Мамонтов Сергей Викторович: другие произведения.

10 Артефакт из прошлого

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Долог путь тёмных магов Седрика Мадрагона и Эжентера Политронга из королевской столицы к месту службы. И решили они переночевать в трактире "Агат", но выспаться этой ночью им было не суждено.


Артефакт

   Утром 18 марта 2008 года Великий Магистр Тёмной Магии королевства Юриус Керр-Сувортинг, проводя заседание Коллегии подотчётного ему Департамента и на этот раз, как и всегда, устроил всем своим подчиненным разнос за недостаточно высокие, по его мнению, показатели работы. Раздавая характеристики и на ходу придумывая эпитеты для своих подчиненных он не стеснялся в употреблении непарламентских выражений и не испытывал ни какого смущения за своё отвратительное поведение.
   В заседании присутствовали Магистры Тёмной Магии, Приоры и Вице - приоры Департамента, все двадцать четыре Командора Тёмной Магии. Заседание Коллегии происходило в Зале Торжественных Собраний, находящемся на последнем, а именно четвёртом этаже здания Департамента.
   Резиденция Департамента Тёмной Магии находилась на окраине Северной префектуры королевской столицы, вдали от густонаселённых кварталов. Проживать рядом с тёмными магами было мало желающих, так как репутация у борцов с порождениями Тьмы была самая, что ни есть зловещая. Нельзя сказать, чтобы эта часть города была хуже других, но разница в достатке всё же чувствовалась. И выкрашены дома жителей были не столь тщательно, и украшений на них поменьше, и чистоты такой, как в центре столицы, здесь не было. Люди одеты были поплоше, а еда в трактирах заметно хуже.
   Стены Зала Торжественных Собраний Департамента Тёмной Магии были обшиты панелями из дорогих пород красного дерева. Тусклый весенний дневной свет проникал в помещение через высокие стрельчатые окна в стенах и витражные стёкла в высоком куполообразном потолке Зала. Резные каменные балки поддерживали лепной потолок. Шесть протянувшихся к центру балок были сделаны в виде извивающихся драконов, намертво вцепившихся в пасти друг другу. Лепка на потолке изображала различных зверей и птиц, причудливо перевитых длинными цветочными стеблями. Пол был выложен каменной искусно отшлифованной плиткой шестиугольной формы.
   На возвышении у северной стены Зала Торжественных Собраний стоял широкий дубовый стол. За ним на мягких с высокими резными спинками и длинными подлокотниками чёрного цвета стульях восседали Великий Магистр Юриус Керр-Сувортинг и четверо его заместителей - Магистров Тёмной Магии. Стена за спинами руководства Департамента была задрапирована белыми полотнищами с фигурками огнедышащих чёрных драконов.
   На трибуну, находившуюся здесь же на возвышении, по очереди вызывались все командоры тёмной магии из всех герцогств. Командор тёмной магии сообщал, какие показатели, и в каком объёме от плановых заданий выполнило подчиненное ему подразделение. Затем ему задавали каверзные вопросы Великий Магистр, магистры и приоры Департамента Тёмной Магии.
   По окончанию продолжительного многочасового заседания Коллегии Департамента Тёмной Магии, Великий Магистр Юриус Керр-Сувортинг соизволил милостиво утвердить отчёты Магистров Тёмной Магии и разрешил всем подчиненным тёмным магам отправляться к местам непосредственной службы.
   Вечером этого же дня, по королевскому тракту в интервале от столицы государства - города Кеммербург до столицы соседнего герцогства - города Мыски, неторопливо передвигались двое всадников. Любой житель королевства Кеммерланд точно определил бы по их одежде, что состоят они на государственной службе и не иначе как в Департаменте Тёмной Магии. Но конечно любой житель королевства не мог знать, что данные тёмный маги были в столице по служебным делам, а именно сопровождали своего командора Паулину Керр-Лянарак с отчётом о проделанной работе за квартал и присутствовали на заседании коллегии своего "любимого" Департамента.
   Тёплые плащи с меховым подбоем не скрывали чёрные камзолы, и брюки с шитьём синими нитками; кирасы, наручи и поножи с насечкой в виде звёзд, одетые на тёмных магов. Это были сотрудники Командорства Тёмной Магии герцогства Мыски - Старший тёмный боевой маг Эжентер Политронг и тёмный боевой маг Седрик Мадрагон.
   Командор Тёмной Магии герцогства Мыски Паулина Керр-Лянарак решила задержаться в столице для решения некоторых неотложных вопросов, а сопровождавших её Эжентера Политронга и Седрика Мадрагона отправила назад в город Мыски.
   Весна всё увереннее вступала в свои законные права. Над королевским трактом раскинулся ослепительно синий небесный свод без единого облачка, и яркое солнце щедро лило на расправляющийся после зимней стужи мир потоки живительного тепла. Голуби яростно бились за хлебные крошки. По мостовым кое-где ещё бежали мутные ручейки, ещё лежали под заборами домов и в тенистых местах почерневшие осевшие сугробы, из-под которых кое-где выглядывал мусор оставшийся с осени, но весна всё-таки наступила. Манил запах пробуждающейся жизни. Этот запах заставляет сердце биться чаще, глаза с надеждой смотрят на мир, душа жаждет чего-то нового, необычайного и несбыточного, но такого желанного счастья. Было сыро, и кони постоянно проваливались либо в жидкую снежную кашу, либо в грязь. Каждый шаг сопровождался хлюпаньем и чавканьем.
   Путь к месту непосредственной службы для тёмных магов был не близким. Во второй половине дня ближе к вечеру, в полную силу сиявшее мартовское солнце уже опускалось к горизонту, начало темнеть и похолодало. Грязь успела слегка подмёрзнуть, и кони пошли ходко, бодро стуча копытами по булыжной мостовой. Благодаря морозцу грязь на обочинах дороги застыла в виде причудливых бугорков.
