Малышева Юлия Сергеевна: другие произведения.

Призрак дорог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Призрак дорог
  
  16.08.05г.
  22.27
  "You think it"s fictional
  Mystical? Maybe
  Spiritual
  Hearable
  What appears in you is a clearer view cos
  You"re too crazy
  Lifeless..."
  (Gorillaz, "Clint Eastwood")
  
  Глава 1
  Победы и поражения
  Прошёл уже месяц с того момента, как однажды ночью мой "Фольксваген" был сброшен в канаву неким красным лихим "мерином", который беззаботно скрылся в неизвестном направлении, уж постаравшись, чтобы я долгий-долгий месяц не ощущала дороги, скорости и оторванности от мира сего. И в качестве бонуса лишив меня ещё и парня, но на бонус мне было фиолетово, особенно когда данный погибший субъект интересовался уже не мной, а какой-то неизвестной мне Викторией. Вот я и предоставила тосковать и лить слёзы этой дамочке, сама же трогательно переживала расставание с "гольфом". Первые дни на меня косились как на ненормальную, неистово так тыкали пальцем в сторону того, по чём надо горевать, и пытались научить чисто человеческой морали. Но они же не учли того, с кем имели дело, следовательно, результатов не получили никаких, кроме отсутствия меня на похоронах Джека, а ведь это тоже было хоть каким-то результатом.
  И вот уже был тоскливый и типичный летний вечер, когда я смогла, наконец, забрать свой основательно отремонтированный "гольф" из мастерской. Навыки вождения за прошедший месяц абсолютного безделья в отношении вождения я не забыла, но вот руку набивать приходилось заново, хотя моими талантами я смогла полностью вспомнить это мастерство к тому моменту, как выезжала из города: мой дом находился в пригороде, в получасе езды от городских окраин. Там меня никто не ждал, как это было всегда, кроме извечной пустоты и крысы, которая ненавязчиво обосновалась в подвале, но мы друг другу не мешали, и в этих отношениях царила полнейшая гармония и взаимопонимание.
  Подъехав к последнему перекрёстку около выезда из города, я аккурат подоспела под всевидящее пьяное красное око светофора. Пришлось остановиться и честно дожидаться когда красное станет зелёным, чтобы я смогла поехать дальше, домой, завалиться на диван и заснуть до утра. Больше там делать было абсолютно нечего. Я нервно побарабанила пальцами по рулю и равнодушным взглядом заскользила по автомобилям, которые имели честь здесь проезжать или застрять под красным светом циклопа-светофора, пока не споткнулась об алое пятно справа от "гольфа". Не знаю, может быть, это была судьба, может быть, это был случай, но все мои чувства взбунтовались исключительно против этого пятна. По крайней мере, причин сделать это у них было предостаточно: это был "мерс", он был красным, он выдавал в себе истинно спортивный характер.
  -И кто же ты есть, мой друг?- процедила сквозь зубы я, вцепившись в руль.- Проверим, кто есть кто?
  Удача в этот день была на моей стороне, о чём красноречиво говорила эта встреча и малое количество машин на дороге. Я порадовалась этому факту, выразив всё своё нешуточное одобрение широчайшей из коллекции моих усмешек. Не любила я "Мерседесы" после того случая, ведь этого гонщика до сих пор не отловили и, сдаётся мне, не поймают никогда. В последнее время на дорогах города и его окрестностей имели счастье расшалиться несколько гонщиков, состоящих в одной какой-то шайке. Об их "подвигах" было написано во всех газетах, и еженедельно появлялись какие-нибудь новые заметки о них, хотя я это знала только по слухам, не считая интересным занятием чтение газет.
  Светофору понадобилось ещё несколько мгновений, чтобы всё-таки выдавить из своих недр зелёный. "Мерс" взревел спортивным движком и через несколько секунд был уже далеко, нисколько не смущаясь того факта, что его скорость превышала все допустимые нормы. Я тоже была не лыком шита, чтобы второй раз дать уйти этому лихому гонщику, а в том, что это был именно он же, я почему-то не сомневалась, проследив эту оригинальную манеру уезжать со светофора, словно он стартовал на каком-то заезде, причём жизненно важном. "Гольф" резво рванул за ним, повинуясь вдавленной в пол педали газа. Я не спеша начала приближаться к "мерсу", летящему по шоссе с умопомрачительной скоростью и не упускающему возможностей, которые предоставляла ему ровная, почти пустая дорога.
  Я догнала его минут через пять и мирно пристроилась в хвосте, заставив гонщика понервничать. Увы, не каждый день можно встретить на улице подобного водилу, который ещё пожелает со всей серьёзностью догнать и обогнать. "Мерседес" тщётно попытался оторваться от столь настырного сопровождающего, как я, и, потерпев неудачу, смирился, мирно идя впереди меня.
  Я была бы не я, если бы в один прекрасный момент не захотела его обогнать. Здесь уже начались трудности, которых можно было ожидать, но по доверчивости я позволила себе этого не делать, чем и поплатилась. Когда машины сравнялись и шли бок о бок, он вильнул и целеустремлённо постарался столкнуть меня с дороги, что ему частично удалось: я вывернула на встречную - шоссе было широким - и притормозила, прилично сбросив скорость и позволив "Мерседесу" уйти вперёд, хотя уже немного погодя я снова бороздила просторы родных дорог, пристроившись позади него, уже чуть не тыкаясь "гольфом" в его бампер. Он посигналил. Я не знаю, что это означало, но его нечестные манеры смогли меня вывести из себя, хотя несколько в ином смысле, нежели другие привыкли это понимать: я просто изнывала от желания показать этому виртуозу, кто здесь хозяин. Он опять посигналил. Я свернула на соседнюю полосу, решившись на ещё одну попытку обгона. Гонщик элегантно перекрыл мне путь к этому манёвру задним видом своей навороченной машины. После последовало ещё несколько попыток, но и они дали такой же результат.
  -Гад!- искренне порадовалась я его успехам.
  Он насмешливо посигналил ещё раз.
  -Точно гад!
  "Гольф" от всей души клюнул "мерс" в задний бампер, выражая сопернику всё своё отношение к происходящему. Тот с первого раза не понял намёка, продолжая маячить передо мной. Второй удар подёйствовал волшебно: он даже специально отъехал, предоставляя мне возможность обгона. В этот раз удалось избежать его опасного манёвра со сталкиванием меня на обочину, но и мирным путём закончить "битву гигантов" тоже не получилось: моя ненасытная натура слишком резко свернула перед его носом, отчего тот, стараясь уйти от столкновения, в эффектном развороте вылетел с дороги.
  -Бедняга,- фыркнула я, останавливаясь. Пришлось сдать назад: слишком поздно притормозила и далеко остановилась от места, где теперь высокой стеной клубилась придорожная пыль.
  Мой противник был не в духе - это я поняла, когда распахнулась водительская дверь, и оттуда вывалился он, собственной персоной. В этот же момент я осознала, что два впечатления за сегодняшний день уже заработала: во-первых, этот стиль, умение и безбашенность в вождении, какую он соизволил проявить во время заезда; во-вторых, он сам... Не могу припомнить ни одного человека, который смог бы впечатлить меня своей внешностью, хотя в то же время ничего особенного в незнакомце не было: грубоватое лицо, почти непроницаемое, но с непонятными интересными чёрточками, делающими его по-своему симпатичным, короткие тёмные взлохмаченные волосы, и взгляд... Даже на расстоянии он казался проницательным. В тот момент, когда я его разглядывала, он выглядел настолько дико и злобно, словно этими "забавами" я затронула как минимум честь его семьи. Незнакомец добрейшим взглядом Цербера смерил "гольф" и демонстративно отвернулся, начав осматривать свой ненаглядный "мерс", награждённый помятым бампером.
  Я отчего-то хихикнула и посигналила ему, не решившись выйти и предложить свою помощь - мало ли что может стукнуть ему в голову после столь дикого заезда. Он же, не поворачиваясь ко мне, красноречивой жестикуляцией на пальцах выразил всё своё отношение к происходящему, чем поубавил мне настроение. "Гольф" газанул с места.
  -Сам туда шагай,- огрызнулась я, продолжая свой путь домой.
  Домом назывался небольшой коттедж, оставленный мне тёткой в наследство. Я чистосердечно его недолюбливала по своим неоправданным соображениям, отчего и появлялась там редко - отдохнуть, поспать, помыться, переодеться. Иногда появлялись ещё какие-нибудь причины задержаться в этом доме, например, родители, нисколько не разделяющие моей неприязни, но и жить там не желающие. Это мало походило на что-то логичное и вполне объяснимое, а ведь и придраться было нельзя. Мой негатив не разделяла даже подвальная крыса, которая наконец-то смогла спокойно зажить: травить её больше было некому, точнее - никто не собирался этого делать из-за большой любви к живой природе.
  Когда я уже сворачивала на свою улицу, мимо резво пронёсся "табун" "меринов", под предводительством уже знакомого мне красного "Мерседеса", который никакими намёками даже не выдал, что мы с ним несколько знакомы. Придираться я не стала: после его ответа на мои "овации" в виде сигнала хотелось набить ему его симпатичную "мордашку", чтобы неповадно было, хотя, возможно, он бы посмотрел, кто кого бить будет; да ещё за ними проскочила очумевшая стая легавых, опять же не благоприятствующая разборам полётов. Я фыркнула и помчалась дальше, благо до коттеджа оставалось минуты две. Там поставила машину в гараж, несколько минут лицезрела печальным взглядом и ощупывала дрожащей рукой несчастный бампер и номер, которые теперь можно было снова менять, и, послав всё к чёрту, отправилась в дом, чтобы приступить к первому пункту неизменного графика - "отдохнуть".
  Я не стала утруждать себя переодеванием в домашнюю одежду, которой, кстати сказать, у меня никогда и не было, а сразу отправилась в гостиную общаться с говорящим ящиком, по пути заскочив на кухню, чтобы взять что-нибудь перекусить. Телевизор мне ничего хорошего не сообщил: реклама, сериал, реклама, новости, реклама, ток-шоу, реклама... В этот раз, как я поняла, ничего интересного мне показать не собираются и начала бездумно смотреть рекламу. Потом появилась Джесс, точнее - позвонила, но я же, чёрт побери, не обладала даром ясновидения, чтобы знать об этом, и сдуру взяла трубку.
  -Слушаю,- монотонно прогнусавила я.
  -Это я!- жизнерадостно отозвались на другом конце провода, очевидно рассчитывая своими дикими усилиями поднять моё рухнувшее в никуда настроение, хотя и не рассчитали того, что этот голос я меньше всего хотела сейчас слышать, особенно с фоновой заставкой в виде музыки и пьяных звуков веселящейся компании, чьё празднество уже успело отразиться и на Джесс.
  -Кто "я"?- поддержала я содержательную беседу, на ходу придумывая, как можно отделаться от сей назойливой девицы, и предполагая, зачем она вдруг решила мне позвонить. Кроме того у меня появился прекрасный шанс её достать, и его упускать я не собиралась, даже несмотря на собственное состояние и отношение ко всему, что творилось вокруг.
  -Не смешно,- фыркнула Джесс, хотя оптимизма в ней нисколько не убавилось. Жаль.
  -Конечно, так не вовремя можешь позвонить только ты, лапушка,- хмуро пробубнила я, разглядывая в телевизоре цветную рекламу.
  -Почему?
  Ну, конечно, Джесси могла задать только такой вопрос, отреагировав на мои претензии, истинно поэтому я смогла позволить себе не отвечать, дабы не уподобиться ей: на глупость можно ответить, главное не показаться дураком.
  -Ты мне лучше скажи, что заставило тебя поднять трубку и потыкать хрупкими пальчиками в кнопочки с цыфорками на этом странном агрегате... Я ещё удивляюсь, что ты додумалась до этого...
  -Виль!- обиженно взвыла подруга.- Если ты считаешь меня тупой и я тебя раздражаю, то так и скажи! Я тогда больше никогда тебе не позвоню и даже забуду твой номер телефона! И...
  -Ой, наверное, у тебя это получится лучше всего,- фыркнула я.- Хватит давить на мою титановую жалость. Зачем звонишь в столь поздний час?- Мне пришлось приложить гигантские усилия, чтобы подавить соблазн и спокойным голосом выпытывать у неё, зачем она позвонила. Ведь не ссориться же со мной.
  -А...- рассеяно протянула Джесс, подло сбитая мной с мысли.- Ну... Я хотела пригласить тебя на вечеринку. Она уже в самом разгаре, вот только тебя никак не дождаться - звоню уже раз в пятый.
  -Наверное, меня нет дома. Может быть, позвонишь попозже?- с надеждой предложила я.
  -Не сбивай и не путай!- в приказном порядке гавкнула подружка.- Мы ждём тебя через пять минут! Чтоб как штык! И никаких отговорок! Ясненько?
  -Нет, понятненько,- фыркнула я, хотя этот звук больше был похож на хрюканье, но и услышали его только гудки: заботливая Джесси даже не выслушала моё мнение на этот счёт. Хотя этот монолог мало что смог бы изменить - в данный момент я бы даже саму себя не смогла убедить в том, что уже хотела доложить ей.- Чёрт подери! Как я тебя ненавижу. Не могла что ли мне не звонить? Забыть... Хотя она-то забудет...
  -Ненавижу!- подвела я итог, после пятисекундного молчания, когда обдумывала всё сказанное выше, затем поборола себя, свою лень и ненависть, утопив их в понимании того, что произойдёт, если я не выполню требований своей "подружки", подняла себя с пола, где восседала, прислонившись спиной к дивану - я почему-то редко замечала себя сидящей на нём, и всё чаще недоумевала, зачем вообще он там нужен.
  Итак, мне пришлось идти на опостылевшее уже мероприятие, которое организовывалось Джесс с завидной регулярностью в две недели: к ней вваливались друзья, она незамедлительно брала телефон, набирала мой номер и наглым торжественным тоном приказывала в срочном порядке прибыть на её вечеринку. Я порой начинала себя чувствовать коронным номером вечера, хотя это ощущение испарялось прямопропорционально вниманию к моей персоне, которое исчезало уже через десять минут после моего прибытия на оный сабантуй. Огромным плюсом такого поворота событий оказывалась возможность по-тихому исчезнуть, но нередко меня удавалось отловить уже в прихожей, вернуть назад и заставить веселиться, лишив всякой надежды на побег. Выбора тоже не оказывалось: вся компания могла спокойно и без зазрений совести переместиться уже ко мне домой и там продолжать разгульный вечер, не соизволяя даже узреть полный безнадёги и ярости вид забытой хозяйки. Я никогда не желала себе такого "счастья" отчасти из-за раздражения их наглостью, отчасти из-за ненависти к уборке, которой оканчивался любой "праздник", отчасти от любви к гордому одиночеству и тишайшему спокойствию. Я была на седьмом небе, когда удавалось посидеть в тишине, темноте в обнимку с подушкой и подумать о том, как докатилась до жизни такой. Увы, мои друзья и знакомые всегда думали, что я - компанейский человек и сторонюсь одиночества, как и оно шугается меня. И нет, чтобы когда-нибудь в их пустые головы влетела какая-нибудь незаурядная мысль, полная противоположность их мнению, и переубедила их. Но, видимо, не судьба. Единственными радостями моей суровой жизни были три вещи: машина, дорога и полнейшая оторванность от остального мира. Именно из-за этого я была немного диковата и груба с теми, кто пытался ещё общаться со мной, но только так я умела защищаться от них же самих и их фантастических идей, которые всегда шли вразрез с моими дикими мыслями.
  Накинув куртку, я вывалилась за дверь коттеджа и огляделась, словно бы и вовсе не была ещё в этот день на улице; по моим ощущениям так оно и было - вечер был прохладным и каким-то вязким. Небо покрылось серыми нарывами-тучами, но я любила тучи, как и дождь, обитающий в их телах, правда эти сгустки серой тоски не желали делиться своей влагой, как и этот летний вечер - своим теплом погасшего дня. До дома Джесс было минут пять ходьбы, но я всегда умудрялась растягивать их до десяти; очень огорчало то, что на большее время это расстояние не тянуло. Там я остановилась, обдумывая безнадёжно отверженную мысль вернуться и уехать блуждать по дорогам до самого рассвета, нарушая все мыслимые и немыслимые правила дорожного движения. Но такая благородная мысль утопилась в море, которое пьяному, как известно, по колено, предварительно ещё сбросившись с горы... Эта развесёлая компашка могла преспокойно выломать дверь в мой замечательный домик, посчитав, что я не желаю им открывать, а сие деяние меня не прельщало, поэтому из двух неизбежных бед пришлось довольствоваться меньшей. Я огляделась, продолжая стоять около коттеджа подруги, и почувствовала себя на полноценной автомобильной стоянке. Машины были здесь не ахти, не лучше моего "гольфа", поэтому просто стояла и тупо смотрела на них, стараясь сообразить, что ещё хорошего есть в дружках Джесс, кроме некоторых намёков на неплохих гонщиков.
  Затем я услышала шум мотора, который частично вернул меня на землю. Оглянувшись, я заметила знакомый "мерс", который немного притормозил около дома Джесс. Причина была одна, зато какая! Я: мой цвет волос имел право на то, чтобы вечно обращать на меня внимание - одна сторона синяя, другая - зелёная, причём оба цвета бесстыдно ярки и насыщенны. Ну, что сказать - я подбирала. На моём лице появилась улыбка, а потом я махнула ему рукой, послав воздушный поцелуй, чтобы немножко поиздеваться, и помчалась в направлении двери дома подруги, хотя "мерс" так не остановился. Ну и пусть. Я ему жестикуляцию ещё не простила.
  Моё появление было встречено дружными воплями, которым я совсем не обрадовалась, но всё-таки скорчила на лице улыбку и шутливо раскланялась. "Праздник без повода" и впрямь был в самом разгаре. Половина присутствующих была уже, мягко говоря, "на веселее", другая половина - старалась выглядеть в меру трезво и веселилась под музыку, которая отчего-то мне напоминала определённо вибрирующий стук. Кое-где по коттеджу валялись исключения из обеих половин, видимо, самые первые гости. Тот же результат угрожающе маячил и перед остальными, но несколько позже, а вот когда свалится с ног последний "трудяга", тогда придёт конец и "празднику души и тела". Как свидетель предыдущих подобных мероприятий знаю, что гости падали с ног в самых неожиданных местах, и там же засыпали: в ванной, на столах, на полу, на кроватях, в обнимку с чем попало, хотя чаще всего это оказывался либо человек, либо бутылка пива, по одиночке, целыми компаниями... В общем, утреннее зрелище довольно-таки часто оказывалось жутким на глаз и резким на запах, особенно на больную голову. Частично ещё из-за этого стоило исчезнуть с вечеринки пораньше, дабы не лицезреть эту идиллию утром. Обычно фокус с исчезновением проходил бесшумно и незаметно, хотя в этот раз он не удался.
  Я прошла в гостиную, где веселилась остальная масса людей, хотя их веселье напоминало больше ритуальные танцы туземцев у костра: огня не было, были туземцы. Правда это была лишь махонькая и невинная вещь по сравнению с тем, что могло и творилось по остальному дому: там уже соображали всей компанией на самые разные темы и не всегда безобидные и невинные. Порой можно было наблюдать такое, из-за чего подкатывал истерический смех, а зрелище называлось либо "китайский цирк", либо "бесплатный стриптиз на столе в гостиной"... Джесс, материализовавшаяся рядом со мной, уже не могла соображать тем путём, которым это делает трезвый человек, поэтому молча протянула мне бутылку пива и плюхнулась рядом на диван, который до этого был облюбован мной и сразу же оккупирован. "Подруга" довольно глупо улыбалась, когда пыталась сфокусировать свой взгляд на проходящих мимо парнях и разочарованно вздыхала, если они были уже заняты другими девчонками. Когда же она смогла собраться с рассыпчатыми мыслями, которые так и норовили разбежаться в разные стороны, как и её глаза, то выдавила из себя:
  -Ты одна?
  -Если это шутка, то не смешная,- протянула я, рассматривая газету, обнаруженную мной всё на том же диване.
  Происшествия.
  Уже несколько недель на дорогах нашего города и близлежащих окрестностей хозяйничает группировка под названием "разбойники Мерседес", состоящая из тринадцати машин марки "Мерседес" имеющих разные цвета от чёрного до белого. Как стало известно, лидер группировки, неизвестный до сих пор человек, появляется на красной машине той же марки с номером "...". Тогда как банда в большинстве своём выезжает лишь ночью, его можно увидеть и при свете дня. С их появлением увеличилось число автомобильных аварий, полиция делает всё возможное, чтобы раскрыть это дело, однако их расследование зашло в тупик: ни одной зацепки, чтобы его раскрыть, нет. Существует версия, что данная группировка - последователи "банды Мерседес", существовавшей здесь пятнадцать лет назад, однако такие предположения ещё ничем не обоснованы. Если вам что-то известно о "разбойниках Мерседес", просим сообщить нам по телефону..."
  У меня даже не возникло никаких сомнений насчёт этого странного парня с красным "Мерседесом", а цветная фотография только подтвердила догадки. Статья меня заинтересовала, и я без всякого спроса вырезала её из газеты перочинным ножиком, который вечно таскала с собой. Что ж, теперь я отличалась ото всех не только цветом волос, но и тем, что видела то, что другие не могли видеть. Хотя они и не подозревали о моём отличии. А этот парень, видно, сумасшедший, раз вылез из машины и показал мне своё симпатичное озлобленное личико. Родная душа! А может я чего-то не понимаю? Но в любом случае, моей экстравагантной душе нравилось видеть в нём что-то знакомое по собственным заскокам.
  -Зачем тебе это?- напомнила Джесс мне о своём присутствии, пытаясь, видимо, одновременно с этим сосредоточиться на какой-то одной постоянно ускользающей мысли.
  Я порадовалась отсутствию её мозгов, огорчилась успехам мысленной сосредоточенности, поняла суть радости того, что Джесс не стала мне лучшей подругой. Я готова была восхвалять Господа Бога за столь приятный подарок, но не верила в него, поэтому обошлось без сантиментов.
  -Профессиональная тайна,- загадочно заулыбалась я, пряча статью в задний карман джинсов.
  Внезапно парень, который усердно трудился ди-джеем, возвестил конец "вибрирующего стука" и порадовал толпу сообщением о медляке - пусть парочки порадуются. Это было очень не кстати. Мне мгновенно поплохело, но отступать было поздно. Я не без причин винила здесь своё ненаглядное прошлое: когда я желала быть приглашённой каким-нибудь симпатяжкой на танец, на меня упорно не обращали внимания, поэтому все школьные балы я просиживала в полном одиночестве и уходила, когда ещё не прошла и половина торжества - было сложно смотреть, с какими счастливыми улыбками танцуют мои подруги в паре с парнями. Теперь многое изменилось, и мне это даром было не нужно. Спокойствию моему не было предела относительно такой несправедливости.
  Однако, как не велики были мои надежды, сразу же подкатил какой-то парень, которого я раньше не видела на вечеринке Джесс, зато заметила его заинтересованные взгляды, бросаемые на меня в этот вечер, и наведённый фокус Джесс, направленный на него последние несколько минут, с риском прожигания двух дыр. Он вроде был ничего себе, но чересчур явственно хотел выглядеть крутым и навороченным. Я бессознательно сравнила его с незнакомцем из "мерса", и поняла, что водитель мне нравиться больше, чем эти пустые панты. Однако, поймав себя на этой мысли, я отмахнулась от неё: каким бы ни был тот гонщик, его недвусмысленный жест в мою сторону убил почти все положительные эмоции в его отношении. Кроме того, совсем не хотелось повторять глупейших ошибок, которые я совершила ещё при встречах с Джеком, и всё-таки решила лелеять надежды на встречу с принцем и его белым конём. Но интересно, почему этот принц перенял некоторые черты лидера "банды Мерседес"?
  -Можно пригласить тебя?- невозмутимо осведомился не знакомый мне парень.
  Меня постиг запах сильнейшего перегара и сигарет. Знала я таких, как этот, и ненавидела всеми фибрами своей широчайшей души. Просто все их домыслы были известны наперёд, и ход его доисторического мышления можно было преспокойно угадать, даже не слишком напрягая мозги. Типичный самец обезьяны.
  -Не танцую,- отрезала я.
  Сначала он попытался осмыслить сказанное мной, очевидно переводя мои слова на свой язык, который появлялся у него после нескольких выпитых бутылок пива. Осмысление запоздало материализовалось в его уме чуть позже, и, заметив наипротивнейшую из коллекции моих профессиональных ухмылок, он попытался произнести:
  -А может...
  -Я никаких "может" не знаю, и знать не желаю. Отвали!- отрубила я и поднялась с дивана, предварительно поставив так и не начатую бутылку пива на пол.
  Джесс недоумённо смотрела то на меня, то на этого парня. Видимо, в её голове происходило какое-то сложное мышление, и что-то ей подсказывало, что крупной ссоры не избежать, но сделать она решительно ничего не могла: слишком была пьяна. Однако я была безмерно счастлива такому повороту событий, поскольку у меня появился шанс побыстрее исчезнуть с этой вечеринки. За окном уже начинало темнеть, да и усталость, которая пыталась добить меня с самого моего возвращения домой, подобралась гораздо ближе к своей цели. Я уже готова была плюхнуться, где попало, и захрапеть богатырским сном. Дня на два без перерыва. Однако иные силы рассудили иначе, и поспать этой ночью мне спокойно не позволили.
  Парень в упор смотрел на меня. Его взгляд выглядел уже более-менее трезвым, и я очень огорчилась этим успехам: кажется, форма исполнения моего отказа ему не очень понравилась.
  -Я не пойму, почему ты мне грубишь,- с явным наездом не понял он.
  -Потому что твоих мозгов явно не хватает на то, чтобы понять такую сложную вещь. У тебя слишком мало этой субстанции в голове, которая предназначена для того, чтобы думать. И ещё, знаешь, ты не в моём вкусе, так что давай разойдёмся по-хорошему...- проинформировала я его.
  -Меня не волнует, что ты думаешь: таким не положено думать... Но ты мне нравишься, девочка...
  Мне не надо было долго объяснять то, что и так было понятно: его слова скоро должны были закончиться на вполне ощутимом и неприятном приставании, к словесной вариации которого он обещал уже скоро приложить и свои руки. Фу, гадость!
  -Знаешь, что, пацан?! У меня уже был однажды такой же, да только сейчас он в могиле червей кормит сытным обедом! Если ты не отстанешь от меня сию же минуту, то сильно об этом пожалеешь!- чётко и ясно отрапортовала я, сложив руки на груди и злобно впившись в него глазами, как медуза Горгона на свою потенциальную жертву. Только я не стала бы извращённо превращать его в камень, а разорвала бы на кусочки, как и положено таким, как я.
  Краем глаза я следила за опешившей и осмысляющей происходящее Джесс, которая, похоже, находилась на той стадии опьянения, когда думать ещё возможно, но это настолько нереально, что такие, как она, не могут додуматься даже то того, чтобы вовсе перестать заниматься этим безрезультатным делом.
  Парень же сначала переводил произнесённое мной на свой лексикон, но после непродолжительного перевода побледнел от злости и срывающимся от раздражения, курева и пьянства голосом выдохнул вместе с чудным запахом перегара, энергично зажёванным мятной жвачкой:
  -Ты мне угрожаешь? Я хотел бы взглянуть, что такая дохлячка, как ты, сможет мне сделать...
  Кто думает, что меня надо долго упрашивать, сильно ошибается. Я моментально продемонстрировала это "что", заехав ему в нос кулаком со всей своей "виллиарской" силы, а сила у меня присутствовала - я была за рулём с тех пор, как в один прекрасный дождливый день получила права, и для вождения порой она была очень кстати, особенно когда речь заходила о моей первой раздолбайской машине. Парень взвыл от боли и схватился за нос: он мгновенно протрезвел, как и большая часть присутствующих, не исключая хозяйки дома, вскочившей на ноги, словно её окатили кипятком, и с таким отчаянием смотрела на парня, которого, похоже, сама видела впервые в своём доме, что моё настроение вяло, но уверенно стало подниматься. Несколько девчонок, среди которых оказалась ещё и та, которая так самозабвенно под медляк танцевала на столе "танец с последующим раздеванием", подскочили к поверженному бойцу, а я с самодовольным видом покинула место сражения, удовлетворённая победой и шансом скрыться в неизвестном направлении. Хотя на пороге меня окликнула Джесс, пришедшая в себя после постигшего её шока.
  -Виль! Так больше нельзя!- сквозь слёзы истерики выкрикнула она.- Тебя словно подменили: я больше не узнаю в тебе свою лучшую подругу! Что с тобой произошло?!
  -Просто Джека нет,- спокойно пожала я плечами.- И больше ничего не случилось.
  -А знаешь, Виль,- тихо произнесла она, опустив глаза,- он тебя побаивался из-за твоего дикого характера. Ты всегда сдерживала себя, и он никогда тебе об этом не говорил, боясь зацепить твоё самолюбие, которого у тебя предостаточно. Однажды он пришёл ко мне и признался, что боится тебя. Ты когда-нибудь замечала, каким он был странным, тихим и, вообще, словно неживым. Ты нравилась ему, а он спутал это с любовью...
  -Что ж, Джесс,- спокойно ответила я,- я всё прекрасно знала. Знала, что нет никакой любви. Знала, что он любит другую. Знала, что он с ней встречается. А теперь узнала, кем была эта Виктория, но не ожидала, что ей окажется моя подруга. Ладно, Джесс, что прошло - то прошло и запомни одно наипростейшее правило: даже у стен есть уши. И глаза...
  Я развернулась и направилась в сторону дома, пустив в действие всё своё самообладание и решительность, чтобы не покалечить её, и просто с достоинством уйти, растворяясь в сумерках угасающего летнего дня. Потому что невозможно приказать любить или ненавидеть. Джек воспылал к ней чувством, но она ведь не была в этом виновата, как бы мне и не хотелось её в этом обвинить, пусть даже она и отвечала ему взаимностью. Хотя я так и не могу поверить в то, что это была настоящая, истинная любовь. Я перестала в неё верить уже давно, когда только поняла, что Джека и меня больше ничто не связывает. А сейчас многое встало на свои места: я, наконец, постигла суть происходящего и поняла, почему Джесс так убивалась после его гибели, отчего участились эти "вечеринки" и появление этих подозрительных "друзей", которых раньше не наблюдалось в её доме. Мне было немного жаль её, но в то же время я её ненавидела за то, что она стёрла даже ничтожную веру в простейшую иллюзию любви... Но, возможно, она была и права в некотором смысле, правда только теперь я боялась совершить подобную ошибку, а чувство даже веры в любовь растаяло. Даже обычной веры в любовь...
  Джесс не сразу закрыла за мной дверь: она проводила меня взглядом, пока моя разноцветная шевелюра не растворилась в сумерках неосвещаемой улицы. Это была уже закономерность - здесь работал только один фонарь, по лампочке которого было просто не попасть из рогатки, поэтому он тускло светил где-то в самом конце нашей улицы.
  Когда я снова оказалась в окружении нелюбимого дома, в темноте и полном одиночестве, то чувствовала себя настолько ужасно, что даже усталость не могла меня свалить с ног, а всё пережитое просто гнало её из моего тела, заставляя меня бездумно шататься по пустому дому. Вечер разочарований. Только одно лекарство было от этого жуткого состояния - вылить все свои эмоции на дороге. Даже не переодеваясь, я пошла в гараж к своему любимцу "гольфу" и через пять минут со спокойным сердцем и дрожащими руками мчалась по направлению к трассе. Было уже довольно-таки темно, но для меня это никогда не было проблемой, я даже любила ночную дорогу и безумную скорость с включенными фарами. Мой путь пролегал к городу, хотя даже это не слишком-то помогло от всего пережитого за один только вечер: воспоминания о Джеке вырисовывались настолько ясно и ярко в моём уставшем мозгу, не способном отфильтровывать поступающую в него гнусную информацию, что порой казалось, будто я нахожусь в машине времени... Мне уже грезилось, что ничто и никто не может меня от них избавить, пока я не попала в очередную передрягу.
  Машин так и не прибавилось на трассе, что сильно облегчало езду, позволяя радоваться каждой частичке обретённой скорости. "Гольф" лихо нырял в поворотах, легко поддаваясь малейшему моему желанию, и весело летел в направлении яркого, беспристрастного и шумного города. На полпути до пункта назначения мне попалась стая "Мерседесов", не менее лихо преодолевающая повороты, перегородив своей численностью всю широченную трассу. Я мирно пристроилась где-то позади, намереваясь прокатиться за ними, хотя действовала бессознательно, как обычно, и без корыстных побуждений, а теперь ещё руководствовалась только встречей с красным "мерсом" и статьёй, уютно устроившейся в моём гигантском кармане. Зачем я это делала - не представляю. Но и незамеченной мне побывать не удалось. От стаи отделилась жёлтая машина и, сбавляя скорость, сравнялась со мной. Моя интуиция всегда действовала на "ура", особенно теперь, когда дело коснулось "разбойников", поэтому я безошибочно смогла определить его намерения, и с тем же успехом - спихнуть его с дороги: "мерс" вылетел с трассы и несколько раз торжественно перевернулся. Моя совесть даже не крякнула, позволяя мне ещё с большей настойчивостью лететь по следам "банды Мерседес", угрюмо пристроившись у них в хвосте.
  Вечер прошёл бы скучно, если бы чуть позже к нашей вечеринке не присоединились четыре легавых "Форда". Один из них занялся мной, остальные пролихачили мимо, со всей серьёзностью намереваясь перехватить хоть кого-то из "банды". Того, что осмелился остановить меня, постигла участь жёлтого "мерина". Я ощутила лёгкое разочарование оттого, что с "мерсами" придётся скоро распрощаться, но сбавлять набранные темпы я не собиралась, а просто следовала позади, наблюдая за тем, что происходило передо мной. Полицейские пытались остановить их всеми доступными способами, однако у них пока ничего не получалось и это меня, как ни странно, радовало, хотя я немного побаивалась того, что могу быть замешана в эту историю. Но с другой стороны это даже меня привлекало, как отличное приключение. Ох, не понравилось бы это моей мамочке. Хотя на этот раз мне было на это фиолетово: всё равно она давно забила на воспитание моей особы, занявшись поведением моей сестры.
  Тем временем копам удалось отбить от основной стаи серебристый "мерс", который видимо сам начал сбавлять скорость и вскоре остановился на обочине. Я в это время держалась позади, стараясь не упускать из виду ничего, что происходило передо мной, может быть, поэтому остановилась неподалёку, чтобы хорошо видеть происходящее. Из авто выскочила перепуганная девушка и остановилась как вкопанная на трассе, обречённо глядя на полицейскую машину, притормозившую чуть дальше, из которой уже вываливались два полицейских широко лыбясь. Я нажала на газ и подлетела к ней: она мгновенно оказалась на соседнем сиденье и мы полетели дальше в сторону города. Полицейские пытались стрелять, но промахивались: слишком поздно сообразили, что произошло.
  На первом попавшемся повороте "гольф" остановился, покорно погасив свои роскошные фары-глазки. Я смогла взглянуть на спасённую мною девушку. Первое, что бросалось в глаза, это то, что она была очень похожа, на главаря банды, только черты лица были гораздо нежнее, как и подобает девушке, да взгляд был мягким и понимающим. Она была ещё очень бледна, однако с искренним интересом разглядывала меня. Похоже, я была ей интересна настолько же, насколько она - мне. Её колотила сильная дрожь, правда она, похоже, этого совсем не замечала, занятая новым знакомством.
  -Марго,- просипела она и внезапно разревелась, чего я от неё не ожидала, видя, как она смотрела на меня всего пару секунд назад. Хотя этого следовало ожидать, после всего случившегося. Меня бы тоже трясло не по-детски, а ревела бы я ещё сильнее.
  Марго плакала, уткнувшись лицом в ладони, и не могла остановиться. Мимо промчался полицейский "Форд", даже не подозревая о нашем пребывании на этом чёрном повороте. Что-то мне настойчиво приказывало вернуться домой, успокоить Марго, успокоиться самой и отключиться на мягком диване от усталости. Заведя мотор, я незамедлительно повернула в обратном направлении, поверив на слово странному голосу в моей буйной голове. Девушка потихоньку успокаивалась во время непродолжительного пути к моему коттеджу, поэтому уже около дома она только вытирала слёзы и печально всхлипывала. Проводив в дом и налив ей горячего крепкого чая, я оставила её в столовой, пообещав скоро вернуться, что и сделала, после того, как поставила машину в гараж.
  В эти моменты я просто-напросто забыла обо всём и думала лишь о том, чтобы её успокоить: она ревела всю дорогу слезами радости и облегчения, не в силах остановиться. У меня самой состояние было не из лучших, после огромной дозы адреналина, внедрённой в мою кровь. Марго вызывала во мне отчего-то бурю симпатии, хотя единственное слово, которое я от неё услышала за весь путь, это было её собственное имя.
  -Спасибо,- всхлипнула она, когда я вернулась и присоединилась к ней, держа в дрожащих руках спасительную чашку радостного крепкого чая.- Спасибо, что выручила... Теперь я тебе должна...- Она вдруг вздрогнула и, прямо посмотрев в мои глаза, спросила:- Ты не из легавых?
  -А что, похожа?- беспощадно ухмыльнулась я, не отводя взгляд.
  -Нет... Но коп, который похож на копа - плохой коп,- запутанно заявила она.- Ты понимаешь о чём я?
  -Разумеется, чего здесь непонятного,- просто кивнула я.- Из тебя бы получился неплохой коп.
  Марго выдавила из себя улыбку, очевидно, уже приходя в себя.
  -Меня зовут Виллия, если тебе интересно.
  -Да, конечно,- хрипловато согласилась она, отхлебнув успокаивающего, божественного чая. В данный момент он помогал лучше любого психолога. Хотя от грога я бы не отказалась, он бы здесь больше помог.
  -А теперь поделись наболевшим со мной: что произошло с твоим "мерсом"? Я не думаю, что ты настолько безумна, чтобы так просто сдаться легавым.
  -Не знаю,- она изящно пожала плечами. Прям аристократические у неё были наклонности.- Просто стал глохнуть. С ним такое бывает: он уже старый, да и то количество аварий, в которых ему удалось побывать, начало сказываться. Этот "мерс" слишком уж любил "целоваться" с первыми встречными столбами.
  -Ну, ладно. Проблемы твои: этот тазик копы приберут,- как-то уж слишком наплевательски произнесла я.
  -Не отрицаю. Но когда-нибудь-то это должно было случиться,- даже не обратила внимания на моё равнодушие к судьбе серебристого "Мерседеса" Марго.- Не представляю, как бы я выкручивалась, не окажись тебя поблизости.- Она пристально взглянула в мои раскрасивые глаза, а потом спросила то, чего я явно не ожидала:
  -А "гольф" твой?
  -А что?- ошалело среагировала я.
  -Сегодня около шести вечера моего брата убрал на обочину такой же. Теперь он убивается, что какой-то "носок" сделал его "мурзика", да ещё и издевательски посигналил на последок. Всё бы ничего - с кем не бывает - но у моего брата слишком уж завышенная самооценка, а своё авто он ставит превыше всего. Точнее, как авто - своё умение управляться с ним. А сегодня этот ненормальный ещё и вылез из салона, показать своё личико этому неизвестному водителю. Теперь я боюсь, что этот тип натрещит про моего братца где надо, и тогда уже никакая машина того не спасёт...
  -Ты бы знала, как твой братец сегодня жестикулировал мне, разъясняя на пальцах всё своё отношение к происходящему,- усмехнулась я и допила чай, который приятно обжёг мне горло. Адреналин исчез и меня перестало колотить.
  -Это была ты?- ужасно удивилась девушка, но молниеносно сникла, даже забыв о своём жутком удивлении, которое так приятно пощекотало моё самолюбие.- А ты...
  -Я умею держать язык за зубами,- спокойно вякнула я от усталости.- Поэтому можешь не беспокоиться. Гляжу, твой брат несколько неординарная личность, как и я, в некотором смысле, а мне нравятся такие люди, хотя по выражению его лица я рассудила, что мне лучше вообще не появляться у него на глазах ближайшие жизни две-три... А ваша компашка вроде ничего такая, за исключением того, что только за сегодня у меня было море шансов оказаться либо на больничной койке, либо в полицейском участке, а это, знаешь ли, перспективы не слишком приятные.
  -Ну, понимаешь, мы избавляемся от преследователей,- смущённо произнесла Марго.
  -Я всё прекрасно понимаю,- отозвалась я, зевая с риском вывиха челюсти.- Поясни мне только две вещи: что делал твой брат на нашей улице и кто владелец жёлтого "мерса"?
  -Ларс - мой брат - кроме того, что очень нервный, он ещё и жутко любопытный: сначала он полчаса пребывал в громком негодовании, что его слышала вся "банда", а через полчаса он уже мчался в направлении твоей улицы с целью разузнать о водителе "гольфа" побольше, правда вернулся ни с чем. А жёлтый водит Джим Эйлер. Он давненько ходит в приятелях у моего брата, и получил "ранг" лучшего друга. Собственно, это их идея создать собственную команду по типу "банды Мерседес". И именно в компании с ним Ларс вытворяет все свои придурковатые причуды. Очень надеюсь, что Джима не скрутили копы, иначе брат будет в ярости.
  -Например...
  -В смысле,- не сообразила Марго.
  -Что за таинственные "придурковатые причуды"?- пояснила я.
  -Ну...- она снова смутилась.- Они любители пощекотать нервишки полиции: разгоняются до максимума и проносятся мимо поста, даже среди бела дня такое бывает... Но это мелочи. Однажды его чуть не подстрелили: Ларс некорректно выразился относительно одного типа на улице, предварительно выпив лишку. А тот оказался каким-то гангстером. Его спасло только то, что Эйлер - ничуть не трезвее Ларса - ударил со спины этого типа по голове бутылкой. У того было сотрясение, а моему братцу и Джиму это по барабану. Ларс даже не осознаёт, что его могли пристрелить к чёртовой бабушке.
  Я зевнула ещё раз, хрустнув челюстью, и поднялась из-за стола.
  -Забавный у тебя братишка. А теперь пошли спать, милочка,- сонно пробормотала я, чувствуя, что ноги уже переключились на автопилот.- Ты идёшь в мою комнату, а я остаюсь внизу, потому что ненавижу спать в своей комнате.- Я хило улыбнулась. Точнее улыбалось моё лицо, а я уже по-тихому в душе посапывала.- Ну, по койкам господа!
  На ночь я не просто отрубилась, а отключилась, как и все мои рецепторы. До утра я спала как убитая, причём собственной усталостью, которая, наконец, добилась своего.
  
  Глава 2
  Знакомства реальные и не совсем
  Утро началось весело. Меня рубанули по голове надрывающимся звонком телефона, который мирно располагался у меня под ухом всю ночь. Этот душещипательный звук я ненавидела больше всего утром и поздно вечером, когда большей частью уже спала и соображала из рук вон плохо. Вот и этот расчудесный день начался таким звуковым сопровождением, хотя я бы больше обрадовалась музыке Моцарта по радио. Но радио у меня не было. Хотя боль в голове была забыта моментально, накрытая толстым слоем удивления.
  -Виль!- торжественно провозгласила Джесс.- Я заметила, что ты заинтересована "разбойниками Мерседес".
  -Ты чего звонишь в такую рань?
  -Уже около полудня, дорогуша,- добила она меня своей укоризной.- Но не суть... Сегодня в газете появилась очередная статья, которая обязана тебя сильнейшим образом заинтересовать.- Ей ответила, приходящая в себя от твёрдого кулака укоризны и удивления, тишина. Хотя это её ничуть не смутило, и она принялась зачитывать статью моему ничего не подозревающему и сонному мозгу:- "Сегодня ночью была устроена облава на банду "Мерседесов", которая продолжает буйствовать на дорогах. В этот раз полицейские не досчитались одной машины жёлтого цвета, но операция была произведена, по итогам которой два автомобиля из двенадцати были пойманы. Одним водителем оказался двадцатилетний Хелл Колд, водитель синего "Мерседеса"; вторым водителем оказалась некая девушка, но ей удалось сбежать, причиной чего стал чёрный "Фольксваген гольф", отправивший одну из полицейских машин в кювет. Если вам что-либо известно об этом автомобиле, просим позвонить в полицию". Надеюсь, это была не ты?
  "Надейся, надейся",- язвительно шикнули мои мысли, хотя я произнесла:
  -А там были приметы или номер?
  -Нет. Номер был грязным.
  -Был вчера один. Он обогнал меня, когда я возвращалась домой, но не думала, что он преследуется.
  -Хорошо,- вздохнула Джесс, видимо в чём-то себя убедив или переубедив, и, осознав, что тем для разговоров больше нет, сказала:- Тогда до встречи. Если что - заходи.
  Я положила трубку, тронутая до глубины души. Меня осенило: а не была ли это акция в пользу потерянной дружбы? Но если и так, то прежнего было уже не вернуть: я бы не могла мириться с предательством людей, которые были мне очень близки по духу. Раньше. Было не столько противно, сколько обидно.
  В дверях гостиной волшебным образом возникла Марго и сонно уставилась на меня. Я ответила ей тем же. Теперь, утром, я смогла лучше осознавать то, что видела своими моргалками: это была невысокая, симпатичная девушка, с длинными тёмными волосами, приятной внешностью. На ней были зелёный топ и синие джинсы - стандартная форма одежды для таких, как она. И в очередной раз я видела в ней сестру по разуму и духу, что уже давно перестала замечать в Джесс. Да ещё к этой симпатии прибавилось и щекотливое ощущение, что она умеет читать мысли.
  -Что случилось?- ясновидяще поинтересовалась она.
  -Кто есть Хелл Колд?- в свою очередь спросила я.
  Меня постигло очередное изумление, с какой скоростью, оказывается, может изменять выражения человеческое лицо. Я даже и не подозревала.
  -Это - душа нашей банды, конечно, после Ларса и Джима. Знаешь, Хелл всегда был каким-то странным, необычным, но этим-то он и притягивал к себе людей. Чем-то он был сумасшедшим, а чем-то гениальным... Все, без исключения, находили в нём какую-то изюминку. Взять хотя бы к примеру его "пессимистичный оптимизм", чёрный юмор, который однако никто не считал чёрным... Он хороший человек. Не такой, как все...
  -Понятно,- улыбнулась я.
  Во мне возникла неопределённая радость от общения с Марго. Эта девушка чувствовала каждую неприметную чёрточку в характере человека, в его душе. Она чувствовала, поэтому могла сразу определять, как относиться, как быть с тем или иным человеком. Это был самый чудный дар, который я когда-либо у кого-нибудь встречала.
  -Можно позвонить?- спросила она, кивнув на телефон.
  -Конечно, но при одном условии: про меня ни слова - не хочу светиться на ярких листах полицейского отчёта.
  -Ладно,- вздохнула она и взяла трубку.
  А я отправилась готовить запоздавший на несколько часов завтрак, пока она разговаривала по телефону. В моей больной голове уже начал складываться план действий на день, хотя это редко происходило со мной: я всё равно никогда ему не следовала, выполняя по нему только то, что было самым логичным, а остальное просто не имело для меня никакого смысла. В этот раз я решила прокатиться до города, дабы отвезти Марго и заправиться. За последнее время было сожжено слишком много топлива, а стоил он не дёшево, особенно с моим-то бюджетом. Порой я сама удивлялась, откуда у меня деньги берутся, а потом с тем же успехом изумлялась - куда они деваются.
  Я уже вовсю потребляла завтрак, когда на кухне появилась Марго, не слишком расположенная к хорошему времяпрепровождению этим днём. Отчасти её можно было понять: с утра пораньше узнать такую новость... Можно было даже удивиться, почему она не билась в истерике от потери дорогого ей человека.
  -Сможешь отвезти меня до бара "Атлантида"?- спросила она, протянув молчание весь завтрак и уже допивая кофе.
  -Да. Мне всё равно в город надо, заглянуть в автосервис.
  -Зачем?- вскинула бровь Марго.
  -После такого бурного "знакомства" с твоим братом что-то у "гольфа" передний бампер стал выглядеть помятым. Надо же, и я только это вспомнила,- отрапортовала я ей.
  Она молча улыбнулась.
  Через двадцать минут мы уже мчались по трассе к городу. Непрерывные потоки машин заполонили всю дорогу, и мне приходилось подобно призраку лавировать среди них, порой нарушая даже правила, и каким-то десятым чувством зная, как "плохо выражаются" относительно меня сейчас другие водители. Но даже так из-за этих бесконечных потоков до города мы смогли добраться гораздо медленнее, чем это обычно мной делалось. Я нервно постукивала пальцами по рулю, когда притормозила около "Атлантиды". Мои нервы готовы были взорваться, и я бы их нисколько не ругала, понимая беспрекословно то, что сейчас с ними творилось.
  -Ещё раз спасибо. Звони, если понадобиться наша помощь, я же тебе задолжала,- Марго улыбалась, протягивая мне небольшой листок с номером телефона.- Про тебя я буду молчать. Обещаю.
  Она вышла из машины и направилась к стоящему неподалёку красному "Мерседесу". Я осознала, что с этим человеком мне было грустно прощаться - я обнаружила в ней нечто родственное, что проявлялось далеко не в каждом. Единственное, что было в ней не так уж хорошо, так это её безбашенный брат, только он и портил весь пейзаж впечатлений об этом интересном знакомстве. С этими мыслями я выруливала на дорогу и ехала к автосервису, где мою машину могли бы привести в порядок, и где я сделала философский вывод, что с Марго мы ещё обязательно встретимся. В ремонте я проторчала довольно-таки долго и оставила приличную сумму, чтобы "гольф" выглядел достойно, хотя осталась довольна. Правда всё время моего пребывания там - за не имением дел в городе я осталась наблюдать за профессиональной работой мастеров - омрачали только подозрительные взгляды и перешёптывания работников. Ну, какая им разница откуда у чёрного "гольфа" столько царапин и вмятин?! Может быть, мне самой интересно это было узнать, предварительно заделав это профессиональными методами. Однако действие информации из утренних газет истекло к концу их работы, когда своим общением и поступками я доказала, что принадлежу тому же слою их клиентов, которые обычно появляются у них, дабы привести в порядок своё "транспортное средство". А что, для большинства людей машина - это средство передвижения и ничего больше. Для меня машина - это всё.
  После автосервиса и дозаправки, уже под вечер, я направилась обратно к дому, намереваясь доспать то время, которое так нагло отобрала у меня Джесс, позвонив ни свет, ни заря. В полдень. Машин стало несколько меньше, хотя даже так я не смогла заметить, как была окружена со всех сторон четырьмя "мерсами". Сначала меня прошиб холодный пот, и даже начало колотить, а потом я втянулась и во мне проснулось чисто детское любопытство. Проснулось и больше его нельзя было угомонить, к тому же любопытно было пообщаться с Ларсом, чтобы узнать поближе его и выявить его самые уязвимые места, чтобы после хорошенько отвести душу, доставая его и забавляя себя. Я даже не успела почувствовать злость и раздражение, промелькнувшие в промежутке между испугом и любопытством. Короткий оказался промежуток. Я покорно следовала туда, куда решила отвести меня эта четвёрка. Странно, конечно, было наблюдать такую процессию со стороны, к тому же мы заняли чуть ли не всю дорогу. Проехав немного по трассе, мы свернули на просёлочную, которую невозможно было заметить с трассы, благодаря её чертовской запущенности. Через примерно ещё мили три, мы оказались на месте. Это были какие-то гаражи и строения, позади которых виднелась прилюбопытнейшая трасса. По одичалому виду местности возможно было предположить, что, кроме банды Мерседес, здесь никто не бывал. Я была первой, и, как обычно, неповторимой в своём роде. Выпендрилась, блин.
  Моментально вокруг нашей процессии возникла целая толпа подозрительных на первый взгляд типов, среди которых, однако, угадывались знакомые лица. Например, Ларса. Или Марго, покорно поглядывающую на своего траурного братца. Но, безусловно, все смотрели на мой "Фольксваген" с любопытством и даже каким-то странным уважением, словно к ним приехала легенда уличных гонок. Только Ларс сумел и здесь выделиться, безуспешно пытаясь продырявить "гольф" своим лучезарным обиженно-ненавидящим взглядом.
  Когда я вывалилась из салона, воцарилась полнейшая тишина, словно происходило какое-то чудо. Не обращая на тишину внимания, я прошла вдоль капота и опёрлась о фару пятой точкой, сложив руки на груди и в упор глядя на Ларса. Ничего хорошего в моих глазах увидеть было нельзя: это было странное сочетание выражений - любопытство и злость. К тому моменту я уже смогла понять, что с ним мне не найти общий язык до скончания времён.
  -Чем могу быть полезна?- галантно осведомилась я, под негромкий гомон его дружков, возобновивших совещание на тему "Черный "гольф"".
  И снова они смолкли. Моё настроение взметнулась на несколько отметок выше: ну очень я любила такое внимание к своей неповторимой персоне. Уж что-что, а персона у меня действительно была замечательная.
  -Это ты?- рявкнул Ларс.
  Настроение взметнулось ещё выше.
  -Ну, на этот вопрос есть множество самых разнообразных вариантов ответа. Однако, мне бы очень хотелось уточнить: что "я"?
  -Это была ты? Вчера спихнула на обочину меня ты?
  -Я,- торжественно похвасталась я.
  -Что ж, теперь у этой машины появился достойный водитель,- глядя на скромный, но благородный "Фольксваген", заметил Джим Эйлер.- Нет ничего позорнее, чем погибнуть в автокатастрофе, не справившись с управлением. А что сделал Ларс? Только легонько поддел его бампером... Это был твой парень или...
  -В каком-то смысле да. Но "гольф" мой и только мой,- гордо похвасталась я.- За Джека я вам спасибо скажу, а вот за "фольк" - ответите.
  -И кто мне говорил, что я Ларса напоминаю? Ты на себя посмотри, задира,- весело произнесла Марго, подходя ко мне.- Видишь, они и без моей помощи тебя отловили, подружка. Уже профи своего дела.
  Я хмуро посмотрела на неё, но ничего не сказала. Своим известием того, что я ей напоминаю Ларса, она приубавила мой пыл на несколько градусов. Кроме того, мне казалось подозрительным то, с какой лёгкостью они меня выследили. Но, как ни странно, ей я поверила на позор себе. Даже Джеку я так не доверяла, как доверилась ей за всё наше короткое знакомство. Хотя Джек был отдельным случаем человеческой бестактности...
  -И зачем я здесь?- осведомилась я, снова одарив Ларса своим убийственно-лучезарным взглядом.
  Он так же "жизнерадостно" продолжал сверлить меня своими глазами-бурами.
  -За спасение Марго - спасибо. Очень героически и неожиданно. Но вчерашнее я тебе никогда не прощу.
  -А тебя и не просят,- ухмыльнулась я.
  -Не нарывайся,- огрызнулся он, сверкнув глазами так, что я чуть не ослепла.
  -Спокойно, господа,- предвидя грядущую потасовку остановил нас один парень.- Впереди ещё целая жизнь - успеете друг другу носы расквасить.- Меня даже не удивила его вера в мои способности квасить носы. А надо было. Ради приличия.- Давайте лучше сразу к делу.
  -Какому такому "делу"?- ненавидяще глядя на Ларса, спросила я.
  Я была полностью уверена в том, что эта взаимная ненависть уже на несколько жизней вперёд, и в какой-нибудь из них мы обязательно подерёмся. А иначе жизнь потеряет всякий смысл. Даже такая мысль, как то, что проигравшей могу оказаться я, не пугала: просто мне очень хотелось заехать ему между моргалок за всё хорошее, чтобы он размазывал по лицу кровь, которая обязательно хлынет из носа, пытаясь её остановить. Усмехнувшись своим далёким мечтам, я взглянула на Джима, который выглядел уж куда посерьёзней Ларса.
  -У нас к тебе есть предложение,- продолжил он.- Твоё право принять его или отвергнуть. Здесь ты вольна поступать так, как посчитаешь нужным.
  -Ты изрекаешься прям как мой отец,- позволила себе роскошную улыбку я. Вид лучшего друга Ларса действовал как-то успокаивающе и умиротворяюще.
  -Хочешь стать одной из нас?- нетерпеливо выпалила Марго, у которой глаза радиоактивно излучали надежду. Даже я так не умела надеяться, как она.
  -Да, типа того,- рассеяно добавил Джим, удивлённо посмотрев на Марго.
  Меня оглушили неожиданностью этого предложения, нежели самим предложением. Это возможно было предположить - я автоматически была отнесена к разряду "продвинутых", когда отправила в великолепные полёты на обочину и Ларса, и Джима. Только до меня это как-то туго доходило, как обычно, поэтому даже задуматься на эту тему мне не удалось - не успела. Теперь же я стояла опешившая и потерявшая дар речи, от такого скорого предложения вступить в банду Мерседес, даже не ездя на этой марке автомобилей. Я, конечно же, не могла дать положительный или отрицательный ответ - мне необходимо было взвесить все "за" и одно гигантское "против". Но ведь так и хотелось сказать "да", однако всё моё существо, наблюдая уже которую минуту "любящий" взгляд лидера шайки, протестовало и рыпалось как могло, лишь бы не видеть этого лица, этого взгляда, и не слышать столько яда в словах. Хотя я, наверняка, была не лучше. Ну а если нас смешать, то это определённо получался "коктейль Молотова": один как чёрт из табакерки будет доставать другого, который в свою очередь постарается убить первого, дабы избавиться от проблемы раз и навсегда, пусть даже разворотит с этой процедурой немало полезных и ценных вещей. Определённо.
  -Имею я право на размышление?- спросила я, разрываясь между выводами.
  -Имеешь!- гаркнул Ларс.- Хватит базарить! Проведите её до трассы.
  -И кстати,- я нагло подошла к нему,- с девушками надо как-нибудь поаккуратнее, а то проблем не оберёшься.
  -А ты мне не указывай,- тихо, но отчётливо зашипел он.- Я сам по себе, и самостоятельно могу решить, как мне обращаться с другими. И уж тем более знаю, как вести себя с девушками...
  -А я тогда кто?..- с насмешкой спросила я, хотя и здесь не обошлось без мизерной дозы уважения в дырявом моём взгляде. Развернувшись, я уже направилась было к машине, когда кое-что вспомнила и, растягивая удовольствие пребывания в обществе брата Марго, вернулась. Как же мне было приятно сознавать то, что его маленькая горошинка терпения скоро лопнет и весь гнев прольётся на мою буйную голову.
  -Чуть не забыла,- протянула я, намереваясь сделать из времени резину.- Телефончик-то дашь?
  -Я сам тебе позвоню,- прошипел он, немного приблизив своё лицо к моему.- Уж Марго наверняка знает твой номер.
  -Какой сообразительный,- съязвила я.- А может я захочу сама тебе позвонить и о жизни поболтать. Ну, тебе сложно что ли?- жалобно помахала ресницами я.- Пожалуйста. Запиши на листочке, а я потом запишу его к себе на мобилу, если обнаружу её в завалах своего коттеджа. А? Ларс...- затянула я.
  Он определённо не выдержал этого издевательства: извлёк из кармана синих потёртых джинсов небольшой изжёванный листок и маленький карандашик, нацарапал там номер, и затем всунул этот листок в протянутую мной ладонь. Я одарила его своей лучезарной улыбкой, чтобы она снилась ему в кошмарах, и спрятала листок в карман к газетной статье, краем глаза наблюдая, насколько быстро может испаряться человеческое терпение. Хотя его понять было можно.
  -Спасибо!
  -Сгинь! Чтоб глаза мои тебя сегодня здесь не видели!
  -Исчезаю!- пропела я и отошла к дверце "гольфа".
  Когда Марго оказалась около меня, на её лице играла странная улыбка, которую можно было понять, если понаблюдать за тем, что происходило тут пару мгновений назад.
  -У тебя забавный братец, Марго,- беззаботно подметила я.- Только некоторые черты в его характере надо бы подшлифовать, иначе у него определённо появятся проблемы.
  -Он нормальный, Вилли,- помотала головой девушка,- вы просто ещё плохо друг друга знаете. Ларс может быть и другим... Просто по некоторым пунктам ему не светит, и из-за этого он в плохом расположении духа последние недели три.- Она невесело усмехнулась.
  -Слышал бы тебя сейчас твой брат,- хохотнула я.- Ладно, бывай. А то, боюсь, он сейчас вымесит всё своё трёхнедельное зло на мне.
  -Ага. Пока.
  Я села в машину, задаваясь вопросом о том, что это за странные такие "пункты", по которым Ларсу "не светит". Но, решив, что это не моё дело, благополучно об этом забыла, следуя по просёлочной дороге за Эйлером. На трассе мы разъехались: он отправился в город, а я - домой. Во время всего пути мне предстояло восстановить в памяти всё произошедшее со мной за последние два дня. И эти сведения меня ничуть не обнадёжили, хотя что-то в этом было интригующее. Однако то, что мне предстояло увидеть около моего дома, заставило меня удивиться ещё больше, чем предложение "разбойников" вступить в их шайку.
  Перед моим домом стоял автомобиль. Нет, не это принудило меня обнаружить свою челюсть где-то на асфальте, а то, каким он был. Я видела перед своим домом странное создание других миров: чёрный "кобра Мустанг". Но его расцветка. Мне сначала показалось, что огонь не нарисованный, а реальный; но, приглядевшись, я поняла - это только реалистичная иллюзия, нарисованная мастером своего дела. Хотя даже после такого трезвого анализа ситуации, ощущение настоящего огня не ушло, но ещё к этому прибавилось чувство, словно он мог согревать... И его "тепло" было реальным, что до меня дошло несколько позже. Машина , казалось, была живым существом, потому что её энергия была живой! И это дыхание заставило меня усомниться в себе, в своей уверенности и в бесстрашии, оставив только трепещущий страх перед "Мустангом". Мне совершенно не хотелось этому верить, но усомниться в своих ощущениях я уже не могла.
  Огонь, нарисованный на капоте, крыльях, переходящий на крышу, двери и задние крылья, завораживал своей реальностью, заставляя забыть обо всём. Я стояла и смотрела на него некоторое время, на жгучие плавные переходы огня, на его переливчатость, игру цветов и, ощущая тёплое "дыхание", пока в солнечных бликах на машине я не увидела то, что повергло меня в ужас... Я заметила два устремлённых на меня глаза, глаза зверя - красные, совершенно без зрачков, и столько в них было зла и ненависти, сколько не накопилось бы в моих воспоминаниях за всю жизнь. Сколько не набрал бы весь мир за всю свою историю... А потом появился оскал множества белоснежных острейших зубов, и начали вырисовываться очертания...
  Я моментально очнулась и уставилась на молчаливое, но опасное авто, словно видела перед собой кровожадный призрак. "Мустанг" показался мне совершенно новым, краска и та блестела на солнце, даже если не учитывать этот адский огонь. Стёкла были затонированы так, что при всём желании салона авто было не рассмотреть.
  Я судорожно вздохнула и направилась к коттеджу, осторожно обойдя автомобиль, словно он мог накинуться на меня и поломать все кости. Каждая клеточка моего тела чувствовала эту машину, и когда я стояла к ней спиной. Мне казалось, что она смотрит на меня и изучает, как я её только что, но немного по-другому: изучает как человека, как очередного человека. Мне было страшно, и только зайдя в дом, я почувствовала себя в безопасности. Облегчённо выдохнув и ощутив, как уходит всё напряжение, появившееся при виде этого авто, я прислушалась к звукам дома, потому что они показались мне непривычными, но родными. На кухне что-то жарилось, а в гостиной работал телевизор. Озарение пришло само собой: сколько раз я хотела забрать у родителей ключ от коттеджа, но не успевала, и заикнуться, как они снова уходили. Они всегда появлялись здесь настолько неожиданно, что я боялась исчезать надолго, чтобы не пропустить их приезда. Может, иногда они меня сильно раздражали, но видела я их очень редко, поэтому хотелось хоть раз в год их повидать, пока совсем не одичала.
  Этот раз был как раз из таких случаев, когда они появлялись, поэтому моё недоумение быстро сменилось спокойствием, и я с самым невинным выражением лица прошла в кухню, где колдовала над сковородой мама. Я всегда ей завидовала: сама я готовила из рук вон плохо, но домашнюю пищу уважала и с завистью смотрела на мамино мастерство. Сев за стол, я тоскливо уставилась на сковороду.
  -Итак, где ты ходишь?- немного раздражённо поинтересовалась мама, заметив меня и мой страдальческий взгляд.
  -Я не хожу, я - езжу,- обиженно хмыкнула я, не отрывая взгляда от сковороды и того, что на ней жарилось.
  -Хорошо хоть вообще появилась. Мне порой кажется, что ты совсем здесь не живёшь, круглые сутки где-то пропадаешь... Надеюсь, ты не сильно спешишь и пообедаешь с нами?- многозначительно осведомилась она.
  -Разумеется,- кивнула я.- Наверное, это не слишком хороший показатель, но я до сих пор не могу научиться нормально готовить. Таланта нет.
  -С твоим образом жизни появляются таланты только водить машину и знать все её внутренности. Но любому под силу запомнить элементарные правила приготовления пищи - этого я никогда не пойму в тебе. Как-будто это так сложно. И, кстати, о птичках - твой дом мне напоминает мини-свалку. Ты когда здесь изволила в последний раз убраться?- она сверкнула глазами, читая мне всю эту малоприятную тираду.
  А что я могла поделать, если выросла не в обществе девчонок, а в компаниях гаражных мальчишек? Я отлично знала некоторые особенности автомобилей разных марок, но чтобы отличать там разнообразные продукты из покупок в продуктовом магазине - это я могла на уровне малолетнего ребёнка и всегда чувствовала себя виноватой, когда мама заводила разговоры на эту тему, да и на тему моего существования тоже. Ей не нравился мой образ жизни, зато мне очень нравился. И отказываться от него я не собиралась даже под дулом пистолета.
  -Я не заметила,- пробормотала я.- Редко заглядываю домой.
  -Это я уже поняла,- прокашлялась мама.- Надеюсь, к следующему нашему приезду ты соизволишь хоть немного прибраться. И, кстати, купить продуктов: в твоём холодильнике мышь повесилась.
  -Зачем? Мне хватает забегаловок...
  -А ещё я бы хотела поговорить с тобой о твоём поведении и образе жизни, который и привёл тебя к такому поведению,- пропустила мимо ушей мой ответ мама.- Во-первых, ты нашла, наконец, работу? Хорошую работу, а не мойку машин.
  -Ищу,- пожала я плечами.
  -С того момента, как тебя уволили за непристойное поведение, прошло уже два месяца, а ты не можешь до сих пор устроиться на нормальную работу. Я ещё удивляюсь, где ты деньги берёшь.
  -Где я деньги беру - моя профессиональная тайна; а работу я поищу осенью, когда они окончательно кончатся. Извини, сейчас не могу: у меня слишком много проблем,- как бы, между прочим, произнесла я, стараясь не смотреть ей в глаза.
  Действительно, где я брала деньги, никто не знал, но их было у меня достаточно, чтобы прожить до осени, а там можно было бы и поискать что-нибудь посущественней, чем помощь в автосервисе, правда не в том, где я приводила в порядок свой "гольф", а в другом - "покруче". Там и платили гораздо больше, чем на моей первой работе, с которой меня вышвырнули только за то, что я пыталась добиться справедливости в оплате моего труда. Пока я читала лекции на тему и без, с моего хорошо подвешенного языка сорвалось несколько, мягко говоря, нецензурных выражений, после чего у меня уже совсем не осталось шансов на эту работу, не говоря о повышении зарплаты. По крайней мере, я успела сообразить себе на накопленные средства "гольф", а тётка постаралась обеспечить меня коттеджем.
  Я тяжело вздохнула и перевела печальный взгляд на изгородь за окном, которая исправно служила границей территорий моего дома и соседских.
  -Интересно, какие это у тебя проблемы?- уперев кулаки в бока, поинтересовалась мама таким тоном, каким это мог у меня спросить только монстр из фильма ужасов.
  -Большие,- уклончиво ответила я.
  Видимо, она не поняла, о чём я говорю, поэтому сразу перешла на второй пункт воспитательного мероприятия:
  -Во-вторых, дорогуша, кажется, ты начинаешь себя плохо вести. Домой возвращаешься поздно, устраиваешь драки на вечеринках, ссоришься с хорошей подругой... Как это можно называть?
  -Девушка с характером, ма,- хмыкнула я.
  В кухню проник отец и сел с другой стороны стола. На его лице играла улыбка, когда я взглянула на него. Он мельком кивнул на маму и скорчил забавную рожицу, пока она не смотрела и возилась у плиты, я ему кивнула. Это был наш обычный язык, который был понятен только нам. Мне иногда просто казалось, что это мой старший брат, а не отец. Мы всегда были заодно, а мама с моей младшей сестрой достойно отбивали наши выходки-атаки. За это им давно пора было вручить почётную медаль.
  -Я не шучу. Когда ты, наконец, начнёшь слушать свою мать?- продолжала тем временем она.
  -Может быть, и начала бы уже давно, но я слишком редко тебя вижу,- спокойно пожала плечами я.
  Она ничего не сказала и поставила передо мной и отцом по тарелке жареной картошки с беконом. Я сразу же накинулась на еду, не собираясь продолжать нравоучительную беседу со своей матерью. Только в самом конце обеда я смогла задать вопрос, не имеющий никакого отношения к моему образу жизни, но очень меня волновавший.
  -Могу я узнать, чья машина стоит около моего дома?
  -Твоя,- спокойно ответил отец.
  -Не поняла...
  -"Мустанг" принадлежит тебе. Правда, твой "Фольксваген" придётся забрать.
  Я почувствовала, что моя челюсть аккуратно стукнулась о стол.
  -Откуда у вас столько денег? Раньше не могли мне выделить денег на самые типичные удовольствия, типа мороженого или журнальчика, а теперь вдруг такие дорогие подарки делают. Как это можно понять?
  -Между прочим, дорогая,- слегка раздражённо произнесла мама,- раньше у нас денег было маловато, поэтому надо было экономить, это сейчас мы, наконец, смогли выкарабкаться из этого щекотливого положения...
  -Я его не совсем купил,- перебил её отец.- Просто несколько дней назад я решил сыграть в карты с каким-то странным типом. Пари было довольно-таки крупным, но это только подлило масла в огонь, и удача была на моей стороне, я не смог ему отказать и выиграл этот автомобиль. Но, знаешь, его бывший хозяин был счастлив от него избавиться: он с таким счастливым лицом вручал мне ключи, что мне показалось, будто это самый счастливый момент в его жизни. Если это так, то я его совсем не понимаю.
  -Вполне понятно,- пробубнила я, вспоминая все ощущения появившиеся во мне, когда я увидела этот автомобиль.
  -Кстати,- вмешалась в нашу беседу мама,- подарки на день Рождения и Рождество ты не получишь.
  Я тяжело вздохнула и опустила взгляд. Трудно было сказать, как себя вести: меня переполняла и радость и огорчение одновременно. Очень не хотелось расставаться со своим "гольфом", да и "Мустангом" тоже хотелось обладать. При такой мешанине чувств и эмоций сложно было разобраться в себе, поэтому я просто продолжала сидеть и делать вид, что думаю. Кроме того, меня лишили детской радости получения подарков на день Рождения и Рождество.
  -Кстати, мы на месяц уезжаем из города, поэтому ты остаёшься одна.
  -Да я и без этого одна,- спокойно ответила я.
  Эти слова мне показались истинной правдой, которая существовала уже давно и не только в моих мыслях. Но даже сейчас я умудрилась задеть саму себя ими же. Было обидно и больно, а всё настроение куда-то бесследно сбежало, и на его место пришла обычная дикая подавленность. Когда же прощальные красные огни моего "Фольксвагена" скрылись за поворотом, я поняла, насколько всё плохо. А что это могло изменить?
  
