Мамонтов Сергей Викторович: другие произведения.

5 Поступление в Академию высшей магии

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Окончив обучение в школе для юных магов, Седрик Мадрагон отправляется в столицу для поступления в Академию высшей магии.


Поступление в Академию Высшей Магии.

  
   Летом 1998 года в школе для юных магов при соборе Святого Мадрагона в городе Мыски произошёл очередной выпускной вечер, на котором юный, но очень способный к изучению и применению магических знаний, послушник Седрик Мадрагон получил аттестат зрелости. Также он обогатился на несколько золотых монет, выделенных королевской казной, и получил доброе напутственное слово от директора школы с пожеланием поступить с первого раза в Академию Высшей Магии королевства. Мадрагон собрал свои немногочисленные вещи, состоявшие из предметов одежды, нескольких книг о магическом искусстве и синего эльфийского клинка.
   Далее путь полуэльфа лежал по улицам города к речной пристани, предназначенной для приплывающих и отплывающих кораблей. Седрику предстояло добраться до столицы королевства, и он предпочел путешествие по воде, чтобы не приобретать коня, которого потом пришлось всё равно продать за бесценок в Кеммербурге. Также речное путешествие избавляло от необходимости передвижения через приснопамятный Кринойский лес и возможных встреч с разбойниками.
   На городской речной пристани Седрик Мадрагон всего за одну золотую монету получил пассажирское место на небольшом купеческом корабле, принадлежащему торговцу по имени Нафарк, который по счастливому стечению обстоятельств, всего лишь через час отправлялся с грузом товаров по реке Моть-Лава к столице государства.
   Корабль был длинный, узкий, с высоко задранным носом, украшенным фигурой в виде головы дельфина, с короткой мачтой и притянутым к рее парусом. На судне царил сильный запах смолы. С бревенчатого причала на палубу перекинут дощатый настил, и цепочка людей с грохотом таскала с телег на корабль какие-то мешки и бочки, укладывая их на палубе и под гребные скамьи. Добротно выстроенный корабль всё ниже и ниже оседал под тяжестью груза и, тем не менее, как бы пританцовывал на месте, покачиваясь на прибрежных волнах, словно ему не терпелось скорее пуститься в плавание.
   Закончив погрузку товаров, люди купца Нафарка отвязали канаты и поставили парус. Рулевой занял своё место. Дул хороший попутный ветер и корабль, увлекаемый течением, легко тронулся с места, медленно стал отдаляться от пристани. Гомон и сумятица города неожиданно остались где-то позади. Седрик простоял на палубе до самого полудня, глядя на проплывающие мимо берега. Зелёные холмы уступали место небольшим дубовым и буковым рощам, по спускающимся к реке оврагам тянулись заросли орешника.
   В пути к Кеммербургу полуэльфу, который, по счастью, не страдал от болезни вызываемой волнами и качкой, приходилось довольствоваться только теми продуктами, что он заблаговременно взял с собой. На беспалубном корабле, до отказа забитом снаряжением и грузом, не хватало места даже экипажу, и потому каждый устраивался, как мог. Спать юному магу доводилось на мешках с овечьей шерстью, привязанных к палубе крепкими канатами. Когда пропадал ветер и широкий парус обвисал, то Мадрагон, как и другие пассажиры, садился на скамью для гребцов и брался за длинное дубовое вёсло. В штиль корабль ходил на вёслах, в случае необходимости выставляемых из дыр в верхней части борта, по двенадцать с каждой стороны.
   Дни путешествия промелькнули быстро. Торговое судно двигалось ходко, его почти всё время подгонял попутный ветер. Юный маг, без каких либо особых происшествий добрался до цели своего водного странствия. Когда корабль пристал к берегу, в мелкую воду с тяжелым всплеском упали прикрепленные к цепям круглые камни, заменяющие якоря. Люди купца быстро и ловко перебросили длинные сходни с борта своего корабля на столичную пристань.
   Седрик, ёжась от утренней свежести, простился с товарищами по плаванию, выбрался на высокую каменную пристань, прошёл мимо бесчисленных пирсов. Он шёл и глядел по сторонам на огромные дома из тесаного камня, на жилые кварталы, на порт, доки, где покачивались у причалов множество больших лодок и галер, а другие суда лежали, вытащенные на сушу и перевёрнутые вверх дном для починки. Несколько судов стояло чуть поодаль на якоре, с убранными парусами и закрытыми портами для вёсел.
