Мамонтов Сергей Викторович: другие произведения.

8 Бунт оборотней

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тёмному магу Седрику Мадрагону предстоит препроводить преступника оборотня Шварцрюкена до места назначения не смотря на противодействие тёмных сил и предательство коллег

Бунт оборотней В начале июня 2007 года тёмный боевой маг старший лейтенант Седрик Мадрагон прибыл в кабинет руководителя подразделения по срочному вызову начальника - исполняющей обязанности командора майора Паулины Керр-Лянарак. В комнате также находился другой боевой маг - старший лейтенант Стремин Орехус. Орехус сидел широко расставив ноги, склонив голову чуть ли не до груди, как будто старался спрятать от постороннего взора глаза. Он нервно теребил в руках серую картонную папку, выдавая тем самым чрезвычайное волнение. Тут же на соседнем стуле примостился другой коллега тролле - подобный боевой маг Михай Шевякун. - Доброе утро, Седрик, присаживайся, - поздоровалась Паулина Керр-Ляранак. - Ну раз теперь практически все в сборе, то приступим. Наш дознаватель Альмия Зуйкус как всегда опаздывает, поэтому дожидаться её не будем. Сегодня поступило сообщение, что королевскими егерями возглавляемыми графом Людовиком Рамбуазье в Грюненбахском лесу пойман опасный преступник - оборотень известный под именем Шварцрюкен. Всем вам конечно же известно, Грюненбахский лес является местом компактного проживания вервольфов. Выловить всех ликантропов в дремучих глубинах леса просто-напросто не возможно без напряжения сил и немалых жертв среди охотников-поимщиков, поэтому на их наличие долго закрывали глаза и королевский наместник нашего герцогства и герцог Междуреченска. Сложился паритет - они не трогают людей, а мы не трогаем их. Но вот этот Шварцрюкен - не просто особо кровожадная тварь, находившаяся множество лет в розыске за совершение многочисленных смертоубийств, на его счету убийство тёмного мага-заклинателя из междуреченского командорства. Магический Трибунал герцогства Мыски вынес постановление о препровождении Шварцрюкена в тюрьму Гурабар-Лес, а исполнение этого процессуального документа поручил нашему подразделению Тёмной Магии. Седрик, Стремин и Михай, сейчас вы втроём отправляетесь в посёлок Чарториз, где в таверне "Быстрый олень" вас будет поджидать инспектор Департамента Тюрем. Далее вы с ним направитесь в посёлок Берёзовый уголок, где на каторге произойдёт передача егерями беглого преступника, которого необходимо препроводить к месту заключения. Вне крепостных стен возможно нападение запретных магов и сородичей преступника. Не забудьте получить у мага-алхимика Талии Сеневбер необходимые материальные и денежные средства. Если нет вопросов, то все свободны. Вопросов ни у кого в наличии не имелось, но внимательный полуэльф отметил про себя как подозрительно переглянулись Стремин и Михай. Что-то в их взглядах как показалось Седрику было одинаково злорадное что ли, точнее понять было не возможно за столь краткий момент.
   Естественно, что Седрик Мадрагон не испытывал ни какого желания отправлять в дальнюю и возможно чрезвычайно опасную поездку с такими ненадёжными спутниками, которым он не доверил бы даже собственный ночной горшок, не то что ненаглядную жизнь или драгоценное здоровье. И дело было даже не в давней неприязни, не огромной чёрной кошке пробежавшей между Стремином Орехусом и Михаем Шевякуном с одной стороны и Седриком Мадрагоном, Эжентером Политронгом, Винтером Луштингом и Алексом Новкабом с другой стороны. Вызывали подозрение многочисленные факты служебной деятельности Стремина и Михая. Если эта парочка получала какое-либо служебное задание, то со сто процентной вероятностью доблестно его проваливала, как вместе так и по отдельности друг от друга. Оказывалось, что оборотень сбежал в неизвестном направлении раньше чем они прибыли на место происшествия, а раненная в крыло гарпия уже давно улетела в гнездовище. Либо эти боевые маги предоставляли начальству рапорта о неподтверждённых фактах применения запретной магии. Всегда получалось, что охранные кристаллы сам по себе пришли в нерабочее состояние не выдержав экстремально-плохих погодных условий, а поднятие мертвецов случилось вследствие естественной неспокойности некрополя, не было ни какого некроманта там и даже рядом он в чёрном балахоне не пробегал. Обескровленные трупы пострадавших, являлись результатом нападения диких животных, а не мерзких ритуалов магов крови. Жалобы на горгулий становились сетованиями на очень крупных летучих мышей. Множество совпадений это уже не случайность, а закономерность. Только вот в чём причина? В простом разгильдяйстве и лени или в предательстве?
   Всё это просто были лишь размышления на заданную тему к сожалению не имеющие пока однозначного ответа. Для командорши Ларвии Комтинг тёмные боевые маги Стремин Орехус и Михай Шевякун всегда были и оставались самыми превосходными подчиненными, несомненными передовиками служебной деятельности, подлежащими всенепременному премированию в двукратном размере.
   Путь тёмных боевых магов пролегал из города Мыски мимо села Красный Яр, затем мимо кладбища, а после мимо угольной шахты. В таверне "Быстрый олень" инспектора Департамента Тюрем не оказалось, зато находилось предписание незамедлительно двигаться в деревню Чуазасс на встречу с инспектором.