   Теперь господам магам пора было подумать о ночлеге. К счастью Седрик Мадрагон вспомнил, что неподалеку находится неплохой по местным меркам трактир "Агат". Трактир стоял на пересечении двух торных дорог. Каждый день мимо гостеприимного заведения проходили обозы, и часть они останавливались, чтобы напоить животных и накормить людей, а кое-кто из путников оставался ночевать. Посовещавшись, тёмные маги по обоюдному согласию свернули с тракта и направили лошадей к вышеупомянутому трактиру. Но добраться до этого приюта для усталых путников засветло им не удалось.
   Склоченные из крепких дубовых досок, оббитых широкими железными полосами, ворота трактира "Агат" были к моменту прибытия магов уже закрыты. Не смотря на высокий забор, в окнах трактира можно было увидеть яркий свет. Пришлось запоздалым клиентам, не слезая с лошадей, звонить в колокол, висящий под навесом в воротах. На стук откликнулся слуга, залаял цепные псы. Трактирный слуга в овчинном полушубке, шапке-ушанке и валенках с горящим факелом в левой руке выбежал через находившуюся тут же в заборе небольшую боковую дверь и с поклоном открыл перед будущими постояльцами ворота. За свои услуги он получил от Старшего тёмного боевого мага Эжентера Политронга мелкую медную монету и с поклоном ушёл. Прибежавший заспанный конюх, одетый также как и трактирный слуга, принял поводья.
   - Проследи, чтобы у них было вдоволь воды и сена. И хорошо проследи... - сказал конюху Политронг.
   Сверкнула монета, парень поймал её на лету и, деловито ухватив удила, повел освобожденных от седоков лошадей в конюшню, находившуюся на заднем дворе трактира.
   Трактир "Агат" представлял собой двухэтажное каменное здание с шестью окнами на первом этаже и семью окнами на втором. Окна первого этажа были ярко освещены, из полуоткрытой двери доносился гул голосов, принадлежавших посетителям. На первом этаже располагались трапезный зал, кухня и комнаты для трактирных слуг. От входной двери шёл короткий коридор, заканчивающийся ещё одной дверью, которая вела в обширный трапезный зал, являвшийся как бы главным помещением трактира.
   Тёмные маги вошли в трапезный зал, окунувшись в запахи чеснока, лука, кипящего масла, пива. Здесь было жарко и шумно, слышался смех, стук ложек и лихие выкрики. Днём зал освещался светом из окон. У дальней от входа стены находилась стойка, за ней большие деревянные пивные бочки с медными кранами, покрытые причудливой вязью рун сохранности; там же находился небольшой камин. Вдоль длинной стойки выстроились высокие деревянные табуреты. У левой стены имелся второй камин, намного больше первого. Перед этим камином посреди трапезного зала стояли длинные столы. Вдоль стен и между окон были расставлены небольшие квадратные столики. В гостевом заведении оказалось чисто и удивительно опрятно. Дощатый пол был натёрт до блеска, на столах ни соринки.
   На втором этаже были комнаты хозяина и комнаты для постояльцев. Во дворе трактира размещались хозяйственные постройки: баня, конюшни, сараи для скота, курятник. Здесь же располагались и свои мастерские - шорная и кузнечная. Вдруг захочется гостям починить упряжь или заново подковать лошадь, а ни куда отлучаться то и не надо. Подобострастный хозяин "Агата" Роман Коневич по прозвищу Конь встретил путников у входа и, покосившись на магические жезлы, предложил тёмным магам самые лучшие комнаты по самым умеренным ценам. У коротко стриженого под горшок полноватого трактирщика было круглое лицо, пухлые щёки, нос картошкой, круглые навыкат светло-зелёные глаза, чуть оттопыренные уши.
   Тёмные маги оставили свои доспехи в комнатах, умылись, помыли руки, заказали ужин и стали ожидать его в отдельном кабинете, расположенном на первом этаже трактира. Через некоторое время трактирная служанка по имени Луиза принесла тарелки с картофельным пюре, куриное жаркое в глубоком блюде, блинчики с кленовым сиропом, хрустальные бокалы и бутылку красного вина "Шёпот монаха". Прислужница не была красавицей. Среднего роста, крепкая, сероглазая, она была лишь миловидна.
   По причине тёмного времени суток пришлось магам ужинать при свечах, и отправляться в свои комнаты с канделябрами по скрипучей лестнице в двенадцать ступенек.
   Седрик Мадрагон зашёл в свою комнату, погасил свечи в канделябре, захлопнул массивную дверь и закрыл её на замок, а затем на всякий пожарный случай подсунул под неё заранее приготовленный деревянный клин. Береженого мага и сами боги берегут. Комнату освещал только яркий огонь, заблаговременно разожженного трактирными слугами, камина. Тяжелые чёрные бархатные шторы закрывали единственное окно комнаты, которое выходило во внутренний двор трактира "Агат". Мебель в комнате состояла из двухстворчатого мебельного шкафа, широкой кровати под балдахином, широкого кресла, письменного стола и крепкого стула. В углу виднелась большая деревянная бадья для омовений. На полу комнаты лежал пушистый ковёр. На стене рядом с рукомойником висело зеркало, скорее всего из суеверных соображений занавешенное куском светлой ткани. Вдруг, да и какой-нибудь сообразительный колдун с помощью зеркал возьмёт и украдёт твою бессмертную душу?
