Мамонтов Сергей Викторович: другие произведения.

7 Влюблённый маг

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто бы знал к чему приведёт поздняя прогулка по городским улицам. Кто угодно, но не тёмный боевой маг Седрик Мадрагон.

Любовь нечаянно нагрянет...

  
   Пришёл конец очередной минуты, и началась следующая одна шестидесятая часть часа. Седрик Мадрагон находился дома, поскольку получил разрешение на отпуск в виде тридцати дней, в течение которых мог полностью располагать своим временем по своему собственному желанию и разумению. Теперь он был сам себе начальник и господин хоть и не надолго. Когда практически в течение трёх лет каждый день встаешь в семь утра и ложишься спать в десять часов вечера, то привыкаешь к такому ритму жизни, вернее свыкаешься с ним. Когда рабочий день затягивается до семи, а то и до девяти часов вечера, то кажется, что очень много надо сделать и попробовать, когда появиться свободное время. И вот теперь времени - навалом, как у безработного, а делать было нечего, и заняться было нечем.
   Скоро осень должна была вступить в свои законные права, но погода была отличная. Солнце жарило не сильно, дул лёгкий прохладный ветерок, а на небе не толкались белые бока облаков. Отоспавшись в течение нескольких дней, навалявшись на мягкой перине, Седрик пришёл к выводу, что пора пойти погулять по городу, чтобы хоть чем-то скрасить досуг молодого холостяка и не преставиться со скуки.
   Ни к кому из знакомых в гости напрашиваться не хотелось. После постоянного общения с представителями человеческого дна города Мыски хотелось одиночества. Только встреть кого-нибудь из служащих Департамента Внутренней Стражи или Департамента Тёмной Магии, так ведь опять начнутся всё те же разговоры про то, кто кого убил, ограбил, изнасиловал. Хотелось чего-то иного, чего-то неземного, высокого и необычного. Точнее полуэльф не мог сформулировать свои желания.
   Конечно, можно было навестить Эжентера Политронга, который также находился в отпуске, но сие рандеву, скорее всего, закончится распитием алкогольных напитков различной крепости в одном из многочисленных городских трактиров, бессмысленной тратой значительного количества монет на сомнительные увеселения. А может быть произойдёт драка с десятком лиц, не признавшими в господине Политронге представителя власти и не проявившими достаточного уважения к его здоровенным кулакам. Вряд ли после такого происшествия начальство будет хорошо относиться к тёмным магам-отпускникам, применяющим волшебную силу против мирных граждан.
   Ближе к вечеру Седрик оделся по-простому, чтобы не выделяться из толпы простых горожан, да и отправился на прогулку по не самым центральным улицам герцогского города Мыски. Если бы он уделял внимание и придавал значение случайным эпизодам и столкновениям, то, возможно, вернулся домой, но этого не случилось.
   Мимо Мадрагона проходили простые горожане: истопники, зеленщики, молочники и даже трубочисты. Проходя мимо рынка, Седрик решил приобрести у одного из торговцев парочку зеленобоких яблок, но цена оказалась совершенно уж неприемлемой. Полуэльф обратился к торговцу с вопросом о завышенных ценах, противных воле Создателя. Седой дед, обладающий длинным крючковатым носом, прищурился и брюзгливо ответил, что ему всякие молокососы не указ в определении цены. Седрик плюнул и решил обойтись без яблок. Потом мимо тёмного мага пробежал трое малолетних и чумазых оборванцев, причём попытались сбить его с ног, но лишь оттоптали ноги. Мадрагон вовремя схватился за кошелек, и несостоявшиеся воришки бросились в разные стороны после его гневного крика.
   Полуэльф мысленно похвалил себя и продолжил одинокую прогулку. Повернув на следующий ряд торговых прилавков, Седрик двинулся в другую сторону, с искренне заинтересованным видом ощупывал ткани, седла, уздечки. Он пробовал орехи, сыры, солёные огурцы и виноград, но так ничего и не приобрёл. Мадрагон прошёл мимо рулонов войлока, тканей и горок копченых колбас.
   Где-то примерно через час погода прямо таки с ошеломляющей скоростью начала портиться, словно как настроение тёмного мага. На небо набежали чёрные-пречёрные тучи, закрывшие солнце. Заморосил небольшой, но всё же причиняющий неудобство, слабенький дождик, поднялся довольно сильный ветер. Седрик натянул шляпу глубже и, проклиная погоду, побрёл в обратном направлении к своему жилищу. Чтобы сократить путь он свернул в парк и по липовой аллее вышел на Речную улицу. В этот же миг грянул гром и дождь усилился. Стараясь не обращать внимания на льющуюся с небес воду, Мадрагон перешёл на противоположную сторону улицы и пошёл вправо мимо высоченных чугунных оград, окружающих роскошные дворянские особняки.
   Из-за непогоды стремительно стемнело, да и времени было десять часов вечера. Поскольку именно в это время полуэльф обычно и ложился спать, то его одолела зевота. Прохожие исчезли с улиц, иногда стремительно проезжали кареты, зажглись высокие фонари.
   Седрик дошёл до перекрёстка и свернул во дворы. Он был опечален и полностью поглощён своими мыслями и потому не сразу заметил за призрачной завесой непрекращающегося дождя две неясные тени - одну большую и другую соответственно - поменьше. Меньшая тень явно принадлежала человеку, а вот происхождение большого фантома было непонятным, а форма его наводила на мысль о нечистой силе. Подтвердить свой предположение молодой волшебник не мог, так как по причине отпускного настроения и некой беспечности, свойственной всем юным представителям всех рас, не взял с собой жезл. Большая тень быстро передвигалась, явно испытывала враждебные намерения и собиралась нападать на беззащитную жертву.
   Мадрагон оторвался от мрачных размышлений о тщете всего населённого смертными существами мира и бросился бежать, скидывая на ходу мешающий бежать подмокший плащ и доставая из ножен синий клинок, который загорелся призрачным светом и тем самым подтверждал наличие поблизости от себя порождения Тьмы. Шляпа слетела с головы самостоятельно без помощи владельца. Раздался пронзительный крик человека, подвергшегося нападению мерзкой твари. Седрик в два длинных прыжка преодолел расстояние, отделяющее его от фантома и его жертвы.
   Взмах эльфийского клинка поразил бесформенную тварь, тянущую длинные отростки к человеку, лежащему без сознания на размокшей от дождя земле. Волшебный меч пил из тёмной твари силу, передавая её своему обладателю. Мерзкая тень, почувствовала, что стремительно теряет силы, взвизгнула высоким голосом, тут же отдёрнула щупальца от жертвы, как от яркого опаляющего огня и проворно повернулась к напавшему на неё смельчаку.
