что королева собирается покинуть город, - утвердительно произнёс капитан. - Что желает освободить отца, и в этом ей помогает герцог Айвери.
   Она боялась поднять на него лицо, боялась увидеть презрение, разочарование.
   - Когда я всё рассказала и император оставил меня одну, с меня словно спала пелена, - убито себе под нос пробормотала она. - Я поняла, что наделала, что натворила. Но было поздно. Я проследила за ним, но что-либо изменить не успела...
   И замолчала. Капитан также не произносил ни слова. Самая тягучая и тяжёлая тишина, которую только она повидала. Светлия физически чувствовала, как её стягивает отчаяние, одиночество и боль. Как мечты и надежды разбиваются от ледяного клинка понимания: если даже капитан к ней что-то испытывал, сейчас он даже на неё не взглянет.
   Остаётся лишь уйти...
   Повернулась и шагнула в никуда. В ледяной мир одиночества и ненужности. Но капитан вдруг схватил её за руку, заставляя остановить:
   - Дура. Какая же ты дура! - раздалось за спиной. - Я о тебе говорил тогда. Ты - та прекрасная девушка. Понимаешь? Ты! - и вдруг притянул к себе и обнял крепко-крепко. Над головой раздалось горькое: - А теперь проси Богиню, чтобы королева не пострадала и смогла нас простить!
   Слова Джо едва доходили до сознания из-за обрушившегося на неё облегчения и вновь проснувшейся надежды.
   - Нас? - тихо уточнила она, поднимая голову.
   - Да куда же я теперь от тебя денусь?.. - В глазах капитана было столько нежности и укоризны, что Светлия несмело улыбнулась.
  
  -- Глава 12. Ритуал Тьмы
   Обжигающий холод окатил с головы до ног. Анела резко села и встряхнулась. Брызги ледяной воды полетели по сторонам, а волосы залепили лицо. Убрав их, Анела подняла голову и замерла. Тёмно-карие глаза императора с плескавшейся в них Тьмой заворожили, мысли завязли в густом тумане.
   - Отдай венец!
   Сопротивляться приказу не было сил, да и желания.
   Рука потянулась к сумке на каменном полу у ног прежде, чем Анела успела сообразить, что делает. Но останавливать себя не стала. Зачем? Она поступает так, как должна. Венец нужно вернуть Владыкам греев. Лишь им по силам остановить Тьму. Лишь на Снежа одного надежда.
   Анела на ощупь нашла венец и вытащила из сумки. Император с довольной ухмылкой протянул руку. И тут голову Анелы пронзила боль - словно кто-то дал мысленную затрещину: "Очнись, дура!"
   Анела вздрогнула, сознание прояснилось. Что она делает?!
   Отдёрнула руку с венцом. Гордо вскинула подбородок и, холодно глядя в зловеще прищуренные глаза императора, процедила:
   - Ты его не получишь! - кинула венец обратно в сумку.
   Император нахмурился, повеяло Тьмой, от которой пронзил такой ледяной холод, что кожа Анелы покрылась мурашками.
   - Вот значит как. Значит и без кольца Кресалия ты в силах мне противостоять, - негромко произнёс император. На губах мелькнула усмешка, заставив Анелу насторожиться. - Ну что ж у меня есть другой способ заставить тебя подчиниться.
   Отвернулся, приказал следующему за ним грею в сером плаще:
   - Приведи пленников! - и направился к купающемуся под густым светом полной луны алтарю.
   Грей согласно склонил голову и зашагал к едва заметной двери. Анела с потрясением проводила его взглядом. Она узнала серый плащ, узнала чёрную маску с серебристыми потёками. Это был он. Тот самый грей из снов. Грей, который изменил всю её жизнь. Уничтожил Храмы, убил сестёр, матушку, угрожал братьям. Тот, кому она поклялась отомстить.
   Она так долго ждала встречи с ним, но не при таких же обстоятельствах! Сейчас все козыри на их стороне. Она не в силах что-либо предпринять против него. Тяжёлый воздух, полный тёмной силы, давил, связывал стихии, не давал сделать лишнего движения, мыслить.
   Анела отстраненно огляделась.
   Мрачная просторная круглая пещера, стены которой завешаны чёрной материей. С ними сливались застывшие истуканами Тени императора: человек двадцать. Блики от горящих у их ног свеч, играя на масках, придавали греям потусторонний нереальный вид. Кроме этих свеч мрак пещеры разгонял лишь льющийся из отверстия в потолке свет полной луны. Он омывал алтарь, от одного взгляда на который замирало сердце. От него веяло Тьмой, злом. Неужто именно здесь император приносил жертвы для усиления своих способностей? Неужели в скором будущем может на нём оказаться кто-то из родных или она сама?
   Император проводил по белоснежному покрывалу рукой, на губах играла предвкушающая усмешка. Богиня! О чём он думает?
   Анела находилась по другую сторону алтаря. Пусть руки у неё не были связаны, но что-либо предпринять была не в силах. Слабость во всём теле, а стихии затаились где-то далеко внутри неё. Может, использовать венец? Так убирать его не следовало. А сейчас уже поздно. Открылась дверь и в пещеру ввели её родных, выстроив в ряд за алтарём.
   Китан и папа... король Амбрании. Руки связаны за спиной. Рядом с каждым из них по Тени императора с кинжалами, направленными в спину пленника. Несомненно - одно её лишнее движение и пострадает кто-нибудь из родных. Король был до того бледен, что казался белым и, кажется, стоял лишь за счёт сына, упираясь на его плечо. Королю Амбрании сейчас нужно отдыхать, восстанавливать силы. Если будет всё так продолжаться, как бы позже не пришлось ещё больше потрать сил для его выздоровления. Вот только будет ли это позже? С облегчением ощутила, как откликнулась стихия Жизни. Вот только пользы от неё сейчас...
   Китан, подбадривая, пытался ей улыбнуться, но лишь вызвал на своём лице кривую гримасу. А вот хранителей не было. Или не сочли их пригласить на это представление, или же им удалось скрыться. Насколько Анела помнила, когда их схватили, хранители выйти не успели. Тогда, возможно, есть какая-то надежда на освобождение? Возможно, если потянуть время...
   Анела выдавила улыбку в ответ на обеспокоенные взгляды родных. Всё с ней хорошо, не волнуйтесь. И не с таким справлялись.
   Чтобы подбодрить их, медленно встала и встретила подходившего императора и грея за его спиной с гордо поднятой головой и, надеялась, с невозмутимостью на лице. Она королева, она жрица, она не должна показывать своего страха за родных. Но знали бы окружающие, чего ей это стоило. Китан - брат, близнец; король Амбрании - папа - потерять кого-либо из них она не может, не в силах.
   Интересно, а где Аскрел? Этот предатель? Нет! Не думать. Всё потом! Потом она позволит себе вырваться своему разочарованию, своей боли. А сейчас не время для этого. Остаться бы в живых.
   Император остановился напротив неё:
   - Ну что ж, ваше величество. Как я погляжу, моих возможностей убедить тебя сейчас не хватает. Но это вполне поправимо, - шагнул к пленникам. Вытащил из-за пояса клинообразный кинжал, от которого повеяло такой чёрной, ледяной силой, что Анела невольно поёжилась и затаила дыхание. - И с кого же начать? Кто даст мне больше жизненной силы? Принц Амбрании? - Китан сжал зубы, но даже не шевельнулся, когда император провёл тыльной стороной ножа по щеке. А вот у Анелы всё перевернулось внутри. Она едва сдержала порыв броситься вперёд. Сдержала обжигающие кровь стихии. Сжав зубы заставила себя остаться на месте. Китан не умрёт. Она позаботилась об этом. - А может с короля Амбрании?
   Король выпрямился и, пусть по лицу тёк пот, а глаза лихорадочно блестели, он выдержал взгляд императора.
   - Брат и отец королевы иридис. Тяжёлый выбор. Может вы, ваше величество, сами выберите? Кем первым вы решите пожертвовать?
   Будь её воля. Она бы пожертвовала именно им. Императором Маритима. Или же греем за его спиной.
   - С какой яростью горят ваши глаза. А вы ведь можете просто-напросто вернуть венец...
   - Он... всё равно... нас убьёт, - вдруг хрипло тихо произнёс король Амбрании, - что бы ты ни сделала... как бы ни поступила.
   Да знает она об этом прекрасно. Если бы был хоть малейший шанс спасти родных, она в сей же миг отдала этот Тьмой проклятый венец. Нужно тянуть время. Должна прийти помощь. Просто обязана. Но как бы ни стало поздно.
   Взгляд скользнул по греям за спинами родных. Один из Теней вдруг посмотрел прямо на неё знакомыми карими глазами и ненароком приложил к груди правую руку. Анела поспешно отвела глаза и прямо взглянула в лицо императора. На душе затеплилась надежда.
   - Если ты попытаешься причинить вред кому-нибудь из них, я сдержать свои стихии не смогу, - Анела старалась говорить холодно и убежденно. Одна Богиня знала, чего это стоило. Стихии требовали обратиться к ним за помощью. Разрывали горячим потоком вены, сердце. - Да и не стану. Позволю поглотить себя. Да умру, но перед этим разнесу здесь всё вокруг. Сомневаюсь, что ты дождёшься рождения новой королевы иридис. Если она вообще появится.
   - Ты и впрямь пожертвуешь собой? - скептически усмехнулся император.
   - Ради родных? Да!
   Видимо, что-то было в её взгляде, так как Снеж вдруг отступил. На лице мелькнула жёсткая усмешка:
   - Родных говоришь? И как я только мог забыть? - резко обернулся, - о тебе, мой брат.
   Грей в серебристой маске отшатнулся, выхватил кинжал из-за пояса. Не достаточно быстро. Тень за его спиной опустила на его голову рукоять меча. Упасть грею не дали четыре Тени. Они подхватили его и уложили на алтарь. В воздухе мелькнул кинжал, и император с предвкушающей улыбкой вонзил его в грудь грея. На белоснежном покрывале появились алые капли крови. Капюшон грея скинулся и по алтарю скользнула белоснежная коса. В ухе блеснула до боли знакомая серьга.
   Аскрел?! Этого не может быть!
   Каждая капля жизни, что выходила из него, отдавалась жгучей болью в Анеле. Словно, это не он умирал, а она уходила следом за ним. Жизнь Аскрела преобразовывалась в чёрный вихрь силы. Император, воздев руки к луне, с наслаждением улыбался, впитывая её. Но это же его брат. Родной кровный брат. Как только он посмел...
   Не позволит она Аскрелу умереть. Жизнь за жизнь. Он свой. Родной. Чего бы ни натворил. Она не сможет без него... А Тьма, которую впустит в мир император? Плевать! Все вместе они её остановят! Должны остановить!
   Выхватила из сумки венец, шагнула к императору.
   - Анела, нет! - закричал Китан.
   О безопасности родных позаботятся.
   - Снеж, стой! - крикнула она. Под направленными в неё мечами застыла. - Забирай венец. Позволь спасти Аскрела!
   Ещё есть время. Ещё есть мгновения. Она успеет, она сможет.
   Но посмотреть на брата и отца она так и не решилась. Они сейчас вряд ли её поймут. Он для них предатель. Понимала ли она себя?
   Император словно нехотя опустил голову. В чёрных глазах переливалась Тьма. Казалось, он не сразу понял, о чём Анела говорит. Взгляд скользнул по венцу в её руках, и на лице появилось торжество.
   - Вот значит как. Иридис влюбилась в грея. Ну что ж, попробуй, спаси. Я уже взял всё, что мог, от его смерти.
   Император дал знак Теням, чтобы те пропустили Анелу. Она бросила венец ему и, не оглядываясь, поймал ли, кинулась к Аскрелу. Упала перед алтарём на колени. Схватила Аскрела за руку и обратилась к стихии, к Жизни. По венам побежала прохлада, из груди вырвалось радужное сияние, за спиной распахнулись крылья, которыми она и оградила Аскрела и себя от реальности. Мир перестал существовать...

*****

   Китан с ненавистной беспомощностью наблюдал, как вокруг алтаря разгорается радужное сияние. Если он не сможет приблизиться к сестре, то вывести из другого мира никто её не сможет. Но зачем так рисковать? Аскрел предал их всех, подставил. А она... А она когда-то также защищала перед всеми Злата, которого... любила.
   "Сейчас не об этом нужно думать!" - одёрнул он себя. Нужно выкручиваться из той ситуации, в которую угодили. Анеле поможет потом.
   Император в окружении своих Теней возложил на себя венец. Вскинул голову к Луне, воздел руки, и с языка слетели слова на непонятном языке. Воздух вокруг Снежа загустел, потемнел, закручиваясь в вихрь всё быстрее и быстрее, всё выше и выше. И в центре него Снеж. Он стал едва различим сквозь вихрь. Но от того как искривлялась его фигура под воздействием силы дыбом становились волосы.
   Китан так сосредоточился на императоре, что не заметил, когда ослабли верёвки, связывающие руки. Внимание привлек лишь знакомый голос у самого уха, да и холодная рукоять меча в ладони.
   - Принц, за дверью ждут наши люди. Действуйте!
   Китан удостоверился, что все греи не сводят глаз со своего императора, и мельком оглянулся. За спиной в плаще Тени стоял капитан Джосия. Серий освобождал еле стоящего на ногах отца Китана. Откуда они появились, как смогли подменить греев, и почему никто не раскрыл их - все эти вопросы Китан оставил на потом. Были дела важнее.
   Лицо капитана, смотревшего за спину Китана, исказилось.
   - Богиня, помоги! - с ужасом выдохнул он.
   Китан обернулся, рука невольно крепче сжала меч.
   Императора не стало. Вместо него почти до самого свода пещеры возвышалось чудовище: чешуйчатая зелёно-коричневая кожа, когтистые лапы. Начиная с головы по всей спине до самого конца толстого хвоста проходил игольчатый нарост. На голове между ветвистых рогов переливался Радужный венец.
   Порождение Тьмы оглядело чёрными зеркальными глазами пещеру, из глотки вырвалось рычаще-торжествующее:
   - Пр-ришло наше время! - обвело лапами, будто заключая в круг Теней, истуканами застывших вокруг. Из лап вырвался чёрный вихрь и промчался сквозь греев. Тела изогнулись невообразимым образом, раздался хруст костей, скрежет зубов. Лица греев исказились от невыносимой боли, но они не издали ни звука. Будто все одновременно онемели. Через миг все Тени обратились в меньшие копии Порождения и склонились перед своим Владыкой. Затянули рычащий речитатив.
   Порождение воздело руки-лапы к своду, что-то забормотало на незнакомом языке. Перед ним появилось переливающее чернотой сияние, плавно скользнуло вниз и вверх - превратилось в чёрное зеркало. Но в нём отразилась не пещера и находящиеся в ней, а сражение. Под светом звёзд на поляне Тени бились с тварями Тьмы, которые одна за другой продирали тонкую плёнку в узкой щели в темнеющей скале. От голосов Порождения и его малых собратьев плёнка задрожала и лопнула. На поляну с радостным рёвом вывалилась толпа мелких тварей. Китан узнал встреченных ими уже октпаусов, но остальные были не знакомые. Похожие на скрученные гнилые деревья ветвями-лапами хватали людей и раздирали их. Гигантские красные жабы с зубастыми челюстями за раз перекусывали тела. За Вратами продолжали копошиться более крупные твари и, наверняка, намного опаснее. Протиснуться в щель пока не могли. Вот только она понемногу стала расширяться...
   Пора это прекращать. Китан взвесил в руке кинжал, размахнулся и запустил в голову Порождения. Кинжал, будто врезавшись в невидимую стену, застыл прямо перед мордой чудовища и упал со звоном на пол. Вреда не причинил, а вот внимание к бывшим пленникам привлёк.
   - Тьма! - выругался Китан, когда Порождение взмахом руки приказало своим собратьям напасть на них, а само вернулось к Вратам. - Капитан, впусти гвардейцев! Серий, уведи отца в безопасное место!
   О сестре позаботится после битвы.
   Еще не закончив говорить, выпадом меча встретил первую приблизившую тварь. Краем глаза удостоверился, что его приказы выполняют. Капитан исчез в стороне входа, король, поддерживаемый Серием, медленно отступил к алтарю. Когтистая лапа перед лицом Китана заставила его сосредоточиться на врагах.
   Твари напирали. Они кидались прямо на мечи. Оружие скользило по чешуе, не причиняя вреда. Приходилось прилагать усилие, чтобы проткнуть прочную кожу. И то, те, казалось, не чувствовали боли. Продолжали нападать даже с ранами, от которых любой человек уже давно отправился бы на встречу с Богиней. Только когда лишались головы, падали бездыханными трупами. Трупами людей, без единой нитки одежды.
   Гвардейцы появились не одни, им помогали имперские Тени со своими ищейками. Почему и как - вопросами задаваться не было времени.
   Китан пробился к Порождению. Но того словно окружал невидимый щит, сквозь который не проникали ни стрелы, ни мечи. Порождение даже не обернулось на неожиданного противника, продолжая раскрывать Врата. Но вот, видимо, очередной удар принёс неудобство. Порождение рыкнуло, и махнуло в сторону Китана лапой. Из неё вылетел чёрный сгусток. Уклониться Китан не успевал...
   Удар в плечо столкнул с линии удара. Китан, отлетев на пару шагов, едва удержал равновесие и резко обернулся. На его месте стоял Аскрел и держал перед собой длинный меч, по лезвию которого струилась чёрная слизь.
   - Принц, не лезь! Эта зверушка тебе не по зубам! Лучше приведи в себя сестру! - бросил он. Ну-ну, посмотрим как получится у грея. Тот обратился к императору. - Братец, ну и видок у тебя! И стоила сила того?
   Порождение прорычало:
   - Импер-ратора больше нет! И тебя не будет! - в лапах возник пылающий меч.
   Аскрел увернулся от удара, ответный выпад... И вновь меч не нанёс вреда порождению.
   - А вот это не есть хорошо... - донеслись до Китана озабоченность Аскрела.
   А с какой уверенностью-то нападал...
   Принц греев кувырком ушёл от пролетевшего над ним меча.
   Дальше Киту стало не до грея. Он добежал до Анелы...
  

****

   Мир переливался: будто какой-то художник небрежно перемешал краски и выплеснул в окно. Но привычные спокойствие и лёгкость так и не появились, откуда-то издалека веяло такой угрозой, страхом, что Анела невольно поёжилась. Поискала взглядом Врата, но, к её удивлению, их не было, как и Аскрела.
   Не успела она о нём вспомнить, как по правую руку задрожал воздух, появилась плёнка, за которой находился серый, каменный мир. Именно там лунным серебряным светом переливались Врата. Аскрел, насвистывая весёлый мотивчик, медленно приближался к ним.
   А может не останавливать его? Он враг, убийца, предатель. Тот, кого она возненавидела с первой встречи. Виновник смерти жриц, тот, кто уничтожил храмы, кто угрожал её братьям. Тот, из-за кого вся её жизнь переменилась...
   Но он же и тот, кто раз за разом спасал её и Китана. Тот, кого она приняла в свою семью, кого чувствует как саму себя. Кого... Нет! Она не могла его полюбить! Он принц страны, которая всегда угрожала Амбрании, он убийца её родных, он уничтожил всё, что ей дорого. В том числе и первую её любовь - Злата.
   Он достоин лишь ненависти.
   Но дать ему умереть? Она не сможет без него...
   - Аскрел! Стой! - закричала Анела, кинулась было к границе между мирами и, замерев, скривилась от боли. Радужные ленты, как и в прошлые разы, не пускали её.
   Но Аскрел и так её услышал. Он остановился и медленно обернулся. Глаза в удивление расширились.
   - Анела? - и вдруг сердито нахмурился, руки сжались в кулаки. Стремительно шагнул к плёнке. - Дура! Ты что здесь делаешь?
   А вот Злат её не сразу узнал. Разное воздействие на людей и иридис с грееями? Нашла время для научных изысканий!
   - А ты как думаешь?! Считаешь, я должна одна справляться с вашей Тьмой? А ты благополучно смотаешься к своему Луну? Не дождёшься! Разбираться со своим братом и тем, что натворили, будешь сам, когда я вытащу тебя отсюда!
   Взмахнул рукой, прерывая её тираду:
   - Подожди... Снеж бы никогда тебя не подпустил ко мне... - на лице отразилось понимание, быстро сменившееся яростью. Со злым отчаянием Аскрел врезал по плёнке, которая лишь легонько прогнулась под ударом. - Ты отдала ему венец... Идиотка! Да понимаешь ты, что натворила?
   Анела ответила не менее злым взглядом:
   - То, что должна! И не тебе судить о моих поступках. Убийца!
   - Нет, не понимаешь! - медленно покачал он головой. - Ты оставила мир на гибель. Оставила мир без единственной, у которой был хоть какой-то шанс остановить Тьму. Ты не только не сможешь вытащить меня, но и сама застрянешь здесь навсегда. Как тебе такая перспектива? Наблюдать за гибелью мира из места, которое затем исчезнет следом? И ты ещё меня называешь убийцей?
   Аскрел говорил с такой горечью, что Анела засомневалась, правильно ли поступила. Не сделала ли она ошибку.
   - Ты о чём?
   Аскрел выразительно провёл по плёночной границе.
   - Я не смогу проникнуть сквозь неё в твой мир, как и ты в мой. А твои стихии воздействовать на другой мир не в силах. Да и ты вернуться в реальность не сможешь, пока не выполнишь задуманное. Пока не вернёшь меня к жизни. Заколдованный круг, - кривая усмешка мелькнула на губах.
   Сел, прислонившись к плёнке-стене, и обнял колено и едва слыно добавил:
   - Вот такой расклад, малышка.
   Анела поверила каждому его слову. Руки опустились, на душе стало тяжело-тяжело, будто огромный камень кто-то вложил вместо сердца. Камень из вины и безнадёжности.
   Она вновь всех подвела. Не просто не спасла Аскрела, а напрасно отдала венец чудовищу в облике человека, оставила родных на его растерзание, и обрекла мир на гибель.
   Понимание, если бы она заранее знала обо всём этом, то поступила также: не смогла бы не попытаться спасти грея - только усиливало горечь.
   - Грей всё правильно говорит, - вдруг раздался в воздухе звонкий женский голос. - Но есть одно но... Две половинки одной души.
   Аскрел вскочил и обернулся, Анела и сама настороженно огляделась. Радужные всполохи сосредоточились в одной точке, закрутились в калейдоскопе и сверкнули так ярко, что Анела невольно прикрыла глаза. А когда открыла, едва удержалась, чтобы их не протереть.
   Напротив стояла женщина. Невысокая, стройная, золотистые волосы косой окружают голову словно золотая корона. Подбородок гордо вскинут, властный взгляд ярких фиалковых глаз направлен на них, платье струится до пола, на плечах горят радужное и чёрно-серебристое изображения перьев, а за спиной сияют радужные крылья. И такие яркие стихии окружают женщину, что становилось больно. Агния - первая королева иридис в этом мире. Точь-в-точь как на портрете в библиотеке Старой Амбры. Не хватает лишь радужного венца в волосах.
   - Да. Я Агния. Твоя прародительница, - подтвердила иридис. - Наконец я дождалась вашего появления. Возрождение двух половинок одной души...
   - Сейчас мы услышим какую-нибудь сказочку или, на крайняк, пророчество, - хмыкнул Аскрел.
   Анела до сих пор не могла вымолвить ни слова от удивления и благоговения.
   Королева Агния бросила на Аскрела хмурый взгляд.
   - Грей! К сожалению без него не обойтись.
   - Ах, как я польщён, миледи, - склонился в издевательском поклоне.
   Королева отвернулась.
   - Анела, я расскажу всё, что вам нужно знать. Но сначала проведи этого... - пренебрежительный кивок в сторону Аскрела, - в наш мир.
   Анела встряхнула головой, приходя в себя.
   - Как?
   - Порви свои связи...
   И отвернулась, будто потеряла всякий интерес к ним.
   Порвать связи. Ленты? Но это же больно, невыносимо больно. Но по-другому ей не провести Аскрела в свой мир, не использовать стихии, чтобы вернуть его к жизни. Всё так просто...
   - Ты веришь её словам? - Аскрел испытывающе смотрел на неё.
   - А у тебя есть другое предложение? Чтобы вырваться из этого мира, придётся попробовать.
   Сделала глубокий вдох и дёрнула ногой. Её тут же резанула обжигающая боль. Только крепко сжав зубы, Анела сдержала крик. Одна из пяти лент звонко лопнула и исчезла. Последние мгновения Анела никогда не хотела бы испытать вновь. Внешне она ничуть не пострадала, но внутри всё невыносимо болело. Словно изобретательный палач медленно вытягивал из неё жилы. Из глаз текли слёзы. Вот только все ленты, держащие её, были порваны.
   Анела всё же нашла силы выдавить улыбку в ответ на обеспокоенный взгляд Аскрела. Чем занималась Агния, было непонятно. Между ними стояла туманная переливающая дымка. Анела решительно шагнула к плёнке. Неуверенно коснулась её, она прогнулась. Анела нажала сильнее. Препятствие так неожиданно исчезло, что лишь крепкие руки Аскрела не дали Анеле упасть.
   Аскрел крепко прижал её к себе, окутывая спокойствием и делясь силой, успокаивая боль. Как же хорошо. Она бы всю жизнь так простояла.
   - У тебя получилось, - тихо шепнул ей на ухо.
   - А ты сомневался?
   - А теперь давайте поговорим, - произнесла Агния, незаметно появившаяся рядом. - За друзей не тревожьтесь. Вы успеете вернуться.
   Анела быстро отступила от менестреля. Тот нехотя её отпустил. За спиной у Агнии стоял круглый резной столик и вокруг него три мягких кресла. Аскрел подозрительно глянул на королеву, но всё же первым подошёл к столу и сел. Откинулся на спинку и, сложив руки на груди, с вызовом глянул на Агнию. Он всем своим видом желал вывести её из себя, разозлить. Но зачем?
   - Вы знаете историю про две половинки одной души? - начала разговор Агния, когда и Анела села.
   - Аскрел рассказывал сказку про принцессу и принца.
   - Сказку? - вздохнула королева. - Если бы это была сказка. Принцесса Эрида, моя бабушка, принадлежала к королевскому роду Иридис, принц Андрий из рода владык греев. После того, как Эрида спасла Андрия, почти четыре десятка лет царил крепкий мир между странами и между правящимися семействами. Именно тогда впервые столкнулись с Тьмой, но общими усилиями смогли изгнать её. Для этого принцесса, точнее уже королева Иридис, вместе с Андрием создали Радужный венец. Эрида впустила в него большую часть своих сил, а принц использовал его уже на поле боя. После битвы вернул Эриде, чтобы венец накапливал силы. Лет через двадцать после первого столкновения с Тьмой, сын Андрия и дочь Эриды полюбили друг друга. Готовились к свадьбе...
   - Но что-то случилось, - тихо предположила Анела.
   - Принцесса не справилась со стихиями. Погибла сама и убила своего жениха. Её мать прокляла греев, и началась война. Вот что случилось! - хмуро бросил Аскрел.
   Агния проигнорировала слова Аскрела и продолжила рассказ:
   - Тьма нашла лазейку в мир. Через зависть, ревность, ненависть. Второй сын Андрия сам желал стать единственным наследником своего отца. А брат ему мешал, как и его невеста. Тьма усилила его способности внушения. Он смог устроить так, что принцесса застала своего жениха в постели с другой. Принцесса была слишком молода, слишком не опытна, она не справилась со своим отчаянием, не сдержала стихии. Тогда она погибла, погибла вместе с принцем. В этом грей, - кивок на Аскрела, - прав. Второй сын Андрия не смог скрыть от отца свои злодеяния, а сам Андрий был открытой книгой для Эриды, как и она для него. Смерть дочери привела её в отчаяние и ярость. Она использовала все свои стихии, силу венца и свою жизнь и прокляла всех греев, не обеспечивших безопасность её ребёнка. Она погибла, как и Андрий, пытавший её остановить, спасти. Их смерть полностью распахнула Врата для Тьмы. Греи стали поклоняться ей, черпать из неё силы и в тоже время искать способ, как избавиться от проклятия...
   - И нашли... - Аскрел на миг опустил взгляд и притронулся к серьге. Приглушённо продолжил: - Только поздно. Иридис ушли из мира... Проклятье можно снять при выполнении двух условий: королева иридис должна добровольно отдать венец, а затем её нужно принести в жертву Луну.
   Он собирался...
   - Странно, что ты не довёл дело до конца!
   - Ты бы знала, как трудно было удержаться от этого! Убить тебя и избавиться от проклятия раз и навсегда! Освободить сестру от страха стать следующим источником силы для брата. Сделать свободными от служения Тьме всех греев... А я не смог... - стукнул по столу.
   А во взгляде горечь и бессилие. Анела невольно протянула руку и накрыла его ладонь. Жест вышел машинальным, она даже не думала, что делает. Он ведь был готов убить её. А что ещё можно было ждать от грея из снов?
   Аскрел обескуражено глянул на неё, на лице мелькнула грустная улыбка. Он осторожно убрал свою руку.
   - Принеся в жертву королеву иридис, вы бы от проклятия не избавились, - перебила Агния. - Лишь усилили бы власть Тьмы.
   - Неужто? - недоверчиво хмыкнул Аскрел, вновь. - Наши жрецы говорят другое.
   - Ваши служители Тьмы, ты хочешь сказать? Сначала они натравили вас на всех иридис, а затем решили избавиться лишь от королевы иридис, что приведёт к гибели и всех иридис.
   - А той, кто оставила свой мир во власти Тьмы, разве можно верить?
   На лице Агнии мелькнула такая боль, что Анела поспешила вмешаться:
   - Аскрел, успокойся! Давай выслушаем! - Аскрел криво усмехнулся и согласно кивнул. - Ваше величество, что вы хотите сказать? Как можно избавиться от проклятия?
   - Мы, иридис, как и греи искали способ отменить Проклятие. Но нашёл его один из греев. Магистр Пэрилий...
   - Предатель?
   - Он не был предателем. Если бы нападение на столицу прошло успешно, погибли бы все иридис, и шансов остановить Тьму и избавиться от Проклятия не стало бы совсем. Владыка его слушать не стал, и тогда магистр обратился ко мне и поделился видением, которое пришло к нему. Началось наступление на столицу, что-либо предпринять я не успевала. Мы с магистром лишь запечатали шкатулку с пророчеством, я использовала венец, чтобы заклясть её так, что смогут открыть лишь те, кто является продолжением друг друга, те, кто имеет одну душу на двоих - вновь возродившиеся Эрида и Андрий. Это вы...
   - "Закружатся в танце Солнце и Луна. Сольются в танце две половинки одной души. И в небо устремится зверь Света. Только тогда уйдёт Тьма на века", - процитировала Анела найденное в Старой Амбре пророчество.
   - Да это оно. Изгнав Тьму, вы избавитесь и от Проклятия.
   - Я так понимаю, первая фраза обозначает время исполнения пророчества? Солнечное затмение?
   - Да. Ближайшее - через два семидневья. Тьма станет сильна, как никогда. Вам нужно оказаться в месте, где сосредоточена вся сила иридис. В Старой Амбре, в зале ритуалов. Но что там произойдёт, и что вам нужно будет делать - мне неизвестно. Поймёте на месте.
   Агния поднялась, со вздохом обвела грустным взглядом Анелу и Аскрела.
   - Я должна предупредить, если решите исполнить пророчество, в живых останется кто-то один из вас... или же никто.
   - М-да, а я-то думал, где тут собака зарыта. Без подлянки ну никак обойтись не могло!.. Я, по крайне мере, не имея гарантии, рисковать жизнью не собираюсь...
   - Вам решать. Это ваш мир и ваша судьба, - пожала плечами Агния. И повернулась к Анеле. На губах расцвела чуть печальная улыбка. - Я рада была увидеть тебя, Анела. Приятно знать, что мой род живёт ещё в этом мире и продолжает его защищать. Пусть всё у вас получится! Прощайте.
   Не успели и слова сказать, как Агния исчезла, и вместе с ней растворились в воздухе сотворённые ею столик и кресла. Аскрел успел вскочить, а вот Анела нет. И весьма болезненно приложилась об землю. Поднялась и, потирая ушибленное место, неласково помянула свою прародительницу.
   Сердито оглядела усмехающегося Аскрела:
   - Ну так что скажешь? Поможет нам пророчество справиться с Тьмой?
   Аскрел посерьезнел:
   - Я б оставил его на крайний случай. Рисковать жизнью, когда не уверен в успехе задуманного, меня не привлекает. Сейчас нас ждут там, - неопределённо кивнул, но Анела и так его поняла. Друзей они оставили во власти императора - преданного слуги Тьмы. И сейчас необходимо им помочь.
   Аскрел исчез первым. Просто растворился в воздухе. Анела ещё раз обвела взглядом Радужный мир. Попробовала вернуться в реальность и не смогла. Богиня! Ведь после того, как она кого-нибудь воскресит, очнуться она может только с помощью брата. Ну что ж, придётся ждать. Он справится!
   Безымянный палец кольнуло, а потом по нему растеклось приятное тепло. На пальце появилось деревянное колечко с пятилистным цветком - кольцо Аскрела. Гад всё же он! Воспользовался её беспомощностью, и вновь надел кольцо. Богиня, но почему же стало так приятно на душе?
   - Хочешь увидеть, что там происходит? - раздался за спиной голос, заставив вздрогнуть.
   Анела резко обернулась к стоящей у неё за спиной королеве Агния
   - Вы не ушли?
   - Решила сказать тебе пару слов в отсутствии грея, - королева провела рукой в воздухе. Перед ними словно появилось окно, за которым шло сражение.
   Люди: гвардейцы во главе с капитаном, императорские Тени - бились с тварями. Хранители защищали Анелу и короля. Анела нахмурилась. Папа, сидевший на полу у алтаря, выглядел плохо: голова безвольно опущена на грудь, прерывистое дыхание, белая до прозрачности кожа. Он, кажется, даже не понимал, что вокруг происходит. Ему срочно нужна помощь! Но сейчас она не в силах ему помочь. Аскрел прорубался с помощью длинного узкого меча, от которого так и веяло силой, к огромному чудовищу. На помощь к Китану. Среди ветвистых рогов чудовища сиял радужный венец. Неужто это император? Да, сила Тьмы не красит человека. Император-чудовище не обращал внимания ни на Китана, ни на его меч. Он сквозь окно в пространстве рушил Врата. Казалось, удары Китана не пропускал какой-то щит. Анела прикрыла глаза и вгляделась внутренним зрением. От венца спадала перламутровая вуаль, окутывая всё чудовище. Стихия почувствовала внимание Анелы даже сквозь пространство и откликнулась едва слышным узнаваниям.
   Страх, кольнувший сердце, заставил вздрогнуть и открыть глаза и в ужасе замереть. Время словно замедлило свой бег. Видно, какой-то удар Китана заставил чудовище обратить на него внимание. В её брата летел сгусток чёрной силы. Смертоносной, от которой не останется и следа от дерзнувшего напасть на магистра Тьмы. Уклониться и что-либо сделать Китан не успевал. Анела подалась вперёд. Спасти! Почему она не там?!
   Серая Тень возникает словно неоткуда. Китан от удара в плечо отлетает в сторону. А между ним и чудовищем встаёт Аскрел, с выставленного им перед собой длинного меча стекает чёрная сила.
   Что-то грей крикнул Китану и набросился на чудовище. Её брат побежал к алтарю...
   Анела выдохнула.
   - А грей не плох, нужно сказать. Понимаю, чем он мог тебе приглянуться. Только своими силами ему с младшим Хозяином не справиться, - произнесла за спиной Агния. - А теперь послушай. По правде говоря, в словам грея была частичка правда. Есть ещё один способ остановить навсегда Тьму и избавить греев от проклятия. Способ, осуществить который можешь лишь ты. Твоя жизнь, твоя кровь - это то, что уничтожит Тьму в этом мире и закроет Врата. Но..., прости, ты должна сама себя принести в жертву. На алтаре, в Старой Амбре, в день затмения, кинжалом, который лежал вместе с пророчеством...
   В первый миг Анела непонимающе смотрела на Агнию. Неужто она говорит о самоубийстве...Анела до боли прикусила губу, сжала кулаки так, что ногти впились в ладони. Добровольно оставить своих родных, добровольно покинуть этот мир, добровольно отринуть дар Богини - жизнь. Невозможно! Страшно!
   Она не сможет...
   Не думать, не гадать. Это крайняя мера, мера, без которой наверняка можно обойтись!
   И лёгкая ироничная мысль: а не она ли хотела как можно скорее отправиться к Злату, малышу, Матушке и сёстрам? Но не от своей же руки!
   Агния легонько провела по щеке Анелы:
   - Прости. Но так или иначе от Тьмы нужно избавиться. Иначе этот мир постигнет та же участь, что и наш родной, мир иридис.
   Донёсся мысленный призыв брата. Анела поспешила уцепиться за него. Лишь бы не видеть полные сочувствия и понимания фиалковых глаз легендарной королевы иридис. Мир завертелся. Очнулась Анела уже в пещере, рядом с алтарём, в родных объятиях Китана.
   - Наконец-то, - выдохнул брат с облегчением. И вдруг сердито: - Дура! Ты что творишь? Рисковать жизнью и ради кого? Предателя!
   - Этот предатель спасал твою жизнь! И не раз! - буркнула она.
   - Анела!
   Она, сделав глубокий вдох, успокаивающе коснулась лица брата с обеспокоенно сверкавшими карими глазами. Она прекрасно понимала, что он просто испугался за неё. За свою сестру. Оттого и эта злость.
   Крик Аскрела заставил отвлечься от Кита:
   - Иридис! Забери венец!
   Чудовище теснило грея. Он едва успевал уклоняться от ударов. По лицу тёк пот, а рукав рубахи окрашивался в алый цвет. Сердце царапнула боль. Ранен?
   Забрать венец? Как? И вспомнила про оклик стихии.
   - Кит, помоги!
   При поддержке брата встала на ноги и мысленно обратилась к Радужному венцу:
   "Я ошиблась! Император не достоин тебя! Венец, я призываю тебя обратно!"
   В первые мгновения ничего не происходило. Анела уже думала, что ошиблась, что нужно действовать иначе. Но вдруг венец взвился в воздух. Чудовище взвыло, вскинула лапу, чтобы перехватить. Но венец увернулся и понесся к ней. Анела поймала его в воздухе. Стихии вспыхнули, возвращая силы, ясность ума. Камни стихий горели ярко-ярко, словно в каждом заключили стаю светлячков. И от окружающих венец стихий по коже бежали приятные мурашки.
   Чудовище шагнуло к Анеле, но ему путь перегородили Аскрел и капитан. Оно прорычало:
   - Убить иридис!
   А самому пришлось защищаться. Без исчезнувшего щита он не мог себе позволить не замечать нападавших.
   Несколько тварей бросились в их сторону, к алтарю. Китан присоединился к хранителям. Защищать Анелу и отца.
   Чудовище было огромным и обладало сокрушительной силой. Даже без защиты венца с ним справиться было трудно. Чудовище вызвало два длинных огненных мечей и легко отражало атаки. Одно радовало - разрушение Врат приостановилось. И маячащие за ним твари могли лишь бессильно бросаться на плёнку.
   Анела с замиранием сердца следила, как дорогие ей люди бьются не на жизнь, а на смерть.
   Аскрел едва успел уклониться от пронёсшегося над ним меча, лишь несколько белоснежных волосков опали на пол. Китан едва отражал удары двух тварей, стремящихся добраться до Анелы.
   Гвардейцам и имперским Теням также доставалось.
   Богиня! Что она стоит истуканом?! Нужно вмешаться! Помочь!
   Но чем она может помочь? Стихии ещё не восстановились, она слаба. И даже силы венца не хватит, не сможет она его использовать во всю мощь. А вот кое-кто вполне сможет...
   - Аскрел, лови! - и ни капли не сомневаясь, швырнула венец принцу.
   Аскрел кувырком ушёл от меча чудовища, поднырнул между его ног и подхватил венец, опустившийся на его руки. Надел на голову.
   Сила вокруг него вспыхнула, озаряя пещеру радужными бликами, заставляя зажмуриться. Сила вытягивала последние капли стихии, скручивала внутренности. От слабости подогнулись ноги, Анела упала бы, не подхвати её крепкие руки. По пещере пронёсся оглушающий, продирающий до костей рык:
   - Поздно! Путь свободен!
   И вдруг резко всё закончилось. По пещере пролетел громкий выдох. Анела, поддерживаемая Китаном, огляделась. Ни одной твари не осталось. Даже те, кто были убиты, превратились в трупы людей. Как и вместо чудовища лежал мёртвый император. Живых приверженцев Тьмы связывали Тени, помогшие справиться с императором. Анела нашла взглядом Аскрела. Его поддерживал капитан. И они приближались к ним. Выглядел грей не лучшим образом. Бледен, словно выжали из него все соки, казалось, каждый шаг требует у него усилия, из носа капает кровь. В одной руке меч, в другой мерцающий венец.
   - Плохо выглядишь, - хмыкнул Аскрел, протягивая венец и отступая от капитана.
   - На себя посмотри! - парировала Анела. Взяла венец и сразу ощутила, как он передаёт ей силы. Странный артефакт. Сначала выкачал все до капли стихии, а теперь делится остатками. Но всё же стало легче дышать, и она уже могла не упираться на брата.
   - А мне он не стал помогать, - обиженно пробурчал Аскрел.
   - Не заслужил...
   - Добрая ты, как я погляжу, - хмыкнул он.
   - Анела, что это было? - спросил Китан, с напряжением разглядывая венец.
   - Вся сила венца. Лишь Аскрел мог её высвободить, - объяснила Анела. - Только я не думала, что он начнёт вытягивать стихии и у меня тоже.
   Повертела в руках венец, стараясь понять, какие ещё неожиданности он может преподнести.
   - Значит, всё закончилось? - задумчиво спросил Китан.
   - Всё только начинается! - резко бросил Аскрел. - Снеж с помощью усиленной венцом силы успел так раскачать Врата, что Хозяева легко проникнут к нам в мир. Пусть и им понадобится чуть больше сил из-за того, что врата раскрыты не полностью. Но теперь любое слабое место в пространстве может стать для них входом. И они будут охотиться за королевой иридис. Её убийство моментально даст им столько силы, что уже ничто не сможет их загнать обратно в межмирье! Ну и заодно захотят избавиться от одной из тех, кто может уничтожить их...
   Ну и предки намудрили. Если её убьют твари Тьмы - их будет не победить, если она сама пожертвует своей жизнью - они исчезнут.
   - Про себя не забывай! Ты для них также опасен!
   - Опасен говоришь? - вдруг вмешался Китан. Сложив руки на груди, окинул грея напряжённым взглядом: - Что за игру ты затеял? Почему твой меч вдруг оказался спрятан за алтарём? Ты всё это планировал?!
   - Простите, - вдруг вмешался капитан. - Я бы хотел сказать. Это менестрель... точнее принц Кресалий помог нам заменить стражников.
   - Я так и думал. Итак? - требовательно посмотрел Китан на принца.
   Анела не вмешивалась, позволяя брату самому разобраться.
   Но снова Китана перебили. Подошёл один из Теней императора. Откинув полы плаща встал на одно колено перед Аскрелом и, склонив голову, известил:
   - Ваше величество, все предатели связаны.
   - Свободен, - отмахнулся Аскрел и насмешливо оглядел Анелу и остальных. - Есть ещё вопросы?
   - Отродье! Ты использовал нас, чтобы заполучить трон брата?! - угрожающе шагнул вперёд Китан.
   Анела едва успела схватить его за рукав, при этом не сводя глаз с Аскрела. Ей не верилось, что именно трон был целью принца, по крайне мере не главной.
   - Аскрел, почему ты сначала сдал нас императору, а потом позаботился о нашей безопасности?
   - А вы как думаете, ваше величество? - медленно оглядел её таким взглядом, что по коже побежали приятные мурашки.
   Но не хочет же сказать, что всему виной лишь она, лишь его влечение к ней? Никогда не поверит. Не похож он на человека, действиями которого руководят лишь чувства.
   Ответить она не успела. Громко хлопнула дверь и в пещеру ворвалась толпа стражи и солдат. Они выстроились недалеко от входа полукругом и застыли, угрожающе направив на них самострелы.
   Анела с отцом как-то сразу оказались за спинами мужчин: брата, Аскрела, хранителей, Теней, гвардейцев. Не было сомнений, до неё и до короля Амбрании смогут добраться только через трупы всех остальных.
   - Они убили императора! Схватить! Всех! - прозвенел по пещере звонкий приказ.
   - А вот этого я не предвидел, - пробормотал Аскрел. - Сестрёнка-то переиграла нас всех.
   Принцесса появилась в пещере не только в окружение стражи и солдат, рядом с ней находилось с десяток богато-разодетых аристократов и несколько Теней.
   - Анела, забирай отца и брата и уходите через портал! Мы их чуть задержим, - приказал Аскрел.
   - Это так серьёзно?
   - Убийца правителя и все причастные лица, кто бы они ни были, должны понести наказание. А наказание одно - смерть.
   - А на что ты надеялся-то?
   - Что императора убьёт кто-нибудь из вас. А я бы выкрутился, - хмыкнул он. - Китан, уведи её!- шагнул вперёд и мурлыкнул: - Лия, неужели ты и впрямь пойдёшь против меня?
   Да, он бы выкрутился.
   - Прости, Крес, ничего личного. Но ты должен понимать, тебя в своём окружении я никак не могу оставить. Особенно сейчас, - холодно произнесла принцесса.
   - Ну так извини, мы тоже безропотно идти на казнь не собираемся!
   - Взять их!
   Анела было шагнула к Аскрелу. Не хочет она оставлять его одного.
   - Уходите, ваше величество. Мы поможем ему! - крикнул капитан и вместе с гвардейцами присоединился к битве.
   Серий и Ирий переглянулись. И Серий повернулся к Анеле:
   - Простите, моя королева. Мы поможем вашему избраннику. Уходите и уводите короля.
   - Анела?
   Она оглянулась на брата. Он с мольбой смотрел на неё, бережно поддерживая потерявшего сознание короля Амбрании.
   - Он не выдержит, - тихо добавил брат.
   И Анела с тяжёлым вздохом кивнула. Если не отправить папу в спокойное место и не дать восстановить силы, он умрёт. Своим защитникам она помочь не сможет. Сил не хватит, а обращаться к Смерти она не желает. Чем скорее Анела уйдёт, тем раньше Аскрел и гвардейцы смогут сдаться. И за время, что понадобится этой новой императрице, чтобы подготовиться к казне, Анела успеет придумать, как вырвать из её рук своих людей и Аскрела.
   Отвернулась к стене, не желая видеть, как её защитники рискуют ради неё жизнью. Снова.
   Сосредоточилась, призывая стихии. "Игнис!" - мысленный призыв. Из венца вылетел огненный луч. Закружился в кольцо. Сжался, превращаясь в точную копию огневика, и повис в воздухе. "Аква!" - струя воды зависла в воздухе. Втянулась в одну точку и каплей поплыла рядом с Огневиком. "Терра!" - земляной, янтарный камень. И "Каэли!" - ярко-голубой прозрачный камень воздуха. Они закружились перед ней. Всё быстрее и быстрее. Анела представила, куда собирается попасть. И радужной стихией Жизни направила мысль внутрь кольца из стихийных камней. Те вспыхнули, и в воздухе возникло окно с переливающимися концами. За ним находилась знакомая ярко и богато обустроенная комната с множеством кружев и статуэток. Анела выдохнула. Получилось!
   Первым шагнул Китан, поддерживающий короля. Она вступила следом за ними и оглянулась. Сердце замерло. Её защитников окружили и теснили. Вот Аскрел оглянулся на нее, на губах мелькнула невесёлая улыбка. Он резко отвернулся и, отступив, бросил меч под ноги страже. Сдался. Его примеру последовали все остальные. Мудро. Силы не равны.
   Анела встретилась с торжествующим взглядом принцессы. Нахмурилась и одними губами произнесла: "Только посмей им навредить! Я вернусь!"
   Принцесса отцепила сеточку у лица, усмехнулась, до боли похожей на Аскрела усмешкой: "Попробуй!"
   Портал окончательно схлопнулся.
   Оставлять принца и своих людей в плену у имперцев она не собиралась. И нужно взывать лишь к Богине, чтобы никто из них не пострадал, пока она что-нибудь не придумает. Если нужно будет, она пойдёт на империю войной.