   С чувством праведного гнева и огнём в глазах Михай и Стремин тут же заявили, что в гробу они видали всяких там инспекторов, тем более которые служат в другом Департаменте. Мол, пока они не отдохнут, да не переночуют под надёжной крышей, то ни куда не поедут и даже натруженные ягодицы от лавки даже ни миллиметр не оторвут.
   Пришлось магу Седрику, готовому скрипеть от злости зубами, сдерживая слова проклятий стремящихся сорваться с губ, ночевать в таверне под одной крышей с неприятными личностями, являющихся по недоразумению его коллегами. Гостевые комнаты, как и во всех таких же гостеприимных заведениях, располагались на втором этаже. Мадрагон решил ужинать в комнате, отдельно он спутников, не доставляющих ни каких положительных эмоций. Когда он поднимался по лестнице, краем глаза заметил, Стремин Орехус и Михай Шевякун подсели за столик к троице карликов - дворфов, азартно играющих на денежные ставки в карты. На столе также наличествовало огромное количество кружек с любимым напитком подгорных жителей - крепким пивом. В голове возник вопрос как коллеги собираются завтра отправляться в путь, пропив всю ночь на пролёт дармового пенного напитка.
   Обстановка комнаты отличалась скромностью. Бадья с горячей вводом, рукомойник, кровать и стул. Ночь прошла вроде бы спокойно, а ранним утром Седрик оделся, позавтракал в номере, умылся, причесался и спустился вниз. Лестница не скрипела. Трапезный зал оказался пуст, ни единого посетителя за столами не наблюдалось. Одинокий трактирщик, находящийся за барной стойкой как-то грустно протирал стеклянные пивные кружки
   - Доброе утро, - поздоровался с хозяином заведения Мадрагон. - Вы помните моих спутников? Они ещё не спускались?
   - Утро доброе, - вежливо ответил трактирщик. - Ваши спутники два часа назад только разошлись по комнатам. Я, конечно, сам этого не видел, но служанки рассказали, как они всю ночь пьянствовали с дворфами, проигрались в карты, а затем по этой причине устроили драку. Если бы господа не состояли на королевской службе, то не знаю, чем бы всё закончилось. И даже такому здоровяку не помогли бы кулаки и высокий рост, а второго вообще бы пришибли как мерзкую жабу за такие оскорбления, какие он тут орал.
   - Вот даже как, - задумчиво произнёс полуэльф.
   В это время со второго этажа донеслись шаги, по лестнице кто-то начал осторожно и медленно спускаться. Седрик и трактирщик, не сговариваясь, посмотрели в сторону лестницы. Оказалось, в трапезный зал явился собственной персоной Стремин Орехус. На ногах он стоял нетвёрдо, покачивался. Мозжечок мага наотрез отказывался работать в таких адских условиях. Стремин имел самый, что ни на есть жалкий и помятый вид. Лицо тёмного мага носило следы бессонной ночи сопряжённой с неумеренным пьянством. Круги под глазами, а под правым глазом ещё и синяк расположился, левая щека расцарапана. В общем, ночь удалась на славу.
   Орехус окончил схождение в трапезный зал, с трудом обвёл помещение взглядом. Наконец мутные глаза мага остановились на фигуре Седрика.
   - Мадрагон, мы не можем ехать, особенно прямо сейчас. Наш доблестный друг Михай вчера подвернул ногу на проклятой лестнице, ступив на тринадцатую ступеньку. Нужно ещё один день переждать в трактире, а завтра и поедем, - заплетающимся языком проговорил Стремин и, резко повернувшись лицом к лестнице, отправился по ней назад в комнату в тёплую постельку.
   Полуэльф задумчиво посмотрел в след шатающемуся коллеге, тяжко вздохнул. Что тут поделаешь, если приходиться иметь дело с такими индивидами, по великому недоразумению и закону вселенской подлости состоящими на государственной службе.
   - Трактирщик, посчитай, сколько я тебе должен, - сказал Седрик, поворачиваясь к владельцу заведения.
   - Да, конечно. Вот ваш счёт, - произнёс трактирщик, протягивая клиенту небольшой клочок серой бумаги. - Ваши друзья проиграли коней дворфам, но ни какого мошенничества не было. Я в этом абсолютно уверен.
   Полуэльф мельком взглянул на итоговую сумму счёта, бросил на стойку пять серебряных монет и раздражённо сказал, направляясь к выходу из трактира:
   - Они мне не друзья. Прощай!
   Седрик оседлал на конюшне скакуна и отправился в путь в полном одиночестве. Так даже было лучше, чем, если бы он зазря понадеялся на помощь людей, от которых ожидать какой-либо поддержки ждать было просто смешно и наивно. Будешь думать, что спину тебе прикрывают, а получишь кинжалом или когтистой лапой оборотня в любимый бок.
   Просёлочная дорога вилась между деревьями. В небе плыли облака, кругом стояла тишина. В голове кружились неспокойные мысли. Так хотелось остановиться, спрыгнуть со спины коня на землю, просто раствориться в окружающей природе, забыть обо всё. Чтобы слабый ветерок ласково ворошил волосы на пухнущей от повседневных проблем голове. Стать беззаботной птицей, вспорхнуть в небо и взглянуть свысока на бренную землю. Но неземным мечтам не суждено было сбыться в ближайшее время.
