Мамченко Петр Вячеславович: другие произведения.

Приди, приди, возрождение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    Фанфик на мир "Наруто". Несколько нестандартный попаданец в Саске. Тех, кто терпеть не может сериал или фанфики, просьба не беспокоиться. 1-18 главы, вплоть до начала канона. Продолжение вынесено в следующую часть

Приди, приди возрождение
  
  
Пролог для неудачника
  
  Нет, это просто хамство! Без стука, без предупреждений вваливаться туда, где занимаются крайне интимным процессом! Вежливый человек, между прочим, при таких обстоятельствах тихонько извиняется, и выходит, аккуратно прикрывая дверь. А этот... этот... как бы его назвать - тут же принялся орать, топать ногами и всеми другими способами выражать крайнее неудовольствие. Хотя, если рассуждать логически, основания для неудовольствия были, скорее, у меня и той красавицы, которой я объяснял тонкости камасутры в примерах.
  При других обстоятельствах я бы, конечно, отвлёкся для выбрасывания наглого типа из нашей обители любви, но так как ответственный процесс как раз близился к кульминации, решил просто игнорировать негодяя. К сожалению, моя партнёрша оказалась не столь сильна духом, и немедленно растеряв всё духовное и чувственное, безжалостно оттолкнула меня и попыталась укрыться под кроватью, что, при её формах, было совершенно нереальной затеей.
  Ну что же ты так нервничаешь, моя прелесть? Ну мало ли, посторонний припёрся? Разве это повод, чтобы прерывать распускание цветка, отвергать божественный нектар и... Муж? Какой муж? А, вот Это - муж?... Ну и что? Пусть бы смотрел и учился, такой большой мальчик, а совсем не умеет порадовать жену. Нет, нет, не меня надо радовать, а жену! Да ещё и обещать это столь неизысканными словами. Лучше бы поблагодарил, что нашёлся джентльмен, готовый развлечь скучающую супругу.
  Это я-то урод?! А на себя ты в зеркало смотрел? А я, между прочим, хоть и не Бред Питт, но за собой ухаживаю, и за лицом и за телом. Ну чего ты лапами-то размахался? Говорю же, за телом хорошо ухаживаю! А означает это не только тренажёры, но и кой-какие боевые искусства, конечно, в большинстве я высоко не поднялся, поскольку не терплю грубости, но уж с болваном, которому пузо мешает дотянуться кулаком до противника, справлюсь запросто. Вот видишь? Этому приёму айкидо меня научила удивительная женщина, которой пришлось долго доказывать, что некрасивое лицо - ничто перед красотой души и тела... а уж потом я её такому научил... Ну, не будем отвлекаться, надеюсь, тебе хватило? Тогда извинись перед женой, и дай нам, наконец, закончить...
  Пистолет? Нет, это уже просто предел грубости! Радость моя, твой муж, что, бандит? Депута-ат?! Ну это ещё хуже, бандиты хотя бы просто нарушают законы, а депутаты пишут их под себя. Да хватит уже стрелять, придурок! Мало тебе телевизора и окон? Всё равно я уворачиваюсь быстрее, чем ты целишься, а подходить в упор не собираюсь!
  Ладно, моя ласточка, с не птичьими (97-65-104) размерами, продолжим как-нибудь в другой раз. А ты, пузатый-рогатый, запомни, жёны изменяют не потому, что шлюхи, а потому, что мужья ленятся! Адью!
  Твою мать! Как же я забыл, что нахожусь не в стандартной пятиэтажке с высаженными вдоль двора деревьями, прыжки на которые я давно уже освоил в совершенстве. Четырнадцатый этаж! И ближайшее дерево метрах в пятидесяти. Я всего лишь скромный герой-любовник, а не супергерой, чтобы так сигать! Похоже, придётся всё же слезать с усеянного осколками подоконника и как-то пробираться к двери мимо необъятной туши с пистолетом.
  Очередная пуля чиркнула по плечу, отправляя в вынужденный полёт. С воплем я отбросил схваченную в охапку одежду, размахивая руками в надежде зацепиться хоть за что-нибудь. Ни балконов, ни кондиционеров, и где все эти балки-штыри, за которые в случае нужды хватаются голливудские герои? Кто виноват - недобросовестные сценаристы, плохо разбирающиеся в архитектуре, или строители, не оставившие жизненно необходимых зацепок?
  Бешено машущая рука ухватила лишь комок одежды, медленно уплывающий вверх. И почему я не ношу с собой парашют? Из кармана пиджака вывалился мобильник, и на осветившемся экранчике я успел заметить - 17:48 Пон. 13. Никогда не был суеверным, но, может быть, правда есть что-то недоброе в числе тринадцать? Правда, день не подходит. Понедельник, а не пятница. Ох и начало же недели выдалось!
  
- - -
  
  Темно, уныло, безнадёжно... Осталось лишь одно ощущение - едва заметное движение, как будто плывёшь в смоляной неторопливой реке. Ни чувств, ни желаний. Мысли тягучи и разрозненны, и, похоже, идут по кругу.
  В какой-то миг всё изменилось. Движение резко ускорилось, да и направление изменилось. Затем резкий толчок - и вокруг забрезжил смутный свет. Я вдруг понял, что стою где-то в сумерках, а передо мной... или, правильнее сказать подо мной? А если совсем точно, то это я стоял на ладони колоссальной тёмной фигуры. Безглазое, безликое, почти бесформенное нечто держало меня перед собой, анализируя неведомыми людям органами чувств. Страха не было, не смотря на подавляющую разницу в размерах, если бы неведомое мне существо собиралось сожрать меня или уничтожить, оно бы не стало приводить меня в сознание. Откуда-то я точно знал, что лишь его желание пообщаться позволило мне снова думать и чувствовать.
  - Человек... человечек, без связей и стремлений... бессмысленный и бесполезный... сколько лет тебе было, когда ты умер? Чего ты стоишь, чего достиг?
  - Мне было двадцать восемь! - Спокойно ответил я, хотя высказывание о моей бесполезности здорово уязвило. - Я был инженером, работал в хорошей фирме, делал карьеру...
  Существо нетерпеливо взмахнуло конечностью, едва меня не выронив. Специфический способ прервать собеседника!
  - Не рассказывай про эти бессмысленные человечьи игры - карьера, бизнес, деньги... Они важны только для подобных вам. Для нас важнее жизнь и смерть, душевный рост или погружение во тьму. Отчего ты застрял в междумирье? Почему тебя никто не зовёт и не вспоминает? Почему ты, обладавший десятками самок, не оставил потомства? Как ты сумел прожить целых двадцать восемь лет, и не оставить ни единого следа на душах окружающих, ничего, что напомнило бы о тебе? Ни детей, ни учеников, духовных подвигов или великих преступлений. Тебя никто не любил и не ненавидел всей душой. Ты пуст, бесполезен... Почему?
  Пожалуй, с этой точки зрения, мне ещё не доводилось рассматривать свою жизнь. Неужели странное создание право, и я бесполезен? Но меня ведь любили! За ласку и нежность, за искусство любви, за умение превратить обыденность в праздник. Меня уважали коллеги и ценило начальства, даже бабки у подъезда считали меня "милым мальчиком"! Моя жизнь имела смысл, я просто не успел!
  - Ты не прав! Я любил и был любим, я приносил радость женщинам, я никому не отказывал в помощи! Может, я не поэт и не завоеватель, но я нравился людям. Если бы только я прожил чуть дольше, у меня было бы всё - дети, ученики, любовь до гроба и духовное наследие, если бы только ещё пару десятков, да просто несколько лет, я...
  Чудовище глухо рассмеялось и подбросило меня на руке. Случись такое в реальности, и многочисленные переломы были бы гарантированы. Но возмущаться было бессмысленно.
  - Поверь мне, человечек, я насмотрелся на подобных тебе. Ты шёл по жизни, срывая цветы, не думая ни о прошлом, ни о будущем. Ты говоришь о нежности? Так почему ты дарил её лишь замужним, боялся брака? Хоть раз ты оглянулся на тех, кому "дарил нежность"? После тебя многие самки уже не могли довольствоваться семейной жизнью, искали новых любовников, ссорились с мужьями, разводились. Скольких ты сделал несчастными своей непрошеной нежностью? Ты был вежлив для вида, помогал для репутации, сверкающий, но пустой, как воздушный шарик! И вот тебя унесло ветром судьбы - и никто не вспоминает, не горюет и не радуется. Зачем, ведь таких шариков - каждый второй!
  - Я понял... Я осознал! Пожалуйста, помоги мне, дай мне ещё один шанс! - В какой-то миг вдруг стало кристально ясно, что если сейчас неведомое существо утратит ко мне интерес, всё закончится. Теперь уже навсегда. Страх, прорезавшийся внезапно, туманил разум. Нельзя проиграть на этом страшном суде, ведь стоит мне покинуть чудовищную ладонь, и я окончательно растворюсь, утрачу последние иллюзии существования. - Верни меня, прошу тебя, умоляю! Я женюсь, заведу детей, буду помогать людям, буду учить, писать, рисовать! Я выполню всё, что прикажешь, только дай один, всего лишь один шанс!
  - Ты считаешь меня богом? - Гигант продолжал веселиться. - То, что от тебя осталось, собрали, кремировали, и даже загаженный тротуар вымыли начисто. Тебе некуда возвращаться, человечек! И реинкарнировать тебе негде, ни один мир в тебе не нуждается, я не могу позволить тебе переродиться даже блохой, жалкой личинкой или травинкой, даже они могут быть важны. А ты ведь - никто.
  - Но зачем-то ты заговорил со мной. - Довод был более, чем сомнителен, но иных у меня не оставалось. - Значит, чем-то я заинтересовал? Помоги мне, пожалуйста, а я сделаю всё, чтобы не разочаровать тебя!
  Таинственный собеседник задумчиво покатал меня на ладони. Неприятное ощущение, тем более, что ладонь казалась какой-то липкой, будто ощупывающей, неужели наощупь можно распознать самые потаённые уголки души. Кто знает, чем руководствуется безглазое существо в вековечной тьме?
  - Да, ты немного отличаешься от прочих. Обычные пустышки просто плывут по течению, но ты... У тебя есть храбрость, решительность, целеустремлённость... Что выглядит ещё глупее! Это же надо, с таким напором добиваться столь жалких целей! Видишь ли, среди тех, за кем мне поручено наблюдать, пустышек хватает. И это просто больно, день за днём, год за годом наблюдать, как бездарно они тратят свои жизни. Эх, если бы только я сам... - Гигант прервался, и некоторое время молчал. - Вот я и решил проверить, что будет, если в тело к одной пустышке, подселить ещё одну? Нечто более приличное, или дубль-пусто? И потому я готов дать тебе шанс. Шанс помочь кому-то наладить свою жизнь, чего-то добиться - и в то же время, помочь себе. Как знать, может, и заработаешь на собственную реинкарнацию!
  Похоже, прорезалось второе чувство - надежда. Или это уже третье, после любопытства?
  - Значит, подселишь вторым номером? А к кому, если не секрет?
  Перед глазами замелькали соблазнительные варианты. Золотая молодежь, певцы, актёры - мало ли среди них наркоманов, алкоголиков и просто идиотов, живущих одним днём. А попади в такую тушку я, уж я бы развернулся... Нет, конечно же, семья, духовный рост и благотворительность, но и...
  Гинант грубо прервал сладостные грёзы на тему богатства и популярности:
  - Харзаир!
  - Что, простите? - Больше всего высказывание напоминало ругательство. Пусть только попробует сейчас сказать, что предложение отменяется по техническим причинам! Да я, я просто... обломаюсь, всё равно ни на что я влиять не могу.
  - Харзаир, наследный принц одной некогда могущественной Империи. Тупица, напыщенная самовлюблённая пустышка. Даже отцу не помог, когда его свергали, и здорово удивился, что на престол пригласили не его. Сейчас сидит в соседнем государстве, злорадствует по поводу гражданской войны в собственной стране, и напивается каждый день. И, поверишь ли, не единого телодвижения не предпринял для своего возвышения! Всё ждёт, пока мятежники приползут на коленях, умоляя принять корону. Его судьба - удар ножа в кабацкой драке, самодельная удавка шлюхи или пара пузырьков в грязной канаве.
  - Э-э, а лет-то ему сколько, этому недосамодержцу?
  - Сорок два. А какая разница?
  - Да он же старик! Как мне его род продолжать? Да и в политике я не силён. Может, есть помоложе вариант?
  - Есть, как не быть! - Не без ехидства заверил собеседник. - Вот, к примеру - Икрушмрачши, три года, как заказывал, последняя из песчаных ифритов. Есть могущество, возможности - а она, видите-ли, скучает, жмётся к людям. Вот появится могучий маг, да загонит в артефакт-поглотитель...
  - Ты специально, да?! Мало того, что баба, так ещё и не человек. Неужели нет кого-нибудь молодого, привлекательного парня, с возможностями и перспективами, что просто мается дурью из-за тараканов в голове? В конце-концов, если это первая попытка, надо бы повысить шансы!
  - Ладно! - Гигант, похоже, разозлился. - Будет тебе, молодой, перспективный - да не собираюсь я больше ничего рассказывать, сам узнаешь! И это последний выбор, ты или соглашаешься немедленно, или можешь растворяться дальше!
  - Согласен! - Поспешно заверил я. Блин, а раньше нельзя было предупредить, что попытки только три? Сейчас запихнёт в какого-нибудь убогого, и принц-пьяница с юной ифриткой покажутся куда более приличными вариантами!
  - Тогда запомни последнее. Ты лишь гость в чужом теле, и хотя поначалу будешь иметь преимущество, со временем, по мере развития хозяина, всё меньше будешь влиять на окружающее. До мгновения, когда хозяин станет достаточно сильной личностью, у тебя не больше десяти лет. После тебя выбросит обратно, и мы поговорим о твоих успехах.
  Вокруг что-то происходило. Гигант, продолжая инструкцию, что-то делал с окружающим пространством. Пласты неподатливой реальности расступились, и впереди вдруг что-то замерцало.
  - Постарайся! - Гиганская ладонь подбросила меня, и ударила, посылая вдаль.
  Вот же скотина! Ещё бы пинком послал. Да наверняка пинком бы и отправил, просто из конечностей у странного собеседника были лишь руки. Вот специально возьму, достигну просветления, тогда и посмотрим, кто кого будет пинать!
  Далёкие отсветы вдруг оказались совсем рядом, и я оказался в другом мире, в чужом теле, чтобы прожить несколько лет чужой жизни...
  
  
Глава 1. Демонический взор
  
  Вначале был шокирующий удар по чувствам - ну да тот, кто не умирал, меня не поймёт. Дивные, невероятные ощущения ЖИВОГО тела! Дощатый пол под ногами, одежда на теле, лёгкий сквозняк, едва заметно касающийся кожи, боль от пары ушибов. Звуки голоса в ушах и поскрипывание двери. Терпкий, тревожный запах, вызывающий не самые приятные ассоциации. Железный привкус во рту, комок в горле. Ужас, недоверие, ненависть - похоже, хозяин тела переживает не лучшие времена.
  Последними пришли в норму глаза - но то, что я увидел, меня не вдохновило. Какие-то мечущиеся тени, броски, удары мечом. Однотипные, слишком быстрые и оттого неинтересные схватки. С реалистичностью и подбором цветов вообще проблема, образы-негативы, чёрно-красные-белые тона, объём не выдержан - да дайте мне нормальный компьютер и соответствующие программы, и я за день-другой сварганю мультик получше!
  И вообще, что за фигня творится? Хозяин тела что, играет в какую-то игрушку с эффектом присутствия? Не похоже, чтобы он как-то влиял на происходящее. Или, может быть, это какой-то визуальный наркотик? Слышал я о меломанах, которые жить не могут без наушников, а Интернет-зависимость даже наблюдал на примерах коллег. Меня что, в наркомана запихали? Хотя, не вяжется что-то. От наркотиков, теоретически, положено испытывать удовольствие, некоторые лёгкие варианты я даже пробовал вместе с сексом, но быстро разочаровался. Сбивают восприятие, лучше уж чистые, проверенные классикой методы.
  Чувства бедолаги, которого угораздило предоставить мне тело, между тем, становились всё ярче и неприятнее. Ужас, отчаянье - да парень просто агонизирует, личность практически на грани распада! Неужели его так достал мрачный мультик?
  Не, я так не играю! Ещё рехнётся, мне что, десять лет с невменяемым соседом тушку делить? Я постарался оттеснить хозяина на задний план, заслонить собой, приглушить опасные эмоции. Не сказать, что хорошо получилось. С одной стороны, внимание соседа по телу рассредоточилось, и общий уровень давления чуть понизился, с другой, меня самого оглушило невыносимыми эмоциями. Да что здесь происходит?
  В этот миг, пожалуй, и произошло полное подключение. В один миг тёмные незнакомые фигуры стали близкими, известными с младенчества, родными... Вот тётя Мегуми, она делает прекрасные пирожки, и всегда готова угостить, мягкая, безобидная женщина, убитая броском куная... А вот старик Тоджио, ворчливый инвалид, всегда готовый подсказать, как справиться с трудной техникой и рассказать занимательную историю, падает, разрубленный едва ли не напополам. Родители, строгий, но справедливый отец, и мама, перед последним ударом...
  Это не кошмар, не виртуальная реальность, и пусть мелькающие картинки кажутся гротескными, но я, я видел всё это! До того, как старший брат, идеал, гордость клана, сказал чудовищные, невозможные слова и принялся показывать, хвастаясь своей бесчеловечной удалью... Я видел их - старых и молодых, мужчин и женщин, лежащих в лужах крови, как сражавшихся до последнего, так и умерших внезапно, с выражением удивления на лицах. Мой клан, моя родня, мой спокойный, безмятежный мир, безвозвратно уничтоженный жестоким безумцем. Тот запах, что я ощутил - это запах крови родителей, лежащих в двух шагах от меня...
  Я даже не успел заметить, как мы слились. Два в одном, я/мы испытывали одинаковые эмоции, боролись с захлёстывающим безумием, и даже то, что информация не совпадала, что при слове мама одновременно возникали красивая длинноволосая женщина в кимоно и жёлчная, с вечной папиросой в зубах, дама в старом халате, а отец лежал мёртвым рядом, и в то же время наверняка вешал лапшу на уши очередной пассии где-нибудь в другой части СНГ, не помогало провести грань.
  Сознание плыло, не в силах больше терпеть жуткие картины смерти клана. Ещё немного, и... Ярость, зародившаяся искрой, колыхнула неистовым пожаром. Что за тупая истерика? Да, смерть родных это больно, да, присутствие безумного безжалостного убийцы - страшно. Но что может быть хуже смерти? Я уже умирал. Я был в пустоте, где тонут потерянные души, я сумел убедить хозяина того места дать мне шанс. Что мне опасность для жизни, если на кону - само существование души?!
  Холодная, отстранённая злость вытеснила все другие чувства. Вот, значит, что случилось с хозяином тела. Драгоценный братец, вырезавший весь клан, ещё и поиздевался над младшеньким. Неудивительно, что гигант из междумирья, явно кое-что знающий о вероятном будущем, счёл хозяина тела пустышкой - человек с надломленной психикой и кучей комплексов не имеет шансов на полноценную жизнь. Точнее, не имел бы, если бы не я!
  Я просто задвинул подальше хозяина тела, что и сам рад был убраться, и постарался настроиться на философский лад. Это фильм, просто фильм, где психопат режет совершенно незнакомых мне людей. Да, мне известны их имена, я многое знаю о них - но и в фильмах многое объясняют про будущих жертв, чтобы усилить эффект присутствия, вызвать страх и сочувствие. А то, что раз за разом мелькает перед глазами - глупость и провокация. Мне, жителю больших городов, где умелые бойцы - фантастический дефицит, очень просто было не верить в невероятные прыжки, стремительные броски и удары, в странную, но эффективную магию шиноби.
  Я\мы просто отстранились от жуткого зрелища, ожидая, когда же это скучное и нереалистичное действо, наконец, завершится. Так телезрители пережидают надоедливую рекламу. Постепенно объединённое сознание впало в какой-то транс. Я понемногу воспринимал знания хозяина тела, а сам он затаился, постаравшись отключиться от всех органов чувств.
  Когда всё, наконец, закончилось, я вдруг ощутил странную тяжесть. Тело! Я просто отвык использовать тело! Потому не сумел даже удержать равновесие и рухнул на живот, как ни странно, практически не пострадав. Прямо перед глазами были тщательно отполированные доски пола, идеально подогнанные и чистые. Лишь краем глаза можно было различить тёмно-красное пятно. Как же приятно вновь иметь тело!
  Миг растерянности привёл к тому, что хозяин тела рывком вернул себе управление. Это, пожалуй, нельзя было назвать раздвоением личности, ведь я чувствовал его эмоции, воспринимал мысли и образы, правда, он меня почти не замечал, может, из-за шока, а может, так и положено, никто ведь не ожидает встретить незваного гостя в собственном сознании.
  - Почему... почему ты... - задыхаясь, проговорил хозяин тела, поднимая голову.
  Что? Что такое? Почему мёртвые тела и стоящий над ними убийца так велики? Отец, мать, старший... Зараза! Сколько же мне сейчас лет? Восемь?! Да чтоб тебя подняло, да шлёпнуло, безглазый-рукастый! Как можно всерьёз изменять жизнь ребёнка, когда от него ничегошеньки не зависит! И... нет, он точно решил надо мной посмеяться, меня же выкинет отсюда практически сразу после полового созревания!
  - Чтобы посмотреть, на что я способен, - холодно и бесстрастно объявило чудовище в человеческом обличье, только что погасившее кроваво-красные, со странными чёрными вкраплениями, глаза.
  - Чтобы посмотреть, на что ты способен? Это был ты? Ты убил всех только поэтому? - Внутри хозяина тела как будто что-то рвалось и умирало.
  - Это важно.
  - Что за бред... - Ненависть забила горячими источниками, и хозяин тела начал подниматься. Затем, рывком вскочил, и ринулся на убийцу с воплем, - Да пошёл ты!
  Попытки перехватить управление телом не прошли. Уговоры он не слышал или игнорировал. Похоже, меня всё же подселили к идиоту! Он что, всерьёз предполагает расправиться с типом, вырезавшим весь клан?! Пусть этот... ага, Итачи, вот как его зовут, изначально не планировал нас убивать, но если тренированный убийца лишь на мгновение не удержит рефлексы... Да стой же ты, идиот, что ты сможешь, если не сумели отец и десятки сильных бойцов клана!
  Но братец не сплоховал. Один мгновенный, практически неразличимый удар кулаком, и глупый мальчишка рухнул, как подкошенный, хватая воздух распахнутым ртом. Затем Итачи сделал шаг - и последняя плотина оказалась сметена в сознании хозяина тела. До этого момента он всё равно не верил, что обожаемый старший брат может ударить, убить, украсть жизнь. Волны паники смели всё остальное. Меня придавило так, что даже сказать что-то не мог, не то, что попытаться перехватить управление телом.
  - Не... убивай меня!
  С непонятно откуда взявшимися силами, мальчишка вскочил и понёсся прочь, из дома, где были тела родителей и страшный чужак, каким-то образом занявший место брата. Бежал изо всех сил, прекрасно понимая, что если Итачи решит довести дело до конца, убить и его, шансов на бегство не останется. Потому и не удивился, увидев брата, стоящего впереди.
  - Не убивай меня...
  - Ты не стоишь того, чтобы тебя убить, глупый маленький брат. - Слова убийцы клана падали медленно и веско, как камни. - Если ты хочешь убить меня, ненавидь, презирай, вовсе не вспоминай меня. И ты сможешь выжить в этом опасном мире. Беги, беги, и цепляйся за жизнь! Если же пожелаешь отомстить - ищи меня не раньше, чем обретёшь такие же глаза!
  В вечернем сумраке фигура и лицо Итачи были едва различимы, но вспыхнувшие внезапно кроваво-красные глаза не заметить было просто невозможно. И в этот раз перепугался даже я. У человека просто не может быть таких глаз! Как будто красную светящуюся радужку разрезали от зрачка до окружности тремя симметричными дугами. Что можно видеть такими демонскими глазами?
  Хозяин тела вновь развернулся и бросился бежать. В этот раз нас никто не преследовал и не преграждал путь. Мальчишка с рекордной скоростью преодолел улицу мёртвого квартала, почти не обращая внимания на тела, и вылетел на окраину, где рухнул без сил среди удивлённых людей.
  Нас тормошили, пытались расспрашивать, но сильнейший шок привёл ребёнка в забытье, а я, оставшись за хозяина, предпочитал помалкивать. Пусть я и получил доступ к воспоминаниям тела, но полностью осознать и усвоить их не было времени. Не хватало ещё брякнуть что-либо подозрительное. Буду имитировать всё тот же шок.
  Тут появились люди в странной форме, и, отчего-то, в карнавальных масках. Они тоже задавали какие-то вопросы, но я предпочитал молчать, сопоставляя происходящие события и воспоминания тела. Люди в масках - АНБУ, спецназ Конохи, и с полицией, контролируемой кланом Учиха, были не в лучших отношениях. В первую очередь, потому, что полиция поддерживала порядок и законы, некогда введённые, как компромисс между кланами-основателями скрытого селения, а Анбу были проводниками воли Хокаге.
  Каждое событие, каждое слово, в целом, было понятно и естественно для хозяина тела, но мне требовалось время на осмысление и приведение в порядок всплывающих раз за разом ассоциаций и знаний.
  Вот один из бойцов в маске, так и не добившись ответов, легко поднял нас на руки и понёс с жуткой скоростью, прыгая прямо по крышам. На миг стало страшно, показалось, что он тащит нас обратно, к брату-чудовищу с красными глазами, но прыгучий тип аккуратно обогнул квартал Учих. Только сейчас мне стало ясно, почему братец преградил нам дорогу и заставил бежать в другую сторону. Сейчас боец АНБУ нёс нас к центру деревни, и появись мы там сами, и сразу, погоне было бы куда легче поймать убийцу. А сейчас, пока весть дошла с окраин, Итачи наверняка успел покинуть селение. Ну и флаг ему в руки, уж кто-кто, а я его искать точно не собирался.
  
  
Глава 2. Адаптация
  
  Я валялся на кровати в довольно комфортабельной палате. Теоретически, приходил в себя после шока, практически, просто адаптировался к новому миру и новому телу.
  Честно говоря, здорово напрягало, когда вокруг вертятся врачи, медсёстры, какие-то шиноби в масках и без оных. Мне всего-то и надо было подвигаться, научиться заново ходить, бегать, прыгать, в идеале - даже попробовать некоторые интересные навыки, которыми, оказывается, владел восьмилетний пацан. И лучше всего это было делать сейчас, пока настоящий хозяин зарылся в подсознание и знать не знает, что там происходит снаружи.
  Но оставлять меня в покое никто не собирался. Сначала мельтешили бойцы, пытаясь побольше узнать о резне в клане Учих. Один особо одарённый даже пытался давить, намекая на сговор со старшим братом. Позже вояк прогнали врачи, возмущённые негуманным обращением с ребёнком. Но "гуманизм" врачей оказался ничем не лучше "жестокости" шиноби.
  Первым делом пара медсестёр меня раздели и обтёрли чем-то холодным и не особо приятным на запах. Сама по себе процедура не столь уж неприятная, я не стыдлив, а ощущение тёплых девичьих ручек на теле... ум-м! Так и хочется привлечь к себе, приласкать в ответ и... И всё! Я прекрасно разглядел самую важную часть мужчины, что у этого пацана ещё совершенно недееспособна! Это кошмар, это пытка - видеть столь жалкий, совершенно детский размер, и настолько безразличную реакцию на приятные прикосновения!
  Дальше была какая-то мерзкая бурда, насильно влитая мне в глотку, и вызвавшая некоторое онемение в теле и тяжесть в мыслях. А чуть позже заявился блондинистый тип с необычными глазами, и попытался провести сеанс гипноза. Хорошо, что ему это не удалось, не хотелось бы выболтать своё настоящее имя и подробности попадения в это тело.
  Попытка залезть нам в голову знаменовалась настоящим фейерверком перед глазами, и несколькими минутами ругани блондина, прилично схлопотавшего по мозгам. Лично я из его речи понял лишь то, что наши крайне малоуважаемые родители оказались настоящими параноиками, и устроили какие-то ментальные закладки огненного типа даже на детей. Я же про себя поклялся, что обязательно буду приглядывать за могилками столь достойных людей.
  И, кстати, теперь могу представиться! Это тело, ну и меня, временно, зовут Саске. Учиха Саске. Честно говоря, до сих пор не пойму, почему имя тела я узнал от других. Возможно, человеческое имя слишком связано с основой, с ядром сознания моего носителя, а оно, это сознание, сейчас пребывает в спячке. Это немного тревожит - что, если хозяин тела умудрился придержать только для себя ещё какие-либо личные воспоминания, без которых мне может прийтись худо?
  Пока что обходилось. Клан Учиха был довольно гордым и обособленным, так что близких друзей и отдалённых родичей у Саске не объявилось. Приходил учитель из академии шиноби, пытавшийся неловко сочувствовать, появлялось пара девочек, которых и вовсе не пустили в палату... Зато следователи АНБУ, разные чины и практически весь персонал больницы болтались рядом со мной практически круглосуточно. Даже когда я имитировал истерику и потребовал хоть ненадолго оставить меня в одиночестве, поработать над вживлением в тело не удалось. Настырные медсёстры не закрыли дверь, и попеременно пялились на мою несчастную тушку. Ну не верю я, что опасаются самоубийства, скорее, скрытые педофилки. Ну и на фига оно мне сейчас? Вот года через три-четыре, когда чуть подрастём, это было бы интересным вариантом...
  Пожалуй, в дальнейшем буду называть себя по имени, чтобы не путаться, если, конечно, с хозяином тела разногласий не случится.
  
- - -
  
  А прямо сейчас передо мною сидел чиновник, и самым наглым образом собирался обобрать несчастного депрессивного сироту. Он, наверное, уже раз десять пытался подсунуть пару бумажек мне на подпись, но я каждый раз начинал задавать уточняющие вопросы. И если на первые чинуша отвечал с улыбкой, то чем дальше, тем кислее становилась рожа работника ножа и топо... скорее, пера и печати, оружия, с виду не столь эффективного, но несравненно более подлого.
  - Это, несомненно, наше упущение, Саске-кун, но упомянутая вами клановая библиотека похищена неизвестными. Возможно, даже сам виновник причастен...
  - Не верю! - Без особой вежливости буркнул наследник, в очередной раз отвергая листочек с изрядно урезанным наследством. - Итачи в бегах, библиотека ему к биджу не сдалась! И уже слышанную отговорку о неустановленных лицах вы бросьте. АНБУ появились за считанные минуты, следовательно, неустановленные лица - это Хокаге или советники? Или кроме Итачи были и другие убийцы, больше никто не успел бы наложить лапу на свитки!
  - Боюсь, это выходит далеко за пределы моей компетенции! - Сухо отрезал чиновник. - Возможно, по этому поводу вам нужно поговорить с Хокаге или капитанами АНБУ.
  - Тогда вычёркивайте и этот пункт. - Не менее сухо отозвался я. Он меня ещё Каге и капитанами пугать будет! Нет, конечно же, если перегну палку, руководство Конохи может пожертвовать и последним носителем улучшенного генома Учих. Но до поры до времени, не этой расфуфыренной чернильнице на меня давить! - И вернёмся к этому вопросу после разговора с Хокаге.
  Мой собеседник с таким ожесточением вычеркнул очередную строчку, что едва не разорвал бумагу. В принципе, понять его можно - половина пунктов уже была вычеркнута, я пока не согласился ни на один. А что вы хотите? Пусть я не юрист, и не экономист, но соответствующие дисциплины в моём ВУЗе были, так что дурить меня такими примитивными методами себе дороже.
  - Перейдём к вопросу о земельных владениях. Помимо всей ограждённой территории клана Учиха в самой Конохе, Вы наследуете пару земельных наделов, один к югу от леса Нару, другой - близ долины Творения. Если желаете, я могу послать за картами.
  - Благодарю Вас, я видел карты, и знаю упомянутые Вами наделы. И можете даже не уточнять, мне известно, что изначально клану Учиха, как одному из кланов-основателей, принадлежало больше трети земель, окружающих Коноху, но, так же известно и то, что мои соклановцы, отменные шиноби, тем не менее, никогда не были хорошими дельцами и политиками, так что большая часть нашей земли было выкуплено другими кланами вроде тех же Нара, и разного рода организациями.
  Чиновник облегчённо вздохнул. Но по-настоящему расслабиться ему не удалось, бедняга едва не подавился, услышав следующую фразу:
  - Но мне очень хотелось бы узнать, отчего в самой Конохе Вы упомянули лишь клановый квартал? Насколько мне известно, семьям из клана принадлежало несколько лавок, одна из бань, ещё кое-что по мелочи...
  - Но принадлежало ведь не главной ветви! - Неубедительно возмутился крючкотвор. - Упомянутые заведения имели совладельцев, которые, по договору, и получили в полное владение...
  - Я обязательно посмотрю на эти договора! - А что? Ему, значит, можно перебивать, а мне нельзя? Ну и пусть он старше, зато я - из местной военной аристократии! - Отец никогда не подписал бы договорённости, которые можно было бы использовать против клана, а если договора составлены без ведома главы клана, они тем более, не имеют силы!
  Чиновник прикусил губу, явно с трудом удерживаясь от ругательств. Ну-ну, сейчас ты поймёшь, что такое дикобраз в заднице, чернильная душа. Наношу финальный удар:
  - И, меня ещё очень интересуют активы полиции Конюхи. Клан Учиха со времён создания селения был спонсором, руководителем, да можно сказать, душой полиции. Надеюсь, хоть это не похитили "неустановленные" личности? Основное и вспомогательное отделение, общежитие, тренировочный комплекс, склад...
  Спец по обдиранию шиноби спал с лица. Пару раз открывал и закрывал рот, прежде чем сумел выдавить:
  - Насколько мне известно, всё перечисленное Вами, Саске-сама, передано в ведение АНБУ...
  - Что?! А служащие, нет, люди? Их что, тоже безликим подчинили?! - На этот раз я ничуть не разыгрывал злость. Да отец всю душу вкладывал в полицию! Снаряжение его подчинённых зачастую превосходило по качеству снаряжение тех же АНБУ! И пусть большинство из рядовых полицейских считались шиноби второго сорта, и не каждый даже на чунина тянул, но это были Наши люди! Тренированные, верные, и, в то же время, пользующиеся защитой клана. Достаточно будет сказать, что изрядная часть браков в побочных ветвях, заключалась с всё теми же полицейскими. - Я начинаю подозревать, что Итачи не сам по себе уничтожил свой клан! Если селение так спешит избавиться от полиции...
  - Кироши-сан! Вас срочно требует сам...! - Внезапно забежавшая медсестра не дала мне закончить, и зашептала что-то на ухо крючкотвору. Пожалуй, и к лучшему, что меня прервали. Слишком уж испуганная была физиономия у чиновника. Я что, умудрился угадать? Тогда об этом не стоит распространяться, отправят вслед за кланом со свистом!
  Выглядящий выжатым, как лимон, собеседник быстро попрощался, и рысью умчался из палаты.
  Я, наконец, остался наедине с собой. Пришло время поразмыслить о том, что успел узнать.
  Честно говоря, мне что-то напоминало моё теперешнее имя, но вспомнить я сумел, только выпросив зеркало и поглядев на себя. В качестве предлога использовал страшный сон, в котором Итачи сдирал с меня кожу, начиная с лица.
  Физиономия оказалась смутно знакомой. Но только сейчас, когда появилось время, стало ясно, где я видел это лицо раньше. На постере, точнее, на множестве постеров, практически от пола до потолка покрывавших одну знакомую комнату...
  
  
Глава 3. О пользе анимешниц
  
  Был у меня в своё время роман с одной интересной девушкой. Не красавицей, но с прекрасной фигурой, и лёгким, едва ли не до идиотизма, характером.
  И были у неё в голове свои тараканы - или, правильнее их назвать Нарутанами? Эта взбалмошная особа была совершенно помешана на аниме, японских мультфильмах, смотрела только их, и все деньги тратила на разнообразную сопутствующую ерунду. А уж её затеи... Достаточно сказать, что она носила косплей практически постоянно, с этим даже преподаватели в университете смирились! Представьте себе, круглолицую девицу с полосками на щеках, в мешковатом оранжевом комбинезоне, с жёлтыми, вздыбленными от лака волосами... Да от неё собаки и пенсионерки шарахались!
  Я, правда, предпочитал её в другом варианте - с распущенными волосами, в наряде из взбитой полупрозрачной ткани, имитирующей не то пар, не то облака. Некая техника соблазнения. Я, что естественно, соблазнялся, фигурка у затейницы была на уровне. Правда, доступ к телу получал при некоторых условиях. Во-первых, приходилось обряжаться в тёмную рубашку с вышитой на спине красно-белой теннисной ракеткой (ну, так мне тогда казалось). А во вторых, любовью занимались только под любимые серии её обожаемого сериала. Фанатку безумно возбуждало то, что два друга-соперника мирятся столь необычным способом, в то время, как их анимешные версии дерутся между собой на экране телевизора.
  Если бы тогда я знал, что косплею себя самого в будущем, то уделял бы экрану куда больше внимания... В памяти остались лишь разрозненные отрывки, в основном, боевой направленности, единственное, что могло хоть ненадолго заинтересовать меня в те времена.
  После месяца бурных косплейно-постельных отношений мы расстались - она так и не простила мне отказ от посещения конвента. Какая работа, какие дела, если есть возможность потусоваться с такими же анимешниками? Я же уже был по горло сыт мультиками, "раменом" из вермишели быстрого приготовления и дешёвой колбасы и её попытками научиться забегать на стену. Разобиженная девица "убила" меня "рассенганом" - ещё один её бзык, шарики и презервативы, заполненные водой, с которыми она вечно что-то пыталась сделать.
  Позже я разок видел её в компании с высоким блондинистым парнем в белом плаще с пижонским узором. Подходить не стал, чтобы не мешать очередным косплейным игрищам. Она называла пижона папой, но тот щупал её явно не с родительскими чувствами.
  Теперь осталось подвести итоги тому немногому, что я всё же сумел почерпнуть в компании фанатки "Наруто".
  Пять военных "скрытых" деревень, стоят на страже пяти великих стран. Ага, память Саске подтверждает. Шиноби - мутанты, способные запросто использовать внутренние силы человеческого организма, и накапливать оные в неприличном количестве. Есть такое, как бы идиотски это не звучало, именно владение чакрой позволяет ниндзя косить обычных людей, как спелую пшеницу. Так, Генины-чунины - ну да это не критично... Что там о нас было в сериале? На многих постерах я видел странные пятна на радужке Саске, и считал это симптомами некой глазной болезни, но память тела утверждает, что Шаринган - это круто, и вообще, основа могущества погибшего клана. Правда, детальной информацией мальчишка не владел, так что пока поверим на слово. А, и ещё, если вспомнить, Саске зачем-то смылся из селения, и у них там с Наруто вышла эпическая битва, и оба пацана-мутанта отожгли по полной.
  Что ещё? Ага, в Наруто вселили гигантского девятихвостого демона-лиса. Ложь! Мало того, что я сам не верю, что тварь размером с паровоз можно затолкать в младенца, так ещё и носитель не имеет никакой информации по этому поводу. Саске умеет отращивать руки-крылья. Тоже ложь, такие способности в клане точно не распространены. Может, не так уж важно знание сюжета этого сериала, если многие его утверждения не подтверждаются?
  Правда, то, что последний из Учих активно пользовался огнём, можно считать подтверждённым, он уже кое-что умеет. А молния? Помнится, против Нарутовского рассенгана он использовал некий сноп молний, но это, похоже, дело отдалённого будущего. Помнится, оранжевый крикун ещё умел раздваиваться, расчетверяться и фиг знает сколь много размножаться, и здесь память тела ничего не могла прояснить. Саске был твёрдо уверен, что шиноби умеют создавать клонов для обмана, но почему Нарутинские клоны могли участвовать в драке и наносить реальные удары, оставалось непонятно.
  Дальше, значимые люди. На постерах Саске часто изображён в компании Наруто, розововолосой девчонки и белобрысого тощего мужика с почти полностью закрытым лицом. Похоже, так выглядит будущая команда, в которой я окажусь. Пока что энтузиазма это не вызывает, воспоминания о Наруто и Сакуре скорее, неприятные. И тот и другая шумные, один весьма бестолковый, вторая излишне самоуверенна... Явно будет непросто с ними. Белобрысый, которому, похоже не повезёт стать главой и наставником команды, пока незнаком, но Коноха - огромное селение, невозможно знать каждого шиноби лично. Кто там ещё мелькал на плакатах? Пожалуй, бледного длинноволосого индейца в боевой раскраске с канатом - поясом и слишком длинным языком учитывать не стоит, совершенно нереальный, и потому наверняка просто выдуманный персонаж. То же самое, с крайне волосатым белобрысым типом, восседающим на жабе - должно быть, это сериальное воплощение жадности. С Хокаге всё гораздо сложнее. Я совершенно отчётливо запомнил в качестве главы селения весьма одарённую вторичными половыми признаками эффектную женщину. Какого лешего здесь правит усохший старикашка!?
  Ладно, эмоции в сторону. Что мы имеем?
  Статус - последний из клана Учиха, причём, из главной семьи, что упрощает вопрос с главенством и наследством. Есть недвижимость, хотя, подозреваю, самые лакомые куски, те самые лавочки-магазинчики, которые клан крышевал, из пасти других кланов и руководства Конохи уже не выдрать. Не те силы, и не то влияние... Люди. Тут всё зависит от того, сумею ли я сохранить полицию. С одной стороны, полицейские не любят АНБУ, с другой, не каждый взрослый боец придёт в восторг, если им будет командовать молокосос, даже ещё не генин. Похоже, придётся поговорить с негласными лидерами, а может быть, со всем сразу и с каждым отдельно. Ведь от количества подчинённых будет зависеть и моя позиция, и то, сколько средств и ресурсов удастся вернуть из загребущих лап Хокаге. Есть разница, одинокий пацан - или Учиха-сама, командующий хотя бы десятком шиноби, пусть даже в ранге генинов.
  Значит, пункт плана, номер один - побыстрее смыться из больницы, и навестить полицейский участок. Что-то мне подсказывает, что полицейские не сильно торопятся с передачей ресурсов и переходом в подчинение к АНБУ, после стольких-то склок, взаимных обид и подстав...
  Решение принято, пора действовать. В очередной раз заглянувшую медсестру попросил не беспокоить, поскольку разговор со злым чиновником разбередил свежие душевные раны, и демонстративно натянул одеяло на голову.
  Дальнейшее - дело техники. Стоило лишь двери закрыться за медсестрой, я мигом вскочил, и принялся сооружать куклу. В ход пошли утка, части системы для капельницы, ещё какую-то медицинскую ерунду. Всё, что мне надо - выгадать немного времени, прежде чем меня хватятся.
  Практически сполз из окна по стенке со второго этажа, разрывая рубашку и царапая живот. Меньше всего хотелось сейчас сломать ногу при неудачном побеге из больницы. Тогда бы все планы окончательно пошли псу под хвост.
  А дальше - перебежками, стремительными бросками, направился к главному управлению полиции. И только подходя к зданию под эмблемой четырехконечной звезды с эмблемой клана Учиха в центре, вдруг понял, что не встретил ни одного полицейского по дороге. А ведь их маршруты проложены с тем расчётом, чтобы постоянно пересекать как самые оживлённые, так и самые подозрительные перекрёстки. Просто невозможно пересечь пол Конохи, и не встретить ни одного постового! Похоже, дело худо.
  На миг стало тоскливо. На что я рассчитываю? Кто вообще будет слушать малолетку в порванной рубахе? Меня высмеют, пошлют подальше и будут правы! Стоит ли позориться?
  Я ещё раз взглянул на эмблему, отлично демонстрирующую прежнее положение дел. В полиции всегда служило немало народу, но ядром были шиноби клана Учиха, офицеры с Шаринганом, универсалы, способные противостоять любым дзуцу, предугадывать намерения нарушителей, координировать подчинённых, никого не упуская из виду, и наводить мощнейшие гендзюцу, проводя экспресс-допросы... Такой полиции больше не будет. А будет ли она вообще, во многом зависит от меня.
  Я зло сплюнул, хоть здесь это было и не принято. Позориться неохота? А охота растворяться во тьме, без малейших шансов на возрождение? Мне дали шанс, жизнь взаймы, и я выжму всё, что способен, из этой возможности!
  Дверь распахнулась, и я шагнул навстречу первому испытанию.
  
