Виллия Н. : другие произведения.

Выкинь всё из головы

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это был всего лишь сон, приснившийся одной наивной мечтательной девчонке, что доверяла суевериям и надеялась на вещие сны. Три дня она ходила влюблённая, верящая и глупо улыбающаяся. А здесь… здесь всего лишь её мысли и остатки сна… И вам не следует считать её глупой, хотя бы потому, что она ещё не разучилась мечтать… Хорошо?

  За окном лил дождь уже которую неделю. Серые дни сменяли друг друга одной нескончаемой чередой. В этот день она слышала раскаты грома вдалеке и очень надеялась, что хотя бы эта гроза дойдёт до их маленького промокшего насквозь города. Как ни странно, но она любила дождь, даже если он навевал на неё тоску, грусть и заставлял плакать. Она любила его, хотя бы потому, что больше её любовь никому не была нужна.
  Пустая квартира настораживала своей тишиной. Были выходные, а она всё не могла расслабиться и отдохнуть. В голове всё ещё крутились какие-то ненужные будничные мысли, душа требовала отдыха и общения с лучшей подругой, но та теперь вечно была занята и девушка даже не могла припомнить, когда же они в последний раз виделись.
  Её тусклый уставший взгляд оторвался от созерцания пустынной сырой улицы за окном и устремился куда-то в пустоту комнаты, где находилась девушка. В который раз ей в голову пришла мысль, что пора бы и завести себе какую-нибудь живность, иначе эта одинокая пустота может свести с ума. За окном сверкнуло, заставив её вздрогнуть от неожиданности. Вскоре подоспели и раскаты далёкого грома. Значит, гроза всё-таки будет. Девушка тоскливо вздохнула и опустилась на ковёр в гостиной, где лежали раскрытые журналы и стоял бокал крепкого горячего чая. Он спасал в этой пустоте от грусти и депрессии, не хуже горького шоколада.
  Девушка улеглась на пол, укутавшись в синий тёплый плед, и принялась бесцельно листать. Её мысли были далеко от этих пустых глянцевых журналов. В те моменты она была где-то в своих мечтах, смеялась в крепких объятиях "того, кого она всегда ждёт". Она часто мечтала о нём, но до сих пор ещё не встретила, хотя знала, что когда-нибудь это произойдёт. О том, что этого может и не случиться, она старалась не думать вовсе.
  Она улыбалась, постепенно забыв о журнале, положив голову на руки и устремив свой взгляд куда-то в пустоту. Проходило время, приближалась гроза, но она этого и вовсе не замечала, погружённая в свои детские грёзы о принце, о том, кто где-то есть и обязательно ищет её...
  Ярчайшая молния и мгновенные раскаты грома грубо вырвали её из сладкой дрёмы. Девушка резко села и помотала головой, приходя в себя. В комнате царил странный полумрак, как будто бы и живой. Какой-то странный, сумеречный. Тёмные, отливающие медью волосы рассыпались по плечам, а по телу пробежал приятный холодок, когда плед упал с плеч. Девушка посмотрела за окно: дождь усилился, тяжёлые капли били по стеклу, срываемые порывами сильного ветра, а гром, казалось, не умолкал ни на минуту... Она вдруг почувствовала новый приступ одиночества, такой дикий, что невольно на глаза навернулись слёзы. Она была одна.
  Девушка уже собиралась встать и вскипятить себе ещё немного чая, взамен остывшего, когда почувствовала, что кто-то находится у неё за спиной. Она вздрогнула и медленно оглянулась. Сумеречная темнота мгновенно расступилась, явив за собой два похожих силуэта, сидящих на полу, откинувшись спинами о диван. Она глупо смотрела на них, ничего не понимая: ни откуда они взялись, ни кто они такие. Они просто были, и отчего-то это казалось нормальным, настолько, что она даже не попыталась закричать или просто испугаться. Девушка молча сидела и разглядывала своих гостей.
  Они оба ей были знакомы, но смутно, как старые забытые друзья. И как ни пыталась, она не могла разглядеть их лиц: всякий раз, как девушка старалась присмотреться к ним, что-то ускользало от неё, что-то такое, без чего она не смогла бы сказать, чем отличались эти два парня от других. Однако что-то во внешности одного из них - того, что сидел по левое плечо от неё - она смогла уловить: он был необычайно красив. Как ангел. Наверное, так. И она поймала себя на мысли, что этот парень ей очень нравится
  Девушка уже собиралась спросить, кто они, когда он её перебил, словно знал, что она собирается сказать:
  -Привет, подружка. Ждала?- и улыбнулся, подмигнув.