   Из-за деревьев на дорогу выскочил молоденький оборотень, находящийся в волчьей ипостаси. Перевёртыш пытался злобно рычать, даже оскалил ослепительно-белые клыки, но от его усилий создавалось лишь потешное впечатление, как при виде щенка бросающегося на медведя. Седрик знал, что может одним-единственным заклинанием прекратить жизнь самонадеянного юноши-волчонка, но что-то останавливало тёмного мага от немедленных смертоубийственных действий. Не виноват оборотень, что родился таким и у таких родителей, ведь семью не выбирают. Может быть, он всю жизнь так и проживёт в глубинах Грюненбахского леса, не испробовал человечьей крови. Давно доказано, что для "хомо сапиенс" опасны только перевертыши, попробовавшие крови людей.
   Убить это тёмное существо совсем легко, поскольку шкура молодого вервольфа не обладает свойством сопротивления магическому воздействию, присущему взрослой особи ликантропа. Один небольшой фаербол и перед нами зажаренная тушка глупенького оборотня.
   Проблема состояла в другом обстоятельстве. Мадрагон не устрашился яростного рычанья, но вот скакун мог испугаться и понести. Полуэльф быстренько в превентивных целях сплёл заклинание, спутывающее врага по ногам, рукам, а в этом случае - по лапам, и отправил в волколака. Волчонок, которого подвели лапы, завалился на правый бок в дорожную пыль, тут перестал рычать и жалобно заскулил. Постепенно произошла обратная трансформация зверя в человека, точнее в худенького паренька лет двенадцати с длинными волосами цвета воронового крыла, единственной одеждой которого была набедренная повязка. Молоденький ликантроп заплакал, только не понятно, что было тому причиной: раскаяние и досада на бессилие против волшебной силы мага.
   - Будешь знать, как на взрослых кидаться. Полежишь, а через пол часа заклинание развеется, и тогда побежишь, как ни в чем, ни бывало. А пока полежи и подумай о своём поведении. Вот если бы я был в плохом настроении и сжёг тебя до костей? Что тогда? Неужели жить совсем надоело? - возмущённо заявил Седрик, прежде чем отправил скакуна в дальнейший путь.
   Тут на дорогу прямо перед всадником из-за ближайшего к нему раскидистого ясеня неспешно вышла женщина, создающая необычное впечатление внешним обликом. Не понятно, какого она возраста. На вид незнакомке можно дать лет двадцать пять, а можно было и все тридцать пять. Ярко накрашенные красные губы. Карие глаза со слишком высоко поднятыми к вискам внешними уголками. Неестественно длинные ресницы. Густая копна чёрных волос заплетённых в толстую косу до пояса. Красная кожаная куртка с нашитыми металлическими пластинками, тёмно-коричневые кожаные штаны и высокие кожаные сапоги чёрного цвета. Женщина взмахнула правой рукой и с лёгкостью развеяла заклинание держащее вервольфа. Мальчик вскочил с земли и бросился бежать в глубины леса, словно желал за как можно более короткое время оказаться на как можно большем расстоянии от тёмного мага.
   - Не ездил бы ты в дальнее путешествие, господин маг, Седрик Мадрагон, - мелодичным голосом меж тем произнесла незнакомка. - Дальняя дорога не всегда приводит к желаемому результату.
   Мадрагон придержал коня как вежливый кавалер, не желая сбивать даму с ног. Женщина не держала на виду оружия, но от неё явственно веяло опасностью, а полуэльф давно привык верить предчувствиям.
   - Не вежливо с твоей стороны выскакивать из леса, даже не представившись бросаться под копыта коня и произносить туманные угрозы, - проговорил Седрик, оценивая возможную противницу. - Ты от кого-то знаешь, каково моё имя, а я твоего имени не ведаю.
   - Что есть имя? - задала риторический вопрос незнакомка и сама на него ответила. - Просто набор звуков, уносимых ветром в небо и ничего более. У меня много имён. Если для тебя так уж важны условности так называемого цивилизованного мира, то можешь использовать в отношении меня имя - Моргана. Так звали меня твои предки - остроухие повелители лесов, Перворожденные эльфы из племени дроу.
   - Моргана, ты создаешь впечатление вменяемой девушки, но причисляешь меня к племени тёмных эльфов. Да за одни только такие слова, упомянутые тобой, дроу убили бы любого самой мучительной смертью. Им запрещено смешивать кровь с людьми.
   - Это всего лишь предрассудки кучки старейшин застрявших во временах создания мира.
   - И всё же вернёмся к началу разговора. Освободи путь, уйди с дороги и не мешай мне двигаться к неблизкой цели путешествия, - твёрдо сказал Мадрагон, чувствуя, что начинает злиться.
   - И что ты сделаешь, если не отойду? - провокационно спросила Моргана.
   - А вот что! - воскликнул полуэльф, одновременно выхватывая из-за пояса магический жезл, горевший красным светом.
   Энергетический импульс сорвался с кристаллической вершины жезла и полетел в настырную женщину. Она тут пропала без следа, словно призрачное видение, как будто и не было её вовсе. Импульс попал в землю и затух.
   - Тьфу ты, колдунья! - чертыхнулся Седрик Мадрагон и направил коня дальше по пыльной летней дороге.