  Глава 3
  Попытка
  Следующий день пришёл вместе с мыслью, что если каждое утро будет начинаться с телефонного звонка, то случиться одна из двух вещей: либо я сойду с ума, либо выкину все телефоны, которые есть в моём коттедже. Что, собственно говоря, равнозначно. Телефон стоял рядом со мной, а сама я расположилась между диваном и телевизором на полу гостиной. Спина болела, сама я не выспалась, и весь мой организм требовал продолжения прерванного сна, а ещё завтрак. И душ. И, если можно, ещё не брать трубку этого треклятого телефона.
  Ни один из пунктов просьб своего организма я предательски не выполнила, подумав, что когда-нибудь ещё успею всё это проделать не раз. В трубке оказался не слишком приятный, излучающий радиоактивную злобу трёхнедельной выдержки голос Ларса.
  -Мне поспать дадут когда-нибудь?- лениво протянула я, предчувствуя хорошее настроение от удовольствия пощекотать чужие нервишки.
  -Хватит спать!- бесцеремонно рявкнул Ларс.- Что ты там решила?
  -У меня с точными науками всегда были проблемы. Поэтому я пошла на философский...
  -Да мне плевать! Это твои проблемы! Говори,- прорычал мой новый знакомый.
  -Позвольте узнать, многоуважаемый, это опрос или допрос?
  В следующий момент мне сильно захотелось рассмеяться: судя по звукам, телефон Ларса пилотировал о стену. Меня постигло дикое удивление, когда я поняла, что он ещё остался целым, да к тому же и в рабочем состоянии. Я, вообще, по жизни очень люблю удивляться, и издеваться, над такими, как этот несчастный Ларс. Ещё через пару секунд я услышала голос Марго.
  -Хочу принести свои поздравления, Виль, тебе снова блестяще удалось вывести из себя моего братца. Возрадуйся же, что находишься за несколько миль от него.
  -Спасибо,- торжественно поблагодарила я за поздравление.- Мой талант, как обычно, нашёл себе поклонников. И жертв,- чуть погодя добавила я.
  -У него опять плохое настроение. Если так будет продолжаться, то скоро он лопнет от собственного бешенства. Три недели - это большой строк. Слишком большой. Да ещё ваше знакомство, которое с самого начало говорило: "Не смешивайте реактивы".
  -Ничего не поделаешь. Я такая, какая есть. Он, похоже, тоже... Ну, да ладно, поживём - увидим.
  -Да,- просто согласилась Марго.- Так что же насчёт твоего решения?
  -К сожалению, ничего не получиться. Мою старенькую "тележку" конфисковали родители за плохое поведение,- самым жалостливым и невинным тоном, на какой была способна, отрапортовала я.- А жаль...
  Кроме голоса Марго я отчётливо, хотя и немного приглушённо, слышала звуки борьбы, словно там целая толпа людей пыталась урезонить разбушевавшегося медведя. Меня постигла огромная гордость за свои неповторимые таланты выводить любого из себя, даже законченного меланхолика. А уж о таких "реактивах" - как выразилась новая знакомая - подобных Ларсу, я вообще молчу.
  Внезапно Марго взвизгнула и отскочила от телефона - это легко можно было определить по звукам. Я почувствовала, как к горлу подступает истеричный смех, однако сдержалась и терпеливо принялась выжидать, кому же достанется эстафетная палочка, в виде трубки телефона, на сей раз.
  -Ты ещё здесь?- послышался голос Джима.
  -А куда мне деться?
  -Ещё не катаешься по полу в истеричном припадке?
  -Нет, но уже близко к тому.
  -Хорошо. Ты уж не подумай чего, просто Ларс желает выместить на телефоне, а в частности, на тебе всю ярость трёхнедельной выдержки. А это, поверь мне, не слишком приятная и безопасная процедура, даже если ты на огромном расстоянии от него.
  -Ничего страшного, Джим. Мне не привыкать. Думаешь, Ларс первый, на ком я тренирую свой экзотический дар?.. Хотя, если честно, трёхнедельная выдержка - это что-то новенькое.
  -И не слишком приятное, могу тебя заверить.
  -Ясное дело...- я зевнула, всё ещё приходя в себя после сна.- Поспать бы...
  -Ты ещё спишь?!- Даже у меня не существовало таких способностей удивляться, насколько удивился Джим. Совы... Совы...- Времени уже за полдень! Вилка, да даже после целой ночи бодрствования никто так долго не спит!
  -Вау! "Виллией" меня называли. "Вилли" меня называли. "Виль" меня называли... "Вилка"... Нет, "Вилкой" меня ещё не называли. Спасибо, Джим,- я хихикнула, в мыслях применяя новую кличку к себе. Вилка. Любопытно.- А сегодня вы опять мотались по дорогам?
  -Да, не сильно. Без особых происшествий,- скромно ответил Старина.- В последнее время мы не каждую ночь можем позволить себе выбраться на трассу, только эта неделя выдалась уж больно спокойной... А в целом... Последний год слишком странный - на дорогах какие-то таинственные автокатастрофы происходят, причём виноватых нет. Да только полиция валит всё на нас... А на нашей совести только один "гольф", но это редкий случай. Ты уж извини, просто Ларс был не в духе и, как всегда, решил вылить всю свою ярость и недовольство на дороге, а этот идиот попался ему на пути.
  -Ладно, ничего страшного не произошло. Вы только спасли меня от дальнейшей лжи, избавив от Джека, пусть даже ценой его жизни. Я не жестокая, вы не подумайте, просто я сильно устала.- Мой голос был на удивление спокойным, даже меланхоличным, хотя внутри я вся содрогалась от одного только воспоминания о машине, которая стояла сейчас перед моим домом, наверняка, отпугивая даже случайных прохожих от себя.
  Внезапно в трубке послышался какой-то странный шлепок, отчего я не успела услышать мнение Джима на сей счёт, хотя была рада этому. А несчастная трубка снова оказалась на полу. Я снова набралась нереального терпения, чтобы не расхохотаться и дождаться следующего своего собеседника. Им оказался незнакомый мне парень, который остановил тогда потасовку между мной и Ларсом при том знакомстве, хотя имени его я так и не узнала, правда в тот момент мне было уже не до имени, а в этот - меня беспокоило только моё душевное равновесие.
  -Боюсь, телефон не переживёт ещё одного падения,- заметил он.
  -Как ни странно, но меня постигла та же самая мысль, приятель,- хмыкнула я.- Дайте валерианочки этому психу.
  -Не поможет...
  Видимо, ему влетело, что доказало достоверность ответа несчастного парня. А я уже с трудом сдерживалась, чтобы не начать нервно похихикивать. Как весело. У Ларса - нервы, у меня - душевное состояние. Да мы просто созданы друг для друга. Противная мысль.
  -Тебе не суждено дожить до собственного дня Рождения!- провозгласил Ларс охрипшим голосом.- Если ты ещё хоть раз появишься на моих глазах, тебя постигнет участь твоего Джека. Это тебе я обещать могу...
  -Начнём с того, милый, что Джек не мой и уже давно таковым не является. Следующий пункт звучит так: ты мне тоже сразу не понравился. Я бы сказала, что это была "ненависть с первого взгляда". Далее следует то, что "Мерседесы" мне никогда не нравились; на мой взгляд, это слишком типичное авто.- Ответом мне была странная, даже нереальная тишина.- Но, если бы у меня была на данный момент машина, я бы стала одной из вас и даже, вопреки себе, попыталась найти общий язык с тобой, ненаглядный невротик. Однако машины теперь у меня нет, поэтому буду довольствоваться одной лишь дружбой с вами... Ну, а теперь я буду прощаться. Передавай всем от меня пламенный привет.- Я, довольная собой, положила трубку. Эффектная речь.
  После этого разговора с Ларсом у меня осталось не самое блестящее представление об этом человеке, но даже при таких впечатлениях наше сходство было на лицо. Теперь можно было определённо понять, что имела в виду Марго, когда сказала мне об этом. Как ни странно, но желание рассмеяться после этого разговора куда-то исчезло, прихватив с собой и моё хорошее настроение, как это ни подло было с его стороны. В таком же расположении духа я поглощала завтрак-обед, принимала долгожданный душ, ко всему прочему, стараясь отодвинуть встречу с "Мустангом" как можно дальше по временным меркам. Меня не слишком прельщала эта подозрительная жизнь, исходящая от него. И всё-таки "гольф" мне было жалко, пусть даже машина под моим окном и была по многим параметрам солиднее; всё-таки "Фольксвагену" я посвятила лучшие моменты своей одинокой распрекрасной жизни. Но, может быть, мне и с "коброй" удастся найти общий язык?
  Позавтракав, я покинула свой дом и, закрывая дверь, уже чувствовала на себе этот зловещий взгляд авто; оно меня словно пожирало этим странным ощущением жизни и зла, которые не должны существовать в неживом предмете. Однако они существовали и пугали меня.
  "Мустанг" встретил меня своей ухмылкой. Обычной злой ухмылкой Сатаны, если такое определение возможно по отношению к Сатане. Мне пришлось остановиться на пару мгновений, чтобы не рухнуть на газон без сознания от этого "влюблённого" "взгляда": ноги стали каким-то ватными и непослушными, а голова немного закружилась. Чувства были самые, что ни на есть, неприятные. Только через некоторое время я смогла уверенно сделать ещё несколько шагов по направлению к машине, медленно, но уверенно приходя в себя. Однако, подходя к ней, я чувствовала, что сомнения и страхи множатся во мне подобно бактериям, причём со скоростью света; всплывали самые невероятные и бредовые вопросы, которым было не место в этом мире реальности и обыденности. Эти вопросы могли смело появляться, если бы передо мной материализовался монстр... Хотя, частично это было правдой, спорить здесь бессмысленно.
  Но и свои плюсы в этом новом приобретении тоже были. Во-первых, это был шикарный "Мустанг", новый и эксклюзивный, хотя бы по части рисунка, коим возможно было восхищать до скончания времён, потому что такого реалистичного огня никакой мастер не смог бы изобразить. Во-вторых... "сердце" машины. Я была в полнейшем восторге и восхищении - могло показаться, что "жеребца" только что спустили с конвейера. А звук мотора меня полностью очаровал - это даже не было "дыхание" классической навороченной иномарки, типа "мерса АМГ", когда не чувствуешь - не то что слышишь! - работы двигателя, а я так не могла. Мне нравилось рычание спортивного авто, каким обладал сей "Мустанг".
  -Ты покорила меня,- восхищённо пробормотала я, обращаясь непосредственно к "кобре". Может быть, мне показалось, но я почувствовала какой-то ответный толчок благосклонной силы. Как странно было ощущать не томящую тишину железяки, а что-то живое, думающее и чувствующее. Как странно, но как приятно.
  Выруливая на дорогу, я уже сливалась душой с этим монстром, от которого с такой радостью отказался предыдущий хозяин. А сколько их было у "кобры"? Наверняка, не меньше десятка, даже больше. Я была очередной. Но никак не могла понять, почему они были столь счастливы избавлению от неё. Мне ещё предстояло это узнать, но до той поры я радовалась и трепетала перед манёвренностью и быстротой автомобиля, который, похоже, тоже радовался своему новому приобретению.
  Вернулась я домой с лёгким головокружением, но была настолько счастлива, что все мои эмоции искусно прикрывали это головокружение на заднем плане. Улыбка, похоже, и не собиралась сползать с моего лица на неопределённое количество времени. Но даже это не смогло скрыть тот факт, что весь день, что я провела наедине с машиной, мне казалось, будто кто-то управляет мной, сидит внутри меня и изучает... И я не верила, что это была машина, хотя поверить могла только потому, что за этот единственный и столь ничтожный день моей жизни мы стали единым.
  Сразу после своего возвращения я завалилась на диван, обняла диванную подушку и блаженно прикрыла глаза. Моё состояние прихлопнуло последние частички бодрствования, как остатки уже надоевшей и мешающей мошкары. Ему это не составило особого труда если взять во внимание то, что я не считала себя частью чего-то живучего от усталости.
  Или это было опустошение?
  
  Глава 4
  Сделка
  Сон мне приснился этой же ночью. И я полностью уверена, что приснился он мне не спроста, и что сном это тоже было не полностью. Потому что слишком реально всё происходило, и слишком странным было моё пробуждение утром. Но именно этот сон, эта встреча определили мой дальнейший путь - если бы я сделала другой выбор, всё бы закончилось по-другому, на следующее утро. Но как я могла оставить борьбу в самом её начале? Это была бы не я... И до сих пор мне не о чем жалеть.
  С этого сна началась моя новая, реальная жизнь. Я это знаю, чувствую, ликую. Хотя пришлось отказаться от одной очень важной, с точки зрения любого Человека - настоящего Человека, а не животного - вещи. Но, я часто следовала расплывчатому девизу своего отца, благодаря которому у меня и появился "Мустанг" - "Кто не рискует, тот не пьёт шампанского". И я рискнула. И приобрела...
  Мне снилась ночь. Тёмная лунная ночь, какие не часто появляются в местах моего проживания. В этот раз вместо хмурого неба можно было без особого труда разглядеть даже самые тусклые звёзды на черном чистейшем небе, настолько красивом, что во мне проснулась "спящая красавица" - вся моя нежная и чувственная половинка, обычно посапывающая в самом тёмном углу моей души, которая с той поры отказалась быть немного посветлее. Раз и навсегда. Но вокруг машины я видела только странную шевелящуюся тьму, переполненную пустотой, а впереди и позади - дорога, которую я уже считала своим настоящим домом. Любила я дороги, особенно пустые в оба конца.
  Позже я осознала, что не вела машину: сидела на сиденье пассажира и только наблюдала; я - была гостьей в ту ночь и только пробовала всю власть и способности "кобры". А авто было способным, потому что вёл его хозяин. И мне очень не хотелось верить той наглой и самоуверенной мысли, которая твердила, что я всё прекрасно знаю. Кто есть этот хозяин. Я и не смотрела на водителя, потому что в этом не было необходимости, а следила за дорогой и то, что я видела, вызывало во мне странное чувство, похожее на радость, но это не было радостью; похожее на восхищение, но и это не то... Пожалуй, оно могло сравниться только с тем, что я испытала в тот день, когда мне сообщили, что умер Джек. Только это, нечто другое. А видела я всё одно - дорогу, белые быстрые полосы и... вылетающие с дороги автомобили, которые внезапно исчезали, словно их сносило ураганным ветром. Но это была всего лишь власть "кобры", её способности.
  Потом я почувствовала странную дурноту от всего, в частности от переживаемых мною чувств: я не могла их осознать и описать, только чувствовала и постигала. Мне было сложно заставить себя посмотреть на существо, которое вело авто, потому что я догадывалась, что увижу, и почему-то думала, что задохнусь от испуга, если посмотрю. И мой язык не хотел повиноваться - молчание царило полное. Краем глаза я замечала, как чья-то рука переключает передачи, но в то же время ничего не видела, потому что даже не запомнила, как выглядела рука. Помнила только кольцо на ней... Даже перстень, странный такой, ассоциирующийся с адом. И больше ничего.
  Появилось ощущение бесконечности, как это бывает при виде пустой дороги: едешь вперёд, а она не оканчивается; как бы тебе не хотелось остановиться и отдохнуть, но надо ехать, потому что впереди должен быть пункт назначения... Хотя его может и не оказаться. И казалось, что машина будет мчаться в вечность, пока я не умру, потому что хозяин - бессмертен.
  Мы догнали "разбойников Мерседес". Почему-то от вида дороги, от странных ощущений и эмоций мне стало плохо, а ещё это состояние опустошённости, которое вселилось в меня ещё с самого вечера, подобно какому-то демону. "Мерседесы" выстроились в один идеально ровный ряд, пропуская нас. И мы проехали, но ни один из "мерсов" не постигла участь других автомобилей, которые попадались на нашем пути. На пути адовой машины. Мне стало чуть легче, словно та энергия, которой авто сдувало с дороги, была моей. Словно мной "кобра" чувствовала, мыслила и жила. Позже, когда мы возглавили стаю "Мерседесов", я заметила, что дышу ровно и спокойно, это во многом усмиряло мой разбушевавшийся страх и сильно расслабляло.
   "Начало начал, Виллия,- донеслось сбоку. Точнее, я это знала, потому что голос был одновременно повсюду, но в то же время звучал только от одного места. Как бывает во сне.- Бывает начало - случается конец. Но надо, чтобы цепь продолжалась".
  Мне показалось, что мои несчастные мозги начали плавиться: одна из мыслей злорадно подхихикивала, что я схожу с ума. Наверняка, отчего-то подумала я, но молчала. Страх, подпитываясь голосом хозяина, начал медленно с уверенностью голодного тигра превращаться в ужас. Я знала, я понимала, я слышала, я чувствовала... И ничего не предпринимала, просто отказывалась от веры, которая так настойчиво билась в ворота моего сознания, стараясь их пробить и восторжествовать. Однако я не пускала, создавая себе иллюзию, чрезмерно похожую на реальность.
  "Всё реально, Виллия. Я существую так же, как существует и этот автомобиль.- Он говорил спокойно и уверенно, что немного расслабляло, даже независимо от произнесённых слов.- "Мустанг" получил от меня свою душу, и теперь он здесь, властвует на дорогах этого мира... Были счастливчики и до тебя, коим удалось познать его, но... Не каждый достоин чести владеть им. "Мустанг" ищет своего хозяина, дабы служить ему вечно. Ты - следующая в списке, Виллия. У тебя есть шанс познать его мощь, его силу и... его преданность, если докажешь свою сущность. Но... ты можешь отказаться от этого автомобиля, и он перестанет принадлежать тебе и мне. Он станет принадлежать другому человеку и мне".
  Я не задумывалась. Как обычно.
  "Я не отказываюсь. Мне он нужен".
  "Это твоё и только твоё решение. "Мустанг" принадлежит тебе, так же, как принадлежит мне. Он существует независимо. Он существует так же, как я. И я существую так же, как он. Но ты - ты стала частичкой его. И, если автомобиль примет тебя, вы станете единством, вне зависимости от того, в каком состоянии его душа. Он будет вечно с тобой.- Его голос звучал так, словно он предвидел мой ответ. Словно наблюдал за мной много лет, прежде чем появиться здесь. И, чуяло моё сердце, что так оно и было.- Ты меня понимаешь?"
  Мне оставалось только кивнуть. А на большее я не смогла. И именно с этого момента этот вопрос стал для меня - его вопросом, потому что так оно и было.
  "А теперь запоминай, моя Виллия, что значит владеть этой машиной.- В его словах слышалась усмешка, съязвить на которую, однако ж, я не могла. Не имела на это право, рискуя потерять то, что ещё и не заслужила.- "Мустанг" - это частичка ада, та его часть, где преисподняя. Он поглощает, забирает души и никогда не возвращает то, что забрал. Так слушай же: не расслабляйся и сможешь сохранить свою душу, забрав душу у другого. Понимаешь?"
  "Да",- ответила я, глядя на дорогу перед собой, как завороженная. А белые стремительные полосы всё бежали и бежали, стараясь захватить с собой и мой блуждающий рассудок. Я уже не верила, что это - сон.
  "Я знал, что ты поймёшь, зная, что такое потеря. Представляя, что есть смерть. Значит, ты многое понимаешь из того, что значит душа. Этому автомобилю нужна одна душа в неделю, как другому - топливо.- Возникла мгновенная тишина, но её прервал всё тот же красивый, мягкий голос:- Беря на себя эту машину, ты совершаешь сделку с Дьяволом, Виллия. Что значит, ты готова к Игре. Но, что есть Игра, тебе знать ещё рано. Ставя точку, ты соглашаешься со всеми условиями, добровольно. Это значит, что ты не сможешь уже разорвать наш договор ни какими усилиями. Ты понимаешь?"
  Я почувствовала, что снова погружаюсь в туман, но только от непонятного чувства и слабости, хотя реальность в происходящем всё ещё присутствовала. И насмехалась надо мной, как последняя сволочь.
  "Да".
  "Хорошо, девочка моя. Но я дам тебе первый и последний шанс - условие прекращения сделки. Если это случиться - мои поздравления. Нет - увы и ах! А теперь условие.- Голос приобретает неприятные нотки издевательства, хотя благородного и справедливого.- Только вмешательство того, что не должно было случиться ни при каких обстоятельствах, разорвёт наш договор. Единство".
  Именно в этот момент я почувствовала себя игрушкой в чьих-то жестоких руках. Было странно больно и неприятно, словно я совершила что-то постыдное. Кроме того, я не понимала условия, как хотела бы. И я уже отчётливо сознавала, что это - не сон.
  "Мы ещё с тобой увидимся, моя Виллия"...
  Как же жутко я себя чувствовала утром! Точнее, я себя совершенно не чувствовала: как-никак, но целые сутки в пути - это не шутки. Да ещё остатки сна... Вера в его реальность заглушала все остальные человеческие чувства, заставляя задуматься над тем, что произошло, и что я натворила, а натворила я за одну ночь многое. Так я и сидела на полу довольно долгое время, согнув ноги в коленях и обхватив голову руками, сверля взглядом одну единственную точку на полу. Я тихо погружалась в депрессию с головой, как многие принимают ванную, вот так и я, только наоборот. Было плохо, противно и безысходно. Я вступила в игру, о которой совершенно ничего не знала, к тому же никак не была подготовлена к ней... К тому, что ждало меня впереди.
  И впервые в своей жизни всё моё существо обрадовалось телефонному звонку. По крайней мере, он прервал моё погружение в стихию мрака на некоторое время.
  -Да,- вяло выдавила я, пытаясь вернуться в мир сей, и сосредоточиться на разговоре.
  Скажу честно, меня ожидал сюрприз, который мгновенно вернул мне былое расположение моего вечно неунывающего духа, ищущего предлог, чтобы вывести кого-нибудь из себя. Ради развлечения себя любимого.
  -Привет. Почему ты не отвечаешь? Мы целое утро пытаемся дозвониться до тебя, Вилка,- недовольно, с каплей яда в словах произнёс Ларс. И этому голосу я обрадовалась, что кинуло все мои мысли в шок и панику.
  -Успокоился?- съехидничала я, начиная улыбаться, хотя в моей голове мысли устроили кашу, заметавшись в абсолютно хаотичном порядке.
  -Приглашаем в тур по городам,- демонстративно пропустил мимо ушей мой вопрос многоуважаемый Ларс.- Идея, разумеется, не моя, а Марго, но она сейчас сильно занята, из-за чего не может подойти к телефону, набрать твой номер и сообщить эту радостную весть.- В его словах послышалось столько упрёка, сколько не бывает блох у бездомного пса.- Похоже, у неё чувства взыграли: познакомилась где-то с каким-то подозрительным типом, причём ещё и непонятно когда успела. Теперь якшается с ним повсюду... Чувствую, скоро место Хелла будет занято.
  Я сочувственно хрюкнула, хотя хотела хмыкнуть: мне отлично давались все мысли моего нового знакомого. Его не раздражал парень Марго, его раздражала - я, поскольку именно ему пришлось звонить мне в качестве представителя своей сестры. А по-другому было никак. Он слишком любил свою младшую сестру, чтобы отказать ей в такой мелочи, как обычная беседа со мной, а только она могла попросить его позвонить мне - больше некому. И, собрав остатки своих нервов, рассыпающихся в прах от трёхнедельной ярости, хотя днём раньше она всё-таки имела шанс выплеснуться наружу, Ларс подошёл к телефону и, глубоко вздохнув, набрал мой номер. Горжусь!
  -Я не смогу поехать, Ларс. Чувствую себя плохо, да и машины у меня нет, я же говорила...- с вздохом ответила я, даже не пытаясь язвить или ехидничать. Не хотела, а своему "неунывающему духу" заткнула пасть разрывающимся на части рассудком.- Вы, наверное, сейчас в другом городе?
  Я смогла его удивить. Ура.
  -А ты откуда знаешь?
  Мысленно пожелав, чтобы он захлебнулся в океане любопытства и удивления, я произнесла самым, что ни на есть, наивным голосом вопрос:
  -А как вы туда попали?
  -Поехали за "Мустангом". Странно, конечно, это было, однако это немое требование, чтобы мы следовали за ним... Нереально, правда? Я тоже сначала не понял, что происходит, а потом сообразил... и поехал за ним,- чистосердечно доложил Ларс.- Но ты бы видела это авто! Я всегда думал, что "коброй" меня не удивишь. Как жестоко я ошибся... У меня свои мысли насчёт этого автомобиля и сообщать о них во всеуслышание я не собираюсь - боюсь оказаться в "дурке". Скажу только, что Такого Не Бывает!
  -Адская машина?- устало поинтересовалась я.
  -Да...- до него не сразу дошёл смысл, однако спросить об этом он не успел, когда я моментально его прервала:
  -Я бы тоже хотела увидеть её. Ради интереса. Ты так рассказываешь, словно видел какое-то паранормальное явление. Спасибо, что позвонил.
  -Виль, с тобой всё нормально?- внезапно спросил он, забыв даже о нашей войне.
  -Да... А почему ты, Ларс, спросил?
  -Слишком голос уставший... И ты благодаришь Меня. Это также не нормально, как тот "Мустанг" с пламенем, очень похожим на адский огонь. Реальный адский огонь.
  "О, если бы ты знал!.."- пронеслось в голове.
  -Да, нет, всё хорошо, просто я сегодня немного не в себе. Плохо себя чувствую, а разговор, даже с тобой, невротик, немного расслабляет. Можешь мне не верить, но я сейчас улыбаюсь.
  Если бы он мне не поверил, то правильно бы поступил. Не до улыбок мне было.
  -Как скажешь.
  -Ну, тогда до встречи.
  -Пока.
  Это был самый мирный разговор между мной и Ларсом за последние дни, я даже раздражения не чувствовала. Хотя и чего-то хорошего тоже - просто разговор между двумя людьми, пусть и тема была немного необычная.
  Положив трубку и уставившись вновь в пустоту перед собой, я принялась искать в толчее своих мыслей самые, на мой взгляд, нужные. Это было не так уж просто, как казалось: находя одну мысль, теряла другую. Но в один прекрасный момент смогла собрать их воедино. Нужных мыслей оказалось лишь три: единство, банда Ларса и улаживание личных дел. И все три напрямую касались "Мустанга". Во-первых, я слишком отчётливо понимала всю сложившуюся ситуацию с этой дьявольской машиной. Она живёт. Она мыслит. Она чувствует. Она управляет. Как это ни дико звучит, но душу ей хозяин подсунул строптивую и специфическую, если я была лишь одной из многих. К тому же это единство... Оно не вселяло никаких положительных эмоций, даже обычного спокойствия или равнодушия: меня это сильно беспокоило - "кобра" словно вселялась в меня и управляла мной... Во-вторых, банда Ларса, наверняка, будет ожидать нового появления этой машины, а разочаровывать их мне совершенно не хотелось, наоборот - я смогла наконец-то ощутить всю силу притяжения внимания. Но это значило, что мне придётся покинуть мой уютный коттедж на неопределённое время и очень уж хотелось верить, что это "неопределённое время" продлиться не слишком долго: максимально - месяц. Ну, и, разумеется, в-третьих, надо было собирать вещи и приводить в порядок свои незаконченные дела, чтобы суметь реализовать пункт два. Хотя я даже не могла представить - пусть отличалась особо буйной и своенравной фантазией - чем может закончиться подобная поездка, к тому же, даже название этого предприятия - сделка с Дьяволом - не слишком обнадёживающе звучало, плюс ещё и явление сие было каким-то неопределённым и даже подозрительным. Да и вообще, чего я ждала от самого Падшего ангела?
  У дивана я просидела ещё довольно-таки продолжительное время, пытаясь сосредоточиться на подведении итогов моих размышлений и сообразить, с чего начать и как провернуть это не слишком обнадёживающее дело, оставаясь незамеченной. В конце концов, решила для начала принять душ и позавтракать, а потом уже размышлять на тему поездки и все остальные, связанные в единый узел сделки. "Как всегда отличилась",- пронеслось в голове, когда я забралась в душ, напевая себе под нос какой-то мотивчик. Кажется, это была песня "Clint Eastwood" Gorillaz... Хотя, чёрт его знает - в тот момент я не особо сосредотачивалась на таких мелочах, да и уверенной в завтрашнем дне не была.
  Тёплый спасительный душ привёл меня в себя постепенно, но уверенно, поэтому за завтраком я могла уже рационально мыслить и принимать обдуманные решения, что в тот момент мне было просто необходимо. Один раз ляпнула "да", повторного "да" мой рассудок больше не желал, поэтому мысли разлетались по полочкам, как тень отделялась от солнца. Меня постигло жуткое удивление, когда я взглянула на часы - так рано я просыпалась редко, ну и завтракала тем более. Они без зазрений совести показывали одиннадцать часов. Утра. Если бы я выехала к двенадцати, то вечером могла бы быть уже на месте, да ещё успела бы выспаться перед ночной вылазкой. Этот план мне показался вполне пригодным к употреблению, поэтому было решено им и воспользоваться, к тому же ничего другого не оставалось.
  Церемонию вела я, и мне хотелось провести её красиво.
  Нехитрый завтрак был уничтожен быстро, как и предполагал мой жестокий голод, проснувшийся, когда учуял запах еды; затем я собрала все необходимые мне вещи, которых, к моему удивлению, оказалась не слишком много: немного денег на своё существование, кое-какие вещи, которые выглядели более или менее прилично, и сотовый, обнаружившийся в самом неожиданном для него месте - под недочитанной книгой Энн Райс. А я, оказывается, ещё и книги какие-то не дочитала,- улыбнувшись этой мысли, я закинула сумку на плечо и поспешила к своей "ненаглядной" "кобре".
  С тяжёлым сердцем и странными предчувствиями я покидала свой коттедж и закрывала его дверь. Мне казалось, что запираю я не дом, а свой покой, в котором жила большую часть своей жизни, и выхожу навстречу каким-то неизведанным мне приключениям, коих теперь было не избежать, потому я совершила непозволительную сделку. А ведь действительно, это было моё добровольное решение.
  Мой взгляд упал на машину и я остановилась, разглядывая её резкие очертания, которых не замечала раньше. Только теперь я смогла заметить, что она совершенно не вписывается в окружающий её пейзаж - потому что она не вписывалась даже в материю этого мира, разрезая её своим существованием.
  -Надеюсь, милашка, мы с тобой подружимся,- не слишком уверенно произнесла я.
  Машина стояла безмолвно на подъездной дорожке моего коттеджа, однако я прекрасно почувствовала, как она смерила меня оценивающим взглядом, отчего я вздрогнула, но переборола себя и, закинув вещи в багажник, села за руль. Итак...
  -Я не хочу с тобой ссориться. Ты мне нравишься.
  Это была частичная правда. Остальную часть этой правды заглушал страх перед этой машиной, которая так легко крушила души, жизни и даже материю этого мира. А возможно огонь на ней был истинным?
  Однако на трассе я забыла о своих страхах, когда "Мустанг" смог разогнаться до внушительной скорости, которая, как мне показалось, не слишком соответствовала этой модели, но вскоре забыла об этом, позволив себе наслаждаться скоростью и дорогой. Я врубила первый попавшийся диск, который не забыла прихватить с собой из дома, оказавшийся альбомом той самой группы, песню которой я напевала утром, и слушала только эту музыку всю дорогу, отгоняя от себя плохие предчувствия и представления жизни далеко от дома, где я ощущала себя уже в своей стихии. Меня успокаивала мысль лишь о том, что я на любой дороге должна чувствовать себя прекрасно, потому что я и "Мустанг" - единое целое, а цепь эту я не хотела разрывать, пока её не "разорвёт то, что не должно было случиться". А до того момента мне было решительно на всё плевать.
  Позже я осознала, что машина нагоняет на меня какой-то полусон, как в моём сне. И это было и страшновато, и приятно одновременно. Автомобиль большей частью ехал дальше самостоятельно, а я лишь удерживала руль, чтобы не сойти с ума от страха. Эта сумасшедшая езда продолжалась несколько часов, только в городе авто свернуло в узкую улочку и до вечера оставалось там. И за всё время нашего пути я осознавала мысль, которая не могла придти ко мне раньше по многим причинам, главной из которых было моё упрямое неведение и отрицание веры в то, что происходило перед моим носом. Я изменилась. Машина управляла, воссоединялась и чувствовала, чтобы принять решение. И она меняла, чтобы я стала другой. Сама собой. Единым целым.
  
  Глава 5
  Встреча
  Я очнулась там, где и уснула - в "Мустанге". Или это был не сон, а забытье? Разницы не было никакой - чувствовала я себя ужасно. Мы неслись куда-то по шоссе с большой скоростью. Порой я даже подозревала, что у этой машины не бывает пределов по отношению к скорости - мешали только повороты и материальность этого мира. Местность уже давно изменилась, и я чувствовала себя здесь неуютно: вокруг тянулись незнакомые и безжизненные луга, изредка прерываемые мелкими и какими-то больными лесками. На землю уже спускались сумерки, но на горизонте светились яркие краски заходящего на ночь солнца. Мне в голову пришло, что это очень красиво, однако я сразу же задушила эту мысль своим состоянием и понятием того, во что вляпалась по самые уши.
  Голова готова была расколоться на множество мелких осколков из-за боли, да ещё состояние было странное, отсутствующее. В мозгу крутились странные, затуманенные остатки воспоминаний от прошедшего времени, которое я изволила провести за рулём этого монстра. Хотя, возможно, это был всего лишь сон... Невозможно было понять, но и то, и другое заставляли содрогаться... Страшно было, а возможно никакой реальности не было. Как же мне хотелось в это верить! Всё, что я пыталась вспомнить, окрашивалось в густой и зловонный, кровавый след смерти. Я хорошо помнила, как сбила несколько человек ночью в городе. Один из которых был всего-навсего ребёнком. И вот этим вечером я содрогалась, мне было страшно и плохо: я помнила и понимала... Страшный удар. Агонический крик. Тишину. И, наконец, какое-то странное ощущение пробиралось в меня до самых костей, проникая в сердце, и это было наслаждение, но не моё. Наслаждение Дьявола, который забирает души, добытые его "машиной смерти". Наслаждение, которым он делился со мной...
  Я всхлипнула, но постаралась удержать весь свой ужас при себе, не показать и капли страха и безнадёжности. Зачем? Чтобы машина это узнала? Всё во мне разрывалось на части от того, что испытывала я. Страшно... и больно. Но я сама выбрала этот путь, и я пойду до конца, что бы не творилось у меня в сердце, в душе. И ещё мне хотелось доказать всем, что я на что-то способна, что я не простая девочка с машиной, что у меня такой характер. Что я буду терпеть все лишения и ужасы, все убийства, но пойду до конца, пока это само собой не исчезнет. Не закончиться весь этот кошмар.
  Такая мысль не принесла ничего: мне не стало ни лучше, ни хуже, как и должна действовать на человека правда. Мой взгляд скользнул на горизонт, где солнце уже понемногу засыпало под собственную музыку цветов. Вид затухающего дня возвращал к действительности, хотя настроение ни капли не поднимал.
  Я не могла управлять "Мустангом". Но "Мустанг" мог управлять мной. Раньше, когда это только начиналось, во мне ещё были силы сопротивляться, теперь же они просто исчезли, оставив меня наедине с созданием самого Дьявола. "Кобра" - повелительница дорог. Призрак дорог. Я не знала, откуда появилось это название, но оно мне показалось вполне подходящим для этой машины. Для той, кто действительно был сильнее меня.
  Случайно мой взгляд упал на соседнее сиденье. Там лежал небольшой пакет с едой, который вызвал у моего желудка бурную радость, о которой он мне сообщил счастливым бурчанием. Отметив про себя то, что машина может не только поглощать, но и заботиться, я накинулась на еду, опустошив пакет в мгновение ока под голодный аккомпанемент счастливого желудка. Подумав о том, что можно было бы и побольше, я свернула к обочине, даже не чувствуя сопротивления "Мустанга". Очевидно, он решил мне дать шанс побродить на свободе. Покинув уютный салон авто, захлопнув дверцу, я просто встала около и оперлась об него спиной.
  Мимо промчалось несколько машин, а я продолжала стоять и глядеть себе под ноги, ни о чём не думая. Может, это выглядело немного странным, но мне нравилось это состояние полного отсутствия. В голове проносились какие-то мысли, но я их даже не замечала: они мне казались незначительными и лишними, как и всё вокруг. Хотя эта мысль вызвала лёгкую улыбку, столь глупую при моём состоянии и при такой ситуации.
  Ещё одна машина промчалась мимо, когда я услышала неприятный для меня в том состоянии звук - звук торможения. Шелест шин о нагретую вечерним солнцем асфальтовую поверхность дороги. Не успела я сама ещё сосредоточиться на нём, как мой взгляд уже довольно смело и непринуждённо гулял по побитому "Форду", уверенно сдающему назад. Кое-где на крыльях машины виднелась плохо заделанная ржавчина, так чётко и безнадёжно кидавшаяся на мои натренированные глаза, которые презрительно сузились до щёлочек, подметив сие печальное недоразумение. А я сама потеряла улыбку, не в силах уже обманывать даже саму себя...
  Из "Форда" вылезли два немного подозрительных типа, хотя то, что натолкнуло меня на эту мысль, поспешно скрылось в непролазных глубинах сознания - по выражению их лиц и походке возможно было определить, что настроены они отнюдь не воинственно, пусть мой хладнокровный взгляд и поубавил у них пылу. Оба пацана были чем-то похожи, но братьями не являлись - это уже мне нашёптывало чувство десятое, если оно и существовало у меня. Порой я сомневалась даже насчёт первых пяти, однако прекрасно понимала, что все мои сомнения настолько же бестолковы, насколько бестолковы попытки Марго примирить меня и Ларса. Один из незнакомцев был русым, обладал светло-карими глазами и не намного возвышался над своим другом. Его попутчик мог похвастать тёмно-каштановой шевелюрой и невероятно выразительными серо-зелёными глазами. И одеты они были по-разному: первый - в клетчатую рубашку и старые джинсы, второй - в чёрную футболку и штаны из какого-то непонятного материала. А их схожесть заключалась в некоторых незначительных чертах лица и поведения, но я не могла уловить в каких.
  -Привет, незнакомка!- весело выпалил второй из них.- Возможно, тебе нужна помощь?
  За неимением охоты говорить я просто отрицательно мотнула головой.
  -Тогда позволь поинтересоваться, отчего ты остановилась?
  Мимо промчалось ещё несколько безразличных ко всему машин, несущих своих хозяев по их указке. Я пожала плечами, и меня от всех этих мыслей передёрнуло.
  -Отто, по-моему, что у неё депрессняк, а поэтому к ней лучше не соваться. Тебе не кажется?- изрёк его дружок, и я ощутила непреодолимую тягу набить ему мордашку.
  Отто же подошёл ко мне и прямо заглянул мне в глаза. Меня это просто парализовало, потому что в голову вдруг полезли самые бестолковые мысли о том, что я когда-то читала или слышала. Но именно из этих забытых мной источников я подозревала, что у Дьявола тоже зелёные глаза. Зеленоокий ты мой. Блин.
  -Откуда ты? Ты же не здешняя?
  Я только кивнула. Попыталась оторвать приклеенный к его зелёной глубине глаз свой взгляд, потерпела неудачу и покорно сдалась, хотя способности говорить я ещё нигде в себе не нащупывала.
  -Ты уверена, что наша помощь тебе не нужна?
  Мне пришлось задуматься. Потом я осознала, что они ничем здесь мне не смогут помочь. В такой ситуации даже Бог, похоже, не решался - или не мог - мне помочь. Где же им - обычным смертным! Хотя сама-то я кто?
  Отрицательно мотнула головой. Тяжело вздохнула, словно на лёгких лежала целая тонна булыжников, и медленно прикрыла глаза. В мыслях возник неимоверный, не подходящий к ситуации вопрос: где "разбойники Мерседес"? Однако даже он быстро сник и исчез куда-то за моей улыбкой и остальными хорошими мыслями. Это ввергло меня ещё в большее отчаяние: настолько плохо мне не было ещё никогда...
  Скоро прольётся дождь из моих собственных слёз, поняла я. И не улыбнулась.
  -Дьявол!- прорычал его дружок на высоких тонах, поворачиваясь назад к "Форду".- Хватит уже с ней возиться!
  Я вздрогнула, чувствуя как вдоль позвоночника пробежал неприятный холодок, широко распахнула глаза и резко взглянула на него. Отто, заметив такую неадекватную реакцию, сам с яростью перевёл свой серо-зелёный взгляд на друга. Ощущая, что с каждой минутой всё ближе пробираюсь к грани между спокойствием и истерикой, я напряглась. Отто снова посмотрел на меня.
  -Что произошло?
  -Почему ты спрашиваешь это у незнакомого тебе человека?- тихо, почти шёпотом, наконец, выдохнула я.
  -Потому что этот человек ведёт себя слишком странно, да ещё готов в любой удобный момент кинуться в истерику,- так же тихо проинформировал он меня, и в его глазах искрились серьёзность и упорство.- Значит так, поедешь сейчас за нами. И не думай сбежать или отказаться. Ты поняла?
  Как просто... Я оттолкнулась от машины и, немного отойдя, взглянула на неё, словно за эти мгновения она могла как-нибудь измениться. Но она была всё та же: молчаливая, зловещая, изящная, злая... Горячая, как адский огонь, который плавными линиями и переходами извивался сотнями змей по кузову машины... И зло всё так же обволакивало невидимыми нитями, уже не отпуская того, кто так просто согласился на это, поглощая, убеждая и получая удовольствие. Пытаясь делиться им и охранять, защищать, делать то, чего от неё требует сам Дьявол взамен на то, что даю ей я. А от меня она получает души... И этот огонь вечно их поглощает... поглощал и будет поглощать до скончания веков, даже если исчезнет и этот монстр. Преисподняя стоит в вечности.
  Господи, как жалок человек.
  Неуверенно посмотрев на Отто, я кивнула и открыла дверцу машины. Снова ад. Парень проследил за мной взглядом, убедился в чём-то и вернулся в "Форд", кинув через плечо тревожный взгляд на "Мустанг".
  -Только сейчас не выделывайся,- негромко прошептала я, устраиваясь за рулём.- Это будет не смешно.
  Мы направились дальше по шоссе, но ехали недолго: вскоре свернули на узкую и пыльную дорогу, по ней проехали ещё некоторое время, пока не добрались до какой-то деревни,, проехали её и оказались перед большим заброшенным складом, находящимся в паре миль от шоссе. Мне сказали, что это был самый короткий путь и через деревню обычно никто не ездит: есть ещё одна дорога, которая гораздо лучше и ведёт почти из самого города. Когда мы вышли из машин, я с огромным облегчением выдохнула и уставилась на здание перед собой. Ничем не примечательный заброшенный склад, с несколькими разбитыми стёклами и замком на воротах. Ребята провели меня внутрь через небольшую боковую дверь, и я оказалась в просторном помещении, разделенном на две половины огромными ящиками: в одной из них стояли автомобили, а в другой видимо было жилое помещение, куда меня и привели. Усадив меня на потрёпанный диванчик, перед которым стоял маленький столик и чуть дальше старый телевизор, друг Отто удалился, оставив меня один на один со своим приятелем.
  -Как тебя зовут?- сразу же спросил он, как только выражение лёгкого удивления сползло с моего лица, оставив после себя всё те же отстранённость и убитость.
  Только сейчас я почувствовала, как раскалывается моя голова. Так ей болеть ещё никогда не приходилось. Захотелось поморщиться, прежде чем ответить.
  -Виллия,- тихо выдохнула я, немного приходя в себя.
  -Ну, меня ты уже знаешь. Я - Отто. А этого немного нервного субъекта зовут все Дэйвом, хотя первоначально, вроде, звали Дэвилом.
  -Странноватое имечко,- подметила я, всё тем же тихим голосом. Мне казалось, что если я заговорю чуть громче, моя голова точно лопнет, а лишаться такой красивой и нужной вещи мне совсем не хотелось. Как выразился бы один не очень остроумный человек, которого я уже давно не видела - "Я ж в неё ем!"
  -Ага, это все уже подметили, поэтому и наградили его Дэйвом. А у тебя, я гляжу, тоже не слишком-то распространенное имя. По крайней мере, в этих краях.
  -Ты просто не слышал, как меня тут недавно назвали. Вот это уже действительно - Редкость, с самой большой буквы "Р".
  -Нда? Как же?
  -Вилкой,- хмуро ответила я. На лицо моего нового знакомого наползла весёлая улыбка, хотя не насмешливая и не дразнящая, что так же начало успокаивать мои нервишки, как и этот разговор.- Хотя в чём-то этот человек был прав. Хм... А что это за место?
  -Старый заброшенный склад, переоборудованный под автосервис, так скажем,- произнёс Дэйв, неся мне стакан грога, и, видимо, уже успев сам принять этот "божественный напиток", поэтому сейчас он соизволил улыбаться, а не нервно и злобно взирать на мои расчудесные выходки.
  Во мне взыграла чистейшая благодарность, когда этот драгоценный напиток оказался в моих трясущихся руках, и я готова была всех расцеловать, сделав глоток из стакана и почувствовав себя в несколько раз легче, даже боль в голове перестала тупо постукивать меня изнутри в лоб. Тут же мне в глаза кинулись две машины, прикрытые серыми и пыльными чехлами, из-за коих я не смогла их заметить раньше. Под одним угадывались очертания грузовика, а под другим - чего-то более спортивного и менее покладистого.
  -Это не для посторонних глаз,- произнёс Дэйв, проследив направление моего подозрительно любопытного взгляда, ощупывающего авто под чехлами.
  -Я ж умею держать язык за зубами,- самым невинным тоном поведала я, предав глазам то же выражение, хотя даже не оторвала их от машин. - Сами не знаете, какое сокровище пригласили в гости... Кроме того, вижу, что это что-то чрезвычайно интересное и дорогое.
  Дэвил и Отто многозначительно и вопрошающе переглянулись, пообщались на уровне глаз и передачи мыслей - только так я могла озвучить их молчание.
  -Клянёшься?
  -Даю руку на отсечение,- уверенно заявила я, хотя рука мне бы не помешала, особенно при таких обстоятельствах.
  Отто направился к цели моего бескрайнего любопытства и сдёрнул чехлы. Моя челюсть аккуратно стукнулась об пол, откуда я её нежно подобрала и подошла поближе, дабы не упустить сего зрелища, пусть почти такое же стояло сейчас на улице и красовалось своим адским пламенем в сгущающихся сумерках, хотя были во много "дружелюбнее".
  Первым из оных был полногабаритный и сильный "Додж Рам" чёрного цвета. Похоже, его преобразили до неузнаваемости, поскольку у него был довольно-таки внушительный вид, большую часть которого брала на себя приподнятая подвеска, не говоря уже обо всём остальном. Я взяла на заметку поинтересоваться у Отто именно "обо всём остальном", поскольку в этот момент не могла бы ничего спросить из-за дьявольской усталости, причиной которой большей частью была моя любовь к удивлению.
  Вторым гордецом тоже был "Додж", и, исходя из моих знаний, то "Вайпер". Машину делили на две части две белых широких полосы, проходящих вдоль всего грязно-серовато-синего кузова, что выглядело немного необычно в смысле цвета.
  Я бы ещё долго взирала на всё это великолепие, повергшее меня в некое подобие оцепенения от переизбытка чувств, если бы меня не привёл в чувства самодовольный голос Дэйва.
  -Ты дала слово.
  -И я его сдержу,- немного отстранённо произнесла я, подходя ближе к грузовику, и даже забыв на время о стакане грога в руке.- Можно поинтересоваться?
  -Валяй!- весело кивнул Отто.
  -Где - чья?
  -"Рам" мой,- гордо ответствовал он.
  Меня переполнило восхищение, переливавшееся через край. Давненько я уже не бывала под столь сильным потоком эмоций, хотя какая-то часть моего строптивого "Я" вопила из-за задетого самолюбия, что некоторые грузовики могут быть круче спортивных "лошадок". Но я быстро отключила связь с этой частью "Я" и порадовалась восхитительной правде, поскольку иногда вид одних нескончаемых спортивных авто вместо восхищения и поклонения вызывал только непокорную улыбку.
  -Извини за столь дерзкий и неприличный с моей стороны вопрос, но... Сколько штук ты потратил на это великолепие?!- не удержалась я.
  -Наверняка, не больше чем ты.- Отто указал на проход между ящиками, где была видна улица в сумерках и адский огонь моего монстра. Он даже в сумерках не тускнел!
  Я кашлянула, быстро соображая, что сказать. Мне "Мустанг" обошёлся только лишением детских радостей, а отцу - лишь игру в карты.
  -Поставим вопрос по-другому,- улыбнулась я.- Что ты наставил на грузовик, чтобы он выглядел настолько... офигительно?
  В обычном разговоре я никогда не позволяла себе объясняться такими словами, возможно, потому, что мама у меня была напрямую связана с моим родным языком. Раньше она преподавала его в школе, однако, когда получила второе образование и вышла за отца, то бросила эту работёнку и пошла на работу посолиднее. Но навыков она не потеряла, и за всю свою жизнь я не произнесла при ней ни одного подобного слова, да и без неё избегала их. Хотя были случаи, когда слов обычной лексики было маловато, чтобы выплеснуть все свои эмоции на словах. И сейчас был как раз такой случай.
  -Здесь проще назвать то, чего на нём не стоит,- съехидничал Дэйв, получил подзатыльник одним только взглядом своего друга и добавил:- Список будет во много раз короче.
  Мой всепоглощающий взгляд устремился на Дэйва.
  -Почему?
  -Потому что он на этот зачухлый грузовик понаставил всего понемногу: от фарной стойки до гоночного снаряжения, не говоря уже обо всей прочей дребедени. Раньше он стоил не больше штуки. Сейчас он стоит, наверное, не меньше сотни штук. Как тебе это?
  Я потеряла дар речи, поэтому безмолвно посмотрела на примолкшего от собственной гордости Отто, не смотревшего ни на меня, ни на Дэйва, словно был вообще один в помещении.
  -Он немного преувеличивает...- скромно вставил он, почуяв, что театральная тишина слишком затянулась.
  -Ага! Сейчас же!- сразу же перебил его Дэвил.- Если ты не можешь верить словам, тогда взгляни на факты: этот тарантас произвёл неизгладимое впечатление на несчастную девочку, которая до сих пор не может придти в себя. Посмотри, какими огромными глазами она взирает на сей мир. А ведь раньше он, кроме надменной улыбки бывшего владельца "Форда", вызывал чувство только глупой жалости. Итак, выводы, мой любезный друг?
  Отто соизволил самодовольно хмыкнуть.
  -Я польщён.
  -Я знаю. Лучше скажи, как нам бедняжку в чувство привести...
  -Ладно вам, ребята,- сразу очнулась от пережитых эмоций я,- Я уж как-нибудь сама... мне не сложно. Бывают припадки и похуже...
  -Ну, это мы уже видели,- не упустил случая съязвить Дэйв.
  -По крайней мере, я не зря не доедал, не досыпал, не доживал последние несколько лет,- преисполненный гордости заявил Отто.- Если факты столь лучисты, значит Хелл обзавидуется!
  Я кашлянула.
  -Хелл?
  -Да.
  -Который Колд?
  -Ага,- на меня уставились две пары удивлённых глаз. Моё самолюбие от радости сделало пару сальто - удалось и мне блеснуть своей просвещенностью в некоторых местах затянувшегося диалога.
  -Боюсь, его не постигнет это злодейское чувство,- скорбно сообщила я.- Его арестовали недавно.
  -Когда?
  -Точно не помню. Я почти была свидетельницей этого прискорбного происшествия... У меня ещё тогда был "фольк" и я рассекала в ту ночь дороги пригорода.- Предавшись воспоминаниям, я даже не заметила, как начала загибать на своей руке пальцы, глядя куда-то на пыльный пол склада.- Тогда я помяла "мерс" Эйлера, спихнула в кювет полицейский "Форд", спасла Марго...
  -Видимо, у тебя была плодотворная ночь,- как бы между прочим подметил Дэйв.
  -Ага,- отсутствующе кивнула я, нахмурившись.- А потом "гольф" забрали родители, лишив детских радостей получения подарков на Рождество и день Рождения и оставив взамен это чудовище, которое сейчас стоит на улице... Кошмар!- самостоятельно подвела итог я.
  -Кхе... Чудовище?- не очень понял Дэйв, кося завистливым взглядом на сумеречную улицу.
  Я взглядом указала на газету, лежащую на диване, замеченную мной ранее. Он взял её и быстро пробежал взглядом по первой странице, несколько раз изменившись в лице по мере прочитывания. Я стояла около грузовика и ждала своего приговора. Дэвил, дочитав, бросил газету Отто, который проделал то же самое, хотя реакция на статью была менее заметна, пусть и точно такая же.
  -И зачем?..- только спросил он, дочитывая последние строки и достойно выдерживая, чтобы не закричать от ужаса. По-мужски выстоял. Как и Дэйв.
  -Это длинная история, подобная тем, которыми детки запугивают друг друга в лагерях. Может быть, знаете, эти страшилки?.. Вот. Но только эта страшная история для меня ожила... - вздохнула я и осторожно провела указательным пальцем по гладкому капоту "вайпера".- Вот только ничего из этой истории я не помню, кроме каких-то спутанных отрывков, похожих на ночные кошмары...- Я резко посмотрела на них.- А вы думали, почему у меня депрессняк?- Залпом выпив остатки грога из стакана, который всё ещё сжимала в руке, я мотнула головой.- Конечно, извините за то, что всё вот так вышло...
  -Ты ещё пытаешься что-то рассказывать об этом?!- отрубил Отто.- Сейчас же загони сюда свой "Мустанг"! Быстро!
  Голова немного кружилась от выпитого грога, однако депрессия отступила уже на второй план. Я всё-таки обнаружила хоть какие-то признаки человеческого в этом бренном мире, и меня здесь приняли. Но даже немного опьяневшая, я выполнила просьбу Отто: поставила машину на складе, а он сразу же накрыл её чехлом. Не знаю отчего, но мне вдруг стало как-то не по себе, словно теперь под ним скрывалась не машина, пусть одушевлённая - в прямом смысле этого слова, - а уже истинное существо. И злое, пусть верное своему хозяину.
  -У вас есть что-нибудь перекусить?- поинтересовалась я, чувствуя, каким вокалом запел мой желудок.
  -У нас - нет, зато в ближайшей закусочной есть,- отрапортовал Дэйв.- Поехали туда.
  Я только согласилась.
  А этой же ночью меня разбудил странный шум, доносившийся из основного помещения склада. Я вышла из своей комнаты на втором этаже и, перегнувшись через перила лестницы, посмотрела в темноту помещений. И я узнала эти глаза... Этот странный утробный рык... Оскал... Всё это я уже видела при нашей первой встрече, но, что это было за существо, я так и не смогла понять. Оно растворялось во тьме, не давая разглядеть ни себя, ни даже своих очертаний.
  
  Глава 6
  Ровная линия
  Моя жизнь возвращалась в прямое русло, которое изредка искажалось под разными углами ночными поездками "Мустанга". Единственное, что меня немного нервировало, так это то, куда моя жизнь вернулась, потому что это место не было её собственностью. Однако во всяких минусах бывают и плюсы: у меня появилось новое жильё, две работы и хорошие друзья, чего нельзя было сказать о том русле, которое моя жизнь оставила, в спешке перетечь в другое. Я была уже на девяносто девять и девять процентов уверена, что ничто не сможет закупорить это русло, как однажды сделал Ларс, пусть и вскоре исчез, как гнусный мираж. Конечно, я иногда вспоминала его, особенно встречая заголовки о "банде" в газетах, но быстро забывала, придавленная огромным количеством забот.
  Сначала я была ошарашена тем, где и как мне придётся проживать, однако моя самоуверенность и невозмутимость быстро пришли в себя и заставили принять меня же в свои же руки. Отто и Дэйв жили на том же складе, где и работали, хотя и не круглый год, а только в тёплые времена. Зимой же они снимали квартиру в городе. Я вскоре поняла, в чём тут дело: они не желали каждое утро мотаться из города в пригород и обратно на работу, как это делала обычно я, поэтому соорудили себе по комнате на небольшом втором этаже склада-гаража. Видимо, когда-то там размещалось несколько офисов, а потом, когда все эти помещения перешли в руки нынешних владельцев, это всё быстренько превратилось в "жилые" комнаты, одну из которых доверили мне. Обстановочка там была не ахти, но и появлялась я там соответственно не часто: буквально, там и была лишь одна кровать, да стул со столом. А что ещё нужно человеку практически там не проживающему? Риторический вопрос.... Позже я узнала, что тот небольшой уголок на первом этаже с диваном и телевизором, является неким подобием гостиной, где ребята в свободное время отдыхали. Кстати, там, оказывается, ещё и холодильник был и даже микроволновка, хотя, судя по запылённости последней, пользоваться ей было некому. С холодильником же было в точности, но наоборот: изучив его содержимое, я пришла к выводу, что его владельцы очень любят пиво и мясо.
  Мой план на день всегда был одинаков: по утрам я помогала ребятам с их заботами - они открыли в этом забытом богом месте нечто наподобие автосервиса, но только для "избранных", типа "банды Мерседес", что разъезжали по дорогам с ревущими движками гоночных авто. В некотором смысле мне даже нравилось это, и очень скоро я даже там нашла своё призвание - рисовала. Естественно, я не могла изобразить на машинах такой же шедевр, каким обладал мой неунывающий "Мустанг", но искусством рисунки назвать было можно. Через некоторое время я могла обходиться и без помощи Отто и Дэйва, а их дело резко пошло вверх. Кроме того, моё великое самолюбие было польщено до обморока тем, с каким вниманием ко мне относились приезжающие в это место водители. Их сильно удивила появившаяся из ниоткуда девушка, причём с разноцветной шевелюрой, да ещё настолько довольная своей уверенностью. А мне ничего не оставалось, как порхать среди них с загадочной улыбкой, спокойно ставя на место любые выходки со стороны их дам сердца, которые частенько приезжали с ними, и высокомерно и демонстративно ни на кого не обращать особого внимания. К слову сказать, ни одну меня это забавляло - Отто и Дэйв нередко обменивались многозначительным ухмылочками, видя всё моё отношение к происходящему.
  По вечерам же у меня была другая работёнка: я разъезжала по городу - а он оказался невероятно огромным, да к тому же ещё и неким подобием лабиринта - на жёлтом такси, развозя по городу вечно спешащих и нервных жителей. Не могу ничего сказать насчёт того - нравилась мне эта работа или нет, поскольку к вечеру я уже почти ничего не помнила и существовала лишь на уровне первобытных инстинктов. Десятки кругов по городу давали о себе знать: единственной моей целью было - доехать, добраться до душа и завалиться после, спать. Сказать, что я спала как убитая - не сказать ничего; Спящая красавица и рядом не валялась со своим столетним сном... Фи, какая она старая была... Иногда даже по утрам я не могла придти в себя, особенно поначалу, когда этот режим полностью выбивал меня из колеи нормальной моей жизни, и Отто просто отправлял меня досыпать утраченные часы, когда работы на "складе" было мало. Зато к вечеру я уже была сама не своя от выпавшей мне доли поспать и выспаться. В такси сначала ко мне относились с подозрением и даже преступным недоверием, тому было две причины - я была девушкой, я была новенькой. Но такие приступы, как правило, проходят быстро, особенно если человек смог себя оправдать в глазах других. Особенно, если он красив, как я...
  И всё-таки... Однажды заглянув в зеркало, я вдруг поняла одну немаловажную для своей самооценки вещь, хотя эта самая самооценка и никогда не падала ниже одной не слишком низкой отметки, однако итогом этих мыслей стало то, что я перекрасилась в чёрный. Разумеется, после такой душещипательной процедуры даже Отто с Дэйвом с трудом смогли меня узнать, не говоря уже об остальных. Мне это льстило. Но, даже став мрачно-чёрной, я не потеряла былой уверенности и язвительности, а любовь к различным выходкам возросла ещё больше - наверное, она была у меня в крови.
  С "бандой" же я больше не связывалась, не видела их, но имела представление об их "подвигах" из газет. Ура, - думала я,- конец выходкам Ларса, конец моим раздражителям... Да здравствует жизнь без нервозов!
  Однако не всё так прекрасно было, как бы мне хотелось. "Мустанг" стал частью меня, неотделимой частью, наподобие души, только ещё... более существенной. И я сама чувствовала, как изменилась, хотя другие этого и не замечали; может быть, подозревали. Но не видели. И эти изменения продолжали прогрессировать во мне по мере того, как моя душа уживалась с новой неизведанной никому частичкой ещё чего-то живого от машины. Не меньше раза в неделю мне снились кошмары, которые невозможно было назвать снами, и с каждым новым разом они становились всё реальнее, всё ужаснее... Я могла осознавать происходящее всё больше и больше, когда её душа сливалась с моей, и мы оказывались на открытых просторах трассы или - чаще всего - на улицах ночного города. Каждый раз я чувствовала, что даровавший мне эту машину - нет, не мой отец, - сам выбирает жертву. И всегда новую, не похожую на предыдущую.
  И однажды я поняла, что уже не сплю. Это была тёплая и тихая ночь, которые так редки и прекрасны, но которые я так не любила из-за их тишины. Я помню ту девушку, что была так похожа на меня, как моё отражение. По крайней мере, мне так казалось тогда. И в тот момент я забыла, кто я; в меня словно демон вселился, и проснулась жажда к... сложно как-то назвать это чувство, потому что ничего определённого оно в себе не несло, но было столь же дико, как желание машины поглотить очередную душу.
  Эта девушка была особенной, и даровавший это прекрасно знал. Он долго выбирал её для меня, чтобы я осознала, во что ввязалась и что меня ожидает, пока не исполнится условие. Если оно исполнится. В ту ночь я не рассчитывала ни на что, даже на типичного бездомного или бродягу: в городе изредка появлялись лишь случайные авто, такси или мотоциклисты, которые из себя ничего существенного не представляли для "Мустанга". А машина сама мне указывала на то, что бы могло удовлетворить её жажду. Но ничего не было... И мы ездили по пустому городу, искали... искали... Долго и безрезультатно. Очень скоро я почувствовала неприятную горечь и зверскую досаду из-за города, который совершенно ничего не может дать. Хотя я отлично понимала то, что всему виной мощное оружие против меня же - осторожность. В этом городе не было "Мустанга", но был "призрак дорог", который забирал жизни... души. И они вооружились. Да-да, вооружились осторожностью оленей, знающих, что где-то бродит волк. Они сидели по домам и ждали утра, когда призраки исчезают и приходит освобождение. Они сидели и дрожали от страха за свою бесценную жизнь, даже те, кто ни во что её не ставил. А мы бороздили ночь напролёт... пока не появилась она. Душа.
  Я увидела её в конце длинной, освещённой фонарями, и пустынной улицы. Она переходила дорогу, когда слева от себя услышала нежное и угрожающее урчание машины. И девушка знала, кому оно принадлежит, и чувствовала это всем телом, что я смогла понять по её крупной дрожи, которая начала её бить. А ведь она могла жить, если бы поверила своей матери, которая всячески старалась её оградить от той беды, которая теперь возникла с левого плеча от неё. Наша жертва так и не перешла на другую сторону улицы, остановившись как вкопанная и оглянувшись на нас. Грубая и последняя ошибка была осознана, но каяться было слишком - слишком! - поздно.
  Я словно слышала, как в её груди забилось сердце, как кровь начала вскипать. Я словно видела, как зрачки её раскрытых от страха, от неизбежности глаз расширились, когда она посмотрела в сторону урчания мотора и увидела там то, чего не хотела видеть. Но видела и осознавала, чувствовала, и отчего-то мне казалось, что видит она совсем не "Мустанг", а то существо, что лицезрела я два раза в своей жизни. Помню каплю пота неприятно прокатившуюся вдоль моей спины и то, как мгновенно пересохло у меня во рту, когда я вспомнила эти глаза и чёрную тень. То существо, с которым мы превратились в единство. И в этот же момент я вспомнила всю свою прошлую жизнь, когда была вот такой же безрассудной и невежественной, как эта девушка. Этому этапу жизни ещё не пришёл конец, но я понимала, что через несколько мгновений он погибнет под колёсами "Мустанга". В пламени ада, показавшегося на поверхности земли. Я знала, что это был страх, но не признавалась себе в этом из-за своей нелепой трусости.
  А девушка стояла и смотрела в глаза своей смерти.
  Я надавила на газ, и машина, взревев ещё сильнее, ринулась напрямик, прямо на девушку. Дальше я помню с трудом, однако расширенные от ужаса глаза, мне не забыть никогда. Это последнее чувство, которое испытала эта жертва. И мне было её жаль. До ужаса жаль.
  Потом был глухой удар и рубиновая кровь.
  И ещё что-то было. Что-то очень похожее на дикий ветер, настолько плотный и грубый, что можно было почувствовать, как он обволакивает тебя со всех сторон. Его зверский вой, похожий на песню старого волка. И последний крик украденной души.
  И ей одной машина не ограничится. Она любила кровь.
  Отто и Дэйв обо всём знали, но ничего не предпринимали, понимая, что просто бессильны против порождения фантазии самого Дьявола. Они могли не поверить мне, но их что-то заставляло отказываться от этой мысли снова и снова, но не подпускало ко мне ближе, чем на тайну о моих ночных поездках. Им оставалось только наблюдать за моим безумным превращением. Превращением в демона.
  
