Мамченко Петр Вячеславович: другие произведения.

Песочные часы счастья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Честно признаюсь, далеко не самое удачное из моих произведений. Выложено на "разрыв". Думаю, после прочтения сего у каждого обнаружится лишний тапок :) Отводите душу, но, желательно, уточняйте, что именно не понравилось или возмутило.

  
Песочные часы счастья
  
(Жестокий контракт небес)
  
   Удивительное всё-таки существо человек. Вечно к чему-то стремится, чего-то желает, мечтает о несбыточном. Казалось бы, достиг, получил всё, чего желал, будь счастлив! Но нет, этого недостаточно! Потомок обезьян либо воспринимает достижения, как должное, и находит следующую цель, новую мечту, либо... Становится врагом собственному счастью! Ревниво оберегает богатство, семью, ищет врагов и похитителей, всех, кто может посягнуть на его достояние. И находит ведь - кто ищет, тот обретёт, как сказано в Библии. И с головой уйдя в борьбу, теряет всё. Любовь семьи, уважение окружающих, положение в обществе... Глупо, правда? Не могу сказать, таковы ли вы, но я именно такой.
  О чём вообще речь? Могу рассказать. Если хотите - смейтесь, можете пожалеть или позавидовать. Я просто надеюсь, что вы не загоните себя в такую же ловушку.
  Имена и названия населённых пунктов я не называю специально. Я не жажду известности, и не хочу, чтобы множество людей, переживших тот ужас годы назад, сопоставили некоторые факты и вновь лишились едва обретённого мира в душе.
  
  Началось всё обыденно, даже примитивно. Я шёл с работы. Как обычно, пешком. Не потому, что денег на автобус жалко, а в целях сохранения последних крох здоровья. Для людей промышленных районов страны, не занимающихся спортом, даже простая получасовая прогулка полезна.
  Как обычно, болтал с таким же пешеходом приятелем. Таким же оболтусом-холостяком, в возрасте за тридцать всё ещё живущим с родителями. Есть такая категория людей, плывущих по течению, вроде меня с ним. Выполняющих нудную нелюбимую работу от восьми до пяти, потихоньку мающихся хобби, без особых вредных и полезных привычек. Будущие рохли-подкаблучники - это в случае, если кто-то из женского пола вообще польстится...
  Мы уже подходили к первым домам городка, минуя заросли у водоёма, когда я ощутил что-то странное. Знаете, как во сне бывает, пытаешься что-то сделать, а не получается! Не удаётся повернуть голову и посмотреть вправо, не удаётся свернуть, а ноги всё несут и несут дальше, и ты что-то говоришь, отвечая на реплики приятеля, хотя думаешь совсем о другом.
  Честно сказать, если бы я понял, что происходит, не стал бы противиться, прошёл бы и забыл уже на следующий день. Но я разозлился. У маленького человека не так уж много собственных вещей - и власть над собственным телом едва ли не главное достояние. Я сознательно сжал челюсти, обрывая реплику посредине и едва не прикусив язык. Сконцентрировав всё внимание на ногах, постепенно замедлил движение, а затем и вовсе остановился. Ощущение было, будто противостоишь сильному течению, изо всех сил цепляясь пальцами ног за зыбкое илистое дно реки.
  Мой спутник удалялся, и судя по жестам, энергичным кивкам и доносящимся словам, продолжал разговор. Со мной, должно быть. Надо уточнить, что у приятеля есть недостатки, но рассеянность в их число не входит. Ну не мог он в обычном состоянии не заметить моего исчезновения. Следом прошёл ещё пешеход, и парочка болтающих девушек, едва не снёсших меня по пути. Меня не видели! Или правильнее сказать, не воспринимали?
  Причина наверняка находилась там, среди зарослей, у водоёма. Я повернулся. "Течение" усилилось. Уже из чистого упрямства я двинулся к деревьям, сойдя с асфальтированной пешеходной дорожки вниз.
  То, что ринулось мне навстречу, было в десятки раз сильнее "течения"! Ураган, смерч, струя из брандспойта, разгоняющего мятежную толпу! Хорошо, что никто сейчас не мог видеть, как меня просто выдавливало наверх, с небрежной неотвратимостью катка. А у самого верха, у дорожки, отторгающая сила уравнялась с моим весом. Я просто беспомощно завис в воздухе, жалкий и растерянный.
  Такого унижения я не испытывал со школы, когда сопляк на два класса младше, небрежно и деловито начистил мне морду. Просто ради самоутверждения. И значения не имело, что он ходил на секцию карате, а мне запрещали заниматься чем-либо подобным из-за давней травмы. Я ведь был на голову выше, и намного сильнее.
  Безумная ярость застила разум. Я вновь был там, жалкий и униженный старшеклассник, раз за разом поднимающийся с заплёванного грязного пола, и бешено бросающийся на юркого подлого врага, метящего ногами в лицо. Кулаки разбиты при промахах о стену, дыхание сорвано, болят рёбра и челюсть, а перед глазами ухмыляющаяся харя самодовольного мелкого ублюдка. Я ведь не цеплял его первым! Он просто хотел повыпендриваться, показать свою крутизну дружкам. И показал. В очередной раз я не стал подниматься, хотя силы ещё оставались. Просто лежал и смотрел, как уходит мой первый настоящий враг, унизивший и избивший меня просто так. И даже потом я не искал того урода, предпочёл забыть. Но безжалостное подсознание, оказывается, сохранило...
  Непривычным, непонятным для самого себя усилием, я собрал свою злость, обиду, боль - и ударил ими перед собой. Мир содрогнулся от беззвучного взрыва. Прямо передо мной неведомая сила исчезла, продолжая давить на ноги, плечи, руки и голову. Меня крутило, выворачивало, выламывало. Я падал под непрерывными ударами упругих струй силы, сжавшись в беспомощный комок, матерясь и стараясь уберечь голову.
  В какой-то момент стало легче. Сила, выжимающая посторонних наверх, осталась позади, и я катился по склону, поминутно налетая на камни и ветки, пока не врезался в плотные кусты. Там и лежал, ловя воздух ртом, не в силах даже ругаться. Это было то ещё приземление. Должно быть, так себя чувствует подвесная груша после тренировки целой команды боксёров. Даже удивительно, что не получил особых увечий. Что называется, дурного бог бережёт. Зачем я вообще сюда полез, кто бы объяснил?!
  - Да нет тут никого! - Громкий басовитый голос раздался едва ли не над самой головой. - Показалось, наверное!
  - Та ты пошукай кращё, бэвзэ! Кажу ж, хтось мое павутыння рвав. Шукай! - Второй голос определённо был женским.
  - Да пошла ты... - Конец фразы мужчина проглотил с явным усилием. - Ещё мне старая карга не указывала! Если действительно кого-то проворонила, ищи сама! Мне что, делать больше нечего, как по кустам лазить, в костюме от Версаче?!
  - Зараз я тоби не тильки костюма пидпорчу! - Посулила рассерженная тётка, но новый голос, хриплый и натужный, прервал свару:
  - Пулей сюда, оба! Без гнилых базаров. Что за фраеров на дело брать приходится?! Сейчас докончим этого, а потом хоть мочите друг друга, козлы!
  Мучительный стон заставил меня замереть. Вдруг стало кристально ясно, что здесь кого-то пытают. Или убивают, не всё ли равно? Очень разные люди, но наверняка весьма опасные. И я постарался забраться в кусты поглубже, дышать потише и вообще казаться маленьким и незаметным. В такие моменты начинаешь жалеть, что ты не йог, способный остановить дыхание и сердцебиение этак на полчасика. Прикинуться шлангом, ветошью, да чем угодно, лишь бы не разделять участь бедняги, стонущего невдалеке.
  Мучители тем временем активно "занимались делом".
  - Справа!
  - Ни, зараз зверху!
  - Не уйдёшь, лошара! Получай!
  Задавленные стоны, хруст, странные звон и шипение, звуки ударов. Да что там происходит?!
  - Зараз! Добый!
  Выстрел больно ударил по ушам. Вопли странной троицы теперь накладывались друг на друга:
  - Е, выходыть!
  - ...твою в печень и об забор, долбо...
  - Обматывай, упорхнёт же, потом не...
  - Не втэчэ, вид мэнэ ще...
  - Держи, курва...
  - Да, получилось!
  Ещё с минуту было слышно только тяжёлое дыхание. Я ничего не понимал. Кого ловили? Кто упорхнёт? В голову лезла только версия из детской сказки. Мочили зайца, а из него утка вылетела. Потом яйцо и игла. А до того - дерево и сундук. Но скажем честно, не похоже было, что добывают кощееву смерть. Разве что этим занимались кощеевы конкуренты, сначала посадившие зайца на иглу, а затем поставившие ушастого на счётчик.
  - Ну что, поехали?
  - А якщо хтось бачыв?
  - Ну и пусть легавым стучит! Будет висяк. А мне жмура тягать в лом. Рвём когти, пахану доложиться надо!
  Странная троица прошла всего в нескольких шагах от меня. Я всё же не удержался, и взглянул вслед. Более необычную компанию было невозможно представить. Бритоголовый браток, весь в золоте и в крутом костюме. Толстая немолодая тётка в деревенской застиранной одежде и седыми неопрятными патлами, выбивающимися из-под цветастого платка. И бомжеватого вида рецидивист, покрытый татуировками с ног до головы. На миг вокруг них вспыхнуло свечение. Фиолетовое, как чернила, вокруг крутого, алое, раскалённое вокруг урки, и угольно-чёрное, поглощающее свет солнца, вокруг бабки.
  Женщина вдруг замерла и обернулась. Я зажмурился, проклиная себя. Сейчас, с этой стороны, меня увидит любой. Ну почему я не смылся, пока была возможность?
  - Дывына, погляд був. - Неуверенно сказала бабка, остановившись едва ли не надо мной.
  Где-то в отдалении пискнула автомобильная сигнализация, и браток недовольно рявкнул:
  - Где ты там? Опять ищешь? Смотри, ждать не буду! Пешком пойдёшь!
  Бабка что-то неразборчиво буркнула и заторопилась, а я наконец смог перевести дыхание. Это ж надо, так отчётливо почувствовала взгляд!
  Хлопок двери, рёв мощного мотора стихающий вдалеке. Наконец можно было убираться из этого странного места, но я просто не мог не посмотреть, что же здесь происходило.
  На поляне между деревьями лежал труп. Страшно обезображенный молодой мужчина с короткой бородкой, раздетый наголо и связанный. Весь в ранах, синяках, ожогах и странных чёрных пятнах. И с аккуратной дырочкой от пули во лбу. Издевались здесь явно не над зайцем. Но зачем?
  Мягкий хрустальный звон раздался слева, я повернулся и впервые увидел его. Столб света, опутанный и притянутый к земле разноцветной сетью. Живое, содрогающееся свечение, явно испытывающее мучительную боль.
  Не спрашивайте, почему я решил помочь. Не такой уж я добрый, но по-моему, любому свойственно испытывать жалость. Что бы это не было, бросать его беспомощным было нельзя. Тем более, неизвестно, что с этим светом собираются сделать садисты, так разделавшие человека.
  Нити, образующие сеть, были трёх цветов. Синие, почти фиолетовые, багровые, и совершенно чёрные. Даже самый несообразительный понял бы, что это как-то связано со свечением вокруг убийц. Уже при первых прикосновениях стало понятно, что справиться с сетью будет не просто. Синие были чудовищно холодными, и разрывая их, я немного обмораживал кожу на руках. Багровые обжигали расплавленным металлом, а чёрные были липкими, сушили кожу, и не рвались не при каких обстоятельствах.
  Скрипя зубами от боли, поминутно оглядываясь - не возвращаются ли снова колдуны-убийцы, я рвал сеть. Стараясь даже не думать, что станется с руками после такого надругательства, хватал и тянул по очереди. Синяя - красная, синяя - красная. Ни перочинный нож, ни рукава, натянутые на ладони, ни платок не помогали. Только живая плоть, честная боль, сознательное усилие.
  - И какого лешего я это делаю? Будь хоть человек, а не что-то светящееся! Ты хоть не радиоактивный? Вдруг выяснится, что сталкеры передрались за хабар, а я влезу в их свару... Хоть бы сказал что-нибудь!
  Для себя я уже давно решил. Это было правильно. Словами не объяснить, но знакомые не раз говорили, что у меня есть кое-какие способности. И если чутьё подсказывает, надо послушать. Сейчас я твёрдо знал, что всё делаю, как надо.
  Разделавшись с сине-красными нитями, постоял немного, позволяя чуть отдохнуть обожжённо-обмороженным пальцам. Как я завтра на работу пойду? Да такими руками ложку ко рту не поднесёшь! Оставались самые опасные нити - чёрные. И порвать их было невозможно.
  Собравшись с духом, аккуратно просунул руки в подходящую ячейку сети и принялся растягивать - распутывать чёрные нити. Чувствительность в руках быстро пропала, но я знал, что расслабляться не стоит. С ведьмами шутки плохи, затяну - стану калекой. Мумифицированные руки никакому врачу не спасти.
  Проклятые нити напоминали толстую проволоку - почти не гнулись, с трудом изменяли форму. Из рассечённой ими кожи текла кровь, но боли не было совершенно. Было жутко, как в страшном сне.
  Хотелось бросить безнадёжное дело, уйти, пока ещё возможно, но скованный свет волновался и бился, стараясь вырваться на волю. И я тянул, стараясь не смотреть, как сохнет и становится морщинистой кожа на руках. Мне же чуть за тридцать, зачем влезать в такое...
  Наконец сеть подалась, раздвинулась, и тёплая струя света выплеснулась из растянутой ячейки прямо на меня, ослепила на миг и оглушила радостным звоном. А я тут же почувствовал, как чёрные нити обвиваются вокруг рук, пытаясь захватить нового пленника. Тогда-то я и понял, что означает настоящая паника. Нечеловеческий ужас, лишающий разума и оставляющий только визжащее в предчувствии смерти животное. Я не мог, никак не мог вырваться! Нити ползли по рукам, собираясь схватить, опутать, сдавить. И одно лишь было утешение - бабка, явившаяся разобраться с врагом, застанет здесь только мумию, и сможет разве что попинать сухую тушку. Я ведь не бессмертный сгусток света!
  Звон вдруг заполнил весь мир. Свет и тепло заполонили всё. Меня распирало изнутри, как воздушный шарик. Чужое спокойствие вытеснило ужас, и чужие, уверенные движения стряхнули витки чёрных нитей с рук. Остатки сети бессильно опали на землю и растаяли. Бабка получила весть о том, что какой-то придурок освободил сияющего пленника.
  Пришёл в себя я только через минуту. От боли в руках. Израненные конечности исправно докладывали, что с ними сотворил злобный хозяин. Ожоги и обморожения на ладонях и пальцах, иссушённая и изрезанная кожа на запястьях. И зачем? Просто для того, чтобы взбесить троицу, уже убившую человека? Между прочим, линять пора!
