Мамонтов Сергей Викторович: другие произведения.

2 Седрик Мадрагон. Начало

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ повествующий о событиях детства будущего тёмного мага Седрика Мадрагона


(23 июня 1981 года по людскому летоисчислению)

  
   Молодой друид Альзавур из славного рода Чёрной Лилии племени тёмных эльфов, спавший на спине раскинув руки в лесных глубинах на ковре из опавшей хвои, внезапно для себя проснулся посреди ночи. Он почувствовал сквозь яркие и красочные сновидения, насыщенные колдовством, звоном мечей, свистом оперения стрел и видениями поверженных врагов, что недалеко от места его собственного временного ночлега изливается в астрал чья-то смертельная печаль. Альзавур всеми фибрами души ощутил ярость сражения происходившего ни на жизнь, а на смерть, как говорится бескомпромиссно и до последней капли крови.
   Вокруг друида раскинулся лес, называемый людьми, проживающими в государстве Кеммерланд - Кринойским лесом. Более древнее эльфийское название было трудно произносимым для примитивных и негнущихся человеческих языков, даже если бы вдруг оно и заинтересовало захватчиков древних земель Перворожденных. Шелестели листьями тёмные силуэты деревьев, полная луна медленно как улитка ползла по небосводу по своим делам, яркие звёзды на ясном ночном небе упорно и безучастно молчали, и лишь маленьким серебряным колокольчиком звенело чувство тревоги, прервавшее сон Альзавура.
   Лёгким движением руки друид отозвал боевые побеги малеры, вытянувшейся так чтобы окружить спящего хозяина сплошным кольцом. Верный цветок-охранник повиновался желанию хозяина, скукожился и словно заснул, превращаясь в веточку на первый неискушённый взгляд засохшую. Альзавур встал с расстеленного длинного плаща, вскочил на ноги, грациозно наклонился, затем подхватил с земли и бережно поместил охранную плеть малеры в дорожную сумку. Затем он сосредоточился на внутренних ощущениях, определяя местоположение отринувшего горделивость присущую их расе, родственника просящего любого находящегося поблизости Перворожденного о помощи.
   Колдовской взгляд друида со скоростью молнии проник сквозь молчаливый и словно застывший в ужасе ночной лес. Он увидел как многочисленные порождения Тьмы, сверкающие аспидно-чёрной аурой, на дальней небольшой поляне пытались лишить жизни неосторожного и безрассудного тёмного эльфа. Соплеменник Альзавура довольно умело и ловко отбивался от нападавших врагов с помощью необычного клинка, отлитого из металла, но абы какого, а отливающей синевой метеоритной стали, покрытого могучими рунами. Подвергнувшийся нападению Перворожденный собрат успешно использовал против врагов и мощные заклинания.
   Следовало спешить, расстояние до места смертельной схватки предстояло преодолеть немаленькое. Друид решил не скряжничать и достал из объёмистых недр дорожной сумки свиток с давно сберегаемым на крайний случай свитком с заклинанием, произнёс ключевую фразу и активировал вызов единорога. Посреди ночного леса, словно рассеивая темноту, возник священный эльфийский зверь. Длинная грива и пышный хвост, небольшой филигранный рог на изящной голове.
   Альзавур убрал назад в сумку бесполезный теперь, по крайней мере, до последующей зарядки свиток и подошёл ближе к единорогу, который, точно приветствуя, заржал. Друид обнял животное за шею, прислонился лоб ко лбу, посылая мысленный импульс с просьбой перенести его на поляну, где тёмному сородичу грозила опасность и нужна была немедленная помощь. Единорог радостно фыркнул, затем заржал и кивнул, как бы соглашаясь помочь, его рог описал короткую и круглую дугу, после чего зажёгся мерцающим иссиня-белым светом.
   Дальше начался процесс телепортации тёмного эльфа, вызванный природной магией единорога. Альзавур предусмотрительно отпустил животное, тотчас закрыл глаза, чтобы не потерять зрение от невыносимого созерцания искажения пространства при переходе. В голове друида перед внутренним взором разлился холодный свет, в ушах зашумело, как будто он стоял рядом с водопадом, в затылке похолодало, словно к нему приложили огромный кусок айсберга.