****

   За лесом посветлело небо, потускнели звёзды. Лошади зашевелились, просыпаясь. А Светлии не удалось за эту длинную ночь ни разу сомкнуть глаза. Сердце болело от тревоги, душа сжималась от страха за Джосия, за королеву, за остальных гвардейцев. Вскоре рассвет, а их всё нет. Неужели что-то случилось? Неужто погибли? Неужели имперский принц всё же вновь предал? Может, не следовало доверять ему?
   Когда он вдруг появился за спинами Светлии и Джо и предложил помощь, она почувствовала, что капитан едва не набросился на него. Но, к счастью, сдержался. Довод принца, что без него им не освободить королеву, был весомым. До вечера следующего дня предложил подождать за стенами города. Обещал, когда придёт время, приведёт обратно в Закрытый город. "Мы проследим, чтобы он выполнил обещание!", - с угрозой проговорил появившийся Серий. На лицах хранителей светилась решимость, выполнить при необходимости угрозу. Вот только, когда принц всё-таки пришёл за ними, Светлию оставили с лошадьми. И какая бы паника её не охватывала, пришлось уступить. И надеяться, верить, что Джо, что все вернутся. Что она не останется одна. И даже страх перед лошадьми померк перед ужасом потерять своего капитана, услышать о гибели королевы.
   Богиня! Пусть они все вернутся. Прошу!
   За спиной раздался шорох. Светлия оглянулась и, вскочив, отшатнулась к дереву. К ней неторопливо приближался Вольный. Огромный жеребец наступал как неприступная лавина. За ним тянулся повод, за который он был до этого привязан. Ореховые глаза сверкали сердито. Светлия пятилась. Паника охватывала сознание. Того гляди, Светлия перестанет контролировать себя и бросится бежать. Куда угодно, не разбирая дороги, подальше от этого чудовища. Позади раздалось ржание, заставив вздрогнуть. И перед огромным жеребцом встала вороная кобылка. Боком загородила Светлию и снова, глядя на Вольного, угрожающе заржала. Жеребец недовольно мотнул головой, но отвернулся и зашагал прочь, на поляну. Светлия следила за лошадьми затаив дыхание.
   Северянка повернулась к ней и словно с укоризной посмотрела. Потянулась мордой и застыла в ожидании. Будто предлагала погладить. Но не приближалась. Казалось, Северянка всё понимает и видит страх Светлии. Но даёт шанс перебороть себя и поблагодарить за помощь.
   Светлия сделала глубокий вдох и несмело протянула руку. Страшно было до ужаса. И если бы кобыла шевельнулась, она бы точно взвизгнула и отскочила. Зачем только она согласилась остаться с лошадьми? Бесполезная!
   Рука коснулась тёплой морды кобылы. Та всё также в ожидании стояла. И Светлия погладила белую отметину. Смелее и смелее. Облегчение окружила душу, и даже захотелось улыбнуться. И когда Северянка потянулась мордой к Светлии, она обхватила лошадь за тёплую шею и прижалась к ней. Черпая уверенность, удаляя страх. Не верилось, но кажется лошадка королевы предлагала поддержку. Над ухом раздалось тоскливое ржание. Поддержка нужна была не только Светлии.
   - Северянка, твоя хозяйка вернётся. Обязательно вернётся. Спасибо...
   - Думаешь, она тебе ответит? - донёсся за спиной тихий вопрос. Отчего Светлия вздрогнула и оглянулась. Мысленно поморщилась. Ну нельзя же быть такой трусихой.
   Перед ней стояла знакомая служанка принцессы. Та, которая говорила с королевой. Она задумчиво рассматривала Светлию.
   - Эта лошадь королевы иридис?
   Светлия осторожно кивнула, невольно вцепившись в гриву Северянки.
   - Красивая. И быстрая, полагаю?
   Светлия снова кивнула, продолжая настороженно следить за служанкой.
   - Это хорошо. Светлия, королеву ты здесь не дождёшься. Она ушла через портал в Амбранию. Гвардейцы и хранители в темнице...
   Джо... Королева вернётся, придумает что-нибудь. Она должна!
   - А принц Аскрел?
   - Кресалий имеешь ввиду? Там же! Императрице соперники не нужны.
   Императрице? Жены у императора не было, значит, сестра? Переворот?
   - Что их ждёт?
   - Смерть.
   Сердце кольнула боль. Нет. Не правда. Должен быть выход!
   - Что ты предлагаешь?
   - Насколько я знаю нашу королеву, своих людей она в опасности не оставит. И императрица это тоже понимает. Она не хочет убивать своего брата. Но по их законам убийца императора должен быть умерщвлен! Выхода она пока не видит. Она желает больше узнать о королеве иридис. И ты можешь ей в этом помочь!
   - И ты ей веришь?
   - А у тебя есть выбор? Ты хочешь освободить своего капитана?
   - На предательство я не пойду!
   - А кто говорит о предательстве? От тебя только зависит, что ты расскажешь. Силой никто не будет вытягивать из тебя сведения. Императрица даром не обладает.
   - А её люди? - глубоко сокрушённо вздохнула. Она понимала, что сделает всё, чтобы спасти Джо. Окинула взглядом лошадей, жевавших траву. Не сможет она одна дойти до Амбрании, тем более вместе с лошадьми. Да и вернуться в Закрытый город самостоятельно тоже. А она должна быть рядом с капитаном, во что бы то ни стало! Имперцы не услышат от неё ни слова о королеве, чего врагам нельзя знать. Много бы она ещё знала! - Хорошо.
   - Пойдём! Помочь с лошадьми?..
  -- Глава 13. Дворцовый переполох
   Дворецкий леди Пелании даже не дрогнул, когда застал в гостиной своей госпожи нежданных гостей. Будто каждый день из неоткуда на вверенной ему территории появлялись люди. Тут же, не будя никого из слуг, помог дотащить короля до одной из комнат и оставил их одних. Анела влила в папу все остатки стихии Жизни, отчего сама от слабости едва не свалилась, не поддержи её Китан. Он помог ей сесть в кресло и только потом спросил:
   - Как он?
   Анела мысленным взором оглядела папу. Лихорадка прошла, место раны уже не горело опасно-красным, а едва виднелось. Дня два отдыха, и король будет полон сил. Анела удовлетворенно улыбнулась:
   - Спит. Он поправится.
   Открылась дверь, и вошёл дворецкий с подносом в руках, на котором стоял дымящийся чайник и блюдо с пирогами. Анела вдохнула аромат липы и благодарно кивнула дворецкому. Липовый чай -- это то, что нужно для восстановления сил.
   С резкой болью в голову ворвался мысленный голос: "Королева, ты вовремя! Срочно нужна во дворце!"
   Анела со стоном потерла виски. Богиня! Да что же это такое?! Сначала Аскрел бесцеремонно ворвался в голову, а теперь ещё ведьма.
   - Анела, что случилось? - обеспокоенно шагнул к ней Китан.
   Выдавила успокаивающую улыбку:
   - Твоя ведьма обеспокоена. Нам срочно нужно во дворец.
   И, судя по едва заметным ноткам паники в мыслях ведьмы, кажется, задерживаться ни на мгновение не следует. Но что могло такого случиться, что даже Люси занервничала?
   Анела поднялась с кресла, голова закружилась, комната покачнулась. Анела, только упершись рукой об подлокотник кресла, устояла.
   Китан, нахмурившись, укоризненно покачал головой. Показал на кресло:
   - Сядь и поешь! Люси подождёт, как и вся Амбрания. Сейчас ты всё равно никому и ничем не поможешь.
   Анела хотела возразить, но промолчала. Китан прав. Она не сможет и шага ступить, пока не восстановит стихии. Да и лучше, и быстрее добраться до дворца через портал. Сэкономит время. Нужно лишь набраться побольше сил.
   Вместе с Китаном, севшим напротив, в молчании подкрепились. О чём думал брат, Анела не знала. Но судя по изредка бросаемым им взглядам на короля, тревожился об отце. А вот её не отпускали мысли об Аскреле. Насколько ей известно, в империи лишь раз в месяц казнили преступников. В День Возмездия. В этот раз он должен быть на следующий день после праздника Солнечных состязаний, которые должны быть через два дня. Вот за эти два дня она и должна придумать, как спасти Аскрела, хранителей и своих гвардейцев от казни. А пока её ждут дворцовые неприятности.
   После раннего, очень раннего, завтрака, оставив отца на попечении верного дворецкого тётушки, Анела с братом через портал переместились во дворец, в личные королевские покои.
   Не успел портал закрыться, распахнулась дверь и в комнату ворвалась Люсилия. Решительный шаг, нетерпение в янтарных глазах, вихрь чёрных волос за спиной, длинные блестящие серьги, покачивающие при ходьбе, и позвякивающие друг о друга пара браслетов на каждой руке. И ярко-солнечное платье, от которого отражались лучи восходящего Ока, заглядывающего в окно.
   Китан остолбенел, словно перед ним предстала сама Богиня. Люся лишь искоса глянула на него, на мгновение в глазах мелькнуло удовольствие, но затем ведьма обратила всё своё внимание на Анелу.
   - Объявилась, королева! Исправляй давай всё, к чему привели твои законы! - сердито бросила она.
   - Что случилось?
   - Что случилось, ты хочешь знать? Сейчас, в данный момент, твои обожаемые людишки хотят казнить одну из нас. А иридис собираются не допустить этого. И если ты не поторопишься, спасать будет некого!
   Анела, не дослушав, бросилась к балкону.
   Лучи Ока из-за высоких крепостных стен едва освещали площадь. На эшафоте стояли два солнечника по обеим сторонам от привязанной к столбу иридис. Вокруг расположились охотницы и солнечники с оружием наготове. Рядом выстроились иридис с переливающимися в руках стихиями. Против кого они собираются выступить не ясно. То ли против солнечников и стражи, то ли против толпы людей, вооружённой разнообразным оружием: начиная от дубинок и заканчивая длинными мечами. Владыка Солнечников возвещал с эшафота, видимо, пытался успокоить и людей, и иридис. Малейшая ошибка с той или другой стороны - и бойни не избежать. Все усилия Анелы на мир будут напрасны. Нужно действовать и как можно быстрее.
   Анела вернулась в комнату.
   - Кит, быстро в сокровищницу за большой короной! - и так глянула на брата, собирающего переспросить, что он молча направился исполнять приказ. - Люси, подай белую сорочку из шкафа и рассказывай!
   Анела сняла Радужные венец, распустила волосы, сняла амулет, королевскую печатку, осталось лишь колечко Аскрела. От одного взгляда на него становилось легче. Переоделась в протянутую Люсилией сорочку. В ту самую, в которой проходила коронация. Догадливая ведьма! Поверх накинула шелковый халатик. Пока она переодевалась, Люси рассказывала.
   После отъезда Анелы, отношения между людьми и иридис становились с каждым днём всё напряжённее и напряженнее. Казалось, кто-то подливает масла в огонь, натравливая их друг на друга. Среди людей появилась новость, что хотят убийцу-иридис освободить без всякого суда и дознания. Недовольство докатилось до дворца, до совета. Суд над Элией не стали откладывать. Вот только участвовали в нём одни люди, иридис не допустили. Результат закономерен - смертная казнь через костёр. Ар решение одобрил три дня назад. Люси его бы отговорила, попросила потянуть время до возвращения Анелы, не успела. Младший принц исчез.
   Анела на этих словах вздрогнула. Но усилием воли заставила себя не переспрашивать. Всё узнает потом. Главное - он жив, смерть брата бы она почувствовала. Сейчас срочно нужно остановить надвигающую бойню. А на душу упал ещё один камень тревоги.
   Иридис не посчитали приговор справедливым, решили помешать казни. А вот люди наоборот решительно настроены на её осуществлении.
   - А что канцлер?
   Она никогда не поверит, что дед мог остаться в стороне. Особенно если дело касалось одной из иридис.
   - Вмешались князь Зимирий с бывшей королевой. Им только дай повод противопоставить себя канцлеру! И совет встал на их сторону.
   Дед не настоял на своём? Странно. До этого она думала, что переспорить его никто не может.
   Проклятие! Анела ведь отсутствовала в Амбрании лишь чуть больше месяца. А они успели довести её чуть ли не до катастрофы!
   Китана они уже перехватили в коридоре. Он окинул Анелу недоуменным взглядом и нахмурился.
   - Ты что задумала? - спросил он, вручая сверкающую корону, которую Анела надевала лишь один раз, на коронацию.
   - Решить всё раз и навсегда! - на ходу бросила она.
   На встреченных аристократов, провожаемых её удивлёнными взглядами, не обращала внимание. Как и на стражу, которая старалась остаться невозмутимой. Не часто они могли видеть, как королева Амбрании прогуливается по дворцу лишь в лёгком халатике.
   От площади доносились угрозы, крики, предупреждения - сливающиеся в грозный гул толпы.
   Отряд стражи проводил Анелу до ворот.
   - Дальше я иду одна! - властно бросила она, передавая Люси халат и оставаясь в одной сорочке. Тут же поёжилась от прохладного воздуха
   Китан схватил Анелу за плечо.
   - Подожди! Ты же не собираешься... Это опасно! Я не позволю тебе! Они разорвут тебя. Если ни одни, так другие!
   - Китан, другого выхода нет. Я не могу позволить, чтобы в моей стране вновь началась гражданская война. Тем более перед такой угрозой, как Тьма! Или же я объединю иридис и людей, или же стране конец. Кто бы правителем ни стал!
   - Тогда я иду с тобой!
   - Ещё чего не хватало! Стража! Задержать принца! Никого не выпускать из дворца! - кивок трубачам и шаг за ворота, которые тут же захлопнулись за спиной. Путь Китану загородила стража.
   - Анела! - возмутился брат.
   - Удачи, королева! - пожелала Люси. - Она тебе точно понадобится! А о Ките не волнуйся. Успокою я его.
   В этом Анела не сомневалась.
   Больше не оглядываясь, под трубы, возвещающие о появлении королевской особы, она зашагала в центр площади. Смотря только перед собой, с гордо вздёрнутым подбородком, с решительностью на лице и с тяжёлой короной на голове. И иридис, и люди в удивлённом молчании расступались перед ней. Прохладный утренний ветерок ерошил волосы, рукава и подол сорочки. Земля холодила ступни в лёгких домашних туфлях. На коронации, однако, было теплее.
   Анела остановилась между людьми и иридис. Трубачи перестали играть. Каждую иридис за спиной Анела ощущала как себя, их потрясение, решимость и негодование. Даже амулеты, которые, с удовлетворением отметила Анела, они не сняли, не могли скрыть их чувства. При необходимости она могла бы обратиться к стихиям и силой усмирить иридис, её прямому приказу они противиться бы не смогли. Даже Фейс с охотницами, которые поспешили подойти к Анеле. Видимо, чтобы при необходимости защитить. Но силой влиять на иридис было бы неправильно. Они должны сами принять решение. Как и люди должны принять иридис.
   Ну что ж, о коронации она народу напомнила. Как и напомнила о своих тогдашних словах об их единстве. А теперь нужно напомнить им ещё кое о чём.
   В наступившей тяжёлой тишине Анела сняла корону и протянула подошедшему Селию Владыке солнечников.
   - Пусть будет у вас, - повернулась к неодобрительно смотрящей Фейс.- Дай плащ!
   Накинула на себя золотистое одеяние и медленно обвела властным взглядом свой недоумевающий народ: и иридис, и людей - и только потом тихо, но так, чтобы все услышали, если бы захотели, произнесла:
   - Моя стихия нужна, чтобы хранить Амбранию, мой дар, чтобы помогать народу моей страны и лишь талант принадлежит мне. Так было и так будет! Да присмотрит за нами Богиня и поможет мне исполнить её волю... - пауза. Богиня, помоги. Пусть люди ещё не забыли о Солнечных жрицах, пусть всё, что им внушали за эти триста лет, не исчезло. Пусть тот эпизод с отцом Светлии был не случаен, а люди и на самом деле продолжают верить жрицам. - Я готова выслушать вас!
   Люди в замешательстве переглядывались, злиться и удивляться одновременно трудно. Откуда-то донёсся шёпот: "Она была жрицей". И ответный шёпот: "Жрица - это на всю жизнь".
   Анела среди толпы выделила уже немолодого мужчину с волевым лицом и умным взглядом. Судя по качественной, из хорошей ткани одежде, один из торговцев. Аристократия предпочитала яркие, броские наряды. Да и вряд ли рискнули участвовать в этом мероприятии.
   Анела поймала его взгляд и приказала:
   - Говори!
   Он посмотрел в одну сторону, потом в другую. И вопросительно на неё. Королева и впрямь обращается к нему? Анела кивком ответила на его молчаливый вопрос.
   Мужчина нахмурился и шагнул вперёд. Твёрдо произнёс:
   - Мы хотим справедливости! Эта... - махнул в сторону эшафота, посмотрел на Анелу и сдержал резкое словцо, - женщина убила с помощью своей силы одного из нас. И не только Эндрия, но и его семью: жену и детей. Я лично знал его. Пусть он был так себе человек. Но его жена милая и приятная женщина. А дети и вообще невинные. Убийца должна понести наказание!
   За его спиной люди, подтверждая, поддакивали и кивали.
   - Я услышала! - Анела повернулась к иридис. - Что скажите вы? Чего вы желаете?
   - Справедливости!
   Кто бы сомневался?! Все её хотят. Только справедливость для одного несправедливость для другого. Анеле нужно найти решение, которое устроило бы всех. И её в том числе.
   Вперёд шагнула молодая черноволосая ведьма с такими пронзительными зелёными глазами, будто в глазницах находились настоящие изумруды. Такие же ослепительные и ледяные. Орелия. Одна из ордена Иридис.
   - Люди все эти года гоняли нас, словно диких зверей. У нас не было никаких прав. Лишь по одному слову любого человека начиналась за нами охота. И вот, когда мы стали надеяться на спокойную безопасную жизнь, какой-то людишка убивает сына одной из нас. Да, Элия отомстила. Думаю, любая мать пришла бы в отчаяние и ярость. Элия должна была предстать перед справедливым судом, судом, в котором участвовали бы и люди, и иридис. Смерть - слишком жёсткое наказание для матери, потерявшей своего ребёнка!
   - Я услышала! - остановила Анела иридис.
   В Орелии не было ни капли ненависти ко всем людям. Словно иридис специально делала упор лишь на Элию. Но насколько Анела знала, главная цель ордена - полное возвышение иридис над людьми. И такое единодушие среди них в исполнении приказа Анелы - у каждой на шее висит бирюзовый амулет. Можно только обрадоваться, если бы не неприятное ощущение неправильности.
   - Её приговорили к смерти! И приговор должен вступить в силу! - крик из толпы. Люди заволновались.
   Но под взглядом Анелы снова затихли.
   - Вы думаете, она ... - Анела показала на Элию, которая за всё время этого разбирательства даже ни разу не шелохнулась. Кажется, её совершенно не волновало, что с ней будет. Безропотно примет и смерть, и помилование. - Не жалеет о потере контроля? Не проклинает себя?.. Скажите, какой приговор ждал бы человека, который в отчаянии отомстил за смерть своего ребёнка, но в процессе мести нечаянно в приступе ярости убил невиновных? - и сама же ответила. - Каторга. От семи до десяти лет. Так почему же вы требуете именно смерти для этой женщины?
   - Так она ведьма...
   - Она иридис! - резко прервала Анела. - Ведьм больше нет. И значит, некого предавать огню при малейшем подозрении. Но в одном вы правы. Тому, кому Богиня даёт много, с того и спрос больше. Элия не сдержала свою стихию. Стихия управляла ею, не она. Значит и наказание должно быть серьёзнее. Вот моё решение... - обвела тяжёлым взглядом людей и иридис. Все ожидающе смотрели на неё. Все, кроме самой виновницы этого переполоха. Что-то придётся предпринять, чтобы вывести её из этого ступора. Она нужна ей в добром здравии, - ...двадцать лет прислуживания. Где и кому... решу потом!
   Она немного слукавила. Где использовать иридис, она уже знала. Перед отъездом поговорила с ней, да и других иридис расспросила. Элия долгое время изучала историю иридис и, наверно, является самым осведомлённым человеком в этой области. В институте от неё будет наибольшая польза.
   Анела обвела решительным взглядом толпу. Какой-то рыжий парень хотел что-то возразить, но стоящая рядом женщина ударила локтём ему в бок и прошипела:
   - Решение жрицы не обсуждается!
   - А не слишком лёгкое наказание? - всё-таки донёсся вопрос из толпы. Анела так и не смогла разглядеть, кто это говорит. - Королева сама из иридис вот и покрывает одну из своих.
   И снова Анеле не пришлось отвечать.
   - А ты бы согласился двадцать лет пахать на кого-то, не имея никаких прав? - снова крик из толпы.
   - Вспомни про суд над Жиглием! Королева тогда встала на его сторону. До сих пор тот живёт на отступное от иридис.
   По толпе пронёсся ропот одобрения.
   Анела обернулась к солнечникам:
   - Уведите Элию во дворец. Я потом поговорю с ней, - вновь повернулась к народу: - Ещё какие-нибудь будут ко мне вопросы?
   Иридис переглянулись. Люди зашептались между собой. Как вдруг потемнело, на безоблачном небе из ниоткуда появилось чёрное облако, укрывшее Око. На площадь опустилась тишина: ни человеческого голоса, ни птичьего писка, ни собачьего лая, даже исчез шелест деревьев. Напряжённая, зловещая, ожидающая тишина. Такая, что по коже побежали мурашки, а в волосах заискрили молнии. Люди и иридис все как будто сжались, испуганно начали озираться.
   Стихии Анелы быстрее побежали по венам. Кончики пальцев засвербели. Воздух в нескольких саженях от Анелы задрожал, появилась переливающая плёнка четырёх стихий. С лёгким щелчком она треснула и закрутилась в знакомый смерч, лежащий на земле... Из него на площадь выскочили лысые морщинистые существа, с полупрозрачной кожей - октпаусы. Несколько десятков октпаусов. И с противным скрежещущим криком вылетел десяток тварей с пупырчатыми крыльями, с клювами, полными острых зубов в два ряда. Они плевались какой-то гадостью, от которой плавилась земля.
   Ближайшие к ним люди тут же погибли. Над площадью раздались крики ужаса, всех охватила паника.
   Из дворца вырвался отряд солдат во главе с Китаном.
   - Иридис, защитить людей от летающих тварей! - громко приказала Анела, вкладывая в каждое слово капельку стихии Жизни. - Остальные - все силы против врага! Бейте прямо в сердце. Оно у них с правой стороны груди. Опасайтесь щупалец. В них ослабляющий яд.
   Её слова заставили людей и иридис прийти в себя.
   Прищурилась и мысленно громко позвала венец. В тот же миг он появился в её потянутой руке. Надела на голову.
   - Охотницы, вы со мной! Мы должны закрыть портал.
   - Ваше величество, может...
   - Лишь я могу остановить это! - резко прервала Анела охотницу.
   Пока добирались до портала, охотницы прикрывали Анелу стихийными щитами. Люди тоже не бездействовали. Так как большая часть пришла с оружием, то они набросились на октпаусов. Китан сориентировался и то и дело слышались его команды. Иридис сшибали с неба с помощью стихии летающих тварей, а люди защищали одарённых стихией от щупальцев октпаусов. И все одновременно - и люди, и иридис - не подпускали тварей к десятку иридис, укрывающих с помощью стихийных щитов от плевков летающих тварей их самих и женщин с детьми, спрятавших у них за спиной.
   Анела приблизилась к Вратам и стала искать стихийные камни. Их не было! Но на чём тогда держится портал?
   - Странные какие-то, - вдруг проговорила рядом одна из охотниц.
   - Ты о чём?
   - Вон те две иридис просто стоят и не шевелятся. И не сводит глаз с портала.
   И впрямь две иридис неподвижно стояли по одну сторону смерча. Анела посмотрела на них внутренним зрением. Если бы они просто стояли. От одной к порталу текла воздушная сила, от другой - огненная. Не было никаких камней. Вместо них иридис. Должны быть ещё две.
   - Вон ещё. С другой стороны, - крикнула молоденькая охотница.
   Эти стояли лицом к Анеле. Она содрогнулась от вида чёрных, без белков, глаз. Иридис под властью Тьмы. Четыре женщины, четыре стихии - квадрат. Богиня, и как их останавливать? Не убивать же?!
   А стихии внутри просились наружу. Злость поднимала голову. Приспешники Тьмы посмели использовать амбранийцев. Её народ. Ошибка, Тьма! Иридис находятся под её защитой и её контролем.
   - Охотницы, мне нужна ваша сила!
   Не дожидаясь ответа, мысленно коснулась каждой из десяти охотниц, стоящих рядом, и призвала частицу их стихий. Так, чтобы не навредить. Заёмные стихии объединились с её собственными. Казалось, её сейчас разорвёт на части. Уже не только кончики пальцев, но и руки горели от стихий, требовавших их выпустить.
   Краем уха уловила восхищённый вздох, издавший охотницами.
   Анела выпустила поочередно четыре радужных луча к одержимым женщинам. Перед каждой из них встал переливающийся щит, поглощающий их стихию. Портал остался без подпитки.
   Анелу словно ударили в грудь. Четыре раза со всей силы и размаха. Она пошатнулась, но устояла на месте. Дыхание перехватило. Стихии бились в щиты, вытягивая силы Анелы. Она едва удерживала их.
   Портал без подпитки начал съёживаться.
   Твари заметили неладное. Из Врат сразу устремились к Анеле с охотницами, безошибочно найдя виновников. Жрицы окружили Анелу и отсекали их ещё на подходе.
   Портал с всхлипом захлопнулся так резко, что одна тварь, не успевшая пролезть, распалась на половинки.
   Воздействия на щиты прекратилось. Женщины, словно тряпичные куклы, опали на землю. Анела покачнулась. И если бы кто-то из охотниц не поддержала, сама тоже бы свалилась. Кружилась голова, ноги подкашивались, крылья... крылья? Она и не заметила, когда они появились, тянули плечи назад и ныли. Убрать их не было сил.
   Анела огляделась. Солдаты, граждане, солнечники и иридис добивали оставшихся тварей. Площадь была замызгана чёрной и красной кровью, в воздухе летал запах гари. Кое-где стонали раненные люди и иридис. А где-то лежали парализованные ядом октпаусов. К раненым и парализованным спешили целительницы. Солдаты укладывали мёртвых в ряд. Потом родственники опознают своих.
   Какая она после этого королева, если не смогла защитить своих людей? Не предвидела нападение. Аскрел ведь предупреждал, что твари Тьмы начнут охоту за ней. А она ведь желала сделать всё возможное для того, чтобы не допустить участия Амбрании в войне. Но одного желания оказывается мало.
   Часть людей ошарашено смотрели на неё. И тем больше амбранийцев освобождалось, тем больше подтягивались к ней, по широкой дуге обходя тела одержимых иридис.
   Тихий приказ:
   - Фейс, одержимых - во дворец. К утру должны очнуться. Допросить!
   - Слушаюсь! - Фейс кивнула нескольким охотницам и те направились к лежащим в беспамятстве. На вопросительный взгляд Анелы также тихо пояснила: - Остальные присмотрят за вами. Вы же собираетесь задержаться, не так ли?
   И чего было больше в голосе охотницы убеждения или недовольства Анела не разобрала.
   Граждане Амбры в основной части своей были растеряны и испуганы. Лишь у горящего дома царило деловое спокойствие. Несколько иридис Аквы водной стихией заливали огонь, а люди выносили вещи. И над этим раздавался зычный голос Китана. Рядом с ним мелькало ярко-жёлтое платье. Люси, видимо, не желала оставлять своего жениха. Да и стража помогала иридис с раненными.
   А долг Анелы - успокоить свой народ и дать им разумное объяснение.
   Анела сделала глубокий вдох и, пересилив себя, распахнула радужные по краям с серебристо-чёрным вкраплением крылья. Все, кто мог, уже видел их. И нужно показать, что ничего в них необычного нет. Чтобы люди могли сказать: "Ну и есть у королевы крылья. Что здесь странного?" А теперь о крыльях ни слова. Не нужно делать на них акцент. И необходимо подключить всё своё спокойствие, уверенность и умение убеждать!
   - Амбранийцы! Я знаю, многие из вас напуганы, растеряны, некоторые ранены. Сегодня мы впервые столкнулись с самой Тьмой! С настоящей Тьмой, порабощающей наши души и наши тела. Но помните! Всегда помните! Как бы ни было неожиданно нападение, как бы ни были мерзки твари, - мы первое сражение выиграли! Вместе! Победили! Но это, к моему сожалению, только начало. Тьма наступает. И уже мы не можем быть в безопасности даже в нашем родном городе. Мы должны её изгнать. Изгнать из наших сердец, из наших душ и умов. Из нашего дома, города, страны. И мы это сделаем! Сделаем, если будем едины. Не люди, не иридис; не аристократия, не простолюдины, не солнечники, - а народ Амбрании! Амбранийцы! За Амбранию!
   - За Амбранию!!! - пролетело над площадью общий крик.
   - Вскоре нас ждёт битва, поражение в которой будет значить гибель не только для нас, не только для нашей страны, а гибель для всего мира. Мы не дадим этому осуществиться!!! - и тихо. Слова - клятва: - Я не дам! - и вновь громко: - С нами Богиня! С нами вера! С нами Амбрания!
   - С нами Богиня!
   - С нами вера!
   - С нами Амбрания!
   - Стихия!
   - Иридис!
   - Королева!
   Солнечное Око лишь немного возвысилось над стенами. День ещё только начался, а Анела уже еле стояла на ногах. Но столько ещё дел нужно сделать, и ответить на столько вопросов! Куда запропастился Ар? Почему деда с Кришаном не видно? Если она не ошибается, краем глаза видела жёлтое полотнище флага князя Жизнелии, ярко-синее князя Линелии и белоснежно-алое короля Вильмы. Пришло время разговора с ними. И она всё же вспомнила, где видела одержимых иридис - послушницы из храма Аква, ушедшие вместе с Ланией.
   Под торжественные крики людей и иридис Анела прошествовала к воротам дворца. Люди начнут задавать вопросы после, когда успокоятся и до них дойдёт всё происшедшее и её слова. На стене вестей к вечеру должно висеть её обращение к народу с логичным и простым объяснением и о нападении Тьмы, и о вдруг появившихся крыльях королевы.
   Перед тем как скрыться за воротами оглянулась. Китан продолжал руководить уборкой последствий нападения. Его властный решительный голос так не вязался с его обычным спокойным тоном. Анела всегда знала, что он способен на большее, чем хочет показать. Но теперь она уверена, у неё есть генерал, который поведёт их войска против Тьмы. Как бы она за него не боялась, но больше некому.
   - Фейс, помоги принцу. Потом встретимся в моём кабинете.
   Мысленно к Люсилии:
   "Когда освободитесь, жду вас с Китаном у себя!"
   И в сопровождении двух охотниц, которых оставила Фейс с ней, направилась к дворцу.
  
   Тяжёлые парадные двери закрылись за её спиной. Не успела выдохнуть, как по просторному королевскому холлу пролетел звонкий радостный крик:
   - Сестра!!!
   И по лестнице сбежал белокурый огонёк и бросился к присевшей Анеле на шею, а затем Анелу обняла и подбежавшая Алика.
   - Мы так испугались! - говорила Висея прямо на ухо Анеле. - Мы всё-всё видели! Из окна. Такие страшные чудовища! Хорошо, что вы убили их всех!
   И словно подтверждая её слова, звенели длинные серёжки-кольца и браслеты на руках.
   Анела чуть отстранилась и оглядела девочек и покачала головой. Если Алика с последней встречи не изменилась. Только волосы чуть взъерошены, да и синие глазки испуганно блестят. То Висея, кажется, нашла себе кумира. Длинное ярко-красное платье, свободно распущенные золотистые волосы, длинные серьги, цепочка и пара браслетов. Кажется, она решила во всём подражать Люсилии. Остаётся надеяться, что она слишком мала, чтобы начать ехидничать.
   - Помолчи, балаболка, - остановил Висею, собирающуюся, кажется, разом вывалить на Анелу все новости, серьёзный мальчишеский голос. - Дай и остальным поприветствовать королеву.
   Вот только в глазах Мишани не было ни капли серьёзности, лишь нетерпение.
   Анела раскрыла объятие и обняла и его тоже. Крепко-крепко!
   Как приятно возвращаться домой, где тебя любят и ждут. Даже усталость отступила от такого напора радости.
   - Как же я всех вас люблю! - прошептала Анела. И никогда никому не позволит им навредить. Чуть отстранилась и оглядела ребят: - Алика, никого ещё не успела приручить?
   - Она-то не успеет? К ней в комнату страшно входить. Того гляди на кого-нибудь наступишь! - пробурчала Висея. И какие знакомые нотки.
   "Люси! Я тебя убью! Совсем испортила малышку"
   Алика лишь смущённо улыбнулась, стараясь незаметно ткнуть подружку локтем.
   - А ты, Висея, всё также ищешь приключения на свою голову? - улыбнулась Анела.
   - Ещё как! Только и успевай её останавливать, - усмехнулся Мишаня. И тут же: - Я вёл себя хорошо. Точно-точно!
   Алика с Висеей переглянулись, раскрыли ротики, но Мишаня показал им кулак.
   Анела улыбнулась, глядя на эту спевшуюся дружную компанию.
   - Анела, я рада тебя видеть, - донёсся мелодичный голос.
   Софика стояла у основания лестницы. На губах улыбка, но она ни капли не обманула Анелу. В глазах старшей девочки тревога, щёчки бледные, на лбу морщинка. Неужели снова предсказание?
   Анела нахмурилась и, отстранившись от малышей, шагнула к Софике.
   - Что случилось?
   - Я потом расскажу, ладно? - с мольбой попросила девочка. - Наедине, - и прикусила губу.
   - Хорошо, но...
   - Анела! Анела! Анелушка! Детка! - донёсся полный отчаяния крик. - Беда!
   В холл, заламывая руки, ворвалось радужное облако: тётушка Пелания не исправима. Ярко-красное платье, с множеством всевозможных цветов уборок, которые и так не худую фигуру делали ещё круглее, и блестящая вуаль, сдерживаемая диадемой, перекинутая на спину. И ведь портные не виноваты. Это выбор самой тётушки.
   Леди, тяжело дыша, выдохнула:
   - Князю... твоему деду... плохо... - в синих глазах ужас и боль.

****

   Князь Вэлерий Прометий в своём кабинете смотрел в окно, выходящее на площадь. Сегодня должно было случиться то, что заставило бы Анелу выбрать сторону иридис и забыть о людях. Всё ведь шло по плану. Несколько семидневьев среди людей действовали орденцы Кришана -- разжигали подозрительность по отношению к иридис. Слово в одном месте, спровоцировать иридис в другом месте, за кружечкой эля рассказать слезливую историю о вероломстве иридис в третьем месте. Люди глупы -- они даже не поняли, что ими манипулируют. И такую же игру провести среди иридис, тихо внушить им, что они выше и сильнее людей, благороднее.
   Ар, этот мальчишка, от нетерпения побыстрее отправиться на бал, подписал, не читая, приговор. Не удивительно, что так спешил. Его ведь ждали соучастники. Кто бы мог подумать, что этот принц пойдёт на предательство? Но Кришан сам был свидетелем и не только он. Власть портит людей.
   Всё было подготовлено для казни. Среди людей находился смутьян, о присутствии которого также позаботился Кришан. Смутьян должен был натравить людей на иридис, заставить первыми напасть. Кто бы остался победителем, князь не сомневался. Людям нечего противопоставить стихиям иридис. Анела бы прибыла, когда ничего изменить уже нельзя было. Ей бы сообщили, что иридис лишь защищались.
   Но... Анела прибыла раньше. И сейчас в одной сорочке направляется в самую гущу конфликта. Всё же он не мог не одобрить её действия. Чтобы остановить столкновение, нужно всех ошеломить. Она это сделала, напомнив о том торжественном дне коронации. О том, что народ Амбрании тогда поддержал её восхождение на трон.
   Сердце сжалось. Только бы ни смутьян, ни кто другой не спровоцировал ни иридис, ни людей. Сейчас Анела стоит на пути и тех и других.
   - Ну, Вэл, ты этого хотел? - раздался за спиной полный боли, страха и презрения голос Пелли. - Ты ведь этого добивался? И сейчас наша малышка в опасности.
   Он не ответил ни слова. Правда была в каждом слове обвинения. Пелли встала рядом. От лёгкого аромата этой женщины до сих пор становилось тепло на душе, как и много лет назад. За эти дни он многое узнал о ней. Пусть она и без конца критиковала его методы, его самого, и все его стремления, но злиться на неё он не мог. Старый дурак! Оказывается и у него есть слабое место.
   - Богиня! Анела... - выдохнула Пелли.
   У князя перехватило дыхание от ужаса. На площади разворачивалось Тьма знает что... Вот именно Тьма и знала. На народ напали непонятные уродливые твари. Князь хотел броситься, помочь внучке, защитить её. Сделать хоть что-нибудь, а не бестолково наблюдать. И с ужасом понял: не может шевелиться. Ноги отказали. В глазах потемнело. От резкой боли в груди он схватился за сердце.
   Сквозь звон в ушах донёсся крик Пелли:
   - Вэл... Вэл... - и наступила темнота.
  

****

   Князь Вэлерий Прометий, канцлер Амбрании, глава ордена Иридис сейчас совершенно не походил на одного из самых могущественных людей страны. Кажется, на огромной кровати он как-то съёжился и уже не казался гигантом, подавляющим своим ростом всех окружающих. Бледное, чуть ли не до белизны лицо сливалось с подушкой. Дыхание прерывистое. Но, благодарение Богине, Анела успела. Стихия Жизни защитила сердце деда и заставила работать. Но чтобы вернуть прежние силы понадобится время и лечение. И почему он только не обратился к ней раньше? Не тогда, когда сердце совсем ослабло и при малейшем волнении едва не отказало.
   Анела вздохнула и вышла из комнаты, тихонько прикрыла за собой дверь. Быстро прошла через просторный холл к кабинету князя. Лишь стоило открыть дверь, как тётушка поднялась с тахты у окна и с тревогой, вопрошающе посмотрела на Анелу. В кабинете князя её встретил встревоженный, вопрошающий взгляд тётушки. Кроме её никого не было.
   Анела выдавила успокаивающую улыбку и упала в кресло князя.
   - Выживет, - выдохнула она.
   - Благодарение Богине, - с облегчением шепнула тётушка.
   Анела устало откинулась на спинку кресла. Немного кружилась голова, двигаться совсем не хотелось. Слишком суматошное утро, слишком много стихии потратила. Подняла руку, чтобы чуть помассировать виски, и неловко больно ударилась об приоткрытый ящик, внутри которого что-то зазвенело. Анела погладила ладонь и уже хотела зло задвинуть мешающий ящик, но мельком заметила какие-то пузырьки: пять бутылочек с ярко-красным содержимым. Знакомый цвет. Но данным эликсирам здесь совсем не место!
   Чтобы убедиться в догадке, достала одну из бутылочек и, открыв, понюхала. Сладкий, дурманящий аромат. Она не ошиблась - это эликсир Амзелии Терр. Когда-то давным-давно иридис из рода Терры пыталась вылечить мать от сильной боли в сердце. Смешав несколько сильнодействующих трав, создала эликсир. В первые дни матери и вправду стало легче, но вскоре она умерла. Как после выяснилось, эликсир давал только видимость облегчения, травы с каждым приёмом всё сильнее ослабляли сердце женщины. Всем целительницам иридис об этом медленном яде прекрасно известно. И никто из них не предложил бы этот эликсир больному человеку. Если, конечно, не желал его убить.
   Но дед очень осторожен и подозрителен. Как он мог попасться?!
   - Анелушка, ты слушаешь меня?!
   Анела вздрогнула и удивлённо посмотрела на тётушку. Её так поразил найденный эликсир, что она на время даже забыла о миледи Пелании.
   - Тётушка! - решительно прервала Анела. - Никто не должен знать, что князю Прометию больше ничего не грозит. Пусть думают, что у него плохи дела! Что я помочь не смогла. Он держится из последних сил!
   Кроме тётушки, нужно будет рассказать и Киту, а остальным знать ни к чему. Насколько ей известно, у деда много врагов, как и среди аристократов, так есть недовольные и среди иридис. Взять хотя бы князя Зимирия с Васелией, или же охотниц. Без иридис точно не обошлось. Эликсир могла сделать только одна из них. Вот только отголоски стихий какие-то непонятные и совершенно незнакомые. А Анела-то была уверена, что всегда сможет узнать любую из них. Но ведь ещё есть греи. Как она могла о них забыть?! Только зачем им травить канцлера Амбрании?
   - Но...
   - Так надо! - и взглядом попросила тётушку не задавать вопросы. Пока Анела всё не выяснит, лучше никому не знать о её предположении. Пусть убийца думает, что ему всё удалось. Возможно, совершит ошибку. - Думаю, мы переправим князя в ваше поместье, чтобы случайно он не попался кому-нибудь на глаза. Пусть считают, что вы используете все силы, чтобы поставить его на ноги. Вы ведь присмотрите за ним?
   Тётушка сможет усмирить и канцлера, и своего брата. И не допустить смертоубийства.
   - Как скажешь, Анелушка. А тебе лучше переодеться и отдохнуть немного. Выглядишь усталой.
   "Королева! Ты где пропадаешь?! Мы долго должны тебя ждать?!"
   Анела скривилась и потерла виски. К мысленным разговорам с Люси она привыкнуть ещё не успела.
   "Я скоро!"
   - На счет переодеться вы правы, тётушка. А вот об отдыхе, боюсь, мне сегодня только мечтать и мечтать.
   Анела, прихватив один из пузырьков, закрыла ящик и поднялась с огромного кресла князя.
   - Тётушка, когда князь проснётся, срочно позовите меня. Никому не позволяйте его видеть. Ссылайтесь на меня!
   - Даже Кришану?
   Анела помялась. Дед доверял своему воспитаннику. Считал своим наследников, чуть ли не сыном. Связь Кришана с покушением на князя и для неё самой кажется нереальной, иллюзорной. Но проверить следует всех!
   - Даже Кришану!

******

   Анела переодевалась в повседневное королевское платье и одновременно диктовала Старшей фрейлине задания. Найти главу СОА срочно! Передать её приказ о созыве срочного совета. Сообщить князьям Жизнелии и Линелии, что с ними встретится после обеда. А потом поговорит и с королём Вильмы. Но в случае каких-либо новостей о канцлере или об Аре нужно сообщать ей незамедлительно! Чем бы она ни была занята.
   Позволила одной из служанок убрать ей волосы в строгую причёску и, отпустив графиню, Анела пошла в свой кабинет.
   Люси вольготно устроилась в королевском кресле. Кит облокотился на спинку и перебирал длинные пряди вороных волос своей возлюбленной, отчего иридис довольно щурилась. Фейс, сложив руки на груди, застыла у стены рядом с дверью. Всей своей фигурой, взглядом и поджатыми губами показывала неодобрение парочке за столом. Что, по-видимому, только доставляло удовольствие ведьме.
   - А вот и наша королева. Дождались-таки, - усмехнулась Люси. - Как там канцлер? Жив? Или к Богине ушёл, наконец?
   Анела успокаивающе улыбнулась брату, с тревогой смотрящему на неё. Но говорить ничего не стала. Потом. Наедине. Прошествовала до стола и выразительно оглядела ведьму и вопросительно приподняла брови. Собирается та освобождать кресло хозяйки или нет?
   Ведьма усмехнулась и медленно поднялась. Села на край стола.
   В молчании Анела устроилась в своём кресле и только тогда ответила Люси:
   - Князь пока жив. Но его самочувствие желает желать лучшего. Я мало чем смогла ему помочь.
   И предупреждающе глянула на ведьму, пусть только что скажет. Князь - родной дед Анелы. И пусть часто с ним не совпадало мнение, и они стремятся совсем к разным целям, у них одна кровь.
   - Анела, - с сочувствие притронулся к её руке Китан. - я знаю, ты сделала всё возможное.
   Улыбкой поблагодарила брата. Пока это всё, что она может сделать.
   - Королева! - вмешалась Фейс. - Я желаю знать, что за твари появились на площади и откуда?
   - Из Тьмы, откуда же ещё?! И если мы желаем сохранить этот мир, то нам придётся остановить распространение этой Тьмы. А это война! Фейс позаботься, чтобы охотницы были готовы выступить в любой момент. Люси, к тебе это тоже относится. Иридис должны быть готовы встретить Тьму во все свои силы. Китан, ты займись солдатами. Нужно разослать призыв по всей стране. Добровольцы нам понадобятся, и как можно быстрее. Как и дружины аристократов. Займись организацией! Собери генералов, разъясни что происходит... Побеседуй с Фейс и Люси, как объединить силы иридис и людей... Да что я?! Тебе лучше знать, что нужно сделать, чтобы армию Тьмы встретила организованная сплочённая армия амбранийцев...
   - Мне?
   - А кому ещё?! Не мне же! Я ничего в этом не понимаю!
   Китан поморщился и тяжело вздохнул. Но возражать не стал.
   - Нам понадобятся союзники, - подумав, сказал он. - Наших собственных сил не хватит. За эти два года ещё не совсем оправились после прошлой войны.
   - Соседи помогут! Думаю, Каллистро и Нелия, как и короля Вильмы впечатлило нападение тварей. А я уж на переговорах дожму их. Им ничего не останется, как помочь нам, если не хотят один на один остаться с самой Тьмой! Да и Иримский отряд должен успеть прибыть к битве из империи.
   - М-да, королева, а не сами ли вы организовали нападение Тьмы? Не слишком ли вовремя оно произошло? - насмешливо протянула ведьма.
   - Люси! - возмутился Китан.
   А Анела задумчиво улыбнулась.
   - Если бы я могла, я бы точно не отказалась организовать нечто подобное. Что-то, что заставило бы, наконец, нас всех объединиться. Вот только, к сожалению, это не моя авантюра. Я бы не допустила столько жертв. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло... - и больше не выдержав незнания, спросила: - Что вам известно об исчезновении Ара?
   Люси переглянулась с охотницей, и они вдруг обе потупили глаза. Анела в тревоге замерла. Что такое они знают, что ни хладнокровная охотница, ни ехидная, правду рубящая ведьма не хотят говорить? Неужто просто не желают зря Анелу беспокоить? Никогда она не замечала, чтобы эти иридис боялись высказать всё, что думают, как бы ни неприятно Анеле было бы это слышать.
   - Ар исчез? - в замешательстве и тревоге переспросил Китан. Люси успокаивающе сжала его ладонь. Китан, не отпуская её руки, замер в ожидании ответа.
   Фейс, тяжело вздохнув, заговорила:
   - Последний раз принца видели на балу, три дня назад. Он был доволен, весел. Пил в меру. Ничего странного никто не заметил. А утром... его найти не смогли...
   И замолчала. Анела так и чувствовала, что охотница что-то скрывает, не желает говорить.
   - Фе-е-йс?
   - Ну...
   Стук в дверь прервал её. Заглянула старшая фрейлина:
   - Ваше величество, глава СОА пришёл.
   - Хорошо, впусти его.
   - Вот Кришан всё и расскажет. Всё же это его служба должна была охранять принца! - вскочила Люси со стола. - А я, пожалуй, пойду обрадую иридис о ближайшей вербовке в армию.
   И не успела Анела её остановить, как ведьма исчезла за дверью.
   - Простите, ваше величество, мне тоже пора. После этого нападения, появилось много дел, - и Фейс также поспешила скрыться.
   От их поспешного бегства тревога лишь разрослась. Анела переглянулась с братом, и они вместе встретили главу СОА вопрошающими взглядами.
   Кришан вошёл размашистым шагом, склонился в поклоне:
   - Приветствую, ваше величество, - и кивок Китану, - высочество. Я рад, что вы вернулись в полном здравии.
   Анела взмахом руки его остановила.
   - Кришан, что случилось с Аром? Куда он исчез?
   От полного сочувствия взгляда Анела застыла. Кришан шагнул к столу и притронулся к её руке.
   - Простите, ваше величество, как бы я ни хотел быть тем, кто вам принесёт печальные вести. Как бы я хотел уберечь вас от этого. Но...
   - Да говори ты уже! - не выдержала Анела.
   От его внимания и сочувствия страх лишь усиливался.
   Кришан вздохнул, словно на него опустили тяжёлую ношу.
   - Анела, твой брат погиб...
   - Что? Повтори...
   И одновременно с ней голос Китан:
   - Неправда! Этого не может быть!
   - Принц хотел скрыться от нашей СОА и в темноте сорвался со скалы. Вчера утром нашли лишь окровавленную куртку, которую прибило к берегу. Я ничего не смог сделать... Простите, ваше величество и высочество.
   Анела уняла первый ужас от новости. Ар жив, это она знает точно. Защита бы сработала. А она себя мёртвой как-то не ощущает! Горькая ирония чуть подбодрила. Но зачем Кришану обманывать? Может, ему просто кое-что неизвестно? Введён в заблуждение? Её-то знаний у него нет.
   - Хотел скрыться от СОА? - переспросил Китан, голос полон боли и неверия.
   Анела встала и, подойдя к брату, взяла его за руку. Он сжал её ладонь в ответ. Стало легче. Она не одна, а с братом они всё выдержат, в том числе и остальные плохие новости, от предчувствия которых сжимается всё внутри.
   - Ваше величество, как вы знаете, я просил вас пригласить в столицу князя Зимирия и Васелию, так как надеялся вывести их на чистую воду. Мои люди ежедневно не спускали с них глаз. И проверяли каждого, с кем они встречались. Так и вышли на группу заговорщиков. Именно на тех, кто управлял высокородной молодёжью. Нам стало известно о предстоящей встрече, где мы и собирались всех накрыть. Чтобы узнать время и место, я следил за одним из заговорщиков. И сам, лично, стал свидетелем его разговора с принцем. Они говорили о вашем свержении и... убийстве.
   - А может Ар внедрился в группу, только чтобы её разоблачить? - с отчаянной надеждой предположил Китан.
   Анела с мольбой посмотрела на Кришана, пусть будет всё так.
   Ну никак она не могла совместить в голове: Ар и предатель. Не могла власть за такой короткий срок его изменить, совратить. Не Ара! Не брата!
   - Я сначала так и подумал. Долго ждал, когда принц придёт и всё расскажет. Но из виду его не выпускал. Я его так и не дождался! Когда мы нагрянули на место встречи, принц был там и, при нашем появлении, пытался скрыться. Тогда и сорвался со скалы.
   - Не верю! Не мог Ар! Не мог! И погибнуть тоже не мог... - с болью прошептал Китан.
   - Я знаю, моих слов недостаточно. Думаю, и найденных бумаг в его комнате и на месте встречи вам будет мало. Он ваш брат. И вам больно будет принять это... Но... У меня есть свидетель. Она слышала его разговор с заговорщиком на балу. Ей вы поверите. Позвольте позвать одну из воспитанниц князя Зимирия. Софику.
   - Софику? Да конечно! - выдавила Анела.
   Они с Китаном так и стояли рядом друг с другом, словно по одиночки новость бы они не выдержали. Кришан вышел и тут же вернулся с девушкой.
   Софика остановилась у двери и не смела поднять взгляд от пола.
   - Софи, сестрёнка, расскажи о встрече Ара с заговорщиком...

****

   Когда его светлость князь Зимирий сказал, что они отправляются в столицу, Софика была рада донельзя! И не только от того, что увидит Анелу, которую считала старшей сестрой, но и от того, что нестерпимо хотелось вновь увидеться с принцем Арлием. В прежние приезды они много времени проводили вместе. Разговаривали обо всём на свете, делились бедами, мечтами, обсуждали книги, мир. Не обходилось и без споров. Но всегда тут же мирились. Ни с одним человеком, не считая малышек-послушниц и Анелы, Софика не ощущала такого родства и близости, такого понимания, как с Аром. Но вот только на этот раз всё было не так. Принц её избегал. Почему? Что она такого сделала? Может, чем обидела?
   В конце концов она решила поймать его и спросить, что случилось. Чем обидела, разочаровала?
   В тот день она поймать в кабинете его не смогла. Когда решилась ворваться к нему и потребовать отвела, он говорил с канцлером. А князя она побаивалась. Да его все боятся! Даже её опекун его опасается. А потом они и вышли вместе. Насколько ей было известно, Ар собирался присутствовать на балу. На нём-то она обязательно его перехватит!
   Переодеться много времени не понадобилось. Ускользнуть от грозного ока королевы-вдовы оказалось труднее. Но ничего нет невозможного. И вот Софика коснулась тяжёлой портьеры, перегораживающей тайный вход за троном. Ар как-то показал ей его.
   - Когда встреча? - донёсся приглушённый голос Ара.
   Софика застыла, не решаясь зря его беспокоить и прерывать разговор.
   - Сегодня. Через пару склянок, - также тихо отметил шепелявый голос. - Я рад, что вы решились. Лучшего короля нам нельзя и желать. Жаль только ваша сестра стоит у вас на пути. Сестра и брат.
   Софика вздрогнула и прижала ладони к губам. Даже чуть отступила назад. Ведь Ар сейчас отринет слова незнакомца. Богиня! Правда?
   - Жаль, - жёстко, так незнакомо, усмехнулся Ар. - Но мы ведь найдём выход, не так ли? Я недавно понял, как мне нравится власть. И расставаться с ней нет желания...
   За спиной Софики раздался шорох, обернуться она не успела. Крепкая рука зажала ей рот и, подхватив подмышки, потащил по коридору. Вырваться она не могла, как бы ни пыталась. И только когда оказались далеко от бального зала, Софику отпустили. Она быстро обернулась, желая то ли завизжать, то ли ударить похитители. Но под взглядом стальных глаз Кришана замерла.
   - Ты ничего не слышала! Поняла?
   И таким был грозный тон и страшный взгляд, что Софика просто кивнула. А потом оказалось, что Ар исчез. И словам главы СОА, что принц уехал в Семипутие, она не поверила. Эти три дня были самые длинные в её жизни.