  Глава 7
  Улица Красных клёнов
  Машина бешено взревела, словно разъярённый зверь. Отто дал старт, и я вдавила педаль газа в пол. "Мустанг" рванул с места, как сумасшедший и полетел по прямой и ровной трассе напрямик к условному финишу. Я не ошиблась насчёт того, что ему - любая скорость не помеха; "Мустанг" с такой быстротой её набирал, что мне даже показалось, будто у него совершенно нет пределов в этом отношении, к тому же в голову пришла несвоевременная мысль, что на финише, как бы между прочим, надо будет тормозить, а при таких темпах быстро это сделать не удастся. Но всё же такого чувства свободы и полнейшей независимости я ещё никогда не чувствовала. "Вайпер", который в первые секунды шёл бок о бок с "Мустангом", оказался далеко позади. А машина продолжала разгоняться, хотя до финиша остались считанные метры. Я просто не желала останавливаться при таких невероятных ощущениях, при этом нереальном чувстве полнейшего триумфа победы, пусть на тот момент пустяковой - всего лишь тренировочного заезда с другом. Но это была чистейшая победа!
  Тормозить пришлось в экстренном режиме: "Мустанг" из-за столь огромной скорости несколько раз крутануло, занося гораздо дальше предполагаемого. Поднялся столп пыли. Через несколько длинных секунд рядом притормозил "вайпер" Дэйва. Я распахнула дверцу и свесила ноги с сиденья, хотя даже не попыталась выкарабкаться из салона, а вот Дэвил не просто выкарабкался - он вылетел из "вайпера", как пуля из дула револьвера.
  -Тысяча чертей! Виль! Ты на "Мустанге" или "Феррари" ездишь?!- первым делом осведомился он, на всех оборотах подлетая ко мне и в восторженном преклонении размахивая руками.
  -Это был риторический вопрос?- ошеломлённо ответила вопросом на вопрос я, пытаясь придти в себя от собственных успехов. Во мне всё кувыркалось от пережитого потрясения, даже ощущения моей первой поездки на этом "чудовище" рядом не валялись с тем, что я ощущала несколько секунд назад. Божественно!
  -В чём же заключалась его риторика?- уже спокойнее вопросил Дэйв.
  -В том, что это ни "Феррари", ни "Мустанг"... Это - машина Дьявола. Ты знаешь об этом,- мягко отозвалась я и потянулась, почувствовав себя несколько лучше.- Не можешь удержать - действуй себе во благо...
  -Ну-ну... И вся полиция округи на ушах из-за тебя - это, разумеется, успокаивает,- саркастически ухмыльнулся он.- Кстати, ты нам никогда не рассказывала, как эта Дьявольщина оказалась у тебя.
  -По глупости,- уклончиво ответила я, следя, как к нам приближается пошарканный "Форд".
  -В смысле...
  -В смысле того, что я не отказалась от машины, когда был прекрасный шанс на это: понадеялась на удачу и совершила сделку... да-да, с Дьяволом.- Я поморщилась от удручающих воспоминаний.
  "Ты понимаешь?" О да! Теперь я понимаю даже больше того, что было сказано. Слова той ночью, той первой ночью, когда я впервые разговаривала с тем, в кого никогда не верила. Но, если признаться честно, чего я не рискнула бы сделать сама себе, мой собеседник отнюдь не производил впечатления истинного зла, которым меня пугали с детства. Он был мудр. И он не был таким, каким его пытаются воссоздать в фильмах или книгах... И только теперь меня это насторожило.
  Дэвил несколько секунд внимательно смотрел на меня, но потом отвёл взгляд на Отто, вывалившегося из салона "Форда" и приближающегося к нам. А я всё время его пути была в каком-то анабиозе, пытаясь определить, почему Дьявол мне не казался Дьяволом.
  -Итак, друзья мои,- тоном священника произнёс он, подойдя ближе,- что вы можете рассказать мне интересного?
  -Если сказать, что она обогнала меня - слишком мягко. Сказать, что "Мустанг" мчался с большой скоростью - это не сказать ничего,- отрапортовал Дэйв.- Наша подружка, Отто, не просто готова к соревнованиям, она может участвовать в них без всякой подготовки.
  -Кхе... Это была шутка?- не сразу вник в суть Отто.
  -До шуток ли тут?! Эти соревнования самые сложные и главные в стране! А она обошла моего "вайпера", словно я ехал на этом корыте,- в порыве чувств он пнул своей сильной нижней конечностью несчастный "Форд", который от такого нахальства обиженно скрипнул ржавчиной.
  -Сколько?- как можно спокойнее спросил Отто, хотя в его голосе отчётливо слышались рвущиеся наружу нотки дикого любопытства.
  -Около десяти секунд,- мрачно убил Дэйв своим ответом любопытство Отто. Как и самого владельца сего расчудесного дара.- До встречи, ребятки.- Дэвил ещё раз взглянул на меня, потом отвернулся, сел в "вайпер" и уехал, всем своим видом выказывая задетую гордость и отношение к этому незатейливому инциденту.
  Меня это поведение сбило с толку, Отто, видимо, нет, но он тоже молчал, потому что ещё не пришёл в себя после пережитого шока.
  -Десять секунд длиною в вечность и блаженство,- в каком-то трансе негромко произнесла я, следя, как оседает поднятая "вайпером" дорожная пыль.- Десять замечательных секунд перед финишем... Десять секунд.- Пробормотав эти несвязные фразы моими устами, мой разум вдруг очнулся, и я уже осмысленно взглянула на недоумевающего Отто.- Это он так пытается выказать своё недовольство?
  Парень пришёл в себя и даже смог усмехнуться, посмотрев в сторону "склада".
  -Не обращай внимания. С ним такое бывает. Эти приступы ярости - наследственное, но по сравнению с его матерью... Дэйв - это золотце ненаглядное! Да и вообще, похоже, это его хобби - ни с того ни сего вдруг начинает психовать, хотя всего пару секунд назад казался вполне психически уравновешенным и спокойным. Но пойми и ты его - он любит быть лучшим, а ты в его понимании всего лишь девчонка.- Отто снова взглянул на меня, теперь его лицо озаряла улыбка.
  А я только кивнула, не зная, что тут можно было ответить. Нет, конечно, встречала я и раньше невротиков и похуже - взять хотя бы Ларса! - но этот был чем-то исключительным со своими непредсказуемыми срывами. У главаря "банды" эти незабвенные моменты можно было хотя бы предугадать, а здесь... Никогда не знаешь, где ногу сломаешь.
  -Кстати о птичках, ты точно уверена в том, что хочешь участвовать в гонках?
  -Ага,- отстранённо ответила я.
  Честно говоря, меня ещё терзали некоторые сомнения в том, что я смогу одолеть хоть кого-нибудь, даже после того, как с лёгкостью обошла Дэвила. У меня была уверенность в машине, но не было уверенности в себе. Эта штука опять куда-то исчезла: она всегда была пугливым существом и особенно боялась сомнений.
  -Что ж, если ты решилась на сто процентов...
  -На семьдесят семь и девять,- поправила я.
  -Почему так?
  -Никогда не любила круглые числа.
  -Ну, ладно,- улыбнулся Отто.- Раз так, то мы заносим тебя в списки участников. Если ты продолжишь тренироваться, то в скором времени станешь лучшей. У тебя определённо есть талант к вождению столь строптивых авто. А ведь это редкость среди девушек...
  -Да и такие девушки, как я, - редкость,- скромно согласилась я.
  -Ты как всегда скромна,- хмыкнул парень.
  -Ну, да. О своей скромности могу распространяться часами!- я самодовольно улыбнулась.- Слушай, ты не отвезёшь меня пораньше сегодня в город? Я бы хотела немного прогуляться там.
  -Здесь ты всё закончила?
  -Да.
  Моим последним творением явился белый "Опель" с лазоревым огнём. За эту работу я смогла получить немаленькие деньги, да и у владельца сего "сокровища", похоже, никогда проблем с такими мелочами не возникало, именно поэтому я и согласилась разрисовать его авто как подобает: бесценно и неповторимо. У меня получилось даже лучше ожидаемого, хотя до моего "Мустанга" там было как до Канарских островов: огонь, цвета небесной лазури, плавно обтекал весь кузов "Опеля", и на задних крыльях машины превращался в двух изящных драконов. Когда нарисовала, сама обзавидовалась. Потом взглянула на свой чёрный "Мустанг" с адским пламенем реального огня и надменно хмыкнула. Лучше моего не бывать!
  -Дэйв сказал, что твоя последняя работа что-то отменное,- произнёс Отто.
  -Да, можно и так сказать. Хотя я сама от себя такого не ожидала. Это действительно что-то из ряда вон выходящее.
  -Значит, твоя карьера сложиться,- подытожил Отто.- А теперь поехали, мне ещё кучу дел надо сделать.- Он отвернулся и направился к "Форду".
  Я ещё пару секунд смотрела на его "цветастый" затылок, потом забралась обратно в "Мустанг" и рванула на всей скорости обратно к "складу". Дэйв к моему возвращению уже приступил к работе и даже, казалось, не обратил ни малейшего внимания на моё триумфальное настроение. А триумф заключался лишь в хорошем настроении, которым мне хотелось делиться с каждым, особенно с теми, у кого оно плохое.
  Я накрыла "призрака дорог" чехлом, улыбнувшись про себя этому названию, краем глаза заметила странный взгляд Дэвила и отчего-то вздрогнула, словно до меня дотронулись огромной глыбой льда.
  -До скорой ночи,- шепнула я машине, пытаясь сосредоточиться в мире сим, хотя этот упорный взгляд меня просто и нахально выбивал из колеи. Резко оглянувшись на Дэйва, мне удалось одним только выражением лица дать понять отношение ко всему этому. А потом поняла, что было не так в этом взгляде. Он предупреждал.
  -Как знаешь, Виль... Как знаешь...- тихо произнёс Дэйв отворачиваясь.
  Я схватила сумку и куртку и с огромной скоростью выбежала на улицу, где в "Форде" меня ждал Отто. Его удивил, если не сказать ошарашил, мой взбудораженный вид, словно я только что появилась из камер пыток, правда он ничего не сказал, видимо подумав, что я снова напоролась на взвинченного своим поражением Дэвила. Я запрыгнула на соседнее сидение "Форда" и старалась даже краем глаза не замечать пыльного и грязного силуэта, работающего внутри склада. Мне было очень не по себе, словно меня раскусили и могли предать. Да ещё с некоторых пор начинало казаться, словно этот парень мог читать мысли. О, как же меня это всё напрягало, порой я даже спать не могла нормально. И теперь этот взгляд, явно выражающий неодобрение и предупреждение, словно он знал, что я думаю, чувствую и делаю.
  Мы уже мчались в направлении города, когда после минутного молчания Отто прервал мои душевные терзания и подозрения вопросом, который вообще мог вогнать меня в кому.
  -Виль, извини, если затрагиваю больное, но... зачем ты убиваешь людей?
  Мне хотелось сначала протянуть "аааааа", а потом дико расхохотаться, наподобие ведьмы. Только не со зла, а от чувства, что скоро я сойду с ума. Нет, конечно, мне было приятно, что на свете ещё остались люди, которые хотели поговорить о том, чем я там ночью занимаюсь. И зачем. Но вот только спрашивать это таким заупокойным голосом!..
  -Мда,- протянула я, хотя смеяться не собиралась.- Ну и денёк сегодня... Сначала Дэйв достаёт меня моими же подозрениями, теперь Отто желает поговорить по душам.
  -Опять Дэвил?
  -Ага. Ты случайно не знаешь, но может быть, он умеет читать мысли?- ненароком осведомилась я.
  -Не знаю. Этими сведениями из личной биографии он со мной не делился,- ухмыльнулся Отто.- А теперь к вопросу... Если, конечно, не хочешь - не отвечай...
  Настроения, у меня уже почти не было, спасибо двум дружкам, но ведь надо же было о чём-нибудь поболтать во время пути.
  -А что здесь можно ответить? Этого хочет машина. Ей это необходимо, как и мне теперь. Это звучит жестоко, но я уже не могу просто взять и остановиться. Это почти невозможно... Но тебе не понять, потому что ты никогда этого не чувствовал.
  -Может быть, надо бороться?..- неуверенно предложил он.
  -С Дьяволом?- насмешливо переспросила я.
  -Но даже с ним можно совладать...
  -Не учи меня по книгам и фильмам. Это совсем другое, о чём невозможно рассказать. Наверное, это можно сравнить с наркотиком, но насколько это сравнение будет далеко от истины! Ты понимаешь?
  В нём чувствовалась настороженность, когда он кивнул, будто я говорила что-то странное, невозможное, но реальное. Да, так оно и было; мне самой показался невозможным тот вопрос, который я задала, потому что он принадлежал ему.
  -Но ты же могла отказаться,- заметил Отто, обгоняя очередную попутку.
  -Отказаться могла,- согласилась я.- Но не смогла совладать со своим извечным кошачьим любопытством, да и желанием обладать хорошим авто. Вот ты бы смог отказаться от "Мустанга" ездя на "гольфе"?
  -Ну...- он неопределённо пожал плечами.
  -Я тоже не смогла. Теперь плачу за это чужими жизнями,- мрачно произнесла я, глядя на дорогу перед собой.- Чтобы "Мустанг" ездил, ему необходима, по меньшей мере, одна душа в неделю. И кроме души ещё кровь, ведь в ней жизнь. Раньше я этого не знала, но когда она стала исчезать с капота и лобового стекла, словно её кто-то слизывал, я поняла, что одними душами тут не обходиться... Порой мне становиться страшно до слёз, и я их уже не сдерживаю. Иногда вижу призраков и ещё каких-то странных существ. Несколько раз видела сущность "Мустанга", точнее только расплывчатую тьму... И всегда после этого я хотела избавиться от машины, но потом какая-то сила заставляла меня остановиться, и я понимала: мы - единое... Страшно, но без этого уже нельзя...- мне пришлось замолчать, потому что следующие слова могли вырваться с рыданиями. И говорила я от души, чем Отто мог бы гордиться - я редко так откровенничала даже с близкими людьми... Если они когда-нибудь у меня были.
  Отто всё понял и не стал задавать вопросы ещё некоторое время, которое мы ехали в полнейшей тишине, слушая хиленький старый мотор "Форда". На магнитолу, к сожалению, Отто и Дэйв так и не сподобились накопить денег, поэтому ездили всегда под соответствующее звуковое сопровождение неунывающего ржавого автомобиля. Как ни странно, но избавляться от него эти двое неразлучных дружков не собирались, сколько бы раз он не ломался и как бы не хныкал. Он тоже был частью их дружбы и без него Отто и Дэйва сложно было бы представить.
  -Почему именно ночью?- наконец спросил он, нарушая гробовую тишину.
  -Думаю, это время зла. Время, которое Он любит,- я невольно улыбнулась, словно говорила о любимом человеке.- Знаешь, когда "Мустанг" только появился у меня, я проводила многие ночи за рулём, но считала их просто ничего не значащими снами. И я помню каждого, кто погиб под колёсами адского авто.
  -С этим страшно жить,- сочувственно сказал Отто больше в никуда, нежели мне.- Тогда, на дороге, я не знаю, почему остановился, но мне показалось, что что-то не так с твоей машиной, да и у тебя вид был не из лучших, словно тебя недавно пытали самыми изощрёнными методами. Потом я заметил этот странный огонь, и мне показалось, что это огонь из преисподней. Эта мысль тогда казалась идиотской, но я понял, что это я идиот, когда вышел из машины. Такого ощущения зла мне ещё не приходилось ощущать, будто кто-то пронзил меня недобрым взглядом. И последняя причина. Очертания "Мустанга"...
  -Да, я тоже это заметила... Потом уже, после того, как с Дьяволом пообщалась. Оставила это милое чудовище у себя и через пару дней уехала из дома. Знаешь, меня иногда тревожит факт того, что я согласилась владеть "Мустангом". Добровольно.
  -Что ж, Виль, это был твой выбор. Твоё действо. Ты выбрала сделку, и это твои дела. А мне остаётся только пожелать тебе удачи,- внезапно произнёс Отто, снова не глядя на меня.- Похоже, только она здесь тебе и сможет помочь.
  Я вдруг усмехнулась и как-то криво рассмеялась, когда вспомнила свой самый первый сон в череде нереального. Отто от неожиданности вздрогнул и странными глазами посмотрел на меня, словно видел перед собой какое-то чудо. Хотя сидела рядом с ним самая обыкновенная Виллия. Если меня теперь можно было назвать "обыкновенной". Но из-за этого воспоминания мне стало страшно...
  -Меня Дьявол называл "моя Виллия",- ответила я вопрошающей тишине.
  Вроде расстраиваться было не из-за чего, да и хорошего в этом обращении было мало. Отто как-то странно крякнул и чуть не выехал на встречную. А мне вдруг захотелось расхохотаться, хотя я сразу же замолчала и отвернулась, чтобы не видеть ошарашенное лицо друга. Да уж.
  Остальная часть пути прошла в полной тишине, которая не столько давила на нервы, сколько давала подумать "на тему" и сокрушаться перед собственной беспомощностью. Он высадил меня около кафе, расположившегося недалеко от моего места работы. Я сразу направилась туда, чтобы немного перекусить перед долгой и изматывающей работой. Представления о прогулке по городу резко изменились, а точнее, вообще исчезли, поскольку после такого "жизнерадостного" разговора с Отто мне расхотелось гулять. Поэтому я просто сидела в кафе за чашкой крепкого чая и, поглядывая на часы, наслаждалась жизнью, нырнув глубоко в собственные мысли.
  Я даже не могла предположить, что такое в жизни может случиться, особенно со мной, "серой мышкой" по сути. Ведь я не слишком уж была буйная, просто иногда выходила за рамки обыденного. Например, я не любила спиртные напитки, но в один прекрасный день могла надраться до такого состояния, что самой противно становилось. Те же проблемы и в отношениях с окружающими. Зачастую сижу в тёмном углу, да помалкиваю в тряпочку, а потом сорвусь, и тогда "никто живым от меня не уйдёт"! До косточек обглодаю, пусть потом будет у моего желудка истерика, зато нервы успокою. Это вот как раз и происходило со мной в последнее время: начиная с вечеринки у Джесс и заканчивая этим "развесёлым" днём, когда я сидела в кафе и вливала в себя ароматный чай. Однако этим незатейливым промежутком времени я ограничиться не могла, поэтому разрешала себе "не быть серой мышкой" ещё долгое и долгое время. Пока не привыкну.
  И эта сделка... Мне в голову не приходило, что может произойти, чего не должно, чтобы всё встало на свои места. Я самая обычная девчонка, ставшая не слишком счастливой обладательницей потрясающего во всех отношениях "Мустанга", и что с того? Со мной могло произойти всё, что угодно, даже то, чего не ждёшь, но знаешь, что это рано или поздно случится. Вот только что? Теперь меня грызло любопытство острозубое и беспощадное, хорошо приправленное страхом оттого, что это не случится. Ведь и такое может быть. Возможно, он на это и рассчитывал?
  Я в очередной раз взглянула на часы и тяжело вздохнула. До начала моей смены оставалось не менее получаса. За это время ничего путного я сделать не могла, да и бессмысленного тоже. Быстро опустошив чашку, я вышла из кафе и направилась к месту своей работы, засунув руки в карманы и придав лицу самое страдальческое выражение, на которое была способна. Мне стало настолько паршиво, что не существует таких слов, чтобы описать это состояние. Ровно через десять минут я уже выруливала на дорогу на своём желтеющем со всех сторон "Форде" в поисках желающих прокатиться. Настроение испарилось само по себе, зато я могла освободиться со смены пораньше на полчаса.
  Мои клиенты были не слишком лицеприятны подстать этому "расчудесному" дню. Сначала один псих, опаздывающий на какую-то мифическую встречу, потом баржеобразная дама с аристократическими наклонностями, к концу нашего "путешествия" доставшая меня настолько, что я чуть не высказала ей всё, что думаю о ней. Потом было несколько невзрачных личностей, тихо и тускло просидевших весь путь на заднем сиденье, "псих" хотя бы создавал звуковое сопровождение, барабаня натренированными пальцами по своему дипломату. И под конец, словно на десерт, случилось нечто, заставившее меня прибегнуть к нечеловеческим усилиям, чтобы не умереть от страха. Благоговейного страха.
  Уже темнело, как и подобает в это время суток. Загорались городские фонари. Людей становилось меньше, что было странным для такого большого города, хотя позже, когда моя смена заканчивалась, они волшебным образом выбирались все обратно на улицу - шарахаться по клубам и барам. Да и "призрака дорог" они тоже побаивались, чтобы просто так выйти на улицу поздно вечером или в сумерки. К этому времени я уже устала настолько, словно не водила машину, а толкала её по городу собственными силами. Мой рассудок уже не на чём особо не сосредотачивался, поэтому я сама себе удивилась, когда притормозила около очередного клиента.
  -Улица Красных клёнов,- приятным голосом произнёс он.
  Я мгновенно пришла в себя от такого названия пункта назначения. Меня прошиб холодный пот. Нет, конечно, эта улица в городе существовала, да вот только характеристика у неё была, мягко сказать, не очень. Она была настолько мрачная и воинственная, что никто там и не жил, кроме пары-тройки каких-то бедолаг, которым ничего другого и не оставалось. Однако этот парень, сидевший позади меня, совершенно не был на них похож. В нём было что-то нереальное, что-то необъяснимое и властное, чего нет у простых смертных. Именно из-за этого ощущения полнейшей власти я даже не стала сопротивляться и кричать, что не повезу его в это злосчастное место. Просто отъехала от тротуара и покатила в направлении улицы Красных клёнов, успокаивая себя мыслью, что хоть посмотрю, какие там клёны. Говорят, что вправду красные.
  -Как обстоят дела с "Мустангом"?- через некоторое время спросил мой пассажир.
  -Нормально,- машинально ответила я. Потом меня постигла суть происходящего, и я чуть в обморок не свалилась от понятия того, кто сидит на заднем сидении "Форда". Стало как-то не по себе.
  -Ты довольна им?
  -Вполне,- признала я.
  -Ещё нет порывов отказаться от него?- с насмешкой осведомился он.
  -А если бы и были, то это смогло бы что-нибудь изменить?- усмехнулась я.- Разорвать сделку с тобой? Может быть, я и сглупила, когда согласилась на неё, но теперь не отступлюсь, пусть даже попаду в Ад...- Я почему-то чувствовала себя раскрепощено в общении с ним. Возможно, потому что этого хотел он.
  -А ведь ты не глупа, Виллия,- благодушно заметил он.- Именно поэтому я обратил на тебя своё внимание. Надеюсь, это будет не пустое... Но всё-таки, ты готова мириться со смертями, которые даришь вполне невинным людям?
  Я решила промолчать; мне нечего было сказать на этот вопрос. Зачастую на это можно было и наплевать, если бы не их лица, которые я помнила все до единого, и не духи, голоса и кошмары. И он это прекрасно знал.
  -Я так и думал,- холодно произнёс он.
  -Но если ты знаешь ответы на свои вопросы, для чего ты их задаёшь?- нелепо сорвалось с моего наиглупейшего языка.
  Я уже ожидала худшего, когда он ответил, и в его голосе я услышала такое знание и мудрость, каких просто не бывает на этой бренной Земле. В этом слишком материальном и бездушном мире.
  -Чтобы знала их ты. Я могу знать ответы на любые вопросы в мыслях каждого из людей, но они могут их не знать или настойчиво желать не верить им. Некоторые вопросы для них кажутся настолько пошлыми и резкими, что ответы заставляют содрогаться, хотя на слух более блаженны... Но правильный ответ - всегда истина, как ни пытайся доказать обратное. Потому что это аксиома, Виллия. И ты это прекрасно понимаешь.
  Он не задал свой обычной вопрос, но теперь утверждал, ведь я теперь стала гораздо лучше понимать то, о чём он говорил.
  -Может быть, ты тогда сможешь указать мне правильный ответ на вопрос, мучающий меня в последнее время?- как-то неуверенно предположила я.
  А он на это лишь расхохотался, заставив моё сердце сделать тройное сальто и попытку остановиться, отчего я не отказалась бы иметь такое же запасное - чтобы оно смогло остановиться ещё раз.
  -Зачем? Ты сама всё поймёшь, когда придёт время. Или я ошибся в твоей мудрости, моя Виллия?- многозначительно произнёс он.
  -Нет, можешь не сомневаться в моих умственных способностях,- поспешила я заверить его в обратном.- Просто он мне иногда спать не даёт...
  -Это нормально, когда-нибудь ты улыбнёшься своим словам, потому что они покажутся тебе глупыми. Как и твои нынешние мысли.
  -Да, в этом мне можно позавидовать,- честно призналась я.- Как и в количестве "приключений", сыплющихся мне на "вторые девяносто".
  Он усмехнулся.
  -Удача, которую смел пожелать тебе твой друг, действительно тебе очень пригодиться. Без неё сделка может полететь ко всем чертям. В отношении тебя. Хотя, с тобой всё так гладко и не пройдёт...
  -Почему?
  -Ты не привыкла сдаваться из-за мелочей.
  Ничего себе "мелочи"! Я на время даже забыла о том, что умею говорить. Тут судьба моей души решается, а он говорит "мелочи"! Блин, да такого шока я ещё никогда не испытывала.
  Затылком я почувствовала его усмешку, вспомнила, что сей субъект умеет читать мысли, и заткнула свой странно хихикающий рассудок красной мокрой тряпочкой, чтобы заткнулся. Вечно он меня подводил. Теперь я хотела продиктовать ему свои условия и для начала пусть помолчит.
  -Мне всегда нравился образ твоего мышления.
  -Правда?- кашлянула я.
  -Да. Не часто встретишь человека, способного столь неординарно общаться с собственным рассудком. Да и мысли твои зачастую хаотичны настолько, что кроме тебя в них никто не сможет разобраться. Даже я с трудом это делаю.
  -Так ведь это ж моя голова,- гордо проворковала я.
  -И гордись ей пока она на твоих плечах,- каким-то заговорщицким тоном согласился со мной он.
  -Что значит "пока"?
  -Так, мысли вслух. Не беспокойся, пока действует наша сделка, с твоей драгоценной головкой ничего не случиться. Это выгодно мне, а для тебя от этого только одни положительные стороны.
  -Да-да... И это будет длиться, пока не придёт к исполнению данное в сделке условие,- хмуро брякнула я.
  -Именно.
  -Но почему я должна быть уверена в том, что оно произойдёт?
  -Я же сказал, моя Виллия, здесь всё зависит от удачи.
  Мне оставалось лишь сокрушённо хмыкнуть и продолжать поездку, чувствуя своим несчастным затылком его редкие взгляды на меня, словно я могла куда-то испариться. От чего, честно говоря, не отказалась бы.
  -Мне всегда представлялось, что Дьявол ведёт себя иначе,- произнесла я, продолжая беседу, дабы не слышать этой треклятой тишины, норовящей придавить меня к сидению.
  -Вполне естественное представление. Порой всё кажется не таким, как оно есть на самом деле,- ответил он.- Ведь по сути, Виллия, я - падший ангел. Да, падший, но даже сейчас во мне ещё есть ангельское, уж поверь мне. Сказать проще, это - моя работа; всё здесь подчинено Богу, даже я. И попадаться под Гнев Его никому не хочется. Уж поверь на слово. Ты не знаешь этого действа, ты - везучий человек. Хотя, я тоже не ангел в такие моменты... Но что поделаешь? Так устроено.
  Я невольно улыбнулась от его манеры выражаться, и с облегчением выдохнула от той только мысли, что ни разу в жизни не видела Гнева Божьего. Мне ларсовой ярости хватило до конца времён.
  -Ну, сейчас ты точно не в гневе?- осторожно спросила я, сворачивая на перекрёстке в сторону зловещей улицы.
  -Да, сейчас... Виллия, мне бы хотелось, чтобы ты подождала меня на улице Красных клёнов. Мои дела там много времени не займут. Я хочу продолжить нашу беседу "на тему".
  -Да, разумеется. Около какого дома остановиться?
  -Одиннадцать,- спокойно ответил он, отводя от меня взгляд. В этот момент я была на вершине радости: такого облегчения я ещё никогда не испытывала, словно от меня убрали глыбу льда, которой хотели пришибить.- Этому бедняге не хватило удачи.
  Я притормозила около одного из пошарканных несчастных домиков.
  -Не смотри на меня, моя Виллия, если не хочешь лишиться суровой удачи,- внезапно произнёс он и вышел из машины.
  Я слышала, как он удаляется в сторону домика, стуча тростью по подъездной дорожке. Да, у него была трость, а ещё он шёл в дорогих ботинках и одеколон у него был приятный - всё это я уловила со времени, когда он сел в такси, может быть, дорогой костюм и ботинки и заставили меня машинально остановиться около него.
  Эти шаги были тихи, спокойны, но зловещи одновременно. Стало не по себе, хотя меня это не касалось ни в коем разе. В голову залезла жалостливая мысля и упорно не вылезала из этой кладези: бедняга тот человек, который решился на сделку с Дьяволом. И я не исключение, просто мне пока везло.
  Чтобы ненароком не увидеть сего господина, что мне немедленно захотелось проделать, как только он покинул такси, ведь я продолжала оставаться счастливой обладательницей "кошачьего" любопытства, мне пришлось отвернуться и тренировать свою силу воли на соседних домиках и садиках, хотя жизнерадостной эту картину назвать было сложно. Пошарканные, Богом забытые и забитые домики, многие из которых были явно заброшены, судя по заколоченным окнам и обвалившейся черепице. В сумерках эти дома напоминали старые черепа, глядящие на тёмную улицу чёрными пропастями глазниц. Фонари здесь тоже, видимо, были редкостью, как жизнерадостность - на всю улицу только два из них работали, в самом начале. А сады... Сады больше напоминали кладбища для погибших деревьев. По пустынным тротуарам и разбитой дороге слабый ветер переворачивал мелкие, чёрные листья. На соседней улице старый и оборванный бездомный пёс как-то подозрительно смотрел в мою сторону, как и какой-то человек из окна соседнего дома.
  Мне отчего-то захотелось побыстрее оттуда уехать, даже не дожидаясь своего клиента. Внутри меня страх - белый и пушистый - душил, попивая кровь, мою вездесущую храбрость, хотя та изо всех сил сопротивлялась, истошно вопя. Мне вопить нельзя было, и это сразу же поняли побелевшие костяшки пальцев.
  Дверь в доме под номером одиннадцать захлопнулась и на улице Красных клёнов воцарилась полнейшая тишина. Ветер стих. Время словно остановилось, и кто-то выключил звук. Лицо в окне соседнего дома продолжало выглядывать, как старая фотография в рамке, только теперь оно смотрело на дом, а не на такси - в частности на меня. Собака сделала пару шагов и остановилась, снова оглянувшись в сторону одиннадцатого дома. За то время полнейшего затишья можно было спокойно успеть сойти с ума несколько раз подряд, что я бы успешно продемонстрировала, если бы господин с тростью не появился спустя минут десять. За пару минут до этого долгожданного момента, снова поднялся ветер во много раз сильнее, завыл пёс, и мне показалось, будто кто-то жестоко рассмеялся визгливым смехом. Или их было несколько?..
  Бездомная псина продолжала выть и рычать, когда вернулся он, и эти злые звуки были направлены в нашу сторону. Ветер тоже не стихал, подобрал где-то ещё чёрных листьев и понёс их вдоль улицы, подвывая в мёртвых ветвях иссушенных деревьев.
  Меня передёрнуло от этого спектакля.
  -Отвези меня к гостинице "Луна",- спокойно, даже как-то монотонно сказал господин с тростью.
  Я откашлялась и беспрекословно подчинилась, прыгая в глубинах своей бездонной души от счастья. Захотелось раскричаться всё от того же счастья, но я молчала в тряпочку, чтобы не сойти за сумасшедшую. По крайней мере, в своих глазах: видок на тот момент у меня наверняка был тот ещё. Ко всему прочему до меня потихоньку начало доходить, с кем я имею дело. Великий прогресс! Через секунду я почувствовала какую-то зловещую силу, очень похожую на ту, что исходила от "Мустанга", только во много сильнее. Мне стало плоховато от неё, но я со всем своим мужеством взяла себя в руки. Машина успокаивающе мурлыкала, и я так же успокаивающе убеждала себя в том, что всё будет путём, хотя сама же в это не верила, особенно под аккомпанемент пёсьего воя.
  -Кхе... что случилось с тем беднягой?- осмелилась развеять я собственные страхи, когда мы возвращались под свет городских фонарей.
  -То, что может случиться с каждым из вас.- О, сколько было в этом голосе спокойствия! Я от чистой души позавидовала ему. Хотя нашла, кому завидовать.- Он сдался, когда от него отвернулась удача.
  -Это случиться и со мной?..
  -Возможно,- холодно ответил он.- Но, скажу тебе по секрету, сейчас она более чем на твоей стороне. Ведь ты не глупа, Виллия, и это твой главный козырь. Хотя я не могу утверждать, что так будет всегда... Но даже если это и произойдёт, как я уже сказал, отчаяние для тебя не будет лучшим выходом.
  Сначала я переварила всё, что мне только что попытались вбить в голову, а потом решила показать все свои мозговые возможности, типа, я не глупа, как Джесс. Хотя Джесс даже глупой назвать язык не поворачивается... Ужас-то какой!
  -Но ты сказал "возможно".
  Он ухмыльнулся - похоже, в тот момент мой затылок стал гиперчувствительным - и я вздрогнула, пожелав, чтобы эта поездка побыстрее закончилась.
  -Я это сказал, потому что это может произойти. Как ты уже знаешь, существуют Рай и Ад, так же как существуют Добро и Зло, Свет и Тьма, Он и я... Но я - не абсолютное Зло. Абсолютное Зло - сами люди; их никто не ставит на определённый путь, иначе бы не было смысла в этой лихой системе, просто что-то их привлекает больше, что-то меньше, и они сами склонны избирать, какой путь для них наилучший. А кто-то вообще не верит в это: Рай, Ад... Но такие склонны не верить даже себе. Ты понимаешь?
  -Да, кое-какие мысли возникают по этому поводу. Но уж наверняка я теперь не из таких,- самодовольно похвасталась я.
  -Не удивительно,- спокойно отозвался он.- После моего посещения и того замечательного "Мустанга" ты ещё легко отделалась... Некоторые даже после моего появления сходили с ума.
  Я усмехнулась. Мне повезло больше... в некотором смысле. Ну, хотя бы, живу полноценной жизнью, пусть немного и жутковатой.
  -Но если ты говоришь, что люди сами избирают свой путь, то почему я не могу этого сделать?
  -Ты не такая, как они, Виллия. У тебя этого бы не получилось, поскольку ты шатаешься где-то между Добром и Злом. Тебе это не нужно. Но в то же время ты самая обычная, которой тоже необходимо найти свой путь. У тебя появился прекрасный автомобиль, который требует определённой и тяжёлой платы за владение собой. Но за это он тебя никогда не подведёт. Он, как верный пёс, служит тебе и, возможно, даже оберегает. Ты его получила, теперь тебе решать, как с ним обращаться, но не забывать, что "Мустанг" - часть нашей сделки.
  Некоторое время мы ехали в тишине. Я ещё успела подумать, что до "Луны" осталось немного, когда моё неуёмное любопытство гигантских размеров шикнуло мне ещё один вопрос.
  -Ты забираешь все души?
  -Нет, не все,- ответил он.- Но многие. Ещё вопросы?
  Впереди замаячила неоновая вывеска. "Луна". О долгожданный маяк - спаситель моего страдающего во всех отношениях рассудка. Хотелось попрыгать, повизжать и кого-нибудь расцеловать, хотя поблизости подходящих кандидатов не наблюдалось.
  -Да, два.- Я всё-таки даже от радости не решила упускать возможности узнать побольше.- Кто попадает в Рай, а кто - в Ад?
  -Это ты сама сможешь осознать, когда придёт момент узнать о смысле своей жизни и что она значит. Это приходит со временем.- В его ледяном голосе просквозила улыбка.- Второй вопрос.
  -Вот интересно было узнать, а с каких это пор сам Сатана разъезжает по городу на такси?- деловитым тоном осведомилась я.- Может быть, где-нибудь во встречной машине катается сам Бог?
  -Нет, Он предпочитает сидеть на Небесах и общаться со смертными путём своих ангелов. Что же касается меня... А почему бы и нет? Однако ж надеюсь, что в следующий раз мы встретимся в более благоприятной обстановке.
  -В следующий раз?!- я резко оглянулась назад.
  Но там уже никого не было, только лежали деньги за поездку. Я вернулась на базу, попутно приходя в себя и пытаясь изобразить на лице усталость, а не безумное выражение контуженой. Это удалось у меня с шокирующим успехом, хотя к этому моменту усталость вернулась, как ни в чём не бывало, стараясь меня свалить с ног. Отто был очень удивлён моей шатающееся походке, но промолчал, выруливая на оживлённую движением улицу. Скоро всё стихнет, я уж обещаю...
  -Слушай, Отто, ты не против, если я на недельку домой сгоняю?- осипшим от усталости голосом спросила я, откинувшись на спинку сиденья и прикрыв глаза.
  -Нет. Езжай хоть на месяц,- спокойно согласился он.
  -Правда?
  -Это же твой дом. Я не имею ничего против, это пойдёт тебе на пользу. А шефу скажу причину твоего отсутствия. Он поймёт.
  -Спасибо. Ты настоящий друг,- выдохнула я, тая в порыве чувств.- Можно, я завтра поеду?
  -Мне кажется, что с твоей-то машинкой ты и сегодня ночью умотаешь. Сейчас поспи хотя бы пару часов, а то на тебя смотреть жалко, а потом можешь ехать...
  -Без тебя я - ничто,- глухо ответила я и, кажется, уснула, даже не продержавшись до нашего "склада". И всё-таки меня распирало усталое счастье оттого, что я поеду навестить свой дом, хотя и была вечной кочевницей по жизни...
  А клёны на той улице совсем не красные!.. Они мёртвые.
  
  Глава 8
  Новая пассия Джесс
  Домой я приехала к полудню, хотя и выехала около четырёх утра, но мчалась на своём "Мустанге" под двести, даровав ему полную свободу по отношению к скорости, ведь он так рвался из этого материального мира. Хвала Небесам за столь прямые и ровные дороги в большинстве своём! В те чудные моменты я их просто восхваляла, - держу пари, на пару с машиной, - скорость помогла мне проснуться окончательно, и я даже смогла почувствовать себя вполне человеческим существом. Хотя чуть позже, миновав первый полицейский пост, я обнаружила в себе нелицеприятные страхи. Меня, правда, очень удивило, что с такой выдающейся машиной ареста не последовало; наверняка, проделки "Мустанга"... Ах, да. Страхи. После столь длительного затишья моя притупившиеся наглость, смелость и уверенность ещё не успели проснуться, поэтому их место нахально заняла паника, визжащая от радости при виде полицейской машины. Именно поэтому я старалась стать как можно незаметнее, в чём, видимо, "Мустанг" меня поддерживал, и за весь путь полиция словно сквозь землю провалилась, а посты мы старались обходить стороной. Но всё прошло благополучно, и мне даже пришлось присвистнуть, когда я мысленно отсчитала, куда завели меня эти "сны".
  Мой коттедж никуда не исчез, не рухнул и даже не покосился от горя, кроме того, он вообще не изменился с тех времён, когда я его закрывала, вместе с покоем внутри. Вот только покой сбежал, а пыли поприбавилось. Родители, по моим подсчётам, ещё не возвращались, значит, всю неделю гостей не ожидалось. Я тихо порадовалась возможности отдохнуть от всех и вся, особенно от работы.
  Сразу же после прибытия домой я завалилась спать, чуть ли не на пороге, и проспала сном Спящей красавицы до самого незабвенного вечера. После этой блаженной процедуры полнейшей отстранённости от окружающего мира ко мне вернулось чувство рассудка, и даже часть усталости исчезла, только сборник хаотичных мыслей остался. Я смогла разбавить их сумятицу тёплым душем, смыв остатки усталости и шарахнутого вида, и сразу же бросилась в кухню на добычу горячего чая. За чашкой сего благодатного напитка я смогла определить свою культурную программу на вечер: пошарахаться по клубам и барам, послушать хорошую музыку, ну, и выпить чего-нибудь "безобидного". Вот, правда, "Мустанг" такими мелочами доставать не хотелось, в частности, из-за того, что он стал столь знаменитым в последнее неспокойное время. Удивительно, но тут меня смогла выручить Джесс, которая через несколько минут, после того, как я выкарабкалась из душа, позвонила... в мою дверь.
  Держа в руке бокал с горячим крепким чаем, я ей открыла и даже предложила зайти в дом. За время моего отсутствия в ней произошли резкие перемены и далеко не в лучшую сторону. Мне сначала показалось, что на моём пороге стоит "девочка" из серии "ночных бабочек", в основном благодаря её вытравленному виду, жжёным блондинистым волосам и килограммам косметики на лице. Я чуть не захлебнулась, увидев это чудовище за дверью, однако жажда к провидению культурной программы возобладала над моими эстетическими чувствами, и я пропустила её в дом. По крайней мере, ничего неадекватного в её поведении я не заметила, даже несмотря на резкую смену имиджа.
  -Вот, заметила свет в твоём окне и решила зайти,- спокойно пояснила она своё появление на моём пороге.- Где пропадала всё это время?
  Я проводила её в гостиную, прихлёбывая созерцание этого чуда глотками чая. Всё равно дар речи куда-то смылся, улучив возможность сделать это безнаказанно. И я его хорошо понимала.
  -Я даже расстроилась, что ты уехала,- тоскливо поведала Джесс, обнаружив вместо ответа странное молчание.- Как-то не так всё сразу стало. Тоскливо, что ли.
  Из меня вырвался звук, обозначающий триумфальное возвращение дара речи.
  -Кхе... понятно. Что-нибудь произошло без меня?- Глупо, конечно, это было спрашивать, ведь без меня всегда что-нибудь происходило и всегда что-нибудь беспредельно интересное. Однако Джесс меня удивила.
  -В принципе, ничего значительного. Так, у меня новая пассия появилась,- скромно улыбнулась она.
  -Действительно, ничего значительного...- Уж знала я вкусы "подружки".- Это ты ради него так вырядилась?- Я кивнула на юбочку, а-ля "широкий пояс", многоговорящую кофточку, которая ничуть не сглаживала то, что ниже, зато замечательно подходила к "поясу". Довершали сей шедевр сапоги на шпильках. Интересно, её сразу за "мотылька" примут или ещё подумают?
  -Ну,- она даже смогла порозоветь под слоем тонального,- не то, чтобы совсем для него, но во многом - да. Мы сегодня, кстати, хотели поехать в клуб повеселиться. Поедешь с нами?
  Что означало первое предложение, для меня так и осталось тайной неразгаданной, но вот смысл остальных я прекрасно уловила и пропускать мимо ушей не собиралась.
  -А он на своей машине?
  -Да,- гордо кивнула Джесс.
  Гордость её понять было можно, хотя вот пояснений добиться - никогда. Эта девушка различала только две разновидности машин - "крута!" и "фи!". Но для её мозгов это было превеликое достижение! В общем-то, к машинам типа "крута!" относились "Мерседесы" "следующего года выпуска" и всё в том же репертуаре. Иногда к ним могли присоединиться и авто с ревущими движками, но это если у хозяина мордашка имелась симпатичная. Меня всегда это добивало, а особенно владельцы сих "расчудесных" автомобилей, которые отчего-то считали, что после Джесс им позволено всё. Нет, разумеется, не все такие были, но в большинстве своём... А я от этого просто зверела, хотя отчего я только не зверела, чтобы угодить своим дрейфующим нервам.
  -Хорошо, прокачусь с вами,- согласилась я. Признаться честно, я из кожи вон лезла от любопытства. Хотелось увидеть новое увлечение неунывающей Джесс. Может быть, это было что-нибудь интересное для моих издевательств?
  -Он должен подъехать с минуты на минуту,- проинформировала меня "подружка", взглянув на часы.- Ты уже готова?
  -Ага,- кивнула я, поставив чашку на стол.- Подождём его на улице?
  -Ладно,- согласилась Джесси, укоризненно разглядывая мой вечный прикид.
  На мне ничего особенного не было: вездесущие джинсы, серая футболка, кроссовки. Причёской был не слишком аккуратный "хвост". Но как весело было читать сквозь её густо намалёванные ресницы "И это вся Виль". Такого забавного взгляда я ещё ни у кого не видела.
  Мы вышли на улицу. Уже темнело, но даже в сумерках я заметила на лице Джесс такое благоговейное ожидание, словно должно было произойти какое-то рождественское чудо, которого она ждала всю свою сознательную жизнь. Чудо свершилось минут через десять, в виде новенького синего "БМВ". Водитель сего авто оказался для меня не слишком приятным персонажем, моё любопытство сильно огорчилось, а нервы подозрительно сжались в маленький и неприметный сгусток. Несколько недель назад, помниться, я сему ухажеру заехала "веллиарской силой" в нос. Видимо не всю "любовь" к кулаку приложила, поэтому не сломала ему эту выступающую конечность на лице. И, как оказалось, у него была чудеснейшая память, о чём красноречиво повествовал его "влюблённый" взгляд. Хотя мои глазки многозначительно не сдали позиций, я даже позволила своему лицу растянуться в злобной улыбке. Джесс же мило ничего не заметила и великодушно меня с ним познакомила.
  -Виль, это - Норман.
  -О, милая, не беспокойся. Мы, кажется, уже встречались,- прошипел он.- Не правда ли, Виль?- Он ухмыльнулся, меря меня насмешливым и диким взглядом, как это умеют делать только злейшие враги. Я могла бы принести ему поздравления - эта пародия у него хорошо получалась!
  -Когда вы успели?- опешила девушка.
  -На твоей вечеринке,- злобно я пояснила это недоразумение, не сводя с него глаз.
  Увы, Джесс на своей вечеринке сильно переборщила с увеселительными напитками. Память этого не пережила и первая отключилась в её пустой голове. Ну, хоть одна из животрепещущих тайн раскрылась. Бедняжка Джесси, она такое пропустила! Наверняка, этим и объяснялся тот утренний звонок: "подружка" даже и не подозревала о том, что мы когда-то с ней ссорились и ещё не успели помириться. Иногда мне приходиться завидовать её умениям и талантам.
  Дорога прошла в полнейшей тишине, которая не обошла и Джесс с её стальными нервами: это можно было уяснить по скорости, с которой она покинула машину по прибытии на место. На Нормана и меня это нисколько не повлияло - оба были в закалке.
  В клубе мы разбрелись в разные стороны: Джесс со своей новой неинтересной пассией - в одну, а я реализовывать свою культурную программу у барной стойки - в другую. По дороге к своей цели меня постигло две мысли. Первая - завтра пойдёт дождь, потому что Виллия отправилась добровольно в клуб, где в самом разгаре вечеринка, что можно было легко определить по величине толпы, сквозь которую с трудом можно было пробраться. Вторая - что-то в этой толпе было очень много знакомых физиономий. Даже слишком много для этого тихого вечера. Остальной поток мыслей прервало моё резкое торможение буквально перед самой стойкой. Слишком неожиданно меня постигло разочарование, восседающее там.
  Он сидел на высоком стуле и тупо смотрел в свой стакан, наполненный явно не безобидной минералкой, а чем-то весьма покрепче. Никогда бы не подумала, что такой человек может так сильно меняться всего за несколько недель. Он сидел ко мне спиной, но этот затылок невозможно было спутать ни с чьим, хотя бы по этой вечно растрёпанной тёмной шевелюре. Когда ко мне вернулась способность соображать, я села неподалёку, и мне удалось получше его разглядеть, хотя никаких светлых чувств это не разбудило. Тот же нахальный взгляд, обессмысливший после выпивки, кривая ухмылка уголков правильно очерченного рта... С первого взгляда я бы не сказала, чтобы он изменился, но это ведь произошло. Ларс побледнел. Что-то настойчиво не давало ему жить, но только эту тайну я пока разгадывать не собиралась, как и заводить с ним разговор. Мало ли та трёхнедельная ярость до сих пор выдерживается в его тёмном подвале души. И тогда она уже давно не "трёхнедельная". А я ещё не сошла с ума, чтобы совершать такой героический подвиг. К тому же, для меня складывалось всё замечательно, и сей пьяный субъект меня даже не замечал.
  Я отвела от него взгляд и заказала безобидный коктейль - ох, что-то мне подсказывало не надираться до полусмерти этим вечером. Лучше уж казаться трезвенником, чем упустить возможность понаблюдать за горюющим Ларсом, как это и не было подло с моей стороны. Меня поглотил гипноз, созданный барменом, который так искусно изготовлял мой заказ. Но в то же время меня терзали серьёзные думы о Ларсе и его, отнюдь не ангельском, состоянии.
  Я прекрасно знала, что где-то среди толпы веселиться и остальная банда, но мне было интересно, почему её главарь сидит у стойки со стаканом выпивки в полнейшем одиночестве. И где его девушка, по праву обязанная у него быть с его-то внешностью?
  Мой взгляд снова переполз на Ларса, который ничуть не сменил своего занятия, всё так же самозабвенно пялясь в стакан, иногда делая из него глоток.
  Вот, чёрт,- прошипела я, снова отводя от него взгляд.
  Мы сидели там тихо и мирно минут двадцать, за которые не произошло абсолютно никаких серьёзных изменений ни на его лице, ни в его поведении, только изредка он заказывал новые порции выпивки у бармена, но я даже не замечала, чтобы он пьянел. Пару раз к нему подходили ребята из банды, но он, судя по всему, просто их посылал, куда требовала ситуация, и продолжал с наплевательским видом потреблять алкоголь. Бездушный бармен, видимо, уже начинал и сам беспокоиться за своего клиента.
  Я уже нервно постукивала пальцами по стойке, наблюдая за поведением Ларса, когда ко мне подошли Джесс и Норман. Пассия Джесс, видимо, уже смирилась со своей участью, поэтому благосклонно убрала из своего взгляда ярко выраженную ненависть: теперь там поблёскивала плохо скрытая неприязнь.
  -Как проводишь время?
  -Нервничаю,- нервно проворчала я.- Но, по-любому, у вас веселее.
  Норман усмехнулся, обнимая одной рукой Джесс, а в другой держа банку с пивом. Я заглянула ему в глаза и что-то ещё, кроме этого светлого чувства, мне в них не понравилось, но с определением того, что это было, не успела: за их спинами Ларс сменил положение. Он поднялся со стула и направился к нам. Сначала я подумала, что это относиться ко мне, но мои мысли снова промахнулись мимо цели... И его мёртвый взгляд ничего хорошего не предвещал: у Нормана он и то был несколько живее.
  Ларс подошёл к нам, с силой развернул к себе лицом Нормана и... проделал тот же самый трюк, что и я несколько недель назад на вечеринке Джесс. "Подружка" вскрикнула, я опешила, почувствовав, как моя челюсть аккуратно стукнулась о барную стойку. Лунатик проснулся. Потом так же спокойно, как всё это сделал, развернулся и невозмутимым типом направился к выходу, пока Норман приходил в себя и пытался остановить кровь, хлеставшую из его страдальческого носа. Похоже, Ларсёнок доломал всё, что не сломала я. Небольшая толпа уже собралась вокруг места боевых действий, однако лунатика так никто и не остановил. Норман же, быстро вернувшись в себя, со скоростью света последовал за ним. Мой мозг тоже постиг произошедшее не сразу, но вылетела на улицу я сразу за новой пассией Джесс.
  Ларс в это время как ни в чём не бывало уже направлялся к своей машине, не слишком обращая внимания на то, что происходило вокруг него. Я ещё успела подумать о том, как же он поведёт машину в таком состоянии. Но машину повёл не он...
  -Стой!- заорал Норман, употребив в обращении не очень хорошее слово и размазывая по лицу кровь.- Стой!!!
  Слово, может быть, было и не слишком хорошим, но по своему значению и звучанию уж сильно ёмким, чтобы Ларс на него не ответил. Лунатик остановился и зловеще оглянулся на Нормана.
  -Это я-то ...?- спросил он, уточнив насчёт обращения.
  -Ты!
  -Ты так обращаешься ко мне после того, что сделал с моей сестрой?- зашипел Ларс, сдерживая ярость, но в то же время пугая одним только своим звериным взглядом. Теперь же я пожалела, что не видела Гнева Божьего. Может быть, Он был несколько ласковее в гневе, а?- По-моему, "друг", ты сильно ошибаешься кто здесь кто.- Его взгляд упал на меня, заставив мою душу взвизгнуть и убежать в пятки по своим делам, однако он меня не узнал, о чём я поняла, когда он ничего не предпринял относительно моего присутствия на поле брани, в прямом смысле этого слова.- Только такой ..., как ты, мог сделать это.
  Это был примерный и сокращённый перевод того, что я там услышала. Потом мне предстояло ещё сильно удивиться оттого, что мои уши не завяли, а всё так же цвели, как и раньше, грелись в лучах пленительных сплетен и процветали. Но мне никогда в голову не приходило, что в одном месте можно было услышать столько плохих слов.
  Я успела как-то чересчур легко выдохнуть и подумать о том, что здесь дальше частной драки не зайдёт, когда моё чувственное "Я" взбунтовалось. И не зря, надо сказать. Я собиралась покинуть поле брани, когда это произошло, заставив скучающий адреналин снова поплясать в моей крови.
  -Ещё раз назовёшь меня ...,- завопил Норман,- и сильно пожалеешь, что родился на свет!!!
  Я уже стояла спиной к воюющим, но воцарившаяся тишина и покойника бы насторожила. Такого даже в гробу не бывает. Мне показалось, что я снова на улице Красных клёнов, когда там стихло всё, что могло и не могло. Словно кто-то отключил звук. Зато напряжение возросло до убийственной отметки. Пришлось оглянуться. И потерять все рефлекторные способности, особенно мой чувствительный дар речи.
  Норман целился в Ларса из внушительного пистолета, уверенно так, твёрдо. Однако испугаться и закричать мне гордость не позволила и полнейшее оцепенение. А потом я усмехнулась, вспомнив рассказ Марго о Ларсе и каком-то гангстере, хотя он мне вспомнился совсем не в тему.
  -Ты свинья, Норман Нэттл! Ты - Животное. Больше мне прибавить нечего,- преспокойно усмехнулся Ларс, никак не отреагировав на подарок судьбы. Его могли пристрелить к чёртовой бабушке, а он стоял и ухмылялся прямо в лицо своему врагу, продолжавшему выходить из себя.
  Внутри меня что-то так подозрительно ойкнуло, ёкнуло и свалилось в обморок, отдельно от меня, продолжавшей наблюдать за происходящим. В этот же момент раздался выстрел. Я подскочила на месте от неожиданности, хотя и ожидала этого, а потом широко раскрытыми от шока глазами уставилась на пошатнувшегося Ларса, который через мгновение рухнул на колени. Он согнулся пополам, с силой прижимая руки к животу, а Нэттл продолжал в него целиться с каким-то каменным выражением лица, словно это его нисколько и не затронуло.
  Бутылки, к сожалению, никакой поблизости не было, поэтому пришлось собственными силами выбивать из его рук оружие, прежде чем он сообразил, что произошло и откуда перед его носом возникла я, собственной персоной. Пистолет выскочил из его рук и упал на дорогу, а моя нога отправила его на другую сторону маленькой улицы, хотя потом и возвестила, что ей больно. Пришлось по ситуации проигнорировать это заявление.
  -Придурок! Ты думаешь, что делаешь, а?!- проорала я, с риском сорвать расчудесный голос.
  Он с ошарашенным видом смотрел на меня. В следующий момент я повторила трюк Ларса, разрушив всякие надежды на восстановление красивого профиля.
  -Только попробуй его ещё тронь, сволочь! Я из тебя отбивную сделаю! Ты понял?!
  Я сама себе не верила, но это звучало так убедительно, что даже мой рассудок заткнулся, до этого тихо так нашёптывающий мне, что надо бы смываться оттуда, пока не слишком поздно. С добивающим нос ударом я смогла отвоевать себе немного времени, пока Норман пытался снова остановить из носа кровь и со слезящимися глазами отыскать свой пистолет. Где-то недалеко уже можно было различить полицейские сирены.
  Подлетев к Ларсу, я кое-как помогла ему добраться до машины и усадить его в салон, когда очухавшийся Нэттл обнаружил свой пистолет. Лунатик в машине как-то подозрительно сипло дышал, но ещё жил, даже сознание не потерял.
  -Остановись,- тихо, но властно произнёс Норм за моей спиной.
  В этот момент я бы всё на свете отдала, чтобы это был не его голос, а голос Сатаны. По крайней мере, я была бы уверена, что голову мне не снесут. Теперь же я повиновалась, развернулась к нему лицом и замерла, чувствуя скорую свою погибель.
  -Ты снова смеешь мне хамить?
  Теперь его занимала только я и давние обиды. Что ж, за все прелести приходиться платить, вот только я не чувствовала, чтобы это был смысл драгоценной жизни. Он молча смотрел на меня, хотя я прекрасно понимала, по какой системе сейчас сыплются в его голову мысли, поэтому просто и обречённо стояла около правой дверцы красного "мерса" и опасливо косилась на дуло пистолета. Говорить с ним жуть как не хотелось, да и умирать тоже что-то не тянуло. Не думала я, что закончу свою жизнь под пулей какого-то ненормального.
  -Признайся, ты с ним заодно?- требовательно спросил он.
  Хоть что-то прояснилось.
  -Нет, это просто ты - ненормальный. Решил пристрелить к чертям человека, который ни в чём не повинен. Есть тут мораль?
  Нэттл промолчал, продолжая целиться в меня.
  -Зачем тогда влезла в наши дела?
  -Ты - ненормальный!- неопределённо гаркнула я.- Это мои дела... Слушай, на фиг он вообще тебе сдался?
  -Ты не ответила!- отрезал он, повысив голос.- Отвечай!
  Чёрт, влипла я по самые свои ушки, и понимание этого дело по сути не меняло. Закусив губу, я лихорадочно придумывала себе оправдание. Ну, на кой чёрт я и вправду влезла в эту передрягу, не перенося Ларса на дух?! Теперь меня могли пристрелить и угадайте, куда моя душа в первую очередь отправиться...
  -Я жду... И слышу приближение полиции,- мурлыкающе проинформировал он меня.
  -Думаешь, тебя по головке погладят за ношение оружия?- хмыкнула я.
  -Погладят. Я поймал главаря "банды Мерседес", да и его сообщницу заодно. А на оружие у меня есть лицензия. Так что...
  Я только огорчённо хмыкнула.
  -Ну, отвечай...- ворковал Норман,- пока я тебя не пристрелил... В качестве самозащиты,- он усмехнулся кровавым лицом. Зря, зря мы его били. Да... Сказал бы мне это кто-нибудь пораньше...
  -Блин. Привязался. Может быть, я в него влюбилась!- наконец выпалила я первое пришедшее на ум, заставив своё самолюбие впасть в кому.
  -Что?!..- опешил Норман, вскидывая одну бровь.
  Тут на сцене разыгрывающейся драмы появилась Джесс и полиция одновременно.
  -Норман!!!- завопила девушка, под вой полицейских сирен.
  Нэттл выстрелил от неожиданности. Потом взвыл от боли и рухнул на колени, прижимая одну руку к кровоточащему бедру. Пришёл в себя, снова посмотрел на меня и опять попытался выстрелить с тем же результатом. Теперь две раны кровоточили в одной ноге. Джесс подскочила к нему, а я быстро проскочила к водительской двери "мерса", по пути приходя в себя. Полиция приближалась, и я вдавила педаль газа в пол.
  "...Не беспокойся, пока действует наша сделка, с твоей драгоценной головкой ничего не случиться. Это выгодно мне, а для тебя от этого только одни положительные стороны..."
  Ларс корчился от боли на соседнем сидении, похоже уже забив даже на то, что его драгоценную машину веду я. Мы летели из города, как ошпаренные, а во мне в это время ехидно поскрипывала паника. Причина её скоро села нам на хвост и так удачненько там обосновалась, что скоро скорость "мерса" начала незамедлительно падать из-за того, что я отвыкла водить машины тех разрядов, к которым можно было пришпандорить авто Ларса. "Мустанг" разгонялся гораздо быстрей, ну и ездил соответственно.
  На соседнем сидении произошло больное шевеление, потом я краем глаза заметила руку у магнитолы, а затем пришло спасение, когда колонки выплюнули первый звук какой-то музыки. Сначала я взглянула на Ларса как на придурка.
  -Помирать, так с музыкой?- ехидно осведомилась я.
  -Выжми из этой машины всё, что она может,- просто прохрипел Ларс, проигнорировав моё ехидство. Заметив его взгляд, который нельзя было назвать пьяным или сумасшедшим, я согласилась. Будь, что будет, а музыка расслабляла.
  Скорость "мерса" начала резко увеличиваться, а, когда мы вынырнули из лабиринта городских улиц, у полицейских уже просто не было никаких шансов нас догнать. Здесь я смогла постичь суть волшебного человека - Ларса. Впервые за всё наше знакомство я была ему благодарна, оставалось только отплатить ему за наше спасение, а этому смогли помочь мои связи. Знала я одного врача, специализировавшегося на подобных ранениях, который мог понять и не выдать.
  Я привезла Ларса к себе домой и уложила на диван в гостиной, хотя мне чуть не сплохело от количества крови, в изобилии льющейся из живота лунатика. Радовало только то, что стрелок из Нормана был такой же, как из меня повар: целился старательно, но не попал. Мне хватило одного взгляда на изнывающего от боли Ларса, чтобы представить каково ему в это время, поэтому мои ноги незамедлительно поднесли меня к телефону, пока остальное тело соображало, что дальше делать. С трудом попадая в кнопки дрожащими от напряга пальцами, мне удалось с третьей попытки набрать нужный номер.
  -Алло! Доктор Брайнин? Мне нужна ваша помощь!- чуть ли не в истерике заорала я в трубку.
  -Что случилось? Виллия, это ты?- встревожено ответили на том конце провода.
  -Да, я. Мой друг ранен, и я не знаю, как мне быть. Приезжайте скорее!
  -Тише! Сначала сама успокойся, а потом обработай рану. Ты сейчас дома?
  -Да!..
  -Хорошо, я скоро буду. Давай,- он положил трубку, оставив мне в собеседники телефонные гудки. Однако в этот момент мне стало уже лучше от чувства облегчения и благодарности, хотя в следующий момент меня сковал приступ тошнотворного страха - следующее неопределённое количество времени я должна буду дежурить около окровавленного Ларса и созерцать его кошмарную рану.
  Ларс в это время тихо лежал на диване, стараясь не шевелиться и не потерять сознание одновременно, причём вполне успешно. Тёмно-синяя рубашка, в которой теперь была дыра от пули, в том месте начала уже чернеть, и мне пришлось самой основательно потрудиться, чтобы не свалиться в обморок, который был не самым приятным выходом из сложившегося положения. Я вернулась к Ларсу и опустилась рядом на колени, чтобы было удобнее расстёгивать рубашку. Да и в обморок падать не так больно,- хмуро подумала я, приступая к процедурам. Жуть, как не хотелось выставлять перед Ларсом свои слабые нервы на посмешище. Пришлось принудительно заставить работать на себя силу воли, натренированную на улице Красных клёнов. Рана выглядела ужасно, хотя и не так плачевно, как страдальческий нос Нэттла. Успокаивая себя сим фактом, я быстро ретировалась на кухню за водой, что меня не слишком спасло от возвращения к этому жуткому зрелищу через пару минут. Где-то наверху, в своей спальне я отыскала какую-то тряпицу, пока в кухне набиралась вода.
  Вернувшись в гостиную со всем необходимым, я заметила, что Ларс уже не смотрит в потолок, но теперь впился полными боли глазами в меня, поэтому я при всём своём желании не смогла бы сбежать от своей участи, да этого и не требовалось. Кажется, тогда на меня накатила волна жалости и понимания, поскольку мой рассудок даже забыл о страхе перед кровью и повреждённой плотью.
  -Вот чёрт,- прохрипела я севшим от нервов голосом, стараясь наскоро анализировать ситуацию. Никакой хорошей комбинации не выходило. Минут через тридцать к моему дому должна была примчаться полиция, добившись адреса у Джесс, а Ларс был жутко ранен, и с этим ничего нельзя было поделать. Руки и без того сильно тряслись, поэтому пробежавшей ещё более сильной дрожи никто и не заметил, кроме меня самой.
  -Спокойно, Виль, я ещё не умираю,- прохрипел парень, морщась от боли.
  -Тебе бы только хрипеть,- нервно проворчала я.- Меня это уже не так беспокоит, как копы, которые скоро наверняка сюда заявятся.
  Его взгляд на время помутнел, но он быстро пришёл в себя, а я наоборот была в полуобморочном состоянии.
  -Успокойся,- хрипнул он.- Твои вещи собраны?
  -Да. Я здесь только сегодня утром и появилась,- нервно ответила.- Зачем тебе это?
  -Отвлекись как-нибудь, это поможет успокоиться,- устало пробормотал Ларс.- Отдай тряпку мне...- он слабо попытался выхватить её у меня из трясущихся рук, но те не отдавали.
  -Нет! Я сама!- гаркнула я.- Лежи спокойно...
  Ларс, видимо, понял, что со мной просто так не договоришься, поэтому сразу сдался и покорно продолжил морщиться от боли, хотя я и была аккуратна. По крайней мере, руки постепенно перестали дрожать, и я привыкла к созерцанию его душераздирающей раны.
  -Ты мне слишком дорого обходишься, друг мой,- любезно проворковала я, не глядя на него.- До дому тебя дотащи, от смерти спаси... Так ведь и до долгов недолго.
  -Чего теперь ты от меня хочешь?- вздохнул раненый.
  -Ничего, я так, к слову сказала... Да, кстати, спасибо, что помог. Я за эти недели отвыкла от полиции...- каким-то гнусавым голосом произнесла я.
  -Ничего, просто это помогает в особо сложных случаях,- прохрипел он.- Этот врач - он твой друг?
  -Да. Он хороший знакомый нашей семьи и, думаю, не выдаст.
  -В такой ситуации в этом надо быть уверенным.
  -Да, я уверена в нём,- глухо пробормотала я. Осталось убедить в этом самого врача.- В целом, Брайнин хороший друг моего отца, поэтому должен мне помочь.- Это была чистая правда. Единственное, что меня смущало, так это его трезвое отношение к законам, не то, что я - в некоторых смыслах раздолбайка по жизни. Но этот человек мог помочь нам удрать от легавых, правда я ещё не смогла придумать, как именно.
  -Если так, то ты поведёшь мою машину.
  -За что такая честь?- хмыкнула я, выжимая тряпку в тазике с красноватой водой от крови.
  -У тебя неплохо это получается... Придётся это признать,- странным голосом сообщил мне Ларс, словно проговаривал смертный приговор. Причём свой.
  Я улыбнулась. Было как-то особенно приятно, отчего я едва не всплакнула, пока мой рассудок бился в глубинах души в истерике. Ладно уж, спасибо. Ларс.
  -Слушай, может, мне сейчас отвлечь копов?- неожиданно спросила я, взглянув прямо на него.- Они же твой "мерс", как свои пять пальцев знают. Лакомый кусочек, к тому же мы на нём удрали. А доктор Брайнин пока отвезёт тебя в безопасное место. Боюсь, сейчас мой коттедж к этим местам не принадлежит.
  Я заметила во взгляде Ларса адский огонёк. Ухмылка подёрнула уголки губ. Такой он мне нравился больше.
  -А ты ручаешься за машину?
  -Если с ней что-нибудь случиться, я собственноручно принесу тебе топор, чтобы ты отрубил мне обе руки,- торжественно поклялась я.- Или голову, если приспичит.
  -Ну, таких жестокостей не надо,- хмыкнул парень.- Но ладно, она твоя.- Он попытался улыбнуться, но эта попытка оборвалась внезапным кашлем, который не мог предвещать ничего хорошего.- Выручай.
  -Ларс, я собственноручно прикончу Нэттла, когда его увижу,- пообещала я.
  -Я тебе помогу...- хрипло кивнул лунатик.- А теперь иди, пока эти... не приехали.
  -Держись,- шепнула я, похлопав его по руке.- Скоро увидимся.
  Когда я выбежала на улицу, предварительно ещё успев закрыть гараж и прихватить свою сумку, доктор уже припарковывал свою машину у моего дома. Он мгновенно выскочил из салона, увидев меня в столь безумном виде, да ещё всю в крови по уши.
  -Он в гостиной,- выдохнула я.- Садитесь в машину и уезжайте. Я потом вас найду.- В следующий момент я уже запрыгнула в уютный салон "Мерседеса", завела его и погнала на трассу.
  За время моего пути до трассы я успела обдумать тысячу самых невероятных и бредовых мыслей, смачно сдобренных чистейшей воды беспокойством за Ларса и "Мустанг", который остался в гараже моего дома, а ведь его, скорее всего, обыщут. Меня сильно беспокоило то, что эта машина была, наверняка, в списке розыска на самом первом месте и не только в этом городе. Лакомый кусочек, наравне с бандой Ларса. А какой шок будет у родителей, если они узнают всю правду о своей ненаглядной доченьке... Но это все перекрывалось неугасимой надеждой на то, что адова машина сможет за себя постоять.
  Я включила снова магнитолу и расслабилась. Машину развернула и остановила недалеко от трассы, даже не позаботившись выключить фары, чтобы сразу бросаться в глаза. Весь страх перед полицией куда-то мгновенно улетучился, стало намного легче, словно с плеч свалился тяжеленный жернов. Я глубоко вздохнула, опустив голову и уперев взгляд в темноту под ногами. Все мысли и эмоции мгновенно испарились, не оставив в голове ничего, кроме звенящей сосредоточенности на предстоящей поездке в компании копов, которые скоро заявили о себе.
  По трассе со стороны города мчалась целая стая этих "воинов правосудия", что я определила по характерной шумихе и вмиг очнулась от своего полузабытья. Они заметили меня сразу же. Я не стала терять времени и, нажав на газ, рванула в сторону своего коттеджа, правда, не доезжая до него, свернула на соседнюю улицу и помчалась по ней, подгоняемая сиренами полицейских машин. Позже, я поймала себя на мысли, что с усмешкой ловлю ритмы музыки из колонок. Надо будет потом позаимствовать сей диск у Ларса послушать - песни были неплохие у этой группы. Мне было чертовски весело и хорошо даже в "мерсе", на расстоянии от "Мустанга". Теперь я смогла понять, что значит единство, когда частичка ада возникла и во мне. Это было так чудесно! Я свернула ещё раз в родные лабиринты знакомых улиц. Копы что-то проорали мне в след, но я даже не услышала, завороженная музыкой и собственным совершенством на дорогах. Лишь скорость машины возросла.
  Мы сделали несколько кругов по пригороду и снова оказались на трассе, где мне уже сложно было составить конкуренцию. Копы стреляли, однако это ничего не давало. По пути к городу я видела машину Брайнина, но он просто не вязался с понятием о подозрительности, поэтому его копы пропустили сквозь свои широко расставленные пальцы. Их огромная стая несколько поредела, очевидно, некоторые из машин отправились к моему коттеджу. Я скоро! Я очень скоро вернусь,- мысленно бросила я "Мустангу", представив его себе в тёмном и пыльном гараже.
  -Но ты-то меня не подведи,- бодро проговорила я, обращаясь к "мерсу".- Ларс на тебя рассчитывает.
  Постепенно скорость увеличивалась: двигатель уже разогрелся и спортивная "природа" машины выдавала всё, что могла. Копы то отставали, то нагоняли снова, когда и начинали палить по колёсам.
  Запоздалая мысля пришла, как обычно, опосля. Меня вдруг осенило, что неплохо бы и хоть какую-нибудь помощь мне в напарники, иначе с такой оравой мне одной не справиться. Их было слишком много на меня одну единственную. У них был перевес не только в численности и количествах вооружения, но и в том, что я вот так вот не могла вечно кататься по городу и пригороду. И вообще я была девушка, пусть и продвинутая по части авто.
  Спасение пришло неожиданно и резво, вынырнув в виде десяти разноцветных "мерсов" из-за очередного тёмного поворота и отделив меня от копов. Похоже, это была слаженная и хорошо отработанная система действий, поскольку скоро я смогла оторваться от погони и затеряться на тёмных улицах родного города. Только там возможно стало спокойно выдохнуть и обдумать всё, что успело произойти за время моего пребывания на "исторической родине". То бишь с утра до вечера.
  Откинувшись спиной на удобное сидение "Мерседеса SLK50", я задумалась о произошедшем около бара. Мне казалось, что Норм что-то недоговаривал, держа меня на мушке, ведь из-за того, что я была сообщницей, не значило, что меня можно пристрелить как муху. Всё это было очень странно. Он люто ненавидел меня, словно я была причиной какого-то недоразумения, чёрт бы его побрал, из-за которого у Нэттла начались проблемы. И вообще, с каких это пор придуркам и психам вроде "новой пассии" Джесс выдают лицензии на ношение оружия, раз он так этим хвастался. Да ещё в придачу этот Нэттл был хорошим другом полицейских и это - ой как! - настораживало. Именно из-за него у меня теперь начались проблемы... К тому времени, когда позади меня остановился жёлтый "мерс", в голове возникла мысль позвонить Джесс и всё разузнать, не взирая на то, что это она вызвала полицию, когда поняла, что может произойти на улице. Очевидно, "подружка" что-то знала об их взаимоотношениях, иначе она сначала бы проследила за развитием событий, как это бывает обычно с ней. Ну, я ещё ни разу не замечала за ней, чтобы она вызывала полицию из-за какого-то разбитого носа у своего парня. Фи, какая мелочь!
  Из "жёлтого" вышел Джим и направился ко мне. Видимо, был разговор, правда водителем "красного" он ожидал увидеть явно не меня, судя по удивлению на его лице, когда я покинула салон машины.
  -Привет,- вяло улыбнулась я, когда он подошёл ближе.- Спасибо за помощь, без вас я бы с ними не справилась, а "его величество" Ларс просил вернуть ему машину целую невредимую.
  -Здесь не за что благодарить,- отстранённо проговорил он, разглядывая мою окровавленную футболку, которую я не успела переодеть после госпитализации Ларса.- Почему у тебя футболка в крови?
  Я опустила взгляд сначала на футболку, потом снова подняла на Джима, продолжая устало улыбаться.
  -Она ларсова.- Заметив его ошарашенное выражение лица, я поспешила добавить:- Не боись, с ним всё нормально. Это я в крови после перетаскивания его с одного места на другое... Он сейчас у моего друга, его ранили и ему нужна небольшая помощь, но, думаю, всё будет нормально.
  -Что, бутылки под рукой не оказалось?- усмехнулся Джим.
  -Да. Но у того психа одна нога прострелена два раза, поэтому он отделался не меньшими потерями. Плюс ещё нос расквашен до состояния... Сложно назвать это состояние, но красивого профиля ему не видать, как своих ушей,- усмехнулась я.
  -Надеюсь, рана у Ларса не опасная?- неуверенно предположил Эйлер.
  -Да. За весь путь он даже ни разу сознания не потерял, и, кроме того, пытался ещё со мной спорить, пусть и не слишком настаивал,- заверила я его, чувствуя, что скоро упаду от усталости, привалившейся ко мне.
  -Хорошо, я тебе доверяю, Вилка. Ты теперь одна из нас, хоть и не официально.- Он слабо улыбался.- Я и Ларс так решили, Марго поддержала, а другие... они относятся к тебе по-разному, но, заверяю, каждый с уважением.
  -Спасибо,- тихо кивнула я.- А что случилось с Марго? Она стала причиной раны Ларса...
  Улыбка на бледном лице Джима исчезла, и он как-то странно вздохнул, не вселяя в меня ни капельки надежды на какое-нибудь недоразумение.
  -Ларс сам тебе всё расскажет, будь уверена. А я... я не стану, потому что это его сестра,- он смерил меня странным взглядом.- А теперь езжай, иначе и твой друг и Ларс будут волноваться, ведь они ничего не знают о той стычке на дороге. И переоденься, а то в окровавленной футболке не принято появляться в городе,- он развернулся и направился обратно к своему "мерсу", когда я его окрикнула.
  -Скажи хотя бы, она жива?!
  Он обернулся, протяжным взглядом посмотрел мне в глаза и кивнул. Потом отвернулся, сел в свой автомобиль и спустя пару минут выруливал на главную улицу города. Я проводила его взглядом, чувствуя, как к горлу подступает противнейший комок, и оглянулась на "Мерседес" Ларса, из красного превратившийся для меня в кровавый. Минуту я стояла как истукан и взирала на машину, потом вздохнула и села в неё, чтобы съездить на круглосуточную заправку, переодевшись перед выездом. А музыка до сих пор доносилась из колонок, словно продолжала начатое мной...
  Мне сильно повезло, поскольку я успела до того, как "мерс" подали в розыск, заправить бак полностью. Раньше люди особо не обращали внимания на подобные вещи типа красного "Мерседеса" главаря "банды Мерседес", теперь же его все будут знать в лицо, как, собственно говоря, и меня с Ларсом, поэтому подобному везению можно было и позавидовать. После всего случившегося на меня накатила какая-то неприятная волна полнейшего пофигизма. Основной причиной сей неприятности была смертельная усталость, из-за которой я сильно хотела спать и готова была завалиться, где попало, чтобы никуда не ехать. Но из-за возможного беспокойства Ларса и Брайнина пришлось заставить себя снова сесть за руль и отправиться на квартиру к доктору: скорее всего Ларс был там. Дома я лишилась, поэтому гостеприимность Брайнина была единственным спасением от усталости и сонливости.
  Пока я добиралась до нужных мне улицы и дома, то снова вспомнила идею позвонить Джесс и побольше разузнать об этом психе - Нормане. Он, наверняка, скрывал ото всех что-нибудь очень интересное из личной биографии, чтобы так спокойно общаться с оружием и таким упорством грозиться прикончить нелюбимых личностей. Может быть, это полная чухня, и я просто оказалась в неположенном месте в неположенное время... Однако мне отчего-то казалось, что это буйствовала моя интуиция, раз в этом как-то замешана Марго. Но как бы там ни было, плевала я на все эти проблемы, пока окончательно не приду в себя и не высплюсь.
  Доктор действительно был дома и отдыхал после домашней операции по удалению пули из Ларса и конкретной перевязки. Сам раненый спал. Я ввалилась в квартиру, как измученная кобыла в конюшню, и сразу повалилась спать на диван, не особо спрашивая разрешения у Брайнина, который, похоже, всё прекрасно понимал и не стал низвергать на меня сгоняющие с дивана потоки предложений и фраз.
  Я мгновенно провалилась в сон.
  
