Мамонтов Сергей Викторович: другие произведения.

3 Чёрный Король

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Послушник школы для юных магов Седрик Мадрагон задержался в новогоднюю ночь в библиотеке. В результате в его руки попал старинный фолиант. Что он узнает из книги? Какие тайны откроются перед ним?


Чёрный Король.

   Не справедливо, что весна, лето и осень наступают только один раз в году, а зима дважды - в начале года и в конце.
   Поздним зимним вечером, в последний день уходящего високосного 1996 года, в обширной библиотеке школы для юных магов, что при соборе Святого Мадрагона, расположенном в герцогстве Мыски, находился всего на всего один единственный читатель, зато выгодно отличающийся от многих сверстников усидчивостью и любознательностью. Пятнадцатилетнего послушника вышеназванной школы звали - Седрик Мадрагон.
   У запоздалого посетителя читального зала светло-русые средней длинны волосы. Лицо у него овальной формы с прямым носом, а подбородок с ямочкой посередине. Но особое внимание у сталкивавшихся с ним людей вызывали пронзительные, синие глаза. Он высок, а юношеская фигура довольно развита для такого возраста. Особенность внешности худенького паренька - характерно вытянутые заостренные кончики ушей, хотя при этом человеческие черты лица. Седрик - полукровка, ребенок, родившийся от межрасовой связи эльфа и человека. Таких детей в королевстве Кеммерланд называли - полуэльфами.
   В школу для юных магов Мадрагон был определён примерно девять лет назад, когда рыцари Ордена Храма Создателя всего сущего привезли его прямо из герцогского приюта. Своих родителей послушник не знал, так как на каменное крыльцо сиротского учреждения он был в одну из июньских ночей 1981 года подброшен неизвестными лицами.
   В этот предпраздничный вечер, впрочем, как и в другие похожие друг на друга как две капли воды вечера, Седрик был одет в светло-коричневые камзол и брюки. На всей одежде желтыми нитками были вышиты эмблемы магической школы в виде восходящего солнца с семью короткими лучиками. Юноша сидел на мягком стуле перед широким письменным столом, сколоченным из отшлифованных ясеневых досок, покрытых светло-коричневым лаком. На столе прямо перед парнем поставлен выполненный в виде пятипалой руки бронзовый канделябр, в который заблаговременно вставлены восковые свечи, горевшие ярким мерцающим пламенем. Чуть правее стоит небольшая жестяная миска, в каковой лежит нарезанное на неравные дольки засахаренное красное яблоко. Тут же примостилась и железная кружка, почти до краёв наполненная горячим травяным настоем.
   В закопченном камине ярко плясали рыжие язычки пламени, озаряя многочисленные крепкие стеллажи, стоящие у побеленных стен, с рядами увесистых фолиантов в кожаных переплётах, в переплётах из плотной тисненой ткани, в узорных серебряных окладах, ряды бережно уложенных на полки пергаментных свитков. Четыре высоких стрельчатых окна, расположенных у восточной стены читального зала были задернуты длинными чёрными, пошитыми из бархатной ткани, шторами.
   В библиотеке было жарко натоплено, однако всё равно чувствовалась идущая от окон промозглая сырость. В школьном дворе бушевала метель, пришедшая с далёкого севера. В последнюю неделю декабря морозы стали особенно лютыми. Повсеместно начались затяжные обильные снегопады. Необдуманно отправившиеся в ночное время в путь или не нашедшие ночлега до наступления сумерек, люди замерзали на опустевшем королевском тракте. Птицы камнем падали с грязно-серых небес, а кора у деревьев лопалась, не выдерживая таковых небывалых холодов, удивляющих даже тех старожилов, что ещё не впали в маразм или не поддались инфантилизму свойственных их возрасту.
   Где-то на далёком чердаке здания зловеще завывал ветер, а в одно из библиотечных окон периодически скреблась длинная ветка, растущей во дворе высокой яблони. В читальном зале в этот поздний час не было ни кого, кроме послушника Мадрагона, так как воспитанники школы, имеющие родственников, разъехались на каникулы, а воспитанники-сироты давно уже разошлись по своим спальням, расположенным на третьем этаже здания, и благополучно легли спать. В новогоднюю ночь в каждый дом заглядывает на огонёк длиннобородый Морозный дед, облаченный в тёплую серебристую шубу, он вручает детям подарки. Чем лучше дитя вело себя в минувшем году, тем лучше подарок его ожидает. Но Седрик Мадрагон давно уже перерос подростковую наивность и точно знал, что и в этот раз ничегошеньки он не получит в подарок, поскольку сирота, не имеющий родственников с золотыми монетами в кармане.
   Дежурившие в эту ночь воспитатели и учителя уже давно собрались за широким и длинным дубовым столом в школьной столовой, освещенной светом огромного камина и множества толстых свечей, чтобы весело встретить наступающий новый год. Молодой школьный библиотекарь Маркос Тацивий, получивший от юного полуэльфа клятвенное обещание ни чего не поджигать и тем более не взрывать алхимических препаратов в читальном зале, оставил Седрику ключи от тяжёлой двухстворчатой двери библиотеки и спешно отправился прямиком в столовую на встречу с праздничными новогодними блюдами и горячительными напитками. Из трапезной комнаты до читального зала уже доносились звон бокалов и гул разговоров людей.
   Седрик закончил прочтение очередного тома, захлопнул его обложку. Он встал со стула и вышел из-за стола в проход, а затем пошёл по направлению к книжным шкафам. Войдя в один из проходов между шкафами, Мадрагон прошёл его до конца и поставил прочитанный ранее фолиант на законное место на второй полке сверху. Далее полуэльф решил взять почитать очередную толстенную книгу с нижней полки громоздкого деревянного стеллажа, стоявшего у дальней стены библиотеки, а, нагнувшись, заметил странный выступ на каменной плитке в полу прямо под стеллажом, из любопытства наступил ногой на этот таинственный выступ и видимо тем самым задействовал скрытый где-то механизм. Раздался тихий щелчок, книжный шкаф вошёл в стену тем самым открыл проём потайного входа.
   Юноша, которого сразу прошиб холодный пот, решил сразу не бросаться в неизвестное помещение, а вернулся к столу за канделябром. Обзаведшись источником света, он смело вошёл в потайной вход. Полуэльф сделал всего два шага и в ярком свете пяти свечей увидел небольшую комнату. Это пыльное помещение без окон и другого входа, кроме того, через который проник Седрик, была просто таки завалена старинными, судя по их внешнему виду свитками и книгами. Мадрагон взял первую попавшуюся книгу и вернулся в читальный зал, не забыв закрыть проход в тайную комнату нажатием выступа в полу.
   Седрик Мадрагон присел на стул, жадно отпил из кружки несколько глотков настоя, чтобы смочить пересохшее от волнения горло. А затем он бережно положил прямо перед собой на тёмное, затёртое, кое-где в царапинах и щербинках дерево столешницы старинный толстенный том, облаченный в красную кожаную обложку, тисненную рисунком в виде чёрного огнедышащего дракона, скрепленную серебряными уголками. Телячья кожа переплёта казалась совсем свежей, а руны на корешке, выполненные простыми чернилами, не выцвели и не затёрлись. Всего лишь одна фраза причудливой рунной вязи присутствовала на корешке фолианта: "Сказания королевства Кеммерланд, правдивые и не очень".
   Полуэльф придвинул к себе книгу, несколько секунд его пальцы скользили по тонко выделанной коже обложки древней драгоценной рукописи. Лицо юноши оставалось бесстрастным. Он вновь коснулся переплёта и осторожно открыл том на первой странице текста, выполненного чётким и красивым каллиграфическим почерком древнего переписчика книг. Все толстые пергаментные страницы этой объёмистой рукописи, потёртые и обветшалые были испещрены строками и разукрашены хитросплетёнными заглавными буквами, размалёванными красной киноварью.
   Седрик Мадрагон прочитал вслух, написанный красными чернилами, заголовок:
  
   "ЛЕГЕНДА О ДОБЛЕСТНОМ КОРОЛЕ КЕММЕРЕ ВЕЛИКОМ, О СВЯТОМ МАДРАГОНЕ, О КОВАРНОМ ЧЁРНОМ ДРАКОНЕ СМАЛЬТИОНЕ И ТАИНСТВЕННОМ ЭЛЬФИЙСКОМ АРТЕФАКТЕ, ИЗВЕСТНОМ КАК - "ЧЁРНЫЙ КОРОЛЬ"".
  