   Седрик Мадрагон придвинул кресло к кровати, снял плащ, с удовольствием снял с натруженных ног сапоги, разделся, аккуратно разложил свою одежду на кресле, убрал с кровати покрывало, откинул тяжёлое байковое одеяло, взбил подушку и положил в изголовье синий меч в ножнах. Затем Седрик лёг в кровать на свежее постельное бельё, накрылся одеялом и как человек и боевой тёмный маг с чистой совестью и не менее чистой служебной репутацией заснул, как только его голова коснулась подушек набитых лебединым пухом. То есть это хозяин трактира Роман Коневич утверждал, что в них самый натуральный лебединый пух, который он чуть ли не сам с птичьих тушек обдирал и своими собственными руками в чехлы подушек запихивал. Трактирщик также утверждал, что широкие кровати в комнатах для дорогих и знатных гостей, которыми являлись и тёмные маги Эжентер Политронг и Седрик Мадрагон, изготовлены из лучших пород красного дерева, и скреплены серебряными болтами. Естественно трактирщик сам рубил и строгал деревья для кроватей и сам ковал в своей кузнице болты.
   Посреди ночи тёмный боевой маг Седрик Мадрагон проснулся от смутного чувства тревоги, как будто кто-то шептал в ухо предостережения, но голос был слишком тихий, так что отдельных слов было ни как не разобрать. Вначале он хотел наплевать на предчувствие, но профессиональная привычка прислушиваться к внутренним ощущениям взяла верх. Открыв глаза с огромным трудом, Седрик Мадрагон увидел, что в его абсолютно тёмной комнате горит кристалл принадлежавшего ему магического жезла и горит он ярким как будто пульсирующим красным светом. Это означало, что где-то рядом с ним творится тёмное волшебство.
   Не долго думая, тёмный боевой маг Мадрагон откинул одеяло и мгновенно вскочил с кровати. Ступни ног мага коснулись ковра. Седрик схватил лежавшую на широком кресле одежду и начал спешно одеваться. Кругом в комнате была кромешная темнота, так как прогоревший камин давно уже погас. Одевшийся мигом тёмный боевой маг схватил в левую руку длинный меч, а в правую руку взял магический жезл. Мадрагон открыл тугой дверной замок, широко распахнул дверь и при выходе из своей комнаты столкнулся с полусонным, но уже тоже полностью одетым, старшим тёмным боевым магом Эжентером Политронгом.
   Эжентер также проснулся, почувствовав колебания силы в магическом эфире. Одевшись и, схватив горящий красным пульсирующим светом магический жезл и меч, он выскочил из своей комнаты в коридор второго этажа трактира. Не сговариваясь, тёмные маги вдвоём начали обходить и сканировать магическими жезлами поочерёдно все двери второго этажа. При приближении к комнате трактирщика Романа Коневича магические жезлы внезапно начали гореть ещё ярче, свет кристаллов замигал ещё быстрей, как бы показывая, что эпицентр тёмного волшебства находится именно за этой дверью.
   Седрик Мадрагон тронул бронзовую ручку двери, ведущей в комнату трактирщика. Она оказалась незапертая и поэтому со скрипом отворилась. Тёмные маги Эжентер и Седрик молча ворвались в комнату Романа Коневича и увидели там внутри очень интересную и странную картину. Трактирщик Роман, выпучив глаза и с полуоткрытым ртом, сидел в одном исподнем белье за широким столом лицом к входной двери. На столе перед ним стояла чугунная сковорода с деревянной ручкой, в ней лежали с остатки недоеденной яичницы, жаренной, судя по запаху, на свином сале. Также на столе стоял наполовину полный стеклянный бокал с белым вином и кувшин с водой.
   Судя по бессмысленному выражению лица, бессмертная душа трактирщика Коневича витал где-то далеко от его трактира "Агат". Его руки находились на небольшой черной сфере горевшей белым призрачным светом. Эта сфера, испускавшая короткие лучики зависла над столом на расстоянии сантиметров десяти.
   - Судя посему, наш гостеприимный трактирщик Коневич раздобыл этот непонятный артефакт, но вследствие полного отсутствия каких-либо способностей к магии попал от него в полную зависимость, - предположил увидевший это Старший боевой маг Эжентер. - Как ты считаешь, Седрик?
   Седрик Мадрагон подошёл к сидящему без движения трактирщику поближе, внимательно осмотрел чёрный шар в его руках, а затем ответил:
   - Смотри, Эжентер, вот здесь сбоку горит знак в виде рунического паука-тарантула. Сфера черного цвета, опоясанная тонким золотым ободком. Единственное, что в связи с этим приходит мне в голову - это древняя и дремучая легенда о так называемом "Чёрном короле". Но этого не может быть!!! Согласно записям в архивных летописях этот артефакт был утерян несколько веков назад, и до сих пор считается, что он потерял силу!!!
   - Ладно, разберёмся потом, что это в действительности за шарик такой странный. Опасности он пока не представляет, так как питается только энергией тела трактирщика, не имеющего магических способностей. Сейчас надо что-то сделать, чтобы разорвать их связь, как бы чего похуже не произошло, - предположил немного удивленный маг Эжентер Политронг.
   Седрик мгновенно отреагировал на слова своего товарища по службе и решительным голосом заявил:
   - А что тут долго думать-то, действовать надо и действовать вот так!!!
   С этими словами Седрик Мадрагон схватил со стола чугунную сковороду и, размахнувшись, ударил ею трактирщика Коневича по затылку. Голова Романа мотнулась в сторону, и он с грохотом упал на пол своей комнаты. Предполагаемый легендарный артефакт "Чёрный король" в это время, по-видимому, лишившийся энергетической подпитки, погас и плавно опустился на столешницу. Кристаллы жезлов боевых тёмных магов также погасли, тем самым, подтверждая, что выброс энергии тёмного волшебства прекратился.
   Эжентер Политронг зажег под потолком комнаты магический осветительный огонёк, подбежал к телу трактирщика, склонился над ним, нащупал на шее пульсирующую жилку и сказал с облегчением:
   - Дышит, но без сознания. Ну и жёсткие же методы по выводу бедных трактирщиков из пограничного состояния у тебя, Седрик!
   - Да что ему сделается-то?! У него голова покрепче этой чугунной сковороды будет! - ответил не смутившийся произведенными им действиями Седрик Мадрагон.