****

   - Он ведь не мог предать, правда? - с надеждой прошептала Софика. - Он любит вас! Я знаю. Это какая-то нелепая ошибка! Вы ведь найдёте его? И он всё объяснит. Правда?
   Анела крепко обняла девочку:
   - Софика, успокойся! Я разберусь. Верь мне, - отступила и подтолкнула к выходу. - Иди отдохни. Уверена, все эти дни толком не спала.
   Когда Софика исчезла за дверью, Анела вопросительно посмотрела на Кришана:
   - Ты говорил о бумагах.
   За холодным тоном пыталась скрыть своё потрясение от рассказа Софики.
   Кришан молча вытащил из внутреннего кармана несколько сложенных листов и протянул ей.
   Анела просмотрела каждый из пяти. Одно письмо от Васелии, в котором она радовалась, что сын, наконец, понял, что для него важно. Остальные были из переписки с кое-кем из аристократов. Насколько ей было известно, они состояли в рядах противников её правления. Одно из писем ещё до её отъезда в империю. Почерк брата она узнала.
   Анела сжала бумаги в кулаке. Богиня! Как же она не желает верить в предательство брата. Но доказательств достаточно для любого суда и Совета. Но не для неё, и не для Китана.
   - Кто знает об участии Арлия в заговоре? - требовательно спросила Анела.
   - Пока никто...
   - И не должен узнать! Его связь с предателями должна остаться в тайне. А о смерти... Сколько сможем, столько будем скрывать!
   - Сделаю всё возможное, - вздохнул Кришан. - К сожалению, слухи о гибели принца уже ходят по дворцу. Уверен, скоро они дойдут и до Васелии...
   - Понятно.
   Богиня! Как же Анела не хочет говорить с королевой о смерти её сына.
   - Ваше величество, как вы съездили в империю? Нашли короля? - переменил тему разговора Кришан.
   Разве это сейчас важно?
   - Мы нашли его. Имперцы держали его всё это время в плену. Только спасти не успели. Его убили перед самым нашим прибытием, - полным сожаления голосом ответила она. Ложь легко соскользнула с языка.
   - Соболезную. Если я чем могу вам помочь. Анела, ты ведь знаешь, я всегда в твоём распоряжении. Если захочешь выговориться, дать волю отчаянию... - Кришан легко притронулся к её плечу.
   И такое сочувствие и желание утешить были на его лице, что Анеле стало неуютно из-за своей лжи. Это же Кришан. Он все эти два года был рядом, поддерживал, учил.
   - Я знаю это. Всегда знала. Спасибо, Кришан, - выдавила Анела улыбку. - Прошу, позаботься, чтобы об участии в заговоре Ара никто не узнал. В памяти он должен остаться благородным, смелым принцем.
   - Да, моя королева, - склонил голову Кришан.
   - И разошли своих шпионов по стране. Пусть соберут сведения обо всех проявлениях Тьмы. Ты ведь знаешь, что было сегодня на площади. И возможно ещё где-нибудь случились разрывы в пространстве. А сейчас, прошу, оставь нас.
   - Я хотел бы получить ваше разрешение на арест Васелии и князя Зимирия.
   - Погоди с этим! Сейчас эти мелкие склоки ничто перед угрозой нашей стране. Что делать с ними, решим после войны.
   Кришан, чуть поморщившись, склонился в прощальном поклоне и покинул кабинет.
   Некоторое время в кабинете было тихо, пока Китан, наконец, не произнёс:
   - Я всё равно не верю! Не мог Ар пойти против нас, тебя...
   Анела посмотрела на бумаги в своих руках. Серьёзные доказательства. Попади они в другие руки, никто бы не стал сомневаться и дальше разбираться. А что касается её...
   - Кит, единственное, что я знаю. Ар жив!
   - Ты уверена? - с надеждой шепнул он.
   - Просто поверь мне. Смерть своих братьев я почувствую, - пусть думает, что это связано с её способностями иридис. Про ритуал ему знать ни к чему. - И когда мы его найдём, то узнаем правду. Какой бы она ни была.
   - Кришану ты о том, что он жив, не сказала, да и соврала о нашем отце, - нахмурился Китан, с вопросом в своих карих глазах смотря на неё.
   - И не только об отце, - невесело усмехнулась Анела. Она столько лжи успела за утро наговорить. Но брату врать она не собиралась. - Деду я успела помочь. Он вне опасности.
   - Не понимаю, - покачал головой Китан. - Зачем тебе это скрывать?
   - Надо! А Ара мы должны найти первыми, до того, как он попадёт к СОА. Я поговорю с Фейс. А ты пока наведайся в свою роту, - распорядилась она.
   Брат перед уходом крепко её обнял и вышел из кабинета. Анела подошла к окну и вдохнула свежего воздуха.
   Богиня! Как же страшно за младшего брата. Связался ли он с заговорщиками, решил ли заполучить трон - неважно. Он её брат! И она никому не позволит ему навредить! Если надо будет, сама открутит ему голову! Только где он может быть? Почему Кришан так сильно желает убедить в его смерти? И ещё это покушение на деда. Хладнокровное, каждодневное его отравление. Кто мог это сделать? У кого хватит сил и возможностей, чтобы привлечь к этому иридис? Или же кто-то самолично из них решила избавиться от главы ордена? И что за странная стихия у этой отравительницы? Смесь природной стихии и... чего?
   А ещё эти иридис, которых использовали вместо камней стихий для открытия портала. Как это могло получиться? Как бывшие жрицы могли оказаться под контролем Тьмы? Неужто в этом замешана Лания? Не может же жажда мести заставить её забыть всё, чему их учили! И почему Анела не чувствует Ланию и её приспешниц? Тьма побери их всех!
   Сможет ли она победить тварей Тьмы? Неужто и впрямь придётся в конце концов обратиться к последнему шагу? Нет! Нужно предпринять всё возможное и невозможное для того, чтобы справиться с Тьмой и не переступить черту.
   Почему именно она должна со всем этим разбираться? Почему нет никого, кто взял бы все её проблемы и решил? Кто бы прижал её к своей груди, коснулся поцелуем волос и прошептал: "Всё будет хорошо, малышка".
   Анела даже вздрогнула от последней мысли. Слишком тон слов был похож на Аскрела. Ну да, размечталась, он решит проблемы.... Пока ему удаётся только их создавать. Как он там? Она даже не думала, что будет скучать по принцу, по его музыке и песнях. И так сильно тревожиться за него. Забыть! Не стоит он этого! Убийца!
   Над подоконником словно мелькнул яркий солнечный зайчик, и на него упало запечатанное в голубой конверт с белой полосой послание. Известие от Райены? Новости о маритимской принцессе?
   Анела поспешно открыла конверт. И вздохнула.
   Послание было не от иридис, а от самой императрицы Инелии...

*****

   Свеча в выемке в стене едва разгоняла темень в маленькой - пять на четыре шага - камере. Жёсткая лежанка: брошенный набитый соломой матрас на вырезанную в скале скамью не способствовала отдыху. Если бы даже и захотелось отдыхать. На табурете, заменяющей стол, стояла чашка с горячим супом, буханка свежего хлеба и бутыль вина. Хотя бы морить их голодом никто не собирался. За решеткой, по другую сторону коридора, просторная камера. Там, как сельди в бочке, сидят гвардейцы во главе со своим капитаном и хранители королевы Амбрании. В соседней камере от них все Тени, которые пошли за Аскрелом. А вот ему, Аскрелу, как принцу выделили отдельные апартаменты. И всё бы хорошо, он бы надолго здесь не задержался, да и других освободил. Никакая камера не сможет сдержать грея, особенно грея с кровью рода Владык. Если бы не одна пакость - зачарованная решётка. Ни на неё, ни сквозь неё дар грея не действовал. И он даже знал, кто специально для него постарался. Грей, которого он когда-то считал другом.
   Вот и оставалось валяться на жёсткой лежанке и пробовать предложенную им еду. А также искать выход. Если уж задуманная им авантюра, пусть и с некоторыми незапланированными деталями: он должен был спровоцировать убийство Снежа, а никак быть убитым им - прошла успешно.
   Одно хорошо: малышка-королева успела уйти. Остаётся надеяться, что она сможет найти способ остановить Тьму. И никакое пророчество здесь не нужно. Необходима лишь сильная армия и королева иридис, способная с помощью венца закрыть Врата. И всё же какое-то несоответствие в словах древней королевы иридис не давало покоя. В словах и эмоциях. Она слишком печально, с болью и сожалением смотрела на Анелу, словно та была обречена. Он ведь перед тем, как вернуться в реальность, заметил, что иридис появилась за спиной малышки. О чём они говорили, после его ухода?
   Не очень-то ему верилось в слова иридис. Не могли жрецы Луна так открыто врать. В словах должна быть доля правды, иначе Владыки, среди которых, бывало, встречались те, кто могли читать мысли, эмоции, не поверили. А это значит...
   - Зачем вы-то бросились на защиту принца?! - донёсся до него раздражённый голос капитана. - Королевские хранители обязаны быть рядом с правителем!
   - Струсили! - громко высказал Аскрел с усмешкой. - Им ведь пришлось бы при возвращении в Амбранию делать выбор между своей королевой и своим главой ордена. А им этого очень не хочется делать, не так ли?
   Хранители оба хмуро на него глянули.
   - Да что ты знаешь?! - огрызнулся Серий.
   - Многое, хранитель, ох многое...
   С противным скрипом, разнёсшимся по всему подземелью, открылась входная в подземелье дверь. Пришлось прекратить разговоры. Раздались голоса, а затем и шаги нескольких человек. Он ничуть не удивился, когда к решётке подошла сестра. Охрана осталась за пределами его видимости. Рядом лишь одна из служанок, застывшая за плечом новоявленной императрицы. Вторая девчонка сразу же подбежала к камере напротив, к капитану. Светлия? Что она здесь делает?
   Не приподнимаясь с лежанки, Аскрел вопросительно приподнял бровь. Ну и что его младшей сестре понадобилось от него на сей раз?
   Лия молча подала служанке ключ и кивнула на замок на камере. Когда дверь распахнулась, вошла.
   - Не боишься? - хмыкнул Аскрел.
   На лице сестры вдруг мелькнула слабая улыбка, а в тёмно-карих глазах боль.
   - Я никогда тебя не боялась... И не хочу твоей смерти. Но...
   - В живых оставить меня не можешь! Я для тебя угроза. Да и убийца императора. А против древнего имперского закона даже правительница пойти не может. Маритимцы не поймут! Так зачем пришла? Попросить прощение? Так прощаю. Можешь возвращаться к своим людям. Сомневаюсь, что Максил одобрил твою встречу со мной. Рисковать той, за спиной которой сможет править империей, он не стал бы.
   В больших глазах сверкнула ярость.
   - Я сама решаю, что мне делать! И кто за чьей спиной будет править - это нужно посмотреть!
   Вот теперь он видел перед собой императрицу, которая может и справится с Маритимом. А не младшую наивную сестрёнку. Единственную, из-за страха за которую он решил занять трон. Будь на её месте кто-либо другой, он бы приложил все силы, чтобы тот и близко не подошёл к короне Маритима. Но не сражаться же с любимой сестрой. А вот ей придётся быть очень осторожной. Маритимцы, особенно греи, не очень-то охотно примут правителя-женщину. Хотя если будут считать, что в действительности править её муж, кронпринц, то ей ничего не грозит.
   - Когда свадьба?
   - После дня Наказаний.
   - Поздравляю.
   Лия помотала головой, словно не желала принимать поздравления.
   - Крес! Я хочу услышать от тебя. Если ты вдруг окажешься на свободе, что собираешься делать?
   Он внимательно смотрел на неё. Обратился к своим способностям. И сквозь кольцо, подаренное им сестре, всё же ощутил: надежду, тревогу, отчаяние и страх. Страх за него. И довлеющая над всем этим решимость.
   - Уж не собираешься ты мне устроить побег?
   - Не говори чушь! - Лия прошла к выемке в стене со свечой, поправила фитиль. - За тобой тогда откроют такую охоту, что ни в одном месте мира не будешь в безопасности. Да и подставляться не собираюсь! Ты не ответил на вопрос...
   - Ну если чисто гипотетически... Так как не вижу, как могу оказаться на свободе, чтобы мне на пятки не наступали все имперские стражи... Чего точно не собираюсь делать, так драться с тобой за трон. Довольна?
   Внешне Лия осталась невозмутимой, но он почувствовал, как её обхватывает облегчение.
   Сестрёнка, сестрёнка, что же ты ещё придумала?
   - Ты понимаешь, что в империи остаться не сможешь? Твои сторонники будут подбивать тебя к тому, чтобы ты сверг меня и занял трон, который по праву должен принадлежать тебе. И греям будет плевать на один из законов людей.
   Хоть это понимает. Пусть её примут как императрицу Маритима, вот только Владычицей над греями ей не стать.
   - Так что же ты хочешь услышать? - спросил он, хотя уже догадывался.
   - Клятву! Что ты отказываешься от всех притязаний на трон Маритима. И своих, и всех своих потомков. И подпись на этом документе отречения.
   Положила на табурет исписанный твёрдым почерком документ. Пришлось подниматься и садиться. Окинул взглядом текст. Всё тоже, что и было сказано на словах. Он отказывается от трона, и его потомки не будут иметь на него никаких прав, пока есть потомки Инелии. Молодец, сестрёнка, предусмотрела вариант, что по её линии может когда-нибудь не остаться наследников. Решительно дописал фразу, что замешенный в заговоре против правящей линии, его потомок лишается всяких прав на трон. А вот то, что ему до конца жизни под страхом смерти запрещено появляться в империи, ему не понравилось. Интересно, кто додумался до этого отречения? Вероятнее всего Лия, хотелось бы надеяться. Максил предпочёл бы смерть соперника.
   - Лия, перед тем, как я подпишу эту бумагу, хотел бы узнать, как давно вы задумали этот переворот? Зачем тебе это?
   - Если честно, я устала бояться, - вздохнула сестрёнка. - Когда-нибудь пришло бы время и или Снеж, или даже ты принесли меня в жертву своей Тьме. А возможно и будущий муж. Устала от того, что меня считают лишь принцессой, от которой ничего не ждёшь. Которая способна лишь думать о нарядах и о том, как понравиться своему будущему мужу. Если бы не ты, меня бы к обучению и близко не подпустили. Ограничились бы письмом и счётом. Даже дед меня ни во что не ставил. А я не хотела закончить так же, как мама. Когда она умерла, когда дед заставил Снежа убить её...
   - Откуда ты знаешь? Тебе тогда было не больше семи...
   - Я искала маму и случайно набрела в церемониальный зал, - с болью продолжала Лия. - Лишь перехвативший меня Максил не дал всем меня заметить. Но я видела и слышала всё! Максил заставил меня сохранить увиденное в тайне. Даже от тебя. Именно он предложил попросить тебя о защищаемом кольце. После этого уже ни ты, ни дед, ни Снеж, никто иной из греев не могли воздействовать на меня своей силой. С этого всё и началось. Мы с Максилом нашли сторонников среди людей, солдат, стражи, аристократов, которые не очень-то довольны, что ими управляют какие-то непонятные греи. Оставалось только убрать Снежа, который совсем обезумел, и отстранить тебя...
   - А не слишком часто в твоём рассказе упоминается Максил?
   - Я люблю его! - решительно вскинула она подбородок. Это он и так видел. Но ему нужно знать, как Максил относится к Лие, что от него можно ждать. Его мотивы. Почему один из чистокровных, один из сильнейших, после владык, греев вдруг решил пойти против Владыки. - Ты ведь не знаешь, это держится в строжайшей тайне, Максил сын герцога и одной из рабынь. И он, кроме самого первого раза, как и ты, не приносил жертв.
   Аскрел поморщился. Столько лет сестра водила его за нос, раздувала и без того враждебные отношения между братьями.
   - Знаешь, Лия, тебе бы не было цены на сцене! - буркнул он и подписал отречение. Передавая бумагу, спросил:
   - Так что ты задумала?
   Лия довольно пряча документ, пожала плечами.
   - Я слышала, королева иридис великолепная наездница. И своих людей никогда не оставляет в беде. Как ты думаешь, она согласится поучаствовать в Солнечных состязаниях? Тайно, разумеется!
   - Что? Не смей вмешивать Анелу! - вскочил он на ноги
   Уже у дверей Инелия обернулась:
   - Поздно, братик!
   И вместе со своей служанкой и Светлией, которая нехотя рассталась с капитаном, исчезла из виду.
   Лун побери! Аскрел зло врезал по каменной стене. Вот только боль не принесла облегчения.
   - Эй, принц, - донёсся голос капитана.
   - Да?
   - То, что рассказала Светлия, правда? Наша королева может нас спасти? Ей нужно лишь выиграть в состязаниях?
   - Правда-то, правда, - буркнул он. Он явственно ощущал взгляды, полные надежды и непонимания, что его не устраивает. - Если она решит освободить одного человека, то в случае проигрыша, рискует лишь жизнью того человека. Сама останется жива и здорова...
   - Но, королева захочет освободить нас всех... - тихо утвердительно произнёс Ирий.
   - Если проиграет, присоединится к нам на эшафоте!
   Проклятие! Проклятие! Проклятие! Не для этого он давал ей возможность уйти! Она ведь рискнёт своей жизнью. Или он не знает этой маленькой королевы!

*****

   Вэлерия разбудили голоса за дверью. В комнате по углам уже таились тени, за окном догорал кровавый закат. Он весь день был беспамятства?
   И тут всё вспомнил.
   Резко сел. Что с Анелой? Она жива?
   - Нет, к нему нельзя! - тихо, но непреклонно говорила Пелли. В её голосе звучали слёзы. - Князь очень плох. Любое усилие и волнение может его погубить. Анела сделала всё, что было в её силах. Она просила к нему никого не пускать.
   Анела просила... Значит с ней всё в порядке.
   Но... погубить? Да он себя чувствует лучше, чем за весь последний год. Нескончаемое давление на сердце исчезло, и непреходящая усталость тоже.
   Он вздохнул полной грудью. И довольно кивнул. Он был полон сил, как никогда. Словно помолодел на десяток лет.
   - Понимаю. Сожалею, миледи, - ответил Кришан. - Если будут какие изменения, прошу, сообщите мне. Он мне как отец...
   - Я знаю.
   Хлопнула дверь в холле. Донеслись приближающие шаги, в комнату шагнула Пелли.
   - И с чего это моя внучка хоронит меня раньше времени? - спросил он.
   Миледи замерла. На лице отразилось такое облегчение и радость, словно это не он заговорил, а сама Богиня предстала перед ней. Ресницы задрожали, глаза заблестели. Пелли плотно закрыла за собой дверь, и вдруг бросилась к нему на грудь и разрыдалась. Сквозь слёзы проговаривала:
   - Старый, старый дурак, как же ты меня напугал! Я думала, думала, что потеряла тебя. Пусть Анела сказала, что ты не в опасности, но... но...
   Вэлерий прижал её к себе. Почувствовал, как рубаха намокает от слёз. От непривычной нежности защемило сердце. Но что сказать, как успокоить не знал. За все свои шестьдесят лет не приходилось ему успокаивать плачущих женщин, особенно тех, кто ему дорог. Дочь его избегала, о жене и говорить нечего. Они были чужими друг другу. Да и не простила она его за то, что заставил признать чужого ребёнка. Аннета... Его не было рядом, когда он мог бы ей помочь. Да и сам был виновником крушения её жизни. Самодеятельная молодость! А Анела... Возможно, он будет последним человеком, к кому она обратится за поддержкой и заботой. Странно, до этого момента он даже не думал, что осознание этого будет так неприятно. Только оказавшись одной ногой за чертой жизни, понял, что действительно важно в этом мире. Любовь, доверие, поддержка... Семья...
   - Миледи, станьте моей женой! - и сам удивился своему предложению. Но осознание правильности происходящего внушало уверенность.
   Пелли отпрянула, кажется, даже слёзы высохли. С ошеломлением вгляделась в его лицо. С неверием покачала головой, и отступила от кровати. Только Богиня знает, как ему не хотелось отпускать свою принцессу.
   - Что за глупости говоришь! Посмеяться надо мной хочешь? Или что задумал? Снова твои интриги? Гад ты всё-таки! Я только подумала, что ты изменился... Пойду принесу поесть, - и быстро исчезла за дверью.
   Он даже слова не успел вставить в её тираду. Оставалось только проводить её невесёлым взглядом. Вот только, он ведь привык добиваться своего. А сейчас... а чего он желает сейчас? Желание вернуться к политике, к власти, к возвеличению иридис, он с удивлением отметил, не было таким сильным, как всегда. Больше хотелось оставить всё на Кришана и Анелу и отойди от дел. Быть с Пелли, с его принцессой. И никуда она не денется. Наконец станет его, чего нужно было сделать давным давно. А также нужно помириться с Анелой.
   Но он хотя бы теперь знает, как быстро успокоить плачущую женщину. Просто нужно ошеломить её неожиданным вопросом или поступком.
   Вновь лёг. Что же всё-таки Анела затеяла? Зачем ей нужно всех убедить в его плачевном состоянии? Пожалуй, пока он ничего не узнает, нужно подыграть. Без своевременных сведений, поспешив, можно наломать таких дров, что мало не покажется. Никому. Это он выучил хорошо за свою жизнь. Главное внучка жива! Да и он ещё немного погуляет под Оком Богини. А пока жив, можно изменить что угодно.
   Интересно, что с иридис и людьми? Откуда твари? И как смогли их остановить? Как отнеслись князья к этому нападению? А король Вильмы?
   Что он пропустил, пока валялся беспамятства?!
   Только усилием воли заставил себя остаться в комнате, а не пойти и со всем лично разобраться.
   Вернулась Пелли с подносом, заставленным едой. Гордо вскинутый аккуратный носик, развевающая за спиной при каждом шаге сияющая вуаль. Ни взглядом, ни словом не напомнила миледи о его предложении. Молча поставила перед ним поднос и отошла к окну. Встала спиной к Вэлерию.
   Он усмехнулся. Ей его не обмануть. Она его любит до сих пор. И только слепой или дурак этого не заметит. А он не был ни слепым, ни тем более дураком. А если женщина влюблена, то пол дела, считай, сделано. Долго противостоять своим желаниям и его притязаниям она не сможет.
   - Может, составишь компанию? - предложил он.
   Пелли даже не дрогнула. Нет, так нет. Блюда были выше всяких похвал. Когда тарелки опустели, и он налил в бокал вина, в холле хлопнула дверь, быстрые шаги, дверь распахнулась и появилась Анела.
   Внучка окинула его быстрым взглядом и довольно кивнула. Вэлерий вопросительно посмотрел на обернувшуюся Пелли.
   - Ну да, я её позвала. Вам нужно поговорить.
   - Тётушка, оставьте нас. Пусть никто не беспокоит.
   - Да, Анелушка.
   Пелли вышла, Анела села на стул у кровати. Вэлерий оглядел внучку и нахмурился. Она была бледная, глаза опухли, покраснели и странно блестели. И вместо быстрых решительных движений, она тяжело упала на стул. Потерла лоб, словно болела голова. Анела не просто устала, а была полностью измождена. Вот кому действительно нужен отдых.
   - Анела, плохо выглядишь!
   Она выдавила слабую улыбку.
   - Трудный денёк, да и ночь тоже. Князь, как самочувствие?
   - Лучше прежнего. Так понимаю, за это я должен благодарить тебя?
   Она только хмуро глянула на него.
   - Вместо благодарности, разъясни непонятной мне. Какого ты... сразу не обратился ко мне? Почему протянул столько времени?
   - Ну...
   - Ясно! - отмахнулась Анела. - Это были риторические вопросы. Как давно у тебя заболело сердце? Год, полтора? И кто, кроме тебя об этом знал?
   - Никто! Кроме знахарки.
   - Вот об этой знахарке я бы хотела знать больше!
   - Анела, что за игры ты затеяла? Я как-то не чувствую себя на смертном одре, как ты желаешь всех убедить.
   - Я жду рассказа о знахарке. Объясню всё потом, - в голосе непреклонность. Проклятое чаврусское упрямство.
   - Первые боли я почувствовал год назад. Не обратил на них внимание. Второй приступ заставил забеспокоиться. Обращаться к целительницам в ордене не пожелал...
   - Ну да, это ведь слабость.... заболеть... - насмешливо хмыкнула Анела. - Ты ведь не человек. Ты глава ордена Иридис. Для тебя это не допустимо...
   - Анела! - нахмурился он. Обычно она сдерживалась и не позволяла себе переходить на личности. Критиковала лишь его действия. - Как-то, наверно где-то за семидневье до первых болей, Кришан упоминал о хорошей знахарке, живущей у стен города. Я тайно посетил её. Но помочь она мне ничем не могла.
   Анела кивнула и прикрыла глаза. Он продолжил:
   - Предупредила, что никто из иридис помочь мне не в силах. Возможно лишь королева.... Слишком редкая болезнь поразила моё сердце. Но предложила эликсир, который сможет продлить жизнь. Он и впрямь облегчал приступы...
   Анела, открыв глаза, достала из складок платья флакончик с алой жидкостью и поставила на столик.
   - Это он?
   - Да.
   - Дед, ты когда-нибудь слышал об эликсире Амзелии Терр?
   - Медленно действующий яд?
   - Да. И если уж ты знаешь про него, то любой знахарке и целительнице подавно всё про него известно. Ты хоть проверил знахарку, перед тем как обратиться?
   - Да за кого ты меня принимаешь?! По моему приказу про неё всё выяснили!
   - Проверял твой орден? Кришан знал? Интересно... Эликсир создала иридис. Со странной стихией, конечно, но иридис. Но я ни о какой знахарке у стен города не знаю. А я должна была бы! Сколько раз ты с ней виделся?
   - Один. Первый раз. Эликсир каждые семидневья она передавала через моего человека, который не знал, кто ему и что вручает. Последнюю партию получил три дня назад.
   - И это была бы последняя партия. Убийца хорошо рассчитала. Судя по этому флакончику, концентрация яда такова, что когда бы ты выпил последнюю порцию из этих семи, твоё сердце просто бы остановилось. Утром ты бы не проснулся. Если бы конечно до этого ты бы не умер от сильного волнения в течении этого семидневья. И никто бы тебе не помог. Да и я тоже. Так как, судя по всему, убийца надеялась, и справедливо надеялась, что я ещё не скоро вернусь. Так бы и произошло, если бы не случайность!
   - Ведьмы разобрались, как создавать порталы? - подался он к ней. Это открытие открывало такие горизонты, что дух перехватывало. Можно будет отказаться от длительных переходов. Столько времени сэкономить!
   На губах Анелы мелькнула ледяная усмешка:
   - Я должна вас огорчить. Создавать безопасные порталы могу лишь я! - Он поморщился. И впрямь размечтался! - Так кто мог заметить твои проблемы с сердцем, которые могли бы решить любая целительница. Кто тебя так хорошо знает, чтобы быть уверенным в том, что ты пожелаешь скрыть от всех свою слабость? Кто мог направить тебя к мнимой знахарке? - и замолкла. Фиалковые глаза расширились от догадки.
   У него также в голове мелькнуло имя, которое он поспешил отринуть.
   - Не мог он. Он и так мой наследник. Моя смерть ему ничего не даст...
   - Кроме полного контроля над орденом... - мотнула головой. - Ты прав, дед, не будем торопиться с обвинением. Сейчас нам нужно, чтобы виновник в покушении на тебя думал, что ему всё удалось. Хотя твоё умирание и немного затянулось. Сегодня же... нет, не смогу, слишком устала, завтра утром отправлю тебя в поместье тётушки. Посмотрю, кто забеспокоится.
   Интересно, она заметила, что уже два раза назвала его дедом? Было приятно. Проклятие, что-то он стал сентиментальным. Но, Богиня, как же он рад, что внучка не погибла!
   - А моё мнение здесь что-нибудь значит?
   Анела холодно усмехнулась и, глядя в его глаза, прочеканила:
   - Нет, князь! Это приказ! - и поморщилась. - И не спорьте, пожалуйста. Мне на сегодня хватило споров. Только что с Каллистро и Нелием, а после с королём Вильмы пообщалась. Слуга от тётушки появился как раз тогда, когда я заканчивала разговор с королём.
   - И как?
   Лицо внучки чуть посветлело, в фиалковых глазах мелькнула довольная и гордая улыбка.
   - Можешь поздравить нас, ещё два княжества стали частью Амбрании, - и пожала плечами. - Будто у них был выбор.
   Вэлерий кивнул. Из-за соглашения с Вильмой о ненападении Амбрания могла выступить против королевства в защиту княжеств только если бы охраняла свои земли. Насколько он знает внучку, она наверняка донесла эту мысль до князей и подвела к мысли: или они присоединяются к Амбрании и становятся её вассалами, или же остаются один на один как с королевством, так и с наступающей Тьмой. Князья не дураки, намёки они понимают. А потом уж Анела поставила перед фактом короля Вильмы. Против объединившейся Амбрании у того никаких шансов не было.
   - Конечно, наблюдать за враждебностью между князьями было неприятно, особенно от того, что я сама причастна к этому, но желаемого мы добились. И тот и другой согласились войти в состав Амбрании и объединённых земель. Да и нападение Тьмы помогло, - добавила Анела. - Король Вильмы обещался присоединиться к сражению со своей личной гвардией. К сожалению, основную армию он привести из Вильмы не успевает.
   - Значит, война?
   Анела тяжело вздохнула:
   - Не война - выживание. Если мы потерпим поражение, то в живых нас никто не оставит. Ни иридис, ни людей. Да и мир, пройдёт немного времени, погибнет... Да что там такое?! - вдруг Анела повернулась к двери.
   В холле раздавались голоса, к которым и он уже некоторое время прислушивался.
   - Отойди! Я всё равно разберусь с ним! - явственно прозвучал голос Васелии, полный гнева и боли. - Он за всё заплатит.
   - Васелия, успокойся! Не могу я тебя пропустить к нему! Он очень плох... Я боюсь... - пыталась Пелли образумить королеву-вдову, но разве можно остановить бывшую королеву?
   - С дороги!
   - Князь, не высовывайтесь! - приказала Анела. - Для всех вы больны! Смертельно больны, держитесь в этом мире из последних сил, - и так предупреждающе посмотрела, что он на сей раз решил не спорить.
   Анела исчезла за дверью, которую закрыла не до конца. Оставила небольшую щель. Он лёг, укрылся одеялом по грудь, приготовился изображать из себя смертельно больного. Вдруг Васелия решит пренебречь приказом Анелы. И прислушался.
   - Миледи, прекратите кричать на миледи Пеланию. Она выполняла мою просьбу. Тётушка, посидите с князем Прометием. Я бы не хотела надолго оставлять его одного. Боюсь, как бы ни стало хуже, - а голос полон усталости и тревоги.
   А внучка-то умеет притворяться, когда необходимо.
   - Да, конечно, Анелушка.
   Донеслись приближающие лёгкие шаги. Такие знакомые и близкие. Анела уже обращалась к Зимирию с Васелией.
   - Князь я не позволю вас беспокоить канцлера! Любые волнения могут подвести его к смерти. Если что хотите сказать, говорите мне! Я слушаю! - ледяное спокойствие в голосе Анелы давило любые вспышки ярости.
   Неудивительно, что Васелия стала говорить спокойнее, хотя ненависть и ярость никуда не делись. Они делали голос пронзительнее, с шипящими нотками. Словно королева-вдова выдавливала из себя слова.
   - И поделом ему! Давно заслужил! Убийца!
   Вэлерий поймал взгляд Пелании и прижал палец к губам, прося ничего не говорить. Она с пониманием кивнула и, подойдя, села на стул рядом с кроватью. Он отметил, что она также не стала полностью закрывать дверь. Неудивительно. Любопытство и желание знать всё, что происходит во дворце с течением времени у неё не прошло. Как была в молодости любопытной, всё подмечающей, так и осталась.
   - Миледи, вы говорите о действующем канцлере и моём деде! Надеюсь у вас серьёзные основания обвинять князя Вэлерия Прометия в убийстве?
   - Да ты с ним заодно! Вы убили моего мальчика, моего сына!!!
   - Васелия, дорогая, успокойся, - донёсся холодный голос Зимирия. - Не думаю, что королева причастна к исчезновению нашего Ара. Она поможет нам разобраться, что же произошло на самом деле, не так ли, ваше величество?
   - Это серьёзное обвинение, князь. Вы ведь понимаете? У вас есть доказательства, что канцлер замешан в исчезновении Ара?
   А ведь и Анела, и князь избегают говорить о смерти принца. Надеются, что тот жив? Вот только Кришан уверен в его смерти. А он никогда не кидается пустыми словами.
   - Или он, или его орден. Чтобы избавиться от стоящих на пути препятствий, они не побрезгует и хладнокровным убийством. Как поступал и прежде. Как избавился от моего сына. От Злата...
   Вэлерий вздрогнул. Зимирий знает, куда бить. И если так прямо говорит о своих подозрениях, значит имеет доказательства. Анела смерть своего жениха не простит. А он то только начал надеяться на потепление их отношений, чего, он должен признать наконец, ему не доставало.
   Навострил слух, опасаясь пропустить хотя бы слово.
   - Неправда! - голос Анелы впервые дрогнул. - Злат был ранен во время сражения с харитимцами.
   - В спину. Он был великолепным воином и никогда бы не повернулся спиной к врагу.
   - Во время битвы хоть что могло случиться!
   - Я понимаю вас, ваше величество, - в голосе князя Зимирия, этого лицемера, появилось участие. - Я тогда также думал, пока один из участников той битвы не поделился своими подозрениями. Как вам, думаю, известно, Злату стало лучше. Но утром его нашли мёртвым. Один из солдат видел, как из палатки выбирался человек в тёмных одеждах. Когда мой источник узнал убийцу в одном из орденцев из окружения Кришана - цепного пса Вэлерия, решился поделиться сведениями со мной.
   - За вознаграждение, конечно? И вы ему поверили?
   - Каждый заработает, как может! Я ему поверил. Не каждый, даже за награду, решится поделиться ложными сведениями, обвиняющими в убийстве одного из самых высокопоставленных особ страны. Я всё это знаю уже больше года.
   - Слишком мало фактов!
   - Было бы больше доказательств, Прометий давно бы лишился головы. И даже вы бы не смогли его спасти!
   - А теперь эти ублюдки избавились от моего мальчика! - вмешалась Васелия. - Королева, как долго ещё ваши орденцы, ваш дед, будут творить всё, что им вздумается? Я-то думала, что ты-то привязана к брату, и не допустишь, чтобы кто-либо нанёс ему вред. А оказывается... Ты такая же лицемерка, как все в вашей семейке! Мерзавцы! Богиня всё видит. Надеюсь, Вэлерий помрёт, как собака!
   - Миледи! - предупреждающе повысила голос Анела и Васелия замолчала. - Вам известно что-нибудь, свидетельствующее о причастности деда или Кришана к исчезновению Ара? И, пожалуйста, можно обойтись без слухов и домыслов?
   - Ты и впрямь приказал убить Злата? - вдруг тихо спросила Пелли. Она с неверием и надеждой смотрела на него. Он отвёл взгляд. Он мог солгать всем, даже при необходимости внучке, но не ей. А правду сказать, тем более он не в силах. Оставалось молчание. Тяжёлое горькое молчание, воздвигшее пропасть между ними.
   - Дурак, старый дурак, - простонала миледи, - что ты наделал... Она тебя не простит...
   "А ты?" - но вслух ничего не сказал.
   Тогдашнее решения он бы всё равно не поменял и поступил также. Злат мешал его планам. Он должен был исчезнуть. Слишком сильно влиял на Анелу. Да и мужем Анелы должен стать один из рода иридис! К тому же он был сыном убийцы Алисии, дочери. Око за око! Одним ударом удалось убить двух зайцев: убрать с пути препятствие и отомстить.
   -... а как насчёт вашего участия в заговоре против меня? - ледяной голос внучки отвлёк от невесёлых мыслей.
   Что она делает? Зачем раскрывает сведения? Зачем предупреждает заговорщиков? Они ведь теперь заметут все следы и будут начеку.
   - Так вот почему ты избавилась от Ара! Испугалась, что его поддержит народ! - прошипела Васелия.
   - Молодёжь двора - это народ? - хмыкнула Анела. - Не смешите меня! Доказательства у меня есть! И посерьезнее ваших. Могу обещать одно - я обязательно разберусь с исчезновением Ара! А теперь покиньте это помещение, пока я не позвала стражу! И вместо того чуть вносить смуту, лучше вложите свои силы в подготовку к войне с Тьмой!
   - Да что ты понимаешь! Выскочка! - громко хлопнула дверь.
   - Бедная Васелия, - тихо пробормотала Пелли, - от страха за сына совсем потеряла голову.
   Он едва её слышал. Встал с кровати, чтобы встретить внучку во весь свой рост. Что она скажет? Не увидит ли он в фиалковых глазах ненависти? И что ему ответить на её вопрос?
   Распахнулась дверь. Анела остановилась на пороге и нашла его взглядом. Казалось, целую вечность она молчала, но, наконец, произнесла:
   - Князь, замешаны ли вы в исчезновении или же в убийстве принца Арлия?
   Он ожидал совсем другой вопрос. Здесь он мог быть честен. Хотя и были сомнения, с чего это младшего принца понесло во власть, но слова Кришана звучали убедительно. К тому же, чем меньше претендентов на трон, тем сильнее королевская власть.
   - Нет! Я такого приказа не отдавал. Он сам связался с заговорщиками. И когда бежал от СОА сорвался со скалы в море!
   Анела чуть склонила голову, принимая ответ. Развернулась и вышла из его комнаты. Так и ничего больше не спросив. Вот только фиалковые глаза были ледяными, как никогда.
   - Она просто не желает знать, - тихо проговорила Пелли.
   А это значит, она подозревает, что он виновен в смерти её жениха. И справедливо подозревает. А если узнает о его велении убить короля...

*****

   Долгий-долгий день прошёл. Наконец такая желанная кровать. Можно упасть, и хоть на время сна забыться. Мечты... мечты...
   Анела уже некоторое время переворачивалась с боку на бок, пытаясь уснуть. Но сна ни в одном глазу. Мысли, словно долго этого ждали, налетели, словно рой комаров вечером у реки. И как бы она ни пыталась, избавиться от них не могла. Вновь и вновь перебирала события прошедшего дня.
   Прерванная ею казнь. Удалось поговорить с Илией. Она с прежним внешним равнодушием приняла своё назначение-наказание в институт. Вот только проблеск её стихии показал, что хоть чуть-чуть, но её это заинтересовало. Оставалось надеяться, что они остановят Тьму, и у иридис будет время окончательно прийти в себя. Терять кого-либо из иридис нельзя. Их и так мало. Это касалось и бывших жриц, которых использовали для открытия Врат. Они пока не очнулись. Но то, что ещё живы, внушало надежду. Если честно, Анела боялась с ними встречаться. Сможет ли справиться с Тьмой в них? Очистить? Или избавление одно - смерть?
   Неясно, кто виновен в отравлении деда. Эликсир приготовила точно иридис. Иридис с необычной стихией. Но той знахарки, о которой говорил дед, не существует. Нужно будет расспросить членов ордена Иридис и наведаться в таверну, где передавалось зелье. Кому она может это поручить? Кому доверяет? Фейс занята своими охотницами, на ней и расследование связи бывших жриц с Тьмой. Китан по уши завяз в формировании армии. Остаётся Люси. Что бы она ни говорила, но никого нанимать для отравления главы ордена не стала бы. Собственноручно с помощью стихии или кинжала в бок может и напала бы, если бы князь её допёк. Завтра... уже сегодня нужно будет поручить ей это расследование.
   Ар. Куда он мог исчезнуть? Где скрыться? Здоров ли? Не ранен ли? И что за связь с заговором? Он и впрямь вознамерился отнять у неё трон? Мог бы только попросить... Осталось его найти и узнать правду.
   Совет по крайне мере не должен создать проблем. Она отчиталась об поездки в империю, оповестила, что не успела спасти короля. Кто всё-таки покушался на него? Кому выгодна его смерть? И почему нет особого желания углубляться в эти мысли?
   Она рассказала совету, что за твари напали, что от них можно ждать и направила мысли аристократов на подготовку к войне. Как всегда после разговора с ними разболелась голова, пришлось выпить успокаивающего чая.
   Во время чаепития выяснила у Фейс, что там с работорговцами из Семипутия. И ничуть не удивилась, что на другой же день, после того как бывшего Смотрителя посадили в столичную тюрьму, его нашли мёртвым. Ясно же было, что ниточка ведёт в Амбру, во дворец. Да и розыск тех, кто в Амбрании связан с работорговлей, ни к чему не привёл. Интересно, а вот Аскрелу что-нибудь об этом известно? Зачем-то ему в Семипутии понадобилось убивать главаря работорговцев. Тот мог его узнать? Нужно будет расспросить позже. Если, конечно, удастся осуществить план императрицы. Ничего не остаётся, как поверить в её добрую волю. В её желание освободить брата.
   И ещё в придачу эти нелепые обвинения князя Зимирия и Васелии. Неужто дед и впрямь причастен к убийству Злата? А если это так, то... Не хочет она этого знать! Пусть это лицемерие, но он её дед. У них одна кровь. Иногда неведение - это благо. Богиня! Вот только как избавиться от сомнений?
   Проклятие! Нужно отвлечься, выспаться.
   Анела встала, зажгла свечу на столике и подошла к столу, на котором стоял кувшин с холодным чаем. Анела предполагала, что не сможет от напряжения спокойно уснуть и заранее позаботилась об успокаивающем напитке. Приблизила к лицу стакан и сначала принюхалась к аромату: ромашка и душица, никаких дополнительных примесей. После того, как её чуть не отравили, она взяла за привычку хотя бы по запаху проверять, что собирается принимать в пищу. Если бы тогда не вмешался Аскрел... Снова он. А наёмницу из Вольных нашли в день их отъезда заколотой на окраине деревни. Видимо, в ордене не прощают ошибок. Вот только кем та была нанята?
   Всё! Хватит на сегодня вопросов! Спать!
   Аскрел, как он там...
  -- Глава 14. Вероломство друга
   Первые лучи Ока едва пробирались через высокие стены дворца. Сад под густой листвой таился в тени. Роса на изумрудной траве холодила ноги сквозь лёгкие туфли, а от утреннего прохладного ветерка не помогала и старая шаль, которую накинула на плечи Софике кухарка. Она забеспокоилась за молодую госпожу, решившую прогуляться в такую несусветную рань. Господа ещё все спали, а слуги только начинали приниматься за работу.
   А Софике не спалось. Всю ночь проворочалась. И даже подумать не могла о сюжете какой-нибудь сказки, - все мысли занимал Ар. Сердце тревожно билось от страха за него. А душу сдавливали сомнения: неужто он впрямь захотел занять трон? Неужто все его слова о том, что власть его не привлекает, - ложь? Неужто он готов пролить кровь родной сестры? Неужто она так ошибалась в нём?
   И лишь только на улице чуть посветлее, Софика раньше, чем обычно, вышла подышать свежим воздухом, убежать от сомнений и обратиться к Богине, чтобы помогла всё разрешить, привести к лучшему будущему.
   Прохладный воздух бодрил, светлеющее небо дарило надежду. Может сегодня всё решится?
   Софика не заметила, как дошла до конца сада. Вдоль стены росли густые колючие кусты розмарина. Шипастая ветвь зацепила подол нижней юбки. Софика остановилась и, наклонившись, осторожно стала освобождать ткань. Её светло-зелёное платье сливалось с листвой. Сверху прикрывали ветви.
   Лёгкие шаги на той стороне стены, затихнувшие прямо рядом с Софикой, заставили её замереть, отчего она совсем слилась с зеленью.
   Шуршание, приглушённое недовольное пыхтение. Над стеной показалась серо-пепельная вихрастая голова парня. Он окинул сад внимательным взглядом. И довольно усмехнулся, отчего напомнил Софике мыша Алики, когда тот доберётся до желанного куста сыра. Парень перекинул сначала одну ногу, а затем другую и, примерившись, прыгнул да так, что перелетел колючие кусты. Приземлился, коснувшись травы ладонями, и замер, прислушавшись. Видимо, ничего угрожающего не заметил, так как выпрямился и, кажется, собрался направиться по своим делам. Наверняка разбойничьим. Вор. Несомненно.
   Умным решением было бы не привлекать к себе внимание, незаметно проследить за ним, заручиться поддержкой стражи и схватить злоумышленника на месте. Софика так и собралась поступить, как вдруг неподалёку раздались детские голоса.
   - Ви, ты уверена, что Софика направилась сюда? - негромко спрашивала Алика.
   Парень тут же скрылся в ближайших кустах. Если бы Софика не знала, что он там, ни за что бы не заметила. Нужно остановить девочек и увести их. Пока парень думает, что его никто не видел, он не опасен.
   Софика открыто шагнула на тропинку. Из-за деревьев появились девочки, и, увидев её, Висея побежала, крича:
   - Софика! Софика! Я знала, что ты здесь! А Аника не верила.
   Софика крепко взяла её за руку, другой рукой схватила подошедшую Анику и потянула девочек к выходу. Нужно было побыстрее увести подальше от вора.
   - Пойдёмте. Так зачем вы меня искали? Тем более так рано?
   - Его светлость не пускает с нами Мишаню. Учит его как себя вести, будто он сам не знает. Софика, уговори опекуна отпустить его. Пожалуйста...
   - Так значит, ты и есть Софика? - вдруг раздался за спиной мальчишеский голос. - Ты мне и нужна!
   Софика резко обернулась, отправляя за спину послушниц. Те проскользнули под её рукой и встали рядом, прижавшись к ней боком. Её недовольный взгляд был полностью проигнорирован. Глаза девочек, полные любопытства, были направлены на стоящего перед ними парня. Он также с живым интересом их разглядывал. Парень был выше Софики на целую голову, чёрные брюки заправлены в старые сапоги, коричневая куртка на плечах, кажется, немного жмёт.
   - Леди, он вам угрожает? - донельзя серьёзно спросил появившийся Мишаня и встал перед ними. Решительно сложены на груди руки, черноволосая голова гордо вскинута. Кажется, он собирался их защищать.
   Только его и не хватало. И как Софика должна всех троих детей уберечь?
   - И не думаю даже, - усмехнулся парень и перевел взгляд синих-синих, как безоблачное небо, глаз на Софику. - Леди, у меня для вас послание. От Ара...
   Сердце Софики забилось сильнее, щёки бросило в жар от волнение. Ар - жив, жив. Это главное!
   - Давай! - резко протянула руку.
   Парень деланно медленно вытащил из-за пазухи листок и подал ей.
   - Что там, что? Покажи! - запрыгала вокруг Висея, стараясь заглянуть в написанное. Алика и Мишаня уставились вопросительными глазищами.
   - Ну говори, Софика! - поторопил Мишаня.
   Почерк был Ара, в этом она могла не сомневаться. Сколько писем он написал ей в институт!
   - Ар просит, чтобы мы нашли Анелу и передали ей, где он находится. Он там всё расскажет и объяснит. Просит, кроме Анелы, никому не сообщать о его послании. А место нам должен сказать... Мышонок? - удивлённо глянула на парня.
   Тот поморщился.
   - Ну да, я это. Детское прозвище. Мыш - я.
   - А если это ловушка? - вдруг предположил Мишаня. - Они хотят выманить тётушку из дворца и схватить? Мы не можем так рисковать!
   - А давайте сами проверим! - Висея подбежала к Мышу и, схватив за руку, потянула его за собой. - Пойдём! Ты нас проводишь к Ару. И только когда убедимся, что ничего Анеле не угрожает, сообщим ей!
   - Почему бы и нет! - хмыкнул парень. - С такими леди хоть на край земли.
   И заинтересованно искоса глянул на Софику.
   - Висея! Это может быть опасно! - попыталась Софика воззвать к разуму девочку.
   - Анела нас спасёт! - отмахнулась Висея.
   История двухлетней давности так её и ничему не научила. Если впереди ожидает приключение, так с разбегу, не думая, нужно встрять в него.
   - Мы будем осторожны, - тихо произнесла Алика, с мольбой смотря на Софику. До этого она с таким тихим восторгом разглядывала Мыша, что оставалось только диву даваться. Кажется, парень ей понравился. - Мы тоже хотим увидеть Ара. А Анела нас точно не возьмёт с собой. Да и рисковать ей нельзя.
   А если их всех схватят? Анеле ведь придётся подчиниться требованиям...
   Но почерк-то был Ара. А он даже под страхом смерти не стал бы заманивать в ловушку Анелу. А если он и впрямь связан с заговорщиками? Софике-то он точно не нанесёт вреда!
   - Так идёте или нет? Решайтесь. Или боитесь? - прищурился парень.
   Она только сердито глянула на него. Не он ведь отвечает за эту малышню. Не было бы их, она бы сразу и не раздумывая направилась к Ару. А когда на тебе ответственность за кого-либо, помимо воли придётся быть осторожнее и осмотрительнее. Но там Ар! И это стало последним доводом.
   - Хорошо, - и строго ребятам: - Но только слушаться меня и не отходить ни на шаг! Ясно?
   Малышня дружно закивали. Ну да, она так и поверила.
   А вот перелазить в платье через забор не очень-то удобно!
  
   Мыш повёл их по таким задворкам города, что навстречу им почти никто не попался. И даже из тех, кто встретился, мало кто заострил внимание на ребятах в богатых одеждах. Может из-за того, что, судя по тому, как приветствовали их сопровождающего и он отвечал, Мыша здесь все знали. Лишь единственный раз Софике показалось, что-то кто-то идёт за ними. Но оглянувшись, никого не увидела.
   На все их вопросы об Аре Мыш лишь отмахивался, мол, дал слово ничего не рассказывать. Сами скоро узнают.
   Они пришли в Старый район, к обшарпанному одноэтажному зданию, на котором со скрипом покачивалась вывеска с пивной кружкой пены - знак таверны. Свежей краской алело название: Рог короля. Но Мыш повёл не к парадному входу, около которого околачивалась пара пьяных мужчин, поддерживающих друг друга и невпопад тянувших тоскливую песню. И это в такую рань? Через подворотню Мыш привёл к чёрному входу таверны, распахнул дверь. Сначала сам заглянул внутрь и только потом с издевательским поклоном махнул рукой, приглашая войти.
   Они оказались в коридоре. С одной стороны плыл вкусный аромат, звенела посуда, с другой - говор людей. Там, видимо, зал таверны. Мыш повернул в сторону кухни и, не доходя до неё пару шагов, толкнул одну из дверей. За ней оказалась маленькая комнатка, большую часть которой занимала узкая кровать. Место осталось лишь для сундука у стены напротив и стула. Ар лежал на кровати. Голова перевязана так, что на виду было лишь бледное лицо, глаза закрыты и только поднимающая и опускающая грудь под одеялом давала понять, что он жив.
   - Вот ваш парень, - бросил Мыш. - Я пойду, предупрежу Мамашу.
   Он закрыл за ними дверь.
   Дети остались у порога, а Софика, едва дыша, вошла и тихо на корточки присела рядом с кроватью. И вгляделась в такое дорогое для неё лицо. Не передать словами, какое облегчение испытала она. Ар жив.
   Ар открыл глаза, на лице расползлась улыбка.
   - Софика? - удивлённо выдохнул он, посмотрел в сторону двери, где радостно визгнула Висея. - Ребята? - и вдруг сердито нахмурился. И морщась, сел, упёршись спиной на подушку. - Вы что здесь делаете? А где Анела?
   - Не сердись, Ар, - сделал шаг вперёд Мишаня. - Мы сначала хотели убедиться, что никто не заманивает тётушку в ловушку. А сейчас вернёмся и всё ей расскажем.
   - Слишком долго! - отмахнулась Висея. Её глаза предвкушающее блестели, снова что-то задумала. - А давайте мысленно её позовём. Люси ведь говорит с ней, и мы сможем! Мы ведь чувствуем Анелу.
   - У Люси воздушная стихия, - неуверенно возразила Алика.
   - Если мы объединим стихии, я уверена, Анела нас услышит. Люси говорит, что Анела сильно связана с нами. И когда мы в беде - чувствует. Значит, и поговорить мы с ней сможем! Давайте попробуем!!!
   - Хорошо, - вздохнула Софика. И почему только они всегда идут на поводу у этой малявки? - Возьмёмся за руки.
   Софика с девочками схватились за руки, образовав круг, и одновременно мысленно позвали Анелу. Софика сомневалась, что у них получится. Но легче было согласиться с Висеей, да и мелькала мысль - а вдруг?! Интересно ведь попробовать. Сначала и впрямь в ответ была тишина. И когда Софика уже решила прекратить эти безрезультатные эксперименты, в голове раздался удивлённый голос Анелы.
   "Софика? Висея? Алика? - и вдруг встревожено. - Вы где?"
   "Анела! Мы нашли Ара! Мы сейчас с ним", - даже мысленно Висея не могла говорить тихо. От её крика зазвенело в голове.
   "Тише! - приказала Анела. - Софика! Где вы находитесь?"
   "Старый район. Таверна Рог короля"...
   "Ясно! Сейчас буду".
   И в голове стало пусто. Исчезло что-то тёплое и родное, обволакивающее. Софика обескуражено переглянулась с малышками. У них и впрямь получилось?
   За стеной раздался грохот и нелестное поминание Тьмы и её тварей. Дверь в комнату резко распахнулась и на пороге появилась Анела с головы до ног осыпанная мукой. Чихнула, помахала перед собой, отгоняя муку, и только потом недовольно буркнула:
   - Не рассчитала немного. Опыта мало! С вами, ребята я поговорю потом. Да вы хоть представляете, что могло с вами случиться?!.. - глубоко вздохнула и повернулась к Ару.
   Софика с облегчением выдохнула. От стихий, веющих от Анелы, становилось больно, её гнев со щепоткой страха подавлял. Привлекать лишнее внимание такой Анелы совсем не хотелось.
   Анела шагнула к кровати и несколько мгновений брат и сестра молча смотрели глаза в глаза. Даже Софика затаила дыхание от напряжения, возникшего между ними. Анела выдохнула, присела на стул. На губах мелькнула тень улыбки.
   - Я рада, что ты жив, - взяла брата за руку.
   - Даже не смотря на то, что меня обвиняют в заговоре против тебя? - тихо спросил он.
   - Вот об этом заговоре я бы хотела узнать больше! - приказала Анела, но руку так и не отпустила. От неё едва мерцая текла радужная сила - стихия Жизни.
   Софика боялась вздохнуть лишний раз, да и дети затаились. Лишь бы не привлечь внимание Анелы. Ведь она собирались с Аром обсуждать то, что их совсем не касалось. И сестра могла их выдворить из комнаты, а им очень хотелось всё узнать.
   - Да не участвовал я ни в каком заговоре! По край мере на самом деле...
   - Поподробнее, пожалуйста.
  
