Мамаева Н., Гиппиус Р.: другие произведения.

Попаданка по обмену, или Альма-матер не нашего мира

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 6.81*54  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Часть текста. Роман вышел в издательстве АСТ. Автор иллюстраций: Александр Шапочкин
    Заказать в Лабиринте
    Это эксперимент. Здесь не будет морали, глубокого смысла, переживаний - этакая разгрузка для мозгов И собственно аннотация: учеба по обмену - дело хорошее. А если обмен не на земной университет , а на магическую академию из другого мира? Да и одногруппники - те еще подарочки? То драконесса каверзу подстроить норовит, то эльф презрением обольет, нефилим вообще откровенно насмехается. А тут еще и покушения. В их свете загадочный и нездоровый интерес к скромной персоне студентки с Земли становится крайне подозрителен...
    Маленький фанфик от Поляковой Марины ТУТ

Magice Academia, или попаданка по обмену



Авторы сердечно благодарят:
Тину - за помощь при выходе из тупиков,
Марину - за психологическую разгрузку,
Анну - за внимание и терпение,
Наталью Васильевну - за быстроту реакции
и дорогих читателей - за поддержку.



Пролог
'Господин Фрейнер!
Сим письмом уведомляю, что не позднее чем через десять дней вы будете мертвы, ибо история ваша написана подлостью, коварством, слезами, отчаянием и сломанными судьбами невинных. За чернила, которыми вы заполняли летопись своей жизни, придется заплатить собственной кровью. Не прощаюсь, а лишь желаю скорой встречи.
Ваш палач, который всегда рядом. '


Мужчина еще раз перечитал письмо и, скомкав его, бросил в полыхающий камин. Холодные бисеринки пота, выступившие на висках, лучше любых слов говорили о состоянии адресата. Вот только он не мог знать, что его убийца отмерил срок гораздо меньший, чем говорилось в послании, как и не мог предположить, что его смерть станет началом удивительной истории.