   Полуэльф приглядывался к грузчикам, которые сновали, тяжело нагруженные, среди бочек, ящиков, больших канатов и сваленных в кучу вёсел; к бородатым коммерсантам, которые тихонько беседовали между собой, прогуливаясь по скользким камням у самого края воды. Седрик глазел на рыбаков, разгружающих баркасы, на кузнецов, орудующих тяжёлыми молотами, на корабелов, деловито снующих вокруг вытащенных на берег судов. Продавцы-разносчики громко расхваливали товары, по металлическим наковальням били кузнечные молоты, а деловитые корабелы орали, пытаясь перекричать, всех и вся.
   Седрик Мадрагон спросил на выходе из порта у первого попавшегося патруля стражников, одетых в кожаные куртки и с мечами на поясах, путь к Академии Высшей Магии и, получив исчерпывающий ответ, отправился в неблизкий путь по широким мощёным камнем столичным улицам, пробираясь по тротуарам через толпы прохожих. В столичном Кеммербурге было примерно в десять раз больше жителей, чем во всём герцогстве Мыски, поэтому столица показалась юному магу неким перенаселённым муравейником. Улицы Кеммербурга заполнял народ богато одетый, но какой-то суетливый. Отовсюду неслись пронзительные голоса разносчиков.
   Дома в столице были большими, светлыми, покрытыми ярко-красной шестиугольной черепицей. Среди зданий, на первый взгляд таких одинаковых, Седрик несколько растерялся. Он миновал улицу, отведённую под лавки шорников, на которой пахло выделанной кожей. Затем прошёл рынок, заполненный галдящей и хохочущей толпой. Торжище шумело на тысячи голосов. Торговцы надрывались, расхваливая товары, ржали лошади, лаяли собаки, гомонил народ, надеясь выгадать, купить дешевле, а если получиться то и украсть.
   В центральной части города дома были сплошь каменные, а на улицах чище, чем на окраинах. Стало припекать, и на каждом шагу стали слышны звонкие голоса мальчишек-разносчиков, предлагающих купить только у них самую чистую в столице питьевую воду.
   Наконец, успев несколько раз заблудиться, юный чародей, с помощью подсказок нескольких горожан добрался до площади, окруженной с трёх сторон домами с остроконечными шиферными крышами. С четвёртой стороны площади возвышалась стена громадного, построенного из белокаменных блоков, напоминавшего форт или замок, четырёхэтажного здания главного корпуса Академии. Перед зданием на площади стояло несколько торговых палаток и павильонов, куда то и дело заходили и выходили люди. В одном из ларьков расположилась пекарня, из которой плыл аромат свежей сдобы.
   В самом углу огромной стены здания была низенькая деревянная дверь, через которую Седрик и попал внутрь Академии Высшей Магии. Когда он поднял ногу, чтобы переступить через порог, то почувствовал, как будто сам воздух сопротивляется его движению. В ушах зазвенело, но он не придал этому значения.
   Юного мага встретил молчаливый привратник, который, узнав причину прибытия полуэльфа, провёл его через вестибюль, залы и коридоры в открытый двор, расположенный где-то в глубине здания, вдали от наружных стен. Двор был вымощен каменными плитами, но крыши над ним не было, а посредине зеленела лужайка с молодым деревцем, под которым сверкал и переливался на ярком солнце, дивно журчащий, фонтан.
   В этом дворике Мадрагона встречал ректор Академии - профессор Томиус Керр-Шепельтом, который оказался толстым мужчиной лет сорока со светлыми короткими волосами и маленькой бородавкой на мощном подбородке. После обмена ни чего не значащими любезностями и короткого сухого, но вежливого разговора ни о чём, ректор отправил полуэльфа в приёмную комиссию, где Седрик предъявил аттестат и рекомендательное письмо от директора своей школы, а взамен получил на время вступительных экзаменов место в общежитии высшего магического учебного заведения.
   Комната, отведённая Мадрагону, находилась почти под самой крышей на последнем четвёртом этаже общежития, расположенного рядом с главным корпусом Академии, а её единственное окно выходило на крутые островерхие крыши домов кеммербургских горожан. Комнатная мебель состояла из низкой деревянной кровати с тонким матрасом, одеялом и подушкой, а также широкого письменного стола со стулом, стоявшего перед окном. Полуэльф не раздеваясь, но, всё же разувшись, прилёг на кровать, с удовольствием вытягивая натруженные долгим путём по столичным улицам ноги. Хотелось думать только о чём-то хорошем и слава Создателю всего сущего, что великолепное настроение это позволяло.
   Через несколько минут покой юного мага был нарушен. Внезапно в дверь комнаты кто-то настойчиво постучался.