   Мадрагон предпринял единственное верное в такой ситуации действие. Он наложил на фантом заклинание, придающее тому овеществлённую форму, поскольку в сложившейся ситуации сражаться с бесформенной сущностью без дополнительной помощи тёмного мага-заклинателя и стабилизирующих артефактов абсолютно бессмысленно и полностью самоубийственно. Тёмная тварь, ослабленная силой эльфийской магии клинка, не успела увернуться и обрела форму. Теперь перед тёмным магом стоял высоченный людоед - огр (впрочем, других и не бывает), ростом около двух метров. Чудовище обладало тяжёлым торсом, крепкой зеленовато-серой кожей, короткими ногами и красными глазками. Глаз у него три, два как у людей, а третий расположился по средине морщинистого лба. Получалось, что тень при жизни была великаном-людоедом. Длинные, ниже колен руки, снабженные острыми крепкими когтями, делали это существо опасным соперником для любого противника.
   - Вот так погуляли, даже шарманку потеряли! - воскликнул полуэльф, произнося цитату древнего проклятия народа подгорных дворфов.
   Огр яростно взревел и прыгнул на тёмного мага, как будто желая раздавить того всем немалым весом давно, судя по стойкому неприятному запаху, немытого тела. Седрик мгновенно среагировал, сместился в сторону, уходя из-под удара. Он взмахнул свободной рукой, чтобы наложить на своё тело, придуманное им самолично заклинание невидимости, не требующее длинной вербальной формулы, а всего лишь лёгкой мысленной формы, а также не вытягивающее силы, как это делало подобное традиционно-академическое заклятье, содержащееся во всех учебниках кеммерландской Академии Высшей Магии и волшебных институтов. Промахнувшееся чудовище недоуменно завертело в стороны головой, поскольку не видело наглеца посмевшего оторвать его от добычи и причинившего ощутимую боль.
   Мадрагон не стал терять время на раздумья и полоснул огра клинком по ноге, рассекая плоть до кости. Густым потоком хлынула вонючая кровь, заливающая всё вокруг. Людоед зарычал, попытался зажать страшную рану, но ноги его подогнулись, тварь повалилась на бок и затихла. Тёмный маг снял с себя заклятье невидимости, поскальзываясь на грязи, подбежал к жертве огра. Из-за темноты он только и смог рассмотреть, что это молодая длинноволосая девушка, примерно одного с ним возраста. Она была без сознания, но сердце билось, пульс прощупывался. Видимых ранений вроде бы заметно не было, но могли быть внутренние повреждения. Необходимо было доставить её как можно скорее к целителям.
   Внезапно тишину пустого двора нарушил грубый рычащий голос, который казалось, ни как не мог исходить из человеческого горла:
   - Стой! Оставь её! Она должна уйти со мной! Ещё не поздно! Отдай её мне!
   К удивлению Седрика Мадрагона эти слова были произнесены огром. Естественно, что полуэльфа совершенно не взволновали, даже ни на каплю, речи, произнесенные воплощённой в телесную форму тёмной тварью. На то она и тёмная тварь, чтобы смущать ум людей своими доводами. Если ты выполнишь пожелание порождения Тьмы, то выполнишь пожелания самой Тьмы. Молодой маг не стал мучиться и добил людоеда, разрывая связь тела и духа. Тело огра тут же разложилось без малейшего материального следа, скорее всего по причине потери поддержки духа давно мертвого чудовища со стороны тёмных сил. Полуэльф подбежал к жертве тёмной твари, склонился над ней, чтобы понять её состояние.
   - Помогите! - прозвучал шепот девушки, на миг распахнувшей глаза, но тут же прекратился, так как она потеряла сознание.
   Седрик вытер клинок пучком мокрой травы, вбросил меч в ножны, бережно взял бездыханную девушку на руки и поспешил на ближайшую улицу. На счастье, а может быть по благоволению богов, мимо проезжал экипаж. Мадрагон остановил извозчика и с его помощью уложил жертву огра в карету, затем запрыгнул в неё сам. Возница, обнадёженный обещанием выплаты за образцовое выполнение своих услуг золотой монеты, повёз их быстро, но вместе с тем бережно, в ближайшую больницу. В свете фонаря, прикреплённого к крыше экипажа, Седрик рассмотрел, что на девушке надето синее платье с кружевами.
   По прибытию на место маг и извозчик осторожно внесли так и не пришедшую в себя девушку в приёмный покой, передали её врачам. Затем полуэльф отправился в том же экипаже домой, запер ворота и входную дверь, поднялся на второй этаж, зашёл в спальную комнату, разделся и упал на кровать. Сон захватил его в плен и заставил спать до обеда следующего дня.
   Седрик проснулся с чувством выполненного долга, но одними чувствами, пусть и самыми благородными, сытым не будешь, а есть-то, уже хотелось прямо по-зверски. Пришлось вставать и спускаться в кухню, чтобы попытаться хоть что-нибудь приготовить из наличествующих в шкафах продуктов. Небольшой поздний завтрак тёмного мага был прерван на самом интересном месте настойчивым стуком в ворота.
   - Кто же там такой наглый-то припёрся ни свет, ни заря? - недовольно пробурчал себе под нос Мадрагон, но открывать всё-таки пошёл.
   А припёрся сегодня к нему тёмный маг-заклинатель Эжентер Политронг, облачённый по непонятной причине в форменное обмундирование. Господин Политронг имел самый, что ни на есть помятый, не выспавшийся и недовольный вид.
   - Собирайся. Нас вызвали на службу. Ночью прорыв Тьмы произошёл, - заявил вместо приветствия Эжентер.
   - Ага, я тоже рад тебя видеть, - ёрнически сказал Седрик. - Где прорыв, в каком районе?
   - В одном из дворов, расположенных рядом с дворянскими особняками на Речной улице, - невозмутимо ответил Политронг.
   Неоконченный завтрак пришлось бросить. Облачившись в форму, Мадрагон с вздохом разочарования присоединился к товарищу по службе.
   - Сейчас поедем в районную больницу. Ночью туда привезли знатную девушку, подвергшуюся нападению какой-то потусторонней твари. Прорыв уничтожил наши маяки, но дежурная смена была на другом конце города и подоспела слишком поздно, да ещё и из-за грозы кристаллы связи плохо работали. Потому-то дежурный долго не мог с патрулём связаться. Пока прибыли на место, тварь укокошена была неизвестным магом. Этот же маг и доставил потерпевшую на извозчике в больницу, - принялся объяснять ситуацию Эжентер.
   - Ну что же поехали, - согласился полуэльф.