  - Пусть спасёт тебя Создатель за своевременную помощь, человек!
  Светящийся силуэт склонился надо мной. Правильные черты лица, вьющиеся волосы - цвет не разберёшь из-за свечения, и крылья, сформированные всё тем же свечением. Ангел?! Интересно, он лететь собрался, или крылья у него всегда развёрнуты, по правилам?
  - Ладно, должен будешь, в смысле, пожалуйста! Рад стараться!
  Ангел серьёзно кивнул, и продолжил:
  - Ты и так пострадал, помогая мне, рисковал жизнью, но не поможешь ли ты мне ещё раз?
  Я приподнялся и сел, лихорадочно прикидывая, сколько у меня времени на то, чтобы убраться отсюда. С сетью я возился с четверть часа, но вдруг злая троица уехала недалеко. Вон, даже пленника сторожить никого не оставили! Если бы здесь кто-то был, фиг бы я сюда сунулся! Но даже если ехали прочь колдуны всё это время, обратно понесутся на полной скорости, наплевав на всё.
  Пять минут! От силы - десять. Валить, валить, ноги в руки, жать-давить-крутить педали, пока зад не напинали!
  - Прости, но мне надо отсюда убираться! Да и тебе бы советовал лететь подальше и поскорее, если не хочешь опять в сети оказаться!
  - Но мне нужна твоя помощь! - Ангел не собирался отступать. - Сильный демон прорвался в ваш мир! Эти заблудшие - лишь его слуги. Если я полечу за помощью, демон сожрёт сотни душ! И они никогда не возродятся вновь. Я знаю, ты способен быть носителем, мне пришлось рискнуть и вселиться в тебя, дабы оградить от злых чар.
  Меня аж передёрнуло:
  - Значит, этот парень был твоим предыдущим носителем? Благодарю покорно! Не хочу, чтобы меня разделали, как пакет фарша, выковыривая кое-кого, крылатого и хитровыкрученного! Займись демоном сам!
  - Я бы так и сделал! Но демон тоже вселился в человека, а мы не вправе вредить людям! Мой носитель был готов сразиться с одержимым, но оказался слишком невинен, чтобы убивать его слуг. А ты сможешь! Должен суметь!
  Если кто-то думает, что легко прорываться сквозь кусты, по пути споря с нематериальным собеседником, тот сильно ошибается! Я умудрился довольно болезненно зацепиться макушкой за толстую корявую ветку, и разозлился ещё сильнее:
  - А не пойти ли тебе... обратно, к себе на небо! Я не владею магией. Я не боец, и не изгоняющий дьявола! И демон этот наверняка в другом городе, моя родня не пострадает! Найди себе фанатичного священника, и дайте супостату по рогам!
  Светящийся нематериальный силуэт легко просачивался через кусты и деревья. Зараза! Нас же издалека будет видно!
  - Одарённого непросто отыскать, а ты очень силён! Без обучения и опыта, проломил охранные чары, заслонился от взора ведьмы, разорвал сеть! Ты должен использовать свой дар для изгнания демона! Люди же гибнут! Навсегда, без надежды на возрождение!
  Я всё же остановился, чтобы отдышаться и независимо сунул руки в карманы. Лучше бы я этого не делал! Но боль окончательно вывела меня, и я решился. Всё, что нужно - отпугнуть этого крылатого святошу, доказать что я ему не подхожу. Как бы не было противно, придётся скопировать одного на редкость омерзительного человека, умеющего мастерски отделываться от просителей:
  - Что мне за дело до незнакомых людей? Меньше народу - больше кислороду! Что я буду с этого иметь?
  В этот момент я был противен сам себе, но жизнь важнее самоуважения. Ангела тоже перекосило, но, должно быть, ему очень нужна была помощь. Он вздохнул совсем по-человечески:
  - Чего ты хочешь?
  Сгорая от стыда, я гнул всё ту же линию:
  - А чего обычно хотят от сверхъестественных существ? Исполнения желаний! Хочу быть богатым, красивым, знаменитым! Счастливым и успешным!
  Светящийся собеседник грустно качнул крыльями:
  - Мы ведь не демоны. Мы связаны множеством правил. Почти не вмешиваемся в дела смертных, и никогда не делаем того, что обратится злом для других. Деньги, слава, которые ты получишь, будут похищены у кого-то ещё. А изменить тебя я тоже не вправе. Мы не искажаем внешность носителей.
  Пришлось сжать руки в кулаки, чтобы боль заглушала разбушевавшуюся совесть. О других он беспокоится! А что насчёт моих родственников? Как они отнесутся к моей смерти в чужой войне?
  - Начальником ты меня не сделаешь?
  Беспомощный взмах крыльев.
  - И мои любительские песни на эстраду не протолкнёшь?
  Сияющие, нечеловечески большие глаза печально прикрылись. Что ж, осталось нанести ещё несколько ударов, и ангелочек смоется от меня, как чёрт от ладана.
  - А как насчёт сделать меня... очень привлекательным для женщин?
  Лучистые глаза пронзили меня клинками света. Ага, проняло? Читал где-то, что ангелы бесполы, и хотя этот больше похож на мужчину, сейчас пошлёт и смоется. Что ж, мёртвые сраму не имут, а вот живым временами, приходится...
  - Я могу помочь. У тебя будет самая лучшая жена в мире!
  Минутку! Я ведь говорил про популярность! Не про женитьбу! Я вообще бы с этим опасным и разорительным ритуалом не торопился...
  Уверенно глядя, ангел протянул руку и изрёк:
  - Заключим договор. Ты станешь моим носителем. Обезвредишь слуг демона, и поможешь мне в борьбе с созданием зла, а я пришлю к тебе небесную деву! До конца дней - её или твоих!
  И что мне с этим делать? Между прочим, я ведь не только платонической любви хочу! А имеются ли у их небесных дев нужные детали анатомии? Да и товар лицом показать бы, а то предлагает, как кота в мешке.
  Невдалеке завизжали тормоза мощной машины. Идиот! Затрепался, забыл об опасности! Вот сейчас мне покажут, где раком зимуют, и почём кило лещей! А единственный шанс... Ангел, нисколько не обращая внимания на прибывшую кавалерию, продолжал протягивать мне руку. На дальнейшие переговоры времени не было, и я пожал светящуюся ладонь, оказавшуюся достаточно материальной.
  В следующий миг крылатый союзник вновь обратился в свет и влился в меня. То секундное ощущение, когда ангел помог мне сбросить сеть, было мелочью по сравнению с этим. Создавалось полное впечатление, что светящийся паразит ворочается в новом для себя теле, распирая, выкручивая, устраиваясь поудобнее. Если это - не вмешательство, то остаётся только посочувствовать одержимому! Но были и плюсы. Сила, ручьи, реки, бездонные океаны силы струился во мне. Стоило только пожелать - и боль в руках стихла. Исцелить будет не просто, но пусть хотя бы не отвлекает.
  Мир двоился в глазах. Каждая травинка имела своё многоцветное свечение, свою ауру. Небо, земля, даже порыв ветра имели свою магию. И всё это перетекало, пересекалось не видимыми обычному человеку связями, всё сплеталось в гармоничный узор невиданной красоты. Хрупкое равновесие мира, которое, оказывается, так просто менять доступной каждому магией. Теперь, увидев мир таким, я готов поверить, что он был создан словом. Конечно, если это слово бога...
  - Ты должен справиться сам. Это люди, пусть и служащие врагу рода человеческого. Я не смогу помочь. - Голос внутреннего союзника был тих и печален. И удалялся, куда-то ещё глубже. Небесный чистоплюй не собирался смотреть, как я буду с помощью его силы расправляться с врагами. Если бы я ещё знал, как!
  Они шли, продирались сквозь кусты. Огненный всполох и густое облако тьмы. Интересно, а как я выгляжу со стороны? И как зовётся носитель с ангелом внутри? Тоже одержимый, или, напримёр, осенённый? Или посвящённый? Но это всё ненужные измышления, мелочи, главное - где эта чернильно-фиолетовая клякса, третий колдун?
  Чёрный "джип" с тонированными стёклами с рёвом объехал заросли, проложив себе дорогу через низкие кусты. Ага, вот и третий, можно начинать.
  Но начал всё же противник. Бритоголовый высунулся из бокового окна и выстрелил по мне из пистолета несколько раз подряд. Я не успел даже испугаться. Не долетев до меня, маленькие металлические цилиндрики замедлились и бессильно попадали под ноги.
  - Ще одын! Я ж казала!
  "Джип" вновь взревел мотором, разгоняясь. Браток не привык церемониться. Не берут пули - возьмёт тяжеленная машина. Я видел механического монстра, что называется, насквозь. Тончайшие молнии электрических цепей. Пламенную топку мотора. Фиолетовый силуэт водителя за рулём. И жидкий потенциальный огонь бензобака.
  Любая мощь, каждая сила имеет оборотную сторону. Это оказалось так просто - совместить молнии проводки и огонь бензобака. Всего лишь мимолётное желание и лёгкое усилие, совсем чуть-чуть воли, меняющей мир. Как будто нажал на спусковой крючок.
  Полированный металлический монстр взорвался. Должно быть, бензобак был полон - огненное облако распространялось во все стороны. Но адский жар пылающего бензина не мог навредить мне, так же, как кустам, деревьям и даже траве. Так пожелал я, хотя откуда-то знал, что не стоит быть слишком щедрым на такие энергоёмкие желания. Фиолетовый силуэт продержался ещё несколько секунд. Корчился в пламени, пытаясь покинуть эпицентр, изгибался, выбираясь из умирающей машины. А затем погас. И ни единого звука не донеслось - всё заглушил громовой рёв пламени.
  Два других врага, оказавшихся на противоположной стороне поляны, успешно защитились от пожара. Точнее, мужчина не без удовольствия брёл вброд по озеру огня, подбираясь ко мне, а женщина отступала, защищаясь истекающим тьмой щитом, пока не юркнула за дерево.
  Тип в татуировках пёр прямо на меня. На неприятном, жёстком лице проступала улыбка, но доброй её не назвал бы даже самый наивный человек. В правой руке враг держал короткий, отточенный до бритвенной остроты нож, но это было не основным его оружием. Чадящее, ревущее пламя постепенно собиралось вокруг колдуна, закручивалось спиралью.
  Вот тебе и оборотная сторона! Угробив одного колдуна, создал идеальные условия для другого. Я замер, глядя, как алая спираль делается всё тоньше и ярче, постепенно обретая нестерпимое свечение расплавленного металла. Как он собирается атаковать? В тот момент у меня были огромные возможности, но противник был куда опытнее.
  Чувство опасности, постепенно нараставшее с момента возвращения слуг демона, вдруг стало нестерпимым. Я прыгнул едва ли не в объятья огненному, и ощутил, как что-то неимоверно опасное прошло за спиной. В следующий момент мне уже пришлось падать на землю и откатываться в сторону - один из витков огненной спирали вдруг сместился вперёд и почти коснулся моего лица.
  Краем глаза я видел ведьму, готовящуюся к новой атаке. Идиот! Выбросил её на время из головы, считал, что будет прятаться от жара - но ведь её союзник собрал весь огонь на поляне! Забыть о самой опасной из противников - что может быть глупее?!
  Огненный наступал с искажённым от напряжения лицом и витки пылающей спирали всё быстрее раскручивались, плясали, брызгали искрами - создавалось впечатление, что пламя вокруг колдуна живое, и ведёт бой самостоятельно. У меня не было времени на ответный удар - приходилось непрерывно уклоняться, а ведь была ещё и ведьма, ожидающая удобного момента. Бабка просто держала руки поднятыми и направленными в мою сторону, и свет искажался, касаясь её ладоней.
  Ещё один шаг - и я с ужасом ощутил спиной ствол дерева. Некуда отступать! Татуированный что-то выкрикнул, бросаясь вперёд, будто собираясь обнять, и тут толстый, незыблемый ствол дерева вдруг подался, отклонился, позволяя мне вновь увернуться.
  Сразу два витка спирали прошли в сантиметре от груди и живота, без малейшего сопротивления рассекая толстое дерево. И тут же пара чёрных молний ударила в смертельно раненное растение. Ведьма тоже промазала. Обожжённое и иссушенное дерево покачнулось и стало крениться, падая прямо на огненного.
  Наконец я получил короткую передышку. Татуированный метнулся в сторону, а ведьма не видела меня за кроной поверженного древесного гиганта. Теперь было понятно, что голая сила ничего не решает, пусть ангел был мощнее всей этой троицы вместе взятой, но он один раз уже проиграл, и если не постараюсь, запросто могу закончить, как мой предшественник. Я легко защитился от обычного огня, но пылающая спираль была куда опаснее, про магию ведьмы и говорить нечего. Если бы чёрная молния попала в меня - костей не собрал бы!
  - Угасни!
  Слово невольно сорвалось с губ. Пусть ведьма была опаснее, но от огненной спирали было сложнее уйти. Я вновь ощутил, как нечто изменяет мир - но в этот раз всё было по-другому. Моим усилиям противостояли воля и мастерство колдуна. Пылающая спираль замедлилась и поблёкла, но не погасла, а стоило лишь на миг отвлечься, разыскивая взглядом ведьму - вновь засияла с прежней силой.
  Должно быть, демон послал сильнейших своих слуг, чтобы расправиться с носителем ангела. Я мог бы разделаться с любым из них - но один на один. Огненный вновь размеренно шагал на меня, на залитом потом лице колдуна застыла злая ухмылка. Они наверняка договорились заранее - кто-то атакует в лоб, а кто-то исподтишка. Бабку я не мог обнаружить, как ни старался, но был уверен на все двести процентов - стоит мне всерьёз заняться татуированным, и вновь в спину полетят чёрные молнии.
  Я вновь отступал, лихорадочно анализируя ситуацию. Могущество ангела даёт мне некоторые преимущества, но враги опытнее и решительней. Пока что моим единственным успехом был взрыв машины и смерть слабейшего из вражеских магов. Да и там сработал скорее фактор неожиданности, если бы я пытался воздействовать на него напрямую, более опытный колдун сумел бы защититься. Значит, надо воздействовать не на магов, а на окружающие их предметы!
  Дерево! Оно отклонилось, хотя я даже не успел ничего пожелать! Растения, похоже, повинуются даже моим подсознательным командам. Но теперь-то я знал, что надо делать!
  Очередной шаг огненному сделать не удалось. Сотни тонких травинок брызнули из-под земли, оплетая ноги колдуну почти по колено. По одному ни один из этих стебельков не смог бы не то, что удержать, но даже привлечь внимание человека, но вместе они представляли реальную силу. А к татуированному уже тянулись ветки от двух ближних деревьев, а почва бугрилась от приближающихся корней.
  Колдун что-то выкрикнул и быстро сцепил руки между собой, роняя нож. Огненная спираль вдруг сжалась, как пружина, приникла к земле, затем взмыла вверх, вновь разворачиваясь. Трава сгорела, ветки рассыпались головешками, из-под земли брызнули щепки изрубленных корней. Но всё это я видел уже краем глаза, на пределе сил уходя в сторону от очередного удара ведьмы.
