Манаков Юрий Михайлович: другие произведения.

Акселератор. ч.2.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение.


  

Часть 2. МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ

  
  
  
   С некоторых пор я постоянно таскаю с собой затычки для ушей. Вот и сейчас, шагнув на постамент храма в городе Ошка и спрыгнув на пол, прежде чем оповестить о своем прибытии, заткнул уши и уж затем оттянулся, вмазав по тарелке почти по полной. Почему почти? Да потому, что если звенеть бронзовым блюдом на полную катушку, то в ближайшей округе вылетят стекла в окнах, а некоторые люди просто не выживут. Да и мне, тоже мало не покажется. Посему, приложил по гонгу кулаком от души, но все-таки сдерживая эмоции.
   Результат оказался вполне прогнозируемый. Когда меня напором звукового давления вынесло из дверей храма, весь обслуживающий персонал лежал пластом. Незаметно вынув затычки из ушей, чтобы никто не усомнился в моей божественной сущности, присел на верхнюю ступеньку лестницы и стал ждать, когда адепты воспрянут после звукового удара. Как и предполагалось, все остались живы-здоровы. Буквально через минуту некоторые начали ползать на карачках, а кое-кто помоложе вскочил на ноги. Похвально, похвально...
  
   В нашем многотрудном деле государственного строительства самое главное первый толчок в нужном направлении. Вслед за этим подобно паровозу, спущенному под горку, процесс обретает свою собственную жизнь. В дальнейшем для ускорения локомотива достаточно лишь подбрасывать несколько лопат с углем в топку и по возможности не тормозить на поворотах.
   После первого разговора с соратниками выяснилось, пока я занимался решением своих личных проблем, адепты, получив для разгона в соответствии с теорией мощный пинок пониже спины, трудились, как пчелки на благо общества. Спат успел сходить в плаванье по реке. Обернувшись туда и обратно, он привез с места захоронения бальзового дерева два корабля битком набитых первоклассным материалом. Благополучно завершив перевозки, он подсуетился и подготовился к натяжению на пилы режущего паучьего элемента.
   Модернизированное оборудование размещалось на принадлежащей ему лесопилке и... точно такой же, своего прямого конкурента. Но тут уж ничего не поделаешь, да и придраться вроде как не к чему. Ну, не наказывать же за творческий подход к делу. Вроде, хотел как лучше... Но, глядя на его умильную и хитрую физию, и без перевода становилось ясно - без некоего чувства застарелой мести здесь не обошлось.
   Все это, конечно, очень мило, но рачительному государственному руководителю специалистами-лесопромышленниками разбрасываться не след. А посему, решил познакомиться чуть позже с его давним недоброжелателем и противником в торговой войне. В любом деле нужна здоровая конкуренция и диверсификация. И это даже, если не принимать во внимание, что пора запускать проект выращивания бальзы на плантациях.
   Правда, в этом вопросе требуются дополнительные исследования. Уж больно дело для меня новое. И, не откладывая проблему в долгий ящик, отмаркировал одно из бальзовых бревен и скользнул в прошлое. Через короткое время достиг момента, когда дерево себе и всем на радость, было еще живым. Оно благополучно тянулось к солнцу в джунглях вместе с множеством подобных.
   Теперь следовало просмотреть весь отрезок жизни дерева, начиная с маленького ростка. Для этого нужен репер. И перенес маркер на могучего лесного патриарха другой древесной породы. Он по всем статьям должен прожить не такую короткую жизнь как бальза и, зацепившись за него, я переместился в настоящее. Теперь появилась возможность изучить условия произрастания бальзы с самого момента зарождения из семечка.
   В результате, выяснились весьма любопытные вещи. Растет артефакт на вырубках, а точнее, на сильно заболоченных местах. Снова нырнул в прошлое и установил, что ныне сухое место, первоначально являлось махровым болотом. Бальза высушила болотистый берег, преобразив его во вполне приличный и плодородный участок суши. Толстый торфяной слой болота корни дерева, подобно земляным червям, превращали в высококачественный перегной! На нем потом могли произрастать и благоденствовать самые привередливые к почве растения. На Земле ничего подобного я не встречал. Очень полезное свойство. Вот бы такое на подмосковные торфяники, которые уже всех достали своими постоянными пожарами... И вообще, клюква там или морошка - это, конечно, очень патриархально и кондово, но когда на месте мрачного мшистого болота веселое луговое разнотравье и высокопродуктивное пастбище - это как-то больше греет душу... по крайней мере мне.
   Распространялось дерево семенами. В зрелых плодах, по внешнему виду похожих на сморщенные черные яблоки, имелось значительное количество семян. Размер у семян примерно как у подсолнечника. Росли деревья очень быстро. Не берусь судить с полной уверенностью, но, пожалуй, быстрее, чем бамбук. И на третий год жизни достигали зрелости. Это радовало. По совокупности достоинств дерево представлялось просто уникальным. Невооруженным глазом видно - оно является продуктом высоких биотехнологий.
   Ну, высоких, так высоких, я хмыкнул и, не мудрствуя лукаво, открыл портал. Насобирал полный мешок спелых плодов и вернулся в город Ошка.
   Здесь нагрузил Врона мешком, сунул себе в рюкзак увесистый мешочек с золотом и в сопровождении Юки направился на встречу с конкурентом Спата. Как выяснилось, звали его Тика.
   Надо сказать, что красотка Юка удачно вписалась в роль правоверного комиссара в пыльном шлеме и неподкупного контролера военной приемки без страха и упрека. Мое слово для нее не подлежало обсуждению и, если кто-либо пытался увильнуть, оспорить, обмануть, подмазать, то на его пути вставала упертая мегера. И никакие оправдания не помогали. Сказано бежать - побежишь, приказано стоять - будешь торчать столбом. План - это закон, а сетевой график - аксиома... и попробуй только не исполни!
   Для вразумления особо непонятливых я торжественно вручил ей плетку с тремя хвостами. Это вместо прутьев какие в стародавние времена носили римские ликторы. Сей инструмент, постоянно тренируясь, она основательно освоила на профессиональном уровне. Причем, без всяких эмоций, исключительно на пользу делу. Как это говорится, - ничего личного... Одно слово - форменная жрица Света.
   Таким образом, малый официальный выход Посланника Богов выглядел так. Юка впереди, блистая красотой, сверкая бешеными зелеными глазами и держа на сгибе локтя изукрашенный хлыст из бычьей кожи. За ней вышагивал я в титановой кольчуге с гордо поднятой головой и замыкал процессию шерп Врон, нагруженный семенами.
   Проживал Тика в большом двухэтажном каменном доме. Одного взгляда на это сооружение было достаточно, чтобы понять - он не последний парень на деревне.
   Пренебрегая колокольчиком, Юка сразу же стала молотить в дверь рукояткой плетки, так что открыли дверь быстро. Открыть-то открыли, а вот впускать не стали, зыркая испуганным глазом в узенькую щелку. Так что пришлось, как уже случалось в прошлом, могучим ураганом с помощью молодецкого пинка распахивать створку и первым проходить в дверь.
   Окинув взглядом помещение, отметил, что молодой паренек, открывший дверь и подглядывавший через щелку, жив-здоров, сидит на полу, смотрит очумело, потирает лоб и скоро станет обладателем роскошной гематомы на месте третьего глаза.
   У дальней стены сплоченной группой выстроились еще семь человек мужского пола. Все смотрели исподлобья, ощетинились палками и ножами. Ну, Спат, экий прохиндей! Сумел-таки запугать конкурентов! По всему чувствовалось, дворня или родня купца поставили на себе жирный крест, но готовы дорого продать свою жизнь, а не идти на убой подобно баранам. Похвально, похвально.
   Не обращая внимания на готовых к драке купчишек, я ногой выдвинул табуретку из-под стола в центре комнаты, величественно умастил на седалище зад и замер, уперев кулаки в бедра. Справа за спиной встала Юка, слева пристроился Врон.
   В полной тишине оглядел тяжелым взглядом всю компанию, впрочем, не слишком перегибая палку с ментальным давлением на психику, а то еще случится у торгового люда непроизвольное недержание мочи. Затем, опять-таки в меру, добавив инфразвука в голос, прорычал.
   - Кто тут Тика? - после небольшой заминки из-за спин крепких мужиков протиснулся маленький лысоватый сморчок пожилого возраста и проблеял козленочком.
   - Я-я. - Кивнув с удовлетворением, я ткнул пальцем на место за столом напротив, продублировав жест коротким приказом.
   - Садись. - Купец подвинул табуретку и с опаской исполнил приказ. Хм, разглядывая его хитроватую физиономию, понял, что он уже успокоился, и догадался - его не будут немедленно убивать. Раз так, то есть возможность поторговаться и надо не продешевить. Купец он и в Африке купец. Такому палец в рот не клади. Ну и я тоже, в некотором роде бизнесмен. Хмыкнул и, чтобы сбить спесь, поинтересовался. - Что, здорово тебя Спат пуганул? - Тика, поперхнулся, покраснел, напыжился, а я продолжил уже деловым тоном.
   - Значит так. Будешь заниматься выращиванием бальзового дерева. Там, на юге за рекой, - и указал пальцем в обозначенном направлении. - Для этого передаю тебе семена, - и чуть повернул голову налево, махнув рукой за спину. Врон положил мешок с плодами на стол и шагнул обратно. - Затем даю деньги на раскрутку проекта. - Снял у себя со спины рюкзачок, вынул пузатый кошель с золотом общим весом в несколько килограммов и кинул на стол. - Ну, а если у тебя дело не пойдет или будешь плохо стараться, - противно усмехнулся и от души рявкнул. - Уничтожу! - И мысленно дал команду Юке, склонив голову на правое плечо. Мой личный ликтор все правильно поняла и не подкачала. С пронзительным бабьим воплем, от которого заложило правое ухо, на полном замахе, со всей силы протянула плеткой по столу. Получилось и громко... и страшно. Отражает.
   После этого, в полной, какой-то даже звенящей, тишине закончил речь фразой.
   - Если есть вопросы, задавай. - Бедолага купец, как рыба, вынутая из воды, выпучив глаза, открывал и закрывал рот, но не мог произнести ни слова. Я кивнул ему с пониманием и прибавил. - Время тебе на размышление сутки. Отказаться ты не можешь. Это не предусмотрено. Мной. Попробуешь сбежать, уничтожу тебя, - и ткнул пальцем в его направлении. Затем семью. И всех остальных, кто рядом, - и повел перстом справа налево, указывая на мужичков с дубинками, - так что завтра придешь ко мне и мы обсудим твой бизнес-план. Ну, то есть, если по-простому, по-человечески, что и как ты будешь делать в ближайшее время и дальней перспективе. Понятно? - После продолжительной паузы, Тика активно закивал головой. - Вот и хорошо, что понятно. - Хлопнул ладонью по столу и подвел черту. - Хоп. Время пошло.
   Поднялся с табуретки и вышел из дома через открытую дверь. Нужно еще решить массу текущих вопросов.
   Зайдя на производство к Спату, поставил его в известность о результатах посещения Тики. Затем, приведя пилы в рабочее состояние, мы приступили к производству пробной партии шпал из бальзы. Получилось совсем неплохо, но оборудование нуждалось в мелкой доработке. Параллельно инструментальным переделкам организовал заказ на кузнечные работы. Здесь требовалось изготовить в комплекте специальные массивные штыри для крепления паутинки на противоположных концах моста и острый уголок для шпал. Ну и по мелочам, множество других вещей.
   Организация нового производства это всегда игра в кошки-мышки. Ты идешь на ощупь с завязанными глазами, натыкаясь, и на подводные камни, и на непредвиденные препятствия. И одному только Господу Богу известно - окажется ли очередная пробоина в корпусе корабля смертельной или, залатав дырку, можно будет плыть дальше. И здесь, как и в морском деле, кто-то может руководить кораблем, а кто-то дурак-дураком с холодными ушами, посадит лайнер на первую же мель.
   Но мы, как никак имеем квалификацию и опыт. А посему, после нескольких хороших зуботычин, всё завертелось в темпе джаза. Все задействованные в проекте замельтешили и стали перемещаться перед глазами не иначе как бегом. Это греет душу и какое-то время механизм промышленного развития сможет работать сам по себе.
   Раз так, я решил заняться святым делом - экспроприацией экспроприаторов и наведаться на склад "черных копателей". У этих, так называемых "археологов", забрал со стеллажей еще одну торсионную лебедку вместе с моточком толстой паутинки. Для внедрения той технологии строительства навесных мостов и виадуков, какая мне представлялась в мечтах, требовались две лебедки.
   Если же посмотреть на эту активность со стороны, то мне пришлось крутиться даже быстрее, чем белка в колесе. Иными словами, если все перемещались рысью, то я скакал галопом. И в этом великая и сермяжная правда успешного ведения бизнеса. Вдобавок ко всему, моя скачка велась отнюдь не с шорами на глазах. Капитан корабля должен быть хорошим навигатором. Плыть или скакать в бизнесе надо не абы как, а в правильном направлении... это свойство тоже не всем дано. Ему трудно обучить. Но признаются в своей не компетенции из сотен единицы. Кому охота себя дураком-то признавать? Ну, а раз так, то и прогорают новые предприятия и фирмы.
   В общем, продолжалась полоса моей бешенной активности почти неделю. Я успевал везде и, что совсем на меня не похоже, ел на бегу и от случая к случаю. Но тут ведь, как и в любом серьезном деле, важен разгон или первоначальный смачный пинок в нужном направлении. Причем, без перерыва. Иначе, все заглохнет, так и не начавшись.
   Ближайшая аналогия, запуск двигателя автомобиля. Чтобы поехать, нужно сперва жать на педаль, а аккумулятор на полной выкладке сил обязан отдавать энергию, запуская и разогревая весь комплекс механизмов. Это уж потом, когда движок заработает, часть энергии можно перехватить, перенаправить и пополнить растраченные запасы аккумулятора... но сначала нужно пахать... и пахать в поте лица.
   И все бы ничего, но заботили меня две вещи. Первая тактическая. Она состояла в том, что ключевым элементом мостов являлись анкерные якоря и пилоны, а также нечто к чему можно приклеить паутинку, желательно на вечные времена. Как я себе представлял, это могли быть специальные массивные репера глубокого заложения. Вот только не вывернет ли их из земли натяжение в несколько сотен тонн и не разрушатся ли они, воспринимая такие усилия? Видимо нужны специальные исследования в точках заложения якорей.
   То есть, следует провести, как минимум, изучение сжимаемости грунта под нагрузкой из-за смещения частиц почвы относительно друг друга и сопротивления грунтов сдвигу, когда под действием внешней нагрузки связи между частицами разрушаются, и происходит смещение одних частиц относительно других. Без учета этих явлений может произойти катастрофическое разрушение грунта в виде перемещения одной части массива относительно другой.
   И еще. Чтобы сделать собственно якоря, требуются прочные материалы. Во-первых, анкерные металлические штыри, но их то в конце концов можно и отлить. Или использовать в качестве достойной замены железным штырям подходящие куски кварца. Опять-таки, потребуются и в большом количестве каменные блоки из диабаза или габбро? Этот тип камней обладают приличными характеристиками по твердости и они достаточно хороши по пределу прочности на сжатие. Конечно, ничто не вечно под луной, но планируемые мной несколько сотен лет безотказной работы требуют ответственного подхода к подбору материала, а особо для якорей.
   Была у меня задумка, прежде чем приступать к геологическим исследованиям, попробовать поискать развалины из подходящих материалов или разобрать по кирпичику, то, что вроде как обитаемо, но плохо лежит. Кроме того, или я ничего не понимаю в истории, но там, где мы собираемся прокладывать путь, люди шастают туда-сюда сотни, а может и тысячи лет. Наверняка, кто-то, когда-то выстроил или город из камня, или караван сарай какой-нибудь рядом с тропой. А может и разбойничье логово найдется? Это вообще идеальный вариант - совместить приятное с полезным.
   Пусть в лесоматериалах в тех районах недостатка нет, но дорога проходит по предгорьям, значит наверняка есть каменные строения. Как следствие, при их строительстве могли применяться нужные булыжники. В общем, хочешь - не хочешь, а надо двигать в поход, и на месте изучать обстановку. Но прежде чем прыгать, как тому алкашу из анекдота, не грех сначала проконсультироваться с местными спецами и я взял в оборот Ригни.
   После допроса с пристрастием выяснилось - буквально под боком имеются старые и еще очень богатые каменоломни. Ближайшие к городу Ошка залежи - это диабазы разного цвета: от насыщенно серого с зеленоватым оттенком до черного. Издавна их использовали для мощения дорог и улиц. Чуть дальше в сторону гор имеется карьер гранитов габбро серо-зеленого цвета с ярко выраженной глубиной после полировки. Этот материал применяли в основном для облицовки, как очень стойкий против выветривания.
   Еще дальше в горы, есть в наличие уникальные каменоломни, где добывается кварц молочно белого цвета. Одно время в прошлом, по словам Ригни, существовала мода на изваяния из кварца. Собственно, именно тогда и было найдено месторождение. При желании в этих каменоломнях можно найти кристаллы кварца размером: здесь мой разговорчивый друг захлебнулся от восхищения, раскинул руки в обе стороны и выдал с придыханием, - с лошадь! Затем посмурнел и закончил на минорной ноте, - вот только обработка кварца занятие неблагодарное - уж очень твердый и стойкий материал.
   Информационный туман потихоньку стал развеиваться. Стало ясно, что необходимо срочно отправлять обоз за камнем и теперь уже понятно, где его взять. Нужно только озаботиться тягловой силой и телегами. Плюс прочие технологические изыски типа оборудования разработок камня ленточными пилами... И вообще, пора почистить тюрьмы. Всех насильников и убийц, буде таковые есть - прямиком на плаху, а на базе остальных организовать образцово-показательную каторгу. ГУЛАГ в его лучших проявлениях. С кандалами, нарами, работой на износ на свежем воздухе, баландой, вечерним и утренним построением... Пускай различная шелупонь из диссидентских кругов и сопутствующий им местный мелкий криминальный элемент поработает на пользу общества. Должны же бездельники и горлопаны хоть как-то оправдать свое существование на белом свете. Мы будем брать пример с демократов-рабовладельцев Древнего Рима. Там умели инакомыслящим прочищать мозги... Может потому и просуществовали больше тысячи лет.
   Впрочем, это все может подождать. Первоочередная задача убедиться в главном - что паутинка способна выдержать нужные нагрузки. А то ведь это я так думаю, что она прочная, но сие не есть научный подход. Надо твердо знать - какие у паутинки характеристики. И сделать контрольные пробы можно только на Земле. Да и там-то проверить нитку на разрыв в триста - четыреста тонн, проблема. Посему я, оставив Ригни наблюдать за работами и пообещав в скором времени вернуться, направился в храм.
   Устроившись в кресле, перелетел в столицу России город Москву и битый час шастал по всяческим закоулкам, НИИ, почтовым ящикам, лабораториям и прочим местам, где теоретически могли стоять спецмашины, позволяющие обеспечить физико-механические испытания на растяжение. Наконец, в одном из НИИ в подвале нашел нечто более-менее подходящее. К сожалению, разрывная машина обладала пределом усилия всего в пятьдесят тонн. К тому же стандартные цилиндрические захваты имели минимальный диаметр в один сантиметр.
   Почесав в затылке, прихватил из кучи заготовок несколько железяк подходящих размеров и перескочил в уже посещавшийся ранее магазин инструменты на Кировской. Здесь затоварился двумя микрометрами, линейками, штангенциркулем и обычным столярным уровнем. После чего вернулся к себе в Новый Мир.
   Отложив пока в сторонку инопланетный измерительный инструмент, несколько минут рассматривал со всех сторон образцы материалов, подготовленные для испытаний на растяжение. Затем из тех, что были, выбрал самые короткие и решил поступить просто - приклеить паутинку к двум железякам так, чтобы между ними осталось пространство в несколько сантиметров. Учитывая свободный ход разрывной машины, эта спарка все равно не выйдет за пределы допустимого диапазона.
   Всего испытать требовалось паутинку четырех типоразмеров. Условно я дал им имена по диаметру моточков: вишенка, яблочко, дынька, арбуз. С помощью микрометра померил толщину всех кроме вишенки - паутинка оказалась слишком тонкой. Самая ядреная, арбуз - диаметром чуть больше двух миллиметров. Как я подозревал, у нее усилие на разрыв составит более пяти сотен тонн. Очевидно, для этого артефакта придется определять разрывную массу методом экстраполяции, построив соответствующий график.
   Определившись с методикой, приступил к подготовке образцов. Вырезал короткие кусочки и соединил ими два металлических стержня. Все. Можно возвращаться в подвал НИИ и запускать в работу разрывную машину.
   Переместившись в подвал, сплюнул в сухую - рабочее место оказалось занятым. Некий передовик социалистического труда проводил серию испытаний.
   В первый момент взыграла уже успевшая укорениться привычка к простым решениям. Хм, это надо же, как быстро привыкаешь к диктаторским замашкам. А именно: выйти из портала, приложить работяге по маковке и пока он будет приходить в себя или, если придет в себя, сделать все что нужно. Однако, решил не доводить до греха, не бить лаборанта по лицу, а просто пугануть булатным клинком, заставив спеца сделать мою работу. Потому как действовать надо с максимальной эффективностью, а разобраться с устройством машины и программой на компьютере потребуется время... и немалое. Что не есть здорово.
   Когда я проявился у двери и во избежание проникновения посторонних лиц с внешней стороны демонстративно подпер ее шкафчиком, то у молодого паренька глаза стали сначала круглые, затем квадратные и нижняя челюсть в первый момент упала на грудь, а затем со щелчком вернулась обратно. Я же, по наглому поигрывая тесаком, с кривой ухмылкой на лице, двинулся на сближение.
   Бедняга лаборант впечатался спиной в чугунную станину и впал в ступор. Пока он собирал глаза в кучку, я без помех выложил на стол свои образцы. Затем для запуска с холостого хода умственного процесса у парнишки и, соответственно, перевода его в рабочий режим, с угрозой прорычал приказ.
   - Сделаешь испытания на разрыв. Распечатку передашь мне. Данные в компьютере сотрешь. И все это - срочно! - И для усиления эффекта с пронзительным визгом прокорябал кончиком булатного ножа стальную плиту рабочего столика разрывной машины, поторопив, - чего стоишь, время пошло!
   В общем-то, лаборант оказался молодцом, буквально через минуту пришел в себя и шустренько принялся за эксперименты. Единственно, его крайне озадачил образец с кодовым названием "вишенка". И я его понимал - "хай-тек" он и в Африке "хай-тек". Типичный продукт бионанотеха. Микронную нитку между железяками заметить невооруженным глазом мудрено. Так что мне даже пришлось дать ему по рукам, когда этот горе экспериментатор собрался провести пальцем между двух зажимных железок там, где натянута паутинка. Иначе, быть бы любопытной Варваре без части указательного пальца.
   А еще через полчаса после молодецкого, не без некоторой показухи, удара по клавише "ввод" прострекотал старенький матричный принтер и, мельком бросив взгляд на основательный моток распечатки, я засунул бумагу в мешок. Туда же запихнул образцы с разорванной паутиной.
   Вложил клинок в ножны, вынул из кармана несколько смятых бумажек общей суммой что-то около нескольких сот евро и бросил на клавиатуру. На прощанье широко улыбнулся, вытянулся во фрунт, щелкнул каблуками, отсалютовал рукой и шагнул через портал к себе на Базу. Все. Эксперимент завершен. Теперь нужно в спокойной обстановке посмотреть на результаты.
   У себя на Базе перешел в прихожую, положил на складной столик распечатку и подвинул ящик с вещами, на который и умастил задницу. Мелькнула мысль, что, пожалуй, надо будет притащить скамеечку, а то, как-то уж слишком все на скоростях и по-простому получается. Развернул рулон и первым делом выяснил, что "яблоко" выдержало шестьсот сорок килограмм, а "дынька" семь с половиной тонн. Соответственно, "вишенка" порвалась при нагрузке семь килограмм триста грамм.
   Хмыкнул, перевернул листок бумаги с распечаткой и на обратной стороне изобразил график - по оси ординат растяжение, по оси абсцисс - диаметр паутинки. Проставил известные данные и провел прямую линию. На этой прямой нашел точку для двухмиллиметрового диаметра. Есть. И снял для нее значение с оси ординат. Получалось, что "арбузная" паутинка может выдержать шестьсот пятьдесят пять тонн. Круто. Но это меня вполне устраивало. Для контроля проверил "вишенку". С точностью в двести граммов значения, измеренное минус вычисленное, совпали.
   На бумаге имелась еще масса другой информации: пределы текучести, модули упругости, относительное удлинение и прочее, и прочее... Но я не настолько продвинутый технолог, чтобы понять и правильно оценить все эти данные. Я ведь такой, я все больше по-простому - кувалдометром и с помощью такой-то матери... А посему, без колебаний засунул рулон подальше на полку... может и понадобится... позже.
   Главный же вывод - теперь можно со спокойной душой продолжать движение в заданном направлении, развивая оригинальную технологию средневекового мостостроения.
   Время было позднее и я поднялся наверх. Без спешки отужинал, выслушал дежурное сообщение Дервуда и за чашечкой чая обсудил с ним некоторые тонкие нюансы текущего момента в Логвуде. После чего расслабленный душой и телом отошел ко сну.
  