Глава 1
Все начинается с согласия

Рина

Я брела по мостовой, холодный дождик шел со мной. Он капал через зонт, заставляя ежиться. На календаре было лето, у погоды - осень, в душе - зима. Виною вьюжных настроений являлась практика и незачтенный отчет, связанный с ней.
На биофаке, где собственно я и обучаюсь последние три года, преподаватели есть разные: строгие и снисходительные, молодые и с седой окладистой бородкой, а есть Кабан. По паспорту он же Кабанцев Виталий Игоревич - зараза редкостная. И нет, чтобы просто нудный, зацикленный на своем предмете. Тут другое: он жуткий женоненавистник. Из тех, что считают - место женщины у плиты с дитем на руках, а в голове у нас наличествуют только сериалы. Получение же серьезных профессий - удел мужчин.
Руководство кафедры и декан факультета знали об этой проблеме, но поделать ничего не могли, или не хотели. Научных-то заслуг у Кабана немало.
Как результат - из шести девушек зачет получили только две, и то выше тройки им не поставили. А мне тройка в дипломе ну никак не нужна, поэтому на сентябрьском горизонте маячила еще одна пересдача.
Резкий порыв ветра выгнул спицы зонта, бросив в лицо стылые капли. Зайти в магазин что ли, переждать немного?
Приветливые двери супермаркета радостно разъехались в стороны. Светло и тепло, а еще суетно и рекламно. В глаза сразу бросилась растяжка: "Магия - это не чудо, это - повседневность", и изображение красотки с волшебной палочкой у плиты, на которой жарится ну очень аппетитная курочка.
Усмехнулась. Правительственная программа в действии, чтоб ее! Это началось пару лет назад... Сначала стала замечать: по телевизору в новостях репортажи о войнах, неутихающих в ближнем и дальнем зарубежье, все чаще подменялись подборками на тему научных открытий, мусолили теорию Эйнштейна о сжатии пространства и времени. Детективы потеснила научная и просто фантастика, разрослось число кабельных каналов о неизведанном. Я особо не задумывалась, к чему бы это, пока однажды новость, синхронно произнесенная тысячами дикторов на разных языках по всей планете, не заставила прилипнуть к экранам, мониторам, планшетам абсолютно всех зрителей. Смысл был прост и ясен: началось совмещение двух миров.
Официальные лица, дабы народные массы не волновались, заявили, что первые контакты состоялись еще чуть ли не полвека назад, цивилизация дружественная и мир, грань реальности с которым будет постепенно истончаться, переживал такое уже несколько раз. Вот только была одна проблема. По прогнозам ученых - мир, с которым предстояло слиться был... магическим, в отличие от нашего мира, техногенного. Да и к тому же населяли его оборотни, эльфы, драконы, демоны и прочие иные. Утешало лишь то, что процесс слияния будет протекать не одну тысячу лет и начнется с образование небольшого перешейка где-то на Эфиопском нагорье. Со временем "зона слияния" будет разрастаться, пока не достигнет площади всей планеты, ну а пока этот круг не больше метра в диаметре. Как-то так.
После такого заявления были массовая паника, правда, быстро утихшая, пикеты экзальтированных девиц под общим лозунгом "Хочу в попаданки" и сжигание чучела Саурона. Причем тут бедный герой Толкиена я так и не поняла. Со временем народ пришел в себя, свыкся с мыслью, что когда-нибудь миры объединятся (с тем, что солнце через миллиард лет погаснет человечество же уже свыклось), и началась правительственная пропаганда соседнего мира. В том числе и такими вот плакатиками. Бездарная пропаганда, на мой взгляд. Народ на агитацию не поддавался, предпочитая обходиться по старинке техникой, а не амулетами, которые пылились на полках магазинов, хотя цена за них - чисто символическая.
Товар с биркой "жар-камень" был не востребован, в то время как его технический коллега - обогреватель, расходился на ура прошлой зимой. Но правительство не унывало, пытаясь приобщить упрямое население к прелестям магического мира. Кстати, выходцы из последнего периодически мелькали на экранах, повышая рейтинги каналов и пугая народонаселение. В остальном наш мир несильно изменился после этого заявления.
Так же было, наверное, когда впервые объявили, что над Антарктидой озоновая дыра... Испугались сначала, а потом - ну дыра и дыра, подумаешь. Растет, не над нашими же головами, над пингвиньими. И ушло знание на околотки памяти.
Намного больше меня сейчас, например, волновал зачет.
В сумке смартфон запел об отчаявшемся el mariachi голосом Антонио Бандероса. Пока рылась, извлекая трындозвон, перелопатила всю сумку, нырнула рукой в дыру, незнамо как образовавшуюся в подкладке, и все это зажимая под мышкой мокрый зонт. В результате, когда нажала на дисплей и поднесла телефон к уху, настроение у злой и мокрой меня было ниже плинтуса. Радостный голос сестренки лишь усилил раздражение:
- Привет, нам надо с тобой поговорить не по телефону. Когда дома будешь?
В этом вся Рина. Сразу и по существу, без расшаркиваний. Милая девушка, чей задорный голос, звучавший из динамика, так контрастировал с окружающей действительностью - моя сестренка и звезда по совместительству. Не вру, действительно звезда. Ее в двадцать считают лучшей фигуристкой страны, а может и всего континента. В последнюю олимпиаду она взяла два золота: в командном и индивидуальном зачетах. Первые шаги мы с Риной на льду делали вместе, но в четырнадцать лет я на тренировке неудачно упала. Операция, два штифта. Прыгаю-бегаю конечно, но нагрузки большого спорта уже не для меня.
Потому и разошлись наши пути с сестренкой. У нее Олимп - у меня универ. О чем, в принципе, я ни капли не жалею. Обычная жизнь тоже имеет свои прелести: не надо выжимать из себя сверх, тренироваться с потом и кровью, бояться не оправдать ожидания целой страны.
Питер с его дождем, набережная лейтенанта Шмидта по утрам и после пар, съемная квартира в многоэтажке под крышей с вечно неработающим лифтом. Приветливая улыбка, которую натягиваешь помимо воли с утра до вечера, когда работаешь официанткой в небольшой кафешке, что расположилась в Кадетском переулке.
Самостоятельность дает права и накладывает обязательства. Помню, три года назад рьяно отстаивала перед родителями право поступить на факультет, который мне нравится. Поступила, и что толку? К третьему курсу все же поняла, что биология - это интересно, но экономика - это денежно. Может, роль сыграло еще и то, что родительница поставила условие: учишься, где хочешь, живешь самостоятельно, но на съем жилья будь добра зарабатывай сама. Нет, помогать мама с папой помогали, но именно что помогали, а не тянули на себе и не душили опекой.
Звонок сестры не то чтобы был совсем уж неожиданностью - проездом она останавливалась у меня часто, тем более, сестра числилась студенткой того же вуза, где и я училась. Вот только на спортфаке и на заочке, где только числилась - студентам-спортсменам, участвующим в международных соревнованиях, делали поблажки. Поэтому Ринка приезжала в основном к сессии - обозначить свое присутствие. А очередное 'свидание по учебе' у нас должно было состояться не ранее чем через несколько месяцев. Значит, что-то случилось.
Зашла в квартиру. Меня сразу же окружили ароматы свежесваренного кофе, жаренного и сдобы. Сестренка постаралась, значит, будет чего-то просить.
После того, как я была напоена-накормлена, Ринка приступила к атаке. Жалобный взгляд кота из Шрека, несчастное выражение лица...
- Мамилючик, выручай!
Уже и не помню, откуда взялось мое семейное прозвище, наверное, еще с ползунковой эпохи, когда плохо выговаривала слова, но, если Ринка о "подпольной кличке" вспомнила - дело швах.
- Помоги, пожалуйста.
-А чем конкретно?
Обрадованная сестренка продолжила:
- Нужно меня заменить на одном мероприятии... - по-видимому, она что-то увидела на моей моське, ибо сразу же затараторила, словно боясь, что я оборву ее на середине и она не успеет проговорить все до конца: - мне приглашение прислали, в академию, по обмену на два месяца как раз... а я не могу, у меня сборы, да и с мамой Владика на следующей неделе знакомиться иду. Потенциальная свекровь как-никак.
Из всего сказанного (уж таково свойство женского мозга, может не всякого, но моего точно) я выловила главное:
-Так Владик тебе предложение сделал?
- Ага, - сестренка просияла. Но потом волевым усилием (так как обсудить это событие ей хотелось неимоверно, невооруженным глазом было видно) Ринка вернулась к основной теме: - вот я и говорю. Уезжать никак нельзя.
- Ну, прилетишь на самолете, в чем дело-то, - перебила я.
- Из магического мира - не прилетишь. Мне в их академию приглашение прислали. А там через границу не больно-то и походишь туда-сюда. Узнавала уже. От приглашений такого рода при политике нынешнего правительства сама тоже понимаешь - отказываться не комильфо.
- И как тебе так свезло? - посочувствовала я.
- Обозвали цветом нации. И вперед, с песней. Поэтому выручи, а?
- Как я выручу-то? Приглашение-то тебе.
Рина просияла. Поняла по моему голосу, в котором проскользнули нотки сомнения, что до сдачи своих позиций недалеко осталось.
- Договоримся с организаторами. Делов-то. Какая разница, кто из Камаевых приедет? Меня к тому же тренерский штаб не горит желанием отпускать. А уж если им так нужна фигуристка, то почему не ты? Не разучилась же кататься после травмы? А?
Сестренка послала умоляющий взгляд... Я лишь покачала головой.
Скептик внутри меня с сомнением хмыкнул.
В течение часа я расспрашивала Ринку обо всех деталях задуманной авантюры. Увы, она и сама мало что знала об этой затее. Единственное, что она мне пообещала - руководство универа пойдет мне навстречу и в плане учебы. А значит, вопрос со злополучным зачетом может разрешиться значительно проще...
Также же сестренка пообещала, что с представителями другого мира вопрос о замене решится без проблем. А если не решится, мы же все равно близняшки. Кто там будет разбираться та Камаева приехала или не та?
Близняшки... это если по генетике. Внешне же мы отличались хотя бы тем, что Рина красила волосы в блонд, завивая кудри, носила мини юбки и облегающие блузки. Кто-то называл ее Барби, а я предпочитала быть девочкой-весной. Яркой, веселой, жизнерадостной, смешливой... быстрым ручьем, звенящим в половодье.
Я в отличие от сестренки предпочитала темные волосы, челку до глаз, джинсы и футболки.
- А как же...- и я сделала выразительный жест на свой внешний вид.
- Не переживай, - оптимистично махнула на меня рукой Ринка, - это дело пары часов.
Знала бы я, во что ввязываюсь...
Три часа измывательств над моей шевелюрой, хоть и отданной в руки профессионала, примерки одежды стиля "Барби на выгуле", ноголомательной обуви - и нас с Риной не различит даже папа. Мама, подозреваю, все же справится с задачей - опыт нашего ползункового детства никуда не денешь. Две платиновые блондинки. Невысокие, но весьма миловидные.
- Вам так идет смоки-айс! - причитала визажист.
Я же про себя прикидывала, как не навернуться на шпильках, которые в повседневной жизни не носила. Сестренка, в отличие от меня, на "ноголомах" держалась так же уверенно, как и на льду, разве что аксели не выписывала.
В день отбытия сестренки, она огорошила меня новостью:
- Понимаешь, тут такое дело... В общем, не успели ту сторону предупредить, что вместо меня будешь ты. Так что вот, держи, здесь паспорт и письмо с приглашением, - Рина протянула мне конверт. - Я в тебя верю, и... спасибо! - сестренка порывисто обняла меня, и по ее щекам потекли слезы.
Я растерялась. И ни капли не поверила, что не успели. Скорее уж просто не захотели. Небось выдвинули условие - прислать только выдающихся студентов, а не абы кого. Я хоть и училась неплохо, но такими успехами, как сестра, похвастаться не могла. Вот и сделали рокировку втемную. Даже чуть обидно стало. Ладно Ринка - у нее личные мотивы и отчасти я ее могла понять. Хотя и руководство университета тоже понимала. Вот только от всех этих пониманий стало еще горше....
- Ты не представляешь, как важно для меня, что ты согласилась... Просто миры будут объединяться еще не одну сотню лет, а я живу однажды и Владик, вернее его мама. Может от этой встречи зависит все мое дальнейшее будущее, семейное счастье.
-Да ладно тебе, - я неуклюже похлопала Рину по спине. - Это ерунда. У меня все равно вроде как почти каникулы, пару месяцев пожить в другом мире, посмотреть на этих самых эльфов, которых по ящику показывают, на магию в действии опять же глянуть - развлекусь одним словом.
Ринка улыбнулась.
-Тогда лады. Удачи. Извини, что не смогу остаться подольше, у меня самолет в Сочи через пару часов.
-Тренируетесь на "Роза Хутор"? - понимающе поинтересовалась я
-Ага, - сестренка печально вздохнула.
То, что было сделано в рекордные сроки для олимпиады, уже кое-где давало трещины. Любимый ледовый Ринки в Москве был гораздо лучше и надежнее в этом плане, но тренироваться там по финансам выходило накладно, вот и проводили сборы в менее затратном месте, которое обходилась казне мин. спорта подешевле.
Она ушла, а я развернула конверт. "Дата отправления 29 июня" - значилось в официальном документе.