   В деревню Чуазасс тёмный маг прибыл только вечером, когда уже стемнело. Населённый пункт, запрятанный посреди таёжного леса, состоял всего-то из двух десятков домов, огороженных высоким частоколом из толстых брёвен, заточенных в верхней части.
   Седрик узнал у прохожего, где располагается единственная таверна, и направился туда. Где же ещё пожелал бы найти ночлег инспектор Департамента тюрем. Мадрагон подъехал к искомому заведению, привязал скакуна к коновязи. Таверна не имела имени, поскольку других подобных заведений в деревне Чуазасс не существовало по причине малочисленного населения и нерентабельности. Настораживало, что ни кого не видно, ни посетителей, ни работников. Пройдя через открытую настежь дверь, полуэльф оказался в большой комнате, похожей как две капли воды на все трапезные зала других трактиров. Те же столы, стулья, скамейки, барная стойка и хозяин заведения за ней. Единственный посетитель сидел на высоком стуле, облокотившись на стойку, спиной к входной двери.
   При звуке шагов клиент таверны обернулся и с мнимым возмущением в голосе сказал:
   - Вообще-то должны были подъехать трое тёмных магов, а не один только Седрик Мадрагон.
   - А вообще-то нас должен был ждать инспектор Департамента тюрем, а не Роммунд Ровскитинг, в посёлке Чарториз, а не в деревне Чуазасс! - таким же тоном ответил Седрик.
   Роммунд, а это был именно он, от души рассмеялся и сказал:
   - Седрик, как же давно мы с тобой не виделись! Ты как раз вовремя к ужину, да и банька скоро будет готова.
   После вкусной трапезы маги изволили отправить в баню. Нахлеставшись вениками, вышли в абсолютно голом виде в предбанник, где их уже ожидал холодненький квас в запотевших кружках, стоявших на столе рядом с небольшим бочонком. Не успел Седрик присесть на гладкую поверхность скамьи, отполированную мужскими и женскими ягодицами за многие годы использования, да насладиться вкусом пенного напитка, как входная дверь отворилась, и внутрь помещения вошли две молоденькие симпатичные девушки с длинными распущенными волосами, обвернувшиеся простынками. Одна - небольшого роста и темноволосая, а другая повыше - стройная блондинка. Предметы постельного белья не скрывали, а даже наоборот подчёркивали, соблазнительные изгибы женских прелестей. Девушки смущённо остановились у входа, как будто не решались пройти дальше в комнату.
   - Не понял? - удивился неожиданной компанией Мадрагон.
   - Да, что тут не понятно? Две красавицы решили поддержать наш разговор, помочь сбросить напряжение от долгого и трудного дня, - ответил Роммунд и сказал, уже обращаясь к красавицам. - Девчонки проходите к нам. Будем веселиться!
   Брюнетка направилась к Ровскитингу, а блондинка тут же подошла к Седрику, плавно наклонилась к самому его уху и ласково прошептала:
   - Я хочу прогуляться. Ты не проводишь меня, мой доблестный господин?
   Почувствовав игривые интонации, полуэльф отбросил сомнения, от которых не было ни какого прока, и, поднявшись со скамьи, протянул девушке руку, привлекая к себе. И тут такое началось!
   Ночь прошла хорошо, закончилась удачно. Седрик проснулся ранним утром, едва забрезжил рассвет. Ему стало холодно, что не удивительно, поскольку спал он в парилке на верхней полке полога, а каменка давно уже остыла. Ненасытной, изобретательной блондинки, вчера назвавшейся Лизеттой, рядом с ним не оказалось. Роммунд со счастливой улыбкой на лице спал на спине, растянувшись во весь немалый рост на скамье в предбаннике.
   Мадрагон направил стопы к бочке с холодной водой, взял ковшик на длинной ручке, зачерпнул живительной влаги и с удовольствием напился. Не много подумав, полуэльф зачерпнул немного воды и плеснул на голую грудь спящего мага. Ровскитинг тут же подскочил с твёрдой лежанки и закричал:
   - Что ж ты творишь, изверг ты этакий!
   - Вставай, господин старший лейтенант. Пора в путь-дорожку собираться! Труба зовёт и девушка, ждущая солдата, плачет на околице! - бодро ответил Седрик.
   Полуэльф первым подал пример, надел исподнее бельё и направился к выходу из бани. Внезапно на него нахлынуло неясное чувство опасности, в горле пересохло, в животе похолодало, словно съел кусок льда. Седрик мысленно призвал синий клинок и тут же успокоился, почувствовав в руке привычную рукоять. Мадрагон вышел из помещения во двор таверны и понял, что тревожное чувство не напрасно навестило и вовремя предупредило. К бане неспешно направлялась колдунья Моргана, держащая в руках два парных меча. Карие глаза женщины пристально посмотрели на тёмного мага.
   - Здравствуй, настырная незнакомка, - негромко сказал юноша, глядя в упор на идущую навстречу, незваную в гости, воительницу.
   В место ответного приветствия железо её клинков вспороло воздух возле самого его лица, так что Седрик даже не успел для защиты оружие, но спас жизнь прыжком назад. Синий клинок поднялся в позицию, острие смотрело в грудь противнице. Женщина словно в ответ только криво усмехнулась и сразу же атаковала, крутя мечи. Она двигалась столь быстро, что тёмный маг не успел уследить за стремительным движением сабли. Полуэльф запоздало махнул мечом, но звон столкнувшихся клинков ударил в уши, что-то рвануло щёку. Теперь Моргана замерла метрах в двух от противника. По шее Мадрагона потекло что-то тёплое. Глаза колдуньи сузились и стали совсем как щёлочки.