   Через три секунды ослепительный свет потух, друид открыл глаза и понял, что в этот раз непоправимо и навсегда опоздал. На небольшой поляне валялись мёртвые и окровавленные тела десятка людей. При ближайшем исследовании, волосы на голове Альзавура зашевелились от ужаса и ощущения, словно где-то рядом тупым ножом водили по стеклу. Люди были не просто убиты, а убиты дважды, причём в первый раз целью умерщвления было создание костяных воинов. Теперь мертвецкие создания были окончательно развоплощены из этого мира, тёмный эльф основательно над этим поработал специальными заклинаниями, что наводило на мысль о немалой магической силе и соответствующих знаниях. По счастью мерзкий некромант уже убрался зализывать раны и сращивать кости с поляны в своё логовище, о чём свидетельствовали затухающие следы портала.
   Наконец друид отыскал лежащее лицом вниз тело сородича в порубленных доспехах, утыканных арбалетными болтами. Рядом лежал синий клинок, на котором гасли знакомые руны, удивительно не складывающиеся ни в какие слова, представляющие собой абсолютную абракадабру. Вначале ему показалось, будто тёмный эльф, звавший на помощь, мёртв. Тело словно не хотело переворачиваться лицом к небу, можно было подумать, что оно сопротивляется. И тут друида ожидал ещё один сюрприз, поскольку, когда он, наконец, добился своего, то сородич оказался сродственницей - тёмноволосой эльфийкой. Дыхания не было, но жилка на нежной шее под рукой опоздавшего на помощь неожиданно запульсировала. Альзавур склонился над раненной соплеменницей, руки его заскользили по окровавленной одежде. Тогда женщина задёргалась и застонала. Её пальцы судорожно сжались, впиваясь в мягкую землю, скребя, словно пытались что-то подобрать.
   Альзавур прошипел проклятье и торопливо полез в сумку за лечебными, заживляющими и кровоостанавливающими зельями. Несколько капель мощной микстуры мгновенно были влиты в рот эльфийки, хоть и пришлось при этом разжимать сомкнутые зубы.
   Раненная женщина постепенно пришла в себя, пошевелилась и застонала. Тонкие руки и ноги, на вид такие хрупкие, содрогнулись в конвульсиях. Эльфийка с видимым трудом приподняла голову, резко выдохнула - воздух пополам с кровью. Она открыла полные боли глаза и, увидев склонённое над нею лицо сородича, обеспокоено хрипло произнесла:
   - Кто ты? Что здесь делаешь?
   - Не беспокойся, я - тёмный друид. Меня зовут - Альзавур, - был ответ.
   - Меня зовут - Галаксиэль, - представилась она. - Пожалуйста, найди моего ребёнка. Я накрыла его магическим куполом. Принеси его, я хочу попрощаться.
   - С чего ты взяла, что умрёшь. Я могу своими зельями излечить любые тяжкие раны, - удивился Альзавур.
   - Против меня выступили трое некромантов седьмого круга и десять костяных воинов. Чтобы спасти сына мне пришлось брать силу из собственной крови. Меня убивают не телесные раны, а астральный прорыв ауры. Боги щедро дают силу, но с лихвой требуют оплаты за неё. Так что не надо предо мною играть в мудрого друида, не спорь, не отнимай у меня времени, которого и так осталось совсем не много.
   Ошеломлённый друид привстал и произнёс поисковое заклинание. Под деревьями в дальнем краю поляны на пару секунд замерцал серый купол. Альзавур быстрым шагом направился к месту предполагаемого нахождения странной сродственницы. Там он действительно обнаружил деревянную люльку с ребёнком, закутанным в пелёнки. Новорождённый мальчик молчал, как будто ни капельки не испугался незнакомого мужчины. Друид принёс колыбель эльфийке, бережно вынул из неё ребёнка и поднёс его к лицу Галаксиэль.
   - Альзавур, слушай меня, внимательно и не перебивай, - сказала эльфийка напряжённым голосом, словно боролась с нахлынувшей невыносимой болью. - Поклянись, что исполнишь мою последнюю просьбу, чего бы это тебе не стоило. Ты знаешь, что не можешь мне отказать.