  
4. Слово для полицейского
  
  Я не Цицерон. Это мне было ясно ещё в прошлой жизни, а опыт текущей ничем помочь не мог. И сейчас, стоя перед равнодушными и любопытными, раздражёнными и оценивающими взглядами, вдруг обнаружил, что забыл все свои предварительные наметки на речь, и не могу выдавить из себя ни слова.
  Нет, один на один я способен общаться с кем угодно, а уж если я нашептываю на ушко милой девушке, то и вовсе способен убедить, уговорить почти на всё... Хотя, об этом не ко времени. Сейчас нужно убедить четыре с половиной десятка шиноби, из которых лишь шестеро относятся к прекрасному полу. Пару незваных типов в масках АНБУ я не считаю. Эти изначально присутствовали, лишь чтобы проконтролировать передачу помещения и всего оснащения своему подразделению, и сейчас, когда я собрал работников отделения на разговор, удалить их было невозможно. Во всяком случае, без скандала.
  Но прямо сейчас масочники роли не играли. Я смотрел на людей, от которых сейчас всё зависело, и пытался сосредоточиться, поймать ворох мыслей в голове. Как достучаться до них, настолько разных? Здесь были старики, уже не способные ходить на миссии или получившие травмы, несовместимые с обычной службой, но были и молодые, которым не хватало опыта. Были слабаки, смирившиеся с тем, что никогда не поднимутся до джонина, и хитрецы, пришедшие на год-два, чтобы воспользоваться тренировочными полигонами полиции и наставниками Учих.
  Долгое молчание начинало уже помаленьку напрягать присутствующих. В конце концов, я не Хокаге, чтобы излияний мудрости ждали до вечера! Проклятье, ну что же сказать...
  С лиц взгляд невольно перебрался на ножки ближайшей куноичи. Ах, эти женщины-ниндзя, с их несколько непривычными фигурками. Тренировки с раннего детства привели к тому, что очень немногие, во всяком случае, до замужества и родов, могли похвастаться существенными попками и бюстом, но ножки... Эти крепкие, тренированные, изящные, грациозные ножки, по сравнению с которыми ноги обывательниц моего прошлого мира смотрелись совершенно неэротично, да и мало какая спортсменка могла бы продемонстрировать такие ножки!
  Глядя на эти ножки, я сумел собраться. Хотя до сих пор было неприятно, что собственное тело так безразлично реагирует на женщин - всё же, восемь лет, не восемнадцать, и даже не двенадцать, но восторг созерцания породил вдохновение.
  Я вновь поднял глаза на лица, оставив в покое смутившуюся и заёрзавшую куноичи, и начал:
  - Для начала, я хочу поблагодарить вас, всех вас. От имени клана, от имени всех тех офицеров, с которыми вы работали, и которые, наверняка, поблагодарили бы вас, если бы могли... Пусть многие не принимали полицию всерьёз, но вы, патрулировавшие улицы, ловившие воров и шпионов, наркоторговцев и контрабандистов, знаете, что покой Конохи обеспечивали ваши пот и кровь. Вы пришли сюда по разным причинам, но честно исполняли свой долг, и не ваша вина в том, что происходит сейчас.
  Лица присутствующих посветлели. Некоторые заулыбались, многие расслабились. Я сам едва удержал улыбку. Не время! Это лишь первый шаг, честно слизанный у разных депутатов и прочих демагогов. Польстить слушателям, настроить их на доброжелательный лад, и они с куда большим интересом выслушают продолжение.
  - Но сегодня, к сожалению, организация, что десятки лет хранила мир и закон в Конохе, может быть расформирована.
  Полицейские подобрались и вновь сосредоточились.
  - Могут быть потеряны многолетние наработки, контакты, доверие. Не мне рассказывать вам, как важно то, что жители доверяют своим защитникам, что полицейскому, изо дня в день, из года в год патрулирующему один и тот же район обыватели без сомнений расскажут о подозрительных особах или тревожных слухах, чем безликим бойцам. Я не обвиняю АНБУ - но у каждого есть свой долг и своя задача. Долг носящих маску - защищать страну и выполнять волю Хокаге. Долг полицейских - оберегать простых людей и помогать им.
  Слушатели зашевелились и принялись переговариваться. Носители масок, похоже, старались уловить каждый шепот.
  - И поэтому я хочу сохранить полицию. Пусть не такой, как она была раньше, ведь я не могу, как ранее мой клан, покровительствовать и тренировать, финансировать и вести столько людей. Но, тем не менее...
  - Ты вообще ничего не можешь! - Довольно грубо выкрикнул один из шиноби. Я знал далеко не всех полицейских, лишь тех, кто приходил к отцу по каким-либо делам, но про этого слышал. Торачи, если не ошибаюсь. Болван и дебошир, постоянная головная боль офицеров, лишь из-за постоянных проколов не получивший звания джонина. Пару лет назад работа в полиции была его последней надеждой - селению не нужны идиоты, постоянно нарушающие дисциплину и проваливающие миссии. Должно быть, он считает, что переход в АНБУ подстегнёт его зашедшую в тупик карьеру. - Ты лишь сопляк, наглый сосунок, ещё ничего не знающий и не умеющий! Да у тебя даже Шаринган ещё не открылся, а может, и вовсе не откроется, а ты смеешь противоречить Хокаге? Сарутоби-сама уже решил участь полиции, и не нам отменять его приказы! А ты, Саске-чан, иди, играй себе, и не вмешивайся в дела взрослых.
  Надо же, а он не такой уж кретин. Опёрся на авторитет Хокаге, напомнил о моём возрасте. Сразу видно, как посмурнели многие полицейские. Лесть лестью, но я действительно почти ничего не могу им предложить.
  - Если бы Каге никогда не ошибались, то никогда не погибали бы в бою, и не нуждались бы в советниках! - Ой, а вот этого говорить не стоило! Поддавшись раздражению, брякнул крайне неприятное слушателям, вон как занервничали. И понять их можно, из четырёх Хокаге лишь один дожил до преклонных лет, оставшиеся погибли именно в бою. Так, где там вдохновляющие ножки? Надо быстро исправлять положение! - Я уверен, что Хокаге и сам с неохотой принял решение о расформировании полиции, просто никто не предложил ему достойной альтернативы...
  - А ты можешь предложить? - С откровенной издёвкой оскалился Торачи. - Да будь ты самим Шисуи, нет, не будем мелочиться, самим Мадарой, в одиночку никто не сможет заменить сразу два десятка офицеров с Шаринганом. А ты, сопляк, даже одного пока не показал!
  - Заткнись, Торачи! - Рявкнул один из ветеранов, инвалид с протезом вместо левой ноги и жуткими шрамами на лице. - Тебя мы и так слушали слишком часто, и ничего хорошего ни разу не услыхали! А сейчас дай договорить Саске-куну!
  - И про Шаринган хватит орать, - Поддержал его более молодой полицейский. - Нам ли не знать, как ты завидовал Учихам и пытался доказать, что и без Шарингана можешь быть офицером?
  Сразу несколько слушателей засмеялись, Торачи перекосило от злости. История о том, как опытный чунин пытался доказать, что более достоин звания офицера, чем подросток из клана, в своё время изрядно повеселила всю деревню. Шисуи - а именно так звали вызванного на поединок парня, загнал своего противника в такое реалистичное гендзюцу, что наблюдатели едва животы от смеха не надорвали. Бедный Торачи прямо на арене успел побегать, поплавать, посражаться - а в это время Шисуи давно уже занимался своими делами. Кстати, снимать гендзюцу пришлось самому автору, никому другому, даже другим Учихам, это оказалось не под силу.
  Едва различимый смех послышался даже из-под масок. И это оказалось последней каплей для вспыльчивого шиноби.
  - Но этот-то, точно не Шисуи! - Заорал Торачи, подскакивая ко мне и хватая за воротник. Нет, ну что это такое? Интересно, этих шиноби хоть изредка психиатр проверяет? Всё же, нервная работа, стрессовые ситуации... - Это братец того ублюдка Итачи, и ещё неизвестно, почему он остался жив?! Может, для того, чтобы шпионить для предателя? Может, мне просто прибить сопляка, пока из него не выросло новое чудовище, порождение грязных связей?
  - Убери руки!
  Половина полицейских оказалась на ногах. И я бы не решился делать ставки, что сработало - долг полицейского, обязанного защищать детей от всякой швали, или впитанное на службе почтение к клану-покровителю. А совсем рядом с придурком вдруг оказался один из носителей масок, прижавший к горлу крикуна кунай несколько необычного вида - чуть изогнутый, и с зубчиками по остриям.
  Торачи, мгновенно утративший свой задор, очень медленно и аккуратно отпустил меня, и сделал пару шагов назад. Ни одного резкого движения. Интересно, его напугало - оружие, или фантастическая скорость, с которой оно оказалось у его глотки?
  - Конечно, сейчас ты способен победить меня. - Не знаю, как это у меня получилось, может, хозяин тела поделился храбростью, или сам адаптируюсь помаленьку, но я сумел подавить дрожь в голосе. - Да что там говорить, большинство генинов сейчас сильнее меня. Но я и не обещаю, что полиция будет сохранена лишь за счёт моей силы. Я предлагаю сделать нашу клановую организацию достоянием всей Конохи! Офицерами будут опытные клановые шиноби, которые, пусть своими методами, но смогут выполнять работу офицеров. Пусть полиция станет доступной для куда большего количества людей, пусть молодёжь практикуется - это не просто позволит сохранить уникальные наработки, вроде "ловчей сети" и "вязкого огня", но и расширит наш арсенал возможностей!
  АНБУшники переглянулись, и устроились поудобнее. Но меня что-то зацепило. Вроде бы, слегка поменялся профиль тени... Точно! Похоже, один из безликих оставил вместо себя клона, и отправился с докладом. Стоит поторопиться, скоро явно заявится какая-нибудь шишка, и моему импровизированному митингу - крышка.
  - Конечно, придётся провести переговоры, и я не могу дать гарантий, что все кланы отнесутся с пониманием к этой идее. Но в случае удачи, мы сможем сохранить полицию, сохранить всё то, что мы несли людям Конохи, позволить нашим заслуженным ветеранам продолжать нести почётную и полезную службу, а не уходить на пенсию из-за невозможности угнаться за молодыми. Сохранить доверие, сохранить покой и спокойный сон мирного народа!
  Многие кивали, кто-то вообще зааплодировал, но тут поднялся один из относительно молодых патрульных, лет шестнадцати, и поднял руку, прося тишины:
  - Вы прекрасно говорили, Учиха-сан, и во многом я согласен. Мы, молодые шиноби, многому здесь научились, и получили ценный опыт. Но я, мои друзья, не готовы на этом закончить. Для нас АНБУ - шанс выйти на более высокий уровень, стать сильнее, а значит, и полезнее для деревни. Что делать, если долг тянет в обе стороны?
  - Так я и не требую, чтобы остались все! - Ну наконец-то, разговор вошёл в нужное русло! Теперь можно и расслабиться. - Я всего лишь предлагаю альтернативу. Вы хотите стать сильнее, и видите возможность продвижения в АНБУ - так удачи! Становитесь Джонином, учите более могучие техники - а ваш тыл, вашу семью, детей, мирных людей прикроет проверенная, надёжная полиция. Как знать, может, через несколько лет вы решите вернуться, уже не патрульным, а офицером?
  Молодежь загомонила, о чём-то споря, сомневаясь. Куноичи, чьи ножки меня прямо-таки спасли, сияла улыбкой. Ну здесь понятно, в полицию, на относительно безопасную работу, женщины всегда шли с охотой - и, походив по назначенному маршруту, очень быстро находили мужей. То ли дело АНБУ, за масками которых может оказаться как красавица, так и натуральный крокодил, да и репутация у безликих, в отличие от традиционно положительных полицейских...
  - А вы, что значит полиция для вас, Учиха-сан? - Вопрос со стороны безликого, кстати, голос показался очень молодым. Или женским. Биджу под хвост эту глухую одежду, даже пол не определишь! - Почему вы так стараетесь сохранить её?
  Вопрос в точку, между прочим. И если я отвечу правдиво, то утрачу все набранные за сегодня очки. Полицейские не обрадуются, если узнают, что необходимы мне для некоторого политического веса, а также для сохранения хоть части достояния клана. Если я, по традиции Учих, буду содержать полицию, значит, руководству деревни придётся оставить мне счета отца, кое-какие здания, и многое, многое другое.
  - Я всего лишь хочу, чтобы то, что клан Учиха сделал для Конохи, не развеялось по ветру. Чтобы, когда я буду возрождать клан, мои дети гордились предками, и желали вложить все свои силы в дело клана, как это собираюсь сделать я!
  Безликий хмыкнул, но воодушевлённые возгласы полицейских заглушили его сомнения.
  В этот момент появился второй боец АНБУ - и вместе с тем, его иллюзорный двойник, выцвел и растаял.
  - Саске-кун, прости, что прерываю, но тебя хочет видеть Хокаге.
  Что ж, этого следовало ожидать.
  
  
5. Между нами, лидерами
  
  Надо сказать, что внешне Хокаге особого почтения не внушал. Как-то подсознательно я ожидал увидеть могучую фигуру, оплетённую мускулатурой, ну, или, хотя бы, рукоять меча за плечом, хоть какой-то символ мощи от, теоретически, самого сильного шиноби Конохи. А так - старик как старик, забери у него пафосную шляпу и трубку, и отдай другому старику, никто разницы не заметит.
  Я стоял (сесть мне никто не предлагал, да и стульев в пределах досягаемости я не видел) в кабинете лидера скрытого селения и скучал, глядя, как старик в нелепой шляпе читает какой-то свиток. Старый, и не особо эффективный трюк. Если бы Хокаге действительно нужно было сосредоточиться на важном документе, меня бы просто не пустили, и ждал бы я снаружи. Но надо помурыжить человека, заставить его почувствовать себя незначащим, понервничать, чтобы дошёл до кондиции...
  Хокаге поднял на меня глаза, и мне на миг стало страшно. Равнодушный взгляд скользнул по мне мельком, миг спустя старик уже нацепил маску заботливого патриарха, пекущегося даже о самом незначительном жителе селения, но... Мне уже не надо было доказывать, в одно единственное мгновение я понял, что этот человек способен на что угодно. Уничтожить клан, сжечь город, живьём выпотрошить детей, если того потребуют его интересы. Страшно даже представить, скольких он убил, прежде чем его взгляд обрёл такое вселенское равнодушие. Неужели все эмоции, что он демонстрирует на людях - всего лишь маска?
  Я спохватился, обнаружив, что Хокаге уже что-то говорит. А, ну да, ну да, посочувствовал чуток, просто для приличий, и сразу перешёл к делу:
  - И именно для того, чтобы не повторилась трагедия твоего клана, мы решили усилить АНБУ. Я немного удивлён, казалось, что как раз ты поддержишь это начинание, и тут мне докладывают о твоём обращении к полицейским. Не объяснишь ли, что это значит?
  - Конечно, я совершенно согласен, что АНБУ надо укреплять. Но считаю, что необходима и дублирующая структура. К тому же, полиция, это шанс для молодых набраться опыта, а для инвалидов - возможность продолжить службу...
  - Не трудись пересказывать свою речь, Саске-кун, мне докладывали. И не надо про достояние клана и интересы селения, полиция - лишь омут низкоуровневых шиноби, дающий ощущение мнимой безопасности обывателям. - Хокаге глубоко затянулся и продолжил чуть мягче. - Ещё, конечно, полиция была пушечным мясом и дополнительным фактором влияния для клана Учиха. Ты умный мальчик, Саске, что и доказали твои действия, и должен понимать, что продолжать политику своего отца не сможешь. Предоставь молодёжи свободное плаванье и возможность повышаться в рангах, а ветеранам дай возможность отдохнуть, мир шиноби - жесток, не стоит поддерживать старый обман. Полиция - бесполезна для Конохагакуре, она не стоит вкладываемых в неё средств.
  - Средств, предоставленных кланом Учиха! - Честно говоря, было просто жутко противоречить главе деревни. Мне как-то раньше не доводилось общаться с людьми, способными с лёгкостью убить, или отправить на убой сотни и тысячи людей. К тому же, сейчас я ступал на тонкий лёд. Саске слышал кое-что по поводу финансовых потоков клана, но не понимал, о чём говорят взрослые, да и не особо интересовался. Если я неправильно оценил некогда услышанное хозяином тела, в лучшем случае, здорово сяду в лужу. - Отец выделял существенную долю дохода клана на содержание полиции. Конечно, отчасти это компенсировали поступления от Дайме и, по договору, от прочих кланов, но жалованье патрульных, их снаряжение, здания - всё было на балансе клана, и я не понимаю, по какому праву всё это передаётся в АНБУ!
  Хокаге ещё раз глубоко затянулся и уставился на меня с несколько пугающим интересом.
  - Отчего-то я считал, что Фугаку прочит на место своего наследника именно Итачи, но ты демонстрируешь неожиданные для твоего возраста познания, Саске-кун. Но тогда ты должен понимать, что упомянутые тобой договора с другими кланами и селением утратили свою ценность. Договор об охране территории заключался с мощнейшим кланом, Учиха, а не с горсткой бесклановых низкоуровневых шиноби, под командованием ребёнка, даже не пробудившего семейное додзюцу. А раз уж охрану возьмёт на себя АНБУ, то и все предназначенные для этого средства было естественно передать им.
  - В том числе и счета? А также семейные предприятия и клановую библиотеку? - Я с трудом удерживал себя в руках. Какая бесподобная наглость, натуральный рейдерский захват в исполнении шиноби. - Договора можно пересмотреть, я предполагаю договориться об устройстве офицерами полиции опытных шиноби из младших ветвей некоторых кланов. Хьюга и Инузуки для выслеживания и захвата, Нара для расследования, Иноичи для ментальных допросов и проверок. Полагаю, их заинтересует эта возможность.
  Хокаге молчал, и мне пришлось выложить последние козыри.
  - Вы недооцениваете те сведения, что получают постовые, просто слушая разговоры и жалобы торговцев, беседуя с гостями селения и обывателями. Не то, что война, даже крупный рейд никогда не пройдёт без резкого изменения финансовых потоков, смены цен и потребностей на определённые товары. Я подозреваю, что отец и его предшественники далеко не всегда делились добытыми сведениями, но если поставить главой полиции доверенного человека, скажем, кого-то из АНБУ, то вы получите ещё один источник информации, а внутренняя информация, подчас, важнее внешних разведданных. Пусть только ваш ставленник снимет маску - во избежание трений. А насчёт моего наследия... Я полагаю, вам удалось заручиться согласием кланов, распределив между ними часть предприятий Учиха, и отдаю себе отчёт, что забрать их обратно просто нереально, но банковские счета членов клана, главное отделение полиции, мастерскую шоковых печатей и арсенал я в любом случае собираюсь сохранить за собой. Ну, и библиотеку, конечно. Остальное - торгуемо.
  - Потянешь? - Хмыкнул старик, откидываясь в кресле и устраиваясь поудобнее. - Хотя, о чём это я? С твоей хваткой ты и чужое сумеешь зацепить! Жадный ты, Саске. Даже рё не готов уступить. А в селении столько сирот, инвалидов, вдов... о них ты хоть раз вспомнил?
  - Я, между прочим, и сам сирота, и отлично вижу, как с ними обращаются! - Не слишком вежливо парировал я. - И, кстати, не отказываюсь платить положенный налог на наследство, просто собираюсь проследить за тем, чтобы у меня было, с чего платить налоги!
  Уж не знаю, сколько мне моральных сил потребовалось, чтобы не упомянуть главных и самых прожорливых сирот селения - старейшин, и некого Данзо, которого отец часто в сердцах поминал "добрым" тихим словом.
  Хокаге лишь ухмыльнулся, и подал знак. На миг мне стало страшно. Мало того, что не обнаружил одного из бойцов АНБУ, как оказалось, всё это время торчавшего в комнате, так ещё и...неужели доболтался? "Добрый" дедушка решил, что прибить проще, чем договориться? Но безликий вышел, и почти сразу затолкал в кабинет знакомую мне личность. Тот самый чиновник, что пытался вешать мне рамен на уши в больнице!
  Чернильная душа выглядел слегка встрёпанным и здорово перенервничавшим. Его взгрели за то, что не справился, или наглец пытался что-то урвать и для себя? Хокаге практически улёгся в своём кресле, и благожелательно уставился на нас. Ах, вот оно что! Старый гад собирается получить удовольствие от нашего торга! Ну что ж, если зритель оплатит представление, подтвердив всё, что я выцарапаю из чинуши, будет ему представление.
  Я вежливо, как принято перед спаррингом, поклонился затравлено зыркающему оппоненту. Начинаем первый акт комедии: "Выкручивание яиц разжиревшему на казённых харчах коту"!
  
  
- - -
  
   Вышел я от Хокаге только три часа спустя, мокрый от пота, вымотанный, но вполне довольный собой и жизнью. Если продолжить сравнение с котом, то одними яйцами дело не обошлось. Затем зажравшемуся зверю долго и нудно выдирали хвост, а под конец брили наголо тупым топором.
  Чиновник сражался, как раненный биджу, поднимал законы, пересматривал договора, указы дайме и предыдущих Хокаге, угрожал судом и советом кланов. Я в ответ размахивал весьма толково составленными завещаниями клана, давил традициями и пугал подачей апелляций к совету Каге и собранию Дайме.
  Единственный присутствующий здесь Каге втихаря попивал саке (нет, я не видел, просто унюхал) и пыхтел в трубку от смеха.
  Итогом стал сердечный приступ бойца пера и чернильницы (приглашённый ирьенин мигом поправил дело, не дав оппоненту повода смыться на самом интересном месте), а также некоторые завоевания.
  Банковские счета я сохранил почти все, лишь пару пожертвовав на детский дом Конохи. Финальную сумму ещё не знаю, и почти уверен, что на налоге меня тоже нагреют, но всё равно должно получиться прилично. Плюс, сохранил главное управление полиции и мастерскую уникальных, разработанных специально для задержания, а не разрушения, шоковых печатей. Общежития, как и тренировочный полигон, отстоять не удалось. Большая часть молодых патрульных дружно рванула в АНБУ, а старики, по обычаю, уже обзавелись собственной жилплощадью. Придётся бездомных полицейских расселять в домах клана - всё равно пустуют, и тренировать на клановом полигоне. Арсенал тоже придётся переносить, во всяком случае, то, что не успели утащить безликие. А вот библиотеку гадский старикан зажал, в качестве повода использовав отговорку, что "владелец пока сам не способен защитить достояние клана"! Но, правда, обещал свободный доступ в библиотеку АНБУ, где и будет храниться писаная часть моего наследства.
  Единственным настоящим приобретением стала закусочная близ управления полиции. Прежний владелец недавно умер, и на днях прибывший беженец из разорённой войной страны волн искал партнёра, чтобы выкупить заведение. Мужик, заявившийся прямо во время спора, мне понравился, и я быстренько состряпал договор, вложив средства в перспективу. Теперь полицейские будут получать серьёзные скидки, столуясь у Ичираку.
  Дело осталось за малым - убедить те кланы, членов которых я собираюсь привлечь в качестве офицеров. Думаю, будет не так уж сложно. Хорошо повеселившийся Хокаге любезно показал мне список, что из ранее принадлежащего Учиха приватизировал каждый клан, так что теперь мне будет, чем давить.
  Я с некоторой завистью посмотрел, как отправленный с сообщением безликий прыгает с крыши на крышу. Пожалуй, кланами займусь завтра, и постараюсь управиться за один день. А послезавтра вернусь в академию шиноби, и постараюсь выжать всё, что могу из этого заведения!
  В конце концов, я взял на себя немалые обязательства, и мне надо стать очень сильным! Как шиноби, и как мужчина.
  
  
6. Учиться, учиться, учиться!
  
  Постепенно, моя новая жизнь вошла в определённый ритм.
  Подъём - в пять часов, как раз патрульные возвращаются с ночных дежурств. Сутки делились натрое, и дежурства шли по скользящему графику - ночное, утреннее вечернее, с девяти вечера до пяти утра, с пяти до тринадцати, с тринадцати до девяти. В Конохе с электричеством было туго, один-единственный генератор почти не делал погоды, улицы по ночам освещались слабыми масляными фонарями, потому всё селение жило в режиме деревни. Поднималось с рассветом, и укладывалось с закатом. Лишь особо занятые портили глаза, работая в свете масляных ламп. Детям, обычно, разрешалось поспать подольше, но я предпочёл придерживаться ритма патрульных.
  Проснуться, умыться, позавтракать. Между прочим, вопрос с питанием, я, по моему собственному мнению, решил просто гениально. Помаявшись несколько дней, окончательно убедился, что ни я, ни прежний хозяин тела кулинарными талантами не блистаем, просто договорился с Хитоми-сан, немолодой женой одного из патрульных-ветеранов, переселившихся в квартал Учиха. Многие холостые полицейские последовали моему примеру, но лишь мне, как хозяину, завтрак приносили на дом.
  Надо сказать, массовое переселение полиции в квартал Учих оказалось взаимовыгодным. Нет, аренду со своих служащих я брал очень невысокую, точнее, наш казначей просто вычитал её из жалования. Может, кто-то в этом усмотрел бы урон клановой чести, но по мне, пусть лучше в этих домах живут люди, чем ветра и скорбная память. То, что кое-где пришлось провести косметический ремонт и замыть кровавые пятна, в расчёт новые жильцы не брали. Лично я был поражён тем, что переселились практически все, клановые дома были куда уютнее, чем всё, на что мог заработать шиноби невысокого ранга за пол жизни. Чуть позже оставшиеся дома по личной договорённости заняли обычные люди, не состоящие в полиции, а зачастую даже не являющиеся шиноби. Правда, приходилось держать лицо, и оставить пустыми три дома, когда-то принадлежавших главным ветвям Учиха, в четвёртом, отцовском, я пока жил один.
   Поблагодарить за вкусный завтрак Миори-тян, внучку поварихи Хитоми. Вообще-то ей уже семнадцать, и она замужем, но называть её "сан" просто невозможно, девушка расстроится и будет переживать. Всё же, здесь практически кастовая система, и простая женщина, жена обычного ремесленника, даже глаз не смеет поднять в присутствии главы клана, пусть даже этому главе восемь лет. Миори помоет посуду, приберёт, и постирает несвежую одежду. Запрещать бессмысленно, платить - нереально, девушка считает неофициальную заботу о юном главе своей почётной обязанностью, и оскорбится, если её унизить оплатой. Хорошо хоть, что работающий казначеем в полиции однорукий инвалид Китами хорошо понимает намёки, и знает, какому дедушке надо слегка увеличить жалование в счёт работы внучки.
  Теперь - на полигон. К сожалению, полицейские инструктора не позволяют мне работать с полной нагрузкой, регулярно поминая перетренированного в детском возрасте Итачи. По их утверждениям, именно жесточайшие тренировки привели к тому, что брат остался ниже среднего роста, и схлопотал хроническую болезнь чакросистемы, которая начинает практически разрушать его хрупкое тело при любой серьёзной нагрузке. Приходится сдерживаться.
  Сам полигон претерпел немалые изменения. Для начала, полоса препятствий. Да, я лично нарисовал эскизы, заказал, оплатил, и целый день был горд собой... Пока слабейшие Генины из патрульных не промчались по ней, не задерживаясь, почти как по ровной местности. Нет, сама идея была воспринята правильно, и сейчас вместо недоразумения, спроектированного мною по памяти из иного мира, отстроена настоящая полоса препятствий для шиноби, с препятствиями, защищёнными барьерами, с канатами, не позволяющими пользоваться чакрой, с водными препятствиями, в которые специалисты залили нечто, вытягивающее чакру с бешеной скоростью. ЭТУ полосу даже Чунины одолевали с трудом, Генины - лишь под стимуляторами, а мне пока оставалось желчно завидовать.
  Но сама идея, как и основы дзю-до, приятно разнообразившие полицейский стиль Вихря Листа в тайдзюцу, здорово повысили мою репутацию в глазах патрульных. Пусть Оплетающая Ветвь, специально адаптированный для полиции стиль, призванный не убить, а вывести противника из строя и захватить живьём, уже практиковала несколько болевых и силовых захватов, но всё же оставался ударным, привычным для шиноби. А вот борьба, полностью построенная на захватах, позволяющая патрульному задержать даже более сильного противника, зря понадеявшегося на скорость и силу, просто поразила бывалых бойцов. Конечно, я был далеко не мастером, и мне пришлось долго объяснять и демонстрировать мои "идеи", но инструктора поняли, обалдели, и вот уже полгода доводят до ума мои дилетантские потуги.
  Ну а пока они трудятся, я тренируюсь вместе с обычными патрульными, в конце концов, метко и быстро бить врагу в морду бывает не менее важно, чем умение выкрутить его хитрым кренделем.
  Упражнения на силу и выносливость, на контроль чакры, спарринги, метание затупленных кунаев и шурикенов в движущиеся, а временами и огрызающиеся манекены, бой на палках - традиционном оружии полиции, основы нин- и ген-дзюцу, чакру мне тоже пока запрещают перенапрягать.
  Уже в восемь часов, когда для полицейских, свободных от патрулирования, тренировки ещё в самом разгаре, мне приходится откланиваться. Иду домой, ополаскиваюсь, переодеваюсь, завтракаю ещё раз... Нет, это не я такой обжора, это организм шиноби сжигает калории в бешеном темпе, превращая их в чакру. А я ещё росту.
  В девять начинаются занятия в академии. Честно говоря, мне здесь мало что могут дать. Практика слабовата, теория... Поначалу изрядно забавляли предельно приспособленные к реалиям предметы, но со временем приелись, и я уже спокойно воспринимаю, то, от чего раньше валился под парту.
  Математика: "Лазутчик врага бежит со скоростью 40км\ч по прямой, вы отправляете в него ускоренный чакрой кунай со скоростью 200км\ч. Будет ли поражён враг, если расстояние между вами 150 метров, а кунай летит на расстояние в пол километра? Рассчитайте предельное расстояние броска при указанных условиях.
  Физика: Нарисована целая схема векторов сил. Даны взрыв печати и задание - расположить их так, чтобы обрушить скалу в ущелье на проходящий отряд противника. Также приведена таблица сопротивляемости материалов и мощность взрыв печатей.
  Помнится, я очень гордился тем, что даже Нара расположил под скалой две с половиной взрывных печати (что нереально технически), а я единственный догадался задействовать три, плюс барьерную, дабы избежать падения соседней скалы на макушку. Тогда Ирука-сенсей здорово описывал повреждения горе минёров, а то и очередную строчку на монументе огня.
  История: Тут правильнее сказать - новейшая история плюс политология и скрытая пропаганда. О том, что было до основания Конохагакуре, по мнению властей, детям надо знать лишь самый минимум. Ну зачем им информация о том, что его клан и клан его соседа по парте когда-то азартно резали друг друга, а вот тот парень у окна вообще из страны, полностью захваченной страной Огня. Биографии сильнейших шиноби - подробно, причём, все Хокаге - сугубо положительны, а вот герои других селений, в лучшем случае, с нейтральным подтекстом. И вообще, мы - честь, слава и гордость, а все они гады! Правда, некоторые временно притворяются...
  Психология: Ну, эта дисциплина меня впечатлила! Когда специально приглашённый специалист сходу выдал по классу волну убийственного намерения, с большинством будущих шиноби приключился позорный конфуз... Ну не зря же всех предупреждали принести запасную одежду! Хуже всех пришлось Кибе - остальные-то просто штаны меняли, а вот у кинолога его пёс прямо на голове сидел...
  А я, между прочим, даже ностальгию ощутил, именно так, и с такими же намерениями врывался на совещания наш босс, начитавшись предварительно отчётов об очередных идиотских промахах сотрудников и о потерях фирмы.
  На психологии, помимо противодействию давлению, учили лгать и определять ложь, допрашивать, договариваться, угрожать - да в целом, всему, что требуется в обществе уважающему себя шиноби или менеджеру среднего звена. Здесь царила Ино Яманака, потомственный мозголом.
  Каллиграфия: Рисование иероглифов, будь они неладны! Меня примиряли с этим бредом лишь основы фуин-техник, неразрывно связанных с этой дисциплиной. Правда, пока ещё ни одному однокласснику не удалось активировать те пародии на фундзюцу, что мы рисовали, лишь у Наруто его кривые рисунки временами шевелились, как живые, но блондинистый остолоп умудрился этого не заметить.
  Динамика: Лично так я для себя предпочитаю называть "Постижение телесной и духовной гармонии". Ручные и телесные печати (ага, так и представляю шиноби, садящегося в позу "лев" или "лотос" посреди боя!), медитации, разгон чакры и форсирование микрокапилляров. Но это всё телесное, а вот духовное меня просто поразило! Танцы, интеллектуальные игры, декламация стихов и пение песен, рисование и культурные традиции!
  Лучше бы всё это действительно имело отношение к чакре! Если выясню, что мне пришлось танцевать со всеми девчонками класса по очереди и мучатся на чайной церемонии лишь по чьей-то прихоти, взорву академию на фиг! Всё уже предварительно рассчитано - нужно по две взрыв-печати под каждый угол, и по три - под несущие колонны, нужное количество найдётся в полицейском арсенале, в который у меня свободный доступ - ещё бы, в соседнем-то доме.
  Нет, я понимаю, что сам виноват в чрезмерном девичьем внимании. Парень изначально, ещё до моего подселения, был довольно привлекателен, а я сначала изображал рыцаря печального образа - надо же было показать, что на гибель клана мне не наплевать, а затем сдуру продемонстрировал привычную для меня галантность к женщинам... И не бить же теперь своих поклонниц, чтобы хоть изредка оставляли меня в покое! Ну что это за наказание такое! Неужели трудно понять - я мелкий, они мелкие, нам всем просто РАНО! Теперь никогда не буду смеяться над анекдотом, в котором рассматривающий PlayBoy Вовочка на вопрос учителя, кем он хочет быть, когда станет взрослым, отвечал "Взрослым! Просто взрослым!..."
  Ну, и, конечно, как и в любой уважающей себя академии шиноби, было немало практики. Начиная от простейших спаррингов, где я мог наглядно посмотреть на клановые наработки в тайдзюцу и ниндзюцу, так и общие разборки, когда класс делили на две, три, четыре части, и заставляли сражаться между собой. Между прочим, очень познавательно. Таких как я, кое на что уже способных даже в этом возрасте, первым делом заваливали массой, а дальше всё уже зависело от слаженности групп. Пару раз нас сводили даже с классом на год старше. Что сказать, больно и обидно... Похоже, психология тут тоже играла не последнюю роль, старшим позволяли почувствовать вкус победы, а нам хлебнуть поражения. Такие стрессы мотивировали даже самых ленивых, трусливых и пофигистичных, заставляя тренироваться до озверения.
  При разбиении на пары для отработки ударов в полный контакт мне чаще всего попадались Чоджи, лидирующий в весовой категории, Наруто, отличающийся просто нечеловеческой выносливостью и ослиным упрямством, и Хината. Ну эту тихую скромную девочку вообще старались избегать на практических занятиях, и спарринги с ней напоминали всё те же танцы на расстоянии - если ты не дурак, то будешь держаться подальше от её мягких изящных ладошек, касание которыми по эффекту превосходило удар кулаком здоровенного мужика!
  Метание разнообразного убийственного железа тоже имело свои особенности. Тот же Шикимару не стеснялся подправлять полёт своего куная теневыми техниками, а Киба норовил заранее отправить своего щенка пометить мишени. Полное впечатление, что он мечет шурикены на нюх. Здесь, как и в тайдзюцу у академии имелись серьёзнейшие пробелы, технику метания практически никто не ставил, и во время практики рядом с некоторыми альтернативно одарёнными было просто опасно находиться! Даже в условно безопасной зоне - за спиной метателя.
  Время от времени устраивались специфические тренировки, от поисков "секретных" документов, спрятанных учителями на территории академии, до расшифровок головоломных текстов. Я уже молчу о "допросах", "связываниях" и "оказании первой помощи" манекенам. После того, как треть класса перетянула бинтами глотки своим "раненым", чтобы остановить кровотечение в височной части головы, мне стало ясно, отчего мы тренируемся на манекенах.
  В общем и целом, скучать в академии было сложно, во всяком случае, тем, кто учился всерьёз. Мне скучать тем более не приходилось, поскольку на каждой перемене почти вся женская часть класса участвовала в увлекательнейшем шоу "Достань Саске!" Нет, я ничего не имею против лёгкого, ни к чему не обязывающего флирта... но не с десятком же ревнивых и вспыльчивых девчонок сразу!
  - Саске-кун, ты заметил, я сменила причёску, тебе нравится?
  Лично я разницы не заметил. Но приходится подтверждать, кобелиная сущность не в силах огорчить существо противоположного пола. Ну почему я не нормальный мальчик девяти лет, который прекрасно знает, что девичьи косички предназначены для дёрганья, а не для любования?
  - Вот, лучше попробуй печенье, я сама испекла!
  Скорее сожгла... Кха-ха, ещё, похоже, и слепила из чего-то изначально несъедобного. Что? Нет-нет, довольно вкусно, нет, что ты, съесть всё в одиночку было бы не по-товарищески, угости и других мальчиков. Вон, какими глазами Наруто смотрит.
  - Отвалите от Саске, вы ему вздохнуть не даёте!
  - Ага, сама влезть хочешь? И убери свои оданго, и так в прошлый раз его чуть не отравила!
  - Что? Да ты сама-то своё печенье пробовала? Это Саске-сан слишком вежливый, а знаешь, что сказал Наруто, когда в него ЭТО запихнули?
  - А Чоджи понравилось!
  - Да Акимичи слопает всё, что не сожрёт его самого, нашли, кого слушать!
  - А где Саске?
  - Саске-кун, ты где? Ну вот, всё из-за вас! Он так и не посмотрел на моё новое платье!
  - Скорее, он сбежал, чтобы не пришлось смотреть на то, что в этом платье!
  - Сама ты уродина! И дура! А сейчас ещё и набитой будешь!
  - Ах ты...!!!
  Вот так и проходит почти каждая перемена. Честное слово, я искренне радуюсь, когда выпадает по-настоящему утомительное занятие, и эти крикливые, агрессивные фурии, которым пока до настоящих женщин, как до Суны ползком, слишком устают, чтобы за мной гоняться. Хорошо ещё, что техникой маскировки я владею уже на уровне продвинутого Генина, ну и, конечно, просто изумительно что Хината не входит в мой фанклуб вместе с большинством девчонок, от бьякугана не спасла бы никакая маскировка. Хотя временами проскальзывают самоубийственные сожаления, всё же Хьюга - одна из самых симпатичных девушек класса...
  Так, звонок прозвенел, можно сползать с крыши. Я ещё недостаточно хорошо манипулирую чакрой, чтобы спрыгнуть с трёхэтажного здания без особого ущерба для организма. Что нам практика сегодня готовит? Учитывая то, что на Математике я сегодня засыпался, честно по условиям задачи сосчитав, сколько шиноби из сводного отряда погибнет в процессе выполнения задания, в то время, как хитрозадый Шикимару вполне логично обосновал, что при таких обстоятельствах лучше провалить миссию, и взять нанимателя за одно место на предмет злонамеренности! Надо быть внимательнее, в условиях ведь было оговорено, что миссия Б-ранга, оплаченная заранее, следовательно, не от селения, те платят своим шиноби по факту. Хорошо хоть, что не оказался единственным идиотом, попавшимся в логическую ловушку, абсолютное большинство совершило ту же ошибку, а некоторые умудрились ещё и в вычислениях налажать.
  - Ага! - Ухмыльнулся Ирука-сенсей, увидев меня. Как-то резко заныла пятая точка, вечно страшащаяся излишних приключений. - Вот как раз Саске-кун и подойдёт! Мало того, что опоздал на общее построение, так ещё и нужными навыками неплохо владеет!
  Инстинкты взвыли, но... наставник ухватил меня за плечо, не дав возможности смыться:
  - Тема сегодняшнего практического занятия - ловля и задержание лазутчика. Так, дети, все выложить боевые кунаи и шурикены, на этом занятии разрешено пользоваться только тренировочными. Нет, Наруто, даже если этот кунай тупой, он слишком тяжёл, и может поранить твоего товарища.
  Злопамятный он всё же тип, этот Наруто! Неужели ему так печенье не понравилось? Правда, я пробовал сам, и один кусочек, а в него затолкали силком, и сразу три.
  - Ну и, для того, чтобы простимулировать нашего лазутчика, внесём ещё одно правило. Если он будет захвачен задолго до конца занятия, тема плавно сменится на "Допрос лазутчика в полевых условиях".
  Я затравленно огляделся, повсюду встречая горящие азартом девичьи глаза. Вот это подстава! Интересно, это не пожелание Хокаге - сбить спесь с самоуверенного сопляка? Захват - ещё куда ни шло, но допроса в исполнении фанаток я точно не переживу!
  - Стоять! Я ещё не позволил действовать! - Фух, я уж думал, он совсем садист. Удерживать меня, в то время, как платьеносные безжалостные фурии неумолимо приближаются... - Лазутчик получает фору... м-м, скажем, полминуты. Забор академии считается непреодолимым барьером! На этом - всё! Лазутчик - пошёл, у тебя полминуты!
  Так, голова, думай, бандану куплю... Территории академии катастрофически мало, чтобы спрятаться надолго! Прямая схватка - гарантированный проигрыш, если один на один я сделаю почти каждого, кроме непробиваемого Чоджи и Хинаты, то на толпу меня не хватит. Ниндзюцу? Ага, моим огненным шариком разве что волосы можно опалить, а уж после этого "захватывать" меня будут с особым вдохновением. Значит...
  Я развернулся и в три прыжка добрался до здания. Фиг тебе, Ирука! Не собираюсь я бегать по тренировочному полю, сама академия ведь тоже входит в условленное место! Вот и посмотрим, как умеют лазить и бегать по коридорам мои одноклассники.
  - Вперёд! Ловите лазутчика, во имя Огня! Он умыкнул секретный циркуляр Хокаге!
  Ох, припомню я тебе это, Ирука-сенсей! Полминуты явно не прошло, боишься, что слишком хорошо запрячусь в академии? Блин, а ведь не удастся, сегодня в поиске будет задействован Бьякуган!
  Вместо того, чтобы лезть на крышу, как собирался изначально, ныряю в окно второго этажа. Незнакомый сенсей, на миг прервавшись, продолжает лекцию, ученики, в большинстве своём, тоже игнорируют нарушителя. Неплохие тут порядки, уважают чужие занятия.
  Так, кто там пыхтит? А, ну как и ожидалось, первым лезет самый быстрый, Киба. И даже не подозревает, что подлый лазутчик и не думает работать ногами, а ждёт, пока большая часть класса не отправится в обход, ко входу. Блин, ну в кого ты такой цепкий, у тебя ведь в друзьях собаки, а не кошки! Как на счёт цветочным горшком по голове?
  Горшок разлетается в воздухе, не достигнув цели. А, это Ирука кунаем сбил. И нечего мне кулак показывать, я и так в невыгодном положении! А с Кибой ничего бы не случилось, его голову можно как таран использовать.
  Но, между прочим, эффект получился в чём-то даже лучше, чем я ожидал! Кибе, а так же Наруто и Чоджи, решившим испытать свои скалолазные способности, землёй запорошило глаза. Большая часть класса скрылась за углом. Кто у нас ещё остался? Вполне логично, Шикимару, которому влом бегать без крайней нужды, и Хината, уже активировавшая Бьякуган. Шансы есть!
  Один прыжок - и я на земле. Теперь - толкнуть Кибу на Чоджи.
  - Держи его, сейчас вырвется!
  Собаковод только пискнул в могучих объятиях толстяка. Через мгновение и Наруто присоединился к импровизированной куче-мале. Акамару, скачущий вокруг и хватающий за всё подряд обидчиков хозяина, лишь добавлял неразберихи.
  В последний миг я сумел увернуться от изящной ладошки. Нет уж, с девчонками не дерусь! Особенно, способными травмировать внутренности лёгкими касаниями.
  Против такого противника лучше всего действует самый первый приём любого боевого искусства. Повернуться к врагу спиной и быстро перебирать ногами! При всех возможностях Хинаты, она невысокая, и не такая уж быстрая. Вон, даже ленивый Нара уже опередил!
  Так, бросок тренировочного куная, выточенного из твёрдого дерева - просто для того, чтобы Шикимару не увлекался погоней, и свернуть за угол. Если кто не понял - бежал я вокруг здания, но в обратную от входа сторону.
  Прыжок в окно на первом этаже. Ага, какая-то подсобка. Спихнуть горшок с цветком наружу, пусть считает, что скинул со второго этажа, минимум, как в случае с Кибой. Хината, конечно, быстро выявит обман, но пока договорятся...
  Бегом-бегом, по первому этажу. Ага, вот как раз несётся плотная группа одноклассников, ловить меня на второй. Затаиться и переждать. Хорошо, что с ними нет Хинаты. Правда, если бы она побежала с основной группой, я и действовал бы по-другому. Так, шаги сзади. Рывок вперёд!
  Зараза, кто-то из бегущих по лестнице оглянулся! Хорошо хоть, что самые прыткие далеко впереди! Беги, Саске, беги! Вот он забор, прыжок - и я снаружи! И по фиг, что непреодолимый барьер, скажу, что сделал подкоп или устранил удерживающего барьер мастера фуиндзюцу!
  Пока Ирука появится, да разберётся в ситуации, я буду уже далеко. Похоже, придётся ему назначать другого лазутчика.
  Так, практические занятия, как обычно, идут последними. В кои веки у меня появилось свободное время. А навещу-ка я клановую библиотеку. Всего месяц назад выбил-таки из Хокаге пропуск в закрытую секцию. И отмазка будет прекрасная, завтра скажу, что лазутчик раскаялся, и отправился отдавать Хокаге секретный циркуляр.
  
