Мамченко Петр Вячеславович: другие произведения.

Порыв свежего ветра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.81*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты можешь потерять всё в родном мире, даже имя, но обрести нечто не менее ценное в новом. Можешь оказаться во власти свирепого колдуна, среди дикарей, на пороге войны - но дружба и любовь помогут даже здесь. Надо лишь верить и не сдаваться. И тогда шагнувший навстречу буре не погибнет. А может быть, даже полетит. Книга издана "Эксмо"

  Пролог
  Знакомства и имена
  
  Тяжёлый гул до основания сотряс замок. Монументальные каменные здания ощутимо завибрировали, отозвались разными голосами. Слуги, лиму, лер и даже животные тревожно прислушивались, но странное явление больше не повторилось. Вскоре животные вновь вернулись к своим немудреным делам, а вот людям успокоиться было гораздо труднее. Все взгляды концентрировались на одной из башен замка, далеко не самой высокой и внушительной, но, несомненно, самой таинственной. На башне мага.
  Светловолосая молодая женщина торопливо прошла по двору и зашла в башню. Её сопровождало множество любопытных и настороженных взглядов, но составить компанию ей никто не попытался.
  Мало кому хватало храбрости зайти в гости к магу без приглашения, хотя каждый задавался вопросом: почему безмолвные камни вдруг подали голос. И как это отразится на их будущей жизни.
  
  Что такое человек? Двуногое без перьев? Тогда и кенгуру человек. Homo Sapiens? Слишком расплывчато. Немало в обществе особей, не слишком одарённых разумом, и нисколько не огорчённых этим фактом. Случаются и разумные нелюди, с которыми обществу приходится бороться.
  Так что человек - это не то, что можно описать парой слов или рассчитать парой формул. Это и то, что двуногое без перьев умеет и знает, и его способности и потенциал, связи, отношения, родство, работа, имущество, мысли и желания. Хрупкое и неустойчивое нечто, объединяющее в себе всё перечисленное и много больше. Не обязательно гармоничное, изменчивое, составляющее основу.
  И когда эта основа разлетается, как хрупкая ваза от удара судьбы, не каждому дано собрать и соединить осколки. И никогда заново собранное не будет тем же. Даже если выглядит похоже. Даже если собирающий этого хочет или мечтает всё вернуть.
  Потому что человек сам не знает, что он такое. И нечасто видит себя со стороны.
  
  Небытие отступало. Он не знал, когда проявились первые ощущения - время было за границами сознания. Была боль - мучительная, изматывающая, и яркая, ослепительная. Были смутные, образы, то ли пришедшие извне, то ли навеянные памятью. Был далёкий голос, что-то спрашивающий, требующий, лишающий покоя. И было нечто внутри, что отвечало на вопросы, реагировало на ощущения, и тоже чего-то жаждало.
  Последним пришло осознание.
  "Я есть, я существую - кто я?"
  На этот вопрос точного ответа не было. Был целый ворох образов и определений, пока что не имеющих никакого значения.
  "Мне больно - я хочу прекратить боль."
  Что причиняет боль? И чему причиняет? У меня есть тело? Оно болеет или подвергается пыткам? Что такое тело, болезнь и пытки? Вновь нет исчерпывающего ответа на вопросы.
  "Кто со мной общается? Что не даёт покоя и задаёт вопросы?"
  Нет даже образов.
  
  - Ты опять возишься с этим трупом?!
  Голос, довольно приятный, женский. Правда, раздражённый, что не радует. И, кстати, вопрос задан не мне, значит труп - я?! Непорядок!
  Ощущения не согласны с таким диагнозом. Тело, вроде бы, в норме. Боли нет, сердце бьётся, дыхание присутствует. Правда, присутствует какая-то слабость - может быть, я парализован?! Руки - ноги шевелятся, что-то чувствуют. Нет, труп не я. Тогда кто? И где я? Только не говорите, что в морге! Или в реанимации?
  Первая попытка открыть глаза закончилась плачевно. Яркий свет жестоко плеснул под веки, вызывая резь в глазах. Слёзы смягчают боль - но их мало. Почему? В качестве ответа приходят яростная жажда и тянущий, застарелый голод. Обезвожен и голоден? Но почему?
  Что со мной?
  Руки тщательно ощупывают всё вокруг.
  Лежу на чём-то твёрдом, ноздреватом, по структуре напоминающем пемзу. Ложе довольно узкое, на одного. Слева - стена, гладкая, прохладная, на расстоянии ощупывания - ни одного шва или стыка, толстая, простучать не удалось. Справа - пустое пространство, сверху донизу - ничего, только сбоку, почти на пределе досягаемости, на миг пальцы коснулись ткани и живого тела под ним, мгновенно ускользнувших за пределы досягаемости.
  - Он коснулся меня! Он... он пытался схватить меня! Накажи его!
  А вот это точно про меня! Правда, наказывать-то за что? Никого я схватить не пытался. Идея о наказании воспринимается крайне отрицательно. Я и так слаб, голоден и измотан жаждой! Не хватало ещё и физической боли.
  Открыть глаза становится жизненной необходимостью. На этот раз делаю это медленно, под прикрытием руки. Получилось!
  Но почему изображение настолько туманно и размыто? Интересно, где мои очки?
  - Прикрой его! Ой, он садится! Ну хоть что-то накинь, неприлично ведь!
  Опа, а вот себя я ощупать забыл! Я голый?!
  - Я тебя сюда не звал. Можешь отвернуться.
  Второй голос, прозвучавший впервые, оказывается мужским, глуховатым, чуточку раздражённым.
  Ну хотя бы не все присутствующие женского пола! Тем не менее, очень неловко прикрываться руками, и я с благодарностью принимаю и тут же кутаюсь во что-то свободное, широкое, из толстой грубой ткани.
  Ярко освещённая комната видится смутно. Хозяева голосов - два размытых силуэта, повыше - пониже, у обоих волосы светлые. Правда, если судить по мужскому голосу, он, скорее, седой.
  Вот тот, что повыше, приближается. Теперь можно рассмотреть старика, с морщинистой коричневой кожей, длинными седыми волосами, крепкого телосложения. Одет в длинную рубаху из некрашеного полотна и кожаные штаны. Всё без пуговиц, завязочки и ремни, куда я только попал?
  - Взгляд разумен. Это хорошо, я уже почти разочаровался. Ты меня понимаешь?
  Горло пересохло до состояния сгоревшего блина, но мне всё же удаётся выдавить, с хрипом, скрипом и скрежетом:
  - Я... кх-х... Понимаю...
  Старик явно доволен.
  - Отлично! Как тебя зовут?
  Не такой уж простой вопрос. Пока я мучительно вспоминаю, губы сами собой выдавливают:
  - Х-в... Василий... Дмитриевич... Кх-х... Гуреев.
  Старик недовольно морщится.
  - Слишком много. Не запомнят. Это точно имя, а не все звания и регалии?
  - Имя... От...чество... Кха... Фами-и-лия.
  - Отчество? По отцу? Твой отец так знаменит, что об этом должны знать все? Фамилия - это ведь семейное? Твоя семья знатна или обладает особыми возможностями?
  Проще помотать головой в ответ на все вопросы разом, чем говорить с пересохшим горлом.
  - Ладно, но Василий всё равно слишком долго. Может быть, после. А пока будешь просто Вас... Нет, лучше Вос!
  Старик, так небрежно сокративший моё имя вдруг стал серьёзным.
  - Слушай, Вос. Я спас тебе жизнь. Ты мой должник. И задолжаешь ещё больше, раз уж я собираюсь взять тебя в ученики.
  Всю жизнь недолюбливал, когда на меня давят!
  - Я кредитоспособен! Сколько с меня?!
  Интересно, как меня мог спасти этот дедуган с властными замашками? И от чего? От возмущения даже голос выровнялся, хотя горло по-прежнему драло от жажды.
  - С тебя? Всего лишь служение.
  - Я не вступаю в секты. И долги предпочитаю отдавать наличными!
  Старик задумался.
  - О чём вы говорите?
  Голос женщины был почти жалобным. Сейчас она подошла поближе, и её тоже можно было рассмотреть. Резковатые, но правильные черты лица, золотистые распущенные волосы почти до пояса, синее платье из хорошей ткани, но сшитое так, что нормальная женщина отказалась бы даже мерить, не то, что носить. Фигуру в этом кошмаре портняжного искусства оценить было невозможно.
  - Я понимаю одно слово из трёх!
  Старик только отмахнулся.
  - Хорошо, что вообще что-то понимаешь. Мы ведь говорим на разных языках.
  Осознание оглушило, растёрло и выбросило. Дед ведь прав! Я говорил всё это время по-русски, а эти двое - на каком-то тарабарском наречии! Причём, я даже приблизительно не мог представить, что это за язык. Пусть я не полиглот, но по фонетике и отдельным словам определить язык довольно просто. Но это наречие было совершенно незнакомо, что не мешало нам общаться.
  Уже не обращая внимания на собеседников, я принялся осматривать помещение.
  Стены, пол и потолок - всё из полированного камня. Никаких стыков, соединений, трещин. Разводы, прожилки - никаких следов обработки, поверхности гладкие, как стекло, только на полу что-то вроде рельефного узора, чтобы не скользить. Ложе - из камня другой породы, этакая скамья о четырёх ножках. И вновь цельная. Чуть дальше - стол, конечно же, из тёмного полированного камня, полки над ним - каменные! И тонкие каменные таблички, заменяющие книги.
  Не смешно! Если сейчас объявится ручной динозавр, а старик назовётся Флинтстоуном, я точно рехнусь!
  Рельефная красочная картина на стене тоже была из цельного камня. Некий рыцарь с ярко-синим мечом, сражающийся со странным животным, напоминающим жутковатый гибрид кабана и медведя жизнерадостного розового цвета. Должно быть, художник был дальтоником. Или местное искусство уже знакомо с экспрессионизмом?
  Пара табуретов - каменные! Каменное кресло, правда, застеленное роскошной шкурой. Витражное окно - ни малейших следов соединения рамы и стекла - или стекло - тоже прозрачный камень?
  Пейзаж за окном тоже не радовал. Лучше бы и не подходил! В окно было видно чудовищных размеров каменную крепость - несокрушимые стены, взметнувшиеся к небу башни, белый изящный дворец. Это помещение явно находилось в одной из угловых башен.
  С обречённым видом я вернулся к столу и стал рассматривать таблички. Угловатые выпуклые значки, не желающие расшифровываться и составляющие единое целое с табличкой. Никаких приборов для письма, кроме тонких каменных палочек, хорошо хоть, что не молоток с зубилом. Паре книг из пергамента, грубым, тяжёлым, ощутимо пованивающим, я обрадовался, как родным. Слишком уж много камня вокруг, чересчур даже для самого продуманного розыгрыша. Правда, и пергамент, и обнаруженные почти сразу же тканевые свитки несли на себе всё те же непонятные угловатые значки.
  - Ну что, осмотрелся? - насмешливо поинтересовался старик. - Готов говорить серьёзно? А секты и наличные оставим в стороне, здесь их нет.
  - Где я?
  Старик усмехнулся.
  - На такой вопрос можно ответить по-разному. Королевский замок Милерума тебе ничего не скажет. Точно так же, как и утверждение, что ты стоишь на полу. Сейчас важнее то, что ты в другом мире, и в свой сможешь вернуться очень не скоро.
  Я уселся на табурет, поскольку слабость никуда не делась. Женщина возмущённо сверкнула глазами, но промолчала.
  - Допустим, я поверил. Сомнительно, чтобы на Земле какой-то псих выстроил за-мок выше Останкинской башни и размером с небольшой город, и об этом не раструбили бы на весь свет.
  Дед тяжело вздохнул и уселся в кресло, явно настраиваясь на долгий разговор.
  - Трудно с тобой, парень. Моё время дорого, а я потратил его немало, вытаскивая тебя, приводя в норму - в общем и целом, не меньше недели. Ты жив, относительно здоров, мог бы поблагодарить, а не хамить в ответ.
  - А что со мной было? - Я невольно заинтересовался.
  - А Враг его знает! - отмахнулся дед. - Я искал человека с подходящими способностями, охватил поиском несколько сопредельных миров, хотя твой изначально считал наиболее перспективным. У вас там жуткое перенаселение, постоянно кто-то гибнет, идеальное место для поиска людей со скрытыми возможностями. Может, ты и сам вспомнишь, как должен был умереть. Просто так магические каналы не открываются.
  Звучало это довольно странно.
  - Значит, ты просто ждал, пока кто-то окажется в смертельной опасности, и проявит эти, как их, магические каналы. А затем перетащил в этот ваш замок? И за что тут благодарить?
  - За то, что в своём мире ты уже несколько дней, как был бы трупом! - рявкнул выведенный из себя старик.- Мало пробудить способности, надо ещё ими воспользоваться! А теперь прекрати пререкаться и немного подумай! В твоём мире ты едва не погиб, сейчас ты здесь. Тут нет твоих сект и наличных, ты появился голым и едва живым. Здесь у тебя нет ничего. Ни средств, ни знакомств, ни даже простейших знаний. Да ты даже языком не владеешь!
  В чём-то дед был прав. Но ведь зачем-то он меня уговаривает? Это один из главных принципов любого фирмача, никогда не соглашаться на договор в первом чтении, во всяком случае, пока не владеешь полной информацией.
  - Ну, мы-то с тобой друг друга понимаем. Да и моего высшего специального образования никто не отменял! Зачем мне нужны знания по обработке кремня в вашем каменном веке, если я знаю, как сделать порох?
  На этот раз старикан не рассердился, а ухмыльнулся. И вышло у него на удивление гнусно:
  - Что ж, если ты так уверен в себе, реши хотя бы самые насущные свои проблемы! Выйди из башни, пообщайся с людьми, найди себе одежду и пищу. Создай свой порох, и заставь меня устыдиться. Вперёд, герой! Я даже одолжу тебе плащ, что на тебе - на первое время.
  Говорить больше было не о чем. Пятой точкой я ощущал надвигающиеся неприятности, но попробовать всё же стоило. В конце концов, если верить деду, я в другом мире, явно отсталом. Что бы там он не говорил о магии, технологии решают всё. Я не такой уж гениальный механик и химик, но кое на что способен. Скорее всего, с этим магом или кто он там, договариваться придётся, но лучше это делать на своих условиях.
  Торжественно задрапировавшись в достаточно широкий, но коротковатый для меня плащ - полы не доходили даже до колен, я торжественно вышел из комнаты. Вслед раздавалось злорадное хихиканье старца и недоумённый вопрос женщины, который я не понял. Только не говорите, что в комнате действовало какое-то лингвистическое заклинание, а за пределами её мне ни с кем не удастся поговорить!
  Первым сюрпризом оказалась лестница. Нет, я подозревал, что башня высока, но эта круговая лестница казалась бесконечной! Пришлось несколько раз отдыхать прямо на ступеньках, благо, было чисто и не холодно.
  Когда я, наконец, выбрался наружу, желудок рычал, а ноги гудели и подкашивались. Этажей сорок одолел, не меньше, и это едва придя в себя! Ну, старый садист, я тебе это ещё припомню!
  Во дворе было шумно и людно, правда, все мотались по своим делам, что пока что меня устраивало. Правда, грязь меня огорчила, ходить едва не по щиколотку в коричневой жиже босиком - удовольствие ниже среднего. Хорошо хоть, что в дикие времена не валяется повсюду битая стеклотара.
  Тяжело вздохнув, я двинулся на поиски сердобольного собеседника, готового помочь с обедом.
  