  На этот раз слуги демона перехитрили сами себя. Чёрная молния, пройдя каких-то сантиметрах от моего плеча, ударила прямо по колдуну. Виток спирали, задетый заклинанием, осыпался невесомым пеплом, почти не ослабив силу удара. Татуированный, не успев ни увернуться, ни защититься, как следуют, в последний миг прикрыл лицо левой рукой.
  Вопль боли и ярости прокатился по полянке. Колдун баюкал почерневшую, скрученную корягой руку, поливая напарницу цветистыми нецензурными сравнениями. Сейчас он, похоже, хотел её убить куда сильнее, чем меня.
  Ведьму очередная неудача и громогласное мнение напарника нисколько не смутили. Бабка выверенным плавным движением сплетала пальцы в сложном жесте, не иначе, собираясь угостить меня очередной чёрной молнией. Вот только сразу за ней на редкость удачно росло средних размеров дерево, и мне оставалось только пожелать.
  Гибкие ветки ухватили ведьму сзади, потянули на себя, оплетая с ног до головы. Серое облачко сорвалось с рук бабки и ушло куда-то вверх. Я даже не понял, была ли это недоработанная молния, или другое заклинание. Теперь зафиксировать руки, помочь травой...
  Немыслимый жар вдруг окутал меня. Получив несколько ожогов, я тут же оттолкнул от себя огонь, но совсем недалеко. Пламя вилось, хлестало, неумолимо резало мою несовершенную защиту. Искалеченный колдун, оказывается, успел перебросить свою огненную спираль на меня, при том даже на миг не прекратив ругаться! Ну не могли же они заранее договориться о том, что кто-то из них специально подставится, а другой ранит напарника, чтобы отвлечь внимание врага? Или для слуг демона такие финты в порядке вещей?
  Татуированный стоял в паре шагов от меня, закусив нижнюю губу до крови, и быстро чертя в воздухе странные жесты уцелевшей рукой. И спираль продолжала сжиматься, грозя изрубить меня в фарш.
  - Да чтоб ты провалился! - Дышать становилось всё труднее. Пламя выжигало кислород у самого лица. Пока что удавалось удерживать витки огненной спирали в считанных сантиметрах от тела. Одежда уже горела, но это был обычный, не магический огонь, не способный причинить вред носителю ангела.
  Колдун ухмыльнулся, собираясь вернуть любезность сторицей, но не успел.
  Мне вдруг вспомнилась старая игра, в которую доводилось играть когда-то. Очень старая, с кошмарной графикой, но любовно продуманная и сбалансированная. Там ведь были заклинания, способные причинить вред хорошо защищённому от магии персонажу. Например, запутать в паутине... Или вызвать раскол земли, чтобы вражеское войско провалилось. То, что надо!
  - Раскол!
  Земля содрогнулась так, что даже мне с трудом удалось удержаться на ногах. Очень опасная затея! Несколько витков разом почти проломили ослабшую с потерей концентрации защиту. Но колдуну тоже пришлось отвлечься. Да и мало кто на его месте смог бы игнорировать трещину в земле, провалившись в неё по пояс!
  Я ещё успел уловить его полный ужаса взгляд, но огненные витки, настырно пытающиеся нащупать брешь в защите, не способствуют милосердию...
  - Сомкнись!
  Несколько биений сердца колдун сопротивлялся. Забытая огненная спираль быстро размылась и пролилась на землю крошечным огненным дождём. Татуированный использовал всю свою магическую силу, обжигая и кроша твёрдые пласты земли, цеплялся за траву рукой, пытаясь вырваться из ловушки прежде, чем трещина сомкнётся, если бы было за что - и зубами бы ухватился!
  Я отвернулся, не в силах смотреть на это. Пусть это был враг, безжалостный убийца и слуга врага человеческого. Но слишком тяжёла была его растянутая агония. Даже годы спустя в ночных кошмарах мне слышался его скрипучий предсмертный крик - не такой уж громкий, но мучительный до жути. А ведь раздавило только нижнюю часть тела. Иные инвалиды живут без ног, и без тазовых костей, доводилось видеть всякое. Но колдуна убила не травма - болевой шок.
  Именно тогда что-то произошло со мной. Внутри как будто что-то порвалось и заледенело. Я осознал, что только что убил человека. Пусть не собственными руками, а заимствованной магией.
  С первым было по-другому. Как-то издали, спокойно, расчётливо, как в игре про мафию, где убиваешь жестоко, едва ли не с наслаждением, но всё время помнишь, что это понарошку. Да и видел я тогда мир, как сплетение энергий, и просто убрал враждебную мне силу. Выбросил из реальности и из собственных мыслей. Как куклу сломал. Но второй... Он был убийцей, слугой злых сил, и пытался убить меня. Вряд ли колдун задумывался, больно ли тем, кого он убивает. Я лишь защищался - но не желал ему такой смерти!
  Осталась только ведьма. Дерево не могло надолго удержать могущественную колдунью. Последние ветки уже осыпались трухой и гнилью, пожухшая трава полегла в радиусе нескольких шагов от страшной бабки. И только изогнувшийся и зажавший плечи пленницы ствол дерева всё ещё держался, мучительно скрипя и иссыхая на глазах.
  Даже сейчас я мог бы приказать умирающему дереву, и ствол раздавил бы хрупкую человеческую плоть, но с меня было достаточно и одной мучительной смерти. Одна из отрубленных огненным колдуном веток удобно легла в руку и тут же принялась меняться. Пара секунд - и пальцы сжимают не корявый обрубок, а идеально ровное и острое, как игла копьё.
  Никогда мне не доводилось метать ничего подобного. Но я вложил столько магии в это оружие, что нисколько не сомневался, стоит лишь отпустить гладкое древко, и деревянная молния сама найдёт врага, пронзит и уничтожит. Надёжно и быстро, без боли и угрызений совести.
  - Ни! - Ведьма замерла, в ужасе глядя на копьё. - Змылуйся, володарю! Я буду вирно служыты тоби! Залыш мэни жыття!
  Непроницаемая тьма, только что терзавшая дерево, сгустилась, скрывая хозяйку. Морщины на старом лице разгладились, выцветшие древние глаза вдруг засияли небесной синью. Волна изменения прокатилась по всему телу ведьмы.
  В плену дерева стояла девушка невероятной, сказочной красоты. Роскошная, зрелая фигура, крутые бёдра и округлая грудь едва не рвут простенькое ситцевое платье. Нежное полудетское личико с закушенной пухлой губкой и следами от слёз на загорелых щёчках. Ветер развевает длинные волосы цвета соломы, а огромные, влажные глаза молят, ласкают, притягивают...
  Как можно было не помочь этому прелестному созданию? Что за безжалостный зверь мог так жестоко поступить с красавицей? Надо освободить её, успокоить, вытереть слёзы с бархатистой кожи...
  Забытое в правой руке копьё вдруг дёрнулось изо всех сил. Волшебное оружие не способно любить и восхищаться. Оно создано лишь для того, чтобы убивать, и способно это делать намного лучше, чем всё, что человек создаёт без магии. Я едва успел крепче сжать пальцы, ухватив копьё за самый конец древка.
  Чарующий образ поплыл и замерцал. Не так просто колдовать, когда жало предназначенной для тебя смерти дрожит в паре шагов от горла, едва удерживаемое замороченным врагом.
  - Нэ вбывай, мий панэ! Забэры свий спыс, и я усэ зроблю для тэбэ! Я подарую тоби насолоджэння!
  - Позволь мне! - Голос ангела пришёл изнутри и вновь развеял наваждение. Свет и тепло вновь окутали меня, вновь всё поплыло в глазах. Вокруг ведьмы разливалась сама тьма, и несколько тончайших нитей тянулись ко мне, незаметно, но уверенно оплетая и притягивая.
  Правая рука, ведомая волей внутреннего союзника, уверенно потянула копьё на себя, перехватила древко по центру и ловко крутанула, рассекая враждебные чары. Волшебное оружие ударило - раз, второй, третий, безжалостно разрывая чёрную ауру и не касаясь самой пленницы. Ведьма содрогалась и надсадно кричала, как будто с неё заживо сдирали кожу.
  - По воле небес, я очищу тебя от скверны, заблудшее дитя! - Мои-чужие губы прошептали это едва ли не на ухо колдунье, а левая ладонь уверенно легла на покрытый испариной лоб старухи.
  - Ни!!! Тилькы нэ цэ! Я помру! Помру! - Ведьма рвалась из объятий дерева всем телом, пыталась отстраниться, но не могла. - Мэни майжэ двисти рокив! Нэ забырай вид мэнэ дар тэмных володарив! Нэ забыра-а-а!... А-а-а-а!!!
  Я стал ручьём, рекой, водопадом света. Сила хлестала из меня в колдунью, и казалось, что руку, ставшую проводником, сейчас раздует и разорвёт в клочья. И этот свет смывал тьму чёрной ауры. Тело ведьмы содрогалось под ладонью, как под напряжением, да и ощущения, были схожими. И пусть меня раньше било только бытовым, однофазным током, теперь я представлял, что может испытывать взявшийся за ЛЭП. Слабое свечение вокруг левой руки становилось всё сильнее, пока от залившего всю поляну сияния не стало больно глазам. Я зажмурился, но даже сквозь веки свет обжигал глаза.
  Потный лоб под ладонью вдруг высох. Больше было похоже, что я прикасаюсь не к человеческому телу, а к сухой коре.
  Я открыл глаза и невольно отдёрнул руку. Высохшая, похожая на мумию старуха сползла по стволу, не имея сил даже стоять. Где та пышнотелая и крепкая бабка, доставившая столько проблем? Усохла, ослабла, и так же слаба была теперь аура колдуньи, светло-голубая, с проблесками оранжевого. Да ещё пара непонятных чёрных размазанных нитей суматошно вились вокруг головы старухи.
  Ангел, всё ещё управляющий правой рукой, ловко подцепил копьём и намотал на остриё эти нити. Легкое деревянное оружие враз потяжелело и неожиданно стало очень холодным.
  - Отлично! Теперь, с частицей демонической силы, мы легко отыщем её хозяина!
  И я понял, что в высохшей старухе осталось от ведьмы. Ненависть, горящая во взгляде! Она едва заметно шевелила сухими губами, даже не могла лечь поудобнее, но сколько же злобы было на этом лице!
  - И что с ней делать теперь?
  Не то, чтобы я предпочёл бы просто убить. Но нельзя же просто так бросить настолько старого человека!
  Следуя инструкциям внутреннего союзника, я отыскал разбитый мобильный телефон его прежнего носителя, и переставил сим-карту в свой собственный, мимоходом поразившись тому, что достаточно хрупкая вещица умудрилась уцелеть в кармане, в то время, как одежда превратилась в... Мне даже сравнить не с чем, уважающие себя бомжи такую рвань не носят!
  Конечно же, номер состоял из трёх семёрок. И диспетчер "земных служителей" пообещал уладить ситуацию с телами, сгоревшей машиной и всё ещё живой ведьмой.
  Но нужно было торопиться. Уже темнело, а именно ночью демоны обретают всю свою силу и поглощают души. Не было времени ждать поддержки.
  Представляю, какое зрелище я представлял собой, оборванный, припаленный, с копьём, указывающим путь. Может, стоило раздеться и сгорбиться? Глядишь, и приняли бы за случайного неандертальца. Подумаешь, проспал где-нибудь несколько тысяч лет, а вот проголодался, и решил поохотиться... На мамонта или динозавра.
  Машины, как попутные, так и встречные, останавливаться не собирались, сколько бы я не махал. Только набирали скорость, временами оглушая клаксонами. Останавливать их магией я не решался, слишком уж разрушительна она, моя инстинктивная неумелая магия.
  И вновь вмешался мой союзник, остановив одну из машин потоком света, вырвавшимся из ладони. Крепкий немолодой мужчина выскочил из старенькой иномарки с монтировкой наперевес , чтобы хорошенько всыпать идиоту, посмевшему слепить водителей на дороге, но очередная вспышка света ввергла беднягу в религиозный экстаз.
  - Именем творца! - В очередной раз моими губами произнёс ангел, забираясь в машину и оставляя замороченного владельца декламировать все известные ему молитвы. - Это не кража, наши земные братья возместят ему ущерб. Да и благословение небес не каждому дано получить!
  Меня же лично больше волновало, кто поведёт. Да, у меня нет водительских прав! И даже желания учиться водить никогда не возникало, ну нет у моей семьи автомобиля! И даже компьютерные гонки я не люблю, предпочитаю стратегии! Так почему же этот крылатый гад сваливает всё на меня?!
  Сомнительно, что ангелу доводилось выслушивать столько критики от носителя за тот краткий срок, что мне понадобился, чтобы обследовать реквизированную машину. Конечно же, никаких автопилотов и навигаторов предусмотрено не было. Придётся всё делать самому. И даже из оружия в багажнике нашлась только ещё одна монтировка. Единственный трофей, способный хоть чем-то пригодиться - старая замасленная рабочая куртка. В ней я смотрелся бомжом - но хотя бы не погорельцем.
  К моему крайнему сожалению, не нашлось и краткой инструкции пользователь. Мне всегда это казалось странным - почти любая программа имеет "помощь", любое оборудование - инструкцию по эксплуатации, а вот такая серьёзная и опасная вещь, как автомобиль, лишена подобных вещей по умолчанию. Но делать было нечего. Брать кого-то с собой - подвергать лишних людей опасности. Кто знает, когда копьё упрётся в демона. И потому пришлось, как часто случается, действовать методом тыка. Жать на педали по очереди, выискивая газ, судорожно цепляться за руль, и не сметь даже дышать на рычаг переключения передач. Едет - ну и слава богу! Если бы ещё некоторые захребетники (или где он там) не требовали гнать, как на пожар. Вот влепимся в столб, кому от этого будет легче? Хорошо хоть, что трасса почти прямая, и не слишком забита транспортом. Вот только возникало у меня подозрение, что ведёт нас копьё прямиком в райцентр. Больше сорока тысяч людей! И как мой крылатый союзник предполагает "незаметно" сразиться с выползком из ада в центре города? Предложить всем присутствующим зажмуриться? Или отвернуться? Пустить мыльный сериал? Пригнать цистерну халявного пива и бросить клич?
  На провокационные вопросы напарник не отвечал, вместо этого кратко рассказав о магии. В первую очередь - о магии земли, к которой у меня оказались явные способности. Не летать мне, и не зажигать. В прямом смысле этого слова. Моя стезя - растения и почвы. А ещё - трансформация, трансмутация, переделка кристаллических решёток. В качестве примера он взял копье и... машину! Оказывается, я так опасался ежеминутно куда-то въехать, что незаметно для себя укрепил автомобиль, пока не довёл тонкие металлические стенки, стекло и даже шины, до практически неразрушимого состояния! И сейчас этот тип предлагал мне обдумать, как использовать транспортное средство с пользой, раз уж вбухал в него столько сил, причём не только своих!