   - Ладно, потом об этом поговорим. Надо трактирщика с пристрастием подробно допросить, как к нему артефакт попал, и что он с ним вообще-то собирался делать, - сказал Эжентер, присаживаясь на свободный стул.
   - Да, вот смотри кувшин с водой стоит. Сейчас приведём нашего подопытного трактирщика в сознание, - с этими словами Седрик Мадрагон выплеснул воду из кувшина в лицо Роману Коневичу.
   Трактирщик на удивление быстро очнулся, открыл глаза, поднял голову и начал тереть руками лицо. Поднявшись с пола, он присел на стул и ошарашено уставился на неизвестно откуда взявшихся в его собственной комнате грозных тёмных магов.
   - Ну, раз ты уже пришел в себя, то поговорим обо всём случившемся, - как говорится, взял быка за рога, предложил непреклонным тоном трактирщику Коневичу Эжентер Политронг.
   - Ой, чего-то я совсем ничего не помню и ничего не понимаю, блин-компот. Может вы, мне скажите, что случилось-то, господа хорошие? - недоуменно спросил трактирщик, схватившийся за свою несчастную внезапно разболевшуюся голову.
   - Это что такое? - в ответ спросил у трактирщика Седрик Мадрагон, указывая своим магическим жезлом на лежащий на столе артефакт "Чёрный король". - Вилок цветной капусты что - ли?
   - Вам с самого начала рассказывать, господа маги? - перестал придуриваться и увиливать осознавший возможные негативные для него последствия трактирщик.
   - Давай быстрей рассказывай, ничего не скрывай и подробно, как будто от этого вся твоя дальнейшая и возможно очень счастливая жизнь зависит, - согласился Эжентер Политронг.
   - В молодости меня все окрестные жители меня знали под именем Роман Коневич по прозвищу Конь.
   - И чем интересно ты заслужил такое необычное прозвание? - с иронией в голосе спросил Седрик Мадрагон.
   - А был я, блин-компот, в то далёкое незабываемое время самым знаменитым конокрадом в округе. Ну конечно, я, повзрослев, вначале хотел честно трудиться и жить по законам королевства Кеммерланд, пробовал работать охранником у банкиров, даже одно время подряжался шахтёром на угольных копях, потом работал вышибалой в непотребном доме. Но, блин-компот, спокойная жизнь мне не нравилась, не мог я так жить, господа маги. Горячая кровь толкала меня в разные авантюры. Вновь и вновь я воровал коней, как будто не мог остановиться. Как увижу хорошего породистого коня или кобылу так теряю всякий покой, и сразу мне хочется его украсть и продать барышникам, - ответил погрустневший, опустивший нос трактирщик Коневич.
   - И как долго и удачно ли ты трудился на этом воровском поприще? - дальше спросил допрашиваемого трактирщика Старший тёмный боевой маг Политронг и потер указательным пальцем правой руки внезапно зачесавшуюся переносицу.
   - Не совсем. Не сказать как бы, чтобы очень и не сказать, чтобы не очень. Меня неоднократно ловили, но вначале по малолетству-то жалели и отпускали. Но когда я стал совершеннолетним, жалеть уже перестали и начали злобные хозяева коней меня бить без малейшей пощады. Но меня это не останавливало. Не мог я, блин-компот, себя побороть.
   - Всё хорошее рано или поздно заканчивается, - задумчиво произнес Седрик Мадрагон.
   - И для меня тоже всё хорошее, блин-компот, как оказалось быстро закончилось. Однажды обворованный фермер сдал меня с поличным в сильно помятом виде и немного окровавленного внутренней страже. Стражники обрадовались мне как месячному жалованию и посадили в холодную камеру.
   - И что потом произошло? - нетерпеливо постукивая пальцами левой руки по столешнице, спросил Эжентер Политронг.
   - Просидел я в этой гостеприимной маленькой и тёмной камере один долгий и нерадостный для меня день. Затем отвели меня стражники к окружному судье Магического Трибунала, звали которого Андриус Пахорукус, для приговора. Надо вам сказать, блин-компот, что это самый главный мздоимец был у нас в герцогстве. Этот "справедливый и милостивый" судья посмотрел на меня и спросил, могу ли я возместить причиненный потерпевшему фермеру ущерб. Я ответил, что в карманах у меня нет ни единой медной монетки. Судья посмотрел на меня ещё раз, усмехнулся в свои гадкие усы, ничего мне не сказал, стукнул по столу деревянным молотком и провозгласи приговор. Так как вину я признал и был пойман с поличным, то руки мне рубить не стали, но отправили ближайшим этапом в Северные рудники махать киркой и добывать золото. На прощанье "Его честь" по фамилии Пахорукус с садистской улыбкой на своём поганом лице пожелал мне скорейшего исправления с помощью почётного тяжелого труда.
   - Мы уже поняли, что судья тебе не понравился. Моральный облик Пахорукуса нам тоже известен. Давай переходи ближе к теме нашей беседы, - потребовал зевающий во все тридцать два зуба совершенно не выспавшийся из-за неожиданного пробуждения Старший тёмный боевой маг Эжентер Политронг.
   - Подожди-ка, Эжентер, а ну-ка господин Коневич объяснись, почему твоё дело рассматривал именно не простой судья, а судья Магического Трибунала? - перебил своего зевающего товарища удивленный Седрик Мадрагон.
   - Действительно, а почему? - поддержал его так же удивившийся Старший боевой тёмный маг Политронг.
   - Так у меня же есть, блин-компот, магическая искорка. Ничего серьёзного я сотворить, конечно же, не смогу, но известно мне "лошадиное слово". Скажу его, и конь сам за мной пойдёт, так и воровал. А раз использовал магию, значит, и судить меня отдали в Магический Трибунал.
   - Всё с тобой теперь стало понятно, давай дальше рассказывай, - разрешил трактирщику Седрик Мадрагон.