  Первое впечатление от людей в замке - уродливые карлики! Чумазые, низенькие, какие-то несуразно широкие для своего роста - а самый высокий из встречных едва доставал мне до подбородка. Любопытно, старик с женщиной явно повыше и почище остальных, они что - другой расы или класса?
  Все торопились по своим делам, окидывая меня подозрительными взглядами. Рассмотреть их хорошо без очков было непросто, но осталось общее впечатление тяжёлых, некрасивых физиономий, спутанных косм и лохмотьев. Я никогда не считался особо высоким или привлекательным, но здесь невольно ощутил себя высоченным красавцем. Если бы к моим уникальным достоинствам да ещё и штаны с кроссовками...
  Хотя, какой смысл завоёвывать популярность здесь? Много ли чести выиграть конкурс красоты среди неандертальцев? Да и дубиной могут приложить, чего доброго, конкуренты волосатые.
  Предполагаемого благодетеля я увидел у входа в одно из помещений крепости. Этот коротышка выглядел попредставительнее прочих. В приличных штанах и сапогах, куртке с нашитыми металлическими бляхами и копьём, исполняющим роль подпорки. Бедняга боролся со сном из последних сил, его толстощёкая физиономия вобрала в себя всю вселенскую скорбь. Сомнительно, что у него найдутся силы, чтобы сделать какую-то гадость вежливому собеседнику.
  Отбросив два самых известных метода контакта, поскольку "пифагоровы штаны" чертить всё равно нечем, а величие фразы "я Тарзан, ты Джейн" до местных всё равно не дойдёт, я решил импровизировать.
  - О надёжнейший и неподкупнейший из стражей! Не будете ли Вы так любезны, подсказать кратчайший путь к местной трапезной?
  Часовой взглянул на меня без особого интереса и со страданием на лице выдавил:
  - Чего?!
  - Слышь, братан, тут пожрать бы чего, не подскажешь, где у вас здесь брюхо набивают? С меня могарыч, как только разбогатею!
  Страж икнул и окинул меня цепким взором. Затем с мученическим вздохом принялся ковыряться пальцем в носу. Этот процесс меня просто потряс. Судя по глубине погружения, таким способом боец производил прямую стимуляцию мозговых извилин.
  - Товарищ генерал, без вашего приказания прибыл! Запрашиваю координаты расположения камбуза для спешной перемены дислокации!
  К сожалению, боец не наковырял в носу никакой мудрости. Все результаты моих попыток контакта привели только нарастающему раздражению недрёманного стража.
  - Какова ты тута лазишь, смерд! Спереть чего вздумал?! И брось мне тута хрюкать по-свинячьему!
  Я даже не успел как следует огорчиться. Двустороннего контакта явно не получалось. Я легко понимал слова местного, а вот у него с пониманием явно были проблемы. Но тут этот обманчиво добродушный тип ловко крутанул копьём, явно целя мне древком в физиономию.
  Едва увернувшись, я даже не успел возмутиться, пообещать подать в межмировой суд по правам человека или взломать его досье и аннулировать премию на три года вперёд. На охранников нашей фирмы действовало. Огорчённый коротышка тут же попытался ткнуть меня уже наконечником копья.
  На этот раз увернуться было гораздо труднее. Остриё распороло плащ, пройдя в сантиметре от ничем не защищённого тела.
  - Сдурел, Цербер?! - только и успел буркнуть я, перехватывая копьё. Слабость временно отступила, адреналин разве что из ушей не выплёскивался. Ну не считаю я хорошей шуткой попытку продырявить мою шкуру!
  В следующий миг яростный рывок коротышки едва не вывихнул мне руку. На ладони осталась длинная саднящая царапина.
  Только что сонный, а ныне преобразившийся страж не торопился, тщательно примеряясь для следующего удара. Я вдруг понял, насколько скользка жижа под ногами, как хороша в качестве мишени моя длинная фигура, и главное, что мне никто не придёт на помощь.
  Разворачиваться было опасно - да и страшновато, оставалось только пятиться, в любой момент готовясь увернуться от нового выпада. Коротышка шёл по пятам, уже отведя оружие для удара. В поросячьих его глазках не было ни намёка на сочувствие или сомнение. Следующий выпад должен был оказаться завершающим.
  - Хватит! - знакомый голос заставил карлика отвлечься. Набежавшие отовсюду зеваки торопливо кланялись и разбегались по делам.
  Страж тоже неохотно поклонился и вернулся на свой пост. Но прощальный взгляд был на редкость многообещающим. Так смотрит любитель шашлыков на укатившийся в кусты кусок мяса. Самый сочный кусок, почти надетый на шампур. Так что лакомству расслабляться не стоит, ведь шампур у местного любителя всегда с собой.
  Как ни прискорбно признавать, наш маленький спор выиграл старикашка. Местные мизантропы оказались равнодушны к дивной красоте моих голых ног и не оценили цивилизованного красноречия. Вдвойне обидно было, что остановила популярную местную забаву "догони меня копьё" уже знакомая мне женщина в синем.
  Едва дождавшись, пока я к ней повернусь, леди развернулась и зашагала обратно к башне хитрого старца. Сейчас, познакомившись с местными поближе, я резко изменил мнение о её внешности. Да по сравнению с большинством, она была просто невероятно, ослепительно красива! А сейчас, на ходу, когда красотке пришлось приподнять платье, чтобы не извозить его в грязи, можно было оценить и фигуру. Мечта скульптора и фотографа, восторг знатока и чёрная зависть королев красоты. Хотя, может, я чересчур предвзят, насмотревшись на местных слуг.
  Догнав женщину и пристроившись рядом, я как можно дружелюбнее выдал:
  - Спасибо, красавица, моя благодарность просто не имеет границ!
  Она лишь глянула искоса и хмыкнула, задрав носик. А затем припустила едва ли не бегом, разбрызгивая грязь во все стороны. Я даже немного отстал, кляня слякоть, по которой приходилось скакать босиком. И только подходя к башне, вдруг понял, что это и было целью красотки. Мне, полуголому, с неясным статусом и подозрительной физиономией, просто не полагалось идти рядом с благородной леди.
  - Задавака! - Нет, положительно, сегодня не мой день! Женщина не только услышала моё бурчание, но и поняла. Во всяком случае, единственный раз, когда молнии женского взгляда адресовались именно мне, был на фирме, когда я случайно опрокинул кофе на новое платье секретаря Леночки. Ну ладно, не случайно, просто я терпеть не могу, когда эти... юзеры ставят кофе в приёмный лоток DVD привода.
  - Грязное животное, непригодное в пищу даже свиньям! - вердикт был однозначным и пересмотру не подлежал. И, кстати, почти дословно совпадал с мнением Леночки. Правда, аккуратные губки красавицы шевельнулись только пару раз, что не оставляло сомнений - я слышу не совсем то, что говорят окружающие. Без магии здесь не обошлось. Надо будет спросить у старца. Хотя сейчас больше всего меня огорчало, что в первый же день я успел нажить врага среди стражи, и поссориться с, возможно, единственной красивой женщиной в этом неприветливом мире, встречающем мирного пришельца слякотью, копьями и ехидными колдунами!
  
  - Ну что, погулял? - старик сидел в кресле и с насмешкой рассматривал мои грязные озябшие ноги.
  Я постарался облить садиста ледяным презрением, хотя до леди мне было далеко. В то время как я всерьёз обсасывал мысль сдохнуть от усталости и истощения на лестнице по пути обратно красотка спокойно открыла ещё один проход и подняла меня сюда на настоящем лифте! За какие-то секунды! Спрашивается, какого лешего я полировал ступеньки ногами по пути вниз!
  Дед проигнорировал мой святой гнев и со смаком принялся грызть очередной кусок мяса с блюда на столе. Деревянного, а не каменного блюда, что сейчас волновало меня гораздо меньше, чем то, что мясо было печёным и очень ароматным.
  Желудок предал меня, зарычав с яростью бенгальского тигра, которому по ошибке предложили квашеную капусту. Сохранить достоинство не удалось, и я тоже попытался ухватить кусок с блюда.
  Старец небрежно хлопнул ладонью по столешнице, и блюдо провалилось без следа, так что мои пальцы только скользнули по гладкой поверхности камня. В другое время я восхитился бы таким фокусом, но сейчас мне больше всего хотелось взяться как следует за глотку старого мерзавца.
  - Не торопись, малыш. Тебе надо решить, кем ты будешь в новом мире. Я не настаиваю, если пожелаешь жить по-своему, просто выведу тебя из замка. Вокруг немало деревень, где-то найдёшь своё место. Молодому, крепкому парню работа найдётся. Скажем, чистить свинарники, или корчевать пни.
  - Альтернатива? - мне удалось отозваться максимально бесстрастно. Незачем знать седому шантажисту, что с моей любовью к полевым работам, таким перспективам я предпочёл бы ещё одну стычку с копьеносцем. Во всяком случае, от удара копьём умирают быстро и почти безболезненно, не то, что чахнуть на уборке картошки или на сенокосе! Да я даже от отработок в институте умудрялся откосить, фиг тебе, а не колхоз, злобный колдун! Интересно, а инквизиция здесь есть? Может, туда податься?
  Старик сделал многозначительную паузу, в ходе коей заодно извлёк из стола кувшин (опять каменный!) и сделал из него несколько гулких глотков. Не иначе, чтобы напомнить мне, что жажду утолить тоже не удалось.
  - А можешь принять моё предложение. Дать клятву. Обучаться магии. А уж я позабочусь, чтобы ты был сыт, одет и защищён...
  - А лет через триста, когда подрастёшь, я женю тебя на своей дочери, - в тон под-хватил я, краем глаза следя за кувшином. Не поддамся на провокацию, старый хрыч, я уже видел, как быстро ты можешь прятать жратву в стол! - У тебя такой недобор студентов, что ты уже по другим мирам шаришь?!
  Старик подавил раздражение. И даже не поинтересовался, что там с дочерью. Удивительная сдержанность. Я знаю не так много людей, способных выдерживать общение со мной в высоких концентрациях.
  - Причины я объясню ученику! - Сухо отрубил маг. - Смерду, ковыряющемуся в навозе, это не пригодится! Решай, здесь и сейчас, ты и так отнял довольно времени! Или ты со мной, или убирайся на все три стороны!
  - А почему такая дискриминация? Может, как раз в четвёртой стороне моё счастье и таится?
  Женщина, тихонько сидящая на одном из табуретов, негромко рассмеялась. Во-одушевлённый первым успехом, я собирался выдать ещё две-три шутки, но поймал взгляд мага. Тусклые старческие глаза смотрели устало и безразлично. Но я вдруг понял, что следующая шутка будет стоить мне жизни. Так же смотрел изогнутый кусок металла, прежде чем расцвёл огненный цветок...
  Я отогнал несвоевременные воспоминания и примирительно поднял руки:
  - Всё-всё, понял, каюсь, извиняюсь. Готов к клятвам, договорам, и контрактам. Что там: клянусь служить верой и правдой, в горе и радости, во здравии и болезни, пока смерть не разлучит нас!
  Ощущение опасности схлынуло так резко, что я едва на ногах устоял.
  - Похоже, но не совсем.
  Старик вновь был деловит и бесстрастен. Из стола появилось сразу несколько предметов: каменная плошка, каменный нож, больше похожий на скальпель, пара склянок, довольно громоздких, наверно тоже каменные.
  По горсти порошка в плошку из каждой ёмкости, затем маг поудобнее перехватил скальпель:
  - Дай руку, детка.
  Я не успел даже поразиться такой резкой перемене в отношениях. Интересно, он ко всем ученикам так обращается? Но тут леди в синем протянула левую руку, и я в очередной раз почувствовал себя идиотом. И, только не говорите, что она его дочь! Тогда мне может аукнуться шуточка по поводу женитьбы, причём не через триста лет, а гораздо раньше.
  Всё же на удивление крепких женщин взращивают в дикие времена! Крайне нестерильным скальпелем этот живодёр надрезал тонкий женский пальчик и нацедил в плошку чуть ли не полстакана крови, а она даже не поморщилась! Мне самому едва не стало дурно, особенно при мысли, что, возможно, это месиво мне придётся пить. Только после кипячения и экспертизы минздрава!
  Старик тем временем деловито содрал с меня плащ, к крайнему смущению леди в синем, и принялся вычерчивать на моём не особо мускулистом торсе какие-то линии и загогулины обратной стороной скальпеля. Месиво было холодным и неприятным, но всё же лучше, чем если пришлось его пить, или если бы все эти узоры вырезали на мне, а не рисовали. Последним штрихом был сложный символ над сердцем.
  Я чувствовал себя то ли воином Сиу в боевом макияже, то ли жертвой, приготов-ленной к закланию Ацтеками. А старику не хватало только перьев и бубна, чтобы сыграть роль сурового шамана. Святая наивность! Когда это шаманство и ритуалы помогали против предательства! Хотя местный, возможно, проникся бы торжественностью минуты, и вибрировал бы сейчас от ужаса.
  Плащ старик завязал вокруг моих бедёр, создавая видимость приличий.
  - Сидона! Обернись, пожалуйста.
  Леди в синем вновь развернулась к нам всё ещё розовым от смущения личиком. Нет, дочерью она не может приходиться такому глубокому старику, слишком легко смущается, ей лет семнадцать-восемнадцать, не больше. Может, даже не замужем? Это была интересная и требующая глубокого осмысления догадка.
  - Вос, повторяй за мной, слово в слово.
  Я повторял, не особо интересуясь смыслом слов. Сейчас мне было намного интереснее наблюдать за смущённой красоткой. Интересно, почему старик воспользовался именно её кровью, в алхимических трактатах утверждалось, что кровь девственниц имеет особые свойства. А может, просто свою зажал?
  - Клянусь жизнью и силой служить и защищать Сидону, беречь её жизнь, тело, душу и доброе имя и обязуюсь исполнить любой её приказ. Порука тому - моё живое сердце!
  Я уже хотел сострить по поводу торжественности клятвы. Тут так и просилась на язык небольшая пошлость в продолжение клятвы. Но в этот миг старик впечатал жёсткую ладонь мне в спину и рявкнул:
  - Кровь и камень свидетельствуют!
  Все узоры, линии и загогулины разом обожгли меня. Наверное, так чувствует себя печатная плата, впервые включённая в сеть. Это было так неожиданно, что я не заорал, а подавился воздухом. Боль проходила быстро, узоры на теле истаивали, оставляя только бледные следы. Последней ушла боль из сердца, мучительная и неумолимая. Теперь я знал, какой смертью умру, если нарушу клятву.
  Маг молча выставил передо мной несколько блюд и плоских каменных дощечек с разнообразной едой, доселе скрывавшихся в каменном столе.
  - Зачем мне ещё один телохранитель? - тихо поинтересовалась Сидона. - Он слаб, дерзок и глуп. Думаешь, пригодится?
  - Посмотрим, - философски отозвался старик.
  Всего лишь пару минут назад я бы страшно возмутился. Как не может пригодиться такое сокровище, как я! Но тогда кровь и камень ещё не засвидетельствовали клятву.
  Я жевал печёное мясо без специй, сухие лепёшки грубого помола с вкраплениями песка, какие-то кисло-сладкие корнеплоды, запивая всё это самым отвратительным пивом из всего ассортимента, что мне доводилось пробовать в прошлой жизни.
  Именно в прошлой. Потому что не при перемещении умер весёлый и безбашенный Василий, а после клятвы. А здесь и сейчас остался только скромный ученик мага Вос, верный телохранитель и слуга леди Сидоны.
  Искренне надеюсь, что этой чопорной девчонке не придёт в голову загнуться уже завтра с утречка!
  
  1. Тяжело в ученье, а неучёных - тьма!
  