   Утром, прихватив измерительные инструменты, вернулся в город Ошка. Собрал всех ответственных лиц и прочитал им лекцию аналогичную той, что выслушал Седой в городе Чихуа.
   Также как на острове Корда ознакомил присутствующих с цифрами, десятичным счислением и арифметикой. На все про все мне потребовалось с получасовым перерывом часа три. Затем устроил экзамен. Его сдал только Ригни.
   Я хмыкнул, криво усмехнулся и сходил за палкой. После чего с оттягом протянул пару раз Врона по хребту, а Спату на первый раз только погрозил экзекуцией, помахав перед носом дубьем. Затем повторил лекцию и снова принял экзамен. На этот раз сдали все и не просто так, а Врон, вроде даже как с отличием... То-то же.
   Затем обучил своих "студентов" работе с микрометром, штангенциркулем, линейкой и уровнем. Рассказал о ближайших планах и напомнил всем, чтобы не забывали готовиться к рекогносцировочному походу по местам, где пройдет трансконтинентальный тракт. Когда Врон в очередной раз начал задремывать, вроде бы случайно опустил руку на черенок от лопаты. Для парнишки сие оказалось даже лучше чем тревожная кнопка. В один момент весь сон слетел, снесенный порывом ураганного ветра.
   В самом конце, и это уже был приказ Спату, - порекомендовал направить обоз из десяти телег на каждое из месторождений, о которых сообщил Ригни. В ближайшее время у меня должны быть образцы из всех трех мест, после чего мы начнем строить первый мост по новой технологии. На первый раз здесь недалеко, через реку Лая.
   Однако, оказавшись на Базе, решил для ускорения дела не дожидаться пока телеги доползут до каменоломен. Пожалуй, не грех и посетить их лично. Подключил Систему и на большой скорости направился вдоль дороги. На гранитные карьеры наткнулся быстро. Они располагались рядом друг с другом.
   Открыл портал и с помощью лобзика, на который натянул паутинку типа "яблочко", вырезал несколько образцов габбро и диабаза. На все про все потребовался час.
   А с кварцем вышла заминка.
   Во-первых, проскочил ответвление с главной дороги и пришлось возвращаться. Во-вторых, когда Ригни, захлебываясь слюной, выражал свой восторг, описывая месторождение, я отнесся к его экзальтации с юмором и недоверием. Но теперь, когда увидел, то о чем он говорил, тоже раскрыл рот и битый час бродил спотыкаясь среди великанских кристаллов горного хрусталя.
   На площади, превышающей несколько футбольных полей, в котловине, разместилось настоящее чудо света. Здесь имелось все - друзы великолепного прозрачного горного хрусталя, причем, некоторые шестигранные кристаллы безупречной прозрачности достигали четырех метров в высоту. Тут же, что называется не отходя от кассы, приткнулся дымчато-бурый раухтопаэт. Но на девяносто процентов котловина была все же занята обычным кварцем белого и дымчатого цвета. И найти здесь можно было практически любой типоразмер. Я не знаю, какие имеются месторождения кварца на Земле, но то, что я видел здесь и сейчас, потрясало до глубины души, как объемом, так и качеством .
   При всем желании побольше хапнуть, местные жители смогли черпануть из этой бездонной кладовой лишь самую малость. В некотором роде эта сверкающая роскошь давала наглядный пример к такому понятию как инфляция. Когда чего-либо очень много, то обвалить любой сегмент рынка можно, как два пальца об асфальт...
   Местные добытчики хрусталя подступили к месторождению лишь со стороны дороги и врубились в мешанину кристаллов, преодолев от силы двадцать метров. То, что они насобирали и вывезли с этого маленького пятачка, им хватило за глаза. Причем, после их вторжения осталось, как минимум, столько же кварца. Снятыми оказались только сливки. Но это, как еще посмотреть и что называть сливками.
   Как человек сугубо практический и утилитарный, я сразу же подумал о возможном дополнении своего чайного сервиза кубками, вазами и чашами из хрусталя. В таких бокалах и соки вкуснее, и фрукты в вазах покажутся краше. Не зря же боги античности вкушали амброзию исключительно из хрустальных кубков... Я то чем хужее?
   Когда попробовал оглядеть кристаллическое изобилие с высоты, подключив возможности Системы, то выяснилось, что в этом колоссальном плавильном котле силы природы в свое время сварили великолепную и разнообразную похлебку. В ней, как отдельные вкрапления жира локальными пятнами, присутствовали - аметист, хризопраз и халцедон. А в качестве овощной приправы, очень высококачественная яшма и отменный агат. Но и это еще не все - шариками черного и душистого перца в общей мешанине встречались вростки турмалина и иголочки рутила.
   Пока разглядывал все это изобилие, нижняя челюсть медленно и неудержимо опускалась на грудь... и вернуться в нормальное положение ей довелось весьма нескоро.
   Например, ближе к центру кладовой бросался в глаза участок диаметром метров пятьдесят, где разместились аметисты. Внешняя часть участка состояла из желтоватого цитрина и чем-то смахивала на кожицу апельсина разрезанного пополам. Внутри, почти правильными концентрическими кругами расположились аметисты всех возможных окрасок, начиная от розовато-сиреневого плавно переходящего в нежно-фиалковый и красно-лиловый, и заканчивая исключительным по насыщенности пурпурно-фиолетовым. Причем, отдельные кристаллы этого участка кладовой имели двухметровый размер.
   Здесь же на небольшом пятачке размером порядка полутора метров пристроилась ценнейшая разновидность халцедона - хризопраз. Исключительно нежного, полупрозрачного, травянисто-зеленого оттенка, и зеленый цвет у него менялся, начиная от желтоватого и приближаясь к густому луковому. А рядом полуметровая, завораживающая взгляд, друза розового кварца. Так еще отсвечивают нежным розовым светом снежные вершины гор в отсветах закатного солнца. Но почти сразу сердце кольнуло сожаление - розовая окраска минерала нестойка и со временем исчезнет под воздействием солнечного света. Яркие лучи солнца сотрут красоту и розовую полупрозрачную нежность в радуге разновидностей кварца.
   Поскольку часы я с собой не ношу, то ориентируюсь в основном на солнце и внутренний будильник. Так вот - впервые за все время моего проживания в Новом Мире внутренний будильник дал сбой. Я не смог точно сказать, сколько же я находился в этом заповеднике красок и как долго смотрел по сторонам, раскрыв от удивленья рот. Но солнце-то не обманешь. Ему на всяческие красивости - положить с пробором и подтереть. Так что, увидев, как диск светила приближается к горизонту, понял, что выпал из реальности часов на шесть с хвостиком. Однако!
  