  Глава 9
  "Жизнерадостная" фамилия Мортал
  -Дьявол,- вырвалось у меня, когда я потягивалась после дивного сна: спина затекла и сильно болела, не говоря уже о ногах, которые большую часть ночи свешивались с дивана, на котором я и имела честь почивать. Кроме того, болела моя буйная голова.- Уже утро? А ночь, собственно говоря, была?- Я сонно захлопала глазами, стараясь улизнуть от надоедливых и настырных солнечных лучей, нагло ниспадающих на моё лицо прямыми ленивыми потоками из большого окна.
  -Ты уже проснулась? Как спалось?- послышался приятный женский голос, который я сотни раз слышала в детстве, когда Брайнины приходили к нам в гости.
  Миссис Брайнин, очевидно, уже давно вернулась домой с ночной смены, но я не заметила даже намёка на то, что она устала. Мой больной мозг всё же сразу понял по её тону, что у неё много вопросов ко мне ненаглядной, на половину из которых ответы были отнюдь не обнадёживающи. Я автоматически принялась обдумывать различные варианты отмазок, хоть немного смахивающие на чистую и невинную правду. Мне предстояло удивиться, почему моя голова не затрещала от столь непосильной с утра пораньше работы, итогом которой стала адская боль.
  -Больно,- протянула я голосом раненной и умирающей.
  -Голова болит?- с сочувствующей улыбкой спросила миссис Брайнин, направляясь к письменному столу, расположившемуся у противоположной стены.
  -И не только,- трагически подтвердила я,- но была бы рада и спасению от этого кошмара.
  Я аккуратно села на диване, чтобы не потревожить страдающую голову, и попыталась вспомнить прошлый день. Это далось с огромным трудом и привело к тому, что воспоминания посыпались тяжёлыми шариками боли в голове. Из меня вырвался непроизвольный стон: денёк выдастся на удивление бурным - во-первых, необходимо было позвонить Джесс, чтобы выяснить кое-какие мелкие неточности в отношении Нормана Нэттла, во-вторых, угнать собственную машину из собственного гаража, если, конечно, она ещё там, и на десерт - всё остальное...
  -Как себя чувствует Ларс?- негромко поинтересовалась я, принимая из рук миссис стакан воды и таблетку от головы.
  -Твой друг? Хорошо, правда ещё слаб, но через пару дней - придёт в себя. Он уже проснулся и просил, чтобы ты сразу, как проснёшься, подошла к нему,- она улыбалась, хотя в её глазах читалась явная хитринка.- А можно узнать, что произошло?
  -Так, небольшие разногласия,- уклончиво ответила я, наивно улыбнувшись, и поспешила к Ларсу, дабы узнать, зачем ему пригодилась и заодно кое-что разузнать.
  Мой раненый "сообщник" ночевал в спальне для гостей, отлично пережив операцию по удалению злополучной пули из собственного тела, и, когда я осторожно возникла там, сидел на кровати с перевязанной раной, бездумно глядя в сторону окна. Я закрыла за собой дверь, не скажу, чтоб очень тихо, но он ни капли не отреагировал, словно находился где-то в астрале.
  -Как ты?- на всякий случай спросила я мнение о себе самом у Ларса, чтобы окончательно убедиться в том, что всё в порядке, подошла поближе и села на край кровати.
  -В некотором смысле уже лучше,- просто ответил он.- Спасибо, Виллия.
  -Я ничего не сделала. Просто ты лучше его.
  Ларс вопрошающе взглянул на меня, словно очнувшись от своего "астрального" состояния. Во всяком случае, я не увидела в его глазах обиды, просто вопрос.
  -Во многих пониманиях,- пояснила я.- Не обращай внимания на мои слова, но он - плохой человек.
  -И что ты теперь собираешься делать? Я-то могу уехать - слава Богу - есть куда. А ты? Тебя ведь могут арестовать, если ты останешься в этом городе. Здесь тебя легко найти...
  -Да, врагов теперь у меня хватает,- самозабвенно согласилась я.- Но ты не беспокойся, что-нибудь придумаю. У меня есть один очень подходящий вариант, и он мне кажется вполне годящимся. Справлюсь как-нибудь,- моё лицо слабо улыбнулось, потому что сама я ещё приходила в себя от пережитого утром.- Ты что-то хотел от меня?
  -Да. Мне надо, чтобы ты отвезла меня домой. Увы, силы тают на глазах...
  -Куда?
  -У меня здесь есть квартира специально для таких ситуаций. Туда-то мне и надо. Пару недель меня там никто не найдёт,- спокойно ответил он, как лучшему другу.
  -Ладно, мне не сложно. А позвонить от тебя можно будет?
  -И если нет, тогда - что?- хитро улыбнулся Ларс.
  -Ничего,- я пожала плечами.- Просто спросила.
  -Интересно, кому?
  -Если ты надеешься, что я скажу тебе, будто звоню своей "гробовой Любови", то можешь огорчиться. Звонить буду своей бывшей подруге Джесс, чтобы разузнать что-нибудь об этом Нормане Нэттле. Вроде как она его девушка - должна же знать хоть что-то и о своём парне.
  -Логично,- согласился Ларс, потеряв улыбку. Ведь знал, какой вопрос последует дальше.
  -Почему он хотел тебя пристрелить? Может быть, конечно, это не моё дело, но вчера твои поступки были более чем странными,- я уже смотрела прямо на него.
  Ларс невесело усмехнулся.
  -Вчера эти поступки были не столь странными, сколь глупыми. Просто не смог сдержать в себе всё, что творилось во мне последние недели две. Ты, разумеется, ничего не знаешь, но этот Нэттл, сдал копам Марго.
  Так,- протянул мой Разум, которого я давненько не слышала в своей голове,- кое-что начинает проясняться. В комнате в это время воцарилась какая-то гнетущая тишина. Ларса переполняла ярость и ненависть - как и меня впрочем - из-за предательства Марго этим треклятым Нэттлом, чем и объясняется его поведение в клубе. Но раньше он, как мог, контролировал себя, сдерживая все свои ядрёные чувства и мысли по этому поводу, чтобы в один прекрасный день сорваться. Как это произошло вчера. Теперь я удивлялась, что Норман остался жив, да ещё отделался одним сломанным носом, не считая моего вмешательства, то бишь вместо носа - каша, плюс простреленная нога. Красота!
  Бедный, бедный, бедный Ларс... Да и себя придётся пожалеть. Хорошо хоть не пристрелили к чёртовой бабушке, а то не разговаривала бы сейчас с этим другом. Или разговаривала бы, но уже на Том Свете. Как-то странно сразу стало, после того, как Ларс мне сказал об аресте Марго, словно в голове какую-то лампочку выключили, а потом включили, но она не загорелась. Наверное, это было удивление, сдобренное неожиданностью высказанного. Марго ведь не была простушкой, и всё произошедшее просто не вязалось с ней.
  -Значит, это и был тот самый парень, которого она неизвестно где подцепила?- как можно мягче поинтересовалась я.
  -Да, он.
  -И поэтому ты бесился тогда?
  -Да. Он мне сразу не понравился... А место Хелла я готов был уступить ему только из-за Марго,- хмуро кивнул Ларс.- В тот день мне было просто не до войны с тобой, Вилка. Вот чёрт...
  Я молчала и думала. Хотя через пару секунд молчания и странных размышлений пришла к выводу, что не могу мыслить рационально. Просто мысли друг с другом было не связать.
  -Значит не зря я его тогда "чуть-чуть" в нос ударила, жаль только не доломала,- посетовала я на эту жестокую и несправедливую жизнь.
  -Ты с ним уже знакома?- удивился лунатик.
  -Ага, на вечеринке Джесс "познакомились",- злобно просипела я, отводя взгляд за окно.- Приставать начал. Правда только в словесной форме и только "начал", а у меня ещё тогда нервы шальные сдавали. Зато с вечеринки улетучилась. Это, кстати, было в тот же день, когда тебя впервые увидела. И с Марго познакомилась... Хорошее было время,- мечтательно добавила я.
  -Ага, помню твою безумную шевелюру,- хмыкнул он.- Сказали бы мне тогда, что это была ты - не поверил бы.
  -И правильно сделал бы,- вяло ответила я, но продолжать не стала - такие слова можно неправильно понять.- И всё-таки твоё поведение вчера было нормальным, пусть и для жизни был риск. Я бы так же поступила, если бы с моей сестрой что-нибудь случилось, даже не взирая на нашу "сестринскую любовь". Доктор что-нибудь говорил насчёт твоей раны?
  -Да. Сказал, что через пару деньков встану на ноги, в смысле восстановления сил. Мне ещё повезло - рана была не слишком опасной, чтобы от неё умереть. Этот псих стреляет плохо,- презрительно хмыкнул парень, даже не вспоминая предыдущего разговора и не обращая внимания на резкую смену темы.
  -А ещё и мимо,- пробормотала я, ухмыльнувшись.
  -В смысле...
  -Целился в меня, а попал себе в ногу. И этому есть объяснение, но, боюсь, оно не для твоих милых ушек...- галантно отпарировала я.- Нет, конечно, я от тебя ничего не желаю скрывать, раз мы уже на одной линии фронта, однако... однако... однако...- и замолчала, продолжая смотреть, как за окном цветёт самый обычный и серый городской день.- Ты не против, если я отвезу тебя домой после обеда?- спросила я, после минутного молчания, когда лунатик с подозрением и любопытством взирал на меня, хотя знал, что ничего ему не скажу.
  -Нет...
  В комнату, как по волшебству вплыла миссис Брайнин, которая вызвала во мне бурю эмоций - целый тайфун - однако я промолчала из благодарности к их помощи, пусть она помогла только тем, что спасла меня утром от головной боли. Но теперь она как-то слишком беззаботно влилась в комнату сразу после нашей с Ларсом животрепещущей темы и задушевного разговора. Это подозрительно,- пришёл к выводу мой Разум, пиная мою наивность и спокойствие всеми ногами одновременно.
  -Не думала, что у тебя появился новый друг,- певуче произнесла она, проходя к окну, чтобы полить какие-то чахлые цветочки.
  -Конечно, нет, мы недавно познакомились, и о нём знает только Джесс и её друг, который и продырявил Ларса. Ну, не считая ещё нескольких друзей, тоже новых,- отозвалась я.
  -Н-да?- её густые брови элегантно поползли вверх, навстречу к волосам, с риском заползти на затылок.- А что же тогда газеты...
  -Газеты?- мгновенно перебила я её.- Можно посмотреть?
  -Конечно. Что за глупые вопросы! Она в гостиной, на столике.
  Я вскочила и помчалась в гостиную, чуть не упав на повороте, когда резко затормозила, подогреваемая диким любопытством к тому, что на сей раз придумали журналюги. Да... Смеялась я долго, после того, как добралась до газеты и прочитала статью. Пришлось, чуть ли не ползком, добираться до комнаты, где расположился Ларс, дабы вручить ему очередной "анекдот дня". Его участь была менее мучительна, и он просто весело усмехнулся, пробежав по статье глазами.
  -Я, конечно, подозревал, что журналисты - народ нелицеприятный, который придумывает всякую несуразицу, чтобы выжить в этом суровом мире. Но это уже что-то новенькое, при всём желании не влезающее в рамки обыденного...
  -Да... Всякое бывает! Но это что-то особенное!
   "ПЕРЕСТРЕЛКА У НОЧНОГО КЛУБА"
  Этой ночью произошла перестрелка около ночного клуба нашего города. Прибывшая на место происшествия полиция ничего определённого сказать не может: виновники произошедшего скрылись в неизвестном направлении. Пострадавший, Норман Нэттл, который несколько ранее сообщил полиции месторасположение одного из членов "банды Мерседес", утверждает, что он приехал в ночной клуб со своей подругой, чтобы отдохнуть после тяжёлой рабочей недели. На улице перед клубом к ним подошли двое - молодой человек и девушка, которая, по его утверждению, была лучшей подругой Джессики Диксон, его пассии. Эта парочка потребовала от них какой-то мифический долг с применением силы, отчего м-р Нэттл был вынужден применить оружие, и ему удалось ранить неизвестного ему юношу, хотя его сообщница смогла нанести ранения м-ру Нэттлу из его же оружия. После чего вымогатели бежали. Погоня ничего не дала, и подозреваемые скрылись в неизвестном направлении. Как выяснилось далее, нападавшим был водитель красного "Мерседеса" и лидер "банды Мерседес", однако показания против некой Виллии Габриель проверяются..."
  Далее шёл перечень разнообразной белиберды, из которой следовало, что мой дом обыскали и оставили под усиленной охраной. Что я замечалась и ранее в связях с Ларсом. Что я подозреваюсь как соучастница преступления. И добило меня то, что теперь все считали, будто я связана с Ларсом "близкими отношениями". Именно после этого мои глаза потихоньку захотели перебраться на лоб, и начало распирать от смеха.
  Но о "призраке дорог" ничего не писали. Хотя, если бы им удалось открыть гараж, это было бы сенсацией, и о какой-то там перестрелке забыли бы до конца статьи.
  -Вот теперь меня ещё и разыскивают.- Я взглянула на миссис Брайнин:- Я вас очень прошу, не говорите моим родителям ничего, хотя бы пока. Я, может быть, сама им всё подробно объясню, чуть позже. Хорошо?
  -Я постараюсь,- уклончиво ответила она.
  -Ну, пожалуйста! Я могу сразу уехать отсюда, чтобы вы не попали под подозрение,- мой взгляд упал на ухмыляющегося Ларса. Ему-то доставляло удовольствие видеть, как я упрашиваю миссис Брайнин. Видок, и правда, был у меня не ахти.- Уеду из города.
  -Хорошо, я не скажу, но ведь другие...
  -Вот пусть другие и говорят - родители не сразу поверят, а я временно буду спокойна и потом им сама всё расскажу.
  -Ладно,- вздохнула миссис.
  Я улыбнулась во все свои тридцать два белоснежных зуба, выражая свою счастливую благодарность.
  Сразу после обеда я и Ларс ретировались, чтобы не поступить вопреки моему обещанию, а следовательно, чтобы и хозяева этой милой квартирки сдержали своё. Мы просто покинули их квартиру, не говоря ни слова: я видела, какое разочарование испытывала миссис Брайнин после своего обещания. Язык, похоже, у неё был из разряда болтливых, хотя и держащих своё слово. Мне предстояло больше там никогда не появиться, как и в этом городе в целом, хотя бы в ближайшее время, но Ларсу через пару недель ещё предстояло явиться к доктору, чтобы тот осмотрел рану. Вести машину, как и предполагалось, Ларс доверил мне, но с таким выражением лица, словно этот "мерс" уже потерял для него всякое значение и с крахом свалился со своего ранга "супер-пупер" машины, хотя из-за неё уже несколько недель полицейские мучались бессонницей. Однако я ничего не сказала, решив это неуместным после всего произошедшего. Теперь автомобиль был в самом начале списка разыскиваемых, на одном уровне с "призраком дорог".
  Эта ночь прошла более или менее спокойно: я позаботилась спрятать "Мерседес" там, где его будут искать в самую последнюю очередь - в подземном гараже среди ему подобных машин. Ларс даже одобрил. Как ни странно это было, но мы покинули гараж без всяких преград, а охранники ничего не заподозрили... Хотя, кто их знает! Например, мне показалось, что им было абсолютно наплевать на то, что происходило у них перед самым носом.
  -Где ты живёшь?- поинтересовалась я, выруливая на шумную улицу, где бесперебойно сновали автомобили всех марок и цветов. Им вторили вездесущие пешеходы, порой достававшие больше, нежели "чайники" за рулём.
  Ларс преспокойно продиктовал свой адрес, и я повела машину в том направлении, хотя с трудом понимала, где это находится. Меня смог порадовать тот факт, что он начал привыкать к моим сдвигам и срываться каждый раз на мои выходки. Видимо, "реактивы" меняли свои свойства, хотя бы по отношению друг к другу. Кроме того, как мне показалось, Ларс начал немного доверять мне, раз уж назвал свой адрес... Хотя теперь мы были по одну сторону баррикад, но всё-таки какое-то чувство во мне приятно мурлыкало от удовольствия. Я даже сама себе удивилась, когда поняла, что он меня уже почти не раздражает. Возможно, это случается с всякими врагами, которые однажды пережили момент, какой невозможно было вынести в одиночку. Можно остаться и врагами после этого, а отношение друг к другу уже кардинально меняется. Но вот мне, отчего-то, надоело всё время с ним лаяться, смысла уже никакого не было, а от разборок с Нэттлом радости и удовольствия было гораздо больше...
  Особенно после "перестрелки" - как соизволили это назвать журналюги. А что? Все эти мысли хотя бы частично, но были правдой,- осенило меня. Что было бы с Ларсом, не окажись меня поблизости? Ничего хорошего это точно. Нэттл бы его живым не оставил. Да,- протянул мой загадочный Разум,- теперь и я, и он в розыске, зато врагами быть перестали. Хотя, что это меняет - "банда Мерседес" и "призрак дорог" тоже в розыске, поэтому, кроме некоего количества крови и нервов, мы ничего не потеряли.
  -Ты, никак, начал сносить моё общество,- высказала я свою догадку вслух.
  -Что, не нравится?- самодовольно ухмыльнулся Ларс,- скосив взгляд на меня.- Могу продолжать закатывать потасовки из-за твоих выходок, если это тебе доставляет большее удовольствие, чем спокойный и дружественный разговор со мной.
  -Нее,- заулыбалась я,- не надо мне такого душещипательного счастья. Но вот таким, как сейчас, ты мне больше нравишься.
  -Раненым?- хмыкнул он.
  -Нет, спокойным.
  -Может быть, ты просто приобрела иммунитет к моему выдающемуся обществу?
  -А что? Это идея.- Я вывела машину на тихую улочку, где движение было менее бурным, и скорость передвижения заметно возросла. Да здесь и безопаснее было.
  -Кстати, всё хотел спросить,- вдруг произнёс Ларс,- что ты там наговорила этому ... у поганого клуба, что он так опешил?
  -Э-э-э,- если бы я не вела машину, то обязательно бы в честь своей великой скромности опустила бы глазки в пол.- Ну, в общем... Ты ничего не слышал?
  -Нет, но частично видел,- хитро прищурился Ларс, глядя на меня.- Так что это было?
  -Моя больная фантазия.
  -Что ты хотела этим сказать?
  -Ну, в общем-то, из-за моего хорошо подвешенного языка. Нэттл пытался выведать у меня, почему я влезла в ваши разборки... Думаешь, он бы мне поверил, если я сказала, что из-за какого-нибудь высокоморального чувства? Вот и я так подумала, когда он подтвердил мои догадки...
  -Короче...
  -Ну, что короче? Если короче, то я сказала, что влюбилась в тебя.
  -Если он тебе поверил, то ты - хорошая актриса... О нашей войне знала вся банда и уж тем более - Нэттл, когда гулял с моей сестрой,- ухмыльнулся Ларс.
  -А может быть, я специально подливала масла в огонь, потому что воспылала к тебе чувством,- предположила я.
  -И это правда?
  Я покраснела, когда поняла, что сморозила.
  -Ты это близко к сердцу не принимай,- сразу нашла оправдание я, которое ещё и правдой в придачу оказалось.- Я не верю в эту чушь. И пусть мне звонит сам Дьявол, если это когда-нибудь произойдёт...- и прикусила язык.
  -Ну-ну,- скептически хмыкнул Ларс и отвернулся, похоже, не разделяя моих мнений.
  А меня теперь начинала грызть сумасшедшая догадка, но, увы, я в это нисколько не верила. Особенно после Джека. Бывают иллюзии, бывают обманы - всё бывает! Кроме того, что называется "любовь". Она давно исчезла из этого мира. Её нет!
  -Я вчера Джима видела,- хмуро прошелестела я.- Это он мне сказал, что что-то с Марго случилось...
  -Давай не будем о ней? Я уже мучаюсь бессонницей, размышляя о том, как вытащить её оттуда... Как же мне хочется пристрелить этого Нэттла к чертям собачьим! Встречу - убью.- Он таким звериным тоном всё это сказал, что даже я поёжилась, радуясь, что с Норманном Нэттлом меня ничто не связывает, кроме его испорченного профиля.
  -Боюсь, это не скоро произойдёт...
  -Мне фиолетово,- гаркнул лунатик и замолчал.
  Уже начинало казаться, что всё происходящее - фантастический рассказ, фильм или сон. Только там всё было во много раз проще, чем здесь. Одного взгляда на Ларса хватало, чтобы начать изводиться мрачными мыслями и переживаниями, что в моей душе проделывалось с большим успехом. Но так странно всё это было... Всё моё "Я" немедленно потребовало смены сей душещипательной темы на что-нибудь менее трагичное. Похоже, в ларсовой голове происходил тот же мысленный процесс, и вскоре он сам возобновил разговор, хотя его тон и был апатичным.
  -Ты же, вроде как, уезжала. Что же заставило тебя вернуться на историческую родину?
  Я задумчиво пожала плечами.
  -Возможно, хотела удостовериться, что мой коттедж ещё не покосился от тоски по мне или не рухнул от безудержных рыданий. А может быть, и что-то другое, но то, что происходит здесь на данный момент, мне до чёртиков не нравится.- Я многозначительным взглядом покосилась на рану Ларса; пусть я немного и побаивалась Нэттла, однако придушить его и сама не отказалась бы. Какие плохие мысли! Я улыбнулась.
  -Как ни странно, но мне тоже,- совсем не весело усмехнулся парень.
  -Действительно, странно,- не удержалась от ехидства я.- Кстати, можно я перекантуюсь у тебя до ночи? Просто, кажется, я теперь "чуть-чуть" в розыске, а мне надо ещё домой забежать и забрать...- я вовремя попридержала язык и, успешно попытавшись придать лицу более безразличное выражение, добавила:- Кое-какие вещи.
  -Ты, никак, начинаешь приходить в себя, дорогуша,- каким-то странным голосом произнёс Ларс.
  -В чём это выражается?- поинтересовалась самым наивнейшим образом я.
  -Не удивлюсь, если ты ещё и ночевать напросишься...
  -Не-е,- помотала головой я, расплываясь в понимающей улыбке.- Я не ночую в чужих домах с чужими людьми.- Машина свернула на перекрёстке, и мы мчались уже дальше, не сворачивая до самого места назначения.
  -Так уж я тебе чужой. Абсолютно незнакомый парень.
  -Ещё и подозрительной наружности.
  -Может, хватит кривляться,- вспылил он.
  -Это ты уже начал уговаривать меня остаться ночевать,- отсутствующим тоном заметила я.- Но насчёт покривляться, возможно, ты прав. Я просто не могу не покривляться, особенно при виде тебя. Но ты уж извини, старые привычки.- В душе я полностью с ним соглашалась, да только моё "я" напрочь отказывалось это делать, заразившись жгучим желанием достать именно лунатика.
  Я почувствовала на себе его взгляд, снова заставивший меня понервничать и поёжиться. Раньше я как-то не особо обращала внимания на его глаза, да и взгляд в целом, стараясь замечать только эти нахальные затравленно-ненавидящие взгляды, но теперь... Что-то изменилось, и я смотрела мир уже немного по-другому. Или сентиментальность очнулась после глубокой заморозки?.. Возможно, но только в этот раз я, наконец-то, соизволила заметить, что у него очень красивые зелёные глаза, глубокие и яркие, тёмно-еловые, если такой цвет вообще существует. Серо-зелёные глазки Отто просто меркли перед этой зеленью, и я снова вспомнила о своём подозрении, что у Дьявола глаза тоже зелёные... И теперь это больше смахивало на правду. И его взгляд... Порой мне казалось, что он был способен прожигать дыры вообще во всех предметах, и в этот раз, похоже, он решил поэкспериментировать на мне. Это был истинно живой взгляд!
  -Чем же я заслужил такое?
  -Говорю же, остаточная вредная привычка. Надо будет от неё избавиться. Пусть неприязнь лёгкая и осталась, но - думай, что пожелаешь, - после всего произошедшего я уже стала к тебе немного по-другому относиться.
  Он отвернулся. Я возрадовалась!
  Дальше дорога прошла в тишине, которую никто не хотел перебивать своими роскошными речами, а просто послушать мудрейшие высказывания молчания. Каждый счёл необходимостью подумать о чём-то своём или понаблюдать за соседом с соответствующими молчаливыми комментариями.
  Оказалось, что квартира Ларса "для подобных ситуаций" находиться в тихом фешенебельном райончике, который привёл меня в полнейший восторг. Правда меня немного смутило наличие какой-то подозрительной компании у подъезда дома, хотя они и выглядели подобающим этому месту образом, но что-то мне в них просто не нравилось. Возможно та искусственная напыщенность, которую им вселяло понятие своего финансового положения, а ведь проживание в этом районе города могли себе позволить далеко не все. Я вышла из "мерса", со своей стороны из машины вывалился Ларс. Мне пришлось в буквальном смысле тащить его на себе из-за его слабости, чтобы он не грохнулся где-нибудь на полпути к своей квартире.
  -Привет, Мортал!- поприветствовал Ларса один парень из компании у подъезда, когда мы подошли ближе.
  -Здорово, Прэнк.
  -Смотрю, новую девчонку подцепил. Ну, как она тебе?- на его смазливом личике проступила елейная улыбка, как и на лицах его дружков, которую я с большим удовольствием поспешила замазать своим ехидством.
  -Что, завидуешь, парень? Я в единственном экземпляре на этой планете, поэтому тебе не светит моё общество.- На моём лице расплылась самая противнейшая улыбка из коллекции моих улыбок.- А вот ему повезло.
  Меня очень позабавило выражение лица этого Прэнка: он так умело изобразил на нём удивление и смертельную обиду одновременно, что я даже позавидовала ему. Ларс смерил его насмешливым взглядом, ухмыльнулся и хотел уже идти дальше, когда этот парень снова его остановил.
  -Надеюсь, ты сказал ей, что в розыске? А то ведь нехорошо получается...
  -Мортал?- я приняла вызов, теперь хотелось уйти со сцены красиво, как делала это всегда. На моём лице появилось странное выражение оскорбления и разочарования:- Как?! Ты в розыске?! Почему ты мне ничего не сказал?!- Я притворно закатила глаза.- О, Боже! Третий парень и опять в розыске! Когда же это закончиться?!
  Ларс моментально вник в суть дела и подыграл:
  -Милая, а ты газет разве не читаешь?
  -Причём здесь газеты, Мортал? Тут моя личная жизнь рушиться!
  -Как ни странно это прозвучит, но там обычно печатают лица подлежащие розыску. Там и я есть. Слушай, меня так хорошо родные не фоткали, какой у копов фоторобот получился.
  -Правда? А ты мне покажешь?
  -О, обязательно...
  В это время мы уже прошествовали мимо онемевшей компании, больше теперь похожих на скульптурное украшение двора, нежели чего-то живого, и добили их тем, что чмокнули друг друга в губы, типа "прощаю". Я даже заметила, как у одного из парней в компании выпала из рук сигарета.
  -Кхм... М... Мортал. Тебя искал некий Блэквуд,- придя в себя, проговорил Прэнк.
  -Некий?- с насмешкой переспросил Ларс, отрываясь от столь интересного занятия, как поцелуй.- Прэнк, не притворяйся, мы отлично знаем, кто он.
  -Он сказал, что ты влип.
  -Мог бы и не говорить, я это отлично знаю.
  Прэнк удивлённо взметнул бровь. Похоже, его очень озадачило это сведенье, а особенно то спокойствие, с которым ему сообщал его незабвенный Ларс Мортал.
  -А ещё тебе бывшая звонила,- с этим словами он смерил меня многозначительным и зазывающим взглядом.- У неё новые проблемы и без тебя там не обойтись.
  Я ухмыльнулась, самодовольно прикрыв глаза. Не задело.
  -Идём,- спокойно произнёс Ларс, и мы прошли в подъезд под "шик и овации" ошарашенных взглядов. Как ни странно, но Прэнк ничего не заметил - что Мортал был ранен - возможно, потому что мы искусно притворялись, словно шли в обнимку. У нас это хорошо получалось.
  -Не думала, что у тебя такая мрачная фамилия, дорогуша,- подметила я, пока мы поднимались на лифте.- Мортал. Бог ты мой, я бы уже давно свихнулась от депрессии.
  -Поэтому я предпочитаю, когда меня называют Ларсом,- намекнул он.
  -Отлично, теперь во веки звать тебя буду только Ларсом. Ларс, а расскажи, пожалуйста, о своей бывшей.
  -О какой именно?
  Моя бровь непроизвольно поползла вверх. Я была удивлена. Очевидно, ему это понравилось, хотя поняла я это только по его расчудесным глазам.
  -У меня о тебе сложилось неправильное представление. Мы уже вышли из лифта и направлялись к двери его квартиры.- Я конечно догадывалась... Но, раз уж тебя их полный арсенал...
  -Примерно.- Он достал из кармана ключи.- Открой?
  Я недолго провозилась с ключами, хотя мне показалось, что успела пройти вечность. Под нервный конец мне это начинало уже нравиться, когда замок, наконец, внял моим попыткам открыть его и любезно щёлкнул. Мы ввалились в квартиру. Первое впечатление было сногсшибательным, в прямом значении этого слова: после перетаскивания ослабшего Ларса, с его благодарной помощью, правда, я сама с трудом держалась на ногах. Здесь было светло и уютно, и никак не походило на дом заядлого гонщика и Потрошителя нервов полицейских. Даже на мой-то дом не смахивало ни в коей мере. Однако в самых тёмных и невидимых уголках притаились сугробы пыли, что дало основание подумывать о хозяине этих "покоев", как о кочевнике. Точнее, он вообще здесь редко появлялся.
  -Что ж, мистер Ларс, я в ауте от этого великолепия...
  Сам владелец квартиры восседал на мягком диване и как-то отстранённо оглядывался, словно припоминал, когда он вообще здесь в последний раз появлялся и его ли это владения. Потом потянулся к журнальному столику и взял телефон.
  -Можно гостье чаю выпить?- галантно и бесцеремонно поинтересовалась я.
  -Конечно. В кухне.
  Ему уже было далеко не до меня, а когда трубка прикоснулась к уху, волшебным образом про меня забыл. Пожав плечами, я ринулась в кухню удовлетворять свою потребность в горячем чае, который не успела попить после обеда у Брайнинов. Да и просто надо было себя чем-то занять, пока хозяин квартиры разбирался со своими проблемами.
  Однако даже в то время, когда я прослушивала очередные бредни своего безжалостного мозга, где-то внутри меня говорил полюбившийся мне голосок Разума. Единственное, что я могла разобрать в его бормотании, это было изнывание от любопытства и беспокойства: кто же есть Нэттл, и как там мой "Мустанг". Думалось, что с машиной всё нормально и скоро я её увижу, а вот с тем парнем... Жутко хотелось сейчас же набрать номер Джесс и раскрыть тайну, да вот только телефон был занят, пришлось ждать. Довольно-таки долго. Зато в моих взглядах Мортал установился, как авторитетный человек. Да и настроение поднялось.
  -Это не мои проблемы... Слушай... Хватит! Не перебивай... Достала! Если сейчас же не заткнёшься... Мне надоело, что с каждой новой ТВОЕЙ проблемой ты лезешь ко мне... Нет... Иди к чёрту!.. Слушай, я меняю условия игры - теперь ты будешь играть по моим правилам, милая. Мне плевать, кто твой отец. Пусть им будет сам Бог, но ты должна... нет, просто обязана сама решать свои проблемы!.. Да? Вот и иди к своему Фрэду, раз он такой "хороший"! Валяй! Но чтобы я больше тебя не видел и не слышал... Правда? Только мне плевать. Да! Я нашёл другую! Да! Да! Да! И ещё много раз да. Я тебе не "мальчик на побегушках"... Да? По-твоему "всё своё время" это обеденные перерывы и час на выходных? Это так ты обо мне "заботилась и любила"? Отлично!.. Я рад... Сама идиотка и дура... Иди к чёрту... Нет... Да ни фига!.. Мне надоели твои заскоки!.. Ага! Единственная за весь вечер мудрая мысль... нет за всю жизнь! Я горжусь тобой, милая, ты помудрела! Ура!.. Ага! Прощай!.. С радостью!.. Да! Навсегда!.. Чёрт!- он скинул звонок и, заметив меня в проходе между кухней и гостиной улыбающуюся во все тридцать два своих белоснежных зуба, пожал плечами, добавив:- Кинула трубку.
  -Странно было бы, если эта некая "милая" продолжала с тобой общаться. Я бы давно уже так поступила... Но после приехала к тебе лично и набила твоё распрекрасное личико.
  -Чем тебе не нравиться моё "распрекрасное личико"?- елейно улыбнулся Ларс.
  -Тем, что оно умеет ухмыляться,- отозвалась я.- Чаю хочешь?
  -А у меня кофе есть?
  -Не знаю...- Внезапно до меня дошла суть его фразы.- Ты не поверишь, друг, но это твоя квартира!
  -Да?- как можно наивнее переспросил он и наиграно огляделся:- А я-то думал, почему такая знакомая обстановка.
  Я весело хмыкнула и отправилась обратно на кухню начинать розыск особо необходимого кофе, к которому относилась отрицательно: ненавидела его противный вкус и запах. Мне повезло, он оказался там. Я сварила этот гадкий напиток моему новоиспечённому другу, третьему по счёту из разряда "друзей настоящих". Хотя насчёт его подлинности или истины я ещё несколько сомневалась - не всё сразу! К тому времени, когда я возвращалась к нему с бокалом, в котором непринуждённо плавал чёрный кофе, Ларс уже успел второй раз чертыхнуться и бросить трубку. Видимо, в поисках кофе и бокала я пропустила весьма занимательный разговор.
  -Наверное, ты звонил некоему Блэквуду?- осторожно поинтересовалась я, стараясь не задеть как-нибудь ненароком что-нибудь не то. Это могло чревато кончиться, судя по тому, с какой "любовью" Ларс бросил трубку.
  Однако он только смерил меня странным взглядом, взял бокал, нахмурился и, отпивая гадкую чёрную жидкость, выдал:
  -Ага, ему.
  -Видимо, он "замечательный" человек.
  -От слова "замечать" и "достойный" от слова "доставать".
  -Хорошие же у вас с ним отношения.
  -Да, очень,- хмуро согласился Ларс и протянул мне трубку:- Ты, кажется, хотела позвонить.
  Я взяла её и набрала номер, с трудом его припомнив: Джесс всегда сама мне звонила, поэтому набор этих цифр давно уже затерялся в моём неунывающем мозгу. Сначала на том конце провода, кроме гудков, никто не отзывался, и во мне даже возникло сомнение в правильности набранных цифр, когда бодренький голос Джесс пропел:
  -Алло!
  -Ха!- смешок получился дьявольским, отчего Ларс смерил меня оценивающим взглядом, очевидно ища признаки потусторонних миров: рожки там, крылышки или хвостик, на крайний случай. Однако ничего подобного не обнаружил, о чём красноречиво говорил его разочарованный взгляд.- Джесс! Я - Дьявол! И я скоро приду за тобой!
  -Похоже,- одобрил Мортал.
  Я кивнула - ещё бы! - и постаралась не уклоняться от нити беседы с бывшей подругой. И всё-таки моё самолюбие было польщено.
  -Итак, родная, у меня к тебе масса вопросов и претензий.
  -Виль?- после идиотского молчания смогла выдавить из себя Джесси на другом конце длиннющего провода.- Это ты?
  -Я же сказала - Дьявол! Да простит он меня за временное присвоение имени. Ну, да ладно! Так ты готова ответить на всё и за всё, что я тебе сейчас предъявлю?
  -Ну...
  -Отлично!- не дав даже договорить, радостно воскликнула я.- Изумительно! Я слушаю ответы на свои вопросы. Итак. Вопрос первый. Какое полное имя Нормана?
  -Норман Николас Нэттл,- протараторила очумевшая Джесс, видимо, не совсем понимая суть происходящего. Зато меня жутко порадовал этот замечательный факт, к тому же её прекрасное настроение сразу же улетучилось. Наверное, оно переправилось по телефонному кабелю ко мне.
  -Отлично, дорогуша! На первый вопрос вы ответили. Дальше! Второй вопрос. Ответив на него не покривив душой, вы спасёте своё лицо от множества некрасивых и болящих царапин и синяков. Итак, как далеко зашло ваше знакомство?
  -Ну...
  -Отвечаем быстро!
  -Это не твоё дело, Габриель! Не смей лезть не в свои дела!
  Дальше послышался неприятный звук, как это случается, когда трубку бросают, и пошли короткие гудки, возвестив конец разговора. Весёлого в этом было минимально, но моё настроение отчего-то поднялось ещё выше.
  -Так вот мы как заговорили... Ну что ж, чертыхаться не стану,- с улыбкой проговорила я.- Не хочу повторяться.- Трубка оказалась на журнальном столике.- Спасибо. Итак, времени у нас до вечера...
  -Ага,- кивнул Ларс.- Только тебе со мной придётся немного помучиться...
  -Переживу. Ради здравого смысла я готова и на такой подвиг.- Я плюхнулась рядом на диван.- Ну, как мне тебя развлечь? Карты есть?
  
  Глава 10
  Берсерк
  Ночь наступила как-то незаметно подкравшись. Меня это позабавило, поскольку после дня проведённого в обществе раненного Ларса, моя челюсть аккуратно ударилась об подоконник, когда я заметила, что на улице уже темно, а часы мило и неторопливо показывали половину двенадцатого. Это даже немного напрягло: время бежит слишком быстро, даже не сдавая никаких забегов по вечности. Вторая половина этого странного дня прошла весьма своеобразно. Я просидела в компании Ларса, с жизнерадостной фамилией Мортал, всё это мимолётное время. Интуиция меня подло обманула, потому что, в сущности, мне даже не хотелось от него уходить, виноваты были разговоры ни о чём и уют этой квартиры. Я разомлела и убедилась в своей неправоте. А к Ларсу прониклась, похоже, взаимной симпатией.
  Подобрав с подоконника свою челюсть, я с опешившей улыбкой взглянула на Ларса. Он странным взглядом следил за мной.
  -Итак, друг ты мой новоиспечённый, как ни жаль расставаться с тобой, но мне пора,- горестно вздохнула я, словно расставалась с ним навсегда... А может быть, и навсегда, откуда мне знать свою коварную судьбу.- Сейчас я выйду за эту дверь и, возможно, больше никогда тебя не увижу. И не услышу. Надеюсь, что так и будет. Постараюсь проиграть роль свободной птицы.
  -Странно, а вроде уже оттаяла,- пожал плечами несколько удивлённый Мортал.
  -Немного, поэтому и жажду исчезнуть, пока совсем не растаяла перед твоими красивыми глазами. Иначе будет худо...
  -Почему?
  -Не выдержу столь пылких эмоций. У меня впереди ещё целая миссия - навестить Джесс и собственный коттедж, захваченный копами. Пожелай мне лучше удачи, а не поливай кипятком, чтобы растаяло.
  -Как скажешь. Удачи,- как-то отстранённо пробормотал он.
  Я уже направилась в прихожую, где меня дожидались вещи, брошенные ещё днём и забытые, когда меня осенило две идеи: первая - вызвать такси, а вторая - спросить у Ларса, кто же всё-таки этот подозрительный Блэквуд. С первой проблемой я кое-как справилась: мне не часто приходилось вызывать себе такси, точнее - никогда. У меня под рукой всегда был либо друг, либо парень, либо машина. Собственная. Выполнив эту трудоёмкую и позорную операцию, я взглянула на Мортала:
  -А кто есть Блэквуд?
  Парень взглянул на меня так, что я крупно пожалела о своём, казалось бы, не слишком провокационном вопросе, зато я очень обрадовалась, что он ранен, а то, боюсь, этот пылкий юноша просто бы вжал меня в стену и "мило" потребовал больше никогда в жизни не задавать подобных вопросов. Хотя тогда бы я этого не спросила: не было причины. Но Ларс нашёлся быстро:
  -Человек.
  -Ты сказал, что это "замечательный" человек. Чем же он столь "замечателен"?
  -Ничем... Это не совсем твои дела, Вилка. Иди,- он произнёс это с нажимом, словно пытался меня выдавить из своей уютной квартиры.
  -Я подумала, может, Нэттл как-то с ним связан...
  -А если и связан, то что это изменит?
  -Ничего. Но...
  -Виль! Иди. Если это так, то ты всё узнаешь от Джесс.
  Я смерила его подозрительным взглядом, развернулась и покинула квартиру по-английски, не прощаясь. Меня грызло странное подозрение, что этот парень, оставшийся в квартире, знает гораздо больше, чем доверяет мне. Стало обидно, с чем я ничего поделать не могла.
  Такси нарисовалось около подъезда подозрительно быстро, я такого даже не ожидала. Водитель смерил меня каким-то странным взглядом, словно я принадлежала некоей мафиозной группировке и представляла потенциальную опасность, но, заметив, что его очередная клиентка дружелюбно расплылась в милой и наивной улыбочке, смягчился настолько, что всё-таки рискнул подвезти меня. Я водрузилась на соседнее сиденье, вопреки традициям нормальных пассажиров, и бодро сообщила адрес своего пункта назначения. Мне даже показалось, что он снова насторожился.
  -Чего нахмурился?- диковато осведомилась я, глядя в зеркало заднего вида со своей стороны, хотя краем глаза и замечая его тщётные попытки быть "налегке".- Я не монстр.
  -Я не хмурый,- вяло возразил таксист и нахмурился ещё больше.
  -Твой вид говорит об обратном,- заметила я и взглянула на него.- Тебя смущает адрес, который я имела честь тебе назвать?
  Парень смутился. Похоже, таких пассажиров у него ещё никогда не было, и я была первой, кто так странно и в то же время естественно себя вёл. Всё-таки мы были неким подобием коллег, хотя я старалась быть как можно более мягкой к этому бедолаге, попавшемуся мне в водители - мой незамысловатый характер всегда моментально всплывал наружу, даже если я была в совершенно незнакомой мне компании.
  -Нет,- выдавил из себя таксист.- Просто... просто далековато.
  -Хорошая отговорка. А может быть, я с какого-нибудь таинственного свидания домой еду, а подобные события случаются только поздними вечерами,- загадочно проговорила я и самодовольно заулыбалась.- Слушай, не хмурься. Я, правда, не монстр, как ни стараюсь быть на него похожа.
  Парень смог воспроизвести на лице что-то смутно напоминающее улыбку, обычно так улыбаются смертники.
  -Ладно уж. Я что, похожа на ту девчонку из газеты?
  -Да,- чистосердечно признался он, не колеблясь, отчего моё сердце подозрительно подпрыгнуло, словно я добилась поразительных результатов при попытке разговорить дерево.- Напоминаешь. И адрес похожий...
  -Вот такие совпадения бывают в жизни, друг мой,- глубокомысленно подытожила я, переводя взгляд на зеркало заднего вида. За нами увязалось тёмное чудо, смутно напоминавшее в темноте "БМВ".
  Авто не старалось нас обогнать, хотя и не отставало, словно преследовало. Это начало настораживать, когда мы покинули пределы города и направлялись уже к пригороду по опустевшей трассе.
  -Кстати, коллега, всё интересно узнать, а здесь "Призрак дорог" больше не появлялся? Это вопрос чисто из любопытства,- поинтересовалась я, отвлекая своё же внимание от столь интригующих мыслях о погоне.
  -Нет,- пожал плечами парень, очевидно, не замечая "БМВ".- Уже месяц, как он исчез из этих мест. Хотя, некоторые говорят, что на днях видели его. Но я им не верю - мало ли чего можно наплести, лишь бы стать знаменитостью или срубить денег на этой "драгоценной" информации. Не приверженец,- гордо заявил он.
  Мне очень захотелось рассмеяться, но не смогла, рискуя спугнуть такого интересного и приятного собеседника.
  -Правда? А то меня родители запугали, что это такая "Дьявольщина", прям до дрожи в коленках.
  -И не соврали. Дьявольщина - не то слово!- искренне закивал водитель.- Говорят, что эта машина специально сбивает людей, ради какого-то сатанинского обряда... Но вот смысла я в этом, почему-то, не вижу.
  -Да ты что?!- жутко удивилась я.- И какие же цели этот обряд преследует?
  -У меня всё больше ощущение, что ты журналистка, а не... та девушка из газеты.
  -И не то и не другое,- торжественно хмыкнула я и замолчала.
  Таксист тоже замолчал. Душещипательная тишина восстановилась надолго и продолжалась бы бесконечно, если мы минут через десять или пятнадцать не прибыли на место. "Место" нас встретило неприветливой темнотой, пересекаемой по традиции одним работающим фонарём - остальные никогда не проживали дольше одной недели или дня. В доме Джесс горел свет. Я расплатилась и вынырнула в темноту улицы, прежде чем таксист успел щедро одарить меня взглядом подозрения и неприязни. Поёжившись, я оглянулась на собственный дом чуть подальше, хотя сильно сомневалась в том, что хоть что-то увижу там без кошачьего зрения или дневного света. Но увидела. Полицейскую машину.
  -А чего ты хотела?- хмыкнула я себе под нос и ринулась к двери Джесс, мгновенно забыв о существовании даже своего любимого коттеджа.
  Торжественно объявив о своём приходе уверенным звонком в дверь, я принялась ждать. В привычке Джесс - открывать только после прибытия полиции, чтобы выломать дверь. Однако в этот раз "подружка" побила все свои рекорды: она не просто быстро смогла открыть мне дверь, но ещё успела отпрыгнуть в сторону, когда к ней в прихожую нагло ввалилась я собственной персоной.
  -Вилли?!- взвизгнула она, отскакивая ещё дальше.
  Я захлопнула дверь и восторженно и злорадно улыбнулась. Это ещё больше ошарашило Джесс.
  -Что тебе здесь надо?- тонким, противным голосом осведомилась она.
  Я оценивающе смерила её взглядом. Та же самая Джесс, которая была на самой последней нашей встрече: распутная, бесстыдная, трусливая и мямля. Даже противно как-то стало от её общества.
  -А где тёплый приём?- нагло поинтересовалась я.- Здрасте? Чай? Печенье и счастливая улыбка?
  Она тупо уставилась на меня. Это напомнило взгляд ребёнка больного аутизмом. Другое сравнение здесь было трудно подобрать.
  -Ладно, не утруждай себя. Вижу, для тебя это слишком сложно.
  -Нет...
  -Идём, Джесси, разговор есть.
  -Куда?.. Какой разговор?..
  У меня язык чесался сказать: "Ну, ты и дура, Джесси!!!" Однако не хотелось тратить время на лишние слова. Это и так было ясно, хотя бы мне одной. А такого условия вполне достаточно.
  -К тебе на кухню, чтобы поговорить о твоей "личной жизни", дорогуша. Мне твой Норм жутко не нравится. И ты, возможно, это знаешь и понимаешь... Хотя... Не, тебе не понять,- насмешливо протянула я и промаршировала к ней в кухню.
  За то великое множество вечеринок, которые любила устраивать эта девица, я успела полностью ознакомиться с её апартаментами, хотя ничего особенного из себя они и не представляли. Всё было так же, как и у меня, только в зеркальном отражении.
  Я проникла на кухню к Джесс и сразу же осадила холодильник в поисках чего-нибудь съедобного. К сожалению, Ларсов в этом смысле оказался пуст. Зато у "подружки" оказалась еда пригодная для ужина. Именно с неё я и начала, потом села на стул, как на трон, и уставилась на дурочку Джесс, которая вошла чуть позже, ещё вникая в то, что я делаю у неё в доме и почему так бесцеремонно и нагло.
  -Что тебе от меня надо, Виллия?- тихим и испуганным голосом спросила она.
  -Я тебе уже говорила. Думала, сразу дойдёт. Я пришла поговорить о Нормане.
  -Зачем тебе Норман?
  -Так. Не для твоих Куринных мозгов, Джесси.
  -Почему ты меня всегда оскорбляла, Виль?..
  -Не смей называть меня "Виль". Это для друзей. А ты связалась с каким-то ненормальным, который кидается на людей. Следовательно, и ты мне больше не подруга. И никогда ей не была,- проинформировала я её, поглощая тем временем яблоко.- Ты лучше мне скажи, Нэттл рассказывал тебе что-нибудь, что может меня сильнейшим образом заинтересовать?
  Джесси фыркнула.
  -Если и говорил, то я тебе ничего не скажу!
  -Ну-ну, Джессика, не строй тут комедию. Я ведь и, правда, могу силу применить. А мне не хочется об тебя руки пачкать, поэтому говори сама,- лениво протянула я
  -Если Норман узнает...
  -То, что? Кстати, как там его нога и нос?
  -Замечательно,- гнусно пискнула девушка и плюхнулась на стул напротив меня.- Не беспокойся, особого вреда эти пули ему не нанесли. Не то, что твоему... Морталу.
  -Мортал не мой.
  -Сама говорила, что влюбилась.
  Я не ожидала от неё столько смелости, и это меня насторожило.
  -Я пришла сюда выяснять, не кто в кого влюбился, а кто такой Норман Нэттл!- вспылила я.- И, чувствую, ты мне это можешь объяснить.
  -Могу. И что?
  -Ну, вот и объясняй,- нагло потребовала я, метко швырнув огрызок яблока в раковину.- Скажи мне, например, связан ли этот твой Нэттл с неким Блэквудом?
  -Да,- хмуро отозвалась Джесс.
  -О, дело пошло!- обрадовался мой неунывающий Разум, пытающийся заглушить буйствующую и изнывающую от беспокойства интуицию.- И кто он, этот Блэквуд?
  Джессика расплылась в дикой и восхищённой улыбке. Вот только её смазливые глазки остались мёртвыми. И я занервничала.
  -Это весьма интересный вопрос...- странным голосом произнесла Джесс.- Он устанавливает правила в этой игре, и ты с Морталом, как и его "бандой", ничего не можете. Вы - мелкие пешки... А Норман среди его многочисленных людей, правящих в этом городе.
  -И половина из них - копы,- добавил до жути знакомый голос за моей спиной.- Он в этом городе - Хозяин.
  Я вскочила и резко оглянулась.
  -Норм! Ты сегодня рано,- проворковала Джесси, вставая.- Но я этому рада. Вот эта леди хотела расцарапать мне лицо, если я не скажу, кто ты такой и мистер Блэквуд,- обиженным тоном аристократки пожаловалась она.
  -Правда?- Норман Нэттл смерил меня презрительным взглядом.
  Он ничуть не изменился, только нос был кривоват, однако ни намёка на то, чтобы он был сутками раньше сломан. И ходил он нормально, словно никаких ран не было. И вот теперь рассудок мой заверещал, а паника даже не очнулась, придавленная сверху тяжёлым торсом Разума. Итак, Виллия Габриель попалась. Нэттл опёрся плечом о дверной косяк, глядя на меня, и я, наконец, заметила в его руке гигантский нож. Джесси подошла к нему, чмокнула в щёку и исчезла в направлении второго этажа:
  -Пойду наверх. Вы тут уж сами разбирайтесь и не долго,- она зевнула.- Не люблю много крови.- И ушла.
  Я продолжала пялиться на огромный нож в руке своего врага, и мне было очень интересно, а распространяется ли защита Дьявола на холодное оружие? И, вообще, уйду ли я из этого дома или меня вынесут?
  -И теперь ты желаешь меня зарезать?
  -О! А как ты догадалась?- ухмыльнулся Нэттл.- Но для начала я могу ответить на все твои вопросы, чтобы твоя душа потом не бесновалась в этом доме из-за того, что ничего не узнала.
  -Какой ты добрый,- съязвила я.
  -Я знаю. Сегодня у меня хорошее настроение.
  -Ага, вижу...
  -Спрашивай, пока я не передумал,- прервал он мои излияния и ухмыльнулся ещё шире.
  -Ладно. Поясни, кто такой Блэквуд, раз уж на него работаешь. И, пожалуйста, пусть это будет правда, хоть и фантастическая. Меня уже ничем не удивить, после всего, что я испытала,- как можно спокойнее проговорила я, пытаясь в придачу ещё в обморок не свалиться от нервного напряжения.
  -Если ты имеешь в виду ту перестрелку, то это ещё не самое страшное, что с тобой может случиться. И уж не знаю, кто там за тобой стоит, но сегодня он тебе не поможет - Блэквуд об этом позаботился.
  -Так... Значит, этот... э-э-э... человек очень могущественный, в смысле магии,- выдала я.
  Нэттл удивился, на мгновение утратив свою ухмылку.
  -Значит, Виллия Габриель ещё и в колдовство верит?
  -О, с некоторых пор я готова всему верить,- заверила я его.
  -Ну, хорошо. Блэквуд действительно великий маг и некромант. Чернокнижник, если хочешь. Когда-то он совершил сделку с самим Сатаной, однако после раскаялся и теперь сам жаждет власти подобной дьявольской. Ему пришло прощение. Теперь он ищет сторонников, а неугодных - убирает. И этот город уже принадлежит ему,- просветил меня Норман.- Ему могут противостоять только боги, поэтому и ты, и твой ненаглядный Ларс ничего не сможете сделать.
  -И Мортал там был?- осторожно спросила я.
  -Да. Пока не понял, что ошибся.
  Так, эта история нравилась мне всё меньше и меньше. Особенно Блэквуд.
  -А Марго зачем сдал копам? Ты мог так же спокойно сдать Ларса...
  -Да, мог. Но не хотел. Соперник - есть соперник.
  Я хмыкнула. Не логично и подло. Чтобы быть соперником Ларсу, надо хоть чуть-чуть быть на него похожим, а эта вша и рядом не валялась.
  -И что, теперь весь город "поклоняется" этому вашему Блэквуду?
  -Не весь,- мотнул головой Нэттл.- А только некоторые, но условия игры здесь ставит он.
  -Вот поэтому копы - ваши лучшие друзья.
  -Да. А ты догадливая...
  -Я не догадливая, я - умная,- фыркнула я.- И сколько это безобразие уже продолжается?
  -Не больше месяца. Но его мощь растёт и скор...
  -Вот знаешь, Нэттл, я никогда не могла понять, почему все отрицательные герои хотят власти над миром. Это же скучно... И типично.
  Норман больше не улыбался, заметив, что я не боюсь его. Ну, как не боюсь - не дрожу, не катаюсь по полу в истерике и мольбах о пощаде. Ни за что! Я ещё жива и сдаваться не собираюсь. Вдруг кто-нибудь или что-нибудь поможет мне спастись, да ещё во мне полыхала неугасимая надежда на то, что "защита" распространяется и на ножи.
  -Ему не нужна власть над миром. Он хочет быть Богом.
  -А это уже серьёзно,- согласилась я.- И два последних вопроса, вижу ты уже начал нервничать.- Это я определила по тому с каким сосредоточенным лицом он начал поигрывать ножом.- Джесс тоже под заклятием повиновения?
  -Если желаешь,- кивнул он.- Но мне предпочтительнее называть это гипнозом. Знаешь, а ей довольно-таки интересно играться, как куклой. И в то же время, она осталась собой.
  -Не шибко заметно. А ты кто? Маг?..
  Услышать ответ на сей интригующий меня вопрос мне не удалось: позвонили в дверь. Я видела разочарование на лице Нэттла, но он взял себя в руки, приказал мне: "Стой здесь!", очевидно рассчитывая на тот же эффект, что и с Джесс, и вышел из кухни. Я огляделась - мне уже ничто не мешало сбежать, кроме закрытого окна. В прихожей послышались приглушённые голоса: Нормана и двоих копов, насколько я поняла из разговора.
  -У вас всё в порядке?
  -Да. Ничего особенного не происходило. А эта Габриель так и не появилась у своего коттеджа?- осведомился Нэттл.
  -Нет...
  Я тихо открыла окно и просочилась в темноту улицы. В этот раз я восхваляла всех пацанов, которые позаботились о том, чтобы там горел лишь один фонарь. Мои шансы удрать резко подскочили, когда я пересекла тёмную дорогу и на всей скорости, соседскими садами, чуть ли не перепрыгивая через ограды - живые и не очень - понеслась в сторону своего дома. За коттеджами даже мою тень нельзя было уловить. "Я уже близко",- мысленно обратилась я к "Мустангу", зная, что он меня слышит даже на расстоянии. Это была адская машина и, о, как я не завидовала сейчас Норманну Нэттлу, посмевшему ввязаться в мою игру. Как и этому несчастному Блэквуду, окажись даже он каким-нибудь демоном. Демон - не Дьявол, а он мне покровительствовал, пока действовал наш договор.
  Проскочив последний забор, я оказалась на заднем дворе своего дома, который на тот момент не охранялся - полицейские ушли спросить у Джесси, как дела. Оставалось пробраться в гараж, а там и свобода. Определённо никогда не вернусь больше в этот проклятый город,- поклялась я, под одобрительные кивки Разума. В дом попасть оказалось просто - я открыла дверь ключом, не создав ни одного громкого звука, кроме щелчка замка. Потом так же тихо заперла дверь и пробралась к двери в гараж. Судя по вмятинам её пытались открыть всеми возможными способами: плечом, спецоборудованием и даже прострелить пытались... Увы и ах! Там был мой "Мустанг". Я прильнула к двери.
  -Это я...- прошелестела я и дверь мгновенно щёлкнула замком, пропуская меня. Когда я вошла, она сразу же захлопнулась, но мне было уже фиолетово на такие паранормальные явления в моём гараже.
  Меня обвил вихрь какой-то странной силы, очень похожей на чувство радости. Я только улыбнулась и села в "Мустанг", закинув свои вещи на соседнее сиденье. Дверь гаража начала медленно подниматься, мотор "Мустанга" резво взвыл, обрадованный моим возвращением и новой свободой на дорогах. Где-то на улице вопил Нэттл - я это отчётливо слышала и всё моё "Я" прыгало и кувыркалось от радости. Мне удалось сбежать от него.
  -Хочешь чего-нибудь повкуснее смертного?- хищно улыбаясь, спросила я у машины.
  И в ответ получила молчаливое "Да".
  Перед нами возник паникующий и в то же время удивлённый полицейский с оружием наготове, однако он так и не смог ничего предпринять, когда понял свою ошибку. Его душа отправилась в великое путешествие всех людских душ, а мы на всех парах уже выскочили из гаража и, резко развернувшись в сторону Нэттла, помчались вверх по улице.
  О, да! Он стоял там, под единственным фонарём и раздосадовано кричал, когда перед ним в плотной ночной темноте возникло адское пламя. Он видел его впервые и в последний раз. Где-то там, ещё в самом начале улицы в свою машину садился второй коп, чтобы отправиться за мной в погоню и уже вызывал подмогу по рации, а я остановилась метрах в десяти от Нэттла... А этот обезумевший человек ничего не понимал и как вкопанный стоял и смотрел на свою смерть, как и многие до него. Но он был чем-то особенным, как сладкий фрукт посреди пустыни.
  И он напоминал мне полоумного берсерка.
  -Кто ты?!- заорал он навстречу огню.
  Ему ответило утробное рычание.
  -Ты не посмеешь!- заорал он ещё громче и расхохотался.- На моей стороне сила! Блэквуд стоит за мной!
  -А за мной стоит Дьявол,- прошелестела я и вдавила газ в пол.- Он твой, Зверь.
  Чуть позже ночью, когда погоня была позади, впереди была дорога и друзья, мой город, где мне предстояло жить, я предоставила "Мустангу" самому выбирать дорогу и творить там всё, что ему заблагорассудиться. А потом достала мобильник и набрала сообщение. "Ларс. Беги из этого города. О Марго я позабочусь. Нэттл мёртв и больше не воскреснет".
  