   - И успел я, господа хорошие, где-то с месяц позвенеть железными цепями, потаскать тяжёлые необхватные брёвна для крепежа и помахать неприспособленным под мои нежные воровские руки кайлом. Тут же, вместе со мной в проклятых Северных рудниках глотал пыль и отбывал наказание - странный и мутный молодой дворф с аристократичными замашками по имени Гладерунг Бранкендорф. Был он моим напарником, так как были мы скованы одной прочной цепью.
   - Очень интересно!!! А дворф-то этот, как оказался в Северных рудниках? Вроде за этой расой не замечалось раньше ни чего такого, - заинтересовался Эжентер Политронг.
   - Этот Гладерунг рассказал мне как своему напарнику, как именно попал на каторгу в рудники. Жил он не тужил, пиво пил и трубку курил в родном Подгорном королевстве. Но однажды хуже манной каши с комочками надоела ему опека заботливых и навязчивых родственников. Это не делай, это нельзя, туда не ходи, этим не занимайся. Как-то удалось ему вырваться из подгорных чертогов на поверхность земли, не смотря на все усилия своих благородных и высоконравственных родственников. Почувствовав запах свободы, он, имея в кармане кругленькую сумму, выраженную в золотых монетах, начал путешествовать, и оказался проездом в герцогском городе Мыски. Там он поселился в самой дорогой гостинице "Таёжный привал", в итоге в пух и прах проигрался в карты и не смог расплатиться за своё проживание. А хозяин этой гостиницы, доложу я вам, был братом вице - бургомистра. Естественно суд над должником был скорым, если не сказать скоропостижным, а приговор-то был таким справедливым, что ни в сказке сказать, ни пером описать - назначили ему месяц каторжных работ в рудниках. Гладерунг конечно клятвенно обещал не позднее чем через один месяц полностью расплатиться по долгам, но судья, а им был всё тот же, блин-компот, справедливый Андриус Пахорукус, ему не поверил.
   После этих слов трактирщик Коневич замолчал, нервно сглотнул слюну и спросил:
   - Можно мне водички попить, а то, блин-компот, чего-то голова так раскалывается? Я себя не очень хорошо как-то чувствую, как будто сковородкой по черепушке со всей силы и с размаху, а главное подло так со спины ударили.
   - Попей, попей. Чего же мы будем человека мучить, - разрешил Седрик Мадрагон, и махнул правой рукой в магическом жесте, снимая тем самым у трактирщика головную боль, возникшую не без его непосредственного участия. - Только поясни, почему дворфа-то, как и тебя, судили в Магическом Трибунале?
   Роман Коневич допил воду оставшуюся в кувшине и продолжил свой рассказ:
   - Дворф, оказывается, мухлевал, играя в карты. Один из проигравшихся и заявил, что дворф Гладерунг магией свой расы пользуется для выигрыша. Он действительно что-то такое умел делать, но магической силы у него было на одну медную монету.
   - Хватит лирики, ближе к делу, - поторопил трактирщика нетерпеливый Старший тёмный маг Эжентер Политронг
   - И вот однажды меня и непутевого дворфа Гладерунга Бранкендорфа завалило в штольне шахты. Мне, слава Создателю, почему-то досталось по мозгам поменьше, я то быстро очнулся. Гляжу, блин-компот, а Бранкендорфа то и невидно чего-то, да и не слышно кабана такого. Но делать нечего, начал я искать своего напарника и выкопал таки этого дворфа Гладерунга из-под завала. Затем дотащил я его кое-как до выхода на белый свет на свежий воздух так сказать. Он такой, блин-компот, тяжеленный был, Гладерунг конечно, а не воздух, до сих пор удивляюсь, как я тогда не надорвался с ним. Ну а потом, думаю, что приблизительно через недельку за Бранкендорфом приехали богатые благородные родственники, заплатили пеню за своего непутёвого дворфа - аристократа и за меня тоже заплатили. Он, этот Гладерунг на этом настоял. Заорал как сумасшедшая лошадь и сказал им или двоих выкупайте или мы вдвоем здесь подыхать останемся. Мы с Гладерунгом неделю потом отмечали на всю катушку свое освобождение, а затем Бранкендорф щедро отблагодарил меня золотом и сказал, что возвращается к себе домой в Подгорное королевство. На прощанье он и подарил мне этот чёрный шарик. Проклятый дворф сказал, что это их семейный талисман на удачу.
   - И что ты сделал с золотом щедрого дворфа, как там его, Бранкендорфа, кажется? - поинтересовался Эжентер Политронг.
   - Я, конечно, пытался по благородству души своей и прирождённой скромности от золота отказаться, но он меня и слушать не хотел. Бери, говорит и всё тут. Так и пришлось, блин-компот, согласиться. Приоделся я в ближайшем городе, нанял карету для себя и несколько охранников для золота. Потом вернулся на родину в герцогский город Мыски и взялся за ум, перестал воровать всяких коней, купил этот трактир "Агат", женился на приличной и богатой девушке, наделал наследников. Трактир приносит доход, но радости это мне, блин-компот, не доставляет, так как жизнь теперь стала простой как буханка хлеба и интересной как прошлогодние новости, - несчастный трактирщик Коневич вздохнул и продолжил. - Грустно мне и тоскливо, господа маги, когда вспоминаю свою разгульную молодость.
   - Всё с тобой ясно. Ладно, уж, живи и дальше спокойно, а вот этот подозрительный так называемый талисман удачи для дворфов мы конфискуем в пользу государства. Нельзя тебе такими вещами баловаться, да и не пригодится он тебе никогда, - сказал трактирщику тёмный боевой маг Седрик Мадрагон.
   - Э, господа маги, тут вот есть дело одно. Я ж договорился камень этот продать одному знатному господину, он кругленькую сумму за него предложил, обещал через неделю приехать и деньги привезти. Может быть не надо у меня шарик забирать?