   Вернувшись на Базу в растрепанных чувствах, решил все-таки заняться делом. Уединился в прихожей и сначала на листе пергамента изобразил общие схемы навесных или вантово-навесных мостов с деталями. Затем постарался перечислить все основные механизмы нужные для строительства. По всему выходило, что неплохо бы заполучить в парном комплекте динамометры мощные на четыреста и средние на пятьдесят, десять и пять тонн, обычные лебедки и силовые домкраты. А так, вроде, все остальное имеется в наличии. Так что вперед и с песней за недостающим оборудованием.
   Спустился вниз и переместился на Землю. Теперь встала задача найти и приватизировать нужный инструмент по списку. Если с лебедками и домкратами проблем не возникло - у одной из строительных фирм имелся даже слишком богатый выбор, то с динамометрами получился облом. Я посвятил поиску несколько часов и твердо выяснил, что мои запросы слишком завышены. Первоначально мне требовался измеритель натяжения в триста - четыреста тонн, но больше, чем на двести тонн, нигде не нашел. Выходит, то, что я ищу - это в некотором роде эксклюзив. Может плохо искал... и тем не менее. Пришлось брать, что есть. Заодно уж, чтобы лишний раз не возвращаться, прихватил мерные трехметровые линейки и раздвижные шестиметровые.
   Только начал перетаскивать оборудование и понял - на Базе места для него нет. После короткого размышления решил задействовать Белую башню. Будем надеяться, что после того как я в стандартном режиме открыл двери, ответственные товарищи на меня повесили маячок "свой-чужой". Это действительно оказалось так. В главную залу башни портал открылся без всяких проблем. Очень хорошо.
   Покряхтывая и бубня себе под нос нецензурные выражения, переволок гору железа и инструмента в башню. Потом, после некоторого колебания, отобрал из общей кучи образцы и перенес в прихожую храма в Ошка.
   Теперь можно приступать к черчению. Следует нарисовать более подробные схемы сооружений с выноской деталей. Первое, навесной мост. Их я предполагаю перебрасывать через небольшие препятствия длиной до ста шагов. Второе, мост вантово-подвесной на растяжках, для больших по длине препятствий.
   В первом случае, более крупно показал несущие элементы из бальзовых шпал, их обвязку паутинкой типа "дынька". Вдоль движения, там, где в дальнейшем будут кататься колеса телег и стучать копыта лошадей, решил класть настил из полудюймовых бальзовых досок. Доски должны крепиться к несущим элементам опять-таки с помощью паутинки, но уже типа "яблочко". По сторонам моста будет ограждение из лиановых канатов с дощечками из остатков бальзы. Таким образом, полезное дерево из джунглей будет использоваться практически на сто процентов. Получается своеобразная безотходная технология, что мне очень импонирует.
   Отдельно выписал якоря и это, пожалуй, оказалось наиболее тонким моментом. Каждый мост и мостик имеет свои особенности по грунтам. А так как я не специалист, то лучше подстраховаться, и делать закладку якорей по возможности подальше от самого препятствия.
   Ширина моста планируется такая, чтобы свободно проезжала повозка, запряженная парой лошадей и при сильной необходимости с трудом, но могли разъехаться, чуть съехав на обочину две, движущиеся навстречу друг другу. Сам мост, как и дорога, двухпутный с независимыми полосами. Фактически, через препятствия предполагается перебрасываться два моста расположенных вплотную друг с другом.
   А раз так, то придется вводить понятие правостороннего движения и делать разделительную полосу на дороге. И пусть только кто попробует выехать на полосу встречного движения или нарушить рядность! Я вам не тут. Я взяток не беру. Так пропишу по сусалам, что мало не покажется. Хм, за всем ведь не уследишь, похоже, потребуется создавать службу ГАИ, со всеми ее недостатками и достоинствами.
   И я чуть было не заржал, представив на мгновение всадника с жезлом, подловившего лихача на телеге. И этот бедолага упорно пытается всучить взятку офицеру ГАИ... борзыми щенками. Впрочем, меня опять куда-то не туда...
   А вот постоянно действующее ремонтно-эксплуатационное управление должно функционировать постоянно. По моей внутренней оценке - раз в двадцать пять лет нужно менять настил, раз в пятьдесят лет бальзовые шпалы. Ну и, конечно, периодически делать подтяжки и мелкий ремонт.
   Насколько я успел ознакомиться с такими характеристиками паутинки, как пределы текучести и относительное удлинение - при расчетном напряжении в пятьдесят тонн, относительное удлинение не превысит одной тысячной, а таким значением релаксации можно пренебречь. Но любая система, механическая в том числе, со временем стремится к термодинамическому равновесию. Раз так, то я должен включить в систему и принимать в расчет анкерные якоря и подверженный всяческим деформациям грунт вокруг них.
   Например, глинистые породы под влиянием нагрузки деформируются не разрушаясь, что характеризуется модулем деформации, коэффициентами сжимаемости, модулями сдвига и объемного сжатия. Для других грунтов сжимаемостью под нагрузкой происходит из-за смещением частиц относительно друг друга и уменьшения объема пор. Опять-таки сопротивление грунтов сдвигу, когда под действием некоторой внешней нагрузки в определенных зонах связи между частицами разрушаются, и происходит смещение одних частиц относительно других. Разрушение грунта происходит в виде перемещения одной части массива относительно другой. А натяжение-то у меня по двести тонн на струну, да когда таких струн четыре. О-го-го. Уползет все и обвалится. Эх, хорошо когда грунт скалистый, но это ведь выполняется не везде. О-хо-хо, бедная моя головушка...
   До времени выбросив пустые мысли из головы, снова наклонился над листом. М-да, а ведь, похоже, что у меня не хватает очень важного элемента - строительного раствора или цемента. И где его взять?
   Предположим, каменные блоки я буду делать с высокой степенью гладкости сторон и, если положить один на другой не очень-то и сдвинешь. Но и якоря и пилоны, собранные из блоков, должны быть как монолитные.
   Ха, а если попробовать блоки склеить моим специальным клеем? Это было бы чудесно, но его до смешного мало для таких объемов работ. Похоже, хочешь - не хочешь, а придется идти на поклон к Лесным и договариваться о взаимном обмене или торговле. А что им предложить взамен, ума не приложу. Только лишь свои умелые руки, которые у меня по локоть в крови! Так сказать, - эй, вы, там в лесу, случайно киллера не вызывали? Есть тут один, готов поработать сверхурочно по специальности. Впрочем, заказ-то уже есть. Как-то это все грустно... Хотя, каждому свое. О-хо-хо, грехи наши тяжкие...
   Да и с собственно паутинкой желательно как-нибудь разобраться. Ну что такое несколько моточков примерно по пятьдесят километров длинной? Не успеешь и ахнуть, как кончится запас. Нужно срочно что-то делать. Я тяжело вздохнул и пригорюнился.
   Стоп. А что, если попробовать разбавить бинарные компоненты клея. Снизить, так сказать концентрацию. В конце-то концов, чтобы крепить блоки к друг другу суперклей не нужен. Если место склейки намного прочнее самого камня, то кому это надо? Очевидно, никому. А вот, если прочность окажется одинаковой или чуть-чуть выше, то это самое оно.
   Так, и как же мы поступим? А придется мне заняться алхимией и прочими околонаучными экспериментами.
   Я подхватился и снова отправился на Землю. Теперь требовалось найти стекло, а более конкретно, пробирки - куда можно наливать и где можно смешивать. Вот этого добра на Земле оказалось навалом. Причем, везде. Так что стекла я натащил в Белую башню целую кучу, за одно, прихватив лабораторный столик с табуреткой. Это только Эрнест у нас писал стоя. Чтобы удобно проводить опыты, нужно сидеть.
   Затоварившись всем необходимым, благословясь, приступил к священнодействию. Довольно быстро выяснилось, что при концентрации один к ста, разведенные компоненты клея при их смешивании дают твердое вещество по прочности равное алмазу. По крайней мере, бриллиант, которым я карябал образец, не оставлял на поверхности материала следов, но время для полного схватывания смеси увеличилось до трех минут. И изменился цвет. Из прозрачного он стал насыщенно синим. При концентрации один к тысяче, прочность примерно равнялась прочности кварца и, чтобы смесь затвердела, требовалось уже полчаса, а цвет сделался слегка синеватым. Очень удобно контролировать.
   Более значительное разбавление первичного вещества никаких видимых результатов не давало. Цвет не претерпевал изменений. Хотя, не исключено, что чтобы что-то заметить необходимо больше времени. Но скорее всего, у вещества есть физический предел по разбавлению... и слава Богу.
   И то, если подумать и предположить, что предела нет, тогда достаточно вылить две мензурки в реку и со временем весь речной поток превратится в стекло. Я очень ярко представил себе последствия такой экологической катастрофы и мне даже слегка поплохело. Посему, на всякий случай, оставил пробирку со смесью с низкой концентрацией и решил взглянуть на нее через денек, другой... а вдруг.
   Я, конечно, не какой-нибудь там Оппенгеймер, у которого на совести, как минимум в сотни раз поболее трупов, чем у меня. Но я тоже не экзальтированная институтка и не воспитанник университета благородных девиц. Однако, выпускать в мир отраву подобно этой, как-то не греет. Это - против моих базисных установок, не так меня воспитывали в детстве...
   Ладно, предположим все эти страшилки не про нас. Тогда что же мы имеем. В первоначальной клизме у меня жидкости грамм двести. Если делать из нее алмазы, то получится на вес - двадцать килограмм густо окрашенных синих бриллиантов. Круто. Если же создавать клей по прочности синеватого кварца, то уже двести килограмм. Ха, получается, у меня таки имеется в наличие уникальный материал с нужными свойствами... и его много.
   С учетом, что вещество будет наноситься тонким слоем, одной клизмы должно хватить на множество анкерных якорей, пилонов, мостов и мостиков. Да еще и на дорогу останется. И цемент не нужен. Цемент - это тьфу, можно сказать, дерьмо. Я потер руки от удовольствия. Как-то у меня все слишком хорошо складывается, что, как известно, не к добру.
   М-да, а ведь нужно срочно раскулачивать Седого. Ему я оставил две клизмы первичного продукта, которые, как выясняется, даже не навес золота и алмазов... а в сто раз дороже! Пожалуй, мастер-кузнец обойдется и алмазной концентрацией клея. Ну, подождет на крайний случай при склейке несколько минут, так это несмертельно. И вообще, когда жареный петух клюнет, то обязательно что-нибудь придумает для оптимизации процесса.
   Я подхватился и опять двинулся по магазинам на Земле. С трудом нашел и затоварился целой коробкой резиновых емкостей. Они предназначались для вливания в прямую кишку через задний проход промывочной жидкости, с последующим сбросом грязного раствора в унитаз. По случаю, не забыл также прихватить парочку песочных часов.
   Вернулся нагруженный в башню и в ускоренном темпе подготовил растворы, разлив в новые вместилища. После чего, прихватив емкости, переместился в кузнечную слободу, открыв портал в углу светелки в доме мастера.
   В комнате никого не было и я уселся на скамью у стола. Особо светиться не хотелось и я решил подождать. Впрочем, продолжалось это недолго. В прихожей послышалось шлепанье босых ног и в комнату, не сразу меня разглядев, сизокрылой голубицей влетела сестра кузнеца. На середине комнаты, наконец, я был замечен и красавица-белорыбица, закатив глаза стала оседать на пол. Я успел подхватить обмякшее тело и, чтобы активизировать пробуждение, за отсутствием нашатыря, сделал болезной искусственное дыхание, больше похожее на первоклассный засос изголодавшегося вампира. Результат оказался вполне прогнозируемый и впечатляющий - красотка мгновенно очнулась и сразу же затрепыхалась в моих руках, как пташка в тенетах.
   Я с трудом, но задавил в зародыше все игривые мыслишки и усадил девицу на скамью, пристроившись рядом и обняв одной рукой. Затем чуть встряхнул за плечи, приподнял пальцем подбородок и спросил.
   - Брат где? - красотка с трудом собрала глаза в кучку и глубоким грудным голосом проворковала.
   - Работает. В кузне. - Я как-то само собой, на уровне инстинкта самца-производителя, нежно провел ладонью по высокой груди, в результате у сестры кузнеца снова стали закатываться глазки и пока еще она окончательно не сомлела приказал.
   - Позови. - Девица на ватных ногах поднялась со скамьи и, покачиваясь, как лодочка на слабой волне, направилась к выходу. Я снова еще жестче укоротил себя, натянул удила желания и стал глубоко дышать через нос.
   А через минуту, как ошпаренный, в комнату влетел Седой. С ходу начал задавать вопросы, но мне сейчас было не до ликбеза, и я лишь проинструктировал мастера о новых свойствах клея. После чего, оставив ему песочные часы и новые емкости, отправил кузнеца во двор, а когда остался в комнате один, то прихватив первичные клизмы, шагнул в Ворота.
   Пристроив возвращенное вещество на полку, задумался и после минутного размышления решил, что не худо бы и продолжить эксперименты.
   Как известно, вода это в некотором роде волшебное образование. У него масса достоинств и неожиданных свойств. Например, качество цемента напрямую зависит от количества и типа воды. А попробуем-ка мы сделать смеси из специальных биологически активных жидкостей. Есть у меня в загашнике на этот счет кое-что интересное.
   Я подхватил несколько пустых склянок и через Базу шагнул на Остров Отшельника. Здесь взял образцы жидкости из всех озер Ладони руки. Затем переместился на Ессентуки и завершил отбор уникальных ингредиентов. А вернувшись в Белую башню, приступил к экспериментам по смешиванию и склеиванию.
   Через час выяснилось, что вода из озера указательного пальца Ладони является потрясающим по эффективности суперпластификатором. Достаточно капнуть одну капельку из клизмочки в пятидесятиграммовую мензурку наполненную этим чудо веществом и получившийся раствор практически ничем не отличался от первоначального компонента клея. После не хитрых подсчетов в уме получалось, что одну клизму я мог без потери ее свойств разбавить пластификатором в двести раз. Теперь, вместо одной можно получить две сотни емкостей! Если провести пересчет на склеивающие килограммы, то клея с алмазной твердостью я могу получить сорок тонн, а с прочностью кварца - четыреста! Ха, да это можно прям, алмазное монолитное домостроение и мостостроение развернуть по всей стране и за ее пределами. На мосты и дороги суперклея мне хватит уж точно. Круто.
   А еще можно сделать меч леденец. Сваять отливочную форму, залить ее клеем в его алмазной консистенции, армировать отливку паутинкой, вывести на режущую кромку тонкую нить паучков и вот вам уникальное режуще-колющее оружие. С таким алмазным клинком можно потягаться и с гоминидом с его уникальным ятаганом. Ха, вот удивится шимпанзе, когда я смахну ему лезвие под самый корешок у гарды!
   И вообще, здесь и сейчас в Новом Мире такие мечи будут навроде пулемета. Если когда-либо в будущем потребуется отразить серьезное вторжение или выиграть войну, то достаточно понаделать алмазных клинков, одеть спецподразделение в крепкую броню и вот вам непобедимая когорта, супер элитная часть. Такие солдаты смогут проходить через строй как раскаленный нож сквозь масло... А еще можно понаделать шлемов и прочей защитной дребедени.
   Ха, а ведь при таком раскладе профессия кузнеца потеряет актуальность. Кузнецы станут большой редкостью вроде земного мастера краснодеревщика. И специальность сталевара, к примеру, может никогда и не возникнуть. За ненадобностью. Интересно, по какому пути в этом случае пойдет развитие цивилизации?
   И можно еще делать отливки лопат, топоров, ваять кастрюли и сковородки, на которых ничего не будет подгорать. А еще...
   Творческий зуд охватил меня, как пожар сухую лесину, и неудержимо потянуло воплотить задумки на практике, но... пришлось себя резко одернуть. Стоп, стоп, стоп... куда-то тебя академик ты наш недоделанный в очередной раз не туда... Это, конечно, очень мило, что ты сам из себя такой увлеченный ученый-исследователь, но есть на свете такое понятие как проза жизни и жизненные приоритеты. Так что, заканчивай-ка ты мил человек с такой ерундой, как научные эксперименты и займись-ка более важными и злободневными вещами.
   Тяжело вздохнув, я в очередной раз перебрал список дел, не терпящих отлагательства, и выяснил, что на первом месте у меня крутые разборки с адептами ордена Искателей. Так сказать, назвался груздем - полезай в кузов. Обещанья нужно исполнять. Ну, раз так, то вперед и с песней.
   Переместившись на Базу, устроился поудобнее в кресле и приступил к поиску. Требовалось срочно встать на след адептам ордена.
   Так, сначала проверим храм искателей в Пого. Нажав на маркер, переместился в комнату с видеорамой и в видео режиме спустился в подвал. Проскочил на кухню склада и поставил маркер на ближайшем высохшем трупе адепта. То, что мумии лет сорок - пятьдесят не беда. Попробуем начать издалека.
   Задав режим перемещения в прошлое, подождал с минуту пока шел отсчет в обратном порядке прошедшим дням. Когда мертвец ожил, он довольно долго существовал в замкнутом помещении подвала, занимаясь всякой ерундой. Наконец, отматывание дней его жизни в обратном направлении вывело меня на поверхность к свету. Здесь я оказался участником общего и, видимо, последнего собрания местной ячейки Искателей. Всего их набилось в комнату с видеорамой восемнадцать человек.
   Совещание оказалось коротким. Адепты шустро разделились на тройки и постановили прорываться из осажденного города. С учетом того, что одна тройка осталась в храме, прорыв предполагалось осуществить по пяти разным направлениям. Я переместил маркер на другого адепта.
   Первая тройка выбрала дорогу на север. В эту компанию подобрались лихие, слегка безбашенные ребята. Они нацепили кольчуги, оседлали лошадей и галопом рванули по дороге напролом. Самое интересное - одному из троих удалось прорваться через первую линию. Он уже праздновал победу, но его скакун получил-таки ранение отравленной стрелой и через пару километров околел. А дальше, через сотню метров адепта взяли в кольцо и буквально нашинковали и напичкали стрелами, копьями и ножами. Удалец живенько стал похож одновременно на свиную отбивную и на подушечку для иголок. Вторая тройка хотела прорваться по реке, используя маскировку. Они рассчитывали проскользнуть, прикидываясь ветошью. Залезли в ручей, протекающий через город. Сделали каждый себе нечто похожее на камышовую кочку вместо шляпы и тихо поплыли. Ну, и утопили их аналогично - без шума и пыли. Просто утащили под воду и с концами. Третья тройка рванула по болотам на юго-запад. По-пластунски. Таким аллюром они преодолели несколько километров. А самое смешное, что весь их путь, который проходил по уши в грязи, с самого начала отслеживался Лесными с воздуха. В конце же их очень грамотно загнали на заранее подготовленную полянку всю утыканную под слоем грязи обоюдоострыми кольями. А потом Лесные решили разыграть спектакль, с шумом и гамом они бегали рядом в камышах, пугая беглецов и заставляя их метаться по поляне. Бедолаги-то думали их невидно, пока они ползают. Как следствие, все трое серьезно поранились о колья. Они так и погибли от потери крови, изрезанные деревяшками, лежа в грязи. Четвертая тройка направилась на запад в сторону гор, но реку преодолеть не сумела. Все трое отдали богу душу, не дойдя до воды нескольких шагов.
   Пятая троица оказалась самой хитрой. Они забились в кусты и дождались темноты. После чего попробовали проскочить ночью. Благо с погодой им повезло. Луну и звезды закрывала плотная облачность. Двум из трех прорваться почти удалось. Причем, один, который полз первый, нарвался животом на острый кол. Он так и умер молча, волоча за собой кишки, и лишь махнул рукой своим, предупредив их об опасности. Но, если с тишиной у беглецов было все в порядке, то вот запах крови их выдал. Последовало несколько бросков копьями из темноты на запах и пятая тройка завершила свое существование на белом свете.
   Окончив видео просмотр трагедии, я хмыкнул и непроизвольно почесал в затылке. Лесные надежно обрубили мне все концы. И что теперь делать? Где искать потерянный след? И вообще, как-то это все смахивает на воспоминанья старины глубокой. Я верхним чутьем породистого пса чую - пустышку тяну. И такая наводка Меты как Килиф - тоже пустое место. Десять лет назад пробегал. Ха, только время потеряю. Даже если кто-то остался в живых, то за прошедшие года, его двадцать раз могли грохнуть. Так что не выход это все, не выход. Нужен свежий след, желательно месячной давности. О-хо-хо, грехи наши тяжкие.
   Так, а если положиться на интуицию. Что там у нас есть из эдакого, экстраординарного? А есть у нас - храм Сосны и хроры. Точнее не сами хроры, они-то мертвы, а некий шибко умный хмырь, кто их подзуживал напасть на храм. То есть имеет место Заказчик.
   Я потер руки, приговаривая, - это уже кое-что. Приступим к поискам. След-то совсем свеженький и теплый.
   Ткнув в метку храма Сосны, без задержки переместился к провалу и мосту через него. Долее, нырнул в прошлое и остановился в тот момент, когда сам лично привел вождя к расщелине на расправу. Перенес маркер на хрора и двинулся ускоренным темпом в его прошлое.
   Где-то месяца на четыре вглубь времен выяснилось, что вождь посетил убогую забегаловку в деревне недалеко от храма. Там у него за кружкой с бормотухой состоялся разговор с некой темной личностью, которая ему всучила приличный мешочек с монетами как задаток за переселение племени на территорию храма. В разговоре участвовал и хозяин харчевни. Собственно, именно он и свел между собой обоих бандитов. Нашел так сказать, Заказчику Исполнителя.
   После успешного разговора Заказчик направился по дороге на юг и я решил пока не отслеживать его перемещения. Он будет на десерт, а на обед хочу попробовать пообщаться тет-а-тет с трактирщиком. Ох, поплохеет работнику общепита от этого разговора... и мало ему не покажется.
   Вскочил и направился в прихожую переодеваться. Нужно посетить забегаловку и лично проверить качество и разнообразие блюд.
  
   Шагнув на постамент храма и без промедления спрыгнув на пол, не стал колотить по блюду. Тайные операции лучше совершать тишком. А посему, двинулся к выходу крадучись, скользящей кошачьей походкой. Выглянув из храма во двор, отметил отсутствие какой-либо живой души в пределах видимости. Так что из ворот выскользнул как приведение, не потревожив даже пыль на дорожке.
   Затем, отойдя от храма на полсотни шагов, перешел на экономную волчью рысь. В этой части континента конные прогулки не в чести и лошади являлись большой редкостью. Все предпочитали перемещаться на своих двоих. Ну, и лишь при перевозках тяжелых и габаритных грузов на дальние расстояния применялись мулы.
   Но я не расстраивался. Мне уже давно хотелось хорошенько побегать. Так что десятикилометровый марш-бросок до деревни с трактиром вполне укладывался в программу оздоровления души и тела.
   Дорога хоть и петляла по предгорьям, но не создавала проблем. Значительная часть пути проходила вдоль реки. В свое время я уже щупал умелыми руками этот водоток за мошонку, выясняя его состоятельность на предмет рыбьего поголовья. И результатом остался доволен. Здесь ловилась такая семга, что о-го-го. Пальчики оближешь. Как только закончу пытки и мордобой в деревне, обязательно отвлекусь от государственных дел. Расслаблюсь немного, поработаю спиннингом и покидаю блесенку на перекате. В преддверии этого, пока бежал совершенно непроизвольно фиксировал удобные места для рыбалки... И мест этих было много.
   До окраин деревни добрался часа через полтора. Встал на опушке и, что получалось уже на уровне безусловного рефлекса, попробовал оценить степень опасности... И чуть не задохнулся. Впечатление такое, что у меня перед глазами не обычная деревня, а самая натуральная гитлеровская душегубка. Этакая герметичная комнатенка, работающая по принципу всех впускать - никого в живых не выпускать. И вид-то у нее какой-то бутафорский, будто перенесена из павильона Голливуда после съемок кино про вампиров, оборотней и прочей ядовитой нечисти. Дела-а. Ну, да чего уж теперь, спецназ не отступает...
   Вступив на единственную улицу маленького поселка из двадцати домов и чуть сбросив первоначальную скорость, я теперь перемещался свободным шагом тренированного странника. Трактир находился в центре деревни и, увидев это явление природы вблизи, я аж присвистнул. Халупа представляла собой нечто среднее между скособоченной собачьей конурой и летней времянкой для проживания крупного рогатого скота. Впрочем, на моем жизненном пути встречались харчевни и более убогого вида. По крайней мере, стены, крыша и труба кухонной печи у сооружения имелись, а это уже великое достижение.
   Вход в осиное гнездо являлся его главным рекламным козырем. Он был распахнут настежь, недвусмысленно приглашая всех в свое нутро. Причем, наличие скособоченной створки двери, подвешенной к косяку за одну петлю, выглядело неким чужеродным элементом. Создавалось твердое впечатление - эта дверь не закрывалась никогда. Ну, если уж быть совсем точным, с тех самых пор, когда по пьяному делу, она потеряла девственность и одну петлю, после молодецкого пинка ногой какого-то отмороженного алкаша.
   Но удивлению нет придела и, с самым мрачным видом перешагнув порог харчевни, я был буквально сражен наповал. В воздухе витали та-акие запахи и ароматы, что я непроизвольно и гулко сглотнул. Никогда ранее я не обонял такой вкуснятины. Такой атмосфере позавидовал бы и самый лучший ресторан.
   Все мои агрессивные замыслы отошли на второй план, их буквально сдуло на обочину могучим ураганом ароматов с кухни. И, как под гипнозом, шагнув к стойке, я стал нашаривать в кармане серебряный терн. А затем, вытащив монету из кармана, припечатал ее перед хозяином забегаловки со словами.
   - Хочу много и вкусно есть, - хитрован трактирщик склонился в поклоне, отточенным, можно даже сказать, многократно отшлифованным жестом смахнул терн к себе в карман и сообщил.
   - Будет сделано, господин. Не извольте сомневаться. Останетесь довольны.
   Я повернулся и из трех свободных столиков выбрал себе тот, который оказался ближе к стене. И как только, выбежавший из-за стойки хозяин смахнул грязным полотенцем несуществующую пыль с табуретки и стола, умастил задницу на седалище и оглядел помещение.
   Дежавю. Те же самые оборванцы, которых я видел через видеопортал, обретались в том же углу комнаты и даже позы у них ничуть не изменились. Я уж было подумал, что это экспонаты из музея восковых фигур, но вот один поднял кружку и отхлебнул. За ним тоже самое сделал второй. Ни тот, ни другой меня будто и не заметили. Чудеса.
   Получается в зале я и эти двое. Пустота и запустение. И это при таких-то ароматах! Трактирщик скрылся за стенкой и оттуда послышался звон кастрюль и шипение масла.
   Я не успел еще заскучать, когда хозяин семенящей походкой выплыл с кухни и в руках у него имелся поднос, на котором разлегся поросенок в стадии молочно-восковой спелости, зажаренный на вертеле. Его коричневый истекающий жирком бочок весьма колоритно оттенялся свежей зеленью. Вместе с поросенком на подносе приплыла крынка с пивом, духовитым и наваристым. Я крякнул от удовольствия и приступил к расчленению и поглощению.
   Через пять минут трактирщик вернулся. Теперь на подносе лежали шампуры с румяными рябчиками. По четыре штуки за раз. Они были богато обложены нарезанными фруктами. Причем, не абы как, а со смыслом. Я бы даже сказал, - сакральным смыслом. Тут же в компании шампуров обретался лафитничек с густым бордовым напитком - то ли соком, то ли вином. Я одобрительно кивнул и нацедил из емкости себе на пробу в кружку. Метнув напиток в горло, понял - сие есть нечто до боли напоминающее кагор. Ну, может, чуть более терпкий. Нормально.
   В общем, с едой я управился быстро и все бы ничего, но и хозяин, и оба оборванца, вдруг, ни с того, ни с сего, стали на меня поглядывать как-то странно, примерно как в зоопарке посетители таращатся на неведому зверушку. Это следовало пресечь, тем более что пора переходить к активным действиям. Посему попытался рыкнуть в своем фирменном стиле... Фиг вам. Голос мне отказал! Немая сцена.
   А тем временем один из оборванцев демонстративно полез в мешок на поясе и выудил из него моток веревки. И взгляд, который после этого он бросил на меня, говорил. - Эта веревка для тебя, урод. Сейчас мы будем тебя паковать еще тепленького.
   Ну, раз так, то я попробовал исполнить отработанный фокус с броском метательными ножами с двух рук. Упс, от винта. Руки остались лежать на столе будто отлитые из свинца! Попытался вскочить, но задница осталась сидеть на табуретке словно приклеенная. Ноги не слушались меня! Меня отравили!!! Глушанули какой-то дрянью, как последнего недоумка. Как это поется, на алкаша не нужен нож, ему лишь капельку нальешь и делай с ним что хошь. И я, старый и тертый шатун, позарившись на кусочек сыра, попал в мышеловку будто несмышленый мышонок-недоделок.
   И здесь вылез мой проверенный в боях и походах нежный и ласковый Зверь. Но я не услышал от него уже привычного громового рычания типа - всех порву и никого в живых не оставлю. Моя зверушка тонко заверещала в полной панике и, видимо, со страшного перепуга, ударила по всем кнопкам и рычагам.
   Как результат, в организм подобно лавине хлынул жуткий набор нейропептидов, медиаторов, гормонов и еще черте чего. От этой инъекции моя кровь буквально закипела и я сходу перескочил сразу на пятый уровень активности, где не бывал еще ни разу.
   Оборванцы уже поднялись из-за своего стола и двигались ко мне. Руки, снова ставшие послушными и какими-то даже невесомыми, выхватили ножи и исполнили бросок. Он получился такой силы, что клинки пробили тела бандитов навылет, застряв в стене за их спинами. Я бросил взгляд в сторону стойки. Хозяина не было. Улизнул зараза. Повезло, а то бы в состоянии аффекта точно порвал руками как Тузик тряпку.
   И здесь меня богато стошнило, буквально вывернуло наизнанку. Все, что я с таким удовольствием только что употребил вовнутрь, вылетело наружу. Причем, не абы как, а под хорошим напором и со свистом, залепив вокруг все, включая стены и потолок... Однако.
   Как только извержение отравленных продуктов прекратилось и пошла сплошная желчь, я решил покинуть негостеприимные стены. Ничего не дается задаром и в скором времени следовало ждать откат с пятого уровня. Как я себя тогда буду чувствовать, одному Богу известно. Но ничего хорошего уж точно не будет.
   Вынув из стенок ножи, не стал выходить через дверь, а направился на кухню. Мне нужен был трактирщик и желательно живой. А его здесь не было. Хозяин таверны бежал, перепугался, что не мудрено, когда я рычал диким зверем, меча порченые ядом харчи во все стороны. Но сейчас не до него. Бежать вслед за ним через черный ход и разыскивать глупо. Не хватало еще ввязаться в какую-нибудь потасовку.
   А посему, ударом ноги развалил хлипкую стену хижины со стороны леса и в несколько прыжков через огороды достиг опушки. Пятый уровень это вам ни тут. Каждый прыжок имел в длину метров десять, а двигался я с такой скоростью, что нормальный глаз видел лишь размытое пятно.
   Дальше меня обступил лес и где-то через километр я свернул к дороге. Затем, перескочив в одном прыжке прибрежные кусты, добрался то реки. Упал в воду на мелководье рядом с узкой полоской берега, встал на четвереньки и начал пить. Как только желудок наполнился, опять исполнил арию Риголетто из оперы Травиата. И это действо пришлось повторить на бис еще четыре раза. Лишь после четвертого промывания желудка обессиленный отполз от воды, забился поглубже в кусты, свернулся калачиком и отрубился.
   Проснулся в темноте. Рядом в кустах шуршала водяная крыса. Сколько прошло времени непонятно. Может спал сутки, может несколько часов. Выпал этот кусок у меня из жизни, как не было.
   Подвигав руками и ногами, оценил физическое состояние как удовлетворительное. Имела место слабость и легкий тремор в конечностях, но это мелочи, пройдет. Еще раз попил водички, восстанавливая обезвоженность, и полез по обрыву наверх. Выломившись из кустов на дорогу, оглянулся назад и покачал головой удивляясь. И как это я смог в одном прыжке преодолеть и кусты, и десятиметровый береговой обрыв! Чудны дела твои, Господи.
   Затем прислушался, стараясь выявить угрозы. Их не было. Лес и река жили нормальной жизнью. Ярко светили звезды и скоро должна появиться луна. Подхватился и направился обратно к храму.
   В голове мелькнула мысль, это у нас теперь так называется - поработать спиннингом и покидать блесенку на перекате. Ничего себе так... рыбалка получилась. Не выдержал и заржал в полный голос.
   Медвежонок-пестун, что прятался за кустами невдалеке, юмора не понял и не оценил. И с испугу ломанулся прочь через лес, не разбирая перед собой дороги, натыкаясь на деревья и снося напрочь сухие лесины. Это еще добавило веселья...
   Ну, а если посмотреть трезво, то возвращаюсь-то я побитый и не солоно хлебавши. Подтверждается старая как мир истина - на каждую хитрую пятую точку всегда отыщется кол с винтом. Резко прекратил смех, смахивающий на истерику, и смачно сплюнул.
   Добравшись до храма, постарался повторить тихое проникновение. Тенью просочился через ворота, приведением пересек двор, вошел в храм и, забравшись на пьедестал, шагнул на Базу. Наконец-то дома.
   Поднялся наверх, разделся и в очередной раз, но уже со спокойной душой, выпал в осадок.
  