Глава 2
Вхождение в новую жизнь зачастую оборачивается встречей со старой

Рина

"Идти неприятностям надо навстречу, потому как они бояться лобовых столкновений" - этой жизненной аксиомы я придерживалась в большинстве случаев. Вот и сейчас, стояла с прямой спиной, а в лицо дул муссон, пришедший с каньона голубого Нила. Зеленая долина, простирающаяся внизу, радовала глаз изумрудной зеленью. Воздух гор кристально-чистый, и потому, дарящий оптическую иллюзию близости предметов (которые в реальности находятся гораздо дальше), кружил голову. Я дышала и не могла надышаться. Судя по всему, мои спутники тоже.
Нас было немного - всего шестнадцать человек. Не золотая молодёжь, но и небезызвестные: четверо спортсменов (включая и Ринку, которую я заменяла), трое музыкантов, двое художников (этих ребят мечтали переманить к себе преподаватели Строгановки и Стрелки, уверяя, что незачем им прозябать в нашем вузе), один компьютерный гений (по внешнему виду в этом качке и не заподозришь, что его основной талант - разработка систем безопасности), пятеро победителей студенческих олимпиад, в том числе и международных (ради интереса узнала, что по естественным дисциплинам - видно в фаворе были физики, а не лирики) и один парень, чью принадлежность к какому-то определенному направлению я не определила. Вроде бы обычный студент, но в нем присутствовало что-то от королевской кобры. Даже не знаю, как точнее выразиться, но от него разило знатностью и породой за версту. Компания небольшая и разномастная. Да и повезло мне - знакомых в земной делегации не оказалось.
Ах да, присутствовал еще сопроводитель, в обязанности которого вменялось встретить нас в аэропорту, так как прилетели мы из разных стран, и доставить до стыка миров.
Граница оных рисовалась в моем воображении то некой воронкой, то проемом, наподобие дверного, заполненного светом, то облаком. На деле все оказалось гораздо прозаичнее - словно посреди плато надули большой мыльный пузырь, из тех, что полусферой соприкасаются с плоской поверхностью. Внутри него был совершенно иной пейзаж: густой ельник, сумрачный и отталкивающий, меж вековыми разлапистыми обитательницами оного вилась узкая тропинка. Единственное, что дисгармонировало с таёжным антуражем, так это травяной ковер. В обычном хвойном лесу такой ковер слагает кислица, яснотка и опад; здесь же мохнатые красавицы вгрызались корнями в дерн плато: эффект слияния миров в действии.
- Еще раз хочу подчеркнуть, что вас выбрали не только потому, что к своим годам успели достичь определенных высот, - торжественно произнес наш сопровождающий. - Нашими иномирскими коллегами была оценена ваша ДНК, хотя на их языке это называется врождёнными способностями, и по ряду генов установлено, что вы имеете предрасположенность к управлению энергиями.
Мужчина вздохнул, протер пенсне, придававшее его образу и солидность и определенный шарм (без этого атрибута он был больше похож на клерка средней руки), и еще раз окинул нас взглядом.
- Пожалуйста, выберите себе пару и встаньте в колонну по двое, - скомандовал сопровождающий.
Я переложила дорожную сумку в левую руку и обратилась к ближайшему от меня "коллеге по счастью". Им оказался, кстати, тот самый компьютерный гений:
- Не возражаешь?
- Еще бы я возражал, - плутовато улыбнулся он, подставляя локоть.
Встав парами друг за другом, мы начали проходить через тонкую грань, памятуя об инструкциях сопровождающего: "Через барьер проходим вместе. Не удивляйтесь, что сразу, на объединенной площади нас никто не встретит, как выйдем с территории слияния и попадем в сопредельный мир - там-то нас и будет ожидать второй сопровождающий, который выдаст сразу два амулета: транслингву и иммунозащитный".
Про себя вздохнув, как перед прыжком в воду, я шагнула через грань, загадав: "Пусть начнётся маленькое веселое приключение".