  Девушка удивилась, когда вдруг неожиданно для себя поняла, что и правда... ждала. Как-то незаметно для себя пронесла через всё своё одиночество это ожидание и только теперь это поняла. Наверное, так бывает, когда очень долго живёшь в своём мире снов и ожиданий исполнения мечты.
  -Да...
  Улыбнулся второй парень, кивнув. И тут девушка осознала, что знает их, столько же, сколько длилось это ожидание. Они были просто старыми друзьями, про которых иногда забывают, погружённые в свои заботы, в свои печали, в свои мысли... И это подтвердилось, когда один из них подхватил вдруг оборвавшуюся нить только начавшейся беседы и начал выспрашивать, рассказывать... Это был странный разговор, как бы и дружеский, но какой-то незаметный, словно бы его и не было. Если бы она попыталась вспомнить хоть слово из него, то не смогла бы, настолько он был незначителен. И так бывает...
  Девушка, улыбаясь, отвернулась, переключившись на журналы, чтобы хоть немного снять напряжение с себя и забыть про лёгкое смущение. Отчего-то ей казалось, что что-то она забыла, что эти парни могут читать её мысли, и очень странным казалось, что она не может вспомнить их имён...
  За окном продолжала бушевать гроза, а девушка сидела на полу подобно Русалочке, и бесцельно перелистывала страницы журнала. Она даже не сразу осознала, что это даже не журнал, а её старая тетрадка по начерталке. Она узнала её по исписанным полям, где частенько встречались до боли знакомые инициалы "В.Г.", а ещё названия любимых групп... Только когда она уловила, что листает, смогла осознать, что совсем уже привыкла к парням, и даже то, что она была в одной коротенькой сорочке на тонких бретелях, не смущало её. Она на миг оторвалась от тетрадки и оглядела себя... У неё никогда не было такой одёжки, да и материал этот был каким-то странным: что-то среднее между шёлком и хлопком. Но цвет ей очень нравился: тёмно-синий, с лёгким голубоватым оттенком. В голове вдруг появилась мысль, что получилась бы красивая картинка, если её вот так нарисовать: со спины, в этой синей сорочке, "русалочкой", с ниспадающими на плечи волнистыми тёмными волосами...
  Она думала об этом, даже начиная забывать о том, что за спиной у неё сидят два молодых человека. Она осознавала это только каким-то шестым чувством, а в голове роились мысли только об одном, о том, что был ангельски красив. С левого плеча. Он ей нравился, и это чувство заглушало всё остальное. Она знала, что он смотрит на неё и тоже думает о том, как она красива. И не важно, откуда брались эти мысли, главное - он любовался ей...
  -Закрой глаза,- сказал он во внезапно возникшей тишине.
  Это было неожиданно, но чётко, как-то по-другому, иным голосом, тоном, не тем, которым разговаривал всего парой минут ранее, до этой тягучей тишины. Молчания, которое каким-то неведомым образом касалось её и только её. Она это чувствовала.
  Девушка даже не сразу осознала, что он сказал это ей.
  -Закрыла?- спросил он через некоторое время, специально сделав паузу. Он всё здесь делал специально, зная, чего хочет, и что здесь может случиться.
  -Да,- сказала девушка, отодвинув тетрадь и закрыв глаза.
  Темнота. Появились какие-то странные потусторонние ощущения, какие она никогда раньше не чувствовала, а теперь вдруг это случилось... И вдруг она почувствовала, что глаза сами начинают открываться. Так странно ей это казалось. Девушка насилу зажмурилась... И поняла, что видит даже с закрытыми глазами. К чему это?..
  А потом он что-то сказал, но девушка не расслышала, погружённая в новые ощущения. Только потом он повторил, по-прежнему находясь по левое плечо за её спиной, тихим, странным голосом, схватившим за сердце:
  -Выкинь из головы все мысли...
  Она подчинилась, просто и беспрекословно, с удивлением осознав, что голова вдруг стала подозрительно тяжёлой и пустой, только какие-то мелкие и неприметные мысли вертелись там в виде картинок, напоминавших гламурные фотографии в журналах мод. И все они были в красных и синих тонах, тёмных и мрачных.
  И почему-то так хорошо было. Приятно. Так, словно она погрузилась совсем в другой мир. И это зацепило намертво. Но другое поразило её ещё больше...
  Она сидела так неподвижно ещё несколько мгновений, и вдруг - она сама не уловила как - но этот ангельски красивый парень... его руки вдруг коснулись её тела. И ткань сорочки ничуть не спасала от его нежных осторожных прикосновений. Это было волшебным ощущением, и ей стало всё равно, словно именно эти касания забрали всё её смущение, все сомнения...
