Манаков Юрий Михайлович: другие произведения.

Акселератор ч.3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение.


  
  
  

АКСЕЛЕРАТОР

  

Юрий Манаков

  
  

Часть 3. НА РЕКОНСТРУКЦИИ

  
  
   Обратно шел по своим следам без спешки. Все-таки за последние несколько часов выложился что называется - не за страх, а за совесть. Тут тебе и кросс на марафонскую дистанцию, и жонглирование ножами, и стрельба из лука, и прыжки под куполом цирка. Но отдыхать рано. Остались еще кое-какие незаконченные делишки.
   Во-первых строках, выйдя на просеку с катапультами, решил уничтожить механические средства разрушения. Их вид вызывал не просто жестокую аллергию, а натуральную ненависть и неудержимое желание стереть с лица земли даже память о их существовании.
   Достав из кармашка футляр с тонкой паутинкой, по-шустрому разобрал две катапульты на части. Собрал деревяшки вокруг третьей и запалил прощальный пионерский костер. Затем решил перестраховаться, некроманты они такие, и покидал в самое пекло шестнадцать отрубленных голов. После этого, выкатил пинками из кустов пленного и приступил к допросу с пристрастием. Этот праздник души и тела прошел на ура. Солдатик и в мыслях не держал что-либо скрывать и рассказывал все как на духу.
   Выяснилось, что меня "заказали" иерархи страны Мрака. Чего уж они там пообещали руководству, он не знает, но уломали-таки руководящее звено. Как следствие, орденоносцы объявили большую облавную охоту. И опыт в таких делах масоны имели преизрядный. Можно сказать, у них специализация по жизни такая - мочить Черных... да и Белых тоже. М-да, вовремя я на них "наехал". Еще бы месяц другой и где-нибудь в затишке они бы меня глядишь и прищучили...
   В ускоренном темпе завершив расследование, прирезал подранка и кинул труп к остальным в костер. Чуть подумал и, освободив нескольких солдат от поясов, собрал с трупов все оружие и благородные металлы. Железо упаковал отдельно, сделав довольно-таки увесистый тюк. Подхватил на плечо трофеи и поволок к основной батарее катапульт.
   Здесь решил за основу погребального костра взять крупнокалиберного монстра. Свалил железяки в его нутро, достал режущий инструмент и повторил операцию с расчленением метательных орудий убийства, перетаскивая распиленные части и обкладывая ими большую катапульту. Заодно собрал и покидал туда же оружие убиенных.
   Закончив с механизмами, оценил кубатуру дров и подумал, что, пожалуй, для настоящей тризны дровишек маловато будет. На краю поляны заметил две сухие лесины, повалил и шустро разобрал их на бревнышки, добавив растопку в общую кучу. Еще раз оценив количество горючего материала, признал его достаточным, запалил огонь и двинулся к последней, третьей батарее. Ее постигла та же печальная участь.
   У последнего костра постоял несколько минут, с удовлетворением наблюдая за действом, - горело весело и ярко. В завершение плюнул в огонь и со спокойной душой направился по своим следам обратно. Судя по высоте солнца, время далеко за полдень, устал я как собака, а раз так, то в ближайшие час-два требовалось отыскать хорошее местечко для отдыха и ночевки. И лучше всего устроить привал на реке.
   Часа через полтора следы вывели на дорогу. Насколько я запомнил карту Лесных тракт тянулся по левобережью реки, в редких местах удаляясь от берега реки не более, чем на километр. Посему для порядка, прошлепав по дороге еще полчасика, я в удобном месте сделал заячий скок - резкий прыжок с дороги в сторону через придорожные кусты. То, что за мной будет погоня, я не опасался, что называется - не тот я объект для охоты, но, как старый и битый жизнью лис, привык уже все делать обстоятельно и путать следы везде, где только возможно. Нестандартное поведение - это один из элементов науки выживания.
   Еще минут через тридцать просочился сквозь густой кустарник и выскочил к реке. Вздохнул полной грудью и двинулся по медвежьей тропе вниз по течению, выбирая местечко для отдыха. Оно нашлось быстро на крутом повороте русла реки с подмытым берегом и водоворотом на стремнине. Остальное: протяженный перекат перед поворотом; длинный плес вниз по течению; узкий песчаный пляж; мощный выворотень в удобном месте; куча сухого плавника и место закрытое с трех сторон - все заслуживало самой высокой оценки.
   Спустившись к воде, прошлепал по мелководью и буквально влет сделал из дикого места обжитые лесные хоромы класса люкс-экстрим. Здесь помогла паутинка. Она позволяла тяжелую работу пилить-строгать перевести из разряда повинности в разряд развлечения и искусства. Так что минут через двадцать появился стол, стулья, дрова и даже односкатная крыша из горбыля на случай дождя. Развел костер, наполнил водой и повесил оба котелка. Оставалось лишь поймать чего-нибудь такого-эдакого... жирненького свежачка.
   Но для себя я уже твердо решил - мне нужна семга. Не очень крупная, килограммов на пять-шесть не более. И лучше, если это будет самец. Возиться с икрой, а тем более выбрасывать ее, не хотелось.
   Я снял рюкзак и вынул необходимые прибамбасы и припасы. Собрал спиннинг, повесил маленькую вертящуюся блесенку и направился к перекату. Бросать на глубину в водоворот - себе дороже. Обязательно клюнет какой-нибудь монстр. А мне это надо? И что мне потом с ним делать?
   У меня есть конкретный заказ от внутреннего желания... и по весу, и по виду. И то, что требуется, почти наверняка стоит на перекате на стремнине за камушком.
   Окинув наметанным глазом шиверу, отметил четыре точки или четыре камня. Они торчали из воды, высунув макушку, деля своим могучим телом поток на две части и создавая завихрение вниз по течению. Здесь, в гидродинамическом теньке, не очень напрягая силы, точно отдыхает крупная рыба. В дальнейшем, она выйдет в мелкое место на галечник переката, чтобы отметать икру. Впрочем, это необязательно семга. Такие места очень уважает и крупный хариус.
   Первый бросок с ювелирной точностью сделал к ближайшему камушку. Щелкнула дужка, заработала катушка и, подматывая, я провел наживку чуть сзади валуна с расчетом протащить железку перед самым носом у рыбы. Удар. Есть. Судя по напору что-то не очень крупное, килограмма на полтора. Уже подтянув улов к берегу, понял, не повезло. Это хариус. Очень крупный, но опять-таки не то, что требуется.
   Совсем уже выведя бедолагу на мелководье, присел на корточки и задумался, решая дилемму - вытаскивать из реки или нет. В этот момент Ярило явило свой знак и хариус, распустивший в преддверии смерти перья, поймал в верхним плавником прямой луч заходящего солнца. Свет отразился и спинное украшение красавца буквально брызнуло в глаза разноцветьем красок. Так еще бликует на свету горсть удачно подобранных ограненных самоцветов. Красив черт, значит... будем выпускать. Живи дальше дурачок. Осторожно опустил в воду руку и попробовал вынуть крючок. Со второго раза это получилось, а хариус, будто не веря своему счастью, никуда не уплывал, ткнувшись носом в отмель. Но это шок и он пройдет.
   Встал на ноги и сделал несколько шагов по берегу. Следующим на очереди местом на реке - покрытый мхом валун. Он своей густой "прической" напоминал хорошо подстриженный модельный ёжик.
   Бросок и профессионально выверенная проводка. Удар, есть. А вот это то, что доктор прописал. Семга сделала классическую свечку, но не очень высоко. Затем в течение нескольких минут я наслаждался, буквально, пуская слюни от удовольствия, подтягивая сопротивляющуюся добычу к берегу. Наконец, сделав пару шагов назад вместе с выгнутым дугой спиннингом, вытащил улов на бережок. Но желания и задумки оправдались лишь частично. Да, это семга весом не более семи килограмм, очень упитанная... Но самочка.
   Я снова присел на корточки, рассматривая добычу. С одной стороны, скоро стемнеет и увлекаться рыбалкой не стоит, с другой, что мне делать с икрой, а у этой мамаши по жизни обязательно есть два-три ухажера помельче. Они скорее всего шли вместе с ней на нерест. Сейчас стоят где-то рядом и, если я изыму одного, то ровным счетом ничего не изменится. Ну, будет на одного Альфонса меньше. Пусть я немного припозднюсь с ужином, но экологический баланс будет соблюден. Так что беременную семикилограммовую девушку нужно выпускать.
   Вытащив блесну из пасти, я носком сапога спихнул мамашу на мелководье. Снова встал и сделал несколько шагов вверх по течению.
   Блесна сверкнула в полете в третий раз и опустилась точно в маленький водоворот за очередным каменным препятствием. Удар и бескомпромиссное вываживание. Теперь я точно знал, что тяну, и это было то, что нужно. Самец семги оказался по весу где-то около трех с половиной килограммов. Скромно, но перекусить без излишества в самый раз.
   Вытянув добычу, я на широком горбыле спиленном с лесины устроил парню харакири и шустренько напластовал рыбину на стандартные куски: голову без жабр, перья, хребет и куски филе. Все вторичные продукты загрузил в кипящую воду и достал из рюкзака НЗ. Хранить его дальше не имело смысла, все равно на Базе я обновлю запас продовольствия полностью. Посему, разложил на столе нарезку, свежие лепешки и приличный кус паюсной осетровой икорки.
   Закончив с сервировкой, подбросил в бульон пахучие травки и сходил за лапником для лежанки. Затем накосил травы и застелил постель. Кому как, а мне нравится запах свежескошенного сена. Жить надо с комфортом и в радость даже на природе.
   К этому времени субпродукты в большом котелке сварились и я аккуратно повыкидывал из бульона все кости и перья, отложив в сторонку лишь вареную голову. Есть у меня такая слабость - полузгать хрящиками головы семги. Тем более, что у этой царь-рыбы, в отличие от прочих плебеек, и костей-то в голове практически нет.
   Загрузив в уже наваристый бульон куски филе, добавил последние пахучие ингредиенты и присел на минуту отдохнуть. Ждать оставалось чуть-чуть. Эх, сейчас бы сюда нарезанной картошечки чуток и несколько луковиц пассированного лука на растительном масле... И я гулко сглотнул слюну. Но ничего, и то, что есть тоже неплохо.
   Потыкав в куски рыбы в кипящей воде, понял, все - готово и снял котелок с перекладины за одно, заварив в маленькой емкости чай.
   Поставил котелок на стол, глубоко вздохнул, как перед прыжком в воду, и приступил к поглощению. Вдумчиво и с расстановкой. И так никуда не торопясь, оприходовал почти две трети емкости, оставив чуть-чуть на утро. Затем закусил мясом с лепешкой и закончил ужин чаем с опять-таки лепешкой и икрой.
   Отвалился от стола, со значением поцикал зубом и полностью расслабился. Ночь будет теплой, ветра нет, на небе ни облачка. На перекате тихо журчит вода, в лесу за рекой ухнул филин, с почти неслышным писком над водой пролетела летучая мышь.
   А в целом, тишина и покой. Впереди ласковая летняя ночь. Лепота. Пора на боковую. Забрался на постель и отрубился.
  