  
7. Пыль веков
  
  Закрытый сектор библиотеки в башне Хокаге по своей защите мог потягаться с фортом Нокс. Толстенные стены, укреплённые барьерами, барьеры на отдельных секциях, несколько дублирующихся сигнализаций. Честно говоря, когда я впервые попал сюда, ожидал, что каждая книга, каждый свиток будет откровением. Куда там! Большая часть стеллажей была занята самой обычной литературой, попавшей сюда лишь потому, что в ней, хотя бы косвенно, упоминались шиноби или их техники. Несколько стеллажей занимали старые отчёты о выполненных заданиях, утратившие секретность, но продолжающие храниться в закрытой секции.
  Самое интересное - техники, свежие отчёты, планы, информация о шиноби Конохи и других деревень, хранилось за дополнительными барьерами, для преодоления которых требовался отдельный пропуск. Точнее, сразу два пропуска - личный, и библиотекаря.
  Старый джонин, по возрасту, наверно, обогнавший Хокаге, был на редкость неприятным типом. Это ж надо, уже в который раз прихожу, а он обязательно связывается с секретариатом Хокаге, и уточняет, честным ли путём добыл пропуска "этот подозрительный пацан"! Правда, цеплялся он почти ко всем, за исключением безликих. Члены АНБУ появлялись, когда хотели, и, похоже, имели доступ во все секции.
  Правда, со временем, я смирился с параноидальным библиотекарем, хищной тенью скользящим по своим владеньям, в поисках шпионов и вандалов, так и ждущих возможности подтереться бесценными свитками!
  А оценить его пользу удалось чуть позже, когда я преодолел робость, и всё же начал задавать вопросы мрачному стражу знаний. Старикан оказался весьма начитанным, и, похоже, знал едва ли не всё на свете. Может, его и сюда запихнули лишь для того, чтобы носителя таких знаний не умыкнули враги?
  К примеру, он просто и доступно объяснил то, над чем я ломал голову с того момента, как увидел книги и свитки. Почему шиноби вообще пишут чернилами в свитках, если у них есть типографии, книги в нормальном формате, даже что-то типа печатающих машинок, если судить по отчётам. Оказалось, всё просто. Свитки делают из чакрочувствительного дерева, практически без механической обработки, чтобы затем нанести на них защитные печати. На основе таких свитков создаются контракты с призываемыми существами, консервируются разнообразные дзюцу, запечатываются вещи.
  С каллиграфией всё оказалось тоже не так просто. В чернила добавляется чакра пишущего, добавляя ещё одну степень защиты, и даже взломав основные печати, вражеский шиноби, раскрывший свиток без соблюдения неких заранее оговоренных условий, запустит самоуничтожение свитка. Вложенная чакра сожжёт, растворит, разорвёт носитель информации, в зависимости от стихийной предрасположенности писавшего. Правда, из любых правил есть исключения. Библиотекарь мимоходом упомянул клан Узумаки, в котором, оказывается, чуть ли не каждый второй был прирождённым взломщиком. Мало того, что большинство фуиндзюцу были разработаны этим кланом, и, соответственно, не могли спасти от шиноби Водоворота, так многие печати и барьеры просто не действовали на этих типов!
  В связи с этим, были разработаны другие средства защиты информации - шифры. И как раз по этой причине большая часть свитков из семейного архива пока мне не доступна. Нет, я открывал эти свитки, меченые кружком их трёх запятых, но разобраться в мешанине чернильных линий и пятен не сумел. По утверждению библиотекаря, у клана Учиха практически идеальный шифр - лишь человек с активным Шаринганом может уловить смысл в хаосе чернильного кошмара. Причём, здесь вопрос не только в самом Шарингане, но и в особом восприятии информации, не помогут даже пересаженные глаза.
  Интересно, он что, проводил такие эксперименты? Сомнительно. Я бы точно не позволил никому одолжить свои глаза, даже если бы мне предоставили все гарантии их скорого возвращения.
  В любом случае, пока нет Шарингана, оставалось только читать незашифрованные свитки. Вот только их содержание не вдохновляло. Расходы-доходы, в большинстве своём, уже не принадлежащих мне предприятий. Разнообразные заметки, практически непонятные, ведь АНБУ, срочно собиравшие свитки по домам сразу после резни, не удосужились подписать, откуда какой уволокли.
  Отцовский я всё же опознал, но и здесь пользы было не так уж много. Ну кому интересны проколы некоторых неблагонадёжных патрульных, если они и так всем скопом смылись в АНБУ. Правда, если верить тому, что отец писал про Торачи, уже на тот момент почти вылетевшего из полиции за всё хорошее, в АНБУ ему тоже ничего не светит. Устроят ему увольнение вперёд ногами, безликие слишком серьёзно относятся к дисциплине.
  Нет, кое-что меня серьёзно удивило. Например, отец очень тщательно подыскивал нам с Итачи будущих жён. И предполагаемые варианты, почему-то, выбирались из младших ветвей Учиха, про всё остальное селение было мельком упомянуто - "без вариантов"! Мало того, по некоторым упоминаниям стало понятно, что мать приходилась отцу двоюродной сестрой, и вообще, слишком уж часто в клане устраивались близкородственные браки. Но, похоже, для этого были какие-то основания. Отец регулярно упоминал ранние исследования, раз за разом упоминал кланы с улучшенным геномом из других деревень и сетовал на то, что девушки из этих кланов охраняются, как сам дайме. Я, к примеру, здорово удивился, когда узнал, что наш близкий родственник Шисуи самым натуральным образом выкрал себе невесту из другого селения, но её родственники, не сумев её вернуть (похоже, сама возвращаться не захотела), просто прикончили носительницу улучшенного генома за неделю до свадьбы. Дикость! Помню, Шисуи очень сильно изменился после той трагедии, и с глазами у него что-то произошло.
  Не слишком приятно, даже жутко было постепенно собирать из заметок, высказываний и мнений окружающих общую картину клана Учиха. Могущественный, гордый, жестокий клан. Чтящий свои глаза, как великую святыню, и безжалостно отвергающий неудачников, тех бедолаг из клана, что так и не сумели пробудить Шаринган.
  Да у них всё было завязано на этот Шаринган! И пока я его не получу, не смогу даже приблизиться к секретам клана! Единственно, что обнадёживало, это твёрдая уверенность отца, что у меня проблем с обретением Шарингана не возникнет. Всё же, что он, что мать происходили из четырёх семей главной ветви Учиха, а неудачники рождались только в побочных.
  Но как же бесят некоторые клановые традиции! Например, я бы не отказался от нескольких новых дзюцу, огненный шар примитивен и малоэффективен. Но, как оказывается, мои родичи просто не считали нужным записывать скопированные дзюцу! Будет нужно - передадут с глазу на глаз, а так - бессмысленно записывать то, что так просто копируется. Снобы! А тренироваться-то как?!
  В очередной раз разочаровавшись в незашифрованных клановых свитках, я перешёл в общую секцию, чтобы уже там поискать жемчуг среди мусора. Между прочим, временами попадались вполне интересные вещи. В прошлый раз, например, весьма толково описанное дзюцу воды, которой я, правда, не владею. Может, в этот раз удастся найти что-либо для огня?
  Но уже со второй попытки мне попался свиток, заставивший забыть о поиске дзюцу. Сводный рейтинг распределения по силе шиноби Конохи! С кучей пометок, приписок, каких-то символов. Ну-ка, ну-ка, почитаем, кто у нас тут...
   Первым, что не удивительно, идёт Хокаге. Впрочем, старикану могли просто польстить.
  Вторым шёл псевдоним со значком АНБУ. Ну я так не играю! Здесь же половина имён зашифрована!
  Третьим - некий Орочимару, правда, кто-то зачеркнул эту строчку, и оставил гневную приписку "предателей не включать!"
  Интересно, надо будет поискать по нему информацию. Зачем предавать тому, кто настолько близок к вершине власти? Может, он представляет собой излишне радикальную оппозицию действующему Каге?
  Следующим - Джирая. Здесь было куча похвал, и, тем же почерком, что и рядом с предыдущей строкой "если бы ещё его найти можно было, когда нужен. Может, счёт ему заблокировать - мигом примчится". Другим почерком "не поможет. У него есть счета в других банках"
  Про этого слышал, много слышал, самых разных и неправдоподобных слухов. Пожалуй, тоже надо будет выяснить, что правда, а что - домыслы. Пока что достоверным оставалось только то, что он пишет книги, причём, такие, что мне их не дали почитать, и в магазине не продали! Похоже, наш человек.
  Следующая строка - ещё один псевдоним, причём, сопровождаемый иероглифом "корень". Что бы это значило? Может, глубоко законспирированный потомок Хоширамы, использующий древесные дзюцу?
  Шестая позиция - Сенджу Цунаде. Надо же, кто-то из Сенджу ещё жив? Видел их квартал - полнейшее запустение. Где же она шляется, эта Цунаде? Может, как и я, слишком молода, чтобы содержать клановое достояние в порядке, а мозгов, чтобы кого-то привлечь, не нашлось. Или слишком гордая?
  Так, и здесь целая переписка. "Слухи подтвердились, выглядит лет на двадцать пять, максимум". "Неужели за ум взялась и работает над новыми техниками?" "Нет, лечит или улучшает внешность только чтобы заработать, в остальное время пьёт или играет". И приписка третьим почерком: "Сколько это можно терпеть? Почему сильнейшие шиноби шляются, где попало и занимаются биджу знают чем? Немедленно вернуть Сенджу в селение! В Конохе тоже есть достойные омоложения!" И ответ одним из двух самых частых подчерков, если не ошибаюсь, это Хокаге: "Сумеешь вернуть - с меня саке! Я уже всё перепробовал"
  Нет, но я действительно не понимаю! Они что, не могли поговорить над этим списком? К чему целый чат устраивать? Так и представляю, одна шишка пишет заметку, посылает бойца со свитком к другому, тот отвечает, затем обратно... Бред и шиза! Шиноби, конечно, способны нестисть по прямой, как лоси, и скакать по крышам, как обезьяны, но гонять их без толку просто глупо! Или я что-то не понял?
  Перевернув свиток, я полюбовался на сложнейшую печать. Взрывная и рядом не лежала. Интересное кино... Похоже, есть несколько свитков, связанных печатями, действительно, натуральный чат! Но почему так редко используется такая возможность? Должно быть, расстояние между печатями не должно быть слишком велико? Надо будет уточнить. Если наш мастер, работающий с шоковыми печатями, способен подобное создать, у полиции будет аналог раций! Конечно, не очень удобный, но достаточно разработать систему символов на все случаи жизни, и всё будет в ажуре! Ладно, хватит губу раскатывать, сначала выяснить возможности изготовления, затем уже строить планы.
  Так, здесь жирная черта с пояснениями - резкий перепад в способностях, те, что идут ниже, до S-ранга не дотягивают. Интересно... Помнится, что Шисуи, что Итачи считались шиноби высочайшего уровня, сейчас, соответственно, из обоймы Конхи выпали. А Хьюга? У них, вроде бы, есть несколько исключительно сильных бойцов, значит, по каким-то критериям не тянут?
  Седьмая позиция Хатаке Какаши. А откуда символ Шарингана? Заметка у имени "Пошли этого лентяя ко мне, он, по моим данным, скопировал несколько очень интересных техник, а письменно изложить не торопится".
  Скопировал - значит, действительно Шаринган? Откуда!? И, между прочим, это имя мне попадалось в отцовских заметках. А, ну да, Учиха предлагали Какаши девушку из побочной ветви, с условием вступления в клан. Хатаке был не против женитьбы - но с условием, что именно жена, а не он, сменит клан. Помнится, отец с немалым раздражением написал своё мнение о жалком клане из одного человека, существующем лишь второе поколение и с неподтверждённым улучшенным геномом. Похоже, остался Какаши холостяком. Наверняка остался, иначе во время споров по поводу наследства, побочная родственница обязательно бы объявилась. Даже жаль, что в том случае, как, в принципе, и всегда, гордость победила разум.
  Восьмой - Майто Гай. Заметка: "Как низко пала Коноха, если это чокнутое чудовище оказалось в десятке лучших! Сарутоби, когда ты, наконец, запретишь ему устраивать безобразия в селении?" "Запрещал неоднократо. Он просто не понимает, что это безобразия".
  Интересно. Майто - нет, такого клана явно не существует. Что же собой представляет этот, без сомнения, оригинальный тип, что заслужил почётное звание "чудовище"? Он так свиреп и безжалостен?
  Ещё один псевдоним безликого. Интересно, а те, кому этот рейтинг предназначался, сами понимают, о ком идёт речь?
  Десятый. Сарутоби Асума. Минутку - из клана Хокаге?
  Но тут неслышно подобравшийся библиотекарь одной рукой выхватил свиток, не дав выяснить, кто же одиннадцатый, а пальцами другой выкрутил мне ухо:
  - Паршивец! Как ты посмел читать еженедельные доклады для Хокаге?!
  - Ай, ухо отпустите! Разве то, что здесь лежит - не в свободном доступе?
  - Нет! - Раздражённо буркнул библиотекарь. - Просто сопряжённые свитки сейчас большая редкость, мне приносят один экземпляр на чистку, чтобы использовать снова. У меня просто не хватает времени, за всем приглядывать и заниматься делом!
  - Ну тогда дайте почитать то, что рассекречено! - С раздражением выпалил я. - Что-нибудь про Шаринган! Откуда-то я должен брать информацию?
  Библиотекарь на миг задумался.
  - Про Шаринган, говоришь... Доступ второго уровня, для джонинов, АНБУ и глав кланов. Хорошо, будет тебе про шаринган!
  С ехидной ухмылкой старикан рванул к одному из дальних стеллажей, и притащил мне солидной толщины свиток, изрядно припорошенный пылью. Интересно, что задумал этот тип?
  Устроившись поудобнее, я развернул свиток, и обалдел от названия:
  "Улучшеный геном глаз"
  Между прочим, за авторством того самого Орочимару.
  Когда-то, в другом мире, я получил высшее образование. В отличие от многих и многих одногрупников, честно учился, и честно написал свой диплом. Потому меня трудно смутить самыми запутанными научными трудами, терминологией, крайне далёкой от разговорного языка, сложнейшими схемами и графиками, а также головоломными расчётами, призванными запутать приёмную комиссию. Но этот тип был просто ужасен! Он, похоже, ничуть не интересовался, поймёт ли кто его выкрученную логику, бегло набросанные схемы и совершенно непоследовательные методы. Из этой дикой мешанины я понимал от силы треть! Но оно того стоило...
  Безумный учёный (теперь я, пожалуй, понимаю, почему он сбежал из деревни) смешивал вместе легенды, практические исследования (его методы заинтересовали бы учёных из концлагерей) и свои теории, и как ни странно, зачастую получал довольно интересные выводы.
  Бьякуган он назвал "Точкой равновесия" - по мнению Орочимару, эффект глаз клана Хьюга основывался на детальном восприятии любых потоков чакры, причём себя Хьюга воспринимают как единственную неподвижную, равновесную систему в движущемся мире. Восприятие влияет на психику - именно Бьякуган является источником гордости и бесстратности стандартного представителя этого клана. В целом, логичное рассуждения, если уж стоишь в центре мира...
  Активация Бьякугана не просто даёт видение чакры, перешедшие на чакро-белое зрение Хьюги ускоряют восприятие, да и само мышление упрощается, но становится полностью функциональным. А видение собственной чакры даёт фантастический, недосягаемый для других кланов контроль. Идеальные рукопашники!
  Но, есть и недостатки у Бьякугана. Данный улучшенный геном тяготеет к уравновешиванию чакры, потому ни у кого из Хьюга нет и не может быть склонности к какой-либо стихии. Те немногие из клана, что всё же овладели простейшими стихийными техниками, столкнулись с тем, что могут их применять только при выключенном Бьякугане.
  Шаринган Орочимару обозвал "Сверхвосприятием". Каждая ступень Шарингана позволяет всё полнее видеть и фиксировать в памяти мельчайшие детали, даже самые незначительные всего, на что упадёт взор бойца клана Учиха. Ритм дыхания, мельчайшая моторика мышц, самые незначительные оттенки чакры - всё это позволяет не просто понять, что готовит противник, а вникнуть в самую суть, предугадать его следующий шаг - Шерлок Холмс плачет от зависти! Просто читерская способность, позволяющая не только мгновенно выработать противодействие для любой атаки или Дзюцу, но и воспринять, выучить их, а позже и применить. Поразительное восприятие позволяет, вдобавок осуществлять тончайшие воздействия чакрой на чакросистему противника, что по обыкновению называют Гендзюцу, и противодействовать Гендзюцу со стороны. Неудивительно высокомерие клана Учиха - если ты видишь и воспринимаешь больше других, легко считать всех остальных глупцами.
  Конечно, были свои недостатки и у Шарингана - например, яркая предрасположенность Учиха к Огню, мешала освоению других стихий. Самые талантливые из этого клана умудрялись освоить, максимум, ещё две стихии, и это при колоссальной обучаемости носителей Шарингана! А ведь выучить и воспользоваться можно лишь техникой, основанной на подвластной стихие. Это, правда, не мешает понимать и противодействовать техникам, работающим на неподвластной стихие.
  В свитке были приведены подробные чакросхемы Бьякугана и Шарингана, некоторые их особенности - я, к примеру, не знал, что в круговом обзоре Бьякугана есть брешь сзади, а Шаринган сильно утомляет глаза и вызывает головную боль при долгом пользовании.
  Несколько переработанное медицинское дзюцу для лечения Бьякугана меня даже умилило. Оказывается, при лечении повреждённого глаза обычной медицинской техникой, уникальный Бьякуган может пострадать! Надо же, заботливый дядя Орочимару всё предусмотрел.
  А вот следующий раздел меня просто ошарашил. Там детально расписывалось, как правильно пересаживать глаза с Бьякуганом и Шаринганом, чтобы не утратить их уникальных возможностей. Тварь, козёл, вивисектор! Я не присутствовал на похоронах, но слышал краем уха, что людей клана почти поголовно хоронили с прикрытыми лицами... Я подавил воображение, чтобы меня не вытошнило прямо на свиток. Это что же, сейчас вырванные из глазниц Учих Шаринганы, возможно, обретаются чуть ли не под каждой маской АНБУ?! И с Какаши теперь всё ясно. Правда, получи он Шаринган обманом или подлостью, Шисуи или Итачи получили бы клановое задание, а поставленный перед фактом Хокаге и вякнуть не смог бы... Но даже при таких условиях носителя Шарингана пытались привязать к клану.
  Читать дальше было страшно и противно, но любопытство оказалось сильнее отвращения. Ага, вот как. Оказывается, пересаженные глазки имели свои недостатки. Для начала, новый владелец не мог включать-выключать додзюцу и вынужден был постоянно тратить чакру на их работу. Опять же, Орочимару рассчитал, что природные владельцы тратят на работу глаз даже меньше чакры, чем должны бы, а получившие новые возможности после пересадки, наоборот, получали примерно двукратный гандикап на срабатывание любой способности. К тому же, надо было иметь и соответствующую голову, не принадлежащие клана Хьюга и Учиха просто принципиально не могли обрести круговой обзор или идеальную зрительную память. Похоже, Какаши очень не прост, если умудряется пользоваться достоянием Учих с такой эффективностью.
  В дальнейшем, достоверные сведения у Орочимару закончились, и он принялся теоретизировать. Правда, достаточно честно об этом предупредил.
  Мангекё Шаринган, который который его просто очаровал, учёный представил, как "Зрение бога", утверждая, что в таком режиме глаза Учаха позволяют видеть структуру мира и напрямую воздействовать на реальность, причём от степени воздействия зависит скорость, с которой происходит разрушение чудо-глаз. Если неразрушимые гендзюцу и манипуляции с пространством наносят не слишком заметный урон, то высшие возможности, вроде изанами и изанаги, приводят к мгновенному ослеплению глаза, запустившего технику, изменяющую реальность. Призыв же Сусаноо, для чего требуется работа сразу двух глаз, Орочимару представил, как проекцию самого воина Учиха на высший мир.
  Помимо постепенной слепоты Мангекё Шаринган имеет и другие недостатки. Колоссальное потребление чакры, что может вести к постепенному разрушение чакросистемы, а также сам способ проявления. Если для активации обычного Шарингана Учиха должен не просто быть достаточно сильным, но и испытать смертельную опасность с сопутствующими эмоциями, то для проявления Мангекё Шарингана, носитель польностью развитого Шарингана должен ощутить настоящую "агонию души", боль потери человека, который занимает особое место в душе и сердце.
  О высшем Бьякугане оказалось известно гораздо меньше. Для начала, по меньшей мере лет двести никто из Хьюга не получал эту способность. Либо условия его получения совершенно невероятны, либо сказалась прошедшая достаточно давно программа активного скрещивания Хьюга с бесклановыми шиноби, что, с одной стороны, привело к значительному увеличению членов клана, а с другой, возможно, слишком сильно разбавило кровь, что и привело к невозможности проявления высшего Бьякугана. Предположительно, это додзюцу должно давать своему носителю возможность останавливать или разрывать потоки чакры в приличном радиусе от себя.
  Если верить этому, становящемуся всё бредовее трактату, такие способности просто не могли появиться в результате эволюции. Как Хьюга, так и Учиха существуют не настолько долго, чтобы развить такие фантастические возможности естественным путём. По предположению Орочимару, такие возможности можно получить лишь тремя способами - заключение контракта с некой сверхъестественной сущностью, Шинигами, богом или могучим демоном, скрещивание с всё теми же сверхъестественными созданиями, или искусственно проведённое изменение.
  Сам безумный учёный предпочитал оставить мистику монахам и сосредоточиться на искусственном улучшении генома Учиха и Хьюга. Косвенными доказательствами этого являлась удивительная стабильность генома этих кланов. Бьякуган не был потерян даже при очень значительном разбавлении крови изначального Хьюги, а Учиха не выродились, не смотря на постоянное близкородственное скрещивание четырёх семей главной ветви. Опять же, ограничения, наложенные на чрезмерно мощный Мангекё Шаринган, оказались обойдены Мадарой, просто пересадившим себе глаза младшего брата Изуны, что не сработало бы, будь эти ограничения естественными.
  Предложенные методы сохранения Мангекё Шарингана без трасплантаций, я просто не понял. По утверждениям самого Орочимару, это обязательно должно было сработать, но ему - какая жалость, не дали по экспериментировать с Шисуи!
  Далее исследователь быстро прошёлся по другим известным улучшенным геномам, категорически утверждая, что все они тоже носят искусственный характер. Достаточно просто найти общие черты, и можно будет определить лаборатории, где тем или иным образом модифицировали людей.
  Зачем - для войны, вестимо! Орочимару был твёрдо уверен, что в этом мире некогда существовала могущественная цивилизация биологического направления, и улучшенные геномы, биджу, да и просто стабильная чакросистема, которой обладает едва ли не каждый десятый житель мира - сохранившееся наследие предков.
  Правда, выводы из всего этого были парадоксальными. Орочимару напрямую назначил Риккудо-саннина, единственного известного обладателя Риннегана (утверждение, что Мадара тоже овладел Риннеганом, учёный счёл недостоверным) правителем, или, по меньшей мере, главой лаборатории по созданию Учиха и Хьюга. Иначе, почему эта невероятная способность не проявилась у потомков Риккудо, и отчего, при таком могуществе, Риннеган не имел никаких ограничений?
  В конце своего исследования Орочимару безапелляционно заявил, что способен, пользуясь наследием кланов, создать Риннеган. Всё, что ему нужно - это с десяток разнополых особей как от клана Учиха, так и от Хьюга, после чего он немедленно приступит к экспериментам. Причём, сразу в двух направлениях. Одно предусматривало получение детей от скрещивания представителей кланов - и пусть часть гарантированно родятся слепыми, при условии, что каждая из десятка девушек родит по три ребёнка, минимум один, а то и двое, должны обладать Риннеганом. Второе направление исследований - пересадка шиноби Хьюга Шарингана, и наоборот. В этом направлении, шансов на успех меньше, но однозначно получится нечто интересное.
  Я в полном обалдении проглядел несколько заметок, сопровождающих шокирующее требование, и удостоверился, что не первый прочитавший ЭТО представитель кланов, до которых хотел добраться Орочимару. Пожалуй, мало какой забор может похвастаться таким количеством ругани и обещаний вырвать все выступающие части тела и выбить мозги дюже умным.
  - Понравилось? - Ехидно поинтересовался библиотекарь, неслышно подобравшийся, чтобы полюбоваться моей физиономией в момент чтения выводов шокирующего исследования.
  - Очень! - Заверил я старого мерзавца. - Честно скажу, понял далеко не все термины и схемы, но узнал очень много нового и занимательного. Пожалуй, если я встречу Орочимару лет через пять, в благодарность убью его быстро.
  Библиотекарь хохотнул, с некоторым уважением глядя на сопляка, умудрившегося осилить трактат, на котором свернули мозги некоторые шиноби постарше.
  - Скажите, а больше никаких исследований этого учёного у вас нет? Скажем, по Сенджу, Нара и другим кланам Конохи с улучшенным геномом?
  Библиотекарь подавился слюной и закашлялся, а затем, тихо и ласково начал:
  - Убью, гадёныш! Значит, своего клана мало, ещё и другими заинтересовался? Вытащу кишки из задницы, и заставлю жрать! Сниму кожу, прижигая кровотечения, чтобы не истёк раньше времени... Нет, лучше отдам Морино, и скажу, что у нас тут объявился последователь Орочимару!
  Блин, он что из Сенджу? Сомнительно, скорее, Нара, надо же было так неосмотрительно брякнуть! Ну пошутил неудачно, зачем психовать?
  Сочтя, что на сегодня я получил достаточно духовной пищи, я вежливо поблагодарил любезного хранителя библиотеки, и покинул это гостеприимное заведение. На максимальной скорости.
  
  
8. День сексуальной революции
  
  С библиотекарем я помирился достаточно быстро, и хотя ни одного трактата Орочимару я больше на руки не получал, в целом, отношения наладились. К примеру, сейчас я штудировал свиток с целым набором огненных техник. Старикан вошёл в положение, всё же, основная часть клановой библиотеки пока недоступна, да и в целом, чуть ли не все клановые техники и секреты заточены под ещё не проявившийся Шаринган.
  Если серьёзно, я надеялся найти не слишком сложную и не особо затратную технику для тренировки с Огнём. Ну что это такое, если пускаю три-четыре огненных шарика - и лежу пластом несколько часов. Какая тут тренировка?! А серьёзно ослабить технику просто не удавалось, вот усилить - запросто!
  Но то, что было в свитке, мне подходило ещё меньше. Все эти Фениксы, Драконы, погребальные костры и цветы гнева требовали просто море чакры! Конечно, Огонь прекрасно подходит для разрушения, уничтожения живой силы противника, и потому - чем мощнее, тем лучше. Но почему никто не озаботился о простеньких, не особо затратных дзюцу для тренировок? Что-нибудь типа "свечи", "лучины" или "зажигалки". Хотя, последнее явно не в тему. Похоже, самому придётся создавать. А для этого - проработать теорию, уточнить принцип действия ручных печатей, разобраться со схемами дзюцу... геморрой!
  Неожиданный толчок в плечо едва не свалил меня с парты. А, Киба и Наруто, самые непоседливые, задиристые и бесшабашные ученики класса. Такие просто не могут представить, как человек в законную перемену может уткнуться в какой-то там свиток, вместо того чтобы носиться по школе, драться, играть и чуть ли не по потолку ходить!
  - Чего интересного вычитал? - Радостно завопил Киба. - Что, там пишут, как быстрее бегать, чтобы хоть раз меня обогнать?
  - Не-е! - Ухмыльнулся Наруто. - Там точно написано, как нужно отжиматься, чтобы победить даже будущего Хокаге!
  И два обалдуя радостно заржали. Ну да, приятно сознавать, что в чём-то ты лучший, один в скорости, другой - в выносливости.
  Я аккуратно свернул свиток и спрятал его от греха подальше. С этих балбесов станется цапнуть да затаскать ценную вещь, а мне потом с библиотекарем разбираться:
  - Боюсь, вам ещё рановато иметь дело с такими свитками.
  Блин, опять я выдал глупость! Теперь они просто не поверят, если попытаюсь объяснить, что я единственный в классе уже владею стихийной трансформацией, а для остальных свиток с дзюцу Огня сейчас совершенно бесполезен! И ведь достаточно было бы зачитать пару абзацев, и парочка балбесов, ничего не поняв, просто заскучала бы, да смылась бы подальше, искать приключения на бедовые головы. А попыткой отвадить я как раз разбудил любопытство. Ну забыл я, что в детстве именно то, что запретно, представляется самым интересным.
  - Всякие взрослые штучки, значит? - Таинственным голосом выдал Киба. - А ты у нас, получается, взрослый... Или из клановой библиотеки утянул? Дай-ка взглянуть!
  Не сговариваясь, сорванцы стали подступать. Ну да, простейший план - один ввязывается в драку, другой выхватывает свиток. И ведь может сработать. Нет, мы пойдём другим путём.
  - Ладно-ладно, расскажу!
  - И во всех подробностях! - Сурово предупредил Киба. - Мы уже не дети, мы будущие шиноби, нечего с нами сюсюкать!
  Ну всё, сам нарвался! Сейчас я тебе выдам.
  - Это свиток про негласную эротическую борьбу кланов Конохи.
  - Чего? - Парочка выпучила глаза, остальной класс притих, ожидая продолжения. Даже Чоджи стал жевать потише, а Шикимару, по своему обыкновению прикидывавшийся спящим, чуть прополз по парте поближе, чтобы лучше слышать.
  - Как вы знаете, сила любого клана - в его шиноби. Поэтому, до семидесяти процентов успешных бесклановых шиноби, и до девяноста - куноичи, рано или поздно принимаются в кланы. Это взаимовыгодно - кланы получают новую кровь, а бесклановые - покровительство клана, его секретные техники и возможность дальнейшего развития. Думаю, это понятно.
  Наруто судорожно кивнул, Киба смотрел перед собой с расфокусированным взглядом. Надо же, как их накрыло, а я, между прочим, пока ни словом не солгал, это вполне открытая информация.
  - И вот тут начинается конкуренция кланов. Учитывается влиятельность, перспективы брака, возможность повышения в клановом ранге, ну и, не последнюю роль играют сексуальные традиции клана.
  - Э-э... Ты попроще говори, не выпендривайся! - Киба затряс головой, как будто отряхивающийся пёс.
  - Ладно, попроще. Те же Инузука известны просто зверррской страстью! Правда, ходят слухи, что у них есть и недостатки - слишком однообразные позиции, из всех известных они предпочитают по-собачьи.
  Киба что-то заподозрил. Его клан оскорбили? Возможно, но как? Так и не придя к нужному выводу, всё же решил дать в морду. Так, на всякий случай.
  Но случай оказался упущен. Одноклассники оттеснили что его, что глубоко задумавшегося Наруто, узнавшего, что Узумаки брали своё невероятной выносливостью, что, временами, даже пугало кандидатов. Как-то, до сегодняшнего момента, Наруто не задумывался о том, что может быть не единственным Узумаки.
  - А мой клан? А мой?! - Неслось до всех сторон.
   Я ухмыльнулся, и вскочил на парту. Вдохновение распахнуло крылья, даруя красноречие и неудержимый полёт фантазии.
  Досталось всем, даже скромно стоящей в сторонке, но с любопытством прислушивающейся Хинате. Тот же Шикимару, не страдавший отсутствием воображения, услыхав, что я выдал про Нара, свалился со своей парты. И лишь увидев квадратные от шока глаза Ируки-сенсея, я понял, что пора завязывать.
  Правда, быстро отвязаться от разошедшихся одноклассников не удалось. Розовая от смущения Ино (похоже, она одна из немногих понимала, о чём вообще идёт речь) затребовала:
  - Ты про всех рассказал, а про свой клан, про Учиха?
  - А мы круче всех! - Нагло задрал нос я. - Шаринган позволяет нам копировать почти любые техники, вот каждый и подбирает для себя!
  - Сарутоби! Сарутоби ещё забыл! - Ну спасибо тебе, Аяно, девочка из бесклановых! И как это я забыл пройтись по клану Хокаге?
  Покосившись на пытающегося навести порядок Ируку (между прочим, известного сторонника Хирузена Сарутоби), я быстренько отмазался:
  - Это один из немногих кланов, чью технику Учиха не смогли скопировать. Известно лишь название - Нефритовый Шест Сунь-Укуна.
  Побагровевший Ирука показал мне кулак, и всё же заставил толпу учеников разойтись по местам. Ну и хорошо, а то начали уже вспоминать некоторые мелкие кланы, по которым у меня практически не было информации, и придумать что-нибудь правдоподобное уже не получилось бы.
  Учёба пошла по расписанию, и я и думать забыл о трёпе на перемене. Но малолетние шиноби не забыли... И кое-где это привело к довольно интересным последствиям.
  
  
- - -
  
  - А, мам, я вот ещё что хотел спросить, - благодушный после обеда Киба наморщил лоб, вспомниная вроде бы и понятные, но не несущие смысла слова. - Тут на перемене трепались о этой... как его... о негласной эротической борьбе кланов. Это правда, что наш клан, Инузука, отличается зверской страстью и предпочитает позицию по-собачьи?
  Инузука Тсуме, суровая женщина, с непреклонным нравом и тяжёлой рукой, медленно повернулась. Пожалуй, в такой ярости Киба видел её только один раз, пару лет назад, в тот день, когда смылся отец. Сын сглотнул, и попытался проскользнуть к выходу из кухни. Но не ему тягаться с одной из сильнейших куноичи селения...
  На крики и грохот прибежала Хана, и, по известной привычке, первым делом потрогала нос бесчувственного младшего брата.
  - Мам, ну разве так можно? Ты же ему последние мозги выбьешь!
  - Ничего с ним не случится, он копия отца! Мозгов там с рождения не было! Ну если я узнаю, какая биджева сволочь сказала такое про клан!
  Но мести свершится было не дано. Приведённый в себя только через полчаса объединённых усилий Киба продемонстрировал все признаки амнезии. А выспрашивать у кого-нибудь, не принадлежащего к клану, Тсуме не решилась. Подобными расспросами можно такие слухи спровоцировать!
  
  
- - -
  
  - Отец, постой! - Шино пришлось почти час ждать, пока Абураме Шиби закончит тренировку очередной партии жуков, прежде чем задать мучающий его ещё с большой перемены вопрос.
  - Тут говорили в школе, про кланов тайную борьбу. И про то, что Абураме, жуков-мутантов производят тайно, что феромонами могучими поманят, и соблазнят любую куноичи, а их укус, в интимное пришедшись место, десятикратно сладострастье умножает. То правда, или ложь, понять не в силах я.
  Шиби Абураме погладил сына по голове и вздохнул:
  - То ложь, мой сын. Завистники опять, наш клан бесчестно и бездумно оболгали. Но это не беда. Мы не нуждаемся в методиках обмана. В другом вся сила клана Абураме!
  В этот момент из его рукава выскользнул необычный жук, золотистый, фиолетовыми фасеточными глазами и зелёными крыльями. Два представителя клана Абураме немедленно забыли о коварных завистниках, и с искренним восхищением принялись наслаждаться зрелищем, которое вряд ли оценит кто-нибудь из другого клана.
  
  
- - -
  
  Послеобеденная партия в Сеги - лучшее время для неспешного разговора, в том числе, и для накопившиеся за день вопросов.
  Шикимару некоторое время обдумывал, каким образом подать отцу сомнительную информацию, тем не менее, требующую обязательного подтверждения или опровержения. В конце концов ему стало лень продумывать варианты, и он спросил напрямую, лишь понизив голос, чтобы не услышала мать.
  Должно быть, впервые в жизни Шикаку Нара ошибся, и поставил фишку не на то поле, на которое собирался. С некоторым огорчением оглядел позицию, и, придя к выводу, что заведомый выигрыш превратился в гарантированное поражение, целую минуту потратил на размышления - не был ли вопрос сына провокационным, заданным лишь для того, чтобы сбить его с толку. Но прикинув возраст сына, пришёл к выводу, что отвечать всё же придётся.
  - Нет, Шикимару, кто бы тебе не слил эту информацию, это неправда. Клан Нара не владеет дзюцу "Теневые тентакли".
  После чего глава клана признал поражение, и, ожидая, пока сын расставит фишки заново, глубоко задумался. Да, такого дзюцу в арсенале Нара нет. Но идея интересная. Если реализовать, его излишне страстная жена позволит ему хоть изредка высыпаться.
  
  
- - -
  
  Обед в клане Акимичи напоминал священнодействие. Семья жевала - вдумчиво, старательно, наслаждаясь каждым оттенком вкуса. В клане, чья мощь зависела от потребляемых калорий, никогда не скупились на еду, а искусный повар ценился едва ли не выше, чем сильный шиноби.
  Потому Чоджи подождал, пока перейдут к чаю, прежде чем задать свой вопрос. Вопреки распространённому мнению, полный парень не был болваном, и потому понимал, что не стоит задавать провокационным вопросом, пока отец наслаждается мясом. Не дай бог, уронит кусочек на пол, настроение будет испорчено у всей семьи.
  Но Акимичи Чоуза, услышав вопрос наследника, умудрился подавиться даже чаем. Откашлявшись, глава клана грустно посмотрел на сына, но всё же решил ответить правду:
  - Да, Чоджи, клан Акимичи владеет дзюцу, увеличивающим ту самую часть тела. Но сразу предупреждаю, что это сложное, и даже опасное дзюцу, ведь в той части нет ни жировой ткани, ни мышц. А кроме того, я считаю, что тебе рано интересоваться такими вещами, тем более, что для молодых, неопытных девушек это дзюцу может тоже быть опасным.
  Чоджи глубокомысленно покивал. Если серьёзно, то он и не собирался пока осваивать это дзюцу, ему было достаточно того, что оно действительно существует, и клану есть что противопоставить конкурентам даже в такой сомнительной борьбе.
  Сам Чоуза наблюдал за сыном со смесью гордости и сожаления. "Растёт мой малыш, и уже начинает интересоваться противоположным полом. Но всё равно, Тому дзюцу я научу его только если понадобится слегка разнообразить семейную жизнь сына. Женщины слишком легко привыкают к хорошему, не стоит их баловать без нужды".
  
  
- - -
  
  Пожалуй, Яманака Иноичи был единственным, кто в сложившейся ситуации сумел сохранить лицо. В смысле, бесстрастным и невозмутимым. Всё же, менталист с многолетним стажем, не последняя личность в АНБУ. Уж он-то умел мастерски скрывать настоящие чувства, даже от семьи.
  - Что за глупости, доча? Ты же сама понимаешь, что чем сложнее ментальная проекция, тем труднее контролировать тело в реальном мире. А создавать для партнёра идеальный мир, преобразовываться в желанного человека - это и вовсе неэтично, и совершенно аморально! Надеюсь, ты выбросишь из головы эти глупости.
  Когда несколько расстроенная Ино ушла к себе в комнату, её мать легко скользнула на колени к мужу:
  - Между прочим, о глупостях - а я бы не отказалась вновь посетить "Мир любви".
  - Радость моя, ты же знаешь, как это утомительно, и, кроме того, я ревную, видя тебя в объятиях то Мадары, а то и вовсе Риккудо.
  Женщина, от которой Ино унаследовала броскую внешность, рассмеялась и соблазнительно потёрлась о мужа, у которого разом вылетели из головы все послеобеденные планы:
  - Ну не упрямься, дорогой. Какое значение имеет внешность, если и я, и ты, знаем, что под обликом древних воителей ты, и только ты... Пошалим?
  
  
- - -
  
  Общее собрание шиноби в клане Хьюга - нерядовое событие. Хиаши Хьюга, глава клана, пылал яростью, но всё же провёл все традиционные ритуалы, произнёс все положенные слова, не позволяя гневу управлять собой.
  - Сегодня, ко мне подошла дочь, и рассказала, о чём говорят в академии шиноби. И если слух о том, что мы используем Бьякуган для поиска и стимулирования эрогенных зон у партнёров, в целом, всего лишь следствие чьей-то болтливости, то обвинения в вуаеризме... кто опять попался!?
  Шиноби невольно отступили от разъярённого главы:
  - Сколько можно повторять - не умеешь - не берись! Виновные - шаг вперёд! Не заставляйте меня искать по колебаниям чакры, вы ведь знаете, что Бьякуган не обманешь.
  Один за другим трое поникших подчинённых вышли из волнующегося строя. Как ни странно, одной из троих была совсем молоденькая, не больше шестнадцати лет, девушка.
  - Я так и знал! Ну с этими двумя обалдуями всё понятно, но ты-то Акане, с тобой то что? Ты ведь даже выступающие вены навострилась прятать!
  - Простите меня, Хиаши-сама, но мальчик был так мил, что я совсем забылась и не успела скрыться...
  - Так, замуж, срочно замуж, и пусть муж искореняет дурные наклонности! Я не желаю, чтобы в следующий раз клан обвинили, вдобавок к прочему, ещё и в педофилии! А вы, двое, заслужили занятия лично со мной!
  Бойцы клана покидали место собрания с неприличной поспешностью. Страшные крики тренируемых подхлёстывали не хуже плети. Лишь Акане Хьюга шла не торопясь, поскольку спешить ей было теперь некуда. Зная суровый нрав Хиаши, несчастная девушка была уверена, что муж ей достанется огромного роста, волосатый и вульгарный, ничуть не похожий на её обожаемых милых мальчиков. Ну почему, почему ей не позволили работать в Академии?!
  
  
- - -
  
  Сарутоби Хирузен, третий Хокаге отложил в сторону свой стеклянный шар и с наслаждением закурил. Теперь, посмотрев на реакцию кланов, он мог быть уверен, что шутки Саске сойдут ему с рук. Конечно, пришлось потратить немало чакры, но... зрелище того стоило!
  Хокаге вспомнил непередаваемое выражение лица Ируки, когда тот, заикаясь, рассказывал про Нефритовый Шест Сунь-Укуна, и рассмеялся:
  - Ах, Саске-Саске, и в кого ты такой наглый льстец? Если бы Фугаку и его советники хоть чуть-чуть напоминали тебя, возможно, клан Учиха сейчас жил бы и здравствовал в полном составе...
  Хирузен опять вспомнил разговоры детей и родителей, и вновь, от всей души рассмеялся.
  
  
- - -
  
  Лишь относительно клана Узумаки вопрос так и остался не проясненным. Наруто просто некому было его задавать.
  