   Ар, после отъезда Анелы, и впрямь собирался выполнить обещание: смирённо заниматься делами королевства. Пусть в голове и засела мысль о появившемся из неоткуда письме, но он отгонял её всеми силами. Покладисто выслушивал канцлера. Советовался с Фейс. Подписывал и разбирал документы. От скуки чуть на стенку не лез, но терпел. Его хватило лишь до приезда князя Зимирия и девочек. Когда он узнал о столкновении Анелы и Китана с работорговцами, то в первый момент испугался за них, а потом возмутился. Это получалось, что пока он занимается скучной бумажной тягомотиной, его брат и сестра развлекаются вовсю! В тот же вечер случайно подслушал разговор Фейс и Люси о том, что у Смотрителя наверняка в столице должны быть союзники и, весьма вероятно, среди высшего сословия. Только так работорговцы могли безнаказанно действовать в Амбрании. Ар решил сам всё выяснить. И начать расследование с разговора со Смотрителем. В тот же вечер, ускользнув от хранителей, он по тайному ходу пробрался до темницы. Там пришлось затаиться, так как стал свидетелем, как один из членов ордена Иридис хладнокровно перерезает горло Смотрителю. А это значит...
   - Работорговцы связаны с орденом Иридис, - мрачно перебила Анела.
   Софика ахнула. И тут же прикрыла ладонью рот. Анела недовольно глянула на неё и кивнула брату:
   - Продолжай, Ар.
   И он наметил план. Вроде как внешне он представлял собой идеального правильного принца, которого интересует только, как научиться управлять страной. Мать была в восторге, князь Зимирий доволен. Кажется, они утвердились, что ему понравилось править страной, и он уже не будет возражать их планам. А Ар незаметно следил за Кришаном. И однажды стал свидетелем странного разговора главы СОА с одним из аристократов, с графом, который, как Ару было известно из предыдущего слежения за представителями высшего света, связан с заговорщиками. Но о нём Ар не успел сообщить Кришану.
   И когда граф вдруг осторожно завёл с Аром разговор о том, как принцу нравится управлять страной, не появилось ли желание навсегда занять трон. Он притворился, что власть начинает его притягивать, интересное занятие. И возможно, он бы не прочь задержаться на троне. На балу ему должны были сообщить о месте встречи, где собирались обсудить план, как свергнуть Анелу. Но потом всё пошло наперекосяк! Не успел он прийти, как нагрянули лазутчики СОА. Предъявив обвинение в предательстве, вознамерились всех повязать. Ар собирался сдаться. Ведь не могла вся служба состоять из преступников. Но его в живых оставлять не собирались. Он едва увернулся от предательского ножа и бросился бежать. Выход из пещеры, где собирались заговорщики. Выходил на скальный берег. И в темноте Ар, не заметив края, навернулся со скалы. Только по счастливой случайности он не разбился об камни и смог выбраться на берег. Здесь его раненого и бессознательного нашёл Мыш и привёл в "Рог короля".
   Ар закончил рассказ и повалился на кровать. На лице выступила испарина.
   Софика с облегчением выдохнула. Ар не предатель. Теперь Анела всё решит и приведёт в порядок: Кришан понесёт наказание и его люди тоже.
   Анела некоторое время молчала, обдумывая. А затем со вздохом произнесла:
   - Значит так, Ар, тебе придётся некоторое время побыть здесь. И из-за твоих ран, и из-за того, что с Кришаном не так-то легко справиться. Здесь будешь в безопасности. Я вечером ещё наведаюсь к тебе. Девочки и ты, Мишаня, никому ни слова о том, что слышали!
   Анела поднялась, и на лице возникла ласковая улыбка да такая, что фиалковые глаза засияли ярче.
   - Ар, я рада, что ты мой брат. Только, прошу, больше не нужно так меня пугать. Хорошо?
   - В таверне что-то происходит, - сказал Мишаня, который стоял как раз у двери.
   В зале таверны и впрямь стала шумно. Раздались приближающиеся торопливые шаги, дверь открылась. На пороге появился взволнованный, испуганный Мыш.
   - Глава СОА со своими людьми! - шепнул он. - Вам нужно спрятаться...
   - И зачем же от меня прятаться? - донёсся ледяной голос Кришана. И за спиной Мыша возник сам глава СОА.
   Софика поёжилась под ледяными серыми, словно сталь, глазами.
   - Ребята, встаньте за мной! - приказала Анела.
   Софика подтолкнула девочек к Анеле, Мишаня последовал за ними. Сама Софика встала рядом с Анелой.
   От страха дрожали колени. Только понимание, что Анела не даст, чтобы с ними что-нибудь случилось, немного успокаивало.
   - Ваше величество, и вы здесь. Не ожидал, не ожидал. Придётся менять планы, - от равнодуший в голосе маркиза становилось только страшнее.
   - Предатель! - зло бросил Ар, пытаясь подняться. Зашатался и со стоном вновь упал на кровать, схватился за живот. - Только... посмей... навредить... Я тебя из града Богини достану.
   Анела положила руку на плечо Ара.
   - Успокойся, Ар. Тебе сейчас нужен отдых, - выпрямилась и окинула главу СОА презрительно-ледяным взглядом. - Маркиз Кришан Прометий, я бы хотела знать, что всё это значит?!
   - Моя королева, я так понимаю, что бы я ни сказал, вы поверите брату.
   - Правильно понимаешь.
   - Ну что ж, я предлагаю поговорить наедине. Думаю, я могу вам сказать то, что изменит ваше желание незамедлительно казнить меня.
   Анела некоторое время подозрительно смотрела на него, а потом кивнула.
   - Анела, нет! - возразил Ар.
   - Он не посмеет нанести мне вред. Я пока им нужна... живой!
   И ничего больше не говоря, Анела направилась к выходу. Обошла Кришана, как пустое место, даже на него не взглянув. Глава СОА скривился, будто его заставили съесть пару лимоном и направился за Анелой в сторону кухни.
   Висея с Аликой переглянулись. Алика тут же села на пол и открыла сумочку, висевшую на поясе. Оттуда выглянула серая пушистая мордочка, мышонок шевельнул длинными усиками и поднял бусинки-глазки на Алику. Девочка, склонившись, что прошептала прямо в мордочку мышонка и отпустила его. Мышонок тут же исчез за дверью. Алика сидела с закрытыми глазами, а потом заговорила:
   - Анела и глава вошли на кухню. Кришан выгнал кухарку и её помощников, затворил дверь...
   Софика впервые видела, как девочка использует свой дар общения с животными. Это было удивительно. Невероятно.

****

   Анела с брезгливым недоумением смотрела на Кришана. От предательства было больно, противно. Богиня! Как только она могла так в нём ошибаться? Она считала его другом, помощником, правой рукой. Он всегда был рядом, понимал, поддерживал. Она даже думала получить с ним Благословение Богини... Всё обман! Все эти два года были большим обманом. Змей... Как же был когда-то прав Злат.
   Кришан стоял напротив, сложив на груди руки. За спиной что-то кипело в большой кастрюле на плите. Вот бы надеть ему на голову! Он ничуть не изменился. Такой же высокий, подтянутый. Вороного цвета волосы, бледное лицо. Лишь серые глаза смотрели холодно, цепко, с ненавистью... С ненавистью? Как только она этого никогда не замечала?!
   Нельзя показать, как её поразила правда. Она королева. Королева Амбрании. А он её подданный, который пошёл против неё, её народа и её семьи. И этим всё сказано!
   Но теперь хотя бы понятны недомолвки хранителей в Семипутии. Вероятно, им было прекрасно известно, кто покрывал работорговцев. Но рассказать не могли из-за клятвы верности ордену.
   - Князь Прометий знал про работорговлю? Про покушение на Ара? - холодно нарушила тишину она.
   - Тебя только это интересует? Вина твоего деда? - презрительно скривился Кришан. - Он глава ордена Иридис, так как ты думаешь, что ему известно? Но ты права, от этого проныры-принца избавиться моя затея. Слишком часто суёт нос туда, куда не следует! А вот убить твоего женишка и короля - приказ князя. Что я с удовольствием и организовал.
   Анела внутренне вздрогнула, но лишь крепче сжала зубы. Не доставит она ему такого удовольствия, не потеряет над собой контроль. Богиня! Она же успела отправить деда к тётушке. А там и папа. Остаётся надеяться, что когда она там окажется, все будут живы. И кажется становится ясно, кто и почему убил Видящего, капитана Зимирия. Ни Кришану, ни деду, возвращение короля не нужно было. А Видящий вознамерился позаботиться об его освобождении.
   - И после твоих признаний, думаешь, что-то должно меня остановить от приказа казнить тебя?
   - Ну если не считать того, что я потяну твоего деда за собой.... Перед судом предстанем мы оба, если он не умрёт к тому времени...
   А вот доживёт ли сам Кришан до суда... Но к кому она может обратиться с этим деликатным делом? Богиня! Что за мысли! Она и впрямь планирует убийство главы СОА? Она и впрямь собирается покрывать деда, после всего, что тот сделал? Да! Планирует. Да! Собирается. Никто не узнает о его преступлениях. Но наказания избежать у него не получится. Что может быть хуже, чем лишиться всего, чего добивался? Ссылка в поместье с запретом на возврат в столицу! Она не желает ни видеть, ни общаться с ним!
   Кришан продолжал:
   - У меня есть то, что ты потерять ни за что не захочешь. Тот, чья жизнь будет для тебя дороже всех остальных.
   - Ты о чём? - нахмурилась она. О чём он говорит, она понять не могла.
   - О твоём сыне...
   - Ты смеешь угрожать моему воспитаннику? - с шипением вырвалось у неё.
   - Да кто говорит об этом приёмыше? Я говорю о твоём родном сыне. О сыне, которого ты родила...
   Боль привычно кольнула сердце. Знает ведь, куда бить.
   - Мой ребёнок мёртв, - выдавила она. Сжимая руки в кулаки. - Нанести ему вред ты не в силах!
   И ему об этом прекрасно известно, так с чего он заговорил об этом?
   - Позволь тебе открыть одну тайну... королева... - с превосходящей усмешкой довольно проговорил Кришан, - ...твой ребёнок мне мешал и я позаботился избавиться от него. Только живого наследного принца до поры до времени иметь в запасе выгоднее.
   О чём это он? И словно только этого ждало, перед мысленным взглядом пронеслось воспоминание:
  
   Боль раздирала внутренности. Вместо крика с губ срывались уже только стоны. Как же больно! Невыносимо! И пусто. Внутри пусто.
   Губ коснулась прохладная кружка:
   - Пейте! - донёсся приятный голос. Теплота стихии коснулась сердца. Рядом иридис. Незнакомая. С непонятной стихией. - Вам станет легче.
   Анела невольно сделала один глоток, другой. Боль притупилась.
   Малыш... что с ним? Он ведь пищал. Пусть тихо. Но она слышала. И резко замолк. Странно резко замолк.
   Сквозь успокаивающий туман, который манил не противиться и окунуться в него, донёсся шум открывающейся двери.
   - Как она? - встревоженный голос Китана.
   - Спит.
   Не спит она ещё. Ещё один вопрос, нужно узнать...
   Какое странное послевкусие отвара. Неправильное.
   - Что с ребёнком? - спросил Китан.
   Именно! Что с её малышом?
   - Ваше высочество, простите. Мы ничего сделать не смогли. Стихия королевы вытянула из него жизнь. До капли! Он... умер.
   Неправда...
   Красава - трава, скрывающая воспоминания. Не нужна она в успокаивающем отваре. Не нужна...
  
   Сон, который очень часто ей снился. Сон, который она, проснувшись, не могла вспомнить. Но это значит... неужели малыш из сна - это её сын? Он жив! Благодарение Богине!
   - Где он? - вновь с шипением вырвалось у неё. Сдерживаемые стихии дали себя знать горячим потоком по венам. Кончики пальцев засвербели. Только усилием воли сдерживалась от применения стихии.
   Кришан продолжал невозмутимо смотреть на неё. Даже не дрогнул.
   - Успокойтесь, ваше величество. Лишь я один знаю, где находится ваш сын. И лишь пока я жив, жив он.
   Взять себя в руки, успокоиться. Подумать. Но какой же разброд в голове. Все мысли перебивает одна - её малыш, её сыночек жив, здоров. Она сможет увидеть, обнять, прижать к себе свою родную кровиночку.
   Но как Кришану удалось провернуть похищение? Иридис! Ему помогала иридис, незнакомая для Анелы. И здесь иридис. А если это одна и та же? И для того, чтобы Анела всё забыла, и в покушении на деда использовали эликсиры. Нужно будет проверить эту версию. Хорошо проверить!
   Отвлечённые мысли помогали справиться с волнением и страхом за сына. Она взяла под контроль свои чувства, свои стихии.
   - Что за иридис тебе помогала?
   - А с чего ты взяла, что мне кто-то... - и поморщился. - Она ведь предупреждала! Если ты что-нибудь узнаешь о том моменте, то вспомнишь и всё остальное. Забудь! Её уже здесь нет!
   И почему ей в это не верится?
   А в голове всё бьётся одна мысль. Её сын жив... жив... жив.
   И она сделает всё, чтобы его увидеть. Вот только Кришану прекрасно это известно. Поэтому и использует этот свой козырь.
   Невозмутимость сохранять становилось всё труднее. И два года тренировок не помогали.
   - Хорошо, я забуду о твоём покушении на моего брата, отца. И не буду выдвигать против тебя обвинений. Да и Ар тоже...
   - Думаешь отделаться так легко? Я не для этого хранил в тайне существование ребёнка! Мне нужен трон Амбрании. И ты, став моей женой, преподнесёшь его мне! Раз уж добровольно ты не согласилась на брак со мной, придётся использовать этот весомый аргументик. Желаешь увидеть сына? Завтра же в полдень примем Благословение Богини! А если посмеешь отказать - вновь станешь свидетельницей смерти своего ребёнка! И теперь взаправду! Решай!
   Анела вздрогнула и крепче сжала кулаки. Глубоко вздохнула и холодно на него посмотрела.
   - Я согласна, - кольцо Аскрела чуть обожгло палец, словно предупреждая. Она только крепче сжала ладонь в кулак. Придётся поговорить с маритимским принцем. Она не может быть его невестой.
   - Хорошо. Обрадуем князя перед смертью. И... - Кришан сделал шаг вперёд. И больно схватив за подбородок, приподнял её лицо. Процедил: - Если хоть слово скажешь о нашем разговоре, или кто узнает о нём, твой сын не доживёт до утра! - и вдруг впился в её губы поцелуем. Жёстким, настойчивым, предупреждающим.
   Анела едва смогла вырваться, зло вытерла губы тыльной стороной ладони, и замахнулась другой рукой. Но влепить пощечину не успела, Кришан перехватил её руку и торжествующе усмехнулся:
   - Завтра в полдень жду тебя в Западном Храме! Мы получим Благословение Богини! - резко отпустил её руку и повернулся к выходу из кухни. У самой двери через плечо презрительно бросил: - Так уж быть, мои люди прекратят преследование твоего брата. Так маленький подарочек к свадьбе. Только позаботься, чтобы он не мешался у меня под ногами! Карета у таверны довезёт вас до дворца. Не пристало моей будущей жене бродить по трущобам!
   Он исчез за дверью. Анела в бессильной ярости смела с кухонного стола всё, что на нём было. И под звонкий грохот сникла. Опустошённо села на ближайший старый стул. Она в ловушке. Предпринимать что-либо против Кришана она не может, пока не узнает, где он держит её сына. И до завтрашнего полдня что-либо предпринять не успевает. У неё другие планы. Богиня! Сын или её люди в империи. Кого спасать? Но если она даже останется в королевстве, то что может сделать для поисков сына? К кому обратиться? Судя по всему у Кришана в напарницах одна из иридис, а она почувствует любую из своих. Значит ни Люси, ни Фейс помочь не смогут. Китану тем более это не по силам. Не перехитрить ему Кришана. Дед... Тот кто покушался на её отца, по приказу кого убили Злата - нет! Проклятие! Что она за королева, которой не к кому обратиться за помощью?! Она связана по рукам и ногам. Придётся пока играть по правилам её главы СОА и надеяться, что что-то изменится. А пока она займётся спасением гвардейцев и маритимского принца придачу.
   Богиня! Как теперь эту помолвку объяснить Ару и ребятам?
   - Ваше вел... госпожа, с вами всё хорошо? - раздался за спиной знакомый обеспокоенный голос.
   Анела обернулась. Почти весь проём занимала крупная женщина. Чёрная коса перекинута через плечо, опрятная чистая одежда, только передник испачкан в муке. Пиния, после смерти брата год назад, заняла его место. И по мере сил старалась сделать таверну лучше, раз уж королевское семейство частенько тайно наведывалось сюда. За прошедшие два года Анела раз пять точно тайно встречалась с Пинией. Но абсолютно благопристойной таверной Пиния делать не собиралась. Всё равно добропорядочные граждане сюда не придут. Райончик к этому не располагал. Да и запрети она тёмным личностям появляться здесь, и можно совсем остаться без таверны и без дома.
   - Да, конечно, - выдавила Анела, поднимаясь. - Пиния, спасибо, что позаботилась об Аре.
   - Он хороший мальчик и сильный. Уверена, день-два и снова начнёт искать себе приключений на одно место.
   - Это он может, - Анела обвела взглядом разгромлённую кухню. И покаянно добавила: - Я тут немного... дала волю чувствам.
   - Видимо, очень-то вас разозлил этот... неприятный господин. Никогда он мне не нравился. А о кухне не беспокойтесь. Быстро мои девушки тут порядок наведут.
   Анела улыбкой поблагодарила и, попрощавшись, направилась к ребятам и Ару. Нужно будет объяснить им перемену в своём отношении к Кришану. И не забыть прислать Пинии золотые за хлопоты.
  

****

   Мышонок Алики вернулся. Софика с ребятами и с Аром с ужасом переглядывались Тому, чему сейчас стали свидетелями, просто не могли поверить. Какой-то там Кришан угрожал и шантажировал их любимую и родную Анелу. И они ничего не могли предпринять, чтобы помочь ей.
   - Анела не должна понять, что мы всё знаем! - решительно бросил Ар, который во время разговора стал, кажется, ещё бледнее, чем был до этого. - Мы ничего не слышали! Ясно? Мы обязаны сделать всё, чтобы мой племянник не пострадал!
   Внимательно посмотрел на троих ребят стоявших взявших за руки. А вот Софике не понравилось, с каким решительным и заговорщическим взглядом малышня переглянулась.
   - Не смейте вмешиваться! - приказала она им. - Вы можете навредить.
   Ребята закивали. Вот только она им не поверила. Но что-то сказать не успела, открылась дверь и вошла Анела. Холодная, невозмутимая, далёкая. По ней невозможно было что-либо понять. И если бы они не слышали пересказ Алики, ни за что бы ни поверили, что Анела пережила потрясение, что она в беде и до ужаса боится за своего сына.
   - Ар, Кришан признался, что его ввели в заблуждение. Он и впрямь думал, что ты по уши погряз в заговорах. Про убийство Смотрите ему ничего не известно. Разберётся! Пока ты не полностью не поправишься, думаю, тебе лучше отлежаться у тётушки!
   - Но, Анела! И ты поверила ему? Да он может что угодно наговорить, лишь бы тебя убедить! - возмутился Ар и вполне правдоподобно. Даже не поверишь, что ему известна правда. Сможет ли она сама сыграть удивление? Как бы повела себя, если бы ничего не знала?
   - Анела, это точно? Ты веришь ему?
   - Верю!
   Как только она так прямо и убедительно может врать? Врать своим сёстрам? Это ведь неправильно! И даже понимание причин не растворяло горький осадок в груди.
   Анела подозрительно оглядела её, ребят, а затем и Ара. Но мотнула головой, словно откидывая какую-то невероятную мысль.
   - Софика, ты сопроводишь Ара. Тётушке может понадобиться твоя помощь. Мишаня и вы, девочки...
   - Анела! Мы хотим остаться во дворце! - решительно перебила Висея и просительно улыбнулась, заглядывая Анеле в глаза. - Пожалуйста.
   На лице Анелы мелькнула сомнение.
   - Тётушка, пожалуйста. Мне скучно будет без девчонок. А оставить деда не могу. Когда ещё увижусь с ним? - поддержал подругу Мишаня.
   - Хорошо. Сейчас мы все вернёмся во дворец. А там уж я разберусь, кто куда отправится...

*****

   Валяться в кровати Вэлерию быстро надоело. Если бы ещё Пелли находилась рядом, он бы потерпел, но в одиночестве, не зная, что творится в стране, во дворце, не имея возможности вмешаться - это было выше его сил! Он решил разыскать Пелли в её большом доме. Только двигаться приходилось аккуратно, чтобы ненароком не задеть какой-нибудь из статуэток, ваз, расставленных на каждом свободном углу. Всё в этом доме казалось хрупким и невесомым и донельзя светлым и ярким. Начиная от драпировки стен цветочной тканью, вычурных витражей на окнах и заканчивая яркими вышитыми коврами на полу. На удивление, его это не раздражало, как следовало бы. Дом своим светом, теплом и яркостью напоминал свою хозяйку.
   Неразборчивые голоса привели его к гостевой комнате на другой стороне коридора. Толкнул дверь и в неприятном удивлении замер. Голос Эдриана, короля Амбрании, он услышать никак не ожидал. Кришан сообщил, да и Анела подтвердила, что с ним покончено. Раз и навсегда. И тем удивительнее был червячок радости. Хотя бы в смерти своего отца Анела его не обвинит. Хотя политику во многом придётся пересмотреть. И главное позаботиться, чтобы люди не вознамерились вернуть трон своему бывшему королю.
   С торжеством усмехнулся от мысли: Зимирия с Васелией возвращение короля не понравится. Особенно если учитывать то, как сблизились бывшая королева и бывший её канцлер.
   - ... даже не думай об этом! - долетели до него решительные слова Эдриана. - Я говорил с Фелисием. Пусть он простой дворецкий, но он много лет служит Пелании и научился за это время хорошо разбираться во всех течениях политики дворца. Возможно, получше некоторых и наших советников! Он считает, что ты отлично справляешься. И лучшего правителя для нашей страны не найти. И судя по тому, что рассказал о твоих действиях, он абсолютно прав. А я устал. Я и раньше не очень-то мудрым правителем был, а после этих двух лет плена, тем более не смогу удержать власть.
   - Папа, тебе всё равно придётся возглавить страну, если я не вернусь. Китану пока это не по силам, а в войне с Тьмой без предводителя нельзя...
   Вэлерий нахмурился. Это что же вновь задумала эта девчонка? Решил вмешаться. Шагнул в светлую комнату. Анела, повернувшись к отцу, сидела на краю кровати. Эдриан полусидел и держал дочь за руки. И такая нежность и благоговение были на его лице, словно он прикасался к чему-то священному. И нескрываемая обеспокоенность в карих глазах. А за два года король постарел. Выглядит чуть ли не ровесником Вэлерия, хотя и младше почти на десять лет.
   - Ваше величество, и откуда же ты можешь не вернуться? - сердито спросил Вэлерий, холодно в приветствии кивнув королю. Тот, нахмурившись, не менее холодно приклонил голову.
   Анела обернулась к Вэлерию. И он невольно насторожился от непроницаемой ледяной маски на её лице. Лишь в первые месяцы после смерти Злата она выглядела такой же отстранённой. Но, насколько ему было известно, все пока живы, даже те, кого уже в живых он и не чаял увидеть. Что же могло случиться за эти несколько склянок, после того, как она отправила его в поместье Пелли?
   - Князь, вам не следовало вставать. Хотя бы ещё день вам нужно отдохнуть.
   Он отмахнулся. Сел в кресло у окна и, откинувшись на спинку, закинул ногу на ногу.
   - Ты не ответила.
   - Да, дочка, ты так и не сказала, что задумала. Почему так сильно желаешь отстраниться от власти.
   Анела вскочила на ноги и прошлась по комнате, собиралась с мыслями. Сейчас скажет то, что им не понравится, но то, на что она решительно настроилась. И убедить её будет трудно.
   Ну вот. Гордо вздёрнутый подбородок, непреклонная сталь в фиалковых глазах. Будет до конца биться за своё решение и никому не позволит её переубедить. Проклятое чавруское упрямство!
   - Сегодня я вернусь в империю, чтобы участвовать в Солнечных состязаниях...
   - Зачем? - нахмурился Эдриан.
   А Вэлерий сразу понял зачем. Эта дурацкая её ответственность перед людьми, которые служат ей!
   - Победитель может просить всё, что угодно у императора. И получить это. Это закон, против которого ни один из имперцов пойти не может. Даже правитель. Я не могу позволить, чтобы моих людей казнили!
   - Подожди, дочка. Ты ведь желаешь просить освобождение ни одного человека, а всех своих гвардейцев и хранителей, я правильно понимаю?
   Анела кивнула. Вэлерий пока не вмешивался, ища доводы, которые смогут её переубедить. За эти почти три года он смог изучить свою внучку и научился понимать, когда с ней говорить бесполезно. Но на этот раз он не мог уступить. Не мог позволить ей рисковать. От неё зависит будущее Амбрании! Будущее иридис!
   А только ли это главная причина? Не боится ли он собственно за саму её? За свою внучку, свою кровь?
   - А ты понимаешь, что твой проигрыш -- значит и твою смерть? - продолжал говорить Эдриан. - Что ты не просто не поможешь им, но и сама погибнешь? Не лучше бы задействовать послов? И с помощью переговоров добиться освобождения твоих людей?
   - Они участвовали в убийстве императора. А это значит одно -- смерть. И единственное решение -- завоевать их освобождение, - и непреклонно: - Да! Я собираюсь поставить на кон свою жизнь.
   - Глупо! - хмуро бросил Вэлерий, решив вмешаться. - Твоя смерть только обесценит ту жертву, которую они принесли, защищая тебя.
   - О да, я всегда знала, что вы верите в меня и мои силы, - съязвила Анела.
   - Ты понимаешь, чем твой плен и смерть обернётся для Амбрании?
   Анела пожала плечами.
   - Ничем особенным. Я всё продумала и позаботилась о том, чтобы не было никаких особых волнений. И если некоторые, - взгляд на Вэлерия, - не будут вмешиваться, моего отсутствия не заметят. Папа, ты временно вернёшься к власти. И займёшься обучением Китана. Он мой наследник, хочет он того или нет. Армия пойдёт за ним. Я ведь поговорила со старыми генералами о действиях принца. Пусть считают, что он слишком молод, но о его воинской доблести отзывались одобрительно...
   - Хороший воин -- не значит хороший правитель! Я по себе знаю.
   - А для этого у нас есть Люси. Её поддержат все свободные иридис, а также охотницы. Я позаботилась об этом. И с такой силой, как армия и иридис против них пойти решится лишь самоубийца. Главное вам справиться с Тьмой. Вот за это я и впрямь беспокоюсь... Также я оставила несколько писем с последней волей. Надеюсь, вы выполните всё в точности, как там сказано. Когда бы не пришлось мне умереть... - и вдруг успокаивающе улыбнулась. - Но я справлюсь! Я уверена, Северянка меня не подведёт
   Анела хладнокровно думает о своей смерти - это Вэлерию не понравилось больше всего.
   Эдриан вздохнул:
   - Алисия была лучшей всадницей из известных мне. Впервые я её увидел, когда она мчалась во весь упор на лошади. Волосы развевались за спиной, на лице лучезарная улыбка, фиалковые глаза блестят в азарте... Непередаваемое видение... Кажется, тогда я и полюбил её, - о-да, первая встреча им, Вэлерием, была продумана до мелочей. И прошла так, как ему хотелось. Вот только то, что и Алисия влюбится в короля, он предвидеть не мог. - И если ты хоть на половину также ладишь с лошадьми, как и она...
   - Могу уверить, Анела во многом превосходит мою дочь. Не только в умении работать с лошадьми, но и в упрямстве! В вашем семейном упрямстве! И ни тебе, Эдриан, ни мне её отговорить от ею запланированной глупости не удастся.
   - Спасибо на добром слове, канцлер! - недовольно глянула на него Анела. - Глупо ли я поступаю, или нет, не вам судить! В империи мои люди, которых должны казнить только из-за того, что они шли за мной. И если я могу что-то сделать для их спасения, даже рискуя своей жизнью, я это сделаю!
   - Я понимаю твои намерения, дочка, - вздохнул король. - И как бы я ни желал тебя защитить, как бы ни желал запретить тебе даже думать о визите в империю, понимаю, это будет лишь напрасной тратой слов. Ты только вернись. Обязательно вернись. Пусть Богиня поможет тебе!
   Анела, присев на кровать, крепко обняла отца.
   - Спасибо, папа.
   Встала и холодно посмотрела на Вэлерия.
   - Канцлер, я бы хотела поговорить с вами наедине! - и вышла из комнаты.
   Он последовал за ней. Что-то случилось. Что-то, что настроило Анелу против него ещё сильнее. Но что?
   Они зашли в соседнюю комнату. Анела остановилась и обернулась к нему. Под холодным непроницаемым взглядом, он закрыл плотно дверь, и только тогда она произнесла ледяным тоном:
   - Князь, мне известно, что вы не просто знали о работорговле в нашей стране, но и содействовали её процветанию. Одно это тянет на смертный приговор. Но кроме этого, именно по вашему приказу был убит маркиз Зимирий и покушались на моего отца. Я должна была бы сдать вас страже, упрятать за решётку, а после суда - приговорить к смерти...
   Он допускал, что когда-нибудь ей станет известно о его деяниях, но не собирался оправдываться. Он всё делал правильно. Страна должна стать сильной. А её сила в иридис, а не в этих людишках. Этого она понять не могла.
   - Но... - перебил он внучку.
   - К моему сожалению, вы мой родной дед. Член моей семьи. Но если с головы моего отца, братьев и родных упадёт хотя бы волос. И я узнаю, что в этом замешаны вы, я забуду о нашем родстве... После войны с Тьмой, вы покинете столицу. Я не желаю вас видеть ни рядом с собой, ни с родными..
   Значит ссылка. Ещё мягко отделался. И что у него за привычка, добиваясь поставленных целей, портить отношения с родными людьми?
   - Анела, - окликнул он внучку, которая уже коснулась ручки двери. Анела обернулась, - удачи!
   Она несколько мгновений вглядывалась в него. Затем чуть склонила голову, принимая пожелание, и исчезла за дверью.
   Богиня! Присмотри за ней. Если она погибнет, это будет конец. Всем его планам... всему...
  -- Глава 15. Солнечные состязания
   День Солнечных состязаний - самый любимый праздник в Маритимской империи. Ни один имперец ни за что не захотел бы его пропустить. Ни ярмарку, на которую съезжалась вся империя и где можно купить и продать всё, что угодно. Начиная от домашних заготовок хозяек и заканчивая рабами и секретами государств. Ни масштабными зрелищными представлениями менестрелей и актёров, фокусников.
   Но самое ожидаемое, самое притягивающее, самое главное - это конечно скачки - Солнечные состязания. Скачки, в которых может участвовать любой желающий... мужчина и, в случае победы, получить от императора исполнение мечты. А так же стать самым знаменитым и почитаемым. Героем. На целый год. Для этих состязаний серьёзно готовились, не жалея ни сил, ни сна, ни времени. Готовились сами, готовили лошадей. И вот этот день настал!
   Менестрели играли на инструментах зажигающую музыку, которая поднимала настроение. Зрители с волнением занимали лучшие места. Всю изгородь вокруг ипподрома оседлали имперцы, простолюдины. На трибунах, где места стоили золота, было не протолкнуться. Аристократы в лучших нарядах, богатые торговцы. Трибуны бурлили. Но стоило появиться императрице со свитой, менестрели перестали играть, народ встал и склонил головы в торжественной тишине. Закутанная в белоснежные императорские одежды с золотой обшивкой так, что были видны лишь решительные тёмные глаза, девушка с золотым венцом на голове поверх покрывала шествовала на королевские места трибуны. Её сопровождал воин в чёрных одеждах. На поясе меч. Глава Теней императора и жених императрицы. Именно он, по мнению маритийцев, будет истинным правителем. Женщина лишь добавит легитимности его власти.
   Императрица села. Её избранник устроился чуть позади за её правым плечом. Глашатай оповестил о начале состязаний. И стоящий рядом с ним гигант ударил в огромный гонг. От звона задрожал воздух. Гулкий звук промчался по городу, и улетел за стену. На далёкую просторную поляну. Давая знак, что пора пришпорить лошадей и мчаться изо всех сил. Лишь первые пятьдесят человек из пятисот, насколько было известно, столько претендентов собралось в этом году, которые ворвутся в город, на арену, смогут продолжить соревнования.
   Зрители в ожидании застыли. Кто в этом году станет счастливчиком? У кого исполнится мечта? И вдруг это будет родственник, друг, знакомый или просто сосед? И небольшая капля славы упадет и на тебя? А возможно и сорвёшь куш, если твой фаворит станет победителем. Какое соревнование без ставок?
   Труба у ворот в город донесла о появлении первого всадника и, кто бы сомневался! на арену влетел на вороном жеребце победитель прошлых состязаний. Он был встречен бурными овациями. И тройка следующих тоже. Их окружили поклонники. И мало кто обратил внимание на вороную кобылку, которая прибыла в пятом десятке.
   По мере прибытия, претенденты направлялись к императрице и, склонив головы, представлялись, кто они, откуда и сообщали о желаемом призе, если удастся победить. Настала очередь и молоденького паренька с вороной кобылкой. Невысокий, хрупкий, судя по одежде, не имперец, из Амбрании, благородный. Вот только шляпа так надвинута на лоб, что лица не видно. Ну, иноземцы, бывало, также участвовали в состязаниях, только куда им тягаться с имперцами, которые чуть ли не с рождения садились на лошадей.
   Паренёк склонил голову и звонко произнёс:
   - Я, Анел граф Барский из Амбрании. Ваше императорское величество, коли Богиня позволит мне одержать победу, я хотел попросить у вас единственное. Свободу для амбранийцев. А также освобождение Кресалия герцога Айвери и его людей...
   От этих слов стало тихо. Просить освобождения убийц императора? Это... неслыханно! Нереально! Возмутительно! Вот только победитель Солнечных состязаний и впрямь мог изъявить такое желание. И императрице вполне по силам его исполнить. Значит, отказать она не имеет права.
   - Парень, а не многого ли ты хочешь? - возмутился герцог Максил.
   - Я вправе! - решительные нотки давали понять, что парень не отступит. Но зачем ему свобода маритимского герцога? То, что просит за амбранийцев, ещё можно понять - радеет за своих соплеменников.
   - Если в праве, так должен знать и цену своего желания.
   О-да, если желаешь свободу больше, чем для одного человека, то и будь готов поставить на кон свою жизнь. Чем больше желаешь получить, тем большим будь готов пожертвовать в случае поражения.
   - Моя жизнь, - пожал плечами амбраниец.
   Императрица коснулась руки своего жениха, и, когда он склонился к ней, что-то тихо сказала. Герцог хмуро выпрямился и бросил:
   - Хорошо. Если одержишь победу, и амбранийцы, и... герцог получат свободу.
   Амбраниец склонил голову и, ведя на поводу вороную кобылу, решительно направился к готовящимся всадникам. Теперь незамеченным он точно не останется. С его запросами то. Вот только поставить на него никто так и не решился.

****

   Анела запрыгнула в седло и решительно сжала поводья. Победа или смерть. Она знала, на что шла, когда согласилась на предложение новоявленной императрицы. Выиграть Солнечные состязания - самые известные состязания не только в империи, но и во всём мире - чего может быть проще?! Тем более если от победы зависят жизни людей. Её людей и Аскрела.
   Папа и дед правы - она рискует. Вот только простила бы она себе, если бы даже не попыталась? Пусть ещё многое она не сделала для Амбрании. Что на неё налагается обязанность остановить Тьму, что без её силы и без венца с врагом будет справиться трудно. Это её долг победить Тьму! Но оставить амбранийцев без помощи? И Аскрела тоже? На смерть? Нет! Никогда! Ни за что! Своих не бросают.
   А что будет с её ребёнком? Она постаралась сделать всё, чтобы Кришан его не убил. Если она сейчас не победит в этих состязаниях и погибнет, Кришан в храме получит её два послания: первое - назначение сына своим наследником, а главу СОА регентом до совершеннолетия принца. Какую версию преподать народу, Кришан изобретёт сам. Да и неважно это. Во втором - объяснит, для чего она это сделала, что желает видеть сына живым, пусть и под его опекой. Пусть посчитает её дурой, но нужно надеяться, что спишет всё на её материнский инстинкт - всеми доступными средствами защитить своего сына. Ведь ему и впрямь, если желает власти, нужен живой наследник. И совсем ему не стоит знать, о тайном послании, оставленном отцу, в котором она рассказала всю правду. И когда Кришан представит двору принца и его признают сыном королевы. А по-иному и не может быть, он очень похож на Злата, а глаза фиалковые, совсем как у неё. Придёт пора действовать папе. Он позаботится, чтобы правда восторжествовала и Кришан за всё ответил. Жаль только, она этого не увидит. Остаётся надеяться, что всё предусмотрела.
   Анела провела по шее Северянки, черпая уверенность. Как же она обрадовалась встрече с кобылкой после этих дней разлуки. Да и Северянка приветствовала хозяйку радостным ржанием. Кобылу за город привела Светлия. Она и рассказала, что все гвардейцы живы, как и Кресалий. Но держат всех взаперти в подземелье. Так Анела и предполагала. Даже пыталась создать туда портал, но не смогла. Что-то мешало. Возможно то же, что мешало сделать портал из подземелья? Нужно будет попросить иридис разобраться...
   Первый гулкий звон гонга заставил собраться и выкинуть все мысли из головы. Не время и не место. Нужно сосредоточиться на цели. Она обязана победить! Здесь и сейчас. Ради родных. Ради своей страны. Она не имеет права проиграть и... погибнуть.
   Второй удар в гонг.
   Не успел гулкий звон затихнуть, как пятьдесят всадников единым порывом бросили лошадей вперёд. Кони сталкивались, становились на дыбы. Кто-то из всадников не удержался в седле, падал под копыта. Анела, мысленно выругавшись, едва успела придержать Северянку, чтобы та никого не затоптала. Потеряла несколько мгновений. Догонит! Главное Северянка не пострадает, да и не убьёт никого. Впереди сквозь плотно идущих лошадей появилась щель. Анела тут же послала кобылку туда. Едва успела проскользнуть, пока её не зажали.
   Два круга, каждый по мили. Впереди ещё с десятка два всадника. Нужно догнать! Обязательно! Анела пристроилась в хвосте одного из имперцев в ярко-красном наряде. От могучего огромного жеребца, так и пытающего ненароком цапнуть за круп всех соперников, шарахались все лошади. И он вырывался вперёд, а за ним и Северянка, которую поздно замечали и заслонить путь уже не успевали.
   Первый круг Анела прошла седьмой. Лидеры вырвались вперёд. А теперь нужно отпустить Северянку. Позволить ей лететь изо всех сил.
   Давай, Северянка! Ты сможешь! Мы сможем! Мы должны!
  
   Всадник в красных одеждах, как и его жеребец, так и не понял, что мелькнуло рядом с ними. И им оставалось со злостью наблюдать за чёрным хвостом кобылы. Жеребец возмущённо заржал и ускорил шаг. Но кобыла уже умчалась вдаль. Перегнала пятого, четвёртого. А вот там ей пришлось чуть ослабить галоп. Тройка лидеров шла одной плотной линией: герой прошлых состязаний и двое его дружков. До конца забега оставалось полмили. А лидеры и не думали пропускать соперника.
   До финиша осталось совсем немного. Вороная кобыла вдруг начала отставать. Тройка лидеров вырываться вперёд. И вдруг кобыла сорвалась с места. Казалось, она не касалась земли - летела. Всадник слился с лошадью, став одним монолитом.
   Идиот! Неужто он собирается силой вклиниться между лидерами? Пожалел бы кобылу!
   Вдруг кобыла оттолкнулась от земли и взлетела над всадниками. В воздухе вытянула ноги, превратившись чуть ли не в одну линию. Лидеры невольно сильнее приникли к шеям лошадей. Те шарахнулись в сторону, когда заметили над собой тень. Кобыла коснулась всеми четырьмя копытами земли и, не замедляя шаг, стрелой летела к финишу. К счасть. Чуть замедли она шаг после прышка, кони лидеров врезались бы в неё. И травм было бы не избежать. В полной ошеломлённой тишине чёрная кобыла с амбранийцем порвала финишную ленту. Промчалась чуть вперёд, понемногу замедляя ход. И совсем остановился. Всадник несколько мгновений просто сидел, видимо, собираясь с духом, а затем скользнул на землю. Казалось, у него подкосились ноги, так как он едва удержался за седло. Но заставил себя выпрямиться и шагнул к голове лошади. Обхватил морду кобылы и прислонился к ней лбом. Что сказал, никто не услышал. Но благодарность и любовь между всадником и кобылой почувствовали, казалось, все вокруг.
   Амбраниец вместе с кобылой подошёл к трибунам и остановился напротив императрицы.
   - Я... - замолк, повернулся к кобыле, провёл рукой по абсолютно чёрной морде лошади и, вновь обернувшись к императрице, поправился. - Мы победили. И желаем получить нашу награду.
   Лишь те, кто стоял близко, заметили мелькнувшую тень на лице будущего кронпринца, но затем он кивнул в знак согласия. И над площадью полетел радостный гвалт, чествующий нового героя Солнечных состязаний.

***

   Исполнить желание императрица решила во дворце. В окружении своей свиты и советников Лия сидела на троне, герцог Максил стоял у неё за правым плечом. Это был высокий стройный мужчина в чёрных одеждах. Вороные густые волосы подвязаны лентой в хвост, зелёные глаза оценивающе смотрели на Анелу. Интересно, ему известно, кто она такая? Пока, по крайне мере, даже вида не подаёт. Но вот стоит ему только узнать и сказать, что она женщина, соревнования будут не действительны. Имперские традиции и законы, Тьма их побери!
   Остаётся надеяться, что гвардейцы, если узнают её, не покажут вида. Как и хранители, и Аскрел.
   На этот раз в тронном имперском зале дышалось легче, чем в день бала. Пусть от греев у трона веяло силой, но не такой сильной и совсем не тёмной и злой. Тяжёлые бархатные чёрные шторы были распахнуты и в просторные окна вливался предзакатный розовый свет.
   Распахнулись двери. Сначала вошли Тени императора и загородили трон. А за ними уже все амбранийские гвардейцы, Серий с Ирием, затем люди Аскрела и он сам - самый последний. Анела с облегчением выдохнула. Все живы. Невольно задержала взгляд на Аскреле.
   Решительный шаг, лёгкая усмешка на губах, распущенные белоснежные волосы. И даже помятая одежда не портила впечатление. Красив, как никогда. И только жёлтые глаза зловеще прищурены. Две Тени заступили ему путь к трону, заставив остановиться.
   Он только мельком глянул на Анелу, нахмурился и обратил всё внимание на свою сестру и её жениха. Бесконечно долго смотрел на них, словно пытался что-то понять. Мелькнула невесёлая усмешка понимания.
   Склонился в насмешливом поклоне:
   - Ваше величество, и с чего мне такая честь, видеть вас?
   Вот только он ведь совсем не удивился. Значит, знал? Ну да, нужно ведь сыграть этот спектакль для всех аристократов, что сейчас жадно наблюдают за встречей императрицы и убийцы её брата. Интересно, есть ли из них те, кто знает о императорском происхождении Аскрела? Навряд ли. Все, кто знал, пошёл за ним против Снежа.
   Императрица не сводила с брата глаз. Но о чём она думает, понять было невозможно. Жалеет хоть немного о том, что приказала арестовать Аскрела? Что ввязалась в борьбу за трон? Пошла против брата?
   - Кресалий герцог Айвери, ты свободен. Этот человек, - кивок на Анелу, - выиграл состязания, где ставкой была твоя жизнь, - негромко произнесла Инелия.
   - Неужто? И кто же это так не дорожит собой?
   - Амбраниец, - ледяным тоном процедил герцог Максил. - Мне вот интересно, с чего королевство так печётся о тебе? И так сильно рискует... - ледяным тоном и бросил выразительный взгляд на Анелу. Он знает. И предупреждает, что ему вполне по силам всё изменить. Лишь сказать одно слово, имя. И им всем не уйти. - Если ты вернёшься в империю, я без внимания этот вопрос не оставлю...
   - Не сомневаюсь... друг, - хмыкнул Аскрел. Вот только взгляд у него был страшный, угрожающий.
   Анела невольно сжала кулаки. Она выиграла свободу для Аскрела, а они под страхом обвинения в предательстве ему запрещают возвращаться на родину? Ссылка? Для человека, который был готов на всё, ради своего народа? Для человека, защищающего страну от порождений Тьмы?
   Да как они смеют?!
   "Успокойся, малышка!"
   Раздавшийся мысленный голос Аскрела заставил вздрогнуть и недовольно глянуть на этого менестреля. Снова копается в её голове!
   Аскрел продолжал холодно смотреть на герцога Максила, но неслышно для всех остальных продолжил говорить:
   "Мне очень приятна твоя забота обо мне... А вот о твоей глупости поговорим позже!"
   "Глупости?!"
   Усилием воли взяла себя в руки. И впрямь. Не время и не место. Потом она выскажет всё, что думает о его неблагодарности!
   - Герцог Айвери, - вновь заговорила императрица, - и вы, убийцы моего брата, Лун позаботился о вас, позволив Анелу Барскому победить на состязаниях. Все обвинения с вас снимаются, но остаётся долг перед этим амбранийцем. Надеюсь, вы исполните его волю. О семьях не тревожьтесь. Когда графу не понадобится ваша помощь, сможете или вернуться, или уйти со своими семьями. Граф, можете забирать своих людей и герцога.
   Аскрел остался стоять недвижно, внимательно разглядывая сестру. Потом вдруг склонился в лёгком поклоне.
   - Ваше императорское величество, да благословит Лун путь вашего правления и убережёт от ошибок!
   И резко развернувшись, в окружении Теней императора направился к выходу. Как и амбранийские гвардейцы, и греи Аскрела.
   Императрица проводила брата грустным сожалеющим взглядом, а вот лицо герцога осталось настороженным и недовольным. Кажется, он был бы рад раскрыть всем аристократам их заговор и приказать арестовать. Оставлять в живых того, кто со временем может выступить против них и заявить права на трон, рискованно. Но что-то ему не давало этого сделать. Анела надеялась, что это просьба императрицы. От Анелы ведь не укрылось, как теплели его глаза, когда смотрел на Инелию.
   Анела склонилась в поклоне и направилась к выходу. В коридоре её вдруг перехватила служанка и передала записку. Императрица желала поговорить с Анелой и просила последовать за этой девушкой.
   Ну что ж разговор так разговор, она также не против сказать пару слов.
   Служанка привела в личные покои императрицы, отделанные золотисто-розовым цветом. Долго ждать Инелию не пришлось. Только пришла она не одна, с герцогом Максилом. Вот с ним-то Анела разговаривать не очень-то желала.
   Императрица сделала шаг вперёд и вдруг склонила перед Анелой голову:
   - Благодарю, ваше величество. Вы спасли моего брата.
   - А если бы я проиграла?
   Чёрные глаза императрицы решительно сверкнули:
   - Были бы казнены, как и Крес. Как бы мне ни было больно терять брата. Но закон есть закон.
   - Не понимаю, - вздохнула Анела. Она видела, что Инелия и впрямь любит брата. Так почему собиралась его казнить?
   - А я думала, ты-то должна понять. Благополучие страны для правителя должно быть на первом месте. Важнее семьи, отношений, любви. Маритим устал от правителей, которые использует людей как рабов, как источники для силы. Греи пришельцы из другого мира и не им править империей людей. Когда-нибудь, намёки на это уже было, маритимцы бы узнали о нашей инородности и восстали против чудовищ, правящих ими.
   - А ты не из семьи греев?
   - Я в большей части человек. Женщины греев не обладают силой. И я как никто могу людей понять. И сделать Маритим единой страной, не допустить восстания, защитить людей и запретить жертвоприношения!
   - А как насчёт него... - Анела кивнула на молчащего герцога, - и других оставшихся греев? Сомневаюсь, что кроме тех, кто погиб с императором и присоединились к Аскрелу, никто больше не остался.
   Ответил Максил:
   - Я кронпринц, а не император. К тому же греев в империи осталось мало. И то в основном все полукровки. И в отличии от рода Владык, кровь греев в нас не доминирует. Тьма над нами не имеет такой силы, как над чистокровными. Мы можем обойтись без жертв. Пусть мы не так сильны, как владыки и тьмеподвластные, но вполне способны преподнести сюрпризы задумавшим нам угрожать.
   Предупреждение в его голосе не осталось Анелой незамеченным. И словно пытаясь смягчить слова герцога, вмешалась Инелия:
   - Когда вы остановите Тьмы, мы станем свободны. И не можем допустить, чтобы во главе встал один из обладающих силой. Чем сильнее человек, тем большей власти он желает. Для себя желает. А мы сделаем империю сильной и единой. Отдадим за родину жизнь!
   - А не слишком громкие слова, императрица? - холодно усмехнулась Анела. - Родина - это страна, где тебя любят и ждут. И именно за семью нужно рисковать своей жизнью и биться хоть со всем миром...
   - Значит, Аскрел - твоя семья?
   Анела нахмурилась:
   - Он мой друг!
   - Крес в своём репертуаре, - вдруг хмыкнул герцог. - Использовал свой дар во всю силу.
   Анела насторожилась:
   - Ты о чём?
   - А Крес не говорил, какой силой обладает?
   - Макс! Не надо! - попросила своего жениха Инелия. - Он сам расскажет, когда придёт время.
   - Зная его, сомневаюсь, что он решится.
   - Говорите! - приказала Анела.
   - Нели, сама скажешь, или позволишь мне? Не думаю, что тайны поспособствуют их сближению. Чего ты так сильно желаешь. Если Крес до сих пор не сказал всей правды, то и в дальнейшем от него этого не дождёшься.
   Инелия поморщилась и вздохнула, повернулась к Анеле:
   - Я уверена, на тебя он своей силой не воздействовал. Да и кольцо не позволит на тебя воздействовать, даже ему самому....
   - Я жду!
   А сердце сжимается от неприятного предчувствия. Не хотела она знать того, что скажут эти интриганы! Ей нужно это знать!
   - Он управляет эмоциями. Способен, как внушать и усиливать, так и улавливать чувства людей, - с извиняющими нотками объяснила императрица.
   Так всё это время он управлял её чувствами? Гад!
   И только Богиня знает, чего Анеле стоило внешне остаться невозмутимой. Скрыть боль и ярость, обуревавших её.
   - Спасибо за откровенность. Я так понимаю, ваша помощь в борьбе с Тьмой это те греи, что пошли за Аскрелом? Большего мне не следует ждать?
   - Греи нужны, чтобы сдерживать тварей у наших Врат! - отрезал герцог.
   Анела склонила в понимании голову и, с иронией пожелав самого наилучшего, покинула императрицу Маритима и её избранника.

****

   За королевой Амбрании закрылась дверь.
   - Не завидую Кресу! - злорадно усмехнулся Максил.
   - Зачем ты так? Он ведь был твоим другом.
   - Из-за него тебе пришлось пойти на риск. Если бы всё сорвалось, и кто-нибудь узнал, что ты связана с этой мистификацией, все наши планы пошли бы прахом! Если честно, я не думал, что эта королева победит наших лучших наездников. И когда бы проиграла, позаботился, чтобы никто не узнал, кто скрывается за личиной этой маски амбранийца. У финиша её бы встретили, и никто бы никогда не узнал, куда делся дерзкий амбраниец.
   - Амбранийцам бы это не понравилось.
   - Это их проблемы!
   Лия поёжилась и приникла спиной к обхватившему её за плечи Максилу.
   - Макс, если нужно будет для благополучия империи, ты пожертвуешь и мной?
   - Как и ты мной!
   Да! Так они договорились. На первом месте - благополучие империи. Но почему же из головы не выходят слова этой королевы: "Родина - это страна, где тебя любят и ждут. И именно за родных нужно рисковать своей жизнью и биться хоть со всем миром"...