  Конечно, я обдумал это, между делом едва не протаранив фуру и чуть не сбив пару пешеходов. И даже нашёл довольно интересное решение проблемы, когда появлялись встречающие.
  К сожалению, были они не из "земных служителей", а скорее, из организации совершенно противоположной. Во всяком случае, когда вдруг стреляют по машине из автоматов и гранатомёта даже не поздоровавшись - это крайняя грубость. Можно даже сказать, хамство!
  Должно быть, у каждого человека бывают такие мгновения в жизни. Когда осознаёшь опасность, но ничего не в силах сделать, чтобы спастись. Когда неотвратимая смерть надвигается, в виде врага, пропасти или летящего на тебя грузовика, и всё, на что способен человек - надеяться. И пусть это выражается у всех по-разному, в ругательствах, молитвах или воспоминаниях, но тем искреннее радость выжившего, ощутившего всем сердцем, разумом и духом - "опять пронесло". Такую радость не затмят даже испачканные штаны - если пронесло не только иноскозательно.
  Засада была организована по всем правилам, сразу после резкого поворота, с импровизированной баррикадой из выломанного по соседству забора и трёх изрешеченных пулями автомобилей. По лобовому стеклу сыпанул частый град пуль, а через миг из-за газона полыхнуло и сбоку наперехват протянулась дымная полоса. Ракета?! От близкого взрыва машина встала на дыбы и полетела кувырком. Мне оставалось только сжаться в комочек, закрывая голову руками и сползать под приборную панель, насколько позволял ремень безопасности. И надеяться. На крепость усиленных магией стекла и металла. На самоуверенность врага. На то, что появившаяся поблизости парочка колдунов поленится проверить и добить.
  Небо и земля мелькали в окнах, меня мотало, как куклу, укреплённый ремень безопасности врезался в грудь, пытаясь раздавить рёбра. Дыхание перехватило, голову мотало, как в припадке, вещи из бардачка и цацки, раньше болтавшиеся на лобовом стекле, летали по салону, норовя ударить побольнее. И как всегда в таких обстоятельствах, время замедлилось, и казалось, что этот кошмар не закончится никогда.
  Со скрежетом сминаемого металла и очередным зубодробительным ударом машина наконец остановилась. И я, как ни удивительно, остался жив и почти невредим. Вот только замер автомобиль кверху колёсами, и явно решил остаться в таком положении навеки.
  В наступившей тишине звук приближающихся шагов отдавался в гудящей голове ударами молота. Скрип гравия, шуршание песка, треск веток... Враг не один... Сразу несколько любителей огнестрельного оружия приближалось, чтобы завершить работу.
  Смертельное равнодушие вдруг навалилось и заставило успокоиться. Вот и всё. Больше никуда не надо спешить, ни с кем не надо сражаться. Сейчас мою безвольную тушу, болтающуюся на ремне вниз головой, нашпигуют свинцом, или просто подожгут машину. И больше некуда спешить, никого не надо спасать.
  - Не сдавайся! - Внутренний союзник и сейчас не собирался оставлять меня в покое. - Ты ещё можешь победить! Это простые смертные, а ты ведь даже не ранен!
  Даже отвечать не хотелось. Этот крылатый сияющий лопух принимает меня на терминатора? Или за суперагента? Да одна только поездка на этой проклятой железяке у меня полжизни отняла! В меня стреляли, швыряли заклинаниями, меня пытались убить! Да пошло оно всё!
  - Торопись! Рядом деревья, ауры колдунов, что ты почувствовал, довольно слабы. Ты легко справишься.
  Моя-чужая рука уверенно потянулась и отстегнула ремень безопасности. Я рухнул вниз, едва не свернув себе шею. Да что себе позволяет этот долбаный ангел! Или он хочет, чтобы меня побыстрее грохнули, чтобы с чистой совестью искать следующего носителя?! Ну почему этот светящийся любитель проблем нематериален? С каким бы удовольствием я настучал бы по этой наглой ангельской роже!
  Сразу несколько пар сапог, ботинок и туфель остановилось у изувеченной машины.
  - Вроде, внутри шевелились? - Молодой голос был на удивление равнодушным. - Добить?
  - Сейчас кто-то из шептунов подойдёт. - А этот явно постарше. Но такой же равнодушный. Правильно, зачем волноваться? Расстрелять две-три машины, убить человека ни за что ни про что - мелочь! Так, повседневная нудная работа. Сделать на совесть, чтобы уже не поднялся, и забыть. - Проверит, что это за тварь. Сеть отторжения порвал, как паутинку, даже не заметив. Добьём позже.
  Я с трудом перевернулся на спину. Куда только и подевалось равнодушие?! Сначала этот сияющий паразит, затем враги... Пожалуй, будь они злы, испуганны, если бы проявили хоть какие-нибудь чувства, я бы не взбесился настолько. Меня не просто не боялись и не уважали, на меня просто не обращали внимания! А я ведь ещё жив, я способен сражаться! Я разделал трёх сильных колдунов, я провёл чёртову жестяную коробку, впервые сев за руль! Я выжил, хотя они старались изо всех сил! И пусть встреча была на редкость горячей, посмотрим, как им понравятся мои подарки!
  Лобовое стекло всё же треснуло, и я ощупывал его пальцами, оставляя кровавые следы и меняя кристаллическую решётку. Один из стоящих у машины убийц всё же наклонился, чтобы взглянуть на жертву, и встретился со мной взглядом. Встретился бы этот тип мне в толпе, ни за что не обратил бы на него внимания. Обычное скуластое лицо, светлые волосы, конопатый нос. Самый обыкновенный человек, зачем же он служит демону?
  Не удивляясь и никак не комментируя мои шевеления, враг присел на корточки, сдёргивая с плеча автомат, но я ударил раньше. Сам толчок раскрытой ладони был не слишком силён, но подготовленное стекло с готовностью разлетелось, брызнуло во все стороны, смертоносной шрапнелью рубя стволы деревьев, ноги, лицо светловолосого убийцы.
  На этот раз враги не остались равнодушными, заорали на все голоса, падая на землю. Только светловолосый не издал ни звука. Умер мгновенно, даже не успев испугаться.
  Я выкатился из машины и замер на земле, глядя на несколько стволов, направленных на меня. Это же не люди! Они оружия не бросили, а пара убийц даже на ногах удержалась! Да нормальный человек забыл бы обо всём от боли в изувеченных ногах! Да и перевязывать не торопятся, или стекло из ран вытаскивать. Неужели необходимость разделаться с одним единственным придурком важнее, чем собственная боль и опасность заживо истечь кровью?!
  Да и выглядели они довольно странно. В военной форме и в одежде милиционеров, в деловых костюмах и в замызганных футболках. Общим в этих людях было только оружие в руках и полное безразличие на лицах. Наркоманы? Зомби?
  Позади вновь мучительно заскрипел-застонал металл, и я с облегчением увидел, как стволы автоматов дружно взметнулись, отслеживая новую цель. Подарочек номер два. Не бросать же без выгоды для себя груду исключительно крепкого металла.
  Признаюсь честно, основную идею я украл из комикса. Всё-таки, автомобиль - не самая удачная конструкция для боя. И сейчас покалеченная машина трансформировалась, преобразуясь в крупного металлического гуманоида. Конечно, по красоте ему не сравниться с разработками голливудских компьютерщиков, да и программа действий была примитивна до идиотизма. Я всё же не специалист по искусственному интеллекту, и просто не успел разработать что - нибудь серьёзнее, чем "уничтожить любого агрессора".
  Загрохотали автоматы, высекая очередями искры из корпуса металлического гиганта. На моих глазах откуда-то сзади прилетело уже не нужное трансформеру колесо, лихо сбившее с ног сразу двоих стрелков. Земля вздрогнула от первого шага боевого автомобиля.
  Здраво рассудив, что любой зритель на этом празднике жизни будет лишним, я стремительно пополз к деревьям. Копьё, чудом уцелевшее в аварии, рвалось совсем в другую сторону, ощутимо дёргая руку. Но всё по порядку, и первым номером - выйти из-под обстрела.
  Шум позади всё нарастал. Азартные убийцы устроили для железного бойца настоящий свинцовый шторм, не понимая, что машиной никто не управляет, и реагирует она как раз на попытки её уничтожения. Пару раз гулко ахнули гранаты, кто-то кричал, раздавались отрывистые команды. Я наконец поднялся на ноги и побежал, стараясь двигаться бесшумно и не выходить из вечерних теней домов и заборов. Хорошо бы, все слуги демона подтянулись на разборку с машиной. Глядишь, и остались бы с демоном один на один.
  Затем я ощутил позади магическую активность, и понял что минуты жизни "трансформера" сочтены. Уничтожить эту груду металлолома, пожалуй, не так уж просто, но разобраться в примитивнейших заклинаниях, позволяющих двигаться боевой машине, разберётся любой колдун. В конце концов, всё, что от автомобиля требовалось, он уже выполнил. Довёз до места и отвлёк внимание.
  Внезапный удар едва не сбил меня с ног. Это ж надо, так увлёкся происходящим позади, что натолкнулся на... колдуна?!
  Совсем ещё мальчишка, лет пятнадцати от силы, хлипкий и неопрятный, с белым от страха лицом. Я так и не понял, что он делал здесь, в тени дома. Может, просто струсил, не желая участвовать в бою, а может его напугал сам демон. Тем не менее, парень с неприятной, гнилостно-жёлтой аурой, едва оправившись от столкновения, тут же свёл руки, как будто сжимая ладонями невидимый мячик, и забормотал что-то неразборчивое.
  Этот противник не шёл ни в какое сравнение с первыми тремя колдунами, и проблем особых доставить не мог. Но после разборки с бесстрастными убийцами, казалось кощунством причинять вред настолько эмоциональному человеку.
  Перепуганный колдун, тем не менее, сомнениями не мучался. Между его ладонями уже замелькали жёлтые искры, губы искривились в презрительной ухмылке. Но тут деревянное копьё рванулось, как живое, и я едва успел удержать его от смертельного удара. Остриё замерло в паре сантиметров от носа вновь струхнувшего парня.
  - Н-нет! Не уб-бивай! - Оглядываясь поминутно и трясясь, как в лихорадке, колдун шептал еле слышно. Он вжался в забор, с ужасом глядя на покачивающееся у самого лица остриё. Поднятые ладони всё ещё отливали нездоровой желтизной. - Я ошиб-бался, я сбежал! Я к-каюсь, я вымолю прощение! Пощади меня, паладин!
  - Кто? - Невольно переспросил я, хотя больше был озабочен, что же всё-таки теперь делать с перебежчиком. Вот кого мне не хватало для полного счастья, так это трусоватого пленника. Убивать противно, но и отпускать не стоит. Тут же стукнет кому следует. Или сам ударит в спину заклинанием.
  - Воин с-света! - С готовностью уточнил колдун. - Рыцарь церкви, б-борец со злом! Паладины милосердны, и п-прощают раскаявшихся в г-грехах?
  Последняя фраза получилась у парня скорее вопросительной. Он явно усомнился, в моей причастности к паладинам или в милосердии. Пот ручьём тёк по лицу пленника, губы тряслись, казалось, ещё минута такой неопределённости - и он рехнётся или схлопочет инфаркт.
  Внезапно колдун пригнулся и кинулся в сторону, должно быть, окончательно потеряв голову от страха, и я почти непроизвольно ударил его свободной рукой по шее. С первого раза оглушить не удалось, пришлось добавить кулаком в висок, после чего трусливый пленник на время выпал из реальности.
  Связывать его желания не было, как и куда-нибуть перетаскивать. Ничего, полежит под забором, не простудится. Лето всё-таки.
  Что-то вдруг заставило меня насторожиться. Тишина... Сразу захотелось выругаться. Значит, трансформера уже угомонили, и теперь вспомнят о виновнике суматохи. И, кстати, почему темны окна пригородных домов? И телевизоры молчат. Да и прохожих не видно. Попрятались от демона и его слуг? Или я опоздал, и спасать уже некого?
  Уже не таясь, помчался по пустынной улице. Ситуация живо напоминала фильмы ужасов - жилые кварталы, открытые двери и окна, но людей не видно. Это же райцентр, здесь больше двадцати тысяч людей живёт! Или жили?...
  Буквально через пару кварталов я выяснил, куда они делись. И это меня нисколько не порадовало.
  Первым делом я услышал отчаянный скулёж. Мне ни разу не доводилось слышать, чтобы собака не выла, не визжала, а прямо-таки рыдала по-своему. Уже ожидая неприятностей, я добежал до источника звука и остановился, как вкопанный.
  Прямо посреди улицы лежали десятки людей. В разных позах, свободных и скрюченных, старые и молодые, разного пола, и одетые по-разному. Общим у всех было одно - бесстрастное, расслабленное выражение лиц. Как будто не живые люди, а куклы, андроиды, выброшенные на свалку. Ближе всех лежала молодая женщина, довольно симпатичная, в мятом, грязном платье. Ветер шевелил длинные волосы, пересыпая их дорожной пылью. Правая рука прикрывала, как будто всё ещё пыталась загородить, защитить ребёнка лет пяти-шести, над которым и надрывалась от тоски крошечная собачонка.
  Домашний любимец, услышав шаги, вначале с подвыванием кинулся наутёк, но почти сразу вернулся и завертелся под ногами, визжа и поскуливая. В два скачка собака вернулась к маленькому хозяину и требовательно затявкала. Перевода не требовалось. Животное всё ещё надеялось, что мудрые и могучие люди смогут помочь маленькому другу.
  Я с неохотой прикоснулся к щеке женщины и замер в потрясении. Тёплая! Сейчас, вблизи, было видно, что грудь медленно шевелится от едва заметного дыхания, даже биение сердца можно было ощутить. Я провёл рукой над лицом молодой матери, и она моргнула. В сознании? Но почему лежит? И почему магическое зрение не видит буйного цветения ауры в лежащих телах? Они воспринимались, как серые, однотонные силуэты. Не люди, статуи!
  - Бездушные. - Голос внутреннего голоса был наполнен печалью. - Демон поглотил их души, лишил любых желаний и стремлений. Эти тела сейчас - лишь пустые оболочки. Они умрут очень скоро, даже если их будут спасать ваши лучшие врачи...
  - Мы ничего не сможем сделать для них? - Мне было страшно. И противно. Как будто вляпался во что-то очень грязное и заразное. Пожалуй, будь здесь груда искромсанных, разорванных в клочья трупов, и то было бы легче. Эта болезненное, беспомощное умирание было хуже самой страшной смерти. - Ты же ангел, напарник, дай им новые души! Или можно вернуть украденные?
  Удары сердца болью отдавались в груди. Я замер в ожидании ответа. Совсем недавно мне совсем не хотелось влазить во все эти разборки, но сейчас всё было по другому. Одно дело - гибнущие где-то вдали незнакомые люди, и совсем другое - эти разбросанные тела. Женщина, до последнего мгновения пытавшаяся защитить своего ребёнка. Скулящий над хозяином щенок.