  Глава 11
  Сказка о принцессе и нищем на осле
  К моему возвращению практически ничего не изменилось, кроме того, что видок у меня был, мягко говоря, взъерошенный. Я оставила довольную собой машину под чехлом и сразу же, не отвечая на расспросы и удивлённые взгляды Дэйва с Отто, отправилась спать. Неугомонная головная боль вернулась в обнимку с сокрушительной усталостью: всё-таки целая ночь за рулём, плюс ещё и всё утро, поэтому поспать мне не удалось. Слава Небесам, они хотя бы меня от погони избавили.
  Сны мне снились кровожадные и неприятные для такого сногсшибательного отдыха. То Нэттл со своим ножом, всё-таки добравшийся до моей глотки, то Ларс, которого всё-таки пристрелили. То Марго, тоскующая в тюряге... И ещё много разнообразной чепухи, в основном прокручивающая то, что могло бы случиться, но не случилось, или что случилось, но без меня. Несколько раз я просыпалась: пару раз днём, хотя спала как убитая, и раз пять в тёмное время суток. Побила все свои рекорды и проснулась только на следующее утро, разбитая полностью, поняла это и пошла склеивать осколки в душ. Тёплая вода немного привела меня в себя, хотя в остальном... Что-то мне подсказывало, что со смертью Нэттла мои приключения не закончились, а только продолжаются.
  Я спустилась вниз и обнаружила, что Отто и Дэйв уже встали и завтракают, о чём-то негромко переговариваясь. Их таинственная беседа напрягла мой оставшийся в живых сгусток нервов, особенно когда волшебным образом оборвалась при моём больном появлении.
  -Доброе утро,- зевнула я, заметив, что, ко всему прочему, меня ещё и трясёт по-страшному, будто в ознобе. Ощущения, как и состояние, не из лучших.- Как дела?
  -Привет,- отозвался Дэйв, пока Отто просыпался, чуть ли не окуная нос в горячий кофе в своём бокале. Судя по всему, их беседа ещё и служила тонусом для "просыпа", кроме как и обсуждения моего странного поведения.- Всё нормально, как обычно. Дела в гору пошли: скоро ведь соревнования. А ты как?
  -Плохо.
  -Это мы заметили. А что случилось-то? Вчера ты ворвалась как безумная в гараж, поставила машину и, ни слова не говоря, отправилась спать... И тем более мы тебя раньше, чем через неделю, не ждали.
  -Обстоятельства повернулись ко мне задним местом. Пришлось позорно бежать с поля боя,- туманно поведала я.
  -Пояснить не желаешь?
  -С начала?- тоскливо поинтересовалась я.
  -Желательно.
  Пришлось рассказать им все свои злоключения, постепенно приходя в себя от живительного горячего чая. Меня уже не удивило то, что пару-тройку раз Дэйв поперхнулся, а Отто проснулся окончательно после такого душераздирающего рассказа. Да тут бы любой проснулся, даже я после прокрутки в мозгу столь диких воспоминаний. Хотя даже среди них проскакивали светлые моменты, пусть всё закончилось трагично для некоторых личностей. Ну, взять хотя бы перемирие с Морталом или те весёлые моменты за рулём "мерса", когда я удирала от полиции, стараясь отвлечь их внимание... Хоть что-то хорошее было. Радует. Кроме того, я вспомнила, что забыла спросить у Ларса про тот спасительный диск. А вдруг мы действительно больше не увидимся? Да... Осталась я тогда без записи хороших воспоминаний в виде ассоциаций с музыкой. Блин.
  -Действительно, всё не так лучезарно, как хотелось бы...- задумчиво протянул Отто.- Надеюсь, здесь тебя искать не будут?
  -Нет. Откуда им знать, где я теперь?
  Словно в ответ на мой вопрос я услышала звонок своего мобильника.
  -Один пропущенный звонок...- демоническим голосом поведала я, поднимаясь и направляясь за мобилой к машине, где забыла её сутками ранее.- Итак...
  Она лежала на пассажирском сидении и недоброжелательно так шепелявила какую-то старую мелодию, одну из самых моих нелюбимых. Связанных с памятью о Джеке, а её я стереть из мозга не могла, как бы моя жизнь не изменилась. Я не машина, а воспоминания - опыт. Во всём должны быть свои преимущества, даже в ненавистном и грустном, причиняющим горечь предательства.
  Номер был скрыт. Это ничего хорошего принести не могло. Даже само звучание мелодии, стоящей на звонке, было каким-то зловещим... Однако, как мне не хотелось не брать трубку, пришлось уступить своему любопытству. Оказалось, меня ожидала очень интересная беседа.
  -Да?- осторожно протянула я в трубку, словно она могла откусить мне ухо. Или целую голову.
  -Виллия Габриель?- осведомились на том конце.
  -Поразительно! А как вы догадались, что это я, если звонили мне на трубу?- сразу же съехидничала я, не удержавшись.
  Голос был незнакомый, басистый, но несколько приятный, в отличие от собеседника, от коего мне мгновенно захотелось избавиться, не проговорив с ним и минуты. Что-то в его манерах мне совершенно не нравилось, и откуда-то я подозревала, что это голос моего злейшего врага. Может быть, в этом смысле он уже достаточно напрактиковался, чтобы помимо чьей-то воли, помимо неведения вселять в любого человека чужие мысли. В основном свои. Знакомые методы.
  -Сейчас тебе не до шуток, Габриель. У меня к тебе сделка, от которой...- деловитым и спокойным голосом поведал мой собеседник.
  -Мне плевать!- взорвалась я под любопытствующие и настороженные взгляды Отто и Дэйва.- Блэквуд! Чего тебе от меня-то надо? Мортала ты уже чуть не прикончил, правда, из-за этой прихоти потерял своего... человека. А он был человеком?!
  -Какая ты догадливая. Он был всего лишь берсерком и совершенно ничего не значил, каким необходим бы ни был в своих собственных глазах. А теперь к делу...
  -Знаешь, Блэквуд, с тобой я не желаю иметь никаких общих дел. В особенности идти на какую-то мифическую сделку. Что я от этого получу? Ничего. Судя по тому, какие у тебя "люди" и как ты с ними обращаешься, ты не слишком надёжный человек. Или кто ты там?.. Хотя мне всё равно на это.- Я ухмыльнулась и побарабанила пальцами по рулю, сидя на своём "троне" в "Мустанге".
  -Выслушай.
  -Давай теперь я буду чертить правила?
  На том конце ответило молчание, потом Блэквуд произнёс, изумлённый, но слова из него словно выжимали:
  -А ты смелая, Габриель, и не глупая.
  -Спасибо, за столь высокую оценку моих умственных и характерных способностей, только это не стало для меня сюрпризом. Просто где-то я это уже слышала в отношении себя.
  -Хорошо, говори.
  -Отлично! Значит, есть шансы на то, что мы договоримся,- более доброжелательно согласилась я.- Итак. Насколько я понимаю в твоей власти освободить Марго Мортал из-под ареста.
  -Да.
  -Хорошо. Но это ещё не всё. Ты должен дать ей машину, чтобы она уехала из этого проклятого города, и мобильный, чтобы она сама, собственноручно набрала мой номер и сообщила мне, что всё в порядке. Только после этого я готова выслушать всё, что ты хотел мне сказать.
  -И ответить на мои вопросы.
  -Я посмотрю по обстоятельствам. А теперь пока. У тебя на выполнение этого халявного желания два дня.
  Я скинула звонок и улыбнулась. Жизнь налаживается. И пусть только попробует снова скривить. Если очень надо, то Марго окажется подальше от того города уже завтра, наверняка сразу к братцу помчится. Я откинулась на спинку сидения и прикрыла глаза. Полнейшая разбитость преображалась в смертельную усталость от происходящего и, увы, меня это нисколько не радовало. Придётся - это единственное, что хоть немного смогло бы успокоить мои изнурённые нервы и душу - хоть кого-то избавить от этих кошмаров. Страдать - так одной, нечего других, левых и сторонних, людей втягивать, которые даже не подозревают, чем здесь пахнет. А пахнет горелым.
  Ко мне подошёл Дэйв, это я поняла по шагам.
  -Ну и что нам теперь с тобой делать, любительница хлопот?- глухим голосом спросил он.- Судя по твоему разговору, этот Блэквуд весьма неприятная личность, но очень опасная...
  -И в некоторых смыслах могущественная,- с закрытыми глазами подтвердила я.- Знаешь, до этих гнусных дней я не верила ни в Бога, ни в Дьявола, ни в берсерков и демонов... Ни во что, что хоть немного противоречило моим представлениям о спокойствии и гармонии в окружающем меня мире. Наверняка, так делает большинство людей. Зачем во что-то верить, если можно спокойно жить в неведении? Зачем знать, что где-то в этом же мире есть бреши? Зачем всякий раз вздрагивать при каком-нибудь подозрительном шорохе, звуке или просто движении тени? Зачем верить в вещие сны, знаки и прочее? Зачем знать, что где-то поблизости от тебя происходит что-то потустороннее? И всякий раз вздыхать, когда вдруг постигнешь, что борьба Света и Тьмы не прекращается ни на минуту - в реальном мире или нет, - но она может происходить перед самым твоим носом... А теперь... Теперь всё перевернулось. Этот странный, потусторонний мир просто нагло и кощунственно ворвался в мою спокойную жизнь и исковеркал её так, что теперь никто её не сможет узнать. И я даже не знаю, к лучшему это или, наоборот, к худшему. И зачем это вообще произошло?.. И почему со мной?
  -Может быть, так надо?- негромко предположил Дэйв.
  -Именно, что "может быть". Как ты думаешь, а в судьбу мне надо верить?- я открыла глаза и взглянула на него снизу вверх.
  Он стоял, опираясь спиной о грузовик, засунув руки в карманы, и смотрел на меня. Отто следил за нами с дивана так называемой "гостиной".
  -Я не знаю ответа на этот вопрос. Возможно, это тебе уже надо самой решить, как ты однажды определила, что нет ни Бога, ни Дьявола,- спокойно сказал он.- Тебе решать.
  -Я бы не верила, но боюсь разочароваться. Так же как и там: не верила в Дьявола, а он сам разговаривал со мной. Не верила в Бога, но ведь нет зла без добра...- я снова отвела взгляд.- Так было, Дэйв. Однажды я поверила одному человеку, и поверила в то, что существует эта гадская любовь. А потом... Потом вдруг узнала, что есть только иллюзия. А больше - ничего. И любви нет. Это жалкое понятие придумано было, чтобы сделать ярче тусклую жизнь. Они говорят: "О, это волшебно! Это прекрасно!" А на самом деле ничего нет! Ничего! Только обман, зеркала и иллюзия... Было больно, Дэйв. Очень больно... И этого человека больше нет, но это хорошо. Я больше не вспомню о своих ошибках. И не сделаю их.
  Дэвил молчал и смотрел на меня. Пристально, понимая даже часть того, о чём я говорила. А я опять чувствовала боль и горечь, и даже странным это не считала, потому что привыкла. Ко многому привыкаешь, когда живёшь с этим долгое время... Но слёзы наворачивались до сих пор.
  -...Люди говорили: "Время лечит!" О, они снова жестко врали. Это неправда. Оно грубо латает раны, чтобы не так заметно было. И эти заплаты называются смирением. Нет никакого лекарства и врача, чтобы вылечить или хоть чуть-чуть ослабить боль... Но только тронь эту заплатку - нитка порвётся и станет ещё больнее. Ещё хуже. Ещё страшнее от своей беспомощности. Зачем люди придумали чувства? Они придумали глупость! Боль! Сумасшествие! Я долго терпела и больше не могу...
  Отто, как и Дэвил, теперь тоже пристально следил за мной. О, теперь они прекрасно понимали, что во мне творилось. А я скрывалась от себя самой долгое время, чтобы не видеть этих жутких ран, которые столь жестоко нанёс мне человек, предавший меня и мою иллюзию любви. Он просто разрушил все надежды на счастье... На простое счастье принцессы, влюблённой в задумчивого принца...
  -Виль, ты просто сомневаешься в самой себе, поэтому боишься верить тому, что может хоть как-то толкнуть тебя в спину,- негромко произнёс Отто, однако я его прекрасно расслышала.- Иногда эти толчки сбивают с ног...
  Я резко взглянула на него. Он бы отшатнулся, если бы не сидел, но так - просто сильно вздрогнул от моего взгляда. В Дэйве ни дрогнул ни один мускул.
  -Я никогда не сомневалась в себе!- гаркнула я, чувствуя, как мокрые дорожки от слёз медленно растекаются по моим щекам. Давно я не чувствовала этого странного ощущения. Давно я так не плакала. Давно я так не ненавидела Джека. Очень давно...
  Не помню уже, как вскочила, захлопнула дверь "Мустанга" и помчалась наверх, в свою комнату. Было на всё плевать и никто меня не понимал. Там я уткнулась носом в подушку и, проревев довольно-таки долгое время, просто отключилась. А Отто просто не мог так сказать, ведь я никогда бы не посмела сомневаться в себе. Никогда и ни за что! Просто этот мир... Он слишком жесток и реален. Слишком материален для такой, как я. Здесь боишься верить во что-то, потому что оно может запросто предать.
  Я пробыла в каком-то странном, тягучем состоянии несколько дней, хотя для меня они казались неделями. Ничего не помнила, ничего не знала, всех из комнаты гнала - о чём мне потом рассказал Отто, под молчаливые кивки Дэйва. Однажды я проснулась с бутылкой джина в руке; я не помнила, где я её взяла и когда, но количество джина в ней, дополняющееся головной болью и ощущениями распухшего лица ясно передавали всё произошедшее. Потом я сделала ещё глоток и снова отрубилась... Как ни странно, но мне что-то снилось. Что-то плохое, как обычно, потому что хорошее мне больше никогда не снилось. Вроде это были тени без хозяев, движущиеся и передвигающиеся вокруг, но не касающиеся меня. Они просто угрожали. Но ничего не делали. А я сидела в каком-то длинном коридоре на холодном полу, выложенном чёрно-белой плиткой, прислонившись к стене, обклеенной какими-то старыми непонятными обоями, в некоторых местах испачканными чем-то тёмным, а кое-где они и вовсе отклеились. И оба длиннющих конца коридора освещались тусклым солнечным светом, как это бывает в городской будничный день, хотя окон там не было, а то место, где сидела, съёжившись, я, почти не освещалось, только серый сумрак был... И это пугало. И сидела я там так же, как заснула в реальной жизни.
  Однажды я проснулась от того, что чувствовала на себе чей-то взгляд. С трудом разлепив глаза, я посмотрела на посмевшего нарушить мой относительный покой. Это был Дэйв и его скептически-осуждающий взгляд ничего хорошего не предвещал. Наверное, он стоял в комнате уже давно, и всё это время следил за мной. Я поморщилась и показала ему язык. Голова болеть не перестала, и перед глазами была какая-то белая пелена. Ощутив в руке горлышко бутылки, я уже подумывала приложиться к ней снова, когда Дэйв просто так, абсолютно не меняясь в лице, выбил её у меня из руки. Бутылка отлетела в сторону и разлила всё своё содержимое по полу. Я без малейших эмоций проследила её траекторию, с тем же успехом наблюдала, как джин выливается из горлышка и трещины в её боку, а потом перевела взгляд на Дэвила, который теперь возвышался надо мной, уперев руки в бока и глядя отнюдь не дружелюбно.
  -И что это было?- осипшим, каким-то чужим голосом осведомилась я, желая подняться и сумев это проделать только процентов на 50. Никогда не любила, чтобы надо мной возвышались всякие типы, подобно этому. Хотя сама же вздрогнула от звучания своего голоса.
  -Протест,- спокойно ответил Дэйв и схватил меня за шиворот.
  Вот тут я проснулась окончательно. Попыталась увернуться, но он оказался гораздо ловчее, чем можно было подумать, да ещё моё паршивое состояние жутко мешалось. Хотела кусаться, но опять же - помешала его ловкость. Можно подумать, он целыми днями только и занимался тем, что воспитывал таких, как я. Царапаться и брыкаться тоже не получилось: тут подоспел Отто. И вдвоём они вытащили меня из комнаты и потащили дальше по коридору. К середине пути я уже оставила всякие попытки на сопротивление и только со странным нехорошим чувством ожидала своей участи. Мозг потихоньку вникал в то, что от него требовали, и хаотично начал обдумывать разнообразные варианты моей казни и главное - за что?! А исчезающие и полностью расслабленные нервы снова были в напряжении: лица и у Отто и у Дэйва напоминали физиономии идолопоклонников перед жертвоприношением. Оставалось надеяться, что обойдётся без крови. Закричала: "Отпустите, гады!" Но это вызвало лишь странную ухмылку на лице обоих.
  Они дотащили меня до конца коридора, затащили в душевую, втолкнули в первую попавшуюся кабинку и включили холодную воду, после чего отстали, наконец, и только со зверскими лицами наблюдали, как я мокну и прихожу в себя.
  Вода мне показалась просто ледяной. Сначала я соображала, что произошло, поскольку мозг до конца ещё не вспомнил своей роли в организме человеческом, как и нервы. Зато через несколько секунд я вдруг оценила своё положение: под холодным душем, в одежде, дрожащая, приходящая в себя, замёрзшая и теперь ещё и мокрая. А злая! После такого сложного процесса я, наконец, заверещала совсем другим тоном, не менее "любящим":
  -Сволочи! Ненавижу вас всех! А-а-а!
  Выкарабкалась из-под душа кое-как, чувствуя, что вся мокрая и как неприятно одежда липнет к продрогшему телу, и налетела сначала с кулаками на Дэйва, рассчитывая позже то же самое проделать и с Отто. Однако опять две пары рук меня схватили и теперь потащили вниз, в "гостиную".
  -Чего вам от меня надо, бандиты?!
  Они стащили меня вниз, поскольку после столь "тёплого" душа у меня вновь проснулись силы, пусть меня и трясло по-страшному, но сопротивляться я уже была способна, после чего усадили на диван и вручили чашку горячего крепкого чая.
  -Пей,- приказал Отто.
  Я сделала глоток, в панике оттого, что они ещё и чай заставят силой пить. Горячий напиток неприятно обжёг горло, из-за чего я закашлялась.
  -Аккуратней,- холодно бросил Дэйв.
  Теперь они стояли передо мной как надзиратели. Стало как-то подозрительно неуютно, а ещё и холодно.
  -А переодеться-то можно?- нерешительно спросила я в надежде на тёплую одежду и шансы удрать от этих взглядов, которым даже Снежная Королева обзавидовалась бы.- Холодно.
  -Думаешь сбежать и снова запереться в комнате наедине с бутылкой джина?- насмешливо осведомился Дэйв.- Сначала в себя приди, недотрога ты наша.
  -Такими способами и до простуды недалеко,- фыркнула я, делая ещё один глоток ради разогрева.- Ну, хоть сюда-то принесите что-нибудь сухое, я здесь могу переодеться. Блин, ребята, холодно же!- в подтверждение своим словам я чихнула.
  -Ладно. Отто, не мог бы ты принести ей пару сухих вещичек.
  Отто кивнул и исчез в направлении моей комнаты. Я же вжалась в диван, прижав к себе ноги, и безрезультатно попыталась согреться. Дэйв только усмехнулся и уселся на журнальный столик, уставившись на меня своим многоговорящим лучезарным взглядом.
  -Вам не кажется, что такие методы... э-э... несколько жестоки по отношению к людям, которые так глубоко и дико переживают свои душевные проблемы?- хмуро поинтересовалась я.
  -Душевные проблемы надо не только "переживать", их надо ещё и решать,- просто ответил Дэвил.
  -Да, да, разумеется,- апатично согласилась я, чтобы не начинать нравоучительную беседу и отвела взгляд на окно. Увы, здесь мой друг был прав. Пришлось признать в некоторых смыслах и поражение.
  Мы просидели в полнейшей тишине всё то время, пока Отто бегал за сухой одеждой. Я всё ещё дулась на них за столь жестокое и преступное отношение к друзьям, а им продолжала нравиться роль палачей и надзирателей. Что ж, не могу не согласиться, что эти ощущения приятны, однако не когда ты в роли пленника! Чай немного помогал согреться, но холод продолжал буйствовать на поверхности моего тела, щедро покрывая его мурашками. Отто появился минут через пять и вручил мне джинсы и тёплую кофту, которой я обрадовалась даже больше, чем самому факту появления сухой одежды.
  -Я бы попросила вас, бандиты, хотя бы чуть-чуть закрыть глаза, чтобы девушка без стеснения переоделась,- мягко попросила я.- Мне, конечно, не жалко, тем более, здесь все свои, но... я же девушка приличная и стриптиз устраивать не привыкла!
  -Хорошо, не кричи.
  Оба друга добросовестно отвернулись, давая мне время переодеться. Долго им так сидеть не пришлось: переоделась я на удивление быстро. Почувствовала, что уже не мёрзну, а телу сухо и уютно, расплылась в довольной улыбке и растаяла на диване, продолжая держать в руках чашку с горячим чаем. Очнувшийся Разум во мне прыгал от счастья и всё восклицал: - Я в Раю!
  -Всё,- сообщила я двум дружкам, поборов в себе два истинно полезных и интересных мысли: сбежать и продержать их так до скончания времён.
  Дэвил повернулся ко мне, а Отто приземлился на страдальческий, но крепкий журнальный столик рядом с ним. И две пары пытливых глаз уставились на меня. О, какие ощущения принялись щекотать мою нервную систему... Точнее, её остатки. И их было явно слишком много, чтобы эти гляделки продолжались вечно.
  -Что?!- наконец вспылила я, чуть не вылив на себя чай.
  -У нас к тебе весьма прелюбопытный разговор относительно твоего скверного поведения в последнее время...- начал нравоучение Дэйв.
  -Уточните сколько именно.
  -Два дня.
  Я поморщилась, ясно давая понять, что мои счётчики прожитого времени сбились на пару недель. Ну, нет, теперь они, вроде как, очнулись и сверкали новизной, как только что купленные часики, и даже время отсчитывали правильно. Надеюсь.
  -Знаете, два дня запоя - не так уж страшно. Я могла бы там и на всю неделю запереться,- обрадовала сим сведением двух надзирателей я.- Почему вы так взъелись? У человека, может быть, кризис души, а вы...
  -И этому кризису обязательно понадобилось три полных бутылки джина и непременно по мере необходимости опустошить, как можно быстрее, холодильник?
  О! Выясняются новые подробности моего безвременного пребывания в "бессознательном сознании". Значит, я ещё умудрялась поесть в перерывах между слюнопусканием в бутылку. По крайней мере, с голоду хоть не померла. А Джеку так и надо: нечего было над несчастной девушкой издеваться до доведения оной до запоя. Хотя такие элементы моей развеселой жизни и раньше проскакивали, но тогда моя память хоть что-то помнила из пережитого, даже если это "пережитое" длилось не меньше недели.
  -У всех сложности случаются,- нелепо отозвалась я на замечание Отто.
  -А твои уж слишком прожорливые.
  -Да. А ещё выпить любят.- Пришлось согласиться. Обратное доказывать было бесполезно, очевидцы засвидетельствовали только это, а улик не было.
  -И ты не думала как-нибудь разобраться в столь сложных разочарованиях и проблемах?- осмелел Дэйв.- Если после каждого такого воспоминания срываться в запои, то скоро твоя печень будет напоминать чернослив, а в голове ничего не останется. Вымоет всё, что там было, бесконечными потоками выпивки.
  -А вы никак в психологи записались, раз начали эту тему,- фыркнула я.- И как вы намерены меня лечить?
  -Психическим воздействием,- таинственно отозвался Дэвил.
  -Ха! Это как?- Моё любопытство подключилось к работе. Ещё никто и никогда не пытался меня излечивать от столь глубоких потрясений, особенно такими экзотическими методами. Психическое воздействие... Хм.
  Дэвил, подметив то, как я оживилась и вперилась в него пожирающим взглядом неугасимого любопытства, ухмыльнулся, хитро прищурив наглые до неприличия глаза. Да, именно, в этот момент они стали торжествующе-наглыми, как у человека, который поймал свою жертву и знает, что от его доводов ей не отвертеться. Вот здесь я как-то забеспокоилась. Уж слишком они были похожи.
  -Это очень просто,- ответствовал Дэйв.- Будем воздействовать посредством твоего самого уязвимого и слабого местечка. Твоим вдохновением и отдыхом, можно сказать. Тем, от чего ты так любишь получать удовольствие и, я не совру, если скажу, что только этим ты и живёшь...
  Я сглотнула. А оказывается, за всё время нашего знакомства они изучили свою подопечную гораздо лучше, чем она предполагала. По крайней мере, так сделал незабвенный Дэвил, вечно меня беспокоящий своим спокойствием и талантом, как я подозревала, к чтению мыслей, особенно если они были изложены на моём красивейшем личике. А Отто... Наверное, у него были немного другие методы, о которых я и не подозревала.
  -Ты так не сделаешь!- мне отчего-то захотелось завыть по-волчьи.
  -Сделаю, если понадобиться,- сразу опроверг все мои надежды Дэйв. О, жестокий человек!
  -Но ты сам знаешь, что без этого я жить не смогу. В этом вся моя сущность!
  -Вот поэтому я и говорю - "психическое воздействие". И предупреждаю, Вилка, если ты хоть разок ещё без повода хряпнешь порцию "запретного напитка", я "твою жизнь" на этом моменте урежу до простого катания в качестве пассажира. И, если ты позволишь себе думать, что я намереваюсь так жестоко и нелепо шутить, то сразу хочу тебя разуверить. Мне не доставляет удовольствия видеть, как ты обнимаешься целыми днями с бутылкой джина, который так славно и безропотно вымывает последние клеточки твоих расшатанных нервов из организма, добавляя им в компанию и мозги. Ясненько я выразился?- он многозначительно смерил меня взглядом.
  -Это называется "угроза",- хмуро выдавила я, ежась под такими намёками.
  -Угроза бывает благом, девочка, если она идёт на пользу. Нет, конечно, можешь со мной и не согласиться, ведь это всего лишь моё мнение, но... Мы просто хотим тебе помочь, пока ты совсем не спилась. Или тебе больше нравиться пустая жизнь пьяницы?
  -Я редко пью...
  -Да, но когда случается вот такой вот срыв, что происходит?
  -Ты просто не понимаешь...
  -Если бы я не понимал, то не смел бы даже думать об этом разговоре. Однако сейчас я разговариваю с тобой на эту тему. Что отсюда следует?
  -Отсюда следует, мой друг, что ты нагл,- брякнула я и отвела взгляд, чтобы хоть как-то смягчить своё неуютное сидение на этом диване. Вроде и тепло, и сухо, и хорошо, только вот взгляды надзирателей-друзей покоя не дают.
  Отто усмехнулся куда-то в сторону, откуда следовало, что этот мой ответ ему чем-то понравился, хотя проблемы ни в коей мере не решал. Я вообще сомневалась в том, что такие проблемы решаются. Особенно в моём случае.
  -Сегодня твои язвы не пойдут, милая,- хмыкнул Дэйв.
  -Вижу, как тебя решимость переполняет. И что же дальше ты собираешься делать? Хочешь устроить амнезию моим мозгам?
  -Амнезия тут не поможет,- за меня ответил Отто.- Тут и склероз-то будет как мелкое недоразумение. Надо что-то похлеще, чтобы такие воспоминания больше не роились в голове и не создавали барьеров к нормальной человеческой жизни без проблем.
  -И что дальше?- я не знала уже, что ещё предположить в качестве выхода из сложившейся ситуации.
  -А дальше мы собираемся наставить тебя на путь истинный... Чтобы заштопанные раны не так сильно болели, когда "нитка рвётся".
  -Да? И каким образом?- скептически поинтересовалась я.
  Теперь они предстали перед моей буйной фантазией, как два начинающих алхимика наконец-то дорвавшихся до практики. И не суть, что их первой подопытной "мышкой" была я собственной персоной. Ну, с кем не бывает, каждому в жизни хоть разок, а хочется реактив чем-нибудь разбавить. Вот Ларс уже разбавил, что я чуть не "растаяла" под его "сладкими речами и зелёным взглядом". С ним я, по крайней мере, забывала обо всём, что могло хоть каким-то боком натолкнуть на... выдумки. Предательство. Зеркала. Иллюзии. В мою голову не за что бы не полезли при нём мысли, что в нём я могу усомниться: просто хотелось ему верить. Невероятно, но факт.
  -Если судить по тому, о чём мы смогли узнать за время нашего знакомства,- начал Дэйв,- то возможно запросто предположить, что это всё копилось в тебе за неимением слушателей и поддержки. Иногда происходили срывы, да только...
  -Короче, Дэйв, хочешь поговорить по душам, так и скажи!- оборвала я его философские высказывания.
  -Если так хочет дама, то пусть так и называет. Мне, например, не жалко, вот только звучит это "по-девчачьи".
  -Блин, здесь все свои, и нет тупиц с бутылкой пива в руке, которые высмеют за каждое "девчачье" слово. Типа, они круты, типа это "сопли в сахаре" и настоящему мужику не положено. Плевать,- поморщилась я.- Я девчонка - да! Не отрицаю, потому что бесполезно перед неприступными и неопровержимыми фактами.
  -Ага. Ты никак вернулась в этот "загрязнённый отбросами" мир, раз начала мыслить нормально,- подметил Отто и встал.- Ну, "девочки", вы пока тут "бла-бла", а я пойду чего-нибудь похавать сварганю в честь выходного дня и праздника.- Он деловито удалился, оставив меня наедине с "иногда нервным" Дэйвом, который, однако ж, был во много спокойней меня и трезво относился к жизни, как к проблемам - со снисходительной улыбкой палача, раз уж взялся за чужие. Наверняка, для него отсутствие проблем - уже проблема.
  -И, в общем-то, вы неплохо меня изучили за всю нашу дружбу,- признала я.- Если уж родичи никак не могли заметить то, что я вечно была в одиночестве. Единственный раз в своей осмысленной жизни я доверяла хоть кому-то... Да, тому самому человеку, который имел честь меня просто по-свински предать, изменяя мне с моей же лучшей подругой. С тех пор я редко кому верю, и у меня редко водятся большие друзья. Боюсь снова ошибиться.
  -Вот теперь твои проблемы для меня начинают обретать форму,- кивнул Дэвил.- Из-за этого придурка всё и началось?
  -Ага. Ты просто не видел моей безграничной радости, когда он попал в аварию и распрощался со своей жалкой и никчёмной жизнью предателя. Может быть, это звучит жестоко... А что ещё должна была чувствовать девушка, которую беспардонно и нагло обманывали, притворяясь принцем на белом коне, хотя истина была куда проще: нищий на осле.
  -Почему же ты просто его не бросила?- изумился Дэвил, став теперь серьёзным, как психолог с пациентом. Правда, у него это получалось непроизвольно, тогда как психолог уже натренированный тип.
  -А как может принцесса бросить принца, если верит, что он не нищий на осле? Вот так и не смогла. Жалела, надеялась, терпела. Думала, что всё наладиться и станет как раньше...- Я отхлебнула из чашки уже остывающий чай. Странно, но даже всхлипывать в такт воспоминаниям или даже ради приличия не хотелось: всё, что можно, я уже выплакала за эти два дня.- Помниться, я могла целыми днями просиживать за рулём своего старого "гольфа", не приезжать на свидания к Джеку, а просто крутиться и мотаться по городу, пригороду и окрестностям только ради того, чтобы никто не видел моего плачевного состояния и слёз. Вот так я нашла в машине родственную душу, хотя она и не может быть живым существом... кроме, естественно, "Мустанга", но это - уже дальнейшая история... А тогда я просто ездила и ездила, говорила и плакала, иногда смеялась и делилась всеми своими мыслями только с "фольком". И большинство моих мыслей касались Джека... Знаешь, после той аварии я начала подумывать, что это моя машина мстила за всё то, что он творил со мной... Не долго, нет. Я обычно не была суеверна, просто эта мысль доставляла какое-то странное удовлетворение.- Я смолкла и взглянула на машину, скрытую чехлом. Она была совсем другой, не такой, каким был чёрный "Фольксваген". "Мустанг" действительно был живым, понимал и действовал. А "гольф", возможно, только однажды мне помог, но он был свидетелем всех моих истерик и чудных мгновений в слезах, с расплывшимся и наполовину стёртым макияжем. Да, с ним у меня вязались самые дружественные и приятные мысли...
  -И как же ты узнала, что у Джека есть другая?
  -Как?- Честно признаться, я уже и не помнила. То ли кто-то сказал, то ли сама разоблачила неверного "жениха"... Хотя через мгновение вспомнила.- Я сама всё видела, но в сумерках не сумела узнать свою "подругу", просто какая-то девушка. Он стоял с ней около моего коттеджа и, казалось, просто разговаривал. А потом я видела, как он её поцеловал и они разошлись. Вот только не знаю, почему он не провожал её, хотя потом ещё долго смотрел ей вслед. Первой мыслью было, что я обозналась. Но, когда смогла трезво мыслить, то поняла - правда. У него была другая. Это я узнала в тот же вечер в довесок увиденному и познанному. Он пришёл тогда ко мне какой-то странный, как-будто его загипнотизировали, а когда я посмотрела ему в глаза, то поняла, что он влюблён и счастлив. Чего тут раскидывать карты - "любит, не любит". Жалко было только того, что любит он не меня... А дальше и начались те самые вечера за рулём "гольфа". Скорость. Дорога. Свобода. Слёзы. Жизнь. И никаких мыслей, кроме счастливой отрешённости. И ещё я разлюбила весну, когда это всё случилось. Три года счастья для меня было слишком много, чтобы всё бросить, крикнуть ему в лицо, что он "подлец", "сволочь" и "дрянь" и выгнать к чёртовой матери. Поэтому молчала и терпела, хотя больше не смеялась.
  -Депрессия?- тихо спросил Дэйв, словно речь шла о какой-то тайне, хотя чем-то то, что я рассказывала, и было секретом. Для всех, кроме моего старого "гольфа", хранителя всех моих тайн и мыслей, всех самых ярких моментов жизни. А ведь, если подумать, то с него всё и началось несколько недель назад: Ларс, Марго, "Мустанг", ссора с Джесс и разбитый нос Нормана Нэттла, которого теперь поглотили жаркие и голодные языки адского пламени.
  -Да, если так можно назвать состояние полнейшей апатии с минутными просветлениями,- согласилась я.- До той весны я практически ни разу в жизни не пила спиртного, кроме одного раза в жизни, но это было давно. В школе сдуру. А потом... Потом началось повторяться всё то, что вы имели честь лицезреть эти два дня.
  -А родители знали?
  -Они совершенно ничего не знали: ни о выпивке, ни о Джеке. Они даже и не подозревали и не подозревают до сих пор, как дело складывалось на самом деле. Мама до последнего дня лелеяла надежды и веры на скорую свадьбу и внуков, а я... Что я? Скромно поддакивала, не решаясь разочаровать столь неординарную и вспыльчивую натуру.
  -И терпела, терпела, терпела.
  -Да, за терпение мне можно вручить медаль или другую какую-нибудь "наградительную" барахолку,- я слабо улыбнулась. На это я была способна в тот момент и даже чувствовала, что раны хоть как-то залатываются, правда, не могла не признать, на удивление крепко: становилось гораздо легче, чем было.- Знаешь, я даже не могу припомнить, с чего я взяла, что его новую девушку зовут Виктория. Вроде, об этом разговаривали друзья Джека, когда я отлучилась на пару секунд. Им было так забавно весело, что Джек водит меня за нос, хотя ему самому, как я заметила, было не до смеха.
  -Жалко?
  -Да, наверное. Но и не признавался.
  -А потом?- Дэвил чувствовал, что дальше ещё что-то было, до гибели Джека. И чувства его нисколько не обманывали.
  Мне стало грустно. Знала я, что испытывал тогда этот "женишок", когда моё терпение начало потихоньку испаряться. Хотя до той аварии оно крепко выстояло осаду обиды, предательства и слёз. А что ещё оставалось?
  -А потом был волшебный вечер. Терпение таяло и испарялось, а я улыбалась, целовала и клялась в вечной и цепкой любви, в которую больше не верила и до сих пор не верю. Тогда ещё в сумерках, Джек скоро должен был вернуться домой - мы жили у меня - я решила сделать ему сюрприз. Что-то поддакивало внутри меня и шептало, что прощальный. Я глушила этот голос и возобновляла подготовку. Приготовила - впервые в жизни сама! - ужин при свечах: вино, шоколад, что-то на горячее, уже не помню, что именно.- На самом деле помнила всё до мельчайших подробностей, просто не хотела рассказывать. А там была жареная курица с лимоном. И вино было моё любимое - красное, французское; однажды кто-то подарил мне бутылочку, а я приберегла и выставила на стол в тот печальный вечер.- Оделась красиво, так, что даже сам Джек был в шоке: он просто никогда меня такой не видел. И стала ждать. Он вернулся ровно в то же самое время, уставший, красивый, счастливый в глазах и влюблённый не в меня. А я плюнула своей гордости в лицо, забыла на время обиды и позволила себе ещё разок вспомнить, как это было тогда, уже давно... И он тоже вспомнил. И тот вечер был последним из тех вечеров, когда всё можно простить, забыть и просто любить... Любить...- повторила я. Это слово было каким-то горьким, как засушенный лимон.- Вечер прошёл. Ночь пролетела. Утро проползло. А потом... Потом Джек очень удивился, когда увидел меня с бутылкой ликёра в гостиной. Точнее, ликёра там уже почти не осталось, как и у меня чувства равновесия и осмысления в глазах. Они отключились самым первым делом, после такого количества выпитого. В тот день одним ликёром не обошлось, могу тебя заверить. Не понимаю до сих пор, почему ещё жива и не спилась. А Джек... он так же попытался меня вразумить, как и вы, но помощника у него не оказалось под рукой, чтобы справиться со мной. Вот тут-то всё и всплыло наружу. Он удивился ещё раз этим фактам, потом раскаялся и наорал на меня за то, что я так долго скрывала от него сей прискорбный факт. Затем мне ещё влетело за то, что я надралась, как "последняя свинья", получил в глаз и, взревев от боли и ярости - что случалось с ним довольно-таки редко, - попытался меня усмирить.
  -Хех,- иронически подметил Дэйв, зная, что может произойти при попытке усмирения взбунтовавшегося "реактива".
  -Именно,- поддакнула я.- Получил ещё раз по своей мордашке и с триумфальным поражением вылетел из коттеджа, крича что-то вроде: "Иди к чёрту, алкоголичка!" или "Иди на..." Но суть одна. Сел в мою машину, очевидно рассчитывая побыстрее смотаться с глаз моих, и умчался в ночь. Точнее, в ранний вечер. Я помню свою последнюю фразу, хотя после бурной пьянки редко когда помню свои слова. Но эта фраза была сначала сказана внутренним голосом, а потом озвучена мной.
  Дэвил догадывался, но спросил.
  -И что за фраза?
  -Иногда интуиция буйствует и ей надо верить,- куда-то в сторону сказала я, а потом ответила и на вопрос:- "И догнала его Красная смерть".
  -Почему красная?
  -Потому что она и впрямь оказалась Красной. Точнее, рубиновой, как кровь. Это для простоты я называю её красной. И всё-таки появился спаситель от нищего на осле. Хотя "гольф" было неописуемо жалко,- объявила "хеппи енд" я.
  -Какая Красная смерть?- продолжал недоумевать заинтригованный по самые уши Дэвил.
  -Та самая, чью жизнь я спасала на днях.
  -Да-а-а,- задумчиво улыбнулся Дэйв, почесав затылок и расслабившись, наконец.- Оказывается, "девчачьи сопли" иногда и убивают.
  Ага,- кивнул мой Разум, расплывшись в довольной улыбке.- Особенно, если "девочка" очень захочет, а "мальчик" будет дураком. Нищим на осле. Нищему - нищая. А принцессе - защитник на Красном коне. Пусть это будет подлая мечта, сон, выдумка, но просто так думать гораздо легче. Ведь любви нет. Она красивая, но её нет. Я так думаю. Я знаю. И не собираюсь верить в иллюзию, как бы хороша она ни была. И оттаивать не собираюсь. Довольно "волшебных вечеров" и "нищих на ослах и мулах", пусть они забавляются со своими милыми "пастушками". А принцесса должна править своим государством. В трезвом уме и с холодным сердцем. И по вечерам она будет сидеть у открытого окна и с печалью и тоской вспоминать всадника на Красном коне, который нечаянно спас её от "нищего на осле". И его зелёные глаза, каких нет и у самого Сатаны... Красивая сказка.
  Не грусти, принцесса.
  