   Утром проснулся поздно. Силы бурлили крутым кипятком. Эх, раззудись плечо. Помахал руками и ногами. Шустро позавтракал, собрался и широким тренированным шагом двинулся на север.
   Далеко за полдень добрался до деревни-обманки. И откуда только чего берется, но из глубины души поднялась мутная волна злости. Уничтожить змеиное гнездо! Спалить к чертовой матери гадючник! Решено - прежде чем пойду дальше займусь любимым делом Герострата.
   Так, переходя от дома к дому, я везде по-шустрому разводил костер в прихожей. Когда дошел до околицы и оглянулся назад, на противоположном конце деревни горело все, что только могло гореть и превращаться в пепел. Но на лес огонь не перекинется, между лесом и деревней широкая полоса густой зеленой травы на месте брошенных огородов.
   Закончив с уничтожением рассадника зла, напоследок поставил печать, смачно сплюнув, и без приключений добрался до храма. Затем, не обращая внимания на суетящихся адептов, сразу проследовал в храм, чтобы без задержки переместится на Базу.
   Здесь уже закончили с ремонтом. Святая земля вернула себе благообразный вид. С удовлетворением кивнул братьям, молча переоделся, выпил чашку чая и снова спустился вниз. Меня ждал город черных копателей. Настала пора вырезать криминальное кубло под самый корешок. Но сначала нужно обследовать предстоящее поле боя.
   Изучением крепости и подсчетом жителей занимался минут сорок, выстраивая последовательность действий по радикальной зачистке. Минут через пятнадцать в голове окончательно оформился план. Я назвал его с претензией - "скользящий и мерцающий".
   По всему выходило, сначала нужно действовать из портала в центральном здании, последовательно зачищая четвертушки основного двухэтажного сооружения. Затем через второй портал переместиться наверх донжона, пробежаться по его лестнице до самого низа, попутно прирезав всех, кто встретится на пути, и вернуться обратно. С верхотуры же башни очень удобно из лука расстреливать защитников на стенах. Если действовать в темпе, то гробокопатели и охнуть не успеют, как я положу всех. Укрыться-то на стене при нападении с тыла негде. Получится неотразимый и коварный удар в спину. Закончив с воинами можно потом пробежаться по стенам. Пожалуй, здесь потребуется еще одни Ворота. Со стены же из лука легко отправить на небеса тех, кому повезло выйти из-под первого удара, а также добить подранков, кто сумеет спрятаться в мертвой зоне донжона, или на его счастье в момент отстрела оказался внутри хозяйственных пристроек и конюшни. По всему выходило, что надо снаряжать лук и несколько связок стрел - общим числом не менее полутора сотен.
   Подготовив метательное оружие, приступил к подгонке амуниции. Из комплекта оставил крюк - без него я как парусник без ветрил. Проверил заточку легкого кинжала и метательных ножей. Нацепил шапочку, сунул в карман вязки, еще раз проверил мелочевку, попрыгал и, чувствуя необходимость, прежде чем шагнуть в ночь присел помедитировать и войти в роль.
   Уже привычно от кончиков рук и ног к центру потек шипучий поток жизненной энергии и готовности к действию. Сила из потаенных уголков и замороженного состояния прочно занимала хорошо знакомые позиции. А катализатором являлся будущий смертельный риск и полная свобода духа.
   Но первый подробный просмотр показал - не везде и не все, так как надо. Нужно преодолеть себя, убрать лишнее... и как результат - процесс очищения кармы и общей подготовки вышел на новый уровень. Началось наполнение душевных сил, появилась безграничная твердость, доверие и полная уверенность в себе. Я перестал быть простым человеком, а становился материальным воплощением идеи. И как бурный поток ломает стенки плотины, обрела жизнь мысль - мне нет преград, никто не в силах заступить мне путь и внутренний стержень приобрел прочность стали отменной закалки. А его крепость позволяла ломать любую волю.
   Здесь и сейчас я уже близок к Богу, един во многих лицах. Я стою на плечах своих доблестных и несгибаемых предков. Они смотрят на меня с надеждой. Я их воплощение и бессмертная машина смерти, ее жестокий и злой рок... И не будет никому ни пощады, ни спасения. А теперь вперед! Победа идет по моим следам!
   Открыл портал и шагнул в подвальное помещение крепости, чтобы начать танец смерти...
   Тени, переменчивые блики от факелов, скрытые в полутьме углы комнат и коридоров, полутени и маленькие ниши на вроде бы открытых местах - все я использовал сполна. Перемещаясь рывками, танцуя, скользя и проявляясь бесплотным призраком в самых неожиданных местах, похожий и на легкое дуновение ветерка, и на бесшумный полет ночной птицы... И всякий раз оставляя за собой трупы, трупы, трупы... Легкость ног, невесомость рук, отточенные повороты туловища, выверенное до миллисекунд начало и конец очередного рывка, наклона, удара. Так мерцает в ночи у горизонта огонек костра. Вроде он есть, но нереально далеко, не достать. Вот мигнул и пропал свет, затем снова возник, чтобы в следующее мгновение исчезнуть... И очередное тело воина с перерезанным горлом, судорожно сжимая в руках уже бесполезное оружие, сползает по стене. Мутнеют глаза и из раны, пачкая камень в темный цвет, толчками в унисон биению сердца, вместе с кровью уходит жизнь.
   А танец не остановить, тело само без подсказки плетет кружево смерти, руки как мягкие крылья совы - они парят и лишь легкое дуновение воздуха тревожит тишину коридоров. Как продолжение полета и удар когтями, выверенный мах ножом и очередное тихое бульканье - еще одна грешная душа не смогла зацепиться за тело и устремилась в глубину темного неба. Там, среди звезд, пусть найдет себе вечный покой и пристанище, а мы уж как-нибудь без нее проживем на земле. Невелика потеря...
   В комнатах спят - это смена. Не всем же стоять на стенах. Они умирают во сне, молча и не просыпаясь. Все. Хорошая смерть. Это вам не на дыбе корчиться, надрываясь и захлебываясь криком под каленым железом...
   А вот здесь в помещении не спят. Двое. Слышен тихий разговор. Ха, говорливые языки мне тоже нужны. Есть у меня кое-какие вопросы, на которые они должны будут дать честные ответы.
   Дверь открылась без скрипа. Проскользнув в комнату, при свете свечей вижу - у окна некто сгорбленный и пожилой. Он ко мне в профиль, второй в самом рассвете лет стоит спиной. Тот, что помоложе вздрогнул, чувствительный гад, спинным мозгом почувствовал холодок смерти. В моем замедленном времени он собирается обернуться и начинает движение. Бросок. Клинок летит в затылок с доворотом на пол оборота так, чтобы попасть навершием в основание черепа... и длинный прыжок к окну. В конце, еще в полете несмертельный удар в висок второму. Достать вязки нужна секунда, четыре удара сердца требуется на упаковку каждого. В заключение, как печать в предстоящем договоре о сотрудничестве, кляп в рот. Есть.
   Ха, с этими двумя мы еще пообщаемся очень тесно, чуть позже... и я им не завидую. Но время, время... Секунды как минуты, минуты как часы... и я продолжаю движение, замыкая круг смерти по периметру дома.
   Все. Второй этаж зачищен. Теперь спуститься на первый и завершить обход. Здесь спальных комнат нет, лишь расставлены редкие часовые общим числом четыре штуки. Даже неинтересно. Всем четверых я вырубил одинаково, вогнав по рукоятку метательный нож в левый глаз. Знай наших, как-никак я профессионал и Мастер клинка.
   Ключевым моментом обхода входная дверь в здание. Ее я закрыл на засов изнутри. Порядок. Первый тайм отыграли. Семьдесят восемь человек как корова языком слизнула и успел только слегка запыхаться. Впереди ждет донжон. Я снова нырнул в портал.
   Выскочив на самой верхотуре башни, походя, одним круговым движением смахнул головы двум наблюдателям. Они стояли спиной к друг другу, осматривая каждый свой сектор. Оба даже мяукнуть не успели и их головы покатились по каменным плитам пола, а я уже нырнул в люк винтовой лестницы башни и поскакал шариком пинг-понга вниз по крутой лестнице, перескакивая сразу через четыре ступеньки, наподобие лавины в горах. Как результат, из-за большой скорости перемещения никто ничего не успел понять - десятерых арбалетчиков, скучающих у бойниц на всех четырех этажах, прирезал буквально на раз.
   Коснувшись ногой последней ступеньки и резко затормозив, отметил, что самый первый труп на пятом этаже, только-только задребезжал железной шапкой шлема, коснувшись каменного поля. Лихо получилось. Нечто вроде случается при падении лифта в шахту - состояние невесомости, сдавленный писк и смачный удар о землю. Амба. И все это очень быстро...
   Теперь нужно ставить запятую - закрывать на засов вторую входную дверь. Есть. И прыжками обратно, через две ступеньки наверх, на смотровую площадку.
   Добравшись до верхотуры, решил все-таки немного передохнуть. Правда, сказать, что запыхался сверх всякой меры, не могу. Вспотел это да, это есть, но утверждать, что смертельно устал, явный перебор.
   Продышавшись, разложил поудобнее стрелы и взял в руки лук. Прикрыл глаза и криво усмехнулся. Ха, начинаем основные стрелковые игрища. И тут уж мне точно нет равных. Выходит на арену настоящий Мастер. До хорошо освещенных стен от бортика площадки не более ста метров. Бить буду живые мишени, считай в упор, как на стрельбище заколачивают стрелы в деревянных болванов.
   Глубокий вдох, задержать дыхание, как перед погружением на глубину, убрать чуть заметный тремор в кончиках пальцев, сосредоточиться, пли...
   Стрелы летели веером с расчетом не подпустить никого к лестнице во двор. На то, чтобы сразить пятьдесят пять человек на первом полупериметре стены, потребовалось меньше минуты. Дальше прыжок с разворотом к противоположному бортику башни и в том же темпе еще сорок девять человек легли словно спелые колосья под серпом. Аут. И ни одного промаха. Сразу видна рука профессионала. Это вам не тут.
   Правда, двое попытались было ответить на стрелу стрелой, но не получилось. Еще одному повезло в первый момент прикрыться щитом. На него пришлось потратить три стрелы. Ну, может еще шевелятся несколько подранков. А один особо живучий, так даже пытается куда-то уползти, но это мы живенько поправим, пробежавшись по стенам, и конечный результат будет один и тот же.
   В крепости реально должны остаться только пленные, если они есть, и может другие какие люди в подвальных помещениях, но это нуждается в проверке. Теперь последний штрих - просмотреть мертвую зону донжона, хозяйственные постройки и подвалы. После чего картина полного разгрома базы Искателей будет завершена.
   Я шагнул в портал и переместился на стену. Трусцой пробежался по стене, несколько раз останавливаясь, прерывая мучения и отправляя подранков в долгий путь на встречу с предками. Все должно быть исполнено четко и с гарантией.
   Шустрым колобком скатился со стены и занялся осмотром дворовых пристроек. В конюшне никого кроме лошадей и мулов, в остальных помещениях тоже пусто. Замкнув петлю и внимательно оглядевшись, убедился - во дворе крепости живых людей нет. Порядок. Теперь подвалы и пленные.
   Стоп. А это что у нас за веревка перекинута через бортик стены. Как же я ее сразу-то не заметил! Ха, утек все-таки, улизнул один шустрик-попрыгунчик. Верно прочувствовал ситуацию и пока я, повернувшись к нему спиной, мочил из лука солдатиков на противоположной стороне, он мгновенно сориентировался и сиганул по веревке со стены на внешнюю сторону.
   Как правило, в каждом конкретном случае, обязательно найдется один такой хитрун или везунчик, кто ужом пролезет в игольное ушко или угрем вывернется из казалось бы безвыходной ситуации, оставшись тем самым в живых.
   Забравшись на стену, вгляделся в темноту. Точно, ползет пластун. Ну и пусть. Все равно он не жилец, маркер я на него считай поставил, а так посмотрим, куда побежит. Глядишь, наведет еще на один неизвестный мне масонский схрон. То-то будет мне радость. А потом можно и к ногтю всех скопом.
   Определившись с беглецом, снова двинулся на Базу. Нужно спокойно осмотреться, не хотелось бы, чтобы кто-нибудь и спрятался в темном уголке.
   Минут за десять через видеопортал еще раз осмотрел башню, дом, стены - в живых никого. После этого попробовал найти подвалы. И практически сразу наткнулся на тюрьму. Более того, она не была пустой. Почти угасший факел и маленькая коптящая плошка светильника освещали длинный коридор, продолжения которого в обе стороны терялись во мраке. Чем-то он смахивал на тоннель метро. Может размерами. Подземный ход явно выделялся своей величиной, выглядел как некое чужеродное тело из другой эпохи и абсолютно не соответствовал средневековью и размерам крепости.
   Сами же камеры гляделись типичным самоделом, установленным на месте археологической вскрыши. Секции камер представляли собой огороженные железной решеткой клетушки. Здесь, за решетчатыми дверьми и стенами куковала компания заключенных. Не знаю уж как, но я сразу понял, что это ошметки жреческой братии из разгромленного храма Богов Света и Тьмы. Их имелось в наличии пять человек. Все пятеро нахохлившись, сидели рядышком на нарах и внешне очень напоминали воробьев на проводах в долгий пасмурный день, которых к тому же только что знатно потрепал дикий кот.
   Рядышком с их клеткой имелась специально оборудованная камера для получения правдивых сведений от упорствующих и пытающихся отмолчаться. В этой пыточной, напоказ были выставлены дыба, набор плетей, воронки для заливания расплавленного свинца, щипчики для тонкой работы и клещи зверского вида, а также прочие полезные мелочи - милые сердцу палача-профессинала.
   Чтобы попасть в туннель из замка, требовалось спуститься по крутой лестнице в прихожую. Здесь, в помещении на лавке спал тюремщик. Причем, храпел он так искусно и с такими переливами, что это напоминало оперную арию в исполнении известного певца. Ха, да и внешне он был очень похож - черным окрасом, непомерными габаритами вширь и неопрятной щетиной на лице. О разгроме своих подельников наверху он естественно не догадывался и спал охранник заразительно сладко. Меня даже потянуло зевнуть, но я лишь с удовлетворением хмыкнул, открыл Ворота и ткнул храпуна острой сталью в горло. Затем срезал у него с пояса связку ключей. Всего три штуки. Небогато.
   Подхватив в углу свежий факел, отодвинул засов и переместился в коридор. Запалил факел, подошел к решетке и остановился напротив, разглядывая своих адептов. Немая сцена с картины классика... не ждали.
   И ведь надо же, а узнали-то меня сразу и без слов. Все пятеро дружно сползли со своей скамьи, бухнулись на колени и склонили головы. Однако... Видать, есть что-то божественное у меня в облике. Может нимб над головой, может строгость во взоре...Шутка.
   Промахнувшись с первым ключом, со второго раза отворил скрипучую дверь и приказал.
   - На выход, - и, когда все адепты вышли, выстроившись рядком, прошелся вдоль шеренги, пытаясь оценить физическое состояние коллектива.
   Судя по всему, много их не били, а если и попинали ногами, то было это давно. К сегодняшнему дню те, кто имел серьезные ранения и внутренние повреждения, успели умереть. Но держали жрецов как положено на строгой диете и разнообразием в еде не баловали. Посему добавил.
   - Наверху перекусите маленько. Сами найдете, где и чем. Затем уберете трупы, освободив их от всего лишнего, и покидаете тела за стену в ров. Позже можно будет их там же и прикопать. Соберете все мои стрелы. Я их заберу с собой. Позже. Крепостную дверь не открывать и за стены крепости не выходить. - Оглядел команду и завершил. - За работу братки, - и махнул рукой в сторону распахнутой двери.
   Ребятки дружно подхватились и молча гуськом потопали к выходу. Как только последний скрылся в дверном проеме, поднялся по лестнице и шагнул в портал. Теперь меня ждал допрос с пристрастием и пытки пленных.
   Закрыв Ворота в подвале, переместился на второй этаж дома. Ну, надо же! Тот, что помоложе, выплюнул кляп и смог-таки подползти к пожилому. Сейчас он упорно пытался перекусить веревку на его руках. Ха, по предварительной прикидке на этот подвиг ему потребуется дня три и то, если мусолить канатик зубами без перерыва. А времени-то такого у него и нет.
   Я открыл Ворота и шагнул в комнату. В общем, мне как-то не улыбалось тащить пленных вниз в пыточную. Хотя ее укомплектованность специальным оборудованием мне понравилась. Пожалуй, проще организовать допрос здесь.
   В углах комнаты стояли массивные кресла. Их я перетащил в центр и поставил спинками друг к другу. Затем переместил Искателей из положения лежа на полу в положение сидя в креслах, надежно привязав обоих к спинкам и подлокотникам. Ну вот, можно приступать к процедуре допроса.
   Достав нож, повертел его перед глазами молодого и задал риторический вопрос.
   - Ты сразу будешь отвечать или как? - Паренек оказался слабоват, сглотнул и просипел.
   - Буду. - Я убрал нож и приступил к выяснениям обстоятельств дела.
   Во-первых, выяснил в какую сумму оценили мою голову иерархи страны Мрака. Оказалось, пять ладоней мешков с золотом и столько же с серебром. Плюс еще кое-что по мелочам. А чтобы сделать эти мелочи, они специально прислали специалистов по строительству катапульт. С их помощью и был разрушен храм. Из договорных ценностей две ладони мешков Искатели получили авансом. Все сокровища сейчас лежат здесь в крепости Агалареско в специальной секретной комнате. Туда имеется отдельный ход, но ключей от дверного замка у него нет и как открыть дверь он не знает. Судя по эмоциональному отклику, парнишка не врал. На вопрос, - сколько их всего таких шустрых - он сообщил, что это неизвестно никому. Их секта поделена на независимые стаи. Каждая имеет свою зону ответственности. Правда, они самые многочисленные и отвечают за страну Калков. Здесь в крепости собрались все оставшиеся в живых. Еще он слышал краем уха, что имеется более мелкая стая на севере, далеко, где-то в предгорьях. Об этом может знать Килтас и паренек, переводя стрелки, мотнул головой себе за спину, указав на пожилого.
   Я обошел кругом и подступил ко второму пленному. Этот попытался было поиграть в молчанку, но я был очень убедителен. Когда третий раз задал свой вопрос, предварительно подцепив кончиком ножа его глазное яблоко, Искатель, после продолжительного вопля сломался и стал выкладывать тайны как на духу.
   По всему выходило, что самое последнее кубло масонов, до которого я еще не добрался, располагалось на севере за городом Тирка, где-то в Пограничье, рядом с Бесовой заимкой. Одним словом - у черта на куличиках. Народу там действительно мало. Сколько точно не знает никто. Во многом из-за того, что трудно предсказать результаты внутренних разборок и борьбы за власть. А по слухам, резня там состоялась знатная. Конкретным Заказчиком со стороны иерархов страны Мрака являлся Серый, которого я благополучно вычеркнул из списка живых. Как оказалось, у меня к этому были еще основания.
   Здесь, пришлось на минуту отвлечься и шугануть моих адептов. Бедняги с непривычки, услышав в ночи душераздирающий крик, оторвались от похоронного дела. И двое самых смелых решили полюбопытствовать в чем дело. Ну и сунули свой нос в приоткрытую дверь.
   Впрочем, я уже узнал все что хотел и расспрашивать пленников дальше вроде, как и не о чем. Посему, не мудрствуя лукаво, погрузил кинжал по самую рукоять в левую ключичную впадину сначала Килтаса, а затем и паренька... Нет человека, нет проблемы. Мне эти сектанты и масоны еще на Земле в зубах завязли.
   Теперь надо глянуть легендарный на искательский общаг и переместить его в более надежное место.
   Как я и думал, в подвальном помещении имелось чем поживиться. Уж не знаю, сколько лет собирали сокровища орденоносцы, но золотовалютные резервы у них наличествовали знатные. Я насчитал: сорок четыре мешка с золотом в слитках, монетах и украшениях; тридцать два мешка с серебром во всех возможных видах; обработанные алмазы, рубины, изумруды и кое-что необработанное россыпью. Самое интересное в этом "кое-что россыпью" - это гривны из светлого тяжелого металла. Судя по весу, это могла быть платина. Сие меня сильно порадовало. Не нужно экспроприировать Норильский Никель. Всегда приятно обойтись собственными скромными возможностями.
   М-да, медленно и неотвратимо, но мои финансовые активы возрастают. Еще пара-тройка таких "наездов" на местный криминальный элемент и я точно стану самым богатым человеком на планете.
   И здесь встал вопрос, куда перебросить все эти сокровища? Полянка на острове Отшельника, пожалуй, уже маловата. Да и не предназначена она для хранения. Типичный промежуточный вариант. Так сказать, - аэродром подскока.
   Лисья нора в Синегорье? Это вообще какой-то убогий случай. Пора все, что там есть, переносить в более удобное место и с ходу пускать в дело. Остается Белая башня. Места там - море и в качестве надежного сейфа сооружение тоже подходит вполне. Так что сам Бог велел заскладировать золотишко и камушки на острове Корда.
   Сказано - сделано и, прихватив на острове Отшельника уже многократно испытанную тачку, я переместился в Белую башню. Совковую лопату решил не брать. Поработаю руками. Нам биндюжникам-экспроприаторам тягать и кантовать криминальное добро не привыкать и даже в радость.
   По здравому размышлению решил все ценности разместить на первом этаже. Перекрытия второго и прочих не внушали доверия. А тут худо-бедно, но несколько тонн веса. А если мои активы будут пополняться такими темпами, то довольно скоро возникнет опасность обрушения перекрытий. А мне это надо? Так что три часа я, как политзаключенный на строительстве Беломорско-Балтийского канала, перевыполняя все сталинские нормы, челноком чесально-прядильной машины сновал туда-сюда, заполняя финансовыми активами и золотовалютными резервами большую пустую комнату в башне на первом этаже.
   Как результат, в подвале крепости Искателей осталась только пыль, следы и по центру помещения мой смачный плевок на полу, как печать на приговоре местному криминалу, подтверждая, что весь общаг сектантов перешел в доход государства.
   Выполнив сей титанический труд по восстановлению социальной справедливости в моем понимании, сходил посмотреть, как там адепты вкалывают на ниве гробокопателей. Все пятеро крутились как пчелки без перекуров. И это не смотря на плохонькое здоровье, подорванное длительной полуголодной отсидкой в темном тюремном подвале.
   Через часок другой можно принимать выполненную работу. Х-м, все-таки трупов я им подкинул для захоронений богато. Без сантиментов и соплей уничтожив тренированной рукой, что-то около полу батальона полного штатного состава, включая штабных штафирок и прочий вспомогательный персонал. Ну, а пока суд да дело, решил полюбопытствовать и более внимательно осмотреть туннель в подвале.
   Да, этот проход явно строили давно и технологии при строительстве использовались далеко не средневековые. Круговые бороздки на стенах позволяли предположить, что сделан туннель с помощью фундаментального проходческого щита диаметром что-то около семи метров или это так штукатурили. Но в любом случае, впечатляет.
   Подсвечивая фонариком, я прошел по коридору метров сто и разглядел ответвление в сторону. Фонарь у меня мощный, посему, подсветив вдаль, отметил, что примерно через тридцать метров имеют место еще дырки в стене налево и направо. А еще дальше, вроде бы есть еще и еще. В общем, я попал в разветвленную систему подземных катакомб искусственного происхождения. Обследовать эту запутанную подземную сеть меня как-то не вдохновляло и я, лишь после долгих колебаний решил все-таки ткнуться в первый же попавшийся проход и осмотреть ответвление.
   М-да, где-то я уже это видел. Несколько рядов стеллажей, уходящих в глубину и скрывающихся во мраке. На них какая-то дребедень россыпью. При ближайшем рассмотрении выяснилось, в каждом секторе на полке присутствует некий механизм. Рядом сложены его комплектующие. Причем не целые, а порезанные на части. Что это за странное хранилище такое? Загадка. Зачем хранить испорченные запасные части? Непонятно. Ну да ладно, я человек творческий. Мне загадки и непонятности по нутру. Рано или поздно нейроны в голове замкнутся нужным образом. Решение найдется и все встанет на свои места. Так что, хмыкнув, решил закругляться с осмотром подземелий, развернулся и отправился назад к порталу. Из портала шагнул на Базу, а затем переместился во двор крепости.
   Мои ребятки уже закончили труды свои скорбные и сейчас отдыхали сидя на приступке дома. Видок у них был не ах, но вскочили все пятеро бодро, вытянулись во фрунт браво и всем своим видом показали, что готовы сгореть на работе и только прикажи - они готовы еще пахать и сеять, ломать и строить. Но это, пожалуй, на сегодня уже лишнее. Вольно. Можно покурить и расслабиться.
   Подхватив связки стрел, я сообщил адептам, что на ближайшие несколько дней, их работа будет состоять в неспешных сторожевых функциях. Для этого они обязаны организовать круглосуточное дежурство на верхушке донжона. И после того как завтра, они закидают землей трупы, в дальнейшем никуда из крепости не выходить. До нового распоряжения. Ворота никому не открывать, а всех кто приблизится на расстояние выстрела, без разговоров встречать арбалетным болтом. Если при этом и убьют кого ни того, потом разберемся, что за принц приходил в гости. Меня же не будет, может несколько дней, а может и несколько месяцев. Но я обязательно вернусь, и мы обсудим, как нам дальше жить, а сейчас пусть принимают замок со всем, что в нем есть в бессрочное пользование. Повернулся, шагнул за угол и вошел в портал в стене дома, переместившись на Базу.
   Здесь ремонтно-восстановительные работы закончились и я для порядка обошел дом, заглянул во все комнаты, осмотрел двор и остался доволен проделанной работой. Перешел в столовую, кивнув Дервуду следовать за собой, и умастил свой зад во главе стола, приказав приготовить чай покрепче.
   А после, попивая чаек, выслушал брата, который, чуть пришепетывая, сообщил последние новости. Судя по полученной информации, все шло как по писаному. Никаких срывов, никаких форс-мажоров. Похвально. Все встало в наезженную колею и со скрипом заковыляло в сторону горизонта. Это радует.
   Закончив чаепитие, слегка перекусил качественными и экологически безупречными продуктами, после чего расслабленный душой и телом отправился спать.
  