   Сон по-настоящему освежил и кушать хотелось зверски. Хотя, казалось бы, после таких смертельных гастрономических пертурбаций кусок в рот не полезет, но нет. С аппетитом у меня всегда на оценку отлично. Так что, в уже проложенную жизненную колею, можно сказать въехал без малейшей задержки.
   А после обильного завтрака, размышляя над ближайшими планами, решил временно оставить орденоносцев в покое. И попробовать собрать о них дополнительную информацию, прежде чем снова приступать к активным действиям.
   Ну, а раз так, то можно в очередной раз собрать на совещание руководящее звено строительно-монтажного треста. Так что с Базы направился прямиком в город Ошка.
   В этот раз на лекции присутствовали новые лица. Ригни расстарался, собрал по сусекам и темным углам почти десяток недобитых спецов. Большинство выглядело как будто только что из зиндана. Но дареному коню... А вообще, кадровый вопрос, как хорошо должно быть известно каждому грамотному руководителю, решает все. Если пренебрегать этим и подходить по принципу "здравствуй земеля, будешь министром", то получается как всегда... например, как в либерально-демократической России. Правда, как поправить ситуацию с кадрами в Новом Мире у меня задумки были.
   Но все это можно смело отнести на потом, а пока я без спешки изложил концепцию развития транспортной системы, остановился на деталях и ответил на множество вопросов. По лицам собравшихся было видно, что громадьё планов и сложность проектов, буквально раздавило некоторых, размазав до состояния тонкой пленки. Лишь мой непререкаемый авторитет не дал им тут же наложить на себя руки.
   И, чтобы вдохновить коллектив на подвиги, выдал, расписав в красках, свое видение одного уникального мега сооружения. А именно, вантового моста через реку Чайна. Его длина должна составить километра три и это уж точно будет одно из чудес света. Но прежде, чем браться за неподъемное дело, следовало потренироваться на кошечках. То есть, дождаться сбора урожая посадок бальзового дерева и построить, как минимум, десяток другой мостов поменьше размерами, чтобы набить руку и набраться опыта.
   Далее лекция с ответами на вопросы продолжалась целый день. В конце у меня начал заплетаться язык, а спать хотелось просто нестерпимо. Все-таки орденоносцы укатали энергичную Сивку на крутых горках. Так что вернулся я на Базу на заплетающихся ногах, чуть похлебал крутого мясного бульончика с горсточкой сухариков и завалился спать.
  