* * *

  
   Король Кеммер Великий, первый монарх из династии Кеммерлинг, основатель королевства Кеммерланд родился в знатной аристократической семье рода Анатокрилов, занимающих высокое положение при дворе повелителя могучего государства людей Северного материка - Великой Империи. Кеммер происходил из очень знатного, влиятельного и богатого рода, владеющего городами, деревнями, ремесленными посёлками, полями, лугами и лесными угодьями. В раннем детстве Кеммер был обручён с принцессой Юлией, дочерью императора Флавия, на которой и женился по достижению совершеннолетия. Он рано стал выказывать необычайную силу телесную, никто из сверстников и думать, не смел, с ним бороться. Кеммер научился превосходно объезжать лошадей и владеть оружием. Он вырос высоким и статным юношей, носил длинные, до плеч русые волосы и короткую бородку. Кеммер стал прекрасным воином и при этом не чурался наук. Черты его лица, по свидетельству современников, отличались соразмерностью и правиль6ностью: высокий лоб и гладкие скулы.
   Кеммер избрал стезю воинского искусства и участвовал в войнах Империи с неприсоединившимися людскими королевствами, дворфами, а затем и со светлыми эльфами. За множество лет на службе Императору Флавию полководец Кеммер выиграл тьму сражений во славу Великой Империи и во имя её повелителя, не проиграл ни одной даже самой незначительной битвы.
   Великая Империя распространила свою верховную власть на весь обширный Северный материк. Ни одно из человеческих государств не смогло противостоять могучей поступи имперских железнобоких легионов. Единое государство возникло, развивалось и укреплялось в реках крови многочисленных продолжительных войн и в зареве ненасытных пожаров. Все кто не хотел подчиниться новоявленной единой власти, мечтал о независимости, были беспощадно уничтожены во благо светлого будущего Великой Империи. Правители государств радовались несчастьям соседей, но только до тех пор, когда приходила их очередь потерпеть поражение и потерять суверенитет, свободу и возможность жить по собственной воле.
   Но Великой Империи нужна была не только покорность всех людей, ей нужна была абсолютная власть. Девиз, размещённый на гербе этого государства, горделиво и напыщенно гласил: "Всё или ни чего". Жажда мирового господства стала поводом к новым войнам, теперь уже с эльфами и дворфами.
   Войско государства подгорных властителей после долгой и упорной сечи было на голову разбито превосходящими по численности воинскими силами людей. В темноте ночной остатки вооруженных сил дворфов отступили, чтобы укрыться в огромных подземных городах, где они жили на продолжении многих поколений, в поселениях вырубленных их могучими предками в глубинах горных недр. Внутрь подземных чертогов воины Империи пробиться так и не сумели, а дворфы легко отразили их многочисленные попытки сделать подкопы, но тогда нападающая армия окружила плотным кольцом все явные и тайные выходы из Подгорного королевства, перекрыв, таким образом, туннели, ведущие на поверхность земли, вследствие чего поставки продовольствия были полностью прекращены.
   Всего через год широкоплечие, приземистые, наделённые огромной силой, длиннобородые дворфы, воспринявшие реальность угрозы голодной смерти, вынуждены были вести переговоры о мире, ежегодной денежной дани и обязательной вассальной присяге короля дворфов, которая должна была приноситься на верность Императору и его Великой Империи. Подгорный король Дробур III, скрипя зубами, преклонил колено перед властелином людей.
   Тогда пришла очередь остроухих повелителей лесов. Эльфы рано радовались поражению дворфов, ожидая снижения цен на различные механизмы, услуги кузнецов и ювелиров. Ошибка Перворожденных владык состояла в том, что они не воспринимали Империю серьёзно, не считали её опасным соперником. Эльфы полагали, что способны в одиночку защитить себя с помощью острых клинков, быстрых стрел и магии друидов. За это они и поплатились.
   Конечно, имперские легионеры не могли сравниться в фехтовании и стрельбе из луков с противником, но их было больше, они были закалены в многочисленных сражениях и скреплены железной дисциплиной. У эльфов редко рождаются дети, они медленно взрослеют. Бессмертному существу трудно решиться на бой с возможным смертельным исходом, ведь впереди ещё ожидает множество счастливых лет, которые не могут омрачиться какими-нибудь болезнями, голодом или нищетой. Жизнь человека коротка, денежное содержание воина кормит всю его семью, а если он погибнет в бою, выполняя приказ командира, то государственная пенсия скрасит его родственникам горечь потери. У людей теперь было единое государство, а Перворожденные гордецы жили отдельными, часто враждующими между собой, родами. Среди эльфов также был силён раскол на Светлых и Тёмных, поклоняющихся либо богу Света - Айвену или богине Тьмы - Мордред.
   Когда Империя напала на Светлых Перворожденных владык, их тёмные родичи не откликнулись на призывы о помощи, а просто с любопытством наблюдали за исходом противостояния. Гордые и независимые светлые эльфы с ужасом покинули горящие ярким пламенем, зелёные леса предков, рыдая при этом от яростного бессильного гнева. Они взошли на дивные корабли и расправили траурные чёрные паруса, дабы как можно скорее покинуть, ставшие негостеприимными и смертельно опасными, берега Северного материка и поселиться в итоге на огромном острове, расположенном в Южном океане, который они назвали - Миллфильдгард. В переводе на язык людей название острова означало - "желанная счастливая земля".
   Океанские волны мягко накатываются на белый прибрежный песочек этой части суши. Климат несколько влажный, но в целом приятный для проживания. Тёплая земля этого острова взрастила могучие леса, высокие сочные травы лугов, а семена злаков и саженцы деревьев, привезённые эльфами, принесли богатые плоды. Разноцветные птицы пели в ветвях кустов и деревьев, где на ветвях зрели всевозможные фрукты, какие только можно представить. Морские птицы гнездились в прибрежных скалах, а морские звери жили на берегах, обширные леса были полны дичи, полноводные реки и воды океана - рыбы. Вода во множестве мелких речушек так прозрачна, что за несколько шагов практически прозрачна, а тёмно-синяя поверхность прудов и озёр искрится в солнечном свете. На некоторое время Светлые эльфы, пришедшие в единение с природой острова, обретшие вторую родину, забыли об Империи, а она сделала вид, что забыла о них.
   Тёмные эльфы задумались, а не придет ли скоро и их очередь постигать силу мечей людского государства? Они сплотились перед лицом угрозы и объединились вокруг самого могучего из своих родов, рода Тёмного Огня и его главы - принца Вингаэльдейла. В столицу Императора было направленно посольство с предложением о вечном мире. Эльфам повезло, что имперское войско, обескровленное непрекращающейся войной, нуждалось в отдыхе. По взаимному желанию и согласию был заключён мирный договор, удовлетворяющий своими положениями обе стороны трактата. Так эльфы окончательно разделились на Светлых, проживающих на острове Миллфильдгард и Тёмных, обитающих в Тёмном лесу.
   В результате всех столь длительных и кровавых войн все земли населённые людьми вошли в состав Империи, и не было более других противников способных противостоять этому колоссу. Государство Великая Империя и его повелители достигли своей долгожданной цели, получили всё, что только желали. Другой цели у Императора и Империи не было. Это государство людей, рожденное в яростном пламени войн, прошло через горнило чрезмерного и неоправданного насилия, грабежей, разбоев и жестоких убийств. Власть держащаяся на острых мечах и длинных копьях многочисленных воинов-легионеров, не может существовать вечно, начинает разрушаться, не имея ни каких противников и оказавшись в состоянии вечного и нерушимого мира, и рано или поздно всё равно изживёт сама себя. Мускулистый мужественный борец, не имеющий ни каких даже самых слабых соперников, потеряет спортивную форму, не имея какого-либо самого незначительного или хотя бы надуманного стимула для поддержания себя в состоянии постоянной боеготовности. Зачем что-то делать, если можно ни чего не делать?
   Деспотическое государство рассыпается как невесомый карточный домик, если его правитель становится морально или физически слаб. Если тонкое горло деспотии не сжимает могучая рука деспота, то значит, кто-то другой, захочет занять своим любимым седалищем опустевшее на высоком троне желанное всей его душой место. И этот кто-то другой будет либо самым умным или может быть самым хитрым, но обычно это самый подлый индивид. А желающих сделаться самым главным человеком в стране, чтобы вписать самого себя и своё драгоценное имя в крепкие каменные скрижали истории будет много, очень много, даже чересчур много.
   История всегда повторяется, но люди не учатся на её уроках. После смерти не имеющего наследника мужского пола, долгое время и тяжело болевшего, Императора Флавия, между знатными аристократическими кланами Великой Империи вполне ожидаемо и закономерно начались непримиримые и кровавые распри за право посадить на высокий резной позолоченный трон государства непременно своего представителя-кровника. И ни один из претендентов на императорскую корону не представлял, что кто-то другой может быть лучше его, умнее его, способнее и от того имеет больше прав на этот золотой венец.
   Родичи Кеммера Анатокрила после многолетней упорной борьбы за императорскую власть уступили своим более удачливым соперникам, и пришлось бывшему полководцу Императора спешно бежать. В итоге своих многолетних странствий и скитаний Кеммер не выдержал разлуки с любимой родиной и вернулся в страну, по-прежнему называемую Великой Империей, но уже давно, по сути, не соответствовавшую гордому названию. Но случилось так, что кто-то из родовых слуг совершил предательство и, польстившись на большое вознаграждение, сообщил о появлении Кеммера Анатокрила кровожадным врагам. И вновь пришлось Кеммеру спасать свою драгоценную жизнь. Бывшего военачальника Императора в его странствиях сопровождали самые лучшие, наиболее преданные, проверенные в многочисленных и тяжких битвах элитные воины-легионеры. На легионерах Кеммера были панцири из толстой кожи, бронзовые шлемы и латы, защищающие ноги, вооружены они были прямоугольными щитами из дерева и бронзы, пиками и длинными имперскими мечами.
   Аристократ Кеммер и его доблестные воины решили оторваться от настигавшей их многочисленной вооружённой до зубов погони в высоких, словно подпирающих небеса, Морозных горах. Эти горы находились на дальней южной окраине государства Великая Империя.
   Многоженство дней шли люди и вот, наконец, впереди воздвиглись чернеющие вдали горы, и начали неумолимо расти, воздев рвущиеся ввысь острые клыки пиков, пронзающих пышные облака. Крутые склоны, закованные в толщу ледников, сверкали на солнце. Горы встретили воинов резким ветром, хлещущим по лицу. Люди пошли по широкой тропе, настороженно оглядываясь по сторонам. Навстречу путникам попался горный олень. Когда легионер Шепельтом, не утерпев, взялся за изогнутый лук, олень одним прыжком скрылся между деревьями, растущими на склонах. Только сосновые ветки колыхнулись, да закружилась падающая на серые камни засохшая хвоя.
   Вокруг становилось всё сумрачнее и угрюмее, деревья почти исчезли, теперь склоны гор покрывал густой кустарник, не видно было ни животных и ни птиц, как будто они все разом пропали из этой местности. Среди зелени всё чаще попадались голые серые куски скальных стен, склоны становились всё круче, окружающие горы всё выше. Путники шли между гигантских каменных стен, которые неожиданно заканчивались высоченными обрывами, мимо холодных водопадов и далеких белоснежных шапок ледников. Небо всё чаще и чаще затягивало низкими тяжёлыми свинцово-серыми тучами, как будто непрозрачной занавеской. Затем тяжёлая пелена, внезапно начавшегося снегопада, закрыла дальний обзор. Стало пасмурно, промозгло и сыро. С каждым пройденным километром всё сильнее ощущалась лютая стужа вечных холодов и дикая ярость снежных бурь.