   Утром состоялся легкий завтрак и, переодевшись в штатское, направился на остров Корда в Белую башню. Здесь, поковырявшись в сокровищах из последних поступлений, прихватил три платиновые гривны. Сложенные вместе они как раз получались по объему с мой кулак. Но прежде чем выходить из дома навстречу с боевым магом, решил подняться на второй этаж. Ярко освещенное солнцем просторное помещение, которое я уже постепенно стал заполнять различными технологическими изысками и прибамбасами, очень располагало к отвлеченным размышлениям. Посему, устроившись в кресле на колесиках, откинулся на спинку, расслабился и задумался. И хотя, в большинстве случаев я действую по принципу: чего там думать - прыгать надо, но если все-таки выпадает случай помозговать прежде чем что-то сделать, то и результаты получаются не в пример лучше.
   И так, что мы имеем. Как-то все зыбко, что ли. Не похожи мои дальнейшие действия на качественный прорыв. Видно сказывается инертность мышления, что есть нездорово. Пусть я и не спец, но попробуем проанализировать текущее состояние дел на Земле. А от него уже плавно перейдем к организации жизни в Новом Мире.
   Постулат номер один: развитие человечества на Земле заходит в тупик - энергетический кризис, экологическая катастрофа, недостаток ресурсов... Неочевидно это только идиотам, равнодушным и пугливым страусам, привыкшим прятать голову в песок. А раз так, то мы имеем неверно выбранный путь развития общества, во многом опирающийся на неорганические технологии. Всякие там: изрыгающие копоть и гарь трубы, ржавые железяки, неразлагающийся сотни лет пластик, вонючая и ядовитая химия, море отходов, океаны загрязнений и как следствие - отравленная среда обитания... Спрашивается - кому это надо? Кому от этого счастье? Человечеству? Вряд ли. Может только отдельным представителям, в отдельных пока заповедных местах. Но планета ведь круглая и места заповедные лишь до времени..
   А вот кибернетическое чудовище, которое вырастет и окрепнет на костях отошедших в мир иной людишек. Вот ему да, сие выгодно и необходимо. Только кибернетические и металлические нержавеющие монстры, да деклассированные элементы типа бомжей, способны жить и процветать на помойках. И то бомжи живут до поры, до времени... пока есть кому эти помойки наполнять и обновлять. Так что дни земного сообщества сочтены и будущее его во мраке... Но я к счастью в другом месте. Здесь мы не будем повторять земные ошибки.
   Нужно повернуть дело так, чтобы в Новом Мире торжествовала сбалансированная биология во всех проявлениях. На уровне закона и инстинкта должны быть прописаны приоритеты для безотходных процессов. Все как в живой природе - степень утилизации всего и вся выше девяносто девяти процентов, а не как у земных технологий, где десятипроцентное полезное использование первичного материала, есть великое достижение. И то до времени, пока предмет не переместится на помойку, где матушка природа будет жевать и перемалывать выброшенную вещь еще бог знает сколько времени, пока не превратит ее в нечто удобоваримое.
   А пока, суть да дело, не грех провести инвентаризацию "достижений" земной биологической науки и безотходной экономики. Например, нынче европейские цены на топливные гранулы и брикеты для отопления настолько высоки, что легко окупают транспортировку продукции из России в Европу даже автотранспортом! "Лесная энергетика" буквально стучится в двери. Только вороватые слепцы во власти и туповатые олигархические уроды не хотят ничего видеть.
   Еще вроде бы существует широкий круг технологий для переработки древесных и сельскохозяйственных отходов в продовольственную продукцию. Речь идет о древесном субстрате, как сырье для биотехнологического производства кормовых или пищевых белковых продуктов. И, кажется, существуют перспективные биотехнологии переработки субстрата культурами низших грибов или бактерий в белково-витаминный концентрат пригодный для прямого употребления в пищу. Но это пока, пожалуй, из области желаний и красочной рекламы. А вот технологии непосредственного выращивания на древесине съедобных высших грибов, типа вешенки, отработаны хорошо и применяются не так уж и редко. Сам ел, подтверждаю.
   И, конечно, не будем забывать о традиционных биоресурсах леса: грибы, ягоды, дичь, орехи. Но оставим пока эту очевидную часть решения за скобками. Она не решает задачу развития общества в долгосрочном плане. Следовательно, не подходит мне и значит все должно выращиваться на "культурных пастбищах" и, по возможности, не затрагивая уже существующие высокопродуктивные состоявшиеся биоценозы.
   Значит, будем делать так! Как там нас учили на Земле изощренные в казуистике и политических интригах латинские предки? Что нужно простому человеку от сохи? Правильно - не может он существовать без двух вещей: хлеба и зрелищ. Не имея того и другого будет бунтовать, поджигать дома и разваливать государство. Посему рассмотрим оба фактора отдельно.
   Что касается зрелищ, то тут особых изысков не будет. Перетопчется пока народишко, песни попоет на околице у плетня, спляшет вокруг костра на праздник. Опять же периодические публичные порки нерадивых при большом скоплении народа. Изредка, на десерт, усекновение головы какого-нибудь отъявленного душегуба или злокозненного упертого диссидента на центральной площади... Здесь вполне подходит определение: лес рубят - щепки летят. Так хоть пусть летят в нужном направлении и с пользой для дела, развлекая народ.
   А вот с хлебом нужно обязательно решать и решать кардинально. Хлеб, как обобщенное понятие - всему голова.
   Значит, хочешь - ни хочешь, а придется идти на поклон к Лесным. И требуется выпросить у них нечто такое особенное из области животноводства и растениеводства. И если в растениеводстве здесь в Новом Мире кое-что есть, например, знаменитый крупный рис мутант, то в животноводстве имеется полный нуль. Не любят лесные крови, брезгают. Гуманисты, мля. А ведь коровы, козы, бараны - это все так, баловство. Малопродуктивные твари со слишком низким биологическим кпд.
   Например, на месте земных генетиков я бы что сделал. А взял бы я обычного дождевого червя и постарался бы его чуток увеличить в размерах, попутно добавив ему некоторые полезные и специфические функции. Посему, есть у меня задумка попросить, а может и заставить, лесных специалистов генетически смодифицировать некую живую колбасу с целым рядом любопытных свойств. Пусть такое живое салями состоит в основном из быстрых мышечных волокон и луженого желудка способного переварить буквально все, любую органику. Эдакий всеядный батон любительской колбасы с желудком по центру, как у земляных червей. И самое главное, этот монстр должен быть отличным аккумулятором и генератором мышечной энергии. Его мы приспособим в самодвижущиеся повозки вместо лошади. Тo-то людишки возрадуются.
   Опять-таки такой живой мускул это шаг на одну ступеньку вверх по лестнице освоения энергетического потенциала, что, как известно, есть главный показатель прогресса. По предварительным прикидкам, освоение такого источника энергии даст примерно десятикратный прирост по сравнению с мускульной силой лошади. Ну а дальше... видно будет. Правда, есть у меня кое-какие задумки на предмет нового экологически чистого биодвигателя следующего поколения. Но это следующая ступенька лестницы. Главное на первом этапе - запустить процесс в нужном направлении, сделать начальный шаг... и не бежать впереди паровоза.
   Я вздрогнул и вернулся из глубокомысленного виртуального мира на грешную землю. Время и еще раз время... Ети его в качель! Его не остановишь и не обманешь. Оно требуется каждому овощу и наказывает ленивых и не разворотливых. Как следствие, здесь и сейчас, пора переходить к стандартной производственной текучке. Продолжим обдумывание глобальных и стратегических вопросов позже.
   Что там у нас из первоочередных задач? Требуется подчистить концы. Во-первых, разобраться с остатками сектантов, которые окопались где-то в районе Бесовой заимки. Во-вторых, проследить куда ломанулся шустрик-попрыгунчик из крепости искателей и, как только все выяснится, походя, раздавить его как клопа. Ну и конечно платина. Нужно исполнять обещания.
   А посему, срочно требуется встретиться с моим персональным боевым магом и передать ему подарок. Я вскочил с кресла, подхватил платиновые гривны и поскакал по лестнице со второго этажа, перепрыгивая через две ступеньки, к выходу из башни.
   Шагнув из дверей во двор крепости и, остановившись на крыльце, поежился от резкого перехода из комфортной прохлады башни в прокаленную солнцем атмосферу тропического острова. Примерно с минуту мое появление оставалось незамеченным, но вот раздался заполошный крик часового со стены, и из кантины буквально кубарем, споткнувшись о порожек, что совсем на него не похоже, выкатился Пилигр. Я махнул ему рукой, чтобы не суетился, и быстрым шагом пересек свободное пространство, отделяющее башню от полога, скрывающего убежище боевого мага.
   Нырнув под матерчатую стенку, с широкой улыбкой на лице подошел к Иши. Присел на корточки и на вытянутой руке показал ему три слитка. Боевой маг приоткрыл глаза, взял одну гривну, подержал в руке, чуть раскачивая на весу, и кивнул с удовлетворением, передав своему младшему братишке. Тот, как обычно, высунулся из-под локтя левой руки старшего брата и его мордочка расплылась в умильной улыбке, растянувшей рот ребенка от одного уха до другого. Я естественно не утерпел и улыбнулся ему в ответ.
   Далее Иши проскрипел, что остальные две гривны пока лишние, так как и этой, что есть, хватит на пару лет. Вводить же в искушение посторонних, храня ценности здесь в магическом домике, пожалуй, не стоит. Посему пусть они пока останутся у меня. Я кивнул, поднялся и направился обратно.
   Пилигр было попытался на бегу отрапортовать о текущем состоянии дел в крепости, но я еще раз остановил его взмахом руки. Дескать, и так все ясно, пусть успокоится и не дергается. Поднялся по ступенькам крыльца, открыл дверь и окунулся в прохладу внутреннего помещения. Теперь следовало перейти к следующему пункту программы в порядке возрастания сложности - беглецу из крепости.
   Устроившись в кресле, перенесся в крепость, скользнул в прошлое и замаркировал шустрика, когда он еще обретался на стене. Без всякого сомнения, у воина интуиция работала на гране фантастики, очень одаренный от природы человечек. В какой-то момент я даже заколебался и задумался над вопросом, а не перевербовать ли его? Потом решил, что начинать работать надо с чистого листа. А раз так, то - большой палец вниз. Гладиатор должен умереть.
   Тем временем уникум буквально спинным мозгом почувствовал момент, когда их начали убивать, и действовал мгновенно, без всякой раскачки. Спустившись со стены и преодолев ров крепости, воин ползком пересек расчищенное пространство и встал на ноги, только достигнув первых кустов. Здесь нырнул в лес и побежал, опять-таки каким-то чудом, избегая в темноте столкновения с деревьями. Остановился он передохнуть лишь через несколько часов на берегу реки. Проспав под кустами до рассвета, беглец ранним утром сориентировался по солнцу и направился на запад в сторону гор. Сейчас он, как заведенная заводная игрушка, вышагивал по лесной тропе и, судя по внешнему виду, недобиток знал куда идет.
   Это меня заинтересовало. Если у него есть цель, то ей вполне может оказаться очередной схрон сектантов. И если это так, то имеет смысл немного подождать и выяснить, что ждет его в конце пути. Вдруг где-то сохранились еще недобитки. Придя к таким выводам, я до времени снял с него маркер и вышел из Системы. Пожалуй, пока суд да дело, имеет смысл перекусить, чем Бог послал.
   Этим приятным и не спешным делом я занимался пару часов, одновременно выслушивая последние новости государства Логвуд. Как выяснилось, мое лечение и радикальное выпрямление извилин мозга у некоторых представителей местной элиты, оказалось весьма эффективным. Все резко вошло в наезженную колею и покатилось вперед неспешно и патриархально, лишь изредка взбрыкивая и подпрыгивая на ухабах обыденной жизни. Кого-то король по подложному доносу посадил на кол, кому-то за дело наместник отрубил голову, где-то в рамках компании по борьбе с бандитским беспределом, при большом скоплении народа и радостные крики из толпы на деревьях развесили шайку разбойников. Рутина - одним словом. В государстве снова наступила тишь и благодать с нормальным уровнем средневекового зверства. Ничего интересного.
   Затем до темноты я занимался уборкой нижнего помещения и подгонкой некоторых деталей обмундирования. После чего, отужинав, отправился спать.
  
   Утром, нанеся боевую раскраску и вооружившись, приступил к поискам остатков банды в районе Бесовой заимки. Но все военные приготовления оказались напрасными, найти на территории в несколько сотен квадратных километров то, что мне нужно, оказалось неразрешимой задачей.
   Более того, за все время поиска в Пограничье я встретил лишь одну единственную живую душу. Это был старик, заросший седым волосом по самые брови. Чем-то он смахивал на косматого лесного черта или лешего, как я себе их представлял. В общем, пустовато как-то оказалось Пограничье. Хотя и земля ничем не хуже других. Промысловые звери и птица в достатке, реки полны рыбой и опять-таки изобилие лесных орехов и ягод. И тем не менее...
   После нескольких часов поиска ничего другого не оставалось, как переговорить со старым лесным шатуном. В данный момент он шел по звериной тропе, направляясь к избушке. Ее главное отличие от прочих состояло в том, что она по прошествии многих лет на пару венцов вросла в землю, а стены были затянуты толстым слоем мха по самую крышу.
   Открыв портал рядом с тропой, я с удобством устроился на поваленной лесине и решил подождать лесовика для сердечного разговора тет-а-тет.
   Вид неизвестно откуда появившегося вооруженного человека, привел старика в состояние грогги. Бедолага схватился за сердце, закатил глазки и в какой-то момент я подумал, что он из-за древности лет отдаст богу душу. Но нет, оклемался старичок, продышался и уставился на меня пронзительным взглядом, всем своим видом предлагая задавать вопросы. А стоило мне немного замяться и проявить нерешительность, старый пень совсем пришел в себя, насупился, скривил в пренебрежении рот и я подумал, что сейчас он пошлет меня куда подальше, да еще и пугать начнет, а там глядишь, и ограбить захочет. Посему пришлось легонько дать ментально шатуну по мозгам. Это хорошо прочищает извилины, а самое главное показывает тупым, диким и непонятливым, кто в доме Хозяин. После этого можно было спокойно приступать к разговору.
   Я поинтересовался, не встречал ли он здесь еще живых людей и неопределенно повел указательным пальцем, охватывая округу. Старый задумался и через пару минут, прокашлявшись, поведал, что лично он ни с кем не встречался, но несколько раз после заката, когда звуки леса замолкают и любой шорох слышен за день пути, со стороны заката слышался непонятный шум. То ли, кто-то рубил деревья, то ли стучал киянкой, а может и то, и другое вместе. Здесь старик, показывая направление, махнул рукой на юго-юго-запад. Я кивнул отшельнику, а на словах сообщил, что он может идти куда шел и после того как тот скрылся за кустами, шагнул в портал.
   Поднявшись на малую высоту, где-то чуть выше верхушек деревьев, я тихим ходом направился указанным курсом. Вырубка обнаружилась через полчаса. Причем, вырубка хитрая, несплошная. Так, отдельные пенышки среди массы нетронутых деревьев. Фактически лес не вырубали, а разрядили. И если бы не подсказка старика, я бы ни за что не обнаружил, что здесь поработал человек. Ну а уж приглядевшись к месту, увидел и дымок. Топили сухими дровами и с расчетом, что редкий дым развеют плотные кроны деревьев.
   Опустившись к земле, довольно быстро отыскал дымоход. Он уходил в землю. Используя отверстие трубы в качестве направляющей, двинулся вглубь. Метров через десять, немного пропетляв, переместился в печку, а из нее в помещение кухни. У плиты суетился человек. Входная дверь большой комнаты открыта.
   Я выплыл в длинный коридор, освещенный светильниками вначале и конце. Направо и налево еще двери. Сразу напротив кухни большое помещение с длинным столом примерно на двадцать персон. За столом сидели трое. Причем, сидели странновато - в разных местах и далеко друг от друга. Первое впечатление, что они не знакомы между собой, а точнее, что они друг другу враги.
   В этот момент повар закончил что-то варить, подхватил котел и выволок его в столовую, довольно небрежно грохнув по центру стола. Затем стал подхватывать глиняные миски, накладывать варево и разносить, присутствующим за столом. В конце наполнил собственную миску и тоже примостил свою задницу подальше от остальных. Ну что ж, за этим столом не хватает только меня любимого. А места свободного навалом.
   Но прежде чем открывать портал осмотрел остальные комнаты. Порядок есть порядок - нельзя осталять за спиной некий неучтенный фактор. Как и предполагалось, в помещениях никого не нашлось. Завершив осмотр, открыл Ворота, шагнул в коридор и направился в столовую. Может и мне чего перепадет съестного.
   Как только я показался на входе, сразу нарисовалась сцена с картины Репина "Не ждали". Вот только собачки Жучки не хватало. Впрочем, я довольно быстро внес существенные коррективы, нанеся молодецкий удар в ухо повару. Он сидел ко мне спиной и был ближе всего. В результате удара, бедолагу снесло с табуретки могучим ураганом и переместило попутным ветром в угол комнаты, где он и устроился с удобством в лежачем и отключенном состоянии. Отражает.
   Я же в свою очередь незамедлительно занял насиженное и еще теплое место. Положил руки на стол и взглянул из-под лобья. Затем обвел тяжелым взглядом компанию за столом и прорычал:
   - Ну что волки? Вот и палач пришел. Передаю вам привет от покойников крепости Агалареско. Они зовут вас к себе. Скучают, понимаш, - и ткнул пальцем в небо. После минутной паузы и в гробовой тишине добавил, - разрешаю последнее слово перед смертью. Кто будет говорить? - Снова ответом было покаянное молчание.
   Поэтому кивнул, как бы отвечая сам себе на заданный вопрос, и выполнил не без некоторой показухи фирменный бросок ножами с дух рук в двоих ближайших. Два ноль. Затем скользнул в сторону и вперед, одновременно выхватывая из-за спины клинок и делая секущий косой удар сверху вниз. Есть. Кровь из перерезанной артерии и горла ударила фонтаном. После чего оставалось лишь добить подранка, лежащего в углу. Аллес.
   После окончания зачистки на всякий случай еще раз пробежался по комнатам. Пусто, никого живого. Что и требовалось доказать. А вот на золотишко и камушки я таки наткнулся. Правда, и того и другого оказалось не так чтобы уж много. Никак в крепости Агалареско: всего лишь два мешка с золотом, три с серебром и небольшой ящичек с бриллиантами общим весом примерно в четыре тысячи карат.
   Тем не менее, пришлось открывать портал в Белую башню, снова брать в руки тачку и в очередной раз заниматься перевозкой и пополнением золотовалютных резервов. Причем, за отсутствием места в первой комнате пришлось начать складывать сокровища во втором помещении... И на кой черт мне столько денег?
   Закончив с транспортировкой, присел за стол, не обращая внимания на покойников, и более внимательно осмотрел помещение. Ха, а ведь создавали этот схрон кто угодно, но только не нынешние черные копатели. Кишка у них тонка такие хоромы городить. Это делали может быть и люди, но более продвинутые в технологиях и технике. И что-то мне подсказывает, что есть у укрытия двойное дно.
   Я вернулся через портал на Базу и приступил к осмотру помещений, но уже с привлечением возможностей Системы. Результат не заставил себя долго ждать. За фальшь стенкой одной из комнат открывался проход на другие, глубинные этажи. Широкая лестница вела вниз и по ней вполне могли спускаться с десяток человек... плечом к плечу и не очень стесняя друг друга. Сейчас в слабом свете факела из дальнего конца коридора видны только несколько ступенек. Продолжение же лестницы уходило в глубину и скрывалось в полной темноте.
   Хмыкнув, я сходил к себе в прихожую за мощным фонарем, открыл портал, зажег светильник и положил его на первую ступеньку. Затем закрыл Ворота и перешел в режим манипулирования. Подхватил манипулятором левой руки этот натуральный прожектор и, задавая направление и скорость движения правой рукой, направился по лестнице вниз в подземелье.
   Фонарь работал отлично и, преодолев пять пролетов по сорок четыре ступеньки каждый с широкими промежуточными площадками, я попал в уже хорошо знакомый туннель подземного метро. Также как в крепости Агалареско рукотворный коридор был пуст, но опять-таки на уровне подсознания что-то подсказывало, когда-то все было по-другому.
   Посветив налево направо и примерно представив направление по которому протянулся туннель, я решил отправиться на юго-восток в сторону города Тирка.
   Проход под землей выглядел как натянутая струна и, если и имел какой-то радиус кривизны, то визуально его заметить было невозможно. Посему, перемещаться по центру туннеля, подсвечивая себе фонарем, можно вполне комфортно. Постепенно осваиваясь, я стал полегоньку прибавлять обороты и минут через пять уже летел под землей со скоростью не меньше двухсот километров в час.
   Впрочем, продолжалось это недолго. Сначала в голову пришла мыслишка, что не худо бы, как в авто включить магнитолу, послушать музыку, то сё. Обкатав эту мысль в голове решил - перетопчешься Панкрат и перетерпишь. Скромнее надо быть. Далее возникла другая проблема.
   Если кто-нибудь пытался держать вытянутую руку навесу минут десять-пятнадцать тот поймет, в чем она состоит. Я даже вспомнил, подходящую по случаю шутку, когда очень сильному человеку предлагают на спор поднять обычную спичку... более ста раз! И выясняется, что совершить сей подвиг может далеко не каждый. Так что пришлось внедрять дополнительную оснастку, делать, так сказать, тюнинг моему транспортному средству. В этом качестве хорошо себя показал штатив, который в свое время я приобрел для цифрового фотоаппарата. Используя его, как подставку под локоток, я добился того, что рука получила дополнительную подпорку, перестала уставать и можно было комфортно продолжать движение.
   Изредка в стенках встречались боковые ответвления меньшего диаметра. По предварительной прикидке, получалось, что на интервале километров двадцать встречался один, редко два прохода. А где-то через час, когда я даже немного заскучал из-за монотонности движения, налетел на завал и еле успел затормозить. Здесь впервые появилась возможность увидеть и оценить толщину стенок туннеля. Судя по фактуре обломков, "штукатурка" наносилась на стены слоем никак не меньше полутора метров монолитного камня. Это во многом объясняло, почему сие очень старое сооружение сохранилось до настоящего времени.
   Ширина завала оказалась где-то в полсотни метров и обрушение произошло из-за серьезного сдвига пластов грунта. Сам по себе процесс для геологических масштабов времени вполне естественный. Здесь из глубин памяти всплыли загадочные геофизические термины - тектоника плит и дрейф континентов. Но скорее всего над разрушением участка туннеля поработало тривиальное землетрясение.
   Перетащив фонарь через завал, снова подхватил его и продолжил движение. А буквально через пять минут, еще толком не успев разогнаться, выскочил на станцию... если таким словом можно обозвать воистину безбрежное пустое пространство, дальний конец которого скрывался во мраке.
   Местами относительно невысокий потолок помещения поддерживали колонны, а на полу обращало на себя внимание кружево из спаренных валиков, чем-то своим видом и переплетением, напоминающим рельсы на первоклассной сортировочной станции.
   Я направил фонарь в сторону и отметил, что в стенках помещения имеют место входы в туннели поменьше. Заглянув в ближайший, увидел те же, уже хорошо знакомые стеллажи. Может только по размеру они были несколько большие, чем в крепости. Это навело на мысль провериться по местности и выставить азимут.
   Убрав фонарь, поднялся вертикально вверх и, выскочив из земли, набрал высоту метров двести. Все правильно, где-то в трех километрах на восход, присутствовал городишко. Маленький, но милый, и какой-то даже ухоженный. Тирка. Ничего другого здесь быть не может. Теперь мне надо повернуть на юго-юго-восток, чтобы добраться до города Вень. Я скользнул обратно на глубину.
   Попав снова в подземное помещение, после минутного размышления решил задачу с изменением азимута и чуть поправил направление прямолинейного движения. Опять открыл портал, выставил наружу фонарь и попробовал преодолеть пустое пространство станции. Есть. До противоположной стенки было и не так уж далеко, где-то метров триста с небольшим. Просто даже мощный фонарь не позволял пробить пустое пространство загроможденное колоннами.
   Входная дырка очередного туннеля отыскалась без проблем и, судя по всему, вел проход в нужном направлении на Вень. Я снова разогнался, двигаясь по центру туннеля, но уже уловив систему прямолинейности на отрезках между станциями, решил резко прибавить скорость, рассчитывая, встретив очередной обвал, все-таки успеть затормозить, не разбив фары. Мои ожидания оправдались на все сто... подземный коридор оказался прямым как первоклассный хайвей и никаких препятствий по ходу движения не нашлось.
   И мне оставалось лишь с удовлетворением кивнуть самому себе, когда я вылетел на следующую подземную остановку. По уже накатанной схеме затормозил, убрал фонарь и, поднявшись на поверхность, хмыкнул, разглядывая в паре километров обгорелые развалины. Они не могли принадлежать ничему другому, как разграбленному городу Вень. Плачевное зрелище.
   Но, в общем, мне мое путешествие уже в зубах завязло. Однообразно как-то и без приключений. Ровные стены без всяких особенностей. А где адреналин, где анрогены? Захотелось плюнуть и вернуться к нашим упертым баранам, но я сцепил зубы, и заставил себя продолжать. Настоящий спортсмен он проявляется не на старте и не на пьедестале под вспышками фотокамер, а на четвертом десятке километров марафонской дистанции...
   Снова спустившись вниз, по накатанной схеме отыскал туннель в направлении города Берес и, выставив фонарь, двинулся на юг. А для ускорения дела еще больше увеличил скорость. Впрочем, проявляя осторожность и стараясь не переходить на сверхзвук.
   Следующие подземные хоромы обнаружились в районе деревни Семипалки. Впрочем, деревней ее можно было назвать лишь условно. После прохода через населенный пункт доблестной армии государства Лирей под руководством одноруких бандитов, от нее остались лишь головешки на месте домов и отдельные плетни огородов. Немного в стороне на берегу реки, вроде, кто-то жил в землянках, но это крохи. Можно сказать, когда-то многолюдное сельцо вырезали подчистую. Одним словом - война, что ты подлая сделала. Повздыхав, наблюдая за реалиями жизни, отправился дальше.
   Через некоторое время влетел в очередное подземное помещение и, поднявшись вверх, цикнул зубом. Рядом со станцией снова не имелось городов, если не считать населенным пунктом задрипанную, даже по масштабам средневековой планеты, деревеньку. Покопавшись в памяти, вспомнил, что она имела игривое название Почесухи. Видимо за давностью лет, наземные городские строения пошли прахом, да так, что от них и памяти не осталось. Осталась одна только перхоть.
   Затем в положенном месте обнаружилась станция рядышком с городом Берес. После нее отметился на поверхности населенный пункт Ошка. И здесь я решил тормознуть и закончить путешествие, не смотря на то, что конечной пунктом эта станция не являлась. В противоположной стене подземелья, как положено, имелся очередной вход в туннель и вел он в сторону города Пого.
   Но система подземных ходов уже казалась прозрачной и проход вел дальше в бесконечность. А по уже пройденному пути, можно с большой степенью уверенности утверждать - в Новом Мире имелась натуральная трансконтинентальная система подземного метро. Она протянулась на тысячи километров, в частности, завиваясь кольцом по периметру предгорий страны Мрака. И все это в масштабах планеты. Круто!
   Ну и ладно. В конце-то концов, что мы метро что ли не видали. Даже если оно большое и длинное. Видели и во всех видах. Другое дело станционные подземные складские помещения... и не пустые! Это да. Надо обязательно разобраться, что же там хранится. А разобравшись, не худо совершить очередной "экс". Глядишь, и Земля в качестве супермаркета отпадет за ненадобностью.
   А пока решил повнимательнее осмотреться на станции Ошка. Здесь подземные хоромы оказались по размеру больше всех. Не менее километра в диаметре и более сотни ответвлений на складские помещения. Настоящие катакомбы.
   Заглянув в третью по счету дырку, увидел не только приевшиеся полки и стеллажи, а нечто до боли знакомое. Рядом с полками, вплотную к друг другу, стоял автотранспорт или что-то очень сильно на него похожее. Четыре колеса, лобовое стекло, дверь, зализанные обводы корпуса весьма нестандартного вида, предполагающие высокую скорость перемещения в пространстве - все какое-то странноватое и чужое, но одновременно знакомое. А вот то, что высота у инопланетной "тачки" в общей сложности чуть недотягивала до двух метров, а также овальные обзорные окна по бокам и колесные диски без резины - это гляделось диковато.
   Поковырявшись в двери авто, методом тыка, но открыл-таки ее и заглянул внутрь. Два сиденья впереди, четыре сзади и... отсутствие руля. За место него нечто вроде штанги джойстика. М-да! Стекла окон мутноваты - видимо, спектр полосы пропускания смещен в ИК область. Опять-таки, кресла рассчитаны явно не на людей - раза в полтора больше необходимого, но сидеть в принципе можно. А если под ноги еще скамеечку поставить, так совсем хорошо. А уж заднице любого большого размера просто шикарно будет. Пожалуй, такие посадочные места для пенсаров будут в самый раз.
   Пощелкав костяшкой пальца и поскоблив по корпусу, пришел к выводу, что материал это вроде как силикон или еще какой эластомер. Ткнул пальцем в колесный диск и решил, что имеет место какая-то керамика. Затем решил проверить массу аппарата. Прихватил сзади лимузин за бампер и без особого труда оторвал транспортное средство от пола. Ха, при таких-то габаритах весу в ней не наберется и двухсот килограмм! Одним словом, очень совершенный хай-тек в чистом виде.
   Но если честно, именно к этому транспортному средству я остался равнодушен. Даже, если появится возможность его запустить. Кто как, но я рассекать пространство и простор предпочитаю или на тренированных своих двоих любимых, или в компании и при посредстве породистой лошади. Порталы, естественно, тут не в счет.
   Закончив осмотр, в задумчивости перешел в следующее помещение рядом. Здесь тоже стояли транспортные средства. Причем, та же платформа формулы четыре на четыре, но корпус другой - как у двухместного грузовичка. Более того, рядом с каждым модулем сложены, я так понимаю, навесные механизмы и комплектующие к нему. В самом широком ассортименте и предназначенные для выполнения самых разных работ. Предназначение некоторых прибамбасов непонятно, но кое-что определялось с ходу. Например, присутствовала примочка в виде миниатюрной буровой платформы оригинального вида. Тут же цистерна со шлангами для перевоза жидкости емкостью примерно кубометр и удлиненный прицеп для транспортировки негабаритов. Сразу видно, грузовичок - на все руки мастер. Я даже облизнулся - настоящая рабочая лошадка. Вот это по мне, такие вещи я люблю. Все-таки я до мозга костей утилитарный человек, натуральный крестьянин от сохи, в добавок, абсолютно лишенный патологического стремления к роскоши...
   В этот момент я ясно осознал, - в данных закромах инопланетного разума можно проплутать и прожить всю оставшуюся жизнь, и каждый день будет встречаться что-то новое и важное. Изучать же изыски чужой технологической мысли можно до бесконечности. Это страшно интересно, наподобие разгадывания шарады, но когда головоломок не просто много, а очень много, то поневоле задумаешься, а стоит ли... Посему надо закругляться на сегодня и отправляться на отдых. В голове присутствовала натуральная каша, впечатлений масса, а кушать - дюже хочется и спать нужно не абы как, а по расписанию.
   Вернувшись на Базу, сразу направился в столовую, тупо поковырял в тарелках, не замечая, что там такое в них наложено, чем сразил Дервуда наповал, и он с тревогой поинтересовался мои здоровьем. Успокоил брата и, переваривая в основном не еду, а неподъемный массив новой информации, со стеклянным взором проследовал с кухни в спальню и плашмя упал в койку.
  