   - Войдите, - сказал удивившийся Седрик.
   Дверь со скрипом отворилась, и в комнату вошёл улыбающийся однокашник полуэльфа по школе для юных магов при соборе Святого Мадрагона в городе Мыски - Эжентер Политронг. Русые волосы невысокого, но крепкого юноши всё также были коротко обстрижены, а небритое лицо поросло рыжеватой щетиной.
   - Наконец вот и ты приехал! Седрик, ты, почему так долго добирался? Весь курс уже давно собрался. Ты последний студент, прибывший в Академию, - скороговоркой произнёс Политронг, протягивая правую руку для рукопожатия.
   - Ну, во-первых, привет. Вообще-то я по реке плыл на купеческом корабле. Пусть так дольше добираться, зато безопаснее и надёжней, - ответил полуэльф, пожимая руку товарища. - И вообще-то мы ещё не студенты, если уж на то дело пошло.
   - Это всего лишь вопрос времени, - возразил Политронг, отмахиваясь от слов Седрика рукой, как от назойливой мухи. - Вот ты когда в Академию заходил что-нибудь необычное почувствовал?
   - Вроде всё нормально было, - ответил Мадрагон.
   - А в ушах звенело? Сопротивление воздуха почувствовал? - продолжал спрашивать Эжентер.
   - Ну да вообще звенело, и сопротивление было, но я как-то и не подумал, что это что-то необычное, - ответил Седрик и тут же заинтересованно спросил. - А в чём собственно дело?
   - Эх, ты! Мне тут один поступающий всё объяснил. Он родом из герцогства Голташт, его зовут - Виктуар Феодостинг. Так вот, этот Виктуар говорит, что на входе в Академию специально поставлено заклинание, мешающее войти слабому магу. Вот если сила твоя и волшебный потенциал достаточного уровня, то ты только сопротивление почувствуешь да звон услышишь, а если слабенький маг, то так корёжить начнёт, что и зайти от неимоверной боли не сможешь. Заклинание отсекает слабых чародеев прямо при поступлении. Поэтому все прошедшие через барьер считай, что уже поступили на первый курс. Но есть ещё одно обстоятельство, которое держат в тайне, но Виктуар мне про него рассказал. Я тебе тоже могу рассказать, но поклянись, что ни кому не расскажешь!
   - Ладно, - согласился Седрик. Он приложил правую руку к сердцу и торжественно произнёс. - Рассказывай! Клянусь, что ни кому не расскажу, сей страшный секрет!
   - Заклинание - это барьер, который не пропускает ни кого, кто предался Тьме и её Владычице. Поэтому никогда выпускники Академии Высшей Магии не предаются Тьме, а вот в волшебных институтах такого барьера нет и от того их студенты не в таком почёте как наши, - шепотом сказал Политронг.
   - Понятно. Ну, значит студенческие билеты у нас уже практически в самом кармане.
   - А пошли-ка я лучше покажу тебе здешнюю столовую. Кстати там кормят довольно сносно. И поварихи все такие симпатичные, - предложил Эжентер Политронг.
   - Пошли, а то правда что-то есть захотелось, наверное, аппетит нагулял, - согласился Седрик, поднимаясь с кровати.
   Кроме Академии Высшей Магии, находившейся под патронажем королевской власти и церкви Создателя всего сущего, в королевстве Кеммерланд осуществляли образовательную деятельность частные, считавшиеся как бы независимыми, институты, которые всё равно находились под контролем церкви. За многовековую историю королевства возникли три волшебных института, названных по имени профессоров, глав научных школ, стоявших в истоке их возникновения: Нгапи, Мэйси и Смиэпа. Дипломы выпускников всех учебных магических заведений считаются равнозначными, но всё равно и работодатели и государственные органы всегда отдают предпочтение выпускникам Высшей Академии Магии, а не частных волшебных институтов.
   Здесь необходимо указать, что обучение в Академии Высшей Магии и в частных волшебных институтах состоит из трёх ступеней. У каждого мага свой магический потенциал, индивидуальные возможности по изучению заклинаний различной степени сложности. Студенты Академии и институтов, исчерпавшие потенциал своего обучения после второго года обучения проходят выпускные испытания, и получаю диплом с квалификацией подмастерья магического искусства. Студенты успешно прошедшие четыре года обучения получают квалификацию мастера магического искусства. Наиболее способные студенты учатся в Академии и институтах пять лет, и после сдачи экзаменов получают диплом магистра магического искусства.