   Ближе к вечеру, когда началась разгневанная метель, а ледяной ветер стал пронизывать до костей, один из воинов-легионеров Кеммера, по имени Инсамар, случайно обнаружил большую, прямо таки исполинских размеров, пещеру. Она была такой необычайной высоты, что человеческий взгляд едва мог разобрать очертания сводов, а огонь факелов не мог их осветить и рассеять мглу. Гигантские каменные сосульки свисали с потолка, а им навстречу из пола вырастали их двойники, образующие настоящий каменный лес. Безмолвие огромной пещеры нарушало лишь негромкое бульканье текущего среди камней ручейка. Вода в нём оказалась на удивление вкусная, чистая, холодная, с каким-то особенно приятным запахом то ли просыпающейся земли, то ли распускающейся листвы.
   Беглецы укрылись под высокими сводами пещеры от давно испортившейся погоды, но внезапно случился горный обвал, и выход к белому свету для людей намертво завалило толстым слоем рыхлого снега, упавшего со склонов и даже ввалившегося в пещеру. Воины-легионеры попытали раскопать руками и наконечниками копий многометровый завал, но даже за четыре часа беспрерывного напряженного труда совершить это им не удалось. Обессиленные люди разожгли костры, пустили по кругу фляги с красным вином и, перекусив немногими оставшимися в походных мешках продуктами, легли спать вповалку, чтобы дать отдых натруженным спинам и ногам. После отдыха они собирались продолжить неравную борьбу со снегом за выход из приютившей их пещеры.
   Неунывающий и не поддавшийся панике бывший имперский военачальник Кеммер Анатокрил не стал ложиться отдыхать, как все его спутники, а с помощью кремневого камня зажёг смолистый факел и пошёл вглубь обширной тёмной пещеры, вооружившись верным полуторным мечом. Там, в ледяных просторах, он, к своему глубокому удивлению, встретился, со считающим себя самым мудрым на свете, умирающим от старости чёрным драконом.
   Огромный коварный ящер был словно облачен, как в прочные сплошные металлические доспехи, в чёрную, как будто выкованную из лучшего черненого серебра и стали, переливающуюся от малейшего лучика света чешую. Этот редкий хищный и чрезвычайно опасный зверь лежал, закрыв ярко-желтые с вертикальным зрачком глаза, сложив могучие аспидно-чёрные крылья, как огромная каменная глыба. А возлегал он на немалой по площади и высоте груде, состоящей из несметного количества золотых монет и ювелирных украшений. Голову ящера украшали три пары вычурно изогнутых рогов. Дремавший до этого времени дракон, почувствовавший соблазнительный запах добычи и услышавший дыхание идущего человека, широко распахнул свои миндалевидные глаза, тяжёлые веки взлетели вверх.
   Между тем надо сказать, что повсеместно в Великой Империи считалось, будто все, какие раньше были, драконы давно вымерли от недостатка пищи либо от отсутствия брачных партнёров. Во всех толстенных, напечатанных на пергаменте или дорогой бумаге, томах многочисленных научных трудов длиннобородых профессоров и доцентов указывалось, что более этих мудрых и коварных существ не имеется в обитаемом живыми существами мироздании, освещаемым ярким светом солнца и призрачным светом луны.
   Источник, давший жизнь драконам ни кому, конечно же, доподлинно не известен. Считалось, что они либо возникли как совокупность случайно слившихся вместе сил природы. Говорилось, что эти огромные разумные ящеры возникли из смешения огня и льда, тьмы и света, что земля дала силу и мощь их телам, а ночная пора наделила их разумом и речью. Как будто луна наделила их своими чарами, и поэтому их взгляд завораживал неосторожных, имевших безрассудную смелость прямо взглянуть им в глаза. А другим не менее авторитетным мнениям, были созданы Владычицей Тьмы Мордред.
   Драконы, будучи огромных размеров к тому же обладают изощрённым разумом. Велика была холодная и беспощадная мудрость этих созданий, и потому люди верили, что тот, кто убьет дракона и отведает хоть малую часть от его сердца, тот станет мудрейшим из мудрых мужей, так как станут все тайные древние знания открыты ему. Человек, выпивший хоть немного горячей крови дракона, обретёт долголетие и небывало крепкое для людей здоровье.
   Драконы считаются крайне опасными, весьма прожорливыми, вследствие больших размеров желудка, созданиями, отличающимися дурным и вздорным нравом. Всех драконов обычно окружает атмосфера высокомерия. Они считают себя изначально превосходящими других существ и не считают ни одно из других созданий равным себе.
   Кровь этих ящеров, бывшая по свидетельству немногих тому очевидцев, жёлто-оранжевого цвета, не является ядовитой, однако может причинять, будучи в свежем виде, незначительные, но мучительные и плохо заживающие ожоги. На чёрном рынке драконья кровь ценится очень высоко, так как является необходимым ингредиентом различных сильнодействующих и очень могущественных алхимических снадобий, препаратов, зелий и эликсиров. Также драконы способны выдыхать яркое пламя. Никто из смертных не в силах сопротивляться разрушительной мощи драконьего огня. Огненное дыхание этих чудовищ способно расплавить любые камни, минералы и металлы, превратив их в лужицу исходного вещества. Драконы не подвержены влиянию магии подчинения и призыва, малочувствительны к стихийным огненным и ледяным заклинаниям.
   Прямо перед глазами бывшего полководца Великой Империи, спокойно лежал и шумно дышал, распространяя несвежее дыхание, огромный чешуйчатый ящер, который сверкал при этом своими громадными ярко-жёлтыми глазами. Не вымерший к стыду учёных мужей, черный дракон, уставший к тому времени от ожидания почему-то неспешащей к нему смерти, предложил внезапно пришедшему к нему незваному гостю-человеку выгодную, по его коварным меркам, сделку. Грубое и огромное драконье горло конечно не в состоянии производить непривычные для него звуки человеческой речи, поэтому он общался с аристократом Кеммером Анатокрилом с помощью, звучавшей в голове ошеломленного человека, мысленной речи.
   Увидевший облаченного в сплошные доспехи человека с ярким факелом и полуторным мечом, могучий чёрный дракон грохочущим мысленным голосом произнёс:
   - Стой, незваный гость! Зачем ты пришёл ко мне в родную пещеру, жалкий человек? Ты потревожил меня, нарушил мой покой, прервал сладостный чуткий сон, мои грёзы о былых и славных днях, а также ночах. Ты нарушил моё безмятежное существование. Мне снилось, как в давней молодости парил я бесшумно в огромном ночном небе, распахнув большие крылья. Бесшумен и стремителен, быстрее самого ветра был мой полёт, но ты прервал прекрасное виденье. Так не жди же теперь от меня пощады. Я убью тебя и всех, кто дерзнул вместе с тобой прийти в моё логовище. Я с небывалым удовольствием сожру твоё мясо, пока оно ещё тёплое, напьюсь твоей горячей крови и буду хрустеть твоими костями, выбивая из них твой глупый мозг. Затем я уничтожу и всех, кто дерзнул прийти вместе с тобой, но ты этого уже не увидишь!
   Кеммер был готов броситься навстречу страшному существу, лишь бы покончить с воцарившимся внутри страхом. Но ноги отказывались слушаться, а мысли путались в голове. Аристократ из рода Анатокрилов, почувствовавший близость смертельной для себя и своих спящих воинов-легионеров опасности, притворно упал на колени перед жестоким кровожадным ящером и, изобразив жалостливые нотки в голосе, попросил:
   - Не убивай меня, мудрый и великий, чёрный дракон. Хоть я и не знаю, как тебя зовут. Моё имя - Кеммер Анатокрил. Что тебе высокоразвитому и умному существу за удовольствие от моей мучительной смерти и смерти моих людей?
   - Человек по имени Кеммер, я - великий и могучий чёрный дракон которого люди знают под именем - Смальтион. Имя моё гремит сквозь многие века. За свою долгую и насыщенную доблестными событиями жизнь я разорил множество поселений людей, дворфов, эльфов и кобольдов, но утомлённый однообразием своего существования поселился в этой пещере, расположенной вдали ото всех созданий. - Он довольно раздулся, начал говорить с куда большим воодушевлением. Дракон более не казался старым и уставшим от жизни. - Множество долгих одинаково тусклых лет я скучаю на этой обширной груде золота в своей просторной холодной пещере, много лет ни кто ко мне не приходил в гости, ни кто сюда не забредал кроме диких и неразумных зверей. Именно поэтому я, проявив мудрость и небывалое милосердие, не буду убивать тебя, хоть и очень мне сильно хочется это сделать. Я поступлю по другому, мы сыграем с тобой в простую игру, ведь вы люди так любите развлекаться с помощью всевозможных и необычных игр, и я тоже люблю играть в игры, но только по своим собственным правилам. И встань, ну поднимись же, наконец, с коленей! Я слишком скромен и не нуждаюсь в таких знаках уважения.
   - Спасибо тебе, великий и справедливый дракон Смальтион!!! Но что это за такая простая игра, в которую ты так сильно хочешь сыграть со мной, таким неразумным? Расскажи мне свои правила, по которым мы сыграем, - обрадовано спросил Кеммер Анатокрил у коварного ящера, вставая с колен и украдкой вытирая под металлическим шлемом лоб от выступившего холодного пота.
   - Я задам тебе один единственный вопрос и от того правильно ли ты на него ответишь, будет зависеть твоя дальнейшая судьба. Если ты ответишь правильно, то получишь от меня в подарок свою никчемную короткую жизнь, что уже и так не малая милость с моей стороны... Также я разрешу тебе взять из этой огромной кучи немного золотых монет, но только столько, сколько ты сможешь унести с помощью своих хлипких ног. А ещё я подарю тебе древний артефакт, могучий талисман остроухих гордецов - эльфов, который они называли - "Чёрный Король". Мне этот чёрный камешек совсем ни к чему, да и надоел он мне, так что ни какого покоя от него нет, всё что шепчет и шепчет, и днём и ночью спать мне не даёт. Мешает он видеть прекрасные кровавые сны, ну ни как не даёт. Попал он ко мне от одного надоедливого эльфийского принца, не помню, как звучало его имя, да и вряд ли он его называл. Этот эльфишка самонадеянно считал, что легко сможет меня убить, да вот не смог, а потом и на единственный мой вопрос неправильно ответил. Пришлось его быстрее съесть, чтобы не мучился от боли в раздробленных конечностях.
   Старый дракон Смальтион небрежно махнул могучей, передней правой лапой, покрытой крепкой чешуёй, указывая одним из своих длинных острых когтей, что были твёрже адаманта, на эльфийский артефакт. Оказалось, что "Чёрный король" представлял собой гладкий небольших размеров чёрный шар с выбитым на нём руническим пауком-тарантулом, опоясанный тонким золотым ободком. Тёмная сфера лежала на мягкой бархатной подушечке пурпурного цвета, постеленной на дно изящного украшенного золотом и перламутром ларца.
   Затем чёрный чешуйчатый ящер продолжил свою напыщенную речь:
   - После этого, если ты, конечно, ответишь на вопрос правильно, своим могучим огненным дыханием я открою тебе и твоим слабеньким людям выход к чистому небу из моей пещеры. - Он хитро прищурился. - Если же ты не правильно ответишь на вопрос, то я размозжу все твои хрупкие кости, растерзаю тебя на мелкие клочки и сожру всех твоих спутников. Ты готов ответить на вопрос, решающий твою судьбу?
   - Да я готов, хоть у меня и выбора-то ни какого, по сути, нет. Задавай свой каверзный вопрос, великий дракон Смальтион, - со злостью в голосе ответил Кеммер Анатокрил, сжимая руку на рукояти меча.
   - А вопрос мой будет такой... Слушай внимательно, так как не буду я повторять два раза... Вот моя загадка: кто будет из трёх живых существ сильнее - мудрые драконы, быстрые грифоны или ядовитые мантикоры? - спросил коварный дракон Смальтион. Он зажмурился в предвкушении вкусного человеческого мяса и горячей человеческой крови, ярко-жёлтые глаза.