  
9. Салки с завышенными ставками
  
  - Эй, Саске, ты мыться не пробовал? Вон, вокруг тебя уже мухи летают!
  Я величественно проигнорировал дурацкую, но регулярно повторяемую одноклассниками шутку. Хотят завидовать - пусть завидуют.
  После длительного поиска, опросов учителей и патрульных полиции, библиотекаря и вообще всех, кого я только сумел поймать, пришлось признать, что слабых дзюцу Огня, подходящих для тренировки контроля стихии, просто не существует! Нет, доводы опрошенных, в целом были логичны. Стихийное преобразование используют опытные шиноби, у которых, по стандарту, нет проблем с чакрой. Но практически в любом свитке, посвящённом стихийным дзюцу, упоминалось, что хороший контроль стихии не просто ускоряет выполнение техник и их точность, но и уменьшает потребление чакры. Заколдованный круг - чтобы расходовать меньше чакры, надо повышать контроль, но чтобы повысить контроль, надо тренироваться с дзюцу, на которые просто не хватает чакры!
  Тут, надо отдать должное, мне здорово помог Сибата-сан, бывший АНБУ, сейчас занимающий должность главы полиции. У нас с ним с самого начала сложились довольно странные отношения. Он, единственный из офицеров, сразу же вежливо отказался от выплаты жалования (у остальных это было проведено, как длительная миссия с повременной выплатой), и не стал селиться в квартале Учиха, но при том не афишировал, что служит непосредственно Хокаге. Вёл он себя вежливо, свои обязанности выполнял безукоризненно, было легко забыть о том, что именно этот человек контролирует ситуацию, и после одного из его регулярных докладов полицию могут просто прикрыть. Но на тот момент для меня самым главным было то, что он - невероятно опытный и умелый шиноби, не понаслышке знакомый с искусством конструирования дзюцу.
  После того, как я объяснил проблему, он тут же предложил всего лишь ослабить стандартный огненный шар парой печатей. Получившееся убожество окончательно утратило любой боевой потенциал, но при том требовало почти вчетверо меньше чакры. Выяснив, что для серьёзной тренировки даже этого маловато, Сибата-сан привёл меня в свой кабинет, где сначала долго расспрашивал, затем рассчитывал теоретическую базу - что заняло пару часов, а затем, после нескольких попыток, у нас получилось именно то, с чем я тренируюсь уже не первый месяц.
  Условное название - "Сноп искр", в бою неприменимо - ну, разве что, прямо в лицо противнику эти искры выплюнуть, для того, чтобы сбить с толку. Но, что гораздо важнее, эти искры можно контролировать. Точнее, можно попытаться контролировать.
  В самом начале мне удавалось удерживать лишь одну искру в течение нескольких секунд. Сейчас я способен держать сразу четыре, причём ещё и заставляю их двигаться, правда, совершенно хаотично. В теории, при идеальном контроле нужно удержать все искры - а их, между прочим, около пятидесяти, и задать каждой стабильную траекторию движения. Если верить Сибате, таким контролем не владеет вообще никто.
  Так что сейчас я тренируюсь с искрами в любую свободную минуту. Даже в школе на переменах, что раздражает Ируку, и заставляет беситься от зависти одноклассников. Им всем дружно запретили тренироваться моим способом. Ведь им даже их собственная основная стихия ещё неизвестна, какой тут контроль Огня! Ну а для меня это не выпендрёж, ну, не только выпендрёж, но и прекрасный повод избавиться от чрезмерного девичьего внимания. В Академии шиноби слишком уважают чужие тренировки, чтобы прерывать их всякими глупостями.
  В класс зашёл Ирука-сенсей и выразительно посмотрел на меня. Я тут же погасил одну искру, а оставшиеся отвёл за спину. Вот так! Нарушения порядка не видит, значит, и ругаться нет повода! Но коварство взрослых велико... Ирука выразительно кивнул кому-то, и подлый Наруто, похоже, именно для этого усевшийся сегодня позади, тут же переловил мои искры. Гад, предал товарища за миску рамена!
  Довольный Ирука встал перед классом, и выдал:
  - Дети, с сегодняшнего дня у нас будут трёхдневные практические занятия по выживанию в лесу!
  Поднявшийся, было, гул возмущения, он задавил очень быстро:
  - Вас специально не предупреждали! Шиноби далеко не всегда может подготовиться к внештатной ситуации. Вы должны научиться не просто выживать, а сохранять боеспособность, что предполагает умение удовлетворить свои самые существенные потребности в любых обстоятельствах.
  - А кормить нас будут? - С тихим ужасом в голосе поинтересовался Чоджи.
  - Я уже говорил о существенных потребностях, питание относится к ним.
  - А запасная одежда? - Сакура, обычно избегавшая любых конфликтов с учителями, сегодня изменила своим правилам. - Хоть за сменной одеждой отпустите, Ирука-сенсей? Девушки не могут два дня подряд пользоваться одной и той же одеждой.
  - Значит, заодно и стирать научитесь! - Отрезал безжалостный сенсей.
  Класс, только сейчас понявший, что сейчас их всех поднимут, и потащат куда-то в совершенно нецивилизованные места без всякой подготовки, взорвался шумом. Как ни странно, громче всех орал Киба, лучше всего подготовленный для жизни в лесу. По-моему, ему просто нравился сам процесс.
  - Ти-ихо! - Появившаяся рядом с Ирукой фигура одним воплем и волной убийственного намерения заткнула всех.
  - На практических занятиях мне будет помогать Митараши-сан. По-моему, вы уже знакомы с ней.
  Ха, ещё бы не знакомы! Митараши Анко успела оставить по себе долгую память в сердцах учеников. Её уже пару раз привлекали в помощь на уроке Психологии. Один раз она рассказывала о работе допросной команды Конохи, чем заставила капитулировать не один юный желудок, а во второй раз - призвала здоровенную змею прямо в классе. В тот раз даже мне пришлось менять штаны, не видел бы сам, никогда не поверил бы, что существуют пресмыкающиеся, не способные даже наполовину поместиться в довольно просторном классе.
  Если не вспоминать об этом, то я был даже рад видеть Анко, всё же, одна из женщин, на которых просто приятно смотреть. В отличие от большинства куноичи, тренировки не испортили её фигуру, и спереди, и сзади всё было на месте, прекрасной формы и вполне достаточных размеров. А если упомянуть очень даже милое личико, остаётся только недоумевать, почему этот ангел в двадцать с гаком до сих пор не замужем? Возможно, существуют некие скрытые причины? Над этим стоит задуматься. И, кстати, ещё над тем, почему Анко привлекают к возне с учениками. Обычно это работа для чунинов, а она, насколько мне известно, джонин, и не из самых слабых.
  При активной поддержке Анко, Ируке удалось довольно быстро укротить, выстроить и повести в нужном направлении наш несколько угнетённый предстоящими испытаниями класс. Передвигались волчьей рысью - несколько минут бегом, несколько минут быстрым шагом. Ученики ещё не могли, как зрелые шиноби, часами нестись со скоростью призового рысака. К тому же, у нас скоро появился серьёзный гандикап.
  Слабые духом, пытавшиеся улизнуть из строя, чтобы прогулять, или, по их утверждению, чтобы сбегать за кой-каким снаряжением, безжалостно отлавливались Анко, связывались и передавались для переноски товарищам. И ладно бы ещё пара девчонок или тощий бесклановый парень... Но проходя мимо одной из лавок готовой пищи, попытался отовариться Чоджи - и немедленно, вплоть до самого выхода из Конохи, когда пленников развязали, стал страшно непопулярной личностью. Те, кому приходилось тащить нашего толстячка, выматывались в считанные минуты!
  Шикимару начал было, рассчитывать, сколько учеников должно быть связано, чтобы остальные не сумели их нести, и весь поход оказался под угрозой. В ответ Анко немедленно пообещала, что в таком случае призовёт нескольких змей, которые и решат проблему транспортировки. Правда, у пресмыкающихся нет рук, и придётся лентяям, не желающим идти собственными ножками, путешествовать в змеиных желудках... А змеи бывают так упрямы, так упрямы, даже не всегда удаётся их уговорить выплюнуть добычу обратно!
  Малолетние саботажники, уже проникшиеся, было, идеей отделаться от непопулярных практических занятий, немедленно преисполнились энтузиазмом. И даже морально раздавленный Чоджи, только что бормотавший о том, что у него осталось лишь две пачки чипсов, требовал развязать ему хотя бы ноги.
  За чертой селения все несколько успокоились. Связанных развязали, самых крикливых припугнули. Темп несколько замедлился - ведущий Ирука ориентировался на слабейших, а Анко позади присматривала, чтобы никто не отстал и не сбежал. Правда, правило "шаг в сторону - расстрел" было отменено, но далеко забредший ученик, как правило, сталкивался лицом к морде с какой-нибудь ползучей мерзостью, и с завидным энтузиазмом возвращался к остальным.
  Ирука спереди уже начал лекцию о принципах выживания среди дикой природы, но я предпочитал держаться поближе к Анко. Не то, чтобы меня сильно интересовали съедобные растения, о которых она рассказывала зачарованно внимающему Чоджи, просто приятно было слышать мягкий женский голос, глядеть, как перекатываются крепкие мышцы под бархатистой кожей...
  Проклятье, я уже почти полтора года без женщины! Был бы взрослым - уже с ума бы сошёл! И на ближайшее будущее прогнозы неутешительны. Да я бы сейчас согласился быть даже более мелким - лишь бы меня тискали зрелые, оформившиеся женщины вроде той же Анко, а не девчонки, которых пока можно отличить от мальчишек лишь по одежде и причёскам!
  В этот момент, наша временная наставница, увидела то самое растение, о котором говорила, и наклонилась, чтобы выдрать стебель вместе со съедобным корешком... Это было выше моих сил! Видеть ТАКОЕ прямо перед собой, и ничего не предпринять, просто невозможно! Вообще, одежда шиноби на женщине - это провокация, облегающая, манящая, дурманящая разум провокация.
  Мои руки сами потянулись, и легли на роскошные ягодицы, пальцы почти что судорожно сжались... В следующий миг я отлетел в сторону от взметнувшейся в воздух Анко. О, в гневе она ещё прекрасней, как говорится, увидеть, пощупать и... нет, я не готов умирать!
  - Это не я! Это он! - В ужасе пискнул Чоджи. Конечно, он не был трусом и доносчиком, но если бы я сейчас мог перевести стрелки, то, пожалуй, сделал бы это, не думая о морали.
  Но даже те несколько мгновений, что неистовая валькирия исследовала следы и в несколько вопросов свидетелям устанавливала истину, дали мне некоторую фору. Я пятился до тех пор, пока пылающий взор прекрасных глаз с неумолимой точностью не упёрся в меня.
  А после этого - рванул со всех ног! Взметнувшаяся впереди змея мгновенно превратилась в барбекю под ударом огненного шара. Недаром я столько тренировался с искрами, пусть моё самое первое дзюцу тянет всё ещё слишком много для реального боя, но скорость и точность исполнения повысилась в разы.
  У самой щеки пролетел кунай, и вошёл в дерево по самую рукоять. Это она что, серьёзно? Я, между прочим, рассчитывал максимум на пару затрещин! Эта женщина неадекватна!
  Первый план - оббежать медленно движущийся класс, и спрятаться за Ируку-сенсея, провалился с треском. Нет, у Ируки просто бездна достоинств. Он знающий, справедливый, терпеливый... Но при том, всего лишь чунин, да и среди своего ранга далеко не самый сильный. Анко сметёт его, не задерживаясь.
  Значит, спасением может стать только Коноха... Если успею добраться, конечно. Не уверен, что сейчас я даже на генина тяну, и тягаться в скорости с полноценным джонином, просто смешно. Правда, сама ситуация смешной никак не выглядела.
  Я оглянулся и лишь в последний миг увернулся от удара. Толстенный сук отлетел, как будто сделанный из пенопласта. Глаза с бесстрастностью фотоаппарата фиксировали поразительно быстрые движения девушки. Вот она чуть приседает, компенсируя ускорение, вот плавно разворачивается, и вот уже вновь изящный кулачок несётся мне в лицо со скоростью экспресса. Какая нелепая...
  Я так и не понял, как мне удалось увернуться. Нет, я всё так же уступал в скорости, в реакции, в навыках, но раз за разом умудрялся уворачиваться, находить выход в самых сложных ситуациях - и это на скорости, на которой не каждый велосипедист на Земле ездит по хорошей дороге! Я нёсся к Конохе, постоянно уклоняясь от самых разнообразных атак явно вошедшей в раж куноичи, и только поражался - на полигоне инструктора полиции лишь начинали объяснять, как использовать чакру для ускорения и усиления. А сейчас это получалось само собой.
  Расстояние, которое класс преодолел за полчаса, обратно мы пролетели минуты за три. Ну, может, я ошибаюсь, не за три, а за две. Вихрем пролетели мимо стражей ворот. Не, эти тоже не пойдут, всего лишь чунины. Куда теперь? Змея, толщиной с торс взрослого мужчины, пролетела в паре пальцев от уха, и пробила стенку в доме. Может, сразу к Хокаге? Нет, пожалуй, отделение полиции ближе.
  В селении мне пришлось ещё тяжелее. Если в лесу я ещё мог прыгать с ветки на ветку, то в селении, по этим гладким стенам и скользкой черепице мог позволить себе бегать лишь опытный шиноби. Анко активно пользовалась своим преимуществом, и если бы я не выучил так хорошо все эти улочки, переулки, то наверняка сумела бы загнать меня в тупик. Я и так, полностью выложившись, успел схлопотать с десяток царапин и несколько синяков. Правда, ни одного прямого попадания, иначе погоня на этом и завершилась бы.
  На последнем издыхании я влетел в отделение полиции, шатаясь, прошёл мимо дежурного, и шлёпнулся на стул одного из следователей, как раз поднявшегося, чтобы передать коллеге папку.
  На мне скрестились шесть пар удивлённых глаз. Нет, в том что я зашёл в отделение, не было ничего нового, но чтобы в таком полу растерзанном виде, загнанный, как лошадь. В этот миг вслед за мной вломилась Анко - злая, растрёпанная, и как никогда, очаровательная.
  Надо отдать должное, полицейские дружно напряглись, готовясь к схватке, я же, бегло оглядев присутствующих, едва не застонал в голос. Проклятье! Два генина и четыре чунина! Почему нет ни одного офицера? Хотя бы один просто обязан находиться в отделении, для координации на случай внештатной ситуации. Может, у страха глаза велики, но я был практически уверен, что Анко сметёт полицейских за минуту!
  Время, нам нужно время! Куда бы не вышел офицер, он должен появиться с минуты на минуту. Как мне отвлечь разъярённую женщину? Удивить?
  Я взял со стола ручку и потянул на себя ближайший лист бумаги. Шелест в напряжённой тишине прозвучал, как гром.
  - Митараши-сан, если я не ошибаюсь? - Анко метнула в меня убийственный взор. - Что привело вас в отделение полиции? Вы стали свидетелем преступления, или сами хотите сделать заявление? Вас кто-то обидел?
  Анко просто зависла. С такой наглостью, похоже, она встретилась впервые в жизни.
  Ну, немного времени я всё же выиграл. Хотя, если сейчас не заявится хоть кто-то из офицеров, всё может ещё закончиться крайне печально. Тяжесть в теле, головокружение - у меня уже проявились симптомы чакроистощения. Да ещё и усиливающаяся боль в ногах подсказывала, что связкам и мышцам не понравился экстремальный забег. По меньшей мере, на сегодня, я отбегался.
  Распахнулась противоположная дверь, и в отделение зашёл Сибата-сан, удивлённо приподнявший брови при виде нежданных посетителей. Из Анко как будто воздух выпустили, похоже, она была знакома со старшим офицером полиции, и не обольщалась по поводу шансов столкновения с ним.
  Разобиженная девушка вышла, так ничего и не сказав, и от всей души хлопнув дверью.
  - Я надеюсь, вы сумеете объяснить, что произошло между вами и Митараши, Саске-кун! - Внушительно потребовал мой спаситель, и всё, что я мог сделать - только попросить, чтобы объяснение происходило с глазу на глаз.
  Сибата-сан пригласил меня в свой кабинет, и мне понадобилась помощь одного из полицейских, чтобы туда добраться. Правда, почти сразу туда просочился с запозданием объявившийся дежурный офицер, Ичиго Нара, но теневики никогда не отличались болтливостью, и его присутствие мне не помешало.
  Я рассказал всё, ничего не приукрашивая, и был даже немного обижен неприличным ржанием Ичиго и его утверждениями, что я настоящий поэт, и после всех тех описаний он уже сам не понимает, почему ещё не женился на Анко.
  - Всё хорошо, что хорошо кончается! - Вынес вердикт Сибата-сан, не позволивший себе ничего большего мимолётной улыбки. - Я надеюсь, вы должным образом извинитесь перед Митараши-сан. И, поздравляю вас с пробуждением семейного додзюцу, Саске-сан!
  Я, поражённый вдруг изменившимся уважительным суффиксом после имени, поднял на него глаза, и только сейчас увидел, что у моего отражения в протекторе офицера, красные глаза.
  
  
10. Лесная практика
  
  Шаринган... Благословение и сила клана Учиха, предмет зависти и даже ненависти множества шиноби. Не уверен, что за всё время существования клана, хоть кто-то из Учиха пробуждал его настолько глупо.
  Нет, основные условия были соблюдены - тренировки, смертельная опасность. Но всё же, получить наследие клана, едва не поплатившись жизнью за некоторую вольность. С другой стороны, становится понятно и семейное положение Анко, если у девушки настолько взрывной характер, есть реальные шансы, что любая семейная ссора перейдёт в схватку на выживание.
  Но с Митараши Анко разберёмся позже, сейчас мне интереснее, насколько дорого дался Шаринган лично мне.
  Как ни странно, в госпитале, куда меня отнёс один из полицейских, моей потрёпанной тушкой доверили заняться подростку лет тринадцати от силы. Генин, с невзрачной внешностью, всё, что его могло хоть чуть-чуть выделить - это очки, причём не совсем по размеру. Во всяком случае, поправлял их он чуть ли не каждую минуту.
  Якуши Кабуто - так, во всяком случае, я прочёл прикреплённую на халат бирку, быстро обследовал меня незнакомыми техниками, и диагностировал несерьёзные порезы, ушибы, затем, более опасные растяжения связок и микроразрывы мышечных волокон, плюс общее чакроистощение.
  А затем начался Ад! Для начала, сероволосый маньяк влил в меня литра полтора какой-то тягучей дряни, вполне способной выполнять обязанности рвотного. Как оказалось, это средство помогает выработке чакры, за счёт насыщения организма полезными веществами и временного ускорения метаболизма. Заикнувшись о специальных пилюлях, я получил краткую лекцию о том, что так называемые чакровосстанавливающие пилюли крайне вредны, поскольку используют внутренние резервы организма, и потому их используют только в крайних случаях.
  Затем, садист Кабуто за минуту вылечил все мои царапины и ушибы, но целых полчаса что-то делал с ногами. И это было жутко больно! Теперь я понял, почему почти каждая койка госпиталя оказалась снабжена фиксирующими ремнями!
  Когда я попытался возмутиться, и потребовал, чтобы зверюга обезболил, прежде чем лечить, как это делают в Академии, Кабуто поведал, что по традиции, чья история восходит едва ли не к самому основанию селения, раны, полученные по глупости, лечатся без обезболивания! Логика злобного генина от медицины была безукоризненна - войны сейчас нет, пострадать на усиленной тренировке я не мог, поскольку для юных шиноби, не имеющих даже ранга генина такие тренировки под запретом, значит, виной всему чья-то глупость. Как говорится, нет нужды показывать пальцем.
  Так что, к завершению процедуры у меня, вдобавок к ногам болели зубы, которые я стискивал, терпя боль, и даже горло, когда сил терпеть уже не было... Добавить горящие от непривычных усилий глаза, и колющую боль в висках, и получившееся состояние не оставит равнодушным даже самого матёрого мазохиста!
  Правда, глаза мне Кабуто закапал каким-то тонизирующим составом, а вот головную боль снимать отказался. Вдобавок, взял кровь на анализ, и, наконец, оставил меня в покое. Уже засыпая, я наконец понял, что мне не понравилось в действиях моего лечащего врача - если не считать проблемы с обезболиванием. Зачем он запечатал колбу с кровью в свиток? Кровь не так уж быстро портится, и даже если анализ собираются делать не в госпитале, а в неизвестной мне лаборатории АНБУ, колбу можно без особого ущерба доставить в любую часть селения. Значит, она отправится за пределы селения?
  Серьёзно поразмыслить над этим я не сумел, должно быть, в той дряни, которую в меня насильно залили, было и снотворное. Я провалился в сон без сновидений до самого утра.
  
- - -
  
  С утра самочувствие было вполне приличным. Ну, если не учитывать, что разбудили меня насущные потребности организма, и пришлось в бешеном темпе искать толчок. Да уж, вчерашнее жуткое зелье реально подстегнуло метаболизм! Есть тоже захотелось со страшной силой, так что я решил поддержать ещё одну традицию госпиталя, и удрал, не прощаясь. Насколько мне известно, в госпитале Конохи дожидаются официальной выписки только гражданские, да инвалиды, которым всё равно приходилось ждать разрешения вопроса с протезами.
  Позавтракал дома - хорошо быть хозяином квартала, хоть время уже прошло, мне мигом соорудили, чего пожевать. Затем отправился на тренировку - надо же проверить возможности Шарингана.
  Ну что сказать - круто! Теперь достаточно было под Шаринганом увидеть движение инструктора - и повторение становилось вопросом времени. Я ЗНАЛ, что именно надо сделать, чтобы провести показанный удар, и прекрасно чувствовал, если что-либо не получалось, вплоть до идеального исполнения. Видел чакру, используемую полицейскими в тренировочных поединках. Мгновенно, по цвету определял стихийную принадлежность любого дзюцу и с первого раза запоминал последовательность складывания ручных печатей любой сложности. Это додзюцу - действительно целый комплекс, не только глаза, но и мозги, а возможно, даже психика.
  С исполнением ниндзюцу, правда, начались сложности, даже огненные дзюцу не удалось понять и воспроизвести - но и моему Шарингану ещё есть, куда развиваться! Попробовал поработать с искрами, и обнаружил, что контроль тоже заметно улучшился. Сейчас мне удавалось не только сохранять, но и задавать траектории сразу девяти искрам!
  Не вовремя появившийся Сибата обломал мне всё веселье, мало того, что потребовал, чтобы я вернулся к классу, так ещё и выделил полицейского, чтобы тот проследил как за моей безопасностью, так и за тем, чтобы я действительно вернулся к занятиям. Правда, не отказался рассказать кое-что о Митараши Анко, и даже одолжил запечатывающий свиток, чтобы можно было без проблем донести примиряющий подарок.
  Правда, помимо сладких данго для Анко (сразу три порции, кошмар! хотя, о вкусах не спорят), докупил ещё немного провизии для страждущих одноклассников. Нет, я не добрый, просто не хватало ещё, чтобы голодный Чоджи подрался с Анко из-за её данго! Несколько одеял для мерзляков (раз уж всё равно со свитком, заодно и потренировался в запечатывании), мыло и полотенца для чрезмерно чистоплотных. Без особого фанатизма, чтобы не злить Ируку контрабандой.
  Кстати, заодно забежал в госпиталь, и попросил справку для Ируки, здорово удивив этим персонал. Здесь, похоже, было принято верить на слово.
  Класс мы нашли и нагнали, достаточно быстро, за пару часов, - точнее, нашёл его мой сопровождающий, оказавшийся бывалым следопытом. Правда, по его утверждению, даже стадо коров оставляет меньше следов, чем такая толпа малолетних шиноби.
  Может он и прав, не знаю. Скорее всего, с поиском я бы справился и сам, с помощью Шарингана, но решил не выпендриваться, глаза и так уже болели. Похоже, придётся к прочим моим тренировкам добавить ещё и глазную гимнастику. Или Хинату расспросить, может, в их клане есть нужные наработки, им-то тоже приходится глаза пучить подолгу.
  Помириться с Митараши Анко оказалось довольно просто. Девушка уже пребывала в достаточно благодушном настроении, и потому даже защита сопровождающего не потребовалось (ну да, так я и поверил, что его послали только проводить!).
  Искренние извинения, перемежаемые комплиментами (что особо ценно - совершенно правдивыми!), плюс подарок с моей стороны, символический подзатыльник (еле на ногах устоял) с её - и мы снова друзья.
  С большей частью класса тоже не было никаких проблем - немного контрабанды из свитка - и мой рейтинг взлетел до небес, во всяком случае, у голодного Чоджи (со времён той несчастной жареной змеи парню обломились лишь пара съедобных корешков) и у чистюли Сакуры. Правда, часть девчонок на меня по-прежнему дулась, причём, похоже, не столько потому, что я пощупал Анко, а потому, что не додумался пощупать их! Удивительна женская логика, как будто хоть одна не дала бы по физиономии нахалу, распустившему руки.
  Тут объявился Ирука, отобрал у меня свиток с остатками контрабанды (сказал, что лично вернёт Сибате) и пристроил меня к делу. Как выяснилось, лесная практика состояла из двух частей - добыча еды и обустройство ночлега. И вот тут, клановые дети, обычно всегда и во всём демонстрировавшие впечатляющий разрыв по знаниям и способностям в сравнении с остальными, растерялись и сели в лужу. В кои веки бесклановые оказались лучше, некоторые имели опыт путешествий и помогали родителям по дому и в ремесле. Кое-кто имел представление об охоте и сельском хозяйстве. А вот дети из кланов впервые столкнулись с самообслуживанием.
  Мне рассказывали, как Киба со своим щенком гонялся за дичью и распугал оную на дневной переход окрест. Рассказывали, как Чоджи, устав искать корешки, не додумался ни до чего умнее, чем попытаться запрудить маленькую речушку собственным, раздутым клановой техникой, телом, но что-то не рассчитал, и его унесло по течению. Ирука еле догнал беднягу. Анко в этот момент была занята спасением Ино, опрометчиво попытавшейся взять под контроль здоровенного кабана. Неудачная ментальная техника так взбесила секача, что Митараши, утыкав клыкастого противника кунаями и припалив щетину огнём, вынуждена была вызвать на помощь здоровенную змеюку. Закончилось всё печально. Кабан так и не стал ужином для шиноби - змея просто проглотила зверя, и смылась, не пожелав делиться добычей. Шино отыскал дикий мёд, но к нему прилагались злющие дикие пчёлы, в жаркой схватке уничтожившие почти всех жуков бедолаги. Сейчас достойный представитель клана Абураме пребывал в депрессии, оплакивая невосполнимые потери. Хината благополучно выловила несколько рыбёшек, и не менее благополучно их сожгла на костре в попытке приготовить, похоже, в готовке Бьякуган бесполезен.
  А учитывая то, что бесклановые справились не намного лучше, вчера класс засыпал в кое-как выстроенных шалашах под недовольное бурчание голодных желудков. Неудивительно, что продовольствие, притащенное в свитке, поглощалось едва ли не быстрее, чем распечатывалось.
  Теперь и мне предстояло показать, что я умею. Для начала, привязав кунай к палке, я получил импровизированное копьё, и отправился бить рыбу. Честно скажу, без Шарингана не справился бы! Вода искажала перспективу, и попасть по быстрой, скользкой добыче было просто нереально. Но стоило активировать глаза - и за считанные минуты я выполнил план практически за весь класс. Правда, часть все равно сожгли, но даже обгоревшая до костей рыба пошла за милую душу.
  С обустройством было сложнее. Нет, с руками у меня всё в порядке, на моём боевом счету сотни метров переклеенных обоев, гипсокартоновая стена, перестеленный пол, даже плитку ложить в туалете доводилось... потом, правда, самому и сбивать. Я отлично навострился работать дрелью, кистью и молотком, но вот беда, инструментов Ирука не выдал!
  И здесь даже Шаринган был практически бессилен, мой шалаш оказался ничем не лучше прочих. А как мы ругались, когда коварный Ирука всё же сообщил, что нормальный шиноби никогда не будет строить шалаш, а обойдётся накидкой, одеялом, и подстилкой из веток, которую никто так и не додумался соорудить!
  Затем мы выслушали лекцию о том, сколько следов оставили бессмысленной беготнёй, шалашами, разведёнными как попало кострами, с какого расстояния вражеские шиноби засекли бы наш шумный безалаберный лагерь, и чем бы закончилось их нападение.
  После, правда, Ирука-сенсей всё же сжалился, и продемонстрировал, как должен вести себя шиноби на стоянке. Правильный костёр и правильная подстилка, несколько остроумных способов ловить рыбу и бить мелкую дичь без применения улучшенного генома, основные правила полевой кухни. Доступно, наглядно и поучительно. Пожалуй, не наломай большинство учеников дров предварительно, не внимали бы наставнику, как пророку. А уж когда Анко притащила косулю, и сенсей принялся жарить мясо на всех, жизнь и вовсе стала прекрасна и замечательна.
  Так что, на второй день все устраивались на достаточно удобных подстилках, наевшиеся и умиротворённые. И никто не заметил подвоха. Не то, что я, но, похоже, даже Шикимару не задумался, отчего это Ирука так подобрел?
  
- - -
  
  Утро третьего дня я встретил в гордом одиночестве. Некоторое время пытался разобраться, куда все делись, и лишь поднявшись, на подстилке под собой обнаружил записку.
  "Ученик, ты перенесён в неизвестном направлении. Твоя задача - сориентироваться и вернуться в Коноху до ночи. Если не успеешь, или наблюдателям придётся вмешаться, чтобы тебя спасти, провалишь практические занятия"
  Ну Ирука, ну сволочь! Значит, вчерашнее мясо посыпали не только солью и перцем!
  Для начала, я активировал Шаринган и осмотрелся. Вокруг ни души. Да-а, пусть глаза клана Учиха не так дальнобойны, как Бьякуган, но это ж как надо было постараться, чтобы отволочь меня на такое расстояние! А есть ещё подозрение, что не только меня. В записке ничего не упомянуто о взаимодействии с одноклассниками, значит, встреча с одним из них маловероятна. На какие же расстояния нас раскидали?!
  Я привычно обратился к памяти Саске - и, в кои веки раз, не нашёл ничего полезного. Хозяин тела ни-че-го не знал об ориентировании! У меня и то были хотя бы смутные воспоминания о мохе, звёздах, определении севера по восходящему и заходящему солнцу. Да, крайне полезно! При том, что за деревьями, вполне обычными в стране Огня, ни звёзд, ни восходов - закатов не увидишь. С мохом тоже была беда, я не помнил, с севера или с юга стволов он должен расти, да и на фига мне расположение частей света, если я просто не знаю, с какой стороны от меня Коноха?
  Так, не паниковать. Первым делом, первым делом - самолёты. А именно - осмотреть всё с высоты. Летать я, конечно, не умею, а вот лазить по деревьям - вполне. Осматриваем окружающие стволы, самый толстый назначаем временно исполняющим обязанности самого высокого дерева округи.
  Всё же, не так плохо быть шиноби, даже начинающим. Пожалуй, в прежнем теле, хоть я и старался держать его в тонусе, забирался бы я на это дерево со скоростью рака-альпиниста, и ещё неизвестно, кто бы раньше свистнул, он с горы, или я с макушки дерева. А вот в виде Учиха Саске, забрался за десять минут. Мог бы ещё быстрее, если бы врубил Шаринган, и пользовался чакрой осознанно, но решил поберечь силы. Если меня перетаскивала Анко, могла и километрах в пятидесяти от Конохи оставить, так, в качестве моральной компенсации.
  С верхушки открылся дивный вид - настоящее лесное море без признаков жилья. Шаринган тоже ничего не обнаружил. Нет, ну это уже полная фигня! Что там сказано в записке про наблюдателей? Как это они собираются меня спасать, если с такой верхотуры я их Шаринганом не могу отследить? Значит, рядом их нет? Интересно, а остальных тоже так раскидали, и так же за ними "наблюдают"? Ну не могут же они быть настолько тупыми, вот встретится, к примеру, мне или Хинате условно дружественный ниндзя из другого селения... В смысле, дружественный ровно до тех пор, пока рядом есть кто-то способный дать по загребущим ручкам. Ну а если нет? Тут у него и появятся нехорошие мысли, о том, что этот мальчик или девочка больше пригодятся его селению, чем Конохе. Или даже не целиком пригодятся, а их редкие и очень ценные глазки...
  Нет, не стоит сразу о грустном. Наблюдать можно по разному. Предположим, подсадить жучка, причём тут могут быть разные варианты, как электронный, так и биологический, предоставленный кланом Абураме. Пока я разглядывал только окрестности, а вот себя как-то забыл. Обычный осмотр ничего не обнаружил, а вот Шаринган позволил рассмотреть нечто интересное сзади на футболке. Печать! И не самая простая, куда сложнее, чем взрывная, но попроще, чем та, что была на сопряжённом свитке.
  Хорошо, с наблюдением разобрались. Система подстраховки всё же существует. Но теперь осталось разобраться, куда всё же идти. После пары минут раздумий, я присмотрел в отдалении более высокое дерево, и решил окончательно определяться уже с его верхушки. Да, понимаю, звучит глупо, но других идей просто не возникло! Да я даже карты окрестностей Конохи ни разу не видел. А ведь в библиотеке она должна быть, знал бы заранее, спросил бы...
  Перемещение на новый наблюдательный пункт заняло почти час. Спуститься, добежать до нужного дерева, забраться. В теории звучит просто, но если учитывать размеры этих деревьев, да расстояния, да ещё и то, что с утра сыт сном да духом... А руки уже помаленьку трясутся от усталости и напряжения, и в животе бурчит. Решено, если и отсюда ничего не увижу, займусь пищевой проблемой вплотную.
  Обычный осмотр ничего не дал. А вот Шаринган показал на приличном удалении некую аномалию. Там деревья росли как-то реже. Река, овраг? Я тщательно осмотрел отдалённую полосу. Учитывая то, что высоких деревьев рядом с аномалией не росло, да и слишком уж прямая, остаётся только один вариант - дорога!
  Помнится, Ичираку-сан когда-то упоминал, что дороги близ Конохи, даже вспомогательные, ведущие к мелким деревням, поставляющим продовольствие для шиноби, поддерживаются в порядке естественным образом. Теми же селянами, и молодыми генинами, проходящими практику. Скажем, нужна древесина на дрова или для ремонта. Не из центра же леса тащить! Гораздо проще отыскать подсохшее дерево на обочине, а уж обломившаяся ветка и вовсе, готовый трофей.
  Всё это я вспоминал уже в движении, сползая с дерева. Пару раз уставшие руки едва не подвели. Плохо всё же быть ребёнком, сила, скорость, навыки есть, а вот выносливость - никакая.
  До самой дороги я добирался почти два часа, сказывалось расстояния, и препятствия, вроде бурелома и небольшой реки. А выбравшись наконец, долго чесал в затылке. Передо мной была самая обычная грунтовка. Ни указателей, ни верстовых столбов не наблюдалось. Правда, в пыли были следы. Много следов! Колёса телег и копыта животных, отпечатки самой разнообразной обуви, дорогой явно пользовались достаточно часто, вот только в какую сторону надо идти, чтобы попасть в Коноху?
  Можно, конечно, подождать, но кто знает, когда появится ближайший прохожий. Плюнув в сердцах, предпочёл отправиться в ту сторону, куда было направлено больше следов. Даже если ошибся, сомнительно, что такая натоптанная дорога не предоставит мне источников информации.
  После пятнадцати минут пробежки, я увидел впереди клубы пыли, а минуту спустя - их источник, гружёную телегу, неторопливо увлекаемую мне навстречу сонным волом.
  Такой же сонный, как его ездовое животное, хозяин телеги порадовал меня тем, что направляется в Коноху, так что, по закону подлости, мчался я в обратном направлении. Кстати, селянин даже предложил меня подвезти, но посмотрев на его скорость, я вежливо отклонил предложение. Вот если бы он перекусить предложил!
  А так, быстрым бегом, с небольшими перерывами на быстрый шаг, я уже через час, вскоре после полудня, оказался у ворот Конохи.
  
- - -
  
  Последним испытанием оказалась лекция недовольного Ируки. Как оказалось, всего лишь на прошлой недели сенсей рекомендовал нам одну очень полезную книгу, в которой не только неплохо описывались самые распространённые методы ориентирования в лесу, в пустыне и в океане, так и ещё в специальной главе описывались метки, которые наносились едва ли не на каждое десятое дерево вокруг Конохи! Всё, что было нужно - поискать на определённой высоте, и разобраться в простейшей системе!
  К стыду своему признаюсь, что ещё со времён института привык лишь при крайней нужде обращаться к литературе, обычно довольствуясь конспектами, которые вёл достаточно аккуратно. Не знаю, что послужило причиной у других, но рекомендованную книгу, как оказалось, прочла одна Сакура. А в целом о метках знали лишь она, да Киба, который, оказывается, в рамках кланового обучения, часть этих самых меток и вырезал, в то время, как его щенок оставлял метки другого рода.
  Именно эти двое и объявились первыми. Остальные подтягивались, в основном, уже после обеда, причём, как выяснилось после появления Хинаты, нам, как самым глазастым, был положен гандикап - нас отволокли раза в три дальше, чем остальных!
  Мне сразу же захотелось сделать что-нибудь для Ируки. Например, ещё раз пощупать Анко уже под его обличьем. Спасло сенсея только то, что я недостаточно владею Хенге. Да и если подумать, приставания от сопляка и от взрослого шиноби может быть воспринять по-другому, совсем по-другому. В конце концов, наставник не настолько провинился передо мной, чтобы желать ему смерти или насильственной женитьбы!
  Правда, когда я выяснил, что завтра у нас свободный день - поскольку особо одарённые, не явившиеся до вечера, будут пересдавать, настроение пришло в норму.
  Уже чуть позже мы выяснили, что до вечера не явилось больше половины класса, а Наруто, каким-то образом умудрившегося не только угробить метку (нет, надо будет всё же выяснить, что у него за отношения с печатями) так ещё и выбрать противоположное от Конохи направление, искали сразу несколько команд. Упрямого Узумаки отловили уже далеко за полночь, едва ли не на пол пути к океану.
  
  
11. Тайны Конохи
  
  Сегодня поднялся с утра, как обычно, и вдруг вспомнил, что сегодня мне - или просто этому телу, исполняется десять. И я уже почти два года живу в этом мире. За тренировками, приколами, делами клана, состоящего из одного человека, время летело незаметно. Нельзя сказать, что сделано мало, но и удовлетворённости не ощущалось.
  Правда, с обретением Шарингана, мои позиции здорово упрочились. И вопрос не только в тренировках, хотя они становились эффективнее на порядок, с использованием кланового додзюцу, просто таковы неписанные законы. Лишь владеющий Шаринганом может считаться главой или наследником клана Учиха, до пробуждения я был лишь потенциальным наследником, и со мной считались постольку - поскольку. И все мои договорённости, победы, всё наследство висело лишь на этой вероятности. Если бы я не пробудил Шаринган до пятнадцати лет - предельный возраст для проявления додзюцу, мигом оказался бы бесклановым и нищим, даже без права использовать фамилию.
  Мой распорядок дня почти не изменился. Вначале - утренние тренировки, причём тайдзюцу я владел уже на очень приличном уровне, чем, кстати, и объясняли инструктора мой условно успешный побег от Анко. Всё же, Митараши-сан специализируется, в основном, на ниндзюцу, да на призывах, так что самую свою сильную сторону проявить девушка не могла, не убивать же меня она собиралась, а всего лишь отлупить, хоть, может, и не совсем рассчитывала силы.
  Затем - немного ниндзюцу. По клановым наработкам. Пусть зашифрованные свитки непросто читать с Шаринганом первого уровня, с трудом, напряжением, головной болью и руганью, я одолел нужный свиток с рекомендациями.
  Отчасти это напоминало глазную гимнастику - фокусирование внимания на дальних-ближних, высоких-низких объектах, в сложной последовательности. Но при этом приходилось работать и чакрой, так что на Земле этот метод применения бы не нашёл. Были упражнения на чтение текста в зеркальном отражении и верх тормашками, рекомендовалось затыкать уши, и беседовать, читая по губам. А вопрос с контролем над Огнём вообще разрешился простейшим образом. Рекомендовалось просто как можно больше смотреть Шаринганом на открытый огонь, что должно было не только улучшить контроль и мощность собственных огненных техник, но даже научиться влиять на естественный огонь и чужие техники! Мистика, но, как ни странно, вполне действенная! Созерцание огня через Шаринган улучшало контроль лучше, чем жонглирование искрами. Жаль, что с другими стихиями это неприменимо, Шаринган каким-то мистическим образом связан именно с огнём.
  Так что я скрупулезно выполнял рекомендации, даже если они выглядели глупо, ведь в зашифрованном свитке обещалось, что при активном пользовании и тренировках, переход на новый уровень потребует от года до трёх.
  Лучше стало даваться гендзюцу, в том числе и хенге, представляющее собой комбинацию Нин и Ген, и являющееся потолком для абсолютного большинства шиноби. В том же свитке рекомендовалось не тянуться сразу к абсолюту - то есть, захвату чувств противника, а работать тонко, понемногу. Уже сейчас мне было доступно навязать некое спонтанное желание любому обычному человеку или не слишком сильному шиноби. Скажем, съесть пирожное, забыв на минуту про диету, или пройтись на руках, форся перед симпатичной девушкой. Противодействовать такому тонкому воздействию было довольно просто - но только в случае, если ты понимаешь, что желание навязано извне. Если же желание присутствует изначально, то подтолкнуть к нему вообще плёвое дело.
  Мелочь, как сочтёт большинство. А вот и нет! Что, если прямо перед боем внушить врагу вспышку бешенства, и заставить ткнуть кунаем в спину наиболее раздражающего товарища? Пару таких случаев - и боевой отряд превращается в раздражительную, подозрительную толпу, больше следящую за спиной, чем готовящуюся к бою. Если не ошибаюсь, именно методы такого вот тонкого воздействия, доведённого до идеала, использовал самый результативный шиноби Конохи, Учиха Шисуи, ещё до пробуждения Мангекё Шарингана наводивший ужас на противников.
  После таких тренировок, в Академии бывало откровенно скучно, хотя при должном воображении, можно было тренироваться и там. К примеру, чего стоит нарисованная забавная и не совсем приличная картинка на доске, на которую пялился весь класс, смущая Ируку, под воздействием гендзюцу не способного увидеть и устранить безобразие. Или пародирование под хенге Коды-сенсея, высокопарного и чудовищно нудного чунина, умудряющегося усыплять своими лекциями две трети класса. Кода здорово удивлялся взрывам смеха в неподходящих местах, хотя мог бы и порадоваться, что в кои веки его ученики не спят. А чего стоят страдания Соры-семпая, который повадился было, драться с младшеклассниками? Достаточно было внушить ему, что у него на носу вскочила монументальная бородавка, и задира с младших переключился на медиков, никак не понимая, отчего никто не видит его уродливой проблемы.
  После школы следовала либо библиотека, либо патрулирование Конохи. Нет, я ещё не мог считаться офицером, хотя за счёт Шарингана, пожалуй, уже смогу сделать среднего генина. Просто бывает интересно, да и полезно для имиджа пройтись с тем или другим патрулём. Временами открываются весьма не очевидные истины.
  К примеру, я отчего-то считал, что основой, краеугольным камнем как Конохи, так и других скрытых селений является чунин. На джонина тянет не каждый, но уж чунина через несколько лет практики мог бы получить каждый. Но достаточно было услышать разговор между парой патрульных, и открылась довольно неожиданная ситуация. Оказывается, более половины шиноби - генины, и даже не имеют шансов на повышение. Это выходцы из простонародья, зачастую даже без собственного желания ставшие шиноби, поскольку это даёт их семье немало бонусов. В частности, понижение налогов на торговлю в стране Огня, возможность поселиться и открыть дело в Конохе, да и просто чуть более высокий статус. Причём, всё это сохраняется даже после смерти бедняги, чьи способности слишком незначительны, чтобы подняться над уровнем мяса, в мирное время выполняющего простые миссии, а в военное создающего массу на поле боя.
  При таких обстоятельствах, работа в полиции - просто мечта для такого вечного генина, тем более, что количество патрульных ограничено, как и соотношение. Ещё неведомым предком было установлено, а Сибатой подтверждено, что соотношение генинов и чунинов в полиции должно быть не более чем пятьдесят на пятьдесят. Нельзя слишком понижать уровень охранной организации.
  А сплетни? Нет, полицейские особо не сплетничают, но им по должности положено прислушиваться, запоминать, и, в случае чего-либо интересного, писать доклады. Так что, если мне надо узнать о ком-то хоть чем-либо заметным, достаточно расспросить патрульных
  К примеру, я тщательно прошёлся по списку сильнейших - да мне даже показали этих шиноби, не только выдали характеристики и ходящие о них слухи. А перед Митараши Анко мне стало даже стыдно. Ей и так немало пришлось перенести из-за её наставника, того самого Орочимару, к тому же, проведшего над девушкой один из своих печально известных экспериментов. И даже сейчас, несколько лет спустя, куноичи, неоднократно доказавшая свою преданность селению, по-прежнему находилась в тени подлеца-наставника. Да и с личной жизнью у неё были проблемы - мимолётные связи девушку не привлекали, а делать ей предложение пока никто не спешил. Как знать, на что будут похожи дети Анко после незаконных экспериментов безумного учёного?
  Сейчас полицейские обсуждали распределение секторов патрулирования. Для того, чтобы бойцы не заскучали и не утратили бдительность, группы постоянно перебрасывали с сектора на сектор. Соответственно, были любимые и нелюбимые, удобные и неудобные сектора. К примеру, сектор, с трёх сторон граничащий с клановыми кварталами Хьюга, Нара и Абураме, считался самым безопасным, там очень редко что-либо происходило, но зато и размер его внушал уныние лентяям, в то время, как маленький, но суматошный сектор рынка просто кипел, там постоянно происходили ссоры, кто-то кого-то обсчитывал или обворовывали, и полицейским приходилось постоянно кого-то ловить или мирить.
  Генин из пополнения этого года искренне недоумевал, почему скучный сектор доходных домов у западной окраины пользуется такой популярностью? Офицеры из Хьюга и Инузука чуть ли не драться готовы, чтобы туда попасть. А в том секторе даже поговорить, практически, не с кем, тоска смертная!
  Офицер из Нара только хмыкнул и зевнул, а вот патрульный поопытнее почему-то покосился на меня, и негромко заявил, что привлекательность того места может понять шиноби лет после двадцати... да и то не каждый.
  У меня тут же возникла ассоциация со знаменитой надписью "Детям до шестнадцати". Неужели в Конохе есть подобные заведения? Кабаре, стриптиз бары? Пожалуй, надо будет лично проверить! Вдруг патруль в подобном месте утратит бдительность?
  