   На следующий день снова отвечал на вопросы и старался оперативно разруливать различные нестыковки. А их обнаружилась масса. Да, иначе и быть не могло, все-таки дело новое, незнакомое.
   Закончив с теорией и оставив аборигенов переваривать новую информацию, плавно перешел к практике и направился к берегам реки Лая, туда, где имела место переправа. Выяснилось, что мост лучше делать не на самой переправе, а чуть в стороне. Там наличествовали выходы коренных пород и анкерные якоря можно делать не слишком массивные. Общая длина моста по предварительной прикидке составит двести метров. То, что нужно.
   Далее, передо мной встала альтернатива - то ли разобрать для якорей и пилонов какой-нибудь дом, то ли все-таки дождаться пока прибудут телеги с камнем из карьеров, в это, как минимум, неделя.
   Пожалуй, семь дней это многовато, но и применять нестандартные кирпичи и блоки очень не хотелось. Так-с, попробуем ускорить доставку камня. Для этого требуется детально изучить местность.
   Я вернулся на Базу, загрузил Систему и переместился к участку реки, где предполагалось построить мост. Затем двинулся вверх по реке и не успел проскочить и километра, как увидел устье более мелкого, но вполне судоходного водного потока. Фактически он протекал вдоль дороги на карьеры, не удаляясь от нее дальше, чем на пару километров. Отлично. И двинулся вверх по течению, внимательно высматривая подводные камни и мели. В одном месте, река оказалась зажата на значительном протяжении каменными стенами. Скорость течения достигала опасных для плавания величин. Путь вверх кораблям здесь заказан. Да и перетащить волоком из-за скальной гряды скорее всего не получится. Но если вниз по течению, а особо на плотах, то можно проскочить со свистом.
   Далее выяснилось, что для обоих каменных карьеров это единственное серьезное препятствие на реке. Но, если подумать, то зачем шастать туда-сюда? Все должно работать только на спуск. А до разработок можно добираться налегке.
   Значит, будем делать так. В ближайшем лесу, благо сосновый лес вокруг просто великолепен, вырубаются деревья, из них делаются плоты. На плоты грузятся каменные блоки, отдаются швартовы и до свиданья мама, не горюй. Максимум два дня, со скоростью около пяти километров в час и плот с каменными блоками в реке Лая, рядом с мостом. Там можно устроить транспортный терминал, склады и прочие прибамбасы.
   Вот только водная стремнина на кварцевое месторождение имела еще одну серьезную заморочку. Посередине пути между каменным карьером и хрустальным, на реке имел место прямо-таки свирепый падун. Плот, нагруженный чем угодно, через него не пройдет без потерь, а вот отдельные бревна проскочат запросто. Значит, когда мы вырубим спелые леса вблизи от гранитных залежей, то примемся за лесоразработки выше по течению. Здесь уже неосвоенные и переспелые леса тянулись на сотни километров до самых предгорий.
   При правильном экологическом подходе, то есть с лесопосадкой одновременно с вырубкой и делением на годовые делянки, лесных ресурсов хватит на тридцать - сорок лет. А это греет душу. И хоть ты тресни, люблю я безотходные и экологически грамотные технологии.
   Как следствие, мы организуем мощнейший леспромхоз и будем использовать возобновляемые ресурсы леса с максимальной эффективностью и практически вечно. Очень хорошо. Вот так и надо работать по уму.
   Затем я переместился в кварцевый карьер и подобрал несколько кристаллов для использования в качестве рукояток ленточной пилы. Полотном этой "разводной" двуручной пилы у меня послужит паутинка типа - яблочко. Хотя, по хорошему-то, нужно сделать нечто более серьезное - ленточную пилу. Эдакая железная хреновина со станиной на шкивах и с ручным приводом. Один крутит, второй пилит. Ох, чует мое сердце, придется мне лично создавать сей шедевр пилильного искусства по камню. Но не все сразу, а в порядке живой очереди... и я поставил очередную галочку во все удлиняющемся списке первоочередных работ.
   Вернувшись в Ошка, уединился со Спатом и подробненько изложил ему концепцию развития лесотехнического комплекса. Ответив на множество вопросов и оставив обдумывать новую информацию новоявленного лесопромышленника, решил еще раз посетить джунгли.
   Как там живет и здравствует прохиндей Гомо? Надо проверить. Говорил же классик - государство это контроль... ну, или нечто похожее. А классикам надо верить!
   К посещению дикого леса готовился как на войну. Проверил и обновил содержимое рюкзака, нацепил кольчугу, подправил заточку клинков. Затем подумал, что без подарка Лесным, как-то неудобно. Надо бы что-нибудь учудить... такое-эдакое.
   И ничего лучше не придумал, как пойти по стопам Колумба. А его я ценю отнюдь не за факт открытия нового континента, после чего Испания захлебнулась в золоте. И не за то, что европейскими общечеловеками были уничтожены несколько самобытных цивилизаций и американский континент захлебнулся в крови... Может я слегка сдвинут на еде, но полагаю самое важное, что оттуда в Европу приволокли новые продукты. В частности, картофель и помидоры.
   А посему, не мудрствуя лукаво, вошел в Систему и переместился в овощной магазин на Земле. В первый же, какой подвернулся. И в подсобном помещении из мешка с картошкой, чуть покопавшись, вынул три корнеплода. Деньги оставлять не стал, думаю не обеднеют торгаши, а спишут на естественные потери... утряска, утруска, гниение и прочие превратности растительной жизни. Сунул картофелины в кармашек рюкзака и закрыл портал на Землю. Ткнул пальцем в метку храма в Зоне и шагнул на постамент.
   Спрыгнув на пол, остановился перед блюдом и с минуту решал, как оповещать о себе. Решил - не скромничать и вмазал по железяке кулаком от души.
   Естественно, эффект оказался вполне прогнозируемый и, когда я слегка не в себе, вывалился из дверей, в голове у меня звенело, как на Пасху рядом с колоколом на колокольне. Помотав головой, прогоняя туман, огляделся вокруг.
   Ха, ну так и знал! Прелые листья и сучья убраны лишь частично, стол из красного дерева, как стоял, так и стоит. Видать надорвался мой адепт, занимаясь уборкой помещения, тяжелы ему показались метла и скребок, обессилил от неподъемных усилий, размахивая тряпкой, занедужил мошенник от воспаления хитрости... И, если он еще жив, то в ближайшее время пожалеет, что родился на свет.
   Я достал нож и срезал ближайший проросток тропического дерева. Освободил ствол от веточек, обстриг верхушку и стал обладателем великолепного полутораметрового шпицрутена, может только чуть потолще стандартной лозы для телесных наказаний. После этого минут пять походил по двору туда-сюда, небрежно похлопывая дрючком по сапогу. Никого. Ну, если мертв мой Гомо, тогда прощу. Может даже награжу оловянной звездой героя... посмертно. Есть весьма распространенное, но, на мой взгляд, ошибочное мнение, что о мертвых либо хорошо, либо ничего. Ха, да на погосте самое время высказать все что накипело. Самое то, бросить правду-матку прямо в лицо покойника. Следующего раза ведь не будет!
   Однако, надо проверить сам факт смерти. Лично удостовериться и твердо установить. Закрыл глаза, сосредоточился и стал по квадратам осматривать ближайшие окрестности. Есть. Буквально в полукилометре от храма, по направлению на восток жили люди. Имела место быть маленькая деревенька. Кажется, мне туда и я вышел из ворот, сделав первый шаг.
   И сразу будто окатило ледяной водой. Пришел привет от джунглей! Чужая страна, опасное и заповедное место. Внутри ворохнулся мой нежный и ласковый Зверь. Он что-то учуял. Однако, если подлянку задумали сделать Лесные, то это на них не похоже. Хотя, им по штату и положено ставить на место Чужака. Да какой же я чужак? А отметина твари на левой руке? Как никак награжден, приближен и отмечен татушкой доверия. Скорее это строит козни патентованный прохиндей и потомственный диссидент Гомо. С его стороны это явный перебор. Он слишком много о себе возомнил, поступает не по ранжиру и, как следствие, зажился на этом свете.
   Но жизнь меня научила, что никогда не следует недооценивать и самую презренную крысу. Любая кровососущая или зубастая мелкая тварь может со страху укусить так, что мало не покажется. Хотя и размером будет, вроде как с маковое зерно.
   Следующий шаг по дорожке и зачесался кончик носа, явный сигнал - впереди смертельная опасность. Не верить такой примете значит с вероятностью в девяносто девять процентов получить коварный удар в спину. Проверено. Посему, постарался взбодриться, повысить внимательность и перейти на бесшумный скользящий шаг хищной кошки.
   Предсказанную гадость засек шагов через двадцать от ворот, почуяв еле заметное внимание к себе из кустов. Кто-то там сидел некрупный, но о-очень опасный. Где-то и когда-то я уже встречался с этими немудрящими мыслишками.
   Так что, стоп машины. Нужно подумать и оглядеться внутренним зрением.
   Ха, да никак это ракопаук-прыгунец. Вышел-таки стервец на тропу войны. Схарчить меня собрался. Однако, красив зараза, но и опасен сверх всякой меры. А самое главное, от такого титановая кольчужка не спасет.
   А попробуем-ка мы его снять с насиженного места броском метательного ножа. Я медленно вытянул из правых ножен на бедре клинок и, вложив в бросок всю злость, отправил клинок по назначению. Фиг вам. Шкурка-то у паучка оказывается бронированная. Лезвие ножа, чиркнув по панцирю, поменяло направление и улетело в глубину леса. Но недалеко. Буквально через пару шагов смачно войдя почти по рукоять в ствол дерева. С одной стороны это плохо - фокус не удался, а с другой хорошо - искать долго не придется.
   Так, и что же мы имеем? Клинок его скотину не берет. Хитиновый покров не дает проткнуть зверя. Значит и мой любимый крючок здесь спасует. Остается последнее, самое опасное - ловить на живца, на себя любимого. Я достал акинак из-за спины и, держа его как клюшку в гольфе, двинулся мелкими шашками по тропинке.
   Все произошло примерно метров за пять до засады. Прыжок радужной твари, боковой мах клинком и, как после удара битой в бейсболе по мячику, здоровенный ракопаук поменял направление полета. Вдобавок, острая кромка клинка расколола-таки ему панцирь. Булат, он и в Африке булат. Частично потеряв энергию движения, несчастное насекомое кувырком улетело в кусты. Аут. У меня не побалуешь.
   Я решил полюбопытствовать на трофей, сошел с тропинки и наклонился над трупиком. Размер примерно тридцать сантиметров. С учетом ног - все пятьдесят. На голове расположены три пикообразных шипа с канальцами. Видимо для вспрыскивания яда после таранного удара. Изумительный по красоте панцирь, радужный с зеленоватым отливом. Я потыкал его и поскоблил пальцем. По твердости натуральный кварц. Жалко. Можно сказать, раритет. Такая яркая красота и так бездарно погибла. Ну, да уж чего теперь. Все было по-честному, я оказался и точнее, и быстрее.
   Сходив за метательным ножом, продолжил движение по тропинке. В течение нескольких минут ничего особенного не случалось, но вот носок сапога ступил на плоский камень, из которых была выложена дорога, и булыжник слегка просел. Черт. Я завертел во все стороны головой и, заметив непонятное движение вверху, сделал прыжок назад. Затем, склонив голову и удерживая нечто над головой краешком глаза, отбежал еще на несколько шагов.
   Тем временем, сверху на довольно протяженный участок тропы падала прямоугольная рама, где-то размером пять на два с половиной метра. Каркас рамы собран из круглых лесин диаметром сантиметров десять и не думаю, что если бы меня зацепило, то я бы получил серьезные повреждения.
   А дальше помог адреналин, бурлящий в жилах, ну и, конечно, мой ласковый Зверь, который буквально заорал об опасности.
   В отличие от нормальных людей в состоянии боевого настроя я "вижу" даже затылком, а посему обвал второй рамы за спиной засек сразу. Эта деревяшка оказалась подвешена за одну сторону - маятником. По задумке того, кто устраивал ловушку, она должна ударить в спину. Причем, именно в тот момент, когда человек, ускользнув от первого опасного предмета, с заслуженным чувство удовлетворения наблюдал бы за его падением на землю.
   Извернувшись на месте, я не стал кидаться в сторону в кусты, полагая, что это чревато, а сделал длинный нырок назад, туда, откуда пришел и, где уж точно нет, а точнее не было никаких сюрпризов. В результате, в последний момент, поднырнув под нижнюю часть рамки маятника, с кувырком через голову выскочил из опасной зоны. Рама со свистом пролетела над головой и тропинкой, достигла верхней точки, где зависла на мгновение и двинулась обратно. Судя по всему, вот так туда-сюда, она могла мотаться еще долго.
   Я непроизвольно почесал в затылке, пытаясь активизировать умственный процесс, и подумал, что если первое нападение паука-прыгунца можно отнести к случайностям и особенностям существования в джунглях, то просуммировав все события, просто обязан признать - за мной любимым идет целенаправленная охота. Подобрав с земли шпицрутен, выпавший из руки, так как заниматься акробатикой с палкой в руках весьма непросто, я при очередном пролете рамы попробовал остановить ее дрючком. Сие почти получилось, но в последний момент конец палки соскользнул с бревнышка вглубь рамы и его повело чуть в сторону. Упс. Самый кончик хворостины отвалился. Блин.
   Оказывается рама это не просто четыре деревяшки сбитые прямоугольником. Внутри, кто-то слишком умный и коварный, натянул тонкую паутинку и, если бы я оказался внутри, меня бы разрезало на множество стандартных долек наподобие картофеля фри.
   Помотав, палкой туда-сюда, быстро выяснил, что сетка из паутинки имела ячею размером порядка двадцать на двадцать сантиметров. Однако.
   То, что этим баловством занимаются Лесные твари, я не верю. Не их это стиль. Они могли бы придумать нечто и более эффективное. Ох, свербит у меня в носу, а следовательно, не обошлось здесь без моего доброжелателя Гомо. Этот гнойный нарыв, когда его прорвет, может сделать чего угодно. А самое главное, такое поведение вполне согласуется с его натурой и стилем жизни. То есть, сделать что-нибудь хорошее, так это у него западло, этим пускай другие занимаются. А вот нагадить на видном месте, да что б все остальные обязательно вляпались, тут мы первые. Как показывает история, а особенно современная российская, дерьма у таких отморозков просто немеряно. Их девиз - ломать, не строить, а то, что плохо сломано - то надо доломать. И чаще всего, чтобы прикрыть свою истинную пакостную личину, перевертыши выдвигают "великие и высокие" цели. Дескать, мы все такие из себя белые и воздушные, неземные и сверкающие. Нам подавай искусство в чистом виде, цивилизацию по неземному западному образцу или, на крайний случай, полеты на Марс или, так уж и быть, на худой конец, одиссею к границам Галактики. А здесь на Земле пусть работают другие, мы их в упор не видим... хотя жрем их хлеб в три горла и пользуемся услугами направо и налево. Посмотрел бы я на существование этих тварей в голодной пустыне в одиночку или... в обществе себе подобных.
   Черт, и еще раз черт! Почему я пожалел и оставил этого ублюдка живым? Непонятно. Хотя, чего там непонятно, вполне конкретное оправдание имелось. Человек-то я сугубо деловой и прагматичный, сентиментальности во мне ни на грош. А эта бледная спирохета каким-то образом контачила с Лесными и мне просто необходим был переводчик-посредник для контакта с ними.
   Веревка, поддерживающая сетку на весу, обнаружилась довольно быстро. Один бросок крюка и вторая рама упала на землю. Осторожно подхватив за деревянный каркас, я запихнул в кусты сначала первую, а затем и вторую. По хорошему, конечно, нужно было бы разминировать и снять сетку-паутинку с рам, но размягчителя у меня с собой не было, а без него работать с микронной углеродной ниткой себе дороже. Быстренько останешься без пальцев. В меру сил устранив последствия, двинулся дальше.
   К деревушке вышел без приключений, встал в конце тропинки на границе вырубки и попытался оценить обстановку. Сразу за поселком протекает река. На ее берегу четыре хижины разного размера. Одна из них, больше остальных в несколько раз. В центре чуть дымит прогоревшее костровище... и ни души. Рядом с костром длинный стол со скамейками в обе стороны. С противоположной стороны поляны - массивный деревянный крест. Хм, миссионеры! В джунглях! Блин. Как мне известно, ничего хорошего от внедрения религии и так называемой цивилизации в дикую природу на Земле не получается. Местные племена с гарантией подхватывают болезни, от которых у них нет иммунитета и вымирают. Да и либероидная мораль, это вам не слабее химической атаки при помощи иприта. Непринужденно и радостно вдохнешь "свежий воздух свободы", а потом тебе гарантировано разложение, понос и рвота...
   Прежде чем выйти из леса, попробовал уловить эмоциональный настрой в деревне. После предварительного сканирования стало ясно - меня здесь ждут. Даже можно сказать, - ждут с нетерпением. Дикое мельтешение эмоций и все шли из большого дома, и все сугубо отрицательные. Страх, ужас, священный трепет, фобии на грани истерики и еще черте что, чему у меня не было ни названия, ни определения... эка, местных-то моя слава скрутила и заколдобила!
   Я хмыкнул и сделал несколько шагов, выходя на свободное пространство. В этот момент в доме кто-то выкрикнул команду, - взять! И сразу же с жутким визгом и писком из большой хижины высыпали... мужики и дети. Человек десять недомерков и как минимум половина не старше шестнадцати лет. Правда, дети-то они дети, но все оказались вооруженными, в основном копьями, если можно обозвать копьем палку с костяным наконечником. Лишь самый последний в группе держал в руках лук и пучок стрел. Его первого, как потенциально опасного, я и успокоил броском ножа.
   Остальные не заметили потери бойца и налетели стаей злобных маленьких шавок, визжа в остервенении, как тысяча бешеных демонов.
   Это только в кино детишки цветочки и пухленькие ангелочки, в жизни-то молодые псы, сбитые в стаю, повалят и слона. Если на мгновение проявить слабину, нерешительность или жалость, тут тебя и порвут на маленькие клочки. И охнуть не успеешь.
   Поэтому я хоть и не стал доставать клинок, но бил почти в полную силу, так чтобы после каждого удара валить наповал. А уж очухается ли потом маленький оглоед или как? Это мне по барабану. Как кому повезет. Раз взял в руки оружие, встал на сторону врага - будь ласков и не обессудь! Получай по полной.
   Избиение мужиков и младенцев продолжалось пару минут и, что совершенно закономерно, я положил всех. Кое-кого похоже что навсегда. Рука-то у меня тяжелая. В самом конце для порядка добавил двум по темечку. Среди банды попались крепенькие ребята, даже получив по зубам с оттягом и посему надежно обезножив, все-таки они пытались доползти и укусить за ногу. В завершение, по-быстрому собрав оружие бойцов, сложил весь арсенал на стол и направился к входу в большой дом.
   И сразу, ненавязчиво так, зачесался кончик носа. Оказывается, еще не все навоевались. Кто-то остался полный желания прервать мою линию жизни. Кое-кому не терпится и, следовательно, надобно добавить развесистых звиздюлей.
   Остановившись чуть в стороне от двери, скользнул сознанием внутрь помещения. Ха, вот он мой адепт и тайный недоброжелатель, стоит, прижавшись к дальней стене, но самое интересное - шкодник еще на что-то рассчитывает. Есть у него оказывается какая-то очередная пакость в рукаве или очередной булыжник за пазухой, а сейчас прохиндей не без злорадства ждет, когда я войду в дом. Но мы этого удовольствия ублюдку не доставим и наполеоновские планы неудавшегося фельдмаршала сорвем.
   Я достал из чехла на поясе свой любимый крючок на веревочке и шагнул к входу. После чего, не заходя внутрь, метнул крюк, целясь чуть выше левого плеча недоумка. И, как только крюк оказался за спиной отморозка, резко подсек. Жало крюка на возвратном движении впилось в плечо негодяя. Забагрил, так сказать, скорпиона.
   Резко дернув на себя, повалил мерзавца на землю и, собирая веревку в кольца, быстро поволок змеюку к выходу. Пока тащил, ублюдок верещал, как боров на скотобойне, что понятно, так как я, не мудрствуя лукаво, зацепил острием крючка лопаточную кость. А это очень больно.
   Вытащив из темноты, копошащегося в пыли окровавленного ядовитого паука, до времени оставил его валяться на земле, а сам перешел к столу и в ускоренном темпе укоротил два копья, оставив у наконечника лишь кусок палки длиной сантиметров тридцать. После этого, прихватив укороченные копья, подтащил к кресту, визжащую долговязую личность, которая когда-то была жрецом храма Богов Света и Тьмы. Затем вынул крюк из тела, перехватил подлеца за горло, приподнял и перенес к распятию. Припечатал спиной к столбу и приколотил на уровне перекрестия к бревнам креста - сначала левое, а затем и правое плечо. Финита. Теперь можно и расслабиться, а интересующие меня вопросы задать чуть позже.
   Для интереса заглянул в хижину, не переступая порог. Внимательно все оглядел и обнаружил-таки ловушку. Это был ни много ни мало как подвесной потолок. Он представлял собой деревянную круглую раму по размеру внутреннего помещения. На раму уже знакомой частой сеткой натянута паутинка. То есть, достаточно убрать стопор и конструкция упадет на голову, порезав человека на куски. Что-то мне подсказывало, сия ловушка уже использовалась... и не один раз.
   В доме имелось единственное неохваченное место в виде маленькой ниши, где и стоял первоначально Гомо. Хитро. Но вот, что делать с этой рамой и как ее привести в негодность, чтобы она не угрожала жизни человека, непонятно.
   Далее выяснилось, из десяти индейцев отдали богу душу лишь двое - тот, который первоначально выскочил с луком, его я оприходовал ножом. Ну, и еще один, кому ненароком свернул шею на сто восемьдесят градусов. Остальные отлеживались в глубоких нокаутах или имели повреждения, не позволяющие бегать, ползать и скакать. Обнаружив в одной из маленьких хижин моток веревки, быстренько спеленал всех восьмерых. Во избежание. Так-то оно будет поспокойнее. Затем оттащил за ноги и могутными бросками кинул в речку трупы мертвяков. То-то раки возрадуются. После чего вернулся к кресту.
   Ха, пока я занимался похоронным делом, эта долговязая гнида смогла расшатать и вытащить один наконечник из правого плеча и сейчас, тихо подвывая, пыталась повторить свой успех с последним крепежом в левом плече. Силен, однако, оглоед. Но, впрочем, древние римляне не зря прибивали на крест через ладони. Видимо, имели опыт проверенный практикой. Так что нужно только следовать классикам жанра и не пытаться опрокинуть устоявшиеся и проверенные временем стереотипы.
   Я направился к столу и укоротил еще три копья. Вернулся к распятию и снова забил один костяной гвоздь в правое плечо, а затем, раскинув прохиндею руки, прокомпостировал по центру ладони обрезками копий. Теперь ублюдок подвешен за четыре точки.
   Не тут-то было. Мерзавец продолжал визжать и трепыхаться, но теперь он активно сучил ножками. Я снова вспомнил Иисуса, римлян, их классические распятия и пошел за очередным обрезком копья.
   Закрепив ноги на кресте очередной шпилькой, оглядел обмякшую фигуру. На поясе у адепта висел довольно вместительный кожаный мешок. Срезав пухлый кошелек вместе с поясом, вернулся к столу и высыпал содержимое на поверхность. В куче различной дребедени выделялась оригинальным видом деревянная голова лесного монстра в масштабе, примерно, один к трем.
   И, кажется, я уже видел эту голову. Встречались мы, когда я прорывался из джунглей прошлый раз, но была она хитиновой, живой и скрытой за защитной маской. Только чудом чудовище тогда не расстреляло меня из многозарядного арбалета. И чего это мой Гомо таскает с собой безделушку?
   Я оглядел деревянную игрушку со всех сторон. Ха, а ведь это не просто украшение, это нечто большее. С тыльной стороны головы, там, где у нормального человека затылок и шея, у куклы имелся скос с отверстиями по размерам пяти пальцев. Недолго думая, просунул в дырки пальцы и слегка пошевелил ими. Внутри куклы заработал сложный механизм - задвигались шестеренки, маленькие молоточки ударили по перепонкам и друг о друга. И деревянная голова заговорила!
   То есть, натурально-то она издавала щелкающие и булькающие звуки, но, видимо, в процессе очередного перехода, кукловоды через Систему заложили в меня очередной язык... И это был язык Лесных тварей! Я расплылся от удовольствия. Ничего похожего человек с помощью голосовых связок изобразить не сможет в принципе, а раз так, то кукольный имитатор лесной речи очень даже к месту.
   Затем повернулся к распятию и прощелкал Гомо через игрушку на языке Лесных, что он полный идиот, раз не спрятал от меня транслятор подальше. И, если у меня раньше имелась малюсенькая причина, чтобы оставить его в живых, то теперь ее нет. Так что, колись ублюдок и рассказывай все что знаешь, и чем больше расскажешь, тем дольше проживешь. Естественно, у мерзавца начался словесный понос...
   Выяснилось, что молодая поросль, которую я так неласково отметелил тяжелой рукой, отнюдь не его родной гнилой послед. Его детишками здесь и не пахнет. Это оказывается гарем. Я и не разглядел с первого раза, а сейчас выяснилось, что ублюдок-то наш пустоцвет и мечен дьяволом голубой краской. Впрочем, каждый воспринимает мир в меру своей испорченности. Мне вот, к примеру, такое и в голову не могло придти. Видно, давненько я на Земле не бывал и тамошние гей парады не наблюдал со стороны.
   Далее для активизации процесса допроса я наловчился деформировать сердечную мышку ублюдка. Сие, есть весьма болезненное воздействие на организм.
   Так вот, под пыткой негодяй признался, что поспособствовал гибели двух моих предшественников. Они по доброте душевной не смогли сохранить нейтралитет. Этими убийствами он завоевал доверие Лесных. А кукловоды, во избежание дальнейших потерь стерли с мозаичной карты метку его храма.
   То есть, у меня на кресте сейчас распят типичный представитель пятой колонны, который продал всех и вся. И вся жизнь которого одно сплошное предательство. Здесь я не выдержал и целенаправленно повредил у негодяя несколько внутренних органов, тем самым, запустив весьма болезненный процесс полного разрушения организма. А то, не дай Бог придется отвлечься и эта продажная дрянь останется живой. Теперь-то уж, скорая смерть ему гарантирована.
   В общем, не прошло и часа, как я выяснил все что хотел. Оказывается, один Черный в далеком прошлом словил в грудь паучка-прыгунца и бедняге не помог его уникальный булатный доспех. Он им очень гордился. Свою изумительную металлическую шкурку, во избежание всяческих неприятностей он, наивный, не снимал и ложась в постель. Второй Старший Брат угодил в сети из паутинки и благополучно оказался изрезанным на множество кусков. А я вот, превозмог и увернулся. Слишком скользким оказался... как тут не вспомнить винтообразный член.
   При этом второго Черного Гомо уничтожил по заказу. Как не удивительно, но и в этом пакостном деле отличились "вольные каменщики". Мешал он местным масонам. Не давал заниматься темными и грязными делишками. Нет, все-таки не зря матушка Екатерина мочила прохиндеев, понимала умница, что расправляется с раковой опухолью на теле государства.
   А мой пострел, как и положено прирожденному предателю, активно сотрудничал со всеми, кто готов был заплатить. В частности, Искателям поставлял втихаря, различные высокотехнологичные штучки. И расплачивались они с ним весьма оригинально - смазливыми рабами мужского пола. Вот и за убийство Черного ему передали двоих. Правда, нападение на меня сугубо его личная инициатива. Чем-то я ему сильно не показался. И когда все-таки установил, почему он меня так сильно не любит, то выяснились удивительные вещи.
   Оказывается, мое божественное предназначение можно передать одной фразой: жизнь дал - Белый, жизнь взял - Черный. То, что я головы рублю направо-налево - это черная сторона медали, но по своей божественной сути в соответствии с предназначением я обязан - сколько взять, столько и вернуть в Мир. Вернуть лично, генетически исправленный человеческий материал. Из этого следует, что если я сексуальный гигант - сие вторично. Такими способностями обладают многие. Важно то, что я носитель чистой генетической линии, отмеченной своеобразным знаком качества. Если по-простому, то я племенной самец производитель с первой группой крови и отрицательным резусом. Да вдобавок еще и не пьющий, и не наркоман. Плюс ко всему то, что не лежит на поверхности: творческая жилка, трудолюбие, удачливость...
   Раз так, то многое становится понятным. Например, программа праздника степного народа на Черной горке. Запланированные подвиги Геракла - сие, как я было решил, отнюдь не слабость на передок самого первого Черного. Он здесь ни причем. На самом деле - это тест на принадлежность к белой стороне божественной сущности. И я таки в силу уродливого воспитания и "цивилизованности" внес в него большую смуту и путаницу. Ха, вместо нормального выявления половых способностей удумал олимпийские игры проводить... наивный парень. Ну да ничего, это дело поправимое. Можно все вернуть на круги своя. Требуется лишь обставить все более-менее цивильно...
   Тоже самое произошло на острове Корда с девочками туземками. Они бедняжки всего лишь исполнили стандартный тест на выявление Белого, поняли с кем столкнулись, получили все что требуется и не хотели особо длить праздник. Для них моя сексуальная эскапада выглядела и страшно, и непонятно.
   Если же оглянуться в прошлое и проанализировать свое поведение в Новом Мире, надо признать, - мои черные наклонности превалируют. Все дико перекошено на черную сторону. Если на тот свет я отправил где-то в районе тысячи человек, то зачал не более нескольких десятков. Не порядок. Нужно срочно что-то делать. Равновесие должно восторжествовать!
   После этого в течение получаса, что само по себе удивительно, выслушивал бессвязные речи Гомо, изредка для активизации умственного процесса, протягивая урода дрючком по самым болезненным местам. К этому моменту худо-бедно, а полведра крови, он уже потерял, но внешне казался по-прежнему свежим и боеспособным. Странно. Я подошел к распятию вплотную, достал нож и одним движением, не очень заботясь, чтобы не зацепить тело лезвием, разрезал жреческую хламиду сверху донизу. Ну, точно, на груди у змеюки висело украшение из красного дерева. А я то, чесал репку, думая - откуда у отморозка столько жизненных сил и энергии.
   Срезав висюльку, демонстративно подошел к костру, не торопясь поворошил угли и бросил деревяшку в костер. Теперь, даже, если после моих издевательств и членовредительства монстр каким-либо чудом останется в живых, мучительная смерть через откат красного дерева ему гарантирована. Бывший жрец это тоже осознал, запрокинул голову к небесам и завыл по-волчьи. А он думал как? За удовольствие надо платить. Пятую колонну, предателей и мерзавцев во все времена никто не любит... И рано или поздно они идут под нож.
   Буквально через минуту, как огонь охватил кусок дерева, дымок от костра разделился. Только что он в полном безветрии столбом поднимался вверх и вот отделился отросток и горизонтально земле, будто живой туманный червь пополз в сторону распятия. Я отошел в сторонку и с интересом стал наблюдать за развитием событий.
   Клубясь жиденьким туманным облаком, дым добрался до мерзавца и начал втягиваться в грудь предателя. От невыносимой боли Гомо заколотило, причем с такой силой, что я подумал он вырвет наконечники из распятия. Но не вырвал...
   В течение нескольких минут предатель полностью почернел, как сенегальский негр, и на глазах начал усыхать, превращаясь в обтянутый кожей скелет. При этом на теле стали проявляться: язвы, порезы, гематомы, незаживающие рваные раны... Я понял, к нему возвращается все то, что по прошествии многих лет успешно скрадывал кусочек красного дерева. А за этот срок накопилось о-го-го сколько и все это теперь полезло наружу... Круто.
   Самая же главная информация, полученная из допроса с пристрастием, это то, что Лесные постоянно барражируют в небе. Безусловно, они уже заметили непорядок. А, следовательно, скоро появятся в деревне собственной персоной. Садятся они тут недалеко и идти Лесному от места посадки до деревни несколько минут. Ну что ж, подождем.
   Тень от большой птицы упала на поселок через десять минут. Чтобы не возникло недопонимания, я на всякий случай, будто в забывчивости, медленно пригладил левой рукой волосы. Путь видят татушку, если еще не узнали. Все-таки, десятник я лесных дьяволов или кто?
   Очевидно, бабочку на моей руке разглядели, меня узнали и из арбалета очередями палить не стали. А через некоторое время из кустов вышла уже знакомая мне личность. А может и не знакомая. Кто их разберет этих инопланетников... они вроде китайцев - все на одно лицо. Причем, и это меня сильно успокоило, арбалет у Лесного находился за спиной. Я нацепил на руку голову-транслятор и прощелкал.
   - Привет.
   Лесной без спешки огляделся, подошел вплотную к столу и представился.
   - Меня зовут Кра. - Я кивнул и попробовал воспроизвести свое имя через транслятор.
   - Панкрат. - Лесной долго, можно сказать - тупо, смотрел на меня непонимающе, так что пришлось уточнить, - меня зовут Панкрат. - Кра оживился, видимо понял и, глядя на распятую фигуру, от которой уже осталась только кожа и кости, спросил.
   - Зачем? - я пробулькал с помощью транслятора.
   - Предатель.
   - А что потом?
   - Да, добью я его. Хотя он уже и сейчас считай, что мертв.
   Лесной повернулся, плавно повел рукой, указывая на индейцев.
   - А с этими что? - Я пожал плечами и пренебрежительно махнул рукой, прокомментировав.
   - Отпущу по домам. Вот только cлегка остынут мальцы... и сразу отпущу.
   - Развяжи сейчас.
   Я внимательно посмотрел на Лесного и после короткого колебания отошел к пленным. Затем у каждого, развязал руки, вздернул на ноги за волосы за неимением одежды и дал хорошего пинка в направлении вдоль реки. Много времени это не потребовало. Причем, трое избежали соприкосновения с сапогом, так как не могли не только стоять, но и перемещаться даже на карачках. Посему, бедолаги как побитые ящерицы просто уползли на брюхе.
   После этого вернулся за стол и вопросительно посмотрел на Кра. Тот прокомментировал.
   - Хорошо, - и уставился на меня своей ничего не выражающей маской лица. Я почесал кончик носа, снова засунул пальцы в транслятор и попробовал прояснить ситуацию.
   - В прошлый раз я согласился уничтожить орден Искателей. Самые первые попытки выйти на их функционеров закончились пока ничем. Может для ускорения дела у тебя Кра есть информация о их тайных логовах и схронах. Был бы признателен, если бы мне помогли, - после этих слов Кра надолго задумался.
   Я уж было решил, что меня не поняли и надо переспросить, иначе сформулировав вопрос, но Лесной поднял вверх один палец. И держал его в таком положении минуты две, пока сквозь просвет в деревьях на поляну не спланировал натуральный филин. В лапах он держал большой сверток пергамента или нечто очень на него похожее формата никак не меньше А0. Пролетая у нас над головами, птица выпустила свою ношу из лап и Кра хватко подхватил посылку.
   Затем Лесной одним движением смахнул со стола весь мусор и ловко расстелил чуть желтоватый листок на поверхности. В отличие от пергамента или обычной бумаги, рулон сразу развернулся полностью и лег на стол ровно без всяких загибов. После этого Кра снова ткнул пальцем вверх, правда, палец был уже другим.
   Ждать пришлось минуты три и из леса на стол спланировала стая из четырех парусников Приам. Может у них и имелись внешне какие отличия от этой гигантской бабочки, но с первого взгляда я их не заметил. Хотя, опять-таки не энтомолог я, а так, не пойми кто - некий околонаучный вариант.
   Бабочки расселись на голове Лесного и секунд тридцать топтались на одном месте, помахивая крыльями. Затем дружно перелетели на бумажный лист и выстроились рядком друг за другом. После чего Кра согнул палец и бабочки паровозиком двинулись по листу. Траектория их движения представляла собой овальную спираль, сходящуюся к центру листа. За собой они оставляли цветную полоску шириной сантиметров пять.
   Что это такое, я понял только, когда насекомые замкнули второй овал и толщина полоски стала равна десятку сантиметров. Парусники рисовали цветное изображение местности с большой высоты! Вряд ли это был снимок из космоса, скорее с высоты десятка километров. Но, безусловно обработанный и сильно генерализованный для того, чтобы убрать ненужные детали. В основном на листе была показана страна Калков и предгорья на западе.
   Закончив распечатку, бабочки вспорхнули и стремительно унеслись в лес, а на большом листе, покрывающим почти всю поверхность обеденного стола, осталась красочная картинка. Лесной чуть склонился и ткнул пальцем два раза в черные точки в предгорьях, прокомментировав щелканьем.
   - Здесь и здесь.
   Я некоторое время въезжал в ситуацию на пергаменте и, разобравшись, понял, - оба логова недобитков находятся недалеко от храма Сосны, но чуть южнее. В прошлый раз я правильно взял след и чутье гончего пса меня не подвело. Горцев подзуживали и не без успеха - Искатели. Натравили, так сказать, жестоких недоумков на беззащитный храм, а те и рады стараться, в силу своего бандитского менталитета и свинского от рождения характера.
   Но, это пока лишь домыслы и мы их обязательно проверим. Я кивнул и полюбопытствовал, могу ли забрать себе листок. После короткого колебания, Кра сказал, - да.
   Далее, я озаботился вопросами утилизации или нейтрализации особо опасных отходов, рассказав о ловушках Гомо с применением тонкой паутинки.
   Кра подошел к входу в хижину, полюбовался на раму под потолком и прощелкал. - Подумаю.
   Здесь я махнул рукой в сторону тропинки и упомянул о еще двух подобных изделиях диверсанта. Но для себя решил, что темнит что-то мой кузнечик. Не может не быть у них снадобья для нейтрализации. Слишком много этого опасного дерьма раскидано по лесу. Хотя, если посмотреть с другой стороны, чего это он должен мне все выкладывать как на духу. Сие вещь сугубо секретная, поскольку "разминирует" мощнейшее средство обороны леса. Нужна форма допуска. Его у меня пока нет.
   Я, конечно, не специалист по инопланетной психологии, но в острые моменты личной жизни, моя эмпатия обычно бьет все рекорды. Так и сейчас, и без всяких слов стало ясно, Лесной, мягко говоря, меня недолюбливает и опасается. И то сказать, за что меня ему любить? Один только прорыв из джунглей чего стоит. Просквозил почти как торнадо, поломав инвентарь и покрошив на своем пути массу народа. А это средства производства как-никак. Да и сейчас, прямо под носом по наглому и без спроса замочил любимого резидента. Изничтожил собственноручно выпестованного и проверенного предателя. Одни от меня неприятности. Я покивал сам себе и своим мыслям. И неожиданно выдал через игрушку-транслятор.
   - Зря ты так Кра! Я в потенциале намного полезней этого ублюдка, - и ткнул большим пальцем себе за спину в сторону распятия. - Я можно сказать, - как правоверный член партии зеленых и испытываю громадное уважение к вашему образу жизни. У меня есть принципы. Да и к природе-матери, как таковой, неровно дышу. Может в это трудно поверить, но я вам верный и надежный друг. Если потребуется, после уничтожения Искателей, пройду с огнем и мечом насквозь всю страну Мрака на западе. Вобью этих чертовых некромантов и общечеловеков в прах и буду свято следить за неприкосновенностью границ леса. Моя рука не дрогнет, уничтожая нарушителей. Ну, так уж получилось, что, не зная особенностей жития в лесу, я попервоначалу повел себя как слон в посудной лавке. Но я исправлюсь. Мне можно верить.
   Все время пока изливал душу, инопланетный кузнечик глядел на меня пустым взглядом, но я-то фиксировал не мимику, а эмоции. Мне важно оценить эмоциональный отклик... и тут вроде что-то сдвинулось. По крайней мере, сомнение у Чужого в душе я посеял. И это здорово. Так, потихоньку-полегоньку мы глядишь и найдем общий язык.
   Здесь неожиданно раскрылся секрет непонятной детали в обстановке. Еще в самом начале я обратил внимание на то, что единственный стол в деревне имеет особенность. Он с одной стороны был скошен и чем-то напоминал подъемный пандус эстакады.
   Я еще подумал, что экие эстеты эти обжоры в поселке - в сервировке используют самые совершенные технологии транспортировки. Типа, как у судов-контейнеровозов класса "ро-ро" - "вкатывать-выкатывать". И очень ярко вообразил себе, как несколько жлобов, прогибаясь под тяжестью, с кряхтеньем стаскивают с вертела матерого жареного секача и волокут его к столу на блюде, размерами со створку парадной двери кремлевского дворца. Затем, используя катки, заволакивают тушу монстра на стол и, оголодавший народец, с криками счастья и чавканьем приступает к расчленению и поглощению. Здесь я и сам непроизвольно сглотнул слюну...
   А ларчик-то просто открывался. Лесной подошел к пандусу и непринужденно прилег на него. Оказывается, при его конституции тела для долгого и нормального разговора требуется не наличие стула, как у людей, а наклонная поверхность. Что называется, век живи - век учись.
   С удобством устроившись, Кра снова повернулся ко мне. Я кашлянул, прочищая горло, и добавил в свой красочный спич немного конкретики. Типа того, что постараюсь заменить металлы на органику и керамику. А первым делом заменю металлические деньги на бумажные. Как показывает практика, это нововведение приживется довольно быстро. Ну, а дальше, больше.
   Затем двину особо активную часть человеческой толпы на освоение новых пустынных, целинных и залежных земель. Для этого постараюсь внедрить новые технологии в земледелии. Например, капельное орошение. И зацветут у меня яблони среди бесплодных песков. Это вам не Марс сраный какой-нибудь. Здесь всем вполне конкретная польза и жить можно припеваючи. То-то людишки будут рады. А за одно, выдвину национальную идею - наращивание величины и разнообразия биомассы планеты всем на благо...
   Здесь Кра от сияющих перспектив видимо проняло. Он встрепенулся, аккуратно протер четырехпалой лапкой сначала левый, затем правый глаз, что, как я выяснил позднее, являлось следствием сильного эмоционального возбуждения и прощелкал мне в ответ, что в хорошем деле, дескать они, Лесные, помогут. А чтобы делать бумагу можно модифицировать ос. Трубки же для капельного орошения можно выращивать, как лианы.
   Тут я посчитал удобным достать из рюкзачка картофелины и положил их перед кузнечиком. Тот, некоторое время тупо смотрел на них, затем осторожно взял одну, повертел перед глазами и замер.
   Не шевелился Кра долго, минут десять и я его не торопил. Наконец, очнулся и проскрипел, что картофель оставит себе и постарается чуть улучшить его характеристики, добавив витаминов и незаменимых аминокислот. Я выразил согласие и полную поддержку его инициативе.
   В общем, только было у нас наладилось некоторое взаимопонимание, как мой новый инопланетный друг резко попритух. Я, ощутив этот новый настрой, уставился на него, задавая немой вопрос, и после минутного молчания Кра выдал мне страшилку.
   Что все-то это уже было. Может не в такой форме, но цели преследовались аналогичные и благие. Что были такие энтузиасты и называли они себя пенсары. Хотели перестроить мир. И ничего-то у пенсаров не вышло. А получилась очередная война на уничтожение, гора трупов и море крови. После чего Лесной замолчал, как отрезало.
   Ну и ладно, молчи и переживай. У кого-то может и не получилось, но я все равно попробую... История развивается по спирали, но с новым качеством. Поспрашаю про пенсаров у знающих людей - что, да как. Учту, их ошибки, создам партию нового типа и пойдем мы своим путем к светлым сияющим коммунистическим вершинам... Но не на небесах, а на горизонте, так как делают китайцы. А это уже большая разница.
   Вскочив на ноги, прощелкал деревянной игрушкой, что ухожу. Затем подскочил к кресту и мастерским ударом клинка, точнехонько угодив между позвонками, смахнул голову Гомо с плеч. И сразу же отметил, как скривился Кра. Гуманист, мля.
   Но тут уж ничего не поделаешь. Не мог я оставить бесхозными череп и мозги предателя. На его черепе мной уже мысленно прописан инвентарный номер. И для него имелось на черной стороне храма вполне законное место на витрине музея.
   Конечно, акинак, которым я сработал так ювелирно, это вам не ядреная сабля с елманью или двуручник могучий какой-нибудь. В нормальных условиях такой клинок не предназначен для того чтобы рубить. Но так это прописано для нормальных людей! Я-то другой и наношу удар не абы как, а в несколько раз быстрее стандарта. В моих руках любой режущий предмет, что скальпель хирурга. Я и листочком плотной бумаги при желании зарезать и расчленить могу. У акинака же очень удачная форма с уширением к гарде. В результате, усилие сопротивления разрезаемой плоти равномерно передается через конусообразное лезвие клинка к его основанию и меч не ломается даже в случае аномально быстрых и сильных секущих ударов кончиком лезвия. Тем более что и изготовлен клинок из булатной стали.
   Довольный жизнью, я еще раз отсалютовал на прощание лесному, взял под мышку рулон, подхватил голову Гомо за ухо и направился по тропинке к себе в храм. Во дворе нацепил голову на столб, чтобы очистился череп. Не удержался и помыл в фонтане руки. После чего с постамента шагнул на Базу.
  