   - Хорошо, госпожа Галаксиэль. Я исполню твоё желание. Клянусь светом вечных звёзд!!! - торжественно произнёс друид, не ожидающий ни какого подвоха.
   - Помни - ты поклялся. Так знай же, что мой ребёнок - полуэльф. Его отец - могущественный человеческий маг. Его имя тебе ни чего не скажет, да и я его тебе не скажу. Наша любовь и её плоды являются тайной, как для людей, так и для эльфов, пусть так всё и останется. Если бы мои родичи узнали, то умертвили его как выродка, а среди людей у него есть шанс выжить. Исполни мою предсмертную просьбу. Мальчика зовут - Седрик. Отнеси его в ближайший людской город, подкинь в приют, а потом всё забудь. Знай, что некроманты не остановятся, и будут искать Седрика. Маг крови Сетхар служащий Хаосу охотится за кровью моего сына. Если враг получит искомый ингридиент, то мир может оказаться в бездонной бездне, - говорила Галаксиэль всё тише и теше, а под конец воскликнула, словно набралась сил. - Помни, о клятве!!!
   - Я поклялся и исполню клятву, - тихо произнёс Альзавур, склоняя голову на мгновение.
   Когда друид поднял голову и бросил взгляд на раненую сродственницу, она была уже мертва, тело застыло, а душа отлетела к небесным престолам богов. И лишь только тогда ребёнок-полукровка Седрик заплакал, словно осознал, что теперь остался в этом жестоком неприветливом мире один-одинёшенек. Альзавур тяжко вздохнул, теперь следовало похоронить Галаксиэль по непреложному эльфийскому обычаю и быстрее убираться с этой проклятой поляны, пока мерзкие запретные маги не вернулись, да ещё не приведи боги, вдруг с подкреплением. Потом нужно было исполнить необдуманно данную именем звёзд клятву, касающуюся младенца - полуэльфа.
   Звучали остатки торжественных слов погребальной речи. Тихий шепот далёких звёзд. Яркий огонь занялся быстро, сжигая тело тёмной эльфийки, погибшей в чужом лесу, под чужим небом.
   Этой же ночью в двери детского приюта герцогства Мыски постучал "случайный" прохожий, невзначай проходивший мимо, и услышавший как на крыльце дома призрения отчаянно плачет новорожденный младенец, помещенный в люльку. Мужчина обнаруживший подкидыша назвался именем - Седрик. Он также попросил принять его в приют на работу и директор сиротского заведения, бывший навеселе по случаю праздника Святого Мадрагона, к своему глубочайшему удивлению не нашёл в себе сил, чтобы отказать в таковой просьбе, как будто на него было оказано некое магически-психологическое воздействие.
   Единственное, что смущало коллег во внешнем облике новоявленного работника - это то, что он постоянно носил, не снимая ни на миг широкополую шляпу, а когда его спрашивали об этом прелюбопытном факте, то воспитатель Седрик отвечал, что в детстве стал жертвой жестоких разбойников оттяпавших ему ушные раковины за долги родителей. Затем работник приюта слишком любопытным горожанам сообщал, что готов проделать подобную операцию с любым желающим испытывающих его отнюдь не бесконечное терпение, после чего все имеющиеся у кого-либо сомнения отпадали сами собой.
   Таким образом, друид Альзавур практически не меняя внешность, решил всё-таки проследить за дальнейшей судьбой маленького полуэльфа и в случае возможного появления убийц его матери защитить от тех, но такового заступничества в последствии так и не понадобилось, так как никто из злодеев так и не объявился перед входной дверью детского приюта. Видимо след младенца, получившего имя Седрик и фамилию Мадрагон, запретными магами был утерян, а возможно угроза его жизни была слишком преувеличена воспалённым сознанием умирающей от тяжких ран эльфийки Галаксиэль. Альзавур среди прочих обязанностей стал подавальщиком в столовой для воспитанников приюта, что позволяло ему незаметно для всех подсыпать и подливать в еду поднадзорного ребёнка зелья и порошки, изготовляемые по тайным рецептам алхимиков тёмных эльфов. Алхимические препараты должны были усилить тело Седрика, ускорить физическое созревание и способствовать умственному развитию.