  
- - -
  
  Отыскать нужное место оказалось довольно просто, пусть я раньше здесь и не бывал, но карту секторов видел неоднократно. Так, что тут у нас - довольно внушительные дома, каменные, в несколько этажей, притом, что жилые, по традиции или по каким-то требованиям, в основном, деревянные, и невысокие, один - два этажа. Похоже, какие-то фабрики, неудивительно, что здесь скучно.
  И тут я увидел патруль. Два рядовых полицейских действительно просто умирали от скуки, но вот их офицер, Ичиго Хьюга, известный баламут и шутник, вглядывался в занавешенные окна дома с зелёной крышей активированным Бьякуганом, и пошло хихикал.
  Правда, стоило мне немного приблизиться, как Ичиго мгновенно реактивировал додзюцу, соорудил максимально ответственное выражение на лице, и даже заставил подчинённых прибавить шаг.
  Вот как? Похоже, от меня что-то скрывают! Жаль, что я поздновато вспомнил, что Бьякуган имеет почти круговой обзор, и неосмотрительно приблизился. Я невозмутимо кивнул, проходя мимо, как будто зашёл сюда случайно, но выйти за пределы поля зрения Хьюга и затаиться не успел. Офицер внезапно даже не засмеялся, а заржал, как жеребец.
  Развернувшись, я увидел, что именно вызвало такое веселье. Ко входу в дом с зелёной крышей, бодро двигался Хокаге, в своём торжественном облачении и нелепой шляпе, прямо на ходу умудряясь читать какой-то свиток. И, честно говоря, лично меня это зрелище ничуть не развеселило. Ичиго что, рехнулся?
  Тут я заметил, что Бьякуган у Хьюга снова активирован, сопоставил некоторые нестыковки - ну вот ни разу не видел Хокаге без сопровождения хотя бы пары безликих, да и слишком уж бодро шагает наш старичок... Липа?
  Я активировал Шаринган и аж присвистнул. Приближающаяся фигура оказалась окутана облаком чакры. Хенге высокого уровня! Мой недоразвитый додзюцу обычное прошибает, а вот такое пока не тянет. Но опять же, если кто-то шляется по Конохе под мощным хенге, логично заподозрить шпиона или диверсанта, а не веселиться! Ничего не понимаю!
  Тут лже-Хокаге добрался, наконец, до входа, толкнул дверь и зашёл. В миг прохождение дверного проёма, хенге поблёкло, и я успел разглядеть высокую поджарую фигуру в жилете джонина, и копну непослушных светлых волос. Хатаке Какаши? Но почему под хенге?
  Отсмеявшийся Хьюга с подчинёнными скрылся за углом, и я решился на собственный эксперимент. Быстро применил хенге, принимая облик Ируки-сенсея (чем лучше знаешь человека, тем достовернее перевоплощение) и решительно ринулся вслед за белобрысым.
  Вот только в дверном проёме обнаружился подвох. Заходя, я вдруг ощутил, как с меня слетает хенге, мгновенно восстановил дзюцу, но было поздно - две женщины, сидящие в холле, уже успели меня рассмотреть.
  - Эй, сопляк! - Мрачно выдала просто кошмарных размеров куноичи в боевых доспехах. Казалось, что вширь она больше, чем в высоту. Похоже, из клана Акимичи, хотя особенности их техник непопулярны среди женщин. - Правила не знаешь? Сюда можно лишь с двадцати, или с получением звания чунина!
  Правила обнаружились на табличке сразу за дверью. И если первое, ограничивающее клиентуру по возрасту или по званию, мне уже было известно, то следующие лишь распалили любопытство.
  "Джонинам скидка, женатым - наценка.
  Соблюдайте тишину, не мешайте другим клиентам"
  - Прочёл? Вот и брысь отсюда!
  А может, попытаться проскользнуть? Толстуха не выглядит особенно быстрой, а вторая, в халате медика, даже чашку с чаем не поставила. Проскочить в ближайший коридор и...
  Мощная женщина внезапно оказалась совсем рядом, как будто презрев инерцию. А в следующий момент огромная (она всегда была такого размера?!) ладонь в стиле Сумо ударила мне в грудь, и я вылетел наружу, полностью обалдевший. Шаринган просто не поспевал за движениями могучей дамы! И хорошо ещё, что дверь свободно открывалась в обе стороны, иначе её точно выбили бы... мною.
  С некоторым трудом я поднялся и отряхнулся. Необъятная куноичи погрозила мне кулаком и скрылась за дверью. Да-а, пожалуй, рано я возомнил себя крутым! Возможно, во время памятной погони и Анко не показала всех своих возможностей?
  Но моё любопытство разыгралось пуще прежнего. Для начала, что происходит с хенге в дверном проёме? Шаринган позволил рассмотреть вязь символов, идущую по косяку. Печать? Никогда не видел ничего подобного.
  Полицейский патруль вновь появился, и я заподозрил, что парни не обходят весь сектор, а нарезают круги вокруг здания с зелёной крышей, с другой стороны, достаточно регулярно просматривать улицы, с чем носитель Бьякугана справляется без проблем. Хьюга вновь вглядывался в занавески, и, похоже, просто не обратил внимания на мой конфуз.
  Так, сложный вопрос, искать другие пути внутрь, или слинять, не дожидаясь неприятностей. Пусть меня вышибли довольно мягко, никто не утверждал, что к следующим попыткам отнесутся так же снисходительно.
  В это мгновение как будто зелёный вихрь пронёсся по улице, и материализовался у дверей дома. Майто Гай! Высокий, с рельефно очерченной мускулатурой, стриженный под горшок шиноби в обтягивающем зелёном костюме выглядел достаточно грозно. Пока не улыбнулся. Одной своей улыбкой он затмил любого известного мне клоуна, сразу из свирепого бойца превратившись в пародию на шиноби.
  - Будьте все свидетелями! В этот раз я повергну Какаши!
  Нет, я просто не в силах описать позу, в которую он встал, произнося эти слова! Сколько надо гибкости, координации и, пожалуй, даже изящества, чтобы принять настолько нелепый вид!
  Я держался, сколько мог, давя рвущийся смех мрачноватым аргументом: "Восьмой! Восьмой по силе в Конохе, где больше десяти тысяч шиноби! Да он плевком насмешников убивает!"
  Но тут сзади послышался дружный гогот патруля, и я уже был не в силах держаться, присоединяясь к общему смеху. Мысли, надо сказать, были совсем не весёлыми. Я всерьёз прикидывал, куда спрятаться, если Гай всё же разозлится. По всему выходило, что за Хьюга, Ичиго, при всей его дурашливости, приличный боец, может и продержится несколько секунд, необходимых мне для побега. Помнится, когда подвыпившие шиноби устроили разборку в одной из забегаловок, он в одиночку вырубил больше десятка скандалистов.
  К моему большому удивлению Гай ничуть не рассердился. Может, потому, что задыхающийся от смеха Ичиго сумел-таки выдавить из себя: "Постарайтесь, Гай-семпай, мы болеем за вас!", но зелёный шиноби улыбнулся ещё шире, хоть это и казалось невозможным, и одним прыжком влетел в дом.
  Нет, он действительно принял всё за чистую монету? Ну не может же боец из десятки сильнейших быть идиотом? Или всё же может? Тогда мне становится страшно за Коноху...
  Но теперь у меня хоть есть законные основания расспросить об этих двух чудиках, что тут за борьба, и при чём тут заведение для взрослых?
  Ичиго с удовольствием поведал о двух вечных соперниках, постоянно соревнующихся в самых неожиданных вещах. Лично он достоверно знал лишь о некоторых соревнованиях - бег, плавание, спарринги, ниндзюцу, гендзюцу (которым, между прочим, Гай не владел совершенно), соревнование на скорость поедания данго (которые теперь оба видеть не могут!), бег по крышам на руках, ловля птиц голыми руками, соревнование в похищении ошейников собак клана Инузука (после медики соревновались в числе укусов на телах героев). Что неугомонные соперники затеяли в этот раз, офицер не знал, но, судя по предельно пошлой физиономии, догадывался.
  В этот момент из окна на третьем этаже дома с зелёной крышей донёсся крик:
  - Нет!!! Только не снова Сила Юности!
  Тяжёлый шторы разлетелись в стороны, и из окна выпрыгнула девушка, одетая лишь в полупрозрачный пеньюар. Полицейские дружно ринулись ловить, но этого не понадобилось - рука в знакомом зелёном рукаве легко поймала беглянку за лодыжку, и втянула обратно со зловещим смехом. При том пеньюар сполз, и мы смогли оценить весьма пышные формы девицы. Нет, не куноичи, но посмотреть вполне приятно.
  Гад Ичиго просто выпал из разговора, во весь Бьякуган пялясь на заветное окно. Шаринган, во всяком случае моего уровня, здесь помочь не мог, и мне, как и патрульным, оставалось только завидовать.
  Правда, несколько минут спустя Хьюга отвлёкся на очередного посетителя. Суровый тип с парой диагональных шрамов на лице и взглядом маньяка-убийцы. Патрульные дружно попытались спрятаться за мной и офицером, а Ичиго опять ржал. Когда свирепый ниндзя заходил в заветный дом, я понял, почему. Знакомая копна волос, худощавая фигура... опять Какаши?! Я почувствовал, что у меня едет крыша.
  Нет, теперь я был не в силах покинуть заветное место, и плевать на возраст, положение и приличия! Даже в прежней жизни я не устраивал подобных состязаний, и теперь просто обязан был узнать, чем всё закончилось.
  В дом с зелёной крышей проскальзывали и обычные шиноби. Быстро, максимально незаметно, временами даже с использованием всяческих дымовых шашек. А уж хенге пользовались все поголовно - наверное, тоже традиция. Только Гаю пришло в голову рисоваться перед дверьми, без всякого намёка на маскировку.
  Лично мне больше всего понравились пара чунинов, заявившихся вместе и под хенге друг-друга! Перевоплощением, кстати, они владели плохо, раз уж мой начальный Шаринган легко распознавал настоящий облик.
  Затем Хьюга Ичиго стало плохо. Он просто упал на землю и дрыгал ногами, задыхаясь от смеха. И спрашивается, что здесь такого сверхъестественного? Ну ещё один посетитель, ну с характерными глазами Хьюга... а, это Хиаши-сама? Довольно странно, если я не ошибаюсь, у главы клана Хьюга поразительно красивая жена... Хотя - вот оно что! Опять Какаши!
  Слегка пришедший в себя Ичиго поведал мне страшную тайну. Пожалуй, не будь он так измучен смехом, не решился бы. Оказывается, дом с зелёной крышей имеет запасной выход сзади, для застенчивых клиентов, это заходить надо спереди, и там же вносить оплату. Правда, почему Какаши заявляется уже третий раз подряд, не знал даже бравый офицер.
  Почти час было относительно тихо. Ну, не считая скромных шиноби, норовящих незаметно проскользнуть в дом с зелёной крышей, и с немалым раздражением обнаруживающих болтающегося у входа представителя Хьюга. Два потенциальных посетителя даже сделали вид, что случайно прогуливаются по этой улице.
  Мне стало скучно, и я уже почти решил уйти, когда Ичиго протяжно застонал, заплакал и закрыл глаза руками, для верности.
  - Нет, я не могу на это смотреть! Я сейчас просто сдохну!
  По улице шла очень красивая женщина, с необычными розовыми глазами и странном, как будто сшитом из широких лент, коротком платье. Мне раньше не доводилось видеть эту куноичи, и патрульные немедленно сообщили, что это Юхи Куренай. Если не ошибаюсь, один из признанных мастеров Гендзюцу Конохи.
  Не успел я посетовать, что такая роскошная женщина, оказывается, придерживается нетрадиционной ориентации, как в дверном проёме мелькнула знакомая белая копна волос.
  Похоже, соперники стоят друг друга! Какаши тоже идиот!
  Если замеченный у борделя Хокаге вызовет, скорее, восхищение, чем осуждение - "надо же, наш старик ещё живчик", Ибики Морино даже никто не посмеет сообщить, где его видели, а Хиаши Хьюго слишком надменен, чтобы обращать внимание на слухи, то использовать Хенге женщины в таком месте... Это же просто подло, ей ещё замуж выходить!
  Высказать своё возмущение я не успел. Ичиго дёрнулся, и развернулся к окну, которому уделял сегодня особенное внимание. Я быстро активировал Шаринган и оторопел - из окна просто выплёскивались волны чакры.
  - Гай-семпай просто псих! - С невольным восхищением высказался офицер. - Ради победы в дурацком состязании открывать... раз, два, три... пять врат!
  От дома с зелёной крышей исходило ощутимое давление. Шторы развевались, как рваные паруса, что-то ощутимо трещало, визжали женщины. Несколько полуодетых шиноби вывалились из окон и умчались прочь. Перекрывая шум, разносился голос толстухи-вышибалы:
  - Немедленно прекратите, Гай-сан! Вы тревожите других клиентов! Хватит уже, совладелец нашего заведение сам Дайме Огня!
  В голове у меня как будто что-то щёлкнуло, разом стали понятны некоторые странности в расположении патрулей. Надо всего лишь сопоставить, что и кому принадлежит в селении, и сразу станет ясно, почему некоторые места находятся под усиленной охраной.
  - Наверно, нам надо вмешаться? - С явственной неохотой выдохнул Ичиго. Я его вполне понимал. Пытаться останавливать психа, открывшего пять врат - не рядовая задача. - Налицо нарушение общественного порядка... Эх, ну почему именно в мою...
  Хьюга замер, после чего медленно подошёл к стене и принялся стучать об неё головой. Из-за протектора на лбу получалось звонко и задорно.
  По улице ко всё тому же дому с зелёной крышей двигался Учиха Мадара. Длинные нечёсаные волосы, массивные боевые доспехи - и демонический Мангекё Шаринган, пылающий в глазах. Вот только сомнительно, чтобы кто-то видел великого шиноби, грозу Каге, едва переставляющим ноги.
  "Мадара" добрёл до двери, споткнулся о порожек, и с грохотом рухнул внутрь.
  Ичиго тяжело вздохнул и всё же отправился разбираться. Вскоре напор чакры из дома ослаб, а затем и вовсе иссяк. Вместо этого завязался сумбурный спор. Два слабых голоса до предела вымотанных людей выдвигали взаимные обвинения. И если один попрекал вратами, то другой упоминал подкупленного медика, восстанавливающего силы соперника в перерывах.
  Тут к месту происшествия стали подтягиваться АНБУ, и я, вспомнив, что в моём возрасте не положено болтаться возле злачных мест, предпочёл удалиться.
  
  
- - -
  
  На следующий день, Ичиго, получивший от Шибаты грандиозную головомойку за позднее вмешательство, рассказал, чем всё закончилось. Оказывается, по давнему соглашению, проигравшим считается пойманный на мухлеже. Ну а когда мухлюют оба, то вечные соперники соглашаются на ничью. Так вышло и в этот раз.
  А у меня появилась ещё одна мечта. Вот подрасту, и вызову этих психов на такое же соревнование! Таким монстрам и проиграть не стыдно, но в таком состязании действительно, главное - участие! Если, конечно, Какаши и Гай после вчерашнего не стали испытывать к прекрасному полу такое же отвращение, как ранее к данго.
  
  
12. Два в одном
  
  - Что ты здесь делаешь, Саске-кун? Разве у тебя сейчас не должны быть занятия в Академии?
  - А, добрый день, Хокаге-сама, у меня свободное посещение практических занятий. Сегодня вот решил посетить библиотеку.
  Честно говоря, я был вовсе не в восторге от встречи с главой селения. Хотя, кабинет Хокаге и библиотека АНБУ расположены в одном и том же здании, раньше мы ни разу здесь не пересекались. И в этом нет ничего удивительного. Всё же, глава селения очень занятый человек, а случись у него нужда в какой-либо информации, запросто пошлёт кого-нибудь из бесчисленных подчинённых, что так и роятся вокруг него. Значит, либо Хокаге решил передохнуть, либо специально заявился сюда, чтобы пообщаться со мной, и лишь разыгрывает удивление. В любом случае, это не тот человек, чьё внимание стоит привлекать без крайней нужды. Как в своё время высказался классик: "Минуй нас горше всех печалей, и барский гнев, и барская любовь".
  - Ну что же, стремление к знаниям похвально. А что ты говорил на счёт свободного посещения?
  Ага, разыгрывает маразматика, наверняка ведь докладывали о моём случае.
  Если честно, то в Академии мне было уже откровенно скучно. Да и многим другим клановым детям тоже. Домашнее образование в большинстве случаев превосходило общее, и я, пожалуй, уже взял всё, что мог из общей программы. Там и было-то, основы работы с чакрой, несколько простейших дзюцу, основы тай. Ну ещё немного теории.
  Вот я и высунулся с идеей - учить продвинутых слушателей более серьёзным дзюцу. Ирука меня выслушал, поморщился, и отправил к директору, заявив, что не имеет права вносить изменения в программу. А вот директор меня ошарашил предложением сдать все предметы экстерном, и получить звание генина досрочно. Лестно, конечно, но я решил не торопиться, всё же, помимо прав, шиноби со званием имеет и обязанности, а я хорош пока только на фоне одноклассников. Взрослый опытный боец раскатает меня всухую за счёт преимуществ в силе и объёма чакры.
  Нет смысла ковать из себя второго Итачи, надрываться на непосильных для ребёнка заданиях, перегружать не до конца развившуюся чакросистему... Нет, на фиг такое счастье! Вот подрасту чуток, тогда посмотрим.
  Директора почему-то здорово удивило моё решение. Ну не принято здесь отказываться от возможности повыситься в звании. Он даже появился на практических занятиях, и лично убедился, что с открытием Шарингана в классе у меня равных соперников не осталось. После чего и разрешил мне свободное посещение практики, если я пообещаю в это время подгонять теорию, пробелами в которой я отговорился от экстерната.
  Эту же версию я скормил и Хокаге.
  - Теория? - Старик изумлённо поднял брови. - Обычно молодые шиноби больше жалуют силу. Мощь ударов, меткость кунаев, разрушительность техник... Даже удивительно видеть столько молодого человека в пыльном хранилище знаний.
  - Что значит вся сила, если ты не знаешь, куда её применить? Слабый точный удар может быть эффективнее десятка затрещин наугад. Знания - сила! - Вот-вот, философией я могу грузить похлеще любого местного старикана, а уж если бросаться поговорками покинутого мира...
  - Вот как? - Взгляд Хокаге потемнел. - Не только сила, но и умение её применить. Ищешь в клановых свитках могущество Шарингана... Значит, ты собираешься отомстить Итачи? Надеюсь, ты не планируешь заняться этим в ближайшее время?
  - Нет, что вы, Хокаге-сама! Я отлично понимаю, что мой начальный Шаринган ничто по сравнению с его Мангекё Шаринганом. И для того, чтобы хотя бы приблизиться к силе брата, мне понадобятся долгие годы тренировок. К тому же... я даже не уверен, что ему имеет смысл мстить. Он сам наказал себя так, что не придумал бы самый жестокий мститель. Лишил себя семьи, дома, селения, бродит сейчас где-то одинокий, никому не нужный, окружённый лишь врагами. Без надежды, без цели, без смысла. И всё, что его ждёт в будущем - это неизбежная слепота, а вскоре после этого - смерть в одиночестве.
  Сарутоби пошарил вокруг себя, подтянул ближайший стул и рухнул на него.
  - Ты жалеешь его? Убийцу своего клана?! Предателя Конохи?
  Я прикусил язык. Ну что это такое? Детское тело на меня, что ли, влияет, или самоуверенность подводит, нашёл перед кем трепаться!
  - Нет, ничуть не жалею. И однажды ему ещё придётся ответить за всё. Но вначале, я спрошу, зачем он уничтожил клан? А затем уже приму решение, что с ним делать.
  - Не боишься, что солжёт? - Хокаге, похоже, остался доволен подкорректированным ответом.
  - Нет, не боюсь. К тому времени я уже освою Шаринган в достаточной мере, чтобы отличать ложь от правды. И узнаю истину, хотя бы исходя из того, о чём он будет лгать.
  - О да, Шаринган! Удачи в тренировках. - Старик покивал, и взялся за какой-то свиток, показывая, что разговор закончен.
  А между прочим, как раз сам Хокаге сейчас слукавил. Шаринган - не детектор лжи, как уже было упомянуто, это лишь инструмент, орудие, эффективность которого зависит от пользователя. Ложь можно различить по некоторым признакам, и Шаринган позволяет их различить - если сам пользователь знает, на что обращать внимание. И то, что мой хитрый собеседник ничего не сказал об этом, говорит о многом...
  Работать в библиотеке расхотелось, и я двинулся к выходу. Внезапно меня как будто сдавило, обволокло, не позволяя сделать ни единого движения. Ниндзюцу? Гендзюцу? В таком защищённом месте... Но кто? Не Хокаге же!
  Тело само, без моего приказа сделало шаг, другой... Неуверенно, как будто после долгой болезни.
  - Трус... подлец... лгун...
  Губы шептали сами по себе, и мне вдруг стало совершенно ясно, что это не кто-то посторонний взял меня под контроль, это пробудился, наконец, настоящий хозяин тела. И, похоже, пробудился он не прямо сейчас, чем-то его разозлил именно разговор с Хокаге.
  Я пытался перехватить контроль над телом, но шансов не было. Всё же, именно настоящий Саске был здесь хозяином, а я - возомнившим о себе слишком много гостем. Даже губами шевельнуть не получалось, чтобы попытаться наладить контакт с соседом по телу. Оставалось только чётко формулировать мысли, надеясь, что он сумеет их воспринять.
  "Постой, чем ты недоволен? Разве я плохо тебе помог?"
  Как ни странно, Саске услышал:
  - О да, помогал ты изрядно... Когда я пришёл в себя, просто поразился, сколько всего ты сохранил и успел. Но этого и стоило ожидать от существа из того жуткого мира. Урод, торгаш, говоришь только то, что люди хотят услышать! Убегаешь при первой опасности! А про месть Итачи даже не думаешь!
  О-па! А ведь парень, похоже, имеет доступ к моей памяти, точно так же, как и я к его! Он полностью в теме. Вот, похоже, настоящая причина того, что он так долго себя не проявлял - разгребал ворох непривычной информации. Иначе, давно бы уже объявился и пожелал бы снова рулить своей тушкой. А вот что делать мне в такой ситуации, неясно. Сейчас крайне опасный момент - парень может опять заняться глупостями вроде мести, а я и вмешаться не сумею. Во что бы то ни стало надо если не вернуть управление, так хотя бы заставить к себе прислушиваться!
  "А ты, значит, первым делом, мстить кинешься? С шашкой наголо, на белом коне... на пулемёты!"
  - Пф-ф. Если я не трус, ещё не значит, что я дурак! Сначала, стану достаточно сильным, а затем - отомщу!
  "Кому? Итачи? А ты хоть задумывался, что даже для него, вырезать весь клан было абсолютно нереально?! Больше сотни шиноби, джонины и чунины, почти у всех Шаринган. Да будь он самим Кьюби, не сумел бы одолеть всех, к тому же так, что не ушёл никто, ни женщины, ни дети"
  - У него был Мангекё Шаринган! Наверное, использовал какую-то необычную технику! Он сам показал, как убивал всех!
  "И ты ему веришь? Уничтожить сотни людей, абсолютно бесшумно и незаметно для всей остальной Конохи. Ни один шиноби ничего не заметил, ни один сенсор не всполошился... Похоже, ты и правда дурак! Собираешься гоняться за братцем, в то время, как его сообщника, наверняка, гораздо ближе!"
  - Сообщники? - Саске, замерший у одного из стеллажей, похоже, сказал это слишком громко. Библиотекарь осуждающе покачал головой, а ближайший читатель - АНБУ в маске какого-то земноводного, с любопытством принялся нас разглядывать. Хозяин тела быстро зашёл за пару шкафов, и переспросил: - Какие сообщники?
  "Сам подумай. Для того, чтобы перебить такое количество народа, причём, незаметно для остальных, нужно отгородить весь квартал барьерами, а ещё нужно достаточное количество бойцов, чтобы провести зачистку быстро и не дать клану собраться и отразить нападение. Вспомни сам - если бы в квартале был настоящий бой высокоранговых шиноби, там бы были сплошные развалины, но твоим родственникам не дали как следует разойтись..."
  - Я... я не верю тебе! Я знаю, что ты просто трус, и боишься Итачи! И мне ты не помешаешь, я... Я обращусь к Яманакам! Мне не нужен шпион в голове! Уж они с тобой разберутся.
  А вот это скверно. Сомневаюсь, что обычным шиноби, пусть и специализирующимся на ментальных техниках, под силу изгнать душу, подселённую кем-то сверхъестественным. Но вот напакостить они могут. Если уж Саске по первому желанию вернул себе управление телом, то эти могут и вовсе меня запереть и отрезать от реальности. Или вскипятить мозги одному психованному мальчишке, пытаясь избавить его от чужака. Нет, Яманаки - это плохо.
  "И ты готов раскрыться перед менталистами? Показать, свои страхи, слабости. Признаться, что вместо тебя всего добивался чужак? И всё ради чего - ради того, чтобы избавиться от своего лучшего союзника?"
  - Я тебя не приглашал! И ты мне не нравишься! Убирайся!
  "Я от тебя тоже не в восторге... Но уйти пока не в силах. Может, договоримся?"
  - Я не хочу ни о чём договариваться! Это моё тело, и моя месть! Мне не нужна помощь! Тем более - от труса!
  Я лихорадочно искал доводы. Чем убедить помешанного на мести мальчишку, если знакомство с самого начала не задалось? Ведь любой мой аргумент будет отвергнут из чистой подозрительности. Сейчас бы не помешал союзник... Скажем, кто-то с непререкаемым авторитетом. Хокаге? Ага, аж с разбегу! Старикану как раз по душе ограниченные мстители, ими так легко манипулировать... Кстати, есть ещё вариант, рискованный, но почему бы не попробовать?
  "Хорошо, моё мнение тебе неинтересно. А как на счёт умного, опытного человека, которого ты искренне уважаешь?"
  - Хокаге уже доказал, что уважает моё право на месть! - С циничным ехидством высказался мальчишка. - Или ты считаешь, что сможешь найти более уважаемого человека в Конохе? Может, из того списка? О да, после того, как я вместе с тобой наблюдал один спор, я безмерно "уважаю" Хатаке Какаши и Майто Гая!
  "И всё же, я назову того, чьё мнение для тебя важнее мнения Хокаге. Учиха Фугаку!"
  - Не смей! - Саске лишь в последний момент сумел сдержаться, и не заорать на всю библиотеку. - Не смей использовать имя отца в своих целях! Ты, поганый самозванец, ты его даже в живую не видел! Только в моей памяти!
  "Да, вживую не видел. А вот написанные им свитки читал. Потому и предложил почитать один - я отложил его на потом, но начало здорово напоминало завещание... И адресовано оно было Итачи!"
  В яблочко! Мальчишка содрогнулся с ног до головы, до боли стиснул зубы. Возможно, даже жестоко было вот так объединять двух некогда обожаемых им людей, один из которых уже мёртв, а другой разочаровал, буквально, до смерти. Но теперь он просто не сможет думать ни о чём другом, пока не прочтёт этот свиток. Даже временно смирится с постояльцем в своём теле - ведь избавление от него потребует немало времени...
  Пока Саске нетерпеливо перебирал свитки, отыскивая нужный, я размышлял о сложившейся ситуации. Что состряпал гигант в междумирье? Это не одержимость, иначе я мог бы побороться за тело, не шизофрения - при раздвоении личности, ведь осколки сознания практически не общаются между собой, и зачастую не имеют доступа к памяти других. Тут скорее, нечто вроде двухядерного процессора, причём одно ядро доминантное. Пожалуй, можно остановиться на этом сравнении. Два ядра личности, две воли, при общей памяти, но разных целях.
  Саске, пользуясь моими воспоминаниями, нашёл нужный свиток, и нетерпеливо прокусив палец, вымазал кровью печать. Сначала внешнюю, а затем, когда свиток со благоволил развернуться - и внутреннюю. Беспрецедентная защита, причём, если не ошибаюсь, внешнюю защиту мог снять любой Учиха, а вот внутреннюю - только прямые потомки Фугаку. Наводит на размышления...
  Сама кодировка текста была довольно слабенькой, через плечо посторонний человек не прочтёт - и ладно. Начального Шарингана вполне хватало, чтобы расшифровывать слёту.
  "Итачи, если ты читаешь этот свиток, значит, что-то пошло не по нашему плану, и я не смог всё объяснить тебе лично. Надеюсь, ты простишь меня за то, что я, не спрося, навалил на тебя такую ношу. Но иного выхода я не вижу.
  Сегодня ты спросил, не собирается ли клан Учиха устроить переворот в селении - и мне стало страшно. Не знаю, что за глупец или подлец внушил тебе эту мысль, но опровергнуть её непросто, со стороны, возможно, наша деятельность выглядит именно как подготовка к перевороту.
  Но - нет. Я сказал тебе тогда, и повторю сейчас. Мы не собираемся устраивать переворот! Если прольётся хоть капля крови - с любой стороны, это станет серьёзнейшим промахом, способным перерасти в гражданскую войну.
  Сарутоби Хирузен не способен править. Глупец он или трус, но его постоянные провалы в политике, как внутренней, так и внешней, уже привели к одной тяжёлой войне, в которой Коноха могла бы сохранить нейтралитет, и к серьёзному напряжению в самом селении. Баланс серьёзно нарушен, ещё немного - и может начаться прямое противостояние кланов и бесклановых шиноби, как это произошло в кровавом Тумане. Но в Конохе кланы сильнее, и многочисленнее, в случае гражданской войны они сумеют выиграть - но селение ослабнет и падёт при первой же пробе сил. Советники и этот маньяк Данзо, на которых Хокаге опирается, только усугубляют ситуацию, первые гребут под себя всё, до чего могут дотянуться, второй норовит уничтожить любого человека, не согласного с политикой селения. Я всерьёз подозреваю, что ряд смертей у Сенджу, Узумаки, а также Хатаке и Аоба - на совести этого психопата.
  Поэтому, мы собираемся повторить то, что один раз нам уже удалось. Отстранить некомпетентного Хокаге, и возвысить подходящего человека. К сожалению, сейчас у нас нет харизматичного и блистательного Намиказе Минато, популярного среди бесклановых, и поддержанного авторитетом и мощью Узумаки. Это был лучший, компромиссный вариант, который устроил всех. Жаль, что правление четвёртого, было столь недолгим, я не вправе осуждать его, хотя хотелось бы мне, чтобы он нашёл другое решение...
  Но хватит о прошлом. Мы заручились поддержкой нескольких кланов, добились нейтралитета Хьюга и Нара. До последнего момента были проблемы с компромиссной кандидатурой, назывались даже Джирая и Какаши, что просто абсурдно! Шисуи же с самого начала был слишком мягок, слишком добр, как к союзникам, так и к врагам, потому я с самого начала сомневался в его кандидатуре...
  А затем, нас лишили возможности сделать Шисуи Хокаге. Но у нас тут же появился другой вариант...
  Что бы не утверждали остальные, я не верю, что его смерть на твоей совести, Итачи. Слишком дорог был для тебя старший двоюродный брат, ты с детства тянулся к нему, как тянется к тебе Саске. И что бы там не говорилось в древних свитках, невозможно обрести Мангекё Шаринган, вырвав у себя кусок души. Ты просто не смог бы убить того, кто тебе настолько дорог... К тому же, ты никак не мог убить Шисуи, разница в силах была просто неодолимой. Мой племянник просто сломался от непосильной ноши, но я ещё выясню, кто нанёс ему последний удар...
  Прости за излишне сумбурные мысли. Что ещё сказать? Постарайся не злоупотреблять Мангекё, всё же, это скорее орудие мести, чем полезный навык, слишком дорого приходится платить за его обретение, но именно то, что мы предназначили тебе, возможно, позволит тебе достаточно долго сохранять зрение.
  Прости, что ничего не сказали тебе заранее. Сын мой, ты слишком любишь Коноху, и обладаешь поразительным чувством долга. Этим ты похож на Тобираму Сенджу и Намиказе Минато, тех, кто действительно достойны уважения, в отличие от одержимого силой Мадары и трусливого политика Хирузена. Но именно поэтому, мы вынуждены торопиться, чтобы твоё чувство долга не успели обратить против нас.
  Послезавтра, на совете Конохи, я выдвину обвинения против Хирузена Сарутоби. Хокаге придётся уйти в отставку. Сомневаюсь, что его сторонники смирятся с этим. Я уверен, что будет какая-нибудь провокация, и мне придётся принять на себя удар. Нельзя, чтобы пострадал кто-нибудь ещё. Надеюсь, что даже в худшем случае, я стану единственной жертвой.
  Если всё пройдёт хорошо - я уничтожу этот свиток. Если же ты читаешь его - сделай это за меня. Не хочу доставлять лишней боли Микото и Саске, пусть считают, что моя смерть была несчастным случаем. Не стоит мстить за меня, ведь путь мстителя - ловушка, в которую попались слишком многие шиноби.
  Прощай, и стань хорошим Хокаге, Итачи"
  Несколько капель упало на свиток, но защищённый печатями свиток невозможно было вымочить. Насколько я знаю, такая вещь даже огню может противостоять - пока не исчерпается чакра, некогда вложенная в печати.
  - Я... я убью его!
  "Кого? Итачи? Или всё же Хокаге? Ты же видишь, мы не можем даже приблизительно представить, что же на самом деле произошло в тот вечер. И у нас слишком мало сил, чтобы выбить правду из Хирузена или"
  - Заткнись! Заткнись, пожалуйста! Я не могу, я не знаю, что мне делать... Отец, мама... Шисуи... брат...
  Отпущенный ослабевшими пальцами свиток медленно свернулся.
  - Я ненавижу это селение... эту поганую деревушку, из-за которой погибли все... из-за которой Итачи где-то там, и я даже не могу спросить... я никому не могу верить... я... я не знаю что мне делать!
  "Главное - не торопиться. Время работает на нас. Мы выясним, что произошло, и разберёмся, кто виноват. Можешь не верить мне - но пока я твой основной союзник. В конце концов, мы сейчас делим одно тело, и оба не хотим умирать. Ведь это будет окончательной победой врагов."
  - Зат...кнись...
  Внезапно тело обмякло, и едва не ударилось лицом о стол. Я лишь в последний миг успел подставить руки. Тело вновь подчинялось мне.
  Честно говоря, первым делом захотелось уничтожить жуткий свиток. За такой компромат могут просто убить! Пусть Фугаку почти не называл имён, но неглупый человек всё сопоставит, и получит не самую приятную картину. Похоже, союзники всё же предали, и соратники Хирузена нанесли превентивный удар. Опередили меньше, чем на сутки...
  Но, в то же время, этот свиток - мощнейшее оружие против нашего одержимого долгом братца. Если уж Саске так проняло, то Итачи вообще снесёт! Ладно, будем надеяться, что привязку крови не сумеют взломать в ближайшее время, и Какаши, единственный, кроме нас, обладатель Шарингана, не кинется читать чужие завещания...
  Я аккуратно сложил разбросанные Саске свитки, вежливо попрощался с библиотекарем (хорошо, что Хокаге уже свалил) и отправился на выход. Впечатлений на сегодня мне хватило с лихвой. А ещё предстояло хорошенько обдумать, как сосуществовать с отравленным ненавистью ребёнком, способным в любой момент перехватить управление телом, и сотворить какую-нибудь непоправимую глупость.
  Солнце на выходе на мгновение заставило зажмуриться, а в следующий миг меня просто снесло с ног:
  - Что... кто? Наруто, козёл, смотри, куда бежишь!
  В следующую секунду мне пришлось быстро перекатиться в сторону, чтобы не затоптала целая толпа, состоящая, в основном из обычных горожан, и нескольких низкоранговых шиноби.
  - Не понял. Что происходит-то?
  Один из горожан, остановившийся, чтобы перевести дыхание, лишь махнул рукой куда-то назад. Я обернулся, и обомлел - высеченные на скале лица Хокаге оказались зверски разукрашены. Блин, ну кто ж так делает! Никакой эстетики, тот же фингал Хирузену надо было рисовать симметричнее, а Хоширама и вовсе... Хм. Похоже, детское тело действительно серьёзно влияет на мыслительный процесс!
  Всё! На фиг все размышления, иду домой, и буду читать что-нибуть отвлечённое. Но вот с Наруто надо будет разобраться. Что-то с ним нечисто, так же, как и с Саске. Может, поняв одного ребёнка, я найду подход и к другому?
  
  
13.Узумаки
  
  Что может быть сложного в том, чтобы получить информацию по определённому человеку? Во всяком случае, в моём мире проблем с этим нет. Достаточно поговорить с бабками у подъезда об интересующей личности - и получишь все сплетни, информацию о друзьях и недругах, о гостях и привычках. Не особо крупная купюра, перекочевавшая в кошелёк работницы паспортного стола, позволит ознакомиться с документами. Ну а если есть связи в милиции или вы в ладах с Интернетом, вполне реально узнать такое, что и сам человек о себе не знает.
  Изначально я полагал, что в этом мире всё происходит по тем же законам. Во всяком случае, в полиции я без малейшего напряжения получил массу сведений о том же Какаши, да что там говорить, достаточно было разок восхититься Хокаге, а потом слегка усомниться в одной из гуляющий про него легенд, и мне немедленно поведали о Сарутоби Хирузене гораздо больше, чем я хотел узнать. Нет, конечно, довольно познавательно было узнать, что Хокаге владеет улучшенным геномом, позволяющим совмещать Землю и Огонь, и не унаследованным потомками, что знает массу техник, и большинство из них применяет, даже если та относится к неродной стихие, что у него клановый контракт с обезьянами (блин, а я-то шутил насчёт шеста Сунь-Укуна, после того, как слышал один неправдоподобный слух!) - похоже, дедуле не так уж сильно и польстили в том свитке.
  Но стоило упомянуть Наруто - и фонтаны красноречия патрульных иссякали. Нет, старые полицейские явно что-то знали, но молчали, как партизаны, спёршие у эсесовцев годовой запас шнапса. А молодые могли поведать только то, что я и так уже знал. К примеру, что для всех соседей он служит надёжным будильником, по утрам высовываясь в окно, и оповещая пол Конохи о том, что станет Хокаге. В принципе, мне доводилось даже читать жалобы по этому поводу, причём, если от шиноби поступали предложения вырвать язык малолетнему негодяю, то гражданские уже были близки к отчаянию. Вот, к примеру, что я вычитал в одной из жалоб в полицию: "Да дайте ему уже эту шляпу Хокаге, может, хоть тогда он успокоится! И пошлите завоёвывать какую-нибудь мелкую страну - бедные жители через месяц сдадутся!"
  А уж пакости, которые устраивал юный Узумаки, мгновенно убедили меня, что Наруто далеко не дурак. Нужно немало воображения, чтобы натереть жиром наклонную крышу, на которую обычно первым делом заскакивал надравший ему уши шиноби. Кондитер, некогда наоравший на мальчишку и отказавшийся продавать ему пирожные (почему, кстати?), обнаружил, что его кухня просто разорена целой стаей собак, которых Наруто, между прочим, заманивал от самого квартала Инузук костями, украденными у мясника. В ситуации разобрались только полицейские, разнимавшие драку лавочников. А вредная старушка, обзывавшая мальчишку, долго причитала над клумбами со сгнившими цветами. И всего-то надо было, что добавить пакетик некой химической дряни, которую используют для выведения сорняков, в ведро с водой, из которого любительница цветов те клумбы и полила.
  А общеизвестный скандал с разрисованными лицами Хокаге? Как стало известно, Наруто ещё до самого акта вандализма установил ряд простейших ловушек, вроде проволоки, привязанной с одной стороны к столбу, с другой - к мусорному ящику. Пока ящик стоит, всё в порядке, но стоит его опрокинуть, и проволока приподнимается, цепляя ноги преследователей. Подвешенные горшки, телеги с выбитыми клиньями, подпиленные опоры навесов... Как позже признался Наруто, изначальная идея и заключалась в провоцировании на погоню, лица Хокаге он начал разрисовывать, чтобы был стимул пробежаться. Ну что сказать, полчаса беготни в стиле Джеки Чана, Коноха будет вспоминать ещё долго, особенно те АНБУ и полицейские, которым пришлось отмывать изваяния и своими руками восстанавливать разрушенное в ходе погони. Хирузен был здорово рассержен, когда узнал, что у Наруто уже и краска закончилась, а его всё никак не замечали.
  При такой известности становилось по настоящему странным полное отсутствие первичной информации. Кто родители, чем вызвано предвзятое отношение, и почему малолетнему и при том, не особо талантливому сироте сходят с рук все эти пакости? Если сложить всё вместе, по совокупности хватило бы даже кланового исключить из академии. А Наруто обычно отделывается устным порицанием от Хокаге! Может, он незаконнорожденный сын старика?
  С этой идеей я подкатил к Шибате, и едва не довёл беднягу до сердечного приступа. Во всяком случае, ни разу ещё не видел, чтобы невозмутимый шеф полиции так дёргался и нервничал.
  Шибата поклялся духом Огня и спокойствием матери (кстати, я здорово удивился, узнав, что мать уже немолодого шиноби сама оказалась куноичи, и что он лишь год назад с трудом спровадил её на пенсию), что к ТРЕТЬЕМУ Хокаге, Наруто никакого отношения не имеет. И честно предупредил, что новые вопросы об этом парне могут принести неприятности.
  Блин... Похоже, у меня меняется характер. Раньше подобного прозрачного намёка хватало, чтобы не лезть не в своё дело. Ради здоровья тела и душевного спокойствия. Но сейчас оговорка по поводу Третьего лишь подлила масла в огонь.
  Что у нас с Каге? Если отбросить третьего, первый со вторым сливаются сами, во-первых, умерли задолго до рождения Наруто, во вторых, Тобирама вообще не оставил потомства, а единственный живой потомок Хаширамы - Цунаде Сенджу. Между прочим, это даже искать нигде не пришлось, я это знал из школьной программы.
  С четвёртым Хокаге ситуация была мутнее. Много рассказывали о его подвигах, акцентировали внимание на том, что Минато, будучи бесклановым, достиг высшего ранга... и всё. Честно говоря, я вместе с детьми поддался на провокацию, и совсем не обратил внимание на отсутствие любых сведений о родственниках четвёртого - всё затмила романтика и мощь героя.
  Дело было поправимым, я пошёл в библиотеку Академии, и попросил информацию по четвёртому. И на первой же странице, обнаружил то, что меня полностью выбило из колеи. Жена - Кушина УЗУМАКИ! Женщина, о которой я узнал впервые, но которую не без оснований мог считать ближайшей родственницей Наруто. И, между прочим, очень интересная ситуация. Почему жена Намиказе носит фамилию Узумаки? С вопросом, почему девичью фамилию предполагаемой матери носит Наруто, всё просто - Сарутоби не жаждет признавать наследника четвёртого.
  Старый библиотекарь Академии без проблем разъяснил ситуацию с фамилиями. Кушина просто не могла сменить фамилию, как последний представитель старшей ветви Узумаки, правящего клана разрушенного селения водоворота. А Намиказе не принял фамилию жены сразу по двум причинам. Во-первых, консорт принцессы Узумаки по умолчанию считался бы вторым, а не первым лицом в клане, что не позволило бы ему стать Хокаге. А во-вторых, сам Минато всерьёз рассчитывал основать собственный клан, было у него что-то вроде улучшенного генома, связанного с пространственными техниками. Так что, если я не ошибаюсь в своих предположениях, на Наруто замыкаются две крайне интересные наследственные линии, и две надежды на возрождение. Если сравнить с моей мотивацией, можно и комплекс неполноценности заработать!
  Правда, о самом клане Узумаки в библиотеке Академии ничего не нашлось. Снова идти в библиотеку АНБУ без крайней необходимости не хотелось. Я ещё не определился, как относиться к Хокаге, и что за липу ему толкать. А уже если не вовремя вмешается настоящий Саске... Не, на фиг! Потерплю пока.
  Кое-что рассказал старик библиотекарь, довольный тем, что хоть кто-то скрашивает его одиночество. Дети не часто посещали библиотеку, а учителя обычно имели доступ в более серьёзные хранилища знаний.
  Если верить старикану, Узумаки некогда владели селением Водоворота, дружественным Конохе, и обладали довольно специфическим улучшенным геномом, связанным с фуиндзюцу. Вдобавок, Узумаки обладали мощной чакрой, поразительной живучестью и выносливостью (ага, Наруто демонстрировал!) и, что очень ценилось другими кланами, скрещивание выявило высокую толерантность к улучшенным геномам.
  Я покивал головой, делая вид, что понял намёк. Но ехидно ухмылявшийся старикан лишь тяжело вздохнул, и пояснил для тупых - при скрещивании, геном Узумаки не подавлял другие улучшенные геномы, породниться с ними желали все! Поэтому, не смотря на то, что Водоворот был разрушен, потомки Узумаки всплывают то там, то здесь, в своё время, утверждали, что Водоворот хочет завоевать все страны мирным путём - через постель.
  Тогда я не обратил внимания на намёки деда, а попытался продавить свои интересы, спросив про Наруто. И впервые получил совершенно честный ответ, что распространение любой информации об этом ребёнке запрещено властью Конохи. Лично для меня это было косвенным доказательством варианта с Кушиной и Минато. Но именно по этой причине, не стоило сливать информацию о родителях Наруто. Для начала, надо подсунуть ему какой-нибудь свиток о Водовороте. Любопытно, не изменится ли от этого утренний вопль? Логичнее было бы орать, что станет Узукаге.
  Немного подумав, я двинулся в книжную лавку. Между прочим, одно из самых доходных заведений. В этом мире нет телевизоров, кино - примитивнейшее, слухи заменяют газеты, неудивительно, что книги пользуются немалым спросом. Во всяком случае, среди шиноби, для обычных селян это удовольствие слишком дорогое, всё же, технологический уровень этого мира пониже, чем у Земли, типографии попроще, и конечный продукт стоит куда больше.
  Ну а так, в книжной лавке можно купить что угодно - от свитков с самоучителями простейшим дзюцу и до литературы в мягком переплёте, где приключения были неразрывно слиты с любовным романом. Лично мне хватило пары книг, чтобы держаться от этих серий подальше. Никогда не любил авторов, пишущих о том, в чём ни на грош не разбираются. Ну ладно, ещё можно поверить в храброго самурая, пол книги гнавшегося за тупой дочкой чиновника, сбежавшей с нукенином, и лишь ближе к финалу разобравшейся, что её избранник - негодяй, и мгновенно перепрыгнувшей на шею к другому самцу. За описание боя автора нужно было убить! Нет, дать самурайский меч, и выставить против настоящего нукенина S-класса!
  А другой шедевр? Молодой, но храбрый шиноби, защищает свою хозяйку и возлюбленную, ставшую дайме мелкой страны после гибели отца при перевороте. Три четверти книги они уходят от преследований и признаются друг другу в любви, а затем, когда их всё же припирают к стене, "великая любовь" даёт силы шиноби и он... открывает в себе улучшенный геном! После чего сносит всех врагов, заново отвоёвывает страну, и организовывает скрытую деревню. Блин, я тоже хочу себе такой геном, учитывая, что врагов там описали дивизий на пять... В кого для этого надо срочно влюбиться? Больше всего мне понравился финал этого бреда - "и они до самой смерти любили друг друга". Ага, дайме, вышедшая замуж за принца другой страны, и каге скрытой деревни, вынужденный жениться на подходящей куноичи, чтобы сохранить новый геном.
  На фоне такого бреда книги небезызвестного Джираи выглядят настоящими шедеврами. Описание природы, городов, а особенно прелестей красоток - просто великолепны, приключения повесы, завоёвывающего взаимность очередной пассии, интересны и полны юмора. А учитывая то, что регулярно приводятся вполне реальные карты стран, планы городов и весей, а операции по проникновению в охраняемое здание и соблазнению красоток по уровню сложности соответствуют эдак миссиям A, а то и S сложности, неудивительно, что все шедевры саннина рано или поздно оказываются среди учебных пособий библиотеки АНБУ. Нет, я читал его книги не там, честно купил в той самой лавке, под Хенге. Для разнообразия, скопировал Гая, и лавочник ещё долго изумлялся - ЭТО ещё и читать умеет?!
  Правда, у книг Джираи был немалый недостаток. Как только дело доходило до главного, автор переключался на иноскозательность - "жезл плодородия", "уста рая", а спустя пару абзацев и вовсе - "плотная ткань занавесок отсекла нас от нескромный взоров". Казанова скрытого селения, блин! Почему после всего этого, если только это не выдумки, он до сих пор не женат, и не имеет наследников?!
  Ну да ладно, я отвлёкся. После объяснения, что именно я хочу, хозяин лавки довольно долго перебирал книги, пытаясь разыскать подходящую, и извлёк, наконец, довольно красочно оформленный фолиант, с пафосным названием "Повелители чакры". На первой странице был изображён шиноби в странной боевой стойке, из рук которого торчали обломки костей.
  - Ого, а это кто?
  - Кагуя! - С некоторым раздражением пояснил лавочник, после чего подозрительно уточнил. - Тебе действительно нужна информация именно по Узумаки? Не хотелось бы, чтобы опять кто-то пришёл с претензиями.
  - Не понял, что за претензии?
  Торговец книгами выразительно потёр челюсть, сплюнул, и пояснил:
  - Эту книгу, похоже, написал кто-то из Киригакурэ но Сато. То есть, кланы Тумана тут расхваливаются на все лады, а вот к кланам из других селений отношение предвзятое... И надо же, угораздило меня продать один экземпляр шиноби из клана! Я и деньги вернул, хоть он книгу испортил... об меня! Ты-то парень, хоть не клановый?
  - А, простите, я не представился. Раз знакомству с вами, Учиха Саске!
  - Учиха?! Нет, прости, но эту книгу я тебе продавать не буду!
  - Да постойте же! Меня не интересует, как там подана информация, главное, она правдива? И про Узумаки там есть? - Нет, ну что за паника? Книга мне, между прочим, приглянулась. Такая и Наруто заинтересует, хотя я ни разу не заставал его за чтением.
  - Есть про Узумаки, есть!
  Продавец быстро пролистал страницы, и протянул мне открытую книгу.
  Первым делом бросалась в глаза фотография очень красивой женщины, исполненной достоинства, с необычными волосами цвета заката. Подпись снизу гласила: "Узумаки Мито, вдова Сенджу Хоширамы, в возрасте 52 лет". Что за дела? Я бы ей на вид чуть за тридцать дал бы!
  Да и статья чрезмерно предвзятой не показалась.
  "Узумаки, правящий клан селения Водоворота, полностью разрушенного во времена глобальный войн шиноби. Особые черты - красные волосы. Улучшенный геном включает в себя огромное количество чакры, влекущее за собой поразительную жизнеспособность и выносливость, а также исключительные способности к фуиндзюцу.
  Клан Узумаки интересен тем, что его представители могли скрещиваться практически с любыми другими кланами, не подавляя, а, скорее, даже поддерживая чужой улучшенный геном. По одной из теорий геральдики, практически все сильнейшие кланы имели связь с Узумаки. Достоверно известно, что почти истреблённый и слабый клан Сенджу нашёл убежище в селении Водоворота, а покинув его спустя несколько десятилетий, уверенно противостоял клану Учиха, сильнейшему на тот момент клану страны Огня.
  По непроверенным данным, Водоворот был уничтожен слаженной атакой сразу двух великих селений, причём потери нападающих были просто чудовищными. Это было следствием тяготения Водоворота к и так слишком усилившейся Конохе. Страшно представить, что могло бы случиться, если бы кровь Узумаки усилила и так опасные кланы листа. Жуткие Тени Нара, настигающие жертв за лиги от пользователя, ментальные атаки Яманака, сводящие с ума целые армии, и безжалостные глаза Учиха, способные охватить алчным взором весь мир...
  Так что, хоть мир немало потерял в лице красноволосых мастеров фуиндзюцу, но в целом, мы все избежали страшной участи".
  В некотором сомнении я быстро пролистал книгу, проглядывая яркие, красочные картинки, и даже прочёл немного про тех самых Кагуя.
  Ну тут уж автор постарался, расписав их как идеальных бойцов, танцоров смерти, бесстрашных, прекрасных и благородных. Даже удивительно, что в прозе, а не в стихах. Хотя, каждому своё, использовать как оружие собственные кости - бр-р-р!!!
  Но в целом, книжка увлекательная. Я немного поторговался - е-моё, это красочное издание стоило, как три собрания сочинений Джираи вместе, и обрёл вещь, способную открыть глаза одному балбесу, даже не подозревающему, что он принадлежит к клану.
  