  - Демоны жадны. - Внутренний голос был тих и подавлен. - Они всегда крадут больше душ, чем способны усвоить. Если мы поторопимся и уничтожим его, часть душ освободится и вернётся к хозяевам. Даже сильно повреждённые, они позволят людям жить дальше. А "земные служители" пришлют сюда лучших врачевателей. Но если души этих несчастных были поглощены первыми... Их не спасёт ничто.
  Я сплюнул, медленно поднимаясь на ноги. Значит, драться всё же придётся. С колдунами, с убийцами, и с демоном, способным запросто вырвать душу из человека, и сожрать без всяких приправ. Кто бы сомневался! Пожалуй, заяви мой крылатый знакомец, что сможет помочь всем, что всё закончится хорошо, все выживут и споют на празднике в честь победы, как в детской сказке, я бы не поверил. Но именно беспомощное признание убедило лучше самых логичных выводов.
  Ладно, согласен, я крайний. Если больше некому, буду героем. И порву этого козла, как бы он там не выглядел, во что бы то ни стало. Зараза, а ведь у меня было ещё столько планов на жизнь... Хотя большинству из них и так было не суждено свершиться...
  - Слышь, крылатый-светящийся... А если мы всё-таки не справимся, эти ваши "служители" позаботятся о родителях? Нет, конечно, у меня есть братья, но им будет больно... А, к лешему! Мы победим!
  Напарник не ответил. Да и не требовал пустой трёп ответов. Конечно, помогут, позаботятся. Хотя кого это сможет утешить...
  Это было хуже любого кошмара - пробираться через улицу, заваленную ещё живыми, дышащими телами. Аккуратно переступать, перепрыгивать, ежась от омерзения. Чем-то запредельным, неестественным были эти безразличные лица, пустые взгляды, безвольно раскинутые конечности.
  Кстати, и как я раньше не обратил внимания? Ведь встретившие меня с оружием люди в магическом зрении тоже смотрелись такими вот, бесцветными. Но те активно пытались меня убить, а эти лежат... Может, демон выбирал для своей защиты только крепких молодых мужчин? Послать в бой всех не сумел? Или не счёл нужным... Гораздо позже один из "служителей" мне объяснил. Не только демон, но и некоторые колдуны способны поднять бездушных, и снабдив простейшей магической программой, отправить с заданием. Но это лишь имитация человека, не способная научиться чему-нибудь новому, и с грехом пополам использующая навыки тела.
  Позади отчаянно взвыла обманутая собачонка, так надеявшаяся на помощь...
  Поперёк улицы стояла машина, но после полуживых жертв демона, перелезать через металлическое препятствие было даже приятно. Вот только ещё двое бездушных, терпеливо ожидавших нарушителя, устроились в тени сразу за автомобилем. Я увидел врагов, только когда один из них вскинул ружьё.
  Я не успел даже испугаться. Охотничье ружьё рявкнуло дважды, и отшвырнуло меня обратно, прямо на машину. В грудь и в живот... Меня никогда не били ни молотком, ни бейсбольной битой, но именно такое сравнение пришло на ум - когда я оказался в состоянии думать. Уже лёжа на асфальте. Свернувшись в три погибели, ухватившись за живот, не в состоянии даже кричать. Но крови не было! Да и боль, скорее неожиданная, чем нестерпимая, быстро пошла на убыль.
  Невзрачная рабочая куртка, оказывается, тоже укреплённая мною подсознательно, сработала не хуже первоклассного бронежилета. Рёбрам, похоже, досталось капитально. Без трещин на этот раз точно обошлось. Да и живот - надо будет ещё провериться, нет ли внутренних кровотечений. Но позже, потому что засадные типы что-то заподозрили, и один уже спешил с приличных размеров обрезком трубы наперевес, а второй спешно перезаряжал ружьё. Всё-таки непросто поверить, что жакан на крупного зверя не сумел пробить лёгкую куртку.
  Драться я был просто не в состоянии, но нужды и не было. Всё же я маг, а они, даже если и обладали какими-то способностями, утратили их безвозвратно с потерей души.
  Первым замер тип с трубой на полушаге. Через мгновение застыл и любитель охоты. Я всего лишь трансформировал их одежду. Снабдил атомы ткани дополнительными связями, и превратил обычную ткань в нечто негнущееся и почти неразрушимое.
  Пленники одежды прилагали колоссальные усилия, рвались, как бешеные звери, но всё, чего добились - изранили руки-ноги о неподатливые рукава и штанины. На миг, глядя в их искажённые от яростных усилий лица, я испытал искушение. Одним легчайшим усилием разделаться с этими зомби. Трансформировать живую плоть во что-то неорганическое. Или разорвать связи в бьющихся телах, превратить их в растекающиеся лужи уже никому не опасной протоплазмы. Одно мгновение - и нет врага. Легко, практично, даже гуманно. Но... чем я тогда буду отличаться от демона?
  На чистом упрямстве, превозмогая боль, я поднялся на ноги и поплёлся дальше. И почему люди не летают, как птицы? Или не ползают, как змеи? Сейчас бы отлежаться, придти в себя, а не мчаться на бой с демоном. Позади раздался громкий, надсадный вопль. Один из бездушных разминает голосовые связки? Почти сразу к нему присоединился и второй. Дальше они вопили уже хором.
  Ясно. Либо сам демон, либо кто-то из его слуг в пределах слышимости. Может, действительно стоило их добить? Даже если у них есть шанс на возвращение души? Не имеет значения. Кого бы ни пытались предупредить защитники второй линии обороны, выстрелы всё равно были громче.
  Я свернул на центральную улочку и сразу увидел впереди яркий свет. В тёмном тихом городе электрическое освещение уже выглядит подозрительно, а уж такая праздничная иллюминация - всё равно, что вызов. Да и копьё упрямо тянуло прямо туда, к фонтанной площади.
  Раньше она была Ленинской, затем оказалась переименована в духе времени, в честь кого-то из новоявленных сомнительных героев, и потому местные называли её кто во что горазд. Удачное место для разборки. Запущенные газоны, разросшиеся деревья, много лет не включавшийся фонтан и пустой постамент памятника. Даже если разнесём площадь в ходе драки, никто и разницы не заметит.
  Больше никто не заступал мне дорогу. Не выскакивал из-за припаркованных на обочинах автомобилей, не стрелял из теней, не хватал за ноги и за глотку. Их счастье. Я как раз чувствовал себя достаточно паршиво, чтобы испортить жизнь кому-нибуть ещё. Необратимо, если потребуется. Боль и предчувствие грандиозной разборки здорово подтачивают этические принципы.
  Подобравшись вплотную к площади, я остановился в тени дома. Демон развлекался с размахом!
  Площадь была забита людьми. Никакому директору предприятия или политическому лидеру никогда не удавалось собрать весть город, притащить на митинг абсолютно всех: старых и малых, мужчин и женщин, даже инвалидов и младенцев. По периметру пылали яркие ауры колдунов, согнавших людей на корм своему хозяину, и не позволявших разбегаться. А в центре было нечто. Почти в два человеческих роста, немыслимо уродливая тварь . Чудовищный, пульсирующий, перетекающий комок плоти, жуткая белёсая амёба, запросто формирующая не просто ложноножки, а щупальца, клешни, когтистые лапы, головы - с человеческими, искажёнными страданием лицами, и оскаленные безглазые пасти.
  Ветерок, потянувший от центра площади, принёс и запах. Незнакомый, кисловато-терпкий душок демона, а ещё - жуткую вонь пота, мочи и экскрементов, запах доведённого до нестерпимого ужаса человеческого стада. И ещё звуки. Стоны, хриплые крики, безнадёжный плач, истеричные всхлипы. Чего стоят все достижения человеческой цивилизации, если целый город не способен защититься от древнего чудовища? Что бы там не говорили атеисты, но нам всё же нужны пастыри. Защитники, способные отвести зло, в которое уже никто и не верил.
  - Давай, партнёр! Твой выход. Ты, вроде бы, у нас специалист? А я, сказать честно, даже не знаю, что делать с этой пакостью!
  Что-то шевельнулось глубоко внутри. А затем появилось странное ощущение. Меня как будто оттолкнуло, отодвинуло, я стал гостем в собственном теле, мало того, создавалось полное ощущение, что я стою за собственной спиной.
  Очень знакомое, но непривычное с такой точки зрения тело потянулось, переступило с ноги на ноги, и решительно зашагало под свет бесчисленных фонарей и прожекторов. Воздух как будто кипел вокруг идущего на демона бойца, с каждым мгновением разгораясь светом, от мерцающего, едва заметного тления фитилька свечи, до безумных потоков жара, изливаемого полуденным солнцем. Два ярких, плотных едва ли не до материальности луча брызнули из спины, прожигая замызганную трофейную куртку, и разворачиваясь в полноценные полотнища крыльев. Это было красиво, вот только, надеюсь, обратимо. Может быть, сияющие крылья удобны для битвы с демоном, но вот в реальной жизни это было бы неудобно. Попробуй с такой красотой заберись в автобус. Да просто выспаться попытайся!
  Незримый барьер, не позволяющий людям разбегаться, разлетелся от одного небрежного взмаха сияющей руки. Люди расступались, и во взглядах их я видел восторг, радость, вновь обретённую надежду. Многие становились на колени и начинали истово молиться. Значит, это свечение видно не только магическим взором? Лишь бы лицо не разглядели! Вот так и становятся святыми, только у меня нет ни малейшего желания до конца жизни вести образ жизни какого-нибудь пророка!
  Шум всё нарастал. На месте этих людей я бы предпочёл смыться, как и поступили некоторые благоразумные личности. Но большинство предпочитало остаться, подбодрить, хлопнуть по плечу и проорать напутствие. Если вы такие знатоки по части борьбы с демонами, что ж сами его не порвали ещё до моего появления? А управляй я сейчас своим телом, ты бы, алкаш, за такое пожелание получил бы в репу! Я предпочитаю женщин, сам делай это с демонической амёбой!
  Последние шаги. Стёртые грязные бетонные плиты ложатся под ноги. У сухого фонтана, куда не доходит живая человеческая стена, я остался один на один с тварью и её свитой. Плохо. За спинами было не видно, что помимо демона здесь ещё два колдуна, и больше десятка людей. Испуганные, несчастные существа, полумёртвые от страха, но ещё не утратившие душу. Живой щит, окружающий холм отвратительной плоти. Похоже, всё же мне придётся разбираться самому. Ангел не сможет ничего сделать, пока здесь невинные. Зараза, да он даже колдунам ничего сделать! Вот и полагайся на напарников...
  - Стой. Ближе не подходи. - От громового голоса стало больно ушам. Часть стёкол в домах по периметру площади вылетела. Да и не только ушам было больно - всё тело как-то ломило, странно тянуло. Пристальное внимание демона явно не шло на пользу.
  - Верни похищенные души и убирайся обратно, в стою тьму, тварь! Иначе... - Ого! Напарник тоже способен говорить громко. Надеюсь, мне не придётся после этого лечить голосовые связки...
  - Что ты сможешь мне сделать, страж иллюзии? Ты жалок, скован законами твоего творца, зависишь от его подачек! И не посмеешь сражаться в полную силу, ведь вокруг - смертные! Ваши драгоценные смертные, любовно взращённые хозяином этого мирка. Ты страж, и ты, глупец, позволивший занять собственное тело, знаете ли, что это за мир?
  Вдруг всё вокруг поплыло, размазалось. Всё, что казалось твёрдым, незыблемым, вдруг растаяло без следа. Земля под ногами, дома, люди вдруг стали прозрачными, нереальными, состоящими из тончайших разноцветных нитей. Не было точки опоры, не было начала и конца этой бесконечной абстрактной картине. Только испуганные огоньки душ людей, коричневый комок грязи демона, да пронзительно-белый факел света ангела отчётливо виднелись в этом мире иллюзий, но даже здесь громовой голос демона не давал покоя:
  - Вот он, ваш драгоценный мирок, жалкая подделка вашего творца! То, что один глупец защищает, а другой считает своим домом! Всего лишь грубый набросок, контур, жалкая конструкция в море хаоса!
  - Но вы, твари, всё время рвётесь сюда! - Ангел по-прежнему казался спокойным, и хорошо, что телом сейчас управлял он. Я бы, наверное, и на ногах не удержался! - Не сидится вам в хаосе, отчего-то!
  Постепенно контуры вновь наливались объёмом и цветом. Тот, кому не показывали изнанку мира, никогда не поверит, до чего же приятно просто стоять на твёрдой, надёжной земле!
  - Не скрою, - с издёвкой парировал демон. - Мне далеко до вашего создателя. Не каждое порождение хаоса может позволить себе личный мир. Или, чтобы стало понятнее для смертных глупцов, маленький огородик, где величайший демон из всех растит души. Вы живёте, любите и ненавидите, рождаетесь и умираете, реинкарнируетесь в жалкие тела, жалкое подобие истинных владык. Но однажды, он придёт собирать урожай, и будет предсказанный вашими пророками армагеддон, и все праведники, созревшие для этого, приобщатся к блаженству... Будут сожраны и переварены! А "грешники", жалкие и недозревшие, получат второй шанс, получат новый мир, новые тела и новых пастухов!
  - Ты лжёшь! - Ангел нервно взмахнул крыльями. - Не ровняй творца с собой!
  - Да, пока я ему не ровня, - Равнодушно подтвердил демон. - Потому и приходится мне проникать сюда тайком и воровать души смертных. Но однажды я сам создам своё "поле", побольше и покрепче, и установлю свои законы. Убирайся, страж, ты ничего не в силах сделать. Я уже не в первый раз здесь, и знаю, что за программу Он вложил в своих цепных собак. Пока я под защитой смертных, ты не сможешь сражаться в полную силу. Тебе помешают ваши драгоценные людишки!
  Равнодушно, неторопливо, тварь подхватила одной из своих многочисленных лап немолодую женщину и сдавила. Позже мне это тоже снилось, неоднократно. Искажённое болью лицо, хруст ломающихся костей, брызги крови, хлещущие в лицо. И самое страшное - гулкая, безмолвная тишина в теле. Мой крылатый напарник завис или упал в обморок, если это возможно для ангела. А я остался один на один с жуткой тварью, собравшейся сожрать в одно рыло не самый маленький город!
  Гигантская тварь не торопилась нападать, более озабоченная захватом души только что убитой женщины. Само тело несчастной жертвы уже лежало, небрежно отброшенное в сухой фонтан, а оставшееся свечение, лишь отчасти напоминающее по форме человека, отчаянно боролось, пытаясь вырваться из хватки демона. Но силы были неравны, и душа постепенно втягивалась в бесформенную тушу врага. В этом была какая-то тошнотворная, нечеловеческая естественность. Как будто люди изначально предназначались в пищу выходцам из бездны.
  - Оставь её! - Как ни странно, это сказал я. И, пожалуй, удивился больше всех.