   Они добрались в служебной карете до больницы и вступили под её прохладные своды. В приёмном покое их направили на второй этаж в седьмую палату. Подниматься необходимо было по широкой лестнице, покрытой длиной дорожкой лазоревого цвета. Перед дверью с прибитой к ней металлической цифрой "7" тёмные маги остановились. Как только маг-заклинатель Политронг поднял руку, чтобы постучать, дверь распахнулась, из палаты выскочил седой мужчина лет сорока с покрасневшим от гнева лицом. Дороговизна ткани его одеяний, вышивка золотыми нитками, золотая цепь на шее и клинок в позолоченных ножнах говорили о знатном происхождении этого господина. Дворянин не говоря ни слова что было силы, хлопнул дверью, и спешно удалился к лестнице, ведущей на первый этаж.
   - Что это было? - спросил Эжентер у Мадрагона, но в ответ получил от своего товарища только недоуменное пожимание плечами.
   Тогда тёмный маг-заклинатель постучал в дверь и тут же распахнул её. Они вдвоём вошли в больничную палату, оказавшуюся одноместной. Полуэльф прикрыл дверь. Комната освещалась ярким дневным светом, льющимся из большого окна, находящегося напротив входной двери. У правой стены стояла деревянная полуторная кровать, на которой под одеялом лежала больная. К кровати приставлена тумбочка, на которой в хрустальной вазе стоял огромный букет, состоящий из прекрасных жёлтых роз, распространяющих по помещению одуряющий, но вместе с тем нежный запах цветов. У левой стены стоял небольшой платяной шкаф, и там же висело зеркало средних размеров.
   - Разрешите представиться. Тёмный маг-заклинатель Эжентер Политронг, - произнёс Политронг и, указывая на коллегу, сказал. - Это тёмный боевой маг Седрик Мадрагон.
   Потерпевшая оказалось молодой симпатичной миловидной брюнеткой с пухлыми щёчками и карими глазами. Хоть под глазами и залегли тёмные круги, но общей картины это не портило.
   Девушка посмотрела на вошедших мужчин и произнесла приятным голосом, явно обращаясь к Седрику:
   - Это вы? - Она тот час уточнила. - Это же вы спасли меня от этой тени? Я не ошиблась?
   - Нет, вы не ошиблись, но это просто моя служебная обязанность - помогать людям, защищать их от тёмных созданий, - смущённо проговорил опустивший к полу глаза Мадрагон, почувствовавший как кровь прилила к лицу, загорелись щёки и даже запылали уши.
   - О, прошу прощения, господа, я так не вежливо себя веду. Вы представились, а задаю странные вопросы. Меня зовут - Лауренсия Ильевас, - сказала больная, не отрывая глаз от внезапно объявившегося спасителя.
   - Что же... Оставим подробности ночной деятельности господина Мадрагона на потом, а сейчас мне необходимо услышать от вас, госпожа Ильевас, что произошло с вами вчера вечером. Расскажите, что вы видели, что слышали и что запомнили, - недовольно сказал Эжентер.
   После этих слов Лауренсия отвлекла внимание от персоны полуэльфа и, теперь уже глядя на Политронга, сказала:
   - Вы знаете, господин тёмный маг-заклинатель, вчера вечером мы с отцом немного повздорили, и я в сердцах совершила необдуманный поступок. Я сказала, что пойду к подруге в гости и останусь у неё ночевать, поскольку мне о многом необходимо подумать и подумать наедине. Отец во мне души не чает, и разрешил, но я не пошла к Лилии Чанмолтинг. Это моя лучшая подруга, проживающая в доме номер десять по Речной улице, а у нас седьмой дом. Я просто гуляла по улицам. Теперь-то я понимаю, как необдуманно поступила, ведь не пристало молодой незамужней девушке гулять одной без сопровождения, да ещё и в столь позднее время. Когда же, наконец, обида на отца прошла я решила вернуться домой. Было уже поздно, совсем стемнело, да ещё разразилась гроза. Я почти дошла до дома, когда заметила плывущую на меня призрачную тень. Мне стало очень страшно, я закричала. Тварь кинулась на меня и отбросила на землю. Она как будто выпила из меня всю энергию, какая только была, так как сил у меня, чтобы самостоятельно встать, совершенно не осталось. Тут и появился ваш товарищ и мужественно защитил меня от тени. Потом я потеряла сознание и больше ничего не помню.
   - Хорошо. Я зафиксировал ваши показания. Распишитесь вот здесь внизу текста. Желаю вам как можно быстрее выздороветь, госпожа Ильевас. Надеюсь, что нам не придется больше вас беспокоить. До свидания, - сказал Политронг, забирая листок с подписью потерпевшей.
   - Спасибо. До свидания, господин Политронг, - произнесла Лауренсия, посмотрела на Седрика и с ласковой улыбкой сказала: - До свидания, господин Мадрагон, огромное вам спасибо за вашу помощь. Я никогда этого не забуду. Врачи говорят, что продержат меня здесь два-три дня. Заходите, пожалуйста, меня проведать, если конечно вас это не затруднит.
   - Ну что вы, госпожа Ильевас, меня это совсем не затруднит и даже не побеспокоит. Я нахожусь в отпуске, поэтому обладаю уймой свободного времени и обязательно к вам загляну. До свидания, - смущённо ответил тёмный боевой маг.
   Тёмные маги покинули палату и направились в Командорство Тёмной Магии, чтобы написать рапорта с отчётом о проведении проверки произошедшего вчера вечером на улице Речной инцидента. Тогда так и не удалось установить, что послужило причиной прорыва Тьмы. Был виновен в этом некий чернокнижник или это было спонтанное волнение астральной стихии - знал только Создатель всего сущего.
   Седрик, как и обещал, навещал прекрасную госпожу Лауренсию в лечебном заведении. Они гуляли в больничном парке, разговаривали на всевозможные темы, вместе шутили и вместе смеялись. Тогда они были полностью и безвозвратно счастливы, не желая видеть различия в своём социальном положении. Когда госпожа Ильевас выздоровела и вернулась в отчий дом, они стали, как будто случайно встречаться на улицах, в парках и скверах. Она заранее отправляла верного слугу к Седрику с запиской о времени и месте свидания.
   Молодость и не подозревает, что счастье не может быть бесконечным. Отпуск Мадрагона неожиданно закончился. В первый же рабочий день к нему в кабинет без стука заглянул ранний посетитель. Лицо этого мужчины показалось полуэльфу смутно знакомым.
   - Седрик Мадрагон, если не ошибаюсь? - спросил мужчина.
   - Нет, не ошибаетесь, - ответил тёмный боевой маг и, указывая на стул для посетителей, сказал. - Пожалуйста, присаживайтесь.
   - Я граф Ильевас, Кармайкл Ильевас, - представился посетитель, присаживаясь на стул. - Как вы понимаете, я - отец Лауренсии Ильевас.
   - Очень рад вас видеть, но чем я обязан нашей столь неожиданной встрече? Что-то случилось с вашей дочерью Лауренсией? - забеспокоился Седрик.
   - Нет, с Лауренсией всё в порядке, - ответил нахмурившийся граф Ильевас и уточняющее произнёс. - Почти в порядке. Её будущее в ваших руках.