   Утром проснулся бодрым, отменно готовым к дерзновенным свершениям и подвигам. Насвистывая фривольный мотивчик, пританцовывая "ча-ча-ча", ополоснулся, сделал несколько разминочных кругов в холе с громкими криками, раздавая по дороге теням и приведениям полновесные "маваши" и "нуките" руками и ногами. Затем трусцой переместился за обеденный стол и заложил в организм плотный фундамент необходимых жизненных потребностей, состоящий из приличного шмата мяса с кровью поджаренного на вертеле в зелени, салатиков, соков и прочих даров живой природы в разных видах и ипостасях. Хорошо.
   В завершение, со значением цыкнул зубом и с удовлетворением кивнул своей команде, в данном случае представленной Дели. После чего сменил одежду и веселым солнечным зайчиком поскакал по ступенькам вниз.
   Устроившись в кресле, перво-наперво посмотрел, как там себя чувствует мой беглец-искатель. Он по-прежнему целеустремленно двигался на юго-запад к предгорьям. Ну, бог ему в помощь. Раз еще не добежал, то рано еще отправлять его на встречу с предками. Пожалуй, имеет смысл снова уединиться в Белой башне, подумать, помечтать и устаканить информацию. Приняв решение, открыл портал на остров Корда.
   С удобством устроившись в кресле на колесиках, решил мыслить - широко, позитивно и конструктивно. А раз так, то, что мы имеем в глобальном масштабе, например, в транспортной сфере.
   Исходя из опыта Земли, можно сказать, что более половины мирового промышленного потенциала сосредоточено в двухсоткилометровой прибрежной полосе всех морей и океанов. И связано это не с любовью поплавать или позагорать на пляже. Причина в том, что расходы на транспортную инфраструктуру тормозят освоение внутриконтинентальных районов. Решив же транспортную проблему, мы автоматически подминаем под себя новые дикие области, запуская их в хозяйственный оборот. Вроде и мысль очевидная, но вот в России, полудурки в правительстве не перестают смаковать поговорку про дороги и дураков. Они не понимают, что это они о себе любимых. Для них транспортная проблема каждый раз новость, как снег зимой для дворников. Тьфу, куда-то меня опять не туда...
   Возвращаемся на позиции конструктивизма. Поскольку в Новом Мире живут люди, нужно помнить, что экологического инстинкта у человека нет. Изначально не заложено природой, понимаш... Раз так, то придется сей инстинкт натуральным образом вколачивать в сознание, возможно гвоздями. При этом человеку-охотнику и скотоводу-кочевнику нужны большие территории, а там, где существует один скотовод, поместятся с десяток земледельцев. И если этих крестьян облагодетельствовать сельскохозяйственным хай-теком, то вместо десятка проживет, а точнее прокормится на определенной территории, уже сотня. И пусть я упаду в ноги Лесным, буду плакать горючими слезами, размазывая сопли по лицу, ползать перед ними на коленях, посыпая голову пеплом, но... земледельцы получат от меня то, что доктор прописал. Это только в России все власть предержащие вечно пьют кровь и танцуют на костях крестьянина... Стоп, это снова лишние аналогии, опять меня понесло куда-то не туда. Не нужно отвлекаться...
   Принято считать, что потенциал страны или Империи определяется комплексом из пяти факторов: невозобновляемые ресурсы; возобновляемые ресурсы; трудовые ресурсы; орудия и материалы; знания и технологии. Прогресс достигается тогда, когда происходит освоение принципиально новых, ранее активно не используемых ресурсов, орудий или знаний. Научно-техническая революция приводит к тому, что уже исчерпанная или бедная ресурсная база заменяется новым видом избыточных ресурсов. Это уже потом идет эволюционное развитие техники и технологий, что определяется ростом коэффициента полезного действия использования ресурсов, орудий и знаний. Причем, рост кпд, что совершенно естественно, может происходить лишь до определенного предела, в самом лучшем случае, эта величина близка к ста процентам. Достижение же предела роста, запускает процесс регресса и, чтобы остановить деградацию и повернуть вспять, требуется снова освоение принципиально новых ресурсов. Замкнутый круг... или движение только вперед.
   Опять-таки не надо сбрасывать со счетов идеологию и религию. Это важнейший элемент управления государством и своеобразная смазка всех деталей сложного механизма государственной жизни. Посему, рядом с экологическим инстинктом, пусть не гвоздями, но кнутом и пряником нужно внедрить в людские души религию любви к природе, не исключающую личную активность. Религию понимания и достоинства, ответственности и отваги, единения ради выживания. Она должна вселять абсолютную уверенность в неизбежной победе света над тьмой. Принцип же единения ради выживания - универсален. Он позволит везде резко повысить роль личности, как на конкретном рабочем месте, так и на любом уровне управления с одновременным ростом самодисциплины и умения работать в команде. Только так и не иначе... Все остальное - крамола, которую требуется выжигать каленым железом... и рука у меня не дрогнет.
   Теперь рассмотрим пять факторов по отдельности и более детально, по возможности преломляя на мои дела и текущий момент.
   Невозобновляемые ресурсы - суть некий неприкосновенный запас. Использование этого НЗ возможно лишь в чрезвычайных ситуациях. Та вакханалия и бесхозяйственность, которая происходит на Земле, в чистом виде патология и умопомешательство. Здесь в Новом Мире мы пойдем другим путем. Более того, мы не дадим это делать и другим, действуя опять-таки кнутом и пряником. Топить ассигнациями печки, как делают живущие одним днем полудурки на Земле, мы не будем!
   Возобновляемые ресурсы - вот область моих интересов. У меня под боком есть девственная планета и имеются в Бешеных джунглях крутые спецы по биотехнологиям с хорошей производственной базой и колоссальным опытом. Девственность планеты, ее биологическое разнообразие нужно сохранить по максимуму, а с Лесными дружить и сотрудничать. Пусть Лесные не люди и мотивы их действий часто непонятны, но приспособил же человек себе во благо кишечную палочку. Как-то ведь договорился с одноклеточной амебой, а она-то уж совсем без мозгов. Так что никуда Лесные не денутся. Обязательно помогут освоить принципиально новые биологические ресурсы. Это в их интересах. А то, что они сила, видно хотя бы на примере модифицированного риса. Биотехнологии и будут тем первым кирпичом, который я положу в основание храма научно-технической революции.
   Далее мне нужна область роста. В моем случае она определяется тремя факторами: пустой и неосвоенной территорией, достатком солнечной энергии и наличием воды. И такая область роста есть! Это западная и южная часть Великой пустыни. Она раскинулась по правому берегу реки Крино, затем простирается юг, захватывая на запад и юго-запад пустыни и ограничиваясь предгорьями, и далее, занимая юг пустыни по левому берегу реки Чайна. По предварительной прикидке что-то около миллиона квадратных километров пустынной и неосвоенной территории, которая при должном подходе может стать настоящим сельскохозяйственным раем. И это есть - второй кирпич в основание прогресса.
   О территории страны Калков говорить пока, пожалуй, не следует. Здесь о революции речь не идет. Нужно просто на первом этапе без надрыва восстановить все как было, а уж потом, если приспичит, затевать кардинальные прорывы и перетряски. Да и страна эта во многом находится под протекторатом Лесных. Вдобавок у них под боком. Так что будем преобразовывать то, что сейчас никому не нужно и до чего сейчас никому дела нет, а именно - пустыню.
   О избыточном наличии трудовых ресурсов я размышлял еще в Логвуде, когда хотел пристроить к полезному делу лесную бандитскую братию. Здесь нужно лишь обеспечить стимулы людям и сносные условия существования, а дальше дело пойдет. Правда, важно не только количество, но и качество. Посему, в рамках развития трудовых ресурсов, пожалуй, можно осторожно начинать формировать команды поселенцев с отбраковкой явных идиотов, лоботрясов и диссидентов.
   Теперь орудия и материалы. После того, как я посетил необъятные подземные складские помещения и еще раньше просквозил через Бешеные джунгли, качественный рывок считай совершен и обеспечен, как в новом оборудовании, так и в материалах. Чего стоит один только паучий клей и паутинка! То есть - я знаю, где взять и у кого попросить...
   Сюда же можно отнести знания и технологии. Ведь я вроде как не дремучий Темучин и обладаю кой-каким высшим образованием и кругозором, что является немаловажным фактором роста. А раз так, то худо-бедно, но мы постепенно разберемся с чужими инновациями и внедрим их в нашу жизнь.
   Все вместе это и есть третий кирпич в фундамент здания развития. А сие уже кардинальный прорыв в будущее. Как хорошо всем известно, из практики - статичная фигура неограниченное время незыблемо стоит только на трех и более ногах.
   Если чуть отвлечься, оглянуться назад и оценить пройденный путь, то за всю историю развития земного человечества, оно никогда в своем стремлении вперед не опиралось на три ноги. Всегда, как Билли Бонс ковыляло и прыгало на одной ноге, помогая себе костылем, - то бронзовым, то железным... Так что я имею перед землянами значительную фору и как минимум трехкратное преимущество. Грех этим не воспользоваться.
   Подводя черту под размышлениями, можно сказать, что время истрачено не зря. Все основные направления развития рассмотрены комплексно и составлен пусть черновой, но вполне приличный план работ с теоретическим обоснованием. Теперь осталось детализировать и можно приступать к реализации.
   Я с хрустом сделал потягушеньки, вскочил с кресла так что седалище отъехало на колесиках метров на пять и... с ходу сделал сальто назад. Мягко опустился на полусогнутые ноги, рыкнул готовым к драке леопардом и с надеждой огляделся по сторонам - очень хотелось кому-нибудь по маковке настучать, пусть не до смерти, но так что б обязательно с пользой для дела. Напрасные хлопоты и несбыточные желания - зала для размышлений в Белой башне была пуста...
   Так, пожалуй, хватит лирики, пора заняться делом и решить ряд срочных дел. Ну, а сначала, направлю я свои стопы в храм Водопада. Требуется спешно реанимировать белую религию понимания, смирения и достоинства, которая бы вселяла в мятежные и нежные женские души абсолютную уверенность в неизбежной победе света над тьмой. Эка завернул, хмыкнул и шагнул в портал.
   Сойдя с постамента и настроенный по-деловому - не стал громко стучать по блюду. Чуть щелкнул костяшкой и под мелодичный звон покинул помещение. Все адепты присутствовали во дворе, включая сладкую ягодку Таймэ и Тинту, но нужны мне были в первую очередь Некрисса и Карайя.
   Уединившись под навесом с руководящим звеном храмового комплекса, я поставил перед адептами задачу следующего содержания: требуется срочно оформить все атрибуты белой стороны нашей общей религии. Запустить, так сказать, процесс.
   Для этого нужно, чтобы в любой момент времени, в спальном комплексе ждали своей очереди не менее десяти нестарых правоверных паломниц благообразного вида, готовых истово услужить Богу Света в моем лице. Причем, это их служение обязательно должно начаться с бани. И, если какая-либо паломница при моем явлении будет плохо умыта или в волосах окажутся какие-нибудь кусачие маленькие звери, то я... И в этом месте рыкнул бешеным медведем, типа того, что живьем сожру и порохов не оставлю, в добавок, грохнув кулаком по столу, от чего у обоих адептов побелели лица. Правда имелись и отличия в реакции. Карайя от страха зажмурилась и скукожилась, а у Некриссы мелкой дробью застучали зубы. Я с удовлетворением кивнул, отметив, что жрецы прониклись идей...
   Сбросив градус напряжения, далее сообщил, что постараюсь обслужить всех паломниц по полной программе и возможно даже вылечу от какой-нибудь лихоманки. Правда, благодать получат не все. Тут уж как повезет. Если у паломницы есть внутри серьезная червоточина, то пусть возвращается назад не солоно хлебавши. Такой хоккей нам не нужен.
   Они же оба, со своей стороны, должны обеспечить хорошо им знакомые таинства приготовления пищи - осетринка и черная икорка во всех видах в священной трапезе обязаны присутствовать в полном объеме. Ну, и все остальные фирменные питательные изыски, как положено. И снова посмотрел на жрецов тяжелым взглядом. Оба почти синхронно закивали мне в ответ. Очень хорошо.
   Так что начинаем новый этап религиозной жизни и пусть вся жреческая братия срочно приступает к строительству бани, а также дополнительных спальных мест. А самое главное - могучего сакрального ложа, где-то три на три метра. Поднялся и показал эти размеры, вытянув руки над головой и в стороны. И еще, ежедневно, сразу после полудня, все претендентки на служение Белому должны выстраиваться во дворе перед входом в храм и стоять в полной боевой готовности целую клепсидру. Затем можно разойтись по своим делам.
   Если на то будет Божья воля, объявиться в следующий раз могу в любой момент. Соответственно сразу после завершения священной трапезы без задержки приступлю к исполнению своих божественных белых функций в ранге полномочного представителя Бога Света. Ну вот, вроде и все сказал, что хотел.
   А про себя подумал, что в дальнейшем, мы где-нибудь с трехлетнего возраста детишек у матерей заберем. За деньги само собой... Ребяток мы воспитаем в особых условиях и по специальной программе. И о матерях тоже не забудем, до самой их смерти от старости. Молодняк же этот будет костяком ордена меченосцев. Так мы создадим здоровую психически, особую касту аристократов духа. А учитывая, что на Земле какой-то там бей с шишкой под носом или марокканский султан, смог, шутя настрогать то ли триста, то ли пятьсот детей, то есть почти штурмовой батальон списочного состава... а я-то чем хуже! Тоже как-никак призовой самец и не чета какому-то там шейху. Я гораздо круче, можно сказать, - настоящий полковник! Посему, торжественно клянусь и обязуюсь - сформировать полнокровный единокровный полк... Хм, а может и не один! И это будет четвертый, самый ядреный кирпич в основание дальнейшего развития Нового Мира и наиважнейший человеческий фактор необратимости положительных тенденций. Ха, а если постараться и выйти на дивизию? Вот вам будет и четвертый костыль, а точнее - натуральное четвертое колесо спортивного авто формулы один. Такую конструкцию только с горки толкни и...
   Похохатывая своим мыслям, еще посидел за столом несколько минут, выпил сока, с удовольствием наблюдая, как сладкая парочка в лице Тинты и Таймэ, строит мне глазки, организуя настильный перекрестный обстрел. Причем, у степной девочки в силу незаурядных женских талантов, заложенных с рождения, война в гляделки получалась просто сногсшибательно и смертоубийственно. Ничуть не слабее выстрела из гранатомета прямиком в сердце. Но виртуальный броневой лист динамической защиты, который я выставил перед собой, она все-таки сегодня пробить не смогла. К сожалению, время поджимало и сейчас не до любовных игр и утех.
   Я вскочил на ноги, многообещающе улыбнулся обоим, махнул на прощание рукой и направился к входу в храм. Поднялся на постамент и шагнул в портал. Теперь нужно с аналогичной миссией посетить все остальные филиалы. И накрутить хвоста жрецам, чтобы прониклись...
   Результат инспекции храмов дал некоторые материальные результаты. В частности, Ксень упросила-таки взять с собой двадцать маленьких мешочков со смесями специй. Причем, к подбору ингредиентов в виде пахучих травок она подошла творчески и с любовью. Так что пришлось срочно заказывать в Ошка специальную коробку из бальзы с герметичными отделениями для всех специй и не только тех, что мне презентовала Голубая устрица. Впрочем, сделали емкость быстро и я успел еще слетать в Белую башню, чтобы сделать упрочнение, обмазав спецпокрытием.
   Этими организационными и хозяйственными вопросами пришлось заниматься целый день.
   В конце снова объявился на Базе. Ужинать не стал, и так пришлось четыре раза обильно обедать в разных местах у гостеприимных адептов. Мои команды дело знают туго. Посему заслушал последние новости и не знаю уж почему, но решил не устраивать в Логвуде божественный бордель. По крайней мере, не сейчас. Также, по здравому размышлению, принял решение пока не объявлять набор в колонисты. Научный подход в таком сложном вопросе диктует сначала осуществить всестороннюю подготовку, оформить инфраструктуру поселений и определиться с прочими проблемами совместного проживания на новом месте.
   Здесь рубить с плеча, последнее дело. Можно хорошую идею загубить на корню. А раз так, то принял к сведению местные новости молча, лишь в нужных местах покивав глубокомысленно. По завершении беседы сразу поднялся и направился в спальню.
  