  Глава 12
  Он - мой, а я - его. Но вместе мы - единство...
  Буквально через час меня вспомнил мой мобильный, благо к тому времени я уже смогла в полной мере придти в себя и даже почувствовать слащавый вкус к жизни. Ну, если не считать ещё одной приятной мелочи - открытия века. Оказывается, Отто умел готовить, причём быстро, вкусно и из того, что было в их холодильнике. В общем-то, не у одной меня было прекрасное расположение духа к тому моменту. Так как "мастерская" - придумала этот термин в тот же час - была закрыта в честь моего "исцеления", потому как время на работе было не выкроить для таких милых пустячков, то я решила порадовать свой "Мустанг" тёплыми лучами солнца, и заодно порадоваться самой. И именно в этот радостный миг я возлежала на капоте машины, подставив всю себя под мягкие в этот день и приятные лучики небесного светила, на его же усмотрение что, где и как греть.
  -Да,- млея на солнце, протянула я.
  -Виль?- осторожно поинтересовались на том конце.- Это ты?
  -Ну, уж, милочка, это становиться не смешно,- ответствовала я, чуть не мурлыкая и даже не открывая глаз.- Отчего-то каждый, кто звонит мне на мобильный, старается узнать у меня же самой - я ли это.
  -Значит, ты,- удовлетворённо подметила моя собеседница.
  -Хех...
  -Я звоню сообщить, что со мной всё нормально и я уже у брата. Всё, как ты и просила. Спасибо тебе.
  -Эх, Маргоша...- протянула я, улыбнувшись, как могла бы заулыбаться кошка на тёплой батарее,- мне не жалко. Просто хочется помочь хорошему человеку и досадить - плохому.
  -А тебя что с ним связывает?- поинтересовалась Марго.- Я понимаю - Ларс...
  -И вот Ларса-то тут никак нельзя понять. А от меня этому идиоту что-то очень сильно понадобилось, иначе бы он тебя не отпустил так просто.
  -Ещё раз огромное спасибо,- повторила Марго, видимо, пока оправившаяся после такого гигантского счастья. Свобода - всегда счастье.- Без тебя я бы ещё долго там проторчала.
  -Для друзей - всё!- продолжала улыбаться я.- Надеюсь, они не слишком грубы были к твоей персоне?
  -Как это бывает со всеми арестованными. Хотя, когда освобождали, относились как королевской персоне. Чудеса!
  -Ещё бы они к тебе так не относились,- хмыкнула я.- Сволочи... Слушай, а могу я с Ларсом поговорить?
  -Не знаю, можешь ли ты, но Ларс с тобой может. И даже желает,- хмыкнула в трубку Марго.
  В следующий момент трубка оказалась во власти Мортала. Мне оставалось надеяться, что в этот раз ей не придётся пилотировать о стены: она этого просто не переживёт.
  -Вилка!- провозгласил Ларс.- Как жизнь?
  -Ой, замечательно!- хрюкнула я.- Только-только из запоя.
  -Вау, ты уже и там успела побывать?- поразился мой собеседник.
  -И не только. Ещё успела поесть и вытащить Марго из тюряги. Я везде успеваю и всегда, особенно если меня не просить и вообще этой темы не касаться. Я же должна поддерживать свой статус непредсказуемой натуры.
  -И снова, снова, снова... Я удивлён. И опять в долгу перед тобой.
  -Да я уже привыкла, что с каждым новым днём засыпаю тебя новыми долгами. Аж, приятно! Только ты не расслабляйся - позвоню в любой момент и спрошу за всё... Хотя, знаешь, я редко долги вспоминаю. Кроме денежных, разумеется.
  -Какие откровения я слышу из уст великой и неунывающей Виллии Габриель! Возьму на заметку,- заверил меня Мортал.- Чем сейчас занимаешься?
  -Тремя вещами,- честно ответила я.
  -Ну?
  -Валяюсь на капоте машины, грея бока, болтаю с тобой и далее намереваюсь ожидать звонка Блэквуда. Судя по всему, он собирается мне позвонить, дабы что-то спросить, и, как я понимаю, это "что-то" жутко важная вещь, о которой знает только Виллия Габриель,- рассудила я.- И это ей очень нравится!
  -Твоя логика бесценна, Вилка, но вот этой радости я не понимаю,- подметил Ларс.
  -Мне просто очень нравиться ощущать всю значимость своей персоны.
  -А, ну, если это очередной приступ львиного самолюбия, тогда ход твоих непредсказуемых мыслей мне вполне ясен.
  -Ещё бы Ларсу Морталу не был ясен ход моих самолюбивых мыслей. Чую, ты того же поля ягода.
  -Ага. Дурак дурака...
  -Не думала, что ты о себе столь "высокого" мнения,- хмыкнула я в трубку, ожидая вулканического взрыва эмоций. Однако вместо них последовало мудрое учение бывалого бойца.
  -Во-первых, я всегда подозревал, что болезнь "самолюбие" - есть некий, очень хорошо замаскированный и скрываемый признак дурости. Это понимают все самолюбивые типы, которые когда-нибудь да раскаиваются.
  -По себе судишь?
  -А я раскаялся?
  -Вот уж не знаю, но, во всяком случае, доля правды есть в том, что ты сказал. Если, конечно, речь не идёт о последней стадии хронической болезни - "эгоцентризме".
  -Это совсем другая история и, разумеется, разговор.
  -Надеюсь, у нас ещё будут шансы его завязать.
  -Конечно! Кстати, "роль свободной птицы" так и не получилась?- в его голосе слышалось столько усмешки, что мне самой стало как-то не по себе от такого её количества. Меня снова подловили на "хотениях" и "обещаниях". Как обычно.
  -С тобой интересно общаться, Ларс, а птицы очень любят щебетать... "Вернёмся к нашим баранам". Ты сказал "во-первых". Слушаю второй пункт твоей проповеди.
  -На "рыбака" ты не слишком тянешь и рыбалкой, наверняка, не занимаешься. Как и я.
  -Ага, поэтому ты позволил своему развязному и хорошо подвешенному языку сравнить и меня и себя с некоей разновидностью людей, подверженных к совершению глупостей?
  -А ты как-будто ни разу в жизни не совершала глупостей?- как бы между прочим поинтересовался мой собеседник.
  -Ага, было. Помню. И последней из них стало вот такое вот интересное знакомство с тобой, лунатик,- хмыкнула я.
  -Лунатик?
  -Ага. После того, как увидела тебя в депрессии, когда ты мне напомнил лунатика. Теперь вот не могу избавиться от навязчивого желания тебя так называть. Но я знаю, что ты не против.
  -Как самоуверенно.
  -Естественно.
  -Естественно самоуверенно... Ну, ладно. Я не против. Главное, чтобы Морталом не называли.
  -Бедняжка, страдаешь? А представь, каково Марго!
  -Ей всё равно по двум причинам. Потому что она оптимистка во всех отношениях. И потому что она девушка.
  -Ах! Ах! Выйдет замуж и станет какой-нибудь там... э-э... Колд, например,- предположила я.
  -Только через мой труп!
  -Что ж, братик, твой труп хорошо сохранился,- послышался голос Марго. Очевидно, телефон был включен на громкую связь.
  -Что?!
  Ой, как мой ехидный рассудок порадовался от такого чудовищного ларсова удивления. Нет, конечно, для моих родителей тоже было шоком, когда Эмма - моя сестричка младшая - заявила им, что у неё серьёзные отношения с каким-то подозрительным типом, хотя ещё и школу не закончила, а он ей уже сделал заранее предложение... Всё бы да ничего, но Эмма - как истинная блондинка - заранее была согласна. Мама ещё долго потом настой валерианы глотала, даже после того, как у них "ничего не получилась" - если там и что-то получалось - и сестричка осталась с носом. Как же я тогда злорадствовала!
  -Когда ты успела?- вопрошал тем временем Ларс, забыв даже про меня.
  -В тюряге. Вместе пели песни о свободе.
  -Вас ещё и в одну камеру посадили?
  -Ну... Это было временно...- замялась Марго.- Зато выпустили вместе.
  -Значит, Блэквуд настроен серьёзно,- влезла я в их разговор,- раз ещё и Хелла отпустил.
  -Причём тут Блэквуд, Вилка?! Моя сестра свою жизнь гробит!- взвыл Ларс.- Я же не переживу этой трагедии!
  -Ага, психическая травма будет,- пришлось съязвить.- Ты лучше бы о себе позаботился. Марго, кажется, уже девочка большая, сама может решать с кем ей быть, а кому морду бить. И если хочет - пусть с Колдом "Шуры-муры" водит. Ей решать.
  -Спасибо, Виль,- откликнулась Марго.
  -Ой, да не за что. Сама не знаю, как это так, но надо же другим что-то посоветовать.
  -Что-то не пойму я тебя, Вилка,- влез в диалог Ларс,- то ты там как личный профессиональный психолог, а то вдруг заявляешь, что ничего в этом не смыслишь. В чём здесь мораль?
  -А мораль в том, что я вечно на стороне любви, в которую не верю, и справедливости, в которой тоже сомневаюсь. В смысле, свободы духа и выбора. Любят друг друга - пусть встречаются. Ошибка - сами осознают и больше такой оплошности не допустят,- уверенно заявила я.
  -Знаешь, мы, кажется, немного в смыслах разъехались.
  -Теперь я тебя не пойму...
  -Я не об этом беспокоюсь, а о том, что будет, когда мозги на место шмякнуться. Молодость-то пройдёт, а дальше...
  -А дальше "С милым в шалаше - рай".
  -Виль, не усугубляй,- донеслось голосом Марго.- У него есть два высших и богатые родители. Да и меня бедной назвать сложно...
  -А ты всё на родителей надеешься?- фыркнул Ларс.
  -Теперь ещё и на Хелла.
  -Точно оптимистка,- подтвердила я бывшую гипотезу.- Ладненько, лунатик, я буду с вами прощаться, иначе Блэквуд с ума сойдёт пока дозвониться. А мне не хочется иметь дело с душевнобольным злодеем вселенского масштаба. Это будет скучно и непредсказуемо.
  -Я думал, ты любишь сюрпризы.
  -Да, но не такого характера.
  -Ну, хорошо. Если Блэквуд будет настаивать на встрече, то ты там как-нибудь поаккуратнее, иначе твои останки придётся со всей округи соскребать,- поволновался Ларс за мою сохранность.
  -Ага, или его.
  -А ты ещё и самоуверенна, как фазан в курятнике.
  -Ну, спасибо. Накормил ты меня сегодня "комплиментами". Я аж по уши в них увязла. Как тебе это удаётся?- поразилась я таким способностям.
  -Талант,- съязвила Марго.
  -Я смотрю, Ларс у нас талантлив во всём.
  -А тебе что-то не нравится?- осведомился Мортал.
  -Нет, мне нравится всё! Даже ты сам,- заверила я его в обратном.
  -Завтра снег выпадет,- подметила Марго.
  -Мне всё равно на завтра, главное, чтобы он растаял к соревнованиям. Да и ради такого события, как симпатия Виллии Габриель, можно и снегу выпасть,- сказал Ларс и, наверняка, в этот момент ухмыльнулся.
  -Так ты ещё и в гонках участвуешь?!- возрадовалась я.
  -Да. А в чём дело?
  -Ты сейчас где?- проигнорировала я его вопрос.
  -Мы сейчас направляемся к моим хорошим знакомым. Я не знаю, может быть, ты где-нибудь и когда-нибудь слышала имена Дэйв Слин и Отто...
  -Бёрк?- теперь улыбалась я, зная очень даже хорошо, о ком идёт речь.- О! Тебя будет ждать приятный сюрприз по прибытии на место. А теперь я прощаюсь с вами, поскольку Блэквуд иначе так и не дозвониться до меня. Пока.- Я скинула звонок и расхохоталась.
  На меня пахнуло освежающим ветерком, ленивое солнце скрылось за серой и какой-то вялой тучкой. День был немного странным: вроде и солнце светило, и небо было почти чистым - только иногда там появлялись непрошенные облака и мелкие тучи, но они быстро таяли. Однако, даже несмотря на это, я бы не сказала, что было жарко: я валялась на тёплом капоте "Мустанга" в джинсах и топе и даже начала подмерзать, особенно когда объявлялся непрошенный ветер. И всё-таки шевелиться чертовски не хотелось. Я даже не удивилась, когда мобильный Отто заверещал традиционным мобильным пищанием. А чему здесь было удивляться? Минут через пять я всё-таки разлепила свои глазки и скосила взгляд в сторону "мастерской": с той стороны ко мне приближался какой-то растерянный и смущённый Отто под странную улыбочку Дэйва, эффектно дополняющего фон.
  -Э-э, Виль...- трогательно неуверенно буркнул он.- Это ни в коем случае не касается тебя, но - твоего "Мустанга".
  -Да,- я села.- Не знаю, как быть. Ребятам не обязательно об этом знать, ещё неправильно меня поймут. Побаиваюсь я разглашения этой тайны...
  -Ну, да... Я об этом же. Что делать будем?- трагически вопросил он.
  -Изящно и невинно изображать, что ничего не происходит.- Подставила лучам снова показавшегося солнца своё лицо, прикрыв глаза.- Хотя это не выход. Я-то могу и здесь остаться: мало ли как я тут оказалась и какими путями судьбы забрела. Но вот моего "железного коня" надо куда-то спрятать, чтобы даже намёка не осталось, что он здесь был.
  -Да это каждый понимает. Осталось додуматься - куда.
  -Подальше от "мастерской", чтобы незадачливый Ларс Мортал в поисках покоя случайно не набрёл. Он-то может.
  -Видимо, ты уже хорошо знакома с этой шайкой.
  -Ага. Одними потасовками на дорогах и покушением на Ларсову жизнь не обошлось. Кстати, могу тебя обрадовать, Хелла выпустили из тюряги.
  Отто только улыбнулся. Похоже, даже эта божья милость не вывела из того анабиоза, в который его ввели глубокие думы о том, куда деть "Мустанг". А мои чувства передавали только одно: "Я охраняю. Я подчиняюсь. И эту проблему ты должна решить сама. Ведь Я помог тебе". И "Мустанг" был прав: позарилась на единство, будь любезна искушать и плоды проблем.
  -А Дэйв может что-нибудь предложить?
  -Он сказал, что не знает, но подумает.
  -Хорошо хоть так,- вздохнула я.
  Зазвонил мобильный. Вот блин. Я даже вздрогнула от неожиданности, пусть и ожидала этого звонка с минуты на минуту. Почувствовала отвращение, жуткое нехотение слышать приятный голос и слащавую манеру говорить. Отстой. Да будь он хоть четырежды богом, будь моя воля и я послала бы его куда подальше... Однако, отдавая долги своим обещаниям, пришлось трубу взять.
  -Здравствуй, Габриель,- пропел Блэквуд.- Я сделал всё, как ты просила, и даже сверх меры.
  -Я уже знаю,- хмуро отозвалась я.
  -Не желаешь ли ты прогуляться и поговорить?
  -А куда деваться. Обещания даны и за мной долг. Где мы встретимся?
  -Это я предоставляю решить даме,- ухмыльнулся Блэквуд.
  Ага, значит, всё уже решено. Он всё уже успел продумать. И, разумеется, знает, как и что делать с Виллией Габриель. А мне ведь не отказаться. Вот чёрт. Остаётся уповать на хорошее. Мой взгляд скользнул к горизонту, влекомый каким-то подозрительным чувством, очень похожим на молчаливый указ "Мустанга". Вот блин... Везёт как всегда. На горизонте показалась очень нехорошая и очень тёмная по грозовым меркам полоска плохой погоды. Если и брать место, где много народа, то это ничего не даст, поскольку все люди разбегутся при первом же раскате грома и капле дождя.
  Отто с беспокойством проследил направление моего взгляда. Я же опустила глаза на капот, на коем восседала. Тьма. Огонь. Зло. Верность. Единство. Пора и серьёзно думать.
  -Так что решила дама?- терпеливо переспросил Блэквуд, слыша в ответ довольно-таки продолжительную тишину.
  -Вы и до этого города добрались?- спросила я, хотя уже знала ответ, но надо было протянуть ещё немного времени, чтобы придумать подходящее место. Вполне подходящее.
  -Да. Ради тебя решил покинуть свой тёплый дом и метнуться сюда. Всё просто. Так что?
  Я не слушала его, а прислушивалась больше к какому-то потустороннему дыханию, слышному вокруг меня. И, судя по растерянному и немного испуганному вернувшемуся взгляду Отто, не только я его слышала. О, да. Я люблю тебя, Зверь. Где мне встретиться с этим злосчастным магом? Но ты же знаешь. Ты видела это место. Оно там... Да, помню, на другом конце города.
  -Габриель, скоро стемнеет...
  -Я знаю. Встречаемся через полчаса около Потерянного Дома,- наконец-то высказала я.
  Он не ожидал. И мне понятны были его мысли, просто он не учёл того, с кем имеет дело. И я ухмыльнулась, хотя веселья в этой ухмылке было минимум. Однажды ввязавшись - стой до конца.
  -Хорошо, как скажет дама,- храбро, но всё-таки растерянно пробормотал Блэквуд и, распрощавшись, как подобает джентльмену, сбросил звонок.
  Я мысленно добавила его разочарованные фразы и словечки, скверного значения, которые обязаны были вырваться из него, после прощания. Ну, конечно, он просто не мог предположить, чтобы такая простушка, как я, захотела встретиться в месте, которое блистало своей подозрительностью, абсолютным безлюдьем в радиусе полукилометра или больше в округе и, разумеется, плохой репутацией. Но в этом случае он себе противоречил. Ведь сам говорил, что я не глупа. Дурак.
  Я соскользнула на землю, нащупала ногами снятые мной ранее кеды и, надев их, встала, разминая затёкшие и разомлевшие на солнце бока. Отто ещё был в оцепенении, а я уже направлялась к водительской двери "Мустанга", не торопясь, растягивая время, чтобы подло и зверски опоздать, выказывая этим всё своё отношение к Блэквуду. Потом уже замерла около открытой двери и оглянулась на своего друга, который, похоже, приходил в себя.
  -Я так еду. Знаю, шайка приедет уже скоро... Я позвоню. Можешь купить чего-нибудь выпить мне.
  -Опять?..- нахмурился Отто.
  -Сам увидишь,- просто бросила я и залезла за руль.
  Н-да. Как страшно жить. Но весело!
  "Мустанг" угрожающе-бойко зарычал, резво развернулся и столь же бодро рванул по пыльной просёлочной дороге к городу. Я всю дорогу ломала голову, почему? Почему Блэквуд пошёл на такие жертвы? Почему Блэквуду так понадобилась я? Почему именно я?.. Почему... Почему... Почему... Догадки были, но какие-то подозрительные и не вселяющие никакой уверенности. Возможно, я ехала на этой причине прямо к своей погибели. Хотя в этот раз чувствовала себя химерой, которую никак не прикончить, потому что любая попытка будет отлетать от неё, как муха-дура пытающая пробиться сквозь стекло к вкусно пахнущему пирогу. А может быть, ещё и срикошетит. Вот это был бы лучший расклад.
  В общем же, я не знала, что думать и что делать, хотя и думать и делать ничего не хотелось. Солнце продолжало весело светить безбашенным и беззаботным светом, очевидно, даже не подозревая о том, что с горизонта в направлении солнца надвигается ой какая огромная туча. Я поёжилась. Во-первых, она и впрямь была чересчур огромна и черна, занимая своей тяжёлой хозяйской тушей весь горизонт. Во-вторых, надвигалась она подозрительно быстро. В-третьих, под тучей была белёсая пелена, похожая на туман. Это был ливень. В придачу ещё и припорошенный сумерками. Короче говоря, пейзажи и мысли не радовали.
  Я объехала город по окраинам, чтобы не торчать лишнее время в пробках, не будить сонное царство прячущегося по тёмным норам от грозы людей, не тревожить крепкий младенческий сон полицейских, которые вечно начинали паниковать при приближении "призрака дорог". Чтобы просто не портить своим дневным появлением красивую легенду о том, что "машина-убийца" появляется именно ночью. Пусть думают, делают, говорят, как им хочется. Сегодня я их не потревожу. Сегодня всё хорошо и только гроза да сумасшедший чернокнижник портят всю прелесть замечательного времяпрепровождения.
  "Надеюсь, ты меня не бросишь в самый неподходящий момент?" - с надеждой думала я в обращении "Мустанга", заранее извинялась и каялась, если вдруг выскользнет по ходу дела плохое словечко по отношению к этому чуду дьявольской мысли.
  Свернула на неприметную, заброшенную, однако асфальтированную лесную дорогу, где проезжала лишь один раз в жизни, случайно. Свернула не туда. Как и в жизни. Вечная проблема: думаешь куда свернуть, сворачиваешь, и тут оказывается, что совсем не туда и свернул. Смешно. Ан не очень. Я хмыкнула.
  Дорога пошла плавно вверх, окружённая непроходимыми зарослями густой рощи. Ветви деревьев свисали даже над дорогой, а по обочинам валялись огромные кучи прошлогодней листвы. Мне почему-то вспомнилось про типичную копилку из детства, в которой скопилось очень много монет, но в самый последний момент об этой копилке подло забыли. Кстати, где-то в моём коттедже - или уже не моём - валялась именно такая. Может быть, стоит её поискать, если обстоятельства позволят вернуться.
  Прошло минут пять-семь, когда я, наконец, подъехала к решётчатым воротам, опутанным плющом и ещё какой-то противной травой, слава богу, не было терновника, а то я бы сразу вспомнила кладбище, и теперь аккуратно распахнутые ровно настолько, чтобы между ними вместилась аккурат одна машина. Значит, Блэквуд был уже там. Я проехала на территорию Потерянного Дома. Площадка перед ним была обширная, но так же заваленная прошлогодней листвой и вокруг окружённая одичавшей бурной растительностью, только в паре местах я заметила с трудом различимые прорехи, где, видимо, располагались дорожки, ведущий по остальной территории Дома, а она была огромна. Само же заброшенное здание было просто гигантским, и соответственно размерам настолько же одичавшее: крыша, большое крыльцо, перила, подоконники - всё было завалено опавшей листвой; на тех окнах, что ещё уцелели, скопилось куча пыли, и сквозь них невозможно было ничего увидеть; шикарные двери ещё стояли на своём месте и даже крыша не обвалилась, хотя дом простоял в своём одиночестве уже много лет. Мне стало очень не по себе от этого мёртвого и заброшенного вида, и, когда стая воронья с криками рванула вверх, я вздрогнула. Вот теперь я смогла ощутить в полную силу то, во что ввязалась.
  "Мустанг" остановился метрах в трёх от крыльца в красивом полуповороте. Изящно так остановился.
  -Жди и следи,- в полголоса пробормотала я, не отводя напряжённых глаз от ступеней крыльца, где меня уже ждали.
  Я вывалилась из машины и вперилась взглядом в человека в чёрном. Начнём с того, что на мага вселенского масштаба, равно как и на бога, он не тянул. Взять хотя бы его возраст: максимально ему было лет тридцать пять, не больше. Чёрный плащ наверняка для авторитету надел или по привычке, притом утром забыл сбрить щетину и, наверное, позавтракать - даже я так с голодухи на людей не смотрю, как он принялся поглощать меня взглядом. В придачу ко всему предыдущему набору "противовиллиарских" средств, он, наверное, никогда не мыл голову или, по крайней мере, выливал себе на волосы по баночке геля ежедневно, чтобы они были настолько зализаны в "хвост". Единственное, что действительно могло связывать его с понятиями "маг вселенского масштаба" и "бог", так это его титанический рост - наверняка не меньше ста девяносто см.
  Я захлопнула дверь "Мустанга" и торжественно поднялась к нему по ступеням, не забыв нацепить на лицо самую противнейшую из своих улыбок. Он тоже улыбнулся, размягчив до свойств не застывшего цемента своё каменное выражение лица.
  -Ещё раз приветствую, мисс Габриель,- великодушно произнёс он.
  -Привет,- кивнула я.
  -К сожалению, мы встретились не в таком месте, чтобы предложить тебе кофе и спокойно поговорить. Так сказать, в домашней и уютной обстановке
  -Всё равно кофе не люблю,- отмахнулась я, как обычно легкомысленно и самоуверенно.- И согласилась я на эту встречу не для того, чтобы кофе дегустировать. Я пришла отвечать на твои вопросы, и главным образом потому, что меня заело любопытство. Очень уж интересно узнать, чем я так интересна тебе.
  Он внимательно выслушал и ухмыльнулся.
  -Мне хотелось знать одного из сильнейших своих врагов в лицо.
  -Как лестно. И вот он враг. И вот его лицо,- фыркнула я.- Что дальше? Я могу ехать?
  -С тобой сложно общаться, Габриель. Такое ощущение, словно в этом мире тебя всё раздражает и является причиной твоей не сложившейся удачно жизни. Не уверен, что это правда, но пыл надо сбавить, иначе...
  -Иначе тебе будет плохо,- рявкнула я, подошла к перилам и уселась на них, продолжая глазеть на мага, и ничего хорошего в моём взгляде не было. Меня раздражало в нём всё, начиная с манеры общения и заканчивая носками его начищенных ботинок. И ещё я не любила, когда мне что-нибудь советовали, особенно он.- Говори, зачем звал.
  -Спросить.
  -Так спрашивай, а не тяни несчастного тигра за его полосатый хвост.
  -Тигра?- изумился Блэквуд.
  -Именно. Кот может только поцарапать, а тигр - смело откусить голову. Говори.
  -Хорошо. Я не займу много времени...
  -Ты его уже занял,- хмуро перебила я.
  -Ладно. Кто за тобой стоит?
  Я улыбнулась и перевела взгляд на притихший "Мустанг". Зла, источаемого им, не убавилось, но теперь оно было сосредоточенно и постоянно, как-будто машина изучала, мыслила то, что происходило. И судя по моим ощущениям, это ей не слишком нравилось.
  -Вопрос был задан не совсем верно. Это за кем я прячусь.- Снова посмотрела на Блэквуда.- И если скажу, то что это тебе даст? Призовёшь его к ответу, почему он взял себе на воспитание такую невзрачную странную девчонку? Боюсь, друг мой, он бы тебя переспросил: а что, собственно говоря, тебе не нравится?.. Хотя, чёрт возьми, он имеет право и не отвечать на твои идиотские вопросы.
  -Почему ты не отвечаешь?
  -Потому что если захочешь, сам поймёшь "кто за мной стоит". Это не сложно, если у тебя есть логика и мозги.
  Блэквуд нахмурился. Ему не понравилась моя манера общения, но вот моему самолюбию очень даже было приятно от этой мысли. Хорошей такой мысли. Мой взгляд пополз вверх, на кусок неба хитро прищурившегося сквозь густые кроны одичавших деревьев. Увы, туча, подобно штормовой морской волне, надвигалась быстро и уверенно, таща за собой сильный немилостивый ливень. Вдалеке громыхнуло. Приближались сумерки.
  -Думаю, эту красавицу он тебе подарил,- мастерски подметил маг, изучая своим нехорошим глазом "Мустанга".
  Я кивнула, снова глядя на него.
  -Да, сила мощная исходит, да и что-то я никогда не встречал мастеров этого мира, способных на такой интересно-живой рисунок. Здесь большая сила заключена, жаль только, что оттуда ей не выбраться.- Он зло усмехнулся, снова переводя взгляд на меня.
  -Правда?- изумилась я, почувствовав, как по телу побежали в испуге мурашки, распространяя это плохое чувство по всему телу, подобно гонцам: от короля - по королевству, так и тут - от ушей по нервам. Как бульдозером. Ошеломляет. Хотя интуиция и уверенность, обнявшись, пьяно взбунтовались.
  -Да. Ты проехала через ворота и запечатала всю магию. Моя работа.
  -Мастерски. И что дальше?
  -Ну, что дальше... А дальше уже самое интересное.
  Ой, не хорошо он это сказал. Не к добру. Хотя какое добро от такого психопата? Потом я зачем-то огляделась, словно ожидала увидеть вокруг целую армию берсерков. Армию я не увидела, но из-за того, что оглянулась, сильно пожалела; лучше бы оставалась в неведении до конца чудного вечера. До конца чудной жизни. Я была окружена. Не сказать, чтобы меня окружили головорезы и "мальчики" а-ля Фредди Крюгер, просто что-то в этих неживых и молчаливых субъектах заставляло дико нервничать. Стояли как истуканы в чёрных плащах и, не моргая, следили за мной, готовые в любой момент исполнить поручения мага... А поручением здесь могло быть одно.
  Я снова взглянула на небо. Туча уже практически нависала над нами и над Потерянным Домом. Ветер, однако ж, затих, хотя я подумывала, что это только начало банкета. Скоро грянет гром.
  -Странно,- протянула я, не смотря ни на кого из присутствующих.
  -Странно, что ты ещё жива?- ухмыльнулся Блэквуд.
  Я не сомневалась в том, что и это было чертовски странным, однако только поморщилась и ответила:
  -Нет, просто тучи бегут слишком быстро.
  "Маг вселенского масштаба" был разочарован. Нет, я тоже очень огорчилась, если бы меня вот так вот подло обломали. Однако это была не я, и на чувства других, соответственно, мне было наплевать. Особенно злейших врагов, и не только моих.
  -Что ж, вернёмся к нашему разговору, уважаемая Габриель,- монотонно вежливо обратился он ко мне.- Я бы очень хотел узнать имя твоего покровителя.
  -Ты его знаешь,- спокойно отозвалась я.
  -Хорошо,- терпеливо сдался маг.- И что же вас связывает, раз он решил сделать тебе столь дорогой подарок?
   Я перевела взгляд на "Мустанг". Молчаливый, зловещий. И всё моё внутреннее "я" взбунтовалось, когда почувствовало то, что билось внутри машины. Она была в ярости и буйствовала в пределах печати, но этого было не видно. И чувствовала это только я.
  -У нас договор, который мы заключили, когда я получила "Мустанг". И это был не совсем подарок - если ты этого от меня добивался - я вношу за него определённую плату. До срока. До выполнения условия...
  Буквально над нами громыхнуло, из-за чего я подпрыгнула и чуть не кувырнулась назад себя, что было бы очень болезненно: высота крыльца позволяла поломать себе всё, что можно. А кустарник - всё, что нельзя. Сразу после грома хлынул ливень, благодаря которому я в мгновение ока забыла, что значит быть сухой. Однако сумерки ещё только подступали, и в тени одичавших деревьев у него было глобальное преимущество перед обычным летним вечером. Я соскользнула с перил; было холодно, мокро и противно. Взглянув на своего хладнокровного мучителя из-под намокшей чёлки, я криво ухмыльнулась:
  -Ты долго меня держать под дождём будешь?
  -Сколько потребуется, чтобы уговорить тебя отдать мне "Мустанг" добровольно. Ты мне очень нравишься, Габриель, поэтому убивать тебя я не хочу,- лениво вынес свои требования "маг вселенского масштаба".
  -Как это великодушно с твоей стороны,- хмыкнула я.- Если это всё, то ты свободен. Машина - моя. А я - её. И никто этого не изменит.
  -А договор?
  -Договор? Плевать мне на договор!- Я расхохоталась.- Даже он не отберёт у меня то, что принадлежит мне по праву. Я едина с этой машиной... С её бесконечно жестоким и сильным духом. Попробуй меня убить и сам это поймёшь, маг!
  -Глупейший человек - Виллия Габриель!- возвёл руки к небу маг.- Я наложил на твою машину печать - некому больше за тебя заступиться!
  Но я чувствовала, как буйства "души" "Мустанга" становятся всё яростнее и готовы вырваться наружу в любой момент. Любой подходящий момент. А маг ничего не чувствовал, он только мыслил и приказывал, игнорируя беспокойство своих верных подданных.
  Внезапно, краем глаза, я заметила кое-что необычное и не замедлила повернуть в ту сторону голову, чтобы лучше увидеть. Мне сразу в голову пришла догадка, что это самое "необычное" является представителем того "потустороннего", в которое я так долго не хотела верить и теперь нос к носу столкнулась с этим. С ближайшей крыши Потерянного Дома на меня глядели - и попутно за всем наблюдали - пара беспокоящихся и заинтересованных глаз; цвет их я из-за дождя и расстояния не видела, зато заметила выражение лица этого "необычного". Можно было подумать, что это человек, но всё моё существо яростно сопротивлялось против этого определения, и тому было несколько причин, кроме моего убеждения и ощущений. Во-первых, эти интересные заострённые ушки, как у эльфа, но поменьше... чем, по моим пониманиям, у эльфов. Во-вторых, какие-то непонятно-странные черты лица, хотя вот в том-то и проблема была, что я не понимала, чем же они были странные. В-третьих, его... чёрные крылья за спиной и меч. Нет, конечно, можно встретить и среди людей какого-нибудь фанатика с заострёнными ушами и мечом, но вот крылья были вполне реалистичны.
  Всё это мой цепкий глаз подметил за какое-то мгновение, пока я смотрела на него, а потом отвернулась, чтобы не выдать. Однако Блэквуд это заметил, повернулся, проверяя, но, разумеется, никого не увидел. Я-то знала, что это существо уже исчезло со своего прежнего места.
  -Габриель, одумайся! Отдай мне машину. Я прошу от тебя только этого. И ты останешься жива.- Его глаза нездорово сверкнули.
  -Я и так останусь жива,- пожала я плечами. Меня уже начал колотить озноб; ливень пронизывал насквозь, а не просто заставлял чувствовать дискомфорт. Вот так вот всегда - как начнёшь день, так его и закончишь, и пробуждение у меня отнюдь не было сухим и тёплым. Но сейчас я держалась стойко, как даже не ожидала от себя.- Знаешь, по твоим уговорам, можно подумать, что ты прямо-таки влюбился и в меня и в мой "Мустанг".
  -Я же сказал...- видимо, в этот момент его всё-таки осенило, что забрать у меня машину - гиблое дело.- Я же предлагал тебе, Габриель... Но раз ты такая упрямая, то я сам заберу его.
  Он сделал какое-то еле заметное движение рукой и, отвернувшись и больше не оглядываясь, направился прямиком к "Мустангу". Только теперь я заметила, что Блэквуд был почти сухим, хотя я уже насквозь промокла и топ наверняка теперь просвечивал, давая прекрасный обзор на то, что было под ним. А ещё "Мустанг" изменился: теперь его очертания были не просто "обрисованными тонким чёрным карандашом", теперь они врезались в этот мир и вырывали куски пространства, своей резкостью.
  Потом я приготовилась к своей погибели. Его "людей" было девять. Они были сильнее меня, быстрее меня, опытнее меня. И ещё они не были людьми.
  -Вампиры,- прошептал мне на ухо приятный голос. Что-то в нём было Ларсово, и всё-таки он был чужим.
  Я резко оглянулась на владельца этого чудного голоса и даже отчего-то не удивилась, увидев рядом с собой как раз то самое существо, что сидело совсем недавно на хрупкой крыше Потерянного Дома. Оно тоже было сухим. Я вытерла каплю, норовящую упасть с носа, и шмыгнула им же. А глаза у этого ангела были серебристые.
  -Их пять. И четыре оборотня,- совсем по-детски просветил он меня.
  -Да?- саркастически округлила глаза я.- И что мне это даёт?
  Существо весело улыбнулось, обнажив небольшие клыки, и бросилось в бой. Слуги Блэквуда уже приближались, хотя медленно, растягивая удовольствие, пока я болтала с этим странным ангелом; хотя ангел с клыками? Надо на досуге над этим подумать.
  Я хотела уже мчаться за Блэквудом, чтобы остановить его, дабы тот не наделал глупостей и набить его распрекрасное личико, оставив моего новоиспечённого друга с этими, так сказать, вампирчиками и оборотнями, однако они самые рассудили всё немного иначе. Эта история начинала мне нравиться всё меньше и меньше. Кроме того, мне было холодно, хотелось есть и кричать "Мама!" от страха. Нежить очень интересно распределила свои силы: восемь из них накинулись на крылатое существо с мечом, а один - без зазрений совести взялся за меня. Если судить по тому, как выглядели "профессиональные" оборотни - весьма и весьма внушающее! - то я пришла к выводу, что этот джентльмен - вампир... Симпатичный такой, солидный вампир...
  "Какого чёрта?!" - взвыл мой Рассудок.
  "А чего?" - миловидно заулыбалось моё "Я".
  "Я спрашиваю, какого чёрта вампиры стали симпатичными и солидными?"
  Я погружалась в какую-то подозрительную полудрёму... Казалось, что всё на свете меня уже не интересует. И зачем?..
  Моргнув, я помотала головой, похлопала глазками, прогоняя наваждение и увёртываясь от вампира, если это было возможно, хотела потом бежать за магом, но бежать за ним было уже не надо. Ну, я же предупреждала! Блэквуд замер на половине пути к "Мустангу", когда душа машины вышла из себя окончательно, и я стала свидетельницей этого зрелища. И не только я: нежить тоже остановилась, как и странное существо с ушами эльфа, крыльями ангела и улыбкой "доброго вампира". А смотреть было на что.
  Прямо там, недалеко от крыльца, от моей машины к небу потянулся иссиня-чёрный, абсолютно непрозрачный дым. Шум дождя стих, даже ветра не было, а дым продолжал подниматься, разрезая пространство и искажая всё, мир вокруг меня начал разъезжаться и в глазах темнеть. О, я помнила те ощущения: на подъездной дорожке перед моим домом, когда я впервые "Мустанг" там увидела, в первую ночь в "мастерской", когда его дух изучал новую обстановку... И теперь он вышел. В своём полном обличье. Сначала показалась исполинская волчья голова с мощной оскаленной пастью, усыпанной множеством острейших жутких зубов-клыков; слюна капала и разлеталась из пасти, когда этот зверь вырывался из печати, словно его там держали невиданные руки, однако держали плохо. И помню красные глаза без зрачков, да. Самое страшное во всей этой истории. А потом начало появляться туловище: мощное, огромное и мускулистое - оно вырывалось из оков машины, подобно разъярённому дракону. Зверь словно рождался заново, издавая резкие, дикие вой и "кашель", рычание и хрипение и продолжая резать своим существованием материю этого мира, искажать и преломлять, не имея каких-либо определённых очертаний. И всегда его взгляд был направлен на Блэквуда, который начал понимать свою ошибку. Хотя было поздно. И Зверь вырывался с огромной силой, пусть что-то его ещё сдерживало, затягивало назад, но с каждым новым мгновением Зверь выбивал себе свободу, всё больше и больше, пока, наконец, не показался полностью... Мне стало жутко, хотя внутри я ликовала, кричала и восхищалась. Вот оно единство!
  -Адов Пёс?!- изумлённо закричал маг.- Девчонка, ты вступила в сделку с Дьяволом?!
  Зверь сделал шаг в его направлении. Всего шаг, но Блэквуд весь насторожился. Потом расхохотался. Возвёл руки к небу и начал что-то быстро читать. Мне показалось, Пёс ухмыляется, хрипя и издевательски выжидая.
  -Я говорила, Блэквуд, что лучше тебе ни со мной, ни с ним не связываться! Глупец! Эту силу тебе не укротить!- закричала я во вновь возобновившийся шум дождя.
  -Дура!- гаркнул маг.- Ты сама поплатишься за эту ошибку!
  -Ты уже поплатился!
  Блэквуд направил руки в сторону Адова Пса, и невероятная по силе и яркости молния ударила в Зверя. Тот пошатнулся и издал протяжный яростный вой. Тут же разразился невероятный грохот, из-за которого я думала мои уши отваляться. Однако они остались на месте - я успела их закрыть ладонями, зачем-то зажмурилась и согнулась пополам. Стало жутко страшно, а ещё и плохо. Моим нервам, как и желудку, это явно не понравилось. Через пару секунд я приоткрыла один глаз и пронаблюдала ускользающим сознанием прелюбопытнейшую сцену: Пёс отряхнулся, как-будто бы от воды, хотя я заметила, что от загривка шёл небольшой дымок, но больших повреждений не замечалось; маг продолжал что-то читать, и мне даже показалось словно он немного увеличился в размерах - стал этак на один свой рост повыше... Гул утробного рычания нарастал. Потом из пасти Зверя вырвался огромный столп огня: меня обошло стороной и я даже, кроме приятного тепла, ничего не почувствовала, как, наверное, и крылатое существо; а вот парочки оборотней и трёх вампиров не стало. Остался только пепел. Когда я снова посмотрела на место сражения перед собой - ни мага, ни Пса я не увидела, зато из зарослей справа доносились треск ломающихся ветвей и деревьев, нервные выкрики Блэквуда и злобное рычание Зверя. Маг бежал с поля битвы на холм, что распластался рядом с Домом.
  "Он справиться... Он же Зверь..."- пронеслось в голове.
  "И мы едины",- добавил ускользающий рассудок.
  "Ага. И мы едины",- согласилась я.
  -Темнеет,- послышалось немного шипящим и приятным голосом из-за спины.
  Я сразу же вскочила на ноги и оглянулась, даже забыв взглянуть на свой "Мустанг" - после такой молнии от него могло и ничего не остаться. Смахнув с носа очередные капли дождя, я узрела очередного вампира, вместо превращённого в пепел. Этот был высок, красив... Немного заострённое лицо, аристократические, нежные черты лица, зачаровывающие глаза... Абсолютно белые - нет, не седые - длинные волосы. И плащ. Длинный, чёрный плащ, как и у всех приспешников Блэквуда. Я заткнула все свои чувства. Вампир. Приятно познакомиться, ваш обед. Упс.
  -Ещё сумерки...- прошепелявила я.
  -Да, да. А потом будет ночь...- приятным дурманящим голом ведал он, медленно приближаясь.- Прекрасная ночь. Виллия, зачем тебе всё это? Договор ведь ничего не значит... Он ничего не меняет... Ты просто живёшь, так же, как делала бы это и в обычной жизни. Виллия...
  -...но...- голос вдруг предательски охрип.
  Я попыталась сделать шаг назад, при этом не отрывая прикованного взгляда к его глазам, подвернула ногу и притяжение земли уверенно понесло меня вниз. Я бы прокатилась по лестнице по незабываемому маршруту с переломанным чем-нибудь на конечной станции, если бы не вампирская сущность стоящего передо мной субъекта. Он молниеносно подхватил меня, снова приковав мой несчастный взгляд, отведённый было из-за возможности трагического падения, к своим глазам. И теперь они были во много раз ближе, а вырваться из объятий кровососа было не так уж и просто. Гипнотизирует, гад,- прохрипел мой Разум, прежде чем заткнуться на продолжительное время.
  -Виллия... Ты можешь изменить всё, и ночи станут твоими... Королевскими, вечными, красивыми... Виллия, ведь тебе это нужно, ты этого всю жизнь хотела... Ты, которая ни во что не верила, мечтала найти себя... Девочка, тебе нужна вечность и ты можешь её получить. Ну, же... Скажи "да"...
  Его голос становился всё приятнее и приятнее, превращая невозможное в реальность. Уговаривая. Завораживая. Удерживая. Заставляя верить ему. Я хотела сопротивляться, хваталась за последние кусочки рассудка, хотя его власть их просто испепеляла в моих же руках.
  -...я не могу...
  -Вечность! Подумай! Ты сможешь всё! Вся власть будет твоя...
  О, время тянулось долго, тягучей бесконечной лентой. Сопротивляться я не могла, а помочь было некому. Но вампир улыбался и манил...
  -...нет...
  Он-то чувствовал, что в моём голосе уверенности всё меньше и меньше, пока она вовсе не повисла на отметке "ноль". Я поморщилась, стараясь обнаружить хоть какую-то зацепку... Ну, хоть какую-нибудь хиленькую зацепку... Где вообще мой рассудок?!
  -Ну же, Виллия. Одно слово и всё твоё. Скажи же "да"...- Он терпелив был как удав, заглатывающий огромного кролика.- Ты же всю жизнь этого желала... И ты сможешь, наконец, найти своё условие... Порвать ничего не значащий договор. Ты будешь свободна... Сильна и всемогуща, как я. Как носферат... У тебя будет и сила, и время. Всё! И можешь остаться среди нас, а можешь - уйти... Только скажи "да" и не узнаешь смерти... Зачем она нужна? Виллия...
  Его лицо стало ближе. Бледное аристократическое лицо древнейшего вампира. Носферат... Откуда я это знала? Оттуда же, откуда и то, что глаза у Дьявола зелёные.
  -Ну...
  Шипение, ласкающее слух... Его объятия были крепкими, но не болезненными, однако ничего в них сверхъестественного не было. Меня примерно так же обнимал Джек перед своей гибелью в тот "волшебный вечер". Как вампир, но этот был настоящим. Носфератом. И вот это уже заставляло нервничать, но только немного из-за того, что он умел гипнотизировать. Ой, как нехорошо получается...
  Вампир подкрался к моим губам и поцеловал, разбив всякие надежды на спасение. Потом ещё раз. Нежно, красиво, приятно... Но холодно. И всё-таки это подействовало. Это подействовало бы в любом случае... Потому что я не верила в любовь.
  -Да...
  -Умничка, Виллия... Я подарю тебе всё... Я...
  Мои глаза закрылись сами собой.
  -Тебе не будет больно... Всё будет хорошо... И вечность будет твоя...
  Дыхание Носферата я уже чувствовала на своей шее и его лёгкий ласкающий шёпот. И мягкие приятные поцелуи, которых я уже давно не чувствовала и не получала... Да, по щеке, смешавшись с тёплой водой летнего грозового ливня, стекла слеза. Мне не жалко, пусть течёт. И вампиру всё равно... Он обещал мне всё, он сдержит слово в обмен на моё "да". Тихое, бездонное "да". Только почему мне так плохо, словно кто-то взял и осудил меня? Почему мне так стыдно? И откуда перед моими глазами возникло ранее ненавистное лицо Ларса и его ухмылка? Зеленоглазое чудо...
  Ветер взорвался после долгого отсутствия и с силой начал толкать меня в спину. Было всё равно. Я же скоро буду вечной. И прилипшая к телу одежда и холод ничего не зачат. Только лёгкая, но приятная боль в шее, а потом... Потом та же безысходность и апатия...
  Где-то далеко в одичавшем саду на холме завыл Пёс. Мой Пёс. И мы с ним едины. Конец Блэквуду. Сколько раз ударила молния? А сколько гремел гром? Не помню. А важно ли это, когда вершатся великие дела? Когда люди преображаются. Когда им уже всё равно на то, что позади, и они верят в будущее. Бесконечное будущее. Сотни раз бесконечное... Хотя где-то даже у вечности есть свой конец.
  Только круг бесконечен.
  А дальше я упустила последний кончик сознания...
  
  Глава 13
  Потерянный Дом
  По полу дуло. Сквозняк нагло пробирался по мокрой одежде на продрогшее тело, заставляя ещё больше содрогаться. Волосы тоже были мокрые. А пол - жёсткий. Я чихнула и открыла глаза. Поморщилась, прислушиваясь. Стояла ночь и ливень не прекращался, как и ветер, только приубавил пылу, чтобы быстро не закончиться. Умно.
  Села. Тело неприятно заныло, снова вздрогнув от холода и покрывшись мурашками. Чувствовала я себя странно, да ещё и непонятное ощущение на шее, словно комар укусил, причём размерами с приличного дога. И ощущения соответственно были такими же. Чертыхнулась, нащупала занемевшими пальцами стенку в темноте, подползла к ней, опёрлась спиной, согнула ноги в коленях, упёрлась в них локтями, а на руки положила голову. И замерла. Моя любимая поза на случай сложных ситуаций.
  Итак, вокруг на меня нагло взирала непроницаемая темнота, кроме дождя и ветра никаких звуков, ко всему прочему, было холодно и хотелось есть. Ах, да, ещё всё, что можно и нельзя, болело. Ныло, говоря человеческими словами.
  -Очнулась?- мягко прошелестел рядом чей-то голос.
  Меня редко кто так пугал. Я подпрыгнула на месте, словно меня катапультировали, вся напряглась и огляделась. До заикания ещё, пожалуй, не дошло, но близко... близко... Ещё одна такая внезапность и кто-то своего добьётся.
  -А, блин!!! Кто здесь?!!- вырвалось у меня, прежде чем я подумала промолчать, а потом спокойно спросить.
  -Не кричи, всех привидений разбудишь,- тем же прелестно-спокойным тоном отозвалась темнота.- Они здесь успокоились до поры до времени, но такими воплями и покойника поднять можно.
  -Спасибо, Некто, ты меня успокоил,- скептически отозвалась я, размышляя как бы не сойти с ума.
  -Некто?
  -Ты им останешься, если не соизволишь выйти ко мне и произнести своё имя.
  -Ай, прости. Всё забываю, что вы, смертные, не видите в темноте...
  -Что-то не слышно в твоих словах раскаяния.
  Вместо ответа я расслышала какой-то странный шорох, стук, потом что-то шикнуло и появилось пламя, которое медленно переместилось на свечу в подсвечнике, осветив мне лицо незнакомца. Он самый. Клыкастый ангел. Я даже распознала, сколько лет ему на вид - шестнадцать-семнадцать, не больше. Он поставил свечу на пол, рядом со мной и уселся напротив, раскрыв, приятно шелестящие, крылья. Видимо, вымокли под ливнем. Я уставилась на него таким заинтересованно-въедливым взглядом, что тот, похоже, несколько смутился от такого внимания к своей персоне.
  -Ты ангел?- позже вопросила я, усаживаясь "по-турецки" и ёжась от холода.
  -Нет,- мотнул головой пацан.- Ты когда-нибудь видела у ангелов клыки и заострённые уши? Пусть даже у тёмных.
  -Если честно, я и ангелов-то никогда не видела.
  -А... ну, да...- как-то рассеяно согласился "не ангел".- Ты, наверное, замёрзла?
  -А как ты догадался?!- вырвалось у меня переполненный ехидством вопрос.
  -Хех. Дрожишь,- беззаботно ответствовал он.- Могу предложить грог или виски... Ничего горячего нет, не люблю. Только согревающее.
  -Нда... Не густо... Давай виски... Слушай, а джина у тебя нет?
  -Джина? Ты пьянствовать что ли собралась?
  -Ну ладно. Вино есть?
  -Думаешь вином согреться?
  -Надеюсь.
  -Хорошо, уговорила.- Он изящным жестом сотворил из воздуха бутылку вина, тем же методом её открыл и протянул счастливой мне.- Держи, только не увлекайся сильно - тебе ещё домой ехать.
  -На "Мустанге"?- поперхнулась я, вспомнив, что в "мастерской" сейчас полно дружественного народа, который, однако ж, не слишком обрадуется "призраку дорог".- Туда нельзя на "Мустанге". Там Ларс,- заверила я своего собеседника и отхлебнула прямо из горла. Приятное вино и всё-таки немножко согревает. Я снова чихнула.
  -Мортал?
  -Именно.
  -Да, ему лучше до времени не говорить. Он не слишком обрадуется таким новостям,- согласился со мной "не ангел".- Ты лучше Слину или Бёрку позвони, чтобы кто-нибудь за тобой приехал, и они не беспокоились,- заботливо предложило существо.
  Я с ним согласилась, хотя сразу же сообщила, что мой мобильный остался в "Мустанге", а выходить ночью, в дождь и ветер на улицу я не собиралась ни за какое добро на свете. Наверное. Но простуду я уже получила, хотя она наверняка не относится к благам мира сего.
  -Без проблем,- беззаботно хмыкнул Некто и протянул мне мой же мобильный.
  Я ещё раз удивилась таким способностям, поразмышляла на тему возникшего из воздуха вина и набрала номер Отто. Там долго никто не отзывался. Я уже хотела скинуть, когда Бёрк соизволил взять трубку. И я тут же чихнула.
  -О! Виль!- сразу же узнал он.- Где пропадаешь?
  -Здесь,- хрипло отозвалась я, шмыгнув носом.- Судя по звукам на заднем фоне, вы уже начали праздник.
  -Ага,- самодовольно отозвался Отто.
  -И судя по твоему голосу, ты уже принял меры во избежание недоразумений по "недопиву".
  -Ага.
  -Дэйв ещё трезвый?
  -Ага.
  -Позови-ка его и трубочку вручи.
  -Ага.
  -Ещё раз скажешь "ага" и я даже не стану задумываться над тем, что приеду на "Мустанге", чтобы дать тебе в нос,- огрызнулась я.
  Мой намёк был понят мгновенно; оставалось разыскать Дэйва на необъятных просторах "мастерской". Телефон Отто, видимо, прибрал с собой, поэтому я частично слышала всё, что там происходило. Тусовка была шикарная... К тому же я услышала даже звуки гитары и песню, смутно знакомую на фоне последних событий. Красивая песня. Ех, умела бы песни писать... И так тоскливо вдруг стало из-за того, что меня обделили высшие силы этим даром, что я чуть не всхлипнула от досады. И отхлебнула ещё пару глотков вина. "Ангел" ухмыльнулся, явно выказывая мысль о том, что я скоро сопьюсь. Я же выражением глаз ответила, а что бы он делал на моём месте? Существо открыло было рот, потом закрыло и отвело взгляд. Ну-ну...
  -Да,- апатично отозвались в трубке.
  -Енто я,- провозгласил мой чуть опьяневший голосок.- Говорят, ты ещё трезвый.
  -А ты, похоже, уже нет,- хмуро сообщил мне Дэйв.- Думал, что у вас там разборки с Блэквудом, а оказывается...
  -Ну, Блэквуда больше нет,- нахмурилась я.- Вот, сидим, отмечаем.
  -Во множественном числе?
  -Да. Есть тут друг один. Хороший. Вином угостил. От вампира спас.
  -И сколько лет твоему... Кхе... "другу"?
  Я в упор взглянула на "не ангела".
  -Десять...
  Я вылупилась на него, как на ненормальное явление живой природы. Нет, выглядел он старше. Наверное, пил и курил в младенчестве...
  -Столетий,- добавил он, смущённо.- Маленький ещё.
  -Да уж... маленький... Тогда я вообще ещё эмбрион,- кашлянула я.- Ему семнадцать.
  -Что-то маловато,- подметил Дэйв.- А зовут-то как?
  -Тебя как зовут?- вопросила я у существа.
  -Ты даже не знаешь как его зовут?!- поразился Слин.- Это достижение!
  -В "мастерскую" я ехала тоже с двумя подозрительными типами, и теперь один из них смеет меня упрекать в том, что мой новый знакомый не сказал мне своего имени?
  -Называй меня Винсент.
  -Слышал? Его зовут Винсент,- протянула я.- И вообще, я звонила тебе не за тем, чтобы знакомить со своим новым другом, а чтобы попросить об одной мелочи.
  -Правда?- ухмыльнулся Дэйв.- И?
  -Не мог бы ты приехать за мной раз уж трезвый? Боюсь, что такси в такую дыру не поедет.
  -А где вы?
  -В Потерянном Доме,- чистосердечно отозвалась я.- И, кстати, тут совсем не страшно, даже привидений нет, если сильно не кричать. Ведь ты же за мной приедешь, а? Я простужена, у меня всё болит, меня покусали, и очень хочется домой...- мой голос стал таким добрым-добрым и жалостливым, что даже сурового Дэйва пробило.
  -Хорошо. Я что - изверг что ли? Через полчаса буду,- хмыкнул Дэвил.- Ждите.
  -Спасибо, ты просто чудо!
  Мы одновременно скинули звонок, и я героически приготовилась выжидать следующие полчаса заветного автомобильного сигнала. Затем застыла у стенки, дрожа от холода и периодически с завидным постоянством прикладываясь к бутылке вина.
  -Почему именно - Винсент?- задала я первый пришедший на ум и естественно наиглупейший вопрос.
  -Потому что - Виллия,- хрюкнуло в ответ существо, как-то хмуро уставившись на меня. Однако я уже с такими вопросами лезть к нему не собиралась, придумывала что-нибудь более стоящее.- Родители так назвали. Я не думаю, что ты сильно сопротивлялась этому в тот момент.
  -И что - такие существа рождаются теми же путями, что и мы?- полюбопытствовала я.
  -Почти. Вообще, до своей смерти я был человеком, звали меня Винсент и я даже сумел прожить до семнадцати лет. Потом умер. Воскрес и стал тем, кем ты меня сейчас видишь... Десять столетий назад,- тоскливо прошелестел он.- Как времена меняются быстро... Тогда было гораздо проще и лучше, и никаких неблагодарных Виллий спасать не надо от вампиров и оборотней, и люди к тебе нормально относятся... Эх, хорошо было.- Его взгляд упал на огонёк свечи.
  У меня проснулась совесть. Его трогательная и праведная речь возымела должный эффект, пинками растолкав мою вечно спящую совесть. А ведь прав мальчишка, я даже не поблагодарила его за спасение себя любимой... Хотя я даже точно не поинтересовалась, что именно произошло.
  -Ладно, противный, ты выбил из меня своё "спасибо!" Доволен?- буркнула я в его сторону.
  -Нет. С чувством надо!- зыркнул он на меня хитрым серебристым глазом.
  -Ой, кого-то мне это напоминает,- протянула я.
  -Интересно, кого?- невинно захлопал глазками Винсент.
  -Так, одного знакомого...- сразу же отмахнулась я, когда он сменил выражение лица и перестал подозрительно косить на меня хитрым серым глазом.- Ты мне не сказал, кто есть на самом деле, а моё любопытство бывает очень жестоким по отношению ко мне.
  Существо нахмурилось. Это могло означать несколько вещей: или я затронула недозволенную тему, или он не знает, или он уже говорил, но я забыла. А может быть, я настолько "не умная", что до сих пор торможу с определением его разновидности. Видимо, он понял мой недоумевающий взгляд, растолковав его по-своему и очень правильно, и, фыркнув, выдал:
  -Это сложный вопрос.
  -Не сложнее, чем вопрос о твоём возрасте, младенец ты мой,- хмыкнула я, делая ещё глоток. Щёки уже горели.
  -В общем-то, ничего особенного ты от меня не услышишь. Перед тобой типичный демон. Слабый и незначительный. Максимально, что в моей власти - это мелкие пакости и профессиональное махание мечом, с криками "Убью!"
  -Весьма внушительное зрелище,- хрипнула я, выкатив глаза.- А чего меня-то полез спасать, раз уж демоном назвался?
  Он за одно мгновение сделал три вещи: побледнел, нахмурился и тяжело вздохнул. Плохой из него демон. В этом смысле. Я же просто выжидала, не желая мешать столь трудной борьбе внутри себя - говорить или не говорить. Воистину Гамлет, только на свой лад.
  -Потому что так надо,- сказал, в конце концов, он.- Меня послали сюда, чтобы я следил за тобой и охранял тебя. И, чувствую, что после этого разговора, язык мне отрежут, чтобы поменьше болтал.
  -Это был?..
  -Нет, это был не Дьявол. Так очень заинтересованный в тебе человек. Имя я не стану тебе говорить, хотя оно всё равно ничего тебе не скажет, но теперь ты будешь знать, что есть ещё люди, коих ты сильно интересуешь.
  -Интересую в каком смысле?- опешила я.
  -В интересах родовых кровей и наследственности,- честно ответил Винсент.
  -А что мои мама и папа - потомки каких-нибудь графов, герцогов, королей или баронов?- Моё любопытство проснулось от жестокой иголки полученной мной информации.
  -Нет... Но большего я тебе не скажу.
  -Блин, ты садист самый натуральный,- посетовала я на жестокую судьбу и, скуксившись, замолчала.
  -А вот дуться не надо, родная. Как-нибудь ты всё обязательно узнаешь, а до той поры про это лучше забыть. Время ещё не пришло,- пояснил демон.- Кстати, как себя чувствуешь?
  -Спасибо за заботу, но это надо было спрашивать раньше, когда я ещё не приступила к усердному питью вина. А сейчас... Сейчас я чувствую себя опьяневшей,- порадовала я его.
  -Да нет, не в этом смысле,- отмахнулся Винс.- Ты там ничего такого... особенного не ощущаешь?
  Я огляделась. Пустая комната, только какие-то незначительные забытые вещи валяются на полу. Большие окна, за которыми темно и нет света. Снаружи льёт дождь и бушует ветер; где-то о стену и окно скребётся древесная ветка. В нашем же уютном и занятом уголке пахнет вином, немного пылью и сыростью, жжёной свечой и чем-то ещё... Это был очень знакомый запах, хотя определить я его точно не могла. Давно это было... Однако он был приятен и исходил от Винсента. Никогда бы не подумала, что уловлю его; он был столь незначительным, что впору было себя почувствовать собакой.
  -Да нет, потолок не качается. Пол тоже на месте. И ты - в единственном экземпляре, сидишь тут, вылупившись на меня, как на динозавра юрского периода, и сушишь, наверное, промокшие крылья,- доложила я ему.- Кстати, а что это за запах от тебя исходит?
  -Хех,- как-то настораживающее и совсем невесело усмехнулся демон.- Миндаль... Ты точно ничего не чувствуешь?
  -А что я должна чувствовать?- Из-за вина мозги немного затормаживали с догадками, выводами и мыслительными процессами в целом, поэтому я уже давно забросила всякие попытки притворяться благоразумной, суровой и мало-мальски рационально думающей.
  -Н-да, деточка, спиваемся...- подытожил Винсент.- Ну, допустим, может ли нормальный человек почувствовать слабейший запах миндаля сидя в двух метрах от источника?
  -Не такой уж он и слабый,- запротестовала я.
  -Хорошо, тогда скажи мне, что лежит в противоположном углу комнаты,- просто попросил он.
  Я медленно перевела туда взгляд, навела фокус. Это оказался старый плюшевый медведь с оторванной лапой и недостающим глазом. Значит, я уже приходила в себя... Стоп. Что-то было не так.
  -Я вижу там плюшевого медведя.- Перевела взгляд на ухмылку демона.- Особые приметы перечислять?
  -Чтобы ты смогла сама немножко поразмыслить "на тему" я скажу тебе сейчас, что в этой комнате темно, хоть глаз выколи. И даже человек, который привыкнет к этой темени, не сможет различить в противоположном углу этого зала плюшевого медведя - максимум, он заметит какую-то вещь на полу, а уж о детальном описании игрушки и речи быть не может. Ты понимаешь, что я хочу втолковать в твои съехавшие набекрень мозги?
  Я задумалась. То, что он мне сейчас "втолковывал", не лезло ни в какие рамки благоразумия и нормальности. Это было плохим знаком. И я вспомнила вампира. Носферата... Сделала несколько глотков вина залпом, потом уронила голову на руки, покоящиеся на коленях, и разрыдалась. Отстойный день! Так много реветь нельзя! Хотя причины есть очень веские...
  -Да не бойся ты так,- со спокойствием палача проурчал Винсент.
  -Тебе легко говорить. Тебя не сделали вампиром!- всхлипнула я, вновь погружаясь в безутешные рыдания.
  -Тебя тоже,- пожал плечами демон.- Я успел вовремя и от вампира сейчас осталась мокрая кучка пепла. А ты... некоторые симптомы передались, но не думаю, что это надолго и смертельно. Крови, конечно, ты можешь как-нибудь ненароком и захотеть, однако, надеюсь, воздержишься от столь соблазнительной диеты... Кстати, ранки тоже немного погодя заживут.
  -И я зомби не стала?- всхлипнула я, глядя на него огромными глазами.
  -Нет. Это было в моей власти...
  -Спасибо,- выдохнула я.- Теперь уже от души...
  -Я чувствую. Что, вампиром быть не слишком привлекательно?- усмехнулся Винсент.
  -Негигиенично.
  -А! Как интересно ты начала выражаться относительно происходящего.
  -О!- передразнила я.- Как мы осмелели после моего душевного потрясения.
  -Конечно. Ты так растерянно и плачевно выглядишь, что считать тебя опасной для общества глупо в такие душещипательные моменты. Сама за себя заступиться не можешь. Что же говорить об обществе...
  -Сколько заботы слышу в этом голосе!- огрызнулась я.- Как бы ты себя вёл, окажись на моём месте?
  -Радовался бы, что жив остался,- улыбнулся Винсент.- Не расстраивайся, всё будет путём. Блэквуда больше нет - твоя милая "собачка" об этом позаботилась с азартом и радостью; вампиры и оборотни - кто разбежался, а кто превратился в пепел... Хозяин будет доволен. И ты радуйся. Жизнь продолжается,- самозабвенно сообщил мне демон.- Кстати о птичках, "Мустанг" твой сейчас покоится в амбаре. Амбар зарос "немного" садом, но дорогу ты увидишь: справа от ворот. Там его определённо никто не найдёт.
  -Спасибо...
  -Ой, да я тут ни при чём. Он сам,- заскромничал Винсент.- Ему ничего не стоит
  У меня отвисла челюсть. Нет, я, конечно, предполагала, что некоторые вещи сами передвигаются или летают, благодаря каким-нибудь там сверхъестественным силам, однако, чтобы машина сама в амбар заезжала... Нее, это впервые. Хотя я не считала то, что "Мустанг" был несколько своеобразен по этому поводу, но ведь раньше этого не было, не считая случаев, когда я вела его в отключке. Точнее он сам ехал, а я только руль придерживала, чтобы быстро не свихнуться от страха, а немного помучиться. Мазохистка.
  -Да не, он умеет сам управляться,- поспешил добавить Винс, заметив мою неадекватную реакцию.- Просто бывает это редко, когда сила возрастает до такой мощи, что "Мустанг" может и без водителя проехаться. А ты ведь должна предполагать, какая мощь была у Блэквуда... Вот он и забрал всё, что было у несчастного мага...
  Я икнула. Отпила вина, вздохнула и икнула ещё раз.
  -Скажи мне, что пудришь мне мозги, и моя душа успокоится,- пролепетала я, опустив глаза в пол.
  -Нет,- честно сокрушил он все мои надежды.
  Я вздохнула. Если я ещё не сошла с ума, то надеюсь, что скоро эта благодать снизойдёт на меня. По крайней мере, после этого я буду знать, что мир жив, что Вселенная на месте и никто, кроме меня, этим не страдает. И попытаюсь убедить себя, что раз уж я больна, значит, ничего подобного не существует и это были всего лишь нелепые глючные мультики. Но интересные!
  Мой взгляд снова наполнился надеждой и переполз на Винсента.
  -Слушай, я ещё не спрашивала у тебя... А может быть я уже сошла с ума?
  -Вино не идёт тебе на пользу, несчастная...- вздохнул тот, потянулся ко мне и ущипнул за запястье.
  Было больно. Из этого следовало, что каким-то местом я ещё не сплю и даже чувствую. Обрадовалась. Потом сникла; чему радоваться-то? Вместо того чтобы проснуться дома, в своём уютном коттедже на диване, и осознать приключившееся, как шеренгу снов, порадоваться и попрыгать по всему дому, как ведьма на шабаше, я продолжала сидеть в холодном, пыльном, грязном помещении Потерянного Дома, чувствовать пренеприятнейшее нытьё по всему телу, пьянеть от вина и понимать, что ничего подобного никогда не случиться. Пройдёт ночь, наступит следующий день, и что? Я проснусь на своей койке в "мастерской", погляжу в окно, как обычно это делала, увижу дрейфующий пейзаж скучающей дороги, зачеркну ещё парочку чёрных цыфорок на календаре, вздохну и продолжу жить. Ничего не происходит, не происходило и не будет происходить. Через неделю - соревнования, хоть какая-то отрада... И всё-таки. Кое-что менялось, исчезало, появлялось, искажалось...
  -Это не ответ, Винсент,- тяжко и грустно вздохнула я.
  -А как я ещё тебе докажу, что ты не сошла с ума?
  -Не знаю,- пожала плечами.- Спать хочу. И есть. И ещё в тепло... И мне очень плохо.
  -Это я вижу,- заверил меня демон.- Потерпи немножко, скоро Дэйв приедет.
  Я в упор смотрела на Винсента. Какой-то он был странный, хотя для своих десяти столетий это, наверное, было в норме. Старцы вон тоже в большинстве своём маразмами мучаются, и ведь чуть помоложе этого "не ангела". Но всё же что-то в нём притягивало, поэтому он мне нравился. Как-то по-своему и необычно...
  -Почему ты так на меня смотришь?- насторожился он и его серебристые глаза сверкнули.
  -Ты неправильный демон,- вынесла я приговор.
  -Чем же?- два серебристых огонька утонули в море удивления и любопытства, такого же странного и необычного, как и их хозяин.
  -Тебе все причины высказать или только первые две?
  -Ну, раз первых только две... валяй их,- согласился Винсент.
  -Я бы остальные и не смогла...- честно призналась я.- Во-первых, ты не слишком уж похож на демона, скорее на бракованного ангела. Во-вторых, сидишь тут и помогаешь мне разделаться с приступами плохого душевного состояния. Это не слишком тянет на демонические деяния...
  На его лице расползлась польщённая улыбка, напомнив мне сказку о больной девочке Алисе. Там тоже Чеширский кот улыбался, и я даже нисколечко не удивилась бы, если демон начал исчезать, забывая в сим мире свою обворожительно-симпатичную улыбку. Да уж... Ларс так не улыбнётся; зато он ухмылялся красиво, энергично так, душевно. Наверняка, у него это врождённое, от природы, так сказать.
  -Знаешь, Виллия, я тоже тебе демоном не казался, пока сам не сказал, что я - демон,- спокойно произнёс Винсент.- Так и здесь... Тебе не кажется, что из этого - и многих других, кстати сказать, примеров - пора уже вынести вывод: не надо судить по внешности и манерам, по речи и повадкам. Смотри в суть и понимай её.
  Я кривовато улыбнулась, потому что по идеальной линии не смогла: вино так приятно и непонятно кувыркалось в голове, что даже улыбка это прочувствовала.
  -Дают знать десять столетий "демонического образования"?- спросила я, чуть шепелявя. Ну, язычок, не отключайся, впереди ещё куча времени пьяного бдения.
  -Скорее опыта,- задумчиво поправил меня Винсент.
  -Шикарный опыт...- протянула я, попытавшись прикинуть, что значит прожить десять столетий. Много, очень много... Зато вот таким вот умным и философичным, как этот демон станешь. И всё тебе ни по чём, и переплюнуть только старшие смогут, которым на один и более годков опыта побольше будет... Хотя, скучно, наверное, вот так вот жить, быть демоном, впитывать опыт, как губка и даже не думать о том, что произойдёт в самом ближайшем будущем. Да... И "ближайшее будущее" может оказаться "ближайшим столетием". Для таких существ времени не существует. Это плохо. Поэтому я ни за что бы не согласилась быть вечной... Хотя, если бы условия позволяли и раскрывали передо мной свои широкие и уютные объятия, я бы ещё поразмышляла над тем, чтобы подумать о вечности...
  Я, наверное, замолчала на очень долгое время, задумавшись над такой животрепещущей темой, а поскольку мозги соображали туго и долго, то это могло занять время и до полного отключения оного органа, однако Винсент быстро сообразил, что к чему и сообщил мне голосом разочаровавшегося существа:
  -Похоже, вино тебе противопоказано... Голова забывает о функции "быстро" и "как обычно" и начинает медленно тормозить работу до полного прекращения подачи и переработки мыслей...
  -Чего?- я вылупилась на него огромными глазами.
  -Ну, я же сказал,- хмыкнул демон, отворачиваясь.
  -Из того, что ты сейчас мне тут наговорил языком просвещённого физика, я поняла только "быстро" и "как обычно".
  -Короче и на твоём родном языке: может тебе хватит?- его многоговорящий и выразительный взгляд упёрся в бутылку с вином.
  -Нееет,- протянула я,- я только греться начала...
  -А если и впрямь сопьёшься?- намекнул Винсент.- Думаешь, Дэйв шутил, когда обещал отобрать у тебя последнюю радость жизни? Я вот так не думаю... Поэтому предлагаю сдать позиции и отдать мне бутылку. Пока не поздно.
  Я сосредоточила взгляд разбегающихся глаз на бутылке. Взвесила все "за" и "против", как это делала всегда в подобных ситуациях, даже не обращая внимания на то, что весы не отличались точностью и честностью, особенно в этот раз. Заметила, что стрелочка гадко метит своим заострённым рыльцем на сторону "за"... И сдала позиции, правда не "из рук в руки", а "из рук об стену". Эффектнее, пусть и дороже. Ухмыльнулась и решила встать на ноги, чтобы не проделывать этот трудоёмкий процесс, когда приедет Дэйв. Получилось с первого раза, хотя земля опасно пошатнулась под ногами.
  -Слушай, Винс, я не пойму, где ты такое крепкое вино достал?- мои глаза впились в него, тоже уже поднявшегося на ноги из-за опасности моего падения.
  -Там, где тебе его не достать. Его делали подобные мне, только специализирующиеся на таких вещах, как это вино,- спокойно ответил он, с опаской наблюдая за моими колебаниями из стороны в сторону.- В следующий раз, я придумаю что-нибудь менее вредоносное для твоего равновесия...
  -Ага... Блин, я наконец-то смогла почувствовать, как Земля вертится вокруг своей оси,- сообщила я существу перед собой.- Ощущения не из приятных.
  -Ты же, вроде как, не впервые выпиваешь "лишку",- странным голосом произнёс Винсент, в котором читался вопрос, вкусно приправленный явным недоумением.
  -Ага,- торжественно подтвердила я, не рискнув кивнуть.- Только обычно я это делала в положении сидя или лёжа, поэтому это было не так заметно. Теперь я прочувствовала сей процесс в положении стоя... И - ой! - как мне это не нравиться!..- с трудом нащупывая своё собственное равновесие, я направилась к ближайшей двери.- Давай, мудрец! Показывай дорогу на волю!
  Винсент решил поиграть в немого, пока сопровождал меня к парадной двери, а его выражение лица высказывало такое сомнение неизвестному мне фактору, что я даже смогла почувствовать себя неуютно. Однако шуршание его крыльев мне было так приятно слышать, что я простила ему и первый раздражитель, и второй, и пару-тройку вперёд. Знаю, демон не возражал.
  Дэйв объявился, когда я хотела уже передохнуть от столь трудоёмкой работы, как нащупывание и удерживание собственного равновесия и поддержание трудоспособности своего мозга, который всё время норовил отключиться до ближайшего утра. За время всех этих мучений мною был вынесен итог - "опыт", как сказал бы Винсент - не пить больше никогда вина, или другого напитка, если его тебе предложил демон. Никогда! Последствия бывают очень удивительными и неприятными... Дэйв посигналил, и я повернулась к Винсенту.
  -Может быть, с нами поедешь?
  Винс улыбнулся и помотал головой.
  -Нет, не думаю, чтобы это была хорошая мысль. Кроме того, у меня ещё много дел,- спокойно возразил он, складывая за спиной подсохшие крылья.
  Я почувствовала лёгкое разочарование: не хотелось расставаться со столь хорошим демоном, как этот.
  -Дела можно и на потом оставить. А крылья... Я тебе не поверю, если ты мне скажешь, что не умеешь делать так, чтобы они исчезали. Ты же демон, а им многое подвластно и, уж конечно, такая мелочь,- прищурила хитрый глаз я.
  -Да, я могу так сделать, но дела действительно неотложные. Я и так много времени потерял, нянча тебя,- согласился Винс.- Ну, и Ларсу не очень понравится, что ты вернулась неизвестно откуда вместе с подозрительным и очень неприятным типом, вроде меня. И плевать он будет на то, что выгляжу я младше тебя.
  Я фыркнула.
  -С каких это пор, Ларс начал меня ревновать?
  -Сама можешь у него спросить... А теперь я хочу с тобой распрощаться. Дэвил уже заждался тебя.- Винсент развернулся и направился в другую часть Дома, растворившись в темноте ближайшей комнаты.
  -Ну, хорошо. Пока,- пожала я плечами и через пару секунд уже вываливалась из пыльного и неприятного помещения особняка.
  Дэйв был не слишком рад моему состоянию, как и я - его кислому выражению лица. Куда приятнее меня встретили в "мастерской". Вечеринка была уже в самом разгаре, и, как ни странно, меня это нисколько не раздражало, хотя я решила проигнорировать всех и направиться прямиком в свою комнату - спать. После такого насыщенного дня мой организм не просто хотел, но он требовал срочной отключки на мягкой и тёплой кровати. Однако моим намерениям и мечтам не суждено было сбыться...
  -Вилли!- первым делом завопила Марго, подметив меня в любопытствующей толпе, мокрую, уставшую и пьяную.
  Я шарахнулась от неё как от огня, поскольку не привыкла к таким бурным встречам, словно в последний раз мы виделись, как минимум, лет сто назад и при этом приходились родными сёстрами. Но уже следующие несколько секунд я потратила на крепкие дружеские объятия и повторение ничего не значащих фраз, принятых при таких ситуациях. Нет, я, конечно, рада была увидеть Марго, но не в таком состоянии... Потом меня схватили чьи-то крепкие и сильные руки, отобрали из цепких объятий подруги и развернули к себе. Я только вяло улыбалась и наполовину спала, поэтому мне было уже всё равно, кто меня обнимает, сколько, с какой силой, что говорит...
  -Ну, и видочек у тебя, Вилька,- заботливо-изучающим тоном сообщили мне.- С войны?
  -Нет, со встречи с вашим бывшим боссом,- опровергла я такую догадку.- Силён был, гад. А я сильнее...- Мой мозг потихоньку отключался.- Эх, отнёс бы меня кто-нибудь в спальню баиньки.
  Слова были подтверждены огромным зевком. Однако после такого хорошего начала меня пробрал озноб, и я чихнула, от чего некоторые отключившиеся клеточки несчастного мозга снова приступили к работе. Всё-таки я уже ближайший час или два мёрзла в мокрой одежде и на сквозняке, не думаю, чтобы это могло пройти незаметно.
  -На-ка, выпей для согрева!
  В меня влили что-то обжигающе-согревающее, добив, изнывающее от острых приступов усталости и бессилия, тело. Мне ничего не оставалось, как просто и грациозно отключиться прямо в чьих-то крепких и сильных руках... А, плевать! Донесут, раз сильные...
  
  
  
  
  Глава 14
  Кровь и Ад
  Утром первым делом я почувствовала, что что-то не так. Неправильно, но тепло и приятно. Попыталась с закрытыми глазами представить, что бы это могло быть, однако ничего хорошего на ум не приходило. Мозг, казалось, распух до невероятных размеров, и теперь голова очень жала - ощущения, которые сложно назвать приятными. Кроме того, это "что-то" вроде как дышало... Принялась лихорадочно вспоминать прошлый вечер, однако воспоминания чудесным образом обрывались на том моменте, когда в меня вливали какой-то жгучий, но согревающий напиток. Даже не знаю, что бы это могло быть. Подумала о том, что надо об этом спросить у товарищей знающих, в смысле, у свидетелей этого действа.
  Я повернула голову в сторону "неопознанного объекта" и приоткрыла один глаз; этого вполне хватило, чтобы окончательно проснуться и вскочить на кровати с широко распахнутыми глазами. Могла бы ещё закричать "а-а-а", но гордость не позволила и молчаливое изумление.
  -Какого чёрта?!- выдохнула я, кулаком в бок толкнув "объект".
  -А?- сонно отозвался он, морщась и приоткрывая один глаз.- Доброе утро...- и снова собрался заснуть.
  -Нет! Какого чёрта, я спрашиваю, ты делаешь у меня в кровати?- попыталась я растормошить незваного гостя.
  Тот сладко потянулся и приоткрыл оба глаза. Похоже, он ещё не очень соображал, однако улыбнулся так радушно, что я чуть поубавила пыл, хотя моё изумление ещё себя не исчерпало; это прекрасно вырисовывалось на моём лице, поэтому "НО" даже не пришлось спрашивать у меня, а чего это я так удивилась.
  -Прикрой глазки, а то вывалятся из орбит,- сонно протянул он.- А с глазами ты гораздо красивее, нежели будешь без оных средств видения окружающего мира... Кстати, а какого они у тебя цвета?- в его зелёных "средствах видения" промчался весёлый и немножко заинтересованный огонёк.
  -Карие...- рассеяно брякнула я, потом собралась с мыслями, пришла в себя после такого красноречивого довольства собой объекта передо мной и насмешки над моим недоумением.- Блин! Да не заговаривай мне зубы, а объясни, что ты здесь делаешь! И, вообще, что случилось, чтобы ты смог здесь оказаться? И почему я ничего не помню?! И хватит ухмыляться! У меня сейчас случиться истерика!..
  -Да успокойся ты...- спокойно произнёс зеленоглазый чёрт, садясь.
  Я изумлёнными глазами следила за ним, не двигаясь и пытаясь постигнуть суть происходящего. Тяжесть в голове, как и прохладная комната, были волшебным образом забыты. А что ещё остаётся, когда попадаешь в такую недвусмысленную ситуацию?! Проснуться утром с больной головой, да ещё в компании парня, которого и представляла только разве что как друга... Не хорошо как-то получается.
  -Успокоиться?!- непроизвольно взвыла я.- Это новая шутка?!
  Он хмыкнул. Я заткнулась, потому что поток слов и мыслей резко оборвался этим незначительным разочарованным "хм...".
  -Во-первых. Не я, а ты у меня в комнате,- будничным тоном сообщил он.
  Я, наконец-то, огляделась. Вот, блин... Ну, ладно, хорошо, это он доказал опытным путём. Но дальше-то что? Комната действительно была не моя; одна из незанятых комнаток в огромной "мастерской", хотя по образу и подобию моей. Как, в общем-то, и все остальные, правда они чуть-чуть отличались обстановкой и кое-какой мебелью. Здесь, например, стояла полноценная "двушка", а я ограничилась лишь односпальной кроватью; но и тут были свои объяснения - просто я не любила таких просторов во сне...
  -Э... это ещё ничего не объясняет!- уже несколько тише высказала я.- Может быть, ты, воспользовавшись моей беспомощностью, затащил меня сюда... Кто тебя знает, Мортал!
  Он профессионально ухмыльнулся, снова безжалостно кидая меня в поток отчаяния и изумления.
  -Ты обещала не называть меня по фамилии.
  -Да! Но в данный момент я могу пренебречь этим обещанием, пока не выясню...
  -Я тебе сейчас объясню...- устало оборвал он мои душевные излияния, откидываясь спиной на стену.
  -Уж постарайся. И в глаза смотри!- потребовала я, впиваясь в него взглядом.
  Он спокойно выполнил это требование.
  -Вчера, после того, как ты отключилась прямо у меня в руках. Конечно, не без посторонней помощи,- он многозначительным взглядом указал на свою рану,- мы сразу отнесли тебя в твою комнату, предоставив Марго распоряжаться твоим мокрым и уставшим видом. Она, разумеется, сделала всё, что было в её силах: переодела там, теплее укрыла и всё такое... Не знаю, что она там ещё сделала... У тебя вчера были все шансы подхватить полноценную простуду.
  -Не подхватила,- вякнула я.- Давай дальше...
  -Дальше... Через пару часов мы все разошлись по койкам. Я, разумеется, сразу провалился в сон. Не тут-то было,- он как-то самозабвенно улыбнулся.- Буквально через полчаса дверь открылась. Угадай, кто ввалился в мои "покои"?
  -Врёшь,- зашипела я, хмурясь всё больше с каждым его словом и намереваясь впасть в приступ озлобления на весь свет.
  -Нисколько,- стёр в пыль все мои надежды Мортал.- Ты завалилась так самозабвенно по-хозяйски, что я даже слова не успел сказать, как ты заявила, что тебе холодно, и ты пришла сюда греться.
  -Ага, ты ещё придумай, что я начала к тебе приставать,- фыркнула я, складывая руки на груди и отворачиваясь.
  -Нет. До этого не дошло,- заверил он меня.- Хотя... целуешься ты, всё-таки, неплохо.
  -Спасибо...- до меня вдруг дошло, что он сказал.- Что?! Я опять с тобой целовалась?! А-а-а! Как страшно жить!
  -Да не волнуйся ты так. Дальше этого не зашло... Сразу после поцелуя ты отрубилась. Ну, и не в себе немножко была, поэтому я подумал, что лучше уж тебя оставить в покое.
  -Спасибо за доброту!- фыркнула я.- Блин. В следующий раз вы просто дверь запирайте на ключ. А то мало ли чего после таких прогулок нахватаешь, вплоть до...
  -В следующий раз,- пообещал Мортал, оборвав мою мысль.- Слушай, который час?
  -Не знаю,- пожала я плечами и зевнула. Ладно, сдаюсь, он всё-таки меня убедил и в некотором смысле даже успокоил. Это хорошо. Теперь оставалось заняться перевоспитанием самой себя, чтобы таких прогулок больше не было.
  Мортал потянулся рукой под подушку и выудил оттуда часы. Посмотрел на время, чертыхнулся и завалился под одеяло. Я отняла их у него. Половина шестого утра. Повторила его манёвр насчёт "О, чёрт!" и забралась под одеяло тоже.
  -Ты как хочешь, но раз уж я пришла сюда греться и всё-таки оказалась с тобой под одним одеялом, давай греться!- подползла ближе и прижалась к нему.
  -А где скромность?- с насмешкой вопросил Мортал.- Сама только что вопила и сокрушалась, над этим недоразумением, достигнутым собственными же силами...
  -Да к чёрту эту скромность и благоразумие...- протянула я лениво.- Половина шестого утра. Холодно. А ты тёплый и приятно пахнущий... Я не дура, чтобы отказаться от такой "грелки"... Кстати, друг, как там твоя рана?
  -Хорошо,- сообщил Ларс.- Видишь, силы торжественно вернулись, приревновав меня к столь замечательной... спасительнице.
  -Конечно...- я уже засыпала, разомлев в крепких и тёплых объятьях, которыми меня снабдил зеленоглазый чёрт.- Ко мне сложно не ревновать...
  Воцарилось молчание, так благодатно действуя на мой сон. Я уже почти заснула, когда Ларс задал этот неприятный вопрос, однако мне хватило ума не закатывать истерики из-за него: пришлось бы возвращаться в свою холодную кровать, в пустую комнату. Нет, это, конечно, забавно смотрелось - два бывших врага в обнимку под одним одеялом... Нормально. С ним можно обниматься. Даже доверять.
  -Ты всё-таки не слишком осторожничала с Блэквудом?
  -А что?
  -Ранка на шее...
  Я промолчала: до этого момента и не вспоминала о ранке. Да и лучше, наверное, забыть о ней.
  -Я заметил ещё вчера, но в тот момент от тебя даже твоего имени невозможно было бы добиться, поэтому я не стал спрашивать...
  -Ларс, давай, не будем сейчас о вампирах... Потом я тебе всё подробно расскажу и объясню... Потом... А сейчас давай спать. До двенадцати, чтобы выспаться... Хорошо?- я ещё крепче прижалась к нему, намереваясь сразу же провалиться в сон.
  -Ладно, но ты обещала. Виль.
  Из-за окна до меня донёсся хмурый шелест дождя, и этот звук меня насторожил, но через минуту я уже крепко спала, не обращая внимания ни на что...
  Дождь...
  Утречком этого же пасмурного и упрямо плаксивого дня меня постигло разочарование. Ну, точнее, было уже далеко не "утречко", но "разочарование" всё-таки пришлось испытать. Проснулась я одна, смутно понимая этот прискорбный факт и только через несколько долгих минут мчась на всех парах вниз, попутно одеваясь. Там же внизу мне сообщили, что Ларс соизволил уехать, "чтобы такие недоразумения больше не происходили и не ставили меня в неприятность таких ситуаций... С Габриель бывают только проблемы! Но как приятно осознавать, что проблемы бывают именно с Габриель!" - процитировали мне его изречение и как-то подозрительно и неприятно усмехнулись. Все. Включая даже Марго, которая по неизвестным мне причинам осталась в "мастерской", вместе с остатками банды - человек пять, включая её: остальные рассыпались по городу на своих разноцветных "конях" будоражить несчастную полицию. Я как-то несвойственно себе вздохнула и отправилась работать, хотя при первой же попытке заняться сим достойным делом меня подло отвлекла Марго, просочившаяся незамеченная остальными ко мне. Я отчего-то уже знала, о чём она меня спросит. Странно, не правда ли?
  -Вилька...- аккуратно по-лисьи подкралась она своим вопросом,- между вами Что-то было?
  Я задумалась. Время пришло проделать этот несложный процесс, который в последнее время что-то уж слишком часто покушался на здоровье и исправность моих уже далеко не крепких нервов. Удивительно, как ум меняет человека! И способность им пользоваться тоже...
  -Ну... Нет,- нахмурилась я.
  -Врешь!- резко заявила Марго.- Не верю!
  -Чего-то между нами не было,- рассеяно добавил внутренний голос моими устами.- И по причине не явки этого Чего-то не пришло и твоё Что-то. И это хорошо. И вообще, что за странные и личные вопросы?- мой карий глаз скосил на "мисс Мортал", пока воображение, используя смутные очертания авто, увиденные "крайним зрением", рисовало картинки, линии, изгибы и всевозможно издевалось над мысленной моделью машины. В два русла думалось несколько легче, чем в одно - всегда был шанс проигнорировать какой-нибудь неприятный вопрос, сделав вид полного поглощения работой.
  -Странные вы какие-то оба,- высказалась Марго.- И почему ты этим... Кхм, утром выбежала не из своей комнаты, а из его?
  -Я вот тоже в половину шестого утра вопила - какого чёрта он там делает. И знаешь, что мне ответили? Что я, в общем-то, не у себя в комнате; что я сама пришла к нему, с требованием того, чтобы меня согрели... и тому подобные просьбы, заявления и выводы... А теперь напрашивается вопрос: почему я ничего не помню?!
  Марго поджала губы и с сомнением продолжила взирать на меня, в частности, на мой неопределённый взъерошенный вид. Потом вздохнула, видимо, что-то для себя решив, нахмурилась, фыркнула, с силой пришпандорила к стене какой-то листок и попыталась скрыться из вида, когда я её остановила своим собственным вопросом.
  -Слушай, Марго, а ты случайно не мстишь своему братцу за то, что он против твоих встреч с Хеллом?
  Подруга нахмурилась ещё больше, с успехом практикуя маскировку под грозовую тучу.
  -Нет,- буркнула она.- У тебя с Ларсом всё равно ничего не получиться.
  Я прямо таки опешила.
  -Это почему?!
  Марго хитро глянула на мой вид, фантастическим образом трансформировавшийся из взъерошенного и растерянного в уверенно-возмущённый, и странно улыбнулась.
  -А потому что у него ни с кем ничего не получается, в смысле серьёзных отношений,- пояснила мне подружка.- А чего это ты так взъелась?
  -Я взъелась?!- нервно переспросила я.- Я спокойна, как удав!
  -Ага, после встречи с крокодилом...- с иронией поддакнула Марго и испарилась.
  Я почувствовала страшное желание набить кому-нибудь "мордашку", чтобы немного отойти от возникшего ощущения подловленного мошенника. Странное, по сути своей, желание. Однако ему не суждено было сбыться хотя бы по причине того, что подходящих "мордашек" поблизости не наблюдалось, а портить отношения с друзьями, ой, как не хотелось. Поэтому, превозмогла все свои насущные нужды и подошла к листку, который Марго с такой "любовью" прилепила к стене. Все мысли мигом исчезли под громадой сильнейших эмоций и удивления - соревнования должны были начаться ровно через неделю! "Ого... а ты, собственно говоря, готова?" - прошипел рассудок. "Ты у кого это спросил?" - уверенно отослала я его по назначению. Надоел уже.
  Итак, подготовка пошла полным ходом, хотя о том знала лишь я, да Отто с Дэйвом. Они усердно продолжали тренировки практически до потери моего пульса. По вечерам старенький "Форд" довозил меня до "мастерской" уже никакую, а в особо "экстренных" случаях я даже ночевала в машине. Думала, что на это время все мои необычайнейшие приключения прервутся, и я смогу немного отдохнуть хотя бы душевно. Однако "Мустанг" требовал от меня свою "долю", а отказать ему было чем-то нереальным. И каждый раз, и снова, снова, я садилась в такси, доезжала до отвертки на Потерянный Дом, там шла пешком, всячески сокращая путь, затем садилась за руль...
  И начиналась ночная жизнь Виллии Габриель...
  И это было уже в порядке вещей. Меня же удивляло совсем другое. Мои сны. Точнее, мои необычные сны. Они отличались подозрительной яркостью, чёткостью и чувствительностью. В такие моменты мне казалось, что меня посадили в другого человека, и я вижу, чувствую, делаю, как он не отступая ни на одну литеру от его привычек и жизни. Мне это казалось фильмом от первого лица, и каждое утро было спасением от таких снов. Я думала, что это мои расстроенные нервы пошаливают такими экзотическими способами. Пока это не оборвалось так же неожиданно, как и началось, хотя после - стало ещё хуже...
  