****

   Весь путь до поляны у города их сопровождала имперская стража. Видимо боялись, что Аскрел воспротивится выдворению из империи. Анела не перемолвилась с ним ни единым словом. Ни перед чужими выяснять отношения! Когда окажутся в безопасности, смогут высказать всё, что у них накипело.
   Око подбиралось к горизонту, вскоре совсем уйдёт. Ещё один день, длинный и тяжёлый день, подходит к концу. Хватит ли у неё сил сделать портал для всех них? Навряд ли. Придётся выбирать, кто сейчас нужнее в королевстве. Со дня на день Тьма покажет свой страшный лик. И они должны быть готовы её встретить.
   Взгляд скользнул по Аскрелу. Он шёл чуть впереди неё размашистым шагом. И ни единого взгляда на окружавшую его стражу.
   Сильный, решительный, нужный... Он убийца! Бывший враг! Манипулятор! Богиня, почему без конца приходится себе об этом напоминать? Почему только от взгляда на него по телу растекается тепло? Не нужно ей этого! Она справится со своими чувствами. Но что она взаправду чувствует к нему? А что навеяно им самим? Плевать! От Аскрела ей необходимо одно, чтобы он со своими греями помог победить Тьму. А потом может убираться на все четыре стороны!
   Вышли на просторную поляну, полную лошадей и бегающих между ними ищейками. Девушка, по-имперски закутанная в лёгкое светло-розовое покрывало, до их прихода сидевшая у дерева, вскочила на ноги:
   - Джо! - закричала она и бросилась к капитану гвардейцев.
   Он подхватил её и закружил в воздухе, а потом крепко-крепко прижал к себе. Светлия, а это была она, разрыдалась. Капитану оставалось лишь только успокаивающе шептать что-то у неё над головой и поглаживать по спине.
   Стража вернулась за стену города. Аскрел говорил что-то своим людям. Десять человек, от которых тянет смертоносной силой. Греи и не слабые. Чистокровные? Неудивительно, что императрица с Максилом постарались выдворить их из страны. С такой силой сражаться тяжело.
   - Ваше величество! - раздался голос Серия рядом, отвлекая внимание от того, как греи разбирают лошадей и осматривают их. - Мы благодарны вам за спасение наших жизней. Хотя это и неправильно! Мы должны рисковать собой за вас, а ни как не вы!
   - Вот именно! - холодно вмешался подошедший Аскрел. - Если ты не ценишь своей жизни, так подумай о тех, чьи жизни зависят от тебя. О своих амбранийцах, своей семье. Никто из них не способен встать против Тьмы. А ты глупо рискуешь своей жизнью!
   - Всё сказали? - не менее холодно ответила Анела. - А теперь послушайте меня! Мне плевать, что вы думаете. Это моя жизнь, и мне решать, что с ней делать. На этом этот вопрос закрыт! - достали! - А тебя, принц Кресалий, предатель! я спасала лишь по необходимости. Твоё освобождение было единственным условием, выставленным твоей сестрой.
   - Врёшь! - самодовольно усмехнулся он.
   - Ты так думаешь? - вдруг мурлыкнула Анела и сделала шаг к нему. Давно она не была в такой ярости. Давно не хотела так убить человека, манипулирующего её чувствами. - Как часто ты вмешивался в мои чувства и эмоции?
   - Не так часто, как хотелось бы, - вдруг тихо произнёс он, делая шаг навстречу. Жёлтые глаза с чёрными крапинками сразу же приковали её взгляд. Он коснулся кончиками пальцев её щеки. Даря тепло, успокаивая. - Я не способен внушать, я лишь могу усиливать и передавать свои чувства. И отвлекать, моя малышка.
   Вдруг схватил её за талию и притянул к себе. Она попыталась вырваться, но он держал её крепко. Под ухом стучало его сердце, ярость проходила, Анела впитывала тепло и ощущение защиты. Внушаемое или нет, сейчас как-то не играла особой роли. Напряжение, которое она ощущала с тех пор, как пришлось оставить в империи Аскрела и своих людей, капля за каплей испарялось.
   - Всё будет хорошо, малышка! - раздался шёпот над головой
   - Прекрати свои штучки! - попросила она. - Элиния говорила, что кольцо меня защитит и от тебя тоже!
   - А кто сказал, что я сейчас использовал свою силу? Вполне обошёлся и без своего дара. Ты ведь не ненавидишь меня, как хочешь себя убедить. И никакой эмпатией для этого обладать не надо. Да и, должен признать, трудно на тебя воздействовать. Ты сразу настораживаешься и оказываешься ещё дальше, чем была до этого. Поэтому всё, что ты ко мне ощущаешь, это лишь твои и только твои чувства. А теперь нам следует убираться отсюда. Пока Максил не решил, что мёртвыми мы будем полезнее для империи.
   Аскрел не врал, это она чувствовала. И от облегчения на миг прикрыла глаза, а затем решительно отодвинулась. Аскрел прав, им и впрямь пора.
   Громко позвала:
   - Капитан!
   Он отпустил Светлию и подошёл к Анеле. Вытянулся по стойке смирно и склонил в ожидании голову.
   - Слушаю, ваше величество.
   - Всех, тем более с лошадьми и собаками, я провести через портал не смогу. Поэтому вам придётся направляться в Амбранию своим ходом. Золотом я вас обеспечу, купите всё необходимое по дороге...
   - Ваше величество, простите, но я так понимаю, в Амбрании намечается война. Я не могу оставаться в стороне. Мои люди справятся без меня, если позволите, я бы хотел отправиться с вами.
   - Я тоже, - пискнула Светлия, схватившись за руку своего капитана. В её глазах мольба.
   - Хорошо. Капитан, распорядись, чтобы твои люди позаботились о Северянке и конях имперцев. Они в будущем могут понадобиться им в королевстве, - если конечно, остановят Тьму и выживут. - Остальные, пока я создаю портал, соберитесь как можно сплочённой группой. И как только откроются Врата, быстро проходите, ни на миг не задерживаясь.
   Попрощалась с Северянкой. Анела погладила по морде и решительно передала поводья. Кобыла, словно понимая, что снова расстаются, тоскливо заржала. Анела отвернулась. Как бы она ни желала не расставаться со своей верной лошадкой, но чтобы провести через портал и лошадей, сил у неё точно не хватит.
   Десять греев, два хранителя, капитан, Светлия, Аскрел и она сама - шестнадцать человек. Богиня помоги! Она должна справиться!
   Портал удавался всё легче и легче. На этот раз он получился мгновенно. И перед ними засияли мерцающие радугой врата, за которой виднелся двор поместья миледи Пелании. Вот только держать портал приходилось дольше, чем когда через него переходила пара человек. Каждое мгновение ожидания вытягивало стихии густым потоком. Первыми перешли капитан и Светлия, чтобы успокоить людей, если вдруг станут свидетелями появления из ниоткуда людей. Затем греи, по два человека.
   У Анелы закружилась голова, затошнило. Ноги стали ватными. Ещё немного - и она просто-напросто свалится, портал схлопнется. Остаётся надеяться, что никто в это время не окажется одновременно в двух местах, как было с той тварью Тьмы на площади. Четвёртый портал за день - это и для неё слишком. Надо!
   Она пошатнулась и тут же была подхвачена крепкими руками. Аскрел, выругавшись, не мешая ей, прижал к себе. От его тела исходило тепло и сила, питающие её стихии. Она с облегчением на миг прислонилась к его груди. Хотя бы мушки перед глазами исчезли, и земля не стремилась выскользнуть из-под ног. Но больше помочь он не мог. Портал забирал в несколько раз больше.
   Ещё немного, ещё чуть-чуть.
   Хранители исчезли на той стороне, остались Анела и Аскрел. Она должна пойти последней, за ней портал сразу закроется. Нехотя чуть отступила от грея. Тут же камнем навалилась такая слабость, что Анела едва устояла на ногах.
   - Давай! Я справлюсь! - шепнула она обеспокоенному грею.
   Аскрел нахмурился, но кивнул. И так быстро, что она даже не заметила, как он сделал это, оказался на той стороне. Настала её очередь.
   Два шага. Нужно сделать всего лишь два шага. Но такая тяжесть навалилась, что казалось, портал находится в десятках милях от неё.
   Шаг, другой. Переступить границу. С лёгким хлопком за спиной закрылся портал и в глазах потемнело. Последнее, что Анела ощутила, перед тем как провалиться во тьму, крепкие тёплые руки, вновь не давшие ей ощутить жёсткость камней...

****

   Радужный мир не походил сам на себя. Яркие краски, которые всегда восхищали Анелу, поблекли. Среди них, как зараза, ширились чёрные матовые дыры. И обжигающий ужас манил броситься со всех ног куда угодно, где бы ни было этих ран от Тьмы. Но куда? Всем своим существом она знала, что весь этот мир, который когда-то считала своим, родным, болен. И привычного восстановления сил можно не ждать. А вот нежелательные встречи - вполне могут быть.
   Накаркала!
   Воздух вокруг стал густым-густым, таким, что перехватывало дыхание. Анела задышала чаще. Небо над головой потемнело до черноты, забурлило. Грудь стиснуло от приступа страха. Нужно уходить, возвращаться в реальность!
   Но простого желания оказалось мало. Она не могла шевельнуться, будто её превратили в статую.
   Чернильное небо уплотнялось, собиралось в одну точку и превращалось в огромный ухмыляющийся череп, в чёрных глазницах горело алое пламя.
   - Ты-ы... с-снова, - от шипения Тьмы Анелу обдало ледяным холодом. По коже побежали мурашки, а сердце так застучало, что, казалось, того гляди выпрыгнет из груди, - меш-шаешь...Умрёш-шь! Здес-сь и с-сейчас-с!
   Сгустки Тьмы щупальцами потянулись к Анеле. Шевельнуться она не могла. Как бы ни пыталась. Оставалось безнадёжно наблюдать за их приближением и прощаться с жизнью. Защититься она не в силах. Стихии молчат.
   Жаль. Она не успела спасти сына, не успела признаться Аскрелу, что... не успела попрощаться с родными. Ничего не успела!
   - Твоя с-страна пос-следует з-за тобой! С-скоро!
   Щупальца коснулись её плеч - она мысленно закричала от оглушающей боли. Но наружу не вырвалось ни звука. Горло сжимала ледяная рука. Тьма медленно затягивала в себя. Холод проникал внутрь. Кровь замедляла свой ход, на коже появлялась корка льда. Казалось, кости, жилы сжимают тиски. Анела кричала от боли, пыталась вырваться. Но так и не смогла двинуться с места. Из глаз текли слёзы, тут же замерзая чёрными льдинками. Тьма торжествующе хохотала.
   И вдруг что-то изменилось. Не сразу сквозь безумную боль и холод ощутила капельку тепла. На пальце руки светилось кольцо Аскрела.
   - Анела! Очнись!!! - разнёсся двойной крик по Радужному миру.
   Китан... Аскрел...
   Брат и... любимый.
   Корка чёрного льда, окружающая её, треснула.
   Анела мысленно ухватилась за нить зова. Мир завертелся перед глазами. Вслед полетел негодующий рёв Тьмы:
   - Ты вс-сё равно умрёш-шь!!!
   Но не сегодня...

****

   Анела резко села на кровати, и обхватила себя за плечи, стараясь согреться. Холод перенёсся вместе с ней. Дрожь не проходила. По коже бежали мурашки. В голове стучала одна мысль: "Холодно... холодно...".
   - Анела? - донёсся сбоку тихий голос брата.
   Он сидел на краю кровати и с беспокойством смотрел на неё.
   - К-кит-тан, - хотела успокоить, согнать тревогу с его лица. Поблагодарить. Но еле-еле смогла проговорить имя, зуб на зуб не попадал.
   Он притронулся к её руке и выдохнул:
   - Да ты ледяная!
   Вскочил, подхватил одеяло, и, закутав её и вновь сев, крепко прижал к себе. Анела, повозилась, устраиваясь поудобнее. В итоге оказалась с головой в одеяле и тесно прижимающаяся к груди брата. От крепкого тела брата шло тепло, так ей не хватавшего.
   - Я сейчас! - раздался невыразительный голос Аскрела. Она и не заметила, что и он был в комнате.
   Хлопнула дверь. Над ухом раздавался успокаивающий голос брата, повторяющего раз за разом, что всё будет хорошо, что она сильная, что она справится. И не понятно, то ли успокаивает себя, то ли её.
   Но холод не проходил. Казалось, Анела промёрзла до самых костей и даже они превратились в сосульки. И не смотря на толстое одеяло и тепло брата, она никогда не согреется.
   Вновь открылась дверь, приближающиеся лёгкие знакомые шаги.
   - Анела, тебе нужно выпить это!
   Непреклонная требовательность в голосе заставила Анелу нехотя выглянуть из-под одеяла руки и потянуться за кружкой, над которой вился парок. Руки так дрожали, что она не могла удержать напиток. Аскрел закрыл своими ладонями их и помог поднести кружку к губам. Она сделала глоток. Горечь хлынула в горло, и Анела чуть не выплюнула обратно.
   - Г-гадость! - хотела оттолкнуть кружку.
   - Пей! - приказал грей и жёлтые глаза так грозно сверкнули, что она решила подчиниться. С него станется силой влить в неё эту гадость.
   Несколькими большими глотками, стараясь не думать и не чувствовать, что здесь намешано, опустошила кружку. Через горло, по желудку разлилось приятное тепло. В груди разгоралось пламя. Пусть холод сопротивлялся, но хотя бы дрожать она стала меньше. Вот только глаза стали слипаться.
   - Принц, уложи сестру в кровать, закутай в одеяло и сверху укрой ещё одним. Пусть спит.
   Сопротивляться не было сил. Да и, если честно, не хотела. Позволила брату уложить себя на кровать. Под одеялом свернулась в клубок, сохраняя так нужное ей тепло. Сверху легло ещё одно тяжёлое одеяло. И она тут же провалилась в сон без сновидений.

****

   Анела проснулась среди ночи от жары. Не открывая глаз, недовольно скинула с себя одно из одеял и вытащила руки наружу под приятную прохладу. Собралась снова уснуть, но что-то мешало. Рядом донеслось едва слышное шуршание, и Анела испуганно открыла глаза, чтобы тут же встретиться с жёлтым кошачьим взглядом грея, сидевшего в кресле совсем рядом с кроватью. От нежности и тревоги на его лице, которые высветила свеча на прикроватном столике, щёки Анелы обдало жаром. И она едва подавила желание с головой спрятаться под одеялом от неожиданно охватившего её смущения.
   Отвела взгляд от лица продолжавшего смотреть на неё Аскрела и застыла. Белоснежная рубаха Аскрела была расстегнута, и открывала вид на загорелый мускулистый торс, к которому так и тянуло притронуться, погладить. Стихии встрепенулись, побежали горячим потоком по венам, сердце застучало сильнее, стало жарче, чем до этого под двумя одеялами.
   Анела мотнула головой, откидывая несвоевременное желание, и отвела взгляд на потолок. Рядом раздалось тихое хмыканье, заставив нахмуриться. Наверняка с помощью своего дара ощутил её эмоции. И ещё кто-то желает убедить, что кольцо защищает от его силы!
   Заставила себя снова посмотреть на Аскрела.
   - Зачем ты здесь? - тщательно контролируя голос, чтобы не было ни единой нотки интереса, спросила Анела.
   Аскрел вдруг отвёл глаза и невесело усмехнулся.
   - Не смог тебе оставить одну... - и вдруг сердито глянул на неё. - У тебя вообще есть голова на плечах?! Ты сколько раз за день открывала порталы? А подумать о том, что каждый вытягивает у тебя столько сил, что ты могла просто-напросто умереть от истощения своей жизненной силы, тебе не по уму! А когда ты застряла в иномирье и начала умирать у нас на глазах... Мы с твоим братом никак не могли вернуть тебя...Ещё бы немного... - подался к ней: - Не смей! Слышишь? Больше не смей так рисковать! Ты слишком многим дорога, чтобы мы могли позволить тебя потерять!!!
   Анела резко села, чтобы привычно огрызнуться, что у неё есть право самой решать, как ей жить. И чуть не задохнулась от ярости и боли, веющих от грея. А также страха потерять её. И вины, что не смог её защитить и уберечь. Злость испарилась.
   Глядя в глаза грея, прикоснулась к его руке и тихо шепнула:
   - Прости, Аскрел. Я просто ничего не могу поделать с собой. Я должна защитить родных и помочь тем, кто доверил мне свои жизни и готов за меня рисковать. Я просто не могу не помочь. Это выше моих сил.
   Аскрел крепко сжал её ладонь и зло выдохнул:
   - Жрица! Будь проклято храмовское образование! Оно так и не научило вас хотя бы иногда думать о себе и ценить свою жизнь!
   Подтянув её к себе, прижал к груди сильно-сильно. Под ухом раздавалось мерное биение сердца, а над головой звучали твёрдые слова, больше похожие на клятву:
   - Придётся заботу о тебе и твоей безопасности взять на себя! Желаешь ты того или нет! - и вдруг невесело хмыкнул: - Нужно же мне найти занятие в твоём королевстве, раз домой мне путь заказан.
   Виновато подняла на него лицо. Если бы она была твёрже и решительнее при разговоре с сестрой Аскрела, возможно та бы смягчилась и не стала бы настаивать на ссылке брата.
   Аскрел нежно, с тёплой улыбкой смотрел на неё.
   - Я опасен для них. Они бы ни за что не стали рисковать своими планами. И лучше изгнание, чем смерть! Тем более изгнание с тобой...
   Легко тыльной стороной ладони провёл по щеке. Жёлтые глаза с тёмными крапинками потемнели, от жаркого обнажённого крепкого тела тонкая сорочка совсем не защищала. Стихии, которые Анела вроде усмирила, вновь побежали по венам огненным потоком. Голова затуманилась, реальность отодвинулась. Перед глазами стояло лишь жёлтое притягивающее желанное пламя, которое манит поддаться и окунуться в него с головой.
   Почему бы и нет? Все сомнения, все сожаления завтра. А сегодня она позволит себе обо всё забыть и поддаться своим желаниям. И будь что будет!
   - Анела? - приглашение-вопрос.
   - Аскрел, - согласный выдох-ответ.
   Крепкие губы коснулись её губ, мир вокруг вспыхнул и исчез. Остались лишь нежные прикосновения, крепкие долгие поцелуи и обжигающая страсть...
  
   Большая кровать вся окутана зелёными ветвями яблони с большими белоснежными ароматными цветами. Под яблоневым пологом Аскрел, чуть приподнявшись, с нежностью и неверием смотрел на свою маленькую королеву, свернувшуюся, как котёнок, у него под боком.
   Она, видимо, не осознавая, отдала ему всю себя, полностью раскрылась перед ним, не оставляя почти никаких тайн. Между страхом перед Тьмой, обожанием и желанием защитить родных, неприязнью к некоторым личностями, уверенностью, что сделает всё необходимое для своего государства и боязнью ошибиться отметил обреченность, отчаяние, ненависть, желание уничтожить и необычно сильное предвкушение чего-то хорошего. Эти эмоции крутились вокруг главы СОА. Кришан смеет ей чем-то угрожать?! Ну что ж, этот самовлюблённый интриган ещё не знает, с кем связался!
   А вот маленький кусочек души Анелы оказался за семью печатями, куда и она сама наверно боялась соваться. И почему же так тревожит его эта непонятная решимость и страх, окружавшие те тайные знания и намерения?
   От желания защитить эту малышку от всего на свете и даже от неё самой защемило сердце. Чтобы она жила, он готов отдать жизнь. Всё равно у него больше ничего нет. И, возможно, так и придётся сделать, если исполнить пророчество останется единственным шансом остановить Тьму.
   Анела зашевелилась у него под боком. Сквозь сон шепнула:
   - Я люблю тебя, Аскрел, - и вновь затихла.
   Аскрел невесело усмехнулся. Вновь улёгся, притянул Анелу к себе ближе, как самое дорогое своё сокровище, и вздохнул:
   - Я знаю, моя малышка. Давно знаю.

***

   В поместье миледи Пелании все спали, и лишь одно окошко светилось. В большой библиотеке за хрупким столиком сидел Ирий, бессознательно уставившийся на играющее пламя свечи. Рядом с хранителем стоял полный бокал красного вина и на половину пустая бутыль рядом. Кроме этого островка света, помещение заполняла ночная тьма.
   С едва слышным шорохом открылась дверь, полоска света разогнала темноту, затем появилась вытянутая тень, и за ней вошёл Серий. Ирий даже не поднял головы на брата, спросил:
   - Не спится?
   Серий сел напротив, плеснул в бокал вина и только потом ответил:
   - Как и тебе.
   Некоторое время они просто сидели в молчании.
   - Она наша королева, - нарушил тишину Ирий, глядя в кубок. Не было сомнений, что брат поймёт, что он желает сказать.
   - Мы дали клятву ордену.
   И снова тишина.
   - Она рисковала своей жизнью ради в том числе и нашего спасения, - на этот раз нарушил тишину Серий.
   - Орден дал нам будущее.
   И замолчали.
   - Завтра нам придётся сделать выбор. Кришан захочет узнать всё, что случилось во время поездки... Не всё ему нужно знать, - наконец, произнёс Серий.
   - Пока не он глава ордена.
   Хранители одновременно подняли головы и впервые посмотрели глаза в глаза.
   - Думаешь?
   - Королева, полностью не доверяя нам, подвергает свою жизнь опасности. Князь поймёт это... Должен понять!
   Решение принято.
  -- Глава 16. Первый удар Тьмы
   Красивое лицо спящего Аскрела было умиротворённо и спокойно. Усмешка, которая, кажется, никогда не сходила с его губ, исчезла. Он спал на боку, прижимая за талию Анелу к себе, словно стремился защитить.
   Богиня! Как только такое могло случиться?! Как только она умудрилась в него влюбиться?! До чего же было проще, если бы просто ненавидела. Он ведь кровный враг, убийца, лжец, каких поискать. Но почему эти доводы перестали для неё что-либо значить? Почему только от мысли, что им не быть вместе, так больно, пусто и холодно?
   Может, зря она поддалась чувствам, может зря позволила себе почувствовать себя любимой? Пусть и на одну лишь ночь... Нет! Не зря! Будет в последующей серой семейной жизни что вспомнить. Возможно, и недолгой семейной жизни. Кришан после свадьбы станет отцом её сына, её наследника, и если она умрёт, регентом, а там... Она должна придумать, как его переиграть. И ему прекрасно известно, что она не перестанет искать выход. Ну что ж в ближайшее время нужно пережить войну, а там она ещё поборется за своего сына и за свою жизнь.
   Коснулась кольца Аскрела. Навряд ли оно будет уместно на сегодняшней свадьбе. Нужно, чтобы Аскрел его снял. Но как заставить? Он прямо высказался, что его устраивает роль её жениха. Если только разыграть скандал... Скандал, в который должен поверить тот, кто чувствует все твои эмоции. Задачка та ещё!
   Утро вступало в свои права. Тонкие лучики, лишь коснувшиеся горизонта, чуть разогнали ночную тьму. Новый день. День, который она не желает, чтобы наступал. И в тоже время... день, который она с нетерпением ждёт. Сегодня она увидит сына. Надеется, что увидит сына.
   Анела осторожно выкарабкалась из-под руки Аскрела, замирая, когда он недовольно ворочался. Не желала, чтобы он проснулся раньше, чем она оденется. Будто одежда и то, что она будет в стороне от него, поможет справиться с чувствами, которые вызывал этот до сих пор непонятный ей грей.
   Анела, заплетая волосы в косу, вышла из-за ширмы и встретилась с жёлтыми глазами Аскрела. Он, упершись головой на руку, полулежал на кровати.
   - Рано ты сегодня. Я-то думал, мы ещё поваляемся, - растягивая слова, проговорил он.
   Вот только серьёзный ожидающий взгляд нисколько не вязался с легкомысленным тоном.
   Анела сделала глубокий вдох, перевязала косу лентой и, решительно отбросив её за спину, шагнула к кровати.
   - Аскрел, сними кольцо, - потребовала она, протянув левую руку. - Я не могу быть твоей невестой!
   Долгие мгновения Аскрел вглядывался в неё, лицо каменело, жёлтые глаза леденели.
   Аскрел сел, одеяло опало, оголяя обнажённое крепкое тело. Анела на миг прикрыла глаза и, когда открыла, уже не сводила с его лица. Не нужно ему знать, какое воздействие он оказывает на неё.
   - Хорошо.
   - Хорошо? - растеряно переспросила она, весь настрой на скандал испарился.
   Сердце защемило от неожиданной боли. Видимо, она не очень-то ему и нужна, раз так легко отпускает её. Даже не выясняя причин. Проклятие! Что за противоречивые эмоции и мысли! Она сама ведь этого хотела. Ради ребёнка, Кришан должен поверить в её полное согласие. Кольцо приведёт его в ярость и тогда... её сына ничего не спасёт.
   Да и с чего она взяла, что Аскрел привязался к ней? Что кольцо что-то значит? Он ведь ни разу не сказал, что любит. Его просто влечёт к ней. Не больше. А кольцо использовал для её защиты. Поэтому-то и сразу же согласился на её просьбу. Надоело ему трястись над ней, как иридис над венцом.
   Протянула руку, избегая смотреть в жёлтые глаза.
   От прикосновения, казалось, ударило молнией. Аскрел держал её руку крепко, но в тоже время удивительно нежно. И не думал отпускать.
   Анела чувствовала, как он смотрит на неё. Прощупывает. Вот только другого выхода она не видела. От кольца нужно избавиться. Любой ценой!
   - Ты не доверяешь мне! До сих пор! - холодные слова стрелой врезались в грудь.
   Анела резко вскинула голову. Жёлтые глаза были непроницаемы. На губах лёгкая усмешка. Словно Аскрел смеялся над собой, над своими мыслями.
   Порыв отринуть обвинение, она подавила. Доверяет ли она Аскрелу? Она готова за ним в огонь и в воду, без колебаний доверит свою жизнь и, главное, безопасность своих родных, готова рисковать собой ради него. Она любит его. Всей душой любит, до капельки своих стихий, всем сердцем. И если вдруг с ним что случится - ей будет даже хуже, чем после смерти Злата. Она не выживет. И не будет никого, кто бы встряхнул её и заставил жить, хотя бы ради мести. Не будет него, её грея, её кровного врага.
   А как же доверие?
   Дура! Какая же она дура! Любовь без доверия - это и не любовь в общем-то. Её сердце давно уже верит ему и в него.
   Но, Богиня!, как заставить себя раскрыться? Она привыкла делать всё сама, принимать решения и последствия от них.
   Аскрел молчал, с ожиданием глядя на неё. Ни взглядом, ни жестом не подталкивая, ни помогая.
   Богиня, дай сил!
   - У меня беда, - выдавила она из себя. Богиня, как трудно просить помощи. Даже у того, кому веришь как себе.
   Аскрел с облегчением улыбнулся и за руку притянул Анелу к себе, усадил на колени и обнял крепко-крепко.
   - Я знаю, моя маленькая королева, - раздалось над ухом шёпот. - Знаю. Расскажи, поделись, прошу. Чем тебе так не угодил глава СОА?
   Анела, уткнувшись в грудь любимого, вдохнула ставший таким родным сладкий аромат. Мысленно усмехнулась: всё-то он знает!
   - Чем не угодил? - тихо повторила она. - Он руководил убийством Злата, он организовал покушение на моего отца, возможно, он замешан в отравлении моего деда, он связан с работорговцами... И это глава моей службы безопасности?!
   - И он ещё жив и на свободе?
   - Странно да? - И с тяжёлым вздохом призналась: - У него мой ребёнок...
   Затаилась в ожидании ответа. После недолгого молчания Аскрел произнёс:
   - Ты про ребёнка ничего не говорила.
   - Я думала, он умер. Меня в этом убедили...
   - Так вот, почему ты тогда хотела умереть. Не только из-за смерти своего генерала.
   Аскрел говорил про ту встречу с ним в Сером мире сразу после известия о смерти Злата? Тогда только его вмешательство, только вызванные им страх за братьев и желание отомстить дали смысл её жизни, и она очнулась.
   - Спасибо...
   - Ты нужна была нам живой и сильной... Чего Кришан желает от тебя добиться?
   - Того же, чего и все остальные. Власти!.. Сегодня, в полдень, я должна стать его женой...
   - Это мы ещё посмотрим... - и таким смертельным льдом повеяло от Кришана, что Анела невольно поёжилась. - Ты ведь понимаешь, что после свадьбы долго не проживёшь?
   - Знаю. Если я выживу в сражении с Тьмой, меня ждёт несчастный случай... а лучше убийство кем-то из недругов Кришана... Безутешный муж жестоко отомстит, и с тяжёлым сердцем займётся воспитанием сына королевы и правлением страной...
   Даже не видя лица Аскрела, Анела почувствовала, как он жёстко усмехнулся:
   - Мне картина такого будущего не нравится! Малыш, придётся нам внести кое-какие корректировки в планы этого... шантажиста!
   Это "нам" - стало последней каплей, рассеивающей последние ростки сомнение. Аскрел не сказал "мне", не сказал "тебе", - а "нам". Неотделимые один от другого, составляющие единое целое. Богиня! Наконец появился человек, который не просто возьмёт на себя её проблемы, этого ей как раз на самом деле и не надо, а просто поможет, просто вместе с ней, вдвоём, разрешит их! Это больше, чем она могла желать.
   Едва слышный стук в дверь прервал разговор.
   - Ваше величество, можно? - донёсся осторожный тихий голос Светлии. Кажется, она боялась разбудить Анелу и так проверяла, спит та или нет. Но побеспокоить Анелу могли если только срочно она зачем-то понадобилась.
   Анела оглядела полуобнажённого Аскрела. Щёки вспыхнули. Пожалуй, лучше никому не знать, где он провёл эту ночь.
   - Я пойду, - шепнула ему.
   Аскрел понимающе усмехнулся и взмахом руки показал, мол, можешь идти. Я появлюсь позже. Анела улыбнулась.
   Стоило только прикрыть за собой дверь, Светлия заговорила:
   - Ваше величество, там прибыла леди Люсилия с каким-то срочным посланием. Его высочество попросил, если вы проснулись, зайти в кабинет миледи Пелании. Там уже и его величество, и князь Вэлерий...

****

   Кабинет миледи, точнее когда-то кабинет её мужа, в отличие от всех остальных комнат был просторен и строг. Стены обиты деревянными панелями, на полу пушистый серо-коричневый ковёр. Минимум мебели: тяжёлый стол из красного дерева, полный шкаф книг, мягкое большое кресло. Лишь у окна с тёмно-бордовыми портьерами стоял изящный столик с креслом-качалкой, укрытый пледом.
   Отец откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Судя по ещё чуть бледному лицу, выздоровел не совсем. Но со временем, как говорит Анела, и следов не останется ни от раны, ни от двухлетнего заточения. Китан готов день за днём благодарить Богиню за спасение отца!
   Вчера, когда Китан, по просьбе Анелы, привёз брата и Софику из столицы, он и Ар не могли наговориться с отцом. Даже на то, что Ара ещё одолевала боль. Проговорили до самого вечера, отгоняя от себя мысли об опасной задумке Анелы. Рассказали отцу всё, что произошло за эти два года, что пришлось им пережить. Делились ближайшими планами. И просто радовались, что они снова вместе, что живы. Им не хватало лишь сестры, и мешал страх за неё же.
   - Невежливо королеве заставлять себя ждать, - хмуро обронил князь Прометий, нарушая тишину.
   Он стоял у шкафа, сложив на груди руки, и недовольно с ожиданием поглядывал на дверь. Сколько Китан не вглядывался, не заметил ни малейшего признака болезни. Облегчение, опустившееся на него, удивило. Он как-то привык воспринимать князя не то, что врагом, а противником точно. Опасался князя и всеми силами избегал, не желая стать одним из объектов его интриг. Но как бы ни стремился забыть, что князь его родной дед, не получалось.
   Но князь прав, Анела задерживалась. Как она там? Когда вчера покидал комнату, она крепко спала, свернувшись под двумя одеялами. Судя по его ощущениям, она чувствовала себя намного лучше. Нужен был лишь сон, чтобы окончательно набралась сил и вновь окунулась в свои опасные авантюры. Вот Богиня послала родственничков! Что сестра, что брат -- одного поля ягоды!
   Эти два дня были одними из самых трудных в его жизни. Сначала страх за брата, неверие в его вероломство и предательство, а тем более в его смерть. Пусть Анела уверяла, что Ар жив, но пока сам не увидел брата живёхоньким, пусть и перевязанным в бинты чуть ли ни с головы до ног, унять тревогу не мог. А стоило приехать в поместье тётушки, так отец огорошил вестью о новой задумке Анелы. Когда грей появился с бессознательной Анелой на руках, всё застыло в груди от ужаса. А потом было бессилие от мысли, что он не в силах вытащить Анелу из Радужного мира, помочь ей. Ещё бы немного... если бы не помощь этого грея... Нет! Не думать. Лучше вернуться к происходящему в кабинете.
   Начинать разговор никто не пытался. Новости слишком важные, чтобы решать без неё, без королевы. И тянуть время нельзя. Каждое промедление несёт гибель. Пока не для них, а для их подданных, для амбранийцев. И если в ближайшее время Анела не появится, если ещё не до конца пришла в себя...
   Поёжился.
   Люси, сидящая рядом в кресле-качалке, шевельнулась и успокаивающе прикоснулась к его руке:
   - Что тебя тревожит?
   Он сжал её ладонь и тихо признался:
   - Уже который раз Анела возвращается из своего, как она называет, Радужного мира слабой и в ужасе. На этот раз я думал... мы не вытащим её... она так и умрёт у меня на руках, не очнувшись... - До сих пор его пронизывала холодная дрожь от этой мысли. Но от присутствия рядом любимой ведьмочки становилось легче. - Не знаю, удалось ли ей во время сна набраться сил. Или ей ещё день-два придётся проваляться в кровати.
   - Она королева иридис. Справится, куда денется?!
   - Ты так веришь в неё?
   Люси подняла голову. В янтарных глазах мелькнули искорки улыбки:
   - А у неё есть выбор? Да и у нас тоже? Сейчас все ставки на неё. Только от этой недоделанной жрицы зависит, остановим мы эту проклятую Тьму или нет.
   Последние слова Люси произнесла так уверенно, что он насторожился:
   - Тебе что-то известно?
   Улыбки как не бывало, на лице любимой мелькнула тень.
   - За два года среди диких, по просьбе Анелы, я прочитала море старых книг. Искала хоть что-нибудь о греях и их Хозяевах. О Тьме. Но в книгах встречались лишь одни намёки. Но именно по ним становится ясно, главная роль в борьбе с Тьмой у королевы иридис. С помощью венца она сможет остановить Тьму...
   Неприятное предчувствие резануло по сердцу.
   - Но...?
   - Точно ничего неизвестно! - и такое негодование прозвучало в голосе любимой, словно предки были просто обязаны полно и ясно описать, что нужно сделать королеве и какие последствия можно ожидать.
   Открылась дверь и в кабинет шагнула Анела. Решительная походка, упрямо вздёрнутый подбородок и блестящие тёплым светом фиалковые глаза. Кажется того гляди на губах появится улыбка. Золотисто-рыжие волосы убраны в толстую косу, переброшенную на грудь, домашнее лёгкое светло-голубого цвета платье струится чуть ли не до пола, на талии фиолетовый пояс подчёркивает тонкую талию. Анела казалась вся такой домашней и спокойной. И ни капли усталости, полная сил девчонка. Совсем не похожая на холодную властную королеву. И почему только он всегда забывает, что они одногодки, что ей только восемнадцать? Чаще воспринимает её как старшую сестру, сестру, которая часто ввязывается не просто в опасные, а смертельно-опасные авантюры. Он ещё выскажет ей, что думает о её визите в империю!
   Люси задумчиво шепнула:
   - Интересно, и кто привёл нашу королеву в такое благодушное состояние?
   - Ваше величество, а вы не торопились, - ледяным голосом князя Прометия можно было замораживать воду в жаркий летний день. Вот только от Китана не укрылось облегчение в тёмно-карих глазах деда. Видимо, он и сам волновался за внучку.
   Анела прищурилась, глянула на деда, кажется, собралась ответить что-то резкое, но была перебита.
   - Ну вот, меня снова забыли пригласить. Нехорошо с вашей стороны, - раздался за спиной Анелы весёлый голос.
   Аскрел, вошедший за Анелой, вскользь коснулся её ладони и, окинув взглядом кабинет, прислониться к косяку. На щеках Анелы вспыхнул румянец и она лишь на миг в смущении опустила глаза, стрельнув сквозь ресницы на грея, но тут же решительно вскинуть голову. Вот только этого мига Китану хватило, чтобы удивиться.
   - А вот и причина хорошего настроения нашей королевы, - тихо подтвердила Люси его подозрения.
   Хотя он и так всё понял по самодовольной усмешке, мелькнувшей на лице грея.
   Только этого не хватало! Остаётся надеяться, что ни отец, ни канцлер ничего не поняли. Но когда только этот грей успел? Комнату Анелы они вчера покидали вместе. Спальня Китана находится напротив, он спит чутко и услышал бы, если бы кто ночью к ней пришёл.
   - Дочка, ты как себя чувствуешь? - вдруг произнёс отец, выпрямившись в кресле.
   Анела улыбнулась и зашагала к нему. Присев на угол стола, легко проигнорировав укоризненный взгляд деда, ответила:
   - Прекрасно, папа. А вот тебе ещё рано вставать.
   - Я должен знать ваши планы! - решительный, такой знакомый с детства тон, отметал все возражения. - Ведь, так понимаю, в столице придётся оставаться мне?
   Голос князя Прометия вновь прогремел по кабинет:
   - Ваше величество, кто это такой? - он пренебрежительно-подозрительно кивнул на Аскрела.
   Видимо, также заметил переглядывания Анелы и грея.
   Тот отлип от косяка и насмешливо поклонился:
   - Кресалий, герцог Айвери, к вашим услугам, князь.
   - Герцогу приходилось сражаться с Тьмой. Он и его люди помогут нам! - пояснила Анела, фиалковые глаза предупреждающе сверкнули, намекая деду, что что-либо выслушивать по поводу своего избранника не собирается. Обвела их всех требовательным взглядом: - Так что случилось?
   Князь ещё раз подозрительно оглядел грея (видимо, он ему не внушал доверия от слова совсем) и, словно не заметив ледяного тона Анелы, спокойно произнёс:
   - Известие из Семипутия. Тьма нанесла первый удар. Сегодня ночью твари вышли из Пущи. Большая часть города уничтожена. Лишь в центре города местные жители ещё сопротивляются. Они успели закрыть внутренние врата и сейчас сидят в осаде. Пока держатся, но долго им не выстоять. Им срочно нужна помощь!
   Анела побледнела и как-то сразу обмякла:
   - Кто там сейчас главный?
   Ответила Люсилия:
   - Так как Смотрителя города ты ещё не назначила, то, по сути, там царит безвластие. Как пишет Марфия, капитан стражи пытается навести порядок, но ему противостоит группа из торговцев и зажиточных горожан, которые трясутся над своим барахлом. Ни те, ни другие не хотят признавать главенство противоположной стороны. А страдает, как всегда, простой народ.
   - Тебе сразу нужно было назначить замену Смотрителя, хотя бы временную! - упрекнул князь. - Нельзя оставлять территории без присмотра!
   Анела со вздохом кивнула. Отец коснулся её руки:
   - Анела, ещё не поздно. Назначь Смотрителя. Такого человека, кто смог бы всех объединить и право которого на командование никто не оспорил. Направь его с конницей в Семипутие.
   - Слишком долго. Пока они прибудут в город, помощь уже может быть никому не будет нужна... - И вдруг она словно встряхнулась. Фиалковые глаза вспыхнули, и Китан подался к сестре. Она что-то придумала. Растерянная испуганная девушка превратилась в решительную королеву, которая всегда знает, как поступить. Заговорила, не сводя взгляда с грея: - Я знаю, кто поможет продержаться до прихода основных сил, кто всю жизнь сражается с тварями Тьмы... Аскрел?
   На губах маритимского принца мелькнула усмешка:
   - Ваше величество, уже решили избавиться от моего присутствия рядом? Извините, но оставить я вас не могу. Кто же убережёт вас от попыток Тьмы уничтожить? Мой отряд справится без меня. Ерий -- моя правая рука, не хуже меня знает, как противостоять тварям...
   - Имперец на посту Смотрителя? Недопустимо! - непреклонно бросил князь.
   Анела задумчиво постучала кончиками пальцев по столу:
   - Нужен амбраниец. Воин, умеющий вести за собой. Тот, кто сталкивался с тварями и знающий, на что способны греи...
   "воин, знающий, на что способны греи", - повторил мысленно Китан. Не в его привычке выдвигать себя на что-либо, и неизвестно, справится ли. Вот только требования отлично подходят под него. И вслух предложил:
   - Могу я...
   - Нет! - с горячностью оборвала Анела, даже не дав закончить. - В Семипутии тебе делать нечего! Пока, по крайне мере.
   На лицах отца и канцлера мелькнуло непонимание. Кажется, они считали его подходящей кандидатурой. Так что не нравится Анеле? Неужто сомневается, что он справится?
   Видимо, скрыть своего непонимания и обиды не смог, так как Анела поспешила пояснить:
   - У тебя другая роль. Кто, как не ты, должен повести амбранийскую армию на бой с Тьмой? Разве не это твое предназначение? Разве не ты ночами просиживал, разбирая тактики и стратегии битв прошлого? Разве не ты сделал из полка, доверенного тебе, лучшее из всех у нас имеющих? Солдаты готовы за тобой в огонь и воду. Да и наши князья со своими дружинами не посмеют не подчиниться наследному принцу Амбрании...
   Анела говорила, а он всё сильнее понимал, что приводимые ею доводы не главные. В Семипутии слишком опасно. Пока не придёт подкрепления, защитникам придётся не просто охранять местных жителей, а просто-напросто продержаться против превосходящих сил. Десять дней минимум под всё новыми и новыми силами противника. Анела просто не желает рисковать им, своим братом. Но не сможет же всю жизнь продержать его подле себя!
   Но возмутиться не успел.
   - Это приказ, принц Китаний! - непреклонно закончила Анела. - Командующий Амбранийской армии!
   Он поморщился и кивнул. Вот только проблема-то осталась. Кто же из амбранийцев так хорошо знает греев, что сможет уговорить людей поверить им? А если:
   - Хорошо, я возглавлю армию, как ранее и планировалось. Почему бы тогда не послать в Семипутие капитана Джосия?
   Анела чуть расслабилась, и перестала так сжимать край стола, что побелели костяшки. Задумавшись, закрутила кольцо грея на пальце. Отец, глянув на кольцо, вдруг поморщился и неприязненно посмотрел на Аскрела. Видимо, перспектива заиметь в зятья имперца его не привлекала. Вот только, если Анела что задумала, её и всеми силами Богини не отговорить.
   - Капитан гвардейцев - младший сын князя Сельвия. Как раз то, что нужно для Смотрителя, - неожиданно поддержал Китана канцлер.
   Анела кивнула:
   - Вы правы! Раз он из благородного сословия, это не даст аристократии поднять ор, мол поставили над ними простолюдина. Командовать и вести за собой умеет. Все гвардейцы за своего капитана горой. И про греев знает не понаслышке! Приходилось ему сотрудничать с ними. Хорошо, нового Смотрителя мы нашли, - Анела повернулась к грею: - Аскрел, пожалуйста, распорядись, пусть твои люди срочно собираются во дворе поместья. Как будут готовы, сообщишь. И объясни, что от них требуется лишь одно, продержаться до прихода основной армии!
   - Да, моя королева! - кивнул Аскрел и исчез за дверью так быстро, словно его здесь не было.
   Тут же заглянула Светлия, видимо посланная греем, и выслушав приказ Анелы, привести капитана, тут же убежала.
   - Китан, - продолжила распоряжаться Анела, - готова ли армия выступить в поход завтра же?
   Он мысленно перебрал всё, что не доделано. Отмёл без чего можно вполне и обойтись. Отряды в порядке, иридис тоже предупреждены.
   - Да! Только дружины многих из князей ещё не прибыли, да и иридис не все в столице.
   - И не нужно! Люси, на тебя ложится задача организовать связь. Всем воздушным иридис, где бы они ни находились, нужно передать мой приказ: пусть сообщат всем моим подданным. Кто может держать оружие и готов защищать родину, пусть готовятся к войне. Те из них, кто будет находиться на пути амбранийской армии, это касается и дворянских дружин, пусть присоединяются к ней. Остальные сразу направляются в сторону Семипутия. И, Люси, позаботься, чтобы между частями нашей армии не прерывалась связь. В каждом полку, по возможности, должна быть одна из воздушных иридис. Обратись в наши стихийные школы, если ещё этого не сделала, нам нужно как можно больше целительниц. С Фейс я поговорю позже. Она поможет. Я сама прибуду в Семипутие через портал, когда все основные силы там соберутся. Нужно закончить несколько неотложных дел в столице.
   Отец и князь, которые почти не вмешивались в разговор, с одинаковой гордостью наблюдали за Анелой. Словно только благодаря им, она стала такой, какая есть.
   - Папа, вы правы, - продолжала Анела, - когда я отправлюсь на место битвы, вы останетесь за меня. На вас будут все эти аристократы, которые только и знают, как выгадать что-нибудь для себя. Даже от войны, поражение в которой несёт для нас всех гибель. А пока мы должны обеспечить армию всем необходимым. Оружием, припасами, обмундированием, лошадьми, телегами. Вам лучше знать, что понадобится.
   - Да, моя королева, - уверенно бросил бывший король Амбрании. Даже для Китана было понятно, что отец никогда даже не подумает предъявлять свои права на престол. Его устраивает Анела на троне. И он приложит все свои силы, чтобы помочь ей.
   - Дед, вам придётся вспомнить молодость. Орден и СОА должны вплотную заняться разведкой. Уверена, кто-нибудь из людей точно захочет воспользоваться случаем и обогатиться на несчастьях других. Мы не должны этого допустить! Задерживать всякого, кто настраивает людей друг против друга, кто разводит панику. И подмечать любые проявления Тьмы.
   Обычно хмурое лицо князя посветлело, словно Анела только что сделала ему драгоценный подарок. Хотел бы Китан знать, что произошло между ними, а также между Анелой и Кришаном. А может и нет. Некоторые тайны должны оставаться тайнами. Проще будет жить. Князь вдруг озабоченно нахмурился:
   - А как же Кришан? Всё, что ты назвала, это обязанности его службы.
   Анела помрачнела, и, словно не заметив слов деда, продолжила:
   - Вам поможет Аскрел. У него также в этом немало опыта. Как и в распознавании тех, кого коснулась Тьма. А с такими мы уже встречались, было дело. Думаю, без них и на этот раз не обойдётся. И, пожалуйста, возьмите под свою опеку Ара. Раз уж он так бредит разведкой и расследованиями, пусть учится у тех, кто посвятил этому жизнь. У вас и Аскрела! - и вдруг просительно улыбнувшись обвела взглядом отца и деда. - Только прошу об одолжение. Сегодняшний день проведите в этом поместье. Мне необходимо, чтобы ещё хотя бы день никто не знал, что вы живы и здоровы. Делами займётесь с завтрашнего дня.
   Они согласились. В чём Китан не сомневался. Сейчас с ними со всеми говорила ни сестра, ни дочь, ни внучка -- королева. Их королева!
   - Думаю, с этим вопросом всё! Да поможет нам Богиня! А сейчас мне нужно написать несколько указов. Люси, Кит, в столицу я отправлюсь с вами.
   Князь одобрительно кивнул и, не прощаясь, направился к выходу. Отец провёл по руке Анелы:
   - Молодец, дочка, - на прощание бросил он. - Ты со всем справишься. Я знаю!
   - Мы справимся, - улыбнулась Анела.
   На выходе Китан с Люси столкнулись с капитаном Джосием. Посторонились, пропуская его в кабинет.
   Китан покосился на сердито пыхтящую рядом Люси. Знал, что долго она не выдержит и выскажет, что её тревожит. Ну вот:
   - И как она думает, я должна организовать этих ветряных, легкомысленных воздушных иридис? Да их не застанешь дважды на одном месте, а я должна их заставить делать кропотливую работу. Просто-напросто передавать послания одной от другой!
   - Но ты же тоже из воздушных. А я не заметил в тебе легкомысленности. Многовато конечно язвительности, но точно не ветрености.
   - Так не всем им пришлось пережить то, что пережила я. Большинство всю жизнь занимались лишь собой и своими предпочтениями.
   - Эй, принц! - вдруг окликнул Аскрел и вышел из-за одной из скульптур, расставленных вдоль всего коридора.
   - Да? - замерев, удивился Китан. За всё время знакомства, ему редко удавалось видеть грея таким серьёзным. И раз он где-то посеял свою всегдашнюю усмешку, значит дело и впрямь важное.
   - Я бы вновь хотел напомнить. Если желаешь долгой жизни своей сестре, не смей лезть на рожон!
   Он же и тогда, перед Иримом, просил о том же.
   - Ты о чём?
   За спиной раздался стон Люси:
   - Вот дура! А я-то думала, зачем ей эта проклятая книга!
   - Хочешь знать, обратись к своей невесте. Она объяснит, какую глупость сделала наша королева, - и больше ничего не говоря, направился обратно к кабинету.
   Китан повернулся к Люси:
   - Ну?
   - Анела совершила один древний ритуал... И откуда только этот грей узнал о нём? Если вдруг ты окажешься присмерти, за грань уйдёшь не ты, а твоя сестра, - и вдруг с дрогнувшим голосом, с мольбой в янтарных глазах добавила:- Извини, но я рада, что ты об этом узнал. Значит, теперь раз сто подумаешь, рисковать собой или нет.
   А вот ему хотелось ругаться во весь голос. Одно дело, когда ты готов умереть за свою страну, и другое - знать, что вместо тебя умрёт родной и любимый человек. И тебе ничего не изменить!
   Резко развернулся на месте и зашагал обратно. Анела должна отменить свой ритуал.
   Люси не стала его задерживать, за спиной раздался лишь её насмешливый с грустинкой голос:
   - Ну-ну, попробуй! Я тебя здесь подожду.
   Китан остановился на пороге кабинета и понял, что говорить ничего не будет и даже своего присутствия не покажет.
   Они стояли у окна. Анела уткнулась в грудь Аскрела, а тот её крепко-крепко прижимал к себе, а в жёлтых глазах таилась такая смертоносная ледяная решимость.
   Анела полным боли голосом тихо говорила:
   -... Я иногда просто ненавижу эту власть. Ненавижу за то, что любая моя ошибка, забывчивость, неправильный выбор оборачиваются гибелью или вредом для моих родных и моих подданных. Как сейчас! Цена моего выбора - война и жизни моих людей... Что самое горькое, если бы повторилась та ситуация, даже зная последствия, я бы вновь отдала венец императору, чтобы спасти тебя. Скажи, что я за правительница такая?! Если жизни родных для меня важнее долга перед страной, миром? Что я за жрица, ставящая собственные интересы выше Амбрании? Что я за политик, если не могу пожертвовать одним, пусть и дорогим для себя, человеком ради благополучия многих?..
   Грей опустил взгляд на Анелу.
   - Ты человек. А людям, в большинстве своём, присуще защищать своё, - в голосе было столько нежности и тепла, что Китану ничего не оставалась, как с лёгким неприятием признать: у её сестры появился ещё один защитник. А он как-то привык, что за поддержкой она обращается лишь к нему.
   - Но я не просто человек! Я королева. На меня надеются, мне верят. Доверили свои жизни и жизни своих родных. А я... если выбор станет между жизнью кого-нибудь из родных... братьев, послушниц, Мишани... и благополучием страны, моего народа, мира... я выберу семью! И будь что будет! - чуть ли не кричала Анела.
   Жёлтые глаза потеплели, на губах мелькнула невесёлая усмешка. И Аскрел пообещал:
   - Тише, моя малышка. Я позабочусь, чтобы перед тобой не встал такой выбор! Если ты, конечно, доверишь мне защищать самое для тебя дорогое... твою семью...
   Анела подняла голову и долго-долго вглядывалась в лицо своего грея. Хотел бы Китан знать, что она в нём увидела, что нашла. Но не сомневался, какой ответ даст. Любимому Анела будет верить всегда и во всём. Без оглядки на кого бы то ни стало! По-другому она не может.
   - Ты даже не представляешь, на что вызвался... - в голосе Анелы мелькнула тень улыбки. И добавила тихо, тепло и до невероятного серьёзно: - Но не забывай... ты тоже дорог... очень дорог... мне...
   Китан отошёл. Навряд ли сестра будет довольна, если узнает, что он стал свидетелем её слабости. Но Богиня он даже не предполагал, что она так за них боится. Знал, что дорожит, но не до такой же степени, чтобы ставить их жизни превыше всего: превыше себя, страны... Придётся помнить об этом.