  
- - -
  
  Я в очередной раз чувствовал себя идиотом.
  Казалось бы, что может быть проще - открыть книгу на нужной странице, и оставить неподалёку от Наруто. Теоретически, любой нормальный ребёнок должен хотя бы бегло осмотреть раскрытую книгу, а зацепившись за знакомую фамилию, заинтересоваться и прочесть статью целиком.
  Ага, прочтёт он, аж три раза подряд! Я недооценил нелюбовь Наруто к чтению. Его взгляд, лишь скользнув по книге, мгновенно отталкивался, как одноименный полюс магнита. А если вспомнить неугомонность Узумаки, за каких-то пол перемены успевшего потрепаться, поссориться, помириться с уймой людей, становилось и вовсе грустно. Я перемещался, как бы между прочим, вслед за блондином, и укладывал рядом книгу, но похоже, этот маневр становится уже слишком заметным. Тот же Шикамару посматривает уже с немалым интересом, эдак, скоро весь класс догадается, что здесь что-то не так.
  Я уже всерьёз подумывал отказаться от первоначального плана, когда всё случилось само по себе. Наруто как раз любезничал с Сакурой - точнее, нёс всякую пургу, а розововласая зубрила пыталась от него отделаться, когда обнаружила меня поблизости. Мало того, у меня ещё был с собой повод поговорить! И одна из самых настырных моих поклонниц решительно пошла в атаку:
  - Ой, а что это у тебя за книга, Саске-кун?
  - Да так... - Захваченный врасплох, я захлопнул книгу и показал обложку. - Взял почитать, про кланы, ну и про то, что о нас пишут вероятные противники.
  - Ух ты! - Блин, а я надеялся, что жуткий Кагуя отобьёт у неё интерес. - А про Учиха там есть? Можно глянуть?
  Я обречённо протянул книгу Сакуре. Надувшийся Наруто отодвинулся подальше, и отвернулся. Теперь остаётся лишь расслабиться, и получать удовольствие. Что там лавочник говорил про предвзятое отношение?
  Сакура довольно быстро нашла нужную страницу и охнула. Да, иллюстрация была впечатляющей - растрёпанный Учиха со странными геометрическими узорами в глазах, сжигал группу шиноби гигантским огненным шаром. Надпись утверждала, что это сам Мадара.
  Ну а сама статья, которую Сакура тут же начала читать вслух, немедленно собрала вокруг нас практически весь класс:
  "Учиха. Древний и могущественный клан, обладающий улучшенным геномом глаз, Шаринганом, и сильным сродством с Огнём. Одна из основ военной мощи Конохи.
  Жестокий и беспощадный клан, известный своими убийцами, ворами дзюцу и мастерами гендзюцу. Очень опасные противники, поскольку своим Шаринганом любой Учиха способен распознать каждое движение в тай, скопировать и обратить против пользователя его собственное ниндзюцу и даже гендзюцу. Прямое боестолкновение опасно, и почти бесполезно, поскольку подлые Учиха с лёгкостью рассмотрят все ваши слабости, скопируют дзюцу и подловят на первой же ошибке. Убивать рекомендуется из засады, либо ядом. В случае успеха, не забудьте вырезать глаза противника, спрос на Шаринган велик, и с реализацией трофеев проблем не возникнет".
  - Автор книги шиноби Тумана, - Пояснил я обалдевшим одноклассникам. - Я больше интересовался кланами за пределами Конохи.
  Сразу несколько рук потянулось, чтобы перевернуть страницу. Достаточно было глянуть на иллюстрацию, чтобы понять, что теперь уже Хината узнает, что неизвестный Туманник думает о её клане.
  Хьюг в статье подробно сравнивали с Кагуя, поскольку оба клана специализировались на тайдзюцу. Правда, сравнение было специфическим - по утверждению автора, в отличие от благородных Кагуя, легко и милосердно убивающих противника, Хьюга жестоко избивают своего врага, явно руководствуясь врождённым садизмом. И, кстати, Бьякуган тоже советовали тащить на рынок, хоть это додзюцу и слабее Шарингана, но гораздо легче в освоении.
  Пожалуй, впервые я увидел Хинату рассерженной. Интересно, а того лавочника не садист - Хьюга бил?
  Дальнейшее чтение превратилось в настоящее шоу. Клановые дети в шоке узнавали о себе много нового, а бесклановые были просто счастливы почитать гадости о "зазнайках". Если сильнейшие кланы удостоились хотя бы опасливого уважения, то более слабым досталось от всей завистливой души и безграничной фантазии Туманника.
  Те же Абураме были названы ходячими гнёздами насекомых-паразитов, лишь в силу коллективного разума роя сохраняющими человеческую форму. Для борьбы с паразитами рекомендовались водные техники и ядовитые газы.
  Киба в шоке узнал, что его клан - плод скрещивания людей и собак, кое-как выдрессированный более сильными кланами, но оставшийся диким, со многими животными привычками. Автор ехидно советовал держаться от Инузук подальше, поскольку у них неприятная привычка метить обувь незнакомцев, и рекомендовал в бою использовать Огонь - ведь все животные боятся огня.
  Акимичи в книге назывались жирными обжорами, тупо давящими противника своими тяжеленными тушами. В качестве противодействия рекомендовалось отвлечь толстяка чем-то вкусным, а пока тот будет пожирать лакомство, атаковать издалека мощным ниндзюцу.
  Яманака оказались пожирателями мыслей. По утверждению автора, этот клан был тупым, как пробка, но незаурядные ментальные способности позволяли блондинам красть чужие мысли, оставляя своих противников бессмысленными растениями. В качестве рекомендации по противодействию были предложены сложные вычисления в уме, которые должны ввести тупых телепатов в ступор, и быстрое устранение в ближнем бою, в котором Яманака не сильны.
  В способности клана Нара автор почти не верил, предполагая, что те являются специалистами по ловушкам, работу которых и выдают за улучшенный геном. Но при том, подчёркивал коварство и высокий интеллект представителей этого клана. По его мнению, интриганы и манипуляторы Нара повелевали не простыми тенями, а Каге, возможно, являясь теневыми правителями Конохи. Атаковать Нара рекомендовалось издалека, или группами, чтобы, даже если фокусы интригана сработают, не попавшийся в ловушку боец расправился с врагом и освободил товарищей.
  В общем, если подытожить всё, что книга поведала о кланах Конохи, можно было бы обойтись одной фразой - "Все они злые, злые!" Глядя на лица своих одноклассников, я отлично понимал, почему автор постеснялся написать своё имя на обложке. Или же, книга вообще представляет собой наглую провокацию, и настоящий автор проживает где-нибудь в Кумо или в Суне. Не так уж просто, с одного прочтения, найти для Тумана столько безжалостных врагов!
  Киба, злобно рыча, перелистывал страницы, разыскивая неизвестно кого. Может, надеялся, что автор всё же где-то оставил свой портрет, и достойный представитель Инузуки будет знать, кого он обязан разорвать в клочья. Но обнаружил он Узумаки.
  - Эй, Наруто! Топай сюда! Сейчас прочитаем, что про Узумаки написали!
  - А что, есть такой клан? - Озвучил общее недоумение заскучавший было блондин.
  Статья была торжественно прочитана, после чего Наруто едва не побили, всё же, отношение автора к Узумаки было неожиданно мягким. Но сначала задир озадачил неподходящий цвет волос обретшего клан парня, а затем решили опробовать и другие особенности. Хината, как специалист в данном вопросе, смущаясь, подтвердила, что у Наруто самая мощная чакра в Академии, даже если принять во внимание учителей и директора, джонина-специалиста.
  Поднявшийся, было, спор, прервал Ирука-сенсей, объявившийся с окончанием перемены. Он быстро пролистал книгу, и тут же конфисковал "вражескую провокацию", наплевав на жалобы Сакуры о том, что она не успела почитать о кланах других селений. Протестовать в данном случае мог только я, как владелец книги, но я разумно предпочёл промолчать. Не стоит напоминать, кто притащил ЭТО в класс, драка против всех клановых одноклассников не тот опыт, который я жаждал бы получить...
  Урок истории был практически сорван. Бесклановые пересмеивались и делились впечатлениями, клановые мрачно молчали или согласовывали планы мести. Клану Кагуя явно икалось, поскольку о прочих кланах Тумана ничего узнать не успели. А Наруто, обычно к середине урока клевавший носом, сидел как на иголках, и сразу по окончании лекции, ринулся что-то спрашивать у Шикамару. Ну а коварный повелитель Каге, естественно, перенаправил Узумаки ко мне.
  Правда, вопрос Наруто никак не касался тем, которые вызывали у меня опасения. Одноклассник вежливо попросил познакомить его с работающим на меня мастером фуиндзюцу, тем самым, из мастерской шоковых печатей. Узумаки, наконец, нашёл то, в чём он сможет превзойти остальных, и горе тому безумцу, что станет на его пути, пути будущего Каге!
  
  
14. Тайны печатей
  
  Нельзя сказать, что у меня были особенно хорошие отношения с тем самым мастером. Да если серьёзно, то вообще мало у кого могли быть приличные отношения с этим жёлчным, неприятным типом.
  Причины его недовольства жизнью и всеми окружающими понять довольно просто. Всё же, когда шиноби уже под сорок, он генин, и не имеет никаких шансов поднять ранг по причине смехотворного количества чакры, а не слишком значительные способности к фуиндзюцу нашли применение только благодаря страшному дефициту мастеров данного направления в селении, нет особых причин радоваться жизни.
  Вскоре после атаки Кьюби на Коноху, Учиха Фугаку выкупил не слишком пострадавшую мастерскую одного из погибших Узумаки, ранее поставлявших шоковые печати полиции, и нанял его ученика - просто за неимением лучших вариантов. Со временем, Товаши-кун втянулся, освоил взрывные и шоковые печати, ещё кое-что, по мелочи, и даже начал помаленьку вкладывать заработанные средства в свою мастерскую, собираясь со временем обрести независимость.
  Именно с его попытки обрести эту самую независимость, и пошли наши размолвки. Впервые с Товаши-саном я пересёкся через пару дней после договора с Хокаге и сохранения полиции. Мастер явился ко мне с документами, и пожелал выкупить своё предприятие. На тот момент оно на 30% находилось в его собственности, но вот сумма, предложенная за долю Учиха, оказалась просто смехотворной. Не знаю, на что он рассчитывал, на то, что восьмилетний сопляк радостно ухватится за живые деньги, или просто не сумеет разобраться в финансовых документах, но дело закончилось скандалом. Следующая встреча состоялась лишь через месяц, уже после того, как упрямый мастер удостоверился, что через администрацию и даже Хокаге лично "справедливости" ему не добиться. Мы заново перезаключили договор, причём, в отличие от предыдущего, поставлять чакропроводящее дерево для изделий и получать печати по льготным ценам должна была уже полиция, а не клан Учиха. Товаши отчаянно не желал иметь дело напрямую с "наглым сопляком".
  Насколько мне было известно, сейчас мастерская работает вполне удовлетворительно, у мастера два помощника (у обоих куда более приличное количество чакры, для наполнения печатей), и доля Товаши сейчас составляет 33%. Авось, к пенсии станет независимым.
  Именно об этом человеке я и рассказал Наруто, прицепившемуся ко мне, как пиявка. Узумаки слегка погрустнел, но от своей идеи не отказался. Конечно, в моей мастерской нам, скорее всего нахамят, и попытаются побыстрее выставить, но в любую другую и вовсе не пустят. Всё же, фуиндзюцу вещь серьёзная, и кого попало к производству не допускают. Коноха старается сохранить своё преимущество, возникшее как из-за долгой дружбы с Водоворотом, так и за счёт стратегического запаса чакра-дерева, из лестных массивов, некогда выращенных первым, и сейчас охраняющихся, как зеница ока. Я об этом знаю не понаслышке, всё же, мне приходится регулярно подписывать бумаги на вырубку, обязательства, что дерево пойдёт именно в Коноху, и помимо моей подписи, там расписываются Шибата, а также дежурный капитан АНБУ и секретарь Хокаге.
  Мастерская стояла в районе новостроек. Здесь было довольно людно - жилые дома давно скрыли место, куда пришёлся удар биджу. Ремесленники, крестьяне, бесклановые шиноби, женщины, дети так и сновали вокруг, торговцы зазывали покупателей, покупатели торговались. На фоне бьющей ключом жизни, тихая мастерская казалась мрачной и неприветливой. Положение усугубляла запечённая корка земли вокруг, лишь кое-где взломанная травой. В отличии от своих соседей, мастер не жаждал благоустраивать прилегающую территорию, само строение в порядке - ну и сойдёт.
  Я, на правах совладельца, первым подошёл к дверям и... И ничего. Проём двери перегораживал светло-жёлтый барьер. В своё время патрульные уже жаловались, что мастер частенько во время работы ставит барьеры на дверь и окна "чтобы шум не мешал концентрации". На самом деле, я думаю, что его не так уж часто отвлекают, просто у Товаши отвратительный характер, и он обожает, когда посетители мнутся у дверей, ожидая, пока их соблаговолят заметить. Комплексы в полный рост!
  - Что там такое? - Наруто невежливо отпихнул меня в сторону, пытаясь рассмотреть, что там такое творится в мастерской за искажающей плоскостью барьера.
  - Да ничего особого! - Я оглядывался по сторонам, подыскивая место, где бы приземлиться. Как знать, может, нам придётся ждать не один час. Пожалуй, вон та забегаловка подойдёт. Перекусим заодно. А после можно сидеть, пока хозяин не сгонит - ну это в случае наплыва клиентов. У Наруто, наверное, в карманах вакуум, ну да разок угощу - не разорюсь. - Мастер работает, рисует печати, один из помощников - видишь, заряжает одну из заготовок, второй медитирует.
  - А что за печати?
  - Наверно, взрывные, или шоковые. Товаши-сан ещё кое-что умеет, но кроме этих ему редко что заказывают.
  - Взрывные?! - Наруто аж подпрыгнул от восторга. - Их прямо тут и делают? А мне даже в руки ещё не давали! А здесь дадут?
  - Ага, дадут! - Мрачно посулил я. - Потом догонят, и ещё два раза дадут!
  - А догонять зачем? - Удивился Наруто. - Или... ты в прошлый раз здесь что-то испортил, да?
  - П-ф! - Я с раздражением отвернулся. Нет, Наруто даже подкалывать бесполезно! Он просто не поймёт, и, соответственно, не оценит. Нет, он совсем не дурак, просто на своей волне.
  - А как он делает этот барьер? - Наруто почти уткнулся носом в жёлтую плоскость, стараясь разобраться.
  - А мне-то откуда знать? Наверно, нарисовал на косяке и активировал. Ты там поосторожнее, не прикасайся, сомнительно, что барьер с активной защитой, мастер не стал бы гробить клиентов, но и пассивный... Да что ты творишь?!
  Одноклассник не то, что прикоснулся, он обеими руками опёрся о барьер, пытаясь рассмотреть дверную раму. А в следующий момент на барьере вокруг ладоней возникло яркое свечение, пошло волнами, встречные волны от двух ладоней встретились... И барьер лопнул, как мыльная плёнка!
  Наруто, не удержавшись, рухнул внутрь мастерской, что-то роняя из карманов своего жуткого комбинезона, и гремя, как целая лавка пустых кастрюль. Мастер, с вдохновенным видом ведущий кривую кисточкой для каллиграфии, дёрнулся от шума, и неловко мазнул чернилами. В следующий момент уже почти дорисованная печать ярко вспыхнула и сгорела без следа. Помощник, заряжающий другую печать, тоже дёрнулся, и выронил листочек.
  Я вдруг увидел, как линии печати на падающем листочке начинают шевелиться, разворачиваться... да это же взрывная печать! Не знаю, насколько он её успел зарядить, но вот случайно активировать успел точно!
  Шаринган включился мгновенно. Всё немного замедлилось. Я видел, как медленно поднимается на самом деле стремительно вскакивающий мастер, как смертельно бледный помощник тянет руку, пытаясь поймать смертоносный листочек, и как второй заносит руку для броска уже выхваченного куная. Я видел всё это, но чётко видел, что ни один из троих не успеет. И я тоже не успею, не то, что как-то воздействовать на взрывную печать, а даже сделать шаг назад и ещё один - в сторону, чтобы укрыться за стеной. Взрослые, скорее всего, успеют хотя бы отчасти защититься от взрыва чакрой, а вот нам с Наруто, похоже, сейчас прилетит капитально...
  Жуткий листочек спланировал прямо на руку Узумаки - и извивающиеся линии внезапно застыли и... как бы это сказать - померкли. Я очень ещё немногое знал о фуиндзюцу, но сейчас был твёрдо уверен - в этой бумажке сейчас нет чакры. Ею, при желании можно было бы даже подтереться, если не опасаться раздражения, которое неизбежно вызовут чернила.
  - Так это и есть взрывная печать? - Как ни в чём ни бывало, спросил Наруто, поднимаясь. Хотя, он, лёжа носом в пол, почти ничего и не заметил, да и сейчас не особо обращал внимание на то, как один из помощников сел мимо стула, а второй никак не может прицепить кунай обратно на пояс. - Я её как-то по-другому представлял. Ну вроде как ровнее, что ли?
  Мастер сел обратно на своё удобное кресло, и с размаху шваркнул кисточкой об пол. Должен сказать, раньше я не слышал, чтобы здесь так ругались, но, оказывается, концепция многоэтажного мата существует не только на русском языке! Речь Товаши была ярка, образна и очень познавательна. Из неё я, наконец, узнал, отчего биджу так злы - любой бы взбесился от такого обращения! А вот то, что он пожелал этим биджу сделать с нами, мы бы с Наруто, пожалуй, не пережили бы. Да уж, от отсутствия воображения мастер не страдает!
  - А, это вы из-за барьера? Простите меня, пожалуйста, я не знал, что он такой хрупкий!
  - Хрупкий? - Товаши аж подпрыгнул от возмущения. - Хрупкий?! Да он техники А-класса держит! Он... он...
  Мастер замер с открытым ртом, только сейчас поняв, что мы попали в мастерскую через дверь. Которой положено было быть намертво запечатанной.
  Пока мастер изображал из себя свежепойманного карпа, помощник, тот самый, который собирался выбросить взрывную печать из мастерской броском куная, наконец, пришёл в себя и всё же закрепил на поясе тот самый кунай. Для предсказания дальнейших действий не надо было использовать Шаринган. Шиноби спокойно подошёл, и хорошенько крутанул Наруто за ухо.
  Узумаки умудрился не издать ни звука. Хотя, это и неудивительно, уж его-то в селении лупили на порядок чаще, чем любого другого, даже самого шкодливого ребёнка. Не лучший способ научиться терпеть боль.
  Следом за Наруто, помощник попытался провернуть тот же трюк со мной - но я быстро убрал ухо от загребущих пальцев. Парень встретился со мной взглядами, некоторое время полюбовался Шаринганом, и всё же отказался от своей идеи. Не то, чтобы меня сильно пугала возможность наказания, я в любую минуту был готов изобразить колобка: "Я от мужей уходил, я от Анко ушёл, а от тебя, жалкий чунин, и подавно уйду!".
  Мастер уже очнулся, перебрался к двери, и оглядывал некие знаки, с помощью которых, похоже, и ставил барьер:
  - Нет, это просто невозможно... Как можно отключить его снаружи?! На это даже сенсей был не способен. Эй вы, балбесы! - Ага, это он нам? Нет, предпочту считать что помощникам. - Как ты это провернул? Отражающий барьер снаружи отключить невозможно! Знаки не повреждены, энергия есть... Как у тебя это получилось?
  Ну и почему все смотрят на меня? Шаринган - не панацея, между прочим, смотрю я на эти фуин-завитушки, и никакого смысла не улавливаю. Ну, разве что могу подтвердить, что чакра в завитушках осталась.
  - Думаю, это не у меня получилось. - Я кивнул в сторону Наруто, угрюмо потирающего пострадавшее ухо. - Вообще-то, одноклассник попросил меня свести его со специалистом, чтобы выяснить, проявится ли в нём улучшенный геном его клана. Разрешите представить - Узумаки Наруто.
  Товаши замер. Затем быстро шагнул и выхватил у Наруто бумажку с не сработавшей взрывной печатью. Несколько минут пристально её осматривал, и едва ли не обнюхивал.
  То, что произошло дальше, лично меня поразило до глубины души. Жёлчный, вечно всем недовольный мастер отбросил бумажку и встал по стойке смирно. По непривычно счастливой физиономии Товаши текли слёзы. Затем он медленно и очень уважительно поклонился:
  - Меня зовут Товаши Широ. Для меня великая честь познакомиться с вами, Узумаки-сама!
  
  
- - -
  
  За два года моей жизни в этом мире, я давно привык к некоторым культурным особенностям здешних людей. В частности, отношения между людьми здесь были близки к восточному варианту, хотя многие мои знакомые имели откровенно европейскую внешность. Здесь каждый человек имел свою гордость. Лавочник гордился производимым товаром, шиноби - своим рангом и миссиями, даже самый незначительный человек имел возможность хоть чем-то гордиться. Так что поклон и самый уважительный суффикс мальчишке от человека, годящегося ему в отцы - явление не рядовое.
  Даже жаль, что шиноби учат держать эмоции под контролем, прежде, чем я сам опомнился, лица помощников уже превратились в бесстрастные маски, и мне оставалось довольствоваться только выражением бесконечного охренения на лице самого Наруто.
  - Но не думай, что я буду каждый раз кланяться тебе, и называть -сама! - Выдал мастер, ехидно ухмыляясь. Не знаю, как остальным, но мне даже немного полегчало, всё же, Товаши не рехнулся. - Можешь считать это данью уважения клану Узумаки и моему наставнику.
  - Вы так уважаете мой клан? А почему? - Вышел из ступора Наруто. Всё же, временами удобно быть довольно простым. Легче справляться с шоком.
  Мастер спокойно кивнул ему на один из стульев. Помощники устроились сами, как и я, мне присесть никто не предлагал.
  Сегодня был день откровений для Наруто. Сначала он узнаёт, что имеет отношение к какому-то клану, и его фамилия кое-что значит. Затем, вычитывает про улучшенный геном, что для парня, не слишком довольного своими успехами на пути в шиноби, просто дар небес. А через пару часов после этого вдруг встречает человека, который не то, что уважает - практически боготворит Узумаки! И ведь есть за что.
  По словам Товаши, клан Узумаки менее известен, чем те же Учиха или Сенджу не потому, что был слабее, а потому, что почти не участвовал в войнах. Селение Водоворота располагалось в некотором удалении от самых обжитых и выгодных земель, и в то время, как в стране Огня, да и во многих других, шла отчаянная рубка всех со всеми, Узумаки лишь несколько раз вынуждены были отстаивать свои территории, причём, каждый раз справлялись быстро, эффективно и практически без потерь. Потому, когда кланы стали объединяться в крупные селения, типа Конохи, Водоворот не счёл нужным к кому-то присоединяться, их вполне устраивала текущая ситуация.
  Нельзя сказать, что в мировых войнах шиноби Узумаки всегда держали нейтралитет. Временами великие селения не брезговали нанимать команды малых, хоть зачастую использовали их, как пушечное мясо. Но Водоворот с самого начала тяготел к Конохе, ведь Сенджу почти поголовно были родственниками Узумаки, да и первый Хокаге был женат на женщине из правящего рода, близкой родственнице самого Узукаге. Два селения связывало множество договоров. Неудивительно, что перед началом очередной войны, противники Конохи решили предварительно избавиться от союзника Листа.
  Без всякого предупреждения, объединённое войско сразу двух великих селений атаковало Водоворот. Сразу несколько диверсионных групп, под видом торговцев пробравшиеся в оплот Узумаки, постарались вывести из строя систему обороны и максимум защитников. Одной из первых жертв стал Узукаге...
  Именно тогда, во время отчаянной обороны Водоворота, мир и узнал об истинной силе Узумаки. Ведь раньше красноволосых носителей спирали считали недалёкими, доверчивыми простаками, пусть и обладающими впечатляющей чакрой, но способными показать что-то лишь в тайдзюцу, поскольку Нин и Ген в исполнении Узумаки никто не видел. Но у Водоворота были свои секреты и возможности. Пусть Узумаки не могли похвастаться острым интеллектом, но у них была особая, глубокая мудрость, весь мир они представляли, как фуиндзюцу, печать бесконечной сложности, на которую можно воздействовать множеством способов.
  Мало кто представляет использование фуин в бою. Для большинства, это либо что-то простенькое, вроде листочков с примитивными печатями, либо нечто неподвижное и пассивное, вроде барьеров. И для нападающих методы Узумаки оказались очень неприятным сюрпризом. Очень неприятно, когда красноволосый боец одним ударом выводит из строя противника, одним касанием ставя печать, запирающую чакру в теле. Или, хуже того, преобразовывает чакросистему схваченного врага по образу и подобию обычной взрывной печати. Узумаки, в своих лёгких доспехах, изрисованных печатями, активируемыми по мере надобности, походили на движущиеся крепости, сеяли ужас и разрушение. Ну кто может ожидать, что его любимая, тщательно отработанная техника, вместо того, чтобы поразить врага, будет сходу запечатана, а то и перенаправлена в союзника? Кто мог представить фуин, формируемые прямо в бою, когда целые подразделения разрывались на части взбесившимся пространством, то теряли вес, то оказывались придавлены собственной чудовищной тяжестью, ноги утрачивали связь с почвой из-за временно исчезнувшего трения, лёгкие лопались, когда на миг вокруг исчезал воздух. Как будто сама природа ополчилась против агрессоров.
  Нападающие несли просто чудовищные потери - но побеждали, просто за счёт количества. Они шли, как поток, как лавина, постепенно затапливая, смывая все участки сопротивления. И когда под ударами техник немыслимой силы пали барьеры, и неудержимый поток врагов ринулся в ворота, вдруг всё селение вспыхнуло призрачным светом - и исчезло. Лишь глубокая впадина с отвесными стенами осталась на месте селения. Ни людей, ни домов, ни малейшего следа немалого селения. Водоворот исчез, и также бесследно исчезли те, кто успел прорваться в ворота.
  Захватчики не просто понесли жуткие потери - они ничего не получили от своей пирровой победы. Ни денег, ни печатей, ни уникальных знаний Узумаки, ни красноволосых наложниц, которые должны были рожать победителям крепких детей с мощной чакрой.
  Должно быть, кто-то из правящего рода Водоворота запустил уникальное фуиндзюцу, но что именно произошло, и сработало ли всё, как предполагалось, неизвестно до сих пор. Может, селение переместилось в пространстве, а может - во времени, может, оказалось в другом мире, или же просто было разрушено неудачной техникой. Официальная версия гласит, что был взрыв чудовищной силы, месть умирающего Узукаге, решившего утянуть всех подданных за собой в царство мёртвых. Именно этим пытались враги оправдать свои чудовищные потери, за счёт которых Коноха победила в той войне.
  - Значит, они все погибли? - С ужасом уточнил Наруто. - Но... откуда тогда взялся я?!
  Честно говоря, я едва удержался, чтобы не уточнить. Есть очень ёмкое, честное, но считающееся неприличным слово именно на такой случай. Блин, весь настрой испортил, балбес! Но каковы Узумаки - если верить мастеру, они были ближе всех в этом мире, чтобы называться магами!
  - Погибли не все, - Сухо ответил мастер. - Некоторые были на миссиях, в гостях, несколько и вовсе имели семьи и жили в других селениях. Конечно, за ними охотились, а они мстили за Водоворот. Между прочим, может это и совпадение, но мой наставник говорил, что оба Каге, командовавшие атакой на Водоворот, не дожили до конца года. Может, так совпало, всё же, шла война, но...
  Товаши сделал многозначительную паузу.
  - Ну а некоторые перебрались в Коноху.
  - Потому что у них тут были друзья?
  - Нет, потому, что здесь жила их надежда... Видишь ли, на счёт Конохи у них были некоторые сомнения. Неудивительно, что сами Узумаки прозевали подготовку к нападению, Водоворот никогда не был хорош в разведке, но шиноби Листа тоже умудрились проспать армию двух селений, подбирающуюся к союзнику. Но, тем не менее, оставшиеся Узумаки честно выполнили свой долг в войне, а затем прибыли и выстроили свой квартал в Конохе. Дело в том, что здесь жила одна девушка, Узумаки Кушина, по давнему договору перебравшаяся сюда, чтобы стать джинджурики.
  - Мастер, - Негромко произнёс один из помощников, демонстративно поправляя свой жилет чунина. - Вы не забыли мнение Хокаге по этому поводу?
  Товаши с раздражением покосился на своего работника:
  - Я помню. Хотя никогда не считал это разумным! От того, что проблему замалчивают, она не исчезнет! Узумаки Кушина, до падения Водоворота бывшая всего лишь одной из многих химе многочисленной правящей семьи клана, после войны стала неофициальной главой выживших. Именно с ней Узумаки связывали свои надежды, ведь если селение просто закрыто барьером, или переместилось, только человек, обладающий всей полнотой улучшенного генома клана сможет вернуть всё на свои места. В худшем случае - просто станет основой обновлённого клана. По... некоторым причинам, Кушина не могла покидать пределы Конохи. Так что Узумаки оставалось только ждать. Ждать, пока девушка подрастёт. Затем, ждать, пока закончится война, и ценной куноичи позволят покинуть Коноху на достаточный срок. Затем - пока успевшая выйти замуж и забеременеть женщина разродится. Хотя, у членов клана тут же наметились планы и на грядущего ребёнка, поскольку возникли подозрения, что Кушину из селения так и не выпустят...
  А затем, была атака Кьюби... Я помню это, как вчера, как все Узумаки дружно собрались, и отправились на смерть, собираясь отвлечь лиса ценой собственной жизни. Должно быть, от отчаяния, они считали, что у Кушины или хотя бы у ребёнка, есть шанс на выживание.
  - Она сражалась с лисом?! - Наруто был восхищён и потрясён одновременно.
  - Ну, не то, чтобы у неё был выбор...
  - Мастер! - Мрачно процедил чунин.
  На этот раз Товаши довольно долго мерил взглядом помощника, прежде, чем продолжить:
  - Никто из Узумаки, взрослых Узумаки, не пережил этот бой... Я был в отчаянии, ведь для меня наставник был больше, чем учитель. Он был мне, как отец, он вернул мне смысл жизни, показал величие фуиндзюцу. Ты просто представить себе не можешь, каково это - увидеть нечто великое, прекрасное, прикоснуться к нему - а затем, вдруг разом всё утратить. Разделить надежды и мечты обожаемого тобой человека - и увидеть, как всё обращается в прах, точно так же, как заживо сгорел Агито-сенсей, принявший на свой барьер огонь Кьюби, принявший, и державший его, по последнего, до полного истощения чакры, потому что позади были жилые кварталы Конохи...
  По щекам мастера текли слёзы, но он не утирал их, и ничуть не стеснялся.
  - Конечно, я слышал про нового джин... - Товаши оборвал себя, и раздражённо посмотрел на надоедливого чунина, влезающего каждый раз, когда рассказ касается чего-то особо интересного. - Я слышал про Узумаки Наруто, про некого шумного полукровку. Но даже подумать не мог, что снова увижу в действии улучшенный геном правящей семьи, позволяющий даже не обученному ребёнку проламывать барьеры и с лёгкостью манипулировать простыми печатями. Кто бы мог подумать, что она всё же...
  - Мастер, - Лениво начал было чунин, но тут Товаши просто взорвался.
  - Так, ты - пошёл отсюда, в задницу к ближайшему биджу! Я не позволю поминутно себя перебивать. Ты уволен!
  Чунин неторопливо поднялся и пожал плечами:
  - Вы же понимаете, Товаши-сан, что, раз уж я сам не могу присматривать за вами, мне придётся доложить Хокаге. Хоть вы и не берёте миссии, но остаётесь шиноби, и должны помнить смысл слова "приказ"!
  - Я-то помню, а вот Хокаге, и такие, как ты, слишком легко забывают! - Процедил сквозь зубы мастер. - Я не собираюсь говорить ребёнку ничего лишнего... не потому, что это приказ, а потому, что не хочу причинить ему лишнюю боль! Пошёл вон из моей мастерской!
  Шиноби, похоже, собирался съязвить по вопросу собственности, но заметил меня, и предпочёл промолчать. Правда, уже на выходе всё же высказался:
  - Не самое разумное решение, мастер. Что теперь будет с вашим заказом на партию взрывных печатей? Вы ведь не забыли, что вашей вместе с ним чакры, - чунин с презрительной ухмылкой кивнул на второго помощника, - хватит лишь на шоковые? Даже вдвоём вы не дотягиваете до меня! Не раскаетесь?
  - Ни на мгновение! - Не менее язвительно отразил выпад Товаши. Сделал шаг, и положил руку на плечо Наруто. - Помнится, у Узумаки простые печати заряжают дети - в качестве тренировки! И если я хоть что-нибудь понимаю в жизни, малыш за раз осилит твою недельную норму и не запыхается!
  - Значит, вы будете меня учить?! - Восторженно-испуганно переспросил Наруто.
  - Ага, и даже приплачивать за тренировки, - Ухмыльнулся мастер. - Вот, берёшь эту заготовку под печать, вот так складываешь пальцы, и позволяешь чакре напитать её... В первые несколько раз я прослежу, и подскажу, когда будет довольно, но ты быстро разберёшься, фуиндзюцу у тебя в крови.
  - Но... вы ведь даже меня не испытали! Вдруг у меня нету этого... улучшенного генома? - Узумаки, не решаясь прикоснуться к печати, даже спрятал руки за спиной.
  Товаши поразил меня второй раз за один день. Не стал ни ругаться, ни ворчать. Просто взлохматил светлые космы Наруто, и улыбнулся:
  - Болван... Истинный Узумаки! Интеллект - на уровне собак Инузуки. Но он тебе, надо сказать, и не нужен. А мудрость - дело наживное.
  
  
15. Учиться, учиться, учиться!
  
  Недавно я убедился, что нет животных, страшнее жабы. Проклятое пупырчатое земноводное способно душить с силой в десятки Отелл. А ведь раньше я не был завистливым, что это - влияние тела, или просто мне раньше не встречалось никого, кому я бы мог завидовать по-настоящему.
  Серьёзно, ну кому завидовать в моём мире? Президентам-начальникам - так их власть неотъемлемо связана с обязанностями. Олигархам? Ну лично мне на жизнь вполне хватало, а трястись постоянно над златом - оно мне надо? Красавцам актёрам-певцам? Ни боже мой! Вы видели их фанаток? Ну просто представьте - на вас вдруг набрасывается нечто толстое, потное, истеричное и жаждущее любви... да ещё и в полусотне экземпляров! Мужьям красавиц тоже никогда не завидовал. При должном умении, можно заполучить в постель почти любую женщину. Так зачем связывать себя с одной?
  В новом мире у меня тоже не было причин для жалоб. Конечно, пришлось слегка напрячься в самом начале, чтобы не упустить из рук наследство и остатки влияния клана Учиха, но в остальном проблем нет. Молодое, привлекательное тело, улучшенный геном, популярность, хорошая репутация... Ну и, конечно же, некоторые ограничения - вроде затратности сильнейших техник и неизбежной слепоты при достижении Мангекё Шарингана.
  Привык я уже быть самым-самым, всё мне давалось легко, любые проблемы должны были разрешиться со временем, но вот в мастерской фуиндзюцу вдруг обнаружилось кое-что что мне недоступно. Нереально, недосягаемо, невозможно. В то время, как вошедший в раж Наруто одну за другой заряжал заготовки для взрывных печатей, я больше часа мучил одну-единственную несчастную бумажку, пока и её не отобрал мой неугомонный одноклассник.
  Приговор Товаши-сана был безжалостен. Никаких способностей к фундзюцу! Мой удел - активация простейших печатей и барьеров, да простейшие запечатывания-распечатывания вещей в специальный свиток и из оного.
  А гадский мастер ещё и поиздевался. Рассказал, что практически любой улучшенный геном, помимо достоинств, имеет и недостатки. Можно сказать, особые свойства чакры. У тех же Учиха чакра с самого начала имеет некоторые свойства Огня, для простейших огненных техник не нужно даже стихийное преобразование, а сложные техники требуют гораздо меньше чакры и усилий. Но, по той же причине, представителям моего клана гораздо труднее освоить другую стихию. Лишь немногие брались за освоение второй, и считанные единицы - третьей стихии. И практически у всех кланов, имеющих генетическую предрасположенность к определённой стихие, сложные отношения с фуиндзюцу.
  Нет, конечно, для по-настоящему талантливого мастера, а тем более, для истинного Узумаки, нет ничего невозможного. Вполне реально разработать печати специально для стихийной чакры... если больше заняться будет нечем. Те же шоковые печати - лучший тому пример. Печать не сложнее взрывной, но заряжать её надо чакрой, преобразованной в стихию Молнии. Ну а если верить слухам, главная семья Узумаки могла практически всё, даже чужое додзюцу реализовать с помощью фуиндзюцу. Ведь, если посмотреть на схему, ничего такого уж сверхъестественного в том же Шарингане нет!
  А чуть позже, до меня дошло ещё одно маленькое, но тревожное обстоятельство. Я вспомнил, с каким восторженным ужасом генин-помощник считал заряжённые Наруто печати. Если я правильно понял, он выполнил трёхдневную норму уволенного чунина, за час, без отдыха и медитаций. Да сколько же у него чакры?!
  Вот тут впервые и взялись за мою глотку склизкие лапы земноводного. Мало того, что практически не имеющая ограничений магия Узумаки мне не подвластна, так ещё и по Мане я безнадёжно отстаю!
  Нет, конечно же, так просто я не сдался. Посмотрел, как Наруто, высунув язык от усердия, малюет заданные закорючки, сам взял листок, специальную кисточку, проводящую чакру, и продемонстрировал преимущества Шарингана. За каких-то полчаса идеально срисовал взрывную печать Товаши. Каждый изгиб, каждую чёрточку, каждый иероглиф, небрежно начертанный мастером. Даже ксерокс не справился бы лучше! Печать была идеальна - за одним маленьким исключением. Она так и не заработала. Ни Наруто, ни помощник, ни сам Товаши не смогли заставить ожить мёртвый рисунок.
  Только после этого я действительно поверил, что фуиндзюцу - нечто большее, чем просто схема или рисунок. Это своеобразное искусство, тайная мудрость, к которой я, увы, никогда не смогу прибегнуть. Не спроста вроде бы, давно известные всему миру взрывные печати каждый мастер рисует немного по-своему. Иероглиф тут, завиток там - будь это электрическая схема, такие вольности не прошли бы. Но печати работали.
  Мне надоело улучшать настроение гаду Товаши, просто млеющего от неудач "зазнавшегося Учихи" и "загребающего весь доход совладельца" и я смылся, оставив Узумаки постигать сложную, но перспективную науку.
  То, что Наруто взялся за обучение всерьёз, можно было определить по последствиям. На следующий день в академию он не явился. А вот через день его за ухо притащил Товаши, который - вот уж чудо из чудес, даже извинился за своего личного ученика перед Ирукой, и пообещал, что персональные занятия не пойдут во вред основному обучению. Как я понял, Наруто изначально собирался совсем забить на Академию, сосредоточившись на фуиндзюцу, но мастер пришёл в ярость, и на следующее же утро проверил, как ученик проводит первую половину дня.
  На перемене одноклассники дружно принялись интересоваться, чему же это персонально учится раздолбай Узумаки, и тот с законной гордостью вытащил из кармана измятую, влажную от пота бумажку. Не знаю, как другим, а мне чуть плохо не стало. Кривые, скособоченные линии, неразборчивые иероглифы - в жизни не видел более неряшливо выполненную взрывную печать, но, самое жуткое, я прямо-таки ощущал дрожь чертежа, трепет чернил и предсмертный шелест бумаги, с трудом выдерживающих энергию, без меры вкачанную малолетним недоумком! Подозреваю, что в этом мире выражение "Наруто с печатью" скоро обретёт значение "обезьяна с гранатой"!
  Надо сказать, что поверили в то, что это самая настоящая печать, лишь три человека из класса. Я, Хината, Бьякуганом оценившая количество залитой в печать чакры, да Шикамару, который просто понаблюдал за выражением наших лиц.
  Оскорблённый недоверием и насмешками Узумаки немедленно предложил проверить эффективность своей самоделки. Класс всей толпой отправился на полигон академии (а были, между прочим, камикадзе, предлагавшие провести проверку прямо в аудитории!). Наруто, поленившись закапывать бумажку, просто запихнул её под здоровенный валун, отбежал к остальным, рявкнул "ложись!" и сложил печать активации.
  Не сработало.
  На нас четверых залёгших, (вместе с Наруто, конечно) смотрели с несколько презрительной жалостью. Шикамару было проще всех - он тут же сделал вид, что прилёг подремать, благо, все давно привыкли, что Нара способны дрыхнуть при любых обстоятельствах и на любых относительно горизонтальных поверхностях. Нам с Хинатой пришлось похуже, ну а Наруто не оборжал только ленивый.
  Злой, встопорщенный Узумаки рванул обратно к валуну. Честно говоря, я всерьёз забеспокоился. Может, действительно он что-то сделал не так, и всё закончится простым пшиком, не смотря на количество влитой чакры. А если там проблемы только с активатором? В таком состоянии Наруто способен рвануть печать непосредственным касанием, лишь бы доказать, что его первое творение работоспособно.
  Правда, увидев, что он делает, я слегка успокоился. Узумаки порезал себе руку и сейчас вёл кровавую дорожку от валуна к одноклассникам. Что за... а, понятно, кровь - один из лучших проводников чакры, по слухам, чакропроводящий металл создают, в несколько этапов вымачивая заготовки в крови. Интересно, Товаши ему рассказал об аналоге бикфордова шнура, или сам придумал? Если сам - моё искреннее уважение, всё же, такое решение - далеко не очевидно.
  И, по меньшей мере, это заставило насмешников прикусить языки. Кровь - весьма весомый аргумент в отношении к происходящему. Если кто-то без раздумий режет себя, других он порежет без всяких сомнений.
  Наруто довёл линию до зрителей, и вновь залёг. На этот раз некоторые всё же пригнулись. Из окна выглянул кто-то из учителей, и немедленно заподозрив неладное, тут же спрыгнул на землю и двинулся к группе подозрительно ведущих себя учеников.
  В этот момент Узумаки вновь сложил ручную печать активации, и все на мгновение оглохли. Не знаю, что там сотворил Наруто, но думаю, что все свидетели навсегда запомнят здоровенный валун, улетающий на северо-запад, куда-то за пределы деревни. Всех, посмевших усомниться в истинности печати, и оставшихся на ногах, смело взрывной волной, часть стёкол из окон академии вылетело, учителя едва не забросило обратно в окно. И это ещё хорошо, что практически не было осколков!
  Большинство учеников отделались лёгким испугом, всё же будущих шиноби учили правильно падать, группироваться и защищать уязвимые части тела. Больше всех пострадала Ино, должно быть, по клановому обычаю спрятавшаяся за Чоджи, и едва не погибшая под его же тяжестью. А если учесть, что Акимичи далеко не сразу услышал сдавленные ругательства из-под седалища, более озабоченный только что открытой пачкой чипсов, порвавшейся из-за ударной волны... Быстрее всего сориентировавшийся сенсей оказался всё же кстати, лично мне поднять на ноги расстроенного Чоджи просто не хватило сил.
  Объявившийся через пару минут Ирука лишь вздохнул, и назначил наказание для Наруто - застеклить все пострадавшие окна после уроков. Должно быть, в Конохе очень много лишнего стекла, ну не верю я, что Узумаки с его неуклюжестью сумеет всё привести в порядок без новых груд осколков. Но, впрочем, не мне говорить о важности педагогических мер.
  Правда, даже я не ожидал, что Наруто, вернувшись в класс, первым делом отрежет новый кусок бумаги от свитка, и примется немедленно рисовать новую печать. Одноклассники, не сговариваясь, пересели, чтобы быть на расстоянии хотя бы одной парты от этого маньяка.
  А вот понимающие люди, то есть, я, Ирука, а возможно и Шикамару, немедленно заметили, что рисует он на самой обычной бумаге, пусть и чернилами, смешанными с кровью. И отрезал он бумагу самым настоящим кунаем, причём, довольно ловко. Похоже, мастер учит его не только фуиндзюцу.
  Так вот расслабишься, и обнаружишь, что другие обошли тебя на два корпуса! А мне до сих пор не на ком тренироваться в своём на данный момент самом перспективном направлении - гендзюцу. Полицейские отказываются, а мирных жителей использовать совесть не позволяет.
  "А чем тебе одноклассники не нравятся? Давай тренироваться на них!"
  Ага. Изначальный Саске проявился вновь. На этот раз - в более вменяемом состоянии, хотя, вполне возможно, что именно его зависть я воспринимал как свою.
  При других обстоятельствах я бы обязательно отказался бы от сомнительного предложения, но... у хозяина тела есть возможность легко перехватить управление, и заняться тренировкой самому. Я-то хоть меру знаю. Ладно, решено, простите мои одноклассники, но сегодня я буду улучшать отношения с Саске за ваш счёт.
  Да и, честно говоря, мне давно уже хотелось опробовать некоторые свои идеи. Простые иллюзии малоэффективны в бою. Надо переходить к прямому воздействию на чувства и разум. Не создавать и проецировать картинку в чужой разум, а просто дать команду, и противник справится сам. Теорию я вызубрил, ну а на крайний случай, в академии всегда дежурит медик.
  Первой жертвой был назначен Шикамару. Слишком уж соблазнительно выглядел лентяй, нахально дрыхнущий на парте. Даже Ирука уже давно смирился с этим, Нара не храпел, и всегда умудрялся давать правильные ответы, когда бы его ни разбудили. Интересно, может, это обучение во сне?
  