   Утром после завтрака спустился вниз и уже привычно проверил, как там поживает мой беглец из крепости. Живчик бежал как заведенный. Только что не тарахтел моторчиком наподобие Карлсона. За прошедшее время он успел преодолеть густые леса предгорий и в данный момент карабкался по пока еще низким скалам, заросшим колючим кустарником. Все это уже начинало нервировать - из-за одного недобитка я никак не мог поставить жирную точку в своем отчете перед Лесными. А встретиться с ними хотелось. Накопилась масса вопросов.
   Ну, да ладно, пусть постреленок бежит, потерплю. Скоро ему без альпинистского снаряжения и шагу не шагнуть, так что конец его пути близок.
   Так, теперь плавно переходим к следующему номеру нашей программы. А по списку на сегодня у нас начало формирования государственного производственно-исследовательского комплекса. Гвоздем этого образования должен стать город мастеров и не последнюю скрипку в нем обязан сыграть Мета. А посему посмотрим, как там себя чувствует наш полукровка.
   Ошибившись один раз, со второго нашел маркер портала в районе местообитания хеарха. Открыв Ворота, вышел и осторожно отбежал в сторону, стараясь не зацепить тревожную сетку. Но эти хлопоты оказались напрасными. При внимательном рассмотрении стало видно - сетка потеряла рабочий вид. Слишком много мусора. Судя по его количеству, Мета покинул эвкалиптовую рощу и довольно давно.
   Пришлось снова нырять в прошлое и, добравшись по времени до нашей последней встречи, я замаркировал хеарха. В ускоренном темпе, не останавливаясь на деталях, отследил все его перемещения и выяснил, что в настоящий момент, он в составе довольно большого каравана двигается в сторону города Вень. Караван состоял из девятнадцати подвод, сорока пяти вьючных лошадей и двадцати мулов. Около полусотни человек ехали в полном вооружении верхом на лошадях. Серьезная сила. По примерной оценке до города колонне еще двигаться дня три. Всего я насчитал в общей сложности сто семьдесят восемь человек. В том числе двадцать девять детей моложе шестнадцати лет и шестьдесят три женщины разных возрастов.
   Повнимательнее рассмотрев караван, понял, что Мета исполняет мой приказ и вместе со своими помощниками двинулся в переселение на новое место обитания в город Пого. Правда, в связи с последними событиями, я начал сильно сомневаться в необходимости именно этой конечной точки маршрута. Более того, сейчас я был уверен, что научно-производственный комплекс под руководством хеарха следует разворачивать где-то в другом месте, например на левом берегу реки Чайна рядом с городом Берес или около города Ошка. Но сей момент следовало обсудить лично с Метой, изложив ему свои аргументы и выслушав его соображения. Все-таки он, пусть и не человек, но местный и весьма информированный. Ему безусловно известны некоторые нюансы, о которых я могу не знать. А для этого разговора мне потребуются карты всей территории предгорий, начиная с города Вень до Ошки.
   Раз так, то не худо бы сделать копии с материалов, которые отыскал Ригни. Почесав в затылке, понял, хочешь ни хочешь, а нужно отправляться на Земля, искать подходящую множительную технику и делать ксероксы с пергаментов.
   Сказано - сделано, но задача оказалась неожиданно сложной. Почерпнув адреса из справочника, я битый час шастал по организациям, складам и магазинам, но нужного роликового формата, как минимум А1, отыскать не мог. Наконец, настойчивость принесла плоды. Сначала нашелся склад, где отоварился высококлассной бумагой в рулонах. Затем на складе отыскались коробки с комбинированными цифровыми электрографическими копировальными аппаратами формата А0. То, что доктор прописал.
   Но тягать коробки со склада и где-то их устанавливать - это от Лукавого. Мне нужно все и сразу, то есть быстро. Поэтому снова скользнул в прошлое, отмаркировал коробку, которую кто-то уже приобрел, и вернулся в настоящее, оказавшись вместе с копиром в небольшой комнатке.
   Что это за организация приобрела технику, мне было не интересно. Сейчас меня больше волновала девица субтильного вида. Кроме нее в комнате никого не было и, по-быстрому просмотрев смежные помещения на предмет неожиданностей, я заглянул в ближайшую булочную. Здесь цапнул с витрины пять штук шоколадок. Затем вернулся, сунул в карман банковскую упаковку евро, подхватил рулоны пергаментов, открыл портал за спиной лаборантки и шагнул в помещение. После чего сделал скользящий шаг и сразу положил на стол шоколадку с голубоглазой девочкой на обертке. Лаборантка вздрогнула, но не закричала. Очень хорошо.
   Я пододвинул второй стул, уселся напротив и выложил веером, как пальцы руки, еще четыре шоколадки с разными картинками, а вместо ладони умастил упаковку банкнот. Затем, посмотрел обволакивающим взглядом и прошептал самым проникновенным грудным голосом, на который только был способен.
   - Дед Мороз пришел. Нужно сделать работу. Плачу сдельно и с переплатой, - и с улыбкой подтолкнул пальцем упаковку поближе к девушке, прибавив. - Это все тебе. - Прелестница, прикрыла ладошкой рот, чтобы не закричать, и уставилась на меня то ли с интересом, то ли с ужасом. Я улыбнулся ей совсем ласково, томно вздохнул, прикрыл глазки и сообщил. - Очень тороплюсь. Работа срочная. Нужно отксерить в трех экземплярах. - Здесь девица неожиданно икнула, сконфузилась от своего нежданчика и я поинтересовался, - а может тебе деньги не нужны?
   Это подействовало. Взгляд лаборантки преобразился, просветлел и приобрел деловой вид. Ну и ладненько. Я положил перед ней пергаменты и два рулона бумаги. Девушка скосила глаза и тоненьким голоском пролепетала.
   - У меня бумага есть. - Я кивнул и сообщил.
   - Я так, на всякий случай. Да и бумага очень хорошая. А если будет нужен тонер, то тоже принесу. Но мне нужно сделать ксероксы срочно и сейчас.
   Девица закивала, поднялась со стула и приступила к работе. Я отошел в сторонку и встал так, чтобы не бросаться в глаза сходу, если откроется дверь и кто-то войдет в комнату.
   Копир работал шустро и на все про все ему потребовалось не больше пятнадцати минут. В конце я скатал оригиналы и готовые копии рулоном, сказал спасибо, переместился поближе к проходу. Теперь следовало отвлечь внимание и я ткнул пальцем в противоположную стенку, испугано воскликнув, - "ой, что это". А как только девчонка оглянулась посмотреть, скользнул в портал и закрыл Ворота. Аллес.
   Понятное дело я переплатил за минутную работу. Но сделал сие специально. В дальнейшем, если с Лесными в части денежной реформы ничего не получится, то где-то потребуется печатать деньги Нового Мира. Так почему бы не здесь? Место считай прикормлено.
   Оставив лишние экземпляры топопланов в Белой башне, подумал, что пора делать стеллажи, а то, если сваливать все добро в кучу на полу, получается очередная свалка и с течением времени я утону в отходах своей активной жизнедеятельности. Что есть нездорово.
   А пока суд да дело, не худо бы совместить приятное с полезным. Поскольку мне требуется встретиться с Метой, то можно чуток расслабиться и подождать его, где-то по пути в интересном месте. Благо таких мест на девственной планете, как комаров в тайге. Особенно в районе предгорий и Пограничья.
   Сказано - сделано и я перевел Систему в видеорежим, задав движение на высоте около ста метров вдоль дороги впереди каравана.
   Подходящее местечко обнаружилось быстро. Им оказалось очень милое озерко с заросшими камышом берегами. Озеро являлось проточным. В него впадала и вытекала довольно полноводная речка. Это являлось гарантией высокого рыбьего поголовья. Но самое главное, на зеркале озера жировала пернатая дичь. Разнообразная и в большом количестве. Хотя, по первому впечатлению и ярким краскам, в основном это нырки.
   Передо мной замаячила альтернатива. Рыбалка или охота. Совмещать одно с другим не хотелось, да и времени не было. Прислушавшись к внутреннему голосу понял, что здесь и сейчас рыбные блюда меня не вдохновляют, а вот мысль о жирной жаренной утке способствует слюноотделению и пищеварению. Раз так - решено, пусть будет дичь.
   История моих отношений с нырками непростая и отношение к ним сложное. Как-то на раннем этапе своей охотничьей карьеры, когда еще таскал с собой за спиной бокфлинт двенадцатого калибра, я попытался устроить большой стае нырков День гнева и порадовать себя на завтрак, обед и ужин жареной птицей. И место, где это должно произойти, вроде, представлялось исключительно удобным - маленькое круглое озерко с высокими заросшими берегами, с которых все видно как на ладони.
   Так вот, в течение нескольких дней, проходя по берегу, я с настойчивостью достойной иного применения, расстрелял по стаям нырков почти полный патронташ и не смог убить ни одной штуки! Мистика. Хотя не промахивался, клал кучно и покрытия дробью наблюдались постоянно, но... от винта.
   Знающие люди говорят, нырок слышит удар бойка по капсюлю патрона и успевает нырнуть до того, как до него долетит дробь. Что-то не очень в это верится. Скорее всего, бить надо по птичкам не дробью, а картечью! Так что обидели меня однажды нырки. Унизили жестоко, можно сказать. Имелся у меня к ним личный счет.
   Облетев озеро по берегу, отыскал удобное место для костра. Караванный путь проходил рядом и, судя по всему, где-то часика через три переселенцы должны подойти к озеру. Надеюсь, к этому времени я успею и поохотиться и перекусить.
   Сходив за луком, взял вместе с ним десяток стрел и решил утроить расстрел летунов прямо из портала, открывая проход на высоте полутора метров над водой, прямо напротив выводков. Но прежде требовалось из общей массы отобрать объекты охоты.
   Больше всего на озере имелось крупных птиц размером с крякву с непропорционально большой головой. Ориентируясь на красочную раскраску самцов - ярко-рыжая голова, малиново-красный клюв, черные грудь и брюшко, бока белые с нежным розоватым оттенком, решил, что имею дело с красноносым нырком. Покопавшись в памяти, вспомнил, как один спец выдал этой птице короткую и не слишком лестную характеристику - мясо оранжевого оттенка, среднего качества. Все, после такого заявления мне она уже не интересна.
   Рядом с красноносами на чистой воде глубоководья жировали несколько десятков чуть меньших по размеру птиц. Самцы отличались каштаново-красной головой, черной грудью, белым брюшком и серебристой спинкой, а самки поразили не видом, а своеобразным каркающим голосом "керрр-керрр". Судя по всему, я имел дело с красноголовым нырком. Здесь я и без воспоминаний знал, что мясо птицы отменного качества.
   Остальные представители птичьего поголовья это главным образом различные белоглазки и чернети. Ну, и как следствие, если добывать именно эту птицу, придется выбирать между недомерками или птицами с мясом невысокого качества. Причем, мясо могло - или иметь заметный рыбный привкус, или быть постным с консистенцией старой кожаной подметки. Сие, естественно, не вдохновляло.
   Так что из вроде большого птичьего изобилия меня в гастрономическом плане заинтересовала лишь небольшая стайка красноголовых нырков, по которым я и выдал убийственную очередь из шести стрел. Естественно, стреляя практически в упор, не промазал ни разу.
   Далее переоткрыл портал на земле, подхватился и шагнул на зеленую лужайку рядом с озером. По-быстрому разделся и сплавал за добычей на середину озера. Вода оказалась на удивление чистой и прозрачной. Затащив всех шестерых уток на берег, решил не отказывать себе в удовольствии и чуть-чуть поплавать. Это чуть-чуть вылилось в пятнадцать минуть бешеного нарезания кругов с постоянной сменой стиля плаванья. Как результат, я и очистился, и устал, и остался доволен сверх всякой меры.
   Выскочив на берег, в ускоренном темпе подготовил тушки, подумал с минуту и решил, что сделаю уток, пожарив их на вертеле. Развел костер и в полном неглиже смотался на Базу. Там прихватил с кухни большое серебряное блюдо. В погребе черпанул из бочонка полную миску брусники, взял несколько луковиц, кусочек свежего шпика, соль, шесть листиков лаврушки и вернулся к озеру.
   Затем подготовленные тушки натер солью, брюшко наполнил брусникой и луком. После чего зашил животики ниткой. Снаружи уток нашпиговал маленькими кусочками сала, насадил на шампуры и разместил над огнем. Жарил без особой торопливости до полной готовности.
   В конце, глубоко вдохнул божественный аромат, гулко сглотнул слюну и со зверской рожей изголодавшегося вампира вонзил зубы в первого жареного нырка...
   Выкинув в сторону кустов скелетик третьей по счету птички, тяжело, но с удовольствием, сказал. - Уф, - облизал языком губы, все заляпанные соком и жиром, и в изнеможении повалился на спину, раскинув руки. На голубом небе ни облачка, где-то через пару часов начнет темнеть. Благоухали, нагретая солнцем трава и луговые цветы, птички поют. Жизнь продолжается. Хорошо.
   За поворотом дороги, довольно близко послышалось лошадиное ржание. Вот и Мета, легок на помине.
   Поднялся на ноги и ополоснулся, смыв следа обжорства. Затем натянул одежду и кольчугу, приняв вполне привычный вид. Сел в расслабленной, но значительной позе на ствол поваленного дерева и стал ждать. Слабый дымок моего костра был хорошо замечен и от передовой части каравана отделились два всадника. С грозным видом они поскакали в мою сторону. Но и тот и другой оказались догадливы сверх всякой меры, узнав меня по косвенным признакам, и, как следствие, резко осадив лошадей на полпути и повернув обратно.
   Не доезжая десятка метров до каравана, первый всадник что-то крикнул и со второй по счету телеги слезла знакомая долговязая фигура. Она направилась ко мне быстрым шагом в сопровождении крепенького мужичка в полном боевом доспехе, который с большим трудом поспевал следом, временами переходя на бег трусцой.
   Мета все делал стремительно - и двигался, и соображал... и хамил. А о правилах хорошего тона в земном понимании он, естественно, не слышал никогда. Посему, проходя мимо костра, не спрашивая разрешения, подхватил прутик с жареной уткой, оседлал верхом поваленное дерево и впился ядреными лошадиными зубами в дичь. Жареная тушка нырка жалобно пискнула в его челюстях и обильно брызнула брусничным соком, а хеарх, вывалил изо рта здоровенный, почти как у собаки, язык и облизал им свою волосатую мордочку. Затем прожевав, скорчил рожу как от кислого, гулко сглотнул и сообщил.
   - Весьма. Весьма. А ты, Черный еще и пожрать не дурак.
   - Да уж что есть, того не отнять, - раскланялся я. На что Мета одобрительно кивнул и через пару минут, бросив пустой прутик в костер, подхватил вторую жареную утку. Я смотрел на него с умилением. Это было настоящее явление природы, стихия без всяких изъятий.
   Тем временем вся его команда очень по-деловому стала устраиваться на ночлег, благо место рядом с озером оказалось вполне подходящим.
   Закончив с третьей уткой, хеарх прокомментировал это событие почти также как и я, - Фу, хорошо. - Затем поднялся и, в очередной раз меня удивив, направился мыть руки и попить водички. Впрочем, я думаю, он догадался, что рулон с бумагой я притащил собой не просто так. А пачкать жиром печатную продукцию это последнее дело.
   Вернувшись, он снова занял ту же самую позицию, махнул рукой своему секьюрити, чтобы тот подошел поближе, и уставился на меня вопросительным взглядом.
   Я кашлянул для порядка и начал рассказ. В частности, сообщил, что здесь, прямо под ногами проходит туннель. Диаметр туннеля около семи метров и ткнул в кустик, находящийся на подходящем расстоянии. И этот подземный ход идет очень далеко, как минимум, за Пого. Но самое интересное в этом факте, что через практически равные промежутки, обычно рядом с городами на поверхности, у туннеля имеются подземные помещения, которые представляют собой колоссальные склады, наполненные различными артефактами.
   Здесь я взял рулон, развернул, подвинулся ближе и показал хеарху, ткнув пальцем, где у туннеля станции. И пояснил, что появилась мысль, поселить его команду не в Пого, а где-то рядом с выходом со станции, чтобы в дальнейшем можно было использовать для дела те вещицы и механизмы, в назначении которых удастся разобраться ему и его команде. Ну и я, конечно, в стороне не останусь и поиграю в угадайку. Чем могу - помогу. Опять-таки Пого находится в стране калков и ровно посередине между лесными и танконами. Как между молотом и наковальней. Правда, из этой альтернативы мне больше всего не нравятся танконы, змеюки подколодные...
   В этом месте я прервался и осведомился, что он по этому поводу думает. Хеарх проникся темой и принялся думать в сугубо своем фирменном стиле - вскочил на ноги, заметался и забегал кругами. Затем схватил рулон и подбежал к своему охраннику, который до этого скромно стоял в сторонке. Развернул планы у него перед глазами и тоже начал тыкать пальцем... секьюрити глубокомысленно кивал.
   Как оказалось, этот человек был не охранником, а главным помощником Меты. И даже более того, он являлся, по словам хеарха, непревзойденным скульптором-самородком и зовут его Флаки. Так что внешность и поведение часто обманчивы.
   В результате бурного обсуждения в течение пяти минут Флаки и Мета пришли к общему мнению. Получалось, что ни Ошка, ни Берес не подходят, а оптимальным местом являются районы деревень Семипалки и Почесухи. Там относительно пусто, а вся их команда привыкла работать скрытно. Вдобавок танконы - это такая язва, что чем дальше от нее, тем лучше. Посему, из двух пустынных мест более всего подходят Семипалки.
   Эти аргументы я воспринял и сообщил, что оставляю им карты, а место, где есть выход из подземной станции, отмечу четырьмя черно-белыми флажками. А засим, прощаюсь. До новых встреч. Подхватил серебряное блюдо, вломился в кусты и шагнул в портал.
   Вернув блюдо на место, после короткого размышления отправился в храм города Кору. Здесь имелась подготовленная адептами стопка черно-белых штандартов. Прихватив четыре флажка, вернулся в район деревни Семипалки и после непродолжительных метаний под землей, отыскал туннель, а по нему и станцию.
   Осматривать подземное помещение пришлось долго. Выход из него на поверхность оказался хорошо спрятан и не о каких эскалаторах, естественно, не было и речи. Но, наконец, серпантин пандуса нашелся и выводил он к очень хитро устроенной гранитной загородке. На поверхности земли она выглядела как массивный камень-останец.
   С ходу механизм открытия ворот в руки не дался. Я даже не смог обнаружить, где находится замок у этой чертовой двери и есть ли он вообще. Ну, да ничего, будет больше времени, вскрою и эту консервную банку... никуда не денется.
   Поднявшись на поверхность, срубил три молоденькие березки по углам квадрата, где в центре находился гранитный останец. Обрезки березок послужили хорошими флагштоками. Четвертый черно-белый флаг пристроил на нижнюю ветку старой березы. Порядок.
   На всякий случай решил осмотреть территорию более внимательно. Перешел в видеорежим, развернулся лицом в надир и стал потихоньку набирать высоту.
   В общем, место мне понравилось. Рядом полноводная река. Она течет на восток и на протяжении нескольких сот километров пробивается через пустыню, но силы не равны, и глубоководный поток высыхает в песках. Вокруг выхода из метро плодородные земли. Луговое разнотравье с перелесками и не слишком далеко на противоположном берегу реки присутствует махровый лес с деловой древесиной. Ее можно заготовить и сплавить по реке. Вдоль реки на запад через несколько километров начинается колоссальное болото. Видимо, когда-то на месте трясины имелось обширное озеро. С течением времени водоем полностью зарос сначала водорослями, а затем мхом и осокой, что, учитывая местный климат, вполне закономерный результат. Но, в целом, Мета не прогадал, здесь жить можно.
   Солнце уже наполовину скрылось за горизонтом, поработал я сегодня плодотворно, так что пора на отдых.
  