   В некоторой задумчивости из-за необходимости разложить по полочкам новую информацию не сразу обратил внимание на неприятное чувство, проснувшееся в душе. А предчувствия они главные благодетели и никогда меня не обманывают!
   Оставив в прихожей карту Кра и поднявшись по спиральной лестнице наверх, положил левую ладонь на идентификатор руки и толкнул дверь. Фиг вам. Дверь не открывалась! Меня аж прошиб холодной пот. Неужели что-то сломалось и это у кукловодов-то! Вот вам и хай-тек. Приехали, ядреный корень.
   Стоп. Это все глупые земные атавизмы. Страшилки типа: что-то сломалось, где-то кончился бензин, у кого-то сели батарейки... Кукловоды это вам не тут. Если дверь не открывается - значит так надо! И причина, скорее всего, не в технике, а внешняя. То есть - нельзя мне выходить через дверь и точка.
   Рефлексировать, устраивать истерики с рыданиями и битьем головой о стену не в моих правилах, а посему, повернулся и побежал вниз. Пока перепрыгивал через ступеньки неожиданно понял, винтовой эта лестница сделана непросто так. Есть у нее особенность, она может складываться наподобие перископа подводной лодки. Если наверху имеет место катаклизм или еще какой форс-мажор, все инопланетное сооружение по которому я шастаю туда-сюда, уйдет под землю на приличную глубину. Учитывая сей факт, то, что я устроил из прихожей складское помещение, не есть проявление большого ума. Нужно как можно быстрее убрать все лишнее.
   С некоторой дрожью, мало ли - открыл нижнюю дверь в зал, проскользнул в помещение и устроился в кресле. Далее отработанная до автоматизма комбинация пальцами и я наверху в доме.
   Опа. Входная дверь в дом отсутствует и, разбитая в щепки, валяется рядом с крыльцом. На ступеньках крыльца сидят два незнакомых охламона с копьями в обнимку.
   Сразу видно здание взяли штурмом. Вокруг поломанная мебель. В столовой шаром покати. И пропал мой любимый чайный сервиз! И все пищевые припасы! Меня от такого произвола аж заколдобило. Хорошо хоть основную часть запасов чая я храню внизу. А так, впору удавиться.
   И где моя команда? Вроде на полу пятен крови нет... Нужно посмотреть, что здесь произошло и кто же это у нас такой смелый, что решил перебежать дорогу Представителю Господа Бога в моем лице на планете Новый Мир?
   Я замаркировал помещение и стал отрабатывать в прошлое.
   Ха, и суток не прошло, как развернулись трагические события. Я как раз любовался уникальным месторождением хрусталя, ни о чем не подозревая, когда здесь наверху, произошла настоящая бойня. Моих ребятишек жестоко побили! И сделали это без всяких скидок на их принадлежность к церкви. Причем, Дели, походя, получил молодецкий удар "утренней звездой" по голове, а Насали - он как раз готовил мой любимый салатик и шинковал овощи, сдуру выскочил из кухни с ножом в руках, за что и сподобился зверскому избиению древками копий и плашмя мечами. Четверка садистов подошла к делу творчески и отметелили бедолагу с расчетом не оставить на его теле ни одного живого места. После экзекуции его утащили со двора за ноги в полном беспамятстве и, раскачав за руки за ноги, как мешок картошки кинули на дно грязной телеги.
   Дервуд просто получил натурально в зубы и по почкам, но с оттягом. После чего, как человек пожилой и, как следствие, не очень здоровый, он смог перемещаться, лишь скособочившись и шипя от боли сквозь зубы. Но это все семечки. Брату Каро, который стоял на страже у ворот, не повезло больше всего. Он поймал в живот арбалетный болт и не добили его чисто по недоразумению. Точнее, молодчага Дервуд спас от расправы, в последний момент, прикрыв собой. Но, если я не вмешаюсь, младший брат после такого ранения не жилец. Ну, день, ну, два еще поборется, а потом с гарантией абсцесс и мучительная смерть от заражения крови.
   А, как результат, всех четверых адептов повязали, без всякой жалости колодами покидали в одну телегу и вывезли со двора. После чего устроили в доме грандиозный шмон или самую настоящую образцово-показательную либерально-демократическую приватизацию, после которой в доме, естественно, остались лишь голые стены и кучи мусора по углам.
   Очень это все было по-нашему, по-российски. Ладно, разберемся, кто тут прав, кто виноват.
   Занимались нападением на храм воины в форме с гербами личной охраны короля Тесрена. Наша храмовая служба безопасности не стала устраивать с ними свару. Что было, пожалуй, правильно. Все время пока длилось это безобразие, храмовые стражники обезоруженные простояли компактной группой в сторонке и нарушил эту идиллию лишь шальной Стауб.
   Может с очередного бодуна, может еще по какой причине, но он вылетел из своего дома бешеным вепрем, размахивая мечом, и попытался предотвратить и защитить. Но ввиду явного численного превосходства, ему быстро и очень грамотно накидали звездюлей древками копий, оставив валяться в грязи на улице. После чего сотоварищи затащили бесчувственное тело героя обратно в дом.
   Я хмыкнул и перенес маркер на Дервуда, отследив его мытарства до настоящего момента. В данное время он сидел в тюрьме. В темном, вонючем, глубоком и хорошо мне знакомом подземелье. В свое время, камеру рядом занимали Сталорик и Меклор, которым я по случаю устроил пытку с пристрастием.
   Хе-хе, а Сталорик-то, прожженная крыса, благополучно продолжал отсидку, и сейчас, как кум королю на нарах, устроился на груде гнилой соломы в позе медитирующего Будды. А вот его подельник Меклор, который в свое время казался весь из себя крутее не бывает - отдал Богу грешную душу. Лишнее подтверждение тезису, что первыми гибнут накачанные братки, герои и идеалисты.
   Длинный общий коридор застенка освещался одним коптящим факелом. В его слабых отсветах я разглядел, троих прикованных цепями к стенам служителей Богов Света и Тьмы. Каро, понятное дело, лежал при смерти и кандалы для него пожалели. Смотритель за заключенными в данный момент играл в кости с охраной и находился аж за двумя закрытыми дверями. Хоть кричи, хоть стучись, но раньше, чем потребуется разносить тюремную баланду, он не придет.
   Так, теперь требуется некоторая предварительная подготовка. Ранения в живот они самые пакостные. Даже с моими неординарными возможностями для ускорения дела не помешают кое-какие специальные средства.
   Я переместился на Землю и в первом же продмаге прихватил с полки пластиковую пятилитровую бутылку с питьевой водой. Затем перенесся на остров Отшельника, вылил содержимое бутылки на землю и черпанул из озера Ладони биологически активной водицы. И уже после этого с полной канистрой вернулся на Базу. Поднявшись с кресла, вышел в прихожую и среди НЗ отыскал набор парафиновых свечей. Взял одну и направился обратно. Открыл в темном углу проход в камеру и шагнул в затхлую атмосферу застенка.
   Сказать, что мои адепты сильно удивились, не могу. Явление Христа народу оказалось воспринято очень по-деловому. Коллектив лишь, как и положено, оживился и постарался принять более-менее презентабельный вид, что, учитывая все последние коллизии, было мудрено.
   Я зажег свечку и поставил рядом с Каро. Присел на корточки, задрал ему рубаху на животе, достал нож и разрезал пропитавшуюся кровью повязку. Рана, как ожидалась, выглядела скверно. После секундного изучения дырки, одним махом хирурга-коновала вскрыл брюшину, обнажив заляпанные грязью, воспаленные кишки. Чуть приподнял продырявленный кишечник и щедро плеснул водицы из канистры, смывая грязь с кишок. Затем затянул дырки, пробитые арбалетным болтом, уложил кишки обратно, еще раз плесканул, смывая остатки крови и грязи. После чего сдвинул руками края внешнего разреза, заживил рану и последний раз омыл биологически активной жидкостью место операции. Все. Порядок. Жить будет.
   В пятилитровой емкости еще булькало не менее трети и я пустил канистру по кругу, с расчетом чтобы каждый отпил по несколько глотков. После этого перешел к индивидуальному лечению адептов. У Дервуда восстановил целостность порванной селезенки, но не стал отращивать выбитый зуб. В конце-то концов, перетопчется, чай не девица на выданье. Ну, будет пришепетывать, так это даже пикантно. У Дели затянул неприятную осколочную трещину в черепе, а Насали просто получил от меня общеукрепляющий посыл. Несмотря на огромное количество синяков, шишек и ссадин, серьезных ранений у него не было.
   По завершении приказал Дервуду полить на руки и остатками воды из канистры смыл с рук кровь. После чего строго посмотрел на своего управляющего филиалом. Дервуд все правильно понял, но в полном недоумении развел руками, сообщив слегка измененным голосом, что нападение оказалось абсолютно неспровоцированным и неожиданным, как снег на голову в жаркий полдень. Никаких разумных объяснений событиям у него нет. Дескать, сбрендил король Тесрен, да и только.
   Я покивал и поинтересовался, где сейчас этот отморозок может находиться. Оказалось, что кроме как во дворце наместника провинции, больше и негде. Ну что ж, во дворце, так во дворце. Вот только как этот недоумок выглядит внешне я не представлял, а посему задал вопрос Дервуду. Но тот снова развел руками, пояснив, что сам видел короля один раз мельком и то издали.
   И здесь воспрял мой болезный Каро. Он тоже видел государя один раз, но у него оказалась фотографическая память. И младший брат, минут пять мне срисовывал из памяти в ярких и сочных красках портрет Тесрена, не забыв даже маленькую черную родинку под левым глазом. Молодец. Теперь, если даже встречу похожего, то не промахнусь и не вобью в землю какого-нибудь недотепу...
   Я забрал пустую канистру, погасил свечку и шагнул обратно на Базу. Адепты могут чуть и подождать. Чай - не сахарные, не растают. Время придет и их выпустят... с поклонами и извинениями.
   Местоположение дворца мне было известно. Хотя, ну какой это дворец? Скорее большой и добротный двухэтажный дом с забором по периметру и хорошо ухоженным садиком.
   Звали наместника Леканж и, так уж получилось, что мы с ним по жизни пересеклись пару раз. А со зрительной памятью у меня тоже все в порядке. Посему, правильнее начать поиски короля с вопросов Леканжу.
   Задействовав возможности Системы и проскочив по узким улочкам городка, оказался у дома наместника буквально через минуту. Сразу отметил, во дворе выставлена усиленная стража из местных вояк и пришлых королевских, так что то, что Его Высочество находится в здании ясно и без перевода. Осмотр особняка решил начать со второго этажа правого крыла и не прогадал. Наместник изволили перед сном играть в кости в компании двух разодетых в пух и прах придворных. Судя по количеству денег на кону, игра в самом разгаре и Леканж выигрывал. Видимо, старый пройдоха решил немного облегчить кошельки у королевской свиты посредством денежной дойки. Глядя на его умильную физию и, подобно тени от облака пробегающей по лицу легкой ухмылке, компаньонов он себе подобрал породистых, с крупным денежным выменем и простоватых от рожденья.
   Я открыл портал за шпалерой в темном углу комнаты, сделал два скользящих шага и оказался за спинами ничего не подозревающих игроков. После чего точно рассчитанными ударами костяшек пальцев в основание черепа вырубил племенных буренок. Сам же мастер машинного доения остался сидеть напротив, широко раскрыв глаза, а заодно и рот. Небрежным ударом в ухо переместил одного игрока из кресла на пол, устроился на его месте и посмотрел в глаза наместнику.
   Ха, а ведь старый черт не очень то и удивился! Такое впечатление, что ждал нечто подобное. Странно. Но мое время не резиновое и я задал вопрос.
   - Где король? - Леканж щелкнул, закрывая рот и отбарабанил словно по писанному.
   - Левое крыло. Второй этаж. В конце по коридору. Сейчас в спальне. Уже как клепсидру должен был отойти ко сну, - и с полной готовностью продолжать честно отвечать на вопросы уставился мне в область переносицы. Все что нужно я узнал, но на голой интуиции, решил задать еще один вопрос.
   - Он что, меня ждет, что ли? - Наместник утвердительно закивал головой, продублировав словами.
   - Ждет, ждет Черный.
   - Ладно. Живи пока.
   В спальне короля горело несколько свечей и сам он не спал, а стоял на коленях опустив голову. Вздрогнул, ощутив легкое движение воздуха из портала, и поднял на меня глаза бесконечно несчастного человека. Затем молча, прижав руки к груди, пополз ко мне на коленях... Однако.
   Мне не оставалось ничего другого как прорычать.
   - Ну, и что это все значит?
   - Помоги Черный. Возьми мою жизнь, но спаси...
   Начало разговора получилось неожиданным и я решил выслушать королевскую особу. Посему примостил свой зад на кресло и, поигрывая ножом, предложил.
   - Рассказывай.
   Оказывается наш король Тесрен уже год, как дедушка. Любимая дочка не утерпела, поддалась на ласки и уговоры. Ну, и как естественное продолжение, в положенный срок родила двойню. Мальчика и девочку. Это событие пытались скрыть, но не получилось. Отец детишек кентонийский принц сам узнал об этом на днях. Как раз когда детей украли. После этого проблемы стали расти как снежный ком с горы.
   Во время похищения принцесса была случайно убита. Мало того, что Тесрен бесконечно любит дочь, так еще и принц пригрозил развязать войну на уничтожение, если с его детьми и наследниками что-нибудь случится. Логвуд скорее всего проиграет войну и уж точно прольется море невинной крови. Положение ужасное и безвыходное. И король готов на любые жертвы, чтобы только вернуть детей. И во всем он винит только себя, поскольку не внял голосу рассудка и вместо свадьбы встал в позу оскорбленного отца. Здесь бедолага завыл волком и на полном серьезе от избытка чувств рванул у себя из шевелюры приличный клок волос... М-да, не было печали. Получается, имеет место семейный форс-мажор.
   Далее выяснилось, что похищение это проделки еще одного претендента на сердце принцессы. Правда, отвергнутого. Звали его барон Алисекр. И сейчас, скорее всего, он вместе с детьми скачет в сторону своих владений. Они находятся на побережье, недалеко от свободного города Грас-Нерей. Штурмовать его замки, когда в заложниках дети это...
   Бедняга король разрыдался, прополз еще несколько шагов и стал целовать мне ноги. Хм, это, пожалуй, лишнее. Я сгреб Тесрена за грудки, вздернул и, гипнотизируя взглядом, прошипел.
   - Я помогу, но ты дорого за это заплатишь... и не деньгами. - Король закивал, а я продолжил, - принеси какую-нибудь детскую вещь, - и рявкнул. - Живо!
   На мой голос в комнату спасать короля ворвались два гвардейца. Они дежурили у входа в спальню. И я, чувствуя себя взбешенным сверх всякой меры, не придумал ничего лучше, как вскочить, и пока бойцы охраны тянули из ножен клинки, в своем замедленном времени нырнул им навстречу, махнув ножом два раза. Оба удара оказались смертельны. Король же пробежал в открытые двери мимо трупов гвардейцев и, кажется, даже не заметил этого казуса.
   Отсутствовал Тесрен несколько минут и вернулся опять-таки бегом, держа в руках нечто похожее на ползунки. Я приказал. - Жди здесь, - и шагнул в портал.
   На Базе отмаркировал тряпку в руках короля и нырнул в прошлое до момента, когда одежда была надета на ребенка. Затем поставил метку на мальчике и с ускорением двинулся в настоящее. Проскочил, как несущественные, все жизненные коллизии и сам эпизод похищения, немного сбавив скорость лишь, когда установил, что за похитителями есть погоня. И, естественно, это был безутешный отец.
   Но погоня получилась какая-то смешная. Мало того, что они отставали почти на полдня, так и количество догоняющих в три раза меньше. То есть отряд похитителей перемещался лесными дорогами и имел в наличии восемнадцать человек хорошо вооруженных крепких мужиков, а догоняли его пятеро, одетые прямо скажем не по погоде. Чувствуется, рванулись они преследовать со сна, даже зубы не почистив и не натянув кольчуги, а похватав на бегу первое, что подвернулось под руку. По мне так, результат после стычки мог быть только один... Ну, ничего мы это поправим.
   Достигнув похитителей и вынырнув в настоящее, я установил, что детишек похитители везли в крытой повозке. Этот возок и задавал скорость движения. Все остальные перемещались на конях. В повозке девочку и мальчика держала на руках ядреная девица кровь с молоком. Судя по всему, кормилица или служанка.
   Немного подумав, поставил маркер и решил дождаться пока беглецы не встанут на ночлег. Мочить похитителей на марше, не есть правильное решение. Мало ли что. В суматохе могут детей и затоптать. А до темноты оставалось не более часа, так что ждать недолго, когда все успокоятся. Уснут и уже никогда не проснутся.
   А пока, суть да дело, вернулся в комнату Тесрена. Шагнув из портала, успокоил дедулю, прорычав, - дети живы. Жди, - и сделал шаг назад на Базу.
   Чтобы убить время, решил заняться лечением Стауба. Открыл портал у него в доме и вышел в главной комнате. Наш герой в неудобной позе валялся по центру комнаты на полу без сознания и избит он был страшно. Кости у болезного оказались сломанными в пяти местах, выбита половина зубов, серьезно поврежден левый глаз. В общем, работы лекарю и костоправу хватало. Чтобы привести бедолагу в божеский вид потребовалось чуть ли не полчаса.
   Наконец, Стауб очнулся, осмотрелся мутными глазами и с трудом сфокусировал их на мне. Я ободряюще улыбнулся и сообщил.
   - Еще немного полежишь и через две клепсидры будешь как огурчик. - Болезный попробовал подняться, но это он погорячился, а посему, со стоном откинулся обратно. Я же добавил, - когда будешь здоров, возьмешь палку покрепче и на экзекуции, которая состоится скоро, можешь по обидчикам оттянуться по полной. Бей не жалея, так, чтобы в следующий раз даже мысли не возникло нападать на храм. Понял? - после некоторой заминки Стауб кивнул, а я пожелал на прощанье. - Выздоравливай, герой. Ты нужен партии и народу.
   После этого снова вошел в Систему и запустил поиск. Первый кто меня интересовал это арбалетчик, разрядивший оружие в живот Каро. Он отыскался быстро и ему я просто отвинтил голову, повернув ее, как винтовую пробку бутылки, вокруг оси на несколько оборотов. Тому, кто приложил по маковке Дели "утренней звездой", щелчком снес голову, а обидчику Дервуда просто ткнул по центру, после чего он лишился половины зубов... На этом и закончил раздачу звездюлей, по принципу око - за око. Вроде все. Можно возвращаться к похитителям.
   Как оказалось, успел вовремя. Беглецы устраивались на ночлег, выбрав небольшую вырубку на берегу ручья. Они успели запалить костер и расседлали лошадей. То ли у меня запал кончился, то ли еще что, но вылезать из портала и размахивать мечом не хотелось, и так я устал как собака, занимаясь этим форс-мажором. Поэтому быстро прошелся, где по периметру, где зигзагом, устраивая всем одинаковые инсульты. Через несколько минут в живых осталась лишь кормилица и дети. Теперь следовало дождаться погони и передать детишек с рук в руки.
   Открыв портал, шагнул на поляну. Сходил в кусты на дорогу и перетащил к костру двух воинов из охранения, бросив их в общую кучу. Затем отыскал труп главного бузотера барона Алисекра и мастерским ударом сделал ему усекновение головы. После короткого размышления решил, что место для этого вместилища пороков, на витрине подземного храма. Все-таки понаделал он шума о-го-го. А пока, положил вместилище мозгов на видное место на пенек.
   После этого заглянул в повозку и поинтересовался у служанки, как ее зовут. Выяснилось, ее имя Мираль. Предложил ей вылезать и пока еще есть время заняться готовкой ужина. А, когда бедняжка с перепугу ударилась в слезы, рыкнул бешеным медведем, предупредив, что, если через полчаса я не поем от пуза, то буду медленно поджаривать ее на костре. Это помогло. Мираль оставила на время детей и шустро засуетилась у костра. Временами, шарахаясь и ойкая, когда спотыкалась о трупы.
   Я же, пока окончательно не стемнело, прошелся по опушке и собрал с десяток отборных белых грибов. Их мы добавили в кашу с мясом. Затем достал маленький котелок, черпанул водицы и подвесил над костром, чтобы позже заварить чаю. В общем, через полчаса мы вполне прилично отужинали, а я наконец-то расслабился, попивая чай рядом с костром. Кормилица тем временем занималась с детьми. Дождя не предвиделось. Я поудобнее устроился, чтобы покемарить, и подбросил в костер дровишек. Лепота.
  