  
- - -
  
  Настроение Ируки ухудшалось с каждой минутой. Мало ему Узумаки, научившегося ваять взрывные печати, так ещё и в классе творилась какая-то биджувщина!
  Для начала, Шикамару приснился кошмар. Со страшным воплем: "Я падаю!" Нара рухнул с парты, причём поднимать его пришлось Чоджи. По непонятной причине мальчишка ненадолго полностью утратил чувство равновесия.
  Следом стал чудить сам Чоджи. Достойный во всех измерениях представитель клана Акимичи внезапно выплюнул изо рта свои обожаемые чипсы и взвыл от обиды: "Невкусно!". После чего принялся быстро распаковывать один пакет за другим, причём, каждый следующий огорчал бедного гурмана всё сильнее.
  Здесь уже Ирука не стал соболезновать, а по принятой в академии традиции, просто метнул куском мела в лоб слишком шумному ученику. Чоджи подобрал мел с парты и в глубокой задумчивости принялся его жевать.
  Сенсей ругнулся про себя, и быстро пересчитал свой меловый боезапас. Что-то ему подсказывало, что данную воспитательную меру придётся применить ещё не раз.
  Следующим нарушителем стал Киба. Инузука вначале шумно принюхался, после чего с недоумением поинтересовался у своего щенка, почему от него прёт кошкой. Затем снял Акамару с головы, и заорал, как резанный, обещая самые ужасные муки негодяю, который выкрасил его партнёра в фиолетовый цвет!
  На этот раз понадобилось сразу два куска мела. Оскорблённый щенок тоже не желал униматься, и лаял на весь класс.
  Следом принялся чудить Наруто. Ирука и до того с некоторым раздражением посматривал на ученика, прямо на уроке рисующего взрывную печать, но тут Узумаки словно взбесился. То бумага у него соскальзывала, то кисточка, раз за разом начинающий печатник портил рисунок, тут же отрезал новый кусок бумаги, и начинал сначала. Кисточку он, в конце концов просто привязал к руке, а очередной листок просто приколол к парте кунаем.
  Пришлось и Наруто сделать замечание очередным броском мела. Парты не для того здесь стоят, чтобы каждый их резал и колол!
  Абураме выпрыгнул из окна вслед за интересным экземпляром жука (и тем самым сумел избежать карающего мела), один из бесклановых внезапно принялся затаптывать несуществующий огонь, а пара девчонок отчего-то краснели, глядя на самого Ируку, и неприлично хихикали.
  Разобрался в происходящем Ирука только тогда, когда вызванная к доске Сакура внезапно споткнулась, посмотрела вниз, и принялась кричать, что у неё выросла третья нога. Этого можно было бы ожидать от кого угодно, кроме Сакуры. При весьма высоком интеллекте, у этой девчонки почти напрочь отсутствовало воображение, и к любым шалостям и глупостям она относилась с раздражением и непониманием.
  А значит, остаётся лишь одна версия - гендзюцу! И есть только одна кандидатура, способная так баловаться в столь юном возрасте.
  Ирука быстро подхватил два последних оставшихся куска мела, и один за другим, метнул их в безобразника. Наглый Учиха ловко увернулся, чем привёл в негодование одну из своих поклонниц, которой сегодня не посчастливилось сидеть прямо у него за спиной.
  Сенсей вздохнул, и, пройдя в центр класса, рыкнул "Кай!", стараясь как можно большее пространство зацепить снятием гендзюцу. Затем на миг задумался, что делать, продолжать урок, рискуя, что малолетний негодяй смоется и не понесёт заслуженного наказания, или же устроить разбирательства прямо сейчас. А уже в следующий миг инициатива была перехвачена.
  Наруто, тщательно ощупав шишку на лбу, возжаждал мести, и подхватил свой кусок мела:
  - Ребята! У сенсея мел закончился! Давайте вернём!
  И, обычно недружный класс, который Ирука нередко попрекал плохими взаимоотношениями, отреагировал с редким энтузиазмом.
  Сенсей был опытен, имел прекрасную реакцию, и потому увернулся почти от всех метательных предметов, в число коих каким-то образом затесались чернильница (Наруто? Убью!), полуобглоданная кость, распакованный пакет с чипсами и чей-то башмак. Попали по нему лишь два куска мела, причём, один из них метала бывшая поклонница Учихи по своему развенчанному кумиру (гадёныш опять увернулся), а второй швырнул сам Саске, Шаринганом просчитав траекторию уклонения Ируки. Что было тем более несправедливо, ведь сам сенсей по нему не попал!
  Стряхнувший с себя меловую пыль и чипсы и смывший чернила Ирука вернулся в класс, и застал там одну Сакуру. Девочка грустно смотрела в окно вслед сбежавшим одноклассникам, и поминутно трогала себя за заднюю часть, чтобы проверить, не выросла ли третья нога ещё раз.
  Сенсей вздохнул, и поклялся жестоко отомстить, устроив завтра внезапную контрольную работу по сорванному сегодня уроку. А ещё он решил на будущее колоть мел помельче. Большие куски - это слишком непедагогично. А главное - слишком быстро заканчиваются!
  
  ;
16. Обратная сторона генома
  
  Мне всё же удалось поладить с изначальным Саске. У него оказался сложный характер, что, в принципе, вполне объяснимо, но мозгами хозяин тела шевелить умел. Так что, с неохотой, всё же согласился, что от меня гораздо больше пользы, чем проблем. Конечно, были некоторые вопросы, по которым у нас остались серьёзные разногласия - например, по поводу Итачи, которого этот маньяк всё ещё намеревался убить. Но в целом, мы сумели всё решить миром.
  Конечно, были некоторые неудобства - к примеру, совладелец тела в любой момент мог перехватить контроль, и сотворить какую-нибудь глупость. Пока что это касалось лишь тренировок. Саске был одержим жаждой силы, и мне пришлось долго объяснять, что если мы станем тренироваться в желанном для него режиме, то просто угробим общее тело.
  До него дошло. Правда, только после того, как он заработал чакроистощение, перетренировавшись с огненными техниками. Неделя в постели (специальные средства мне не давали, в качестве наказания за рецидив) с постоянным ехидным долбанием по мозгам "А ведь могли бы сейчас вовсю тренироваться!", сотворила, буквально чудо. Саске стал осторожнее, и начал прислушиваться к советам. Как к моим, так и инструкторов.
  Со временем, и вовсе сложилась парадоксальная ситуация. Хозяин тела решительно перехватывал управление во время серьёзных тренировок и при чтении клановых свитков, с упорством, достойным лучшего применения стараясь освоить техники, на которые нам пока не хватало чакры. Всё остальное он предоставил мне. Академию, общение, развлечения... мне временами становилось жутко - как вообще может жить такой человек, одержимый лишь силой, да местью, полностью игнорирующий всех окружающих? Да что там, временами даже мне не удавалось до него докричаться! Как бы он вообще существовал без меня?
  Лишь гендзюцу он оставил полностью моим заботам, хоть это направление отлично нам подходило и требовало совсем небольших затрат чакры. Поначалу это меня здорово удивляло - но после прямого вопроса всё стало на свои места. Шаринган даёт превосходную защиту от гендзюцу, и, значит, Итачи ими не возьмёшь. Интересно, этот неумолимый мститель когда-нибудь поумнеет?
  Я, в свою очередь, старался развивать духовную составляющую чакры. И если игры в сеги и го меня в восторг не приводили - не люблю проигрывать, то шахматы (сам вырезал! правда, фигурки пришлось переименовать, в стиле король - дайме, ферзь -каге) пару недель меня радовали. Старики, с которыми я, в основном и играл, некоторое время приноравливались к незнакомым правилам. Потом, правда, меня опять принялись громить в каждой партии - ну не гроссмейстер я, и в прошлой жизни им не был. Ещё меня хорошо зацепили музыка и рисование. И если местный аналог гитары (четырёхструнный, щипковый) мне ещё мучить и мучить, прежде чем я осмелюсь адаптировать слышанную ещё в прежней жизни музыку к местным условиям, то с рисованием никаких проблем не было. Шаринган позволял творить чудеса! Мне потребовалось лишь несколько уроков, чтобы научиться работать углём и карандашами, тушью и красками.
  Конечно, не слишком весело рисовать разные уголовные морды по описаниям свидетелей, для объявлений в стиле "Их разыскивает полиция и АНБУ", но параллельно я писал портреты женщин. Полицейских, и просто жительниц моего квартала. Мне ничего не стоило найти выгодный ракурс, и чуток польстить - а модели приятно. Те же цветы высохнут, завянут, и завоняются, а портрет - вещь почти вечная. А уж какие это перспективы даёт, женщина перед мольбертом готова встать в любую позу, надеть любую одежду или снять то, что мешает запечатлеть на холсте её особенно очаровательные черты... Блин, ну когда я уже вырасту!
  Наруто тоже времени даром не терял. Довольно быстро освоил обычную и усиленную взрывную печати, простейший барьер, и запирающие фуиндзюцу. А так как Товаши не решался десятилетнему балбесу по-настоящему мощные техники, Узумаки принялся экспериментировать. О его успехах в дублирующихся взрывных печатях (когда они взаимосвязаны и могут взрываться синхронно) узнала вся Коноха. Наруто не то поленился топать в лес, не то терпения ему не хватило, но три дублирующие взрывные печати он рванул под крупными мусорными баками. В тот день над скрытым Листом прошёл настоящий дождь из обломков, отбросов, очисток и прочего мусора, и клан Узумаки, в лице его последнего представителя, вспоминали с небывалым постоянством.
  Наруто, прямым приказом Хокаге, был отправлен убирать улицы, вплоть до изначальной чистоты, что, учитывая свинское поведение некоторых жителей, пользующихся тем, что мусор и так валяется везде, а до выживших баков топать далеко, могло затянуться на многие месяцы.
  Я, кстати, читал указание для патрульных, появившееся после этого случая "В случае встречи с Узумаки, тщательно осмотреть, а при подозрительном поведении - опросить, без грубости и побоев. Изымать ЛЮБЫЕ печати! Присматриваться к ЛЮБЫМ предметам, обнаруженным при Узумаки, в случае любых подозрений - немедленно препроводить подозреваемого в мастерскую Товаши, либо, в Академию, если встреча произошла до полудня. Патруль, утративший бдительность и допустивший проведение хулиганских действий Узумаки в особо крупных размерах, будет наказан точно так же, как и сам виновник происшествия!" М-да, канцелярщина... Нет, я ещё могу представить патруль, с руганью собирающий мусор, но вот чтобы вообразить, как Сибата будет драть уши кому-либо из надменных офицеров Хьюга, тут моя фантазия отказывает!
  
  
- - -
  
  - Нет, Саске-кун сначала нарисует меня!
  - А я первая попросила!
  - Ага, прямо в разговор влезла!
  - Отвали, лобастая!
  - Протухни, Ино-свинина!
  Я в очередной раз огляделся, отыскивая выход, но в этот раз девчонки зажали меня плотно, незаметно не смоешься. Всё же, лучшие подруги, тем не менее, начинающие скандалить, едва дело касается меня.
  Вполне понятно, что до одноклассниц дошли слухи о моих художественных достижениях. Одна из бесклановых девчонок, рассказала про портрет сестры, работающей в полиции... знал бы, не стал рисовать! Вот поклонницы и прицепились, и остаётся только ждать, пока обычный скандал между Ино и Сакурой перерастёт в чуть менее обычную драку, и можно сваливать. Да, трусливо, и в чём-то даже жестоко, но вполне практично. Пока не заживут синяки и царапины, поклонницы будут держаться от меня подальше - чтобы не видел их в неприглядном виде.
  Хотя... Есть идея!
  - Девочки, не ссорьтесь! Вы же подруги? Вот и нарисую вас вместе! Вот так, станьте ближе к свету... и друг к дружке ближе, ещё ближе, можно вообще обняться. И замрите!
  Мне с трудом удавалось сдерживать смех, глядя на эти надутые физиономии. Вот так и нарисую! Пусть посмотрят, как выглядят со стороны. Ну и, заодно, ещё маленькая, но очень эффективная пакость. Отдам и быстро смоюсь. Портрет-то будет один! Надо будет посмотреть издалека, как будут делить.
  Но в коварные планы вторглись непредвиденные обстоятельства. Главный школьный медик неслышно подошёл сбоку, некоторое время наблюдал, как я завершаю картину "Непримиримые друзья", после чего неожиданно попросил отойти с ним в сторонку для разговора. Мне ничего не оставалось, как отдать свой коварный шедевр девчонкам, и пойти со взрослым, оставив за спиной шум начинающегося скандала.
  - Мне доводилось слышать от коллег, что ты собираешься возрождать свой клан. Это правда?
  - По-моему, это вполне естественно! - Не понял, к чему бы это? Он что, дочку или племянницу за меня сватать собирается? Обещать ничего не стоит, пусть для начала предъявит, а там посмотрим, пощупаем, проверим в деле... тьфу, как меня достал мой возраст!
  - А эти девочки, случайно, не собираются помочь тебе в этом деле?
  Во, загнул! Нет, если серьёзно, одноклассниц я практически и не рассматривал, как вариант. Смысл ждать, когда они будут готовы к деторождению, проще подобрать зрелую девушку года на три-четыре постарше, в принципе, можно и не из куноичи, в любой деревне найдётся крепкие, здоровые женщины, которые просто в восторг придут от возможности выйти замуж за богатого шиноби из клана, будь он хоть вдвое младше. И опять же, не будет лишних капризов по поводу фигуры или наложниц-любовниц, с моими ограничениями по времени, мне нужны партнёрши, готовые стать матерьми-героинями. Ну а за отцом-героем не заржавеет!
  Но не буду же я ему озвучивать такие соображения.
  - Ну, возможно... не прямо сейчас, конечно.
  - Всё ясно. - Тяжело вздохнул медик. - Похоже, родители тебе ничего рассказать не сумели. Понимаешь, Саске-кун, у кланов с улучшенным геномом есть определённые проблемы с размножением.
  Я пожал плечами. Он о Шарингане, что ли? Ну это уже не моя проблема. Да, потомки от обычных людей наверняка, как шиноби будут послабее. Чакра поменьше, шанс на пробуждение кланового Додзюцу пожиже. И что? Главное, они будут Учиха! Я-то не собираюсь выпендриваться, и выпихивать в младшие семьи слабых детей. Главное, чтобы они вообще были!
  - Ты не задумывался, почему в тех же деревнях у одних родителей бывает десяток, а то и больше детей, у бесклановых шиноби уже гораздо меньше, а в кланах в одной семье редко бывает больше двух-трёх детей?
  Я всерьёз задумался. А ведь правда, почему? Казалось бы, вот возможность усиливать селение, пусть бы каждый клановый завёл по десятку детей, уж как-нибудь, да прокормили бы! Но почему-то, ничего подобного я не замечал.
  - Простите, сенсей, но я даже не представляю, с чем это связано. Вы можете объяснить, почему так происходит?
  Медик с грустью посмотрел на уже вцепившихся друг другу в волосы подружек, и отвёл взгляд:
  - Всё дело в чакросистеме. Это сила шиноби, и его же беда. Ты не задумывался о том, что обычные люди практически не имеют чакры? Их бесполезно обучать, поскольку разрозненные каналы не объединены в систему. В то время, как любые техники, а тем более, любой улучшенный геном требует мощной, развитой системы. Это то, что мы получаем по наследству, и тренируем, развиваем всю жизнь.
  У меня появились некоторые нехорошие подозрения.
  - Как цвет глаз или волос, как склонность к определённому росту и полноте.
  - Вы говорите о селекции? О постепенном усилении шиноби за счёт подбора партнёров?
  Медик поморщился:
  - Отчасти, лишь отчасти. Может, тебе рановато об этом знать, но когда женщина вынашивает ребёнка, плод формируется за счёт матери. И если у обычных людей это происходит легко и просто, без особых изменений в организме, то будущий шиноби получает свою чакросистему, практически вытягивая часть каналов, формируя источник из чакросистемы матери! Потому, любую куноичи, стоит ей забеременеть, сразу отстраняют от миссий, и запрещают практически любую работу с чакрой. Ты представляешь, что может случиться, когда система чакры искажена за счёт плода? Мощная техника просто убьёт ребёнка, и покалечит мать. По той же причине, родившей куноичи предписывается подождать не менее трёх лет, прежде чем возвращаться к миссиям, и не менее пяти, если она собирается рожать снова. Повреждённая чакросистема должна восстановиться.
  - То есть, вы хотите сказать, что если я решу завести детей от обычной женщины, они не смогут стать шиноби?
  - Нет! - Сухо отрезал медик. - Я хочу сказать, что обычную женщину ребёнок от тебя, или любого другого представителя клана просто убьёт! Да и слабая куноичи тебе не подойдёт. Я неплохой сенсор, и увидев, как ты ухаживаешь за этой парочкой, просто не мог не вмешаться.
  Я ухаживаю? Да я не знаю, как от них отделаться!
  - Разница в мощности чакросистемы так велика, что заводить ребёнка с одной из этих девочек для тебя почти преступление. Результатом будет один-единственный, возможно, неполноценный, ребёнок, и критические повреждения чакросистемы матери. В лучшем случае, им придётся забыть о карьере куноичи, в худшем... Временами, - тут голос медика вдруг стал каким-то жёстким, звенящим, - кланы идут на это. Берут бесклановых девочек в наложницы, не слишком заботясь о том, что будет с ними после... Надеюсь, Саске-кун, ты не из таких людей...
  Собеседник вдруг резко развернулся и быстро зашагал к академии, пряча лицо. Интересно, что его так зацепило? Он ведь, если я не ошибаюсь, бесклановый. Может, сестра или дочь в наложницах. Или у него был трагический роман с обычной девушкой?
  Я тихо, но весьма многоэтажно выругался по-русски. Нет, конечно, я проверю эту информацию. Пороюсь в клановых свитках, там не могли об этом не упомянуть. Но косвенные данные и так всё подтверждали. Рождаемость в кланах. Разница в возрасте детей. То, что мои собственные здешние родители были ближайшими родственниками, а нам с Итачи едва ли не с рождения подбирали невест в клане...
  Похоже, накрылись мои планы на гарем. Здесь не то, что наложниц, здесь жену себе попробуй найди!
  
  
- - -
  
  В библиотеке мне пришлось хорошенько поспорить. Нет, не с библиотекарем, а с изначальным Саске. Последний из Учиха не особо интересовался генетикой и проблемами восстановления клана, он желал изучать очередную огненную технику, на которую не у каждого джонина хватит чакры.
  Пришлось долго и нудно объяснять, что такое долг перед кланом, что есть разные способы победить врага, в том числе и просто возродив то, что неприятель пытается уничтожить. Не знаю, проникся он, или просто устал спорить, но мы всё же взялись за свиток, в котором при беглом просмотре мне попадалось нечто, здорово напоминающее генеалогическое дерево.
  Этот свиток нельзя было в полной мере назвать ни дневником, ни научным трудом, ни исторической хроникой. В разное время его дополняли самые разные люди, потому и стиль изложения, и отношение к написанному регулярно менялись. Временами разные авторы едва ли не полемику устраивали, хотя первых и последних разделяли многие десятки лет.
  Начала свиток Юмико, первая жена Учиха Изуны, младшего брата печально известного Мадары. Сильная, но несколько истеричная женщина, не забывавшая регулярно проклинать старшего брата мужа, оставившего её любимого слепым, а затем и вовсе, бросившего клан, не поддержавший его амбиции.
  Именно заметки этой неординарной женщины подтвердили всё, сказанное медиком. Да, роды тяжело даются куноичи, а тем более, если это ребёнок человека, обладающего исключительной силой. Но Юмико сделала всё, что могла, для будущего клана. Она лично подбирала в собственном клане сильнейших куноичи в жёны собственному мужу, сама создавала жёсткие традиции клана, по которым четыре (по количеству жён) главных семьи должны будут хранить чистейший геном Учиха, позволяющий пробудить Мангекё Шаринган. Эти четыре семьи должны были скрещиваться лишь между собой, или, в крайнем случае, с представителями младших семей Учиха. А младшим семьям, в свою очередь, вменялось в обязанность поддерживать породу, не позволяя Шарингану уходить на сторону, но при любой возможности принимать в клан носителей других улучшенных геномов.
  Жутковатые и завораживающие записи женщины, отбросившей собственное счастье во имя клана. Кое-где проскальзывали намёки на то, что настоящей любовью Юмико был Мадара, но преданность клану оказалась сильнее любви, и гордая женщина не пошла вслед за изгнанником.
  Следующим автором была Сая, мягкая и романтичная третья жена Изуны, искренне любившая слепого мудреца. Её заметки были куда подробнее, временами, женщина слишком увлекалась описаниями, но за счёт этого мы с Саске гораздо больше узнали о его предке. Как оказалось, Изуна, в отличие от Мадары, был настоящим дипломатом. Именно он сумел найти общий язык с Тобирамой Сенджу, вторым Хокаге, изначально крайне подозрительно относившимся к Учиха. Именно мудрый слепец сумел привлечь несколько малых кланов, до последнего сопротивлявшихся Конохе, и предложил множество проектов, часть из которых позже приписывали Тобираме.
  Сая гораздо аккуратнее расписывала генетические линии, тщательно следя за тем, чтобы не скрещивались совсем уж близкие родственники, и даже отслеживала тех, кто выпал из обоймы, то есть, ушёл из клана, так и не сумев пробудить Шаринган. Именно из её заметок стало известно, что Юмико умерла при родах, хотя медики не рекомендовали ей заводить четвёртого ребёнка. Синдзи, последний потомок Юмико, ушёл из клана и принял фамилию жены, Аоки. И хотя он родился с несколько ущербной чакросистемой, что не позволяло ему использовать сильные ниндзюцу, искажённый геном позволил ему создавать гендзюцу исключительной силы. Сая утверждала, что если его потомство сохранит эти особенности, в Конохе появится новый клан, естественный союзник Учиха.
  Довольно интересно Сая описывала попытки вернуть зрение слепому мудреце. Дважды Изуне пересаживали глаза погибших членов клана, но оба раза органы зрения отторгались. Рассматривались разные варианты неудачи, в том числе, тот, при котором человек, пробудивший Мангекё, уже не сможет принять обычный Шаринган. Мадаре, зажавшему собственные глаза, наверняка снова изрядно икалось. Но другая версия гласила, что медицинские техники Конохи тех времён слишком примитивны, чтобы приживить додзюцу слишком отдалённых родственников. Старшая дочь Изуны предлагала собственные глаза, поскольку ей, уже замужней женщине, вряд ли придётся применять Шаринган в бою. Но слепой мудрец отверг эту жертву, поскольку: "Лишняя сила слепит, и не позволяет увидеть другие, мирные пути. Лишь ослепнув, я прозрел достаточно, чтобы уйти с пути разрушения".
  Возможно, именно заметки Саи, аккуратно записывающей мудрые изречения мужа, породили некоторые сложно подтверждаемые слухи. К примеру, именно здесь было упомянуто, что и Сенджу, и Учиха являются прямыми потомками самого Рикудо. А кое-что даже саму женщину здорово удивляло. Как получилось, что Хьюга, дальние родственники Учиха, практически несовместимы? Попытки устроить союз через браки провалилась с треском, и породили напряжённые отношения между двумя сильнейшими кланами. Хотя, по большому счёту, ни одна из сторон не была виновата в том, что из пяти детей, родившихся в трёх браках между кланами, двое оказались слепыми, двое - зрячими, но не обладающими додзюцу, и лишь один сумел пробудить Бьякуган.
  После того, как грянула первая мировая война шиноби, заметки Саи стали куда более краткими и сухими. Вынашивающая второго ребёнка женщина беспокоилась за мужа, который, даже не обладая зрением, оставался шиноби огромной силы. Судя по описаниям, слепой мудрец позволял своим сопровождающим корректировать свои действия, обрушивая на врага чудовищные по разрушительности огненные техники. В решительном бою, решившем исход первой войны, Изуна погиб вместе с Хаширамой Сенджу.
  Больше Сая заметок не вела. Записи Мамору Учиха, ставшего главой клана после гибели слепого мудреца, утверждали, что несчастная женщина повредилась разумом, и, едва доносив ребёнка, покончила с собой.
  Новый глава клана отличался изрядным цинизмом. Хотя он был сыном Изуны от Юмико, Мамору осуждал мягкую политику слепого мудреца, и даже предпринимал попытки отыскать своего радикально настроенного дядю, поскольку положение Учиха в Конохе его категорически не устраивало.
  Он же расписал все попытки совместных браков с другими кланами Конохи. Результаты оказались довольно скромными. Нара, Яманака, Абураме, Инузука - все они были слишком слабы, чтобы быть полноценными партнёрами. Некоторый успех был с Акимичи. Хьюга несовместимы, а Сенджу предпочитали заключать брачные контракты с Узумаки, Тобирама не доверял Мамору, и это плохо сказывалось на матримониальных планах Учиха. Оставалось искать подходы к кланам других селений - но после войны отношения оставались довольно напряжёнными.
  Тогда амбициозный глава клана решил усилить Учиха другим способом. Не много не мало, взялся за пробуждение Мангекё Шарингана, благо, подопытных у него хватало - целых четыре главных семьи (сам глава по какой-то причине пробуждать Мангекё не пытался). Методы были простыми, и мерзкими. Подарить клановому ребёнку какое-нибудь животное, подождать, пока малолетний хозяин привяжется к питомцу, после чего жестоко убить любимца, утверждая, что животное мешает тренировкам будущего шиноби. Естественно, такими способами глава многого не достиг. Но это его не остановило.
  Пожалуй, Учиха Мамору отлично спелся бы с Орочимару, поскольку, преследуя свои цели, не останавливался даже перед убийством. Не так уж сложно заметить взаимную симпатию молодых шиноби, сделать всё для их сближения, а затем подстроить "несчастный" случай бесклановому шиноби или куноичи, которым не посчастливилось попасть под удар экспериментатора. С кланами, при всём своём цинизме и безжалостности Мамору предпочитал не связываться, сразу либо запрещая, либо поддерживая зародившиеся отношения.
  Как ни удивительно, глава клана добился своего. Правда, результат его не порадовал, поскольку Учиха Кураи, обретя Мангекё Шаринган после потери любимой девушки, первым делом разделался с Мамору.
  Судя по недомолвкам оставшегося неизвестным следующего автора, убийство главы замяли. Мало того, судя по раздражённым комментариям, нашлись экстремалы, требовавшие сделать следующим главой Кураи, хотя семнадцатилетний шиноби был не совсем адекватен. Что может быть неприятнее, чем могущественный псих, непрестанно разыскивающий свою давно похороненную возлюбленную? Так что клан, пожалуй, был даже отчасти рад, когда разразилась новая война шиноби, и Кураи отправился на фронт.
  Безумный Учиха погиб в первый же месяц войны, успев произвести сильнейшее впечатление как на врагов, так и на союзников. В своём последнем бою он уничтожил сотни врагов, использовав всё, на что способен Мангекё Шаринган и погиб, исчерпав чакру. Соклановцы сумели отбить тело Кураи у отступающего противника, а чуть позже выловили и ловкача, пытавшегося сбежать с вырванными из глазниц глазами неистового безумца. К сожалению, вражеский шиноби перед смертью сделал последнюю пакость - просто раздавил в руке свой трофей, так что даже пытаться пересаживать было нечего.
  В дальнейшем шли лишь сухие заметки относительно четырёх главных семей. Родился, умер, женился, вышла замуж. Вплоть до случая с Шисуи.
  Фугаку, отец Саске, довольно тщательно описал эту историю. От встречи шиноби и куноичи и вспыхнувшей между ними безумной страсти, и до печального финала. Мы с Саске не знали об этом, но оказывается, молодые даже пытались вступить в брак официально. И, как всегда случается в таких случаях, оба клана были не против. Но лишь при условии, что супруг (супруга) перейдут именно в их клан. Ведь Юки были заинтересованы в Шарингане ничуть не меньше, чем Учиха в улучшенном геноме, дарующим власть над льдом.
  В тот момент отношения между Листом и Туманом были неплохими, и шанс, пусть и небольшой, на благополучное разрешение переговоров всё же был. Но тут обнаружилось, что молодые немного поторопились, и невеста беременна. Юки "оскорбились", и решили быстро выдать девушку замуж, "чтобы скрыть позор". Неясно, надеялись они тем самым надавить на Шисуи, чтобы заставить его сбежать к любимой, или собирались довольствоваться уже полученным трофеем, сомневаясь в возможности заполучить Шисуи целиком, но терпение жениха исчерпалось. Ловкости, наглости, и умения влюбленного Учихи хватило, чтобы пробраться в Туман, в резиденцию Юки, и похитить свою снегурочку. Хотя, подозреваю, невеста сама изо всех сил способствовала "похищению".
  Но свадьба в Конохе так и не состоялась. Дядя и младший брат беглой куноичи пробрались в селение, и одним объединённым дзюцу уничтожили дом молодых. Шисуи выжил - невеста сумела защитить его от ледяного взрыва собственным льдом, и умерла на его руках. Так в клане Учиха вновь появился Мангекё Шаринган.
  Безутешный Шисуи лично разделался с убийцами любимой, да и позже уничтожал любого представителя клана Юки, до которого мог добраться. Повелители льда оказались на грани исчезновения, но утешить несостоявшегося мужа и отца это не смогло. По утверждению Фугаку, из парня как будто выдернули какой-то стержень, лишили всей радости, оставив лишь бесконечную печаль.
  Когда глава клана расспрашивал племянника о возможностях и ограничениях Мангекё, Шисуи произнёс фразу, которую Фугаку счёл необходимым занести в свиток. "Если бы прямо сейчас ко мне явился шинигами, и предложил взять мою жизнь за возвращение Харуны - я бы не колебался! А ещё лучше - отдал бы этот проклятый Мангекё Шаринган, раз уж мне всё равно суждено ослепнуть... А так, я хотя бы мог ощущать нежность её кожи, слышать музыку её голоса, вдыхать аромат её волос..."
  Именно поэтому, Фугаку пришёл к выводу, что нет смысла пытаться заполучить Мангекё. Полученные возможности не окупят страшной цены.
  Последняя запись сухо информировала о том, что Шисуи отказался от брачного контракта с одной из девушек младшей семьи Учиха, и пообещал убить следующего, кто посмеет злить его такими предложениями.
  Похоже, о смерти Шисуи и обретении Мангекё Шарингана Итачи, Фугаку написать просто не успел.
  Проклятье! Жизнь несправедлива... Ну как здесь найдёшь себе жену?! Многочисленные кланы Конохи не подходят. Либо слабы, либо - в случае с Хьюга, просто несовместимы генетически. Кланы из других селений ни за что не согласятся отпустить девушку с улучшенным геномом на сторону, а, в условно подходящих кланах, осталось ровно по одному человеку! Причём, Цунаде Сенджу уже под пятьдесят, а Наруто не того пола!
  Может, сговориться с Орочимару, и устроить эксперимент по смене пола последнего Узумаки? Нет, пора отдохнуть, от усталости такое надумается...
  
  
17. Договор кланов
  
  - Добрый день, семпай. Можете уделить мне немного времени?
  Мрачный высокий подросток с характерными глазами Хьюга без особого энтузиазма свернул за мной в боковой коридор. Удобное место для разговора я подобрал заранее - окружающие кабинеты пустовали, и здесь редко кто ходил. Судя по пыли, даже уборщики появлялись здесь не часто.
  - Я знаю, что мы оба ещё не достигли даже ранга генина, но хотел бы дать вам задание. Неофициальное, так что отдавать большую часть платы селению не нужно.
  - Надеюсь, тебе не кого-то избить нужно? - Наконец, проявил хоть какую-то заинтересованность старшеклассник. - И не стащить ответы на письменный экзамен?
  - Что Вы, семпай! - Принял возмущённый вид я. - С тайдзюцу и знаниями у меня всё в порядке. Да и унизительно предлагать такое будущему шиноби. Мне нужно, чтобы Вы осмотрели своим додзюцу всех девочек академии, и определили потенциал их чакросистемы. В целом, меня интересуют те, чья чакросистема по мощности приближается к моей, а в идеале, даже превосходит.
  - Ты ведь Учиха? - С некоторым подозрением уточнил Хьюга. - Тот самый Саске? Зачем тебе эта информация?
  - Я всего лишь хочу выяснить, есть ли в академии девочки, годящиеся мне в жёны! - Совершенно честно ответил я, здорово поразив своего собеседника. - Не знаю, известно ли Вам, семпай, но обладателям улучшенного генома бывает сложно подобрать себе пару.
  Хьюга активировал Бьякуган и просканировал меня взглядом. Я невольно поёжился, всё же, не самое приятное зрелище, все эти вздувшиеся вены и глаза без зрачков. Такое впечатление, что ты под прицелом.
  - Для начала, в твоём собственном классе...
  - Вы про Хинату-чан? Простите, семпай, совсем забыл! Клан Хьюга полностью исключите из перечня. Учиха с Хьюга не совместимы.
  Старшеклассник хмыкнул:
  - Ты уверен? Ну ладно. Мне ещё придётся поглядеть на младшие классы, но в твоём и моём, из девочек, помимо Хинаты никто и близко не приближается к тебе по силе.
  Ну, не то, чтобы я особо надеялся, но проверить необходимо. Временами случаются чудеса, и у бесклановых потомственных шиноби рождаются сильнейшие дети, способные по чакре соперничать с клановыми. Направленная селекция, это конечно, круто, но удачного сочетания генов и мутации ещё никто не отменял. Вспомнить тех же Манато Намикадзе, Джираю, Орочимару... Или последний был из какого-то мелкого клана?
  Вручив Хьюга Неджи пару купюр задатка, я закончил разговор. Может, чего и высмотрит, хотя это больше заброс на перспективу. Он объявится с докладом, а я предложу поглядывать в селении на незамужних куноичи, и пообещаю награду. Сделай я такое предложение сразу, Неджи мог бы оскорбиться, а так мы уже перешли в разряд наниматель - исполнитель.
  Если честно, изначально я подкатывал с этим вопросом к самой Хинате, но девочка смутилась, и заявила, что не на таком уровне владеет Бьякуганом. Одно дело Узумаки, из которого чакра так и прёт, а совсем другое - обычные дети. И предложила обратиться к своему двоюродному брату Неджи.
  Я навёл о нём справки - мрачный, нелюдимый, но талантливый. А когда выяснил, что он наполовину сирота, и живёт с больной матерью (кстати, изначально бесклановой!) на не такое уж щедрое пособие пособие клана, сразу понял, как с ним вести разговор.
  Но Неджи - это лишь один путь поиска. У меня ещё больше года до выпуска из академии и присвоения низшего ранга шиноби, после чего я смогу искать и за пределами селения. Ну а до тех пор мне остаётся только перетряхивать Коноху.
  Мне уже доводилось общаться с покинувшими клан Учиха. Честно говоря, было довольно тяжело. Нельзя сказать, что эти люди ненавидели клан, в котором родились, тут была скорее обида, затаённая тоска. Когда-то эти мужчины и женщины заключили брачные контракты по воле клана, или же ушли сами, не желая считать себя людьми второго сорта, и неудивительно, что принимали меня без восторга. Ведь одно моё присутствие растравляло старые раны. Правда, это уже неважно, что главное - генетическая программа Учиха ошибок не допускала. Потомки "изгнанников" мне не подходили по силе.
  Не оправдались надежды на кланы, организованные более удачными потомками Учиха. Единственным потомком Аоки оказалась Куренай, безусловно, красивая женщина, но без малого годящаяся мне в матери, да и сын Хокаге вокруг неё ошивается. А Курама (кстати, отрицающие происхождение от Учиха), тоже специализирующиеся на гендзюцу, оказались до обидного слабы.
  Я дошёл до того, что готов был уже идти ухаживать за последней из Сенджу, но, как оказалось, она уже больше года не появлялась в Конохе, да и последний свой визит не стала затягивать. Провела неделю почти безвылазно в центральном госпитале селения, провела несколько беспрецедентных по сложности операций, и снова исчезла. Похоже, вопрос с ней тоже придётся отложить.
  Кто остаётся? Наруто! Если верить рассказу Товаши-сана, должны были оставаться Узумаки, пережившие не только Водоворот, но и атаку лиса в Конохе. У них были семьи, значит, должны быть и потомки. А помимо того, вполне могут ещё найтись те, кто не пожелал присоединиться к селению скрытого листа после всех недомолвок при падении Водоворота.
  Если я сейчас помогу Наруто восстановить его клан, позже вполне могу рассчитывать, что благодарный глава Узумаки благосклонно примет моё сватовство к одной из нашедшейся красноволосой подданной. Или даже не к одной... Хотя, отставить раскатывание губ, неизвестно, найдётся ли там хоть кто-то подходящего пола и возраста.
  Осталось только найти способ восстановить клан Узумаки (а в идеале - целиком Водоворот, вот где выбор был бы!) так, чтобы не конфликтовать с другими кланами Конохи. Пусть главное достояние клана - это люди, но есть ещё знания, деньги, владения, и если даже мне удалось сохранить далеко не всё, представляю, какой визг поднимется, если попросить вернуть захапанное больше десяти лет назад!
  Да и Наруто пока не выглядит достойным возглавить древний могучий клан. Пока что единственное, чего он добился - это категорического запрета что-либо писать на уроках. А то появилась у него специфическая привычка, в задумчивости рисовать взрывные печати, то в конспектах, то прямо на партах. Ирука-сенсей теперь первым делом отбирает у него любые писчие принадлежности. Это после того случая, когда Узумаки на примере доказал, что для него и обычным карандашом нарисовать печать вполне реально. Теперь в нашей аудитории на одну парту меньше, да и многие другие требуют серьёзного ремонта, благо, хоть рефлексы у всех наработанные, немедленно залегать под парты при вопле Наруто: "Получилось!"
  Сейчас мне бы пригодился совет опытного шиноби, вот только где ж его взять? Наставникам в академии я не то, чтобы не доверял... Просто сразу собрал информацию, и выяснил не самые приятные вещи. Большинство учителей были сравнительно молодыми, одинокими, бесклановыми. Вдобавок, тот же Ирука, да и многие другие даже не пытались скрывать своего восторженного отношения к Хокаге. Вот и получается, что в академии нас учат не самые талантливые или опытные шиноби, а самые благонадёжные, в крайнем случае, плотно сидящие на крючке у властей. Какой идиот будет спрашивать совета по межклановой политике у таких людей?
  Кто ещё? Товаши-сан, готовый на Наруто молиться, и, тем не менее, постоянно его ругающий и крутящий уши? Старички, поселенные мною в квартале Учиха и их семьи? Люди, без всяких скидок, опытные, надёжные, но... слишком уж низко стоящие в иерархии селения. Зачем их тревожить без крайней нужды? Пусть и дальше верят, что воля Огня едина для всех, от глав сильнейших кланов и до последнего генина, а также в то, что третий Хокаге добровольно уступил пост четвёртому, восхитившись его способностями, а Итачи быстро и бесшумно вырезал весь свой клан в одно рыло.
  Оставалось надеяться, что хотя бы по окончанию академии нас прикрепят к птице более высокого полёта, ведь нужно же будет из страндартных академических заготовок вылепить настоящих шиноби, будущую элиту Конохи. Это если нам ещё дадут, как в каноне, кого-нибудь класса Какаши. А если сына Хокаге Асуму или умницу-красавицу, но фактически, изгоя Митараши Анко? Или, не приведи ками, жизнерадостного разносчика "силы юности" Майто Гая? Тьфу-тьфу через левое плечо, ой, простите семпай, случайно вышло...
  М-да, отвлёкся на спринтерскую пробежку. Ну а пока не получается воспользоваться чужим опытом напрямую, придётся опять обращаться к несовершенным внешним накопителям знаний. Нет, я ничего не имею против библиотек, но именно эта у меня уже сидит не то, что в печёнке, но исполняет почётные обязанности геморроя! Как мне надоело искать зёрна истины в пыльных зашифрованных свитках, каждый второй из которых устарел, а каждый третий с самого начала имел ценность лишь как туалетная бумага!
  
  
- - -
  
  Библиотекарь был ещё мрачнее, чем обычно, что я раньше считал попросту невозможным. Он даже не стал, как обычно, доставать меня проверками, просто смерил раздражённым взглядом, и вновь уставился куда-то в глубины хранилищ. Похоже, сегодня здесь присутствовал кто-то, кто вызывал у хранителя знаний куда большую неприязнь, чем нахальный мальчишка.
  Неприятно, но всё же придётся с ним общаться. Всё же, в секцию личной библиотеки Учиха с одним своим допуском я не пройду.
  Тут что-то упало, с полок посыпались свитки, и библиотекаря аж передёрнуло. Старик тихо, но с откровенной ненавистью помянул вандала, отвратительно обращающегося с уникальной литературой, а также биджу и сложные семейные отношение обоих вышеупомянутых.
  Вот оно что! Какой-то высокопоставленный тип, портящий свитки, которого старый библиотекарь не имеет права вытурить из своих владений! Я даже сделал пару шагов, чтобы взглянуть на негодяя, и в следующий миг застыл, остановленный неприятным открытием.
  Неведомый мне наглец шарил именно по секции Учиха! Мало того, мне очень не понравились четверо АНБУ, расположившихся по читальному залу. По прежнему опыту я помнил, что если уж безликие заявляются в библиотеку в масках, то только по делам, а следовательно, либо быстро забирают нужную книгу из общего доступа с собой, либо сидят и изучают нужную информацию в одной из закрытых секций. Четвёрка шиноби в масках, пытающаяся выглядеть расслабленной, лишь вызывала подозрения. А то, как именно они расселись, однозначно позволяло определить, что они охраняют именно того, кто роняет свитки в нашей клановой секции!
  Под раздражённое ворчание Саске я прошёл мимо секции, и принялся рассматривать общий стеллаж, краем глаза отслеживая, кто ж там такой любопытный перерывает свитки.
  Одно можно было сказать сразу - раньше с этим человеком я не сталкивался. Задрапированный в длинный плащ, почему-то скрывающий правую руку вместе с плечом (инвалид?), с замотанной бинтами головой, причём, угол наматывания предполагал, что правый глаз прикрыт бинтами.
  Неужели?! Вдруг всё же случилось чудо, и один из Учиха выжил? Просто лежал эти два с гаком года в коме, а мне не говорили, чтобы не расстраивать?
  Тогда вопрос с Анбу (нет, ну я просто не могу, ближайший ко мне тип за пять минут так и не перелистнул ни одну страницу! И это в безумно увлекательной, по местным меркам, книге Джираи! Ну не верю я, что безликий читает по слогам!) отпадает. Взрослый Учиха, выживший в бойне - секретоноситель высочайшего уровня. Не просто же так его припёрли в библиотеку под плотной охраной. Наверное, выясняют что-то срочное.
  А вот у нас с Саске, помимо вполне естественной радости, появляются проблемы. Даже если выживший из младшей семьи, он автоматически станет нашим опекуном до совершеннолетия, или до получения ранга чунина. А если он из одной из четырёх правящих семей, то и наше главенство становится крайне сомнительным, и некоторые хитрожо... в смысле, интеллектуальные люди, вроде того же Хокаге, могут попытаться пересмотреть некоторые соглашения с другим главой.
  Тут калека нашёл, наконец, нужный свиток, перенёс его на стол, после чего вынул из кармана колбу, и капнул чем-то тёмным на защищённый документ. Свиток открылся, а вот я едва удержался от непроизвольного ругательства. Мгновенно включившийся Шаринган позволил мне даже на довольно приличном расстоянии рассмотреть несколько незнакомых значков на колбе, прежде чем однорукий уродец спрятал её обратно в карман.
  Это - не Учиха! Хуже того, у этой сволочи с собой колба, наполненная кровью кого-то из почти уничтоженного клана. Колба, кровь в которой не сворачивается из-за какого-то фуиндзюцу. И выглядит всё это, ну, по меньшей мере, подозрительно. Вы можете себе представить человека из клана, сцеживающего стакан крови для кого-то постороннего, чтобы тот имел возможность полазить по клановым свиткам? Причём, ещё в те времена, когда в клане было уйма людей, и проще было самому сходить и почитать. Неправдоподобно. Гораздо вероятнее другой расклад - некто, набирающий ещё тёплую кровь из трупа, пока АНБУ "эвакуируют" библиотеку клана.
  Саске, с самого начала не понимавший, с чего это мы стесняемся подойти к собственной секции, где копается какой-то хмырь, помаленьку начинал злиться. Хорошо, что мальчишка не имеет прямого доступа к моим мыслям, иначе уже взбесился бы.
  Тут калека с раздражением отшвырнул раскрытый свиток, и схватил следующий. Капнул на него, а затем чуть сдвинул бинты. Я похолодел. Эта тварь не только кровь Учиха таскает в кармане, если он с таким напряжением вглядывается в свиток, это означает только одно - Шаринган! Пересаженное додзюцу, несомненно, работает у чужака гораздо хуже, имеет не самые приятные побочные эффекты, но, вполне возможно, позволяет расшифровать некоторые небрежно зашифрованные записи.
  Тут по всему телу прошла дрожь, а в голову как будто ударили. Ярость, безумная, безрассудная ярость забивала дыхание, затмевала разум. Саске тоже разобрался в происходящем. Как не вовремя!
  Привычное неприятное ощущение, когда у тебя перехватывают контроль над телом... Правда, в этот раз это ощущение испытали мы оба. Сказались ли те два года, что я провёл в этом теле, или сила эмоций, подхлёстнутых Саске, но мне впервые удалось помешать Саске сделать глупость. На некоторое время установилось напряжённое равновесие. Никому из нас не удавалось полностью взять контроль на себя. Тело, как марионетка с обрубленными ниточками, рухнуло на пол, и хорошо ещё, что мы специально заняли позицию, чтобы незаметно наблюдать за типом, пытающемся расшифровать записи Учиха.
  Шум был незначительным, у нас есть немного времени, прежде чем библиотекарь или один из АНБУ пожелает узнать причину звука.
  "Придурок! Что ты собираешься сделать?"
  "Я убью его! Как он смеет! С краденой кровью, краденым Шаринганом он пытается добраться до моего наследия! Пачкает своими лапами мудрость Учиха!"
  "Убьёшь? А АНБУ будут стоять в сторонке, и ставки делать? Болван, раз этого урода так охраняют, значит, он большая шишка! Высунешься - и, в лучшем случае, тебя пытками заставят расшифровывать мудрость твоих предков! А в худшем, этот козёл пополнит свой запас крови и глаз за твой счёт!"
  "Не мешай мне, чужак! Это дело чести! Я смогу защитить сокровенные знания клана, или умру!"
  "Ага, и там, на той стороне, расскажешь отцу, как ты тупо сдох! Не оставив наследников, ничего не достигнув..."
  Я постепенно проигрывал эту схватку. И вопрос был не в силе воли, или продолжительности пользования этим телом. Просто в такие моменты, отчётливо ощущалось, что он главный, это его неразрывная связь души и тела, а я - так, дополнение, патч, который действует, пока ядро не против.
  Саске тоже понимал, что выигрывает, и уже не собирался спорить. Зачем, если сейчас и так всё решится. У меня остался последний шанс, единственный, жестокий, но действенный аргумент. И если Саске сейчас его не примет... боюсь, на этом всё и закончится, для нас обоих.
  "Значит, ты решил умереть. Вот так просто, не отомстив Итачи, не выяснив, кто ему помогал?"
  "ЗАТКНИСЬ!"
  "И не подумаю! Ты слабак, трус, решил закончить всё разом, лишь бы избежать ответственности, за почти уничтоженный клан, за полицию, за доброе имя Учиха!"
  Я вновь получил контроль над телом настолько внезапно, что, пытаясь подняться, едва не обрушил на себя стеллаж. Свитки так и посыпались на голову.
  Объявившемуся через пару мгновений библиотекарю пришлось объяснять, что пытался взять свиток на верхней полке, и чуть не уронил стеллаж, а затем раскладывать свитки, под назидательную лекцию старого ворчуна. Если ему верить, то в моём возрасте он и его напарники уже давно выли круче гор и зеленей травы, и у каждого на боевом счету было по два-три каге. Вот почему они теперь такая редкость! Браконьеры...
  Параллельно приходилось успокаивать Саске, который просто потерялся в подсчётах, скольких врагов ему ещё надо убить. Нет, ну я всё понимаю, но вот так сходу рассчитывать на худшее, что с каждого соклановца, да по два глаза, и по одному пересадили пока ещё неизвестным негодяям... Это значит, ему полагалось найти и убить ровно в два раза больше людей, чем было в клане пользователей Шарингана!
  С ума сойти! Где в этом диком мире найти психиатра для чокнутого мальчишки? Другие в его возрасте интересуются играми, собачками, сладостями, и только этот, прямо как в стишке "...Саске злой в Листа долине точит свой кунай".
  Если честно, я искренне надеялся, что мой положительный пример хоть как-то успокоит эту бурную натуру. Зря надеялся? Нет, пожалуй, придётся читать ему внутренние лекции, по поводу вкусности холодной мести, и об обезьяне, побеждающей в драке льва и тигра.
  Подобрав последний свиток, я тупо уставился на его оглавление. "Теневые клоны". Что-то до боли знакомое... Точно! Именно это орал Наруто в анимешке, и размножался делением, после чего буквально затаптывал своего врага! Но это же именно то, что нам нужно! Техника для Наруто, дружеский дар для предполагаемого союзника.
  - Простите, я могу взять это на свой абонемент?
  Библиотекарь тяжело вздохнул, как будто соглашаясь поделиться почкой, но всё же подтвердил, что, раз уж свиток в открытом доступе, то я имею такую возможность. Но если с ним случится хоть что-то... Да, такое убийственное намерение Анко и не снилось! Вот почему большинство читателей так бережливы со здешней литературой.
  Мимо проковылял калека, поддерживаемый одним из АНБУ. Судя по перекошенной роже, если он что и расшифровал из библиотеки Учиха, то был награждён просто убийственной головной болью. Библиотекарь рванул вслед за уходящими - наверное, чтобы проверить, не спёрли чего?
  Этот шанс упускать было нельзя! Я мгновенно переместился в секцию Учиха, пока барьер не закрылся, и цапнул свиток, который давно уже хотел выкрасть отсюда. Даже подумывал Узумаки привлечь - ему-то любые барьеры - семечки. А предсмертное обращение Фугаку к Итачи мало того, что очень нужно нам, так ещё и не должно попасться на глаза всяким подозрительным инвалидам.
  К моменту возвращения библиотекаря я стоял с самым невинным видом перед его столом, а спертый (какой позор! Воровать свитки из собственной библиотеки!) компромат уже был прикреплён к штанам изнутри.
  Я ещё для вида побурчал о том, что в секцию моего клана пускают неизвестно кого, но лишь нарвался на грубость. Библиотечный червь быстро внёс свиток клонов в мой абонемент, и приказал мне убираться. Так что единственное, что я узнал про подозрительного калеку - это имя. Шимура Данзо. Причём, произнёс это библиотекарь так, что я не был до конца уверен, что это именно имя, а не неизвестное мне ругательство.
  