   - Я вас внимательно слушаю.
   - Господин Мадрагон, я пришёл поговорить вот о чём. Я настоятельно прошу вас забыть о существовании моей дочери. Да, что скрывать, я очень вам благодарен за её спасение, хоть это и является вашей непосредственной обязанностью. Счастливое стечение обстоятельств, не больше. Наш род, как вы сами прекрасно понимаете, очень знатный и я предусмотрел для Лауренсии совершенно другое будущее, чем та перспектива, каковую готовите вы.
   - Я вас не понимаю. В настоящее время моего денежного содержания достаточно, для того чтобы содержать жену и будущих детей. У меня хороший дом. Я - маг на государственной службе. В чём же дело? - удивлённо спросил Мадрагон.
   - Хорошо я скажу прямо. Обстоятельство того, что у вас смешанная кровь мешает такому союзу. Конечно, отношение кеммерлинского общества постепенно смягчается по отношению к полуэльфам, но высший свет и дворянство никогда на это не пойдут. Я никогда не дам согласия на ваш брак. Я должен думать о будущем всего рода, а не только о сумасбродных желаниях своей дочери.
   - И что же дело только в этом? Вы же понимаете, что ни кто не может быть волен в выборе своих родителей, даже маги или боги? - постепенно закипая, спросил Седрик, сжимая при этом кулаки.
   - Господин Мадрагон, завтра мы - я и моя дочь - уезжаем в наше поместье в герцогстве Сувортинг. Прошу вас забыть о нашем существовании. В герцогство Мыски мы не вернёмся. Для Лауренсии я подыскал подходящего жениха из знатного дворянского рода. Если вы больше не появитесь в её жизни, то она скоро забудет о вас. Я знаю свою дочь. Она - просто быстро увлекающаяся особа. С глаз долой - из сердца вон. Эти слова полностью и справедливо относятся к ней.
   - А что вы сделаете, если я не соглашусь с вашим предложением? - спросил тёмный боевой маг.
   - Спрошу прямо. Чего вы хотите? Я могу подарить вам крупную сумму денег в золотых монетах. От вас требуется только одно - забыть мою дочь и никогда о ней не вспоминать. За свою жизнь я не раз и даже не два раза убеждался, что у всего есть цена. Назовите свою стоимость. Сколько?
   - Мне не нужны ваши паршивые деньги. Я люблю вашу дочь, - гневно ответил Мадрагон.
   - Это всего лишь чувства. Морок, не больше. Я оставлю здесь на столе письмо Лауренсии адресованное вам. Прочтите послание и успокойтесь, - сказал граф Ильевас, вставая и направляясь к входной двери. - В случае если вы будете упорствовать в своих причудах я предприму все возможные усилия для того чтобы уволить вас с государственной службы. Я даже больше вам скажу... Я уже разговаривал с вашим начальством в Департаменте Тёмной Магии и получил полноценную поддержку от не самого последнего из иерархов вашей структуры. Даже если и это вас не остановит, я могу прийти к мысли о физическом устранении помехи для своих планов о будущем Лауренсиии. Так что прощайте, господин Мадрагон. Ещё раз хорошо подумайте, стоит ли со мной ругаться. Честь имею!
   Граф Кармайкл Ильевас вышел из кабинета, хлопнув дверью. Седрик взял со стола оставленный ненавистным посетителем письмо и вскрыл конверт. Почерк действительно походил на почерк Лауренсии. Вот что он там прочёл: "Уважаемый господин Седрик Мадрагон. Пишет вам виконтесса Лауренсия Ильевас. Скорее всего, ваш разговор с моим отцом уже состоялся, поэтому я буду кратка. Отец убедил меня в том, что у наших с вами отношений нет будущего. Мне очень хотелось, чтобы он оказался не прав, но он всегда и во всём бывает прав. Мы уезжаем в поместье в герцогстве Сувортинг и, скорее всего больше не вернёмся в город Мыски. Прощайте и не сердитесь на меня. Так будет лучше и для меня и для вас. Я не хочу портить ваше будущее, которое может быть безвозвратно загублено связями моего отца в Департаменте Тёмной Магии. Я горячо целую вас. Пожалуйста, не пытайтесь меня отыскать, поскольку ни к чему хорошему это не приведёт. Ваша Лауренсия".
   Мадрагон дочитал послание, скомкал бумагу и бросил на пол, но тут же одумался, поднял листок, бережно расправил, несколько раз сложил и спрятал в нагрудный карман форменного камзола.
   - Что же если ты так решила, то пусть так и будет. Всё в руках Создателя, - тихо и печально произнёс полуэльф.
   Седрик последовал просьбе Лауренсии и пожеланиям её отца. Он притворился, как будто забыл всё, что их связывало. Сердце его словно окаменело, ни что не доставляло радости, солнце как будто бы совсем не грело. Тёмный боевой маг Мадрагон чувствовал себя одиноким путником, который заблудился осенним ранним утром посреди дремучего леса и потому оказавшимся окруженным со всех сторон туманной пеленой. Теперь он не хотел ни есть, ни пить, ни спать, но заливать горе алкоголем желания совершенно не было, хоть и казалось, что счастливой жизни теперь пришёл конец и солнце на небо для него уже никогда не вернётся. Облетала листва с тополей, оставляя в сердце грусть. Ну и пусть, к бесам её эту листву. Может правда, а может ложь, но говорят, что когда потеряешь что-то столь дорогое для тебя, то уже и не найдёшь так как боги могут многое дать и могут тут же и забрать счастье руководствуясь одним только им ведомым причинам. Грустно ему будет без неё и не хочется уходить просто так без борьбы, но и бороться нельзя, если ни чего между ними и не было. Может быть, это был всего лишь мираж. И звёзды вдруг засветят, и вздрогнет луна в ночном небе от крика страдающей и вечно одинокой души. И не хватает сил сказать самые главные слова. Теряется где-то взгляд, на сердце грусть, на душе тоска. То ли это всё была сказка, а может - быль, но всё равно превратится в серую дорожную пыль. Только одно он знал точно и наверняка - ему будет грустно жить без неё.
   Через три дня после злопамятной встречи со злосчастным графом Ильевас в кабинет Седрика вошла командор Ларвия Комтинг. Они поздоровались друг с другом, командор протянула подчинённому листок бумаги и сказала:
   - Распишись здесь внизу напротив своей фамилии для подтверждения факта того, что ты ознакомлен с приказом о временном отстранении от службы.
   - Не понял, в чём собственно дело? - удивлённо спросил у неё полуэльф.
   - Дочь графа Кармайкла Ильевас - Лауренсия - похищена неизвестными лицами. К нему в особняк подброшено письмо с требованием выкупа за возвращение её целостности и сохранности. Граф заявил дознавателям Внутренней Стражи, что ты, несомненно, причастен к похищению. Ильевас требовал твоего незамедлительного ареста и допроса с пристрастием. Принято решение о твоём временном отстранении от служебных обязанностей, пока что только до момента установления истинны.