   Воительница резко прыгнула, натренированное тело взмыло ввысь, мелькнули клинки, и Седрик едва успел прикрыться от метящегося ему прямо в шею окованного железом вражеского сапожка, но второй удар он всё-таки пропустил. В глазах вспыхнули яркие звезды, затмившие дневной свет, полуэльф отлетел на несколько метров, приземлился спиной на землю, почувствовал все мелкие камешки, впившиеся в тело. Тёмный маг сразу же вскочил, но женщина не теряла времени даром и уже была рядом. Синий клинок рванулся навстречу воительнице, но ударился о скрещенные сабли.
   Короткие сабли скрестились с клинком Мадрагона, пытаясь схватить туманный меч в клещи и вырвать из рук хозяина. Столкновение мечей отозвалось резкой болью в костях и суставах тёмного мага, но при нечеловеческом усилии воли синий клинок даже не дрогнул. Чувствуя запредельное напряжение в мышцах и связках, полуэльф развёл кривые клинки женщины и, прежде чем ошеломлённая воительница успела бы сделать хоть что-то, рванулся вперёд, рассекая одежду поперёк груди противницы.
   Хлынула кровь, Моргана разом опустила руки, сабли выпали из её рук и зазвенели, друг с другом соприкоснувшись. Колдунья схватилась обеими руками за грудь, как будто пытаясь закрыть рану и остановить убийственное кровотечение, а затем упала на колени. Голова женщины склонилась на грудь, но находилась воительница в таком положении всего лишь малый миг, жизнь её прервалась, а тело оставшееся без души упало лицом вниз в дворовую пыль.
   Седрик услышал шум за спиной, то выскочил на крыльцо бани доблестный инспектор Департамента тюрем Роммунд Ровскитинг.
   - Лучше поздно, чем никогда, - прокомментировал народной мудростью его появление полуэльф.
   - Стоит тебя только на минуту одного оставить, как ты тут же человека убил, - ехидно заметил маг-тюремщик.
   - Она сама первая напала.
   - Ладно, ладно, будем считать, что я тебе поверил, - пробурчал Роммунд. - Кто она такая? Ты её знаешь?
   - По дороге в Чуазасс выскочил из-за деревьев молодой ликантроп. Я его спутал заклинаньем. Тут-то она и появилась. Назвалась Морганой и говорит, мол, не ездил бы ты никуда, а то мало ли что может случиться.
   - Кажется, я знаю кто она такая. Моргана - это местная ведьма, вернее только её имя.
   - Что значит только имя? - удивился тёмный маг. - Говори яснее.
   - Ведьма она. Понимаешь? - принялся разъяснять Седрику как малому ребёнку Ровскитинг. - Душа у неё чёрная, проклятая, колдовская и живет вечно, по крайней мере, уже лет сто. Как только тело стареет, находит новое вместилище, да чтоб моложе и переселяется в него. Поэтому выглядит по-разному, а имя всегда одно - Моргана.
   - Ни чего себе! - воскликнул Мадрагон. - А я, вот ведь наивный индивид, всегда думал, что ведьм давно уже, лет пятьсот назад, истребили. Тьма не дремлет!
   - Ты ещё скажи, что в существование Морозного деда до сих пор веришь, - ехидно сказал маг-тюремщик.
   Внезапно мёртвое тело колдуньи зашевелилось, словно пытаясь встать. Глаза Морганы открылись, губы не шевелились, но прозвучал хриплый голос:
   - Возьми лишь один воздуха глоток, цветок лотоса и отдай мне драгоценный камень - адамант. Сердце моё кровоточит в ледяных тисках Хаоса. Серая душа плачет и просит прощения, просит отдыха, но нет спасения мне. Лишь солёные слёзы на ресницах. Не поднимая глаз, увидь кроваво-красную звезду, распростёршуюся на половину горящего в неземном огне неба. Заперты крепкие двери и задёрнуты шторы на узких бойницах в толстых стенах для него. Хотя бы запутай все следы, так что никто не найдёт. Скажи мне лишь два слова жалости, но только не молчи обречённо. Шепчи или кричи, всё равно ни кто не услышит и ни кто не подойдет. Умри сейчас и через мгновение дыши. Иди за мной, потому что я всё равно найду тебя. Чёрная сфера... Чёрный король хочет крови...
   Голос колдуньи прекратился так же внезапно, как и возник. Тело Морганы застыло в дворовой пыли.
   - Я думаю, что выражу общее мнение. Пора валить отсюда и как можно быстрее. Раз уж трупы начинают чревовещать, то не далеко и до прорыва Хаоса, - предложил Роммунд Ровскитинг.
   Седрик Мадрагон нашёл в себе силы кивнуть. Маги быстро собрали вещи, расплатились с трактирщиком и тронулись в путь навстречу горизонту. В лицо дул тёплый ветерок. Пушистые облака нежились в прозрачных небесах. Поля, прилегающие к деревне Чуазасс, скоро закончились, и всадники вступили в бескрайние просторы хвойного Грюненбахского леса.