   Утром снова проверил беглеца. Наконец-то. Добрался-таки попрыгунчик до своей цели. Правда цель его оказалась весьма странной. Узкая щель в скале и, судя по ее внешнему виду, появилась она совсем недавно и в результате естественных процессов.
   Перед отверстием в скале искатель встал сначала на корточки, затем лег на живот и буквально ввинтился в проход, чем-то напомнив земляного червя. Все это я наблюдал в прошлом со сдвигом в несколько часов.
   Мой маркер находился у беглеца на макушке и через короткое время экран видеопортала потемнел. Ползун двигался под землей в полной темноте. Я добавил ускорения картинке видеоизображения. И не смотря на это около получаса в реальном масштабе абсолютно ничего не происходило. Лишь темнота и пыхтенье черного копателя.
   Наконец, чиркнуло кресало и после пары ударов, беглец запалил плошку масляного светильника. Раньше у него его не было. Когда и где успел подобрать, я и не заметил. Ну, раз появился свет, имеет смысл осмотреться. Поземная щель чуть расширилась и искатель смог встать на карачки. После чего довольно шустро пополз дальше. Еще метров через триста ход позволил ему идти пригнувшись и не успел он пройти совсем чуть-чуть, как уткнулся в очередную стенку.
   Здесь мой спелеолог повел себя странно - остановился и замер, прислушиваясь. Затем полностью разделся, свернул одежду плотным свертком, обвязал веревкой и привязал к ноге. После этого капнул из плошки светильника на руки маслом, помазал предплечья и снова замер соляным столбом, пытаясь уловить какие-то звуки. Так, не шевелясь, он простоял минут пятнадцать. Я уж было решил в очередной раз ускориться с видеопросмотром, но он, наконец-то, шевельнулся, отодвинул крупный булыжник от стены у себя под ногами и снова ввинтился, но теперь уж в совсем маленькую дырку.
   Говорят, крыса может залезть в любую щель, в которую только способна просунуть голову. У меня создалось полное впечатление, что искатель только что исполнил аналогичный крысиный фокус. По крайней мере, дырка в стене была ничуть не больше его головы. И еще стало понятно, зачем он раздевался и мазал маслом предплечья. Хотя натуральные крысы вроде так не делают, да у них и плеч то в нашем понимании нет, но, если бы на беглеце была одежда, она бы так осталась здесь. Стенки узкой дыры соскобли бы ее с тела искателя.
   И через эту естественную соковыжималку беглец протискивался битый час, все время, толкая перед собой плошку светильника. Несколько раз черный копатель застревал в проходе, как мне казалось намертво. Однако, то ли он умел вынимать кости из связок, то ли еще что, но повозившись чуток, он снова продолжал движение. Где-то через полчаса, я стал лучше понимать древнеегипетских грабителей гробниц и, как они смогли обокрасть то, что вроде невозможно обворовать в принципе. Я бы, пожалуй, так не смог... быстро бы съехал с катушек от клаустрофобии.
   Наконец беглец просочился через нору, высунул из узости прохода сначала руку, затем голову и плечи. Слабый огонек светильника в его руке осветил большое помещение, чем-то смахивающее на вырубленный в монолите прямоугольный коридор, шириной метров пять и высотой метров восемь. Щель, через которую беглец прополз и попал в коридор, находилась под самым потолком помещения. Чтобы полностью покинуть нору искателю пришлось нырком прыгать головой вперед, исполнив сальто, практически с высоты третьего этажа. Но он справился и не разбился. Ловок черт...
   После этого искатель быстро оделся и, пригибаясь и поглядывая себе под ноги, на цыпочках побежал по коридору. Здесь я опять ускорился с просмотром событий, потому как коридор оказался длинным и бежал грабитель гробниц по нему долго.
   Часика через три он достиг некой точки. Каким образом он ее обнаружил, я не понял. На мой взгляд, проход под землей был на всем протяжении без каких-либо особенностей. За единственным исключением. С одной стороны коридора имелись закрытые двери примерно через каждые сто метров. Двери явно рассчитаны не на человека - высотой под три метра и шириной метра два.
   Всего, пока бежал искатель, я насчитал их сто двенадцать штук и чувствовалось, что это лишь малая толика, поскольку коридор уходил дальше в обе стороны в бесконечность.
   Так вот, отыскав кукую-то метку, мой беглец в очередной раз остановился и долго прислушивался, что-то его постоянно беспокоило и чего-то он опасался. Наконец, искатель решился, достал из внутреннего кармана несколько палочек толщиной в сантиметр и длиной сантиметров двадцать. Затем разделся, оформил сверток с одеждой, взял плошку светильника в зубы и... шустро полез по абсолютно ровной стене вверх. Для этого он втыкал палочки в стенку, где видимо для них все-таки имелись специальные отверстия. Причем, всякий раз он делал весьма нехилый акробатический этюд, вынимая последнюю палочку из стенки и переставляя ее перед собой. Как результат, он добрался до потолка и там снова ухитрился втиснуться в совершенно уж смешное отверстие.
   Здесь я непроизвольно вспомнил клопов, которые, когда голодные, в силу своей плоской фигуры, могут протиснуться и спрятаться в любой щелке в стене. Одним словом, мой беглец оказался по цирковой квалификации, как минимум, равным Гудини. Весьма неординарный человечек...
   После этого он в очередной раз прополз по почти что кротовой норе и закончил свои подземные странствия в избушке-развалюшке на склоне горы. Совершенно очевидно, основное предназначение этого маленького домика, по размеру ненамного большего, чем собачья конура, спрятать вход в подземный проход. На всякий случай, крысиная нора выхода скрывалась под нарами и была занавешена грязной тряпицей.
   Как только беглец выполз из дыры, он, не одеваясь, раскупорил еще одну захоронку. В ней находились предметы первой необходимости - одежда, деньги, продукты, прочие походные вещи. Обновив гардероб и запасы, искатель развел огонь в очаге, черпанул в ближайшем ручье воды в котелок и приступил к приготовлению еды. За этим занятием я его и застал в реале. Сейчас он сидел на единственной скособоченной табуретке, сложив руки на коленях, в задумчивости смотрел на огонь, всем своим видом демонстрируя, что ему требуется основательно отдохнуть перед предстоящим трудным путешествием... к черту на куличики.
   В общем, я выяснил все что хотел. Цель его похода определилась, а дальнейшие его странствия по морям и весям могут занять всю его оставшуюся жизнь. Как это говорится в детективах, - и здесь преступник растворился в толпе... Посему, я не видел особого смысла заниматься допросом с пристрастием, все и так ясно, а раз так, то не стал вылезать через портал и поступил дешево и сердито, сделав инсульт циркачу.
   После чего задумался, разглядывая мертвое тело, свернувшееся калачиком на полу. Все-таки только что я узнал много нового, а беглец прошел хоть и по однообразному, но очень интересному месту. Не худо бы осмотреться там более внимательно.
   Я запустил процесс отслеживания прошлого и стал отматывать кинопленку событий в обратном направлении. Первую остановку сделал в момент, когда искатель карабкался из коридора. Поставил маркер на стенку и организовал стандартный портал. Зажег фонарь и огляделся.
   Ничего такого особенного не заметил. Где-то через двадцать метров по левую сторону должна находиться многосерийная дверь. Попробуем-ка заглянуть за нее.
   Переместившись по коридору в видеорежиме и остановившись напротив закрытого входа, задал движение сквозь дверь. Фиг вам. От винта. Уже хорошо знакомый клубящийся туман предупреждал, что имеет место скрытый для наблюдений объем пространства и решения задачи в лоб нет. Нужно сначала вручную открывать замки с помощью пороля. Открыл портал, шагнул в коридор и я принялся изучать дверь более детально.
   Ха, на уровне макушки обнаружился набор сенситивных кнопок общим количеством в двадцать одну штуку. Они располагались в три вертикальных ряда по семь кнопок в каждом. На каждой кнопке присутствовал знак - буква алфавита. Причем, алфавита протоязыка. Я непроизвольно почесал в затылке. В голове присутствовала звенящая пустота и никаких конструктивных мыслей. Изучение изношенности кнопок показало что, или ими пользовались крайне редко, или нажимали разом на все. Как мне представляется и то, и другое равновероятно.
   Так, попробуем вспомнить протоязык как таковой и попытаемся сложить некие слова. То, что слова на замках пишутся сверху вниз, это я помню еще по запору в городе Пого. Так что кое-какая зацепка уже есть. Предположим далее, что это три слова одинакового размера на протоязыке. Скорее всего слова сугубо утилитарны, без всяких красивостей и выкрутас. И я приступил к перебору вариантов...
   Это было как удар молнии, в голове сложилась фраза - "место постоянного хранения". На протоязыке все слова фразы имели одинаковый размер. И я стал, тыкая пальцем, шустро набирать нужную комбинацию. Есть. Дверь квакнула, все-таки не открывали ее десятки, а может и сотни лет, затем с легким шорохом задвинулась внутрь на глубину метра два, после чего сместилась в сторону, открывая проход.
   Тьфу. Я даже закашлялся. Из глубины на меня дохнуло смрадом, как из преисподней. Раздражающий горло запах, некая смесь хлорки и чеснока. Мне даже расхотелось заходить внутрь. Но чуть продышавшись, решил, что отступать поздно. Не по-спецназовски это как-то. И шагнул внутрь.
   Внутри темно и электрический фонарь выхватил, уходящие вдаль штабеля каких-то брусков. Штабеля достигали высоты в два метра и имелся широкий проход между ними. Я вошел в помещение и попробовал рассмотреть, что же тут такое "постоянно хранится".
   Бруски представляли собой слитки. Внешне брусок выглядел, как оловянно-белый металл с серовато-голубым оттенком. Я достал свой булатный клинок и попробовал царапнуть слиток. Ха, наивный парень, нож даже царапины не оставил! В общем-то я уже стал подозревать с чем столкнулся. Единственное, что на Земле этого материала в таких количествах не могло быть в принципе. Ну, так то на Земле, а здесь вам не равнина, здесь климат иной...
   Чтобы окончательно решить вопрос с идентификацией, решил снять с верхушки штабеля один образец... и чуть не раскроил себе голову. Вроде небольшая железяка оказалась аномально тяжелой. Но сие сразу и однозначно решило вопрос, что за металл - это был осмий. И было его аномально много - сотни и сотни тонн... Ну, а то, что он воняет как адское зелье, так это фонит не сам металл, который как-никак платиноид, а его производное - осмиевый ангидрид или четырехокись осмия. Все-таки кислород здесь есть и металл на него реагирует.
   Я хмыкнул и подумал, что самой малой толики этих необозримых запасов хватит, например, чтобы обвалить рынок осмия на Земле. Причем, обвалить не абы как, а катастрофически, гораздо ниже плинтуса и насовсем.
   Здесь я насторожился и прислушался. На самой грани слышимости и восприятия, донесся некий шум и шел он из глубины складского помещения. Пожалуй, нужно закругляться и отступать. Не зря надо думать черный копатель прислушивался. Охрана здесь точно есть. А посему, пора срочно закругляться, никто меня сюда не звал, не мое это место. Полюбопытствовал и ладно... будь доволен.
   Я вернулся к двери, снова набрал ту же комбинацию букв и пока дверь медленно возвращалась на свое законное место, проскользнул в коридор и шагнул в портал.
   Постояв с минуту в задумчивости, решил спокойно переварить новую информацию. Для этого не грех чуток расслабиться на природе. Тем более что собачья конура избушки искателей стояла в очень любопытном, красивом и диком месте. А раз так, то, проверив содержимое рюкзачка, шагнул в хижину. Затем, сильно пригнувшись, вывалился через дверь наружу.
   Оглядев окрестности, отметил, что небольшой ручей, протекающий рядом с домом, чуть ниже по склону впадает в бурную речку с кристально чистой водой и заросшими кустарником берегами. Речка маленькая, но, безусловно, не безжизненная. И я, перепрыгивая с камня на камень, побежал по склону вниз.
   Остановившись на берегу реки, присел на прогретый полуденным солнцем валун и хозяйским глазом окинул участок потока метров на пятьдесят вверх и на сто вниз. Вверху, совсем рядом, имелся чисто символический падун, разделенный гранитной скалой на две части. Оба рукава создавали довольно глубокие бочаги с едва заметными водоворотами. Очень перспективное, крепкое место.
   После падуна, сразу за маленьким раскатом, начинался классический каменистый перекат, конец которого скрывался за поворотом. Здесь, на стремнине, торчали несколько любопытных голышей, за которыми обязаны стоять, чтобы не утомляться, неплохие образцы рыбьего поголовья. Прямо напротив, на мелководье, под нависшими кустами противоположного берега, кучковалась маленькая стайка мелюзги. Ее было хорошо видно в прозрачной воде реки на фоне белого, видимо кварцевого песка. И это был малек форели размером не больше ладошки - отличный корм для более солидных экземпляров.
   В общем, диспозиция на реке понятна и план вылова рыбки на обед определился. Я стянул со спины рюкзачок, вынул проверенный в боях и походах спиннинг, после короткого размышления прицепил маленькую блесенку, поднялся на ноги и направился к падуну.
   Встал на галечной отмели и мастерским броском метнул наживку сначала в дальний омут. Провел в полводы искусственную приманку в бочаге совсем немного. Удар. Есть. Судя по сопротивлению и рывкам, веса в добыче не больше килограмма, что для форели, а кроме нее здесь и быть то никого другого не может, весьма неплохо.
   Вытащив рыбку на галечник, прихлопнул ее рукой и осмотрел. Типичная пеструшка. Вся покрыта красными, черными и белыми крапинками. Спинка буровато-зеленая, бока желтые, плавники желтовато-серые. Отличный экземпляр около килограмма весом.
   Вынул крючок, отпихнул ногой тушку подальше от воды и после короткого замаха метнул блесенку второй раз. На этот раз целил во второй, ближайший ко мне омуток. Аналогичная проводка в полводы. Есть. Судя по натяжению лески и упертости, это рыбка-близнец. И через минуту рядом с первой лежала и вторая форель пеструшка. Аллес. Рыбалка окончена. Быстро и эффективно.
   Как рыбак высокой квалификации, я знал, что в этом месте реки, с вероятностью почти сто процентов выловил весь крупняк. За камнями на перекате должны стоять еще несколько штук, но по весу они вряд ли дотягивали до четырехсот грамм. Так что пусть подрастут, а кто-то из них и займет, освободившееся свято место, которое, как известно, пусто не бывает.
   Теперь можно развести костер и употребить улов с пользой, то есть внутрижелудочно. Насвистывая нечто бравурное и неопределенное, я почистил форелек, выкинув головы и перья. В отличие от семги много навара они не дают, костлявы дюже. Затем выложил из рюкзака кое-какие ингредиенты и НЗ. Разложил все рядком и задумался. Из того что имелось, хотелось сотворить нечто и я, махнув рукой, приступил к приготовлению.
   Развел костер, нарезал шпик очень тонкими дольками, на дно котелка плеснул маслица и выложил стенки беконом. Рыбу посолил, поперчил внутри, положить в живот ломтик шпика. Затем просыпал пахучими травками внутри и отдельно снаружи. Причем, к выбору специй подошел творчески.
   Когда я в последний раз посетил храм Сосны, Голубая устрица, после бурной встречи, поцелуев и объятий торжественно вручила мне в мешочках набор специй личного приготовления. В основном это были смеси тонко подобранные настоящей мастерицей. Так что прежде чем использовать приправу, я, закрыв глаза, при помощи носа отобрал из двух десятков вариантов два набора, как наиболее подходящие в данном случае и обеспечивающие оптимальный букет. Осуществив предварительную подготовку, закрыл котелок крышкой, дождался пока костер прогорит и стал запекать над несильным огнем. На все про все потребовалось минут двадцать.
   После этого осторожно поставил котелок в сторонку, снял крышку, понюхал... и меня аж заколдобило, а слюна хлынула в рот неудержимым потоком Богучанской ГЭС. Гулко сглотнув, выложил на крышку первый кусок и приступил к дегустации. Через пять минут решил - это хорошо. И со вкусом, и с расстановкой схарчил до последней крошки все что приготовил, выскоблив даже стенки котелка и оставив не съеденными лишь кости скелета.
   Положив основной котелок отмокать на мелководье, черпанул водицы для чая в маленькую емкость, повесил над костром, подбросил дров и задумался.
   Получается так, что последний из могикан ордена Искателей привел меня в "место постоянного хранения" случайно. При этом лишний раз, на личном примере показав, что люди ничем не хуже крыс. Такие же проныры, также могут, если очень хочется, пролезть в игольное ушко и проникнуть туда, куда всем остальным путь заказан. Но это так, лирика...
   А вывод из всего можно сделать вполне определенный. Данные подземные помещения есть накопители, куда поступает продукция после переработки промышленных отходов. Плазмотроны, один из которых я видел в свое время, сжигают мусор или что там еще, разделяя массу на элементарные составляющие. Плазма, она и в Африке плазма. В ней сгорит что угодно.
   После переработки сепарированные "хвосты" складируются под землей. На один такой склад с осмием я сподобился проникнуть и лицезреть труднопредставимые по земным меркам богатства. Из сего следует, что где-то под землей сложены в не мерянном количестве прочие платиноиды - иридий, палладий... Да я оказывается очень богатый человек в галактическом масштабе! Шутка.
   Здесь я на полном автомате, не прерывая размышлений, снял котелок с кипящей водой, заварил чай и поставил в сторонку настаиваться.
   Ну, а если по серьезному, то думаю все было так. Возьмем к примеру Землю третьего тысячелетия. Ясно же, что через двадцать, тридцать лет люди начнут рвать друг другу глотки из-за глотка чистой воды, кусочка хлеба, неотравленного воздуха... Так вот, именно в такой момент явится Высший разум... и оставит на Земле, как уже бывало, от каждой твари по паре. А всех остальных прямиком на помойку или в утилизатор плазмотрона.
   Я тяжело вздохнул, достал из рюкзака эмалированную кружку и наполнил ее духовитым оолонгом. Вдохнул аромат, многозначительно подул на кипяток и сделал маленький глоток, продолжая размышлять над проблемой...
   Затем Высшие силы соскребут веником всю человеческую промышленность, жилища и прочие технологические изыски в кучки и, как собачье дерьмо в песочнице для детей, закопают поглубже. А в отравленные моря и океаны, где плазмотронам работать вроде как не с руки, запустят специальные биологические объекты и те приступят к абсорбции и сепарации всяческих загрязнений. И продолжаться это будет долго. Тысячи и тысячи лет.
   Отсюда следует вывод - Новый Мир планета на реконструкции! Если я попробую внедрить здесь тот тихий ужас, что наворотили на Земле на благо "золотого миллиарда" тупые, но упорные, прогрессоры или хитроумные, себе на уме, цивилизаторы, то меня мои наставники кукловоды с удовольствием разотрут на атомы, прямиком направив на перековку... в плазмотрон. Или разберут на молекулы у Лесных... в их биореакторе. И это будет правильно! А посему - умнее надо быть и не надо повторять земных ошибок.
   И похоже пора уже избавляться от железа в личном снаряжении. Титан это, конечно, очень мило и современно, но паутинка и керамика - вот наше всё! Как только выдастся свободная минутка, обязательно займусь разработкой нового оружия и экипировки.
   Я с сожалением погладил на животе свою титановую шкурку. Как-то уже привык я к ней, можно сказать сроднился, жалко мне ее до слез...
   Не спеша допил крепкий чай, посидел несколько минут, без всяких мыслей наблюдая за мягким падением струй водяного потока в водопаде падуна, и приступил к сборам. О-хо-хо, перерыв на обед закончен, а покой нам, как известно, только снится.
   Поднявшись по склону, в последний раз оглянулся и подумал, что предгорья это все-таки не мое место для отдыха. Прожить можно, но... через силу, со скрипом. Биологическое разнообразие здесь хромает на обе ноги, а сие не вдохновляет на житейские подвиги и расслабуху. И чего люди лезут в горы? Не понимаю.
   Открыл дверь избушки, вошел и шагнул в портал.
  