   Седрик расписался, отдал приказ командору, вышел в коридор, запер дверь кабинета и понял, что возвращается к нормальной жизни. Казалось, что все несчастья и горести отступили перед необходимостью немедленно кинуться на помощь. Девушку похитили, и он знал, что сам не причастен к этому преступлению. Надо было найти тех, кто совершил преступление, благо, что теперь времени у него для этого было вполне достаточно для осуществления розыскных действий. Нужно было спешить, на Внутреннюю Стражу надежды мало. Знатный отец похищенной пояснил, кого подозревает он, теперь и у доблестных стражников будет только один единственный подозреваемый. И этому есть причина: из-за огромной загруженности им просто-напросто некогда будет отрабатывать какие-либо другие более правдоподобные версии произошедшего несчастья. Если кто-то в городе Мыски похитил знатную девушку с целью выкупа, значит Гортхар по прозвищу Доброта, являющийся хозяином трактира под вывеской "Апрель", знает всё о личности этого преступного субъекта. Теперь задача Мадрагона состоит в том, что бы убедить всезнающего представителя криминального дна сообщить полуэльфу, где найти похитителей и их жертву.
   После двадцатиминутной пешей прогулки Седрик вышел на улицу Дракона, но подходить к воротам искомого трактира, расположенного в доме номер семнадцать не стал торопиться. Нужно было предварительно осмотреться и понаблюдать за респектабельным фасадом этого гнезда порока, прежде чем что-либо предпринимать.
   Оказалось, что "Апрель" закрыт для посетителей по непонятной причине. А ведь между тем незабвенный господин Гортхар по прозванию Доброта являлся монополистом в ближайшем квартале по линии оказания соответствующих питейных, ресторанных и ночлежных услуг. Предприимчивыми людьми, бывшими не в курсе подлинной сущности владельца "Апреля", неоднократно предпринимались попытки открыть подобные заведения, но им всегда кто-либо или что-либо мешало осуществить свои планы до логического конца. Как-то так по случайному стечению обстоятельств, что или городской магистрат не давал согласия на строительство харчевни (трактира, корчмы, гостиницы, отеля, ресторана), либо недостроенное здание внезапно сгорало в результате ночного пожара, либо непонятливый владелец будущего трактира отходил в мир иной вследствие подозрительно-естественных или насильственных причин. Закрытое даже на один день аналогичное заведение, как известно, прибыли совсем не приносит, а только одни убытки в виде налогов на вменённый доход и жалования работникам.
   Посетители, стремящиеся не смотря на ранний час, опрокинуть рюмочку-другую, подходили к воротам "Апреля", дёргали за медное кольцо запертую дверь, и с чрезвычайно разочарованным выражением лица несолоно похлебавши, уходили восвояси. Такие странности в поведении предприимчивого до крайней степени жадности и сребролюбия Гортхара наводили на мысль о том, что убытки от нерабочего состояния трактира он собирался восполнить другим более денежным и наверняка незаконным дельцем.
   Седрик со времён службы в Департаменте Внутренней Стражи знал о наличии чёрного входа в "Апрель" через один из домов расположенных в соседнем проулке. Вот туда-то Мадрагон и направился. У искомой двери расположился жулик со своим нехитрым инвентарём, специализация которого не вызывала ни в ком ни малейших сомнений, поскольку он крутил на небольшом столике прямо перед собой три напёрстка. Мошенник предлагал любому желающему попытать счастье в угадывании места нахождения небольшой горошины, заплатив предварительно за одну попытку всего лишь какую-то несчастную одну-единственную серебряную монету.
   Мадрагон подошёл к обладателю напёрстков вплотную, бросил на столик перед тем серебряную монету и, сдерживая внезапно нахлынувшую злость, сказал:
   - Я хочу испробовать свою удачу.
   - Нет ничего проще. Следи за горошиной и когда я закончу, укажи правильно, где, под каким напёрстком она находится. Если угадаешь, получишь две такие же монеты, - спокойно сказал мошенник и начал производить заученные до автоматизма манипуляции с горошиной и напёрстками.
   Жулик с пол минуты рьяно крутил на столике напёрстки, запутывая очередного самонадеянного клиента. Наконец игра остановилась, и ворюга жестом предложил Седрику угадать, где искомый шарик, сулящий победу и обогащение. Мадрагон не долго думая, схватил левый и правый напёрстки, поднял их. Естественно, что горошины там не оказалось, тем не могло её быть и под третьим напёрстком, оставшимся стоять на столешнице. Игровой шарик закономерно давно покинул небольшие ёмкости и находился в кармане камзола мошенника.
   - Эй, что ты творишь? - закричал "привратник", вскакивая с места.
   - Спокойно, если горошины нет под этими двумя напёрстками, значит она под третьим. Ведь так? Ты же не пытался меня обмануть? - с угрозой в голосе ответил полуэльф.
   - Так, так. Конечно, ты угадал, - примиряющее ответил напёрсточник, понявший, что на этот раз обхитрили его самого, и мошенничество не удалось. Он бросил на столик две серебряные монеты и сказал: - Забирай свои деньги и проваливай. Я сегодня больше не работаю.
   Тёмный маг смахнул монеты, поместил их в карман. Хоть какая никакая, а прибавка к государственному жалованию. Затем Седрик оглянулся по сторонам, убедился в пустынности переулка и назвал пароль для беспрепятственного прохода:
   - По нашим венам течёт расплавленная ртуть. Пропусти меня в "Апрель".
   - Ни один ангел дня не споёт для тебя. Проходи, - был ответ из-под чуть покачнувшейся широкополой шляпы, закрывавшей лицо "привратника".
   Полуэльф прекрасно знал, что назвал неверный пароль и был в курсе, что внутрь вертепа его, конечно же, без малейшего препирательства пропустят, но лишь с целью тут же перерезать горло неосторожного глупца остро отточенным кинжалом. Тёмный маг взялся за кольцо дверной ручки, одновременно подготавливая к применению заклинание "огненного шара". Крепкая кольчуга, заблаговременно и предусмотрительно надетая им под плащ, непременно должна была выдержать удар клинка, направляемого подлой бандитской рукой. Седрик уже потянул дверь на себя, а вставший мошенник уже замахнулся для удара кинжалом, легко выскользнувшим из рукава его камзола, как в проулок вошли двое крепких на вид субъектов.
   - Эй! - закричали оба незнакомца разом, привлекая таким незатейливым способом внимание тёмного мага и отвлекая "привратника" от осуществления преступного замысла.