   Когда Седрику Мадрагону исполнилось шесть лет он, к немалому удивлению работников и других воспитанников сиротского заведения, проявил способности к применению магической энергии. Полуэльфу тяжело жить среди таких же сирот, как и он сам. Некоторые воспитанники способны винить в своих бедах кого угодно, но только не своих родителей, бросивших родных детей на произвол судьбы. Неоднократно на Седрике пытались выместить зло, но ему удавалось давать отпор, а иногда в самых безвыходных ситуациях на помощь приходил Альзавур. Но в один ужасный день трое воспитанников - Хререк, Антонг и Морег - решили воплотить коварный план мести на Мадрагоне. Враги напали со спины, схватили за руки и за ноги, потащили к ведру с помоями, чтобы окунуть туда голову полуэльфа. Секундное отчаянье смешалось со злостью на жестокий мир, ненавистных сверстников и беспросветно чёрную судьбу. По венам как будто заструился огонь, и недруги с криками боли отпустили Седрика, уронив его на пол. Мадрагон тут же вскочил на ноги, бешенство застилало глаза красной тряпкой. Он почувствовал, что тело наливается какой-то неземной энергией, делающей мальчика - полуэльфа всё сильнее и сильнее. Седрик непроизвольно вскинул руки в сторону одного из обидчиков и страшно закричал, изливая, накопленную в течение всей короткой жизни, злость. С пальцев Мадрагона сорвался небольшой огненный сгусток, поджегший рыжие волосы Хререка. Антонг и Морег с криками ужаса убежали, а Хререк бросился к тому самому ведру с помоями и окунул туда голову, чтобы затушить огонь, пляшущий на его причёске.
   После такого происшествия рыцари Ордена Храма Создателя - сир Гвин и сир Лан - заявились в дом призрения и изъяли полуэльфа для незамедлительного доставления в школу юных магов при соборе Святого Мадрагона. Прощальным подарком Альзавура воспитаннику Седрику вместе с рассказом о событиях ночи, когда погибла мать полуэльфа, стала старая потёртая, видавшая виды кожаная сумка на длинном ремне. Секретное свойство сумки составляло необычайно огромное внутреннее пространство, больше чем можно было бы представить по внешнему виду, и при всём при этом она всегда оставалась необременительно лёгкой для хозяина, сколько бы он не накидал внутрь полезных и бесполезных предметов. Дело было в особых умениях тёмных эльфов творить такие чудесные вещи из драконьей кожи, не вкладывая в производство ни малейшей толики магической энергии, чтобы не создавать волшебную ауру, привлекающую ненужное внимание со стороны людских магов.
   Путь в учреждение, находящееся под пристальным надзором магов церкви Создателя и рыцарей-храмовников, для друида тёмных эльфов под угрозой разоблачения и длительного тюремного заключения был закрыт, но он не покинул границы королевства Кеммерланд и не вернулся в родной Тёмный лес, оставив судьбу юного подопечного на милость богов. В последствии оказалось, что его решение было верным.
   Храмовники привезли Седрика Мадрагона в школу при соборе, представлявшую собой белокаменное трёхэтажное здание в виде руны "П". Нового воспитанника передали на руки невысокому пухлому мужчине лет сорока с очень добрыми глазами и не менее доброй улыбкой, обряженному в светло-коричневую сутану, назвавшемуся братом-причетником Эбенезером Радовитом. Причётник приказал Седрику полностью раздеться, осмотрел его тело на предмет телесных недугов или повреждений. Затем Мадрагона заставили помыться с душистым мылом в чугунной ванне, полной тёплой воды. Старую одежду у полуэльфа отобрали, чтобы сжечь в печи, и выдали новую светло-коричневого цвета с вышитой эмблемой в виде восходящего солнца. После этого нового воспитанника накормили до отвала в столовой, и Эбенезер Радовит отвел его на третий этаж в маленькую одноместную комнатку, которой было теперь суждено стать постоянным местом жительства для Седрика до окончания школы, то есть до семнадцати лет.