   - Что за господин? Как его зовут? Как выглядит? - забросал трактирщика вопросами Седрик Мадрагон.
   - Так это, не помню я, как его зовут, да и зачем мне его имя, если он хорошие деньги за сущую безделицу предлагает. Вид, правда, у него самый, что ни на есть зверский и разбойничий, но одет богато и говорит правильно как знатный господин, шрам только вот во всю левую щёку.
   - Шрам, говоришь, во всю левую щёку? Хм, интересно, он мне кого-то напоминает, уж не тот ли самый малефик ли это был? - задумался Седрик Мадрагон.
   - Надо будет засаду на нашего давнишнего "доброго друга" сделать, вдруг это и вправду этот самый маг крови. Надо обязательно всё проверить, вдруг повезёт и нам удастся перемолвиться с ним словечком, посмотреть в глаза убийцы детей, - поддержал товарища Эжентер Политронг.
  

* * *

  
   Утром проснувшийся Седрик Мадрагон не стал сразу вскакивать с постели, немного полежал, вспоминая вчерашнюю ночь. Вылезать из-под тёплого одеяла в промозглую прохладу комнаты не хотелось, но всё же пришлось.
   Не выспавшиеся и от того не слишком весёлые тёмные маги, решили позавтракать. Вскоре перед ними шкворчала, исходя жаром, приготовленная на сале яичница-глазунья с беконом, которую запили сладким чаем. Затем товарищи расплатились по счёту с трактирщиком Романом Коневичем и покинули стены трактира "Агат".
   - Прощай, - сказал Эжентер Политронг вышедшему провожать дорогих гостей хозяину, и копыта со стеклянным звоном ударили в промёрзшую за ночь землю.
   - Да будет ваша дорога не долгой и лёгкой, - поклонился в ответ трактирщик Роман Коневич.
   По дороге домой между тёмными магами завязался разговор.
   - А знаешь, Седрик, что я думаю обо всём этом? - спросил Эжентер Политронг у своего зевающего товарища.
   - Нет, Эжентер, не знаю. К великому сожалению, я за столько лет магической практики пока ещё не овладел искусством читать чужие мысли. Я и свои-то мысли не всегда понимаю, а ты чего-то большего от меня хочешь! - с усмешкой ему ответил Седрик Мадрагон.
   - А я думаю, что не стоит нам рассказывать в командорстве об этом артефакте, пока мы его сами не изучим. Мало ли что. Надёжных магов у нас в герцогском командорстве сейчас раз и обчёлся. Все плетут какие-то интриги и заговоры. Сегодня они со мной согласны, а завтра глядишь, и уже мнение кардинально поменяли. Никому ведь верить полностью нельзя, - продолжил несмутившийся маг Эжентер.
   - Да уж тут ты прав. Верить ни кому нельзя, даже мне нельзя. Даже не вздумай мне верить, а то я в тебе разочаруюсь, господин старший темный боевой маг.
   - Да ладно ты начал опять бухтеть. Уж кому-кому, а тебе я доверяю на сто процентов.
   - Вот мы с тобой магу Луштингу тоже полностью доверяли. Даром, что он опытный маг и майор к тому же. А он в отчете об обеспечении безопасности мага-заклинателя на пятьдесят адресов ошибся. А мы радостные чуть в месячный отчёт эти цифры не подали. Вот приехала бы проверка по наши души, проверила бы журнал учета заявок, провела бы сверку с отчётами. И натянули бы тебя по самые уши. Вот так вот!
   - Ну да промашка вышла, с кем не бывает. Ты лучше прямо скажи, согласен со мной или нет?
   - Конечно, согласен. Я тебе даже больше скажу. Артефакт-то этот на две половины делится, просто нужно, чтобы половины для лучшего применения рядом находились. А с разделённым "Чёрным королём" проще справиться будет и тебе и мне. Вон на руну паука-тарантула нажмёшь, артефакт и распадётся как миленький на две одинаковых части.
   Тёмные маги, неспешно передвигаясь по королевскому тракту, проезжали к тому времени мимо широких, сверкающих свежей зеленью лугов и низких, пологих холмов, кое-где поросших боярышником. Изредка им попадались небольшие рощицы, постепенно их становилось всё больше, а потом маги въехали в безымянный лесок. Над головами сомкнулась плотная лесная кровля, под которой где-то негромко перекликались птичьи голоса. Товарищи некоторое время с подозрением вслушивались, но не заметили ни чего подозрительного. Через некоторое время они остановились у лесного ручейка, чтобы напоить коней и увидели рядом с ним отпечатанный на мягкой земле след огромной волчьей лапы. След был старым, уже оплывшим, но хорошо заметным.
   Меж тем солнце поднималось всё выше, становилось теплее, и лишь с севера по-прежнему дул не по-весеннему холодный и сырой ветер. Дождя не ожидалось. Высоченный крутобокий холм, находился по левую сторону от магов, он зарос высокими лиственными деревьями и густым, стоявшим сплошной стеной, кустарником, а также буйной высокой травой, превратившимися вследствие этого в миниатюрную непролазную чащобу. У подножья холма виднелись молодые побеги папоротника, а на вершине буйно разрослась малина вперемешку с крапивой.
   Товарищи остановили коней, чтобы удобней было разделить артефакт. Спешившиеся маги подошли друг другу, взялись руками за "Чёрного Короля" с двух сторон, держа артефакт руническим пауком-тарантулом вверх. Эжентер Политронг стоял спиной к холму, а Седрик Мадрагон лицом к нему. Тёмные маги одновременно плавно потянули артефакт, каждый в свою сторону, почувствовалось напряжение магического поля, так как древний артефакт сопротивлялся, ну ни как не хотел он разделяться. Эжентер Политронг нажал большим пальцем правой руки на изображение рунического паука-тарантула и "Чёрный Король", словно сдавшийся, бесшумно распался на две равные половинки, граница между которыми прошла ровно по окольцовывающему чёрную сферу золотому ободку.