   Обучение в Академии Высшей магии является бесплатным только первые два года, а затем денежную оплату за дальнейшую учёбу должен вносить сам студент. В частных волшебных институтах обучение полностью платное и зависит от аппетитов ректора и профессуры. Богатые родители платят за своих детей, а за наиболее одаренных студентов по специальной королевской квоте обучение оплачивает королевская казна, но по окончании учёбы они должны отработать в государственных структурах не менее пяти лет либо вернуть все деньги потраченные на его обучение. Также студент может заключить договор об оплате за своё обучение со своим будущим работодателем (например, с богатым аристократом или гильдией торговцев). Часто получалось, что студент был вынужден уйти из Академии из-за отсутствия денег для оплаты дальнейшего обучения, работал несколько лет в поте лица своего, копил деньги на учёбу и вновь возвращался для окончания обучения.
   Рано утром второго дня в стенах Академии, в дверь Седрика тихо постучали. К тому времени он уже проснулся, но всё ещё лежал в постели и находился в состоянии полудрёмы, а вставать не торопился. Мадрагон открыл глаза, откинул одеяло, окунаясь в тёплый, нагретый жаркими солнечными лучами, воздух комнаты. Полуэльф встал и, не одеваясь, пошёл к двери, благо, что идти до неё было не далеко. Он отодвинул защёлку, распахнул дверь и тут же отскочил на два шага назад. Полудрёма мигом пропала при виде полыхающего дверного проёма и охваченного языками пожара коридора.
   Юный маг, ни секунду не задумываясь, произвёл единственно возможное в такой ситуации действие. Он вытянул в сторону опасности обе руки и воспользовался единственным доступным полуголому юноше оружием - магической силой. В голове самопроизвольно возникла формула заклятья "Ледяная стрела", которая мгновенно была мысленно произнесена, но силы в заклинание было вложено слишком много для такого случая. Заклятье столкнулось с огненной стихией и тут же побороло её, но откат от столкновения уронил Седрика голой спиной на пол комнаты. Из лёжачего положения, он с удивлением наблюдал, как всполохи огня причудливо застывшие в виде сосулек со звоном падаю на пол коридора, и разбиваются на мельчайшие осколки, которые тут же растаяли, превратившись в небольшие лужицы чистой воды. В дверном проёме возник привратник Академии. Он посмотрел на лежащего абитуриента и произнёс:
   - Молодец! Порадовал! Реагировал быстро и с выдумкой, но вложил в заклинание слишком много сил. Ещё одно испытание ты прошёл, теперь можешь вставать и одеваться, а то застудишь себе что-нибудь.
   Привратник закрыл дверь комнаты, оставляя Седрика Мадрагона в недоуменном состоянии.
   Через месяц Седрик Мадрагон, успешно пройдя многочисленные и трудные вступительные испытания, поступил в Академию Высшей Магии и был зачислен на первый курс обучения. Новоявленный первокурсник получил серый плащ с капюшоном и темно-синий камзол, который являлся обязательной повседневной одеждой для любого мага-студента, обучающегося в Академии.
   Поступление в Академию студенты первого курса отметили грандиозной попойкой, которая закончилась дракой, но по счастью без жертв среди её участников. Пирушка по поводу поступления и драка являлись многовековой традицией, от которой пока что ни кто не отступался. Применять магию во время этого ритуального события под угрозой исключения из учебного заведения строжайше запрещалось во избежание человеческих жертв, пожаров и различных катастроф. Для соблюдения этого правила рядом обязательно находился десяток рыцарей-храмовников, блокирующих магическую силу и её применение.
   На утро, студент Седрик, проснувшийся на кровати в своей комнате, попытался открыть глаза. Болело горло и болело так, будто в него насыпали песка. Также боль поселилась в предплечье и в костяшках пальцев. Ныли разбитые кулаки. Вдруг скрипнула, оставшаяся со вчерашней ночи незапертой, дверь комнаты, и хриплый весёлый голос неожиданно громко ударил по ушам Мадрагона:
   - Эй, соня! Хватит дрыхнуть без задних лап и без зазрения совести!
   Скосив глаза, Седрик обнаружил у двери Эжентера Политронга. Хозяин комнаты сделал попытку приподняться в постели, но руки шевелились плохо, и немалых сил стоило сдержать зевок. В Эжентере было, не смотря на внешний вид и хамские привычки, нечто весёлое, открытое, располагающее к себе, и Седрик не нашёл в себе сил обидеться на раннюю побудку.
   - Да встаю, уже встаю, - недовольно буркнул Мадрагон и стал одеваться.