Вердж

Студент лежал на кровати, невидяще уставясь в потолок. Его голова жутко раскалывалась. Он пребывал в типичном состоянии того, кому доводилось встретить утро в компании господина Похмеля.
"И ладно бы это был первый опыт посиделок за рюмкой чая с будущими коллегами от магии" - рассуждал жертва коварного "первача".
Мыслительная работа сразу же отзывалась болью в затылке. К тому же ситуация усугублялась еще и отсутствием противопохмельного зелья под рукой, которое Вердж опрометчиво забыл заранее подготовить - понадеялся на то, что он 'свою меру знает'. Как оказалось, эта самая мера находилась вблизи отметки: 'упал - значит хватит'.
Страдалец осмотрелся: кто-то все-таки побеспокоился о нем заранее - на тумбочке стоял стакан с рассолом. Он выпил и почувствовал, как жизнь постепенно приобретает краски. Даже память стала работать почти как надо - Вердж вспомнил, что безбожно опаздывает на заседание ученого совета студенческого актива.
На повестке оного значилось мероприятие, курируемое не только руководством академии, но и правительством. А вот какое именно мероприятие, парень упорно не помнил. Все же рассол чудодейственным не был, и память в полной мере не вернул.
Натянув наспех мятую рубаху, благо не на изнанку с первого раза, и приведя себя в относительный порядок, Вердж выскочил из комнаты.
В коридоре он столкнулся с Дерниэлем - таким же активным дегустатором хмельного напитка, как и он сам. Вчера началось все с "бурого мишки" - коктейля, в котором один к одному смешивали пиво и гномий самогон. Выпив глоток, доливали до краев самогоном и так до того момента, когда в стакане жидкость не станет прозрачной, как слеза.
Вердж окинул взглядом эльфа и скривился: они с этим длинноухим друг друга терпеть не могли. Вчерашний вечер не в счет - веселая компания и большое количество выпивки сближает. А повод "погудеть" был самый, что ни на есть стоящий - начало учебного года. Практически все старшекурсники, как и положено в любом из миров, проигнорировали торжественную линейку в честь начала учебного года. Вместо этого скучнейшего сборища они отправились в таверну "У дядюшки Орика".
Дальше пресловутая память отказывалась преподносить Верджу подробности.
Дерниэль осмотрел своего недруга, хмыкнул и прошел мимо. Еще бы - он-то как целитель похмельем не страдал и выглядел поутру как стеклышко.
Единственное, от чего эльф испытывал дискомфорт в данный момент - назойливое внимание двух прилипчивых, посильнее морового поветрия, девиц. Память сжалилась над Верджем и преподнесла парочку сцен со вчерашнего вечера. М-да, "бурый мишка" - вещь сильная, но не надо было его запивать сомнительной бормотухой, которую хозяин таверны гордо извлек из-под прилавка с комментарием: "Моя фирменная!". Дерри, в первое время воротивший нос, под конец вечера тоже споро полировал "Мишку". Результат - вот эти странные барышни, непонятно как оказавшиеся в мужском общежитие, требовали продолжения банкета.
Теперь уже Вердж откровенно насмехался над эльфом. Некромант, в отличие от Дерниэля, сколько бы ни пил, всегда умудрялся ловко отшивать таких вот "прелестниц". Смазливому ушастику вчера повезло меньше. К тому же, надо было как-то выпроводить девиц. И если провести их с собой мимо бдительного коменданта удалось, то вот выставить без последствий с любой стороны... Впрочем, это проблемы эльфа. С которыми он, к сожалению Верджа, все же справился.
На заседание Вердж почти не опоздал. Он приземлился на свободное место как раз под приветственную речь проректора:
- Как вы все знаете, нашей Академии предоставлена почетная обязанность принимать студентов по обмену из университета сопредельного мира. Одна из таких делегаций прибудет через неделю. За оставшееся время нам необходимо должным образом подготовиться к этому. Программа разработана уже давно, и смысла менять ее в угоду иномирянам нет. Осталось только назначить ответственных. Разумеется, в целом курировать буду я, но мне необходимы помощники, поэтому вы и приглашены сюда.
Раздался слаженный вздох. Никому из присутствующих студентов не хотелось становиться няньками при иномирцах, которые вечно из любопытства или по незнанию суют нос куда их не просят. А получать за них по шее кто будет?
- Ваша задача: сопровождать делегатов, разъяснять непонятное, ну и в целом облегчать им нахождение на территории нашей Академии.
- Эскорт-услуги какие-то, - проворчал Дерниэль вполголоса.
Вердж, как ни странно, с этим высказыванием был согласен. Ему категорически не хотелось быть мальчиком на побегушках при каких-то непонятных личностях. К тому же, у него диплом на носу - какие тут иномирцы?!
- Я прекрасно понимаю ваше нежелание в этом участвовать. Но и вы должны понять - на младшие курсы я не могу положиться в данном вопросе. Они еще и сами толком ничего не знают. Не то, что вы, - если это был комплимент, то должного эффекта он не имел - никто не проникся, и все продолжали сидеть с недовольным видом. Впрочем, проректор на другой исход и не рассчитывал - все же он не первое десятилетие тут работал. И вытащил из рукава главный козырь: - Те, чьим участием в данном мероприятии я буду доволен, смогут сами выбрать место практики.
Мечта любого студента-старшекурсника - выбрать место практики, а не довольствоваться той рулеткой, в которую превращалось распределение мест. Никто заранее не знал, куда его занесет - то ли в самое лучшее учреждение, то ли куда-нибудь в захолустье, где и развернуться-то негде. Никакие заслуги и происхождение роли не играли - почему-то было принято полагаться на случайность: кому как повезет. А тут такой шанс! Теперь уже желающих отказаться от такой перспективы не было.
- Ну вот, с этим вопрос решен. Осталось только распределить прибывающих. Каждому из вас достанется по одному гостю. Да и еще - на тот срок, что иномирцы пробудут у нас, вы будете вольны посещать свои занятия по свободному графику.
После окончания собрания всем 'кураторам' были выданы личные дела их 'подопечных'. Вердж взглянул на бумагу. На листе значилось: Арина Камаева, студентка факультета совершенствования тела (особенности межмирового переводчика, не знавшего спортфака), будущий специалист акробатики на льду'.
Если бы Марина, а ныне Арина (мама с папой решили дать близняшкам созвучные имена, но Арина почему-то всегда была Ринкой, а Марина - Мамилючик) знала, как транслингва окрестила ее сестренку, долго бы смеялась.