  Утро началось, как обычно. То есть, и так неудобное каменное ложе резко опрокинулось, сбрасывая ученика на ещё более неудобный и твёрдый пол. У старого мага были своеобразные представления о побудке. Или не менее своеобразное чувство юмора.
  Вос мрачно поднялся и скатал свой тонкий тюфяк в одеяло. В выделенной ему личной каморке было только два предмета обстановки - норовистая каменная койка, опрокидывающаяся ранним утром, и каменный же шкаф, хранящий пару комплектов одежды и постельные принадлежности. Разного рода удобства были предусмотрены тремя этажами ниже, в апартаментах мага, но старик спал чутко и не жаловал ночные визиты.
  Вот и сейчас, наглый сенсей дрыхнет и досматривает рассветные сны, а несчастному ученику нестись по лестнице за завтраком на двоих. Да ещё и магический лифт маг заблокировал, заявив, что бег по лестнице полезен для физического развития.
  Одежда представляла собой грубую рубаху и кожаные штаны, плюс чудовищной тяжести сапоги из чего-то вроде крокодиловой кожи и с деревянной подмёткой. Делалась эта кошмарная обувь на самый большой размер, и подгонялась под ногу с помощью портянок и наматываемых поверх голенища ремней. Стилист, разработавший этот ужас, заслуживал самой мучительной смерти, даже не четвертования, а удушения пропотевшими портянками. Причём многократного!
  В первый день Вос безумно страдал по поводу своего одеяния, пока не заметил, с какой завистью смотрят на его одежду - и особенно сапоги, слуги и солдаты.
  Верный ученик начал свой каждодневный спуск, постаравшись как можно громче грохотать сапогами, пробегая мимо покоев мага. Кто рано встаёт, другим спать не даёт! Правда, Вос давно подозревал, что тонкие каменные мембраны, исполняющие роль дверей в башне мага, имеют изумительную звукоизоляцию. Старик способен творить с камнем настоящие чудеса.
  Количество этажей в башне по-прежнему оставалось полной загадкой, хотя и решать её смысла не было. Маг при желании мог нарастить или уменьшить любое здание в крепости, создать или убрать любое помещение, полностью перестроить стены. Сейчас, например, Вос насчитал девять дверей-мембран, выходящих на лестницу, а вот лифт, к примеру, имел пять градаций, причём нижняя переправляла глубоко под землю. Вчера дверей было десять, позавчера - шесть.
  И удовлетворять любопытство ученика мембраны не спешили. Во всей башне по его прикосновению открывались только две двери, в его каморку и в апартаменты мага. Остальные хранили свои тайны, и отдать их соизволили б только гостю, вооружившемуся ключом - или кувалдой. Воса останавливало только изысканное воспитание и отсутствие кувалды. Единственный кузнец в крепости был свиреп и недоверчив, он упрямо не жаждал делиться инструментом. А его подмастерья вообще напоминали троллей, ещё более квадратные и злобные, чем остальное население. И, похоже, вовсе не умели говорить.
  Выйдя из башни, Вос с тяжёлым вздохом покосился на кухню и отправился совсем в другую сторону. К плацу. Когда маг потребовал от него пройти хотя бы начальную воинскую подготовку, ученик едва не взбунтовался. Неужели даже здесь, в другом мире, армейская повинность его нашла! Но аргументы старика были воистину неотразимы - маг пообещал, что в противном случае сам займётся физическим развитием подопечного, а уж методы, которые он перечислил, заставили бы позеленеть от зависти маркиза де Сада и содрогнуться любого сержанта срочной службы.
  Так что по утрам Вос в компании нескольких зачисленных в гвардию короля деревенских парней бегал, приседал, отжимался, боролся и дрался на палках. Старый рыцарь Гош, который и гонял деревенщину, восхищался его ростом и ужасался худобе, тем не менее, обещая даже из такого заморыша сделать прекрасного бойца. Эта перспектива неизменно приводила Воса в глубочайшее уныние.
  Сегодня Гош перед занятиями обвесил всех мешочками с песком - на руки, на ноги, на плечи и на пояс. Этакая имитация боевых доспехов. После чего заставил выполнять весь комплекс упражнений. Ну кому, скажите на милость, потребуется приседать или отжиматься в доспехах! Сам Вос предпочёл бы попрактиковаться в засадах. Забраться куда-то и затаиться на пол денька. Выигрывает тот, кто так и не выдаст своё убежище храпом.
  В дополнение к прочим неприятностям, вплоть до момента, когда он в достаточной степени овладеет местным языком, приходилось разыгрывать из себя немого. Сам-то он понимал чужие слова без проблем, а вот здешние нервные вояки отчего-то очень агрессивно реагировали на обычные русские слова. Нельзя же так относиться к случайным совпадениям звуковых комбинаций!
  По утверждениям мага, любой человек с достаточной магической чувствительностью, легко понимает чужой язык. Говорящий не просто произносит слова, но вкладывает в них смысл, который маг легко улавливает и преобразует в понятные для себя сочетания. Сложности здесь начинаются только тогда, когда термин, используемый говорящим, в словарном запасе слушающего отсутствует.
  Из-за этого самостоятельное освоение языка было делом непростым, приходилось тщательно вслушиваться, вылавливая не только свой подсознательный перевод, но и реальное слово. Сразу становилось понятно, почему маг понимал слова Воса почти дословно, Сидона, чьё образование и словарный запас оставляли желать лучшего - с пятого на десятое, а все остальные, не наделённые магическими способностями, слышали только бессмысленную для них русскую речь.
  При этом маг не желал давать уроки языка, а Сидона не часто оказывалась незанята. Может быть потому, что оказалась королевой?
  Когда Вос впервые выловил местное слово "лери" по отношению к ней, соответствующее в его понятиях королеве, то здорово растерялся. По большому счёту здесь была довольно простая система власти. Лоу - землевладелец, получающий доход со своих земель и способный их защитить, барон. Сах - "крышующий" от трёх до пяти Лоу, граф. Риун - глава от шести до девяти Лоу, герцог. И Лер, король, объединяющий более десяти Лоу, Сахов и прочих. В системе участвуют ещё Лиму, они же рыцари, защитники земли, основная боевая мощь землевладельцев, довольно просто переходящие в разряд Лоу при случае.
  Здесь сложилась уникальная для этого довольно неразвитого в социальном отношении мира ситуация. До Сидоны не было королев. Были супруги землевладельцев разных рангов, легко заменяющиеся по первому капризу мужа, и не имеющие политического и земельного веса. В условиях постоянной грызни за земли, рыцари не желали служить женщинам, да и удерживать земли мог только свирепый и хитрый боец.
  Но Сидона, будучи замужем за лером Дишем, сама оставалась лери, так как имела своих рыцарей и слуг, а также могучего мага в дедушках. А учитывая, что само королевство было создано за счёт "династического" брака, причём со стороны Сидоны присоединилось больше земель, чем со стороны Диша, уникальный титул лери носился красоткой по праву, и судьба брошенной жены ей не грозила.
  Но за каким лешим тогда старик привязал его к девчонке? И что по этому поводу предпринять?
  На счастье Воса, в отличие от остальных рекрутов, в распоряжении Гоша он находился только с утра. Неясно, как выдерживали такие безумные нагрузки бывшие работники от сохи, но бывший работник интеллектуального труда рано или поздно просто валился без сил. Лиму Гош в таких случаях знал только один способ поднять лентяя - окатить ведром холодной воды из крепостного колодца. Деревенские обычно подскакивали со страшным визгом - здешний климат был теплее, да и местная культура не то, чтобы запрещала, но и не поощряла омовений. Неспроста большинство местных выглядели чумазыми - а кое-кто откровенно попахивал.
  Когда Гош похлопал по плечу, выводя из транса, в котором гораздо легче выполнять нудные тяжёлые упражнения, Вос грустно поздравил себя с очередным достижением. В этот раз он пришёл в себя на ногах. Правда, все конечности тряслись, и лиму пришлось самому снимать с него утяжелители.
  Небольшой наградой были только безумные взгляды, которыми одарили Воса остальные рекруты и сам тренер, когда мокрый от пота ученик мага сам, по своей собственной воле опростал на себя одно из заблаговременно принесённых вёдер с водой. Холодную и мокрую воду, да прямо на голову! По меркам местных, нечто вроде особо извращённого самоубийства.
  Рассматривая ведро, одно из немногих вещей в замке, сделанных не из камня - каркас из деревянных прутьев с туго натянутой на них кожей, Вос не обратил внимания на задумчивый взгляд Гоша. Старый лиму явно искал более эффективный способ приведения в чувство симулянтов. Раз уж вода рекрутов уже не пугает...
  На кухне, как всегда, было жарко и тесно. Сновали служанки и повара, крестьяне, привозящие продукты, торгующиеся охотники и ругающиеся торговцы, личные и приближённые слуги, заявившиеся чего-нибудь перекусить спросонья. Здесь мало что знали о санитарии, и в одном и том же огромном очаге могли запекать тушу вепря для лера и приближенных, и варить похлёбку из помоев для свиней.
  Вос до сих пор не мог смотреть без содрогания, как на чёрном от застарелых потёков столе рубят мясо, а овощи даже не думают мыть перед резкой. Зато здесь болтали, много и охотно, не слишком опасаясь посторонних ушей. Господа считали ниже своего достоинства прислушиваться к болтовне черни, а немногих приближённых и наушников здесь знали наперечет. Тот же Вос тоже относился к приближённым, но считался немым, поэтому имел возможность черпать столь необходимую для нового человека информацию без всякой цензуры.
  Так, например, сам он оказался счастливым обладателем прозвища "длинный" (представить его официально никому и в голову не пришло), происходил из волшебного народа, поскольку обычному человеку не дано быть настолько красивым, но при том тощим и высоким до невероятности. Уже существовало несколько версий пленения длинного - одна ужаснее и разрушительнее другой. В этих легендах несчастный замок раскатывали по камешку, пожирались и испепелялись целые толпы народа, пробивался купол неба и твердь земли, затопляя весь мир водой творения. При этом болтунов мало волновала вопиющая целостность замка, не говоря уже о более масштабных разрушениях.
  Так что приходилось тщательно фильтровать и проверять эту сомнительную информацию. Например, сегодня, уже нагруженный провизией Вос предпринял вылазку к главным воротам замка. По кухонным сплетням, установленные там статуи ранее были живыми и невредимыми врагами мага, за что и были обращены в камень. Правда, тот же источник информации всерьёз утверждал, что пищу маг требует только для отвода глаз, потому что питается только камнями, предпочитая драгоценные. Так что основным блюдом таинственного старика эти знатоки таблицы Менделеева и минералогии тут же назначили золото. После чего немедленно принялись составлять нелепые планы по похищению ночного горшка мага. Вдруг не всё переварил? Страшно представить, как разочаруются золотоискатели, обнаружив в башне вполне рабочую канализацию.
  Статуи, выставленные в два ряда, с двух сторон от ворот, действительно впечатляли. Поразительно естественные движения, удивительно живые лица, с невероятной точностью высеченные складки одежды и морщины. Вос восхищённо провёл рукой по статуе, изображающей воина в бою, и облился холодным потом. Слишком уж совершенна была структура одежды, а пряжки ремней отозвались холодком не камня, но металла. Да и топор в руке воина был явно металлическим, и это при каменном топорище! Если предположить, что в камень обратилась только органика...
  Теорию о способности мага обращать людей в камень можно было бы считать доказанной. Но спрашивается, зачем этому василиску в штанах понадобился ученик из технологического мира?!
  После завтрака, отмахнувшись от уже привычных распоряжений о упражнениях и медитациях, Вос решил взять быка за рога.
  - Сенсей, отвлекитесь ненадолго от своих записей, да ответьте на несколько вопросов. Мне кажется, если я буду знать цель, проще будет ей следовать. Да и смысл хотелось бы понять всех этих тренировок!
  Старый маг иронично поднял брови:
  - Ты уже так уверен в себе, что хочешь скорректировать упражнения?
  - Не о том речь! Я хочу понять, зачем я здесь? Какая роль мне предназначена? Если я буду действовать вслепую, могу только дров наломать.
  Взгляд старика внезапно потяжелел. Каменная табличка и стило были отложены на стол.
  - А не торопишься ли ты, парень? Ты уже пытался действовать, и декады не про-шло. И не многого ты требуешь? Удел господ решать, слуг - выполнять!
  Вос с честью выдержал поединок взглядов:
  - Если бы мне предстояло стать солдатом или слугой, я бы согласился. Но я стану магом, возможно, не настолько могущественным, как Вы, но тоже обладающим немалыми возможностями. Послушайте мои соображения. Итак, некий всесильный маг, создавший государство, выдёргивает из другого мира человека со способностями, но в магии - полного чайника.
  Старик нахмурился, но прерывать не стал. Василий продолжил, стараясь на ходу систематизировать свои мысли:
  - При том, в этом мире маги есть - но не в замке, и с гораздо более слабыми способностями. Значит, нужен человек без связей, нейтральный изначально, может, ещё и без предрассудков. Сам маг этому миру тоже чужд - Вы представились мне, как Кванно Шаррак, имя для местных крайне нетипичное, мало того, если принять его значение, не на местном языке, конечно, получается "четвёртый земляной"! Добавим неизвестную местным письменность, внешность, как вашу, так и внучкину - больше доказательств не надо?
  - Продолжай! - усмехнулся маг, поудобнее устраиваясь в кресле. Рассуждения Воса его явно забавляли.
  - Помощь магу тоже не нужна, разве что разовая, но меня намертво привязывают к Сидоне. Подозреваю, что удивительная верность большинства лиму Сидоны, доставшихся ей от отца, объясняется всё той же жёсткой привязкой.
  - Почти все, - Не стал отрицать Кванно. - Всё та же клятва крови и камня. Были глупцы, не воспринявшие клятву всерьёз, но таких уже не осталось.
  Вос с некоторым удивлением взглянул на мага. Неужели удастся разговорить так просто?
  - Мои выводы: я - замена. То ли Вы куда-то собираетесь, и хотите обеспечить Сидоне надёжную защиту на время отсутствия, то ли... Ну, люди не вечны. Мне правда, да сих пор неясно, при чём здесь лер Диш, как примитивные нагрузки способны развить магические способности, и что, в конце концов, мне со всем этим делать! Я признаю, что моя жизнь тесно связана с благополучием лери, я готов учиться магии и защищать Вашу внучку, но при чём тут беготня по лестницам и приседания с нагрузкой!
  Маг довольно долго сидел неподвижно, прикрыв глаза. Если бы не сухие пальцы Кванно, в раздумье постукивающие по столу можно было решить, что старик задремал.
  - Ладно, мы поговорим начистоту. Пожалуй, это моя очередная ошибка - относиться к тебе, как к местному. Я совсем забыл, что твой безумный мир захлёбывается в информации. Тебе недостаточно служить, тебе нужно знать. И я удовлетворю твою жажду знаний - чуть позже, когда разберёмся с вестником.
  Вос терпеливо ждал. Маг отлично знал всё, что происходит в башне, так что появляющийся временами посланник никогда не заставал его врасплох. Чаще всего, выслушав сообщение, Кванно отправлялся на совещание к леру, и происходило это почти каждый день.
  Так случилось и в этот раз. Едва запыхавшийся молодой слуга выпалил своё послание, маг двинулся к лифту. Воса, против обыкновения он позвал с собой.
  Конечно, ученик уже знал, что со знакомыми ему механическими кабинками магическое сооружение не имело почти ничего общего. Для начала, нужную пиктограмму надо было всё время поездки зажимать рукой - как и большинство магических механизмов, этот лифт использовал энергию пассажира. Принцип его был достаточно прост, хотя и странен для человека из мира технологий - кабинка скользила в толще "живого камня", составляющего основу башни, создавая своеобразное течение. Как ни странно, большинство местных приходило в дикую панику при одном предложении проехаться на лифте. Уже позже Вос узнал, что Сидона устроила ему поездку, собираясь наказать негодяя, осмелившегося оскорбить лери. К сожалению, он не предполагал, что должен изображать ужас, и этот пропуск в лифт оказался одноразовым.
  Прогулка с магом тоже оказалась познавательной. Сразу можно было определить, леру или лери служит тот или иной слуга. Вассалы Сидоны кланялись с преувеличенным почтением, наперебой предлагая услуги, зато служащие Диша разбегались в страхе, зачастую забыв поклониться. Глядя, как нахальные и самоуверенные гвардейцы вжимаются в стены, не имея возможности оставить пост, но стараясь даже не коснуться грозного мага, Вос начинал верить в некоторые страшные истории про Кванно. Например, про армию некого саха, целиком поглощённую землёй.
  "Дворец" Воса разочаровал. Конечно, он уже бывал во многих помещениях крепости, и знал, что только башня мага снабжена магической автоматикой, вроде тех же мембран. В других местах были просто каменные двери на петлях, масляные светильники вместо магических, а кое-где, в особо пострадавших от "постояльцев" помещениях, окна затягивали пузыри крупных животных вместо выбитого каменного "стекла". Но обитель лера, где наивный землянин предполагал увидеть нескромную роскошь и море удобств, больше всего напоминала свинарник!
  Грязь, объедки, копоть, обломки, смрад и беспорядок! На гладком, редкой красоты длинном столе явно не раз разводили костёр. Большинство удобных, обитых шкурами стульев было отодвинуто к стенам, уступив место грубо сколоченным скамьям. По углам пьяные уже с утра вассалы Диша тискали хихикающих служанок. Обязанностью слуг было только притаскивать еду, да бурдюки с пивом и вином, убирать мусор, или хотя бы выносить пьяных никто не собирался.
  Да и сам Диш, грузный, заросший, в грязной одежде, с похмелья взявшийся решать какие-то государственные вопросы, напоминал неандертальца, только лупил он по столу не дубиной, а мечом в ножнах.
  Дело о границе землевладения двух подданных лера был решён довольно быстро, но Вос практически ничего не услышал. ЭТО и есть муж изысканной и чопорной Сидоны?! Да раздень его и поставь в свинарник, обитатели за своего примут! Ни единой мысли в этих заплывших глазках не заметишь, как он вообще стал лером!
  Все эти соображения, наряду с сочными эпитетами, Вос вывалил сразу по возвращению в башню. Кванно лишь вздохнул и предложил садиться.
  
  2. Не ошибается только тот, кто ничего не делает. За него ошибки сделают другие.
  