   Мадрагон справедливо решил не дожидаться удара клинком в спину, ведь пока не известно, на чьей стороне находятся непонятные прохожие, а они могут создать своим таким нежданным появлением численное преимущество на вражеской стороне, значит необходимо заняться уменьшением возможного перевеса. Мошенник, вооружённый кинжалом под воздействием заклинания тёмного мага отлетел к противоположной стене, уютно расположился там, приняв позу немного неестественную для человеческого тела, а затем ещё и потерял сознание вследствие болевого шока. Он лежал на земле, будто просто устал.
   Седрик развернулся, готовясь отразить атаку ещё двоих противников, но оказалось, что те и не собираются предпринимать ни каких враждебных по отношению к нему действий. Один из незнакомцев поднял капюшон плаща и Мадрагон увидел, что это Эжентер Политронг собственной персоной.
   - Ты что с дуба рухнул? Какого х... хорошего розового кролика ты здесь забыл? - закричал, не сдерживая противоречивых чувств радости и злости полуэльф.
   - Тише, тише, - с успокаивающими нотками в голосе произнёс Политронг, примирительно выставляя перед собою открытые ладони обеих рук.
   В это время спутник Эжентера тоже открыл лицо и оказался тёмным боевым магом Алексом Новкабом. Новкаб был невысокого роста, коренастый, а в его густых чёрных волосах тут и там проскальзывали седые нити. Алекс носил звание мага 1-го класса, то есть по военному - капитана. Он прослужил два года на военной службе, затем три года в Командорстве Внутренней Стражи герцогства Мыски и вот совсем недавно перешёл на службу в Департамент Тёмной Магии. При виде нежданно передислоцированного в нужное место подкрепления Седрик взял себя в руки и сделал вид, что успокоился.
   - Ты же не думал, что за тобой ни кто не догадается проследить. Ясен пень, что молодой маг девушку которого похитили ради выкупа, обязательно наделает глупостей при одном только известии о таковом происшествии. Поэтому мы с Эжентером и решили тебя подстраховать на случай внезапного группового и вооруженного сопротивления, - с улыбкой сказал Алекс Новкаб.
   - Ладно, раз от вас ни как не отвяжешься, то значит, что хватит разводить бесполезный трёп и пора действовать, - пробурчал, изображая притворную злость в голосе Мадрагон.
   Тёмные маги по очереди вошли в дом: Седрик Мадрагон, за ним Эжентер Политронг, замыкающий Алекс Новкаб. Обстановка первого этажа свидетельствовала о незнатном происхождении хозяина и незначительном имущественном положении. Кирпичные стены даже не были побелены или замазаны штукатуркой. Справа от входной двери стоял старый рассохшийся комод непонятного цвета, над которым висела деревянная полка. Поверхность комода была заставлена пустыми бутылками из тёмного стекла, судя по разноцветным этикеткам, ранее содержавшим алкогольные напитки различной крепости и качества. На полке вперемешку валялись засохшие куски чёрного хлеба и огрызки яблок. У правой стены стояли три пустых деревянных ведра, скреплённых ржавыми металлическими полосами и огромный цветочный горшок из плохо обожжённой глины с остатками давно засохшего цветка непонятного вида. У левой стены расположился очаг с дымоходом, криво сложенный из серых камней кое-как скреплённых раствором, порядочно раскрошившимся от времени. У дальней стены расположилась низкая кровать, на которой лежала тощая подушка и продавленный тюфяк, зияющий многочисленными небрежно зашитыми прорехами и торчащей из них ватой. Справа от кровати наличествовала грубо сколоченная деревянная лестница, ведущая по всему видимому на второй этаж. Комнату нельзя было назвать маленькой, но и большой она тем более не казалась ни на первый, ни на второй, ни даже на третий взгляд. Свет, проникающий через маленькое окно, расположенное справа от входной двери, не мог рассеять полумрак.
   Седрик прошедший вглубь комнаты заметил, что в полу под лестницей притаился неприметный деревянный люк. Мадрагон наклонился пониже и дёрнул за металлическую скобу, прибитую к люку, и убедился, что проход в трактир "Апрель" заперт на врезной замок. Применять магическую силу для преодоления ненужного препятствия не хотелось, чтобы не создавать нежелательный шум.
   - Заперто, - сообщил полуэльф обоим спутникам.
   - Вот блин, какая невезуха! - эмоционально воскликнул Алекс Новкаб и со злости ударил кулаком в чугунный бок котла, висящего над очагом. Котелок как-то подозрительно загрохотал, что наводило на мысль о наличии небольшого металлического предмета внутри этого предмета кухонной утвари.
   - Алекс, будь так добр, посмотри, пожалуйста, что там грохочет внутри чугунка, - попросил Эжентер Политронг.
   Отличающийся исполнительность, вошедшей в поговорку Новкаб тут же заглянул в котёл и обнаружил в нём ключ, каковой вполне ожидаемо и закономерно подошёл к замку, запиравшему люк. Под откинутой крышкой обнаружилась короткая лестница, сколоченная из старых дубовых досок. Пять перекладин привели тёмных магов в невысокий, но на удивление широкий туннель, стены которого были обложены камнем, а потолок подпирали крепкие деревянные сваи. Примерно через двадцать метров, коридор сворачивал налево.
   - Что за демоническая вонь? Как будто тут недавно кракен помер, да не один! - воскликнул Алекс Новкаб, зажимая нос.
   - Стойте! Только живых мертвецов нам сейчас и не хватало. Хорошо, что я прихвати с собой эликсир "Зелёная гниль", - сказал Седрик.
   Полуэльф извлёк из дорожной сумки бутылочку с необходимой алхимической жидкостью зелёного цвета, полил тягучую жидкость на лезвие меча, дал её растечься по всей длине клинка и передал сосуд товарищам. Политронг и Новкаб последовали совету и примеру предусмотрительного сослуживца. Затем они втроём бросились за поворот и ожидания их оправдались полностью. Там на тёмных магов набросились костяные воины в количестве тринадцати штук или точнее голов, вооруженные, чем попало, кто ржавым мечом, кто длинной заострённой жердью. Мадрагон окончательно разозлился, он терял время, которого и так не было. Волосы вставали дыбом при мысли о том, что могли свершить похитители с его любимой, ненаглядной и единственной Лауренсией, особенно учитывая участие в преступном деянии некромантов. Синий клинок разгорелся, чувствуя ярость и боевую злость хозяина. Пришлось основательно потрудиться, чтобы уделать толпу мертвецких созданий. Опасность для тёмных магов представляла любая рана, нанесённая плотью зомби, в которую немедленно попал бы трупный яд, влекущий неизбежное отравление, вплоть до смертельного исхода. Хоть за поворотом коридор и расширился довольно ощутимо, но магию применять было нежелательно. Тёмные маги поработали телом, руками и ногами. В итоге - груда слабо шевелящихся костей, пытающихся вернуться к первоначальной форме. Пришлось Алексу Новкабу остаться в коридоре для присмотра за останками зомби, чтобы не тратить время на проведение ритуалов по окончательному упокоению.