   - Кругом одни ёлки. Однообразный пейзаж, - задумчиво произнёс Роммунд.
   - Это вопрос или утверждение? - спросил в целях поддержания разговора Седрик.
   - Ни то ни другое. Всего лишь риторическое предположение о видимой сущности предметов. Лишь паутина сплетенная из слов. Седрик, посмотри на наш мир. Церковь Создателя говорит нам: брось в огонь всё не нужное без сожаления. А я скажу по-другому. Это - бесконечная история. Хаос пытается прорвать в мир, а мы яростно и упорно сопротивляемся. Умрут или погибнут одни, но придут другие, и ни кто даже и спасибо не скажет, не говоря уже о золотом бюсте. Любой неграмотный крестьянин прошипит проклятье за твоей спиной. Ему что тёмный маг, что злобный мерзкий некромант, всё едино, - ответил Ровскитинг.
   - Роммунд, хватит разводить философскую бодягу. Мне и самому тошно, но что делать? Сам понимаешь, что магически одарённый по своей сути всего лишь мутант, игрушка богов, а не вершитель судеб. Человек боится всего, что ему не понятно. Смерд спинным мозгом понимает, что ты не такой как он, а значит - опасен, как лесной пожар. Не понятно, чего от тебя ждать в следующую минуту и куда ты бросишься в новый миг. Ну, убили одни мутанты, одетые в государственную форму, других, что одеты в чёрные балахоны, та и что с того? Пшеница от этого не начнёт расти лучше. Вот и весь ответ!
   На этом разговор и затух как спичка на ветру. Так прошло пол часа. Тишину леса нарушили волчьи завывания, приближающиеся со скоростью света к магам со всех сторон. С высокого дуба на Седрика спрыгнул голый мужчина, тело которого заросло серыми волосами похожими на звериную шерсть. Тёмный маг полетел со скакуна на землю, но тут же вскочил. Лошадь испуганно заржала и побежала прочь, куда глаза глядят. Мадрагон выхватил синий клинок и взмахом разрубил грудь напавшего лесного жителя. Волосатый мужик упал, обливаясь кровью.
   Полуэльф оглянулся и увидел, что Роммунд тоже покинул седло и готовит к нападению фаербол. Из-за деревьев на чистое пространство повыскакивали оборотни в волчьем обличии. Ликантропов оказалось около пятнадцати особей. Обстановка усложнялась. Тёмный маг не успевал применить волшебную силу и потому положился на верный клинок. Синий меч запел в ожидании кровавого пира и смерти врагов. Седрик успел порубить пяток вервольфов, но за всеми не уследил и поплатился за это. Удивительной силы удар в затылок поверг мага на землю и свет дневной для него потух.
   Ровскитинг послал в оборотней фаербол и с радостью услышал предсмертное завывание, вызвавшее лишь улыбку на его лице. Роммунд отбивался от перевёртышей, выписывая мечом круги и восьмёрки. Движения мага-тюремщика были стремительны, и от того ни одному врагу не удалось задеть его хотя бы кончиком острого когтя и остриём клыка. Роммунд притворно принялся отступать, отвлекая врагов ближе к деревьям. Хитрый план возник в голове Ровскитинга. И вот когда пятеро оборотней окружили его и не давали двигаться, маг-тюремщик вскинул руки, приводя тем самым в действие, давно заготовленное заклинание "Огненная стена". Огонь взревел, окружая заклинателя стеной, уничтожая врагов, сжигая их дотла.
   Расправившись с ликантропами Роммунд кинулся искать Седрика, но того ни где не было, а значит оставшиеся в живых вервольфы как-то пленили и утащили тёмного мага с собой. Также произошло и ещё одно несчастье. Оборотни зарезали обоих скакунов, что усложняло дальней шее передвижение по Грюненбахскому лесу.
   - Что же, мне не остаётся ни чего другого, как воспользоваться оружием врага в такой ситуации, - глубокомысленно проговорил Роммунд, направляясь в глубину леса.
   Маг-тюремщик Роммунд Ровскитинг тщательно вырисовывал коротким двулезвийным кинжалом - сика на почве лесной полянки сложную пятиугольную фигуру. В вершину каждого луча лёг небольшой белый в чёрную крапинку камешек. На камешке мелом начертаны буквы всеобщего волшебного алфавита. Затем пять коротких и тонких свечей из белого воска закрыли подошвами руны. А в центре пентаграммы расположилась небольшая глиняная фигурка пузатого человечка, на лбу которого начертаны руны в виде слова "истина". Роммунд пошёл по кругу, зажигая свечи, горевшие ровным жёлтым пламенем.
   Не давая уйти чувству сосредоточенности, Роммунд встал на расстоянии метра от пятиугольника и толкал клубок заклинания от себя вперёд. Он тут же почувствовал тяжесть в теле, словно ко всем конечностям привязали тяжеленные многокилограммовые гири. Сердце тревожно стучало. Волшебный энергетический клубок достиг руны "А", расположенной в центре пентаграммы. В ушах раздался тревожный звон. Чертёжный рисунок начал мигать. Аура мага соприкоснулась с астральным каналом. Воздух нагрелся от выброса маны и астральной энергии и задрожал. Пентаграмма вспыхнула нестерпимым сиянием, во все стороны света брызнули полосы белого пламени.