   - О великий дракон Смальтион, ты как самое мудрое существо в этой пещере и во всём окружающем мире должен понимать, что от твоего вопроса зависит не только моя судьба, но и судьба моих спящих спутников. Вопрос твой слишком мудрён для моего маленького глупого мозга, не позволишь ты мне спросить совета у других моих людей, чья судьба сейчас также решается ответом на твой вопрос? Убежать от тебя мы всё равно не можем, так как не по силам нам раскопать слой снега, закрывший выход к небу из твоей обширной пещеры. Ведь ты не только мудрый, но и справедливый дракон. Нельзя ждать правильного ответа от одного человека на вопрос заданный могучим драконом, - с лестью в голосе сказал хитрый аристократ Кеммер.
   Старый чёрный дракон оказался падким на лесть и не таким уж и мудрым, как ни хотел он это показать. Он, не ожидая подвоха от низшего существа, сказал человеку:
   - Хорошо, действительно тебе не куда от меня спрятаться в моей пещере, в которой я знаю каждый закуток и каждый тёмный уголок. Также тебе не убежать от моего гнева и моего жаркого огня, если ты попытаешься меня обмануть. Разрешаю, можешь пойти и спросить совет у своих людишек, но торопись, я не буду долго ждать твоего возвращения и как только мне надоест ждать, то я поднимусь во весь небывалый рост и спалю вас всех дотла даже не дождавшись ответа на вопрос.
   Аристократ Кеммер Анатокрил, прекрасно понимающий, что злобный чёрный дракон всё равно убьет всех находящихся в его пещере людей не зависимо от правильности и неправильности ответа на свой каверзный вопрос, вернулся к своим спящим воинам. Он разбудил легионеров и всё им подробно рассказал о нависшей над их жизнями огромной коварной и кровожадной угрозе. Недолго посовещавшись, они все вместе придумали план действий, способный обмануть и победить старого чёрного дракона.
   Между тем огромному ящеру надоело терпеливо ждать возвращения человека. Он понял, что его предполагаемый ужин не собирается стать таковым и почему-то не торопиться возвращаться назад. Гонимый разгорающимся всё сильнее и сильнее яростным гневом и жаждой убийства чёрный дракон, еле передвигающийся на разболевшихся лапах, направился к выходу из своей пещеры. Дойдя до необходимого места, он со злостью увидел там, что люди преспокойно спят, закутавшись в тёплые одеяла.
   Огромный Смальтион дыхнул на мерзких людишек огненным дыханием, спалил их всех дотла вместе с одеялами, а заодно и весь толстый слой слежавшегося снега, крепко-накрепко закрывающий выход из пещеры. Когда жаркая струя драконьего огня прекратилась, и он временно перестал представлять смертельную угрозу, из всех концов обширной пещеры на чёрного дракона напали, спрятавшиеся до поры до времени, воины Кеммера, вооружённые длинными крепкими копьями, снабженными остро отточенными металлическими наконечниками. Старый ящер, почти совсем потерявший нюх, не сразу почувствовал запаха людей и поплатился жизнью за свою беспечность и самонадеянность.
   Копья вонзились в дракона. Смальтион взревел, отчаянно рванулся, вырывая древки из человеческих ладоней, но тут же упал на бок. Раны его были ужасны, чешуйчатая броня не спасла. На рывок как будто ушли все силы ящера. Копья угодили в грудь и живот, а чья-то пика глубоко рассекла шею и от того горячая кровь хлестала фонтаном. Пронзённый одновременно со всех сторон закаленными остриями двадцати пяти копий, умирающий дракон, навсегда закрывая ярко-жёлтые глаза, услышал последние в своей долгой напряжённой жизни слова, сказанные так легко обхитрившим его человеком по имени Кеммер Анатокрил:
   - Ответ на твой вопрос, о, не очень мудрый дракон Смальтион, очень прост! Сильнее всех всегда будут - люди, когда они действуют совместными усилиями!
   Воины, убедившиеся в смерти хозяина пещеры, забрали с собой все несметные сокровища чёрного дракона. Легионеры вырезали у ящера сердце, пожарили его, а затем, положив на первое попавшееся в груде драконьих сокровищ золотое блюдо, с низким поклоном поднесли своему предводителю Кеммеру. Вкусив плоть мудрого и могучего чудовища, он должен был получить по праву первейшего из первых воинов такую же силу и такую же мудрость как у дракона. Не осталась без внимания и чудодейственная кровь ящера, вся, какая только было возможно собранная во флаконы из толстого стекла.
   В одном из незаметных закутков пещеры люди нашли небольшую стопку каких-то блестящих белых металлических слитков. Поначалу металлические прямоугольники показались Кеммеру серебряными, но, приглядевшись, он понял, что это не серебро. Не было у серебра такого густого отлива, не было такого блеска, не было такой чистоты. Легионер Инсамар подтвердил догадку бывшего императорского военачальника, он узнал слитки мифрила, лучшего на свете металла, предназначенного самим Создателем для изготовления отличнейших и прочнейших доспехов.
   Затем Кеммер из рода Анатокрилов и его легионеры вышли из негостеприимной пещеры наружу, начали спускаться с высоких Морозных гор в зелёную цветущую долину. Внизу за очередным перевалом открылось зелёное пространство леса. Место для привала легионеры избрали на берегу маленького ручья, бегущего с журчанием куда-то на восток. В кронах деревьев пели какие-то незнакомые птицы. Несколько воинов отправились на охоту, и промысел их оказался удачным. Спустя три часа на ярком огне костров подрумянивались три туши молодых оленей, распространявшие аппетитный аромат. Ночь прошла удивительно спокойно, а утром путники, позавтракав остатками мяса, двинулись в дорогу.
   Люди преодолели широкую котловину, заросшую светлым березняком. Под ногами хрустели ветки, тёплый воздух овевал лица, в ноздри забирался запах молодой берёзовой листвы. Затем путешественники наткнулись на дорогу, идущую параллельно горам. Колея была торная, видно, что дорогой часто пользуются
   Через десяток километров люди увидели маленькую бедную деревню, которая встречала их запахом навоза и лаем собак. В хлевах мычали коровы, в кронах плодовых деревьев щебетали птицы, и плыл над селом запах цветущей черёмухи. В деревне воины Кеммера с немалым удивлением от местных крестьян узнали, что пока Кеммер и его воины скрывались от врагов, Великая Империя окончательно развалилась из-за интриг враждующих аристократических кланов, а на её обширных руинах возникли несколько самостоятельных и независимых государств.
   Стоявшие на обломках некогда великого государства города людей переживали трудные времена. Пора смуты разрушила связи между разобщёнными провинциями, всякая торговля прекратилась, а дворянство занялось кровопролитными междоусобными войнами. Всё больше городам приходилось полагаться только на свои силы. Уже строились сторожевые посты, усиливались стены и башни, набирались дополнительные ратники в гарнизоны. Всё чаще на службу принимались простые земледельцы, ремесленники и горожане. Но края бывшие некогда богатыми и процветающими всё равно пришли в нищету и упадок. Слабеющие аристократы, оставшиеся без поддержки могучей императорской армии, с трудом сдерживали участившиеся набеги обладателей зеленой кожи - орков. Крестьяне задыхались удушаемые непомерными налогами и податями и бесконечно терзались налётами многочисленных разбойничьих шаек. Горели деревни и города, смрад пожарищ носился над землёй. Двигались по дорогам отряды кавалеристов, ползли пехотинцы, и лязг металла доспехов заглушал вопли умирающих людей.
   Кровные враги рода Анатокрилов теперь не представляли особой угрозы, так как перессорились и не могли объединить свои силы в единое могучее войско. Обрадованный Кеммер вернулся в земли, принадлежавшие его аристократическому роду и, с помощью несметных сокровищ вывезенных из пещеры чёрного дракона, собрал огромное войско, состоящее из опытных воинов, вооруженных самым наилучшим, каким только можно приобрести за звонкие золотые монеты, оружием. У дворфов задорого были закуплены мощные боевые машины - катапульты и баллисты. Войска Кеммера отбили нападение на его родовые земли огромной орды орков. Монарх проник в самое сердце Орды орков, перебил со своими воинами практически всех шаманов и большую часть вождей. Множество врагов с зелёной кожей нашло свою смерть в сражении, а от меча Кеммера погиб и их военный вождь. Лишившись колдовской поддержки и самых талантливых командиров, Орда впала в панику и хаос. Каждый вождь хотел взять власть в свои руки. Орда раскололась на отдельные племена и пожирала сама себя, теперь оркам было не до людей. Орки бросились бежать к своим становищам, но погибали от мечей и копий преследовавших их людей, тонули загнанные в болота, гибли при переправах через бурные реки. Затем очередь дошла и до уничтожения неисчислимых разбойничьих банд, прекративших своё существование в густых лесах после многочисленных внезапных облав.
   Уничтожив опасности, грозящие как знатным, так и простым людям своей страны, Кеммер стал властелином нового государства - королевства Кеммерланд, гербом которого, не долго думая, объявил символ в виде чёрного дракона. Множество областей бывшей Великой Империи завоевал король Кеммер, и ещё больше земель добровольно признали его своим сувереном. Монарх разделил государство на двадцать четыре провинции, названные герцогствами. В каждую провинцию был назначен наместник-герцог всецело подчиненный воле венценосного государя. Проводниками королевской власти было предназначено стать двадцати четырём воинам вышедших с будущим королём победителями из драконьей пещеры. В знак признания заслуг наместников, им и их потомкам, было разрешено иметь в своей фамилии приставку "Керр".
   Из слитков мифрила, найденных в драконьей пещере, кузнечные дел мастера королевства дворфовов за огромную плату выковали для новоявленного короля шлем с глухим забралом, кольчугу, кольчужные оплечья, латные рукавицы и поножи. И впредь Кеммер всегда во времена войн, сражений и битв носил только эти мифриловые доспехи. В руке же его грозно сверкал меч, также выкованный в кузницах дворфов, украшенный рунами и другими волшебными символами.
   Король Кеммер утвердившись на троне, задумался о строительстве столицы, поскольку каждому государству для лучшей управляемости необходим центр, сосредоточение его властных структур. Венценосец не хотел признавать столицей какой-либо из уже существующих городов, он долго думал, выбирал место для основания нового цента государства, но всё ни как не мог решить для себя этот вопрос.
   Однажды ко двору короля Кеммера прибыл Архиепископ Церкви Создателя всего сущего - Мадрагон, который, узнав о существующей проблеме, рассказал первому монарху нового государства, что на юге страны есть отличная живописная местность, где можно основать первую столицу державы. Государь отправил в путь приближенных слуг в сопровождении небольшого отряда охраны, дабы они убедились в словах архиепископа прямо на месте.
   Королевские слуги, прибыв на указанное верховным церковным прелатом место, увидели там прекрасную зелёную равнину, ограниченную с двух сторон двумя полноводными реками, именуемыми местными жителями - Моть-Лава и Сумратва. От подножия Корского хребта, протянувшегося почти по направлению север-юг и омываемого стремительной рекой Сумратва, простиралась равнина, ограниченная с севера Кузнечными горами, с рекой Моть-Лава у подножий гор. С юга холмились отроги Лаирского кряжа. В междуречье Сумратвы и Моть-Лавы, в плодородной долине, защищённой от северных и восточных ветров, раскинулся этот живописный край.
   Данная местность имела называние - Мыски. Причиной тому было нахождение в месте слияния двух рек, на возвышенности. Купцы и сборщики налогов так и говорили: "сельцо на мысках", "ехать на Мыски". Королевские слуги были очарованы величием гор, красотой лесов, голубой прелестью рек, ледяных потоков и пьянящего воздуха. Получив восторженные отзывы от слуг, король и повелел начать там строительство нового стольного града, названного - городом Мыски. В благодарность за полезный совет король Кеммер при первой же возможности возвел в своей новой столице рядом с королевским замком Гайар великолепный кафедральный собор во славу Создателя всего сущего. В этом соборе Кеммера вскоре торжественно короновали, а проводил обряд миропомазания сам Архиепископ кеммерландской церкви Мадрагон.
  