  ***
  Была ночь. Ветра не было, но это ничуть не мешало ливню хлестать со всей своей силы. Дорога напоминала больше своеобразный каток, нежели что-то асфальтированное и безопасное для быстрой езды.
  Вот они и простятся.
  Мысли в голову лезли самые разнообразные, но главное, он не думал о том, что старается увести полицию от остальных. Это могло сыграть не слишком хорошую шутку. Как он помогал Габриель? Вот... Сам же он действовал по-другому, а "Магический диск" в магнитоле только содействовал этому: он просто никогда не думал о том, куда едет, зачем и с какой скоростью. И именно это давало такие результаты - за всю "карьеру" лидера "банды Мерседес" он ещё ни разу не побывал в полицейском участке. А то, что было до этого, считалось самым большим недоразумением в жизни. Теперь тот этап был пройден. Да и этот - тоже подходил к концу...
  Пора всё-таки проститься. Прошло много времени.
  Редкие встречные слепили дальним светом, заставляя моргать от болезненных ощущений в глазах. Дорога, будто затуманенное зеркало, лилась отблесками под колёса. Попутки оставались моментально позади. На хвосте сидели копы и гнали его, как драгоценного зверя, хотя поймать или даже приблизиться на приемлемое расстояние не могли.
  Послужи в последний раз.
  На диске была подобная песня, только он её уже помнил плохо - столько лет прошло. Столько интересных, не зря прожитых лет, но они отчего-то прошли настолько быстро, что даже самые яркие события и моменты оставались в тумане... Теперь было что-то новое, что-то незнакомое, что-то неопределённое. И ещё теперь появилась странная, ядовитая Габриель... Эх, зачем она здесь появилась? Какого чёрта она вылезла тогда на своём "гольфе" на дорогу?! Ничего бы не было. Ничего бы не случилось. Они бы просто не знали друг о друге... А кто-то рассудил иначе.
  У него ощущение последней "пробежки".
  А сколько было миль позади? Сколько непростых минут за рулём? Всё нормально. Просто ощущение плохое.
  Снова встречная полоса. Надо обгонять. Красиво маневрировать и не скидывать скорость. Он скор, отчаян и смел. Копы не умеют так, как делал это он, как избавлялся от других, как уходил от погони, как был лучшим. И только один человек смог откинуть его на обочину, заставить уступить дорогу... Тьфу, чёрт! Опять эти ненормальные мысли, заставляющие задумываться о проклятой теме. "Пункты, по которым не светит"? Так, кажется, выражалась Марго. В чём-то она была права. Но ведь во всём виноват он сам из-за своей непостоянности и веры в лучшее. Жажды лучшего. Это всегда казалось правильным. И не ему одному, надо сказать, хотя другие этого могли и не замечать...
  Прощай... Ему нравился этот цвет.
  Он вылетел на встречную, в очередной раз. А впереди оказался свет... Может быть, стоит его спасти, но ведь это единственный вариант оставить что-то от крепкой дружбы...
  
  ***
  Это был последний из череды таких снов.
  В то утро я вскочила, как ненормальная и первые десять минут просто приходила в себя. Лежала на спине и бездумно смотрела в грязный потолок. Предчувствие было нехорошее, и это ощущение колотило всё моё "я" своими жестокими углами, как никогда острыми. По телу пробегала неприятная дрожь.
  "Ты видела, детка. Ты всё видела",- вздохнул внутренний голос.
  Ой, как я не любила его таинственные появления. Они постоянно предвещали из плохого худшее.
  "Что?!"- рявкнула я на него.
  "А ты прислушайся",- насмешливо отозвался он и стих.
  Шизофрения, подумала я, поймав себя на мысли разговора по типу "сама с собой", но всё-таки прислушалась и сразу поняла, что именно показалось с самого пробуждения мне зловещим подтверждением того самого "худшего". За окном шепелявил на своём шипучем диалекте дождь. Во мне проснулось и заметалось беспокойство.
  -Нет... Это сон... Дурацкая шутка моих расшатанных по винтикам и болтикам нервов...- пробормотала я себе под нос, вымучив подобие улыбки, хотя взбесившееся беспокойство это не уняло.
  Я встала, бросив изучать давно известный мне потолок, не спеша оделась и вышла из своей комнаты. Первым делом пришла мысль, что в "мастерской" как-то уж слишком подавленно тихо. Слышалось всего несколько голосов: Отто, Дэйва и ещё парочки парней из "банды". "Ничего страшного... Просто какие-нибудь неприятности...",- без особой надежды подумала я, но такие мысли спасали от истерики и неоправданного страха.
  Внизу меня радушно встретило четыре растерянно-подавленных взгляда. Стало ещё больше не по себе. В этой тишине не прозвучало даже душеспасительного "доброго утра" или "привет". Только молчание. Вся эта траурная компания восседала в "гостиной", попивая пиво. Я задалась вопросом, где все остальные. Потом откинула и этот вопрос, когда почувствовала, что причина всего этого стоит в другой части "мастерской", где обычно ребята работали. Такие ощущения иногда посещали меня, словно какой-то невидимый мой вечный спутник указывал причины и итоги, навязывал нужные мысли и помогал. Просто по-человечески помогал. И теперь он как-будто указал мне невидимой рукой, где искать причину происходящего.
  Я молча прошествовала по указанию внутреннего голоса, чувствуя на себе четыре сожалеющих и настороженных взгляда. Когда же я прошла между огромными ящиками, усердно исполнявших роль стены, и оказалась по ту их сторону... Первым моим желанием было закричать и забиться в истерике. Но я просто закрыла глаза и глубоко вздохнула, прогоняя это позорное искушение. Достаточно и до того было припадков, после этого меня бы сдали в "дурку" совершенно точно. А причиной таких мышлений и желаний явился красный "мерс". Сильно помятый красный "мерс".
  Это объясняло всё и сразу.
  -Чёрт!- рявкнула я, подлетая к авто.- Да как ты мог?!
  Меня уже даже не смущало, что могу показаться несколько странной крича, ругаясь и пытаясь влезть в драку с невидимым собеседником. После изрядного "любовного" пинка по колёсу несчастной машины, до меня только дошло, что винить здесь абсолютно некого, кроме самого Ларса, так неосторожно поступившего. Это было верх идиотизма: мчаться по скользкой мокрой дороге ночью в дождь...
  Тут же пришло жгучее желание залезть внутрь машины и посмотреть... Что посмотреть? Что-нибудь.
  Дверь "мерса" поддалась с огромным трудом. Я оглядела салон: ничего примечательного, обычный салон разбитой машины - осколки стекла, грязь, немного крови... Как и предполагалось. Сморгнув слёзы беспокойства, я протянула руку к уцелевшей магнитоле; та, подумав немного, выплюнула знакомый мне диск. Я порадовалась и собиралась уже вылезти из столь примечательного места, когда рука случайно наткнулась на что-то металлическое на сидении. Мой глаз-алмаз приметил в грязи посеребренную цепочку. Рука сама потянулась к ней и извлекла на свет божий золотое кольцо с непонятным узором, из-за чего вспомнился фильм "Властелин колец", хотя здесь надписи не было - просто изящные переплетения тонких, красноватых линий. Было жутковато, но оставлять их не хотелось, это принадлежало Морталу. И я отдам их ему. Если ещё увижу.
  Сердце болезненно сжалось.
  Я вылезла из салона машины, забрав с собой две Ларсовы вещицы - диск и цепочку с кольцом - и молча, стараясь игнорировать всех и вся, прошествовала в душ. Кольцо неуверенно сверкнуло, когда я аккуратно очистила его под тёплой водой и вытерла. Затем я надела его на шею, как талисман. Ладно уж, будь что будет. А Ларс... Таких сложно отправить на тот Свет. Я усмехнулась; мне казалось, что с ним ничего серьёзного не произошло... Хотя, мало ли?
  В проходе возник Отто и странным осторожным взглядом уставился на меня.
  -Как ты?
  -Не спрашивай что видишь,- меланхолично отозвалась я, крутя в руках диск без названия и пытаясь не упустить сразу две мысли: разговор с Отто и размышления на тему "что делать дальше".- Что случилось?
  -Дорога скользкая, а он решил героя из себя сотворить. Вот и сотворил во всех смыслах. Машину доставили сегодня ночью, а сам Мортал пропал.
  Диск чудом остался у меня в руках; от удивления я бы могла спокойно его выронить. Блин, но это было уже чересчур.
  -Как это - пропал?
  Отто недоумённо хлопал глазами, пытаясь сообразить ответ.
  -Так вот - пропал. Никто не знает, где он. У Марго истерика, Джим в депрессии... Только давай ты не будешь снова запираться в комнате с бутылкой джина из-за этого?- с надеждой попросил он.
  -А почему бы и нет?- нагло усмехнулась я.
  -Потому, что это не влезет уже ни в какие рамки!- рыкнул на меня Дэйв, материализуясь около своего друга.- И тогда я приступлю к исполнению своих угроз. А ты знаешь, что это значит...
  -Да я пошутила,- быстро сориентировалась я.
  -Вот и хорошо,- кивнул он.
  -А теперь скажите мне, что подумала на сей счёт полиция?
  -Ничего определённого. Вот был Мортал - а вот его нет. Они даже не поняли, что произошло... Собственно, теперь в "банде Мерседес" снова произошли изменения, причём в корне. Смена лидера.
  Да... Прощай прежние "бандиты". Стало грустно. Такое странное и непривычное состояние для меня. Сильно захотелось с разбегу побиться головой о стенку... Странные наклонности. Я ещё раз осмотрела диск со всех сторон, думая о сложившемся положении, потом с тем же выражением лица прошла мимо Дэйва и Отто, спустилась вниз, подошла к телефону. Вызвала такси. Ребята в "гостиной" с любопытством следили за моими манипуляциями.
  -Ты куда-то собралась?- вопросил один из них.
  -Ага. Надо подумать.
  Я ещё помаячила немного в "мастерской", пока ждала такси, потом уехала на работу...
  Ларс не появлялся больше в "мастерской". Точнее, я вообще его не видела, даже на соревнованиях, которых он дожидался с равнодушием голодного волка заприметившего подходящую добычу. Мне было очень любопытно, куда он исчез, да ещё и непонятное беспокойство, хотя оно всегда было лёгким, как и мне и положено было - такой беспринципной и легкомысленной жизни ещё ни у кого не наблюдалось.
  А тем временем прошла эта горемычная неделя, перегруженная эмоциями, работой и тренировками. Дэйв с завистью поглядывал на мой "Мустанг", который всегда опережал его на внушительное количество времени. И ровно за день до соревнований мы соизволили наговорить друг другу грубостей по доброте душевной, разругаться в пух и прах чуть не до драки, однако потом торжественно удалились в разных направлениях. Я наплюнула на всех и уехала к Потерянному Дому, дабы пожаловаться на несправедливую жизнь своей нынешней опоре в столь жестокие времена - "Мустангу".
  Гонки проходили за городом. Точнее, первых два этапа. Всего их было четыре и каждый страшнее другого. Для меня, потому что я впервые в жизни участвовала в чём-то подобном, к тому же и нелегально. За звание лучшего уличного гонщика. Когда мы прибыли на место, я подумала, что останусь косой после таких животрепещущих пейзажей: "Феррари", "Порше", "Ауди", "Форд"... И много, много, очень много автомобилей других марок. Глазки норовили разбежаться и потерять всякое чувство симметрии. Это немного напрягало, всё-таки такие красивые глазки имели право на красивое существование. Для многих явилось сюрпризом участие в гонках "призрака дорог", однако засаду на отлов такого "драгоценного участника" ставить, похоже, никто не собирался. Мне почему-то казалось, что многие из тех, кто участвовал в соревнованиях, уж очень хотели померяться с ним силой. Вполне логичное умозаключение, всё-таки здесь все "свои", так сказать. А я что? А я не против. Среди таких желающих были и несколько "бандитов", это я знала не понаслышке. Под одной крышей всё-таки жили, и новостей было море.
  Меня осчастливили номером "369". Вообще же участников было раза в три больше. Однако среди этого хаоса и разнообразия я заприметила одну машину, уж не знаю, чем она привлекла моё внимание, но она казалась мне несколько странной. Да и номер был вызывающим - "963". Это был кроваво-красный "Мицубиши" с тонированными стёклами. Чем-то мне он напомнил "призрак дорог", возможно, тем, что его водителя никто никак не мог заприметить, как и меня за рулём.
  Время летело как сумасшедшее. Собственно, из-за всего переживаемого хотя бы за один только день я тоже казалась слегка безумной, плюс ещё и взъевшейся на весь свет. В "мастерской" меня больше никто не наблюдал, потому что в большинстве своём я всё это время кантовалась рядом с "Мустангом", обсуждая с ним насущные проблемы, по крайней мере, возникать там никто не будет, а со смирением выслушает и поймёт. Надеюсь. Мне это единство очень нравилось, и однажды я заметила, что не представляю себя без него. Особенно мне помогло это в моём первом заезде, когда отбирались сильнейшие, чтобы пройти в дальнейшие этапы. Боже, как страшно мне было! Сколько адреналина вылилось в мою несчастную кровь! Однако всё кардинально изменилось, когда мотор взревел и "Мустанг" сорвался с места... В меня словно бес вселился, но так я ещё никогда не веселилась. И мне доставлял удовольствие каждый пройденный метр, каждый участник, оставленный позади. Наверное, я даже смеялась, когда вырвалась вперёд и полетела на нереальной скорости к финишу, оставляя остальных далеко позади. Фантастика! Это передавалось от меня машине и наоборот...
  А потом была трасса сильнейших. Три заезда. Девять победителей. И среди этих девяти была я. Озлобленная, счастливая, с демоном вместо души. А в магнитоле крутился диск Ларса, наставляя на нужную "волну", проклиная всякие мысли о проигрыше. Пиная их и изгоняя из головы. Меня сложно теперь было смутить, и каждую секунду я всё больше убеждалась в своей победе. И только багровый "Мицубиши" навевал на нехорошие мысли - он пришёл первым во втором заезде и автоматически перешёл в следующий этап.
  Девятка лучших. Мои нервы чуть-чуть сдали, однако это "чуть-чуть" никто не заметил, кроме меня. Обошлось одной развороченной комнатой в Потерянном Доме. А ещё мне всё больше казалось, что кто-то меня изнутри осушает, как сосуд, наполненный водой. Очень знакомое ощущение, что-то подобное мне приходилось переживать в первые дни "знакомства" с "Мустангом". Однако соревнования нельзя было вот так просто и безнадёжно бросить, и я продолжала перевоплощаться... Только так можно было объяснить эти нехорошие ощущения.
  Девять машин стартовали на "полосе скорости". В конце останется только трое. И одному из них удастся забрать с этих соревнований приз и звание лучшего уличного гонщика. Всё честно. Хотя на финише я хотела вопить без остановки, даже несмотря на крупную ссору с Дэйвом. Он пришёл третьим! Мне хотелось разреветься, кинуться к нему на шею и разрешить обогнать меня в следующем этапе... Но, наверняка, меня остановил только "Мицубиши" под номером "963", пришедший вторым и заставивший передумать мгновенно. Да ещё мысля, как бирка повешенная мне на мозги Дэйвом, гласившая, что на время соревнований мы - враги! И жалости и слабости мне от Слина не ждать.
  И в тот день я умотала на дороги нервировать и так уже нервных полицейских, а так же порадовать свой взбесившийся от такой свободы "Мустанг". А потом мне стало всё равно, я мотала круги по городу и пригороду, просто так, чтобы отвлечься, пока не устала и машина не получила то, что она требовала...
  Единство процветало...
  И вот настал последний день. Было уже совсем не страшно, но щекотливо интересно, чем же это всё может закончиться. "369" расположилось между "963" и "451", что красноречиво обещало бурю эмоций от меня, озлобленной и уверенной. Моторы враждебно рычали, участники ожидали сигнала. Спринт. Эта трасса будет длинной, гораздо длиннее остальных. Но и скорости будут не маленькие... Соперники, надо сказать, были достойные. И я ожидала, терпеливо. Немного побаливала голова. А все чувства и органы чувств словно вымерли; но то к лучшему.
  Где-то улюлюкали и кричали зрители, наблюдая за последней, решающей гонкой - каждый хотел увидеть победителя, увидеть того, кто сможет обойти "призрака дорог" или как "Мустанг" добьёт своих соперников и утвердится окончательно и бесповоротно. Мне захотелось улыбнуться, что я и проделала под одобрительные кивки своего злобного рассудка, который обычно старательно противился всем моим поступкам.
  Вот судья дал знак готовиться. Я ждала этого сигнала, и мне казалось, что прошла уже целая вечность. Вот теперь точно все чувства отключились и разбежались в панике по закоулкам сердобольной и неординарной души.
  Затем был дан старт...
  Машины сумасшедшей синхронностью рванули с мест. И шли ровным рядом несколько первых секунд, не обгоняя, не отставая, вперёд, к финишу. Затем "Мустанг" взревел, как ненормальный, как Зверь в тот дождливый день, и вырвался вперёд. Впереди маячила своей соблазняющей улыбкой победа, и, казалось, что улыбается она мне. Однако такие подозрения просуществовали ровно столько, сколько времени понадобилось Слину догнать "369" и поравняться с ним. А дальше... Дальше случилось то, что все меньше всего ожидали. "Вайпер" вильнул и вылетел с трассы. Я помню. Такое было.
  Скоро финиш. Позади упрямым кровавым пятном маячил "Мицубиши". О, да. Он может добиться своего. Когда-то нечто подобное было. Только теперь герои были другими и поменянными местами. Я вела эту процессию... Машина соперника вышла на соседнюю полосу. Я позволила ей.
  Кровь и Ад.
  А впереди была победа.
  "Мицубиши" поравнялся с "Мустангом". Он знал, чего хочет, и был достойным противником. Мы шли бок о бок, не было лидера, не было проигравшего. Ничего не было, только равенство. И каждый выжимал из своей машины всё, на что она была способна.
  Это была добрая битва. Мне было не жалко даровать равенство нам обоим.
  Кровь и Ад.
  Именно Кровью полита дорога в Ад...
  
  Глава 15
  Очередной, отчаянный и скверный
  Что делать дальше я не знала.
  После того, как выяснилось, что в мире существует ещё одна машина подобная "Мустангу", хотя бы по силам, мне стало не по себе. Значит, теперь званием "Короля улиц" могли похвастать двое. Я и ещё какой-то "богатырь" на кровавом "Мицубиши".
  "Не потерплю!"- гаркнул внутри голосок неприятным басом.
  "Потерпишь",- ответствовал Разум и замолк на очень продолжительное время.
  Я остановила "Мустанг" на повороте к Потерянному Дому, выключила мотор, сдавленно выдохнула, откинулась на спинку сиденья, заложив руки за голову, и закрыла глаза. Усталость разлилась по всему телу наглой и упрямой волной. Слишком много потрясений было в этот день, чтобы не устать. Вот я и устала.
  В голову нагло пролезла мысль, что всё пора снова бросить... Ларса - единственной отрады, на которой можно разрядить перенапряжённые нервишки - не было. Этот странный тип исчез. Обзывать его не хотелось, потому что... Потому что просто не хотелось. Всё-таки он не виноват, что у меня жизнь не сложилась. Но с другой стороны... А какого чёрта он тогда вообще появился на прямом и без кочек моём жизненном пути? Это было нечестно.
  Я фыркнула. Мысли получались какие-то детские. Хотя, наверное, так и должно было происходить в моей беспринципной голове, которая всегда отличалась своеобразием со всеми выходящими из этого самого "своеобразия" последствиями.
  -Нет, определённо, уеду. Надоело мне всё. Буду искать лучшей жизни и участи... Или одной участи? Не важно, главное, что существует сама идея дальнейших действий,- молниеносно убедила я саму себя. Никакое из моих самых активных чувств не ответило, даже какой-то подозрительный голос, появляющийся обычно несвоевременно и нагло, вежливо промолчал, позволяя додумать назревшую мысль.- А дальше... Что дальше?
  Над этим предстояло подумать. Ехать было, собственно говоря, некуда - "на исторической родине" разыскивали; здесь всё осточертело, особенно неизвестный мне водила кровавого "Мицубиши"; плюс ещё разнообразные события свалились на мои хрупкие плечи громадной организованной во времени кучей, норовя свалить с ног - нервы мои они уже доконали; и последнее потрясение... Снова Мортал. Гад. Даже в левые размышления влезал он. Блин. Да что же это творилось-то?!
  Я приоткрыла один глаз и посмотрела на время. Часы неторопливо подмигнули: "Шестнадцать - шестнадцать". Вещи придётся забрать тайком и ночью, соответственно. Как обычно, Виллия Габриель только и делает всё, что тайком. Видно судьба такая... Стемнеет где-нибудь в одиннадцать или около того. Мой мозг лениво подумал. Потом повторил этот манёвр и извлек из своих недр, что на столь мерзкий поступок надо вылезать в час ночи, когда обитатели "мастерской" уснут богатырским сном и мою неуклюжесть не услышат. Я с ним согласилась, потому что сопротивляться этой убийственной логике не смогла.
  Глаз снова закрылся, и меня неторопливо понесло в сон. Усталость этому великолепно содействовала. Мне совершенно ничего не снилось.
  Проспала я ровно столько, сколько мне понадобилось для того, чтобы придти в себя полностью и бесповоротно. Первой моей фразой был возглас, обращённый к самой себе в полнейшей тишине мыслей и салона авто:
  -Ну, ты и сволочь!..
  Однако "сволочь" мгновенно забыла об этом, когда вспомнила все перечисленные выше причины, отлично подходящие под оправдание. И всё-таки... Ощущения своей беспардонности я не потеряла, ведь хотела убежать от людей, которые, в целом, неплохо ко мне относились, не считая угроз про лишение меня всякой возможности "порулить", которые тоже бросались в меня, как благие намерения. И ещё они были моими друзьями. Я судорожно вздохнула. Мысли были те самые, из разряда "кающихся", когда ещё можно миллиард раз передумать и сокрушаться над своей глупостью, бездушием и т.д.
  Ладно, решила изображать из себя упрямую девушку, нетрадиционного склада ума и совести. Завела "Мустанг". Машина заурчала плавно, спокойно - ничего общего с тем рёвом, который она извергала из себя на гонках. Затем включила магнитолу. Ларсов диск. Отлично, настроение хоть какое-то я уже смогла себе обеспечить.
  Машина плавно выехала на дорогу и помчалась в направлении "мастерской". Я не стала утруждать себя разнообразными сокращениями пути, поэтому поехала кругом - по окраине города до самого поворота к заброшенному когда-то складу. Город игрался разноцветными неоновыми вывесками, огнями, фонарями. Даже небо над ним изменилось: по краям оно оставалось нетронуто чёрным, однако ближе к центру оно светлело, приобретая грязно-красные оттенки. Создавалось впечатления чёрного листа, на который случайно опрокинули целый стакан воды. Народу же на улицах было полным полно, особенно у баров, клубов и тому подобных заведений. Большинство из них - празднующие свои достижения и неудачи гонщики только что прошедших соревнований; все они стояли большими компаниями, преграждая путь случайным ночным прохожим на тротуарах, и осаждая вход в ночные заведения. Когда "призрак дорог" не спеша, торжественно проезжал мимо, паники не было, частично из-за большого количества людей, частично - из-за уже употреблённого алкоголя. Они только провожали "Мустанг" вежливо-завистливыми взглядами, махали вслед руками, что-то кричали, кто-то поднимал вверх бутылку пива или ещё чего-нибудь увеселительного в знак того, что "Уважаю!" или "Пью за тебя!" Мне было это поведение непонятно, но приятно. Моё самолюбивое "я" переливалось от счастья всеми цветами радуги и оттенками этих цветов.
  -До чёртиков приятно,- заулыбалась я.
  "Мустанг", похоже, одобрял, насколько я смогла определить по той полоске сконцентрированной силы, которая мне передавалась от настроений Адова Пса. Выяснив сущность, я смогла и постигнуть то, чем была душа машины, следовательно, кому и присваивать все потусторонние выходки и ощущения, какие меня теперь не покидали абсолютно. Хотя пришлось привыкнуть, чем и выражалось единство, когда кажется, что чужие мысли, силы, настроения - твои собственные.
  Я посигналила какой-то очередной перебравшей компании, которая принялась меня чествовать по полной, что-то вопя несуразное и то и дело вскидывая руки с банками и бутылками "увеселительных" напитков вверх. Очевидно, меня прославляли. Да ладно... Я ж скромная... Будь моя воля, я скромненько опустила бы глазки в пол, однако за рулём отвлекаться было не положено, поэтому торжественно глядела вперёд, надеясь скоренько покинуть этот пьяный балаган. Жалко город такой большой... Единственное, что действительно радовало ещё больше такой популярности, это - полнейшее отсутствие легавых. Наверное, у них был временный ступор из-за наплыва такого гигантского количества гонщиков весьма сомнительной наружности и специализации. А может, у них был массовый выходной раз в год, когда и появлялся этот "наплыв". По крайней мере, меня они не трогали, и это было замечательно.
  Машина плавно преодолела городские ступоры приветствия и выехала на просёлочную, где царили покой и благоразумие, а ещё трезвость мысли, поскольку пьянствовать было негде. И это было хорошо. Темнота казалась немножко плотной, однако яркий свет фар и отблески адского огня на машине заставляли её отступать в искуснейшем и почтительном реверансе, извиняясь за причинённые неудобства. Даже тишина шугалась нашего появления.
  Около "мастерской" не стояло ни одной машины, хотя по причине присутствия здесь "банды" они были просто обязаны там находиться. Наверное, тоже отправились отмечать...- вздохнул в моей голове печальный голос зависти. Я остановила "Мустанг" за складом, чтобы ненароком вернувшиеся приятели его не смогли заметить - "призрак дорог" есть "призрак дорог", и светиться даже среди своих ярким адским пламенем что-то не тянуло... Я вышла из машины, юркнула к двери, открыла её - всё-таки у меня был свой собственный ключ от замка, торжественно вручённый мне Отто в один ясный летний денёк - и прошествовала в полутёмное помещение "мастерской". Действительно, "дома" никого не наблюдалось.
  Ноги сами понесли меня наверх. Темно было, да. А я восхваляла свои временные способности вампира, аккуратно поднимаясь по лестнице, маневрируя между пустых и не очень бутылок, и даже ни разу не грохнувшись на пол по причине какого-нибудь несвоевременно взявшегося предмета. Мне даже ни разу не пришлось включить свет, чтобы осмотреться: всё и так было как на широкой ладони. В моей комнате меня художественно дожидался милый сердцу бардак, который я так же радушно обогнула, стараясь определить месторасположения "истинно своих" вещей, чтобы не взять лишнего и чужого. Мои вещи оказались аккуратно сложены в одном месте, в сумке. Нет, разумеется, я вещи разбирала после возвращения, однако всегда складывала их на место, на случай побега. Как сейчас - непредвиденного, гнусного, отчаянного и подлого побега.
  Во мне проснулась совесть. Я как-то вся сразу сжалась под её молчаливым воздействием; странно, но моя совесть почему-то ассоциировалась лишь с одним человеком - мамой. И именно это сходство-ассоциация порой спасала меня от некоторых очень глупых и необдуманных поступков. Правда, не в этот раз. Отступать не хотелось. Однако совесть тоже не сдавалась и, в конце концов, заставила меня взять ручку и лист бумаги, чтобы написать записку. Я впервые в жизни поняла, что значит писать в полнейшей темноте с вампирским зрением. Итог этого творчества вышел не совсем чёткий и ясный, но переписан не был по нескольким очень веским причинам: не хотелось включать свет, надо было делать всё очень быстро, закончилась бумага. Кроме того, если что-нибудь не поймут, перезвонят. Взрослые уже, телефоном пользоваться умеют; хотя в этом случае записка была нелогична...
  Я нахмурилась, подумала, огляделась, мысленно распрощалась со своими "королевскими апартаментами", и вышла. Случайно задела ногой пустую бутылку... Она опасно пошатнулась, но моя зверская на тот момент реакция смогла удержать её посредством моей руки... Шуметь. Не. Надо. Отрывисто провозгласил разум.
  Тихо, тихо, очень тихо спустилась вниз, остановилась. Прочитала душещипательную записку собственного сочинения. "Подло сбегаю. Не ищите. Может быть когда-нибудь вернусь. В.Г." Замечательно. Оставила листок на столе в "гостиной" и вылетела из "мастерской", как угорелая, хотя дверь закрыть за собой не забыла. И тут вдруг поняла, что что-то не так. Прошмыгнула к "Мустангу", залезла внутрь. Это "что-то" было лишним весом в сумке. Я осторожно расстегнула её и удивилась... В общем-то, своего я добилась - первый приз в соревнованиях был мой.
  -Ну, раз я так богата...- негромко пробормотала я, обращаясь к себе в частности и "Мустангу" заодно.- Может быть... Короче говоря, делай что хочешь, только успокой мои растраченные нервы.
  Машина приняла это поручение со всей ответственностью, на какую была способна, что я смогла понять, когда моё сознание снова улетучилось. Точнее не совсем так... Обычно такие провалы в Никуда были в самом начале, когда я только узнавала, что есть "Мустанг". Вот, теперь вспомнила былое... Ощущений!.. Масса.
  Уж не знаю, сколько я пробыла в полной оторванности от окружающего меня мира, но точно помню, что мне что-то снилось. Хм, что-то... Дорога. Вылетающие с трассы попутки и встречные. Потом погоня. Всё туманно, но определённо. Я только смогла порадоваться, что рядом не звучит до чёртиков знакомый голос; по крайней мере, так хоть можно было свалить всё на сон и чувствовать себя вполне уравновешенным и душевно здоровым человеком. А Дьяволы, Адовы Псы, берсерки, Блэквуды, вампиры, демоны и прочая потусторонняя бяка могла сойти за бред и глючные мультики... Однако даже в таком состоянии я смогла сориентироваться в пространстве, которое с таким большим удовольствием резала материя "Мустанга", и осознать, что эти дьявольские приключения утащили меня ещё дальше от дома. Во много дальше, чем было до того...
  Я очухалась, когда мой рассудок глухо выругался, используя при этом мой голос. Ага, вы ещё мою душу выгоните, и тогда совсем будет "Аллилуйя",- хмуро подумала я, потягиваясь.- Никаких препирательств, дурацких поступков и неоправданных растрат нервов. Гармония и блаженство. А душа уж как-нибудь сама... Глаза, при открытии, узрели интересную подробность моего нынешнего расположения. Вот теперь я могла со всей ответственностью и прямотой говорить, что мои необдуманные действия занесли меня к чёрту на куличики.
  Вывалившись из салона "Мустанга", я выпрямилась, похрустывая затёкшими частями тела, и огляделась. Начнём с того, что меня занесло в какую-то холмистую местность, потому что теперь я взирала на мир под собой с какого-то холма, который невозмутимо обрывался в самом неожиданном месте. Внизу под ним, мягко шепелявя, протекала неширокая река, преграждая путь буйно разросшемуся лесу. Ещё дальше, в низине недалеко от холмов, расположился небольшой старинный городок - это легко можно было определить по типу постройки. Собственно говоря, я всю жизнь мечтала в подобном городке жить. Вздохнула; мой взгляд непроизвольно скользнул в сторону "Мустанга". Машина безмолвствовала, равнодушно "взирая" на меня потухшими с рассветом фарами.
  -Ну, что, друг? Завёл ты меня в дебри...- подвела страдальческим голосом я итог.- Что дальше?
  Ответом была тишина. И ветер с соседних холмов. С той стороны горизонт зарос живописным лесом. Утро,- подумалось мне. Небо излучало лазурь, словно старалось заляпать ей всё, что ещё не было заляпано; а солнце только меланхолично светило своим извечно ярким и надоедливым светом. Особенно для девушек вампирских наклонностей...
  Я подошла к обрыву ближе и уселась там, свесив ноги вниз. В этот же момент проснулось моё самочувствие, возвестив начало головной боли и вялого мыслепротекания, которые, однако ж, не спасали от обдумывания сложившегося положения. Я завалилась на спину и закрыла глаза.
  Сколько можно?- дрогнувшим голосом вопрошал мой непоколебимый когда-то рассудок.- Сколько можно?! Все эти поездки неизвестно куда, неизвестно зачем, неизвестно по какой причине! Дьявол, берсерки, вампиры и прочая дрянь! Сколько можно? Этого же ничего нет, не было и никогда не будет! Давайте вернёмся на землю, в жизнь, в реальность, а? Мне уже плохо... Вот посмотрите на машину... Хотя ладно, Виль, не смотри, ты и так уже видела достаточно. А теперь к мысли. Ну, чем эта бяка отличается от остальных?! Ничем! Такая же машина, как и сотни других... А рисунок... Ну что - рисунок?! Пейзажи тоже очень и очень похожи на оригинал, но ведь... Да, пожалуй, там не меняется время суток. Там вообще ничего не меняется. А этот огонь ещё и светиться... Ну, бывает. Но... Сколько можно?!!
  Да... Эта "отключка" далась с большими потерями, чем все другие до неё. Солнце потихоньку осваивалось и начинало уже припекать. Мой больной организм изнемогал от депрессии, усталости и воплей взбесившегося рассудка.
  Давайте я сойду с ума?- хотелось предложить на весь мир. Однако говорить тоже не было сил, да и некому было услышать это странное, но заманчивое предложение.- Может быть, после этого я смогу разобраться в происходящем и почувствовать себя нормальным человеком? Хотя вот был один молодой демон, который по всем параметрам разочаровал меня в этом убеждении. И даже оказалось, что я не сплю...
  Ужас!- заключил разум.
  Ага,- поддакнула я.- Наверное, это очень странно, когда человек разговаривает... Ну, практически со своими мыслями. Хотя в моём случае это нормально. Наверняка.
  Сколько можно?!!- возопил рассудок.
  Потери есть и очень существенные,- подытожила я.- Вот, например, мой рассудок, который твёрдо держался до последнего. Однако "последний" уже был и держаться больше не за что... Кстати, раз уж есть хоть какие-то слушатели... Давайте я сойду с ума? А? Я больше так не смогу. Когда, наконец, сюда заявиться условие договора? Мне надоело его ждать, тратя на это бесполезное занятие собственные винтики и болтики из расшатанных нервов...
  Сколько можно?!..
  -Интересно, ты долго ещё намерена тут отсиживаться?
  В реальность я вернулась методом подпрыгивания на земле на внушительную высоту. Заберись я ещё дальше в собственные мысли, возможно, вернулась бы в мир сей путём тройного сальто. Однако обошлось. Даже заикания не наблюдалось в последствии.
  -Блин! Ларс! Я тут чуть дурой не стала!- возопила я, не хуже своего, шарахнувшегося в обморок, рассудка.
  Мортал стоял, опираясь спиной о дверь своего нового авто. После того, как до меня дошла суть происходящего, а доходила она до меня долго, поскольку изображение в мозг передавалось вверх ногами - я ведь всё ещё возлежала на спине - мне захотелось вскочить и задушить его в объятиях. Убила бы сразу двух зайцев - вылила бы всю свою радость встречи и придушила бы за то, что он оказался водилой кровавого "Мицубиши". Однако ничему этому не суждено было сбыться из-за моего трагического состояния; меня хватило лишь на то, чтобы сесть.
  -Какая приятная встреча!- уже спокойным голосом возвестила я, садясь в вполоборота.- Не ожидала...
  Парень усмехнулся, отведя зелёный взгляд.
  -Присоединяйся,- я указала на место рядом с собой.- Смотри, какая хорошая погода. Прям таки располагает к душевной беседе... И не обращай внимания, что у меня крыша поехала... Это нормально.
  -Я вижу,- отозвался Ларс и, подойдя ко мне, уселся рядом.
  Я не стала терять время даром и всё-таки повисла на нём, имитируя счастливые объятия, которые плавно перешли в горестные рыдания на плече у друга. Друг очень сильно удивился такому странному манёвру, на некоторое время впал даже в ступор, однако это продлилось ровно столько же, сколько понадобилось радостным объятиям для перевоплощения в горестные, после чего мягко обнял. Было приятно, хотя в тот момент я чувствовала непреодолимую необходимость выплакаться хоть кому-нибудь, но подходящие субъекты поблизости были в единственном экземпляре. Ага, Мортал.
  Спустя довольно-таки продолжительное время, когда все слёзы во мне кончились, и дальше рыдать вроде бы было уже неприлично, я аккуратно так, чтобы сильно резкой не показаться, отстранилась и принялась рукавом свитера вытирать влагу на щеках. Стало несколько легче, хотя только в смысле самочувствия. Рассудок же продолжал нервно дёргаться и повторять "Сколько можно?".
  -Извини,- осипшим голосом выдавила я.
  -Всё нормально,- усмехнулся Ларс.- Тебе-то легче стало?
  -Не-а. Но это нормально, как и моя съехавшая крыша.
  -Странные у тебя понятия о нормах.
  -Это же я.- У меня хватило сил улыбнуться.- Ответь мне только на один вопрос: какого чёрта ты исчез на такой огромный промежуток времени?
  -По личным мотивам,- просто ответил Ларс.- Может быть, я потом тебе всё объясню. Если придумаю оправдание, более или менее смахивающее на правду.
  -Значит, оправдания нет?
  -Нет. Кстати, это был уже второй вопрос...
  -У меня их тысяча, но вот сил, чтобы их задавать и слушать ответы, нет.
  -По тебе это заметно, путешественница. Может быть, поедем ко мне?- предложил он.- Отдохнёшь, сил наберёшься.
  Я даже подумать забыла, когда услышала эту волшебную фразу.
  -Да... А потом я тебе сделаю признание в любви,- устало пробормотала я.- Только сначала надо выспаться, принять ванную и поесть. И поговорить. Но сначала - выспаться...
  Ларс прелестно так усмехнулся и встал, протягивая мне руку помощи, которую я с чистейшим человеческим чувством благодарности приняла, подумав, что без неё никак не встану. Я заметила странный взгляд, которым он косит на мой "Мустанг", поняла все его мысли и чувства, поскольку некоторое время назад меня постигли примерно те же эмоции. Хотя, нет, наверное, они резко отличались друг от друга: Ларс смотрел на "призрака дорог" тем же взглядом, что и Отто несколько недель назад, когда впервые его увидел. Вполне понятно...
  -"Призрак дорог",- хмыкнул Ларс, огибая "Мустанг".- Не ожидал, Вилька, не ожидал.
  -То же я могу сказать тебе о твоём "Мицубиши",- галантно ответила я, открывая дверь машины.- Хотя на тебе греха меньше и он не такой чёрный. Ты, по крайней мере, никогда не убивал.
  -Вот-вот,- хладнокровно поддакнул Ларс и залез в "Мицубиши".
  Что "вот-вот"? Я чуть не озверела от такого равнодушия к чужой беде, однако вовремя удержала бурю протестов и ругательств в себе, решив не рисковать долгожданным отдыхом и сном. А то ведь могла остаться без всего. Извиняться потом перед Морталом... Ну, уж нет. Я бы лучше загнулась от усталости и сумасшествия где-нибудь в близлежащей гостинице, чем извинилась бы, особенно перед Ларсом!
  "Мустанг" плавно завёлся и через минуту уже выруливал на дорогу за кровавым "Мицубиши". Мортал ехал не быстро, за что я снова благодарила и его и Небеса - мои мысли и действия постепенно переставали согласовываться между собой, чтобы на больших скоростях летать по дорогам. К тому же, в этом городе "призрака дорог" ещё не знали, значит, погони по идее быть не должно. Можно было расслабиться и получать удовольствие от езды по живописнейшим местам этой местности. Мы ехали лесом, который как безумный радовался каждому кинутому солнцем лучу в его сторону. Ветер карабкался между ветвей, заставляя тех лениво шевелиться, и переливаться всеми оттенками зелени и солнечными бликами. Дорога практически пустовала, хотя было уже утро. По гладкому асфальту ехать было одно удовольствие, хотя существовал риск ненароком так заснуть... Мы пересекли мост. Я на пару секунд отвела взгляд на реку: речная рябь счастливо подмигнула мне солнечным лучом. Весь мир вокруг радовался жизни, искусно так игнорируя все мои претензии к ней же. Мне оставалось лишь горько вздохнуть и посетовать на эту жесточайшую несправедливость.
  Дом Ларса расположился на другом конце города, несколько на отшибе из-за буйства разросшегося сада, или молодого леска. Мой же взгляд радовался возможности видения истинно старого города: без современных построек, важных многоэтажек, некрасивых ларьков и нудных магазинов ни к селу, ни к городу. Здесь существовали только старинные улочки, невысокие, стоящие вплотную друг к другу, дома, на первых этажах которых уютно расположились лавки и небольшие магазинчики. Народ ходил довольный собой и жизнью; машины встречались редко, хотя здесь они тоже казались мне неуважением ко времени. Душа готова была добровольно покинуть тело от восхищения и радости... Тем более, с рассудком общаться было уже бесполезно.
  Через пятнадцать минут мы уже подъезжали по узкой асфальтированной дорожке к коттеджу Ларса. Вокруг благоухал лес, прикрывая дорожку от вступающих в силу солнечных лучей, пусть они уже грели и не так беспощадно, отдавая дань наступающей осени. Что-то во мне ойкнуло и перевернулось, когда я впервые увидела этот дом. Он ничуть не уступал во времени и стилю постройки домам города. Ларс оставил "Мицубиши" перед крыльцом дома, а мне сказал загнать "Мустанг" в гараж. Я благоразумно подчинилась, хотя, покидая свою машину в пустоте и темноте нового её обиталища, чувствовала что-то неопределённо тягучее и вязкое, как прощание. "Но мы же ещё увидимся",- мысленно попыталась переубедить её, и себя заодно, я.
  "Как знаешь..."- пришло ко мне по ощущениям и их бликам, которые "Мустанг" бережно толкнул мне в душу.
  "Что-то случиться",- подумалось мне, когда я, расплываясь в улыбке, выходила из гаража. Мгновение спустя моя голова была забита совершенно другими мыслями, которые никоим образом не вязались с тем, что произошло между мной и Адовым Псом в эти короткие мгновенья.
  Ларс проводил меня до комнаты гостей. То, что мой любопытствующий и цепкий взгляд успел нахвататься по пути к комнате, повергло меня в изумление, благоговение и какой-то шок. Можно, конечно, было быть и подготовленной к этому по опыту его квартиры на моей "исторической родине", однако удивляться по-прежнему хотелось, и пренебрегать этим хотением я не могла. Дом даже изнутри представлял собой "коридор" времени - всё подобрано точно под внешний его вид, не считая, разумеется, некоторых мелких недоразумений, без которых жизнь сейчас представляется очень смутно - холодильник там, телефон и тому подобные вещи.
  Я зашла в уютную комнату, положила сумку на стул и сразу плюхнулась на кровать. Мортал с улыбкой наблюдал, как во мне буйствует детская радость от понятия того, что спать я буду на мягкой, тёплой кровати в уютной комнате, усердно постаравшись забыть обо всём, что было, не было, есть и будет.
  -Ларс! Если я всё-таки когда-нибудь замуж выйду, то специально позвоню тебе, чтобы ты выбрал дом для моего счастья.- Я восторженным взглядом просто обнимала и целовала своего спасителя. Делать это методами физическими не получалось из-за отсутствия сил.- Блаженство!
  -Я рад,- шутливо поклонился он.- А теперь отдыхай... Или, может быть, есть хочешь?
  Я задумалась. Есть, конечно, очень хотелось, но с другой стороны, дожить до еды не представлялось возможным. Пришлось честно отказать себе в этом удовольствии.
  -Можно, я примусь опустошать твой холодильник после пробуждения? Сейчас мне не представляется возможным дождаться еды, особенно после соприкосновения с этой божественной постелькой...- наивная детская улыбка красиво и вовремя всплыла на моём лице.
  -Пожалуйста,- спокойно пожал он плечами и вышел из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь.
  Я быстро переоделась и завалилась под пушистое одеяло. Ура!- возопил рассудок, потом как-будто что-то вспомнил и протянул:- Сколько можно?! А мне было уже фиолетово на всё... Я мгновенно провалилась в сон без снов.
  И только один раз я проснулась. Ночью, когда откуда-то с холмов донёсся одинокий волчий вой. И этот вой меня насторожил, потому что был таким знакомым и родным. А какая-то частичка меня самой, которая больше всех изменилась от ощущения единства, перевела мне эту песню... Стало грустно и одиноко, хотя ещё ничего и не было.
  "Всё проходит, моя Виллия. Ты помнишь? Всё проходит. И это пройдёт".
  -Да, но память останется...- прошептала я в темноту.
  А утром что-то изменилось...
  
  Глава 16
  Страсти накаляются
  Собственно говоря, я поняла, что значит сидеть на вершине горы, носящей многообещающее название "Блаженство", свесив ноги вниз, не думать ни о чём, отдыхать и приходить в себя. Ларс, ввалившись на следующее светлое утро в комнату, улыбался во всё лицо и без всяких интригующих пауз заявил, что я остаюсь у него до полного своего "выздоровления". Кроме этого величайшего события я вдруг поняла, что что-то в моём состоянии изменилось. Не в смысле физическом или душевном, но просто и бесповоротно изменилось. Однако после появления Мортала в комнате забыла обо всём, особенно когда прозвучало его требование.
  -Счастье моё!- я вскочила с кровати и бросилась ему на шею, уже даже не стесняясь: все свои, после одного пробуждения как-то ранним утром...
  Он немного опешил от такой реакции, потом аккуратно отстранился, зная мой неопределённый и скверный характер - чуть позже я могла бы спокойно заявить, что не я кидалась ему на шею, но он приставал ко мне. Однако ничего подобного не произошло: не до того было от пережитого мной чувства полнейшего счастья и довольства жизнью.
  С этого момента моя жизненная речка полностью покинула своё старое русло и неслась вперёд и прямо без всяких странных загогулин и поворотов больше чем на 90 градусов. За окном стоял ясный сентябрь, погода, за всё моё счастливое проживание под крышей ларсова дома, ни разу не посмела испортиться, кроме одного единственного дня, когда над городом пролетела хмурая, последняя гроза. Был ливень и бешеный ветер, та ещё парочка: после этого бурного дуэта несчастный лес лишился внушительной части своей осенней листвы, которая в большинстве своём ещё была зелёная, но кое-где проглядывали и жёлтые заплатки.
  Я редко покидала пределы дома и одичавшего сада, всё больше прогуливаясь где-то неподалёку с риском заблудиться. Про "Мустанг" я героически старалась не думать, что мне первое время совершенно не удавалось, только позже что-то во мне словно переключилось и откинуло все воспоминания глубоко в память. Иногда Ларс странно улыбался и уводил меня куда-то в город прогуляться по старинным улочкам и насладиться этой неведомой мне раньше жизнью. Наверное, неведомой никому жизнью. Она кипела, бурлила и в то же время была тихой и спокойной. Мне нравилась она, хотя иногда я всё-таки ощущала лёгкую скуку и тоску по прошлому... Но. Каждый раз мне в голову приходили слова "Всё проходит, моя Виллия", и я на время успокаивалась.
  А порой Ларс пропадал. Надолго, и я даже не представляла, где его можно найти, поэтому тоже покидала пустой дом, отправляясь гулять в сад-лес за домом. И вот однажды я разгадала тайну его исчезновений.
  Был самый обычный сентябрьский вечер, когда Мортал снова исчез. Я в неописуемой тоске по бесшабашному и весёлому "реактиву", как однажды назвала его Марго, вышла на крыльцо коттеджа. Солнце сонно катилось к горизонту, поблёскивая в сумерках золотыми боками. Передо мной тихо стоял кровавый "Мицубиши", на него-то и упал мой убитый тоской и скукой взгляд. В ветвях соседних деревьев повременно шелестел ветер, путаясь в лабиринте корявых сучьев и уцелевших листьев. Потом до моего вампирского слуха донеслись отзвуки гитарной струны. Мелодия была знакомая, даже слишком, чтобы её можно было не узнать. Не хватало только мелодичного голоса вокалиста... Сначала я не смогла понять, откуда звучала эта музыка. Однако когда мой взгляд скользнул вверх, по стене дома и выше, я сразу всё поняла. Точнее, увидела. И сразу помчалась туда.
  Ларс сидел на крыше и задумчиво играл на гитаре одну из мелодий песен, которые были на том диске, который столько раз выручал меня. Я поднялась к нему и скромно пристроилась рядом, слушая приятные мотивы. Он ничего не сказал, даже внимания, казалось, не обратил. Мы сидели так бок о бок, пока мелодия не закончилась, но Ларс и после этого не шевельнулся, а только замер, устремив зелёный взгляд на лес за домом.
  -Красиво...- тихо произнесла я, поражённая такими способностями своего нового друга.
  Он не ответил, только странно как-то улыбнулся. Я никогда не думала, что он умеет вот так неожиданно и приятно улыбаться, как сделал это тогда. Хотя мне непонятна была эта улыбка. Ларс снова начал что-то наигрывать. Теперь уже другое, ещё более въевшееся в мою подобревшую в последнее время душу... Эх, я бы слушала эти излияния душевные вечно, но в один прекрасный момент сообразила, что эти самые излияния выгрызают его изнутри, заставляя спасаться от моего общества... Если, конечно, причиной этого безобразия была я. Что-то настойчиво и уверенно твердило мне об этом, хотя я просто старалась отмахиваться от подобных ощущений. Не к добру они появлялись. Ой, не к добру...
  Музыка резко оборвалась.
  -Вилли, расскажи мне что-нибудь,- сказал Ларс.
  Эта просьба загнала меня в тупик. Меня редко просили что-нибудь рассказать, особенно в таком состоянии и таким голосом, поэтому подходящих слов у меня не было. Да и что можно было ему сказать?.. Я поморщилась, обдумывая разнообразные варианты, но в итоге решилась спросить, хотя вопрос этот был здесь лишним.
  -Что ты бы хотел услышать?
  -Что-нибудь нейтральное...- спокойно ответил он. Этот вопрос был ожидаем.- Мне всё равно что, просто очень хочется послушать и совсем не говорить, ничего не говорить. И ничего не делать.
  -А ты не боишься, что мои рассказы превратят эту короткую ночь в самую длинную, а этот разговор - в самый неожиданный, который мог прозвучать между нами?- Я скосила хитрый глаз на него.
  -Ты торопишься?- он посмотрел на меня и улыбнулся.
  -Нет... Зачем?.. Я, может быть, сейчас сглуплю, но хочу сказать, что мне хорошо с тобой. Можно мне в этом признаться?- моё плечо коснулось его, а мои карие глаза поглощали его, словно видели в последний раз.
  Он удивился. Я это заметила, но не разделила с ним этого чувства: не каждый день можно услышать от Виллии Габриель подобные слова. Однако во мне очнулась радость оттого, что эти слова всё-таки можно произнести ещё раз в жизни. Надеюсь, что не в последний.
  -Ты бываешь... сентиментальной?- спросил Ларс, и его вопрос был переполнен тихим удивлением. Почему "тихим"? Он не умеет удивляться сильно, как я, ему это ненужно.
  Я хмыкнула и слегка поморщилась.
  -Расклеилась, да?
  -Я не против, Виль. Продолжай,- подмигнул Ларс.
  -Ладно...- Моё "я" вернулось на круги своя.- Расскажу тебе что-нибудь, что посчитаю достойным твоего королевского слуха. Ну... Помнишь, ты меня спрашивал про ранку на шее?
  Он кивнул, сразу вцепившись своим вниманием в это начало моего долгого рассказа.
  -Ты говорила что-то про вампиров...
  -Да. И я смогу рассказать тебе эту историю с подробностями, если ты готов верить каждому моему слову, в каком бы смысле я тебе его не преподнесла. Понимаешь, это такое щекотливое дело, связанное напрямую с Блэквудом...
  -Ну, раз это связано с Блэквудом, то я могу поверить и в сверхъестественное,- сразу принял условия Ларс.- Увы, этот грязный тип не отличался особым, так сказать, "приземлением", чтобы с уверенностью заявить, что он нормальный, вменяемый и совершенно обычный человек, которых здесь снуёт шквал. Слишком долго я на него работал, чтобы это упустить из виду. Теперь хочется послушать, как это связано с вампирами.
  -И оборотнями. И одним демоном по имени Винсент,- добавила я.
  -Чувствую, этот рассказ я запомню на всю жизнь,- почтительно отозвался Мортал.
  Мой уверенный и энергичный кивок подтвердил его "опасения", и Ларс устроился рядом поудобнее, дабы моя история лучше усваивалась. Не часто можно увидеть живым человека видевшего вампира и, вообще, побывавшего участливым свидетелем весьма необычных и интересных событий. Теперь из меня прямо-таки лились пространные речи о том, как я попала к Потерянному Дому, что там случилось и кто такой Винсент, молодой демон. Очень милое существо, кстати, если осмыслить всё на трезвую и не ударенную шоком голову. Ещё и дружелюбное, в отличие от многих людей и им подобных существ, хотя бы по части внешности. Вот только из-за кого он так усердно за мной следит и даже выволакивает за шкирку из самых заухабистых передряг? Вопрос вопросов...
  Я рассказывала со всеми подробностями, которые помнила и которые можно было передать словами в незатейливой форме. Меня очень позабавила та сосредоточенность и вдумчивость, с какими мой рассказ слушал Ларс: точно так же маленький ребёнок слушает сказку на ночь. Что-то в этом схожее было, не так ли?.. А ещё мне пришлось удивиться тому, с какой лёгкостью эти воспоминания всплывали в моей голове: от пробуждения с бутылкой джина, хотя этот момент я аккурат обошла, намекнув только, что вроде как разговор по душам был, и вплоть до отключки от чего-то чересчур горячительного.
  Когда мой душещипательный пересказ прошедших событий закончился, Ларс задумчиво изрёк:
  -После такого точного рассказа у меня возникло ощущение, словно я сам там побывал. И, кстати, Винсент был прав, что не поехал с вами. Мой вспыльчивый характер и безтормозная реакция на подобные вещи действительно могли бы сыграть злую шутку.
  -Ты бы его побил?- с детским любопытством поинтересовалась я, пытливо вглядываясь в зелень глаз Ларса.
  -Побить бы, может быть, и не побил, но на серьёзный разговор вызвал... А что?- насторожился он, заметив эту пытливо-любопытствующую искорку в моих лучезарных глазках.
  -Нет, это я хочу спросить - почему?
  -Это дело личное,- просто ответил он.
  -Ну, личное так личное,- пожала плечами я. Спорить или выпытывать что-либо не особо хотелось.- Не буду настаивать.
  -Странно слышать от тебя такие слова.
  -Я же всегда была непредсказуема,- невинно заулыбалась я.- Блэквуда именно это и убило. Он никогда не общался с подобными мне.
  -Это недоразумение наверняка произошло из-за того, что ты единственная такая в своём роде... Но это хорошо,- он отвёл взгляд куда-то в сумеречную темноту, заставив не себя, а меня почувствовать смущение. Кроме себя самой, мне ещё никто не говорил подобное. И даже если я об этом знала, то произнесённая та же суть голосом Ларса заставила меня удивиться. Вот сюрприз.- Нет, знаешь, Виль, я всё-таки не жалею, что однажды ты выехала на дорогу на своём чёрном "гольфе". Даже рад, в некоторых смыслах.
  Наверное, в этот момент я почувствовала себя настолько смущённо, что стала напоминать варёного рака. Впервые в жизни! Слава небесам, уже было темно, чтобы это заметить, иначе моя гордость бы повесилась.
  -У тебя цель жизни - смутить меня?- фыркнула я.
  -Нет. Просто...- договорить ему не удалось.
  До меня дошло не сразу, почему он замолчал. А когда дошло, то я пожалела, что это произошло. Причина молчания копошилась где-то в зарослях буйствующего сада-леса. По количеству шума и громкости рычания это было что-то внушительное. Моё ещё не пропавшее вампирское зрение уловило буйное шевеление совсем недалеко от дома. Честно признаться, мне это не понравилось совершенно. Затем всё стихло. Стало очень и очень тихо, я даже не слышала обычных ночных шорохов, которые принадлежали различным зверушкам. Только скользкий ветер.
  -Что это?- шепотом спросила я, напрягшись и выпрямившись, стараясь не упустить ни одного подозрительного шевеления вокруг.
  Оно произошло буквально сразу же, как только я о нём подумала, но только чуть дальше от прежнего места. Я вскочила мгновенно, почувствовав острый толчок животного страха в сердце. Ларс поднялся медленнее, отложив гитару, и тоже начал всматриваться в чёрные заросли леса.
  Атака началась с неожиданной стороны и неожиданной тварью. Сначала я скорее почувствовала, нежели услышала странный звук за своей спиной и резко оглянулась, насколько мне это позволила моя тормозящая в последнее время реакция. В следующий незабвенный момент я поняла, что значит парить над землёй на приличной высоте, причём тебя тащит какая-то гадкая и подозрительная тварь, норовив унести куда-подальше.
  -Вот чёрт,- прошипела я, стараясь вывернуться из цепких и когтистых лап, которые уже успели порвать мне футболку и слегка поранить.
  Внизу тоже закопошились какие-то подозрительные существа. Одно из них - гигантское, напоминающее огромного волколака, правда, без каких бы то ни было пропорций и представлений даже о монстрской и чудовищной "красоте", с огромными когтями и несколько крысиной головой - вылезло одним прыжком на крышу ларсового дома. Я испугалась не на шутку, правда не за свою драгоценную сохранность... За Мортала, которым эта гадость собиралась закусить. И не только эта, если можно было судить о количестве желтоватых огоньков во тьме - их глаз. Будь оно проклято - это вампирское зрение! Да ещё нос учуял тошнотворный запах мусора и мертвечины. Холодный такой, могильный запах...
  Стоп. Мой мозг начал быстро соображать, что угрожало сильной головной болью, поскольку он уже давно не думал в таком экстренном порядке. Я взглянула на тварь меня схватившую и утаскивающую всё дальше от дома. Гадость! Она походила на нечто волосатое и крылатое, обладающее гигантскими когтями и тончайшими лапами, напоминающими человеческие руки, а где-то сзади маячил длинный тонкий хвост. Голова была вытянута и челюсти многообещающе щелкали огромными и внушительными клыками. Хотя меня, наверное, это не касалось - хотела бы эта гадость меня скушать, давно бы это проделала.
  -Ладно, как пожелаешь,- прошепелявила я и попыталась снова вывернуться из цепких "объятий".
  Увы и ах! Меня постигла неудача, чего и следовало ожидать, только вот существо от подобной настойчивости занервничало и покачнулось прямолинейностью своего парения над лесом-садом в сторону чего-то подозрительно-неизведанного.
  -Отпусти!- рявкнула я и извернулась так, что смогла схватить тварь за одну из лап.
  Оно заверещало и скосило ещё на пару сальто. Волновалось оно не зря, надо сказать, как не зря кусал меня и носферат: в следующее мгновение я летела в свободном полёте вниз, испытывая все прелести земного притяжения. Существо же маячило сверху, изнывая от боли из-за перелома задней конечности. Как щепка. Хотя я тоже не надеялась на удачное и мягкое приземление - взлетели высоко, и падать было больно.
  Но над самыми макушками меня подхватили и понесли назад, к дому Мортала. Мой взгляд опасливо скользнул на лицо спасителя, и следом из горла вырвался вопль облегчения.
  -Винсент!
  -Он самый,- приветливо кивнул демон, неся меня на руках.
  Я обхватила его шею руками, чтобы хоть частично почувствовать спокойствие и уверенность в своей полнейшей безопасности, хотя о таком счастье мечтать было бесполезно.
  -Знаешь, я впервые жалею, что не стала вампиром.
  -Понимаю. Но, став кровососом, ты бы потеряла все надежды на встречу с Ларсом,- благородно намекнул Винс.
  -Вот и хорошо, что не стала!- противоречиво согласилась я.- Он хоть там ещё жив?
  Взгляд настойчиво и пытливо устремился в темноту. Меня разрывали разные предчувствия: с точки зрения логики, я бы ничего там не могла увидеть, кроме мокрого пятна; с безумной точки зрения - он бы там стоял героем и загнал меня в кому из-за такого чудовищного чувства, как жуткое удивление.
  -Жив... С ним ничего не случится, даже если кто-то этого очень захочет,- уверенно заверил меня Винс.
  -Есть и такие?- моему удивлению не было конца. Я, конечно, понимала, что не только мне выдалась удачная роль цели некоторых "неблагополучных" субъектов, но такое "счастье" могло перепасть и другим. Например, Ларсу Морталу. А почему бы и нет?..
  -Да. Ты не зазнавайся, подруга,- изящно так упрекнул меня демон.- Мир может описывать восьмёрки и вокруг двух центров.
  -А он-то чем засветился?
  -Тем, что он Мортал.
  -Не смешно. Но интересно...
  Ларс, правда, был жив, здоров и загадочно осматривался вокруг, задумчиво поглядывая на мёртвую страшную тварь у своих ног. Другие не лезли. Наверное, чья-то извращённая фантазия всё-таки не обделила их хоть какими-то задатками интеллекта. Или инстинктов.
  Мои ноги коснулись твёрдой поверхности и сразу же рванули к Ларсу. Он только странным взглядом посмотрел на меня, на Винсента и ничего не сказал. Я самозабвенно и беззаботно подошла к нему, сторонясь трупика подозрительного существа. Он странным взглядом без выражения наблюдал за моими перемещениями.
  -Ларс!- громогласно начала я.- Я, разумеется, очень рада за твою сохранность! Но хотелось бы прояснить одно недоразумение: какого чёрта они здесь делают?!
  -Может быть, это знает твой друг?- тихо, казалось бы, без всякого намёка, произнёс Мортал, мягко приподняв одну бровь.
  Я резко оглянулась, воткнув свой любопытствующий взгляд в Винса. Тот выглядел несколько шокированным и недоумевающим над происходящей сутью вещей. А мой очнувшийся разум начал вникать и понимать обстоятельства, которые аккуратными развалинами строились вокруг меня, хотя после такого неожиданного "строения" был ошарашен не меньше несчастного демона.
  -Друг!- провозгласила я, затем замолчала, сникнув. Очень хотелось красиво завершить начавшийся вечер, без депрессии, обид и ненужных ревностей, которые уже вываливались из Ларса, как грибы из переполненной корзины.- Винсент, ты знаешь Ларса Мортала. Ларс,- я оглянулась к нему,- это - Винсент, тот самый демон, о котором я тебе рассказывала.
  Они уставились друг на друга с нескрываемым интересом, другие же чувства, эмоции и мысли, неподобающие сим благородным субъектам, волшебным образом были забыты. Причём на очень и очень долгое время. Что-то во мне пискнуло, возрадовалось и ускакало веселиться подальше от центров, поражённых странной хандрой, словно мне только что сообщили что-то чрезвычайно слякотное и мерзкое. И это Что-то очень хорошо сделало, потому что всё остальное не было настроено веселиться, а убивать последнюю частичку неунывающего и вездесущего оптимизма было жалко, хотя и возможно.
  -Приветствую, брат,- вежливо произнёс Винсент, сбив меня с толку и чуть-чуть - не с ног. Всего двумя словами.
  -Да,- спокойно кивнул Мортал, разбавив то удивление своей лептой.- Я, кажется, тебе уже дважды должен?
  -И не только ему,- молниеносно пришла в себя я, разворачиваясь к нему лицом.- Все долги тебе не припомню, но кое-что в памяти застряло надолго, хотя сейчас требовать это не буду, лучше подожду до лучших времён...
  -Они наступят не скоро,- благородно заверил меня Винсент.- С теми успехами по значимости своей персоны, которые ты делаешь сейчас... Нет! Можно сделать прогноз, что лучшие времена наступят только с концом света, потому что однажды ты всё-таки добьёшься того, что станешь бессмертной.
  -Не хочу!- вырвалось у меня при этих словах.- У меня и так жизнь не сахар, а тут ещё этот "не сахар" терпеть вечность! Идите вы...
  -А тебе никто не говорит, что это неизбежно,- проворковал Ларс.
  -А вам никто не говорит, что с моими талантами к передрягам, я не попаду в это самое тёмное "неизбежно". Вы себе представить не можете, что я сейчас испытываю!- мне казалось, словно сотни маленьких тёплых до дурноты ручонок начали мять мои внутренности. Страхом это назвать не получалось, но чувство звякало внутри меня наипротивнейшее.
  Внезапно над нашими головами что-то заверещало. Что-то или весьма подозрительный кто-то. В любом случае, ни тот, ни другой случай меня не прельщал: мне хватило предыдущих полётов до скончания моего насыщенного века, особенно в когтях какого-то чучела-недоразумения, которое даже ничего существенного собой не представляло. В тот же момент где-то вокруг дома зашевелились остальные бескрылые выкидыши крыс-переростков, другое название этим существам придумать было очень и очень сложно.
  -Как я ненавижу этот день!- рявкнула я и быстренько исчезла в направлении окна на чердак.- Как хотите, ребятки, но я сматываю не разобранные удочки и утекаю, пока ещё совсем не поздно попытаться утечь.
  Они молчаливо согласились и последовали за моей значимой в этом мире персоной. Мы ограничились тёмным и пыльным чердаком, чтобы переждать нападение. Однако, словно дразня наши шальные нервишки, как только притихли мы, притихли и они.
  -Сволочи,- чистосердечно определила я.
  Винс и Ларс подтвердили мои догадки своим хмурым и не предвещающим ничего хорошего молчанием. Мне оставалось только пригорюнится. Даже злость на тварей не мешала мне почувствовать все прелести пребывания в обществе, скажем так, людей, которые "слегка" друг другу не доверяли по своим собственным рассуждениям. Увы, этим и было вызвано тягостное молчание.
  -Ладно, молчите друг на друга,- изрекла я.- Но вот только мне поясните, что делать дальше будем, и как это отразится на моей дальнейшей жизни, если, конечно, вы это можете. А если нет... Тогда я буду всё обдумывать сама, своими мозгами, которые обычно думают не в ту сторону.
  Меня поняли.
  -Надо убираться отсюда,- выдал "неожиданную" мысль Винсент.
  -Вау! И кто тебя научил так "нетрадиционно" мыслить? Поразительно!- язвительно вякнула я.- Куда же нам "убираться"?
  -Туда, где нас не найдут,- логично подметил Мортал, обследуя окрестности дома через чердачное окно, благо оно было чистенькое и не запылённое, как, в общем-то, и весь чердак включительно.- Узнать бы, кому это понадобилось тебя похищать, а меня убивать.- Его хитрый глаз скосил на демона-ангела.- А наш друг что скажет?
  Винсент не хорошо так глянул на Ларса, однако ответил с присущим демонам равнодушием.
  -Если вы хотите услышать что-нибудь успокаивающее, то я отвечу, что ничего совершенно не знаю...
  -Вот на этом, давайте, и остановимся,- оборвала я его на полуслове.
  -...Если же вы хотите услышать правду,- продолжал многозначительным тоном Винс,- то я скажу вам, кто это и зачем ему это нужно. Меня всё равно по головке не погладят, что я вмешался в течение событий, особенно, показался на глаза господину Морталу,- с непонятным мне сарказмом ответствовал он.
  -Ну, ладно... Начал раз, так продолжай...- сухо согласилась я, зная, что ничего не хочу слышать.
  -Нет,- резко оборвал его Ларс.- Дама не желает слушать. Лучше наедине поговорим.
  Винсент вопрошающими глазами уставился на меня. Я уставилась на него, в душе ликуя и еле сдерживаясь, чтобы не наброситься на своего спасителя от диких разговоров и не расцеловать его.
  -Устала я от всего,- честно ответила я.- Даже спустя эту неделю я не чувствую себя отдохнувшей от всей этой дребедени... А если меня и здесь всякие твари достают... Знаете, я, наверное, домой поеду. Блэквуда больше нет, а значит и проблемы должны исчезнуть.
  "Враги" переглянулись.
  -И вас здесь оставлю.
  Я встала и не спеша направилась к двери. Мой тихий и молчаливый уход возымел должную реакцию зрителей:
  -Не говори мне, что уезжать ты собралась именно сейчас!- оправился после потрясения Ларс.- Там же опасно!
  -А единство на что?- спокойно ответила я, уже открывая дверь.
  -Какое ещё...?- в это момент его, видимо, оборвал на полуслове Винс.
  -Виллия Габриель, а ты не подумала, что ваш договор уже не действует?- аккуратно и мягко спросил Винсент, хотя по тону это больше напоминало утверждение. Даже слишком напоминало, чтобы мои уши пропустили его мимо.
  -Нет...- однако, я остановилась.
  -Помнишь, ты ощущала, что что-то изменилось. Может быть, незначительно, но сильно. Противоречиво. Ты это чувствовала и сейчас чувствуешь,- продолжал демон.- Я прав?
  -Нет.
  Винс был удивлён. Он оказался не прав.
  -Ты не прав. Что-то изменилось, но не исчезло.
  По крыше что-то застучало, прогремело и стихло. Меня это даже не напрягло или испугало. Было как-то по-особенному всё равно, словно меня это не могло коснуться ни одной из всех острейших углов этого адского многоугольника. Теперь же я знала, что правда на моей стороне, что изменилось и что делать дальше.
  -Я еду домой. Сейчас.- Мои ноги снова начали движение по крутой лестнице. Не хорошо было уходить так эффектно по-английски, но красиво. Ошеломляюще как-то. Я любила так уходить, хотя здесь, действительно, что-то зацепилось от меня и осталось. Но эти мысли помогали мне не думать о том, что могло подстерегать меня на улице.
  Всё-таки, пора домой.
  