Рина

Место, где два мира уже соприкоснулись, встретило нас неприветливо: комариной атакой, сумраком и колючими лапами хвойных красавиц. Но под ногами вместо опада - каменистое плато нагорья. Ощущения были от этого слегка дикие. Только сейчас начала осознавать, что такое "слияние миров" в полной мере. Хорошо, что это процесс постепенный. Если в одну ночь совместятся два мира - эльф с луком на изготовку в спальне престарелой матроны, или дракон на сцене Большого в момент показа очередного "Лебединого озера" - это цветочки, а кто-то мог бы и вовсе оказаться "впечатанным" в горную породу. А так, судя по заверениям ученых, в местах, где слияние может привести к серьезным жертвам, будут предприняты заблаговременные меры: гору подорвут, драконов предупредят, чтобы мигрировали в другое место, эльфов отловят и проинструктируют.
Я скосила глаза на своего нечаянного попутчика: парень рослый, плечистый, серьезный, симпатичный. Последнее импонировало больше всего, поскольку на данный момент кавалера, с которым бы можно было в кино-кафешку сходить, у меня не было. С одним рассталась, вторым обзавестись не успела. Кстати, по поводу "обзавестись": Дианка, моя подруга и одногруппница единая в двух лицах, часто подкалывала: "Как это ты так, без запасного аэродрома?". А у меня не получалось смотреть в глаза человеку, врать, говорить "ты мой единственный" и на следующий день бежать на свидание к другому. В общем, по дианкиному определению, была я девушкой не современной и не практичной.
Программист же на роль спутника на время приключений в сопредельном мире подходил как нельзя лучше, во всяком случае, внешне. Да и был откровенно в моем вкусе: в меру накачанный, смуглый, с черными, слегка вьющимися волосами. Не иначе, потоптались у него в роду латинос? В воображении я рисовала его с гитарой в руках у костра. Пальцы юноши, нежно перебирающие струны, дарили мелодию удивительной красоты. А что, среди программистов тоже есть романтики! Наверное... Неромантичное восклицание спутника, получившего в челюсть веткой от ели, "едрена вошь!", испортило всю атмосферу.
Меж тем короткий переход закончился, и мы "вынырнули" по другую сторону. Что сказать... Мир как мир: драконы над головой не планируют, единороги по лесу не скачут, впрочем, как и вампиры. Обычный ельник. На этот раз с кислицей, ковром хвои, особым влажным воздухом, присущим только лесу, и стоящим невдалеке мужчиной.
Серой хламиды Гендельфа или Дамблдора на нем не было. Остроконечная шляпа или магистрская шапочка тоже отсутствовала. Больше всего встречающий (а это был именно он) напоминал светского джентльмена викторианской эпохи: черный сюртук, замысловато повязанный галстук, не хватало только котелка или цилиндра. Волосы, сверхаккуратно зачесанные на прямой прилизанный пробор, припорошила седина.
Он радушно взмахнул рукой, приветствуя своего земного коллегу и, подойдя ближе, передал ему связку, как мне в начале примерещилось, бейджиков. Из тех, что носят на шнурке на груди. При более близком рассмотрении "бейджики" оказались бирками с намалеванными на них двумя рунами. Похоже, это и есть те самые "транслингвы" и амулеты, чтобы мы не подцепили местный "свиной грипп".
После того, как на всех нас нацепили "ярлыки", прозвучала приветственная речь встречающего. Больше всего она смахивала на водный инструктаж: "Сюда не ходи, а то снег башка попадет, совсем тупой будешь". Промелькнула мысль: "Интересно, а в наших вузах иномирцев примерно так же встречают?".
Меж тем, "джентльмен", закончив монолог, развернулся, предлагая следовать за ним. Наш же земной провожатый, скрепил руки в замок, и, подняв сию конструкцию над головой (видимо, жест должен был быть одобряющим), потряс ей нам вслед. Вот только мне стало интересно, кого он пытался поддержать: нас, землян, которых ждал мир магии, или уроженцев местного мира навстречу которым мы дружно топали.