  - Знаешь, Вос, в чём-то ты прав, хотя немного преувеличиваешь. Эта тоже результат моей ошибки. Каждый может ошибаться, но старики сделав глупость всегда огорчаются сильнее молодых. У стоящего на пороге последнего пути мало надежды поумнеть со временем, и нет возможности исправить допущенные ошибки. Я не собираюсь оправдываться, но объяснить свои промахи обязан. Ты прав, я вижу в тебе своего преемника, потому что мне немного осталось.
  Вос с трудом удержался от вопроса, но Кванно уточнил сам:
  - Максимум полгода, я полностью исчерпал резервы своего организма.
  Маг поудобнее откинулся в кресле, в задумчивости постукивая пальцами по подлокотнику.
  - Сядь в позицию для медитаций, будешь тренироваться во время рассказа. Не ной, я сам знаю, что поза неудобная, но в ней твои магические каналы полностью открыты. К сожалению, наши основные стихии противоположны, а прямая прокачка каналов в этом случае невозможна, приходится пользоваться примитивными средствами.
  Я родился в очень неприятном мире. Это ведь в твоём мире есть такое очень ёмкое определение - ад? Вполне подходит. Изначально Шаркард был просто очень насыщенным магически миром. Магия там полностью вытеснила технологию, достигла невероятного рассвета, а затем была использована во зло. Да, ты угадал, война.
  Есть версия о явившихся из другого мира нелюдях, попытавшихся захватить наш родной дом, но я в это не верю. Слишком уж азартно рвут глотки друг другу сами люди. Сейчас на Шаркарде девять противоборствующих кланов, девять сил, существующих только ради войны. Говорят, вначале их было больше двадцати. Часть уничтожено, часть бежало в другие миры, а эти девять продолжают бесконечную драку за мёртвый мир.
  Там твердь непостоянна и зыбка, как болото, землетрясения не прекращаются ни на час, текут реки огненной лавы, а воздух так тяжёл и насыщен самыми различными элементами, что обычный человек умрёт с первым же вздохом. Даже скафандры помогут ненадолго, лишь могучая магия способна защитить хрупкую жизнь.
  Старик мечтательно улыбнулся, глаза его возбуждённо блестели:
  - Ты не сможешь понять, как можно любить такой мир, как можно жить и умирать, защищая кусок опалённого камня! Это мир, где живёшь полной жизнью, где бьёшь только в полную силу и каждый добытый потом и кровью глоток воздуха слаще, чем чистое и спокойное дыхание других миров, каждая минута заработанного покоя желаннее многих лет неги в роскоши мирного дворца! Я жил там! Я гордился своим кланом и яростно сражался за него, не зная и не желая знать иной жизни!
  Кванно откашлялся и вернулся к реальному миру:
  - Я не принадлежал к правящему классу клана. Тут немало разных градаций, я упрощу. Были хозяева, слуги и рабы. Хозяева - элитные бойцы, зачастую за боевыми модификациями утрачивающие человеческий облик. У них одна страсть - война и разрушение. Слуги заботятся о всём остальном - возводят крепости, растят детей, добывают пищу. Рабы - это те несчастные, что не способны существовать на поверхности самостоятельно. Обделённые магией, или похищенные в других мирах, часто под заклятьями принуждения.
  Та, что изменила меня, была именно из таких. Во время очередного затишья хозяева провели очередной рейд по ближним мирам, похищая всех, кто мог принести хоть какую-нибудь пользу. Лида досталась мне в качестве награды за доблестный труд, её достаточно слабые магические способности и приятная внешность предопределили судьбу молодой рабыни - гурия, ориентированная на воспроизводство. Тот, кто изучал и подбирал пары по генотипу, не ошибся. Во всяком случае, наш старший сын уже в двенадцать лет был возвышен до хозяев, сменил имя и больше не интересовался родителями. Кому охота вспоминать слугу-отца и рабыню-мать.
  Кванно тяжело вздохнул:
  - Мне выпало редкое и столь же драгоценное, сколь и губительное чувство для рождённых в клане - любовь. Да, я любил эту маленькую беззащитную рабыню, слушал её рассказы о родном мире, её песни и просто её голос. Баловал, как мог, даже сумел добиться, чтобы двух младших детей оставили ей на воспитание... Наивный глупец! Шаркард жестокий мир, и всегда готов покарать тех, кто забылся, осмелился жить в счастье и мечтать... Во время очередной стычки, когда наша крепость была серьёзно повреждена, большинство рабов погибло. Мелочь, расходный материал, легко восполнимый, и оттого не особо ценящийся - и крушение всех надежд для одного тупого слуги, рыдающего над телами дорогих ему людей.
  Маг зло ухмыльнулся:
  - Я отомстил. Не миру, чей ядовитый воздух прикончил мать и детей, и не хозяевам, равнодушно пропустившим удар, направленный в жилую зону крепости, где во время боя не было ничего ценного. Я свершил глупую и бесполезную месть тому, другому клану, что атаковал нас в роковой день. Разработал план, получил благословение хозяев, всегда готовых поддержать любую мерзость, ведущую к ослаблению врага, проложил подземный ход - это в нестабильной-то тверди Шаркарда, и обрушил стену вражеской крепости, позволяя нашим бойцам ворваться на территорию врага.
  Не знаю, может в тот день пал ещё один клан. Мне было неинтересно. Я занимался работой мясника. Уничтожал детей и женщин Врага. Таких же не в чём неповинных рабов, в надежде, что их смерть тоже доставит кому-то боль. Сопротивления почти не было, мне встретилось трое-четверо слуг, но они не были мне ровней. Шум боя оставался позади, скорее всего, хозяева крепости сумели воспользоваться преимуществом своей территории и вытеснить наших бойцов. Ещё немного - и за мной явился бы кто-то из настоящих воинов атакованного клана. Но я встретил их.
  Эта женщина ничуть не напоминала Лиду. Старше, не так красива, но она обратилась ко мне на том же языке, и протянула маленького ребёнка. Она просила убить её, но не трогать её маленького сына, а если возможно, забрать его из этого страшного места.
  О, эти удивительные женщины, способные на подвиги ради детей, живущие в рабстве десятки лет, и не теряющие надежды. Считающие, что их сопливые сокровища могут быть дороги хотя бы кому-то ещё, кроме них. Мне было смешно - и больно... Эта глупая женщина так напоминала Лиду, с её безумной надеждой, что могучий и нежный Кванно однажды вернёт её и детей в родной мир, забудет про клан, в конце концов, просто скажет доброе слово собственному ребёнку! А затем рабыня запела колыбельную, ту самую, что пела детям Лида, и я не смог убить их, как и не смог бросить на произвол судьбы.
  Я проломил стену мира, переместившись вместе с ними в родной мир Лиды, и ушёл, бросив чужих рабов на произвол судьбы. Я дезертировал, не завершив задание, но и не собирался возвращаться. Сотни невинных смертей, рушащееся здание, кровь на руках вдруг утратили значение. Ненависть угасла, оставив пустоту.
  Даже спланируй я всё заранее, не смог бы лучше выбрать возможности для побега. Хозяева наверняка списали меня - слуге не выжить на чужой территории, а клан, подвергшийся нападению, не смог достаточно быстро организовать погоню.
  Кванно притянул к себе кувшин и сделал несколько жадных глотков. Маг не привык говорить подолгу. Вос воспользовался возможностью слегка размяться. Эти позы для медитаций лично ему напоминали некоторые издевательские тренировки из китайских драчливых фильмов. Только плошек с кипятком на голове и коленях не хватало.
  - Не понравился мне твой мир, Вос.
  Маг строго погрозил пальцем, заставляя принять исходную позицию.
  - Слишком... мягкий, шумный, яркий. Война - только языками. Удобства, мода, права человека, эмансипация, - Старик с отвращением сплюнул. - Как можно так жить, просто не понимаю! Шум, суета, телевизоры, машины, всё слишком легко и скучно! Я недолго там продержался, только отыскал родину Лиды, её мать, - и не сумел ничего сказать ей. Как рассказать, что исчезнувшая дочь погибла на днях, что я - незнакомый ей зять, старший внук ведёт бесконечную войну в другом мире, а еще один внук и внучка отчаянно завидуют ему и мечтают достигнуть тех же высот. Даже их чудной обычай - хоронить в земле или сжигать в печах, выполнен не был. Не мог же я рассказать, что Лида и два её младших ребёнка разложены на элементы, полезные клану.
  Я стал искать мир, подходящий мне по духу, но ни пасторали, ни радиоактивные развалины меня не привлекали. Перебрав с десяток миров, я был близок к мысли, что придётся вернуться в породивший меня кошмар, какое бы наказание меня не ждало за долгую самоволку. Туда, где я был нужен, и всё решали хозяева, где я был не опасным и никому не нужным одиночкой, а частью единого целого.
  Не собирался я задерживаться и в этом захолустье, едва ли не самом отсталом мирке этой ветви. Здесь не только магия и технология, даже сами люди не успели развиться как следует - ты ведь видишь сам, предки всех этих лоу и лиму совсем недавно покинули пещеры.
  Но в одной из деревенек, в таверне, я встретил удивительную девушку, болезненно напомнившую мне Лиду. Бедняжка была родом из дальних мест, с побережья, где люди цивилизованнее и добрее. Но она попала сюда ещё ребёнком, никому не нужным и беззащитным. Работала тяжелее всех, за еду и обноски, постоянно подвергалась побоям и насилию - её экзотичная для этих мест внешность привлекала дикарей, как и полная беззащитность. Эта деревенская шваль даже не озаботилась дать девушке имя! Ещё бы, каждое имя - достояние рода, не для безродной бродяжки хранилось!
  Я назвал её Лидой. Выкупил у жадного хозяина таверны, одной блестящей серебряной безделушкой оплатив все реальные и надуманные долги. Впервые одел в приличное платье и первым проявил нежность. Ты можешь себе представить, несчастная девчонка считала, что удовольствие мужчины может быть достигнуто только ценой женской боли?
  Старик пару минут молча копался в своём бездонном столе, прежде чем извлечь каменную табличку и перебросить её Восу. Рельефное изображение женщины, как любое произведение мага, поражало мастерством. Тонкая, беззащитная фигурка, длинные волосы и платье, развеваемые ветром, красивое лицо дышит скорбью. Столько было щемящей нежности и нерастраченной любви в этой хрупкой женщине, что слёзы наворачивались на глаза. Чем-то эта миниатюра напоминала икону. Пожалуй, в это произведение маг вложил больше души, чем в свой чудовищный замок, способный поспорить размерами с небольшим городом.
  - И здесь я начал делать ошибки. Знаешь, не так просто научиться думать и предвидеть, если всю жизнь послушно исполнял приказы. Пусть я не мог забрать Лиду в более благополучный мир - её магические способности были незначительны, но уж увести подальше от этой гнусной деревушки был просто обязан. На то же побережье, например.
  Но она так хотела найти своего первенца, проданного ушлым старостой заезжему лиму. И я уступил. Стал искать, расспрашивать, а вернувшись, застал Лиду в ещё худшем состоянии. Как это так, деревенская подстилка и побирушка оделась лучше местных красоток, нашла себе мужа, ест сытно и спит мягко, как заезжие господа! Все мои подарки, украшения и платья растянули по всей деревне, а сама девушка обнаружилась на последнем издыхании в канаве, так деревенские насильники наивно пытались скрыть преступление. Все издевательства и побои, что она перенесла до этого, были мелочью по сравнению с этим страшным днём. Если бы я хоть немного разбирался в целительстве...
  Самое удивительное, что деревенщина вошла во вкус. В то время, как я боролся за жизнь бедняжки, местные обдумывали, как ограбить глупого богатого чужака, явившегося без оружия и без охраны. Конечно же, они не нашли лучшего способа, кроме как собраться толпой и выдвинуть идиотские обвинения. Что-то там по поводу нарушения обычаев и оскорбления духов предков, и это перед домом, где при смерти лежала растерзанная ими женщина!... Гнустные смерды!
  То местечко теперь зовут каменной деревней...
  Естественно, через пару дней явился хозяин деревушки, местный лоу, которому печальный опыт деревенщины во благо не пошёл. Его статуя вышла самой эффектной. Если не ошибаюсь, стоит сейчас в компании с прочими красавцами у ворот.
  Лиму безвременно скончавшегося землевладельца оказались умнее, и не стали пытаться мстить, вместо того предложили мне самому стать лоу. Пожалуй, это тоже было ошибкой - осесть в этих диких землях. Ты не представляешь, сколько сил я потратил, мечась между соседями, тут же решившими попробовать на зуб нового владельца, примитивной хижиной, которую почему-то звали замком, лиму, растаскивающими всё на свете и не желающими тренироваться, и больной женщиной, больше не способной ходить.
  Я создавал лучшее снаряжение - как-нибудь на досуге сравни доспехи лиму Сидоны и Диша, разработал первые законы в этом диком краю, многому научил крестьян и ремесленников, - да ко мне люди бежали от своих хозяев со всех сторон! Мне казалось, что я всё сделал, чтобы осчастливить свою женщину и нашего сына. Разве что первого ребёнка не смог вернуть Лиде - но я не в силах поднять мёртвых, хотя имитировал поиски ещё долгие годы, лишь бы не рассказывать, что я обнаружил ещё в тот первый страшный день.
  Наш сын вырос настоящим бойцом. Пусть ему не хватило терпения обучиться магии до конца, даже тех мелочей, которые он всё же осилил, хватило, чтобы стать непобедимым. Немного моей помощи - и новоявленный завоеватель раздвинул границы во все стороны. Умный и безжалостный, храбрый и честолюбивый, уже в шестнадцать лет он стал сахом, а двадцать - риуном. Его войско не знало поражений, он совершал набеги даже на вольные города и народ моря. А в двадцать три, когда он был в шаге от своей мечты - стать первым лером за три столетия, его убили. Ударом в спину, лучший друг, считающий себя более достойным власти.
  Поразительно, до чего глупы и жестоки бывают местные! Не знаю, на что рассчитывали заговорщики, явившиеся прямо в замок, чтобы честно разделить земли, оставшиеся без хозяина. Но даже месть не смогла утолить моё горе - и пусть вся крепость дрожала, слушая, как визжат предатели, медленно погружающиеся в камень, но страшная весть была последним ударом для Лиды...
  Мне осталась только Сидона, двухлетняя кроха, незаконная дочь сына, да разрываемый на части риунат, ненужное и нежеланное наследие. И, пожалуй, это была последняя из моих серьёзных ошибок. Что стоило покинуть этот поганый мирок, забрав с собой внучку? Или хотя бы переселиться в более цивилизованное место? Но я принял предложение риуна Хеша, свирепого воина и умного правителя. Мы объединили риунаты, создав лерат, а залогом союза стал брак двухлетней Сидоны и новорождённого Диша. Я считал, что обеспечиваю будущее внучки!
  Улыбка мага была горькой и беспомощной:
  - Скажи, Вос, ты ведь тоже чужак в этом мире... Сидона красива?
  Захваченный врасплох ученик некоторое время обдумывал, что сказать. Нет ли здесь подвоха?
  - Она самая красивая женщина из всех, что я видел здесь, - Вос тщательно подбирал слова. Вдруг скромному ученику мага не подобает делать комплименты лери?
  Кванно просто кивнул.
  - Я тоже так считаю. Но бедная девочка несчастлива в браке. Она видит вокруг только местных красавиц, - маг неопределённо взмахнул руками, очерчивая нечто необъятно-громоздкое, схожее по габаритам скорее с контрабасом, чем с гитарой. - Она слышит мнения лиму и черни, и сама всерьёз считает себя уродливой, смертельно тощей. А этот глупец Диш таскает в свою спальню каждую служанку, не проявляя никакого интереса к собственной женщине!
  Пожалуй, Диш - самое большое разочарование, постигшее меня и Хеша. Он сви-реп, силён, но глуп и доверчив. Лоу ему быть, не лером! И так и получится, стоит чему-либо случиться со мной. Лерат - огромная территория и ценность, всегда найдутся желающие оторвать кусочек, тем более, когда лер - полный кретин!
  Маг тяжело вздохнул, аккуратно пряча портрет Лизы в стол.
  - Мы с Хешем многим отдавили любимые мозоли. Даже если оставить в покое лерат, почти каждый сосед сможет представить к оплате счёт. Землевладельцы, маги, вольные города. И представят, можешь не сомневаться. Хеш погиб в бою, твёрдо веря, что я сохраню лерат, что я непобедим и бессмертен. Я и сам почти поверил в это, какому Шаркардцу представлялась возможность умереть от старости?
  Кванно серьёзно посмотрел на Воса.
  - Я знаю, что это, возможно слишком большая ответственность, и не слишком на-деюсь, что ты сможешь полностью заменить меня. Враг с ним, с Дишем, лератом, и прочим - я надеюсь, что ты сумеешь сберечь мою девочку. Если я не ошибся в тебе, рано или поздно ты сможешь сломать заклятие. Но к тому времени сам будешь связан незримыми узами этого мира. За десятки лет, проведённые здесь, собственный мир станет для тебя чужим, а здешний пустит корни в твоём сердце. Здесь ты получишь всё, на что хватит твоих способностей и наглости. Титул сильнейшего мага, могучее государство с марионеточным лером, а если постараешься, то и самую красивую женщину этого мира.
  Маг торжественно кивнул и удалился в лабораторию.
  - Старый сводник! - тихо буркнул Вос, приходя в себя после уникального предложения. - Королевы оптом и в розницу, мужья в нагрузку, драконы - самоналётом, враги в рассрочку, в кредит и по долговым распискам! Ну спасибо тебе, сенсей, может, ещё и пару артефактов подкинешь?!
  Башня чуть вздрогнула, и голос из ниоткуда прохрипел:
  - Сам изготовишь! Маг сам должен заботиться о своих нуждах.
  Вос прикусил язык, вспомнив, что в башне всё подвластно старику.
  Ещё раз представил себя повелителем мира, и со вздохом вернулся в успевшую надоесть до озверения позу. Пока что он был не способен не то, что фаерболом засветить, но даже кролика из шляпы вытянуть.
  - Свои лучшие годы я провёл в позиции "орёл над унитазом", - душевно пожаловался Вос, но Кванно не пожелал прокомментировать очередную шуточку. - Теперь я понимаю, отчего все маги такие засранцы - поза для медитаций обязывает! Нет, по-моему, он всё-таки надо мной издевается...
  Учение продвигалось тяжело, как ему и положено, но, что обиднее всего, некому было даже выслушать умнейшие мысли, рождающиеся в ходе медитаций.
  