   В этот момент из зарослей кустарника, разросшегося на холме, вылетели стремительные стрелы, снабжённые чёрным оперением. Стрел было много, даже на двух не самых слабых тёмных чародеев. Не растерявшийся вследствие того, что буквально за мгновение до выстрела почувствовал некую неясную ауру опасности, исходящую из кустов на холме, тёмный боевой маг Седрик Мадрагон взмахнул магическим жезлом. Не долетев до стоящего полуэльфа двух шагов, стрелы вспыхивали прямо в воздухе ослепительным белым пламенем. Несколько стрел словно бы разорвали пространство и исчезли в сверкнувшем среди бела дня звёздами ночном небе, а из разрывов вырвались завитки тёмно-синего огня, слившиеся с серебряным светом пылающих стрел. На мгновение в воздухе повис венок голубого огня, затем стянувшийся в сверкающую корону над головой тёмного мага. Но невидимые стрелки не прекратили своего занятия и не отказались от мысли убить полуэльфа. Ещё одна стрела тут же просвистела рядом с ним, а другая ткнулась в край плаща, норовя сдёрнуть его с обладателя.
   Эжентер Политронг, выхвативший магический жезл, успел убрать половину "Чёрного Короля" в карман камзола, начал стремительно поворачиваться лицом к заросшему кустарником холму, исторгшему предательские стрелы, но оказалось, что не достаточно быстро сделал это. Из зарослей на холме выпрыгнули трое огромных злобно и глухо рычащих, оскалившихся, волков серого окраса с чёрной полосой идущей по позвоночнику через всю спину до самого хвоста. Тёмные маги тут же вспомнили про волчьи следы около ручья. Варги, а это могли быть только они, бросились на тёмных магов. Двое зверей достались в противники Седрику Мадрагону, а один избрал своей предполагаемой жертвой Эжентера Политронга.
   Седрик мгновенно сориентировался в сложившейся ситуации, выхватил свой эльфийский клинок и вступил в бой с порождениями Тьмы. Синий клинок словно зажил своей собственной жизнь, оказавшись в руке мага, а вычеканенные на нём эльфийские руны загорелись, почувствовав давнего врага. Внезапно возникший ужас не лишил мага сил, его руки сделали всё прежде, чем успела вмешаться голова.
   Несколько коротких быстрых движений и эльфийский меч распорол шею уже рванувшегося к полуэльфу, распахнувшего пасть волка. Раз и голова одного из варгов покатилась в придорожную весеннюю слякоть, а тело упало на бок, заливая дорогу фонтанирующей из шейных артерий ярко-красной кровью. Второй варг поднял морду к небу и злобно завыл, перед тем как набросился на полуэльфа, в разинутой пасти на миг блеснули клыки. Жизнь зверя продлилась не намного дольше, чем у первого варга, и прекратилась от удара синего клинка, проломившего ему крепкий череп. В это же мгновение рядом с ухом Мадрагона что-то остро и неприятно взвизгнуло. Он понял, что невидимый стрелок, расположившийся в зарослях на холме, в этот раз промахнулся. Затем что-то очень сильно ударило его в левое плечо, это ещё одна стрела со звоном отскочила от кирасы, выдержавшей удар каленного металлического наконечника.
   Третий варг навалившийся всем своим весом на Политронга, опрокинул старшего тёмного боевого мага на землю, подмял под себя и потянулся к шее человека, дабы перекусить сонную артерию и прекратить тем самым земной путь врага Тьмы. Эжентер не растерялся, левой рукой схватил волка, сжимая его горло, а правой рукой ткнул магическим жезлом варгу прямо в оскаленную морду. Жезл соприкоснулся с шерстью волка, раздалось шипение, запахло палёной шерстью. Варг жалобно завизжал, отпрыгнул от тёмного мага в сторону, начал тереть обожженную морду передними лапами. Политронг проворно вскочил на ноги и, выхватив клинок, размашистым ударом отрубил злобному волку голову. Тело варга простояло секунду и упало, заливая дорогу кровью.
   В этот момент ещё одна коварная стрела, выпущенная невидимым стрелком, спрятавшимся в кустарнике, пробила кирасу Седрика Мадрагона и на половину своей длины вошла в грудь полуэльфа. Он почувствовал, что теряет сознание, схватился правой рукой за древко стрелы и обломил его у самой кирасы; закашлял, выплёвывая пузырящиеся кровавые сгустки, упал на дорогу лицом вниз, прижимая левой рукой к пробитой груди половину артефакта, и затих. Кони тёмных магов тревожно заржали и ускакали вперёд по королевскому тракту.
   На этом старший тёмный боевой маг Эжентер Политронг направил магический жезл в направлении холма, заросшего кустами, где прятался неведомый стрелок, произнёс формулу заклинания "Огненный вихрь". Пламя, сорвавшееся с вершины жезла, ударило по кустам, сжигая их дотла. Раздался полный боли крик какого-то живого существа, сгорающего в магическом пожаре. Огонь мгновенно потух и Эжентер сноровисто полез через заросли в сторону, где был слышен крик создания обречённого на смерть в пламени. Ветви хлестали тёмного мага по лицу, заставляя думать о том, чтобы уберечь глаза.
   Политронг ни когда бы не заметил затаившегося варга, который умело передвигался ползком, время от времени затаиваясь и скрываясь как невидимка, но волк задел ветку боярышника. Эжентер отправил огненный шар, почти не целясь, раздался злобный вой и обожженный зверь бросился наутёк, унося свои лапы от смертельной опасности.