   От первого же слова заклятия язычки свечного пламени дрогнули, словно под напором ветра. Ритуал продвигался с трудом. Маг-тюремщик закусил до крови нижнюю губу. Дело пошло легче, окружающий мир словно пропал из поля зрения, как будто затянулся туманной дымкой.
   Что-то жарко пахнуло в лицо Роммунда, неведомая сила приподняла его тело и легко опрокинула на спину. Когда Ровскитинг открыл глаза и сумел сесть, то вместо пентаграммы увидел лишь выжженный на почерневшей траве круг.
   Испортилась погода. Сильный холодный ветер принёс чернильно-чёрные тучи, грозившие пролиться дождём. Маг-тюремщик сплюнул в траву, утёр со лба пот и огляделся. Магическая фигура сияла небесной синевой. Точно такой же свет бил из середины пентаграммы. В свету начали проступать очертания какого-то существа, и в тот миг, когда существо это обрело плотность, сияние померкло. Так посреди поляны возник бугрящийся мускулами голем.
   - Что, так и будешь глазеть на меня? - поинтересовался глиняный человек скрипучим голосом. - Время дорого. Что тебе нужно?
   - Мне нужна помощь, Сольгриммм, - отозвался смущённый Роммунд.
   Голем утробно и глухо засмеялся.
   - Ты меня удивляешь всё больше с каждой нашей новой встречей, человек, - промолвило глиняное создание после небольшой паузы. - Ты - маг-тюремщик, совершивший запретное колдовство конструкторов и ты же просишь у меня помощи. Не напомнишь ли мне, старому склеротику, кто упокоил в веки вечные моего создателя? Молчишь! А что бы ты сделал с магом, убившим твоего отца?
   - Сольгримм, силой заклятья я приказываю тебе исполнить моё повеление, - воскликнул Ровскитинг.
   Голема начало корёжить, под воздействием силы принуждения он рухнул на колени и прохрипел с трудом через зубы, выговаривая слова:
   - Хватит, остановись, человек. Я понял, кто здесь хозяин положения. Приказывай! Я исполню, что скажешь.
   Меж тем пошёл дождь. Дождевые капли принялись лупить по земле. Небо нависло низкое, серое, как брюхо мамонта.
   Голем нёс призвавшего его мага, взгромоздившегося на спину глиняного человека. Дорога размокла, на глиняные ноги налипали коричневые комки.
   - Сел на шею, ноги свесил, да ещё и понукает, - тихо себе под нос бурчал Сольгримм.
   - Не морщи лоб, а то морщины на всю оставшуюся жизнь так и останутся, - небрежно отвечал Роммунд.
   Плотный дорожный плащ мага промок насквозь, влага просачивалась внутрь. Равномерно шелестел по лужам дождь.
   - Сольгримм, сворачивай налево в лес, да спускай меня на землю, - приказал Ровскитинг. - Маяк, который я заблаговременно и предусмотрительно поставил на тёмного мага, указывает, что пункт нашего назначения расположен близко.
   Голем исполнил распоряжения, прошел десяток метров в лес, остановился и присел. Маг-тюремщик легко спрыгнул на землю, вытащил меч и крадущейся походкой направился в сторону маяка. Сольгримм двигался следом и делал это на удивление бесшумно, если учесть размеры и качественный состав его каменного тела. Через пять минут спутники прибыли к покосившемуся от времени домику, сложенному из брёвен. Рядом со строением не было забора и каких-либо построек, а в стенах не было ни каких даже самых небольших окон, только массивная дверь, обшитая ржавыми металлическими полосами.
   - Сольгримм, ломай дверь, - шепотом приказал маг-тюремщик.
   - Э, - замялся голем. - Роммунд, но там же тёмный маг. Как только мы его освободим он сразу же меня развоплотит. Ты это понимаешь?
   - Не спорь со мной, сейчас не время для истерик. Освободим мага, а там уж я сам как-нибудь с ним договорюсь, не забывай, что это я тебя вызвал, а значит - сам виновен в запретной магии. Давай шустрее!
   Глиняный человек тяжко вздохнул, отошёл от домика подальше и, разбежавшись, вышиб дверь, врываясь внутрь непонятного строения. Ровскитинг бросился следом, но поспел только к шапочному разбору. Голем уже успел раздавить двух вервольфов, не успевших оказать ни какого сопротивления, а более врагов не наблюдалось. Роммунд зажёг небольшое осветительное заклятье и осмотрел комнату. У дальней стены помещения находилась клетка с толстенными металлическими прутьями. В клетке сидел, прислонившись к стене, тёмный боевой маг Седрик Мадрагон собственной персоной. Ровскитинг быстрым шагом направился к узилищу товарища.
   - Что-то ты не слишком торопился меня спасти от длинных когтей оборотней, - раздался голос полуэльфа.
   - О! Раз можешь говорить, значит - живой! - с притворным пренебрежением воскликнул маг-тюремщик.
   - Сообщаю для самых умных магов и тех, кто в красном шлеме. Я - жив и на небеса не пока, что не собираюсь, - парировал в том же тоне Седрик. - Кстати на клетке хитрющий замок с защитой от магических воздействий. Как ты собираешься её вскрывать?
   - А вот так, - ответил Роммунд и, повернувшись к глиняному слуге, сказал: - Сольгримм, ломай замок, пока он нас до смерти не заговорил.