  Глава 17.
  Двойник
  Прочувствовав все прелести того, как гора "Блаженство" превратилась в вулкан, я с досады даже не помнила, как заскочила в комнату, отведённую моей величественной персоне, с какой скоростью собрала свои вещи и вылетела оттуда, чтобы на тех же оборотах появиться в гараже и оказаться за родным рулём своей любимой машины, которая простояла в душном гараже всё то время, что я жила у Ларса. Но мне не казалось обидным или удивительным то, что я не чувствовала никакого разочарования или не питала никаких плохих эмоций ни к Ларсу, ни к его дому, ни к тому времени, что провела здесь. Наоборот, здесь было хорошо, чудесно. Здесь я чувствовала себя защищенной и счастливой, даже забыла о себе самой, как о "леди-реактиве". Не знаю, что бы мог испытывать Мортал, но покидать это место не хотелось: какая-то упрямая частичка меня вцепилась в него мёртвой хваткой и отпустить никак не желала. Ну, ладно, я её понимала и прощала...
  Мне даже в голову не приходило, что я делаю и зачем, просто так выходило и это казалось правильным. Лишь позже я осознала, что происходило...
  Это было связано с единством.
  Я выезжала из города, когда почувствовала лёгкое, почти "родное" головокружение, хотя и в этом было что-то новое. А потом я ощутила что-то незнакомое: как-будто меня постепенно усыпляли через потемнение в глазах и слёзы, непроизвольно навернувшиеся на глаза. В ушах появился странный звук, очень напоминающий игру на флейте, хотя я ни разу в жизни не слышала флейты. Или слышала... в глубоком детстве, про которое забыла. И вокруг меня появилась странная сила - ни злая, ни добрая, нейтральная; я это каким-то неимоверным образом могла почувствовать, как и то, что "Мустанг" - до того очень самостоятельный "мальчик" - начинал исчезать. Теперь он полностью был моим, и вела его я. Это было невероятное чувство полнейшей свободы и власти... Особенно, когда чёрный туман перед глазами рассеялся, и я смогла нажать на газ, почувствовав, как машина с лёгкостью поддаётся малейшему моему движению, маневрирует, бежит, как молодой мустанг-иноходец...
  А потом я дала по тормозам, когда рядом прозвучал голос, благо машин на дороге практически не было.
  -Нравится, да?
  Насмешливо так спросил. Я, может быть, не отреагировала бы так бурно на него, уже привыкшая к разнообразным "ненормальностям" в своей жизни, если бы этот голос не был моим собственным. Никогда я и помыслить не могла о том, что одной прекрасной ночью услышу собственный голос справа от себя. Однако посмотреть на вариацию себя мне не хватало смелости. И, держу пари, чучелу на пассажирском сиденье это очень нравилось, только поэтому, уже просто из своего беспринципного принципа, я посмотрела на него. В смысле на неё...
  Это действительно была моя копия, хотя в несколько изменённом варианте. Лицо - моё, офигевший вид - мой, тело - моё, а вот в остальном... Этот эквивалент был красно-рыжим, если этот цвет существует; глаза тоже были карие, хотя почему-то мне показалось, что в них прописалось что-то красное. Одежда... хм... а-ля "фентези": что-то вроде того, что носят тёмные волшебники.
  -А ты ещё, что за декорация к моим приключениям?- поинтересовалась я, снова набирая скорость и краем глаза наблюдая за "собой" сбоку.
  "Я" надулась, что выразилось через невероятно "говорящее" лицо и сложенные на груди руки.
  -Наверное, я всё-таки поторопилась с выводами,- изрекла девушка.
  -И ты оттуда же?- устало спросила я, уже даже не удивляясь.- А имя у тебя есть? Или тебя называть дубль-Я?
  -Есть,- скромно поведала незнакомка.- Вы называете меня Адовым Псом, хотя я не совсем пёс... У меня много обликов человеческих, а вот Пёс - только один, он и есть - моя душа. Или я - его... Не суть. Называй меня пока - Вив, а дальше посмотрим.
  -Пёс, говоришь... С тобой, значит, меня и связывает единство?
  -Да, если хочешь. В общем-то, именно со мной ты совершила сделку, а Дьявол, мой своеобразный "отец", только помог. Я же не могла с тобой вот так просто поговорить, мало ли какие у тебя заморочки начнутся. Однако вижу, ты спокойно это перенесла, по крайней мере, с ума не сошла...
  -И даже свыклась,- отчего-то улыбнулась я. Во мне просыпалась моя извечная симпатия, хотя вот доверия - никакого, особенно к "себе Љ2".- А теперь-то, что случилось?
  -А почему что-то должно случиться?
  -А потому, что вы появляетесь именно в то время, когда что-то и случается. Например, твой "папочка" предшествовал этой заварушке в целом. Пёс появился, когда объявился Блэквуд. Теперь что?
  -Снова Блэквуд,- чистосердечно призналась Вив.
  -Ну, не-е-ет,- протянула я, обгоняя какую-то невзрачную попутку.- Меня достал этот тип...
  -Ты, наверное, ему очень нравишься. Я редко видела такую напористость со стороны почти мёртвого чёрного мага.
  -Почему "почти"?- всё моё "я" напряглось при мрачном звучании этого нехорошего слова.
  -Потому что он своеобразно переродился. Я убила его первую "оболочку", так скажем. Теперь он беснуется в несколько ином облике. Типа того, что хотел богом стать и теперь напоминает чем-то мелкого демона с рогами, волчьей клыкастой мордой и кожистыми крыльями. В общем, типичная нечистая сила, как любят выражаться смертные. Сама увидишь,- пообещала мне Вив.
  -Увижу?- моей настороженности можно было уже установить памятник в честь такой большой активности.
  -Да. Винсент, естественно, промолчал, особенно после того, как Мортал его заткнул. Ему и не велено было влезать в ваши дела, а он влез, причём бесцеремонно и нарушив все планы Блэквуда.
  -Хвала Винсу!- не удержалась от нервного смешка я.- И когда же мне ждать появления Блэквуда?
  -В любой момент,- поспешила оптимистично успокоить меня Вив.- Скорее всего, этой ночью. Но ты не беспокойся, я как раз здесь для этого. Мы же едины.
  -Но если ты в тот раз не смогла...
  -А теперь мы будем действовать по-другому. Правда от тебя кое-что потребуется.
  -Что?
  -Немного усилий и полная согласованность действий с моими, хотя с этим проблем не должно возникнуть - я буду в тебе.
  Я опешила. Во мне заметался рассудок, тихо приговаривая "Сколько можно?.."
  -Это поможет?
  -Да,- уверенно кивнула Вив.- Если всё получится, то проблемы - сами отпадут, в том числе передохнут и эти гибриды непонятно чего с непонятно чем.
  -Интересное определение...- мрачно подметила я.- А это будет не больно? Просто, знаешь, закуской кому-либо быть не слишком хочется. В последний раз меня вампир укусил.
  -Да-да, и Винсент, конечно, разглагольствовал о том, что он всё исправил и тебе ничего не грозит! Не тут-то было, милочка! Тебе кое-что всё-таки грозит: придётся вечно мучиться вампирскими способностями, и обгорать на солнце. Зато теперь не будешь ценной добычей для других кровососов: умница Винсент не только наградил тебя этим "даром", он ещё и наложил специальное, трудноснимаемое заклинание на твою кровь, которая в любом кровососущем существе будет вызывать только отвращение.
  -А что - есть такое?
  -Да, и знают о нём не многие. Удивителен же этот мир, не так ли?- усмехнулась Вив, кося на меня "моим" глазом.
  -Да... Ладно, зато комары кусать не будут. Плюсы есть, значит жить с этим можно. Да ещё лишняя сила, острое зрение и хорошее обоняние. Замечательно,- определила я.- Всё не так уж и плохо. Кстати, а что имел в виду Винс, когда говорил, что единство распалось?
  -Насторожилась?- усмехнулась Вив.- Но могу тебя успокоить: оно не распалось, оно изменилось. Если раньше ты была в полнейшей безопасности только внутри и рядом с машиной, платя за это "кровавыми деньгами", то теперь ты всегда будешь под моей защитой, ручаюсь. И плата будет мала: о ней я тебе уже рассказывала - мне нужно твоё тело.
  -А на моём рассудке это не отразиться?- аккуратно поинтересовалась я, чувствуя, как по спине сдают забег мурашки.
  Вив призадумалась, оценивающе поглядывая на меня. Теперь я прекрасно понимала Ларса, когда состоялась наша первая встреча. Иногда, чтобы понять других, приходится посмотреть на себя со стороны. Мне это удалось, причём в буквальном смысле - процедура не самая приятная.
  -Нет. Если ты до сих пор в здравом уме...- задумчиво произнесла девушка.- Думаю, это пойдёт даже тебе на пользу. И, разумеется, я не буду лезть в твою жизнь, моей задачей будет - охранять. Твой ангел-хранитель давно отказался от тебя.
  -Не может быть!- саркастически выдохнула я. Мои брови съехались на переносице: пообщаться, подумать, посердиться.- Наверное, ему стало скучно.
  Вив хмыкнула, заулыбалась.
  -Ладно, не расстраивайся. Теперь у тебя есть я. А у меня - ты.
  -Слушай, я одного понять не могу, почему ты выглядишь как я?.. Нет, неправильно сказала. Почему я вижу себя в тебе?
  Сказать честно, этот вопрос истязал меня весь наш разговор, но вот высказать его не находилось повода. Именно поэтому я его выговорила без повода.
  -Это единство, милая. Ты во мне, а я - в тебе...
  -Ладно. В таком случае, пусть будет так. Но ты не должна лезть в мою жизнь. Я могу запретить тебе это,- уверенно заявила я, неуверенная в своей правоте.
  -Да,- просто кивнула Вив.- И Ларс тоже был бы не против.
  -Что?!- я резко оглянулась на неё.
  Она к этому времени уже исчезла. Я надулась. Почувствовала что-то внутри себя, как-будто оно опустилось на меня сверху, нечто невесомое, приятное, но сильное, почти я, только в другом обличье.
  Я ехала дальше, не зная куда, потому что и сюда доехала в отключке, однако все мои движения были настолько смелы и уверенны, что сомнения отпадали сами собой. Наверное, это была Вив, которой так необходимо было моё тело. Она-то уж наверняка знала, куда надо ехать, тем более ей всё равно не отделаться от своей участи "Пса-охранника" в ближайшее время, пока не объявится бедолага Блэквуд, со съехавшими набекрень мозгами. Ну, какой идиот ещё раз полезет в то же болото? Своеобразное у него мышление, и я даже начала испытывать к нему истинно "виллиарскую" жалость. Иногда самоубийц и пожалеть надо...
  Ехать предстояло далеко, что читалось по окружающему меня ночному миру: таких густых и красивых лесов, а тем более холмов на моей "исторической родине" не видели в глаза. Нет, разумеется, там были леса, но какие-то чахлые, полумёртвые и редкие, словно ветер разбрасывал семена деревьев выборочно, на определённо гигантском расстоянии друг от друга. И стояли эти жалкие подобия лесов далеко от дороги, друг от друга, предоставляя большие территории для царствования нахальных полей. Но и жизнь там текла по-другому, потому что всё там было другое, даже люди. Может быть, именно поэтому я уехала из дома, а не из-за того, что захотела "красиво завершить" кровавый парад? Однако теперь я не жалела об этом: как всегда я была кочевником, и это спасало от вечной депрессии, к тому же мне, наконец, стало известно и понятно, что такое "друг". И не только "друг", если судить по моим теперешним ощущениям. Ой, блин, Мортал, чего же ты вылез на эту чёртову дорогу тем расчудесным летним вечерком? Дурак. Спасибо, что всё-таки это сделал. Меня прямо таки подмывало позвонить и сказать... Просто что-нибудь сказать.
  Дорога безмолвно убегала куда-то в темноту, которая до подозрительности становилась всё плотнее, ватой обволакивая всё, что жило теперь в ней. Это было очень странно, потому что даже мои ненормальные глаза ничего не могли разобрать в этой чёрной вате. Даже туманом это никак нельзя было назвать.
  -Вот и Блэквуд объявился...- пробормотала я.
  Существо внутри меня насторожилось и согласно отозвалась в пустеющей голове. Всё-таки этот способ мне нравился больше, чем общаться с машиной: я выглядела не столь ненормальной, как при общении с "Мустангом".
  Авто остановилось. Фары выключать я не стала и вышла из машины. Снаружи было холодно и мокро. Всё-таки это был туман, правда, своей плотностью наводящий на какие-то нехорошие мысли. И везде я ощущала чьё-то присутствие. Я бесшумно прошла вдоль машины и остановилась перед ней, несколько загораживая рябой свет фар. Кажется, в воздухе мельтешил надоедливый дождик, пытаясь пробить плотность чёрного тумана. Я опёрлась пятой точкой о капот, сложив руки на груди, и принялась ждать. Он был где-то здесь, и меня не покидала уверенность того, что за всё время, которое будет стоять туман, по этой дороге не проедет ни одна машина. Ни одна.
  Что-то перемещалось вокруг меня, вздыхало, шепелявило и заставляло дождь участиться. Наверное, от него исходил какой-то странный холод: я его не ощущала, но вот можно было видеть весь процесс выдыхания мной белёсого пара. Он так контрастно выглядел в этой черноте... До меня донеслось что-то вроде рокота, тихого, но злобного.
  -Блэквуд! Выходи! Я не стану тут стоять вечно и ждать, пока твоя милость соизволит вылезти из тумана! Я не вечна, как и моё железное терпение! Блэквуд!- громко произнесла я, не меняя позы.- Знаешь, что железо разъедает ржавчина? Выходи, не будь трусом!
  Типун мне на язык. Нет, чтобы благородно подождать, предоставив магу-выскочке подумать и передумать, но это же Виллия Габриель!.. Сама не менее сумасшедшая, чем и этот тип, который так эффектно, хотя и постепенно возник из тумана передо мной. Просто часть тумана пришла в движение: сначала как-то рассеялась, потом - резко уплотнилась и приобрела очертания... чего-то, что очень походило на то чудовище, описанное мне вездесущей Вив.
  Оно возвышалось над моей очень и очень удивлённой персоной примерно ещё на один или два моих роста, огромное, грубое, неотёсанное, уродливое - в общем, исправно рисующее все незабываемые прелести истинного демона. Красные глаза, словно он не высыпался уже примерно недели две; внушительные клыки, видные даже при закрытой пасти; мускулистое, всё в роговых наростах, тело, изящно сочетающееся и с крыльями за спиной, и с огромными когтями на руках и ногах - если это были руки и ноги, а не лапы; большая уродливая голова венчалась рогами, как короной. А сколько "любви" было в его взгляде!
  -Помниться, кто-то говорил мне про мелкого демона...- пробормотала я, пытаясь придти в себя быстрее, чем это нечто насладиться тем впечатлением, которое оно произвело на мой рассудок.
  -Я ожидал тебя...- гулко, словно вздохнул, пророкотал Блэквуд.
  -Я пришла. Чего ты хочешь? Убить меня?- беззаботно высказала я.- Если так, то я не понимаю твоих причин сделать это. Блэквуд, если ты до сих пор не понял того, что богом тебе не стать, я хочу тебе сообщить эту прискорбную весть. Понимаешь? Мёртвые богами не становятся.
  -Я ещё жив. Ты убила одно моё обличье, но у меня их много...
  -Не больше чем у меня! Ты их меняешь, но сущность остаётся. Моя сущность - это я. Твоя - это ты. Ни больше, ни меньше. И, знаешь, твоя оболочка мне не нравится. Тебе не стать богом.
  Демон смотрел на меня. Ненависть в его глазах всё так же ухмылялась мне, но вот убить меня он ещё не пытался.
  -Божество в облике смертного,- ответствовал он.- Я не лгу, Габриель. Видит бог, мне предстоит вечно ненавидеть тебя, как и судьбу твою, существ, которых ты любишь или чувствуешь к ним симпатию. Презирать тебя я не могу, потому что ты недостойна презрения. Я чувствую к тебе лишь уважение и теперь понимаю, почему Князь Тьмы избрал тебя. Он не ошибся... Хотя он редко ошибается.
  -К чему ты ведёшь?- я почувствовала недоумение.
  -Я говорю тебе истину, Габриель. Мне не нужна ни твоя жизнь, ни твоя смерть. Я ненавижу тебя - и не хочу, чтобы ты жила, но если я убью тебя, меня низвергнут на вечные скитания в Ад.
  -Ты уже наказан,- усмехнулась я.- Чего же ты хочешь?
  -От тебя - ничего. У тебя всё впереди. Но я хочу поговорить с тем, что назван был Адовым Псом. Точнее, с той.
  Моё удивление сонно встрепенулось. Я не знала, зачем ему понадобились эти разговоры ни о чём, почему он говорил со мной таким тоном, о таких вещах, которые нельзя было понять. И теперь... Невозможно было назвать это просьбой, приказанием или чем-то другим. Это были просто слова. Он хотел говорить.
  -Не беспокойся,- тихий голос донёсся до меня внезапно.
  Вив уже стояла рядом со мной, дотронувшись своей рукой до моей. Оказывается руки у неё были мягкие и нежные, как у принцессы, что повергло меня в полнейший шок. Она уверенно смотрела мне в глаза, потому что откуда-то знала, что я беспокоюсь. Просто по-человечески беспокоюсь за неё, хотя в ней была сокрыта огромная сила. Моя сила. Мы с ней были одним и тем же, просто в разных пространствах своих воплощений.
  -Я не беспокоюсь за тебя. Поэтому и ты не беспокойся за меня. Если мы вместе, то нам никогда и ничего не грозит. А вместе мы будем всегда. Теперь я - ангел-хранитель тебе, ведь тот другой отказался от тебя.
  Она отвернулась и дерзко посмотрела на демона.
  -Я здесь!
  -Вивьен, зачем ты это делаешь?- вздохнул он.
  -Потому что ты первый отвернулся от меня, и я ушла на сторону твоих врагов! И, знаешь, ни капли об этом не жалею. Каждый, кто хоть раз испытывал то, что чувствую я, меня не осудит.
  -Я не хочу тебе зла, Вивьен. Мне странно думать о том, что ты убила меня однажды. Теперь я стал таким...
  Меня удивляло всё больше то, что они общались между собой как старые знакомые. Хотя, быть может, так оно и было?..
  -Это твой истинный облик. Но, может быть, ты хочешь ещё раз умереть?
  -Почему ты так зла?
  -Потому что я - Вивьен. И я работаю на Дьявола. Сейчас мне велено охранять Виллию Габриель, которую ты так хочешь убить. И я это буду делать, пока она сама не сможет позаботиться о себе.
  -Она слишком умна, чтобы с ней что-нибудь случилось. Слишком. Особенно для человека,- он долгим взглядом посмотрел на меня.
  Я с самодовольным лицом купалась в море комплиментов, которыми он меня наградил за эту ночь. Враг есть враг, разумеется, но уважение врага - это самая приятная вещь на свете. Кто бы думал, что это скажет Габриель, у которой редко водились враги, как и друзья, кстати... Теперь пришли другие странные времена, когда у меня стало много друзей и вагон врагов. Новое понятие. Новые ощущения. Новая жизнь.
  -Да. Я знаю,- согласилась Вив.- Мне пришлось очень много времени провести с ней, чтобы хоть чуть-чуть понять её склад ума, её характер. Её саму. Это было сложно и получилось не сразу, потому что она противоречива. Она может утверждать, что не верит, но в это же время доказывать обратное. Она может избегать людей, но через мгновение лезть в самую дикую толпу, чтобы слиться с ней. Она может в кровь биться с врагом, но тут же рискнуть ради него чем-нибудь дорогим, если место и время того требуют. Она умеет жить и знает смысл жизни, хотя сама будет это отрицать.
  Моя челюсть аккуратно и изящно отвисла. Обо мне говорили такое, о чём я до сих пор и не подозревала, не знала о существовании таких простых истин. И всё-таки они были. Это вогнало меня в мыслительный ступор...
  -Твои слова об этом человеке странны. Я не думал, что такая, как ты, может так отзываться о существе смертном и недалёком. Она материальна и ведает только своё пространство, свой мир и мир, что вертится вокруг своей оси. Другие параллели ей неведомы...
  -Да. Просто она ещё к этому не готова. Быть может, будет не готова всегда и вечно. Этого никто не знает. Но ей хватает и того, что ей понятно, хотя и наскучило; Виллия Габриель не открыла ещё другие стороны своих знаний и мудрости. Ты этого понять не сможешь. Ты слишком глуп даже для своей новой "обложки". И помыслы твои и мечты - банальны. Первой это сказала Габриель. Она оказалась права.
  Я бы на месте Блэквуда взбунтовалась и начала доказывать всю нелепость и абсурд сказанного Вивьен. Однако мы были противоположностями, поэтому демон даже не попытался вякнуть что-нибудь вопреки. Меня, почему-то, это оскорбило и всякие там симпатизирующие эмоции, которые ещё теплились во мне по отношению к Блэквуду, исчезли. Пожалуй, единственной положительной в некоторых смыслах его чертой было упрямство. Истинно ослиное упрямство. Ещё никто с такой настойчивостью не пытался меня достать и уж тем более прикончить.
  -Я ведаю, что глуп. Я отказался от всего, когда горел в том огне, которым хотела спалить меня ты. И умер. Теперь воскрес, но скоро вновь уйду. И провожатой будешь ты, Вивьен.
  Девушка рядом со мной не отвечала, а спокойными карими глазами следила за ним.
  -Почему я?
  -Князь так повелел.
  -Но прежде ты изволил выпросить меня в провожатые,- помотала головой Вив.- Я знаю таких, как ты.
  -Ты отказываешься?
  -Нет. Меня беспокоит другое - Виллия. Она не знает дорогу домой. Я её сюда завела. Мне теперь и расхлёбывать.
  Демон усмехнулся. Я узрела это впервые за всё время нашей встречи. Его глаза странно блеснули, когда он задержал взгляд на мне. Всё-таки он помудрел за последнее время.
  -Не беспокойся за неё, Вивьен. Её сердце знает, где дом. Она сама сможет найти его и без твоей помощи.
  Девушка не понимала его, хотя во всём её виде не было и намёка на это непонимание, просто я его чувствовала, как могла чувствовать что-то другое, не смея даже попробовать объяснить свои ощущения. Так было. Но в этот раз я не задумывалась ни о чём: мой враг не желал мне ничего плохого, он перестал быть моим врагом. Мудро. Меня это обрадовало.
  -Сейчас здесь пойдёт дождь,- тихо пророкотал голос демона, напустив на меня какую-то потустороннюю грусть.- Туман слишком густой.
  Его взгляд опустился на меня.
  -Ты странен, Блэквуд,- вырвалось у меня, хотя пожалеть об этом я не смогла.- Понимаешь, ты не прав со своим поведением. Ты, вообще, стал неправильным, Блэквуд. Сказав всё это, ты разрушил нашу войну. Я тебя не понимаю!
  -Первая глупость из твоих уст, нимфа,- улыбнулся демон.- Разве плохо разрушать войну? Она больше никому не нужна, так зачем продолжать бессмыслицу? Хотя не обольщайся - моя ненависть будет следовать за тобой всегда, пока меня не проглотит бесконечность слепого существования там, откуда ещё никто не возвращался.
  -Это твоё наказание?
  -Да. Гордыня ещё никогда не доводила до добра. Она провожает только до этой проклятой дыры такими проводниками, как Вивьен. Но я не сетую на это - это был честный суд.
  Мне с трудом удавалось верить тому, что говорил демон. Я даже почувствовала беспричинный укол стыда перед ним, словно совершила какую-то недозволенную пакость. Ново. Вредничать я любила, но вот только стыд ощущала редко.
  -Ты стал мудрее,- вздохнула я.- Увы, поздно эта мудрость к тебе пришла. Будь она шустрее, глядишь, и всё было бы по-другому.
  -Я не жалею об этом. Она мне пригодиться там, в вечности.
  -Зачем она тебе в пустоте?- внезапно донеслось от Вивьен.- Там не над чем думать.
  Он взглянул на неё.
  -Мудрость - это своеобразная копилка, Вив. Там лежат монеты-воспоминания. Как ты думаешь, почему, чтобы стать мудрецом, нужно прожить хотя бы одну жизнь?- Его взгляд вернулся на меня.- Это мог рассказать тебе и Князь, но говорю я. Винсент тоже мудр своим опытом. Но мудрее него - время. Оно бесконечно.
  -Бесконечности не существует,- фыркнула Вив.- Что имеет начало, имеет и конец.
  -Нельзя ошибаться, Вивьен. Но с тобой мы поговорим по пути.- Он втянул ноздрями клок тумана.- Время уходит. Пора идти за ним, чтобы не отстать.
  Девушка посмотрела на меня, я - на неё в ответ.
  -Мы ещё не скоро увидимся, милая, поэтому отдаю тебя в полное распоряжение самой себе и нормальной жизни. Увы, путь нам предстоит не близкий, а время там бежит, как ему вздумается. И дорога тянется, сколько ей хочется. Истинная кара. Но мне придётся это сделать, ведь Князь так хочет. Я не смею ему перечить, поэтому извини. Мы ещё увидимся.
  -Пусть это случиться не скоро,- улыбнулась я.
  -Это воля не наша. Только время и мудрость Сильных. Но я тоже на это надеюсь. Ты должна жить человеческой жизнью, а не другой.- Она взяла мою холодную от тумана руку в свои тёплые ладони.- Но запомни, что единство наше не рушиться. Ты совершила сделку с Дьяволом. Условие выполнено, но раньше него душа "Мустанга" признала в тебе своего повелителя и сестру. Может быть, нам ещё доведётся увидеться в этой жизни, если дорога будет доброй, а время щадящим.
  -Хорошо. Доброго пути,- кивнула я.
  -Спасибо тебе. И про копилку не забудь,- таинственным тоном попросила она.- Тебе тоже доброго пути до дома. Тебя там ждут, наверняка,- она улыбнулась, и эта улыбка была уже не моя. Потом коснулась губами руки и исчезла.
  Вместе с ней исчез и демон, и туман. Потух огонь на "Мустанге". Испарились страхи. Сгинула настороженность и дикость мыслей. Всё стало истинно другим и непонятным, словно мне приснилось, хотя большей частью это действительно было сном. Сном больного душой человека. Моим сном.
  Я осталась одна. Хлынул дождь. В рябом свете фар машины, которая теперь стала частью меня самой, пусть больше от неё не веяло ничем потусторонним, опасным и злым, асфальт сверкал подобно кривому туманному зеркалу. И я промокла насквозь - дождь лил уже давно, просто я была в то время в чёрном тумане, где его не было. Мне было одиноко и холодно. Вокруг плотными стенами возвышался тёмный невзрачный лес. Впереди и сзади лента дороги исчезала во тьме, пугая своей пустотой и неизведанностью.
  -Тускло,- пробормотала я себе под нос, опустив голову.
  Именно этим словом можно было охарактеризовать чувство, неприятным серым облаком облепившее моё сердце. Надо было ехать домой, именно домой, а не в то место, так долго пробывшее мне приютом. Тот коттедж можно забыть, приедут родители и отдадут его моей ненаглядной сестрице, которая вмиг там обоснуется. А мне возвращаться туда нельзя, потому что я в розыске...
  Слёзы подступили сухим комом к горлу. Чёрт, да за последнее время я расклеилась и, кажется, превратилась в изрядную плаксу. Хотя, если подумать логически, любой мог оказаться на моём месте, и посмотрела бы тогда я на него. Меня ещё удивляла та мысль, что я не сошла с ума. В общем-то, она удивляла не одну меня. По крайней мере, всё закончилось, и можно было с чистой душой сходить с ума - меня уже никто бы не смог убить. Таковых в наличии не было. Что ж делать...
  Я огляделась, ёжась под прямыми струями усиливающегося дождя. Надо ехать, хотя усталость и разбитость могут подкосить в любой момент. В голове появилась неприятная тяжесть. Я шмыгнула носом, обошла машину, подошла к водительской двери и остановилась. "Мустанг" безмолвствовал. Он изменился. Огонь действительно потух, как и жизнь в нём. Условие, чёрт бы его побрал. Теперь эта машина была просто чёрной.
  -Катафалк,- пробубнила я,- всё-таки мне тебя будет не хватать...
  Меня вдруг словно ледяным холодом обожгло. Странное ощущение пролилось в кровь и начало растекаться по всему телу. Сложно сказать, что это было, но - ничего приятного. Я заскочила в салон и вцепилась руками в руль. Не знаю, зачем я так поступила, но всё вдруг исчезло, осталось только неприятное воспоминание и дрожь по телу.
  Домой... Пора домой...
  Я с трудом развернулась на узкой дороге и помчалась в обратном направлении. Прав был демон: мой дом там, откуда я собиралась сбежать. Сердце именно там осталось, освещая тёмную дорогу тёплым светом какого-то светлого чувства. Понимаю, сентиментально, обыденно, скучно... Но так я устроена, чтобы видеть в этом хоть какой-то смысл. Эти слова значили, они имели смысл в моём сознании, и ими говорило сердце. О, Виллия Габриель, занесло тебя неизвестно куда, в город твоих мечтаний и надежд, к принцу на красном коне. Так?
  О, да. Может быть, просто стоит хоть иногда верить в счастье, в мечту, типичную, несуществующую вечную любовь? Может быть, стоит хоть раз честно посмотреть себе в глаза и сказать: "Да, это я. Я истинная. Я настоящая. И никто не сможет отобрать у меня саму себя, всё, что я мыслю и чувствую. Всё, на что надеюсь в этом ужасном и странном до чёртиков мире, где всё-таки хоть раз, но стоит пожить. Просто так, ради себя, а не ради кого-то... А может быть, и ради кого-то, к кому привяжешься всем сердцем, душой и мыслями. Поймёшь, что окружают тебя не только "нищие на ослах" из твоей собственной сказки, но и "принцы на красных конях", хотя кони иногда гибнут. Может быть, стоит дать шанс такому принцу, хотя бы раз, чтобы он остался им, чтобы не превратился в нищего. Подарить ему себя и всё, что во мне. Так может быть. Виллия, это нормально. Не стоит лгать себе, закатывать истерики и переставать верить и надеяться только из-за одной ошибки. Ошибки, которую мог совершить каждый. И, возможно, совершил".
  Всё нормально, хорошо. Дорога мчалась под колёса, ровной, покорной лентой, ни разу не напугав, не подведя. Она разрешила мне вернуться, хотя бы из-за того, что я ехала честная к себе самой. Я улыбалась и напевала себе под нос песню, сочинённую Ларсом, записанную на диск и запомнившуюся сердцу. Милый, милый, милый голос. Мне плевать на то, что скажут другие. Верить или нет, их дело, но "реактив" иногда теряет себя. Я оказалась именно таким "реактивом". Боже мой, пора признаваться...
  Была ещё надежда на то, что Вивьен не вернётся ко мне до моей смерти, а там мне было уже всё равно. Просто хотелось, чтобы жизнь шла своим чередом, а произошедшее осталось дикой тайной моей странной жизни. Хотя всё-таки, где-нибудь там, в далёком будущем, кто-нибудь вспомнил бы об этом и рассказал, но меня бы уже не было на этом свете. Пусть бы эта история жила своей жизнью, отдельно от меня. Ведь изредка хочется вынуть пару лишних монет из копилки и потратить их на мороженое...
  Когда я подъехала к дому Ларса, в окнах было темно, только в самом большом окне зала метались отблески огня в камине. Он грелся. Я чихнула. Свет от фар падал на окна. Напоминать о себе, отчего-то не хотелось. А дождь продолжал лить, ничуть не смущаясь своей силы и прозорливости. Я выключила мотор. Погасила фары, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.
  Я так и не заявила о своём присутствии, просто провалившись в усталый и беспокойный сон, хотя за всю его почти бесконечную протяжённость так и не проснулась...
  
  Глава 18
  Игра
  Оригинально! - восклицали мои мысли, узрев моими же глазами наглый и противнейший дождь за окном. Он там шастал всю ночь, утро и теперь уже был день, а этому мокрому недоразумению было фиолетово, о чём красноречиво повествовало его подлое намерение не заканчиваться. Сад-лес лениво пошевеливал под ударами веселящихся и издевающихся капель блестящими листочками. Мой взгляд скользнул чуть выше леса, и отражение послушно нахмурилось ещё больше. В общем-то, на том месте должно было быть небо, а не серое, непонятное месиво, норовящее бухнуться вниз. Хотя никогда этого и не произойдёт.
  Почему-то дождь любил меня преследовать, особенно, если в какой-то момент происходили важные для меня события. Ну, если припомнить хотя бы Адова Пса и Блэквуда. В тот раз тоже был дождь. А теперь-то он чего припёрся?..
  -А ты как думаешь?- я без всякой надежды посмотрела на "Мустанг", скорее по привычке, нежели с какой-либо целью.
  Машина, потерявшая душу, с погасшим огнём, естественно, безмолвствовала. Даже всё отношение к ней как-то сразу изменилось. Всё стало, как с "гольфом", только несколько холоднее, потому что эта машина научила меня некоторым азам хладнокровия и упрямства.
  -Да, я так и думала.- Вздохнула.- Ладно. Дальше будем думать, что делать и как быть. Может, даже и не надо будет что-то делать, чтобы как-то быть.
  Я демонстративно отвернулась от окна и медленно прошествовала к выходу из комнаты. Ларс с самого утра куда-то исчез, так что я на весь день была предоставлена сама себе, что пугало своими неожиданными поворотами: мало ли что могло взбрести в мою буйную голову. Однако последнее, чего я хотела, так это снова сбежать. За прошедшее лето я слишком много сбегала, чтобы продемонстрировать свой талант в этом искусстве ещё разок. Тем более что я хотела остаться здесь по собственной воле. Кошмар! Кто-то, кажется, смог приручить Вильку. Вилька в трауре.
  Я улыбнулась. В некотором роде - да. Но с другой стороны: есть же и достойные.
  Спустилась вниз, накинула куртку и вышла на крыльцо, благо над ним был балкон, изящно так исполняющий роль крыши. Здесь дождь шепелявил ещё сильнее, однако нервы мои начали успокаиваться, пока вовсе я не почувствовала себя купающейся в довольстве жизнью. Хотя всё-таки сыровато и прохладно.
  Я примостилась прямо на полу около двери, чтобы было сухо, но видно "Мустанг", правда теперь это существо было таким же мёртвым, как некоторые мои воззрения на этот мир в недавнем прошлом. Но мне стало действительно не хватать тех необычных и потусторонних ощущений, которые вечно преследовали меня в последние месяца моей жизни "призрака дорог". Где это? Дорога. Легавые. Чувства полнейшей свободы и отрешённости от мира сего? Где то? Остался только дождь.
  Рядом всхлипнул мобильный.
  Я вздрогнула и оглянулась в сторону неожиданного звука. Очень знакомая рука с адским перстнем протягивала мне мой мобильный. Да, конечно, ведь я не брала его с собой... Стоп! По моему телу ладным стадом пронеслись мурашки. Потом все рефлексы и двигательные, и мыслительные синхронно отключились, предоставив все свои функции в распоряжение туго думающему от неожиданности мозгу. Мне ещё никогда не приходилось наблюдать, чтобы сам Дьявол протягивал кому-нибудь его мобильный. Мобила надрывалась и вопила, а я продолжала соображать, что происходит.
  -Это тебя,- мягко произнёс нежданный гость.- Наверное, друзья.
  Я послушно взяла из его рук телефон.
  -Да-а?- охрипшим голосом поинтересовалась я.
  -Виль? Это Дэйв. Как у тебя дела? Ты исчезла и с тех пор не звонила, не писала и вообще, похоже, избегала всяческих встреч с нами. Сейчас-то у тебя всё хорошо?
  -Конечно. Дэйв, разве у меня может быть что-нибудь настолько плохо, чтобы я в этом призналась?.. Просто, знаешь, я немного устала, а так всё хорошо. Даже слишком, если разговор идёт обо мне.- Я усмехнулась. Просто так. Самой себе.
  -Да уж, Виль. Ты всегда умела успокаивать. Ты сейчас где?
  -Где-то там... Сама не знаю где. "Мустанг" меня затащил сюда, куда тебе и не снилось. Я не знаю, где это находится. Но мне здесь нравится, к тому же, "призрак дорог" умер.
  -Умер? Ты выполнила условие?
  -Не знаю. Я не чувствую ничего подобного, но раз такое произошло, значит что-то я всё таки изменила и перевернула, чтобы это невозможное случилось.
  -Ты умеешь невозможное сделать возможным...
  -Не шути так, Дэйв. Я обычная, такая же, как вы все...
  -Я не шучу. Ты уже необычна тем, что похожа на необычных людей. К тому же, много ли ты видела таких, которые совершали сделку с Дьяволом и ещё выкручивались из этой петли без потерь?
  -С потерями,- сказала я.- Кое-что я всё-таки потеряла.
  -Ничего страшного, ведь, наверняка, ты нашла что-то более существенное, нежели это потерянное. Не так ли?
  -Не знаю. Я не понимаю в этом ничего. Но, правда, всё-таки что-то изменилось. В хорошую сторону.
  -Я рад,- честно поделился со мной наболевшим Дэвил.
  -Я знаю. Ты всегда выслушивал всё, что я хотела или не совсем хотела высказать. Другом настоящим прикинулся,- хихикнула я.- У тебя это отлично получилось.
  -Может быть, так и было задумано?
  -Это хорошо,- согласилась я.- Как дела у Отто?
  -Замечательно. Недавно протолкнулся со своим "Доджем" на второе место в соревнованиях. Гордись!
  -Ага. Горжусь. Лучше бы на первое вылез. Престижнее.
  -Ну, да, это сказала та, которая сама вылезла вперёд посредством нечистой силы.
  -Между прочим, не такая уж она и нечистая была. К тому же, я была не совсем первой из-за некоего кровавого "Мицубиши", который галантно так пришёл вровень со мной. Это было обидно,- пожаловалась я.
  -Еще скажи, что ты из-за этого сбежала,- фыркнул Дэйв.
  -Это была одна из причин. Остальные перечислять не имеет смысла. Я просто промолчу...
  В это же время тот, кто вручил мне мобильный, располагался на крыльце рядом со мной: сел на скамейку, которую я соизволила не занимать из-за своей неординарности, и поставил рядом с собой бутылку вина и странный кубок - серебряный, с замысловатыми хитросплетениями нитей серебра и ножкой в виде двух свившихся змей, словно поддерживающих чашу, и украшенный россыпью изумрудов и чёрного хрусталя. Я знала эти тёмные камешки - морионы.
  -Молчи, если хочешь. Заставить тебя говорить всё равно никто не сможет. Ты ведь сама по себе.
  -Как всегда,- я пожала плечами и поднялась на затёкшие ноги. Разговор был предельно сухим в отношении тем. Никаким. Пустым.- Дэйв, меня тут ждут. Может быть, я тебе попозже перезвоню?
  -Что этот кто-то настолько важная персона?
  -Уж поверь мне, ради этой "персоны" можно прервать и разговор с лучшим другом,- заверила я его.
  -Ну, хорошо. Перезвонишь?
  -Определённо.
  Я скинула звонок и протянула мобильный нежданному гостю. Тот жестом остановил меня.
  -Это твой телефон.
  Моя невнимательность, как обычно, прогрессировала, что отлично доказал этот эпизод. Мобильный действительно был моим, просто я этого не заметила раньше, когда и нужно было такое замечать.
  -Да... Точно...- Я неуклюже плюхнулась рядом на скамейку и тяжко вздохнула, уткнувшись взглядом в эту вещицу.- В последнее время у меня затуманилось чувство наблюдательности...
  -Такое бывает,- сказал мой собеседник.
  -Да, особо часто у меня,- хмыкнула я и спрятала мобилу в карман.
  Он налил вина в кубок. Меня от вина в последнее время воротило: после того, чем меня сумел напоить Винсент как-то вечером... Нет, я, разумеется, понимаю, что он не специально, однако... Тем более, мне и не предлагали. Я ещё раз глянула на кубок.
  -Тебе он нравится?
  -Нет.- Честность всегда была моим коньком.- Он красивый, я не могу спорить. Но ведь красота не обязана нравиться. Он... странный.
  Дьявол кивнул.
  -Все так говорили. Но не многие из него пили. И если уж тебе придётся сделать из него глоток, то условия Игры уже начну ставить я. Не обессудь, Виллия,- произнёс он, отпив немного вина.
  -Игры?- переспросила я.
  Ох уж мне не понравилось это слово. Надо сказать, что не зря оно мне не понравилось. Мои опасения подтвердились улыбкой на его лице, а потом мой рассудок был добит его словами.
  -Да, Игры. Это мастерство. Первый некий ход, который ты сделала, согласившись на сделку. Увы, Игра никогда не оканчивалась одним ходом, поэтому тебе предстоит впереди ещё очень долгий и трудный путь.
  -Вот чёрт!- не удержалась я и схватилась за голову, в памяти которой сквозили огромные дыры. Он же предупреждал, что, соглашаясь на эту сделку, я "буду готова к Игре". Хотелось ругнуться нехорошим словом.- Скажи мне, в каком состоянии я была раз согласилась на это?
  Его лицо расплылось в усмешке чем-то очень смахивающей на любимую мной ухмылку Ларса Мортала. Меня даже не сразу постигла шокирующая мысль о том, что я спокойно могу смотреть на него. В третий раз - всё можно? Однако что там увидела, я говорить не стану. Это мои дела. Как хочешь, так его и представляй - у него тысячи имён и, наверняка, столько же обличий. К чему же тогда говорить о его внешности?
  -Во вменяемом,- холодно ответствовал он.- Просто ты всегда была любительницей острых ощущений.
  -Так... За мной ещё и следили всю жизнь?- хмуро осведомилась я.
  -Да. Всю твою сознательную жизнь.
  -Винсент?
  -Он? Нет. Этого демона к тебе подослал некто другой - не я. Виллия Габриель, ты настолько интересная и важная личность, что тобой интересуется не только Сатана, но и многие другие личности, которые думают, что не связаны со мной ни чем. Хотя я-то знаю, что такие, как они, попадают всегда только в одно место. Ты уже знаешь куда.
  -Туда же, куда отправился Блэквуд?
  -Будем называть всё своими именами. Чернокнижник был не человеком, а обнаглевшим демоном по имени Шарр.
  -Моей выдающейся персоной интересуются даже демоны?- моя челюсть аккуратно отвисла, с риском стукнуться о пол.- Польщена.
  -Вижу.
  -И знаешь. Ты ведь всё должен знать.
  -Да, вот только твои мысли даже я не всегда понимаю. Они логичны, просты в своей сути, но настолько запутаны, что без топора и ножниц там не разобраться.
  -Правильно,- самодовольно ухмыльнулась я.- Нечего лазить по чужим кладезям разумных рассуждений. К тому же, они не всегда правильные, и я не всегда в них разбираюсь... А теперь вернёмся к нашим баранам. Объясни мне, что такое Игра. В прошлый раз ты говорил, что мне рано это знать. Но я хочу хотя бы иметь представление о том, во что ввязалась.
  -Если ты до сих пор ничего не поняла, то не думаю, что ты доросла до этого.
  -Не делайте из меня ляльку!- вякнула я и нахохлилась.- Удовлетворите хотя бы моё неуёмное любопытство.
  -Это понятие не для того, чтобы удовлетворять любопытство.
  Я фыркнула и забралась на скамейку с ногами, прижав их к животу, чтобы было теплее. Проснулась дремавшая тоска. Зевнула скука.
  -Хорошо. Но зачем тогда ты появился здесь? Я выполнила условие. Я освободилась. Что тебе ещё нужно от меня?
  -Ещё раз повидать неунывающую Габриель.
  -Это не причина,- прогнусавила я.
  -Возможно, но я хотел спросить у тебя: ты отказываешься от Игры? Или продолжишь играть?- на его лице продолжала красоваться усмешка, а глаза смотрели на меня, и в них искрился нехороший огонь.
  -Это был глупый вопрос... Я отказалась бы, если была не Виллией Габриель или была не в себе. Единственное, что меня действительно смущает, так это совершенное не знание предмета. Был бы хотя бы намёк на какие-нибудь правила Игры или что-нибудь подобное,- позволила я себе размечтаться.
  -Правила ты узнаешь сама. Они просты. Но условия уже буду ставить я. Кто смог доиграть - смог много добиться. Кто не дошёл до конца - тот стал ничем, либо сгинул в преисподней.
  Его властная рука протянула мне кубок.
  -Пей, если согласна идти дальше.
  Я осторожно выпрямилась и приняла этот кубок, который мне совершенно не нравился. Змеи-искусительницы, изумруды - камень храбрых мудрецов, чистое серебро и морион - камень мёртвых...
  -Вот триллер. Подумать только, я влезла в дела, которые никогда и никоим образом меня не касались.- Я туманными глазами смотрела на вино в кубке, очень похожее на кровь. Столь же густое и багровое. Совершенно не прозрачное.- У меня есть ещё пара вопросов к тебе.- Я перевела взгляд на Дьявола.- Когда вернётся Вивьен?
  -Ты дождёшься её. Теперь она тебя не отпустит одну в водовороты этой Игры. Из неё боги не всегда выходили победителями.
  -Так...- протянула я.- Мои шансы уменьшаются прям таки в геометрической прогрессии. Одно радует - Вивьен всё-таки выполнит своё обещание.
  -Это её долг перед тобой. Второй вопрос.
  -Блэквуд тоже был игроком?
  -Да, в некотором смысле, но его участь тебе не грозит, потому что у тебя будет другой сценарий: твои стремления отличаются от его, как белое отличается от чёрного. Его цели были для тебя слишком банальными...
  Я заулыбалась. Не только, наверное, для меня это было несколько банальным. Просто это - на уме каждого уважающего себя и не очень уважающего злодея - практически быть богом. Могли бы придумать и что-нибудь менее типичное.
  -Ладно. И последнее: я не отравлюсь?- осторожно спросила я, снова посмотрев в кубок.
  -А я похож на того, кто хотел бы тебя отравить?- На приятном лице появилась улыбка.
  -Уговорил,- вздохнула я.
  Замешкалась и всё-таки заставила себя отпить вина. Я сделала всего три небольших глотка, когда мою правую ладонь, которой я сжимала кубок, обожгло. У меня появилось ощущение, что к ладони приложили раскалённое железо. Естественно, повинуясь вполне разумным рефлексам, я отбросила на пол кубок и схватилась за руку.
  -Дьявол!- прошипела я.
  Но его уже здесь не было, только кубок лежал на полу, с разлитым вином. Оно было сладкое, приятное, хотя и со странным, непонятным мне металлическим привкусом. Кажется, это была кровь. Но, став девушкой вампирских наклонностей, я могла прочувствовать её вкус как приятный или восхитительный... Увы, никогда не знала, что ощущают вампиры, высасывая кровь у своих жертв.
  Я посмотрела на ладонь. Сначала я заметила кровоточащую рану и сразу поняла, чью кровь попробовала. Затем ранка начала затягиваться, причём с такой скоростью, словно я могла регенерировать как типичная многоклеточная гидра, пока вовсе не исчезла. Можно было бы уже начать успокаиваться, но в ладони что-то неприятно резануло и её центр начал темнеть... Мои глаза скосили на кубок, чтобы не лицезреть этого не самого приятного процесса, к тому же ещё и непонятного ни мне, ни моему интеллекту, ни моему организму.
  В отношении кубка тоже произошли изменения. Вино вело себя истинно как живое и мыслящее существо: собралось, сконцентрировалось и утекло куда-то в дождь с крыльца Ларсова дома. Серебряные змеи на кубке тоже пришли в движение и, бросив на произвол судьбы чашу, последовали за вином. Одна из них на прощание сверкнула изумрудным глазом, показала окровавленные клыки, и скрылась вслед за своей сестрой. Представление ещё не закончилось с побегом со сцены пресмыкающихся: морионы стали вдруг изящно, струйками чёрного дыма испаряться и переплетаться, сгущаться и приобретать очертания, хотя бесформенные, пока передо мной не материализовалась черная безликая тень. Меня пробрало до костей ледяным холодом вплоть до того, что я чуть не закричала, забив на свою гордость и обет никогда не кричать. Эта холодная чернота зло улыбнулась пустотой: через эту щель я увидела дождь; она наклонилась и подобрала чашу... Резко метнулась ко мне, а я даже не смогла сопротивляться - меня словно парализовало этим странным неприятным ледяным ветром. Её чёрный отросток-рука потянулась к моему сердцу.
  -А-а-а!
  Это было дико больно, словно меня проткнули тупым ржавым копьём, раскалив его в очаге кузнеца.
  -Виль!
  Знакомый и родной голос донёсся словно бы откуда-то издалека. А я даже не могла ничего сделать...
  Внезапно тень зашипела и стала ужасно коверкать пространство, искажаться своим несуществующим телом и переливаться чернотой в своих настолько же несуществующих оттенках. Так было. Этого нельзя было увидеть, потому что такого не существовало, но это возможно было почувствовать. Я, тяжело дыша, смотрела на черноту... По её дикому отростку, не спеша и изящно обволакивая хитросплетениями, тянулась красная тонкая линия, разветвлялась и проникала глубже в неё, заставляя тень искажаться и "кричать" всё больше. Криками можно было назвать это дикое шипение, очень похожее на шепелявый диалект дождя, только дождь никогда не желает зла.
  В последний раз тень всхлипнула и, исказив очертаниями пространство вокруг себя, исчезла, сдавленная красными полосками. А они, в свою очередь, опали и ушли в землю... Меня словно что-то отпустило.
  Это была страшная боль. Впервые за всё моё сумасшедшее путешествие с дьявольской сделкой за плечами.
  Ко мне подскочил Ларс, появления которого из-за своей занятости непонятными тенями я не заметила. Он был старательно полит дождём, пока преодолевал ступор и расстояние, отделяющее его "Мицубиши" от крыльца дома. Я же не пошевелилась, пытаясь придти в себя. Даже не подала вида, что, вообще, что-нибудь замечаю вокруг своей персоны.
  -Что случилось?- тихо спросил он, присев рядом.
  Я резко оглянулась на его голос. Наверное, даже слишком резко, что он вздрогнул.
  -Я не знаю!!!- истерично завопила я.- Эта тварь просто бесцеремонно напала на меня!!! Ларс! Мне холодно...
  Он аккуратно обнял меня.
  -Успокойся. Она ушла. Ты сама её прогнала. Моим кольцом,- отрывками, но как-то мягко говорил он, что я постепенно начала успокаиваться, пока вовсе не затихла, убаюканная его приятным голосом и шуршанием дождя.
  Минут через пять он отнёс меня в гостиную, принёс горячий крепкий чай и плед, пристроился рядом со мной и улыбнулся, заметив, что я пришла в себя. Как всегда пришла - тихонько, мелкими перебежками, дабы никто не заметил. А этот человек всегда, похоже, замечал то, чего другим увидеть было не дано.
  -Успокоилась, Виль?
  -Да. Спасибо.- Хотя сердце ещё немного побаливало, но, в остальном, чай действовал не хуже успокоительного.
  -Сможешь мне рассказать, что, всё-таки, произошло?
  -Тебе - да,- кивнула я.- Но потом, завтра. С самого начала. С того самого дня, когда обошла тебя на трассе, потому что эта история там и начинается... А сейчас... Сейчас я хочу кое-что спросить и кое-что сказать. Если ты мне разрешишь - ты в этом доме хозяин. Я же сегодня нарушила все запреты, все условности, всё благоразумие... Ты простишь меня?
  В зелёных ясных глазах появилось непонимание. Он подвинулся ближе.
  -Объясни, за что я должен простить тебя?- он сделал особое ударение на последнее слово.
  -Сегодня я разговаривала в третий раз с Дьяволом. Нет!- я мигом остановила его, чтобы он ничего не говорил.- Промолчи, пока я не скажу. Завтра будет начало. А пока... Я согласилась на Игру, не зная в чём её суть. Выпила из его кубка вина... Теперь я не знаю, что делать.
  Он улыбнулся, хотя странно, печально как-то и дотронулся до моей щеки своей тёплой ладонью. Я вздрогнула от этого прикосновения.
  -Ты думаешь, я сошла с ума?- с горечью спросила я, с трудом сдерживая слёзы.
  Ларс мотнул головой, отнял ладонь от моей щеки и взял мою правую руку. Аккуратным движением повернул её ладонью вверх и пальцами свободной руки провёл по чёрному пятну, которое теперь там было.
  -Ты не сошла с ума, Виль. Я верю тебе... Теперь у тебя есть Знак Игры. Он ещё не проявился, но именно эта метка даст знать, когда Игра начнётся для тебя.
  -Мне страшно,- честно призналась я, уже не коря себя за то, что призналась в этом Ларсу.- Очень страшно. Даже не столько от понятия того, что ввязалась в нечто серьёзное, а оттого что не знаю что это такое. Не имею ни малейшего представления.
  -Боишься неизвестности?- с пониманием кивнул он.
  -Наверное... И ещё боюсь одна остаться.
  Он улыбнулся немного веселее и оставил мою руку, хотя мне нравилось, когда он держал её в своих тёплых ладонях.
  -Дай мне моё кольцо. Пожалуйста.
  Я почувствовала укол обиды на него: зачем он притворялся понимающим меня человеком, если собрался забрать вещь, которая только что спасла меня от смерти. От плачевных последствий точно. Однако в другом смысле правда стояла на его стороне - кольцо было Мортала, он мне его не давал и не дарил, к тому же я сама собиралась ему его вернуть. Снова, как не обидно моей самооценке, он прав.
  Я выудила кольцо из-под кофты и протянула его ему. Оно, качаясь на посеребренной цепочке, хитро блеснуло золотым боком. Ларс взял его, подержал немного в руке, словно размышлял о чём-то, и... разорвал цепочку. Я была в шоке.
  -Я не люблю это кольцо: оно всегда приносило мне несчастье. Но раз уж оно взялось защищать тебя, Виль, решусь вручить его тебе. Как подарок от лучшего...
  -...человека на земле,- закончила я за него фразу.
  Он продолжал улыбаться, положив кольцо мне на ладонь. Колечко сверкнуло красным светом, когда соприкоснулось со Знаком Игры.
  -Не обессудь, но одевать тебе кольцо на палец я не стану. Просто чьи-то не совсем правильные мысли могут неправильно всё понять.- В зелени его глаз блеснул бесовской огонёк, явно намекая на меня.
  Мне захотелось заплакать от обиды. Однако вместо этого я взяла кольцо и надела на указательный палец правой руки. Удивительно, но оно пришлось аккурат по размеру, словно его сделали специально для меня. Я старательно делала вид, что изучаю кольцо, чтобы не выдать чего не следовало, раз он пожелал назваться другом... Я так поняла... Расклеилась ты в последнее время, Виллия Габриель. Это очень сложно назвать правильным.
  -Ты загрустила,- высказал вдруг Ларс.- В чём дело?
  -Я ещё не всё сказала... Мортал... Ты, правда, самый лучший человек на земле, я не шутила. Ведь ты... Я не могу сказать всё красиво, как это обычно делается... Сбивчиво,- я робко заулыбалась своим рукам, не решаясь поднять на него глаза.- Я не рассказывала тебе сказку о принцессе и нищем на осле...
  -Я слышал её от Дэйва,- сказал он.
  -...хм... Дэйв. Почему он тебе её рассказал?..- я пожала плечами и поёжилась. Потом вдруг встрепенулась и взглянула на него.- Господи, Ларс! Ты же с улицы! Там дождь. Ты простудишься!
  Он сидел и улыбался, глядя как я забеспокоилась, вспомнив, что он промок до нитки. Я собиралась уже вскочить и побегать по дому с озабоченным видом, стараясь избежать того, чтобы Ларс простудился, но он меня остановил одним только прикосновением руки к моему плечу.
  -Всё нормально. Если и простужусь, то здесь, кажется, будет кому поухаживать за больным человеком. И не увиливай. Что ты хотела сказать?..- он усмехнулся, впившись в мои глаза зеленью своего пронзительного и волшебного взгляда.- Впервые вижу Виллию настолько нерешительной и перепуганной.
  -И не в последний раз,- буркнула я, не в силах оторваться от созерцания этих двух изумрудов.- ...Я хотела сказать, что ты тогда убил Джека. Человек на красном "мерсе". Мне было на это всё равно. Только вот "гольф" жалко было. Теперь нет ни Джека. Ни "фолька"... Остался только принц на красном коне... Ты не подумай ничего плохого обо мне!- быстро вставила я, заметив изумление на его лице.- Ты мне ничего не обязан, я бы и не начинала эту тему, если бы... не случилось... Понимаешь, ты вылез на дорогу в тот вечер так неожиданно!.. А потом... Я не представляю, как это случилось. Но это всё разбило! Всё, в чём я была так уверена! И... я...
  Он вдруг остановил меня одним только движением. Потом взял за плечи и поцеловал. Это не был тот вынужденный поцелуй, которым мы хвастались с ним перед Прэнком и его дружками. Это было нечто другое, даже Джек не дарил мне подобного ощущения, но теперь я понимала на самом деле что такое "нежно", "любя"... Он отпустил меня и улыбнулся.
  -Да, Виллия, я тоже. Я тоже это испытал. И, хоть ты и вступила в Игру без правил и названия, Игру без сути, я не оставлю тебя.
  -И это говорит Ларс Мортал. Вечно хмурый, угрюмый и нервный,- добродушно фыркнула я.- От тебя пахнет дождём.
  -Да. Но знаешь, с некоторых пор мне, кажется, стало "светить по некоторым пунктам".
  -А если я рядом, то с тобой и не такое может случиться.
  -Ну, если ты рядом, тогда всё в порядке...
  
  Потом наступило утро. Дождь ушёл, обидевшись на зонтики и крыши домов, на людские проклятья и хмурые взгляды. Но серое непроглядное месиво всё-таки стояло на своём и определённо не собиралось исчезать с ляписной голубизны осеннего неба.
  А мне в этот час было всё равно. Душа грелась. Тело грелось, обнятое сильными и надёжными руками человека, которому я доверяла... Впервые за очень долгое время мне было хорошо. Я считала себя счастливой. Скоро, очень скоро всё опять измениться, повернётся, исказиться и никто не знает куда, как и каким образом... Снова начнётся охота, где непонятны роли охотника и добычи. Снова придётся ехать неизвестно куда, непонятно зачем, проигрывая сценарий Игры без правил и сути.
  Я, Виллия Габриель, снова влезла в дела высших, которые никоим образом никого и никогда не касались. Скоро я снова превращусь в бегущую по судьбам, жизням и мыслям... Я другая, не такая, поэтому и живу по-другому. Так бывает одиноко, но я не умею как все...
  Через час мне позвонит мама с разъяснительной беседой на тему моего исчезновения и розыска в родном городе. Я только рассмеюсь и брошу трубку, хотя потом разревусь от бессилия. Вечером позвонит Дэйв и мы продолжим пустую беседу, пока она не закончиться условностью встретиться через неделю в "мастерской". Через два дня я посмотрюсь в зеркало и замечу среди своей чёрной шевелюры тонкую рыжую прядку. Через месяц мне придёт письмо...
  Но это всё будет дальше, где я ещё не жила. Позади меня посапывал Ларс, уткнувшись носом в любимую спину. Я улыбнулась и, извернувшись, повернулась к нему лицом. Настолько блаженного выражения лица я ещё ни у кого не видела. Улыбнулась. Чмокнула его в нос.
  -Спасибо... За всё спасибо...
  Подарки бывают разные. Он мне подарил то, чего не мог дать никто.
  Вот за это и спасибо, дорогой человек... Зеленоглазое чудо...
  
  19.04.06
  20:23
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) Э.Никитина "Пересекая границу реальности. Книга 2"(Любовное фэнтези) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Титов "Эксперимент"(Научная фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"