   Седрик Мадрагон и Эжентер Политронг бросились бежать дальше по тоннелю, минуя какие-то мешки и ящики с неведомым содержимым, расставленные вдоль стен. Коридор закончился входом в подсобное помещение трактира. Там в тишине и полумраке на многочисленных деревянных полках были расставлены бутылки с алкогольным содержимым различной крепости, разложены круги сыров, связки сосисок и много чего ещё. Через большие двустворчатые двери они ворвались из склада в обеденный зал трактира. Зал уставлен небольшими круглыми столиками и табуретками. У дальней стены, рядом с камином длинный прямоугольный стол с не менее длинными скамейками. По правую сторону от склада стойка трактирщика с огромными пивными бочками, блестящими медными краниками. За стойкой была расположена широкая лестница на второй этаж. С левой стороны от окна к тёмным магам направлялась ещё одна толпа кровожадных зомби, считать количество которых не представлялось возможным, поскольку по лестнице на второй этаж убегал злобно завывающий некромант в иссиня-чёрном балахоне с тонкой золотой окаёмкой.
   - Я займусь зомби, а ты торопись! - крикнул Эжентер Политронг, бросаясь в бой на оживлённых мертвецов.
   Полуэльф последовал дружескому совету и недолго думая огромными прыжками прямо по столам бросился в направлении убегающего врага, сбивая на пол неубранные тарелки, бокалы, кувшины, прочую посуду и столовые приборы, неосмотрительно оставленные хозяином, а может быть персоналом заведения на замызганных и застиранных скатертях.
   В мгновение ока Седрик вбежал по лестнице, миновал небольшую площадку, повернул направо и ещё по одной лестнице попал на второй этаж. Тут он решил придержать коней, а то кто его знает, какие ловушки мог подготовить запретный маг для незваных гостей. На этаже было три двери, две по левую руку от тёмного мага, а одна прямо в конце коридора. Нужно было теперь их проверить по очереди и с особой осторожностью. Тёмный маг выставил перед собой энергетический щит на случай магической атаки и начал действовать.
   От пинка оказавшаяся незапертой дверь первой комнаты отворилась внутрь без малейшего скрипа. У левой стены табурет, два комода, между ними сундук. Второй сундук расположен у большого окна. На верёвке протянутой вдоль комнаты сушится постельное бельё. Посреди комнаты на стуле сидел собственной персоной трактирщик Гортхар Доброта, связанный крепкой верёвкой по рукам и ногам. Владелец трактира "Апрель" начал ёрзать на стуле, вытаращил глаза на внезапно возникшего перед его взором юношу Седрика, воздевшего меч на изготовку к удару. Было видно, что пленник собственного заведения что-то важное желает произнести, но не может этого сделать по причине нахождения в его ротовой полости кляпа. Мадрагон поднёс указательный палец левой руки к губам в жесте молчания понятном даже несмышленому ребёнку. Гортхар тотчас перестал совершать нелепые и бессмысленные телодвижения, быстро-быстро закивал головой, показывая понимание и готовность соблюдать молчание до момента, когда будет освобождён спасителем от мерзких пут.
   Полуэльф вышел из комнаты, направился дальше по коридору, также пинком открыл вторую дверь. В этой комнате также не наблюдалось ни живой единой или неживой души. У левой стены низкий шкаф, два табурета, застеленная кровать, низкий столик с тройным канделябром со свечами. На полу рядом с кроватью лежит бордовый коврик. У правой стены ещё одна в точности такая же кровать. Оставалось проверить последнее помещение.
   Третья дверь распахнулась тоже без скрипа, показывая что в данном гостеприимном заведении не жалеют масла для смазки дверных петель. Тёмному магу видны были только две скамейки с мягкими подушками, уложенными на сиденья. Между скамьями столик с пятерным канделябром. Комната имела прямоугольную форму, и большую её часть от порога видно не было. Дальней стены как таковой не имелось в наличии, присутствовал только невысокий деревянный барьер, за которым открывался вид на трапезный зал трактира. Седрик вбежал в комнату, готовясь к магическому сопротивлению, но и на этот раз опять никого в помещении не обнаружил. Не опуская клинок, он подошёл к барьеру и увидел, что Эжентер Политронг окружил себя прозрачной сферой и стоит на одном месте, закрыв глаза. Толпа зомби (не менее пятнадцати особей) тупо тыкается в защитную сферу тёмного мага-заклинателя, но пройти не может. С вершины сферы изредка срывается молния и с оглушительным звуком бьёт очередного живого мертвеца, отбрасывая его в дальний угол зала.
   Успокоенный жизнеспособностью товарища маг Мадрагон повернулся к окну и продолжил исследовать помещение. Слева от него вдоль стены находилась пустая стойка для мечей и щитов, два небольших шкафчика. Посредине комнаты стоял стол, застеленный белоснежной скатертью, уставленный тарелками с всевозможными мясными блюдами и ломтями хлеба, кувшинами, пивными кружками. Вокруг стола расставлены девять стульев с мягкими сиденьями и высокими спинками из тёмно-коричневой ткани. Справа от окна расположился высокий двустворчатый шкаф, наводящий своим громоздким внешним видом на мысль о возможном единственном месте нахождения, так сказать последнем приюте, искомого некроманта.
   И стоило полуэльфу об этом подумать, как из подозрительного шкафа вывалился запретный маг и швырнул в него боевое заклинание, выглядевшее как переливающаяся всеми цветами радуги волна энергии, быстро крутящаяся по часовой стрелке. Заклятье некроманта, в каковое он то ли от большого ума то ли от большой дурости закачал уйму силы, пробило энергетический щит Седрика и отбросило его назад прямо к самой стене и входу в комнату. Пока некромант, растративший манну, пытался произвести на свет ещё что-нибудь смертельное, полуэльф воспользовался своим местоположением и ползучим рывком вынес своё многострадальное тело из зоны опасной досягаемости в коридор. Там Мадрагон хоть и с трудом, но всё же смог встать на ноги. Оказалось, что кольчуга, хоть и сдержала удар, но сама погибла безвозвратно, превратившись в основном в пыль, а небольшие целые части со звоном усеяли пол трактира. Болью отдалась ушибленная грудь. Пришлось лезть в сумку за алхимическими препаратами.
   - Вот сейчас ты меня действительно разозлил! - прошипел тёмный маг, выпив из небольшой колбочки мерзкое на вкус лечебное снадобье.
   Меж тем некромант принялся один за другим швырять в дверь небольшие огненные шары - фаерболы. Седрик выставил ещё один перед собой ещё один энергетический щит и под его прикрытием стал подготавливать небольшой, но мощный сюрприз для неугомонного врага. Вначале он создал небольшую шарообразную структуру, выглядевшую как хрустальный шар, укрепил её, а затем начал вливать в неё всё больше и больше магической силы из магического жезла, от чего шарик рос и стремительно увеличивался в размерах.