Глава 3
Молодые перечницы и старые перцы

Рина

Наш провожатый оказался человеком неплохим... когда молчал. Единственное, сам он об этом не знал, а потому не прекращал монолог ни на минуту. Судя по озверевшим лицам ребят, идущих рядом, не меня одну достала эта бесконечная ода миру магии: и рас-то у них больше (не чета нам, где одна человеческая), и слияние-то они переживают уже четвертое по счету (кстати, я так поняла, что всякие эльфы, драконы и нефилимы - как раз результат этих самых объединений, а не местная "фауна"), и все толерантно-продвинутые из себя, и прочая, и прочая.
Смысл всего сказанного сводился к тому, что "трепещите, ибо с нами можно и нужно только дружить, а иначе магическим хуком промеж глаз". Сознание тут же нарисовало картину: делегация длинноухих и клыкастиков заслушивает речь о ядерных боеголовках системы Тополь-М вперемешку с цитатами из "Великой хартии вольностей" с аналогичной целью - устрашиться и восхититься грозным, но миролюбивым соседом. Мир другой, а законы бытия те же.
Наконец мы дотопали до полянки, трава на которой была то ли выкошена, то ли просто росла не выше ладони. Провожатый соизволил перевести речь на предметы более насущные:
- Это площадка телепортации. Сейчас я создам портал, ведущий прямо во внутренний двор межрасовой академии магического мастерства.
"Эх. Подкачала последняя буква аббревиатуры, - подумала я, - а то так бы была МАМА". Абориген свел руки на уровне груди, опустил голову и что-то забормотал. Между его ладонями начало разгораться сияние. Ни разу не была на полюсе, но почему-то северное сияние мне представлялось именно так: переходы от индиго до пурпура, то моментальные, то плавные. А энергия, или что это было, начала разрастаться, раздвигая ладони мужчины. Было видно, как он с силой удерживает ее, не давая вырваться.
Вдруг он резко раскрыл руки, и из них хлынул чистый свет, который, подобно водовороту, закручивался в тугую спираль по центру поляны. У меня возникла невольная ассоциация с торнадо. Только очень уж стабильным торнадо, который постепенно замедлял свой ход и, наконец, застыл невысоким столбом света.
-Прошу, - жестом фокусника показал на "портал" наш сопровождающий.- Кто первый?
- В ножку от ядерного гриба? - озвучил кто-то витавшие в воздухе сомнения.
Транслингва, похоже, не справлялась, ибо сопроводитель уставился на нас как баран на бранденбургские ворота.
- Давайте я! Рано или поздно всех ведь туда запихнете, - последние слова я озвучила чуть тише, но кому не надо - услышал.
По одобрительному кивку аборигена поняла. Да, действительно всех запихнет. Подошла к столбу, перехватила сумку поудобнее и сделала еще один шаг в неизведанное.
Когда свет, оглушивший меня, вдруг исчез, перед глазами некоторое время все еще плясали розовые зайчики. Вопрос: почему именно зайчики, да еще и розовые, обряженные в балетные пачки - это уже к расшалившемуся подсознанию.
Мелкую брусчатку под ногами не спутаешь ни с чем, даже если стоишь с закрытыми глазами. Главное, чтобы подошва обуви была тонкой. У меня именно такая и наличествовала. Была бы на моем месте Арина, то она бы точно обула бы шпильки. Ну а я на такие жертвы все же не была готова.
Все еще не поднимая век, сделала пару шагов вперед, чтобы не мешать идущим следом.
Наконец, осторожно приоткрыла один глаз. Я действительно стояла на брусчатке, а передо мной высилась... нет, не громада, но все же. Магическая академия могла по высоте смело сравниться с четырехэтажной хрущевкой.
В глаза мне, некоренной, но все же петербурженке, избалованной барокко и модерном, бросилось сочетание в одном здании готического, романского, восточного и древнерусского стилей, впрочем, вполне гармоничное. Здесь были и зубчатые башни, и цветные витражи, и даже купола. А в целом - яркий, впечатляющий своей красотой, дворец цвета обожжённого красного кирпича, отделанный белым и только белым. Балконные балясины, наличники окон, зубчатые парапеты, башенки, высокие дымоходы, флюгеры, пилястры, русты - все было исполнено лишь в этом цвете, придававшем академии торжественный и величественный вид, создавая ощущение некоторой воздушности.
Окна академии были самой разной формы: круглые, арочные, прямоугольные, с каменными и деревянными переплетами. В них был налет старины, что так манит нас, горожан, чей глаз замусолен видами блочных многоэтажек, разбавленным зачастую такими же типовыми коробками муниципальных зданий.
В спину ударил ветер с запахом, какой бывает только на большой воде. Не морской, но похожий. Я обернулась и невольно залюбовалась.
Широкая речная гладь, величественная, несущая буруны по своему руслу. А вокруг осень уже раскинула золотые сети, в которые попались и березы, и липы, и даже дубы. Лишь лужайка, что размещалась между парапетом и брусчаткой двора академии радовала глаз практически летней, насыщенной зеленью.
Я вновь перевела взгляд на парадный вход академии, над которым наконец-то заметила приветственную надпись, не очень крупную, к тому же намалеванную на белом же полотнище. Оная гласила: "Приветствуем делегацию с Земли!". Рядом с восклицательной руной (хорошие все-таки транслингвы, не только устную, но и письменную речь переводят) красовались чьи-то... подштанники?
Засмотрелась на сие приветствие и сразу же поплатилась за это: мне в спину все же врезался кто-то, едва не сбив с ног.
После того, как наша группа выбралась из портала, а последним вышел сопровождающий, свернувший же после этого переход, мы удостоились "церемонии распределения", как гордо ее нарек наш сопроводитель.
Выглядела она примерно так. К нам притопала группа из шестнадцати разной степени помятости студентов академии, сопроводитель развернул свиток и зачитывал список:
- Даниил Бондаренко - вашим сопровождающим в нашей академии будет Танганнистра Эрмирранская.
Вперед вышла девушка удивительной красоты и грации. Наоми Кэмпбел отдыхает. Не портил ее даже вертикальный, змеиный зрачок. Парень, названный Даниилом, и, насколько помню являвшийся подающим большие надежды начинающим химиком, сделал шаг вперед.
- Прошу вас, - приглашающий жест сопроводителя. - Она покажет вам вашу комнату, расскажет об устройстве академии и познакомит...
Тут взгляд сопроводителя зацепился за подштанники.
-Кхм... местные обычаи. И не забывайте, общий сбор в зале академии через три гинка.
Услышав про эти самые 'гинки' я слегка подзависла. Выручила транслингва. Она пересчитала эти самые гинки на наше земное время: выходило около сорока пяти минут.
Дальше распределение пошло без заминок. Когда прозвучало:
- Арина Камаева, вам поможет адаптироваться Верджил Мейнс.
Я огляделась. Ну и кто же будет надзирателем?
Вперед вышел парень помятого вида, словно его вчера весь вечер старательно вместо колючки жевал верблюд, но так и не преуспел дожевать да и выплюнул. Он протянул руку и взамен приветствия тихо, чтобы услышала лишь я, произнес:
- Будешь ходить за мной и не отсвечивать. Теряться не рекомендую - тут иногда результаты практических занятий второкурсников шастают по коридорам. Выловить не всегда удается вовремя.
После такого приветствия стало сразу понятно - я ему не понравилась. Не очень-то и хотелось.
Мысленно присвистнула: он бы еще каску предложил надеть и бронежилет и не высовываться из окопа в течение всех двух месяцев, но все же решила уточнить:
- Это ты за результаты переживаешь или за меня?
- За себя. Мне проблемы не нужны. Поэтому не советую их мне организовывать.
Мой адаптист буркнул что-то еще про зал торжественных приемов, куда нам следовало пройти дальше. Я шла и принюхивалась... в воздухе витал аромат, весьма характерный. Похоже, у кого-то вчера выдалась веселая ночка, и жажду знаний этот конкретный студиозус утолял спиртными напитками. Ну, или верблюд не просто его жевал, а закусывал.
Сопровождающий шел молча, явно что-то обдумывая и не обращая на меня особого внимания. Лишь изредка оборачивался, чтобы удостовериться: я не потерялась и плетусь сзади.
Я, как примерная девочка, следовала за ним, усиленно сдерживая желание наступить этому нахалу на пятку.
- Слушай, а оно тебе вообще надо торчать на этих вводных лекциях? - вдруг бросил он мне.
- А где мне по-твоему следует провести все два месяца? - раздраженно ответила я.
Парень закатил глаза. Потом пару раз сквозь зубы выдохнул, но сумел взять себя в руки и спросил, чуть ли не шипя:
- Неужели так одолела жажда знаний? Или мне попался синий чулок, который кроме как учебой, ничем не интересуется?
Смерила взглядом это alterego моего личного вузовского кошмара - Кабанова.
Похоже, в моем случае закон подлости работает на совесть и судьба вновь подбросила очередной непрошибаемый экземпляр магического шовинизма. Но ничего, будем исходить из принципа: "если жизнь подложила вам свинью - постарайтесь рассмотреть это как приглашение на шашлычок". Так что сейчас будем жарить.
- А сам-то смотрю на захудалого мага и то не тянешь, раз даже морок или иллюзию не смог на себя наложить, - и пояснила: - у тебя такой помятый вид - словно из тебя уже всё выжали, а еще ча-ро-дей...
Судя по выражению, промелькнувшему на лице адаптиста, навязанный мне провожатый подавился возмущением: 'Ах, ты ж стерва!'. Он прищурил глаза, наклонился так, что мне в нос еще сильнее ударил запах перегара и прорычал:
- Ну, все, ты, теперь действительно, попала!
Я непроизвольно сморщилась и сделала шаг назад. Противогаз не-противогаз, а его дыхание можно использовать вместо зажигательной воздушной смести.
- Посмотрим.
Я коварно улыбнулась фирменной улыбкой девушки из группы поддержки и откинула полу жакета так, что еще чуть-чуть и будет уже совсем неприлично.
Верхние девяносто, коими по праву гордилась, на мгновение привлекли внимание спутника. Мне этого и было нужно.
Подножки тем и хороши, что их заметить трудно. К тому же никакой магии не требуют. Уже предвкушала полет этого 'стрижа', но мой провожатый, не причесал носом пол. А жаль! Завис в сантиметре... Заклинание, наверное, какое-то свое применил.
- И все же способности к магии у меня есть, - как бы невзначай задумчиво заметила я, не обращаясь ни к кому конкретно, - старшекурсника на раз почти уложила...
Парень принял вертикальное положение, аккуратно стряхнул несуществующую пылинку с плеча и нарочито-спокойно произнес:
- Совершенно зря. Пребывание здесь ты себе совершенно не облегчила.
Напоследок одарил меня улыбкой, больше похожей на оскал и потопал дальше, теперь уже не оглядываясь.
Я шла за этим мерзким типом, пытаясь не отстать от него, да еще и успеть разглядеть хоть что-нибудь из окружающего. Но глаза упорно возвращались к моему сопровождающему.
Со спины выглядел вполне симпатично. Да, темные волосы взлохмачены; да, одежда не шибко глаженая, зато фигура - вполне себе. Высокий, широкоплечий. Вот на эти широкие плечи я и засмотрелась, пропустив момент остановки, и впечаталась носом в лопатки парня. Есть у накаченных людей один минус - смотреть на рельеф мышц хорошо, но вот врезаться в них с разгону... Жирок, он помягче как-никак.
- Вот же черт! - прошипела я.
- Это еще кто? - удивился провожатый.
- Представитель нашего земного бестиария, - буркнула я. - Чего остановился-то?
- Мне же тебе вроде как надо рассказать, куда мы направляемся, потом произвести экскурсию... - без особо воодушевления произнес он. - Может все-таки ты тихо посидишь у себя?
- Не дождешься! - уже из вредности ответила я.
Этот Вижул, Вежал... Все никак не запомню. В общем, этот на букву "В" скривился так, как будто лимон съел.
- Слушай, а можешь повторить, как тебя зовут? - решила я добить его.
Теперь парень уже побагровел. Боже, какая палитра красок - астраханская помидорка в собственном соку.
- В-е-р-д-ж-и-л, - по букве произнес он.
На всякий случай решила записать. А то мало ли что..девичий склероз, например.
Верджил наблюдал за мной с уже нескрываемой злостью. А я еле сдерживала хохот.
- В общем так! - выкрикнул он. Я даже вздрогнула. - Сейчас идем в зал торжественных приемов, потом довожу тебя до женского крыла общежития. Там, надеюсь, сама справишься?
Мне пришлось кивнуть. Такой Верджил пугал. Казалось, еще чуть-чуть из его вдруг потемневших, до цвета предгрозового неба, глаз посыплются молнии.
- Сейчас идем на вводную лекцию, а после - в общежитие. Там тебе на сборы и распаковку чемодана - четыре гинка, по истечении которых будь добра, выйти на крыльцо. Все понятно?
-Ага. Можно вопрос? - пришлось нацепить милую улыбку на лицо. Говорят, с душевно больными так и надо - предельно спокойно и доброжелательно. Верджил кивнул так, как будто делает мне великое одолжение. - А ты в чем специализируешься?
- В некромантии.
Как-то резко перехотелось задавать еще какие-то вопросы. Потому как некроманты ассоциировались у меня с земными патологоанатомами. Наши 'посмертные хирурги', хоть ребята и ничего, но уж больно юмор у них специфический и циничный. Был у меня один знакомый - работник морга. Он как-то рассказывал, как шутили у них в меде: в морге отрезали как-то одному из трупов причинное место и купированный член подкинули в сумочку одной из одногруппниц. Думали - завизжит. Но будущий хирург оказалась девицей с железными нервами. Открыв ридикюль и заглянув в него, извлекла 'подарочек', повертев в руках находку, она обратилась к мужской части группы со словами: 'Мальчики, кто забыл?'.
Эту историю знакомый рассказывал ухахатываясь. Я же, представив себя на месте 'счастливой обладательницы' мужских гениталий поняла - завизжала бы не хуже пожарной сирены, как пить дать... Так что если этот Вердж хоть отчасти похож на наших ребят-медиков, нужно постараться либо его не злить, либо быть готовой к подобного рода шуточкам.
Так в тишине мы и добрались до того зала.