* * *

  
   Прочитав эту строчку легенды о "Чёрном Короле", послушник школы для юных магов, что при соборе Святого Мадрагона, расположенного в герцогском городе Мыски, по имени Седрик Мадрагон, зевнул, пальцами потёр заслезившиеся и уставшие от долгого чтения глаза. Оказалось, что свечи в канделябре уже сгорели почти на две трети. Он прислушался и понял, что из школьной столовой уже не доносится гомон голосов дежурных воспитателей и учителей, встречавших наступающий новый год, не слышно было звона хрустальных бокалов с игристым вином и стука металлических столовых приборов по фарфоровым тарелкам. Глухое завывание ветра стихло за окном.
   Юный воспитанник посмотрел на стрелки настенных часов и понял, уже давно наступили новые сутки, знаменующие начало нового года - 1 января 1997 года. Седрик с сожалением захлопнул увлёкшую его книгу, вернул поначалу фолиант на его законное место, на полку одного из стеллажей, но затем передумал и забрал том с собой. Мадрагон взял канделябр со свечками в правую руку, вышел за дверь библиотеки. Чтобы запереть дверной замок на ключ пришлось поставить шандал на пол коридора. Теперь юному магу предстояло подняться на третий этаж здания по широкой каменной лестнице, пройти в свою маленькую комнату, расположенную в дальнем конце длинного коридора, чтобы наконец-то лечь спать на узкую кровать.
   Пробуждение в первый день нового года было не слишком лёгким для послушника школы для юных магов Седрика Мадрагона. Он лёг спать довольно поздно, а уже спозаранку в дверь его комнаты кто-то начал немилосердно стучать кулаком, от чего хлипкая преграда грозилась слететь со скрипучих медных петель на давно некрашеный пол. Пришлось вставать и открывать запоры на двери. Потирая глаза, не выспавшийся юноша, увидел однокашника Эжентера Политронга представшего перед ним во всей красе. Это был невысокий юноша, русые волосы которого коротко обстрижены, а на поросшем рыжеватой щетиной лице выделялись совершенно круглые глаза. Кожаная рубаха на раннем госте едва не трещала по швам, стоило ему только пошевелиться и немного напрячь мышцы.
   - Ну и что опять случилось? - недовольно спросил Седрик.
   - С наступающим новым годом! - торжественно воскликнул Эжентер, обдавая одноклассника запахом перегара, одновременно пытаясь протиснуться в комнату через узкую щёлку между дверью и косяком. Язык незваного гостя заметно заплетался.
   - А не раненько и преждевременно ли вы начали пьянствовать, господин юный маг Политронг? - спросил Седрик Мадрагон у раннего визитёра, настойчиво и бесповоротно преграждая тому путь.
   - Тебе что жалко, что ли? - ответил на вопрос вопросом однокашник.
   - Жалко у пчёлки, а пчёлка на ёлке, а ёлка в лесу, а лес сам знаешь где! - с превосходством ответил полуэльф кеммерландской народной поговоркой.
   - Да мне уже шестнадцать лет! - с притворным возмущением ответил Эжентер, внешне вроде бы смирившийся с преградой нежданно возникшей на пути.
   - Да, а мне, знаешь ли, пятнадцать годков стукнуло и что с того? Алкоголь вообще-то разрушает клетки мозга, а если ты ещё не знаешь сего любопытнейшего факта, то мне тебя очень жаль, - раздраженно отреагировал Седрик Мадрагон.
   - Я всего чуток выпил, только для настроения, - попытался оправдаться в глазах товарища Эжентер Политронг. - И, между прочим, это был глинтвейн, приготовленный по тому рецепту, который ты вычитал в библиотечной книге! Пол литра спирта, пол литра сока чёрной смородины, пол литра яблочного сока, пол стакана минеральной воды, один маленький кусочек имбиря, пять штук гвоздики, две горсти изюма и один небольшой кусочек немолотой корицы. Всё это перемешать и подогреть в огнеупорной посуде на небольшом огне. Как видишь, я этот рецепт наизусть помню!
   - Понятно. Вообще-то в моём рецепте не было такого ингредиента - пол литра спирта. Мой глинтвейн должен был быть безалкогольным! И значит, извратив мой рецепт, выпив немного этой браги и придя от этого в отличное настроение, ты подумал и решил в этот очень ранний час навестить меня, чтобы радостно сообщить мне о том, о чём я и так знаю, то есть о начале нового года? Я ничего из вида не упустил? - менторским тоном спросил Седрик Мадрагон.
   - Просто все ещё спят, а мне скучно просто сидеть и ждать, когда хоть кто-нибудь проснется, - грустно сказал Эжентер Политронг.
   - Значит так, можешь считать, что я тоже крепко сплю, и дверь тебе не открывал. Тебе показалось! Пока! - сказал Седрик Мадрагон, захлопывая перед самым носом Эжентера дверь комнаты.
   Политронг смирился и вроде бы ушёл, по крайней мере, громкий топот, удаляющийся по длинному коридору, был слышен даже из-за закрытой двери. Полуэльф улёгся на кровать, взбил подушку, накрылся одеялом, но через десять минут ожидания дремоты с закрытыми глазами, сдался, так как окончательно понял, что больше сегодняшним утром не сможет заснуть. Ни есть, ни пить пока что совсем не хотелось, да и до завтрака было далеко. Поэтому Седрик зажёг слабенькое заклинание осветительного огонька над головой, взял с письменного стола книгу, прихваченную из школьной библиотеки, и продолжил читать старинную легенду о таинственном артефакте "Чёрный Король".
   В этот же момент за окном раздался громкий гудящий звук, переходящий в свист. Пришедший в удивление юный маг Мадрагон с великим нежеланием оторвался от чтения и поднял голову. Разбивая оконное стекло в дребезги и деревянную раму в щепки, в комнату влетело крылатое создание, размерами бывшее как раз с это самое окно. Полуэльф сам не понял, как в шоковом состоянии мгновенно соскочил с кровати на пол и, не обращая внимания на мелкие ранки, полученные от осколков стекла и щепок, шарахнул по твари самым простым заклинанием, какое только знал. "Огненный шар" ударил по крылатому пришельцу, но не причинил тому ни малейшего видимого вреда, но зато на миг осветил комнату и показал мерзкое обличье каменной горгульи с мордой подобной собачьей, но со свиным пятачком вместо носа. Тварь одним взмахом крыльев отбросила Седрика к дальней стене. Юноша приложился довольно сильно, почувствовал боль в рассечённом затылке. На приложенной к голове руке осталось мокрое и красное пятно.
   Горгулья радостно заклекотала, лапы её схватили с кровати полуэльфа книгу "Сказания королевства Кеммерланд, правдивые и не очень". Тварь развернулась и покинула помещение таким же способом, как и появилась в нём. Теперь о её визите напоминало только отсутствие оконной рамы в соответствующем проёме, осколки, щепки и волны морозного воздуха врывающегося в комнату. Во входную дверь кто-то принялся ожесточенно стучать, раздавались встревоженные голоса взрослых и детей.
  

* * *

  
   Утром 20 июня 2009 года тёмный боевой маг Седрик Мадрагон решил прогуляться по родному городу, поскольку заколебался сидеть дома в четырёх стенах. Если бы только он знал, к чему приведёт его внезапно возникшее желание осуществить столь ранний моцион.
   Шёл он, шёл и вышел в незнакомый переулок без познавательно-адресных табличек. Казалось бы, ну не может быть в городе Мыски для него незнакомых улиц, переулков, кварталов, проспектов, проездов и бульваров, но оказывается, что может. А всё почему? А потому, что не стоит во время ходьбы думать на стратегические и тактические темы, тогда и не попадёшь не известно куда. Лиха беда, но оказалось, что это только ещё начало.
   Седрик упёрся прямо в дверь какой-то лавки. Это был трёхэтажный дом с обшарпанными стенами и небольшой деревянной входной дверью, оббитой двумя железными полосами, а на двери необычная табличка - рисунок в виде трёх вписанных друг в друга кругов. И вроде бы и ненужно было ему ни в каких целях заходить ни в какое торговое заведение, но погляди-ка же ты, рука прямо таки сама потянулась к металлической ручке и открыла дверь. Мадрагон как-то нехорошо себя почувствовал, однако всё равно беззаботно вошёл в лавку.
   Внутри торговое помещение оказалось довольно просторной комнатой. Перед дверью лежал потёртый половик непонятно-светлой расцветки и затёртым геометрическим узором. Культурный полуэльф решительно поспешил вытереть подошвы ботинок о половик. Деревянный пол покрыт светло-коричневой краской. У левой стены небольшой столик, на котором лежал толстенный фолиант к кожаной обложке, раскрытый примерно посредине страниц, а рядом стояло несколько, около десятка, наполовину полных удивительно одинаковых бутылочек из красного стекла без каких-либо идентифицирующих этикеток. За столиком стояли два шкафа, заставленные книгами разнообразной толщины и высоты. У правой стены расположились ещё два таких шкафа с книгами, а за ними невысокий столик, полностью заставленный зажжёнными свечами.
   Метрах в пяти от входа во всю ширину комнаты распростёрся тёмно-коричневый лакированный прилавок, а за ним стоял на вид лет сорока, абсолютно лысый, имеющий смуглую от рождения кожу, обладающий широким лицом с густыми сросшимися на переносице чёрными бровями торговец в непонятной одежде свободного покроя какой-то тускло-заунывно-серой расцветки. На полу рядом с мужчиной стоял деревянный пюпитр на трёхпалой металлической ножке. Пространство за прилавком было отгорожено от остальной лавки длинными, от потолка до пола, бордовыми шторами.
   Седрик направил свои стопы в сторону прилавка и, подойдя ближе, увидел, что на нём лежат вперемешку книги, свитки и карты неведомых земель, морской секстант из белого металла, стоят небольшие весы, чернильница с воткнутым в неё гусиным пером, склянки различных размеров и цветов, заткнутые притёртыми пробками.
   - О, - воскликнул торговец, обращаясь к клиенту, но лицо его при этом осталось совершенно бесстрастным, без малейшего намёка на какую-либо эмоцию или душевный порыв. - Уважаемый господин, мы давно и с глубочайшим нетерпением вас ждём. Ваш заказ вас ожидает. Прошу вас следовать за мною.
   Торговец раздвинул шторы и проследовал в глубь торгового зала, как будто совершенно не сомневался, что юноша тотчас направиться за ним. Мадрагон пожал плечами, махнул рукой и прошёл за занавес. Там оказалась скрипучая лестница, состоящая из пяти ступенек, ведущая на некий своеобразный помост. Полуэльф поднялся по ступенькам на возвышение и огляделся. На левой стене висела огромных размеров картина в - пейзаж с лиственным лесом, широкой рекой и далёкими горами. Вдоль центральной стены выстроились в ряд четыре высоченных, под самый потолок, тёмно-коричневых шкафа, заполненные книгами. Посредине между шкафами был выложен камин среднего размера. Управой стены высокая напольная ваза, на белом фоне замысловатый узор, выведенный золотой краской - побеги каких-то неведомых растений, цветов и листьев. Рядом с вазой стоял невысокий небольшой столик, а на нём резная деревянная фигурка в виде дракона с распахнутыми крыльями и пожелтевшие от времени свитки.
   Торговец подошёл к одному из шкафов, вынул из его глубин свёрток средних размеров, перевязанный узкой красной лентой и, повернувшись, протянул пакет правой рукой Седрику. Юноша принял подарок и удивлённо посмотрел на золотистую обёрточную бумагу, скрывавшую что-то твёрдое, предположительно - книгу.
   - Не смею вас больше задерживать, - произнёс коммерсант всё тем же безжизненным голосом. - До свидания.
   - Да, да, конечно, - произнёс полуэльф, пребывая в состоянии изумления. - Всего доброго. Прощайте.
   Седрик вышел из лавки по обратному пути и направился в гости к другу и товарищу по несчастью Эжентеру Политронгу. У дома Политронга он, наконец, пришёл в себя и надорвал обёртку подарка, а под ней оказалась книга под названием "Сказания королевства Кеммерланд, правдивые и не очень". Удивлённый тёмный маг Мадрагон убрал книгу в холщёвую сумку и решил пока забыть о таинственном подарке, по крайней мере, до возвращения под крышу родного дома. Если бы он только знал, что это случится не совсем скоро. Чтение книги продолжилось ближайшим вечером.
  

* * *

  
  