****

   Эдриан, король Амбрании... бывший король... попрощался с детьми, возвращающихся в столицу, чтобы заняться спасением страны, и направился в комнату. На душе было паршиво. Он бы многое отдал, чтобы присоединиться к сыну, чтобы встать во главе армии. Вести за собой людей, защищать на поле битвы свою страну, свою Амбранию. Но два года плена сказались, временами накатывала слабость, от которой кружилась голова. Анела говорила, что со временем пройдёт и она. Вот только времени то им и не хватало.
   Анела... его дочь. Красавица, умница. Умеющая отстаивать своё мнение и свои решения. Эдриан гордился ею, хотя и понимал, ему-то гордиться и не пристало. Ни он её воспитал, ни он сделал её такой, какая она есть. Решительной, смелой, совсем не похожей на Алисию... Алисия... Единственная женщина, которую он любил. И которую погубила его любовь. Сердце, словно легкий ветерок, коснулась боль. Прошло много времени, он успел смириться со смертью любимой. Вот только забыть было труднее. А Анела, точная копия своей матери, разбередила старые раны. Но как же он благодарен Богине за такой подарок, за дочь, которой по силам возглавить страны. Жаль, что сыновья у него получились не такие. Пусть и достойные люди, смелые, справедливые, дружные, но той силы, что нужна для правителя ни у одного ни у другого нет. Да и, чего себя обманывать, у него самого такой силы не было. Больше интересовали военные подвиги. Но теперь он собирался возместить все потерянные годы, в которые не знал о существовании дочери, и приложить все усилия, чтобы поддержать её и помочь.
   А вот думать о Васелии и Зимирии не было желания. Конечно, вскоре придётся решить и эту проблему. Но это позже...
   - Милорд, - окликнул холодный голос князя, когда Эдриан проходил малую гостиную.
   Он так задумался, что не заметил стоящего у окна Вэлерия. Невольно поморщился, общаться с князем у него не было особого желания. Не доверял этому интригану. Ни в прошлом, ни сейчас. Единственное, что не давало отправить его восвояси, эта непонятная привязанность к нему сестры и то, что он по какому-то недоразумению приходится дедом Анеле. А вот сторониться вполне удавалось. В поместье сестры хватало места, чтобы не натыкаться друг на друга.
   - Да? - не менее холодно ответил он, останавливаясь посреди гостиной.
   - Нам нужно поговорить. Об Анеле...
   Единственное, что связывает их, эта девушка. Дочь одного, внучка другого. И благополучие которой, ему хотелось бы надеяться, важно для них обоих. По крайне мере, как бы он сам ни был испуган, когда появился имперец с беспамятной Анелой на руках, от него не укрылся ужас, исказивший обычно непроницаемое лицо князя. Но что он желает обсудить?
   Эдриан подошёл к князю и остановился напротив.
   - Я слушаю.
   Князь сказал лишь одно имя:
   - Аскрел герцог Айвери.
   И всё стало ясно. Видимо, не только от него не укрылись теплота и близость между дочерью и имперцем. И не только ему это не понравилось. После двух лет плена видеть имперца рядом с собой и, тем более, рядом с дочерью он не желал. Каким бы высокородным тот ни был. Империя во все времена была врагом Амбрании, и ничего не изменилось.
   - Что ты предлагаешь?
   - Нужно убедить Анелу, что он ей не пара. Что народу не нужен во главе страны имперец. - На лице мелькнула тень, но тут же оно стало вновь непроницаемым: - Меня она слушать не станет.
   Эдриан с эти согласился. Он заметил, что отношения между Анелой и её дедом желают желать лучшего.
   - Думаешь, меня станет? Чаврусы, сделав выбор, идут до конца. И никто не в силах переубедить...
   - Проклятое чаврусское упрямство!!! Нужно, чтобы этот имперец разочаровал её... Так разочаровал, чтобы она даже смотреть в его сторону не могла...
   Князь собирается этому поспособствовать? И Эдриан ведь совсем не против. Он подавил неприятное чувство вины. Так надо!
   - Хорошо бы.
   Если разговор с Анелой и интриги князя не помогут, придётся сказать своё последнее слово. Ни один из жрецов не проведёт церемонию Благословения Богини на брак, если родители против. Это закон! Анела, конечно, может его возненавидеть, но чего только не сделаешь для счастья дочери. А то, что от имперцев нельзя ждать ничего хорошего, и тем более верить их словам, он не сомневался! На собственном опыте убедился.
   Открылась дверь и ярким розовым вихрем ворвалась Пелания, за руку таща за собой Софику. Судя по взволнованному и тревожному лицу сестры и испуганному и виноватому девушки, они узнали что-то серьёзное.
   - Хорошо, что вы оба здесь! - бросила она. - Повторять не надо будет! - показала на кресло: - Садись, Софика. И повтори всё то, что до этого рассказала мне!
   Сама встала рядом с девушкой и сложила на груди руки, недовольно с обвинением сверля взглядом князя.
   Софика не поднимая взгляда от сложенных на коленях рук, тихо заговорила:
   - Кришан - глава СОА шантажирует Анелу. Он угрожает убить её ребёнка, если она не согласится стать его женой. Сегодня в полдень они должны получить Благословение Богини...
   - Доволен? - перебила девушку Пелания. - Вэл, ты этого хотел добиться?
   - Пелли...
   - Вот твоё желание сбывается! Анела станет женой твоего воспитанника! Против воли!
   - Да не мог Кришан угрозами принуждать Анеле!
   - Я не вру... - шепнула Софика.
   - Она говорит правду! - раздался уверенный голос Ара от дверей.
   Он, при каждом шаге морщась, вошёл в гостиную.
   - Ар! - вскочила с кресла девушка и бросилась к нему. - Анела сказала, тебе нужно как можно больше лежать.
   Арлий недовольно отклонился от пытающей его поддержать девушки.
   - Да всё со мной нормально! - и обращаясь к Эдриану и князю. - Я тоже слышал это. И не только... - зло прищурившись смотрел на Прометия. - Кришан признался, по чьему приказу его люди покушались на моего отца. И почему только Анела ничего не предприняла против вас?.. Не пониманию!
   Князь напрягся, лицо превратилось в непроницаемую маску.
   - Вэл, ты же не мог... - Пелания прижала руку к губам и упала в ближайшее кресло.
   У князя лишь крепче сжались губы.
   Эдриан ничуть не удивился. Он подозревал нечто подобное. Князь не тот человек, который бы стал рисковать. А возвращение живого короля несло угрозу всем его планам. Эдриан мог захотеть вернуть свой трон и сместить Анелу.
   Он решил вмешаться. Сейчас важнее решить, как помочь дочери. А не устраивать разборки между собой.
   - Я так понимаю, Анела решила дать деду ещё один шанс. И не нам оспаривать это. Софика, Ар, вам известно, в каком храме должна пройти церемония?
   - В Западном.
   - Мы должны вмешаться! - решил князь.
   - Похвальное намерение, - раздался насмешливый голос от дверей. Аскрел стоял, прислонившись к косяку. Жёлтые глаза прищурены. Только его и не хватало! - Если решили убить ребёнка.
   - Но мы не можем всё так оставить, - воскликнула Пелания. - Не должны допустить, чтобы Кришан принудил нашу девочку стать его женой!
   Аскрел чуть склонил голову. Соглашаясь.
   - Пред тем, как вмешаться, нам нужно узнать, где ребёнок. Князь, вам ничего не приходит в голову, где ваш воспитанник мог все эти два года прятать ребёнка?
   - Нет! Но я могу расспросить орденцев. Уверен, кто-нибудь, да что и заметил.
   - Хорошо. На вас ваши орденцы. Ваше величество, вам также необходимо наведаться в храм. Только вы сможете признать брак недействительным, если не успеем что-нибудь предпринять.
   - Я с вами! - решительно объявил Ар.
   - Нет, сын! - Эдриан нахмурился. - Ты и так еле стоишь. Пока раны не заживут, никаких активных действий. Не спорь с отцом!
   Арлий сверкнул своими зелёными глазами. Хотел возмутиться, но Софика придержала его за руку.
   - Его величество прав, Ар. Неужели ты хочешь, чтобы все усилия Анелы были напрасны?
   Ар вдруг болезненно поморщился и прикоснулся к боку.
   - Ладно, ладно!
   - Вот и отлично! Леди, присмотри за моим сыном, чтобы глупости не наделал... по своему обыкновению...
   - Отец!!!
   - Я тоже останусь, - решила к его облегчению Пелания. Он иногда просто не знал, чего ждать от её импульсивности. Могла настоять на своём участии. - Присмотрю за молодёжью.
   - Хорошо! Князь, герцог, отправляемся!
  

******

   Анела с облегчением откинулась на спинку кресла и потерла виски. Голова немного болела. Всё же порталы требуют слишком много сил. А на этот раз, она обратила внимание, открыть портал было даже тяжелее обычного. Как объяснил Аскрел, возможно от присутствия рядом тварей Тьмы. Стоило бы после того, как переправила капитана и греев в Семипутии, послушать Аскрела и брата и дать себе немного отдыха, а не сразу же мчаться в столицу. Ну нет, ей ведь срочно вздумалось заняться делами! Хотя, если бы чем-нибудь не загрузила голову в ожидании полдня, просто-напросто сошла с ума. И из-за страха за сына, и из-за вины, поселившейся в душе, когда узнала о нападении на Семипутие. Если бы она не отдала венец, тварям Тьмы было бы не по силам добраться до Амбрании. Застряли бы в империи.
   Когда прибыла в столицу, тут же собрала Совет. Как всегда, большую часть аристократов, входившую в него, интересовала лишь собственная безопасность и сохранение их владений. Они даже после нападения на площади и на Семипутие, так и не могли всерьёз признать угрозу. Нехотя расставались со своими дружинами. Хоть какая-то помощь Китану. Лично поучаствовать в войне из двадцати человек решились лишь семеро: представители от четырёх княжеств и три князя. Да и то старого князя Вольского пришлось хитростью заставить передумать. Нечего старику делать на поле боя. А вот чтобы получить финансирование, пришлось плюнуть и воспользоваться своей властью. Прямому её приказу никто сопротивляться не посмел.
   Не успела покинуть зал Совета и попасть в кабинет, как старшая фрейлина, перехватив, предупредила, что глава охотниц Фейс желает говорить с королевой. Желает, так желает. Вот только новости у той были совсем невесёлые. Одержимые жрицы очнулись, но поговорить с ними не удалось. Они впали в буйство, едва не разорвали на части одного из стражников. Во время драки были убиты. Видимо, кто бы их ни направил на смерть, он позаботился остаться неизвестным. Откуда появились иридис и где находились всё это время осталось в тайне. Никто в городе про них не слышал и не видел. След к организаторам нападения тварей Тьмы оборвался. Пришлось принять это и отдать приказ, чтобы Фейс со своими охотницами готовились к войне. Завтра отправляются вместе с Китаном. Их помощь в столице Анеле не понадобится.
   Затем Анела приказала пригласить Люси. Следовало узнать о её успехах. Размечталась! Люси подтвердила, что ни о какой знахарке у стен города никто не знает. От завсегдателей таверны, где передавался эликсир, не укрылись эти встречи. Но пристально никто за ними не наблюдал. Мало ли что может интересовать одного из СОА. Чем дальше от службы, тем безопаснее. Единственное, что отметили, это высокий рост и мелькнувшие светлые, почти белые волосы незнакомки. Слишком стройная фигурка для парня.
   Ведьма покинула кабинет, Анела осталась одна.
   Она потянулась в кресле, разминая затёкшие кости. Пора собираться в Храм. Богиня! Как же она боится, как же она этого не желает. Потянулась к кольцу, но опустошённо опустила руку. Аскрел снял его, но только с условием, что обязательно наденет обратно. Пусть он ни разу не сказал, что любит её, впрочем как и она, но его забота и желание быть рядом, быть с ней удивительно успокаивали и радовали. Нужно лишь вывести на чистую воду Кришана, спасти сына, изгнать Тьму и можно будет подумать о будущем. Как давно она не позволяла себе мечтать?
   Лёгкий стук в дверь заставил отвлечься от мыслей. Это кому же она ещё понадобилась?
   - Да?
   В кабинет вошли хранители. Решительным шагом, с уверенными взглядами. И вдруг, не дойдя до Анелы пару шагов, преклонили колено и, прижав к груди руки, опустили головы.
   - Ваше величество, - заговорил Серий, пока она недоуменно хлопала глазами, - я, Серий из рода Аква, признаю вас своей госпожой, клянусь защищать вас, не щадя своей жизни, ставить ваши интересы выше своих, моей семьи и рода. Пусть этому порукой будет внимание Богини. И падет на меня её гнев, если я деянием, словом или мыслью нарушу клятву.
   Тут же следом за братом повторил клятву Ирий. Оба хранителя в ожидании застыли недвижимыми статуями.
   Анела растеряно снова села в кресло. Серий и Ирий только что произнесли древнюю клятву королевских хранителей иридис. Клятву, которую за триста прошедших лет многие позабыли, но это не значит, что она потеряла силу.
   - Это как-то неожиданно...
   Как всегда ответил Серий, даже не поднимая головы:
   - Мы многим обязаны ордену. Ещё мальчишками нас подобрали на улицах Семипутия. Дали кров, защиту, семью. Обучили всему, что мы знаем. Мы поклялись хранить тайны ордена, безоговорочно подчиняться главе ордена и его правой руке. Когда нас назначили вашими хранителями, это было величайшей честью для нас. Хотя нас немного и напрягало сообщать Кришану о каждом вашем шаге. Но отнесли это к стремлению глав обеспечить полную вашу безопасность. И только во время путешествия нам стало ясно, что недоверие к своии хранителям только усиливает опасность для вашей жизни. Мы не можем рисковать потерять королеву иридис, вас. Мы поговорили с князем Прометием и попросили освободить нас от клятвы ордену. Глава пошёл навстречу. Именно он напомнил нам о клятве королевских хранителей. Не успели мы прибыть во дворец, как Кришан пригласил нас на беседу. Наверняка чтобы узнать обо всех деталях путешествиях. Мы решили сначала принести клятву вам. Клятву, которая убедит вас, что нам вы можете доверять.
   - И вы готовы рассказать мне о тайнах ордена и Кришана?
   Хранители переглянулись и отрицательно покачали головой. Серий с сожалением в голосе поспешил пояснить:
   - Простите, ваше величество, но то, что мы знаем об ордене, останется при нас. Пусть клятва нас не сдерживает, но честь не позволяет говорить о том, о чём мы обещали хранить молчание.
   Именно это она и хотела услышать. Нет веры тем, кто при перемене места службы начинает сдавать своих прежних хозяев.
   - Я принимаю вашу клятву! - Хранители выпрямились с видимым облегчением на лицах. Неужто сомневались, что она поверит в чистоту их намерений? - Можно попросить об одолжении, не говорите Кришану пока о том, что у вас больше нет обязательств перед орденом. Можете рассказать обо всём, единственное, не нужно ему знать подробностей об Аскреле и его людях, а также то, что король жив. Постарайтесь уклониться от этих вопросов. В полдень нам нужно быть в Западном Храме.
  -- Глава 17. Враг из прошлого
  
   Старый Храм в западной части Амбры когда-то знал и лучшие времена. Поблекшая краска на стенах, потускневшие образы Богини и её деяний на своде. И лишь сам облик Богини блистал во всей красе: золотистые локоны под сиянием Ока, окутывающим сквозь чисто-вымытое окно, переливаются до самой земли, зелёные глаза-изумруды сверкают под смольными ресницами, и лицо светится от едва заметной всепрощающей улыбки. Видно было, что за статуей ухаживали и по мере сил подновляли.
   Кругленький жрец в золотистой мантии, преклонив колени, возносил воззвания, прося Богиню одарить его мудростью и силой, чтобы связать священными узами двух любящих людей. Также просил прощение за спешку и молил о благословении, чтобы союз был долгим, плодовитым и счастливым.
   Кришан, вошедший в это время в Храм, презрительно скривился. Как бы ни взывал жрец к Богине, ни одно из его желаний не исполнится. Не входило это в планы Кришана. Королева не глупа и наверняка это знает. Но пока в его руках её сын, будет как шелковая до самой своей смерти, скорой смерти.
   Сперва, конечно, смерть Анелы не планировалась. Князь обещал ему трон Амбрании и не появись эта принцессочка, он бы уже правил королевством иридис. Но и после, он мог бы добиться желаемого, лишь соблазнив девчонку. Убийство генерала, два года игры в заботливого, встревоженного, готового на всё ради своей королевы поклонника, оказались напрасны. Она даже не думала рассматривать его в качестве мужа. Да и князь, как заметил Кришан, со временем всё реже настаивал на браке между внучкой и воспитанником. И всё чаще поддерживал королеву и становился на её сторону. А это становилось проблемой. Князь начинал мешать, в том числе и своим вмешательством в деятельность ордена, во главе которого единоличным хозяином собирался стать Кришан. И дальше ждать он не желал.
   Он собирался избавиться от ребёнка, так как тот просто-напросто стал бы помехой. Во главе страны должен был стать его сын, чистокровный иридис. Но к счастью прислушался к совету Нии и убивать ребёнка не стал. В конце концов, всегда успеет это сделать. А козырь на руках может в будущем и пригодится. Как в воду глядел! Если уж не как отец будущего короля, то как отчим заполучит власть над страной и над орденом!
   И где эта королева? Долго её ещё ждать?
   Дверь в храм распахнулась и появилась Анела. Решительный шаг, непроницаемый ледяной взгляд фиалковых глаз, на алых губках при взгляде на него возникла презрительная усмешка. Золотистое платье стелилось до самого пола, в волосах - малый королевский венец. Скрывать свою личность она не собиралась. Спасибо ещё, не со всей королевской свитой заявилась. Желала напомнить ему, с кем он имеет дело? Будто он это когда-либо забывал.
   За спиной донёсся удивлённый вздох жреца:
   - Королева?
   Подошедшая Анела, сотворив око Богини, склонилась перед жрецом, приветствуя его. После благословения, ледяным тоном приказала:
   - Маркиз, поговорим наедине! - не ожидая ответа, направилась к витражному окну, сквозь который из-за грязи не проникало ни лучика Ока.
   Кришан, подавив недовольство, зашагал за ней.
   - Мы что-то ещё не решили? - холодно спросил он, когда остановились у окна.
   В фиалковых глазах сиял холод, лицо непроницаемо. Лишь рука, сжавшая поясок на платье, выдавала напряжение королевы.
   - Кришан, у меня два... условия. Первое, о нашем браке до окончания войны никто не должен знать. Не сомневаюсь, что тебе это также выгодно. А второе, сразу после обряда, я желаю видеть сына. И чтобы быть уверенной, что ты меня не обманешь, все три копии записей жрец отдаст мне. Если я не увижу сына, я уничтожу эти бумаги.
   Она что-то задумала? На кого-то надеется? Единственное место, кроме дворца, она посещала лишь усадьбу тётки, миледи Пелании. Со всех родственников и домочадцев, как и с неё самой соглядатаи не спускали глаз всё это время. Да и сейчас тоже. Никто не сделает и шага, чтобы о нём не сообщили Кришану. Он и сам пришёл к храму не один. Четвёрка личных хранителей, среди которых была одна иридис, караулила у входа. Они подчинятся любому его приказу. Слишком во многом замешаны и слишком многое потеряют, если предадут его. Он ничем не рискует, если даже позволит королеве увидеть мальчишку. Она, убедившись, что ребёнок жив и он вправду её сын, против и слова не скажет, что бы он ни затеял.
   - Хорошо.
   Анела милостиво кивнула, будто какому-то придворному, соблаговолившему выполнить её просьбу, и, пренебрежительно отвернувшись, направилась к алтарю. Кришан лишь крепче сжал зубы за её спиной. Ну ничего, ещё посмотрит, кто кого. В отличие от этой девчонки, предпочитающей оставаться чистенькой, для него все средства хороши. Недолго ей осталось. Сама виновата! Согласись на первое его предложение - правили бы вместе!
   Он остановился рядом с Анелой и кивнул жрецу:
   - Начинайте!
   Жрец выпрямился, стал, казалось, выше ростом и торжественно заговорил:
   - Молодые, возьмитесь за руки.
   Кришан коснулся руки королевы и довольно кивнул, когда та чуть дёрнулась. Не так она спокойна, как желает себя показать.
   - Молодые, по доброй ли воле вы вручаете себя избраннику? Невеста?
   Кришан предупреждающе сжал ладонь королевы.
   - Да! - согласие прозвучало решительно и твёрдо.
   - Жених?
   - Конечно.
   - В мире у каждого есть своя половинка, своя родная душа...
   С громким грохотом распахнулась дверь, и в Храм вошёл человек, которого Кришан совсем не ожидал увидеть.
   - Жрец, а как же мнение родителей? Отца невесты не устраивает жених! - холодный голос короля Амбрании громко прозвучал в Храме.
   - Папа? Что ты здесь делаешь?
   Слова Анелы подтвердили то, что видели глаза. Но Кришану-то сообщили, что король мёртв. Его подчинённые подтвердили, да и Анела тоже. А вот ей-то верить не следовало.
   - Спасаю свою дочь от ошибки.
   - Вы... вы... не понимаете! - Анела испуганно повернулась к нему: - Кришан! Я не знала, что он придёт.
   Чем занимаются его люди? Как пропустили короля? Но дальше Кришану стало не до вопросов. Храм заполонили орденцы и ввели его связанных хранителей. А потом вошёл и сам глава ордена, князь Прометий совершенно здоровый и полный сил. И здесь эта стерва его перехитрила!
   Все планы полетели во Тьму! Орденцы не пойдут за ним, пока жив создатель ордена. Это он всегда знал. Презрительный взгляд опекуна заставил лишь вскинуть голову и повернуться к Анеле. Фиалковые глаза широко распахнуты от отчаяния и страха. Видимо, она и впрямь не ждала появления отца и деда. Рисковать своим ребёнком она не стала бы. Ну что ж, за последствия пусть благодарит своих родственников.
   - Сына ты не увидишь! - зло бросил он. - Он будет убит через пару склянок! Или раньше...
   - Ошибочка, маркиз! Мы знаем, где ребёнок и успеем его спасти! - уверенно произнёс вошедший смазливый беловолосый парень с усмешкой на губах и ледяным взглядом убийцы. - Отошёл бы ты от моей жены!
   Знает он таких людей. Миндальничать не станет и без всяких зазрений совести отправит на встречу с Богиней. И с чего это он называет королеву женой?
   Анела от взгляда на этого парня вся засветилась, на губах вспыхнула улыбка радости и облегчения. Вдруг нахмурилась, непонятно-подозрительно взглянула на убийцу, и повернулась к Кришану:
   - Ты проиграл, - сделала шаг в сторону и показала на него. - Арестовать маркиза!
   А вот это мы ещё посмотрим, проиграл он или нет...
  
   Она слишком рано расслабилась. Появление деда и отца на миг заставило занервничать, но когда вошёл Аскрел, почувствовала облегчение. Он бы рисковать не стал, и словам его стоило верить. Верить... Это что за новость о "жене"? Снова этот грей о чём-то умолчал?!
   В первый миг она не поняла что произошло. Сильный до боли рывок за руку. И она стоит крепко прижатая спиной к Кришану, а у горла леденеет сталь. Орденцы вскинули арбалеты. Отец и дед замерли в напряжении, в глазах страх.
   Проклятие! Проклятие! Проклятие! Что за напасть? Снова она в заложниках, снова у горла кинжал. И вновь над ухом угрожающие слова:
   - Стоять! Одно движение в моём направлении - и вы получите свою королеву, захлёбывающуюся собственной кровью!
   Виновато улыбнулась застывшему Аскрелу, который не сводил потемневших глаз с Кришана.
   - Сейчас вы выпустите нас и дадите уйти. И тогда вы получите её живой и, может, даже невредимой... - продолжал говорить Кришан.
   - Зачем тебе это? Ты имел всё, что хотел. Власть, богатство, - осторожно заговорил князь Прометий. - Весь орден был подвластен тебе...
   - После тебя... Мне надоело находиться на вторых ролях! Ты сам учил добиваться целей, снося по пути все препятствия. Я был хорошим учеником.
   - Покушение на меня - твоя работа? - хмуро уточнил князь. К чему все эти разборки сейчас?
   - Жаль не удалось! Принесло же нашу королевну во дворец раньше времени! - встряхнул её. - Каждый раз она оказывается у меня на пути. Давно следовало избавиться от неё!
   "Отодвинь кинжал от горла!" - раздался в голове приказ Аскрела.
   Анела прикрыла глаза в подтверждении, что слышала. Вот только как она должна это сделать. Руки крепко прижаты к ней, что не пошевелить. Кинжал прямо у горла - одно неловкое движение и сама напорется на него.
   Краем уха прислушивалась к разговору деда и Кришана. Кажется, князь Прометий пытался затянуть разговор и, что самое удивительное, глава СОА терпеливо отвечает и стоит на месте. Он ведь мастер и должен понимать, что не так просто затеян разговор. Анела мельком глянула на Аскрела, на его напряжённое лицо, складку на лбу и капельки пота на висках. Использует свою силу? Отвлекает Кришана?
   "Не о том думаешь, дура!"
   Ну что за привычка её обзывать!
   Анела расслабилась, позволяя мышцам избавиться от каменной напряжённости. Кришан стал что-то отвечать князю, кинжал на чуть-чуть отодвинулся. Пора!
   Они с Аскрелом начинают действовать одновременно. Из руки грея вылетает нож.. Анела резко плечом отодвигает руку с кинжалом от себя. У виска мелькает нож. На лицо брызгает горячая кровь. Кришан, не разжимая руки, навзничь падает и тянет за собой Анелу. Ей хватает сил только отталкивать его руку с ножом. Глава СОА застывает недвижимым телом. Анела на нём. Она пытается встать, но от пережитого заледенели руки, ноги и кажется всё тело. Сил хватает лишь отодвинуть руки Кришана. Но тут подбежавший Аскрел подхватывает её за талию и ставит перед собой. Обеспокоенно оглядывает:
   - Ты ранена? - голос полон ужаса.
   Анела качает головой и выдавливает улыбку. Лишь бы не видеть перед собой побелевшее лицо любимого. Лишь бы вернулась обычная его усмешка и потеплели жёлтые глаза.
   - Я цела...
   Ужас уходит из жёлтых глаз, и Аскрел прижимает Анелу к груди сильно-сильно.
   - Дура! Когда же ты перестанешь рисковать собой? - раздаётся тихое у уха.
   А разве она виновата? Не специально же оказывается там, где не надо быть. Да и хватит обзывать её дурой! Анела вдохнула сладкий аромат с перчинкой своего мужчины, аромат защиты и заботы и резко отодвинулась. Ощутила как на палец скользнуло колечко. Аскрел долго не стал ждать, и от этого потеплело на душе. Но...
   - Что с моим сыном? - сейчас это самое важное.
   Оглядываться себе за спину она себе запретила. Не хотела видеть окровавленное тело главы СОА, человека, которого когда-то считала другом.
   - Анела, дочка, ты вся в крови!
   Она и не заметила, как подошли отец с дедом.
   Провела рукой по лицу, и ничуть не удивилась, красной от крови ладони. Всю передёрнуло и, только сделав глубокий вдох, заставила себя отстраниться от слабости.
   - Это не моя, его, - кивнула за плечо.
   - Он получил по заслугам! - отрезал князь Прометий. Вот только от неё не укрылось, как он с сожалением взглянул в сторону тела. Жалел о смерти своего помощника, приёмного сына, преемника? Или о том, что так ошибся в нём?
   - Аскрел, я хочу знать, что с моим сыном! - повторила она, с замиранием сердца следя за его лицом. О том, как они все оказались так вовремя в Храме, она расспросит потом. Сейчас внутри всё сжималось от неприятного предчувствия, ожидания чего-то непреодолимого.
   - Лучше тебе услышать от первоисточника. Пойдём!
   У входа в Храм под защитой Серия и Ирия стояли Алика и Висея. Обе с испуганными и виноватыми лицами, в глазах застыли слёзы.
   - Прости, Анела, - всхлипнула Алика. - Мы подслушали твой разговор с маркизом. И решили сами...
   - Об этом потом! - прервала Анела. - Я так понимаю, вы знаете, где держат мальчика?
   Обвела девочек взглядом и насторожилась. Чего-то не хватало. А точнее кого-то...
   - Мишани с вами не было?
   Как так мальчик отпустил девочек одних?
   - Он там остался, - крикнула Висея, глазки наполнились слезами. - Ты ведь поможешь, спасёшь его, да?
   Богиня! Спаси и сохрани! Только этого не хватало.
   - Где они?
   - У северной стены стоит дом с красной крышей. Он приникает как раз к стене. Через улицу находятся ворота в порт, - проговорила Алика.
   Анела покопалась в памяти и нашла ориентир, куда может направить портал.
   - Памятник Чаврусу первому верхом на коне далеко от дома?
   - Прямо напротив! - уверенно ответила Алика.
   Анела кивнула.
   - Серий, Ирий, проводите девочек до дворца. Присмотрите за ними. А с вами, сёстры, я поговорю позже!
   Аскрел обратился к князю Прометию:
   - Князь, распорядитесь, чтобы прихватили иридис на той стороне от Храма и не забыли о жреце. Нужно бы узнать, на чём его поймал ваш воспитанник.
   Анела удивлённо глянула на него. Никакой иридис она рядом не ощущала. Но концентрироваться не стала и спрашивать тоже. Всё потом! Начала открывать портал, до каждой детали вспоминая памятник, чтобы очутиться точно на месте.
   - Удачи, Анела.
   - Да осветит Богиня твой путь, дочка.
   Раздались за спиной пожелания отца и деда, когда Анела с Аскрелом шагнули в переливающееся окно прямо к потрескавшемуся памятнику. Портал захлопнулся за спиной. Анелу немного повело от навалившейся слабости. Аскрел поддержал за плечи, но ничего не сказал. Дом стоял за спиной. Двухэтажный, каменный. Рамы покрашены свежей краской, как и балкон. На окнах и балконе стоят распустившиеся цветы. И под Оком блестит ярко-алая крыша.
   Анела переглянулась с Аскрелом, и они направились к тяжёлым дверям. И насторожились. Она была не заперта. Только гневный взгляд Аскрела не дал Анеле вломиться внутрь и броситься на поиски сыновей.
   Он вошёл первым, Анела сразу за ним. Уютный дом: светлые комнаты с большими окнами. Вазы с цветами на столах, картины с ярким сказочным изображением на стенах, кресла с вязаными пледами, кружевные скатерти и салфетки. Было бы уютно, если бы не сила, витающая по комнатам. Знакомая смесь стихии иридис и силы Тьмы. Неприятной силы, словно где-то лежит падаль. И никого. Тишина пустого дома.
   Добрались до второго этажа. Та же тишина. А сердце всё сильнее сжимается от отчаяния и страха. Найдёт ли она своих сыновей, всё ли с ними в порядке? Не навредили ли им, не обидели?
   Поворот в коридор и Анела невольно замедляет шаг. Она уже была здесь. Только коридор утопал в темноте, которая разгонялась лишь танцем свечи. А в конце него должна быть комната... комната её малыша, её сына.
   Анела побежала, распахнула тяжёлую деревянную дверь и застыла. Комната была пуста. От отчаяния хотелось кричать. Они опоздали! Вдруг за кроватью раздалось шуршание и всхлип. Как Анела пересекла комнату, она и не заметила.
   Привалившись к кровати, сидел связанный Мишаня, рот закрыт кляпом. Синие глаза широко распахнуты, личико заплакано, а правая щека опухла и покраснела.
   - Мишаня, милый мой, всё хорошо, - Анела упала перед сыном на колени и осторожно вытащила кляп. - Дорогой мой.
   - Мама, - всхлипнул Мишаня. - Мама...
   Анела остервенело начала распутывать верёвки. Схватила, не глядя, протянутый Аскрелом нож и быстро разрезала их. И крепко-крепко обняла зарыдавшего сына. Гладя по лохматой черноволосой голове, повторяла:
   - Всё хорошо, мой мальчик. Всё хорошо. Ты со мной. Тебя больше никто не обидит.
   А в сердце разгоралась ярость и желание уничтожить тех, кто обидел её сына. Стихии огненным потоком быстрее побежали по венам. И только нежелание напугать Мишаню и отсутствие виновников её ярости не давали стихиям вырваться наружу.
   - Мама, мы не смогли спасти малыша, - сквозь всхлипы выговорил Мишаня, - они забрали его.
   - Кто тебя ударил?
   - Дедя... тётя его называла мессир... Я сопротивлялся, правда... Мы всё испортили, да?
   - Нет... нет... что ты! - Анела крепче обняла сына, только бы избавить его от чувства вины.
   - Да ты что, парень! - раздался за спиной голос Аскрела. - Ты бы знал, как вы с девочками помогли! Если бы не вы, мы бы ни за что не нашли это место. Вы самые настоящие герои!
   Мишаня перестал дрожать и поднял на Анелу личико. На нём светилась отчаянная надежда.
   - Правда?
   - Да!
   - Это хорошо... Ма... - мелькнула неуверенность, и он поправился, - тётушка...
   - Мой малыш, если ты хочешь... я совсем не против, чтобы ты меня называл мамой.
   Мишаня серьёзно кивнул, будто давно что-то решил и только ждал разрешения, и продолжил.
   - Мама, мессир оставил вон то письмо, - кивнул на подоконник, где и впрямь лежал конверт. - Они очень злятся на тебя. Ты ведь накажешь их и заберёшь у них малыша? Он ведь мой брат, правда?
   - Да, твой брат! Я обязательно верну его! - пообещала Анела, краем глаза наблюдая, как Аскрел читает письмо и как его лицо каменеет. Он яростно сжал кулак, сминая бумагу.
   - Аскрел? - Анела добавила требовательности в голос. Не сомневалась, грей не желает показывать послание. Будь его воля, она никогда о нём бы и не узнала.
   Анела вставала, не отпуская руку мальчика. Аскрел, поморщился и нехотя протянул ей послание.
   Что в нём, она догадывалась. Если уж здесь замешан мессир, то наверняка вновь приглашает её на встречу. На встречу, от которой она не сможет отказаться.
   А она так надеялась, что об этом проклятом мессире можно забыть, что он давным-давно где-нибудь сгинул. Оказывается, напрасно она сбросила его со счетов. И как бы теперь не пришлось из-за её ошибки пострадать её ребёнку.
   Быстро окинула взглядом письмо. Знакомым крупным острым почерком было написано: "Ведьма! В полночь! У памятника рядом с домом! Приходи одна!"
   Анела отпустила руку.
   - Это ловушка! - холодно бросил Аскрел. - Они связаны с Тьмой. Всё в этом доме пропахло ею!
   Анела всмотрелась в прищуренные решительные жёлтые глаза. Ей прекрасно известно, что её враги приготовятся к встрече и постараются предусмотреть все возможные неприятности. И выбраться живой и невредимой у неё будет мало шансов. Но не пойти она не может. И он должен это прекрасно понимать!
   Аскрел сквозь зубы втянул воздух, так сжал кулаки, что потемнели костяшки. И выдохнул:
   - Проклятие! Одна ты на встречу не пойдёшь! - непреклонность взгляда и твёрдость слов не оставляли сомнений, что бы она ни предприняла, он не позволит ей рисковать одной.
   - А я и не собиралась. Пора нам выбираться отсюда.
   - Без портала обойдёмся! Ночью тебе понадобятся все твои силы.

****

   До дворца добирались в наёмной карете. Мишаня прижался к её боку и от укачивания, а также пережитого волнения, задремал. Говорить ни о чём не хотелось. Анела всю силу воли направила на сдерживание яростно бьющихся в щиты стихий. Хладнокровие, хладнокровие - повторяла она мысленно. Спокойствие! Всё будет хорошо. Она освободит сына, своего малыша. Они не посмеют ему навредить, пока Анела не появилась. Сейчас главное расспросить детей и узнать всё, что известно им. Понять, кто же, кроме мессира, замешан в похищении. Кто из иридис пошёл против своей королевы и почему. Кто, кроме них, участвует в этом заговоре. Какие цели преследуют. И как... главное как?... и почему? Иридис, которая по своей сути является врагом Тьмы, стала её верной слугой?
   Во дворце все с нетерпением ждали их возвращения. И встретили с явным облегчением. Поговорить решили в малой гостиной, где места должно было хватить и для детей, и для папы с дедом, и для Китана с Люси. Присоединились также Фейс и хранители. Трое последних остались стоять у входа. Остальные взрослые расселись, где нашли место. И перво-наперво выслушали детей.
   Эти... эта детвора, подслушав разговор Анелы и Кришана, решила проследить за главой СОА и сама отыскать ребёнка. Весь день не спускали с Кришана глаз. И когда он вечером покинул дворец, направили следом за ним воробья, зачарованного Аликой. Утром оставалось лишь последовать путём, виденным Аликой глазами птицы. Рассказать взрослым о доме, куда наведался глава СОА, они не решились. Сначала хотели убедиться, что ребёнок и впрямь там. Ребята, обойдя дом, нашли приоткрытое окно и залезли в комнату. В первой же гостиной увидели двухлетнего малыша, играющего на шкуре медведя у камина. Они сразу же догадались, что он и есть сын Анелы. Так как был очень похож на Мишаню, а глаза точь-в-точь, как у Анелы. Они хотели его увести с собой. Алика завоевала доверие малыша. Вот только удача после этого их покинула. В комнату сразу же вошла женщина. Высокая, беловолосая... с ледяными серыми глазами. Мишаня крикнул Висее и Алике, чтобы убегали, и кинулся под ноги женщине - задержать её. Девочки тут же бросились к окну и успели выскочить из дома.
   На помощь женщине пришёл мессир и они вместе смогли утихомирить Мишаню, заперли его в детской. Сквозь стену он слышал, как они ругались. Женщина, которую мессир называл Лания, не соглашалась с его намерениями перейти к каким-то решительным действиям. Мессир ей угрожал. А потом она замолчала, и Мишаня больше не услышал ни единого её слова.
   Когда дверь в комнату открылась, Мишаня хотел проскользнуть мимо, но был тут же пойман и связан. Мессир оставил то письмо для Анелы. А после в доме стало тихо. Мишаня остался один. Как же ему было страшно! К счастью, вскоре пришла Анела.
   Девочки, покинув дом, помчались к храму к Анеле, за помощью.
   Лания... всё это время она была рядом, а Анела её и не почувствовала. Из-за того, что стихия жрицы так изменилась? Но как она связалась с мессиром? Как они объединились, чем он её привлёк? Неужто желание отомстить заставило её переступить клятву и отдать себя во служение Тьме? Как же это неправильно! Ужасно!
   Аскрел, стоящий за спинкой кресла, на котором сидела Анела, сжал её плечо, успокаивая. И произнёс:
   - Девочек я перехватил у храма. После их рассказа, нужно было незамедлительно действовать. Похитители могли забеспокоиться. Оставалась одна надежда, что они не воспримут детей всерьёз и успеем их перехватить. Не успели... Я слишком поздно заметил следящую за Храмом иридис. Она успела передать сообщение о прибывших к храму короле и князе с орденцами.
   - Они-то откуда узнали? - то, что им мог рассказать Аскрел, Анеле не верилось.
   Ответил папа:
   - Софика проговорилась. Её так тревожило, что она не в силах тебе чем-либо помочь, что придётся тебе стать женой этого... - папа замялся, видимо подбирая более-менее приличное выражение, но так и махнул рукой, - типа, что Пелания заметила неладное. От неё трудно что-либо скрыть. Да и влезть в душу и вытянуть всё, что возможно, у неё всегда получалось слишком хорошо.
   - Понятно...
   - Анела, - тихим жалобным голосом позвала Висея, - мы сильно навредили малышу? Мы всё испортили, да? Ты сердишься на нас?
   И такие огромные пугливые глазки, полные вины, были у Алики и Висеи, что Анела лишь вздохнула.
   - Идите сюда, - ласково позвала сестрёнок и приглашающее распахнула руки. И когда они с посветлевшими личиками подбежали, крепко обняла. - Ничего вы не испортили. Возможно, мы бы ещё долго искали, где держат малыша. Жаль только, вы не додумались сразу рассказать о том, что узнали, а не лезть внутрь.
   - Мы хотели сначала убедиться, что не ошиблись, - виновато пробормотала Висея. - В следующий раз мы...
   Анела решительно отодвинула девочку от себя:
   - Никаких следующих раз! - строго прервала её. - Благодарение Богини, что с вами ничего не случилось! По дороге туда и обратно не попались каким-нибудь бандитам. Да и мессир ничего с вами не сделал. Не успел. Висея, ты-то должна знать, на что он способен!
   - Мы так больше не будем! - хором пообещали ребята.
   А в глазах всех троих такая мольба и решимость.
   Анела сделала глубокий вдох, успокаиваясь. Только от мысли, что могла с ними произойти, холодело всё внутри.
   - Хорошо. Вы с утра вообще что-нибудь ели? Идите покушайте. И чтобы в ближайшее время я про вас ничего слышала!
   Пока дети покидали комнату, никто ни слова не произнёс.
   - И что дальше? - нарушил тишину Китан. Он с прижавшей к его боку Люсилией сидели на диванчике у окна. Лучи Ока золотили его волосы. - Ты ведь одна не полезешь в ловушку? Если надо будет, я тебя запру. И мне помогут, - с ледяной решимостью пообещал он.
   - Там мой сын!
   - Сама погибнешь и его не спасёшь!
   - Анела, мы тебя одну и впрямь не отпустим, - вмешался папа.
   - Со мной будет Аскрел...
   - Со всеми тьмапоклонниками вам не справиться, - в первый раз заговорил князь. Он сидел на кресле у окна. - Мы с Фейс расспросили схваченную иридис. За эти два года мессир со жрицей собрали вокруг себя достаточно людей. Уверен, они задействуют большую их часть. Мой орден...
   - Князь, а вы во всех своих людях уверены? Сколько из них преданы Кришану и наверняка связаны с мессиром? - вмешалась Фейс. - Я вот перепроверила всех своих сестёр. На всякий случай!
   - Проклятие! - не сдержалась Анела. - Вот что значит, когда глава твоей СБ является одним из главных заговорщиков! Под боком у нас существует целая группа приверженцев Тьмы, а мы ни слухом ни духом! Князь! Вы должны проверить свой орден и СОА. Аскрел поможешь.
   - Время потребуется.
   - До отбытия в Семипутие у нас дней десять есть. Китан тебе также придётся позаботиться, чтобы проверить солдат. Даже один из приверженцев Тьмы может столько бед натворить, что за всю жизнь не разгребёшь. Фейс и Люси, я надеюсь, вы поможете моему брату.
   - Да куда я денусь! - хмыкнула Люси.
   Фейс согласно склонила голову.
   - Анела, мы отклонились от главной темы нашего разговора, - вмешался папа. - Что ты собираешься делать сегодня ночью?
   Анела поморщилась. Будь её воля, она бы всё скрыла от родных и действовала на свой страх и риск. Вот только, это было бы совсем неправильно. Смертельно.
   Ответил Аскрел:
   - Если мы желаем спасти ребёнка, Анеле придётся идти одной. Не сомневаюсь, люди мессира за ней будут наблюдать чуть ли ни от самого дворца. Скрытно её сопровождать буду я, хранители и одна из воздушных охотниц. Князь, я могу назвать двадцать человек из СОА, которые не связаны с заговорщиками, а честно выполняют работу. Они могут нам помочь...
   - Откуда такие знания? - холодно прищурился дед.
   - От необходимости, - хмыкнул Аскрел. - Полезно знать, к кому лучше не соваться... или где придётся приложить больше усилий для вербовки... Отряд этих людей должен быть наготове неподалёку от места встречи. И не привлекать внимания! Мы через охотницу сообщим, куда уведут Анелу. Моя королева, вас устраивает этот план?
   Разве она может предложить что-либо иное? А так есть шанс и у неё, и у ребёнка остаться в живых. Да и опыту Аскрела она доверяет.
   - Конечно, - улыбнулась она. Обвела твёрдым взглядом родных. Китан не против, хотя судя по сжатым губам, сам бы поучаствовал в деле. Но здесь нужны совсем не воинские навыки, а больше шпионские. Фейс и Люси довольно кивают. А вот отец и дед подозрительно разглядывают Аскрела. Чем он успел им не угодить? - Есть вопросы?
   - К твоему другу, Анела. - В голосе папы появились ледяные нотки, напоминающие, что вообще-то он король Амбрании, пусть сейчас и не у дел: - Герцог, чем вы занимались у себя на родине?
   На губах Аскрела мелькнула усмешка и он, глядя прямо в глаза королю, произнёс:
   - Тем же, чем и ваш Кришан.
   - То есть, я правильно понимаю, вы шпионили в Амбрании в интересах империи?
   - И не только... шантажировал, манипулировал, подставлял и, было дело, убивал... - и с теми нотками, что и папа: - в интересах моей страны.
   Анела сердито глянула на Аскрела. Он вообще способен отвечать, не провоцируя.
   - Анела, и ты после этого ему веришь?
   - Как самой себе!
   - Отец, Аскрел не сделает ничего, что бы нанесло Анеле вред!
   А вот от Китана она слов в защиту Аскрела услышать не предполагала. Не он ли весь путь до империи подозревал имперца во всех грехах?
   Папа поморщился и кивнул.
   - Хорошо. Посмотрим.
   Вот только задумчивый вид и переглядывание с дедом ей не понравились.
   На этом их маленький совет закончился. Ей хотелось побыть одной. Перешла в кабинет, чтобы в ожидании заняться хоть какими бы делами. Отвлечься.
   Когда поняла, что уже долгое время невидяще смотрит на одно из предложений совета и ничего не понимает, со вздохом закинула бумагу в ящик стола и наткнулась взглядом на тетрадь с рисунками.
   Перелистала её до конца и задумчиво провела по огрызкам от вырванной страницы. Она не помнила, что рисовала на этой потерянной странице. Но кто мог удалить её, догадывалась. Аскрел. В тот день, когда подарил кольцо.
   - Вред ли тебе будет интересно знать, что там было, - раздался рядом голос Аскрела. Анела так задумалась, что не слышала когда он вошёл. Отодвинув бумаги, он поставил на стол поднос с едой. - Сейчас это и неважно.
   - Тогда было важно?
   - Рисунок раньше времени показывал, кто я есть.
   Анела подняла взгляд и встретилась с насторожившимися жёлтыми глазами.
   - А сейчас я знаю?
   - Полностью!
   - "Жена"? - напомнила Анела сказанные им слова в храме.
   Аскрел поморщился.
   - Проговорился, - присел на подлокотник кресла. - По законам греев, принятое девушкой кольцо делает её невестой, но если она проведёт ночь с избранником, то становится его женой со всеми правами и обязанностями. Людские обряды лишь подтверждают отношения.
   - И когда ты собирался мне об этом сказать?
   - При первом благоприятном случае.
   Злилась ли она на новую недомолвку Аскрела? Почему-то совсем нет. Привыкла, наверное. Аскрел -- её муж, её половинка. Эта мысль ей нравилась. Вот только он ни разу не сказал, что чувствует к ней.
   - Поешь! Тебе понадобятся силы, - предложил Аскрел.
   - Мы же спасём моего сына? - вырвались все её сомнения и страхи, которые держали её в напряжении всё это время.
   Аскрел крепко её обнял, делясь теплом и уверенностью.
   - Обязательно, моя малышка! Мы выручим его.