   - Ты хоть помнишь, что вчера студенту Люциусу Чустингу рожу в кровь разбил и пару фингалов подарил? - спросил Политронг, усаживаясь на единственный стул. - Хорошо, что вас быстро растащили, а то не знаю, чем бы для этого дурачка всё бы закончилось.
   Седрик застыл с брюками в руках, напряженно вспоминая, а затем безразличным голосом ответил:
   - Ты знаешь, что-то такое я помню, как-то смутно и неясно припоминаю, но как-то так...
   - Он что-то пытался пошутить на счёт межрасовых браков, а ты ему ответил по-нашему, по-мужски. Молодец!
   - Ага, спасибо, надеюсь, что он не побежит к ректору Шепельтому жаловаться. Я слышал, что у Чустинга отец богатый и со связями.
   - Да говорят, что отец Чустинга, с ректором дружит, - подтвердил Политронг и сказал. - Кстати поторопись, а то, если ты, конечно, помнишь, сегодня последний из свободных дней перед занятиями и надо провести его так, чтобы потом стыдно не было за бесцельно прожитую молодость.
   Наконец Седрик Мадрагон оделся, и они с Эжентером Политронгом отправились в столовую Академии. Затем ближе к вечеру товарищи отправились гулять по Кеммербургу, но в плотной толпе прохожих потеряли друг друга. Поэтому Седрик возвращался в общежитие Академии один-одинёшенек. На вечерних улицах столицы уже было довольно темно. Редкие фонари не могли рассеять непроницаемую мглу.
   Внезапно для полуэльфа из густых зарослей кустов, растущих в тёмном и вонючем, благоухающим дерьмом и блевотиной, безымянном переулке на Мадрагона выскочили трое высоких, плечистых мужчин с какими-то одинаково невыразительными лицами. Один из поздних прохожих был обрит наголо, лишь прядь чёрных как смоль волос свешивалась за правое ухо, второй - с буйной гривой светлых волос, третий - самый высокий, прямо верзила какой-то - с русыми кудрями. Все они, не смотря на не спадавшую к ночи жару, одеты в куртки из толстой кожи. В руках этих странных прохожих были зажаты освобождённые от ножен короткие мечи.
   Все трое мужчин тут же без каких-либо предисловий, молча атаковали загулявшего студента, как будто именно его появления и ожидали в темноте переулка. Седрик не стал применять против нападающих бандитов магические умения, в юношеской простоте считая, что перед ним простые грабители, а вытащил из ножен синий клинок, ярко засветившийся во тьме. Мадрагон кинулся со скоростью ветра на разбойников. Всего один взмах дивного клинка и раздался хруст. Лезвие прошло через правый глаз и вонзилось в неосмотрительный мозг бритоголового мужика, после чего нападавший на полуэльфа медленно опустился на землю, выронив из рук меч.
   Тут же нарушая благостную тишину переулка, закричал верзила, но в его вопле было больше страха, чем бойцовской ярости. Его стремительный удар был бесполезен, пришелся в пустоту, а уклонившийся от него юноша, почему-то оказавшийся совсем близко неощутимым движением ткнул рукоятью меча неосторожного противника в кудрявый затылок. Вновь что-то хрустнуло. Русоволосый грабитель потерял сознание и рухнул на землю, как подрубленное дерево.
   Последний разбойник оставшийся в живых видимо осознал, что противник ему не по зубам, начал, не опуская меч, медленно пятиться, в его глазах стоял ужас от ожидания неминуемой гибели. Седрик улыбнулся при мысли о трусливости оставшегося в одиночестве недруга и проворно напал. Противник попытался отразить атаку полуэльфа, но меч грабителя лишь вспорол знойный воздух, а вот синий клинок Седрика нашёл свою цель. Крик светловолосого разбойника огласил переулок, прежде чем он умер.
   Медленно отходя от горячности боя и судорожно дыша, Мадрагон оглянулся, но переулок так и оставался безлюдным, словно в нём и не звучали только что вопли умирающих людей и звон столкнувшегося оружия. Ни одно из окон трёхэтажных домов мирных столичных обывателей, отличающихся законопослушностью, даже не приоткрылось.
   Вид поверженных тел и луж крови вызывал у юного победителя неожиданную тошноту и Мадрагон бросился бежать по направлению к академическому общежитию, чтобы избежать длительного разбирательства с настырными столичными стражниками. Ведь у всех троих грабителей на безымянном пальце было по кольцу-печатке в виде человеческого черепа. После такого насыщенного событиями вечера, Седрик торжественно дал себе непреклонное слово по возможности больше никогда не гулять по вечерним улицам столицы в одиночку, ну хотя бы до окончания третьего курса.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"