   Шли годы. Однажды жаркой летней ночью, когда гремели раскаты грома и в небе ветвились яркие молнии, король Кеммер Анатокрил в одиночку мучался в своей монаршей спальне от внезапно возникшей бессонницы. С королевой Амалией они спали в разных опочивальнях, как было принято ещё со времён Великой Империи по этикету. Государь испробовал все известные ему способы борьбы за сон, но ни что не могло помочь. Вот тут то он и вспомнил о драгоценном ларце, содержащем таинственный эльфийский артефакт, который, по словам погибшего чёрного дракона Смальтиона, назывался - "Чёрный Король".
   Кеммер пальцами, унизанными золотыми перстнями, дернул за шелковый шнурок, тянущийся к бронзовому колокольчику, расположенному в комнате дежурного камердинера. Прибежавшим тотчас слугам он приказал найти в королевской сокровищнице драгоценный ларец, содержащий внутри себя талисман Перворождённых, и как можно скорее принести его в свою спальную комнату. Исполнительные безмолвные слуги тотчас поспешили исполнить необычное и неожиданное по ночной поре повеление своего монарха. Примерно через час ларец принесли, Кеммер бережно поставил его на широкий письменный стол, осторожно откинул толстую, на вид непробиваемую простыми клинками, крышку и взял чёрный гладкий шар артефакта в руки.
   Что-то только не проделывал король с таинственной сферой, и об свою роскошную одежду тёр, бережно рукой гладил и дышал на него, но никакого результата своими действиями не достиг. Коварный дракон Смальтион умер, но перед смертью почему-то не удосужился объяснить человеку как артефакт нужно инициировать, и как он конкретно действует, какие возможности даёт своему владельцу. Так утомившийся король Кеммер благополучно и заснул, упав поперёк широкой кровати, но всё-таки ни чего не добился.
   Утром следующего дня, после непременной процедуры омовения и небольшого лёгкого завтрака, венценосец подошёл к письменному, чтобы написать письмо герцогу Керр-Лянарак, но, взяв в руки писчее гусиное перо, заметил, что оно совсем затупилось. Раздосадованный монарх решил собственноручно заточить перо, взял в руку острый канцелярский ножик и нечаянно порезался, уронив при этом несколько капель крови на гладкую поверхность артефакта "Чёрный Король". Магическая сфера мгновенно впитала королевскую кровь и вспыхнула ослепляющим ярко-белым светом. Кеммер от неожиданности лишь на мгновение закрыл глаза, спасая их от воздействия яркой вспышки, а когда открыл, то оказалось, что эльфийский амулет бесследно пропал и как бы тщательно король его не искал в своей обширной опочивальне, но ни где его так и не нашёл.
   Ночью кеммерландскому государю снились странные волнующие воображение сны. Грёзы сии были наполнены огнём пожаров, звоном клинков, криками умирающих людей. Кеммер видел, как будто бы он участвует в великой битве Света и Тьмы. Были тут эльфы, дворфы, кобольды, орки, тролли, различная нежить и множество других неведомых созданий. Монарх почувствовал, что его тело наполняет могучая волшебная сила, он сплетал узоры неведомых заклятий и воплощал их.
   На следующий день в королевский замок Гайяр прибыл с неожиданным срочным визитом Архиепископ Церкви Создателя всего сущего Мадрагон. У верховного прелата было округлое, добродушное, гладковыбритое лицо, тонкие брови, близко посаженные карие глаза. Он был сопровожден предупредительными королевскими слугами в рабочий кабинет монарха. Архиепископ и король сердечно поприветствовали друг друга. Венценосный владыка Кеммер, не подавая виду, что очень удивлён прибытием верховного прелата, спокойно спросил:
   - Ваше высокопреосвященство, я очень рад вас видеть, но прекрасно понимаю, что вы прибыли в мой замок не просто так, поэтому я жду, что вы скажете. Какая цель вас привела ко мне, и чем я могу вам помочь?
   Архиепископ Кеммерландский улыбнулся загадочной улыбкой и, скрестив перед собой руки, торжественно сказал:
   - Мне ведомо, что ты, король Кеммер, напитал древний артефакт Перворожденных эльфов своей кровью. Пусть это были лишь несколько капель, но, учитывая то, что ты был помазан драгоценным мировым маслом на царство именем и волей Создателя всего сущего, ты должен понимать, что от того божественного обряда кровь твоя обладает теперь великой властью. В настоящий момент "Чёрный Король" подчинился тебе, принял тебя за своего единственного хозяина. Ты его не видишь и никогда теперь не сможешь увидеть, но он находится внутри тебя, точнее внутри твоего астрального тела. Артефакт питается энергией твоего тела и в ответ насыщает тебя своей могучей магической силой. И лишь после твоей смерти или скоропостижной гибели сможет явиться "Чёрный Король" вновь на свет дневной. Эта эльфийская реликвия обладает поистине колоссальной магической силой и может сделать из любого даже самого простого человека - великого и могущественного мага. Но учти, что артефакт Перворожденных эльфов не так прост, как кажется на первый непредвзятый взгляд, он может увести тебя от яркого ослепительного света Создателя всего сущего. Не боишься ли ты навсегда потерять свою бессмертную и пока ещё светлую душу?
   И сказал венценосный король Кеммер, происходивший из рода Анатокрилов, Архиепископу Церкви Создателя всего сущего Мадрагону:
   - Я признаю только Создателя всего сущего за господина своего и всё, что я совершил ранее и совершу впредь, пусть будет во славу его. Лишь об одном прошу тебя, Архиепископ Мадрагон, помоги же мне справиться с тяжким грузом небывалой магической силы. Я взываю к тебе, к твоему милосердию и милости осенившего тебя своей благостью Создателя!
   - Да будет так, в веки веков, во имя Создателя всего сущего, - услышал король торжественные слова архиепископа Кеммерландского. - И всегда помни, что лишь во власти Создателя вздымать и рушить горы, изменять русла рек и покрывать лесами безжизненные пустыни.
   - А известно ли вам, ваше высокопреосвященство, почему этот артефакт был прозван так необычно - "Чёрный Король"? - спросил Кеммер Анатокрил у архиепископа Мадрагона.
   - В древних хрониках благословенной Церкви Создателя прочёл я об этом артефакте. Там говорится, что жил когда-то давно на свете человек по имени Эгмонт, прославившийся как превосходный целитель. Однажды князь Летгард, владевший страной, где жил сей знаменитый муж, отправил за ним отряд стражников. Монарх пообещал целителю огромные богатства, если тот сможет вылечить его дочь, которая давно и долго хворала. Маг вылечил княжну, но князь Летгард не захотел отдавать ранее обещанное за лечение золото и приказал своим верным слугам подсыпать на праздничном пиршестве в золотой кубок целителя сильнодействующее снотворное зелье, а затем заковать лекаря в кандалы и оставить его в горах, где обитали смертельно опасные создания, поклоняющиеся Тьме - тролли. Медленно, тяжёлыми шагами приблизились глыбообразные фигуры вечно голодных горных троллей к скованному человеку, оставленному на погибель. Тролли высотой в два человеческих роста, тащили за собой увесистые сучковатые палицы. Могучие лапы, снабженные внушительными когтями, уже тянулись к горлу мужчины, дабы прервать его жизнь. Смрадное дыхание одной из тёмных тварей коснулось его лица. Но тут пришли шаманы троллей и запретили своим соплеменникам убивать и есть этого человека. Шаманы предложили целителю пройти посвящение и принести клятву верности Владычице Тьмы взамен на жизнь и небывалую чародейскую силу. Эгмонт согласился и поклялся Тьме, чтобы обрести силу необходимую для мести коварному князю Летгарду. После ритуала главный шаман троллей вырвал у человека сердце, а взамен вставил ему в грудь гладкий шар, неведомо кем и когда выточенный из чёрного камня неизвестного вида, ставший сосредоточением жизни и тёмной силы для мужчины, делающего его слугою Тьмы. Целитель переродился в гадкого и мерзостного чернокнижника, обрёл тёмную магическую силу огромной мощи.
   - Ваше высокопреосвященство, меня всегда интересовало, почему чернокнижников так называют. У них, что есть некая чёрная книга? - поинтересовался Кеммер Анатокрил.
   - Ваше величество, вы правы. Чернокнижник - это очень полезный для дела Тьмы маг, получающий за свои неоценимые услуги в дар книгу, нашептывающую в его мысли тёмные помыслы хозяйки преисподней. Книга сия наполняет его физической и волшебной мощью, преображает его тело, но разрушает всё светлое в душе, хоть и позволяет при этом своему новому хозяину применять всё более разрушительные тёмные чары, - ответил архиепископ и продолжил. - Но не будем отвлекаться от сути моего рассказа. Дальше Эгмонт вернулся в родное королевство, убил скупого князя Летгарда, его жену-княгиню и трёх сыновей, а дочь насильно взял в жёны. Чернокнижник объявил себя новым монархом, но взял титул короля. Все жители страны, обуянные страхом и ужасом, подчинились ему. Эгмонт начал поклоняться Тьме, воздвигая повсеместно тёмные капища, принося кровавые человеческие жертвы, практикуя некромантию для создания зомби, костяных воинов и гадких личей.
   - Личи? Что за создания такие, эти личи? - спросил король у архиепископа.
   - Лич - это маг, восставший во славу владычицы Мордред из могилы. Он намеренно становиться таким, чтобы обрести силу и стать вечным. Лич одарён небывалой тёмной мощью и властью над мертвыми. Обычно такова судьба любого некроманта. Обряд подъятия производится либо таким же некромантом, учеником или коллегой, но также может осуществляться магом крови при помощи одного из высших вампиров. Владычица чародея не даёт слуге покоя даже после смерти.
   - Хм. Понятно. Век живи, век учись. Я про таких тварей даже и не слышал, - удивился Кеммер и попросил. - Но что же было дальше? Простите, что вас перебил, ваше высокопреосвященство. Пожалуйста, продолжайте.
   - Так о чём это я? Ах, да. Чернокнижник Эгмонт. Так вот, лишь объединенное войско людей, дворфов и эльфов смогло победить тёмного властелина. Эльфийский принц Альбелир, бывший могущественным друидом светлых эльфов, поразил врага, нанёс ему смертельную рану и развоплотил чернокнижника Эгмонта. Тело тёмного властелина было сожжено, а прах развеян над водами Северного океана. Чёрный гладкий каменный шар, заменивший чернокнижнику сердце не горел в ярком пламени, а потому эльфийский принц Альбелир, воспользовавшись колдовским клинком, разрубил опасную тёмную сферу на абсолютно одинаковые половины. Синий клинок Перворождённого принца, покрытый колдовскими эльфийскими рунами, был выкован из упавшего с неба огненного железа, и ни один земной металл, даже мифрил, не в силах был противостоять ему. Одна половина сферы должна была храниться у Властелина эльфов, а другая в Подгорном королевстве дворфов. Но лукавый принц дворфов Дамадар похитил у эльфов вторую половину артефакта и вновь соединил тёмную сферу в единое целое, скрепив её собственноручно выкованным им из золота высшей пробы тонким ободком. И вот тогда-то артефакт и был прозван "Чёрным Королём", поскольку был когда-то сердцем короля людей, впавшего в чернокнижие и отвернувшегося от света Создателя всего сущего. Кстати существа поклоняющиеся Тьме считают, что чернокнижник Эгмонт после своей смерти получил право стоять по правую руку от трона Владычицы Тьмы.
   Архиепископ Кеммерландский Мадрагон замолчал, переводя дыхание после длинного рассказа, а король Кеммер задал ему вопрос, внезапно пришедший в голову:
   - Но, ваше высокопреосвященство, чёрный дракон Смальтион говорил, что "Чёрный Король" достался ему от убитого им эльфийского принца?
   - Правильно мыслете ваше величество, потому что потом эльфы в свою очередь похитили у дворфов "Чёрного Короля", а принц Альбелир, являющийся сейчас Владыкой всех светлых эльфов, провёл ритуал очищения и дополнительно скрепил колдовскую сферу, выбив на ней рунического паука-тарантула, чтобы нейтрализовать действие Тьмы на могучий артефакт. Как говориться, не предсказуемы пересечения, обстоятельства и увлечения, - с улыбкой ответил верховный прелат Церкви Создателя.
   - Так всё-таки этот артефакт подчинён Тьме или Свету? - спросил Кеммер Анатокрил.