По-нашему это и впрямь был обычный актовый зал, хотя на порядок торжественней. Народу тут было не так и много, но чтобы добраться до места, где виднелась табличка с моим именем, пришлось потолкаться. Это мне. Потому как рост, идеальный для фигуристки - метр пятьдесят. Если больше - центроваться на больших оборотах тяжело. Мой был почти идеален по этим параметрам - метр пятьдесят восемь. А вот в обычной жизни - полтора метра недоразумений, не иначе. Сестра потому и не расставалась со шпилькой. Я же предпочитала кроссовки - ну и пусть, что в толпе не видно, зато удобно.
Оглядев толчею, через которую предстояло пробраться, лишь усмехнулась, вспомнив ежедневную утреннюю давку в метро или сражение за попытку ввинтиться в маршрутку, когда все дружно едут с учебы и работы. Сталинградская битва и Бородино - вот самые точные определения сражения пассажиров общественного транспорта в час пик. Так что опыт просачивания через толпу у меня имелся и весьма внушительный.
Моего сопровождающего пропускали без каких либо проблем. Стоило только взглянуть в его мрачное лицо, как оказавшиеся на его пути тут же ретировались.
А дальше была нудная и скучная приветственная речь в том же стиле, что и ранее. Не зевала я только благодаря своему воспитанию. Вот мой сосед пользовался тем, что никто не обращает на него внимания, и преспокойно дремал. Почему-то на ум пришло сравнение с бывшим президентом - Медведевым. Тот тоже мирно проспал как открытие, так и закрытие Сочинской олимпиады. И никто даже слова ему не сказал. Этого Верджа, судя по реакции местных студиозусов, тоже за сей саботаж ни словом не упрекнут.
Окинула его еще раз взглядом. Спящий, он показался мне намного симпатичнее, хотя его вид в отличие от бодрствующего варианта был более ... замученный что ли. Вердж дернулся во сне, но глаз так и не открыл. И это даже часа не прошло с момента нашего знакомства.
Прислушиваться к произносимому со сцены каким-то крылатым бледным, раскормленным, как моль на норковой шубе, типом, являющимся то ли проректором, то ли еще какой-то шишкой (должность его я, разумеется, проворонила), я начала только когда он стал рассказывать о том, чем же мы тут будем заниматься. Как оказался, основам магии. Я даже слегка опешила.
- У вас есть уникальная возможность попробовать себя на этом поприще! Вдруг кто-то из вас обладает задатками великого мага? - воодушевленно вещал молеподобный. - Поэтому наша задача помочь каждому из вас открыть в себе скрытый потенциал и по возможности реализовать его.
Нет, конечно Аринка говорила, что нас познакомят с этой самой магией. Близко познакомят. Но что настолько близко... Я на это не подписывалась. Хотя куда теперь с подводной лодки?
Так и представила себе: сижу, феячу помаленьку. Превращаю черную тоску в белую горячку... Хотя нет, с этим и самогон справиться. Надо что-то по-настоящему волшебное: жабу в принцессу и наоборот, например. Ехидное подсознание тут же выдало, что наоборот можно и без волшебной палочки: принцессы после года семейной жизни в жаб сами могут обернуться, особенно если все слуги разом исчезнут....
Призадумалась: а что вообще такого может магия, чтобы наша цивилизация не смогла добиться техникой? Если не сейчас, то в будущем? Эта мысль плавно перетекла в другую: 'список моих желаний, которые можно осуществить с помощью этой самой магии'. Перечень получился настолько внушительный, что озвучь я его, у феи бы точно сломалась волшебная палочка, золотая рыбка бы сдохла, а Хоттабыч бы вообще побрился. Пока блуждала в мыслях, спич молеобразного мужика закончился и народ начал расходиться. Мой провожатый тоже проснулся и, со смаком потянувшись, бросил: 'Пойдем'.
До общежития мы шли в гробовом молчании. Э-э-э что-то не очень удачное сравнение я выбрала, учитывая специальность моей няньки. Искоса на него взглянула: сон на пользу пошел ему не особо. Все такой же мрачный и задумчивый. Надеюсь, он обдумывает не планы моего упокоения. Добравшись до очередного корпуса, Вердж открыл дверь, а потом, буквально впихнув меня в проход и буркнув: "Не опаздывай!", быстро ушел.
Вахтерша женского общежития (а доставил парень меня именно туда), прям один в один была как из нашего мира. Бабуля с недовольным выражением лица и, скорее всего, скверным характером. Вежливостью особой она тоже не отличалась. А может это местный менталитет такой?
- Чего стоишь? - проворчала она. - До коменданта иди.
Если бы я еще знала, где его искать.
- А как до него добраться? - как можно вежливей спросила я.
- Не видишь, че ль, вон табличка, - указала бабуля скрюченным пальцем на дверь в дальнем конце коридора.
С такого расстояния я и правда не видела, что же там написано. Мысленно присвистнула. Вот это бабуля - зрение получше моего будет. Может она какая непростая? Еще раз посмотрела на нее. Да нет, вроде самая обычная. Я пожала плечами и пошла в указанном направлении. В след мне донеслось: "ходют тут всякие, глазеют". Хоть зрение у меня не такое острое, но слух оказался что надо.
На той самой табличке значилось: "Адена Огден. Комендант женского общежития", и буквы такие, огненно-красные. Я смотрю тут это излюбленный цвет. Хотя в данном случае выглядело как предупреждение. У нас в таком стиле обычно на трансформаторных будках пишут: "Не влезай! Убьет!".
Постучала в дверь, не дождалась никакого отклика и приоткрыла ее, заглянув в кабинет.
Вот это женщина! Дородная, раз в пять шире меня, но при этом не лишенная определенной миловидности. Она как царица восседала в кресле за столом. Бросила на меня взгляд исподлобья, как будто смогла просканировать за секунду.
Я даже рта раскрыть не успела, как Адена произнесла:
- Комната номер двадцать шесть. Третий этаж. От лестницы направо. Душевые в конце коридора. В комнате в шкафу постельное белье. Двери в общежитие закрываем за четыре гинка до полуночи. После указанного времени через окна лезть не советую - отбросит на землю на варнов двадцать от стены. А у тебя регенерация паршивая. Все ясно?
Если у меня и были какие-то вопросы, то под таким напором они позабылись. Ну а что такое загадочный варн, мне любезно разъяснила транслингва - это около одного метра.
Я уже собиралась закрыть дверь, как вспомнила:
- А как же ключ от комнаты?
Женщина кивнула на ту самую бирочку, висевшую у меня на шее.
Какая универсальная вещь, однако.
Комнату я нашла без проблем. Обычная комнатка, ничем не примечательная. Светлые стены, правда, кое-где как будто подпаленные. Ну, мало ли, может студенты практическое задание какое выполняли? Стол, стул и шкаф. А вот последний оказался с секретом - повышенная вместительность. Вот такая магия меня весьма радует. Хоть и вещей у меня немного.
Пока раскладывала свои пожитки по полкам, время пролетело выпущенной из арбалета стрелой. Похоже, на встречу к В-е-р-д-ж-и-л-у (язык можно сломать, пока выговоришь), я уже опаздывала.






Оценка: 6.81*54  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Маре "Менталистка. Отступница"(Боевое фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) М.Орехова "Бегущая во сне"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"