   Утром после легкого завтрака решил, что можно и посетить Лесных. Вопросов накопилось масса, да и заказ, считай, выполнен на все сто.
   Шагнул из портала на постамент храма в джунглях, спрыгнул на пол и, походя, щелкнул по бронзовому блюду. Оно отозвалось громко, но в меру и по-деловому. Подхватил с полки игрушку транслятора и, ругаясь на лесном языке, чтобы размять пальцы, направился к выходу.
   На дворе отметил, что череп на колу уже местами побелел костями, потеряв органику мягких тканей. Личинки мух они такие, им только дай гнильем поживиться! Живенько оприходуют тухлятину. Так что еще неделька, другая и можно переносить экспонат на витрину в храм. И еще, похоже, у храма появился уборщик. Двор выглядел почти чистым. Осталось прибрать лишь в дальнем углу. Интересно кто это.
   Высунув за ворота свой чувствительный ко всяким пакостям нос, отметил, что угрозы жизни отсутствуют. Точнее их нет рядом с тропой. А легкий озноб, как в промозглую погоду, все-таки есть. Но это нормально, территория не моя и джунгли лишний раз напоминают, что ушки требуется держать торчком. А раз так, то двинулся в глубь леса мягким скользящим шагом дикой кошки.
   Факт отсутствия угроз подтвердился чуть дальше по тропе, когда обнаружилась пропажа двух рамок с тонкой паутинкой. Сгинула ловушка - разминировали Лесные! Снизошли-таки к моей просьбе. Похвально. Похвально.
   Далее до самого поселка прошел без приключений и, выглянув из кустов, принял во внимание, что на кострище разведен костер и вроде бы что-то булькает в котелке. Это радует.
   Рядом с костром, склонив головы, на коленях стояли две женщины туземки. Видимо, как услышали гонг, упали на колени, так и остались стоять до сего момента. Я попробовал отыскать еще кого-либо живого, но других людей поблизости не было. Ха, никак Лесные расстарались и сделали урезанный оргнабор среди местного населения. Причем, учли мои предпочтения... в плане женского, а не мужского пола. Посмотрим-ка поближе на вольнонаемный контингент.
   Я выдвинулся на поляну, подошел к костру и тихо приказал.
   - Встать. - Девиц как подбросило с колен, но головы, что та, что другая, не подняли. Поэтому еще раз скомандовал. - Смотреть на меня, - и заглянул в испуганные глаза.
   В общем, обе выглядели однояйцовыми близнецами и мордашки имели премиленькие. Глаза большие испуганные, но блудливые. Фигурки крепкие. Вот только с росточком подкачали - примерно мне по грудь. Но тут уж ничего не поделаешь, за все время пока находился среди туземцев, я не видел ни одного великана. Одеты девочки тоже одинаково - в серый, вроде как хлопковый саронг до пояса. Прически простые - черная копна волос заколота на макушке двумя деревянными палочками.
   Я не удержался и на уровне основного инстинкта пропутешествовал кончиками пальцев по одной красотке, начиная от щеки через шею и плечо, закончив мягкой спиралью, обведя вокруг крепкой, еще молодой груди. Это действие произвело должный эффект. Испуг из глаз очаровницы испарился, а появились веселые и довольные искорки. То-то же, я вам можно сказать - отец родной. Меня нужно лелеять и любить. И рявкнул, как старшина на плацу.
   - Имя. - Девчонка четко отбарабанила.
   - Вунисеалама. - Я покатал имячко на языке, споткнулся и сообщил.
   - Забудь. С этого дня ты Вуни, - повернулся и ткнул пальцем в близняшку. - А твое?
   - Паутокари. - Я ухмыльнулся. Та же дурь.
   - А теперь тебя будут звать Пау, - строго оглядел контингент и поинтересовался. - Все ясно? - Девицы дружно закивали. А раз так, то показал взглядом сначала на котелок над костром, затем кивнул в сторону стола, недвусмысленно указывая, что не худо было бы и подкрепиться. И, не выходя из роли упертого солдафона, гаркнул. - Бегом!
   Новые адепты лесного филиала храма Богов Света и Тьмы рванули, как на стометровке, с низкого старта. Замельтешили по поляне и через минуту, другую как по волшебству на столе появились мисочки с фруктами, тарелочки с ягодами и большая плошка, исходящая парком, с варевом неопределенного свойства, но по внешнему виду богатое различными ингредиентами.
   Я достал свою большую ложку и на самом кончике попробовал для начала чуть-чуть. Хм, слегка непривычно, островато и весьма пахуче, но экзотично и есть можно... И зачерпанул полной мерой.
   В определенных эстетствующих кругах это называется скромно - заморить червячка. Ну, а я, как и положено аватаре настоящей божественной сущности, в один момент смел со стола все съестное. Отвалился, отдуваясь, и прокомментировал - хорошо.
   Но сразу же насторожился, что-то в организме было не так. Я сосредоточился и приступил к экспресс анализу. Сразу выяснилось, - не сказать, чтобы полноводной рекой, но вполне ощутимо, в организм вливалось аномально много тестостерона. Неужели опять отравили? Впрочем, как говорил кто-то из японцев, не следует городить сущности... Скорее всего это мои милые адептки так проявляют свой естественный интерес и рассчитывают на некие более теплые отношения. Вон на островах, туземки музыку играли очень специфическую и сексуальную, а мои девочки тоже применяют то, что умеют, какие-то травки возбуждающие подмешали в еду. И спрашивается, чем они хуже женщин, делающих макияж, похожий на штукатурку наподобие аляповатой раскраски коверных клоунов. Или, щеголяющие в туфельках с высоким каблуком, которые по последствиям ношения, практически ничем не отличаются от "испанского сапога" средневековой инквизиции. Или, и это уж совсем полный отстой и деградация, делающие себе ядреные сиськи и попки из силикона. И те, и другие, и третьи хотят, как лучше, но всё происходит неосознанно, на уровне основного инстинкта. Ну и я, в конце-то концов, не зверь ведь какой, а объект приложения сил. Вполне могу понять и соответствовать.
   Посему поднялся из-за стола, могутно расправил плечи и вкрадчивой походкой прожженного сатира направился к большой хижине. Осторожно заглянул с порога. Посмотрел вверх - подвесного потолка не было. Очень хорошо. Оглядел помещение. Кроме драной циновки на полу в доме пусто. Это скверно. Вздохнул с огорчением, но спецназ не отступает, посему повернулся и махнул рукой девицам заходить.
   А дальше все произошло в лучших традициях кодекса строителя коммунизма и в строгом соответствии с памяткой генералиссимуса Суворова солдатам-новобранцам. Из крупного калибра, настильный огневой налет, попеременно с тыла и с фронта, в положении вперед прогнувшись и назад откинувшись, четырьмя залпами по двум целям. Причем, последний выстрел, отнюдь не холостой, а просто для закрепления эффекта и окончательного разгрома противника. Статус Белого - он такой, он обязывает... заодно и андрогены пришли в норму.
   Чуть-чуть уставший, но довольный, покинул помещение. Достал из рюкзачка маленький котелок и, демонстрируя новым жрицам, что и как надо делать, сходил к ручью за водой и повесил емкость над костром. Ученицы наблюдали за представлением слегка растрепанные, но веселые.
   После этого снова вернулся к столу и заскучал. Пора бы уже и Лесным объявиться. В то, что они не слышали мой набат по бронзовому блюду, верилось с трудом. Точнее, не верилось совсем.
   Через десять минут, продолжая показывать последовательность технологических операций по приготовлению божественного пития, бросил в котелок заварку с красным чаем, снова сел и пригорюнился, рассеяно наблюдая за активными перемещениями девочек. Они занимались благоустройством лагеря. И это правильно.
   Когда созрел момент, перенес от костра котелок, поставил на стол и совсем уж было собрался наполнить эмалированную кружку под ободок ароматным напитком, когда произошло явление Христа народу - появился Кра или кто там его замещающий на данный момент.
   Как всегда, летун оказался одет в стильный паучий костюмчик и с многозарядным арбалетом за спиной. Подойдя к столу, первым делом сунул нос в котелок с заваркой. И замер соляным столбом. Такое поведение, как я уже успел разобраться, означало, что пошел процесс размышлений и анализа органических компонент напитка. Наконец, Лесной пришел к какому-то выводу и устроился на пандусе в своей стандартной позе кузнечика... Или саранчи?
   Я нацепил на руку транслятор и прощелкал.
   - Здравствуй Кра. - Лесной тупо на меня смотрел не меньше минуты и лишь потом проскрипел.
   - Меня зовут Траки.
   Если честно, никакой разницы во внешнем облике этого и того, с которым уже встречался, я не заметил. Ни в чем. Но что-то подсказывало, а также имел место некий эмоциональный посыл, что в иерархии Лесных, Траки стоял гораздо выше моего старого знакомца Кра. А раз так, то мои акции растут как на дрожжах.
   Прокашлявшись, что при разговоре через транслятор выглядело странноватым и лишним, я начал манипулировать игрушкой. Щелчками, скрипом, писком деревянной игрушки сообщил Траки о благополучном завершении акции относительно Черных копателей, перечислив количество трупов и описав места, где пришлось убивать и оставлять эти трупы без захоронения. Лесной воспринял информацию молча.
   Затем стал излагать свое видение проблем и начал, как водится, издалека. В частности, изложил свои представления о прогрессе как таковом и его краеугольном камне - энергетике. В этой сфере предложил использовать мускульные двигатели. Пояснив, что, как известно, сократительную функцию мышцы выполняют миофибриллы - длинные нити, простирающиеся на всю длину мышечного волокна. Если создать организм с аномально высоким количеством миофибрилл, заодно повысив активность ферментов, то может получиться очень эффективный движок. Причем, полностью на биологической основе. Естественно, мышечная работа приведет к снижению уровня креатинфосфата, истощению гликогена и прочих слагаемых мышц, но если задаться целью, то все можно оптимизировать... Например, увеличить объемы митохондрий - энергетических станций клетки, или по максимуму накопить креатинфосфат - вещество ответственное за энергообеспечение мышечной деятельности, или повысить эффективность молекулы миозина с ее аденозинтрифосфатом (АТФ). Но главное - увеличение количества и поперечного сечения миофибрилл...
   Здесь я впервые почувствовал, что что-то не так. Но меня уже понесло и заклинило и я, плюнув на все условности, продолжил излагать свое видение проблемы, буквально насилуя игрушку транслятора научными терминами, добавляя в рассказ краски, как в эмоциональном, так и ментальном плане, а также, давая пояснения нормальным человеческим голосом и мимикой.
   А именно, мускульный двигатель должен базироваться на миозине с максимальной скоростью расщепления АТФ. Предлагаю использовать в качестве основного процесса восстановление АТФ из адезиндифосфата при участии креатинфосфата. Кроме того, учитывая, что сократительная активность гладких мышц управляется в основном фосфорилированием и дефосфорилированием легких цепей миозина, не худо бы привлечь по полной программе специальные белки кальдесмон и кальпонин. И хотя для достижения пика напряжения мышечному волокну требуется вроде как пятьдесят миллисекунд, тут тоже возможна корректировка в меньшую сторону...
   На этом месте я споткнулся. Можно даже сказать более образно, - грохнулся на землю из заоблачных высоконаучных сфер прямо лицом в грязь, поскольку на эмоциональном уровне понял, что Траки смеется. Точнее, если соотнести его поведение с человеческим, он натурально ржет над моими потугами сделать технологический биологический прорыв в энергетике и двигателестроении. Обидно, но пришлось заткнуться.
   А Траки, тем временем проскрипел
   - Стоп, - поднял руку и повернул ладошку вверх, видимо, посылая кому-то сигнал. Затем разразился сентенцией типа, - Все новое - это хорошо забытые старое, - и прибавил в том же духе, что прежде чем изобретать велосипед, неплохо бы, зайти на склад старых вещей и осмотреться.
   Конечно, в своей речи Лесной не использовал термин "велосипед" и прочие цитаты. Вместо велосипед он говорил, нечто вроде - дельтаплан, но переводчик, который сидел в моей голове, имел высокую квалификацию и максимально точно адаптировал все, как к земным понятиям вообще, так и к тому, что мне лично знакомо. Что же касается "склада старых вещей", то такой подход мне был понятен и знаком, и даже чем-то импонировал, вызывая ностальгические воспоминания. Сам я в свое время не мало времени провел в патентной библиотеке и очень хорошо себе представлял - насколько необъятна и изощренна область уже открытого и предложенного к использованию. Поэтому не стал упорствовать технологических изысках и плавно перешел на геополитику.
   Здесь я изложил свое видение политического устройства государств данного региона и свои территориальные притязания. В частности, сообщил, что собираюсь оставить страну Калков под тесным присмотром со стороны Лесных. Со своей стороны, лишь отслеживая и безжалостно пресекая всяческие попытки трехглазых подмять эту местность под себя. Сосредоточусь же я в своей деятельности на территории предгорий от Большой реки на север до Дальнего пограничья. С единственной целью - буду увеличивать биологический потенциал сего района. А для этого возьму в оборот все малопродуктивные неудобья и болота, а также попробую осуществить цивилизационный и биологический прорыв на сотни километров в пустыню, применяя новые методы орошения, транспортировки грузов и организации труда. Например, собираюсь активно выращивать на болотистой местности бальзу, тем самым убивая сразу двух зайцев. Облагораживая почву и получая первоклассный строительный материал. В этой связи, возможно, придется занять под бальзовые плантации небольшой участок страны Калков рядом с Большой рекой.
   После этого сообщил о том, как собираюсь внедрять новые материалы и технологии на базе паутинки и паучьего суперклея. Основная цель здесь - по максимуму заменить металлы на керамику и органические композиты. Те предварительные эксперименты, что я уже провел со смесями паучьих жидкостей, дали хорошие результаты и открыли просто ослепительные перспективы. Тем более, что мне хорошо известна человеческая порода. Пока людей мало, им достаточно того металла что есть, но с некоторого момента, они начнут хапать сверх всякой меры. Будут давиться от несварения, но жрать от пуза и подгребать под себя. Начнут рыть карьеры и шахты, добывать руду, плавить бронзу и железо, отравляя атмосферу и все что рядом... И планета сначала медленно, но верно, а затем с ускорением покатится к новому глобальному катаклизму.
   В этом месте Траки посмотрел на меня с уважением и лишь скептически, оценивая громадьё планов, непроизвольно подергал задними ножками. На словах же сообщил, что дело задумано хорошее, и я найду в лице Лесных надежных партнеров, но... и тут я снова увидел шевеление его задних ног. Затем он через короткое время снова поднял руку ладонью вверх.
   Далее Траки взял слово, попросив меня немного подождать, и сообщил, что они - Лесные, очень довольны моей работой по ордену Искателей. Такие же бандиты сохранилось лишь на южных рубежах. Весьма не близко. У некоторых тамошних племен на базе безнаказанности сформировался совершенно сволочной менталитет и людишки абсолютно не понимают хорошего обращения, принимая его за проявление слабости. Но пока время терпит и надо собрать дополнительную информацию по этим уродам.
   Совершенно случайно на ум пришли аналогии с отмороженными горными племенами, ведущими свою родословную от снежного человека, и с распространенной практикой продвинутого равнинного народа вправлять им мозги, но оставлять после вроде как адекватного наказания, каждой твари по паре. Я, конечно, не Высший разум и поступаю, может несколько прямолинейно, но мое кредо - рубить под корень и поголовно, чтобы и духу не оставалось от порченых генов. Короче, если я правильно понял Траки, есть еще места в Новом Мире, где можно порезвиться киллеру с пользой для дела... Это радует.
   Упс, из кустов со стороны реки на поляну вышел еще один Лесной, нагруженный вещами. Он подошел к столу и выложил на него большой сверток или точнее, нечто вроде пузатого кожаного ранца с лямками, и рулон уже знакомого мне органического папируса. Развернув рулон, который оказался в длину почти под два метра, Лесной молча повернулся и отправился обратно. На папирусе имелось изображение участка местности. Нечто вроде ортофотоплана. Как я далеко не сразу понял, местность на карте включала дорогу от реки Чайна до города Пого.
   Траки, после минутного разглядывания ортофотоплана, ткнул пальцем в двух местах, указывая на деревушки рядом с трактом. Покопавшись в памяти, я вспомнил эти места и сами покинутые деревни, а также особо выдающиеся палисадники у покинутых домов и уникальное разноцветье, которое там произрастало. Траки же проинформировал меня, что в этих двух населенных пунктах, будут открыты спецкурсы по повышению квалификации и переподготовке кадров. Одна деревня будет специализироваться на консультациях и подготовке специалистов по выращиванию пищевых продуктов, другая займется техническими культурами и все что связано с ними. Я с пониманием покивал. Продублировав кивки, скрипом транслятора. - Как же, как же, - кадры решают все! Это же классика жанра.
   Лесной юмора не понял, взял в руки ранец и вынул из него четыре разноцветных овальных контейнера. Внешне же они больше всего походили на страусиные яйца с приличной дыркой вдоль оси или на яйцевидные торы с полупрозрачной мягкой оболочкой. Взяв в руки один овал, Траки покрутил его, показывая со всех сторон, и прокомментировал.