  3. Без труда, не вытащишь и трактор из пруда
  
  - Нет, резче, точнее!
  Вос мрачно вернулся в первоначальную позицию. И кто сказал, что начальная поза - самое трудное?! Гораздо хуже, когда тренировка проходит во дворе, под сотнями любопытных взглядов.
  Теперь, после месяца обучения, Вос уже чувствовал понемногу потоки энергии внутри тела, но свободно манипулировать ими пока что не удавалось. Самое обидное, что старикашка, игнорируя шутки, легко подхватывал любую идею, зачастую возвращая её шутнику в извращённом виде.
  Так, теперь позиция в полуприсяде с разведёнными в стороны руками уже официально называлась "орёл", а вот эта, с неестественно вывернутым относительно ног и головы торсом, уже стала "фараоном". И Кванно нисколько не волновали проблемы птиц или пирамид, главное, что оба, и учитель, и ученик, отлично понимали, о чём идёт речь.
  - Ещё раз!
  Резкий взмах рукой - и далёкая, в десятке шагов, ленточка, едва заметно шевельнулась.
  - Ну вот! Я же говорил, твоя стихия воздух, тебе должно быть просто чувствовать ветер. Не понимаю, как можно так промахиваться?
  - Да я её почти не вижу, эту поганую ленточку! - Прорвало наконец Воса. - Ты бы её ещё на шпиле своей башни повесил! Как раз к пенсии я бы попал! Просил же сделать мне очки - вон, как с прозрачным камнем работаешь.
  Кванно выглядел ошарашенным.
  - Так вот, что ты называешь плохим зрением? Придётся хорошенько подумать над твоей настройкой!
  - Эй-эй, я тебе не рояль, и даже не скрипка! - Слова у мага редко расходились с делом, и Вос всерьёз забеспокоился. Не хватало ещё, чтобы полоумный сенсей вздумал ковыряться у него в организме.
  Маг только небрежно отмахнулся.
  - Поговорим позже. А сейчас иди на тренировку лиму.
  Вос только тяжело вздохнул.
  Сейчас невинные тренировки под присмотром лиму Гоша воспринимались, как детские забавы. Хотя бы потому, что лиму не тренируются в обычном смысле слова - они сражаются! Врукопашную или тренировочным оружием, но только спарринг и только в полный контакт.
  Именно так, через боль и кровь, к магу приходит чувство собственного тела и умение пользоваться внутренней энергией. И пусть Кванно сколько угодно твердит, что, в отличие от обычного человека, маг легко восстанавливает внутреннюю энергию за счёт естественного магического фона, Вос после спаррингов чувствовал себя, как выжатый лимон. Или, если бой прошёл не так удачно - как хорошо выбитый ковёр.
  Сами лиму Сидоны, поначалу воспринявшие идею тренировки с чужаком без восторга, быстро прониклись новой забавой. Если поначалу эти элитные бойцы владели только несколькими захватами и бросками, да парой прямых, бесхитростных ударов, то теперь, прочувствовав на себе, запросто применяли хуки и свинги, апперкоты и болевые захваты, а уж пинки и подножки вообще были приняты на ура. Хорошо ещё, что Вос в своё время пытался заниматься боксом, а не карате, иначе воинственные коротышки уже приветствовали бы его пяткой в челюсть.
  На тренировочные бои лиму и чужака поглазеть сбегалось пол крепости, и, язык мой - враг мой, уже существовало нечто вроде тотализатора. Стоило только раздражённому Восу разок поинтересоваться, каковы ставки, а затем объяснить, что он имел в виду, как пиво и сладкие овощи стали ходить из рук в руки после каждого боя. Деньги здесь уже существовали, но для простонародья пока был доступен только натуральный обмен.
  Сам же Вос больше всего злился, когда его шутки воспринимались убийственно серьёзно, зачастую вызывая самый неожиданный эффект, а серьёзные фразы передавались, как весьма удачные анекдоты. Неприятно, когда твои шутки не понимают, но просто противно, когда смеются над тобой.
  Лиму Тыш, крепкий, жилистый парень, уже приготовился к бою. В принципе, не-плохой приятель, добродушный силач был одним из самых неприятных спарринг партнеров Воса. Неестественно длинные руки легко уравнивали лиму с рослым землянином, а очень приличная реакция и совершенно жуткая силища могли нагнать страха и на медведя.
  Вос аккуратно ступил в отмеченный верёвкой круг. Можно было проиграть, сдаться, и не утратить уважения. Но ступивший за верёвку считался сбежавшим, и презирался не меньше, чем трус, покинувший хозяина во время боя.
   Медленно вдохнуть-выдохнуть, мысленно завернуться в кокон отторжения и за-жечь маленькое солнце под солнечным сплетением. Временами получалось, чаще подготовка проходила впустую, но сегодня он призвал ветер, а значит, и на ринге всё пройдёт хорошо.
  - Готов!
  Атака Тыша, как всегда, была молниеносной, но сегодня Вос отклонил её с необычайной лёгкостью. Просто отвёл мощный кулак в сторону, почти не чувствуя сопротивления, и ударил открытой ладонью. Лиму не успел увернуться и отлетел на несколько шагов. Упруго взметнулся и вновь ринулся в бой - только для того, чтобы поймать небрежный хук слева и потерять сознание.
  Вос отчего-то не ощутил восторга. Он победил одного из сильнейших бойцов лерата с такой лёгкостью, но отчего-то всё это казалось ему фальшивым и нереальным. Неужели он достиг свободного владения телом? Тогда ему действительно не ровня обычные люди, сколь бы они не были сильны и тренированы. Правда, чтобы убедить в этом Кванно, придётся победить ещё девятерых подряд. Вдруг это просто удача?
  Но лиму проигрывали один за другим, не в силах ударить неуловимого противника, уступая ему в скорости и силе. Вос уже испытывал состояние "усиления", но тогда это были редкие неконтролируемые вспышки, за считанные секунды вытягивающие из него все силы. Сейчас же одышки и слабости не было и в помине, тело работало, как часы, и хотя где-то в глубине накапливалась усталость, Вос чувствовал, что способен на большее. Ещё быстрее двигаться, сильнее бить, точнее отводить удары. Если отец Сидоны умел использовать "усиление", его действительно было невозможно победить в честном бою.
  Лиму стояли мрачнее тучи. Мерзкий чужак легко побеждал сильнейших воинов, и бросать ему вызов было нелепо. Уже после седьмого противника, Зига, на удивление вёрткого и ловкого воина, продержавшегося почти полную минуту, но всё же вылетевшего из круга спиной вперёд, желающих помериться силой не находилось.
  Вос с огорчением оглядел оробевших бойцов. Возможно, Кванно зачтёт ему и семерых, но лучше дословно выполнить условие. Пожалуй, можно было бы подстегнуть честолюбивых лиму, слегка пощекотать их самолюбие, но ему надо всего лишь завершить тренировку, а не наживать врагов. Вот если бы здесь были Кванно или хотя бы Сидона...
  Даже Тыш, пришедший в себя во время пятого поединка, и рвавшийся обратно в круг, сейчас с сомнением покосился на Воса и растворился в толпе. Ученик мага вздохнул и решил уже сматывать верёвку, когда в круг вступил один из незнакомых лиму, с двумя тяжёлыми палками из медного дерева в руках. Хотя сейчас такое оружие считалось тренировочным, отделать им можно было не хуже, чем палицей, а многие лиму по-прежнему применяли их для левой руки. Такую палку не враз и мечом перерубишь.
  - Готов к бою, чужак? - незнакомый воин казался добродушным. - Вижу, на кулаках ты наловчился неплохо, может, попробуешь на достойном воина оружии?
  Вос увидел среди зрителей богатый наряд Диша и усмехнулся. Не иначе, лер послал одного из своих рубак, чтобы утереть нос лиму Сидоны. Только слепой не увидел бы напряжённости между бойцами лера и лери, и хотя прямые столкновения случались нечасто, подвоха можно было ожидать в любой момент.
  Как ученик Кванно, Вос формально относился к "партии" Сидоны, и просто удивительно, что люди Диша не попытались зацепить его раньше. Может, считали ниже своего достоинства связываться с неумехой, а может, побаивались всемогущего мага. Тем не менее, вызов брошен, и не принять его сейчас было бы губительно для репутации в будущем.
  Вос неуверенно покрутил в руках тяжёлую палку, примеряясь к весу, и встал в позицию. За всё время пребывания в этом мире он получил ровно один урок фехтования, но старина Гош показал только основы, да и практики, как таковой не было.
  - Готов!
  Следующая минута была, наверное, самой длинной в жизни Воса. В одном круге с ним оказался настоящий мастер. Преимущество в скорости едва позволяло уклоняться и парировать, а сила была бесполезна. Каждая попытка перейти в контратаку завершалась болезненным ушибом, кисть болела от непривычного напряжения и принятых на палку ударов. Противник же казался неутомимым, он атаковал непрерывно, давил, заставляя отступать по кругу, молниеносно меняя угол атаки.
  Самое обидное, Воса не принимали всерьёз! Противник явно задался целью обезоружить чужака, ушибы на торсе и плечах были, скорее следами личной неосторожности начинающего мага, чем попытками вывести его из строя. Вот правой руке действительно перепадало, хотя тоже не в полную силу.
  Вос уловил определённую закономерность в действиях противника, и после очередной атаки, когда мастер обычно использовал связку отход - атака слева, сам метнулся влево и ударил вперёд, наудачу. Выпад ушёл в никуда, а в следующий миг оружие покинуло онемевшие пальцы и вылетело за пределы круга.
   Кто-то из зевак взвыл, поймав подарочек физиономией, но Воса сейчас это интересовало в последнюю очередь. Он попался в такую простую ловушку! Как мог неумеха, впервые в жизни взявшийся за оружие, заметить просчёт в действиях мастера. В ярости он наугад бросил вперёд левую руку и, к своему крайнему изумлению, поймал конец вражеского оружия. Будь это меч, можно было бы распрощаться с пальцами, но в случае с палкой...
  Слегка удивлённый, противник отступил на шаг и ловко выкрутил кисть. Палка рванулась из захвата, как живая, Вос с огромным трудом сумел удержать оружие. Пожалуй, со следующей попытки противник освободится. И тогда, во вспышке раздражения, ученик мага ударил ребром правой ладони по спорной палке. Ни на что, кроме как доставить неприятные ощущения мастеру, он не рассчитывал.
  С сухим треском палка переломилась и противники разлетелись в разные стороны, с трудом удержавшись в пределах круга. Каждый держал отвоёванный кусок тренировочного оружия.
  Лиму первым отбросил бесполезный обломок и широко улыбнулся. Демонстративно оглядел свои руки, скорее жилистые, чем мускулистые, в отличие от других воинов и пожал плечами.
  - Признаю поражение! Мои кости похрупче медного дерева.
  Вос только кивнул, отлично понимая, что в реальном бою давно был бы убит. Но у тренировочного круга свои правила. Любопытно, чего хочет добиться Кванно? Одно из испытаний лиму тоже проходит в таком кругу, но победить одного за другим десяток элитных воинов - настоящий подвиг. Такие бойцы входят в легенды, как например, Сиден, отец Сидоны.
  Пальцы правой руки онемели, ребро ладони отчаянно болело, пожалуй, ещё одного такого боя ему не выдержать. Но если следующие два противника окажутся обычными крепкими ребятами без особых умений, он справится.
  Через верёвку в круг шагнул очередной противник. Молодой, самоуверенный, из людей Диша. Но самое главное, тоже не с пустыми руками. На этот раз даже не палки, настоящие мечи. Его собираются убить?
  Полученный клинок был явно изделием местных кузнецов. Грубый, тяжёлый, из плохого железа. Это не те изящные острые мечи из стали или особого камня, которыми снабжал своих лиму Кванно. Вос попытался взмахнуть неуклюжим оружием, и едва удержал скользкую костяную рукоять. Пожалуй, на правую руку надеяться не стоит.
  На лице противника мелькнула ехидная ухмылка. Ну конечно, молодому лиму до смерти хочется победить чужака, а предыдущая схватка показала его слабое место. Сомнительно, что этот мальчишка, которому, должно быть, и двадцати нет, такой уж великий фехтовальщик. Просто Вос ещё хуже. А хватать и ломать меч гораздо труднее.
  Вос решительно перехватил меч левой рукой и атаковал первым, ещё успев заметить растерянность на молодом лице противника. Ах да, с левшой сражаться сложнее! Но для человека, практически не владеющего оружием, разница невелика.
  Вос яростно пластал воздух перед собой, не давая противнику опомниться. Позволишь перехватить инициативу - проблемы обеспечены. Молодой лиму отступал, уворачивался, парируя только в самом крайнем случае. Пожалуй, заходя в этот круг, самоуверенный сопляк просто не представлял себе, какова будет разница в силах. Каждый раз, когда клинки сходились с глухим лязгом, лиму отбрасывало на несколько шагов. Пару раз он едва не вылетел за пределы круга, успел взмокнуть от пота и покрыться пылью. На грязном лице выделялись только яркие ненавидящие глаза, молодой воин явно предпочитал смерть позорной сдаче.
  Уже вполне осознанно, Вос в очередной раз загнал противника к границе круга, мощным ударом увёл меч лиму далеко в сторону и стремительно шагнул вперёд. Ногу - за ногу противника, и лёгкий толчок свободной рукой в грудь, простейшая подсечка, давно освоенная бойцами Сидоны, но не людьми Диша, и молодой лиму вылетел за пределы круга. Зрители едва успели расступиться.
  Лиму, вне себя от ярости, взметнулся на ноги и слепо ринулся обратно. Парня перехватили за руки, указали на верёвку, и он швырнул ни в чём не повинное оружие на землю и ушёл не оглядываясь.
  Вос аккуратно воткнул свой клинок в землю за верёвкой, а когда обернулся, в круге уже стоял очередной противник. Молодой, пожалуй, даже моложе предыдущего, довольно крепкий на вид, голый по пояс, и на сей раз - с пустыми руками. Сомнительно, что доставит много хлопот.
  Лиму Диша радостно взревели, приветствуя своего, бойцы Сидоны, напротив, притихли. Чем-то физиономия этого парня казалась знакомой... Тут противник широко улыбнулся и небрежно помахал своим болельщикам. У Воса перехватило дыхание. Ему оказал честь сам лер!