   Через несколько метров Политронг почувствовал тошнотворную вонь и наткнулся на обуглившиеся трупы двух неизвестных лучников, судя по всему принадлежавших ранее к людскому роду, валяющиеся под могучим развесистым буком. Тёмный маг склонился над трупами и этот же момент почувствовал недалеко от себя колебания магической энергии, а жезл, зажёгшийся кроваво-красным светом, показал, что где-то здесь происходит плетение заклинания. Эжентер кинулся дальше в кустарниковые заросли, огибая разросшийся широкий дуб, и неподалеку увидел прозрачный свет открытого портала.
   Там на небольшой поляне стоял старый знакомый - глава ковена мерзких магов крови, имя, которого тёмному магу не было известно, и которого они с Седриком Мадрагоном по этой причине в своих разговорах называли "Меченный малефик". Черноволосый "меченый" маг крови, закутанный в видавший виды длинный серо-зелёный дорожный плащ стоявший скрестив на груди руки в каком-то десятке шагов, увидев тёмного мага, положил руку на рукоять длинного меча, застыл в напряженном ожидании. Он глядел холодно, беспощадно и равнодушно. Затем злорадно улыбающийся "меченный", помахал Политронгу рукой, шагнул в овал одностороннего портала и тот час исчез, а портал за ним тут же бесшумно захлопнулся и погас.
   Эжентер злобно плюнув, махнул рукой и, проклиная всё на свете начал продираться сквозь густые колючие кусты назад на королевский тракт, ломая при этом с громким треском ветки. Он подбежал к неподвижному телу Седрика Мадрагона, подспудно замечая, что их убежавшие ранее кони, как ни в чем, ни бывало, вернулись назад к хозяевам и смирно щиплют травку, едва проросшую на обочине дороги. Старший тёмный боевой маг перевернул тело своего неудачливого товарища лицом к небу и увидел, что кровь на губах полуэльфа уже успела запечься, но самое главное и удивительное, что Мадрагон дышал и был жив. Политронг расстегнув ремешки, стащил с раненного мага Седрика кирасу, расстегнул на нём чёрный форменный камзол и рванул, обрывая пуговицы, синюю сорочку. На груди не было и следов от стрелы и раны никакой не было. Получалось, что Мадрагон просто валяется на дороге без сознания.
   Эжентер ушёл к коням, взял притороченную к седлу коня своего товарища потёртую холщёвую сумку, которую тот всегда и везде с собой таскал, содержащую в своих недрах различные алхимические снадобья и вернулся. Из сумки он вытащил первый попавшийся пузырёк со снадобьем, вытащил притёртую пробку, понюхал содержимое сосуда и, удовлетворившись наличием отвратительного запаха, сунул пузырёк под нос Седрику. Через мгновение Мадрагон закашлял, завертел головой и, придя в сознание, со стоном попытался подняться на ноги, но почувствовал слабость и остался в полулежащем положении.
   - Что случилось? - удивлённым и хриплым голосом спросил полуэльф у улыбающегося старшего тёмного боевого мага Политронга.
   - Да вообще-то ничего такого интересного, господин Седрик Мадрагон, с тобой не случилось. Просто какой-то чересчур расторопный и меткий лучник вогнал тебе в грудь стрелу, пробившую заговоренную от стрел металлическую кирасу, а ты просто упал на грязную весеннюю дорогу и потерял сознание, как плаксивая и впечатлительная юная девушка. Потом на меня накинулся преогромный варг, а я его просто подпалил и убил, отрубив ему башку. Потом я сжёг притаившегося в кустах лучника и пошёл на него посмотреть, вернее на то, что от него должно было остаться. Лучника-то я нашел и в очень поджаренном состоянии, так сказать до хрустящей корочки, но также там, в густых кустах у меня произошла долгожданная и непредвиденная встреча. Но ты ни за что и ни когда не угадаешь, с кем я встретился в этом безымянном перелеске.
   - Ну и с кем же ты встретился, мой очень разговорчивый и красноречивый товарищ? - поинтересовался отряхивающийся от грязи полуэльф.
   - Через портал от меня сбежал "Меченный", он же глава ковена малефиков, которого мы так недавно вспоминали, но на прощанье, он как вежливый и воспитанный человек, не выдержал и помахал мне ручкой. Я быстрее вернулся к твоему бездыханному телу, дабы оплакать преждевременную гибель товарища и что же я увидел? Какая картина предстала перед моими горестными очами? Оказалось, что тёмный боевой маг Седрик Мадрагон и не думал отдавать Создателю всего сущего, свою светлую и бессмертную душу, а преспокойно так себе лежит в грязи и равномерно дышит, как будто просто решил здесь передохнуть после многочисленных праведных дел. И самое главное, на тебе даже раны никакой от стрелы не осталось, и сама стрела куда-то пропала, как будто растворилась.
   - Ты знаешь, а я ведь сейчас вспоминаю, как стрела в меня вонзилась. Помню, что страшную боль почувствовал и потом всё как в тумане, как будто я из обитаемого мира выпал. А потом я от гадкого запаха очнулся, смотрю, а ты опять рядом без дела, как всегда, торчишь и лыбишься. Только вот почему-то я свою половину артефакта не вижу, но чувствую его присутствие. А находится то он как будто где-то внутри меня, где-то здесь, в груди, прямо у сердца, - сказал Седрик Мадрагон, прикасаясь испачканной в дорожной грязи правой рукой к левой стороне груди.
   - Блин, ты же когда на дорогу упал как подкошенный, то его половину в руке держал, а значит кровью из раны, и залил весь. Многие артефакты любят, когда их хозяин кровью поливает, особенно если своей собственной и желательно добровольно. Если артефакт почувствует кровь, то, как бы сродняется с хозяином. Нужно тебя срочно в командорство отвести и всё проверить, как бы хуже не было от такого сродства.
   - Ты прав, веди сюда коней, а то я ещё слишком слаб, хоть и оказалось, что теперь не ранен. Но в командорстве ни кому, ни слова, ни о нападении, ни об артефакте, ни о том, куда его половина, так сказать "поселилась", самим надо во всём разобраться без всяких советчиков, паникёров и различных умников.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"