   Проснулся рано утром, разбудил Мираль и дал команду готовить завтрак. А еще через час послышался стук копыт. К вырубке приближалась погоня. В голове скакал молодой папаша, который и был, по большому счету, первопричиной всех событий. Звали его принц Пехи.
   Его конь шарахнулся в сторону, наткнувшись на первый труп. Погарцевав, успокаивая благородное животное, безутешный отец оглядел поляну, соскочил с лошади, выхватил клинок и направился ко мне, горя желанием порезать на куски и наделать во мне дырок. Но, где-то на середине пути, шестеренки у него в голове провернулись и он замер в сомнениях, оглядывая побоище.
   Я поднялся с пня, демонстративно покрутив, сунул отрубленную голову барона Алисекра в мешок и добавил на словах.
   - Вернешься назад той же дорогой. Покажешь спасенных детей деду, - и ткнул пальцем в кормилицу, которая держала детишек на руках. - Он чувствует свою вину перед тобой и ты помиришься с ним, - и буквально придавил мальчишку тяжелым взглядом, когда он захотел что-то вякнуть супротив. - У меня все.
   Повернулся и широким шагом направился к опушке. Скользнул в кусты и сразу же шагнул в портал. Занавес.
  
   Вернувшись на Базу, открыл Ворота и переместился во дворец к Тесрену. Шагнул в комнату, молча порылся в мешке и, цепляя за волосы, вынул голову барона. Покрутил ее перед носом короля и снова сунул в мешок. Затем сообщил.
   - Дети и кормилица Мираль свободны. Я лично передал их принцу Пехи. Через два или три дня он их привезет и покажет, живых и здоровых. Нужно с ним помириться. - Все это время Тесрен смотрел на меня стеклянными глазами и я продолжил. - Теперь о главном, о расплате. Для тебя лично, - и приказал. - Дай руку.
   Король склонил голову и вытянул левую руку. Я прихватил два пальца мизинец и безымянный и ножом отделил их от руки. Отбросил пальцы в сторону, посоветовав, - перевяжи. Я подожду.
   Тесрен выдержал экзекуцию как воин, не дрогнув, и перевязку себе выполнил быстро. Я покивал и продолжил.
   - Нужно вернуть все что украдено в храме и восстановить все как было. Выпустить из тюрьмы жрецов с извинениями. Далее, наказание тем, кто участвовал в нападении на храм. Они обнаженные по пояс должны пройти через строй из храмовых стражников. Каждый из них получит не менее двух десятков ударов прутьями, а Стаут оттянется отдельно и поработает палкой, так как ему хочется. - Я остановился и дождался пока король кивнет. После чего завершил, - и самое главное - впредь на территорию храма заходить только с разрешения Дервуда. - Скорчил страшную рожу и прорычал, добавив инфразвука, - иначе за себя не отвечаю...
   Повернулся кругом, скользнул за портьеру и шагнул в портал. Аллес.
  