  Ученик мага - не самая важная персона в крепости, до этого момента он только пару раз видел лера, пьяным и грязным, как свинья. Сейчас, свежий и чистый, с аккуратно стянутыми лентой волосами и подстриженной бородой, Диш производил куда более приятное впечатление. Вос даже готов был признать за ним некоторую харизму, вот только в кругу это не поможет.
  Что делать бойцу, вызванному на поединок лером? Восу ещё не доводилось бить венценосных особ. На миг вдруг вспомнился рассказ Кванно. Диш не любит и не ценит Сидону, она несчастлива в браке... Что если с лером вдруг случится несчастный случай? Лери станет свободной, первой женщиной - землевладельцем за всю историю этого мира. Но обрадует ли её такая свобода? Как она относится к своему глупому супругу?
  Вос вдруг понял, что за размышлениями совсем забыл о реальности. Все ждут только его.
  - Готов!
  Диш был хорош. Пожалуй, вполне мог бы потягаться с Тышем на равных. Но этого явно недостаточно для победы.
  Вос легко пресекал атаки, награждая лера затрещинами и зуботычинами. Диш поднимался каждый раз, только ясная улыбка потихоньку перерождалась в злой оскал. Зрители замерли в напряжённой тишине. Никто не смел вслух поддерживать чужака, подметающего круг лером.
  Пожалуй, продолжать в той же манере не стоит. Что может быть глупее, чем восстанавливать против себя человека, от которого многое зависит в твоей судьбе. Вос задумался, как бы ему пореалистичнее слить поединок, и в этом лер ему здорово помог. Диш в очередной раз поднялся на ноги и с рёвом вновь ринулся в атаку, пригнувшись, как будто желая забодать противника.
  Вос с трудом удержал рефлексы, требующие отойти в сторону и предоставить противнику с разбегу выскочить за верёвку, и принял слепой удар левой в живот, взамен одарив правителя затрещиной.
  Землянин здорово улучшил своё физическое состояние под руководством Гоша, а "усиление" вообще превратило брюшной пресс в непробиваемый корсет, так что кулаку Диша, должно быть, было больнее. Но - искусство требует жертв!
  Вос медленно опустился на колено, прижав ладони к животу. Лер, с трудом устоявший на ногах, удивлённо уставился на неуязвимого противника левым, не заплывшим глазом. Уже сейчас Диш представлял собой довольно жалкое зрелище, весь в пыли, ссадинах и синяках, лицо распухло, ноги дрожат - что бы с ним сталось после ещё пары ударов? Но заветная фраза - "признаю поражение", вмиг вернуло леру достоинство и хорошее настроение.
  Лиму Диша взревели в восторге, и кинулись обнимать и хлопать по спине правителя, в то время как бойцы лери расходились несколько разочарованными. Вос аккуратно выбрался из толпы, поймав всего два-три подозрительных или понимающих взгляда, в основном, от пожилых лиму. Гош даже похлопал его по плечу с ехидной ухмылкой.
  Поднятый на руки, Диш торжественно взревел, воздевая к небу победоносный отбитый кулак. Вос только пожал плечами, в душе соглашаясь со старым магом, лер - полный придурок, если всерьёз поверил в свою победу. С таким мужем проблемы Сидоны никогда не иссякнут.
  - Вижу, ты не прост, парень.
  Вос мгновенно вновь ухватился за живот, слегка сгибаясь. Мастер, беззаботно помахивающий уцелевшей палкой, ухмыльнулся.
  - Меня зовут Хесарис, чужак, и мне понравилось твоё упорство. Пожалуй, не будь ты учеником Кванно, я сам бы занялся тобой.
  Землянин не без интереса оглядел собеседника. Имя многое объясняло. Это местные предпочитали имена короткие, односложные, бесконечно повторяющиеся в одном роду, а вот жители вольных городов были неравнодушны к красивому звучанию, полагая, что короткие, лающие клички подобают только варварам и животным. Сейчас, присмотревшись, Вос отмечал и более тонкие черты лица, да и удивительное для этих мест мастерство больше не вызывало удивления.
  - Ты наёмник?
  - Да, нас немало служило ещё риуну Сидену, а после бунта почти все вернулись домой. Меня убедил остаться Кванно - надо же кому-то обучать новых лиму. Маг тогда больше половины в землю вогнал!
  - Но сейчас служишь Дишу?
  Хесарис усмехнулся.
  - Я служу тому, кто платит. Хотя цену Дишу я знаю.
  Вос некоторое время рассматривал наёмника. Сразу видно цивилизованного человека, по лицу ничего не прочтёшь. Не то, что простодушные местные.
  - Чего ты хочешь от меня?
  Ученик мага был собой недоволен. Ну нельзя же так прямо! Меньше месяца об-щался с простаками, и сам поглупел. Если сейчас наёмник не пожелает говорить, его и пытками не разговоришь.
  Хесарис некоторое время молчал, затем тихо объяснил:
  - Видел я сегодня Кванно. Старик совсем сдал. Что будет дальше? На нём здесь всё завязано. Диша тут же будут пробовать на вкус все соседи, Гильдия постарается наложить лапу на сокровища старого мага, что ждёт Сидону - вообще предсказать невозможно. Ты сможешь заменить старика?
  Вос только вздохнул.
  - Сенсей утверждает, что мне это по силам. Вот только успеет ли доучить?
  Наёмник пожал плечами.
  - Что ж, пожалуй, засиделся я здесь. Не думай, что я трус, но наёмник может слу-жить в опасное время, но не безнадёжному делу. Нет смысла умирать, не потратив заработанное. Если хочешь, можешь составить мне компанию.
  - Не смогу, при всём желании.
  Хесарис понимающе кивнул.
  - Значит, ты тоже под заклятием? Что ж, надеюсь, у тебя всё получится.
  Вос с неожиданным огорчением глядел вслед наёмнику. Отчего-то ему казалось, что немолодой наёмник мог бы стать надёжным другом.
  О поднятых проблемах и своей роли в них Вос думал, даже поднимаясь в башню. Но примерно на середине пути начался откат "усиления", и он думал только о том, сколько ещё ступенек осталось до заветной койки. Всё тело ломило и выкручивало, полученные в круге повреждения дружно разболелись, даже в ушах гудело и трещало, хотя по ушам его вроде бы не били. Очень неподходящее время для размышлений о будущем. В таком состоянии любая новая проблема вырастает до уровня кошмарной предопределённости, а вероятность смерти воспринимается, как нечто доброе и желанное.
  Так что объявившийся поблизости Кванно был воспринят без особой радости.
  - Уйди, глюк! Чур меня, сгинь, пропади нечистая сила! И где эти инквизиторы, когда они так нужны? Совсем от колдунов жизни не стало...
  Старый маг, уже хорошо знакомый с повадками ученика, и бровью не повёл.
  - Зайди, Вос. А по поводу нечистой силы, - Кванно выразительно принюхался и поморщился. - Уж кто бы говорил!
  Ученик, которому просто было лень тащиться к колодцу, сдаваться не собирался.
  - Ничего же ты не знаешь, сенсей! Вода смывает ауру, так что магам она противопоказана. Чем грязнее колдун, тем могущественней. А меня сейчас не отвлекай, у меня дело первоочередной важности! Я планирую добраться до своей койки и торжественно сдохнуть!
  - Если сдохнуть, то место не имеет значения. Заходи, в порядке исключения позволю воспользоваться своей ванной.
  Уже почти миновавший настырного учителя Вос остановился, как вкопанный.
  - У тебя есть ванна?! Да ещё и с водой, горячей?! Кванно, ты святой! Нет, ты зверь, маньяк, убийца и змеюка подколодная! У него есть ванна, а я поливаюсь водой из колодца, с меня скоро парша сыпаться будет!
  Маг в некоторой растерянности посторонился.
  - Ну ты же не спрашивал. Здешние вон, месяцами не моются, и ничего.
  - Так спрашиваю! Сейчас! А бритва у тебя есть? А зубная паста? Не, о чём это я, главное - вещи первой необходимости! Где у тебя здесь интернет? Я уже месяц на письма не отвечал, да и в форумах соскучились. Да, и телик ты где прячешь? НТВ у тебя ловит? А потом уже по пивку, и можно поговорить за жизнь, под футбол.
  Маг, уже с минуту пытавшийся вставить хоть слово, покраснел, надулся и заорал:
  - Да умолкни ты, недоучка! Как ты там говоришь - захлопни хлеборезку! И чипсов здесь не жарят, ты уже спрашивал! И "Будвайзера" не варят! Мойся, наконец, поговорим, когда успокоишься!
  Старик с силой толкнул ученика в проход и поспешно захлопнул входную мембрану.
  - Ну, с футболом, я, может, и погорячился. Эй, сенсей, фиг с ним, с футболом, но выделенку ты организуй, ладно?!
  В мембрану ударилось что-то тяжелое, и голос Кванно, яростно бормочущий что-то по-шаркардски отдалился. По мнению Воса, язык мира с непрекращающейся войной должен был быть просто перенасыщен ругательствами. Косвенным доказательством тому служило то, что в случаях, когда ученику удавалось довести мага до бешенства, речь того становилась непонятной. Значит, в русском просто не было аналогов! А ещё утверждают, что богат, гибок и живописен!
  Ванна, конечно же оказалась каменной. Просто гладкое округлое углубление в полу, заполненное восхитительно горячей водой. Одежда мгновенно оказалась на полу. Постанывая от наслаждения, Вос погрузился по шею и расслабился.
  - Ну может же, когда хочет, старый фокусник! Хотя с "Будвайзером" - явный прокол. Не то, чтобы я так уж любил пиво, но хотя бы в башне крутейшего колдуна мира можно было бы попробовать эту разрекламированную пакость...
  Мыла, шампуней и прочих орудий гигиены, естественно, не оказалось. Правда, были куски жёсткой шершавой ткани и даже самая натуральная мочалка, сплетённая из жёстких шершавых стеблей какой-то травы.
  Вос растирался, обдирая месячную грязь, с упорством мазохиста, с подвыванием и шипением, когда мочалка терзала свежие синяки и ссадины. Воду пришлось менять дважды, хоть и пришлось повозиться, разбираясь с магическими системами, удаляющими, набирающими и подогревающими воду.
  Возможно, Кванно потому и не торопился допускать сюда ученика. Источником энергии для всех этих маленьких чудес был сам пользователь, как и в случае с лифтом. А Вос совсем недавно научился относительно осмысленно работать даже с внутренней энергетикой. Для человека без магических способностей эта ванна вообще могла стать усыпальницей.
  Когда Вос вышел из ванной, наслаждаясь почти забытым ощущением чистоты, он готов был обнять весь мир и даже почти смирился с отсутствием интернета. Даже растительность на лице удалось более-менее привести в порядок с помощью острой тонкой каменной пластины. Бриться этой мечтой охотника каменного века Вос не решился.
  Всё ещё хмурый маг кивком указал на один из табуретов.
  - Итак, ты обрёл внутреннюю гармонию. Я видел твои поединки, и вижу, насколько быстро твой организм избавился от последствий "усиления".
  Вос с некоторым удивлением понял, что старик прав. Сдохнуть больше не хотелось. Слабость прошла, и даже усталость не особенно угнетала.
  - Для начала, всё было очень даже не плохо, и десять поединков ты выиграл. Нет-нет, можешь даже не вспоминать о Дише. Хотя ты очень достойно вышел из неприятного положения. Лер злопамятен, и если бы ты не поддался, обязательно постарался бы отыграться позднее. А так, ты оставил впечатление сильного, но побеждённого соперника. В дальнейшем это может пригодиться.
  Вос спокойно кивнул. Здесь он полностью был согласен с сенсеем.
  - Думаю, и дух твой должен быть на высоте. Обрёл память?
  С не меньшим удивлением ученик обнаружил, что и здесь Кванно не ошибся. Как будто и не было месячной стрессовой амнезии, когда от личности оставались только имя и клочья воспоминаний.
  Он помнил. Работу и родной город, отца, погибшего много лет назад, когда Васе было восемь, мать, так и не нашедшую никого взамен и тихо угасшую за каких-то десять лет. Друзей и врагов, одноклассников и одногрупников, коллег по работе и любимую девушку, целую тридцатилетнюю жизнь, едва не оборвавшуюся в грязном переулке и продолжившуюся в другом мире.
  До чего же глупо вышло! Вос теперь понимал, что означает то неприятное видение, распускающийся красный цветок на кривой палке, что снилось ему в кошмарах и пугало наяву. Банальный пистолет, из которого в него стреляли.
  Горшок, жалкая шестёрка, получивший от пахана задание спешно раздобыть квартиру в престижном районе, и прицепившийся к жилплощади одинокого Василия, бывшего одноклассника. Как смешно выглядела эта пародия на человека, пытающаяся круто "наехать" на парня гораздо крепче и храбрее себя. Вот только кто мог ожидать, что мозгляк таскает с собой "ствол"...
  - Я должен вернуться! Я сверну ему шею, утоплю в нужнике, ноги повыдергаю и в уши вставлю! Сенсей, нет, ты представляешь, какой-то гадёныш испоганил мне всю жизнь! Я этого так не оставлю!
  - Сядь и успокойся, - голос Кванно был тих, но уже проскальзывали в нём скрипучие нотки раздражения. - Может, ты и отомстишь своему обидчику, но позже. Переход из мира в мир - заклинание сложное и энергоёмкое. Мне его уже не осилить, даже если бы появилась необходимость, а ты пока дилетант. Такой уровень тебе будет доступен через два-три десятка лет.
  - Блин, да эта мелкая скотина скопытится раньше! Он столько не проживёт. Его пристукнут раньше, а я ведь первый в очереди!
  Маг тяжело вздохнул:
  - Ну почему мне попался такой болтун? Может, обратить тебе язык в камень?
  - Молчу и трепетно внимаю, о медузейший из горгон!
  - Хорошо. Отвечай кратко и ясно. Профессия?
  - Программист. И системный администратор на полставки.
  Кванно в недоумении поднял брови.
  - Как это? Чем ты занимался?
  - Программировал. И администрировал.
  - Точнее!
  - Ну ты же просил кратко!
  - И ясно я тоже просил! НЕТ! Не просил, требовал! Мне всего лишь нужно знать, что ты знаешь и умеешь, что может пригодиться в нашей ситуации. И если ты сейчас же не станешь отвечать понятно и серьёзно, будешь наказан!
  Вос ехидно улыбнулся. Не всё же старикашке читать лекции.
  - Понимаешь, есть такая штука, как компьютер. Электронно-вычислительная машина. Обрабатывает информацию...
  