   Массивное тело голема выплыло из темноты. Одного удара правой руки для уничтожения запирающего устройства оказалось недостаточно, понадобилось три таких удара.
   - Я так понимаю, что ты, Роммунд, путешествуешь теперь в сопровождении создания магов-конструкторов? Я прав или мне всё это только кажется по причине сотрясения мозга? - спросил Седрик менторским тоном, уперши при этом руки в бока и сощурив глаза.
   - А что мне надо было делать? Как ещё по другому действовать? Оборотни загрызли обоих скакунов, а тебя утащили в бездыханном состоянии. Если бы я на каторгу за помощью побежал, то не известно разговаривали бы мы с тобой сейчас или нет, - начал оправдываться Ровскитинг.
   - Ладно, - остановил словесные излияния тюремщика полуэльф. - Будем считать, что я ни чего не знаю, и ни чего противозаконного здесь не видел. Слушай меня! Ситуация отвратительная. Оборотни думали, что я в отключке валяюсь, а потому разговаривали громко и без стеснения. Из их трёпа я понял, что нас двоих стремились вывести из строя не просто так из кровожадных намерений или из мести всем государственным магам. Задача вервольфов - нейтрализовать нас двоих, а в это время кто-то из магов-ренегатов должен прибыть на каторгу в посёлок Берёзовый уголок и изъять Шварцрюкена. Затем должно было произойти нападение перевёртышей и освобождение вождя оборотней. Кажется, я знаю, кто именно должен увести у всех из-под носа этого самого Шварцрюкена. Как-то подозрительно отстали Орехус и Шевякун от меня в пути.
   - Если всё так и есть, то нам нужно как можно быстрее попасть в посёлок до того как план ренегатов исполнится и голем нам в этом поможет. Сольгримм будет передвигаться напрямик, что сократит путь через лес, да к тому же ни кто нас, ни кто из врагов не ожидает увидеть так быстро. Скакунов-то мы лишились. А за это ты не будешь развоплощать голема. Хорошо?
   - Хорошо! - с трудом, но всё-таки согласил тёмный маг. Чего только не сделаешь ради торжества справедливости и победы собственной персоны над противником.
   Маги, расположившиеся на плечах глиняного человека, двинулись в путь.
   Время неумолимо приближалось к вечеру, стало темнее. Когда из серой пелены вынурнули стены искомого населённого пункта, Седрик искренне обрадовался. Башни у ворот блестели от дождя, государственные флаги намокли и обвисли. При появлении поздних путников объявились стражники, вышедшие из-под широкого навеса.
   - С какой целью вы посещаете посёлок Берёзовый уголок, - спросил десятник, носящий нашивки сержанта.
   - В пределы посёлка мы вступаем по чрезвычайной государственной надобности, - отозвался Роммунд, скидывая с головы капюшон. - Неужели, сержант Снус, ты не узнал меня?
   - О, господин Ровскитинг, богатым будете! - удивлённо воскликнул старший стражник. Он надулся как индюк, выпучив глаза от притворного усердия. - Я действительно вас не узнал. Прощу прощения.
   - Извинения приняты, сержант, - победоносно ухмыльнулся маг-тюремщик. - Больше я тебя не задерживаю. Служи дальше!
   Стражник Снус махнул рукой, и его подчинённые заторопились вернуться под навес.
   - Вчера приехали двое тёмных магов. Они сказали, что вы отстали в пути по какой-то надобности и, скорее всего, вообще не приедете. Поэтому мы вас даже и ждали, - сказал напоследок старший стражник шепотом, словно сообщал тайну.
   Роммунд в ответ лишь рассеянно кивнул. Маги двинулись в путь. На улочках посёлка было пустынно. Дождевые капли стучали по крышам, вода клокотала в сточных канавах, булькала в лужах под подошвами сапогов.
   Разъяренным ураганом вломился в здание комендатуры посёлка Берёзовый уголок инспектор Департамента тюрем Роммунд Ровскитинг, потрясая постановлением Магического трибунала, содержащим требование перевезти преступного Шварцрюкена в тюрьму Гурабар-Лес. Ререпуганный дежурный надзиратель мигом отправил посыльного за начальником каторги бароном Айваром Вар-Ковбыкор. Роммунд грозил различными карами тем, кто будет препятствовать его распоряжениям.
   Этой же ночью, усиленный наряд выехал из ворот посёлка-каторги. В середине кавалькады двигалась закрытая повозка, обшитая посеребренными листами, внутри которой размещена клетка, изготовленная из толстенных осиновых прутьев. Внутри сего фургона находился оборотень Шварцрюкен, закованный по рукам и ногам в серебряные кандалы и погружённый с помощью заклятий в крепчайший сон. Таким образом, ликантроп оказался лишён возможности, призвать на помощь кровожадных собратьев.
   Когда утром в комендатуру явились тёмные маги Стремин Орехус и Михай Шевякун, то им оставалось лишь мысленно произносить все известные проклятья при известии о том, что "птичка" покинула гнездо. Конвой, сопровождающий преступника, уже находился в недостижимой для них зоне. Правильно в народе говорят: кто рано встаёт, тому и боги помогают.
   Всё-таки Шварцрюкен препровождён в тюрьму Гурабар-Лес без каких-либо особых происшествий. Стремин Орехус и Михай Шевякун сохранили должности, поскольку ни каких явных доказательств сотрудничества с вервольфами не имелось.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"