  И она, продолжая чувствовать его прикосновения поверх тонкой, ничего не значащей ткани сорочки, внезапно почувствовала над левым плечом его дыхание. Такое, что в груди всё перемешалось и сжалось в тугой томящий комок. И ещё был какой-то запах. Непонятный. Незнакомый. Не одеколон. Это был обыкновенный, очень простой запах, который невозможно описать, но который сводит с ума...
  И потом он начал говорить. Тихо, но все его слова были слышны в комнате, словно бы он кричал их вслух. Их слышал даже тот, о ком все забыли, но он не вмешивался, он просто сидел и наблюдал. Даже с каким-то безразличием, как будто бы так и должно было быть. Именно так, но никак иначе...
  О чём были те слова?.. Она не улавливала их значения, хотя ей очень хотелось их слышать, словно бы они были существенны. Они цепляли, затягивали, заставляли слушать себя. Необыкновенные слова. Простые по звучанию, но глубокие по смыслу, словно сам Люцифер говорил его устами... Как же это было волшебно... Они действовали как дьявольское заклинание: оно было предельно простым, но коварным в звучании этого голоса с лёгким придыханием, странным, сильным, глубоким. Слова выскальзывали из её головы, как только доносили свой смысл, оставляя за собой лишь чувства, вызванные собой. В них не было ни одного лишнего звука, нежного и страстного слова, какие обычно звучат в такие моменты... Она помнила лишь одно слово из всех - "лотос", и в её отсутствующих мыслях он был нежно-голубым.
  Дыхание от этих слов стало сбиваться. А он - ОН - почти ничего и не делал, только руки, касающиеся тела девушки, горячее дыхание над левым плечом и слова. Больше ничего. Но только из-за этого ей было уже на всё наплевать, хотелось только одного - его, единственного...
  Ей дико хотелось любить. С закрытыми глазами. С образами в пустой голове, навеянными его "заклинанием". И он хотел этого, иначе бы не прозвучали в этой комнате слова, которые так странно отозвались в ней.
  И было хорошо.
  Она даже не заметила, как он оказался перед ней, умолкнув, но теперь эта тишина была другой, наполненной непонятными ей ранее ощущениями... А он начал целовать её: плечо, шею, грудь - всё, что не смогла укрыть сорочка, и это было странно по ощущениям. Его руки уверенно путешествовали по её разгорячённому телу. Девушка боялась даже пошевелиться, да и совсем не хотела этого... А он... Она хотела поцеловать его в губы, но он лишь однажды коснулся её губ своими - она были какими-то странно горячими и сухими, как у больного гриппом человека. Но всё-таки он легонько её поцеловал - словно бы и случайно - и продолжал целовать её шею, грудь, плечи. Всё теми же сухими и горячими губами... Но как ей это нравилось...
  Это продолжалось чуть больше мгновения - так быстро летело время - когда она вдруг оказалась у него на коленях. Он уже был совсем без одежды... И как же он был хорош! Только от одного взгляда на него она поняла, что горит. Безнадёжно горит... Не осталось ничего, никаких мыслей, слов - только этот всепоглощающий огонь... Теперь он касался её лишь руками, собираясь снять с неё сорочку, которая так мешала... И лучше бы она больше ни о чём не думала: ни о страсти, ни о желании, ни о чём; а просто бы наслаждалась этими его ласками, причудами; пусть бы он делал с ней всё, что хотел. Пусть...
  Но одна-единственная мысль мелькнула в голове и всё - осталась. Яркая и осознанная. Вполне логичная. Вызванная давнишними страхами... Ведь у неё никогда и никого не было. Никогда. "Может, нужно сказать ему, что он... первый?.." Но слова застревали в горле. Вместо них, пришло странное, непонятное волнение... Она взглянула ему в глаза. Они ухмылялись...
  И всё исчезло.
  Девушка сонно прищурилась, глядя на солнце, заигрывающее заглянувшее в окно. Дождь закончился, лишь лёгкие облака плыли по яркому небу над городом. Плед бережно укутывал её плечи, а чай давно остыл... Никого не было в комнате, кроме неё одной. Опять одинокой, никем незамеченной девушки, живущей где-то в своих несбыточных мечтах и вечных ожиданиях своего единственного. Она несколько долгих минут смотрела на кусок лазури в окне, вспоминая свой сон, свои ощущения и пытаясь вспомнить слова "заклинания"; а потом вдруг понимая, что всё снова вернулось в реальность и ничего подобного не было. Но что-то же изменилось. Что-то настолько невесомое, но сильное, что оставил ей незнакомец с левого плеча...
  И она улыбнулась.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"