****

   В темноте ночи у памятника Анела в одиночестве простояла недолго, вскоре из дома появился крупный мужчина с короткой бородкой. Он размашистой походкой подошёл и остановился напротив. Цепким взглядом из-под густых бровей оглядел её. Но не произносил ни слова и ничего не предпринимал. Словно чего-то ждал.
   Анела также не проявляла нетерпения и своего напряжения. Хладнокровие - это единственное, что может помочь.
   На площади появился ещё один человек, плотно закутанный в плащ, даже не посмотрев на Анелу, что-то шепнул бородатому и вновь исчез в окружающей площадь темноте. Видимо, это был тот, кто проверил, одна ли Анела.
   Мужчина кивнул на дом, приглашая следовать за ним. И направился вперёд.
   Остроконечный месяц на чистом небе висел прямо над домом, который уже не выглядел таким уютным, как днём. Тёмные окна казались чёрными глазницами черепа, а само здание нависшим над тобой монстром. А может, влияло отношение Анелы к нему. Неужто где-то там, внутри держат её сына, её родного маленького сыночка? И только от того, как будут действовать её люди, зависит, кто покинет живым это здание? На свои стихии она не надеялась. Мессир не глуп. Ему известно, на что она способна, и наверняка позаботился о своей безопасности. Она знает одно: сделает всё, чтобы малыш не пострадал. И если для этого нужно будет отдать свою жизнь, она готова. Если понадобится... но очень надеется, что обойдётся без этого. Успеет вмешаться Аскрел. А ей нужно лишь потянуть время и отвлечь мессира и Ланию от группы нападения.
   Анела ступила на крыльцо, мужчина распахнул дверь и показал внутрь дома:
   - Заходи. Быстро!
   Анела перешагнула порог, мужчина ещё раз осмотрел улицу, и дверь тут же захлопнулась за их спинами.
   - Иди за мной!
   Мужчина привёл её на кухню. Легко отодвинул тяжёлый шкаф, которого, кажется нельзя даже сдвинуть с места. В сплошной на вид белой стене, проводник что-то нажал, и стена ушла в пол. Каменные ступени вели вниз и терялись в сплошной темноте. Анела едва не отшатнулась из-за хлынувшей вместе со сквозняком тёмной силы. И с каждым шагом её воздействие усиливалось. Так что, Анеле становилось труднее дышать. Стихии замедляли свой бег по венам, сжимаясь вокруг сердца. По коже бежали холодные мурашки. И было до жути страшно.
   Слишком знакомые по встречам с Тьмой ощущения. Пусть и не такие острые. Не было сомнений, что внизу ей придётся встретиться с её отголосками. И только мысль: там её сын - не давала покориться желанию сбежать. Проводника она бы просто-напросто снесла стихиями, которыми пока способна управлять. Но вот внизу, она уверена, на них уже будет мало надежды. Богиня! Зачем ей эти могущественные стихии, если при каждом столкновении с Тьмой от них никакого толка?!
   Мысли помогали отвлечься от давления чужой силы, которая была противна самой Жизни. Да и Смерть отвергала это ничто, пустоту, хаос.
   Ступени закончились так неожиданно, что Анела едва не упала. Свет от факела в руках мужчины, идущего следом, осветил кроваво-красную дверь. Чёрной краской на ней был изображён череп, в глазницах которого разгоралось пламя. За дверью едва слышно гудели голоса.
   Проводник толкнул дверь и отступил в сторону. Жестким взглядом следя, как она шагнёт в полутёмное помещение и как её окружат тройка вооружённых воинов. Затем он повернул назад. Видимо, чтобы скрыть все следы входа в подвал. И хорошо скрыть. Раз его не заметили лазутчики СОА, исследующие дом.
   Стены просторного подвала были обиты чёрной тканью. Так что люди, одетые в такие же чёрные плащи и прячущие лица под капюшонами, сливались с ними. И лишь горящие свечи в руках обнаруживало их присутствие. В воздухе сквозь густую силу тянулся невнятный речитатив. А в центре полукруга тьмыпоклонников рядом с алтарём, возвышавшимся громоздким камнем, стоял мужчина. Анела в этом худом человеке, с абсолютно белыми волосами и исчерченном лицом морщинами, едва узнала мессира. За эти два года он постарел чуть ли не на десяток лет. Лишь абсолютно чёрные глаза всё также были полны ненависти.
   За его правым плечом стояла Лания. Она из-за своей белоснежной мантии и белых волос единственная была светлым пятном среди всех этих чёрных плащей. Вот только её бледное, невыразительное лицо и остеклевшие серые глаза Анеле не понравились. Словно жрица не понимала, где находится и что вокруг происходит. А на руках у неё испуганно распахнул фиалковые глазки черноволосый малыш.
   - Няня! - воскликнул он при виде Анелы.
   Её словно ударило в грудь. Её малыш. Мальчик, которого она увидела каждое полнолуние и встречи с которым ждала весь месяц. Её сын.
   Обнять бы его, прижать к себе крепко-крепко. И не отпускать. Никогда... Ни за что!
   - Мама, больно!
   Анела остановилась, словно врезавшись в скалу. Больно слышать, как твой собственный сын обращается к чужой женщине, как к матери. Лания, при её приближении крепче сжавшая малыша, чуть расслабила объятия. А на лице всё тоже пугающее, неправильное равнодушие. Странно знакомое равнодушие.
   - Ты пришла, - прогремел голос мессира, отвлекая от бывшей жрицы. - Как же я долго ждал этой встречи, ведьма!
   - Вы позаботились, чтобы я не могла избежать этой встречи! Отпустите ребёнка!
   - Рано, ведьма. Рано.
   Нужно потянуть время. Нужно отвлечь мессира. На стихии надежды нет. Что-то в этом месте их подавляет. Придётся рассчитывать на собственные силы.
   - Что дальше?
   - Ты умрёшь! А за тобой и все ведьмы! Все порождения Тьмы. Вы привели смерть в наш мир. И только ваша гибель защитит нас. Я знаю это! Я спасу наш мир! Я, мессир Эллиний Заречный, освобожу людей от вашего тлетворного влияния, ведьмы!..
   Чёрные глаза мессира разгорались всё сильнее, голос повышался с каждым словом. Он просто напросто был одержим своей ненавистью к иридис и даже не понимал, что полностью находится под контролем Тьмы.
   Мессир продолжал говорить, а Анела искоса поглядывала на Ланию и малыша. Всё пыталась понять, что со жрицей не так. Да и от мальчика не могла отвести глаз. Он сосредоточенно вцепился в цепочку, теряющейся в вырезе жрицы. Потянул её. Показался матовый чёрный кристалл.
   Ледяная дрожь пробежала по спине Анелы. Чёрный янтарь. А она-то думала, он сгинул навсегда в чащи. И даже предположить не могла, что мессир вернётся и отыщет его. От воспоминаний, как янтарь подавлял волю, как делал рабою хозяина кристалла, холодело всё внутри. И скинуть с себя влияние кристалла было невозможно, да и желания избавиться от него не было. Равнодушие полностью поглощало тебя. Но сейчас-то под его влиянием не она, а одна из её сестёр, одна из её иридис!
   Если попробовать вмешаться? Попробовать уменьшить его влияние. Возможно, Лания станет тем козырём против мессира, который он не ожидает... Или же она присоединится к нему против ненавистной королевы иридис. Да какая разница?! Никому Анела не пожелает попасть под влияние этого камня! Если ей по силам избавить одну из своих иридис от чёрного янтаря, то просто будет преступлением не помочь.
   Мессир на миг замолк.
   - Тьма управляет тобой! - бросила обвинение Анела, ни на миг не сомневаясь в своём утверждении. Ей было плевать, что он там говорит. Его участь уже решена. Он не уйдёт из этого места живым!
   Анела мысленно позвала ледяную силу Лании. Прося сопротивляться, прося растормошить хозяйку, прося помочь ей, королеве иридис, хранительнице стихий. Незаметно стала подпитывать жрицу своей стихией Жизни. Хотя бы это стихии могут же сделать.
   - Я использую силы Тьмы для твоего уничтожения! А затем и Тьма исчезнет с твоей смертью! - прошипел мессир.
   - Мама, мне страшно, - обнял Ланию за шею малыш и спрятал лицо у неё на груди. - Идём домой.
   Ей показалось, или же в глазах Лании мелькнуло осознание? Нет, вновь вернулась пустота равнодушия.
   - ... но сперва я отомщу... тебе... Твоё появление уничтожило мою жизнь, всё пошло наперекосяк! Я заберу то, что дорого тебе... жизнь твоего сына! И ты будешь этому свидетельницей!
   Что? Нет!!!
   Хладнокровие и видимое спокойствие разлетелись под напором ужаса.
   Анела, забыв про иридис, про хладнокровие, бросилась вперёд, но два воина крепко схватили её за руки.
   - Ты этого не сделаешь! Он ребёнок! - закричала она, пытаясь вырваться. Но воины были слишком сильны для неё.
   - Я может и нет, а вот твоя иридис... Все они, - обвёл рукой полукруг, указывая на зловеще молчаливых людей в чёрных плащах, - ждут жертвоприношение, которое наделит силой. И когда прольётся кровь сына королевы иридис, когда он примет смерть от руки той, которая его любит, мы будем непобедимы! - и леденящий душу приказ: - Лания! Положи ребёнка на алтарь!
   Анела с силой дёрнулась. Вновь безрезультатно. Лишь руки обожгла боль.
   - Лания! Очнись! Не делай этого! - но все крики Анелы разбивались об оболочку равнодушия.
   Лания безразлично шагнула к алтарю, силой отцепила от себя малыша, не желающего её отпускать, положила на камень. Тут же подскочили два тьмапоклонников и помогли связать плачущего, зовущему маму и брыкающего мальчика. Порвали на груди рубашку, оголяя нежную кожу. Анеле оставалось в бессилии наблюдать за этим и пытаться докричаться до жрицы. А также надеяться... видит Богиня! Как сильно надеяться! что её стихии успеют справиться с воздействием янтаря, что Аскрел не опоздает, что... что-нибудь развеет этот невыносимый кошмар!
   Мессир протянул Лании кинжал с волнообразным лезвием и махнул тьмапоклонникам. По помещению потёк одурманивающий речитатив. Вокруг камня-алтаря заклубились тени.
   Мессир встал так, чтобы Анела хорошо видела заплаканное личико сына, и с торжествующей усмешкой махнул жрице:
   - Лания, убей!
   Под светом свечей сверкнул в воздухе кинжал.
   - Не-е-ет!!!
   Вместе с криком вырвались стихии. Держащих Анелу мужчин отбросило в разные стороны. Анела кинулась вперёд. Успеть! Перехватить! Спасти!
   И безнадёжное понимание. Как бы ни спешила -- она не успеет. Сейчас эти несколько шагов - всё равно что непроходимая пропасть.
   Не успела...
   Торжество на лице мессира сменилось непониманием. Он начал оборачиваться к алтарю. И упал на пол под ноги к Анеле. Из спины торчала рукоятка ритуального кинжала.
   Анела резко затормозила и встретилась с ясными глазами Лании.
   - Он хотел убить Эдри, моего сына! - произнесла жрица в наступившей тишине. Безразлично глянула на осколки чёрного янтаря у ног, склонилась к малышу и, ласково ему улыбаясь и что-то успокаивающее шепча, начала развязывать верёвки.
   - Жертва должна быть принесена! - раздался яростный крик.
   И тьмапоклонники, убрав свечи, достали из-за плащей мечи и угрожающей волной направились в их сторону.
   Анела бросилась помогать Лании освобождать ребёнка. Как будут сдерживать фанатиков до прибытия помощи, старалась не думать.
   С оглушающим грохотом дверь вырвало из петель, и она влетела внутрь. Следом ворвалась толпа людей в чёрных просторных одеждах.
   - СОА! Всем оставаться на местах! - пронёсся властный приказ.
   Соотношение сил тут же стало не в пользу поклонников Тьмы. Им ничего не оставалось, как сложить оружие и сдаться.
   На Анела опустилась вместе с облегчением такая слабость, что потемнело в глаза, ноги подкосились. Не дала упасть лишь крепкая рука, придержавшая её за локоть.
   - Моя королева, прости за задержку. Неожиданные препятствия, - раздался над ухом успокаивающий голос Аскрела.
   Анела едва его слышала, она не сводила глаз с малыша на руках жрицы. Прикоснуться, обнять она его не решалась. Кто она для него? Незнакомая тётя, приходящая по ночам. Но она бы всё отдала, чтобы вырвать ребёнка из объятий Лании и прижать к себе крепко-крепко. Малыш вдруг завозился на руках жрицы и обернулся. Круглое личико озарилось улыбкой, фиалковые глаза засияли и мальчик потянулся к Анеле:
   - Мама, пуси к няне!
   Лания с неприязнью посмотрела на Анелу, но удерживать ребёнка не стала. Анела со всхлипом подхватила его и прижала к груди. По щекам текли горячие слёзы. Её мальчик, её сын. С ней. Жив, здоров, невредим.
   - Сыночек. Малыш мой, - вырвалось у неё.
   - Няня, не плачь, - и её мальчик вытер ей слёзы и зевнул. Сонно потёр глаза.
   Поверх головы ребёнка встретилась с взглядом Лании. И такая боль и отчаяние были в её серых глазах, что перехватило дыхание. Но заметив, что Анела смотрит на неё, жрица вскинула подбородок и, сложив на груди руки, ледяным тоном поинтересовалась:
   - Что дальше?
   - А ты как думаешь? - не менее холодно ответила Анела.
   - Няня, - окликнул малыш, - не селдись на маму! Она холошая.
   Богиня! Как вынести приговор женщине, которую твой сын считает матерью, которую любит и защищает!
   Анела улыбнулась сыну.
   - Конечно, хорошая, раз воспитала такого мальчика, - перевела твёрдый взгляд на Ланию. - Поговорим позже...

****

   Во дворце никто не спал. Все с нетерпением ждали их возвращения. И стоило только войти, как обеспокоенно окружили. Анела отмахнулась. Ей важнее было уложить спящего малыша.
   На её большой кровати Эдри терялся. Чёрные локоны разметались на белоснежной подушке. Мальчик, стоило его положить, свернулся клубочком, подсунул под щёку ладони и сонно засопел. Анела с нежностью поправила одеяло. Провела по волосам малыша. Коснулась поцелуем лобика. Малыш заворочался, открыл фиалковые глазки:
   - Мама? - но когда узнал Анелу, глаза наполнились слезами: - Где мама?
   Анела прикусила губу и оглянулась на стоящую у дверей Ланию.
   - Мама здесь. Сейчас подойдёт, - неохотно выдавила из себя.
   И, не желая видеть, как Лания убаюкивает сына, вернулась в кабинет. Уверила родных, что и с ней, и с мальчиком всё в порядке и разогнала всех отдыхать. Остановилась у окна.
   Город давно спал под тёмным покрывалом неба, осыпанного яркими звёздами вокруг щербатой луны. Через десять дней новолуние и солнечное затмение. День, когда им по силам будет остановить Тьму раз и навсегда. Анела сделает для этого всё возможное и невозможное. Даже если придётся отдать свою жизнь. Ради родных. Ради семьи... Но пожалуй, нужно обойтись без таких крайних мер.
   Что делать с Ланией? Несомненно, она любила Эдри. И силой разлучать их, значит нанести рану малышу. Но простить? За всё, что та сделала? Неправильно это! Она предала всё, чему их учила. Она пошла против своих сестёр, способствовала их приобщению к Тьме. Она вместе с мессиром и Кришаном угрожала жизням родных Анелы. Она забрала её сына, его любовь!
   Анела до боли в пальцах вцепилась в подоконник. И лишь когда плечи сжали тёплые руки. Она чуть расслабилась и, устало прикрыв глаза, прислонилась спиной к Аскрелу. Объятия любимого успокаивали, растворяли боль.
   - Среди присутствующих на жертвоприношении не было иридис, - тихо произнёс он у самого уха. - Ни одной.
   - Возможно, кроме тех четырёх, никто из них с Тьмой не связан? - с надеждой шепнула Анела. Ведь и Ланией мессир управлял с помощью Чёрного янтаря.
   - Об этом может сказать только Лания.
   За спиной скрипнула дверь. Прохладная стихия сообщила о приходе той, о ком они говорили.
   Некоторое время в комнате царила тишина. Напряжённая, ожидающая.
   Анела со вздохом отступила от Аскрела и обернулась. Лания стояла у двери с гордо поднятой головой. Непроницаемое лицо, холодная сталь серых глаз, руки сложены на груди. И затаившаяся белоснежная ласка-стихия в груди. Жрица не собиралась просить снисхождения или прощения. Она не считала, что проиграла. Она осталась при своём мнении. Собиралась и дальше сражаться за свои убеждения. Против Анелы.
   - Линия, Вения, Летания и Оселия. Они открыли портал для тварей Тьмы. Были одержимы ею. Ты знала об этом? - холодно спросила Анела. От ответа на этот вопрос зависело её решение.
   - Что с ними? - Лания, угрожающе сжав кулаки, шагнула к Анеле.
   Она не шелохнулась и повторила вопрос:
   - Ты знала об этом?
   - Нет! Они исчезли пять дней назад. Никто из наших не знал, где они. Что ты с ними сделала, ведьма?
   - Они мертвы. Тьма не отпустила их... - Анела прошла до кресла. Села. За спиной встал молчаливой статуей Аскрел. - Рассказывай! Я желаю знать всё, что связывает тебя с мессиром, Кришаном и обо всех ваших деяниях. Чем подробнее и правдивее ты расскажешь, тем больше шансов у тебя будет остаться рядом с... Эдри.
   Должна же она узнать, насколько дорог для жрицы мальчик. И насколько она будет искренняя. А там... неизвестно как закончится война с Тьмой. Кто-то дорогой для мальчика должен остаться рядом.
  
   Мессир нашёл Ланию и её сестёр два с половиной года назад. Их объединила одна цель - избавить Амбранию от Анелы и её иридис. Мессир смог что-то сделать, что скрыло бывших жриц от иридис. И они спокойно проникли в Амбру. Мессир сразу же начал поиски недовольных правлением Анелы, да и тех, кто желал могущества и власти без особых усилий.
   Откуда он узнал о стремлениях Кришана, Лания не знала. Возможно, кто-то из аристократов поделился знаниями. И решили заручиться его поддержкой и тайно использовать в своих целях. Лания при помощи эликсира влечения смогла заинтересовать его собой, соблазнить, увлечь. Про мессира он не знал. Намерения и желание Кришана занять трон Амбрании собирались использовать в своих целях.
   Маркизу не нужен был прямой наследник Анелы, но Лании удалось убедить, что ребёнок в будущем может послужить отличным козырём против королевы или же пропуском к трону. Эликсиры создавала Оселия, у Лании с травами отношения не ладились, как и с целительством. Поэтому при родах присутствовала Оселия, а вот ребёнка через потайной ход передали Лании.
   Два года просто пролетели. Лания привязалась к мальчику и готова была защищать его от всех: и от Кришана, и от мессира. Со временем стало ясно, что Анела не собирается брать в супруги главу СОА. И его это с каждым проходящим днём всё сильнее бесило. Да и вознамерился, наконец, единолично возглавить орден. Лания предложила снова обратиться к Оселии. Роль знахарки сыграла Лания, а вот эликсиры для князя вновь создавала Оселия.
   Мессир, который появлялся в доме Лании не реже одного раза в семидневье, с каждым днём становился всё одержимее идеей убить Анелу. А от его предвкушающего взгляда на Эдри Ланию охватывал ужас. Хотя он никак не мешал Лании привязываться всё сильнее к малышу, которого она полюбила как собственного сына.
   Оселия и три её подруги в последние дни не попадались ей на глаза. Они давно стали преданными помощницами мессира. Остальные сёстры собирали сведения по стране.
   На казне иридис Лания не присутствовала. Предпочла провести время с сыном. Новости о нападении тварей Тьмы её насторожили. В первый момент решила, что это Анела доигралась, но пришедший мессир ругался так, что стало ясно. Твари - это его дело. Но о её сёстрах он не сказал ни слова.
   А на следующий день пришёл недовольный Кришан. Он сообщил, что Анеле известно о сыне. И что она согласилась получить Благословение Богини с Кришаном. Если королева затеет собственную игру и всё сорвётся, Лания должна будет избавиться от ребёнка. Да она скорее бы уничтожила его самого! Но не показала своей ярости. В это же время в доме находился мессир, который при появлении главы СОА скрылся в потайной комнате. Его презрительная усмешка, которой он проводил уходящего Кришана, её насторожила.
   Если честно, если бы план Кришана провалился, она сбежала бы с мальчиком и затерялась где-нибудь подальше от столицы.
   Кришан и впрямь проиграл в затеянной им игре. Она поняла это, лишь увидев детей в своём доме. Вот только бежать не успела, на неё и на ребёнка у мессира были свои планы. Он, угрожая жизни Эдри, заставил Ланию надеть амулет с чёрным янтарём. А дальше всё было словно в тумане. Она всё понимала, но что-либо сделать не могла. Пока Анела с помощью своих стихий не ослабила влияние амулета, а потом и вовсе не уничтожила янтарь.
  
   - Так к чему мне готовиться? К эшафоту или изгнанию? - закончила вопросом свой рассказ бывшая жрица.
   Ни одного слова лжи в её рассказе не было. Не старалась выгородить себя или потопить кого-либо другого. Но можно ли ей доверять? Не станет ли и дальше покушаться на жизнь Анелы и её родных? Навряд ли она простила смерть своей Верховной жрицы.
   - Смотря, что от тебя ждать. Ты должна понять, рисковать своими родными я не могу. Эдри с твоей стороны ничего не грозит, я вижу это, а как насчёт остальных?
   - Они мне безразличны. А вот о тебе я этого сказать не могу. Может ты и не связана с Тьмой, но твои действия угрожают Амбрании. Твои ведьмы берут слишком много воли. Не удивлюсь, если вскоре подомнут под себя всех людей. Этого я допустить не могу...
   - Лания, если бы ты хоть поинтересовалась, что произошло при нападении тварей Тьмы, то узнала бы. Люди и иридис могут действовать вместе, могу жить дружно, могут поддерживать друг друга... - заметила скептическую усмешку на лице жрицы и замолчала. Вздохнула. - Сейчас это неважно. После войны поговорим. Как бы я ни хотела, удалить тебя от Эдри... какое у него полное имя?
   - Эдриан. Как его деда.
   Анела кивнула и повторила:
   - Как бы я ни хотела тебя удалить от него, сделать этого не могу. Эдри любит тебя. Извини, полной свободы я пока тебе не дам. Из дворца тебя не выпустят. Но с малышом можешь проводить время. Сегодня переночуешь с мальчиком, а завтра найдём тебе комнату. Можешь идти.
   Лания посмотрела на Анелу долгим взглядом. Словно решала, можно ли верить её словам, или же она заманивает её в ловушку. Пришла к каким-то выводам. Склонила голову на прощание и покинула комнату, аккуратно прикрыв за собой дверь.
   - Аскрел, позаботься, чтобы мы знали о каждом её шаге. Рисковать я не собираюсь.
   - Конечно, моя королева. Я бы на твоём месте удалил её из дворца. И не только её.
   - Королеву Васелию, князя Зимирия, князя Прометия... - перечислила она и вздохнула: - Не могу. Если королева и Зимирий уедут в поместье, они заберут и девочек. А сейчас самое безопасное место - это столица и дворец. Да и не посмеют они что-либо затеять. Будут тише воды, ниже травы. Отец поставил их на место. А дед... он канцлер. Сейчас не время смещать его и ставить на его место кого-либо другого. Просто нужно следить, чтобы вновь не переборщил в своём стремлении к власти.
   Аскрел холодно усмехнулся:
   - Хорошо, моя королева, я пригляжу за твоими так называемыми родственниками...- и с тихой заботой: - Тебе нужно отдохнуть. Скоро рассвет.
   Анела помотала головой. Спать совершенно не хотелось. Слишком день был насыщенный.
   - Мне нужно ещё просмотреть кое-какие бумаги. Проверить, всё ли готово для завтрашнего выступления армии, да и...
   - Не сегодня, моя малышка...
   Глаза сами собой закрылись. "Гад, всё-таки, Аскрел", - мелькнула мысль и Анела погрузилась в сон.
  
   Аскрел поднял Анелу и понёс в одну из спален. Так как её собственная была занята жрицей и мальчиком, пришлось использовать смежную комнату, предназначенную для супруга правителя. Аккуратно положил Анелу на большую с тяжёлым балдахином кровать, раздел и укрыл одеялом и не удержался, чтобы нежно коснуться бледного осунувшегося лица кончиками пальцев.
   Упрямая девчонка! Всем, кроме неё самой, было ясно, что она еле стоит на ногах. Что столкновение с Кришаном, тревога за сына, противостояние с мессиром и использование стихий, подавляемые стенами ритуального зала, вытянули все её силы. Оставалось только удивляться, как она ещё держится.
   Он ведь так ей и не признался, что выжидал удачного случая вмешаться, что прекрасно видел, как её стихии разрушали влияние чёрного янтаря и что страх жрицы за ребёнка намного сильнее силы амулета. Что не хватает лишь маленького толчка, который Анела и обеспечила.
   А всё же в порядке исключения приятно о ком-нибудь заботиться. Даже против воли этого самого человека.
   Аскрел с нежностью оглядел ещё раз спокойно спящую Анелу, поправил одеяло и направился к двери. Ему самому не помешало бы немного поспать. Если чутьё его не обманывает, ближайшие дни потребуют от него всех его сил. Нужно будет до дня сражения с Тьмой позаботиться, чтобы СОА и впрямь стала защитой и опорой для королевского семейства. И при неблагоприятном исходе могла существовать и без его контроля.
  
  -- Глава 18. Две половинки одной души
   Небо затянуто тяжёлыми чёрными до синевы тучами, вихрями поднимающимися от центра Мёртвой Пущи. Дождь обмывает от крови каменные развалины, оставшиеся от Семипутия. Озеро серой лужей плескается у берега. Ветер гнёт мёртвые деревья почерневшей Пущи. От неё веет болью и страхом. И выглядит она ещё более неживой, чем при первой встрече.
   Больно. Анела не защитила Пущу, как и Старую Амбру, откуда и идёт наступление тварей. Она даже не в силах перенестись в старую столицу, Тьма блокирует портал. Но именно там она концентрируется - Анела чувствует всеми фибрами души.
   Между деревьями мелькают силуэты тварей и чудовищ. Пока не нападают, чего-то ждут. До сегодняшнего дня семипутийцы и прибывшие на помощь греи смогли несколько раз дать отпор небольшим отрядам тварей и удержать центр города. Но все понимали - это была лишь проба сил.
   Густой тревожный воздух, пугающая темнота, надвигающаяся со стороны Пущи - всё говорит, что, как и они, Тьма готовится к решающему сражению. И бросит все силы на город. Этой ночью.
   А каковы эти силы, сообщит Аскрел, когда вернётся из разведки.
   Аскрел... Только от мысли о её невозможном грее теплело на душе. За эти десять дней они сблизились ещё сильнее. Всё свободное время, которого у них было немного, проводили вместе. И даже вмешательство деда не вбило между ними клин. А он старался.
   Сначала отец осторожно завёл с ней разговор, что империя им враг и была врагом все времена, что предыдущий император одной рукой подписывал мирный договор с королевством, одновременно приказывал своим людям поддержать княжества. Что очень странно, с чего бы это вдруг Аскрел, глава Теней пошёл против своей империи и все силы направил на помощь королевству. Возможно, он планирует в будущем позаботиться, чтобы Амбрания стала частью империи. Анела едва сдержалась, чтобы не вспылить. Обижать отца не хотела. И просто с вежливой холодностью, но непреклонно попросила прекратить этот разговор. Отец не стал настаивать.
   А вот дед такой понятливостью не обладал, или не хотел обладать. И на следующий день уже он завёл разговор, что Аскрел ей не пара, что нельзя доверять тому, кто долгие годы действовал против их страны, против них. И ей как королеве нужно в первую думать об Амбрании, а не о чувствах. Вот здесь она уже не стала сдерживаться и высказала всё, что думает о тех, кто вмешивается в её личную жизнь. Князь замолчал, но не смирился и приступил к решительным действиям.
   Анела поморщилась от воспоминаний. Несколько очень неприятных до боли в сердце мгновений. Когда за день до отбытия в Семипутие застала спящего, совершенно обнажённого Аскрела с прикорнувшей у него на груди рыжеволосой... лахудрой. И только неверие своим глазам заставило замереть на месте, а не хлопнуть в ярости дверью и уйти. А потом подключился разум и приказал: сначала разберись!
  
   Анела громко захлопнула за спиной дверь, и только тогда девушка на кровати соизволила подскочить и, прижав к себе одеяло, испуганно выдохнуть:
   - В-ваше величество?
   - С утра была ею, - знает лишь Богиня, чего Анеле стоил ледяной голос, когда нестерпимо хотелось или чисто по-женски вцепиться девке в волосы, или же испепелить ту с помощью стихии.
   И каких сил стоило огородиться от своих чувств, усмирить стихии, чтобы не натворить бед. Оставить лишь голый разум.
   Аскрел заворочался, открыл глаза и мутным взором оглядел комнату и остановился на неё:
   - Анела?
   Затем с недоумением глянул на испуганную девицу и замотал головой:
   - Анела, это не то, о чём ты думаешь!
   - А что я должна думать? - Анела шагнула к столику, на котором стояла бутыль вина и два бокала. Что дрожащая девица, что Аскрел настороженно за ней следили. Девка - ладно. Но Аскрел с помощью своего дара должен же был понять, что она чувствует на самом деле. - Мой жених в одной постели с какой-то... - помахала в воздухе рукой, подбирая более-менее приличное выражение для обозначении девушки, - ... леди!
   В бутылке, да и в бокалах оказалось простое вино. Этого и следовало ожидать.
   Резко обернулась и вперилась в девку властным взглядом:
   - Кто тебя подослал? - хлестнула вопросом.
   - Канцлер, - и девчонка в ужасе прижала руки к губам.
   Ну дед!
   - Вон!
   И отвернулась к окну.
   Пока девчонка суматошно натягивала на себя платья, туфли, они не произнесли ни слова. Хлопнула за девкой дверь, и только тогда заговорил Аскрел:
   - Перед сном я выпиваю бокал вина для лучшего сна. Проверить на яды догадался, а вот на...
   - Сонное зелье не подумал... А пока спал, позаботились убрать улики и организовать картину весёлой ночки.
   Аскрел встал прямо у неё за спиной, совсем рядом. Она вдохнула сладкий аромат любимого мужчины и чуть расслабилась. Позволяя себе вновь чувствовать.
   - Наконец-то, - проговорил Аскрел. - Как тебе это удалось?
   Анела удивлённо обернулась. Он стоял, обмотавшись покрывалом. По коже побежали приятные мурашки.
   - Что?
   Аскрел невесело усмехнулся и провёл по её щеке кончиками пальцев:
   - Избавиться от эмоций. Я не смог понять, что ты чувствуешь. Что собираешься делать. Даже решил, что ты поверила в мою измену.
   А вот это стоит запомнить. Иногда так надоедает быть открытой книгой для него.
   - Ни на миг не поверила...
  
   Она в тот день пыталась к вящему неудовольствию Аскрелу повторить отстранение от эмоций. Вполне успешно. Дед до самого их отбытия не попадался на глаза.
   За спиной открылась дверь, отвлекая от воспоминаний.
   - Анела, все собрались. Ждут только тебя, - раздался голос Китана.
   Больше некого было послать за ней, кроме как главнокомандующего?
   - Аскрел вернулся? - уточнила она. Без его сведений что-либо обсуждать нет смысла.
   - Да... Анела? - и такое напряжение было в голосе брата, что она резко обернулась.
   Китан рассеянно ерошил свою шевелюру, на лице тревога и усталость. Вопросительно приподняла брови.
   Китан плотно прикрыл дверь и, прислонившись к ней спиной, негромко спросил:
   - У тебя мелькала мысль, что мы можем не справиться, что Тьма возьмёт вверх?
   Проклятая погода! Будь на небе Око Богини, невесёлые мысли бы реже тревожили. И если уж Китан пал духом, то что говорить о простых солдатах?
   И как бы ни хотелось поделиться с братом своими сомнениями и страхами, этого нельзя было делать. Она наоборот должна показать, что не сомневается в победе.
   - Китан, да ты о чём? Разве мы можем проиграть? Ты только подумай, кто и что у нас за спиной. Мы просто обязаны победить! - вложила в слова всю вои уверенность, всё своё желание.
   Китан чуть расслабился, даже улыбка мелькнула на губах.
   - Ты права. Что-то я совсем раскис.
   - С такой-то погодой - неудивительно! Пойдём на совет, пока наши союзники не отправились на наши поиски.

****

   Ещё за несколько шагов до дверей в приёмный зал дворца Власти, где решили устроить штаб, донёсся гул множества голосов. Но когда открыли дверь, наступила тишина.
   Анела прошла к большому столу, стоящему в центре просторного помещения. Кивком приветствовала тех, кого сегодня ещё не видела. На совете присутствовали Смотритель Джосия, всё-таки она утвердила его титул; король Вильмы, князья Каллистро и Нелий, Медведь - дедушка Мишани лишь вчера привёл несколько плёмен кочевников на помощь Амбрании; князь Салей, представляющий всех аристократов с их дружинами; командир отряда иримцев, успевшие прибыть из империи; Фейс и Люсилия представляли иридис. Ирий и Серий, которые ни на миг не оставляли её, также присутствовали за её спиной. Ну и Аскрел, встретивший её тёплым взглядом, с Китаном. Именно от них всех зависело, как встретят противника и что смогут противопоставить армии Тьмы.
   - Господа, начнём! - произнесла Анела.
   Первым слово взял Аскрел. По его словам, придётся противостоять несколько тысячной армии тварей, которые сейчас сосредоточены вокруг Старой Амбры. Под предводительством четырёх младших хозяев они выступят, когда будут полны силы, в полночь. Нужно будет встретить их на выходе из Пущи. Между городом и Пущей как раз есть подходящая большая поляна. Чтобы остановить нашествие тварей, нужно закрыть врата. Для этого убить всех четырёх младших хозяев, на которых привязаны Врата. Именно ими займутся греи.
   А потом начали обсуждать стратегию битвы. Анела не вмешивалась. Всё равно ничего не понимала. Единственное, что успокаивала, когда в обсуждениях начали повышать голоса и переходить на личности. С удовольствием отметила, что к Китану прислушиваются, а не отмахиваются из-за возраста. Всё-таки он самый младший из всех этих людей, большая часть из которых знакома с битвами, возможно, больше лет, чем он живёт на свете.
   - Сегодня всё решится, - тихо произнёс Аскрел, незаметно к ней подошедший.
   - О чём ты умолчал? - также тихо спросила она, продолжая следить за обсуждениями.
   - Ваше величество, с чего это я должен что-то скрывать? Выложил всё, как на духу!
   Анела с усмешкой покосилась на него:
   - Чтобы ты, да ничего не утаил...
   Аскрел помрачнел.
   - Если не успеем уничтожить младших до утра, в наш мир прорвётся сам Хозяин. И тогда будет бессмысленно закрывать Врата, пока не убьём его. А вот убить его нам будет уже не по силам. И даже сила венца не поможет.
   - Останется исполнить пророчество...
   - Надеюсь, успеем обойтись без него... Анела, не рискуй. Конечно, лучше тебе остаться за стенами Семипутия... - встретившись с её взглядом, вздохнул, признавая поражение.
   - Иридис будут за спинами всех остальных. Держать щиты от воздушных тварей. Я буду с ними! Ты сам-то не рискуй. Обязательно тебе быть в первых рядах?
   - Мы единственные знаем, чего можно ожидать от этих тварей.
   Понимать-то она это понимала. А вот принять... Ближайшее время до утра будет одно из самых трудных и страшных.
   - Мы справимся, - Аскрел быстро провёл кончиками пальцев по её щеке и шагнул к мужчинам, продолжавшим обсуждать план.

****

   Дождь перестал, но тяжёлые тучи всё также обволакивали небо. Над поляной опустилась ожидающая тишина. Лишь факела на шестах по краю трещали, да хлестали полотнища стягов на ветру. Даже лошади в конницах на правом и левом флангах, казалось, даже не переступали ногами, ошеломлённые напряжением, царившим на поляне. Строй солдат в центре выглядел одной сплочённой группой. И только стяги выдавали разрозненность. За пехотой колыхался алый штандарт с гербом Амбрании: венец с пятью яркими кристаллами пересекает меч с янтарным навершием. Там конный полк Китана, готовый подоспеть туда, где будет прорван строй.
   Иридис встали на возвышенности на разрушенных стенах города. От них требовалось защищать армию от воздушных атак тварей. Как показало нападение в столице, яд этих птичек Тьмы может разъесть и землю, не говоря о человеке. За стенами остались знахарки и целительницы. У них будет работа после сражения. А воздушные иридис находились рядом с командирами для передачи сообщений.
   Хранители Анелы застыли столбами за её спиной, готовые защищать от чего бы то ни было.
   Пуща шевельнулась. И беспроглядная тьма хлынула на поляну. Воздух прорезали сотни хлопающих крыльев и противные знакомые скрежешащие крики. Не сразу удалось различить в чёрном потоке отдельных тварей. Кроме знакомых октпаузов, двигались на амбранийских защитников твари, похожие на огромные скрученные гнилые деревья с ветвями-лапами, гигантские жабы с зубастыми челюстями, большие пупыристые шары, оставляющие после себе оголённую землю и многие другие. И люди. Пусть немного, несколько десятков. Но ведь люди! Предавшие за иллюзию власти свой мир. А над армией Тьмы летающие твари. Их было так много, что казалось само небо шелестит крыльями.
   - Лучники! - прогремел нал поляной приказ Китана, заглушив даже возрастающий угрожающий рокот тварей, пронизывающий до самых внутренностей и леденящих кровь. - Пли!
   Поляну осветили взлетевшие огненные стрелы. Залп один, второй. Первые ряды врага пали, но следом, словно не замечая павших, прямо по ним шли следующие. Третий залп и лучники отошли за основные силы, за щитами товарищей продолжая посылать стрелы.
   Птички приблизились до расстояния удара.
   - А теперь, сёстры, пора присоединиться и нам! - произнесла Анела.
   Стихия Смерти лавой потекла по венам, кончики пальцев засвербели. Усилием воли оттолкнула от себя чёрный переливающийся серебристыми искорками шар, проредивший стаю. Вслед за ним небо пронзили всех цветов радуги субстанции: огненные шары, ледяные стрелы, земляные камни и воздушные плети. С пронзительными криками подбитые птицы попадали на землю.
   - Ещё раз!
   Повторили залп. Поредевшая стая приблизились к полкам.
   - Делимся! - приказала Анела. И ещё не закончив, использовала стихию Жизни. Над частью солдат раскинулся щит. В него вклинилась стихия второй иридис, затем третьей... седьмая и поляна оказалась под переливающимся куполом, который не пропускал ни плевки птиц, ни их самих. Венец объединял стихии, вливал свои силы. Плечи потяжелели, и Анела, не оглядываясь, распахнула крылья, усиливая свои стихии. Остальные иридис продолжили сбивать тварей с неба.
   А на поляне схлестнулась амбранийская армия с тварями Тьмы. Звон мечей, рык и визг тварей, крики и стоны людей, ржание лошадей - всё смешалось. И как бы ни хотелось вмешаться, помочь - нельзя. Они должны защищать от атак с неба.
   У самой Пущи появились четыре огромные чешуйчатые фигуры с угольчатым наростом по всему телу. Они сразу же повернулись к Семипутию, к иридис. В когтистых лапах формировались чёрные сгустки.
   Вот Тьма!
   Мысль-приказ четырём иридис: "Щит от Пущи!"
   Иридис, до этого уничтожавшие тварей в небе, тут же подчинились. Чёрные сгустки, сорвавшиеся с лап чудовищ, растеклись по мерцающим щитам. Щиты запульсировали красным. Вспыхнули, осветив поляну. И разлетелись на осколки. Жрицы, вскрикнув, в беспамятстве повалились на землю.
   Проклятье!!!
   В лапах тварей вновь начали появляться шарообразные сгустки. Даже на расстоянии было ясно, они несут гибель всему живому. Анела сама отвлечься не могла. Придётся вновь рисковать сёстрами. Отдать приказ не успела. К возвышающимся над полем тварям подоспели греи с отрядами из людей. И тварям стало не до иридис. С этой стороны пока опасности можно не ждать. Вся надежда на них. А сердце сжималось от страха за Аскрела, возглавляющего греев.
   - Ирий, Серий, унесите иридис к целительницам, - попросила Анела, не оборачиваясь.
   - Но...
   - Вы всё равно сейчас помочь ничем не сможете! - отрезала она.
   Больше возражений не последовало.
   Шло время. Небо чуть посветлело на востоке. Щит становилось всё труднее держать. Иридис менялись, немного отдыхали, лишь Анелу поменять никто не был в силах. Именно к ней были привязаны все щиты, именно она сливала их в один огромный кокон над полем. Начинало мутить из-за истощения. Но и ряды птиц хорошо поредели. Осталось примерно два десятка. На поле продолжалось сражение. На чьей стороне преимущество, пока было не ясно. Но, благодарение Богине, Китан не был даже ранен. Она бы ощутила, случись с ним что. А вот как дела у Аскрела, было неизвестно. Но греи продолжали сражаться. Из младших хозяев остался один. Видимо, самый опытный и сильный. Убьют его, и можно будет выдохнуть.
   Размечталась!
   Резь в сердце поставила на колени, с губ сорвался стон. Только усилием воли Анела сдержала защитный полог, хотя перед глазами всё потемнело и поплыло. Над Пущей взвилось чёрное пламя до небес и из него выступило огромное, возвышающееся над самыми высокими деревьями, существо. На чёрном полотне неба белело его лицо-череп с горящими алым глазницами, тело сливалось с чернотой внизу, за спиной над головой хлестали щупальца из смертоносной силы. Хозяин Тьмы шагнул к месту битвы, в воздухе прогрохотало-проревело требование, гнувшее деревья:
   - Выдайте королеву, рабы! И возможно, я оставлю вас в живых!
   Если бы это было правдой, она, не колеблясь, сдалась, но это ничем не поможет, лишь продлит агонию мира.
   Твари, оставшиеся в живых, торжествующе взревели, люди сильнее схватились за оружие. Сдаться - значит умереть! Они должны это понимать.
   Рядом с Анелой иридис не сдержали испуганные безнадёжные вскрики. Но продолжали держать щиты и отстреливать оставшихся птиц.
   Вот только всё это ни к чему не приведёт. Хозяина им не уничтожить, Аскрел ясно сказал. Не уничтожить теми силами, которые остались.
   Она ведь знала, что ей придётся обратиться к последнему шансу. Придётся самой остановить Тьму.
   Но сначала...
   - Сёстры, простите...
   Втянула стихии всех иридис, держащих полог, в себя. От болезненных стонов падающих на колени иридис, кольнуло сердце. "Выживут!" - прикрикнула на себя.
   Часть полученной силы стихией Смерти влила в защитный полог.
   Переливающийся всеми цветами щит окрасился чёрно-серебристыми линиями. Импульс силы и он схлопнулся в обратную сторону, захватывая всех оставшихся птиц. Сжался, превращая их в месиво. И с искрами разорвался. На головы сражающихся на земле полетели кровавые ошмётки, что вряд ли обрадовало солдат. Будь птиц больше, Анеле просто-напросто не хватило бы сил, даже если бы она впитала стихии всех иридис. А не появись Хозяин, не было бы и повода прибегать к этому.
   А теперь ещё кое-что, чтобы помочь защитникам. Чтобы они продержались до того, как она сделает всё возможное. Вновь обратилась к стихии Смерти. По венам побежала горячая лава, кончики пальцев засвербели, прося выпустить силу. Между рук начала переливаться чёрно-серебристая энергия. Мало! И вбухнула всё, что в ней было. Закружилась голова, прикусила до крови губу.
   С облегчением развела руки и с мыслью приказом: "Защитить людей!" толкнула стихию. Сила Смерти чёрно-серебристой волной пролетела по полю, не задевая людей. Все, кто погиб и даже тела тех, кто давным-давно был глубоко под землёй, зашевелились. И начали подниматься. В мёртвых глазницах горело серебристо-чёрное пламя. Мертвецы напали тварей.
   Всё! Она сделала, что могла.
   Анела распахнула крылья.
   - Фейс! Отвлекайте Хозяина! Дайте мне время!
   И взмыла в воздух.
   - Королева! - негодующий возглас Фейс, которой вместе с охотницами возлагалась также обязанность защищать Анелу, долетел уже в спину.
   Раз Тьма не даёт сделать портал в Амбру, то почему бы не использовать свои крылья?
   "Люси, позаботься об Китане и... передай "прости" Аскрелу", - мысленно связалась с иридис. Не дожидаясь ответа, полетела к Пуще.
   У самого края нырнула в темноту деревьев, пока Хозяин Тьмы её не заметил. Да и не до неё ему было. Иридис одновременно атаковали всеми своими самыми сокрушительными ударами. И пусть они для него были как укусы комаров, но и рой этих кровососущих созданий могут испортить жизнь и вполне отвлечь.
   Мысленный вопль-просьба Анелы устремился к Пуще и та откликнулась. Как бы ни была обессилена, как бы ни была больна и обижена, Пуща сухими деревьями прикрывала Анелу от взгляда тварей, шествующих к Семипутию беспрерывным потоком, раздвигала ветви, давая свободно пролететь.
   От Пущи веяло болью, отчаянием, страхом. Страхом, в который примешивался и испуг за королеву иридис. Анеле пришлось успокаивающе прикоснуться к ближайшей ветви и мысленно заверить: "Я справлюсь!" Заверять, что вернётся, не стала. Это был бы чистого вида обман.
   Остался маленький отрезок расстояния: от Пущи до ворот в город. Вот только мост охраняли пять неизвестных до этого летучих тварей. Возле остатков от сгоревших яблонь возвышались... совы... Если только содрать с этих красивых птиц перья вместе с кожей и увеличить рост раз в эдак... двадцать. Огромные клювы полны острых зубов, кончики крыльев странно блестят, будто из металла. Три "совы" с одной стороны обрыва, две - с другой. И раз есть крылья, значит, безопасно перелететь их не получится. Погонятся следом.
   Но тратить время на драку, тем более если мало шансов на победу - не дело! Ей нельзя сейчас погибать. От неё зависят жизни её родных: братьев, сестёр, папы, сыновей и Аскрела. Мысли о родных придавали сил и уверенности.
   Если нельзя драться, придёт всё же попробовать улететь от них. Судя по комплекции можно надеяться, что в воздухе они будут не так быстры и маневренны, как она. Остаётся проверить это.
   Вот только над городом и дворцом кружили чёрным непроницаемым потоком старые знакомые птицы Тьмы.
   Остаётся надеяться, что защита дворца работает. А иначе... а иначе уже не будет.
   Осторожность и медлительность - значит проигрыш. А её поражение сейчас - гибель для всего мира.
   Остаётся рисковать!
   Взмах крыльев. Второй, третий. И ввинтиться в небеса прямо перед клювами "сов". Как она и надеялась, те чуть опешили от такой наглости и чуть задержались. Взлетели, когда она уже чуть от них удалилась.
   А потом началась погоня. Она зигзагами, уходила от них, всё выше и выше поднимаясь, и наискось упрямо приближалась к центральной площади, ко дворцу. Предположение, к её радости, об их плохой маневренности оказалось верным. И "совы" едва успевали за ней.
   Твари над дворцом заметили воздушную погоню и всей стаей устремились навстречу. Позади широкими крыльями разгоняли воздух пять огромных "сов", навстречу мчалась куча летучих тварей. И она одна маленькая между ними.
   Ещё немного, ещё чуть-чуть. И... сложить крылья и камнем ринуться вниз. Наверху твари Тьмы сшиблись. Возмущённый гвалт, яростное шипения, скрежетания. Оборачиваться страшно, да и медлить нельзя. Внизу один из балкончиков дворца. Резко распахнуть крылья, притормаживая и плавно опуститься на него. Взгляд в небо и с облегчением выдохнуть. От отпустившего напряжения подогнулись ноги. Едва устояла. Те, из тварей, кто избежал попадания в свалку, устремились за ней и врезались в прозрачный купол, окружающий дворец. И сейчас с угрожающим стрекотом кружили и изредка кидались на защиту, пытаясь её пробить.
   А на площади со сгоревшими остовами яблонь вместо постамента в честь королевы Агнии пылали огромные Врата, из которых группой по три появлялись и появлялись твари. Они также обходили дворец стороной и шествовали к лежащим на земле воротам. Оставалось только благодарить Богиню, надоумившей далёких предков Анелы обеспечить дворец защитой от Тьмы.
   Дворец радостным звоном люстр, хлопаньем дверей и поскрипыванием половиц, словно огромный пёс вертящий хвостом, встретил хозяйку. Анела ласково провёла по тёплым деревянным перилам и вбежала по лестнице к круглому залу церемоний. Над алтарём в ожидании бил ввысь мерцающий воздушный поток. Сегодня Анела в последний раз видит всё это. Эти яркие картины прошлого, украшавшие стены, алтарь с мерцающим потоком, комнатку-кабинет с книгами, которые она приготовила и так и не смогла почитать. А она ведь мечтала когда-то навсегда поселиться в Старой Амбре, в этом дворце... Не судьба. Мысли о родных она от себя отгоняла всеми силами.
   Кинжал так и лежал в ящике. А куда он мог деться, если дворец никого не впускал? Анела скинула куртку на кресло. Подумав, всё же быстро переоделась в белоснежную мантию и распустила волосы. Кто знает, что нужно для... жертвоприношения.
   От дворца повеяло тревогой. Видимо, он только сейчас понял, для чего хозяйка вернулась. И не одобрял. Но помешать не мог.
   Замерла в дверях кабинета, с ужасом глядя на алтарь. Убить себя... отказаться от самого дорогого дара Богини - жизни. Добровольно. Страшно! Невозможно! Назад пути нет. Глубокий вдох и как заклинание имена самых дорогих и любимых:
   Китан - растерянная улыбка, теплота в карих глазах, вечно взъерошенные волосы. Придётся тебе, братец, несколько лет побыть регентом.
   Шаг...
   Ар - вызывающая усмешка, предвкушающий блеск глаз и решимость ввязаться во все приключения мира. Когда-нибудь станет одним из лучших разведчиков страны.
   Шаг...
   Софика, Алика и Висея - три девочки послушницы, три сестры. Добрые, милые, озорницы. И до боли любимые. Прости, Софика, не сможет она выполнить обещание. Не сможет очнуться.
   Шаг...
   Мишаня и малыш Эдри - черноволосые, похожие друг на друга, как близнецы, сыновья. Самые любимые, самые дорогие. Их без защиты не оставят.
   Шагнуть на алтарь под тёплый ласковый поток. По щекам текли горячие слёзы...
   Аскрел... невозможный, самый любимый, единственный... грей. Прости...
   За вас, мои дорогие
   Закрыть глаза, взмахнуть рукой с кинжалом...
   Прощайте...
   Руку перехватили словно тисками, вырванный кинжал со звоном полетел на пол. Анела распахнула глаза и встретилась с яростным несогласным взглядом Аскрела. Он подхватил её за талию и спустил на пол. Схватив за плечи, затряс, крича прямо в лицо:
   - Дура! Ненормальная! Ты что задумала? Сумасшедшая! У тебя мозги есть, а не только мания величия...
   "А причём тут мания величия?" - мелькнула неуместная мысль где-то на краю сознания.
   Анела с удивлением разглядывала грея. Оборванная одежда, руки, лицо всё в царапинах. Лоб пересекает кровавая рана. И безграничная усталость на любимом лице и отчаяние.
   Вдруг Аскрел прижал её к себе крепко-крепко.
   - Благодарение Луну, я успел, - выдохнул он.
   На миг она позволила себе окунуться в тепло и защиту родных любимых объятий. Лишь на миг. Время ускользает. Там их родные сражаются с Тьмой.
   Решительно отстранилась.
   - Аскрел, я должна. Только я... моя смерть может остановить Тьму. Я могу спасти мир... пожертвовав лишь собой...
   - Да никакой мир не стоит одной твоей жизни! - яростно бросил Аскрел и замолк. Решительно смахнул со лба кровь и вдруг резко протянул руку: - Моя королева, потанцуем?
   Анела посмотрела на обмазанную кровью руку и вздохнула. Он всё равно не даст ей убить себя, а если исполнят пророчество, изгонят Тьму, то она постарается, чтобы выжил именно он. Но насколько она знает, он также сделает всё возможное, чтобы уже выжила именно она.
   - Будь что будет! - улыбнулась она, принимая руку. Игра на чужое выживание началась.
   Жёлтые глаза хитро прищурились, усмешка исказила губы, и Аскрел принял вызов:
   - Будь что будет!
   Притянул к себе, подхватил за талию и поставил на алтарь. Сам запрыгнул, из-за тесноты прижавшись к ней.
   - Маловат конечно помост для танцев, - усмехнулся он, - но нам хватит.
   Подхватил её за талию, подбросил и поймал чуть ниже ягодиц, закружил. Анела, распахнув руки, запрокинула голову. Воздушный искристый поток вокруг них заблестел ярче. Словно только этого ждало, тучи на небе расступились. Корона Солнечного ока блестела вокруг чёрного пятна луны. И мелькали перед глазами всё быстрее и быстрее. Аскрел остановил её кружение и стал медленно опускать, обводя контур её тела крепкими руками. Она встретилась с глазами, как расплавленная лава, Аскрела. И заворожено застыла. Любимые глаза всё ближе и ближе, и вот они на одном уровне. Стихии обхватили пламенем, голова закружилась. Они потянулись друг другу одновременно, губы сомкнулись в жарком поцелуе. Крепкие объятия сомкнулись. Не отпустить. Мир закружился вокруг и они вместе с ним... Всё быстрее и быстрее, и быстрее...
  
  
   В древнем круглом зале церемоний в потоке стихий этого мира, словно единое целое поднималась обнажённая пара. Распущенные золотистые волосы переплелись с белоснежными над головами. Крепкий загорелый парень крепко прижимал к себе хрупкую белокожую девушку. Ноги переплелись между собой, уста сомкнуты в поцелуе. Они словно в танце кружились всё быстрее и быстрее. Уже стали неразличимы, составляя единое создание. Вспышка света озарила зал...
   Пара исчезла...