   - Владычица Тьмы Мордред потеряла над "Чёрным Королём" власть, но Повелитель Света Айвен такую власть тоже так и не приобрёл. Столкновение двух сторон магической силы привели к возникновению особого артефакта. Всем известно, что обе божественные сущности нашего мира отказались от прямого столкновения, чтобы своей небывалой мощью не нарушить равновесия и не уничтожить миропорядок, но даровали своим сторонникам магическую силу. Так магия разделилась на тёмную и светлую. Там где слились две сущности, возникла третья сила - Тень, но не было у неё воплощения. Если же равновесие начинает рушиться, то появляется во Вселенной маг, способный брать силу из обоих источников и становящийся от того могущественным, чем любой другой. И зовётся он - Теневым Магом, поскольку суть его в слиянии мощи Света и Тьмы в вездесущую Тень. Равновесие между светлой и тёмной силой постоянно колеблется. И лишь Теневой Маг способен удержать баланс и не дать Вселенной рухнуть в бездну Хаоса и небытия. "Чёрный Король" был создан Тьмой, но напитан ритуалом Света. Это теневой артефакт, а чародей, владеющий им, и есть - Теневой Маг, - ответил архиепископ Мадрагон.
   - Как это возможно? Я Теневой Маг? - удивленно вскричал король Кеммерланда.
   - Да, ты - Теневой Маг и призвание твоё состоит в установлении равновесия между сторонами силы. Церковь Создателя всего сущего желает помочь тебе, так как мы признаём власть только Создателя и не стоим, на чьей либо стороне, - ответил верховный прелат.
   Вскоре после этих событий король Кеммер почувствовал, что отныне доступна ему огромная волшебная сила и что может он менять мир своей могущественной магией, плетя узоры великих заклинаний. Но всегда миропомазанник Кеммер помнил, что магическая сила дарована ему только по воле Создателя всего сущего и должна потому использоваться только во славу его.
   Вести о внезапно возникшей великой магической мощи властителя королевства Кеммерланд распространились во все стороны света и услышали о том остроухие владыки Тёмного леса. Тёмные эльфы, освободившись от владычества Великой Империи, вернули себе ранее потерянные земли, да ещё немного прихватили и исконных человеческих владений. И дошла до них весть об убитом людьми, обитавшем в глубине Морозных гор, могучем чёрном драконе Смальтионе. Молва вела речь о королё людей, добывшем могущественный амулет "Черный Король", что числился столь долго в памяти вечно молодых эльфов как давно утерянный.
   Горделивые повелители лесов спешно отправили в королевство людей представительное и многочисленное посольство, под предводительством принца Анвэна. Король Кеммер принял представителей темных эльфов в огромном и богато украшенном тронном зале королевской резиденции - замка Гайяр. Принц Анвэн отличался от своих спутников пепельно-серым цветом длинных, до плеч волос и довольно смуглой кожей. На его голову был надет тонкий золотой ободок, свидетельствующий о принадлежности к правящей династии. Глаза посланника были ярко-зеленого цвета, присущего молодой весенней листве. Одежда главы посольства была чёрного цвета. Он вошёл в зал лёгкой поступью.
   Увидев множество пышно разодетых придворных и одетых в парадную форму гвардейцев, эльфийский принц, возглавлявший посольство, попросил личной аудиенции и тайной беседы с глазу на глаз. Король людей Кеммер и принц темных эльфов Анвэн перешли в одну из комнат, прилегающих к тронному залу, где присели в мягкие кресла. Кеммерландский монарх наложил на комнату заклинание, мешающее, кому бы то ни было, услышать тайный разговор.
   Убедившийся в отсутствии лишних ушей Перворождённый принц мелодичным голосом сказал:
   - Король людей Кеммер, до Владыки всех Темных Перворожденных Вингаэльдэйла дошли таинственные известия о том, что вы внезапно обрели огромную магическую силу и мощь.
   - Возможно, что так и есть. Всё в мире возможно, но только по воле Создателя всего сущего, да святится имя его в веки веков, принц Анвэн, - уклончиво отвечал король.
   - Ваше величество, Владыке всех Темных эльфов Вингаэльдейлу также стало известно, что источником этой колдовской силы является древний, считавшийся давно утерянным, великий талисман эльфов, именуемый "Чёрный Король", - продолжил эльфийский принц.
   - Я не обязан отчитываться в своих действиях ни перед кем, уж тем более не перед Владыкой Светлых Перворожденных, - раздражённо ответил Кеммер, теряющий терпение. - Каким бы ни был источник моей волшебной силы, я всё равно направлю её только во благо своей страны. Артефакт "Чёрный Король" через меня заслуженно перешёл к людям. Ни кто так заслуженно не имеет на этот амулет права как люди больше всех пострадавшие от прорыва Тьмы и кровожадного короля-чернокнижника Эгмонта!!!
   - От чернокнижника пострадали все и дворфы и эльфы. По клятвенному уговору артефакт был разрублен на две части, чтобы ослабить его тёмную силу. Половины реликвии должны были храниться следующим образом. Одна у Перворожденных эльфов, а одна у дворфов. Подгорные жители нарушили клятву и присвоили и нашу часть. Справедливость восторжествовала, когда артефакт нашёл покой в сокровищницах моего народа. Один из принцев тайно взял "Чёрного Короля" отправляясь на битву со злобным и кровожадным драконом Смальтионом. Теперь мой Владыка и Владыка всех Темных Перворождённых - Вингаэльдейл, просит вас, великий король людей Кеммер, вернуть всё на круги своя. Через мои руки древняя реликвия Перворожденного народа должна занять своё законное место в сокровищнице эльфов под неусыпной охраной воинов и друидов, чтобы ни Тьма, ни Свет не воспользовались ею в борьбе за господство.
   - Это не возможно, принц, - ответил король Кеммерланда, качая головой. - Я не верю в чистоту побуждений тёмных эльфов. Тёмный Лес потому и зовётся тёмным, поскольку всецело находится во власти Владычицы Мордред. Тьма хочет через вас обрести древнюю реликвию и обратить её силу во славу свою.
   - Ваше величество, в таком случае мой повелитель, Владыка Вингаэльдейл согласен выкупить артефакт, но конечно за разумную плату, назовите свою цену в золотых монетах, и она будет уплачена. Слово тёмных эльфов нерушимо, - предложил, неунывающий даже после столь резкого отказа на просьбу своего повелителя, остроухий принц.
   - Принц Анвэн, ты можешь передать своему Владыке, что я ни когда не отдам "Чёрного Короля" ни эльфам, ни кому бы то ни было ещё. Всё дело в том, что артефакт попробовал моей крови и сейчас он составляет со мной одно целое. Он появиться на солнечный свет, когда на то будет воля Создателя всего сущего, но только это произойдет, после того как моя душа покинет этот мир и ни как иначе.
   - Ваше величество, мой Владыка знал, что и такой ответ возможен. Много веков назад друидами народа Темных Перворожденных был создан тайный ритуал исторжения великого артефакта из тела вольного или невольного, но живого хозяина. Для проведения колдовского ритуала нужно лишь ваше добровольное согласие и могучие друиды темных эльфов всё сделают сами. Вам не будет от этого никакого вреда, и мы будем довольны. Темные Перворожденные и люди смогут вечно жить после этого в добрососедском мире и полном согласии.
   - Я знаю, что эльфы жестоки и коварны, но раз темные эльфы утеряли артефакт "Чёрный Король", значит, на то есть воля Создателя всего сущего. Артефакт добыт мною честно, в бою с кровожадным чёрным драконом Смальтионом, грозившем зверски убить меня и моих доблестных легионеров. Поэтому мой ответ будет - нет, нет и ещё раз нет, - ответил король Кеммер.
   - Что ж если это ваше окончательное слово... Вы сами выбрали свою судьбу и судьбу своего народа. Я сделал всё, что только мог в такой непростой ситуации. Прощайте, король Кеммер. Раз талисман так глубоко проник в вашу душу, то у нас, Темных Перворожденных, теперь нет другого выбора способа, как вернуть "Чёрного Короля" себе. Видимо только с помощью грубой воинской силы, а не с помощью милосердной дипломатии, восторжествует справедливость, - на прощанье с грустью в голосе сказал эльфийский принц Анвэн.
   С этими словами остроухий принц и отбыл из кеммерландской королевской столицы со всем посольством эльфов. Анвэн вернулся назад на родину, в Тёмный Лес. Получив на свою просьбу отказ от монарха Кеммерланда, Владыка Тёмных Перворожденных Вингаэльдейл приказал своим полководцам готовиться к великой, обещающей стать кровопролитной, войне с людьми, захватившими древний артефакт, войне не на жизнь, а на смерть.
   Вскоре огромное войско Тёмных Перворождённых выступило из Тёмного леса. Первым на кеммерландские земли ступил принц Анвэн, как подобает предводителю могучего войска, вонзивший в землю позолоченное древко знамени тёмных эльфов. Затем на берегу под белыми флагами выстроились златокудрые воины, облачённые в дивные доспехи.
   Стоя на высоком холме под развевающимся на ветру лазурным знаменем предводитель войска принц Анвэн произнёс:
   - Доблестные воины Тёмного Леса! Наш враг могуч и грозно войско его. Наша с ним битва будет тяжела, но помните, что знамя Перворожденных эльфов взовьётся над горами трупов вражеских воинов и развалинами их твердынь. Доблестная победа близка и она будет за нами!
   С этими словами остроухий принц вознёс к светлому небу свой меч, и тысячи мечей, зажатых в руках его воинов, взлетели как один, одновременно с ним, а тысячи громких голосов слились воедино в яростном боевом кличе.
   Воинство Перворождённых двинулось на столицу государства людей - город Мыски, желая поразить противника прямо в сердце. Король Кеммер давно ожидавший нападения остроухих повелителей Тёмного Леса, двинул им на встречу свою армию. Оба вражеских войска встретились на обширной равнине и встали друг против друга лагерем.
   Основную часть пехоты Кеммерланда составляли ополченцы, снаряженные в плохонькие, склёпанные на скорую руку, доспехи, вооруженные длинными копьями и пиками, а также короткими мечами, которые защищали себя небольшими круглыми деревянными щитами. Становой хребет пехоты состоял из отрядов мечников и латников. Мечники носили хорошие и прочные кольчужные доспехи, а также высокие, в две трети человеческого роста прямоугольные щиты из мореного дуба, обшитые медными полосами и были вооружены длинными прямыми мечами. Латники были элитой королевской кеммерландской пехоты. Они были снабжены тяжёлыми панцирными доспехами и шлемами со сплошным забралом. Вооружение этих доблестных воинов составляли полуторные мечи. Также латники несли с собой небольшие треугольные металлические щиты.
   Пехотинцы должны были прикрывать в бою своим нерушимым строем стрелков - лучников и арбалетчиков. Лучники, одетые в облёгчённые кольчужные рубахи, с помощью своих мощных дальнобойных луков и длинных стрел с острыми металлическими наконечниками должны были расстреливать вражеские войска издалека, чтобы ослабить отряды противника ещё до начала схватки в ближнем бою. Арбалетчики были снаряжены в прочные кожаные кирасы, обшитые металлическими пластинками, а также металлические шлемы - барбюты. Они были вооружены мощными арбалетами, снаряженными тяжелыми бронебойными болтами, представляющими смертельную опасность для любого вражеского воина при выстреле с близкого расстояния.
   Конницу королевства Кеммерланд составляли отряды рыцарей и панцирников. Рыцари представляли собой ударные войска, эти элитные всадники, закованные в сплошные прочные доспехи, носящие средние треугольные щиты. Они были вооруженные толстыми длинными копьями, а на случай их поломки в сражении - длинными мечами. Чем длиннее разбег могучих рыцарских скакунов, тем сильнее удар их копий. Панцирная конница состояла из всадников в более лёгких доспехах, с круглыми металлическими щитами, вооруженных длинными мечами.
   В воздухе над кеммерландским войском летали самые быстрые боевые части - наездники на грифонах. Главным предназначением этих бойцов являлась разведка, но они также способны были внезапно обрушиться с небес, как снег на голову, и слёту врубиться в ряды вражеских войск. Грифон представляет собой странное создание некромантской магии, помесь двух видов. Своё тело и четыре когтистые лапы, покрытые ороговевшей кожей, он получил ото льва, а голову, снабженную могучим клювом и мощные крылья, защищенные жёсткими перьями от орла. Перья и кожа грифона - это своеобразный доспех, предохраняющий его от холодного оружия, стрел и арбалетных болтов. Грифоны летают очень хорошо и также способны переносить небольшие грузы на приличные расстояния. В неволе эти создания плодятся плохо, поэтому из-за их малого количества используются только в военных целях. Грифоны всеядны, но предпочитают употреблять в пищу сырое мясо, поэтому содержание большого их количества довольно проблематично для заботливого владельца.
   В обозе кемерлингского войска на длинных подводах, охраняемых бдительными королевскими воинами, везли разобранные на составные части, но только до поры до времени, баллисты и катапульты, а также запас камней и чугунных снарядов для этих произведений дворфской боевой механики.