  4. Неча на зеркало пенять, коли рожу не объять
  
  Маг оказался крепким орешком. Он до поздней ночи выслушивал, что успел узнать Вос со времён детсада, в сопровождении объяснений и комментариев. И даже почти не бил посуду. Удивительная выдержка.
  Сам Вос устал и охрип, рассказывая и объясняя, а старик спокойно сидел в своём кресле, анализировал и выносил вердикт. Чаще всего, неутешительный. Не нужно. Бесполезно. Чушь. И только изредка неохотно приходил к выводу, что данная область знаний может пригодиться.
  Разошлись усталые и раздражённые. Причём Восу ещё пришлось обдумывать, как всё это отразится на характере его обучения.
  Утром проще не стало. Кванно торжественно объявил, что первичное обучение завершено, и теперь ученику придётся во многом импровизировать. Но на требование воспрянувшего духом ученика предоставить ему Лоис Лейн или, хотя бы, персональный бэтмобиль, ответил неприличным жестом. Это у мага стало уже условным рефлексом, если ученик требует чего-то непонятного, значит он нуждается не в этом непонятном, а в солидной взбучке.
  - Очень неудачно, что основные стихии у нас противоположны. Тебе не удастся научиться работать с камнем, да и я не в силах не только показать, но даже объяснить, как действуют заклинания воздуха.
  - Погоди, но ты ведь имел дело с воздушными магами там у вас, на Шаркарде?
  - У нас были слишком разные обязанности. Нет, я могу рассказать, на что способен толковый маг воздуха. Резать любые материалы воздушными струями, метать молнии, летать, создавать иллюзии, передавать звук и видения на расстояния. На них была возложена связь, разведка, перемещение грузов. Повелители воздуха всегда быстрее всех, они не самые лучшие бойцы, но они неуловимы и вездесущи.
  Вос мечтательно улыбнулся.
  - Круто! Что сказать, жаль, что мне не суждено возводить замки, но летать - ничуть не хуже. А файрболы?
  Маг тяжело вздохнул:
  - Ну почему ты так не любишь думать самостоятельно? В этом слове иного языка изначально присутствует "огонь". Оно не может относиться к твоей основной стихии. При желании, ты можешь пользоваться магией огня или воды, но при этом будешь тратить втрое больше магической энергии, чем те, для кого эта стихия основная. А это потеря времени и лишнее напряжение. Лучше разработать схожее заклинание на основе своей стихии.
  Ученик растерянно переспросил:
  - Я не ослышался? Разработать? С нуля?! Ты хочешь сказать, что с этого момента мне придётся действовать методом тыка?
  Кванно ехидно усмехнулся:
  - О, так ты, наконец, понял, что я тебе толкую битый час разными словами? Я попытаюсь помочь, но влезть в твою шкуру не в силах. Основное придётся делать тебе. И это возвращает нас к проблеме твоего зрения.
  Вос раздражённо отмахнулся.
  - Это сущие мелочи. Я уже привык ходить, как слепой крот, как обдолбанный гадский ёжик в синем тумане! Сенсей, я не силён в оптике, но можно же чуток поэкспериментировать! Сделай мне очки, и все будут довольны!
  Маг медленно покачал головой.
  - В магии нет мелочей. Ты не должен зависеть от какой-то вещи всецело, тем более, что она, как я понимаю, не даёт полноценной замены здоровым глазам? Да и любой враг сразу увидит твоё слабое место, если эта вещь будет у тебя на лице.
  - И что ты предлагаешь?
  - Настройку. Вообще-то, этим занимаются обычно опытные, умелые маги. Регулировка собственного организма - опасный метод. Одна ошибка - и орган, над которым ты работаешь, может отказать или разрушиться. А у нас нет приличного целителя, чтобы исправлять твои ошибки. Ты или делаешь всё, как надо, с первого раза, или мне тебя будет очень не хватать!
  Вос сглотнул, вдруг поняв, что всё серьёзно.
  - Сенсей, не шутите так до завтрака! А что если не выйдет? У Вас не будет больше замены.
  - Какие шутки, - рассердился Кванно. - Ты представляешь себе боевого мага, даже в этих твоих очках не способного разглядеть врага в сотне шагов? А тот же полёт - ты даже замок этот не разглядишь с высоты полёта орла! А кто поверит в иллюзию, если она будет такой же размытой и блеклой, как всё, что ты видишь!
  Маг рывком поднялся и быстро повязал повязку на глаза ученику.
  - Считай это очередным заданием. Ты уже неплохо работаешь с внутренней энергией, и достаточно знаешь про анатомию человека, чтобы не вмешиваться в процессы без разбора. Ты отлично знаком со строением глаза, всё, что тебе нужно, просто привести свои глаза к норме.
  Вос потрогал повязку, поразился её структуре и попытался снять - безо всякого результата.
  - Ты угадал, повязка каменная. И снять её смогу только я. Но сделаю это не раньше, чем замечу следы настройки. А по поводу замены... Что ж, тогда придётся дать несколько уроков Сидоне, и принять предложение риуна Шангса.
  - Нет!
  Вос невольно вздрогнул, он и не слышал как появилась лери.
  - Дед, ты не должен так поступать с Дишем! Это бесчестно и... И я тебе никогда этого не прощу!
  - Это всего лишь возможность, дитя моё. Но ты можешь помочь нам, и тогда не придётся прибегать к крайним мерам.
  Вос нерешительно подал голос:
  - Эй, а про меня там не забыли? Или, если я ничего не вижу, то и сам стал невидимкой? Что за крайние меры?
  Сидона, как обычно, сердито фыркнула, и сочла ниже своего достоинства объяс-нять такие простые вещи. Но Кванно ответил охотно.
  - Не так давно риун Шангс сделал мне интересное предложение - убить Диша, и выдать Сидону за него. В отличие от нашего лера, риун умён и талантлив, он даже готов принять клятву крови и камня. Но Сидона росла вместе с Дишем, заботилась о нём, и любит лера, как брата, раз уж супружескими обязанностями тот пренебрегает. Так что это очень удобное и надёжное решение всех проблем пришлось отложить на крайний случай. Ох уж эта женская мягкосердечность!
  - Ты же сам обещал отцу Диша!
  - Я обещал союз сильному партнёру, а не опеку бесполезному пьянице! Союз, выгодный обеим сторонам! А этот... лер не способен ничего решить в одиночку, не может даже защитить свой лерат, созданный вашими отцами! За один только год он потерял две лоуны и позорно проиграл Шангсу.
  Вос изо всех сил напрягал слух, чувствуя себя крайне неуверенно. Сейчас решается судьба одного из сильнейших государств мира, а он даже не может посмотреть на спорщиков.
  - Что я должна делать? - Голос Сидоны был на удивление спокойным.
  - Вот это по-лерски! - Кванно был ехиден, как всегда. - Не просить, а приказывать, не умолять, а договариваться... Всё, что требуется от тебя - несколько тренировок с Восом. Будете отрабатывать "усиление".
  Вос только вздохнул. Старикашка всегда найдёт, чем достать. Одно дело с магической накачкой лупить обычных людей, пусть даже и тренированных. Но бой с магом... И что-то подсказывало ученику, что повязку с него никто снимать не собирается.
  - Я не собираюсь этим заниматься! Дед, это попрание любых приличий, как ты вообще посмел предлагать мне такое! Я женщина, благородного рода, а ты, ты...
  - Не надо прибедняться! Я обучал тебе сам, и знаю, на что ты способна. Если бы только эти местные клуши не навязали тебе свои дурацкие обычаи. Ах, женщины не берутся за оружие, - Кванно явно кого-то передразнивал. - Ой, это так неприлично, дамы не бьют мужчин, они должны быть нежными и хрупкими, как снежинка.
  - Но так принято...
  - Так принято тупыми жирными гусынями, не способными ни на что! Жалкими самками, которых берут в постель, когда взбредёт в голову, и выбрасывают за ворота, найдя замену! Неспособными защититься, плаксивыми тупицами, без мозгов и достоинства. Сколько их сейчас "гостит" у тебя, этих подружек, бывших жён лоу и сахов? Десяток? Два? Мерзкие стервы, живущие за твой счёт, жалеющие тебя за "ужасную фигуру" и при первой же возможности прыгающие под твоего обожаемого Диша!
  - Но женщина не...
  - Сидона! Или ты здесь и сейчас вспоминаешь то, что умела в восемь лет, и лупишь Воса, пока не свалится, или я выброшу из крепости и Диша, и весь твой курятник! А Шангс станет лером, и уж он тобой пренебрегать не будет. Решай.
  Вос тяжело вздохнул, предчувствуя неприятности. Что-то подсказывало, что сейчас его будут бить. Вдохновенно и безжалостно, возможно, ногами. И тумаки Тыша будут вспоминаться, как дружеские тычки.
  - Пусть готовится, - Голос лери не предвещал ничего хорошего. - Надеюсь, он достаточно силён, чтобы пережить эту тренировку.
  Ученика мага взяли за плечо и куда-то повели. Вниз по ступенькам, потом чуть вверх, всхлипнула открывающаяся мембрана.
  - Вот здесь. Не в моём же кабинете всё разносить.
  Судя по голосу, старик был доволен, как кот, не только обожравшийся сметаны, но ещё и спихнувший вину на несчастную собаку.
  - Аве Цезарь, моритури те солютент... В смысле, ну и зараза же ты, сенсей. Она же меня по стенке теперь размажет! А может, ты так свои картины и делаешь? Тебе только подретушировать и заламинировать останется!
  Кванно, как ни странно, ничуть не обиделся, и даже снизошел до ответа.
  - Девочке нужна практика. А тебе придётся поработать над чувствительностью. Если, конечно, тебе не нравится боль. Как только ты научишься чувствовать Сидону и уходить от её атак, ты будешь способен ощутить и свой организм, нуждающийся в настройке. Я староват для такого напряжения, а вот она будет стараться.
  Судя по едва заметному эху, это было крупное пустое помещение. Здесь Вос явно ещё не бывал.
  - Это папин меч? А лезвие где?
  - Вода его лезвие. Тебе разве лиму не рассказывали, как ходили походом на Сехиш, что в пустыне. Тогда чуть не погибли от жажды, и Сиден дал всем по глотку из своего меча. А затем нашёл источник. А ты не хочешь попробовать? У тебя ведь тоже вода основная стихия.
  - Нет. Женщине не...
  - Слышали, слышали, не трудись повторять. Надеюсь, сейчас ты докажешь, что ты не только женщина, но и маг.
  Отдалившиеся было, голоса вновь приблизились. Спохватившийся Вос спешно стянул рубашку, а затем скинул и сапоги. Как ни тихо ходит Сидона, всё равно, для лишённого зрения и этот звук важен, не стоит его заглушать грохотом деревянных подошв.
  На этот раз чувство силы пришло ещё легче и быстрее. Как будто огонь растекается по крови, конечности тяжелеют, но это совсем не мешает движению, наоборот, кажется, сделаешь неосторожный шаг - и взлетишь. Какой-то безумный, бесшабашный восторг переполняет, призывая спешить, что-то делать, чего-то добиваться.
  - Готов! - Даже голос непривычно звонок, и как будто звучит отдельно от тела.
  Первые касания почти нечувствительны. На них даже нет смысла реагировать. Странно, Кванно утверждал, что Сидона неплохо владеет навыками "усиления", да и по магическим способностям ему не уступает.
  - Ты не стараешься, девочка моя! Или не получается? Пожалуй, ты права, женщине незачем уметь защищать себя, этим должны заниматься мужчины. Тот же Шангс, например. И ты даже можешь уговорить его не трогать Диша и оставить ему лоуну - две, поплоше.
  Чудовищной силы удар выбил из Воса дыхание и отбросил на стену. Как будто и не было незримой брони и непробиваемого панциря мышц, о которые разбивались все усилия могучих лиму. Знал бы Диш, насколько его удар уступает всесокрушающей атаке этой изящной женщины! Интересно, здесь не принято бить жён? Иначе вышел бы Отелло навыворот, пришибла бы за милую душу.
  Второй удар, пришедшийся в плечо, заставил Воса крутануться на месте, ноги едва не заплелись. Левая рука онемела.
  Отстранённо - ироничное спокойствие разлетелось осколками страха. Какой уж тут юмор, его просто убьют здесь!
  Вос быстро принял боксёрскую стойку, прикрывая голову. Не дай бог, прилетит по мозгам так, как в плечо, сотрясением можно не отделаться. Руки же так просто не искалечить.
  Сидона била неумело, но старательно, Вос танцевал, стараясь уклониться, раз за разом принимая болезненные удары на руки и даже пытаясь контратаковать вслепую. Сомнительно, чтобы Кванно уготовил ему роль груши. Правда, чтобы так, вслепую, найти противника, надо здорово превосходить его по скорости.
  От очередного прямого удара руки Воса разошлись, и, на сей раз, досталось по губам. Хоть и не в полную силу, но достаточно, чтобы в голове зазвенело, а в глазах ударили фейерверки. И этот привкус крови... Ну как ей это удаётся?! Она ведь ниже по весовой категории!
  Существенно повело в сторону, Вос взмахнул руками, и внезапно левой угодил на что-то мягкое и округлое. Сидона взвизгнула, и следующий удар пришёлся на левую скулу, уже ничем не ослабленный...
  Приход в сознание был вполне предсказуемым. Судя по луже под ним и мокрой одежде, как принято в этом простом мире, просто вылили на него ведро холодной воды. О нашатыре здесь ещё и не слышали, да и вряд ли услышат в ближайшую тысячу лет.
  Вос попытался потрогать лицо - не переломали ему, случаем, лицевые кости, но обнаружил, что пальцы левой руки судорожно сжимают какую-то ткань. На ощупь, помягче и покачественней, чем та холстина, из которой сшита его рубаха. Обрывок платья лери? Да как он ещё жив остался!
  - Пришёл в себя, наконец?
  - А Сидона где? - Невпопад отозвался Вос, с некоторым трудом поднимаясь на ноги.
  - Переодевается. Девочка согласилась, что платье плохо подходит для тренировки. Знал бы ты, как забавно вы вдвоём смотрелись со стороны!
  - Со стороны всегда забавнее! - Огрызнулся ученик, проверяя, все ли зубы на месте. Стоматологов здесь нет, если выбьют - глотать жидкую кашку и бульончик до конца дней. - Обхохочешься! Правда, пользы в этом мордобое я особо не заметил. Ни мне, ни Сидоне!
  - Ты не прав, - торжественно отозвался Кванно. - Обрати внимание: ты так и не вышел из "усиления", даже потеряв сознание. Кстати, если бы не это, получил бы гораздо больше повреждений. Я не сразу сумел оттащить девочку, так что пару пинков ты ещё получил.
  - Не чувствую, - с недоумением отозвался Вос, очень живо представивший, как его бесчувственная тушка взлетает ввысь и бьётся о потолок от удара неистовой амазонки.
  Маг рассмеялся.
  - Вот это и называется первичная настройка! Твой организм уже научился использовать магическую силу для ускоренной регенерации. Стресс вообще идеальное состояние, чтобы научиться чему-то новому.
  Вос ухмыльнулся:
  - Вот как это, значит называется! Не мордобой, а обучение. Значит, научились? Можно прекращать?
  - Шутишь? - В голос рассмеялся Кванно. - Главного-то ты пока не получил. Ощущение магии не связано с глазами. Когда ты сможешь уходить от ударов Сидоны или блокировать их, ориентируясь по её ауре, урок будет завершён. А пока смирись и готовься. Да и девочка проявила редкий энтузиазм.
  - Доктор, правду и только правду! Это было её любимое платье? Или даже единственное нарядное?
  - Неудачная шутка, - мрачно отозвалась неслышно появившаяся Сидона. Не было даже лёгкого шороха туфелек по каменному полу. Тоже разулась? Ой, нехорошо!
  Вос быстро вновь принял защитную стойку. Холодок страха, как ни странно, даже помогал сконцентрироваться. Недостаточно просто вливать энергию в тело, предоставляя ей растекаться по собственному желанию. Надо направлять её к коже, создавая непроницаемый панцирь, что не так и просто. Жаль, что энергия снаружи так туго поддаётся контролю, если бы образовать слой ещё снаружи...
  - Готов?
  - Как пионер: всегда готов, и ко всему - к пиву, водке и вину!
  Но скромных перлов здесь не понимали и не ценили, очередной удар сотряс и отбросил, новый сеанс издевательств начался.
  День обещал быть рекордно длинным.
  Это было жуткое, выматывающее напряжение. Кто мог предположить, что манипулировать энергией в организме - настолько тяжёлый труд. Пот тёк ручьями, заливаясь за повязку, руки дрожали, ноги подкашивались.
  Вос, сцепив зубы, держался. Ослабишь концентрацию - схлопочешь гораздо больнее. Временами, определив по направлению ударов, направление, наносил удары в ответ. Сейчас не имело значения, что противник - женщина, молодая и привлекательная. В повязке всё равно не видно. А тот, кто станет защищать слабый пол, пусть займёт его место! Наковальне молотобойца-трудоголика меньше достаётся!
  Да и при удачных ударах, он попадал не в мягкое нежное женское тело, а в такую же жёсткую неподатливую броню, что защищала и его тело.
  Мир сузился до здесь и сейчас, до пола под ногами, стенок, в которые временами приходилось упираться, и в безжалостного противника, атакующего непрерывно.
  Кванно почти не вмешивался. Только несколько раз устраивал перерывы, да заботился о пище и питье.
  Как не странно, Сидона не выдержала первой, после очередной бешеной атаки вдруг осела на пол и потеряла сознание. Маг без особых эмоций поднял внучку на руки и унёс.
  Предоставленный сам себе Вос умудрился на ощупь добраться до ванной, забраться в тёплую воду и благополучно заснуть. Кванно, без особого успеха попытавшийся извлечь ученика воды, махнул рукой, предоставив спать там, где удобнее.
  Следующий день был очень похож на предыдущий. Точнее, был похож сначала. Сидона, вымотанная предыдущим днём, попыталась бунтовать, после чего получила такую же повязку на глаза.
  Бой превратился в своеобразный танец. Двое слепых искали противника, напрягая до предела все чувства, затем быстрая встречная схватка и расхождение.
  Вос сам не понимал, что происходит. Он ощущал гладкий пол под ногами, и мог определить, что по этому месту только что прошли. По направления удара ухитрялся определять не только расположение противника, но и примерную позу и направление перемещения. Кожа, защищённая магией, тем не менее, воспринимала малейшее дуновение. Как будто тело обрело собственное, не связанное с глазами зрение.
  Поединок зашёл в тупик. Каждый нанесённый удар легко блокировался, каждое движение противника легко читалось напряжёнными чувствами. Это напоминало своеобразный транс, Вос как будто плыл по течению, легко реагируя на каждое изменение в движении воды и восстанавливая равновесие.
  - Эй, ученички, да вы мне голову морочите! - Голос Кванно как будто заставил проснуться. - Вы ведь уже чувствуете ауры друг друга! Так, а ну-ка, Вос, опиши, как выглядит твоя противница?
  Ученик, всё больше удивляясь себе, начал подробно описывать сине-фиолетовые переливы, ледяные наплывы на кулаках и яростный блеск брони на коже, но был прерван, и с не меньшим удивлением выслушал отчёт Сидоны. О своих бело-голубых полосах, порывах бури в руках и убийственном штиле защиты.
  Старик был прав, они обрели магическое восприятие, но в ходе утомительной тренировки умудрились этого не осознать.
  В этот день бой между начинающими магами был завершен. Кванно отправил их бродить по башне, изучая и обсуждая любое магическое проявление этого архитектурного чуда.
  Повязки всё ещё были на глазах, но никто больше не спотыкался и не держался за стену. Сейчас зрение только помешало бы, не дало бы так подробно рассмотреть и обсудить действие дверных мембран, лифта и ванной, и ещё огромного количества неопознанных и непонятных, но от этого не менее захватывающих магических вещей.
  Помогало и различие в восприятии. Там, где Вос видел сложные сплетения энергий, Сидона видела понятные и знакомые образы, но там, где пасовал недостаточный образ девушки, всё решал подробный разбор землянина. Маг, всё время сопровождающий увлёкшихся учеников, вмешивался только тогда, когда оба заходили в тупик, или когда задуманный ими эксперимент мог стать опасным.
  И даже сам живой камень башни открыл свои тайны, ведь аура его оказалась не просто похожа, а немыслимым образом сплетена с аурой Кванно. Это фантастическое сооружение было продолжением и дополнением мага, его чудовищной волшебной палочкой и в то же время, тюрьмой, от которой дряхлый старик не мог отойти далеко.
  Уже засыпая, Вос обдумывал этот долгий и насыщенный день. Это был прорыв. Теперь он будет работать не методом тыка, а планируя и добиваясь зримых результатов. Маг всё же знал, чего добивается, хотя многие его методы и выглядели глупыми и жестокими. А ещё он сегодня познакомился с другой гранью личности Сидоны. Неприступная лери и несчастная молодая женщина сейчас, для него, носящего повязку, представлялась добрым приятелем и восторженным одноклассником.
  Вос приложил ладонь к стене и позволил биению энергии башни убаюкать себя. А во сне, необычайно ярком и достоверном, он вновь летал, и ярко освещённые пейзажи далеко внизу странно сочетались с ночным фиолетовым небом, пронзенным бесчисленными иглами звёзд. Но даже в далёком детстве он не был так счастлив.
  
  С утра Кванно даже не дал ученикам позавтракать, сразу потащил в тренировочный зал.
  - Сидона, я снимаю твою повязку. Ты получаешь преимущество, так воспользуйся им в полную силу, и всыпь Восу. Когда он больше не сможет сопротивляться, я позволю тебе покинуть башню. Если будешь жалеть его или не справишься до обеда, вновь надену повязку и накажу.
  Ученик с интересом наблюдал, как чёрно-коричневая фигура снимает серую полосу с головы сине-фиолетовой. Забавно всё-таки выглядят маги, активно использующие основную стихию. Ещё вчера маг специально позвал в башню слугу, чтобы новички имели возможность сравнить обычного человека с магически одарённым. Аура слуги была многоцветной, но очень тусклой, почти за пределами уровня восприятия.
  - Вос, тоже постарайся. Если будешь сдерживаться или поддаваться, только затянешь своё обучение. Не стесняйся бить в полную силу, ты сражаешься с достойным противником.
  На этот раз даже не было нужды в стандартных "готов" - "не готов", всё можно было видеть по яркости и направлению энергетических потоков.
  Это был уже не танец, а поединок стихий, разница в способностях и предпочтениях диктовала свои условия. Сидона накатывалась волной, выбрасывая пену энергии и пытаясь подмять и растворить, Вос взметался навстречу тайфуном, отвечая ураганными порывами. Сейчас не люди вели партию, а инстинкты, магические законы и давящая воля этого странного места.
  Не было ни сил, ни желания удивляться, когда Вос вдруг обнаружил, что они оба уже некоторое время стоят неподвижно в нескольких шагах, а поединок продолжают их неестественно растянутые, далеко вышедшие за пределы тела ауры, уже не зависящие от воли хозяина. Собственное тело казалось невероятно тяжёлым, всё труднее становилось дышать, да и сердце билось всё медленнее. Вот сейчас просто опуститься на пол, благо, живой камень холодным не бывает, и...
  - Хватит! - Одно слово мага не смогло бы остановить самоубийственный бой, но угольно-чёрная завеса вдруг встала между бойцами, разрывая соприкосновение аур и прекращая опасную тренировку.
  - Я удивлён, вы вдвоём за три дня сумели достичь уровня, к которому другие стремятся многие недели, если не годы! Должно быть, очень удачное сочетание способностей.
  Вос тяжело дышал, лёжа на полу. Аура медленно и неохотно возвращалась, принимая естественную форму. Когда заклинание Кванно развеялось, стало видно, что Сидона не только удержалась на ногах, но и практически привела в норму ауру. Следовало признать, что этот поединок лери выиграла с разгромным счётом.
  - Запомните это состояние! Это огромные возможности и серьёзная опасность, это прямое воздействие! Именно так, воздействуя аурой напрямую, создают магические вещи и творят сложнейшие заклинания. Но когда ауры магов соприкасаются, это уже бой насмерть, на истощение. Более слабый маг погибнет, но и его противнику придётся несладко. Есть ещё слияние, не разрушающее, а обогащающее обе ауры, что применяют для построения глобальных заклинаний, на которые у одного хватит сил. Но этого трудно добиться, тем более владеющим разными стихиями.
  Вос сумел подняться только после того, как Сидона была отправлена мыться.
  - Ты хорошо говоришь, сенсей, но что-то мне подсказывает, что без тебя здесь не обошлось, слишком уж удобны для тебя эти прорывы, и вчера, и сегодня.
  Маг рассмеялся.
  - Ты слишком подозрителен, малыш! Да, я слегка воздействовал, но совсем чуть-чуть, только на эмоции. Научиться чему-то за другого невозможно. Я не могу ничего сделать с вашими аурами, это не моя специализация.
  Ученику пришлось опираться на старика, когда они возвращались в кабинет мага. Но отчего-то беспокойство не проходило. К чему клонит Кванно, чего он сейчас добивался?
  - Ложись здесь, расслабься. Я знаю, что ты устал, но упускать такой случай нельзя. Сейчас ты значительно поднялся над своим уровнем, и настройка возможна и желательна.
  Серый кокон вдруг обернул, и отрезал Воса от всего мира. Когда он невольно вытянул руки, пытаясь сорвать серую оболочку, стенки кокона легко растянулись, а затем вернулись на место. Голос мага теперь доносился глухо, как сквозь вату.
  - Я убрал всё, что может отвлечь. Начинай настройку, просто сконцентрируйся на энергетических проекциях органов, ты знаешь, как они должны выглядеть и сумеешь расшифровать.
  Почти против собственной воли Вос заглянул в себя, и больше ни на что не отвлекался. Может, опять воздействие Кванно, а может, собственное любопытство, но начав расшифровывать собственноё устройство, оторваться невозможно.
  - Постарайся не увлекаться. Помнишь, что я говорил, что большинство хозяев теряли человеческий облик. Это уже не настройка, а изменение. Но любой жизнеспособный организм - это идеально сбалансированный природой комплекс, вмешиваясь в один процесс, неизбежно влияешь на остальные. И чем дальше ты отойдёшь от первоначального облика, тем серьёзнее будут последствия. Ты ведь не желаешь до конца жизни исправлять единственную ошибку?
  Больше всего на свете Восу хотелось заорать: "Я не собираюсь ничего менять!" Но он уже видел, как легко и просто очистить лёгкие от той дряни, что он вдыхал в технологическом мире, начинающие формироваться камни в почках, как перестроить - совсем чуть-чуть, обмен веществ, чтобы начинающие разрушаться зубы вновь окрепли и не потребовали вмешательства стоматолога еще долгие годы. И глаза, отсюда воспринимаемые, как нечто совершенно простое, на уровне примитивнейшем механики, просто слегка подтянуть склеры, вернуть нормальную форму и укрепить сетчатку, чуть усовершенствовать радужку...
  Как-то отстранено, с торжеством ваятеля, он смотрел на этот сложный комплекс со стороны, предвкушая. До чего же много ошибок совершила природа! Если внести изменения здесь, здесь и здесь, сбалансировать тут...
  Кокон вдруг рассеялся.
  - Хватит, пожалуй. По моим расчётам, тебе с лихвой хватило времени на настройку, но за изменение сейчас тебе лучше не браться.
  Вос хотел было возмутиться, кокон здорово помогал в концентрации, а сейчас и аура вновь пришла в движение, и...
  Боль ударила разом. Пронзила мелкими иголочками лёгкие, кулаками ударила в почки и печень, разлилась кислотным огнём по мышцам и коже. А глаза вообще пытались вырваться из раскалённых глазниц и растечься яичницей по искажённому гримасой боли лицу.
  Вос взвыл, скрутился на полу в форме эмбриона, закашлялся, задыхаясь. Ну почему он никогда не думает о последствиях! Ведь можно же было отрегулировать так, чтобы перестройка организма проходила постепенно! А сейчас организм дикой болью мстил за грубое вмешательство.
  Что-то встревожено говорила Сидона, Кванно ей отвечал вполголоса. Заклинание, похожее на коричневую струйку тумана, окутало Воса, ослабляя боль и лишая сознания.
  Последней мыслью было - не завидую я тем хозяевам, что выбрали путь изменения. Это же надо, заниматься такими вещами постоянно!
  