  Должно быть, я слишком много боялся в последние часы. Слишком много раз оказывался на краю гибели. Страха больше не было. Прекратилась противная дрожь в коленях, и больше не хотелось убежать. Осталось только какая-то отчаянное, бездумное упрямство. И мутная, накатывающая волнами ярость. Я ведь шёл, ехал, сражался, чтобы защищать людей. А поганая тварь деловито жрёт, не обращая внимания на героя! Сила текла сквозь меня, неслась бесконечным потоком, и даже демону придётся хорошенько постараться, чтобы отбить мой удар... Когда я придумаю, как атаковать эту циничную амёбу!
  - Носитель? - Демон не проявил особого интереса. - Хочешь сразиться? Неумно. Мои слуги задавят тебя числом. Лучше брось своего жалкого стража, и присоединяйся ко мне. Я дам тебе силу. Стань моим слугой, и будешь всесильным. Магия даст тебе власть, деньги, долголетие. А если постараешься, сможешь вырваться из этого питомника, и стать одним из нас. Вечным. Свободным. Неудержимым.
  - Всю жизнь мечтал! - Я оборвал ленивую речь демона, ощущая спиной тысячи взглядов, и понимая, что в чём-то тварь права. Колдуны вокруг готовились, чтобы по сигналу стереть меня в порошок. И пусть сейчас, за счёт ангела я был сильнее любого из них, может быть, даже всех вместе взятых, но умения и опыта не хватало катастрофически. А ведь был ещё демон, удобно устроившийся в центре площади, и намеревающийся закусывать душами, наблюдая за шоу.
  Оставалось только ударить всем, чем возможно, по твари, и надеяться на лучшее. Глядишь, и удастся продержаться до... Утра? Подкрепления? Второго пришествия?!
  Два подряд выстрела показались совсем не громкими, но в желеобразной туше демона объявилось две сквозных дыры с хороший кулак диаметром. Тут же последовали новые выстрелы, крики, удары.
  Я обернулся на миг, чтобы оценить ситуацию. На крышах домов объявилось несколько людей с винтовками, сейчас азартно обстреливающих колдунов. А с улиц вливались десятки людей, в шлемах, в бронежилетах с яркими фосфоресцирующими крестами, вооружённые как огнестрельным, так и холодным оружием. "Земные служители". Почти вовремя.
  В следующий же миг на площади воцарился хаос. Колдуны и бездушные насмерть сцепились с бойцами церкви, среди которых тоже нашлись одарённые. "Служителей" было гораздо меньше, но они действовали слаженно, да и обучены были на совесть. Да и бронежилеты у ребят были непростыми, неплохо защищающими от магии демонопоклонников. На моих глазах один из "крестоносцев" прорвался через настоящую огненную бурю к её создателю, без разбору жгущему врагов и обычных людей, и одним ударом меча смахнул колдуну голову.
  Площадь бурлила, как кипящий котёл. Часть людей бежало без оглядки, давя друг друга, сбивая с ног и топчась по телам товарищей по несчастью, лишь бы побыстрее покинуть это страшное место. Но находились и храбрецы, нападавшие на бездушных и даже колдунов, подбирающие оружие и просто обломки растрескавшихся плит и без оглядки кидающиеся в бой. Может, они мстили за пострадавших родных и близких, а может просто не могли стоять в стороне от маленького армагеддона, разразившегося в их городе.
  Но больше всего было тех, кто просто смотрел. Нет, правильнее было бы сказать, эти люди не просто смотрели, они наслаждались зрелищем, подбадривали сошедшихся в смертельной битве врагов, болели, азартно и восторженно, как футбольные фанаты на решающем матче любимой команды! На меня навалилось ощущение нереальности, неприятия происходящего безумия. Этих людей только что едва не сожрали, а они просто смотрят! И пусть прибьёт меня первым же метеоритом, если за некоторых харизматичных колдунов болели едва ли не активнее, чем за самых яростных "служителей"!
  Крик позади привёл меня в себя. Чем я отличаюсь от прочих зевак, если застыл в бездеятельности?
  Демон, оказывается, нисколько не заинтересовался происходящими событиями, и прямо сейчас ухватил новую жертву. На этот раз гигантская амёба не стала давить смертного, а медленно, со смаком вытягивала душу.
  А между мной и демоном замерли два колдуна, может и послабее той тройки, с которой я сцепился в самом начале, но совсем чуть-чуть. И мне предстояло сначала разобраться с ними, чтобы получить право... Умереть в схватке с демоном?!
  В огромной колышащейся туше твари вдруг вновь стали появляться дыры. Снайпера на крышах, внеся свой вклад в общий бой, перенесли огонь на главного врага. И оружие их было непростым. Может, убить таким создание бездны и невозможно, но демон явно не был в восторге и даже отвлёкся от трапезы.
  Один из колдунов вскинул руки - и между стрелками и тварью поплыла, заструилась дымная завеса. Это было последней ошибкой тёмного мага. Освящённые пули злыми шершнями вгрызались в мутную защиту, шли медленно, тяжело, бессильно падая за пару шагов до бесформенной туши. И тогда снайпера перенесли огонь на самого колдуна.
  Защитник демона не учёл того, что сам стоит гораздо ближе к стрелкам, у края за весы. Первая пуля ударила в плечо - и самоуверенная ухмылка на молодом лице колдуна сменилась потрясением. Следующая ударила в живот, вызвав болезненный вскрик. Целый град пуль обрушился на колдуна. Ослабленные магией, на излёте, они всё же били с силой хорошего молота. Колдун пытался отползти подальше, скрыться, что-то наколдовать - но стрелки не давали ни секунды передышки, ни мгновения на раздумья.
  Второй колдун даже не подумал придти на помощь попавшему в трудное положение коллеге. Судя по тому, что я видел магическим зрением, он больше был озабочен собственной защитой.
  После того, как очередной удар пришёлся в висок, первый колдун распластался безвольной куклой, и дымная завеса медленно рассеялась. Но снайпера с тщательностью профессионалов продолжали расстреливать бесчувственное тело, пока кровь не растеклась лужей под мёртвым телом.
  Второй колдун только ухмыльнулся, когда огонь перенесли на него. С виду ничем не защищённый, он по-прежнему стоял между мной и демоном, и пули с визгом рикошетили, разлетались под разными углами, не в силах ударить по хрупкому человеческому телу. И тогда "служители" вновь перенесли огонь на гигантскую амёбу.
  Взбешенный демон, едва зарастивший предыдущие отверстия, второй раз за краткий срок оторвался от трапезы и взревел. А затем ударила демоническая магия. Я никогда не видел ничего подобного, да и не стремлюсь столкнуться с такой покостью вновь. Это напоминало круги на воде, небольшое цунами. Вот только содрогались, шли волнами земля, дома, плоть людей. Всё утрачивало реальность, искажалось, меняло очертания. А затем эти волны вернулись и вновь втянулись в демона. С виду всё осталось таким же. Но всё изменилось. На небольшом участке мира тварь изменила законы бытия под себя.
  Бой прекратился. Только что отчаянно сражавшиеся люди замерли безвольными куклами. Оружие падало из безвольных пальцев. На площади воцарилась абсолютная тишина.
  Меня тоже захлестнули холодные волны, и потребовалась вся сила воли и мощь ангела, чтобы отбросить демоническое заклятье. Лицо колдуна между мной тварью выражало целую палитру чувств: потрясение, злость, страх, панику.
  Демон издал тонкий воющий звук, и все - простые обыватели, бездушные, колдуны и бойцы "земных служителей" сделали шаг вперёд. Бездумно, слитно, как марионетки. Как бандерлоги, в известном мультфильме зачарованные великим Каа.
  Краем глаза я видел, как бесстрастно шагают снайпера со своих крыш в пустоту, падая с третьих и пятых этажей. Сколько их смогло уцелеть? Упасть на деревья, бельевые верёвки, рыхлую землю газонов? И сколько нанизалось на чугунные оградки, переломали всё на свете, упав на бетонные площадки,
  Я знал, что многие люди в толпе не сдались до конца, что они борются, магией и волей, молитвами и яростью пытаются вернуть власть над телом. Но сомнительно, что многие успели бы вырваться из смертоносной западни. Ангел был прав. Человек не способен справиться с демоном. И как бы мне не хотелось уклониться от боя, сражаться придётся. Кто, если не я?!
  Переполненный силой, я вновь обратился к своей стихие, земле. За беготнёй, сражениями, моральными терзаниями у меня просто не было времени всерьёз разобраться с силами, подвластными мне, да и с самим местом действия. И увидел. Причины и следствия, малые и большие силы, способные помочь или помешать магу. Один взгляд - и стало понятно, что мне делать.
  Когда люди-марионетки шагнули во второй раз, я тоже двинулся прямо к демону, но сделал четыре шага. Ветвь-копьё высоко взметнулось, и ударило по растрескавшейся плите тупым концом, вгоняя невообразимую мощь в нужную точку. Удар был негромким, и звук его легко потерялся в громовом марше заводных игрушек демона. Но вот последствия...
  Томительную секунду я провёл в ожидании, а затем земля содрогнулась. Трескающиеся и расползающиеся бетонные плиты как живые заходили под ногами. С хрустом, треском и рокотом земля освобождалась от каменных оков, выбрасывает ростки дремавших до поры семян. Люди падали, не в силах удержать равновесие, путались в нарождающихся зарослях, вязли в рыхлой почве. Но именно там, где был демон, распахнулась настоящая земная пасть, широкая и глубокая яма, хищно разверзнувшаяся снизу.
  Правда, я немного напутал с размерами. Яма оказалась больше на порядок, и туда дружно рухнули все состоявшиеся и намеченные жертвы, да и колдун вместе с ними, сама же гигантская амёба зависла над провалом, как будто сила притяжение - нечто несущественное и не имеющее к нему никакого отношения.
  Это было не совсем то, чего я ожидал, но и такой случай упускать не стоило. Наконец демон не заслонялся людьми. Правда, винтовки у меня не было, но было копьё, давно уже рвущееся в бой. Не раздумывая, без сомнений я метнул магическое оружие в амёбу, едва не вывихнув руку броском и вложив в деревянный снаряд всю энергию, которую могла удержать древесина.
  Демон ввинтился в воздух ракетой, стараясь избежать встречи с опасным предметом. Вот только копьё, изначально использовавшееся как стрелка компаса, с неотвратимостью самонаводящейся ракеты последовало за своей целью и ударило снизу, легко пронзив рыхлую массу и взорвавшись внутри.
  Амёба, развороченная и покалеченная магическим взрывом, приобрела странный фиолетовый оттенок и рухнула вниз. Умирать он, к сожалению, не собирался. Больше походило на то, что я наконец сумел его разозлить всерьёз. Вот сейчас эта пакость упадёт прямо в яму у бассейна, передавит людей, соберётся в кучку и займётся мною всерьёз, а люди вокруг замерли на полушаге. Вот если бы поменять место разборки...
  Земля подо мной прогнулась, едва ли не раньше, чем я подумал о совершенно сумасшедшей возможности. И только взлетая вверх в компании бетонных обломков, как запущенный баллистой, я вдруг задумался - а как же приземляться? Но падающая амёба была уже совсем близко. Демон уже почти пришёл в себя и даже отчасти собрался. Несколько летящих навстречу обломков он даже встретил ударами щупалец и лап, кроша плиты в щебень и пыль, но ещё больше ударили в аморфную тушу. Последним ударил я, кулаком, поскольку развернуться в воздухе и пнуть, как собирался, не получилось.
  Супермена из меня не вышло, наверное, демону было не так больно, как мне. Разбитые пальцы онемели, да и сама правая рука повисла плетью. Вывихнуть руку собственным ударом - курам на смех! Но, как ни странно, своей цели я достиг. Может, тварь весила гораздо меньше, чем можно было предположить, или всё дело во вложенной магии - но столкновение отшвырнуло демона, отбросило от центра к краю площади.
  А затем вдруг вздрогнули сияющие крылья за спиной, до поры висевшие бесполезными полотнищами, и падение превратилось в парение.
  - Эй, партнёр, ты как, оклемался?
  Пролетая над приходящей в себя толпой, ощутил лишь слабое присутствие. Плохо. Значит, ещё нет, придётся импровизировать дальше.
  Посадка у дома с огромной дырой в стене, оставшейся от демона, оказалась достаточно жёсткой. Но земля мягко подалась вниз и спружинила, поглотив удар. Почти не задумываясь - а нет ли ещё кого-нибудь в этой старой трёхэтажной коробке, кроме демона, я пожелал.
  Стены сложились разом, этажи ухнули в подвал. Будь это человек - хоть трижды колдун или даже бэтмен, живым оттуда бы уже не выбрался. Но сквозь взметнувшуюся столбом пыль, летящие обломки я видел коричнево-чёрную ауру, и не думающую угасать.
  - Иллюзия, говоришь? - Я пытался подбодрить скорее самого себя. Что ещё можно сделать с этой бессмертной тварью? - Сначала иллюзия копья подколола, затем иллюзия дома на башку рухнула! Понравилась?
  Руины дома содрогнулись и заходили ходуном. Другого ответа не требовалось. Демон явно был настроен выбраться и с лихвой вернуть должок. Оставалось помешать в этом благом начинании. Не обращая внимания на шум за спиной, где очнувшиеся "земные служители" снова сцепились с демонопоклонниками, я сконцентрировался на тщательном перемешивании коктейля из демона, земли и кирпичных обломков. Даже такая мясорубка не могла всерьёз повредить амёбе, а вот задержать - запросто.
  Неожиданный удар сзади сбил меня с ног. Колдун, тот самый, торчавший с напарником у самой амёбы, и угодивший в яму, набросился на меня и вцепился в горло. С разбитым лицом, взъерошенными волосами и пылающими безумием глазами демонопоклонник, похоже, забыл про магию. Или решил, что врукопашную надёжнее? Ведь через толпу-то он как-то прорвался, без магии явно не обошлось.
  Через пару секунд пришлось признать, что расчёт его достаточно точен. Правая рука по-прежнему не действовала, а удары левой только заставляли безумца усиливать хватку. К тому же он уселся сверху и весил не меньше, чем я сам, так что любые попытки сбросить душителя терпели неудачу.
  Я уже задыхался, когда пришла помощь. Сразу двое накинулись на колдуна и оторвали от меня. Один был облачён в бронежилет, второй в штатском. Но поблагодарить спасителей возможности не было. Обломки дома разлетелись в разные стороны, и тёмно-фиолетовый от ярости демон вырвался на поверхность. И мне не надо было объяснять, кто стоит первым в очереди на трапезу.
  Как в замедленной съёмке я видел, как ко мне несётся когтистая шестипалая лапа. Земля вновь подалась, чтобы отшвырнуть хрупкое человеческое тело подальше от врага, но демон был быстрее.
  Длинные пальцы обхватили меня, как игрушку, и как ни странно, боль в вывихнутой правой руке меня заботила больше, чем приближающаяся смерть. Нельзя сказать, что я не ожидал такого финала.