   - А это тот самый велосипед, о котором ты Панкрат тут так долго и пылко вещал вначале. Вот этот синенький контейнер содержит мощные кальдесмонные мускулы. Тот желтоватый - быстрые креатинфосфатные, - и ткнул пальцем в желтое яйцо. - Остальные, обычные пищевые, но разные по вкусу. Все они, а особо силовые, способны расти, потребляя любую органику, начиная с низинного торфа и заканчивая сухими деревянными опилками.
   Я слушал Лесного с открытым ртом и непроизвольно, сильно озадаченный, почесал в затылке. Траки вроде как усмехнулся, наблюдая за мной, и продолжил.
   - Всего в каждом контейнере около ста личинок. Среди них лишь одна маточная, - и ткнул пальцем в черноватого червячка, резко выделяющегося среди прочих. - Личинки в контейнерах можно хранить в сухом месте несколько лет. Если требуется получить мускульный продукт, то нужно личинки аккуратно вынуть, разложить по отдельным ящикам, засыпать органикой и смочить водой. Через полгода мускулы при постоянном кормлении приобретут товарный вид. Пищевые виды можно сразу потреблять в вареном и жареном виде. Они очень вкусны и питательны. В принципе, разделение на пищевые и силовые достаточно условно. Силовые тоже съедобны, но для физической работы они требуют к себе особого внимания и недельной тренировки. То есть, сначала их надо погонять на холостых оборотах в процессе обучения, задав им практически предельные физические нагрузки.
   Здесь я решил прервать Лесного, так как имелся у меня один очень меня волнующий вопрос. Поэтому вытянул обе руки ладонями вперед, направляя слабый посыл с просьбой о вопросе. Траки замолчал и приготовился выслушать. Я же поделился с ним своими опасениями, сообщив, что на Земле тоже есть генно-модифицированные продукты, но их внедрение привело к тому, что, к примеру, исчезла популяция рыжих и черных тараканов. Вроде бы и Бог с ними паразитами, но эти приживалы существовали рядом с людьми испокон веков. Причем, твари одно время казались абсолютно невыводимыми. С гарантией их можно было уничтожить только в отдельно взятом помещении, если морозной зимой перестать топить и настежь отворить все окна и двери... Это я к тому, что мускульные пищевые продукты вещь новая и не окажутся ли дальние последствия их потребления весьма неприятными. Ведь, именно из-за потребления с людьми одной и той же еды, содержащей ГМО продукты и перестали существовать на белом свете тараканы. И как мне представляется, это проявление одного общего социо-биологического закона. Нечто похожее наблюдается, когда из-за модификации (отравления) духовной пищи, уходят в небытие целые народы - русские, немцы... женщины перестают рожать достаточное количество детей и популяция исчезает. Хотя другие виды, генерирующие и потребляющие вроде тоже самое духовное дерьмо, процветают и бурно размножаются...
   Кажется, Лесной улыбнулся и после короткого размышления задвинул мне следующий тезис. Вот, к примеру, чтобы сделать дом на Земле есть ГОСТы, СНиПЫ, ОСТы и прочие специальные инструкции. Вроде, зачем они нужны? Дом можно построить и так - на глазок, тяп-ляп. Но через некоторое время он рухнет или не выдержит землетрясения. В стандартах же накоплены светлые мысли и опыт поколений. Они позволяют обойти стороной все те подводные камни, которые встречались при строительстве домов ранее. Поэтому и в социо-биологическом плане нельзя отказываться от наследия предков.
   Мускул, опять-таки тот же дом, на его создание есть общепринятые требования. Они проверены и "испытаны" на многих поколениях потребителей. Я благодарно ему улыбнулся за разъяснение, а Траки продолжил пояснения.
   - Управляются мускулы с помощью слабых электрических импульсов через актиновые нити, - он снова залез в ранец, вынул из него и показал моток вроде бы тонкой веревки, добавив на словах. - Для этого их подсоединяют к активной части актина, другая часть которого подключается к управлению. Если нужно законсервировать мускул на срок более десяти дней, то актиновую нить требуется отключать. Работает мускул очень надежно. Через определенный срок, который зависит от нагрузки и выполненной работы, он требует восстановления и питания. Его надо покормить. Если кормить высокоэнергетичным продуктом, то на восстановление хватает одного дня. Если скармливать все что только окажется под рукой, то несколько дней. Обычно в процессе работы мускулы просто меняют, устанавливая каждый раз свежий. Как они размножаются, разберешься сам. Ничего хитрого. Результат пищеварения у мускулов - исключительное по качеству, сбалансированное по минеральному составу удобрение. Эффективность его крайне высока.
   - Теперь о клее. - Лесной опять залез в ранец и вынул чуть длинноватый бочонок примерно четырехлитрового объема. Указав на него рукой, сообщил. - Эту жидкость надо развести водой один к одному и то, что получится можно использовать для получения очень прочного квазилатекса. - Затем снова покопался в ранце и извлек два кусочка прозрачной пленки. Передал их мне и продолжил. - Чтобы нормально работать с клеем нужно сделать из квазирезины перчатки. Желательно до самых локтей. Ведь, если маленькая капелька клея попадет на незащищенную кожу, то одеревенеет не просто локальный участок, а может превратиться в камень целый палец. Так что работать надо в спецкостюмах и очень осторожно. Другое важное свойство жидкости то, что друг с другом покрытия на ее основе взаимодействуют фактически без трения и, если, к примеру, смазать ступицы колес, то они не потребуют смазки очень долгое время, - и кивнул мне, предложив проверить это утверждение на практике. Я потер куски пластика друг о друга... однако, и чуть растянул один из них... ну надо же! Натуральная резина высочайшего качества.
   И тут Траки меня удивил, он цапнул мой котелок с уже остывшим чаем и присосался к нему по полной программе, как минимум, ополовинив емкость. Я тоже чувствовал жажду, посему забрал у него остатки и употребил их внутрь, высосав котелок насухо. Ха, вот что значит настоящая китайская чайная церемония. Она сближает даже такие разные цивилизации...
   Помолчав несколько минут, наслаждаясь красным оолонгом, Траки снова полез в ранец и достал оттуда мешочек. Из него он извлек хорошо мне знакомое семя бальзового дерева. А на словах проинформировал.
   - На территории предгорий к северу за Большой рекой климат слишком сухой и холодный. Потому обычная бальза будет расти плохо. И ты Панкрат напрасно собирал семена с расчетом использовать их в любом другом месте кроме джунглей. Но вот эти, - и он покрутил в руке черное семечко, - вполне подойдут для северных регионов. И последнее. В прошлый раз Кра обещал решить проблему с бумагой. Вот здесь одно из возможных решений. - Он, видимо в последний раз, залез в свой ранец и извлек с самого дна розовый ящичек.
   Это было настоящее произведение искусства. Зализанные углы, приятный цвет, строгость пропорций. Он положил емкость на стол и снял крышку. Внутри имелось пять отделений. Одно основное, два поменьше и два вытянутой формы. В основном квадратном, находился сероватый шар по размеру крупного яблока и четыре красивых, но страшноватых шершня по углам. Они не шевелились и придерживали шар передними лапками. В квадратном отделе поменьше, поделенном на две неравные части, под общей крышечкой обретались какие-то личинки, очень похожие на крупных красных опарышей и сложенный в несколько слоев желтый лист то ли бумаги, то ли пластика. Второе квадратное отделение, также поделенное перегородкой на три части, опять-таки с крышечками, было наполнено некой серой пастой, отличающийся по разделам лишь в оттенках цвета - зеленоватом, желтоватом и красноватом. В вытянутом маленьком, лежали три разноцветных контейнера похожих на пеналы зубных щеток. В удлиненном большом, обнаружился рулон бумаги. Подцепив для начала краешек своего ортофотоплана на столе и указывая на материал, Траки сообщил.
   - Для взрослых мы делаем бумажную основу по специальной технологии. Для тебя она сейчас не интересна. - Затем подвинул розовый ящичек ко мне поближе и сказал, - а это вообще-то у нас игрушка для детей, но, думаю, для наших целей подойдет. Значит так, в двух словах, излагаю технологию производства бумаги. Во-первых, нужна каменная комната без крупных щелей с застекленным окошком, необязательно большим. Просто чтобы можно было определить дневное время - восход и заход солнца. В этой комнате требуется разместить: длинный, широкий и ровный каменный прямоугольный стол; где-то в сторонке сложить сухие стволы деревьев, желательно без коры; емкость с водой и ящик с органикой - в принципе, безразлично какой. Теперь, как делается бумага. К потолку или на стенку прикрепляется зародыш, - и Траки указал на серый фрукт. - В нем находится самка-производительница семьи бумажных ос. Зародыш в дальнейшем может вырасти до таких размеров, - и Лесной развел руки на полметра. - Чтобы осы функционировали нормально им нужна еда, - и Траки ткнул в красных личинок, продолжив. - Этих насекомых они едят. Личинки же жрут всё, любую органику, но больше всего им нравится зерно. Личинки не могут расти без специального катализатора и стимулятора, - он вынул и развернул лист желтой бумаги. - Стимулятором пропитана эта основа. Она кладется на дно ящика, где личинки растут и кормятся. Кроме того для производства бумаги нужна емкость с водой и органическая основа бумаги - опилки, сухие чурбачки, бревна и прочие деревяшки. И то, и другое перерабатывается осами в специальный бумажный субстрат. Ну и наконец, собственно производство. На ребро верхней поверхности прямоугольного ровного стола, зеленой кисточкой, - и Лесной достал из зеленоватого контейнера кисточку, - наносится линия краской соответствующего цвета. Она будет началом бумажного листа. Как только зеленая краска появляется на столе, осы начинают делать бумагу на верхней плоской поверхности. Одно насекомое вырабатывает примерно погонный метр бумаги шириной в полтора сантиметра за клепсидру. Если начальная зеленая линия длиной больше полутора сантиметров, то подключаются другие осы, выстраиваясь в ряд. Если не хватит четверых, то матка родит новых. Столько сколько нужно. Растут осы быстро. Далее. Там, где лист бумаги должен закончиться, наносится желтая краска. Красноватая краска это нейтрализатор. Осы не злые, но укус одной соответствует укусу гремучей змеи. Так что, навалившись скопом, легко закусают насмерть. Тебе-то Панкрат это не грозит, но если с ними будет работать простой смертный, он должен красной кисточкой пометить себя. Особо мазнуть в районе третьего глаза и кончики пальцев. После всего перечисленного можно получить такую бумагу, - и Лесной развернул образцовый рулончик. Он оказался многоцветным и Траки пояснил. - Разница в качестве и цвете связана с разной деревянной основой, - и ткнув пальцем, добавил. - Это сосна. А это ёлка, кедр, бальза, осина...
   Пока Траки рассказывал, я непроизвольно прикинул производительность данной технологии и остался доволен. Даже одно осиное гнездо, вырабатывая двадцать квадратных метров высококлассной бумаги за световой день, могло обеспечить мои начальные потребности. В принципе, на базе этого эффективного и экологически чистого процесса вполне можно организовать мощную бумажную промышленность. Отличный получится бизнес, но это позже. Еще бы решить вопрос с полиграфией... но не все сразу. Лесной же, тем временем, надолго замолчал, но, наконец, встрепенулся и закончил словами.
   - Вот и все. В дальнейшем по всем вопросам эксплуатации, лечения и прочим биологическим нюансам можно обращаться в специализированные консультации, - и опять ткнул пальцем в ортофотоплан, указав на две деревушки. - Ну, а если потребуется принятие стратегических решений или просто с чашечкой чая за жизнь поговорить, то милости просим...
   Затем тщательно сложил все биологические изыски в ранец и широким жестом пододвинул его ко мне. Дескать, пользуйся. Я все еще в легком остолбенении принял подарок. Лесной правильно оценил мое текущее состояние, которое можно охарактеризовать, как информационный шок, и решил, что на сегодня пора закругляться. Посему сполз с пандуса и, не прощаясь, направился в сторону реки и кустов. Финита.
   Я скатал в рулон карту, убрал котелок, закинул за спину ранец, криво улыбнулся на прощание жрицам, которые все время пока шли переговоры высоких сторон, прятались в хижине и лишь подсматривали в щелочку в стене. Затем в глубокой задумчивости направился к храму. М-да, с Лесными не заскучаешь. Попал, что называется, под крыло чужой цивилизации...
   Шагнув практически без остановки в Белую башню, решил посидеть и подумать. Выложил на стол из ранца артефакты и устроился в кресле на колесиках.
   Рассматривая предметы на столе, подумал, что вот передо мной четыре типичных технологических прорыва. За любой из них на Земле можно получить немереное количество золота. Причем, не по надуманному поводу и разрекламированному пустому делу, а сие есть реальная и великая польза для всего человечества! И это учитывая даже то, что любые инновации на Земле приживаются с горючими слезами, великим потом и кровью.
   Теперь хотелось бы спросить и чего писателей-фантастов так тянет на скафандры, бластеры, звездные дредноуты и прочие глупости всякие? Причем, никому из простого народа от этих звездных войн ни холодно, ни жарко. А чаще всего, эти околонаучные фантаст-изыски совершенно спокойно, как будто так и надо, сосуществуют рядышком: с законченными алкашами в барах; безграничной помойкой сразу за окружной дорогой; вонючим отстойником под носом и голодными беспризорными детьми на развалинах окраин... Или это просто - отрыжка и звериный оскал капитализма! Тьфу, что-то меня в очередной раз не туда. Ну их в баню, извращенцев.
   Я взял в руки яйцевидный контейнер, покрутил перед глазами и подумал, это есть ни что иное, как реальная возможность накормить мясом всех и каждого. Настоящая революция в мясном животноводстве. Как минимум, десятикратное повышение производительности труда.
   Затем покачал туда-сюда бочонок с основой для латекса. Судя по бульканью, емкость полна почти под ободок и это, хоть и подарок, но тоже натуральный прорыв. Кто откажется от идеальной смазки без масел и прочих ядовитых присадок в них входящих? Очевидно никто.
   Подхватил и положил на ладонь черноватый плод бальзы - губительницы болот. Ха, я еще не делал детальную аэросъемку региона, но и того что видел из космоса достаточно, чтобы оценить общие площади махровых и непроходимых болот во многие и многие тысячи гектаров. Есть где разгуляться.
   После этого взял в руки розовую коробку, приоткрыл крышку и решил, что в ближайшее время займусь деньгами. Благо материал для них вот он. И такая отрасль экономики как Бумпром, считай в ближайшее время рванет вперед с бешеным ускорением.
   Но все эти вещи, прежде чем выбросить на рынок, надо обязательно оценить в денежных единицах, что весьма непросто. Ведь деньги в первую очередь оценивают затраты живого труда или его же, но овеществлённого в орудиях. Они же являются способом измерения объёма материальных ресурсов. В этой связи, следует не ошибиться с оценкой и помнить, что например вся земная материальная составляющая, представленная в деньгах, составляет лишь пять процентов от общей денежной массы на Земле. То есть на Земле 95% денег - это фуфло, звенящая пустота! Некая виртуальная субстанция, придуманная и нарисованная мошенниками - биржевиками и ростовщиками. Это надо же, какая куча народа занимается тем, что переливает из пустого в порожнее. Причем, чувствует себя при этом процессе очень комфортно, деньги получает за неизвестно что - немереные, покупая на них реальные вещи, и, естественно, пьет и жрет в три горла вполне конкретные, пусть иногда и "биржевые", пищевые продукты. Типичные паразиты. У меня в Новом Мире все будет по-другому. А именно: биржевиков - на кол, ростовщиков - на плаху, владельцев казино - четвертовать! Тьфу, опять я отвлекся...
   Поскольку они, то есть новые вещи, во многом монопольные товары, то и деньги я за них потребую свои, имперские. И назову я новую денежную единицу - эко. В добавок ко всему, у моих денег будет еще одна наиважнейшая функция - прививать человечеству ЭКОлогический инстинкт.
   И нужно срочно наращивать сеть торговых точек - магазинов, супермакетов... Или мест, где можно будет продать модернизированные старые вещи типа - керамических ножей, сковородок, кастрюль... или совершенно новые продукты - мускульное мясо, бумага...
   А имперское казначейство, пожалуй, следует разместить в Бересе. Под чутким руководством Меньо. В хорошо мне знакомой башне, где я держал одно время кратковременную оборону. На третьем этаже этого редута после ремонта поселим ос. На втором будем заниматься полиграфией и спецзащитой денег. На первом этаже можно складировать готовую продукцию.
   Да, именно так. А сейчас уже поздно, пора отправляться на Базу. Шагнув в портал, поднялся наверх, слегка перекусил и, попивая чаек, предался размышлениям. По всему выходило, что пора ставить задачу управленцам в Ошка. Но это завтра, и то, если буду внутренне готов.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"