   Наездники на грифонах, вернувшиеся из дозора сообщили людям о приближении огромного войска темных эльфов. Впереди войск остроухих Перворожденных неспешно передвигались, покрытые практически не пробиваемой обычным оружием толстой корой, заменяющей им доспехи, могучие разумные деревья - дендроиды. За их передвижением следили и бережно управляли им лесные духи - дриады. Диады небольшого роста, их отличительный признак - зеленый цвет коротких волос и круглые глаза красного цвета, без разделения на зрачок, радужку и белок. Сами дриады являются довольно слабыми бойцами, так как они не обладают большой физической силой, и хотя компенсируют этот недостаток своей магией, но их волшебные силы не столь значительны, чтобы они являлись мощной силой на поле боя. Лесные духи умеют быстро левитировать на расстоянии нескольких метров над землёй, а их стремительные атаки и небольшой размер делают ответный отпор практически невозможным. Слабость дриад компенсируется большими размерами и огромной силой, охраняющих их дендроидов.
   Далее на довольно приличном расстоянии двигались эльфы-всадники, восседающие прямо на спинах боевых единорогов. Всадники являются элитой войска, так как все они сплошь выходцы из наиболее знатных родов Тёмного Леса. Единороги священные для эльфов, считающиеся ограниченно разумными, существа. Они испокон веков обитают бок о бок друг с другом. Единорог внешне представляет собой лошадь с длинным рогом, расположенным посредине лобной части черепа. Ему присуща от момента рождения защита от какого-либо магического воздействия. Считается, что единорог способен ослепить врага яркой вспышкой света, возникающей в необходимый момент на острие его рога.
   Следом за всадниками шли многочисленные эльфы-воины, вооруженные длинными, слегка загнутыми, парными мечами и защищающие свои тела, покрытые разнообразными родовыми татуировками, прочными доспехами, искусно выточенными из стволов железного дерева. За ними передвигались эльфы-лучники, которые были вооружены длинными изогнутыми луками, покрытыми колдовскими рунами, накладывающими на них особые чары меткости.
   В чистом голубом небе над многочисленным остроухим войском летали эльфийские наездники на гиппогрифах. Гиппогриф - это гибрид коня и грифа, проще говоря, лошадь с огромными, покрытыми жесткими перьями, крыльями. Вооружение наездников на гиппогрифах было довольно разнообразным и состояло из длинных копий и пик, длинных мечей, метательных дротиков, коротких луков.
   Также в войске Тёмных Перворожденных было большое количество друидов, эльфийских магов, владеющих стихийным природным волшебством, являющихся по совместительству жрецами Владычицы Тьмы Мордред. Они расхаживали по лагерю и тут и там, раздавая воинам благословения и грозно потрясая, направленными в сторону вражеского войска, магическими посохами, увитыми какими-то цветущими зелеными побегами.
   Друиды умели многое, а знали ещё больше. Они ведали силу трав, что помогала им лечить многие опасные болезни. Друиды владели могущественными заговорами и таинственными чарами. Они умели читать знаки, подаваемые высоким небосводом, быстрым ветром и плодородной землёй. Всё, что узнавали друиды, наносилось ими на каменные и деревянные таблички, и пергамент. Вся эта мудрость, облачалась в форму стихов и песен, что передавались в памяти Перворожденных из поколения в поколение. Друиды эльфов имели власть над деревом, так как знали его душу и чувствовали саму суть его естества. Умели они распознавать различные виды камня и места их залегания. Знали они и подход к металлу, и в их руках он звенел и пел, становясь украшениями, чашами для торжеств, наконечниками стрел и лезвиями острых мечей. Остроухие друиды слышали и понимали голос земли, а она вы ответ щедро одаривала их своими плодами.
   В ночь перед решающим сражением король Кеммер всё ни как не мог заснуть, так как понимал, что перевес сил находится на стороне его врагов. В войске Кеммерланда практически не было магов, да и те, кто присутствовал, в основном владели заклинаниями только лечебной, а не так необходимой для предстоящей битвы боевой магии. Хоть кеммерландский монарх и обрел небывалое магическое могущество артефакта "Чёрный Король", но не мог он в одиночку справиться со всеми друидами, пришедшими во вражеском войске.
   Внезапно в королевский шатёр, прервав тягостные думы её хозяина, вошёл Архиепископ церкви Создателя всего сущего Мадрагон, который поприветствовал монарха лёгким кивком головы и решительно сказал:
   - Приветствую тебя, король Кеммерланда. Я узнал о твоём трудном положении и пришёл на помощь твоим войскам. Готов ли ты принять поддержку от Создателя и смиренных служителей его церкви?
   - И вам доброй ночи, ваше высокопреосвященство, - поприветствовал верховного прелата кеммерландский король и спросил. - Чем же мне могут помочь смиренные служители Создателя всего сущего? Мне-то позарез сейчас нужны боевые маги, способные выстоять против наших многочисленных остроухих врагов и их могучих друидов, но откуда они возьмутся, эти маги, волшебники, волхвы, чародеи, ведуны да колдуны, если в моём государстве даже нет Академии волшебства. У меня в войске состоят маги, которые дошли до всех своих знаний самостоятельно, только с помощью своего разума, а также есть те, кто учились у великих мастеров, но их очень мало, всего лишь единицы. В основном они умеют лечить раны, поэтому их умения понадобятся нам только после сражения. А сражение ещё надо выиграть. Мне некого противопоставить могущественным друидам заносчивого и надменного врага. Но всё равно спасибо вам, ваше высокопреосвященство за поддержку.
   - Не рано ли ты приуныл, король Кеммер? - спросил верховный прелат. - Я пришёл не один, со мною в твоё войско вольются больше сотни лучших церковных волшебников, владеющих самыми могучими боевыми заклинаниями. Создатель всего сущего на твоей стороне, ты помазан на царство его именем и поэтому его церковь тебе поможет в битве с вторгнувшимся в страну врагом.
   Ранним утром, как только рассвело, а туман ещё стелился по земле, когда первые слабые лучи солнца озарили поле боя каким-то совершенно нереальным ярким светом, эльфийское войско решительно двинулось вперёд, начав атаку на вражеское войско людей. Вначале битвы в ясном небе над полем сражения схлестнулись отряды наездников-людей на грифонах и наездники-эльфы на гиппогрифах. Силы противоборствующих отрядов оказались примерно равны и после продолжительной кровопролитной схватки в воздухе, понеся равнозначные потери, все летуны противников вернулись к своим войскам.
   Повинуясь приказу остроухого полководца принца Анвэна, вперед двинулись могучие и неторопливые разумные деревья - дендроиды, направляемые лесными духами - дриадами. На этот случай разведчики людей ночью по приказу Архиепископа Мадрагона подготовили для них небольшой, но довольно неприятный сюрприз. Как только дендроиды продвинулись по полю сражения достаточно далеко, церковные волшебники задействовали заклинания "Огненных шаров" и направили их пламенные сферы в сторону противника. Тела дендроидов защищала толстая кора и защитные заклинания дриад, поэтому разумные деревья не загорелись, но под их двигательными побегами вспыхнули заранее подготовленные кучи хвороста и опавших листьев, заблаговременно политые, изготовленным алхимическим способом, имеющим зажигательный эффект, специальным маслом, вследствие чего перед войском эльфов возникла непроницаемая дымовая завеса.
   Дриады от широкой пелены едкого дыма потеряли, необходимый для продолжения наступательного движения, зрительный обзор и теперь не могли правильно указывать подконтрольным дендроидам направление для их передвижения. Разумные деревья обладают плохим зрением, поэтому их движение вследствие коварства людей временно приостановилось. Эльфийские друиды не могли развеять дым, так как он имел своей причиной естественное происхождение, а создать достаточно сильный магический ветер им мешало противодействие чародеев из стана противника.
   Вследствие таких событий, дриады были вынуждены, пренебрегая собственной безопасностью, левитировать выше непроницаемой стены дыма, чтобы получить хоть какой-то обзор. Тут то в бой своевременно и вступили человеческие лучники, арбалетчики, церковные маги, стрелки на грифонах, катапульты и баллисты. Было перебито множество дриад и дендроидов, лишившихся магической защиты от горения. Остатки разумных деревьев и лесных духов отступили за спины остальных эльфийских войск.
   Тогда в бой вступили основные отряды противников, только теперь их силы были примерно равны. Стремительные эльфы-всадники на единорогах с подозрительной лёгкостью прорвали строй кеммерландских пехотинцев. Королевские мечники бросились в паническое бегство, заманивая эльфийских наездников всё дальше и дальше вглубь строя.
   Полководец Перворожденных уже собирался отправить в сражение своих пехотинцев и лучников, но его ожидал ещё один неприятный сюрприз. Король Кеммер заблаговременно разместил за небольшим передовым отрядом, вооруженным мечами, основную часть ополченцев, вооруженных длинными копьями и пиками. Ополченцы пропустили сквозь свой строй бегущих мечников и сомкнули ряды, встречая всадников на единорогах внезапно выставленными копьями. Эльфы-всадники, набравшие скорость с размаху напоролись острия металлических наконечников, но не смогли пробиться сквозь лес копейных древков. Эльфийские кавалеристы, понёсшие ощутимые потери, отступили по приказу своего главнокомандующего, переданного посредством громких сигнальных рожков.
   Тогда вперёд выступили эльфы-воины, а за ними шли эльфы-лучники. Люди сплотили ряды и стояли щитом к щиту. Армия эльфов превосходила по численности кеммерландское войско, но люди заняли позицию на широкой вершине холма и были готовы извлечь из этого местоположения все возможные преимущества и выгоды. Внезапно над войском Тёмных Перворожденных пошёл сильный дождь, вызванный заклинаниями людских чародеев. Друиды эльфов не понимали смысла усилий волшебников противника. Боевые маги Кеммерланда одновременно прочли заклинания школы ледяной магии. Жестокая снежная буря нахлынула на эльфов, превращая дождевые струи в ледяные иглы. Перворожденные падали как колосья под градом пока тёмные друиды не развеяли дождевые тучи. Не смотря на ощутимые потери в эльфийской армии, сражение продолжилось. В результате длительной баталии войско Темных Перворожденных было разбито и с позором отступило, для того чтобы вернуться в родной Тёмный Лес.
   Король Кеммер извлёк необходимый урок из войны с эльфами и по совету Архиепископа Мадрагона основал в королевстве Академию Высшей Магии. Король также признал верховенство церкви Создателя всего сущего во всех духовных делах, а также в сфере выявления магически одаренных детей и контроля над законопослушным поведением всех магов, проживающих в государстве. Детей имеющих способности к волшебству должен был выявлять Орден Храма Создателя всего сущего, подчиненный непосредственно Архиепископу Кеммерландскому, а обучаться они должны были в дальнейшем в специальных школах для юных магов подконтрольных церкви Создателя. На изучение и применение тёмной магии был наложен запрет, имевший своей целью ослабить эту сторону магической силы и восстановить пошатнувшееся равновесие между Светом и Тьмой.
   После смерти Архиепископа Мадрагона, он был по настоянию короля Кеммера канонизирован церковью Создателя всего сущего и был признан святым.
   Первый король Кеммерланда прожил до ста пятидесяти лет и вошёл в анналы истории королевства под именем - Кеммер Великий. После смерти монарха на груди его бренного тела неизвестным образом возник артефакт "Чёрный Король", который по приказу пребывающих в трауре наследников был отнесён для хранения в королевскую сокровищницу. Когда же про артефакт, наконец, вспомнили, оказалось, что могущественная чёрная сфера таинственно пропала из позолоченного ларца, в который она был заключёна для сохранности. И с тех пор и по нынешние времена следы её затерялись неведомо где, и неведомо как.
   Так повествуют летописцы древности о происходивших некогда событиях, в результате каковых возникло могущественное королевство Кеммерланд. Что из всего этого является правдой, а что лишь выдумка бесчисленных переписчиков, то не знают люди, ведь память их коротка, но доподлинно знает только Создатель.
  

* * *

  
   Прочитав легенду о "Чёрном Короле" Седрик Мадрагон закрыл книгу. В этот же момент фолиант с тихим хлопком исчез без малейшего следа, не оставив даже пыли.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"