  5. Если долго мучиться, что-нибудь, да случится
  
  Вос проснулся в прекрасном настроении, бодрым и довольным. Правда, то, что спал он прямо на полу, заставило вспоминать.
  Настройка! Холодок страха прошёлся вдоль позвоночника. Как он мог поддаться на уговоры Кванно? Что, если он нарушил что-то в организме, и нынешнее прекрасное самочувствие - прелюдия жестокой и мучительной агонии.
  Он попытался просмотреть внутрь себя магическим зрением, но быстро отказался от попыток. Как и предсказывал Кванно, недавняя сверхчувствительность уже иссякла, да и без серого кокона, затормозившего все процессы, аура и организм представляли собой настоящий котёл, где всё двигалось, шевелилось и изменялось.
  Был лишь один способ убедиться в своей "исправности" - избавиться от надоевшей повязки, и выяснить, что случилось с глазами. В орган зрения он вмешивался больше всего.
  Так, где он, и как найти мага?
  Конечно же, кабинет. Следовало догадаться, что перетаскивать его никто не станет. Где отключился, там и выспался. А станешь возмущаться, скользкий сенсей заявит, что хотел присмотреть за целостностью храпящей туши.
  Кванно, как всегда сидел за столом. Правда, на лежанке обнаружилось уже ставшее привычным синее свечение Сидоны, но это сейчас не имело значения.
  - Сенсей, снимите, пожалуйста, повязку!
  Маг повернулся, и, судя по силуэту, некоторое время рассматривал ученика.
  - С чего это такое нетерпение, юноша? Может, для начала, перекусишь?
  - Кванно, мне не до шуток! Я хочу выяснить, что я сделал со своими глазами, и если Вы будете тянуть, устрою тут безобразную истерику, разбужу Сидону, переполошу всю крепость, всем будет стыдно и неловко!
  Маг тяжело вздохнул и небрежно махнул рукой:
  - Подойди.
  Ученик с готовностью подошёл и наклонился, чтобы старику не приходилось тянуться. Сухие руки скользнули по вискам и крепко сжали повязку. Вос ощутил лёгкую дрожь в пальцах Кванно.
  "Он же совсем дряхлый! Вот почему для тренировки понадобилась Сидона! И каждое заклинание даётся ему с трудом!"
  Вос отогнал панические мысли о том, что кокон и наркоз, возможно, вытянули из мага последние силы, и что ему придётся таскать это нелепое украшение до конца жизни. Камень, с которым поработал Кванно, надёжнее металла!
  - А сколько Вам лет, сенсей?
  - Помолчи, будь добр!
  Повязка, наконец, подалась.
  - А лет мне чуть за двести, если нигде не ошибся в подсчёте. Никакой особой магии, просто регулярная настройка, вплоть до полного износа этой старой плоти. И, раз уж ты так хотел избавиться от повязки, может, откроешь всё же глаза?
  Вос медленно выпрямился, он даже сквозь веки мог теперь определить направление окна. Во всяком случае, совсем зрения он не лишился.
  - Ну! - Недовольно поднял голос Кванно, Вос невольно поднял веки, и мир распахнулся.
  Должно быть, никогда ещё, даже в раннем детстве, он не видел настолько ясно и чётко. Всё же, первые очки на него напялили ещё в первом классе.
  Он видел. Нет, он ВИДЕЛ! Не подходя, через всю немаленькую комнату, мог рассмотреть любую картину на стене, видел каждую морщину и каждый волосок Кванно, с расстояния в три метра видел знаки на очередной каменной табличке.
  Вос ринулся к окну, едва не опрокинув кресло вместе с магом.
  Кроваво-красный закат пылал на шпилях и куполах замка. Слишком сильное зрелище для того, кто привык видеть на расстоянии в несколько шагов. Но сейчас он мог видеть людей, снующих далеко внизу, а если бы кто-то из них посмотрел бы вверх, даже узнать в лицо. А там, дальше, за стенами, расстилались поля, разноцветные домики, и даже очень густой, тёмно-зелёный лес.
  Теперь он видел не просто неясные очертания зданий. Отсюда можно было увидеть идеальную симметрию зданий, недосягаемую для обычных строителей, вынужденных считаться с ландшафтом. Сложный, с трудом воспринимающийся узор оттенков камня, естественность в расположении окон. А дворец по центру - да он же напоминал полу распустившийся бутон розы, ослепительно-белый, и невыразимо прекрасный в свете заката! Только теперь Вос мог оценить всю грандиозность подарка, который маг сделал внучке.
  - Так хорошо, или так плохо? - Не без насмешки уточнил маг, и ученик только сейчас обнаружил, что бормочет вполголоса слова восхищения пополам с ругательствами.
  Вос обернулся, намереваясь высказаться по поводу ехидного старикашки, и застыл с приоткрытым ртом. С кровати поднималось ещё одно чудо.
  Надо ли уточнять, что ему доводилось хорошо рассмотреть женщин разве что на обложках журнала, да на экране монитора. Долго смотреть на незнакомку невежливо, а достоинства внешности знакомых входили в сознание постепенно. Но вот так, одним взглядом, охватить всё, проникнуться и восхититься - это стоило заката.
  Волны золота, слегка спутавшиеся со сна, льются с головы и ласкают шею, фиалковые глаза ещё затуманены дрёмой, нежная кожа оттенена отблесками садящегося солнца. Розовые, никогда не знавшие помады губки недовольно поджаты, чуть курносый нос, тем не менее, имеет красивую форму. Сидона всё ещё в мужской одежде - должно быть, так и не сходила к себе, но это позволяет оценить фигуру. Грудь небольшая, но хорошо подчёркнута тонкой талией, а бёдра, обтянутые слишком узкими кожаными штанами, не оставили бы равнодушным ни одного мужчину в прежнем мире Воса!
  Хорошо, что коварный маг заставлял их сражаться в повязках! Сейчас он ни за что не решился бы ударить эту красавицу.
  - А что с его глазами? - Зевая, уточнила Сидона. - Раньше были серые, а сейчас зелёные, и слишком яркие, как у кошки.
  Тут лери окончательно проснулась, и поняла, на кого так пристально смотрит ученик мага. Вопреки ожиданиям, девушка не возмутилась, а густо покраснела, и поджала ноги, обхватив колени руками. Поза получилась ещё более эротичная, и Вос смущённо отвёл глаза, чтобы не выдать возбуждения.
  Кровь ударила в голову и жарко разлилась по лицу. Сейчас Вос, как никогда понимал закономерное возмущение старика. Надо быть... Дишем, худшего ругательства и не придумаешь, чтобы игнорировать это чудо. Он постепенно начинал ненавидеть недалёкого лера, хотя завидовал ему не в пример сильнее.
  - Ну, думаю, цвет не так уж важен. Слишком незначительное изменение.
  Мысли так далеко завели Воса, что он даже не сразу понял, о чём говорит маг. Ах да, цвет его глаз изменился. Но разве это имеет значение?
  Он вдруг обнаружил, что стоит уже почти в упор с девушкой, испуганно сжавшейся на кровати, как дикий зверёк. Когда он успел пересечь комнату - непонятно. Да и её реакция удивляла, Сидона ведь чуть не убила его в первый день совместных тренировок, как она может бояться?
  Как вообще может комплексовать и бояться красивая женщина? Пусть в этом диком, вывернутом наизнанку мире ещё никто не слышал законах и правах человека, но женщина всегда может рассчитывать на защиту. Или здесь нет настоящих мужчин? В таком случае, он сам будет её защитником, по собственному выбору, а не из-за заклинания. И если лиму способны защищать только землю, забывая о прочем, он станет первым рыцарем печальной королевы, спящей красавицы, которую некому разбудить в этой стране дикарей.
  - Для меня честь служить Вам, Ваше Величество!
  Вос нежно взял руку девушки и поцеловал тонкие изящные пальцы, щемяще-трогательные в своей хрупкости, с поломанными (не об него ли?) ногтями. Распахнутые во всю ширь васильковые глаза вглядывались в него в немом изумлении. Страха в них больше не было, но не было в них ни радости, ни поощрения.
  Ученик осторожно отпустил руку лери, и замер рядом, не в силах отойти. Ему было неловко, но мучительно приятно, ладонь хранила тепло её пальцев, и требовалась вся сила воли, чтобы не попытаться провести ладонью по её волосам, обнять гибкую тонкую талию... "Что я делаю?! Нет, что со мной творится? Неужели я влюбился в это полудикое создание? Или это происки Кванно?"
  - Я не лишний? - Голос мага, всё это время тихо сидевшего в кресле, прозвучал, как гром с ясного неба. Мучительно - романтичные мгновения рассыпались серпантином сна.
  Красная, как мак, Сидона оттолкнула своего самозваного рыцаря и умчалась в ванную, Вос только и смог, что со вздохом проводить её глазами.
  - Меня, конечно, радует твоё рвение, парень, но это было слегка несвоевременно. Я не против, если ты собираешься служить по собственной воле, но за женщинами надо ухаживать, искать их благосклонности, а не брать штурмом, как крепость!
  - Тебе, конечно, знать лучше! - Брякнул враз выведенный из себя Вос. - Обе твои жены имели право выбора! Одну подарили, другую купил!
  Наступившая тишина обволокла комнату смертным саваном. Ученик замер, медленно осознавая, как грубо сейчас прошёлся по душевным ранам не склонного к милосердию мага.
  - Из меня не выйдет красивой статуи! Я специально скорчу самую дурацкую рожу! Да и представляешь, каково будет вытаскивать глыбу моего размера из твоего кабинета?!
  Кванно усмехнулся, хотя из глаз мага по-прежнему глядела сама смерть.
  - Сочтём это извинениями, я убивал и за меньшее. А ценители найдутся даже у самых необычных статуй. Сегодня ты останешься жив только потому, что всё же можешь быть полезным, да и вложенных в тебя усилий мне жаль. Но на будущее запомни: Сидона решительная девочка, а я дал ей возможность приказывать. Она может убить тебя одним словом! А сейчас, вернейший из слуг лери, отправляйся-ка ты в её апартаменты и принеси платье. Сидона не хочет показываться снаружи в штанах.
  Вос поспешно кивнул, и опрометью метнулся к лестнице. Не стоило в такой ситуации рассчитывать на лифт. И только у самого выхода башни, остановившись, чтобы отдышаться, не удержался от очередной реплики:
  - И почему она предпочитает платья? Женщине с такими ногами облегающие брюки или миниюбки идут гораздо больше. Я бы лучше обрядил в платья Диша и компанию, всё равно там смотреть не на что. Маг это наверняка услышит. А будет ли передавать Сидоне - не самый важный вопрос. Лери не была бы женщиной, если бы не поняла, какие чувства в нём вызывает. А своего мнения о Дише он скрывать и не собирался.
  Во дворе были свои приключения. Вос двигался со скоростью хромой черепахи, озираясь по сторонам, с щенячьим восторгом воспринимая всё новые и новые свидетельства своего нового безупречного зрения. Он радовался каждому узнанному лицу, рассмотренному с немыслимого раньше расстояния, каждой дырке в одежде проходящих слуг, шпилям башен, вознесённым на безумную высоту, и даже чуть испуганным взглядам встречных. Должно быть, так себя чувствует лошадь, с которой впервые за долгое время сняли шоры, позволив увидеть траву, реку и солнце.
  Удивляло то, сколько людей в крепости его знает. Слуги все поголовно пялились на его изменившие цвет глаза, но спросить, что с ним случилось, осмелился только один из знакомых лиму, по праву партнёра по кругу.
  Вос с огромным удовольствием рассказал, что великий Кванно сделал ему новые глаза из драгоценных камней изумрудов, чтобы ученик видел незримое. Боец проглотил лапшу с ушей без подливы и кетчупа, и соскучившийся по нормальному общению землянин разошёлся не на шутку. Свои успехи в кругу он объяснил костями, которые маг сделал для него из белого камня. Хотел и снаружи всё из камня сделать, да розовый материал закончился.
  К некоторому изумлению Воса, лиму загорелся идеей тоже заиметь каменные кости и стать непревзойдённым воином. Не испугала храбреца ни жуткая боль, сопровождающая процедуру, ни смертный холод каменных костей, не дающий спать по ночам.
  Ученик сумел отвязаться от кандидата в супермены только тогда, когда с грустью поведал, что белый камень тоже закончился. Ему даже на левую ногу не хватило. Так что, если храбрый лиму жаждет силы, пусть отыщет побольше редкого белого камня. А лучше бы ещё и розового, для полного комплекта. В животе ведь костей нет, а найдётся всегда такой вот Диш, да как даст по пузу кулачищем.
  Огорчённый и задумчивый лиму удалился, поминутно надувая и почёсывая свой вопиюще беззащитный живот.
  Первая же служанка охотно показала, в какой из башен крепостного комплекса проживает лери. Как оказалось, в отдалении от Диша, оккупировавшего и загадившего белый дворец.
  Дом Сидоны вызвал у Воса нечто вроде оторопи. Здесь было много женщин. Нет, здесь было непомерно много наглых, развязных, пошлых баб. Всех этих бывших жён лоу, сахов и прочих (причём не только из лерата), заявившихся просить покровительства мягкосердечной лери, и осевших здесь надолго.
  Как со смаком рассказал один из стоящих на часах лиму, здесь был натуральный бордель. Мигом оправляющиеся от душевных ран брошенные жены тут же начинали искать себе новых покровителей. Во всяком случае, из трёх десятков подопечных Сидоны, в башне ночевали от силы две-три, здесь постоянно случались размолвки, вплоть до драк, из-за самых популярных лиму, а уж Дишем грезили все поголовно, не особо смущаясь тем, как это воспринимается хозяйкой.
  Единственное, что могла сделать в такой ситуации лери - запретить вход в башню мужчинам. Игнорировать приказ могли только лер и маг, остальных заворачивали стражи.
  Пришлось спешно продумывать, как проникнуть на охраняемую территорию. Довод о том, что Вос - ученик мага, и на него привилегия распространяется, был отложен вплоть до подтверждения самой лери. Просьба просто вынести платье тоже успеха не имела. Во-первых, стражи тоже не имеют права на вход, а во-вторых, платья лери очень дороги, ткань для них привозят издалека. Пришлось вновь подключать бурную фантазию.
  Как узнали внимающие сокровенным знаниям лиму, великий Кванно Шаррак для своих нужд призвал особо свирепого демона, Мегамоль. Но злобная тварь умудрилась вырваться из уз магии, и пожрать всю одежду в башне, включая платье некстати зашедшей в гости Сидоны.
  Бойцы в очередной раз поразили Воса, дружно ринувшись мстить за госпожу. Пришлось срочно дополнять рассказ сказанием о том, как маг и его верный ученик целых три дня душили подлого демона, а закутавшаяся в одеяло лери собственными руками кормила и поила изнемогающих борцов. Но храбрым лиму не стоит беспокоиться, грозный Мегамоль благополучно удавлен, честь госпожи восстановлена, осталось только принести ей платье.
  Вдохновлённые героической сагой, лиму дружно лупили копьями по стене, и руганью заставили выглянувшую на шум женщину принести платье лери.
  Уже внося свёрток в башню, Вос задумался, не аукнутся ли ему его сегодняшние художества. Всё же у Кванно есть чувство юмора, а вот Сидона может решить поступить с ним как с Мегамолью.
  Но красавица предпочла царственно игнорировать наглого простолюдина. Переодевшись в ванной, она с особым пылом пожелала спокойной ночи деду, не удостоив ученика мага даже взглядом и отбыла на лифте. Вновь промчавшийся вихрем по лестнице Вос не увидел даже отдалённого силуэта. Но неудачливый ухажёр подсчитал, с какой скоростью ей пришлось для этого удалиться, и невольно улыбнулся. Нарочито отрицательная реакция всё же лучше полного равнодушия.
  Подниматься обратно он не торопился. Угасли последние отблески заката, и ночь развернула свои чёрные крылья над миром. Очарованный Вос стоял и любовался бархатной тьмой неба с бесчисленными иглами звёзд, небом своих снов. Разве можно сравнить с привычным маревом, с несколькими размытыми пятнами света?
  Под неслышимую музыку ночи рождались строки стихов, нескладных и неловких, но пылающих истинным чувством. Вос знал, что уже завтра, даже если что-то вспомнит, постесняется процитировать своё творение, тем более, адресату. Но сейчас миром владела магия ночи, и если бы она была здесь и слышала горячие, пышущие страстью строки, то не смогла бы отказать.
  В этот миг он впервые понял, что отдаст всё: любимую работу, кофе по утрам, мороженное вечером, холостяцкие пирушки, игры по сети и всезнающий интернет, за один только васильковый взгляд, в котором будет пусть даже не любовь - хотя бы обещание.
Оценка: 4.81*23  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"