  Демон взметнулся высоко над городом, унося меня от надёжной, обещающей защиту и поддержку земли, и я вдруг вспомнил миф об Антее. Должно быть, именно такую безнадёжность испытывал гигант, побеждённый Гераклом. Не каждое дерево способно взметнуться на пару сотен метров. Был бы я поопытнее...
  Захрустела и осыпалась колючей крошкой укреплённая куртка, но тело пока держалось. Тварь издевается, или я умудрился и скелет себе укрепить?
  - Именем творца! - Шепнули мои-чужие губы, и ожившие вдруг крылья сошлись, вспыхнули электрической дугой, вонзая сияющие перья в тушу демона. Тварь взревела и сжала меня изо всех сил. Рёбра подались и хрустнули.
  - Помоги мне своим праведным гневом...
  Мир отодвинулся, перевернулся и сошёлся в одной точке. А дальше были только боль, нарастающая ярость и падение в рассечённую светом тьму...
  
  Как тихо. Меня разбудила тишина. Белый потолок, узкая незнакомая кровать с провалившейся сеткой, капельница, с трубочкой, ведущей к онемевшей руке...
  Демон! Я попытался вскочить, но организм отозвался целым оркестром ощущений, сложившимся в общую симфонию боли. Ой! Лучше не торопиться. Тем более, что меня, вроде бы, пока никто не убивает.
  Вновь откинувшись на тощую подушку, я стал разбираться в себе и в ситуации. Итак: я в больнице. Руки-ноги болят, значит, на месте. Дышать тяжело - рёбра перетянуты тугой повязкой. Голова кружится, живот бурчит. Я жив! Мало того, каким-то невероятным способом мы победили! Сомнительно, что даже самый добрый демон стал бы переносить меня в больницу и ставить капельницу.
  Следующий вопрос - который день, который час. Оглядевшись, я обнаружил на тумбочке поблизости некоторые знакомые вещи. Ура, моя мобилка! Разряженная... Или дохлая?
  За окном сумерки. Утро, вечер? Скорее, первое. Даже в больнице вечер не может быть настолько тихим.
  В приоткрытый проём двери падала полоска света из коридора. Вообще-то, в отделениях больниц обычно бывают дежурные медсёстры, а то и врачи. Позвать? Должен же мне кто-нибудь сказать, чем всё закончилось и сколько я здесь валяюсь.
  Первая попытка подать голос провалилась с треском. Пересохшее горло выдало только слабый хрип. Смутившись, решил осмотреться, и даже порадовался тому, что заорать не получилось. Конечно, кнопки вызова не было. Зато обнаружилось два соседа по палате, забинтованные, утыканные капельницами со всех сторон, на растяжках, один вообще опутанный какими-то датчиками. На фоне этих пациентов я тут же ощутил себя симулянтом. Хорошо, что не разбудил бедолаг.
  Что здесь творится? Сюрреализм. Древняя палата без простейших удобств, и новейшая медицинская техника. С трудом дотянувшись, открыл тумбочку и обнаружил передачу. Яблоки, бутерброды, пачка персикового сока. Значит, семья меня не потеряла, хоть что-то определённое.
  Выпив сока, устроился поудобнее. На еду сил уже не хватало. Помаленьку опять потянуло в сон, чему я особенно и не противился.
  И уже погружаясь в сновидения, вдруг ощутил землю. Медленное дыхание почвы, деревья с желтеющей листвой, и даже иссушенный комочек земли в горшке с давно погибшим цветком. К добру ли или к худу, я изменился безвозвратно.
  
  Выписали меня уже на третий день. Врачи мимоходом повосхищались исключительным здоровьем и редкой регенерацией, позволяющей так быстро заживить трещины в рёбрах, многочисленные ожоги и порезы. Позавидовали, отметили в карточке, и забыли. В другое время это не оставили бы без внимания, но сейчас слишком много было пострадавших, чтобы всерьёз заняться редким случаем. Но сам я не обольщался - по утверждениям одного из соседей по палате, оказавшегося бойцом "Земных служителей", для приличного мага целых три дня приводить в норму свой организм должно быть стыдно.
  Они вообще оказались довольно интересными ребятами, агенты "служителей". Истово верующие, тренированные на манер спецназа, зачастую владеющие магией - и в то же время в чём-то удивительно наивные. Я даже некоторое время сомневался, прежде чем отказаться вступить в их организацию. Моей веры и гуманизма не достаточно для того, чтобы перечеркнуть всю предыдущую жизнь и отдать все силы на благо человечества. Правда, внештатным - или точнее сказать, почётным членом "служителей" я стал. Таковы вековые традиции, носитель ангела остаётся паладином до конца, со всем прилагающимся уважением.
  Сам я никак не мог определиться со своим отношением. Рад ли я тому, что не сумел даже толком распрощаться с крылатым постояльцем, или хотел бы продолжения сотрудничества. Всё же власть - любая, портит. Не устраивать мне больше землетрясений, и не хоронить врагов живьём, не проникать взором в изнанку мира. Я остался магом - но не таким уж сильным. Без небесной или демонической поддержки, человек способен только на небольшие фокусы. Не та энергетика.
  Труднее всего пришлось с роднёй и знакомыми. Я не привык лгать своим. А по официальной версии, в райцентре произошла техногенная катастрофа, опрокинулись несколько цистерн с токсическими веществами. Отсюда массовые галлюцинации, общий психоз и паника, приведшая к ряду опрометчивых действий местных жителей. Пожары, разрушения, десятки жертв. И чего я не мог объяснить - как меня угораздило оказаться в другом городе, в центре событий, среди добровольцев, помогающих МЧС спасать людей. Спасибо хоть, что так вывернувшее события руководство "Земных служителей" вняло моим требованием, и не стало вручать орденов и медалей.
  Незадолго до полудня я собрал немногочисленные вещи, привезённые мамой, распрощался со знакомыми врачами, медсёстрами, а также соседями по палате. Им ещё долго лечиться, а некоторые памятки демонопоклонников останутся с парнями навсегда.
  Был тёплый день бабьего лета, безмятежный и на удивление мирный. Как будто и не было отчаянной схватки двух сил, как будто не лежали на узких улочках тела, мёртвые и полумёртвые, с вырванной и пожранной душой.
  Не знаю, как это назвать - болезненным, нездоровым любопытством, или данью мукам совести, но я поймал себя на том, что иду по тому же пути, что и в ту памятную ночь. В обратную сторону - от взорванной мною площади, к въезду в райцентр. На самой площади работали сотни людей - расправлялись с обезумевшей растительностью, убирали обломки плит, ровняли вздыбленную землю. В паре расчищенных мест неторопливо двигались асфальтоукладчики. Ещё неделя - и только разнесённый дом будет напоминать о поединке. А через полгода, должно быть, и с ним разберутся. И, может быть, те, кто не пострадал во время "технологической катастрофы" и не потерял родных и близких, будут ещё рассуждать, что городу ещё повезло. Когда бы ещё взялись за ремонт площади?
  Вот здесь были брошенные машины, а здесь в меня стреляли. А вот тут лежали бездушные тела и выла собачонка. И никак не выяснить, не узнать, поднялся ли кто-то из этих несчастных, получив обратно потрёпанную, но способную ещё послужить душу. Я мог спросить об этом "служителей", наверняка знали что-то. Но откладывал без конца, боялся услышать худшее. А теперь могут и не сказать. Всё же, я так и не стал одним из них.
  С лаем из-за неплотно прикрытой калитки выскочила собачонка. Я замер. Не потому, что недолюбливаю собак - после демона я, пожалуй, и бультерьера способен назвать симпатичным и не страшным. Просто это была та самая собака. Обычный, не выглядящий грустным или голодным щенок. Но кто заботится о пёсике? Его маленький хозяин, или не попавший под "сбор урожая" сострадательный сосед?
  - Тузик, ко мне! - Детский голос одёрнул грозного сторожа, и щенок, ещё пару раз тявкнув для острастки, засеменил обратно. Ребёнка я увидел только мельком, но этого хватило. Он был здорово похож на женщину, три дня назад прикрывавшую его собой. Дитя выжило. И, судя по всему, его мама тоже. Сомнительно, что даже пятилетний карапуз так быстро справился бы с горем.
  Значит, всё было не зря. Ночная гонка, схватка с колдунами и демоном. Не даром я ломал площадь и калечил людей, не просто так погибали бойцы "Земных служителей". Стоны в больнице, кошмары на долгие годы, работы на завалах и ложь на страницах газет. Не зря...
  Я успел на рейсовый автобус, и даже порадовался тому, что выезжал он какими-то переулками. Мой "трансформер" и взрывы здорово покалечили дорожное покрытие, и смотреть на всё это безобразие не пришлось.
  Но в родном городке неприятное чувство, впервые посетившее в больнице, навалилось с новой силой. Завтра опять на работу - скучную, нелюбимую, да и ненужную, по большому счёту. И всё пройдёт, как сон. Красивый и страшный, кровавый и феерический. Сон, в котором я был нужен, от меня что-то значило. Где я имел Цель, вкладывал в дело все силы души и тела, а не исполнял роль маленького и ни за что не отвечающего винтика.
  Ноги сами принесли меня к месту, где всё началось. На берег водоёма, в дикий парк. Туда, где я впервые использовал магию, где в первый раз сражался не на жизнь, а на смерть. Где впервые убил человека и заключил странный контракт. Кстати, я, между прочим, свою часть выполнил... Или не до конца? Может, вмешательство "служителей" не предусматривалось. Или то, что я вырубился ещё до окончания боя.
  Место вновь оказалось закрыто для любопытных. Но на этот раз это был лёгкий барьер, отводящий глаза и внимание, поставленный кем-то из магов "служителей". Всё же, обычный маг не может пользоваться заёмной силой демона, или "правом доступа" ангела, когда родственная стихия не только не сопротивляется, а скорее помогает, ревностно делясь энергией и реализуя желания едва ли не раньше, чем их сформируешь.
  Не пришлось ломать, давить, распутывать. Просто сделал пару шагов и увидел. Перекопанная земля - чтобы скрыть следы пожара. Деревья, пересаженные сюда взамен старых. Пройдёт пару дождей, рассеется потихоньку барьер - и мало кто увидит разницу.
  Именно здесь, прикасаясь к сухой коре дерева и ощущая слабый, очень слабый отклик, я вдруг понял, чего мне не хватает. Не избытка силы, способной изменять мир. Не адреналина, от избытка выплёскивающегося через уши. Чего-то более прозаичного, и доступного очень многим...
  Мощный луч света вдруг упёрся в землю рядом со мной, вздрогнул, раздуваясь и разворачиваясь. Пара биений сердца, и рядом со мной - безликая светящаяся фигура с развёрнутыми крыльями. Странно. В прошлый раз, вроде бы и лицо просматривалось, и глаза. Может, от освещения зависит? В тот раз был вечер, а сейчас едва за полдень.
  - Привет, крылатый! Что, опять где-то демоны буйствуют? Добровольцев ищешь?
  Мне было неловко, но как ещё обращаться к собрату по оружию, большую часть времени просидевшему внутри. А если честно, я и боялся, и надеялся, что кому-то нужен. Но во второй раз постараюсь не сплоховать, и заключать контракт, только посоветовавшись с адвокатом. Да и на бумагу бы перенести условия не мешало бы, да заверить нотариусом...
  Лёгкое, почти бесплотное прикосновение бесплотной руки отчего-то окатило всё тело тёплой волной.
  - Здравствуй.
  Я замер на месте, вдруг поняв, что это не мой знакомый. Голос был женским! То есть, это и есть небесная дева? Не смешно! Мне в жёны прочат что-то крылатое, а я даже пол с первого взгляда определить не сумел!
  Но сказать ничего я не успел. Ни извиниться за первую фразу, ни уточнить, что бы всё это значило.
  Световая фигура менялась. Первым проявилось лицо. Серо-зелёные большие глаза, небольшой носик, пухлые розовые губы, округлая линия подбородка. Длинные, густые светлые волосы волной падали вниз, не скрывая тонкой шеи, небольшой, но красивой груди, узкой талии, переходящей в округлые бёдра... Я поспешно отвёл глаза, и даже отвернулся, хотя мне хотелось смотреть, не отрывая глаз. Крылатая девушка была моим идеалом, хотя раньше я не мог внятно описать свой идеал. Самой прекрасной и желанной женщиной в мире.
  Кто-то наверняка стал бы спорить, приводить стандарты, сравнивать с Мисс мира, вселенной и Урюпинска. Конечно, у каждого свои идеалы. Да и не смогла баы небесная дева участвовать во всяких там конкурсах красоты, ведь там есть ещё стандарты по росту, а девушка была на полголовы ниже меня, и, конечно же, до метра восьмидесяти не дотягивала.
  - Я пришла. Ты примешь меня?
  Даже голос изменился. Только что был холодным, абстрактным, а стал ниже, глубже, чувственнее. Я повернулся, изо всех сил стараясь смотреть именно в лицо обнажённой собеседнице. И во встречном взгляде увидел столько любви, восхищения и затаённой надежды, что не мог уже сдерживаться. Подхватил на руки вполне материальное и достаточно весомое, как и полагается фигуристой девушке, тело, и прижал к себе. Поймал своими губами её, неловкие и неопытные губы, и зажмурился от яркой вспышки. Световые крылья брызнули во все стороны яркими лучами, оставив хозяйку бескрылой.
  Никогда ещё я не был так счастлив, пока решал встающие одна за другой проблемы. Одеть, обуть, снабдить документами и липовым прошлым. Не на миг не выпуская из поля зрения своё светловолосое счастье, поминутно целуя и обнимая самую удивительную девушку. И она отвечала, сияя внутренним, а не сверхъестественным светом, доверчиво предоставив мне всё и стараясь всегда прикасаться, хотя бы к руке, и интересуясь только мною.
  "Земные служители" сработали быстро и безукоризненно, как хорошо смазанный механизм, же к вечеру организовав весь комплект документов, включая паспорт, свидетельство о рождении и школьный аттестат. И не какую-то там липу, а заверенные на всех уровнях бумаги. Предлагали и диплом, но моя девушка была так молода, и настолько не от мира сего, что решили с этим вопросом не торопиться.
  В вихре забот, переговоров, мимолётных ласк и поцелуев, я только и успел подумать: и кто тот идиот, который утверждал, что ангелы - всего лишь сложные защитные программы создателя, не способные даже на собственные чувства? Может, им и нужны носители, снабжающие их гневом и отвагой, но уж на любовь они способны! Готов свидетельствовать!
  В девятом часу, когда домашние уже начали волноваться, я всё же добрался до квартиры, и представил родителям Светлану, свою невесту. И кому какое дело, что имя (не слишком оригинальное) я дал ей сам, да и увидел только сегодня. Не имело значения ни предстоящие в ближайшем будущем регистрация, ни свадьба. Ведь настоящее венчание состоялось у старого дерева, когда я поцелуем заверил контракт.