  
- - -
  
  В совершенно убитом настроении я прибыл в полицейский участок. Именно здесь можно было найти Наруто, который до сих пор собирает мусор, как по волшебству, объявляющийся на прежнем месте. Кое-кого из любителей выбрасывать отходы в неположенном месте патрульные уже выловили, всыпали, и заставили оплатить штраф, но, не смотря на новые контейнеры, установленные на месте взорванных, улицы ещё не приобрели прежней чистоты.
  Я сидел, посматривая на прибывающие патрули - обеденный график был составлен так, чтобы полицейским не приходилось толпиться у Ичираку. Наруто заявится вместе с патрулём, это гарантировано, практически всегда кто-либо из полицейских жалел тяжело работающего пацана, и угощал его раменом. И, хотя с тех пор, как Узумаки работает и учится у Товаши, проблем с деньгами у него не бывает, привычка к халяве неистребима!
  Даже не собираясь ничего подслушивать, я услышал жалобы одного из патрульных, описывающего неудачное свидание. Вокруг него собралась целая толпа товарищей, чтобы оборжа... в смысле, подбодрить бедолагу.
  - И чё ей ещё надо? Цветы - подарил, в кино - сводил, в ресторан даже сводил! Ещё предлагал сходить на полигон, показать, как я тренируюсь. А она заявила, что я скучный, и ушла! Ни проводить не позволила, ни даже поцеловать! Ками неприкосновенная нашлась!
  И тут душа поэта не вынесла.
  - А ты бы ей ещё кунай согнуть предложил, болван!
  Только когда ко мне обернулись все, я вдруг понял, что рявкнул это вслух.
  - А помогло бы? Бабам это нравится? - С надеждой в голосе поинтересовался этот великовозрастный ребёнок. Сила есть - ума не нужно!
  Мне очень захотелось постучать головой о стену. Своей, потому что до головы этого дылды я не дотянусь. Но отсутствие протектора останавливало.
  - Запомни, а лучше запиши! Цветы, кино, ресторан - это всего лишь оформление! Главное, от-но-ше-ние! Девушка больше обрадуется полевому цветочку, чем жутко дорогому покупному букету, если ты подберёшь его под цвет её глаз. Ты идёшь на свидание - так зачем тебе эти кино, рестораны, тренировочные площадки? Сводил бы в парк, лично приготовил бы что-нибудь, угостил бы именно тем, чего она хочет, а не фирменным ресторанным блюдом! А главное, не о себе надо говорить, не хвалиться, а хвалить, говорить комплименты! Восхититься платьем, походкой, причёской, голосом! В конце-концов, ты ведь на свидание пришёл, значит, она тебе нравится? Не бойся говорить об этом!
  На меня были направлены десятки вытаращенных глаз. А ведь точно, ведь большинство здесь - молодые, неженатые парни. Без опыта, скромные, приличные шиноби, большую часть своей короткой жизни учившиеся, тренировавшиеся, патрулировавшие улицы. Откуда им знать, как общаться с противоположным полом?
  А, ладно, всё равно делать пока нечего, так поможем личному составу полиции. Я скинул обувь, и запрыгнул на ближайший стол.
  - Ладно, так уж и быть, расскажу, что собой представляет это чудо, под названием женщина, как с ней общаться, и в какой поз... Ну вы поймёте.
  
  
- - -
  
  - ... и не в коем случае, не прерывайте ласки и не набрасывайтесь на партнёршу! Она сама должна взмолиться о продолжении, тогда всё завершится к обоюдному удовольствию. Сразу предупреждаю, эта позиция несколько сложна для обычной, нетренированной женщины, и если с вами не куноичи, лучше слегка переложите партнёршу...
  - Саске, а о чём это ты рассказываешь? - Рядом со столом стоял Наруто, и усиленно чесал в башке.
  Я вдруг вспомнил, где я нахожусь, и огляделся. Да уж, никогда ещё Штирлиц не был так близок к провалу! Отделение полиции было переполнено. Но помимо полицейских, здесь сидели, лежали на потолочных балках, стояли у стен ещё множество шиноби и обычных горожан. В окна и двери осторожно заглядывали красные от смущения куноичи.
  Вот это меня накрыло! Из-за долгого воздержания, я хотя бы на словах выдал всё, что только мог. Начал с комплиментов и ухаживаний, а затем перешёл на непосредственно искусство любви. И ведь никто меня даже не пытался остановить! Хуже того, я увидел среди слушателей АНБУ. А окончательно меня добил Сибата, как и некоторые другие, аккуратно конспектировавший лекцию. Хотя, что здесь удивительного, он хоть и в годах, но ещё весьма крепкий, и наверняка тяготится своей холостяцкой жизнью.
  - Э-э, я тебя ждал! - Блин, сколько же я трепался? Голос посадил! - Ты уже обедал?
  Мы с трудом выбрались из отделения, но в Ичираку попасть было невозможно. Своей импровизированной лекцией я сбил весь график, и бедный хозяин замаялся бегать, обслуживая проголодавшихся клиентов.
  Так что пришлось вести гостя к себе, и угощать домашним обедом, благо, мне готовили ничуть не хуже, чем сам Ичираку.
  А вот поговорить нам так и не удалось. Голос пропал окончательно, так что я вручил свиток Наруто, написал, что эта крутейшая техника позволит не только бить врагов, но и за раз решить все проблемы с мусором.
  Отправив довольного жизнью Узумаки на полигон, осваивать клонов, я задумался. Что говорить, если у меня поинтересуются, откуда десятилетний мальчишка знает женщин лучше, чем сам Джирая?
  
  
18. Внутреннее дело
  
  Зря я волновался. Это стало ясно уже на следующий день, когда я оказался свидетелем небольшого скандала между двумя офицерами полиции. Обоих я знал лишь шапочно, но всё же с удовольствием послушал, как возмущённый Хьюга обвиняет Нара в том, что лентяй теневик, вместо того, чтобы самому честно писать вчерашнюю лекцию, спёр тетрадь товарища. Нара неубедительно отгавкивался, ему явно было лень выдумывать серьёзные оправдания тому, что тетрадь, меченная специальным составом, издалека видимым Бьякуганом, оказалась в его доме.
  Вначале я заинтересовался тем самым составом. Это ж можно и что-то для Шарингана придумать! Скажем, пометить какой-нибудь свиток со слегка секретной техникой, подкинуть шпиону, и вычислить его лёжку по метке.
  А уже чуть позже, до меня всё же дошло, о какой вчерашней лекции шла речь. Похоже, мне здорово помогла старая шутка об эротической войне кланов. Вот и восприняли мою речь, как откровение не в меру болтливого мальчишки, дорвавшегося до тайных клановых знаний.
  Так что я успокоился на этот счёт, и принялся помогать Наруто. Не знаю, в чём проблема, ведь я прекрасно помнил восторженный пересказ той своей пассии-анимешницы, про то, как Наруто спёр свиток Первого, и выучил свою самую любимую технику за час от силы. И, между прочим, об этой технике она мечтала даже больше, чем о расенгане или призыве полезных зверюшек. "Представляешь себе - встаёшь утром, создаёшь клонов, одного отправляешь на лекции, другого - убирать и борщ варить, третьего - тренироваться, или дачу там копать. А сама тем временем... Нет, ну ты озабоченный! Аниме смотреть, конечно!"
  Но Наруто уже убил весь остаток вчерашнего дня, и половину сегодняшнего, и, тем не менее, был крайне далёк от освоения техники. Так что помощь встретил с искренней надеждой.
  Ну что сказать, действительно головоломная штука, А-ранг, как-никак. Двадцать семь печатей! Нет, конечно, это только на время освоения, на втором этапе, когда всё будет получаться стабильно, можно будет ограничиться девятью, ну, а со временем, достаточно будет одной печати концентрации. Печати надо складывать с постоянной скоростью. Пятнадцать - на приведение своей чакросистемы в нужное состояние, не прерываясь, выплеснуть нужное количество чакры, и, всё с той же скоростью, ещё двенадцать печатей - на формирование и закрепление клонов.
  Да биджу с два Наруто смог бы освоить это за час! У меня лишь через два дня в первый раз получилось, а Узумаки лишь неделю спустя осуществил-таки свою мечту. В тот день полторы сотни Нарут пробежали по улицам, и за пару часов привели Коноху в идеальное состояние. Без скандалов, конечно, не обошлось. Мстительный Узумаки, оказывается, запомнил тех, кто мусорил активнее прочих, и любезно доставил содержание ближайших контейнеров им прямо в окна. Кстати, один из нерях оказался чунином, но выйти и разобраться с обидчиком не решился - всё же, полторы сотни нарывающихся на драку Узумак кого угодно приведут в оторопь.
  Так что маньяк Фуиндзюцу, наконец, разобрался со своим мусорным квестом, и вернулся к прежнему образу жизни. А я провёл целую серию тестов, и полностью разочаровался в хвалёной технике. Для начала, хорошенько напряг своих четырёх клонов (моё максимальное количество). И пришёл к самым неутешительным выводам. Дзюцу они использовать не могли, да и чакрой манипулировали с большим трудом. Гендзюцу, правда, не поддавались, но и знания передавать при развеивании не спешили. Окончательно я убедился в своих выводах в Академии, попросив Хина ту посмотреть на своих двойников Бьякуганом. Девочка подтвердила, что это довольно простые конструкции, не имеющие ничего подобного собственной чакросистеме.
  Это оказались совсем не те теневые клоны! Надо было сразу учесть, что эту технику Первый Хокаге создавал для себя. А был он весьма своеобразным человеком, с колоссальным количеством чакры и поразительной жизнестойкостью - что роднит его с Наруто. Ну а то, что учили мы - версия, адаптированная для обычных шиноби, джонинов или даже чунинов, жутко усложнённая и ослабленная за счёт кучи ограничителей. Так что, пользователь данной версии не получит всех предполагавшихся плюшек, но и не загнётся от критического чакроистощения или передавшейся от клонов усталости.
  И на что, спрашивается, я убил несколько дней? Нет, применение я найду и этой несовершенной технике. Точнее, уже нашёл. Когда на меня в очередной раз навалились поклонницы, просто создал пару клонов и отправил их на пробежку, а сам замаскировался с помощью гендзюцу. Поразительные всё же люди, эти девчонки. Ринулись вдогонку, лишь порадовавшись, что Саске стало больше.
  А сам я отыскал Наруто, и вызвал его на давно назревший откровенный разговор.
  
  
- - -
  
  Обычно шумный и неунывающий Узумаки сегодня был тих и мрачен. Он сидел у окна, и с недетской тоской смотрел на девчонок, гоняющихся за клонами.
  - Не расстраивайся, всё равно у вас не могло быть серьёзных отношений.
  - Я знаю... - Тихо ответил Наруто, поворачиваясь ко мне. - Никто не будет любить чудовище...
  О-па! А что это я пропустил?
  - Что за глупости? Внешне ты вполне ничего, кстати, ты Морино Ибики видел? Вот тот одним своим видом может от запоров лечить!
  Всегда готовый посмеяться Узумаки даже не заметил шутки.
  - Да что с тобой сегодня творится?!
  - Знаешь, когда я осваивал Теневое клонирование, - бесцветно начал Наруто. - Как всегда, злился, что плохо получается, как будто моя чакра не до конца меня слушается. Я вспомнил, как Товаши-сенсей рассказывал о фуиндзюцу, о том, как Узумаки умели искажать, блокировать и даже запечатывать чакру врагов, и решил поискать, может, есть какое-то фуиндзюцу, которое мне мешает? Я поискал и нашёл!
  Наруто многозначительно похлопал себя по животу. Меня так и обдало холодом. Нет, глупости, не может быть! Я ведь давно решил для себя, что зверя, размером с многоэтажный дом, совершенно невозможно затолкать в обычного человеческого младенца!
  - Здесь у меня печать. Очень сложная, даже сложнее тех, что я видел в свитках у Товаши-сенсея. Она становится видимой, только если я использую очень много чакры, или пытаюсь воздействовать на саму печать. Я пытался её снять, но у меня не получилось. Вчера вечером обратился к Товаши-сану - и он очень испугался! Он просил ничего не делать с печатью, и не хотел рассказывать, почему. И только тогда, когда я сказал, что всё равно найду способ убрать эту вредную штуку, он мне рассказал. Оказывается, когда я ещё только родился, в меня запечатали биджу, девятихвостого лиса. Сделали меня этим джичуки... журики... в общем, из меня сделали клетку для Кьюби. Представляешь, то искажение чакроканалов, которое мне всегда мешало - создано специально, чтобы образовать клетку... А печать - замок на этой клетке... Я живу лишь для того, чтобы лис сидел взаперти, это весь смысл моей жизни! Меня все ненавидят, и давно бы убили - но тогда Кьюби вырвется... Ну почему именно меня?! Почему не преступника, не врага... ЗА ЧТО?!
  Да, такого я не ожидал. Узумаки рыдал от обиды и злости, стуча кулаком по подоконнику. И по белой поверхности постепенно начали скользить трещины. Хорошо хоть, поблизости никого не было, и некому было испугаться, увидев лёгкий красный отблеск, дрожащий на слезах джинджурики.
  А я не мог собраться с мыслями. Перед глазами так и стоял образ моей полузабытой возлюбленной, в который раз пересматривающей сцену запечатывания лиса и прощальных напутствий Кушины. Японские голоса - настоящие анимешники не признают русской озвучки, предпочитая субтитры, отблеск экрана, тихие всхлипы девушки, которой в очередной раз приспичило посмотреть один из самых слезливых моментов, и трогательно дрожащие узкие плечи... Честно говоря, в те времена меня беспокоило только одно - ну когда уже закончится эта слезожимная серия, и я смогу утешить бедняжку по-своему...
  А сейчас я как будто оказался с другой стороны экрана, и мне надо утешать главного героя, который, ко всем бедам, ещё и мужского пола!
  - Я так понимаю, ты не дослушал Товаши-сана? Думаю, он объяснил бы, что тебя не наказали, не предали, тебя - Избрали!
  Наруто нахмурился, пытаясь понять разницу. В принципе, любой, игравший в земные игры, и так бы сказал, что разницы, как таковой, и нет. Учитывая проблемы избранных, что хвостом по голове, что головой под хвост.
  - Не каждому можно было доверить такую сложную миссию. Ведь биджу, наверняка, хочет вырваться, и опять напасть на Коноху, а держит его одна только печать! А кто может лучше удерживать печать, чем Узумаки?
  Наруто вытер нос рукавом (бе-е, платок надо носить, балбесина!), но особо счастливым пока не выглядел. В принципе, понятно, ответственность запредельная, а за работу вместо плюшек - шишки.
  - А ещё, - Я заговорщически понизил голос, и Узумаки с готовностью приблизился. - я слышал, что джинджурики могут научиться пользоваться силой своего биджу! Представляешь, если ты получишь силу Кьюби, сразу же станешь самым сильным шиноби в Конохе! Все враги будут тебя бояться, а жители - уважать! Тогда ты действительно сможешь стать Каге!
  - Даттебаё! - Выдавил из себя впечатлённый Наруто. - Я стану Хокаге. Нет, Узукаге! А обоими вместе можно?
  Ага, и кто здесь минуту назад сопли на кулак наматывал? Эх, дети, они бывают так простодушны... Я вот почти уверен, что джинджурики Каге не стать никогда. Слишком велик страх перед Кьюби, да и боль потерь слишком сильна.
  - Правда, надо ещё проверить, действительно ли в тебе запечатан этот лис? Товаши-сан мог и ошибиться, сам он ведь его не запечатывал.
  - А как? Как проверить?
  - Приходи ко мне сегодня, нет, лучше завтра вечером. Есть у меня одно дзюцу...
  
  
- - -
  
  Мне пришлось хорошенько напрячься, чтобы освоить "Внутренний мир" в должной мере. Изначально это дзюцу разрабатывалось для глубоких медитаций, духовного совершенствования, борьбы с комплексами и психозами. Всё же, шиноби - люди действия, им проще проникнуть в собственный внутренний мир, и прибить те же комплексы в виде материального врага, чем долго и нудно искоренять их другими средствами. Небольшая модификация позволила проникать в чужие внутренние миры и приглашать других в свой.
  А со временем, это изначально мирное бытовое дзюцу стали использовать и для допросов. Что, между прочим, довольно рискованно. Хозяин на многое способен в своём собственном внутреннем мире, и надо быть твёрдо уверенным в своей воле и мастерстве, чтобы лезть в мозги ко врагу. Конечно, у тех же Яманака есть какие-то свои секреты, позволяющие получить преимущества в чужой черепушке, но и Учиха, если верить слухам, не терялись. Был бы у меня полностью развитый Шаринган, мне бы и само дзюцу не понадобилось.
  - Садись. Да не на пол, на татами, кто знает, сколько нам придётся так сидеть?
  - Так может, лучше на стулья?
  - Ага, войдёшь в транс и свалишься. Лучше так. Смотри мне в глаза, и постарайся не моргать...
  Честно говоря, я сам нервничал куда больше самого Наруто. Он-то рискует куда меньше, чем неопытный менталист, впервые лезущий в чужой внутренний мир. К тому же, было неясно, каким я буду во внутреннем мире, похожим на Саске или на себя, а может быть, нас и вовсе будет двое. При тренировках такого не происходило, но и ситуация очень отличается.
  Серия из десяти печатей и... привычное лёгкое головокружение при применении техники, сменилось болью в лице.
  - Эй, Саске, что с тобой? - Наруто, наклонялся надо мной и тряс за плечо. Почему это я лежу? И ещё ощущение, как будто кто-то хорошо дал в морду. Честно говоря, весьма нелюбимое мной, но неизбежное в некоторых случаях в прежней жизни, ощущение. - Ты чего-то упал, и лицом с размаху ударился.
  Да что творится? У него что, ментальный барьер такой силы, что меня при первом же касании вырубило? Хотя... зачем ему барьеры? Просто море чакры, в которой всегда есть и немного чакры биджу. Ну, теоретически. Я пока ещё не убедился лично в существовании крикливого мистера Фокса, содержащегося в бессрочном заключении.
  В любом случае, на простом гендзюцу тут не выедешь. Эх, не хотелось подключать Шаринган - всё же, это довольно затратное додзюцу, а мы неизвестно насколько задержимся во внутреннем мире Узумаки. Можно и чакроистощение заработать.
  Но слово - не воробей, кунаем не собьёшь.
  - Сцена один, дубль два!
  - Чего?!
  - В глаза мне посмотри, говорю.
  Активировав Шаринган и вогнав в дзюцу на порядок больше чакры, чем рекомендовалось, я всё же провалился в расширившиеся зрачки Узумаки.
  Что сказать - очень похоже на то, что я мельком видел в аниме. Мрачные стены, утопающие в полутьме, низкие потолки, хлюпающая вода под ногами. Хорошо хоть, не воняет, а то очень уж напоминает канализацию, как её показывают в фильмах. Будь это внутренний мир одного Наруто, я бы срочно посоветовал ему обращаться к психиатру. Но здесь, если канон не врёт, есть постоянный житель, который своим раздражением и дикой скукой создаёт такую неуютную атмосферу.
  Осмотревшись, и оглядев себя (различий с реальным телом не обнаружил, либо привык уже к новым реалиям, либо сказалось моё отчаянное желание не раскрыться), я окончательно успокоился.
  После краткого спора, кому выбирать путь в лабиринте:
  - Это же твоя техника!
  - Но твой внутренний мир! Давай, веди, не отлынивай!
  Мы всё же определились с направлением. И ещё раз определились после тупика., затем нашли ход, водящий кругами... Но что у него творится в этом внутреннем мире! Тот же кавардак, что Узумаки умудряется создавать вокруг себя по любому поводу! А я даже приблизительно не могу сказать, сколько времени прошло. Не хватало ещё, чтобы нас хватились, и обнаружили в бессознательном состоянии. Мигом медиков и мозголомов позовут, что лично мне нужно, как шиноби стоп-сигнал!
  Так, ладно! Ещё один тупик - и я прерываю технику. Скажу, что чакра закончилась.
  После очередного поворота мы вышли в огромный, скудно освещённый зал. Именно сейчас стало понятно, что источник освещения здесь - вода, светлее всего было снизу, а потолок зала терялся в кромешной тьме.
  Наруто, как зачарованный, зашлёпал куда-то вперёд, и мне пришлось двигаться следом, чтобы не потерять его из виду. С каждым шагом мне всё меньше хотелось следовать за Узумаки, давило какое-то странное ощущение. Не страх, скорее, дурное предчувствие.
  Впереди показались гигантские колонны, хотя, нет, не колонны - прутья решётки. Ничего себе, решётка, каждый прут толще взрослого человека!
  - Не подходи! - Я ухватил увлёкшегося спутника за рукав. - Это может быть опасно!
  А уже в следующую секунду как будто горячий ветер ударил в лицо. Нечто зашевелилось, заворочалось, и в клетке за прутьями вдруг вспыхнули кроваво-красные глаза. Постепенно и прочие части гигантского зверя начали проявляться. Каждая шерстинка, изначально тёмная, постепенно наливалась оранжевым свечением. Не прошло и минуты, как в громадном зале стало светло - ну не как днём, но, учитывая красно-оранжевые тона света, как довольно ясным вечером на закате солнца.
  Колоссальных размеров лис, лежащий на небольшом сухом участке в глубине клетки, чуть повернул голову в нашу сторону и зевнул, показав внушительный набор игольно-острых зубов и глотку, способную поспорить размерами с туннелем метро.
  - ЧТО, ЯВИЛСЯ ЧАКРУ КЛЯНЧИТЬ?!
  Стоявший в ступоре Наруто немедленно отмер и надулся:
  - Да ничего мне от тебя не надо! У меня своей целая куча!
  Лис рассмеялся. Это было... жутко. Нет, и само по себе существование животного таких размеров поражало воображение, на такого посмотришь, и сразу поймёшь, куда подевались динозавры. Но мало ему размеров, могущества, бессмертия - это существо, ко всему прочему, ещё обладало разумом и чувством юмора. Хотел бы я, чтобы на эту тварь поглядел Дарвин - кого бы учёный в итоге поставил выше на лестнице эволюции?
  - ЭТО ТЫ ГОВОРИШЬ СЕЙЧАС, ТУПОЙ ДЕТЁНЫШ! А ЧТО ТЫ СКАЖЕШЬ, ОКАЗАВШИСЬ ПЕРЕД СОТНЯМИ ВРАГОВ? КОГДА БЕЖАТЬ НЕКУДА, А ПОД НОГАМИ ЗАХЛЁБЫВАЮТСЯ КРОВЬЮ ДРУЗЬЯ? ЧАКРЫ МНОГО НЕ БЫВАЕТ, ОСОБЕННО МОЕЙ, СПОСОБНОЙ ИСЦЕЛЯТЬ И РАЗРУШАТЬ!!!
  Наруто скривился, может быть, от представленной картины, а может - от голоса лиса. Нет, зверь не орал, просто говорил соответственно размерам - и голос, при других обстоятельствах могущий быть даже приятным, бил по ушам и вызывал головную боль.
  - ТЫ ЖЕ ХОЧЕШЬ СТАТЬ СИЛЬНЫМ? НЕЗАВИСИМЫМ? ОТОМСТИТЬ ВСЕМ ВРАГАМ, ПОМОЧЬ ДРУЗЬЯМ, ВОЗВЫСИТЬСЯ НАД ВСЕМИ? ТЕБЕ СТОИТ ЛИШЬ ПОЖЕЛАТЬ - И ВСЯ СИЛА ДЕВЯТИХВОСТОГО БУДЕТ ТВОЕЙ! ОКАЖИ ЛИШЬ МАЛЕНЬКУЮ УСЛУГУ - ВИДИШЬ, ВОН ТУ ПЕЧАТЬ? ОНА МЕНЯ РАЗДРАЖАЕТ!!! СОРВИ ЭТУ ПОГАНУЮ БУМАЖКУ, ЧТОБЫ МОЙ СОН БЫЛ СПОКОЕН, И ВСЯ МОЯ ЧАКРА БУДЕТ ТВОЕЙ!
  - Ты врешь! Ты хочешь, чтобы я сорвал печать? Но тебе меня не обмануть, я знаю, что эта печать тебя держит, и если я её уберу, ты вырвешься наружу, и уничтожишь Коноху! Я Узумаки, и ты не обманешь меня, это не просто бумажка, а фуиндзюцу.
  - ГЛУПЕ-Е-ЕЦ! - От воя лиса, казалось, свод рухнет на голову. - ЗАЧЕМ МНЕ ВАША ЖАЛКАЯ ДЕРЕВУШКА? Я ХОЧУ ЛИШЬ БЕЖАТЬ, КУДА САМ ЗАХОЧУ, ОХОТИТЬСЯ, СМАКОВАТЬ ГОРЯЧЕЕ МЯСО И ПИТЬ ХОЛОДНУЮ ВОДУ! ЧТО МНЕ МЕЛКИЕ ЛЮДИШКИ И ИХ ЖАЛКИЕ МУРАВЕЙНИКИ? СОРВИ ЭТУ ДРЯНЬ, ПОКА Я ПРОШУ ПО-ХОРОШЕМУ. ВЕДЬ УЖЕ ЗАВТРА ТЕБЕ МОЖЕТ ПОНАДОБИТЬСЯ МОЯ СИЛА, НО Я ПРИПОМНЮ ТВОЙ ОТКАЗ. И ТЕБЕ ОСТАНЕТСЯ ЛИШЬ УМОЛЯТЬ И КЛЯНЧИТЬ, КАК СКУЛИЛА ТВОЯ ЖАЛКАЯ МАТЬ: "ПОЖАЛУЙСТА, КЬЮБИ-САМА, СПАСИТЕ МОЕГО МУЖА! УМОЛЯЮ ВАС, Я ВСЁ СДЕЛАЮ, ТОЛЬКО СПАСИТЕ МОЕГО УМИРАЮЩЕГО СУПРУГА". А Я ЛИШЬ СМЕЯЛСЯ В ОТВЕТ!
  - Тварь! - Сжал кулаки Наруто.
  - Не верь ему, он лжёт! - Я невольно содрогнулся, когда пылающие красные прожектора глаз повернулись в мою сторону. - Ты же помнишь, что рассказывал Товаши-сан от твоём клане? Женщина из гордого древнего клана никогда не стала бы унижаться перед биджу! Если бы ей понадобилась его чакра, она бы просто взяла её. Силой!
  - Да!!! Именно так, даттебаё! - Восторженно согласился Узумаки.
  - УЧИ-ИХА... - Вкрадчиво протянул лис. - ВНОВЬ Я ВИЖУ ЭТИ ЖАДНЫЕ ДО СИЛЫ И ВЛАСТИ ГЛАЗА. СКОЛЬКО РАЗ ПРОКЛЯТЫЙ МНОЮ ШАРИНГАН ПОДЧИНЯЛ МЕНЯ И ЗАСТАВЛЯЛ СРАЖАТЬСЯ В ЖАЛКИХ ЛЮДСКИХ РАЗБОРКАХ. НО НОСИТЕЛЬ ТАКИХ ЖЕ ГЛАЗ ПОМОГ МНЕ ОСВОБОДИТЬСЯ И ПОСЛАЛ В АТАКУ НА КОНОХУ ГОДЫ НАЗАД... ТЫ МОЛОД, СЛАБ, НО УЖЕ ТАК ЖАДЕН, ЧТО ПРИШЁЛ СЮДА? ЧТО Ж Я ОТБЛАГОДАРЮ ЗА ЧАС СВОБОДЫ, ЗА ДЫМ СЛАДКОЙ МЕСТИ, ЗА ТЫСЯЧИ ЖИЗНЕЙ, ЧТО КОНОХА ЗАПЛАТИЛА ЗА МОЁ ЗАТОЧЕНИЕ!
  Ах ты шапка линялая! Это же надо, так ловко пустить парфянскую стрелу! Только что Наруто доверял мне всецело, а несколько фраз спустя уже косится с недоверием!
  - ХОЧЕШЬ МОЕЙ ЧАКРЫ? НУ ТАК БЕРИ, И УБИРАЙСЯ!
  Кьюби вытянул лапу, и макнул один коготь в воду у самой решётки. И в тот же миг оранжевая сияющая дорожка потекла прямо ко мне.
  Ну уж нет! Я не собираюсь ставить эксперименты на самом себе, слишком во многих источниках утверждалось, что чакра лиса жутко ядовита. Я кинулся прочь, но оранжевая дорожка легко свернула вслед за мной. Оставался лишь один выход. Я в два прыжка вернулся, и спрятался за Наруто. Он-то с этой чакрой ещё до рождения сосуществовал, ему это не так опасно.
  Узумаки нахмурился и попытался увернуться, но его ноги уже утонули в оранжевом свечении. А через секунду засветился и сам Наруто. Похоже, неприятных ощущений он не испытывал... В отличие от меня. Лично мне очень не понравилось, когда у моего одноклассника глаза становятся, как у вампира, да и клыки так и лезут изо рта.
  - НУ ЧТО? ПОНРАВИЛОСЬ? - Зверю явно было весело. Минутку... Может, он на это и рассчитывал? Может, ему именно Наруто и надо было накачать своей чакрой? Подсадить на силу, как на наркотик? Или у него есть более близкая цель? Проклятье, я совсем не помню, как вёл себя Наруто, пользующийся чакрой лиса. Может, хочет, чтобы очнувшись, его джинджурики кого-нибудь убил?
  - ТЫ ЧУВСТВУЕШЬ МОЮ СИЛУ, ВЕЛИКУЮ МОЩЬ, КОТОРОЙ ПОЗАВИДУЕТ ЛЮБОЙ КАГЕ! ТЕПЕРЬ ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ПОЧЕМУ ОБЫЧНЫЕ ЛЮДИШКИ ТАК БЕЗЗАЩИТНЫ ПЕРЕДО МНОЮ? ДАЖЕ ТВОИ РОДИТЕЛИ, ТАКИЕ СИЛЬНЫЕ, БЫЛИ ПОВЕРЖЕНЫ МНОЙ! КАК ОНИ РЫДАЛИ, КАК НЕ ХОТЕЛИ УМИРАТЬ! - Внезапно голос лиса стал высоким, неприятно тонким, зверь явно кого-то передразнивал. - ... жаль, что я не увижу, как ты растёшь, Наруто! Кушай хорошо, сынок, рости сильным, заведи много друзей...
  - ЗАХКНИСЬ! - Заорал Наруто. О-па, а ведь оранжевый ручеёк по-прежнему течёт к нему, и парень светится сейчас сильнее самого лиса. А от выпирающих клыков он даже стал немного шепелявить. - Я уфью тебя, твафь, фазофву на тясти!
  Внезапно в его левой руке объявился листок бумаги, а одно единственное прикосновение правой сформировало взрывную печать. Лихо! Если ему удастся повторить такой трюк во внешнем мире, сходу получит чунина, а то и джонина-специалиста! Формировать взрывные печати одним касанием - да это страшнее джуукена!
  Сооружённый в мгновение ока свиток оказался обёрнут вокруг рукояти куная, и тут же отправился в наглую рыжую морду. Лис лениво сбил метательный снаряд хвостом, и не было похоже, чтобы этот хвост хоть чуть-чуть пострадал от взрыва. Наглое животное, тем временем, продолжало троллить своего джинджурики. Кьюби прикрыл нос другим хвостом, и хихикая, подвывал:
  - АЙ! БОЮСЬ-БОЮСЬ! НЕ ОБИЖАЙ МЕНЯ, СЕРДИТЫЙ НАРУТО-САМА! НЕ БРОСАЙ В МЕНЯ ОСТРЫМИ ЖЕЛЕЗКАМИ! НЕ БЕЙ МЕНЯ, Я БУДУ ХОРОШИМ ЛИСОМ, И НЕ БУДУ БОЛЬШЕ КУШАТЬ ТВОЮ МАМУ. ОНА БЫЛА ТАКАЯ ВКУСНАЯ, НЕЖНАЯ, НЕ ТО, ЧТО ТВОЙ ЖИЛИСТЫЙ ЖЁСТКИЙ ПАПА!
  Похоже, Наруто уже не мог ни говорить, ни соображать от бешенства. С рёвом, которого не постеснялся бы и сам биджу, Узумаки ринулся в бой. В руках неистовым оранжевым светом пылали кунаи, размером раза в два длиннее стандартных. Правда, сомневаюсь, что оружие даже таких габаритов сможет нанести серьёзную рану коварному зверю. Да и эта его чакра... Как знать, может, он как-то манипулирует Наруто с её помощью?
  Я попытался остановить товарища и отлетел в сторону после первого же соприкосновения. Похоже, проще было бы остановить поезд, ухватившись за заднюю сцепку.
  - Наруто, стой! Он же специально тебя провоцирует!
  С каких это пор я не могу догнать Узумаки?! Нет, он неплохо бегает, но я быстрее. Только не в этот раз. Похоже, чакра добавила Наруто не только сил, но и скорости.
  - Да стой же, болван!
  Взбешенный джинджурики упёрся в невидимую преграду между двумя прутьями решётки. Ну хоть это хорошо, я вообще-то боялся, что лис достанет его когтями...
  Кьюби, тем временем нахально помахал кончиком одного из хвостов прямо перед лицом разъярённого парня, а затем медленно повёл этот хвост вдоль решётки, прямо к печати. Вот же коварная скотина!
  - Наруто, приди в себя! Он специально тебя провоцирует!
  Как же тяжело бежать по воде! Сам-то Наруто пронёсся, как посуху, а я никак не могу догнать блондинистого берсерка. Оставалось только надеяться, что бумажная печать на самом деле куда крепче, чем выглядит. Иначе нам конец. Два сопляка не способны ничего противопоставить сильнейшему из биджу.
  Узумаки вцепился в печать и потянул её на себя. Бумажка отлеплялась неохотно, как хороший скотч, и, вопреки моим опасениям, рваться не собиралась.
  - Прекрати немедленно, блондинистое чучело! Я тебе морду набью!
  Может, кунаем его? Убить броском сложно, а вот подранить и отвлечь... хотя, о чём я, пылающая вокруг Наруто чакра не то, что кунай, кирпич отразит!
  Кьюби в клетке напрягся. Не дрогнули лапы, не шелохнулась ни единая шерстинка на теле - но вот хвосты, все девять, взметнулись вверх, как кобра в атакующей стойке. Похоже, сейчас мне всё же придётся проверить действенность начального Шарингана на биджу. Интересно, что напишут на моей могиле - если ещё будет, что хоронить!
  В этот момент что-то блеснуло, и отброшенный Наруто, не удержавшись на ногах, сел прямиком в воду. Между ним и клеткой стоял высокий светловолосый мужчина, в обычном костюме шиноби Конохи, и прижимал печать ладонью. Яманака? Ладно, пусть даже мозголом, вызванный всполошившимися женщинами, главное, чтобы он смог остановить взбесившегося джинджурики!
  Правда, уже в следующий миг сам лис развеял мои заблуждения, с рёвом попытавшись выбить дверь своей тушей:
  - МИНАТО! ЖАЛКИЙ ЧЕЛОВЕЧИШКО, ЧТО ЖЕ ТЫ ДАЖЕ СДОХНУТЬ КАК СЛЕДУЕТ НЕ МОЖЕШЬ! МЫ ЕЩЁ НЕ ЗАКОНЧИЛИ, ДАВАЙ, СРЫВАЙ ЭТУ БУМАЖКУ, И ДЕРИСЬ, КАК МУЖЧИНА!
  Клетка ходила ходуном от ярости кьюби, но светловолосый, чем-то знакомый шиноби даже не обращал внимания на зверя, всё внимание уделив растерянному Наруто. По мне он тоже прошёлся взглядом, быстрым, но неприятно цепким. И именно тогда я узнал его. Ну что сказать, скульптор польстил четвёртому Хокаге - в своём стиле, сделал его физиономию более мужественной и брутальной.
  Едва слышимый звон цепей - и рядом с Минато возникла женщина, среднего роста, с неплохой фигурой и роскошными красными волосами. Уточнять, кто это, нужды не было, всё стало понятно по реакции лиса, мгновенно забившегося в дальний угол, и больше не нарывающегося на драку. Хозяйка. Предыдущий джинджурики и мать Наруто, Узумаки Кушина.
  Я невольно сделал несколько шагов к этой невероятной женщине. У меня было просто навязчивое желание прикоснуться - не обязательно к чему-то запретному, хотя бы к этим невероятным красным волосам. Помнится, в прежнем мире меня раздражали женщины с крашенными в неестественные цвета волосами. Но Кушину невозможно было представить с другим цветом волос или с другим характером... Я что, от Товаши заразился? Когда это я успел стать таким фанатом последней принцессы Узумаки?
  - Проверь печать, - Негромко попросил жену Минато, после чего уточнил у Наруто. - Это твой друг?
  - Э-э, ну да... - Узумаки был в полном ступоре.
  Что-то вновь сверкнуло и я резко обернулся, уже предполагая, что увижу. Оказавшийся у меня за спиной Намикадзе Минато молниеносным движением подбросил в воздух кунай необычной формы, перехватывая его обратным хватом. Шансов увернуться или блокировать не было, Шаринган позволял лишь увидеть - но не среагировать. Рукоять куная с точно выверенной силой ударила меня по голове.
  
  
- - -
  
  Я очнулся всё в той же комнате, и, судя по свету из окна, прошло совсем не много времени. Голова болела, но это была фантомная боль, раз уж шишки я не обнаружил, скоро пройдёт сама. Наруто всё ещё был в трансе, и на его лице расплывалась широченная улыбка.
  Обидно, конечно, хотя и вполне предсказуемо, что родители пожелали поговорить с ребёнком наедине. А меня убрали простейшим способом, и хорошо ещё, что Наруто не стал отрицать факт нашей весьма условной дружбы. Никто не будет недооценивать мальчишку, успевшего пробудить клановое додзюцу, будь ему хоть одиннадцать, хоть вдвое меньше лет.
  Минута текла за минутой, и ничего не менялось. Ненавижу такие ситуации! Сейчас от меня ничего не зависело, и все мои планы могут отправиться на свалку, если отец или мать Наруто скажут держаться подальше от подозрительного Учиха. Но кто мог предвидеть, что не только легендарный лис таки обнаружится во внутреннем мире Узумаки, но и тени его давно умерших родителей!
  Джинджурики внезапно вздрогнул, и повернулся ко мне. По его лицу стекали слёзы, но, в то же время, я никогда, даже при успехах в фуиндзюцу, не видел Наруто настолько счастливым!
  - Спасибо тебе, Саске! Я увидел... я смог поговорить с родителями. Они мне всё рассказали.
  Узумаки отвернулся. Что? Неужели всё-таки предостерегли? А, в рукав сморкается. Ну да, шиноби не плачут. От меня потребовалась вся сила воли без остатка, чтобы не торопить одноклассника.
  - Представляешь, мой отец - четвёртый Хокаге, а мама - та самая Кушина, химе Узумаки! Наверное, Товаши-сенсей подозревал это, иначе не стал бы со мной заниматься.
  Кошмар, до него ещё не дошло? Хотя, тот же Товаши всегда говорил, что Узумаки - тугодумы, что, однако, не мешает им быть весьма эффективными.
  - Представляешь, они даже обещали мне помочь укротить лиса! Когда я стану достаточно сильным! И обещали научить сильным техникам! А ещё, папа говорил, что Фукасаку-сама с горы Мёбоку хранит несколько очень крутых свитков для меня, но отдаст их только тогда, когда я стану отшельником...
  Наруто с недоумением почесал голову.
  - Правда, я не знаю, где эта гора, да и отшельником не очень хочу становиться, мне нравится жить в селении. Как думаешь, этот Фукасаку отдаст мне папины свитки, если я очень попрошу?
  Ну почему мне не позволили присутствовать при разговоре?! Наруто же если что не забудет, так перепутает! Какая, к лешему, гора, какой, биджу под хвост, отшельник? Родители не могли желать, чтобы их единственный сын удалился от мира, они наверняка тоже хотели бы, чтобы он продлил род! А свитки Хокаге? Да это же сокровища, как можно относиться к этому настолько беспечно?!
  Узумаки, между тем, напряжённо думал, вспоминая, что там ему ещё важного пытались вбить в блондинистую тыкву родители, помимо эмоций.
  - А... и про тебя говорили. Выражали со-бо-лез-нывания! - Гордый собой (ещё бы, такое трудное слово вспомнил!) Наруто вновь расплылся в крайне неуместной улыбке. - Да, и говорили, узнать, что именно ты от меня хочешь. Потому что, если ты соврёшь, значит, не друг, а ложь я смогу узнать... Э-э, а как обычно узнают ложь?
  Узумаки, слегка сдвинувшийся от непривычных чувств, сегодня был почти невыносим! Но вот на счёт лжи... Кто его знает, может, у него есть какие-то сенсорные способности. Ну что ж, говори правду, и посрами дьявола! Пусть даже в этом мире роль рогатых выполняют хвостатые.
  - Я собираюсь предложить тебе тайный союз. Как глава клана Учиха, главе клана Узумаки. Со своей стороны, обещаю помощь в восстановлении твоего клана. Ты, со своей стороны, предоставляешь мне в жёны куноичи из клана Узумаки.
  - И всё?! - Изумился Наруто, явно собираясь прямо сейчас выдать мне целый гарем красноволосых красоток. - Э-э, а где мне взять куноичи из моего клана?
  - Мы будет их искать. Оба. - Нет, это просто невозможно! Надо побыстрее договориться, и выставить этого балбеса! Иначе, я его просто убью, и лис снова раздолбает Коноху. - Товаши-сан говорил, что могли выжить и другие. Мы соберём всех, кого сможем, и я выберу себе жену из найденных. Доступно?!
  - Точно, даттебаё! - Восторженно согласился Наруто, плюнул на ладонь и протянул мне руку.
  Блин. Умереть не встать, мы говорим о серьёзнейших вещах, а он мне предлагает детскую клятву! Негигиеничную, между прочим!
  Но, Узумаки есть Узумаки. Приходится его принимать таким, какой он есть.
  Я поморщился, и пожал оплёванную руку своего новоявленного союзника, не обращая внимания на издевательское ржание настоящего Саске внутри.
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"