****

   Китан уклонился от ветвистой лапы, просвистевшей над головой, перехватил двумя руками за рукоять меча и на развороте ударил. Тварь бездыханно упала на землю, срубленная голова подкатилась к ногам принца. Он брезгливо отпихнул её от себя и, смахнув пот с лица, огляделся, пользуясь мгновением передышки. И сжал зубы. Отряды давно все перемешались. Всадники покинули сёдла и присоединились к пехотинцам. Оставшиеся в живых лошади скрылись в стороне города.
   Была одна цель, продать свою жизнь как можно дороже. А ему к тому же приходилось не забывать, что его смерть принесёт гибель сестре. Твари нескончаемым потоком продолжали выходить из Пущи. Защитников Амбрании становилось всё меньше и меньше. И даже мертвецы, от взгляда на которых стыла кровь, мало чем могли помочь. Вот он струхнул при их появлении, пока не дошло, что подняла их Анела. Никогда даже предположить не мог, что будет биться в одном ряду с мертвецами.
   Хозяина Тьмы пока сдерживали иридис, направившиеся все свои силы на него. Но все их стихии, кажется, лишь раззадоривали его. А вот семеро греев ему доставляли хлопот.
   Обеспокоенно нашёл взглядом Люси. Иридис неподалёку закрутила восьмилапое чудовище в воздушный вихрь. Резко развела руками - чудовище разлетелось на половинки...
   Спину пронзили ледяные иголки предчувствия. Китан обернулся, вскидывая меч, и с облегчением опустил его. Перед ним заваливалась с расколотой башкой жаба Тьмы. Над ней стоял мрачный грей.
   - Присматривайте за спиной, принц! - буркнул он и обернулся, мечом блокируя когтистую лапу октпауса. Невидимый рывок и ещё одна тварь готова. Грей исчез среди сражающихся. Но недалеко, как до этого убедился Китан. За время сражения уже не раз и не два словно из ниоткуда появлялись греи и защищали. Видимо, Аскрел, как и обещал Анеле, позаботился о защите её брата.
   С парочкой октапаусов Китан справился легко, когда незаметно приблизилась Люси.
   - Кит, - окликнула она. В голосе его ведьмочки тревога. - С королевой что-то происходит. Словно она - уже не она.
   Он невольно кинул взгляд на Пущу. Тяжёлые тучи, словно чего-то испугавшись, чуть рассеялись над ней. Но Ока не было. Его закрывало чёрное тело, лишь солнечная корона слепила глаза. Солнечное затмение, которое вместе с тяжёлыми тучами задержало утро.
   Огромный радужный столб взвился над Пущей до самого неба, осветив поле и заставив на миг всех замереть: и людей, и тварей - и оглянуться. Только мертвецы продолжали атаковать тварей. Да и греи не отвлекались от Хозяина Тьмы. От столба вдруг что-то отделилось. Птица? Судя по огромным крыльям?
   Вот только при приближении становилось ясно - совсем не птица. Больше существо походило на ящерицу с переливающимися радужными чешуйками, с длинной изящной шеей, на голове сверкающий Радужный венец, крылья отливают серебром. Размером чуть больше коня-тяжеловеса.
   - Оно прекрасно, - вдруг рядом выдохнула Люсилия.
   С этим он согласился, вот только чего ждать от этого существа? Он враг? Справиться будет трудно. Союзник? Но откуда тогда? И почему на голове этого существа анелин Радужный венец?
   Хозяин Тьмы взревел и твари, скинув оцепенение, вновь набросились на людей. С отчаянной жесткостью, не жалея себя. Словно стремясь как можно больше уничтожить. Стало не до существа. В живых бы остаться.
   Меч пронзил сердце очередного октпауса. Китан мельком глянул на небо. Существо, снижаясь, летело прямо на них. Голова вытянулась, из пасти лилось пламя, сжигая по пути и тварей, и мертвецов. Китан и Люси были как раз на его пути.
   - Проклятие!
   Китан бросился к Люси, не видящей опасности, сшиб с ног и укрыл собой. Зажмурился и напрягся в ожидании неминуемой смертельной боли. Совсем рядом завизжала тварь. Спину коснулась приятная прохлада, хотя перед лицом землю вздымало, удаляясь, пламя.
   Ещё не веря, что жив и даже невредим, если не считать ударенных локтей об землю. Китан поднялся и помог встать возмущённой Люси. Но, осмотревшись, его ведьмочка невольно прижалась к нему. Китан, приобняв её, сам ошеломлённо оглядывался. Живых тварей и мертвецов не было. Вокруг лишь обугленная земля. И такие же, как и он, растерянно оглядывающие люди, иридис. А переливающее существо летело на Хозяина Тьмы.
   - Это Анела и... не она, - рядом выдохнула Люси.
   - Где?
   - Это существо, эта ящерица...
   Теневоё щупальце выстрелило в ящерку, она едва увернулось. И выпустило пламя прямо в лицо Хозяина. Пламя не причинило ему ни капли вреда. Он лишь отмахнулся одним из щупальцев, едва не сбив ящерку. Та с шипением взмыла над его головой и завиляла между выстреливающих в небо щупалец.
   У Китана замирало сердце, когда Хозяин едва не доставал ящерку. От беспомощности руки сжимались в кулаки. Сейчас он ничем не мог помочь своей сестре.
   Одно из щупальцев едва не схватило за переливающийся хвост, лишь задело за кончик. Ящерица с обиженным шипением взвилась в небо, потерялась за тучами.
   Ни Хозяин не мог изловить юркую ящерку, ни она как-либо ему навредить. А от стихий иридис и мечей греев совсем не было толка. Так на что оставалось надеяться? Ждать, пока ящерка устанет, и Хозяин её схватит? И правда, что он-то стоит?!
   - В атаку! - скомандовал Китан, что надо было сделать давным-давно, и первый бросился на Хозяина. За ним последовали оставшиеся в живых воины. Вот только был бы толк. Казалось, Китан пытается мечом проткнуть возвышающуюся над ним скалу.
   Хозяин махнул щупальцем и смахнул их, как человек обычно смахивает залезших на него муравьёв.
   Китан отлетел в сторону, прямо к ногам Люсилии, которая, прикусив губу, создавала раз за разом воздушные стрелы и отправляла в Хозяина.
   Ящерка появилась из-за туч. Зависла над головой Хозяина на расстоянии, чтобы он не достал, и засияла. Белый свет брызгами разлетелся во все стороны, по всему полю, заставив зажмуриться. Рядом с Китаном охнула его ведьмочка и замолчала. Он резко обернулся и в ошеломлении застыл. Люси окружало радужное сияния, сквозь который невозможно было разглядеть иридис. Кокон походил на тот, в котором нашли Анелу в Пуще. Китан хотел было его коснуться, но угрожающая искорка заставила отшатнуться. По полю разнеслись изумленные возгласы. Китан огляделся. Всех, до единой, иридис окружал сияющий кокон.
   С небес разнёсся властный рёв ящерки. Коконы, словно ледяные статуи, разлетелись на мелкие искры. В первый момент, Китан решил, что Люси с головой укрывает какая-то ткань с перьевым рисунком. Но вот его ведьмочка выпрямилась и раскрыла самые настоящие крылья. Белоснежные по кромке с голубым отливом. Янтарные глаза были пусты и направлены на Хозяина. Тоже происходило и со всеми остальными иридис. Яркие перья переливались под короной Ока. Иридис все одновременно подняли руки и хором мелодично затянули певучий речитатив-песню. Из рук появились лучи и устремились к ящерке. Она сияла всё ярче и ярче. Так что глазам становилось больно.
   Хозяин, решив, что ящерку ему не достать, двинулся было к иридис:
   - Уничтож-жу! - прорычал-проревел он.
   Но тут ящерка вдруг сложила крылья и ринулась прямо к груди чудовища. Уцепилась когтями прямо над сердцем и испустило пламя, переливающееся всеми цветами радуги. Хозяин завыл, пытался оторвать ящерку от своей груди - безрезультатно. Его руки-щупальца лишь натыкались на кокон, образованный из стихий иридис, продолжавших питать свою королеву. От груди стали расходиться светящиеся линии, распространяться по всему вертящемуся чудовищу. Он завыл, вспыхнул и пеплом опал на землю. Ящерка также исчезла. Погибла?
   Люсилия покачнулась. Китан едва успел подхватить потерявшую сознание любимую. Ему ещё не верилось, что всё закончилось. Сердце сжималось от страха за сестру. Богиня! Её смерть он бы почувствовал?!
   Тучи стали расползаться, словно вместе с Тьмой исчезло что-то, что держало их. Солнечное Око постепенно стало освобождаться от чёрного пятна. Своим ярким сиянием освещая поле битвы. По полю разнеслось сначала неуверенное:
   - Ура? - а затем радостный и торжествующий вопль пронзил воздух: - Ура!!! Победа!!!
   Начался новый день, новая жизнь.
   Люсилия зашевелилась на его руках, открыла янтарные глаза и с испугом посмотрела на него:
   - Анела... она... я её не чувствую!
   Сердце пропустило удар, другой.
   - Где она была?
   - В Старой Амбре...
   - Я иду туда!
   Он должен сам узнать, что с сестрой.
   - Я с тобой!
   За ними потянулись и все остальные иридис, солдаты, греи...

****

   Первой появилась боль. Болело всё: ноги, руки, голова. Двигаться не хотелось, лишь бы вечно так и прижиматься к тёплой груди, и чтобы продолжали обнимать крепкие руки. Грудь? Руки?
   Анела распахнула глаза. И тут же зажмурилась от переливающегося Радужного мира вокруг. Прежнего радужного мира, без присутствия Тьмы. Стихии быстрее бежали по венам, даря силу, даря покой, избавляя от боли. Вдали в ожидании мерцали Врата в мир Богини. Последний путь. Отсюда она без помощи, уйти не могла. А сейчас помочь никто не в силах. Даже Китану не по силам её вернуть.
   А рядом серел каменный Лунарий - мир греев со своими лунными серебристыми Вратами.
   Врата ждали кого-то из них.
   - Мы справились. Тьма изгнана из этого мира, - раздался тихий голос Аскрела над головой. - Навсегда!
   Он сидел, вытянув ноги. Она у него на коленях. Слушая стук сердца родного человека.
   - Мы и впрямь были тем... зверем? - также тихо спросила она, не до конца веря в воспоминания.
   - Да... Как единое целое. Одно сознание, одно тело...
   - Одна душа на двоих...
   И замолчала. Он также не нарушал тишину. Так бы и сидела вечность. В кольце крепких любимых рук, слушая, как бьётся бесконечно дорогое сердце. Вместе. Как же хочется верить, что до конца своей жизни. Но слова Агнии невозможно забыть, невозможно не думать о них. Хочется отчаянно надеяться, что древняя королева ошиблась, что в реальный мир они смогут вернуться вместе. Навсегда! И до ужаса страшно сделать попытку возвращения.
   - Мы должны...
   - Попробуем?
   Договаривать, объяснять ничего не нужно. Понимали друг друга с полуслова.
   Аскрел чуть расслабил объятия, отпуская её. Усилием воли заставила себя встать. Взмахнула крыльями, разминая их. И невольно мысленно улыбнулась. Теперь никто не сможет перепутать иридис с людьми. Кроме неё, королевы иридис, никто из иридис убрать крылья не смогут. Интересно, они останутся довольны её подарком?
   - Пока не привыкнут, ещё долго будут поминать тебя ласковым словцом, - усмехнулся Аскрел, вставая рядом с ней.
   Взялись за руки и одновременно повернулись к воронке перехода в зал ритуалов. На той стороне у алтаря лежали их тела. Но даже там Аскрел крепко прижимал Анелу к себе.
   Попытались вместе шагнуть в воронку, но наткнулись на прозрачную стену. Со второй попытки также не удалось её перешагнуть. Аскрел на миг отпустил руку Анелы и вытянул свою. Плёнка легко пропустила его руку. Но почему так? Если только... В Радужный мир пришло одно существо, один зверь, значит и выйти должно одно.
   - Проклятие! - выругался Аскрел и повернулся к ней. За его спиной клубился портал, на лице непреклонность и решимость. - Анела...
   - Аскрел...
   Одновременно начали они и замолчали. Что сказать, как заставить любимого человека уйти, оставить тебя одного, на смерть. Ведь сам-то уйти не в силах... Больше никогда не увидеть дорогих глаз, не услышать любимого голоса. Остаться одной... одному... без своей половинки сердца, души. Невозможно! Нереально! Больно!
   - Анела, ты должна уйти! - решительно произнёс Аскрел.- Ты нужна там! Там твой дом, твоя семья. Люди, которым ты дорога. Которым будет плохо без тебя. Подумай о сыновьях! О сёстрах! Братьях! И не смотри с таким пониманием! Я всё равно не уйду, что бы ты ни сказала! Меня-то в том мире ничего не держит. Единственная из-за кого я мог бы уйти - это ты! Но ты-то остаёшься здесь...
   Анела не перебивала. И даже не слушала. Как и не препятствовала его эмпатическому давлению на её чувства: на долг перед страной, на любовь к семье.
   Она не сводила глаз с любимого, бесконечно дорогого лица. Стараясь запомнить каждую чёрточку, каждую морщинку, изгиб губ, которые часто кривились в усмешке, яркость жёлтых глаз.
   - Аскрел... ты прав... - тихо перебила она, пряча глаза. - Прошу, поцелуй меня! На прощание...
   И сделала шаг к нему. Заметила, как на миг мелькнула удивлённая настороженность в жёлтых глазах, но облегчение Аскрела было сильнее. Решил, что смог её убедить, что смог воздействовать своей силой на её чувствах. Что она поняла, это единственное правильное решение. Для всех! А отстранилась от своих чувств, спрятала свои мысли - боится не сдержаться, впасть в отчаяние, передумать...
   Аскрел прижал её к себе крепко, крепко.
   - Прости, моя малышка! Но так будет лучше. Ты сильная, ты справишься...
   Она приложила палец к его губам. От него она этих слов не желала слышать. Только не от него.
   - Поцелуй... - напомнила она.
   Мелькнула грустная усмешка на лице Аскрела. Он нежно провёл по её щеке, вглядываясь в лицо. Стараясь запомнить, как и она до этого.
   И коснулся поцелуем её губ. К сожалению, полностью она отдаться поцелую не могла, а вот затуманить голову Аскрелу вполне. А сама концентрировала стихии в кончиках пальцев, лежащих на груди любимого.
   - Прости, - шепнула прямо ему в губы.
   Он насторожился - поздно!
   Анела резко отскочила. Радужный мир - это её мир! И сила её безгранична. Повинуясь её воле, четыре радужные ленты мгновенно взвились из воздуха, схватили за ноги и руки отшатнувшегося, было, Аскрела и бросили в портал. В понимании вспыхнули жёлтые глаза. Аскрел дёрнулся обратно. Ещё бы чуть - и вырвался. Но вихрь портала схватил его и потянул на другую сторону.
   - Анела!!! Я верну...
   Портал схлопнулся, отчаянный, полный боли крик оборвался.
   Анела где стояла там и упала на колени, уткнулась лицом в ладони. По щекам потекли горячие слёзы. Она всё-таки сделала выбор. Но лишь Богиня знает, как хочется жить! Как хочется быть с Аскрелом, в окружении родных, семьи. Любить, быть любимой, растить детей...
   Но, Богиня!, она не жалеет. Пусть Аскрел и прав - вернуться в реальность было бы правильно. На неё слишком многие надеются, верят. Вот только когда влюблённая женщина думает о правильности решения, если дело касается её избранника?
   - Хватит! - зло прикрикнула Анела на себя, поднимаясь. Сердито смахнула слёзы. Ничего уже не изменить, если бы даже хотела. Амбрания обойдётся без неё, как и родные. Она позаботилась об этом. А Аскрел... со временем и он смирится с её смертью. Он сильный! А она слабая, что бы кто ни говорил. И снова пережить смерть возлюбленного не хочет... не сможет. Остаться в живых всегда труднее, чем уйти.
   Анела решительно шагнула к мерцающим, манящим Вратам, из которых обратного пути уже не будет.

*****

   Китан с Люси ворвались в зал ритуалов и замерли, словно наткнувшись на стену. Прислонившись к алтарю, сидел Аскрел и прижимал к себе Анелу. При их появлении поднял голову. Китан вздрогнул от вида ледяной пустоты и безжизненности в глазах грея.
   - Королева... - простонала рядом Люси, - зачем?
   На плечи словно накинули каменный мешок понимания. Её больше нет. Сестры, королевы, подруги...
  -- Глава 19. Спасение
   От дворца веяло тоскою, одиночеством и отчаянной надеждой. Аскрел провёл рукой по перилам, поддерживая здание, оставшееся без хозяйки. Он слишком хорошо понимал его. Два потерянных существа. Вот только у Аскрела уже надежды не оставалось. Он не знает, как вернуть свою маленькую королеву, как заставить очнуться!
   Анела не умирала, но и не приходила в себя. Третий тягучий день безнадёжности. Вся библиотека иридис оказалась бесполезна. Старые иридис также ничем не могли помочь. В том числе и бывшие дикие ведьмы, которые посвятили себя всевозможным исследованиям. А каждый раз видеть, как истончается любимая, больно. Невыносимо больно. От беспомощности холодеет всё внутри, опускаются руки. Впереди одна темнота. Мир без маленькой королевы уже не будет полон. И не только для него одного.
   Аскрел толкнул дверь и остановился на пороге. Библиотека тонула в сумерках. Ряды книжных шкафов нависали, как войско гигантов. И лишь светлело единственное место у окна, задёрнутого тяжёлыми шторами. Китан, сидя в кресле за столом, под светом мерцающей свечи хмуро читал какое-то письмо. Рядом Люси листала толстую книгу. Именно они втроём перерыли всю библиотеку. И в эти дни почти не спали. Если в ближайшее время не отдохнут хоть немного, то свалятся на месте. Все трое.
   - Гад! - зло выругался Китан, в ярости откидывая бумагу на край стола, заложенного кипами книг. За эти дни он осунулся, под глазами залегли синяки, волосы привычно взлохмачены.
   Люси приобняла жениха за плечи, крылья взметнулись, сбивая какой-то фолиант с полки у неё за спиной. Тот с грохотом свалился на пол. Иридис покосилась на книгу, себе под нос пробурчала что-то насчёт "проклятых крыльев". И шёпотом на ухо Китану:
   - Что случилось?
   - Этот проклятый канцлер! Он требует моего срочного возвращения в столицу! Князь Зимирий, ссылаясь на то, что он дед наследника по отцу, выдвигает себя на роль регента. Мол, нужно как можно быстрее официально объявить о победе и назначить день коронации малыша Эдри. А названный королевой воспитатель отсутствует в такое важное время!.. Отец вмешаться не может. Он покинул столицу и едет сюда... Как князь может?! Как они могут?! Уже делят власть. Хотя Анела ещё жива. Пусть беспамятства, но жива ведь!
   - Пока жива... Успокойся! Ты не виноват, что твои способности защитника не помогли, что не смог заставить её вернуться. А в этих книгах - обвела рукой стопки книг, - ни одного намёка, что нам предпринять. Ты сделал... мы сделали всё возможное. Но с каждым днём она теряет силы и...
   - Не говори... - оборвал он и, тяжело вздохнув, запустил себе в волосы руку, приводя их в ещё больший беспорядок. - Я понимаю... Но что-то же мы должны сделать!.. Проклятие! - кулаком врезал по столу и поник: - Ненавижу эту беспомощность. Невозможность помочь родному человеку. А эти царедворцы только и думают, как заполучить как можно больше власти...
   - Принц, чему вы удивляетесь? - холодно произнёс Аскрел, входя в библиотеку. - Сейчас в столице царит безвластии. Самое время, чтобы оттяпать что-нибудь посущественнее. Канцлер и Зимирий не исключение.
   Аскрел машинально поднял с пола фолиант, который смахнула иридис, и положил на стол. Взгляд скользнул по названию "Слово королевы"
   Китан повернулся к нему и нахмурился:
   - Плохо выглядишь!
   Аскрел прекрасно знал, как выглядит. Четвёртый день без отдыха, пролистано море книг, исследованы дневники королев иридис. И ни одного намёка...
   - На себя посмотри!
   "Слово королевы". Чем привлекло его это название? Что за мимолётную мысль, идею вызвало...
   Если только...
   - Дурак! - с яростью выдохнул он, сжимая кулаки. Едва сдержался, чтобы не проверить крепость стены своим кулаком. А лучше крепость своей бестолковой головы.
   - Я? - удивился Китан.
   Аскрел с недоумением глянул на принца, причём здесь он? Это он сам дурак, причём полный беспамятный идиот! Кретин!
   - Я знаю, как помочь Анеле! - властно бросил он, поворачиваясь к выходу. - Не беспокойте меня до утра! Можете помешать!
   Столько времени зря потеряно!
  
   И не заметил, какими удивлёнными взглядами проводили принц и его невеста. Как и не заметил огоньки надежды, вспыхнувшие в их усталых глазах.
  
   Аскрел шагал к комнате любимой, костеря себя на все лады. Как только он мог забыть об одной из встреч с малышкой?
  
   Девушка, почти ещё девочка, старается сдерживаться. Но фиалковые глаза в гневе горят, а в душе клокочет ярость, ненависть и... желание, вызванное им.
   - Что ты хочешь?
   Он медленно возвращается на камень - центр его Серого мира. И насмешливо оглядывает иридис.
   - А вот это правильный вопрос, малышка. Предлагаю соглашение. Я отпускаю жрицу, а ты... Ты выполнишь мою просьбу.
   - Какую?
   - Ты придёшь сюда добровольно. На столько, на сколько я захочу и когда захочу. Приглашение ты не пропустишь.
   Как же она не хочет соглашаться. Но выбора-то у неё нет. Эта молоденькая жрица не сможет не помочь одной из своих сестёр.
   - А если я не приду?
   - Придёшь!
   Куда она денется? Слово королевы иридис не просто слова.
   - Я согласна!
   - Правильное решение, малышка...
  
   Любое обещание, любая клятва связывает двух человек невидимой нитью. До тех пор, пока не будут выполнены. Это касается и простых людей, а если уж замешаны стихии и силы, то связь становится крепче любого каната. Ему так и не представилось случая воспользоваться обещанием Анелы. Можно лишь возблагодарить Луна за это!
   Аскрел присел на край старинной тяжёлой кровати с блестящим под серебряным светом Луны прозрачным балдахином. Со сжимающей грудь болью оглядел свою маленькую королеву. Россыпь золотисто-рыжих волос обрамляли бледно-синее лицо, сливающее цветом с подушкой. Тонкие, такие прозрачные, что видны вены, руки лежали поверх одеяла. И лишь редкое дыхание через долгие промежутки времени не давали потерять надежду. Раз дышит - значит жива. Ещё не переступила черту.
   Каждый раз, как он возвращался в комнату, он боялся, что найдёт лишь хладный труп. Что всё потеряно. Иридис давно уже смирились с потерей королевы, так как перестали чувствовать связь с ней, словно её никогда и не было. Но он не мог себе этого позволить! Он не привык сдаваться, если даже надежды на успех не было.
   Аскрел вскользь коснулся холодной щеки любимой.
   - Малышка... малышка... как же я попался на твою уловку?
   До сих пор не мог этого себе простить. Если бы не отвлёкся на поцелуй, на прощание, то был бы наготове, и Анеле не удалось бы отправить его в портал. Вот только он был уверен: ради своей обожаемой семьи она вернётся в реальный мир. Никак не мог предвидеть, что любовь к нему окажется сильнее желания увидеть и обнять родных. Никогда он не был ни для кого так важен, чтобы кто-то жертвовал ради него жизнью. Кроме этой маленькой королевы.
   А он ведь ни разу ей не сказал... не признался...
   Хватит! Есть ещё шанс её вернуть. Главное не опоздать!
   Аскрел встал, решительно задёрнул тяжёлые шторы. С подоконника слетел листок, который он успел подхватить у самого пола. Взглянул на него и невесело улыбнулся. Один из рисунков Анелы. Его портрет.
   Серый плащ колышет ветер, в одной руке небрежно зажата чёрная с серебристыми потёками маска, а во второй сверкает радужный венец, который он с удовольствием рассматривает. Глаза по-кошачьи прищурены, а на губах, неожиданно, печальная улыбка сожаления. Рисунок, который он поспешил убрать, чтобы Анела его не увидела. Тогда рано ей ещё было знать, кто он на самом деле. Но именно тогда он и понял, что прежние планы его не устраивают. Что все его действия за несколько лет были напрасны. Не сможет он причинить боль этой маленькой королеве, да и позволить сделать это другим не позволит.
   Но... Не справился! Не защитил!
   Ладонь сжалась в кулак, сминая рисунок. Аскрел усилием воли разжал руку, расправил рисунок и бросил на подоконник.
   Он вытащит Анелу! Ещё есть возможность!
   Сел на кресло, закрыл глаза, сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Вытащил кинжал и полоснул по ладони. Выступила кровь.
   Первая капля медленно полетела на пол... Лун, услышь своего сына...
   Вторая капля... Открой дверь, проводи в свой мир...
   Третья капля... Дай сил вернуться...
   Плата - моя кровь!
   Миг головокружения и мягкость кресла превратилась в камень.
   Аскрел довольно кивнул. Он у себя, в Лунарии. Удивлённо огляделся. После сражения он ни разу здесь не был. А избавление от проклятия изменило и этот мир. Вместо каменной серости, окружение купалось в серебристом сиянии. И мир теперь никто бы не назвал Серым. Он стал таким, каким должен быть: серебряным, лунным - Лунарием.
   Аскрел, обхватив колено, мысленно отправил зов вдаль и громко произнёс:
   - Я, Кресалий, владыка греев, требую исполнения обещания, данного королевой иридис. Призываю её явиться передо мной в сей же миг!
   Осталось ждать и надеяться, что пока он переходил в Лунарий, Анела не шагнула за Врата... Что она услышит, что согласится пойти за зовом. Что у неё хватит сил и... времени.
   Лун побери! Как же его бесит, когда ничего от него не зависит.

*****

   Анела, укрывшись крыльями, сидела перед Вратами и любовалась их притягивающим солнечным сиянием. Сколько времени прошло... день, два, семидневнье, год... она не сказала бы даже под страхом смерти... Смешно! Вот от этой-то и смерти... от безвозвратного перехода за грань... её отделял лишь шаг. Шаг, который сделать она так и не решалась. Она надеялась и ждала. Вопреки всему! Вопреки пророчеству, по которому она должна погибнуть, вопреки предвидению Софики, где никак не могла очнуться.
   Надеялась, ждала и... верила. В Аскрела, Китана, в родных и близких. В семью. В её силу и слабость. Мысли о том, что её ждут в реальном мире, что беспокоятся, что делают всё возможное для её спасения, не давали поддаться влечению Врат и сделать этот последний шаг. Это означало бы, что она просто-напросто сдалась, подвела любимых. Вот только с каждым мгновением связь с телом ослабевала, держащие с жизнью нити рвались одна за другой, а вместе с ними таяла и надежда.
   - Анела...
   Она распахнула крылья и прислушалась. Показалось? Но вот вновь донёсся тихий мысленный зов:
   - Анела... взываю к твоему слову...приди.
   Кто? Куда? Какое слово?
   И решимость. Иду! Хоть куда, хоть к кому, главное подальше от этих Врат.
   Анела медленно поднялась и рассеянно огляделась. В какую сторону? Как? Зов вибрировал у сердца, тянул за собой, требовал сказать лишь одно слово, согласие.
   Анела прикрыла глаза, распахнула во всю радужную ширь крылья и... вместо крика, рвущего из груди, шепнула:
   - Я иду...
   Голова закружилась так, что Анела едва устояла на ногах. Немного замутило. Но через миг всё прошло. Анела открыла глаза.
   Вокруг был каменный мир. Вот только знакомый до боли серый лабиринт, испускал серебристое сияние. И не было больше тяжести, прижимающей к земле. Дышалось свободно и легко... радостно! Это мир Аскрела. Где-то там, в центре должен быть камень-трон, и... он, её единственный грей.
   Анела, не сомневаясь ни мига, распахнула крылья и полетела за тянувшим за собой зовом-требованием.
   Показалась круглая арена, в центре которой возвышался огромный камень. На нём, склонив голову, сидел Аскрел. Распущенные белоснежные волосы укрывали лицо. Руки обхватили подогнутое колено. Он устал, это чувствовалась даже на расстоянии. В мыслях отчаяние и неожиданное смирение. Аскрел и смирение перед чем-либо? Немыслимо!
   Анела тихо опустилась за его спиной, боясь прикоснуться к любимому. Боясь, что это просто сон. Что Аскрел растворится в воздухе, исчезнет.
   Вдруг его плечи напряглись, затем раздался вздох и он расслабился.
   - Я думал, ты уже не придёшь... - тихо, не оборачиваясь, произнёс он. - Что я потерял тебя навсегда...
   Анела коснулась плеча любимого.
   - Не прийти на твой зов я не могла, - также негромко ответила.
   Аскрел обернулся. Перехватило дыхание от вида осунувшегося лица, черных кругов под глазами, изнурённости.
   - Ты больше меня похож на того, кто готов был шагнуть за Врата... - виновато улыбнулась Анела.
   Лёгкая усмешка мелькнула на его губах. Он провёл рукой по лицу, словно пытаясь убрать усталость.
   Схватил ладонь Анелы, приложил к щеке и требовательно посмотрел прямо в глаза:
   - Анела, малышка моя любимая, поклянись, что никогда больше... - и замолчал, криво усмехнулся. - И кого это я собираюсь просить не рисковать собой? Жрицу до мозга костей? Дурак, да? Придётся мне просто-напросто позаботиться, чтобы у тебя больше не было повода для риска.
   Анела пожала плечами, улыбнувшись...
   Тренькнула одна из двух оставшихся нитей, связывающих с телом... последняя опасно натянулась
   - Аскрел? - испуганно вскрикнула Анела. Умирать она не хотела. Особенно сейчас, когда есть возможность избежать казалось неминуемой смерти.
   Аскрел невидимо быстро вскочил и до боли сжал её запястья.
   - Уходим!
   Перед глазами потемнело...
  
   Анела открыла глаза и встретилась с взглядом Аскрела. Он, упершись на локоть, лежал рядом. И с такой тревогой и ожиданием смотрел, что Анела успокаивающе улыбнулась. Она жива, она очнулась. И теперь обязательно будет всё хорошо... у них...
   Аскрел с облегчением упал навзничь на кровать и, обхватив Анелу, прижал к себе крепко-крепко. Очень серьёзно, непреклонно произнёс:
   - Ты моя любовь, моя жизнь. Если ты уйдёшь за Врата, то и мне не будет места в этом мире. Когда вновь пожелаешь пожертвовать своей жизнью, вспомни об этом!
   Ответа Аскрел не ждал. Жёлтые глаза закрылись. Он уснул. Анела нежно убрала прядь волос с любимого бледного лица.
   Бедный. Устал и от тревоги, и от поиска её спасения. От неё одно беспокойство. И не ясно даже, чем она его привлекла, почему полюбил. Но его слова она запомнит и учтёт. И в следующий раз, когда придётся рисковать, сто раз подумает. Но родные всегда будут у неё на первом месте, в том числе и он. А амбранийцы: и люди, и иридис - не перестанут преподносить неожиданности. Да и соседние страны, успокоившись, вспомнят о своих притязаниях...
   Это всё не важно. Они вместе. Навсегда! Две половинки одной души. И значит, справятся с чем угодно и с кем угодно. Вместе!
  -- Эпилог
   Через три семидневья
   Старая Амбра радовалась. Впервые за многие десятилетия её улицы наводнили люди и иридис, а во дворце поселилась королевская семья. Пусть некоторые здания в руинах, но не без её помощи, они постепенно восстанавливаются. И стихия Жизни создательницы пронизывает каждый камень, каждое дерево, каждую каплю воды. И яблони на площади вновь зеленеют, вновь тянутся к яркому тёплому Оку и скоро, очень скоро аромат бело-розовых цветов растревожит воздух.
   А за мостом приходит в себя Пуща, которую уже и мёртвой не назовёшь. Деревья покрываются нежной листвой, зверьё, почувствовав безопасность, возвращается. Пуща оживает и готова вновь защищать город от людей, иридис, от всех, кто замыслит что-либо дурное против их повелительницы и её семьи.
   Жизнь вернулась к ним. Вернулась вместе со смехом людей, с их любовью, сомнениями, завистью. С их стремлением к прекрасному и с их умением выживать во что бы то ни стало. Вернулась вместе с их повелительницей.
   И больше их никогда не будет ждать запустение и одиночество. Повелительница обещала!
   - Да, я обещала, - шепнула Анела, открывая глаза.
   Сразу же её окружило теплом любви, обожания, поклонения и благодарности.
   Анела с улыбкой призналась. Её решение сделать Старую Амбру своей второй резиденцией было правильным. Город и Пуща это заслужили.
   И пока под её присмотром идёт восстановление Старой Амбры, лучшего места для жилья не найти. А если нужна будет в столице - портал всегда под рукой. Здесь никаких усилий для его создания не требовалось. Анела с помощью учёных иридис из института даже создала стационарный портал из дворца Старой Амбры в столичный. А чтобы им не воспользовался кто-нибудь посторонний, Аскрел изготовил пропускающиеся колечки.
   Интересно, как у него дела в столице? Удалось ли выяснить главных организаторов покушения на неё в тот день, когда после битвы с Тьмой впервые вернулась в Амбру? Именно после этого покушения Аскрел настоял, чтобы Анела отбыла в Старую Амбру, где ей ничего не угрожало. А он вместе с её родными со всем разберётся. Она спорить не стала, решив вынужденный отдых сопоставить с восстановлением города. После нескольких дней беспамятства ей и впрямь нужно было набраться сил.
   Анела ещё раз с балкона обвела ласковым взглядом Амбру, купающуюся под ласковыми лучами Ока, приближающегося к опушкам деревьев. Вдохнула свежий с ароматом весенней зелени воздух. Лёгкий ветерок теребил подол платья и волосы. Откуда-то едва доносилась мелодия под тихий шелест набегающих на берег волн, стук молотка, отголосков разговоров. С наслаждением и веселой бесшабашностью в небе танцевала пятёрка молодых иридис. Разноцветные крылья быстро мелькали в чистой синеве, задорный смех звенел в воздухе. Молодёжь иридис с удовольствием приняла появившиеся крылья и не оставляли ни единого свободного мгновения, чтобы не устремиться ввысь. Как же она их понимала.
   Нестерпимо хотелось взмахнуть крыльями и присоединиться к беспечным крылатым леди, как с гордостью люди стали называть иридис, часто собственнически добавляя "наши". Но дела... дела... Она королева, правительница. И не ей проявлять столь явное легкомыслие. Это сегодня все запланированные дела удалось закончить рано и появилось время отдохнуть и полюбоваться любимым городом. Обычно за столом засиживалась до позднего вечера.
   Сознания коснулся тёплый зов. Дворец сообщал о приближении кого-то из родных своей повелительницы. И спрашивал, можно ли нарушить её одиночество и отдых, и пропустить их. Анела прислушалась к себе. Сердце обволокла свободная лёгкая стихия, душу окутало уверенностью и защитой.
   - Проводи! - довольно разрешила Анела, с улыбкой оборачиваясь к витражным дверям.
   Те открылись и на балкон вступили Китан и Люсилия: главнокомандующий Амбрании и главная помощница королевы.
   Братец собственнически приобнимал за плечи иридис. На лице радость и гордость, в глубине карих глаз капелька тревоги. А Люси неожиданно вдруг смущённо улыбается. И будто светится какой-то ласковой и нежной силой.
   Анела вопросительно приподняла брови. Брат с невестой должны были находиться в столице и вроде как не собирались в Старую Амбру. Хотя колечки Аскрела были и у них.
   Китан крепче прижал Люси к себе и, не теряя времени на приветствия, сразу решительно произнёс:
   - Анела, мы собираемся как можно быстрее получить Благословение Богини. Сейчас, конечно, громкий и масштабный праздник ни к чему... боль от потерь в сражении ещё не утихла... Поэтому мы хотим церемонию провести лишь в кругу близких. Тихо и незаметно.
   Брат говорил, а Анела смотрела на Люси. В той словно поселились две стихии: ласковая голубая кошка нежно обнимала маленький ветреный комочек. И впрямь, полгода, нужных для страны, чтобы оплакать погибших, они ждать не могут.
   - Я понимаю! - прервала Анела с улыбкой. У неё будет племянница. Семья растёт. - Поздравляю вас! Церемонию проведём через семидневье. Я завтра поговорю с Владыкой Солнечников.
   - Спасибо, сестрёнка! - расцвёл в улыбке Китан. - Я понимаю, ты планировала, что наша свадьба будет через полгода. Пройдёт торжественно и красочно. На всю страну. Чтобы амбранийцы поняли, что время оплакивания прошло, что жизнь продолжается. Извини, придётся тебе, найти другой повод для праздника...
   - Королева, а когда вы с греем собираетесь получить Благословение Богини? - вмешалась Люси. - Он сделал предложение?
   - По имперским законам мы давно муж и жена! - бросила Анела решительно.
   - А всё же королевская свадьба была бы лучшим поводом для свадьбы, - поддержал невесту Китан.
   - Я придумаю что-нибудь! - отмахнулась Анела.
   Попрощавшись, брат с невестой удалились. Вернулись в столицу, готовиться к свадьбе.
   Анела вновь осталась одна. Брату с невестой удалось разбередить её чувства. Аскрел возвращался из столицы лишь поздними вечерами. Каждая ночь была полна тепла, ласки и любви. Анела ощущала его нежность, заботу и любовь. Их единение. Они уже семья, одно целое. И лишние церемонии им ни к чему. Вот только почему так кольнуло сердце? Ей хочется, как и любой женщине, услышать предложение? Почувствовать, какого это, когда мужчина перед всеми называет тебя своей, клянётся любить и оберегать? Глупости это! Она и так всё прекрасно видит и знает.
   - Прекрати сопротивляться! - донёсся из комнаты сердитый голос Висеи. - Сначала поговори с Анелой, а потом уже обижайся на неё!
   В ответ прозвучало невнятное бурчание.
   - Сам такой! Гер-рой! - с истинно Люсилиным ехидством протянула девочка.
   Дверь с силой распахнулась и ворвалась Висея с сердито нахмуренными бровями. Пара браслетов, словно поддерживая девочку, грозно позвякивала. Висея за руку тянула вяло сопротивляющегося Мишаню. Он не поднимал от пола глаз. Ни когда ребята вошли, ни когда остановились напротив удивлённой Анелы. Ни даже когда девочка дёрнула его вновь за руку и известила:
   - Вот! Я привела этого дурака! И сейчас он всё сам скажет, - и выразительно сложила на груди руки, сверля мальчика недовольным взглядом.
   Мишаня лишь сердито передёрнул плечами.
   Анела покачала головой и показала взглядом девочке на край балкона. Когда Висея отошла, тихо спросила:
   - Мишаня, что случилось?
   - Ничего, - сердито буркнул он.
   А дело серьёзнее, чем Анела думала. Мишаня совсем не походил на себя. Обычно добрый и общительный мальчик сейчас был мрачен как никогда. И чем она ему так не угодила? С ребятами она в эти дни мало виделась. Они до самого позднего вечера изучали город и Пущу. Даже без присмотра. Явного. Город по просьбе Анелы охранял ребят. Да и Лания украдкой посматривала за малышом. Анела видела ребят только перед сном, и тогда Мишаня обычно уже спал.
   Может, ему не хватает внимания? Но судя по рассказам, ребята не скучали.
   - Сынок, ты ведь сам говорил, если хочешь что-то узнать, спроси. Так я слушаю. Чем я тебя обидела? - тихо спросила Анела
   Мишаня посмотрел на неё покрасневшими глазами. Чёрные бровки были нахмурены, подбородок решительно выставлен:
   - Ты забыла о моём отце! - обвиняющее крикнул он, сжимая кулачки.
   Анела сделала глубокий вдох, от кольнувшей сердце вины. Почему она не подумала, как отнесётся её приёмный сын к появлению в её жизни Аскрела? Что решит, будто она предала Злата? Почему не нашла времени и не поговорила с Мишаней? Не объяснила?
   - Висея! - окликнула Анела притихнувшую у парапета балкона девочку. Кивком показала на дверь в комнату. - Над камином на полочке стоит шкатулка. Принеси.
   Девочка быстро убежала, а Анела присела перед Мишаней. И тихо, проникновенно заговорила:
   - Я любила Злата, твоего папу. Только Богиня знает, как сильно любила. Жила и дышала им. Когда он умер, я едва выжила. И только когда встретила Аскрела, я словно проснулась. Примирилась с тем, что Злата больше нет, и позволила себе вновь полюбить. Но память о твоём папе всегда будет жить в моём сердце. Всегда-всегда! Как и в твоём, его сыне...моём сыне. Да и Эдри мы с тобой вместе в будущем всё-всё расскажем о его папе, о великом герое Злате маркизе Зимирия. Правда?
   Мишаня молчал, внимательно вглядываясь в её лицо. Появилась робкая улыбка и, к огромному облегчению Анелы, он согласно кивнул.
   Тихо подошла Висея со шкатулкой, разукрашенной драгоценными каменьями. Анела вытащила из неё печатку Зимириев и на раскрытой ладони протянула мальчику:
   - Вот возьми. Оно по праву принадлежит тебе. Малая печатка Зимириев. Когда-то его носила твоя бабушка. Потом мама. Когда твой папа делал предложение мне, он подарил это кольцо. А теперь твоя очередь. Когда вырастишь и встретишь девушку, которую полюбишь и решишь назвать своею женой, передашь кольцо ей.
   Мишаня осторожно взял кольцо и растерянно завертел в руках. А потом вдруг заулыбался и бросился к Анеле на шею.
   - Мама, я люблю тебя. Прости. Я хочу, чтобы ты была счастливая. Пусть даже с...дядей Аскрелом, - шепнул ей на ухо.
   И отступил.
   - Только посмей кольцо подарить не мне! - решительно воскликнула Висея, даже притопнула ножкой. - Только я буду твоей женой.
   - Висея! - отдёрнула девочку Анела, мысленно улыбнувшись. Огненная малышка уже сейчас ясно представляет, чего хочет. А что будет, когда вырастит? - Вам ещё рано говорить об этом! Мишаня, обещай, что пока тебе не наступит восемнадцать, ни о каких невестах я не услышу! А ты Висея, пока у тебя не появятся крылья, даже не думай о женихах. Маленькие ещё об этом говорить!
   Вот сюрприз был, когда оказалось, что крылья получили все иридис старше шестнадцати, даже те, которых не было на поле сражения. А ещё удивительнее стало, когда одной из иридис через пару дней исполнилось шестнадцать, и её окружил непроницаемый кокон. А утра она проснулась уже с крыльями и усилившейся стихией. Едва удалось тогда усмирить ураган, чуть не снёсший деревеньку девушки. По словам иридис из Института, крылья больше не исчезнут. Анела вместе с Аскрелом вернули способность иридис летать, потерянную многие века назад.
   Мишаня серьёзно кивнул, сжимая в кулаке кольцо. А Висея недовольно поджала губу, но вслух возмущаться не стала, хотя и продолжала пыхтеть, как рассерженный ежик.
   В дверь осторожно заглянула Алика. Видимо, до этого боявшаяся помешать. Удостоверилась, что всё спокойно, и с улыбкой вошла, ведя за руку Эдри. С чёрных кудряшек малыша капала вода. Эдри при виде Анелы отпустил девочку и, радостно улыбаясь, зашагал к ней:
   -Мама-няня! На ручки!
   Анела подхватила на руки сына и крепко прижала к себе. Её родной сыночек.
   Мамой её он стал называть вот недавно. Пусть и добавляя "няня". Лания продолжала присматривать за ним, заодно и за остальными ребятами. Пусть с Анелой у них так и остались натянутые отношения, но жрица, Анела была в этом уверена, никогда не обидит детей. Рядом с ней они в безопасности.
   - Мы купались! - гордо известил малыш. - В озере!
   - Вижу... - улыбнулась Анела. - Понравилось?
   - Да... да...да...
   Анела с нежностью обвела взглядом своих сыновей и девочек, над которыми, наконец, получила опеку. Папа поговорил с Васелией и князем Зимирия. И взамен того, что он даст жене свободу от брачной клятвы, попросил передать опекунство над девочками Анеле. Они согласились. Сейчас вернулись в свои поместья. Аскрел обещал присмотреть за ними.
   Ребята. Её дорогие и любимые. Часть её семьи.
   - Как же я вас всех люблю, - выдохнула она.
   И присев, обняла всех детей.
   Заглянула Лания и со словами, что уже поздно, забрала детей ужинать и укладываться спать.
   Анела вновь осталась одна. Уходить с балкона не хотелось. Скоро должен вернуться Аскрел, она желала его дождаться.
   Горизонт за лесом окрасился в фиолетово-розовые тона. Око спряталось за деревьями, по улицам затаились сумерки. На потемневшем небе зажглись редкие, ещё едва видимые, звёздочки. Летающих иридис уже не было видно.
   Ветерок сильнее затеребил подол платья, потянул за пряди волос. Одинокое небо манило, звало. Почему бы и нет? Имеет же и королева право в конце дня побыть свободной летающей леди.
   Анела с удовольствием распахнула крылья, шагнула на парапет и с предвкушением вспорхнула с него. Окунулась в густую темнеющую темноту неба, взвилась к зовущим звёздам. А затем, перевернувшись, сложила крылья и ринулась камнем вниз. Ветер свистел в ушах, воздух обтекал тело. Азарт и восторг бился в груди. У самой земли Анела притормозила, молнией полетела над озером, касаясь воды, в стороны полетели брызги. И снова вверх. Снова к звёздам. Ещё немного, ещё чуть-чуть она коснётся их. Но воздуха не хватает. И приходится оставлять их в недосягаемой высоте и возвращаться домой, в любимый город. Сделать несколько кругов над городом. Коснуться сияющего ока на вершине башни, неуловимой птицей пролететь между деревьями Пущи. Мысленно коснуться каждой из иридис города, делясь восторгом и свободой.
   В воздухе возникла лёгкая, полная нежности и любви, мелодия. Мелодия зовущая к себе, обещающая заботу, ласку. Рассказывающая об одиночестве, об ожидании единственной и родной. Просящей вернуться и не оставлять бедного и всеми забытого менестреля.
   Анела, с удовольствием пропускающая через себя мелодию, уже летела к дворцу. Медленно спустилась на балкон и замерла, любуясь играющим на флейте Аскрелом. Её любимый грей, прикрыв глаза, сидел в кресле качалке. Белоснежные волосы косой перекинуты за спину, чёлка привычно разлохмачена. Под лунным светом посверкивает в ухе серьга. Серебрится просторная рубаха, расстегнутая на загорелой груди.
   Аскрел весь погрузился в мелодию и ничего не замечал вокруг.
   Богиня! Что бы она делала, если бы не встретилась с этим греем? С греем, который помог справиться с болью от смерти Злата. И помог понять. Как бы больно не было от потери любимого человека, как бы ни считала, что всё потеряно, что жизни впереди больше нет, что в будущем лишь горькое существование в одиночестве и тоске, но всё же счастливой ты ещё можешь стать и даже вновь полюбить. Если только не замкнёшься в своём горе. Если только позволишь себе быть счастливой и любимой...
   - Прямо-таки "бедного и всеми забытого"? - улыбнулась Анела, привлекая внимание своего грея.
  
   Аскрел с удовольствием оглядел Анелу, стоящую у парапета. Простое нежно-голубое платье нежно очерчивает стройную хрупкую фигурку. В золотом ореоле волос сияют кристаллы Радужного венца, а в фиалковых глазах и в мыслях - нежность и любовь. Его маленькая королева, его малышка. Вероломная. Незаметно заняла его сердце, завладела его душой и теперь если с любимой расстаться - это всё равно что вырвать из груди сердце вместе с душой. А без них не живут.
   - Именно бедного и всеми забытого, - повторил он, приглашающе распахивая руки. Усадив Анелу на колени и заключив её в объятия, также обиженно-насмешливо продолжил: - Возвращаюсь я такой весь усталый. Надеюсь обнять свою малышку, а меня даже не ждут. Мою королеву украли небеса, она и думать забыла о своём менестреле. Эх!
   Анела тяжело вздохнула:
   - И как же ваша королева может добиться прощения, ваша светлость?
   - Ну... - Аскрел вдохнул нежный фиалковый аромат любимой и предложил: - я б не отказался от маленького поцелуя.
   Анела быстро коснулась губами его щеки и хитро склонила голову набок:
   - От такого?
   - Ну нет! - возмутился он, притянул свою королеву ближе к себе и впился в податливые алые губки поцелуем...
   Нацеловавшись вдоволь после долгой разлуки - целый день не виделись - немного просто посидели в обволакивающей их ночной тишине и окутывающей темноты. В ощущениях покоя и счастья. Чёрное полотно небес осыпала россыпь звёзд. Тонкий месяц повис над озером, любуясь собой в водном зеркале. Сверчок стрекотал где-то под стенами.
   Думал ли он когда, что когда-нибудь ему будет достаточно просто сидеть с любимой на коленях, вдыхать родной аромат и радоваться, что в жизни наступил покой.
   - Что там в столице нового? - тихо спросила Анела, разрушая тишину.
   - Да что там может быть нового? Всё по-прежнему. Аристократы бьются за внимание Ара, его величества и моего, раз уж их королева отсутствует. Соглядатаи СОА трясут всех, выискивая пропущенных тьмапоклонников и заговорщиков. Чем придворные и пользуются, пытаясь очернить друг друга. У нас больше времени уходит на выяснение правды! Стража гоняет твоих молодых иридис с крыш, как каких-то диковинных птиц. Пристрастились они устраивать танцы где-нибудь повыше. Не всем, конечно, нравится, когда на крыше твоего дома по ночам шум и гам...
   - Весело, видно, вам там, - улыбнулась Анела.
   Очень весело! Ни дня без веселья. Только он предпочёл бы, чтобы было поспокойнее.
   - Ты можешь присоединиться к нашему веселью. Мы нашли заказчиков покушения. Князь Харитимский давно замыслил тебя убрать, уверенный, что без тебя Амбрания развалится, и его княжество вновь станет независимым. Часть покушений на тебя за эти два года на его совести. Сейчас место князя во главе Харитима занял его старший сын.
   Анела нахмурилась:
   - Что ты сделал с князем?
   - Скажем так, сделал из него пример того, что будет с теми, кто посмеет угрожать моей королеве.
   - Аскрел! - возмутилась Анела. - Ты убил его!
   Он крепче прижал её к груди и холодно произнёс:
   - У меня достаточно доказательств его виновности. Но предъяви я их, и вина главы легла бы на всю семью. Но старший его сын ничего не знал о покушениях. Я сам проверил! - его дару никто из людей противостоять не мог. - Он будет верным твоим подданным. Официально князь стал жертвой отравления обиженного на него слуги.
   - Но во дворе все догадываются, за что умер князь и кто поспособствовал его смерти, не так ли?
   - Слух там, слово тут... Все знают, но ничего поделать не могут.
   Всегда нравилось играть сознаниями людей. Пусть знают, что никому не позволит покушаться на правительницу Амбрании. И перед тем, как навредить королеве и её семье, пусть сначала попробуют убрать с дороги нового главу СОА и мужа королевы.
   - Страшный ты человек! - вздохнула она. Но страха в ней не было. Лишь принятие его таким, каким есть.
   - Грей, малышка. Грей... - поправил он и перевёл разговор на другую тему: - Анела, твой отец просит тебя, вернуть князя Прометия из ссылки. И восстановить в должности канцлера. Мол, князь лучше справится с этими советниками, он в этих интригах, как рыба в воде.
   Анела недовольно нахмурилась:
   - Дед слишком многого такого натворил, чего простить я не могу...
   На сколько Аскрел знает свою малышку, простит. Он часть её семьи.
   - Думаешь, ссылка для него наказание? Вместе с ним в его поместье отправилась и твоя тётушка. Навряд ли они там страдают вдвоём-то.
   Анела поморщилась и вздохнула.
   - Хорошо. Возвращай в столицу. Только...
   - Присмотрю, чтобы не принялся за старое...
   - А папа чем желает заняться, раз политика его не привлекает?
   - Преобразованием армии. Вместе с Китаном.
   - Могла бы и не спрашивать...
   Вновь замолчали, наслаждаясь ночью и теплом друг друга.
   - Китан и Люсилия решили получить Благословение Богини через семидневье, - произнесла Анела деланно-безразличным тоном. Мол, её это совсем не беспокоит и ничего она от Аскрела не ждёт.
   Вот только она для него была открытой книгой, чего иногда приходилось скрывать, чтобы не беспокоить любимую. Он хотел дождаться более благоприятного случая, сделать всё торжественно и романтично. Придётся действовать сейчас.
   - Тем лучше! Вместо свадьбы принца, у нас будет королевская свадьба самой правительницы.
   - Ты о чём? - в фиалковых глазах настороженность, в чувствах надежда и осторожная радость понимания.
   - Я бы приклонил колено, но отпускать тебя из объятий совсем не хочу. Никогда... Моя маленькая королева, моя малышка, прошу разделить свою жизнь с моею, мою судьбу со своей. Прошу стать моей женой и по вашим амбранийским традициям и законам. Прошу вместе со мной получить Благословение вашей Богини...
   И замолчал в ожидании ответа. Неожиданно кольнула игла страха. Пусть он знал, что Анела его любит, что не мыслит жизни без него, что...
   Молчание затягивалось. Он закрылся, боясь ощутить её эмоции, боясь заглянуть в мысли. Боясь, что она откажет. Хотя такое было совершенно невозможно! Умом это понимал, а вот сердце всё равно замирало в ожидании.
   Лун побери! Он забыл самое главное! Привык проявлять чувства, показывать их, но иногда нужно просто сказать три простых слова. Три самых сложных слова:
   - Моя малышка, я люблю тебя...
   - Я люблю тебя, - словно тихое эхо соскользнуло с губ Анелы.
   И разбивая его щит, яростный, радостный, мысленный её крик: "Да! Да! Да! Я согласна!"
   Потянулись друг к другу одновременно, и крепкий поцелуй поглотил их с головой. Вновь соединяя две половинки одной души.
  
   Если даже, кажется, что жизнь кончена, что впереди только одна серость одиночества и тоски, никогда не теряй надежды. Возможно, судьба одарит тебя счастьем, но только если ты это ей и себе позволишь.
  
   (Закончено 05.02.2019)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Лафф, "Трактирщица"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Игорь "Адгезия"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"