   Мадрагон любил одиночество, школьных друзей у него было не много. В тёплое время года полуэльф старался, как можно чаще выезжать за пределы города на природу. Видимо сказывались эльфийские корни.
   В один из последних августовских дней первых летних каникул Седрик отправился на лошади за город. Утром прошёл слабый дождь, было пасмурно, но не холодно. День прошёл быстро, наступил вечер, стемнело, надо было возвращаться в школу. Недалеко от городских стен Мадрагон услышал слабый крик о помощи, идущий из-за деревьев. Полуэльф спешился и осторожно пошёл на зов. Метрах в пятнадцати от дороги он наткнулся на черноволосую девочку лет девяти, одетую в голубенькое ситцевое платьице, лежащую на траве. Незнакомка жалобным голосом сказала, что подвернула ногу и не может идти. Она попросила храброго, доблестного мальчика помочь ей добраться до города, где живёт богатый дядя-лавочник. Седрик смущённо подошёл ближе и склонился, чтобы помочь пострадавшей встать. Тут девочка вскочила, как ни в чем, ни бывало, с утробным воем бросилась на наивного спасителя, схватила за руки и повалила его на землю. Полуэльф быстро пришёл в себя и попытался откинуть от себя нападавшую, но та оказалась удивительно и необычайно сильна не по годам. Тогда девочка страшно зашипела, и вечерней мге заблестели длинные клыки, которые ну ни как не могли принадлежать представительнице человеческого рода. Как Мадрагон не боролся, как ни старался, а острые кончики клыков становились всё ближе и ближе к его шее. Так бы и погиб полуэльф в летнем лесу, если бы на помощь не пришёл давний знакомый Альзавур. Друид неимоверным усилием мускулов оторвал девчонку от жертвы, отбросил её тело подальше в лес, так чтобы она ударилась о ближайшее дерево. Тёмный эльф произнёс несколько неразборчивых слов и швырнул в тварь комок света. Заклинание окутало девочку на секунду и исчезло, оставив от неё лишь мумифицировавшее тело.
   - Вставай, - спокойно сказал Альзавур Седрику, протягивая тому руку, чтобы помочь подняться с земли.
   - Кто она такая? - спросил Мадрагон, отряхивая одежду от лесного сора.
   - Она - вампир. Кровожадная тварь была очень голодна и торопилась погасить жажду. Тебе повезло, что это молодой неопытный вампир и ещё больше повезло, что я был рядом.
   - Спасибо тебе, дядя Альзавур! - с искренней благодарностью в голосе воскликнул полуэльф.
   - Не за что, племянник Седрик, - ответил друид, улыбаясь уголками губ, и с притворной строгостью продолжил: - Чему вас только учат в этой школе для юных магов, раз ты даже от такой слабенькой твари не мог защититься самостоятельно.
   - Да практически ничему такому и не учат. В основном учат, как не применять силу и сдерживать порывы волшебной энергии, - грустно ответил Седрик.
   - Ладно, теперь я возьмусь за твоё обучение. Выезжать загород тебе разрешают. Это хорошо. Вот возьми это кольцо и одень его на любой палец руки, - сказал тёмный эльф, протягивая мальчику простое, без каких либо узоров, тоненькое оловянное колечко.
   - И что оно мне даст, это кольцо, - недоверчиво спросил Мадрагон, но кольцо на средний палец левой руки всё же одел.
   - Тебе оно ни чего не даст. Как выберешься за город, потри кольцо и назови моё имя - Альзавур. Так я буду знать, где ты и приду. Будем с пользой проводить время. Я научу тебя владению тёмной силой, то есть тому что люди ни чем не оправданно стараются забыть и полностью стереть из памяти всех поколений. Выучишь заклинания эффективные против тёмных созданий. Я научу тебя бою на мечах и стрельбе из лука. Эти знания тебе пригодятся, если хочешь дожить до старости. А сейчас давай езжай пока в школе тебя не хватились.
   Седрик вернулся к лошади, оседлал её и тронулся в путь к городским воротам, не забыв помахать на прощанье рукой тёмному эльфу Альзавуру.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"