   Жутко хотелось спать и, перебрав все свои малины, берлоги и ухоронки, я пришел выводу, что после разорения Базы, мне и приткнутся то особо негде, чтобы спокойно передохнуть. Посему решил отправиться на остров Отшельника. Открыл портал в своей хижине, быстренько разделся и упал в койку.
   Проснулся днем и, сладко потянувшись, подумал, что, наконец-то после всех незапланированных передряг вернулся на Дальний восток. Вскочил на ноги, из дверного прохода увидел, что жрецы успели приготовить завтрак.
   Поплескался в ручье, быстренько перекусил, вернулся в хижину и шагнул из портала с пересадкой к себе в алхимическую лабораторию на острове Корда.
   Уселся на табуретке и задумался. Так уж получается, что ни одно нормальное нестандартное дело у меня не получается с первого раза. Вроде как сделаешь мазок на картине, ан нет, - на следующий день нужно дописывать и раскрашивать в другой цвет. Идеи в голове, как бормотуха в помойном ведре - с течением времени лишь набирает градус крепости. И последствия этого процесса бывают весьма неожиданные, можно сказать, прорывные...
   Вот и сейчас, я, казалось бы ни с того ни с сего, понял - мы пойдем другим путем! Кажется, до меня эту фразу говорили и другие... Хоть и не люблю я революции, а придется... И будет это настоящий прорыв в дорожном строительстве и мостостроении.
   Значит так. Дороги будем строить из диабаза и габбро. Для этого материал нарежем стандартными брусками. За эталон возьмем размеры железнодорожной шпалы, но лишь условно. Диабазовый брус у меня будет иметь габариты - восемьдесят, сто шестьдесят, две тысячи семьсот двадцать миллиметров. Вес такого каменного кирпича составит сто четыре килограмма, что вполне допускает непринужденное ручное кантование каменюки двумя нехилыми работягами.
   Далее, блоки будут укладываться узкой стороной на две толстые паутинки, растянутые с силой в двести тонн, и приклеиваться к ниткам алмазным клеем. Для компенсации напряжений поверху мы пустим еще пару растянутых ниток. Натяжение будет далеко до предела упругости, когда происходит пластическое изменение с образованием необратимых остаточных деформаций. Так сказать, сжимать будем в щадящем режиме.
   Ключевым элементом всей технологии станет специальная опалубка. Она пойдет, можно сказать, впереди паровоза, каждый раз выдвигаясь на максимальную длину примерно в полтора метра. Конструкция будет состоять из раздвижной массивной железной рамы и закрепленных на ней лебедок и динамометров. С ее помощью, отталкиваясь от предыдущего блока, мы растянем паутинки.
   Можно назвать такой способ строительства дорог методом напряженного гранита или диабаза. Причем, вся система и построенная дорога будет работать в основном в режиме на сжатие, что позволит с максимальной пользой использовать, исключительные прочностные характеристики диабазов и габбро. А так как паутинка на многие километры не имеет разрывов и является единым целым, то общее поведение нитки дороги будет соответствовать поведению металлического провода линии электропередач - в одних случаях провисать, опираясь на мягкую песчаную подушку, или растягиваться, устраняя провис. Такой дороге не страшны оползни и прочие подвижки грунта. Она заживет своей, отдельной от внешней среды, жизнью.
   Общий вес километрового участка составит примерно тысячу триста тонн, что кардинально решает проблему якорей для мостов. Небольшие ручейки до десяти метров и промоины мы проскочим, не замечая, на весу, а серьезные препятствия, типа глубоких оврагов, каньонов и широких рек, будем преодолевать мостами из бальзы, при этом нигде на всем длинном пути, не делая разрывов в паутине.
   Даже в случае обрыва нитки, например, в результате какого-либо глобального тектонического катаклизма, починить дорогу несложно. Достаточно стянуть концы в месте разрыва и, если потребуется, уложить дополнительные или убрать лишние шпалы. Конечно, это не относится к мостам.
   В местах поворота мы вставим каменные блоки, распиленные по диагонали или под углом. Это создаст возможность, в случае необходимости, делать совершенно уникальные по радиусу кривизны повороты.
   Теперь проблема раскалывания гранитных блоков. Микротрещины мы устраним промазывая клеем внешнюю поверхность блоков, а вот от ударов, пожалуй, потребуется делать специальный защитный настил, например, из шпунтованной доски толщиной в сорок миллиметров. Нужно только прикрыть настил от внешних влияний: древоточцев, гнили, ветра, дождя, огня... А сделать это можно какой-либо уникальной пропиткой досок.
   Так. Похоже, снова нужно приступать к химическим опытам. Теперь уже создавая спецпропитку для дерева. А для этого требуется опять нарастить оборудование лаборатории.
   И я двинулся на Землю за новыми прибамбасами для сумасшедшего алхимика любителя. В результате, приволок в Белую башню два дополнительных столика с полочками, массу склянок, кисточек и очень удобное кресло на колесиках - эргономика превыше всего.
   И так, что мы имеем. Пять образцов воды, два типа катализатора, два объема разбавления одной капли и просто вымачивание в биологически активной воде. Значит, опытов следует сделать общим количеством - двадцать пять.
   Я снова подхватился, взял лобзик и направился в лес. В лесу смахнул на землю сосенку. После чего разобрал ее на доски сороковки и обрезки шпал толщиной шестнадцать на двадцать четыре сантиметра. Из досок приготовил двадцать пять заготовок для опытов, а шпалы пока отложил в сторонку.
   Перетащив в башню обрезки досок, приступил к опытам. Через несколько часов выяснилось, что лучше всего моим требованиям отвечает вода из мизинца Ладони. Установив сей факт, посмотрел в окно и отметил, что уже темнеет. Вопрос: почему время не резиновое?
   Я, конечно, не Нобель какой-нибудь и загубленных невинных душ, по большому счету, у меня меньше, причем, намного. Но в отличие от подобных ему энтузиастов научного поиска, я все люблю делать своими руками. Стиль жизни у меня такой. И уже себя не переделаешь.
   Тут я поднял голову к потолку и тихонько завыл. Время и еще раз время... Нужно решать другие, намного более важные вопросы. Пора кончать с экспериментами и отвлечениями. Буквально силой выдернув самого себя из-за стола, переместился на Базу.
   Здесь вовсю шел ремонт и уборка. Входную дверь уже восстановили и скоро можно принимать работу. Вся команда жрецов в полном составе крутились по хозяйству как пчелки.
   Следующее направление работы - управление текущим процессом создания Империи. Здесь собирать генеральный совет, пожалуй, рановато. Следует еще четко определиться с ответственными лицами. Затем довести до сведения собравшихся национальную идею, на основе которой элита будет жить и побеждать. А уж потом изложить основные положения и этапы государственного строительства, раздав каждому поручения.
   Значит, опять займемся Искателями. Но прежде надо осуществить одну очень интересную задумку.
   Как показала практика, наличие лобзика с паутинкой в личном комплекте инструментов очень полезная вещь. Но габариты сего приспособления губят плодотворную идею на корню. Однако, есть выход.
   Я переместился на Землю, пошебуршил по магазинам и отыскал, что хотел. Пустотелый пластмассовый корпус с завинчивающимся колпачком и шпулю соответствующего диаметра. Длина корпуса сантиметров десять, толщина чуть толще карандаша. Затем вернулся в лабораторию и сделал из этих комплектующих ручную мягкую пилу.
   Для этого распилил корпус вдоль, промазал клеем для прочности, вставил шпулю на оси с намотанной тонкой паутинкой. Другой конец паутинки общей длиной сантиметров семьдесят закрепил на колпачке. Еще раз укрепил все клеем и получил, сматывающуюся микронную нитку. Ручками пилы являлись колпачок и собственно корпус. Учитывая, что нитка выдерживает вес в семь кило, можно легко следить за разрывным усилием и, если напряжение получается больше, значит пилить требуется осторожнее во избежание обрыва.
   Кроме того, это было великолепное оружие. Достаточно размотать паутинку полностью, затем раскрутить колпачок пропеллером и человека можно порезать на куски так, что он охнуть не успеет. Причем, порезать многократно. Проведя несколько испытательных разрезов, поцокал языком от удовольствия, наблюдая результат. Затем смотал нитку, подшил к штанам спецкармашек и вложил туда новый убойный инструмент.
   Вернулся на Базу, вышел в прихожую и развернул карту Кра. После внимательного изучения понял, что первая точка, на которую нужно обратить внимание, это уже известная мне деревенька, где мне качественно наваляли по сусалам и чуть не отправили на тот свет. Вторая точка находилась в паре десятков километров на юг. Так что интуиция меня не подвела. В целом же все ясно. Можно приступать к ликвидации и зачисткам.
   В этот раз я уже точно готовился к серьезной войне, а посему взял с собой лук и колчан со стрелами. Стрелы общим количеством двадцать штук: восемнадцать боевых бронебойных с вольфрамовой иглой и две охотничьих, так, на всякий случай. Подправил заточку клинков и крюка, проверил содержимое рюкзака и обновил НЗ. Надел шапочку, попрыгал на предмет звукового демаскирования, рыкнул бешеным тигром, загоняя себя в боевой режим и шагнул через портал в храм Сосны.
   Спрыгнув на пол, не стал предупреждать о своем прибытии. Ни к чему это. Поэтому вышел из храма без звукового эффекта, чем поразил адептов почище звукового удара. В храмовом комплексе уже собирались отходить ко сну и, проскочив через двор, я лишь махнул рукой жрецам. Дескать, не до вас.
   За воротами перешел на волчью рысь и сразу подключил все внутренние возможности организма на предмет обнаружения возможной засады. В таком состоянии ночной лес для меня раскрытая книга и скрыться от внимательного взгляда невозможно. Причем, если не увижу я, то об опасности "расскажут" ночные птицы и звери.
   К опушке леса выскочил без приключений. Остановился на околице, не выходя из кустов, и приступил к сканированию деревни. Это действительно оказалась бутафория. Из двадцати домов семнадцать пустые. Люди имелись лишь в трактире и двух домах напротив. Подозреваю, в домах напротив засели лучники или арбалетчики. С них и надо начинать.
   Определившись с планом нападения, скользнул на огороды, обходя деревню слева по дуге. Минут через десять уже стоял с тыльной стороны домов. В каждом доме обосновалось по три человека. Один на первом этаже, видимо отдыхал, и двое на чердаке - следили за главной улицей и входом в трактир.
   Перемахнув через забор, подобрался к дому с тыла. Здесь имелась дверь черного хода, но, и это совершенно естественно, она оказалась закрыта на засов. И дверь не производила впечатления хлипкой, а добраться до массивного засова не представлялось возможным. Я почесал в затылке и осмотрел дверь по периметру. Между полом и дверью имелась щель. Я хмыкнул и полез в кармашек за своим новым инструментом.
   Пропихнув щепкой колпачок пилки в щель, сделал круговое движение другим концом и из двери оказался выпилен кусок размером с ладонь. Затем, уже используя новую дырку, вырезал в досках отверстие побольше и с третьего раза, такое, чтобы можно было пролезть внутрь без напряжения. Все, я в доме.
   Намотав паутинку на шпулю и завернув колпачок, вернул инструмент в кармашек. После чего переместился в коридор и осторожно двинулся в комнату на первом этаже.
   То ли дом такой старый, то ли специально так половицы клали, чтобы они отзывались скрипом на легкое прикосновение, но чтобы пройти без звука коридор мне потребовалось более десяти минут. Еще три минуты, предотвращая жалобу петель, я открывал дверь в комнату.
   И все-таки часового я разбудил, но своей бесшумностью озадачил. Он не стал со сна орать в голос, а броском через порог, я не дал ему другого шанса. Клинок точно вошел в горло, перекрыв кислород. Один ноль. А на чердак с помощью стремянки я взлетел быстрокрылой пташкой и бросал ножи с двух рук без подготовки. Оба стрелка ничего не успели понять. Не успели даже обернуться, как получили метательные ножи слева под лопатку. Три ноль.
   Вторым домом я овладел, действуя аналогично, и все прошло в лучшем виде. Даже тот, кто спал внизу, не проснулся и умер во сне. Шесть ноль. Теперь на очереди забегаловка.
   Единственный фонарь в деревне горел у входа в трактир. Внутри помещение освещалось двумя масляными светильниками. Дверь у тошниловки была по-прежнему нараспашку. И живых душ внутри имелось тоже три штуки. Все как в прошлый раз.
   Двое оборванцев в углу, чем-то похожие на ранее убиенных, умерли сразу, как только я возник на пороге. У каждого в горле торчал метательный нож. И, не дав очухаться трактирщику, я перескочил через стойку и вмазал отравителю в торец. Работник общепита выпал в осадок. Затем достал из кармана вязки и качественно спеленал негодяя. У меня с ним впереди еще короткий, но насыщенный разговор.
   Сходил за ножами и, вернувшись, вылил крынку дрянной, возможно отравленной, бормотухи на голову трактирщика. Бедолага заперхал и очнулся.
   А дальше он меня удивил. Он смотрел на меня совершенно не испуганным взглядом. Что-то здесь не так. И когда я попробовал чуть поковыряться у него в мозгах, отравитель улыбнулся, что-то раскусил и сделал глотательное движение. Я попытался перехватить ему горло. Не успел. У трактирщика закатились глаза и он отдал Богу душу. Не фига себе. Отравился. Сам. Ушел из жизни только чтобы не выдать какие-то секреты. Вот это выучка! Ну, настоящий Штирлиц. М-да, а счет-то восемь один. Не удалось мне сыграть партию под ноль. Второй раз он уже обвел меня вокруг пальца.
   Я уселся за столик и задумался. Преждевременная смерть трактирщика не входила в мои планы и возникает вопрос. А может вернуться и поработать с Системой? Попробовать найти еще один свежий след. Вроде резоны есть, но это потеря времени. Или продолжить в том же духе? Я полез в карман за монетой. Метнул вверх, поймал, открыл - орел. Будем продолжать...
   Собрался, снова настроился на поиск и зарысил по дороге на юг.
   Шел уже четвертый час, как я совершал марш-бросок. На востоке небо стало светлеть. Пора бы немного и отдохнуть. И тут в голове прозвенел звоночек. Есть. Впереди люди и намерения у них нехорошие. Я перешел на шаг и постарался точно распознать угрозу.
   Точно. Через километр в лощине засада. Лучники. Засели с двух сторон с каждой стороны по шесть человек. Круто. И ведь ждут уже наверно долго. И все по мою душу?
   Я нырнул в кусты направо от дороги и двинулся по большой дуге, заходя засаде в тыл. После ряда маневров отыскалось место, с которого видны спины пятерых и, если сместиться еще на десяток метров, то можно стрелять по шестому.
   Достал лук, приготовил стрелы и начал отстрел. Все пятеро легли молча, как спелые колосья под серпом, а вот шестой успел заверещать. Пусть продолжалась его песня недолго, но тревогу он поднял. Я со всех ног кинулся к лощине, рассчитывая выйти на прямую наводку, и затеять артиллерийскую дуэль со стрелками по левую сторону. Ха, на своих местах остались только трое. Еще столько же удирали со всех ног на юг. Причем, то ли с испугу, но бежали разбойнички очень быстро и фора у них имелась приличная. Чтобы положить оставшееся прикрытие мне пришлось стрелять пять раз, а после этого решать дилемму - или собирать стрелы, или бежать за беглецами. Решил все-таки сначала собрать боеприпас. Все равно им в беге со мной не тягаться.
   На втором километре, когда стал сокращать дистанцию, на душе стало муторно. Что-то опять не так. Ну, точно - меня ведут в ловушку. И как ловко провернули! Прям специалисты, блин.
   И не успел я обдумать эту здравую мысль, как выскочил на заросшую низким молодым лесом и высокой травой обширную поляну. В центре прогалины, на берегу круглого озерка присутствовали развалины. Посмотрев повнимательнее, охнул. Это развалины храма Богов Света и Тьма. С ничем другим нельзя спутать кучи белого мрамора и черного базальта, лежащие вплотную к друг другу, а местами и вперемешку. Непроизвольно сделал шаг вперед и тут мой нежный и ласковый Зверь буквально взревел, предупреждая об опасности. Однако. Стоп машины, ни шагу вперед. Меня здесь ждут как недоброжелатели, так и крупные неприятности.
   Адреналин мощным потоком, сметая на своем пути всяческую расслабленность, побежал по жилам, а мыслительный процесс ускорился во много раз, анализируя и отметая различные варианты.
   Так, что же это у нас получается? Храм невозможно разрушить вручную - не даст эмоциональный барьер. Но ведь разрушили, скоты! Значит, действовали на расстоянии и, скорее всего, закидали каменюками с помощью катапульт. Вон, среди мрамора и базальта массивные валуны. Их явно приволокли издалека. Именно они являлись снарядами. Отсюда следует, где-то недалеко установлена целая батарея крупнокалиберных дальнобойных средневековых орудий. И стоит только оказаться в нужном месте меня накроют залпом. От камней-то я может и увернусь, но что-то подсказывает, это далеко не главное блюдо, которым хотят угостить. Так что выскакивать на поляну нельзя. А что можно?
   А можно обойти это открытое пространство по опушке. И обойти не просто по земле, это слишком очевидно, а так, как умею делать только я - по кронам деревьев.
   Ловушка выглядит серьезной, готовилась она скрупулезно и есть все основания предполагать, что перемещение жертвы по периметру предусмотрено в программе. Соответственно, продуманы и коварные средства для уничтожения хитреца. Но я вам не тут, я гораздо круче вареных яиц Кевина Коснера. Я ем его яйца без хрена и живьем... на завтрак. А на обед и ужин у меня десерт... из красных помидоров Ван Дама.
   Я наметанным глазом оценил: высоту деревьев, прочность ветвей, расстояния - все путем. Затем в ускоренном темпе вынул из чехла любимый крюк. Еще со времени ночного рейда по захвату крепости в Чихуа в кожаном футляре для крюка имелся кармашек. В нем лежал специальный мягкий чехол типа ножен. Его я натягивал на железяку, чтобы она не звенела при зацепе и не резала острой кромкой. Поэтому в ускоренном темпе натянул "глушитель" и метнул крюк на подходящую ветку на высоте порядка пятнадцати метров.
   Забравшись наверх, осмотрелся и наметил путь воздушного акробата. А дальше тело само вспомнило отработанный до автоматизма в джунглях способ перемещения по воздуху. Метнул крюк на ветку следующего дерева, дернул, проверяя надежность опоры, и перенесся сразу метров на десять. Ловко и абсолютно бесшумно приземлился на толстый сучок и собрал веревку бухточкой. Ха, тому, как следует перепрыгивать с дерева на дерево, у меня могли бы поучиться и обезьяны.
   По веткам поднялся чуть вверх, с сучка перепрыгнул на подходящую ветку, ведущую в нужном направлении, и пробежал по ней. Самое главное сейчас - не суетиться и не шуметь. Мне требуется первым обнаружить засаду. Поэтому на новый сучок я даже не запрыгивал - это слишком шумно и грубо, я на нем проявлялся... как приведение на фотографии.
   И так, в цикле, по отработанной методе - метнул, дернул, перенесся, огляделся, освободил, перепрыгнул, пробежал и снова метнул... где прошел по сучьям, где пролетел, имитируя Тарзана, почти четверть периметра поляны пока, наконец, не обнаружил первую катапульту. А чуть понаблюдав, за кустами заметил и вторую.
   Оба орудия оказались готовы к бою. У каждого метателя в позах полной готовности, в стойке низкого старта застыли по четыре человека. В чашках катапульт лежали булыжники горкой. Ха, эти извращенцы собирались стрелять картечью по навесной траектории, работая по площадям. Хотели организовать каменный дождь из каменюк мне на голову. Если эта батарея не единственная, то плотность падающих камней могла превысить мои скромные возможности по уклонению от небесных подарков. Попал бы я, как кур в ощип, если бы со всей дури выскочил на поляну и, не оглядываясь по сторонам, достиг хорошо пристрелянного и заранее намеченного места.
   Но я не выскочил и не достиг, и как следствие, теперь моя очередь почистить перышки хитрецов-погромщиков. Кто это такие в точности, мне еще предстоит выяснить, а сейчас можно и поиграть в Робин Гуда.
   В колчане имелось двадцать стрел и только две из них охотничьи. Так что, выбрав на макушке сосны место поудобнее, устроился на развилке с комфортом и выдал две очереди по четыре стрелы в каждой. Причем, стрелял настолько быстро, что в каждой серии, все четыре стрелы одновременно находились в воздухе, несмотря на относительно небольшое расстояние, порядка семидесяти и ста метров до целей.
   Все восемь мишеней легли дружно, как колосья под серпом, двумя шеренгами, но тут же из кустов выскочил девятый шустрик. Видимо, он отделился от остальных по специфической нужде и сейчас одной рукой подтягивал штаны, другой нашаривал меч. Его я срезал в самый последний момент перед тем, как он сделал глубокий вдох, чтобы заорать благим матом на всю округу, поднимая тревогу. Но не заорал. Со стрелой в горле особо не покричишь.
   Я еще подождал пару минут, приглядываясь и прислушиваясь. Вроде тихо. После этого убрал лук и в шесть перелетов переместился к поляне с катапультой. Спустился с дерева и собрал стрелы. После секундного размышления решил чуть пробежаться по земле. Убрал в чехол крючок и скользнул в кусты.
   Тревожную бечевку не зацепил чудом. Уже наступив на нее носком ботинка, краем глаза засек шевеление листьев влево-право. Типичная растяжка. Листья прикрывали веревку сверху. Выяснять, что же у "тревожной кнопки" на другом конце, желание отсутствовало. Это может быть и колокольчик, и спусковой крючок самострела. А может и то, и другое. В результате, так и замер, не опустив ногу. Затем, подумав, отошел на несколько шагов в сторону. Пожалуй, на верхотуре-то будет поспокойней. Снова достал крюк, метнул, зацепился за нижнюю ветку ближайшей реликтовой сосны и полез вверх.
   Уже поднявшись метров на пятнадцать, прямо напротив засек часового. Он тоже сидел на дереве и на мое счастье смотрел в противоположную сторону. М-да, вовремя я, однако.
   Прикрывшись стволом, достал лук и отменной серией из двух стрел обезвредил хитреца. Одна стрела, пробив ладонь пришпилила руку часового к стволу дерева, другая, точнехонько вошла сзади в основание черепа, так что наконечник, как жало у змеи, выскочил у бедолаги изо рта. И в результате, труп не упал, а повис на дереве приколоченный за руку к стволу.
   Разбрасываться стрелами не след и я сделал небольшой зигзаг, чтобы забрать стрелы. Стрела пришпилившая руку, довольно глубоко засела в дереве, но на этот случай у меня имелся специальный штопор. То есть, сначала я вывинчивал деревяшку древка стрелы, а затем на внутреннюю резьбу наконечника, навинчивал металлический стержень с удобной ручкой. С его помощью, вытащить глубоко засевший наконечник, как два пальца об асфальт. Причем, вытащить из чего угодно. После этого можно опять навернуть деревянную основу в наконечник и стрела снова как новенькая.
   Перед тем как спуститься, чтобы не уронить на землю трупик пришлось повозиться. В какой-то момент казалось, что не удержу тело, но я справился и покинул дерево, оставив висеть часового, свесив руки ноги на сучке.
   И буквально после двух перелетов увидел еще одну батарею из катапульт - основную. Здесь на относительно небольшом пятачке, как на ладошке, стояло пять тяжелых орудий. У каждой имелась обслуга из четырех человек. Плюс еще несколько солдат явно командирского вида шастали туда-сюда. В отличие от предыдущей, эта группа не успела полностью подготовиться к залпу и сейчас суматошно дозаряжала последнюю - пятую по счету катапульту.
   Почему так получилось стало ясно с первого взгляда. Если четыре катапульты являлись неким стандартом и походили друг на друга, как две капли воды, то пятая - это было нечто. Самый натуральный монстр. Ей вполне по силам метнуть каменюку весом в тонну и, очевидно, именно это чудовище являлось главным разрушителем храма.
   Всего же на поляне суетились двадцать три человека, а стрел у меня имелось двадцать. Сумма не бьет. Нужно что-то придумать оригинальное.
   Так, предположим, всех дальних я достану стрелами, а трех ближних - ножами. У меня имеется два метательных клинка на бедрах и один кинжал на поясе. Отражает. Нужно лишь быть предельно внимательным и действовать очень быстро.
   Обычно я не стреляю из лука в ускоренном режиме, но здесь пришлось. Это, весьма своеобразное ощущение, когда после выстрела, сброс тетивы идет как бы в замедленной киносъемке. Так и хочется пальчиком помочь луку распрямиться.
   Отстрелявшись из лука и оценив на глаз, что нет ни одного промаха, я тремя широкими махами отправил клинки в подарок последним недобиткам. Естественно, тоже попал. Теперь быстрее вниз и ссыпался с верхотуры, как горный козел, перескакивая с ветки на ветку, практически не касаясь веток руками и по дороге не забывая сматывать в бухточку веревку своего крючка.
   В результате, очень вовремя выбежал из кустов на поляну. Как раз один подранок, получивший стрелу вбок, видимо дрогнула у меня рука, а может он был в состоянии аффекта, сейчас шустренько ковылял, переваливаясь утицей. Он практически уже достиг кустов на противоположном конце поляны.
   Еще один мах рукой и мой фирменный крючок начал свой смертельный полет. Солдатик только и успел, что вломиться в кусты, когда уже на излете своей траектории, режущая кромка кованного крюка врубилась ему между лопаток, расколов и отделив позвонки друг от друга. Но тут уж, на войне, как на войне. А за уничтожение храма я отправлю на встречу с Богами Тьмы всех... до кого смогу дотянуться. А руки-то у меня длинные. Зря они это затеяли, ох, зря. Сидели бы тихо под кустом, не высовываясь, глядишь прошел бы и не заметил.
   Я в ускоренном темпе начал собирать ножи и стрелы, изредка помогая недобиткам покинуть этот негостеприимный для них мир. Закончив, снова скользнул в кусты.
   До точки, которая находилась точно напротив места, где я выскочил на поляну с храмом, оставалось всего ничего. Теперь нужно срочно решать, то ли продолжать погоню, то ли замкнуть круг по периметру, устранив всех потенциальных врагов. Через пару секунд понял, что оставлять в тылу недобитков не профессионально, да и яду у меня в душе после зрелища разрушенного храма скопилось выше крыши. Требовалось выплеснуть его на кого-нибудь виноватого. Глядишь и полегчает.
   По всему получалось, что пока не уничтожу всех, кто, даже потенциально, мог участвовать в разрушении святыни, дальше не побегу. Да и не скроются от меня никуда бегуны, кишка тонка у этих спортсменов тягаться со мной в забегах на длинные дистанции. Поймать их лишь дело времени. Поэтому без колебаний проскочил мимо хорошо заметного следа двуногой добычи. Через кусты беглецы ломились, как стадо перепуганных слонов, оставляя за собой настоящую просеку.
   У первой же подходящей сосны достал свой знаменитый крюк на веревочке. Метнул, зацепился за ветку и полез вверх.
   На третью батарею вышел довольно быстро. Она по всем правилам военной науки замыкала систему перекрестного обстрела с трех направлений. Правда, катапульт в ней оказалось только три и стояли они на широкой просеке, по которой проходила дорога, ведущая в разрушенный храм. Солдат, готовых к бою, здесь имелось семнадцать человек и на то, чтобы уничтожить почти всех мне потребовалось не более минуты.
   Офицера я решил взять в плен. Вдруг, те трое за кем бегу тоже сделают финт ушами и отравятся. Поэтому сначала прострелил ногу командиру. Пока подранок скакал на одной ноге, пытаясь размахивать мечом, я не обращал на него внимание. Затем, когда настала его очередь, выбил из рук клинок, классическим "маваши" отправил в нокаут и приступил к упаковке. Чтобы не истек кровью, наложил тугой жгут, не очень заботясь о последствиях, все равно нога ему больше не потребуется. Связал вместе ноги-руки, используя вязки, которые не понадобились трактирщику. В конце, вогнал кляп в рот и оттащил в кусты. Если ему не повезет, то обнаружу, когда буду возвращаться. Если возвращаться придется по другому пути, что ж, не судьба... Может и выживет.
   Уже собирая стрелы и добивая подранков, почувствовал, что нахожусь на прицеле. Еще один хитрозадый шустрик оказывается устроился на дереве и тоже с луком. Он и выцеливал меня в спину. Поэтому, пока не вычислил его точное местоположение, по просеке перемещался без остановок хаотическими рывками и выстрел в него сделал не глядя, из-под руки навскидку. Попал, но неудачно.
   Падая с дерева, мертвое тело солдата пока долетело до земли несколько раз ударилось о сучья. Третий по счету удар о ветку привел к тому что, торчащая из груди стрела, сломалась. В результате стрел осталось девятнадцать. Неприятно.
   Но этот эпизод подвиг на внимательное сканирование всех ближайших окрестностей. И точно, немного дальше, на макушке сосны сидела еще одна хитрая "финская кукушка". Ее я снял с насеста метров за сто. Мой подарок в виде фирменной стрелы пролетел через маленькую дырочку между сучьями и оказался полной неожиданностью для снайпера.
   И ведь надо же, этот хрен с верхушки, тоже при падении сломал стрелу. И стрел теперь имелось восемнадцать. Блин. Ну да уж чего теперь горевать, что сделано, то сделано. Жизнь, есть жизнь.
   Заскладировав сломанный наконечник в рюкзачок, снова взял след. Беглецы опережали меня часа на полтора или чуть меньше. Чтобы сократить дистанцию, пришлось включить третью скорость, местами делая прыжки метров на пять-шесть с подскоками через кусты, как шарик пинг-понга, или, отталкиваясь руками и ногами от стволов деревьев, наподобие удара в бильярде - от трех бортов в лузу.
   Через полчаса, если смогу выдержать темп, я рассчитывал догнать законную добычу и порвать ее, как Тузик тряпку.
   Но жизнь полна неожиданностей. Минут через двадцать, лес впереди посветлел. Я выскочил на опушку обширной вырубки и резко ударил по тормозам. Упс. В центре рукотворной проплешины, раскинувшейся передо мной, красовался город, по всем признакам построенный недавно.
   А вокруг него свободное от леса пространство имело вид зубной щетки с подрезанными по корешок щетинками. Низенькие пеньки покрывали всю площадь вырубки. Она по предварительной оценке имела диаметр километра два. В основном деревья пошли на строительство города, но лишь частично. Стены крепости высотой метров пять сложены из камня. В общем, на моем пути стояло довольно основательное фортификационное сооружение. Можно сказать, твердыня.
   Судя по нездоровой суете у ворот, беглецы успели проскочить в город и своими воплями подняли тревогу. Буквально у меня на глазах охрана крепости затащила в ворота довольно массивный перекидной мостик через сухой ров. Затем опустила решетку и закрыла створки ворот. Все. Аллес. Теперь, чтобы попасть внутрь, нужно лезть через стены. Опоздал. Мля.
   И что же теперь делать? Судя по размерам городища, народу в населенном пункте не менее двух-трех сотен. С наскоку взять на щит не получится. Придется ждать темноты и попробовать поработать ночным киллером. М-да, результат-то такого демарша непрогнозируемый и самое главное потребуется много времени, которое, как известно, дороже денег. Черт. И еще раз черт! Как все неудачно складывается. И все пошло наперекосяк в самом начале и поломал мне схему самоубийца-трактирщик.
   А через стены лезть не хочется. И возвращаться до ближайших Ворот - немеряно сколько верст и все лесом, да через колдобины и буераки. Положеньице, не позавидуешь. Я кинул взгляд по сторонам и по левую руку заметил, выдающийся по своим размерам кедр. Как раз то, что надо для наблюдательной вышки. Переместился к основанию многоохватной лесины и кинул крюк. Зацепившись за нижнюю ветку, полез наверх.
   Где-то на высоте сорока метров поудобнее устроился на развилке и приступил к наблюдениям. С этой точки крепость, как на ладони. На относительно небольшой площади разместился четырехугольное здание замка с башенками по углам и внушающим уважение центральным донжоном. Это последнее убежище защитников замка возвышалось над крышей дома еще на два ряда бойниц. Вместо крыши главная башня имела смотровую площадку.
   На стенах и за ними царила непросто суматоха, а очень нешуточная паника. Твердыня, огороженный стеной, походила даже не на растревоженный муравейник, а на натуральный дурдом, который подпалили с четырех сторон.
   Мне это, как бальзам на душу - боятся, значит уважают. Значит, пиар компания моего имени проводится успешно, бренд Великого и Страшного Черного становится дороже, стремясь в заоблачные высоты. Легенды и сказания о деяниях богоподобного героя все страшней, развесистей и невероятней. Очень хорошо. Скоро меня на планете будут знать в лицо все, начиная с царей-королей и заканчивая самым распоследним бомжем и шаманом. Ну, а кто не узнает при встрече... ему же хуже.
   М-да, а ведь дело-то дрянь. Не получится у меня ничего. Штурмовать цитадель сейчас глупо. Вероятность, что поймаю стрелу или арбалетный болт во время штурма, крайне высока. А успокаиваться и вести себя безответственно никто за стенами этого логова не будет. У защитников сотни глаз и ушей. Никакая скорость не спасет. Обязательно подловят и нашпигуют болтами вперемешку со стрелами. А может и по темечку каменюкой отоварят... Я, конечно, человек резкий и слегка безбашенный, но, как правильно сказал Петька в аналогичной ситуации, - отступать надо! Но мы вернемся, обязательно вернемся. Вот только дойду до первого же храма и устрою разорителям святыни ссудный день.
   Смачно сплюнул с высоты и полез вниз, бубня себе под нос, как заклинание, - я вернусь, я обязательно вернусь, ждите.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"