  Потому не буду рассказывать о ритуалах, переездах на свою квартиру и прочем. Всё было, как у других, и потому рассказывать бессмысленно.
  
  В первые дни я не замечал ничего необычного, плывя на волнах любви. Она была так очаровательна, моя маленькая нежная жёнушка. Хрупкая и могущественная, умеющая быть доброй и жёсткой. Её немалые целительские способности, казалось, омолодили родителей - но в то же время, ей пришлось с нуля учиться не только готовить, но даже пользоваться столовыми приборами! Где бы она не появлялась, везде замирали ссоры и ругань, самые отмороженные хулиганы не могли ей хамить, а озлобленные помойные шавки восторженно махали хвостами. И только я знал, что поначалу небесная дева была даже с грамотой не знакома. Ею восхищались все, даже замечающие некоторые странности. А она - жила для меня. Поначалу, это было не очень заметно. Это ведь право каждого - кого-то любить, а кого-то избегать, даже если привязанности и предубеждённости до мелочей совпадают с отношением мужа. Ничего удивительного не было и в послушании - ведь в первые месяцы я и занят был, в основном, её обучением, адаптацией к земному миру. Далеко не сразу стало заметно, что любое моё слово для неё - закон.
   Конечно, отчасти меня может оправдать скорость развития событий. Всё изменялось. С работы я всё же ушёл. Невозможно для демоноборца день за днём выслушивать идиотские требования самодовольных начальничков и стряпать дурацкие, никому не нужные бумажки. Уже всерьёз было подумывал опять связаться с "Земными служителями" и всё же дать согласие. Но тут хобби вдруг стало профессией. Мои не слишком удачные и затянутые романы, упрямо игнорируемые издательствами, вдруг обрели вторую жизнь. Просто одно светловолосое чудо стало музой, или вернее было бы сказать, камертоном. С неисчерпаемым вдохновением, с уверенностью матёрого писаки я переделывал свои произведения, выбрасывая одни сцены и на ходу выписывая новые. Уходило всё натянутое, неловкое, выспренно - пафосное, вторичное. И получались... Ну, может быть, не шедевры, но издателям, а главное, читателям, нравилось.
  Казалось, после тридцати лет серых будней, начались сплошные праздники. Оказалось, можно любить весь мир и во всём находить повод для оптимизма. Достаточно иметь избыток счастья и делиться им с окружающими, не скупясь.
  Через пору месяцев нашей совместной жизни я заметил, как начал округляться животик любимой жены, но радовать родителей не спешил. Она попросила не торопиться, а Светлана очень не часто простила о чём-то. Возлюбленная как будто опасалась чего-то. Как оказалось, не зря.
  Однажды, среди ночи, я проснулся от метаний супруги и стонов, приглушённых закушенной подушкой. Не понимая, что происходит, я пытался помочь - но не успел даже прикоснуться к Светлане, как сильный луч света ударил из живота куда-то вверх, жена расслабилась и потеряла сознание. Между ног у неё было мокро от крови.
  Врачи успокаивали, говорили, что выкидыш на раннем сроке - не такая уж редкая штука, не слишком опасная для здоровья и репродуктивных способностей молодой женщины. Светлана же, довольно быстро оправившись, объяснила всё совсем по-другому. В нашем первенце было больше небесного, чем земного, и он покинул смертную плоть, став ангелом. Супруга умела успокаивать и гасить подозрения. А может быть, даже использовала присущую ей магию. Я просто забыл о всех неприятностях. Тревожный звоночек подал сигнал впустую.
  Всё шло своим чередом. Ещё через десять месяцев у нас родился настоящий, земной первенец. Светловолосый, совершенно здоровый мальчик. И я даже немного ревновал - впервые внимание жены, до того всецело направленное на меня, оказалось разделено с кем-то ещё. Но Светлана была домохозяйкой, да и моя работа писателя не требовала частых отлучек, так что приспособились довольно просто.
  Первые волны совершенно безумного счастья сменились более ровной семейной идиллией. Надо сказать, супруга была идеальной матерью. Или Михаил был идеальным сыном, сказалась наследственность? Не было ничего, на что жалуются молодые папаши. Капризов, ночных бдений, рёва по поводу и без. Должно быть, Светлана просто чувствовала все желания младенца едва ли не раньше, чем они возникали, и реагировала соответственно.
  Наше счастье казалось таким... незыблемым, что меня не особо встревожили ещё два "небесных" ребёнка, случившихся с промежутком примерно в полгода. Ведь на небе тоже нужны ангелы, особенно после того, как я умыкнул самую прекрасную из небесных дев. А потом был ещё один обычный ребёнок. И при вторых родах Светлана едва не умерла.
  Я почти не помню этого кошмара. Должно быть, она позже убрала самые неприятные, сводящие с ума воспоминания. Остались только смутные ощущения - тоска, страх, безнадёжность. И отдельные картинки - реаниматоры, отпихивающие акушерку. Отрывистые команды, сдавленная ругань, и всхлипы пожилой медсестры, держащей спелёнутого новорожденного. Ну кто мог подумать, что бывшие ангелы способны исцелять кого угодно, кроме себя самих?!
  Я понял, что такое настоящий страх. Потерять её. Не слышать этот мягкий голос, не вдыхать естественный аромат этого тела, не видеть завораживающих движений, не коснуться больше и не разделить общую страсть. Оказывается, к совершенству привыкаешь, привязываешься так, что зависимость от самого сильного наркотика покажется детским недомоганием. Неужели всё может закончиться так... нелепо?! Или, завершив жизнь смертной, моя жена вновь станет ангелом?
  Долгие часы высиживая у её кровати, я думал, метался, пока не решился связаться с "Земными служителями". Если где и знали ответы, то именно в этой организации, сочетающей фанатизм самых ортодоксальных верующих и прагматизм самых циничных спецслужб.
  Не скажу, что эта информация далась легко. Пришлось давить, напоминать о прежних заслугах и даже угрожать погромом с применением магии. Но даже это не подействовало бы, если бы я не был женат на Светлане. И где-то там, в верхах организации, было решено, что я имею право знать.
  Не так уж и уникален оказался мой случай. Не раз и не два небожители снисходили до смертных и отказывались от крыльев. Помимо прочих причин, это один из способов размножения ангелов. Вот только этот выбор - необратим. Падшие, как бы ни неприятно звучало это название, проживали смертную жизнь и умирали безвозвратно. Ведь у стражей сада создателя нет души, и возрождение им недоступно.
  Решившись на союз со смертным, ангел устанавливает с ним неразрывную связь, и воплощается в виде идеала, несбыточной мечты избранного смертного. Принимает и копирует все его чувства, ловит и старается исполнить любое желание. Избранник становится не просто мужем (женой), но любовью всей жизни, господином, единственной целью существования. Даже родители и родственники воспринимаются падшим ангелом, только как приложение любимого, а совместные дети - как неотъемлемая его часть!
  Со временем связь ослабевает. Бывший ангел обретает собственную волю, желания и мечты. Но тот (та) ради кого были отброшены крылья, остаётся основной опорой навсегда. Стоит "опоре" умереть, а хуже того - возненавидеть падшего ангела, и бескрылый тихо растворится, распадётся без следа. И это при том, что смертное тело, созданное ангелом для воплощения, и так не слишком прочно. Скорее действующая подделка, чем оригинал. Не удивительно, что вынашивание детей и роды, требующие напряжения от всего организма - едва ли не самая опасная затея для падших.
  Хорошо хоть, с самими детьми проблем не предвиделось. "Служители" клялись всем на свете, что дети от небожителей не имеют никаких недостатков. Скорее наоборот, отличаются отменным телесным и духовным здоровьем, почти всегда обладают магическими способностями, и в целом - идеальные кандидаты в паладины. Многие из "Земных служителей" гордились примесью небесной крови, хотя не всегда способны были это доказать, за давностью лет.
  На этом расспросы закончились. Я потребовал держаться от моих детей подальше, и диалог прервался. Вот и новая причина для беспокойств. Конечно, время ещё есть, даже фанатики не отправят сражаться с демоном младенцев, но однажды "служители" точно постараются наложить лапы на моих мальчишек.
  
  Там же, в больнице, состоялась и первая наша ссора. Хотя правильнее было бы это назвать лёгкой формой истерики с моей стороны - и полнейшим непониманием со стороны жены.
  Светлана ничего не отрицала. Да, она воплотила в себе идеал, который я подсознательно искал. Разве ты против, любимый? Да, пути на небо для неё больше не существует, но наши небесные дети временами навещают, мне стоит быть внимательнее. Смерть? Это же естественно! И что в ней страшного? Гораздо хуже, если что-то случится со мной, и она останется одна. Что значит, отказаться от следующих детей? Но люди продолжаются в детях, как можно отказаться от новых детей. Контрацептивы? Другие способы? Милый, с тобой всё в порядке?
  Она любила детей, и не собиралась отказываться от новых, как бы опасно для неё это не было! Ведь смерть, даже окончательная, является естественной, можно даже сказать, заранее оговоренной платой за сделанный кем-то другим выбор. Хотел бы я в тот момент дать по физиономии ангелу, заключившему со мной контракт... Если только в процессе настройки ангелы не меняют ещё и пол. Тогда мой напарник по разборке с демоном может оказаться моей же женой в настоящем времени. Лучше и не думать о таких глупостях!
  
  Через месяц Светлана выписалась из больницы, но прежнее безмятежное счастье не вернулось. Мы любили друг друга, но подсознательно я не мог отделаться от сомнений. Люблю ли я женщину, магическую программу создателя или созданный по заказу подсознания манекен? Любит ли меня светловолосая красавица, или магическое зеркало отражает мою же страсть?
  А с супружескими обязанностями была просто беда! Я больше месяца спал на диване в гостиной. Мучался, отчаянно желая любимую женщину, и не смел к ней прикасаться! С плодовитостью Светланы, стоило лишь раз забыться, чтобы наградить жену очередным чадом. И хорошо, если небесным, почти не требующим нагрузки от организма моего ангела, а если опять получится земной? После предыдущего Светку едва реанимировали!
  Дьявол! Гнилые плоды господнего сада, долбаные небесные контракты и идиотские законы бытия! Да какое вообще имеет значение, кто такая Светлана, и насколько искренни её чувства! Главное, что я считаю её настоящей, реальной женщиной, люблю всем сердцем, и не хочу терять! Правильнее сказать, не могу... Просто не представляю, как жить без неё! И все заверения, что дети, земные и небесные, помогут справиться с болью потери, не стоят потраченного на споры времени. В конце концов, зачем вообще кому-то умирать! Мне, как магу, ещё не менее сотни лет гарантировано, Светке, насколько мне известно, даже стареть не обязательно... Вот через век и вернёмся к неприятной теме.
  Приняв решение, я приступил к осаде, и через неделю жена уступила. Согласилась на простейшие противозачаточные средства, и на некоторые способы, повсеместно практикуемые, но ортодоксами заклеймёнными, как извращения. На что не согласится любящая женщина ради дорогого мужа.
  
  Спустя пять лет...
  
  Я думал, что мне уже не придётся браться за эти заметки. Всё вроде бы успокоилось. Мне даже удалось забыть об опасных перспективах. Просто жил, наслаждаясь идеальной семейной жизнью, занимался любимым делом.
  Жена, как всегда - выше всяких похвал, дети только радуют. Старшему скоро в школу, но сомнительно, что в младших классах он узнает что-то, чего не выучил дома. Может, для кого-то супруга, сосредоточенная только на муже и детях, и даже мыльные сериалы смотрящая только за компанию с гостями, и покажется ненормальной. Но у нас дети не могут пожаловаться на недостаток родительского внимания.
  Конечно, у нас бывали некоторые трения, и даже ссоры. Светлана давно стала почти независимой личностью, и её мнение по некоторым вопросам далеко не всегда совпадало с моим. Случалось всякое. Пару раз оступался и я. Молодому мужчине нелегко бывает отвергнуть симпатичную женщину, даже если он женат, и разводиться не собирается. Потом было стыдно, но, слава создателю, супруга способна прощать.
  Даже "Земные служители", организация всемирная, вездесущая и крайне влиятельная, нас в эти годы не тревожила. Не считать же случай, когда я потребовался, как дублёр, во время прорыва в Испании. Но либо испанский носитель тоже парень не промах, либо демон оказался послабее памятной мне амёбы, но справились и без меня. До места я так и не успел добраться. Самолёт развернули прямо в воздухе, мне даже взглянуть на пострадавший город не довелось. Правда, не сильно и хотелось...
  
  Вчера был особый день. Нет, не религиозный праздник, те мы тоже празднуем, но без фанатизма, как умеренные православные. Ведь большинство знаменательных дат придумали сами смертные, развели ритуалов, раздули их значение... Просто день города.
  Хорошо прогулялись, участвовали в конкурсах, были на концерте. Детей ближе к вечеру забрали дедушка с бабушкой, причём с ночёвкой, и мы смогли сходить на салют, а затем на танцы. По дороге домой целовались и смеялись, как озабоченные малолетки.
  Я был пьян от веселья, задора, любви. И потому, когда Светлана потянула меня на себя, забыл про всё на свете. Как можно заставлять ждать любимую женщину? И ночь была заполнена нежностью и страстью, затмив даже радость дня.
  А ранним утром я подскочил, как ошпаренный, и первым делом проверил энергетический баланс супруги, безмятежно спящей после ночного безумия. Новая искра жизни уже зажглась в ней...
  
  Сейчас я сижу на кухне, поставив эмпатический барьер, чтобы моё смятение не побеспокоило супругу. Дописываю эти строки. Затем скину одному знакомому, начинающему писателю, пусть обработает и выложит от своего имени в самиздате. Сам светиться не хочу, слишком стал известен в некоторых кругах.
  Может, я зря паникую, и будет очередное небесное дитя. Да и поддержкой лучшего из известных мне магов-целителей уже заручился. Третьи роды Светка переживёт с гарантией, но что дальше? Как оказалось, все методы предосторожности, вся сила воли бесполезны против желания и ласковой улыбки хрупкой женщины.
  Я вижу лишь один выход. "Служители" мне в этом не помогут, да и мало кто согласился бы, но... Если знаете, откликнитесь, пожалуйста! Ведь есть же метод, забытый и запретный, позволяющий вернуть ангелу крылья.
  Да, мне будет больно, я буду скучать, но, пусть лучше Светлана вновь будет безликим и бесстрастным окрылённым светом, чем прощальной улыбкой в чёрной рамочке. Лишь бы знать, что она жива - где-то там, вдалеке. Я слышал, что тот, кто идёт против неба, непременно будет покаран. Не страшно. Детей, ангелов-полукровок, это не коснётся, а я разучился бояться, ещё там, в паре шагов от демонической амёбы. Вот только как дотянуться, что сделать, чтобы разорвать жестокий и несправедливый контракт небес?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) О.Обская "Невыносимая невеста, или Лучшая студентка ректора"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) Е.Никольская "Магическая академия. Достать василиска!"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Э.Холгер "Похищенная драконом"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"