   В это время запретный маг немного успокоился, решил передохнуть и набраться сил для дальнейшей борьбы, прекратил магические атаки.
   - Хальфлинг, зачем ты пришёл? - истеричным голосом с надрывом заорал некромант. - Что тебе нужно?
   - Почему ты меня так называешь? У меня совсем другое имя, - отвечал Мадрагон, не прекращая своих действий по подготовке сюрприза.
   - Ты же полуэльф! Разве нет? Бесполезно отрицать очевидный факт. Я чувствую в тебе эльфийскую кровь, смешанную с людским волшебством. Хальфлинг - это презрительное обозначение для любого полукровки на языке Перворожденных властителей.
   - Я смотрю ты очень любознательный и интеллектуальный некромант! - сказал тёмный маг, прекращая вливать силу в энергоёмкий шар, достигший необходимых для выполнения предназначения размеров.
   Седрик увеличил сферу вплоть до размеров дверного проёма, толкнул его ладонями, направляя в сторону раскуроченной двери, а сам тем временем со скоростью умного гепарда рванул к лестнице на первый этаж, одновременно замыкая энергетический щит вокруг себя и моля всех богов о защите. Накачанный под завязку энергией шар плавно поплыл в заданном направлении и как только он показался в дверном проёме, запретный маг бросил в предмет, представляющий для его драгоценной персоны очевидную угрозу, первое, пришедшее в голову заклинание - "Шаровая молния". Это и стало катализатором мощного и оглушительного взрыва, причинившего многочисленные разрушения трактирным стенам и инвентарю.
   Взрывная волна настигла Мадрагона недалеко от лестницы, ударила, словно дворфским молотом в спину и, ломая энергетический щит, потащила его кубарем по ступенькам. Полуэльф вскочил, превозмогая боль во всём теле, отряхнулся от налетевшей каменной крошки и штукатурки, а затем осторожно начал подниматься, стараясь при этом не наступать на подвёрнутую правую ногу, по полуразрушенной лестнице к месту возможной гибели запретного мага.
   Оказалось, что некромант был всё ещё жив, хоть и серьёзно ранен, по уши залит собственной кровью, посыпан пылью, он что-то пытался произнести, но в результате только хрипел, валялся на спине, походил на перевёрнутую черепаху, пытался подняться, но вновь падал. Седрик подошёл к месту, где ранее находился барьер, взглянул на первый этаж и убедился, что ни жизни, ни здоровью Эжентера Политронга теперь ни что не угрожает, поскольку зомби, лишившиеся силовой подпитки со стороны их создателя попадали на пол трапезного зала и даже не шевелились. Мадрагон решил заняться запретным магом, перенёс на него внимание, так как следовало произвести допрос до того, как враг покинет этот прекрасный мир, а таковое событие могло произойти довольно скоро, судя по характеру и степени тяжести ранений.
   - Ты всё равно проиграл, хальфлинг! - злорадно проговорил некромант, обращаясь так к подошедшему ближе полуэльфу.
   - Скажи мне, где ты прячешь Лауренсию, и тогда я убью тебя не больно, чтобы прекратить мучения, - спокойно сказал тёмный маг, не обращая внимания на слова умирающего противника.
   - Я ничего не скажу. Даже если ты её найдёшь, всё равно ты проиграл, - злобно прохрипел запретный маг и затих, отходя в мир иной.
   Седрик убедился в бесповоротности смерти врага, спустился по лестнице на первый этаж к Эжентеру Политронгу. Тут и Алекс Новкаб подтянулся к месту дислокации основных сил.
   - Нужно искать Лауренсию. Некромант не пожелал облегчить свою душу перед смертью. Прошипел что-то в смысле, как будто я всё равно проиграл. Ну что за народ эти запретные маги?! - с возмущением в голосе сказал Мадрагон товарищам.
   - Может быть у Гортхара спросить? - предложил Алекс Новкаб.
   - Алекс, ты гений! - воскликнул полуэльф. - Я про эту тварь уже и забыл совсем.
   Тёмные маги все вместе поднялись на второй этаж и прошли в комнату, где находился по-прежнему связанный хозяин трактира "Апрель" Гортхар по прозвищу Доброта, но только теперь он не сидел на стуле, а валялся на полу, оказавшись там после взрыва потрясшего его любимое гостеприимное заведение. Седрик освободил рот трактирщика от кляпа, но решил не развязывать до тех пор, пока не станет полностью ясно, какую же конкретную роль тот сыграл в похищении Лауренсии Ильевас.
   - Я тут не причём. Совершенно ни причём, - жалобным голосом тут же запричитал Гортхар.
   - Заткнись! - грубо прервал его всхлипы Эжентер Политронг. - Тебя ясно и понятно на чисто кеммерландском языке спросили: где девушка? Отвечай, пока твой нос не познакомился с моим кулаком! Ну!
   - Я всё скажу. Они заперли её на чердаке. Там есть скрытная дверца, точнее люк в потолке рядом с лестницей, а ключ от него был только у мага. Не надо меня бить! - заикаясь и глотая окончания слов, затараторил владелец "Апреля".
   Трактирщик не обманул, ключ от потайного люка действительно отыскался на поясе умершего некроманта и даже подошёл к замку его запирающему. Там на чердаке в помещении без какого-либо даже самого малюсенького окошка на старой рассохшейся кровати лежала, раскинув руки, и тяжело дышала завёрнутая в чёрный балахон барышня Лауренсия Ильевас. Она находилась в каком-то странном бессознательном состоянии, похожем на крепкий сон. Как бы её не тормошили и как бы громко не звали по имени, виконтесса не реагировала.
   Только когда Седрик бережно и осторожно девушку взял на руки, чтобы вынести её на свежий воздух из тёмного и душного помещения, Лауренсия открыла глаза, вздохнула, слабо улыбнулась одними уголками губ и тихо сказала:
   - Седрик, ты всё же пришёл за мною. Я так долго ждала.
   Затем виконтесса впала в то же самое странное оцепенение и более ни чего не говорила. Освобождённую жертву похищения пришлось везти в ближайшее лечебное заведение, откуда она примерно через час была забрана собственным отцом - графом Ильевас. Затем граф с дочерью исчезли из пределов герцогства не оставив ни малейших зацепок в деле розыска их возможного места нахождения. По причине смерти оставшегося в оперативных сводках внутренней стражи безымянным некроманта и чрезвычайной неосведомлённости трактирщика Гортхара по прозвищу Доброта всю цепочку похитителей установить так и не удалось. Причины, по которым была похищена молодая барышня благородного происхождения, так и остались неизвестными.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"